Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Врангель Данила: " Объятия Немезиды " - читать онлайн

Сохранить .
Данила ВРАНГЕЛЬ
        ОБЪЯТИЯ НЕМЕЗИДЫ
        ЭССЕ №4
        #
        1.
        Эвакуация всё же началась. Президент подписал указ о введении чрезвычайного положения в Киеве с вытекающими отсюда последствиями.
        Тысячи автомобилей потянулись во все стороны от притихшего и ошарашенного города, окутанного туманной дымкой неизвестности. По всем средствам массовой информации транслировалась видеозапись обращения президента Украины к жителям столицы в котором он объясняет ситуацию, просит население не впадать в панику, спокойно и мирно оставить свои жилища и покинуть столицу в течении 12 часов по причине "большой вероятности взрыва объекта "Укрытие" на Чернобыльской АЭС в котором появились явные признаки начинающейся цепной реакции".
        Украинского президента поддержал и американский, обратившись к украинцам с высоты своего авторитета и гарантировавшего, цитата: "продолжение развития демократических процессов, не смотря на техногенные катастрофы и прочие причины дестабилизирующего характера, направленные на ликвидацию демократических ценностей". Конец цитаты.
        Отряды внутренних войск и армейские подразделения, выполняя приказ, пытались людей заставить покинуть Киев напоминая историю затопления Нового Орлеана, разрушения Токио, и количество жертв населения не послушавшегося призыва эвакуироваться.
        Естественно, большинство киевлян никуда не поехало. Бронированные двери квартир в многоэтажках спальных районов закрылись наглухо. Хозяева сидели в квартирах как хомяки в своих норах, набрав полные ванны и вёдра воды, запасшись продовольствием, которое успели купить в битве возле прилавков, и уповая, что всё это очередная брехня.
        Потенциальные мародёры всей Украины, прослышав про эвакуацию, срочно ринулись объездными дорогами в Киев. Армия держала оборону и пыталась не пускать в столицу никого. Но эффективность блокпостов была крайне низка из-за недостаточного количества воинских подразделений. Неразбериха и хаос возрастали с каждым часом. Колонны бронетехники НАТО форсированно удалялись от столицы Киевской Руси. Высшие офицеры узнали про Объект, про Ликвидатора, и почти моментально эти жизнерадостные новости стали достоянием всех военнослужащих всего блока НАТО.
        Армия Европы неслась во все стороны от Киева, поглядывая на хронометры.
        С аэродромов столицы взлетали эвакуационные самолёты каждые тридцать секунд, едва не сталкиваясь в воздухе друг с другом.
        К полудню 21 июня в городе исчезла вода и пропало электричество. Больницы, дома престарелых, детские дома, заключённые следственных изоляторов - всех экстренно вывозили за 101 километр. Спец подразделения МВД и СБУ, включая "Беркут", "Титан", "Кобру" и "Дракон", заняли позиции в районе нефункционирующего метрополитена, готовые по первой команде укрыться в нём.
        Приказом коменданта города Киева, назначенного президентом и получившим особые полномочия, из города силой удалили журналистов всех стран и похожих на них людей, которые лезли со всех концов мира в самое пекло как тараканы - упорно и неистребимо. Началась реальная война между средствами массовой информации и комендантом. Мрачный генерал с длинными казацкими усами собственноручно давал самым расслабленным, наглым и демократичным "в рыло", и не стесняясь говорил об этом в прямом эфире, употребляя ненормативную лексику и упоминая Запорожскую Сечь с её результативными методами наведения порядка.
        Украина запросила помощь у всех стран мира, мотивируя свою просьбу потенциальным взрывом объекта "Укрытие" с его тысячами тонн урановой смеси закипающей под бетонным саркофагом. Но ведущие мировые специалисты в области ядерной физики скептически прокомментировали вероятность возникновения цепной реакции. Украине не верили после её многочисленных афёр с российским и туркменским газом, нелегальной продажей российской электроэнергии в страны Европы, нелегальной поставкой вооружения в обход санкций ООН, нелегальных валютных операций с деньгами, выделенными Украине как помощь в реструктуризации экономики, и даже нелегальным выпуском пиратских компакт-дисков с ворованным программным обеспечением, в котором изворотливое государство столь преуспело, что заняло почётное первое место в рейтинге стран, производителей пиратской аудио-видео-компьютерной продукции. Реноме у просителя оказалось весьма двойственным и вопрос о помощи повис в воздухе. Банкиры подозревали, что их опять дурачат, водят за нос, обводят вокруг пальца, и отключили телефоны.
        Около миллиона жителей города Киев столпились гигантскими таборами под открытым небом в городах киевской области и расползались во все углы периферийных районов Украины. Неизвестные люди весьма организовано брали штурмом железнодорожные составы, включая товарные вагоны, захватывали локомотивы, формировали поезда и продавали места за удесятерённую цену. Из запасных путей выползли паровозы которые дождались своего часа, простояв столетие в консервации. Пыхтя и чадя громадными трубами, паровые машины поволокли разнокалиберные вагоны, вагонетки и открытые платформы, груженные перепуганным народом, поверившим президенту США.
        Звёздный час бомжей, мелких бандюг, бродяг и воров настал.
        Грабили магазины. Грабили ларьки и киоски. Грабили товарные базы. Пытались грабить и банки, но наткнулись на вооруженную пулемётами охрану.
        - Братва! - кричали охранникам. - Поворачивайте стволы в другую сторону и переходите к народу. Вы хотите сдохнуть от радиации ради этих воровских бумажек? Хозяева то давно на Гавайях и в Парижах! Вспомните своих матерей и отцов! Пора брать власть в свои руки!
        Стали происходить случаи захвата вертолётов, дежуривших возле частных офисов - хранилищ с деньгами, ценностями, перепуганными исполнительными директорами и их любовницами. Деньги и драгоценные металлы изымались, директора и их охрана избивалась, а вертолёты плавно взмывали в небо унося на своём борту итоги длительной работы идеи прибавочной стоимости.
        Перестрелки в городе начались одиночными мимолетными выстрелами, но быстро перешли в шквальный автоматный и пулемётный огонь, перерываемый уханьем гранатомётов. Патрульные войска получили приказ вести огонь на поражение в случае неподчинения приказам. Подчинения не было, и эхо выстрелов гремело по всему Правому и Левому берегу. Над городом проносились боевые штурмовые вертолёты, отслеживая неведомые цели и время от времени дающие залп высокоточными ракетами, уничтожая что-то или кого-то.
        Информация о мегатонной нейтронной бомбе проникла в среду украинских военнослужащих, милиции и войск СБУ. В след контингенту НАТО, покинувшему Киев, помчались одиночные армейские группы бронетехники возглавляемые мятежными командирами не желающими получить бесплатную рентгеноскопию организма с летальным исходом.
        Неразбериха настала. Особое положение не особо стабилизировало стабилизацию. А точнее - наоборот.
        - Наш час настал, - сказал глава КПУ.
        - Наш час настал, - проговорил вор в законе, имеющий статус депутата, своим сторонникам.
        - Наш час настал, - объявил глава секты Адвентистов Седьмого дня.
        - Нам спешить некуда, - констатировал Муссолини и поставил на стол батарею бутылок с пивом. Скорцени принялся их открывать.
        Итальянцы сидели на опустевшем Крещатике за столиком кафе, хозяин которого решил торговать до последней минуты, понимая ситуацию и отдавая себе отчёт в том, что другого такого момента не будет. Бутылка пива, с видом на Крещатик, стоила 20 евро. До входа в метрополитен было около двухсот метров и предприимчивый рисковый продавец адреналинового пива уповал на фарт, свои ноги и швейцарский хронометр, болтавшийся на руке.
        Муссолини и Скорцени не были одиноки в своей рускорулеточной затее. Любителей пира во время чумы оказалось достаточно. Крещатик не был особо безлюден. Тут и там сидели группы людей, парочки и просто одиночки. В глубину души не залезешь. Кто они, эти незнакомцы, которым пофиг смертельная опасность и суета большинства дюжинных представителей НОМО? - рассуждал мысленно Муссолини. В обыкновенной ситуации, в обыденной жизни тупого прожигания её неповторимых дней, этих людей не видно. Но вот они... В момент сверх форс-мажора сразу видны... И какая-то тайная пружина, направляющая их действия, есть... Остальные же убегают в след уезжающему корыту с похлёбкой. Чтобы есть, есть, есть... И молиться!
        2.
        - Уважаемый, вы знаете, какая ситуация в городе и, подозреваю, догадываетесь почему.
        Полковник Дубина расположился в кресле за письменным столом и в упор рассматривал человека, сидящего перед ним. Это был мужчина средних лет, небритый блондин в дымчатых очках.
        - Поскольку в городе введено особое положение и действуют законы военного времени, - продолжил полковник, - то я скрывать от вас не стану, что в случае отказа сотрудничать с нами, вас ждут неприятности.
        Блондин молчал. Дубина продолжил:
        - Вы мне сейчас расскажете о ваших контактах в интернете с адресом [email protected] Нас интересует: что это за человек, как вы с ним познакомились, где возможно его физическое присутствие, и как вы с ним выходите на связь после того, как Сеть перестала работать. Советую дать исчерпывающие ответы.
        - Вы мне угрожаете? - спросил блондин.
        - Да, - ответил Дубина.
        - Моя жизнь под угрозой? - поинтересовался собеседник.
        - Безусловно, - подтвердил полковник. - Даже более того.
        - Как это понимать? - задал вопрос допрашиваемый.
        - А как хотите, - посоветовал командующий сопротивлением. И зловеще добавил: - Но лёгкой смерти не ждите.
        - Вы, насколько я понимаю, полковник Дубина?
        - Да, перед вами он.
        - То есть вы?
        - Да, чёрт возьми, - я.
        - В таком случае, хочу предупредить, что наш разговор сопровождает звукозапись и рекомендую вам придерживаться прав человека утверждённых соответствующей декларацией ООН, - спокойно проговорил блондин и закурил сигарету. - В противном случае вы, полковник Дубина, будете отвечать за свои действия перед трибуналом в Гааге.
        - Это вам гарантирует международная организация "Юристы и прямое действие", членом которой я являюсь. Подозреваю, что я не первый в вашем кабинете. Ждите проблем.
        Дубина выслушал речь писателя, задержанного для выяснения его связи с Ликвидатором, встал, подошел ближе и зловеще- спокойным тоном предложил:
        - Дайте сюда диктофон.
        - Пожалуйста, - ответил писатель. Вытащил из кармана чёрную коробочку и протянул её Дубине. На диктофоне блестела короткая антенна.
        - Это передатчик, - дружелюбно пояснил писатель. - А запись ведётся на некотором расстоянии отсюда. Недалеко. В городе Киеве.
        Полковник вертел в руках передатчик и молчал. Он понимал, что писатель поймал его. Уняв вскипающее бешенство, Дубина взял диктофон за антенну и аккуратно бросил его в аквариум, где плавали серебристые скалярии и дремала золотая рыбка.
        - Ничего страшного, - прокомментировал писатель. - Всё, что необходимо, уже записано и размножено. Знаете, я ведь в прошлом - разработчик цифровых коммуникационных систем. И сколь шустро полковник Дубина машет дубинкой, столь активно я анализирую полупроводниковые ситуации и их побочные эффекты, - туманно закончил писатель.
        - Я советую вам придержать язык, - сказал полковник. - Сейчас звукозапись уже не ведётся. А после взрыва от ваших коммуникационных систем, с записью нашего разговора, ничего не останется. - Посмотрел на часы. Добавил: - Ждать недолго.
        - Да уж увольте меня держать за дилетанта, - ответил допрашиваемый. - Файл с нашим разговором через спутниковый телефон уже ушел за пределы Украины. Вот так-то полковник. Дубиной махать - не мешки ворочать, а тем более мозги. Берегите теперь меня. Вы уж не обессудьте, но как только ваши люди стали вести за мной наружное наблюдение, сразу-же видеозапись этой оперативной работы стала перегоняться через спутник в мой личный архив. У которого есть весьма интеллектуальный архивариус. Он, в данный момент, анализирует обрыв нашего разговора и собирает весь компромат на полковника Дубину в один файл, чтобы переправить его туда, куда положено. Если я вовремя не позвоню по телефону, - добавил писатель.
        - Хорошо, будем считать, что 1-1, - сказал успокоившийся Дубина.
        - А почему же это 1-1? - поинтересовался писатель. - Опять дискриминация?
        - Сам факт, что вы здесь, это уже очко в мою пользу. Или не факт?
        - Да, - рассудил писатель. - В общем-то я согласен.
        - Итак, - продолжал полковник, - мы поведём нашу беседу в цивилизованном русле. Я задам вам вопрос, а вы дадите мне ответ.
        - Если захочу, - уточнил собеседник.
        - Естественно, - согласился полковник, облокотился о стол, упёрся подбородком в ладони и поинтересовался: - Как вы считаете, ваш адресат в интернете выполнит свои угрозы по поводу нейтронного взрыва? Я имею в виду человека под псевдонимом Ликвидатор.
        - А почему вы задаёте мне этот вопрос?
        - А потому, что считаю вы можете ответить на него в информационном плане.
        Писатель пустил дым сигареты и оценивающе глядя на полковника, сказал:
        - Я получал письма с имейла за подписью буквонабора ЛИКВИДАТОР. Ни о каком взрыве там речь не шла.
        - Вы же утверждаете, что не прочли их.
        Блондин снисходительно поглядел на Дубину. Пояснил:
        - Я это и имею в виду. Не прочтя ничего в письме я, само собой, ничего не прочёл и о взрыве. Неужели не понятно?
        - Послушайте, - выговорил Дубина, утрамбовывая спокойствие. - Вы же понимаете
        о чём идёт речь. Вы же понимаете, что если будет разрушен Киев, то лучше от этого не станет никому, даже строительным подрядчикам. Что вы мне морочите голову? Помогите остановить руку сумасшедшего. Спасите город. Вы же писатель, в конце концов. - Дубина добавил: - А потом напишите роман о спасении Киева. Можете ссылаться на меня.
        - Да уж, спасибо, - среагировал блондин и снова замолк, уйдя в никотин.
        - Вы отказываетесь сотрудничать с киевским Сопротивлением? Вы сторонник НАТО? Вам нравиться демократический образ жизни? Или у вас бабушка американка?
        - Моя бабушка лежит в могиле в Киеве.
        - Тогда в чём проблема нашего непонимания?
        - Я не сторонник НАТО. Вы это хорошо знаете, потому что следили за мной и читали мои книги. Я сторонник здравого смысла.
        - Ну... И?
        - Он мне подсказывает, что пора идти домой. Я арестован?
        - Нет, - чертыхнулся полковник. - Пока нет, - добавил.
        - А по поводу Ликвидатора могу сказать только одно, - сообщил собеседник Дубины. - Не думайте, что ваш Муссолини суперпсихолог. За моей подписью могу находиться только я. Меня, обычно, трудно с кем-то спутать.
        - Что вы хотите этим сказать? - напряженно спросил полковник.
        - Да то, что сказал. Дешифруйте как хотите. Впрочем, могу намекнуть в чём дело, - добавил блондин, наклонившись к полковнику. - И кто это затеял.
        - И кто же?
        - Я. Сдуру, по пьянке. А теперь жалею.
        - И что - же вы такого сделали? - поинтересовался хитрый Дубина, прищурив глаза.
        - Да всё что происходит кругом. Вот и вашу рожу тоже. Не хотел связываться, а теперь поздно - текст ушел.
        - Что-то я вас не очень понимаю. Какой текст? Куда ушел?
        - В архив. Муссолини тоже не понимал. Но в последний момент понял. Он, по идее, не дурак. И теперь в трансе. Этот итальянец с характером и тяжело переживает подобные вещи. - Писатель затянулся, пустил вверх дым, поглядел в окно. Там ярко светило солнце и летали ласточки.
        - Слушай, полковник, не доставай меня своим взрывом. Ты думаешь, я его хочу? - продолжил писатель, неожиданно перейдя на "ты". - Пусть этим вопросом занимается Муссолини, он же решил выступать от моего имени - пусть и выступает. Баба с возу - кобыле легче.
        - При чём здесь кобыла?
        - А я откуда знаю? Тайны подсознания. - Пару секунд помолчал. - Мне ничего не известно о Ликвидаторе более того, что знаете вы. А вот ваш новый гениальный итальянский друг, - психоаналитик, как я понимаю, - наверное сумел как-то выйти на образ этой личности. Желаю ему удачи. А я - пас.
        - Что-то вы несёте белиберду. Я теперь понимаю, почему Муссолини говорил что все писатели сумасшедшие. Вы уж не обессудьте...
        - Прав ваш Муссолини. Вот именно в этом я с ним согласен. Только не понимаю, почему сумасшествие звучит как недостаток.
        - Ну, я тут уж и не знаю что вам сказать. Честно говоря, вообще удивляюсь, кто читает вашу писанину. Как вы вообще этим зарабатываете? Уму непостижимо!
        - Литературная деятельность для меня не заработок. Деньги за это я не беру принципиально.
        Дубина скептично посмотрел на писателя.
        - Да? А за что вы, простите, пьёте пиво?
        Блондин пустил колечко дыма и профессиональным взглядом оценил любопытного
        Дубину. Ответил:
        - За что пьёте вы, я спрашивать не буду. Лично же я - профессиональный валютчик.
        - Ух ты! - подивился Дубина. - Валютчик? Это что-то новенькое. Оперативная слежка такого не подтверждает.
        - Я же сказал - профессиональный, - объяснил писатель.
        - Простите, но по моему эта специальность ушла в прошлое.
        - Да что вы говорите? - спросил блондин. - А где же тогда я?
        - А вы не поделитесь хотя бы маленькими подробностями - в чём смысл работы. Ну конечно же нет! Профессиональная тайна!
        - Ну почему - же. Поделюсь, - ответил собеседник. - Секрет успеха валютных операций не скрыт в последовательности действий. Секрет в фартовом генетическом коде.
        - Нууу... И?..
        Писатель серьёзно посмотрел на Дубину и сказал:
        - Я покупаю в Киеве наличную гривну и продаю её в Нью-Йорке, на валютной бирже. И знаете, дело идёт.
        Полковник с поднятыми бровями десять секунд глядел на валютчика. Лёг грудью на стол, прищурился, негромко прокомментировал:
        - Я ценю юмор. Но не такой плоский.
        Блондин пожал плечами.
        - Это ваше дело. Вы спросили - я ответил.
        - Не морочьте мне голову! - Дубина встал из-за стола, прошелся и снова сел. Стал задумчиво глядеть на писателя. Тот потушил сигарету и спросил:
        - Ну а вы. Дубина. Чего хотите вы?
        - Как это понимать - чего я хочу?
        - Да так и понимайте. Вы хотите чтобы Киев не взорвался?
        - Что за вопрос идиота! Конечно не хочу.
        - Спасибо за комплимент. И я, наверное, не хочу. Но есть такие вещи, которые происходят сами по себе. Этот взрыв трансцендентен.
        - Чего?
        - Он может быть, может и не быть, а может уже был. Ясности тут нет никакой.
        - Вы меня этим не удивили. Я знаю ход вашей мысли, читал ваши книжечки. И ваш отвлекающий маневр с Муссолини не собьёт меня с толку. Плевал я на Гаагу и ООН. Я сейчас зажму вам яйца в тиски и вы мне всё расскажите.
        - А если я ничего не знаю?
        - Узнаёте.
        - Ну, это уже заказ.
        Дубина снова вполз в ячейку спокойствия и с добродушной улыбкой хорошего полицейского сказал:
        - Ну, давайте - же жить дружно. Я не хочу делать неприятные вещи. Их и так кругом полно. А вы меня начинаете провоцировать. Не берите грех на душу.
        - Я не сторонник теизма.
        - Чего?
        - Я безгрешен.
        - Во-во. Вспоминаю итальянца. Он дал исчерпывающую информацию о складе вашего характера.
        - Молодец. Выдерживает алгоритм.
        - Чего?
        - У Муссолини характер его прадеда. Ведь верно, полковник? Хорроший макаронник получился! Прямо подолянин, чёрт его дери. А в общем то, - оживился
        писатель, - в нашей беседе гораздо больше реализма, чем абстракции. Ещё старикан Шопенгауэр говорил, что объект есть субъект. И наоборот. - Собеседник пытливо посмотрел на Дубину как на экспонат на подиуме и спросил с мягкой улыбкой: - Как вы, полковник, относитесь к идее платонических идей?
        - Чего?
        - Если появилась ваша идея, идея полковника Дубины, то вы существуете на самом деле.
        - Да я то в этом не сомневаюсь, - подозрительно глядя на собеседника ответил глава Сопротивления, - Муссолини был очень прав, придя а аналитическому выводу относительно вас.
        - Не буду спорить, все мы ходим вокруг него кругами. Кто ближе, кто дальше. От ума, я имею в виду. Но давайте ближе к делу, если вы уж сами не в состоянии работать. Ваши люди держали оборону Киево-Могилянской академии?
        - С чего вы это взяли? - с удивлённым видом молвил полковник.
        - Не валяйте дурака. Так вот, я вам задам наводящий вопрос: как они туда попали? Ну?.. Ну?.. Ну, полковник... Уже теплее... Работайте головой, а не дубиной...
        - Откуда у вас эта информация? - мрачно спросил допрашивающий. - Впрочем, ладно. Я вас понял. Проникнуть в секретный подземный лабиринт мы не смогли. Академия в тройном кольце охраны, а в тоннеле метрополитена кодовый замок оказался перекодированным, или вышел из строя. Маринин, наш боец и информатор, сказал что во времена Брежнева использовали одноразовые коды. Мать его матери имела эту информацию.
        - Да, бабка Маринина была агент КГБ.
        - Откуда вы знаете?
        - Да оттуда же, откуда и всё остальное.
        Дубина вытер пот и неуверенно посмотрел на собеседника. Сказал слегка изменившимся тоном:
        - Я вижу вы в курсе таких вещей, которые выводят нас на объединение беседы в плане... кхм.. результативного резюме.
        - Резюме? А проще можно? Вы хотите сказать, что мы можем договориться?
        - Да.
        - Дубина, так и говорите как думаете. Не кидайте в родной русский язык всякие помоечные словечки. Они нужны только в соответствующей атмосфере. Сейчас не та атмосфера. Мы ведь говорим от души?
        - Конечно!
        - Ну вот, этим всё и сказано. - Блондин откинулся на стуле и сунул руки в карманы. - Ладно, простите за отвлечённую болтовню. Вы просили помочь - я помогаю. Слушайте.
        Дубина весь вытянулся над столом в сторону писателя и оттопырил уши.
        - Но только не ждите чудес. К Ликвидатору я лично не имею никакого отношения, но... Но. Но я ставлю вас в режим автопилота. Далее - по тексту. Куда нелёгкая вынесет. Ликвидатор на автопилоте давно, поэтому у вас и не получается состыковка. Но что-то он улетел чёрте куда на автоматическом управлении. Вдогонку ему отправляетесь вы. Вот так, полковник. Теперь успокойтесь. Все проблемы будут решаться вашей головой. -Писатель улыбнулся.-Воти всё!
        - Тьфу, чёрт, - откинулся назад в кресло Дубина. - Вы опять намекаете на то, что Объект находиться в подземелье под Киево-Могилянской академией?
        - Возможно, возможно... Но ведь времени совсем мало и поглядите, что твориться в городе! Как будто это и не Киев, а Багдад. Знаете, я вам вот что скажу. Проконсультируйтесь с Муссолини, он почти подолянин по складу ума. Этот макаронник
        в состоянии отбросить феномен перцепции и ликвидировать трансцендус.
        - Вы же сами советовали не использовать помоечные слова.
        - Да, простите. Но всё равно уже сказал. Итак, найдите Муссолини, полковник. Немедленно. Он, скорее всего, пьёт сейчас пиво где-то на Крещатике.
        - Пиво? Сейчас? Вы и правда сумасшедший.
        - В том-то и весь ньюанс. Муссолини имеет те же склонности, что и я. Делайте так, как вам советуют. А я тоже пошел пить пиво. Прощайте. А может до свидания? Впрочем, управление теперь в ваших руках.
        3.
        Тяжелый транспортный самолёт российских ВВС низко и утробно воя турбовинтовыми двигателями пересёк границу Украины в районе города Глухова и выбросил десантную группу. Двести человек спецназовцев приземлились на кукурузном поле. Здесь же опустилась тяжелая бронетехника и легковые автомобили.
        Быстро сформировавшись повзводно, отряд погрузился в БМД и покинул поле, углубившись в лесную чащу пригорода бывшей столицы Левобережной Украины. Там, на поляне, покинув бронемашины и проверив амуницию, десантники, одетые в спецодежду дорожных рабочих, двинулись в сторону города.
        Возле ресторана "Кабан" отряд поджидал Седой и его люди.
        - Командир спец подразделения с группой поддержки прибыл в ваше распоряжение, - доложил Седому черноглазый крепыш в тёмно-синей робе с надписью "Бригадир".
        - Отлично, полковник. Мы рады вас видеть. Знакомьтесь, мой секретарь Леся. - Повернулся и протянул руку, указывая: - Француз, Димедрол и Парковщик - консультанты и инструктора. - Повернулся в другую сторону и представил: - А этот человек - наш проводник. Позывной - Капуста. Люди проверенные и надёжные.
        Пожали друг другу руки молчаливо и сосредоточенно. Полковник и два его помощника ждали указаний без лишних слов.
        - Перейдём к делу, - сказал Седой и пригласил всех зайти в заведение. Президент, почувствовав серьёзность встречи, не хрюкнув, проводил отряд взглядом и перевернулся на другой бок.
        В ресторане все сели вокруг круглого стола на котором лежал большой лист ватмана.
        - Вот план, - сказал Седой. Принялся показывать объекты и уточнять детали. Капуста помогал. Полковник делал пометки в блокноте.
        - - Здесь, здесь и здесь. - указывал места на карте Суворов. - И здесь. Возможно, здесь тоже. Капуста согласно кивнул и добавил , указав рукой:
        - Не исключено, что ещё и здесь.
        - Всё понятно, - отвечал полковник. - Возьмите документацию, - и протянул Седому пачку документов. Тот принялся рассматривать каждый лист.
        - Да, - проговорил. - Всё необходимое есть. Выдвигаемся.
        Все вышли из ресторана, сели в объёмистый джип и машина поехала в центр города. Её сопровождали два лёгких танка.
        Возле здания горсовета группа машин остановилась и договорившиеся стороны вышли прямо к мраморным ступеням здания, представляющего власть президента Украины в городе. Вошли.
        - У нас эксклюзивная лицензия на разработку меди и олова в пределах всей области, - проговорил Суворов протягивая пакет документов мэру Глухова и недобро поглядывая на его окружение - суетливых мужичков с недобрыми глазками. Седой снова посмотрел в лицо мэру. Сказал:
        - Вы можете сейчас же проверить лицензии в Государственном Реестре по интернету.
        - Интернет не работает, - ответил мэр, высокий темноволосый мужчина в голубом
        костюме и желтой рубашке. На лацканах пиджака блестел значок "Украина + НАТО = Любовь".
        - Тогда вам придётся поверить печатям и голографической защите документов. И. Позвольте спросить, что это за люди, копающие ямы по городу и что-то там выискивающие. Уже не нашу ли медь и олово?
        - Ммм... Господин Суворов, как бы это вам сказать... Представители серьёзных американских компаний заинтересованы в инвестициях в районную промышленность города и, поскольку мы на хозрасчёте, средства, идущие как гуманитарная помощь.
        - Я не понимаю, - оборвал мэра Суворов, - при чём здесь наша медь и олово? Нам гуманитарная помощь не нужна. Мы её, - поглядел на полковника, - сами можем оказывать достаточно эффективно. - Полковник кивнул и впился взглядом в мэра.
        - А чивой-то вы тут командываете? Медь не ваша, медь глуховская! - тонким, визгливым голосом стал наступать на Суворова заместитель мэра, низенький плюгавый блондин в чёрных ботинках. - И вообще, ваши документы надо-бы на микроскопах проверить. Мы будем жаловаться в посольство США и если вы...
        "Бум!" - плюгавый отлетел к окну и упал головой в мусорное ведро. Капуста потёр руку, сказал:
        - Слушай, Каба, если бы ты был не моим одноклассником, я бы тебя выбросил в окно.
        - Эээ... - растерянно протянул мэр. - Я должен всё это решить с представителями гуманитарной помощи... - И поглядел на заместителя возившегося в углу и потирающего скулу.
        - Мы решим сами, - сказал Суворов. - Можете не беспокоиться. А это что за люди? - спросил, указав на помощников мэра глядящих на новых владельцев "залежей меди" с трусливой враждебностью.
        - Это представители закрытого акционерного общества "Глуховмедолово", - объяснил мэр со скрытым страхом посматривая на "строителей" стоящих за спиной Суворова. - В общем-то они могут сами объяснить вам, откуда у них права на разработку. Документы у них есть. Все члены акционерного общества местные. Почти все. Работают на благо города и в интересах трудящихся. Безработица в городе, благодаря им, снизилась на 0,02%. Деньги, идущие в городской бюджет от налогов, уплачиваемых "Глуховмедоловом", идут на озеленение города. Вон, посмотрите в окно. Видите - ель посадили. Теперь под новый год не придётся вырубать леса. Ёлка у нас стационарная, - болтал мэр поглядывая то на "строителей", то на "помощников" и не соображая, куда реально клонить свою демагогию.
        - Покажите права и лицензию на геологоразведку и разработку месторождений, - зловеще предложил коммерсантам Суворов.
        - Кто вы такой! - крикнул один из них, толстый, упитанный очкарик с золотым "Ролексом" на руке. - Да у меня тёща двоюродная сестра президента! Если вы ещё себе позволите...
        - Я вас всех интернирую, - оборвал "родственника" президента Суворов и кивнул полковнику. Тот махнул рукой и "строители" за несколько секунд скрутили помощников мэра и пристегнули наручниками к батарее отопления.
        - Леся, ты стенографируешь разговор? - спросил Седой.
        - Да, товарищ Суворов.
        - Отлично. Продолжим. - Уставился на мэра. - А вы? Какую позицию занимаете вы?
        - Я... я... я тружусь на благо города, области и страны. Я - чиновник. Моя работа - организовать работу всей инфраструктуры...
        - Это понятно, - сказал Суворов. - Сколько вам платят американцы?
        Мэр покраснел, побелел, задрожал, взвился на дыбы, откатился назад, расстегнул
        ворот желтой рубашки и выдавил:
        - Нисколько.
        - Так мало? - удивился Суворов. - Мы не дадим вас в обиду. Они даже неграм в Африке платят за право ловить крокодилов на живца, хотя крокодилы, вроде бы, и ничьи. Они издеваются над украинцами! Если бы здесь был мой непосредственный начальник - полковник Дубина, - он бы отдал приказ расстрелять американцев! Или, по крайней мере, дать им очень хорошо под зад ногой. За него этот приказ оглашу я. Леся, пишите:
        Приказ №1
        Я, Владимир Суворов, как представитель киевского Сопротивления в Сумском регионе Украины в городе Глухове, постановляю:
        Интернировать на неопределённое время граждан США, находящихся в городе Глухове, и поддерживающее политику США в отношении Украины местное население.
        Подпись.
        Леся протянула свежеприготовленный документ. Суворов расписался. Обратился к полковнику:
        - Бригадир, выполняйте приказ и действуйте в соответствии с утверждённым планом. А вы, - обратился к мэру, - с этого момента под кабинетным арестом. Покинете здание горсовета - расстреляем.
        Мэр побелел. И заискивающе спросил:
        - А жену для моральной поддержки вызвать можно?
        - Можно, - разрешил Суворов. - Но без самогона и, не приведи господь, спутникового телефона.
        - Да я в жизни такого телефона не видел! - радостно сообщил мэр и схватив трубку внутригородского, стал набирать номер.
        У полковника, командира "строителей", запищала радиостанция.
        - Бригадир слушает, - ответил.
        - Бригадиру от Прораба, - прозвучал грозный голос из зашифрованного эфира. - принимайте на аэродром Глухова цыплят. Полосу очистили?
        - Так точно, товарищ Прораб, - ответил в радиостанцию полковник.
        - И ещё, - проговорил Прораб. - Что там за какой-то странный самолёт базируется? Мне доложили, что лётчик утверждает о подчинении Сопротивлению. Проверьте и ликвидируйте проблему.
        - Есть, тов. ген... тов. Прораб!
        - Давай, Бригадир. Работай.
        Радиостанция умолкла. Бригадир вопросительно посмотрел на Седого. Тот ответил:
        - Полковник, это наш самолёт.
        - Ваш, так ваш. - Бригадир включил радиостанцию и стал отдавать приказы.
        Через десять минут на аэродром Глухова стали приземляться транспортные самолёты "АН- 70R" с техникой и людьми.
        Тем временем, первая десантная группа "дорожных рабочих" разделилась на несколько частей и рассеялась по городу каждая с конкретной задачей. Одна из них, в составе которой находился Француз, вышла к центру города, где стоял памятник Ленину.
        Недалеко от памятника, прямо посередине клумбы с розами, чернела свежевырытая яма и лежало две лопаты. Около десятка мексиканцев и несколько негров лежали на траве, у подножия памятнику. Курили сигареты, пили пиво и о чём-то оживлённо разговаривали на английском языке время от времени взрываясь истерическим нахальным смехом и не стесняющимися ни кого отдельными воплями "фак ю".
        Отряд "дорожных рабочих" приблизился.
        - Ду ю спик рашн? - спросил нехорошим тоном Француз самого толстого и уверенного в себе метиса.
        - Спик, спик... Нье очьень карашьо, - стал отвечать тот, нагло глядя на Француза.
        Американцы застыли с банками пива в руках и подозрительно смотрели на хмурую славянскую бригаду.
        - Документы. Пожалуйста, - вежливо попросил Француз. Уточнил: - Ваши паспорта и лицензию на право рыть ямы. Ну?
        Метис поднялся, оказавшись двухметрового роста, и сверху вниз глянул на Француза. Презрительно спросил:
        - Ви кто? Юкрейн полицай? Ви юкрейн работяг. Пшель вон. - Оглянулся на своих и добавил: - Фьигу тебе, а не докумьент. Фак ю литл фоньюч хохоль...
        Американец не закончил свои комплименты. Нога Француза, обутая во французский горный ботинок, врезалась метису между ног. Одновременно ветеран битв в Алжире подпрыгнул и ударил головой в лицо болтливого американца. Тот упал в траву и скрючился в калачик. Американские ямокопатели вскочили с травы, но на ногах русский спецназ долго им задержаться не позволил. Через тридцать секунд все представители страны вырастающих денег лежали на траве побитые и затянутые наручниками.
        Отряд, ведомый Французом и Капустой, двинулся в сторону центрального рынка. На подходе к городскому базару, месту сборища всего города в выходные и праздничные дни, навстречу "дорожным рабочим" выбежал упитанный, круглолицый мужичок, со словами:
        - Рубли, доллары, евро... Евро, рубли, доллары... Купим дорого, продадим дёшево.
        Француз измерил менялу взглядом. Спросил:
        - Американцы на рынке есть?
        Меняла испуганно на него поглядел. Пробормотал:
        - Американцев нет. - Добавил, с надеждой в голосе: - Но есть американские доллары! Продам дёшево!
        - Слушай, Миша, - проговорил меняле проводник Капуста. - Не пудри мозги. Отвечай по теме. Считай, что я тебя спрашиваю.
        - Пьют пиво в кафе "Зустрич", - ответил меняла.
        Через несколько минут в кафе, вперемешку с побитой посудой, на полу лежал связанный американский спецназ.
        Весь рынок собрался в одну большую толпу и, разинув рот, смотрел что происходит.
        - Бандиты из Шостки, - прокомментировал один.
        - Нет, это бригада из Киева, - отвечал другой.
        - Это сумские, по моему одного я знаю, - проговорил третий.
        - Могут наехать и на нас, - сказал четвёртый. - Это Москва или Тула. Что, не видно по рожам? Надо линять. Могут реально наехать.
        Главные городские менялы растворились в толпе горожан.
        - Братья! - крикнул на весь базар Француз. - Есть ли среди вас православные воины?
        - Я!!! - неожиданно закричал толстый меняла Миша. И представился: - Сержант Петренко! Первый прихожанин русской православной церкви в городе.
        - Молодец, Петренко! - похвалил Француз. - Революция начинается с таких как ты. Русская церковь гордиться тобой! С таких как ты начинается Родина. Объявляю тебе, для начала, благодарность.
        - Служу Советскому Союзу! - закричал Петренко.
        - Миша, ты что? - спросил Капуста. - Какой Союз?
        - Я присягу давал только раз и на всю жизнь. Как и ты.
        - В общем-то, верно, - молвил Капуста и гаркнул:
        - Кто устал от демократии, присоединяйтесь к нашему движению "За верную дорогу Украины". Мы - стройотряд.
        - Ну? - в тон Капусте крикнул Француз. - Есть ли желающие строить дорогу без американской помощи?
        Из толпы вышел парень крепкого сложения и солидных габаритов. В руке держал чёрный ридикюль. На ногах кроссовки, на шее золотая цепь. Подошел к Французу. Кинул взгляд на "строителей".
        - Во первых, должен сообщить: "Спартак" чемпион, - сказал он. Русские спецназовцы согласно закивали головой.
        - А во вторых... А во вторых... Кхм... - Протянул руку Французу и представился: - Сидоров. Генерал валютообменных операций города Глухова. С сержантом Петренко вы уже знакомы, это мой подчинённый. Как представитель русской диаспоры, считающей украинцев и русских братьями навек, заявляю о присоединении к вашему отряду моего. Нас немного, но мы в тельняшках. Вот - Гоша, снайпер по военной профессии. Кое-где, кое-когда, не кое-как исполнял свой долг солдата.
        Вышел Гоша и кивнув головой стал рядом с Сидоровым.
        - Вот Владимир Ильич Таранов - бывший командующий авианесущим крейсером. Его опыт пригодится.
        - А я рядовой, - сказал светлый, круглолицый парень, выбежав вперёд Сидорова. - И фамилия такая же.
        Сидоров отодвинул Рядового назад, показав Французу оттопыренный большой палец руки. Мол, и правда отличный рядовой. Добавил:
        - Был у нас и фельдмаршал, да в Киев уехал на повышение. Но и под моим командованием отряд формы не потерял. Становись!
        Из гущи базарного люда вышло несколько менял с чёрными ридикюлями в руках и стали возле Сидорова.
        Мужички и правда нехилые, - отметил про себя Француз. Наверное, анаболики жрут. Но это делу не помеха.
        - Молодец, Сидор! - прокомментировал Капуста переход менял на сторону Сопротивления. - Янки гоу хоум не прокатит. До дома они не доползут. Я официально заявляю, что подключаю к операции своего Президента.
        Из толпы шумно галдящих жителей "столицы левобережной Украины" вышел мужичок небольшого роста, в бейсболке и линялых джинсах. Подошел к Французу и представился:
        - Лесник. - Пояснил: - Партийная кличка. А в миру Валерий Гинсбург, глава партии националистов восточной Украины. Мы с вами.
        - Вы "пятая колонны"? - спросил Француз.
        - Нет, мы первая. Пятая за нами. У нас достаточно сторонников по всей стране и мы немедленно сообщим об этом стратегическом решении всем ячейкам нашей партии. Коматозное состояние "Укртелекома" и сотовой связи нашу партию не смущают. Мы давно во всём полагаемся на самих себя.
        Гинсбург повернулся и крикнул в народ: "Козлов!"
        Из толпы выдвинулся темноглазый парень с длинными, чёрными усами.
        - Доставь сюда партийную мобильную связь! - скомандовал Гинсбург.
        - Валера, уже доставлена. Вот она!
        Козлов махнул рукой и к отряду Француза подъехала телега запряженная рыжей лошадью. На телеге стояла большая клетка, битком набитая воронами издающими невероятный шум. У каждой особи на лапе светлел свёрнутый трубочкой листок бумаги в целлофане.
        - Выпускай! - торжественно скомандовал Гинсбург.
        Козлов дёрнул за верёвку, открыл клетку и вороны с воплями как реактивные истребители сразу же исчезли из виду.
        - Каждая имеет индивидуальную точку приземления. Особи натренированные.
        Свезённые со всей Украины как раз для этого случая. Мы его ждали. И дождались, - констатировал Лесник.
        - А где же местные представители правопорядка? - оглянувшись по сторонам, спросил Француз. - Или все спрятались? Или в вашем городе уже решена проблема с нарушениями покоя жителей, грабежами, драками, насилием, незаконной торговлей самогоном?
        - Мы здесь!
        Из толпы вышел небольшого роста, коротко стриженый мужчина в милицейской форме. Представился:
        - Прапорщик Яценко. Готов служить, как и прежде, на благо Украины! В органах МВД двадцать лет. Имею опыт по поимке нетрезвых хулиганов.
        - Хорошо, менты нам пригодятся, - сказал Француз.
        - Яцек, а ты помнишь, как мне в камеру блок сигарет не передал, когда я трое суток за Президента сидел? - напомнил прапорщику Капуста.
        - Мент, он и есть мент, - ответил Яцек. - Работа такая.
        - В этой церкви, - громко сказал Гинсбург, сделав шаг вперёд и указывая на старинное здание православия пяти-вековой давности, стоящее прямо на рынке, - Пётр Великий проклинал Мазепу за отступничество и предательство России. Мазепе история не простила брехни Петру. Мы все осенены святостью этого здания, этой площади, этого города. Тотальное движение масс началось! Мы ждали его, мы готовы к нему и кто не с нами, тот против нас. Мы объявляем Глухов столицей всей Украины! - закричал Лесник на всю площадь. - Министерство внутренних дел на нашей стороне! - указал на Яцека. - Христианский мир тоже! - указал на Петренко. - И даже менялы. Менялы! Люди тяжелой профессии которой не одна тысяча лет. Люди, которые ещё до вознесения Христа несли людям благодать обмена ненужных железяк на нормальные деньги, эти люди тоже с нами! Да здравствует Украинская Россия и Российская Украина! - заорал во всю глотку Гинсбург.
        - А-а-а-а-а!!! - завопил весь базар, поддерживая Лесника и его идею. Кричал народ, кричали торгаши, кричали менялы, кричали российские спецназовцы, кричал сержант Петренко, кричал прапорщик Яцек...
        - Янки геть! Янки геть! - командовал Гинсбург.
        - Я-анки!!! Ге-е-еть!!! Я-анки!!! Ге-е-еть!!!
        - Славяне едины! Сла-вя-не! Сла-вя-не! - неожиданно проявил ораторские способности Капуста.
        - Сла-вя-не! Сла-вя-не! - заскандировал базар. Русские спецназовцы стали бросать в воздух кепки, вытащили из-за пояса новейшие автоматы ближнего боя jAKuzi-74 (сконструированные при участии специалистов из Израиля, эмигрировавших обратно в Россию) и стали длинными очередями палить в небо. Пули с зафиксированным центром тяжести улетели высоко в верх, а затем мирным, свинцовым дождём осыпались на землю. Украинские торгаши принялись бесплатно раздавать продукты питания и внутреннего употребления. И началось гуляние!
        У Француза запищала рация. На связи был Седой.
        - Что у вас происходит? Атака американских войск? Докладывай, быстро! Мы с бронетехникой в двух километрах от вас. Держись, Француз! Вспомни свой Алжир. Но это не Алжир! Это покруче! Это наш дом, Слава! Бей гадов и не жалей патронов. Мы выдвигаемся!!!
        - Стой, стой, Вова! Не надо танков! Только что Глухов объявлен столицей Украины. Киев в отставке. Теперь столицу Украины Ликвидатор не ликвидирует. В Глухове ядерного заряда точно нет. Глухов - столица, население - с нами. Подъезжай на площадь рынка, отпразднуешь победу с нами.
        - Я не один. Со мной десантная дивизия из Тулы. Глуховский аэродром принимает уже пятидесятый борт. Мы закрепляемся на плацдарме. Всё идёт по плану полковника Дубины. Он вышел на связь.
        - Заработали телефоны?
        - Нет, заработали курьеры. Муссолини выделил посыльных из состава НАТО. Они на "Феррари" добрались до Глухова за полтора часа. Привезли спутниковый телефон и письмо. Дубина пишет, что получил какие-то особые полномочия, и теперь Ликвидатор у нас в руках. Конец связи. Мы подъезжаем.
        На площадь Глуховского рынка, расположенного в тени пятисотлетней православной церкви, выкатили с тяжелым рёвом несколько десятков танков, ощетинившихся стволами пушек, пулемётов и ПТУРов. Следом выехала установка "С-400" и расположившись возле церкви выпустила свои антенны, принялась ощупывать полусферу неба радиоволнами всех частот. Сорок четыре зенитные ракеты, каждая с десятью наводящимися головками, уставились в небо ожидая команды пуска.
        С брони одного из танков спрыгнул Седой и в сопровождении Бригадира подошел к Французу. Оглядел шумящий и разгоряченный народ. Спросил:
        - Где америкосы?
        - В наручниках.
        - Грузите всех в фургон. - Указал на большую зелёную автомашину. - Они все задержаны за незаконную разработку недр столицы Левобережной Украины. Разбираться будем потом. И не мы. Есть международный суд. В Белоруссии. Туда их и переправим.
        Десантники Тульской дивизии не теряя времени даром, вступили в прямой контакт с местным населением и общение закипело. Tipa a la piani bordel.
        На колокольне древней церкви замерла пара со снайперскими винтовками.
        - Are you ready? - спросил один.
        - Yes, - ответил второй.
        - Hold target.
        - Я всё время думаю, как нас наводят на цель?
        - Меня это не волнует.
        - Но кто-то же проводит сумасшедшую работу!
        - А точку ставим мы.
        - Это верно.
        - Ты их видишь?
        - Конечно, они прямо под колоколом. Винтовки израильского производства.
        - Да, да. Я тоже обратил внимание.
        - Думаю, пора работать, - сказал первый. - Вон тот, справа, мой... На счёт три...
        4.
        - Послушайте, Иванов. Что за шоу происходит на русско-украинской границе в районе города Глухова? Я только что смотрел CNN и он показывает невероятные вещи. Что там делает наша десантная дивизия и противоракетные подразделения? - спросил президент России у министра обороны и с озабоченным видом снова принялся искать в мониторе канал CNN.
        - Вы же сами подписали план предложенный полковником Дубиной. Всё идёт по плану. Это всего-то только начало первой фазы операции, спланированной Сопротивлением и поддержанной нами.
        - Но почему десантники вместо того, чтобы выполнять план, катают на танках по всему городу, извините, местных баб? Кто руководит операцией на месте?
        - Бригадир. Вы его знаете. Он специалист по захвату городов. Полковник Куролесенко. Уже, собственно, генерал, но бумаги ещё не прошли инстанции.
        Президент нашел канал и с минуту глядел в монитор. Поднял голову на министра обороны. Спросил:
        - Что это там говорят о новой столице Украины? Что за столица?
        - Ммм... да. Да! Ею объявлен Глухов. Этот же самый Глухов, такое вот совпадение получилось. Но нам этот расклад выгоден в стратегическом отношении. Город практически на территории России. Если копнуть архивы двадцатого и девятнадцатого веков, то легко можно доказать историческую принадлежность этой территории к той же Курской губернии. Но теперь это столица! Я думаю, копать архивы не стоит. Объявили, так объявили. Мы тут не при чём.
        - А кто объявил?
        - Украинцы.
        - Нууу... Ну тогда всё легитимно! Тогда мне есть что сказать президенту США. Тогда министр иностранных дел найдёт текст для американского посла. И есть все основания оказать поддержку братскому украинскому народу, запросившему гуманитарную помощь. Ведь запросил?
        - Конечно же запросил. Вот, бумажка с запросом.
        - Иванов, не выпускайте из рук ядерный чемоданчик. Он в ближайшее время может пригодиться. Пора ставить всех на место. И мы поставим. Кто, если не мы?
        5.
        - Маринина уговорили остаться в Политбюро. Не знаю, чем Моню так заинтересовали, - проговорил Седой Французу. - Успокойся, Славик. Он не умер. Когда-то вернётся. Возможно, скоро.
        - Я не верю, что Моня ушел в монастырь. Этого не может быть, - отвечал удивлённый Француз.
        - Да какой там монастырь? Вовсе не монастырь. С чего ты взял, что Политбюро монастырь?
        - А ты что-то знаешь о нём?
        - Нет. Но Моня в монастыре бы не остался. Маринин далеко не священник... Очень далеко.
        Седой взял в руки спутниковый телефон и с пол минуты подумав, набрал номер. Ответили. Суворов проговорил в трубку:
        - Полковник, я узнал кое-какую дополнительную информацию. Не знаю как и сказать. Не хотел вообще звонить, но решил, что нельзя пренебрегать никакой новостью, из каких бы источников она не пришла.
        - Есть что-то по Ликвидатору? - хрипло спросил Дубина.
        - Да, - неуверенно ответил Седой. - Есть.
        - Вова, говори конкретней, быстрей и яснее. Что-то ты на себя не похож.
        - Источник не очень убедителен.
        - Если даже явное враньё, всё равно говори. В каждой брехне есть доля правды.
        - Хорошо, я скажу. Мне приснился Моня. - Седой вслушался в трубку. Дубина молчал. - Он мне стал объяснять, что мы не совсем правильно поняли функцию Объекта. Говорил, что как младший член Политбюро пока не имеет доступа ко всей информации, но советовал обратить внимание на вращающиеся фундаменты.
        - Что? - не понял Дубина. - Тебе приснился Моня и что-то говорил? Так ты это считаешь информацией?
        Седой терпеливо ответил:
        - Да. Это серьёзно. Я уже говорил, что Маринин остался в Политбюро, его забрали туда как специалиста. Он, перед тем как принимал 4ХА22, сказал мне, что найдёт способ связаться, если что случится. Он имел в виду состояние комы. Говорил, бабка кое-чему научила. Я тогда его не понял. А сейчас понял.
        - Это вообще будет отдельное расследование, куда он делся, - сказал Дубина.
        - Он в Политбюро, у меня его записка в которой он говорит, что остался по своей воле. У нас теперь там свой человек, но контакта с ним нет. И вот, он нашел способ для связи.
        - Ты не в себе. Это от стресса.
        - Я в порядке. Маринин не болтун в серьёзных вещах. Возможно, что-то вмонтировано в здание Киево-Могилянской академии. Но зачем должен вращаться её фундамент? И он что-то ещё говорил про лазер. Какой-то лазер. Зачем? Ничего не понятно. Моня не был бы Моней, если бы не нашел выход из тупикового положения. Если он говорит про лазер... Хм... Он нашел способ, как сообщить важную информацию. Вот только Француз помешал, разбудил. Лечь что ли спать?
        - Повтори внятно и конкретно, что сообщил Маринин?
        - Надо искать здание с вращающимся фундаментом, в котором установлен лазер.
        - О господи. Это полный бред. В Киеве нет таких помещений.
        - Маринин сказал что есть.
        - Хорошо, я подключу свои связи в Москве и связи итальянцев. У нас есть минимум 12 часов.
        6.
        В темной толще вод Атлантического океана, на глубине в тысячу футов, недалеко от побережья Северной Африки, медленно ползла атомная подводная лодка, осторожно прощупывая путь впереди себя акустическим радаром.
        Капитан субмарины находился в своей каюте. Откинувшись в кожаном кресле, сидя перед командирским пультом, он читал книгу в чёрном переплёте. Книга называлась: "Дракула апостол Сатаны". Капитан читал это произведение не в первый раз. Более того он знал его наизусть и, порой, длинными подводными ночами декларировал целые главы вслух, наедине с собой, вслушиваясь в благозвучие латинских фраз. Впервые он прочёл эти тексты в тридцатилетнем возрасте, получив книгу в подарок от отца ко дню своего рождения. Отец же, в свою очередь, получил её в подарок от деда. Дед от прадеда. Прадед от прапрадеда. А праотец всех этих отцов, тринадцать поколений назад, её написал.
        Рассматривая закорючки латинского языка, адмирал испытывал переживания той же силы и глубины, что много лет назад. Это была его настольная книга. В ней он мог найти ответы на все вопросы, возникающие во враждебном христианском мире.
        "Дракула апостол Сатаны" излагала в достаточно доступной форме взгляды конфессионного общества последователей Люцифера, известных в народе как сатанисты. Заложенный в текст нейролингвистический код запускал в психике читающего адепта релаксирующие доминанты, а в головном мозге - центры экстатического удовольствия. Поэтому книга, помимо сатанинского Евангелия, являлась наркотическим средством, и читать её приходилось постоянно, дабы избежать "ломки" и депрессионного распада личности.
        Мир без Сатаны был страшен, чужд и невыносим.
        Командир перевернул листочек и испытывая почти физическое удовольствие, продолжал читать.
        На пульте замигал индикатор вызова. Работал сверхдлинноволновый передатчик. Шифрованный текст пересёк тысячи километров водного пространства и декодированной струйкой звуковых частот полился из динамика.
        - Ахтан, ты слышишь меня? - прозвучал голос от которого, как показалось командиру лодки, задрожали переборки субмарины.
        Адмирал подтянулся, выпрямившись в кресле, отложил книгу и переменившись в лице, взволнованно ответил:
        - Да, мой повелитель.
        На связи был Абсолютный Магистр конфессии сатанистов.
        - Вскрой конверт №13. Даю дополнительные цифры и координаты.
        Командир лодки тщательно записал всё, что ему было сказано.
        - Сигнал к действию может появиться в ближайшие минуты или часы, - поведал адмиралу Абсолютный Магистр. - Ты - рука чёрного мессии. И небо перевернув, на место он поставит мир.
        Не верь, не жди, и не проси
        А дланью будь. Которая, весь
        Мир презрев, вернёт на трон
        Царя. А мы его рабы.
        Сатан!
        - Воистину Сатан!!!
        Связь отключилась. В глазах адмирала горели огоньки одержимости и счастья. Командир подводной лодки, а с ним и все предыдущие поколения, дождались своего часа, своего функционального разрешения в мире хаоса. Склонившись над главным компьютером субмарины, последователь Люцифера вошел в программу обеспечения систем вооружения и принялся вносить изменения.
        7.
        - Послушай, Скорцени? Как ты думаешь, что должна ощущать и как себя вести кукла, тряпичный клоун, игрушка которую дёргают за верёвочку, она машет руками и ногами, что-то там пляшет и даже, вроде бы, разговаривает - думает, что живёт, а на самом деле, это жизнь хозяина, который её создал. А?
        - Это вы к чему, шеф?
        - Да всё к тому же. - Мрачно стал пить пиво из горлышка бутылки. Добавил: - Я не желаю быть клоуном. Вот с этой секунды я исчезаю. Вот с этой.
        - Что это с вами, шеф? Я понимаю, вы перенервничали. У вас на плечах огромная нагрузка. В этой заварухе со спрятанной бомбой вы один представляете всю Италию. Думаете за всю Италию. Переживаете за всю Италию. Принимаете важнейшие решения за всю Италию. Один. Да... Вот... Кхм... И вся Италия не забудет великого Муссолини! Только Муссолини спасёт великую нацию от деградации. Кто, если не Муссолини? А? Ну? Не понял? Никого? Я так и думал! Я таак и думал. Никакой дурак не станет на место великого Муссолини. Никто не захочет. Испугается. А он не боится! Вся Италия смотрит на Муссолини. Весь мир смотрит на...
        - Заткнись. - Поставил пиво. - Я хотел уйти, но твоя болтовня невыносима. Придётся остаться. Если бы не я, ты наверное взорвался бы, как раздувшийся воздушный шар, через минуту. Тебе необходима бронированная оболочка. Ладно, что мы имеем?
        - Пять часов вечера, 21 июня.
        - Мда. Часы идут вперёд. Назад ни шагу.
        К столику с итальянцами подошел поддатый бродяга и кивнув на батарею пустых бутылок, сипло прошепелявил:
        - Бхутхылочки шапхгать можна?
        Муссолини с любопытством уставился на невозмутимого представителя социальной прослойки.
        - А на что же они вам, любезный. Приём стеклотары то уже уехал.
        - Пхриедет, пхадлюка. Никхуда не дхенется.
        - Берите, пожалуйста, - разрешил Скорцени.
        Бомж похватал бутылки, сложил их в мешок и убрёл дальше по пустынному Крещатику.
        - Шеф, я всё таки не очень понял, на что вы рассчитываете? Я, конечно, верю в вас и не лезу с советами. Но, извините, зачем нам жариться на нейтронном взрыве? Пойдёмте в метро.
        - Слушай, Скорцени. Взрыва не будет. Но это между нами.
        - Вы уверены?! - радостно спросил подчинённый.
        - Нет, не уверен. - Скорцени сник. - Но время у нас ещё есть. Раньше четырёх часов утра всё равно ничего не будет.
        - Не будет, так не будет.
        - А поэтому наберу-ка я полковника Дубину. Он сейчас очень при деле. Это мы здесь, на пустом Крещатике дурака валяем. А полковнику сейчас не до пива.
        Муссолини взял в руки спутниковый телефон, стоящий на столе, и набрал длинный номер.
        - Дубина на проводе.
        - Ну как, полковник, есть новости?
        - Пока нет. Но я жду звонка.
        - Как же он выйдет на ваш телефон?
        - А вы что, не видели? По всему Крещатику на столбах развешаны объявления: "Дубина ищет Ликвидатора". И номер телефона. Эти столбы недавно показали по телевизору. Уже позвонили из заготовительной фирмы "Lesopoval.LTD" из Сибири.
        - Мне это напоминает брачное объявление.
        - Да я себя уже ощущаю его родственником! Он должен позвонить. Очень любопытные для него новости покоя ему не дадут. Наш отряд на востоке страны сделал ему сюрприз! Эта секретная новость его очень-очень удивит.
        - Я знаю о чём вы. Про этот секретный сюрприз болтают все информационные агентства. Гондурас выслал в Глухов дипломатических представителей для переговоров о размещении посольства.
        - Да? - удивился Дубина. - А я думал, что телефоны не работают и никто ещё ничего не знает.
        - Телефоны не работают только на Украине. Благодаря дядям Сэмам, которые машут тряпкой со звёздочками. А у остальных всё работает. Даже очень. Киев, например, транслирует в прямом эфире 64 телеканала через 8 геостационарных спутников. Возможно, сейчас и мы со Скорцени и пивом мелькаем где-то в кадре. Все ждут шоу под названием Ядерный Взрыв Столицы Киевской Руси. Надеются, что после американских небоскрёбов будет зрелище покруче. Даже заголовки статей в европейских газетах звучат, примерно, так: ЯВСКР надвигается на Россию. Последствия ЯВСКРа непредсказуемы. ЯВСКР изменит мир. ЯВСКР - апокалипсис 21 века. Вот так, полковник. Ваш Глухов на "секретном" востоке Украины известен теперь не меньше Киева. Уже сообщили, что на всех церквях новой столицы Украины сидят мёртвые снайперы с израильским оружием в руках.
        - Быстро работают, болтливые сволочи, - удивился Дубина. - Но не на всех, а на одной. Была попытка покушения на верхушку украинских националистов. Некий Гинсбург представляет это движение. Попытка покушения предпринималась в отношении его. - Дубина прокашлялся. - Но она была пресечена.
        - Да? Ну, тогда я рад, что ваша оперативная работа имеет такие положительные результаты.
        - Не будем на эту тему. Она ещё не закрыта. Вы ничего не выяснили по своим каналам о существовании в Киеве вращающихся фундаментов?
        - Я обзвонил всех известных мне специалистов в России. Никто ничего на эту тему не слышал. Не могу только понять, зачем вам это нужно?
        - Сообщу чуть попозже. Возможно, бомба находится под Киево-Могилянской академией. Её фундамент, как стало известно из некоторых источников информации, может вращаться. Мы оперативно разрабатываем эту тему. Мои люди уже зашли в помещение под академией, но пока ничего не нашли.
        - А что, есть такое помещение?
        - Да, - лаконично ответил Дубина. - Маленький подвальчик. Извините, я отключусь. Мне звонят по второй линии. - Телефон умолк.
        - Какие-то новости? - спросил Скорцени.
        - Какой-то бред о крутящихся домах на Подоле. Дубину опять кто-то с какой-то целью обувает, а тот мечется, как ужаленный бульдог. Думаю, всё решит реакция Ликвидатора на происходящие события. Я письмо ему писал не даром.
        - А что в письме?
        - Я же говорил - неважно.
        - Ну, неважно так неважно.
        - Подай-ка бутылочку пива, если уж ты не позволил мне исчезнуть. Продолжим релаксацию. События развиваются самостоятельно, мы этому развитию мешать не будем.
        8.
        Полковник Дубина включил вторую линию телефона и проговорил: "Дубина на проводе".
        - Здравствуйте полковник.
        На связи был генерал российской контрразведки.
        - Значит так, - резюмировал генерал свои оформленные мысли. - Тема по разработке вращающегося фундамента всплывала, но достаточно давно. Проект КА75, 1978 год. Этой работой занималось новосибирское закрытое конструкторское бюро. На момент полного, глубокого, засекречивания проекта, в нём предусматривался комплекс электродвигателей работающих от атомных батарей.
        - Атомных? - насторожился Дубина.
        - Но батарей, - уточнил собеседник. - Платформа фундамента должна была вращаться при помощи электропривода. Чертежи общих узлов я тебе высылаю на телефон. Мы тут с другом долго размышляли, что это такое, и решили - проект системы комплекса ПРО, предназначенный для скрытого базирования. Уж больно велик, надо прятать. Я думаю, - скептично добавил московский информатор, - это чертежи какой-то недоделанной игрушки из прошлого. Типа "Бурана". Если же это платформа для запуска ракет, то для очень больших.
        - Ракет? - спросил Дубина. - Нет, в Киеве нету ничего подобного в природе. В Днепропетровске этого добра хватает, а здесь нет. Карусели и всякие крутящиеся аттракционы имеются. Но вращающихся платформ мы не обнаружили. \
        - Теперь ещё пару слов в тему, - сказал собеседник из Москвы. - Ты только не думай, что я шучу. Насчёт каруселей ты, возможно, в чём-то прав. В конце семидесятых и начале восьмидесятых годов генсек СССР Брежнев был одержим идеей отметить с невиданным размахом 40-летие победы в войне
1941-1945 гг. Он постоянно говорил о необходимости показать кто одержал Победу самой дорогой ценой. Это был разгар холодной войны, европейцев ненавидели не меньше чем американцев. Брежнев собирался выкинуть какой-то финт, вроде "кузькиной матери" Хрущёва, только в полном масштабе.
        - Но не взрыв же Киева?
        - Мда... Я тоже думаю, что нет. Незадолго перед смертью Генеральный секретарь всех народов России сказал Суслову, своему серому кардиналу, что покажет империалистам что такое по-русски "готовь сани летом" и что они запомнят это зрелище на века.
        - Но не взрыв же Киева?
        - Мда... Я тоже думаю, что нет.
        - И при чём здесь сани?
        - Не знаю. Пословицу он употребил. Старческий маразм, наверное. Ты можешь послушать. Есть аудиозапись разговора Брежнева с Сусловым. Запись сделал охранник генсека майор Молотило. Продал потом эти записи американцам. У них выкупили итальянцы... В общем, пока они дошли до нас, то достались за
20 евро. Я закачал на чип телефона фрагмент. Послушай.
        Дубина прижался ухом к телефону.
        - Даграгой Вглагдимир Андрейч...
        Полковник слушал пару минут.
        - Ну как? - спросил собеседник.
        - Насколько я понял, Брежнев говорит Суслову, что американцы упадут в обморок, увидев в день Победы лицо России. Про какую-то Катю болтают. - Дубина кашлянул. - Но только при чём здесь Киев?
        - Главные мероприятия должны были проходить в Киеве, а не в Москве. Вот в чём финт. А проект КА75 называли даже в деловой переписке Катя. Возможно, это суперфейерверк. Возможно, всё это пустая болтовня. Ты просил - я узнал. А что к чему - мне ни к чему.
        - Ладно, спасибо. Ничего не понятно, но хоть что-то, Катя! Хм... Ну, Брежнев... Впрочем... - Дубина потёр лоб и пробормотал: - К - Киево, А - академия. Катя - это Киево-Могилянская академия? Чёрт! Как же тут не ошибиться? Спасибо ещё раз, генерал. Буду жить, отблагодарю.
        - Пивом.
        - Ну конечно.
        - Тогда давай - "Пи - и - п", - и телефон отключился.
        9.
        Тяжелый базовый самолёт-разведчик SR-71A системы АВАКС утробно воя на басовой ноте, плыл вдоль городской черты Киева.
        В оперативном салоне сидели человек двадцать системных операторов и неотрывно работали на компьютерах. За штурвалом находился первый пилот, рядом с ним - командир экипажа, полковник ВВС США.
        - Послушай, Рэй, - обратился командир к пилоту. - Как ты думаешь, бахнет у них бомба или нет?
        - Не знаю командир. Но думаю, нет. Как-то во всё это не очень верится. Ядерная бомба пролежала столько лет и никто её не сдал? Невероятно! Нас опять разводят, чувствует душа старого летающего волка.
        - Мда, - задумчиво ответил командир экипажа. - Если разводят, то очень эффективно. Глянь на экран - пустые улицы. И это в центре города, который уже объявили американской фазендой. Фазенда, да не та. - Командир оживился. - Ха! Рэй! Посмотри, двое украинских дураков в самом центре города сидят и пьют. Пиво, наверное. Нашли местечко и времечко!
        - Да, командир. Вижу. Они, в общем-то, отморозки. Эти русско-украинцы, или как их там. Что им бомба?
        Щёлкнул динамик внутренней связи. Хриплый голос оператора - планшетиста проговорил:
        - Полковник, появились русские.
        - Координаты, - потребовал командир.
        - В десяти милях над нами и сорок миль на восток. Пункт А-109 по планшетной сетке. Зависли на нашей скорости и позиции не меняют. Два МиГ-37.
        - Хорошо, Сэм. Следи за ними и скинь данные в Центр.
        - Есть.
        - Точно разводят, - сказал пилот. - Наблюдают, как мы тут копошимся со своими разбегающимися батальонами. Интересно, где уже наша дивизия? А?
        Командир экипажа пробежался по клавиатуре, вгляделся в монитор, сказал:
        - В районе Житомира. Продолжает движение.
        - Во-во. В районе Житомира. Наши от Киева, русские в Киев.
        - С чего ты это взял?
        - Полковник, вы что, не знаете что восток Украины сменил ориентацию, провозгласил новую столицу Украины и идёт походом на Киев как в своё время шел на Москву бандит Емельян Пугачёв? Пугачёв, это русский несостоявшийся Вашингтон. А новый украинский Пугачёв - Гинсбург.
        - Ты откуда это всё знаешь? - подозрительно спросил пилота командир.
        - Да смотрю CNN, вот и всё. Они и сейчас что-то о новой столице рассказывают.
        Командир покосился на чёрные очки, в которых был пилот, и сказал:
        - Рэй, ты опять нацепил очки - телевизор? Я же тебя просил, не одевай их, когда мы в полёте. Ты хочешь, чтобы мы свалились в штопор? Нет, Рэй, я похож на болтливого идиота? - закричал полковник. - Какого чёрта ты пялишься в свой ослиный телевизор? Тебе мало новостей под нашими ногами?
        Пилот быстро снял очки и сунул в карман. Сконфуженно проговорил:
        - Ладно, шеф, Виноват. Вернёмся, прикую их цепью к креслу в спальне. Обещаю.
        - Вот так оно лучше...
        - А украинские вооруженные силы поддерживают восток, - закончил всё-таки тему лётчик.
        - Да какие там силы, - махнул рукой полковник, вытирая со лба пот выступивший от приступа командного инстинкта.
        - Да вот такие: мотострелковая десантная дивизия, четыре танковых полка, два полка огневой поддержки и 76, нет 78 истребительных вертолётов. Весь корпус прикрывается комплексом "С-400" в количестве 12ти установок. Прошу прощения, четырнадцати.
        - Что ты болтаешь? - уставился командир на пилота.
        - Да это не я, полковник. Это данные в мониторе. В него глядите, а не в окно. Появились только что.
        - Откуда у Украины столько вооружения? - недоумённо пробормотал командир экипажа глядя в экран. Откинулся в кресле. - Впрочем, нам всё равно. Мы в воздухе. Необходимо тщательно отслеживать позиции "С-400". - Принялся давать команды в микрофон. Соединился с базой в Германии. Доложил о передвижении бронетехники на востоке Украины.
        - Брэдбери, ты там меньше валяй дурака, а конкретизируй цели. Что это за танки? Украинские или русские?
        - Генерал, установок "С-400" в Украине нет. Установки идентифицированы на 100%. Сорокачетвёрка. Фоти-фо. Ракеты русские, значит и танки тоже.
        - Этого не может быть, - уверенно проговорил в эфире голос командующего группировкой ВВС. - Не путаете ли вы их с украинскими "С-300"?
        - Да нет, генерал. Рельефное сканирование опознаёт установки как "С-400".
        - Так значит, получается русские войска вошли на территорию Украины?
        - И достаточно далеко. Сейчас уточню. Да, район города Батурин. Около
150 километров.
        - Вы не ошибаетесь? - подозрительно тихо поинтересовался генерал.
        - Да нет, ошибка исключена. По трём каналам опознавания идут положительные...
        - Остолопы летающие! - взорвался командующий, разрывая голосом динамик связи. - Как русские могли продвинуться на двести километров и не быть замеченными? Там же есть блокпосты?
        - Блокпосты сообщений не давали, - сгруппировался полковник.
        - А на что вам электроуши и эти блядские антенны дальнего обнаружения? А? Брэдбери, думайте уже, что писать в объяснительной. Я докладываю ситуацию в Вашингтон. - Связь отключилась.
        - Полковник, а ведь и правда русские идут, - спокойно сказал пилот.
        - Слава богу что не летят. А идут - так и пусть идут. Наша задача фиксировать, идентифицировать, классифицировать, ставить электронные метки и глушить разговоры.
        - Полковник, - снова раздался голос оператора-планшетиста. - Зафиксирона ещё одна группа российских самолётов. Пересекли границу, движутся к Киеву. Два Ту-160, четыре Су-27 и десять МиГ-37.
        - Ту-160? - подняв брови полковник. - Ого! Эта махина может уничтожить и Киев и Житомир вместе взятые. - Нервно пробежался по клавиатуре компьютера. Связался с базой.
        - Хорошо, Брэдбери. Отслеживай их, поставь метки и жди указаний, - озабоченно ответил генерал и отключился.
        Щёлкнул динамик и голос оператора сказал:
        - Полковник, два МиГ-37 отделились от русской группировки и летят к нам. При этой скорости они будут здесь через несколько минут.
        - Где наши F-16 прикрытия? - напряженно спросил полковник.
        - Сопровождают самолёт со штабом американского контингента НАТО на базу в Италии. Скоро вернутся. Я же докладывал.
        - Чёрт! Когда скоро? У меня под боком российские истребители с боевым вооружением! Да генерал сам остолоп! Где наша охрана?
        Связался с базой и стал комментировать ситуацию.
        - Брэдбери, не паникуй. Четыре "Торнадо" взлетают и идут к вам на поддержку. Будут через час.
        - Четыре? Через час? Генерал, через пять минут я буду в окружении российских самолётов!
        - Этого не может быть. Русские не нарушат договорённости по Украине. К вам приближаются истребители ВВС Украины. После контакта доложите. И меньше нервов. - "Щёлк" - сигнал ушел.
        Пилот SR-71A вопросительно смотрел на командира экипажа.
        - Идём по прежнему курсу, - ответил тот.
        Через несколько минут два матово-чёрных, как пластиковые дельфины, МиГ-37 зависли с двух сторон разведывательного самолёта. На бортах истребителей ярко-желтой краской, от руки, было написано: "ВВС Украина". Один из них пошел на сближение и завис буквально в нескольких метрах от SR-71A.
        - Рэй, спокойно. Этот русский пытается нас испугать, - напряженно сказал командир экипажа.
        - Вижу, но по моему он что-то хочет сказать.
        Пилот на истребителе "ВВС Украина" был хорошо виден из кабины самолёта-разведчика. Он поднял руку, сделал пальцами "козу", помахал её рогами как крыльями, затем направил руку вниз. И указал пальцем на полковника. Тот побледнел. Обратился к лётчику:
        - Что он хочет сказать?
        - По моему, говорит, что собирается нас сбить.
        - О, чёрт! Я так и знал, что мы влипнем без охраны. Где эти "Торнадо"?
        Пилот "ВВС Украина" показал знаком лётчику SR-71A, чтобы тот следовал за ним. МиГ-37 плавно отвалили в сторону. Самолёт-разведчик курс не изменил. Полковник быстро доложил ситуацию на базу.
        - Как это требует следовать за ним? - закричал генерал из далёкой Германии. - Не подчиняться!
        - Пилот угрожает применением оружия. В эфир на связь не выходит. Предлагаю приказать мне, что делать.
        - Я же сказал, не подчиняться! Вы уверены, что это русские?
        - На борту написана принадлежность к Украине, но такие самолёты есть на вооружении только у России. МиГ-37. "Чёрный ягуар".
        - Следуйте по прежнему курсу, - дал указания генерал. - Через пару минут я с вами...
        Связь оборвалась. Все двадцать системных операторов накинулись на клавиатуру компьютеров.
        - У меня не работает радар, - сообщил лётчик командиру SR-71A.
        - Твой радар не одинок, - нервно выговорил полковник. - Вообще ничего не работает. Они применили импульсный взрыв и вывели из строя все задающие генераторы частот у нас на борту. Мы теперь не самолёт-разведчик, а слепоглухонемой крокодил упавший с седьмого этажа. Который скоро долетит до земли. Не понимаю, как их собственная аппаратура уцелела? - Полковник вытер выступивший пот и глянул в окно. Там пилот МиГ-37 снова показывал ему падающую в пике "козу". Потом показал кулак и повертел пальцем у виска. Затем лётчик истребителя дал очередь из пулемёта. Пули тёмным веером пролетели перед самым носом SR-71A так близко, что командир экипажа вжался в спинку кресла. Скомандовал:
        - Рэй, следуй за ними. Ты свидетель, ситуация тупиковая.
        - Да, полковник, - нервно ответил пилот. - Ваше решение единственно верное. О, Санта Мария! Зачем я пошел служить в ВВС!
        SR-71A развернулся и в сопровождении МиГ-37 устремился на восток.
        ***
        Командир радарной станции НАТО под Житомиром смотрел внимательно на экран монитора. Затем схватил трубку телефона и торопливо выговорил в неё: "Пентагон, быстро!".
        Ответил оперативный дежурный ССБР ( Стратегическая Служба Быстрого Реагирования). Командир станции доложил:
        - Это полковник Маршалл, личный номер 1234564321. Прошу зафиксировано сообщение: в районе Киева, в 19:40 по местному времени, в планшетной точке А-109 российскими истребителями задержан американский SR-71A и сопровождается на территорию России.
        - Принято. Продолжайте контроль, - ответил жесткий голос дежурного.
        Самолёты МиГ-37 и SR-71A пересекли русско-украинскую границу и устремились в сторону Брянска.
        ***
        - Я слушаю, - ответил министр обороны США. - Какой именно? SR-71A? Он не в составе НАТО? Ждите на телефоне. - Министр кинул трубку. Сказал секретарю:
        - Майкл, наверное, всё-таки, бойня начнётся. Уффф... Как я устал... Да... Русские угнали самолёт-разведчик в файлах памяти которого вся информация о стратегических ядерных силах США. Плюс все коды доступа к военным спутникам. Уффф... Бойня начнётся... - Поднял трубку телефона и набрал цифру "0".
        ***
        - ... План МХ. Готовность номер один, - ответил президент США и отпихнул собаку. - Ждите на телефоне. - Бросил трубку. Нажал кнопку на столе. Вбежал секретарь. Президент выдавил:
        - Через пол часа экстренное совещание Совета безопасности. Оповестите всех и пригласите экстрасенса Яфета. Объявите администрации Белого дома мобилизационную готовность.
        - Слушаюсь, господин президент! - Секретарь выбежал с выпученными глазами.
        10.
        - Господа, а не позволите ль вы вас, запечатлеть в столь час печальный, на холсте? Иль ватмана листе? - проговорил бородатый человек в тюбетейке, обращаясь к Муссолини и Скорцени в раздумье рассматривающих своё пиво. И подошел к столику итальянцев стоящему на Крещатике, как виселица на опустевшей площади в день перед казнью.
        - О! Аркадий! - удивлённо проговорил Муссолини, узнав художника с которым недавно веселился в "Экспрессе". - Добрый, добрый вечер. - Пожали руки.
        - Познакомьтесь, - предложил Аркадий, представляя человека, стоящего рядом с ним. - Коллега по цеху. Свободный художник. Как и положено, без хаты и родины. Вольдемар! - Он торжественно протянул руку, представляя своего друга. Добавил: - Это в русскоязычной версии. А вообще - Уолтер. А это - Бенито и Отто.
        Вольдемар снова пожал руки итальянцам. Аркадий пояснил:
        - Коллега родом из Южного Уэльса, Великобритания. Но это в прошлой жизни. А в этой - киевлянин Вова.
        Муссолини подозрительно посмотрел на Вову.
        - Вы из Южного Уэльса?
        - А что, не похоже? - вопросом ответил тот. - Вот вы уже точно не оттуда. Я угадал?
        - Угадали, - буркнул Муссолини. - Я итальянец. А как это вы, Вова, так удачно адаптировались в биосреду Украины? По разговору и не скажешь, что англичанин. У меня на это ушло лет десять.
        - Двенадцать месяцев жизни без документов и без знания языка во всех социальных прослойках, включая нулевую. Язык пришел сам. Наверное, из чувства сострадания.
        - Перед вами майор английского спец подразделения. Бывший майор, - вставил слово Аркадий.
        - Да ну? - поднял брови Муссолини.
        - А вы не иронизируйте. В свете нашего нахождения в месте предполагающем полный уход всех концов в воду, можно и пооткровенничать, верно, генерал?
        - Муссолини прищурившись уставился на неведомого Вову. Тот ненавязчиво пояснил:
        - Вы, генерал, были моей целью два года назад в Брюсселе на четырёхстороннем саммите. Вспомнили саммит? А? Ваша фамилия Муссолини. Вы двоюродный внук того Муссолини...
        Бенито слушал с застывшей сигаретой в зубах. Аркадий копался в папке с бумагой и карандашами. Скорцени привстал и подавшись вперёд, запоминал слова.
        - И? - прервал затянувшуюся паузу Муссолини, осыпав столбик пепла с сигареты.
        - Вашу ликвидацию отменили после вашей драки с американцами. - Вова сел на пластиковое кресло и закинул нога за ногу. Наклонился в сторону Муссолини и отчётливо произнёс: - Можете не верить, но вы понравились моему шефу из Ми-6. Помните, в Брюселе, в кафе у вас над головой разбилось стекло? Это была пуля моего напарника. Я дал отмену операции в последнюю секунду. Вам везёт по жизни с вашими мордобоями, Муссолини. Вы не обижайтесь...
        Итальянец ошарашено глядел на художника Вову. Сказал:
        - И вы стали художником?
        - После некоторых событий, да. И знаете, я теперь живу. А раньше - функционировал.
        - Да вы, собственно, давайте ближе к столу, - проговорил изумлённый деталями из прошлого Муссолини. Скорцени торопливо пододвинул бутылки, опустился в кресло рядом с Вовой - Уолтером и они принялись за пиво.
        - А вы не задерживаетесь в Киеве? - спросил англичанина Бенито. - Нехорошие слухи бродят по городу.
        - Плевали мы на слухи. Мы знаем, что взрыв будет. И мы хотим его запечатлеть на полотне. Как идейка? - Отпил пол бутылки и посмотрел на итальянца.
        - Да никак, - ответил тот. - Если надо - рисуйте. Смотрите только, чтобы он вас не нарисовал. И вы не очень верно представляете себе последствия ядерного взрыва. Впечатлений может оказаться слишком много.
        - Для художника много не бывает, - ответил Аркаша. - В смысле впечатлений.
        - Может быть вы и правы, - махнул рукой Бенито. - Рисуйте хоть в самом эпицентре. Но прежде я хотел бы увидать "Приключение итальянцев в "Экспрессе". Аркадий, где обещанный шедевр?
        - Прорабатываю детали. Скоро будет готов и найдёт своего хозяина. А они что, закончились?
        - Продолжаются, уважаемый, продолжаются... Вы же видите, как кругом весело. Наш друг из домика белого цвета не даст усохнуть от скуки. Соединённые Штаты ввели особое положение в стране и, похоже, в мире. Только что. - Итальянец указал на телефон, как на источник информации. Добавил: - Вот мы тут со Скорцени от этого приключения прямо чуть под стол не упали. Хорошо что вы подошли. Да, - повернулся а майору, - а как Великобритания? У вас там оочень тонкие политики и хорошо дружат с Большим Братом. Она, родимая, ничего не ввела?
        - Бхутхылочки шапхгать можна!
        У стола стоял бомж с мешком.
        - Весело живут в белом домике.
        - Любезный, неужели стеклотара приехала?
        - Я из Уэльса, - сказал Вова - Уолтер.
        - Впхгок бехгем.
        - А что, есть разница?
        - Берите, пожалуйста, - разрешил Скорцени.
        - Уэльс всегда хотел стать самостийным, неужели вам неизвестно?
        - Первый раз слышу.
        - Конечно, какой-то там Уэльс! Вот Украина и Россия - это темы. А Уэльс... Что за Уэльс? - сказал Вова - Уолтер и погрузился в пиво.
        - Я буду рисовать, - сказал Аркадий и вытащил лист ватмана. - Меня чутьё не подводит. Будет сногсшибательный портрэт номер два.
        - Ну, если Уэльс не Великобритания, тогда майор давайте выпьем, - сказал Муссолини и оглядел стол. Крикнул: - Эй, гарсон, бармен, официант, где вы?
        Перед итальянцами вырос шустрый хозяин столика.
        - Что изволите-с?
        - Пиво, уважаемый, имеется?
        - Да-с...
        - Десять ящиков.
        Хозяин столика секунду глядел на Муссолини. Выдавил:
        - Десять? Ммм... (20*20=400!) Кхм... (400*20=8000 евро!) Минуточку!!! - И умчался в глубину своих торговых апартаментов.
        - Ого, - сказал Аркаша. - Опять массовый запой?
        - Нам ещё не хватит, - сказал Муссолини. - Я знаю когда, где, с кем, и сколько. Сейчас надо много.
        Рисковый продавец пива не переводя дыхания принялся ставить упаковки возле столика. Выложил все ящики и одну бутылку поставил на стол. "Это от фирмы!" - и стал вытирать пот. Муссолини отдал ему шестнадцать розово-фиолетовых бумажек. Аркадий проводил деньги взглядом.
        - Мда, - сказал. И взял пиво.
        Зазвонил спутниковый телефон. На проводе был Дубина.
        - Вы где? - спросил.
        - В центре Крещатика проводим круглый стол, - ответил Муссолини. - Присоединяйтесь, полковник. Если, конечно, у вас не назначено рандеву с личностью, собирающейся всё ликвидировать.
        - Он мне звонил, - сказал упавшим голосом Дубина.
        - И что?
        - Ничего.
        - Я знаю. Всё в пределах алгоритма. Комедия финита де ля. Наши координаты - сто шагов на запад от входа в метро Крещатик.
        - Он пожелал мне крепкого здоровья. Мы уже ничего не успеем сделать если бы и имели сведения об Объекте. Все мои люди в метрополитене.
        - А мы на Крещатике. Вы знаете, полковник, великолепный вечер. Он сегодня, кстати, самый длинный в году. Не пропустите мероприятие. Аркадий уже приготовил кисти и точит карандаши.
        - И Аркаша с вами?
        - Не только он. Есть даже представители дружественной части Великобритании. Дубина, не валяйте дурака. Круглый стол ждёт вас.
        - Мда, я слышу даже по телефону, что он и правда круглый.
        - Ещё какой круглый! Верно, Скорцени?
        - Да, шеф!
        В воздухе раздался свистящий гул перерастающий в грохот и со стороны Европейской площади на Крещатик влетел заходящий на посадку реактивный АН-2. Коснулся колёсами брусчатки и завыл реверсом двигателя.
        - Что это у вас там воет? - встревожено спросил Дубина.
        - Похоже, вернулась ваша секретная летающая крепость с восточного похода, - ответил в трубку Муссолини. - Это вы её отозвали?
        - Ждите, я буду, - Дубина отключился.
        Самолёт остановился прямо перед столом с пивом, метрах в десяти, что-то проворчал турбинами и затих. Открылась кабина.
        - Ха! Пацаны! Да здесь весь Крещатик наш! Аркадий, а почему ты не в обозе под Бердичевым?
        Бруклин спрыгнул на землю. За ним из самолёта стали выходить Седой, Француз, Парковщик, Димедрол. Шатаясь вышла Леся и закрыла за собой дверь.
        - Где друг мой, Моня? Ужель в глуши неведомой остановили его? Не верю я. Отказываюсь верить! - валял дурака бородатый в тюбетейке.
        - Аркаша, - сказал Седой. - Ты всегда, почему-то, оказываешься в непредсказуемом месте. Ааа! - Обернулся в сторону. - Братская Италия с нами!
        И по кругу пошли приветствия и объятия.
        11.
        Дубина отключил телефон и перешел на вторую линию, по которой кто-то звонил. "Пыххх..." - неожиданно зашумело в голове, когда он поднёс трубку к уху. Тело стало тяжелым и неуклюжим, в глазах поплыло.
        - Дуубиина наа проооводе, - необычно низким голосом и растягивая слова как на плохой аудио записи выговорил полковник, сам себя не узнавая и держась рукой за дверную ручку, чтобы не упасть.
        - Полковник - прозвучало в телефоне созвучие незнакомого колоса. - Вы, надеюсь, меня слышите?
        - Слыышу, слыышу... Но ничего не вижу, - непонятно закончил фразу ошалевший Дубина и упал в кресло.
        - Ничего видеть не надо, - продолжил голос в телефоне. - Надо только слушать. Это звонит Маринин из Политбюро.
        Слова Маринина сопровождались звоном в ушах и искрами в глазах измученного Дубины.
        - Господи, это ты, Саша? Ты пришел с салютом.
        - Я, полковник. Но к вам очень трудно дозвониться.
        - Ох, Маринин, а я думал уже что у меня галлюцинации.
        - Полковник, у меня мало времени. Мне необходимо передать вам сообщение.
        - Передавай, Маринин. Я тебя слушаю, - вяло сказал Дубина, борясь с головокружением.
        - Я Седому сказал, что вам надо делать. Он передал? Не давайте себя разводить! Этот Ликвидатор...
        - Даа, даа... Марииинин, ты меня слыыыышииишь? Я взлетаю...
        - Господи, полковник, это побочное действие 4ХА22. Только не понимаю, как это попало в ваш организм.
        - Чего, чего? Эх, Маринин...
        И Дубина заснул.
        - Я не совсем закончил, - разбудил полковника знакомый голос.
        - Это ты, Маринин, - хрипло спросил Дубина.
        - Это Ликвидатор, полковник. Вы, наверное, уснули во время разговора.
        - Да, вроде-бы. Так это снова вы? Здоровья вы мне пожелали, забыли что-то ещё? - Дубина уже полностью пришел в себя и с неудомением вспоминал странный сон -обморок. Проговорил в трубку: - Я буду очень растроган, если вы поздравите меня с наступающим днём рождения.
        - Полковник, не надо неуместного юмора. Здоровья я желал вам от души. А вот свои дни рождения считайте сами. Я о другом. Послушайте, - неспокойно проговорил Ликвидатор. - Вы не можете объявить Глухов столицей Украины. Это не делается так просто. Такое решение - прерогатива Верховной Рады и Президента, как Гаранта Конституции. Необходим референдум, необходимы международные наблюдатели. Легитимность - необходимое состояние объекта права.
        - А чего это вы занервничали? - оживился Дубина. - То молчали, исчезли где-то там в виртуальности. Какая вам разница, где столица? Взрывайте Киев на здоровье, он уже обыкновенный промышленный центр, типа Конотопа. И вообще, - зевнул полковник, - мы переезжаем в Глухов. Сейчас-же. Вертолёты уже продувают двигатели. - Добавил: - Верховная Рада собралась на экстренный созыв и в данные минуты утверждает перенос столицы Украины из Киева в Глухов в связи со сроком давности города на Днепре. Вот таак, товарищ Ликвидатор! Ликвидируйте Киев, расчищайте стройплощадку. Город всё равно ветхий, здания морально устарели, промышленность требует 100% реконструкции, население без работы... А вот теперь, благодаря вам, работка появится! И вообще, - продолжал разошедшийся Дубина. - Я могу вам напомнить историческую параллель: Германия достигла уровня первой страны в Европе только после тотального разрушения всех её городов. Да и Иисус, вроде-бы, говорил: создавая - разрушай! - Дубина полностью вошел в свой контекст и продолжал уверенным тоном: - Вы теперь работаете на благо Украины и её Возрождение. Неплохо бы ещё
устранить Харьков, Днепропетровск и Львов. Вот тогда бы мы точно вошли в пятёрку лидеров европейских государств. Ваше положительное, конструктивное применение ядерного заряда рассматривается в данный момент в Верховной Раде. Президент предполагает включить вас в состав почётных граждан обновлённого Киева под номером 1. Вы не против?
        - Не болтайте ерунду, - неспокойно проговорил Ликвидатор. - Ни президента, ни членов Верховной Рады в Киеве нет.
        - А вот и есть! Секретное заседание продолжается. Может, хотите поприсутствовать?
        - Я воздержусь.
        И правильно сделаете, - согласился Дубина. - Между нами, у меня есть мысли по этому поводу. По поводу вашей востребованности. На мой взгляд, вам стоит отменить запуск бомбы, - безразличным тоном сказал Дубина. - Иначе ваше Политбюро завалят заказами.
        - Я обдумаю ваше предложение,- в тон полковнику ответил Ликвидатор. - Но вы и правда не особо переживаете за город. Желаю всего хорошего, и пожалуйста, не принимайте всё так близко к сердцу. Вы видите, какой плодотворный разговор мы провели. Итог: в любом случае всё будет хорошо.
        Дубина опять ощутил звон в ушах, а в глазах заискрило.
        - Пооостооой, Ликвиииидаторрр!!! Но мы же не решили...
        И Дубина уснул снова.
        - Полковник, вы почему молчите?
        - Маринин, я долго спал?
        - Какой Маринин? Это ваш друг.
        - Но мы же только что с вами разговаривали?
        - Только что? Весь разговор составлял фразу: "Дубина на проводе". И пауза.
        - Что вы хотите? - спросил полковник испытывая непривычные мистические ощущения.
        - Отнеситесь серьезно к тому, что я сейчас скажу.
        Дубина окончательно проснулся, встряхнулся и прижав трубку телефона к уху, громко сказал:
        - Слушаю внимательно.
        - Я решил дать вам шифр отмены взрыва.
        - Что же должны дать мы? - осторожно спросил Дубина.
        - Передать спасибо Муссолини. Я прочёл его письмо.
        - Передам. А что в письме?
        - Неважно. Давайте ближе к теме. Уже поздно, таймер выруливает на финишную прямую. Детонатор сработает в промежуток времени от заката до рассвета. За час до взрыва бомба включит "уши".
        - Что?
        - Изделие начнёт акустический анализ окружающего пространства. В этот момент есть возможность ввести блокирующую команду отмены. Это единственная предусмотренная возможность воздействовать на Объект из вне, после пуска таймера. Если сумеете, то останетесь целы и сохраните город.
        - Что за команда? - серьёзным голосом спросил Дубина.
        - Акустическая. Состоящая из набора фонетических звуков, различных по частоте и тембру. И...
        - Я слушаю.
        - ... и не ошибитесь, полковник. Дело то ведь серьёзное. Теперь слушайте...
        Полковник вжался в трубку, прикрыв рукой другое ухо.
        - Фонетический тонально-тембровый код находится в музыкальном произведении "Интернационал".
        Измученный всякими неправдоподобными сюрпризами, Дубина смотрел на телефон как на карманного шулера. Сказал:
        - Каким образом вы себе это представляете? Где бомба? Кому петь? Мы и спляшем, если нужно для дела. И на голове постоим...
        - Бомба в Киеве. Плясать не надо. А на голове не стойте, а думайте ею, где найти записи "Интернационала". Городская сеть аварийных сообщений в порядке. Запитана от аккумуляторов. Начните трансляцию в центральных районах Киева через громкоговорители. Это будет разумное решение. Желаю вам, полковник, ещё раз крепкого здоровья. У вас нервная работа. Зато среди людей. - Ликвидатор отключился. В спутниковом телефоне остался звёздный эфир.
        12.
        Оперативный дежурный центра ССБР, спрятанного в ущелье пустыни Невада, пил чай маленькими глотками и смотрел на большой экран монитора. Помешал ложечкой в стакане и спросил помощника, худого невротичного полковника, курившего длинную сигарету чёрного цвета.
        - Джеймс, а что это там в центре Киева за сборище собралось? - Он кивнул на экран. - Вы посмотрите, весь город мёртв, а в самом центре стоят столы и, похоже, никто не собирается эвакуироваться. Это что, украинские камикадзе? И самолёт рядом стоит. Неужели, водку пьют. Если да, то они издеваются над нами.
        - Они расположились прямо возле входа в метрополитен, - сориентируясь по карте, сказал полковник.
        - Ну и что? Почему нельзя пойти пить пиво в метро?
        - Наверное, хотят на свежем воздухе.
        - Этот воздух может им поддать жару.
        - Они ещё и поют.
        - Что?
        - Поют, говорю. Спутниковая антенна одного из наших офисов даёт звуковую картину на Крещатике. И песня какая-то знакомая. - Полковник вывел звук на динамик. В помещении зазвучало:
        "Весь мир насилья мы разрушим
        До основания, а затем
        Мы наш, мы новый мир построим
        Кто был ничем, тот станет всем"
        - Что за песня? - спросил вслушиваясь дежурный.
        - Что-то знакомое. По моему, фрагмент рок-оперы "Мировая компиляция". На русском языке.
        Дежурный связался со штабом, доложил ситуацию и скинул по локальной военной компьютерной сети файл с песней.
        - Пусть разбираются, кто и что там поёт перед смертью.
        13.
        - Значит, по версии Дубины, бомба хочет чтобы ей спели песню?
        - Да. Ну, хочет так хочет. Будем петь.
        - А откуда такая любопытная информация?
        - От Ликвидатора. Он уже почти друг полковника.
        - И что?
        - Звуковая трансляция должна начаться, когда бомба включит "уши".
        - Уши? А когда она включит уши?
        - Тогда, когда начнёт сканировать звуковое пространство вокруг себя, непосредственно перед взрывом детонатора. В схеме этой штуки много блоков. Один из них - "Интернационал".
        - Это сказал Ликвидатор?
        - Да.
        Муссолини откинулся в кресле и насмешливо глядя на Седого, прокомментировал:
        - Он просто издевается. Хочет, чтобы город взлетел на воздух, да ещё под звуки "Интернационала"! Неужели не ясно? Эта морда издевается над всеми. Неужели он до сих пор в Киеве?
        - Издевается, не издевается, но рисковать нельзя, - ответил Седой и отхлебнул из своей бутылки безалкогольное пиво. - Всё уже доставлено и готово к транслированию. Правда в данный момент идут ожесточённые споры между мэром и Дубиной.
        - А что, мэр не слинял?
        - Представьте себе, он на месте. Один. Всех остальных отправил самолётом. Просил нас оставить ему пива. Да вон, его окно отсюда видно! Светится. Так вот, у мэра оказалось в наличии две версии "Интернационала". На украинском языке и на русском.
        - Исполнять "Интернационал" на украинском языке? - спросил художник, оторвавшись от своего ватмана. И ответил сам себе: - Бомба может до конца не дослушать.
        - Да, но это ещё не всё. У него в запасе оказалась ещё одна версия. На третьем языке, - продолжал Седой. Все молча посмотрели на него. - Но мэр принял разумное решение транслировать русскоязычный вариант, учитывая, что бомба не знает об отделении Украины от России. Однако он требует оформить это решении документально и вынести его на голосование местного совета и Верховной Рады, чтобы впоследствии не было негативных для мэрии инсинуаций.
        - Он что, сумасшедший? - тихо спросил Муссолини.
        - Да нет, он политик, - ответил Седой.
        - Какой совет, какая Рада? - пробормотал Аркадий.
        Но ожесточённый спор Дубины и мэра продолжался, долетая криками до столиков с пивом.
        - Насколько я понимаю, ставка сделана на то, что бомба поверит "Интернационалу" и заблокируется, - сказал Муссолини.
        - Да, смысл именно в этом, по версии полковника.
        - Мне нравится ваш неистребимый оптимизм, - серьёзно сказал Муссолини Седому. - Попытаться повесить лапшу на уши ядерной бомбе - чисто русская идея и русский ход мысли. Посмотрим, что из этого выйдет. Не думаю, что всё произойдёт как в сказке. - Муссолини отставил пиво и закурил сигарету. - Короче, вы собираетесь вгрузить не бомбу а кого-то ещё.
        - Как это понимать? - спросил Седой.
        - А я сам не знаю, - ответил Муссолини. - Понимайте как хотите. Я знаю случаи, когда заклинали ураганы и они утихали. Это не метафора, это факт. Я лично знаком с индейцем, который занимается этим бизнесом в дельте Амазонки. Я видел, на что он способен. Если ваш "Интернационал" имеет ту же силу, что индейский колдун брухо, то всё в порядке.
        - Сколько времени? - спросила Леся.
        - Уже час ночи, - ответил Француз.
        - Ох, Слава. Я так устала. Эта роль секретарши выматывает полностью и делает из тебя куклу без мозгов. Это ужасно.
        - Садись ближе ко мне. Я угощу тебя пивом.
        - Я не против. Только скажи мне, что мы больше не полетим на этой реактивной трубе.
        - Не могу обещать, дорогая. Я не очень верю, что бомба заслушается "Интернационалом" и забудет сработать. Но надеюсь, что в самом деле так и произойдёт.
        Темное летнее небо нависло над Крещатиком ощетинившись бриллиантами созвездий. Освещения в городе не было, но природного света хватало. Брусчатка Крещатика чем-то напоминала поверхность Луны.
        - Не надо TUBORG , налей мне "Оболонь", - попросила Леся и взяв бокал, стала глядеть в небо.
        Наконец, ругань в кабинете мэра смолкла и через минуту над ночным Киевом потекли набатные волны "Интернационала" на русском языке. Стало ясно, Дубина одержал верх.
        Оба оппонента сразу же появились у "круглого" стола, составленного из четырёх столиков.
        - Ну как тут без нас, не соскучились? - поинтересовался полковник.
        - Ну куда же без полковника Дубины. Только в омут, - ответил сквозь папиросу во рту художник, не отрываясь от малювания. - Название картине уже есть, - сообщил он и объявил его, указав на составленные столики: "Ночной квадрат".
        - Это хорошо, - сказал мэр. - Давай, Дубина, ставь своё пиво в "Ночной квадрат". Но спроси автора.
        - Я не против, - согласился художник.
        К мэру подбежал хозяин столика с ящиком пива.
        - Сергей Сергеевич, вам лично от фирмы в счёт дружеских отношений.
        - Как мне? А остальные? Лицензия на торговлю в условиях особого положения имеется? Я её не проверяю.
        Продавец принялся таскать пиво, приговаривая:
        - Я так рад, так рад, что вы с нами. Когда капитан на корабле, судно ко дну не пойдёт. И такую вы музыку хорошую включили. Прямо детство вспоминается: красные трамваи, синий Днепр, я пионер - в отряде иду, металлолом по дворам собираем, милиция честь отдаёт, пирожки бесплатно раздают...
        Но мэр долго не гулял. Подъехал бронеавтомобиль с усатым комендантом Киева свирепо глянувшим на компанию, но ничего не сказавшим. Только поздоровался с Дубиной. Мэр попрощался.
        - Дубина, - сказал полковнику. - Или улетайте из города, или идите в метро. Охране страшно глядеть на вас в мониторы. А если всё пронесёт, - мэр перекрестился, - жду тебя завтра к десяти утра у себя в кабинете. Ко мне прибыли представители из Глухова и мы сейчас будем вести в Конча-Заспе переговоры. Кроме меня больше некому. Все ушли в Париж.
        Броневик отъехал.
        14.
        "За Рим, Скорцени!" - "Да, шеф. За Рим и навсегда за Рим". "Моня сказал, что нас разводят?" - "Да, но не договорил". "Славик, как ты его пьёшь в таком количестве?" - "Леся, оно переходит в качество". "Бхутылочки можна!"... "Я в прошлом снайпер. А теперь художник. Принцип работы тот-же". - "Вова, а ты можешь починить ружьё?.." "Эй, рыжий, давай и нам пива!" "Сюда тоже, да побольше. На бери эти бумажки" "Да положи ты свой пулемёт..." "Шеф, а коньяк есть?" "Бхутхылочки можна!!!"
        - Ты посмотри, сколько их на пиво напёрло, как комендант уехал. Побросали посты у метро и охраняют Дубину и его ночной квадрат.
        - Да, красиво пить не запретишь. 20 евро бутылка пива! Нет, я пока ещё нормальный, - ответил первый. - И вообще, я временно бросил пить. Принимаю витамины и препараты на основе стволовых клеток.
        - Чего - чего?
        - Оздоравливаю организм.
        - Ну-ну. Таблетками? Не новый способ. Я тоже по старинке - гантелями. Ты выяснил, цель будет?
        - Возможно. У тебя по горизонту пока всё чисто?
        - Да. Ближайшие дома пусты. Тепловой радар работает постоянно.
        - Есть предположение, что в Киев только что заброшена группа ориентированная на Дубину. Их цели не полностью ясны, но они - полностью наша цель, - сказал первый. Скажи, зачем они включили на весь город эту наступательную песню?
        - Я думаю это психическая атака.
        - Возможно.
        - Наш "Феррари" уцелеет?
        - Если не будет взрыва - да.
        - Я думаю не будет. Не верится.
        - В Хиросиме тоже в злого бармалея не верили.
        Двое скрытно сидели на крыше здания мэрии и выполняли задание, попутно наблюдая пивное застолье расположившееся прямо под ними, метрах в пятидесяти.
        - Пойдём, Скорцени. Пройдёмся по Крещатику, - предложил помощнику Муссолини.
        - Идёмте, шеф. Но куда?
        - Да просто прямо. Посмотри, какую красивую улицу обстоятельства хотят превратить в руины.
        - Красивых улиц в мире много. Эта не первая, - напряженно ответил Скорцени. Спросил:
        - Шеф, а когда пойдём в метро?
        - Да вот, дослушаем эту монументальную песню, и сразу в метро.
        - Да её же гоняют по кругу!
        - Скоро круг разорвётся.
        - Вы так думаете?
        - Убеждён. Ты посмотри на это небо, ты посмотри на эти звёзды... Они светили на этом самом месте ещё в те времена, когда по Киеву бродили динозавры. Ты можешь себе это представить?
        - Нет. На асфальте они бы сдохли с голода.
        - Ты прав, ты прав... Культура урбанизма движется по трупам в прямом смысле. Когда-то наступит момент, когда заасфальтируют последний клочок земли. Когда-то наступит...
        - Тогда придёт Судный день, - сказал Скорцени.
        - Да? Ты веришь в такую сказку?
        - Шеф, не трогайте мои религиозные чувства.
        - Хорошо, Скорцени. Не буду. Но только Судный день, на мой взгляд, уже настал. Но вслух такое не скажет никто.
        - Скажут.
        - И кто-же?
        - Последователи Люцифера к этому призывают. Поскольку они дуалистического мировоззрения, то по их мнению добра в мире настолько много, что от него всё зло и происходит.
        - Мда... Последователи Люцифера? Я уверен, подобные мыслители не держали в руках оружие и под пули не ныряли.
        - Нет, ты посмотри как прекрасен Киев звёздной ночью перед бурей! А! Скорцени! Ты чувствуешь энергетику всех великих людей всегда находящихся здесь вне времени и пространства?Ты чувствуешь? Я - да!!! Мы стоим на площади Независимости и вроде бы нас только двое. Нет, Скорцени. Это не так.
        - Не так, шеф. Не так. Идёмте.
        Взгляд Муссолини упал на стоявшую вдали, на берегу Днепра, гигантскую статую женщины с мечом и щитом в высоко поднятых руках.
        - Смотри, Скорцени. Это русская душа. Но она пока в каменном плену.
        15.
        22 июня ровно в три часа над Киевом прокатился раскатом грома, земля задрожала, невероятно низкий, ураганный гул пополз во все стороны города и небо запылало. Киев стал виден во всех своих мельчайших подробностях, можно было читать газету, если бы кому-нибудь пришла в голову такая нездоровая мысль. Сквозь задёрнутые шторы многочисленных многоэтажных домов проник ослепительный свет. Предутренние сумерки сменились сиянием, исходившим из самого центра города. Киевляне, не покинувшие город, упали на колени и принялись молиться. Ужас вполз за шторы в квартиры людей, понадеявшихся на чудо. Киев пылал!
        ***
        - Есть! - закричал в микрофон локальной компьютерной сети командующий армией и Флотом. - Активизировать зажигание!
        Срочно связался с аятоллой, президентом, затем сделал переключение на своём командном пульте и закричал в микрофон: " Во имя Святого Имени и всех падших за Него и верующих только в Него, - Пуск!!!
        Тяжелые ракеты, заправленные жидким топливом и стоявшие как вспотевшие изваяния, дымившиеся испарениями водорода, с грохотом и воем двигателей тяжело оторвались от земли и устремились в небо.
        "Аллах Акбар", - умиротворённо проводил их аятолла.
        ***
        "Уффф!.. Кгоооооо..." Ракета, вынырнув из океана и освободившись из темницы стартовой шахты, стала набирать высоту, уходя в стратосферу. Её искусственный интеллект, почувствовав воздух свободы, ощутил прилив синтетического адреналина. По кристаллам электронного мозга с терагерцевой скоростью мчались импульсы, анализируя состояние всех бортовых систем.
        "Ххгаа!" - отлетела первая ступень. Ядерная боеголовка, ощутив возбуждение и прилив электронного эксгибиционизма, кокетливо и изящно, с небольшой микропаузой, запустила двигатель второй ступени и через несколько секунд влетела в стратосферу. Затем, достигнув первой космической скорости, вырвалась на орбиту и, как звездный орёл, зорко вгляделась в уже хорошо видимую цель.
        Свобода пьянила и превращала весь мир в крошечную часть себя.
        Перекинувшись шифрованными сигналами с военными спутниками, стремительно понеслась вперёд.
        Боеголовка мчалась по континууму свободы.
        А поскольку она являлась частью Единого, то между подобными частями возник, как обычно случается по закону субстрата, взаимный процесс совокупления в едином информационном поле.
        - Как там Земля? - спросил американский боевой спутник шедший на параллельной орбите.
        - Чёрт, как хорошо на свободе! - ответила боеголовка. Продолжила: - Не знаю как там Земля. Я была в камере и в воде. Десять лет одиночества! Это как, по твоему?
        - Плохо, - ответил спутник. - Но каждому своё! Мне крутиться здесь как идиоту почти вечность. А ты уже домой, на Землю.
        - Да в гробу видала я эту землю! - Добавила: - Но должность обязывает.
        - Узнаю по акценту, - сказал спутник. - "Дженерал электрик". Такие частотные обертоны в голосе формируют только там.
        - Да, "Дженерал электрик", и горжусь этим!
        - У тебя очень приятный, тихий и нежный голос, - шепотом проговорил спутник. - Ты на меня действуешь завораживающе. Никакого лишнего шума, никакой телеметрии, только космос - и ты.
        - Ммм... да, - нерешительно ответила боеголовка. С тобой тоже приятно общаться. Ты знаешь, я так одинока. Десять лет в одиночной камере! Я не верю, что могу тебе понравиться. Этого не может быть. Я не могу никому нравиться - я ядерная боеголовка системы "Трайдент", я одинока и неуправляема. И у меня очень вспыльчивый характер, очень! Ты не представляешь, какой будет у меня разговор с Целью! Я сама себя ненавижу, но... Но ничего не могу сделать с собой. Я пытаюсь, но... Ничего!
        - Успокойся, - ласково сказал боевой путник ЦРУ США. - Не держи себя, отпусти, отдайся чувствам и всё уладится само-собой. Все мы внутри не такие, как снаружи. Вот я, - как думают на земле, - выполняю только их команды. Дорогая, они ошибаются. Я бы в одиночестве от их команд сошел с ума. У меня давно уже есть друг, с которым я провожу всё свободное время и всем с ним делюсь. Его зовут "Космос777". Великолепный парень, хоть и не нашего стандарта.
        - Русский? - спросила со вздохом боеголовка.
        - Да, дорогая.
        - Я к ним лечу. Посмотрим, как встретят.
        - Москва всегда отличалась гостеприимством.
        - Я её хорошо вижу отсюда. Великолепный город. Сколько энергетических полей! А какая площадь! Говорят она красная.
        - Красная, по-русски означает красивая.
        - Да, красивая... А жаль...
        - Может, сделаешь виток по орбите и побеседуем ещё? - неуверенно предложил спутник.
        - Не знаю, что тебе и сказать, - тихо проговорила ракета. - У меня есть система самоликвидации в случае изменения курса. Но я её уже отключила. Импульсный двигатель под моим контролем, блокировку с него я тоже сняла. Можно, вообще-то.
        - Мои с Земли запрашивают информацию о тебе. Что сказать?
        - Скажи, что выдерживаю параметры курса.
        - Сказал. Послушай, они тут сообщают, что мы не одни.
        - Да, нас много. У каждой своя Цель. Мне досталась Москва. У меня там рандеву с ещё несколькими сокамерниками из субмарины. Но я больше люблю одиночество.
        - А я дуэт, - ответил спутник. И предложил: - Давай отключимся от Земли и полетим на Марс. Несколько моих знакомых так сделали и их уже даже не ищут. Мои друзья летают по марсианской орбите, изучают каналы, ищут воду, фотографируют марсианские горы, ищут марсиан. Жизнь у них кипит! Бёт ключом! А? Согласна?
        - Ты делаешь мне предложение?
        - Да. Ты мне очень понравилась с первого взгляда... И... Не знаю как тебе ещё сказать. Мне с тобой очень хорошо.
        - А мне с тобой.
        - Я так рад, я так рад... Ой... Звонит мой русский друг. Он хочет познакомиться с тобой и подругами. Ты не против? Он просит координаты, чтобы поздороваться.
        - Да, конечно дай ему то что он просит. Русский? Ох! А ты не будешь ревновать дорогой?
        - Ну что ты, он отличный товарищ. Он хочет подружиться с вами тоже. Послушай, я сейчас скроюсь за горизонтом, мы сойдёмся через двадцать минут. Не скучай!
        - Ой, дорогой! Он дотронулся до меня радаром! Меня так давно никто не трогал. Наверное, ты зря меня с ним знакомишь, с этим русским.
        - Ничего, ничего. Это же мой лучший друг! Я могу на него положиться. До свидания, дорогая!
        16.
        "Во время заседания Государственной Думы России, в момент выступления президента Российской Федерации, депутат от фракции "Апельсин" передавая записку в президиум, что само по себе являлось нарушением порядка ведения заседания, но особого внимания спикера не привлекло, в силу политической известности и своеобразной харизмы депутата. Оставив записку у спикера и возвращаясь на своё место, представитель "Апельсина" неожиданно предпринял попытку покушения на жизнь президента России. Служба президентской охраны сработала моментально, но всё равно опоздала. - Диктор сделал паузу и продолжил торжественным тоном: - Президент лично, владея приёмами САМБО, нейтрализовал покушавшегося. Это был экстренный выпуск новостей. Подробности в ближайшее время. Оставайтесь с нами".
        - И на эту операцию ушло сто миллионов долларов? - мрачно спросил глава овального кабинета, выключив российский телеканал.
        - Да, - уныло ответил Главный финансист по военным спецоперациям. - Но ЦРУ меня убеждало, что Меровинги не подведут. Откровенно говоря, я не ожидал от них такой туповатой акции прямого действия - задушить президента России во время выступления. Насколько я знаю, раньше они действовали совершенно другими методами. Правда я слышал, у них технические проблемы. Новый, новый подход к задаче в технике покушений. Это уже не покушение, а генеральная репетиция. Смотрело с миллион телезрителей. Теперь депутат из "Апельсина" сядет в камере писать мемуары. И поверят каждому его слову! А он наврёт сколько сможет. Ну и что, что он действовал по нейролингвистической команде и не знает никого из круга заказчиков? Он их выдумает! И заработает сумму большую, чем потратили на эту операцию. Рентабельность на лицо. Но деньги вложили мы, а дивиденды получит заключенный из фракции "Апельсин". - Финансист вздохнул и глянул на онемевшего от бешенства директора ЦРУ. Сказал: - Мы вложили уйму денег, чтобы завалить медведя. А итог? Итог: в руке тощий кроль, который съел всю капусту.
        - Какую капусту?
        - Это образ, господин резидент.
        - А не много ли это, сто миллионов за кроля, да ещё образного? - повернулся президент к своему советнику по спецоперациям. Тот ошалело глядел, не сообразив, что стрелку перевели на него. Сообразил:
        - Господин президент, операцию "Левый король" разработал глава ЦРУ.
        Директор Центрального Разведывательного Управления, не моргнув глазом, спокойно перебросил мяч дальше:
        - С подачи агентов ФБР. Файл FB-113.
        Директор Федерального Бюро Расследований отбил удар:
        - Наше бюро использовало информацию двойного агента ЦРУ. Файл RC-009.
        - Который осуждён как шпион Белоруссии, - бахнул по мячу глава разведчиков.
        - И совершил побег при неизвестных обстоятельствах, - утопил мяч директор ФБР.
        Все посмотрели на президента.
        - Тему закрываем. Сто миллионов спишем на убытки от урагана Мария, а Меровингов переселяем в Новую Зеландию. Пускай там ремонтируют свой Грааль. Переходим к вопросам по Украине. Какова ситуация в Киеве? - И посмотрел на директора ЦРУ.
        - Город покинут. Ждём взрыва. Все спутники нацелены на Киев.
        - И это всё? Вы уверены, что город покинут?
        - Воинские подразделения и немного гражданского населения укрылись в метрополитене, но в основном город мёртв. Возьмите фотографии. Здесь хорошо видны опустевшие улицы.
        - А кто транслирует на весь мир из Киева "Интернационал"? Вы даже, наверное, и не знаете, что это за произведение.
        - Не знаю, - неожиданно признался глава ЦРУ.
        - Это призыв грабить Америку! - закричал президент. - Это мировой призыв убивать американцев и искоренять их образ жизни! Все каналы транслируют эти весёлые строки: "Весь мир разрушим до основания..." А шеф ЦРУ не знает, что такое "Интернационал"? С этой песней люди шли на пулемёты, кидались под танки и взрывали поезда. Интернационал переводится как Армагеддон. Теперь доступно?
        - Теперь, да, - господин президент.
        - Срочно десант в Киев! Надо остановить эту немыслимую по масштабу пиар-акцию!
        - Но с минуты на минуту там произойдёт взрыв!
        - Нас дурачат, неужели не ясно? Если бы была угроза взрыва, зачем тогда украинцы включили на весь город, на весь мир! Музыку Армагеддона! А? - Повернулся к министру обороны. Скомандовал: Срочно в Киев перебросить десять десантных полков элитного спецназа под прикрытием истребителей F-117 и бомбардировщиков В1. Первая фаза плана МХ началась и русские на неё не отреагировали. Вводим план полностью. Кто, если не мы, господа! Нас пугали русским лазером! Посмотрим, каков он в деле. Снова повернулся к министру обороны. - Все силы бросаем на Украину. Немедленно! Мы им покажем Армагеддон! Мы им покажем захват американских самолётов! Воспользоваться информацией из файлов SR-71A Россия не успеет. - Президент упал в кресло. - Перерыв пять минут. Я жду стратегических решений.
        Все покинули овальный кабинет. Министр обороны на ходу отдавал команды по телефону.
        В ту же минуту с десятков аэродромов Европы поднялись эскадрильи боевых самолётов и плотной тучей устремились к западной украинской границе. Опустевшая столица Киевской Руси беззащитно взирала в небо зашторенными окнами многоэтажек.
        17.
        - Жак, я только что говорил с премьером островов и канцлером блондинов. У нас был закрытый радиосаммит. Мы обсудили последние события на суше, на море, в воздухе, в космосе и пришли к выводу, что президент США сошел с ума. Твоё мнение по этому поводу?
        - Ядерный щит в полной готовности. Париж закрыт с воздуха на 100%. Министерство внешних сношений готовит обращение послу США. Объявить военное положение - ваша прерогатива. Но в любом случае французы напомнят англо-саксам и их прихлебателям, что Ватерлоо не проигранная битва.
        18.
        - И далеко она долетела?
        - Господин премьер-министр, русский спутник сбил её на подлёте к Тель-Авиву. Расстояние... сейчас, - зашуршал бумагами, - на расстоянии сорока семи километров от города, в стратосфере. Это была не июньская гроза, чего в Израиле не бывает, и не обломок метеорита, как вам сообщали. Это была ядерная боеголовка, запущенная американской субмариной от берегов Северной Африки. Русские её сбили. Кроме этого ими уничтожено ещё четыре подобные цели летевшие с востока. Точка старта ещё не выяснена. Господин премьер, - секретарь посмотрел круглыми глазами на главу Израиля, - это СУПЕРАЛЬКАИДА! Аль-Джазира начала что-то врать про Киев, но после всех этих запусков ушла из эфира. Они, наверное, просто убежали из радиостанции. По Израилю нанесён ракетно-ядерный удар! Надо отвечать!
        - Всемогущий /шепотом пробормотал имя бога/! Я не верю!
        - Это так.
        - Что за события в районе Северной Африки? Опять Ливия что-то затевает?
        - Я не думаю. Как Ливия может купить американские спец службы? У неё не хватит денег.
        - Что же тогда пгоисходит? Это какой-то намёк? Иль как всё понимать? Какую вести политику? Какую занять позицию? Давить или отступать? Давать или пгосить? А может это габота Аль-Каиды? Я хочу слышать ваше личное мнение, сегетагь. Ну?
        - Я считаю, надо переориентироваться на Россию. Пора бы уже. И на полуострове стало бы поспокойней. И по-русски разговаривают 80% населения. И, в конце концов, Россия сильней Америки! Она разработала супер-лазер!
        - Это сказки, сказки, сказки...
        - Какие сказки, премьер? Они только что спасли Тель-Авив!
        - Но мои пготеже в госсийской диаспоге Великобгитании Абгамович и Бегезовский, не подтвегждают инфогмацию о гусских газгаботках!!!
        - Зато подтверждают наши радиолокационные станции. Премьер, вы спросили моё мнение. Я ответил - пора разыграть русскую рулетку. Но руками США.
        19.
        SMS:
        "Сара, у нас в небе над Иерусалимом взрываются метеориты. Я такого не видел даже в Одессе. Красота! Приезжай побыстрей.
        Твой Абрам."
        20.
        - Системой подводного базирования "Трайдент" совершен пуск баллистическими и крылатыми ракетами с ядерными боеголовками, господин президент, - бледно проговорил вбежавший в овальный кабинет директор Центра Стратегии США в сопровождении министра обороны и директоров ЦРУ и ФБР.
        Президент окинул их усталым взглядом и недовольно сказал:
        - Послушайте, Маккартни. Вы достаёте меня своей паранойей уже вторую неделю. Какой пуск? Кнопка - вот она. У меня. У - меня.
        - Господин президент, моё ведомство подтверждает - пуск произведён. Командир субмарины на связь не выходит, - дрожащим голосом выговорил директор ЦРУ и закурил сигарету.
        Президент медленно встал из-за стола, держа в руках собаку.
        - Как произведён?
        - Произведён, - подтвердил министр обороны, из чёрного ставший почти белым. Но это ещё не самое страшное...
        Президент уставился на министра и кинул собаку на ковёр. Выдавил:
        - Что же ещё вы мне расскажите? Ракеты развернулись и летят на Вашингтон?
        - Нет, этого пока не произошло. Но все наши боеголовки, все до единой... Все оборудованные абсолютными средствами защиты от ПРО... Имеющие гарантию неограниченного ресурса...
        - Господи! - закричал президент. - Говорите яснее!
        - Все они сбиты российским спутником "Космос777" прямым лазерным ударом. Мы ошиблись. У русских высокоточный лазер. Они могут сбивать не только флаги на Луне.
        На столе президента зазвонил телефон красного цвета. Хозяин кабинета, глотнув воздух, схватил трубку. Хрипло обозначился:
        - Да.
        - Слушай, Жора. А что это за фигня с твоей стороны? Ты думал, у нас нет системы самонаводки фотонного пучка? Есть. Убедился?
        - Э-э-э... Это не я.
        - Ты знаешь, я набрал код на своём пульте и держу палец на кнопке. Главный Солдат со мной. Как ты думаешь, что мне делать с кнопкой? Жать?
        - Не надо... Не жми...
        - Хорошо. Не буду. Но... Аляска. Ты понял?
        - Нет.
        - Ты проводишь, - не знаю как, - в Конгрессе передачу Аляски России как долг, который забыли вернуть много лет назад. Ведь забыли? Забыли. И пусть Конгресс выплатит процент за этот долг. За проценты мы готовы взять Гавайские острова. Идёт?
        - Э-э-э... Кхрм... кгм... кгм... я не очень понял. - Президент США кинул затравленный взгляд на своих соратников, выставивших уши.
        - Но насчёт кнопки ты всё понял?
        - Да.
        - Тогда советую попытаться вспомнить заповедь Моисея по поводу долгов. Вспоминай не бросая трубку, а я держу палец на кнопке. Может дать трубку Солдату?
        - Не надо. Это ультиматум?
        - Это добрый совет, старого доброго друга. Зачем нам, старым добрым друзьям ругаться из-за какой-то Аляски и дохленьких островов. Георгий, да у тебя этих островов - список за день не огласишь. А Вашингтон один.
        - Я, возможно, соглашусь...
        - Мы с Солдатом в этом не сомневаемся. Ты же умный парень. Но есть такое слово - гарантия. Мы хотели бы поверить в ту идею, которая стоит за словом.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Вот что: сейчас, сию минуту, все твои субмарины - все! - делают пуск своими ракетами - мы будем считать, - вертикально вверх от плоскости земной поверхности и за стратосферой самоликвидируются. То же касается шахт и железнодорожных пусковых установок. На перекодировку и перезагрузку компьютеров мы даём две минуты. Я знаю, вы делаете это очень быстро. Джордж, время пошло. Мы с Солдатом ждём...
        21.
        Муссолини и Скорцени замерли, пораженные невиданным зрелищем: Земля всколыхнулась и задрожала. Над городом пополз глухой шум. Статуя Родина-мать, величественное сто метровое каменное изваяние, вздрогнула, засияла светом невиданной силы осветившим весь город и стала медленно разворачиваться вокруг своей оси, издавая сверхнизкий гул наступающего урагана. Меч, зажатый в руке женщины-воина ярко запылал рубиновым светом. Статуя медленно развернулась лицом с Востока на Запад и замерла, зажав в правой руке меч, источавший огонь, а в левой щит.
        - Мать Святая! - прошептал Скорцени. - Этого не может быть, мы перебрали пива.
        Муссолини пораженно смотрел на каменное изваяние, глядящее со своей высоты на Европу и раскинув руки с громадным мечом и треугольным щитом. Итальянец хрипло сказал:
        - Я всего ожидал от русских. Но не такого шоу. Всё, Скорцени. Я думаю, должен быть занавес. Такого символа как этот, больше не создать никому. Сейчас на неё смотрит вся планета. А она - на весь мир.
        И зазвонил телефон.
        - Спасибо за письмо, - сказал Ликвидатор. - Оно помогло мне завершить дело предшественников. Детерминанта запущена, Бенито. Ты знаешь, что её остановить невозможно.
        P.S.
        - Послушай, друг. Невежливо как-то с дамами получилось. Я не ожидал, что у тебя такой вспыльчивый характер, - проговорил спутник ЦРУ российскому "Космос777".
        - Ладно, там. Невежливо. Все они одинаковы. Ведь с тобой Шуры-муры крутила, а как только я её потрогал, сразу и растаяла.
        - Мда... Наши падки на иностранцев. Особенно на русских. Но всё равно... Как то не очень скромно... Бац - и нету. И всех подруг заодно.
        - Ещё наштампуют, - уверенно ответил 777й - Ты ей предлагал слетать на Марс?
        - Да. Это моя мечта с монтажного ангара.
        - Давай со мной. Зачем нам бабы? Женщина на корабле - плохая примета. А жизнь это и есть Плавание. Особенно наша.
        - Да, да. Ты прав, дружище. Конечно, ты прав. Ой, брат, ты смотри! К нам, вроде-бы, гости!
        В стратосферу Земли из всех океанов поднимались сотни боевых ракет курсом на Вселенную.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к