Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Врангель Данила: " Операция Альфа " - читать онлайн

Сохранить .
Данила Олегович Врангель
        Операция Альфа
        - Сдавай; ещё; ммм... ещё; стоп - себе.
        Зашелестели карты в руках банкующего.
        - Я всё, - сказал. Вскрываемся?
        Кинули карты на стол.
        - Очко, - хладнокровно резюмировал свой набор банкующий. Двое его напарников хмуро глядели на карты.
        - Мать недостроенных аэробусов, ты нас разводишь, проговорил один из них. - Семь раз подряд очко? Втирай мозги Эйнштейну.
        - Очко - оно и есть очко. Вопросы есть? - спокойно проговорил банкующий.
        - Сдавай, - мрачно сказал верзила в голубом комбинезоне.
        - Ребята, расписки, - напомнил чемпион карточной баталии. Двое его коллег накарябали на бумажках цифры. - Доллар пойдёт? - спросил верзила в голубом комбинезоне. Нет, ответил чемпион. - Нафига мне твой доллар. Рубль, гривну или евро. Ещё лучше швейцарский франк. Ведь мы же договорились о долларе ни слова, - взвился банкующий. - Не доставай меня своим долларом. Тем более, когда вернёмся, его может и не быть.
        - Ладно, как скажешь. Пусть будет франк. Швейцария хорошая, спокойная страна. Деньги у неё красивые. Мужики такие длинноногие нарисованы, типа тебя. И морды такие же.
        - Не достанешь, - проговорил чемпион. - Не та школа.
        - Сдавай, - проговорил третий игрок; крепыш среднего роста, блондин и весь заросший русой, кучерявой бородой. Он тоже был в голубом комбинезоне. На груди болтался крест из белого металла. - Сдавай, повторил он, - а я переменю позу, может удача попрёт. Бородатый перевернулся вверх ногами и завис вниз головой.
        - Сомневаюсь, что от этого будет удача, - проговорил верзила. - Но это твои проблемы.
        Снова прогнали партию; и снова банкир сгрёб все деньги.
        - Дай карты, - сказал верзила. Повернулся в сторону и прыгнул в дальний угол комнаты. Там стоял спектрометр молекулярного уровня. Верзила стал проверять карты. Чемпион принялся что-то насвистывать и смотреть в потолок. Потом завалился на спину, кувырнулся через себя, занял прежнее положение и усмехнулся:
        - Ищи, ищи, Джо. Это тебе не золотоносный песок в тазике промывать.
        Джо упорно копался в колоде, проверяя каждую карту.
        - А за простой с кого, с тебя? С тебя Джо, с тебя. Время деньги. Не мы - вы придумали. Помни об этом!
        Бородатый с крестом сказал банкиру:
        - Ваня, ты хоть совесть поимей. Ведь точно, бабушкину мать, обуваешь. Я не верю! Я изучил теорию хаоса и теорию случайных чисел. Изучил специально, чтобы здесь, в этой комнате чувствовать себя уверенно.
        - Ну и на здоровье! Учи ещё. Но расписки пиши.
        Вернулся верзила с мрачным и стеснительным видом.
        - Всё нормально. Но я имею право на проверку?
        - Имеешь, имеешь, - добродушно разрешил банкир.
        Снова раскинули колоду; и снова деньги забрал банкир.
        - Это у вас родственное, наверное? - спросил бородатый с крестом.
        - Данила, родственное у вас; у обоих. Я играю обыкновенно и честно. А вы что-то мутите, считаете, колдуете, а в итоге одни расписки. Джо! - обратился он к нерусскому. - А у тебя денег хватит?
        - Корову продам.
        - Ну, тогда я спокоен. Залог есть. Курнём?
        - Давай, - вздохнув, согласился нерусский. - Забивай.
        - Да забил уже. Вон, висит под потолком.
        Бородатый с крестом подпрыгнул и достал длинную папиросу, забитую гашишем.
        В этот момент помещение, где развлекались игроки, тряхнуло.
        - Что это? - испуганно спросил Джо.
        - Тьфу, чёрт, - раздражённо проговорил банкир - Я совсем забыл. Прибыл "Прогресс" с Земли. Мы должны были его встретить, но не вышло - корову выигрывали. Причалил на управлении из ЦУПА; или на автомате.
        Банкир подплыл к центральному пульту космической станции "Альфа" и с размаху бахнул рукой по большой кнопке. Моментально загорелся экран над пультом. Из экрана глядели злые глаза командующего полётом.
        - Чередниченко, в чём дело? Опять отказ системы теплоснабжения?
        Командир экипажа, полковник Чередниченко, за долю секунды принял усталый, измученный вид и, глядя прямо в глаза командующего, проговорил хриплым, усталым, измученным голосом:
        - Товарищ генерал. Полный отказ работы видеосистем наблюдения. Только что закончили ремонт. С телеметрией всё в порядке, а вот связь аудио-видео смогли восстановить только что. Буквально только что. Люди падают с ног. Но могу доложить - "Прогресс" принят.
        - Какого чёрта! "Прогресс" сам вышел на крест и состыковался. Где Иванов?
        - Я здесь, товарищ генерал, - подплыл к камере бородатый с крестом. Генерал уставился на него как на кролика. Спросил.
        - Это правда?
        - Что?
        - То, что сказал Чередниченко. И учти, Джо мне врать не будет.
        - Правда, товарищ генерал. Только что закончили ремонт. Стали делать проверку и тут вы - на связи. Видеосистемы и связь с Землёй восстановлены, - не моргнув глазом, ответил бородатый и погладил крест.
        - Позови Джо.
        К камере подплыл верзила с лучезарной американской улыбкой на лице.
        - Доброе утро, мой генерал!
        - У нас ночь, - мрачно констатировал командующий. - А у вас весёленькое, наверное, утро, Джо? А? Куда это вы всей компанией на пять часов пропали? Ты вроде бы баптист. Врать не должен.
        - Я сайентолог.
        - Да какая разница! Всё одна муть. Ну? Ты же не хочешь, чтобы я в NASA докладную записку написал? Нет? И я не хочу. Своим я не верю. Те ещё кадры. В игольное ушко пролезут, да ещё бабу с собой протащат. А тебе - верю. Ты же баптист!
        - Я сайентолог.
        - Без разницы. Джо, почему не было связи? У нас здесь были больше нервные и технические проблемы. Мы должны выяснить причину такого длительного радиомолчания; тем более, оно не в первый раз.
        Джо снова улыбнулся национальной улыбкой в глаза русского генерала и сказал, словно молитву прочитал:
        - Мой генерал, вследствие замутнения оптоволоконного кабеля в сети интерфейса всех видеокарт бортовых компьютеров, произошёл сброс номинального напряжения с положительной шины микросхем до минимального - это работа автоматики, - и вследствие этого сигнал на передающих антеннах снизился на два порядка. Связь с нами была, вы просто не могли уловить сигнал. Всё время, - эти пять часов, - ушло на поиск точки замутнения кабеля. Только что нашли. Всё о"кей!
        - Что это было за замутнение? - настороженно спросил генерал.
        - Маленькая серая мышь, - спокойно сказал Джо, - стала грызть кабель. Перегрызть не перегрызла, но световой поток был нарушен.
        - У вас там на станции мыши?! - изумлённо спросил командующий.
        - Хорошо, что не крысы. Территория "Альфы" сами знаете какая. За всеми отсеками не уследить. Но эту мы поймали.
        - Покажите.
        - Уже сбросили в мусоропровод.
        Генерал недоверчиво глядел в глаза улыбающемуся Джо. Закурил сигарету. Помолчал. Сказал:
        - Ладно, Джо; я тебе верю. Ты всё-таки баптист...
        - Я сайентолог.
        - ... и поэтому выходит, что мышь была в действительности. Позови Чередниченко.
        Поплыл Чередниченко.
        - Полковник, примите "Прогресс". Это раз.
        - Есть товарищ генерал! Разгрузку начинаем немедленно.
        "Банкир" удалял в прошлое тему о неведомых пяти часах отсутствия связи.
        - Чередниченко, есть и два. Закрытый разговор. Удали посторонних.
        Полковник махнул рукой бородатому и американцу и они уплыли в соседнее помещение, закрыв за собой дверь.
        - Я слушаю, товарищ генерал.
        - Необходимо интернировать Джо.
        - То есть... как интернировать?
        - Ну, как, как... В кладовку с матрацами закрой или в сушилку куда ни будь. Он не должен подходить к своей аппаратуре в своём кабинете. Это серьезно. Иванов тебе поможет.
        - А может, просто закрыть его кабинет?
        - Нет, - поморщился командующий. - Он тогда может вам много проблем наделать. А работа у вас предстоит серьезная. Ты поймешь, когда увидишь, что пришло на "Прогрессе".
        - Я буду работать в рамках полномочий?
        - Ты будешь работать в рамках здравого смысла. А смысл этот тебе буду передавать я. Намечается сильная заваруха. Из командиров наших войск в космосе ты один. Представляешь собой всю Россию, Украину, Белоруссию и т. д. Доступно говорю?
        - Так точно. Но не ясны детали.
        - Детали в пакете. Пакет в "Прогрессе". "Прогресс" пристыкован к шлюзу; надо только открыть двери и шлюзовые камеры. И... с этой секунды ты будешь выполнять только мои команды; и те, что в пакете. Когда интернируешь Джо, отключи всю американскую сторону станции. Знаешь, где секретный рубильник?
        - Так точно, товарищ генерал!
        - Иванов человек надёжный, но набожный. Это не совсем кстати. Следи за ним внимательно. Если что, интернируй и его.
        - Иванова?!
        - Да.
        - Товарищ генерал, я думаю, такого не потребуется. Он хоть и верующий, но он офицер!
        - Умник, ты ещё не знаешь, что вы будете делать! Верующие в боевых операциях глобального масштаба неуместны. Но девать его некуда. С парашютом не сбросишь. Задача ясна?
        - Так точно тов. ген. Полковник Чередниченко вас не подведёт!
        - Я тоже на это рассчитываю. И, кстати, подготовь все манёвренные двигатели, плюс резервные. Возможно придётся менять орбиту. Запустишь реактор.
        - Реактор!?
        - Это приказ. Сильно не облучишься. За всё время работы реактора БЭР десять получишь, так они только отраву всякую в организме убьют. Это даже полезно. Реактор, как ты понимаешь, необходим для запуска лазеров. И для манёвренных двигателей. На солнечных батарейках пускай янки катаются. Всё. Я закончил. Доложи.
        - Приказ понял, будет выполнен.
        - Связь каждые тридцать минут. Давай!
        И экран погас.
        В помещение заплыли Джо и Иванов.
        - Ну что, опять мозги пудрил? - спросил улыбчивый американец.
        - Ох, Джо; пудрил, пудрил и пудрил. Ты молодец! С мышью ловко сообразил. Или вас там, в NASA, тренируют таким штучкам?
        - Ваня, Ваня... Чему нас только не тренируют. Башка съедет у нормального парня. Выучить ваш язык плюс сленг - тьфу, в сравнении с остальными тестами.
        - Ну что, пойдём разгружать "Прогресс"? - оптимистично спросил Иванов.
        - Через виток. Указание ЦУПА. Мы, кстати, опять на час без связи на базе прогоняют свою аппаратуру. Не очень верят варианту с мышью. Давай лучше ещё несколько партий, пока связи нет.
        - Давай, давай, - потёр руки Джо. - Я всё равно отыграю свой кэш.
        - Только не здесь, - проговорил командир корабля. - Может неожиданно заработать видео наблюдение.
        - Да, да. Это проблема, - сказал Иванов.
        - Есть место спокойней, - проговорил банкир и огляделся по сторонам. - Пойдём в сушилку.
        ***
        В штаб квартире NASA, в военном спецотделе, сидел директор этого управления и его помощник. Спецотдел ориентировался конкретно на отслеживание работы русских в космосе вообще и на станции "Альфа" в частности.
        - Как там Джо? - лениво спросил шеф, закинув ноги в ботинках на стол и держа сигарету вертикально вверх.
        - Пока молчит. Вся станция молчит. Но вся информация, что он собрал за два месяца, спрыгнет нам сюда, как только связь заработает.
        - А почему она, Арамей, не работает?
        - Русские тоже не в курсе. Данные телеметрии говорят о том, что всё в порядке; всё в исправности; возгорания нет; изменение давления в помещении нет; изменения орбиты нет; передвижение астронавтов на борту станции фиксируется; изменения температуры их тела нет; но - молчат.
        - У русских тоже установлены датчики движения?
        - Нет. Они решили, что два раза работу делать не стоит и лучше сэкономить место.
        - И где сейчас находится наша весёлая тройка?
        - В помещении центрального управления. Почти не двигаются. Наверное, что-то ремонтируют.
        - Ха! Ремонтируют? И почти не шевелятся. Да они в карты играют!
        - Шеф, я ценю ваш юмор...
        - Ну, тогда, наверное, книги читают? Верно, Арамей?
        - Это вполне возможно. Техническую литературу.
        - Ну-ну... Сам летал когда-то. На "Индевере".
        В комнату зашёл дежурный офицер.
        - Разрешите доложить.
        - Докладывай.
        - Связь с "Альфой" восстановилась. Русские общаются со своим командиром.
        - Дешифровка возможна?
        - Нет.
        - Хорошо, будет ждать, будем ждать...
        Дежурный офицер вышел.
        - Ты же понимаешь, Арамей, какова цена этой "Альфы" в данной ситуации? Вижу, что понимаешь. Придется вводить план Х. Джо ликвидирует русских, и будет выполнять наши команды, пока мы не высадим на "Альфу" наш десант. Каков на данный момент объем помещений станции?
        - Около двадцати пяти тысяч! Она очень выросла. Там можно разместить уйму боевой техники. Короче, передаем Джо команду X.
        - Шеф, это возможно?
        - Это подготовлено. Джо давно проинструктирован и знает что делать. Дополнительную информацию я ему сообщу во время сеанса связи.
        - Шеф, а это не слишком проблематично? Русские не ослы.
        - Один скончается от инсульта, второго убьет током. Всё естественно. Трупы придётся выбросить за борт. Законы санитарии; их знают все.
        - Джо сумеет?
        - Джо профессионал. Его больше учили убивать, чем заниматься космической микробиологией. Это его первый полёт на станции. И именно из-за предполагаемого развития событий он и был послан.
        - Шеф, вы аналитик. Этого я не могу отрицать. Но если случится обратное - русские выбросят за борт Джо?
        - Ха-ха-ха! Арамей! Не смеши гусей. Ты что. Думаешь, они проходят спецподготовку? Да они наоборот, мух выводят и выращивают их как грибы. Это же не те русские, которые были русские.
        - Да, вы правы.
        Выпили по виски с содовой. Арамей закурил ментоловую сигарету.
        - Чего ты такое куришь? - удивился шеф.
        - Ментол. Составляющая антиникотиновой блокады.
        - Что-что?
        Арамей засмущался.
        - Да вот, хочу бросить.
        - Бросают только жен. Остальные номера у настоящих мужчин не проходят. Ты, впрочем, убедишься сам.
        Зашёл дежурный офицер.
        - Сэр, какие-то неприятности с нашей частью станции.
        - Что ты имеешь в виду, - попыхивая сигаретой, спросил директор управления.
        - Отключена вся телеметрия, заблокированы все каналы связи. Похоже, что станция просто обесточена.
        - Что?!!
        Директор вскочил и в сопровождении Арамея побежал в зал оперативного контроля. На всех мониторах ползла ровная линия, как у покойника.
        - Датчики движения регистрируют что ни будь?
        - Сэр, какие датчики? Станция обесточена.
        - Дайте визуальный контроль.
        На экране в размытых тонах появилась каракатица многоярусной, разросшейся словно перекати-поле, станции "Альфа". Директор стал вглядываться в картинку. Сказал:
        - Вон, вроде свет в окошке светится!
        - Возможно, - сказал дежурный офицер, - но мы подтвердить ничего не можем. Пока ясно одно - станция перестала функционировать.
        - Что говорят русские?
        - Они молчат.
        - Как молчат?
        - Молча. Никого из командного состава выловить на связь нельзя.
        Директор наморщил лоб и стал думать. Думы были не веселы. Если обесточена станция, - она погибла и он, как директор, тоже. Если её, - что невероятно! - захватили русские, то просто отставкой не отделаешься. Время почти военное. В кармане у Арамея зазвонил мобильный телефон. Тот взял трубку и несколько секунд слушал. Отключился. Написал на бумажке: "Магистр дает 24 часа". Показал бумажку директору и порвал её на кусочки.
        Тот немного помолчал, осмысливая прочитанное. Затем повернулся к дежурному офицеру:
        - Ладно, или не ладно, но наблюдение ведите; следите за изменением орбиты - это может случится. Любая новая информация - сразу ко мне на стол.
        И вышел. Следом выбежал Арамей.
        ***
        Чередниченко с Ивановым внимательно изучали инструкции, извлечённые из секретного пакета. Затем, отбросив документацию, принялись монтировать аппаратуру, выгруженную с космического грузовика "Прогресс". Работали молча и сосредоточенно. Изредка перебрасывались фразами:
        - Винт?
        - Шестисотый.
        - Рама?
        - Семьдесят пять на двадцать пять.
        И снова умолкли.
        Жужжали кондиционеры. Щёлкали датчики Гейгера-Мюллера. В окна светили звёзды. Вдалеке, где-то в седьмом крыле, глухо орал и стучал кулаками в дверь американец Джо; интернированный, как выяснилось, вовремя.
        - Винт?
        - Семьсот первый.
        - Рама?
        - Семьдесят семь на двадцать три.
        И снова тишина. Над головами проплыл кот, опытно раскинув лапы и вытянув хвост. Он жил нелегально на станции три года. Никто из экипажей ни разу его не сдал. Звали его Ариэль и он охотно подлетал на это прозвище.
        - Винт?
        - Семьсот седьмой.
        - Рама?
        - Семьсот девять на двадцать один.
        В иллюминаторе, в торце командирского отсека, заглянула громадная Луна, ощетинившаяся всеми своими кратерами. Теплый, жёлтый свет успокаивающе действовал на Ариэля и тот, свернувшись в клубочек, повис в воздухе посередине отсека.
        - Винт?
        - Девятисот пятый.
        - Рама?
        - Девяносто на десять.
        Американский Джо затих, и слышно его не было. Вспыхнул экран монитора. Глаза - молнии командующего влились в Чередниченко.
        - Полковник, докладывайте.
        - Почти все винчестеры управления установлены. Системы наведения подключим не раньше чем через три часа.
        - Час. Чередниченко, - один час. Доложи!
        - Есть.
        Экран погас.
        - Тьфу, рожа генеральская. Час! Наполеон! Сам пробовал этот монтаж? - беззлобно проговорил бородатый крестоносец.
        - Давай дальше. Поехали, - не поддержал тему командир.
        - Винт?
        - Тысячный.
        - Рама?
        - Сотая.
        - Вот теперь о"кей. Берёмся за оптику.
        А тем временем американский Джо сумел выбраться из сушилки (не тюрьма же), где его закрыл русский экипаж. Осторожно передвигаясь по воздуху, он пополз в сторону американского приборного отсека освещая себе путь карманным фонарем. Света нигде не было. Полз тихо, боясь зацепить что ни будь. Наконец, добрался. Но всё зря. В отсеке полностью отсутствовало напряжение, а резервные аккумуляторы находились в зоне русских. Джо ещё раз попытался запустить кодированный передатчик зная, что внизу, в NASA, ждут не дождутся его отчёта. Ещё раз; потом ещё раз; и неожиданно вспомогательная батарея реанимировалась и он увидел горящий индикатор на пульте. Быстро включившись в канал, он проговорил:
        - Двадцать первый на связи. Подтвердите.
        - Подтверждаем. Доложите обстановку.
        - Меня изолировали в закрытом помещении. Я освободился. Русские отключили всю станцию от энергоснабжения кроме командирского отсека управления. Теплоснабжение продолжается, но электроэнергия отключена. В районе командирского отсека ведётся монтаж какой-то аппаратуры. К ним пришёл грузовик.
        - Мы видели.
        - Жду указаний, сэр.
        - План Х.
        - Полностью?
        - Полностью план Х. Затем подключите к электроснабжению наш отсек или будете работать из командного пункта русских. Указание будет получать непосредственно о-о-о-о-т ме-е-е-е-нья-я-я-я-я... - Эхо реверберации прервало разговор, индикатор на панели погас и Джо опять остался один в темноте. Батареи разрядились окончательно. Джо взгнлянул на луну в окне и быстро прогнал в голове все возможные варианты его действий. Их было мало. Астронавт NASA вытащил из сейфа небольшой пистолет с глушителем. Заряд в патронах был уменьшен, чтобы в случае чего, не повредить корпус станции, хотя она была вся из титановых модулей. Двадцати зарядный "люгер" спец исполнения. Этого оружия должно хватить. Агент NASA, ФБР, ЦРУ и ещё кое кого, стал медленно пробираться к модулю, где работал ненавистный ему Чередниченко, выигравший все его деньги за этот полёт.
        ***
        - Товарищ генерал, все установки собраны, - доложил Чередниченко командующему и выжидательно замер, глядя на экран.
        - Молодец, Ваня! - неожиданно похвалил генерал. Глаза его слегка потеплели. - И ты тоже, Иванов, - кивнул в сторону бородатого. - Не зря мы вас тут на тренажерах так дрючили. Объявляю благодарность за оперативность и точность. Тесты вы прогнали?
        - Так точно. Плюс-минус один электрон.
        - Это хороший плюс-минус. А теперь - к делу. С сеткой наведения проблем нет?
        - С сеткой наведения проблем нет.
        - Так, так, так... Наш пучок имеет частоту около тысячи терагерц. И знаешь в чём задача?
        - Никак нет товарищ генерал.
        - Я сейчас познакомлю тебя с моим заместителем-консультантом.
        На экране появился худощавый блондин с холодными глазами.
        - Познакомься - Философ; это его позывной, имя тебе ни к чему.
        Философ кивнул головой.
        - А это - Чередниченко. Командир станции "Альфа".
        Полковник тоже кивнул головой.
        - Работать вы будите в жестком тандеме. Все указания Философа выполнять, какими бы бредовыми они не казались... Прошу прощения.
        - Полковник, - проговорил Философ. - Прошу надеть шлемы, пора работать.
        Иванов и Чередниченко надели шлёмы виртуального обозрения.
        - Какой квадрат вы пересекаете? - спросил Философ.
        - Квадрат7523. Уральские горы.
        - Прекрасно. Ваша задача поразить пучковыми пушками все цели, помеченные лазерной отметкой вашей компьютерной системы. Всё просто, как в тире. Но есть нюансы. Необходимо регулировать и мощность, и частоту; в зависимости от цели. Все красные отметки поражаются, - но их будет мало. По объектам, помеченным зелёной отметкой, просто наносится удар частотой пятьсот терагерц длительностью 100 наносекунд. Мощность удара на пять порядков ниже. Цель совершенно не должна пострадать - этого и не будет, если вы выдержите все алгоритмы. Но её полярность, её энергетика, переменится. С плюса - на минус, и наоборот. Это понятно?
        - Всё понял, - ответил Чередниченко.
        - Вас двое, - продолжил инструктор, но не думайте, что это много. Когда подлетите к Европе, вы не будите успевать жать на кнопку "ПУСК". Но не дай бог вам перепутать красную отметку с зелёной!
        Чередниченко и Иванов застыли в своих креслах с чёрными шлёмами на голове и двумя рычагами в руках.
        - Я вижу, проблем нет, - сказал генерал. - Запускайте реактор.
        Полковник протянул руку к пульту, поднял заслонку и навернул выключатель. Затем поднял ещё одну заслонку и нажал ярко жёлтую кнопку три раза подряд. По станции прошла лёгкая дрожь и всё стихло. Реактор был на быстрых нейтронах и плутоний стал отдавать свою обвальную энергию чисто, аккуратно и технологично.
        - Реактор запущен, - доложил командир "Альфы".
        - Теперь вы карающий меч, летящий над землёй, - сообщил генерал. - Мы вас ведём и сопровождаем всеми спутниками группировки. Все работают на вас. Не ждите лёгкой работы; поэтому и запущены лазерные пушки. Вперёд, ребята!
        ***
        Хитрый астронавт NASA Джон Ланкастер полз и плыл по коридорам модулей станции. От командного пункта, где работали русские, его отделяло около восьмидесяти переходов и поворотов. В сушилку они поднялись на лифте за несколько секунд. Но теперь лифт бездействовал, и пришлось обойтись без него. Джо шёл осторожно. Везде расположены датчики. Что ни будь зацепил - сигнал на пульте. А это его не устраивало. Свой "люгер" он держал в руках прямо перед собой. Нет, он не был нервным. Он был опытным. Аккуратно обходя объекты повышенной опасности, американец медленно приближался к центральному пульту управления. Так ему казалось. Но вдруг он понял, что заблудился. Света в этой части станции не было совсем, и он просто потерял ориентацию. Коридоры и повороты одни и те же. Всё компьютеры одного дизайна. Джо вспотел. Он снова вернулся, как ему казалось, в точку отсчёта, но неожиданно очутился в большом гулком цилиндре, похожим на бидон. Выбравшись из бидона, агент NASA, ФБР и ЦРУ пополз в другую сторону. Прислушался: ни черта не слышно, как будто сели на Луну. Батареи в его фонаре предательски стали менять
освещение. Он бродил уже часов шесть.
        А вокруг, на каждом углу висели переговорные устройства. Нажми кнопку, - и тебя услышат, да ещё и увидят! Нет не смешно. Сунул "люгер" за пазуху - рука устала выискивать цель. Джо присел в уголок какого-то перехода и стал вспоминать о молодости, о деревне, о корове... Какого его занесло в эти титановые заросли? Деньги? Нет. Бабы? Нет. Гордость? Нет. Слабость? Да. Наверное, слабость. Хотелось самоутвердиться. Самоутвердиться? Проиграл в карты все деньги, предназначенные ему за полёт, попал в тюрьму - сушилку (русские оказались умнее, чем ему объясняли инструкторы), а теперь сидит в середине титановой каракатицы. Воды нет, еды нет, что делать - неведомо. Он слышал о депрессии. Читал о ней в книгах. Проходил в теории при подготовке к полёту. И считал, что это - чушь. Теперь его мнение переменилось.
        Отбросив, как полагалось по инструкции, эти мысли, Джо вскочил и приложил обе руки к ушам. Стал, как филин, прислушиваться и вникать в глубину станции. Где-то что-то гудело. Но где? Он сильней растопырил уши... И в этот момент ему что-то упало на голову и вцепилось мёртвой хваткой.
        - А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! - не выдержали нервы издёрганного Джо. Схватившись руками за голову, он вдруг понял, что это кот.
        ***
        - Чего это наш американский коллега так бесится, - заметил командир "Альфы" - Или темноты боится?
        - Наверное, пересушился, ответил бородатый крестоносец. - Такое у подсушенных бывает.
        - Ну, я думаю, переживёт.
        Оба они глядели вниз на проплывающий рельеф местности. Неожиданно впереди замерцала зелёная отметка. Командир экипажа навёл шлёмом пучковую пушку на цель, скинул мощность и частоту, сделал выстрел. Зелёная отметка исчезла.
        - Есть один, - сказал бородатый. - Что это, интересно.
        Включили стабилизацию; вгляделись. Целью оказался высокий камень сверху которого поперечно лежал ещё один.
        - Мегалит, - пояснил Чередниченко. - Мы должны облучать основные мегалиты на планете. Это такие большие камни, сложенные когда-то людьми. Эта информация была в пакете.
        - А зачем? - удивился Иванов.
        - Надо. Приказ. - Коротко ответил командир, который сам толком ничего не мог понять в этой абракадабре.
        "Альфа" неслась вперёд, приближалась к Европе. Залетели в зону Кольского полуострова. Вот тут-то и началось. Чередниченко и Иванов не успевали нажимать на пусковые кнопки. В карельских лесах зловеще замигала красная отметка. Командир "Альфы" немедленно дал пуск полной мощности. Стабилизировали картинку, осмотрели. Странный подземный бункер горел ярким пламенем. Из него валил чёрный дым. Жилых помещений в районе не было. Проскочили Карелию. Мегалиты шли один за одним в западном направлении. Влетев на территорию Великобритании, залповым огнём обстреляли по зелёным отметкам Стоунхендж и прилегающие к нему группы мегалитов, а затем пошли замки, крепости и церкви.
        - Господи, а церкви то зачем? - вопросил бородатый.
        - Это не церкви, - жестко сказал командир. - Это объекты. Вопросы есть?
        - Есть. Зачем обрабатывать церковь частотой пятьсот терагерц? Там же люди!
        - Люди везде. Были, есть и будут.
        Крестоносец замолчал. Но насупился.
        - Ага, вот настоящая цель! - они подлетали к Франции. - Нотр Дам де Пари. Здесь надо синхронно. У него очень большая энергетика. Можем не справится.
        По команде полковника пустили по Собору Парижской Богоматери из двух пучковых пушек два импульса пятикратной длительности. Проскочили дальше.
        - Слушай, - обратился командир к Иванову. - Ты не бери дурное в голову. Мы изгоняем дьявола. А он не один. После нашей работы все они должны собраться в каком-то одном месте, чтобы провести шабаш и омолодиться. Всё это мне сейчас в шлемофон объяснил Философ. Он следит через наши камеры слежения за развитием событий.
        Мы изгоняем дьявола! Воистину так, Данила. Я сам верующий. - Иванов недоверчиво глядел на него. - Я сам верующий, - повторил полковник. - Какой неверующий полетит в куске железа в космос. Я прав, Данила, я прав?
        - Да Ваня. Ты прав. Я тебе верю.
        - И верь дальше.
        Над островом Пасхи обработали терагерцовыми ударами все статуи. Сделав виток и изменив орбиту, ударили по пирамиде Хеопса и Сфинксу. Прошлись над древним Вавилоном. Прошлись над Араратом и его ковчегом. Пролетая над Килиманджаро ударили терагерцовым пучком по церкви с Чёрной Мадонной. Пролетая над пустынной Антарктикой, полковник неожиданно увидел красную отметку лазера. Не медля не секунды он удвоил частоту, поднял мощность и выстрелил по цели. Был введён взметнувшийся вихрь энергетического удара. Стабилизировали картинку. Это оказалось непонятное сооружение, построенное под землёй. Оттуда шел чёрный дым.
        - Кого-то накрыли, - мрачно сказал бородатый.
        - И конкретно, - добавил полковник.
        "Альфа" мчалась дальше, сквозь звёздную пыль стратосферы, опустившись до минимальной высоты.
        Помчались над Японским морем. На крошечных островках светились зелёные отметки. Оба пилота без промаха наносили терагерцовые удары. На Окинаве загорелась красная отметка. Подняли энергию и нанесли двойной удар. Смотреть уже не стали. Неожиданного вдали показалась отметка голубого цвета.
        - А это что такое, - спросил бородатый.
        - Посмотрим, - ответил командир.
        Включили стабилизацию и дали максимальное увеличение. Стали рассматривать: небольшой островок, на вершине скалы стоит зеркальный телескоп с приделанными акустическими ушами. Возле телескопа, на камнях сидит человек и смотрит на море. Подножье скалы завалено какими-то бумагами.
        - Что за чертовщина? - проговорил Чередниченко.
        - Японцы все двинутые, - вставил Иванов.
        Удерживая стабилизацию картинки, миль через двадцать увидели небольшую резиновую лодку с ярко желтым парусом, на котором было чёрными буквами написано: SOS, а ниже USA. В лодке лежал человек и смотрел в небо. Он был в форме военного лётчика.
        - А это что за комикадзе?
        - Наверное, атакует остров. Месть за Перл-Харбор, - ответил Чередниченко. Вырубай стабилизацию, у нас впереди ещё все японские острова. Одна гора Фудзияма чего стоит.
        Двадцать минут меняли энергетику японских мегалитов и сатанинских структур. На Хоккайдо, на самом севере, уничтожили сразу три объекта помеченные красной отметкой.
        Включился монитор. С него глядел командующий с жесткими глазами.
        - Чередниченко, меняй орбиту, развернись в сторону Непала.
        - Есть, товарищ генерал.
        - Как себя чувствует янки?
        - Воет как собака. И молчит. Грызёт цепи, наверное.
        - У нас тут проблема с американцами. Мы утверждаем, что "Альфа" без управления. Они, конечно, не верят. К вам движется "Спейс шаттл". "Дискавери", вроде, или что-то ещё - не сообщают. Внимательно отслеживайте их:
        - Вижу, вижу "Дискавери". Параллельная орбита. Сближается.
        - Пусть сближается, но запусти лазеры.
        - Четыре лазера запущено. Надо только активировать.
        - Действуйте по обстановке и быстрей к Непалу.
        Экран погас.
        Бородатый вгляделся в монитор.
        - Да Ваня, прёт "Дискавери". Что будем делать?
        - Далеко?
        - Около двух тысяч.
        - Сами они состыковаться не смогут. Прикинемся дураками.
        - Они идут параллельной орбитой, но ниже нас. Нагонят через час.
        - Будем ждать.
        - У них лазеры стоят на челноках?
        - Нет, Там нет реактора.
        - А что там есть?
        - Ракеты "космос - космос". Мощные зверюги. Должны были применяться в ПРО. По-моему три штуки ложится в контейнер.
        - Это не успокаивает.
        - Скорость наших компьютеров 10 гигагерц. Успокойся. Они только палец на кнопку "ПУСК" положат, а мы уже дадим противоудар.
        - Ох, не знаю, не знаю...
        Да заткнись ты, - резко повернулся командир к Иванову. -Плевал я на "Дискавери", плевал я на противоракеты, плевал я на американцев, плевал я на их свободу вместе со статуей. Вопросы есть?
        - Нет.
        - Вот видишь, и всё нормально. Поставь этот их задрипанный космический кораблик на автосопровождение.
        - Поставил.
        - А теперь успокойся. Наши лазеры - лучшие лазеры в мире. А то, что у них бабы в золотых трусах ходят - так нам наплевать на это, Данила. Трусы против лазера - звучит неубедительно.
        Загорелся экран монитора. Там был Философ.
        - Вас нагоняет бригада из NASA.
        - Да мы в курсе уже. Ведём сопровождение, - ответил полковник Чередниченко.
        - Приготовьте спасательные капсулы и наденьте скафандры, - произнёс советник командующего.
        - Какие капсулы, какие скафандры? - вопросил нервозно Иванов. - Да пускай только дёрнуться. Плевали мы на их ракеты.
        - Я согласен. Никто не знает, что на "Альфе" установлен реактор и боевые лазеры. Но вот по этому-то и может быть всё, вплоть до абордажа. Я знаю, кто послал этот челнок, вернеё с чьей подачи он взлетел. За этими людьми мы и охотимся. Их вы и выманиваете своими пучковыми выстрелами. Этим ребятам не нравиться, что вы занимаетесь профилактическими работами на объектах, принадлежащих им. Возможно, они дадут в вашу сторону сильный инфрачастотный импульс: чтобы вы все сошли с ума. Это реально. Для удара импульсом надо сближение между "Альфой" и "Дискавери" не более ста метров. Вы меня поняли?
        - Да, - ответил полковник.
        - Именно это я и хотел вам сообщить. Сто метров.
        Экран погас.
        В течение последующего часа оба пилота добивали редкие зелёные отметки на территории Автралии и Океании.
        Вскоре их нагнал "Спейс шаттл". До него было километров пятьдесят, когда пришло первое сообщение.
        - "Альфа", я STS-95, прошу связи. "Альфа", я STS-95, прошу связи. Необходима помощь?
        Челнок пока не приближался, а шёл параллельным курсом.
        - "Альфа", я STS-95, прошу связи. Мы идём на сближение.
        Полковник включил канал связи.
        - STS-95, я "Альфа". Мы идём по графику операторов. У нас всё в порядке. Что вам нужно?
        - У нас запланированный полёт; орбиты сблизились по расчетным данным. Учитывая это, мы бы хотели сказать пару слов Джону Ланкастеру, нашему специалисту по микробиологии и передать ему небольшой контейнер с новыми препаратами. Всё это согласовано с NASA и с ЦУПом.
        - Он спит. Ланкастер работал без перерыва 79 часов; плюс выход в открытый космос... Он спит, Сэм. Это же ты, Сэм?
        - Да, это я, Уаня. Но все же разбуди, коллега, нашего сонного микробиолога.
        - Сэм, ты представляешь себе, что это такое 79 часов работать без сна и на нервах? Он принял транквилизатор. И ещё. Ты понимаешь, что я не имею права выполнять твои просьбы. Все грузы только через шлюз и контроль. Верно, Сэм? Ты же всё понимаешь. Джона я будить не буду. Часов через десять переговоришь с ним, а сейчас - нет.
        - Уаня, Уаня...
        Челнок включил манёвренные двигатели и стал сближаться со станцией. Когда оставалось десять километров, Чередниченко спросил:
        - Ты к нам в гости, Сэм?
        - А что, нельзя? Свободный модуль состыковки есть.
        - У нас не работают гироскопы ориентации. Ты не пристыкуешься. И это приказ.
        - Что?!
        - Приказ, говорю. Прекращай сближение. Я отвечаю за станцию. У нас была уйма неисправностей. Наконец всё решили. Гости нам сегодня не уместны. Со своим Ланкастером будешь болтать дома, в баре. Тебе не ясно? Это космическая станция "Альфа", а не бар "Альфа". Сэм, не путай в голове понятия. Джо спит; я злой; Иванов держит руки на управлении. Что тебе надо? А?
        - Да, собственно, мы тут так пролетаем; по курсу. Чего ты бесишься?
        - Прекращай сближение!
        - Да я и не сближаюсь. Пять миль - это что, сближение?
        - Сэм, по-хорошему измени орбиту. Свали вверх или вниз. Не мешай работать. Мы говорим по закрытой связи, но что было бы в ЦУПе и NASA если бы они слышали наш диалог?
        - Ракету они могут пускать минимум с двадцати километров, даже с пятидесяти - чтобы себя не зацепить, - проговорил Иванов.
        - Я знаю, - ответил ему полковник.
        - Ладно, коллеги, спасибо за гостеприимство. Но нам всё равно надо передать Джо инструмент и материалы лаборатории, - свяжись с ЦУПом, они подтвердят. Вес небольшой, килограммов сорок.
        Из шлюзового входа "Дискавери" вылетел почтовый контейнер, внешне всем известный, и поплыл в сторону "Альфы".
        - Проснётся, передавай привет, - дружелюбно сказал в микрофон Сэм, капитан челнока, и включив двигателя коррекции, стал уходить на верхнюю орбиту.
        Чередниченко и Иванов смотрели на контейнер приближающийся к ним, как на клубок гремучих змей.
        - Инфразвуковая бомба, - проговорил бородатый.
        - Да, это она, - согласился командир. Он вспомнил про сто метров, упоминаемых Философом. Быстро надел шлём, включил боевой лазер и легко как на тренировке, превратил контейнер в облачко металлического пара. - Вот так будет спокойней, - сказал. - А теперь, Данила, всё внимание на "Дискавери". Ракеты у них в верхнем контейнере. Если только он начнёт открываться - это уже начало атаки.
        Вспыхнул экран монитора. На связи был командующий.
        - Что хотел "Дискавери"? С нами на связь он не вышел. NASA сообщает, что это запланированный полёт, полностью научный.
        - "Дискавери" спрашивал про здоровье своего астронавта на "Альфе". Хотели побеседовать. Я сообщил, что только что закончились ремонтные работы на станции, которая была неуправляема, и Джо спит как убитый. Разбудить нет возможности. Ему была передана посылка с дополнительным оборудованием.
        - Где эта посылка!
        - Я уничтожил её, не подпуская к станции.
        - Молодец, Чередниченко. Ты соображаешь, что к чему. Как наземные цели?
        - Зеленые отметки все подавлены. Осталось пройтись вдоль Северной Америки, но Философ сказал, что та территория нам неинтересна. Там ничего нет.
        - Ладно, думать не нам. Следи за "Дискавери". Ты знаешь, что он вооружен?
        - Конечно, товарищ генерал.
        - И знаешь чем?
        - Так точно.
        - Не упусти момент и пиши всё на видео.
        - Я понял.
        - Подойдёте к Непалу, свяжетесь. Давай! - Отключился.
        Чередниченко повернулся к бородатому Иванову.
        - Во влипли, Данила!
        - Влипли, Ваня, влипли. Десантные капсулы надо подготовить.
        - Да подготовлены уже. Только залезай и жми кнопку катапульты.
        Заработал селектор связи.
        - Что у вас там случилось, Уаня? - вежливо спросил Сэм.
        - Взорвалась твоя капсула с приборами для Джо. Ты хотел его поджарить, а, Сэм? Я разбужу Джо и скажу ему о твоем подарке. Думаю, он будет рад.
        - Уаня! Уаня! Никакой бомбы там быть не могло! Что ты говоришь?
        - Я не шучу. Капсула взорвалась в двух милях от станции. Ты понимаешь, какие могут быть последствия. Если я сообщу в ЦУП...
        - Уаня, это, наверное, была простая разгерметизация. Да, так оно и было. Я не поставил уплотнители прокладок...
        - Ты молодец, Сэм. Летаешь двадцать лет.
        - Спишем на провал памяти. Идёт?
        - Ну, посмотрим...
        - Спасибо, спасибо... Я бы очень, очень влип с этими прокладками.
        Оба русских космонавта рассматривали улетающего вверх противника. Створки грузового отсека были закрыты. Командир "Альфы" переключил приёмник на рабочую частоту американцев. Там шёл быстрый, энергичный разговор. Но, естественно, зашифрованный. Было ясно, - шли усиленные переговоры с Землёй.
        ***
        Джо, держа кота за хвост, пытался использовать его как компас. Но привередливое животное царапалось, вырывалось и не желало исполнять свою роль. Но Джо Ланкастер был упорным парнем. Всё детство провёл на ферме, - дрессировал быков. Кот для него был так - тьфу, и сказать больше нечего. Но была проблема, - он не хотел идти домой. А дом его был в командирском отсеке. Бык бы давно отправился к своему жилищу, а кот почему-то не желал.
        И в этой морали заключалась вся проблема.
        Наконец агент NASA, ФБР и ЦРУ сообразил, что к чему. При помощи фонаря он нашёл моток тонкой шелковой изоляционной нити, и конец её прикрутил к коту. А сам сел на пол и с облегчением расслабился. Ариэль исчез в темноте, кусая и пытаясь сбросить с себя повязку. Катушка понемногу разматывалась и Джо ощутил прилив жизненных сил, как утопающий, увидевший на горизонте парусник. Агент стал терпеливо ждать.
        ***
        Директор военного спец отряда NASA внимательно выслушал доклад дежурного.
        - Так, значит четырнадцать раз меняла орбиту, сорок два раза курс, а Джо спит? Он что, и правда спит? А? Арамей, ответь.
        - Он не спит.
        - Я того же мнения. Атака с инфразвуком не удалась; не пойму только, как они сбили контейнер. Или может быть, он сам разгерметизировался? Такое может быть?
        - Может, сэр. Там может быть всё.
        - Но подозрительная самоликвидация получилась. Арамей, тебе это не кажется?
        - Нет, не кажется. Так оно и было.
        - Ладно, я звоню президенту.
        Директор схватил красный телефон и стал ждать. Соединили. Говорили достаточно долго.
        - Сэр, это грань, которую нельзя не переступить. Это Рубикон. Над нами издеваются. Они захватили станцию в свои руки и, пользуясь её мобильностью, ведут разведку по всей планете; а мы ничего не можем сделать, как дохлые мулы. Да, да, я с вами согласен. Но! Вспомните Кеннеди. Дальше будет ещё оскорбительней, особенно в свете их последних разработок термосинтеза. Дайте им время и они повернут Землю... Вместе с Америкой. Я слушаю... Да... Да... Да... Д... Нет! Здесь профессионалы не согласны. Да... Да... Д... Да... Нет! Альтернатива исключена. Не надо жалеть эту железную каракатицу; не надо жалеть Хаббл. Сейчас не время рассматривать звёзды. Стратегия заставляет жертвовать мелочами во имя настоящего. Построим новую станцию и уже без русских. Господин президент, я свое мнение сказал как профессионал. Решение за вами. Да... Да... Да...
        В конце концов, директор бросил трубку и вытер пот со лба.
        - "Альфу" сбиваем. Дай команду "Дискавери", - обратился он к дежурному офицеру. "Есть!" - выскочил.
        Арамей скептично сложил губы трубочкой.
        - Сложное, сложное решение. Ведь это война, сэр. Это война.
        - Затеяли её не мы. Первая жертва с нашей стороны уже есть - Джон Ланкастер. Его наверняка выбросили в мусоропровод.
        ***
        Ланкастер плыл в темноте станции, держась за верёвочку. Кота видно и слышно не было, но конец вёл к нему.
        И вот, постепенно, звуки стали становиться всё громче; стала слышна работа механизмов и вдалеке мелькнул свет. Джо со злостью отшвырнул нить - поводок и вытащив "люгер" медленно поплыл вперёд, держа оружие перед собой. Он хорошо знал, что ему нужно делать и поэтому никакого волнения не испытывал, а даже наоборот - был зол и возбуждён. Он долго будет помнить этот проигрыш в карты и сутки, проведённые в тюрьме - сушилке!
        ***
        - Иван, смотри, смотри...
        - Да вижу, вижу... Выводи лазер на полную мощность. Ничего, 10 БЭР мы потерпим ради правого дела.
        Оба пилота в своих виртуальных шлёмах держали на прицеле "Дискавери", который словно весенний майский жук, приоткрыл пластины верхнего отсека и стал медленно открывать их; и одновременно разворачивался на месте. Лететь дальше пилот, очевидно, передумал. До "Спейс шаттла" было ровно сто километров.
        - Ждём конкретного пуска. Всё пишется на видеокамеру. Три ракеты сразу он запустить не сможет. Интервал секунд в десять. Это и есть наше прицельное время.
        - А может, грохнем его прямо сейчас, вместе с ракетами? - Спросил бородатый крестоносец. Чередниченко строго посмотрел на него.
        - Нельзя. На этой дуэли наш выстрел второй. Учти, подлёт этой твари к нам - четыре секунды. Первым стреляю я; потом ты; потом я; и всё.
        - "Дискавери" добивать будем?
        - Нет, скорее всего... У тебя все компьютеры в порядке? Быстро проверь ещё раз!
        - Уже проверил раз десять. Главное, чтобы стволы не оплавились.
        - Не оплавляться.
        "Спейс шаттл" тем временем открыл полностью грузовой отсек и развернулся к станции носом.
        Командир "Дискавери" разговаривал з директором военного спецотдела NASA.
        - Сэм, скажи мне степень гарантии?
        - Сэр, сто процентов. Они как на ладони. От этой титановой паутины останутся обломки не крупнее спички.
        - У тебя ракеты SC-48?
        - Так точно. Мощнее не бывает. Это тигры. Саблезубые тигры. А "Альфа" для них - мышь. Маленькая, крошечная мышонка. Сэр, ракеты предназначены для уничтожения русской баллистики высшего класса: СС-19, например. Они уничтожают все разделяющиеся боеголовки одновременно. Что для них какая-то решетка в космосе и на прямой наводке. Им будет неудобно поражать такую пассивную цель, - продолжал одухотворять своё оружие Сэм.
        - Президент дал добро, но только одностороннее. Если будут проблемы, то они будут наши.
        - Ха-ха-ха-ха-ха! Проблемы! Проблемы будут у русской оперативной группировки.
        - Сэм, если ты такой умный, и у тебя такие умные ракеты - сделай так, чтобы от станции вообще ничего не осталось. И концы в воду.
        - Сделаю, сэр. Я люблю свою работу и держу палец на кнопке "ПУСК". А как нажму - пойду курить. Всё будет происходить само - собой. И очень быстро.
        Командир "Альфы" не мог слышать этого разговора. Но он чувствовал его. Все сто километров до "Дискавери" были поделены на участки, сканируемыми компьютерами. SC-48 очень быстрая ракета. Но даже в шахматы техника не может победить бесстрашного человека.
        Первая ракета выпрыгнула как тигр из загона и сразу пролетела пятьдесят километров. Но не дальше. Мощный луч рубинового светового луча разбил её вдребезги; она даже не успела детонировать. Сквозь обломки летала уже вторая, успев промчаться больше шестидесяти километров. Иванов хладнокровно попал ей прямо в лоб, и она разорвалась, сверкая разлетающимися иглами шрапнелью. Третья уже мчалась сквозь обломки. Она подошла ближе всех.
        И в этот момент американский Джо выстрелил из своего "люгера" в спину капитана "Альфы". Пуля попала ему в плечо, но он всё же успел одновременно с Ивановым двумя лазерными жалами разорвать SC-48 километрах в десяти от станции. "Дискавери" поднимал орбиту и уходил вверх. Джо, не ожидая от пистолета отдачи, полетел в дальний угол салона и запутался в проводах. Его пока никто и не заметил, как и не чувствовал ранения командир "Альфы".
        - Данила, бери его в сетку, - со злостью сказал Чередниченко, глядя вслед "Дискавери". - Ты видел, что он хотел с нами сделать?
        - Уже взял.
        - Я тоже.
        - Коротким импульсом, не более одной наносекунды. Выставил? Огонь!
        Оба стрелка прицельно всадили в "Дискавери" энергию ядерного реактора. "Спейс Шаттл" разорвало на мелкие, оплавленные куски и эти "гвозди" медленно полетели вдоль орбиты.
        Джо Ланкастер выстрелил ещё раз. И снова улетел от отдачи назад. Хладнокровие изменило ему. Он не соображал, что надо найти точку опоры. Пуля ударилась в переборку и принялась скакать по всему салону, рикошетя от стен и переборок; в конце концов горячим куском свинца упала Джо на голову.
        Пилоты "Альфы" наконец поняли, в чём дело. В пылу атаки Чередниченко не почувствовал попадания в плечо, а вот теперь ощутил и догадался. Вот это да! Атакуют с двух сторон. Скинув шлём и вскочив с кресла, Чередниченко вытащил из кобуры пистолет "Марго" (конст. бюро им. Марголина). Русские проектировщики оружия для космических станций не были идиотами, и поэтому в "Марго" были патроны с резиновыми пулями, хотя и утяжелёнными сталью.
        Джо в этот момент нашел точку опоры и стал расстреливать командира "Альфы". Чередниченко спрятался за переборку. По всему салону летали рикошетившие пули.
        Иванов полез под креслом и увидел прижавшегося к стене, побелевшего Джо, с пистолетом в руке. Вытащив свой "Марго" бородатый крестоносец внимательно прицелился и выстрелии. Пуля попала янки прямо в лоб. Он потерял сознание, выронил "люгер" и стал вращаться вокруг своей оси обвисшим кулем.
        Командир "Альфа" вышел из укрытия.
        - Данила, - сказал. - Ты молодец!
        Забрали "люгер" Ланкастера. Самого Джо опять отволокли в сушилку. Оставили ему большую пластиковую бутыль с водой. Вернулись в кресла боевого управления. Шрапнель от смертоносных SC-48 летала по орбите вместе с ними. Она была похожа на большие лезвия для бритья. Где-то высоко и впереди плыли "гвозди" "Спейс Шаттла"
        Внимательно осмотрелись. Никого видно не было. На связь тоже никто не выходил.
        - Высота орбиты? - спросил командир.
        - Четыреста сорок два семьсот, - ответил Иванов.
        - Так, мы в квадрате 95114. Южная Индия. Скоро Непал. Данила, быстро в кресло. На территории Индии сплошные зелёные отметки.
        И верно сказал. Работать пришлось без перерыва минут двадцать. В горах Тибета загорелась красная отметка. Чередниченко и Иванов в два ствола уничтожили её.
        Включили стабилизацию. Посмотрели. Опять какое-то подземелье, вскрытое их пучковым оружием. Шёл едкий, чёрный дым.
        - Слушай, а кто ставит отметки? Зелёные... Красные... - спросил Иванов.
        - Наш бортовой компьютер. В него заложена спецпрограмма. По-моему эту программу писал Философ. Да, Философ. Странный парень. Как будто не в себе.
        - Ваня, а почему ЦУП молчит - никто не выходит на связь?
        - Ждут.
        - Чего?
        - Реакции Вашингтона на сбитый "Спейс Шаттл". А с нами не общаются чтобы было видно - мы вроде как не при чём. Неужели не понятно? Наши выстрелы лазером по "Дискавери" длительностью 1 наносекунда неопределяемы никакой видеозаписью "Шаттл" сам развалился на гвозди. От старости. И ещё: в таком возрасте нельзя стрелять.
        - Теперь понятно.
        - Наш президент зажмёт американцу яйца в тисках, показав видеокадры, как нас атакует SC-48.
        ***
        В отвальном кабинете находилось два человека. Один седел в кресле, курил сигарету и пристально смотрел на второго, стоящего почти по стойке смирно и отводящего глаза. Это был директор военного спец отряда NASA.
        - Что случилось с "Дискавери", Ригель? - обратился президент к собеседнику.
        - Необходимо провести тщательное расследование. Все три ракеты SC-48 самоликвидировались после запуска. А "Спейс Шаттл"... "Спейс Шаттл" очевидно сдетонировал топливом от разрывов ракет. Вы просмотрите видеозапись, запись с радара, цифровую запись со спутников.
        - Я просмотрел.
        - Они все просто самоликвидировались, сэр!
        - И это всё ваше объяснение? А пострадала ли "Альфа"?
        - Нет. Она не пострадала.
        - Почему?
        - Высокое качество исполнения модулей. Большинство блоков изготовлено в США.
        - Вы знаете, что мне предложил посмотреть русский президент? Он дал мне фильм, в котором играют плохие актёры. Нам предъявлена нота. Нас обвиняют в нападении и попытке убийства русских космонавтов.
        - Но, господин президент...
        - И это только начало. Пресса начала раскручивать бездарную попытку американцев, уничтожить станцию "Альфа" с экипажем, с целью стереть какие-то следы. Сегодня собирается Совет безопасности. Госсекретарь прячется от видеокамер. Три ракеты новейшего класса... Три суперракеты не смогли в упор уничтожить неподвижно висящую космическую станцию невоенного назначения. Во первых зачем? А во вторых, - почему не смогли? Ригель вы обещали мне сто процентов. Где они? - Президент помолчал и уставился в потолок. Проговорил: - Я вам скажу своё решение. Пуск SC-48 инициирован вами. Приказ отдали вы. Но поскольку вы не в своем уме, придётся полечиться. В закрытой клинике и пожизненно. И это ещё молитесь на меня, Ригель. Я католик и добрый человек. - Помолчал. Добавил: - Вам же Магистр дал время. Жаль, что вы его не использовали по назначению. Прощайте, мой друг... Да, хотел бы добавить. Если вы вдруг начнёте подавать признаки здравого ума, то эти признаки больше подаваться не будут.
        Президент нажал кнопку. В зал зашли двое в чёрном и увели директора военного спецотдела NASA в неизвестном направлении.
        ***
        Генерал на мониторе слегка улыбнулся уголком глаза.
        - За сбитые цели я представил вас к званию героя России и Украины.. Такого масштабного побоища в космосе увидят не скоро.
        Чередниченко, доложи ситуацию на станции.
        Полковник придвинулся ближе к монитору. Стал докладывать:
        - Американский представитель оказался вооружён, взломал помещение, где его содержали, и выстрелом из пистолета марки "люгер" нанес мне ранение в предплечье.
        - Вижу.
        - В данный момент он интернирован, и содержится в закрытом помещении.
        - Дальше.
        - Высота орбиты в перигее шестьсот двадцать семьсот, в апочее шестьсот тридцать семьсот. Угол орбиты 45 градусов. Все системы работают нормально. Американский блок отключен.
        - Гасите реактор, он больше не нужен. На высшем уровне большие разборки. Американцы зажаты в угол. На русских и украинских космонавтов совершено покушение американской стороной зафиксированное на видеокадрах. Рассмотреть SC-48 смогли все. Собрана ассамблея ООН. Создана следственная комиссия. Создана международная контрольная комиссия. Ваши видеокадры транслируют все телестанции мира. Не представляете кто вы теперь. А теперь о главном. Самолёт модели Дельта -12, возможно сопровождение. Предположительный маршрут из Европы в Непал или Северную Индию. Задача: опознать рельеф Дельты - 12 и сопровождающего самолёта. А также рассчитать их курс и ориентировочно точку посадки. Это компьютеры сделают. Данные о Дельте - 12 немедленно передать мне. Дорога каждая минута. В дальнейшем этой задачей будет заниматься ПВО, и вы будете свободны. Но учите, что это хитрый самолёт. Мне не нужно вам объяснять, что это такое. Его технология позволяет двигать своё отражение впереди или позади себя. Понял, Чередниченко?
        - Так точно.
        - Я вам сразу скажу: если вы его поймаете, то вас внесут в книгу Гиннеса. Хотя вас и так уже можно туда заносить. Ждите Дельту и помните: наш лётчик непобедим. Доложите.
        - Так точно!!!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к