Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гаврик Зинаида: " Волшебный Город Тайны Бродячей Таверны " - читать онлайн

Сохранить .
Волшебный город. Тайны бродячей таверны Зинаида Гаврик
        С моей жизнью что-то не так. Почему я живу с парнем, которого раньше на дух не переносила, да ещё и влюблена в него по уши? Более того, если я не выполняю его прихоти, у меня начинает жутко болеть голова…
        Разгадка оказывается неожиданной - этот гад как-то сумел меня приворожить!
        К счастью, мне удаётся ослабить чары и сбежать, прихватив загадочный золотистый жетон с его тумбочки. Жетон оказывается пропуском в волшебный город Пряниксберг, расположенный между мирами. Здесь у меня появляется шанс начать всё сначала.
        Вот только мой бывший парень готов сделать всё, чтобы меня вернуть. А его жуткий шеф всерьёз заинтересовался моими способностями…
        ГЛАВА 1
        Порой в начале дня мы даже и представить себе не можем, чем он закончится. Ко мне это относится в полной мере. Знала ли я, просыпаясь с утра, что проведу ночь за пределами своего мира в загадочной бродячей таверне с её невероятным хозяином и жизнерадостной официанткой? Вот уж нет…
        А началось всё с невероятно болезненного (но не в том смысле, в котором вы сейчас думаете) разрыва. Впрочем, не буду забегать вперёд.
        ***
        Я кралась к выходу, как пантера, мягко ступая сначала на носок, потом на пятку, и прислушиваясь к каждому звуку. Не знаю, на что рассчитывала. Стоило только взяться за ручку входной двери, как из комнаты раздался злобный окрик:
        - Куда?!
        Глубоко вздохнув, я заглянула в комнату.
        Аркаша восседал в своем здоровенном кожаном кресле (на фоне которого казался маленьким и невзрачным) и мрачно смотрел на меня. Я невольно отметила крошки и бурые пятна на его любимых засаленных трико с оттянутыми коленками, при взгляде на которые любую приличную девушку хватил бы кондратий. Опять ел за компьютерным столом, не отрываясь от игры. Клавиатура, наверное, вся липкая… а коричневые кружки от кофейной чашки видно даже отсюда. И от въевшегося и оттого ещё более отвратительного табачного запаха ком встаёт в горле.
        Внутри в который раз толкнулось какое-то глубинное недоумение. Как же так получилось? Ведь я всегда на дух не переносила нечистоплотных мужчин! А теперь живу с таким… Более того, влюблена в него по уши! Кто бы мог подумать?
        Нет, я, конечно, время от времени пыталась что-то изменить к лучшему, например, порывалась купить ему приличные домашние брюки (денег у него хватало!) или хотя бы постирать эти… Но он жёстко пресекал попытки, запрещая без разрешения прикасаться к его вещам и, как видно, свято следуя девизу: «Любишь? Терпи!»
        А я терпела. Хотя раньше совершенно точно убила бы его на месте. Порой это ужасно меня удивляло. Когда это я успела так измениться? Не помню…
        С воспоминаниями вообще творилось что-то странное. Допустим, мне никак не удавалось чётко воскресить в памяти сам момент, когда мы начали встречаться. Вроде бы сначала он мне совсем не нравился, а потом вдруг я поняла, что жить без него не могу. Но как так получилось? Причём стоило только начать вспоминать, как моё состояние резко ухудшалось.
        - Аля, какого хрена?! - процедил любимый сквозь зубы. - Куда ты собралась?
        - Алекс! - жёстко поправила я и тут же снизила тон, встретившись с его гневным взглядом, который доставлял мне в прямом смысле физическую боль. И это не фигура речи - голову прострелило так, что на секунду оглушило. Впрочем, такое в последнее время случалось часто, так что я уже почти привыкла, что возражения любимому - это ужасно больно. - Аркашенька, я записалась на собеседование. Совсем же невыносимо дома сидеть! Это даже не полноценная работа, а так, подработка. Всего пару раз в неделю…
        - Кто разрешил? - В голосе послышались визгливые нотки.
        Как всегда в таких случаях я ощутила страстное неконтролируемое желание сделать что угодно, лишь бы вернуть любимому хорошее настроение. Мысль о том, что я его расстроила, заставляла мучительно корчиться изнутри.
        - Аркаша, милый…
        - Я, кажется, ясно сказал, чтоб ты не смела выходить из дома без моего позволения! Не желаю волноваться о том, что ты уходишь фиг знает куда и там флиртуешь с другими мужиками!
        - Да там женский коллектив… - Кто бы знал, как тяжело мне было ему возражать! Каждое слово толкалось болью в висках. Бороться с собой становилось всё сложнее, но сегодня я до последнего не собиралась сдаваться.
        - Молчать! - прошипел он. - Аля, я ужасно зол!
        - Не Аля, а Алекс! - рявкнула я и тут же схватилась за голову, так как мне показалось, что вспышка боли расколола её пополам. Да что происходит?! Ведь каждый раз так! Спор-то дурацкий. Почему так плохо?
        - Голова болит? - злорадно ухмыльнулся Аркаша. Но Алей меня больше не называл. Наверное, помнил, как, отстаивая своё право на имя, я недавно упала в обморок. Но не сдалась. Хотя во всём остальном сопротивляться ему была не в силах.
        Под его взглядом мне захотелось лечь на живот и ползти к нему, умоляя о прощении и виляя хвостиком. Кстати, пару раз он требовал, чтобы я так делала. А я… делала. Хотя раньше была свято уверена, что унижаться подобным образом, - не в моём характере.
        - Болит.
        - Так тебе и надо! Ох, ты даже не представляешь, что тебе придётся сделать, чтобы вымолить моё прощение! Уверяю, когда я с тобой закончу, от гордости и самоуважения ничего не останется. Но для начала - переоденься в моё любимое розовое платье. И волосы распусти по плечам. Сколько раз говорил, чтобы не смела собирать их в косы! А эти мерзкие тряпки сними с себя и выкини в мусорку, - он брезгливо кивнул на единственный деловой костюм, невесть как оставшийся у меня от прошлой жизни. Нежно любимый, кстати. Наверное, поэтому, когда Аркаша сам лично заполнил мой гардероб ненавистными пошлыми платьицами и велел избавиться от прежней одежды, я, превозмогая жуткую головную боль, всё же каким-то образом смогла уберечь костюм, спрятав его так, чтобы не попадался на глаза.
        - Но, Аркаша… - ещё вспышка боли.
        Он медленно и тяжело поднялся с кресла. Плохо! Значит, я всерьёз его разозлила и теперь мне предстоит пройти все круги ада. Нет, руки он обычно не распускал, но заставлял меня делать такое, что потом хотелось отмыться. Фантазия у Аркаши работала на уровне, а мои унижения доставляли ему ни с чем не сравнимое наслаждение.
        - Возражаешь? - ласково и с каким-то садистским удовольствием уточнил он. - Очень хорошо. А скажи-ка мне, Ал… малышка, ведь ты любишь меня и готова ради меня на всё, да?
        - Да.
        - Сама проговори!
        - Я люблю тебя и готова ради тебя на всё, - прозвучало не так убедительно, как обычно. И, что удивительно, внутренний протест, который всегда испарялся при первом же недовольном взгляде моего парня, в этот раз не исчез до конца. Конечно, Аркаша тут же заметил неуверенность.
        - Что?! - взвизгнул он так, что аж слюна брызнула. - Неубедительно! Я не верю! Ты меня любишь?!
        - Да, конечно, да! - страстно заверила я.
        Внезапно его лицо зачерствело, и он с каким-то странным решительным выражением приказал, неотрывно сверля меня взглядом:
        - Нет. Я хочу знать правду… Скажи правду!
        - Нет. Не люблю и никогда не любила, - с искренним изумлением услышала я свой собственный голос, хотя внутри всё вопило: «Конечно, люблю! Больше жизни! Как можно сомневаться?!» - Ой, прости… не знаю, что на меня нашло!
        И ведь, главное, это «нет» прозвучало так твёрдо! Так жёстко и уверенно! Но почему?
        У Аркаши стало такое страшное лицо, что захотелось забиться под кровать. Ой, что будет…
        К счастью, в этот момент раздался спасительный звонок в дверь.
        Я не тронулась с места, ожидая разрешения. Наконец, Аркаша медленно кивнул, и я со всех ног бросилась открывать.
        За дверью обнаружился Григорий, один из немногочисленных Аркашиных приятелей, причём тот, которого я на дух не переносила. Он появился в нашей жизни недавно, но вёл себя по-хозяйски, постоянно ощупывая меня липким взглядом и стремясь прикоснуться при малейшей возможности. И минуты не проходило, как ему вдруг приспичивало меня приобнять, чтобы, приблизив губы к моему уху, поинтересоваться какой-нибудь ерундой вроде: «А чего это ты такая мрачная стоишь?» или «Мне очень интересно, что по этому поводу думает наша девочка». И моё отторжение ни капли его не смущало. Обычно Аркаша никому не позволял выкидывать подобные фокусы, а тут хоть и морщился, но терпел, чтобы потом сорвать злость на мне. Неудивительно, что во время их встреч я старалась куда-нибудь уйти и на глаза не попадаться.
        На мои вопросы по поводу того, откуда этот тип взялся, любимый отвечал коротко: приятель с работы. Обсуждать его неподобающее поведение он и вовсе отказывался.
        И вот теперь этот приятель с работы стоял за порогом и с явным удовольствием осматривал меня с ног до головы.
        - Ммм, Алекс, какая ты сегодня… элегантная и неприступная! - мерзко простонал он. - Всегда заводился от таких женщин. Так и хочется начать укрощать…
        - Гриша? - Аркадий вынырнул из-за моей спины. Ого, он даже не дождался, пока я провожу гостя в комнату! - Проходи скорее! Как раз тебя жду. Ты принёс то, что нужно?
        - Принёс. Но вот выполнять ли твою просьбу, ещё подумаю… у меня есть пара условий! - Григорий снова оглядел меня с ног до головы и… облизнулся. Я невольно передёрнула плечами.
        - Заходи, обсудим, - мрачно заявил любимый и тоже глянул на меня, только уже со злостью. И чем в этот раз провинилась? - А ты иди в свою комнату и сиди там, пока не разрешу выйти.
        - Нет, нет… - внезапно пропел его гость, подняв вверх указательный палец. Что-то не нравится мне его зашкаливающе хорошее настроение. - Так не пойдёт. Сваргань-ка мне кофе, сладенькая. И переоденься во что-нибудь более… приятное взгляду. Деловой стиль мне нравится, но твой костюм слишком… закрытый. Буду рад увидеть вместо него мини-юбку или блузочку прозрачную. И губы подкрась. Уж постарайся, а то твой хахаль не получит от меня то, чего ему очень хочется.
        - Да ты!.. - вспыхнула я, собираясь высказать этому гаду в лицо всё, что накипело, но Аркаша неожиданно меня прервал, глядя при этом на товарища.
        - Заткнись и выполняй, что он сказал. Зайдёшь с кофе минут через двадцать.
        - Но, любимый…
        - Пошла!!! - неожиданно заорал он и яростно толкнул меня в сторону моей комнаты так, что я налетела на стену.
        - Как грубо! - издевательски возмутился Гриша, протягивая руки, чтобы меня вроде как поддержать. Я отскочила, ударилась ещё раз, а потом поспешно удалилась, стараясь не морщиться от боли.
        Оказавшись в комнате, я поняла, что меня трясёт. Нет, не от обиды. Гнев поднимался изнутри, скапливался в тяжёлый обжигающий ком. Голова буквально взрывалась от боли, глаза застилала пелена, но ярость не утихала, как обычно. И я цеплялась за неё, как за спасательный круг, превозмогая накатывающую волнами дурноту. Я буквально заставляла себя сосредоточиться на ощущениях, отчаянно боясь, что и в этот раз злость сама собой угаснет, как залитый водой костёр. И всё снова станет как прежде. Почему-то это «как прежде» пугало до чёртиков. Обморок подступал, и что-то внутри меня визгливо вопило: «Смирись! Немедленно прекрати сопротивляться!»
        - Нет, - прохрипела я, и изо всех сил зарядила себе пощёчину. Одновременно с этим огненный ком внутри меня взорвался. Боль стала нестерпимой, а потом, когда мне показалось, что я вот-вот умру, внутри что-то лопнуло. В ушах зазвенело, и меня вырвало прямо на ковёр.
        Зато сразу после этого боль начала утихать. Я вдруг осознала, что стою посреди комнаты на коленях, а вся одежда промокла от пота.
        Удивительно, но в голове прояснилось. Более того, впервые за последнее время я вдруг ощутила себя прежней собой, той, которой была до встречи с Аркашей.
        Боже, что я творила? Почему я позволяла ему так с собой обращаться?! А этот Гриша? Да раньше после таких слов в свой адрес я бы, пожалуй, зарядила ему между ног. Не понимаю. Никогда ведь не была трепетной барышней, покорно заглядывающей в рот своего мужчины! В какой момент всё изменилось? Почему я вообще начала встречаться с парнем, в котором меня раздражает решительно всё?! Ведь как можно было в него влюбиться? Да никак! Это невозможно. И точка.
        Я кое-как поднялась, взяла со стола влажные салфетки и вытерла рот. Хорошо хоть волосы не запачкала. Нет, надо как минимум умыться и переодеться. А потом я подумаю, как разобраться с двумя гадами, засевшими в комнате. Конечно, сейчас больше всего хочется зайти к ним и устроить шумные разборки, но это неразумно.
        Во-первых, хоть мозг и прочистился, но где-то внутри до сих пор плескались остатки той дурманной пелены, как затаившиеся в кустах хищники, ожидающие, когда жертва потеряет бдительность. Боюсь, как бы при виде Аркаши они снова не захватили надо мной власть.
        Во-вторых, в теле всё ещё ощущалась слабость, как после тяжело перенесённой болезни.
        В-третьих, бороться с двумя парнями в запертой квартире - безумие. Они всё равно сильнее. Скрутят меня, я и пикнуть не успею. Поэтому вариантов остаётся немного. Например, позвонить в полицию и чего-нибудь наплести. Они приедут и… что? Все знают, что к Аркаше я переехала по своей воле, следов побоев у меня нет (хотя от удара о стену мог остаться синяк, но хватит ли этого?), да и вообще… пару раз после того, как мы съехались, к нам заходили мои друзья. Точнее, пытались зайти. Стоило гостям, не одобренным лично Аркадием, попасть в нашу квартиру, как у них резко ухудшалось состояние. У кого-то живот прихватывало, другие в обморок валились, у третьих сердце начинало болеть. Это ещё тогда должно было меня напугать до чёртиков, но почему-то не пугало.
        Ещё можно уйти. Прихватить кое-какие вещи и свалить по-тихому, пока они в комнате общаются. Может получиться. Проблема в том, что все мои документы, включая паспорт, у Аркаши. Он давно их забрал и припрятал. Да, на подработку я собиралась пойти без паспорта - специально нашла такую, где не требовалось никакого официального оформления. Знала, что Аркаша на официальное ни за что не согласится.
        Мысль о том, чтобы покинуть квартиру, показалась мне одурманивающе прекрасной. Прочь тянуло с такой силой, что кружилась голова. Хотелось вырваться на свободу и бежать, бежать из этого ужасного места, пока не упаду без сил.
        Секунду подумав, я решила не тратить время на умывание и просто ещё раз обтёрла салфетками лицо, а потом, превозмогая слабость, переоделась. Нет, не в розовое платье и не в мини-юбку с блузкой, а в старые джинсы и майку (тоже, разумеется, из прошлой жизни), специально оставленные для грязных видов уборки. Аркаша со скрипом согласился, что драить ванную и унитаз в шёлковом халатике или кружевном платье - не лучшая идея, поэтому царственно разрешил на эти периоды выглядеть не так соблазнительно, как обычно. Этот уборочный комплект был хоть и поношенным, но выстиранным и чистым, так как я старалась его по возможности беречь, как память о беззаботном студенчестве и дружеских посиделках, которые остались в прошлом сразу, как я переехала сюда.
        Если вдруг Аркадий выглянет и увидит меня в нём, скажу, что меня стошнило на ковёр, поэтому требуется уборка. Заодно и время потяну, ведь, услышав о тошноте, он наверняка отправит меня отмываться и чистить зубы. Правда, встречаться мне с ним сейчас очень не хотелось. Вдруг после этой встречи вернётся прежняя покорная Алекс? Что-то мне подсказывало, что это вполне возможно.
        Так и не придумав, что делать с паспортом, я вышла в прихожую. В квартире царила неестественная давящая тишина. Стараясь двигаться бесшумно, я шагнула к сумке, которую собрала, чтобы взять с собой на собеседование, и внезапно увидела боковым взглядом блеск справа от себя. Я повернулась в ту сторону и уставилась в угол, где стояла тумбочка, в которой хранились инструменты и всякая мелочёвка. Надо же, а я совсем забыла, что эта тумбочка там есть. Да и сейчас смотреть на неё было очень некомфортно, взгляд будто съезжал в сторону, а глаза начинало жечь. Однако же что-то внутри меня настаивало, что блеск игнорировать нельзя. Почему-то добраться до тумбочки мне вдруг показалось чрезвычайно важным.
        Наверное, на тот момент я была слишком опустошена, чтобы удивляться, поэтому просто зажмурилась, шагнула к ней и положила руки на поверхность. Одну из ладоней слегка обожгло, а в следующий момент моё состояние вновь изменилось.
        Остатки дурманной пелены испарились, слабость ушла, а в голове окончательно прояснилось.
        Более того, окружающая действительность наполнилась звуками. Только сейчас я поняла, насколько неестественная тишина тут царила. Сейчас появились и сигналы машин с улицы, и звук чьих-то шагов из подъезда, и голоса, отчётливо доносящиеся из Аркашиной комнаты.
        - Ты так отчаянно споришь, будто у тебя есть другой выход, - насмешливо заметил Гриша. Аркадий сдавленно выругался и ненадолго замолчал.
        Я поморщилась, открыла глаза и уже без всякого дискомфорта глянула на тумбочку и на свои руки, лежащие на ней. Под моей ладонью что-то было. Я взяла это что-то и принялась рассматривать. Хм, красивый жетон. Золотистый. Или это монетка? Нет, на монетке должны быть надписи, а этот гладкий. И переливается как-то неестественно. Однако из рук его выпускать не хочется.
        - Может, что-нибудь другое попросишь, а? - Вновь раздавшийся голос Аркаши звучал почти жалобно. - Ну зачем тебе Аля, а? Ты ж теперь любую девчонку заполучить можешь! А Аля… Да знаешь, сколько с ней возни?! Она то и дело умудряется ослаблять чары, хотя по идее должна заглядывать мне в рот и не помышлять о сопротивлении. Не пойму, как у неё это получается!
        Я затаила дыхание, напряжённо вслушиваясь в каждое слово.
        - Сильная девочка! Страстная, наверное… Должно быть, она настолько тебя не переносит, что даже под чарами отвергает всей душой, - расхохотался Гриша. - Признайся, ты был ей глубоко противен до того, как околдовал, да?
        - Ничего подобного! - взвизгнул Аркаша, но тут же снизил тон. - Она просто меня не воспринимала. Здоровалась, но равнодушно! И снисходительно улыбалась, когда я пытался привлечь внимание. Дура!
        - Ну теперь-то она с тобой, - остался равнодушным к его страданиям Гриша. - Ну и со мной немного будет. Не пойму, чего ты так переживаешь-то? Подумаешь, буду я с ней развлекаться время от времени. Жалко тебе, что ли? Ну заводят меня её зелёные глазищи и рыжие волосы! Причём чем больше она от меня шарахается, тем сильнее мне хочется её заполучить. Не поверишь, я в последнее время только с рыжими девицами и развлекался, и всё время Алекс вместо них представлял. Так что других вариантов нет. Нет, если хочешь, сделка отменяется. Я просто уйду, не обновляя чары. А ты будешь наблюдать, как с каждым днём твоя Аля (кстати, почему ты называешь её так мерзко?) всё больше отдаляется, как обожание в её глазах сменяется презрением и отвращением. Хотя, конечно, можно попробовать влюбить её в себя с помощью личного обаяния.
        Произнеся последние слова, Григорий обидно заржал.
        - С Васей мы по-другому договаривались, - мрачно сказал Аркаша. - Ему хватало постоянной доли от моей добычи.
        - И что? Забудь про Васю. Новый хранитель так необходимого тебе артефакта подчинения теперь я. А меня доля от добычи не устраивает. Или, хочешь, по-другому договоримся? Я тебе буду подгонять любых понравившихся девчонок по первому требованию и совершенно бесплатно, а ты мне Алекс отдашь. Тем более с ней столько возни, как ты говоришь…
        - Нет! Она моя! Моя собственность, понял?! Да я столько времени о ней мечтал, с детства был влюблён! А она то с одним парнем гуляет, то другой ей глазки строит! Зато теперь у неё никого не осталось, кроме меня. Друзей её я разогнал, родителей заставил забыть, что у них есть дочь, и навсегда уехать так далеко, как это только возможно! Так что отпускать я её не намерен!
        Я, до боли сжав руки в кулаках (в одной из них по-прежнему находился жетон) и с отчаянной силой стиснув зубы, чтобы не заорать во весь голос, слушала их разговор, а перед глазами разворачивалась картина недавнего прошлого: окончание универа, счастливые мама с папой, друзья, первая работа, планы на будущее, ухажёры… и назойливый сосед, неопрятный и вечно сутулящийся, который постоянно провожает меня жадным взглядом. Он пару раз даже являлся ко мне с цветами, но я пыталась ему объяснить, что у нас нет ничего общего. Потом он вдруг внезапно устроился на хорошо оплачиваемую работу и пришёл с дорогими подарками, наивно надеясь, что причина моего отторжения могла крыться в его финансовой несостоятельности. Подарки я не приняла, и в этот раз уже с изрядной долей раздражения сообщила, что он совершенно не в моём вкусе. А ещё, помнится, предложила обратить своё внимание на других девушек. Даже хотела познакомить его с одной приятельницей, которая как раз разделяла его страсть к компьютерным играм и балдела от умных нелюдимых парней.
        А потом всё в одночасье изменилось. Тот день по-прежнему вспоминался с трудом, всё казалось смазанным, нечётким, но боли уже не было. Родители куда-то исчезли (и мне почему-то было всё равно куда), а я, умирая от счастья, услышала от Аркадия: «Теперь ты моя. Собирай вещи и переезжай».
        Кстати, его родители тоже съехали днём ранее, но, в отличие от моих, их местоположение было известно. Аркаша всего-то сослал их на дачу, внушив, как видно, неожиданное желание перебраться в деревню, в которую раньше они наведывались только летом. Правда, деньги он им исправно пересылал: на его загадочной работе, которую он посещал не чаще двух раз в неделю, платили предостаточно.
        - Ладно, я согласен, - прервал мои воспоминания тяжёлый голос Аркадия.
        - Ну и отлично! - обрадовался Григорий. - Через пару минут она принесёт нам кофе, а потом ею займусь я…
        Ага, разбежался. Я встряхнулась. Потом поплачу и покричу. Потом обдумаю, как это вообще возможно - просто взять и околдовать человека. Потом придумаю, как вернуть себе паспорт. Всё потом. А сейчас надо бежать. Нельзя медлить ни секунды.
        - Может, поторопить её?.. - нетерпеливо уточнил Григорий.
        Я, перекладывая жетон из руки в руку, будто выпустить его было подобно смерти, подхватила сумку, смела в неё несколько до безобразия мятых купюр с той же тумбочки (видимо, когда-то вытащенных Аркашей из карманов перед стиркой - в моём положении ничем не стоило пренебрегать), сунула ноги в кроссовки и взялась за ручку.
        Что удивительно, дверь поддалась сразу.
        В тот момент я даже не удивилась тому, что она оказалась незапертой. Видимо, от обилия эмоций наступил перегруз системы.
        Более-менее очнулась я только на улице. Но не остановилась, рванув прочь от дома так, будто за мной черти гнались. Я петляла по дворам, сворачивала в переулки, путала следы… замедлилась только тогда, когда осознала, что удалилась на порядочное расстояние от дома и жутко устала.
        Усевшись на какую-то скамейку в одном из дворов, я вдруг поняла, что всё это время продолжала сжимать в руке тот самый золотистый жетон. Более того, при мысли о том, что можно положить его в сумку или карман, становилось здорово не по себе.
        Лежащий в сумке смартфон ожил, разразившись знакомой мелодией. Аркадий обнаружил пропажу. Брать трубку я не стала. Тогда он принялся присылать мне сообщения, одно за другим.
        «Немедленно ответь, а то разозлюсь!»
        «Как ты вышла через закрытую дверь?»
        «Думаешь, получится сбежать? От меня не скрыться, и сейчас ты в этом убедишься!»
        «Эй, ты что, украла мой жетон?! Как ты смогла?! Немедленно верни, иначе мне конец!!!»
        «Малышка, ты обиделась на мою резкость? Ну прости меня, пожалуйста! Прошу тебя, вернись, и мы всё обсудим»
        «Только не садись в общественный транспорт!!!»
        Последнее сообщение было особенно странным. Причём тут общественный транспорт? Впрочем, неважно. Оно натолкнуло меня на мысль, что можно поехать к одной давней приятельнице. Я отключила телефон и решительно встала со скамейки.
        Да, друзей Аркаша разогнал, а с этой девушкой мы общались раз в пятилетку и никогда не тусовались вместе во дворе. Она была дочкой маминой университетской подруги и жила на другом конце города. Когда-то я ездила туда с мамой: она болтала с подругой, а мы с Надей играли в компьютерные игры в её комнате и делились секретами.
        Надя человеком была довольно флегматичным и замкнутым, людей не особенно любила, зато тех, с кем хоть раз подружилась, ценила высоко. Будучи однажды включенным в её жизнь, так просто человек оттуда выйти не мог.
        Поэтому на тусовки мы с ней вместе никогда не ездили, однако я точно знала, что могу в любой момент к ней заявиться и она меня примет, выслушает, оставит ночевать.
        Учитывая, что и раньше наше общение ограничивалось редкой скупой перепиской и крайне редкими ночёвками (я приходила к ней только, когда меня всё доставало и хотелось покоя, а такое бывало всего пару раз), Аркаша вряд ли знал о её существовании. А из его сообщений выходит, что по какой-то причине отследить он меня не смог, хотя был уверен, что сможет. И кажется, всё дело в этом самом жетоне. Что ж, если так, из рук я его в ближайшее время не выпущу.
        Я решительно направилась к видневшейся между домами остановке.
        Автобус пришёл сразу, как по заказу. Я загрузилась в него, размышляя о том, что делать дальше, и стараясь удержать подкатывающую эмоциональную лавину. Это было очень непросто. В какой-то момент мне показалось, что я не справлюсь и скачусь в истерику. Поэтому я сцепила зубы и заставила себя сосредоточиться на злости. Не самое созидательное чувство, но сейчас только оно держало меня на плаву. Не сдамся гаду! Сделаю что угодно, но не сдамся! Больше он меня не получит!
        Внезапно я заметила, что в салоне происходит что-то странное. Люди застыли в разных позах, как будто кто-то поставил их на паузу. Автобус плавно затормозил на остановке. Двери открылись.
        Вот только такой остановки здесь быть не могло! Я отлично знала этот маршрут!
        Вокруг простирался лес. Но что это был за лес! Никогда в жизни мне не приходилось видеть такого леса. И почему-то я была абсолютно уверена, что ни в одной стране не растет подобных деревьев.
        Часть деревьев напоминала по форме гигантские шишки. Пучки хвои у такого дерева сворачивались в тугие кудри, а на верхушке располагался единственный на все дерево крупный цветок яркого малинового цвета. Мне даже показалось, что эти цветы еле заметно светятся, хотя днем с уверенностью утверждать было трудновато. Время от времени по лесу проходили порывы теплого ветра и с гармоничным звоном сдували с этих цветов искрящуюся на солнце пыльцу.
        Ещё имелись невероятно узловатые деревца с бело-голубыми стволами и длинными ветвями, с которых почти до земли свисали целые гроздья мелких цветочков, похожих на розочки, но с серебристыми чашечками вместо нижних лепестков и тонкими трепещущими усиками посередине. На кончиках усиков мягко сияли шарообразные золотистые уплотнения, похожие на крошечные фонарики.
        Одна из таких гроздей висела прямо перед окном автобуса, так что я рассмотрела всё в подробностях.
        А посреди леса была остановка. Точнее, небольшой квадрат, вымощенный в шахматном порядке красно-коричневой и белой плиткой, а на нём новенькая будка сочно-вишнёвого цвета с симпатичным резиновым диванчиком внутри.
        Игрушечная какая-то остановка, честное слово.
        Нет, выходить я не собиралась, если честно. До последнего оставалась на месте, с неожиданным раздражением оглядывая окружающее пространство. Но автобус решительно не желал двигаться дальше, да и вообще признаков жизни не подавал. Застывшие люди тоже отмирать не торопились.
        Я честно ждала. Долго. Мне очень-очень не хотелось покидать относительно привычное пространство и оказываться на незнакомой местности. И так ведь понятно, что дурацкие чудеса догнали меня в очередной раз. И скоро стало ясно, что они не отвяжутся, пока я не сделаю то, что мне по какому-то неведомому сценарию положено сделать. А точнее, не выйду на этой дурацкой станции (а автобус, готова поклясться, сразу же уедет).
        Так и получилось. Я обречённо потопала к выходу, тихо ругаясь себе под нос. Стоило шагнуть на остановку, как двери автобуса за мной закрылись и он уехал.
        - Что и следовало ожидать, - мрачно заключила я, оборачиваясь. - Ого! Только этого не хватало…
        Дороги (я имею в виду проезжую часть) как таковой не было. Был кусок дороги, размером с остановку, который выходил из пустоты, а потом туда же и уходил.
        У меня скользнула мысль шагнуть на эту дорогу и попробовать по ней пройти вслед за автобусом. Но едва я к ней приблизилась, как внутри зазвенела натянутой струной тревога. Нет, не буду рисковать. Вдруг опять автобус из ниоткуда выскочит.
        А может, войти в будку, устроиться на удобном диванчике и подождать следующего автобуса? Да только что-то мне подсказывает, что это напрасное занятие. Если кому-то свыше понадобилось привести меня сюда, то уж вряд ли для того, чтобы немного посидеть на остановке. Скорее, мой путь лежит за остановку, в лес, туда, куда уходит основательно утоптанная дорожка. Не зря же меня туда так тянет.
        ГЛАВА 2
        Страшно не было. Ну почти. Было всё то же зудящее раздражение, но весьма умеренное. Кажется, сбитый с толку мозг так и не смог определиться, что делать с эмоциями. Слишком уж нестандартной была ситуация. Сначала откровения от Аркаши, а теперь и это.
        Ладно, постою тут минут двадцать на всякий случай, а потом пойду по дороге. Она должна вывести меня к какому-нибудь жилью.
        Так я и сделала. Автобус ожидаемо так и не пришёл, поэтому я глубоко вздохнула и неохотно двинулась к дорожке.
        Лес отнюдь не был мрачным и угрожающим. Мелодично пели птицы, будто бы даже слаженно выводя какую-то мелодию, которая вплеталась в шёпот деревьев и хрустальное журчание невидимого ручья. Всё здесь было каким-то на удивление гармоничным. Я вдыхала напоенный ароматами трав, цветов и ещё чего-то неведомого, но манящего свежайший воздух и ощущала, как раздражение уходит, будто его и не было. Что-то тёплое и приятное толкалось внутри, отзываясь на звуки, запахи и виды чудесного леса. Конечно, я и понятия не имела, что ждёт меня впереди, но почему-то решила, что в таком месте попросту не могут жить какие-нибудь отморозки.
        Дорожка, извиваясь, уверенно вела меня вперёд, то перекидываясь крепким мостком через прозрачную, как слеза, лесную речушку, то лавируя между кустов с невероятно странными прозрачными ягодами размером с три крупных виноградины, внутри которых застыли то ли жёлтые блёстки, то ли искорки. Прикоснуться к ним я не рискнула, так как, если всё это не галлюцинация, то откуда же мне знать, что они не ядовитые?
        А потом я почувствовала взгляд. Жуткий, пристальный. Кусты зашелестели. Резко повернувшись, я успела увидеть, как внизу между ветвей мелькнуло что-то темное. Собака? Волк? Неведомый хищник, питающийся перепуганными девушками?
        Мне стало здорово не по себе. Надо же, расслабилась в незнакомом месте! А ведь я совершенно ничего не знаю о местных существах! Вдруг этот чудесный лес оттого и чудесный, что людей тут всех подъели, и некому его вырубать и объедать ягоды с кустов? Хотя дорожка от остановки шла утоптанная. Да и остановка отнюдь не выглядела заброшенной.
        Мне вновь померещилась мелькнувшая между листьев вытянутая морда. Кажется, даже сверкнули жёлтые глаза.
        Застыв посреди дорожки, я принялась напряжённо вглядываться в место предполагаемой угрозы.
        Неподалеку раздался свист (ветви тут же захрустели - неведомые зверюшки ломанулись на зов), а потом приятный мужской голос мягко уточнил:
        - Ну и кого вы там нашли, негодники?
        - Меня, - чуть хрипловато сообщила я. - Простите, а не могли бы вы сразу сказать, насколько у вас злобные намерения, чтобы я могла морально подготовиться?
        В кустах негромко засмеялись, а потом на дорогу вышагнул парень. Точнее, не вышагнул, а выскользнул. Плавно и мягко, как-то даже по-змеиному.
        - Надеюсь, ты не разочаруешься, если я скажу, что никогда не имел таких проблем с девушками, чтобы подкарауливать их в засаде? - с улыбкой, обнажающей чуть удлинённые клыки, уточнил он. - Поэтому я просто тут прогуливался.
        - Не разочаруюсь, - с облегчением заверила я, разглядывая его во все глаза. - Питомцев выгуливал?
        Ну а что? Он мне тыкает, и я ему буду. К тому же старым и солидным он не выглядит. Максимум лет на пять меня старше. Или и того меньше. А уж если еще и взять в расчёт его неформальную внешность…
        Честно говоря, при взгляде на его смуглое дерзкое лицо так и подмывало ляпнуть какую-нибудь гадость, поскольку никак не оставляло чувство, что он просто не может не насмехаться над окружающими и в целом даже не особенно контролирует этот процесс.
        Выразительные тёмно-карие глаза казались почти чёрными, что, впрочем, отнюдь не добавляло ему строгости, хотя в целом в чётких чертах лица незнакомца не было ни следа округлой мягкости. Напротив, казалось, что тот, кто рискнёт нанести удар, - здорово расшибёт руку.
        Чёрные и явно очень жёсткие волосы были убраны назад (за исключением единственной выбившейся пряди, которая очень ему шла) и заплетены в короткую сложную косу. Наверное, будучи распущенными, они доходили до лопаток. На одном ухе поблёскивало интересное украшение: гибкий металлический дракончик с кожистыми крылышками цеплялся маленькими лапками за хрящ. Его крошечная головка лежала на верхушке уха, а хвостик спускался аж до самой мочки.
        Парень был широкоплечим, но худощавым. Чёрная безрукавка обнажала жилистые и явно сильные руки с длинными пальцами и неожиданно чёрными ногтями, на которых белым цветом были невероятно искусно нанесены какие-то символы - по одному на каждый ноготь. Подобные же символы (только тёмные) тремя кольцами обхватывали предплечья и ещё один, крупный, я заметила сбоку на шее.
        Помимо безрукавки на парне были узкие брюки, перехваченные широким поясом и заправленные в высокие сапоги на шнуровке. Выглядел он очень стильно и наверняка стал бы звездой на каком-нибудь рок-концерте.
        - Ага, выгуливал. Своих собачек. Они тебя напугали?
        - Собачек? - с сомнением переспросила я. - А сейчас они где?
        - В кустах сидят. Наверное, тебя боятся. От девушек, предпочитающих одинокие прогулки по лесу, всякое можно ожидать, знаешь ли.
        Парень снова выдал свою шальную улыбку, которая почему-то пробирала до мурашек. Она относилась к тем видам улыбок, которыми одновременно любуешься и при этом ждёшь подвоха.
        - Знаешь, ты, конечно, симпатичный парень. Только постарайся не улыбаться, ладно? А то от твоей улыбки мне не по себе, - вырвалось у меня.
        - Боишься?
        - Нет. Просто начинает казаться, что в следующий момент ты выкинешь что-нибудь неожиданное. А мне сегодня сюрпризов хватило, знаешь ли. Не каждый день узнаёшь, что твой парень влюбил тебя в себя с помощью какого-то подчиняющего волю артефакта, а потом заставил жить с ним и (ты только представь!) выполнять все его прихоти. А ещё магией отвадил всех друзей и невесть куда заслал родителей, чтобы под ногами не мешались! Как смогла сбежать, до сих пор не знаю!
        Понятия не имею, зачем я ему это выложила. Незнакомец посмотрел на меня с интересом и неожиданно представился:
        - Варленн.
        - Красивое имя. А я Алекс.
        Подсознательно я ожидала обычных в такой ситуации (и набивших оскомину) вопросов: «Алекс? Это Александра, что ли? Тогда почему не Саша?», но их, к счастью, не последовало. Удивительно, что для людей порой бывает странно, когда выбираешь необычный укороченный вариант своего имени. К примеру, мою подругу Светлану, которая всем представлялась Ланой, упорно называли Светой, доводя до бешенства. И я её понимала. Имя Саша никогда мне не нравилось, поэтому я предпочитала Алекс - звучно, сильно, ершисто. Всё как я люблю. В то же время Аркашино «Аля» бесило до трясучки. Как будто, нарекая меня этим именем, он уничтожал во мне личность.
        - Ну что, Алекс, поздравляю тебя с прибытием в Пряниксберг! - провозгласил Варленн. - Ты ведь поняла уже, что находишься не в своём мире, да?
        - Не-а. - Я отрицательно помотала головой, хотя, конечно, догадывалась о том, как обстоят дела. Просто принять это значило для меня окончательно смириться с поехавшей крышей. Хотя, если подумать, от отрицания проблемы крыша на место не вернётся. - Хочешь сказать, что я сейчас в другом мире? Который называется Пряниксберг?
        - Нет. Пряниксберг - это город. - Парень принялся объяснять так спокойно, словно каждый день встречал заблудившихся попаданцев. - И его нет на карте ни одного из миров. Он как бы… сам по себе.
        - Угу. В межмирье, значит, - послушно кивнула я. - Вот занесло, так занесло!
        - Удачно занесло, - поправил Варленн. - Многие бы хотели оказаться на твоём месте. Но Пряниксберг пускает не всех. Так что можешь считать себя избранной.
        Я начала уставать от нелепости нашей беседы.
        - Слушай, парень… Варленн, а ты не знаешь, как мне вернуться назад, а?
        - А ты уверена, что тебе надо возвращаться? В случае с Пряниксбергом случайностей, как правило, не бывает. Раз ты оказалась здесь, значит, так оно и было нужно. Я бы на твоём месте хотя бы попытался добраться до города. Или тебе есть куда торопиться? Может, тебя кто-то ждёт?
        Своим ехидным вопросом он попал в яблочко.
        - Нет, - мрачно признала я. - Я планировала отправиться к подруге и переночевать у неё, а потом решить, как жить дальше.
        - Кто знает, возможно, в Пряниксберге ты найдёшь решение. Могу проводить. Или возвращайся обратно на остановку и громко вслух скажи, что хочешь вернуться в свой мир. Только я бы на твоём месте этого не делал. Впрочем, мне всё равно, если честно. Поступай, как знаешь.
        - Ладно, веди, - почему-то последняя его фраза что-то во мне сдвинула. Кажется, ему и вправду было всё равно, что со мной будет. И от этого его совет заглянуть в неизвестный город внезапно стал казаться мне не таким уж дурацким.
        Мы медленно пошли по дорожке. Я снова отметила, насколько мягко двигается мой новый знакомый. Змей. Вот кого он мне напоминает. Наверное, если он дерётся, то делает это гибко и завораживающе, как змей. Противник тщетно пытается попасть, но не может. Змей извивается, змей отклоняется, змей не стоит на месте. Он играет с противником, танцуя свой танец смерти. А потом делает единственный точный бросок.
        Я мотнула головой, прогоняя наваждение. Что за мысли лезут в голову? Что интересно, Варленн беседу больше не заводил, он просто шёл впереди и выглядел так, будто прогуливается по лесу, не подозревая, что за ним тащится недовольная девица.
        От нечего делать я принялась рассматривать его косу. Что-то в ней не давало мне покоя. Время от времени плетение будто поблёскивало в лучах пробивающегося сквозь ветви солнца. Чуть прибавив шаг, я догнала его и, всмотревшись, обнаружила, что в волосы вплетено что-то вроде ленты из чёрной змеиной кожи. Правда, лента эта была какой-то толстенькой…
        В этот момент Варленн резко повернулся и сказал:
        - Пришли. Я в город не пойду, у меня ещё тут дела есть. А ты шагай вперёд вон к тем мохнатым деревьям. Прямо за ними начинается окраина.
        Впереди действительно виднелось три дерева, которые как будто бы были покрыты длинным и густым белёсым мехом.
        - И… что мне там делать? - уточнила я, с удивлением рассматривая невиданное явление местной природы. Кажется, только сейчас до меня в полной мере начало доходить, что это всё в действительности происходит.
        - А не знаю, - беззаботно пожал плечами парень. - Если Пряниксберг тебя зачем-то привлёк, значит, ответ ты получишь довольно быстро. Просто следуй чутью и не игнорируй неожиданные желания что-то сделать, даже если они покажутся тебе нелепыми. В самом крайнем случае возвращайся на эту дорогу. Уверяю, вернуться обратно - не проблема. Просто дойди по этой дорожке к тому месту, откуда прибыла, и озвучь вслух своё желание. А я пошёл.
        Варленн отвернулся и шагнул к кустам. Я поняла, что он вот-вот исчезнет.
        - Подожди! - Парень застыл, не оборачиваясь. - Спасибо, что проводил.
        - Не за что, - был мне насмешливый ответ. - Понадобится помощь - обращайся. Если не испугаешься.
        Он скрылся из виду, оставив меня озадаченно таращиться ему вслед. Впрочем, долго я так стоять не стала. Я устала и хотела кушать, из-за чего затея посетить таинственный город казалась всё более идиотской.
        Мохнатые деревья действительно оказались мохнатыми. Не удержавшись, я погладила ближайшее дерево по ветке, и оно басовито замурлыкало, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности. Два его товарища тут же тоже склонили ко мне свои ветви, и некоторое время мне пришлось их гладить, потому что отказать я почему-то никак не могла.
        Оставив за спиной мурлыкающие деревья (аж земля под ногами вибрировала, честное слово!), я сделала ещё пару шагов и… вышла из леса.
        Передо мной открылась чудная картина. Вдаль уходила широкая дорога, которая вела к городу. Отсюда он казался сказочно прекрасным со своими витыми башенками и круглыми разноцветными крышами, напоминающими пирожные.
        Но это всё было вдали, а прямо передо мной располагалась окраина.
        Вдоль дороги шли частные домишки с огородами. Они тоже выглядели сказочно. Не было ни одной лачуги с рассохшимися и посеревшими от осадков досками. Все домики напоминали теремки или дворцы, но в миниатюре. Почти у каждого имелось по нескольку башенок, резные ставни, кружевные козырьки и разноцветные мощёные дорожки. Сквозь воздушные узорчатые ограды я видела совершенно невероятные сады! Никаких яблок, груш или грядок с морковью! Ветви деревьев клонились к земле под весом прозрачных каплеобразных фруктов размером с добрый кабачок, из круглых грядок торчали овальные шипастые овощи, белые, в синюю полоску, а низкие кустики были покрыты странными нежно-сиреневыми плодами, напоминающими то ли пухлые кудрявые облачка, то ли лопнувший попкорн размером с ладонь. И это лишь часть увиденной мной растительности!
        Но ближе всего от меня располагалось какое-то трёхэтажное заведение с остроконечной крышей, резными перильцами и фонариками над дверью. У него имелась вывеска, на которой был изображён какой-то странный витой стакан. Кафе? Бар? Но что он делает тут, на окраине? Смотрится как-то неправильно, неуместно. Будто бы его выдернули откуда-то из центра города и перенесли сюда.
        Размышляя об этом, я и сама не заметила, как подошла к этому зданию и поднялась на крыльцо. Очнулась только в тот момент, когда протянула руку к двери. Эй! Что я делаю?
        Словно в ответ в памяти всплыли слова Варленна о том, что не стоит игнорировать порывы, какими бы странными они ни казались. Что ж…
        До глубины души поражаясь тому, что собираюсь сделать, я дёрнула дверь на себя и быстро шагнула внутрь. Стоило оказаться за порогом, как удивление ушло безвозвратно, прихватив с собой робость и прочие нежелательные эмоции. Вот как отрезало! Нет, я помнила всё произошедшее, но почему-то внезапно перестала из-за этого переживать. Нездоровое опустошение, которое время от времени приходило на смену внутренней буре, тоже ушло.
        Мне было… хорошо. Пожалуй, я впервые за долгое время почувствовала умиротворение. Не то, которое было навеяно чарами Аркаши. Теперь я ясно видела разницу. Нет! Здесь оно было правильным, естественным.
        Я с невольной улыбкой огляделась.
        Нет, кафе - это не совсем правильно. Почему-то слово «таверна» мне нравится больше.
        Зал выглядел брутальным и гармоничным одновременно: тяжёлые деревянные столы (при этом удивительно милые, с закруглёнными углами и искусной резьбой на ножках), массивные стулья с удобными полукруглыми спинками, пол медового цвета из гладких, плотно пригнанных друг к другу досочек, широкие подоконники, на которых при желании можно удобно устроиться (даже интересно, позволено ли посетителям это делать?), чудовищных размеров люстра, представляющая собой гроздь светящихся сосулек и сочно-бордовые занавески.
        За здоровенной стойкой стоял мужчина в некоем подобии белой рубахи, поверх которой был надет чёрный фартук. Выглядел он, надо сказать, слегка пугающе (но я, конечно, совершенно не испугалась, рассматривая его интересом и симпатией: слава моему новому состоянию!). Во-первых, он был большим: большая голова, здоровенные руки, невероятный размах плеч… настоящий богатырь! Во-вторых, густые белые волосы с тремя яркими угольно-чёрными прядями (одна строго посередине, а две по бокам) были собраны в высокий хвост на самой макушке. Причём, у него это смотрелось не комично, а как-то даже угрожающе. Вместо резинки хвост удерживали несколько серебристых колец. Глаза тоже были серебристыми и загадочно мерцали в свете люстры. Лицо было не молодое, не старое, оно словно не имело признаков возраста. Однако на него хотелось смотреть, так как крупные черты были неожиданно гармоничными: ни одной фальшивой ноты в стройной мелодии - ни крючковатого или слишком маленького носа, ни выдающегося подбородка, ни нависшего лба. Красивое лицо, красота которого не бросалась в глаза и не вызывала желания флиртовать или
заигрывать. Более того, последнее казалось настолько нелепым и неуместным по отношению к мужчине, что даже и в голову прийти не могло.
        Сложив могучие руки на стойку, гигант с доброжелательным любопытством смотрел на меня. Почему-то у меня и сомнений не возникло в том, что это хозяин таверны.
        Помимо него в зале имелось несколько посетителей (эти и вовсе не обратили на меня внимания), а между столиками порхала чуть полноватая красивая официантка: смешливая блондиночка с пухлыми ярко-красными губами и кокетливыми светлыми кудряшками до плеч, перехваченными красным бантом.
        Она выглядела совсем обычно: белое с красными горошинами платье до середины икр, красные туфельки на низком каблуке и белый с кружевами фартук.
        - Добрый день! - сказала она мне, пробегая мимо. - Выбирай место по душе и присаживайся!
        Подумав и прислушавшись к себе, я решительно прошла к стойке и уселась на единственный высокий стул, расположенный не прямо напротив хозяина, а чуть по диагонали, чтобы не перегораживать ему зал, но при этом вести беседу.
        Гигант одобрительно кивнул, официантка тоже ничуть не удивилась, хотя это место совсем не походило на место для посетителей, скорее, на нём сидела она сама, когда не было заказов.
        - Меня зовут Лумар, - сообщил мне хозяин таверны, а потом кивнул на подошедшую официантку. - А это Марлопа.
        - Голодная? - сочувственно уточнила она.
        - Угу. Только мне платить нечем. Есть деньги из моего мира, но тут, наверное, другие в ходу.
        - Не думай об этом, - доброжелательно посоветовал Лумар. - Ты в месте отдыха. И кстати, тебе больше не нужно сжимать жетон в руке. По крайней мере, пока ты находишься здесь. Можешь расслабиться и в кои-то веки ни о чём не волноваться.
        Наверное, надо было удивиться, откуда он знает про жетон, но мне всё казалось настолько естественным, что я кивнула и опустила кругляш в сумку.
        - Ты из другого мира, поэтому наших блюд не знаешь, - сказала Марлопа. - Я тебе на свой вкус сделаю. Не волнуйся, не отравишься. У нас тут всё безвредное для всех. Про ядовитые растения мы только от бедняг вроде тебя слышали.
        - Всё для всех? Не знала, что так бывает.
        - Место тут такое, - весомо пояснил Лумар, словно это должно было всё мне объяснить. - Пряниксберг над центром Мироздания расположен. Здесь средоточие жизни, откуда артерии ко всем мирам идут. Поэтому нет здесь никаких барьеров - ни языковых, ни прочих. Само сердце этого места на создание и улучшение жизни направлено, а не на её истребление.
        Марлопа убежала выполнять заказ, а Лумар так же доброжелательно заметил:
        - Ну что, вопросов у тебя небось накопилось много, а ответить некому, да?
        - Откуда вы знаете?
        - Бывают у меня такие прозрения. Смотрю на человека и знаю, с чем пришёл. К примеру, ты бежишь от кого-то, кто чары на тебя гнусные наложил. Однако не учёл он, что настоящая внутренняя сила в любых обстоятельствах выход найдёт, а ещё не понял, насколько велика твоя любовь к свободе, поэтому и не смог удержать птицу в клетке.
        - Может, вы знаете и местонахождение моих родителей? - уточнила я с надеждой.
        - Нет, малышка. Этого не знаю. Только то, что с тобой непосредственно было, вижу, да и то лишь неоформленным отпечатком на ауре. Вижу, что околдовали тебя, используя артефакт подчинения. А ещё вижу, что ты сюда пришла из места, которое нашему чуждо. Надо думать, тебе, как и любому человеку из другого мира, очень непривычны наши реалии, поэтому наверняка много вопросов, на которые нужны ответы. Да и раз тебя в таверну привело, значит, требуется прибежище для тела и души. Ты оказалась именно там, где всё это есть. Здесь ты в безопасности, среди друзей. Оставайся тут столько, сколько пожелаешь, пока не почувствуешь, что готова продолжить свой путь. Если хочешь, можешь рассказать мне обо всем, что с тобой произошло, а я постараюсь ответить на твои вопросы.
        Почему-то его слова не вызвали ни малейших сомнений, а предложение не показалось диким или неуместным. Более того, мне действительно захотелось выговориться, и я не стала даже делать попытки сопротивляться этому желанию.
        Лумар слушал мой рассказ с интересом, но без удивления. Время от времени он что-то уточнял, будто искренне хотел разобраться в происходящем. Больше всего его заинтересовало два момента: момент преодоления чар и мой выход через запертую дверь.
        Вскоре после начала рассказа подошла Марлопа и принялась расставлять тарелки, с интересом прислушиваясь к тому, что я говорю. Лумар отнёсся к этому так, словно это в порядке вещей, да и я тоже. Будто по-другому и быть не могло.
        Услышав про то, как Аркаша согласился сдать меня в аренду приятелю, она эмоционально воскликнула:
        - Вот гад! Да чтоб ему с чёрным на узкой тропе не разойтись!
        - Чёрный? Это у вас так чёрт называется? - заинтересовалась я. - Ну, потустороннее мохнатое существо с рогами и копытами, которое по поверьям людей на грехи толкает, а потом этих грешников утаскивает с собой и наказывает.
        - Жуть какая! - содрогнулась Марлопа. - Нет, наш не мохнатый… Чёрный - это сокращение от «чёрный чародей». Вполне реальный тип, между прочим. Очень злой и страшный! Демонов с помощью своих гнусных чар создаёт и рассылает повсюду, чтобы народ запугивать. Уж до того жуткий он, аж мороз по коже!
        - И как же в таком городе, где средоточие жизни находится, подобное существо появилось?
        - Загадка! - развела руками Марлопа. - Сами понять не можем. Для равновесия, наверное. У нас тут белый чародей тоже имеется. Он тебе, кстати, наверняка с проблемой мог бы помочь, только вот записи к нему долго ждут. Очередь!
        Я перевела взгляд на Лумара, он сидел с отрешённым видом, ничего не добавляя.
        - Да ты ешь-ешь, - велела Марлопа. - Тебе силы надо восстанавливать. Только рассказ по возможности не останавливай, а то интересно очень.
        Я кивнула и безропотно принялась поглощать какие-то мелкие шарики, похожие на орешки, с тонкой хрустящей корочкой и нежно-розовым содержимым, напоминающим какой-то нежнейший паштет. Ещё была тарелочка с пухлыми оладьями, только прозрачными и ярко-жёлтыми, будто сделанными из стекла. Но это только на вид. На самом деле они оказались мягкими, горячими и истекающими вкуснейшим густым соком при каждом укусе. Оладьи предлагалось поливать прозрачным ароматным соусом, от соприкосновения с которым они будто пузырились, становясь ещё более пышными и сочными.
        В общем-то, есть и рассказывать было трудновато, поэтому пришлось взять паузу и продолжить тогда, когда опустеют тарелки. Марлопа глубоко вздохнула и пошла пока проведать посетителей, Лумар же снова принялся созерцать зал таверны. Впрочем, стоило мне закончить, как он вновь повернулся ко мне, а официантка мгновенно возникла рядом.
        Я с нежностью мазнула взглядом опустевшую посуду (но добавки не хотелось - Марлопа принесла еды с избытком), после чего вернулась к рассказу и последовательно изложила все события вплоть до того момента, когда пассажиры автобуса замерли, а сам автобус остановился на загадочной остановке.
        - …Потом я всё-таки вышла и отправилась по дорожке в лес, где встретила какого-то странноватого, но симпатичного местного парня, выгуливающего загадочных питомцев, который и проводил меня до окраины. Ну а после ноги сами принесли меня сюда, к вам.
        - Ну что ж, по твоему рассказу можно сделать кое-какие выводы, - задумчиво заключил Лумар. - Жетон - это пропуск в Пряниксберг. Вопрос в том, откуда его взял твой Аркадий. Впрочем, я пару раз слышал, что кто-то похищает опасные и подлежащие уничтожению артефакты со специальных складов. Видишь ли, в нашем городе всё пропитано магией, поэтому все вещи так или иначе со временем становятся артефактами. Даже камни мостовой и то излучают особую магическую ауру. Иногда вещь приобретает со временем полезные свойства, а иногда она становится опасной. Опасные артефакты забирает стража городского головы и доставляет на специальные склады для последующего уничтожения.
        - Хотите сказать, что Аркадий с приятелем могли достать артефакт подчинения здесь?
        - Вполне возможно. Есть вероятность, что они состоят в какой-то группе, имеющей доступ в Пряниксберг. В любом случае кто-то ему этот жетон дал и объяснил, что с ним делать, так что думай сама.
        Интересно… так что же за работа у Аркаши, которая так хорошо оплачивается, и которую ему нужно посещать лишь пару раз в неделю? Он что, ходит на вылазки за артефактами? Никогда бы не подумала. Мне казалось, что он на такое не способен. Хотя теперь выясняется, что я вообще о нём толком ничего не знала.
        - И всё же странно, что он столь ценный жетон оставил на тумбочке, - вмешалась Марлопа.
        - Совсем не странно, - не согласился с ней Лумар. - Жетон хорошо защищён, я это и отсюда чувствую. Алекс никак не могла его взять, она даже и увидеть его не должна была.
        - Правда? - поразилась я. - А как тогда?..
        - У тебя есть способности и, похоже, немалые. Судя по всему, раньше они дремали где-то глубоко внутри тебя, но проснулись в тот момент, когда внутренняя борьба обострилась до предела. Поэтому ты смогла стряхнуть подчиняющие чары, взять жетон и выйти через закрытую и наверняка защищённую дверь. Жетон помог тебе окончательно оклематься, а теперь он защищает тебя, поэтому если надумаешь вернуться, лучше не расставайся с ним ни на секунду. Помимо прочего, он открывает тебе путь из твоего мира в Пряниксберг.
        - А обратно?
        - А обратно вернуться легко, тут тебе и жетонов не потребуется. Надо только прийти на ту самую остановку…
        - …И озвучить, что хочу в свой мир, - вспомнила я наставления загадочного типа из леса.
        - Да. Хотя порой и мысли хватает. В общем, это точно не проблема.
        - И что теперь делать-то? Как дальше жить? Документы у Аркадия, что случилось с родителями - неизвестно. Как бы мне ни хотелось остаться, но… не могу. Я должна попытаться найти маму с папой или хотя бы разузнать, где они могут быть.
        - Что делать дальше? - повторил хозяин таверны. - Переночуешь тут, прямо сейчас тебе возвращаться не следует. За одну ночь в моём заведении ты восстановишься в достаточной степени, чтобы продолжить борьбу. А утром решишь, куда дальше. В любом случае если не знаешь, куда приткнуться, здесь тебе всегда рады. Марлопе помощница не помешает.
        - Серьёзно? Вы мне работу предлагаете?
        - Ну да. Имея за спиной запасной план, всегда как-то проще дальше существовать. Моё предложение не потеряет силы, сколько бы времени не прошло.
        ГЛАВА 3
        Я положила голову на руки и почувствовала, как накатывает дремота.
        - Ты устала, - донёсся до меня голос Лумара. - Иди отдыхай, Марлопа тебя проводит в комнату.
        - В какую проводить? - уточнила блондиночка.
        - В угловую.
        - Ой! Да ведь там…
        - Я сказал - в угловую. - Он ни на градус не повысил голос, однако Марлопа осеклась.
        - Идём, малышка, - предложила она мне, помогая спуститься со стула и подхватывая под руку. Да уж, сил ей не занимать! В один момент я навалилась на неё всем весом, а она и не пошатнулась даже.
        - А что с угловой комнатой не так? - зевнула я во весь рот, поднимаясь вместе с ней по лестнице.
        - Да странная она какая-то… мне там не по себе почему-то.
        - Может, мне в другую тогда?
        - Можно, но я бы не советовала. Если Лумар сказал, значит, лучше так. Видимо, зачем-то тебе именно в эту комнату надо. Не бойся, у нас тут злых духов не бывает.
        - Ну ладно тогда… - сомневаться в авторитете хозяина таверны мне и в голову не пришло.
        Комната мне понравилась с первого взгляда.
        В целом она была обычной и необычной одновременно: обои с цветочками, которые начинали распускаться, стоило на них направить взгляд, большая (но не громадная) кровать на устойчивых гнутых ножках, приветливо пошевелившая покрывалом в знак приветствия, большое окно с отдёрнутыми бархатистыми шторами, тумбочка, шкаф и клюющий носом цветок с мясистыми короткими лепестками и здоровенной сердцевиной, на которой я рассмотрела зажмуренные глаза и чуть приоткрытый рот. При моём появлении цветок заразительно зевнул, почмокал губами и снова начал посапывать.
        Освещение было такое же, как и внизу, в зале, только гроздь сосулек была значительно меньше размером.
        Я выглянула в окно и внезапно обнаружила, что таверна находится посреди города. Это как так? Я же в неё на окраине зашла! А сейчас за окном площадь! Она что, перемещается с места на место?
        Украшенная фонариками площадь выглядела замечательно. По ней прогуливались горожане в пёстрых нарядах, тут и там торговали лоточники, на специальном возвышении два мага показывали фокусы. В настоящий момент вокруг них носились разноцветные бабочки, танцевали человечки из красного и зелёного пламени и выстреливали в воздух фонтаны с какими-то лакомствами. По крайней мере, я так решила, учитывая, что горожане их ловили и закидывали в рот.
        В опустившихся сумерках это выглядело особенно эффектно.
        В целом даже при первом взгляде становилось ясно, что я попала в волшебный городок: здания загадочно мерцали, уютный свет полкруглых окон добавлял атмосферности, над толпой плясали янтарные огоньки, откуда-то слышалась гармоничная музыка.
        Я увидела, как какой-то мужчина присел на лавочку, достал книгу и поманил к себе ближайший фонарь. А тот легко наклонился, согнув свой столб в дугу.
        Наверное, этим видом можно было любоваться бесконечно. Вот только глаза уже закрывались. На кровать я упала, даже не раздевшись, и тут же отключилась.
        Мне снился странный сон.
        Я будто бы шла по коридору, примыкающему к комнате, в которую меня определил хозяин таверны. Вот только коридор казался невероятно большим. То и дело откуда-то доносились обрывки далёких шумов, которые резко появлялись, а потом исчезали, ненадолго сменяясь гулкой тишиной. Я слышала и шум моря, и странную, ни на что не похожую музыку, и голоса каких-то невероятных тональностей, которые говорили о совершенно незнакомых мне вещах и обсуждали места, которых не могло существовать в моём мире.
        «Ты был в Луараре? В этом городе дивно готовят суп из облачных рыб»
        «Пойдём танцевать! А то эти шестирукие думают, что они лучше нас!»
        «Я тебе точно говорю, у нас есть дочь. Я просто знаю это!»
        Последняя фраза заставила меня застыть на месте. Она определённо была сказана сердитым маминым голосом. Мама будто кому-то это доказывала. Очень похожим образом она порой спорила с папой.
        Надеясь что-то ещё услышать, я шагнула назад, потом вперёд… но нет. Знакомых голосов больше не было.
        Что-то тянуло меня дальше по коридору, и я не стала сопротивляться.
        Звуки разных миров появлялись и исчезали, пока я не дошла до лестницы, ведущей вниз. Лестница была той же самой, но теперь она стала какой-то невероятно длинной. Я спускалась и спускалась, и спускалась… Стены вокруг выглядели призрачными, будто наваждения. Казалось, что стоит протянуть руку, и она пройдёт сквозь них.
        Торговый зал давно остался вверху, а я всё продолжала спускаться вниз, видимо, в подвал, а потом ещё ниже.
        Наконец, лестница закончилась. Стоило сойти с последней ступени, как меня погрузило в сияние, к которому, впрочем, глаза привыкли на удивление быстро.
        Передо мной полыхал, переливался и пульсировал огромный сгусток света. И было в нём что-то невероятно притягательное, такое, что не получалось оторвать взгляд. Как заворожённая я шагнула к нему, чувствуя, как меня переполняет благодать. Внутри распускалось что-то невыразимо чистое, звенящее, светлое. Через меня словно пропускали целый фонтан энергии, чистейшей, благостной, но слишком мощной для человеческого тела. Не в силах сопротивляться притяжению, я сделала ещё шаг вперёд и протянула к сгустку ладони, будто намеревалась погреться. Их защекотало. Это приятное ощущение прошло волной по всему телу до самого горла, а потом я… проснулась.
        В окно заглядывало утреннее солнце. Что интересно, засыпала я в одежде, а сейчас мой топ и джинсы лежали рядом на стуле, причём выглядели значительно лучше, чем вчера. Будто их кто-то за ночь постирал, выгладил и даже обновил цвет. По крайней мере, теперь они не казались старыми и поношенными.
        Меня это снова не удивило. Вообще, это состояние внутреннего спокойствия очень мне нравилось. Особенно из-за того, что не мешало размышлять. Этому занятию я и предалась, поудобнее устроившись на подушках.
        Итак, что делать дальше? Здесь, в таверне, да и в целом в волшебном городе мне очень нравилось, но я чувствовала, что надо вернуться. В том мире остались важные незаконченные дела. И если их там оставить, они всё равно так или иначе притянут меня обратно. Почему-то в этом не было никаких сомнений.
        Нет, к Аркаше я, конечно, не сунусь. К тем знакомым, о которых он знал, тоже. А вот Надю, к которой я и намеревалась поехать, когда попала в Пряниксберг, навестить стоило. Во-первых, раз моя и её мама были подругами, она могла что-то знать о моих родителях. Во-вторых, у неё можно было остановиться на то время, пока я веду расследование.
        Приняв решение, я посетила ванную комнату и с радостью увидела, что там есть душ. Правда, пришлось потратить некоторое время, чтобы разобраться, как им пользоваться. Привычные вентили и краны отсутствовали, вместо них имелся зависший в воздухе кристалл, который требовалось вращать для выбора температуры воды, а напор регулировался наклонами в стороны. Сама же вода лилась вообще непонятно откуда. Такое ощущение, что струи зарождались где-то под потолком, не зря там клубился белёсый туман. И куда уходила использованная вода, тоже непонятно. Вместо мыла, геля и шампуня было какое-то объёмное розовое желе в здоровенной ёмкости, похожей на блестящий медный котелок. Его, как видно, предлагалось зачерпывать руками. Впрочем, я быстро оценила это средство - оно замечательно отчищало и при этом увлажняло кожу и волосы, а ещё до крайности приятно пахло.
        Приняв душ, я оделась, подсушила полотенцем волосы и вновь заплела их в косы, после чего покинула гостеприимную комнату и спустилась вниз, в зал. Марлопы ещё не было, как и посетителей, зато Лумар торчал на прежнем месте и выглядел так, будто и вовсе не ложился спать.
        Выслушав мои умозаключения по поводу незаконченных дел, он авторитетно подтвердил, что они и в самом деле могут притянуть меня обратно.
        - Закончи дела или, по крайней мере, сделай на этот момент времени всё, на что хватит сил и возможностей. Тогда ты сможешь вернуться сюда и не бояться, что прежняя жизнь тебя неожиданно догонит, - посоветовал он. - И помни, здесь всегда рады тебя видеть.
        Я кивнула, достала из сумки жетон и вновь сжала его в кулаке. Лучше уж сделаю это заранее, чтобы потом не забыть.
        Таверна вновь торчала на окраине. То ли она решила оказать мне услугу, то ли просто так совпало. В любом случае, мне это было на руку.
        До остановки я дошла в великолепном настроении. Полученный в таверне заряд сил, позитива и бодрости не просто поддерживал меня на плаву, но и, казалось, наделял способностью свернуть все попавшиеся на пути горы.
        Я вновь погладила мохнатые деревья, которые при моём появлении уже заранее склонились вниз, умудрившись подставить под ласкающие руки даже свои вершины. Не думала, что они аж настолько гибкие. Оставив их блаженно мурчать, сотрясая окрестности, я направилась по дороге, оглядываясь и втайне надеясь встретить своего недавнего знакомого с собачками.
        Но в этот раз мне совершенно никто не встретился, зато я, помня слова Лумара и Марлопы про отсутствие ядовитых растений, вдоволь наелась прозрачных искристых ягод с кустов. На вкус они были просто замечательными: нежными, сладкими, с прохладной мякотью, тающей во рту, как фруктовое мороженое. Самое то для жаркого летнего дня.
        Автобус меня уже ждал.
        Я обратила внимание, что его номер и внешний вид были другими. Это в очередной раз подтвердило вывод, что всё дело не в автобусе, а в жетоне.
        Я вошла в салон и села на свободное место. Двери закрылись, автобус рванул вперёд. Момент перехода был почти незаметным, но оглушающе-стремительным. Миг - и за окном вместо тихого сказочного леса оказался шумный пыльный мегаполис. Пассажиры ожили, автобус наполнился голосами, шорохами, вздохами.
        Я заметила, что подъезжаю к той остановке, от которой можно было дойти до Нади. Именно сюда я направлялась, когда перенеслась в Пряниксберг.
        Я вышла на остановке и… застыла. Осознание происходящего вместе с отступившими в таверне эмоциями свалилось на меня подобно снежной лавине.
        Бог мой, это что, действительно произошло?
        Я и в самом деле переехала к неприятному соседу, который меня заколдовал, а потом попала в город, расположенный в центре Мироздания?! Безумие какое-то, честное слово!
        Кто-то толкнул меня в плечо, заставив сдвинуться с места. Почти на автопилоте я побрела в сторону дома подруги.
        Отрицать произошедшее не получалось, но принять его и смириться было ещё сложнее. Те, кто думает, что, столкнувшись с чудесами и попав в другой мир, легко и быстро адаптируется, глубоко ошибается.
        Мне требовалось как-то заземлиться, хотелось взять паузу и разобраться, действительно ли вся эта мистическая хрень со мной случилась или у меня просто-напросто поехала крыша и теперь я живу в плену фантазий.
        Подруга открыла дверь сразу, будто давно меня ждала.
        - Проходи, - вообще без удивления кивнула она. - Сейчас сварю тебе кофе с овсяным молоком, щепоткой ванилина и корицей. Голодная?
        - Нет. Кофе - это именно то, что нужно.
        Как я уже говорила, Надя редко подпускала к себе людей, но если подпускала, то знала о них и об их вкусах всё до мелочей и ничего не забывала. Кстати, работала она на удалёнке как раз по той причине, что не любила общаться с незнакомцами без необходимости.
        - Ты - ангел, - пробормотала я. Привычное поведение Нади было именно тем, что мне требовалось. Оно и в самом деле возвращало меня в реальность. Кроме того, я как-то на автомате заставила себя собраться, чтобы не пугать подругу неожиданными воплями и дикими глазами.
        Вязкое спокойствие Надиного дома спустилось на меня, окутало со всех сторон и словно окончательно заставило вернуться с небес на землю.
        Мы устроились на кухне.
        - Надя, можно мне перекантоваться у тебя некоторое время? Только никому об этом не рассказывай, даже своей маме.
        - Ого, даже так! - присвистнула подруга. - Рассказывай, что у тебя произошло.
        Я вкратце поведала ей о том, что прячусь от бывшего парня. Правда, кое-какие факты пришлось по понятным причинам исказить. В моей более реалистичной версии рассказа выходило, что влюблённый в меня с детства Аркаша связался с какими-то бандитами и вынудил меня с ним съехаться. А теперь я сбежала, и он меня везде разыскивает. При этом моих родителей по его указке увезли куда-то в другой город, чтобы они ему не мешали. И теперь мне нужно выяснить, где именно они находятся.
        - Вот так история! - опешила Надя.
        «Знала бы ты правду, вообще была бы в шоке», - подумала я.
        - Да. И теперь мне нужно выяснить, где родители. К знакомым лучше не обращаться, так как Аркаша наверняка за ними следит.
        - Я помогу тебе, чем смогу. Оставайся у меня, если нужно. Хочешь, попробую поговорить с мамой и узнать, известно ли ей что-то о твоих родителях? Может, они с ней связывались?
        - Конечно! Только не говори тёте Кате, что я тут.
        - Не волнуйся. Я просто позвоню под другим предлогом и между делом спрошу, как у вашего семейства дела. Скажу, что давно тебя не видела… В общем, всё будет в порядке.
        Она ушла звонить, а я встала и принялась расхаживать по кухне.
        - Мама ничего не знает, - сообщила, вернувшись, Надя. - Говорит, что телефон не доступен и странички в социальных сетях твоя мама давно не обновляет, но последний статус: «Уехали далеко и надолго. Когда вернёмся - неизвестно! У нас второй медовый месяц! Будем путешествовать дикарями, без связи». Вообще, она говорит, что это в духе твоей мамы, так что особенно не волнуется. Разве что недовольна, что та угнала без предупреждения.
        - Это наверняка Аркаша позаботился, чтобы их не хватились. Хотя да, моя мама могла подобное выкинуть. Это у нас семейное - угнать куда-то и исчезнуть, - проворчала я.
        - На бабулю вашу намекаешь? - понятливо ухмыльнулась Надя.
        С нашей бабушкой была вообще распрекрасная история. Во-первых, она была очень мудрой и одарённой женщиной. Ей с лёгкостью удавалось то, на что другие порой тратили целую жизнь. Во-вторых, её вечно куда-то тянуло. Она называла это «зов дороги» и утверждала, что если ему не подчинится, однажды её просто унесёт ветром во сне и она проснётся в каком-нибудь другом мире. Мы воспринимали это как странную шутку, такую же странную, как и сама бабуля. Хотя вот сейчас я вдруг задумалась, шуткой ли это было.
        Меня бабуля просто обожала, впрочем, это было взаимно. Она была невероятно умной и с детства учила меня критическому мышлению, а ещё заражала каким-то особенным, бесшабашным духом свободы. Она часто уезжала, путешествовала по разным странам, потом возвращалась, а через некоторое время срывалась вновь. А потом уехала с концами. Сказала, что не хочет дряхлеть у нас на глазах (учитывая, что она выглядела очень молодо для своих лет, это заявление было будто бы притянутым за уши) и поэтому избавляет нас от необходимости присматривать за ней.
        - Считайте, что я ушла и исчезла, как кошка, - сказала она. И действительно уехала. С тех пор мы о ней не слышали, хоть мама и была почему-то уверена, что с ней всё в порядке.
        Первое время я дико скучала, но потом смирилась. И даже начала считать, что что-то в этом есть - вырастить семью и уехать, чтобы где-то начать жизнь заново. К тому же проблемы в этом для бабули не было. Мужчины всех возрастов западали на неё моментально, так что кавалеров у неё всегда было больше, чем у меня.
        - Ещё чаю? - Надя как-то неловко взяла только что вскипевший чайник и едва не выронила его, вместо чашки плеснув кипятка на стол, как раз туда, где лежала моя рука с зажатым в ней жетоном. Я успела отдёрнуть руку (на неё попало лишь пара капель) и вскочить, пока кипяток не потёк на колени, но больно ударилась о стену локтём и выронила жетон на пол.
        Конечно, он был сразу поднят, однако же спокойствия это мне не принесло.
        - Прости! - воскликнула подруга, пытаясь устранить катастрофу.
        - Надя… мне надо идти. Возможно, вернусь чуть позже.
        Я не знала точно, сможет ли за такой короткий период отследить меня Аркадий, однако рисковать подругой считала неприемлемым. Может, потусуюсь где-нибудь в кустах возле дома, так, чтобы просматривался Надин подъезд. Если в течение пары часов никто не появится, значит, не отследили.
        - Что случилось? Ты обиделась? - забеспокоилась она.
        - Нет, конечно. Просто вот сейчас подумала, что… эээ… включала свой телефон перед тем, как к тебе зайти. Вдруг Аркаша сможет отследить меня по номеру? - Я беззастенчиво врала, но не объяснять же ей про жетон и магический поиск. - Поэтому я некоторое время посижу неподалёку от твоего подъезда, чтобы проверить, придёт он или нет. Если нет, то вернусь. А вообще, надо новую симку купить, пожалуй.
        - Ого, даже так?
        - К сожалению, да.
        - В таком случае, покупать не надо. У меня есть лишняя симка. Нужна была для регистрации дополнительного аккаунта. Сейчас найду. Дай мне пару минут.
        Она действительно справилась очень быстро.
        Забрав симку, я на всякий случай попрощалась и покинула квартиру. Стоило только выйти из подъезда, как живот скрутило болезненным спазмом от острого беспокойства. Я метнулась в ближайшие заросли сирени и аккуратно выглянула из-за веток. Сначала казалось, что тревога ложная. Однако спустя пару минут во дворе показались Аркаша с Гришей.
        Они выглядели неуверенно, словно не до конца понимали, куда надо идти. Это радовало. Выходит, я ушла вовремя и Надя пока в безопасности. Очевидно, что из-за краткосрочности сигнала точное местоположение они не выследили, иначе уже рванули бы к подъезду, а не озирались по сторонам. Может, потопчутся и уйдут? Надеюсь, двор обыскивать не будут. Хотя им ведь так хочется меня найти, что вряд ли эти двое бросят дело на полпути…
        ГЛАВА 4
        Они начали негромко совещаться. Отсюда я не слышала ни слова, и это тревожило. Потом Аркаша встал в центре двора, чтобы, видимо, не упустить моего появления, а Гриша двинулся к ближайшему подъезду и принялся медленно обходить двор по кругу.
        Если он так и продолжит движение, то сможет разглядеть за кустами меня! Здесь листва густая, конечно (я ещё забурилась в неё поглубже, оставив порядочное количество волос на ветках), да и топ у меня зелёный, однако же, приблизившись, рассмотреть что-то между ветвями можно.
        Я начала высматривать пути отхода. Кусты были густыми и раскидистыми, но их было всего четыре или пять. А чтобы добраться до края дома и свернуть за угол, мне нужно было миновать ещё один подъезд, возле которого, как назло, было очень туго с растительностью.
        Гриша закончил с одним из домов, образующих двор, и перешёл к тому дому, в котором жила Надя. Если так пойдёт и дальше, то он очень скоро будет возле моего убежища.
        Внезапно во двор с громкой музыкой, от которой обычно мелко дребезжали стёкла в квартирах, заехала машина.
        Из неё вывалилось двое подвыпивших парней.
        - Эй, вы тут живёте? - крикнул им Аркаша, вставая со скамейки. Гриша тоже бросил свой обход и двинулся в их сторону.
        Этот вопрос парням не понравился, как и сам Аркаша (в этом я очень их понимала!). Видимо, они были уже в том состоянии, что им для конфликта не требовалось даже особого повода.
        - Слышь, а ты чё такой борзый, а?.. - Один из них сделал шаг к приблизившемуся на опасное расстояние Аркаше. Тот осознал свою ошибку, попятился назад и глянул на Гришу.
        - Дружок твой? - включился второй парень, развернувшись к Григорию. - А чего вы, голубки, в нашем дворе забыли?
        Гриша быстро достал что-то из кармана и поднёс к его лицу. Парень замер, будто врезался в стену, и застыл, как солдатик, с безвольно обвисшими руками. Гриша тем временем кинулся на помощь Аркаше, которого уже успели взять за грудки и встряхнуть.
        - Отошёл! - рявкнул Гриша, держа артефакт наперевес.
        Я вдруг поняла, что дожидаться развязки не стоит. Гриша в настоящий момент был ко мне спиной, а Аркашу загородил от меня тот подвыпивший парень, которого вот-вот собирались заколдовать и, очевидно, допросить мои преследователи.
        Второго такого шанса может и не подвернуться.
        Я попятилась назад, вылезая из убежища, а потом рванула что есть сил мимо последнего подъезда за угол. Криков позади не было, но я всё равно не останавливалась - неслась со всех ног, то и дело сворачивая, пока у меня хватало дыхания.
        Наконец, сил не осталось совсем. Я хотела просто упасть на скамейку в ближайшем дворе, но потом вспомнила указания моей школьной преподавательницы по физкультуре (она строго-настрого запрещала резко останавливаться после быстрого бега) и перешла на медленный шаг. Чтобы отдышаться потребовалось время.
        За мной, похоже, никто не гнался. Однако легче мне от этого не стало.
        Теперь и речи не могло быть о том, чтобы вернуться к Наде! А ещё я ни на волосок не продвинулась в вопросе поиска родителей!
        Нет, ну надо же, как Аркаша с Гришей землю роют! Интересно, они больше хотят вернуть меня или жетон? Если пропуск в Пряниксберг Аркаше выдали на его загадочной работе, то, надо думать, за потерю столь ценного предмета по головке его не погладят. Впрочем, так ему и надо, гаду.
        Я в ярости сжала жетон так сильно, что почувствовала боль. Он внезапно разогрелся. Ладонь закололо, и по руке прошла волна будто бы микроразрядов. Тепло из артефакта перешло в кисть, потом распространилось до предплечья, а потом заполнило всё тело. Это длилось лишь мгновение, после чего всё стало по-прежнему. Только вот мне показалось, что жетон в ладони теперь ощущается как-то по-другому. Но в чём разница, я так и не смогла понять.
        Что ж, похоже, идти мне некуда. Даже если я навещу ещё какую-нибудь приятельницу, о которой Аркаша мог не знать, то уж переночевать у неё точно не смогу. Мне ведь надо постоянно сжимать в руке жетон, чтобы меня не выследили. Во сне трудно контролировать тело. Рука разожмётся и… всё, возьмут тёпленькой. Не говоря уж о том, что подставлять очередную подругу совсем не хочется. Хотя, конечно, есть вариант примотать его к руке какой-нибудь тряпкой…
        Задумавшись о том, что делать дальше, я как-то на автомате добрела до знакомой остановки. Там как раз стоял автобус, в который я, ни минуты не раздумывая, залезла с намерением уехать подальше от этого района, чтобы ненароком не наткнуться на Аркашу и его гадкого друга.
        И только когда в автобусе вдруг стало неестественно тихо и люди вокруг замерли в разных позах, до меня дошло, что с зажатым в руке жетоном общественный транспорт идёт только по одному маршруту: мой мир - Пряниксберг.
        Ну что ж, далеко не худший вариант. Да и вообще, зачем врать самой себе? На самом деле я очень хочу удостовериться, что этот городок мне не привиделся, а ещё мне невероятно хочется вновь посетить таверну. Это место манило меня, даже мысль о нём пробуждала какое-то невыносимо приятное чувство внутри.
        Да, мне всё равно придётся вернуться в свой мир, чтобы узнать, что стало с родителями. Вдруг Аркаша доберётся до них, чтобы шантажировать меня? И документы надо как-то забрать, хотя бы паспорт. Но вот прямо сейчас я не представляла, как можно это всё сделать. Мне требовалось переварить всё произошедшее и составить новый план.
        Да, пока в голове хаос, но в таверне эмоции, скорее всего, снова придут в порядок, и я опять начну мыслить ясно.
        Я вышла на знакомой уже остановке и решительно зашагала по тропинке.
        Таверна ждала меня на окраине, как преданный пёс своего ненадолго отлучившегося хозяина. То, что она ждала именно меня, не вызывало сомнений: едва я вошла, как особняк тут же перенёсся на одну из улочек города. Я увидела её через окна в торговом зале.
        Стоило мне шагнуть за порог, как эмоциональная буря внутри снова утихла. Это было очень кстати, поскольку после пережитого приключения меня не просто потряхивало, а основательно штормило. Всё смешалось воедино: злость на бывшего и его приятеля, чувство вины перед родителями, страх, что меня могли поймать и при этом лишить жетона (а значит, единственного шанса вновь вернуться в таверну).
        Поэтому, когда груз эмоций перестал разрывать на части, я невероятно обрадовалась. Да и вообще, мне было так приятно снова сюда вернуться! И в чудесный Пряниксберг, и, главное, в таверну, в которой я чувствовала себя так хорошо, как нигде до этого.
        Лумар кивнул мне так привычно, будто я была завсегдатаем. Марлопа, которая уже опять носилась по залу, обрадованно воскликнула:
        - Алекс, привет! А я уж боялась, что ты больше не вернёшься! Как твои дела? Да проходи же скорее, присаживайся…
        Под её щебетание я села на своё прежнее место у стойки, а жетон с облегчением закинула в сумку.
        - Есть хочешь? - заботливо уточнила она.
        - Нет, спасибо.
        - Тогда предлагаю свежезаваренный чай и пирожки с блаженикой. Уверяю, такого ты не пробовала!
        Я глянула на Лумара, он кивнул.
        - Ну… хорошо.
        Счастливая официантка унеслась выполнять заказ.
        - Что, не задалось утро? - первым нарушил тишину хозяин таверны.
        - Да. Про родителей так ничего и не узнала, да ещё и едва не подставила подругу. И теперь я в тупике. Получается, что мне опасно привлекать кого-то в помощники и, признаться, кроме этого места совсем некуда пойти.
        Он кивнул, не пытаясь мне сочувствовать. Впрочем, в сочувствии я и не нуждалась.
        - Всё, что я сказал вчера, остаётся в силе, - веско сказал Лумар. И это было гораздо ценнее слезливой жалости.
        - Спасибо. Не представляю, что было бы, если бы вчера я всё-таки не попала сюда. Единственно, здесь такая атмосфера, что проблемы перестают казаться страшными и о них совсем не хочется размышлять.
        - Да, атмосфера здесь особенная. Она, бесспорно, способствует улучшению состояния, но обычно она не перекрывает эмоции, как это случилось с тобой. Однако твой случай особенный. Таверна захотела тебе помочь. Ты ей понравилась. Она решила, что тебе нужно отдохнуть и восстановиться, поэтому временно отключила часть эмоций. Дело в том, что вчера ты вошла сюда разрушенной, не в физическом плане, а в духовном. Физически ты выглядела нормально, но от ауры остались одни только клочья. Очевидно, ты невероятно сильна, если могла раз за разом прорываться сквозь чары своего парня, но делала это ты ценой собственной жизненной энергии. Поэтому в том состоянии разъедающие эмоции могли оказаться губительными для тебя. Таверна отключила их и принялась восстанавливать ауру. За ночь ей удалось почти полностью привести тебя в порядок. Если бы ты сегодня не явилась, то окончательно восстановилась бы сама через пару дней. А раз ты пришла, она решила закончить дело и вновь отключила часть эмоций. Потом они вернутся, но ты не будешь ощущать их так болезненно. Ты снова сможешь справляться с ними. Хотя, бесспорно, тут, в
таверне, тебе будет делать это намного комфортнее, поскольку, во-первых, как я уже говорил, это место создано для душевного отдыха, а, во-вторых, оно по какой-то причине включило тебя в круг своих.
        - Ого, - я погладила пальцами стойку.
        Почему-то информация о том, что таверна в определённом смысле живая и способна испытывать симпатию, не оказалась для меня новостью. Что-то подобное я подозревала ещё во время первого появления здесь. Надо сказать, симпатия эта была взаимной.
        Вот только теперь возникает вопрос - какие эмоции были моими собственными, а какие - навеяны таверной?
        - Не грузись понапрасну. Всё, что ты ощущаешь здесь - твоё собственное. Таверна лишь временно убрала то, что тебя разрушало.
        - Это хорошо. Потому что вот уже второй раз мне кажется, что я вернулась домой. Не хотелось бы думать, что это лишь навеянная иллюзия.
        Мы замолчали, думая каждый о своём. Разговаривать больше не хотелось. Неслышно подкралась Марлопа и поставила передо мной поднос с ароматным чаем и пирожками в виде пухлых румяных конвертиков.
        Запах от них шёл умопомрачительный, так что устоять было попросту невозможно.
        Лумар деликатно замолчал и сделал вид, что его заинтересовали посетители, чтобы не отвлекать меня от еды.
        Чай казался чуть тёплым, но стоило сделать глоток, как он разогревался во рту и раскрывался ярким необычным вкусом, одновременно острым и сладким. Он моментально поднял моё и без того наладившееся настроение на небывалую высоту. Казалось, я пью концентрированную энергию.
        Румяные пирожки же были начинены каким-то восхитительным джемом, ароматным, но не приторным. Честно сказать, после первого укуса я некоторое время сидела с закрытыми глазами и невнятно восторженно мычала. Боже, да стоило устроиться на работу в таверну только ради того, чтобы иметь доступ к этим пирожкам!
        Закончив с пирожками, я принялась наблюдать за залом. Посетителей было не так, чтобы много, но и не мало. Из десяти столиков пустовали всего два. За одним сидела оживлённая компания, ещё за одним, дальним, парочка, а за остальными по одному человеку.
        Вообще, когда я раньше читала книги про другой мир, я представляла себе людей в пышных платьях, пёстрых панталонах и беретах с перьями. Но в Пряниксберге всё было не так.
        У мужчин преобладали приталенные рубахи из тонкой ткани вроде шёлка, безрукавки, порой с неброской вышивкой серебряными или золотыми нитями, неизменные широкие пояса и либо укороченные штаны (даже, пожалуй, бриджи), которые обязательно доходили до голенищ сапог и даже чуть их прикрывали, либо узкие длинные брюки, которые заправлялись в сапоги или носились с ботинками вроде ботфорт с заострёнными носами. Женщины, увиденные мной в зале и на улицах за окном, предпочитали яркие платья и яркие костюмы с шароварами и цветочной вышивкой. Честно сказать, мне немедленно захотелось прикупить себе такой костюм.
        Марлопа с неуёмной энергией летала по залу. При всей своей комплекции двигалась она очень проворно и выглядела при этом весьма жизнерадостно. С какими-то посетителями она весело болтала, других, напротив, старалась не беспокоить. Понаблюдав за ней какое-то время, я вдруг поняла, что сидеть на месте мне невмоготу.
        - Я хочу помочь Марлопе, - сказала я Лумару. Он одобрительно кивнул.
        - Правда?! - обрадовалась незаметно возникшая рядом блондинка. Только ведь вроде суетилась возле дальнего столика. - Ну так это всегда пожалуйста!
        И в следующие два часа я вместе с ней носилась по залу. Она говорила, что делать, я делала, не задумываясь и полностью отдаваясь процессу. Почему-то простые действия доставляли мне почти сверхъестественное удовольствие. С каждым отнесённым клиенту блюдом я чувствовала себя всё более и более живой. События с Аркадием будто отошли даже не на второй, а на сто второй план и казались чем-то вроде страшного сна, увиденного давным-давно.
        Работать было интересно. Во-первых, таких блюд и напитков мне не приходилось встречать ранее и даже приборы отличались от наших, во-вторых, нравилось наблюдать за реакцией людей, многие из которых улыбались мне, радуясь принесённой еде. К слову, мой наряд ни у кого не вызвал удивления. В-третьих, готовили блюда какие-то невидимые повара. Каждый раз подходя к окну раздачи и забирая готовые блюда, я видела, как сами собой режутся овощи и фрукты, помешивается вода в кастрюльке, летают тарелки…
        На мой вопрос «Кто их готовит?» Марлопа со смехом сказала, что хитрец хозяин каким-то образом привлёк на службу домовых.
        - Очень милые ребята, между прочим. Крайне ненавязчивые, а дело своё знают. Правда, с ними не поболтаешь… да и хозяин наш тоже разговорчивостью обычно не отличается. Так что представь, как я рада твоему появлению!
        - С посетителями можно болтать, - польщённо заметила я.
        - Эээ, нет. Посетители приходят сюда отдыхать. Если они расположены к разговору, я могу перекинуться с ними парой фраз. Порой их надо выслушать и дать какой-нибудь ненавязчивый совет. А некоторых лучше не трогать. Вон, посмотри на того парня. Он явно мучительно ищет решение какой-то проблемы, а найти не может. Не спрашивай, откуда я это знаю. Это моя способность. Обычно я гляну на посетителя и сразу понимаю, к кому лезть не стоит.
        Я посмотрела на загруженного парня, который сидел и, хмурясь, смотрел прямо перед собой. Видимо, проблема и в самом деле была серьёзная, раз даже располагающая к отдыху атмосфера таверны не смогла его расслабить. Почему-то мне очень захотелось ему помочь, как будто эта помощь могла отчасти решить и мою проблему.
        - Бедняга! Вот бы улучшить его настроение, - сказала я Марлопе.
        - А давай сделаем ему вкусный коктейль из блаженики за счёт заведения? - предложила она.
        - Давай. Можно только я сделаю? Если, конечно, это не требует особых умений.
        - Нет, не требует! Видишь вон тот аппарат слева от стойки? Возьмёшь вон в том шкафчике банку с яркими жёлтыми ягодами, засыплешь их в голубую воронку и нажмёшь самую большую кнопку. Потом вытащишь из выемки получившуюся массу, смешаешь со специями и зальёшь в один из витых бокалов, стоящих рядом с аппаратом.
        - Специи - это коробочки с разноцветным порошком? - уточнила я. - Какой из них добавлять в мякоть?
        - Алый, голубой и бежевый. Каждого по щепоти. Получится очень вкусно! К тому же блаженика бодрит. У гостя наверняка сразу же поднимется настроение. А в хорошем настроении решение проблемы найти гораздо легче. Можешь потом сделать такой же коктейль и себе. Попробуешь заодно.
        - Один вопрос. Если вдруг я переборщу с какими-то ингредиентами или перепутаю дозировку порошков…
        - Ничего страшного, - беспечно махнула рукой Марлопа. - Этот напиток испортить невозможно. А специи по идее можно добавить хоть все. Просто то сочетание, которое я тебе назвала, обычно оказывается наиболее удачным и очень нравится клиентам.
        Я успокоилась и с огромным интересом принялась возиться с аппаратом. На самом деле ничего сложного не было. Процесс приготовления оказался весьма увлекательным. Что интересно, пройдя через загадочный аппарат, масса из блаженики утратила жёлтый цвет и превратилась в прозрачное мерцающее пюре.
        Я закинула туда специи и почувствовала себя ребёнком, наблюдающим интересный фокус: попав в прозрачную массу, цветные порошки не смешались - они начали внутри сосуда какой-то загадочный танец, переплетаясь в сложный красивый узор. Причём при переливании в стакан узор не смазался, а стабилизировался внутри и застыл.
        Это было невероятно красиво! Никогда не видела ничего подобного! Боже, неужели я сделала это своими собственными руками? Чудеса… Зато такая красота никого не может оставить равнодушным и наверняка поможет парню отключиться от тяжких размышлений и найти решение проблемы!
        С гордостью глянув на Лумара (правда, он на меня не смотрел, негромко беседуя с подошедшим к нему посетителем), я понесла коктейль гостю. Марлопа тоже в этот момент была занята, о чём-то хихикая с той самой большой компанией, расположившейся за одним из столов.
        Гость удивился. Он поднял голову и принялся озадаченно рассматривать опустившийся прямо перед ним бокал.
        - Коктейль из блаженики за счёт заведения! - мило улыбнувшись, сообщила я.
        Он, помедлив, кивнул, заворожённо потянувшись к напитку. Выглядел при этом так, словно подобный коктейль увидел впервые в жизни. Сделав первый глоток, он прикрыл глаза на мгновение, а потом на его лице расцвела блаженная улыбка. Я обрадовалась и тихонько отошла, продолжая наблюдать за гостем.
        Мужчина тем временем обхватил бокал обеими руками и принялся пить коктейль большими глотками. Глаза при этом не открывал. Поставив на стол опустевший бокал, он вдруг начал вести себя ещё более странно. Его голова упала на грудь, как будто он резко уснул, но тело при этом осталось сидеть вертикально, а руки принялись быстро двигаться над столом так, словно что-то пишут.
        - Лумар! - позвала я. - Это нормально?!
        - Ой! - воскликнула обернувшаяся на мой возглас Марлопа. Вместе с ней обернулись и все остальные посетители таверны, уставившись на непрерывное движение рук уснувшего гостя.
        - Любопытно, - отрешённо заметил Лумар. - После чего это началось?
        - Я… сделала ему коктейль из блаженики. Он его выпил. И всё!
        - Как ты делала коктейль? Как выглядела получившаяся смесь? - Лумар задавал вопросы спокойно, будто происходящее скорее заинтересовало его, а не шокировало.
        Я, путаясь в словах, быстро описала процесс и результат.
        - Узор?! Но должно было получиться не так… - выдохнула официантка.
        - Тихо, - прервал её Лумар. - Мне кажется, руки пытаются что-то написать. Марлопа, дай ему бумагу и карандаш.
        Та сноровисто выполнила распоряжение, достав пачку листов из-за стойки. Стоило положить листы на стол и поднести к рукам карандаш, как они схватили его и принялись быстро аккуратно писать. Причём строчки ложились так ровно и красиво, будто мужчина всё видел, а не спал глубоким сном, слегка даже похрапывая.
        Все гости вместе с нами увлечённо следили за происходящим. Никто почему-то не впадал в панику и не предлагал немедленно вызывать лекаря (или кто там у них занимается лечением).
        Исписав мелким почерком два с половиной листа, руки успокоились и опали на стол, будто утратив силу. Зато сам мужчина открыл глаза, поднял голову и озадаченно уставился на лежащие перед ним записи.
        - Что это? - спросил он, а потом обернулся и глянул на нас и на притихший зал. - Написано моим почерком, но я это не писал.
        - Прочитай, - распорядился Лумар так, будто имел на это право.
        Тот беспрекословно послушался и вчитался. Надо было видеть его лицо! Это было даже не изумление, а настоящий шок.
        - Это же… это решение, которое я искал! Теперь я знаю что делать! О, спасибо-спасибо за это чудо! - прокричав последнюю фразу, он вскочил и, подхватив листы, вылетел из таверны.
        - Ну, дела… - пробормотал кто-то из компании, Марлопа оторопело кивнула. Взгляды скрестились на мне. Я пожала плечами. Тогда все переключились на Лумара, небезосновательно полагая, что уж он-то точно в курсе дел.
        Он выдержал паузу, а потом уточнил у меня:
        - Скажи-ка, Алекс, а о чём ты думала в тот момент, когда готовила гостю коктейль?
        - Не помню, - честно призналась я. - Радовалась, что работаю и что у меня получается. Ещё очень хотела, чтобы парень смог решить свою проблему, в чём бы она ни заключалась.
        - А думала ли ты о своих руках или о чём-то связанном с руками? Допустим, о том, как здорово что-то делать своими руками?
        - Думала. Как раз что-то вроде этого и думала…
        - Угу, ясно, - кивнул он и снова замолчал.
        - Так что случилось-то? - первой не выдержала Марлопа.
        - Интуитивная кухня, - два слова упали так веско, словно должны были всё объяснить. Все ахнули. Кроме меня, разумеется, так как я ни черта не поняла. - Другого варианта нет.
        - Ооо, - взгляды снова скрестились на мне.
        - Может, объясните?
        - Непременно. Всё объясню и помогу разобраться. Идём со мной, Марлопа справится пока без тебя.
        Та активно закивала, глядя на меня с благоговением, как на спустившееся с небес божество.
        Лумар поманил меня за собой и, обогнув стену с напитками, которая располагалась позади него, исчез из виду. Я припустила следом, сгорая от любопытства. В зале тем временем поднялся гул: все обсуждали новость.
        За стенкой обнаружился служебный коридор с несколькими дверями. Наш путь лежал к самой дальней из них. Лумар открыл её и предупредительно впустил меня в кабинет с двумя креслами и огромным полукруглым окном чуть ли не во всю стену, сквозь которое в настоящий момент было видно симпатичную улочку. Кресла были повёрнуты к окну, между ними стоял круглый столик. Больше мебели не было.
        - Принесите нам чай с пирогами, - распорядился в пустоту Лумар. Раздался короткий шорох и всё стихло.
        Он занял одно из кресел, я устроилась во втором. Кресла были огромными. Чуть подумав, я скинула кроссовки и залезла туда с ногами. Почему-то не возникло и сомнений, что хозяин таверны отнесётся к этому нормально. Так и получилось. Он одобрительно кивнул и предложил угощаться. Только после этого я заметила, что на столике возникли две здоровенные чашки чая и огромное блюдо с пирожками из блаженики.
        Отпив глоток чая, я понаблюдала за прохожими и озвучила уже некоторое время интересующий меня вопрос:
        - А почему люди не удивляются моей одежде?
        - Это ж Пряниксберг, - пожал плечами Лумар. - Тут всякое бывает. Чудеса - это для нас не дикость, а обыденность. Пойдёшь на прогулку, сама всё увидишь.
        - Пойду?
        - Пойдёшь. Как иначе-то? Но сейчас предлагаю поговорить о другом. Почему бы тебе не устроиться на постоянную работу в таверне? График свободный, оплата хорошая. Жильём и едой обеспечу. Что скажешь?
        - Вы предлагаете работать помощницей Марлопы?
        - Нет. У тебя только что проявился дар, очень-очень редкий и востребованный. Это дар к интуитивной кухне. Люди со всего города будут приходить к тебе, чтобы попробовать твои шедевры.
        - Я готовить не люблю. Да и получается так себе, - призналась я. Аркаша внушал мне желание научиться, и я старательно штудировала рецепты, смотрела видео в интернете и увлечённо наваривала супы… но результат всё равно откровенно удручал. В итоге мой бывший (как же приятно это звучит!) сдался и полностью переключился на доставку еды, тем более финансы позволяли.
        - Это неважно. Интуитивная кухня имеет мало общего с обычной готовкой. И она очень завязана на эмоциях. Поэтому никто в здравом уме не заставит тебя готовить хоть что-то, если настроение будет плохим или если человек вызовет у тебя отторжение. Иначе получится то, что употреблять нельзя. Поначалу ты можешь делать коктейли или даже просто заваривать чай, результат всё равно будет. Главное, чтобы тебе нравилось то, что ты делаешь. По правде говоря, настоящему профессионалу интуитивной кухни даже ингредиенты не нужны… но об этом ещё рано. Суть дара тебе понятна? Всё приготовленное тобой имеет силу. Бывают разные варианты этого дара. Иногда творения интуитов улучшают настроение, лечат болезни или даже бывали случаи, что они наделяли особыми талантами. На что способна ты - пока неизвестно.
        - А разве в городе, где люди и без того привыкли к чудесам, нет других способов поднять настроение или разобраться с болезнью волшебством?
        Лумар улыбнулся.
        - Есть. Способов полно, здесь всё насыщено магией. Но твой дар всё равно особенный. Я постараюсь объяснить очень просто. Есть общий источник магии, из которого все её берут. А есть источник особенной силы, но черпать из него не может никто. Этот источник - изнанка Мироздания. Если бы кому-то посчастливилось получить доступ к силе изнанки - он стал бы могущественнее всех богов. Но это невозможно. Невероятно редкие счастливчики, бывает, получают дар использовать лишь жалкие крохи этой силы. И ты в том числе. Интуитивная кухня использует крупицы магии с изнанки. Поэтому её действие нельзя блокировать и перекрыть, а ещё она действует вне любых чар.
        - Например?
        - Например, человек заболел из-за того, что какой-то могучий чародей наложил на него хитросплетённое проклятие. И снять это проклятие не по силам другим магам. Надо искать кого-то столь же могущественного и талантливого. Или… направиться к специалисту по интуитивной кухне, например. Поскольку тот источник, из которого черпаешь крохи силы ты, не подчиняется никаким правилам. И то, с чем не справились могущественные маги, может решить один коктейль.
        - Ага, поняла. Получается, хоть мой дар и не такой яркий, как у иных чародеев, но он… эээ… как бы вне общих правил, да? И этим ценен?
        - Именно так. Поэтому я предлагаю тебе работу в качестве специалиста по интуитивной кухне. Здесь ты сможешь постепенно разобраться со своим даром и научиться им пользоваться. Я помогу.
        ГЛАВА 5
        - Это очень привлекательное предложение, не буду скрывать… - Я задумалась.
        Мысль о том, что можно жить и работать в красивом магическом городке наполняла каким-то невыразимым восторгом. Но… сначала мне надо было разобраться с поиском родителей. Почему-то мне казалось, что если я прямо сейчас отложу решение этого вопроса, может случиться что-то страшное. Будто этот город не сможет меня принять или что-то в этом роде.
        Я поделилась своими размышлениями с Лумаром, втайне надеясь, что он убедит меня в том, что беспокойства эти пустые и не имеют с реальностью ничего общего.
        Ага, раскатала губу.
        - Твоя магическая интуиция обострилась. Да, всё правильно. Конечно, нет сомнений, что сюда тебя привело не просто так. Ты нужна Пряниксбергу. Он выбрал тебя. И таверна сразу же признала тебя. Твоё место здесь. Однако же пока ты не разберёшься с проблемами, которые настойчиво тянут тебя назад, тот мир в любой момент может выдернуть тебя обратно. И в этом, боюсь, я тебе не помощник. Ты должна сама нащупать правильное решение.
        - Может, коктейль сделать? - вяло уточнила я, уже точно зная, что мне это не поможет. - Посетитель же смог разобраться с проблемой.
        - Да, потому что в твоей голове в отношении него всё было ясно. Ты без задних мыслей желала ему решить стоящую перед ним задачу, и у тебя не было даже идеи, что решение может быть сложным или невозможным. А сейчас, если ты попробуешь погрузиться в свою собственную ситуацию, которая застыла внутри тебя спутанным клубком, может получиться что-то чудовищное. Ты ещё не настолько владеешь даром, чтобы так рисковать.
        - И что же делать? Возвращаться опасно. Аркадий в этот раз нашёл меня очень быстро, стоило только выронить жетон. Видимо, даже находясь в моих руках, жетон не перекрывает возможность поиска полностью, а лишь рассеивает сигнал. Поэтому они с Гришей смогли приблизительно определить район, в котором я могу находиться, и бродили по нему, надеясь наткнуться на меня.
        Помолчав, хозяин таверны неохотно сказал:
        - Обычно я избегаю давать конкретные советы, особенно в определённых ситуациях, когда решение человека может перестроить весь его дальнейший путь. У меня есть на это причины и очень веские. Но в твоём случае сделаю исключение, поскольку заинтересован в том, чтобы ты осталась работать у меня. Так вот, назад обычно тянет вовсе не что-то неосуществимое, ведь подсознанием ты понимаешь, что это по каким-то причинам невозможно (или чревато потерей себя, как в твоём случае), а, соответственно, зов мира не может к этому прицепиться. Часто назад тащит какая-то мелочь. Что-то, что ты вполне могла доделать и вовсе не считала невозможным, но не доделала, и какой-то частью сознания понимаешь это. Скорее всего, подсознательно ты убеждена, что не использовала все шансы, которые могла использовать без особого риска. И именно к этой убеждённости подсоединяется зов твоего мира. Разберись, что конкретно волочит тебя назад, вернись и доделай это. Зов утихнет, гарантирую.
        Помолчав, я всё-таки уточнила, хоть и чувствовала, что ответ мне не понравится:
        - А как думаете, что будет, если я пока проигнорирую зов своего мира и брошу все силы на то, чтобы найти решение здесь? Например, освою полностью свой дар и использую его для того, чтобы устранить Аркашу и найти маму с папой?
        - Сначала твой мир начнёт тебе всё настойчивее намекать на возвращение. Ты увидишь знаки. А потом он найдёт способ вернуть тебя обратно. И, скорее всего, это произойдёт самым неожиданным и неприятным образом. Не советовал бы проверять. Допустим, ты можешь уснуть в таверне, а проснуться там. А точнее, в той постели, которую до прибытия сюда считала своей…
        - …У Аркаши в квартире… - похолодев, закончила я.
        - Да. Гораздо лучше, если ты нащупаешь ниточку, которая тебя тянет, и обрежешь её. А уж потом действительно вернёшься сюда и активно займёшься освоением дара.
        Я задумчиво кивнула, ещё немного полюбовалась на улочку за окном, а потом решительно встала и обулась. Неудержимо потянуло наружу.
        - Мне надо прогуляться и подумать. - Раньше я бы сочла желание прогуляться по совершенно незнакомому магическому городу безумием, но сейчас казалось, что нет ничего более правильного.
        Лумар, очевидно, считал так же.
        - Надо. Непременно прогуляйся по Пряниксбергу. А я буду ждать твоего решения. И ещё кое-что. Моё заведение то и дело меняет местоположение, но ты не заблудишься. Как захочешь вернуться, сосредоточься, подумай о нём и поймёшь, где оно в настоящий момент находится.
        - А вдруг не выйдет?
        - Выйдет! - закатил он глаза. - Но если очень боишься, то можешь у любого жителя спросить дорогу. Народ у нас тут отзывчивый по большей части, да и иномирцы им не в новинку.
        Когда я выходила из таверны, то обратила внимание, что зал опустел. Теперь там находилась одна Марлопа. Поймав мой взгляд, она со смешком развела руками и сказала:
        - Все побежали делиться новостью с друзьями.
        Я кивнула.
        - Ты в порядке? - неожиданно спросила она.
        - Думаю, да. Но точнее смогу сказать позже, после прогулки.
        - Знаешь, я ведь слышала твою историю вчера. Наверное, тебе непросто со всем этим разобраться. Вряд ли Лумар сказал тебе что-то путное. Он, вообще, много знает, но советы обычно не дает, только в самом крайнем случае. Причем, когда этот крайний случай наступает, решает исключительно он сам. А тебе сейчас явно не помешал бы совет кого-то знающего. Так вот, у нас в городе есть белый чародей, очень добрый и могущественный. Он мог бы тебе помочь. Правда, к нему всегда стоит большая очередь просителей, поэтому записываться лучше заранее, но можно попытаться донести его секретарю, что проблема очень срочная. Кто знает, вдруг тебя примут вне очереди?
        - Спасибо, учту, - кивнула я и вышла из таверны.
        В этот раз таверна «припарковалась» не в самом центре города, а на углу двух небольших улочек. Я огляделась и направилась в ту сторону, куда брела большая часть прохожих. На меня смотрели, но не таращились. Так время от времени окидывали взглядами и спешили дальше по своим делам.
        Я шла неторопливо, с любопытством рассматривая дома и не уставая поражаться гармоничности всех деталей. Ну какой хорошенький городок всё-таки! Никаких тебе облупленных стен, ям на дорогах, мусора у обочин… Всё чисто, аккуратно, красиво. И никаких машин или карет. Время от времени мимо проезжали люди на необычных животных с длинными пушистыми хвостами, чем-то похожих на помесь кота с таксой. То есть это гибкое существо размером с добрую лошадь имело умильную мордочку кота, но при этом длинное тело и короткие широкие лапы. Двигалось оно на удивление мягко, даже если развивало приличную скорость.
        Ещё несколько раз мимо проносились размытые серебристо-голубые молнии. Они передвигались с такой скоростью, что невозможно было даже разглядеть, что они собой представляют. Однако стоило пройти чуть вперёд, как я увидела то место, куда спешили эти загадочные товарищи.
        Это был дом, с виду обычный, если не принимать во внимание, что к нему со всех сторон мчались, вылетая из близлежащих улочек, эти самые серебристо-голубые силуэты.
        Возле дома они останавливались и выстраивались в круг, наконец-то давая себя разглядеть. Оказалось, что это подтянутые мужчины и женщины в облегающей серебристой форме на странных объятых голубым пламенем моноколёсах (в том смысле, что средством передвижения им служило одно-единственное колесо без руля с подставками для ног).
        Никто происходящему не удивлялся. Часть праздношатающихся горожан остановилась в отдалении, с явным восхищением наблюдая за действиями бравой команды, другие почтительно кланялись в их сторону и проходили мимо, огибая место происшествия по дуге, чтобы не мешать.
        Я решила примкнуть к наблюдающим и тихонько спросила у девчушки-подростка в ядовито-розовых шароварах:
        - А кто эти ребята? И что происходит?
        Что интересно, девочка вообще не удивилась. Она пояснила так, словно ей каждый день задавали подобные вопросы:
        - Красивые, правда? Это Гильдия защитников от сновидений. Ловят шлобстера.
        - Кого? Шлобстера? А кто такой шлобстер?
        - Ну так называют монстров, которые сбежали из сна, уплотнились и теперь разгуливают по Пряниксбергу. Обычное дело.
        - Угу… - опешила я. - А как это вообще получается-то? Как может монстр сбежать из сна?
        - Вот так и может. Кошмары все порой видят, а если испуг сильный, то монстр может ожить и сбежать. Чем больше он по чужим снам носится, тем больше силы набирает. Обычно защитники его успевают перехватить до того, как он в реальность просочится, но порой упускают. И тогда уже тут его ловить приходится. Смотри!
        Я глянула на обложенный защитниками дом как раз вовремя, чтобы увидеть метнувшегося из окна первого этажа громадного жуткого таракана с тремя человеческими головами. Он выглядел, как ожившая тень: чёрный и источающий тьму.
        - Ох ты ж, отродье чёрного! Жуткий какой! - перешепнулись за моей спиной.
        - Так их что, чёрный чародей создаёт, что ли? - тихо уточнила я у девочки.
        - Наверняка! - отозвалась она, с радостным испугом наблюдая за монстром. - Из-за чего-то ведь снятся кошмары? А кто в нашем благословенном Пряниксберге отвечает за зло? Только он!
        Стоящий рядом солидный мужчина, услышавший наш разговор, сурово кивнул, соглашаясь с девочкой. Интересно! А чего же тогда защитники не устранят корень проблемы? Или чёрный настолько страшен, что к нему не подступиться? Чего же он тогда весь Пряниксберг монстрами не заполнил? Запуганным тут народ не выглядит…
        Защитники и не подумали расступаться перед нёсшимся на них монстром. Они начали метать в него появляющиеся у них в руках обручи, которые, как и моноколёса, были объяты голубым пламенем.
        Горожане смотрели на это, как на праздничный салют. Вообще без страха! Похоже, у них и сомнений не было, что шлобстеру конец.
        Пока они таращились на чудище, я в это время пыталась рассмотреть, откуда ребята берут обручи. Перед тем как орудие появлялось в руке, защитники коротко встряхивали кистью. Я решила, что обручи отделяются от голубоватых перстней, которые имелись у каждого защитника, и тут же увеличиваются в размерах. Судя по всему, руки они не обжигали, учитывая, что у защитников не было перчаток.
        Причём я заметила, что метатели колец без труда видоизменяли своё орудие. Если обруч должен был зафиксировать монстра, то края были тонкими, а для того, чтобы рассечь чудище пополам, края становились широкими и плоскими, как у тарелки, превращая обруч практически в диск.
        Собственно всё было кончено за секунду. Три обруча зафиксировали таракана и начали сжиматься, а ещё один рассёк его пополам, после чего шлобстер… просто растёкся чёрным дымом, который тут же впитался в мостовую.
        На этом битва закончилась. Народ начал расходиться. Я тоже побрела дальше, пытаясь осознать, в насколько же необычное место попала. Здесь страшные сны могут оживать и бегать по улицам и никого это в целом не удивляет. Даже отдельную службу для отлова придумали.
        Размышляя об этом, я и не заметила, как перешла на другую улочку. Опомнилась только в тот момент, когда привычно поздоровалась со знакомой женщиной, которая год за годом сидела на этом месте за уличным прилавком и продавала соленья. И только после этого до меня дошло, что эту улочку я знаю. Это же улица моего города! Расположенного в моём мире! Она находится неподалеку от моего универа! Вон и кафе, в которое мы любили захаживать с подругами! Но как эта улица попала в Пряниксберг?! Я медленно дошла до конца знакомого многоэтажного дома, в котором располагалось то самое кафе, и с замиранием сердца завернула за угол, чтобы убедиться, что меня каким-то образом перенесло обратно домой.
        И встала как вкопанная.
        Передо мной вновь выстроился ряд домишек Пряниксберга, а по мощёной фигурной плиткой мостовой по-прежнему прогуливались его жители: элегантные мужчины и яркие, как бабочки, женщины.
        Даже тот дом, за угол которого я завернула, уже явно был домом, принадлежащим этому городу. У него имелись витые башенки и стрельчатые окна. Немного подумав, я решила проделать эксперимент ещё раз. Вернувшись на ту улицу, где только что сидела женщина и было знакомое со времён универа кафе, я обнаружила, что улица исчезла, как кратковременная галлюцинация. Передо мной снова был Пряниксберг. М-да.
        - Что-то потеряли? - сочувственно уточнила у меня хорошенькая женщина с пышным ёршиком коротких рыжих волос, настолько густых, что она чем-то походила на одуванчик.
        - Да нет… просто здесь минуту назад всё было по-другому… не важно. Всё уже хорошо.
        - Это главное, - кивнула она. - Знаете, со мной подобное тоже случается. Иногда идёшь знакомым маршрутом, а вокруг всё такое… необычное. Порой и вовсе неожиданное. Однажды, например, здания вокруг стали похожи на покрытые зеленью холмы, возле которых прогуливались невысокие пушистые люди с мордашками, как у щенят.
        - И что вы сделали? - невольно заинтересовалась я.
        - Поздоровалась и прошла мимо! - она рассмеялась. - Это же Пряниксберг! Приблудившаяся улица из другого мира - далеко не самое удивительное, что может здесь случиться. Тем более, что злые улицы он не притягивает.
        Она попрощалась и ушла, беззаботно насвистывая. Я ещё немного постояла и двинулась следом. Знаки! О них говорил Лумар. Почему-то мне казалось, что всё это случилось неспроста. Мой мир не даёт мне расслабиться, врываясь в призрак новой манящей жизни и напоминая о себе. Я почти физически чувствовала, как он меня тянет, настойчиво заявляя: «Пока не закончишь дела, о покое можешь забыть».
        Это внезапно разозлило.
        Будто бы опять что-то пыталось диктовать мне свои условия.
        Ну, нет, не позволю!
        Ведь вовсе не мой мир определяет, что я должна вернуться! Это я сама об этом думаю, а он лишь реагирует на мои эмоции.
        Как только я пойму, что сделала всё возможное, что могла сделать без риска быть пойманной, дыра в сознании затянется. По крайней мере, на время. При этом я ведь не перестану искать способы вернуть родителей. Буду активно развивать дар и постараюсь обзавестись артефактами, которые могут помочь мне противодействовать Аркаше и его приятелю.
        Да, решено. Сегодня я в последний раз ненадолго вернусь в свой мир и, не отходя от остановки, доделаю то единственное, что недоделано: не переставая сжимать жетон, позвоню дальним родственникам и маминым лучшим подругам детства тёте Свете и тёте Ларисе.
        Все они жили в других городах, и у нас почти не показывались, так что вряд ли Аркадию с его ленью пришло бы в голову ехать так далеко, чтобы их околдовать. А если бы и пришло, то артефакт подчинения-то не у него. Так что ему пришлось бы уговаривать ещё и товарища. Если уж они до Нади не добрались, то вряд ли проработка была такой уж основательной. И я должна этим воспользоваться. Ведь хоть мама редко виделась с подругами, но списывалась с ними исправно, так что, вполне возможно, она им пишет и до сих пор.
        Аркадий сказал, что заставил родителей забыть, что у них есть дочь, и уехать. Но есть крошечная вероятность, что про друзей они не забыли. Я должна удостовериться. Шанс мал, но я должна. И именно это больше всего тянет меня назад. Сегодня я оборву эту нить, выторговав себе временную передышку у своего мира, а потом приму предложение Лумара и начну копить силу для того, чтобы разобраться с Аркадием. Ведь если звонки ничего не дадут, ответ по поводу родителей мне сможет дать только он. Только он знает формулировку, которой отправил их к чёрному на кулички (я мысленно усмехнулась, заметив, что и сама начала поминать чёрного чародея, как и все местные жители). А значит, я эту формулировку из Аркаши вытрясу.
        Да, сегодня, нет, прямо сейчас я вернусь в свой мир и постараюсь сделать всё, что могу, чтобы выяснить информацию о родителях.
        Приеду, сделаю несколько звонков и тут же уеду обратно.
        Хорошо бы ещё попытаться добыть документы, но пока это представляется мне полнейшим безумием. Пока противопоставить Аркашиной магии мне нечего, а значит, соваться в квартиру не стоит. Там вроде ещё и дверь под охраной. Даже если удастся выманить Аркашу наружу, то нет никакой гарантии, что после этого я не попаду в специально расставленную ловушку. Поэтому ограничимся только первым пунктом.
        Я прислушалась к себе. Магическая интуиция вроде не бунтовала. Да, это должно сработать.
        Приняв решение, я обнаружила, что дошагала до центральной площади. А там творилось нечто. Больше всего это напоминало встречу суперзвезды.
        Народ балдел! Люди выкрикивали: «Белый, я люблю тебя!», «Белый, ты меня спас!», «Слава Белому!», «Просим, скажи пару слов, поделись с нами мудростью!»
        Белый чародей выглядел… шикарно. В том смысле, что он полностью оправдывал свой статус того, кто олицетворяет свет.
        На его сияющие одеяния было больно смотреть.
        Да и белые (не седые, а именно чисто, даже возвышенно белые) струящиеся волосы тоже, казалось, сияют. Они доходили до пояса и лежали в таком идеальном порядке, словно чародей с каждым провёл воспитательную беседу и сумел внушить уважение к своей персоне. Чтобы волосы не падали на лицо, заплетённые в тонкие косицы передние пряди были убраны назад и скреплены на затылке.
        Безбородое лицо чародея не выглядело молодым, хоть морщины и отсутствовали. Был на нём некий отпечаток мудрости, глубины и при этом живости разума. Такому, как он, хотелось поведать обо всех своих печалях, чтобы услышать лучший совет из возможных. Вообще, он походил на доброго всепрощающего ангела, особенно учитывая умопомрачительную белизну одежд (не только его, но и его ассистентов и стражников, которые окружали сцену).
        Наверное, ему пошёл бы балахон или ряса, но он носил костюм - просторные струящиеся брюки, мерцающие при каждом его движении, и строгий жакет с высоким стоячим воротником и длинными рукавами.
        Вспомнив слова Марлопы о том, что он может помочь, я попыталась пробиться к сцене и действовала столь решительно, что у меня почти получилось это сделать.
        Однако уже на подходе меня остановили люди в белых одеждах.
        - Девушка, дальше нельзя. Чародей сейчас будет выступать, и мешать ему не стоит. Проявите уважение к главному защитнику города.
        - Но вы не понимаете! - Перекрикивать толпу было очень сложно. - Мне срочно надо с ним поговорить! Это невероятно важно! Мне нужно…
        - Всем нужно. Вы думаете, что ваши проблемы важнее, чем у других людей? К белому чародею не приходят по пустякам. Имейте совесть.
        - Но моих родителей услал куда-то один колдун, который хочет добраться и до меня! Им прямо сейчас может требоваться срочная помощь!
        Конечно, я урезала подробности и добавила остроты, но не объяснять же им тут всю ситуацию? Я лучше белому чародею это всё расскажу, пусть только пропустят к нему.
        Но ассистент, который стоял между двумя суровыми стражами, совершенно не проникся.
        - Девушка, помощь нужна многим. И срочная в том числе. Записывайтесь в общем порядке. Чародей у нас один. Если вы думаете, что ваша проблема важнее, чем у других, можете поспрашивать горожан, они расскажут, сколько срочных неотложных ситуаций белому приходится улаживать каждый день. Он и так почти безвылазно сидит в своей резиденции и принимает посетителей, каждый из которых, к слову, убеждён, что заслуживает быть принятым вне очереди! Наш долг беречь чародея всеми силами, чтобы он мог и дальше выполнять свои обязанности. Дайте же ему поделиться своей благодатью с горожанами, подбодрить их и внушить страждущим надежду.
        Он отвернулся, устав от объяснений, а горожане тут же оттеснили меня назад.
        Я поняла, что если сейчас продолжу попытки пробиться, то жители Пряниксберга точно поддержат не меня. Особенно если узнают, что я иномирянка. С какого перепугу, если подумать, белый чародей должен пренебречь проблемами горожан ради человека из другого мира?
        Я отошла от сцены и, прорвавшись сквозь прирастающую толпу, не без труда выбралась на соседнюю улочку.
        Теперь мне надо на окраину. Спрашивая дорогу у немногочисленных прохожих (большинство, надо думать, было на площади), я направилась в нужную сторону. Что интересно, сначала было трудно объяснить, куда я хочу попасть: «Ну там ещё тропинка через лес идёт к остановке. Там заведение Лумара останавливалось… И домишки там такие милые, с садами…» Про остановку никто из опрошенных не знал, домишки были на любой окраине, таверна кочевала по всему городу, как ей вздумается… Неожиданно сработало упоминание трёх мохнатых деревьев. Благодаря этому ориентиру, я довольно быстро узнала дорогу и вскоре оказалась на месте.
        Что интересно, город будто тоже считал, что мне необходимо уехать и закончить дело, поскольку дорога заняла всего несколько минут. Я буквально прошла пару-тройку зданий в нужную сторону, свернула за угол и внезапно оказалась на окраине, хотя было совершенно очевидно, что не могла окраина располагаться так близко к центральной площади.
        Таверны там в этот раз не было. Это меня порадовало, так как я вряд ли смогла бы удержаться от того, чтобы зайти. А потом выпихнуть себя оттуда было бы ещё сложнее.
        И снова в лесу мне никто не встретился.
        Автобус, как и в прошлый раз, уже ждал, стоя с распахнутыми дверями.
        Прежде чем в него залезть, я проделала ещё одну вещь. Я уселась на резиновый диванчик на остановке, извлекла из сумки телефон и блокнот с ручкой, а потом не спеша перенесла нужные номера со своей сим-карты на ту, которую мне отдала Надя.
        Закончив, я сжала в руке жетон, села в автобус и отправилась в свой мир, намереваясь задержаться там совсем ненадолго.
        Не знаю, по какой логике выстраивался маршрут, но остановка оказалась той самой, с которой я уезжала. Отсюда было совсем недалеко до Надиного дома. Не сказать, что мне это понравилось. Вряд ли, конечно, Аркаша до сих пор меня тут ищет, но всё равно лучше было оказаться где-нибудь на другом конце города.
        Ну да ладно, будем работать с тем, что имеем. Всё равно если я сейчас снова попытаюсь влезть в автобус, то окажусь в Пряниксберге. Либо же мне надо перестать сжимать в руке жетон и тогда меня найдёт Аркадий. Можно, конечно, пройти пешком до следующей остановки, но в этом случае риск будет ещё выше. Лучше уж тихонько сесть на скамейку в будке остановочного комплекса, затесаться между вон теми двумя бабулями, быстро сделать несколько звонков и уехать.
        Да, так и поступлю.
        Дальние родственники про маму и папу ничего не знали. Мне даже не понадобилось задавать наводящие вопросы.
        - Ой, Сашенька, хорошо, что ты объявилась! Надо хоть телефон твой записать, а то родителям твоим не дозвониться! Номер сменили, что ли? Мы уж тут волноваться начали. Пусть хоть позвонят, а то сто лет не виделись…
        Я наплела им какую-то ерунду и поспешила попрощаться.
        С мамиными подругами мне повезло не больше. Они ничего не знали про маму, но очень за неё беспокоились, так как она долго не появлялась в сети, ничего не отвечала им в совместном чате и никто из общих знакомых давно её не видел. Оказывается, они даже приезжали к ней, когда заподозрили, что что-то случилось. Но дверь открыли другие люди, которые и сообщили им, что жильцы продали квартиру и уехали. К счастью, про меня жильцы не знали, а то если бы тётя Света с тётей Ларисой явились ко мне, то они попали бы в поле зрения Аркаши.
        От них мне пришлось отбиваться намного дольше. Всё-таки с дальними родственниками мы общались не так чтобы часто, да и виделись в основном только на свадьбах и юбилеях, так что они тревогу поднимать не спешили, а вот мамины подруги, которые, как оказалось, не мыслили жизни без совместного чата, успели невесть чего себе напридумывать и всё своё волнение выплёскивали на меня. Опять пришлось врать, чтобы их успокоить. Я наплела им про то, что мама с папой внезапно решили устроить себе новый медовый месяц и отправиться в длительное путешествие на Гоа, чтобы пожить там дикарями, без сотовой связи и почти без благ цивилизации… Кажется, мне удалось их немного успокоить, тем более, что они знали мамину неуёмную натуру, а она вполне могла подбить папу на что-то подобное. К тому же, по их мнению, у меня причин им врать не было.
        Как раз когда я пыталась закончить разговор с тётей Ларисой (последним человеком из моего списка) и из последних сил придумывала правдоподобные ответы на вопросы, прямо передо мной кто-то возник, закрывая свет.
        ГЛАВА 6
        Я подняла глаза и увидела Аркашу. Рядом с ним стоял мерзко улыбающийся Григорий. У меня всё упало внутри.
        - Ну привет, любимая, - процедил бывший.
        Я так опешила, что едва не выронила телефон. А в следующий миг Аркаша перехватил меня за ослабевшее запястье, сжав его так, что я взвизгнула, и забрал жетон. Резкая вспышка страха навсегда утратить пропуск в Пряниксберг встряхнула меня. Я попыталась вернуть жетон, выхватив его из Аркашиной руки, но не смогла.
        - Нет уж, второй раз номер не пройдёт! - погрозил мне пальцем Гриша. - А теперь пойдём-ка с нами, красавица.
        Я резко встала и в свою очередь громко и отчётливо ответила, куда следует пойти ему.
        Сидящие рядом бабули дружно охнули, пьющие в непосредственной близости от остановки пиво мужики посмотрели на меня с уважением.
        - Не сквернословь! - привычно приказал Аркадий.
        - Тебя не спросила! - огрызнулась я и, глядя ему в глаза, добавила, чётко проговаривая каждое слово: - Хочу, чтобы ты знал. Если бы ты не околдовал меня, я бы и близко к тебе никогда не подошла. От твоих признаний в любви меня бросало в дрожь. Я всегда тебя презирала и считала маменькиным сынком, который неспособен своими силами добиться хоть чего-то в жизни. Но я ошиблась. Ты ещё хуже. Ты неопрятный, грязный, мерзкий тип. Ты хотел, чтобы я тебя полюбила? Ха! Да меня с души воротит при одном взгляде на тебя! Первое, что со мной случилось, когда я пришла в себя после чар, - меня стошнило от отвращения. Вот чего ты добился. Ты не только не смог влюбить в себя девушку, как полагается, ты настолько отвратителен и жалок, что даже с помощью колдовства не в силах надолго удержать её рядом.
        Конечно, раньше я его не презирала, но именно сейчас меня трясло от злости и бессилия и хотелось максимально ему досадить. И это сработало! Ведь не зря же его так колбасило, когда под чарами он вынудил меня сказать правду и услышал, что я его не люблю.
        На остановке воцарилась недоумённая тишина. Ещё бы, после слов про магию-то.
        Аркаша спал с лица. Он побледнел, потом побагровел, потом уставился на меня с такой ненавистью, словно собирался ударить. Впрочем, мне было плевать. Я ещё и сморщилась, оглядывая его с ног до головы так, словно передо мной стояло отвратительное насекомое.
        - Я хочу, чтобы ты запомнил эти слова, и когда через пять минут я, околдованная, начну лепетать признания в любви, ты должен помнить, что на самом деле меня от тебя выворачивает.
        Аркадия перекосило так, словно его вот-вот хватит удар. Его буквально разрывало от злобы, обиды и желания как-то отмотать происходящее назад. Мой расчёт оправдался. Он тоже понял, что теперь эти слова будут звучать у него в ушах постоянно и никакие сделанные под чарами признания не смогут их заглушить.
        - Страстная девочка, - Гриша шагнул вперёд, оттеснив Аркашу. - А теперь тебе пора спрятать зубки и приготовиться угождать хозяину…
        Он достал из кармана невзрачный серый камушек на грубой верёвке. Камень был без какой-либо оправы и выглядел как обычный булыжник. Видимо, это и есть тот самый артефакт подчинения.
        Я рванула вперёд, сильно толкая их в стороны.
        Не ожидавшего такой прыти Аркашу здорово приложило головой о железную дугу остановочного комплекса, он взвыл, падая на заплёванный и усыпанный бычками асфальт. Бабули хором запричитали, кто-то воскликнул: «Ну даёт, девка!», кто-то выругался.
        Но гадкий Гриша удержался на ногах и успел перехватить меня за руку. Он резко поднёс к моему лицу камень, едва не ударив по лбу. Я закусила губу, ожидая всего, чего угодно. Но ничего не произошло. Вообще ничего! Я, опешив, на мгновение обмякла и перевела взгляд на Гришу. Он, видимо, решил, что дело сделано.
        - Вот и отлично, - зло прохрипел он. - Попалась, птичка. Слушай меня! Сейчас ты перед всеми извинишься за недостойное поведение, а потом пойдёшь с нами и будешь делать всё, что тебе прикажут. И не забывай каждый раз приговаривать: «Я с радостью сделаю это для тебя, хозяин», поняла?!
        Как хорошо, что он это сказал! Это моментально привело меня в чувство!
        - Поняла, хозяин, - пропела я и, дождавшись, пока он самодовольно глянет на Аркашу, изо всех сил зарядила ему между ног! По-моему, там что-то треснуло…
        Нет, не зря моя знакомая тренер по женской самообороне говорила: «Не геройствуйте, девочки. Если есть возможность бежать - бегите. Если нет - без малейших сомнений бейте по самым чувствительным местам…».
        Пока задыхающийся от боли Гриша, беззвучно визжа и бережно сжимая ладошками пострадавшее место, вставал передо мной на колени, а его глаза при этом пытались выскочить на асфальт, я кинула взгляд на поднимающегося Аркадия, и… решила, что самое время удалиться по-английски.
        Поэтому, углядев неподалёку двух гаишников, издала пронзительный, максимально истеричный вопль: «Спасите, насилуют!» и, визжа, кинулась прочь. Хотя, конечно, вряд ли мои преследователи сейчас способны на погоню, но лучше не проверять. В этот момент я как никогда радовалась, что Аркадий с дружком оказались типичными ботанами и привыкли надеяться на магию, а не на физическую силу.
        Я бежала, петляя, как заяц, то и дело сворачивала и запутывала следы. Кажется, погони не было, но я всё равно остановилась только тогда, когда уже совсем не осталось сил.
        Чтобы отдышаться, мне пришлось прислониться к стене какого-то дома. Когда сердце перестало выскакивать из груди, а перед глазами уже не прыгали чёрные точки, на меня внезапно свалилось полное осознание происходящего.
        Да, отчасти я отомстила этим двум гадам, но жетон, мой единственный пропуск в Пряниксберг, утерян! Его нет! А значит, они меня скоро найдут.
        Впрочем, они и с жетоном меня как-то нашли. Хотя… да, блин, как же я не додумалась! Они же могут подчинить разум кого угодно! На их месте я бы решила, что раз объект моей охоты кого-то навещал в этом районе, значит, он может вернуться. Причём, учитывая сжимаемый в кулаке жетон, вернётся он, скорее всего, на остановку. Так почему бы не обойти все ближайшие остановки и не оставить на каждой какого-нибудь загипнотизированного бедолагу для слежки? По-моему продавщица ларька на меня как раз очень уж пристально таращилась… не она ли подала им сигнал? Впрочем, неважно.
        Важно, что пойти мне некуда. Ещё буквально недавно я была уверена, что нашла выход из ситуации, а теперь его снова нет. Впору было впасть в отчаяние, но сдаваться я не собиралась. Видимо, таверна действительно восстановила моё эмоциональное состояние, поскольку вместо отчаяния меня переполняла здоровая злость и решимость сделать что угодно, только бы не дать Аркаше победить.
        Нет уж! Если у меня хватало сил раз за разом ослаблять чары, если уж у меня пробудился дар, если уж дурацкий артефакт подчинения не оказал на меня воздействия, то… поборемся ещё!
        Теперь только нужно придумать план.
        Я не спеша побрела по улице, не забывая тем не менее всё время сворачивать, чтобы сбить погоню со следа. Как бы мне вернуть жетон?
        А ещё всё это время где-то в глубине сознания крутилась мысль: «Эх, ну зачем я вообще покинула Пряниксберг?! Осталась бы в таверне, начала бы работать…». Однако стоило на ней сосредоточиться, как внутренний голос тут же заявлял: «Но магическая интуиция подсказывала, что вернуться просто необходимо. Почему?»
        И даже сейчас, когда, казалось бы, дела шли хуже некуда, та самая интуиция утверждала, что всё идёт… не хорошо, нет, это неверное слово. Скорее, правильно. Так, как должно идти. Зачем-то мне необходимо было через это пройти. Но зачем? Что мне полагалось выяснить в результате этого путешествия? Что от себя и от проблем не убежишь в другой мир? Если так, то это самый жестокий урок на свете - вернуть меня сюда, после того как я познакомилась с ярким прекрасным Пряниксбергом и на какое-то время поверила, что действительно смогу жить в этом городе чудес и работать в удивительной волшебной таверне, которая оказалась живой и влюбилась в меня с первого взгляда.
        Внезапно я поняла, что иду по направлению к своему университету. Он находился в паре кварталов отсюда. И тут же мне вспомнилась улочка из моего мира, приблудившаяся в Пряниксберге.
        Она как раз находится тут рядом!
        А вдруг она приведёт меня в Пряниксберг?!
        Вдруг то, что она там мне попалась, - это был вовсе не тот знак, о котором я тогда подумала?! Вдруг мне намекали на будущие события?
        Бешеная надежда всколыхнулась внутри, заставив меня ускорить шаг. Голос разума твердил: «Нет, это невозможно! Не может всё быть так просто…», однако я совершенно не желала его слушать, уцепившись за единственный призрак шанса на возвращение, как за спасательный круг. Пожалуй, я только сейчас поняла, насколько сильно, даже, пожалуй, неистово хочу вернуться в Пряниксберг! Ну, пожалуйста… Всего за два посещения я срослась сердцем с этим городком и разрывать эту связь было попросту больно.
        Интересно, а мой дар работает в этом мире? И если да, то смогу ли я приготовить коктейль, который откроет мне путь в Пряниксберг? Ведь Лумар говорил, что для моей магии нет правил и границ. В любом случае, я буду пробовать. Кстати, есть ведь ещё вариант, что события выстроились таким образом для того, чтобы у меня была мотивация быстрее осваивать дар. Хотя… желание скорее спасти родителей - это уже лучшая мотивация. Да ещё плюс под руководством Лумара, который может направить меня на правильный путь.
        Размышляя таким образом, я добрела до нужной улицы. Что интересно, Аркадий с Григорием нигде не маячили, хотя один-то из них уже должен был прийти в себя и определить, где я нахожусь! Или же без Гриши Аркадий сделать этого не мог? А может, на меня не только амулет подчинения перестал действовать? Может, поисковые амулеты (или что там у них) тоже начали давать сбой? Вот было бы здорово!
        Улочка выглядела точно так же, как и тогда, когда я наткнулась на неё в Пряниксберге. На всякий случай я подошла к знакомой торговке соленьями и уточнила, виделись ли мы сегодня. Она даже не удивилась. Привыкла, что рассеянные (и порой отмечающие сдачу зачётов и экзаменов) студенты иногда здороваются по нескольку раз в день.
        - Да, ты совсем недавно проходила мимо. И выглядела гораздо более радостной, чем сейчас, - сообщила она.
        Я поблагодарила её и медленно пошла вперёд, страстно желая, чтобы за поворотом меня вновь ждал Пряниксберг.
        Но нет. Завернув за угол, я никуда не переместилась.
        Поэтому пришлось вернуться обратно и ещё несколько раз пройтись из конца в конец.
        Торговке, с любопытством за мной наблюдающей, я пояснила, что жду друга.
        Наконец, стало ясно, что ничего не выйдет. Мной овладело отчаяние. Ну нет! Рано сдаваться! Я сейчас немного отдохну, и снова попробую. Сосредоточусь, настроюсь на Пряниксберг и… пока не знаю, что «и». Но буду пытаться узнать.
        Я зашла в кафе и заказала чашку кофе. Деньги следовало экономить, однако их всё равно не хватило бы даже на снятие комнаты. Так что в любом случае если вдруг мне так повезёт, что Аркадий всё-таки не сможет меня выследить, то ближе к вечеру я позвоню Наде и попрошу денег в долг. Пусть оставит их в своём ящике для писем или другом укромном месте, а я заберу. Лучше бы нам по возможности не встречаться, пока я не разберусь, как работают Аркашины чары.
        Выпив кофе и почти не почувствовав вкуса, я решила, что отдохнула. Можно было продолжать попытки пробиться в Пряниксберг (как сейчас уже стало ясно - тщетные), но сначала следовало посетить дамскую комнату. Так я и поступила.
        Уже совсем собираясь выходить, я напоследок умылась холодной водой и глянула на себя в зеркало. Отражение мне понравилось. Девушка в нём была бледной, но решительной, и сдаваться явно не собиралась. Я пока не знала, что будет дальше, но всё равно почему-то была полностью уверена, что найду путь в Пряниксберг. Рано или поздно, так или иначе. Потому что я хочу там быть. Там моё место.
        Окончательно успокоившись от этого чёткого мощного решения, я потянула на себя дверь и… увидела за ней таверну. Таверну! На секунду у меня перехватило дыхание и ослабли руки. Но потом я сделала какой-то невообразимый скачок вперёд, в проём, жутко испугавшись, что чудесное видение вот-вот исчезнет.
        - А чего это ты из туалета выскочила? - уточнила Марлопа, останавливаясь буквально на секунду: людей было больше, чем обычно, они заняли все столики.
        - Так получилось, - ответила я и неожиданно расхохоталась, выпуская через смех всё скопившееся напряжение.
        Лумар посмотрел на меня с пониманием, дождался, пока я отсмеюсь, и спокойно уточнил:
        - Ну что, ты готова принять предложение о работе?
        - Ещё бы!
        - Отлично. Часть оплаты уже в твоей комнате на столе. Можешь купить себе всё, что требуется, ведь вещей у тебя совсем нет. Там хватит на одежду и прочие необходимые мелочи.
        (Позже оказалось, что он здорово преуменьшил - с выданных денег можно было при желании купить даже часть мебели в комнату.)
        - Здорово! - искренне сказала я. - Только я за покупками сходила бы чуть позже. Сейчас мне хочется приступить к работе. Интересно хотя бы попробовать себя в новой должности.
        - Это хорошо. Тогда поешь и приступай. Мы подготовили тебе рабочее место, - он указал в ту сторону, где стоял аппарат, с помощью которого я делала желе из блаженики.
        Теперь там освободили место, убрав со стойки всё лишнее, вплотную к аппарату пододвинули шкафчик, из которого я брала в прошлый раз блаженику, сбоку расставили чистые стаканы, чтобы не нужно было до них идти (хотя и раньше они были буквально в паре шагов), полукругом разместили специи и положили для них специальную мерную ложечку, а главное, поставили невесть откуда взявшуюся золотистую табличку с красивой, с завитушками, надписью: «Алекс. Мастер интуитивной кухни».
        - Вы будто не сомневались, что я вот-вот вернусь! - восхитилась я.
        - Угу. И ещё кое-что. У тебя нет закреплённого графика работы. К твоему дару нужен особый подход. Тебе стоит брать заказы только тогда, когда ты чувствуешь себя достаточно хорошо, как физически, так и эмоционально. Особенно это важно сейчас, когда ты ещё только учишься контролировать дар. Впрочем, по результату ты сама поймёшь, какой коктейль стоит отдавать клиенту, а какой нет. Не бойся ошибаться. А если вдруг ты поймёшь, что совершенно не желаешь кого-то обслуживать, то не бойся отказать, кто бы это ни был. Я буду рядом и помогу.
        - Что-то ещё?
        - Пока хватит. Прислушивайся к себе. Не торопи себя. Даже если сегодня ты не сделаешь ни одного коктейля - так тому и быть. У тебя есть столько времени, сколько нужно.
        Как же сильно это отличалось от того, что обычно говорят работодатели! В универе мне приходилось подрабатывать, и ни разу мои чувства и желания не имели такого значения для руководителя.
        При этом филонить и пользоваться правом лентяйничать даже близко не хотелось!
        Марлопа утащила меня в какую-то комнату для персонала и почти силком усадила перед накрытым столом.
        - Тебе нужно поесть, так как если обычная магия требует сил, то твоя требует хорошего настроения. А все знают, что голодный человек - это злой человек. Так что ешь!
        - А ты мне компанию не составишь? Тут слишком много еды для меня одной.
        - Нет, я уже перекусила! За это не беспокойся, Лумар тщательно контролирует этот процесс и отправляет меня на обед, даже если гости требуют немедленно их обслужить. Он просто начинает сам выполнять мои обязанности, а мне приказывает не появляться, пока не подкреплюсь.
        - Да это ж начальник мечты!
        - Не знаю, не знаю… - притворилась задумчивой она, хотя по её лицу было видно, что моё мнение она полностью разделяет. - Иногда он на удивление неуступчив. Да и спорить с ним всегда бесполезно. Если он что-то сказал, то переубедить уже не получится. Ладно, ты ешь, а я побежала к гостям.
        Она упорхнула, оставив меня наслаждаться мелкими вкусными котлетками, залитыми какой-то густой и ароматной кисло-сладкой заправкой, и запечённым прямо в горшочках нежнейшим паштетом под золотистой корочкой. Ещё были разные закуски, вроде салата из хрустящих разноцветных овощей (по крайней мере, я решила, что это овощи), которые выглядели, как россыпь прозрачных и будто бы стеклянных шариков размером с крупный горох, а на вкус… тут я не особенно разобралась. То мне казалось, что есть нотки сладкого перца, то они вроде отдавали хрустящим огурчиком, причём маринованным… В общем, суть в том, что было очень вкусно, а остальное уже детали.
        Наевшись от пуза, я вернулась в зал и сказала Лумару, что готова приступать.
        Я надеялась, что он мне выдаст какие-то указания, с чего начать, но он, видимо, посчитал, что предыдущего инструктажа более чем достаточно. Теперь мне предлагалось действовать самой. Что ж, попробуем.
        Под острыми взглядами гостей, которые, очевидно, пожаловали сюда, услышав от друзей о том случае с обретшими собственную жизнь руками (судя по знакомым лицам в зале), я прошествовала к своему рабочему месту.
        Марлопа подскочила ко мне и шепнула, подтвердив догадки:
        - Почти все пришли сюда ради тебя.
        Я немного помялась, а потом провозгласила на весь зал:
        - Дорогие гости! Меня зовут Алекс. Да, это я тот самый специалист по интуитивной кухне. Но я сразу хочу предупредить, что дар во мне пробудился только сегодня. И я понятия не имею, как им управлять! Поэтому получиться у меня может что угодно. Какое-то время я буду учиться. Если вы не готовы к отсутствию результата или к незапланированному результату, лучше приходите чуть позже, когда я уже полностью освою дар. Предупреждаю об этом сразу, чтобы потом не было претензий. А если кто-то готов рискнуть прямо сейчас и не боится возможных неожиданностей, то добро пожаловать.
        Меня внимательно выслушали. Я замолчала, ощущая некоторое волнение. Впрочем, даже оно мне нравилось. Наконец-то я чувствовала себя по-настоящему живой.
        - Добавлю пару слов, - лениво включился Лумар. - Алекс - новичок в Пряниксберге. Она пока многого не знает. Но вы все слышали об интуитивной кухне и понимаете, чем в данном случае грозит плохое настроение мага. Поэтому Алекс имеет право отказать в обслуживании любому гостю без объяснения причин. Никаких обид, это в ваших же интересах. - Народ согласно загудел. - А ещё тому, кто целенаправленно испортит ей настроение, придётся объясняться со мной и с остальными гостями. Особенно это важно сейчас, пока дар еще не под контролем. Со временем Алекс будет проще управлять собой.
        И снова согласный гул. А потом наступила пауза. Лумар будто бы ушёл в себя, а я стояла в ожидании смельчака, который рискнет первым опробовать не себе мои новые способности. Марлопа же продолжала носиться по залу, как яркая бабочка в своём красном платье, и разносить сделанные ранее заказы.
        Всем было интересно посмотреть, на что я способна, но подопытным кроликом никому быть не хотелось.
        Наконец, из-за стола поднялся крепкий мужчина с двумя толстыми темными косами, спускающимися до самого пояса, и суровым лицом викинга (ну каким я его себе представляла). Было видно, что он не планировал показательно выскакивать вперёд, но сделал это после моего выступления и повисшей паузы, так как в целом презирал страх и нерешительность.
        Честно сказать, я бы предпочла увидеть первым клиентом кого-нибудь более безобидного на вид, так как выглядел он пугающе. То ли дело было в его тяжёлом взгляде, в глубине которого копошилось что-то невыразимо кошмарное, то ли такое впечатление создавалось из-за глубоких морщин (для Пряниксберга это было непривычно, здесь я вообще пока не видела морщинистых людей), которые будто шрамы рассекали лоб и щёки, то ли в зверском выражении его лица… не знаю.
        Он поклонился хозяину таверны, будто выполнял некий ритуал, а потом подошел ко мне и очень-очень тихо сказал:
        - Если я внушаю вам страх или опасение, скажите, я пойму и тут же удалюсь.
        А я вдруг поняла, что у него есть какая-то неразрешимая проблема, которая мучает его, выгрызает изнутри. И он отчаялся найти выход. Это понимание было таким острым, что меня аж в пот бросило.
        - Нет, - хрипло сказала я. - Я должна попробовать. Я чувствую, что… эээ… - Хотелось сказать: «Что вам нужна помощь», но мне внезапно пришло в голову, что для этого конкретного человека подобная формулировка прозвучит оскорбительно. Он презирает слабость и до последнего будет отрицать все её проявления. Поэтому я в последний момент исправилась: - Что мой дар нужен вам больше, чем другим.
        Он, помедлив, кивнул. И в тот же миг его суровое лицо перестало меня пугать. Что-то зудело внутри меня, требовало выхода. Не особенно задумываясь, я сделала уже знакомую мне процедуру: достала блаженику, высыпала в аппарат, извлекла прозрачное желе, кинула туда точно те же самые приправы. Меня буквально трясло от понимания, что этому человеку ну просто позарез нужна помощь, причём как можно скорее. Это чувство так захватило меня, что контролировать свои руки было довольно сложно, поэтому я просто пошла по самому простому пути и произвела ту же последовательность действий, что и раньше, только бы не потерять это мощное подключение к чужому состоянию. Задумайся я хоть на секунду, попытайся я включить фантазию и придумать новый рецепт, и всё, связь разорвалась бы.
        Закончив готовить коктейль, я позволила себе стряхнуть наваждение и впервые осмысленно взглянула на получившийся результат. Мужчина, а с ним и весь зал, смотрели туда же.
        В этот раз узор в коктейле выглядел чрезмерно ярким. Большой распустившийся внутри кроваво-красный цветок с тонкими белыми и чёрными прожилками, казалось, вытягивал все краски из окружающего пространства. Однако же, хоть в нём и было что-то невыразимо жуткое, но при этом присутствовала и странная гармония.
        Мужчина сначала уставился на цветок, как загипнотизированный, будто не мог оторвать взгляда, а потом протянул руку и без малейших сомнений взял коктейль.
        - Подождите, - внезапно оробела я. - Знаете, а я ведь совсем не уверена, что…
        Он не стал дожидаться продолжения, глянул на меня взглядом человека, который в целом плевать хотел на то, выживет он или нет, быстро поднёс бокал ко рту и сделал большой глоток. Замер, прислушавшись к себе, и допил остатки.
        Весь зал затаил дыхание. Я так и вовсе испугалась не на шутку, подумав, что вряд ли смогу продолжать работу, если с ним что-то случится. К счастью, этот испуг уже не мог повлиять на результат.
        А потом мужчина… улыбнулся. Его лицо внезапно расслабилось и утратило всю свою суровость. Морщины разглаживались на глазах! Он буквально преобразился, превратившись из викинга-убийцы в обаятельного дядьку, внезапно очень даже симпатичного.
        - Что произошло? - сухо уточнил Лумар.
        - Боль, долгое время терзающая меня изнутри и вытягивающая радость жизни, исчезла! Но это невозможно! Даже белый чародей не смог… точнее, он сказал, что будет искать способ, но поиски затянулись, и я уже думал, что легче, быть может, освободить мою семью от… себя…
        - Так я, получается, болезнь вылечила? - обрадовалась я, стараясь не сосредотачиваться на его последних словах.
        - Не болезнь, - так же неодобрительно сверля глазами просиявшего гостя, буквально источающего волны какого-то неземного облегчения, поправил Лумар. - Что с тобой было, Кархат?
        - Проклятье, - пояснил мой клиент. - Я столкнулся с чужаком из другого мира, который пришёл грабить мою лавку. Он кинул в меня проклятье в виде паука, который моментально залез под кожу, а потом, как сказал белый чародей, это проклятье начало разрастаться внутри меня…
        Я сглотнула и поняла, что с меня на сегодня хватит. Если бы я знала правду, я бы вряд ли смогла не думать про ужасных пауков во время приготовления, и в итоге у меня, надо думать, получилось бы что-то ядовитое. А самое пугающее - теперь я вряд ли смогу готовить, не вспоминая об этом случае. Мозг-то не отключишь!
        Мужчина тем временем продолжал:
        - Из-за меня Гильдия защитников от сновидений замучилась ловить чудовищных пауков, которые часто вырывались из моих кошмаров и разбегались по чужим снам. Они даже установили ограничитель, чтобы я перестал видеть сны. Так было проще и мне, и им, и другим жителям Пряниксберга.
        - Понятно, - только и выдавила я, ощущая, как всё сознание заполняют мерзкие пауки с мохнатыми ножками. Они ползали там, принимая всё более чудовищные формы.
        - Я ваш вечный должник! - выдохнул мужчина, как видно, в этот момент немного попривыкнув к новому состоянию и резко осознав, кому именно он должен быть за это благодарен.
        Он схватил мои руки и принялся покрывать их поцелуями, пока Лумар не сказал:
        - Достаточно.
        И так он это сказал, что Кархат, извинившись, тут же отстранился, с огромным трудом беря себя под контроль. Смотрел на меня при этом так, что ком вставал в горле. Но блин! Эта победа была из тех побед, которые травмируют в не меньшей степени, чем радуют. Или даже в большей. Наверное, я предпочла бы не знать. Помогла и помогла. Вылечила мигрень и достаточно. По крайней мере, сейчас, пока ещё не попривыкла к собственному дару.
        Лумар поманил Кархата к себе и сказал:
        - Я рад, что твоя проблема разрешилась, Кархат. Но ты не должен был пугать юного начинающего мага, залпом выпивая коктейль, пока он не дал тебе на это дозволения, либо не спросил у меня совета, чтобы полностью убедиться, что то, что получилось, готово к употреблению. Если бы что-то пошло не так, Алекс могла бы навсегда завязать с интуитивной кухней в этот самый момент, либо в лучшем случае очень долгое время не смогла бы вернуться к приготовлению коктейлей. - Хозяин таверны повысил голос, глянув на остальных посетителей: - Если ещё кто-то так поступит, то ему будет навсегда закрыт доступ в таверну.
        Кархат рассыпался в извинениях. Потом снова заверил в том, что ни он, ни его семья не забудут сделанного, расплатился за коктейль (он просто выгреб из карманов все деньги, какие нашёл, и Лумар их спокойно принял) и ушёл, торопясь, как видно, поделиться новостью с родными.
        Гости в таверне, наконец, отмерли и начали возбуждённо обсуждать произошедшее. Теперь все желали попробовать мои коктейли, но я не чувствовала в себе способности продолжать. Правда, смириться с этим было сложно. Время поджимало, и мне хотелось как можно скорее освоить свой дар, чтобы использовать его для решения насущных проблем.
        - Приём окончен, - спокойно провозгласил Лумар. Марлопа кивнула, глядя на меня с явным сочувствием.
        Люди разочарованно затихли. Но возразить никто не попытался.
        - Но, может… - выдавила я.
        - Думаешь, что способна продолжать? - Хозяин таверны остро посмотрел на меня, а потом внезапно выдал: - Хорошо. Тогда приготовь коктейль… для меня.
        - Эээ… для вас?
        - Да. Не бойся. Я не буду вырывать его у тебя и пить. Хотя даже если бы я это сделал, вряд ли он принёс бы мне вред, можешь поверить. Но я хочу, чтобы ты понимала, как именно работает твой дар. Лучше, если ты сразу же разберёшься с этим, чтобы потом не гадать, а точно понимать, какие последствия будет иметь то или иное решение. И другим не помешает напомнить об этом. Так что приступай и ничего не бойся.
        ГЛАВА 7
        - А может… таверна перекроет часть моих эмоций, как в прошлые разы?
        - Таверна может помочь, она уже аккуратно помогает, но… есть тонкий момент. Дар завязан на твоих эмоциях. Если половину обрезать или перекрыть, он утратит силу. Поэтому придётся справляться другим способом. Начинай готовить.
        Я кивнула и снова вытащила из шкафчика банку блаженики. Внезапно до меня дошло, что каждый раз там стоит одна банка. Она просто появляется на том же самом месте, что и предыдущая. Я кинула взгляд на Марлопу.
        - Шкаф волшебный, - тихонько пояснила она. - В нём всегда появляется эта банка. С другими продуктами так почему-то не работает.
        Кивнув, я продолжила. В этот раз пюре из ягод получилось каким-то другим. Оно было хоть и прозрачным, но с вкраплениями чёрных разветвляющихся полосок.
        - Продолжай, - мягко сказал Лумар, когда я замерла, рассматривая малосимпатичную массу.
        Когда была добавлена первая щепотка приправ, жидкость угрожающе забурлила-заворчала.
        Я поняла: уже нет никаких сомнений, что получается что-то ужасное. Эти пауки из снов произвели на меня настолько неизгладимое впечатление, что отключиться от этого не представлялось возможным.
        После второй щепотки масса перестала быть прозрачной, и из нее полезли вверх подрагивающие паучьи лапки, покрытые жесткими черными волосками. Публика ахнула, чуть подавшись назад, Лумар удовлетворённо кивнул и, кажется, собирался предложить мне остановить эксперимент, заявив что-то вроде: «Я же тебе говорил».
        А я внезапно для себя поняла, что больше всего на свете в этот момент хочу… утереть ему нос!
        Стоило только представить, как было бы здорово пробить его эту вечную невозмутимость и непоколебимую уверенность в собственной правоте, как даже страх отошёл на второй план.
        Поэтому я, не колеблясь ни секунды и не давая никому вставить и слова, ярко представила себе самое милое, что смогла припомнить на тот момент (этим милым оказалась недавно увиденная мной картинка со спящим котенком, свернувшимся в тугой пушистый клубок, размером с ладошку) и быстро кинула последнюю щепоть.
        Паучьи лапки втянулись обратно, а в следующий миг над бокалом с хлопком поднялся столп черного дыма (небольшой, сантиметров где-то двадцать, но выглядело впечатляюще).
        Кто-то взвизгнул, кто-то резко вздохнул, кто-то выругался. На Лумара (который, скорее всего, укоризненно качал головой) я старалась не смотреть, так как во все глаза наблюдала за тем, что у меня в итоге получилось. Не без трепета, конечно.
        Дым рассеялся почти сразу, а в бокале осталось… нечто.
        Вообще, угрожающим оно не выглядело.
        Маленький черный пушистый комочек, совершенно круглый, размером с ладонь, открыл умильные глазки и выпростал из-под густого меха очень короткие толстые лапки с цепкими кожистыми пальчиками, как у крошечной мартышки. Причем такие пальцы были и на верхних и на нижних конечностях. Малыш премиленько зевнул, показав острые мелкие зубки и розовый свернувшийся стружкой от зевка язычок, а потом пискнул и протянул ко мне ручки.
        - Не трогай! - успел вставить Лумар. Честно говоря, я бы и не стала бездумно совать пальцы, но выбора мне не оставили.
        Мохнатый шар с внезапным проворством совершил невероятный прыжок и… приземлился ко мне на плечо, вцепившись в бретель моей майки. Так как приземлился он задом наперёд, я успела увидеть свернувшийся пружиной гибкий хвостик, которым он, очевидно, и оттолкнулся. Хотя об этом мысли пришли позже, ведь в тот момент я… завизжала. И не только я. Собственно взвизгнули все женщины в зале и пара мужчин. Остальные тоже выразили свою эмоцию, но кто как: кто выругался, кто басовито рявкнул (издал эдакий брутальный аналог визга).
        Я как-то рефлекторно постаралась стряхнуть комочек (в любой момент ожидая, что он меня цапнет), но он обиженно взвизгнул и, вцепившись крепче, прижался к моему плечу. А потом явственно вздрогнул. Внезапно я поняла, что прямо передо мной стоит Лумар (как только успел переместиться?). Очевидно, именно его испугался шар.
        - Не трогайте! - вдруг сказала я и даже прикрыла странное создание ладошкой. Комок тут же устроился под моей рукой поудобнее и неуверенно мурлыкнул. Потом ещё раз. А потом уже затарахтел в полную силу, словно настоящий котёнок.
        - Уверена? - задумчиво уточнил Лумар.
        - Да! - В этот момент я вдруг поняла, что и в самом деле полностью уверена, что оживший коктейль (как же дико звучит!) не причинит мне никакого вреда. - Кажется, он признал меня… хозяйкой.
        Я вдруг расхохоталась, выпуская накопленное напряжение. Вся нелепость ситуации показалась мне до крайности забавной. Не знаю, что двигало Лумаром, но он задумчиво осмотрел веселящуюся меня и мурлычущий шар и… не спеша вернулся обратно на своё место.
        - А свой коктейль пробовать не будете? - уточнила я, давясь от смеха. Марлопа тоже хихикнула. Лумар улыбнулся одними уголками рта и отрицательно качнул головой. - Ну и зр…зря… очень… ой не могу!.. Симпатишный коктейль получился…
        Кое-как успокоившись, я обвела взглядом опешившую публику (ну и лица у них были!) и с огромным трудом подавила очередной приступ веселья. А потом повернулась к Лумару и уточнила:
        - Ну что, не такой уж жуткий результат получился, а?
        - Я бы не был так уверен, - чуть даже ехидно отозвался хозяин таверны. - Мысли про жутких пауков, которые у тебя, несомненно, возникали (это было видно невооружённым взглядом), никуда не делись. Питомец не результат последней эмоции - он сочетает в себе всё, что ты вложила в него в процессе создания. Так что я бы на твоём месте был готов к сюрпризам.
        Насладившись ужасом на моём лице, он милостиво добавил:
        - Но зла он тебе не желает, это точно. Как ты правильно заметила, это создание признало тебя своей хозяйкой или даже мамой. Правда, лучше бы тебе все равно постараться вспомнить, о чем ты думала и что чувствовала при его создании.
        Я призадумалась.
        - Про пауков, сны, про то, что хочу утереть вам нос и заставить удивиться, и про милого спящего котенка.
        - Забавно… - заключил Лумар. - Что ж, вероятно, нам представится возможность узнать, на что способен твой питомец. И, кстати… тебе действительно удалось меня удивить, в последний момент изменив неизбежный, казалось бы, результат. Впрочем, ты и без того, думаю, поняла, чем чревато не то настроение.
        Он окинул своим пронизывающим взглядом зал, ведь урок был преподан не только мне.
        - Поняла. Но знаете… Благодаря этому происшествию, мое настроение выправилось, хотя я была уверена, что вряд ли когда-нибудь смогу готовить коктейли и не думать о пауках. Так что… спасибо.
        Он кивнул.
        - Ну что? - Обратилась я к задумчивым гостям. - Кто-то еще желает попытать удачи?
        Через долгую паузу женский голос решительно произнес:
        - Без сомнений! Но… не сегодня. Все-таки пусть эта история с пауками несколько… эээ… сгладится. А вот завтра я - первая в очереди!
        Ей поддержал хор голосов. Урок даром не прошел. Все остались под глубочайшим впечатлением от эксперимента и с опаской косились на задремавшего, судя по еле слышному посапыванию, питомца на моем плече.
        Поэтому все присутствующие хором решили, что подвергать неустойчивую пока психику юного мага чрезмерным нагрузкам не стоит. Лумар насмешливо наблюдал за этими рассуждениями. Да уж, красиво они стрелки перевели! «Нет, мы не трусим, мы просто заботимся о ближнем».
        Придя к единому решению, народ начал расходиться. Желающих рискнуть так и не нашлось. Видимо, демонстрация возможных последствий не того настроения получилась даже чрезмерно успешной. За столами осталась всего пара человек, которые ещё не успели доесть то, что заказали ранее. Остальные получили свою порцию впечатлений, которыми возжелали скорее поделиться со знакомыми и друзьями (причём желательно раньше остальных!) и побежали распространять слухи, намереваясь вернуться завтра.
        Я переглянулась с Марлопой, хмыкнула и погладила питомца на плече, который даже во сне не отцеплялся от моей бретельки. Он проснулся и зевнул, подставляясь под ласкающую руку.
        - Как же тебя назвать-то, чудо?
        Питомец в ответ громко мурлыкнул, издав что-то вроде «Уррль».
        - Значит, будешь Урля, - решила я. - Тебе как раз подходит.
        Немного подумав, я пришла к выводу, что всё получилось наилучшим образом. Я и на рабочем месте немного освоилась, и примерно поняла схему дальнейшей работы, и даже успела помочь человеку. Для начала очень неплохо. А теперь, раз уж народ разошёлся, самое время обустроить жилище и обзавестись необходимыми для жизни вещами. К тому же потом это может быть затруднительно. Ведь когда слух обо мне распространится по Пряниксбергу, то я начну привлекать много внимания. А сейчас пока ещё есть вероятность, что никто ко мне приставать не будет. Пусть лучше белого чародея прославляют. Кстати, не помешало бы записаться всё-таки к нему на приём. Хотя бы посоветуюсь по поводу своей ситуации, вдруг он что-то путное подскажет.
        Я сообщила Лумару о том, что собираюсь сходить за покупками. Он мои планы одобрил, но заметил, что Урлю брать с собой пока не стоит, так как совершенно неясно, как он будет себя вести. Вдруг при большом скоплении народа проявится его чудовищная сущность и кто-то пострадает? Или сильно испугается?
        Аргументы произвели на меня впечатление. Правда, возникли некоторые сложности при попытке отцепить Урлю от плеча. Он решительно давал понять, что покидать своё место не собирается. К счастью, вмешался Лумар. Видимо, он умел не только пугать, но и находить подход ко всему живому. Иначе как объяснить то, что ему оказалось достаточно шепнуть моему питомцу пару слов, чтобы тот не особенно охотно, но всё же перепрыгнул на подставленную огромную ладонь, а потом согласился временно занять место на плече хозяина таверны?
        Я поднялась в свою комнату и обнаружила на тумбочке мешочек с монетами.
        В Пряниксберге в ходу были монетки необычного вида. Они были отлиты из мерцающего розоватого металла, а формой напоминали бумеранги или маленькие рогалики. Выглядели при этом очень симпатично.
        Налюбовавшись на свой первый аванс, я высыпала монеты из мешочка и распределила по карманам. Мешочек мне положить было некуда, а таскать его в руках неудобно. Да и небезопасно. Вдруг украдут? Конечно, в милом Пряниксберге наличие воришек казалось чем-то странным, но, опять же, у Кархата вон лавку пытались обокрасть выходцы из другого мира. Так что лучше перестраховаться.
        Я вернулась в зал, мысленно набрасывая список покупок, выслушала напутствия Марлопы, в какие лавки лучше заходить, и вышла на улицу.
        В этот раз таверна удачно оказалась в центре города, так что я сразу же увидела ряды всевозможных магазинчиков.
        Итак, в первую очередь мне требовались средства для ухода за собой, одежда (в том числе бельё) и обувь.
        В первом же магазинчике стало ясно, что без посторонней помощи мне не обойтись, поскольку многие товары выглядели так, что об их предназначении приходилось только догадываться.
        Оценив очередь и представив, как я буду всех задерживать, спрашивая о каждом предмете, я решила выбрать какой-нибудь другой магазин, где народу поменьше. Пусть даже там и цены повыше будут. Денег у меня благодаря Лумару хватало.
        Во втором магазине я тоже надолго не задержалась. Там продавали мебель, так что я решила заглянуть сюда позже, после того, как приобрету всё остальное. Однако осмотреться осмотрелась и даже задала продавцу вопрос:
        - А что значит надпись на табличке: «Если предмет сойдёт с ума, первая замена бесплатно»?
        - Вы новичок в Пряниксберге, да? Дело в том, что здесь особое место, переполненное магией жизни, в котором все вещи рано или поздно обретают волшебные свойства.
        - Так это же здорово?
        - Здорово-то здорово, но иногда эти свойства никак не связаны с основным назначением. Ладно, если в шкафу начали продукты сами собой возникать, это огромный плюс! - В этот момент я вспомнила шкаф в таверне с возникающей банкой блаженики. - А вот у меня однажды кровать вообразила, что она - танцор, и начала пританцовывать по ночам… Пришлось менять. Кстати, здесь почти у всех зданий есть свой характер, который так или иначе проявляется. Но они, в отличие от мебели и прочих предметов, являются непосредственной частью города, поэтому характер у них, как правило, добродушный. А вот вещи иногда бесятся, тут ничего не поделаешь. Особенно проблема обострилась после появления в нашем городе чёрного чародея. Раньше совсем уж свихнувшиеся предметы и опасные для жизни артефакты практически не появлялись… - Он глубоко вздохнул. - И за что нам такая напасть? Почему город его не исторгнет?
        - Да, почему? - Я вдруг поняла, что меня с самого начала интересовал этот вопрос. - Если город живой, почему он не избавляется от всего лишнего?
        - Ну… у города определённо есть душа, но он существует по каким-то своим законам, нам неведомым. Он не особенно вмешивается в жизнь людей, предлагая им самим справляться с повседневными задачами, а уж как он воспринимает окружающий мир и вовсе неясно. Поговорить-то с ним по-человечески не получится. Ну, точнее, обратиться можно, но рта у него нет. Иногда он вроде слышит обращения и реагирует, иногда нет. К примеру, все хором просят убрать этого чёрного, а что толку? - Продавец махнул рукой.
        - И что, получается, никогда нельзя предсказать, какое действие будет у артефакта? - вновь вернулась к прошлой теме я, чтобы отвлечь его от невесёлых размышлений. - Или этим процессом как-то можно управлять, добиваясь определённых полезных эффектов? Вроде я видела, что в предыдущей лавке торгуют какими-то волшебными бытовыми мелочами с вполне себе предсказуемым эффектом. Ну это если я всё правильно поняла…
        - Конечно, иногда удаётся найти способ изготовления конкретных артефактов и тогда их можно производить на продажу. У нас есть целые группы, которые это исследуют, чтобы наладить стабильное производство именно полезных магических вещей с известным предсказуемым действием. Многие из таких вещей можно приобрести в любой лавке. Они применяются для уборки или отталкивания пыли, для ухода за собой, для длительного хранения продуктов, или для украшений…
        Выслушав крайне полезную для меня лекцию, я поблагодарила продавца, оставила ему пару монет за помощь и отправилась дальше. Покупки-то сами себя не сделают!
        В третьем магазине мне повезло. Я поняла это в тот же миг, когда вошла и увидела за прилавком Кархата - того самого мужчину, которого избавила от проклятия. Хотя поначалу его реакция, конечно, слегка меня напугала.
        - О! О! О! - завопил он. - Ирлинда, дети! Посмотрите, кто пришёл в нашу лавку! Это же Алекс, моя спасительница!
        Из каких-то смежных помещений в просторный торговый зал выскочила очень красивая румяная женщина с собранными в небрежный хвост золотистыми волосами. Она прыгнула на опешившую меня, как пантера, и принялась активно сдавливать в объятиях своими неожиданно сильными руками. Я только приглушённо пискнула.
        Выпустили меня далеко не сразу и только после того, как основательно помяли и ещё расцеловали под шумок.
        К счастью, дети вели себя более сдержанно. Хотя, конечно, ненамного.
        Взрослая, может, на пару лет младше меня, дочь обняла вроде как вполне цивилизованно, но в момент объятий не выдержала и разрыдалась на плече. А мальчишка-карапуз лет пяти, тоже как-то подозрительно шмыгая, попытался всучить мне свою игрушку, которую сжимал в руках. Потом выяснилась, что это его любимая. Блин, к такому я была не готова. Чуть сама вместе с ними не начала подвывать.
        Видимо, натерпелись они тут, пока отец медленно сходил с ума от проклятия.
        Когда семейство более-менее очухалось, стало ясно, что так просто они меня отпускать не намерены. Сначала меня хотели накормить (но я ещё не успела проголодаться), потом мне хором решили отдать всю выручку, которая только была, и едва не впали в отчаяние от моего отказа. Кархат даже лавку мне порывался подарить! Их благодарность требовала выхода, поэтому я поспешила предложить им наилучший вариант.
        - На самом деле мне нужна помощь. Дело в том, что мой переезд в Пряниксберг больше похож на побег. Я сорвалась сюда без вещей, а из одежды есть только то, что на мне, поэтому Лумар отправил меня за необходимыми покупками. Вот только выяснилось, что здесь многие мелочи, без которых девушке не обойтись, выглядят совсем иначе, чем в моём мире, и сориентироваться так сразу непросто…
        - Ооо! Что же вы сразу не сказали! - взревел Кархат. - Я сейчас лично займусь…
        - Дорогой! - перебила его жена. - Давай лучше так: ты поможешь Алекс выбрать всё, что ей может понадобиться из наших товаров (кроме белья), а уж прочим займёмся мы с Рушиндой, - она указала на дочь. - Не заставляй нашу спасительницу краснеть, пытаясь сориентировать тебя во всяких женских штучках. После того как вы закончите, мы подберём всё, что останется, здесь и в соседних лавках.
        На том и сошлись. Забегая вперёд, скажу, что денег они с меня не взяли. Отказались наотрез! Более того, они ещё и оплатили мне прочие покупки. Даже слушать ничего не захотели. Пригрозили, что если я откажусь, то они накупят мне чего-нибудь на свой вкус и потом просто пришлют в таверну, поставив перед фактом.
        Надо сказать, у Кархата нашлась большая часть необходимых мне товаров из списка. В основном он торговал одеждой и обувью, но был ещё отдел с бельём, где заправляли Ирлинда с Рушиндой. По правде сказать, мне пришлось выдержать настоящее сражение с хозяевами магазина, чтобы они мне не отдали все хоть чуть-чуть подходящие по размеру вещи. В итоге я выбрала несколько комплектов понравившейся одежды и белья. Обувной отдел был небольшим, из предложенного ассортимента мне подошло только три пары, их я и взяла. Бельё не так сильно отличалось от принятого в нашем мире, разве что здесь предпочитали нечто среднее между короткими шортами и панталонами, да и вообще отдавали предпочтение удобству. О кружевах или стрингах они и не слышали. Ну и хорошо. А вот что мне особенно понравилось, так это то, что бюстгальтеры у них сразу же приспосабливались под размер груди и очень бережно и качественно её поддерживали, не оставляя при этом следов на коже.
        В общем-то, в других лавках мне осталось подобрать только средства для ухода за лицом и телом. За ними мы отправились втроём, оставив Кархата накрывать к нашему возвращению стол (точнее, он заявил, что накроет, и не стал слушать возражений).
        Для девушек в Пряниксберге было много полезных приспособлений. Чего стоит только артефакт для моментальной сушки волос! Для меня, с моими длинными косами, подобная вещица была невероятно актуальна! Он представлял собой небольшую пирамидку, которую стоило поставить строго на макушку, и она пускала какой-то приятный тёплый импульс по волосам. Они не только высыхали, но ещё и потом практически не спутывались. Кстати, пирамидка была для тех, кто хотел гладкие волосы, а если нужен был максимальный объём, то стоило сушиться артефактом в виде полусферы. Ещё была спираль для сушки с моментальной завивкой. Как же удобно! Жаль средства для моментального макияжа не было… а то приложил бы какой-то приборчик к лицу и всё!
        К слову, пирамидку я купила.
        Таскаться с покупками не пришлось, так как в Пряниксберге было принято делать магическую доставку, так что всё сразу отправляли в мою комнату в таверне. Удобно! Я просто тыкала пальцем во всё, что нравится, расплачивалась (точнее, расплачивались мои спутницы, злобно рыча, как только я пыталась достать деньги), говорила, где живу, и… всё. Можно было идти в следующий магазин и быть уверенным, что мне всё доставят по месту жительства. Ну красотища же, да?
        От благодарного семейства Кархата вырваться удалось нескоро. Впрочем, я не очень-то стремилась. Мне понравилось с ними общаться, особенно когда дикое желание угодить хоть чем-то, наконец, пошло на убыль, и сменилось хорошим человеческим дружелюбием. Уже после того, как с покупками было покончено, мы всё-таки оказались за столом (отказаться не получилось, да и к тому времени мне уже снова хотелось подкрепиться) и вот тогда наше общение вышло на новый уровень. Я рассказала им, как очутилась в Пряниксберге, поведала про Аркашу и родителей (чем потрясла их до глубины души), а они мне в красках описали, как им жилось после того памятного ограбления лавки, когда в главу семейства швырнули заклятье-паука.
        - А насколько часто такое вообще происходит, что иномирцы творят нечто подобное? - заинтересовалась я. - Честно сказать, после такого я бы на месте жителей Пряниксберга опасалась всех чужих…
        - Ну, во-первых, иномирцы в большинстве случаев приносят только пользу городу. Чаще всего, сам город их и притягивает, за редким разве что исключением. А во-вторых, нет никаких доказательств причастности иномирцев к кражам. У нас тут в целом воровство - это нечастое явление. Однако время от времени случается, да. Но все жители, как и стража городского головы, уверены, что это происки чёрного, поскольку на местах преступлений иногда остаются следы чёрного колдовства, да и пропадают в основном опасные артефакты или те, которые можно применять не только, так скажем, в хороших целях. Но прямых улик нет, а без них у нас даже такого злодея нельзя призвать к ответу. В целом я стражу понимаю, да и сам раньше был уверен, что за всем стоит чёрный, ведь до его появления в Пряниксберге у нас воровства вообще практически не было.
        - Погодите, выходит вам… не верят? Я правильно поняла?
        - Да. Даже белый чародей позволил себе с сомнением нахмуриться, когда я сказал, что проклятие кинул человек из другого мира. Доказательств я предоставить не мог, поскольку их не было.
        - А как вы вообще поняли, что перед вами иномирец? По одежде?
        - Как раз нет. Одет он был, как горожанин. Честно говоря, в первый момент я принял его за горожанина и даже спросил, не случилось ли чего, когда обнаружил его ночью в своём магазине. Вообще, мне даже показалось, что я его знаю, только никак не удавалось вспомнить имя. Потом он кинул в меня проклятье, а в тот момент, когда кидал, что-то выронил. Видимо, какой-то маскирующий артефакт, как я размышлял позже. И на мгновение чары спали. Я увидел по ауре, что это чужак. Правда, мне потом неоднократно говорили, что всё это могло привидеться из-за проклятия. К тому же никто не слышал о подобных артефактах, способных так качественно не просто скрывать, а подделывать ауру.
        Расставались мы уже закадычными друзьями. Благодарное семейство взяло с меня обещание заходить в гости и обращаться, если что-то понадобится.
        Покинув лавку Кархата, я посетила ещё несколько магазинов и накупила себе аксессуаров (серьги, пару браслетов, заколки), а ещё приобрела симпатичную настольную лампу в виде деревца (потом оказалось, что оно живое и от поглаживаний начинает светиться всё ярче и ярче), кошелёк для монеток и удобную сумку на плечо. Сумку с кошельком я оставила себе, всё остальное попросила доставить в таверну.
        Закончив с покупками, я, полностью удовлетворённая, покинула последний магазин и вышла на улицу. Впереди виднелась знакомая площадь, правда, в этот раз там не было такого дикого скопления народа. Видимо, белый чародей занимался приёмом посетителей. Или другими делами. Кстати, неплохо бы прямо сейчас записаться к нему на приём.
        Спросив у прохожих, где это можно сделать, я узнала, что резиденция белого находится прямо здесь, на площади, возле резиденции городского головы. Мне показали оба здания, и я слегка опешила: городского голову здесь явно ценили меньше. Резиденция чародея значительно выделялась размерами и пышностью. На фасаде развевались белоснежные флаги, сияющие стены будто бы с вкраплением мелких бриллиантов слепили глаза, далеко вверху поблёскивал на солнце стеклянный купол, а здоровенные витые колонны поддерживали крышу над арочным дверным проёмом, в который, не сгибаясь, мог бы пройти великан.
        Да ещё и возле входа замерли стражи с одухотворёнными лицами по-настоящему просветлённых людей и с внушительным размахом плеч. Как-то сразу становилось понятно, что они и на путь истинный наставить могут, и собственноручно покарать совсем уж зарвавшихся грешников, не сильно при этом вспотев.
        С некоторым трепетом я прошла мимо стражей, ожидая, что меня вот-вот остановят, но они так и стояли, устремив взгляды вдаль, хотя, наверняка, успели меня просканировать на предмет возможной опасности.
        Отстояв очередь и записавшись у царственного секретаря на приём, я удалилась, ощущая себя слегка подавленной: даже холл внутри выглядел, как музей с высоченными потолками, колоннами и деловитыми сотрудниками в белых развевающихся одеждах, снующими туда-сюда со страшно занятым видом.
        Выяснилось, что когда моя очередь подойдёт, мне заблаговременно доставят приглашение на приём. Правда, меня настроили на то, что подойдёт она нескоро.
        Вновь вернувшись на площадь, я приобрела у уличного торговца замечательное лакомство в виде башенки из тонкой розовой вафли, которая была под завязку начинена каким-то невообразимо вкусным кремом.
        Есть это произведение кулинарного искусства на ходу я посчитала неприемлемым, поэтому уселась на одну из скамеек, с удовольствием наблюдая за прогуливающимися людьми и размышляя, не забыла ли я чего-нибудь купить.
        Наблюдение меня неожиданно увлекло.
        Во-первых, в принципе приятно было наблюдать за жизнью волшебного городка, так непохожего (и в то же время похожего) на города моего мира. Всё здесь казалось игрушечным, ярким, сказочным, но в то же время было видно, что горожане живут своей жизнью, которую считают совершенно обычной. Кто-то спешил по делам, кто-то активно спорил, кто-то обсуждал покупки.
        Вместо машин туда-сюда проносились кошки-таксы и порой представители Гильдии защитников от сновидений на своих моноколёсах.
        Потом я обратила внимание на странных пареньков, шныряющих в толпе. Они были одеты в короткие серые плащи чуть ниже пояса, просторные штанишки как будто из мешковины и объёмные кепки с козырьками на боку.
        Неужели бродяги? Но как же это не вяжется с образом Пряниксберга, который я уже успела нарисовать в своём сознании!
        Внезапно я увидела, как один из этих парнишек, запустил руку в чужой карман и вытащил несколько монеток. Воришки?! Да что происходит?!
        Я уже собиралась предупредить зазевавшегося прохожего и перехватить паренька, который двигался в мою сторону, даже привстала со скамейки. Но тут прохожий сам заметил, что у него вытащили деньги. Он обернулся в сторону улепётывающего воришки, изумлённо вывернул карман и… усмехнулся, покачав головой. И всё! Может, не понял, что его обокрали?
        В этот момент мальчишка обернулся к прохожему. Тот указал на свой карман. Воришка отвесил шутовской поклон, а потом развернулся и не спеша удалился, будто даже и не рассматривал вариант, что за ним кинутся в погоню. Прохожий же продолжил свой путь. Не поняла?
        - Эй! - позвала я парнишку, он как раз проходил мимо. - Почему он за тобой не погнался? Ведь ты украл у него деньги!
        Парнишка глянул на меня в упор. Я вдруг увидела, что его глаза на мгновение стали точь-в-точь как у кошки: жёлтые с вертикальными зрачками. И от этого взгляда почему-то мороз драл по коже. Ничего мне не ответив, пацан нырнул в толпу и был таков.
        - Плуты никогда не забирают последнее, - пояснил мне один из уличных торговцев, который стоял поблизости и слышал, как я обратилась к мальчишке. - Они берут только часть денег и только у тех, кто спокойно может поделиться без вреда для благосостояния. Хотя неясно, как они это определяют, но ошибок ещё не было. Конечно, всё равно некоторые горожане недовольны, да это и понятно: кому понравится лишиться части честно заработанных монет? Однако же редко кто пытается вернуть своё. Ходят слухи, что плуты взамен украденного дают удачу. То есть тем, у кого они взяли деньги, в скором времени повезёт. А вот если они отберут своё обратно, то… всё наоборот, в общем, будет. Проверить это смельчаков обычно не находится.
        - Ого! - удивилась я. - А что с его глазами такое? Почему они стали кошачьими?
        - Да кто ж знает? В Гильдии плутов у всех так. То вроде нормальные глаза, а потом, глядишь, ррраз - и жёлтые, жуткие… Слухи разные ходят, а правды никто не знает - гильдия у них закрытая. Они ни с кем не дружат, ни с кем не общаются, на вопросы не отвечают. Живут по каким-то своим законам, однако вреда вроде не приносят, да и стража городского головы их не трогает, как и защитники от сновидений. То ли боятся связываться, то ли что-то знают. Кто-то поговаривает, что у плутов своя какая-то миссия есть…
        - Ясно, спасибо за информацию, - вежливо поблагодарила я торговца и снова устремила взгляд в толпу, уже с намного большим интересом разыскивая там плутишек.
        И вдруг замерла от неожиданности, почувствовав, как внутри всё сжалось: недалеко от меня стояло трое парней. Их одежда ничем не отличалась от одежды прочих горожан, вот только они совершенно точно не имели никакого отношения к жителям Пряниксберга. Ведь одним из этих парней был… Гриша! Да, тот самый Гриша, которому я не далее как несколько часов назад врезала между ног! И по всем правилам он сейчас должен был где-нибудь отлёживаться и восстанавливаться, а не бродить по Пряниксбергу! Причём с абсолютно здоровым видом! Наверное, воспользовался каким-нибудь восстанавливающим артефактом, другого объяснения я не вижу.
        Да уж, не ожидала увидеть их здесь! Хотя стоило допустить такую возможность, ведь именно у Аркаши был жетон-пропуск! Надо думать, его загадочная работа напрямую связана с этим городком. А значит, спрятаться от него здесь - совсем не такая хорошая идея, как мне казалось.
        Всё это промелькнуло в голове за одно мгновение, а в следующий миг я уже согнувшись сидела за скамейкой. Заметили они меня или нет?
        ГЛАВА 8
        Можно, конечно, заорать и попытаться привлечь стражу, но, во-первых, на меня пока не нападают и оснований для задержания нет; во-вторых, начнётся хаос, а в толкучке меня будет проще схватить (я же не знаю точно, сколько здесь Гришиных приятелей); в-третьих, у этих отморозков есть опасные артефакты, которыми они могут поранить граждан. Кроме того, так я точно дам знать Грише с Аркашей, что скрываюсь в Пряниксберге. Нет уж, лучше попытаться незаметно улизнуть и уже в укрытии обдумать, как быть дальше.
        Торговец-лоточник глянул на меня с некоторым удивлением, но тут же отвлёкся на подошедших покупателей, а я короткими перебежками принялась двигаться прочь с площади, прячась за лотками, скамейками и прогуливающимися парочками. Пару раз я выглядывала из временных укрытий и видела Гришу и его приятелей на прежнем месте. А потом они вдруг исчезли.
        И вот тогда мне стало по-настоящему страшно.
        Ушли? Или всё-таки заметили меня и сейчас выслеживают, ожидая, пока представится возможность схватить?
        Я спряталась за толстенным стволом какого-то дерева с плоской кроной, серебристыми листьями и крупными нежно-голубыми цветами и принялась озираться, пытаясь определить, не подкрадываются ли ко мне враги.
        Никого так и не обнаружив, я выждала ещё некоторое время, а потом, снова двигаясь перебежками, направилась в сторону таверны, которая уже успела переместиться в другое место.
        В этот-то момент меня и взяли. Возникнув из ниоткуда, двое парней подхватили меня под локти, весело предложив:
        - Пройдём-ка с нами, красавица!
        - И не вздумай орать, всё равно никто не услышит, я активировал артефакт-глушилку и артефакт отвода внимания, - прошипел Гриша, отбирая у меня сумку. - А ещё мне очень хочется причинить тебе боль. Так что только дай повод!
        М-да, кажется, теперь он не испытывал ко мне добрых чувств. Я бы позлорадствовала, если бы не была перепугана до смерти.
        - Куда вы меня ведёте?
        - Домой, крошка! - ответил один из парней. - Там тебя очень ждут! И лучше помолчи, а то придётся принять меры. Выбирай, как хочешь покинуть Пряниксберг: в сознательном состоянии или в бессознательном?
        - В сознательном, - определилась я, отчаянно ища хоть какой-то выход из ситуации.
        Неужели Аркадий сумел снарядить целую группу на мои поиски? Неслабо…
        Честно сказать, в тот момент я не сомневалась, что за всем стоит именно он. Они же сказали, что ведут меня домой, где меня ждут. Какие ещё могут быть варианты?
        Сбежать я всё-таки попыталась.
        Сначала старательно изображала, что боюсь своих конвоиров так сильно, что буквально еле держусь на ногах от страха. Получалось убедительно, так как они явно расслабились и хватка стала не такой цепкой. Для второго этапа я выбрала момент, когда мы проходили через какую-то арку. Троим под ней было не разминуться, и один выдвинулся вперёд, почти отцепившись от моего локтя, а второй сдал на полшага назад и тоже ослабил хватку, надеясь на товарища. Гриша и вовсе шёл позади. Вот в этот-то момент, как только мы миновали арку, я резко рванула вперёд.
        Почти получилось!
        Я успела отбежать на какое-то расстояние, игнорируя мат за спиной, а потом в воздухе что-то свистнуло, и шею захлестнула живая удавка, едва меня не придушив.
        Я постаралась ослабить её давление и глотнуть воздуха. В этот момент меня настигли порядком рассерженные парни. Честно сказать, мне было страшно, что они не удержатся и причинят мне боль. Гриша очень хотел это сделать. Он даже отвесил мне пощёчину так, что голова дёрнулась, но его, как ни странно, остановили.
        - Прекрати, - мрачно сказал один из парней, убирая удавку. Я начала с облегчением хватать ртом воздух. - Забыл распоряжение?
        - Она мне между ног зарядила! Да ещё и со всей дури! Ты хоть представляешь, что это за боль?! Если бы шеф не подлечил, я до сих пор бы, наверное, корчился. Могу я хоть немного отвести душу?
        К счастью, в отличие от Аркаши, эти парни Гришу не слушались, так как, видимо, были равны ему по статусу или даже выше. Поэтому мстить они ему не разрешили, предложив поговорить по этому поводу с шефом.
        Упоминание о шефе подействовало магическим образом, и Гриша временно затух, удовлетворившись тем, что отвесил мне пинка.
        Парни потащили меня дальше (сознания всё-таки не лишили, так как переть на себе моё отнюдь не невесомое тело им, надо полагать, не хотелось), а я принялась обдумывать услышанное.
        Выходит, у этой организации или группировки есть какой-то шеф. А ещё парни получили распоряжение меня доставить. Видимо, именно от шефа они его и получили. Но зачем шефу я? Может, всё дело в том, что на меня не подействовал артефакт подчинения? Если предположить, что таких осечек никогда не случалось, то шеф мог заподозрить у меня какие-то особые способности, которые можно каким-то образом использовать. Это объяснило бы, зачем ему заботиться о моём здоровье. Вдруг придётся предлагать сотрудничество?
        К окраине мы пришли каким-то другим, окольным путём. Таверны там не было, хотя мне очень хотелось её увидеть, как будто это могло хоть чем-то помочь. Что интересно, парни с явной опаской покосились на мохнатые деревья и обошли их с запасом. Я удивилась. Эти мохнатые очаровашки что, ещё и кусаться умеют?
        А потом всё было как обычно. Мы загрузились в автобус и поехали в мой мир.
        Как и в Пряниксберге, в моём городе люди тоже не обращали на нас никакого внимания, будто в упор не видели. Хотя парни были одеты не совсем стандартно и как минимум привлекали бы взгляды.
        Возле незнакомой мне остановки, на которой мы вышли, ждал автомобиль с водителем. Парни затолкали в него меня, загрузились сами и мы куда-то помчались. Водитель не задавал вопросов, как будто каждый день возил пучками пленных девушек. Очевидно, он тоже состоял в их шайке и моральными принципами себя не обременял.
        Нас привезли к какому-то элитному посёлку в пригороде, а потом заехали на территорию здоровенного особняка, более похожего на замок.
        Всё вокруг буквально кричало о роскоши. Было совершенно очевидно, что над окружающей особняк территорией основательно поработал какой-то ландшафтный дизайнер.
        Когда мы оказались перед входной дверью, я невольно подумала: «Вот было бы здорово войти в проём, а выйти в Пряниксберге, как это случилось в туалете того кафе!» Безумное желание вновь оказаться в волшебном городке вспыхнуло во мне с невероятной силой, но чуда в этот раз не случилось. Эх!
        Холл произвёл бы на меня впечатление, если бы до этого я не побывала в резиденции белого чародея. До неё тутошнее убранство, конечно, не дотягивало. Но в целом всё было обставлено в худших традициях мужских клубов: холл переходил в ещё более громадную гостиную с гигантским камином, в которой в кожаных креслах расположилось человек десять парней в костюмах (да ещё и с бабочками, как в гангстерском фильме!).
        Они там дымили сигарами (пахло просто отвратительно), хлестали что-то золотистое из низких бокалов и, лениво переговариваясь и отпуская грубые шутки, наблюдали за двумя практически раздетыми девушками, которые с какими-то затуманенными глазами (наверняка под действием артефакта подчинения!) не особенно профессионально, но старательно, извивались на специальном подиуме.
        М-да. Пиршество гадких пороков во всём его уродстве. Злость аж полоснула по сердцу. Сборище животных (хотя нет, это сравнение обижает животных)!
        А ведь и я теоретически могла угодить на этот подиум, если бы до меня первым добрался не Аркаша, а кто-то вроде Гриши. Вот откуда они взяли этих девчонок? Просто выбрали понравившихся на улице и сказали: «Пойдём со мной»?
        С сожалением кинув взгляд на гостиную, мои конвоиры повели меня вверх по широкой лестнице с толстыми перилами из чёрного дерева. Когда мы проходили через второй этаж, я успела сквозь проём увидеть широкий коридор и двери с золотистыми номерами, как в отелях.
        Из этого коридора нам навстречу вырулил разнесчастный Аркадий. Выглядел он неважно. Однако увидев нас, а особенно меня, моментально встрепенулся и, кинувшись к Грише, вцепился в его ворот.
        - Зачем ты доложил о ней шефу?! - прошипел мой бывший парень. - Мы же договаривались!
        - Это было до того, как твоя девка отбила мне…
        - Прекратить базар! - рявкнул кто-то, кого пока не было видно. При этом голос звучал так, будто человек находится рядом. - Быстро все ко мне в кабинет. Аркадий, ты тоже.
        Притихнув, парни снова повели меня вверх по лестнице. Мой бывший вяло потащился следом. Спиной я чувствовала его тоскливый взгляд.
        Наш путь лежал на третий этаж, на котором, в отличие от прочих этажей, находились покои только одного человека. Вместо коридора там было нечто вроде просторной гостиной с собственным камином (напротив которого стояло всего одно кресло), панорамным окном во всю стену, отдельным баром в углу, пушистым ковром и шкафом с книгами, которые выглядели так, будто их подбирали исключительно для украшения, ориентируясь не на содержимое, а на то, чтобы цвет обложек вписался в общую гамму. Одна стена была покрыта каким-то дизайнерским вечнозелёным мхом, окружавшим огромную плазму. Ещё имелся диван, но не огромный, а такой, на котором с комфортом мог развалиться один человек, и столик с грязной кофейной чашкой и крошками.
        Из гостиной в прочие помещения вело две двери, расположенные в противоположных стенах. Не знаю, что находилось за одной из них (возможно, спальня), а за второй обнаружился чудовищных размеров кабинет.
        Кабинет был поразительно неуютным и пустым. Горчичное ковровое покрытие нагоняло тоску, а изображение льва на стене почему-то показалось мне удивительно пошлым. За столом, который находился довольно далеко от двери, восседал наголо бритый тип, напоминающий то ли мелкого бандита, то ли потёртого жизнью торгаша, нечистого на руку. Мне легко было его представить в кожаной курточке, обстряпывающим в каком-нибудь злачном месте свои незаконные делишки. А вот роскошный кабинет совершенно ему не шёл, хотя он тужился, делал начальственный вид. Конечно, моё отношение было предвзятым, однако можно ли было меня в этом винить? Возможно, если бы я имела дело с человеком, которого считала хорошим, он показался бы мне совсем другим.
        Что интересно, напротив стола не имелось никаких кресел и даже стульев. Вошедшему предлагалось стоять, переминаясь с ноги на ногу.
        - Мы нашли беглянку! - поспешно доложили парни, едва миновав порог. - И вы даже не представляете где! В Пряниксберге!
        Известие произвело впечатление.
        Аркаша ахнул, а шеф аж закашлялся.
        Ага, выходит, я ошиблась. В Пряниксберге они искали вовсе не меня. Более того, они даже не знали, что я смогла туда переместиться! Видимо, всей группировке просто показали моё фото и сказали при встрече доставить руководству. А может, отрядили отдельную группу на мои поиски, но в этом мире. Тогда что они делали там?
        Что-что? Будто и так не понятно! Воровали артефакты, вот что! Там волшебных вещей полно, они не являются чем-то из ряда вон выходящим, зато здесь, в нашем мире, владеющий магическими штуками может получить всё.
        - Подойдите ближе! - распорядился шеф. - Да отцепитесь вы от неё. Отсюда ей не убежать.
        Меня отпустили, подтолкнув вперёд.
        Шеф принялся сверлить меня тяжёлым взглядом. Ага, решил оказать психологическое давление, чтобы я как следует напряглась, почувствовала себя неуверенно… Я не стала участвовать в дуэли, пытаясь передавить. Просто принялась рассматривать ту самую картину со львом у него над головой, заставляя себя сосредоточиться на деталях. Ого, лапу непропорционально изобразили…
        Это не сработало на сто процентов, напряжение всё равно ощущалось, и тогда я опустила взгляд и начала пристально рассматривать выпуклую родинку у него на щеке.
        Волоски на ней были сбриты не до конца, поэтому я начала их пересчитывать и неожиданно увлеклась.
        - Рассказывай, - зло обронил шеф, напоминая о себе. Кажется, он не так представлял себе начало разговора. Наверное, я должна была здорово перепугаться, начать ёрзать и всем видом демонстрировать готовность к сотрудничеству. Может, я бы так и делала, но уж очень меня разозлило увиденное внизу зрелище. А злость - эмоция разрушительная, но на несколько порядков выше страха. Поэтому я поддерживала её в себе. Впрочем, особого труда это не требовало, стоило только вспомнить танцующих внизу девушек или даже глянуть на Гришу с Аркашей.
        Что интересно, моя ярость почти никогда не бывала громкой. Она была не особенно заметной, зато часто и внезапно переходящей в действия.
        - Что вы хотите услышать? Да, я была в Пряниксберге. Гуляла по площади. Приятное местечко, кстати.
        Аркаша шокированно уставился на меня. Кажется, он вообще не мог себе представить, что я буду вот так привычно, даже буднично, говорить о волшебном городке, о котором ещё вчера ничего не знала. А сейчас веду себя так, будто проводила там каждые выходные.
        - Как ты туда попала?
        - В первый раз? Забрала жетон у Аркадия, села в автобус и внезапно оказалась там.
        - Когда и как это было? - отрывисто уточнил шеф. У него не получилось скрыть озадаченность. Ещё бы. Помнится, Лумар говорил, что жетон был надёжно защищён чарами, мне и видеть-то его не полагалось. В противном случае стал бы Аркаша раскидывать его где попало!
        - Впервые я попала туда вчера. Я вышла в коридор, увидела жетон на тумбочке и взяла. А потом услышала обрывок разговора, из которого выходило, что Аркаша собирается время от времени сдавать меня в пользование другу Григорию. Меня это не устраивало. Поэтому я ушла, прихватив жетон с собой.
        В этот раз шеф некоторое время молчал, сверля меня задумчивым взглядом. Очевидно, историю со стороны Гриши и Аркаши он уже знал. Но ему было трудно поверить, что какая-то девчонка просто взяла жетон. И правильно. Это было непросто. Но я не стала рассказывать подробности. Однако и отказываться отвечать на вопросы тоже не стала. Пусть лучше предложит сотрудничество, это позволит потянуть время и, возможно, у меня снова выпадет шанс сбежать.
        - Что было потом?
        - В Пряниксберге я переночевала в таверне, после чего вернулась в город. Здесь меня перехватили Аркадий с Григорием и забрали жетон. Они хотели куда-то меня увести, но я сумела сбежать. - О своём визите к Наде я по понятным причинам рассказывать не стала.
        - Ты ещё забыла упомянуть, что Гриша пытался тебя подчинить, но ты не поддалась и зарядила ему между ног. Как это получилось?
        - Понятия не имею, - честно ответила я. - Откуда мне знать?
        Он кивнул. Кажется, поверил.
        - Допустим. Но раз Аркадий забрал у тебя пропуск, как ты смогла попасть в Пряниксберг? При этом жетон Аркаши работать перестал.
        - Правда? - Я злорадно ухмыльнулась и глянула на своего бывшего парня. - Рада это слышать. Но я и тут не смогу дать ответ. Признаться, после того, как забрали жетон, я была уверена, что теперь путь туда мне закрыт. Но стоило сесть в ближайший автобус и он снова привёз меня в Пряниксберг. Это было приятным сюрпризом. Да только как это получилось, я не имею ни малейшего понятия. Надеюсь, вы не рассчитывали получить внятные объяснения.
        Шеф как-то рефлекторно мотнул головой, давая понять, что не рассчитывал. А до меня вдруг кое-что дошло. Да ведь он же не воспринимает меня всерьёз! Он считает меня непроходимой тупицей, поэтому так легко принимает нелепые оправдания в стиле: «Не знаю, не ведаю, понятия не имею, да и вообще оно само так получилось». Он будто даже и мысли не допускает, что я всё прекрасно понимаю и могу иметь свой подлый расчет, используя невинный вид и играя на его эмоциях.
        Скорее всего, дело не конкретно во мне, а в целом в женщинах. В этом особняке одни мужики! И общая гостиная внизу сделана в виде мужского клуба! А из женщин только те заколдованные девчонки, которые развлекают этих гоблинов танцем. Может, ещё какие-нибудь горничные-уборщицы имеются.
        Возможно, шеф относится к тому типу мужиков, которые в целом считают себя превосходящим полом, и ни во что не ставят женщин, будучи убеждёнными, что единственное, на что мы годимся, это обслуживать мужчин и всячески их ублажать?
        Если так, то это здорово! Да-да, здорово! Ведь он уже заранее решил, что я вряд ли понимаю, что происходит, а значит, не будет принимать меня всерьёз. И на этом можно играть! Пожалуй, моя цель сейчас - укрепить его в этом мнении. Но сначала надо убедиться, что мои выводы не являются поспешными.
        - Значит, ты просто села на автобус и доехала? А если мы проверим?
        - Ну… хорошо, - пожала плечами я. - Можете того парня спросить, которого я в лесу встретила, пока шла с остановки в сторону Пряниксберга. Правда, я не знаю, кто он, но мальчик очень симпатичный, длинноволосый. Он проводил меня, выслушал мою историю и даже деньгами помог. Там вообще жители отзывчивые…
        Конечно, в этот раз я никого не встретила, но для достоверности свидетеля приплела. Надо же обосновать, откуда у меня деньги в сумке (а учитывая невероятную добросердечность жителей Пряниксберга и их мощное стремление помогать, объяснение выглядело вполне себе правдоподобным). Да и про симпатичность я нарочно ввернула, чтобы посмотреть на реакцию шефа и проверить мои умозаключения по поводу него. И не зря!
        Аркаша еле слышно зашипел, услышав про парня, а шеф закатил глаза и снисходительно хмыкнул:
        - Вот женщины! Особые приметы - симпатичный и длинноволосый! Ну и описание! А дальше что? И глаза у него такие глубокие были! И подбородок мужественный! А уж когда денег дал и вовсе в принца на белом коне превратился! Да по таким приметам мы его вмиг отыщем!
        Парни охотно заржали (кроме Гриши с Аркашей - одного распирало от злобы, другого от ревности).
        Я обрадовалась. Похоже, мои выводы действительно верны. В глазах шефа я была миленькой недалёкой девицей. Отлично! С этим можно работать…
        Он ещё задал пару вопросов, но было видно, что в целом мне верят и толковых чётких детализированных показаний не ждут.
        Наконец, допрос закончился, и шеф, сделав самое суровое лицо из возможных, перешёл к главной части спектакля.
        - Значит так. Дела твои хуже некуда, особенно если ты врешь. - Он на мгновение замолчал, устремив на меня тяжёлый взгляд. Я даже играть не стала, в этом не было смысла. Свое мнение он уже составил, и даже приди мне в голову его переубедить, пришлось бы здорово постараться и еще не факт, что получилось бы. Поэтому я просто пожала плечами. - Понимаешь, нам лишние свидетели не нужны. И если ты наврала насчёт Пряниксберга, у тебя только два пути. В лучшем случае тебе придётся остаться здесь и развлекать моих мальчиков, выполняя заодно любые поручения, которые тебе будут давать. А в худшем… будем думать, что с тобой делать. Отпускать тебя нам никак нельзя. Так что… молись, чтобы ты оказалась нам полезной!
        Он специально делал такие паузы, чтобы я уверилась, что в случае чего меня без колебаний прикопают под кустом. Надо сказать, звучало это вполне убедительно.
        Аркаша что-то тихо простонал: он, в отличие от меня, поверил шефу безоговорочно.
        А вот я сомневалась. Думаю, одно то, что с меня во время жизни с Аркашей то и дело слетали подчиняющие чары, было уже весьма необычным явлением. Даже если не брать в расчёт всё остальное.
        Поэтому, скорее всего, даже если у меня не получится попасть в Пряниксберг, тесты на определение моих способностей продолжатся. Ведь уже очевидно, что эти способности имеются. А если, например, предположить, что до меня артефакт подчинения действовал на всех без осечек и только на мне дал сбой (что само собой вытекает из поднявшегося вокруг моей персоны хаоса), то шеф должен быть уверен в том, что эти мои способности можно причислить к разряду выдающихся.
        Надо думать, не будь я женщиной, он уже предложил бы мне сотрудничество. А так ему очень не хочется брать меня в команду, но и оставлять потенциально сильного мага без внимания кажется неоправданным расточительством.
        Поэтому он запугивал меня для профилактики, чтобы я лучше пыталась услужить и из кожи вон лезла, всячески стараясь быть полезной.
        Решив, что достаточно меня напугал, шеф добавил:
        - Но если у тебя действительно получается проходить в Пряниксберг без жетона… Тогда тебе здорово повезло, крошка. Это значит, у тебя есть какой-никакой дар, соответственно, при определённом обучении и должном старании ты сможешь быть нам полезна. Или нет. Увидим! По крайней мере, у тебя будет шанс не только выжить, но ещё и получить хорошо оплачиваемую должность. Если, конечно, приложишь достаточное количество сил.
        Угу. А вы всё это время будете мой дар всячески обесценивать, чтобы без зазрения совести им пользоваться и вить из меня верёвки, не забывая напоминать, как ничтожны и бесполезны мои умения. Мол, будь благодарна, что тебя, неумеху, облагодетельствовали. Спасибо большое за неимоверно щедрое предложение!
        А меж тем, судя по реакции, которую я наблюдала после новости, что меня нашли в Пряниксберге, такой вариант перехода без жетона рассматривали, как невозможный. Значит, этого никому до сих пор не удавалось. Выходит, если я действительно смогу перейти границу между мирами ещё раз, это будет значить, что ни один из местных крутых «суперагентов», до моего уровня не дотягивает.
        Внезапно я поймала себя на мысли, что действительно вовсе не стою напуганная, покорная и готовая на всё, лишь бы только сохранить себе жизнь. Наоборот, меня переполняет боевой дух! И это вовсе не странно. Это превосходно! Это значит, что вернулась старая Алекс! Та самая Алекс, сильная и непокорная, которой я была ранее, до встречи с Аркашей. И как же я чертовски рада её возвращению! Как же я скучала! Нет ничего более мерзкого, чем чувствовать себя слабой, неуверенной, раздражительной, когда даже самые мелкие дела начинают казаться совершенно невыполнимыми. И какой кайф снова взять свою жизнь в свои руки, твёрдо намереваясь выгрызть свою свободу зубами, если потребуется, и даже вот в такой, казалось бы, безвыходной ситуации не опускаться до уровня жертвы!
        - Знаете, а это хорошо, что даже если у меня есть дар, то он незначительный, - со вздохом сказала я, поразив всех присутствующих.
        - Почему это? - нахмурился шеф.
        - Ну ведь если бы он был сильный, я бы использовала его, чтобы отомстить обидчикам. А зачем брать грех на душу?
        Я мило пожала плечами.
        Парни никак не отреагировали, так как они не видели пока всей картины и считали, что я ляпнула это просто от бессилия, а вот шеф закашлялся, снова подтвердив мои умозаключения. Он наверняка подумал, что я ведь и его теперь считаю врагом. А значит, если вдруг я пойму, что значительно сильнее остальных, то на доброе отношение он может не рассчитывать. А вот пусть пожалеет, что перегнул со своими угрозами, гад.
        - Даже незначительный дар можно при определённом старании развить. Если он есть, конечно. В любом случае, всегда лучше иметь хорошего наставника, который поможет. А если он жёсткий, то это даже предпочтительнее, - сказал он совсем другим тоном. Ага, решил всё-таки немного смягчить предыдущее своё выступление! Забавно, что и говорить.
        Парни покосились на него с некоторым недоумением, но вставлять свои комментарии не рискнули.
        - Так, ладно, хватит болтать. Как я уже говорил, наша первоочередная задача проверить, действительно ли ты на что-то способна или нет. Поэтому сейчас вы все, за исключением Гриши с Аркадием, отправляетесь обратно в Пряниксберг, чтобы Александра вновь попыталась без жетона пересечь границу, - решил шеф. - А вместо этих двух недоумков с вами пойдут Ник и Арс.
        Ого, как круто звучит - Ник и Арс! А если переделать на менее крутые варианты, то Колюня и Сеня. Посмотрим, что там они из себя представляют.
        - Рудольф Давидович, разрешите мне тоже… - яростно запротестовал Аркадий. Гриша одновременно с ним попытался вякнуть что-то вроде: «Она же сбежит, если я не присмотрю», но шеф с досадой поднял руку, и они оба затихли.
        - Вы ещё здесь? - ровно спросил шеф. Парни, прихватив меня, ломанули к выходу так активно, что я едва успевала передвигать ногами.
        Я думала, мы пойдём вниз за Ником и Арсом, но, видимо, тем ещё нужно было вникнуть в суть дела и переодеться, так что меня пока отвели в какое-то подсобное помещение и заперли там. Судя по разговору за дверью, один из парней остался дежурить в компании с препирающимися Аркадием и Гришей, а другой пошёл за коллегами.
        - Можно я с ней пока поговорю, Олег? Ну пожалуйста! А с меня часть добычи! - ныл Аркадий.
        - Ага, и я бы побеседовал, - зло вторил ему Гриша. - Я ещё с ней не расквитался за удар!
        - Нет, его не пускай! Ему нельзя! А мне только на пару слов!
        - Что значит - не пускай?! - кипел Григорий. - Да ты…
        - Заткнулись оба! Никого я не пущу!
        И препирательства шли по новому кругу.
        Из всей этой болтовни я вычленила, что одного из моих конвоиров зовут Олег. Судя по голосу, это был парень с рыжеватыми (но не такими огненными, как у меня) волосами, которые были смазаны гелем и зачёсаны назад, видимо, для брутальности. Запомним. Рыжий Олег. Осталось выяснить, как зовут второго, стриженого почти под ноль, который кинул в меня удавкой (конечно, я этого не видела, поскольку бежала, но именно он потом снял её с меня и убрал в свой карман). И помимо них ещё будут Арс и… как там его? Коля! То есть Ник!
        Внезапно откуда-то сверху свалилось нечто тёмное и шлёпнулось мне на плечо, тут же вцепившись пальцами ног в бретельку.
        - Урля?! - опешила я шёпотом. - Как ты смог переместиться? Хотя чему я удивляюсь? От тебя всего можно ожидать… Но, малыш, тебе нельзя тут быть!
        Он вцепился ещё основательнее и вдобавок обвил бретельку несколько раз своим упругим хвостом, очень доходчиво демонстрируя, что не собирается больше меня покидать.
        - Нет-нет… нельзя, чтобы тебя увидели!
        Но тут мелкое создание, словно ощутив мою тревогу, успокаивающе поскребло пальчиками шею и начало выцветать. Сначала оно стало прозрачным, а потом и вовсе исчезло. Я его ощущала, но не видела.
        - Перекрученная бретелька всё равно выглядит неестественно, - сообщила я, нахмурившись.
        Урля легонько вздохнул, а потом я почувствовала, как нечто пушистое и тёплое растекается у меня по плечу, шее, переходит на другое плечо. Судя по ощущениям, мой питомец превратился в тонкий овальный блин, буквально приросший к коже. Он разместился наподобие воротника и затих. Ну отлично. Чего ещё от него ждать? И ведь он вроде новорождённый, а речь мою понимает. Или не речь, а образы как-то улавливает. Впрочем, он - порождение моей странной магии, так что это, наверное, нормально. Хотя, конечно, ничего нормального в подобной ситуации быть не может.
        Я потрогала блин пальцем. Он мурлыкнул. От прошедшей по шее вибрации мне стало щекотно.
        - Только при этих не мурлыкай, - смирившись, попросила я. - Не хочу, чтобы они о тебе знали.
        В этот момент за дверью произошли кое-какие изменения. Очевидно, явились Ник и Арс с моим недостающим конвоиром.
        - А ну свалили! - сурово распорядился новый голос за дверью, заставив Аркашу и Гришу замолчать. - Чтобы я вас не видел!
        Они вроде бы возразили, но очень тихо, практически себе под нос, однако распоряжение выполнили. Видимо, связываться с обладателем этого голоса себе дороже.
        - Придурки, - заключил ещё кто-то.
        - Ага, совсем помешались из-за этой девки! - Ого, а вот это мой второй конвоир, товарищ с удавкой. Надо всё-таки будет выяснить его имя. Пока буду называть его про себя мистер Удавка.
        Дверь подсобки открылась, я шагнула наружу и слегка запнулась на ровном месте, так как узрела двух нереально эффектных парней - брюнета и блондина. Первый - высокий, плечистый, короткостриженный, с яркими голубыми глазами и привлекательным породистым лицом. Он выглядел очень уверенным в себе, будто ощущал себя хозяином везде, где находился. Облегающая рубаха (оба были одеты по моде Пряниксберга) только подчёркивала шикарное тело со старательно проработанными мышцами. Второй, светловолосый, был чуть ниже ростом, но выглядел не менее сногсшибательно. Он со своей спортивной фигурой, белоснежной улыбкой и идеальным загаром походил на чуть растрёпанного сексуального сёрфингиста из фильмов.
        Честно сказать, оба были настолько хороши, что я на некоторое время зависла.
        - Ну привет, рыжая, - с ухмылкой переглядываясь с блондином, сказал брюнет, от которого не укрылась моя реакция. - Я Арс, это Ник.
        При слове «рыжая» Олег слегка поморщился. Видимо, ему тоже порой доставалось.
        Ага, запоминаем: Арс - брюнет, Ник - блондин. Блондин Колясик и брюнет Сенька.
        Надо думать, услышь они от меня эти вариации имён, разорвали бы на месте. Нет, имена-то сами по себе хорошие, но вот конкретно эти их носители - два самодовольных типа, привыкшие к женскому вниманию. Наверняка на них и без артефакта все вешаются. Поэтому я мысленно играла их именами, расчётливо убивая в себе всяческий трепет. В целом особого труда для этого не понадобилось, достаточно оказалось вспомнить танцующих внизу девчонок. Вряд ли добровольно работающие на эту организацию люди могут быть нормальными.
        К тому же я прекрасно понимаю, по какой причине шеф приставил ко мне именно их. Надо ведь создать мне дополнительный стимул для будущего сотрудничества. Вдруг втрескаюсь в одного из них и стану ещё более управляемой. Да и вообще, девушкой, которая всеми силами старается произвести впечатление на красавцев, манипулировать проще.
        - Выдвигаемся! - распорядился Арс. Видимо, в этой группе он был главным, так как все беспрекословно подчинились.
        Пока мы спускались по лестнице и двигались к автомобилю с водителем, Арсений решил заняться инструктажем.
        - Значит, так, рыжая, слушай внимательно. В этот раз за ручку тебя водить мы не будем. Но пытаться сбежать не советую. С удавкой ты уже, как мне сказали, познакомилась. А у меня имеется ещё несколько неприятных штук в запасе. Допустим, есть четыре тонких верёвки, которые запускаются под кожу на руках и ногах, чтобы управлять всеми движениями человека, как кукловод. Только вот это обычно очень болезненно для того, кем управляют. Так что лучше до крайностей не доводить. Поняла?
        Я прониклась и кивнула. Ещё бы не понять.
        Далее всё было предсказуемо: мы доехали до остановки, вышли и загрузились в первый попавшийся автобус. Все парни ещё на остановке достали жетоны и сжали их в руках. Мне, признаться, и самой было интересно, смогу ли я перейти с этой компашкой в Пряниксберг.
        Смогла.
        Как и бывало раньше, когда жетон у меня ещё имелся, время в салоне остановилось для всех, кроме нас, а в следующий миг автобус оказался на знакомой игрушечной остановке Пряниксберга.
        Честно сказать, меня это порадовало.
        Мы вышли из автобуса. Парни косились на меня с изумлением, особенно Арс и Ник. Они, видимо, ещё ни разу не видели, чтобы кто-то проходил границу без жетона.
        - Что теперь? - уточнил Олег. - С заданием покончено, ведь так? Можно ехать обратно?
        - Пока нет. Шеф дал небольшое поручение, которое нужно выполнить, - ответил Арс.
        - С ней?! Она ведь будет мешаться под ногами! - не унимался рыжий.
        - Не будет! - Арс внезапно мне подмигнул. Так, не поняла. Он что, заигрывает?
        - Как такая милая девочка может мешаться? - присоединился к нему Ник и подарил мне шикарную улыбку, почти голливудскую. Я впервые услышала его голос, и звучал он впечатляюще: мягко, бархатисто. По крайней мере, в тот момент, когда этот блондин, похожий на сёрфингиста, разговаривал со мной.
        Что ж, я вижу только одну причину подобной смены поведения - распоряжение шефа. Наверняка он сказал этим двум красавцам что-то вроде: «Если у неё получится пройти через границу, включайте обаяние на полную. Девчонку надо окучить, чтобы заглядывала вам в рот».
        Может, и задание нужно для того, чтобы я подольше побыла в их обществе. Ну и ещё для того, чтобы постепенно привыкала работать в их команде.
        В эту теорию, кстати, вписывается и то, что мистер Удавка молчит, не выражая никакого удивления по поводу происходящего. Один только Олег шокированно смотрит на своих товарищей и ни черта не понимает. Он ведь дежурил под дверью и охранял меня, пока остальные получали ценные указания.
        - Что за задание? - хмуро уточнил он, поймав выразительный взгляд Арса, который наверняка означал: «Заткнись и выполняй распоряжения. Потом всё объясню».
        - Да просто встретиться с одним человеком и кое-что забрать.
        Олег открыл рот, чтобы уточнить что-то ещё, но не успел.
        Внезапно все одновременно дёрнулись и зашипели, будто от боли, а потом вся мужская команда дружно полезла за шиворот и извлекла оттуда цепочки с горящими ярко-алым светом кулонами.
        - Демоны! - хрипло выдохнул Арс. - Совсем рядом! Быстро активируйте защиту!
        Они сжали кулоны в кулаках. В тот же миг воздух вокруг них замерцал и подёрнулся прозрачной плёнкой, будто они вдруг оказались стоящими в огромных стеклянных стаканах.
        - А девка? - уточнил мистер Удавка. Из «стакана» его голос звучал приглушённо.
        - Твою мать, у неё же нет никаких амулетов… ну и плевать, - решил Арс. - Прости, крошка, этого мы не учли. Сейчас бы самим спастись.
        - Что случилось? - уточнила я с опаской, но со мной больше не разговаривали. Парни напряжённо застыли, явно стараясь стоять неподвижно. Они даже, кажется, дышали через раз.
        Некоторое время ничего не происходило (правда, мне становилось всё страшнее и страшнее), а потом ближайшие кусты зашелестели. Я резко обернулась и застыла от ужаса.
        Из кустов показалось… нечто.
        ГЛАВА 9
        Сначала высунулась морда. Узкая, чёрная, кожистая. Казалось, что шкуру сняли, освежевали, выскоблили, вывернули и натянули обратно. Широкие, но мелкие перепончатые уши напоминали формой крылья летучей мыши.
        В приоткрытой пасти было видно акульи зубы, кажется, даже в два или в три ряда. Такой мясорубкой можно что угодно перемолоть в фарш…
        Светящиеся красные глаза, невыразимо жуткие и злобные, остановились на мне, а потом морда подалась вперёд и из кустов один за другим стремительно и бесшумно выскользнули три демона.
        Чем-то очень отдалённо они напоминали собак. Или гиен. Или вставших на четыре конечности обезьян. Ещё было что-то от горгулий.
        Абсолютно голое мощное тело выглядело так, словно его обладатели могли без особых усилий в одиночку забороть медведя. Как-то вот сразу угадывалось, что, несмотря на отсутствие шерсти, прокусить эту чёрную покрытую мельчайшими чешуйками кожу невозможно. Перевитые венами мышцы под ней перекатывались при ходьбе, а огромные когти глухо зловеще клацали, соприкасаясь с покрытием остановочного комплекса.
        Полусогнутые мощные лапы не оставляли сомнений, что одним скачком подобная тварь способна легко догнать даже очень резвую добычу, а не то что напуганную до смерти девушку.
        Вдобавок к этому, хоть и одного вида тварей было достаточно, чтобы обеспечить любого встретившего их человека кошмарами до конца жизни, они распространяли вокруг себя ауру ужаса, которая буквально парализовывала, ледяной удавкой захлёстывая горло.
        Мохнатый блин на моей коже, о котором я успела совсем забыть, внезапно шевельнулся и угрожающе уркнул, но почти сразу успокоился. До меня тоже вдруг дошло, что демоны нападать не спешат, да и вообще ведут себя как-то странно.
        Они подошли ко мне, но не вплотную. Выстроились в ряд, внимательно осмотрели меня своими жуткими глазищами, а потом синхронно дёрнули головами (это походило на приветственный поклон) и пару раз вильнули чешуйчатыми хвостами на собачий манер.
        - Только не ешьте меня, - пробормотала я, сглотнув.
        Один из демонов насмешливо фыркнул, потом все трое снова лениво вильнули хвостами и… потеряли ко мне интерес. Вот совсем!
        Зато они начали принюхиваться к «стаканам», правда, выглядело это так, будто звери парней не видели и, более того, никак не могли вычислить источник запаха. Они несколько раз прошли буквально в паре сантиметров от защиты, но ни разу её даже не задели.
        Парни, кажется, и вовсе перестали дышать от ужаса.
        Мистер Удавка в какой-то момент дёрнулся, и демоны тут же подскочили к нему, издав тихий, грозный, леденящий душу рык, от которого у меня волосы на голове зашевелились. Не знаю, как это возможно, но теперь они выглядели ещё страшнее: глаза горели так, что больно было смотреть, кошмарный оскал не оставлял никаких сомнений, что будет с парнем, если до него доберутся.
        Блин снова тихонько шевельнулся на моей шее и еле слышно зевнул, будто желал успокоить.
        Пару минут кошмарные создания, в присутствии которых хотелось выть от ужаса, кружили вокруг мистера Удавки, время от времени ворча (тот был не просто бледным - он буквально посерел от страха, и, казалось, вот-вот хлопнется в обморок), но так до него и не добрались.
        Стакан будто отталкивал их внимание, не давал сосредоточиться на цели.
        Честно сказать, я тоже всё это время стояла практически неподвижно, хоть на меня этим адским псам было, похоже, наплевать. Может, сочли невкусной? В любом случае, провоцировать их совершенно не хотелось. Вдруг им не понравится, если я попытаюсь улизнуть? Мне очень ярко представилось, как меня догоняют и рвут на части. Очень ярко. В такие моменты совершенно не радуешься собственному живому воображению.
        Спустя какое-то время существа из моих кошмаров, видимо, смирились с тем, что поужинать пока не удастся, и неохотно удалились. Или сделали вид, что удаляются. Удивительное дело - после того, как эти твари скрылись из виду, стало ещё страшнее.
        Я вгляделась в кусты. Ушли или засели в засаде, ожидая, пока мы расслабимся?
        Однако у парней был другой способ это определить - артефакт, который они сжимали в руках. Видимо, тот подал сигнал, что опасность миновала, потому что все стаканы одновременно исчезли.
        До меня вдруг дошло, что в целом весь визит демонов занял всего-то несколько минут, которые, по ощущениям, показались вечностью.
        - Уходим, - хрипло сказал Арс, таращась на меня так, будто я этих демонов только что съела. Парни от него не отставали. Что-то не нравятся мне эти взгляды…
        Никто с командиром спорить не стал.
        - Едем в наш мир! - приказал пустоте Ник. И в тот же миг из ниоткуда вынырнул автобус, будто только и ждал команды.
        Мы доехали без разговоров. Молча вышли из автобуса и сели в автомобиль. Не знаю, как у других, а у меня перед глазами до сих пор стояли демонические хари. Странно, что я в обморок там не хлопнулась. Кажется, мои нервы гораздо крепче, чем я думала раньше… Но лучше бы таким образом это больше не проверять. В данном случае у парней было преимущество. Во-первых, они имели какую-никакую защиту, во-вторых, они-то знали о том, что демоны могут появиться и морально были к этому готовы.
        Когда мы вошли в особняк, кто-то из сидящих в гостиной парней крикнул:
        - Быстро вы!
        Откуда-то снова возник Аркадий - видимо, дежурил у дверей в ожидании нашего возвращения.
        - Как всё прошло? - обеспокоенно глядя на меня (волновался, блин!), спросил он.
        Никто из наших даже не отреагировал ни на окрик, ни на вопрос. Не сговариваясь, вся группа двинулась вверх по лестнице. Мне тоже пришлось - я была в середине, хотя за руки меня никто не хватал. Аркадий увязался следом.
        По пути к кабинету Рудольфа я, желая кое-что проверить, попросилась в дамскую комнату. Парни не спорили, мне молча указали на одну из дверей на втором этаже, а сами пока сгруппировались неподалёку. При входе в туалет, а потом при выходе из него я открывала дверь, снова сосредоточившись на своём желании попасть в Пряниксберг. Очень уж хотелось, чтобы это сработало. Так хотелось, что аж зубы сводило. Но увы. Видимо, я что-то делала неправильно, или же это работало только на той особенной улочке.
        К шефу мы вошли без доклада. Он хотел рявкнуть, но, увидев потрясённые лица парней, передумал.
        - Что случилось? - коротко спросил он. - Она прошла через границу?
        - Да. Мы вышли на остановке. Появились демоны. У неё защиты не было. Её не тронули. Хвостами… виляли. Возле нас кружили. Влад шевельнулся - его чуть не порвали. Потом ушли. Мы сразу назад.
        Арс рапортовал коротко, хрипло, будто ему нелегко было подбирать слова. Впрочем, этого хватило. Подробности слушатели дорисовали в своей голове.
        Шеф застыл и тоже принялся таращиться на меня, как на чудо из чудес. Позади раздался сдавленный возглас Аркаши. Интересно, это он от удивления или от запоздалого страха за меня?
        Пока шеф был в эмоциональном нокауте, я решила ковать железо, пока горячо.
        - Я правильно поняла, что мой крошечный дар, который мне развивать ещё и развивать, до глубины души поразил ваших очень обученных и талантливых магов? Наверное, в следующий раз меня поставят в команду к более способным ребятам, которые тоже, как и я, ходят через границу без жетона и не привлекают внимания демонов? А может, им демоны и вовсе на один зуб?
        Рудольф Давидович, или как его там, отмер и глянул на меня с досадой (хотя изумление тоже ещё никуда не делось). До него дошло, что, во-первых, для меня не секрет, что парни, бывшие со мной в команде, до меня и близко не дотягивают. В целом после нашего путешествия это понял бы и идиот. Во-вторых, шеф осознал и то, что у него нет тех, кто сможет продемонстрировать подобные умения, а значит, теперь нет ни шанса убедить меня в том, что мой дар ничтожен. В-третьих, теперь он оказывается в крайне непростой ситуации. Ему до зарезу нужен такой маг, как я, а после случая с демонами моя ценность и вовсе возросла до небес. Однако принуждать такого мага к сотрудничеству запугиванием и силой - очень плохая идея. Если все мои мысли будут о том, чтобы сбежать, то удержать меня будет непростой задачей, учитывая лёгкость перехода в Пряниксберг и стремительно развивающиеся способности.
        Соответственно теперь выход был только один - сделать всё, чтобы я сама захотела с ними работать.
        Надо думать, в этот момент он очень жалел обо всём, что наговорил ранее. Ведь теперь я настроена негативно и преломить моё отношение будет непросто. А если вспомнить, что знакомство с их шайкой для меня началось с принуждения от Аркаши и поползновений от Гриши, то ежу понятно - о хоть малейших добрых чувствах в их адрес и речи не идёт.
        Даже и словами не передать, какое удовольствие я испытывала, наблюдая эту борьбу на лице шефа.
        Правда, минус во всей этой ситуации тоже имелся: теперь я так ценна, что даже если смогу сбежать, искать меня будут с удесятерённым энтузиазмом.
        - Вышли все, кроме Алекс! - наконец, распорядился Рудольф Давидович. - Нет, стоп! Мы перейдём в гостиную. А вы найдите прислугу, пусть сделает нам кофе.
        Ага, понял, что у него тут не предусмотрено место для посетителей, к которым нужно подлизываться!
        Растерянные парни направились к выходу, но он их тут же окликнул, сообразив ещё кое-что:
        - Эй! И проследите, чтобы прислуга выглядела… прилично. Арс проконтролируй. Всё, теперь идите.
        Они удалились, а шеф встал и обратился ко мне:
        - Сашенька… - я поморщилась, и он тут же перестроился: - Алекс, мне хотелось бы кое-что с тобой обсудить. Но в гостиной сделать это будет удобнее.
        Я пожала плечами и развернулась к выходу. Что ж, послушаем, как именно он будет меня умасливать. Шеф метнулся вперёд и сам лично открыл передо мной дверь. Представление начинается!
        - Присаживайся куда хочешь, - предложил Рудольф Давидович, становясь всё любезнее с каждой минутой.
        Я присела в кресло. Не хочу сидеть бок о бок с ним на диване. Он чуть подумал, сходил куда-то за вторую дверь, вернулся со стулом и устроился рядом.
        - Знаешь, я ошибся, - доверительно сообщил он. - И готов это признать. У тебя невероятные способности к магии. Вот только что дальше ты будешь с ними делать? Без должного руководства они не разовьются. Более того, ты можешь быть опасна для окружающих. Поэтому тебе нужно как можно скорее научиться пользоваться своими силами.
        Ага, решил пойти другим путём. Вот ведь лис! Если раньше он всячески вгонял меня в комплексы, то сейчас, напротив, захваливает, внушая чувство собственной важности и заставляя ощущать превосходство над остальными.
        Неплохая тактика! Похвалы - это тоже способ манипуляции! Чем больше внушаешь человеку, что он великолепен, неповторим и заслуживает всего самого лучшего, даже когда он совершает что-то отвратительное, тем быстрее он придёт к естественному выводу, что все остальные - хуже. А уж люди без магических способностей и вовсе грязь под ногами. Соответственно, нет ничего плохого в том, чтобы использовать всё, что принадлежит такой звезде по праву: чужие деньги, чужую волю…
        А в результате уже я буду сидеть внизу, в той гостиной, и наблюдать, как передо мной танцует какой-нибудь мускулистый парень, приглянувшийся мне на улице. Нет уж! Очень манящая порой дорога, но бесконечно грязная и ведущая в пропасть. По крайней мере, я абсолютно в этом убеждена. Не хочу становиться женской версией Аркаши. Я ж сама себе глубоко противна буду!
        К тому же у меня уже есть наставник, который поможет разобраться с даром. Только я, разумеется, о нём не расскажу.
        - Я могу тебе помочь, - продолжал тем временем Рудольф Давидович. - У меня есть большой опыт в воспитании молодых магов. Поэтому я точно знаю, как раскрыть в тебе дар максимально быстро. Конечно, сейчас ты вряд ли относишься к нашей организации с симпатией, учитывая то, что тебе пришлось пережить. Да и я сегодня вёл себя не лучшим образом. В своё оправдание скажу, что был невероятно зол. Сначала я узнал, что один из моих младших сотрудников договорился с хранителем артефакта подчинения и держит практически в рабстве понравившуюся ему девушку. Разумеется, я говорю сейчас про Аркадия. Можешь поверить, если бы я узнал обо всём этом раньше, давно бы уж разобрался с этим парнем и заставил его оставить тебя в покое. Но мне доложили обо всём позже, когда уже наворотили дел. Просто пришли и разом вывалили на голову, что пленили несчастную девчонку, а она как-то смогла украсть жетон и сбежать. У меня аж дар речи пропал! Конечно, теперь поздно было предотвращать уже случившееся, пришлось отбросить эмоции и начать разгребать последствия. А последствия могли быть непредсказуемыми! Ещё ни разу не было такого,
что чужой магический жетон кто-то взял, и я даже представить себе не мог, как отреагирует на другого носителя чувствительная магия! Могло случиться что угодно, даже небольшой катаклизм в каком-нибудь районе города, в результате которого пострадали бы люди! Представь себе моё состояние! Да я до смерти перепугался! А потом, когда тебя нашли, жуткий страх перерос в ярость. Не на тебя конкретно, разумеется, а на ситуацию целиком. Даже в основном на себя самого, что доверял недоумкам, которые за моей спиной, оказывается, нарушали все мыслимые и немыслимые правила! Разумеется, я этим двум деятелям вставил по первое число, но проблему этим было уже не решить.
        Он ненадолго замолчал, выдохнувшись после страстной речи, а потом ещё раз повторил, максимально мягко и убедительно:
        - Уверяю, если бы я раньше узнал о том, что с тобой делает Аркаша, растерявший от любви последние мозги, я вмешался бы и вернул тебе свободу воли, а его заставил навсегда оставить тебя в покое. Но известно мне стало это только тогда, когда всё уже произошло. Гриша явился и вывалил мне на голову, что они довели девочку до срыва, а она возьми, да и скинь подчиняющие чары! Ещё и с жетоном исчезла! Уже тогда я понял, что у тебя могут быть способности, но так как парни наломали дров, договариваться по-хорошему было поздно. Ты ненавидела Аркадия, Гришу, ребят, которые тебя доставили, и нас считала ничем не лучше. Это было отлично видно по твоему лицу, когда ты вошла в кабинет.
        Ишь ведь как он всё повернул! Теперь ситуация выглядит совсем по-другому…
        - Но ведь не один Аркаша так поступает. Внизу я видела танцующих девушек… - невинно заметила я.
        - Уверяю, они там исключительно по собственной воле! - горячо заверил шеф. Ага, ага, а я прямо верюу-у-у-у. - К тому же девочкам хорошо платят, так что они без всякого подчинения с удовольствием… эээ… сюда приезжают. Это их работа, уж прости. Мы - их постоянные клиенты. Самые любимые и щедрые, между прочим. Конечно, это всё не очень хорошо, но команда у нас мужская, а у молодых парней гормоны играют. Лучше уж пусть так развлекаются, но всегда будут под рукой, чем разбегутся по городу в поисках приключений. К тому же таким образом я забочусь об остальных девушках. Не хочу, чтобы ваша с Аркашей история повторялась. Парни получают здесь всё, что им хочется, - так сказать, обслуживание профессионалок на высшем уровне, красивых и ухоженных, так что у них нет никакой нужды ловить и запирать у себя дома обычных девчонок. Но с Аркадием, конечно, произошла осечка. Думаю, мальчик на тебе просто помешался.
        В этот момент в комнату вошла фигуристая девушка, одетая в костюм горничной. Правда, создавалось полное ощущение, что костюм этот был из специализированного магазина (и я имею в виду вовсе не магазин для обслуживающего персонала!). Слишком уж коротким было платьице и слишком глубоким декольте… Рудольф Давидович проследил мой взгляд и поморщился. Но комментировать ничего не стал.
        Пока девушка готовила нам кофе, а потом расставляла на столе чашки, я напряжённо размышляла.
        Неужели он и в самом деле думает, что я в это поверю? Увиденного и услышанного вполне достаточно, чтобы понять, что парни здесь ни в чём не знают отказа и уже давно пресытились развлечениями.
        Уверена, у каждого из них было кому мстить, например. Допустим, какая-то девчонка грубо отвергла одного из местных орлов, оставив у него обиду и страстное желание ей отплатить. И что же он сделает в первую очередь, получив возможность использовать артефакт подчинения (или возможность договориться с хранителем артефакта подчинения)? Благородные тут вряд ли приживутся…
        - Мне искренне жаль, что всё получилось именно так, - прервал мои размышления шеф. - Но теперь у нас с тобой есть шанс всё исправить. Я предлагаю тебе не только личное наставничество и помощь по первому требованию в любое время дня и ночи, но и исполнение практически всех желаний. И это не шутка. Да, я предлагаю тебе вступить в наше сообщество. Мы заинтересованы в твоих навыках и готовы очень щедро за них вознаграждать. Всё, о чём ты мечтала, будет исполнено максимум в ближайший месяц после начала работы! Гарантирую! И это не всё. Тебе же понравилось посещать Пряниксберг? Так вот, ты сможешь постоянно туда возвращаться. Собственно, в этом и заключается работа. Только теперь ты будешь делать это не на свой страх и риск, а с опытными проводниками. Ведь путешествие в междумирье без знания его законов - дело опасное. Тебе очень повезло, что ты не влезла ни в какие неприятности. А ведь могла случайно нарушить важные правила, по незнанию оскорбить высокопоставленное лицо, съесть что-то ядовитое, наконец!
        Он расчетливо нагнетал обстановку, пытаясь вдолбить в мою голову, каких опасностей я избежала. И ведь так логично всё звучало! Как хорошо, что я успела побывать в Пряниксберге раньше, чем всё это услышала! Мне невероятно повезло! Сначала этот парень в лесу сообщил мне, что центр Мироздания абы кого не притягивает, и посоветовал слушать себя. Потом таверне я приглянулась (и узнала, кстати, что конкретно в этой местности нет ядовитых растений!). Ну и под конец открыла в себе дар к интуитивной кухне, да ещё и работу получила.
        Рудольф, увидев мою задумчивость, решил, что я прониклась аргументами, и поспешил успокоить:
        - Не волнуйся, теперь всё позади. Теперь тебя постоянно будут сопровождать и подстраховывать товарищи по команде, которых ты выберешь сама! В этот раз ни малейшего принуждения! Я покажу тебе наших лучших ребят, а ты уже определишься, кто приглянется тебе больше всего.
        - А чем вообще занимается организация? - уточнила я, оставив его последнее заявление без комментариев. И так ведь понятно, что мне подсунут лучших самцов, гордость породы, блин. Чтобы создать побольше поводов оставаться здесь.
        - Разумеется, мы не совершаем вылазки в Пряниксберг просто так. У нашей организации есть цель - добыча полезных магических артефактов. Часть из этих артефактов мы оставляем у себя, а часть сбываем за очень-очень хорошие деньги. Конечно, долю этих денег получают все члены команды, добывшей артефакт! Пока ты не совсем понимаешь, о каких деньгах речь, но, поверь, их будет очень-очень много. Кроме того, фирма берёт на себя любые дополнительные расходы, чтобы тебе ни о чём не приходилось волноваться. Всё необходимое оснащение обеспечим, проведём обучение и инструктаж, да ещё и часть добытых тобой артефактов ты сможешь оставлять себе для личного пользования…
        Он распинался ещё некоторое время, в деталях описывая поистине шоколадные условия работы и все причитающиеся бонусы. Если коротко передать суть, то организация бралась обеспечивать мне не только комфортнейшие условия труда, но и комфортнейшие условия существования в целом, включая оплату жилья, питание, личный автомобиль выбранной марки, досуг…
        - Правда, первое время тебе лучше жить здесь, по крайней мере, пока ты учишься управлять даром. Потом, когда обучение будет закончено, - решишь сама, как быть дальше. Сможешь переехать или остаться в этом особняке. Но, поверь, здешние апартаменты тебе понравятся. Что скажешь?
        Вот тут пришло время очень продуманного ответа. Он должен звучать так, чтобы этот дядька поверил. Конечно, я не собиралась иметь ничего общего с их организацией воров, да и в целом эти ребята были глубоко мне неприятны, но вид собиралась сделать, что сотрудничество меня заинтересовало, а потом свинтить при первой же возможности. Так как изначально мне было сказано правильно: уйти просто так мне теперь не дадут.
        - Рудольф…
        - Просто Рудольф.
        - Рудольф, буду с вами честной - пока все встреченные здесь люди не вызывают у меня ни малейшей симпатии. Аркадий держал меня в плену, да ещё и собирался сдавать Грише в аренду время от времени, вы мне угрожали, а ваши парни придушили удавкой, а потом силком приволокли сюда, где я увидела стаю развлекающихся человекоподобных обезьян в гостиной. Вы же не ждёте, что я могу всё это быстро забыть? В то же время меня, конечно, интересуют деньги и возможность развить способности к магии. Кроме того, я и в самом деле хочу вернуться в Пряниксберг, а ваши доводы по поводу него показались мне здравыми. Вот такое вот противоречие. Поэтому я должна всё обдумать и как минимум пообщаться с вашими ребятами уже без угроз, чтобы понять, смогу ли вообще существовать с ними бок о бок и работать в одной компании.
        Я глянула в глаза шефа - поверил или нет? Вроде кивал, сначала делая виноватый вид и разводя руками, потом вроде как признавая мои доводы… На всякий случай надо добить.
        - К тому же Арс и Ник на фоне остальных вели себя более-менее… по-джентльменски, хотя, конечно, от них я тоже ждала подвоха. Это даёт надежду, что здесь есть нормальные люди.
        Шеф расплылся в препротивнейшей понимающей улыбке. Ага, сработало. Он решил, что я уже почти на крючке, раз не осталась равнодушным к его дальновидно отправленным с нами красавцам (а потом ещё сами Арс и Ник расскажут о том, как я на них восторженно глазела при первой встрече, подтверждая мои слова).
        Сейчас он, должно быть, мысленно упивался собственной мудрой предусмотрительностью и дальновидностью. Конечно! Куда глупенькой девчонке с ним тягаться? Попалась как миленькая! Осталось только основательно закрепить успех, дать почувствовать вкус роскоши и вседозволенности, и малышка никуда не денется - будет смотреть ему в рот и выполнять все задания.
        - Конечно-конечно, обязательно всё обдумай. У тебя будет столько времени, сколько требуется. Разумеется, я и не рассчитывал, что ты так сразу согласишься. Мы и в самом деле открылись тебе не с лучшей стороны. Но, уверяю, скоро ты изменишь своё мнение. И пока ты принимаешь решение, позволь обеспечить для этого все условия. Ведь ты должна повариться в нашей среде, увидеть, как мы работаем, присмотреться к ребятам. Я распоряжусь подготовить апартаменты, которые станут твоими, если ты решишь остаться. Побудь нашей гостьей.
        - Ну… хорошо, - поколебавшись, согласилась я.
        - Вот и ладненько. И, Алекс… надеюсь, ты поймёшь меня правильно: за пределы особняка без сопровождения тебе пока лучше не выходить.
        Я нахмурилась, глядя на него. Это и так было понятно, но недовольство в данной ситуации выразить полагалось.
        - Я всё-таки в плену?
        - Нет, что ты! Просто я не могу позволить тебе нанести вред себе и окружающим. Твои способности быстро развиваются, а управлять ими ты ещё не умеешь. Поэтому мой долг позаботиться о том, чтобы ты как минимум хоть немного привыкла к своему дару. Особенно если учесть, что именно по вине моих ребят твои таланты пробудились вот так, рывком, да ещё и на волне не самых приятных эмоций. Пока не буду убеждён, что ты не наделаешь глупостей и сможешь держать себя в руках, я попросту обязан присматривать за тобой.
        - А как вы собираетесь в этом убедиться?
        - Очень просто. Завтра ты сходишь на простейшее задание в Пряниксберг с опытной командой, которую в первый раз я сам тебе подберу. Попробуешь ребят в деле. Это будут лучшие из лучших!
        «Против которых не устоит ни одна девица», - мысленно добавила я.
        А шеф продолжал:
        - Но если кто-то из них тебе не понравится - заменим. Я от своих слов не отступаю - ты будешь работать исключительно с теми, с кем захочешь. Я же буду только рекомендовать ребят, которые уже проявили себя в полевых условиях с лучшей стороны. Что скажешь?
        Надо думать, шеф таким образом хочет убить несколько зайцев. Во-первых, конечно, закрепить меня в команде и заставить проникнуться симпатией к её членам. Во-вторых, снова проверить в деле мои способности (вдруг они срабатывают не каждый раз или, наоборот, ещё что-то полезное проявится?). В-третьих, возможно, поскорее приобщить меня к криминальному миру. Будучи повязанной общим преступлением с этой группировкой, я быстро перестану считать себя лучше и чище их. В-четвёртых, шеф, возможно, хочет убедиться, что я действительно заинтересована в предложении, а не вожу их за нос и не планирую сбегать. К слову, как раз это я и собиралась сделать при первой возможности. Правда, вероятно, не во время этого проверочного похода, когда они будут максимально бдительны и готовы к такому повороту. На второй-третий раз - самое то. Но если при первой вылазке подвернётся хороший шанс - я его использую. При условии, что он действительно будет хорошим. А в Пряниксберге такое вполне может случиться. Вдруг городок решит мне помочь? Зачем-то же он меня привлёк изначально?
        А пока попробую побольше разузнать о враге, так как у меня есть огромное желание разрушить эту организацию гадких и отнюдь не безобидных воришек.
        Кроме того, возможно, получиться допросить Аркашу по поводу моих родителей. Только бы придумать, как это сделать, чтобы он не начал меня этим шантажировать.
        Конечно, можно было поставить это условием сотрудничества с их шайкой, объявив шефу, что, мол, буду с вами работать только, если вы найдёте родителей или дадите мне допросить Аркашу, однако же в этом случае я самолично указала бы Рудольфу на рычаг воздействия на меня.
        О, он бы, конечно, помог мне найти родителей! Все силы бы к этому приложил! А потом бы позаботился о том, чтобы они у него всё время были под рукой на случай моего неповиновения. Нет уж, лучше поиски родителей оставить в тайне. Аркаша, судя по всему, очень недоволен сложившейся ситуацией и сам не тянется отдавать меня шефу, поэтому тоже не будет мести языком понапрасну. Так что есть шанс всё выяснить по-тихому. И документы лучше бы как-то по-тихому забрать, чтобы потом не добывать паспорт не из квартиры Аркаши, а из защищённого магией сейфа шефа, куда он их наверняка спрячет под каким-нибудь благовидным предлогом.
        - Я согласна.
        - Вот и ладненько! - обрадовался шеф. - Сейчас я распоряжусь, чтобы тебе подготовили апартаменты, а ты пока закажи у прислуги всё, что хочешь. Я вернусь через минуту. Пока идёт подготовка, мы ещё поболтаем о твоих способностях. Мне интересно услышать, как именно тебе удалось преодолеть чары, и как ты впервые попала в Пряниксберг…
        Он ненадолго удалился.
        - Чего изволите? - подобострастно уточнила фигуристая горничная, которая во время всего разговора в эффектной позе стояла у бара, ожидая распоряжений. Я пока так и не разобралась - она находится под магическим влиянием или нет. Что интересно, ей вполне могли просто платить деньги за то, что оказывает услуги. В отличие от тех девчонок, увиденных мною внизу, она выглядела, как настоящая профессионалка… во всех вопросах. Но полной уверенности у меня не было.
        - Будьте добры кофе.
        Если начну демонстративно отказываться от обслуживания, шефу станет ясно, что принять местные порядки я никак не смогу. А мне надо создать впечатление, будто я и в самом деле вхожу во вкус.
        Она как раз успела, изящно изогнувшись, поставить передо мной чашечку, когда вернулся шеф.
        - Скоро всё будет готово. Ну что, рассказывай…
        Некоторое время он меня дружелюбно допрашивал под видом приятной беседы, а я пыталась максимально убедительно отвечать. По поводу преодоления подчиняющих чар врать не пришлось, там я всё описала в подробностях, подкупая шефа своей честностью.
        А вот вылазки в Пряниксберг в моём пересказе получились здорово скорректированные. По этой новой версии выходило, что при первом посещении городка сердобольные встречные жители из жалости довели меня до таверны и уговорили хозяина принять заблудившуюся иномирянку на одну ночь без оплаты. Они же и рассказали мне, где я очутилась. А во второй раз я встретила в лесу того самого симпатичного длинноволосого «принца», который проводил меня до площади и дал денег, после чего я всё оставшееся время гуляла по городу, пока не наткнулась на Гришу с товарищами. Кстати, я подробно и в красках рассказала шефу про увиденную мною ловлю чудовищного таракана, чтобы добавить правдивости в свою ложь (хитрый Рудольф воспользовался этим, чтобы ещё раз напомнить, сколько опасностей может подстерегать несведущего человека за пределами своего мира).
        Вроде бы получилось убедительно, вопросов у него не появилось, а потом в комнату заглянула ещё одна девушка и сообщила, что мои апартаменты готовы.
        Рудольф лично проводил меня туда.
        ГЛАВА 10
        Как я и подозревала, выделенные мне покои находились на втором этаже и представляли собой что-то вроде богатого гостиничного номера: две просторные комнаты, гостевая зона с дизайнерским столиком, диваном и креслами, здоровенная кровать, внушительных размеров санузел, ванная с джакузи…
        Всё современное, дорогое, причём оформлением явно занимался профессионал. Только вот дизайн был, как мне показалось, в большей степени мужским: никаких особых украшений и лишних предметов, тяжёлая мебель, минимализм, преобладающие оттенки синего и серого, в оформлении много дерева и металла. Стильно, современно, но, на мой взгляд, совершенно неуютно.
        Словно угадав мои мысли, Рудольф заверил, что, если я решу остаться, тут всё переделают так, как я захочу.
        - Я распорядился, чтобы из квартиры Аркадия доставили твою одежду, - «обрадовал» шеф. - И косметику, какую нашли.
        - Спасибо, конечно, но не стоило. Ту одежду мне подбирал сам Аркадий, ориентируясь исключительно на свой вкус, - с отвращением сказала я. - Косметику и средства для ухода он тоже сам все покупал, как маньяк. Каждую бутылочку нюхал, выбирая нравящийся ему запах.
        - Прости, не подумал, - испугался шеф. - Дам распоряжение всё выбросить. Предлагаю тогда следующее: сейчас мой шофёр отвезёт тебя в магазин, а там уже возьмёшь всё, что надо. О деньгах не думай, магазин принадлежит моему приятелю.
        - Нет, простите. Пока я не приняла окончательное решение по поводу сотрудничества, мне не хотелось бы чувствовать себя должной. Обойдусь пока этой одеждой, а потом куплю себе что-нибудь на свой вкус.
        - Ну о чём ты говоришь? Это такие мелочи… - он осёкся, поймав мой взгляд. - Тебе всё равно полагается аванс за завтрашнюю вылазку в Пряниксберг. Вычтем из него. Всякие мелочи, наподобие косметики, тебе купит прислуга, только список напиши. В ванной, конечно, есть разные мужские шампуни и гели, но тебе они вряд ли подойдут…
        - Почему же? Вполне подойдут на первое время, - заверила я. - Не стоит волноваться. Но я предпочитаю получать оплату за уже проделанную работу. Иначе мне будет не по себе.
        - Ну хорошо, - сдался Рудольф. - Но завтра во время вылазки в Пряниксберг тебе придётся зайти там в один из тамошних магазинчиков и купить пару комплектов местной одежды, чтобы не выделяться лишний раз. Там, конечно, не сильно обращают внимание на тех, кто одет иначе, но особенность нашей работы такова, что чем незаметнее, тем лучше.
        - Так вроде у ваших ребят артефакт отвода внимания имеется.
        - Это да. Вот только Пряниксберг такое место, что там каждый в той или иной мере обладает магическими силами. А уж от по-настоящему сильных магов артефакт вряд ли поможет. Так что лучше не рисковать.
        С этим я согласилась. Рудольф ещё немного поворчал по поводу одежды, а потом, наконец, удалился, показав мне кнопку для вызова прислуги и предупредив о том, что вечером будет дан праздничный ужин, на котором меня представят команде.
        Учитывая, что за окном уже воцарились сумерки, до ужина времени оставалось немного.
        Честно сказать, после ухода шефа расслабляться я не спешила - меня не оставляло чувство, что за мной продолжают следить. Может, магия, может, обычные камеры.
        Поэтому я встала у окна, изобразила задумчивость и еле слышно шепнула Урле, чтобы показываться пока не спешил. Мне согласно мурлыкнули в ответ.
        Немного постояв, я решила сходить в душ - всё-таки день выдался непростым. В ванной чувство, что за мной следят, притупилось, но я всё равно решила применять разумные меры предосторожности. Попросив Урлю временно от меня отлепиться и при этом продолжать сохранять невидимость до отдельного распоряжения, я посадила его на пушистое полотенце (там их имелось аж три штуки разной величины, а также были махровые халаты) и быстро вымылась, использовав для этих целей бутылочки с мужским шампунем и гелем для душа. Разумеется, новые, ещё не распакованные.
        Фен там тоже имелся, так что с сушкой волос проблем не возникло. Надо же, неужели кто-то из мужчин сушит волосы феном? Хотя если вспомнить белокурые локоны Ника, удивляться не приходится.
        Расчесав свои длинные волосы, я снова заплела их в две косы. Была мысль для ужина облачиться в одно из своих прежних платьев (там были и приличные, ниже колен, в которых я выходила на улицу, чтобы Аркаша не ревновал), но всё во мне этому воспротивилось. Нет уж. Плевать мне на торжественность, я пока не состою в их организации, да и вообще ещё вроде как сержусь на отдельных её членов, так что пусть терпят.
        Подумав так, я натянула свой прежний комплект одежды, сменив только бельё, которое мне тоже доставили от Аркаши. Оно по большей части было кружевным и прозрачным, но я решила потерпеть.
        Звонок в дверь (ого, тут есть звонок!) раздался как раз в тот момент, когда я натянула джинсы с майкой и почувствовала, как ко мне на плечо приземляется Урля, который тут же снова растёкся по коже.
        - Кто там? - уточнила я, выходя из ванной комнаты и без особой спешки приближаясь к двери.
        - Аркаша. Мне надо сказать тебе кое-что важное! - торопливо выпалили оттуда.
        - Говори через дверь. У меня нет ни малейшего желания оставаться с тобой в одном помещении.
        - Аля, не дури…
        - Разговор окончен, - я сделала шаг прочь от двери. Но совсем уходить не спешила. Всё-таки мне хотелось выяснить у Аркаши информацию про родителей.
        Был шанс, что он что-нибудь об этом скажет.
        Вот только если я начну спрашивать напрямую - этот гад наверняка начнёт торговаться. А ведь пока даже неизвестно, знает ли он, где они в настоящий момент. Если он просто предложил им уехать подальше - это одно дело. Если же он назвал конкретное место, то круг поиска сужается. Допустим, он мог сказать: «Валите на Камчатку, и чтобы мы о вас не слышали». Почему нет? Только как бы это так незаметно выспросить, а? Самое главное сейчас - не дать ему понять, как сильно я заинтересована в информации, которой он владеет.
        - Алекс! Я хотел сказать - Алекс! - тут же исправился Аркаша. - Ну прости!
        - Что тебе надо? Говори и проваливай.
        - Открой дверь! Ну пожалуйста!
        - Нет. У тебя есть минута. Потом я вызову прислугу и попрошу её предупредить Рудольфа о твоём назойливом поведении. Как думаешь, кому навстречу он пойдёт?
        Видимо, Аркадия уже оповестили о моём изменившемся статусе, поскольку он тут же перешёл к делу.
        - Аля… Алекс! Тебе нельзя здесь находиться! Я… старался уберечь тебя от этого места, как мог!
        - Правда? Так старался, что аж привёл Гришу к нам домой? И собирался платить ему моим телом за то, что тот будет возобновлять действие артефакта подчинения? Я прекрасно слышала ваш разговор.
        - Ну… ты не понимаешь! Это было необходимо! - простонал он. - Я выбирал меньшее из зол! Я о тебе заботился!
        Меня аж подкинуло от ярости. Урля еле слышно зашипел, реагируя на мои эмоции.
        - Что?! Заботился обо… мне? Когда принуждал меня жить с глубоко отвратительным мне человеком, который даже не считает нужным поддерживать в чистоте тело? Когда заставлял носить одежду, которую я терпеть не могу? Когда держал дома, запрещая ходить на работу и общаться с другими людьми? Когда заставлял угождать себе, выполняя малейшие прихоти? Когда отослал моих родителей к чёрту на кулички?
        Тут я замолчала, надеясь, что он начнёт опровергать последнее предложение и скажет что-нибудь полезное. Но нет.
        - Со мной тебе было лучше! Никто и никогда не будет любить тебя так сильно! - страдальчески заверил Аркадий.
        - «Как я устал! Снимай мои туфли и массируй мне ступни, Аля!» - передразнила я его. - Ну и любовь! О такой все девушки мечтают! Ты ведь ни одно моё желание ни разу не исполнил. Всегда делал всё наоборот, чтобы показать, кто хозяин.
        - Я злился! Ты никак не хотела покориться! Постоянно гнула свою линию, даже в мелочах! И имя это своё отстаивала до обморока! Мне хотелось, чтобы дома царило согласие…
        - А точнее, чтобы всё было по-твоему, - поддакнула я, резко успокаиваясь. - Не понимаю, зачем тебе вообще живая девушка. Завёл бы резиновую - и никаких проблем.
        - Ну прости, прости, прости, любимая! Сейчас всё будет по-другому, поверь! - В его голосе появились истеричные нотки. - Да, ты злишься, но я на твоей стороне! Тебе здесь не место. Ты даже не представляешь, что здесь за народ! Они… животные! Они будут смотреть на тебя с похотью и думать только об одном! А шеф хуже всех. Он лишь притворяется любезным, чтобы использовать тебя в своих целях. Такой девушке не место в этом зверинце. Я попытаюсь помочь тебе. У меня есть пара идей…
        - Эй, а кто это тут у нас?! - внезапно раздался другой голос за дверью. Я узнала Арса. - Какого чёрта ты тут торчишь? Тебе запрещено приближаться к Алекс! Пшёл вон, убогий! Увижу ещё раз, что ты ей докучаешь, - порву пополам!
        - Арс, да мы просто разговаривали… - робко заикнулся Аркаша.
        - Правда? - Видимо, Арс что-то сделал, так как бывший сдавленно пискнул. - А почему она тебе двери не открыла? Кажется, до кого-то плохо доходит, да?
        - Отп-п-пусти, - прохрипели ему в ответ. - Я п-понял. Ухож-жу уже…
        Судя по звуку, кто-то упал на пол, потом поднялся и убежал.
        - Ты в порядке? - заботливо уточнил Арс. - Не волнуйся, его сегодня же здесь не будет. Я договорюсь с шефом.
        - Нет, не стоит. - Я открыла дверь и глянула на парня. - Лучше держать его под присмотром. Он может пожелать отомстить и… мало ли, что ещё придёт ему в голову! Фантазия у Аркаши на высоте, а когда дело касается меня, он просто не в состоянии успокоиться. Не хочу понапрасну переживать о том, что ещё он может натворить. Лучше здесь пусть на виду болтается.
        - Если ты хочешь, чтобы Аркашу устранили насовсем, то это теоретически можно устроить, - доверительно сообщил Арс, приблизившись ко мне ближе, чем того требовали приличия.
        Я невольно обратила внимание на то, что он принарядился. Чёрная шёлковая рубашка с закатанными рукавами невероятно ему шла, дорогие часы с широким ремешком акцентировали внимание на мощных запястьях, а строгие брюки подчёркивали длинные ноги (и, как я смогла оценить позже, хорошо проработанные в спортзале ягодицы). Добавим к этому умеренный запах дорогого парфюма, и всё - герой любовного романа собственной персоной. Берите и пользуйтесь.
        - Заманчиво, - вполне искренне призналась я. - Но нет. Мне совесть не позволит.
        - Так тебе самой ничего делать не придётся…
        - Нет-нет. К тому же я при случае собираюсь лично за всё с ним поквитаться. Хочу понемногу мстить, доводя до сумасшествия. Вот сейчас мне доставляет большое удовольствие наблюдать, как он корчится, видя, как я общаюсь с другими парнями и сближаюсь с шефом.
        - Ооо, - протянул Арс и расплылся в гадостной улыбке. - Об этом я не подумал! Конечно, в таком случае не буду тебе мешать, наслаждайся…
        Этот аргумент был ему понятен и близок, как я и рассчитывала. А ещё я рассчитывала, что он непременно доложит об этом шефу (если тот сам сейчас не слушает наш разговор через какого-нибудь магического жучка). Не помешает лишний раз убедить Рудольфа, что я - бессердечная озлобленная девица, которую вряд ли можно будет пронять с помощью угроз здоровью бывших друзей, например.
        На самом-то деле наблюдать за мучениями бывшего мне на фиг не сдалось, конечно. Но устранять Аркадия… нет уж, я не убийца. Ещё и душу по его вине очернять? Ни в коем случае. Хотя, конечно, тогда никто из врагов не смог бы вытрясти из этого скользкого гада сведения о маме с папой при всём желании. Но и я бы утратила единственный пока способ напасть на след родителей.
        Так что у меня была вполне себе веская причина спасти жизнь Аркаше, притворившись, что планирую насладиться местью.
        - Можно войти? - спросил Арс, всячески демонстрируя, что уж он-то не будет вести себя, как бывший, и упорно ломиться ко мне.
        - Входи.
        Я сделала приглашающий жест. Парень тут же шмыгнул в комнату.
        Интересно, какие указания дал ему шеф? Соблазнить, заворожить, влюбить? Увидим! В том, что он не начнёт принуждать меня к близости против воли, я была уверена. Наверняка об этом было дано строжайшее указание.
        Я вошла следом и присела в одно из кресел, подобрав ноги. Арс тут же занял второе.
        - Как тебе тут? Помощь какая-то нужна? - уточнил он.
        - Какая, например? - хмыкнула я.
        - Ну… может, обустроиться надо помочь. Комната-то как-то по-мужски выглядит. Не хватает всяких женских штучек вроде розовых занавесок, - он усмехнулся. - Да и с одеждой могу помочь. Такую фигуру грех упаковывать в джинсы. Платьев надо прикупить, косметики… ну помады там какой-нибудь. - Его взгляд оценивающе скользнул по моему лицу.
        Ага. Здравствуй, усовершенствованная копия Аркадия! Более миловидная, но с теми же наклонностями.
        - Арс, можно тебя кое о чём попросить? - лениво сказала я вместо ответа. - Зайди в спальню, открой шкаф с одеждой, загляни туда, а потом возвращайся.
        Он с недоумением на меня глянул, а потом, рисуясь, грациозно поднялся и отправился выполнять распоряжение.
        Вернулся крайне удивлённый.
        - Что увидел?
        - Шкаф забит красивой одеждой. Тогда почему ты в этом…
        Он осёкся, но я поняла, что там должно было прозвучать что-то крайне нелестное в адрес моего любимого комплекта.
        - А потому что всё это заботливо прикупил Аркаша, выкинув всю прежнюю одежду, которая мне нравилась. Теперь у меня полно женственных платьев, прозрачных блузочек, обтягивающих юбок… Всё очень сексуальное и бесконечно приятное для мужского взгляда…
        - Да понял я, понял… - проворчал он, но тут же исправился: - Прости, пожалуйста.
        - Ничего. Откуда ж ты знал?
        - Угу…
        Он немного помолчал, сбившись с нужной волны. А потом попытался вновь вернуть себе уверенность.
        - Нет, я всё-таки сломаю этому гаду нос! Похоже, теперь ещё долгое время всё тебе будет напоминать про этого упыря. Но я хочу, чтобы ты знала: лично я никогда не поступил бы так подло. Поэтому заранее извиняюсь, если опять невольно сделаю что-то, что заставит тебя вернуться в прошлое.
        М-да. Отличная попытка исправить ситуацию. Если перефразировать сказанное, то будет нечто вроде: «В том, что ты теперь на всю голову чокнутая, моей вины нет. Постарайся помнить об этом и не выносить мне мозг».
        - Я ж чего к тебе зашёл-то. Во-первых, конечно, узнать, не нужна ли помощь, а во-вторых, проинструктировать насчёт завтрашней вылазки в Пряниксберг. - Арс окончательно пришёл в себя. - Ты ведь не против пойти с моей группой? Вообще, мы - лучшие по показателям. Из тех, кого ты уже видела, в мою команду входит только Ник. С остальными я познакомлю тебя на ужине. Уверен, ребята тебе понравятся.
        - Хорошо, - пожала я плечами.
        - И ты должна знать, что мы очень хотим в будущем видеть тебя именно в нашей команде. Человеку с твоими талантами там самое место, поскольку мы - элита. И это не преувеличение. Для того чтобы тебя заполучить, мы готовы сделать абсолютно всё. - Он шагнул вперёд и присел передо мной на корточки. - Окажем любую помощь, выполним любое пожелание… только шепни. Для нас нет ничего неприемлемого.
        На что он намекает? Судя по многозначительным взглядам и паузам, это может быть как устранение всех моих обидчиков (особенно учитывая, что он уже предлагал убрать Аркашу), так и весёлые групповые развлечения в духе фильмов для взрослых.
        Впрочем, если шеф дал им распоряжение разбиться в лепёшку, но создать мне побольше поводов остаться, то и любую другую просьбу эти парни должны с энтузиазмом выполнить.
        - О чём думаешь? - Арс как-то незаметно придвинулся ещё ближе и положил свою руку поверх моей, расслабленно лежащей на подлокотнике кресла. Его взгляд скользнул к моим губам. Ага, пошёл-таки в атаку. Ну нет, в мои планы это не входит. - Ты так напряжена… может, я сделаю тебе массаж?
        Урля не то чтобы шевельнулся, но едва заметно обозначился, напомнив о себе. Однако тут же успокоился, так как я не волновалась. Мне было смешно.
        - Спасибо за предложение… - Я попыталась изобразить жалкую улыбку. Надо как-то так отказать, чтобы не уязвить самолюбие. Враги мне тут пока не нужны. - В другое время я непременно бы им воспользовалась, да и вообще тебе вряд ли удалось бы от меня отделаться, но… сегодня столько всего навалилось! Меня ловили, хватали, пытались подчинить, душили, запугивали… Ещё и демоны перед глазами стоят до сих пор. Не представляю, как ты смог так спокойно перенести их появление и даже не шелохнуться! Я видела, как некоторые там дрожали и потели, а ты был непоколебим. Мне бы твоё хладнокровие! Я так чуть на месте не скончалась.
        Комплимент явно оказался к месту. Арс усмехнулся.
        - Малыш, я же сказал тебе, что наша команда - лучшие из лучших. А я её командир. Командир не может быть трусом.
        «Зато он может легко пожертвовать девчонкой, у которой нет амулета», - изображая восхищение, подумала я, припомнив, как легко он отдал меня на съедение демонам. Но вслух этого говорить, конечно, не стала.
        - Хорошо, я дам тебе передышку. Но сдаваться я не намерен, - заявил Арс. Это прозвучало слишком пафосно для искреннего признания.
        В этот момент раздался звонок. За нами пришли, чтобы пригласить на ужин.
        - Так и пойдёшь? - всё-таки не удержался от вопроса Арс, вновь окинув взглядом мою одежду.
        - Угу.
        К счастью, он не стал комментировать больше мой выбор.
        Мы спустились вниз.
        Гостиная преобразилась!
        Теперь там не было и намёка на сомнительный притон. Посредине стоял внушительных размеров продолговатый стол, который буквально ломился от еды. Чего там только не было! От бургеров до омаров!
        Во главе стола уже сидел шеф, который при моём появлении встал (все остальные последовали его примеру), а потом приглашающе указал мне на место рядом с собой и даже предупредительно отодвинул тяжёлый стул с оббитыми бордовым бархатом сиденьем и спинкой.
        Все остальные места уже были заняты, ждали только нас с Арсом. При этом практически все мужчины были одеты в костюмы и рубашки. А я, разумеется, выделялась, притягивая взгляды. Впрочем, предполагаю, сейчас мой прикид волновал их меньше всего на фоне последних новостей. Надо же, явилась какая-то девчонка, нарушила привычный порядок, да ещё теперь приходится всячески её ублажать.
        Что интересно, среди сидящих за столом были не только мужчины. Я заметила несколько женщин. Они действительно входили в команду или их пригласили, чтобы мне было психологически комфортнее? При этом с откровенной ревностью смотрела только одна из них - гламурная брюнетка с очень красивым, но недовольным лицом. Возможно, недовольным оно было только в этот момент, хотя и в целом улыбка на нём казалась почему-то очень неуместной.
        Шеф объявил начало праздника, представил меня (расписал мои невероятные таланты так, что я аж сама заслушалась) и напоследок сказал тост (разумеется, в мою честь).
        Арс, кстати, сел с другой стороны от меня и принялся за мной активно ухаживать под одобрительным взглядом шефа.
        Чуть позже я заметила и Аркадия, бросающего на меня тоскливые взгляды. Он, ссутулившись, сидел где-то на задворках и выглядел очень печальным. Это в очередной раз подтвердило мою теорию, что в комнате установлено наблюдение с прослушкой. Наверняка шеф слышал наш разговор с Арсом по поводу изощрённой мести, иначе непременно выгнал бы бывшего, чтобы тот не мозолил мне глаза.
        Застолье началось. Первая часть особой оригинальностью не отличалась: все активно ели, общались и пили. Лично я от алкоголя отказалась. Меня пытались уговорить, но не очень настойчиво. При малейших признаках недовольства отстали.
        Было очевидно, что шеф всячески старался исправить изначально произведённое на меня впечатление, да и команде дал такую установку. Поэтому все старались вести себя, как благопристойное семейство: разговоры негромкие, никаких грубых шуток. Что интересно, все находящиеся за столом девушки были одеты исключительно прилично.
        Кстати, шеф уже вроде поднаелся, так что можно было и поговорить, чтобы выяснить несколько интересных для меня моментов.
        - Рудольф, у вас в команде всё-таки не только мужчины, я смотрю?
        Неужели я ошиблась, сделав вывод, что всех девушек он считает абсолютно непригодными для серьёзной работы?
        - Так и есть, - с улыбкой обаятельного кавалера (которая совершенно ему не шла) подтвердил тот. - Двое из них в команде. Одна - Лида, наша штатная портниха, лучшая в городе, между прочим, рекомендую! - Он указал на платиновую блондинку с яркими красными губами. - Вторая - Алла, она руководит тут всем персоналом.
        Аллой оказалась как раз та брюнетка с ревнивым взглядом.
        А, ну теперь ясно. Ни одна из них не занимается главным делом, зато обе обслуживают это логово воришек.
        - А остальные кто?
        - Это девушки наших орлов. Я попросил, чтобы они их привели, чтобы ты не чувствовала себя неловко в нашей мужской компании.
        Я удивлённо принялась разглядывать этих девушек. И хоть их было всего трое, как-то не верилось, что у кого-то из парней здесь вообще могут быть здоровые отношения, особенно после увиденного ранее. Или это спектакль? Просто для того, чтобы я поверила, что здесь вполне себе нормальные ребята, а вовсе не пресытившиеся развратники?
        Наблюдение подтвердило мои выводы. Только одна девушка выглядела более-менее оживлённой (правда, она общалась не с одним парнем, а будто флиртовала со всеми, кто сидел поблизости), остальные две больше интересовались едой и напитками, чем кавалерами. В целом, казалось, что эти девочки стремятся воспользоваться ситуацией и наесться впрок. Будто мужчины их не интересовали от слова совсем (пресытились?). Да и внешность у всех троих была исключительно модельная. Вряд ли их заворожили, учитывая мои подозрения, озвученные ранее Рудольфу. Рисковать он бы не стал. А вот заплатить красоткам, чтобы изобразили приличных девушек, шеф вполне мог. Вопросы только к оживлённой - зачем флиртовать? Впрочем, это легко объясняется тем, что она рассчитывает найти себе среди богатеньких мальчиков постоянного спутника (мужа, спонсора, клиента - нужное подчеркнуть). Почему нет?
        - Как тебе апартаменты? - тем временем уточнил шеф, ненавязчиво пододвигая мне бокал вина.
        - Просторно, - спокойно ответила я, игнорируя его жест. - Только никак не оставляет ощущение слежки. Разве что в ванной комнате оно исчезло.
        - Правда? - Шеф не сумел скрыть некоторого недовольства, но быстро исправился, сменив его на озабоченность. - Обязательно велю проверить комнату. Твоей интуиции я доверяю. Возможно, кто-то из ребят подсуетился, узнав, что красивая девушка будет жить в этих комнатах. У нас тут новости быстро разлетаются. Если так, виновный будет наказан.
        - Благодарю. А можно ещё вопрос? Это правда, что Аркашин жетон перестал работать?
        Шеф кивнул.
        - Это что, получается, я его как-то разрядила? Или вытянула магию? - Мне вдруг вспомнился момент, когда жетон нагрелся и тепло распространилось по телу.
        - Самое забавное, что я понятия не имею, Сашень… Алекс, - хмыкнул он. - Такое случается впервые. Признаться, мы так и не смогли разобраться, что произошло. Однако же в Аркашином жетоне не осталось ни капли магии. Теперь это просто кусочек металла.
        - А как вообще Аркадий попал в команду? - внезапно заинтересовалась я. - Выглядит он типичным любителем компьютерных игр, совершенно непригодным для вылазок в другой мир.
        - Ты права, - Рудольф отпил из бокала и с явным удовольствием пустился в рассуждения. - Видишь ли, не все люди, у которых есть полезные для нашей деятельности навыки, обладают магическим даром, достаточным для того, чтобы преодолевать границу между мирами. А те, у кого дар есть, тоже не обязательно горят желанием его использовать. У кого-то своя жизнь и любимая работа, поэтому он не хочет даже слышать о смене деятельности, другие боятся даже подумать о том, чтобы уйти из привычной реальности… В итоге приходится работать с тем, что есть. Когда подворачивается человек, у которого имеются нужные мне способности в достаточном количестве, мои ребята вступают с ним в контакт и выясняют, хочет ли он поменять свою жизнь, развить дар и заработать деньги. Если не хочет, то они заставляют его забыть разговор. А если хочет, начинается подготовка и испытательный срок. Вообще, мало кто их тех ребят, которых ты видишь перед собой, изначально имел необходимые навыки выживания за пределами нашего мира. Но со временем они превратились в опытных лазутчиков. Что же касается Аркаши, тут история очень интересная.
        Он помолчал, с явным удовольствием наблюдая за сгорающей от любопытства мной.
        - Как ты правильно сказала, изначально он совершенно не выглядел тем человеком, который способен потянуть эту работу. Но так как мы не можем позволить себе разбрасываться людьми с подходящим уровнем дара, мы дали ему шанс. И он, что интересно, согласился на эту работу сразу и очень охотно. Более того, хоть ему во время обучения приходилось во многом тяжелее, чем большинству, он с завидным упорством пёр вперёд, невзирая на препятствия, а потом брался за любое задание, даже если от этого задания отказывались остальные. Всем было ясно, что у него была какая-то мощная мотивация побыстрее овладеть даром. А теперь я точно знаю какая. И, кажется, вполне его понимаю.
        Эй, да он же про меня говорит! Получается, Аркаша пёр вперёд, ведомый мечтой о том, что заполучит меня в единоличное пользование?
        М-да. Как романтично и гадко. Рвать жилы во имя того, чтобы принудить (не завоевать, а именно принудить!) понравившуюся девушку находиться рядом и выполнять все желания.
        А ведь полно тех, кто буквально растает от такой истории «любви».
        Сколько романов ей посвящено, страшно подумать… Единственно, в романах следовало бы заменить Аркашу на брутального красавца Арса - и готово! Навязчивый рабовладелец превращается в романтического героя, блин.
        Увидев выражение моего лица, Рудольф хмыкнул.
        Мне кажется, или наш разговор доставляет ему удовольствие? Может, ему нравится чувствовать себя в роли наставника? Или он с одобрением относится к тому, что я начинаю интересоваться их деятельностью и, значит, понемногу втягиваюсь в команду?
        Словно догадываясь, о чём я думаю, шеф внезапно наклонился чуть ближе и шепнул мне почти интимно:
        - А ты очень интересная собеседница, Алекс. Пожалуй, я даже был бы не против… - Он хотел добавить что-то ещё, но потом его взгляд скользнул куда-то вбок, и Рудольф передумал. - Впрочем, неважно. Развлекайся!
        Я обернулась и увидела Арса, который наблюдал за нашей беседой с как будто даже недовольным видом. Кажется, его уязвило, что, находясь между ним и шефом, я выбрала в качестве собеседника Рудольфа, и так увлеклась, что забыла про местную суперзвезду.
        ГЛАВА 11
        - Пойдём, познакомлю с командой, - предложил Арс, поймав мой взгляд.
        Я кивнула. К тому же другие участники застолья уже тоже закончили есть и группками распределялись по залу, кучкуясь возле барной стойки или с бокалами устраиваясь на подоконниках и стоящих у стен кожаных диванчиках. Заиграла музыка, в гостиной стало значительно темнее, зато в воздухе повисли разноцветные и явно магические огоньки, которые меняли цвет и приплясывали в такт мелодии.
        Команда обнаружилась на одном из диванов.
        Уже на подходе я в который раз убедилась в правильности своих предположений: все члены группы были невероятными красавчиками.
        Помимо Арса и Ника в команду входило ещё четверо парней.
        Косящий под интеллигента Костя отличался обходительными манерами, тонкими чертами лица, развратным взглядом и загадочной полуулыбкой, играющей на идеальной формы губах (он ещё и очки носил, правда, безумно дорогие и модные). Он обращался ко мне не иначе как «мадмуазель». Надо сказать, для умника у него было слишком уж хорошо проработанное тело, что, впрочем, только больше интриговало.
        Смешливый и чуть встрёпанный Дэн (причём встрёпанный так, что не оставалось сомнений - каждая прядь тщательно уложена в модном беспорядке) с модельной внешностью, завораживающими зелёными глазами, шикарной улыбкой и ямочками на щеках постоянно пытался меня развеселить, отпуская шуточки и подкалывая других членов команды.
        Дерзкий бунтарь с жёстким насмешливым лицом по имени Игорь, любитель кожаной одежды с заклёпками, перчаток без пальцев и высоких армейских ботинок, называл меня деткой и предлагал прокатить на своём мотоцикле. А потом, подмигивая, добавлял, что и не только на мотоцикле.
        Гибкий худощавый Егор (донельзя похожий на длинноволосого героя аниме) с вдохновлённым взглядом истинного художника и походкой танцора приглашал меня к себе на совместную медитацию, обещал сыграть на саксофоне и научить тайным техникам массажа, открывающего чакры и восстанавливающего жизненную энергию. Восточными единоборствами он тоже, как постепенно выяснилось, владел в совершенстве.
        В общем, ассортимент на любой вкус. Предпочитаешь умников - на, держи! Хочешь укрощать бунтаря - пожалуйста! Повёрнута на всяких там духовных практиках - есть лучший вариант!
        Как же они мне обрадовались, словами не передать! Не припомню, чтобы когда-нибудь кто-то так рад был меня видеть!
        Парни немедленно усадили меня на диван, в самый центр, и принялись активно развлекать, всячески пытаясь при этом вычислить мои предпочтения. Никогда не чувствовала себя настолько желанной! Каждое моё слово встречали с одобрением, а уж взгляды дарили такие многообещающие, что аж жарко становилось.
        А какие глаза при этом были у Аркаши! Его буквально корчило от ревности. Когда ко мне прикасались другие парни (а они прикасались - то брали за руки, то приобнимали, то поглаживали чувствительную кожу запястья), мой бывший угнетатель дёргался всем телом и, кажется, цедил ругательства.
        В какой-то момент он настолько обезумел, что даже вскочил на ноги, будто собираясь броситься к нам, но кто-то из парней рядом подставил ему подножку, а остальные захохотали. И снова я подумала, что шеф позаботился о том, чтобы я получила от мести наибольшее удовольствие.
        Эх, любая девушка на моём месте буквально умерла бы от счастья, что столько красавчиков уделяют ей внимание и смотрят так, будто она - самая желанная женщина на свете!
        Только вот это всё было чистой воды лицемерие.
        - Извините, я ненадолго отойду. - Утомившись от этого спектакля, я притворилась, что мне нужно в туалет, чтобы никому в голову не пришло увязаться следом.
        К сожалению, сбежать под шумок в свою комнату было не лучшим решением - ведь весь бал организовали в честь меня и отсутствие точно бы заметили. Поэтому я просто умылась, выждала, сколько было возможно, и вернулась в зал. Но на диван к парням садиться не стала, а вместо этого подошла к барной стойке, где попросила у вышколенного бармена стакан воды.
        Ага, дали мне передохнуть, конечно.
        Спустя мгновение рядом возник Костя. Он попытался завязать разговор, но, не получив особого отклика, отстал. Потом его сменил Дэн, потом Игорь, Егор, Ник… В этот раз подходили по одному. Видимо, решили попробовать другую тактику.
        Чего мне только не предлагали! И всегда что-то разное, будто нащупывая тему, которая вызовет отклик. Допустим, если один настойчиво звал танцевать, то через минуту другой, наоборот, предлагал сбежать и спрятаться от шумной толпы у него в комнате. Ещё поступали предложения отомстить Аркаше, подстроить гадости окружающим ради смеха, заказать крепкие напитки и уйти в другую приватную гостиную, где можно будет душевно посидеть только своими (командой, имеется в виду) и поболтать обо всём на свете. Меня даже на крышу звали, полюбоваться звёздами! Оказалось, что там есть благоустроенная площадка для посиделок.
        Наконец, последним из толпы вынырнул Арс и предложил вернуться к дивану.
        От меня не укрылось, что он обменялся взглядами с парнями и Егор еле заметно отрицательно мотнул головой. Ага, они таким образом вычисляли, запала ли я на кого-нибудь! Хотели понять, какой типаж мне наиболее близок, чтобы предмет моих симпатий начал обрабатывать меня по полной программе.
        Исследование результатов не дало, поэтому парни перешли к следующему этапу.
        Как только мы оказались на диване, рядом притёрся Арс и, аккуратно поглаживая мою ладонь, выдал воистину потрясающее предложение.
        - Если тебе приглянется кто-то из нашей команды - только намекни. Может, даже это будет не один человек… и не два! - Он внимательно следил за моей реакцией.
        - Мы тут без комплексов и развлекаться умеем… по-всякому, - подтвердил Егор.
        Это на что они сейчас намекают?! То есть, не добившись проявления особой симпатии к кому-то одному, эти мерзкие красавцы решили, что я, возможно, хочу всех разом? Причём одновременно?! Логично, чёрт побери!
        Притворившись, что в упор не понимаю намёков, я выразительно потёрла висок и сказала:
        - Парни, с вами, конечно, очень хорошо. Но я, признаться, держусь еле-еле. Последние два дня выдались… ну вы знаете. После такого нервного перенапряжения я только и могу думать о том, чтобы оказаться в тишине и как следует отдохнуть. Особенно перед завтрашней вылазкой. Поэтому я вас оставлю. Пойду отпрошусь у Рудольфа и, если отпустит, уйду спать.
        Не думаю, что они были довольны, но большинство сообразило, что надо бы проявить понимание. Несколько сочувственных кивков было мне ответом.
        Я вернулась на своё место за столом, чтобы переговорить с шефом. Но пришлось подождать, так как он что-то негромко, но агрессивно высказывал наклонившейся к нему брюнетке - той самой, что отвечала за персонал. Прямо сейчас отвлекать его явно не стоило.
        Арс и Ник увязались следом за мной и, пока я ожидала своей очереди, принялись активно развлекать меня беседой. Оба очень старались и словно даже соревновались друг с другом за моё внимание, без конца задавая вопросы и делая мне всё более и более откровенные намёки (чему способствовала пустеющая бутылка, которую они тоже не оставляли без внимания).
        Чтобы хоть как-то отвлечься, я машинально принялась лепить бутерброд. Рядом в вазочке лежал красиво нарезанный хлеб, а чуть дальше стояло блюдо с ветчиной и овощная нарезка. Вообще, бутерброды тоже имелись, причём всякие, но мне просто хотелось занять руки, за которые то и дело норовили схватить всё более навязчивые и уже не совсем трезвые кавалеры.
        Эта зацикленность на мне начала откровенно бесить. И ведь хоть бы один был влюблён по-настоящему! А ведут себя так, будто я смысла всей этой игры не понимаю. Нет уж, не устраивает меня такое внимание. Я раздражённо отложила готовый бутерброд на салфетку, осознав, что действительно невероятно устала.
        В этот момент шеф что-то неожиданно рявкнул (видимо, собеседница окончательно вывела его из терпения), заставив меня подпрыгнуть и отвлечься, а когда я повернулась, бутерброда не было. Ну и ладно, мне его не очень и хотелось. Внезапно я заметила остатки моего бутерброда в руке застывшего Арса, который, кажется, закусил им стопку. Чего это он так таращится в пустоту?
        - Уф, как она меня достала! - сказал в этот момент шеф. Я обернулась и обнаружила, что его собеседница удалилась и разговаривает он со мной. - Все нервы вымотают, сотруднички… Уволю на х… кхм… на фиг.
        - Понимаю… Рудольф, я хотела бы попросить у вас разрешения удалиться. Устала жутко… - Я выразительно потёрла виски.
        - Конечно, иди. Отдохни хорошенько. Вылазка будет не рано с утра, а часов в двенадцать. В общем, как выспишься, спускайся сюда. В баре можно круглосуточно заказать кофе. Или звякни прислуге и закажи всё в номер. Как захочешь.
        - Хорошо. Доброй ночи.
        Он кивнул.
        Когда я вставала, Ник махал рукой перед глазами по-прежнему застывшего Арса.
        - Что это с ним? - донёсся до меня вопрос шефа. Слушать ответ я не стала - торопилась в номер, пока кто-нибудь не попытался перехватить.
        Аркаша рванул наперерез, но его тут же кто-то толкнул, не давая кинуться вдогонку, и я прошла мимо. Уже на лестнице меня настиг Арс. Ого, пришёл в себя всё-таки! Надеюсь, в комнату ко мне напрашиваться не будет.
        - Алекс, подожди! - Он выглядел как-то не так. И голос стал нормальный, без этих бархатисто-тягучих интонаций, которые он использовал в общении со мной.
        - Да? - Я обернулась.
        Он, не сбавляя шага, приблизился вплотную и… обхватив меня руками, начал безумно целовать!
        Я настолько растерялась, что даже не сразу оказала сопротивление! Потом попыталась оттолкнуть, но не смогла сдвинуть этого здоровяка и с места!
        К счастью, тут же сзади подскочили Ник и неожиданно сам шеф. Они кое-как оттащили от меня бравого командира элитной команды. Он молча боролся, будто его влекла ко мне неведомая сила. А уж смотрел так, что становилось страшно. В этих глазах не было ни капли актёрской игры! Он будто и в самом деле был безумно в меня влюблён!
        - Эй, да что с тобой! - рявкнул Рудольф. Арс немного очухался и удивлённо глянул на шефа. Кажется, его начало отпускать.
        Подоспели и другие парни из группы. Шеф сдал им командира и велел отвести в свой кабинет, а потом повернулся ко мне.
        - Прости, Алекс! Я вставлю этому оболтусу по первое число и позабочусь, чтобы подобного больше не было. Обычно он не пьёт, вот и накрыло с непривычки. Видимо, сильно ты зацепила нашего лучшего бойца! Никогда не видел, чтобы у него от кого-то сносило крышу. Протрезвеет, наверняка будет дико жалеть о своём поступке. Ещё и от меня получит. Но раз такое дело, лучше не рисковать. На ночь на твоей двери будут активированы охранные чары. Просто на всякий случай. Поэтому не пытайся покинуть комнату, хорошо? Утром чары отключатся. Ты у нас произвела фурор на вечере, так что подстрахуемся, чтобы настойчивые поклонники не помешали тебе выспаться перед заданием.
        Он самолично проводил меня до комнаты и ещё отдельно упомянул, что теперь ощущения слежки точно не будет, так как он позаботился о том, чтобы меня ничто не тревожило. Оказавшись внутри, я прислушалась к себе.
        Интуиция утверждала, что всё спокойно. Видимо, шеф решил не рисковать моим расположением и честно убрал жучки. Он ведь пока ещё до конца не разобрался в моих способностях, так что вполне допускал, что я и в самом деле чувствовала, когда за мной шпионят. По крайней мере, хотелось бы на это надеяться…
        - Как ты думаешь, Урля, мне кажется или слежку действительно убрали? - пробормотала я. - Не представляю, как можно проверить, есть ли здесь какие-нибудь следящие устройства или артефакты…
        Я ещё и договорить не успела, как мохнатый блин начал сползаться в кучку, а потом вновь вернувший себе форму, но по-прежнему невидимый Урля внезапно подпрыгнул и исчез с плеча.
        - Куда ты?..
        Боковым взглядом я буквально на мгновение будто уловила какую-то чудовищную тень, пронёсшуюся вверх по стене, но когда обернулась (очень резко, надо сказать), там уже ничего не было.
        Не успела я основательно испугаться, как на плечо из пустоты свалился скинувший невидимость Урля.
        - Ты что, камеры и жучки искал? - осторожно уточнила я. - Или шпионские артефакты? Ничего не обнаружил и поэтому снова стал видимым?
        Он мурлыкнул. Похоже, это означало согласие. Что ж, отлично. Теперь мне чуть спокойнее.
        Вообще, уходя с ужина, я была полностью уверена, что сразу же лягу спать. Однако, избавившись от толпы назойливых парней, поняла, что сна нет ни в одном глазу. Более того, меня потянуло прочь отсюда. От резко накатившего волной ощущения, что мне надо зачем-то немедленно покинуть комнату, на мгновение стало трудно дышать.
        Это просто желание поскорее убежать отсюда и обострившаяся тоска по Пряниксбергу или что-то большее? Может, снова магическая интуиция?
        Я подошла к входной двери в комнату, открыла её и вышла наружу, только потом вспомнив про то, что, по идее, охранные чары не должны были меня выпустить. Но эта мысль скользнула и исчезла, так как всё внимание на себя забирала звенящая внутри тревога, которая буквально подгоняла меня, заставляя идти прочь от комнаты.
        Удивительно, но сейчас пространство дома казалось мне совершенно другим. Не было ни отзвуков вечеринки, ни шагов, ни голосов. Особняк будто вымер.
        Я шла вперёд, не узнавая места. Не получалось зацепиться ни за один знакомый ориентир - всё было каким-то другим, искажённым. В какую часть особняка меня занесло? Понятия не имею…
        Коридоры переходили в другие коридоры, время от времени возникали лестничные пролёты, которые приводили меня в новые коридоры.
        Наконец, когда мне показалось, что я безнадёжно заблудилась, прямо передо мной возникла металлическая дверь. Выглядела она очень надёжной, на ней даже ручек не было, только сбоку имелись кнопки и небольшой экранчик. Однако я не стала даже задумываться над этим. Просто подцепила ногтями край двери, словно собиралась его отковырнуть от поверхности, к которой он плотно прилегал. Так себе решение, но оно сработало. Край поддался так охотно, словно только этого и ждал. Дверь отошла с какой-то невероятной лёгкостью, а за ней оказалось тёмное помещение, освещённое только неяркой лампой из коридора.
        Не знаю как, но я всё равно всё отлично различала, будто бы в комнате горел яркий свет. Сама комната обилием обстановки не отличалась. По правде сказать, там вообще ничего не было: ни стульев, ни столов. Зато там был мальчик. Он сидел, прислонившись к голой стене, на которой даже обои отсутствовали. На вид ему было лет двенадцать.
        Он поднял голову и глянул на меня кошачьими глазами, которые сразу сменились на человеческие.
        - Ты… плут из Пряниксберга? - изумлённо сказала я. Он никак не отреагировал, продолжая рассматривать меня с ровным лицом. - Что ты тут де… а, и так понятно. Тебя схватили эти. Но зачем ты им сдался? Надо же, ещё и поместили тебя в такую комнату, где толком ни присесть, ни прилечь. Как-то слишком даже для них.
        Мальчишка снова не ответил. Зато перевёл взгляд на Урлю и принялся с явным интересом (но вообще без удивления) рассматривать моего питомца.
        - Ладно, идём отсюда. Понятия не имею, сможем ли мы найти выход, но попытаться определённо стоит.
        Парень легко поднялся. Я, не особенно раздумывая, протянула ему руку, и он за неё почему-то взялся. Вот так, ведя ребёнка за руку, я снова куда-то пошла, не особенно разбирая дороги. Стоило нам покинуть комнату, как странное состояние схлынуло, а особняк ожил. Где-то раздавались шаги, совсем недалеко слышались приглушённые голоса и даже доносились отзвуки музыки: похоже, вечеринка там без меня не только не затухла, а набирала обороты.
        Разумеется, мы двинулись в обратную от голосов сторону. Точнее, я двинулась - мальчишка шёл за мной, как привязанный.
        Мне казалось, что музыка играет сверху, а значит, мы были внизу, ниже первого этажа. Нам попалось ещё несколько безнадёжно запертых металлических дверей, а потом впереди возникла лестница наверх.
        - Постой здесь, я гляну, что там.
        Оставив мальчишку, я поднялась по лестнице и оказалась в небольшой проходной комнатушке, из которой через проём было видно полутёмный холл, то и дело разрезаемый лазерными вспышками светомузыки. Как же нам добраться до выхода? Если попробуем быстро пробежать, нас могут заметить из гостиной. Рискнуть или нет? Не факт, что там вообще открыто…
        С другой стороны, какие ещё есть варианты? Может, имеется запасной выход, но я о нём не знаю.
        - Алекс! - раздался откуда-то пьяный голос.
        Я отшатнулась назад и врезалась в мальчишку, который, как оказалось, стоял прямо за спиной.
        - Бежим!
        Схватив его за руку, я рванула вниз по лестнице.
        - Куда?! - раздался пьяный голос. - …Ать твою!
        Кажется, преследователь то ли упал, то ли что-то сшиб. Отлично, это его немного задержит.
        Прямо у подножия лестницы была ещё одна дверь, на этот раз деревянная, возможно, она вела в подсобку. Дверь была чуть приоткрыта, за ней царила тьма. Я резко повернулась к парню.
        - Так! Слушай! Я их сейчас отвлеку, меня не тронут. Скажу, что заплутала. А ты пока спрячься тут. Я постараюсь вернуться и забрать тебя. Другого пути нет.
        Я открыла дверь и, видя, что мальчишка замялся, жёстко распорядилась:
        - Иди! Я хочу, чтобы ты вернулся домой, и сделаю для этого всё возможное! Но тебе придётся беспрекословно слушаться меня!
        Парень неохотно подчинился и, наконец, нырнул в темноту. Закрыв за ним дверь, я шагнула к лестнице, ожидая преследователя и придумывая, чем можно объяснить то, что я тут нахожусь. Однако объясняться не пришлось.
        - Эй! - крикнули наверху, а потом там же раздался злой голос шефа:
        - Какого чёрта ты тут делаешь? Вашей команде завтра на задание идти! Я, кажется, отправил вас всех спать!
        - Я с Ал… ик… с Алекс х-хотел п-поговорить…
        - Она спит давно, идиот! И тебе пора!
        - Как сп-пит? - озадачился тот. - Она же т-тут г-где-то! Т-тощно говорю!
        - Я сам лично её проводил до комнаты, запер дверь и активировал охранные артефакты. Так что она уже десятый сон видит, - язвительно сообщил ему шеф. - И радуйся, что так. Если бы из-за твоих пьяных домогательств она передумала войти в команду, я бы тебе уши отрезал. Собственноручно.
        - Н-не надо… - впечатлился мой незадачливый преследователь. - Уж-же ухожу…
        Они оба удалились, а я с облегчением выдохнула.
        И призадумалась.
        Ведь у меня же не в первый раз получается пройти через запечатанную артефактами дверь! Стоит хотя бы вспомнить побег от Аркаши. Кстати, теперь понятно, почему мой бывший всегда знал, когда я дотрагиваюсь до ручки. А я ещё на работу планировала улизнуть, наивная.
        И всё-таки, как вытаскивать парня? Даже если мы с ним до выхода доберёмся и покинем особняк, снаружи-то тоже закрытая территория! Смогу ли я запертые ворота открыть? Это умение то срабатывает, то не срабатывает, контролировать его пока не получается!
        Ладно, будем пробовать. Какие ещё варианты?
        Я приоткрыла подсобку и позвала:
        - Иди сюда, все ушли.
        Тишина. На зов никто не явился.
        - Эй! Иди сюда скорее, говорю. Нам выбираться надо!
        И снова нет отклика. Я открыла дверь шире и нащупала выключатель на стене. Вспыхнул свет. Помещение действительно оказалось подсобкой. Тут хранились рулоны туалетной бумаги, швабры и бытовая химия. Вот только паренька здесь не было. Честно сказать, я опешила. Даже обошла комнатушку по кругу, хотя спрятаться было решительно негде. Мальчишка исчез. Что за фокусы? Если у него был дар испаряться или телепортироваться, то с какого банана он вообще тут взаперти сидел? В плену, я имею в виду? Или там комната какими-то непроницаемыми чарами покрыта? Тогда почему не исчез, когда мы по коридору бежали? Посчитал, что бросать меня - это несправедливо? Тогда сейчас почему передумал?
        Одни вопросы!
        Ладно, а что теперь? Пересекать людный холл - слишком большой риск. Поймают на попытке побега, и всё, второго шанса втереться в доверие у меня не будет. Вся моя игра будет раскрыта. Но и в комнату я теперь вернуться незаметно не могу! Даже если как-то получится до неё добраться, не факт, что я снова смогу «включить» дар и миновать охранные чары. Надо думать, шеф очень удивится, если я их снаружи активирую. И потом легко свяжет исчезновение мальчика и мои прогулки, учитывая показания того пьяного преследователя.
        Блин, что делать?
        В этот момент Урля угрожающе ухнул, а потом на лестнице кто-то шаркнул ногой и негромко кашлянул, причём совсем рядом! Неужели один из парней (или даже сам шеф!) сумел бесшумно спуститься по лестнице и через мгновение застукает меня тут?!
        Вспышка страха снова что-то изменила. Пространство опять стало каким-то другим, будто бы пустым и гулким. Темнота выцвела, и теперь я снова видела всё вплоть до деталей. Звуки исчезли, они сменились вязкой тишиной. Не дождавшись появления человека, я шагнула вперёд и вдруг обнаружила, что никакой лестницы на прежнем месте нет. Что интересно, удивления это почти не вызвало: на меня вновь снизошло то самое состояние, будто я застряла между сном и явью. Даже эмоции в нём тонули, не достигая своего пика. Я пошла вперёд по коридорам, куда-то сворачивая, поднимаясь и снова сворачивая. Люди словно бы растворились. И снова я не узнавала особняк, который превратился просто в паутину коридоров с бесконечной чередой дверей и время от времени возникающих в хаотичном порядке лестниц.
        Честно говоря, в тот момент не мелькнуло и мысли о том, чтобы попытаться найти выход на улицу и улизнуть из особняка. То ли я не особенно пока контролировала это странное нестабильное состояние, то ли где-то в подсознании звенело, что я так и не выяснила у Аркаши информацию о родителях, а значит, уходить время ещё не пришло.
        В какой-то момент (я даже приблизительно не могла сказать, сколько времени прошло!) передо мной возникла дверь моей комнаты. Я, даже не сомневаясь, что это сработает, просто открыла её, а войдя, закрыла за собой.
        Урля звучно зевнул, и загадочное состояние вновь скатилось с меня, как вода.
        Немного постояв посередине комнаты, в безуспешных попытках осознать всё произошедшее, я сказала: «А, плевать!», разделась и легла спать. Устала ведь просто зверски.
        Что интересно, утром никто меня не беспокоил. Вот вообще! Шеф же сказал, что на задание пойдём, когда я высплюсь, и, видимо, выполнял обещание.
        Либо же остальные члены команды тоже ещё дрыхли, что и неудивительно, учитывая, что кто-то из них за мной вчера гонялся.
        Проснувшись, я повернула голову и обнаружила дрыхнущего Урлю рядом на подушке. Зрелище было весьма умилительное. Почувствовав, что я его разглядываю, он приоткрыл один глаз, а потом заразительно зевнул и снова засопел.
        Я ещё некоторое время повалялась, глядя в потолок и вяло размышляя о том, что если сегодня всё-таки представится удачная возможность сбежать, то непременно сбегу. Мне не нравилось здесь, несмотря на роскошные апартаменты и готовность шефа выполнять мои капризы. Сама атмосфера этого места давила, а люди вызывали отвращение. Да и притворство выматывало. Не такая это простая работа, оказывается, улыбаться, когда хочется ударить. Безумно тянуло обратно в таверну! Этот принадлежащий воровской шайке особняк словно облепил меня чем-то приторно сладким и при этом ядовитым, пытаясь одурманить, затянуть, подсадить на гадкую вседозволенность.
        Образ был настолько ярким, что стало трудно дышать. Урля окончательно проснулся и легонько куснул меня за ухо, приводя в чувство. Это помогло.
        Я решительно поднялась и направилась в душ. Нет, задерживаться здесь нельзя. По многим причинам. Вчера я ещё сумела отвязаться от парней под предлогом усталости. А что будет сегодня? Что-то мне подсказывает, что так легко отделаться не получится. Не знаю, что пообещал им шеф, но действуют они весьма активно.
        Ещё беспокоили мысли о вчерашнем парнишке. Куда он делся? Всё ли с ним хорошо?
        После душа я подумала было о завтраке, но тут же отодвинула эти мысли. Аппетит отсутствовал напрочь.
        Одевшись в те же самые джинсы и майку, я велела Урле снова стать невидимым, после чего с некоторой опаской открыла дверь и вышла в коридор. С одной стороны, шеф сказал, что утром охранные чары сами по себе снимутся, а с другой - вдруг они ещё на месте, просто опять включился мой странный дар? Не хотелось бы выдавать раньше времени, что замки не в силах порой меня удержать. Эта способность (если удастся хоть как-то взять её под контроль) наверняка пригодится мне позже, если не удастся свинтить от них сегодня в Пряниксберге.
        За дверью никого не обнаружилось, но стоило мне сделать несколько шагов, как откуда-то вынырнул Аркадий, неумело притворяясь, будто случайно тут проходил и даже не планировал на меня натыкаться. Но раз уж встретились…
        - Доброе утро, Алекс! - В этот раз он не сбился, произнёс предпочитаемую мной форму имени очень отчётливо, с ударением, будто подчёркивал, что готов ради меня измениться.
        Ну и отлично!
        Раз такое дело, попробую снова вывести его на разговор о родителях. Будем надеяться, в этот раз попытка будет успешной.
        Ведь если удастся сбежать сегодня, то я так ничего о них и не узнаю.
        Но это я подумала про себя, а вид при этом сделала такой, будто совершенно не собираюсь вступать в общение.
        - Тебе разве не запретили тут шататься?
        - Нет! К тому же это ты ко мне подошла, а не я к тебе! - сообщил он с таким видом, будто взломал систему.
        - Ещё бы. Тут один путь к лестнице. Впрочем, ты и так это знаешь. Только вот что-то мне подсказывает, что шефу будет глубоко плевать на твои аргументы, если я ему пожалуюсь.
        Аркаша тут же затух.
        - Тебе… нравится Арс? - спросил он. - Ты должна знать - он вовсе не такой, каким притворяется. Он мерзкий, и девушек ни во что не ставит! Считает их расходным материалом. Вся его команда такая же! И вообще, эти парни вовсе на тебя не запали, им шеф приказал изображать влюблённость! Он хочет, чтобы ты захотела остаться здесь!
        - Да что ты говоришь! - Я едва не расхохоталась. Вот так открытие!
        - Я всё узнал, потому что сразу им не поверил. И вообще… я переживаю за тебя!
        - Ты переживаешь не за меня, Аркаша, - спокойно сказала я. - Тебе не даёт покоя то, что ты утратил надо мной власть. Ты думаешь обо мне, как о вещи, которую у тебя нагло спёрли. Мои человеческие чувства никогда тебя не волновали.
        - Ничего подобного! С чего ты…
        - С чего я взяла? Ну давай посмотрим. Я терпеть не могу носить платья, ты заставлял меня это делать. Мне хотелось пойти работать, ты запретил. Я люблю чистоплотных мужчин - ты мылся раз в неделю. Когда я озвучивала свои желания - ты делал всё наоборот. А ещё ты лишил меня родителей. Может, вообще убил их или отправил куда-то без денег и средств к существованию…
        - Нет! - воскликнул он, придавленный аргументами. - У них есть деньги, честно! Я велел им продать квартиру и с этими деньгами уехать подальше, а там начать новую жизнь!
        - Какая удобная формулировка - уехать подальше! Нарочно так говоришь, чтобы нельзя было проверить? Так что не надо врать, что с моими родителями всё в порядке! Я-то знаю, какое ты чудовище…
        - Да живы они, живы! - отчаянно заорал вконец изведённый Аркаша. - Но я и в самом деле не знаю, куда именно они подались! Может, на Камчатку, может, в тёплые страны! Я просто велел убраться подальше, устроиться на новом месте и забыть, что у них есть дочь. И всё! Между прочим, обычно люди в таком случае выбирают тот из вариантов, который им больше нравится! И если бы был способ их найти, я бы нашёл! Поняла?! Я вовсе не чудовище!
        - Угу. Ты простой милый добрый насильник и извращенец. На твоём месте я бы поскорее проваливала отсюда, пока на крик кто-нибудь не явился.
        Не дожидаясь ответа, я прошла мимо него на лестничную площадку и спустилась вниз, размышляя об услышанном.
        Ага, выходит, он всё-таки не задал конкретную цель родителям. Это огорчает и радует одновременно. Огорчает, так как затрудняет поиск, а радует, так как и другие не смогут выведать у него эту информацию.
        В гостиной никого из команды не было. Да и вообще там пока что торчал только бармен. Причём не тот, который был ночью. Судя по всему, они работали посменно. Что интересно, следы ночной вечеринки тоже отсутствовали. Кто-то провёл основательную уборку, вылизав буквально каждый сантиметр. Всё сверкало. Видимо, шеф не зря вчера что-то выговаривал той девушке, отвечающей за персонал.
        - Чего желаете? - с дежурной улыбкой уточнил бармен. - Кофе? Чай? Чего-нибудь покрепче? Есть шоколад, пирожные, лёгкие закуски, могу сделать бутерброды.
        - Нет, спасибо. Только кофе, пожалуйста.
        Я успела выпить почти полчашки, когда появился первый человек из команды. Им оказался Егор. Судя по его свежему виду, это не он вчера за мной гонялся. Если, конечно, у него не было какого-то восстанавливающего артефакта в запасе.
        - Доброе утро! - увидев меня, обрадовался он. Потом, не глядя на бармена, приказал: - Кофе, да поскорее!
        М-да. По моему мнению, человека во многом определяет отношение к обслуживающему персоналу и к тем, кто не может возразить.
        Ох, надеюсь, вся остальная команда подтянется в скором времени, а то совершенно нет никакого настроения вести светскую беседу с этим товарищем.
        Словно в ответ на мои мысли, в гостиную вошли хмурый шеф, который нёс мою сумку с деньгами, купленную в Прянксберге, и Арс, который выглядел каким-то потрёпанным. При виде меня парень вздрогнул и хрипло сказал, намертво прикипев ко мне взглядом:
        - Привет.
        Мы с Егором хором поздоровались.
        - Остальные где? - спросил шеф у Егора. Тот пожал плечами. - Уши поотрываю, блин!
        Видимо, шефа боялись, так как Егор тут же подорвался и, забыв про кофе, предложил сходить за ребятами. Его рвение кивком одобрили, и он поспешно ушёл.
        - Доброе утро, Алекс, - обратился ко мне шеф, возвращая сумку. Голос его стал на пару градусов теплее. - Как спалось?
        - Нормально, - пожала плечами я. И чего он на меня так посматривает? Небось, пропажу плута обнаружили?
        - Слушай… вопрос, конечно, странный, но… ты ведь вчера не выходила из комнаты?
        Я выпучила глаза. Арс с крайней неохотой оторвал взгляд от меня и тоже, нахмурившись, уставился на Рудольфа.
        - Вы же сами как-то там запечатали заклинаниями комнату и сказали не выходить до утра! Поэтому я сразу спать легла…
        Арс слегка поморщился - видимо, сообразил, какая причина у меня была сидеть в защищённой комнате.
        - Да, да, конечно… - шеф и сам был не уверен, но всё равно что-то будто не давало ему покоя. Видимо, теперь, после исчезновения плута, пьяные свидетельства парня, который якобы меня видел как раз у входа на нижний этаж, уже не казались таким уж бредом. Особенно если других зацепок не было. Но охранные заклинания, очевидно, и в самом деле не сработали, так что придраться было не к чему.
        К счастью, в этот момент явился Егор с Дэном и Костей. Буквально через минуту залетел Ник.
        - Игорь сейчас придёт. Он только проснулся.
        - И неудивительно после вчерашнего-то, - проворчал шеф. - Хорошо, что я вчера его подлечил немного, а то сегодня он бы и вовсе не был ни к чему пригоден.
        И он снова кинул странный взгляд на меня. Ага, видимо, именно Игорь и был моим вчерашним преследователем.
        - Ладно, давайте пейте быстро кофе, ждите Игоря и выдвигайтесь. Задание у вас простое - пришли, забрали у доверенного лица нужную вещь и ушли, так что к обеду должны вернуться. А, ещё и в лавку какую-нибудь заскочите, возьмите Алекс местную одежду. А я пошёл. Арс, ты в порядке? Точно оклемался?
        - Вы уже несколько раз спросили, - недовольно отозвался тот. - Всё в порядке.
        - Ну смотри мне. Устроил вчера…
        Махнув рукой, Рудольф, наконец, удалился.
        ГЛАВА 12
        Парни хором пожелали мне доброго утра и принялись демонстрировать чрезмерное дружелюбие в мою сторону. Все, кроме Арса, который просто смотрел на меня и всё. Он выглядел, как человек, который не до конца понимает, что происходит, и прислушивается к собственным ощущениям.
        - Да расслабьтесь и выпейте кофе, - хмыкнула я. - Шеф же не видит. Дайте себе отдых. Сложная ведь работа - изливать на человека такой поток доброжелательности с утра.
        Парни переглянулись и хмыкнули, а потом едва не принялись уверять, что никакой тут актёрской игры нет, но я махнула рукой и сообщила:
        - Ребята, не знаю, как вы, но я по утрам терпеть не могу общаться. Вот прямо ненавидеть начинаю всех, кто рядом лучится улыбкой и демонстрирует отличное настроение, пока я ещё даже кофе не допила. Меня вообще лучше пока в покое оставить.
        Вот теперь облегчение было вполне себе искренним. Они, наконец, перестали делать вид, будто страшно рады меня видеть и безумно хотят пообщаться, и отстали (и тут, кстати, мне досталось несколько вполне себе человеческих улыбок). Парни заказали себе кофе, о чём-то негромко переговариваясь, а я подхватила свою полупустую чашку и присела на одно из кресел у камина.
        Поначалу казалось, что меня оставили в покое, так как за мной (о, радость!) никто не последовал. А потом рядом нарисовался Арс. Он пододвинул второе кресло и, присев ближе, чем мне хотелось бы, затеял разговор.
        - Я тебя вчера напугал? - как-то даже тревожно спросил он, будто его это и в самом деле невероятно беспокоило.
        - Ну… есть немного… - Он глянул на меня с таким отчаянием, что я поспешила заверить: - Сейчас уже всё нормально.
        Его это не особо успокоило.
        - Прости, Алекс. Я должен был держать себя в руках. Поверь, любовь моя, для меня важнее всего сделать тебя счастливой. Поэтому можешь больше ничего не бояться. Забудь про Аркашу. И про остальных. Больше я никого к тебе не подпущу. Ты - моя и только моя.
        Я уставилась на него с крайним изумлением. Да что на этого парня нашло? Он ведь явно сейчас не играет! Но поверить в то, что он в меня разом влюбился, невозможно.
        Так, стоп. Посмотрим, с чего это началось. Весь вечер он вёл себя как обычно, потом они с Ником накатили лишнего и с ним что-то произошло. Это я отлично помню.
        Перед глазами встала картина, как Арс застыл, глядя в пустоту и сжимая в руке… остатки моего бутерброда!
        Ну конечно! Лумар же предупреждал насчёт моего дара! То, что я готовлю, несёт в себе мою магию! Я слепила бутерброд, распираемая от обуревавших меня чувств, Арс его съел и обезумел (что и неудивительно, учитывая моё состояние). Вопрос только в том, почему всё это вылилось именно в такую гадкую форму?
        О чём я думала в тот момент?
        Кажется, меня бесило, что они все притворяются, и никто из них не влюблён в меня по-настоящему. Вот тебе и пожалуйста! Теперь один влюблён. Только вот что с этим делать-то?!
        Как долго будет длиться действие магии? И отпустит ли его вообще?
        Я ж понятия не имею, если честно… Но сейчас главное, чтобы эта влюблённость не помешала мне сбежать. Да и вообще, она может здорово усложнить дело.
        Если Арс вцепится в меня, как клещ, как же я от него отделаюсь? Сейчас, в трезвом состоянии, он вроде бы выглядит более-менее адекватным, но всё равно стремится находиться поближе ко мне. И реакция у него неплохая…
        Допустим, сбежать получится, но ведь он со своей манией весь Пряниксберг перероет, надо думать, не отвлекаясь ни на что.
        И это не всё! Очень важно, чтобы прямо сейчас никто не понял, что я имею причастность к этому состоянию Арса. Если кто-то заподозрит, что я его околдовала, то последствия могут быть не самые для меня приятные.
        Во-первых, это моё новое умение очень заинтересует шефа. И придётся рассказать ему об интуитивной кухне, иначе он сделает вывод, что я умею подчинять людей, и будет требовать это повторить.
        Во-вторых, в этом случае меня вряд ли куда-то будут выпускать, пока не убедятся, что я полностью предана группировке, да и при этом ещё и все средства слежения подключат, чтобы ни один вдох не упустить из внимания. А то мало ли, носитель ценнейших умений кого-то снова себе подчинит и сбежит.
        В-третьих, я в целом стану подопытным кроликом с моими этими необычными талантами. Придётся постоянно готовить коктейли или бутерброды, которые шеф на ком-то будет тестировать. И вряд ли на своих парнях. Скорее, на одурманенных людях с улицы. Да ещё и при таких обстоятельствах настроение у меня будет совсем не то, соответственно, эффекты у этих коктейлей будут вообще непредсказуемые…
        Что же делать?
        Понятия не имею.
        Но всё это лишь подтверждает то, что бежать надо как можно скорее, пока шеф не разобрался в происходящем.
        А для этого желательно, чтобы никто не заметил наложенных мной на Арса чар. По крайней мере, до тех пор, пока мы не окажемся в Пряниксберге. А там уж на месте разберёмся.
        Наконец, мы дождались Игоря, который, желая доброго утра, подозрительно косился на меня.
        Ну точно именно он вчера за мной гнался!
        Я сделала скучающий вид и кивнула ему в знак приветствия. К счастью, вопросов он задавать не стал.
        - Наконец-то, - сказала я тихонько Арсу. - Мне уже очень хочется снова увидеть Пряниксберг!
        Он тут же заторопился, перевоплотившись в бравого командира:
        - Так, парни, быстро собираемся…
        К счастью, магия моего бутерброда отличалась от магии артефакта подчинения, поэтому выглядел Арс вполне себе нормально и на одурманенного не походил. Разве что смотрел на меня намного чаще обычного, но пока это вполне можно было списать на распоряжение шефа. Мол, как и велено, изображает влюблённость. Будем надеяться, что и дальше всё будет идти так же чётко.
        Когда мы, наконец, покинули особняк, я едва не завопила от облегчения. Мне казалось, что я вырвалась из паутины. И в тот же миг мне стало ясно, что назад я возвращаться не хочу. И не буду.
        Правда, расслабляться было рано. Опасный момент возник тогда, когда мы во внутреннем дворе загружались в тёмный микроавтобус.
        Арс, который, как видно, всегда садился впереди, чтобы отдавать указания водителю, внезапно рявкнул на притёршегося ко мне Ника:
        - Отодвинулся от неё! Я там сяду!
        - Ты чего это? - опешил блондин.
        Я застыла. Нет, нет, только бы всё нормально было!
        - Отодвинулся! - угрожающе повторил Арс.
        Он хотел добавить что-то ещё, но вмешалась я.
        - Ребята, не ссорьтесь. Просто в гостиной я попросила Арса, чтобы он сел рядом со мной…
        Пусть лучше думают, что я - влюблённая идиотка, тем более, что шеф на это и рассчитывал.
        Сработало это или нет - не знаю. Ник отодвинулся, но парни всё равно продолжали коситься на командира. Впрочем, устроившись рядом со мной, он успокоился.
        - Выдвигаемся! - приказал Арс. Я с содроганием ожидала, что кто-то возразит, но, к счастью, обошлось.
        Во время поездки Ник что-то очень тихо уточнил у командира, надо думать, насчёт всей этой ситуации с посадочными местами, на что получил резкий отрывистый ответ:
        - Не твоё дело!
        Я решила внести свою лепту и попытаться воспользоваться магией бутерброда, поэтому попросила Арса наклониться ко мне и шепнула ему на ухо:
        - Арс, веди себя как обычно, пожалуйста. А то парни теперь в недоумении, а мне от этого неуютно. Вдруг нас заставят свернуть операцию, а мне так хочется в Пряниксберг…
        - Не волнуйся, ты там побываешь. Я позабочусь. - Он, пользуясь тем, что я сама подставила ухо и придвинулась, обнял меня за талию и с чрезмерным энтузиазмом подтянул к себе. - А когда вернёмся, я вплотную займусь тем, чтобы сделать тебя ещё более счастливой… и расслабленной, а то ты слишком напряжена…
        Судя по мурлыкающей интонации, сразу становилось ясно, как именно он собирается меня расслаблять. Ой-ей… не хочу!
        Я с огромнейшим трудом подавила желание скинуть его руку (он ещё и запустил пальцы под майку, касаясь кожи), ведь это выглядело бы очень подозрительно.
        А так парни посматривали, но, видимо, они всё же решили, что это очередная стратегия обольщения Арса. И эта стратегия, как видно, работает, раз я позволяю себя беззастенчиво лапать.
        Наконец, показавшаяся мне невероятно долгой и утомительной поездка закончилась, мы выгрузились из микроавтобуса и погрузились в обычный автобус, который первым подошёл к остановке. Вот интересно - видимо, жетон срабатывал только при пользовании общественным транспортом. Иначе можно было бы прикупить автобус и перемещаться в Пряниксберг прямо с внутренней территории особняка.
        Потом всё было как всегда. Мы вышли на остановке и двинулись вперёд, растянувшись на тропинке. Она была широкой, но всё равно рядом по ней могли идти только двое. Мы с Арсом шли впереди.
        В этот раз демоны на нас не выскакивали, чему я порадовалась: хоть они меня не трогали, встреча с ними всё равно была изрядным испытанием для нервов. Парни на ходу безжалостно обрывали ягоды с кустов так, что ветви жалобно трещали. Впрочем, я заметила, что там, где я не так давно объедала ягоды, они выросли вновь. Значит, есть надежда, что скоро всё восстановится, как было. Ведь будь иначе, тут всё уже было бы ободрано, учитывая, что эти бессовестные воришки постоянно ходят этой тропой.
        И снова мохнатые деревья парни обошли с запасом, пояснив для меня, что «эти твари отлично гнутся во все стороны, могут укусить, хлестнуть ветвями, а то и всем весом резко ударить так, что мокрое место останется».
        Интересно, это что же надо было сделать, чтобы так довести этих милейших существ?
        Помнится, даже ещё до того, как я их погладила по ветвям, они и попытки напасть не делали.
        Да и тот парень, Варленн, который дорогу мне показал, тоже ничего не сказал о том, что к ним опасно подходить. Выходит, огребали от деревьев только воришки?
        Боже, как же здорово было снова оказаться в Пряниксберге!
        Таверны на окраине не было, чему я невероятно обрадовалась. Я как раз мысленно умоляла её тут не появляться. Мне очень не хотелось выдавать парням, что я там живу и работаю. А вдруг Марлопа или Лумар увидели бы меня в окно и окликнули?
        Нашей целью оказался один из частных домишек (а точнее, домищ), который располагался не совсем на окраине, а ближе к тому месту, где дома с садами перетекали в полноценные городские кварталы.
        Хозяин не пустил нас дальше холла, да и вообще выглядел так, будто сотрудничает не совсем добровольно. Он вынес какой-то свёрток, который Арс забрал и припрятал в кожаную сумку на боку (с такой ходили многие мужчины в Пряниксберге). Кроме того, этот русоволосый с аккуратной бородкой мужчина, похожий на торговца, неохотно сообщил, что разузнал о местонахождении ещё одного подобного артефакта и назвал какой-то адрес.
        - Что там находится? - уточнил Ник.
        Сейчас, во время разговора с горожанином, милый загорелый блондинчик выглядел совсем по-другому. У него был настолько высокомерный вид, будто он общается с челядью. А улыбка, которая появилась, когда он услышал ответ, сделала красивое лицо откровенно неприятным.
        - Лавка. Но она хорошо охраняется.
        - Это уж наша забота, - парни с ухмылками переглянулись. А я снова вспомнила историю, которую рассказал торговец Кархат после того, как я его вылечила коктейлем. Кажется, я знаю, кому он должен быть «благодарен» за проклятие.
        Озвученный адрес я постаралась запомнить. Надо будет обязательно предупредить хозяина лавки, из которой они планируют добывать артефакт! Может, с тем же Кархатом и передам ему информацию. Если сумею сбежать, конечно. Впрочем, сейчас у парней другое задание, так что эта вылазка в лавку явно будет совершена позже, может, даже ночью. Время ещё есть.
        Покинув дом, мы, выполняя распоряжение шефа, направились к ближайшим магазинам с одеждой.
        Окраина осталась позади, уступив место полноценным городским улицам.
        Самое время сбежать! Осталось только придумать как.
        Допустим, можно войти в лавку с одеждой, попросив парней остаться снаружи под предлогом, что я ещё и бельё себе собираюсь прикупить (при этом оставить Арса проследить, чтобы никто не просочился внутрь и не подглядел за мной, иначе он точно следом увяжется), а там уже договориться с торговцем и уйти через запасной выход, если там таковой имеется.
        Какие ещё варианты? Можно им сказать, что мне приглянулся какой-то определённый костюм, который я видела в магазине на центральной площади. Там народу гуляет много, да ещё и, возможно, опять на сцене выступает кто-нибудь. В таком случае есть шанс затеряться в толпе. А если не затеряюсь, то попытаюсь задействовать план с лавкой. Хотя меня несколько беспокоит, что эти гады могут отомстить торговцу, который меня выпустит… да уж, такое вполне вероятно. Ладно, попробуем сориентироваться по ситуации.
        - Арс, а нам насколько быстро надо вернуться? - уточнила я. - Есть время дойти до центральной площади? Просто я вчера приглядела себе один костюмчик и, раз уж появилась возможность, хотелось бы купить именно его, а не первые попавшиеся шмотки.
        - Значит, купим, - тут же сказал он тоном, не допускающим возражений. Впрочем, остальные члены команды тоже, как видно, были не прочь подольше погулять в Пряниксберге, да и приказ всячески мне угождать тоже никто не отменял. Поэтому все дружно поддержали решение Арса.
        Мы двинулись в сторону площади.
        Внезапно на одной из улиц парни вдруг резко напряглись и, чертыхаясь, нырнули в первый попавшийся переулок, на ходу доставая из-под воротников амулеты.
        - Демоны? - удивилась я. - В черте города?!
        - Бывает и такое, - процедил Арс, таща меня за руку. Кажется, он был страшно недоволен тем, что, возможно, снова придётся оставить меня без защиты, хоть вроде бы демонам я была неинтересна. - На горожан они нападают редко. Прибавь шагу, Алекс! Может, успеем уйти - амулет нагрелся не полностью.
        Но мы не успели. До конца переулка осталось всего несколько шагов, когда парни остановились и сжали амулеты в кулаках, вновь оказавшись в защитных «стаканах». Арс сделал это позже всех - до последнего не хотел отпускать мою руку. Но, видимо, иначе защита не была бы полностью непроницаемой, так что ему пришлось последовать общему примеру.
        Признаюсь, мне было очень жутко, несмотря на то, что до этого встреча с демонами прошла вполне себе нормально.
        Я вглядывалась вперёд до рези в глазах, ожидая, когда же появятся знакомые морды. Но в этот раз меня ждал сюрприз.
        Оказалось, что демоны здесь бывают разных видов. И те, которые появились в этот раз, выглядели так, что кожистые зубастые собачки разом показались очень даже симпатичными.
        Сначала раздался мерзкий шелест, а потом все стены моментально заполнились существами, внешне больше всего напоминающими помесь ужасных красноглазых крыс с мерзкими здоровенными сколопендрами. А я как раз до ужаса боюсь сколопендр! И вообще всех многоножек!
        - Мамочки… - пискнула я и застыла от жуткой мысли, запоздало пришедшей в голову.
        Те-то собачки меня не трогали, да. Но кто сказал, что и эти твари будут вести себя так же? Вдруг я им не понравлюсь?
        Урля снова шевельнулся, как-то угрожающе уркнув, а потом опять успокоился, поскольку в этот раз демоны вообще на меня не смотрели, будто вместо меня было пустое место. Зато они сгрудились возле стаканов.
        И опять стало очевидно, что они чуют чужаков, но никак не могут определить источник запаха. Стаканы будто отталкивали и рассеивали внимание. Поэтому жуткие крысы-сколопендры то и дело вскидывали острые шевелящиеся носики вверх и водили ими в воздухе, пытаясь вычислить, где затаились парни. При этом они ещё жутко щёлкали острыми зубищами и угрожающе шевелили узкими, тонкими, влажно поблёскивающими жалами на гибких хвостах.
        Было очень страшно. Но почему-то не настолько, чтобы вообще утратить способность мыслить. Вот при первой встрече с демонами меня буквально приморозило к месту. А сейчас одна часть меня монотонно повторяла: «Мама… мама… мама…», а вот другая на удивление хладнокровно просчитывала варианты.
        Демонам я не интересна. А что будет, если я попробую уйти? Попытаются ли они меня задержать?
        Ещё раньше, чем я успела додумать мысль до конца и в красках представить возможные последствия, ноги сами сделали шаг к выходу из переулка. Крысколопендрам (как я назвала их про себя) было на это плевать, а вот парни дружно скосили на меня глаза, особенно Арс. Он едва заметно шевельнулся, и в его сторону тут же обратились десятки хищных мордочек. Я, жалобно глядя ему в глаза, пролепетала полушёпотом:
        - Ребята, мне очень страшно тут находиться. Я вас за углом подожду, где люди ходят, ладно? А то у меня уже в глазах темнеет… и живот подвело… вот-вот в обморок грохнусь… пока они вокруг вас сгрудились, я хоть на несколько шагов отойду… всё равно помочь ничем не могу. Не злитесь, пожалуйста…
        Прозвучало очень натурально, поскольку я и вправду боялась до чёртиков. Парни, конечно, ничего не ответили, а Арс согласно моргнул. Собственно, я для него это представление и разыгрывала, поскольку остальные в любом случае не стали бы рисковать жизнью и пытаться меня задержать, а вот он сейчас находился под магией бутерброда (боже, как бредово это звучит, если подумать!). Поэтому он мог попытаться рвануть следом, если бы заподозрил, что я хочу его бросить и сбежать. А вот мой страх был для него уже весомой причиной дать мне удалиться. Ведь, в отличие от остальных, моё состояние по-настоящему его волновало. Ну и ещё я сыграла на его чувстве собственного достоинства. Мол, пока он, такой молодец, отвлекает чудищ на себя, я, слабая девушка, смогу покинуть опасную зону…
        В общем, за мной никто не кинулся - парням (кроме Арса) было уже не до меня, а жуткие существа больше интересовались моими спутниками, до которых очень хотели добраться, но не могли.
        Дойдя мелкими шажками (и при этом слегка пошатываясь для натуральности) до конца переулка, я завернула за угол и… припустила что есть мочи! Иллюзий питать не стоило - вряд ли у меня было много времени в запасе. На сколько там в прошлый раз демоны задержали парней? Кажется, минут на пять, не больше, хоть от страха казалось, что прошла вечность.
        Сколько это продлится сейчас, сказать было сложно. Но в любом случае следовало рассчитывать на худшее. Соответственно, за пять минут мне нужно убраться как можно дальше и при этом максимально запутать следы. Как только Арс поймёт, что я сбежала… ух, даже страшно представить, что начнётся! Он землю носом будет рыть! И зачем я вообще сделала тот бутерброд?!
        Мне почудился окрик сзади (который, возможно, вообще предназначался не мне), и я тут же свернула в первый попавшийся переулок, а потом в ещё один и… на полном ходу в кого-то врезалась! Точнее, врезалась бы, если бы этот кто-то молниеносно не сориентировался и не сделал полшага в сторону, одновременно меня ловя, чтобы я не вмазалась в стену.
        - Ой-ёй! - полузадушенно вскрикнула я, как-то на автомате пытаясь вырваться - паника внутри нашёптывала, что меня вот-вот настигнут преследователи.
        - Тихо! - прикрикнул знакомый голос. Я вскинула голову и уставилась в тёмные глаза.
        - Ты! Вар… ленн! Что ты тут?.. А, неважно! За мной гонятся! Пусти!
        - Кто гонится? - спокойно спросил он. Я пропустила его вопрос мимо ушей, так как активно прислушивалась к доносящимся из подворотен шумам. Звуков погони не было. Но меня, возможно, уже искали, а убежать я успела совсем недалеко. Честно сказать, на их месте я бы сразу заподозрила этот переулок и обязательно его проверила.
        - Так кто за тобой гонится? - повторил парень.
        - Да… долго объяснять! Я тебе всё-всё расскажу, только сначала помоги спрятаться! Только поскорее! Ты тем более предлагал обращаться за помощью, помнится. Так вот, сейчас она мне очень нужна!
        Внезапно я услышала крики и снова едва не метнулась прочь.
        - Стоять. Никто тебя сейчас не тронет. Отойди вот сюда, чтобы в промежутке между домами только меня было видно. Давай!
        Почему-то ослушаться я не смогла и шагнула на указанное им место, уже понимая, что парни сейчас издалека увидят его в переулке, и, скорее всего, попытаются напасть или…
        Я даже не додумала.
        - Вы загляните вон туда, а мы с Ником тут проверим на всякий слу… - раздался голос Егора совсем близко и тут же оборвался.
        - Что ты застыл… - Ник тоже заглох и вроде даже захрипел. - Здравст… эээ… простите… ид-дём, идём отсюда ск-корее…
        Последние фразы он выдыхал так, как будто захлёбывался воздухом. Потом раздался дружный топот. Мне показалось или парни со всех ног рванули прочь?
        Когда шум стих, я повернулась к Варленну.
        - Почему они убежали? Тебя испугались?
        - Наверняка, - хмыкнул парень.
        - Почему?
        - Да как тебе сказать? Я мрачный и не особенно общительный тип, а ещё и из кустов и переулков люблю неожиданно выскакивать, людей шокировать. Вроде городского сумасшедшего. Вот меня и избегают. А то мало ли, что я выкинуть могу.
        И хоть в его голосе явственно слышалась насмешка, я на всякий случай уточнила:
        - А ты и в самом деле сумасшедший?
        - Какой сумасшедший считает себя таковым? Себе я кажусь самым нормальным из всех. Это остальные какие-то странные.
        - Угу. Ну ладно, если уж ты на меня в лесу не накинулся, то вряд ли сейчас это сделаешь. Зато спасаешь ты меня уже второй раз. Соответственно, даже если ты псих, то безобидный.
        Он расхохотался, почему-то придя в полнейший восторг от моих рассуждений.
        - Ты тоже, похоже, на всю голову… необычная. Но мне нравится. Редко когда удаётся получить удовольствие от общения. Жаль, что это ненадолго. Но будем пользоваться моментом. Давай-ка я тебя провожу, а ты мне расскажешь по пути, чем так разозлила миролюбивых горожан Пряниксберга, что они за тобой по переулкам носятся.
        - Миролюбивых горожан я ничем не злила - эти гады из моего мира, - проворчала я, пристраиваясь сбоку и бесцеремонно подхватывая его под руку.
        Почему-то сейчас парень не вызывал у меня ни малейшего трепета.
        Общаться с ним было приятно, лёгкая насмешливость только помогала и, вообще, он мне нравился. По правде сказать, это был самый нормальный человек, встреченный мной за последнее время. Так легко и свободно я чувствовала себя только в обществе своих университетских друзей… когда-то.
        - Я согласна, провожай. Мне к таверне надо. Или она как-то по-другому называется? В общем, там Лумар главный. А почему ты сказал, что удовольствие от общения ненадолго?
        Он пропустил последний вопрос мимо ушей, так как его внезапно страшно заинтересовала первая фраза.
        - Погоди-ка. Эти парни из твоего мира? Странно…
        Он застыл, задумавшись, и даже на мгновение прикрыл глаза, будто к чему-то прислушивался. Даже голову повернул каким-то хищным движением, как зверь, который чует добычу. Красиво… Но наваждение длилось лишь мгновение. В следующий миг он открыл глаза и сообщил:
        - Я чувствую некие остатки чужой иномирной ауры, они будто рассеяны в воздухе. Но глядя на твоих преследователей, готов был поклясться, что вижу перед собой добропорядочных горожан Пряниксберга. Мне даже лица их показались будто знакомыми. Хотя… хм.
        - Что? - невольно заинтересовалась я.
        - Вот сейчас я понял, что не могу вспомнить лиц. Что это за защита у них такая?
        - То есть обычно ты можешь по ауре чувствовать - иномирец перед тобой или нет? Хотя не отвечай, и так понятно, что можешь. Или это все горожане умеют? Мне вроде говорили, что здесь много сильных магов. А насчёт защиты… на них амулетов полно разных. Есть один для отвода внимания, например. Они ещё и артефактами вооружены. Меня живой удавкой в прошлый раз чуть не задушило. Про артефакт подчинения разума даже и вспоминать не хочется, - меня невольно передёрнуло. - Помнишь, я тебе про бывшего говорила? Так вот он тоже из их шайки, как выяснилось. Так ты отведёшь меня в таверну? Только лучше бы как-нибудь не привлекая внимания.
        Варленн задумчиво глянул на меня.
        - Идём. И начинай рассказывать. Лучше в подробностях.
        - Ну если вкратце, то ситуация такая. После того как я сбежала от своего бывшего и встретила тебя в лесу, я по твоему совету пошла в город. Правда, не дошла - на окраине наткнулась на таверну Лумара. Теперь я, кстати говоря, там работаю. О! И у меня талант открылся! К интуитивной кухне, представляешь?
        - Необычный талант, - с интересом глянул на меня Варленн. Мы шли вперёд, минуя один переулок за другим, а они всё не кончались и не кончались. - По городу уже ходят невероятные слухи о новом специалисте по интуитивной кухне. Правда, я не знал, что они именно о тебе. Рассказывают всякие байки про устранённые проклятия и чудовищных существ, которых в плохом настроении создаёт этот чудо-повар.
        - Урля! - буркнула я и тут же почувствовала, как блин на коже собирается в питомца. - Покажись! Вот то единственное существо, которое я создала. Нечаянно, кстати.
        Варленн с огромным интересом изучил возникшее у меня на плече пушистое создание.
        - Действительно, чудовище, - усмехнулся он.
        - Угу. А от проклятия я и в самом деле избавила одного мужчину, владельца магазина. И подозреваю, проклятие наложили именно эти гады, которые за мной гнались. Ой, мне, кстати, надо ещё одного торговца предупредить о том, что на него в ближайшее время могут напасть!
        - Скажи мне, что за торговец, я обо всём позабочусь. Откуда ты знаешь о нападении?
        - У него есть артефакт, который очень интересует парней из моего мира… - Я сказала Варленну адрес, безмерно радуясь, что перекладываю проблему на чужие плечи. - О нападении я знаю, так как мы с этими воришками артефактов зашли к какому-то горожанину, и он нам сообщил место, где находится интересующий их артефакт.
        - А где живёт этот осведомитель? С ним бы тоже пообщаться, может, городским властям о нём доложить…
        Этот адрес я не знала, но, как могла, описала дорогу, сам дом и человека, не забыв озвучить своё мнение по поводу того, что беднягу как-то вынуждают к сотрудничеству против воли.
        - Угу. Ясно. Ты забыла рассказать, как именно оказалась в этой дурной компании.
        - Да уж не по своей воле, ежу понятно. Выяснилось, что мой бывший парень состоит в группировке, которая занимается добычей всяческих ценных артефактов из Пряниксберга. Когда шеф этой группировки узнал, что на меня почему-то перестал действовать артефакт подчинения, он приказал меня схватить. А потом ещё обнаружилось, что на меня демоны не нападают, представляешь? После этого я приобрела невероятную ценность для этой шайки! Мне стали настойчиво предлагать вступить в группировку, пообещали много денег и чуть ли не исполнение всех желаний. - Я поморщилась, вспоминая вчерашний вечер. - И знаешь, как-то вот сразу было понятно, что отрицательный ответ не принимается. Поэтому я притворилась, что собираюсь согласиться, но попросила время подумать. Сегодня нас отправили на тестовое задание, и я сбежала. Вот, собственно, и всё. А мы не слишком долго идём? И почему переулки не кончаются?
        - Да мне просто хотелось пообщаться с тобой подольше. Иногда город следует моим желаниям. А переулки просто выстраиваются впереди нас, прокладывая дорогу. Ты ведь не хотела привлекать внимание, - рассеянно пояснил Варленн, которого мой рассказ поверг в глубочайшие раздумья.
        - Ого! - Да уж, вряд ли я когда-нибудь привыкну к этим чудесам, которые для местных жителей являются просто частью обычной жизни. - Слушай, а есть какой-то вариант закрыть этим гадам путь в Пряниксберг? Может, какие-нибудь маги их схватят и заберут у них жетоны, с помощью которых они через границу ходят, а? Ведь городская стража заинтересована в том, чтобы поймать воров?
        - Сложность в том, что у этих воров слишком хорошая защита… - пробормотал Варленн. - Чересчур хорошая. Уверен, что если встречу их сегодня где-нибудь, то даже не узнаю, хоть и видел буквально только что.
        - А ты хороший маг?
        - Хороший. Поэтому я хотел бы знать, как они умудряются рассеивать свою чужеродную ауру настолько качественно, что остаются в лучшем случае быстро тающие неоформленные следы, по которым их даже выследить нереально… Ладно, подумаю об этом на досуге. Мы, кстати, уже пришли.
        В этот момент очередной переулок вдруг закончился, и мы вышли прямо к таверне, которая торчала на одной из улочек.
        - Спасибо, что проводил! Уже второй раз меня выручаешь! Хочешь зайти? Я тебя чаем угощу. Или можем погулять как-нибудь ещё по городу…
        - Нет! - твёрдо сказал он и резко развернулся ко мне. - Послушай, Алекс. Уверяю, ты быстро найдёшь себе в Пряниксберге друзей и даже кавалеров, если захочешь. Но я - плохой вариант. Ты скоро сама это поймёшь. Думаю, даже очень скоро, - он кивнул на окно, из-за которого на нас таращилась шокированная Марлопа с бледным лицом и выпученными глазами. - И просто поверь, отношения мне не интересны ни в каком виде - ни в дружеском, ни тем более в романтическом.
        - Ну ладно, - пожала плечами я. Не хочет общаться - не надо. Отношения мне и самой не нужны, хоть парень этот и весьма интересный, а ещё притягивает своей необычностью и таинственностью. Но после Аркаши и всяких там Арсов у меня аллергия на ухаживания. Свободу я ценю больше. Просто мне показалось, что с Варленном мы можем просто дружить. Но раз нет, так и нет. - Как знаешь. В любом случае я очень благодарна тебе за помощь. Удачи!
        И я, помахав рукой, направилась к входной двери. Уже взявшись за ручку, обернулась. Он, конечно же, исчез.
        Когда я вошла в зал, Лумар кивнул мне так, будто ничего особенного не произошло, а вот Марлопа схватила меня за руку и под любопытными взглядами (народу опять было полно - все столики заняли) оттащила в комнатку для персонала.
        - Ты в порядке?! - выдохнула она. - Он… ничего с тобой не сделал?
        - Кто? Варленн? А что, он мог что-то сделать?
        Она всплеснула руками и истерически рассмеялась.
        - Чёрный чародей-то?! Ещё как, милая, ещё как! И он мог, и его жуткие твари могли! Он же демонов плодит, ты не знала?! Повезло тебе, что ни одного не видела! Если он тут, то и они, как свита, где-нибудь рядом шастают! И вокруг границ рыщут!
        ГЛАВА 13
        - Ого… выходит, вот каких собачек он выгуливал… и сейчас эти крысы многолапые тоже с ним были?..
        - Так ты видела?! Не тронули хоть? Хотя что я спрашиваю, вот же ты передо мной, живая-здоровая. Повезло! Видимо, играл с тобой, забавлялся, что ты о нём ничего не знаешь! Вот ведь лживый гад!
        - А что, часто его демоны на людей нападают? - нахмурилась я.
        - Ну… нечасто, - неохотно ответила она. - По крайней мере, открыто. Надо думать, он нашего белого защитничка опасается, поэтому в городе ведёт себя сдержанно. В лавки даже заходит изредка за покупками, доводя бедных продавцов до икоты. Изображает из себя порядочного горожанина, ууу, отродье тьмы! Но мы-то знаем, что это видимость всё. И как его Пряниксберг терпит за его чёрное колдовство? Все же знают, что из-за него кошмары добрым людям снятся, после чего весь город ожившими чудищами из снов наполняется! Да время от времени этот злодей на ни в чём не повинных жителей разные напасти насылает, а сам будто и ни при чём. Хотя я слышала, что ночью нет-нет да и выходят его демоны в городе на охоту по подворотням… А уж в лесах да на окраинах он как беспредельничает, говорят! Особенно возле замка его до того страшные вещи творятся, что лучше и вовсе не приближаться.
        - И почему же до сих пор все не собрались и во главе с белым чародеем его не… устранили?
        - Так а не за что его подцепить-то! Хитёр гад! Никаких доказательств его злодеяний найти не могут, а без этого в нашем городе никак. Горожан он старается не трогать всё же, по крайней мере, так, чтобы на него подозрения пали. А вот сколько иномирцев через леса до города не добрались - кто знает? Не зря же там демоны его рыщут. Да и связываться с ним никому не хочется. Чародей-то он ох, какой сильный! Но городской голова, говорят, не раз к городу с просьбой обращался, чтобы тот выдворил его прочь.
        - Это как? - заинтересовалась я.
        - Да я и сама не знаю, милая. Только тот, кто городским головой становится, получает право во время суда над самыми злостными нарушителями обращаться к Пряниксбергу, чтобы тот решение вынес. И если нарушитель действительно виновен, то его в другие миры вышвыривает без права возвращения. А миры разные бывают. Бывают те, где в целом не так уж сложно выживать, бывают и необитаемые вовсе. Тут уж сам Пряниксберг наш решает, кто чего заслужил. А вот чёрного он почему-то терпит. Может, для равновесия? Свет и тьма друг друга ведь уравновешивать должны, как день и ночь. Вот тёмный и уравновешивает. И пока в рамках держится, город его продолжает терпеть.
        - Надо же, а мне он славным парнем показался. Помог даже два раза…
        - Держись от него подальше, Алекс! - серьёзно сказала Марлопа. - Просто послушай доброго совета. Если он с тобой любезничал, значит, ему это зачем-то надо. Задумал он что-то нехорошее. А намерения у него такие же чёрные, как и душа. Сама-то подумай, почему его именем в городе ругаются? Мы все здесь так или иначе маги, кто слабенький, кто посильнее. Место тут у нас такое, что невозможно долго жить и никак силой не пропитаться - над сердцем Мироздания ведь живём! И все мы чувствуем, как чернота ползёт, вьётся на подступах к городу. Хозяйничать не осмеливается, но будто ждёт своего часа. Рядом с чёрным чародеем нам и находиться-то тяжело. Больно уж энергетика у него страшная, давящая. Ты не ощутила, поскольку из другого мира пришла. Всем своим нутром он людей отторгает. И не скрывает свою нелюбовь к ним. Жизнь и свет ему не по нраву. А тебя он как-то использовать планирует, не иначе. Чародей он очень сильный, редкий дар в тебе мог и при первой встрече распознать. И возможно, дар этот нужен ему для чёрных дел. Так что будь настороже, девочка. Не позволяй ему в доверие втереться и убедить тебя, что он
исключительно на благо горожан действует. Что бы ни попросил - отказывайся без размышлений.
        Я задумалась. Варленн и в самом деле не показался мне злым. Да и демоны его меня не трогали пока. Но правду о себе он скрыл. Хотя мог и дальше скрывать - зачем перед окнами показался? Зачем-зачем? Всё равно бы я всё узнала в ближайшее время, вот он и решил продемонстрировать, что прятаться не собирается. Но сначала расспросил меня о защите парней из моего мира.
        Для чего? А что если он вовсе не о торговцах беспокоился, а интересовался артефактами, которые могут так качественно скрывать сущность? Если горожане его давящую энергетику чувствуют, то такая защита может быть ему очень интересна…
        Допустим, он с первой встречи дар мой увидел. Тогда понятно, почему настаивал, чтобы я город посетила. Он знал, что таверна в настоящий момент находится на окраине, и предполагал, что та притянет редкого специалиста по интуитивной кухне.
        Может такое быть? Понятия не имею.
        Но если так, то мой дар и в самом деле ему нужен. Он хотел, чтобы я его в себе открыла и начала использовать. В этом случае вполне объяснимо, почему демоны меня не трогают. Потому что я нужна их хозяину! Ведь мой дар может не только от проклятий избавлять. Для него, как сказал Лумар, нет никаких границ. Я случайно создала Урлю (в последний момент сумев хоть как-то исправить чудовищный коктейль), потом невзначай бутербродом приворожила Арса. А что можно натворить, если целенаправленно пустить этот дар во зло? Ой-ой…
        Тогда почему Варленн не воспользовался ситуацией и не начал за мной ухаживать? Наоборот, оттолкнул вроде как… Почему-почему! Потому что знал, что скоро мне станет известно о том, кто он на самом деле! Поэтому якобы разыграл благородство, чтобы ещё больше втереться в доверие. Вроде как «не место столь светлому созданию рядом с таким плохим парнем, как я». Или ещё хуже: «Оцени моё благородство, я позаботился о том, чтобы ты не связала свою жизнь с тем, кого порицает общество».
        Так это или не так?
        Картина может выглядеть и по-другому. Допустим, он ничего не знал о моём даре, просто помог и всё. Его демоны горожан не трогают, а выслеживают злодеев, поэтому пытаются добраться до воришек артефактов. А что энергетика тяжёлая… ну тут много может объяснений быть.
        Энергетика сама по себе разве доказательство?
        И ползущая тьма не обязательно с ним связана. Возможно, это следствие как раз деятельности группировки воров артефактов. Кто их знает, для чего они собранные артефакты используют? Рудольф только про торговлю говорил, но ведь явно же у них ещё какие-то далекоидущие планы имеются. Просто мне о них знать не следовало - уровень допуска не позволял. Да и парни, возможно, не в курсе. Или не все в курсе. Всё ж таки зачем-то ведь, допустим, плут шефу понадобился? Что он хотел у него выведать? Может, они планируют в будущем Пряниксберг как-то под себя подмять? Пока неясно.
        В общем, чёрный может быть как плохим, так и не очень плохим. Поэтому пока я не узнаю наверняка, какие у него истинные мотивы, лучше каких-то сделок с ним без оглядки не заключать. Ведь если Марлопа права, и он - злобный гений, который планирует использовать мой дар, то будет очень глупо вручить ему желаемое на блюдечке. Да и вообще, в этом случае он наверняка в ближайшее время найдёт ещё повод возникнуть на моём пути под каким-нибудь предлогом. Может, даже будет манипулировать тем, что он мне помог, а значит, я тоже должна помочь ему в ответ. Увидим!
        - А ведь я тебя ждала ещё со вчерашнего вечера! - внезапно сказала Марлопа. - Но как увидела рядом с чёрным чародеем, так обо всём позабыла. В общем, представляешь, что у нас вчера было! Поздно вечером Лумар внезапно встрепенулся и говорит - пойди проверь комнату Алекс. Ну я пошла, недоумевая, - знала, что тебя там быть не может. Открываю дверь, а там парнишка из Гильдии плутов, до крайности озадаченный! Ну я его к Лумару отвела, а тот даже и не удивился. Пошептался с ним о чём-то и восвояси отпустил. Представляешь? Я в этом месте уже ко всякому привыкла, но такого ещё не было…
        - Обалдеть! - только и сказала я.
        Плут был здесь? Как же это он сумел переместиться из той кладовки? Или это другой? Нет, вряд ли, не может же быть таких совпадений… М-да, вот и ещё одна загадка Пряниксберга…
        - Ты голодна? - вырвала меня из раздумий окончательно успокоившаяся Марлопа. - Садись, перекуси.
        - Спасибо, чуть позже. Мне бы с Лумаром переговорить сначала.
        - Ну так не проблема. Я тебе туда еду принесу.
        - Да не стоит беспокоиться…
        - Стоит, - сурово постановила она. - После всяческих переживаний нет ничего лучше, чем вкусная еда.
        Я поняла, что спорить бесполезно, поэтому просто молча обняла свою новую подругу и отправилась обратно в зал, мысленно готовясь к серьёзному разговору с хозяином таверны.
        - Лумар, мне бы хотелось обсудить с вами кое-что важное по поводу моей работы и не только… Можно здесь, но лучше, наверное, в кабинете.
        - Идём, - как всегда спокойно согласился он.
        Уходя, я чувствовала, как народ в зале прожигает мне спину нетерпеливыми взглядами. Но, что интересно, ни один не подал голос, хотя я ожидала, что хоть кто-то да выкрикнет: «Ну когда же ты приступишь к работе! Мы же ради тебя пришли!». Видимо, всё-таки до людей быстро дошло, что моё душевное состояние должно быть на высоте.
        Едва устроившись в кресле, я заявила:
        - Возможно, мне лучше пока не работать у вас. Дело в том, что на меня сейчас охотятся парни из моего мира. А они - не очень хорошие ребята, мягко говоря. Они добывают в Пряниксберге артефакты, причём, как я поняла, используют для этого любые способы, вплоть до ограбления. При этом у них мощные защитные чары, которые скрывают их сущность. Вчера они меня схватили прямо на площади Пряниксберга, и сегодня мне с трудом удалось от них сбежать. Меня будут искать, особенно учитывая, что одного из них я случайно накормила приворотным бутербродом. Боюсь, он не успокоится, пока не найдёт меня. Слухи о специалисте по интуитивной кухне уже разлетелись по городу, так что неизвестно, когда они либо догадаются, что это я, либо же просто захотят посмотреть, что за специалист такой. И тогда они явятся в таверну.
        Лумар внимательно выслушал мою сбивчивую торопливую речь и спокойно заметил:
        - Ну, явятся, ну и что? Схватить тебя они здесь не схватят, драку устроить тоже не смогут. За любое неприличное поведение таверна вышвырнет их прочь. Или это сделаю я. Видишь ли, Алекс, здесь, внутри этого заведения, я почти что бог. Ну и ещё один немаловажный момент - моя таверна считается особым местом. Плохие люди опасаются сюда заходить. Им становится очень неуютно уже при приближении к моему заведению, а уж если они всё-таки пересилят себя и зайдут внутрь, то здесь им будет весьма не по себе. Долго выдержать редко кто может. Зато хорошие люди ощущают себя здесь, как дома. На кого-то снисходит вдохновение, кто-то усталый за короткое время чувствует себя отдохнувшим и так далее. Суть в том, что, учитывая твой рассказ, этим ворам артефактов не захочется сюда заходить до последнего. Даже мысль о таверне будет казаться им неприятной и отталкивающей. Ну уж если под воздействием крайней необходимости они всё-таки заставят себя сюда явиться, то при малейших признаках агрессии мы с таверной займёмся ими.
        - У них мощная защита, - напомнила я.
        - Это не имеет значения. Можно обмануть людей, но таверну обмануть не выйдет. Её сила похожа на твою и исходит из того же источника. Так что на неё не действует обычная магия.
        - Правда?! - изумилась я. - А почему вы сразу об этом мне не сказали?
        - Это секрет, - спокойно ответил он. - Даже Марлопе это не известно. Хотя, возможно, она догадывается.
        Последние слова он произнёс с какой-то даже нежностью. Весьма неожиданной, надо сказать (впрочем, от него любое проявление эмоций казалось неожиданным).
        - Ого… можете на меня рассчитывать, я никому не…
        - Знаю. Поэтому тебе стоит продолжить работать. Во-первых, в стенах таверны ты в безопасности. Во-вторых, тебе нужно как можно скорее овладеть своим даром и понять, как им пользоваться. Учитывая твой рассказ, это просто необходимо.
        - Хорошо, - с облегчением согласилась я. Мне, признаться, жутко не хотелось отказываться от работы. К тому же, развив дар, я смогу дать отпор группировке воров. - Лумар, раз уж мы всё решили… как мой питомец Урля сумел от вас сбежать и найти меня в моём мире? И как плут, которого я спасла в своём мире из плена, смог переместиться сюда, в Пряниксберг? Может, вы знаете ответ?
        - Всё это, надо думать, проявления твоего дара. Помимо прочего, он как-то связан с переходами. Очевидно, что у тебя имеется способность ими управлять. Поэтому ты смогла как-то переместить плута сюда и вложила часть этой способности в своего питомца. - Лумар неожиданно хмыкнул. - Знаешь, как он сбежал? Через какое-то время после твоего ухода Урля принялся со страшной силой рваться к тебе. Мне довольно долго удавалось его сдерживать, а потом он просто внезапно прыгнул в пустоту и исчез. Впрочем, к тому моменту я был уверен, что он не опасен для окружающих. По крайней мере, если они не желают зла ему или тебе. Иначе пока я его сдерживал, он непременно проявил бы свою чудовищную сущность…
        - Но как интуитивная кухня связана с переходами?
        - Хороший вопрос. Вероятно, она является следствием твоего основного дара. Ведь чтобы зачерпнуть хоть даже каплю силы с изнанки Мироздания, надо сначала преодолеть границу, которая эту изнанку от всего остального отделяет. В этом основная сложность. Маги и даже боги не могут этого сделать при всём желании, а ты со своим даром можешь. Ты время от времени заглядываешь за эту границу и берёшь силу с той стороны. Возможно, будь у тебя способности к творчеству, ты воплощала бы свою магию другим способом. Но ты картин, грубо говоря, не пишешь, поэтому магия изнанки нашла выход через еду и напитки.
        - Ого… что ж, теперь многое становится ясным… и неясным одновременно.
        - Дальше вряд ли будет понятнее, - не спешил успокаивать меня Лумар. - Ты ходишь по границам между мирами и изнанкой. Кто знает, что и в какой момент ты можешь ухватить с той или с другой стороны… В общем, я бы на твоём месте ничему не удивлялся. Просто привыкай, что твоя жизнь теперь бесконечное безумие, и…
        - И что? Смириться?!
        - …И получай удовольствие.
        - А?! - я выпучилась на него. - Вот так совет!
        - Хороший совет. Я плохих не даю, можешь поверить.
        - Верю. Я попытаюсь, честное слово.
        - Ну вот и решили, - Лумар поднялся из своего кресла. - Идём в зал. Посетители заждались. Если, конечно, у тебя есть настроение.
        - Думаю, есть. Вы значительно его подняли.
        - Обращайся, - усмехнулся хозяин таверны.
        При возвращении в зал, я наткнулась в коридоре на Марлопу с подносом еды. Она загнала меня в комнатку для персонала и разрешила выйти не раньше, чем опустеют все чашки. Спорить с ней было бесполезно, да и не хотелось - пахло от подноса очень аппетитно.
        Перекусив, я окончательно почувствовала себя счастливой и направилась в зал. Мне не терпелось приступить к работе.
        Заняв своё место, я обратилась к изнывающей публике:
        - Ну, кто рискнёт попытать удачу? Так как здесь есть новые люди, напомню: специалист я крайне неопытный, за результат не отвечаю, так что получиться может что угодно. Если вы рисковать не хотите, то лучше подождать до тех времён, когда я наберусь опыта. В противном случае претензии не принимаются.
        - Я! Я рискну! - поднялась та женщина, которая вчера обещала быть первой в очереди. Надо же, выполняет обещания. Остальные пока предлагать свою кандидатуру не торопились. Видимо большинство пришло просто поглазеть.
        - Ну что ж, попробуем.
        В прошлый раз мне помогла сосредоточенность на человеке. Думаю, если бы он озвучил проблему вслух, я бы наверняка решила, что не в силах помочь. И, учитывая мой дар, так бы оно и было.
        Поэтому я не стала задавать дополнительных вопросов, а просто всмотрелась в женщину.
        Но ничего не почувствовала.
        То ли у неё не было сильных беспокойств (душа того предыдущего мужчины буквально кричала изнутри о том, что ей срочно требуется помощь, хоть снаружи он и выглядел непробиваемым), то ли мой дар в очередной раз затаился. И что делать? Трудно блуждать впотьмах, нащупывая путь.
        Ну ладно, напрягаться точно не вариант. Как там сказал Лумар? Получать удовольствие? Попробуем! Просто приготовлю коктейль, направляя мысли в сторону клиентки.
        Коктейль получился забавным - красно-белым и полосатым, как чулки у эльфов Санта-Клауса.
        Женщина начала улыбаться ещё до того, как сделала первый глоток, от одного только взгляда на моё творение. А когда выпила, её лицо окончательно прояснилось.
        - Ну конечно! - воскликнула она. - Как же всё просто!
        - Поделитесь? - уточнила я и тоже улыбнулась - невозможно было удержаться при взгляде в её сияющие глаза. - Но только если хотите.
        - Мне предложили замужество. Очень хороший человек, известный в нашем городе, он даже приходится двоюродным братом белому чародею, так что… ну вы понимаете. Как тут откажешься? Он давно за мной ухаживал, причём очень красиво. Все родные, близкие и знакомые меня поздравляли, все уверяли, что такой шанс бывает раз в жизни. Но я чувствовала, что что-то не так. Мой жених не скрывал, что ему нужна хозяйка в его огромный дом, а эта роль не по мне. Порой возникало ощущение, что я загнала себя в ловушку. Почему-то казалось, что замужество - единственный способ изменить свою жизнь к лучшему. Поэтому страшно было упустить этот шанс. Но теперь мне стало ясно, что делать дальше.
        Она замолчала.
        - И что же? - не выдержав, пискнул кто-то из зала. Все слушали её исповедь, затаив дыхание.
        - Я не хочу замуж! Совсем не хочу! Пусть даже мне придётся выдержать давление многочисленных родственников, знакомых и соседей! Но я давно втайне мечтала открыть свою лавку. Ведь я отличная рукодельница и изготавливаю очень красивые кружевные салфетки. У меня много раз пытались их заказать, но я отказывалась, так как считала, что ещё не достигла совершенства. Эта неуверенность едва не направила меня по ложному пути. А теперь всё стало так ясно и просто! Мне вовсе не нужен муж, чтобы изменить жизнь к лучшему. Я сама её изменю - начну торговать, встану на ноги. А потом, если захочется, найду мужчину. Но только уже не для того, чтобы сделать его смыслом жизни, так как другого смысла там нет. Спасибо вам!
        Она обошла стойку, порывисто меня обняла, кинула мешочек с монетами Лумару и, смеясь, выбежала из таверны.
        После женщины, воодушевлённые увиденным, ко мне подошли две подруги. С ними тоже всё получилось легко и просто. Одной из них коктейль помог избавиться от долгой болезненной безответной влюблённости, другой дал смелость, так как она постоянно всего боялась, и при этом втайне мечтала вступить в гильдию защитников от сновидений.
        От этих успехов я, признаться, расслабилась, решив, что уже неплохо научилась регулировать собственное состояние. И вот на следующем-то госте как раз начались сложности.
        Сначала казалось, что всё идёт нормально. Парень, который ко мне подошёл, был достаточно симпатичным.
        - Помогите и мне, - с очаровательной улыбкой попросил он. Его большие выразительные глаза в сочетании с кудрявыми волосами делали его похожим на ангелочка. - Я бы хотел, чтобы меня полюбила одна девушка.
        В первую секунду я рассердилась, что он озвучил мне проблему, хотя этого делать не полагалось, а в следующую до меня дошло, что он сказал.
        - Что? Вы хотите… влюбить девушку с помощью магии?
        - Ну да. Я точно знаю, что со мной она будет счастлива. Никто не любит её так, как я. И никто не будет любить.
        Что-то эти речи мне напоминают… Помнится, Аркаша тоже утверждал нечто подобное.
        - Погодите-ка, давайте убедимся, что я поняла вас правильно. Не добившись взаимности от какой-то девушки, вы решили, что правильным решением будет отнять у неё свободу и право самой выбирать, с кем она хочет связать жизнь? Разве это любовь?
        - Конечно! - уверенно подтвердил юноша. - Я богат, красив, умён. Она пока ещё не понимает, что именно я - тот, кто ей нужен. Поэтому её нужно немного направить в нужную сторону. Так вы поможете мне?
        - Нет! Я считаю, что это чудовищно! - Я сделала глубокий вдох и выдох, чтобы не сорваться на парня. Возможно, он просто не понимает, что хочет сделать. Попробую ему объяснить. Иначе, выйдя из таверны, он продолжит свои поиски средства. Может, мне всё-таки удастся воззвать к его разуму? - Послушай меня. Я сбежала в Пряниксберг от парня, который заставил меня влюбиться в себя с помощью артефакта подчинения. Он тоже считал, что никто не сможет любить меня так сильно. Но знаешь что? Он ошибся. Невозможно искренне любить того, кто забирает свободу. Никакие чары этого не изменят. Даже если вслух под чарами она будет говорить, что любит тебя, в глубине души будет только растущая ненависть. А если когда-нибудь чары спадут, ты станешь для неё самым худшим из злодеев. Так что, если действительно желаешь ей счастья, а не руководствуешься только собственными желаниями, попробуй завоевать её другими способами.
        Я зря старалась. Мои доводы он просто пропустил мимо ушей. Зато в таверне воцарилась прямо-таки невероятная тишина. Горожане впитывали каждое слово. То ли их заинтересовали мои рассуждения, то ли так поразили факты из моей личной жизни.
        - Вы не можете мне отказать, - тихо и настойчиво сказал парень. - Вы мой последний и единственный шанс.
        Я аж удивилась, а потом до меня дошло.
        - Она… наложила на себя защиту, да? От тебя? И, очевидно, очень сильную. Поэтому ты пришёл сюда! Ты узнал, что моя магия пробивает все границы…
        Он, помедлив, кивнул, а потом тихо, неохотно сказал:
        - Она никак не хочет понять, что я желаю ей добра!
        У меня аж слов не нашлось.
        Выходит, он так достал девушку, что она предприняла меры, чтобы от него защититься! Но даже это его не остановило. И ведь, главное, этот парень и в самом деле свято убеждён, что думает только о её благополучии.
        Урля громко зашипел, реагируя на мои эмоции. Посетители, наконец, отмерли и зашумели, возмущаясь услышанным. Они определённо были не на стороне этого паренька.
        - Уходи. Я не буду тебя обслуживать, - сказала я жёстко. - И не смей тут появляться. Но если сюда вдруг зайдёт девушка, которую ты преследуешь, то ей я помогу с удовольствием, чтобы ты никогда не смог до неё добраться при всём желании.
        - Нет! - испугался он. - Вы должны мне помочь!
        Он шагнул было ко мне, но тут перед ним вырос Лумар. Хозяин таверны без какого-либо труда приподнял вопящего парня за шкирку, поднёс к двери и вышвырнул прочь. А потом вернулся ко мне.
        - Вы нарочно не вмешались раньше, чтобы убедиться, что я усвоила ваш урок и вполне способна без угрызений совести отказаться обслуживать тех, кого обслуживать не хочу? - тихо уточнила я.
        - Именно, - спокойно подтвердил Лумар. - Тебе надо научиться отказывать. А ещё я хотел, чтобы ты увидела, что в этой таверне я никому не позволю тронуть тебя и пальцем. И таверна не позволит. Если бы я не вмешался, она сама вышвырнула бы его прочь.
        После этого случая настроения продолжать готовить коктейли у меня, конечно, не было, поэтому я извинилась перед публикой (особенно довольными они не выглядели, но в целом новость приняли вполне мирно, даже с пониманием) и ушла к себе в комнату, так как вспомнила, что мне ещё вчера должны были доставить купленные вещи.
        Однако же переживала я зря - вещи оказались уже распакованными и распределёнными по местам. Видимо, домовые постарались. Насколько я поняла, они тут не только готовили еду, но и за порядком приглядывали.
        Так что купленная одежда обнаружилась в шкафу, косметика на столике, а средства для душа - в ванной. Купленную лампу они пристроили на тумбочку у кровати. В общем, в комнате вновь царил идеальный порядок.
        Пользуясь случаем, я решила принять душ и переодеться. Хотелось смыть с себя остатки ауры воровского логова.
        Потом я спустилась обратно в зал, так как бездельничать мне не хотелось. Готовить коктейли я не рискнула, поэтому принялась просто помогать Марлопе принимать и разносить заказы, а также убирать грязную посуду со столов.
        Занималась я этим вплоть до самого вечера с перерывом на один перекус и на одно дружное чаепитие за стойкой.
        Ещё я рассказала Лумару о том, что торговцу, у которого находится интересный для воров из моего мира артефакт, грозит опасность, так как после слов Марлопы про чёрного чародея не была уверена, что Варленн всерьёз обеспокоился судьбой владельца лавки и действительно займётся этим. Лумар пообещал, что передаст информацию городскому голове, после чего быстро черкнул записку и небрежно смахнул её в ящик стола. На мой вопросительный взгляд пояснил, что записка прямо сейчас переправилась по нужному адресу. В доказательство своих слов он открыл ящик и продемонстрировал мне, что тот пуст.
        Вообще, уже вечером, перед окончанием рабочего дня, я поймала себя на мысли, что искренне наслаждаюсь происходящим. Простая работа, которая перемежалась болтовнёй с Марлопой и Лумаром, доставляла мне ни с чем не сравнимое удовольствие.
        Когда не осталось ни одного посетителя, и Лумар сообщил, что мы можем отдохнуть, я даже почувствовала лёгкий укол разочарования. Впрочем, несмотря на полученное удовольствие, ноги гудели и руки отваливались от непривычной нагрузки. Ох, надеюсь, мышцы завтра болеть не будут…
        В комнату я поднималась с чувством глубокого удовлетворения. Помимо прочего, очень радовало, что мне больше не пришлось ночевать в логове воров. Если там меня не оставляло ощущение липкой затягивающей в себя ловушки, то здесь, напротив, душа будто расправлялась, скидывая оковы.
        Я шла по коридору, и мне казалось, будто я парю над полом. В какой-то момент тело будто совсем исчезло, настолько лёгкой и свободной я себя ощущала. Мне казалось, что я при желании могу стать размером с особняк, почувствовать его, узнать его тайны.
        Он жил и пульсировал в каком-то своём ритме, окружал меня, омывал меня волнами умиротворения, отчищал душу от тревог…
        В таком состоянии я и вошла в свою комнату.
        Комната тоже показалась мне другой - она ощущалась огромной, как зал. Я вообще не была уверена, что у неё есть стены. Хотя нет, одна имелась точно - правая от меня. Небольшая щель между досками в ней светилась, и это очень отчётливо было видно в мягком полумраке комнаты. Урля гулко ухнул, то ли с любопытством, то ли с настороженностью.
        Похоже, это очередное местное чудо. Я медленно подошла к светящейся щели и с каким-то сладким замиранием внутри заглянула в неё.
        С той стороны находился сказочный сад с огромными яркими цветами, над которыми парили маленькие феи. Однако же стоило моргнуть, как картинка сменилась. Теперь я увидела процессию огромных медленно ползущих улиток, у которых на спинах вместо раковин были настоящие домики, с остроконечными крышами, печными трубами и ажурными балкончиками. В этих домиках кипела жизнь, из окон то и дело высовывались любопытные мордашки детишек с ярко-жёлтыми волосами, а на ближайшем ко мне балконе увлечённо целовалась влюблённая парочка.
        Я хотела рассмотреть всё поподробнее, но снова моргнула и улитки тоже исчезли, сменившись безграничным небесным простором, по которому с грозным уханьем неслись погонщики крылатых коней.
        Похоже, миры перелистывались здесь, как страницы красочной книги. Некоторое время я увлечённо следила за калейдоскопом меняющихся и совершенно невообразимых картин, пока не наткнулась на внешне совсем обычный пляж.
        Берег моря вполне мог принадлежать моему миру, особенно учитывая вполне себе привычную пальмовую рощу, видневшуюся в стороне.
        Чуть поодаль стоял домик, кажется, их называют бунгало. Небольшой, но милый, с верандой, на которой стояли два плетёных кресла.
        Дверь открылась и из домика вышла… мама. Я не удержала вскрик. Она основательно загорела и даже, кажется, помолодела, но всё равно чуть хмурилась, будто бы что-то не давало ей покоя.
        Я старалась не моргать как можно дольше, чтобы не перелистывать этот мир, как очередную страницу.
        Однако, конечно, выдержать удалось недолго.
        Когда там возник новый мир, я едва не завопила от разочарования. Но тут же передумала.
        Ведь в странную комнату с круглыми окнами, за которыми клубились облака, и пушистыми стенами, будто бы тоже состоящими из облака, вошла бабушка. Она выглядела очень молодой, чуть старше меня, словно после отъезда из нашего города скинула лишний возраст, как ненужный багаж.
        Осознав, что вот-вот снова моргну, я в отчаянии воскликнула:
        - Бабушка!
        - Милая?! - тут же отозвалась бабуля, будто ждала мой зов. Не сказать даже, что она сильно удивилась.
        - Не исчезай, бабушка! А то я моргну, и мир за этой щелью снова поменяется…
        Что интересно, она не спешила вопить: «Что за бред ты несёшь?»
        - Правда? - чуть нахмурилась она. - Ну так давай его зафиксируем.
        В этот момент я моргнула. Но комната никуда не исчезла.
        - Получилось ведь? - с довольной улыбкой уточнила бабушка. - Правда, вряд ли совсем уж надолго. Я чувствую, что канал нестабильный. Ладно, не будем тратить время зря. Рассказывай, что с тобой произошло. Судя по тому, что ты смогла выйти со мной на связь, наследственность взяла своё и у тебя пробудились способности?
        - Ох, бабушка… тут столько всего произошло! Стой, ты сказала - наследственность?
        - Ну конечно! - хмыкнула она и придвинула ближайшее кресло к щели, а потом с удобством в нём устроилась, подобрав стройные ноги. Я вдруг осознала, что моя бабушка - очень красивая женщина. И сейчас, когда исчезли морщинки, это стало особенно очевидно. - Неужели ты думаешь, что подобная облачная комната может находиться в нашем мире?
        - Выходит, когда ты говорила о зове дороги, который уносит тебя в другой мир, ты не шутила? - Честно сказать, в данный момент я чувствовала себя маленькой растерянной девочкой, перед которой раскрываются невероятные тайны.
        - Не шутила.
        - Ты маг?
        - Нет, милая. Я - блуждающая. Мы - особые существа со своими уникальными умениями пересекать границы между мирами. Да и вообще любые границы.
        У меня аж рот сам собой открылся.
        - Это как? Ни разу не слышала о таких существах!
        - Оно и неудивительно. Мы слишком полезны для многих магов, людей и богов из-за своих ценных умений, поэтому научились скрываться. А вообще, наш род очень древний. И у него прелюбопытнейшая история возникновения, надо сказать. Да я же тебе рассказывала в детстве, помнишь? Ты ещё думала, что это сказки.
        - Расскажи ещё раз… - попросила я, смутно припоминая все бабулины байки. Кстати, её сказки всегда отличались от традиционно принятых, хоть тогда мне и не казалось это чем-то необычным. Похоже, она просто описывала мне свои приключения, пережитые в других мирах…
        Бабушка загадочно улыбнулась и принялась с удовольствием рассказывать, с особым таинственным выражением лица, играя интонациями, так, что я даже на какое-то время и в самом деле будто вернулась в детство.
        - Ходит легенда, что начался наш род с одной торговки, которую вместе с её лавкой накрыло мощнейшей волной силы, высвободившейся после битвы богов. Всё, что попало под эту волну, приобрело особые свойства: и девушка, и её лавка. Сначала они прыгали по мирам вместе, а потом их пути разошлись. Говорят, наша прародительница тоже где-то бродит по тропам Мироздания, да и лавку, ходят слухи, можно встретить то тут, то там…
        - Так я, получается, тоже блуждающая что ли? - пробормотала я.
        - Отчасти. Всё-таки отец у тебя человек и дед был человеком. Впрочем, если будешь развивать этот дар, то магическая составляющая в тебе постепенно возьмёт верх. Вообще, я планировала заняться твоим обучением намного позже. Мне хотелось, чтобы сначала ты прожила свою человеческую жизнь и взяла от неё всё, что можно. А потом я бы пришла за тобой и открыла бы сморщенной бабуле, которой ты стала бы к тому моменту, семейный секрет и помогла пробудить магическую сущность, чтобы снова вернуть тебе молодость и красоту. Эх, жаль, ты лишила меня удовольствия увидеть твоё лицо в этот момент! - Бабушка весело глянула на меня. Я невольно хихикнула, представив себе эту картину. - Но, разумеется, сначала я явилась бы за твоей мамой, ведь она пока тоже ничего не подозревает.
        - О! Бабушка! У меня уйма вопросов, но сначала главное, пока ещё канал связи между нами не разорвался. Не знаю, сможешь ли ты помочь, но если сможешь, будет замечательно…
        Я быстро, опуская лишние подробности, рассказала ей про всё, что произошло со мной по вине Аркаши, а также про переезд в Пряниксберг, побег от шайки воров, работу в таверне и, конечно, про потерю родителей.
        - … А только что я увидела их через эту щель на каком-то пляже. Но удержать видение не смогла. Бабушка, я боюсь, что у Рудольфа могут быть какие-нибудь ещё способы поиска в запасе. Если они есть, то он наверняка их задействует, чтобы найти рычаг воздействия на меня.
        - Да уж, попала ты в переделку! - подытожила бабуля, которая слушала мой рассказ с огромным интересом, время от времени ахая или возмущённо качая головой. - Аркаша никогда мне не нравился. Я чувствовала, что у него есть небольшой дар, но надеялась, что он никогда не пробудится. Что ж, давай посмотрим, что можно сделать. За родителей можешь не волноваться. Твою маму я везде почувствую, так что проложить к ним дорогу труда не составит. Будь уверена - никто до них не доберётся, я позабочусь. Но вот с тобой ситуация другая. Я вижу, что у тебя уже прорисовался путь, который ты обязательно должна пройти самостоятельно. Тебе предначертано сделать что-то важное. И любое вмешательство в события может сбить тебя с этого пути. Поэтому, боюсь, тебе придётся справляться самой - я не имею права вмешиваться. Иначе последствия могут быть для всех миров.
        - Бабушка, а как же…
        - Ой, милая, не могу больше удержать связь. Попробуй как-нибудь пробиться ко мне ещё раз, ладно?
        Картинка мигнула и потухла. Теперь за щелью была сплошная темнота. Я отстранилась, ощущая внутри странную смесь обиды, неудовлетворённости (ведь столько вопросов осталось!) и при этом облегчения.
        По крайней мере, за маму с папой можно не переживать. Но, блин, по сути-то ситуация не изменилась! Мне по-прежнему надо разгребать всё самой. Бабуля, как и Лумар, проповедует политику невмешательства. Уверена, у неё есть на это веские причины, и всё равно было бы очень здорово, если бы она пришла сюда и помогла мне со всем разобраться. Эх, мечты, мечты…
        ГЛАВА 14
        Теперь комната снова стала нормальной. Я немного постояла у окна, задумчиво любуясь на Пряниксберг и безуспешно пытаясь переварить всё услышанное от бабушки, а потом посадила Урлю на подушку, приняла душ и залезла в кровать. Удивительно, но уснуть получилось сразу.
        Разумеется, обычных снов в столь необычном месте ждать не стоило, но тот, который мне приснился, был каким-то уж чересчур странным.
        Началось всё относительно безобидно - мне приснился тот самый пляж с родителями, только всё казалось очень реалистичным, а я полностью осознавала, что сплю. Мама всё звала поплавать, а папа строил плот и время от времени дурашливо ныл, что ему никто не помогает. И их совсем не смущал Урля, который даже во сне сидел у меня на плече.
        Изменилось всё в тот момент, когда я увидела в своём сне плута.
        Вроде бы это был тот самый паренёк, которого я спасла в логове воришек.
        Он выглядывал из-за угла и таращился на меня.
        Я бросилась к нему, почему-то не сомневаясь, что он не является частью моего сна. О, нет, он такой же реальный здесь, как и я сама.
        Плут дожидаться меня не стал - исчез за углом.
        Достигнув места, где он до этого торчал, я почувствовала некоторое сопротивление пространства, которое, впрочем, без труда преодолела.
        И в тот же миг всё изменилось.
        Пляж исчез вместе с морем и родителями, и теперь я находилась в коридоре. Он чем-то походил на коридоры в таверне, но был гораздо больше и светлее. Стены коридора по большей части состояли словно бы из толстого матового желе, за которым, как видно, находились здоровенные ячейки, как пчелиные соты в улье.
        Собственно, из такой ячейки я только что вышагнула, преодолев желеобразную перегородку.
        А пляж остался с той стороны. При этом само желе не было абсолютно прозрачным. Нет, сквозь него угадывалось, что там что-то происходит, колыхались размытые тени деревьев и пробивался даже частично свет солнца, превращая вязкую стену в кусок янтаря, но чёткой картинки не было.
        Где-то впереди мелькнул плутишка и снова исчез за поворотом.
        Я почему-то пошла за ним, как Алиса за белым кроликом. Бежать не стала, шла медленно и с интересом озиралась. В стороны то и дело уходили боковые коридоры, столь же просторные и светлые. Картинки за желейными стенами с двух сторон от меня, очевидно, менялись. Порой там было темно, порой пробивался тусклый свет и двигались разнообразные силуэты.
        Плут больше не появлялся, зато из бокового коридора выехал на знакомом пылающем колесе мужчина в обтягивающей серебристой форме. Увидев меня, он опешил.
        - Вы кто? И как сумели попасть в коридоры снов? - Его взгляд скользнул на Урлю. Тот приветственно поднял свою толстую короткую лапку и пошевелил пальчиками, как это делают люди, чем безмерно меня удивил.
        - Я Алекс, с недавних пор переехала в Пряниксберг из другого мира и устроилась на работу в таверне. Ну в той, где хозяин Лумар…
        - Знаю, - мужчина спешился и внимательно меня слушал, не проявляя при этом никаких признаков агрессии. - Вы - тот самый специалист по интуитивной кухне?
        - Да! Честно сказать, я не представляю, что такое коридоры снов. Но я действительно спала, а потом в своём сне увидела плута, пошла за ним и оказалась здесь.
        - Коридоры снов - это место, окружающее сновидения всех жителей Пряниксберга. Общее мысленное поле или поле общего сознания, если хочешь. Мы, Гильдия защитников от сновидений, патрулируем эти коридоры. И сюда, кроме нас, обычно никто попасть не может. - Он, приподняв бровь, уставился на меня, явно ожидая объяснений. Ага, значит, в этих ячейках находятся чужие сны. Интересно!
        - А я плута видела… - напомнила я. - Который меня сюда выманил.
        - Да, и они тут тоже попадаются, бывает. Но они сами по себе. Бродят, как призраки, на вопросы не отвечают, в разговоры не вступают. Есть ощущение, что они и людьми-то не являются. А другим горожанам сюда хода нет.
        - Забавно. Дело в том, что как раз сегодня я узнала, что у меня есть какая-то способность, связанная с переходами всевозможных границ. Вероятно, дело в этом. Честно сказать, я пока ещё не разобралась, что к чему. Дар срабатывает непредсказуемо и стихийно.
        - Любопытно! Надо обязательно исследовать эту твою способность. Но ты нашла не лучшее время для прогулок. Пришла информация, что где-то здесь видели шлобстера, знаешь, кто это такие? - Он перешёл на ты, да и вообще, кажется, поглядывал на меня не только с профессиональным интересом.
        - Ожившие кошмары, да?
        - Да. Поэтому держись рядом со мной и в случае чего прячься за спиной. Кстати, меня Валкис зовут.
        - Очень приятно… Ой, тогда надо найти плута! Ему же тоже грозит опасность?
        - За него не волнуйся. Шлобстеры их не трогают… будто вообще не видят. Да и сами плуты мимо них проходят без страха…
        Пока Валкис с каким-то даже удовольствием посвящал меня в правила, по которым живут коридоры снов и их обитатели, я с интересом его рассматривала.
        В нашем мире парня запросто взяли бы на роль героя боевиков или суперагента. Выглядел он шикарно: подтянутый, мускулистый, лицо мужественное, красивое, и даже ямочка на подбородке имеется. И улыбка шикарная. Хотя вот роль злодея ему точно не пошла бы. Как-то сразу чувствовалось, что парень насквозь положительный. При этом я ничуть не сомневалась, что развитые мышцы у него вовсе не для красоты, да и работой Валкис занимался по-настоящему опасной, а не создавал видимость. Куда уж там киногероям!
        - Ладно, идём. Только не спеша. Вперёд не высовывайся. Тут рядом находится группа, которую я возглавляю. - Он, ничуть не боясь обжечься, закинул колесо на спину (оно там будто прилипло) и пошёл вперёд.
        Было видно, что, даже дружелюбно и внешне расслабленно поддерживая разговор, он ни на секунду не теряет бдительности. Я двинулась следом. Честно сказать, мне было слегка неуютно от мысли, что где-то поблизости затаилась тварь из кошмаров. К тому же меня не оставляло чувство, что за мной и в самом деле пристально наблюдают. Лично я на месте твари выбрала бы в качестве жертвы именно себя, безоружную и беззащитную.
        Группа и в самом деле обнаружилась быстро, во втором попавшемся нам боковом коридоре.
        Все очень удивились, увидев меня. Валкис кратко пояснил им, что к чему. Большая часть группы вела себя приветливо, но нашлись и те, кто высказался по поводу неуместности моего нахождения здесь. Вроде как им охотиться надо, а теперь ещё дополнительная забота добавилась мою безопасность обеспечивать.
        Особенно разорялась по этому поводу симпатичная блондинка с модельной внешностью (хотя, судя по затянутой в комбинезон спортивной фигуре, она находилась здесь более чем заслуженно и вполне могла быть лучшей в этой команде). Почему-то я не понравилась ей с первого взгляда. Может, у неё были свои виды на Валкиса, и в моём лице она углядела конкуренцию?
        - Не место беззащитной иномирянке в коридорах снов! - высказывалась она, глядя на меня так, будто я своим присутствием обрекаю их всех на погибель. - Она будет путаться под ногами во время охоты и подвергнет опасности и себя, и нас! Возвращайся в свой сон, девочка, из которого зачем-то вылезла!
        - Нельзя, - опередив меня, ответил Валкис. - Если шлобстер её заметил, то он может последовать за ней. Лучше Алекс находиться здесь, под моей… нашей защитой. Спор окончен.
        Блондинка от этих слов окончательно вскипела, но возразить не осмелилась.
        Кто-то из команды кивал, пока она говорила, другие смотрели на неё с удивлением, явно не понимая, чего это она так взбеленилась.
        Очевидно, шлобстер и в самом деле дежурил поблизости. Увидев, что защитники отвлеклись на спор, он решил воспользоваться ситуацией.
        Заметили его не сразу, потому что он… передвигался по потолку!
        Валкис резко меня оттолкнул, и в тот же миг на место, где я стояла, свалилась… огромная, гадкая, мерзкая многоножка! Ну почему именно она?! Сначала демонические крысы меня на прочность проверяли, теперь это… ненавижу многоножек!
        Эта тварь, как и первый увиденный мною шлобстер, была чёрной и источающей тьму. Впрочем, рассмотреть как следует я её не успела (и хорошо, по правде говоря), так как дальнейшие события развивались очень стремительно.
        Защитники ещё только встряхивали кистями, чтобы вызвать кольца для метания, а в гигантское насекомое уже летел оттолкнувшийся от моего плеча Урля.
        Вот только милым пушистиком он уже не был.
        Казалось, что он расправился как кожистый зонтик, значительно увеличившись в размерах. Со всех сторон у этого, как потом оказалось, очень зубастого, «зонта», словно лучи, выстрелили многочисленные щупальца, густо покрытые тонкими чёрными шипами, похожими на волоски. В целом очень отдалённо это существо напоминало гибрид паука из ужастика и кальмарообразного космического пришельца из тех, которые в одном из фильмов вцеплялись жертвам в лицо.
        Никто ничего не успел сообразить, как Урля облепил своим кожистым телом многоножку, обмотал её щупальцами и с довольным урчанием принялся поглощать. Я заметила, что под его щупальцами тело шлобстера превращается в чёрный дым, который мой питомец в себя втягивает.
        Мы, опешив, смотрели, как растаял шлобстер, как отвалился довольный Урля, как он собрался обратно в милого пушистика и одним скачком (все при этом вздрогнули, не только я!) вернулся ко мне на плечо.
        Хорошо хоть опешившие защитники оказались настолько стрессоустойчивыми (ещё бы, после многочисленных охот на невообразимых чудищ), что не стали атаковать моего питомца кольцами! Впрочем, если бы все они не видели, что он отделился именно от моего плеча, возможно, кто-то бы и не удержался. А так ребята, хоть и вообще не ожидали такого поворота, пришли в себя намного быстрее, чем я.
        У меня ещё и отпавшая челюсть на место не вернулась, а Валкис уже с уважением заметил:
        - Полезный у тебя питомец! С таким и по коридорам снов гулять можно!
        Члены его команды закивали, а потом, переглянувшись, рассмеялись над своим испугом. Теперь я была своей в доску! Меня хлопали по плечу, поздравляли, восхищались тем, как я всех обманула своим беззащитным видом, а уж Урле сколько похвал досталось! Правда, погладить его никто не рискнул. Впрочем, и сам питомец выглядел очень довольным собой, он сидел с невероятно гордым видом и лишь изредка сыто икал, выпуская тёмные облачка.
        Единственной, кто остался недовольным таким поворотом событий, была блондинка. Я услышала, что кто-то сказал ей: «Не дуйся, Наллана, забавно же получилось!», но она общий восторг явно не разделяла, более того, теперь я не нравилась ей ещё больше. Но веских аргументов против моего нахождения здесь у неё теперь не было.
        Правда, после выражения всяческих восторгов, защитники попросили меня по возможности не выпускать Урлю в городе, так как в отличие от них, закалённых борьбой с монстрами, остальных может такое преображение шокировать, и потом кошмары горожанам обеспечены. А, соответственно, неизбежно появление новых шлобстеров, причём в большом количестве.
        Валкис лично проводил меня до моего сна, заверив, что в настоящий момент шлобстеров здесь больше нет.
        - Ну… ещё увидимся! - сказал он, будто бы с надеждой.
        Я кивнула и перешагнула через границу сна. В этот раз она пропустила меня без сопротивления.
        Я проснулась и долго размышляла - сон это был или нет. Питомец, дрыхнущий рядом на подушке, сладко зевнул. Я повернулась к нему.
        - Урля, мы и в самом деле гуляли по коридорам снов? И ты действительно превратился в чудище и сожрал шлобстера?
        Он ответил мне умильным взглядом, потом подтянул к себе толстыми лапками ближайшую косу и принялся играть с кисточкой волос на её конце. Он тыкался в неё мордашкой и миленько чихал. И это - монстр? М-да…
        Удивительно, но чувствовала я себя замечательно. Мышцы не ломило, настроение было на высоте, и по ощущениям я отлично отдохнула.
        Когда я спустилась вниз, Марлопа еще не появилась, а Лумар по-прежнему стоял на своём излюбленным месте. Мне вдруг пришло в голову, что я ни разу не видела, чтобы он уходил отдыхать, а еще, если не считать совместного чаепития, при мне он ни разу не ел. Впрочем, я еще никогда не работала в таверне с самого утра и до самого вечера, не отлучаясь. Так что выводы было делать рано.
        Потом, зевая, откуда-то сверху спустилась Марлопа, хотя я почему-то была уверена, что живёт она вне таверны.
        Утром народу практически не было, не считая одной симпатичной дамы с книгой в руках, которая изящно пила чай, время от времени с явным удовольствием закидывая в рот какое-то странное голубоватое лакомство, больше всего напоминающее тугие ватные шарики. Эти шарики вели себя беспокойно - они то и дело подпрыгивали и зависали над вазочкой, словно собирались сбежать.
        Марлопа пояснила, что это парящие конфеты из ягод небесного дерева. А потом, хихикнув, добавила, что собирать такие ягоды - занятие не из лёгких, ведь они при сборе так и норовят разлететься во все стороны, поэтому сразу же приходится помещать их в специальный закрытый сосуд.
        Разумеется, мы тут же тоже заказали себе у домовых по порции таких конфет (мне было страшно интересно попробовать незнакомое лакомство, а Марлопе нравилось меня удивлять) и принялись их поглощать, болтая о всяческой ерунде. Конфеты оказались выше всяких похвал. При попадании на язык оболочка лопалась, заполняя рот воздушной начинкой, от которой все вкусовые рецепторы разом впадали в экстаз.
        Больше до самого обеда ничего интересного не происходило, не считая того, что Урля, заскучав, обмотался моей косой, потом запутался в ней, свалился с плеча и повис на волосах, гневно попискивая, и пытаясь освободиться. Мы с Марлопой (она при этом хихикала без остановки) кое-как выпутали его оттуда (он ещё и пальцами цеплялся за всё подряд, будто подозревал, что мы его можем уронить, и это сильно осложняло дело). Косы пришлось переплетать. Лумар в это время насмешливо поглядывал на нас, но происходящее не комментировал.
        А после обеда, когда народу уже значительно прибавилось, дверь внезапно распахнулась и в зал торжественно вошли двое парней в обтягивающих серебристых костюмах. Одним из них был… Валкис! Лицо второго тоже было мне знакомо, но имя я не помнила. Однако он совершенно точно присутствовал в коридорах из моего сна.
        Видимо, посещение гильдийцами таверны было делом невиданным, так как народ явно обалдел. То ли бравые охотники за шлобстерами не посещали заведения общественного питания, то ли в принципе не развлекались. На них смотрели, как на звёзд эстрады, которые вдруг при всём параде спустились в народ.
        Но это было только начало. Ведь парни, не глядя по сторонам, широко улыбнулись мне, и Валкис сказал:
        - Привет, Алекс! Отлично поохотились ночью!
        Что тут началось! Марлопа ахнула, а посетители вытаращились на меня так, будто только что выяснилось, что я богиня в отставке, которая устроилась тут на подработку.
        - Эээ… да. Признаться, я до последнего размышляла, не сон ли это…
        - Не сон. Приготовишь мне и моему другу свои прославленные коктейли?
        - Ну… давай попробуем. Но, должна предупредить, что специалист я пока неопытный и за результат не ручаюсь.
        - Мы не из трусливых, - хмыкнул он. Люди вокруг с готовностью засмеялись.
        - Да уж знаю, видела. - Мне кажется, или он со мной флиртует?
        Я подошла к своей стойке, ребята встали напротив. Валкис хотел быть первым, но его товарищ сказал:
        - Можно я, дружище? - и кинул взгляд на восторженно замершую Марлопу. Ого, кажется, и у неё появился поклонник! Валкис тоже проследил направление его взгляда и, хмыкнув, уступил.
        У меня было отличное настроение, поэтому я практически не переживала. Для начала я примерно полминуты смотрела на парня, чтобы настроиться именно на него. Никакого сопротивления внутри не возникло, только слегка почему-то заныла рука, но это длилось лишь мгновение. Я уже совсем привычно загрузила в аппарат блаженику, а потом накидала каких-то добавок, даже в целом не вглядываясь каких. Я уже поняла, что это не имеет значения.
        Протягивая парню мерцающий коктейль с полупрозрачной белой розой в центре, я уже знала, что у меня получилось. Какой бы ни был эффект - он будет хорошим.
        Парень с восхищением рассмотрел содержимое стакана, снова глянул на Марлопу и смело выпил коктейль до дна.
        Как всегда наступила та самая привычная пауза, когда все с любопытством ждут эффекта, а потом парень слегка вскрикнул, выронил стакан и схватился за правую руку.
        - Жжёт!
        Он оттянул эластичный рукав, и мы увидели, как постепенно, будто даже неохотно, исчезает здоровенный уродливый шрам с чёрными прожилками, который тянулся от предплечья до запястья.
        - Это что, шлобстер оставил? - тихонько уточнила я у Валкиса, когда шрам исчез, а его друг принялся с огромным изумлением изучать совершенно чистую кожу.
        - Да. Если шлобстер вырвался в реальность и умудрился набрать силу, питаясь чужими страхами, то справиться с ним очень сложно, а оставленные им раны невозможно залечить до конца. Хорошо, если вообще получается.
        - Ого…
        - Именно поэтому его нужно поймать как можно раньше. В идеале до того, как он сумеет покинуть коридоры снов. А ещё лучше застать его прорыв из сна и сразу уничтожить.
        И хоть мы переговаривались негромко, но в воцарившейся тишине люди ловили каждое слово. Видимо, нечасто они слышали откровения от Гильдии защитников. Представляю, с каким восторгом они будут всё это с горящими глазами пересказывать родственникам и друзьям.
        Наконец, друг Валкиса отмер и хрипло сказал:
        - Нет, я всякого ожидал, но такого… Этот шрам со мной очень давно. Я получил его в самом начале службы и с тех пор уже привык наносить обезболивающую магическую мазь по утрам и перед тем, как идти на смену, ведь если забыть это сделать, то руку будет постоянно тянуть и выкручивать. В общем… спасибо.
        Он подошёл к Лумару и молча отдал ему свой кошелёк с монетами, по виду очень увесистый, потом он снова посмотрел на меня и сказал:
        - Я твой должник, Алекс.
        Я хотела ответить что-нибудь вроде: «Да ладно, не стоит благодарности», но удержалась. В данном случае это было неуместно. Видно же, что парень сейчас не в себе.
        - Ну ладно, теперь моя очередь! - напомнил о себе Валкис.
        Его коктейль получился без всяких узоров. Просто полный стакан светящейся голубой жидкости, по виду совершенно неудобоваримой. Однако парень выпил его, не моргнув и глазом.
        - Ну что? - осторожно уточнила я, спустя добрую минуту напряжённой тишины.
        - Что-то вроде изменилось внутри, но не пойму что. - Валкис выглядел так, будто прислушивается к самому себе.
        - Может, мы об этом сейчас и не узна… - начала говорить я и осеклась, ведь в этот момент он встряхнул рукой и из пальцев вдруг вырвались и хлестнули воздух светящиеся голубоватые нити.
        - Что это?! - поражённо выдохнул кто-то в зале.
        Валкис уже сознательно повторил трюк и задумчиво заключил:
        - Интересно… управлять ими довольно просто, но что они могут?
        Он махнул в сторону стойки и, обвив нитями пустой стакан, поднял его в воздух.
        - Попробуй уничтожить, - ровно посоветовал Лумар.
        Валкис кинул на него удивлённый взгляд, но послушался. В этот момент нити затянулись туже и стакан… нет, не лопнул, а сжался и с лёгким хлопком исчез.
        - Держу пари, уничтожать шлобстеров тебе теперь будет намного легче, - заключил хозяин таверны.
        - Вот это да! - У Валкиса разгорелись глаза. - Надо испытать, на что способны эти хлысты и на каком расстоянии они могут действовать…
        Он глянул на меня, и я поняла, что в мыслях он уже на тренировке, но воспитание не позволяет ему резко свинтить отсюда. Что ж, стоит помочь.
        - Обязательно испытай! И лучше прямо сейчас, а то надо же как можно скорее научиться пользоваться новым оружием. По себе знаю - нет ничего хуже, чем владеть неуправляемым умением.
        Он с жаром согласился и, переглянувшись с другом, шагнул к двери. Однако на полпути передумал, подошёл к Лумару и тоже отдал ему свой кошелёк. Тот невозмутимо принял оплату, даже не попытавшись дать сдачу.
        - До встречи, Алекс! - хором сказали оба защитника и ушли.
        Я хотела пригласить следующего гостя, но Лумар неожиданно объявил непререкаемым тоном, что специалисту по интуитивной кухне требуется перерыв, а потом подозвал меня к себе.
        - Как ты себя чувствуешь? - уточнил он.
        - Отлично! Готова снабжать коктейлями всех желающих!
        - Не спеши. Ты ведь хочешь как можно скорее раскрыть свой дар?
        - Конечно! Вы же знаете о сложившихся обстоятельствах…
        - Знаю. И поэтому сейчас, когда уже очевидно, что ты более-менее освоилась, самое время для выхода на новый уровень.
        - В смысле, приготовить что-то сложнее коктейля? - испугалась я, почему-то представив, что сейчас он заставит меня постигать кулинарные премудрости (а делать этого страшно не хотелось). - Может, не надо? Мне вполне комфортно выплёскивать свой дар через коктейли. Зачем усложнять?
        Лумар засмеялся.
        - Нет, ты неправильно поняла. Смотри, в чём дело. Чтобы по-максимуму развить дар, тебе нужно постоянно преодолевать границы в своём сознании. Ведь дар-то как раз завязан на отсутствии всяческих границ. Ты должна позволить ему развернуться во всей красе, а не закрепить его в комфортной привычной форме, как это происходит сейчас. В данный момент ты уже не заботишься о том, чтобы перепрыгнуть на новую ступень, а раз за разом прогоняешь свой дар по привычному пути. Чем дольше это делать, тем сильнее он будет закрепляться именно в этом виде и тем сложнее тебе будет пробиться выше.
        - Что надо делать? - подобралась я.
        - Помнишь, я говорил, что истинный специалист по интуитивной кухне может готовить и без ингредиентов? - Я согласно угукнула. - К этому нам переходить рано. Пока попробуй слегка выйти за рамки привычного и создать коктейль из простой воды. Твоя задача, чтобы получилось не хуже, чем из блаженики.
        - Из воды? - напряглась я. - А если не получится? Как объяснить клиентам, что это эксперименты?
        - Ты будешь готовить не для них. Тренироваться лучше на мне. Приступай. Просто расслабься и позволь своему дару раскрыться, выйти за рамки и нащупать новый путь.
        Я растерянно кивнула.
        Лумар встал прямо перед моей стойкой, загородив меня от зала. Марлопа тоже подошла поближе, тихонько уточнила у начальника, что происходит и застыла неподалёку, изнывая от любопытства. Правда, вскоре её позвали к себе посетители.
        Я нерешительно взяла стакан, налила в него воды и поставила его на стойку с приправами.
        - Что дальше?
        - Не спрашивай. Ты знаешь. Отключи мозг, сосредоточься на мне и иди вслед за внутренним зовом - дар сам направит тебя.
        Наверное, в какой-нибудь выдуманной истории у главной героини с первого раза ничего бы не получилось. И со второго тоже. Ведь по законам жанра она должна была бы преодолевать препятствия, а потом с огромнейшим трудом освоить сложное умение.
        Но нет.
        Всё получилось с первого раза.
        То ли учитель из Лумара был очень хороший, то ли мой дар был сильнее, чем мне казалось, но стоило лишь расслабиться и перестать задумываться над тем, что делаю, как всё начало получаться само собой.
        Руки без участия разума поддевали ложечкой какие-то приправы (если бы потом меня попросили вспомнить, какие именно, я бы не смогла) и кидали их в воду, а сама я тем временем смотрела на Лумара и прислушивалась к своим ощущениям.
        Ощущения были интересные. Я чувствовала, что смотрю в то ли в глубину, где нет дна, то ли в небо, где нет границ. Казалось, если я попытаюсь проникнуть дальше, то просто упаду и буду лететь, лететь, лететь, без возможности за что-то зацепиться. Если для обычного взгляда Лумар просто был большим во всех смыслах мужчиной, то глядя на него внутренним взором, я будто смотрела в бесконечность.
        Бесконечности не нужна была моя помощь. По крайней мере, в существенных вопросах. Но если не углубляться, а смотреть вблизи, то можно было заметить нечто тёплое и пульсирующее, маленькое, но бесконечно мощное, зародившееся недавно и теперь распускающееся внутри подобно цветку. Вокруг этого я видела эмоции - удивление, непонимание и сомнение, которое пыталось затянуть всё тёмной плёнкой. Нет, это нам не надо, это мы уберём. Пусть этот цветок, это воплощение какой-то невозможной любви, вопреки всему выросшей там, где ничего подобного вырасти не могло, распускается дальше.
        Честно сказать, когда я вынырнула из наваждения, то поняла, что практически ничего из увиденного не помню. Всё, что осталось, - это лишь смутное эхо ощущений.
        Передо мной стоял коктейль. Выглядел он шикарно: внутри прозрачной мерцающей жидкости снизу вверх взлетали алые лепестки, которые таяли у поверхности.
        Помимо прочего, у него ещё был лёгкий, еле уловимый цветочный аромат.
        Лумар с интересом рассмотрел содержимое бокала и заключил:
        - Прекрасная работа!
        Честно сказать, я не была уверена, что он его выпьет, однако он выпил. Спокойно, как экзаменатор, дегустирующий творение ученика.
        На секунду застыв и прислушавшись к внутренним ощущениям, он с некоторым удивлением заметил:
        - Что-то изменилось. Интересно…
        - А не должно было?
        - По правде сказать, мне казалось, что улучшать нечего… похоже, я кое-что упустил из внимания. - Внезапно он широко ухмыльнулся и посмотрел куда-то в сторону. Я тоже глянула и увидела, что там Марлопа протирает полотенцем тарелки.
        - Эй, а раз у меня получилось, значит, я и в самом деле вышла на новый уровень, да? - дошло до меня.
        - Да. Но будет ещё одна тренировка. На самом деле, пустяковая, по сравнению с тем, что ты уже проделала.
        - И какая же? - теперь я не боялась, а, напротив, горела жаждой новых открытий.
        - Ты сделаешь ещё один коктейль для меня, но в полной темноте. Я хочу, чтобы ты вообще отключилась от всего лишнего и осталась наедине со своим даром, не отвлекаясь на то, что происходит вокруг. Чем плотнее будет налажен контакт с ним, тем легче тебе будет регулировать собственное эмоциональное состояние. Идём в подсобку. Там всё уже приготовлено. Мы войдём туда вместе, ты снова сосредоточишься на мне, хоть и не будешь меня видеть…
        - Может, мне для себя попытаться коктейль приготовить?
        - Нет. Ещё рано. Готовить коктейли для себя ты сможешь, только когда постигнешь способность сохранять полную эмоциональную тишину и смотреть на свои чувства отстранённо, как на чужие. До этого ещё далеко.
        Он отвёл меня к подсобке и приоткрыл дверь. Внутри действительно царила настолько густая темнота, что даже свет из коридора был не в силах её пробить. Мы вошли. Как только закрылась дверь, я невольно передёрнула плечами. Находиться в кромешной тьме было как-то некомфортно.
        - Давай руку, я проведу тебя к столу, - сказал рядом голос Лумара. Я послушалась.
        Он потянул меня вперёд, заставил сделать несколько шагов и отпустил.
        - Стол со всем необходимым находится прямо перед тобой. Приступай. Я, как и в прошлый раз, буду стоять напротив.
        Я, боясь что-нибудь сбить на пол, очень осторожно протянула руки вперёд и тут же нащупала стеклянный графин, в котором, как видно, была вода. Рядом обнаружился стакан.
        - Дополнительные ингредиенты ты найдёшь в небольших бутыльках за графином, - вновь подсказал хозяин таверны. Он что, всё видел? Я бы не удивилась…
        Нащупав бутыльки, я решила, что готова начать.
        В этот раз настроиться на нужную волну получилось ещё быстрее. Лумар был прав: раньше окружающая обстановка так или иначе вносила какие-то помехи, а здесь, где даже лишние звуки тонули в вязкой темноте, слышать себя было намного легче.
        И снова, сосредоточившись на Лумаре, я ощутила, что смотрю в бесконечность. Похоже, помощь ему больше не требовалась, поэтому я внезапно решила, что хочу добавить ему немного восторженного удивления и интереса к жизни. В тот момент мне показалось, что это правильно.
        По правде сказать, в этот раз вообще ничего не получалось толком контролировать. Включи я хоть на мгновение мозг, как самовольный танец моих пальцев, которые сами собой что-то подхватывали, добавляли и досыпали, тут же остановился бы. И тогда я выпала бы из транса и непременно перебила большую часть стоящих передо мной сосудов.
        Наконец, мощное чувство удовлетворения от выполненной работы дало мне понять, что коктейль готов.
        - Получилось? - уточнила я, хотя не сомневалась, что всё вышло как надо.
        - Давай проверим!
        Вспыхнул неяркий свет, как раз комфортный для того, чтобы привыкли глаза.
        Теперь коктейль выглядел совершенно безумно - он каждую секунду менял цвета и узоры. То он становился жёлтым в крапинку, то прозрачно-изумрудным, то алым с блёстками.
        Но удивило меня вовсе не это. Я округлившимися глазами рассматривала пузатый графин, в котором… не было воды!
        Повинуясь внезапному наитию, я начала хватать разноцветные пузырьки, расставленные вокруг, и переворачивать их, раз за разом убеждаясь - внутри ничего нет. Вряд ли я использовала абсолютно всё!
        - Так я что…
        - Ты приготовила коктейль без ингредиентов, - спокойно подтвердил Лумар. - Конечно, для этого потребовалось немного обмануть твой разум, но я хотел, чтобы ты увидела, на что можешь быть способна.
        - Не уверена, что теперь, когда знаю, в чём тут фишка, смогу ещё раз провернуть подобное, - заторможенно сказала я.
        - Не сразу, конечно, но сможешь. Постепенно. Пока не пытайся принудить себя сознательно повторить то же самое, иначе расстройство неизбежно. Позже мы продолжим тренировки. Главное, теперь мы окончательно снесли границы в твоём разуме и позволили дару развернуться.
        Он подхватил свой коктейль и ушёл в сторону кабинета, видимо, желая насладиться им в одиночестве, а я вернулась в зал и обнаружила, что таверна переместилась на главную площадь. Сейчас из окна было видно приёмную белого чародея.
        - А ведь он мог бы помочь тебе разобраться с твоими проблемами! - Марлопа подкралась незаметно и, судя по всему, проследила направление моего взгляда. - Подала бы ты ему прошение-то, а?
        - Я подавала, ещё вчера днём. В приёмной сказали, что очередь большая, так что на скорый ответ не рассчитывать.
        - Ну так это было до того, как ты встретилась с чёрным! И до того, как тебя похитили. На твоём месте я бы сходила в приёмную и дополнила прошение новыми подробностями обо всём, что с тобой случилось. Уверена, это значительно ускорит процесс. Белый чародей увидит, что тебе помощь нужна безотлагательно. А в крайних случаях он помогает вне очереди, ведь он очень добрый и понимающий. Почему бы не попробовать?
        Я призадумалась. А действительно, было бы неплохо дополнить прошение. Помимо прочего, туда обязательно нужно включить информацию о ворах артефактов. Ведь в этом случае сразу станет ясно, что угроза нависла не только надо мной, но и над ни в чём не повинными горожанами! Это обязательно должно заинтересовать белого чародея! И тогда он, возможно, и в самом деле примет меня без очереди.
        Вот только выходить из таверны мне сейчас небезопасно. Наверняка Рудольф уже объявил масштабный розыск ценной беглянки. Да и Арс без сомнений рыщет по городу и пытается меня найти.
        - Марлопа, а можешь ты вместо меня добежать до приёмной и изменить прошение? Или новое подать? Мне лучше нос на улицу не высовывать - меня там ищут парни из моего мира.
        Она уже знала, о чём речь, так как я ещё утром успела ей подробно описать свои вчерашние злоключения, поэтому лишних вопросов задавать не стала.
        - Нет, Алекс, прости. Прошение ведь магически заверено и изменения в него может внести только тот, кто его подавал. А новое прошение у меня не примут, ведь оно меня напрямую не касается. Если бы ты мне хотя бы родственницей приходилась - другое дело. А так…
        - Выходит, идти надо самой… Эх, что же делать? Как бы так незаметно пересечь площадь? Может, попробовать изменить внешность? - Я глянула на ярко-красные губы подруги. - Марлопа, а ты можешь накрасить меня так, чтобы я вообще на себя не походила, а? Я надену один из купленных комплектов одежды, самый балахонистый и бесформенный, да ещё с большим капюшоном… Как думаешь, это сработает?
        - Отличная мысль! - воодушевилась подруга. - Должно сработать! У меня ещё есть голубые с блеском пряди волос - я ими иногда украшаю причёску. Их стоит только приложить к голове, как они сразу же магически прирастают. Если ты наденешь капюшон, мы можем прирастить их впереди, так, чтобы они торчали снаружи и частично прикрывали лицо… Ты изменишься до неузнаваемости, гарантирую! Так, подмени-ка меня, я схожу в свою комнату за всем необходимым!
        Она ушла, а я снова задумчиво глянула в окно на резиденцию белого чародея. Ох, надеюсь, мне действительно удастся измениться настолько, чтобы никто из команды Арса (а особенно он сам) не смог узнать меня при всём желании.
        ГЛАВА 15
        Марлопа вернулась очень быстро. В руках она несла коробку. Коротко переговорив с Лумаром и упросив его немного подежурить вместо нас, она поманила меня в подсобку. Я заметила, что хозяин таверны согласился очень легко. Впрочем, у неё был такой воодушевлённый вид, что отказать ей было решительно невозможно. Хотя я и раньше, кажется, ни разу не видела, чтобы он хоть в чём-то ей отказывал…
        Вообще, вся эта затея с преображением невероятно нравилась Марлопе. Стоило только посмотреть, с каким энтузиазмом она взялась за нанесение макияжа, как всё становилось ясно. На работу ушло много времени. Зато когда всё было закончено, я глянула в зеркало и осталась довольна - теперь, чтобы меня узнать, потребовалось бы усилие. Губы стали яркими и пухлыми, глаза теперь казались чуть раскосыми, а черты лица Марлопа смягчила, сделав его более круглым. Кроме того, макияж прибавил мне возраста, что было очень кстати.
        Волосы мы убрали назад и сплели в одну косу, которую я планировала спрятать под одежду. Завершающим штрихом стали приросшие спереди пряди. Отлично! Как только я накину капюшон, выставив их вперёд, будет совсем хорошо. Вот только…
        - А как их потом отлепить? - Я подёргала искусственные волосы. По ощущениям они были как настоящие, и оторвать их казалось невозможным. Урля, следуя моему примеру, тоже подёргал ближайшую к нему прядь. Цвет ему явно нравился.
        - Сосредоточься и представь, как они отделяются, - пожала плечами Марлопа. - Собственно, большинство предметов бытовой магии работают при помощи мысленных картинок. Ты скоро привыкнешь.
        Закончив с преображением, я отправилась отпрашиваться у Лумара. Он махнул рукой и напомнил, что у меня свободный график, так как мой талант очень зависит от настроения.
        После этого осталось только сбегать наверх и переодеться. Я выбрала из недавно купленных костюмов ярко-синий балахон с капюшоном и шароварами в цвет. Костюм был украшен затейливым цветочным узором. Урля, ссаженный во время переодевания на подушку, тут же снова скакнул ко мне на плечо и за неимением бретельки сжал цепкими пальцами ног ткань балахона, как-то умудрившись не прихватить кожи. Впрочем, я за него не беспокоилась - он уже освоился и отлично держал равновесие. Но на всякий случай сказала:
        - Если начнёшь соскальзывать - полезай в карман.
        Просить его стать невидимым я не стала. Всё равно парням из воровской группировки Урля не показывался. К тому же его наличие на плече, наоборот, заставит их подумать, что вряд ли я - это я.
        Обувь я тоже сменила - вместо любимых кроссовок надела популярные в Пряниксберге туфли на низком широком каблуке с загнутыми вверх носами, украшенные парящей над передней частью туфли имитацией языков синеватого пламени.
        К слову, украшение в виде такого пламени (совершенно безопасного, продавец долго мне это доказывал и даже заставил потрогать его рукой) было среди жителей Пряниксберга в моде, видимо, из-за их поклонения героическим защитникам сновидений. Горожане умудрялись приделывать это пламя и к обуви, и к одежде, и к украшениям, и к заколкам для волос.
        Туфли оказались неожиданно удобными. Нет, я их, конечно, примеряла в лавке, но ведь по-настоящему обувь можно оценить, только походив в ней вне магазина. Так вот, забегая вперёд, скажу, что эти туфли не натирали, были очень лёгкими и практически не ощущались, исправно при этом выполняя свои функции.
        До приёмной белого чародея я добралась без приключений. Никто не попытался меня остановить, да и вообще, прохожие практически не обращали на меня внимания, разве что на Урлю изредка поглядывали. Вражеских лиц по пути тоже замечено не было, хоть я и прицельно искала их среди праздношатающегося народа.
        В приёмной опять пришлось выстоять очередь. А когда я подошла к прежнему суровому секретарю и сказала, что уже подавала прошение, а сейчас хочу внести поправки, он, хоть и нашёл папку с моим запросом, посмотрел на меня с явным осуждением.
        - Вы надеетесь, что поправки заставят рассмотреть ваше дело вне очереди? - Он разговаривал со мной, как с непослушным ребёнком. По интонации становилось понятно, что я далеко не первая пытаюсь добавить деталей, чтобы ускорить процесс.
        - Ну… да. Но появились очень важные факты, которые касаются не только меня, но и других жителей города. Им грозит опасность. Разве это недостаточно веская причина? Поверьте, группа воров артефактов из другого мира планирует совершить нападение на одного из лавочников, а может, уже совершила. И эти преступники продолжают хозяйничать в Пряниксберге. Их ведь надо как можно скорее остановить, а лучше поймать и выдворить из города! - Вспомнив слова Марлопы, я добавила: - Кроме того, теперь в дело вмешался и чёрный чародей…
        Секретарь глубоко протяжно вздохнул, совсем не впечатлённый.
        - Знаете, сколько подобных речей я слышу каждый день? Люди сюда не приходят с пустяками, и каждое дело здесь имеет предостаточно причин, чтобы быть рассмотренным вне очереди. Многие при этом ссылаются на козни чёрного чародея или расписывают жуткие последствия для всего города, пытаясь принудить нас как можно быстрее уделить внимание их прошению. Вы хоть представляете, как загружен белый чародей? Он и так денно и нощно служит городу. А вы и вовсе из другого мира, так что могли бы сообразить, что, по совести, дела наших постоянных жителей заслуживают первоочередного рассмотрения.
        Он что, сейчас фактически назвал меня иномирной выскочкой, которая требует к себе больше внимания, тогда как должна вообще готовиться к тому, что просьбу отодвинут на неизвестное время в пользу прошений от горожан?
        - И всё же внесите поправки, - твёрдо сказала я уже без улыбок и лишних расшаркиваний. Урля подтвердил мои слова, сурово уркнув. Впрочем, секретарь не удостоил его и взглядом. Будем надеяться, что другие сотрудники, которые сортируют дела и уносят их на рассмотрение, всё же отнесутся к моему прошению с большим вниманием. А если уж совсем повезёт, то оно попадётся на глаза белому чародею. Вдруг он хотя бы мельком просматривает поступившие за день дела, чтобы проконтролировать своих сотрудников? Кто знает? Попробовать определённо стоит. Сейчас не до гордости - ситуация серьёзная.
        Покинув резиденцию чародея, я остановилась неподалёку от входа, размышляя, вернуться ли мне в таверну или заодно ещё посетить приёмную городского головы и снова на всякий случай сообщить о ворах артефактов, об их методах и о том, что они меня преследуют.
        И тут я их увидела!
        Слева мелькнул в толпе Егор, а справа я заметила цепко вглядывающегося в лица людей Ника. Прочёсывают площадь, гады! Что ж, тогда точно стоит зайти. Может, стража воспользуется моим умением различать маскирующихся под жителей воришек и прямо сейчас их выловит? Было бы здорово.
        Поспешно отвернувшись и с содроганием ожидая окрика, я двинулась к входу в соседнее здание. Очень хотелось рвануть туда со всех ног, но это точно привлекло бы внимание.
        Что удивительно, в отличие от приёмной белого чародея, в приёмной городского головы народу не было вообще. Там сидел скучающий секретарь, который при виде нас с Урлей даже обрадовался.
        - Что вы хотели? - спросил он, напустив на себя важный вид, и тут же, не дожидаясь ответа, добавил: - Присаживайтесь. Чай будете?
        Видно, бедняге хотелось хоть как-то продлить мой визит, чтобы было с кем поболтать.
        Я отказываться не стала. Он принёс чай себе и мне, а также поставил передо мной вазочку знакомых воздушных конфет. Потом покосился на моего питомца и нерешительно уточнил, можно ли погладить. Урля согласно мурлыкнул, спрыгивая на стол и подставляя голову.
        - Ну рассказывайте, что у вас стряслось, - предложил секретарь, с восторгом его поглаживая и почёсывая.
        Я подробно рассказала историю, начиная со своего первого прибытия в город и заканчивая последней встречей с чёрным чародеем в переулках. Про побег из группировки воров, разумеется, тоже упомянула.
        Не припомню, когда мне ещё попадался настолько внимательный собеседник. Он с явным удовольствием слушал рассказ, время от времени останавливал и требовал подробностей. Правда, у меня сложилось впечатление, что делал он это не из-за жгучего желания помочь, а потому что ему хотелось послушать захватывающую сказочку с погонями и приключениями. В общем, я была для заскучавшего служащего некой заменой телевизора.
        Когда рассказ закончился, секретарь сожалением откинулся на спинку.
        - Н-да, история… Сразу хочу сказать, что с чёрным чародеем вам точно водиться не следует. А насчёт воров из другого мира… Да, нам приходило послание от Лумара и городской голова направил в указанную лавку и в дом осведомителя воров стражу - в одном случае для охраны, в другом для допроса (который, кстати, ничего не дал). Но вот насчёт того, чтобы по вашей наводке схватить воров прямо на площади… тут возникает несколько сложностей. Во-первых, мы не можем просто хватать на улице мирных жителей, если нет доказательств их вины. У вас же их нет, верно? Во-вторых, о том, что они из другого мира, мы знаем только по вашим словам. А при магическом прощупывании они кажутся обычными горожанами. По крайней мере, раз тёмный не смог увидеть в них иномирцев, значит, стража тоже не сможет. Как бы я к нему ни относился, это не исключает того, что он очень и очень сильный маг. По правде сказать, хоть об этом не принято рассуждать вслух, но ещё неизвестно, кто сильнее - он или белый. Ведь если сильнее был бы белый, он, надо думать, давно выдворил бы чёрного прочь из города, правильно? Соответственно, защита у
воришек сильна, так?
        Я кивнула.
        - Да. Если только чёрный не соврал, преследуя какие-то свои цели.
        - А он может, - согласился секретарь. - И всё же, допустим, он не врёт. Вы только представьте, какой поднимется шум, если по указке девушки из другого мира начнут без всяких поводов и доказательств хватать и досматривать явно приличных горожан? Да, если у них с собой окажутся неоспоримые свидетельства вины, это ещё можно будет как-то оправдать, а если нет? Рисковать, уповая на удачу, мы не можем. Конечно, будьте уверены, я в деталях передам ваш рассказ городскому голове - я специально достал самопишущую магическую ручку, она всё услышала и потом дословно зафиксирует разговор. И мы наверняка направим стражу для усиленного патрулирования города. Но если защита у преступников настолько мощная, то на удачу рассчитывать не стоит. Ещё, разумеется, есть шанс, что получится кого-то схватить во время ограбления лавки, о котором вы передали информацию через Лумара. В любом случае я сейчас вызову сюда начальника городской стражи и велю переписать ваши показания, а также зафиксировать основные приметы преступников.
        - Спасибо! - искренне сказала я. Это хоть что-то! По крайней мере, от меня не отмахнулись.
        - Прошу начальника стражи зайти в приёмную, - сказал секретарь в крышу маленького макета резиденции городского головы, стоящий у него на столе. Я с изумлением услышала, что это объявление прозвучало на всё здание так, будто его передали через динамик, как у нас на вокзалах. Урля удивлённо ухнул. Ожидая стражника, я вернула питомца на плечо и от души поблагодарила секретаря за помощь.
        Начальником стражи оказался светловолосый мужчина лет сорока с привлекательным лицом и холодными голубыми глазами. Услышав, по какому вопросу я здесь, он скривился, даже не скрывая, что не горит желанием заниматься этой проблемой. И всё же от распоряжения секретаря он, видимо, отмахнуться не мог, поэтому пригласил меня пройти за ним в небольшую уютную комнату со столом и двумя стульями. Наверное, эта комната была предназначена для бесед с горожанами, причём исключительно доброжелательных, судя по цветочным обоям, весёленьким жёлтым занавескам и отдельному столику с принадлежностями для чая и коробками со сладостями.
        Впрочем, мне здесь ни чая, ни сладостей не предложили.
        В целом начальник стражи открыто сказал, что не считает моё обращение стоящим внимания. С его точки зрения, я просто решала какие-то свои проблемы с помощью органов власти. Вроде как меня кто-то хочет вернуть в мой мир, а я упираюсь и просто наговариваю на людей. Или что-то наподобие этого. Пока он высказывался, Урля пару раз рыкнул, реагируя на мои эмоции. Правда, это звучало больше мило, чем угрожающе. Начальник стражи даже не удостоил его вниманием.
        Приметы он, конечно, себе зафиксировал (тоже с помощью самопишущей ручки), но высказал мне, что в следующий раз стоит беспокоить занятых людей только в том случае, если есть неопровержимые доказательства.
        - Ещё и чёрного чародея приплела. Небось для того, чтобы выслушали, - проворчал он себе под нос. - Как будто стал бы он помогать просто так…
        В общем, оттуда я тоже ушла рассерженная.
        На площадь выходила с опаской, а когда увидела, что таверна не дождалась меня и куда-то переместилась, мне стало ещё страшнее.
        Впрочем, прикрыв глаза и сосредоточившись на мысли о таверне, как меня учил Лумар, я поняла, что она располагается недалеко отсюда - в конце соседней улицы.
        При первом взгляде на площадь знакомых лиц не обнаружилось. Я пошла вперёд, старательно наклонив голову так, чтобы капюшон и пряди получше закрывали лицо. Шагала быстро, но не настолько, чтобы привлекать внимание. Вроде как я просто тороплюсь, а не убегаю от преследователей.
        Площадь осталась позади, и никто из парней так и не попался на пути. Я уже собиралась завернуть на ту самую улицу, в конце которой располагалась таверна, как вдруг мне навстречу вырулил… Арс!
        Урля тихонько заворчал. Я едва удержалась от того, чтобы рвануть прочь со всех ног. Пришлось собрать волю в кулак, чтобы задавить панику в зародыше. Заставив себя двигаться без лишней спешки, я взяла немного в сторону, сделав вид, что мне вдруг вздумалось подойти к ближайшему ларьку и купить там уличную еду. При этом из поля зрения Арса старалась не выпускать. И не зря!
        Он будто чуял моё местонахождение, как собака. Как иначе объяснить, что он насторожился и начал шарить глазами как раз в той стороне, где была я, рассматривая каждого прохожего? Блин, а ведь магия бутерброда вполне может как-то притягивать его ко мне, особенно если мы находимся поблизости друг от друга.
        - Урля, ты только при людях в кошмарное создание не трансформируйся, - прошептала я. - Только если уже определённо не останется другого выхода, ладно?
        Питомец недовольно уркнул в ответ, но, кажется, всё понял.
        Не удовлетворившись осмотром (меня он пока не узнал), Арс медленно двинулся в мою сторону. Похоже, его действительно тянет сюда! Вот блин!
        Я, стараясь не бежать, обогнула ларёк и двинулась прочь, влившись в ближайший поток людей. Где-то сбоку мелькнул Игорь, но его я так не опасалась. Зато едва не подпрыгнула, когда за спиной услышала его голос:
        - Арс, ты куда? Кого-то заметил?
        Ого! Они совсем близко!
        Я принялась путать следы: прошла сквозь ближайшую толпу весёлых друзей, которые оживлённо общались друг с другом, обогнула несколько ларьков, а потом нырнула за угол платформы для выступлений, обошла её и аккуратно выглянула с другой стороны. Парни исчезли. Урля еле слышно зарычал, развернулся на плече и напрягся, упёршись сжатым в пружину хвостом мне в плечо, будто бы собрался напасть на кого-то у меня за спиной. Одновременно с этим из-за угла позади меня раздался окрик Игоря:
        - Да куда ты?! Почему преследуешь эту девчонку? Это же явно не она!
        Ой-ой, получается, они завернули вслед за мной! И вот-вот окажутся здесь!
        Я хотела рвануть прочь и снова попытаться уйти, но в этот момент рядом возник знакомый мальчишка-плут и взял меня за руку, одновременно с этим открывая свободной рукой незамеченную мною до этого дверцу прямо в платформе (готова поклясться, что мгновение назад там ничего не было). Не задумываясь, я метнулась туда. Плут впрыгнул следом и закрыл дверь.
        Темнота почти сразу рассеялась, так как в руках у плутишки появился большой светящийся жук размером с ладонь, которого он, очевидно, только что извлёк из мешочка у себя на поясе. Посадив жука спереди на грудь (тот тут же вцепился лапками в одежду), парнишка пошёл вперёд, показывая путь. Я двинулась за ним, отметив, что дверь, через которую мы вошли, исчезла.
        Что интересно, находились мы в землистом туннеле, напоминающем просторную нору. Откуда он тут взялся? Впрочем, нора вокруг была только поначалу, потом в какой-то момент впереди забрезжил свет и мы оказались… в коридорах снов!
        - Ого, а как это? - вырвалось у меня.
        Ответа я предсказуемо не получила. Ладно, будем надеяться, в конце пути что-нибудь прояснится. Что интересно, страха я не испытывала, как и сомнений, что делаю правильно, следуя за плутишкой. Что-то внутри меня знало, что он не причинит мне зла.
        Для меня коридоры снов выглядели одинаковыми, но мальчик, очевидно, отлично здесь ориентировался и шёл вполне уверенно. Сейчас, днём, часть стен была затемнённой и только изредка попадались ячейки, в которых явно транслировался какой-то сон.
        Плут сворачивал из коридора в коридор, а когда мне стало казаться, что они никогда не закончатся, за очередным поворотом внезапно обнаружился тупик с участком голой стены, на вид абсолютно непроницаемой.
        Плут взял меня за руку и продолжил идти вперёд, в стену, а потом просто прошёл сквозь неё, увлекая меня следом.
        За стеной обнаружился очередной землистый ход, на этот раз короткий. Буквально через минуту мы вышли в небольшой круглый зал, из которого в разные стороны лучами отходили туннели.
        Посреди зала на подушках со всеми возможными удобствами восседал совершенно невообразимый тип с кошачьими глазами.
        Было в его облике что-то восточное. Расшитый яркими причудливыми узорами и при этом несуразно короткий жилет выглядел как-то даже комично, учитывая округлые пышные формы незнакомца. Образ дополняли свободные шаровары, а на голове у него высилось некое подобие тюрбана.
        Помимо прочего, незнакомец был… нет, не волосат, а, скорее, пушист. Короткая густая шерсть покрывала его с ног до головы. И хвост тоже имелся - длинный, подвижный. При этом он (тип, не хвост) всё равно больше походил на человека, нежели на животное.
        В зал то и дело из разных коридоров входили плуты, которые несли всяческие лакомства и складывали на низкий стол, стоящий перед этим невероятным персонажем. А он их с явным удовольствием поглощал и остановился, только когда мы с плутишкой приблизились и встали прямо перед ним. Правда, плут почти сразу отвесил поклон и убежал, оставив меня стоять в одиночестве.
        - Приветствую тебя, Алекс, - мягким мурлыкающим голосом сказал тип. - Рад с тобой познакомиться. Меня зовут Корсо, и я - страж призрачных путей. Благодарю тебя за то, что помогла одному из моих мальчишек вернуться домой. Ты даже не представляешь, какую услугу мне оказала, ведь через него могли добраться до меня. В награду за твой поступок я объявляю тебя другом Гильдии плутов. Теперь ты можешь рассчитывать на нашу помощь.
        - Спасибо, - растерянно пробормотала я. - Получается, Гильдия плутов находится под вашим началом? А что значит - страж призрачных путей?
        - Есть реальный мир, а есть его обратная сторона - призрачный мир. Этот зал находится посередине - из него можно попасть хоть на одну, хоть на другую сторону. Вот это место я и сторожу, - дружелюбно объяснил Корсо.
        - А… зачем?
        - Потому что через призрачные пути можно добраться до сердца Мироздания. И многие старательно ищут этот путь, то и дело предпринимая попытки прорваться, чтобы прикоснуться к сердцу и обрести невиданную силу. А этого нельзя допустить. Сердце Мироздания - это источник всеобщей жизни, и его надо беречь. Этим и занимаемся мы, стражи. Я управляю призрачными путями, могу путать их или замыкать в кольцо, чтобы очередной искатель бродил по кругу. Коридоры снов, кстати, тоже в моём ведении. Но туда я пускаю Гильдию защитников, чтобы они отлавливали чудовищ. Правда, сами защитники не подозревают, конечно, что находятся в коридорах снов благодаря моему дозволению. - Он хохотнул и закинул в рот горсть какого-то белоснежного печенья.
        - Почему вы со мной откровенничаете? Ведь это секрет?
        - Секрет. Но я знаю, что ты никому ничего не расскажешь. Кроме того, я чувствую, что ты должна это знать. Будто само сердце Мироздания хочет, чтобы ты это знала. Похоже, ты важна для него. Поэтому оно не против, чтобы я в благодарность разрешил тебе в крайних случаях пользоваться призрачными путями. Для этого просто в любом месте приложи руку к ближайшей поверхности и мысленно произнеси моё имя. И ещё - ты можешь рассчитывать на помощь любого встреченного плута. Запомни, если плут смотрит на тебя моими глазами, значит, обращаясь к нему, ты разговариваешь со мной.
        - О! Я поняла! Выходит, когда их глаза становятся кошачьими, это вы смотрите через них?!
        - Именно. Мои плуты - это мои глаза и руки в реальном мире.
        - А зачем они воруют деньги… - Я кинула взгляд на стол. - Они покупают вам сладости, да?
        - Да. В пище я не нуждаюсь, но сладости очень люблю. Они не приносят мне вреда, в каком бы количестве я их ни поглощал. А удовольствие, которое я от этого ощущаю, чувствует и каждый плут.
        - Забавно… А ведь если бы горожане знали правду, возможно, они и сами бы стабильно поставляли вам сладости…
        - Нельзя им знать правду. И никому нельзя. Ты не совсем понимаешь, какую роль играет Пряниксберг. В нём скрыта такая мощь, что каждый из богов мечтает прорваться сюда и захватить этот маленький городок. Они готовы отдать за него все свои миры, поскольку он стоит их всех. Пока для богов путь сюда закрыт, однако они постоянно пытаются пробиться сквозь границы. Маги ищут здесь могущества. Все мечтают найти путь к сердцу. И если горожане будут знать обо мне, информацию не получится утаить.
        - Я понимаю.
        - Рад это слышать. А теперь тебе пора возвращаться. Иди вон в тот проход. Ни о чём не беспокойся, заблудиться ты не сможешь.
        Я попрощалась с Корсо и направилась к указанному проёму в стене. И снова мне пришлось идти сквозь землистую нору. Потом стены стали ровнее, и нора превратилась в коридор с дощатым полом. Вскоре передо мной возникла лестница наверх. Я поднялась по ней до какой-то двери и… вышла в таверну, а точнее, в коридор за торговым залом, в котором располагался кабинет Лумара, помещение для персонала и подсобка.
        Я мысленно поблагодарила стража и сразу же отправилась в свою комнату, чтобы переодеться и смыть чужое лицо.
        Вернув себе прежний облик, я поняла, что, несмотря на насыщенный день, усталости не ощущаю. Что ж, похоже, нет никаких препятствий для того, чтобы вернуться к работе. Пожалуй, так и поступлю!
        Народу в зале было на удивление немного, видимо, посетители, желающие попробовать коктейли, решили, что я больше сегодня уже не буду работать, и разошлись по домам.
        В общем, зал был наполнен только на треть, при этом за столиками в основном сидели поодиночке или максимум по двое.
        Марлопа слегка удивилась, увидев, что я появилась не с улицы, Лумар же, по обыкновению, отреагировал так, будто иначе и быть не могло. Я вернула подруге отпавшие пряди волос и отчиталась, что прошение белому чародею дополнила, да ещё и направила жалобу в приёмную городского головы. Отношение начальника стражи к моей проблеме возмутило Марлопу настолько, что она высказывалась аж несколько минут подряд.
        Когда я встала на своё рабочее место, народ даже не сразу сообразил, что можно делать заказы. Пока они переглядывались и переминались, Лумар тихонько подозвал меня и посоветовал делать коктейли хотя бы целиком из воды (так как вообще без ингредиентов пока психологически сложновато), чтобы продолжать развивать дар, не давая ему вновь лечь в привычную форму.
        Я чуть подумала, прикидывая, смогу ли обойтись без приправ. Хотя… есть идея! Я сбегала в подсобку и принесла те разноцветные бутыльки, которые использовал для тренировки Лумар. Наполнив их водой так, чтобы не видели гости, я расставила бутыльки вместо ёмкостей со специями и пояснила:
        - Незачем пока смущать народ. Пусть думают, что там специальные, более продвинутые добавки к коктейлю. Да и мне так легче будет сосредоточиться на человеке, чтобы мысли не уходили в сторону. Иначе получится с непривычки что-нибудь не то. Вот когда чуть попривыкну к бутылькам, перейду на следующий уровень.
        - Хорошая мысль, - согласился Лумар.
        Помимо бутыльков, я ещё поставила рядом большую пузатую бутылку с водой (но не прозрачную, а из розового стекла, чтобы тоже оставить простор для воображения гостей).
        Из неё будет наливаться основа под коктейль, которую я потом якобы дополню приправами из бутыльков.
        Из-за этой новизны присутствовало лёгкое волнение пополам с интересом и азартом - получится ли? Да, один раз я уже создала коктейль из воды, но в тот момент не было особого страха ошибиться, ведь готовила я для Лумара.
        Первым моим клиентом стал мужчина в строгом тёмном костюме, но с дерзко-алым и очень объёмным кружевом на вороте, похожем на взрыв. При этом вид у него был одновременно одухотворённый и скорбный. Я почему-то сразу решила, что передо мной творческая личность. Моё подозрение усилилось, когда я заметила, что остальные гости бросают на нас взгляды - на него восхищённо-сочувственные, на меня лукавые. Похоже, мужчина чем-то знаменит, да и его основная проблема, кажется, тоже не является секретом для горожан. К счастью, мне её не озвучили, предоставив моему дару самому решить, как именно помочь человеку.
        Мужчина величественно мне кивнул и замер напротив, направив отсутствующий взгляд в окно.
        При этом поза была тщательно выверена, и даже свет падал так, чтобы его лицо казалось максимально одухотворённым и будто даже внеземным.
        Коктейль получился ему под стать: снизу тёмный, сверху ярко-алый с кружевной шапкой. На верхушке шапки вместо вишенки сияло что-то вроде лепестка чистого света, при взгляде на который внутри разливалась какая-то невероятная концентрированная благодать.
        Клиент пришёл в полнейший восторг. Восхищённо вздохнув, он изящно выпил коктейль, а потом, замерев и выронив бокал, возопил:
        - Кисть мне! Немедленно! - и выбежал прочь.
        Уже только после этого меня просветили, что это известнейший художник Пряниксберга. А так как в Пряниксберге вряд ли мог быть обычный художник, у этого имелась одна особенность. Его картины были настолько хороши, что частенько оживали и продолжали жить своей жизнью. То есть жители нарисованных городов начинали ходить на работу, выбирать себе главу, строить новые дома, а, допустим, если он изображал поле, то можно было наблюдать, как там растут цветы, потом появляются и отрастают молодые деревца… в общем, через какое-то время на месте поля вполне могла появиться рощица.
        Пара его картин даже сбежали с холста, благодаря чему в Пряниксберге возникла новая улочка, а на одной из окраин появилось озеро сладостных грёз, к которому горожане, правда, старались часто не ходить - можно было замечтаться и случайно провести там несколько дней.
        И всё бы хорошо, но какое-то время назад художник потерял вдохновение и вот уже давно поклонники его таланта не видели новых картин. Впрочем, после произошедшего несколько минут назад никто не сомневался, что творческий кризис только что успешно закончился.
        Уже выслушав эту невероятную историю, я вдруг поняла, что испытание прошло вполне успешно - коктейль для художника был приготовлен целиком из воды. Яркий тип настолько оттянул моё внимание на себя, что я даже ни разу не задумалась о том, что что-то может пойти не так.
        Я уже совсем было собралась пригласить следующего клиента, как вдруг заметила, что за окном таверны находится улица, явно не принадлежащая Пряниксбергу.
        Дома на этой улице имели самые невообразимые формы и были украшены так, будто жители соревновались между собой в том, кто сильнее выделится. Один дом сверкал и переливался (аж больно глазам становилось), другой был желеобразным и бесконечно приплясывал (интересно, внутри тоже всё ходуном ходит или это видимость?), у третьего из окон то и дело вылетали стайки бабочек, разноцветные птички и мыльные пузыри.
        Наверное, раньше я пришла бы в восторг, но сейчас мне показалось, что по сравнению с милыми гармоничными кварталами Пряниксберга всё это выглядит слишком пёстро, кричаще и безвкусно.
        Марлопа, перехватив мой взгляд, усмехнулась и сказала:
        - Обычное дело. Может, мы в другой мир заглянули, может, улочка какая-нибудь чужая в Пряниксберге приблудилась…
        Я кивнула. Интересно, получится ли когда-нибудь привыкнуть к чудесам этого места?
        В таверну вошла стройная девушка в очень коротком и пышном кружевном платье. Оно казалось совершенно прозрачным, но при этом как-то удивительно прикрывало всё, что должно прикрывать.
        И хоть её одеяние в целом выглядело очень необычно, моё внимание в первую очередь привлекли сапоги на невообразимо тонких и высоких каблуках (я бы свалилась в них, не сделав и шагу). Незнакомка же двигалась вполне уверенно.
        Её белые волосы были неожиданно короткими и встрёпанными, что, впрочем, невероятно ей шло, лишь подчёркивая тонкие черты лица.
        Она была настолько погружена в себя, что даже, судя по всему, толком не осознавала, что заведение, в котором она находится, явно не имеет к её миру никакого отношения.
        - Похоже, мы здесь ради неё, - шепнула Марлопа, проносясь мимо.
        Напряжённо о чём-то размышляя, девушка прошла к стойке и села на тот же стул, на который садилась я во время своего первого появления. Что интересно, пряниксбергцы отреагировали на всё происходящее очень спокойно. Они с интересом глянули в сторону окна, потом на гостью, а после… просто вернулись к своим негромким разговорам. Возможно, начни они вопить или задавать вопросы, девушка бы пришла в себя, но комфортная атмосфера таверны, похоже, напрочь усыпила в ней настороженность. Или же просто что-то, происходящее в её жизни, никак не могло её отпустить, поэтому тревожные мысли звучали куда громче голосов и пока перетягивали на себя всё внимание.
        Лумар вполне спокойно поздоровался, и она даже что-то буркнула ему в ответ. А я вдруг поняла, что не могу оторвать от девушки взгляда. И чем дольше я смотрела, тем сильнее раскручивалось что-то внутри меня. Кончики пальцев аж закололо от желания немедленно приступить к работе.
        Внезапно мне стало ясно, в чём дело. Этой незнакомке до зарезу требовалась моя помощь! Этот её внутренний вопль о помощи был намного сильнее, чем у моего первого клиента Кархата с его проклятием. А может, просто дар раскрылся, сделав меня более восприимчивой.
        Посетители было зашумели, увидев, как я поставила перед собой стакан, но я поднесла палец ко рту и все затихли, как-то вот сразу правильно поняв посыл, хотя этот жест был из моего мира.
        Выкручивающий внутренности зов о помощи требовал выхода. Я погрузилась в него и словно совершенно утратила власть над своим телом. Когда меня отпустило, я почувствовала себя марионеткой, у которой разом обрезали нити. Колени мелко дрожали, а лоб покрылся испариной.
        Передохнув пару минут, я под одобрительным взглядом Лумара подошла к девушке и аккуратно поставила коктейль перед ней, негромко сказав, чтобы не вспугнуть раньше времени:
        - Коктейль новой клиентке за счёт заведения.
        Она слегка вынырнула из мыслей и даже со слабым намёком на интерес осмотрела стакан, внутри которого кружил серебристый вихрь.
        Очевидно, для её мира (судя по увиденным через окно домам) подобные затейливые коктейли были нормой, поскольку особого удивления гостья не выказала.
        - Весьма кстати. Надеюсь, он очень крепкий, - пробормотала она. - Мне сейчас как раз нужно забыться.
        Все с огромным интересом наблюдали, как она делает глоток и меняется в лице. Лично я сразу же успокоилась, поскольку была уверена в том, что от моих коктейлей оторваться невозможно. Ещё ни разу не было так, чтобы, хоть разок пригубив, стакан отставили в сторону, и этот случай не стал исключением.
        После первого глотка последовал второй, третий… опустошив стакан, девушка поставила его на стойку и впервые осмысленно глянула на Лумара, потом на меня, потом на Урлю, потом на остальных посетителей.
        - Где это я?! - Она вскочила со стула. - Никогда не видела таких заведений!
        - Вы в месте отдыха, - спокойно отозвался Лумар. - Видимо, вы - очень хороший человек, которому потребовалась помощь. Скорее всего, даже важный для Вселенной.
        - Правда? - как-то даже растерялась она. Я вдруг поняла, что девушка очень не уверена в себе. И, похоже, важной она себя отнюдь не считала.
        - Именно. Присаживайтесь и расскажите, что…
        Договорить он не успел, так как девушка вдруг сморщилась и воскликнула:
        - Ай, ай, как же зачесались ладони!
        Она с изумлением уставилась на свои руки. Ладони светились! И всё ярче, ярче, ярче… а потом они полыхнули, выпустив чуть не до самого потолка два клинка из белого пламени.
        Посетители ахнули. К счастью, почти сразу пламя опало и впиталось обратно, оставив после себя лишь лёгкое сияние.
        Я ожидала, что девушка завопит: «Что это?! Что вы со мной сделали?!» и уже приготовилась к объяснениям, но оправдываться не пришлось.
        Похоже, она лучше нас знала, что с ней происходит.
        - Моя магия… О, боги… Я настоящий маг светлого пламени! Таких почти нет! Этот дар очень редкий. Отец врал мне всю жизнь!
        - Если хотите выговориться, мы к вашим услугам, - аккуратно заметил Лумар. Впрочем, мог и не вклиниваться, и так было видно, что девушку распирает от эмоций и молчать она совершенно не в состоянии.
        - Отец говорил, что мой дар был незначительным, поэтому его перекрыли в детстве, посчитав, что гораздо больше пользы я принесу семье в качестве невесты для заключения выгодного союза. Но… я чувствую огромную силу внутри! Чувствую, как слетели замки! И мой дар… невероятен! Боги, да я намного сильнее своего отца! Ну конечно… вот чего он боялся! Он считает, что женщинам не место у власти. А мага такой силы, как я, непременно приблизят к правителю и дадут место главного придворного мага, которое уже много десятилетий занимает отец…
        Она смотрела на нас сияющими глазами.
        - Вы же… спасли меня! Не встреться мне на пути это заведение, уже вечером я оказалась бы заперта в гареме у жестокого, но очень влиятельного человека, и провела бы там остаток жизни. Очень недолгий, судя по слухам о том, что там у него творится. Но боги послали вас мне! Видимо, я и в самом деле важна для Вселенной! Другого объяснения этому чуду и быть не может. Спасибо!
        - Она действительно так важна для Вселенной? - первым делом спросила я, когда сияющая гостья из другого мира покинула заведение и за окном снова возникла одна из улиц Пряниксберга.
        - Каждый важен, - огорошил меня ответом Лумар. - Я часто говорю так людям, чтобы укрепить их веру в себя.
        Я хмыкнула. Вот ведь хитрец!
        Хотя метод, стоит признать, исключительно действенный.
        Эх, интересно было бы сейчас посмотреть, как эта новоиспечённая магичка приходит к отцу со своим открывшимся даром и требует объяснений…
        Задумавшись об этом, я обвела взглядом зал (посетители активно обсуждали произошедшее), и вдруг увидела за самым дальним столиком, который до этого казался пустым, чёрного чародея.
        Он внимательно смотрел на меня. Причём выглядел так, будто сидит там давно. Небось, за моей работой наблюдал? Держу пари, он видел, как я помогла той магичке из другого мира открыть свой дар…
        Марлопа чёрного чародея как будто не замечала - она продолжала носиться по залу, обслуживая гостей. Учитывая её прошлую реакцию на него, вряд ли она осталась бы такой спокойной.
        Его появление изрядно меня насторожило. Что ему нужно? После всего услышанного о нём я попросту не могла не ожидать подвоха.
        - Простите, мне нужно передохнуть, - объявила я гостям. Теперь уж точно нечего и мечтать о том, чтобы сосредоточиться.
        Когда я снова глянула в сторону крайнего столика, Варленна там уже не было. От этого стало как-то жутковато. Зачем он меня пугает?
        Я двинулась к лестнице, намереваясь подняться в свою комнату, но Лумар внезапно подозвал меня к себе.
        - С тобой очень хотят поговорить, - хмурясь, сообщил он. - Чёрный чародей. Ты можешь отказаться, и тогда я выставлю его отсюда. Если же тебе любопытно выслушать то, что он скажет, то пройди в мой кабинет.
        Я опешила. И даже не от того, что чёрный хочет пообщаться, а от того, что Лумар не выгнал его сразу, а передал мне его просьбу. Боится связываться?
        - За меня не волнуйся, - словно угадав мои мысли, сказал хозяин таверны. - Я его не боюсь и могу выставить в любой момент. И тебе внутри моей таверны ничего не нужно бояться.
        - Лумар, а почему вы вообще решили дать чёрному шанс со мной поговорить, хоть и не выглядите при этом особенно довольным? В свете того, что я успела о нём услышать, вы должны были поступить совсем по-другому.
        - Не надо верить всему, что слышишь. Лучше наблюдать и делать собственные выводы. Если уметь наблюдать, отбрасывая чужое мнение, пустую болтовню и то, что не имеет значения, можно сделать много невероятных открытий. В общем, чёрный - неоднозначный тип. Пожалуй, тебе стоит его выслушать и уже на месте решить, что делать с полученной информацией. Или нет. Только советов от меня не жди. Ибо сейчас не стоит даже пытаться предсказать, будет это ужасной ошибкой или же единственно верным решением. Поэтому ориентируйся только на свои чувства. Если что-то пойдёт не так - скажи только слово, и я бестрепетно вышвырну чёрного прочь без права на возвращение. Но… всё-таки ведь зачем-то Пряниксберг с самого начала столкнул вас в лесу… может, это неспроста?
        - Вы не считаете его абсолютным злом? - Как-то даже растерявшись от столь неоднозначных речей, уточнила я.
        - Нет.
        - А Марлопа…
        - Попробуй разобраться сама. Марлопе лучше не знать о том, что чёрный здесь. У неё, как и у всех жителей города, уже сложилось о нём мнение. И он сам не то, что не спешит это мнение опровергать, а, более того, всячески его укрепляет и поддерживает. Возможно, иногда стоит выбрать какой-то самый ненормальный вариант, и он окажется единственно правильным. Или не окажется. В общем, лучший совет на все времена: не знаешь, что делать, собирай информацию. Всю возможную и доступную информацию, пока её не будет достаточно, чтобы выход из ситуации стал очевидным.
        Выдав очередной странный совет (хотя минуту назад зарёкся их давать), он замолчал. Я поняла, что больше ничего от него не добьюсь.
        - Я пообщаюсь с Варленном.
        Лумар кивнул и будто бы потерял интерес к разговору.
        Я ещё немного посверлила его взглядом и отправилась в сторону кабинета.
        ГЛАВА 16
        Варленн сидел в кресле с отрешённым видом. Причём выбрал именно то кресло, которое предпочитала я. Это почему-то рассердило.
        - Ты занял моё место, - проворчала я и рассердилась ещё больше от того, как по-детски это прозвучало. Урля что-то успокаивающе булькнул и похлопал меня своей мохнатой лапкой по щеке. Честно сказать, я уже так привыкла к тому, что он различными звуками участвует в моих беседах с людьми, что даже не обращала на это внимания.
        Варленн хмыкнул и пересел. Я устроилась на своё место, скинув обувь и подобрав ноги.
        И снова не получилось отследить момент, когда на столике между креслами возникло две чашки с ароматным чаем.
        - Почему не сказал мне, что ты - чёрный чародей? - спросила я, глядя в окно.
        - Чтобы не напугать раньше времени. При первой встрече это вообще не имело смысла, а при второй мне хотелось сначала услышать рассказ о твоих приключениях.
        - Угу. А может, ты просто увидел, что у меня есть дар, и решил втереться в доверие, чтобы позже вот так прийти и попросить этим даром воспользоваться? Вроде как взамен за оказанную ранее помощь? - Я решила не ходить вокруг да около. - Ты ведь понимаешь, что мне успели многое про тебя нарассказать?
        - Дай угадаю, - язвительно отозвался Варленн. - Все ужасы, которые ты слышала, звучали очень жутко и при этом совершенно бездоказательно, да? Что-нибудь вроде: «И монстры эти из снов оживают из-за чёрного чародея! И неудачи в личной жизни у меня вовсе не из-за мерзкого характера, а всё этот гадкий чёрный виноват! И готовлю я отвратительно не иначе как по причине наложенных им проклятий!»
        Он так смешно передразнил гипотетического сплетника, что я невольно хихикнула. Действительно, похоже на правду. Чёрного здесь винят вообще во всём.
        - Что, впрочем, не исключает, что к части перечисленных злодеяний ты имеешь непосредственное отношение!
        - Не исключает! И если бы я действительно при первой встрече увидел у тебя этот дар, который проявился сейчас, то и в самом деле постарался бы втереться в доверие, - даже не пытаясь как-то скрасить неблагозвучную правду, сообщил он. - Так что в целом не имеет значения, знал я о нём или нет. Хотя, вообще, если сам не владеешь способностью черпать силу с изнанки Мироздания, то разглядеть эту способность в другом невозможно. Не веришь мне, попробуй уточнить у знающего человека. Да хоть у того же Лумара.
        - Уточню, - нахмурилась я, но почему-то уже не сомневалась, что так оно и есть. И что, выходит, его помощь при первой встрече и в переулке вовсе не была продиктована корыстными мотивами? Хм. Как-то это не укладывается в образ, нарисованный Марлопой.
        - Правда, считать меня белым и пушистым тоже не следует, - тут же добавил он, будто не желал, чтобы о нём сложилось хорошее мнение. - Я не добрый и способен на жестокость, но только в тех случаях, когда считаю, что это необходимо.
        - Зачем ты это говоришь? Сначала вроде стараешься обелить свои поступки, потом, наоборот, очерняешь.
        - Просто я хочу, чтобы ты сразу без прикрас понимала, как обстоят дела. Думаю, если уж предлагать хоть какую-то сделку, то нужно для начала честно всё прояснить.
        - О какой сделке речь?
        - Я хочу очистить Пряниксберг от воров артефактов. Причём не только от той группировки, которая в твоём мире.
        - А есть ещё?
        - Есть. И у всех одинаково хорошая защита. Я уже очень давно охочусь на них, а мои демоны прочёсывают границы и порой подворотни, отыскивая эхо чужих аур, которые не отмечены гостеприимством города. Да, это можно считывать. Допустим, при взгляде на тебя было ясно, что город не против твоего пребывания в нём. Воры же вторгаются насильно, каким-то образом преодолевая границы. Все, кого мне до сей поры удавалось поймать, либо не знали о том, кто стоит во главе всех этих группировок, либо имели встроенный механизм защиты информации, который срабатывал при допросе.
        - Какой? - зачем-то уточнила я, обдумывая услышанное.
        - Ты не захочешь этого знать. Суть в том, что при первом же вопросе о том, кто за ними стоит, схваченный вор либо расставался с жизнью, либо превращался во что-то гадкое. Со временем их защита совершенствуется. Вот, к примеру, когда ты указала мне на преследователей в переулке, я даже не заподозрил, что с ними что-то не так. И мне это не нравится.
        - Так ты думаешь, что все эти группировки действуют не сами по себе?
        - Получить пропуск в Пряниксберг можно только изнутри. Либо тебя приглашает сам город, либо это делает кто-то из его жителей.
        - Ого! Выходит, тут кто-то приторговывает жетонами?! - опешила я.
        - Или раздаёт их, преследуя какую-то свою цель.
        - Неужели стража городского головы или тот же белый чародей не догадываются о положении дел?! По какой причине этим занимаешься ты?
        Он как-то нехорошо рассмеялся.
        - Думаю, ты сама знаешь ответ.
        Я чуть поразмыслила и кивнула.
        - Ну конечно. Во-первых, они и мне не особенно поверили, так как я не предоставила никаких доказательств. Во-вторых, даже если бы они узнали про злостного распространителя пропусков, то первым делом заподозрили бы тебя.
        - Именно так. Мои доводы никто не станет слушать. И никто не поверит, что существуют какие-то там неуловимые группировки. Но ты-то точно знаешь, что это не ложь. Ведь с одной из этих группировок ты уже успела столкнуться.
        - Выходит, ты, тот, кого считают абсолютным злом, единственный пытаешься защитить город от недружелюбных иномирцев?
        - Выходит, так. Пряниксберг приютил меня, когда мне нужно было убежище, и я считаю своим долгом ему помочь.
        - Что ты хочешь от меня? Указать на тех, кто за мной охотится?
        - Нет. Этого мало. Уверен, если я их схвачу, допрос кончится так же плачевно. Они же всего лишь пешки. И, скорее всего, они и сами не представляют, как обстоят дела. Предполагаю, что они работают ради хорошей оплаты. Так что мне нужно от тебя нечто иное. Я хочу добраться до одного из главарей и допросить его. Например, до того, который управляет всем в твоём мире. А для этого мне нужно, чтобы ты с помощью своих коктейлей наделила меня способностью проходить через изнанку Мироздания.
        - Что?! - вытаращилась на него я.
        - Есть причины, по которым я не могу покинуть Пряниксберг. Пересечение границы может кончиться для меня крайне нежелательно. Поэтому для того, чтобы попасть в твой мир, нужен некий обходной путь. Изнанка Мироздания, из которой ты черпаешь свою силу, - это как раз такой путь. Тот, кто может ходить по изнанке, преодолевает любые границы.
        - То есть ты, владелец жутких демонов, которого вряд ли безосновательно боятся магически одарённые жители Пряниксберга, просишь у меня, чтобы я фактически выпустила зло в другие миры? - начала медленно проговаривать я. - Если я приготовлю коктейль и наделю тебя этой способностью, ты сможешь проникнуть куда угодно? Сможешь пройти сквозь любую защиту?
        - Смогу. Но, справедливости ради, я и сейчас могу проникнуть через большинство границ. А зла в других мирах и без меня предостаточно. Я не собираюсь там задерживаться. Наоборот, возможно, ты не знаешь, но все сильные маги и даже боги пытаются прорваться в Пряниксберг. А у меня, в отличие от них, есть дозволение здесь жить, и я это очень ценю. И, поверь, не собираюсь делать ничего такого, после чего путь в Пряниксберг может стать закрытым для меня. Взамен же за оказанную услугу я берусь избавить тебя от всех проблем: разобраться с твоими преследователями и сделать так, чтобы они никогда тебя не беспокоили. Причём для этого совсем не обязательно их убивать, если вдруг для тебя это имеет значение. Ты сможешь жить так, как хочешь, и в любой момент без страха перемещаться в свой мир, когда появится желание навестить кого-то из родных и друзей. Если нужно, я помогу устранить последствия того, что сделал парень, который держал тебя в подчинении: сниму чары с друзей и знакомых, верну тебе твоё имущество и так далее.
        О, как же заманчиво это звучало! И всё же взамен он требовал слишком много.
        Если он и на самом деле зло во плоти, которое сейчас разыгрывает передо мной спектакль, то возможность преодолевать любые границы и проходить через любую защиту может сделать его абсолютно непобедимым. Вдруг он начнёт захватывать миры?
        Если же он нормальный парень с очень плохой репутацией, который действительно хочет лишь очистить Пряниксберг от плохих парней, то это совсем другое дело.
        Но как узнать правду?
        - Даже если бы я была согласна, - осторожно заметила я, - приготовить подобный коктейль мне пока не по силам. Я ещё только учусь контролировать свой дар и никогда не могу предсказать результат.
        - На самом деле для тебя это проще простого, учитывая, что у тебя самой есть способность к преодолению границ. Тебе нужно просто объединить два своих дара, сделать коктейль и поделиться своей способностью со мной. Но если тебе кажется это сложным, я тебя не тороплю. Ты можешь экспериментировать, сколько захочешь, пока не получишь результат. Я же берусь обеспечить тебе все необходимые условия для этого.
        - Заманчиво. Но…
        - Подумай. Никакой спешки. Всё хорошенько проанализируй, оцени, проверь. Более того, на время раздумий я дам тебе вот этот браслет. - В его руке возник изящный серебристый браслетик в виде тонкой цепочки с тёмно-красным камнем на круглой подвеске. - Не бойся, он не несёт никакой враждебной магии, можешь показать его любому магу. Это просто средство связи. В случае крайней нужды ты сможешь позвать меня на помощь, сжав подушечками пальцев камень. Тебя это ни к чему не обяжет. Даже если в итоге ты мне откажешь, похоже, городу ты нужна. Твой дар помогает ему и его жителям. Поэтому оставь браслет себе на крайний случай. Ну и если решишь согласиться на сделку - тоже зови.
        Он встал, явно посчитав разговор законченным.
        - И кстати, - сообщил он, уже сделав шаг к выходу. - Готовься к тому, что в ближайшее время найдётся очень много желающих тебя заполучить. Как только все до конца осознают, что слухи о твоём даре - не преувеличение, начнут слетаться все, кто грезит о власти и влиянии. От поклонников, желающих подняться за твой счёт, до магов, которые наверняка начнут предлагать покровительство. В общем, морально подготовься - скоро начнётся веселье.
        - Только этого мне и не хватало…
        Он усмехнулся и быстро вышел из кабинета.
        До меня донёсся визг Марлопы и вскрики гостей. Кажется, в этот раз он не утруждал себя маскировкой.
        Не прошло и минуты, как в кабинете появился Лумар.
        - Всё в порядке? - уточнил он.
        - Да. Скажите, а правда, что обладатели обычной магии не могут почувствовать во мне мой дар, пока я его не продемонстрирую?
        - Правда, - уверенно ответил хозяин таверны.
        - Угу. Ещё вопрос. Вы можете определить, опасен ли вот этот артефакт? - Я протянула ему браслет. - Это дал мне чёрный. Если вдруг у вас не хватает силы, чтобы понять, какие чары наложены, то посоветуйте, с кем можно проконсультироваться.
        Лумар кинул мимолётный взгляд на браслет и без каких-либо сомнений сказал:
        - Он безопасен. Это просто средство для вызова.
        - Точно? И никаких подводных камней?
        Лумар ровно отозвался:
        - Если бы я не был уверен, то не стал бы утверждать.
        Что ж… Марлопа наверняка бы сказала, что от чёрного ничего лучше не брать, но я всё равно надела браслет на запястье. Не то чтобы я собиралась им пользоваться, однако же в моей нынешней ситуации лучше было иметь запасной план. Пусть даже такой. Я больше ни за что не позволю Арсу с приятелями или Аркаше с Гришей захватить надо мной власть. Хотя, конечно, если будет другой выход, браслетом я не воспользуюсь ни за что. По крайней мере, пока не разберусь, можно ли доверять чёрному чародею.
        Мы с Лумаром вернулись в зал.
        Марлопа эмоционально поведала мне о появлении здесь чёрного чародея. К счастью, она даже не допускала мысль, что он выходил от меня.
        О приготовлении коктейлей нечего было и думать, поэтому я, как и вчера, принялась помогать подруге разносить заказы и убирать со столов. Время от времени у меня робко спрашивали, буду ли я ещё сегодня работать. Я вежливо отвечала, что по вечерам чувствую себя морально вымотанной, поэтому за коктейли не берусь - опасно.
        В какой-то момент, когда я ушла из торгового зала, чтобы унести грязную посуду к мойке (видимо, мыли её тоже домовые, так как от нас с Марлопой требовалось только сгрузить её на специальный столик), из зала послышались приветствия и радостные возгласы. Я не спеша сгрузила с подноса посуду и собиралась выйти посмотреть, в чём дело, но не успела. Навстречу мне вылетела счастливая Марлопа.
        - Алекс, ты не представляешь, какая сказочная удача! О, это невероятная честь для всех нас! Сюда зашёл сам! - Она потыкала пальцем вверх, как будто в таверну забрело какое-то божество. Не заметив на моём лице понимания, она пояснила: - Ну белый чародей! Собственной персоной! И он спрашивал о тебе! Иди скорее в зал!
        Я невероятно обрадовалась. Неужели моё прошение дошло?! Значит, сработала тактика! Он увидел, что проблему нужно решать как можно скорее и сам занялся этим вопросом! Ура!
        Я вылетела в зал и узрела, как вокруг одного из столиков толпятся посетители. Они отвешивали поклоны и выражали свою признательность.
        - Ну будет, будет! Возвращайтесь за столы. Я пришёл сюда отдохнуть от суеты! - Мягкий, но удивительно звучный голос чародея перекрыл общий галдёж. В моём мире это не сработало бы, а здесь горожане, как видно, намного больше уважали чужой комфорт, поскольку они с пониманием покивали, пожелали ему хорошего отдыха и расселись по своим местам. При этом, конечно, не переставали поглядывать на местную знаменитость.
        - Как же тебе повезло! Как повезло! - не переставая, фоном гудела Марлопа, пожирая белого взглядом. А когда он ей улыбнулся, она чуть не воспарила под потолок. Я глянула на Лумара. Он особенно довольным не выглядел.
        При виде меня белый чародей аж просиял, встал из-за столика и раскинул руки в стороны, будто мы были давно и прочно знакомы.
        - Алекс! Ну наконец-то! Я безумно жажду с тобой пообщаться после всего, что мне удалось о тебе услышать за последние дни! О, какая у тебя милая зверушка! - Он с огромным интересом посмотрел на Урлю. Тот застеснялся и по-человечески прикрыл глаза лапками.
        - Здравствуйте! - Я смущённо улыбнулась.
        - Присаживайся, пожалуйста! Нам предстоит долгая беседа. Или, может, хочешь прогуляться? Признаться, я целый день принимал в своей резиденции жителей нашего славного города и за время приёма ни разу не встал из-за стола. Поэтому не против размяться.
        - Ну… можно.
        Я сначала чуть засомневалась, а потом подумала, что если даже на меня кто-то и нападёт, то: во-первых, белый чародей, самый уважаемый человек в городе, станет свидетелем, с которым никто не поспорит; во-вторых, с ним-то Арс с командой точно не справятся, учитывая всё, что я слышала о нём за время пребывания в Пряниксберге. Даже ещё на площади, где я впервые застала его выступление, люди в толпе в экстазе восхваляли его невероятную мощь и называли главным хранителем города.
        Придя к такому выводу, я даже обрадовалась.
        Белый чародей сам лично открыл передо мной дверь. Марлопа проводила нас восторженным взглядом. Другие посетители ей не уступали.
        Мой авторитет резко пёр вверх - сначала из Гильдии защитников зашли, теперь же сам белый лично пожаловал.
        Мы пошли вверх по улочке, на которой в этот раз остановилась таверна.
        Прохожие кланялись чародею и с любопытством поглядывали на меня. Но вступать с нами в общение не стремились, с уважением относясь к чужой беседе. Никто из моих преследователей пока не появлялся и даже не мелькал на горизонте.
        Некоторое время чародей просто расспрашивал меня о том, нравится ли мне в городе, что я уже успела о нём узнать и планирую ли я тут обживаться.
        Я отвечала, что безумно нравится, город ещё только начала узнавать и с каждым днём сталкиваюсь с новыми чудесами, а обживаться, разумеется, планирую и даже уже приступила к этому.
        - Это замечательно, - обрадовался чародей. - Кстати, ты можешь обращаться ко мне по имени. Меня зовут Эрлум.
        Я заверила, что мне очень приятно и стала ждать, когда же он перейдёт к обсуждению моего прошения.
        Однако следующее его высказывание касалось вообще другого.
        - Знаешь, у тебя очень редкий дар. И лишь при хорошем наставнике он может раскрыться. Обычно я не беру учеников и подопечных, хотя мне ежедневно приходят сотни просьб сделать исключение. Но ты заинтересовала меня. Поэтому я с радостью тебе сообщаю, что беру тебя под своё крыло.
        Последние слова он произнёс очень торжественно. При этом он не предлагал, а будто ставил меня в известность о новом положении дел. Это как-то царапнуло. Хотя, конечно, его можно понять, учитывая, что другие жители города готовы были бы сделать что угодно, чтобы оказаться на моём месте.
        Приняв моё молчание за шок, Эрлум деловито пояснил:
        - Тебе больше не нужно жить и работать в таверне. Теперь ты переедешь в мой дом, так как ученице надо постоянно находиться рядом с учителем. А работать будешь в моей резиденции, тебе подготовят там личный кабинет со всем необходимым, который будет располагаться рядом с моим кабинетом. Ещё тебе будет выделено столько ассистентов, сколько нужно. И личная охрана для передвижений по городу, так как наши жители в своём простодушном стремлении пообщаться или же движимые желанием протолкнуть своё прошение раньше других могут порой мешать выполнению обязанностей. Тебе приходилось бывать в моей резиденции? Уверен, ты будешь в восторге…
        - Приходилось, - вставила я. - И даже дважды. Я оставляла прошение и, честно сказать, думала, что вы пришли ко мне именно по этому поводу.
        - Правда?! - невероятно удивился Эрлум. - Почему мне ничего не передали? Я непременно разберусь!
        - Ну, похоже, секретарь счёл меня иномирной выскочкой, которая пытается украсть ваше внимание, предназначенное для рассмотрения гораздо более важных вопросов от местных жителей. Любезностью он не отличался и дал понять, что ожидание может затянуться.
        - Ему придётся за это ответить, - гневно пообещал белый чародей. - В его обязанности вовсе не входит лично определять важность того или иного обращения! Я обещаю тебе, что разберусь. Но что же всё-таки у тебя стряслось? С каким прошением ты обращалась?
        - Меня преследуют парни из моего мира. Они тоже хотят заполучить мои способности, чтобы воровать ценные артефакты в Пряниксберге. У них есть пропуск в город и мощная защита, которая скрывает их иномирное происхождение от местных магов.
        - Вот негодяи! - посуровел Эрлум. Урля согласно уркнул.
        - Именно так. К тому же они угрожают мирным горожанам. Перед тем как мне удалось сбежать от их злодейской шайки, они обсуждали добычу артефакта, принадлежащего одному из местных лавочников. Правда, я уже связалась со стражей городского головы и на возможное место преступления направили дополнительную охрану.
        - Я непременно займусь этим лично. Но пока злодеи разгуливают на свободе и преследуют тебя, лучше не тянуть с переездом ко мне. Кроме того, для быстрого решения твоей проблемы придётся привлекать большое количество ресурсов, особенно если у тебя нет доказательств вины злодеев и их защита так хороша. Устроить облаву среди жителей непросто. Нельзя бездоказательно хватать всех подряд…
        - И в приёмной городского головы мне так сказали… - вклинилась я.
        - Они правы. И ради девушки из другого мира, о которой никто пока ничего толком не знает, делать такое - значит, вызвать массовые возмущения. Но вот ради личной ученицы белого чародея, которую хотят заполучить его недоброжелатели, допустимо предпринять любые меры. И сами жители горячо их поддержат. Ты понимаешь, о чём я говорю?
        - Понимаю. Выходит, если я стану вашей ученицей, вы сможете решить мою проблему.
        - Все твои проблемы, - мягко поправил Эрлум. - Абсолютно все, дитя моё. У моей ученицы, особенно владеющей даром, связанным с эмоциональным состоянием, не должно быть вообще никаких поводов для волнений. Поэтому я разберусь со всем, что тебя хоть немного беспокоит. Мои возможности это позволяют.
        - Они позволяют даже решить какие-то проблемы в других мирах? - быстро уточнила я.
        - Без сомнений. Я сам редко выезжаю за пределы Пряниксберга, но у меня есть ряд весьма умелых помощников, которые порой доставляют для меня из других миров некоторые редкие ингредиенты для зелий. Они сильны, умны, отлично подготовлены и давно наработали в большинстве развитых миров себе сеть полезных связей, чтобы добывать всё, что требуется. Для них нет ничего невозможного. В крайнем случае я могу лично отправиться в твой мир и помочь тебе разобраться с любой проблемой.
        Ага, выходит, в отличие от чёрного, для белого нет никаких сложностей с пересечением границ. Значит, сотрудничая с ним, зло в другие миры я не выпущу.
        Есть только одна оговорка - мне совсем (а точнее, совсем-совсем-совсем!) не хочется покидать таверну. К этому месту я буквально приросла душой. Там я ощущаю себя по-настоящему свободной и счастливой. И Лумар в качестве учителя весьма меня устраивает.
        Вообще, в идеале я хотела бы продолжать там работать, разобравшись при этом с ворами артефактов.
        В этом отношении предложение чёрного звучит намного более привлекательно. Он не требовал никаких переездов. И цель у нас очень схожая - очистить Пряниксберг от воров и сделать так, чтобы они не могли сюда попасть. Но всё это действительно только в том случае, если чёрный мной не манипулирует. Ведь, дав ему пропуск на изнанку Мироздания, я сделаю так, что никто не сможет от него защититься, так как он легко пройдёт через любую защиту. Для него не останется никаких барьеров. У меня нет права подвергать огромное количество людей такому риску. По крайней мере, до тех пор, пока есть хоть малейшие сомнения, что Варленн может оказаться хитрым и расчётливым злодеем. А вдруг Пряниксберг запер его внутри себя, чтобы не выпустить опасность в другие миры? Может, только он в силах сдерживать чёрного?
        Белый же предлагает мне то, за что каждый житель Пряниксберга готов был бы душу продать. Вот только его предложение подразумевает непременный переезд и разрыв связей с таверной. Что-то мне подсказывает, что белый сделает всё, чтобы я не могла вернуться. Мой дар ценен, поэтому вложенные усилия должны окупиться. Надо думать, мне предложат какой-нибудь магический договор. А ещё если я в какой-то момент решу покинуть белого, даже лёгкая его досада по этому поводу, высказанная публично, сделает невозможным мою дальнейшую безоблачную жизнь в Пряниксберге. «Вы только посмотрите на неё! Решила за счёт нашего любимого белого свои вопросы и сбежала, злодейка! Да как она посмела! Да она хуже чёрного!», - будет думать каждый житель. И отношение будет соответствующим. Нет, это не вариант. Если принимать предложение, то принимать полностью. Отступить мне не дадут.
        - Моя резиденция совсем рядом, - донёсся до меня голос белого чародея. - Давай зайдём. Я проведу для тебя экскурсию по закрытой для других горожан территории и покажу место, в котором ты можешь работать в качестве моей ученицы.
        - Ну… давайте. - Хочу взглянуть в глаза секретарю, когда он увидит нас вместе.
        Когда мы пересекали площадь, я была почти уверена, что наверняка увижу кого-то из команды Арса. Но нет. Именно сейчас мои преследователи будто испарились.
        Реакция секретаря была потрясающей. При появлении начальства, он подскочил на своём месте и выпучил на меня глаза. Какая гамма эмоций читалась у него на лице! От потрясения до откровенного опасения. Значит, он отлично помнит, что сказал мне не далее как сегодня днём!
        Я скромно промолчала, а Урля рыкнул в его сторону и погрозил пухлым кулачком.
        Белый чародей не удовлетворился муками подчинённого. Он подвёл меня к его столу и строго сказал:
        - Лювсий, почему я не был осведомлён, что от этой талантливейшей девушки к нам пришло прошение?
        - Но… как же? Я думал, что жители города на первом месте и…
        - Разве когда-то я делил людей на категории? - мягко вопросил Эрлум. - Разве я поручал это делать тебе? Мне неважно, коренной это житель города или же иномирец, которого принял наш славный Пряниксберг. Конечно, в первую очередь я рассматриваю дела, которые несут угрозу наибольшему количеству людей или дела, не терпящие отлагательства, поскольку помощь требуется неотложно. Но назначаю очерёдность я сам, либо это делают мои помощники, которых я счёл достойными доверия. Твоя же задача - просто принимать прошения и при этом улучшать состояние приходящих за помощью людей доброжелательным отношением и улыбкой. Если ты не справляешься или считаешь себя в чём-то лучше остальных, тебе здесь не место. Ты очень меня подвёл, Лювсий.
        Любо-дорого было видеть лицо бедняги секретаря во время этого выговора. Он буквально выцвел, как бумага. Казалось, он вот-вот зарыдает и упадёт к нам в ноги, чтобы умолять о прощении. У него даже губы задрожали. Признаться, в какой-то момент мне стало его жаль.
        Выдержав паузу, белый чародей смягчился.
        - Конечно, все мы делаем ошибки, - с ласковой укоризной сказал он. - Никто не безгрешен. Поэтому я дам тебе шанс исправиться. Но, Лювсий, никогда не забывай, что мы не возносим себя над другими. Наша миссия - помогать людям. Каждый выходящий отсюда должен чувствовать себя лучше, а не хуже, понимаешь?
        - Да, Светлейший, - буквально простонал секретарь. - Я больше не подведу вас!
        - Верю. Идём, Алекс.
        Я оглянулась на стоящую в очереди толпу горожан. Они смотрели на белого чародея с обожанием. Судя по всему, его доброта и справедливость потрясли их в очередной раз.
        Интересно, он и в самом деле такой, или это игра на публику? Если игра, то первоклассная. Каждое сказанное им слово разило в цель, вводя людей буквально в экстаз.
        Пока они приходили в себя, мы обошли секретаря и мимо уходящих вверх колонн направились вглубь холла.
        ГЛАВА 17
        Там имелась большая полукруглая дверь с двумя створками, высотой как минимум в два человеческих роста. Перед ней стояли охранники, которые распахнули её при нашем приближении.
        За дверью обнаружилась просторная площадка, в обе стороны от которой отходили белые лестницы, а посередине стояла квадратная платформа с изящными перильцами. Платформа оказалась подъёмником. Стоило нам на неё взойти, как она плавно взмыла вверх.
        Кабинет белого чародея располагался на самом верху резиденции, прямо под стеклянным куполом, сквозь который было видно… звёзды! Но ведь в настоящий-то момент царил день!
        - Этот купол показывает небо разных миров, - с удовольствием пояснил Эрлум. - Изображение время от времени меняется.
        Сам кабинет был невероятных размеров. Стены в нём были будто бы из матового стекла. Впрочем, оказалось, что стекло по желанию можно сделать прозрачным и с высоты смотреть на город. И даже увеличивать изображение! При мне белый чародей провёл по стеклу и один из домов приблизился, позволяя рассмотреть в деталях крыльцо и площадку перед домом, на которой играли дети.
        Посередине кабинета на парящем в паре сантиметров от пола полукруге стояло здоровенное кресло, похожее на трон.
        - Кресло может перемещаться по всему помещению, - сказал Эрлум. - Если захочешь, тебе сделаем такое же.
        При этом никакого намёка на стол не имелось.
        - Здесь исключительно рабочее пространство. Есть ещё комната отдыха, где можно перекусить и даже вздремнуть.
        Он поманил меня за собой и открыл ещё одну дверь, показав смежное помещение:
        - А вот тут можешь работать ты.
        Помещение, видимо, использовали как переговорную. Посередине зависла в воздухе большая овальная столешница (разумеется, белоснежная), вокруг которой стояло несколько кресел.
        - Этим помещением я почти не пользуюсь. Для совещаний есть ещё одна подобная комната этажом ниже. Здесь я разве что провожу беседы с городским головой, когда он решает меня навестить. Но это можно с успехом делать и в моём кабинете. Давно хотел добавить туда мебели. Тебе нравится тут?
        Я прислушалась к себе.
        Нет, мне здесь не нравилось. Причём это стало понятно ещё внизу, в холле. Ещё при первом посещении. Наверное, я надеялась, что за пределами холла что-то изменится, но нет. Слишком всё большое, слишком белое, слишком… неуютное, что ли. Почему-то я здесь как-то эмоционально зябла. Возможно, из-за обилия белого цвета?
        Я попыталась представить другое оформление кабинета, в который хотел определить меня Эрлум. Например, как в моей комнате в таверне. И всё равно чувство не ушло. Нет, здесь определённо не моё место. При мысли, что я покину таверну и осяду тут, накатывала глухая тоска.
        До меня дошло, что белый чародей ждёт ответа.
        - Здесь… роскошно, - подобрала слово я.
        - А может быть ещё роскошнее, если пожелаешь.
        - Вы разрешите мне подумать над вашим предложением? - Мне было почему-то очень неловко это спрашивать. Чувство было такое, что меня пустили, обогрели, облагодетельствовали и приняли в семью, а я проявляю чёрную неблагодарность в ответ.
        «Погоди, - напомнила я себе, - а с чего, собственно, ты ощущаешь себя виноватой? Да, он предложил тебе чуть ли не весь мир на блюдечке, но по факту никакой помощи пока не оказывал. И подарков не делал. Так что нет никаких причин думать, что ты что-то ему должна».
        Это подействовало. Я успокоилась.
        - Алекс, ну над чем тут думать? Кто ещё предложит тебе что-то подобное? Ты станешь одной из самых почётных горожанок, закрепишься в Пряниксберге, освоишь дар. Поверь, такое предложение не получал ещё никто в этом городе. Кроме того, чем быстрее мы разберёмся с ворами артефактов, тем быстрее ты избавишься от своих преследователей и тем меньше горожан пострадает…
        Эй, а это и вовсе удар ниже пояса! Но нет, на этот раз никакого чувства вины! Я вдруг вспомнила слова моей бабушки, которая любила повторять, что чувству вины противостоять сложнее всего. Поэтому его и любят использовать манипуляторы.
        Ведь если он так волнуется за горожан, то что ему стоит шепнуть пару слов городскому голове? Белого чародея уж точно никто игнорировать не посмеет! Что бы он ни говорил, я почти уверена, что достаточно одного его намёка, чтобы стража приложила максимальные усилия к отлову воришек.
        Видимо, моё лицо отразило какие-то эмоции, так как Эрлум исправился:
        - Да, тут я перегнул в своём желании тебя поторопить. Так говорить не стоило. И всё-таки чем дольше ты тянешь с решением, тем большему риску себя подвергаешь. Пока ты работаешь в таверне, я не могу обеспечить тебе безопасность. Твои раздумья могут обернуться плачевно. Если злоумышленники всё-таки сумеют до тебя добраться, ты наверняка будешь жалеть, что тянула с ответом. Кроме того, чем быстрее раскроется твой дар, тем быстрее ты станешь настоящей чародейкой, с которой опасно связываться. Можешь спросить у кого угодно - лучшего наставника, чем я, найти невозможно.
        Он говорил мягко и очень убедительно. И всё же, выслушав его аргументы, я твёрдо сказала:
        - Я это учту.
        - Что ж, ты имеешь права на раздумья, - сдался, наконец, Эрлум. - Рассудительность - это весьма похвально. Но всё же не тяни с решением слишком долго. Поверь, я ещё ни разу не делал таких щедрых предложений.
        Обратно до таверны меня проводили двое охранников в белых балахонах. Самого чародея отвлекли, и он, извинившись и ещё раз напомнив, что будет с нетерпением ждать ответа, куда-то ушёл вместе с помощницей.
        Далеко идти не пришлось, таверна снова стояла на соседней улице. Однако когда мы уже практически пересекли площадь, и впереди показался торчащий угол таверны, Урля внезапно угрожающе зарычал, разворачиваясь назад.
        Я тоже обернулась и увидела, что ко мне, огибая горожан, бегут Ник с Арсом.
        - Эти два парня собираются на меня напасть! - рявкнула я озадаченным охранникам. - Если не хотите отвечать перед белым чародеем, почему меня не уберегли, задержите их!
        Последний аргумент оказался решающим. Охранники кинулись на моих преследователей. Я не стала дожидаться развязки - подхватила Урлю (он порывался тоже ринуться в бой), метнулась за угол и, пока мои враги не заметили, где я обитаю, заскочила в таверну. И в этот момент она очень вовремя поменяла своё местоположение. Я увидела за окном знакомую окраину.
        - Ну что?! Он тебе поможет?! - налетела на меня Марлопа. - И чего ты такая встрёпанная, кстати?
        Я глянула на немногочисленных посетителей (большинство, надо думать, побежало после моего ухода с белым разносить горячие новости по знакомым), вернула недовольного Урлю на плечо (он ещё долго что-то неразборчиво и сердито бормотал себе под нос) и предложила:
        - А давай чаю выпьем?
        Мы устроились за стойкой, и я негромко рассказала ей обо всём, что произошло после моего ухода из таверны. Лумар если и слышал мой рассказ, виду не подавал и вмешаться в разговор попыток не делал. Он вообще словно ушёл в себя. Знать бы, о чём он думает.
        - И ты отказалась?! - изумилась Марлопа. - Нет, мне ужасно не хочется отпускать тебя из таверны, но ведь это такая возможность! Да ещё и иметь в наставниках белого чародея - это же предел мечтаний!
        - Не уверена, что ты поймёшь… Когда я тут, в таверне, я чувствую себя счастливой. Будто я на своём месте. Здесь я не ощущаю себя оторванной от дома и привычной среды. Мне просто хорошо. А там, в резиденции, мне было не по себе.
        - Я понимаю, - хмыкнула она. - Мне тоже тут хорошо. Просто… ну ведь это такая возможность! Некоторые всю жизнь о подобном мечтают!
        - Угу. Сама знаю. Вот поэтому я не дала однозначный ответ.
        - Да… выбор непростой, - Марлопа сочувственно хлопнула меня по плечу и пододвинула блюдо с пирожками.
        ***
        Сон мне в эту ночь снился странный. Я будто бы бежала по площади к таверне сквозь сугробы, а таверна всё отдалялась и отдалялась… Наконец, я устала и остановилась. Огляделась. Вокруг простиралась снежная равнина. Но слева, возле одного из сугробов, воздух будто подрагивал.
        Я решительно направилась туда. Расчёт оказался верным - стоило достичь сугроба, как воздух несколько уплотнился, а в следующий миг я вышагнула в коридоры снов.
        В отличие от моего сна, здесь было тепло. Я вытряхнула снег из ботинок, надела их обратно и пошла вперёд, ещё не особо понимая, что буду тут делать.
        Внезапно до меня дошло, что Урли нет на привычном месте.
        - Урля! - позвала я. Мохнатый комок тут же материализовался надо мной и шлёпнулся на плечо. Мне стало спокойнее. Теперь я не опасалась, что откуда-нибудь вылетит жуткий шлобстер и кинется на безоружную меня.
        Может, повидаться с Корсо? Заодно спрошу у него совета по поводу сложившейся ситуации.
        Я воодушевилась. Действительно, идея отличная. Теперь осталось найти тот самый переход. Или хотя бы встретить кого-нибудь из плутов. Помнится, этот гильдиец, Валкис, говорил, что они тут время от времени шатаются.
        Но сейчас, как назло, ни одного плута в обозримом пространстве не было. Поэтому я отправилась в ту сторону, где предположительно должен был находиться проход к Корсо. Конечно, можно было приложить руку к стене и мысленно позвать стража, но он говорил, что такое лучше делать в крайних случаях, а сейчас случай был не крайний. Хотя… Ну ладно, если совсем честно, мне просто хотелось тут прогуляться! Это место меня завораживало. А ещё я почему-то решила, что с Урлей мне теперь совершенно нечего бояться. Наивная! Как выяснилось, с коридорами снов ни в чём нельзя быть уверенным до конца…
        Я шла довольно долго, пока, завернув за очередной поворот, не наткнулась на группу защитников от сновидений.
        - Опять она! - фыркнула знакомая блондинка. - Как будто нарочно подбирает самый неподходящий момент, чтобы появиться!
        - Алекс! - Мне навстречу шагнул Валкис. - Ты и в самом деле не вовремя. В этот раз мы караулим целую стаю шлобстеров. Это слишком опасно.
        - Идут! - заорал кто-то.
        Валкис отодвинул меня к стене. Все остальные напряглись.
        Шлобстеров в этот раз было пятеро: здоровенный паук с растянутым в жуткой кривой ухмылке человеческим ртом; визгливо хохочущая носатая ведьма; собака с головой акулы; долговязый мужчина с тонкими длинными руками, которые доставали до пола и ползли по нему, быстро перебирая пальцами (этот показался мне самым страшным), и, наконец, летучая голова с раззявленным ртом, выпученными глазами и нетопыриными крыльями вместо ушей.
        Честно сказать, выглядела эта шайка невероятно жутко. У меня аж волосы на голове зашевелились. «И зачем я выперлась в эти коридоры?» - скользнула запоздалая мысль. Лучше бы по снегу брела, ей-богу.
        Я прижалась к стене, чтобы не мешать защитникам делать свою работу. Разумеется, Урля в стороне оставаться не стал. Он первым скакнул вперёд, трансформируясь на лету, и схватил самого вёрткого противника - голову. Отличное решение, надо сказать. Вряд ли защитникам удалось бы задержать её под потолком.
        Как и в прошлый раз, шлобстер, опутанный щупальцами Урли, начал таять, издавая при этом жуткий вой.
        Остальных чудовищ попытались перехватить защитники. Они встали стеной, перегородив проход и приготовив к метанию огненные кольца.
        Однако же пустить кольца в ход им так и не пришлось.
        Валкис, лукаво глянув на меня, встряхнул рукой и из его пальцев выстрелили светящиеся голубые хлысты. В отличие от реального мира, здесь они выглядели намного эффектнее и светились намного ярче. Извиваясь, будто змеи, они стремительно метнулись вперёд, пронзая противников. Это сработало, да ещё как! Поражённые хлыстами шлобстеры с визгом корчились и… взрывались, не успев оказать сопротивления! В мгновение ока всё было кончено!
        От подобного зрелища остальные защитники опешили. Они повернулись к Валкису, глядя на него, как на чудо из чудес. Видимо, до этого он тренировался использовать новое оружие в одиночестве и товарищам его не демонстрировал. Впрочем, и он сам, судя по выражению лица, настолько взрывного эффекта не ожидал.
        Урля, расправившийся со своим противником, вернулся мне на плечо, сыто урча. Ещё в полёте он вновь собрался в пушистый комочек.
        И в этот самый момент всеобщего удивления, когда все дружно решили, что бояться больше некого, из-за поворота вырвался ещё один шлобстер. Он выглядел, как скользкая ящерица размером с крупную собаку, и двигался так быстро, что я даже толком не успела его разглядеть. Причём нёсся он по потолку, ловко лавируя из стороны в сторону.
        Опомнившись, защитники попытались его остановить. В шлобстера полетели кольца пламени и голубые жгуты, а ещё чуть не полетел Урля, которого я успела перехватить до трансформации, так как в него могли попасть снаряды.
        Но гильдийцы чуть запоздали, а ящерица, напротив, двигалась чрезмерно быстро, поэтому она успела выписать стремительный зигзаг и исчезла за поворотом.
        - За ним! - скомандовал Валкис. - Фалфи, останься с Алекс на всякий случай.
        Гильдийцы попрыгали на свои моноколёса и рванули вслед за противником. Оставленным со мной защитником оказался тот парень, которого я избавила от шрама. Надо хоть запомнить его имя.
        - Если хочешь, беги с остальными. У меня Урля есть, так что если вдруг ещё какой шлобстер выскочит, малыш меня защитит.
        - Да, питомец у тебя боевой, - с уважением заметил Фалфи. - Но, во-первых, распоряжение командира надо выполнять. Во-вторых, я совсем не против с тобой прогуляться и поболтать.
        - Это меняет дело.
        Мы без лишней спешки пошли по коридору вперёд. Мой спутник изучил какой-то приборчик, похожий на дамское зеркальце, и уверил, что угрозы нет, так что можно пока расслабиться.
        - Валкису ты нравишься, - заявил Фалфи первым делом, как будто эта информация была для меня невероятно важна.
        - Понятно, - пожала плечами я.
        - Обычно девчонки по-другому реагируют, - удивился он. - Всем из нашей гильдии достаётся чрезмерно много внимания от противоположного пола, а Валкису особенно. Его, это, кстати, очень раздражало раньше. А ты действительно его зацепила. На самом деле он хороший парень, не бабник. И надёжный товарищ…
        - Фалфи, не стоит заниматься сводничеством, - мягко остановила его я. - Верю, что он - парень что надо, но мне сейчас не до отношений. Я сбежала в Пряниксберг от типа, который сначала был навязчивым поклонником, а потом околдовал меня, заставив с ним жить. Знаю, что Валкис не такой, но мне нужно время, чтобы прийти в себя. Пока что даже мысль об отношениях повергает меня в ужас.
        - Ого! Ну если тебе вдруг помощь какая-то нужна…
        - Спасибо, учту.
        Внезапно Фалфи слегка вздрогнул и извлёк из кармана круглую пульсирующую коробочку на цепочке. Сжав её в руке, он спросил:
        - Что?
        - Где вы? - уточнила коробка голосом Валкиса.
        - Прогуливаемся по коридорам. Поймали его?
        - Нет. Ушёл в реальность. Придётся там ловить.
        - Понял. Идём к вам.
        Фалфи убрал коробку обратно в карман.
        - А что значит - ушёл в реальность? Как это обычно происходит? - заинтересовалась я.
        - Когда шлобстера не удаётся схватить сразу, он может набрать достаточно силы, чтобы пройти сквозь оболочку коридоров. Видимо, этот ящер поначалу прятался в чужих снах и копил силу, а уж потом выскочил в коридор. Умный! Значит, скорее всего, у него умный создатель.
        - Под создателем ты имеешь в виду человека, который видел сон, в котором монстр возник?
        - Именно так.
        - Погоди-ка. Ты сказал - прорвался через оболочку. Это в любом месте можно сделать? - Что-то не давало мне покоя. Будто опять эта непредсказуемая магическая интуиция шевельнулась.
        - Не в любом, к счастью. Есть несколько участков стены между ячейками снов. Чтобы прорваться, шлобстеру нужно пробиться к ближайшему такому участку. После этого он какое-то время плутает где-то там, в лабиринтах всеобщего сознания, а позже оказывается в реальности. Теперь вот будем караулить его снаружи. Сигнал уже всем патрулям передали.
        - А он не может потом обратно сюда попасть из этих лабиринтов?
        - Может. Но такое редко случается.
        В этот момент мы вышли к небольшому участку стены, возле которого стояла группа раздосадованных гильдийцев.
        - Вот поэтому нельзя вмешиваться в чужую охоту, - проворчала блондинка, глянув на меня. - Нам в этот момент надо быть предельно сосредоточенными.
        Я уж открыла рот, чтобы ответить, но меня опередили.
        - Если бы не она, мы бы больше шлобстеров упустили. Одного взял на себя Урля, - Валкис кивнул на моего гордого питомца, который в ответ сурово ухнул. - А остальных…
        - А остальных ты, - блондинка ему внезапно улыбнулась, будто подлизываясь. - Кстати, откуда у тебя взялись эти хлысты? Для нас изобрели какое-то новое оружие? Я бы от таких не отказалась.
        - Нет, никакое это не оружие. За хлысты надо сказать спасибо Алекс…
        Я их не слушала. Я подошла к стене, за которой исчез шлобстер. Этот участок очень походил на тот переход, через который я попала к Корсо.
        Я приложила руку к стене, собираясь проверить, насколько она непроницаемая. В этот момент стена под рукой еле заметно завибрировала и голос Корсо в голове спросил:
        - Ты в гости?
        - Я бы не против заглянуть, - мысленно ответила я. - Корсо, а ты ведь коридоры контролируешь. Можешь шлобстера обратно сюда выгнать до того как он в реальность попадёт? Если уже не попал, конечно.
        - Уверена? После того как шлобстер выбирается из коридоров, он становится намного сильнее. Но при переходе в реальность опять на время слабеет, учась существовать в новой форме. Там его будет легче убить. Я их поэтому туда выбрасываю, а не обратно в коридоры.
        - Хм. Сейчас спрошу у ребят.
        Я повернулась к Валкису и сказала быстро:
        - Нет времени объяснять. Шлобстера можно обратно сюда вернуть, но он будет намного сильнее. Однако же твои хлысты в коридорах снов действуют лучше, чем в реальности. Можно попробовать его прямо на выходе убить. Возвращать?
        Все на меня вытаращились.
        - С ума сошла? Что за чушь ты несёшь? - напустилась на меня блондинка.
        - Ну так что? Решай скорее! - поторопила я Валкиса, даже на неё не глянув. - Вопросы потом.
        - Возвращай, - встряхнулся он, с явным трудом подавив в себе потребность засыпать меня вопросами. - В реальности он может кого-то напугать и потом нам новых шлобстеров тут придётся вылавливать пачками.
        - Тогда готовься.
        Я приложила руку к стене и сказала Корсо:
        - Выпускай сюда. Только через пару секунд - я в сторону отойду.
        Вот совершенно зря я заговорила вслух. Но поняла это не сразу, поскольку занята была тем, чтобы поскорее убраться в сторону, удерживая при этом Урлю (вдруг с набравшим силу чудищем он не справится, да ещё и под жгуты попадёт). Обернувшись, я наткнулась на непонимающие взгляды.
        Судя по всему, гильдийцы окончательно уверились, что я спятила. Даже Валкис. До этого моя настойчивость его вроде как убедила, особенно после того, как благодаря мне он обрёл редкую способность, но после разговора со стеной он тоже заподозрил, что у меня не все дома.
        И это изумление сыграло против них. Потому что они оказались совершенно не готовы к тому, что из стены вырвется здоровенная злющая ящерица, которая теперь была втрое больше, чем раньше (только сейчас я разглядела, что с ней не так - у неё была пасть, как у крокодила, и жало на хвосте, как у осы-наездницы).
        Собраться у защитников получилось не сразу.
        Нет, по меркам обычных людей это произошло очень быстро, но пара секунд заминки чуть не стоила им жизни.
        Валкис хлестнул жгутами, однако умная тварь уже знала, чего от него ожидать, поэтому немыслимым для обычного животного образом изогнулась сразу в две стороны, пропуская хлысты, и прыгнула ему за спину, прямо на Фалфи. Тот как-то неловко метнул кольцо (сложно метать с близкого расстояния, да ещё и пытаясь не попасть в товарищей) и вскинул руку, закрывая лицо.
        Рука полыхнула. Рукав разрезало в форме шрама, того самого, который недавно затянулся благодаря моему коктейлю. Из этого разреза навстречу ящерице стремительно вылетел комок белого пламени, который на лету трансформировался в жуткого крылатого скорпиона. Будто в противовес истекающему тьмой шлобстеру, скорпион состоял из белоснежной светящейся субстанции.
        Скорпион врезался в ящерицу и буквально разметал её на части, будто она была сделана из бумаги. После этого, вновь превратившись в ком пламени, он ринулся назад к руке, впитался в кожу и исчез.
        Всё это произошло настолько стремительно, что никто ничего толком и сообразить не успел.
        Что интересно, я точно видела, как во время полёта скорпион задел стоящего слишком близко Валкиса жалом, но жало прошло сквозь него, не причинив вреда.
        Сердитый Урля легонько куснул меня за руку, намекая, что пора бы его выпустить.
        - Прости, - сказала я ему и водрузила питомца обратно на плечо.
        Звук моего голоса снова запустил время. Защитники опомнились.
        - Как это так? - прошептал Фалфи и глянул на меня глазами ребёнка. - Этот скорпион… именно он нанёс мне шрам тогда… Только он был чёрным… И мои товарищи его потом уничтожили!
        - А, ну всё ясно, - заявила я с умным видом, хотя ясно мне не было. - Видимо, шрам сохранил отпечаток ауры скорпиона, который тебя ранил, а мой коктейль эту вредоносную энергию преобразовал, превратив враждебную сущность в помощника.
        Боже, что за чушь я несу? Смешно, что парень кивнул, соглашаясь.
        - Кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?! - вразнобой загалдели другие гильдийцы. Кроме Валкиса, разумеется. Тот переводил восторженный взгляд с меня на друга. Он уже понял, в чём дело.
        - Валкис, ты расскажи им, ладно? А мне пора, - сказала я, подходя к стене.
        - Куда? Просыпаться? - уточнил он, нахмурившись.
        - Нет пока. Не спрашивай.
        Я послала ему улыбку и вошла в стену, ни на миг не сомневаясь, что она меня пропустит. Так и получилось.
        Корсо ждал меня, лениво развалившись на боку и поедая какой-то радужный десерт из высокой вазочки.
        - С чем пожаловала? - осведомился он.
        - Хотела посоветоваться.
        - Я советов не даю. Только в крайнем случае.
        - В этом ты очень похож на одного моего знакомого, - невольно отметила я.
        - Про Лумара говоришь? - усмехнулся страж.
        - Ого! Ты его знаешь?
        - Ещё бы. Впрочем, изложи вопрос, а я уже посмотрю, насколько уместен тут будет совет.
        - Белый и чёрный чародеи предложили мне решить мои проблемы с преследователями из моего мира. Кого выбрать?
        - А кого хочется выбрать?
        - Никого не хочется. Будь ещё какой-нибудь вариант получше, я бы предпочла его. Белый требует, чтобы я ушла из таверны Лумара и работала на него. А чёрный хочет, чтобы я наделила его способностью ходить через изнанку Мироздания. Если я это сделаю, для него не будет…
        - …никаких границ, - договорил за меня Корсо. - Но знаешь, это именно тот случай, когда совета я дать не могу. От этого выбора многое зависит. И никто не должен влиять на твоё решение.
        - Ладно. Тогда можешь ответить на такой вопрос: ты говорил, что многие хотят подобраться к сердцу Мироздания. Есть ли риск, что чёрный желает именно этого? Допустим, он собирается подобраться к сердцу через изнанку и накачаться силой, чтобы стать непобедимым.
        - За всё время чёрный ни разу не предпринимал попыток добраться до сердца. Это всё, что я могу тебе сказать.
        - Но ведь это не значит, что он не попытается?
        - Кто знает? - философски отозвался страж. Взволнованным он не выглядел.
        Я поняла, что ничего от него не добьюсь больше.
        - Ну ладно. Тогда ещё просьба. Глянь на этот браслет. Он несёт какую-то угрозу?
        Корсо мазнул взглядом цепочку на моём запястье и уверенно сказал, снова напомнив мне Лумара:
        - Нет. Это просто средство связи.
        - Спасибо. - Я собиралась прощаться, но вдруг спохватилась: - Погоди! А белый делал попытки добраться до сердца?
        - Нет, не делал. Стало легче? - хитро прищурился страж.
        - И всё-таки почему ты не хочешь дать мне совет, к кому лучше прислушаться? Ощущение такое, будто ты просто развлекаешься.
        - Ты важна для города, Алекс. И все твои действия и решения важны. Именно твои. Вмешавшись, я могу сбить тебя с правильного пути. Ты не допустишь какую-то ошибку, которую должна была допустить, чтобы запустить цепь нужных событий, не сделаешь какое-то мелкое и, может, на первый взгляд, неважное действие или не примешь нужное решение, и в итоге всё пойдёт по другому сценарию. Поэтому я могу дать совет только в том случае, если он уж точно никак не собьёт тебя с основного пути.
        Да блин! И этот туда же! Подобные рассуждения я слышала и от Лумара, и от бабули. Более того, я даже, кажется, понимаю, о чём они говорят. И всё равно обидно.
        - Большинство вот плевать хотело на последствия… - проворчала я, вспомнив Марлопу, которая прямо дала понять, что отказываться от предложения белого чародея - безумие. - Дают советы как миленькие!
        - Им, в отличие от меня, это делать позволено. Потому что их слова не имеют для тебя особого значения. А вот мои - другое дело.
        Я неохотно кивнула. Ну да, он прав. Если бы страж сказал мне, что с кем-то из чародеев сотрудничать не стоит, я бы его наверняка послушала. Ну потому что это страж. И он явно не стал бы мне рекомендовать то, что принесло бы вред Пряниксбергу. Собственно, из этих расчётов я и просила у него совета.
        Попрощавшись с Корсо, я отправилась в тот же переход, через который уходила в прошлый раз. И точно так же пришла в таверну, поднявшись по лестнице. Уже на подходе к своей комнате я вдруг вспомнила, что в этот раз попала к Корсо после того, как заснула.
        Мне вдруг стало страшно, что я открою дверь и увижу себя саму в кровати. Однако же обошлось. На кровати никого не было. Урля заразительно зевнул, скакнул на подушку и засопел.
        За окном занимался рассвет. Я выглянула на улицу и вдруг поняла, что таверна стоит на холме посреди леса. Пряниксберг виднелся вдалеке. Забавно. Может, она устала от посетителей и решила отдохнуть?
        Я рискнула ещё немного подремать. В этот раз снов вроде бы не было. По крайней мере, я их не запомнила.
        Проснулась я в хорошем настроении, приняла душ и заглянула в шкаф. В этот раз мой выбор пал на бирюзовый костюм с украшением из блестящих капелек, которые медленно стекали вниз, а потом огибали штанины, взбирались обратно и снова стекали. Причём, когда на плечо уселся Урля, капли преспокойно принялись его огибать с двух сторон. Он с восторженным уханьем начал их ловить. Это заняло его надолго.
        Осмотрев обувь, я вновь отдала предпочтение удобным туфлям с голубым пламенем. Ну всё, теперь я будто настоящая горожанка. Даже вместо двух кос я решила сделать две задорные шишки. И серьги надела в виде длинных прозрачных капель, вокруг которых вились мелкие белые огоньки (они тоже удостоились повышенного интереса моего питомца).
        Надо же, я начинаю привыкать к подвижным украшениям! Главное, не забыться и не уйти так как-нибудь в свой мир.
        Вниз я спустилась ещё до начала рабочего дня, так как планировала ещё поболтать с Марлопой.
        Она появилась в зале почти одновременно со мной и первой предложила выпить чаю. Видимо, думала о том же, о чём и я. Лумар, конечно, уже стоял на своём месте.
        Первые посетители появились очень быстро. Вообще, едва таверна переместилась на одну из улочек, как уже через несколько минут вошло сразу человек пять. А потом люди начали приходить почти непрерывно.
        Зал наполнился уже наполовину, когда произошло явление звёзд народу.
        Дверь таверны распахнулась, и туда вошли члены Гильдии защитников от сновидений под предводительством той самой стервозной блондинки, которая постоянно пыталась от меня избавиться в коридорах снов. Кажется, её звали Наллана. Что интересно, Валкиса и Фалфи среди них не было. Из семи защитников, кроме блондинки, знакомыми мне показались только один парень и одна девушка с мальчишеской стрижкой. Остальных я ни разу не видела.
        Народ обрадованно загалдел. Похоже, наша таверна постепенно становилась невероятно популярным в городе местом, в котором постоянно происходило что-то интересное. Люди приветствовали защитников сновидений, а те даже не обращали на них внимания. Зато они прошествовали ко мне, сидящей на высоком стуле у стойки с большой чашкой чая в руках.
        Впереди шла Наллана, она и начала разговор. Не удосужившись поздороваться, блондинка распорядилась:
        - Сделай нам коктейли, которые дадут дополнительные способности, как у Валкиса и Фалфи! И расскажи, каким образом тебе удаётся общаться с коридорами снов! Это умение поможет нам ещё эффективнее защищать горожан!
        Гости таверны ахнули. Кто-то из них с интересом посмотрел на меня, кто-то с осуждением на гильдийцев. Видимо, с осуждением смотрели те, кто был действительно заинтересован в моих коктейлях. Они-то знали, чем может обернуться моё испорченное настроение. А вот гильдийцы, которые держались особняком от горожан и, видимо, не особенно интересовались новостями, пока ещё не задумывались о том, какие могут быть последствия подобного выступления.
        Я уже приготовилась высказать всё, что думаю, как вдруг вмешался Лумар, каким-то неведомым образом возникнув прямо между мной и гильдийцами.
        - Ваш тон непозволителен при общении с моим сотрудником. Вам стоит изменить его или немедленно удалиться.
        Видимо, что-то промелькнуло в глазах хозяина таверны, либо же у него была какая-то особая репутация, так как смелые гильдийцы, которые привыкли еженощно (а порой и ежедневно) встречаться с шлобстерами, слегка сдали назад.
        ГЛАВА 18
        Однако Наллана, хоть и тоже явно чувствовала себя не в своей тарелке, сдаваться не хотела.
        - Ах да, ведь нам следовало сразу же обратиться именно к вам, как к хозяину заведения. Прикажите вашей сотруднице заняться коктейлями для нас! Мы видели, на что они способны! Вы ведь понимаете, как это важно для города и его жителей?! Чем лучше мы вооружены, тем лучше мы охраняем горожан!
        Она обернулась к посетителям таверны, ища горячей поддержки. И в другое время она бы её наверняка получила, но не сейчас. Кто-то смотрел на неё озадаченно, кто-то удивлённо, а большая часть откровенно осуждающе. Некоторые даже головой покачивали.
        - Да неужели вы не присоединитесь ко мне?! - опешила блондинка. Её товарищи тоже явно не ожидали подобной реакции и, хмурясь, переглядывались, с недоумением косясь на горожан. Да уж, не привыкли защитники встречать даже малейшее неодобрение. Обычно им всячески пытались угодить и соглашались со всем, что они говорили.
        - Вы знаете, что значит дар к интуитивной кухне? - ласково и жутко уточнил Лумар. Смотрел он не на Наллану, а на остальных защитников. - Знаете, на чём он завязан?
        Большая часть защитников неуверенно кивнула. Ага, видимо, дар действительно встречался очень редко. Они вроде и слышали о нём, но представление всё равно имели туманное. И новостями, видимо, и в самом деле не особенно интересовались. Может, слухи долетали, но желания разбираться не было. Мало ли, о чём народ треплется.
        А потом ещё Наллана налетела с возмущёнными высказываниями о том, что их, героев города, несправедливо отодвинули на задний план, хотя должны были в первую очередь наделить всеми возможными способностями, чем окончательно запудрила товарищам мозги.
        - Так на чём завязан этот дар, а? - ещё более мягко уточнил Лумар.
        - На… эмоциях, - отозвался один из парней.
        - Именно так. Знаете ли вы, что это значит? Это значит, что если мастер интуитивной кухни во время работы будет в плохом настроении, то его творение ни в коем случае нельзя будет употреблять. Иначе последствия могут быть непредсказуемыми. Вместо улучшения самочувствия коктейль вызовет ухудшение, а вместо приобретения новой способности может отняться уже имеющаяся. - По мере разъяснения лица у защитников вытягивались всё больше. - Неужели вы так готовы рисковать жизнью и здоровьем, что портите девочке настроение? Да ещё отнимаете возможность у жителей города, которых должны всячески защищать, улучшить своё состояние? Ведь после вашего ухода мастер интуитивной кухни останется в расстроенных чувствах! А знаете ли вы, как её коктейли способны помочь? Кто-то избавился от застарелого проклятия, кто-то залечил душевную рану, у кого-то затянулся шрам…
        Он замолчал, продолжая сверлить их взглядом.
        Ну и лица у них были!
        Только теперь до них в полной мере дошло, почему не последовало поддержки от горожан.
        Я искренне злорадствовала. Уж не потому ли Лумар начал им что-то объяснять, чтобы выправить моё настроение? С него станется…
        - А теперь подумайте вот о чём. Сможет ли Алекс, глядя на вас, не вспоминать этот эпизод и не испытывать отрицательные чувства при приготовлении своих коктейлей? Вряд ли. А значит, готовить для вас она не будет. И это для вашей же безопасности, поскольку получиться может что угодно. Возможно, некоторые из вас, те, кто пришёл сюда с требованиями по незнанию, смогут позже вернуться и извиниться за своё поведение. Но не все.
        Он глянул на Наллану. Осознав, что ей новых способностей уже точно не видать, да ещё и придётся разбираться с приятелями, которых она подставила, блондинка вспыхнула.
        - Я доложу городскому голове о том, что здесь происходит! Если эта девчонка может из-за личной антипатии приготовить коктейль, который кому-то навредит, - её умение опасно! Её не стоит допускать до готовки, пока она не научится управлять своим переменчивым настроением! Ведь вы подумайте, что будет, если вдруг во время работы она случайно вспомнит о чём-то не очень хорошем, или её цвет одежды какого-то посетителя начнёт раздражать! Она опасна! За такую работу не стоит браться эмоциональному и обидчивому человеку! А вот если я во время охоты на шлобстера позволю себе из-за какой-то ерунды утратить концентрацию, что будет?! Город пострадает! Поэтому я буду требовать у городского головы устранить её от готовки и запретить взаимодействовать с людьми, пока она не научится держать себя в руках и выполнять свою работу без оглядки на собственные чувства! Как это делаем мы, профессионалы!
        К концу речи горожане уже активно возмущались. Гул нарастал.
        Интересно, как она представляет себе дар, завязанный на эмоциях, без эмоций? Что-то мне подсказывает, что если получится их так перекрыть, чтобы ни на что не реагировать, то и коктейль будет просто никакой. Ни вреда, ни пользы. Хотя доля истины в её словах есть. Тренировки мне нужны, чтобы лучше понимать себя и свой дар.
        И горожанам я ни разу не навредила, поскольку обычно чувствую ещё до приготовления, когда не стоит и браться. Лишь один раз я дошла до конца, и получился Урля.
        - Городскому голове доложишь, значит? - очень нехорошо протянул Лумар. - Ну ладно…
        Договорить он не успел (думаю, к счастью для Налланы). Дверь открылась, и в таверну вошёл ещё один гильдиец в сопровождении Валкиса и Фалфи. У этого гильдийца на серебряном костюме имелись какие-то знаки. Они были не нашиты, а будто зависли в воздухе над поверхностью костюма в районе груди и плеч.
        Выглядел он очень мужественно (как, впрочем, и все защитники). Густые русые волосы с несколькими светлыми прядями были зачёсаны назад, пронзительные серые глаза казались невероятно яркими, а обтягивающий костюм демонстрировал, что мужчина находится в отличной форме. Впрочем, с такой фигурой и таким разворотом плеч этот двухметровый экземпляр выглядел бы отлично даже, пожалуй, в майке и трениках.
        При виде вошедших Наллана пискнула: «Командир?!» и застыла, как нашкодивший ребёнок в ожидании наказания.
        - Наллана! - возмущённо сказал Валкис и тут же затих, поскольку командир поднял руку, жестом приказывая замолчать.
        Мы с Лумаром обменялись ехидными взглядами. Нам обоим было интересно, чем это закончится, поэтому хозяин таверны решил пока повременить с позорным выдворением защитников.
        - Что здесь происходит? - Голос командира был звучным и хорошо поставленным. Обращался он, разумеется, к Наллане и её товарищам. Точнее, бывшим товарищам, судя по их взглядам в её сторону. - С какой целью вы сюда явились? Я очень надеюсь, что вы сейчас не сделали ничего такого, за что мне придётся извиняться! Особенно перед этой милой девушкой. - Он обернулся ко мне. - Развейте мои сомнения - вы и есть Алекс, специалист по интуитивной кухне?
        Я, помедлив, кивнула.
        - Отлично! - обрадовался командир. - В таком случае я пришёл за вами. Валкис рассказал мне о том, какую помощь вы оказали нашей Гильдии. Посовещавшись, мы решили, что именно у нас вам самое место. Только там ваш дар принесёт городу наибольшую пользу. Поверьте, это огромная честь. Обычно для того, чтобы попасть в наши ряды, нужно пройти строжайший отбор. Однако же для вас мы делаем исключение во имя мира в городе и безопасности горожан. Ваше рабочее место уже готово, и Валкис лично обязался помочь вам с переездом.
        Валкис широко улыбнулся, явно уверенный, что я очень обрадуюсь этому предложению. Хотя о каком предложении идёт речь? Меня ведь просто будто бы поставили перед фактом.
        Я чуть грязно не выругалась вслух. Лумар снова качнулся вперёд, но опять не осуществил то, что планировал.
        Дверь в очередной раз распахнулась, и в таверну ворвался парнишка в белоснежных одеждах, которые носили только служители из резиденции белого чародея.
        Он обогнул группу застывших посреди таверны людей, подскочил ко мне, бухнулся на одно колено, достал из кармана золотистый диск и положив его на ладонь, поднял вверх.
        Над диском возникло изображение белого чародея. Судя по всему, это была заранее сделанная запись.
        - О невероятная и одарённая Алекс! - торжественно провозгласило изображение голосом Эрлума. Все в таверне замерли, с жадным любопытством наблюдая за происходящим. - Приглашаю тебя сегодня на одно из важнейших событий в мире высокой магии - сбор величайших чародеев Пряниксберга и не только. Будет несколько специально приглашённых гостей - известнейших магов из других миров. Обычно на подобных встречах мы делимся какими-то открытиями, сделанными за последнее время, и обсуждаем важные вопросы. В этот раз я собираюсь предложить тему для обсуждения - вычисление маскирующихся злодеев и возможные способы преодолеть их защиту. Лучшие умы будут трудиться над решением поставленной задачи! Уверен, тебе это будет интересно. Кроме того, если ты не против, мне бы очень хотелось частью программы поставить демонстрацию твоего дара. Поэтому я очень надеюсь, что до вечера никто и ничто не испортит тебе настроение.
        Когда он это произнёс, Наллана спала с лица и, кажется, была близка к тому, чтобы упасть в обморок.
        А Эрлум продолжал:
        - Напоминаю, что по-прежнему жду твой ответ на предложение стать моей ученицей. - Люди в таверне дружно охнули и тут же замолчали, боясь упустить хоть слово. - О тех, кто тебе докучает, я уже поговорил с городским головой. Он обещал взять это дело под личный контроль. Но, напоминаю, пока ты не дашь ответ, мы связаны по рукам и ногам. Впрочем, обсудим это при встрече. Вечером я отправлю за тобой почётное сопровождение, чтобы ты могла без проблем добраться до места. Проходить сбор будет в моём особняке. С нетерпением жду новой встречи.
        Запись мигнула и погасла.
        Посланец убрал диск, встал с колена, низко поклонился мне и дунул прочь.
        Я задумалась. Нет, в целом мне было бы интересно посетить тусовку магов, особенно если там будет обсуждаться такой животрепещущий для меня вопрос. Но… он что, нарочно это послание передал так публично, чтобы все жители узнали о его предложении и на меня со всех сторон обрушилось давление? Мол, как можно не согласиться, когда сам белый предлагает?
        А ещё это можно трактовать, как предупреждение для возможных конкурентов - мол, не смейте её трогать, она моя. Или мне кажется?
        Я задумалась об этом и не сразу поняла, какая тишина воцарилась в таверне.
        Посетители смотрели на меня, как на чудо из чудес. Впрочем, это было уже не в первый раз. Но сейчас благоговение буквально зашкаливало.
        Защитники выглядели откровенно пришибленными, особенно Наллана и их командир.
        И только Валкис смотрел на меня с сожалением. Похоже, он очень хотел, чтобы я стала частью команды.
        - Вы… - у командира сорвался голос, и он как-то смущённо откашлялся. - Вы, значит, ученица Светлейшего?
        Не поняла? У него и сомнений нет, что предложение Эрлума будет принято? Небось, и другие так же думают?
        - Нет, - сказала я. - Мне предложили ею стать, но я ещё не дала согласия.
        Он кивнул (пропустив мое уточнение мимо ушей), а потом сказал, осторожно подбирая слова:
        - Прошу меня простить, я не сразу разобрался в ситуации. Разумеется, мы на вас в таком случае не претендуем. Да и вообще не стали бы ничего делать против вашей воли, вы же это понимаете? Я просто озвучил… эээ… предложение. Прошу прощения, если прозвучало категорично. - Он облизнул губы и, не разглядев признаков дружелюбного понимания на моем лице, окончательно стух. - Как я могу загладить вину?
        - Какую вину? Вы же вроде ничего мне не сделали, - отозвалась я.
        - Не хочу быть тем, из-за кого вы придёте на мероприятие к Светлейшему расстроенной, - со вздохом пояснил командир, припомнив услышанное в послании чародея пожелание по поводу моего хорошего настроения.
        - Понятное дело, - согласилась я. - Не волнуйтесь, я не собираюсь жаловаться на вас белому чародею или кому бы то ни было. Я с большим уважением отношусь к вашей работе и знаю, насколько она важна.
        - Что ж, вам очень повезло, что Алекс так отходчива, - ровно заметил Лумар. - А теперь покиньте мою таверну. Здесь вам больше не рады.
        - Но я надеялся, что у нас получится договориться насчёт коктейлей… - начал было командир, как вдруг неведомая сила буквально вымела всех защитников прочь.
        И я не стала спорить. Сейчас мне не хотелось видеть даже Валкиса с Фалфи. Могли ведь сначала со мной обсудить, хочу ли я уходить из таверны и вступать в Гильдию. А уж потом бы шли науськивать на меня командира.
        Пока все, включая Марлопу, потрясённо молчали, переваривая произошедшее, Лумар подошёл ко мне и тихо спросил:
        - Всё хорошо?
        - Как ни странно, да. Спасибо, что не вышвырнули их сразу, а дали им возможность понять, в чём они не правы. Уверена, вы в итоге и командира бы раскатали, как блинчик, своими аргументами, если бы не появился служитель белого. Вообще, вышвырни вы их моментально, я бы наверняка чувствовала себя намного хуже. А так их потрясённый вид после осознания собственных поступков уничтожил весь гнев в зачатке. На то и был расчёт, да?
        - Вроде того.
        - В целом я даже понимаю, чем они руководствовались. Сегодня ночью мне удалось увидеть в деле подаренные мной способности. Это было грандиозно и жутко.
        - И это не предел, - Лумар отреагировал так, словно знал, о чём я говорю. Интересно всё же, какие секреты у этого загадочного дядьки? Корсо вот его знает…
        Коктейли я сразу готовить не стала. Впрочем, народ и не требовал - у них было чем заняться. Они активно обсуждали всё произошедшее и явно пока были не в состоянии прекратить.
        Марлопа заторможенно их обслуживала, то и дело останавливаясь и слушая разговоры. Закончив с разносом заказанных блюд, она пристала ко мне. Пришлось раньше времени уйти на перекус, чтобы всё с ней обсудить. Впрочем, о моих переговорах с белым чародеем она знала больше других. Думаю, её мучила невозможность поделиться этим с любопытствующими гражданами. А вот про наши совместные ночные приключения с защитниками сновидений я ей не рассказывала. Пришлось кратко рассказать. Про Корсо я, конечно, не упоминала.
        Потом, когда мы с Марлопой уже обсудили всё, что можно было, я собралась всё же взяться за коктейли, но тут началось такое, что о коктейлях пришлось забыть.
        В таверну вошёл неприметный с виду мужчина. Невысокий, подвижный, он вполне мог быть каким-нибудь предпринимателем средней руки.
        Правда, его тёмно-серый костюм с вишнёвыми нашивками на груди был для Пряниксберга непривычно строгим, с острыми плечами и прямыми брючинами без стрелок. Даже туфли с загнутыми вверх носами выглядели не так забавно и легкомысленно, как у остальных жителей города.
        - Приветствую, городской голова, - ровно сказал Лумар.
        Гости глянули на вошедшего с интересом, но достаточно спокойно по сравнению с предыдущими важными гостями.
        Я же удивилась и рассмотрела мужчину уже более внимательно. Казалось, что ему лет тридцать или тридцать пять. Впрочем, в Пряниксберге я ни разу не видела откровенно пожилых людей, да и в целом как-то не удосужилась поинтересоваться, какая продолжительность жизни здесь считается нормальной, поэтому возраст мог быть каким угодно.
        Лицо у мужчины было приятным и в целом располагающим. Хотелось обменяться с ним шуточками, хлопнуть по плечу… почему-то слабо верилось, что он способен отдавать приказы. Но когда я встретилась с ним глазами, как-то вот поняла, что всё это только видимость. На деле он наверняка уже ухватил взглядом все детали и оценил обстановку. А ещё было в нём что-то такое… интересное. Угадывалась некая глубина, но на уровне чутья. Внешность же вводила в заблуждение.
        - Рад видеть, Лумар, - голова почтительно поклонился, будто здоровался не с хозяином таверны, а с ровней. - Могу я попросить тебя уделить мне несколько минут твоего драгоценного времени?
        Казалось, что это просто вежливая форма приказа - ведь не мог же Лумар отказать городскому голове? Однако я вдруг поняла, что голова действительно спрашивает разрешения.
        - Разумеется. Пройдём в мой кабинет.
        Они ушли. Мне сразу стало не по себе - главный зал без Лумара выглядел непривычно. Эй, а может, тревога не связана с отсутствием хозяина? Всё-таки мне обычно комфортно на территории таверны, даже если я нахожусь далеко от торгового зала и торчащего за стойкой Лумара. Я принялась осматриваться, ища причину тревоги, и внезапно увидела через окно, как ко входу в таверну быстрым шагом направляются Игорь с Ником. Лица у них были недовольные, будто они делали что-то крайне для себя неприятное, однако же сворачивать с выбранного пути парни явно не собирались.
        Я вдруг поняла, что они вот-вот войдут в зал.
        Марлопа как раз составляла заполненные тарелки с подноса на стол, увлечённо болтая с людьми. Да и в целом помочь мне она вряд ли могла. И до лестницы я добежать не успевала, поэтому нырнула за стойку и в тот же миг услышала, как открывается входная дверь.
        Честно сказать, я слегка запаниковала. Урля тут же зашевелился, реагируя на эмоции. Я шепнула ему: «Тс-с-с! Не вздумай меня выдать!» К счастью, он затих, хоть и недовольно нахохлился.
        Так, а что, собственно говоря, я паникую? Лумар же говорил, что таверна не даст им ничего со мной сделать. Если они попытаются напасть, она просто вышвырнет их прочь. Да, наверняка так и будет. Но проверять не хочется. Лучше подожду, пока вернутся Лумар с городским головой. Может, они сразу и схватят моих преследователей? Было бы здорово…
        Вот только как скоро они вернутся? Что-то не хочется мне всё это время сидеть тут. Ещё Марлопа может заглянуть и громко спросить, что я тут делаю, выдав тем самым моё местоположение…
        В последние дни со мной частенько что-то происходило во время эмоциональных вспышек, вот и сейчас стена, на которую я опёрлась спиной, внезапно начала отходить назад. Чудом сумев не завалиться, я обернулась и увидела низкую квадратную дверцу, похожую на дверцу шкафа (уверена, мгновение назад её не было!).
        Похоже, меня куда-то приглашают. Что ж, игнорировать приглашение не стоит, тем более, что сейчас как раз очень хочется ускользнуть из зала. Не раздумывая больше, я нырнула в проём.
        Может, это Корсо помог опять? Но я его не звала - забыла, что можно.
        Однако едва мелькнула такая мысль, как я тут же поняла, что окружающее пространство не имеет ничего общего ни с коридорами снов, ни с привычными уже землистыми переходами.
        Сначала где-то с минуту я действительно будто ползла сквозь стенной шкаф, а потом он внезапно кончился. Помещение, в котором я оказалась, было просторным, светлым и бесконечно длинным.
        Оглядевшись, я поняла, что нахожусь будто внутри стены таверны. Только вот это внутреннее пространство было совсем не тесным. Примерно метра два шириной. С одной стороны от меня были не особенно плотно пригнанные друг к другу доски, а с другой за прозрачной, будто бы стеклянной, поверхностью располагался торговый зал.
        Я видела, как Ник и Игорь беседуют с Марлопой и спрашивают у нее, как можно встретиться с мастером интуитивной кухни. Она в растерянности озирается, ища меня взглядом, просит минуту подождать и идет к комнате для персонала. Игорь как бы невзначай заглядывает за стойку и при этом то и дело морщится, будто ему обувь натирает или что-то в этом роде. Ник же со своей лучшей улыбкой следует за Марлопой, откровенно с ней флиртуя, но при этом всё чаще почесывается в разных местах и старается делать это незаметно.
        Судя по всему, им и правда очень здесь неуютно.
        По возвращению из комнаты для персонала, в которой меня предсказуемо не обнаружилось, Ник и Игорь не ушли, а присели за один из столиков.
        Интересно, сколько они вытерпят?
        Меня при этом никто из них явно не видел.
        Я огляделась. Мне показалось, что за досками что-то будто мерцает. Вспомнив, как из своей комнаты подглядывала за родителями и смотрела сюжеты из разных миров, я подошла поближе и заглянула в щель.
        Там и в самом деле транслировалось очередное видение.
        Я увидела бегущего человека. Он нёсся вперёд по траве по направлению к деревьям. А за ним неслись демоны. Там были и те, которых я встретила на остановке, и крысы-сколопендры из переулка, и несколько совершенно мне незнакомых разновидностей демонов, например, некое подобие зубастой чёрной лягушки размером с человека.
        Но самое важное - во главе этого ужасающего воинства нёсся чёрный чародей. Он именно бежал, а не летел и не ехал. И при этом не уставал и не отставал. Он будто даже наслаждался бегом.
        Хотя типичным бегом это не было.
        Казалось, что он скользит, стремительно и плавно. И снова я подумала, что есть в нём что-то змеиное.
        Сейчас, глядя на него не своими глазами, а с помощью таверны, я видела то, что сама увидеть пока никак не могла. А именно - его жуткую ауру, беспросветно чёрную, с отпечатком смертей. Только теперь я поняла, о чём говорила Марлопа, когда утверждала, что жители Пряниксберга чувствуют эту давящую энергетику. Такая аура никак не могла принадлежать хорошему человеку.
        ГЛАВА 19
        Погоня приближалась.
        Признаться, у меня сердце зашлось от ужаса за беднягу, который пытался оторваться от всего этого жуткого воинства всевозможных чудовищ. Он выглядел обычным горожанином в своей панаме, заляпанной тёмно-синей кофте и грязных, особенно в области коленей, штанах.
        И только где-то в глубине души скользнуло недоумение - как ему удаётся убегать? С какой же скоростью он несётся, если его ещё не поймали?
        Наконец, одна из жутких лягушек совершила какой-то невообразимый прыжок и приземлилась прямо перед жертвой.
        Я поняла, что сейчас увижу, как демоны рвут бедолагу на части. Мой питомец уже рычал, не переставая, буквально подпрыгивая у меня на плече. Он в щель не заглядывал, зато чувствовал, как меня потряхивает, и поэтому направлял свою угрозу тем противникам, которых видел в зале таверны. Хорошо, что они нас не слышали.
        Однако демоны кидаться не спешили. Окружив жертву плотным кольцом, они делали выпады и вхолостую щёлкали зубами, заставляя мужчину держаться внутри круга.
        Честно сказать, мне не хотелось смотреть на то, что будет дальше, но я будто оцепенела и отодвинуться не могла.
        Тем временем чёрный чародей с жуткой усмешкой приблизился к мужчине. Тот смотрел на своего палача с ужасом.
        К сожалению, глядя на всё происходящее с помощью таверны, я видела и облако эмоций Варленна. У него не было жалости к этому человеку. Злости он тоже, впрочем, не испытывал. Ему будто было плевать. Однако он совершенно точно шёл сейчас убивать.
        Как же предотвратить неизбежное? Я рвалась туда всей душой, но ничего не могла сделать.
        Варленн медленно протянул руку к голове застывшего мужичка и… сорвал с него панаму.
        Демоны дружно взвыли.
        Я вздрогнула от этого пронзительного воя, заставив Урлю недовольно заворчать, а потом дёрнулась ещё раз, когда увидела, что на лысой голове этого человека сидит красный паук с брюшком в виде рубина. Честно сказать, больше всего этот паук походил не на живое существо, а на какое-то экзотическое украшение. Вместо ног у него были вонзившиеся в голову тонкие изогнутые шипы.
        - Вот ты и попался, - сказал чёрный.
        А потом протянул руку к пауку.
        Тот издал визгливо-скрежещущий звук и попытался глубже вознить шипы в голову человека.
        Тогда Варленн аккуратно тронул пальцем то самое украшение в виде маленького металлического дракончика у себя на ухе. Дракончик встрепенулся и взлетел в воздух. Он на мгновение завис, а потом метнулся к пауку, прямо под брюшко, и снизу дохнул в него струёй чёрного пламени. Паук обуглился в мгновение ока, не успев среагировать.
        Варленн уже без опаски взял его (лапы безвольно обвисли, выскользнув из жертвы) и выкинул в сторону. Голова мужичка от пламени не пострадала. Зато в ней осталось несколько небольших отверстий от шипов.
        Сам он после гибели паука со всего размаху сел на землю и там и застыл, моргая. Вид у него был, как после пробуждения.
        Дракончик вернулся на ухо, снова улёгся на него сверху, вцепился в хрящ и застыл.
        - Голова болит, - впервые подал голос мужичок. - Ой… демоны?! Чёрный?!
        - Это пройдёт, - равнодушно отозвался Варленн, пропустив мимо ушей последние восклицания. - Ты легко отделался.
        Он хмыкнул и помчался прочь. Демоны, радостно взвыв, рванули за ним. До мужика больше никому не было дела. Впрочем, я успела увидеть, как он медленно поднялся и сделал несколько неуверенных шагов в ту сторону, откуда до этого бежал.
        Потом щель потемнела, будто бы её что-то загородило.
        Я задумчиво опустилась на тёплый, как и везде в этой таверне, пол, прислонившись спиной к доскам. В торговом зале по-прежнему сидели мои враги. Они даже сделали заказ, но выглядели из рук вон плохо.
        Игорь уже морщился, не переставая, а ещё его лицо вспотело и пот время от времени скатывался по вискам. Ник же чесался так активно, будто на его коже кишмя кишели муравьи.
        - Не могу больше! - наконец, заорал он, вскочил из-за стола и кинулся прочь. Игорь последовал за ним.
        Что интересно, обедавшие горожане отреагировали на это спокойно. Та самая магия, которая отводила от парней лишнее внимание, продолжала действовать.
        Лумар ещё не вернулся - видимо, его беседа с городским головой затянулась. Я тоже торопиться обратно на рабочее место не стала. Мне хотелось поразмыслить над увиденным.
        И всё-таки, что за противоречивое создание этот Варленн?
        Я видела его жуткую ауру, которая совершенно определённо не может принадлежать доброму чародею. И при этом ни он, ни его демоны мужчину не тронули. Даже дракончик действовал так, чтобы пламя случайно не попало на голову. Более того, если бы Варленн просто сдёрнул паука, тот явно вцепился бы ещё глубже. А так получилось бережное удаление. Кстати, эмоции чёрного, увиденные мной, не соврали. Он шёл убивать. Только не человека, а паука.
        Да и со мной ситуация неоднозначная. Встретив меня в лесу, он не был обязан проявлять любезность по отношению к девушке из другого мира. Мог для развлечения и демонами шугануть. Но им он показаться в тот раз не дал, а сам ещё (и я отлично это помню!) уговаривал меня всё-таки посетить Пряниксберг, так как город так просто никого не призывает. И проводил, и совет отличный дал - прислушиваться к себе и не игнорировать порывы. Если бы я его не встретила, то, вполне возможно, до таверны так бы и не дошла. Хоть и в тот раз, надо признать, он делал это с таким видом, будто ему на самом деле всё равно. Однако если убрать слова и оставить поступки, то вырисовывается другая картина.
        И в подворотне он подрядился отпугнуть моих преследователей, да ещё и самым безобидным образом. Не демонами их шокировать, а просто самому показаться, зная отношение жителей к его персоне.
        И всё это ещё до того, как он понял, что я ему могу быть очень полезной.
        Но вот его жуткая аура… это как объяснить?
        И как объяснить, что он отталкивает людей и создаёт отвратительных на вид демонических прислужников, которые вообще не вписываются в атмосферу гармоничного Пряниксберга? Мог же не делать такой упор на жуткий вид!
        Конечно, после встречи с ними жители видят чудищ во снах, которые могут стать шлобстерами.
        В общем, странно это всё. Учитывая ауру и эмоции, можно подумать, что он то ли наказание здесь отбывает, вынужденно охраняя город и жителей, то ли зачем-то обманывает сам город, так как у него есть какой-то коварный план. Например, он не хочет, чтобы страж подумал, что ему интересно сердце Мироздания.
        А сам годами живёт тут, втираясь в доверие не к людям, а именно к городу, заодно понемногу прощупывает пути достижения цели, чтобы в один момент нанести удар. И вот он дождался - появилась я.
        Может такое быть? Вполне.
        И всё-таки в этом случае ему было выгоднее не создавать себе такую жуткую репутацию и не пугать горожан демонами. Ведь так? Так что снова несостыковка. Хотя, конечно, я допускаю, что могу что-то упускать из внимания.
        В зале появились Лумар с городским головой. Голова ушёл, а хозяин таверны огляделся по сторонам, будто бы даже принюхался, поведя носом в ту сторону, где сидели иномирцы, а потом глянул на меня прямо сквозь стену. И я готова поклясться, что он меня увидел!
        Да, точно увидел, поскольку в следующий момент Лумар поманил меня к себе.
        Я встала с пола, сделала пару шагов вперёд и… прошла сквозь прозрачную стену, практически не ощутив сопротивления.
        - Ой, я и не заметила, как ты пришла! - защебетала Марлопа. - Тебя тут два мальчика искали. Симпатичные и вежливые, но напряженные будто какие-то.
        - Ага. Это те самые парни, которые меня преследуют. Я еле успела спрятаться.
        Лумар нахмурился.
        - Правда? - опешила подруга. - А я готова была поклясться, что это самые добропорядочные из наших горожан! Мне даже показалось, что я их знаю и внутри возникло такое чувство, что я всегда хорошо к ним относилась…
        - Очевидно, так работает их защита. Даже чёрный был уверен, что видит перед собой обычных горожан.
        При упоминании Варленна подруга невольно передёрнула плечами.
        Лумар задумчиво переводил взгляд с меня на Марлопу и обратно. Правда, мыслями своими делиться не спешил.
        Он разлепил губы только тогда, когда я посетовала:
        - И как теперь работать, если они в любой момент могут вернуться?
        - Здесь они тебя не тронут, а если попытаются, то их в тот же миг вышвырнет отсюда.
        - Эх, вот было бы здорово, если бы их вообще сюда не пускало…
        - Так просто моё заведение никого не выбрасывает, если гость не нарушает правила. Судя по словам Марлопы, они вели себя с ней очень любезно, поэтому не вылетели сразу. Но даже в этом случае им наверняка было весьма неприятно тут находиться. Ведь так?
        - Это точно, - подтвердила я.
        - А при повторном посещении дискомфорт будет ещё больше. Если же они дадут хоть малейший повод и вылетят отсюда, то лучше бы им в следующий раз даже мимо моего заведения не проходить. - Лумар ухмыльнулся так жутко, что я поёжилась и заранее посочувствовала тем, кто приходит сюда с нечистой совестью, да ещё и правила нарушает. Надо думать, они начинают ожесточённо чесаться, даже если прогуливаются по соседней с таверной улице.
        - Что ж, вы меня успокоили. Впрочем, я подозревала, что бояться нечего, но всё равно ужасно не хотелось показываться им на глаза.
        С другой стороны, всё не зря, ведь если бы я не спряталась, то не побывала бы внутри стены и не увидела бы любопытнейший эпизод из жизни чёрного чародея.
        - Ой, у меня ещё один вопрос имеется! Лумар, знаю, вы советов не даёте, но… как думаете, стоит ли мне идти на тусовку… то есть, собрание магов к белому?
        - А хочется?
        - Ну… интересно, вообще-то. И познакомиться с магами Пряниксберга, а также других миров интересно, и тему там будут обсуждать важную для меня.
        - Если хочется, то точно надо сходить. Не знаю, найдёшь ли ты там то, что ищешь, но, возможно, это поможет тебе определиться с выбором.
        С выбором? Он имеет в виду выбор между чёрным и белым? Ну конечно, какой же ещё… Что ж, Лумар ответил в точности так, как думала и я сама. Значит, решено.
        - К коктейлям вернёшься? - уточнила Марлопа.
        - Не думаю, что стоит, - опередил меня Лумар. - Во-первых, состояние сейчас вряд ли оптимальное. Во-вторых, в свете последних событий не помешает лишний раз напомнить жителям, почему Алекс не стоит ни к чему принуждать. - Он повернулся ко мне и пояснил: - Если хочешь, чтобы это уложилось в головах, лучше иногда делать вот такие показательные выступления. Именно в твоем случае это, пожалуй, необходимо. Наверняка ещё в ближайшее время найдутся желающие провернуть то, что провернули гильдийцы, чтобы тебя заполучить.
        - Городской голова тоже за этим приходил?! - вдруг дошло до меня.
        - Ну, он, конечно, аккуратно намекнул, что ему очень пригодились бы твои умения на службе города. Но его опасаться не стоит. Он - очень умный мужчина и быстро схватывает, что к чему. Я ему всё объяснил, и он понял.
        - Так я вроде и так на службе города, разве нет? Какая разница, где я нахожусь - в таверне или в резиденции главы? Суть-то не меняется. Я помогаю горожанам.
        - Ему хотелось бы, чтобы ты, во-первых, подняла его авторитет среди жителей. А то куда это годится - ходят за помощью ко всем, кроме него. У белого чародея очереди, а сейчас ещё и в таверну народ начинает постепенно подтягиваться. В приёмной же головы по прежнему пусто. Во-вторых, если бы ты усилила новыми способностями стражу, это помогло бы им стать более эффективными…
        - Я поняла, не продолжайте! А он точно всё понял и не будет настаивать?
        - Точно. На его счёт можешь не волноваться. Я специально потратил время, чтобы разъяснить ему все тонкости твоего дара. Привёл пример, что выпивший коктейль стражник вместо новой способности может, наоборот, внезапно осознать, что всю жизнь занимался не тем, и уйти реализовывать мечту. Результат нельзя спрогнозировать. В общем, сошлись на том, что если вдруг он почувствует, что твоё умение может чем-то помочь, то он может направлять сюда своих людей. Но готовить ли для них - решать будешь ты и только ты.
        - Спасибо. Жаль, конечно, разочаровывать собравшихся здесь ради меня посетителей, но… вы правы. Честно сказать, меня буквально тянет прогуляться по городу. Только вот страшно, что опять встречу своих преследователей…
        Марлопа активно закивала. Кажется, она чувствовала себя виноватой, что не распознала врага. Хотя, конечно, причин для этого не было.
        - Если тянет, надо идти. Здесь, в Прянксберге, лучше не игнорировать подобные настойчивые желания, - сказал Лумар. - Думаю, в таком состоянии, даже если ты встретишь врагов, значит, тебе нужно было их встретить.
        - Думаете? Ну не знаю…
        - Главное, прислушивайся к себе и отдайся течению. Позволь этому самому внутреннему ощущению себя вести. Кроме того, если вдруг это решение окажется ошибочным, ты сможешь позвать на помощь.
        Он опустил глаза на браслет. Я поняла, что он имеет в виду. Лумар умел складывать два и два, особенно учитывая то, что я спрашивала у него совета по поводу этого браслета после визита чёрного.
        Что ж, пожалуй, рискнуть стоит. Есть ведь ещё вариант воспользоваться в крайнем случае услугами Корсо, если вдруг меня снова загонят в тупик.
        На улицу я выходила с содроганием. Покидать безопасное убежище жутко не хотелось. Казалось даже, что вся команда Арса дежурит поблизости от крыльца в полном составе. Впрочем, едва я вышла на крыльцо, как таверна перескочила (вместе со мной, естественно).
        Мне впервые довелось увидеть, как именно это происходит. Улица дрогнула и исчезла. На долю мгновения мы оказались в чёрно-синей пустоте, переливающейся искрами бесконечного множества звёзд. А потом вокруг оказалась… окраина. Очень знакомая мне окраина, та самая, с мохнатыми деревьями.
        Я спустилась с крыльца, слегка ошарашенная перемещением. Зато уж тут-то вряд ли кто дежурит… А если без меня в таверну заявится ещё кто-то из команды Арса, то пусть имеют дело с Лумаром.
        В первый момент было некоторое замешательство. Я пыталась прислушаться к себе и понять, куда идти, но магическая интуиция работала как-то не так. Чем больше я прислушивалась, тем слабее становилось ощущение.
        Наконец, я решила отпустить ситуацию. Порой, чтобы достигнуть цели, нужно обмануть разум, сосредоточившись на чём-то другом. Лично у меня в жизни это срабатывало, поэтому я решила для начала дойти до мохнатых деревьев и погладить их, потом поесть ягод с куста, а уж потом, если цель маршрута не прояснится, то просто упорно идти вперёд.
        Мохнатые деревья завидели меня издалека и принялись махать ветками и восторженно мурлыкать. Урля при виде этих созданий впал в экстаз. Едва мы приблизились, как он заскочил на ближайшую ветку, потом перескочил на другую, добрался до ствола и восторженно попытался обнять его лапами, зарыв мордашку в густую пушистую шерсть. Дерево на мгновение замолчало, потом замурлыкало втрое громче.
        Я принялась гладить этих милейших существ, злорадно думая, что уж сюда-то мои преследователи точно ни за что не подойдут.
        Когда я устала гладить и почёсывать протягиваемые мне ветви и принялась искать взглядом Урлю, то обнаружила его в абсолютно медитативном состоянии на вершине одного из деревьев (причём не того, с которым он обнимался до этого). Мой питомец сидел, обняв вершину, лениво обозревал окрестности и здорово походил на пушистую шишку.
        - Урля, - позвала я, заподозрив, что он решил тут остаться. Но нет.
        Он с явным сожалением погладил верхушку, что-то пробормотал, и дерево, немыслимо изогнувшись, аккуратно опустило его мне в руки.
        Я, строго следуя маршруту, направилась к ягодным кустам, но задумалась о чём-то и сама не заметила, как прошла мимо. Опомнилась только в тот момент, когда поняла, что иду не по знакомой утоптанной дорожке, ведущей к остановке, а по какой-то лесной тропе.
        Оглядевшись, я поняла, что не представляю, где нахожусь. Что ж, пожалуй, так даже лучше. Теперь точно нет других ориентиров, кроме внутреннего. Так что буду идти… нет, не прямо. Лучше по дорожке. Не хочется пробираться через какой-нибудь бурелом. Хотя в этом милом лесу буреломов может и не быть.
        Тропа упёрлась в ограду.
        Эта ограда возникла передо мной в гуще деревьев так внезапно, что я слегка растерялась.
        Честно сказать, из какого материала она была сделана, мне определить не удалось. Это было нечто серо-чёрное, состоящее будто бы из чешуек или чего-то похожего.
        Никаких признаков входа в этой ограде не имелось, поэтому пришлось идти вдоль неё.
        Наконец, деревья закончились и я вышла на поляну, получив возможность рассмотреть, что за сооружение находилось с той стороны ограды.
        Это был чёрный замок. Не особенно большой (высотой максимум с пятиэтажный дом в моём мире), но зловещий. От его стен то и дело отделялись сгустки тьмы, которые на некоторое время зависали в воздухе, а потом не спеша таяли.
        Внезапно я заметила, что за мной наблюдают. На вершине ограды, вдоль которой я шла, сгрудились пухлые мохнатые мячики со злыми жёлтыми глазами. Они таращились на меня так, что мне стало не по себе.
        Я сделала шаг вбок. Мячи всей колонной сдвинулись следом, всем видом показывая, что глаз с меня не спустят.
        Урля издал грозный рык (который от него всегда звучал очень забавно). Шары встопорщились, распушились и злобно зашипели, как разгневанные коты.
        - Тихо, тихо, - пробормотала я, цыкнув на своего воинственного питомца. - Мы тут ненадолго, сейчас уйдём…
        Неподалеку раздалось веселое пение. Оно доносилось из леса и постепенно приближалось.
        От несуразности этих звуков и от несоответствия их общей атмосфере стало почему-то ещё страшнее.
        Из-за деревьев показался большой таксо-кот (надо, кстати, узнать, как называются эти животные), запряженный в телегу. Однако же телега двигалась без колёс, просто плавно скользя по воздуху. На телеге стояло множество корзин, плотно закрытых крышками.
        А на коте ехал верхом встрёпанный паренёк, одетый так, что аж глазам было больно: он умудрился сочетать ярко-зелёную рубаху, красные штаны, синие ботинки и оранжевый ремень.
        Если я была рыжей, то он был золотистым и веснушчатым настолько, что невозможно было смотреть без улыбки.
        Жизнерадостнее человека я, кажется, в жизни не видела. Улыбка смотрелась на его лице так органично, словно прописалась там без права на выселение.
        Увидев меня, он заметно опешил. Но из-за улыбки выглядело так, будто он восторженно изумился.
        - Ты чего тут гуляешь? Из другого мира, небось? - с интересом уточнил лохмач-улыбака, рассматривая… Урлю.
        - Ага. А как ты догадался?
        - Местные сюда ни за какие пирожки не придут.
        Он усмехнулся, спешился, безо всякого страха подошёл к стене и постучал прямо по ней, заорав во всё горло:
        - Эй, хозяин, еда прибыла, встречай!
        В стене распахнулись кожистые змеиные глаза, а потом она зевнула зубастым ртом, выпустив пять знакомых демонов.
        Урля изумлённо ухнул.
        Тааак. Кажется, я знаю, чей это дом!
        Демоны деловито подошли к повозке. Кот на них не отреагировал. Он вообще сел на мохнатую попу и принялся вылизывать переднюю лапу, полностью отдавшись этому процессу. Такие мелочи, как жуткие чудовища в непосредственной близости от него, его не интересовали от слова совсем.
        Парень начал энергично сгружать корзины с повозки на землю.
        Демоны принялись подхватывать зубами корзины за ручки и по очереди относить их за ворота. К слову, за воротами царила тьма. Разглядеть, что творится за этой тьмой, было невозможно.
        Пока демоны уносили товары, парень терпеливо ждал, добродушно поглядывая на меня.
        - Что в корзинах? - не удержалась я.
        - Еда всякая, продукты, ну и, конечно, мои коронные пирожки с блаженикой, ещё с мясной ягодой, да с джемом из листьев кремового дерева. Язык проглотишь!
        Вот так поворот!
        Зло может любить пирожки?
        Я рассеянно проводила глазами очередную исчезнувшую за «воротами» корзину.
        - Как же ты не боишься доставлять сюда товар? - Вопрос вырвался сам собой.
        - А чего бояться-то? На редкость надёжный клиент! Нет, поначалу-то жутко было, да деньги нужны были очень. А конкуренция большая. Так что я решился предложить услуги тёмному чародею и не прогадал. Первые раза два-три едва не обделался, когда энти-то ко мне вышли, а теперь привык. И вот что я тебе скажу: таких золотых клиентов ещё поискать надо. Платит втрое больше, никогда никаких проблем не возникает. Я на него молюсь! Правда, соседям об этом не рассказываю. Не поймут. А если поймут, то ещё кто-то может на моё место захотеть. Нет уж!
        Наконец, последняя корзина исчезла за воротами. Один из демонов вышел в последний раз и подошёл к парню. Он нёс в зубах увесистый кошель. Парень его принял и повесил себе на пояс, а потом запрыгнул на кошку, послал мне широкую улыбку и… уехал.
        Подождав, пока он скроется за деревьями, я ещё раз окинула жилище чёрного чародея взглядом.
        В этот момент кто-то вкрадчиво проговорил на ухо, заставив подпрыгнуть на полметра:
        - Стоять-то долго будешь? Заходи уже!
        - Да я уж уходить собиралась, - выдохнула я, схватившись за сердце.
        - Уверена? - насмешливо вопросил Варленн, вышагивая из распахнувшихся в очередной раз ворот (кстати, не спроста ли в слове «ворот» есть рот? Боже, какая хренотень лезет в голову…). - Может, передумаешь?
        Не знаю, какие там процессы творились в моём сознании, однако я, уже открыв рот, чтобы ещё раз категорично отказаться, ответила:
        - Может, и передумаю.
        И сама опешила от собственной смелости. Один вид замка пробуждал внутри огромнейшее желание убежать отсюда. С другой стороны, я же ему нужна. И он знает, что под принуждением мой дар не работает. Так что вряд ли решит отдать меня на растерзание демонам или ещё что-то в этом роде.
        - Тогда прошу, - он поклонился вроде вежливо, но лёгкая издёвка всё равно будто чувствовалась.
        Я подошла к этим, прости господи, воротам и поняла, что не сделаю больше ни шагу. Почему-то не оставляло ощущение, что глаза в стене смотрят с гастрономическим интересом, будто стена ждёт не дождётся, когда попробует меня на зубок.
        - Я передумала. В этом ведь нет никакой нужды, если так рассуди…
        Не дослушав, Варленн лёгким движением поднял взвизгнувшую меня на руки и, не дав мне опомниться, шагнул в этот зубастый рот.
        Нас окутала плотная густая тьма.
        Я практически ощущала её всем телом. Она будто с любопытством трогала меня, исследовала, прикасалась к коже, одежде, волосам.
        Я как-то невольно прижалась к Варленну плотнее.
        - Никто тебя не тронет, - сказал он. Удивительно, но насмешки я не услышала. Или мне показалось? В любом случае вряд ли это было сочувствие. Я не уверена, что он вообще может его испытывать. Даже спасая того бедолагу-мужичка, он не ощущал ни капли жалости - это я знала точно, ведь в тот момент его эмоции были открыты мне.
        В этой густой тьме звуки скрадывались и слышалось лишь сердитое бормотание Урли, которому тьма пришлась не по нраву.
        Наконец, спустя добрых минут пять этого путешествия на руках (долговато как-то, учитывая время, за которое демоны с корзинами сновали туда-сюда), тьма неохотно начала рассеиваться.
        - Это каждый раз так долго? - уточнила я с подозрением.
        - Нет, - ровно ответил чародей и замолчал так, что стало ясно - никаких пояснений не будет.
        Внутренний двор, в который мы попали, выглядел неожиданно ухоженным.
        Посредине бил фонтанчик, над которым застыла радуга. Он был обложен разноцветными круглыми камнями. Ещё имелся газон. Как-то вот сразу было понятно, что его не стригли, однако трава росла на удивление ровно (и вообще казалась будто причёсанной), а полевые цветы выглядели непривычно крупными и яркими (по крайней мере, по сравнению с теми, что я видела в лесу). Будто их кто-то нарочно распределил так, чтобы они гармонировали по цвету друг с другом.
        От ворот в стене до ворот в замке шла дорожка. Демоны, сновавшие туда-сюда по двору, газоны не топтали, стараясь двигаться строго по ней.
        Варленн опустил меня на эту дорожку и пошёл вперёд. Я потащилась следом.
        ГЛАВА 20
        После такого двора я как-то подсознательно ожидала, что и внутри замок будет выглядеть достаточно мило, но нет. Каким угодно, но милым этот интерьер назвать было точно нельзя.
        Холл явно был местом проходным - там практически ничего не имелось, кроме уходящих в обе стороны широких лестниц, да довольно пустой площадки между ними, которую то и дело пересекали деловито снующие по своим делам демоны.
        У подножия лестниц имелись статуи в виде крылатых чудовищ. Выглядели они устрашающе, но хотя бы омерзения не вызывали, что уже радовало.
        Я заметила ещё, что две небольшие колонны, поддерживающие высокий полукруглый свод между лестницами, выполнены в виде змей, стоящих на хвостах.
        Особенно реалистично получилось изобразить их головы. Чем дольше я в них вглядывалась, тем отчётливее мне казалось, что они вглядываются в меня. Да и статуи у лестниц косились будто бы как-то плотоядно. А статуи ли это вообще? Урля угрожающе рыкнул и погрозил им толстым кулачком. Видимо, тоже засомневался.
        Нет, в целом здесь, наверное, могло бы быть достаточно стильно, если бы по стенам кое-где не струилась тьма, будто просачиваясь снаружи, и не проползали время от времени демоны вроде тех же крыс-многоножек.
        Это что, декор такой против незваных гостей?
        - Кто-то из жителей здесь бывал? - не удержавшись, спросила я.
        - Нет, конечно, - аж удивился Варленн. - Я делаю всё, чтобы они сюда не заходили.
        - Почему?
        - Не люблю общаться с ними.
        - Что, аж настолько? - Я обвела рукой окружающее пространство с демонами.
        - Да, настолько. Демоны тебя напрягают?
        Я прислушалась к себе и хмыкнула.
        - Вообще, да, но… Ты не поверишь, но даже они напрягают меня меньше, чем те парни из моего мира, которые держали меня в своём логове. Удивительно, но роскошный и дорого обставленный особняк давил сильнее, чем твой кишащий демонами замок. Хотя, конечно, проводить здесь много времени мне бы не хотелось. Надеюсь, ты не в обиде.
        Он тоже хмыкнул, с большим интересом выслушав мой ответ.
        Мы поднялись по одной из лестниц на второй этаж.
        Здесь демонов было чуть меньше, да и в целом отсутствовало то оформление в стиле «Добро пожаловать, вы в замке чудовища», которое было внизу.
        Большую часть второго этажа занимала то ли гостиная, то ли приёмный зал, то ли кабинет. Там, где как-то подсознательно ожидался трон, стоял здоровенный письменный стол, на котором имелись и бумаги с пометками (правда, их было немного), и неизвестные предметы, похожие на неисправные бытовые артефакты из лавок (но все какие-то обгоревшие или повреждённые), и даже пара сломанных детских игрушек.
        Возле бумаг я заметила самопишущую ручку. Такую же я видела в приёмной городского головы.
        Ещё, несмотря на большие окна, которые давали предостаточно света, возле стола парили несколько шаров-светильников. Ещё один стеклянный шар стоял посередине. Свет он не излучал, но, судя по расположению прямо перед креслом, использовался часто. Только пока было неясно, для чего. Наверное, чародей сквозь него за кем-нибудь наблюдал.
        Кроме письменного стола и кресла мебель отсутствовала. Огромное пространство было возмутительно пустым.
        И вот что интересно - хоть предметы на столе лежали хаотично, но никакой пыли я не заметила. И толстый ковёр под ногами, серый, со стальным отливом, тоже был совершенно чистым.
        - А кто у тебя наводит порядок? - уточнила я зачем-то.
        - В основном паучихи. Демонические, конечно. Очень, кстати, старательные работницы. Ну и управляющий имеется, который за всем этим следит.
        - Демон? - хрипло откашлялась я, стараясь всеми силами не представлять себе огромных паучих. Ох, надеюсь, ни одна из них сейчас сюда не явится…
        - Человек. Мальчишка.
        - Ого… - опешила я. - А как он?..
        - Иномирец. После перехода в Пряниксберг заблудился в наших лесах и вышел напрямую к замку. Возвращаться ему не захотелось. Родителей у парня не было, а родственники, у которых он жил, обращались с ним, как с бесплатной прислугой, да били часто. Парнишка оказался не из пугливых, навидался всякого. Демоны его не особенно впечатлили, даже, наоборот, заинтересовали больше - у него есть какая-то нездоровая страсть к разным странным существам. Вот он и остался тут. Сейчас, правда, по делам ушёл. Он хотел что-то для хозяйства прикупить. Местные не знают, что он на меня работает, так что не обращают на него особого внимания.
        - А ему не страшно тут жить-то? Всё-таки постоянно в таком месте находиться, где тьма ползает по стенам, да паучихи приборкой занимаются, - это, как ни крути, испытание для психики.
        Варленн усмехнулся.
        - Говорю же, демоны его не пугают. Сама увидишь. А уходить он отказывается. Я ему деньги предлагал, чтобы он устроился в городе, нашёл себе работу. Но парень упёрся и всё тут. Мне не жалко, места много, пусть живёт. К тому же он не такой надоедливый, как другие. Самостоятельный, внимания не требует. Даже и не напоминает о себе лишний раз.
        Рассказывая, Варленн провёл меня через этот кабинет-гостиную и вывел в коридор, в котором находилось несколько дверей и некое подобие лифта.
        Если в резиденции белого лифт представлял собой платформу с перилами, то у чёрного это был просто голый гладкий диск. Впрочем, поднимал он столь же плавно, поэтому риска упасть не было.
        И всё равно я невольно вцепилась в Варленна, когда мы взмыли вверх. Он отнёсся к этому спокойно, даже специально подставил локоть, чтобы удобнее было держаться.
        Мы миновали ещё два этажа, на которых остановились лишь на пару минут, даже не сходя с диска.
        На одном Варленн показал мне что-то вроде лаборатории. Здесь он выводил демонов под разные цели. Выглядела лаборатория занятно. Вдоль стены стояли несколько покрытых редким мехом огромных кожистых мячей с вертикальными складками ровно посередине. По-моему, они похрапывали. Варленн сказал, что именно из них и появляются демоны. Урля уважительно ухнул, будто понимал, о чём речь. Помимо шаров имелись столы с разными колбами и другими загадочными предметами, больше похожими на причудливые игрушки, чем на серьёзное оборудование.
        - Артефакты, - пояснил одним словом чёрный, поймав мой взгляд, и снова привёл диск в движение, так и не дав мне толком рассмотреть, что к чему. Впрочем, я заподозрила, что подобная спешка как-то связана с чем-то мохнатым, мелькнувшим из-за угла. Похоже, в лаборатории кто-то был. Может, одна из жутких уборщиц, о которых говорил Варленн? Тогда хорошо, что мы не стали задерживаться…
        На следующем этаже проживал тот самый мальчик управляющий. Его покои мы не увидели, так как от площадки, где располагался диск, открывалась только прихожая. Вполне себе человеческая нормальная прихожая с ковровой дорожкой, диванчиком, шкафом для одежды и полочками для обуви (там стояло не меньше десяти разных пар, от домашних тапок до сапогов). Так дико смотрелся подобный островок абсолютной нормальности в этом замке!
        Тут мы тоже задержались лишь на пару мгновений. Ровно настолько, чтобы Варленн сказал, кому принадлежит этот этаж.
        А вот этажом выше находились, как видно, комнаты самого Варленна. Он это не озвучивал, я сама так решила.
        Здесь мы, наконец, сошли с диска и попали в короткий коридор, который привёл нас в ещё одну небольшую и неожиданно укромную гостиную.
        Здесь всё было обставлено именно для отдыха, даже с претензией на уют.
        Имелись камин, два кресла, столик и большое окно с красивым видом. Мы были почти на самом верху, поэтому вид действительно открывался такой, что захватывало дух. Внизу простирался лес, а вдали было видно башни Пряниксберга.
        Никаких демонов тут не наблюдалось, да и из стен не сочилась тьма. Даже ковёр на полу был не серый и не чёрный, а цвета кофе с молоком.
        Правда, каких-то особых элементов декора не было и здесь - ни картин, ни статуэток, ни цветов. И всё равно после путешествия по нижним этажам здесь отдыхал глаз. Всё-таки всё познаётся в сравнении.
        - Ну вот, экскурсия закончена. Здесь ещё моя спальня вон за той дверью, но туда я тебя не поведу, не переживай, - усмехнулся он. - Предлагаю присесть и отдохнуть.
        - Ну и зачем была экскурсия? - уточнила я и действительно присела. Ого, какое кресло удобное! - Хотел показать, что у тебя тут всё не так страшно, как надумывают себе жители? Мол, обряды кровавые не проводятся, котлы не кипят, пленники не корчатся. Ну так пыточные могут ведь и в подвале оказаться.
        - Хочешь спуститься и проверить? - вполне себе серьёзно предложил он.
        - Нет, не хочу. Это была проверка, предложишь ли. Честно говоря, мне требуется передышка. Твой замок так меня впечатлил, что до сих пор колени дрожат. И руки.
        Я, кстати, не врала. Как бы там ни было, я сейчас находилась в жутком замке, заполненном чудовищами. А то, что в нём были нормальные островки, только ужасало ещё больше, примерно как совершенно нормальный румяный и хорошо одетый ребёнок, который прыгает на скакалке в фильме ужасов, произнося безобидные детские считалочки. Или на велосипедике ездит. Или с мячиком стоит где-нибудь в уголке и смотрит. Тут в замке тоже никак не получалось не ждать подвоха. Вроде как раз в этой гостиной слишком нормально, значит, непременно за ближайшей дверью какое-нибудь чудище обнаружится. Или здоровенная паучиха зайдёт, таща в волосатых лапах (или ещё хуже - руках) поднос с чаем.
        - Ну и какие же выводы ты сделала из этой экскурсии? - заинтересовался Варленн.
        - Что ты - абсолютно чудовищный тип. Это ж насколько извращённый разум надо иметь, чтобы в качестве слуг завести жутких кожистых собак и демонических паучих? Себе-то уж мог бы для внутреннего, так сказать, использования создать кого-то посимпатичнее.
        - Они все мне кажутся вполне себе симпатичными, - он уже откровенно издевался, судя по пляшущим чертятам в глазах.
        - Охотно верю. Спасибо, кстати, огромное, что отшил меня там, в подворотнях, хотя я к тебе и не клеилась, - в тон ему ответила я, хоть и совсем не испытывала желания перекидываться дружескими подколками. - А то мне вдруг представилось, что после какой-нибудь прогулки ты пригласил бы меня к себе на чашку чая… Не уверена, что оценила бы оригинальные решения местного интерьера. Внизу, по крайней мере. Правда, веришь ли, если бы мне когда-то дали выбор находиться ли под подчинением Аркаши или то же самое время провести в твоём жутком замке, я бы ещё тогда выбрала замок.
        - Правда? - Он, кажется, не поверил. - Думаю, ты преувеличиваешь. Люди - существа слабонервные и предпочитающие относительно привычную обстановку. Или этот парень руки распускал?
        - Бить не бил. Он предпочитал более извращённые варианты наказания, - меня передёрнуло. Варленн удивлённо вскинул бровь: за всё время экскурсии по замку меня так не перекашивало. - И насчёт слабонервных людей ты не прав. Разные бывают. Твой мальчик управляющий - лучшее тому доказательство. Для меня вот свобода и возможность собственного выбора невероятно важны. Я уверена, что именно это и помогло мне раз за разом стряхивать чары Аркадия, хотя подобное, судя по всему, считалось невероятным. Возможно, конечно, это мой спящий дар как-то давал о себе знать…
        - Или же он проснулся, благодаря этому, - задумчиво возразил чёрный. - На самом деле, если речь идёт о том артефакте, о котором я думаю, то скинуть его чары действительно очень сложно, поскольку он постоянно будто бы затягивает сознание паутиной, наращивая всё новые и новые слои, благодаря чему человек погружается всё глубже. Даже чтобы не увязнуть и остаться на одном уровне необходимо прилагать огромное количество усилий. А уж чтобы стабильно разрывать эти новые и новые слои, требуется невероятная внутренняя мощь. И постоянная борьба. Поддайся ты, смирись хоть на миг, - и паутина затянула бы тебя. Как долго ты выдерживала?
        - Затрудняюсь сказать, ощущение времени смазывалось в том состоянии. Думаю, около полугода, не меньше.
        - Полгода непрерывной борьбы? - Он посмотрел на меня совершенно по-новому. Даже не только с уважением, а будто… с пониманием. Может, ему очень знакомо ощущение, когда хочешь скинуть оковы чужой воли и освободиться? - Для этого нужна невероятная сила духа и дикая, необузданная тяга к свободе. Выходит, ты опасный человек. Как минимум для тех, кто тебя притесняет.
        Его взгляд почему-то начал меня смущать. Бывает такое ощущение, когда тебя внезапно по-настоящему увидели. Так вот сейчас он словно увидел меня. Не просто какую-то девчонку из другого мира, которая может быть ему полезна, а именно меня саму. И увиденное его впечатлило.
        - Как же ты смогла разорвать чары? - вдруг спросил он, когда пауза уже чрезмерно затянулась.
        Теперь он смотрел не в камин, а развернулся корпусом ко мне. Похоже, ответ действительно его интересовал. Лучше бы уж вперёд смотрел. А то почему-то неловко стало.
        - Власть Аркаши надо мной в очередной раз ослабла, и он позвал приятеля с артефактом, чтобы обновить чары. Приятель давно на меня заглядывался, что неимоверно злило Аркадия, вот только на нём он злость выместить не мог и вымещал на мне. В тот день он перешёл грань, а потом не поставил на место этого парня, который уже откровенно изъявлял желание обладать мной. И я…
        - Разозлилась? - внезапно подсказал Варленн. - Предполагаю, что именно мощный накал эмоций мог разорвать эту привязку.
        - Да, именно разозлилась! - Я глянула на него с удивлением. - А почему ты не предположил, что обиделась или распсиховалась? Это ведь тоже был бы накал эмоций…
        - Не знаю… - Варленн нахмурился. Такое, видимо, вообще не пришло ему в голову. - Просто я бы разозлился. Действительно, в отношении другого человека я бы предположил, что это была обида или истерика. Понятия не имею, почему сейчас, глядя на тебя, допустил лишь один вариант.
        Хм. Мне показалось, или меня сейчас рывком выделили из общей массы? Он же прямым текстом практически сказал, что считает меня другой. Даже вроде бы в каком-то отношении… равной? «Я бы тоже разозлился» - это ведь об этом?
        - В общем, ты прав, - помедлив, продолжила я. - Злость была очень острой, жгучей, режущей. Мне казалось, что я или взорвусь изнутри, или вырвусь из паутины этих мерзких реакций тела. Наверное, именно тогда у меня проснулся дар. Потом я нашла жетон-пропуск в Пряниксберг, забрала его и сбежала через закрытую и защищённую чарами дверь.
        - Теперь понятно, почему ты выглядела такой взъерошенной во время нашей первой встречи, - без насмешки сказал он. - Не столько внешне, сколько эмоционально. Аура у тебя была будто разорванная в клочья. В таком состоянии люди обычно в постели лежат, не в силах пошевелиться.
        И снова взгляд, долгий, изучающий и будто… восхищённый? Ну уж нет, вызывать интерес у чёрного чародея - это последнее, что я хотела сделать.
        - Для тебя тема свободы тоже болезненная, да? - внезапно вырвалось у меня. Хотелось прервать эту заряженную паузу.
        - Да. И ты даже не представляешь насколько, - подтвердил он. Но взгляд не отвёл, как я надеялась.
        - Можешь не рассказывать, - съехидничала я. Я ему тут душу наизнанку выворачиваю, а он одной фразой отделался и доволен.
        Его губы тронула лёгкая улыбка. Моё ехидство его, похоже, позабавило. Вот только теперь даже насмешка была другой. Раньше это было будто ближе к издёвке, словно попытка оттолкнуть. А сейчас… он… получал удовольствие?
        - Не улыбайся так часто, пожалуйста. Помнишь, я тебя об этом просила? Что-то тревожно мне становится…
        Улыбка стала шире. Да, действительно, моё ворчание теперь изрядно забавляет его! Дожили!
        - Если ты думаешь, что таким образом становишься дружелюбнее, то это не так. Аж мурашки по коже, честное слово.
        - Неужели настолько жутко?
        - Угу. Не сомневайся. Во-первых, у тебя клыки чуть заострённые, во-вторых движения в целом стремительные и по-змеиному плавные. Ты вот сейчас когда развернулся ко мне и подался вперёд, у меня на секунду где-то в глубине сознания возникла тень мысли, что ты можешь совершить бросок. Как змей.
        - Правда? - мягко уточнил он. - Вот так?
        Он слегка подался вперёд и показал раздвоенный язык (который до этого точно был нормальным, так как он облизывал губы!)
        В общем, это была шутка в духе чёрного чародея, но эффект оказался неожиданным.
        Я резко отпрянула, а Урля с воинственным рыком метнулся вперёд, трансформируясь на лету.
        - Стоять! - рявкнула я.
        Жуткое создание замерло прямо в воздухе перед лицом Варленна, с уже заготовленными для захвата щупальцами, будто расправленный чудовищный зонтик, а потом резко собралось обратно в Урлю, свалилось на пол, отпрыгнуло от него, как мяч, и с недовольным (и чуточку смущённым - он осознал свою ошибку) ворчанием вернулось на моё плечо.
        Варленн оторопел. Думаю, сегодня я поставила рекорд по выведению его из равновесия.
        Некоторое время он, зависнув, смотрел… нет, не на Урлю, а на меня!
        Его тёмно-карие глаза чуть изменились, ободок вокруг радужки налился цветом и стал почти алым. До меня вдруг дошло, что опасность в данный момент грозила не ему, а Урле. И пример сдержанности и самоконтроля показал сейчас вовсе не мой питомец. Возможно, малыш был на волоске от смерти.
        И тем не менее чёрный явно не ожидал такого от миленького пушистика у меня на плече.
        - И ты мне говорила про чудовищных питомцев?! - наконец, сказал он, когда ободок вокруг радужки вновь потускнел. - А ЭТО создание как называется? Мои-то хоть в заблуждение не вводят милым видом! А твой может так напугать какого-нибудь горожанина неожиданным перевоплощением, что с набежавшими из его сна шлобстерами ни одна гильдия защитников не справится.
        - Он кстати, шлобстеров… хм… ест, одним словом, - смущённо кивнула я. Варленн восхищённо выругался. - Уже двух слопал в коридорах снов.
        - Ты ещё и гуляешь по коридорам снов? Ну отлично! - Чёрный чародей вдруг расхохотался.
        Я мрачно ждала, пока веселье пойдёт на убыль. Это случилось далеко не сразу.
        - Как ты туда попала? - наконец, спросил он. Сомневаться в моих словах ему и в голову не пришло. Наверное, он видел, когда врут.
        - Да обычно. Дважды с помощью плута, один раз сама по себе.
        - Плуты тебе помогают? - изумился чёрный. - С чего вдруг?
        - Не плуты, а плут. Я его спасла из особняка воров артефактов. Они его зачем-то похищали. - Внезапно я поняла, что этот разговор может привести к Корсо, и сказала другую правду, стремясь уйти от опасной темы: - Вот он мне и помог… уйти от преследователей. Открыл путь в коридоры снов. И очень вовремя, иначе меня могли поймать. Один из воров чует меня, как собака, даже если я меняю облик, как в тот раз.
        К счастью, у меня получилось перевести тему. Варленн переключился с коридоров и плутов на преследователей.
        - Чует? Может, просто маскировка была недостаточно хороша?
        - Нет. Тут дело в другом. В магическом бутерброде! - Какой у него стал потешный вид в ответ на это заявление! - Да, звучит странно. Но там, в особняке воров, когда меня пытались всячески склонить к сотрудничеству, в мою честь был дан обед, на котором целая толпа красавцев, повинуясь тайному приказу шефа, ринулась меня соблазнять. Я разнервничалась, слепила бутерброд, и Арс, предводитель одной из групп, его съел, после чего воспылал ко мне чувствами.
        - Ого! - Теперь Варленн слушал очень внимательно, хоть всё равно будто где-то рядом витала насмешка. Ещё бы! Приворотный бутерброд не каждый день встретишь. - И с той поры он тебя преследует?
        - Они все преследуют, ведь шефу я очень нужна. Но именно Арс чувствует меня, когда я оказываюсь где-то поблизости. Он безошибочно начинает идти в мою сторону.
        Варленн чуть подумал и сообщил:
        - Что-то во всём этом меня настораживает. Твой дар часто создаёт привязки?
        - Нет. Вообще, один только раз такое получилось. Обычно он совсем по-другому работает.
        - В том-то и дело. Даже не так странно, что парень воспылал чувствами, гораздо больше меня напрягает именно эта связь, которая натягивается, как поводок. Вообще, есть одно предположение, но оно тебе не понравится.
        - Ну ещё бы… выкладывай!
        - Возможно, из-за того, что ты разнервничалась, бутерброд впитал что-то ещё, помимо силы с изнанки. Например, отпечатки артефакта подчинения, оставленные у тебя на ауре. Ведь твой бывший парень с помощью этого артефакта тоже требовал от тебя любви. Кстати, сам он там был? Его присутствие вполне могло всё это спровоцировать.
        - Был, - упавшим голосом подтвердила я. - Выходит, я сама натянула поводок между собой и Арсом?
        - Если так, то этот поводок из остатков подчиняющих чар я смогу увидеть и, возможно, разорвать. Действие бутерброда это не уберёт, так как магия изнанки пока мне недоступна, но поводок, притягивающий этого парня к тебе, исчезнет. Если, конечно, всё так, как я предположил.
        - Что ты хочешь взамен? - Мне очень хотелось избавиться от «поводка», как он выразился. Однако радостно соглашаться я не спешила. Решение насчёт сотрудничества ещё не принято, и, пока я продолжаю собирать факты, долги лучше не наращивать.
        - Ничего. Считай что это ответная любезность за то, что остановила своё маленькое чудовище и не дала ему допрыгнуть до моего лица, - хмыкнул он.
        - Ну нет, не пойдёт. Я точно знаю, что спасибо надо говорить тебе за то, что не испепелил его на подлёте.
        Варленн глянул на меня с некоторым уважением. Он что, думал, что я об этом не догадаюсь?
        - Тогда давай так. Ты не будешь торопиться с отказом от моего предложения и дашь мне ещё шанс убедить тебя в том, что я не планирую пользоваться проходом через изнанку для завоевания миров или ещё чего-то в этом роде.
        - Хорошо. Тогда конкретизируем. Сегодня я иду к белому чародею на тусовку магов, и там Эрлум наверняка воспользуется случаем, чтобы убедить меня принять его помощь в избавлении от всех проблем. Но я, даже если вдруг осознаю, что предложение исключительно стоящее, своего согласия не дам. При любом раскладе возьму ещё пару дней на раздумье. Так пойдёт?
        - Идеально. А почему ты до сих пор не приняла его предложения? - не удержался от вопроса Варленн. - Любой житель на твоём месте руками и ногами ухватился бы за эту возможность.
        - Эрлум требует, чтобы взамен за помощь я ушла из таверны, переехала к нему и стала его ученицей.
        - Не продолжай. Он тебя пусть мягко, но принуждает, не подозревая о том, как сильно ты это ненавидишь.
        - А ещё мне нравится в таверне. Я не хочу никуда уходить.
        «Но за мной туда уже приходили, поэтому с решением долго тянуть нельзя», - тут же скользнула мысль.
        Варленн кивнул и плавно, стремительно выскользнул из кресла. Нет бы с кряхтением подняться, как все нормальные люди (например, я).
        - Встань. Нужен контакт глаз. Раз вот так, на первый взгляд, эту нить в ауре не видно, то она, надо думать, окутана слоями магии с изнанки. Значит, придётся потрудиться, чтобы её обнаружить, а потом разорвать. Возможно, потрудиться изрядно. Но тебе больно не будет в любом случае, так что повода для беспокойства нет.
        Я встала, раздумывая над фразой: «Тебе больно не будет». А кому будет? Ему? Или он просто так выразился странно?
        - Стой так. Пока не закончу, контакт глаз разрывать нельзя. Но ты и не сможешь.
        - А моргать-то можно? - испугалась я.
        - Конечно, - он хмыкнул. - В целом тебе ни о чём думать не надо. Просто расслабься, остальное я сделаю сам.
        Фраза звучала так, будто речь шла вообще не о магическом ритуале. Это как-то чуть смутило.
        Перед тем как приступить к ритуалу, я сняла с плеча Урлю и сказала ему:
        - Ты не должен вмешиваться сейчас, понял? Ни в коем случае! Варленн будет мне помогать. Он попытается убрать зловредные чары внутри меня. И твоё вмешательство может сделать хуже. Поэтому сиди тут, на кресле.
        - И что, он послушает? - хмыкнул чёрный и тут же замолчал, увидев, что Урля послушно сел на спинку кресла, после чего показал чародею мелкий красный язычок.
        Насмешливо покачав головой, Варленн встал напротив меня (к счастью, не вплотную) и уставился в глаза. Почему-то стало страшновато.
        Я поняла, что взгляд отвести действительно не могу. Ободок вокруг его радужки вновь начал наливаться цветом. Сначала он стал коричневым, потом вишнёвым, а потом постепенно накалился докрасна. Сама радужка же, напротив, почернела, утратив прозрачность. Казалось, она просто исчезла. Вот ведь жуткий тип, блин.
        Тьма внутри алого ободка завораживала, затягивала, манила.
        Его лицо, поначалу расслабленное, становилось всё более напряжённым.
        Потом он плавно качнулся вперёд, сокращая расстояние.
        Я, не особенно контролируя себя, отшагнула назад. Потом ещё раз, и ещё… он тоже не останавливался, угрожающе наступая на меня.
        Наконец, позади возникла стена.
        Варленн упёрся в неё руками и склонился надо мной так, будто собирался поцеловать. Однако, к счастью, делать этого он не стал.
        Я тоже чуть успокоилась, поняв, что никаким возбуждением тут и не пахнет. Напротив, он будто с кем-то или с чем-то боролся. Что бы это ни было, оно не уступало.
        В какой-то момент я будто выскочила из тела (словно стремилась хоть как-то сбежать) и увидела нас со стороны.
        Мы стояли в интимной позе, и только крайнее напряжение чёрного портило впечатление.
        Его мышцы вздулись так, будто он всеми силами пытался сдвинуть стену.
        Так и продолжая висеть бесплотным призраком где-то неподалёку, я видела, как темнеет в комнате. Та самая чёрная змеиная лента в волосах Варленна внезапно беспокойно шевельнулась, подняла голову (голову?!), приоткрыла жуткие янтарные глаза и раздражённо зашипела. Он что, носит змею в волосах? Впрочем, чему я удивляюсь?
        Потом стало происходить нечто ещё более странное. Обручи символов на предплечьях чёрного чародея покраснели. Я увидела, что от них начал подниматься пар. Похоже, они жгли кожу! Следующим полыхнул символ на шее и в последнюю очередь раскалились докрасна рисунки на ногтях. Должно быть, ему было больно…
        А потом всё резко закончилось. Сумрак в комнате рассеялся.
        Я рывком вернулась в тело и увидела, что глаза Варленна постепенно теряют жуткую насыщенность. Он тяжело дышал, и мне вдруг стало страшно, что он навалится на меня всем весом. Как-то не особенно контролируя собственные действия, я вскинула руку и положила ему на грудь, словно пыталась удержать.
        Варленн вздрогнул. Даже сквозь одежду я почувствовала, что его кожа невероятно разогрелась.
        - Не убирай, - внезапно сказал он. Голос звучал очень хрипло. - Это… помогает.
        И действительно, символы на его руках, шее и ногтях начали темнеть.
        Мне хотелось отойти, разорвать расстояние, но я удержалась, заставив себя остаться на месте. Руку с груди тоже не убрала. Всё-таки он мне помог, так что…
        - Такое ощущение, что эти обручи сдерживают твою силу и не дают ей прорваться, - сказала я, чтобы как-то сгладить неловкость от его близости.
        - Так и есть, - неожиданно подтвердил чёрный.
        ГЛАВА 21
        Ого! Это многое объясняет! У меня постепенно начала складываться картина происходящего. Всё выглядит так, будто Варленна действительно заточили в Пряниксберге за какие-то прегрешения и дополнительно к этому наложили ограничение на его силу. Это, кстати, объясняет и то, что его так цепляет тема свободы.
        Возможно, он отрабатывает некую провинность, защищая город? Но так как он это делает против воли, поэтому и получается эдакая вынужденная забота, без сопутствующих чувств. И поэтому он отпугивает жителей демонами.
        Наконец, Варленн отстранился. Он восстановился очень быстро, надо сказать. Я вдруг поняла, что Урля уже снова сидит у меня на плече. Когда успел вернуться?
        - Ну что, была связь?
        - Была. Теперь нет. Пришлось попотеть, чтобы её откопать. Я оказался прав, но не рассчитал, что она окажется запрятанной так глубоко, да ещё будет обмотана несколькими слоями магии изнанки. Видимо, ты бессознательно пыталась от неё отгородиться таким образом.
        - Спасибо, - сказала я, чувствуя себя как-то глупо. Всегда, когда оказывают грандиозную услугу, слова благодарности кажутся издевательством. Но не сказать их тоже нельзя.
        Варленн легко кивнул, будто речь шла о каком-то пустяке.
        Внезапно раздалось повизгивание за дверью.
        - Входи, - распорядился чёрный.
        В гостиную вошла демоническая собака со знакомым стеклянным шаром в зубах. Именно такой шар стоял на рабочем столе внизу. Варленн взял этот шар и вгляделся в него. Я видела, что там что-то транслируется, вроде даже какой-то дом, но подробностей не разглядела.
        Собака ушла, а Варленн повернулся ко мне и неожиданно предложил:
        - Пойдёшь со мной на дело?
        - На какое дело? - напряглась я.
        - Обнаружился один из опаснейших артефактов, который я давно выслеживал. Он, наконец, начал действовать и захватил своего обладателя и его семейство в плен. Надо срочно перехватить эту вещицу, пока она не натворила дел. Составишь мне компанию в качестве наблюдателя? Тебе ничего не грозит.
        - Зачем ты хочешь взять меня с собой?
        - Ты обещала дать мне шанс себя убедить. Этим я и занимаюсь. Ну так как?
        - Ладно, идём. - Не сказать, чтобы я очень хотела соглашаться, но наблюдение за чёрным было в моих интересах. Скоро ведь нужно будет делать выбор. Можно, конечно, отказаться и от предложения белого, и от предложения чёрного, но других способов качественно разобраться с проблемами (причём как здесь, так и в моём мире) пока что нет. А время поджимает.
        Мы покинули гостиную и спустились вниз. Когда выходили из замка, я вдруг поняла, что ни в холле, ни на улице нет ни одного демона. Почему-то я ожидала, что они, как армия, выстроились на поляне перед замком, но там тоже никого не оказалось.
        - А где демоны?
        - Они уже на месте. В таких делах лучше не медлить.
        Внезапно мне вспомнилось, что, когда я подглядывала за Варленном через щель в таверне, он гнался за носителем вредоносного артефакта-паука на своих двоих. Я лично не чувствовала себя готовой к подобного рода пробежке, поэтому уточнила:
        - Как мы доберёмся до места? Надеюсь, не пешком?
        - Нет. Разумеется, я не заставлю тебя пойти на такую жертву. Мы полетим.
        С этими словами он поднёс руку к волосам, и змейка охотно туда скользнула, словно только этого и ждала. Жёсткие волосы тут же с явным облегчением расплелись. Они оказались столь же свободолюбивыми, как и их хозяин.
        Варленн без особых церемоний метнул свою живую ленту вверх. В следующий миг нас накрыла тень, и на землю перед нами плавно опустился гибкий чёрный змей без крыльев с огромными янтарными глазищами. Ого, как выросла змейка…
        Ни седла, ни каких-то поручней или приспособлений на спине у змея не имелось.
        - Сядешь позади и обхватишь меня руками, - невозмутимо пояснил Варленн, догадавшись, как видно, о чём я думаю.
        - А ты за что держаться будешь?
        - Я не свалюсь, не бойся. Во время полёта мы со змеем срастаемся и становимся одним целым. Я смотрю на всё и своими, и его глазами - так удобнее управлять полётом.
        - Даже вдумываться не хочу… ладно, давай пробовать. Но учти, если я начну скользить, то вечером, не задумываясь, приму предложение белого, - пригрозила я, боязливо глядя на жуткого чешуйчатого гада, который выглядел так, будто его нам из ада на вечер в аренду дали.
        Противный Варленн только рассмеялся в ответ на мою угрозу. Однако же пообещал:
        - Ты не свалишься, честное черномагическое слово. И скользить не будешь. Главное, держись за меня крепче.
        Первым на змея, конечно, сел он сам. Я, как велено, устроилась позади и тут же почувствовала, как поверхность подстраивается под нас, образуя удобное сиденье.
        - Чего ждёшь? Начинай страстно меня обнимать, - подколол этот чёрный гад (не змей, понятное дело, а Варленн).
        Я выругалась и крепко обхватила его руками, прижавшись к спине. Уже который раз за сегодняшний день наш контакт становился чрезмерно плотным. Могла ли я ещё утром представить себе такое? Конечно, нет. Вообразив реакцию Марлопы, если бы она об этом узнала, я мысленно хихикнула.
        Змей плавно взмыл в воздух. Я хотела взвизгнуть, но передумала. Выяснилось, что высота не особо меня пугает. Хотя мы поднялись только над деревьями и рванули вперёд.
        Наслаждаться полётом мне мешали вредные волосы Варленна, которые щекотали нос и лоб, так что вскоре лицо начало нестерпимо чесаться.
        Наверное, я должна была замёрзнуть, но змей был неожиданно горячим, как и тело сидящего передо мной парня. Это тепло будто ползло по коже, окутывая меня со всех сторон, как одеяло.
        До города мы добрались очень быстро.
        Жители нас не замечали, чему я порадовалась. Чувствую, для них был бы шок увидеть нас вместе, да ещё и на жутком чёрном змее.
        Правда, в сам город мы, можно сказать, не забирались - наша цель лежала ближе к окраине. Это был один из тех домиков, которые я при первом посещении назвала про себя миниатюрными дворцами с башенками. У этого было три этажа и четыре башенки. Вокруг дома был разбит внушительных размеров огород. Людей в огороде и дворе видно не было. Да и дом словно вымер.
        Демонов я тоже, правда, не заметила.
        Змей подвёз нас к крыше, а потом скользнул в большое чердачное окно, и мы тут же оказались в густой темноте, хотя сквозь это окно определённо должен был проникать дневной свет (на улице светило солнце).
        - Не бойся, это моя тьма, - сообщил Варленн. - Сейчас я слезу и помогу слезть тебе.
        Я перестала его сжимать в объятиях, и он на мгновение исчез, а потом подхватил меня за талию и легко поставил на пол.
        - Давай руку. Я буду идти впереди, а ты за мной. Услышишь шорох - не бойся, здесь часть демонов. Из тех, что ползают по стенам. Собаки на улице караулят, чтобы никто не сбежал.
        - Странно звучит: «Не бойся, здесь демоны»! - проворчала я. Рядом раздался смешок, а потом меня крепко взяли за руку, переплетая пальцы, и куда-то повели. - А змей где, на котором мы прилетели?
        - В волосах.
        - Разумное решение. С ними действительно надо бороться с помощью демонического змея. Без присмотра они у тебя совершенно распускаются. Весь полёт мне в нос лезли.
        Варленн тихо рассмеялся. Похоже, он был в восторге от моего ворчания. Может, нарочно создаёт поводы, а? И как он до этого развлекался?
        - А зачем ты темнотой всё заполнил?
        - Так надо. Она скрадывает звуки и мешает владельцу артефакта сбежать.
        - А тебе она не мешает?
        - Нет. Наоборот, помогает. Она передаёт мне информацию обо всём, что происходит. В этот раз нам очень повезло, что мы успели перехватить артефакт в доме.
        - Угу… - Я вспомнила, как Варленн гнался за тем мужчиной с пауком на голове.
        Рядом раздался шорох. Да уж, понимание, что вокруг кишмя кишат те самые ползучие крыски, очень успокаивает, блин. Прямо как представлю, что ими все стены густо покрыты, так сразу нервничать перестаю!
        - Ладно, хоть на руки в этот раз не хватаешь, - проворчала я и тут же запнулась на ровном месте.
        - А ведь это отличная мысль! Так мы будем двигаться гораздо быстрее! - заметил Варленн и… подхватил меня на руки, гад.
        Урля тут же чуть переместился и растёкся блинчиком в районе ключицы. Удивительно удобный питомец.
        Потом я каким-то образом поняла, что мы спускаемся по лестнице.
        Находиться на руках у чёрного было неловко. Для меня он по-прежнему был не то чтобы врагом, но и не другом. Я пока ещё присматривалась, стоит ли вообще ему доверять.
        Внезапно мне пришла неприятная мысль, и я с подозрением спросила:
        - Слышишь, а ты не решил ли тут меня таким образом склонить к сотрудничеству, а?
        - Решил. Поэтому и на задание взял, - отозвался он.
        - Нет, я не про это! Я про твои попытки меня на руки схватить, прижать к стене или заставить себя на змее обнимать! Учти, это отвратительная идея! Именно так действовал шеф этих артефактовых воришек, когда мне своих подопечных навязывал.
        Варленн аж остановился.
        - Не надо меня с ними сравнивать! - тихо и грозно сказал он. Но на пол меня спускать и не подумал. - Подобные методы считаю отвратительными.
        - Ладно, ладно, - поспешно согласилась я. Не особенно приятное ощущение, когда тебе чуть ли не в самое ухо говорят так, что мороз по коже. - Действительно, поспешила с выводами.
        - Ты что, боишься меня?
        - Ну не без этого. Ты удивишься, но нормальные люди не любят демонов, чудовищные замки и прогулки по тьме…
        - …Не заводят чудовищных питомцев, пожирающих шлобстеров, не готовят приворотные бутерброды, - продолжил Варленн. К счастью, его голос снова звучал насмешливо. - Не гуляют по коридорам снов, не приходят в гости к чёрным чародеям…
        - Ладно, я тоже ненормальная. Но ты хуже. Тебя вон вообще в Пряниксберге заточили наказание отбывать за невесть какие прегрешения, - выстрелила я наугад. Попаду в цель или нет? - И поэтому тебе жителям помогать приходится, хоть ты их и терпеть не можешь.
        Вот тут Варленн едва не выронил меня.
        - Что ты сказала? Меня заточили? Отбывать наказание? Да ещё и в Пряниксберг?!
        Он вдруг расхохотался так, что я слегка оглохла.
        Тьма вокруг нас разошлась небольшим пятачком. В этом пятачке стало очень светло: мы стояли прямо под люстрой.
        Варленн аккуратно поставил меня на пол и повернул за плечи лицом к себе, а потом… продолжил ухохатываться. Что его так насмешило?
        - Всё мимо, - наконец, сообщил он, когда смог говорить. - Заточение в Пряниксберге - подумать только! Да прорваться в Пряниксберг мечтают все боги до единого, а также вообще все, кто о нём знает! Разрешение жить на этой земле - величайшая награда, которую только можно себе представить. Наоборот, только находясь здесь, я могу быть свободным! И мне страшно завидуют. Моё место очень хотят занять, но не могут. Пряниксберг не пускает.
        - Кто хочет занять?
        - Боги, духи, волшебные существа, высшие демоны - да все! Поэтому никто меня здесь не запирал. Я сам сюда пришёл и остался по своей воле. И я очень благодарен городу, что он меня принял. Останься я дома, мне пришлось бы участвовать в интригах и помогать отцу в его бесконечной борьбе за власть. Я не хотел себе такой судьбы и ушёл, отвергнув жизнь, которую мне навязывали. Отец был в ярости. Он очень хочет меня вернуть, только вот в Пряниксберг ему дороги нет. И не будет, хотя, надо думать, он был бы безумно счастлив, если бы мог сюда попасть. Впрочем, он всё равно сумел усложнить мне жизнь. Да, над Пряниксбергом власти у него нет, однако другие миры он зацепил. А точнее, он наложил особую печать на границы, отделяющие миры от межмирья. Если я пересеку эти границы, то магия изменит меня. И обратно мне дороги, скорее всего, не будет. Вот чего я боюсь. Меня пугает, что изменённого меня Пряниксберг не примет. Я в этом практически уверен.
        - Ты сказал, что отец хочет втянуть тебя в борьбу за власть. Он - правитель?
        - Ещё какой. И он очень могущественный.
        - Сдерживающие обручи на предплечьях - его рук дело?
        - Нет, ограничители я сам наложил. Обручи, кстати, не только на руках, но ещё и на ногах. И на груди один. Символы не дают прорваться той мерзкой силе, которая находится внутри меня с рождения. Папино наследство. Как раз если я пересеку границу, они исчезнут и сила вырвется. И я полностью изменюсь.
        - Угу. Выходит, проход через изнанку нужен тебе не для того, чтобы выбраться из заточения, а для того, чтобы обходным путём преодолевать границы? И не попасть под заклятие отца?
        - Именно так. На изнанку Мироздания папаше доступа нет, эта область вне его контроля. Обходной путь мне нужен, чтобы я мог оставаться собой и возвращаться в Пряниксберг. С твоим коктейлем границы перестанут иметь значение. Более того, отец при всём желании ничего не сможет сделать, чтобы ограничить мою свободу.
        Так и есть. Отец с ним сделать ничего не сможет. Вообще никто не сможет. Не останется защиты, которую Варленн не сможет преодолеть. Чёрный чародей получит абсолютный доступ повсюду.
        От него невозможно будет скрыться никому, ни единому существу. Именно эта безграничная власть меня пугает. Можно ли гарантировать, что он выдержит искушение и будет использовать её только во благо, несмотря на абсолютную вседозволенность?
        Если бы он попросил что-то не настолько серьёзное, я бы, пожалуй, уже согласилась выполнить его просьбу.
        - Людям я помогаю не всегда охотно, это так, - добавил Варленн, подозревающий, надо думать, о моих размышлениях. - Зато я помогаю городу, меня впустившему. И, можешь не верить, но к людям я отношусь отнюдь не плохо. Некоторые меня даже восхищают. Многие раздражают, да. Просто они для меня будто бы другой вид. Не совсем понятный. Ты удивишься, но порой я им завидую, особенно когда вижу, как некоторые родители заботятся о детях. В своё время мне очень не хватало такого детства.
        - А какое детство у тебя бы…
        - Потом, - оборвал он. - Мы и так задержались.
        Угу. Кто-то очень не любит откровенничать.
        Или просто не хочет больше придумывать несуществующие детали и подробности?
        Тьма снова сомкнулась над нами.
        Меня вновь подхватили на руки, хотя я надеялась, что после этого разговора мы вернёмся к первоначальному способу передвижения.
        С другой стороны, так действительно быстрее.
        И вновь мы то шли ровно, то вроде спускались по лестнице.
        Наконец, Варленн остановился, поставил меня на пол и крепко взял за руку.
        - Сейчас начнётся. Стой чуть за мной, и постарайся не двигаться. А главное, не вмешивайся без разрешения. Хорошо?
        - Да.
        Тьма резко разошлась в стороны и прижалась к стенам, явив взгляду гармонично обставленную светлую комнату с цветочными занавесками и круглым ворсистым ковром цвета яичного желтка. На самом деле эта милая обстановка не улучшала впечатление, а только добавляла картине кошмарной контрастности. По правде сказать, мне было здесь ещё страшнее, чем в замке у Варленна.
        В двух милых креслицах вокруг накрытого к чаю столика сидели мужчина и женщина. Улыбки словно приклеились к их лицам.
        Они то и дело подносили пустые чашки ко рту и делали вид, будто отпивают.
        Над столом стоял парень лет восемнадцати с идиотским восторгом на лице.
        На его плече сидела самая ужасная кукла из всех, когда-либо виденных мной.
        Она выглядела так, будто её пытались сжечь, потом закопали в землю, а она всё равно выбралась и пришла мстить.
        Единственный глаз бешено вращался в глазнице, туловище почернело и потрескалось, грязные волосы торчали двумя клочками, как рога. Губы причмокивали, но, встретившись со мной взглядом, кукла вдруг раздвинула их в жуткой улыбке, едва не разделив голову на две половины. Я увидела мелкие кривые зубы и неожиданно человеческий язык. Одна из рук висела на тонкой нитке, но не отрывалась, а непрерывно двигалась, будто кукла желала продемонстрировать, что отлично ею управляет.
        Парень держал в руках нож. Перед ним на столе лежала катушка с толстой ниткой.
        Кукла визгливо хихикнула и что-то забормотала ему на ухо.
        Урля воинственно рыкнул, но я на него шикнула, запретив вмешиваться. Он разочарованно затих и даже повернулся к происходящему мохнатой спиной. Правда, выдержал недолго - любопытство брало своё.
        - Не мешайте нам, у нас всё хорошо, - радостно сказал парень. - Сейчас у меня будут ещё две куклы… надо только вытащить лишнее, набить их тряпками и зашить…
        Я слабо икнула, поняв, что он имеет в виду.
        Варленн крепче сжал мою руку и повернулся ко мне. Я взглядом показала на Урлю, намекая, что он мог бы в один прыжок эту куклу снести.
        - Нет. Смотри, - тихо сказал чародей.
        От тьмы, хищно клубящейся у стен, отделилось небольшое облачко. Оно подлетело к моему лицу и растянулось перед ним в тонкую сероватую завесу так, что я смотрела на происходящее сквозь неё.
        И через это зыбкое окно картина виделась совсем по-другому. От куклы к людям шли толстые пульсирующие багровые нити. Каждая из них входила прямо в грудь.
        Я поняла. Так просто снести оживший артефакт не получится. Он может успеть навредить своим жертвам.
        Однако сквозь завесу я увидела и ещё кое-что: тонкую паутину, натянутую прямо перед куклой и позади неё. Очевидно, это была подготовленная ловушка. Вот только как чёрный чародей собирался заставить артефакт в эту паутину попасть? Да ещё так, чтобы кукла отпустила людей? Надеюсь, у него есть план.
        Видимо, план был.
        Варленн плавно шагнул вперёд, к столику. Я следовала за ним, держась позади, хотя мне хотелось бежать прочь со всех ног.
        Он остановился прямо перед паутиной. Плёнка из тьмы осталась позади, но я помнила, что ловушка расположена где-то здесь.
        - Артефакт, что ты хочешь взамен за жизнь этих людей? - ровно уточнил чёрный.
        Кукла разразилась визгливым смехом и, жутко скалясь, указала на меня.
        - Она просит меня взамен? - с ужасом пробормотала я.
        Варленн не ответил. Да это и так было очевидно.
        Он отпустил мою руку и шагнул ещё ближе к паутине, встав вплотную к ней. Теперь от куклы его отделял только стол.
        Кукла обеспокоенно шевельнулась, но почти сразу успокоилась, когда он сердито заговорил:
        - Как ты смеешь? Я… не могу тебе этого дать! Проси что-то другое!
        Я удивилась. Такие обессиленные злые интонации не были для него свойственны. Он выглядел так, словно совершенно не представляет, что делать, и от этого сердится.
        Кукла снова визгливо расхихикалась. Похоже, она была очень довольна.
        В этот момент в проёме двери раздался шорох. Из тьмы в той стороне показалась кожистая собачья морда и что-то пролаяла.
        - Что?! - резко обернулся к ней Варленн всем корпусом. - Люди окружили дом? Они думают, что я захватил хозяев?! И много там народу?..
        Встревоженный известиями, он вроде бы совсем забыл про куклу, полностью обернувшись к двери и ещё чуть наклонив голову вниз, так как говорил с собакой.
        В этот момент кукла прыгнула. Она взметнулась вверх, и я, кажется, даже на миг увидела три красных щупальца, летящие в Варленна впереди неё, будто стрелы с каким-то жутким оголовьем в виде пучка тонких хищных сосудов, готовых впиться в тело.
        Правда, это видение мелькнуло и угасло, зато влипшую в паутину куклу я видела прекрасно. Паутина тоже стала видимой, обрисовавшись тонкими чёрными нитями в воздухе.
        Парень, на плече которого раньше сидело это чудовище, выронил нож и осел на пол. Его родители тоже обмякли в креслах.
        - Простой обморок, - спокойно пояснил Варленн. - Немного полежат и очнутся.
        - Это ведь всё был спектакль для куклы, да? Она должна была поверить, что дом окружили, встревожиться и воспользоваться удобным моментом, чтобы завладеть гораздо более сильным носителем, с которым есть шанс спастись?
        - Именно, - он хмыкнул. - Никаких людей снаружи нет. Я не был уверен, что она на это клюнет, но попробовать стоило.
        - Не был уверен? - прищурившись, повторила я. - А скажи-ка, был ли хоть малейший шанс, что паутина её не задержит?
        - Нет. Паутина задержала бы её в любом случае. Весь вопрос был в том, как заставить её отцепиться от людей и прыгнуть.
        - То есть если бы ты сделал вид, что согласился на первоначально предложенную этой тварью сделку, и вперёд вышла я, никакого риска бы не было? Да и действовал бы ты наверняка, ведь она явно дала понять, что хочет мной завладеть.
        - Хм, надо же, логично, - хмыкнул он. - И как я не догадался?
        Нет, он ведь опять издевается и не желает объяснять собственные мотивы. И всё же я ни за что не поверю, что Варленн не просчитал этого. Так почему не использовал простой путь?
        Я бы всё поняла, подтолкни он меня вперёд! Да и он ведь совершенно точно знал, что я видела паутину сквозь теневое окно.
        Или это был нарочно мне продемонстрированный благородный жест? Теперь уже не узнать.
        - Объясни мне вот что, - сказала я, хмурясь. - Зачем было погружать комнату во тьму? Ты не боялся, что во тьме кукла закончит начатое?
        - Нет, тьма сделала так, что время в комнате застыло.
        - Разве нельзя было заморозить только куклу и отсоединить щупальца? Или же уничтожить её, пока она была застывшей?
        - Щупы в этом случае остались бы внутри людей.
        - А если бы она перед прыжком убила предыдущих жертв?
        - Зачем ей это делать? Ей нужно больше жертв! Она надеялась заполучить меня и тебя, а потом вновь восстановить контроль над этими.
        - Ну ладно. Допустим, твой спектакль не сработал бы. Запасной план был?
        - Был, - помолчав, неохотно отозвался он. - Мы бы всё-таки заморозили куклу и её жертв, потом скрутили бы буйный артефакт, оборвали щупальца и оставили их внутри людей. Через несколько часов щупальца окончательно бы умерли без подпитки силой артефакта, а впрыснутый ими яд растворился бы к завтрашнему вечеру. Накаченный магией города организм пряниксбергцев справился бы с чужеродной враждебной магией.
        - А в чём минус этого плана? - Я действительно не понимала. Можно ведь было, наверное, даже сюда не прилетать, демоны справились бы и без нас. Зачем столько возни? - Или мала вероятность, что жертвы выживут?
        - Нет. Всё было бы сделано так, что вероятность выжить у людей была бы стопроцентная. Но в этом случае впрыснутый куклой яд выходил бы из организма очень болезненно. Этой семье пришлось бы корчиться в течение пары дней. И никакими другими артефактами эти ощущения не перекрыть. Более того, им бы необходимо было всё это время пребывать в сознательном состоянии, а не в каком-нибудь целебном магическом сне. Только тогда борьба дала бы нужный результат.
        Вот так поворот!
        Выходит, был простейший запасной план, который не требовал от Варленна усилий и спас бы этих людей. Правда, им пришлось бы терпеть жуткую боль в течение двух дней. Однако возни было бы меньше и результат достигнут. Чёрный чародей, равнодушный к людям, должен был поступить именно так! Но он выбрал другой путь.
        Я бы ещё поняла, если бы он этим своим решением избавить людей от боли похвастался мне. Мол, смотри, какой я молодец.
        Но он не хвастался. И вообще не собирался на эту тему говорить.
        - Идём отсюда, - Варленн вновь взял меня за руку. - С остальным разберутся демоны.
        В этот раз мы шли не во тьме. Хотя тьма пока никуда не делась, она продолжала жаться к стенам, а в ней что-то уже знакомо шуршало. Предположительно, куча крыс-многоножек. А может, ещё какие-то демоны, специально выведенные для того, чтобы заметать следы.
        - Как вообще мог появиться этот артефакт? - спросила я, пока мы поднимались вверх по лестницам, вновь, как видно, направляясь на чердак.
        - В Пряниксберге всё рано или поздно становится артефактом. Даже каждый камешек мостовой обладает определённой магической аурой. Однако время от времени предмет может впитать слишком много нежелательных эмоций. Учитывая, что парня эта кукла просто подчинила, а с родителями собиралась… хм… разобраться, предполагаю, что она когда-то принадлежала какой-нибудь семье. Возможно, ребёнок в этой семье был привязан к игрушке, а родители заставили от неё избавиться, породив тем самым у парня сильное расстройство и злость. Или что-то ещё в этом роде.
        Мы вышли на чердак, и там Варленн вновь достал змейку из волос и заставил её увеличиться.
        - Можешь отвезти меня к таверне? - попросила я. - Мне скоро на собрание чародеев идти.
        - Могу. Но над центром лучше не летать. Маскировать целого огромного змея нелегко, пока на мне ограничители. А там, в центре, очень сильна магия белого. При столкновении моей и его силы могут возникнуть помехи. Себя я скрою без проблем, но вот змея могут увидеть. А зачем нам напуганные горожане? Я, конечно, мог бы поднажать, ослабить свои обручи и смести защиту Эрлума, но это будет неразумно. Во-первых, белый помогает горожанам, во-вторых, незачем людям знать о моей силе. Они и так считают меня чудовищем. В-третьих, лучше обручи не ослаблять, так как я слишком долго задавливал в себе силу, и она может выйти из-под контроля. Поэтому я тебя до ближайших переулков довезу, а там пешком дойдём.
        - Проводить меня собираешься?
        - А вдруг нам повезёт и возле таверны твои преследователи объявятся? - зловеще ухмыльнулся он. - Вот и проверим их защиту на зубок.
        Так мы и поступили. Домчали до переулков (на это ушло меньше минуты), а потом быстро дошли до таверны. В этот раз переулки вывели нас к месту быстро, так как у нас не было цели что-то обсудить.
        Когда за углом замаячила стена таверны, Варленн сказал:
        - Не волнуйся, я под чарами невидимости сейчас. Так что репутацию тебе не испорчу.
        - В прошлый раз тебя это не волновало, - хмыкнула я.
        - Ну ты ведь не знала, кто я, так что тебе было простительно разгуливать в моей компании. Да и ты сама не была ещё местной знаменитостью.
        Он довёл меня до крыльца. Преследователей не было.
        - Спасибо, что проводил.
        - Обращайся, - хмыкнул он.
        Когда я закрывала за собой дверь, он всё ещё стоял на месте.
        ГЛАВА 22
        Как выяснилось, я всё же немного опоздала. Стражи белого чародея уже ждали меня внутри таверны. Марлопа угощала их чаем и развлекала разговорами.
        - Наконец-то! - воскликнула она при моём появлении. Стражи встали и синхронно мне поклонились.
        - Мне казалось, что начало мероприятия будет позже, - нахмурилась я.
        - Так и есть, - ответил один из них. - Но чародей просил вас прибыть чуть раньше. Он сказал, что это важно.
        - Ясно. Ну тогда идёмте.
        Я мельком осмотрела себя. К счастью, после нашего с чёрным времяпровождения одежда выглядела вполне прилично. А если Эрлум надеется на вечернее платье, так я их с некоторых пор терпеть не могу и в своём гардеробе не держу.
        Стражи обрадовались. Наверное, им очень не хотелось подводить чародея.
        ***
        Особняк белого чародея располагался неподалёку от его резиденции, тоже практически на главной площади. До работы ему было идти не больше двух минут.
        Что интересно, дом чародея превосходил по размеру остальные дома на этой улице, несмотря на то, что они были многоквартирными, тогда как белый жил в своём особняке в одиночку. Сам особняк, как и резиденция, слепил глаза своей белизной. Даже мостовая перед ним была белой.
        Меня сопроводили к дверям и торжественно вручили из рук в руки какому-то до приторности вежливому слуге вроде дворецкого.
        Он низко поклонился, профессионально осыпал меня комплиментами, а потом попросил проследовать за ним.
        Пока он меня вёл, я рассматривала особняк. И снова воображение поражали высоченные куполообразные потолки, мощные витые колонны и гладкий белоснежный пол, мягко мерцающий, как снег под солнцем.
        Ещё из украшений имелись парящие тут и там радужные пузыри с роящимися огоньками внутри, белоснежные рыбы с большими кружевными хвостами, которые лениво плавали в воздухе под потолком, расхаживающие вдоль стен птицы, похожие чем-то на белых павлинов, а также невероятных размеров вазы со светящимися живыми цветами размером с голову. Даже листья у этих цветов были не зелёные, а серебристые. Время от времени листья шевелились, будто бы от ветра, и издавали нежный гармоничный перезвон.
        Кое-где мы проходили мимо укромных уголков для бесед с пухлыми диванчиками, подушками и пушистыми белыми коврами.
        Вскоре я поняла, что каким бы большим особняк ни казался снаружи - внутри он гораздо больше. Такому дворцу мог бы, кажется, позавидовать и султан!
        Наконец, мы дошли до каких-то дверей и дворецкий, нижайше попросив меня чуть подождать, ненадолго за ними исчез. Но почти сразу вернулся и с поклоном провёл меня внутрь огромнейшей комнаты, в которой только отдалённо можно было узнать рабочий кабинет. Кстати, в этом кабинете имелся и стол, и рабочее кресло. Эрлум что, в основном работает дома? Интересно, как вообще можно работать в таком кабинетище?
        - Алекс, милая моя, ну наконец-то! - Белый чародей шёл ко мне навстречу, раскинув руки. - Я уже заждался!
        - Здравствуйте! Но ведь мероприятие ещё не началось?
        - Нет-нет. Оно начнётся позже. Однако я планировал встретить прибывающих гостей вместе с тобой. А до того момента мне хотелось бы провести для тебя небольшую экскурсию. Как тебе этот кабинет?
        - Внушительный, - подобрала слово я.
        - Он может быть твоим, - огорошил меня Эрлум.
        - А?! - У меня отпала челюсть. - Я думала, это ваш!
        - Нет-нет, мой находится неподалёку… Не переживай, в моём доме много комнат и помещений. Люблю простор! Так что возможность выделить место для ученицы, чтобы ей не приходилось ютиться в какой-нибудь комнатушке, есть.
        Это он на таверну намекал, судя по всему.
        Внезапно я увидела чуть в стороне ещё одно оборудованное место. Там располагался аппарат для изготовления коктейлей! Правда, он был больше и красивее, чем в таверне, но тем не менее черты имел узнаваемые. А рядом стояли всевозможные приправы в баночках. Ими был уставлен весь стол! Похоже, кто-то основательно исследовал мои методы работы (но только старые, когда я за основу ещё брала пюре блаженики). Надо думать, прислужники белого расспросили горожан, которые наблюдали за первыми результатами моих опытов.
        Я медленно подошла к аппарату, чародей следовал за мной, с улыбкой наблюдая за реакцией.
        Место для экспериментов с коктейлями было оборудовано так, чтобы работать с максимальными удобствами. Например, благодаря изогнутому, почти круговому, столу можно было легко дотянуться до всего необходимого, не тратя времени на лишние движения.
        Имелся и высокий удобный стул, и даже миниатюрная взлетающая платформа, на которой мне предлагалось при желании перемещаться от места к месту. Стул тоже, кстати, оказался парящим, как пояснил Эрлум.
        Рядом с аппаратом стоял прозрачный шкаф, через дверцу которого я видела банки с блаженикой.
        - Ого, как много блаженики… - вырвалось у меня.
        - Это магический сохраняющий шкаф, так что она не испортится и не утратит свежести, - успокоил чародей. - И его будут постоянно пополнять, чтобы всегда было пособие для тренировок и отработки навыка. А также ассистенты мгновенно доставят любые другие нужные ингредиенты по первому твоему слову.
        Внезапно я подумала, что методика обучения Эрлума значительно отличается от методики Лумара. Если хозяин таверны стабильно вёл меня к развитию дара до такой степени, чтобы я могла обходиться вообще без ингредиентов, то белый чародей, похоже, планировал действовать по-другому. Вроде как изначальная методика уже отработана, так что мне предлагалось просто ею пользоваться снова и снова, чтобы закрепить навык. Тоже неплохая система, но в данном случае не дающая развития и свободы. Нет уж, то, что предлагал Лумар, мне нравилось гораздо больше.
        А ещё в этом кабинете мне было неуютно. Я не хотела в нём работать.
        Но больше всего меня в этой ситуации напрягало то, что ответ по поводу ученичества ещё не дан, а кабинет уже сделали и даже подготовили тут всё именно для меня. Одно дело, если бы Эрлум мне просто возможное помещение под мой кабинет показал (мол, смотри, это всё станет твоим, если примешь предложение), другое - демонстрировать полностью оборудованное рабочее место, будто я уже его ученица. Это не просто царапало, а откровенно выбивало из колеи. Всё-таки Варленн прав - во мне велика тяга к свободе выбора.
        - Что скажешь? - практически мурлыкнул Эрлум.
        - Я ведь ещё не дала согласия. Зачем столько усилий для оборудования рабочего места?
        - Мне хотелось показать тебе, как может выглядеть твоя новая жизнь. Только представь, у тебя будет два кабинета - здесь и в резиденции. В какие-то дни ты будешь находиться там, в какие-то здесь. Как душа пожелает! Я порой так делаю. Иногда мне не хочется, чтобы меня отвлекали и дёргали, поэтому я остаюсь дома. А теперь идём со мной.
        Я думала, что он отведёт меня в то место, где будет проходить сбор чародеев, однако же мои предположения оказались ошибочными.
        Мы прошли весь кабинет насквозь, направляясь, как оказалось, к другой двери, скромно притулившейся за одной из колонн. За этой дверью обнаружилась лестница, к счастью, совсем небольшая, но очень изящная, с узорчатыми кружевными перилами.
        Мы поднялись по ней на один этаж, и попали в ещё одну огромную комнату, в которой я не без труда распознала гостиную. В центре помещения располагалась основная зона для дружеских посиделок с изящно изогнутым здоровенным диваном, милыми креслицами и парящим столиком для напитков. Однако комната была настолько большой, что одной такой зоны отдыха здесь было явно недостаточно, поэтому пришлось добавить ещё несколько в разных углах и у стен. Ещё здесь было много тех самых серебристых растений в горшках, а также всяческих статуэток, картин с оживающим эффектом, летучих ламп в виде цветов и прочих милых украшений.
        Я отметила, что всё выглядит как-то слишком уж миленько и цветочно. Вроде бы до этого стиль был хоть и с явным стремлением к максимальной роскоши, но более сдержанный. Здесь же каждая деталь была какой-то изящной, лёгкой, кружевной… как в кукольном домике!
        - Как тебе тут? - Белый продолжал сканировать мою реакцию.
        - Миленько. Это здесь будет сбор проходить?
        - О, нет! - рассмеялся он. - А давай пройдём вон к той двери?
        Мне не особенно нравилось его загадочное поведение, но я тем не менее решила пока не спорить. Когда хочешь с чем-то определиться, нужно как можно больше наблюдать. Именно с этой целью я сегодня приняла приглашение чёрного и именно с этой целью я сейчас позволяла белому устраивать для меня экскурсии. Мне требовалось как можно точнее понять, что это за личности, ведь в моём случае цена ошибки была велика.
        За милой полукруглой дверцей обнаружилась… спальня!
        Первое, на что падал взгляд, это… нет, не пугающих размеров кровать в виде цветка, хотя она там тоже имелась! А моё собственное изображение над этой кроватью! Изображение было подвижным, оно кокетливо хлопало ресничками и мило улыбалось. Не припомню, чтобы хоть раз делала такое идиотское лицо.
        До меня дошло. Это же он показывает отведённые мне покои для проживания в качестве ученицы! Даже не комнату, а именно покои - гостиная, спальня… а вон за той дверью, видимо, находятся ванная и туалет.
        Спальня была немногим меньше гостиной. И столь же неуютной. Пышная поверхность кровати напоминала сугроб. Впечатление не скрашивал даже лёгкий цветочный узор на обоях и занавесках.
        Помимо кровати имелся ещё и уголок с зеркалом, мягким стулом и столиком, который был уставлен всевозможными бутылочками с разными средствами для лица и тела. Причём все явно новые, ещё не распакованные. Но меня поразили не они, а стоящая в центре стола внушительная шкатулка с украшениями: серьгами, колье, браслетами…
        Ну это уж слишком!
        - Надеюсь, это всё вы приобрели не для меня.
        - Для тебя. Не волнуйся, на недостаток средств я не жалуюсь. И если вдруг ты не пожелаешь всем этим пользоваться, то ничего страшного. Да, признаюсь, я делаю всё, чтобы ты поскорее приняла решение! Но мне кажется, что выбранные мной для этого способы более чем приемлемы. Такой талант, как у тебя, заслуживает особого отношения. И уж точно его не стоит растрачивать, стоя за потрёпанной стойкой в старой забегаловке.
        Ну это он переборщил. В нашей таверне не было ничего потрёпанного, старого и потёртого.
        - А загляни-ка в шкаф! - предложил мне чародей.
        Я, ощущая нехороший холодок внутри, послушалась. Так и есть! В шкафу было полно женской одежды! Не только, к счастью, платьев (хоть их было и больше, чем всего остального), но и костюмов, и даже домашней одежды вроде милых халатов и цветастых мягких пижам.
        - Это магическая одежда из самой дорогой швейной мастерской города. В отличие от одежды, купленной в обычных лавках, она не пачкается, не рвётся и приспосабливается под любой размер.
        Ого! Наверное, даже самое завалящее платье здесь стоит целое состояние!
        - Не стоило…
        - Может, и не стоило. Но мне захотелось. А ещё я предлагаю тебе переночевать сегодня здесь. Погоди, не отказывайся! - поднял руки он, опережая моё восклицание. - Дело в том, что сбор чародеев обычно затягивается до позднего вечера. А вся охрана сегодня будет провожать почётных гостей. Поэтому переночевать здесь - это лучшее решение. Заодно примеришь на себя эту жизнь в качестве моей ученицы и поймёшь, насколько она тебе подходит. Всем, что есть в этой комнате, можешь пользоваться. Это ни к чему тебя не обяжет.
        - Спасибо за предложение, но…
        - Давай дождёмся вечера. Пока не торопись с ответом. Думаю, за это время ты уже попривыкнешь к моему дому и ко мне самому, освоишься здесь, а уж потом дашь ответ. Одна ночь ведь ничего не значит. Переезд я тебе не навязываю. Просто хочу, чтобы ты почувствовала, какой может быть твоя жизнь.
        - Не думаю, что останусь ночевать. Кроме того, должна вас предупредить, что не выношу давления, - очень спокойно ответила я, хотя внутри всё кипело.
        - Никакого давления! - заверил белый чародей. - Решение только за тобой! И всё же я буду надеяться, что до вечера ты передумаешь. А теперь идём, скоро начнут подходить гости.
        Увидев зал для встречи гостей, я поняла, почему Эрлум так хихикал, когда я решила, что тусовка пройдёт в отведённой мне гостиной.
        Этот зал своими размерами просто поражал воображение!
        Честно сказать, я вообще не видела, где он кончается. А вот интересно, есть ли вообще ограничения, насколько в принципе можно расширять внутреннее пространство помещения? Допустим, получилось бы упихнуть в крохотный одноэтажный сарайчик здоровенный замок? Чтобы ломать гостям головы разницей формы и содержания?
        Боги, о чём я только думаю…
        В целом дизайн был уже привычный: потолок с иллюзией неба, множество колонн, мерцающий снежными искрами гладкий пол, парящие кружевные рыбы, белоснежные птицы, цветы, бабочки под потолком размером с орлов… Причём всё белоснежное и откровенно наколдованное. То есть вот я смотрела на птиц и не ощущала в них жизни. Ну ещё бы. Если бы они были живыми, то могли бы нагадить на белоснежный паркет, что наверняка подпортило бы впечатление.
        Ещё вдоль стен по кругу лениво разгуливали два огромных белоснежных кота, чем-то похожие на тигров, но со змеиными хвостами и сложным затейливым узором на мерцающих шкурах. М-да, заморочился чародей. Или это так принято, чтобы произвести своими умениями впечатление на коллег?
        С двух сторон зала шли бесконечные столы с всевозможными яствами и напитками. Некоторые яства стояли на скатертях, другие парили над столами. Так же я увидела множество летающих подносов с напитками, которые только и ждали своего часа. Обслуживающий персонал, правда, тоже зачем-то имелся. То ли не всё можно было сделать с помощью магии, то ли люди были нужны просто для того, чтобы именитые гости, отдавая распоряжения, могли лучше прочувствовать свою важность.
        Помимо прочего, в центре зала располагалось возвышение с тремя тронами. Да, именно тронами, по-другому даже и не сказать. Эрлум пояснил, что на этом месте мы будем встречать гостей, а потом стулья (да, он именно так и выразился - стулья!) унесут, и здесь будет место для выступлений.
        Для кого третий трон, я спросить не успела. К нам подошёл светловолосый парень в элегантной белой рубашке, украшенной у ворота пышным кружевом. В центре кружева, словно сердцевина цветка, светился крупный синий камень, явно магический. Идеально гладкие волосы до плеч были тщательно подстрижены. Лицо было вполне себе симпатичным, но не брутальным, а больше мягким и по-детски округлым. В целом и у такого вида чуть женственной мужской красоты имелись свои поклонницы, и немало, но я к ним не относилась. Хотя фигура у парня была вполне себе ничего - обтягивающие брюки позволяли рассмотреть её во всех деталях. На модных высоких сапогах (белоснежных, конечно же) поблёскивали пряжки с такими же синими камнями.
        В целом, если бы я рисовала романтического принца для какой-нибудь известной сказки, я бы изобразила его именно так.
        - Алекс, позволь представить тебе моего любимого племянника Ирисея.
        Мы с племянником обменялись дежурными вежливыми фразами, рассматривая друг друга. Забавно, что и голос у парня оказался под стать внешности - красивый, мелодичный, таким только серенады под окнами петь.
        - Ирисей будет встречать гостей вместе с нами. Он тоже является в некотором роде моим учеником и проводит здесь много времени. Так что вам будет, о чём поболтать.
        Я с некоторым подозрением покосилась на чародея. Надеюсь, хоть он-то не собирается заниматься сводничеством? Что-то мне в последнее время постоянно подсовывают каких-то парней, на которых я, видимо, должна кидаться, как собака на мясо. Хотя, возможно, в данном случае я поторопилась с выводами. Увидим!
        - Так, а сейчас мне надо пройтись по залу и лично проверить, всё ли в порядке. Гости вот-вот начнут подходить. Ирисей, развлеки пока Алекс, пожалуйста, - с улыбкой предложил Эрлум. Подозрения во мне всколыхнулись с новой силой.
        Как только он отошёл, Ирисей активно принялся выполнять дядино распоряжение, чуть брезгливо косясь при этом на Урлю.
        - Как тебе в Пряниксберге, Алекс? - Парень так быстро перешёл на ты, что это меня почему-то возмутило. Нет, я не против дружеского общения, но с этим парнем мы подружиться ещё не успели. Что ж, я тоже буду тыкать.
        - Очень нравится. А тебе?
        - Сложно сказать… - мечтательно поднял глаза к потолку он. - Я же нигде больше не был. Может, в каком-то из миров мне понравилось бы больше. Дядя обещал как-нибудь меня туда взять - он иногда навещает своих коллег. А ты почему покинула свой мир?
        - Так получилось. Мне не очень хочется об этом говорить.
        - Ммм, ясно, - не особенно огорчился отсутствию подробностей Ирисей. - Ну я рад, что обстоятельства привели тебя сюда. Да и вообще приятно, что ученицей у дяди становится красивая девушка. Нам ведь много времени теперь предстоит вместе проводить…
        - Не факт. Я ещё не дала ответ, согласна ли стать ученицей.
        - Но ведь дашь. - Он не спрашивал, а просто констатировал факт, как будто это давно решено. - От такого предложения в здравом уме не отказываются.
        - А кто сказал, что я в здравом уме? - Разговор начал меня злить.
        Ирисей посмотрел так снисходительно, как на капризничающего ребёнка. Это, конечно, не улучшило мне настроения.
        - Красивый дом, правда? - перевёл тему он. - Я очень рад, что дядя меня учит. Жить здесь мне нравится гораздо больше, чем в доме родителей.
        - Хорошо тебе, - равнодушно сказала я.
        - Угу… будь моя воля, я бы туда и не возвращался… А давай после официальной части держаться вместе, - не дождавшись от меня энтузиазма в отношении этой темы, предложил он. - Всё-таки ты первый раз на таком мероприятии и с непривычки тебе наверняка не по себе. Могу представить, как ты сбита с толку и растеряна. Готов стать твоим сопровождающим на этот вечер и во всём помогать.
        - Дядя попросил? - в упор спросила я. Ирисей явно ожидал совсем другой реакции и поэтому стушевался. Дядиной выдержкой он ещё разжиться не успел.
        Однако он к этому явно стремился, поэтому взял себя в руки, глубоко вздохнул и с ласковым терпением изрёк:
        - Не нужно на меня нападать, я тебе не враг. Конечно, ты столкнулась в своём мире с отторжением и недружелюбием людей, но… здесь всё по-другому, поверь. Я действительно не собираюсь тебя тут бросать! Буду помогать, направлять советами, подсказывать, что следует делать, а чего не следует. И манеры подправлю, если потребуется. У нас не принято оставлять красивую девушку в одиночестве, вынуждая её саму разбираться, что к чему.
        Я вновь уставилась на него в упор. Он сначала улыбнулся, а когда пауза затянулась, слегка занервничал.
        - Выходит, ты уверен, что именно по этой причине мне пришлось покинуть свой мир? Думаешь, я ужасно устала от одиночества и явилась сюда, горя желанием найти людей, которые возьмут на себя распоряжение моей жизнью? - Надо же, не знала, что способна так тихо и жутко говорить. От чёрного, что ли, заразилась?
        - Ну… ты как-то не совсем так сформулировала. Но причина наверняка в одиночестве и непонимании со стороны других. Я думаю, что ты озлобилась, потому что там с тобой не хотели взаимодействовать, отторгали, отталкивали. Вот тебе и приходилось всегда со всем справляться самой, уже зная, что рядом нет мужчины, на которого можно положиться.
        Его «профессиональный» анализ моей ситуации, о которой он не знал ровным счётом ничего, попросту меня добил. Я даже злиться не могла на этого придурка, поэтому просто смотрела на него, как на ещё одно причудливое животное в этом зале.
        А он, решив, что я сражена его проницательностью, продолжал:
        - Но теперь уже не надо драться со всем миром в одиночку. Поверь, мы с дядей вполне серьёзно предлагаем тебе всё это! - Он обвёл рукой зал, намекая на роскошь. - Конечно, ты не веришь, что может быть так сказочно и прекрасно, поэтому постоянно ждёшь подвоха. Я прекрасно тебя понимаю и готов помочь…
        Честно сказать, на это могло быть две адекватные реакции, и одна из них злость. Но я выбрала вторую, которая всегда разит оппонентов куда более метко, и от души расхохоталась.
        Ирисея это, понятное дело, здорово напрягло. Вообще, мои реакции изрядно сбивали его с толку, никак не давая утвердиться в роли красавчика-покровителя, которому заглядывают в рот.
        - Всё мимо, - сообщила я сквозь смех, когда смогла говорить. - Ты везде промазал. Я сбежала от назойливого парня, который как раз настолько хотел меня заполучить, что аж воспользовался артефактом подчинения. А я так ненавижу попытки ограничить мою волю, что раз за разом скидывала чары.
        Мои последние слова пролетели мимо. Он услышал только то, что хотел слышать.
        - Вот гад! Наверное, он был очень неприятным типом, на которого без чар никто бы не позарился! - поражённо выдохнул племянничек Эрлума.
        Ага, он опять всё истолковал в свою пользу. Вроде как мой побег связан с тем, что мною распоряжался непривлекательный персонаж. А вот если на его месте будет привлекательный и всеми желанный Ирисей - это уже совсем другое дело.
        - Угу. А потом меня захватила банда, в которой работал этот, как ты выразился, неприятный тип. И шеф этой шайки, желающий заполучить мои редкие способности, предлагал мне всё, что душе угодно: роскошные покои, деньги, исполнение всех желаний и толпу красавчиков. Один из этих красавчиков так вообще был невероятно навязчив. Представляешь, он решил, что раз он внешне намного привлекательнее моего бывшего парня, так значит, ему позволено мною командовать.
        И снова мой прямой, как топор, намёк пролетел мимо цели.
        - Как хорошо, что теперь тебе не нужно терпеть толпу злобных бандитов вокруг. Да и вообще терпеть кучу навязчивого народа, который требует удовлетворять их низменные нужды, тоже не придётся, - а теперь он, похоже, переключился на мою работу в таверне. - Здесь к тебе не подпустят никого лишнего…
        - Ох, Ирисей, ты не совсем понял, что хочет сказать наша милая Алекс, - раздался голос белого из-за моей спины.
        Как давно он подслушивает? Хотя глупо было думать, что он хоть ненадолго оставил ситуацию без контроля. Наверняка слышал весь разговор, даже находясь в другом конце зала. А сейчас понял, что племянник тупит и вот-вот испортит всё дело, и вмешался.
        - Дядя? - чуть недовольно, но без удивления отозвался Ирисей.
        - Можно тебя на пару слов? Алекс, не желаешь пока пройти к столу и попробовать один из уникальнейших напитков Пряниксберга под названием лигрог? Он невероятно вкусный, бодрящий и разогревающий. В городе не так много специалистов, которые умеют хорошо его готовить. У меня работает один из них. Обещаю, ты не успеешь соскучиться, как мы к тебе снова присоединимся.
        Я молча кивнула и направилась к столу, взяв курс на ближайшего официанта.
        Они и вправду догнали меня почти сразу, так что напиток я опробовала в их компании. Вкус чем-то отдалённо напомнил глинтвейн, но с еле уловимыми ментоловыми нотками и будто бы привкусом солёного попкорна. Очень интересное сочетание. Причём чем дольше я держала напиток во рту, тем больше новых оттенков вкуса в нём раскрывалось. Но главное - эффект. Напиток действительно несколько улучшил моё настроение, что было весьма кстати, так как у меня росло желание сбежать отсюда.
        Ирисей выглядел задумчивым, но, ловя мой взгляд, сразу начинал улыбаться.
        Я ещё не успела допить свою порцию, как начали приходить первые гости.
        На самом деле от меня ничего особенно не требовалось. Я сидела на одном из кресел, чувствуя себя ужасно глупо, и скучала, пока белый чародей всех встречал и изливался в любезностях. Нас с Ирисеем он не представил (видимо, планировал сделать это позже, чтобы не повторяться - гостей было много), однако наше явно подчёркнутое положение привлекало внимание и вызывало вопросы, поэтому гости поглядывали. В основном на меня, конечно. Видимо, племянника чародея многие знали. Ещё очень много интереса вызвал Урля. Его разглядывали с живым любопытством, а потом шёпотом обсуждали.
        Впрочем, я тоже рассматривала гостей во все глаза. Такой пёстрой тусовки мне видеть ещё не приходилось! Создавалось впечатление, что, собираясь сюда, чародеи нарочно разоделись в самые невероятные наряды, которые только нашли.
        Причём, странно выглядели отнюдь не только те гости, которые явно явились сюда из других миров. Остальные тоже решили не отставать, чтобы произвести неизгладимое впечатление на коллег и похвастаться своими умениями.
        Густо облепленные драгоценными каменьями пышные мантии - вот самые невзрачные из представленных здесь одежд. В глазах пестрило от ярких диких расцветок и магических украшений, которые летали вокруг своих владельцев, непрерывно распускались живыми цветами, ползали по одеяниям, вспыхивали разноцветными огнями, издавали различные звуки, пускали в воздух салюты или даже пучки перьев… Некоторые чародеи и вовсе добились того, чтобы наряд менялся до неузнаваемости каждые пять минут.
        Я долгое время наблюдала за одним индивидом в настолько пышной приталенной мантии, что она больше походила на платье, подобные которым звёзды надевают для красной дорожки. Она состояла из огромного количества полупрозрачных слоёв, а ещё была ярко-розовой, очень длинной и ползла за чародеем по полу, грозно рыча на каждого, кто пытался на неё наступить. А что, стильненько…
        Наконец, встреча гостей закончилась, Эрлум попросил нас с Ирисеем встать рядом и взял слово. Его голос, усиленный магией, звучал на весь зал так, что перекрывал все разговоры.
        - Уважаемые гости, очень рад видеть вас на очередном сборе чародеев! Позвольте представить вам моего племянника Ирисея! - Ирисей церемонно поклонился. Я заметила, что ему нравится быть в центре внимания. - А также Алекс, начинающего специалиста по интуитивной кухне, которую я очень надеюсь увидеть вскоре своей ученицей.
        В зале поднялся шум - все оживлённо обсуждали услышанное.
        Честно говоря, я очень надеялась, что выступления, посвящённые интересующему меня вопросу, начнутся сразу же, чтобы потом можно было под благовидным предлогом удалиться. Однако у Эрлума был свой план, и после нашего представления он пригласил всех к столам.
        Народ в зале смешался, и началась вполне себе живенькая тусовка. Чародеи от плохого аппетита не страдали, да и вообще выглядели так, словно пришли поесть и посплетничать. Многие рассматривали с надменным видом магические предметы декора и обменивались мнением с соседями, но большинство, кажется, обсуждали меня и моего питомца. Я ни на секунду не переставала чувствовать взгляды.
        Видимо, какому-то гостю взглядов оказалось недостаточно и он решил как-то магически меня прощупать. Сначала я ощутила словно бы прикосновение к щеке и дёрнулась, но в следующий момент Урля угрожающе рыкнул и совершил еле уловимое движение. Он будто бы на долю мгновения изменил форму и метнулся вперёд, потом назад, но так быстро, что я едва это заметила.
        Зато в зале белобрысый хлыщ с прозрачными глазами в обтягивающих блестящих колготах взвизгнул и схватился за щёку, на которой появилось четыре кровоточащие царапины.
        Окружающие раздались в стороны.
        - Что произошло? - нахмурился Эрлум.
        - На меня напали! - после секундной заминки нашёл выход белобрысый тип и ткнул в Урлю. - Это существо!
        - Каким образом? На расстоянии? - страшно заинтересовались присутствующие и принялись пожирать взглядами Урлю.
        - Напали? - нахмурился Эрлум, но вместо того, чтобы поворачиваться ко мне и уточнять, так ли это, он сказал: - Сейчас мы увидим, справедливы ли обвинения уважаемого мага Рувалия из мира Зульдау. В моём доме всё происходящее фиксируется, так что есть возможность просмотреть, что произошло, через магическую призму.
        - Не стоит, я ошибся, - тут же пошёл на попятный Рувалий.
        Однако всем остальным было ужасно интересно, и они наперебой начали требовать запись. Эрлум не спорил.
        Перед ним в воздухе возникло прямоугольное окно, в котором сверху транслировался зал.
        Он ткнул в одну из точек и приблизил картинку. Теперь было видно меня и Рувалия со стороны.
        Белый чародей махнул рукой, и события начали проматываться в обратном направлении. Промотав, сколько требуется, он запустил запись.
        На экране помимо прочего фиксировались и потоки магии, так как в этой записи было ясно видно, как белобрысый чародей будто бы частично вынырнул из тела и, растянувшись немыслимым образом, в виде духа ринулся ко мне. Однако стоило ему протянуть призрачную руку и прикоснуться к моему лицу, как Урля резко выгнулся, будто отражение в кривом зеркале, сделал бросок навстречу, не покидая моего плеча, а толстая лапка, вытянувшись, отрастила жуткие кривые когти и полоснула лицо духа. Чтобы увидеть это в деталях, Эрлуму пришлось замедлить запись, так как преображение Урли было слишком быстрым для обычного взгляда.
        После этого в зале воцарилась тишина.
        - Думаю, все согласны, что никакого нападения не было. Была попытка нарушить личное пространство без разрешения. В магическом мире все понимают риски такого поступка, учитывая, что каждый чародей устанавливает себе защиту, которая и при подобных выходках может сработать.
        Хор согласных голосов подтвердил его правоту. Пристыженный белобрысый Рувалий быстро залечил царапины и постарался затеряться в толпе.
        Теперь вообще никому не было дела до предметов декора. Все обсуждали только нас с Урлей!
        - Откуда взялся твой питомец, Алекс? - аккуратно поинтересовался Эрлум, блестя глазами. - И где такого достать? Ведь у Рувалия, как у одного из сильнейших магов своего мира, тоже есть отменная защита. Но твой питомец играючи её пробил. Более того, я вообще не слышал про зверей, которые могут нанести ранение через призрачное тело. Мне бы очень пригодился подобный охранник.
        - Такого больше нет, - сообщила я. - Урля - это неудавшийся коктейль, приготовленный не в том настроении. Воссоздать то эмоциональное состояние не представляется возможным, да и небезопасно. Мне только в последний момент с огромным трудом удалось взять себя в руки и не сотворить что-то абсолютно чудовищное и при этом неконтролируемое.
        Я нарочно нагоняла ужаса, чтобы до всех дошло, почему к моей магии нужен особый подход. Лучше уж напугать лишний раз, предотвратив попытки принуждений. Как правильно говорил мой учитель Лумар (а его я искренне считала своим учителем), лучше уж пусть надо мной трясутся, боясь расстроить.
        Надо сказать, наш разговор слушали все окружающие. И услышанное произвело фурор. Зал вновь загудел. Похоже, я надолго обеспечила их темой для обсуждений.
        - Я… рад, что в итоге ты сумела взять эксперимент под контроль, - откашлялся Эрлум. Его племянник поглядывал на меня с явной опаской, чему я порадовалась. - Вот поэтому тебе и требуется наставник как можно скорее, чтобы не случилось чего-то… непоправимого.
        ГЛАВА 23
        Потом белого чародея отвлекли, а Ирисей предложил пока подкрепиться. Мы выбрали место у столов, где было поменьше народу, и направились туда.
        - Ты не знаешь, когда начнутся выступления? - спросила я у него. - Вроде бы Эрлум говорил, что на этом сборе чародеи обмениваются опытом?
        - О, это ещё не скоро. Сейчас все наедятся и наобщаются, потом будет развлекательная программа с показом разных магических штучек от всех желающих, а уж после этого дело дойдёт и до выступлений.
        - Ууу, сколько ещё ждать, - поморщилась я.
        - Да брось! Тут ведь здорово! Можешь мне поверить, время пролетит незаметно. Просто наслаждайся вечером!
        В чём причина столь активного восхищения мероприятием со стороны Ирисея, я поняла, когда мы оказались у стола. Вскоре к нему начали подходить маги и магички (по большей части молодые), они отвешивали ему кучу комплиментов, всячески старались понравиться и с готовностью смеялись над каждой его шуткой. Я предположила, что это те, кто хочет подобраться поближе к белому чародею и заручиться его поддержкой через дружбу с племянником.
        Я тоже моментально почувствовала себя популярной, вот только, в отличие от Ирисея, меня это совсем не радовало. Пока он растворялся в чужом фальшивом восхищении, я вынуждена была отвечать на вопросы от намного более опытных магов. Первым ко мне пристал какой-то мужичок с кустистыми пепельными бровями. Я даже не пыталась определить его возраст, поскольку лицо у него было без единой морщинки, однако назвать дядьку юным даже язык не поворачивался. Ему вполне могло быть от сорока до четырёхсот лет.
        Сначала он выспрашивал всё про Урлю, при этом презрительно фыркая и то и дело повторяя: «М-да. Типичная ошибка новичка!», а потом, с видом, будто делает мне величайшее одолжение, он предложил пойти в ученицы не к белому, а к нему! Ведь только тогда я смогу действительно научиться чему-то путному. Ну а он, уж так и быть, возьмёт на себя это бремя, но только потому, что ему интересно поработать с моим даром.
        Я, конечно, отказалась, так как тип был мне откровенно неприятен, тогда он начал уговаривать, чуть отступив от своей роли благодетеля.
        За время нашего разговора подтянулось ещё несколько магов, они принялись высмеивать моего собеседника. Их подколки сводились к тому, что он сам ничего толком не умеет, и при этом в каждой фразе были толстые намёки, что уж они-то гораздо более умелые и талантливые маги. В итоге, нападая на конкурентов и при этом занимаясь саморекламой, они чуть не забыли про меня. Я оставила их за горячим спором и отошла, но не успела выдохнуть, так как ко мне подплыл мужчина с идеально красивым лицом (оно было настолько неестественно красивое, что отталкивало, будто он натянул на себя маску) и начал заигрывать, постепенно сводя разговор всё к тому же. Правда, если убрать всё лишнее, его аргументы звучали так: «Уж лучше стать ученицей такого роскошного мужчины, как я, чем постоянно работать с тем, кто даже не может оценить вашу красоту».
        Правда, его хвастовство тут же прекратилось, когда к нам подошли ещё два мага и ехидно поинтересовались, пристало ли почтенному чародею в столь солидном возрасте натягивать на себя молодое лицо? Один из них ещё и обмолвился: «Прошлое мне нравилось больше. В личине рокового брюнета вы были почти неотразимы».
        Наглумившись над конкурентом, они снова увлеклись саморекламой. Причём практически все пытались обесценить мои нынешние умения и всячески подчёркивали, что в моём таланте ничего особенного нет, если только его развитием не займётся опытный наставник.
        Ужасно устав, я сослалась на необходимость ненадолго отлучиться в дамскую комнату, уточнила у ближайшего официанта направление и с сосредоточенным видом отправилась в ту сторону. Ну их к демонам! Притулюсь в какой-нибудь нише в коридоре подальше от любопытных глаз.
        - А может, вы продадите вашего замечательного питомца? - загородил мне дорогу очередной маг. Судя по одежде, он прибыл из другого мира. В Пряниксберге я подобных прикидов не наблюдала. Одна его шляпа, напоминающая здоровенное бордовое яйцо (судя по размерам - динозавра), очень явно указывала на этот факт.
        - Нет, он не может принадлежать никому другому. У нас с ним прочная неразрывная связь, - уверенно ответила я. И если сначала мне хотелось просто отмазаться, то, произнеся эту фразу, я вдруг поняла, что так оно и есть.
        - Жаль, - чуть огорчился мужчина. - Мне бы пригодился такой охранник. А я было уж подумал, что не зря в этот раз принял приглашение на это утомительное мероприятие.
        - Вы тоже находите его утомительным? - обрадовалась я, пристально рассматривая иномирца. Вообще, если не брать во внимание шляпу, из-за которой всё остальное как-то терялось из виду, то лицо у него было вполне нормальное. Не восковое, не отглаженное, а живое, с ехидно кривящимся ртом, острым подвижным носиком и небольшими умными глазами необычного жёлтого цвета.
        - Ещё бы! Но здесь иногда удаётся найти каких-нибудь хороших партнёров для дальнейшей работы, заключить полезные сделки, повидаться со старыми знакомыми, а ещё узнать последние новости и сплетни магического мира. А это, дитя, необходимо, если хочешь постоянно быть в числе лучших. Так что для таких опытных магов, как я, пропускать сбор у белого - не особенно хорошая идея. А тебя, должно быть, достали своими предложениями пойти в ученицы?
        - Не то слово. Надеюсь, вы не собираетесь мне этого предлагать?
        - Не собираюсь, не бойся. Не нужны мне ученики. Вот только раз ты не ищешь здесь полезных связей и не получаешь удовольствия, почему не уйдёшь?
        - Ушла бы! Но Эрлум пообещал, что здесь будет совет сильнейших магов, и собирался вынести на обсуждение очень волнующий меня вопрос.
        - Что? - Любитель яйцеобразных шляп расхохотался. - Боюсь, ты не услышишь на этих обсуждениях ничего путного. Обычно к их началу большая часть гостей уже уходит, насытившись, решив свои вопросы и обменявшись новостями. Делиться секретами никто из нормальных магов не будет. Мы все держимся за свои тайны и наработки, чтобы быть на голову выше конкурентов. Собственно, поэтому обсуждения поставлены в конце программы мероприятия. На них обычно остаются те, кто хочет себя зарекомендовать перед белым чародеем или понравиться ему. Они, конечно, будут с радостью поддерживать любую поднятую им тему, но полезного ничего не скажут. Да и вообще, если хочешь совет, то в ученицы из всех присутствующих стоит идти только к самому Эрлуму. Он тут самый сильный, как бы ни неприятно было это признавать. Никто тут ему и в подмётки не годится.
        - Ого… - Я призадумалась.
        Нет, мне понятно, почему Эрлум меня позвал. Он хотел показать своё жилище, соблазнить меня моей возможной комнатой и кабинетом, а также снова предпринять попытку уговорить стать его ученицей.
        Надо думать, на обсуждении я бы ещё лишний раз уверилась, что белый - самый мудрый среди всех, а значит, только он способен решить мои проблемы. На фоне неопытных и отчаянно льстящих магов он смотрелся бы очень выигрышно.
        - Хотя, возможно, сегодня на обсуждение останется больше народу, - вдруг заметил остроносый чародей. - Ты и твой питомец сильно всех заинтересовали. Поэтому те, кто надеется узнать о тебе побольше или заполучить вас с питомцем, наверняка будут и на обсуждениях. Надо думать, они попытаются привлечь твоё внимание. Но секреты свои раскрывать при конкурентах точно не будут. Скорее, тебе будут сулить решение всех проблем, если согласишься пойти в ученицы.
        Я сморщилась, представив себе, какое жуткое это будет времяпровождение.
        - Спасибо, что предупредили.
        Если бы этот маг после моей благодарности ещё попытался как-то намекнуть мне на ученичество, я бы подвергла его слова сомнению. Но он пожелал мне успеха и отошёл, тут же потеряв интерес. Значит, резона врать у него, скорее всего, не было.
        Стоя на месте, я привлекала нежелательное внимание, поэтому пришлось продолжить путь и размышлять на ходу. У попавшегося на пути официанта я ещё раз уточнила, где дамская комната, на тот случай, если потерявший меня чародей просмотрит запись о том, куда делась его будущая (в чём он не сомневается) ученица. Правда, если он отмотает с запасом, то может и разговор с владельцем шляпы-яйца услышать, но придётся рискнуть.
        Оказавшись в не особенно длинном по местным меркам коридоре, примыкающем к залу, я обнаружила там две двери помимо той, через которую вошла. Одна вела в дамскую комнату, поэтому я направилась ко второй, дальней. К счастью, она была не заперта. Потянув за ручку, я неожиданно оказалась… на улице.
        Это как так?
        Может, мой дар границ в очередной раз как-то незапланированно сработал? Не уверена. Что-то внутри подсказывало мне, что дар ни при чём. Видимо, тут какой-то выход для персонала. Чтобы, ну не знаю, заказанные для банкета напитки или какие-нибудь закуски не приходилось через весь дом тащить.
        Что интересно, охраны не было. Да, это был не главный вход, а какой-то боковой, однако отсутствие охраны удивляло, учитывая его близость к залу. Вроде обычно у Эрлума везде торчат эти гордые стражи в белом, хотя кто на него будет нападать в Пряниксберге? Во-первых, он сильнейший чародей, так что дураков нет. Во-вторых, его тут попросту обожают.
        Я остановилась возле этой дверцы, вдохнула с наслаждением свежий вечерний воздух и внезапно поняла, что до жути не хочу возвращаться.
        Пожалуй, только в этот момент до меня в полной мере дошло, насколько неуютно мне было среди этой подавляющей роскоши в окружении толпы магов, которые делили нас с Урлей, как последний кусок желанного пирога. Если бы взглядом можно было пожирать, от нас и крошки не осталось бы.
        Нет, это не для меня. Стоило только представить, что мне предстоит постоянно жить в этом доме и работать в том самом неоправданно огромном кабинете, как хотелось передёрнуть плечами. Я уж молчу про компанию в виде Ирисея, хотя дело, конечно, не в нём.
        Просто это не моё. Настолько не моё, что я, кажется, готова продолжать бегать от Арса и команды, лишь бы не становиться ученицей белого.
        - Нет, я определённо тут не останусь, - негромко сказала я вслух и рассмеялась.
        Как только на меня снизошло это ясное, чёткое и конкретное осознание, стало невероятно легко. Будто бесконечное напряжение внутри, которое выматывало, заставляя принять решение, разом ушло. Как же нелегко находиться в состоянии выбора, когда нет очевидного варианта!
        И вроде бы по всем признакам и по мнению окружающих, даже Марлопы, самым разумным было принять предложение об ученичестве у белого, но сейчас, как только я поняла, что ни за что этого не сделаю, облегчение едва не свалило меня с ног. Стало так хорошо, будто мне удалось сбежать из очередной засасывающей ловушки.
        Внезапно Урля заворчал, оборачиваясь вправо, потом влево. Я последовала его примеру и ахнула, поняв, что уже не одна. Не следовало вспоминать команду Арса, ведь именно она в полном составе сейчас неслась ко мне с двух сторон. Как они меня выследили?
        Самое-то забавное, что самый очевидный и разумный вариант (а именно - нырнуть обратно в особняк и рвануть за помощью к хозяину дома) попросту не пришёл мне в голову. Как будто закрыв эту дверь, я полностью отрезала себя от того мира.
        Однако решение следовало принять очень быстро и… собственно всё получилось практически само собой. Не особенно раздумывая, я попросту активировала браслет чёрного, мысленно завопив: «На помощь! Нападают!»
        Варленн явился на зов моментально, будто только и ждал сигнала.
        Тьма бесшумно прочертила дымной стрелой вечернее небо и будто огромная капля упала рядом со мной, расплескавшись в стороны и явив резко затормозившим и аж присевшим от страха преследователям фигуру чёрного чародея. Какие силы ему пришлось задействовать для этого перемещения, учитывая, что обручи на руках были алыми?
        А потом из теней начали выскальзывать демоны.
        - Это они? - уточнил Варленн, рассматривая Арса и его команду. Те начали панически извлекать амулеты и прятаться от демонов в свои энергетические «стаканы». Чёрный нахмурился. - Погоди. Куда они исчезают?
        - Ты не видишь их? Это активированная защита от демонов. Правда, она действует, пока они не шевелятся и стоят на месте.
        - Что ж, тогда ткни пальцем, куда направлять атаку, - зловеще предложил чёрный.
        Но в этот момент за дверью позади меня начал нарастать шум.
        - Нет! - поспешно шепнула я. - Сейчас тут будут стражи белого! И, возможно, его гости-чародеи! Нельзя, чтобы увидели, как ты расправляешься с якобы порядочными горожанами! Тем более что я… постараюсь помочь тебе выйти на шефа!
        Он на мгновение застыл, потом остро глянул на меня и жутко улыбнулся.
        - Вот как? Что ж, это меняет дело. Ты со мной?
        - Ещё бы!
        Он привлёк меня к себе за талию, а потом вокруг сгустилась тьма. В этот раз полёт был стремительный, жуткий и совершенно неприятный. Внутри всё ухнуло, поскольку нас дёрнуло вверх, будто бы кто-то подсёк гигантской удочкой. Урля, стремясь зафиксироваться покрепче, растёкся по мне мохнатым воротником.
        Приземление возле замка было неприятным для всех нас.
        Я упала на четвереньки, пытаясь справиться с тошнотой и возобновить дыхание, а Варленн шипел, как змея, из-за раскалившихся донельзя символов.
        Вспомнив, что в прошлый раз у меня как-то получилось помочь ему их охладить, я с огромным трудом встала и возложила обе ладони ему на грудь. Точнее, я попросту опёрлась на него таким образом, чтобы снова не упасть. Хорошо, что он крепко держался на ногах. Ещё не хватало вместе завалиться.
        От его жуткого и будто бы какого-то дикого взгляда мне вновь стало не по себе, но возложение рук сработало. Алый ободок вокруг радужки начал тускнеть, сдерживающие обручи тоже.
        Вскоре Варленн уже выглядел совсем, как прежде.
        - Спасибо, - сказал он.
        Я кивнула, хоть и не представляла, каким образом у меня получалось ему помогать. Ну да ладно, главное - результат.
        - Я правильно понял твои слова? Ты собираешься принять мою сделку?
        - Да. По крайней мере, я попробую сварить нужное тебе зелье, хотя нет никакой гарантии, что у меня получится, - сказала я, отстраняясь. Ноги уже подчинялись, так что можно было стоять и без опоры. - Честно говоря, я даже не знаю, сколько потребуется попыток.
        - Это я помню. У тебя будет столько попыток, сколько нужно.
        - Угу. А ещё мне необходимо, чтобы ты маячил перед глазами во время приготовления. Я должна сосредотачиваться на том, для кого готовлю.
        - Не проблема, - заверил Варленн. - Каждый вечер после твоего рабочего дня я буду забирать тебя из таверны к себе в замок. В лаборатории или в любом другом помещении, где захочешь, обустроим для тебя рабочее место.
        - А как ты собираешься меня забирать? Нам ведь лучше вместе не показываться.
        - Ты, главное, выходи из таверны и иди в любую сторону, желательно к ближайшему переулку. Или, если таверна остановится на окраине, к лесу. Я буду следить за тем, чтобы за тобой никто не увязался, и появлюсь в удобный момент.
        Я призадумалась. Получится ли у меня настроиться на нужную волну в его замке? За сегодняшний день моё отношение к чёрному чародею полностью изменилось.
        Однако же его замок до сих пор представлялся мне далеко не самым приятным для пребывания местом. Если во время приготовления коктейля меня что-то напугает, результат может получиться непредсказуемым.
        Я изложила свои соображения Варленну.
        - Если захочешь, демоны показываться тебе не будут, - ответил он, вполне серьёзно отнёсшись к моим рассуждениям. - Кроме того, подберём помещение, в котором тебе будет комфортно. Или ещё одно обустроим. Есть ещё вариант оборудовать столик на поляне возле замка. В общем, будем пробовать.
        - А если ничего не получится? Я вообще не уверена, что смогу приготовить такой коктейль.
        - Зато я уверен. На самом деле для тебя это проще простого. Ты владеешь магией переходов и магией интуитивной кухни. Осталось только соединить эти два дара. В любом случае, никто тебя не торопит. Я давно разбираюсь с проблемой воров, и даже не надеялся на то, что в ближайшие годы появится возможность, подобная этой. Поэтому давить уж точно не собираюсь. В данном случае в том, чтобы быстрее разобраться в этом, заинтересована именно ты. Так что основная мотивация будет идти изнутри.
        Я кивнула. Ну да, он прав.
        Вновь собравшийся в свою привычную форму Урля сладко зевнул у меня на плече, напоминая о том, какой утомительный был день. Да уж, отдохнуть бы не помешало.
        Внезапно я поняла, что Варленн даже не намекнул мне на то, что неплохо бы начать эксперименты с коктейлем уже сейчас. Вроде как мы уже возле его замка, времени до сна ещё полно, так почему бы не приступить?
        Он ведь не знал, насколько я эмоционально вымотана после посещения этого утомительного вечера у Эрлума. Или догадался? А может, по моей ауре увидел?
        Но когда я собиралась озвучить вопрос вслух, чёрный меня опередил (видимо, его мысли блуждали в той же стороне):
        - А почему ты решила принять моё предложение? Что случилось на вечере у белого? Почему я нашёл тебя на улице возле его особняка, и ты даже не попыталась вернуться в дом и позвать на помощь?
        Ага, вот и ответ. Выходит, он понял, что что-то выбило меня из колеи. Мне стало приятно, что он с большим вниманием отнёсся к моему состоянию. А ещё я так устала от давления белого, что общение с чёрным для меня сейчас было как глоток свежего воздуха.
        Я коротко рассказала ему о том, что произошло в особняке Эрлума, в том числе и о выделенных мне комнатах, оборванной Урлей попытке прощупать, беседе с обладателем яйцеобразной шапки и неожиданно обнаруженном выходе на улицу.
        - Знаешь, если бы ты не выдал мне браслет для связи, я бы всё-таки вернулась в дом, позвала бы на помощь, а потом, вполне возможно, на радость Эрлуму и его племяннику осталась бы там ночевать. Более того, на вечере я бы держалась ближе к белому чародею на случай, если парни из моего мира так обнаглеют, что всё-таки решат сунуться в дом.
        - Да уж, в этом случае Эрлум, пожалуй, был бы благодарен твоим преследователям, - задумчиво заключил чёрный.
        «Хотя… а точно бы я вернулась? Ведь был ещё вариант позвать Корсо и уйти призрачными путями!» - вдруг пришло мне в голову. Точно! М-да, похоже, я бы сначала задействовала все прочие варианты, лишь бы только не оказываться вновь на этой чародейской тусовке…
        Внезапно Варленн обернулся к лесу и сообщил:
        - Кстати, об Эрлуме. Он и его свита сейчас подъедут сюда. Надо думать, кто-то сказал ему о том, что я тебя забрал.
        - В принципе это могли быть мои преследователи. Он ведь, как и ты, видит в них нормальных горожан. Допустим, они наплели ему, что рванули на мой вопль о помощи и заметили, как ты меня схватил. Это позволило бы им убить двух зайцев: во-первых, объяснить своё появление возле дома белого, во-вторых, натравить Эрлума на тебя, чтобы добраться до меня. Ведь сами они с тобой сталкиваться боятся. Что будем делать? Ведь не драться же?
        - Нет. Пока белый помогает жителям города, трогать его я не буду. Поэтому ты сейчас спрячешься, а мы побеседуем.
        - Погоди! У меня есть вариант! - Как же вовремя я вспомнила о Корсо! - Я смогу сейчас особым образом уйти в таверну, а ты скажешь, что вообще не имеешь отношения к моему исчезновению. Ведь ты-то тут, а я уже у себя. Он явится в таверну проверить и обнаружит меня там.
        - Особым образом уйти в таверну? - заинтересовался Варленн. - Это как?
        - А вот так!
        Я хмыкнула, подошла к его глазастой ограде и положила на неё руку, мысленно произнеся имя стража. Было опасение, что с этой живой стеной трюк не сработает, но Корсо, похоже, было плевать, откуда открывать переход (надо будет попробовать в следующий раз в ствол дерева так постучаться).
        Открывшаяся в ограде дверь (такая же чешуйчатая) так изумила саму ограду, что та выпучила и скосила глаза, приоткрыв рот-ворота.
        Я хихикнула и шагнула внутрь, буквально чувствуя спиной острый взгляд Варленна.
        Передо мной возник землистый туннель. То ли Корсо прочитал мои мысли, что путь мне нужен наиболее короткий, то ли просто ему не хотелось, чтобы я долго бродила по его туннелям, но стоило сделать несколько шагов, как под ногами появился дощатый настил, а ещё через минуту я уже поднималась по лестнице в таверну.
        И как же вовремя я сообразила воспользоваться переходом!
        Оказалось, что Эрлум, собравшись к чёрному чародею, сразу отправил своих охранников и сюда, видимо, решив на всякий случай проверить, действительно ли чёрный меня схватил. Наверное, не хотел связываться с ним без причин.
        Поэтому, когда я вышла в коридорчик, а потом в зал, причём, с точки зрения стороннего наблюдателя, явно из внутренних помещений, напротив Лумара уже стояли две фигуры в белом.
        Увидев меня, охранники оживились. Несколько человек за столиками тоже (их было под вечер совсем немного, видимо, все уже знали, что коктейлей сегодня ждать не следует). Про Марлопу и говорить нечего. Она-то ведь не видела, чтобы я входила с улицы.
        - Я же говорил, что она здесь, - спокойно и даже вроде бы скучающе прокомментировал моё появление Лумар.
        Я едва удержалась, чтобы кинуть на него удивлённый взгляд, но смогла взять себя в руки и уточнила:
        - Что случилось?
        Урля на моём плече опять заразительно зевнул, я последовала его примеру.
        - Белый чародей беспокоился о вас. Вы исчезли с вечера…
        - Да, приношу свои извинения. Он был очень занят с гостями, его племянник тоже, а меня буквально осадили маги с предложением стать ученицей. Честно сказать, они так меня утомили, что я сначала вышла из зала, а потом поняла, что еле стою на ногах, и решила отправиться домой.
        - А… ясно! - Стражи переглянулись. - Мы передадим.
        Они дружно шагнули к двери.
        Дождавшись их ухода, я повернулась к Лумару и одними губами сказала: «Спасибо». Он улыбнулся уголком рта.
        В этот момент меня перехватила Марлопа.
        - Что-то я пропустила, когда ты вернулась! Неужели проскочила, пока я в комнате для персонала была? А чего не нашла меня? Я ж тут от любопытства корчусь, жду твоего возвращения и рассказа о прошедшем вечере!
        - Да я, признаться, безумно устала… - Её версию я не стала ни подтверждать, ни опровергать. - Вкратце ты уже слышала о том, что там было. А подробности уже завтра, если не возражаешь. Я с ног валюсь.
        Урля снова зевнул. Спасибо ему большое, он своими зевками всячески подтверждал мой рассказ.
        - Да, выглядишь усталой, - согласилась она. - Ну тогда, конечно, отдыхай… А они правда налетели на тебя с предложением стать ученицей?
        - Правда…
        Я улыбнулась ей и шагнула к лестнице.
        - А племянник у белого такой душка, да? - донеслось мне в спину.
        - Милый, да. Но не в моём вкусе, - отозвалась я и поспешно ушла, пока она снова не втянула меня в разговор.
        Однако уже поднявшись на несколько ступеней, я услышала негромкое и задумчивое: «Душка, значит?», сказанное голосом Лумара.
        - Это я в другом смысле, - как-то смущённо отозвалась Марлопа.
        Эй, не поняла? Между моим работодателем, которого я ещё сомневаюсь, причислять ли к людям, и кокетливой официанткой всё-таки что-то есть? Или что-то назревает? Ну дела! Нет, его взгляды на неё я замечала, но всё равно не думала, что это может что-то всерьёз означать. Просто при общении с Лумаром меня постоянно преследовало фоновое ощущение, что он в большей степени изображает эмоции (да и то нечасто), чем чувствует их.
        ***
        Утром белый чародей явился сам.
        Я как раз успела выспаться, принять душ, спуститься вниз, разжиться чашкой ароматного чая и усесться с Марлопой возле стойки с намерением посплетничать.
        Посетителей пока не было, так как в последние дни, в связи с тем, что народ набегал сразу после открытия, до открытия таверна находилась либо за чертой города, либо перескакивала с окраины на окраину. И мы были ей за это очень благодарны, так как успевали перед наплывом гостей спокойно попить чай и морально настроиться на рабочий день.
        Вот тут-то и объявился белый.
        Он вошёл в зал, увидел меня и воскликнул:
        - Ох, Алекс, как же ты меня напугала вчера!
        Марлопа, пискнувшая приветствие при его появлении, затихла, как мышка, в надежде услышать какие-нибудь интересные подробности. Видимо, подозревала, что я могу рассказать ей далеко не всё.
        Лумар же отнёсся к появлению белого абсолютно спокойно. Никакого трепета у него, очевидно, по-прежнему не было, да и вообще он выглядел так, будто перед ним самый обычнейший из посетителей.
        - Доброе утро! - вежливо улыбнулась я, хоть мне и меньше всего сейчас хотелось выяснять отношения. Однако когда-то объясниться всё же стоило, и лучше с этим было не тянуть. - Извините, что ушла вчера так спешно. Подобные мероприятия для меня в новинку, поэтому я и сама не ожидала, что так быстро устану.
        Чародей посверлил меня взглядом, а потом глубоко вздохнул и мягко предложил:
        - Может, прогуляемся и поговорим?
        Эх, а я даже ещё чай не выпила. С другой стороны, если сейчас мы всё выясним, то потом можно будет на это не отвлекаться. Заодно и сообщу Эрлуму, что не стану его ученицей. И лучше это сделать не при Марлопе.
        Мы вышли из таверны, и я увидела возле крыльца одну из тех самых белых кошек со змеиным хвостом, которые вчера разгуливали по залу. Видимо, именно на ней приехал чародей. Или даже прилетел, учитывая, что к моменту его появления таверна располагалась на скале, и крыльцо зависло над пропастью. Сейчас она, к счастью, переместилась на ту самую окраину, где я встретила её в первый раз. Мне подумалось, что отсюда недалеко до замка Варленна. Вслух я этого, понятное дело, говорить не стала.
        Белый чародей велел кошке следовать за нами, и она послушно пристроилась позади. Мы медленно двинулись по направлению к городу.
        Какое-то время Эрлум, как видно, подбирал слова, а я любовалась удивительными садами местных жителей. Наконец, когда мы отошли от таверны на значительное расстояние, белый заговорил:
        - Так что же на самом деле произошло на мероприятии, Алекс? - Он повернулся и устремил на меня острый проницательный взгляд. Я поняла, что в историю, поведанную мною вчера его охране, он не поверил.
        Стоило ли говорить ему о попытке нападения на меня команды Арса? Если сказать, то возникнет вопрос, как именно я от них сбежала, раз не заходила в дом.
        Видимо, я молчала долго, так как Эрлум, не выдержав, снова заговорил:
        - Алекс, ты знаешь, как опасен чёрный чародей?
        - Конечно. Мне много раз об этом говорили.
        - С ним лучше не иметь никаких дел, даже если тебе кажется, что он может в чём-то помочь. Ты ещё пока только начинаешь осваивать свой дар и, судя по всему, не ощущаешь ужасную ауру, которая окружает чёрного. Без этой ауры он, возможно, мог показаться тебе привлекательным мужчиной, таинственным и загадочным. Женщины ещё склонны бывают считать, что обвинения против понравившихся им мужчин беспочвенны…
        Он распинался таким образом добрых минут пять, рассказывая мне всевозможные ужасы о чёрном и о том, насколько опасно иметь с ним дело. Я не перебивала. Пусть выговорится.
        - Понимаешь теперь, почему лучше держаться от него подальше?
        - Понимаю. Но зачем вы мне об этом рассказываете?
        - Некоторые горожане утверждали, что видели тебя вчера с чёрным чародеем.
        - Их свидетельствам можно верить? Вы знаете этих горожан лично? Дело в том, что когда я вчера уходила с вашего мероприятия, то заметила, что возле дома дежурят те самые воришки артефактов из моего мира. Мне удалось от них сбежать. И кроме них меня никто не видел. Так что, могу предположить, что свидетельства вы получили именно от них. А так как у них особая защита, которая заставляет даже сильных магов видеть в них добропорядочных горожан, я бы не стала считать этих свидетелей надёжными.
        - Ты столкнулась со своими преследователями?! Но почему не вернулась в дом?! Или хотя бы не позвала на помощь? Ты представляешь, как я перепугался? Моя охранная система подала сигнал о мощном всплеске чёрной магии прямо возле дома, потом горожане (ну то есть я думал, что они горожане) сказали, что видели, как девушку забрал чёрный чародей… Поэтому я тебя о нём и спросил. Но если там был и он, и твои преследователи… значит, возможно, именно он и стоит за их шайкой!
        - В этом случае они давным-давно бы меня поймали.
        - Возможно, ты ему нужна для каких-то целей? А бандитов он использует просто для того, чтобы тебя напугать и склонить к согласию?
        - А я вам не рассказывала, как эта шайка воров обнаружила мои способности? На нас вышли демоны чёрного, парни перепугались и закрылись щитами. Они были уверены, что меня съедят, но меня не тронули. Именно после этого я стала для них невероятно ценной.
        - И всё-таки не стоит отметать эту возможность… - настаивал на своём Эрлум. - Как бы там ни было, держись как можно дальше от чёрного! Не позволяй ему задурить себе голову! А лучше перестань упрямиться и прими уже моё предложение об ученичестве! Тогда я смогу о тебе позаботиться наилучшим образом! Да мы весь город тогда на уши поднимем, и я смогу принести тебе этих злодеев на блюдечке!
        - Эрлум, спасибо вам большое за предложение, но я должна отказаться. Я всё обдумала и поняла, что не смогу стать вашей ученицей.
        Он аж застыл, поражённый до глубины души.
        - Что?!
        - Я не стану вашей ученицей. Спасибо за то, что предложили, это большая честь, однако я отказываюсь.
        - Алекс, милая, да ты что?! Посоветуйся с любым авторитетным человеком, которого уважают в нашем городе, и он скажет тебе, что отказываться попросту неразумно. Я понимаю, вчерашний вечер выбил тебя из колеи. Это моя вина! Мне казалось, что тебе должно понравиться всеобщее внимание и атмосфера волшебства. Я не учёл, что остальные маги попытаются так назойливо тебя переманить. Однако в твоей ситуации принимать решение на эмоциях - это же совершенно неразумно.
        - Дело не в магах и их назойливости. Мне не хочется жить той жизнью, которую вы предлагаете. Всё во мне сопротивляется этому. Жизнь в вашем доме и работа в вашей резиденции отталкивает меня, уж простите. Я счастлива в таверне, Лумар помогает мне освоить мой дар и благодаря ему это происходит очень быстро.
        - Он же не профессионал!
        - Уверены? Насколько я знаю, в магии, взятой с изнанки Мироздания, профессионалов практически нет. И вы сами не имеете к ней отношения. Так что знаете о ней так же мало, как и остальные. Допустим, какой бы вы предложили мне следующий этап обучения, после того, как я освоила коктейли из блаженики?
        Чародей глубоко вздохнул. Я вдруг поняла, что он с трудом сдерживает эмоции. Но какие? Расстройство? Злость? Сочувствие глупой девчонке, которая не понимает элементарных вещей?
        Сделав несколько вдохов и выдохов, он, наконец, ответил:
        - Милая, какая разница, откуда берёт магию чародей? Да, у нас разные источники, но сила подчиняется одним законам. И, например, самоконтроль важен для меня ничуть не меньше, чем для тебя. Есть упражнения, которые позволят лучше управлять даром, не выплёскивать силу разом, не наделать ошибок из-за перепадов настроения… да много ещё что! Источник может быть любым! Но тот, кто из него черпает, - это всегда человек со своим человеческим сознанием. Ты спрашиваешь, какой был бы следующий этап? Если твоя магия нашла выход через коктейли из блаженики, значит, ей так удобнее. Соответственно, дальше у тебя должно быть много практики и упражнений на самоконтроль, чтобы даже в самом отвратительном состоянии духа не сотворить что-то чудовищное!
        На последних словах он кинул выразительный взгляд на Урлю.
        - То есть вы считаете, что мне так и надо продолжать готовить коктейли из блаженики?
        - Ну разумеется! Это очень здорово, что такой простой рецепт дал результат! Если бы магия нашла выход через какое-нибудь сложное блюдо, было бы намного хуже. А так ты уже одну часть дара стабилизировала, методику приготовления отточила. Теперь осталось усовершенствовать подачу силы, добиться постоянства результата и достичь полного внутреннего равновесия… А что, позволь полюбопытствовать, тебе предложил этот дилетант Лумар? Небось, сказал, что надо пробовать себя в приготовлении других блюд? Так вот, знай - это просто верх непрофессионализма и глупости! Это лишь усложнение формы! Всё равно, что вместо простого рабочего заклинания придумать более сложное, которое даст ровно такой же эффект!
        Он аж начал активно жестикулировать руками, стремясь вдолбить простую мысль в мою голову.
        - Лумар сказал, что для специалиста по интуитивной кухне нет границ. И у меня нет нужды в ингредиентах, чтобы готовить коктейли. Не нужно вообще ничего, понимаете? Надо стремиться к тому, чтобы создавать коктейли из пустоты.
        - Это невозможно! - рассмеялся Эрлум. - Он просто ввёл тебя в заблуждение, поверь…
        - Я уже приготовила один коктейль без ингредиентов, - неумолимо продолжила я, не дав ему договорить. - Под руководством Лумара у меня это получилось. Правда, не без труда. Поэтому пока я заменила все ингредиенты простой водой. Все последние коктейли были приготовлены из воды, разлитой по разным бутылькам.
        Воцарилась тишина.
        Белый опешил, по-другому и не сказать.
        Он молча смотрел на меня, переваривая услышанное.
        - Теперь вы поняли? У меня уже есть учитель. И он не навязывает мне ровным счётом ничего. Под его руководством я очень быстро совершенствуюсь. В таверне я чувствую себя счастливой и, наконец-то, свободной. И свою свободу мне никому не хочется отдавать даже за роскошные комнаты, шикарное место работы и толпы слуг.
        Я развернулась и пошла в обратную сторону, оставив белого чародея торчать на дороге. Он всё никак не мог опомниться.
        Таверна дождалась меня и перескочила на одну из улиц города. Пора было приступать к работе.
        - Эх, так и не поболтали, - огорчилась Марлопа. - Сейчас люди пойдут потоком, как обычно.
        Лумар хмыкнул. А потом спросил меня:
        - Как настроение? Готова работать?
        - Готова, - уверенно сказала я, прислушавшись к себе.
        ГЛАВА 24
        Я выскользнула на крыльцо таверны и огляделась. Урля остался спокойным, значит, врагов в опасной близости он не почуял.
        Ну и где Варленн? Наблюдает ли он за мной, как обещал?
        В переулке, расположенном в нескольких шагах от меня, показалась и сразу исчезла морда демонической собаки. Потом оттуда же высунулась рука и поманила меня пальцем. Я хмыкнула и направилась к переулку.
        Варленн стоял, расслабленно прислонившись к стене. Собака исчезла.
        - А где?..
        - Да я вдруг вспомнил, что демонов тебе лучше не показывать, - хмыкнул он.
        - Ну… я вроде к ним немного попривыкла. Но в больших количествах, да ещё и в запертом помещении они действительно пугают.
        Он клыкасто улыбнулся и предложил локоть. Мне показалось, что он действительно рад меня видеть.
        - Ну что, готова? Не передумала?
        - Кажется, готова. Нет, не передумала. Решение принято, так что теперь только вперёд.
        Мы двинулись вглубь переулка.
        - Что это у тебя с собой? - Он указал взглядом на небольшую коробку в моих руках.
        - Там разноцветные бутыльки. Я не знала, есть ли у тебя что-то подобное, поэтому попросила несколько штук у Лумара - у него их в избытке. Так что всё необходимое у нас, считай, в наличии.
        - Это хорошо. Как прошёл день?
        Я принялась рассказывать, заново вспоминая события прошедшего рабочего дня.
        Белый чародей, к счастью, больше не появлялся. А вот народу было как всегда много, так что скучать не приходилось.
        Пожалуй, сегодня я работала больше, чем во все предыдущие дни. В том смысле, что готовила коктейли практически до самого вечера, лишь время от времени прерываясь на еду или чай. Тело само мне посылало сигналы о том, когда требовался перерыв, а я училась его слушать.
        Клиенты мне попадались на удивление приятные, все подходили по очереди и общались очень вежливо. Причём сегодня был какой-то день исцеления от несчастной любви. Минимум трём гостям я залечила любовные раны, а одному мужчине помогла восстановить уверенность, подорванную его подругой-манипуляторшей.
        Была ещё пара посетителей, пострадавших от взбесившихся артефактов, причём один из них тоже никак не мог избавиться от неконтролируемой влюблённости в каждую встреченную особу женского пола. Пока я готовила ему коктейль, он отчаянно флиртовал и тут же извинялся, бедняга.
        Несколько раз за день было так, что эффект от коктейля проявлялся не сразу. В этом случае я просила гостя потом вернуться и рассказать, что именно ему досталось. За день такое произошло раза три, и два человека потом вернулись с благодарностями и подарками. У одного из них открылся редчайший талант сочинять невероятно красивую музыку, что позволило ему сменить работу и наконец-то посвятить себя сфере, которая притягивала его с самого детства. А другой… опять же встретил свою любовь! Так что сегодня я была в одном лице Амуром и врачевателем разбитых сердец.
        В общем, работы хватало, но не было ничего такого, что могло бы выбить меня из колеи.
        Ах да, я ещё немного потренировалась готовить коктейль без ингредиентов. Пока не получалось повторить успех того раза, когда я верила, что ингредиенты есть. Однако я не собиралась сдаваться, точно зная, что способна творить из пустоты. Зато из воды я уже готовила так уверенно, что даже ни на секунду не задумывалась над процессом, полностью сосредоточившись на клиенте.
        Всё это я рассказывала Варленну по дороге. Он же, в свою очередь, поведал мне о своём общении с белым чародеем, который приехал вчера к чёрному замку меня спасать.
        Как оказалось, Эрлум действовал вполне себе деликатно. Сначала он обратился к Варленну с прочувствованной речью, призывая одуматься и обратить свои способности к свету, потом начал распинаться на тему того, что если Варленн совратит невинную девицу, которая толком ещё не разобралась, какими могут быть последствия такой дружбы, то Пряниксберг точно исторгнет чёрного чародея из себя. Да и девице (мне то есть) придётся несладко. Поэтому лучше бы ему держаться в рамках, если он хочет и дальше находиться в этом чудесном городке.
        - Между прочим, переговорщик он неплохой, - хмыкнул Варленн. - Говорил так убедительно и аргументировано, что я невольно заслушался.
        - А потом что было?
        - Да ничего. Один из его помощников подал ему шар, через который Эрлуму сообщили о том, что ты уже давно в таверне и явно собираешься готовиться ко сну. Белый тут же уехал, на прощание метнув на меня суровый взгляд и попросив хорошо обдумать то, что он сказал.
        - То есть встреча величайших противников Пряниксберга прошла в дружественной и даже практически тёплой обстановке, - подытожила я.
        - Ну почти. - Варленн выдал одну из своих жутких ухмылок. - Видишь ли, так получилось, что мои демонические домочадцы начали очень переживать из-за того, что я держу гостей за порогом, и решили исправить ситуацию, а точнее, достойно встретить уважаемую делегацию и угостить чаем с пирогами…
        - И кто выносил эти пироги? Уж не твои ли заботливые паучихи-домработницы?
        - Они самые. Между прочим, они вели себя исключительно вежливо, да и подносы с чашками подобрали самые красивые, расписанные яркими цветочками, но этого никто из гостей, увы, не оценил… Прислужники белого едва не рванули в лес, да и сам он несколько раз сбился со своей убедительной речи… Обидели моих чувствительных девочек, грубияны!
        Под конец его речи я уже покатывалась со смеху, представив себе эту картину. Хотя, конечно, очень надеюсь, что меня так радушно сейчас в этом замке встречать не будут…
        Переулками мы подобрались к окраине (город снова выстроил наш путь так, что никто нам по пути не встретился), а там пересели на знакомого чёрного змея. И снова распущенные (и окончательно от этого распустившиеся) волосы Варленна лезли мне в нос и щекотали лицо.
        - Ты бы хоть шлем носил в полёте, - в сердцах сказала я, когда мы приземлились на поляну перед замком.
        - Зачем это? - невозмутимо возвращая змейку на место, вопросил он.
        - Потому что твои ошалевшие от свободы и вседозволенности волосы теряют всякий стыд!
        - Все в хозяина, - довольно фыркнул он.
        Мы подошли к ограде. Сегодня она глаза не открывала и вообще маскировалась под обычный забор. Но получалось не очень хорошо - ворота-то по-прежнему были в форме рта. Кроме того, когда она нам их открывала, то ещё и нечаянно зевнула, а потом чуть приоткрыла один глаз, чтобы понять, заметил ли это хозяин. Он заметил и погрозил кулаком, тоже стараясь это делать тайком от меня.
        В этот раз тьма за воротами не клубилась и демоны во дворе отсутствовали.
        Ну как отсутствовали?
        Очевидно, хозяин распорядился не попадаться мне на глаза, поэтому они все попрятались кто куда. Но делали они это не особенно тщательно.
        Во-первых, из травы на газоне между цветами торчало несколько крысиных носов, которые гибко шевелились, пытаясь понять, оценил ли их находчивость хозяин или нет.
        Во-вторых, кусты были так туго набиты демонами, что между листьями было черным-черно и то и дело выглядывали чьи-то глаза. Время от времени там конфликтовали из-за нехватки места и слышался сдавленный писк.
        В-третьих, из-за угла торчал нос демонической собаки и часть человеческой ноги.
        Варленн аж остановился, с потешным видом созерцая всё это безобразие.
        Похоже, он вообще не ожидал, что его приказ будет выполнен именно таким образом.
        - Яр! - сурово сказал он. - Ну и как это называется, а? Да не делай вид, что не слышишь, я тебя прекрасно вижу.
        Нога тут же исчезла за углом, как и нос собаки.
        - Выходи! - потребовал Варленн. - Я хочу, чтобы ты посмотрел в мои глаза и убедил меня в том, что вся эта халтурная работа считается качественно выполненным распоряжением. Неужели нам предлагается поверить в то, что бывают цветы с ноздрями и глазастые кусты?!
        - Я всё переделаю, - раздалось покаянное из-за угла.
        - Выходи!
        - Это не очень хорошая идея…
        - Быстро!
        За углом вздохнули, а потом оттуда показался совершенно невообразимый паренёк лет, наверное, пятнадцати.
        У меня аж челюсть отвисла, честное слово. Урля чуть назад не завалился, издав громкий протяжный звук. Похоже, он тоже был в глубоком шоке.
        Что чёрный сделал с ребёнком?!
        Во-первых, парень был жирным и рыхлым. Лицо, правда, казалось нормальным, ноги тоже были худыми, однако же тело в заправленном в штаны безразмерном свитере свисало аж до самых бёдер.
        Во-вторых, его причёска была вытянутой вверх, объёмной и шарообразной. Из-за этого голова походила на снеговика (сходство усиливали невероятно светлые, почти белые волосы), причём расширяющегося кверху. На самой вершине лохматого волосистого шара, явно сделанного наспех, без особого старания, судя по петухам и множеству торчащих в стороны волосков, красовался встрёпанный хвост, перетянутый какой-то грязной верёвочкой.
        Я перевела возмущённые глаза на Варленна, желая потребовать у него объяснений, как он довёл живое существо до такого непотребного состояния, но в этот момент увидела у него точно такую же отвисшую челюсть.
        Правда, изумление очень быстро перетекло в другую эмоцию.
        Чёрный нахмурился и невероятно жутко, шипяще уточнил:
        - Эт-то что ещё такое?!
        Мне стало откровенно страшно. От его этой холодной ярости вся кожа покрылась мурашками. Теперь демоны меня вообще не пугали - передо мной стоял ужасающий чёрный чародей собственной персоной. Тот самый, которого небезосновательно боялся каждый житель Пряниксберга.
        В нём и раньше было что-то змеиное, а теперь стало ясно, что эта змея рассержена и вот-вот кинется в атаку.
        Однако мальчик потрясённым и до ужаса напуганным не выглядел.
        - А что не так? - спросил он, безуспешно пытаясь сделать вид, что всё в порядке. Даже начал беспечно посвистывать, рассматривая облака.
        - Издеваеш-шся? - прошипел Варленн так, что я от него невольно отпрянула. Он это заметил и глубоко вздохнул, беря себя в руки. Следующая фраза была сказана уже более нормальным голосом, хоть шипящие ноты никуда и не делись. - Хочешь по порядку? Отлично! Что за идиотская причёска?
        В этот момент причёска обиженно пискнула и шевельнулась. Урля аж подпрыгнул на моём плече, изумлённо взрыкнув.
        - Ах вот оно что, - прищурился чёрный. - А ну вылезай!
        Волосы раздвинулись, и оттуда высунулся глаз. До меня дошло, что на голове у парня спрятался один из тех лохматых шаров, которые раньше встречали гостей, сидя на ограде.
        Шар неохотно выбрался и поспешно метнулся за угол.
        - Остальные тоже вылезайте!
        Рыхлое неровное тело парня задвигалось. Яр высвободил заправленные края кофты и из-под них посыпались мохнатые мячи (парочка выскочила через ворот). Они, упруго подпрыгивая и панически пища, принялись метаться по всему двору, не находя себе места.
        - С-сидеть! - шипяще приказал Варленн. Мячи застыли, широко распахнутыми глазами глядя на хозяина. Сам же хозяин перевёл взгляд на до крайности растрёпанного парня в обвисшем теперь уже свитере.
        Над двором зависла грозовая тишина. Я огляделась, невольно хрюкнула и осела на землю, давясь от смеха. Дыхания не хватало, поэтому из меня первое время вырывались лишь всхлипы.
        - Смешно тебе? - мягко и зловеще уточнил чёрный, сверкая глазами.
        - Ох, я сейчас умру… - простонала я и загнулась в новом приступе.
        Урля тоненько вторил мне, подвывая на плече и цепляясь за ближайшую к нему косу, чтобы не свалиться.
        Мячи переглянулись и тоже расхихикались тоненькими голосами. Вообще, это было довольно жутко, но в тот момент только подхлестнуло моё веселье.
        - А ну тихо, - злобно приказал Варленн, однако я успела заметить, как его губы буквально на миг дрогнули в улыбке. И вновь воцарилась тишина. Демоны в кустах тоже затихли и теперь только дружно таращились на нас сквозь ветки. М-да, пучеглазые кусты доселе мне видеть не доводилось. - А ты, мелкий пакостник, получаешь последнее предупреждение. Ещё одна такая выходка, и я сдам тебя белому чародею на перевоспитание. Ты как раз со своими светлыми волосами хорошо впишешься в его команду.
        Яр протяжно и печально вздохнул, однако испуганным вовсе не выглядел. Видимо, подобные угрозы он слышал частенько.
        - Иди и подумай над своим поведением! - распорядился чёрный.
        С внешней покорностью судьбе (и при этом весело блестящими глазами) парень поклонился мне, с огромным интересом глянул на Урлю и побрёл в замок. Шары, дружно вздыхая, поскакали за ним, пытаясь скопировать виноватое выражение его лица. Получалось у них так потешно, что я опять начала смеяться.
        Терпеливо дождавшись, пока веселье пойдёт на спад, чёрный ехидно осведомился:
        - Ну что, теперь демоны не так тебя пугают, а? Или это ты от ужаса ухохатываешься?
        - Не так, - согласилась я. - Может, постепенно даже получится к ним привыкнуть.
        - Будем надеяться. Ну что, хочешь увидеть приготовленное специально для тебя место?
        Он поднял голову вверх. Я последовала его примеру и внезапно заметила, что внешний вид центральной башни чуть изменился. Теперь на нём появилась круглая пристройка почти на самом верху, внешне напоминающая прыщ. Снизу смотрелась она довольно нелепо, чуть портя общее впечатление от жуткого и величественного замка.
        - Ого…
        - Туда даже вход отдельный, чтобы тебе не приходилось идти через наш мрачноватый холл.
        Он завёл меня за угол, и я увидела некое сооружение, похожее на широкую чайную чашку, только с дверцей. Оказалось, что это лифт.
        Стоило зайти в чашку, как она тут же плавно взмыла вверх и остановилась так, что прямо к дверце подходил крепкий широкий мост с перилами. Мы вышли на этот мост. Чашка же застыла на месте, ожидая того момента, когда нам захочется спуститься.
        Другим концом мост упирался в полукруглую стеклянную дверь пристройки. Туда мы и направились.
        В целом, практически всё это помещение состояло из окон. Отсюда, как и ожидалось, открывался умопомрачительный вид на зелёное лесное море, горы и, конечно, на похожий издалека на затейливое воздушное пирожное Пряниксберг.
        На мягком ковре стоял стол, удобный для стоячей работы, а перед столом, чуть в отдалении, имелся стул. Это, надо думать, для Варленна, так как ему нужно было постоянно маячить в поле зрения, а сколько нам потребуется попыток, было пока неизвестно.
        Имелась ещё одна дверь, ведущая внутрь замка.
        - Там та самая гостиная, в которой мы сидели в прошлый раз, - пояснил Варленн. - Вдруг ты захочешь отдохнуть и отвлечься.
        Я кивнула и принялась выкладывать из коробки разноцветные бутыльки.
        - Мне нужна простая вода, чтобы их наполнить, и можно приступать. Ой, ещё необходимо стакан для коктейля, конечно.
        Варленн вытащил из пустоты стакан, пузатую бутыль с водой и водрузил всё это на стол, а сам сел на стул напротив.
        Я почувствовала себя художником, которому позирует модель. Кстати, это было недалеко от истины. Ведь мне предстояло сотворить нечто, отражающее так или иначе его сущность, а сам он выглядел очень неплохо, если быть уж совсем честной. Некоторые мужские модели и в подмётки ему не годились.
        Урля, как и обычно во время работы, затих на моём плече. Что интересно, он никогда не мешал процессу, не напоминая в эти моменты о себе даже звуком.
        Я разлила воду по пузырькам, наполнила на две трети стакан, привычно сосредоточилась на человеке напротив и постаралась отбросить все лишние мысли. Проблема была ещё в том, что обычно я понятия не имела, что готовила, а сейчас мне нужно было добиться конкретного результата. А это здорово сбивало с толку.
        Ладно, буду пробовать. Для начала попытаюсь сосредоточиться на мысли о преодолении границ между мирами.
        Честно сказать, я с первого бутылька поняла, что что-то пошло не так. Однако, вспомнив опыт с Урлей, решила всё же попробовать исправиться на полпути и продолжила, постаравшись сконцентрироваться по максимуму.
        Как назло, стоило только направить мысли к переходам между мирами, как в голову начинало лезть всё, кроме этого.
        «Дверь между мирами… проход через изнанку… отсутствие границ…», - твердила я про себя, выливая воду из бутыльков в стакан. Коктейль становился всё темнее и темнее, а потом обрёл стойкий рыжевато-коричневый цвет. Уже почувствовав, что пора заканчивать, я вылила последний пузырёк и застыла, напряжённо наблюдая за жидкостью в стакане.
        Она пошла рыжеватыми пузырями, потом эти пузыри покрылись мехом… и начали тонко дружно хихикать! А под конец из стакана буквально хлынул поток мелких мохнатых хихикающих шариков размером с подушечку большого пальца! Они выскакивали на стол, со стола упруго соскакивали на пол и разбегались по всем углам!
        Мы с чёрным оторопело наблюдали за этим безобразием, а Урля восторженно ухал на моём плече. Потом он и вовсе соскочил и принялся весело носиться по комнате, пытаясь поймать хихикающих мохнатиков.
        - Похоже, мои демонические шары-охранники произвели на тебя неизгладимое впечатление, - наконец, философски заключил Варленн. Я сокрушённо кивнула. - Ну что ж, мы и не ждали, что получится с первой попытки. Погоди, я вызову Яра, пусть переловит этих хохотунчиков.
        - Вы их уничтожите? - почему-то испугалась я.
        - Нет, конечно. Выпустим во двор. Там они не будут никому особенно мешать и сбивать сосредоточенность.
        Не знаю, как именно он вызывал своего приёмыша, однако мальчишка явился буквально через минуту, будто дежурил поблизости. Выглядел он уже вполне прилично. Длинные волосы были собраны в аккуратный (и в этот раз низкий) хвост, одежда почти ничем не отличалась от одежды Варленна - видимо, Яр очень хотел быть похожим на своего… кого? Начальника? Друга? От мелких пушистых хохотунчиков пацан пришёл в полнейший восторг. Они с Урлей быстро сработались. Мой питомец ловко отлавливал шары, передавал Яру, а тот сажал их в небольшой тряпичный мешок.
        Когда все были пойманы (мешок мелко трясся и беспрерывно заразительно ржал), Яр с надеждой спросил у меня, косясь на Урлю:
        - А можно его погладить?
        - Конечно! Его зовут Урля.
        - И он умеет превращаться в настоящее чудовище, - добавил Варленн. - Так что зверюшка как раз в твоём вкусе.
        - Правда?! - искренне восхитился Яр. Похоже, он питал слабость ко всему демоническому.
        - Ага. Уже двух шлобстеров сожрал. Если он не против, можешь взять его с собой. Вместе будете хохотунчиков во дворе выпускать.
        - О! Было бы здорово! Я бы его ещё с большими шарами познакомил! - Парень с надеждой глянул на моего питомца и уточнил: - Пойдёшь со мной? Не волнуйся, твоя хозяйка тут в безопасности!
        Урля глянул на меня, потом на Яра, потом снова на меня…
        - Да иди уже, если хочешь! - не выдержала я. Мой питомец решился, радостно пискнул и забрался на плечо счастливого Яра, после чего эти двое удалились.
        Я же снова встала за стол.
        - Ну что, предпримем ещё одну попытку.
        - Уверена? - уточнил Варленн. - Может, передохнёшь? А то, боюсь, такими темпами в моём саду хохочущих шаров станет больше, чем травы.
        - Уверена! Наоборот, вся эта ситуация разрядила обстановку. И кстати, дважды одинаковый эффект у меня ещё не получался. Так что в следующий раз это точно будут не шары. Или шары, но, допустим, поющие. Или летающие… Шучу, шучу, - поторопилась заверить я, увидев его задумчивое лицо, которое транслировало мысль: «Во что превратится мой замок в ближайшее время?»
        Я снова встала за столик, наполнила опустевший стакан и взялась за разноцветные пузырьки. Так, теперь главное не думать о шарах…
        Поначалу казалось, что получается что-то путное. Жидкость не темнела, наоборот, она стала прозрачно-белой, как лунный камень, а потом внутри зародилось мягкое тёплое свечение.
        - Всё! - заявила я, с гордостью созерцая своё творение. Выглядел коктейль красиво. Хотя, конечно, не так красиво, как мог бы, если бы вокруг царила темнота. Тёплый рассеянный свет пробивался сквозь матовую поверхность. В целом при желании этот коктейль можно было использовать в качестве ночника.
        - Получилось? - Варленн в одно скользящее движение оказался у стола. Тёплый свет, смешавшись с дневным, чуть смягчил его лицо.
        Мы застыли над стаканом, как пираты над сундуком с сокровищами.
        - Понятия не имею, - призналась я. - В этот раз никакой определённости насчёт результата нет. Однако и опасности я от него не чувствую.
        В этот момент в поверхности коктейля открылось два жёлтых глаза, потом под ними обозначился крошечный рот, который отчётливо забормотал нежным мелодичным голосом:
        - Доверять или не доверять? Вроде бы нормальный парень, хоть и с причудами… помогает людям… но демоны его эти смущают… замок зловещий… аура опять же тяжёлая… А лицо привлекательное, да… хоть и насмешливое, так и хочется начать дерзить… но на змея подозрительно похож… хищный и опасный, безусловно… наверняка сожрать может при желании в один присест кого угодно… руки сильные… и внутренняя твёрдость присутствует. Да даже волосы у него с характером! Двигается так гибко… танцует, наверное, красиво… ага, перед едой, чтобы заворожить жертву и сделать бросок. Тьфу ты, о чём я думаю? Верить ему или нет? Ну вроде уже согласилась на сделку… а вдруг ошиблась? Вдруг обманывает? До конца это не проверить… Всё равно он очень скрытный… слишком много просит… не хочу выпускать зло в мир… но наблюдения говорят о том, что он не зло. Или не совсем зло… Красивый, гад!
        Я опешила. Этот гадский коктейль прямо сейчас озвучивал вслух мои собственные душевные терзания. Неужели и во время его приготовления они так или иначе фоном транслировались в сознании? В любом случае, озвучивать при Варленне я их точно не планировала…
        Честно сказать, я боялась поднять на него взгляд. Он молчал, и от этого становилось ещё более жутко. Однако когда я заставила себя на него взглянуть, то увидела, что он… улыбается!
        - Какой полезный коктейль получился, - заключил он. - Способность к переходам он вряд ли даст, зато я теперь знаю, что творится у тебя в голове. Оставлю-ка я его себе, пожалуй. Очень интересно послушать, что ещё он скажет.
        - Нет! - Я схватила бормочущий стакан, и спрятала его за спину, попятившись к окнам.
        Улыбка Варленна стала хищной. В одно мгновение он обогнул стол и замер передо мной, как готовая к броску анаконда.
        - Давай его сюда, - мягко предложил он. - Всё равно ведь заберу.
        - Отойди, - поёжилась я, с трудом скидывая наваждение. - А то перестану с тобой сотрудничать!
        - Ну зачем же так категорично? Я вовсе не хочу причинить тебе вред, даже, наоборот, собираюсь помочь… нужно ведь освободить стакан для нового коктейля… - Он говорил так размеренно и успокаивающе, словно пытался ввести в транс, да ещё и будто приковывал меня к месту взглядом, который вдруг стал глубоким и тягучим. Так вот что чувствовали те обезьяны из книги про Маугли, которых загипнотизировал жуткий удав!
        Не переставая говорить, Варленн скользнул вбок, заставляя меня поворачиваться, чтобы оставаться к нему лицом.
        Это его скольжение по кругу ещё больше усугубило эффект. Его движения завораживали, как кольца сворачивающейся змеи, лишая способности к сопротивлению.
        - Вот ты ж гад скользкий… - шепнула я, когда он каким-то непостижимым образом сократил расстояние до предела, и, не отрывая взгляда, медленно завёл свои руки мне за спину, собираясь забрать стакан. Надо сказать, это очень напоминало объятия, так как я какое-то время находилась в кольце его рук.
        В последний момент я всё-таки попыталась оказать хоть какое-то сопротивление и дёрнулась. Позади раздался булькающий звук, и стакан резко полегчал.
        Бормотание на мгновение затихло, а потом раздалось снизу.
        Мы переглянулись.
        Варленн убрал руки, я развернулась и уставилась вниз, ожидая увидеть живую лужицу на ковре.
        Но там стоял матово светящийся человечек и смотрел на нас снизу вверх своими круглыми глазками. Нет, он не имел определённых черт, скорее, походил на детский рисунок: конечности огуречиками, гладкое желейное тело, как капля, такая же гладкая голова без шеи. Но выглядел он при этом всё равно ужасно мило, хоть и продолжал без конца бормотать.
        - Ну и что, ты хочешь убить это прекрасное существо? - осведомился над моим ухом чёрный чародей. Судя по голосу, он всё ещё не переставал улыбаться! Да что ж такое! - Пусть лучше тут, в замке, живёт. Я за ним присмотрю.
        - Нет! Возьму его с собой и поселю в своей комнате!
        - Чтобы он беспрерывно бормотал в твоей спальне, не давая уснуть? А если кто-то услышит его рассуждения по поводу нашего сотрудничества? Зачем это кому-то знать?
        - Но и тебе свои потайные мысли открывать я желанием отнюдь не горю!
        - Да ты прислушайся - он же никаких секретов не выдаёт (кроме тех, которые уже выдал) и по кругу рассуждает исключительно о сложившейся ситуации. Похоже, малыш впитал только твои сомнения в момент готовки, касающиеся одного конкретного вопроса - можно ли мне доверять. Так что опасаться определённо не стоит.
        Отрицать его правоту было бессмысленно.
        - Погоди! Дай проверить!
        Я наклонилась к светящемуся человечку и спросила:
        - О чём я сейчас думаю?
        Он не обратил на вопрос ровным счётом никакого внимания, продолжая рассуждать о доверии. Похоже, Варленн не ошибся.
        Я с досадой глянула на него.
        - Вот и отлично, - правильно истолковал он мой взгляд, а потом бережно двумя пальцами поднял человечка, поставил его к себе на ладонь и сказал: - Вернусь через минуту.
        И действительно, его отлучка была очень короткой. Я только и успела подойди к окну и с раздражением на себя уставиться вдаль. Нет, ну надо же было так подставиться!
        - Не переживай понапрасну.
        Варленн возник за спиной.
        - Я всё ещё слышу улыбку в твоём голосе! - ворчливо отозвалась я. - И вообще, то, что я считаю тебя… хм… более-менее сносным на вид…
        - Красивым, - поправил Варленн. - Я отчётливо помню это слово.
        - Ну красивым, ладно! Так вот, то, что я считаю тебя красивым, вообще не значит, что ты мне нравишься.
        - А вот твой коктейль считает по-другому…
        - Правда? Что ещё эта жижа тебе наплела?
        - Ага, категоричного отрицания не последовало. Выходит, доля истины в этом есть… - подловил гадкий Варленн.
        - Так ты соврал?! - резко развернулась я. - Подлый ход!
        Дальнейшим разборкам помешал возникший в комнате Яр с Урлей на плече. Мой питомец в два упругих скачка, совершенно немыслимых при его размерах, переместился ко мне и устроился на своём привычном месте.
        В руках у Яра был уже знакомый стеклянный шар.
        - Что случилось? - подобрался чёрный.
        ГЛАВА 25
        - Вар, тут такое дело… там скелеты в лесу возле перехода. Похоже, кто-то провёл запретный ритуал. Они идут в сторону окраины.
        В шаре я увидела знакомую остановку, от которой по тропинке удалялись скелеты. Настоящие! Мне никогда в жизни не приходилось видеть ничего подобного! Разве что в кино. Но от понимания, что всё это происходит на самом деле, мороз драл по коже.
        - Сколько их? - отрывисто уточнил Варленн.
        - Семеро. Пока неизвестно, иномирцы или… - Тут парнишка сглотнул и с каким-то даже суеверным страхом закончил: - Местные.
        Варленн кивнул и глянул на меня:
        - Пойдёшь со мной? Всё равно душевные терзания не дадут тебе сейчас сосредоточиться. А так ты сможешь понаблюдать за мной в деле. Безопасность гарантирую. Но если страшно, то оставайся. Как вернусь, доставлю в таверну.
        - Нет, я с тобой! - Да, мне было страшно, однако я понимала, что именно имеет в виду Варленн, и соглашалась с разумностью его доводов.
        Действительно, наблюдение за ним не сейчас, в спокойной обстановке, а именно в моменты, когда он делает своё дело, поможет мне лучше его узнать. Когда человек чем-то увлечён, он хуже себя контролирует, и по его реакциям можно многое понять.
        Услышав мой ответ, Варленн кивнул, вышел на мост, вытащил из волос змея и заставил его увеличиться. Я уже привычно пристроилась позади, и мы резко стартанули с места. Яр с нами не полетел - остался в замке.
        Приземлились мы возле знакомых мохнатых деревьев. Урля тут же скакнул на ближайшую ветку и, радостно пища, принялся метаться по ветвям, как сумасшедшая белка.
        При виде Варленна деревья дружно склонили верхушки в почтительном приветствии. Ого!
        Мы с ним мимолётом погладили мохнатые ветви, а потом двинулись дальше, слыша привычное уже мурлыканье за спиной. Урля нагнал меня через минуту.
        Я ощущала мандраж, то и дело ожидая, когда из чащи покажутся скелеты. Но они ещё, видимо, пробирались через лес.
        Мы далеко уходить не стали - остановились возле нескольких толстых деревьев с узловатыми стволами, которые замерли, будто молчаливые стражи.
        Варленн постучал по одному из деревьев.
        Внезапно от ствола отделилась зеленоволосая девушка в мшистом платье, которая низко поклонилась чёрному.
        - Рада, что вы, наконец, сочли нужным обратиться к нам, - почтительно сказала она. - Чем мы можем помочь?
        Я опешила. Даже не знаю, что меня удивило больше - появление дриады (кажется, так называются духи деревьев?) или её уважительное, даже благоговейное, обращение к Варленну. Без страха! А так, будто она действительно считала за честь выполнить любое его пожелание.
        - Буду благодарен, если вы не дадите скелетам выйти из леса.
        - Всё сделаем, - склонила голову девушка. Я заметила мелкие белые цветочки у неё в волосах. - Леший запутает дороги так, что они попросту не смогут найти путь.
        - Их там точно семеро?
        - Точно, - ответил мужской голос. Из кустов вышагнул босой парень с круглыми совиными глазами. Его чёрные волосы струились аж до земли, как лесной водопад. Видимо, это и был леший. Он тоже поклонился Варленну. - Кто-то обряд страшный провёл, чтобы нежить создать, а потом воскресить. От меня место обряда скрыли, будто слепое пятно было.
        - Ясно. Ладно, будем разбираться. Будь добр, если кто из жителей в лес пойдёт, води их в стороне, хорошо? Не подпускай к нам.
        - Как скажешь, владыка, - склонился леший. У меня отпала челюсть. Владыка?!
        Варленн крепко взял меня за руку и вошёл в лес. Ветви сомкнулись у нас за спиной. Я, не выдержав, оглянулась, и не увидела никакого просвета. Будто мы с окраины леса сразу в чащу шагнули.
        - Не спрашивай пока, - опередил мой вопрос Варленн. - Не время.
        Я закрыла рот и с величайшей неохотой кивнула. Надеюсь, он потом не съедет с темы, иначе меня просто разорвёт от любопытства.
        Со скелетами мы встретились на небольшой полянке. Причём сначала Варленн обнаружил это место и сказал вслух:
        - Вот здесь!
        А уж потом и скелеты показались. Они по одному вышагивали из кустов и будто бы в нерешительности останавливались напротив нас.
        Мне было жутко, но не настолько, как я ожидала. Вообще, нервы у меня были крепкие, однако раньше при виде скелетов я бы в любом случае завизжала и уж точно ни за что не сунулась бы в лес, где они ходят. Неужели рядом с Варленном я настолько чувствую себя в безопасности?
        Когда все семеро выстроились в шеренгу, голос из кустов сказал:
        - Ну вот и попались!
        Кусты снова расступились, исторгнув Арса, Ника, Игоря и… Гришу! Да-да, того самого Гришу, который выторговал меня у Аркаши за действие артефакта подчинения.
        Парни замерли позади скелетов. При этом Арс смотрел на меня так, что аж внутренности сводило. Я только не поняла, чего больше было в этом взгляде - злости или жажды обладать. Блин, ну зачем я вообще решила приготовить тот бутерброд, а?! Про Гришу я и вовсе молчу. Он явно планировал отомстить за то, что я ему не досталась, а потом ещё и здорово подставила перед шефом.
        Но не это сейчас беспокоило меня больше всего. Почему леший не предупредил о том, что кроме скелетов здесь бродят ещё и люди? Или… он их не видит? Мне вспомнились слова о слепом пятне.
        - Развей мои сомнения, это те самые твои преследователи? - уточнил Варленн. - Их защита работает так, что я каждый раз вижу их будто впервые и не могу узнать.
        - Да, это они, - подтвердила я. - И почему-то они ведут себя так, будто нас поймали.
        - Это они зря… - хмыкнул Варленн.
        - Схватить чёрного! - распорядился Арс. - Девчонку не трогать.
        Скелеты дружно шагнули вперёд, к невозмутимому чародею, и… застыли.
        - Схватить! - завопил Гриша, будто считал, что Арс недостаточно правильно отдал им приказ в первый раз. Скелеты вообще не отреагировали. Остальные парни тоже подключились, уже несколько истерично побуждая своих костлявых воинов пойти в атаку.
        Наконец, они выдохлись, замолчали и попятились. Кажется, они намеревались сбежать, но не смогли покинуть полянку - ветви сплелись позади них, превратив её в ловушку. Не знаю, видел ли их леший, но наш разговор с Варленном он точно слышал и сориентировался правильно.
        - Тебе не справиться с нами, чёрный, - зло сказал Арс. - У нас артефакты, заряженные силой настоящего бога. Эта же сила помогла нам поднять скелеты. Каким бы могучим чародеем ты ни был, с силой бога тебе не совладать, особенно на этой земле, которая отталкивает твою тёмную сущность и ослабляет тебя.
        - А с чего ты это взял? - ничуть не испугался мой спутник. - Кто тебе сказал, что эта земля меня отталкивает?
        Он глянул на скелетов и спросил:
        - По какому праву вы явились сюда, не спросив дозволения?
        Арс с командой глянули на него, как на дурака. Видимо, скелеты никак не могли ему ответить.
        Однако они ответили.
        Правда, их челюсти при этом не шевелились, а безжизненный голос шёл будто из ниоткуда.
        - Нас ведёт чужая воля. Просим у тебя дозволения находиться на этой земле! - Скелеты дружно… опустились на колени!
        Как же вытянулись лица у парней! Впрочем, я тоже таращилась на Варленна во все глаза. Что происходит? Почему эти костлявые жутики спрашивают дозволения именно у него? Почему леший и дриады считают за честь исполнить его приказы?
        - Дозволения не даю. У вашего бога нет здесь власти. Эта территория принадлежит не ему.
        Они дружно кивнули и… просто рассыпались белой пылью. Эта пыль не впиталась в землю, она собралась в облако и понеслась куда-то сквозь деревья, наверное, к переходу между мирами.
        Простота расправы с жуткими скелетами, на которых команда Арса делала ставку, повергла парней в шок. Они быстро активировали «стаканы» против демонов и замерли на местах.
        - И вот ведь в чём фокус, - задумчиво сообщил мне Варленн. - Пока они закрыты этой своей защитой, которая не даёт мне их ощущать, я не могу их захватить в плен и допросить, а потом отпустить, позаботившись о том, чтобы они всю оставшуюся жизнь икали от ужаса, слыша о магии и обо всём с ней связанном. А вот физически уничтожить могу, поскольку точно знаю место, где они находятся. Земля может просто расступиться под их ногами. Или, наоборот, она может резко выстрелить вверх, запустив их в небо. Поможет ли защита при приземлении - вот вопрос. Также мы можем просто оставить их здесь, на закрытой поляне, в окружении кольца голодных демонов. Сколько времени они продержатся тут без еды, воды и отдыха, стоя неподвижно и продолжая удерживать эту свою защиту? Интересно… Я уж молчу, что можно просто обрушить сюда что-то очень тяжёлое, чтобы прихлопнуть всех, находящихся на этом пятачке… Вариантов тьма…
        Пока он перечислял, парни всё больше бледнели, однако защиту не убирали. Разумеется, они ни на секунду не верили, что, если они сдадутся, чёрный чародей может их помиловать. Его репутация (а также внешний вид, хищные повадки, жуткая аура и любовь к демонам) свидетельствовала против него.
        Я же при этом молчала, не желая вмешиваться в его игру. Почему-то я была уверена, что жестоко их уничтожать он не станет. А вот хорошенько напугать гадов определённо стоило.
        - Так что же выбрать? - призадумался чёрный чародей, заставив их изрядно вспотеть. Я злорадно отметила, что у Гриши дрожат ноги и руки. - С одной стороны, давненько я не развлекался. Жителей Пряниксберга уничтожать нежелательно, так что моя кровожадная натура требует компенсации за длительное воздержание. С другой - очень не хочется осквернять этот лес. Да и жители наверняка почувствуют остаточную кровавую ауру… нет, в этом я не заинтересован. Слишком близко к жилью…
        На лицах проявилась робкая надежда.
        - Но не отпускать же их? Я ведь очень мстительный и злопамятный. Они, значит, на меня скелетов хотели натравить, а я просто удалюсь? Не пойдёт…
        Надежда снова сменилась ужасом. Да уж, жестоко он с ними.
        Ещё порассуждав так минут десять и почти доведя парней до обморока (у Гриши пот катился крупными каплями по позеленевшему лицу. Или это слёзы? Похоже, и то и другое…), Варленн решил:
        - Ладно, поразмыслю над этим какое-то время. Пока оставлю тут своих демонов, пусть караулят эту поляну. А потом, когда у наших мальчиков иссякнут силы, чтобы поддерживать защиту, я вернусь и заберу их в свой замок…
        Он злобно расхохотался, демонстративно вытащил змейку из волос и заставил её превратиться в наше привычное средство передвижения. Парни, и без того до крайности напуганные, потрясённо наблюдали за этой жуткой метаморфозой.
        Я залезла на змея и устроилась позади Варленна.
        - Алекс, - негромко позвал Арс. - Не волнуйся, он меня не слышит. Не верь ему. Я тебя заберу отсюда. И не отдам шефу или этим идиотам из моей команды, если захочешь. Ты будешь только моей.
        Его товарищи скосили на него взгляды, стараясь при этом не двигать головой. Впрочем, потом он наверняка скажет им, что просто притворялся, надеясь меня убедить. Однако я-то знала, что он говорил серьёзно.
        - Я не хочу быть ничьей собственностью, - передёрнула плечами я. Варленн обернулся ко мне, но я махнула рукой. Мол, позже объясню.
        Змей взмыл вверх.
        Правда, вскоре мы снова пошли на посадку.
        Едва мы приземлились возле прежних узловатых деревьев, как из кустов вновь выступил леший.
        - Спасибо, что не стал осквернять мой лес.
        - Я и не собирался. Просто пугал их. Сейчас план такой. У них есть мощные артефакты, поэтому они наверняка попытаются прорваться к остановке. Тебе не нужно их удерживать на поляне. Они должны поверить, что прорвались. Только для начала надо создать у них иллюзию засады.
        При этих словах Варленна окружила тьма, она словно стекала с него и рекой, огибая стволы деревьев и просачиваясь сквозь кусты, уходила вглубь леса.
        - Теперь они будут уверены, что сумели вырваться из засады.
        - Как им удаётся оставаться невидимыми? - спросил леший, с интересом и без малейшего страха наблюдая за потоком тьмы.
        - Я бы многое отдал, чтобы это узнать.
        Леший поклонился и исчез, а мы полетели обратно в замок. Варленн сразу приземлился на мост к отведённой для меня пристройке. Мы спешились и вошли внутрь.
        Он не стал задерживаться в моей новой «лаборатории», а сразу пошёл к двери, ведущей внутрь замка. Возле неё остановился и пропустил меня вперёд.
        Пройдя через знакомый мне уже коридор, мы оказались в той самой гостиной, в которой заседали ещё во время первого моего прибытия в его жилище.
        - Спрашивай, - разрешил он, развернув кресла друг к другу и устроившись в одном из них.
        Я тоже присела, собираясь с мыслями. Потом скинула обувь, подобрала ноги и устроилась поудобнее, невольно отметив, что теперь у меня совершенно не осталось никаких страхов и опасений. Кажется, даже если бы сверху спустился огромный волосатый паук с накрытым к чаю подносом, я бы даже не почесалась.
        Чёрный одобрительно наблюдал за тем, как я устраиваюсь. Более того, мне показалось, что ему это моё самоуправство доставляет… удовольствие. Впрочем, полной уверенности в этом не было.
        - Почему дриады и леший тебя слушаются? Почему скелеты спросили дозволения находиться на земле Пряниксберга? Почему ты решил отпустить парней, да ещё так, чтобы у них создалось ощущение, будто они сами смогли прорваться?
        Я сразу решила вывалить все вопросы, боясь что-нибудь потом забыть.
        И только озвучив всё, что меня волновало, внезапно поняла, что объяснение поведению лешего, дриады и скелетов может быть только одно.
        - О, демоны… Варленн, ты что, бог Пряниксберга?!
        Он как-то даже поморщился, но отрицать моё дикое предположение не торопился.
        - Можно сказать и так… Хотя, конечно, я не полноценный бог. Богов Пряниксберг не пускает, как ты помнишь. Я полубог. И совсем не испытываю восторга по этому поводу. Так получилось, что я - единственное существо божественной природы в этих краях, поэтому земля и её духи приняли меня, как единственное местное божество. К слову, меня они не спрашивали, согласен ли я принять эту ношу.
        - Но… это… как же? Почему ты не донёс это людям, ведь тогда отношение к тебе было бы совсем другим! - шокированно выдохнула я, во все глаза глядя на Варленна. Полубог! Ну кто бы мог подумать! А я уж губу раскатала… Ну конечно, как ему могут быть интересны обычные девушки?! Он меня ведь предупреждал… Хорошо хоть втрескаться в него не успела. Нет, но… Полубог?!
        - Вот поэтому и не донёс, - проворчал он, без восторга наблюдая за моей реакцией. - Алекс, поверь, я ненамного старше тебя. По меркам богов я вообще новорожденный. И должен тебе сказать, что всё, что связано с моей божественной сущностью, вызывает у меня глубочайшую неприязнь. Да я, если ты заметила, делаю всё, чтобы люди оставили меня в покое! Меня гораздо больше устраивает спокойное существование без навязанных обязанностей, идиотских ритуалов и поклонения!
        Он запустил в волосы обе руки, будто даже не рассчитывал, что я могу его понять. Но я поняла. Точно так же, как он понял моё стремление освободиться от оков и жить той жизнью, которую я выбрала сама.
        - Выходит, отец, о котором ты говорил, - бог?
        - Да. Чёрный бог, один из самых сильных и влиятельных богов Мироздания. Он подчинил себе множество миров, где его теперь почитают и приносят ему жертвы. Но ему этого мало. Моей матерью стала одна из его главных жриц, да ещё и сильная некромантка. Он рассчитывал, что я возглавлю его воинство и помогу ему завоёвывать мир за миром. Вот только я очень быстро понял, что не хочу себе такой судьбы. И сбежал.
        - Вот почему у тебя такая жуткая аура, - поражённо выдала я. - И сила… эээ… специфическая, так скажем.
        Ещё бы! Если отец - какой-то жуткий чёрный бог, а мать некромантка…
        - Так и есть. Растили меня в главном храме и, начиная с младенчества, приносили жертвы. А ещё приучали к тому, что я - сын бога, соответственно, у меня есть миссия, возложенная отцом. Вот только мне это всё не нравилось. Как только начала пробуждаться сила, я стал по вечерам покидать тело и уноситься духом в ближайшее поселение. Там была семья с очень любящими родителями и чудесными детьми. Я наблюдал за ними, вместе с теми малышами слушал наставления матери и отца… Потом, когда сила начала расти, я отлетал всё дальше и дальше, изучал человеческую жизнь… а днём возвращался в тело и снова вынужден был вести навязанную сыну бога жизнь. Поклонения, церемонии, жертвоприношения - всё это казалось мне омерзительным. Я хотел, чтобы мама, безумная фанатичка, хоть вполовину относилась ко мне так, как родители в том человеческом семействе относились к своим детям.
        Он ненадолго замолчал, устремив невидящий взгляд в пустоту. Я сидела, как мышка, затаив дыхание, и внимала его откровениям. Наконец-то он приоткрыл мне свою душу! Впервые я начала понимать мотивы его поступков.
        - Когда сила уже почти раскрылась, меня почтил своим присутствием отец, - продолжал тем временем Варленн. - В младенчестве он мной не интересовался - ждал, когда подрасту. Ни о какой родственной любви между нами речи, соответственно, не шло. У него был на меня конкретный план. Явившись, отец рассказал мне о моём предназначении. На самом деле, он даже не спрашивал, согласен ли я, просто озвучил свою волю. Ему нужен был сильный полководец, которому он смог бы полностью доверять, чтобы в два раза быстрее завоёвывать новые миры и увеличивать сферу влияния. И этим полководцем со временем должен был стать я. Он ненадолго взял меня с собой в свою божественную жизнь, чтобы показать, что меня ждёт, когда сила полностью раскроется и я смогу полностью отказаться от своей человеческой сущности.
        - И тебе не понравилось показанная им жизнь.
        - Совершенно не понравилась, - подтвердил Варленн. - Его жизнь - это сплошные интриги, я уж не говорю о пренебрежительном отношении ко мне, полукровке, всей его свиты. Но их я мог бы поставить на место, однако завоёвывать миры - это не по мне. Поэтому по возвращении я наложил на себя ограничители силы и сбежал.
        - Зачем ограничители? Ведь сопротивляться отцу проще, обладая всей своей силой?
        - Если бы я дал силе раскрыться полностью, она уничтожила бы мою человеческую сущность. А мне этого не хотелось. Человечность - это важная часть меня. Собственно, я уверен, что только из-за неё Пряниксберг меня пустил. Богам нет сюда дороги, а вот мальчишка-полубог, бегущий от своей сущности, был принят городом. Здесь я поселился и, наконец, обрёл дом. И самый большой мой страх, что кто-то узнает о том, кто я есть. А мне всегда хотелось, чтобы меня оставили в покое, позволив жить так, как мне хочется, без оглядки на других. Поэтому я поддерживаю репутацию чёрного чародея. Собственно, мне и стараться для этого не надо, учитывая мой характер и природу моей силы.
        - Погоди-ка! - Пазл наконец сложился у меня в голове. - Так вот зачем тебе нужен мой коктейль! Твой отец сделал так, что при пересечении границ человеческая сущность уничтожится! И ты станешь полноценным богом!
        Он поморщился и кивнул.
        - Подумать только… - Я никак не могла отойти от этой новости. - А… что со скелетами, Варленн? Почему людям не требуется твоё дозволение, чтобы находиться в лесу, а скелетам оно было необходимо? Да и как вообще скелеты из другого мира попали в Пряниксберг? Жетонов я у них не заметила.
        - Их пронесли через границу ещё не оживлёнными. Возможно, набор костей в сумке, подготовленный к ритуалу. А вот почему им, в отличие от людей, понадобилось дозволение… тут интересный вопрос. С одной стороны, они вроде как уже и должны считаться в большей степени предметами, а с другой… видишь ли, после смерти верующий человек добровольно вверяет душу своему богу. То есть, так или иначе, фактически полностью поступает в его распоряжение. Соответственно, будучи поднятым силой бога для выполнения какой-то его воли, он себе уже не принадлежит. И поэтому, находясь на территории другого бога, должен просить дозволения.
        - Как думаешь, за этим может стоять твой отец?
        - Я этого не исключаю. Допустим, он каким-то образом узнал, что есть банды воров, и решил с их помощью переправить сюда скелеты, которые должны были меня скрутить и силой перетащить через границу. Он ведь не знает, что эта земля приняла меня не просто как человека и беглеца, а как единственную божественную сущность. Но вообще, в равной степени за этим может стоять и другой бог, а может, и не один. Боги вполне могли создать временное объединение ради такой желанной цели, как вырвать у меня способ, которым я со своей чёрной сущностью смог сюда проникнуть, ведь по логике гармоничный и наполненный жизнью во всех её проявлениях центр Мироздания должен меня отталкивать. К Пряниксбергу прорываются все. Ведь, дорвавшись до Пряниксберга, они обретут невиданную силу. Даже какой-нибудь второсортный божок сможет с этой силой стать самым влиятельным и мощным. Но самое главное - заполучив доступ к сердцу Мироздания, боги перестанут зависеть от чужой веры и чужих восхвалений, направленных в их адрес. Именно прихожане, жрецы и верующие дают богам силу. Забытый бог слаб и уязвим, чем всегда пользуются его
конкуренты, чтобы избавиться от лишнего претендента на их прихожан. В общем, в их среде расслабляться нельзя, как ты понимаешь.
        - М-да. Я бы тоже сбежала на твоём месте…
        Честно сказать, на фоне этой новости про божественность Варленна все остальные вопросы вылетели у меня из головы. Как хорошо, что я озвучила их заранее! Варленн сам перешёл к единственной не задетой в обсуждении теме.
        - Ты ещё спрашивала, почему я решил отпустить парней.
        - Точно! - очнулась я и внезапно обнаружила, что за время беседы свернулась в кресле почти калачиком. Как это я так успела расслабиться? И снова на мгновение я поймала взгляд Варленна, который взирал на это будто бы с каким-то удовлетворением. Если, конечно, его мимолётный осмотр моей позы и полуулыбка были истолкованы мною правильно. К счастью, он ничего не комментировал.
        - Конечно, если бы всё это происходило раньше, я бы не выпустил их ни за что. Как минимум оставил бы демонов вокруг поляны и попросил лешего не дать бандитам выбраться за её пределы. Да и сам бы дежурил там поблизости, пока у них не кончились бы физические силы и они не повалились бы на землю, ослабев от усталости, страха или голода. В таком состоянии защита бы у них отключилась, после чего я смог бы забрать их в замок и как минимум попытаться добыть у них сведений о руководстве. Но сейчас всё изменилось. Как думаешь, что будет, если твой шеф узнает, что отправленные за мной парни не вернулись?
        - Ну… он наверняка испугается, что через них ты каким-то образом сможешь узнать о нём. Даже если на них установлена какая-то защита от допросов, всё равно есть риск, что ты сумеешь вытянуть из них сведения, учитывая твои умения. Я поняла, Варленн. Он захочет подстраховаться и исчезнуть, затерев следы. Он сменит место расположения логова, а может, заменит и команду. И когда я смогу сварить коктейль, дающий тебе пропуск через границы, на прежнем месте мы логово воров можем не обнаружить. Тогда всё придётся начинать заново.
        - Именно.
        Мы замолчали, задумчиво поглядывая друг на друга.
        Не знаю, о чём размышлял Варленн, а я думала о том, что с пляшущими на лице бликами от огня он вполне похож на бога. Жутковатого и привлекательного. Это впечатление было особенно ярким из-за того, что за время разговора на улице и, соответственно, в комнате потемнело, а других источников света, кроме камина, не было.
        - Поздно уже, - внезапно дошло до меня. - Мне домой надо.
        Варленн будто слегка поморщился (интересно, это из-за того, что я вырвала его из размышлений, или ему не понравилась мысль о моём уходе?) и, помедлив, кивнул.
        Разумеется, он и в этот раз отправился меня провожать.
        Уже когда мы по переулкам приближались к таверне, я уточнила:
        - А если у меня всё получится, и ты сможешь проходить через изнанку, барьер моих преследователей перестанет тебя останавливать?
        - Наверняка. Он и сейчас перестал бы меня останавливать, если бы я снял ограничители со своей силы.
        - Ясно… ну ладно, пора мне.
        - Погоди, - остановил Варленн. - Я бы хотел позаботиться о том, чтобы ты могла спокойно гулять по городу, не боясь, что твои преследователи смогут до тебя добраться.
        - Ты уже позаботился. - Я выразительно потрясла рукой с браслетом.
        - Да. Но у этого браслета есть существенный минус. Ты ведь видела, что мне приходится делать, чтобы срочно явиться на зов? Если ты вызовешь меня на людную площадь, да ещё и перед администрацией и резиденцией белого, все узнают о нашей с тобой дружбе. Мне никто ничего не сделает, а вот как после этого отнесутся к тебе, предсказать сложно.
        - Но люди Пряниксберга - не толпа безумных фанатиков, насколько мне известно. Вряд ли они сочтут меня чёрной колдуньей, после того как я помогла некоторым из них, - неуверенно предположила я.
        - Трудно сказать, что будет. В целом жители хоть и недовольны тем, что я живу здесь, но они принимают меня как неизбежное зло. Вроде как, раз Пряниксберг меня держит тут, значит, я ему необходим. Возможно, для равновесия. Теорий выдвигалось множество. Поэтому я хожу по городу и народ хоть и избегает общения со мной, но с визгами не разбегается. С некоторыми торговцами я и вовсе сотрудничаю. Порой попадаются даже девушки, которых манит тёмная романтика, и они ищут встреч.
        - Ого!
        - Да. Одна из них как-то подстерегала меня в переулках и требовала, чтобы я сделал её своей повелительницей тьмы, - поморщился он. - К счастью, потом она отстала. Думаю, семья взялась за неё всерьёз и познакомила с кем-нибудь. По крайней мере, сейчас она замужем и вроде даже счастлива.
        - Ну и вот. Никто её не спешил выгонять из города, ведь так? Да тот же Лумар относится к тебе как-то по-другому, не так, как остальные. Он же нам даже кабинет для беседы предоставил и посоветовал как минимум тебя выслушать. Наверняка есть и ещё хотя бы пара человек, которые не считают тебя абсолютным злом.
        - Лумар какой-то другой, ты не замечала? Он будто не от мира сего. У него на всё своя особенная точка зрения. Да и вообще, я не до конца уверен, что он человек, хотя для магического взгляда таковым кажется. Однако же что-то с ним не так. Я, например, уверен, что он - один из сильнейших магов тут, но при этом он свои умения применять не любит, да и вообще избегает по возможности вмешательства в события, предпочитая просто наблюдать.
        - Ну да, я тоже это всё заметила. Ну а тот смешной парень, который поставляет тебе продукты? Он, конечно, не хочет, чтобы об этом узнали горожане, но боится больше не того, что его будут осуждать, а того, что у него могут перехватить выгодного клиента.
        - С тобой особенная ситуация. Во-первых, ты из другого мира и твой дар уже сейчас не похож ни на что, с чем ранее сталкивались жители города. Специалисты по интуитивной кухне сами по себе появляются очень редко, но ещё ни один из них не добивался твоих успехов. Даже те способности, которыми ты случайно наделила нескольких горожан, - это просто немыслимый уровень умений. Во-вторых, ты отказалась быть ученицей белого. Об этом скоро все узнают. Для жителей города это немыслимо. Их уровень уважения к Эрлуму зашкаливает. И как только станет известно, что ты отвергла предложение, это вызовет в лучшем случае недоумение. Тебя будут убеждать передумать, считая, что раз ты не местная, то просто не до конца понимаешь, от чего отказываешься. И на фоне всего этого наша дружба может вызвать непредсказуемую реакцию. А уж если я в облаке тьмы упаду прямо посреди площади и вновь заберу тебя с собой… Лучше не проверять, что будет. Помнишь, я говорил во время нашей второй встречи, что я - это не лучшая компания?
        Я вспомнила. Да, он говорил об этом, а ещё чётко обозначил, что отношения ему не интересны ни в каком виде - ни в дружеском, ни тем более в романтическом.
        Изменилось ли что-то с тех пор? Да, сейчас мы общаемся и даже откровенничаем. Но какова цель? Только получить от меня коктейль и выполнить сделку, или же он всё-таки допускает возможность… дружбы? Кто знает, что в действительности на уме у этого полубога?
        Блин, он ведь ещё и полубог… возможно, когда-нибудь ему волей-неволей придётся стать богом. Мы тогда вообще будем на разных уровнях существования.
        - Так вот, поэтому мне хотелось бы быть уверенным, что при любом раскладе ты будешь в безопасности. И я добыл для тебя кое-что.
        Он раскрыл ладонь и показал мне две крошечные свернувшиеся клубочком змейки, абсолютно белые. Я даже не сразу поняла, что это именно змейки, пока они не приподняли свои маленькие плоские головы и не глянули на меня янтарными глазками.
        - Это для твоих кос, - хмыкнул он под заинтересованное лопотание Урли. - Если, конечно, не боишься. Я не был уверен до конца, удачная ли это идея. Некоторые люди, кажется, не выносят подобных существ, а ты остро отреагировала на мою шутку с раздвоенным языком, да и на моего змея смотришь всегда с опаской. Кстати, эти малышки относятся к тому же самому виду, только это девочки, поэтому они другого цвета.
        - К тому же самому? Они… увеличиваются?
        - Да, при необходимости. И они отлично выполняют охранные функции. Большую часть времени они будут казаться просто ленточками или заколками, которыми ты скрепила волосы, а в случае опасности активизируются. Маги часто используют какую-то защиту, так что это может удивить, но не шокировать. К тому же змеи белые, поэтому со мной их не свяжут.
        Я кивнула, вспомнив змеиный хвост у кошки, на которой ездил Эрлум. Да уж, скорее, могут подумать, что эту защиту подарил белый.
        - Ты примешь их? Если боишься, я придумаю что-то другое.
        - Нет, не боюсь, пожалуй. Да, я приму их с благодарностью.
        - Отлично, - с облегчением улыбнулся он. - У этих змей есть одна особенность. Они сливаются разумом с носителем. Поэтому я рекомендовал бы тебе не снимать их на ночь, хотя бы сегодня, чтобы слияние прошло быстрее. После слияния их будет очень легко активизировать. Достаточно просто подумать о змейках и представить себе, что именно ты от них хочешь. И всё.
        Он бережно взял одну из моих кос (я почему-то покрылась при этом мурашками) и поднёс её кончик к ладони со змейками. Одна тут же обвилась поверх моей резинки для волос. Потом ту же самую процедуру он повторил с другой косой.
        Урля только изумлённо порыкивал у меня на плече. Пришлось ему ещё раз объяснить, что к чему. Это сработало, как и всегда. Урля успокоился, хоть и подтянул к себе мои косы по очереди, пристально рассмотрев эти новые белые «ленточки». Сами ленточки тоже его при этом пристально рассмотрели, приподняв малюсенькие головки. Ну вроде взаимодействие налажено.
        Что ж, это, пожалуй, очень кстати.
        Урлю в толпе лучше ни на кого не натравливать, об этом меня ещё Лумар предупреждал. К Корсо я могу уйти только в том случае, если передо мной будет какая-нибудь стена, а руки и ноги будут свободны. Да и вообще, лучше это делать так, чтобы никто не увидел. Правда, чёрному я показывала переход, но он и сам весь секретами обвешан, как модница украшениями.
        А к белому цвету у людей в городе уже выработалось особое отношение. Да и к змеиным хвостам кошек Эрлума тоже. Так что этот вариант защиты вполне себе хорош. Пусть теперь Арс с командой только попробуют ко мне сунуться!
        Я ещё раз искренне поблагодарила Варленна (ему это явно было в новинку и доставляло удовольствие - судя по всему, благодарностями его в жизни баловали редко), и мы разошлись.
        ГЛАВА 26
        В этот раз у меня долго не получалось заснуть. Оно и неудивительно: слишком уж насыщенным выдался вечер.
        Наконец, получилось задремать, но тоже ненадолго.
        Проснулась я будто от толчка.
        Комната вновь казалась огромной и зыбкой. Пространство на границе зрения чуть искажалось, будто никак не могло окончательно определиться, в какой форме ему следует находиться.
        Я села на кровати и огляделась. В щелях между досками у изголовья кровати торчал синеватый прямоугольник. С внутренним трепетом я протянула руку и вытащила продолговатый конверт из гладкой плотной бумаги, очень приятной на ощупь. Конверт чуть мерцал в полумраке комнаты.
        Это оказалось письмо от бабушки. Светящиеся буквы, выведенные красивым почерком, казалось, парят в воздухе над листом.
        «Дорогая внучка, сообщаю, что родители со мной. У них всё отлично. К моменту, когда я их обнаружила, твоя мама уже практически преодолела чары. Она вспомнила, что у них есть дочь и порывалась вернуться. Хорошо, что я успела вовремя её перехватить. Теперь до них никто не доберётся при всём желании. Сообщи, когда всё наладится и им перестанет грозить опасность. С любовью, бабушка»
        Дочитав письмо, я положила его на тумбочку, намереваясь перечитать утром. Однако же стоило только выпустить его из рук, как конверт и бумага растаяли, не оставив следов. Хмыкнув и покачав головой, я легла в постель и тут же крепко уснула.
        ***
        Утром я проснулась на удивление бодрой. И хотя письмо от бабушки казалось сном, я почему-то была абсолютно уверена, что всё это было реальностью. И от этого мне становилось спокойнее.
        Однако же, хоть самочувствие было более чем сносным, в голове царила абсолютнейшая мешанина.
        Во-первых, я до сих пор переваривала информацию о том, что Варленн - полубог, который может стать богом. Во-вторых, я напряжённо размышляла, как бы так поскорее приготовить коктейль, который даст ему способность ходить через изнанку Мироздания. Ведь чем скорее коктейль будет готов, тем скорее я обрету свободу от своих преследователей и смогу вернуть родителей. Поэтому стоит сосредоточить на этом все усилия.
        Но чем больше я об этом думала, тем сложнее казалась мне задача.
        В итоге я загналась так, что почувствовала полнейшую неуверенность в своих силах. Теперь мне казалось, что управлять моим даром невозможно, а если он и срабатывает, то это чистой воды везение.
        Эта неуверенность поселилась внутри, как паразит, который питается страхами и постепенно растёт, растёт…
        К сожалению, как оказалось, неуверенность в случае с моим даром может привести к непредсказуемым последствиям… Но ясно это стало не сразу.
        Началось всё как обычно: я привела себя в порядок, выбрала ещё один из купленных в Пряниксберге нарядов (в последнее время почему-то больше хотелось носить именно местную одежду), а именно малиновый комплект с тонким золотистым узором и бархатистые туфли с не просто загнутым носком, а даже закрученным в спираль на восточный манер, после чего спустилась вниз, намереваясь выпить с Марлопой чая перед работой.
        В этот раз нам никто не помешал, поэтому мы с ней со вкусом обсудили события последних дней (она всё никак не могла до конца принять, что я отказалась стать ученицей белого, и то и дело возвращалась к этой теме). Лумар, как обычно, торчал на своём месте и время от времени вставлял насмешливые реплики в наш разговор. Высмеивал он в основном Марлопу, а точнее, её благоговение перед белым. Впрочем, это вовсе не звучало обидно, поэтому она или отмахивалась, или отправляла какую-нибудь подколку в ответ.
        И до того это было уютное утро, что и словами не передать! И почему мне здесь так нравится? Ведь могла бы сейчас восседать где-нибудь в роскошном особняке у белого. Но нет, даже мысль об этом заставляла меня морщиться.
        Потом начался рабочий день и набежал народ. Увидев меня на своём месте, они обрадовались и тут же принялись распределять очередь…
        И всё было в порядке, пока возле меня не нарисовался первый клиент.
        Клиент выглядел потрясающе.
        Это был мужчина с невероятно густыми золотистыми волосами, торчащими во все стороны, как семена одуванчика, и при этом явно тщательно подравниваемыми, чтобы сохранять форму идеального круга. Одет он был в совершенно немыслимые объемные панталоны дикого оранжевого цвета (они еще и светились изнутри, честное слово!) и красный с бронзовым отливом узкий пиджак. Ещё у него имелось некое подобие квадратного монокля, который, правда, парил в воздухе напротив глаза.
        Но самым замечательным в этом потрясающем человеке были его длинные-предлинные тщательно заплетенные в две косицы усы!
        И ведь над ним никто не ржал, показывая пальцем! Жители Пряниксберга поглядывали на него со сдержанным интересом, но не более того.
        Я тоже постаралась не пялиться во все глаза и привычно сосредоточилась на том, что скрыто за кричащей внешностью. И вот вроде бы нужное состояние пришло, руки будто сами по себе взялись за дело, однако где-то в глубине зудела эта неуверенность, слегка, как выяснилось, сбивая настройки.
        Коктейль получился замечательным - ярким, оранжево-зелёным, с пышной шапкой пены наверху. Он выглядел так гармонично, что у меня и сомнений не закралось, что что-то с ним не так.
        Мужчина под чуть завистливыми взглядами окружающих удалился со своим коктейлем к столику, а ко мне тут же подошёл новый клиент. Этим клиентом был молодой красивый парнишка в шляпе. Я даже не сразу поняла, что мы знакомы, пока он не поднял голову и под полями шляпы не сверкнули знакомые глаза с искорками смеха. Яр!
        Я удивлённо рассмотрела парня. Выглядел он замечательно. Строгий пиджак военного образца подчёркивал гибкую фигуру. Его потрясающие во всех смыслах волосы были заплетены в аккуратную косу. Всё в нём кричало о том, что передо мной стоит весьма достойный молодой человек, наверняка воспитанный, из приличной семьи. Неужели это именно он торчал во дворе у чёрного с нелепой шарообразной причёской в растянутой кофте, набитой демоническими шарами? Вот сейчас даже его тонкие черты лица казалась благородными, хоть и лишёнными мягкости. Надо думать, мужчина из него получится очень красивый. Особенно если он сохранит этих пляшущих в глазах чертенят.
        Урля восторженно ухнул, а потом… перескочил Яру на плечо! Публика ахнула.
        - Ты ему понравился, - хмыкнула я, ничем не выдавая нашего знакомства. Впрочем, здесь, похоже, никто и не подозревал, что он - воспитанник Варленна.
        - Так бывает, - хмыкнул Яр, с удовольствием почёсывая довольного Урлю по пузику. - Я умею ладить с разными… существами.
        Я приподняла бровь, давая понять, что вполне уловила его намёк на демонов. Он ответил мне широкой улыбкой, наглец. Вот бы дотянуться и дёрнуть его за косичку, да нельзя. Это вызовет много вопросов.
        В этот момент от столика, к которому ушёл предыдущий мужчина с моноклем, раздался изумлённый возглас, эхом разошедшийся по залу (остальные его тоже подхватили).
        Я глянула туда и опешила.
        У яркого мужчины… ожили усы! Да-да, его гордость, его замечательные длинные усищи, любовно заплетённые в косы, зашевелились! Они приподнялись, поворачивая кончики из стороны в сторону, словно озирались, а потом принялись… дружно танцевать, выписывая различные фигуры под неслышимую, но явно очень динамичную музыку.
        Шокированная публика таращилась на мужчину, он же забавно скосил глаза, наблюдая за этим безобразием.
        А потом все хором, включая его самого, перевели взгляды на меня.
        Яр еле слышно хихикнул.
        - Простите, - кашлянула я, прикидывая, каким же образом всё исправить.
        - Кхм… - хрипло откашлялся мужчина. - Это… ну вот вообще не то, чего я ожидал… но… пожалуй, мне… эээ… нравится.
        - Правда?! - поразилась я. - А с какой проблемой вы пришли?
        - Да проблемы-то особой и нет… У меня… эээ… видите ли, есть некая тяга к вниманию. Люблю быть заметным. Иногда это до крайностей доходит, как утверждают мои друзья. И в последнее время я уже не знал, как одеться, чтобы выделиться в ярком Пряниксберге, где жители уже ко всему, кажется, привыкли… Собственно, мне посоветовали сходить к вам. Мол, есть вероятность, что эта жажда внимания перестанет быть настолько… эээ… острой. А в итоге всё получилось совсем наоборот. Теперь я уж точно не останусь незамеченным!
        Он хохотнул и совсем, кажется, не замечая, что делает, как-то автоматически поправил одним из усов монокль. Это меня обрадовало. Значит, есть надежда, что он сможет ими управлять.
        - Ну и хорошо, - заключила я. - А если устанете от этих танцующих усов, то приходите, попробуем как-нибудь это всё исправить.
        «Одуванчик» кивнул и поспешил на улицу. Кажется, ему не терпелось прогуляться по улицам и шокировать народ.
        - М-да… - протянула я. - Не знаю, в чём дело, но меня не оставляет чувство, что изначально результат должен был быть совсем другим. Боюсь, что-то во мне сегодня его несколько… искажает. Хотя полной уверенности нет.
        - Так давай проверим это на мне! - легко предложил Яр. - Готов стать подопытным!
        Я посмотрела на него с большим сомнением.
        - Уверен? А вдруг у тебя волосы оживут?
        - Это ж здорово! Может, сами заплетаться начнут, а то я устал их в порядок приводить.
        - Не факт. Эффект любым может быть. Вдруг твоя коса тебя придушить попытается? Или просто вертикально дыбом встанет.
        - Я рискну! Ты же хочешь проверить, насколько готова работать. Так лучше уж делать это с тем, кто любит сюрпризы и неожиданности, да?
        - Ладно. Приготовить я попробую. Но пить ты не будешь, если у меня закрадутся хоть малейшие подозрения, что коктейль может причинить вред.
        - Договорились!
        Наш диалог слышали все, да и вопрос этот посетителей очень волновал (мои слова про косу-душительницу многих впечатлили) поэтому люди очень внимательно принялись наблюдать за тем, что из всего этого получится.
        И снова будто бы всё было как обычно. Я сосредоточилась на Яре и как будто бы словила нужную волну, но так как в этот раз я особенно пристально следила за собственным состоянием, эта лёгкая неуверенность была мною обнаружена.
        Коктейль получился молочно-белым в синюю и красную полоску.
        - Он для жизни и здоровья определённо не вреден, да и с первого взгляда кажется нормальным, но я совершенно точно уверена, что с ним что-то не так, - честно предупредила я. - Вот только что именно, сказать затрудняюсь. Возможно, он даже каким-то образом решает одну из твоих проблем или задач. Но способ может быть весьма неожиданным.
        - Интересненько… - Яр подхватил стакан и быстро сделал первый глоток, словно опасался, что его остановят. - Пока ничего не чувствую. Но вкус замечательный!
        Он снова приложился к стакану и быстро допил коктейль.
        В гробовой тишине мы ждали, когда же что-то пойдёт не так.
        Внезапно откуда-то раздался смачный зевок. Точнее, он совершенно точно шёл от Яра, но рот парня был закрытым. А зевал… карман на штанах! Закончив звучно зевать, карман хриплым, будто прокуренным, голосом заявил:
        - Есть хочу!
        Мы дружно выпали в осадок. Урля так и вовсе чуть с плеча Яра не свалился от удивления.
        - Дай ему печенье, посмотрим, что будет, - предложил Лумар, единственный, кто сохранил дар речи. В целом он выглядел так, будто голодные карманы для него обычное дело.
        Взяв протянутую хозяином таверны печенюху, Яр кинул её в приоткрывшийся для этой цели зев кармана. Тот с наслаждением схрумкал (он хрустел, честное слово!) подношение и предложил:
        - Для начала пойдёт! Ну что, спеть тебе? Или сказку желаешь послушать? А если дашь ещё еды, я тебе свежие городские сплетни расскажу!
        Мы с Яром переглянулись. Я смущённо откашлялась и уточнила:
        - Ну что, это решает какую-то из твоих проблем?
        - Можно и так сказать, - хмыкнул парень. - Эй, карман, а ты советы даёшь?
        - Даю, - чуть подумав, отозвался тот. - Но за дополнительную плату. Чем лучше будешь кормить, тем полезнее будет совет.
        - В общем, будем испытывать, на что способен этот проглот, - глубокомысленно подытожил Яр. - Конечно, когда я порой думал, что здорово, наверное, было бы иметь друга, с которым можно поболтать о пустяках, на пару поесть вкусностей, потравить байки и в целом весело скоротать время, я и представить себе не мог, что проблему можно решить так.
        Я кивнула, до сих пор переваривая произошедшее. Нет, теперь точно нет сомнений, что в каждый коктейль вплетается какое-то искажение.
        - Ну что, тебе петь или как? - напомнил о себе карман.
        - Пой, - согласился Яр. - Только наружу сначала выйдем.
        - На, возьми ещё печенья, - щедро протянул ему вазочку Лумар. - Пока идёшь до дома, как раз успеешь испытания провести.
        Яр кивнул, нагрёб себе печенья, рассовал его по другим карманам, улыбнулся мне, вернул Урлю (тот не выглядел совсем уж довольным при этом) и, сказав одними губами «до вечера», вышел прочь. Сразу за дверью раздалось пение хрипловатым, но хорошо поставленным голосом:
        Ох, нелегка судьба кармано-о-ов,
        Им каждый руку в рот суё-о-о-от…
        Дальше я не слышала, потому что меня накрыла запоздалая истерика, и я сползла вниз по стойке, хохоча так, как никогда в жизни.
        Когда, наконец, получилось успокоиться и подняться, стало ясно, что часть посетителей решила уйти (рисковать никто не захотел), другие то ли ещё на что-то надеялись, то ли просто решили доесть свой завтрак и поболтать.
        Я только собиралась сделать объявление, что заказы временно не принимаю, как вдруг дверь распахнулась, и туда вошёл глава городской стражи. Тот самый, который не хотел у меня принимать заявление. Он глянул на меня, поморщился и направился к Лумару.
        - Городской голова распорядился, чтобы меня тут наделили какой-нибудь полезной способностью, - сообщил он. - Пусть мне сделают волшебный коктейль.
        - Неправда, - спокойно ответил Лумар. - Голова так распорядиться не мог. Максимум, что он мог, это предложить тебе зайти в таверну и исключительно вежливо осведомиться, можешь ли ты рассчитывать на коктейль. А в случае отказа сразу же без возражений уйти.
        Начальник стражи снова поморщился. Очевидно, Лумар попал в цель.
        - Так могу я получить коктейль?
        - Это вряд ли. Впрочем, решение принимает мастер интуитивной кухни.
        Хозяин таверны указал на меня.
        - Нет, - ответила я, не дожидаясь, пока начальник стражи выдавит из себя просьбу или вопрос. - Во-первых, я пока больше не принимаю заказы. Во-вторых, именно для этого человека готовить коктейль у меня нет никакого желания. Я могу попробовать, но примерно с тем же рвением, с которым он отреагировал на моё недавнее обращение в его службу. А из этого ничего полезного не выйдет. Максимум говорящий карман получится. И то тот, который грязно ругается и кусает за руки.
        Начальник стражи, который собирался, судя по лицу, начать качать права, после последней фразы выпучился на меня так, будто решил, что я свихнулась. Зато весь зал, бывший свидетелем недавней сцены с Яром, грянул хохотом. Марлопа чуть поднос с посудой не уронила. Даже Лумар чуть улыбнулся.
        Стражник покраснел - ему не понравилось, что его высмеивают.
        - Город заинтересован в моих способностях! - Это шипение он адресовал именно мне. -Вы что, не хотите помочь городу? Вам плевать на горожан?!
        - А вам? Судя по тому, как вы принимаете обращения…
        - Молчать! Во-первых, вы иномирянка! Во-вторых, ваше бредовое заявление никто в здравом уме всерьёз бы не принял!
        Лумар стукнул кулаком по столу, собираясь выставить нахала из таверны, но тут дверь открылась, и в зал вошёл племянник белого чародея Ирисей. Он кивнул хозяину таверны и сразу прошёл ко мне, на ходу вдохновенно вещая:
        - Алекс! Приветствую! Как же я рад тебя видеть! Прости, что оставил тебя на вечере в одиночестве. Дядя сделал мне за это выговор и велел как угодно исправить ситуацию. Поэтому я готов тебе во всём помогать, пока ты меня не простишь.
        Начальник охраны как-то стушевался - племянника белого здесь знали.
        - Так что мне передать голове? - на порядок тише спросил он, резко, как видно, осознав, что со мной лучше не конфликтовать.
        - Пусть попробует прислать кого-то другого. Если этому другому повезёт договориться с мастером, то, вполне возможно, он станет следующим начальником, - безжалостно заключил Лумар. У стражника вытянулось лицо. - А теперь вон из моей таверны!
        Того будто ветром вынесло наружу.
        - Что тут происходит? - сурово уточнил Ирисей (о, как же его мечтательно-романтическому облику не шло это выражение!). - Этот мужлан тебя обижал?
        - Нет, конечно. Он никак не мог меня обидеть. У меня же защитники есть.
        - Кто? - как-то ревниво уточнил блондин, на которого с восторгом таращились гости в главе с Марлопой (она стояла ближе всех).
        - Урля и Лумар. - хмыкнула я. - Да и городской голова будет очень недоволен, надо думать, когда узнает, как именно было выполнено его распоряжение. Так что начальнику стражи не позавидуешь.
        На самом деле этот мужчина не вызывал у меня никакой особой неприязни. Вполне возможно, что и начальником он был неплохим. Да и на его месте мне тоже не хотелось бы рассыпаться в любезностях перед девчонкой. Но это не отменяло того, что готовить коктейль для него было небезопасно. Даже не из-за сегодняшнего искажения, а вообще. Эмоции пока были слишком свежи. И он ничем не улучшил ситуацию, а даже наоборот. Ладно, пусть городской голова разбирается, что с ним делать. Вряд ли умный мужчина станет устранять хорошего начальника стражи.
        - Ясно… - Ирисей явно хотел произвести на меня впечатление, разобравшись с обидчиком, и теперь слегка досадовал, что не получилось. - Так что, примешь меня в подмастерья?
        - Ты серьёзно? Нет, конечно. Лишний человек здесь будет мне только мешать. Наоборот, во время приготовления коктейлей под руку мне лучше не лезть и не сбивать сосредоточенность. Да и вообще, на сегодня моя работа пока закончена.
        - Ну я не настаиваю именно на приёме в подмастерья. Мне в целом хочется загладить вину, поэтому готов оказать любую помощь.
        - Да я совершенно не злюсь и не обижаюсь, так что заглаживать нечего.
        - Алекс… - Он вздохнул, явно раздосадованный моим упрямством. - Понимаешь, дядя очень мной недоволен. Он считает, что твоё желание уйти с вечера - это во многом моя вина. Я отвлёкся и не отогнал от тебя этих назойливых чародеев. И в наказание он отправил меня домой, к родителям. А они против того, чтобы я развивался в области магии. Им хочется, чтобы я продолжал их дело. Поэтому они заперли меня, пока я не одумаюсь. Но у меня получилось сбежать…
        Я слушала эту бредятину и хмурилась. Да чтобы хоть кто-то из Пряниксберга воспротивился обучению сына у белого чародея? Ага, счас. Меня вон даже Марлопа ненормальной считает. Родители, скорее, сами должны пинками выпихивать его из дома. Да и белый вряд ли стал бы выгонять племянника. Он ведь знает, что я ушла вовсе не из-за него. Так в чём дело?
        Объяснение могло быть только одно. Он врал мне, чтобы вызвать симпатию.
        Я ведь сказала ему, что вырвалась из-под власти парня и что больше всего ценю свободу и не терплю попытки ограничить её. Вот он и решил создать у меня впечатление, что он такой же - вырвался из-под власти родителей в погоне за мечтой.
        В этот момент в таверну вошли двое гильдийцев в серебристых обтягивающих костюмах - Валкис и ещё какой-то незнакомый мне, но тоже исключительно бравый парень. Я невольно в который раз отметила, что выглядят они очень внушительно - сильные, гибкие, подтянутые. И бесстрашные. При их работе по-другому нельзя - шлобстеры порой принимают такие ужасающие формы, что кто-то более слабый мог бы запросто намочить штаны. А секунда промедления в тех же коридорах снов стоила порой непомерно дорого. Не зря защитников так уважали местные жители.
        Ирисей их не видел, так как стоял спиной к двери. Лумар нахмурился, но Валкис, глянув на меня, быстро подошёл к нему и тихо сказал несколько слов. Хозяин таверны, чуть подумав, кивнул, видимо, снимая свой прошлый запрет на их нахождение здесь.
        Защитники сновидений замерли возле стойки, деликатно ожидая, когда я освобожусь, и прислушиваясь к нашему с Ирисеем разговору. Впрочем, прислушивались все, так как племянник чародея голос особо не понижал, да и вообще, будто никого не замечал кроме меня. Наверное, привык, что вокруг постоянно носится на подхвате куча народа - слуг и сотрудников белого.
        При этом люди восторженно поглядывали на защитников и, судя по лицам, умирали от любопытства. Сдаётся мне, что даже если я перестану готовить коктейли, публика всё равно будет приходить сюда ради сенсационных новостей и встреч со знаменитостями.
        - …И поэтому я решил прийти к тебе и сделать всё, чтобы загладить свою вину. Тогда дядя перестанет злиться и примет меня обратно.
        - Да, парень, проблемы у тебя действительно серьёзные, - с насмешливым сочувствием вмешался Валкис, опуская тяжёлую руку на плечо Ирисею. - Позволь мы ненадолго отвлечём Алекс, чтобы выяснить свои пустячные вопросы, которые с твоими, конечно, не идут ни в какое сравнение, но тем не менее не терпят отлагательства.
        Блондин нахмурившись, обернулся, а потом его глаза расширились и он послушно посторонился, явно не ожидая увидеть позади бравых гильдийцев. Судя по всему, он тоже благоговел перед ними, хотя сам и был племянником другой суперзвезды Пряниксберга. Однако же, несмотря на то, что белого обожали за его доброту и талант к магии, гильдийцы здесь считались образцом мужественности, так как ежедневно бросались на бой с немыслимыми чудовищами.
        - Ну… конечно, я подожду, - пробормотал Ирисей.
        - Спасибо, дружище! - вполне серьёзно поблагодарил Валкис и тут же про него забыл. - Алекс, привет.
        Я кивнула и вопросительно уставилась на него, как бы предлагая изложить вопрос.
        - Ты сердишься за то, что я натолкнул командира на мысль взять тебя к нам, не спросив тебя? - уточнил он. Ирисей аж дыханием подавился. Такого он не ожидал. Видимо, вступление в ряды защитников - это тоже дело весьма непростое. А следующие слова и вовсе заставили его застыть с открытым ртом. - Прости меня, я не должен был так поступать. Но благодаря твоей помощи мы могли бы и с остальными шлобстерами разбираться так же, как разобрались с той ящерицей, которую ты на нас выгнала в коридорах снов. Да и Урля в одиночку одолел уже двух чудовищ. Мне показалось, что вы с ним просто созданы для того, чтобы стать частью нашей команды.
        - Ты была в коридорах снов? И помогала защитникам сражаться там со шлобстерами?! - не выдержал племянник белого чародея.
        Валкис даже не обернулся. Второй гильдиец передвинулся так, чтобы ещё чуток оттеснить Ирисея в сторону.
        - Я не терплю, когда решают за меня, - сказала я. - А в последнее время все пытаются это сделать, и никак не могут принять моё право на собственный выбор.
        - Понимаю. Я долго думал над этой ситуацией и осознал, в чём был не прав. Но сейчас нам и вправду нужна твоя помощь. Что-то случилось в Пряниксберге, и шлобстеров вырвалось слишком много. Они заполнили коридоры снов и вот-вот прорвутся в город.
        - Ты хочешь, чтобы я усилила вас с помощью коктейлей? Это вряд ли получится…
        - Нет, конечно, нет. Мы теперь отлично знаем о тонкостях твоей магии и не стали бы заставлять тебя… Но нам необходима твоя помощь, чтобы монстры не прорвались в реальность. Если кого-то получится вернуть в коридоры снов, то лучше это сделать. Да и помощь твоего питомца может оказаться неоценимой. Он в одиночку способен справиться со шлобстером, а обычно на это требуются усилия команды. Так что…
        - Я поняла. Что надо делать?
        Разумеется, оставлять город без помощи я не собиралась.
        - Надо попасть в коридоры снов. Мы попадаем туда из специального помещения, где расположен переход. И для этого надо впасть в особый транс, которому учатся долгое время. Но ты уже много раз туда проникала, поэтому иди своим путём. Однако же надо будет попытаться там встретиться, поэтому я нанесу тебе на ауру специальный сигнал, чтобы ты не потерялась…
        - Не нужно. Я выйду прямо к вам и не потеряюсь.
        Ну а что? Они ведь всё равно видели, как я в снах ухожу особым путём.
        - Уверена? Там сейчас очень опасно находиться в одиночку. Задача нашей команды, а точнее, наша с Бривом, - он кивнул на товарища, - тебя охранять, так что лучше бы воссоединиться так быстро, как это возможно.
        - Я выйду прямо к вам, - повторила я. - Не волнуйся. Выдвигаться нужно сейчас?
        - Да. Лучше не медлить. Большая часть защитников уже там, пытается всячески предотвратить прорыв. И мне лучше поскорее вернуться, так как мои способности позволяют мне справляться с чудовищами более эффективно.
        - Возвращайся. Я выжду немного времени, чтобы вы успели добраться, и присоединюсь.
        Они кивнули и удалились. Перед тем как выйти из таверны, Валкис бросил на меня долгий взгляд.
        Мне показалось, что ему не очень хочется тащить меня в коридоры. Однако же он рад, что может снова наладить общение. И всё-таки что послужило причиной для такого массового прорыва шлобстеров?
        - Ты и в самом деле туда пойдёшь? - в гробовой тишине выдохнул Ирисей.
        - Разумеется. Извини, что не дослушала о твоих сложных отношениях с родными. Тут есть вопросы посерьёзнее.
        Он чуть поморщился, осознав, как глупо выглядит со своей подростковой драмой на фоне мужественных бойцов с чудовищами. Теперь, после их появления, всё, сказанное им, автоматически выставляло его изнеженным и несамостоятельным, из-за чего аура романтического героя попросту сошла на нет. Даже Марлопа уже косилась на него совсем без восхищения.
        - Я мог бы помочь… только скажи чем! - предложил Ирисей.
        - В коридорах снов тебе делать нечего, слишком опасно. Единственное, чем ты можешь помочь, это забыть про свои разногласия с дядей и рассказать ему о сложившейся ситуации. В случае, если не удастся избежать прорыва, его помощь будет очень кстати. Вот тебе и повод вернуться к нему. Вряд ли на фоне таких новостей он вспомнит про то, что отправил тебя к родителям. А мне пора.
        Я направилась в коридорчик за главным залом, где располагался вход в подвал. Когда проходила мимо Лумара, он тихо сказал:
        - Будь осторожна.
        Почему-то это несколько меня напрягло. До этого он меня не предостерегал. Советовал что-то, направлял иногда, но не предостерегал. А тут… будто бы он знал, что там, в коридорах, творится.
        Видимо, Марлопа бросилась за мной, то ли чтобы остановить, то ли предостеречь, то ли дать напутствие, то ли просто начать причитать, так как за спиной снова послышался голос Лумара:
        - Не ходи за ней.
        Оказавшись в коридорчике, я направилась к той самой двери, предположительно ведущей в подвал, откуда уже неоднократно выходила, возвращаясь от Корсо. Взявшись за ручку двери, я мысленно назвала имя стража и только потом открыла. В этот раз за дверью не было никакого спуска, там сразу начался земляной коридор, который вывел меня не в коридоры снов, как я заказывала, а в подземный зал Корсо.
        - Ты чего это удумала? - спросил он, усевшись на подушках и строго глядя на меня своими кошачьими глазами. - Туда лучше сейчас не соваться.
        - Не пропустишь?
        - Пропущу, - проворчал он. - Твоя помощь им действительно понадобится. Но тебе придётся быть постоянно настороже. Не расслабляйся ни на секунду. Мне крайне нежелательно вмешиваться больше необходимого. Мои силы уходят на защиту пути к сердцу Мироздания. И переключать их на что-то другое не самая лучшая мысль. Вдруг кто-то попытается под шумок проскользнуть, воспользовавшись прорывом шлобстеров?
        - А я собиралась попросить тебя перекрыть коридоры, чтобы шлобстеры не выскальзывали. Получается, ты не сможешь этого сделать?
        - Ненадолго смогу. Но это потребует от меня определённых усилий и откликаться на твои призывы я перестану. Поэтому если вдруг тебе потребуется срочно уйти, ты не сможешь, не сняв защиту со всех коридоров разом.
        - То есть если меня зажмут где-нибудь шлобстеры, то я не смогу постучаться в стену и ускользнуть к тебе?
        - Именно. Уверена, что хочешь рискнуть?
        - Конечно! Иначе шлобстеры прорвутся в город.
        - Так и есть. Вам лучше вычистить их всех до вечера. Днём не так много людей спит. А вот когда снов станет больше, шлобстеры смогут туда проникать, пугать спящих и тем самым порождать новых шлобстеров.
        - Почему они вообще прорвались?
        - Жителей Пряниксберга буквально пронизывает магия сердца, они дышат и пропитываются ей. И, являясь в той или иной мере магическими существами, они, кто в большей, кто в меньшей степени, чувствительны к чужеродной враждебной магии. Поэтому появление скелетов, хоть и осталось вроде как незамеченным, но оставило свой отпечаток. Жители неосознанно почувствовали черное эхо от возможной угрозы, а кто-то с зачатками дара провидения помимо беспокойства ухватил подсознанием и изображение надвигающегося врага.
        - Ну и дела! Так там в переходах кишмя кишат шлобстеры в виде скелетов? - То, что Корсо знает о несостоявшемся вторжении, меня ничуть не удивило.
        - Не совсем так. Подсознание склонно искривлять страшные картинки, добавляя к ним дополнительные детали… в общем, там всё… разнообразно.
        Я передёрнула плечами и вдруг поняла, что расспрашиваю Корсо не только из-за нехватки информации, а ещё и потому, что мне страшно не хочется идти в коридоры. Но меня ждут, и задержка может дорого стоить. Так что…
        - Иди вот в этот проход, - будто бы прочитал мысли страж. - Выйдешь к тем, кто тебя ждёт. Не бойся опоздать. Я сделал так, что ты появишься минута в минуту.
        Так и получилось.
        ГЛАВА 27
        Я вышла в коридор прямо через стену и оказалась за спиной у Валкиса, который явно этого не ожидал.
        Помимо него и его товарища Брива, с которым он в этот раз приходил в таверну, в команде было ещё несколько человек. Но среди них не наблюдалось ни одного знакомого лица - ни тех, кого я встречала в коридорах в прошлые разы, ни тех, кто приходил в таверну требовать коктейли. Даже парень со шрамом оказался сегодня в другой команде, чтобы распределить особые умения по разным группам для более эффективной зачистки.
        Впрочем, жаловаться было не на что: эти, незнакомые мне, гильдийцы как-то сразу отнеслись ко мне и к Урле с уважением (и даже благоговением, учитывая, что я появилась из стены). Видимо, они уже успели наслушаться рассказов и увидеть демонстрацию способностей, появившихся благодаря моим коктейлям.
        Правда, на Урлю они поглядывали с недоверием. Всё-таки внешне он вообще не походил на опасное существо. Особенно сейчас, когда сосредоточенно пытался поймать летающие вокруг моей серьги огоньки. Получалось неважно - огоньки были иллюзией. Но попыток он не оставлял.
        Мне даже показалось, что он это делает нарочно, чтобы ещё больше ввести окружающих в заблуждение.
        Главным в группе был Валкис, и он, как я заметила, пользовался невероятным авторитетом у сослуживцев. Впрочем, это было ясно и раньше, при нашей первой встрече. Но сейчас он окончательно перевоплотился в командира, причём очень толкового и хладнокровного.
        Следуя его приказам, группа перестроилась. Меня поместили в середину.
        У гильдийцев были щиты. Не плотные, а воздушные и прозрачные, которые только угадывались в воздухе из-за голубоватого мерцания. Правда, щиты приходилось поддерживать, сжимая голубые каплеобразные камни, встроенные в перчатки без пальцев.
        С перчатками ребята это хорошо придумали. Иначе в бою камешек мог запросто выскользнуть.
        Я как раз рассматривала щиты, когда появилось одновременно три шлобстера. И сразу стало ясно, что именно имел в виду Корсо, когда говорил про искажения.
        Шлобстеры были разные, но у всех имелось нечто общее. Один выглядел, как пантера с костистым хвостом. Помимо этого, её тело разделялось посередине гибкой перемычкой из позвонков, которая, хоть и выглядела хрупкой, но не распадалась, какие бы финты не выделывало это жуткое существо. Ещё один походил на низкого человечка с костлявыми ногами и сплющенной головой, который, несмотря на короткие конечности, двигался очень быстро. И последний представлял собой бодренького зомби. Этот вообще мог бы стать звездой любого ужастика из моего мира.
        Самое главное - у всех было что-то от скелетов.
        Пантера оказалась чрезмерно проворной. Она делала головокружительные прыжки, проворачиваясь в воздухе так, что передняя половина туловища была направлена лапами вниз, а задняя - лапами вверх или вбок. Будто бы позвоночник был осью, вокруг которой можно было вращаться как угодно.
        Она легко обошла хлысты Валкиса, которые располовинили остальных двух чудовищ, и подобралась уже к самым щитам.
        Урля оттолкнулся от моего плеча и скакнул ей навстречу, на лету раскрывшись чудовищным кожистым зонтиком, который облепил ей морду. Щупальца, вытягиваясь, мгновенно оплели тело. Пантера рухнула вниз одновременно с громко отданным приказом Валкиса не атаковать. Ребята из команды еле успели среагировать. Блин, а вдруг в следующий раз не успеют? Как бы Урлю не зацепило…
        Но как же опешили гильдийцы! В отличие от Валкиса и его старой команды этим ребятам моего питомца в работе видеть ещё не приходилось, и они, несмотря на рассказы, оказались не готовы к подобному зрелищу.
        Впрочем, долго удивляться было некогда - из-за поворота показались ещё три шлобстера. И издалека послышалось эхо переливчатого воя, перешедшего в отвратительный скрипучий смех.
        В этот момент я окончательно поняла, что не хочу здесь находиться. Мне было очень страшно! Да и пока от меня было мало проку. Урля, покончив с пантерой, паучьей тенью метнулся по стене каким-то нереальным зигзагом и оплёл щупальцами змею с человеческим черепом вместо головы, которая стремительно передвигалась по потолку. Он правильно рассчитал - змея была самой стремительной, а достать её было сложнее. Остальных двух снова снял Валкис, я их едва успела рассмотреть. Вроде там был скелет огромного грызуна с птичьими лапами и нечто перекручено-хаотичное, будто несколько скелетов слепили воедино и снабдили острыми как бритва зубами.
        Прочие гильдийцы пока не особенно перетрудились, но никого это не волновало. Было как-то вот сразу очевидно, что работы хватит всем.
        Так и получилось. Следующая атака была очень массовая. Прямо перед этим Валкис распорядился, чтобы Урля брал на себя только тех, кто уже подобрался почти вплотную к группе, да и то лучше по команде. А потом началось.
        На нас выскочило ещё четыре шлобстера, причём трое из них были крылатые и очень проворные. Самого медлительного (он отдалённо напоминал полусгнившего медведя, только с гигантской челюстью на боку) уничтожила команда, пока Валкис стрелял жгутами в летунов. Последнего он пронзил на подлёте, когда Урля уже приготовился к прыжку.
        Я только успела подумать, что чудовища сегодня особенно мощные и ловкие, как Валкис сказал:
        - Везёт нам. Это всё мелочь, они слабые, ещё не успели набрать силу для прорыва.
        После этих слов мне стало ещё хуже. Сколько же шлобстеров носится сейчас по коридорам? И сколько из них уже набрали силу, если те, что нам попались, - мелочь?
        Ответ я получила даже быстрее, чем хотела.
        Зачистив эту часть коридора, мы двинулись вперед, туда, где раздавался вой, то и дело сменяющийся смехом. А еще оттуда слышались выкрики команд и гудение летящих дисков с пламенем. Очевидно, там сражалась еще одна группа.
        Уже на подходе стало ясно, что ребятам приходится туго. На них навалилось не меньше десятка тварей одновременно.
        Гильдийцы еле успевали закрываться щитами и метать диски (а кто-то ими просто отмахивался).
        Стоило нам приблизиться, как часть тварей переключилась на нас. Валкис тут же, еще на ходу, метнул в них жгуты. Увернулся только один и его тут же поймали в огненные обручи стоящие рядом со мной ребята. Урле не понадобилось даже вмешиваться, хотя он злобно порыкивал у меня на плече, давая понять, что готов ворваться в бой.
        Мы так хорошо начали, что я как-то даже приободрилась, не сомневаясь в победе. Куда этим шлобстерам против двух-то команд? Особенно если одна из этих команд - мы?
        И вот в этот-то момент из соседней схватки раздался знакомый голос командира, который, как видно, лично вышел в коридоры со своими ребятами и возглавил одну из групп:
        - Осторожно! Здесь трое шлобстеров второго уровня! Они накопили силу и вот-вот смогут прорваться! А хохотун метает мелких кусачих червей! Закрывайте лица!
        - Понял! - мрачно рявкнул в ответ Валкис и с размахом хлестнул максимально удлинившимися жгутами всю кучу малу, не разбирая, где там люди, а где твари. Впрочем, я не сомневалась, что жгуты ранят только тварей. Наверняка он уже успел досконально изучить их действие и даже потренироваться в использовании.
        Ему удалось значительно прорядить нападавших. Мы даже увидели ребят, которых до этого загораживали чёрные тела кошмариков. Он хлестнул ещё раз, и ещё, и ещё…
        А потом в нас полетело целое облако мелких червяков.
        - Урля! - скомандовал Валкис и тут же крикнул: - Не атакуйте, тут Урля!
        Подробных пояснений не понадобилось. Видимо, все были предупреждены о том, что мы с питомцем присоединимся.
        Ещё в момент, когда Валкис только начал говорить его имя, мой питомец, расправившись зонтиком, уже нёсся навстречу облаку. Только вот он не смог охватить весь рой, хоть и врезался в самую середину. Однако остатки всё-таки до нас долетели и вгрызлись в подставленные щиты (Валкис встал прямо передо мной, велев полностью спрятаться за его спину), а часть шмякнулась на пол и энергично поползла по полу. Впрочем, стоило на них наступить, как они лопались и исчезали.
        Кажется, никого из наших не покусали. Впрочем, если бы долетел весь рой, наверняка часть смогла бы прорваться.
        Приободрившаяся группа под предводительством командира, видимо, взяла себя в руки, так как, когда с нашими червями было покончено, ребята там тоже уже почти доделали свою работу: два шлобстера корчились и медленно таяли в обручах, а одного оплёл Урля. Причём Урле достался сложный противник - исчезать оживший кошмарик упорно не хотел, продолжая ожесточённо дёргаться. Видимо, был чудовищем второго уровня, основательно поднабравшим силу.
        В итоге остался только гадкий летучий скелетик с головой куклы и злобным сморщенным личиком. Он носился сверху, с досадной ловкостью уворачиваясь от всех атак. Большая часть группы во главе с покусанным червями командиром (у него всё лицо было в красных пятнах) сосредоточилась именно на этом скелете, однако у них никак не получалось достать гада.
        В этот момент летун резко пронзительно взвыл и залился жутким смехом. Так это он - хохотун!
        Не переставая припадочно ржать, кукла спиной вперёд отлетела назад, так, чтобы на прицеле были обе наши команды. Её голова принялась раздуваться.
        - Сейчас метнёт червей! - заорал командир. От колец, которые ожесточённо метала его команда, воздух не переставая гудел.
        В этот раз Урля помочь не мог - он до сих пор лежал намертво сплетённый с дёргающимся шлобстером, который в свою очередь тоже обхватил его какими-то тонкими отростками, похожими на корни дерева. Впрочем, дёргался ночной кошмар уже не так ожесточённо, так что вскоре мой питомец должен был с ним закончить.
        Я поняла, что нас вот-вот накроет облако.
        - Сожмись как можно компактнее за моей спиной и не высовывайся! - распорядился Валкис.
        В этот момент мои косы шевельнулись.
        Змейки, мирно до этого момента изображавшие из себя резинки для волос, двумя каплями стекли вниз и рванули вперед, скользнув между ногами Валкиса. Я потеряла их из вида и аккуратно выглянула из-за спины защитника, готовая в случае чего тут же нырнуть обратно. Одна из змеек выросла прямо между группой командира и летающим скелетиком как раз в тот момент, когда скелет со страшной силой принялся выдувать из себя облако червей. Змейка значительно подросла, однако не настолько, чтобы закупорить собой все пространство коридора.
        В этот момент я оценила всю мудрость подарка Варленна. Никто из защитников не принял возникшую перед скелетом белоснежную змею за врага! Возгласы раздались, но изумлённые, а не испуганные.
        - Неужели белый постарался? - неуверенно предположил кто-то.
        Змея возникла за миг до того, как надутое кукольное лицо начало со страшной силой исторгать червей. И она остановила этот поток самым простым способом. Она воспользовалась умением управлять размерами и… увеличила только голову! Ровно настолько, чтобы перехватить раззявленной пастью (фу-фу-фу, такое брать в рот, конечно) всё облако. В этот момент обозначилась и вторая змея. Очевидно, она выросла за спиной куклы в тот момент, когда та ещё не закончила обстрел. Мы этого не видели из-за того, что огромная голова первой змейки на короткое время перегородила нам обзор. Поэтому нам удалось посмотреть только окончание представления. Когда голова уменьшилась, мы увидели, как костистые ножки исчезают в пасти второй змеи.
        Расправившись с последним шлобстером, змеи замерли на месте, обернув головы в мою сторону. Я вспомнила инструктаж Варленна и максимально чётко представила себе, как они возвращаются ко мне и, чуть уменьшившись в размерах, замирают по обеим сторонам от меня. Команду они выполнили идеально. Понять бы ещё, почему они в первый раз без команды активизировались. Отреагировали на мой страх? Или… имелась ещё одна догадка, но она требовала проверки. Потом займусь.
        - Так это… твои? - поражённо озвучил общую мысль Валкис. - Я думал, что белый каким-то образом пришёл на помощь. Там, в таверне, его племянник слышал про нашу ситуацию и… А чего ты раньше их не задействовала?
        - Потому что не знала, как это сделать, - честно ответила я. - И потому что напрочь про них забыла. Очень часто в последнее время я и представления не имею, как и что может сработать…
        Столь туманное объяснение неожиданно прокатило. Валкис взглянул на свою руку, из которой метал жгуты обычно, и кивнул. Наверное, подумал, что я в очередной раз приготовила коктейль, который превратился в змей. После Урли это не казалось таким уж невозможным.
        Остальные, косясь на меня и на моих белоснежных охранниц, которые держались рядом как привязанные, и при этом всё равно живыми умными глазами рассматривали окружающих людей, воссоединились с товарищами. Командир (надо хоть узнать, как его зовут) хрипло откашлялся и сказал:
        - Спасибо, что подоспели на помощь. Нам туго приходилось. Никак не получалось дать отпор кукле, так как вот это вот, - он кивнул на Урлю, но имел в виду его противника, с которым тот как раз только-только окончательно расправился, - выбрасывало жгучие тонкие щупальца и опутывало ими ноги. Честно сказать, шлобстеров подобного уровня мне приходилось видеть только пару раз в жизни. Обычно они к этому моменту уже покидали коридоры, не успев развиться до такой степени. Или мы их успевали здесь нейтрализовать.
        - А в реальном мире они развиться не могут? Или вы их там обычно быстрее успеваете перехватить? - заинтересовалась я, поглаживая вернувшегося на плечо Урлю. Надо сказать, защитники смотрели на него со смешанным чувством. В их взглядах сквозило и восхищение, и опасливое непонимание, как я могу трепать по пузику нечто, способное принимать столь кошмарные формы, что даже многие шлобстеры казались на его фоне менее жуткими. На меня поглядывали с уважением и даже лёгким благоговением. И как-то вот угадывалось, что себе такого питомца никто не хочет. Разве что только если он будет исключительно сопровождать команды на дежурства по коридорам снов и передвигаться самостоятельно, чтобы не приходилось брать его на руки. На змей, кстати, они смотрели совсем по-другому, без страха и даже с некоторой завистью.
        - Нет, в реальности шлобстеры не принимают новых форм, - выдернул меня из мыслей ответ командира. - Они, так сказать, затвердевают в том виде, в котором были на момент перехода. А здесь, в пространстве мыслей и фантазий, у них есть возможность доводить свою кошмарность до совершенства.
        Отвечая мне, командир извлёк из кармана переговорник, похожий на дамское зеркало, и принялся поочерёдно вызывать на связь группы, прочёсывающие коридор. Одна группа сообщила, что им попалось всего пять шлобстеров низкого уровня, с которыми бравые гильдийцы уже рассправились, вторая группа быстро сообщила, что справляется, но говорить пока не может, при этом рядом слышались звуки боя.
        В этот момент позади нас появилась ещё команда, которую вёл Фалфи, тот самый парень, у которого исчез шрам, но появилась суперспособность вызывать скорпиона. Сам он выглядел очень довольным, а его команда посматривала на него с явным уважением.
        - Позади всё чисто! Никто не прорвался! Готов поклясться, что несколько раз шлобстеры кидались в стену, но отскакивали! - возбуждённо сказал Фалфи.
        - Ого! - раздался хор голосов.
        Взгляды подозрительно скрестились на мне.
        - Это твоя работа? - неуверенно уточнил Валкис.
        - Отчасти, - осторожно ответила я. - Какое-то время прорыва не будет, но лучше поторопиться, это время ограничено. И… это очень сложно и опасно, так что на будущее повторить вряд ли получится.
        А то знаю я их, начнут таскать меня потом на каждое задание, чтобы стены перекрывать. Про Корсо же не расскажешь. А он предупредил, что это исключение из правил. Ему и так приходится тратить на это силы, предназначенные для более важной цели.
        Надо было видеть лица гильдийцев в ответ на это откровение! Очевидно, с подобным им ещё не приходилось сталкиваться даже в волшебном Пряниксберге.
        - Последняя группа не отзывается, - нахмурившись, внезапно сообщил командир, пряча зеркальце. - Их участок тут неподалёку. Предлагаю двигаться туда. Будем постепенно вычищать всех, кто попадается. Остаться должно уже немного.
        Мы перегруппировались, чтобы выпустить вперёд Валкиса и Фалфи (раз позади уже всё было зачищено). Прямо за ними шли мы со змеями и командиром, остальные выстроились позади в каком-то явно выверенном порядке.
        На пути нам попался только один шлобстер, который и сообразить ничего не успел, когда его пронзил жгут Валкиса. Зато по мере приближения к ответвлению коридора, в котором, видимо, и находилась потерянная команда, нарастал шум. Мы ускорились.
        За поворотом от шлобстеров было черным-черно! И где-то в глубине слышались выкрики людей.
        - Мы здесь! - гаркнул хорошо поставленным голосом командир. - Сейчас мы вас вытащим!
        - Урлю пока не пускай, - предупредил Валкис и принялся проряжать жгутами гущу чудовищ. Фалфи выпустил на них скорпиона, причём сделал это вполне уверенно - очевидно, он уже в совершенстве овладел новым инструментом.
        Урле тоже засиживаться не пришлось, когда на нас сверху стремительно свалилось что-то неоформленно-летучее. Рассмотреть мы не успели - Урля подскочил и моментально перехватил его в полёте.
        - Сможешь пустить змей, чтобы они проскользнули по стенке и атаковали чудовищ с той стороны? - не отвлекаясь от дела, уточнил Валкис. - Сдаётся мне, самые развитые твари на той стороне этого заслона…
        - Попробую!
        Я представила, как змеи уменьшаются до крошечных размеров и стремительно скользят по стеночкам вперёд (пока не было ясно, повредят им жгуты или нет). В какой-то момент произошло переключение. Я смотрела глазами то одной змеи, то другой, переключаясь по желанию.
        Впереди показалась потерянная группа. Им приходилось несладко, хотя группа была самой многочисленной из увиденных мной.
        В ней была и та блондинка Наллана, которая приходила в таверну с требованиями. Она, кстати, сражалась вполне достойно.
        Мало того, что твари наваливались на них со всех сторон, так защитникам приходилось ещё отбиваться от мелких костлявых паразитов размером с ладонь - скелетообразных, но с зубами, как у пираньи. Те роем налетели со всех сторон и успели значительно потрепать группу. Ещё я не сразу поняла, почему движения ребят скованы, но потом увидела разлитую внизу чёрную массу, в которую они залипли ступнями. Масса была живая, она шевелилась и медленно заползала вверх по ногам, обжигаясь, правда, о серебристый костюм. Видимо, костюмы были пропитаны чем-то противошлобстерным. Время от времени массу рубили пламенными кольцами, и она с шипением отгребала в стороны, но тут же снова затягивала освободившееся пространство. А сосредоточиться на борьбе только с ней защитники сейчас не могли - зубастые летуны уже основательно их потрепали, кое-где вспоров и костюмы, а также искусав руки и расцарапав лица. Однако глазами змейки я увидела ещё кое-что. Из жижи чуть в стороне от ребят время от времени всплывал череп с чёрным пламенем в глазницах. Он выныривал где-то до половины, как крокодил, и осматривал окружающее
пространство, а потом тихо уходил обратно в жижу. Его-то я и атаковала первым делом.
        В воображении я нарисовала себе картину, как змейка останавливается у края жижи, резко вытягивается, увеличиваясь в размерах, и сверху выкусывает череп, как вишенку из пирожного.
        Честно сказать, я ещё только осваивала приёмы управления змеями, так что не была уверена, что всё получится так, как нужно.
        В момент, когда череп в очередной раз начал всплывать, и я максимально напряглась, посылая змее мысленную картинку, мне на плечо опустилась рука:
        - Идём! - сказал голос командира, выдёргивая меня из концентрации. Оказалось, что я стояла, зажмурив глаза. - Валкис частично расчистил путь!
        - Нет-нет, не отвлекайте! Я управляю змеями и сейчас мне надо сосредоточиться! Ребятам там приходится несладко. Их атакует рой зубастых мелких тварей, а под ногами липкая масса, которая не даёт двинуться с места.
        Вокруг раздались изумлённые возгласы.
        - Вперёд! На помощь нашим! - распорядился командир. - Алекс, помоги им, если можешь!
        - Этим и занималась, - проворчала я, вновь пытаясь вернуть себе контроль над змеями.
        - Можно я заберу Урлю? - донёсся будто издалека голос Валкиса. Мне с трудом удалось вновь не потерять контакт. - Он рвётся в бой.
        - Забирай. Урля, иди с ними и слушайся Валкиса, как меня, - распорядилась я и полностью сосредоточилась на змеях.
        Оказалось, что одна из змеек всё выполнила по моему заданию. Я как раз успела к моменту, когда она вырвала сопротивляющийся череп из жижи. Лишившись головы, жижа начала расползаться под ногами и постепенно исчезать, будто впитываясь в пол. Защитники воспрянули духом и восторженно заголосили:
        - Змея нам помогает! Это, наверное, белый всё-таки вмешался! Ура! Слава белому!
        - А он разве может входить в коридоры снов? Ни разу ведь этого не делал! - спросил кто-то. - Вообще, кроме нас и этой Алекс сюда никому не удавалось до сей поры проникнуть.
        - Ты дурак? - вскинулась Наллана, ожесточённо вырывая из волос очередного мелкого зубастика и умудряясь разрубить ещё одного на подлёте. - Белый всё может! Он просто всегда очень занят, у него своих дел по горло! Там люди к нему идут на приём бесконечным потоком! Но сейчас крайний случай, и он решил не оставаться в стороне!
        Пока они это обсуждали, не забывая отбиваться от напирающих на них шлобстеров, я направила вторую змею в конец заслона. Она, так и оставаясь мелкой и незаметной, пролетела сквозь слой чудовищ до самого конца. Их там было ещё немало. Как же с ними разделаться? А что если попробовать увеличить змею так сильно, чтобы она стала размером с коридор? Тогда она просто выкусила бы гигантской пастью за один бросок большую часть нападающих. А то и всех. Возможно ли это? Понятия не имею. Моё безграничное воображение нарисовало эту картинку легко. А вторая змея демонстративно (чтобы все видели и перестали атаковать обручами) проследует в конец группы и, увеличившись, перегородит коридор, своим телом закрыв группу и оттеснив тварей назад, к сестре. А иначе защитники будут продолжать отмахиваться от тварей и случайно могут поранить моих змей (я пока не знала, насколько змейки устойчивы к голубому пламени).
        Всё получилось так легко, что я даже опешила.
        Змеи действовали точно как в моём воображении. Та, которую прославляли защитники, рванула в конец группы (к началу группы уже пробился наш отряд, я видела жгуты, пронзающие последних шлобстеров), расположила тело поперёк коридора и принялась расти, отгораживая защитников от нападавших. Члены команды действительно перестали махать своими кольцами и снова принялись славить белого чародея.
        Змеи разделались со шлобстерами в один миг! И к ребятам как раз пробился наш отряд. Из шлобстеров остался только рой зубастых скелетов, которые ловко уворачивались от колец. Зато теперь обе группы смогли сосредоточиться только на них.
        Я оставила змей пока там, а сама вернула внимание в собственное тело, открыла глаза и обнаружила, что со мной оставили пять человек на всякий случай, а остальные ушли вперёд и рубились там.
        После этого всё закончилось довольно быстро.
        К моменту, как мы подошли к воссоединившимся защитникам, всех скелетов уже уничтожили. Наша группа встретила меня широкими улыбками, а командир даже от избытка чувств хлопнул по плечу.
        - Всё благодаря Урле! - сказал мне Валкис, буквально искупав меня в исходящих от него лучах восторга и восхищения. - Он этих зубастиков в прыжках в один присест заглатывал. Мигом вычистил большую часть.
        Гордый питомец занял своё место на моём плече и уселся там с суровым видом истинного борца за справедливость. И куда в него съеденные шлобстеры помещаются? Хотя они плотные только в виде чудовищ, а когда нарушается их целостность, они превращаются в сгусток энергии и распадаются.
        - А никто не хочет сказать спасибо белому, без которого мы бы тут вообще вряд ли вас дождались?! - громко вмешалась в разговор блондинка, указав на змей и кинув на меня пренебрежительный взгляд. Видимо, до сих пор не могла простить за тот случай в таверне. Или за симпатию Валкиса, на которого она ещё с первой нашей встречи поглядывала голодным взглядом.
        Вся группа, которую мы спасли, поддержала её слова согласным гулом. И снова белому досталось столько приятных слов, что аж завидно стало.
        - Причём тут белый? - удивился командир.
        - Он отправил к нам этих змей, которые вычистили большую часть нечисти и вернули нам подвижность! А ещё мы видели, что некоторые твари бросались в стены, но отскакивали. У них не получалось пробиться в реальный мир. Мы ещё очень удивлялись! Теперь-то понятно, чья эта заслуга!
        - Конечно, понятно, - ухмыльнулся командир, обменявшись взглядом с Валкисом. - Это Алекс постаралась. Змеи, кстати, тоже её.
        - Что за чушь? Каким это образом она…
        Пока Наллана договаривала, я позвала змей к себе, представив, как они прыгают ко мне, уменьшаясь на лету, и обвиваются вокруг кос. Когда змеи рванули на меня, будто собираясь напасть, спасённая группа ахнула (и не все со страхом - как минимум в одном голосе слышался восторг от того, что меня решили, как видно, покарать за дерзость), но надо было видеть их лица после того, как змейки вернулись на мои косы!
        Воцарилась тишина. Наша группа, что интересно, с гордостью и некоторым превосходством поглядывала на остальных, как будто лично всем коллективом с большим трудом меня завербовали, а теперь оказалось, что это было лучшее решение.
        - А коридор как получилось закрыть? - наконец, выдавил кто-то. На меня обратились все взгляды. Интересно было даже Валкису.
        - Не могу сказать. И повторить не получится. Это было очень сложно. - ответила я и сделала лицо кирпичом.
        - Нет уж, скажи! - снова вмешалась блондинка, глубоко раненая тем, что именно мне их группа должна быть благодарна за спасение. - Нам это знание ох, как нужно! Если бы на время чисток удавалось перекрывать выход шлобстерам, мы действовали бы эффективнее. От этого зависит безопасность города!
        Опять она на свою любимую лошадку села! Что за привычка давить меня тем, что именно на мне лежит ответственность за всех горожан?
        Но в этот раз её вообще не поддержали. Сначала шагнул вперёд Валкис (его лицо было таким жёстким, что аж становилось страшно) и даже командир открыл рот, явно собираясь поставить девушку на место, однако сказать они ничего не успели, так как вмешались члены её же команды.
        - Замолчи, Наллана! - рявкнул стоящий рядом парень. - Ты хоть понимаешь, что говоришь? На всех нас лежит ответственность за город! И на нашей службе, и на белом чародее, и на городском голове! Что-то ты им требования не выставляешь!
        - А Алекс и так выложилась! - поддержала темноволосая коренастая девушка с короткими волосами и басовитым голосом. - Видно же, что она сделала всё, что только может, лишь бы нас вытащить! Ты хоть подумай, что могло бы быть, если бы не она!
        Остальные тоже включились. Блондинка покраснела и замолчала, придавленная обвинениями товарищей.
        - Потом поговорим, - всё-таки процедил Валкис. Она кинула на него отчаянный взгляд, но он на неё уже не смотрел.
        - Да уж, разговоры лучше оставить на потом! - согласился командир, вытаскивая зеркальце для связи. - Для начала надо убедиться, что с другими группами всё в порядке.
        Как оказалось, другим группам повезло намного больше, так как основное скопление нечисти было в этой части коридора, так что им достались жалкие остатки, с которыми они успешно справились без посторонней помощи.
        В общем-то, на этом облава, можно сказать, закончилась.
        - Сейчас ещё раз прочешем коридоры на всякий случай, а потом, если всё гладко, можно расходиться по домам, - сказал командир.
        Группы снова разошлись по коридорам, мы тоже отправились проверять отведённый нам участок, но в итоге никого не встретили. Однако уходить не торопились, так как ждали отчёта от других групп - вдруг понадобится прийти на помощь.
        Во время ожидания команда устроила что-то вроде привала. Некоторые садились прямо на пол, другие разбивались на группки и общались. Ну а меня Валкис пригласил на приватный разговор.
        Мы зашли за ближайший поворот (там всё было только что проверено, так что мы не боялись, да и в целом мы двое со змеями, Урлей и жгутами стоили, пожалуй, целой команды) и встали там у стеночки.
        Валкис некоторое время мялся, а потом сказал:
        - Знаешь, честно говоря, когда я звал тебя сегодня с нами, то не ожидал, что будет настолько опасно. У меня и сомнений не было, что большую часть времени ты проведёшь за моей спиной, выпуская вперёд только Урлю. Но к тому, что шлобстеры начнут стремительно развиваться и приобретать новые кошмарные способности, я оказался не готов. Если бы знал, что так будет, вряд ли позвал бы тебя. Однако же если бы не твоё вмешательство, у нас сегодня могли быть потери.
        - Да, я поняла, что одной из скрытых причин, по которой ты меня позвал, была демонстрация того, насколько сильно я нужна службе защитников, - ровно отозвалась я. - Несмотря ни на что, ты так и не смирился с моим отказом.
        Он нахмурился, но отрицать не стал.
        - Мне кажется, что именно здесь ты была бы наиболее…
        - …полезна городу и его жителям? Вроде бы тебя возмущало, когда Наллана делала подобные заявления вслух. При этом сам ты думал точно так же, выходит?
        Плечистый защитник шагнул вперёд, сокращая расстояние (признаться, наша поза сразу стала какой-то интимной, так как я в попытках сохранить личное пространство прижалась к упругой стене пустующей в настоящий момент ячейки сна) и, глядя мне в глаза, яростно заговорил:
        - Нет, я вовсе не собирался давить на твоё чувство долга! Сегодня нам действительно было не обойтись без твоего умения возвращать прорвавшихся шлобстеров, и именно поэтому мы тебя позвали. Да, признаюсь, мне действительно хотелось, чтобы ты увидела, какой бывает наша служба, и, возможно, сама, без каких-то принуждений, захотела нам помочь. По крайней мере, такую причину я озвучил командиру, и он со мной полностью согласился. Но была и ещё причина. - Валкис сделал паузу. - Я подумал, что, может быть, после этого ты перестанешь злиться на нашу гильдию и на… меня.
        Последнее слово он произнёс очень тихо.
        А нет, до этого я ошиблась. Вот теперь поза стала по-настоящему интимной.
        - Валкис! - строго сказала я, когда его взгляд сам собой сполз куда-то в район губ.
        - Прости. - Он тут же отстранился и даже отошёл на пару шагов, будто бы боялся собственных реакций.
        - Оригинальный ты, конечно, выбрал способ помириться…
        ГЛАВА 28
        Нет, в целом красавец-защитник мне нравился. Я вполне понимала жителей города, которые восторгались храбрыми гильдийцами. После того, что мне довелось сегодня увидеть, я и сама была близка к тому, чтобы попросить у них у всех автографы. Ведь даже в окружении самых жутких монстров никто не верещал и не пытался сбежать. Нет, они молча делали своё дело, глядя прямо в чудовищные морды и сражаясь до последнего. Даже Наллана, вредная блондинка, и то оказалась великолепным бойцом, сильным и упорным.
        Что уж говорить про Валкиса? Ещё при нашей первой встрече, когда у него не было чудо-жгутов, он в одиночку вполне себе спокойно ехал на своём колесе по коридору, хотя прекрасно знал, что где-то там скрывается чудовищная многоножка. Да и товарищи ещё тогда безропотно признавали его авторитет.
        Я рассматривала стоящего передо мной защитника и невольно отмечала, насколько он хорош. Красив, но ни грамма самолюбования. Мощный, фигуристый, крепкий, безрассудно смелый. И ведь даже после того, что мы сегодня увидели, он завтра просто встанет и снова пойдёт на службу, хотя после такого рабочего дня нестерпимо хочется сменить работу.
        «А ведь если бы ты начала встречаться с кем-то вроде этого парня, никто в Пряниксберге точно не стал бы от тебя шарахаться, считая приспешницей злых сил», - скользнула невольная мысль.
        В этот момент в коридоре показался плут. Он вышел не с той стороны, где сидела команда, а с противоположной. Кстати, до этого, когда тут был наплыв монстров, ни одного плута нам навстречу не попадалось, видимо, Корсо вытянул их всех отсюда перед закрытием коридоров. А сейчас он коридоры, судя по всему, открыл. И это хороший знак. Значит, угроза миновала.
        Однако же плут вёл себя как-то необычно. Он медленно приближался, не отрывая от меня взгляда, а потом остановился в нескольких шагах от нас и улыбнулся. Сейчас его глаза были человеческими, а не кошачьими. Потом он моргнул и они стали… полностью чёрными!
        - Бог мой! - выдохнула я, глядя на это жуткое существо.
        - Что случилось? - Валкис тут же подобрался, резко оборачиваясь и прослеживая мой взгляд. - Что ты увидела?
        - Плута… - пробормотала я. - Вон же он!
        - Не вижу, - нахмурился защитник. Я вздрогнула. Не видит?
        - Твои страхи такие вкус-с-сные, - внезапно прошипел плут. Его лицо поплыло, меняя очертания. Сначала он принял облик той жуткой куклы, от которой мы с Варленном спасали семейство горожан, а потом внезапно приобрёл до боли знакомые черты.
        - Ну куда же ты сбежала от меня, Аля? Я же всё равно тебя найду. Ты ведь моя собственность… - сказал он голосом Аркаши. - Погуляла и хватит… моей девочке пора домой…
        Урля заворчал, реагируя на мои эмоции, а змейки обеспокоенно подняли головы.
        Внезапно я поняла, что не могу двинуться с места. Что-то вязкое будто окружало меня, с любопытством изучая, прежде чем поглотить.
        - Там никого нет! - успел обеспокоенно сказать Валкис перед тем, как меня с силой дёрнуло назад, в стену.
        Я пролетела сквозь неё, как будто мною запустили из огромной рогатки и, не успев даже толком испугаться, свалилась в мохнатые руки Корсо. Урля, который, видимо, не успел ухватиться за меня в полёте, приземлился прямо стражу на голову и остался там сидеть, озадаченно моргая.
        - Фух, успел! - Корсо с облегчением опустил меня на подушки рядом с собой.
        - Что это было? - выдохнула я, садясь и озираясь. По залу как обычно носились плуты. Выкладывая сладости перед стражем, они заодно кланялись и мне.
        - Понятия не имею, - неожиданно отозвался Корсо и раздражённо полоснул вылезшими на одной из рук когтями по подушке так, что в воздухе закружился пух. - Тварь какая-то! Я её с огромным трудом почувствовал в последний момент и еле-еле успел тебя оттуда выдернуть. Она открылась прямо перед атакой, а до этого каким-то образом умудрилась спрятаться. Да ещё и момент такой удачный выбрала! Я поддерживал непроницаемость коридоров и не мог полноценно следить за происходящим. А в ней есть что-то от шлобстеров, так что маскировка получилась идеальной. Ну а потом она сумела подобраться к тебе и подсосаться незаметно к твоей ауре так, чтобы скопировать твою энергетику.
        - Что?! - завопила я. - Но как? Откуда? Почему?..
        Сформулировать конкретный вопрос не получалось, но Корсо понял.
        - Учитывая, что я ничего подобного раньше не встречал, можно предположить, что существо кто-то создал, взяв за основу шлобстера. А ещё совершенно очевидно, что его натравили на тебя. В целом, учитывая твою охрану в виде твоего питомца и змей, подобраться к тебе незаметно невозможно. Если только не было момента, когда ты оставалась совершенно без защиты своих зверят.
        - Был… - поражённо отозвалась я, пытаясь переварить новость, что на меня натравили какое-то страшилище. - Когда я послала змей спасать одну из команд, а Урля ушёл расчищать путь с Валкисом, со мной в качестве охранников остались только люди. Тогда этот усовершенствованный шлобстер ко мне и подсосался, надо думать. Ох, жуть какая! А… в реальность он пробраться не может?
        - Хорошая новость в том, что в реальность он не выберется, иначе растеряет при этом все свои свойства. Ему придётся принять какую-то затвердевшую форму, а в этом случае поймать его будет проще простого. Вот только проблема в том, что спать тебе теперь никак нельзя, потому что в твой сон он дорогу легко найдёт. Твоя энергетика притягивает его магнитом, он хорошо на неё настроился. Так что он затаится и будет ждать момента, когда ты уснёшь, чтобы атаковать.
        - И что же делать?
        - Что-что, - проворчал Корсо, которого всё произошедшее тоже выбило из колеи. Его хвост метался туда-сюда, как у недовольной кошки. - Можешь попробовать самой себе коктейль сделать. Но в таком состоянии вряд ли что-то получится. Это чудище нарочно вводит ноту дисгармонии в твоё состояние. Я бы вообще тебе за коктейли браться не советовал. Есть ещё вариант обратиться к сильному магу. Собственно, только это тебе и остаётся.
        - А ты мне не поможешь?
        - Я? Да с удовольствием! - рявкнул страж и… внезапно без всякого предупреждения резко спихнул меня ногой с подушек.
        Я кубарем скатилась вниз, но на пол не упала. Точнее, я просто пролетела сквозь пол, потом сквозь вязкую клубящуюся муть, влетела через потолок в какое-то помещение и свалилась на сидящего в кресле Варленна. К счастью, я угодила в вовремя подставленные руки и впервые от души порадовалась его великолепной реакции. Следом за мной с потолка свалился Урля. Правда, в этот раз он сумел сориентироваться быстрее и над нашими головами расправился зонтиком, что позволило ему плавно приземлиться на широкую спинку кресла.
        Судя по влажным волосам, Варленн недавно пришёл из душа. А судя по ошалелым глазам, гости к нему с потолка доселе ещё не сыпались.
        - Пожалуйста, скажи, что ты в штанах, - хрипло попросила я, глядя на его обнажённую грудь, которую, кстати, обхватывали такие же обручи из символов, как и на предплечьях.
        - Я в штанах, - словно в доказательство своих слов он перестал держать меня на весу и опустил на колени. Я скосила глаза и убедилась, что штаны действительно имеются. Правда, не те, в которых он ходил обычно, а свободные, из тонкой ткани. - И как это понимать?
        - Что? - Я усиленно делала вид, что ничего необычного не происходит. - А, мой визит? Да просто решила тебя навестить. Интересно стало, чем ты днём занимаешься.
        Варленн снова ненадолго завис. А я тем временем мысленно покрывала бранью стража. Ну, Корсо, ну, гад мохнатый! Ещё повезло, что чуть раньше меня к чёрному не переправил, когда тот мылся!
        - То есть ты просто в гости… залетела?
        - Ага, пролетала себе мимо, ну и решила устроить тебе сюрприз. А то какой-то ты слишком расслабленный тут сидел. Непорядок это. Вдруг враги, а ты не готов?
        - Угу… а если серьёзно? Откуда тебя принесло? И почему таким образом?
        - Только не делай вид, что не знаешь, где я была.
        - А должен знать?
        Нет, он ещё и спектакль мне тут будет разыгрывать!
        - Видишь ли, какая интересная история получается. Я, конечно, научилась контролировать змей, которых ты мне подарил. Но не сразу. А вот в самый первый раз, когда они соскользнули с кос и очень слаженно уработали того жуткого летучего скелета, ими управляла не я. А никто другой не знал, каким образом это делать. Говоришь, они к разуму подключаются, да? И видимо, не только к моему?
        - Ну хорошо, я дал им первый толчок. Но я не всё время за тобой следил. Просто змеи ещё не отсоединились окончательно от меня, хоть с тобой уже начали сливаться. Поэтому я почувствовал через них эхо твоих эмоций. Должен же я был проверить? Вдруг это опять преследователи из твоего мира зажали тебя в подворотне, а ты ещё не разобралась, как работает мой подарок?
        - Ладно, к этому вернёмся потом. Сейчас не настолько важно, что ты тайком подключался к моим эмоциям. Лучше скажи, всё ли время ты за мной наблюдал?
        - Нет. Потом ты перехватила власть над змеями, и я не стал забирать её обратно. Особенно когда увидел, что ты догадалась, насколько они способны увеличиваться.
        - Угу. Жаль…
        Внезапно до меня дошло, что мы разговариваем в не совсем нормальном положении. Я так и продолжаю сидеть у него на коленях, он придерживает меня руками, и оба ведём себя так, как будто нет естественнее позы для дружеской болтовни.
        - Эээ… Варленн, ты не мог бы поставить меня на пол? - вежливо попросила я. - Тебе не кажется, что в таком положении серьёзные разговоры не ведутся?
        - Ну откуда я знаю, как там у людей принято? Друзей у меня нет, так что некому рассказать о том, что допустимо во время общения, а что нет. Может, именно так у вас важные обсуждения обычно и проходят, - вполне себе серьёзно заявил он. Но ежу было понятно, что гад издевается. Ага, значит, он уже вполне очухался от моего падения.
        Широко улыбнувшись в ответ на мой возмущённый взгляд, Варленн вместе со мной встал и… нет не поставил меня на пол, а аккуратно устроил в соседнее кресло, которое я уже начала считать своим. Урля, кстати, тоже покинул спинку, на которой сидел, но ко мне на плечо не вернулся. Он ускакал куда-то в сторону двери (которая, как я помнила, ведёт в спальню чародея) и через минуту вернулся оттуда, обмотанный вокруг пояса чёрной змейкой, которую Варленн обычно носил в волосах. Змейка, что интересно, не возражала. Когда это они успели подружиться? Пока эти двое то гонялись друг за другом по комнате, то шутливо боролись, мы вернулись к прерванному разговору.
        - Так что тебя беспокоит? - уточнил он.
        - На меня натравили какое-то загадочное чудовище, созданное кем-то на основе шлобстера! Оно умеет становиться невидимым и неощутимым! Оно выждало момент, когда я в бою отослала Урлю и змей на помощь пленённой группе, и подсосалось к моей ауре, прикрывшись моей энергией. И теперь мне нельзя спать, так как оно караулит меня на той стороне! - выпалила я, постаравшись как можно подробнее припомнить то, что сказал Корсо.
        Услышав от меня эту новость, Варленн подобрался. И ничего вроде внешне особенно не изменилось, но мне стало чуть не по себе от устремлённого на меня острого взгляда. Он будто сканировал меня, раскладывая на части и складывая обратно. И вроде бы всё это давление было адресовано монстру, но жутко стало мне.
        - Расскажи о нападении!
        - Сейчас, - сглотнула я. - Только… ты не делай такое лицо, ладно? А то у меня ощущение, как будто меня изучает огромный змей, прикидывая, с какой стороны проще заглатывать.
        Он попытался сделать не такой хищный вид и даже улыбнулся.
        - Ещё хуже стало! Теперь змей определился и улыбается! Жуть-то какая…
        - Я тебя сейчас и в самом деле укушу, - пригрозил он. - Начинай излагать!
        Действительно, что-то я ухожу от темы. Будто бы не сомневалась, что теперь, когда я оказалась тут, чудовища можно больше не бояться.
        - В общем, после расчистки нашей части коридоров мы с Валкисом отошли от команды за угол…
        - Зачем? - внезапно заинтересовался Варленн.
        - Ну он что-то там говорил по поводу того, что когда привлекал меня в коридоры, то не знал, как там будет опасно. Он думал, что я всё время проведу за его спиной, и ещё рассчитывал таким образом помириться…
        - Вот как? - зловеще уточнил чёрный.
        - Ты снова меня пугаешь, перестань. - Я передёрнула плечами и подобрала ноги, как будто замёрзла. Но рассказ останавливать не стала. - Так вот в этот-то момент монстр и появился. Он вошёл в облике плута, сказал, что у меня вкусные страхи, а потом заговорил Аркашиным голосом. К счастью, в последний момент меня… мне удалось стремительно покинуть коридоры снов.
        - Я знаю, что тебе помогает страж тонких путей, - прервал моё неубедительное враньё Варленн. - Это было очевидно. Догадки появились, ещё когда ты в мою ограду ушла. Потом я через змей услышал твой ответ гильдийцам про неожиданно закрытые коридоры снов, и всё понял, а уж сейчас, когда ты свалилась сюда, невзирая на защиту замка, в который никто не может попасть так, чтобы застать меня врасплох… В общем, тебе явно удалось каким-то загадочным образом вступить со стражем в контакт и подружиться, хоть это и немыслимо.
        - Вот тебе и секрет, - проворчала я. - Раскусил меня в два счёта. Да, Корсо меня вытащил, причём успел в последний момент, поскольку до этого монстр оставался незамеченным, представляешь? И появился он только прямо перед нападением. Валкис, кстати, ничего не увидел.
        - А Урля и змеи? - коротко уточнил чёрный.
        - Они отреагировали только на мои эмоции, а не на его появление. То есть они встревожились, но цель как будто не видели.
        - Что ты чувствовала?
        - Я оцепенела. Не могла пошевелиться.
        - Понял. Действительно, хитрая тварь. И кого же следует за неё поблагодарить, интересно?
        Он выскользнул из кресла и замер возле камина, чтобы я не увидела его лица. Наверное, не хотел опять пугать. Или размышлял.
        - Мне бы тоже хотелось знать. Кому это по силам?
        - Мне. Насчёт остальных не уверен. Может, кто-то очень долго исследовал именно шлобстеров или же заполучил какой-то артефакт, с ними связанный. В Пряниксберге и не такое возможно.
        - То есть для этого необязательно иметь доступ в коридоры снов?
        - Необязательно. Достаточно заполучить вырвавшегося шлобстера. Но это просто предположения.
        - И как теперь быть? Корсо сказал, что мне лучше не засыпать. И коктейли готовить не стоит, пока этот монстр искажает ауру. Ты поможешь мне? Или хотя бы попытаешься?
        - Я помогу, - уверенно сказал он, откинув все эти фразочки, которые используют на случай возможного отступления, вроде: «Сделаю всё, что в моих силах», «Постараюсь», «Будем пробовать» и так далее. - Но, учитывая особенности монстра, увидеть я его смогу только твоими глазами, а почувствовать только с помощью твоих чувств. Тебе придётся на какое-то время полностью мне открыться. Ты готова?
        - Нет, конечно. Но сделаю всё, что требуется. Какой план?
        - Сначала мне нужно полностью с тобой слиться. Не физически, конечно, но плотный контакт понадобится, причём, вероятно, на длительное время, поэтому позу надо подобрать такую, чтобы она не требовала напряжения. Можем лечь или расположиться в кресле…
        - Лучше в кресле! - поспешно вставила я.
        - Ладно, пусть так. Потом я тебя усыплю и пойду вместе с тобой в твой сон. А там уже начну охоту. Важно понимать, что продлиться она может долго, особенно если он меня почует. Может, до ночи не уложимся. Тебя не хватятся?
        - Лумар точно нет. Да и Марлопа не должна. Они уже привыкли, что я ухожу куда-то, а возвращаюсь иногда так, что этого никто не видит. К тому же Валкис за мной пришёл при них. Поэтому Марлопа, скорее, решит, что я задержалась по другой причине.
        - И по какой же? - не оборачиваясь, уточнил Варленн. Очень ровно уточнил. Интересно, что выражало его лицо.
        - На свидание пошла после добросовестно выполненной работы, например.
        Я не зря его поддразнивала - мне надо было понять, что у нас за отношения. Вроде как просто деловые, но с примесью дружеских - это однозначно. А вот что-то ещё есть? Или же нет и надо вообще перестать видеть намёки на нечто подобное.
        - Ну что ж, будем приступать. - Он вообще никак не прокомментировал слова о свидании. Будто не слышал. Хотя я была уверена, что слышал и запомнил. Но вот что он всё же думал на этот счёт? И всё-таки кто он больше - человек или полубог?
        Реакции какой из его половин острее? Насколько он подвержен человеческим чувствам?
        - Говори, что я должна делать.
        Варленн, наконец, обернулся и с вполне нейтральным видом (правда, в глазах опять будто прыгали бесенята) начал выдавать инструкции:
        - Я сяду в кресло, тебе надо расположиться сверху. Главное, чтобы контакт был максимально плотным. Сесть надо удобно и так, чтобы при полном расслаблении контакт не разорвался. Мы энергетически сольёмся воедино. Можно сказать, я на время одолжу твоё тело с поверхностным слоем мыслей и чувств и надену его, как костюм.
        - Ты хоть понимаешь, насколько ужасно это звучит?
        - На деле всё будет не так ужасно. Ты тем временем ничего не почувствуешь. Я погружу тебя в сон. Охоту тебе лучше не видеть.
        - Почему? - Отдавать своё тело в полное управление кому бы то ни было, да ещё и без присмотра, совершенно не хотелось. - Я бы понаблюдала…
        - Нет. Исключено. Он может погрузить тебя в кошмар, причём именно тот, на который ты не сможешь не реагировать. А твои реакции здорово мне помешают. Страх будет его только подкармливать и наполнять силой.
        С этими словами чёрный устроился в кресле в самой расслабленной позе и поманил меня к себе. Я почему-то почувствовала смущение. Как сесть? Уж точно не верхом на колени. Может, поперёк?
        - Нет, так голова будет на весу, - отверг моё предложение Варленн. - Садись на колени и откидывайся назад, на плечо.
        Я как-то неловко села, но он сам тут же усадил меня нужным образом. И действительно получилось удобно. Только вот я всё равно почему-то жутко смущалась и от этого вся затвердела.
        - Прости, расслабиться не получается…
        - Получится, - заверил он. - Спи…
        Этот его тихий приказ возле самого уха прошёлся по телу волной расслабления, такой тёплой, успокаивающей, приятной до мурашек… Я обмякла в его руках и отключилась.
        На самом деле вся эта жуткая охота за монстром проходила для меня наикомфортнейшим образом. Мне было хорошо. Картинки не было, только темнота и ощущения. Я будто бы плыла где-то в воздушных потоках, которые бережно омывали меня и покачивали, нашёптывая что-то успокаивающее и приятное.
        Позже, возвращаясь к этому моменту, я не могла вспомнить ничего конкретно, но ощущала отпечаток, эхо какого-то невыразимого блаженства, лишённого тревог и беспокойств.
        Как оказалось, охота затянулась надолго. Но точно стало ясно, на сколько, только в тот момент, когда я, наконец, очнулась, и открыла глаза.
        По потолку прыгали солнечные зайчики.
        Осознание собственного положения приходило постепенно. Во-первых, я лежала в кровати. Кровать была удобной.
        Во-вторых, это была не моя кровать, и комната, в которой она находилась, тоже была чужой.
        В-третьих, кажется, сейчас было… утро.
        Утро?!
        Воспоминания, наконец, появились и заставили меня окончательно проснуться и основательно взбодриться.
        Подскочив на кровати, я встретила взгляд расположившегося рядом Варленна.
        - Уже утро?! Я что… тут спала?
        - Не было смысла будить. Ты сильно вымоталась, да и поздно уже было. Так что я тебя перенёс сюда.
        - А сам где спал? - спросила я с подозрением.
        - Здесь же. Это же моя спальня. Лёг на другую сторону кровати и всё.
        - Вот сразу как-то видно, что ты ни бум-бум в нюансах человеческих отношений. Разве ж это допустимо?..
        - А что не так?
        - А как же моя девичья честь? Я теперь опорочена! Что люди скажут? - оценив его чуть прифигевшее лицо, я рассмеялась. - Ладно, никто ничего не скажет, потому что не узнают. Но всё равно стоило меня растолкать. Или оставить на кресле. Или самому где-нибудь в другом месте переночевать. Совместная ночёвка это как-то неправильно. Вдруг я бы ногу на тебя во сне закинула? Стыдно бы было…
        Хотя, конечно, после более чем плотного контакта на кресле переживать из-за ноги было как-то глупо. Но, с другой стороны, там - работа, а тут уже внерабочие отношения.
        - Так ты закидывала. Ты вообще очень беспокойно спишь - практически целиком на меня залезла.
        Наверное, лицо у меня было очень потрясённое, потому что он демонически расхохотался.
        - Что?! Ах ты, гад! - завопила я, подскочила и принялась бить его ближайшей подушкой.
        К сожалению, недолго. Вообще не уверена, что смогла хоть разок попасть.
        - Долбанные змеиные повадки, - проворчала я, глядя на него снизу вверх и безуспешно пытаясь освободить перехваченные и прижатые к одеялу запястья. - Не мог полежать спокойно и дать расстроенной девушке выплеснуть гнев?
        - …А потом позволить ей придушить себя подушкой, - дополнил он. - Нет уж, с таким опасным противником расслабляться нельзя. Ночью вот расслабился, так меня в качестве матраса использовали. И одеяла. И вообще ты пыталась меня на себя намотать, как твой питомец мою змейку.
        Что интересно, во время всего этого безобразия Урля вступаться за меня вообще не собирался. Он дрых на одной из подушек в обнимку со змейкой Варленна и лишь время от времени ворчал, приоткрывая один глаз, когда мы шумели слишком сильно. Тоже мне защитник!
        - Я просто мерзлячая! - Ох, как неудобно-то! - И всегда сплю под несколькими одеялами. Наверное, притянулась к источнику тепла. Надо было просто меня стряхнуть и прикрыть одеялом.
        - Вот ещё. Мне было интересно, как далеко ты собираешься зайти.
        - И чем дело кончилось? - Наверное, сильнее покраснеть уже нельзя…
        - Ну поначалу организм выдавал странные реакции на столь интригующую позу. Но не мог же я воспользоваться ситуацией и нарушить твоё доверие? - Я зашипела, он ухмыльнулся. Нет, ну сколько можно меня дразнить? - К тому же охота на монстра в условиях ограниченных возможностей жутко вымотала меня.
        - И?..
        - Мне почему-то стало неожиданно удобно, и я тоже уснул, - признался он. - Хотя до этого искренне считал, что нормально выспаться можно только в одиночку.
        - Я тоже так считаю! Терпеть не могу, когда на меня руки складывают или ноги…
        - …Поэтому складываю их сама. Ты это хотела сказать?
        - Отвяжись! Хватит уже вгонять меня в краску. Ты невыносимый тип, который и понятия не имеет о личных границах! Как можно было меня в свою кровать запихать, а? Нет ничего более неэстетичного, чем крепко и расслабленно спящий человек! Может, у полубогов во сне слюни и не стекают на подушку, но остальные себя не особенно контролируют. Знаешь, как мне неудобно теперь? Ещё и в подробностях рассказал, как я на тебя лезла… ууу, гад! Чтобы я ещё раз задержалась здесь хоть на часок или о помощи со снами попросила…
        - Тихо. - Он наклонился ниже, и его волосы упали мне на лицо. Поток возмущений как-то сам собой иссяк, да и вообще все слова внезапно вылетели из головы. - Ты не пускала слюни. А если бы пускала, мне всё равно. Неужели обычных людей так сильно может это напрягать? Странно. Это же просто реакции тела, а тела есть у всех.
        Надеюсь, он не ждал ответа. Рассуждать об этом я была сейчас не готова. Воцарилась тишина.
        - Твои гадкие волосы снова щекочут мне лицо, - прошептала я наконец, не в силах молча переносить его взгляд - необычайно острый и пронизывающий. От него почему-то припекало изнутри.
        - Я непременно проведу с ними воспитательную работу, - вполне себе серьёзно пообещал он. - Не злись, ладно? Другого способа не было. Охота ещё не закончилась, и мне пришлось поделиться с тобой своим сном, чтобы у монстра не было ни шанса до тебя добраться. А он очень бы этого хотел, ведь я основательно его потрепал и ему до зарезу нужна пища.
        - Правда? И… что делать будем? - нахмурилась я. Вот так новости! Это заставило временно ушедший в отпуск мозг снова заработать. - Мне желательно появиться в таверне, пусть и на пару минут… Просто показаться хотя бы, а то вдруг после моего резкого исчезновения защитники поднимут тревогу?
        Варленн, наконец, дал мне свободу и по-турецки уселся на одеяле. Он по-прежнему был полуголым и в тех же свободных брюках. Хорошо хоть, голышом не спал.
        От этой мысли стало жарко.
        - Сейчас ты отдохнула, и днём тебя не будет клонить в сон, так что ты в безопасности. Если, конечно, опять не сунешься в коридоры снов. Впрочем, Корсо вряд ли тебя туда пустит. А вот ближе к вечеру тебе надо снова быть здесь. Причём лучше пораньше, ещё до того, как начнёшь ощущать хоть малейшее утомление. На всякий случай я временно поставил на тебя свои маячки, чтобы отслеживать всплески нежелательного состояния: сонливости, усталости, желания подремать. - Он задрал мне рукава (да, я спала в том самом свободном костюме, в котором и была с утра) и показал тёмные руны на тонкой чувствительной коже на сгибах рук. - Такого монстра я встречаю впервые, так что лучше быть готовым ко всему. Кроме того, с помощью этих маячков, ты сможешь позвать меня мысленно, если вдруг он или кто-то другой снова попытаются тебя обездвижить. В общем, теперь мы готовы ко всему. Даже к внезапной отключке. В этом случае руны не просто отправят мне сигнал, но и активизируют что-то вроде защитного кокона, в котором ты спокойно пролежишь до моего прибытия. В общем, я вроде как всё предусмотрел.
        - Ого! - Я с интересом рассмотрела неожиданно появившиеся «татуировки». - Думаешь, это необходимо?
        - Нет. Но мы пока не знаем, кто именно создал это чудовище и натравил его на тебя. Так что, хоть я и уверен, что до вечера оно не появится, но рисковать не намерен. Для того чтобы отпугивать всех остальных, у тебя есть змеи… - Урля обиженно тявкнул с подушки. - …И Урля. А вот против этого существа нужны особые средства.
        - Выходит, я в целом вполне могу прогуляться по городу? - внезапно дошло до меня.
        Мне так нравилось гулять по Пряниксбергу, но я опасалась Арса и команды, поэтому в последнее время не позволяла себе роскошь просто гулять по площади. А теперь-то, выходит, у меня есть противодействие! Пусть только попробуют подойти! Ух, как я их напугаю! Даже если они спрячутся в свои «стаканы», змеи смогут вырасти до таких размеров, чтобы захватить этот «стакан» и выкинуть куда подальше, например. А на случай, если они найдут способ как-то меня ослабить, активизируются руны Варленна.
        - Да, ты вполне можешь прогуляться. Защиту мы продумали, так что…
        - Что это?! - воскликнула я, внезапно заметив кое-что необычное. - Варленн, почему один из обручей на твоей груди разорван? Вот тут исчезло несколько символов…
        Я, не особенно задумываясь о том, что делаю, протянула руку и погладила место разрыва пальцами. Он еле заметно вздрогнул.
        - Ты… ослабил сдерживающие чары?! - неожиданно дошло до меня.
        - Иначе было никак. Для охоты и установки маячков мне пришлось задействовать больше силы, чем было в свободном доступе. Точнее, нет, не больше. Силы в целом хватало, но она была грубее, чем нужно. Здесь мне потребовалось создать более сложное плетение чар… в общем, неважно. Ничего, закончим с этой охотой и я всё восстановлю.
        - Но ты рискуешь. Тебе не пришло в голову, что удар хитрого врага через меня мог быть направлен на тебя? Может, цель - это как раз ослабление защиты, чтобы твоя божественная сущность взяла верх и уничтожила человеческую?
        - Я допускал такой вариант. Но решил рискнуть. У меня ещё много обручей, так что всё будет в порядке. Зато теперь достаточно силы в свободном распоряжении, чтобы перекрыть врагу все пути.
        - Получается, сейчас ты сильнее, чем обычно?
        - Да. И это чертовски приятно, должен признать. Но искушению оставить всё как есть лучше не поддаваться.
        - Уж будь любезен. Не хочу чувствовать свою вину за то, что ты из-за меня предал свою цель. Ладно, надо собираться. Ты меня до края леса подбросишь? Оттуда пешочком дойду, прогуляться хочется в кои-то веки. Кстати, мои змеи летать могут, как твоя?
        - Могут. Но управлению в полёте надо долгое время учиться. Лучше пока не пробуй. Потом займёмся этим, если захочешь. И, кстати, за коктейли тебе лучше не браться. А то получится что-нибудь похуже поющего кармана.
        - Ой, точно… Я и забыла. Яр злится?
        - Шутишь? Он в полном восторге. Скармливает этому проглоту все подвернувшиеся сладости.
        ГЛАВА 29
        Прогулка от края леса доставила мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Варленн предлагал компанию, но я очень хотела пройтись в одиночку и подумать. Впрочем, меня ни на минуту не покидало ощущение чужого взгляда, так что я была уверена, что демоны провожали меня до упора, не показываясь при этом на глаза.
        Может, и сам Варленн шёл следом. Помнится, в таверне он скрыл себя от посетителей. А сейчас у него ещё и силы прибавилось, так что кто знает…
        Таверна в этот раз располагалась не на окраине, но и не рядом с площадью. До неё пришлось добираться по улочкам, и я этому очень обрадовалась. Именно прогулка по вот этим вот «обычным», не центральным, улицам и была для меня в последнее время недоступной роскошью.
        Кроме того, именно эти улочки отражали концентрированный дух города. Здесь жители Пряниксберга жили своей жизнью: спешили на работу, посещали разные заведения, выгуливали необычных питомцев. В частности, преобладали разноцветные шестиногие собачки, будто бы сделанные из мармелада, но вполне себе живые. Пару раз мимо прошли люди с гордо восседающими на плечах трёхголовыми птицами (Урля посматривал на птиц очень высокомерно), у которых хвост завивался в локоны всех цветов радуги. Ну и самое незабываемое впечатление оставила экстравагантная дама с миниатюрной копией Пряниксберга на внушительных размеров шляпе, которая вела на поводке какую-то невнятную слизь. Правда, внутри мягкого бесформенного ползучего существа сиял и переливался будто бы сгусток серебристого лунного света. Но лично я всё равно не хотела бы держать это дома.
        На балкончиках появлялись и исчезали хозяйки в пёстрых фартуках. Они поливали или даже кормили с ложечки цветы (такие же, как и тот сонный зевун, что стоял у меня в комнате и постоянно дрых самым наглым образом), общались с соседями и делали другие полезные дела вроде выбивания половичков. Правда, половички выбивали при мне один только раз, да и то не от пыли.
        - Гадкие огнёвки! - приговаривала сердито румяная женщина, тряся пёстрым половиком. - Пошли вон отсюда! Надоели уже обжигать мне стопы!
        От половичка отделялись будто бы искорки, которые с обиженным жужжанием улетали куда-то ввысь. Это было красиво.
        Один раз на моём пути подвернулась улица из другого мира, но я, вовремя вспомнив, что в Пряниксберге такое бывает, просто спокойно прошла её насквозь.
        На этой улице дома имели форму цветочных бутонов молочно-белого цвета, вдоль мостовой, состоящей из прозрачных, будто бы хрустальных, кирпичиков, росли низкие стеклянные кустики с плодами, похожими на огранённые бриллианты. При этом попадающиеся навстречу жители были долговязыми и с белоснежными крыльями за спиной.
        Впрочем, свернув на соседнюю улицу, я вновь оказалась в Пряниксберге и тут же увидела впереди таверну.
        В зале меня уже ждал Валкис. Пробегающая мимо Марлопа быстро шепнула, что он просидел вчера здесь весь вечер, а сегодня пришёл с самого утра.
        Увидев меня, защитник вскочил и ринулся навстречу.
        - Алекс! Где ты была?! Я так волновался…
        - Я же говорил, что с ней всё отлично, - флегматично заметил Лумар.
        Валкис будто его и не услышал.
        - Почему ты не пришла ночевать?! - В его голосе обозначилось что-то вроде наезда. - Разве можно быть такой безответственной?
        - Валкис, я понимаю, что заставила тебя волноваться, но у меня нет обязанности перед тобой отчитываться. Я могу ночевать где угодно. Мы не партнёры, не коллеги, и я уж точно не нахожусь под твоей опекой. Я добровольно вам помогла с охотой, не требуя ничего взамен, и всё. В чём проблема?
        - Но ты могла предупредить, что жива и здорова!
        - А когда я ушла через стену в прошлый раз, ты вроде не волновался. Пора привыкнуть, что у меня особые отношения с коридорами снов. Тем более что если где-то бы мне и грозила опасность, так это в самих коридорах, но никак не за их пределами. К тому же со мной змеи и Урля. Так что волноваться уж точно не стоило.
        - Но ты так резко провалилась в стену! А перед этим говорила про какого-то плута и выглядела будто испуганной. Алекс, ты должна была сообщить мне о том, что с тобой всё в порядке.
        - Почему? - спросила я в упор. - Вроде твой командир в таверне не торчит и наверняка он сказал тебе, что уж за кого тут не стоит волноваться, так это за меня.
        - Так и есть, - помявшись, признался Валкис. - Но он не видел, как тебя всосала стена! А ещё я надеялся, что после нашей совместной работы ты захочешь… ну…
        - Перебраться к вам? Так вроде мы по этому поводу всё прояснили. Я свою позицию обозначила неоднократно.
        Он посмотрел на меня долгим многозначительным взглядом, будто ждал, что я должна что-то понять. Я не поняла. Просто даже вдумываться не хотелось. Честно сказать, больше всего мне хотелось сейчас подняться к себе в комнату, переодеться, а потом продолжить прогулку по городу.
        - Да, я понял твою позицию и понял, что ты стоишь на своём, - наконец, сказал он, осознав, что у меня нет ни малейших догадок по поводу того, о чём идёт речь. А потом, не удержавшись, всё-таки добавил: - Жаль, конечно… ведь командир намекнул, что мы с тобой могли бы стать напарниками и работать только вдвоём… но не суть. Возможно, ты ещё передумаешь со временем. А пока… Какие планы на сегодня? У меня выходной. Может, погуляем? И ты расскажешь, что с тобой такое случилось в коридорах и где ты провела целую ночь.
        Ну вот ещё не хватало. Нет, Валкис - отличный парень и приятный во всех отношениях, но вот именно сейчас я совершенно не была готова к сближению, и даже досадовала, что этот разговор убивает лёгкость общения между нами.
        - Понимаешь, тут такое дело… я не смогу рассказать тебе о том, где была. Но со мной всё в порядке. - Я нейтрально улыбнулась, всячески показывая, что отношусь к нему неплохо, но исключительно как к хорошему знакомому. При этом постаралась, чтобы мой голос звучал твёрдо и спокойно, как бы устанавливая дистанцию. - И… знаешь, мне действительно нужно прогуляться, но только в одиночку. Я хочу подумать о своей жизни, побродить, выбирая маршрут. Не знаю, понимаешь ли ты это состояние, когда компания вот совсем не нужна, даже самая приятная и ненавязчивая.
        Он чуть помолчал, потом неожиданно кивнул, хоть я и ждала, что он будет настаивать.
        - Да, понимаю. У меня такое бывает часто, и я тоже сталкиваюсь с тем, что людям трудно это понять. Со мной тебе не надо деликатничать. Прости, что попытался вроде как ограничить твою свободу, не имея на это никаких оснований. Обычно меня самого страшно бесят попытки других сделать то же самое. Тогда просто помни, что я всегда готов прийти на помощь или составить компанию, если вдруг ты этого захочешь. Ведь так же, как иногда бывает нужда погулять в одиночку, возникает и потребность разделить с кем-то свою тишину. Желательно с кем-то понимающим. Так вот, на меня ты можешь рассчитывать.
        Ого, как хорошо и точно он выразил мысль. Так и есть!
        - Спасибо, я это учту.
        Он кивнул и безропотно ушёл. Славный всё-таки парень. Его проводили восхищёнными взглядами девушки и женщины, которых в нашем заведении в этот час оказалось как-то многовато.
        - Это они на него подтянулись все, - сообщила мне Марлопа. - Сидели тут, пожирали парня глазами. Даже попытки познакомиться делали, но он твёрдо и вежливо говорил, что не знакомится. Вроде как его сердце занято. Но они всё равно не разошлись.
        - Угу… - Я рассеянно кивнула, даже не особенно её слушая.
        - И племянник белого заглядывал! Тоже про тебя спрашивал. Так что девушки ещё долго сюда будут стаями приходить, раз тут такие принцы водятся! - Она хихикнула.
        - Тебе что, такие типажи мужчин, как племянник белого, нравятся? - Вот честно, на мой взгляд, не было в нём ничего привлекательного. Милый, да, но какой-то внутренней силы, которая сама по себе невероятно притягивает, не оставляя ни единого шанса устоять, не ощущалось. У Валкиса её было полно, у Варленна в избытке, а вот Ирисей как-то выпадал из этой схемы.
        - Ну… он симпатичный, даже очень… - Произнося это, она из-под ресниц кинула взгляд на Лумара. Тот зловеще усмехнулся и поманил её пальцем, будто бы для выговора. Она томно вздохнула (вроде как планировалось сделать это сокрушённо, но игра была неубедительной) и двинулась к нему, как-то незаметно для себя поправляя волосы. Забавно! Похоже, у них действительно роман. Мощный безэмоциональный гигант и смешливая, игривая, жизнелюбивая Марлопа - можно ли представить себе более противоречивую пару?
        В зале я задерживаться не стала. Коротко переговорив с Лумаром, я предупредила его, что не в состоянии пока продолжать готовить коктейли. Он спокойно согласился, будто что-то знал, и заверил, что возьмёт все объяснения с почтеннейшей публикой на себя. Я ещё раз порадовалась, как сильно мне повезло с начальником, ненадолго поднялась к себе в комнату, переоделась, и отправилась на вожделенную прогулку.
        Уже отдалившись от таверны, я почему-то решила обернуться и увидела, как туда заходит племянник белого чародея. Возвращаться и окликать его я, понятное дело, не стала.
        Честно сказать, бродя по улочкам, я даже хотела встретить парней из моего мира. Наконец-то, я чувствовала себя охотником, а не жертвой. Мне не терпелось дать им такой отпор, чтобы они в дальнейшем нервно икали при мысли обо мне.
        Кроме разве что Арса. С ним сложнее. Отвадить его не получится даже змеями. Сначала надо разобраться с магией моего бутерброда. А как это сделать? Даже если я приготовлю подходящий коктейль, надо найти Арса и заставить его выпить «лекарство».
        М-да, задачка…
        Стоп. Да ведь ответ так прост! Невероятно прост! И как я раньше-то не догадалась? Ведь чары-то эти двусторонние! Они одним концом прикреплены к Арсу, а другим-то ко мне! И разрывать их можно с любой стороны. Как только смогу, я приготовлю коктейль для себя самой. Конечно, предположение может оказаться и неверным, но я почему-то вообще не сомневаюсь, что это сработает. Что-то внутри меня твёрдо уверено в этом. Вот и ответ!
        Так, с одной проблемой разобрались (ну почти). Это радует.
        И всё-таки кто напустил на меня чудовище из снов?
        Вот главный вопрос.
        Вдоволь набродившись по улицам и никого не встретив, я двинулась в сторону площади. Там прикупила себе какое-то воздушное лакомство, которое при укусах заливисто хихикало и в течение часа наращивало обратно сьеденные бока, и устроилась с ним на скамейке.
        Эта стратегия неожиданно сработала, но не совсем так, как я думала.
        Началось всё с того, что Урля угрожающе рыкнул, а через секунду рядом со мной присел солидный мужчина с аккуратной стрижкой и пробором. Правда, эта стрижка была модной именно в моём мире.
        - Добрый день, Алекс. Я от Рудольфа. - Ого! Аж от самого шефа товарищ пожаловал! Интересно… - Вы только не бойтесь, я всего лишь хочу поговорить.
        - И что же изменилось, что Рудольф вместо Арса и команды решил прислать вас? - беспечно уточнила я, поглаживая питомца, чтобы дать ему понять, что всё под контролем, так как мой новый собеседник совершенно ему не нравился. - Кстати, как к вам обращаться?
        Не знаю, какой реакции ожидал дядька, но моё спокойствие явно его покоробило. Он кинул мимолётный взгляд куда-то в сторону. Я обернулась и увидела на соседней скамейке бравую команду. Правда, без Арса. Видимо, его с собой в этот раз брать не стали. Интересно, почему? Неужто его тяга ко мне выходит из-под контроля? Гриши тоже, кстати, не было. Эх, а вот его-то я бы с удовольствием познакомила с кем-то из моих змеек. Впрочем, пока ещё мне никто вроде не угрожал, а горожан без повода пугать точно не стоило, так что послушаем, с чем пришли недруги. Раз не нападают, значит, стратегия шефа, возможно, сменилась.
        Я усмехнулась, чем ещё больше удивила прилизанного блондина, не говоря уж о парнях, которые рассчитывали как минимум на испуг.
        - Можете называть меня Эдуард, - с запозданием отозвался мужчина. - А вот почему мы перешли от действий к разговорам… В последнее время вам удавалось довольно успешно от нас скрываться. Чем больше мы предпринимаем попыток вас вернуть, тем яростнее вы сопротивляетесь. Стало ясно, что если так пойдёт и дальше, то вы окончательно уверитесь, что мы враги, которые желают вам зла. Но это не так.
        - Правда? - Я едва не расхохоталась. Неужто сейчас он попытается меня убедить, что мне желают добра?
        - Конечно. Мы хотим вас спасти и вернуть вам вашу жизнь, украденную Аркадием.
        - И у вас есть отличный шанс это сделать. Просто идите домой или куда угодно в другое место и забудьте о моём существовании. Вот тогда я совершенно точно буду спасена. От вас - тех единственных, кто доставляет мне неудобства. В остальном моя новая жизнь полностью меня устраивает.
        - Как вы наивны, моя дорогая. Хозяин таверны использует вас. С вашими способностями вы могли бы жить в невообразимой роскоши, а вместо этого ютитесь, как нам стало известно, в скромной комнатушке.
        Я рассмеялась.
        - То есть вам не пришло в голову, что я это делаю по своей воле, да? Мне нравится в таверне, и полностью устраивает комната. А если бы я захотела жить в роскоши - приняла бы предложение белого чародея и стала бы его ученицей.
        Эдуард сначала ахнул и выпучился на меня, будто не верил своим ушам, а потом разозлился. Теперь его аргументы выглядели очень глупыми. Он-то планировал припереть меня к стене, а вместо этого пришлось доставать следующий козырь.
        - Вы, простите, снюхались с чёрным чародеем, - практически прошипел он. - Клюнули на его привлекательную для романтично настроенных девиц внешность и по своей наивности даже не представляете, в какую ловушку себя загнали! Да во всём нашем мире не найдётся никого, кто сравнился бы с ним в коварстве. Он - это же концентрированное зло!
        - Но он пока не угрожал мне, как Рудольф на первом этапе знакомства, - трезво возразила я и ещё раз погладила Урлю, которому не понравился тон Эдуарда. - А ещё не пытался показаться лучше, чем он есть, скрывая неприглядную правду. И не охотился за мной, пытаясь навязать мне добро силой, как вы.
        Эдуард глубоко вздохнул и снова перевоплотился в доброго дядюшку, который втолковывает туповатому подростку прописные истины.
        - Мы лишь хотим спасти способную девочку, пока она окончательно себя не потеряла. Кроме того, вы оказались в этой ситуации по нашей вине. Так или иначе, артефакт подчинения, которым без спроса воспользовался Аркаша, принадлежал нашей организации. Поэтому помочь вам - это наш долг. Кроме того, ваше место не здесь. Разве вы не чувствуете? Пряниксберг - это ловушка. Яркая, привлекательная, но ловушка. Он иссушит вас до дна, а потом, когда вы перестанете быть ему полезны, выбросит. Жители города пользуются вашими способностями, но всё равно ни на секунду не забывают, что вы здесь чужая. За вами вот уже какое-то время гоняются наши ребята, но что-то я не вижу, чтобы стража прочёсывала площадь, как было бы в том случае, если бы опасность грозила какому-нибудь горожанину. И случись что, на помощь вам никто не придёт и заступаться за вас не будет. В этом городе у вас нет друзей, в каких бы иллюзиях вы ни прибывали…
        В этот момент проходящий мимо плут отвесил мне церемонный поклон, сверкнув кошачьими глазами и ухмыльнувшись совсем, как Корсо. М-да, похоже у стража странное чувство юмора.
        И только потом я поняла, какая тишина воцарилась вокруг. Застыли не только мои одномиряне, но и горожане, которые находились поблизости и были свидетелями этого изысканного приветствия.
        Видимо, ничего подобного им видеть ещё не приходилось.
        Независимые и существующие как бы в своей вселенной плуты обычно никого не выделяли и в целом постоянно выглядели так, будто спешат по каким-то своим важным делам. Впрочем, дело у них действительно было - тырить деньги у богатых горожан и добывать для Корсо всевозможные сладости, которых в Пряниксберге было великое множество. Что и неудивительно, учитывая, что сам город походил на расписной фигурный пряник, вполне оправдывая название.
        В общем, люди привыкли считать их некой группой, будто не от мира сего, существующей по своим неведомым законам и преследующих непонятные для них цели. А тут такое!
        На этом дело не кончилось. Пока окружающие переваривали произошедшее, неподалёку нарисовалась группка в серебристых комбинезонах. Подтянутые бравые защитники как обычно держались особняком, привычно не обращая внимания на восторженные шёпотки горожан, надеющихся поймать хотя бы мимолётный взгляд суперзвёзд в свою сторону.
        - Эй, это Алекс! - заметив меня, оживились защитники. О, да это же парни из спасённой мною группы! И та плечистая девушка с ними. Хорошо, хоть блондинки нет. Правда, была ещё пара незнакомых мне ребят, но те смотрели на меня с явным восторгом, как видно, наслушавшись рассказов от друзей. - Привет, Алекс!
        Они подошли поближе. Застывший Эдуард попытался слиться со скамейкой. Я искоса глянула на парней из команды Арса и оценила их вытянутые лица. Теперь они смотрели на меня, как на невиданное чудо.
        - Здорово поохотились, да? - улыбаясь, заметил кто-то из гильдийцев, остальные согласно загомонили. Горожане, кажется, затаили дыхание, ловя каждое слово. - Если бы не ты и не Урля… туго бы нам пришлось!
        - Без вас всему городу пришлось бы туго, - хмыкнула я. - Даже не представляю, как вы смогли сдерживать напор столько времени, да ещё и сохранить всех членов команды.
        Мы ещё обменялись любезностями, а потом один из защитников спросил, глянув на Эдуарда:
        - У тебя всё в порядке? Никто не докучает?
        - Может, помощь нужна? Ты только намекни! - загомонили остальные.
        - Нет-нет, спасибо, - заверила я. Можно было, конечно, натравить их на этих гадов из моего мира, но зачем? Я и сама справлюсь. Меня-то Эдуард с командой точно не тронут, я им нужна до зарезу, а вот ребят из гильдии могут повредить артефактами. А тем и шлобстеров хватает. - Я тут просто со знакомым беседую.
        Лучше уж мы с Варленном займёмся этими вражинами так, как и планировали. Защитники, конечно, могут их скрутить и оттащить к городскому голове, тут и спору нет. Не думаю, что он откажет героям города. Но сейчас подручных Рудольфа можно максимум попугать, а устранять нежелательно, чтобы Рудольф не запереживал и не перенёс расположение логова куда-нибудь в новое место. Ищи его потом!
        - Ну не будем мешать, - переглянулись защитники. - Но если что-то понадобится - обращайся. Любой из нас сочтёт за честь тебе помочь! Ты теперь наш боевой товарищ, а товарищей мы не бросаем.
        Когда защитники уже отходили, очередной плут, нёсшийся по своим делам мимо скамейки, снова поклонился мне в знак приветствия. Защитники замерли на миг, удивлённо наблюдая сию картину, а потом расхохотались и ушли, покачивая головами и приговаривая: «Ну, Алекс! Ну даёт!»
        - О чём вы там говорили? - переспросила я Эдуарда и рассеянно помахала торговцу Кархату, который проходил неподалёку. Он расплылся в улыбке и крикнул, чтобы заходила в гости. - Что-то про то, что здесь помогают только жителям?
        - Как вам удалось?.. Защитники, плуты… - не сразу отмер мужчина. Его мысли явно разбегались - мне удалось основательно выбить его из колеи.
        Надо думать, аргументов у него не осталось.
        Зря я так думала. Как оказалось, один аргумент у него ещё был в запасе.
        Кое-как собравшись, Эдуард откашлялся и уже серьёзно, без этих своих покровительственно-поучающих интонаций, сказал:
        - Ладно, вам удалось меня убедить. Совершенно очевидно, что здесь вы уже успели прижиться и даже завести друзей. Что ж… в таком случае, другого выхода вы мне не оставляете. Придётся говорить серьёзно. Разумеется, никто не собирается вас так просто отпускать. Ваши умения слишком ценны для нашей организации.
        - Ну наконец-то честный разговор! - обрадовалась я. - А то ишь увлеклись навешиванием лапши мне на уши.
        - Вы вернётесь к нам и точка. Иначе… - Тут он подался вперёд и добавил, чётко, с угрозой проговаривая каждое слово: - Мы вплотную займёмся вашими родителями. Аркадий очень не хотел рассказывать, куда именно их услал… но мы умеем убеждать. Вы же хотите, чтобы с ними всё было в порядке?
        Я дала команду одной из змеек, нарисовав ей мысленную картину того, что хочу получить. Малышка моментально ожила, свалившись сначала мне на колено, затем стремительно скользнув к моему собеседнику…
        Эдуард не успел и глазом моргнуть, как живая чешуйчатая удавка обвилась вокруг его шеи.
        Причём, для прохожих маневр остался незамеченным. Белоснежное мерцающее змеиное тело, краешек которого виднелся из-под ворота, отнюдь не выглядело угрожающим для мимолётного взгляда, и казалось необычным аксессуаром. Но сам Эдуард прекрасно чувствовал, как оно сжимается, и слышал тихое шипение.
        Конечно, основательно душить я его не стала, просто дала понять, что в настоящий момент он под моим контролем. Ну и лицо было у мужика! Такого он точно не ожидал!
        Поймав полный потрясения, ужаса и мольбы взгляд, я так же, как он мгновение назад, наклонилась вперёд и, в точности копируя его же интонацию, произнесла:
        - Какой неубедительный блеф. Неужели вы думаете, что я работаю здесь, не убедившись, что к моим родителям никто не подберётся? В отличие от Аркаши, я точно знаю, где они и что с ними.
        - Но как вам… удалось? - прохрипел он. - Аркаша сказал, что велел им убираться подальше… без конкретной точки…
        Честно сказать, после этих слов мне здорово полегчало. Вся эта загадочная ситуация с бабушкой и общением через стену до сих пор была для меня чем-то запредельным. Она походила на сон, так как в основном проходила в промежуточном состоянии между сном и явью. Будто на каком-то соседнем слое реальности, который то и дело просачивался ко мне в комнату. И вроде бы я знала, чувствовала, что всё это правда, но всё равно беспокоилась за родителей. Поэтому на мгновение засомневалась - вдруг этим гадам и вправду удалось найти маму с папой. Но сейчас Эдуард подтвердил, что на самом-то деле ни черта они не знают о моих родителях.
        - Как вам удалось… скрыть их… от поиска? - снова прохрипел он.
        Парни на соседней скамейке смотрели на нас во все глаза. Но на помощь не спешили. То ли они не до конца осознали, что именно происходит, то ли после всего увиденного понимали, что если я позову на помощь, то им придётся несладко.
        Впрочем, Ник дёрнулся вперёд, но я отправила к нему вторую змейку. Она упала с косы и стремительной белой стрелкой незаметно скользнула к скамейке. Нет, я по-прежнему не хотела без крайней необходимости пугать жителей города (хоть змеи и белые, но мало ли, какая будет реакция на их внезапное возникновение и нападение на вроде бы добропорядочных горожан - вылавливай потом толпы змеиных шлобстеров!), поэтому собиралась действовать так скрытно, как это возможно. Вот если бы враги зажали меня в переулке, там можно было бы оторваться. А тут лучше действовать аккуратно.
        Ник дёрнулся, обзаведшись таким же украшением не шею, как и Эдуард.
        Только, в отличие от начальства, он испугался намного сильнее. Похоже, он относился к тем людям, которые до ужаса боятся змей. Он застыл с выпученными глазами и вроде бы даже дышал через раз. Остальные, кажется, даже не поняли, что с ним что-то не так. Ничего, потом он им в красках перескажет! Пусть испытывают запоздалый мандраж. Хотя если ещё кто-то дёрнется в нашу сторону, то змейка переключится на него.
        - Так что вы там говорили? Выходит, был способ поиска, да? А чего ж сразу не применили?
        Отвечать Эдуард не хотел. Но змейка на мгновение сжалась ещё чуть сильнее и зашипела так жутко, что даже у меня холодок прошёл по позвоночнику, хотя именно я ей управляла. Урля тоже тихо грозно зарычал, но я его успокоила. Пусть в коридорах снов лучше воюет.
        Эдуард не был стойким. Он вообще, как оказалось, очень быстро становился сговорчивым. Видимо, на переговоры со мной отправили не самого сильного духом товарища. Не ожидали от меня такого отпора.
        - Ри… ритуал сложный… сил надо много, времени тоже… и кровь требуется… ваша…
        - Кровь-то откуда взяли? Ладно бы волосы нужны были, их можно у моего бывшего в квартире при желании найти.
        - Кровь тоже Аркаша… приберёг. На всякий случай… Он хотел приворожить вас посильнее, когда более высокий доступ получит. Мы надавили - он признался.
        Ах ты ж, гад. Ещё и кровь мою приберёг! Ну, Аркадий! Выходит, если бы не бабушка, враги добрались бы до родителей!
        - От ритуала не скрыться. Как ты их защитила? - снова подал голос Эдуард. А не так он и слаб. Ник вон шевельнуться боится, а этот уже более-менее свыкся, ещё выведать что-то пытается. Надеется, что я захочу похвастаться, чтобы поглумиться лишний раз над врагом. Угу, разбежался.
        - Белый! - сдавленно донеслось с соседней скамейки. - Идёт сюда!
        Все, кроме Ника и Эдуарда, подорвались и растворились в толпе. Был, конечно, соблазн задержать этих двоих, чтобы предъявить Эрлуму, но… нет, шеф нам нужнее.
        - Мы не договорили! - сказала я и поманила змеек к себе, велев вернуться на косы. Эдуард энергично вскочил, кое-как взгромоздил на себя еле-еле шевелящегося Ника, который никак не мог до конца отойти, и оба ушли вслед за товарищами.
        Последнюю фразу я сказала специально, чтобы оправдать то, что отпустила их. Пусть лучше подумают, что я планирую в следующий раз снова их про ритуалы расспросить, чтобы все секреты узнать. Кстати, если шеф придёт к выводу, что меня разные магические секретики интересуют, то наверняка он захочет это потом использовать для того, чтобы склонить меня к сотрудничеству. Или же враги могут решить, что я хочу Аркашу выманить, чтобы за всё ему отомстить. Поэтому их пока отпустила, надеясь в будущем договориться. Например, обменять какие-то свои услуги (коктейли, например, они ведь наверняка слышали про них) на выдачу бывшего. В общем, пусть думают-гадают, главное, чтобы шеф сидел в резиденции и никуда оттуда не утёк в ближайшее время.
        ГЛАВА 30
        - Алекс! - раздался голос Эрлума. Он уже подходил ко мне, и люди поспешно расступались перед ним, кланяясь и не забывая тихонько ненавязчиво услаждать его слух словами благодарности и восхвалениями вроде «Слава Белому».
        И снова я подумала, что с такой популярностью в нашем мире его наверняка окружила бы плотная толпа поклонников, а тут ему оказывалось достаточно сделать занятой вид или же мягко сказать жаждущим общения: «Пока не время». И этого хватало. Правда, сегодня за ним ещё и шли два стража и один из ассистентов в белых одеждах, все готовые в случае чего взять объяснения с почтеннейшей публикой на себя. Видимо, в отличие от прогулки по отдалённым улочкам, здесь Эрлум решил всё-таки подстраховаться и взять охрану. Или же он просто шёл куда-то по официальным делам с положенным в таких случаях сопровождением и случайно меня увидел.
        Ещё до того, как он ко мне подошёл, я почувствовала приступ лёгкого головокружения. Урля чуть рыкнул, но не куда-то вовне, а на меня. Точнее он рыкнул так, словно источник опасности находился где-то в районе моей головы. Место, где были нанесённые Варленном руны, чуть разогрелось. В тот же момент головокружение утихло и Урля успокоился. Неужто этот сонный монстр впал в такое отчаяние от отсутствия пищи, что решился-таки до меня добраться через подсознание? Причём с голодухи у него маскировка, судя по всему, получилась не так хорошо, как в коридорах снов, раз Урля его почуял.
        - Приветствую, Алекс! - Белый присел рядом со мной на скамейку и чуть обеспокоенно глянул на меня, будто опасался, что я сейчас сбегу. Стражи и ассистент почтительно замерли чуть в отдалении. Но не настолько, чтобы не успеть прийти на помощь в случае чего.
        - Здравствуйте. - Не то чтобы я горела желанием с ним общаться, но и сбегать не собиралась. Интересно же, что он в этот раз скажет, после того, как в прошлый раз я в пыль разнесла его аргументы.
        - Как у тебя дела? - начал он издалека. - Как продвигается освоение дара?
        - Да вроде нормально. Наставником довольна, местом работы тоже. Менять ничего не планирую.
        - Понятно, - вздохнул он. Но не ушёл. - Знаешь, я долго думал после нашего последнего разговора. Действительно, я поторопился с выводами. Признаю, я не сразу понял, насколько мощный у тебя дар. Лумар, в отличие от меня, имел возможность наблюдать за твоей работой всё это время, поэтому он оказался более осведомлённым. У меня же такой возможности не было, так как каждый день я большую часть времени трачу на рассмотрение прошений от горожан. Поэтому в твоих глазах я выглядел не настолько опытным наставником. Я наивно надеялся вместе с тобой планомерно исследовать все грани твоего дара и постепенно нащупывать потолок, перестраивая стратегию обучения под тебя. Может, хотя бы попробуешь сравнить наши с Лумаром методики? Буду рад, если ты в качестве дополнительных занятий будешь приходить ко мне хотя бы раз в несколько дней. Пусть даже на пару часов. Почему бы не попробовать?
        - Нет, спасибо.
        - Но почему? - с искренним недоумением переспросил Эрлум. - Это же очень хорошее предложение! Разве разумно его отвергать?
        Он прав, отвергать такое шикарное предложение и в самом деле неразумно. И у меня не было ни единого здравого аргумента в защиту своей позиции. Поэтому я выдала тот единственный, который был. Тот самый аргумент, о который ломаются разумные доводы и который вводит в ступор навязчивых продавцов, поскольку его просто нечем парировать.
        - Не хочу.
        - Не хочешь? - опешил белый. К такому он точно не был готов.
        - Не хочу.
        Он подождал ещё, надеясь, что я добавлю хоть что-то, но не дождался.
        - А может, дело вовсе не в Лумаре? - внезапно уточнил белый. - Помнишь наш разговор по поводу чёрного?
        - Разумеется. - Да что они до меня все докопались с этим чёрным?
        - Возможно, ты не принимаешь мою помощь, так как тебе помогает другой чародей? Может, он и настроил тебя против меня?
        - Да я вроде не так глупа, чтобы позволить кому-то меня настроить против кого-то. Я сама делаю выводы.
        - Уверена? Чёрный - специалист по тонкой манипуляции сознанием. Ты можешь быть полностью убеждена, что сама принимаешь решения, а на деле он просто организовал всё так, чтобы тебя к ним подтолкнуть. Только вот если дело обстоит так, то, связавшись с ним, ты совершишь огромную ошибку. Тебе ведь хочется остаться в Пряниксберге. Только представь на мгновение, как отреагируют жители, если вдруг станет известно о твоей дружбе с чёрным. Не строй иллюзий, что они тебя поймут и примут твой выбор. Жители Пряниксберга многое могут стерпеть и простить, но только не это. Ты даже не представляешь, сколько прошений мне приходит с просьбами придумать хоть что-то, чтобы устранить эту заразу с нашей благословенной земли. Всё плохое, что происходит в нашем городке, считают виной чёрного. Всё - проклятия, появление шлобстеров, пропажи артефактов! И так это или не совсем так, по сути, не имеет для тебя значения. Как ты думаешь, кем ты станешь в глазах горожан, если они поймут, что ты каким-то образом помогаешь ему?
        Честно сказать, хоть мне и не хотелось в это верить, я вдруг поняла, что не могу совсем уж проигнорировать его слова. И нарисованная им картина невольно вызвала противный холодок в животе. Как бы я ни была нужна городу, что будет, если против меня ополчатся горожане?
        В этот момент очередной плут поприветствовал меня издевательским поклоном, и белый, донельзя изумившись, замолчал. Я едва сдержалась, чтобы погрозить мохнатому насмешнику, глянувшему на меня сквозь глаза плута, кулаком.
        - Почему плуты тебе кланяются?
        - А что в этом удивительного? - прикинулась чайником я. - Такие вежливые ребята!
        - В отличие от многих горожан, я чувствую, что от них идёт сила, - подбирая слова, принялся объяснять чародей. - Они будто части какой-то таинственной системы. Порой мне кажется, что они просто порождения Пряниксберга, созданные им для недоступной нашим разумам цели. Поэтому я всегда считал, что лучше не мешать им делать то, что они делают. Но мне ещё никогда не приходилось видеть, чтобы эти пареньки, существующие будто в другой какой-то своей реальности, кого-то выделяли вот так, как тебя. Ладно бы он при этом кошелёк у тебя предварительно стащил!
        К счастью, мне не пришлось придумывать, как уйти от ответа, ведь в этот момент к скамейке подошёл племянник белого Ирисей.
        - Алекс? Дядя? - По его интонациям можно было подумать, что он застал, как любимая жена изменяет ему с соседом. Впрочем, поймав взгляд белого, он тут же исправился: - Вы тут? А я зашёл за Алекс на её работу, хотел пригласить на прогулку, но не застал.
        - Вам пора на встречу с городским головой, - воспользовавшись моментом, напомнил Эрлуму бесшумно возникший рядом ассистент.
        - Мы ещё не договорили! - В этот раз эти слова прозвучали из уст белого. - Помни, что я сказал тебе, Алекс, и правильно выбирай друзей и врагов, если хочешь остаться в нашем славном городке. Уступаю тебя Ирисею. Я рад, что вы общаетесь.
        Он глянул на племянника и удалился.
        - Видела? Говорил же, что он винит меня в том, что ты сбежала с приёма с чародеями! А сейчас дядя, наконец, смягчился! - заявил парень, плюхаясь рядом на скамейку.
        - Послушай, Ирисей, честно сказать, я сейчас совершенно не расположена к разговорам. Мне требуется прогулка в одиночестве.
        Однако он оказался не таким понятливым, как Валкис.
 &