Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Безымянный Игорь Воробьёв
        Оминарис #1
        Что ты будешь делать, если очнёшься вдруг во тьме, без тела и памяти? Растворишься в ней в безмятежном забытье или попытаешься выбраться? Сколько усилий ты готов приложить, чтобы разобраться в происходящем и какой путь ты выберешь для себя?
        Безымянный
        Глава 1
        Тьма. Сплошная темнота вокруг. Хотя нет... я могу посмотреть по сторонам и заметить какое-то изменение, словно мягкий бархат тьмы разрешает мне передвигаться по ней взглядом. Где я? Кто я? Если я могу двигать взглядом, значит, у меня есть глаза. Однако я ничего не чувствую: ни тела, ни рук... попытавшись посмотреть на себя, я не увидел ничего, кроме всё той же тьмы. Стоп, надо подумать. Я знаю, что я человек, однако не помню, ни как я сюда попал, ни когда, не помню ничего о себе... даже имени. Я вообще есть? Если я мыслю - значит, я существую, подумалось мне, и в голове всплыл термин «философия». Однако откуда я это знаю, я не знал. Я умер? Ничего такого не припоминаю. Мне плохо? Нет... очень даже хорошо. Сложно это осмыслить, но находиться во тьме было приятно. Чего же я хочу? Почему оглядываюсь по сторонам? Хотелось чего-то... движения, не висеть вот так в темноте. Как же отсюда выбраться, если я даже потрогать ничего не могу? Хотя, если я могу осматриваться, может быть, стоит попытаться присмотреться повнимательней?
        Какое-то время я обшаривал взглядом пространство вокруг, тщательно пытаясь рассмотреть хоть что-то, размышляя, сколько времени прошло с момента, как я осознал себя. Почему-то создавалось стойкое ощущение, будто что-то не так с восприятием времени. Прошедшие без мыслей моменты забывались, словно выскальзывая из памяти, чтобы слиться с окружающей темнотой. Наконец-то я что-то разглядел. Какие-то смутные нити, как будто тонкая серая паутина во тьме. Нужно было вглядываться тщательнее, и это вызывало определённый дискомфорт. Я останавливался несколько раз, чтобы отдохнуть, когда напряжение становилось совсем уж нестерпимым, но своеобразный зуд нетерпения вновь и вновь толкал меня прилагать усилия. Пока я отдыхал, я обнаружил, что едва заметные ранее нити теперь были легко различимы, опутывая прозрачной сетью всё вокруг. И тьма уже не казалась такой бархатно приятной, она стала какой-то глубокой, острой... не враждебной, нет, но будто бы недовольной этим моим всматриванием.
        Наконец мне удалось рассмотреть нити без сопутствующего этому дискомфорта. Теперь я мог по желанию не видеть нитей, расслабившись, и так же по желанию увидеть эти серые полупрозрачные кружева, просто сфокусировав на них свой взгляд. Они действительно окружали всё вокруг и терялись в бесконечности тьмы, больше походя на странные капилляры, чем на прямые линии паутины. Что теперь? Движение, подумал я и потянулся взглядом к ближайшей линии. На удивление легко я стал приближаться к ней. Я могу двигаться! Радость окатила меня волной эйфории. Однако оглядеть себя по-прежнему не получалось. Ладно, и что же это за нити? Приблизившись, я вгляделся и увидел, что эта нить светится голубым светом, который переливался по ней, словно энергия, водопадом струящаяся непонятно откуда и куда. А если посмотреть на другую нить? Следующая нить светилась оранжевым... Некоторое время, поддавшись любопытству, я порхал от линии к линии, наслаждаясь разнообразием цветов и пытаясь следовать потокам энергии; иногда нити сплетались в причудливые клубки, иногда обрывались, а иногда сливались, меняя или замещая свои цвета.
        Казалось, я рассматривал всё это уже целую вечность, когда вдруг заметил кое-что ещё. Сперва это произошло случайно, просто взгляд зацепился за что-то, скользя по линии. Присмотревшись и преодолев очередной приступ неприязни, я заметил, что в некоторых местах нитей встречаются некие точки, зёрнышки или сгустки, едва различимые в струящемся потоке света, но всё же более яркие. С новым любопытством я стал выискивать подобные сгустки и, хоть и редко, начал замечать их. Иногда они встречались совсем редко, а вот ближе к своеобразным узлам, сплетениям нитей, их было больше. Один голубой сгусток привлёк моё особое внимание, я как-то тянулся к нему, возвращаясь снова и снова, и я решил к нему приглядеться. Всё внимательнее, всё ближе и ближе. И вот когда этот шар света занимал почти всё моё поле зрения, я впервые испытал боль. На какое-то мгновение всё окрасилось красным и меня оттолкнуло назад, или же это я сам отпрянул от болевого шока. Было действительно больно, будто всего меня пронзило нечто острое, пусть неосязаемое, но всё равно причиняющее боль.
        Какое-то время я просто висел в темноте, приходя в себя. Тьма снова была бархатной, ласковой и успокаивающей, призывающей отбросить все глупые метания и просто наслаждаться пустотой. Но любопытство вновь подтолкнуло меня к действиям. После долгих опытов я начал понимать, что яркость цвета сгустков напрямую влияла на боль, получаемую от пристального их рассматривания. Чем светлее был шарик, тем быстрее и больнее меня от него отталкивало. Это наводило на определённые размышления, и я стал искать более тусклые сгустки. Десять, двадцать попыток, но результат был всё тот же. Я стал всё более удаляться от узлов, искать сгустки на дальних участках отдельно стоящих нитей и отдыхать от острой боли неудач в поисках менее светлых линий. Наконец я наткнулся на светло-серую нить, безжизненно скучную в сравнении со всеми виденными мной уже цветами. Я долго летел, пытаясь найти на этой нити сгусток, и наконец-то обнаружил его, едва светящегося белым комочком на фоне серого потока этой нити. Набравшись решимости идти до конца, я стал всё пристальней в него всматриваться.
        Постепенно расширяющийся шар занял всё поле зрения, появилась боль, окрасившая белое сияние розовой плёнкой, но боль была терпимой. Она нарастала, я терпел и, будучи занят этой борьбой, как-то просмотрел тот момент, когда сияние, затмевающее мне взор, исчезло, и я заметил впереди шар, окружённый уже другим ореолом и с вполне понятными мне чертами. Это планета! - с удивлением понял я, не догадываясь, однако, откуда берётся во мне это понимание. Атмосфера, облака и проглядывающие под ними незнакомые очертания морей и континентов. А ещё я заметил, что меня неумолимо притягивает к этой планете. Я вновь попытался осмотреть себя и не увидел ничего, кроме пустого космического пространства. По какой-то причине я не мог посмотреть назад, ограничиваясь во взоре полусферой, направленной к планете, которая тем временем становилась всё ближе, поскольку скорость моего приближения пусть медленно, но увеличивалась. Я боюсь? - попытался я проанализировать свои ощущения. Вроде бы нет... А есть ли у этой планеты спутники? Каково здешнее светило? - возникали у меня вопросы, но синева планеты уже заслоняла большую
часть моего поля зрения, и я не смог удовлетворить это моё столь спонтанно возникшее любопытство. Я пытался двигаться как раньше, присматриваться и напрягать зрение, но это было бесполезно. Я словно мотылёк со всё большим ускорением притягивался к неведомой лампе, и вот уже пройдена атмосфера, видны реки, поля и леса, а земля приближается всё быстрее и быстрее. Когда оставалось совсем чуть-чуть, я зажмурился, скорее инстинктивно, чем ожидая удара.
        Глава 2
        Какое-то время ничего не происходило, и я открыл глаза. Голубое небо и почему-то знакомые очертания облаков. Не сразу пришло понимание - я чувствую! Я лежал на чём-то тёплом и твёрдом, и было слегка прохладно. Приподнявшись, я огляделся по сторонам. Опушка леса с одной стороны и какие-то развалины с другой. Я есть! - пронзила меня мысль, и я осмотрел себя. Мужчина, светлая кожа, руки, ноги - всё на месте. Почему-то голышом... Лежал я на осколке каменной плиты чёрного цвета, которая была тёплой, наверное потому, что её нагрело солнце, близящееся к зениту. Базальт, - промелькнула в голове мысль; скорее всего, именно так называется порода этого камня. И, как всегда, никакого понимания, откуда я это знаю.
        
        Встав на ноги, я присмотрелся к руинам неподалёку, ибо лес не вызывал никакого интереса. Было похоже, что когда-то давно здесь было большое здание из того же чёрного камня, на котором я лежал и которое сейчас развалилось и заросло кустарником и травами. Угадывались лишь очертания пары стен и фрагменты окон или проёмов в отвалившихся кусках, не полностью покрытых растительностью. Было очень тихо, и ощущалось какое-то умиротворение, что ли.
        Так кто же я и почему ничего не помню о себе? Призадумавшись, я почесал голову, отметив, что, по крайней мере, волосы на ней имеются. Попытавшись приложить усилие и всё-таки припомнить что-нибудь о себе, я с удивлением обнаружил висящую перед глазами полупрозрачную табличку с текстом. Помотав головой, я выяснил, что табличка придерживается определённого положения в моём поле зрения, а попробовав прикоснуться к ней рукой, я отметил, что она неосязаема и моя рука свободно проходит сквозь неё. Дополненная реальность, - промелькнуло знание в моей голове. Ладно, почитаю, - подумал я и присмотрелся к тексту.
        ИМЯ: /нет, введите/
        Уровень: 1 Опыт 0/500
        Раса: человек
        Очки здоровья: 10
        ПАРАМЕТРЫ:
        Сила: 10
        Ловкость: 10
        Выносливость: 10
        Интеллект: 10
        Мудрость: 10
        Харизма: 10
        Свободных очков параметров 10
        Занятно... как в игре, пришла мысль с непонятным мне знанием. Эти мысли я уже начинал отбрасывать по мере возникновения, так как непонимание того, откуда они берутся, раздражало. Однако имени нет, и эта дополненная реальность предлагает мне его ввести... Но я не помню своего имени! А если подумать, какое имя мне по душе? Несколько минут раздумий, но в голову так ничего и не пришло. Странно... ну и ладно, может, потом вспомнится. Однако в голову пришли другие мысли: следовало найти хоть какую-то одежду, это днём солнце светит, а к вечеру наверняка станет гораздо прохладнее. Вокруг лес, а в нём вряд ли, кроме лопухов, чего найдёшь, а вот в этих руинах стоит посмотреть, всё-таки есть шанс, что там что-то да завалялось. Висевшая в воздухе табличка развеялась, стоило мне лишь подумать о том, что она мешает
        Походив среди поросших травой камней, я обнаружил тёмный зев прохода с одной стороны останков здания. В этом проёме угадывалось нечто вроде некогда огромного портика, теперь почти полностью заваленного обломками, но оставляющего вполне подходящий проход метров двух в диаметре. Приблизившись, я заметил, что пол в этом проходе или сделан, или облицован полированными блоками из всё того же чёрного камня и частично покрыт грязью и песком, а на обломках портика видна резьба по камню в виде весьма пугающих костей и черепов. В этот раз странное знание не дало о себе знать, а значит, изображения этих костяшек мне ничего не напоминали. В голову приходили мысли, что подобные изображения на чёрном камне должны пугать, но, прислушавшись к себе, я отметил, что у меня они не вызывают никакого страха.
        Забравшись во тьму прохода, я заметил две вещи. Во-первых, в голове будто щёлкнуло и стало прекрасно видно, хотя и в чёрно-белых тонах. А во-вторых, мне стало приятнее, вспомнилось то бархатное ощущение тьмы, когда я отдыхал после попыток разглядеть сгустки. Перед глазами выскочило полупрозрачное окошко-уведомление: «Темнозрение разблокировано, способность, расовая, пассивная, позволяет видеть в абсолютной темноте». А ну брысь! - смахнул я табличку усилием мысли и вновь присмотрелся к полу. На грязи и песке, что покрывали плиты пола, не было никаких следов. А значит, сюда не заходили даже звери. Или тут просто нет зверей, вон как тихо было на опушке, - подумал я. И снова выскочило перед глазами окошко: «Открыт навык следопытство 1, классовый, активный, позволяет находить, читать и следовать по следам; имеются свободные очки навыков, доступные к распределению после повышения уровня». Отмахнувшись от новой таблички, я осторожно пошёл вглубь коридора.
        Через несколько метров коридор упёрся в завал, оставляющий лишь небольшой проход направо, в который я и забрался. Тут раньше, судя по всему, был какой-то огромный зал, возможно даже с колоннами; во всяком случае симметричные завалы в определённых местах наталкивали на эту мысль. У меня ушло где-то полчаса, чтобы весь его обшарить. Ничего полезного я не нашёл, лишь в дальнем левом углу имелся достаточно большой провал в полу. Из зала имелось 3 прохода, скорее всего 4, но ближняя левая сторона была почти полностью завалена, и, если исходить из симметричности - по два прохода слева и справа, - где-то там должен был бы находиться четвёртый коридор. Из тех, что были на виду, левый и ближний правый были завалены буквально в шаге от зала, так что я двинулся по единственно возможному.
        Этот коридор тоже был завален в нескольких метрах от зала, однако в нём имелось ответвление со ступенями, уходящими вниз. Через некоторое время этот спуск вывел меня в коридор нижнего уровня, где было заметно гораздо меньше следов разрушений. На стенах проступала резьба по камню, со всё теми же мрачными костяными сюжетами. Кое-где встречались ниши со статуями воинов или скелетообразных монстров, лишь частично сохранившиеся, а иногда и полностью рассыпавшиеся в чёрный песок. С определённой периодичностью встречались симметричные проходы направо и налево: налево всегда заваленные прямо у коридора, направо - заваленные через несколько шагов. Было очень похоже, что выходили эти коридоры в некие комнаты, в одном проходе направо завал даже оставлял доступ к одному из углов.
        Коридор заканчивался ещё одним спуском со ступенями, и практически у самого его начала я заметил нечто тёмное на полу. Приблизившись с крайней осторожностью, я разглядел что-то похожее на тряпку, при детальном рассмотрении оказавшуюся неким подобием накидки, балахона или плаща с капюшоном. Судя по остаткам костей, владелец этой накидки то ли пытался подняться на поверхность, то ли, наоборот, хотел укрыться в подземельях, но смерть настигла его здесь. Я поднял балахон и, вытряхнув из него кости, пошарил в поисках карманов. Таковых не оказалось, зато перед глазами выскочило окошко с текстом: «Балахон служителя Мора, плащ, качество: магический, даёт +1 к защите и спасброскам, в темноте даёт бонус +10 к скрытности, неагрессивная нежить игнорирует владельца накидки, действует только для адептов Мора». Надо же, скрытность в темноте не помешала бы, вот только узнать бы ещё, что это за Мора... Больше ничего тут не обнаружилось, так что, отряхнув хорошо сохранившуюся ткань от пыли, я напялил её на себя - хоть какая-то одежда. Сразу стало теплее, и я зашагал вниз по ступеням.
        Ступеньки выводили в очередной коридор, теперь идущий в противоположном направлении. И сразу же у выхода я заметил очередной балахон на плитах пола. Да, всё также кости, никаких карманов... а это что? Подняв и отбросив ткань в сторону, я подобрал амулет. Цепочка из странного материала, похожего на малюсенькие позвонки, и круглая пластинка, костяная на ощупь, чистая с одной стороны и с выгравированными глазницами с другой. Выскочившее окошко привычно проинформировало: «Символ Мора, амулет, божественный фокус для адептов Мора». Девать этот амулет было некуда, поэтому я надел его себе на шею и пошёл дальше
        Этот коридор был значительно меньше, я насчитал всего два перекрёстка с заваленными ответвлениями. В нишах теперь встречались хорошо сохранившиеся статуи каких-то скелетообразных собак ростом с меня. Больше останков в балахонах не встречалось. Коридор закончился выходом в небольшой зал многоугольной формы. Различные геометрические выступы вели к некоему алтарю в центре зала, недалеко от которого я заметил очередную накидку на полу. Подойдя к алтарю поближе и осмотрев его, я не заметил ничего необычного. Всё та же гравировка, разве что гораздо мельче, и очень качественно выполненная, непонятное отверстие в центре алтаря... ничего полезного. А вот под балахоном обнаружилась чёрная палка длиной метра в два, на ощупь каменная, но очень лёгкая на вес. Выскочившее окошко услужливо сообщило: «Посох Мора, двуручное оружие (посох, дробящее), уникальное, неразрушимое, реликвия, даёт +5 к атаке и урону, пока в руках даёт +5 к магической атаке, заклинаниям и концентрации, поглощает направленные на владельца заклинания, восполняя энергию, которая может расходоваться на известные владельцу заклинания из расчёта
1 очко энергии за уровень заклинания, текущей энергии: 0/100. Каждой ночью, находясь в руках владельца, восполняет 9-29 очков. Если владелец разряжает посох в бою, есть шанс восполнить 3-15 очков. Действует только в руках адептов Мора, владеющих магией». Вот это палка! Как бы ещё выяснить, что это за Мор... Судя по антуражу, это какое-то местное тёмное божество, а эти руины, похоже, были когда-то чем-то вроде храма, давным-давно уничтоженного храма. Причём нескольких служителей это уничтожение застало на месте, а поскольку других останков я здесь не наблюдал, скорей всего шандарахнуло чем-то весьма не хилым... Хотя, может быть, победители просто забрали тела своих, бросив врагов гнить в этих коридорах. Как бы то ни было, больше здесь нет ничего полезного, так как этот зал был тупиковым, а по мере продвижения я был максимально внимателен. Пора выбираться.
        Опираясь на посох, я вернулся по своим следам в первый зал. Оставалось непонятным, куда вёл провал в полу, поэтому перед тем как уходить, мне хотелось обследовать и его. Однако этого не получилось. Я заглянул в провал посмотреть, насколько он глубокий, и увидел серую матовую плёнку, не пропускающую взгляд. На вид она была нематериальной, что-то вроде свечения, тумана или энергетического поля, а вот дотронуться и попробовать, после последнего окошка про магию, было боязно. Ну и ладно, махнул я рукой на странный провал и направился к выходу из развалин.
        Глава 3
        Над краем леса по-прежнему светило солнце, хотя уже значительно ближе к закату. Теперь я, будучи облачённым в балахон, совсем не чувствовал прохлады. А вот из обуви я ничего не нашёл, так что идти придётся осторожно. Нужно выбраться к цивилизации, которая, судя по руинам, здесь имеется. Я уже не совсем голый, и даже магическая реликвия в виде каменного дрына имеется, хотя, если верить окошкам, ничем для меня не отличающаяся от обычной палки. При свете дня посох выглядел вполне обыденно. Да, чёрного цвета сморщенная каменная поверхность... но на легендарный артефакт это никак не тянуло. Радовало, что он был очень лёгким. И кажется крепким, - подумал я, постучав по нему ладонью.
        Теперь следовало выбрать направление. Для начала я обошёл руины вокруг, в поисках следов, какой-нибудь тропинки или вымощенной дороги. Безуспешно. Вокруг всё заросло травой. Похоже, я попал сюда летом, что меня несказанно радовало, учитывая, в каком виде я тут появился. Среди травы виднелись лишь редкие осколки камня и чёрные плиты. Ну что же, придётся идти наугад. Зайдя в лес, я присмотрелся к коре деревьев. Там, где она светлее и твёрже, должен быть юг. Хотя и непонятно, откуда я это знаю. Осмотрев несколько стволов, я действительно обнаружил, что с одной стороны кора более рыхлая, иногда даже покрытая мхом. Вот в этом направлении я и буду двигаться. А мы пойдём на север, - промелькнула в голове странная мысль.
        Очередное выскочившее окошко проинформировало меня, что «Открыт навык выживание 1, общий, активный, позволяет ориентироваться, находить пропитание и укрытие в диких условиях; имеются свободные очки навыков, доступные к распределению после повышения уровня». Кстати, хорошая идея насчёт пропитания. Теперь я понял, что был бы не против чего-нибудь съесть, а это значило, что скоро появится настоящий голод. Первым делом было необходимо найти воду. По мере продвижения я стал больше внимания обращать на растения и деревья в поисках плодов или ягод.
        Несколько часов я продвигался в северном направлении, старательно обходя скопления кустарника и пытаясь идти по траве. Источников воды не попадалось, как, впрочем, и ничего съедобного. Тени становились всё больше, и наконец я заметил-таки на очередной гуще ярко-красные ягоды. Приблизившись, я сорвал и рассмотрел одну из ягод. Уже начинающее становиться привычным окошко сообщило: «Дикая малина, ягоды, съедобно, выживание - успех, получено 10 очков опыта». Было что-то знакомое в форме ягод, ну да и окошко это подтверждало, так что на весьма длительное время я застрял возле этого кустарника, усердно обирая и поедая очень вкусные и сладкие ягоды. Почувствовав, что малина в меня больше не лезет, я вытер руки о траву и двинулся дальше. Прислушавшись к своим ощущениям, я не заметил пока жажды, что весьма меня порадовало.
        Тем временем темнело на глазах. Вверху, над кронами деревьев, всё так же ярко светило солнце, но здесь, возле земли, становилось всё сумрачней, а значит, стоило бы начать искать себе какое-нибудь укрытие на ночь. Я всё чаще засматривался на окружающие деревья, выискивая что-нибудь подходящее, но вдруг услышал странный шорох. Резко повернув голову, я попытался определить источник шума и успел лишь мельком увидеть нечто маленькое, со скоростью стрелы несущееся по земле среди скоплений опавшей листвы и жухлой травы прямиком ко мне. Больше инстинктивно, чем осмысленно, я выставил свой посох в направлении стремительно приближающегося непонятного бурунчика, как вдруг это нечто выпрыгнуло в метре от меня из скрывающей его травы и ударило в руку. Предплечье обожгло болью, а мелкое злобное существо вцепилось мне в руку. Заорав от боли, я неловко ударил эту тварь посохом, перехватив его неповреждённой рукой, и только теперь заметил, что в углу моего поля зрения выскочило полупрозрачное окно:
        " - Изменённая белка (ур.1) атакует. Уворот - провал. Нанесено 3 урона. Ваши текущие очки здоровья: 7/10. Белка применяет способность рвущая хватка - успешно.
        -Вы атакуете изменённую белку (ур.1). Активная способность врага не позволяет ему уворачиваться. Вы наносите 3 урона, ОЗ белки 1/4. Внимание! Вы наносите половину урона используя посох одной рукой! Белка оглушена, активная способность прервана."
        Комочек, так больно укусивший меня в предплечье, отлетел от моего удара на несколько шагов, затерявшись среди опавшей листвы. А я так и не успел толком его рассмотреть. Какие-то неправильные тут белки, - только и успел я подумать, как тут же услышал нарастающий шорох со всех сторон. Не на шутку перепугавшись, на этот раз я умудрился увидеть два бурунчика среди листвы, приближающихся ко мне. Отступив на шаг, я взял посох наизготовку, как биту. Я так просто не дамся, твари!
        К первому прыжку я оказался готов и, как только зверёк выскочил из листвы, с размаху ударил по нему посохом и не промахнулся. Мелкую гадину разнесло в клочья, да так, что некоторые брызги даже долетели до меня. Не давая мне опомниться, второй зверёк тоже выпрыгнул из травы, и тут я, сам не осознавая как, сделал шаг в сторону, пропустил этот живой снаряд мимо и залепил по нему вдогонку посохом. Невероятно, но, судя по хлюпающему звуку, попал. Так, что там пишут в углу?
        " - Изменённая белка (ур.1) атакует.Подготовленная атака - успех. Вы наносите 10 урона. Изменённая белка (ур.1) убита. Получено 50 очков опыта.
        - Изменённая белка (ур.1) атакует. Уворот - успех.
        - Вы атакуете изменённую белку (ур.1). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. Изменённая белка убита (ур.1). Получено 50 очков опыта."
        Отлично! Однако шум всё ещё слышался, и я стал озираться по сторонам. Вот они! В этот раз стремительные холмики в листве двигались с неудобных для меня направлений. Они были слишком далеко друг от друга, и я начал шаг за шагом отступать, примеряясь, чтобы ударить поудобнее. Внезапно где-то в десяти метрах от меня один из бурунчиков резко развернулся и начал удаляться, так что я переключил своё внимание на оставшийся. Перехватил от волнения посох пару раз...
        А вот и белочка! Зверёк предсказуемо выскочил из травы, и я с поразительной для меня самого точностью попал по нему, разнеся тварь в мелкие кусочки.
        " - Изменённая белка (ур.1) атакует. Подготовленная атака - успех. Вы наносите 6 урона. Изменённая белка (ур.1) убита. Получено 50 очков опыта."
        Я снова замер с занесённым для удара посохом, прислушиваясь. Вроде бы больше подобных шуршащих звуков не слышалось, лишь тихий шелест листвы там, куда отлетела поранившая меня тварь. Я осторожно приблизился туда и отбросил листву концом посоха. Какая мерзость... Белка была размером с три кулака, её мех был серым, местами выпавшим, а тело покрывали мерзкие сизые волдыри с чёрными прожилками. Некроз тканей, - промелькнула странная мысль в голове. Вот тебе и изменённая...
        Судя по всему, своим ударом я перебил ей хребет, потому что белка пыталась уползти, семеня передними лапами, однако не двигая задними. Очень странно, - подумал я и добил зверька тычком посоха.
        " - Вы добиваете изменённую белку (ур.1). Добивающий удар - успех. Изменённая белка (ур.1) убита. Получено 50 очков опыта.
        Бой закончен. Уровень угрозы 2. Поздравления! Вы выжили в вашем первом бою, получено дополнительно 100 очков опыта. Текущий опыт 310/500."
        Ага, особенно мне понравилось, что «в первом». Такие белочки в миг загрызут и не подавятся, - подумал я, осматривая посох. Как ни странно, никаких следов крови или налипших останков на нём не осталось, даже вытирать не надо было. Надо бы посмотреть, что там с рукой, но кровотечения я не чувствовал. А осмотрев рукав балахона там, где болело, и не заметив разрыва, я решил сперва отойти подальше от места боя. Вдруг на запах придёт кто посерьёзней этих спятивших грызунов.
        Примерно через полчаса ходьбы, я наконец осмелился остановиться. Оголив руку, я осмотрел ранение. Место удара уже сильно опухло, виднелись кровавые следы маленьких зубов в разводах застывшей крови, которой, впрочем, было совсем мало. Судя по всему, маленькая бестия не сумела прокусить ткань балахона, что, несомненно, уменьшило урон. Как хорошо, что я не попёрся в лес голышом...
        Поискав вокруг что-нибудь похожее на подорожник, я сорвал пару листков, пожевал один и налепил получившуюся кашицу на рану с помощью другого листа. Потом осторожно вдел руку в накидку и зашагал дальше, развеивая очередное окошко, которое не могло не радовать:
        «Выживание - успех, найдена трава с лекарственными свойствами: чистотел, получено 10 очков опыта. Открыт навык: оказание первой помощи 1, общий, активный, позволяет останавливать кровотечение, перевязывать раны и стабилизировать персонажей с отрицательными очками здоровья.»
        Вокруг всё заметнее сгущались сумерки, а я упорно шёл на север; ещё чуть-чуть и я не смогу разглядеть кору для определения направления. Идеально подходящих деревьев не находилось, так что я наконец решил остановиться рядом с одним из самых больших, что мне попадалось до сих пор. Ствол был примерно в два моих обхвата, и вроде бы была парочка больших развесистых веток.
        Кое-как вцепившись в кору и прижав перед собой посох, я начал карабкаться вверх. Медленно, но верно я поднимался всё выше, постепенно оценивая ветки вокруг. Найдя более или менее подходящее разветвление, я умостился на нём, плотно воткнув посох в ветки так, чтобы он был наискосок передо мной, хоть как-то ограничивая мои возможные движения во сне. Хотя почему-то я был уверен, что не буду вертеться.
        Внизу уже было совершенно темно, хотя небо всё ещё не было совсем чёрным. Я расслаблено лежал на ветках, которые весьма неудобно втыкались мне в спину, однако благодаря ткани балахона это было вполне терпимо, а через некоторое время и вовсе перестало беспокоить. Только теперь я заметил, насколько устал, рана в предплечье неприятно зудела, а все мышцы тела надсадно болели, мешая спать.
        Пока я был погружён в анализ собственных ощущений, совсем стемнело и небо покрылось россыпью звёзд. Было необычайно тихо, и только слабый ветер шуршал в листве. Вдруг я заметил свечение и, повернув голову, попытался сориентироваться. Свечение было бледно-белым, фосфоресцирующим, и очень похоже, что исходило оно со стороны тех руин, где я появился. Наблюдая за этим свечением и стараясь не упустить возможный шум внизу, я не заметил, как уснул.
        Глава 4
        Проснулся я оттого, что солнечный свет сквозь зазоры в листве бил мне прямо в глаза и часть моего лица уже изрядно горела от его тепла. Я извлёк посох из веток и потянулся; затем осторожно встал и осмотрелся. Вокруг, насколько хватало взора, сплошной пеленой расстилался лес. Бросив посох вниз, я проследил взглядом за его падением, отметив, как он воткнулся в землю рядом с деревом. Теперь предстояло спуститься, что оказалось не столь простым делом. Затёкшие после сна мышцы, к тому же болевшие от вчерашних нагрузок, делали меня неуклюжим, и я пару раз едва не сорвался с шершавой коры ствола. Но обошлось, и вскоре я снова стоял на траве.
        Перед глазами возникло вездесущее окошко, подтверждая, что всё произошедшее вчера не было сном: «Открыт навык лазанье 1, общий, активный, позволяет забираться и спускаться по верёвкам и различным типам поверхностей; имеются свободные очки навыков, доступные к распределению после повышения уровня». Развеяв окошко и выполнив пару упражнений, чтобы размяться, я подобрал посох и продолжил движение в северном направлении.
        Несколько часов я шагал по лесу, удивляясь столь несвойственной ему тишине. Как я ни высматривал, ничего съедобного не попадалось, как и не было нигде видно водоёмов. Когда солнце перемахнуло зенит, я присел на встретившийся мне поваленный ствол дерева, чтобы передохнуть. Ноги гудели от усталости, а подошвы, несмотря на то что я старался шагать по траве, болели от уколов острых веточек и камней, на которые я всё-таки умудрялся наступать. Голод и жажда не были уж совсем острыми, но всё же чувствовались весьма отчётливо, что не способствовало хорошему настроению.
        Передохнув, я продолжил путь. Уже смеркалось, когда рядом с очередной гущей кустарника, которые я по возможности старался обходить, я заметил небольшое дерево, на ветвях которого виднелись плоды. Приблизившись, я сорвал с ветки небольшой зелёный плод слегка овальной формы. Уже привычно выскочившее окошко проинформировало: «Дикая незрелая груша, фрукт, съедобно, выживание - успех, получено 10 очков опыта». Развеяв окошко, я попробовал грушу. Фрукт был не очень сладким, и мякоть сильно вязала рот, но зато он оказался неожиданно сочным, так что я откусил ещё разок.
        Однако доесть грушу мне было не суждено, так как кустарник рядом затрещал, и я, подскочив от испуга, отбросил недоеденный фрукт в сторону, схватил посох покрепче обеими руками и стал пятиться прочь от кустов.
        Вдруг из самой гущи выскочил небольшой зверь, размером поменьше собаки, покрытый короткой шерстью и с двумя выпирающими клыками на характерной морде. Кабан! - промелькнула у меня мысль, - маленький только какой-то... Несмотря на свой небольшой размер, зверь оказался довольно агрессивным и, заверещав, бросился на меня. Я ловко увернулся и с размаху ударил посохом по спине забуксовавшую на месте свинку. Зверь громко взвизгнул от боли. Пока я поднимал посох для нового удара, кабан успел развернуться и полоснуть меня клыком по левой ноге. Клык этот оказался невероятно острым, и я почувствовал, как по моей щиколотке заструилась кровь. - Сволочь! - заорал я и изо всех сил опустил посох на мелкую зверюгу. Попал я куда-то в район головы и даже не услышал, а скорее почувствовал вибрацией посоха хруст костей. Заверещав ещё яростней, кабан попытался порезать мне правую ногу, но я чудом успел её отдёрнуть и снова с размаху ударил зверя сверху вниз. После такого удара кабан вроде затих, но я всё же отступил на пару шагов, занося посох для нового удара и истерически оглядываясь по сторонам. Кабаны обычно ходят
стадом, - крутилось в моей голове непонятно откуда взявшееся знание, от которого становилось очень страшно.
        Но проходили секунды, и не было слышно ни треска ветвей, ни визгов, и никто не вырывался из кустов, чтобы мстить за сородича. Злобный кабанчик валялся без движения, изредка подёргивая задними лапами. Окошко! - наконец-то вспомнил я и присмотрелся к тексту в углу моего поля зрения.
        " - Молодой кабан (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Вы атакуете молодого кабана (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 9 урона. ОЗ кабана 8/17.
        - Молодой кабан (ур.2) атакует. Уворот - провал. Нанесено 4 урона. Ваши текущие очки здоровья: 6/10.
        - Вы атакуете молодого кабана (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 9 урона. Действует пассивная способность дикая ярость. ОЗ кабана 1/17.
        - Молодой кабан (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Вы атакуете молодого кабана (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 11 урона. Молодой кабан (ур.2) убит. Получено 100 очков опыта.
        Бой закончен. Уровень угрозы 2. Текущий опыт 430/500."
        Уфф, похоже, повезло, и эта тварь была одна. Как там нога? Выставив раненую ногу вперёд, я осмотрел её. На высоте где-то с ладонь от щиколотки имелся ровный разрез около четырёх сантиметров длиной. Похоже, рана была весьма глубокой, так как из неё лилась кровь, уже окрасившая всю правую часть стопы. - Дерьмо, дерьмо, дерьмо! - выругался я, лихорадочно пытаясь придумать, что делать. Перевязать нечем, ткань балахона была слишком плотной, чтобы пытаться оторвать от неё хоть лоскуток... отрезать тоже было нечем. Оставалось искать растительные заменители, и я лихорадочно заметался вокруг в поисках чего-нибудь подходящего. Заметив более или менее длинные и плотные стебли трав, я сорвал какой-то широкий лист, свернул его пополам и, плюхнувшись на траву, прижал к ране. Кровь продолжала струиться, поэтому я, сильно прижимая лист к ноге, стал привязывать его найденными стеблями. Было больно, но куда страшнее боли терзала мысль, что кровотечение остановить не получится.
        «Выживание - успех, найдены растительные заменители для перевязки. Оказание первой помощи - успех, рана перевязана, получено 20 очков опыта.»
        В результате всех этих манипуляций кровь вроде бы перестала сочиться из-под листа, в чём я поспешил убедиться, обтерев травой ногу от крови вокруг раны. Поднявшись, я, прихрамывая, подошёл к кабану, чуть не поскользнувшись на раскиданных повсюду грушах. Зверь наверняка приходил сюда именно за ними, и оставалось лишь надеяться, что так же, как на меня, он накидывался на всех желающих покушать. В таком случае в ближайшее время на его территорию не должен заявиться никакой другой дикий свин.
        Осмотрев тело кабана, я не заметил обильного кровотечения. Похоже, я прикончил зверя, переломав тому кости и раздробив череп. Ещё только подходя к этим зарослям, я заметил невдалеке огромное старое дерево, подумав в тот момент, что оно прекрасно подошло бы для ночёвки. Тогда я планировал пройти ещё пару километров, но сейчас дерево становилось конечной точкой этого дня. Схватив кабана за заднюю лапу, я взвалил его на спину, отметив, что по ощущениям он не весит и 20 килограммов, и поковылял к старому дереву.
        Подойдя, я бросил его там и начал обшаривать округу в поисках сухостоя. Насобирав сухих веток и травы, а также притащив небольшой обломок сухого ствола, я оторвал от него кусок коры с локоть длиной и вернулся к месту схватки, чтобы набрать груш. Вернувшись и отметив, что сумерки уже сгущаются, я выбрал ветку поудобнее и срыл дёрн, подготовив круглую площадку для кострища.
        Теперь следовало раздобыть огонь. Я подыскал веточку потвёрже, взял кусок коры, приготовил сухой травы и начал крутить ветку между ладонями, уперев её как стержень в кору. Процесс занял у меня очень много времени, и когда я наконец-то смог воспламенить сухую траву и разжечь костёр, вокруг уже стало совсем темно. Разломив полено и пристроив его к стволу дерева невдалеке от костра, я съел одну грушу и взялся за кабана. Сперва я раззявил ему пасть и с помощью посоха выбил два длинных и острых клыка. А потом, используя эти клыки, начал свежевать тушу.
        Для начала я обрезал шкуру вокруг суставов лап, сделал надрезы по внутренней стороне бедер, а затем над брюшиной и шеей, доходя до губы. Потом, подрезая клыком, я снял с туши шкуру. Разрезал передние ноги вдоль лопатки и отделил их от туши по суставу. Воткнув в землю распорки из веток, я подвесил одну ногу жариться над костром, развеяв всплывшее к тому времени окошко «Открыт навык свежевание 1, общий, активный, позволяет снимать шкуру с убитых тварей, потрошить и разделывать их на части; имеются свободные очки навыков, доступные к распределению после повышения уровня».
        Подсев поближе к костру, я осмотрел рану. Из-за того что я сильно перетянул стеблями ногу, в ступне ощущалось онемение, поэтому я срезал стебли клыком, придерживая лист одной рукой. Осторожно убрав его, я с горечью увидел, что кровь потекла снова. Выхода не оставалось, завтра мне нужно было продолжать двигаться, так что рану следовало прижечь.
        Взяв подходящую ветку, я запалил её от костра. Взяв другую ветку в зубы, я прижёг рану, стараясь сделать это быстро, решительно, но в то же время не задерживая горящую ветку на ране слишком долго. Несмотря на это, я дёрнулся от боли, и краешек ветки отломился, прилипнув к мясу. Вытерев слёзы рукавом балахона, я выковырял из раны прилипший уголёк, с удовлетворением отметив, что теперь кровь из неё уже не течёт. Перед глазами всплыло новое окно: «Оказание первой помощи - провал, кровотечение остановлено, получен урон 1 (огонь), ваши текущие очки здоровья: 5/10. Получено 10 очков опыта. Открыт навык медицина 1, классовый, активный, позволяет ставить диагноз, определять тяжесть ранения или болезни, способы их лечения, а также оценивать состояние здоровья живого существа; имеются свободные очки навыков, доступные к распределению после повышения уровня».
        Перевернув ногу, от которой расходился приятный запах жареного мяса, я уселся на полено и откинулся назад, привалившись спиной к стволу дерева. Вокруг было уже совсем темно, и вдали снова виднелось то бледное свечение, что я заметил вчера. Какое-то время я просто сидел, разглядывая окружающую темноту, и слушал шкворчание капель крови и жира в костре. Наконец я решил, что нога уже готова, и снял её с костра. Окорок не выглядел аппетитным, он сильно подгорел, но зато запах от него шёл очень ароматный. Подкинув в костёр ещё веток, я повесил над костром вторую ногу, а сам уселся поудобнее на полено, пододвинув груши поближе, и принялся поедать приготовленный окорок, держа ногу прямо за копыто.
        Перед глазами появилось очередное окошко, которое я тут же развеял, даже особо не вчитываясь. «Открыт навык готовка 1, общий, активный, позволяет готовить различные блюда из животных и растительных ингредиентов; имеются свободные очки навыков, доступные к распределению после повышения уровня». Вскоре я наелся и отбросил кое-как обгрызанную ногу в сторону. Сходил перевернуть другую ногу над костром и вновь уселся на полено, доедая оставшиеся груши. Ночная прохлада и сытость оттесняли куда-то в сторону боль и усталость, навевая сон.
        Я поднялся, снял с костра ногу, бросив её охлаждаться в траву, выкинул в костёр огрызки груш вместе с корой и, подобрав по дороге посох, снова уселся на полено. Осмотрев посох, я уже без удивления обнаружил, что он по-прежнему чист, будто я только что его подобрал.
        Пора было готовиться ко сну. Я собрал клыки, завернул их в шкуру, а получившийся свёрток обмотал стеблями травы. Осмотрев старое дерево, я заметил, что его нижние ветви находятся очень близко к земле. Закинув посох и свёрток шкуры на широкую ветвь, находящуюся ближе всего, я подтянулся и залез на неё. Таким же образом я забрался на несколько метров вверх, нашёл удобное разветвление и умостился на нём, подложив свёрток под голову, а посох уже привычно воткнув наискосок перед собой. Глаза закрывались, словно наливаясь свинцовой тяжестью, и я почти сразу уснул.
        Глава 5
        Проснулся я от боли в ноге. Жгло нещадно, но зато прошла усталость, которая до того повергала меня в сон. Со стоном я повернулся на ветке, осыпав струйку трухи, и посмотрел вниз. Костёр догорел, и на первый взгляд ничего не изменилось. Полуразделанный труп кабанчика лежал всё там же, а кисловатый запах крови доносился даже сюда. Очень странно, что это не приманило ночью какого-нибудь хищника, - подумал я. Надо поскорее убираться отсюда, игры с удачей имеют свойство заканчиваться в самый неподходящий момент.
        Спуститься по веткам было проще, чем ползти по коре, особенно если учитывать, что посох и свёрток шкуры я просто швырнул вниз. Уже на траве я провёл обычную утреннюю разминку, с удовольствием отметив, что почти не хромаю. Подобрав свёрток, я распутал его, поискал ещё длинных стеблей и соорудил нечто похожее на котомку. Туда я запихнул жареную ногу, предварительно обтерев её травой и отругав себя за недальновидность. Если бы ночью туша кабана приманила какого-нибудь хищника, я остался бы без еды. Надо было сразу прятать её в свёрток и поднимать на дерево с собой... вчера вечером это напрочь вылетело у меня из головы.
        Повесив импровизированную котомку на край посоха, а сам посох закинув на плечо, я продолжил путь. Почему-то хотелось прикопать тушу зверя, но нужных инструментов не было. Ладно, думается, труп быстро растащат лесные падальщики...
        Ближе к полудню я совсем выбился из сил. Было жарко и очень хотелось пить. Я присел на попавшийся пенёк, чтобы немного отдохнуть от утомительной ходьбы, но всё равно не почувствовал желанного облегчения. Нужно идти, пока остаются хоть какие-то силы, говорил я себе, чтобы заставить себя встать и продолжить путь.
        Я шёл без остановок ещё несколько часов, пока мне не почудился запах влаги. Приятной свежестью тянуло откуда-то с северо-востока, если судить по коре деревьев. Подгоняемый жаждой, я ускорил шаг и отклонился от выбранного ранее направления в поисках воды. С каждой минутой в воздухе всё сильнее разливалась освежающая прохлада, а значит, я был на верном пути.
        Наконец, после примерно получаса блужданий, я вдруг заметил за ближайшими зарослями голубоватую кромку воды. Довольно долго мне пришлось обходить кустарник, прежде чем я обнаружил относительно свободное место на берегу, рядом с деревом, клонившимся к самой воде.
        Я воткнул посох в землю и, держась одной рукой за ствол, осмотрелся. Прямо передо мной расстилалось озеро, небольшое, почти идеально круглой формы, с очень чистой поверхностью. Со всех сторон озеро обступал лес, виднелась лишь небольшая полянка, поросшая травой до самой воды. Это место было довольно далеко, и толком разглядеть что-либо не представлялось возможным.
        Но туда я загляну позже, подумал я, бухнувшись на колени и с наслаждением черпая воду ладонями. Вкус свежей воды показался мне невероятным, хотя, видимо, это было из-за мучившей меня жажды. Мне казалось, что я очень долго стоял вот так на коленях, черпая и черпая воду, всё не в силах напиться.
        Наконец, поднявшись и утерев рукавом рот, я посмотрел на небо. Уже далеко не зенит. Можно пойти на эту полянку и перекусить, пришла мне в голову мысль, и я двинулся туда по берегу озера, раздумывая по пути, как бы мне исхитриться унести воды с собой. Кроме как выдолбить кабаньим клыком в толстой ветке что-то наподобие резервуара и завязать его потом каким-нибудь листом, ничего не придумывалось. Проникнувшись этой идеей, я уже начал было высматривать по сторонам подходящие ветки, но тут лес закончился, я вышел на край поляны и все эти мысли мигом вылетели у меня из головы.
        На поляне лежали два человека. В нескольких метрах от воды было кострище, а от него тянулись прямо к озеру странные извилистые рытвины. С одной стороны костра валялись растрёпанные рюкзаки, а с другой, ближе к лесу, лежали два тела. То, что это были именно мёртвые тела, становилось понятно сразу, так как трава была обильно залита кровью, а тела страшно разорваны. Подойдя ближе, я увидел, что это были люди, похоже, двое мужчин. Один лежал на спине, у него не было ног, а тело исполосовали глубокие порезы. Растерзанные останки второго лежали неподалёку. Это были торс и ноги. Верхняя часть груди представляла собой жёваную рану, а в валявшихся рядом кровавых ошмётках с трудом можно было признать что-то похожее на голову или руки.
        Змееобразные рытвины, ведущие к озеру, были похожи на отпечатки ударов гигантским хлыстом, среди них виднелись следы, будто что-то большое тащили волоком к воде. Кстати, если говорить о следах, на изрытой земле вокруг тел виднелись огромные отпечатки лап, приблизительно в три ладони шириной. Следы казались очень странными и незнакомыми, а видневшиеся на них отпечатки когтей были такого размера, что невольно вызывали мурашки по коже.
        Мужчина без ног сжимал в одной руке топор, а вторая была пуста и неестественно вывернута. Рядом со вторым телом валялся сломанный меч, который можно было узнать по обломку лезвия с рукоятью. Среди кровавых ошмётков чернели щепки, несомненно бывшие когда-то щитами.
        Подойдя ещё ближе к телу мужчины, я наклонился и потрогал его лицо. Оно было холодным, и кровь вокруг уже свернулась, хотя на взгляд было понятно, что тела свежие и бойня, а другое слово не приходило мне на ум, произошла совсем недавно. Выскочила табличка, и я сразу же смахнул её: «Следопытство - частичный успех, получено понимание найденных следов без верной идентификации всех существ; Медицина - частичный успех, примерно определено время смерти и характер нанесённых ранений. Получено 20 очков опыта».
        На голове у мужчины имелась лёгкая железная каска, расколотая и вмятая в череп. На теле была кольчуга, под ней через многочисленные разрезы просматривалась обычная рубаха, изначально бывшая, наверное, светлого цвета, но сейчас насквозь пропитанная кровью. На шее у убитого виднелся медальон на цепочке. Я приподнял его и увидел овальную металлическую бляшку золотого цвета с изображением круга, в центре которого пересекались четыре линии. Выскочившее окошко проинформировало: «Амулет закона и порядка Оума, амулет, божественный артефакт, подчиняет носителя владельцу, будучи проводником различных заклинаний, воздействующих на носителя в случае неисполнения воли владельца. Внимание! Владелец данного амулета мёртв, поэтому амулет автоматически настраивается на подчинение ближайшему клирику Оума.» Я пару раз перечитал этот текст, потому что его смысл был мне не совсем понятен. От этого занятия меня отвлекло рычание.
        Отпустив амулет и развеяв окошко мысленным усилием, я встал на ноги и посмотрел на источник звука. На краю поляны, среди деревьев, стоял волк. Большой волк, где-то по пояс мне в холке, с белоснежным мехом, запятнанным с одного бока алым. Не знаю, сколько он там простоял, но сейчас он грозно рычал на меня, правда, не обнаруживая намерения напасть.
        Странно, что он не бросился на меня, пока я был занят осмотром тела, - подумал я - может, он просто хочет, чтобы я ушёл? Подумав так, я начал пятиться к противоположной стороне поляны, не отрывая взгляда от волка и стараясь не делать резких движений. Шаг. Ещё шаг. Я с удивлением увидел, как под моим пристальным взглядом над головой волка возникла табличка с надписью «Волк-спутник, 3 уровень», а под ней была своеобразная шкала, частично заполненная красным. Видно, эта табличка и шкала несколько отвлекли меня, потому что моя раненая нога вдруг скользнула на чем-то мокром на траве и я потерял равновесие. Чтобы не упасть, я опёрся на посох, очень вовремя успев отставить его в противоположную падению сторону, моя накидка распахнулась, и амулет на шее выскочил наружу.
        Волк, который до того лишь слабо рычал, провожая меня взглядом, увидев амулет радикально изменил своё поведение. Его шерсть встала дыбом, глаза сверкнули красным, и он начал припадать к земле, как всегда делает хищник, готовясь к атаке. Всё, сейчас бросится! - подумал я и приготовился бить.
        Зверь кинулся на меня без единого звука, быстрый как молния. Я был готов и сумел увернуться, изо всех сил ударив пролетевшее рядом тело. Судя по тому, как шатнуло мои руки, сжимавшие посох, я попал, хотя волк никак на это не отреагировал. Мгновенно развернувшись, он вновь прыгнул на меня, и в этот раз я не смог увернуться. Вцепившись пастью мне в грудь, оголившуюся из-за распахнувшегося балахона, он вырвал огромный кусок мяса. Сила удара заставила меня пошатнуться, однако я устоял, а волк, оттолкнувшись от меня, приземлился совсем рядом. Боль была чудовищной, и я скорее инстинктивно, чем осознанно, огрел хищника снова. Захрустели кости, но волк даже не взвизгнул и, с ненавистью глядя на меня, попытался броситься опять. Вышло у него не очень, и я, сделав шаг в сторону, чувствуя, как жизнь уходит из тела с потоками брызжущей крови, снова огрел его посохом. Страх придал мне силы, и удар вышел очень мощным, мне кажется, я даже почувствовал, как дробится череп нападающего зверя. Хищник упал у моих ног, а мне показалось, будто в голове у меня зазвучали фанфары. На мгновение померкло в глазах, я
почувствовал, что падаю на колени, однако неведомая сила удержала меня, даже как будто подтолкнула вверх.
        Что это было? - подумал я и сразу же посмотрел на свою грудь, ожидая увидеть ужасную рану и торчащие кости. Каково же было моё удивление, когда я увидел ровную кожу на груди, без следов ранения. Тут же я обнаружил, что не чувствую никакой боли, наоборот, ощущалась даже некая эйфория. Да что тут происходит? - мысленно воскликнул я и обратил взгляд в поисках ответа к полупрозрачному окошку в углу зрения:
        " - Волк-спутник (ур.3) атакует. Уворот - успех.
        - Вы атакуете волка-спутника (ур.3). Уворот - провал. Вы наносите 6 урона. ОЗ волка 14/28.
        - Волк-спутник (ур.3) атакует. Уворот - провал. Нанесено 8 урона. Ваши текущие очки здоровья: 2/10. Вы получили сбивающий удар. Спасбросок силы - успех, вы смогли удержаться на ногах.
        - Вы атакуете волка-спутника (ур.3). Уворот - провал. Вы наносите 8 урона. ОЗ волка 6/28.
        - Волк-спутник (ур.3) атакует. Уворот - успех.
        - Вы атакуете волка-спутника (ур.3). Уворот - провал. Вы наносите 9 урона. Волк-спутник (ур.3) убит. Получено 330 очков опыта.
        Бой закончен. Уровень угрозы 3. Текущий опыт 810/1000.
        Поздравления! Вы достигли второго уровня, ваши ОЗ восстановлены, все действующие негативные эффекты нейтрализованы. Ваши очки здоровья увеличены, получены новые очки навыков, которые вы можете распределить из окна статистики персонажа.
        Внимание! Вы подняли уровень так и не распределив начальные очки параметров. Получено достижение Хардкор 1 - все ваши параметры возрастают на 1, боги благоволят тем, кто преодолевает дополнительные трудности."
        Вот это да! Я действительно нахожусь в некоем подобии очень реалистичной игры. Иного объяснения столь странным феноменам у меня не было. Интересно, воскресну ли я, если умру? - подумалось мне. Моё странное знание подсказывало мне, что в подобных играх бывает что-то вроде жизней, или даже постоянное возрождение персонажа игрока с урезкой опыта или каким-то другим подобным наказанием. Однако проверять этого не хотелось, страшная боль от недавнего ранения была ещё свежа в моей памяти.
        Так, а что там говорилось про окно статистики персонажа? Стоило мне об этом подумать, как появилось новое окно, занявшее почти всё моё поле зрения.
        Имя: /нет, введите/Уровень: 2 Опыт 810/1000Раса: человек
        Очки здоровья: 20
        Спасброски:
        Стойкость 0
        Реакция 0
        Воля 0
        Параметры:Сила: 11Ловкость: 11Выносливость: 11Интеллект: 11Мудрость: 11Харизма: 11Свободных очков параметров: 10
        Навыки:Выживание 1/5Готовка 1/5Лазанье 1/5Оказание первой помощи 1/5
        Свежевание 1/5Медицина 1/2Следопытство 1/2Свободных очков навыков: 10
        Способности:
        Темнозрение
        ДОСТИЖЕНИЯ:
        Хардкор 1
        Ага, а как, интересно, вложить очки в навыки? Вот, например, в медицину, что совсем было бы не лишним... Развеивались окошки мысленным усилием, следовательно... Повысить навык медицина, - подумал я, но ничего не произошло. Хмм, может, попробовать присмотреться? Я сконцентрировал взгляд на строке «медицина», и вдруг поверх текста появилось новое окошко: «Хотите повысить навык медицина? Да/Нет». Очень похоже на то, как я двигался в той темноте, где пришёл в себя, подумал я и присмотрелся к слову «Да». Окошко исчезло, а цифры изменились. Теперь напротив медицины было указано 2/2, а свободных очков навыков стало 9.
        Понятно. Разобравшись с управлением в этой дополненной реальности, я вложил ещё одно очко в следопытство, решив разобраться со всем остальным позже. Ведь я стоял на месте жуткой бойни, с убитым мною волком у ног. Вполне мог появиться кто-нибудь ещё опасней, и далеко не факт, что я справлюсь с новой угрозой. Нужно было собрать здесь всё полезное и поскорее убираться прочь отсюда.
        Глава 6
        Развеяв окно статистики персонажа, я первым делом осмотрел волка. Так же как и кабана, я убил его, почти не пролив крови. Его белоснежная шкура была шикарна, но заниматься свежеванием не хотелось. На левом боку волка я заметил глубокую резаную рану, очень похожую на те, что я видел на теле мужчины без ног. Рана уже начала заживать, и можно было с уверенностью заключить, что получена она была несколько дней тому назад. При детальном осмотре я обнаружил на шее волка амулет, нечто вроде маленького металлического завитка в форме листа, плотно привязанного к шее верёвкой, настолько плотно, что его не было видно в густом мехе зверя.
        «Открыт навык поиск 1, классовый, активный, позволяет осматривать различные поверхности в поиске скрытых деталей; имеются свободные очки навыков, доступные к распределению; медицина - успех, рана опознана и получено примерное представление о времени её нанесения. Получено 10 очков опыта.»
        Помимо трупов на полянке были рюкзаки, и теперь я решил осмотреть их. Всего было три рюкзака. Два весьма простеньких, что-то вроде ладно скроенных из плотной ткани мешков с лямками. Третий кожаный, тёмно-зелёного цвета, с затейливой вышивкой в форме стеблей трав и цветков и металлическими фиксаторами для регуляции длины лямок. Все три рюкзака были раскрыты, и их содержимое частично рассыпалось по траве. На одном из рюкзаков виднелись следы зубов и когтей. Очевидно, кто-то яростно трепал его, пытаясь раскрыть, и по длинным полоскам вяленого мяса, разбросанным и частично обглоданным, мне подумалось, что разорителем был тот самый белый волк.
        В рюкзаках попроще я обнаружил по мотку плотной верёвки, длиной метров в 5 на глаз. Свёртки, занимающие большую часть места, оказались свёрнутыми мешками из шкур и войлочными одеялами, и я предположил, что это были спальные принадлежности убитых. К моей радости, в каждом рюкзаке я нашёл наполненные водой бурдюки из дублёной кожи с затычками. Ещё в рюкзаках были точильные камни, свёртки с каким-то жиром, мыло в тряпочке, несколько маленьких ножей с лезвиями различной ширины, пара мотков ниток с иголками и мешочки с кремнем и чем-то похожим на металлический кастет; я догадался что это было огниво.
        В зелёном рюкзаке тоже нашёлся спальный мешок, и был он куда добротнее тех двух, тонкий и двухслойный, с тканым узорчатым одеялом и даже маленькой пуховой подушкой. В рюкзаке ещё была металлическая фляга. Я открутил крышку и сразу же почуял сладковатый аромат вина. Также там обнаружилось зеркальце в металлическом футляре, нечто вроде свистка, мешочек с кучей монет и коробка с письменными принадлежностями, в которой, помимо металлического пера и чернильницы, был ещё и набор разноцветных мелков.
        Вывалив содержимое двух мешков на траву, я отбросил спальники похуже в сторону и сложил весь скарб простеньких рюкзаков в тот из них, что не был порван. Из съестного уцелели лишь пара кусков хлеба да несколько полосок вяленого мяса, остальное, похоже, сожрал волк. В рюкзаке ещё оставалось достаточно места, так что я сходил за своим свёртком и запихнул его туда же. Зелёный рюкзак я собрал заново, решив забрать всё что там было.
        Теперь предстояло осмотреть труп без головы. Рана у него была ужасна, но снаряжение сохранилось лучше, чем у другого.На ногах были шнурованные полусапожки из грубой кожи. Я принялся стаскивать их и обнаружил за голенищем нож приличного размера без крестовины. Штаны на нём были из плотной ткани с нашитыми кое-где кожаными заплатами. У убитого имелся ещё кожаный пояс с петельками и небольшой сумкой, в которой я обнаружил две маленьких пустых склянки и одну, заполненную непонятной тёмной жидкостью. Пока я крутил её в руках, выскочило окошко, сообщившее мне, что это «Микстура лечения лёгких ран, зелье, лечит от 2 до 9 очков здоровья».
        Под штанами обнаружилось нечто вроде тканых кальсон или чулок, но снимать их я побрезговал. Этот мужчина тоже был одет в рубаху и кольчугу, которые хоть и были в лучшем состоянии, но всё равно не годились для использования из-за полностью изорванной верхней части. Однако, задрав кольчугу, я отрезал от рубахи четыре лоскута, два из которых использовал как портянки, а два убрал в рюкзак.
        Надев штаны и сапоги, я вернулся к трупу без ног. На поясе у него тоже была сумочка, в которой я обнаружил лишь пустые склянки, к тому же битые. Всё его снаряжение было безнадёжно испорчено, так что я лишь снял с окоченевшей головы медальон и вырвал из пальцев топор. Медальон я убрал в зелёный рюкзак, а потом, подумав, стянул и со своей шеи амулет и спрятал его туда же. Реакция волка была пугающе разумной, и мне совершенно не хотелось вызывать агрессию на пустом месте.
        Когда я принял решение уходить, перед глазами выскочило сообщение, натолкнувшее меня на мысль, что эта игровая система дополненной реальности оценивала мои действия, проникая каким-то образом в мои мысли. «Поиск - успех, обысканы рюкзаки и три тела. Получено 30 очков опыта.» Эта система у меня в голове? Может, у меня просто имплант в глазу? Хотя чудесное исцеление от страшной раны этим никак нельзя было объяснить...
        Я наполнил бурдюки водой, положил топор сверху простого рюкзака, привязав его верёвками горловины, и, взвалив на каждое плечо по рюкзаку, поспешил убраться с поляны. Солнце уже начинало клониться к закату, и следовало удалиться от этого озера как можно дальше.
        Я продолжил путь в северном направлении, высматривая место для ночлега. Лес начинал редеть, больших развесистых деревьев попадалось всё меньше, но зато всё чаще встречались поляны, и я стал замечать больше шума, присущего лесной жизни. Наконец сгустились сумерки, а я всё шёл и шёл, не находя подходящего укрытия. Так я, пожалуй, буду ходить кругами, подумал я и остановился у первого попавшегося поваленного ствола.
        Сняв рюкзаки и воткнув посох в землю, я развязал тот, что попроще, и, вооружившись топором, нарубил сухих веток и щепы от поваленного ствола. Вынув засапожный нож, я срыл дёрн, собрал костёр и достаточно быстро запалил его от огнива. Соорудив вертел, я достал кабанью ногу и подвесил её над огнём. Пока она разогревалась, я открыл зелёный рюкзак и развернул спальный мешок. Теперь при помощи ножа есть стало куда проще и, расположившись на бревне, я с аппетитом принялся за отрезанные ломтики жареного мяса, запивая их вином из фляги.
        Далее следовало бы разобраться со свободными очками персонажа. Названия параметров говорили сами за себя, вот только я не чувствовал нехватки чего-либо и не имел ни малейшего представления о том, куда расставлять очки. К тому же за нераспределение очков система выдала мне достижение, а, судя по количеству опыта, до третьего уровня мне оставалось немного. Решено: параметры пока трогать не буду.
        Осмотрев список навыков, я заметил, что некоторые из них имели лимит 5, а некоторые 2. Присмотревшись к ним и мысленно попросив подробности, я ещё раз перечитал их описания и довольно-таки быстро выяснил, что навыки, имеющие лимит, равный моему уровню, были «классовые», что бы это ни значило, а вот те, что имели лимит уровень+3, указывались в описании как общие. В принципе было понятно, что классовые навыки были более ценными, так что я без сомнений потратил одно очко на поиск. Из общих навыков наиболее полезным мне показалось выживание, так что туда я загнал 3 очка и ещё по одному в лазанье и оказание первой помощи. Два очка я оставил, подметив, что навыки в списке появляются внезапно, в зависимости от определённых моих действий, а кто знает, с чем мне придётся столкнуться в будущем. Свободные очки теоретически могли мне помочь в разных непредвиденных ситуациях.
        Насытившись и разобравшись с окошками, я спрятал флягу в зелёный рюкзак. Осмотрел кабанью ногу и решив, что мяса на ней хватит ещё на одну трапезу, я снова засунул её в шкуру и убрал в мешок. Внезапно вспомнив про мешочек с монетами, я достал его и начал рассматривать монеты под неровным светом костра. На монетах было вычеканено изображение, похожее на то, что было на медальоне убитого, только с большим количеством деталей. Круг был стилизован под солнечный ореол, а четыре пересекающиеся линии представлены в виде восьми лучей, исходящих из его центра. На обратной стороне монеты в основном встречалось изображение своеобразного герба в виде дерева с хорошо детализированными ветками и листьями. Под этим гербом были вычеканены полукругом буквы незнакомой мне формы, похожие на вязь. Присмотревшись к ним, я с удивлением обнаружил, что могу их прочитать. Это вызывало дискомфорт, мой разум кричал мне, что я вижу подобные буквы впервые, однако при взгляде на них у меня возникало стойкое ощущение, будто я понимаю их смысл, и от этого как-то свербило в мозгу. На большинстве монет было написано Анлеин, хотя
встречались некоторые с надписью Суплеин. Кстати, монеты в основном были крупные и золотые, таких я насчитал 158, а более мелких серебряных набралось всего 89. Отличались они, кроме материала, разве что размером и качеством детализации чеканки. Я запоздало подумал, что следовало бы обшарить карманы убитых в поисках денежных средств. Но в тот момент голова моя была больше занята мыслями о том, как бы поскорее собрать всё ценное и уйти. Ещё я пожалел, что не осмотрел пальцы на предмет колец, хотя вроде бы таковые не бросились мне в глаза, и не обыскал тела в поисках скрытых карманов и каких-нибудь нательных мешочков...
        Ладно, я и так разжился снаряжением, которое значительно повысит мои шансы на выживание. К тому же, если эти люди добрались сюда, значит, и я смогу добраться туда, откуда они явились.
        Подкинув дровишек в костёр, поставив рюкзаки поближе и положив посох с топором рядом со спальником, я улёгся на него и попытался заснуть.
        Глава 7
        Спал я плохо. Возможно, я уже привык к необычной ночной тишине, или же сказывалось ощущение незащищённости, но разные шумы, шорохи и шелест опавшей листвы постоянно будили меня. Иногда мне мерещилось какое-то свечение, мелькавшее среди стволов деревьев. Оно было похоже на тот белесый свет, который я замечал раньше по ночам, но я понимал, что уже достаточно далеко ушёл от того места, где появился, чтобы его было видно с земли. Как только я начинал засыпать, меня будили звуки движения неподалёку, и мне казалось, что какие-то твари перебегают во тьме от дерева к дереву. Я нервно подкидывал ещё веток в костёр и пытался заснуть снова. Уже ближе к утру мне померещилось, будто нечто огромное медленно ступает неподалёку, сотрясая землю размеренными шагами. В панике открыв глаза, я пытался присмотреться, и мне казалось, что я даже вижу какую-то гигантскую кучу веток, скользящую в утренней дымке между деревьями. Однако, окончательно проснувшись и протерев глаза, я не увидел ничего странного и решил, что мне всё почудилось в предутренней дремоте.
        Рассвет едва занимался и костёр уже догорал, так что было весьма прохладно. Я вскочил на ноги и сделал комплекс упражнений, разминая затекшие мышцы и стараясь согреться. Есть не хотелось, и я, отхлебнув воды, свернул спальные принадлежности, повязал оба рюкзака, закинул их за спину и, подхватив посох, продолжил движение на север.
        К полудню солнце снова палило, как и прежде; кроме того, вес моего снаряжения заметно увеличился, и из-за этого я стал быстрее выбиваться из сил при ходьбе. Однако теперь у меня была обувь, что значительно увеличивало удобство и скорость моего передвижения. Я присел передохнуть, выпил немного воды и, закинув в рот полоску вяленого мяса, продолжил путь.
        Пока мне не попадалось ничего привлекающего внимание, да и если честно, я не особо смотрел по сторонам. Вода у меня была, еды тоже хватало на пару дней. Наконец-то можно было полностью сосредоточиться на том, чтобы пройти как можно большее расстояние и уже выбраться из этого проклятого леса.
        Мне казалось, что за этот день я прошёл в два, а может и в три раза больше, чем проходил до этого. Уже смеркалось, так что я по привычке стал подыскивать какое-нибудь толстое дерево или удобное укрытие. Наконец, приглядев неподалёку деревянного гиганта, я скинул рюкзаки на землю и уже присматривался к раскидистым ветвям, как вдруг услышал какой-то странный шум, я бы даже сказал, крики...
        Темнело на глазах, и хотя темнота не была для меня преградой, опрометчиво бросаться на звук совсем не хотелось. Я наметил на дереве определённые ориентиры, чтобы потом без труда найти его в темноте, оставил под ним рюкзаки и всё-таки двинулся в направлении шума посмотреть, что же там такое.
        Несколько минут я медленно крался меж деревьями, иногда останавливаясь, чтобы определить направление звуков. Чем ближе я подбирался, тем чётче были слышны редкие возгласы и звуки ударов. Очень похоже на драку, подумал я, в очередной раз корректируя своё передвижение. Особенно сильный крик, разнёсшийся в кромешной темноте, которая уже спустилась на лес, подсказал мне, что я совсем рядом.
        Внезапно сквозь поредевшие деревья я увидел просвет с утрамбованной поверхностью. Это же дорога! - пришло ко мне понимание. Чуть впереди были видны огни и мельтешение множества теней. Не выходя на дорогу и передвигаясь от одних зарослей кустарника к другим, я стал приближаться к источникам света. Наконец я смог подобраться достаточно близко, чтобы рассмотреть происходящее.
        Рядом со стоящим наперекосяк фургоном, освещённом двумя лампами на специально сделанных для них крюках, группа людей сражалась со странными монстрами. Фургон стоял ко мне задом и я не мог как следует разглядеть, что происходило перед ним, но всё же заметил огромную антропоморфную массу костей, возвышавшуюся над повозкой на пару метров. С ней сражался человек в кирасе, а за ним был ещё один в плаще, его мне как раз не давал рассмотреть край фургона.
        Ближе ко мне находились шестеро воинов со щитами, пытающиеся выстроить некое подобие строя; на них нападало громадное костяное собакоподобное чудовище. Судя по отблескам, люди были облачены в кольчуги, а в руках они держали какие-то металлические дубины с шипами. Пара человек уже имели на теле раны от острых когтей монстра, и в тот момент, когда я начал оглядывать всю эту картину, костяная тварь набросилась на одного из них и, не обращая внимания на град ударов, сыплющихся на неё со всех сторон, вцепилась в него пастью и передними лапами. Раздался замогильный вой и душераздирающий крик человека, а монстра вдруг окутала какая-то тёмная дымка. Поражённый, я увидел, как сморщивается и стареет на глазах лицо человека, попавшего в смертельные объятия монстра, и через считанные секунды его иссохшее тело безжизненно повалилось на землю.
        Я присмотрелся внимательнее к монстру, и над его головой ожидаемо выскочила табличка «Костяная гончая, уровень 8». Красная шкала под этой табличкой была заполнена более чем на две трети. В этот момент ко мне пришло узнавание - я видел скульптуру подобной твари в тех самых руинах, где раздобыл посох. Немного меньше размером... а может быть, так мне казалось из-за игры теней и движений этого монстра.
        Взглянув на людей, которых теперь оставалось пятеро, я добился того, что над их головами загорелись таблички: «Охранник, уровень 4». Красные шкалы троих были полны, одному не хватало примерно четверти и ещё одному чуть больше трети.
        С другой стороны повозки раздался величественный голос человека в плаще: - О, Оум! Взываю к тебе! Озари нас твоим сиянием в момент опасности! Надели нас мощью света, чтобы поразить порождения тьмы! Дай нам сил сразить нечестивых!
        Переведя на него взгляд, я увидел, что одной рукой этот человек держится за амулет, висевший у него на шее, а другую руку с булавой возносит над головой. Как только он договорил свои слова, оружие у него в руке ярко вспыхнуло, породив волну света, которая прокатилась вокруг и исчезла. Однако те воины, которых коснулась эта волна, казалось, сохранили часть этого сияния вокруг себя, как своеобразную ауру. А их дубинки теперь мягко светились жёлтым светом.
        Огромный монстр в ответ издал ужасный скрежещущий вопль, который волной ужаса прокатился по дороге. Я почувствовал, как рой мурашек пробежал по моей коже, а пара воинов сзади фургона вообще остолбенели с остекленевшими глазами. Человек же, в одиночку сражавшийся с чудовищным гигантом, никак не показал страха, нанеся монстру два стремительных удара булавой, с каждым взмахом отправляя в воздух кучу костяных осколков.
        Я присмотрелся к нему, и над его головой загорелась табличка: «Капитан охраны, уровень 6», его шкала была практически полна. Над монстром же теперь было написано «Костяная аберрация, уровень 10», его шкала тоже была почти полностью заполнена.
        Приободрённые молитвой своего товарища, воины с удвоенной силой начали дубасить гончую, опустошив её шкалу здоровья больше чем наполовину. Теперь светящиеся дубинки воинов были заметно эффективнее, дробя кости твари и даже вырывая некоторые из них. Гончая же, несмотря ни на что, металась среди воинов, полосуя то одного, то другого своими когтями и даже похожим на длинный костяной меч хвостом. За считанные минуты все пятеро бойцов уже имели ранения, а у одного красная шкала была даже ниже половины, тогда как у твари оставалась ещё треть.
        Впереди капитан мужественно атаковал аберрацию, попадая в цель почти каждым своим взмахом и нанося по два удара на каждый выпад огромных костяных кулаков. Хотя, судя по глухим ударам и вскрикам боли, иногда ему тоже серьёзно доставалось. За эти минуты, что я следил за схваткой с гончей, его здоровье опустошилось более чем на половину, у монстра же оставалось примерно две трети. Человек в плаще тем временем закричал снова: - О, Оум! Услышь мою мольбу! Даруй силу этому ничтожному рабу! Пусть его оружие станет бичом нежити! Пусть оно повергнет их в прах твоим светом! Снова зажимая одной рукой свой амулет, другой он прикоснулся сзади к плечу капитана. В этот миг булава воина сверкнула яркой вспышкой, и её изголовье засветилось как маленькая звезда в ночи.
        Тем временем я пропустил момент, как гончая умудрилась вцепиться ещё в одного воина, которого постигла та же участь, что и первого павшего. Услышав его предсмертный вопль, я перевёл внимание на схватку, происходившую ближе ко мне, и увидел, как по мере того как опустошается полоска жизни воина, наполняется шкала гончей.
        Впереди капитан проявлял чудеса храбрости, а его светящаяся булава буквально вырывала из тела монстра огромные куски костей. Стоящий за его спиной человек вновь воззвал к своему богу: - О, Оум, исцели эти ужасные раны раба твоего! Ибо сражается он за дело света! Ниспошли ему облегчение, восстанови силы его, дабы мог он продолжить бой! Он опять прикоснулся к капитану, и с его рук сошла волна жёлтого света. Даже отсюда я увидел, как исчезает кровь с его помятой одежды, а красная полоска восполняется почти полностью. У монстра оставалось меньше трети его шкалы, и человек в плаще вышел из-за фургона, направившись на помощь к воинам сзади.
        Теперь я смог рассмотреть его лучше. Его плащ с капюшоном был тёмно-зелёного цвета, а под ним поблёскивала кольчуга. За спиной у него был каплеобразный щит с уже знакомым мне круглым символом, а на шее висел светящийся амулет с таким же выгравированным изображением. Гораздо больше того, что спрятан у меня в рюкзаке, подумал я. В руках он держал булаву, несколько иной формы, чем у остальных воинов. Кстати, я отметил, что у охранников на поясах висело различное оружие: у кого меч, у кого топор, а вот у этого железная дубинка, кажется, была единственным оружием. Капюшон слетел у него с головы в пылу драки, и его длинные светлые волосы развевались на ветру. На его голове не было каски, как у охранников, лишь небольшой металлический обруч с инкрустированными блестящими камушками. Но вот что сразу бросилось мне в глаза, так это его уши. Они были необычно вытянуты кверху и имели острые кончики. Эльф, подсказало мне моё неведомое знание.
        Выйдя из-за повозки, эльф воздел амулет перед собой и воскликнул: - О, Оум! Изгони эту нежить светом порядка! Испепели её своими лучами, ибо нет места этой мерзости на твоей земле! Амулет испустил яркое сияние, которое действительно окутало костяных монстров и растворило им несколько костей. Окинув взглядом их полоски жизни, я увидел, как они опустошились на весьма приличный кусок.
        Гончая, у которой оставались какие-то крохи шкалы, снова вцепилась в одного из самых раненых бойцов, высосав его жизнь. Однако то, что она смогла себе восстановить, было практически уравнено тем, что сжёг магический удар эльфа, и было понятно, что она вот-вот падёт. У капитана в бою с гигантом дела тоже шли успешно, костяной громаде оставались какие-то крохи на шкале, а у самого воина была заполнена почти половина. Я всерьёз задумался, что же мне делать: продолжать сидеть в кустах или же выйти к победившим людям. Что-то мне подсказывало, что разгорячённые боем воины, потерявшие половину своих товарищей, не очень-то будут рады вышедшему из кустов полуголому оборванцу, к тому же в тёмном балахоне.
        Пока я так размышлял, я внезапно услышал хруст веток совсем близко. Я повернул голову и обомлел: прямо рядом со мной, всего лишь в нескольких шагах, стояла ещё одна гончая. Как она умудрилась подойти столь близко, не выдав своего присутствия, было для меня загадкой. Я слишком увлёкся разглядыванием боя, с ужасом подумал я, и шум схватки скрыл приближение монстра. У меня нет шансов против этой машины смерти, как-то чересчур спокойно осознал я. Выскочившее над головой твари окошко «Костяная гончая, уровень 8», ещё больше уверило меня в этом. Гончая повернула свою черепообразную голову ко мне, и я увидел, как два горящих красным огня в её глазницах уставились на меня.
        Глава 8
        Взгляд этих сверхъестественных глаз не был злобным, скорее сковывал замогильным холодом. Монстр не проявлял агрессии, и я вдруг услышал чужой чёткий голос у себя в голове: - Ты поможешь мне убить эльфа? Я опешил и не знал, как на это реагировать. Гончая же совсем по-человечески склонила голову набок, а холодный голос в моей голове продолжил: - Ты же понимаешь, что если выйдешь к нему, он лишит тебя свободы... если не убьёт на месте?
        Я взглянул на повозку, чтобы увидеть, как капитан охраны своей очередной серией ударов опустошает полоску жизни аберрации и она рассыпается безжизненной грудой костей. Гончая всё ещё сражалась, но её шкала тоже была почти пустой. Эльф приближался к троим оставшимся охранникам, его губы двигались, но слов я не мог разобрать. Я присмотрелся к нему, и над ним выскочила табличка с полной шкалой под ней: «Жрец Оума, уровень 8».
        - Разве я могу чем-то помочь? - мысленно сказал я, - мне с ним не справиться...
        - Я помогу тебе, - ответил голос, - я дам тебе силу лишить его магии... вот только за это ты должен будешь отдать мне его душу, если победишь...
        Убивать мне никого не хотелось, хотя, правду говоря, мои собственные мысли насчёт встречи с этой группой были очень похожими, что было весьма неприятно. Насколько проще было бы затаиться в кустах и подождать, пока они уйдут. И дёрнуло меня любопытство вообще сунуться сюда...
        - Если они победят, - прервал мои размышления голос, - жрец почует тот амулет, что находится у тебя в рюкзаке. Ты не сможешь спрятаться, и результат будет такой же, как если бы ты сам им сдался.
        - К тому же, - продолжил голос, выказывая явное нетерпение, - я могу просто убить тебя... Решай, время не ждёт!
        - Ладно! - мысленно решился я, поскольку помирать очень уж не хотелось, - если как-то смогу это сделать - помогу...
        Красные огоньки в пустых глазницах гончей вспыхнули, и я почувствовал, как холод проносится по моему телу с головы до ног. Монстр же повернул голову в сторону дороги и стремглав кинулся к повозке. А мой взор заслонило окошко, в которое я сразу же вчитался: «Получено заклинание Жертвенное проклятие Мора, божественное, уровень 4, некромантия, ритуал, вербальный, соматический, лишает жертву способности использовать магию, будь то собственные заклинания или заложенные в артефакты; жрец должен видеть жертву, а она должна слышать его слова; указав на жертву, необходимо произнести проклятие, смысл которого сообщить жертве, что её душа отдаётся Мору; эффект длится 1 час за каждый уровень жреца, в течении этого времени цель должна быть принесена в жертву Мору. Внимание! Вы не способны самостоятельно использовать данное заклинание, вам доступно его одноразовое использование благодаря божественному вмешательству.»
        Развеяв окошко, я подумал, что серьёзно влип, и присмотрелся к происходящему у повозки. А посмотреть было на что. Командир охраны, расправившийся с гигантским монстром, начал обходить повозку, как это сделал ранее эльф, а один из охранников наконец-то нанёс гончей последний удар, после которого она рассыпалась на кости, начавшие медленно таять, превращаясь в чёрный дым. Жрец подошёл к одному из бойцов и, прикоснувшись к нему, попросил Оума излечить раненого, и это подействовало, с уже виденным мной эффектом сходящего с рук света.
        Внезапно кости аберрации, раскиданные вокруг передней части повозки, стали взлетать в воздух, собираясь прямо за спиной капитана в новую антропоморфную форму. Один из солдат заметил это и предупредительно закричал капитану об опасности, указывая на происходящее пальцем. Капитан стал оборачиваться, но было поздно - невероятно быстро собравшаяся чудовищная форма монстра создала нечто вроде огромной пасти на месте головы, и эта пасть наполовину заглотила капитана, оторвав того от земли на добрую пару метров.
        С отвратительным чавкающим звуком монстр начал пережёвывать капитана, и от его тела в разные стороны брызнули фонтаны крови. Было заметно свечение булавы внутри этой пасти и даже вылетающие наружу осколки, вызванные тем, что острые кости этой импровизированной пасти крошились, сталкиваясь с зачарованным металлом оружия. Табличка «Костяная аберрация, уровень 10» снова светилась над ужасающим монстром, полоска жизни капитана обнулилась, а его табличка посерела и исчезла.
        Эльф, бегом кинувшийся было на помощь капитану, в ужасе застыл на половине пути, а костяная гончая, стоявшая до того рядом со мной, стрелой пронеслась мимо остолбеневших солдат в направлении жреца. К чести эльфа, он успел прийти в себя и даже вытащил из-за спины щит. - Скорее! - крикнул он оставшимся бойцам, - помогите же мне!
        Двое сразу же вышли из оцепенения и бросились к гончей, которая уже осыпала жреца ударами, большинство из которых он умудрялся успешно блокировать. Третий же развернулся в противоположном направлении, по-видимому, намереваясь сбежать. Однако эльф не оставил без внимания этот манёвр и закричал, схватившись за свой амулет: - Куда ты собрался, мерзавец?! Собравшегося бежать охранника аж тряхнуло, он какими-то ломанными движениями развернулся обратно и с перекошенным лицом бросился на гончую.
        Благодаря совместным усилиям охранников, эльф смог вырваться из боя, отступив за спины людей и сразу же поднял свой амулет, вновь призывая своего бога для изгнания нежити. Снова волна слепящего света разошлась по дороге, в этот раз с весьма неожиданными для меня результатами. Свет растворил, как и в предыдущий раз, пару костей монстров, отняв кусочек с их полоски жизней, но внезапно раздался какой-то громкий, трескающийся звук и аберрация, чья шкала жизни была почти полна, взорвалась шквалом костей, которые прямо на лету стали превращаться в чёрный дым. Пережёванный труп капитана, от которого оставался лишь торс с ногами, с хлюпающим звуком упал на землю.
        Произошедшее, похоже, удивило не только меня, но и солдат, чем не преминула воспользоваться гончая, схватив одного из охранников и выпив его жизнь. Сразу же после этого она ринулась к жрецу в открывшееся пространство, удачно полоснув того когтями. Эльф взвизгнул тонким голосом и заорал: - Сюда! Защитите меня! Как подстёгнутые кнутом, охранники набросились на гончую, пытаясь оттеснить её от жреца. Тот помогал им, как мог, колошматя монстра своей булавой и уже не столь удачно прикрываясь щитом. Я бы сказал, что его полоске жизни уже не хватало где-то пятой части, у одного из бойцов оставалась примерно половина, а тот, что порывался бежать, был практически мёртв. У гончей же было заполнено чуть больше двух третей шкалы.
        Исход боя переменился за считанные минуты, и было похоже, что мне таки придётся выполнять обещанное. Ведь надо было залезть на дерево и спать, наплевав на весь этот шум, в очередной раз подумал я, и, поднявшись, вышел на дорогу, направившись к повозке.
        Пока я приближался, солдатам удалось оттеснить гончую от нещадно изрезанного жреца, который, едва очутившись за их спинами, возопил: - О, Оум! Милостивый и справедливый! Исцели служителя своего! Затвори раны и отгони немочь! Его окутало жёлтое сияние и полоска жизни вновь перевалила за половину. Гончая же в это время умудрилась вцепиться и выпить охранника с большим на тот момент количеством очков здоровья. Оставшийся израненный охранник сопротивлялся вяло, за всё то время, что я подходил к месту схватки, мне кажется, он не попал по гончей ни разу.
        Костяная тварь завертелась вокруг жреца, не давая ему возможности колдовать. Его полоска жизни стремительно таяла. Почти каждый выпад гончей вызывал у эльфа крик боли и брызги крови из очередной раны. Судя по его шкале, у него оставалось меньше трети очков жизни, но у гончей их тоже было немного.
        Но вот костяная тварь исхитрилась прыгнуть на жреца, и я, к тому времени находясь лишь в паре шагов от них, даже остановился, потому что уже имел представление, к чему обычно приводят подобные прыжки. Похоже, сейчас она выпьет эльфа, и мне не придётся его добивать.
        Жрец, очевидно, это тоже понял, потому что глаза его расширились от ужаса и он завопил: - Сюда, касмере! Немедля! Оставшийся в живых охранник, подстёгнутый этим приказом, прыгнул к эльфу, толкнув его плечом, чем спас жреца от верной гибели, заняв его место. Пасть гончей сомкнулась на теле охранника, несчастный издал предсмертный крик и его жизнь перетекла к монстру.. Однако количество восполненных таким образом очков здоровья было ничтожно, а эльф, воспользовавшись тем, что гончая, поглощая врага, сделалась недвижимой, обрушил на неё шквал ударов своей булавой. Тварь успела отцепиться от иссохшего тела солдата и даже воткнула свой мечеобразный хвост в грудь жреца, но его удачный удар обнулил шкалу здоровья монстра, и гончая начала рассыпаться, превращаясь в чёрную дымку.
        Полоска жизни эльфа была почти пуста, и его полный ненависти взгляд теперь уставился на меня. Он же сейчас вылечится, застучала в моей голове мысль. Дальше медлить было нельзя и, указав на него пальцем, я крикнул: - Твоя душа - моя! Эээ... я хотел сказать - Мора! - Теперь твоя душа принадлежит Мору!
        С моей руки, указывающей на жреца, сорвался чёрный луч, ударив прямо в то место, куда чуть раньше воткнулся хвост гончей. На мгновение эльфа охватило мрачное сияние, постепенно переходящее в мертвенно-бледное, которое, впрочем, быстро исчезло. Я заметил, что большой амулет на его шее, ярко сиявший во всё время боя, теперь потух. На дороге рядом с повозкой оставались лишь мы вдвоём.
        Глава 9
        Покосившись, я прочитал в углу моего зрения выскочившее сообщение: «Внимание! Вы успешно использовали заклинание Жертвенное проклятие Мора, ваша жертва лишена магии на два часа. Если по окончании этого времени вы не принесёте её в жертву Мору, проклятие обернётся против вас». Оказалось, что в этом своеобразном окошке-журнале было ещё много чего написано, в основном системные отчёты об увиденном мною бое, на которые я не обратил тогда никакого внимания.
        - Мерзавец! - воскликнул жрец, тяжело дыша. Он был с ног до головы залит кровью, а его плащ походил скорее на рваную тряпку, чем на часть экипировки. - Это ты натравил на нас нежить?
        - Вовсе нет, - покачал я головой, - я просто проходил мимо и оказался в неподходящем месте в неподходящее время.
        - Врёшь! - выкрикнул в ответ эльф, - Я чую в твоей накидке силу этого вашего бога! Последнее слово жрец будто сплюнул, а его лицо исказилось в ироничной гримасе.
        - О, Оум! - даже не выждав ответа с моей стороны, задекламировал эльф, - накажи это ничтожество, посмевшее восстать против тебя! Испепели его своим светом! Пусть пламя его лучей выжжет скверну!
        Жрец вытянул руку со щитом, указывая на меня раскрытой ладонью. Однако ничего не произошло, и в воздухе повисла неловкая пауза. Я заметил, что в углу моего зрения проскочило сообщение: «Жрец Оума, (ур.8) пытается атаковать вас заклинанием Испепеляющий луч - провал».
        - Что ты сделал! - завопил эльф с выражением абсолютного недоумения на лице, переходящего в ужас. - Это невозможно! Как ты это вытворил!!!
        - Ну, я как бы уже говорил... - мне было очень неловко, - про душу и всё такое...
        - Подонок! - выкрикнув оскорбление, жрец бросился на меня, размахивая булавой.
        Похоже, он совсем потерял голову, подумал я. Однако это не повод быть к нему милосердным... Увернуться от его удара получилось достаточно легко, и я с размаху залепил ему посохом по голове.
        " - Жрец Оума, (ур.8) атакует. Уворот - успех.
        - Вы атакуете жреца Оума (ур.8). Уворот - провал. Вы наносите 10 урона. ОЗ жреца 8/66."
        - Послушай! - всё-таки обратился я к нему, - мы можем не убивать друг друга... Просто перестань нападать и успокойся! Я понимаю, вся твоя группа погибла... Но я тут ни при чём! Я их не трогал, я не насылал никаких тварей. Я правда просто проходил тут рядом...
        Вместо ответа эльф с сумасшедшим воплем саданул по мне своей дубиной и в этот раз попал. Булава с силой врезалась мне в бок, и я почувствовал и, кажется, даже услышал, как ломаются мои рёбра.
        " Вы пытаетесь переубедить жреца Оума, (ур.8). Убеждение - провал.
        - Жрец Оума, (ур.8) атакует. Уворот - провал. Нанесено 10 урона. Ваши текущие очки здоровья: 10/20."
        - Вот ведь гад! - в глазах у меня аж помутнело от боли, - ты ведь так прибьёшь меня... Получай! Выкрикнув это, я уже привычным движением сверху вниз шмякнул эльфа куда-то в область шеи и пропустил падающее тело в сторону.
        " - Вы атакуете жреца Оума (ур.8). Уворот - провал. Вы наносите 8 урона. ОЗ жреца 0/66. Жрец Оума, (ур.8) повержен. Если в течение двух минут его состояние не будет стабилизировано, он умрёт. Внимание! Если ваш противник получит лечение, которое повысит его очки здоровья за нулевой показатель, он придёт в себя.
        Бой закончен. Уровень угрозы 7. Внимание! Вы победили ослабленного противника, получаемый опыт урезан в 10 раз. Получено 580 очков опыта. Текущий опыт 1430/3000.
        Поздравления! Вы достигли третьего уровня, ваши ОЗ восстановлены, все действующие негативные эффекты нейтрализованы. Ваши очки здоровья увеличены, получены новые очки навыков, которые вы можете распределить из окна статистики персонажа.
        Внимание! Вы подняли уровень, так и не распределив начальные очки параметров. Получено достижение Хардкор 2 - все ваши параметры возрастают на 2, боги благоволят тем, кто преодолевает дополнительные трудности."
        Я быстро развеял табличку, вновь испытав это возносящее вверх чувство, сопровождаемое звуком фанфар и моментальным потемнением в глазах. Боль ушла, сменившись эйфорией. В этот раз я даже чувствовал себя сильнее, мне прямо казалось, будто я стал больше, мышцы, надувшись, заиграли под кожей, хотя это странное ощущение перестройки организма быстро прошло. Перед глазами опять выскочило сообщение, которое я тут же заставил исчезнуть, едва скользнув по нему взором. У меня же тут эльф помирает.
        «Открыт навык убеждение 1, классовый, активный, позволяет убеждать оппонентов изменить свою точку зрения или поступить тем или иным образом с помощью красноречия, мимики и других приёмов риторики.»
        Эльф валялся прямо передо мной, уткнувшись лицом в землю. Я присел рядом и перевернул его на спину, пощупал пульс, осмотрел раны. Мне казалось, что следовало бы перевязать ему голову, по которой я так удачно попал посохом, а шею постараться как-то вправить... Я понятия не имел, как вправляют позвонки, да и подобная операция могла окончательно угробить жреца, так что я кинулся к повозке поискать бинты или что-нибудь вроде того. Я откинул полог фургона и заглянул внутрь. Вдоль бортов тянулись скамейки, а в глубине беспорядочной кучей громоздились всякие бочки, ящики и сундуки. Под скамейками лежали рюкзаки и свёрнутые мешки, вроде тех, что я уже находил раньше. Я схватил первый попавшийся рюкзак и почти сразу отыскал в нём свёрток ткани, подходящей для бинтов.
        Стремглав выскочив из повозки, я бросился к эльфу и принялся бинтовать ему голову. Надеюсь, две минуты ещё не прошло, подумал я, и тут же выскочило окошко:
        «Первая помощь - успех. Пациент стабилизирован и уже не умирает. Однако для его дальнейшего излечения необходим покой и постоянная забота кого-нибудь владеющего навыком медицина. Получено 10 очков опыта.»
        Уфф, подумал я, всё-таки я не убил его.
        - Молодец, - неожиданно прозвучал у меня в голове уже знакомый холодный голос, - ты победил, а значит, пора отдавать мне обещанное.
        - Интересно, как? - так же мысленно спросил я. - Мне ему загнать в сердце ритуальный нож? Такого у меня нет... Или, может, посохом как?
        - Всё гораздо проще, - мне показалось, что голос у меня в голове говорил с лёгким оттенком сарказма, - но мне нравится ход твоих мыслей...
        Этот мысленный разговор застал меня врасплох, поэтому я всё ещё держал одну руку на голове эльфа. Теперь над ней возникло окошко с текстом: «Вы желаете принести жреца Оума в жертву Мору? Да/Нет».
        Я прислушался к себе. Было ли мне жалко эльфа? Нет, он был мне безразличен. Чувствовал ли я сожаление, угрызения совести, хоть что-то, что побудило бы меня оставить этому жрецу жизнь, получив взамен гнев несомненно могущественной сущности? Нет, скорее даже наоборот, уж больно меня смущали его слова об «этом вашем боге». Да и вёл он себя во время боя как-то неправильно... Профессионально, да, но прикрываясь при этом людьми. Удивившись собственной чёрствости и бессердечности, я нажал взглядом на слово «Да», предусмотрительно отпрыгнув сразу после этого на пару шагов. Фиг вы меня заставите ему кишки вспарывать или ещё какую гадость вытворять!
        Однако ничего особо ужасного не произошло. Вдруг будто ниоткуда заиграла торжественная, но слегка грустная музыка, и на земле под телом эльфа начала скапливаться тьма. Выплывая из-под него как пятна чернил, она постепенно приобретала материальные черты, и вот из определённых мест вокруг тела жреца, из этой самой тьмы начали вылезать отростки, похожие на гигантские когти или клыки. Они были такими же чёрными и поблёскивали под светом фонарей. Обхватив эльфа со всех сторон, они стали затягивать его внутрь клубящейся на земле тьмы, пока он полностью там не исчез, словно погрузившись в воду. Так же медленно, как и появились, кляксы тьмы начали исчезать, пока не оставили на месте лежащего там ранее эльфа лишь пустую полосу дороги.
        - Спасибо, - снова прозвучал в моей голове голос, - как благодарность я дам тебе совет: если будешь заходить в поселения, нацепи на себя тот амулет Оума, что у тебя в рюкзаке. А будут спрашивать, расскажи какую-нибудь байку: мол, хозяин заключил пари, что я доберусь до Саоэллума в одиночку, или просто решил так наказать... Вот только со жрецами Оума будь осторожнее и к храмам не подходи - они тебя в миг раскусят. Да и амулет мой с накидкой хорошенько спрячь...
        - Ты Мор? - прямо спросил я, однако голос молчал. Что бы я больше ни спрашивал, ответа не было - сущность то ли ушла, то ли больше не хотела со мной разговаривать.
        Я остался один на дороге, с грудой мёртвых тел вокруг и повозкой полной добра. Оставаться здесь совершенно не хотелось, и, наплевав на всё, я пошёл обратно к дереву, где оставил рюкзаки. Я довольно долго плутал в темноте, потому что в спешке довольно бестолково наметил ориентиры и теперь едва мог их отыскать. Наконец мне повезло, и я почти случайно наткнулся на моё дерево.
        Закидав по очереди рюкзаки с посохом на одну ветку, я залез следом и повторил такой манёвр ещё несколько раз, пока не залез на дерево достаточно высоко. Потом развесил рюкзаки по ветвям, достал спальник и, развернув его на выбранном разветвлении, умостился поверх. Вбив посох перед собой на манер распорки, я попытался заснуть. В той повозке я покопаюсь завтра днём. А если кто-то наткнётся на неё раньше меня, что ж - это будут уже его проблемы. Мне казалось, что адреналин от всего пережитого долго не даст мне заснуть, но я ошибался: уснул я почти сразу, видно, привык уже спокойно спать на деревьях.
        Глава 10
        Разбудил меня яркий свет дня. Я вытащил посох из ветвей, скинул рюкзаки с посохом вниз и уже привычным движением спустился сам. Выполнив утреннюю разминку, я подумал, что неплохо было бы перекусить, и достал из рюкзака кабанью ногу. Запах от неё шёл довольно мерзкий, и я решил, что мясо протухло. Отшвырнув ногу в сторону, я наскоро перекусил хлебом с остатками вяленого мяса, выпил немного воды и, собравшись, направился к дороге.
        При свете дня я быстро добрался до места вчерашней схватки, обнаружив всё в том же виде, что оставил вчера. Мои опасения, что кто-то наткнётся на повозку, оказались напрасными. Я подошёл к раскиданным вокруг телам и осмотрел их. Тела выглядели такими иссохшими, что, ни будь я лично свидетелем вчерашней битвы, посчитал бы, что эти люди умерли уже очень давно.
        Обшарив их поясные сумки, я не нашёл никаких склянок и собрал лишь некоторое количество серебряных монет. С телами нужно было что-то делать. Почему-то мне не хотелось бросать их так на дороге, поэтому я решил захоронить их. Первым делом я снял с них каски. Целыми оказались лишь две из них, остальные были весьма сильно помяты или треснуты. Потом, недолго повозившись, я стянул с них кольчужные рубахи. Ни одна из них не была в хорошем состоянии, все имели порезы от острых когтей гончих. Пояса я тоже отстегнул, а валявшиеся рядом булавы собрал и аккуратно сложил рядом с телегой, куда я складывал и всё остальное. Штаны у всех погибших воинов были примерно такими же, какие были сейчас на мне, и качество их казалось мне слишком низким для того, чтобы имело смысл с ними возиться. Зато обувь с них я снял, сложив всё в ту же кучу. Обыскав карманы и наскоро прощупав иссохшие тела, я не нашёл ничего особо примечательного: ещё несколько монет и пару невзрачных колечек. У одного я нашёл на шее кожаный мешочек с монетами, среди которых попалось даже несколько золотых. В мешочке также была маленькая деревянная
фигурка животного, похожего на собаку или волка.
        Сняв с погибших амулеты, аналогичные тому, что был у меня в рюкзаке, я бросил их в одну их касок, сволок тела в линию и вернулся к повозке. В одном из рюкзаков я уже успел покопаться вчера, когда искал бинты для эльфа, теперь я взял наугад другой рюкзак и посмотрел, что в нём. Как я и ожидал, содержимое оказалось очень похожим: обычные вещи, собранные для облегчения жизни в походе. Меня интересовала еда, а её там нашлось очень мало. Ладно, это я соберу перед уходом, решил я и пошёл вглубь фургона.
        В тех бочках, куда я смог заглянуть, было какое-то зерно и овощи, в некоторых явно угадывалось что-то жидкое. В ящиках я обнаружил свёртки ткани, а в одном различную сложенную одежду, что меня несказанно обрадовало. Большинство сундуков было закрыто, а из тех двух, что я смог открыть, один был заполнен серебряными монетами, а другой различными ювелирными украшениями. Сундуки не были наполнены даже наполовину, но и так монет, различных колец и ожерелий было предостаточно.
        Особого интереса это у меня не вызвало, причин грабить повозку у меня не было, поэтому я вернулся к ящикам с одеждой и стал раздеваться. Покопавшись, я смог найти в ящиках нижнее бельё, которое с удовольствием надел. Различные кальсоны, похожие на тканые чулки, я, повертев в руках, решил не надевать. А вот всяких разных рубах было огромное количество, хотя и весьма странных, как мне почему-то казалось, фасонов. В конце концов я выбрал тонкую белую рубаху из какого-то материала, похожего на шёлк, и надел её. Мне она показалась наиболее крепкой и тонкой, к тому же у неё имелся пристроченный второй слой в стратегических местах, более всего подверженных изнашиванию. Переворошив почти все ящики с бельём, я таки нашёл нечто похожее на толстые шерстяные носки. Весьма неудобные, но других не было. Похоже, те своеобразные кальсоны заменяли здесь ношение данной детали одежды. Портки в ящиках тоже имелись, но вполне обычные, из ткани. Мои трофейные штаны, как, впрочем, и те, что были на солдатах, мне казались куда более пригодными для путешествий. Из верхней одежды я нашёл несколько курток и лёгких накидок,
и тут мне пришлось призадуматься, да так крепко, что я даже уселся на скамейку, поглядывая на ворох разбросанной вокруг одежды. Кольчуг или какого-либо защитного снаряжения в повозке не обнаружилось, так что я подумывал одеть наименее порванную из солдатских. И мне сразу становилось понятно, что носить такую кольчугу поверх той тонкой рубахи, что я выбрал, было бы глупо. Рассудив так, я ещё раз осмотрел найденные мною куртки и выбрал наиболее лёгкую из них, довольно простенькую, из грубой ткани, похожей на мешковину. Мне казалось, она достаточно продувается и будет хорошо защищать от трения металлических деталей кольчуги. Определившись с выбором, я отложил в сторону один из плащей с капюшоном, серого цвета, так как темнее просто не нашлось, а всё остальное начал заново укладывать по ящикам, тщательно сворачивая, пытаясь сделать так, чтобы всё лежало, как прежде.
        Это заняло у меня достаточно много времени, поэтому, когда я наконец-то выбрался наружу уже одетым и присел на край повозки, то какое-то время отдыхал и даже выпил воды из бурдюка. Между бочками я нашёл кое-какие инструменты: пилу, лопату и даже кирку, так что теперь я вооружился лопатой и решил заняться телами. Подумав, что наверняка вспотею, я разделся до пояса и пошёл к сложенным неподалёку трупам.
        Померив длину тел с помощью древка лопаты, я отошёл на несколько метров от обочины, подыскал ровное место для могил так, чтобы его не было видно с дороги, и принялся копать. Я не стал делать чересчур глубокие ямы, поскольку в таковых не было необходимости - тела усохли и значительно уменьшились в размерах. Через несколько часов я выкопал семь могил рядком. Потом я по очереди стал таскать тела солдат и закапывать их. Уже вечерело, когда я наконец-то добрался до капитана, чьё изжёванное тело лежало в луже крови, по причине чего я и оставил его напоследок. Впереди телеги также лежало усохшее тело лошади, а рядом с ним я увидел ещё один труп. Это был совсем молодой паренёк, судя по всему, возница повозки. Он лежал чуть поодаль от тела лошади, и голова его была неестественно вывернута. Очевидно, при падении он сломал себе шею. Сплюнув с досады, я потащил его к могилам, и мне пришлось копать ещё одну для этого бедолаги. Кроме простенькой одежды и амулета на шее, у него больше ничего не было. Наконец, я вновь вернулся к останкам капитана. Обшаривать его не хотелось, и без того было сразу видно, что его
кираса никуда не годится. Я лишь отцепил его пояс с мечом и снял с него сапоги, которые были примерно такого же качества, что и у меня, - не пропадать же добру. Штаны у него тоже были получше, чем у солдат, но уже смеркалось, я устал и возиться уж очень не хотелось, поэтому я просто схватил тело за ноги и поволок к могиле. Уже приготовившись спихивать тело в яму, я вдруг заметил, что выкопал её недостаточно широкой, так что пришлось опять взяться за лопату, расширяя и углубляя могилу, пока она не показалось мне приемлемой. Наконец я закопал и её и утрамбовал получившиеся небольшие холмики. Становилось всё темнее, я вернулся к телеге, засунул лопату, откуда взял, отвязал мой топор от рюкзака и вновь пошёл в лес. Побродив по лесу во всё более сгущающихся сумерках, я срубил несколько подходящих веток, примечая по ходу дела крупные каменные валуны. Я отнёс ветки к могилам, оставил там топор, а затем по одному перенёс восемь камней - шесть примерно одинаковых, один большой и один поменьше - и разместил их в изголовьях могил. Потом я вернулся к телеге, достал из рюкзака охранников моток верёвки и нож и в
последний раз направился к могилам. Из веток я с помощью топора смастерил некое подобие крестов, связав перекладины кусками верёвки, и воткнул эти кресты поглубже в землю рядом с камнями. Не знаю почему, но так мне казалось правильным. Достав из кармана штанов предусмотрительно взятую заранее из рюкзака флягу, я отхлебнул из неё вина, удовлетворительно осматривая результаты своего труда. Руки гудели от натужной работы, и даже выскочила пара мозолей, но я был доволен. Хотя если бы кто-нибудь в тот момент спросил меня почему - вряд ли я смог бы ответить.
        - Ну, что же, - сказал я, обращаясь к могилам, - не знаю ваших традиций и правильно ли я делаю, похоронив вас вот так... но вы были храбрыми воинами и погибли в бою. А может, и нет... откуда мне знать. Однако теперь вы отправились в мир иной, так что покойтесь с миром. Вон вроде у вас тут Мор - бог смерти, скелетов там и всего такого, пусть он и позаботиться о том, чтобы вы там верно добрались до места назначения! В добрый путь, короче...
        Я хлебнул ещё один глоток, завинтил флягу, убрал её в карман, подобрал топор, нож и остатки верёвки и потопал к повозке. На мгновение мне почудилось, будто на каждой из сделанных мной крестовин проявилось изображение пустых глазниц. Но было уже довольно темно, и я не придал этому большого значения.
        Вернувшись к повозке, я уже с помощью своего темнозрения собрал имеющуюся еду из шести рюкзаков и присел на край фургона перекусить. Мышцы ломило от усталости, похоже, я малость переоценил себя, так что мысль о том, чтобы лезть снова на дерево, вызывала неприязнь. Я решил переночевать в фургоне. Внезапно перед глазами выскочила табличка: «Вы захоронили тела восьмерых погибших людей, поручив их души Мору. Ваш ритуал принят благосклонно и получил отклик. Вы получаете 450 очков опыта». Забавно, усмехнулся я, стряхнул крошки и принялся затаскивать раскиданное рядом с телегой добро внутрь фургона.
        Аккуратно сложив всё подле кучи ящиков, я перетащил несколько бочек что потяжелее к выходу, забаррикадировав его, а сам расстелил свой спальник на одной из скамеек, улёгся на него и почти сразу уснул.
        Глава 11
        Ночь прошла спокойно. Не скажу, что я хорошо спал: кто бы мог подумать, что спать на упругих, пусть и неровных ветвях, мне будет удобнее, чем на прямой, но жёсткой скамейке. Однако выспался я неплохо и проснулся, по моим ощущениям, довольно рано. Потихоньку оттащив бочки на место и посчитав это за утреннюю разминку, я вылез из повозки.
        Похоже, было действительно рано, во всяком случае, солнце ещё не взошло над деревьями. Оглядев округу, я не заметил ничего необычного. Тела и вещи убитых я убрал, никаких останков от скелетоподобных тварей не осталось, как, впрочем, не было и эльфа. Я обошёл повозку и наткнулся на лужу крови, в которой лежал капитан, а неподалёку увидел его булаву, не замеченную мною вчера. Подобрав её и повесив на пояс, я осмотрел труп лошади. Всё указывало на то, что её тоже высосала гончая, после чего последовала резкая остановка повозки, погубившая беднягу возничего. Осмотрев упряжь, я увидел, что одна её часть была отсечена чем-то острым. Это наводило на мысль, что изначально лошадей было две. Похоже, гончие напали на фургон ещё раньше и первую высосанную лошадь пришлось на ходу отсечь, что, впрочем, не помогло группе спастись.
        Больше ничего примечательного я не заметил. Я вернулся к задней части повозки и попробовал толкнуть её. Приложив все силы, я едва сумел раскачать её и со скрипом сдвинуть где-то на полметра. Толкать повозку своими силами было нереально.
        Что ж, придётся идти так, подумал я, куда-то же они ехали... да и дорога должна куда-то вести. Хотя судя по тому, что шёл уже второй день, а на дороге так никто и не появился, не очень-то она была людной...
        Ещё вчера в одном из ящиков я нашёл несколько пустых сумок-рюкзаков, которые были гораздо больше обычных, пусть и весьма среднего качества. Тащить на себе два рюкзака было утомительно, и я решил перебрать их содержимое, сложив всё в один большой рюкзак, а мои два оставить здесь. Накидку и амулет Мора я завернул в ткань, взятую в одном из ящиков, и положил на дно рюкзака. Затем я позаботился о воде. Я перелил из всех полупустых бурдюков воду так, чтобы сделать несколько наполненных до краёв. Всего получилось три таких бурдюка, которые я забрал с собой. Еды, в общем, нашлось немного, я предположил, что готовила себе эта группа из тех продуктов, что хранились в бочках, а в рюкзаках они держали только сухой паёк. Но даже этого на пару-тройку дней, я думаю, мне хватит.
        Вытащив все шесть кольчужных рубах, что я снял вчера с охранников, я стал внимательно их изучать. Наконец я выбрал наименее пострадавшую из них, ту, что имела всего два пореза. Отложив её в сторону, я отнёс прочие в повозку и стал снова копаться в ящиках. Я хотел найти какую-нибудь шапочку, которую можно было бы приспособить в качестве подшлемника, и вскоре действительно мне попалась грубо вязаная шапка с одним странно вытянутым краем. Надев её и расположив этот край сзади вдоль шеи, я накинул присмотренную мной вчера куртку и уже сверху натянул кольчугу. Попрыгав и подвигав плечами и корпусом, я остался доволен результатом, хотя двигаться стало не слишком удобно, и я чувствовал себя скованно. На голову я надел одну из не помятых касок, заметив, что с моим импровизированным подшлемником сидела она очень здорово. Прямо мой размер, подумал я. Осмотрев собранное оружие, я пришёл к выводу, что лучше всех по качеству выглядел меч капитана. Ножны были слегка заляпаны кровью, я достал тряпицу и как мог обтёр их, после чего прицепил меч к поясу. Топоры все были примерно одинаковы, и я оставил себе тот,
что подобрал у озера, уже привычно привязав его к рюкзаку. Булавы я сложил в повозку, посчитав, что мне вполне хватит моего посоха. Наконец, я надел сверху плащ с капюшоном, на шею нацепил амулет Оума, закинул на спину рюкзак, взял в руки посох и, похлопав на прощание по боку фургона, пошёл по дороге в том направлении, куда до этого двигалась повозка.
        Не успел я отойти и пары шагов, как перед моим взором открылось окошко: «Вы покидаете лагерь, поиск - успех, вы обыскали восемь тел и повозку, получено 240 очков опыта, следопытство - успех, вы определили по следам произошедшие с повозкой события, получено 10 очков опыта, медицина - успех, вы определили причину смерти возничего, получено 10 очков опыта». Да, кстати, - подумал я, убрав табличку и отметив, что никак не могу воспринимать всё происходящее как игру, - надо бы распределить очки.
        Не мудрствуя лукаво, сперва я поднял все классовые навыки до максимума, на что ушло 5 очков. По всему выходило, что выживание в дикой местности становилось для меня очень важным, поэтому я поднял этот навык тоже до максимума. И ещё по одному очку я опять потратил на лазанье и первую помощь, оставив два очка про запас.
        Через пару часов непрерывной ходьбы я выбился из сил и, сняв рюкзак, присел на траву у дороги передохнуть. Шагать с надетой кольчугой и набитым рюкзаком за спиной было совсем не просто, и я решил не усердствовать особо, ибо потея и идя на пределе усталости, я становился уж совсем лёгкой добычей при возможном нападении. Да и свежеприобретённое снаряжение так изнашивалось гораздо быстрее. Выпив воды и пожевав вяленого мяса, я какое-то время восстанавливал силы, а потом вновь продолжил путь. Так я и шёл целый день, иногда делая привалы, чтобы дать отдых ногам и отхлебнуть воды из бурдюка, и ни разу за всё время мне так никто и не встретился на этой дороге...
        Уже смеркалось, когда я заметил на пути развилку. Дорога, до того плавно идущая на северо-запад, теперь сворачивала в том же направлении по крутой дуге, а на север уходила более узкая дорога, я бы даже сказал, тропа. Остановившись отдохнуть у этой развилки, я размышлял о том, куда же направиться дальше. Так и не придя к определённому решению, я решил последовать своему первоначальному курсу - идти на север, чтобы выяснить, куда приведёт меня эта тропа. Потом в случае чего можно будет вернуться и продолжить путь по основной дороге.
        По этой тропе я пошёл ещё медленнее, высматривая по сторонам какое-нибудь удобное место для ночлега. Ничего толкового не находилось, сумерки быстро сгущались, и вскоре я уже шагал в темноте. Волей-неволей надо было остановиться, и вдруг я заметил невдалеке пару огоньков, решив добраться до них. Подходя ближе, я увидел в уже привычном чёрно-белом спектре довольно высокий деревянный частокол. Огни, что я заметил, оказались парой больших ламп, висящих по сторонам массивных деревянных ворот.
        Перед глазами выскочила табличка: «Открыт навык внимательность 1, классовый, активный, позволяет замечать больше деталей при осмотре, используя зрение». Развеяв окошко, я зашагал к этим воротам, заметив поверх частокола скользящие силуэты фигур. Наверное, за этими брёвнами имеется стена или настил для часовых.
        Заметили меня на приличном расстоянии от ворот, судя по тому, как заметались фигуры на стенах. Ещё раз проверив, хорошо ли видно амулет, болтавшийся у меня на груди, я продолжил приближаться и почти сразу же меня окрикнули.
        - Эй ты, стоять! - заорал мне кто-то со стены. - Не двигайся!
        Я послушно остановился и даже поднял руки, воткнув посох в землю.
        Ворота заскрипели, отворяясь, и через небольшой проём мне навстречу вышел мужчина. Он был выше меня ростом и примерно так же одет, вот только в отличие от меня на нём поверх кольчуги была надета какая-то кожаная броня с нашитыми на неё металлическими пластинками. В руках у человека был круглый щит и меч. Я уже знал, как следует пристально посмотреть, чтобы появилась табличка, и вскоре над его головой загорелась надпись: «Командир гарнизона, уровень 8».
        - Кто ты такой и что здесь делаешь? - крикнул мне этот воин, приближаясь.
        Подходил он спокойно, держа меч лезвием к земле, однако не убирая его. Я заметил над частоколом у ворот двух солдат с луками; радовало, что в меня они не целились.
        - Я просто путник, - ответил я, - проходил мимо, заметил огни, подошёл посмотреть, а увидев ворота, решил попроситься на ночлег.
        Воин подошёл и встал напротив, внимательно рассматривая меня. Меч он всё-таки убрал в ножны.
        - Просто путник? - наконец переспросил он, указав кивком головы на амулет. - А где твой хозяин?
        - Хозяин поспорил со своим другом, что я один сумею добраться до Саоэллума, - горько усмехнувшись, ответил я, - вот я и пытаюсь не сдохнуть по дороге.
        Ответ воину понравился. Он махнул рукой кому-то на стене и развернулся к воротам, приглашая меня с собой.
        - Ну что же, путник, - сказал он, пока мы подходили к медленно отворяющимся воротам, - добро пожаловать в Ансурак, самое южное поселение с этой стороны проклятого леса. Меня зовут Темар, я командир гарнизона. А как твоё имя?
        - У меня нет имени... - ответил я и в ответ на удивлённый взгляд Темара пояснил: - Так приказал мне хозяин.
        Я увидел, как в глазах воина на мгновение промелькнул гнев, но он понимающе кивнул.
        - В плохое время принесла тебя сюда Саэлис, - заметил он, когда мы прошли в проём ворот, которые сразу же начали затворяться, - мы со дня на день ожидаем прибытия сборщика налогов... И, как понимаешь, он не постесняется взять с нас за ещё одного касмере в посёлке.
        Воин отдал свой щит одному из солдат, затворяющих ворота; тот взял его и стал подниматься по лестнице, действительно ведущей на деревянную стену с этой внутренней стороны частокола. Темар же повёл меня по широкой улице от ворот к небольшой площади в центре поселения, которое состояло всего из дюжины домов, или, может быть, так мне казалось в темноте. На площади виднелось единственное каменное двухэтажное строение в посёлке. Похоже, именно к нему мы и направлялись.
        - Поэтому я позволю тебе переночевать у нас, - продолжал говорить Темар, - но завтра на рассвете тебе придётся уйти.
        - Простите, - мне в голову пришла одна мысль, - а этот сборщик налогов случайно не жрец Оума с охраной?
        - Именно так, - подтвердил мои опасения воин. Он даже остановился и с удивлением поглядел на меня.
        - Тогда я боюсь, вы зря ждёте... - со вздохом сказал я. - По дороге сюда я наткнулся на повозку. На неё нападали какие-то кошмарные скелетоподобные твари. Прямо на моих глазах они высосали жизнь из всех охранников, однако капитан и жрец смогли с ними справиться. Вот только из-под земли появилась какая-то уж совсем жуткая тварь, зажевала капитана, а жреца утащила с собой...
        - А ты умудрился выжить? - воин, несомненно, был потрясён моим рассказом; он даже начертил у себя на лбу круг указательным пальцем, когда я говорил про печальный конец эльфа. Однако он быстро взял себя в руки и теперь смотрел на меня, прищурив один глаз.
        - Оум уберёг, - пожал я плечами, - мне тоже досталось... хотя у меня создалось впечатление, что эти твари охотились именно на жреца.
        - А повозка? - спросил Темар.
        - Осталась на дороге, где-то в полудне на юг отсюда, - ответил я, - костяные гончие выпили лошадей...
        - Это очень плохие новости, путник, - грубо бросил мне командир гарнизона, и мы вновь двинулись к зданию теперь почти бегом, - если это правда, у нас будут серьёзные проблемы. Однако, помимо сборов, Альфар вёз нам некоторые жизненно необходимые товары, так что я сейчас же отправлю пару всадников проверить твою историю.
        Тем временем мы зашли в здание, первый этаж которого походил на таверну - именно это слово всплыло у меня в голове. Большой зал, много столов с лавками, стойка и что-то вроде бара, за которым виднелась кухня. Народа было немного: несколько воинов в экипировке и пара мужчин в простых рубахах.
        - Бирк, Ремус! - крикнул Темар, как только мы вошли, и я увидел, как двое воинов начали подниматься из-за стола. - Надеюсь, ты понимаешь, - сказал командир гарнизона, обращаясь ко мне, - что мне придётся закрыть тебя до выяснения всех обстоятельств? Я хотел поселить тебя в одной из комнат на втором этаже, но и в подвале условия не хуже... Комнату ты получишь, если твоя история подтвердится. Да, и если сборщик налогов действительно погиб, ты сможешь задержаться у нас подольше. Мне стоит беспокоиться о твоём поведении?
        - Нет, - ответил я с некоторой досадой, - я понимаю...
        - Отлично, - кивнул мне Темар и уже приказным тоном обратился к подошедшим воинам: - Возьмите коней и гоните на юг по тракту. Если этот путник не врёт, вы наткнётесь на повозку сборщика налогов. Проверьте всё там, но не задерживайтесь, тащите повозку сюда.
        - Возьмите запасную упряжь, - вставил я, - похоже, во время погони им пришлось рубить прямо по ней...
        - Вы всё слышали! - подстегнул их начальник, и воины бегом бросились наружу.
        - Ты голоден? - спросил у меня Темар, кивнув в сторону кухни.
        - Не особо, - ответил я, заметив, с какой опаской смотрят на меня посетители, - только устал с дороги.
        - Ну что ж, тогда пойдём, - воин повёл меня к лестнице в подвал. Там располагались помещения, похожие на склад и оружейную, а один угол огораживали толстые железные прутья. Внутри были несколько широких лавок, а рядом с клеткой стоял стол со стулом и шкаф.
        - Свои вещи положи там, кольчугу тоже сними, - Темар указал мне в сторону той части подвала, что была похожа на склад, - а спать тебе придётся на лавке, уж не обессудь.
        - Ничего, - ответил я, - в лесу приходилось спать и на ветках.
        Поставив рюкзаки рядом с ящиками и прочим скарбом, я поставил посох, оперев его на ближайший ящик, и отстегнул с пояса ножны с мечом, снял плащ, долго возился с кольчугой, потом достал из рюкзака спальник и направился к камере. Перед глазами выскочила табличка: «Открыт навык обман 1, классовый, активный, позволяет убеждать оппонентов с помощью красноречия, мимики и других приёмов риторики, используя заведомо ложную информацию; Обман - успех, получено 10 очков опыта». Смахнув с моего поля зрения это окошко, я расстелил спальный мешок на лавке, наблюдая, как Темар закрывает за мной дверь на ключ, а сам садится за стол, предварительно достав из шкафа какие-то бумаги. Так я и смотрел, как он перебирает бумаги, вчитываясь в них под светом лампы на столе, пока не уснул.
        Глава 12
        Разбудил меня какой-то шум. Протерев глаза, я сел на лавке и у видел, как пара воинов затаскивает уже знакомый мне сундук и ставит рядом со столом. Следом за ними по лестнице в подвал спускался Темар, который нёс с одним из посланных им солдат второй сундук из повозки.
        - Что-нибудь ещё нашли? - продолжал командир гарнизона, видимо, начатый ранее разговор.
        - Нет, - ответил воин, - как и сказал этот, - тут он кивнул в мою сторону, - упряжь была посечена, видно правда на ходу рубили... Внутри вроде как все на месте, да и темно было, мы особо не смотрели. По-быстрому поменяли упряжь, пристегнули лошадей и ходу...
        Поставив сундук и заметив, что я уже не сплю, Темар направился к камере, приказав воинам: - Сгружайте всё остальное сюда. Его напарник кивнул и пошёл к лестнице, а командир гарнизона выудил из кармана ключи и открыл дверь клетки.
        - Твоя история подтвердилась, - сказал он, направляясь к столу. - К тому же ты там особо ничего не взял, поэтому, думаю, и запирать тебя не за что.
        Я встал, свернул спальник и вышел из камеры, направляясь к рюкзаку, чтобы убрать его.
        - Ты говорил, что жреца утянула под землю какая-то тварь, - обратился ко мне Темар, открывая крышки сундуков, садясь за стол и начиная что-то записывать, - а капитана она просто пожевала... охрану выпили гончие... Однако никаких тел мои лоботрясы не нашли.
        - Я похоронил тела, - сказал я, подходя к столу, - там ещё был паренёк возница, бедолага свернул шею при падении.
        - Похоронил? - удивлённо переспросил Темар, на мгновение прервав свои записи и бросив на меня пристальный взгляд из-под бровей. - Ах да! Ты же с юга, и наверняка из какого-нибудь местечка вдали от этого леса. Я слышал, там принято хоронить умерших в земле, а эти ушибленные аристократы даже делают для себя склепы... Это было не очень хорошей идеей, - добавил он, опять склоняясь над своими бумагами. - Здесь проклятая земля. Мёртвых нужно предавать огню, иначе они через какое-то время вернутся как нежить. Но с этим разберёмся потом, сейчас у нас есть проблемы куда серьёзнее.
        - В чём дело? - поинтересовался я, оглядываясь на спускающихся по лестнице воинов с бочками и ящиками.
        - Альфар хоть и саэлин, - ответил Темар, - но был неплохим парнем. Людей не гнобил, налоги собирал честно, привозил что попросим. До него сборщиком был ещё тот мерзавец... А теперь он сгинул, а его повозка у нас. Как только про это узнают в столице, да даже если это дойдёт до любого перворожденного дворянина, - нас просто объявят виноватыми и сожгут без лишних разговоров.
        В воздухе повисла мрачная тишина. Я не знал, что сказать, а Темар лишь скрипел пером, изредка поглядывая на сундуки. Иногда заходили воины, перетаскивавшие бочки и ящики из повозки.
        - Сейчас я закончу опись, - заговорил Темар, - и сходим к старейшине. После этого я тебя не задерживаю. Можешь остаться здесь, сколько захочешь. На втором этаже есть свободные комнаты, а вот за еду тебе придётся заплатить, если решишь задержаться.
        - А как вы узнали, что я не взял ничего из сундуков? - поинтересовался я.
        - Монеты и драгоценности мы, конечно, потом пересчитаем, - рассмеялся командир гарнизона, - но бочки и ящики не были вскрыты. Учётная книга, скорее всего, сгинула вместе с Альфаром, но если бы ты чего и взял, то уж наверняка потрудился бы стереть записи, - Темар указал кивком головы на крышки сундуков.
        Я пригляделся к открытым крышкам и с удивлением обнаружил на их внутренней стороне надписи, сделанные от руки, которые я раньше не заметил. Символы были мне неизвестны, но, как и в случае с монетами, я мог их прочитать. Похоже, это были какие-то названия с цифрами напротив.
        - Наверняка ты взял что-нибудь из одежды, - весело сообщил мне Темар, видя моё удивление, - уж больно всё на тебе новое. И кольчуга наверняка одного из охранников, там, в повозке, были ещё сложены их вещи... Но не беспокойся, отбирать я у тебя ничего не буду, люблю честных парней...
        - Спасибо, - неуверенно ответил я.
        - Ладно, - сказал командир гарнизона, взяв исписанные листки и поднимаясь из-за стола, - вроде всё записал, пойдём.
        Мы поднялись по лестнице и вышли в зал таверны. За столами никого не было, лишь воины всё ходили туда-сюда, перетаскивая свой груз. Темар сел за один из столов, жестом пригласив меня садиться напротив.
        - Марта! Принеси нам чего-нибудь перекусить! - крикнул он в сторону кухни. - Так что же, ты задержишься у нас или продолжишь свой путь?
        - Я бы хотел починить кольчугу и запастись провиантом, - ответил я, - если это, конечно, возможно.
        - С провиантом проблем не будет, - ответил Темар, - а кольчугу может залатать наш кузнец, Пемир... думаю, дел там самое большее на день.
        К нам подошла дородная женщина на вид лет сорока и сгрузила с подноса две деревянные чашки с каким-то напитком, две тарелки и пару больших ломтей хлеба. От тарелок поднимался густой ароматный пар. Темар поблагодарил женщину, и она вернулась в кухню, с любопытством поглядывая на меня. Командир гарнизона сразу принялся за еду, а я сперва осмотрел содержимое тарелки. Передо мной лежали куски каких-то варёных клубней, щедро сдобренные специями. Клубни имели желтоватый цвет со слегка розовым оттенком и на вкус казались чуть сладкими. Вместе с хлебом выходило очень даже вкусно. В чашках был какой-то приторный напиток - то ли настой, то ли отвар со сладким фруктовым привкусом.
        Довольно быстро и почти одновременно мы опустошили тарелки и встали из-за стола.
        - Пошли к старейшине, - сказал Темар. Мы вышли из дома и бодрым шагом направились на другую сторону площади.
        - А вы знали капитана охраны жреца? - спросил я, пока мы обходили повозку, стоящую прямо у выхода. Я заметил, что лошадей при ней уже не было.
        - Так же как и самого Альфара, - ответил Темар. - Четыре года назад за какие-то провинности его назначили сборщиком налогов на этот тракт. Предыдущего мерзавца убили бандиты на южном пределе леса. Так вот, прибыл он сюда уже с ним. По слухам, раньше он числился капитаном наёмников, но был знаком с Альфаром и сделался его касмере чуть ли не добровольно... знатный был рубака. Ещё говорят, что ребята из охраны были его бывшими подчинёнными и последовали за командиром... Но вот в это я уже не верю; я видел их в деле, и воинами они были весьма посредственными.
        - Он храбро сражался, - кивнул я. - В одиночку он забил ту огромную тварь, и я уж было подумал, что они победят. Но монстр вдруг каким-то чудом возродился, и всё закончилось очень плохо.
        Темар вновь начертил пальцем круг у себя на лбу. Видимо, это какой-то жест, связанный с местными суевериями, подумал я. Тем временем мы пересекли площадь и оказались у строения, стоящего отдельно от других. Оно было небольшого размера сравнительно с теми, что я успел заметить, и очень опрятное на вид. Командир гарнизона постучался в дверь и, не дождавшись ответа, вошёл внутрь, поманив меня за собой.
        Внутри этого небольшого дома был просторный зал с двумя выходами направо и налево. Эти проходы не имели дверей и были завешаны своеобразными шторами из верёвок с нанизанными на них кусками сушёного тростника. Возле одной стены примерно напротив входа имелась печь с камином, в котором горел огонь. По бокам от него стояли два толстенных шкафа. Всё же свободное место на стенах было отдано огромному количеству декораций: различные картины, чучела голов всевозможных животных, какие-то горшки и вазы и даже разного вида оружие. Над камином, например, висела огромная двуручная секира с испещренным резьбой древком. Пол устилали ковры, а в центре располагался гигантский стол, заваленный всякой всячиной, вокруг которого стояли несколько стульев и пара кресел.
        Едва мы вошли - я и осмотреться толком не успел, - как из правого прохода показался старик. Кусочки тростника на шторах забавно зашелестели при его появлении. На вид ему было далеко за 70, и одет он был во что-то похожее на кафтан или толстое кимоно, украшенное разноцветной вышивкой.
        - Темар, незнакомец, - поприветствовал он нас без особого удивления, - присаживайтесь! Сам он уселся в одно из кресел и устремил на нас свой внимательный взгляд.
        - Старейшина Закбед, - представил старика Темар. - А это тот парень, который принёс нам вести о судьбе Альфара, - пояснил он старейшине.
        - Что с грузом? - спросил Закбед, переведя взгляд с меня на командира гарнизона.
        - Вот предварительная опись, - ответил Темар, протягивая старику листки. - Сундуки с налогами не тронуты, как и прочий груз. Парень оказался честным и почти ничего не взял... к тому же захоронил тела, - при этих словах глаза старика расширились от удивления, - и этим нам придётся заняться позднее, - с некой досадой добавил командир, заметив такую реакцию.
        - М-да, - потянул Закбед, изучая исписанные листки, - то, что налоги целы, это хорошо... Вот только единственный для нас выход, чтобы остаться в живых, это как можно скорее сообщить о происшествии нашему хозяину барону. Который хоть и барон, но тоже касмере и, думаю, попытается спасти наши никчёмные жизни. Узнав обо всём первым, он сообщит новость в столицу и прибудет сюда, взяв налоги под свою ответственность, и уже сам позаботится о том, чтобы передать их в столицу. Формально это его земли, и наказывать его не за что, скорее наоборот...
        - Вот только если об этом первыми прознают саелин, - продолжил Темар, - нас обвинят во всём и уничтожат, заселив Ансурак новыми сосланными. Или вообще сожгут селение, передвинув новый форпост немного глубже в этот проклятый лес... такое уже бывало.
        - Да, бывало... - задумчиво сказал Закбед, откладывая листки в сторону. - Кого будешь посылать? Тебя я не могу отпустить, без тебя гарнизон не справится с серьёзной опасностью.
        - Закбед! - хлопнул ладонью по столу Темар, - ты же понимаешь, что придётся покупать сменных лошадей? По-другому никак... время сейчас крайне важно. А это значит, что посыльным придётся отдать всю накопленную казну селения! Я точно доберусь и сделаю это быстро!
        - Несомненно, - спокойно ответил старейшина, - но как бы ты ни спешил, быстрее десяти дней тебе всё равно не обернуться. А за это время, если слух просочится, на селение могут напасть бандиты или культисты - сундуки с налогами это жирный куш. И ты прекрасно знаешь, что без тебя наш гарнизон не справится с серьёзным нападением. Так что придётся посылать двоих, больше лошадей у нас нет... Кто самые толковые из твоих ребят? Не только в подготовке, но и в смекалке.
        - Бирк и Онар, - ответил Темар. По его быстрому ответу становилось понятно, что он уже думал об этом, однако его лицо выражало большую досаду, - если кто из гарнизона и справится, так это они...
        - Что же, - приказал ему Закбед, - иди и приведи их, а я пока поговорю с парнем.
        Темар вновь хлопнул ладонью по столу, поднялся и вышел из дома.
        - Прости, путник, что наше гостеприимство оказалось для тебя столь неприглядным - обратился ко мне старик, как только Темар покинул дом, - но из-за тех новостей, что ты принёс нам, мы оказались на волоске от гибели...
        - Я понимаю, - поспешил я заверить его, - не стоит извиняться!
        - Хорошо, - улыбнулся Закбед, - ты уже знаешь моё имя, могу я узнать твоё?
        - Нет, - печально ответил я, - у меня нет имени. Мой хозяин так приказал, и я не могу ослушаться.
        - Понимаю, - закивал старейшина, - Темар сказал мне вчера, что ты направляешься в Саоеллум, один, дескать, такое пари заключил твой хозяин?
        - Да, - подтвердил я, - так и есть.
        - А твой хозяин поставил тебе какие-нибудь временные рамки? - хитро посмотрел на меня старик. - Или какие-то ещё ограничения?
        - Н-нет, - недоумённо ответил я и задумчиво перечислил, выдумывая на ходу: - Лишь только идти одному, не использовать лошадей и повозки и делать всё возможное, чтобы выжить и добраться до Саоэллума. Как только я туда прибуду, хозяин об этом узнает и найдёт меня.
        - Отлично! - снова улыбнулся Закбед. - Тогда ты не будешь возражать против того, чтобы погостить немного у нас? Мы поможем тебе, чем можем, а в селении есть много проблем, с которыми ты можешь помочь нам, если, конечно, захочешь...
        - Я понимаю, - усмехнулся я, - вы не хотите, что бы я разболтал в дороге о происшедшем... и я могу дать вам слово, что не сделаю этого, что, впрочем, ничего не меняет. Меня могут, например, пытать или ещё как-нибудь выудить информацию... Я согласен остаться на несколько дней. Мне нужно подлатать кольчугу, запастись припасами, да и отдохнуть не помешало бы...
        Старейшина не успел ответить, потому что в зал вошли Темар и ещё два воина. Одного я узнал. Это был один из тех молодцов, кого командир гарнизона посылал за повозкой. Вторым был рослый белокурый здоровяк с добродушным лицом. Темар подошёл к Закбеду, а двое солдат встали перед столом рядом со мной и поклонились старейшине. Тот обменялся взглядами с Темаром, который кивнул.
        - Бирк, Онар, - обратился старейшина к воинам, - я думаю, командир уже объяснил вам ситуацию. От вашей расторопности зависит жизнь каждого в этом селении. Да, думаю, вы и сами всё понимаете. У тебя, Бирк, есть семья, а ты, Онар... я знаю, за что тебя сослали сюда. Сейчас я напишу письмо к барону и дам его вам, вместе со всеми нашими деньгами. Вы должны направиться в Присаль, особо не торопитесь. Там вы купите запасных лошадей, но ни в коем случае не раскрывайте цели вашей поездки: в Присале, как вы знаете, есть храм Оума, и хоть священник там не саелин, но, несомненно, он сразу же донесёт им об Альфаре. Если будут очень наседать, скажите, что нежить напала на амбар и весь груз лилена пропал; Альфар вот вот прибудет, и старейшина послал вас к барону просить послабления. Если удастся купить коней, то гоните, не жалея сил, до Экранда, а оттуда сразу к барону. Нет, так добирайтесь как получится, но любой ценой доставьте послание к барону и не проболтайтесь об Альфаре. Всё понятно?
        Оба воина мрачно кивнули.
        - Ну так седлайте лошадей, - приказал им Закбед, - Темар принесёт вам послание и деньги.
        Воины вышли, и я тоже встал из-за стола.
        - Темар, - обратился старейшина к командиру гарнизона, - я пока напишу письмо, а ты своди паренька к Пемиру... Парень решил остаться у нас погостить на некоторое время, выдели ему комнату, поведай ему о наших проблемах, может, захочет чем помочь...
        Закбед замахал на нас рукой, Темар кивнул, и мы вместе покинули дом старейшины. На выходе у меня перед глазами выскочило окошко: «Внимание! Вы активировали скрытое задание „Сохранить информацию“. В течение минимум четырёх дней вам нужно оставаться на постой в форпосте Ансурак, при этом не допуская разглашения информации о произошедшем со сборщиком налогов посторонним. На время выполнения этого задания для вас действует бонус „Гостеприимство“, поднимающий уровень вашей репутации с обитателями Ансурака до нейтрального. В ваше владение поступает комната в общем доме, и вы получаете доступ к персональным заданиям от обитателей поселения в зависимости от личного их к вам расположения. Вы будете получать 15 очков опыта за каждый проведённый вами в селении день, и при успешном выполнении задания уровень вашей репутации с обитателями Ансурака поднимется до дружелюбного. В случае провала задания уровень репутации с обитателями Ансурака снизится до враждебного. Текущий уровень репутации с обитателями Ансурака - недоверие».
        Глава 13
        Выйдя на улицу, мы направились в противоположную от ворот сторону. Свернув у одного из домов, Темар привёл меня к одинокому строению с навесом, недалеко от которого виднелась стена частокола. Из-под навеса доносились звуки ударов по металлу и поблёскивали угли малого горна.
        - Вот кузница Пемира, - указал мне на это строение командир гарнизона, - я вас познакомлю, а уж договариваться будешь с ним сам. Дорогу до площади запомнил?
        - Да, - ответил я, это было совсем не сложно, - я смогу вернуться сам.
        - Это хорошо, - кивнул Темар, пока мы подходили к навесу, - мне нужно поскорее отправить ребят... Я скажу Марте, чтобы она дала тебе комнату, свои вещи из подвала можешь перенести туда. Как освобожусь, зайду к тебе, как раз есть дело, в котором ты можешь помочь.
        Мы зашли под навес, где я увидел немолодого бородатого мужчину в кожаном фартуке, который стучал молотом по тонкому металлическому пруту на наковальне. Невдалеке на странном качающемся стуле сидел парнишка и тянул кусок проволоки через небольшую чёрную доску с отверстиями. Увидев нас, мужчина перестал стучать и сунул прут в угли горна.
        - Здорово, Пемир, - поприветствовал кузнеца командир, - вот привёл к тебе гостя.
        - И тебе не хворать, Темар, - отозвался бородач, скинул перчатки и пожал ему руку, - это тот, который принёс весть об Альфаре?
        - Он самый, - ответил Темар, - просил, чтоб я его к тебе привёл... Вижу, ты уже готовишь проволоку для кольчуг?
        - Так и есть, - кузнец посмотрел на мальчугана, - железа у нас маловато, но на почин пяти рубах хватит, сможешь порадовать своих вояк... Что, отправляешь гонцов к барону?
        - Быстро слухи расходятся... - встрепенулся командир гарнизона. - Да, вот прямо сейчас и пойду...
        - Не серчай, - заворчал кузнец, - не слухи это... аль за дурака меня держишь? Мне как кольчуги да мечи с утра притащили да про жреца рассказали, я сразу смекнул, что, кроме как мчать к барону, нет для нас другого спасенья. Кого пошлёшь-то?
        - Бирка и Онара, - нехотя ответил Темар. - Ладно, нечего лясы точить, пойду я уже!
        - Верный выбор, командир, - одобрил Пемир. - Онар мало что рожей на идиота похож, самый хитрый он из твоих вояк. А из Бирка лишнего слова и под пыткой не вытянешь... Вечерком загляни ко мне, мечи к тому времени поправлю уже.
        Темар кивнул, развернулся и двинулся обратно к площади.
        - Ну, здравствуй, путник, - перевёл на меня своё внимание кузнец, - кто таков, как звать-величать?
        - Нет у меня имени по воле хозяина, - ответил я, - и я просто путник, в Саоэллум иду пешком...
        - Вот оно как! - удивился Пемир. - Безымянный ты, значится... Да и путь ты себе выбрал долгий и непростой.
        - Не по своей воле, - вздохнул я, - хозяин с другом поспорил, что дойду...
        - А друг, значится, что сдохнешь по дороге? - хохотнул кузнец. - Ну и развлечения у саелин пошли... Хозяин небось из благородных? Какой-нибудь аристократ с юга?
        - Да, - кивнул я, - а как вы узнаёте, что я с юга?
        - Ну так кожей-то ты весь белый как снег, - рассмеялся бородач ещё больше, - а на юге, говорят, солнце меньше палит... Тут же мы все всё больше смуглые.
        Действительно, только теперь я понял, что все те люди, которых я до сих пор видел в Ансураке, были загорелым, некоторые даже имели слегка красноватый оттенок кожи. Я же, очевидно, был заметно светлее.
        - Да не забивай себе голову! - добродушно сказал мне кузнец, видя мою задумчивость, - меня зовут Пемир, небось командир тебе уже это говорил... С чем пожаловал ты ко мне?
        - Да кольчугу мне подлатать надо, - ответил я. - Пара порезов на ней...
        - Небось такие же, как на тех пяти, что у меня в избе лежат? - прищурил бородач один глаз.
        - Такие же, - не стал я скрывать очевидное, - прорех на ней только меньше, чем у остальных.
        - А ты честный малый! - захохотал Пемир и хлопнул меня по плечу. - Люблю таких... Что же, неси свою кольчугу. Коли правда на ней два пореза, за денёк залатаю... Вот только железа у нас мало, а потому оно на вес золота. Так что обойдётся это тебе в сто серебряков или один золотой.
        - Хорошо, - даже не задумавшись, ответил я, поскольку золотых у меня было больше сотни, - тогда пойду принесу кольчугу.
        - Ну давай, давай, - крякнул бородач, помахал мне рукой и, надев перчатки, вновь вынул прут из горна.
        Я же вернулся к площади, где неподалёку от дома старейшины увидел двух лошадей, навьюченных сумками. Рядом с ними возился с упряжью Бирк, его напарника и командира на улице не было. Я зашёл в таверну. Зал по-прежнему пустовал, но за стойкой, опёршись локтями о её столешницу, стояла та дородная женщина, которая подавала нам завтрак.
        - Здравствуйте, Марта, - подошёл я к ней. Её имя почему-то казалось мне наиболее естественным из всех, что я слышал до сих пор, и легко запоминалось.
        - Здравствуй, здравствуй, миленький, - сказала женщина, выпрямившись и запустив руку в карман своего фартука. - Командир ужо забегал только что, говорил, комнату путнику безымянному дай, вопросами не донимай... Ага, вот! - Марта выудила из кармана довольно большой железный ключ и протянула его мне. Я взял ключ, но не успел и слова сказать, как она продолжила: - Значица подымаисси на второй этаж и иди до самого конца. Тама последняя дверь налево - твоя. Комнатушка маленькая... ну да и ты же не с компанией, - тут она мне подмигнула.
        Я поблагодарил и поспешил убраться, чувствуя, как она провожает меня взглядом. Сперва я спустился в подвал и забрал свои вещи, а потом поднялся в комнату согласно инструкциям. Комната действительно оказалась маленькой, часть её была под скосом крыши. Имелось маленькое окошко со стёклами, деревянная кровать, что-то вроде тумбочки и набитые на скос деревянные крючки для вещей. Едва я успел окинуть взглядом комнату, как перед глазами выскочило окошко: «Внимание! Вами получено временное личное пристанище. Вы можете изменить привязку своей точки возрождения. Имейте в виду, что как только вы перестанете владеть комнатой, ваша текущая точка возрождения будет сброшена на последнюю доступную стационарную. Хотите назначить здесь новую точку возрождения? Да/Нет» Прочитав сообщение, я аж присел на кровать. Всё-таки здесь есть возрождение! С одной стороны, это давало некое ощущение безопасности. С другой стороны, реальность боли и всех других ощущений невольно подталкивали к мысли о том, что всё это какой-то розыгрыш, и стоит только умереть, всё это закончится. Всё-таки нажав взглядом на «Да», я решил пока не
слишком об этом думать и стараться не умирать. Достав из рюкзака мешочек с монетами, я ссыпал все серебряки в сумку на поясе - навскидку их было больше сотни - и сунул в карман один золотой. Рюкзак я убрал в тумбочку.
        В это время с улицы донеслось ржание лошадей. Я выглянул в окно и увидел двух всадников, удаляющихся в направлении ворот. Провожавший их Темар развернулся и пошёл к таверне. Наверное, идёт ко мне, - подумал я и решил дождаться его. Подвесив кольчугу на крючок, который опасно скрипнул под её тяжестью, я поставил посох рядом и улёгся на кровать. Матрас оказался на редкость мягким, на ощупь можно было определить, что он набит какими-то упругими волокнами. Подушка была огромная, с тем же наполнителем. Но откинувшись на неё, я подумал, что моя маленькая трофейная подушечка была гораздо мягче в сравнении с этой.
        Похоже, командира гарнизона что-то задержало по пути, потому что его не было так долго, что я едва не задремал, лёжа на мягком матрасе. Но вот на лестнице послышались шаги, а затем энергичный стук в дверь.
        - Да, - вскочил я на кровати, - открыто.
        - Уже спишь? - усмехнулся Темар, заходя в комнату и закрывая за собой дверь.
        - Да нет, - смущённо ответил я, - вас ждал...
        ... да прилёг... - улыбаясь, закончил за меня командир гарнизона. - Договорился с Пемиром?
        - Договорился, - ответил я, кивнув в сторону кольчуги, - вот собирался как раз к нему.
        - Это хорошо, - уже серьёзным голосом сказал Темир. - Тут есть дело, и нам бы очень пригодилась твоя помощь. Недалеко от селения есть полянка. Там растут синие цветочки, из которых мы получаем лилен. Недавно на поляне появились мертвяки. Мы уже собрали необходимое количество для Альфара, поэтому особо рисковать смысла не было. Думали, тут как раз должен приехать жрец, вот он-то с ними и разберётся... Теперь помощи ждать неоткуда и придётся разбираться своими силами. Я вот думал после обеда послать двух парней. Если хочешь, можешь пойти с ними...
        - Я не против, - ответил я, выслушав по-военному лаконичный рассказ командира, - вот только мне-то какой резон рисковать?
        - Заплатить мы тебе не можем, - помрачнел Темар, - сам слышал, что все сбережения ушли на коней. Если рискнёшь, можем кормить даром, припасов с собой дадим сколько нужно... Да и мертвяки там не слишком серьёзные. Работники из последней группы, что дала оттуда дёру, рассказывали, что это вроде ходячие трупы.
        - Хорошо, - недолго думая, согласился я, - вот только кольчугу-то я сейчас отнесу на починку...
        - Скажи Пемиру, что идёшь с моими гонять мертвяков, - перебил меня Темар. - Пусть он выдаст тебе какую-нибудь кожанку, у него их должна быть парочка в запасе. Можешь ещё спросить у него булаву, - договорил он, открывая дверь и собираясь выходить.
        - Не надо, - сказал я, вскакивая, хватая кольчугу и вешая её через плечо, - обойдусь своим посохом. А меч у меня есть.
        Темар скептически оглядел мой посох, хмыкнул и вышел в коридор. Я, поправив кольчугу на плече, схватил посох и вышел вслед за ним, закрыв за собой дверь на ключ.
        - Я думаю, с мертвяками вы справитесь без особых трудностей, - снова заговорил командир гарнизона, пока мы шли по коридору и спускались вниз, - хотя, конечно, тут всегда могут быть неожиданности... Проблема в том, что поляна совсем недалеко от селения, а вся близлежащая территория была нами уже много лет как зачищена от нежити. Мои тугодумы вряд ли что найдут, а вот ты вроде парень толковый и удачливый... выжил там, где саелин протянул ноги. Если прознаешь, отчего это вдруг на поляну мертвяки повадились да и откуда они вообще там взялись, я буду тебе очень благодарен. До обеда ещё порядочно, - мы уже вышли на улицу, - поэтому можешь прикорнуть, если хочется, я тебя позову. Но будь готов!
        Я кивнул и пошёл к кузнецу, заметив, что Темар направляется к дому старейшины. По дороге я развеял ещё одно окошко, выскочившее у меня перед глазами, как только я расстался с командиром гарнизона: «Вами получено задание „Очистить поляну“. При поддержке двух бойцов гарнизона вам необходимо уничтожить всю нежить в районе поляны сбора лилена. В случае успешного выполнения задания, вы получите бесплатное питание на всё время вашего пребывания в поселении, а также запас продовольствия в момент, когда вы его покинете. Дополнительно требуется выяснить причину появления нежити на поляне, если вы этого добьётесь, то получите значительное повышение репутации с командиром гарнизона Темаром. В зависимости от степени успеха возможно получение скрытых наград».
        Кузнец был занят всё тем же и, увидев меня, вновь скинул перчатки и засунул заготовку в угли.
        - Вон тудысь её бросай, - крикнул мне Пемир, указав на одну из деревянных стоек, - деньги принёс?
        - Тут ещё Темар просил передать, - сказал я, достав золотой и бросив его кузнецу, - дескать, я с его ребятами мертвяков гонять пойду, доспех бы мне, пока мой не готов...
        - Вот оно как, - кузнец ловко схватил монету, глянул на неё и попробовал на зуб, - щаса пойду посмотрю, может, какую кожанку тебе подберу... И почём это встало нашему командиру? - с не меньшей ловкостью спрятав золотой куда-то под фартук и с прищуром глядя на меня, спросил Пемир.
        - За еду денег не брать обещал, - улыбнулся я, - да и с собой припасов выдать...
        - Да ты совсем честный малый! - сказал кузнец, схватившись за бока и расхохотавшись. Я заметил, что парень, протягивающий проволоку, даже остановился и с улыбкой посмотрел на меня. - Эх, люблю таких, - прохрипел кузнец, отсмеявшись, и исчез из вида, зайдя в дом.
        Какое-то время из дома доносился шум и невнятное бормотание кузнеца, а потом он появился, притащив с собой большой свёрток.
        - Вот, вроде твоего размера, - вручил он мне его. - У Марты спроси, чтоб прислала тебе кого на помощь перед выходом, сам ты с ними будешь долго возиться, да и напялишь так себе...
        Я поблагодарил Пемира, взял свёрток под мышку и вернулся в таверну. Марта всё так же стояла у стойки. Попросив её о помощи, я получил в ответ: - Ага, ага, пришлю, миленький, када нада-то... перед обедом? Хорошо-хорошо... не беспокойси!
        После этого я поднялся в комнату и развернул свёрток на полу. Доспех представлял собой своеобразный кожаный нагрудник с бляшками и комплект наручей и наколенников. Всё это крепилось и затягивалось уймой всяких ремешков. Какое-то время я возился с ним, пытаясь разобраться, как всё это надевать, а потом решил прилечь отдохнуть до обеда. Сам не заметив как это случилось, я уснул.
        Глава 14
        Разбудил меня робкий стук в дверь. Потянувшись, я сел на кровати и крикнул: «Открыто». Дверь приоткрылась, и показалась голова незнакомого мне мальчишки.
        - Эта... меня Марта прислала, - парень явно побаивался заходить, - помочь с доспехами...
        - Да, заходи, - приглашающе махнул я ему рукой, поднимаясь с кровати, - вон они на полу лежат...
        Парень зашёл, я взял нагрудник и примерил его. Мальчуган незамедлительно оказался за моей спиной и стал затягивать многочисленные ремешки. Делал он это быстро и со сноровкой, которая выдавала определённый опыт в таких делах.
        - Обед-то скоро? - поинтересовался я, стараясь не мешать парню.
        - Да ужо, - ответил он, но поспешил успокоить: - Правда воины ишо не пришли... как раз успеете.
        Как-то очень быстро нагрудник со своеобразной кожаной юбкой оказался на своём месте, и я начал напяливать наручи и наколенники. Мальчонку явно забавляла моя неуклюжесть и, указывая мне, что и как надевать, успевая при этом ловко завязывать и подтягивать различные крепления, он, как мне показалось, быстро растерял всю свою робость. Вскоре все детали были на мне, и по ощущениям доспех сидел очень удобно. Решив не брать с собой рюкзак и не надевать плащ - ведь со слов Темара полянка была не далеко, а погода стояла ясная и солнечная, - я нахлобучил на голову каску с подшлемником, подхватил посох и вышел из комнаты вслед за пареньком, не забыв закрыть за собой дверь на ключ.
        Спустившись, я обнаружил зал полным народа, большинство столов было занято и в помещении стоял гул голосов. Я бы сказал, что всего было человек 20-30, однако долго разглядывать мне не пришлось, так как я заметил за одним из столов Темара с двумя воинами. Командир гарнизона тоже увидел меня и махнул рукой, подзывая к себе. Я пошёл к нему, мимоходом заметив, что мальчуган, помогавший мне с доспехами, юркнул на кухню.
        Когда я подошёл, Темар похлопал ладонью по скамье, приглашая меня сесть рядом с ним. Уже присаживаясь, я обратил внимание, что за двумя соседними столами тоже сидели солдаты, которых выдавала их экипировка.
        - Безымянный, - обратился ко мне командир гарнизона и перевёл взгляд на воинов, - это Ремус, а это Вок. С ними ты пойдёшь на поляну.
        Солдаты по очереди кивнули, когда Темар представлял их по именам. Одного из них, Ремуса, я узнал. Этот рослый мужчина был одним из тех двух воинов, которые накануне по распоряжению Темара ездили за повозкой эльфа. Второй, Вок, был совсем смуглый коротышка с мелкими глазками и бегающим взглядом. На обоих солдатах была броня, подобная моей, разве что с чуть большим количеством блях.
        Не успел Темар договорить, как к столу подбежал парень и поставил передо мной поднос с двумя деревянными тарелками, чашкой и парой ломтей хлеба. У остальных еда уже стояла на столе и они продолжили обед без особых разговоров. В одной из тарелок был суп. В розоватом мясном бульоне плавали кусочки клубней и какой-то зелени. Во второй было разваренное зерно желтоватого цвета и куски прожаренного до хрустящей корочки мяса в густом тёмном соусе с маринованными прозрачными листьями. Суп вприкуску с хлебом я выхлебал без особого удовольствия. Мясо же оказалось на удивление вкусным, остроту соуса чуть оттенял солёный привкус маринада этих странных листьев. А вот зерно мне не понравилось вовсе. Оно было совершенно пресным на вкус и каким-то клейким, однако я постарался съесть всё, заедая каждый кусочек мяса одной-двумя ложками каши.
        Ели мы в напряжённом молчании. Мне было как-то неловко от этого, однако никто даже не пытался завязать разговор. Пока мы обедали, многие посетители, окончив трапезу, группами покидали зал. В основном это был простой люд, но вот и соседний столик, который занимали воины, тоже опустел. Наконец доели и мы. Воины встали из-за стола и надели каски, у которых, как я успел заметить, подшлемник был вставлен прямо внутрь.
        Мы вышли из зала, и воины подхватили оставленные ими у входа круглые деревянные щиты. На поясе у обоих болтались булавы, у Ремуса я увидел к тому же топор, а у Вока вокруг пояса висели кинжалы.
        - Ну, удачи вам, - напутствовал нас Темар, - перебейте там всех мертвяков и сразу же возвращайтесь назад. Завтра с утра опять придёте туда с рабочими и сожжёте тела. Если управитесь дотемна, обшарьте там окрестности поляны, - он посмотрел на своих солдат, - а Безымянный пусть там пока повнимательнее посмотрит, может, узнает, откуда они там взялись.
        - Хорошо, командир, - ответил Ремус. Вок промолчал.
        Темар похлопал меня по плечу и пошёл к дому старейшины, а я направился вслед за воинами в противоположную от ворот сторону, развеивая на ходу выскочившее окошко: «Внимание! Вы вступили в группу с двумя персонажами не игроками. Вы можете наблюдать за состоянием их здоровья, однако ни групповой чат, ни прочие настройки группы не доступны». Действительно, в левой стороне моего поля зрения появились две таблички с именами воинов и красной полоской их жизни. Посмотрев на самих солдат, я убедился, что над их головами высвечивались такие же таблички: «Ремус, уровень 4, 36/36» и «Вок, уровень 4, 35/35».
        По дороге к нам присоединились несколько групп рабочих. В такой компании мы прошагали по улице до небольших ворот в частоколе. Выйдя из селения, мы направились дальше по дороге. Я с удивлением увидел, что с этой стороны форпоста лес был вырублен и вокруг простирались небольшие поля, куда и направились вышедшие вместе с нами работники. Некоторое время мы двигались вдоль этих обрабатываемых территорий, пока дорога, превратившись в широкую тропу, не привела нас в лес.
        - Вам приходилось раньше с мертвяками сражаться? - спросил я, чтобы хоть как-то завязать разговор.
        - А то! - бодро ответил Ремус. Вок же посмотрел на меня как на идиота. - Тут без этого никак, - продолжал высокий воин. - Я тут уже почти пять лет и с Темаром в зачистках участвовал... потом года три назад зимой на форпост напала волна нежити, половина гарнизона полегла. Да и так... вон Вок тут только года два, а тоже приходилось мертвяков по лесу гонять!
        Мелкий солдат лишь фыркнул в ответ, но ничего не сказал.
        - А далеко до поляны-то этой? - вновь спросил я.
        - Да почти пришли, - ответил Ремус, - вон щас с того холма спустимся и будем на месте.
        Тропа действительно пошла вверх, а лес становился всё гуще. Через несколько минут мы достигли вершины этого невысокого холма, и вскоре тропа начала потихоньку спускаться.
        - А что это за лилен, который вы добываете из цветов? - поинтересовался я.
        - А, ну да, ты ж с юга... - оправдал своё недоумение рослый боец. - Вон, гляди, видишь такой синенький?
        Я посмотрел, куда указывал Ремус, и вскоре в тени дерева разглядел небольшой синенький цветочек. Он был похож на колокольчик с шестью яркими лепестками, загибающимися к ножке.
        - Он самый, - кивнул воин, увидев, что я его заметил. - Они растут по всему лесу, а на той поляне их целая куча... хотя такие поляны здесь часто встречаются. Говорят, что Саэлис создала эти цветы, чтобы выкачивать тёмную энергию смерти, которой отравили этот лес предсмертные эманации Мора. Мол, достаёт цветочек из проклятой земли эту мерзость, пропускает через себя и сгущает в пыльце, делая её уже не такой опасной. А мы собираем эту склизкую жижу да отправляем хозяевам в столицу. Она-то и называется лилен. Говорят, из неё потом всякие эликсиры для магов делают. Дорогая она - жуть. Нас, считай, из-за неё-то сюда и отправили...
        - Вот только сборщики травятся этой гадостью, - буркнул Вок, - и мрут как мухи!
        Воины снова замолчали, но вскоре невдалеке забрезжил просвет среди деревьев, и они сбавили ход.
        - Так, Безымянный, - тихо заговорил Ремус, снимая со спины щит и беря в руку булаву, - рабочие говорили, что на них скопом набрели мертвяки, а значит, это скорее всего шатуны, неупокоенные мёртвые, что за каким-то лядом набрели сюда. Они медленные, но их только дубьём можно взять - мертвечину колоть и сечь бесполезно... Скорее всего, они разбрелись по поляне, если они там вообще остались. Так что мы идём впереди со щитами, а ты нам сзади помогай, дубась их своим посохом! Говорят, их там видели четверых или пятерых, но сам знаешь - не до счёта, када драпаешь...
        Тем временем мы вышли к краю поляны, которая пестрела синим от переполняющих её цветов, и я сразу заметил недвижимые, порой чуть покачивающиеся фигуры. Я насчитал семь таких фигур на почти круглом пространстве поляны: две ближе к тому месту, где мы находились, и пять чуть дальше середины поляны, которая была от нас где-то в ста, ста пятидесяти шагах.
        Не успел я сосредоточиться и вникнуть в появившиеся над головами противников таблички «Зомби, уровень 4» и «Зомби, уровень 5», как мои напарники бегом бросились к ближайшему врагу. Ругнувшись про себя, я побежал вдогонку.
        Воины синхронно подбежали к ближайшему мертвяку и ударили его своими булавами. Ремус почти промахнулся, но всё-таки залепил зомби по руке, которая с хрустом отвалилась. Вок был более удачлив, с чавкающим звуком попав мертвяку ровно по макушке. Я тоже с размаху опустил посох на голову монстра, затормозив за спинами воинов.
        " - Вашей группой выполнена внезапная атака!
        - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.4). Уворот - провал. Нанесено 3 урона. ОЗ зомби 16/19.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.4). Уворот - провал. Нанесено 7 урона. ОЗ зомби 9/19.
        - Вы атакуете зомби (ур.4). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. ОЗ зомби 2/19."
        Зомби застонал замогильным голосом и стал разворачиваться в нашу сторону. Остальные монстры на поляне тоже зашевелились и начали медленно приближаться к нам. Я обратил внимание на то, что зомби мне казались какими-то неправильными. Они были иссохшими, и на них висели комья сухой земли, зачастую с растущей прямо оттуда травой. И запах от них шёл вполне терпимый, чем-то похожий на перегнившее сено.
        Тем временем Ремус снова ударил монстра булавой, и тот упал на траву, чтобы больше не подняться. Не мешкая, Вок бросился к ближайшему зомби, до которого оставалось шагов 15, и с ходу ударил того булавой в корпус. Этот монстр представлял собой ужасающую картину: на нём оставались лишь клочки не полностью сгнившей одежды, рёбра торчали наружу и казалось, что он вот-вот рассыпется в прах. Я тоже успел среагировать и, подбежав, со всей силы опустил посох на голову зомби. Мне показалось, что череп твари разлетится под моим ударом, однако зомби попытался отмахнуться, ударив Вока. Воин с глухим звуком парировал удар щитом.
        " - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.4). Уворот - провал. Нанесено 4 урона. ОЗ зомби 16/19. Зомби (ур.4) убит. Получено 50 очков опыта.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.4). Уворот - провал. Нанесено 4 урона. ОЗ зомби 11/15.
        - Вы атакуете зомби (ур.4). Уворот - провал. Вы наносите 8 урона. ОЗ зомби 3/15.
        - Зомби (ур.4) атакует Вока (ур.4). Блок - успех."
        Остальные монстры продолжали приближаться своей шаркающей, изломанной походкой, когда внезапно один из двух ближайших зомби издал хриплый рык и стремглав бросился к Ремусу. Такой прыти от медленных тварей никто не ожидал, и зомби удалось отстранить щит воина и вцепиться своими гнилыми зубами ему в шею. Ремус пришёл в себя и, выкрикнув ругательство, оттолкнул тварь щитом, вдобавок нанеся ответный удар булавой. Тем временем Вок исхитрился вновь попасть своему противнику в голову, отправив её в полёт, и вернулся на помощь к товарищу. Я не стал смотреть, как оседает зомби, так как видел уведомление о его смерти в полупрозрачном окне в правой части моего поля зрения, а, не теряя времени, тоже кинулся к Ремусу, от души приложив его врага посохом.
        " - Зомби (ур.5) проводит стремительную атаку. Блок - провал. Ремус (ур.4) получает 5 урона. ОЗ Ремуса 31/36.
        - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 4 урона. ОЗ зомби 23/27.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.4). Уворот - провал. Нанесено 5 урона. Зомби (ур.4) убит. Получено 50 очков опыта.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - провал. Вы наносите 8 урона. ОЗ зомби 15/27."
        Раненый монстр вновь попытался ударить Ремуса, но тот заблокировал удар щитом. Остальные враги продолжали приближаться, и двое уже были в опасной близости. Ремус провёл выпад, но промахнулся. Вок же, похоже, продолжал целиться монстрам в голову и опять филигранно огрел зомби по затылку. Я осторожно попятился за спины товарищей, чтобы не повторить участи Ремуса, и уже оттуда нанёс монстру тычок посохом, практически не целясь. Раздался хруст позвонков, а голова зомби покатилась по поляне.
        " - Зомби (ур.5) атакует Ремуса (ур.4). Блок - успех.
        - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - успех.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 8 урона. ОЗ зомби 7/27.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - провал. Вы наносите 10 урона. Зомби (ур.5) убит. Получено 100 очков опыта."
        Один из ближайших зомби заревел и бросился на Вока. Но воины были готовы к такому повороту событий, и кулаки твари лишь бессильно ударили в щиты. Два монстра были на подходе спереди, а ещё один приближался справа. Словно пытаясь оправдаться за недавний промах, Ремус нанёс мощный удар по корпусу зомби, вырвав у него из груди шмат гниющей плоти. Мы с Воком в этот раз нанесли лишь скользящие удары по монстру.
        " - Зомби (ур.5) проводит стремительную атаку. Блок - успех.
        - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 7 урона. ОЗ зомби 13/20.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 2 урона. ОЗ зомби 11/20.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - провал. Вы наносите 6 урона. ОЗ зомби 5/27."
        Зомби попытался ударить Ремуса, но тот успешно подставил щит. Тем временем ещё два монстра подошли к нему вплотную и ввязались в бой, а зомби справа напал на Вока. Насколько я мог видеть, больше врагов на поляне не было. Ремус, как будто получивший второе дыхание, сокрушительным ударом свалил монстра. А мы с Воком переключили свои удары на зомби справа. Этот мертвяк выглядел как живой, его рубаха и штаны были почти целыми, а в руках он неуклюже сжимал дубинку с металлическим навершием. Если бы не его синюшное лицо и пустые бельма глаз, в сумерках он вполне мог сойти за живого человека.
        " - Зомби (ур.5) атакует Ремуса (ур.4). Блок - успех.
        - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 8 урона. Зомби (ур.5) убит. Получено 100 очков опыта.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 5 урона. ОЗ зомби 26/31.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. ОЗ зомби 19/31."
        Вновь подошедшие монстры накинулись на Ремуса, и он не смог отреагировать вовремя: слева ему достался мощный удар кулаком, а спереди он не успел прикрыть щитом удар дубинки, которая оставила след на его нагруднике. Взревев от боли, воин попытался ударить безоружного зомби слева, но промахнулся. Мы с Воком отвлеклись на крик товарища и тоже промахнулись, но Вок оказался расторопнее и заблокировал удар монстра, чья дубинка вырвала пару щепок из его щита.
        " - Зомби (ур.4) атакует Ремуса (ур.4). Блок - провал. Ремус (ур.4) получает 2 урона. ОЗ Ремуса 29/36.
        - Зомби (ур.5) атакует Ремуса (ур.4). Блок - провал. Ремус (ур.4) получает 3 урона. ОЗ Ремуса 26/36.
        - Зомби (ур.5) атакует Вока (ур.4). Блок - успех.
        - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.4). Уворот - успех.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - успех.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - успех.»
        Зомби продолжали атаковать. Ремус прикрылся от выпада дубинкой, но пропустил чудовищный удар кулаком прямо в лицо. Воин взревел, и на этот раз в его голосе слышались нотки отчаяния. Он вернул удар обидчику, вырвав тому почти всю брюшину. Стал виден даже трухлявый позвоночник нежити. Вок заблокировал очередной удар своего противника, ответив слабым попаданием по руке. А я из-за его спины огрел монстра по плечу.
        " - Зомби(ур.4) атакует Ремуса (ур.4). Блок - провал. Ремус (ур.4) получает 5 урона. ОЗ Ремуса 21/36.
        - Зомби (ур.5) атакует Ремуса (ур.4). Блок - успех.
        - Зомби (ур.5) атакует Вока (ур.4). Блок - успех.
        - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.4). Уворот - провал. Нанесено 8 урона. ОЗ зомби 5/13.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 2 урона. ОЗ зомби 17/31.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - провал. Вы наносите 6 урона. ОЗ зомби 11/31."
        В очередной раз заблокировав удар дубинкой, Ремус не увидел взмаха второго противника и получил кулаком в бок. Мне показалось, что я услышал хруст его рёбер. Ответный выпад рослого воина разорвал зомби напополам. Вок тоже пропустил удар, острая дубинка вонзилась ему в бок, вызвав крик боли. В ответ он отмахнулся слабо. Я же изловчился и со всей дури шмякнул зомби по голове, которая лопнула, обдав нас облаком какой-то пыли, вылетевшей из черепной коробки монстра.
        " - Зомби (ур.4) атакует Ремуса (ур.4). Блок - провал. Ремус (ур.4) получает 7 урона. ОЗ Ремуса 14/36.
        - Зомби (ур.5) атакует Ремуса (ур.4). Блок - успех.
        - Зомби (ур.5) атакует Вока (ур.4). Блок - провал. Вок (ур.4) получает 6 урона. ОЗ Вока 29/35.
        - Ремус (ур.4) атакует зомби (ур.4). Уворот - провал. Нанесено 6 урона. Зомби (ур.4) убит. Получено 50 очков опыта.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 2 урона. ОЗ зомби 9/31.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - провал. Вы наносите 10 урона. Зомби (ур.5) убит. Получено 100 очков опыта."
        - Отступай, Ремус! - крикнул Вок товарищу, как только сражённый мною зомби начал медленно оседать.
        Воин послушался и шагнул назад, а на его место сразу же встал Вок, отразив щитом удар дубинки. Его ответный выпад попал монстру в левый бок, а я незамедлительно добавил ему посохом справа. Кости зомби захрустели, а сам он шатался из стороны в сторону от наших ударов.
        " - Зомби(ур.5) атакует Вока (ур.4). Блок - успех.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 6 урона. ОЗ зомби 18/24.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. ОЗ зомби 11/24."
        Вок успешно заблокировал последний удар своего противника, хотя его щит был уже порядочно измочален, и нанёс мощный удар в ответ, вырвав левую руку зомби вместе с плечом. Я же, вложив все свои силы в удар, добил тварь очередным попаданием в голову.
        " - Зомб (ур.5) атакует Вока (ур.4). Блок - успех.
        - Вок (ур.4) атакует зомби (ур.5). Уворот - провал. Нанесено 7 урона. ОЗ зомби 4/24.
        - Вы атакуете зомби (ур.5). Уворот - провал. Вы наносите 8 урона. Зомби (ур.5) убит. Получено 100 очков опыта.
        Бой закончен. Уровень угрозы 5. Текущий опыт 2710/3000."
        Зомби медленно упал на траву, а Вок продолжал осматриваться по сторонам в поисках угрозы. Я же незамедлительно бросился к Ремусу, который опустился на одно колено и так стоял, опершись на край своего щита и тяжело дыша.
        - Сегодня явно не мой день... - криво улыбнувшись, прохрипел он, увидев моё внимание.
        Вся левая часть его лица представляла собой сплошной кровоподтёк, уже начавший наливаться лиловым, а одной рукой он держался за бок. Я как мог осмотрел его и не заметил кровотечения.
        - Мы убили нежить, - сказал Вок, глядя на мои старания, - возвращаемся, Ремуса нужно срочно отвести к знахарке.
        - Темар приказал мне обследовать поляну, - посмотрел я на него. - Нужно узнать, откуда они тут появились.
        - Хочется помереть? Иди да обследуй! - язвительно бросил мне Вок и подошёл помочь Ремусу подняться. - Я не собираюсь обшаривать окрестности.
        - Хорошо, - спокойно ответил я. - Помоги Ремусу вернуться в Ансурак, а я вернусь, когда осмотрю всё.
        Вок сплюнул и ничего не сказал, лишь подставив плечо товарищу.
        - Безымянный, - прохрипел мне Ремус, - ты не дури, и если увидишь какого мертвяка, беги к поселению. Силищи-то тебе явно не занимать, но вот машешь ты своим посохом, как работники цепом в риге...
        - Не волнуйтесь, - успокоил я его, - я постараюсь не рисковать и как только что-нибудь выясню, немедленно побегу назад.
        Ремус вздохнул и тут же сморщился от боли, потому что Вок начал помогать ему подниматься на холм. Я посмотрел, как они медленно идут, держась друг за друга, и повернулся к поляне. Предстояло попытаться выяснить, откуда и почему тут появилась нежить.
        Глава 15
        Я окинул поляну взглядом. Высохшие тела зомби были навалены беспорядочной массой вокруг того места, где мы приняли бой. Больше на поляне не выделялось ничего, что могло бы привлечь внимание, кроме синих цветов, примятых шагами мертвяков. Я медленно направился к центру поляны, стараясь не наступать на цветы и тщательно всё осматривать, в надежде найти какие-нибудь следы. Уже смеркалось, и на лес медленно опускался полумрак, затрудняя осмотр. Вокруг было полно свежих следов, оставленных мертвяками, на которые я не обращал внимания. Но вдруг среди них я заметил примятые цветы, уже успевшие завянуть. Хотя, конечно, их могли растоптать и сами зомби, когда только явились на поляну. Я тщательно осмотрел эти высохшие растения и землю вокруг них, но не нашёл ни чётких отпечатков, ни чего-либо ещё, что помогло бы определить того, кто здесь топтался. На половине пути к центру поляны я свернул налево, намереваясь обойти поляну вокруг. Быть может, мне попадётся на глаза хоть какая-то зацепка.
        Я обследовал почти половину поляны, впрочем, без особого успеха, когда вдруг заметил, что уже некоторое время как будто слышу какое-то невнятное бормотание. Это бормотание было едва уловимым, почти на грани восприятия, и казалось шумом, возникающим прямо у меня в голове. Сперва я здорово перепугался, подумав, что, пока я увлечённо искал следы, кто-то успел незаметно подобраться к поляне. Я стал озираться по сторонам, вгляделся в сумрак между деревьями, но ничего не заметил. Никакого движения, никаких посторонних звуков. Ничего. Даже бормотание будто бы исчезло.
        Затаив дыхание, я неподвижно простоял несколько минут, весь превратившись в слух, а потом решил всё же вернуться к осмотру поляны. Но не успел я сделать и трёх шагов, как вновь услышал тот же невнятный шёпот. Пытаясь не только смотреть, но и слушать, я продолжил обход поляны. Где-то полчаса спустя я пришёл к тому же месту, откуда начал, так и не обнаружив ничего подозрительного. Шёпот всё также стоял в ушах, требуя определённой сосредоточенности, чтобы его расслышать. За всё время моего обхода он не усилился и не ослаб, не позволяя даже приблизительно определить его источник.
        Я снова зашагал к центру поляны, чтобы осмотреть последний участок, и через пару шагов заметил, что шёпот стал громче, хотя его по-прежнему было невозможно разобрать. Я осмотрел центральную часть и не нашёл ничего странного. Тогда, сосредоточившись на шёпоте, я прикрыл глаза и стал делать шаги в разных направлениях, чтобы воспользоваться им как своеобразным миноискателем. Таким образом я, наконец, определил место, где бормотание было наиболее громким. Здесь я замер и осмотрелся по сторонам.
        Я стоял примерно по центру поляны, и на траве вокруг по-прежнему не было ничего необычного. Правда, отсюда были видны несколько бугорков на поляне, которые при некотором воображении могли показаться подозрительными. И тут меня осенило: миноискатель, мины... а вдруг тут что-то закопано и фонит этим странным шёпотом?! Я воткнул посох в траву, присел на корточки, достал засапожный нож и стал разрывать землю под ногами. Почти сразу нож на что-то наткнулся, и я стал осторожно это раскапывать. Шёпот многократно усилился почти до нестерпимого. Будучи по-прежнему не разборчивым, он неприятно царапал слух.
        
        В земле обнаружился какой-то свёрток. Стряхнув землю с ткани, похожей на расшитое полотенце, я развернул его и обнаружил круглую белую пластину с выгравированными на ней пустыми глазницами, очень похожую на ту, что я прятал в рюкзаке, разве что раза в два больше по размеру.
        Взяв её в руки и осмотрев, я добился появления окошка: «Костяной амулет Мора, магическая ловушка, божественная, при попадании в радиус действия ловушки жреца Оума с уровнем выше 4-го взрывается, создавая волну негативной энергии, наносящей от 20 до 70 урона, лишая любого жреца в зоне взрыва связи со своим богом на 10 минут».
        - Ты всё-таки нашёл его, - знакомый ироничный голос в моей голове прозвучал как гром среди ясного неба из-за исчезнувшего вдруг шёпота.
        - Мор! - мысленно воскликнул я, вскакивая и осматриваясь по сторонам. - Ты - Мор?
        Под моим лихорадочно мечущимся взглядом на поляне начали возникать таблички: «Костяная гончая, уровень 8». Как раз над этими подозрительными бугорками, что бросились мне в глаза чуть ранее. Радовало, что написаны они были серым цветом и под ними не имелось привычной красной полоски жизни.
        - Да, я Мор, - всё с той же иронией ответил голос, - разве ты этого не понял раньше?
        - Понял... - нерадостно ответил я. - Но, как говорится, доверяй, но проверяй.
        - Правильный подход, - похвалил меня голос с некоторой издёвкой, или, может, мне так показалось от неожиданности... - Ты не мог бы вернуть мне энергию, вложенную в эту игрушку? Всё-таки её цель уже у меня, а культисты вытворили кучу очень неприятных деяний, чтобы её насобирать. Да и тащить эту бомбу в селение было бы не самым умным решением...
        Над моей рукой, держащей пластину, всплыло окошко: «Вы хотите разрядить ловушку, вернув магическую энергию Мору? Да/Нет».
        - Если ты раздумываешь, не забрать ли столь ценный артефакт себе, - продолжил голос, пока я читал текст сообщения, - то хочу предупредить тебя: он светится для умеющих чувствовать ещё сильнее, чем твой амулет, роба и посох, вместе взятые. Только фон от большого количества лилена на этой поляне позволил замаскировать его, да и то пришлось нагнать сюда толпу зомби, чтобы хоть как-то отвлечь жреца, когда он появится на поляне.
        - А что я получу, если верну столь ценную энергию тебе? - поинтересовался я, озвучив мысль, которая была у меня на уме, и только после подумал, не чересчур ли большой наглостью с моей стороны было задавать подобный вопрос.
        - А что ты хочешь получить? - неожиданно ответил вопросом на вопрос голос.
        События принимали интересный оборот, и я задумался. Действительно, по идее, это - бог, а значит, просить можно было буквально что угодно...
        - Ты знаешь, кто я, откуда и почему здесь появился? - после довольно долгих раздумий спросил я.
        - Нет, я не знаю, кто ты, - по-прежнему иронично ответил мне голос, - но знаю, откуда и подозреваю почему. Я мог бы посчитать это за твоё желание, однако это больше достойно моей сестры Веслы. Так что поясню: я мог бы показать тебе то место во тьме, откуда ты пришёл, но это никак не помогло бы тебе. Более того, похожих мест очень много, и я многое слышал о вас, достаточно, чтобы составить представление о вашем мире, но я никогда не был ни в одном из них. А о моих догадках тебе знать пока рано. Поэтому спрашиваю ещё раз: что ты хочешь получить здесь и сейчас в обмен на эту энергию?
        - Хорошо, - я не надеялся получить положительного ответа и уже пришёл к определённому решению, - если ты не можешь вернуть мне память или помочь мне вернуться, я хочу получить силу и добиться этого сам.
        - Если бы твоя память была заблокирована или находилась где-то в глубине твоего сознания, мог бы, - ответил голос уже серьёзно. - И с моими нынешними силами помочь тебе вернуться я тоже не могу. А вот дать тебе силу... В этом мире сила - это магия. Но научить тебя колдовству я не могу. Для этого требуется время и наставник, или много толковых книг. И, боюсь, на этом континенте я не смогу тебе это организовать. Другой путь - это получить возможность стать проводником божественной силы, но для этого требуется служить. Но, думаю, служить ты не захочешь?
        - Нет, - твёрдо ответил я, - служить я никому не буду.
        - Понимаю, - усмехнулся голос. - Тогда я могу сделать тебя своим адептом, это позволит тебе эффективнее использовать мои вещи. Ну и обещаю тебе поспособствовать в обучении магии, если вдруг представится такая возможность.
        - А разве быть адептом не означает служить тебе? - поинтересовался я. - Ревностно следовать идеологии, догматам веры, выполнять там поручения всякие...
        - А разве ты знаешь мою идеологию или «догматы веры»? - спародировав последние два слова, расхохотался голос. - Нет, требования к моим адептам весьма свободные. Достаточно моего расположения и желания докопаться до правды.
        - Что же, - хмыкнул я, - если это действительно так и ни к чему меня не обязывает, я согласен. И не забудь про обещание, - с этими словами я надавил взглядом на слово «Да».
        Как только я это сделал, пластина налилась чёрным, и с неё стала стекать концентрированная тьма, впитываясь в землю. Некоторые её потоки задевали мне руку, но лишь приятно холодили, не нанося никакого вреда.
        - Спасибо, - поблагодарил меня голос, - и прощай. Не забывай временами касаться моего амулета. Если появится возможность научить тебя магии, я сообщу, иначе я не могу с тобой общаться.
        Голос замолчал и, похоже, ушёл из моей головы, так как я позвал его мысленно пару раз, чтобы проверить, здесь ли он ещё. Я сунул уже обезвреженный амулет-ловушку в поясную сумку, а полотенец сложил и засунул под нагрудник. Оглядевшись, я всё также увидел серые таблички гончих, прежде чем мой взгляд перегородили окошки: "Внимание! Получено достижение: Адепт Мора - вы добились достаточной благосклонности бога, чтобы вступить в ряды его сторонников";"Внимание! Получено достижение: Пакт со Смертью - вы сделали услугу богу смерти Мору, получив взамен обещание научить вас магии. Пакт действителен до того момента, как вы получите уровень в любом классе, дающем возможность манипулировать магическими силами."
        Развеяв таблички, я с удовлетворением двинулся к груде тел зомби. Достижения подтверждали слова Мора, причина появления мертвяков на поляне была почти понятна. Это я хорошо сходил, пронеслась мысль в моей голове. Оставалось обыскать тела, и можно возвращаться в Ансурак.
        Подойдя к ближайшему телу, я наклонился, чтобы осмотреть его. Едва моя рука прикоснулась к поясу трупа, над ней всплыло окошко: «Посох Мора может впитать энергию смерти неупокоенного мертвеца, вы желаете развеять зомби, уровень 4? Да/Нет». Вот это да! - подумал я. - Интересно, это работает только на уже поверженной нежити? Я нажал взглядом на «Да» и с интересом понаблюдал, как иссохшее тело зомби рассыпается то ли в пыль, то ли в дым, который всасывается в конец посоха, находящийся ближе к земле. От трупа остались лишь полусгнившие детали экипировки, а у меня перед глазами выскочила табличка: «Посох Мора, энергия 2/100».
        Переходя от тела к телу, я развеял все трупы, в результате зарядив посох до 18/100. Обшарив остатки экипировки, я нашёл лишь три серебряные монеты, бросил их в поясную сумку, кое-как прицепил две найденные дубинки к поясу и зашагал обратно к поселению. Как только я покинул полянку, системные сообщения уведомили меня о получении 20 очков опыта в копилку: 10 за наблюдательность и 10 за поиск. Странно, но за очередной разговор с Мором опыта не отсыпало.
        Шёл я медленно, пытаясь заблаговременно обнаружить опасность, если таковая появится, и не снижал внимания, пока не вышел к полям. Тем временем солнце скрылось, и сумерки окончательно поглотили окружающий ландшафт. Лишь у самого горизонта едва светлела тонкая полоска неба. На полях уже никого не было, а когда я подошёл к маленьким воротам, то увидел, что рядом с ними уже зажгли лампу. Меня заметили на подходе, и у открытой двери меня встречал никто иной, как Темар. За частокол мы заходили вместе.
        - Я уже собирался идти за тобой, - сказал он мне, как только я подошёл. - Ремусу здорово досталось, да и Вок теперь будет день отлёживаться... а на тебе, я гляжу, ни царапины.
        - Они хорошо меня прикрывали, - улыбнулся я, - я только колошматил посохом из-за их спин.
        - Да, Ремус мне рассказал, - улыбнулся в ответ Темар, - пока тащили его к знахарке, всё говорил да говорил: как ты горазд дубасить и какой ты упёртый дурень, что остался. Приглянулся ты ему, похоже... хотя, скорее, знал, что Вок ничего толком не расскажет. Стоило оставаться-то? Нашёл чего?
        - Нашёл, - кивнул я, достал амулет из сумки и протянул его командиру. - Вот такая штуковина была зарыта посреди поляны.
        - Культисты, - сплюнул Темар, покрутив пластинку в руках и сунув её потом в карман, - этого ещё не хватало.
        - Похоже на то, - продолжал я. - Они наверняка знали, что вот-вот к вам должен приехать сборщик налогов, и привели к вам на поляну неупокоенных, чтобы приманить жреца. А штуковину эту - ловушку, прикопали, чтобы она бабахнула, пока он с ними воевать будет. Потому что едва я её выкопал, жахнула она таким тёмным пузырём: все мертвяки дымом истаяли, а мне ничего не сделалось... Значит, на жреца она была заточена, его бы небось так же развеяло.
        Некоторое время Темар смотрел на меня чуть ли не разинув рот, потом начертил пальцем круг на лбу и с трудом удержался, чтобы не дать мне подзатыльник. Подозреваю, что его остановила только каска на моей голове.
        - А если бы и тебя того... развеяло? - сказал мне командир гарнизона, когда к нему, наконец, вернулся дар речи. От избытка чувств он даже толкнул меня в плечо, чтобы я шёл дальше, хотя я остановился вслед за ним.
        - А откуда я знал, что такая маленькая вещица может взорваться? - попытался я оправдаться. Моя выдуманная история казалась мне очень логичной.
        - Это да... - согласился Темар. - Ты очень везучий парень, Безымянный. Хотя, с другой стороны, постоянно вляпываешься в неприятности.
        - Хорошо - живой, - вздохнул я в ответ.
        - Ты здорово нам помог, - похлопал меня по плечу командир гарнизона. - И я лично очень тебе благодарен. Ремус говорил, что машешь ты своим посохом, как цепом на молотильне... Если хочешь, я могу поучить тебя воинскому искусству.
        - Было бы здорово, - от души ответил я.
        - Ну вот завтра с утра и начнём! - улыбнулся мне капитан гарнизона и, попрощавшись, пошёл куда-то, так как мы уже стояли у входа в таверну.
        Я же открыл дверь и вошёл внутрь. Посетителей в зале было немало, и стоило мне появиться, как разговоры прекратились и все посмотрели на меня.
        - Гляди-ка, живой! - услышал я голос Вока и отыскал его взглядом.
        Он сидел за столом с ещё двумя воинами. Нагрудника на нём уже не было, а на теле белели бинты. Не долго думая, я направился к их столу. Разговоры в зале возобновились, и по обрывкам слов, долетавшим до меня, я понял, что все они были про наш поход на поляну.
        Глава 16
        Когда я уже подходил к столу, меня заметили двое незнакомых мне воинов. Они вскочили с лавки и загомонили, энергично жестикулируя и перебивая друг друга: - Живой! Давай садись! Рассказывай, нашёл чего? Ну ты даёшь! - и в восторге стали так отчаянно хлопать меня по плечам, что едва ли не силой вынудили сесть рядом с Воком. Низенький воитель же подождал, пока я не усядусь и тоже спросил: - Ну и как, нашёл чего?
        - Нашёл, - ответил я, устраиваясь поудобнее и снимая каску, - оказалось, в центре поляны был закопан амулет Мора... вот он-то и притянул нежить.
        Воины синхронно начертили круги у себя на лбу.
        - Темар уже собирался снимать дежурных с северной стены, чтобы тебя идти искать... - буркнул Вок.
        - Ага! А Вок как Ремуса к знахарке оттащил, так сюда завалился и пиво хлещет! - весело воскликнул один из солдат.
        - Беспокоился небось! - расхохотался другой.
        Вок сплюнул, залпом осушил содержимое своей кружки и молча направился к выходу. Его товарищи попытались было его остановить, выкрикивая извинения и подзадоривая, но он их не слушал и покинул таверну. Как только дверь за ним закрылась, они переключили всё внимание на меня.
        - Рисковый ты парень, Безымянный, - сказал мне один, усаживаясь обратно за стол. - Расскажи хоть ты нам нормально, что да как, а то весь вечер из Вока слова не вытянешь.
        - Да! - воскликнул второй, сделав подзывающий жест по направлению к стойке. - Да поняли только, что мертвяков там оказалось много и Ремуса чуть не разорвали.
        - Мертвяков там оказалось семеро, - ответил я, - на Ремуса просто навалилось больше, Вок как со своими справился, прикрыл его, ну а я из-за их спин посохом помогал, моей заслуги там немного.
        - Да ладно! - воскликнул один из солдат. - Вок прикрыл напарника? Может, тебе померещилось?
        - Семеро шатунов! - в то же время возбуждённо говорил другой. - А работники говорили пять от силы!
        - Не только прикрыл, - решил я ответить первому, - но и дал отступить, встав на его место.
        Оба солдата замолчали и пристально посмотрели на меня, пытаясь понять, не вру ли я, а потом разом хлопнули ладонями по столу и громко расхохотались.
        - Ну дела-а, - потянул один, отсмеявшись. - А дальше что было?
        - Дальше Вок повёл Ремуса назад, - продолжил я рассказ, - а я решил остаться и осмотреть поляну, как мне наказывал Темар. В центре нашёл амулет, откопал его да и пошёл обратно.
        - Это ты столько времени его искал? - удивлённо спросил один из солдат. Тем временем к нашему столу подошла Марта и поставила перед солдатами по большой кружке, а передо мной поднос с ужином.
        - Это было совсем не просто, - отвечал я, рассматривая содержимое тарелки, - амулет был закопан так неприметно, что мне пришлось всю поляну обшарить. Откровенно говоря, я на него вообще случайно наткнулся. А потом я без происшествий вернулся к форпосту, где меня встретил командир.
        - А больше ты ничего там не находил, миленький? - вдруг спросила Марта. Я с недоумением посмотрел на неё, а солдаты расхохотались: - А ты что думала, дурында, окромя этого сокровища он что ль ещё какие раскопал?
        - Эх, олухи! - добродушно ругнулась на них женщина. - Я думала, может амулет этот в какой шкатулке лежал, аль в мешке...
        - Да нет, - отвечал я, - в тряпицу он был завёрнут... кстати говоря, забыл я её Темару отдать: хорошо, ты мне об этом напомнила, Марта, завтра с утра и отдам.
        - Ну вот, - один из солдат попытался шлёпнуть её по заднице, но женщина, несмотря на всю свою полноту и кажущуюся нерасторопность, ловко увернулась, - хоть чего-то хорошего добилась вопросами своими дурацкими!
        Они оба расхохотались, а Марта, всплеснув руками, вернулась за стойку. Мне же пришлось ужинать в компании этих двух подвыпивших воинов, рассказывая им по несколько раз различные детали похода на поляну. Наконец я доел ужин, состоявший из какого-то растительного пюре с жареным мясом, краюхой хлеба и кружкой довольно крепкого пива, и поднялся к себе в комнату.
        Очень долго я возился с бронёй: несмотря на то что я запомнил, где находятся почти все подвязки и ремешки, развязывать их без посторонней помощи было крайне неудобно, или, может быть, так мне показалось просто с непривычки. Наконец, сложив все детали грудой на полу, я снял сапоги, отстегнул пояс и стянул штаны с рубахой. Погода стояла тёплая, и для сна вполне хватало нижнего белья.
        Поставив посох рядом с кроватью, я достал засапожный нож и полотенце, в которое был завёрнут амулет-ловушка. Засунув нож под подушку, я уселся на кровать, задумчиво вертя в руках полотенце и рассматривая вышитые на нём незатейливые узоры. Если я правильно всё понял, то я вляпался в какой-то таинственный заговор, а если верно закинул удочки - сегодня ночью у меня вполне могут появиться незваные гости. Забравшись в постель, я дал себе установку не засыпать, спрятал полотенце под одеяло и вытянулся на кровати.
        Спать хотелось очень сильно, и мягкая кровать лишь способствовала этому, но адреналин от осознания того, что меня запросто могут прирезать во сне, а также внутреннее упорство не позволяли мне провалиться в забытьё, оставляя меня лишь в состоянии чуткой дремоты. Ждать пришлось очень долго, мне казалось, что уже приближается утро и я всё-таки ошибся и ночных гостей не будет, но вот в коридоре вдруг послышались осторожные шаги.
        Скрипнул ключ в замочной скважине, и дверь медленно отворилась. Я не удивился, увидев, как Марта заходит в комнату, старясь не светить на меня лампой, которую она держала в руке, и затворяет за собой дверь. Честно говоря, я ожидал, что всё-таки ночным визитёром окажется кто-то другой, но то, что Марта пришла самолично, оставляло некоторые надежды о не слишком масштабном размахе заговора.
        Марта присела на корточки возле сложенной на полу брони и стала копаться в моей поясной сумке. Я привстал в кровати и, достав из-под одеяла полотенце, обратился к ней: - Не это ли ты ищешь, Марта? Женщина вздрогнула от неожиданности, на мгновение замерла, а потом медленно обернулась, осветив меня лампой. На мгновение меня ослепил яркий свет, и я, стараясь не делать резких движений, запустил руку под подушку и нащупал нож. Однако, когда мой темнозрение переключилось на нормальное, я увидел, что дородная женщина ошарашено смотрит на полотенце, плюхнувшись на пол и прижавшись спиной к стене. Из-за скоса крыши над её головой казалось, будто она забилась в нишу в тщетной попытке спрятаться от меня.
        - Так это ты закопала амулет на поляне? - снова спросил я, бросив Марте вожделенное полотенце. - У тебя был зуб на жреца или ты это делала по заданию культистов?
        - Эх, миленький, - выдохнула Марта, поймав полотенец и беспомощно прижимая его к груди, - и откуда ты такой умненький свалился на нашу голову...
        Я промолчал, внимательно наблюдая за ней. Мне показалось, будто женщина вся как-то обмякла и разом постарела на несколько лет, словно в ней вдруг надломился тот внутренний стержень, что поддерживал её жизненные силы.
        - Даже и не знаю, как тебе объяснить, - наконец заговорила она, теребя полотенце в руках. Лампу она поставила на пол рядом с собой, будучи, очевидно, не в силах удержать её в руке.
        - Не то чтобы я была с культистами, - растерянно пробормотала она, но по мере того как она говорила, голос её креп, становясь всё злее, - но поганый саэлин... Знаешь, миленький, я родилась в одной деревеньке не далеко от столицы. Нашим хозяином был один мерзкий саэлин, но пока мы были детьми, мы особо не осознавали этого. На свою беду, я росла красавицей, а в деревне был хороший парень... мы росли вместе, он был добрым и заботливым, - из её глаз потекли слёзы, но она, казалось, не замечала этого, - и мы полюбили друг друга. По крайней мере, мне хочется в это верить. Мы были счастливы, строили планы, уже собирались просить у старейшины разрешения на брак... никто не был против, скорее наоборот. Но как-то в деревню приехал хозяин с очередным осмотром.
        Марта замолчала, явно собираясь с духом. Я тоже молчал, уже примерно представляя продолжение истории. Мне было мерзко от того, что из-за меня ей приходится вспоминать подобное, но мне нужно было знать.
        - Я приглянулась ему, - наконец продолжила Марта, - как, впрочем, и ещё несколько деревенских девушек. Большинство восприняло это как что-то неизбежное, родители поплакали и отдали своих перепуганных детей. Мои попытались было заступиться, но хватило пары непонятных слов, чтобы они застыли столбом... А вот мой глупый Марек выскочил с дрыном и попытался отбить меня у свиты хозяина. Проклятую нелюдь это очень позабавило. Он даже не использовал магию, просто забив мальчика до полусмерти... а потом продал на рудники; даже самые крепкие не выдерживают там больше пяти лет. Меня же с другими девушками приволокли в его поместье, где он пользовал нас, пока мы ему не наскучили... Со мной он игрался дольше всех, - голос Марты стал совсем неживым, тихим и очень злым, - он почти лишил меня воли с помощью амулета и разных снадобий. Я пыталась покончить с собой, но за мной хорошо смотрели и даже накладывали всякие заклинания. После очередной такой попытки он притащил в казематы моих родителей и резал их живьём на куски, заставляя меня смотреть... Когда у меня не осталось ничего и я уже не могла терпеть, я,
наконец, сломалась и стала его послушной игрушкой. О-о-о, он был очень доволен... и быстро потерял ко мне интерес. Если бы я не была такой молодой и глупой, я поддалась бы ему раньше и тогда хотя бы уберегла родителей от лютой смерти... - женщина яростно вытерла дорожки слёз на щеках, но только ещё больше размазала их по лицу. - Меня, как и ещё пару девушек, к которым охладел этот мерзавец, продали в один столичный бордель. Да-а-а-а, этот извращенец набил девчонками из своих окрестных деревень всё подземелье поместья. Как я потом узнала, это был весьма известный в столице аристократ, занимающийся поставками женщин в половину столичных домов терпимости. Дальше были годы беспросветной жизни в борделях, красота моя быстро исчезла, вскоре я стала уже просто мамочкой... именно там я познакомилась с людьми из культа. Отчаяние сменилось надеждой испортить жизнь как можно большему количеству саэлин. Я стала подмешивать им в напитки смеси, которые мне приносили культисты. От них никто не умирал сразу, эти твари начинали гнить изнутри, долголетие перворожденных становилось теперь для них проклятием... Некоторые
такие загадочные заболевания и смерти усердно расследовали, и я всё больше попадала под подозрение, так что наконец меня сослали сюда. Здесь я уже пару лет, и в прошлом году один купец передал мне тот амулет. Я знала, когда примерно приезжает саэлин за налогами, и подождала, пока не будет собран весь необходимый лилен. Этот мерзавец должен был пойти туда разделаться с нежитью и сгинуть! Но он взял и сдох в дороге...
        - Мне жаль, - мне правда было жаль её, - но ты же понимала, что погуби ты жреца таким образом, подозрение всё равно бы пало на поселенцев. Старейшина говорил, что вас всех могут сжечь за такое...
        - Я знаю, - ответила мне Марта и подняла голову. Её глаза пылали лютой ненавистью и фанатизмом с толикой безумия. - Мы и так отбросы, сосланные, чьи жизни вкупе не стоят и одной благословенной жизни саэлин. Оно того стоило!
        - Понимаю... - задумчиво сказал я. - Что ж, я отдал Темару амулет и рассказал всё так, что он подозревает культистов. А единственная улика теперь у тебя. Кроме меня никто не знает о твоей связи со всем этим, а я планирую покинуть Ансурак дня через три.
        Марта сидела с широко раскрытыми глазами, из которых как от удара ветра исчез весь гнев, и смотрела на меня.
        - Почему ты не выдал меня сразу? - наконец выдавила она из себя. - Ведь не моя же глупая история разжалобила тебя, миленький?
        - Это не мои разборки, - пожал я плечами, хотя, честно говоря, и сам не знал, почему поступил именно так. - Я думал, в поселении имеется целый заговор культистов и сперва хотел выслушать их доводы. Твои мне кажутся вполне логичными. К тому же у меня есть и свои резоны... Ты это... вставай давай, да иди уже... я полночи по твоей вине не спал...
        - Странный ты, Безымянный, - сказала Марта с каким-то непонятным выражением на лице, поднялась и направилась к двери. - И... спасибо, - едва слышно добавила она и вышла из комнаты.
        Я же подумал было встать и поискать ключ, но услышал звук закрываемой двери и откинулся на кровати. Перед глазами всплыло окошко: «Задание „Очистить поляну“ выполнено! Вы получаете 185 очков опыта. Дополнительное условие „доложить командиру о причинах появления нежити“ выполнено, вы получаете 50 очков опыта и уровень репутации с командиром гарнизона Темаром повышается до дружелюбия, вам предложено получить начальную тренировку под его руководством для получения класса воин, скрытое дополнительное условие „обнаружить агента культистов“ выполнено, вы получаете 100 очков опыта и уровень репутации с кухаркой Мартой повышается до дружелюбия». Также капнуло ещё 20 очков опыта с двух успешных попыток обмана, и только я развеял эти окошки, как перед глазами померкло и меня, кажется, аж приподняло над кроватью.
        «Поздравления! Вы достигли четвёртого уровня, ваши ОЗ восстановлены, все действующие негативные эффекты нейтрализованы. Ваши очки здоровья увеличены, получены новые очки навыков, которые вы можете распределить из окна статистики персонажа. Получено новое очко параметров, которые вы можете распределить из окна статистики персонажа. Разблокирован доступ к очкам способностей.»
        Над всеми этими описаниями стоило бы как следует поразмыслить, подумал я, но спать хотелось нещадно, поэтому, поскорее прогнав все эти сообщения с глаз долой, я наконец-то отдался в объятия сна.
        
        Имя: /нет, введите/Уровень: 4 Опыт 3095/6000
        Класс: Воин 1
        Раса: человек
        Очки здоровья: 44
        Спасброски:
        Стойкость +3
        Реакция +1
        Воля +1
        Параметры:Сила: 12 (+1)Ловкость: 12 (+1)Выносливость: 12 (+1)Интеллект: 12 (+1)Мудрость: 12 (+1)Харизма: 12 (+1)Свободных очков параметров 11
        Навыки:Выживание 6/6Готовка 1/6Лазанье 3/6Оказание первой помощи 3/6
        Свежевание 1/6
        Медицина 3/3
        Наблюдательность 3/3
        Обман 3/3
        Поиск 3/3
        Следопытство 3/3
        Убеждение 3/3Свободных очков навыков 1
        Способности:
        Сноровка с оружием (посох)
        Темнозрение
        Свободных очков способностей: 2
        Достижения:Хардкор 2
        Адепт Мора
        Пакт со Смертью
        Глава 17
        Мой сладкий утренний сон прервал настойчивый стук в дверь. Я вскочил с кровати и, ещё толком не проснувшись, кинулся открывать, но тут вспомнил, что она заперта на ключ.
        - Сейчас, сейчас, - крикнул я, бросившись напяливать штаны, - минуточку...
        - Меня Марта послала за вами, - раздался из-за двери детский голос. - Зовёт к завтраку!
        Пока я одевался, искал ключ и открывал дверь, мальчонки и след простыл. Пожав плечами, я прихватил посох, закрыл дверь и спустился в зал. Народу было немного, и я сразу заметил Темара с Воком за одним из столов. Вок рассеянно ковырял ложкой кашу в тарелке, а вот тарелка командира уже была пуста, и теперь он с видимым удовольствием потягивал из кружки какой-то напиток.
        - Доброе утро, - поприветствовал меня Темар и жестом пригласил садиться. - Это я попросил Марту послать за тобой, ты же не передумал тренироваться вместе с моими ребятами?
        - Нет конечно, - поспешил я уверить его, - просто не выспался...
        - То ли ещё будет... - усмехнулся Вок, глядя в окно, а Темар добродушно рассмеялся.
        Знакомый паренёк притащил мне завтрак: полную до краёв тарелку каши и чашку с каким-то мутным горячим пойлом. Напиток имел приторно-сладкий вкус, и я так и не смог определить, что же это такое.
        - От души тебе Марта наложила порцию! - улыбнулся командир гарнизона, глядя в мою тарелку. - Наверное, ты ей тоже приглянулся...
        Вок бросил на меня испытующий взгляд и снова принялся отправлять в рот ложкой мизерные порции каши. Я тоже взялся за еду и, как я и подозревал, каша оказалась не очень вкусной. Однако я старательно запихивал в рот полные ложки и заставлял себя быстро пережёвывать и глотать, запивая кашу тем самым сладковатым напитком, когда становилось уж совсем неприятно.
        В этой борьбе с варёными злаками мне показалось, что завтрак пролетел моментально. Как только я закончил, Темар дал нам команду на выход и мы покинули таверну, встретив снаружи ещё троих незнакомых мне воинов. Все вместе мы пошли к воротам, и по пути командир объяснял мне, что первым пунктом тренировки будет пробежка вокруг Ансурака, вдоль стены частокола. От меня для начала требовалось лишь не сильно отставать от других. С правой стороны от форпоста находилась тренировочная площадка, где мы и должны были закончить второй круг нашей пробежки. Выйдя за ворота, Темар дал нам отмашку, и мы гурьбой побежали направо. Сам командир неспешно зашагал в противоположную сторону.
        Поначалу бежать было не слишком тяжело, воины бежали трусцой, особо не ускоряясь. Однако после первого круга съеденная каша стала давать о себе знать, и я медленно, но верно, всё больше отставал от группы. К концу забега нас отделяло уже метров сто и я еле добежал, вспотев и запыхавшись. Пока я приходил в себя под насмешливыми взглядами воинов, которые, как мне показалось даже не вспотели, я осмотрел площадку.
        Это была ровная, заросшая травой полянка, на которой были расставлены грубо сделанные соломенные манекены. На краю поляны виднелись такие же соломенные мишени и короба с деревянными муляжами различного оружия. Также имелись стойки с грубыми щитами из досок.
        Солдаты по приказу командира взяли по деревянному мечу и щиту и, разбившись на пары, приступили к тренировке. Темар же взял здоровую палку чуть длиннее моего посоха и встал напротив меня. Сначала он показал мне базовые движения и как следует правильно бить и блокировать удары посохом. Он медленно повторял каждое движение, пока я не сказал ему, что понял, а после заставил меня повторять все эти движения, поправляя положение рук и чёткость выполнения.
        Время пролетало незаметно. Солдаты менялись парами. Один из воинов начал стрелять из лука по мишеням, а Вок стал метать в них свои ножи. Мы с Темаром перешли к парным упражнениям: сначала я пытался ударить его выученными движениями, а потом пытался блокировать его удары.
        Не знаю, остался ли доволен командир гарнизона моим прогрессом, но вскоре Темар дал команду завершить тренировку, и мы направились к воротам. Оказалось, уже наступило время обеда, и командир сказал, что после еды мы отправимся на вчерашнюю поляну, дабы убедиться, что тела мертвяков исчезли. Трое солдат разбрелись по домам, а Темар с Воком сопроводили меня до таверны. Я же решил перед обедом сбегать к кузнецу - вернуть броню и спросить про кольчугу.
        Оказалось, что моя кольчуга уже была починена и, забрав её, я отделался от Пемира коротким пересказом событий, сославшись на то, что командир ждёт меня к обеду. Быстро перекусив, я собрал снаряжение, натянул кольчугу, каску и отправился с Воком и Темаром к поляне. Там мы не обнаружили ничего нового. Командир задумчиво поворочал ногой то, что осталось от мертвяков, попросил показать ему то место, где был закопан амулет, после чего мы вернулись в поселение.
        Увидев, что я снова щеголяю в кольчуге, Темар позвал меня вечером на тренировочную площадку. На этот раз он объяснял мне основы боя с мечом, как правильно пользоваться щитом, как двигаться в броне и прочие воинские премудрости. Мы стучали деревяшками дотемна, я очень утомился и поэтому сразу после плотного ужина был просто счастлив наконец-то уйти к себе в комнату.
        Когда я разделся и уже собирался спать, перед глазами у меня выскочило окошко: «Внимание! Вы приступили к получению начальной воинской подготовки. Вам доступен класс воина. В случае перехода в этот класс, на первом уровне вы получите +2 к спасброску стойкости, дополнительное очко способности для приобретения способностей воина, а также компетентность во владении воинским оружием и всеми видами доспехов и щитов, кроме экзотических. Также вы получите полный доступ к классовым навыкам воина после их разблокировки. Вы хотите заменить один из своих нейтральных уровней на уровень в классе воина? Да/Нет»
        Почему-то мне казалось, что тренироваться для получения класса воина мне придётся куда как усерднее, подумал я, нажимая взглядом на «Да». Осмотрев открывшееся окно параметров, я не заметил особых изменений и, пользуясь моментом, решил потратить два очка навыков, чтобы поднять обман до максимума. Оставшись доволен результатом, я закрыл окошки, опустил голову на подушку и моментально уснул.
        Утром меня вновь разбудил парнишка, сам бы я точно не встал: всё тело ломило так, будто меня всю ночь лупили палками. Стеная и охая, я кое-как размялся, чтобы не выглядеть совсем уж размазнёй, и спустился завтракать. Утро повторилось, только в этот раз Темар заставил меня бежать и сражаться в кольчуге. Прибежал я, естественно, последним, под насмешки и шутки воинов. Зато тренировка далась мне не так тяжело, как я ожидал: я уже не чувствовал себя таким же скованным в доспехах, как несколько дней назад.
        Сегодня Темар лупил меня своим шестом всерьёз, и боль заставляла меня уворачиваться и блокировать удары с удвоенным усердием. В какой-то момент перед глазами выскочила табличка: «Внимание! Вы достаточно тренировались для получения способности „Сноровка с оружием (посох)“. Вы хотите потратить дополнительное очко способностей для получения этой воинской способности? Да/Нет».
        Я не задумываясь вдавил взглядом «Да» и продолжил тренировочный бой, не заметив никакого улучшения: мне по-прежнему ощутимо доставалось от Темара, который казался мне ветряной мельницей - так быстро и ловко он орудовал своей палкой.
        В обед мне удалось даже немного подремать, а вечером продолжилось моё истязание, но уже с мечом и щитом. Этим вечером Темар также научил меня стрелять из лука, а ещё показал, чем отличаются движения при использовании разных типов древкового оружия.
        Новый день опять встретил меня болью во всех мышцах, но уже не такой сильной, как мне показалось. Бежал я уже лучше, хотя опять прибежал последним. В этот раз Темар показывал мне всякие хитрые трюки с посохом, которые запомнить-то я запомнил, а вот повторить смог далеко не все.
        После тренировки мы возвращались к воротам, когда Темар вдруг сказал: - После обеда загляни к старейшине. Я рассказал ему о твоих успехах, и, думаю, он не будет больше задерживать тебя здесь. Конечно, до настоящего воина тебе ещё далеко, но я научил тебя основам. За столь короткое время ты не сможешь вырасти больше.
        В таверне, к нашему удивлению, мы встретили Ремуса, который сбежал на обед от заботливой знахарки, чтобы сообщить командиру о своём выздоровлении. Выглядел он всё ещё не очень, хотя и уверял Темара что уже совсем поправился. Однако после обеда командир гарнизона всё равно отправил его обратно.
        Старейшину я застал восседающим за гигантским столом.Он читал какую-то то ли книгу, то ли дневник, но при моём появлении отложил чтение в сторону и внимательно воззрился на меня.Как я и ожидал, он в свойственной ему дружелюбной форме, за которой, впрочем, мне явственно виделось двойное дно, сообщил, что если всё пошло, как было запланировано, то даже расскажи я кому чего-нибудь лишнего, до барона эти вести никак не дойдут раньше посыльных. А следовательно, более нет нужды меня задерживать и я волен покинуть Ансурак, когда мне заблагорассудится, хотя могу при желании оставаться и дальше, платя за постой как любой другой обычный постоялец.
        Я подумывал задержаться в поселении ещё на пару дней, чтобы иметь возможность потренироваться подольше, но, выходя из дома Закбеда, сопоставил слова Темира и старейшины, и это желание как-то быстро пропало. Я предполагал и худший вариант развития событий: меня просто выпрут из Ансурака, как только им это покажется достаточно безопасным, так что не особо расстроился, а пошёл искать Темара.
        Командира гарнизона я встретил выходящим из таверны, и он не удивился, услышав, что я собираюсь уходить завтра утром. Напросившись на последнюю тренировку перед уходом, я провёл вечер на площадке. Темар был молчалив и говорил только тогда, когда возникала необходимость меня поправить. Его явно тяготило решение старосты, и было заметно, что он хотел передать мне как можно больше из своих обширных воинских знаний, но даже я ощущал, что выходило это очень скомкано и поверхностно, что лишь усиливало его досаду. Промучавшись так до темноты, мы вернулись в таверну, поужинали и я отправился спать.
        Перед сном я перебрал свой рюкзак, не забыв развернуть свёрток с накидкой и прикоснуться к амулету, но не услышал в голове знакомого голоса. Собравшись и приготовившись к продолжению пути, я обнаружил на полу две дубинки, взятые у зомби, и составил себе ментальную заметку отнести их завтра Пемиру. Осталось забрать обещанные припасы, подумал я и улёгся на кровать.
        Утром мальчуган, что будил меня каждый день, не пришёл, поэтому я, конечно же, проспал и спустился в зал, когда он был уже пуст. Марта, которая привычно стояла за стойкой, увидев, как я спускаюсь по ступенькам, позвала меня к себе и выдала свёрток с продовольствием, а также пару простеньких сменных рубах и коротких подштанников, которые использовались здесь как нижнее бельё. - Береги себя, миленький, - грустно сказала она, прощаясь. Спросив у неё, долго ли ждать до обеда и услышав, что до полудня ещё прилично, мол, и готовить ещё не начинала, я попросил её придержать припасы ещё немного, пока я не схожу к Пемиру. Она согласилась, но не отпустила меня, пока я не перекусил.
        Поев, я поднялся в комнату, забрал дубинки и отправился к кузнецу, которого застал за работой.
        - С чем пожаловал, Безымянный? - спросил меня Пемир, отложив молот в сторону.
        - Да вот, забыл тебе отдать, - ответил я, протягивая ему дубинки. - У мертвяков отобрал.
        - Странно, это не я ковал, - сказал кузнец, осматривая металлические навершия, - пару серебряков тебе за них могу дать...
        - А как же «железа у нас мало, а потому оно на вес золота»? - спародировал я его интонацию.
        - Ладно, - расхохотавшись, отвечал мне Пемир, - двенадцать монет, не больше...
        - Я пошутил, - улыбнулся я. - Забирай бесплатно, вам оно нужнее.
        Отсмеявшись, кузнец заглянул мне в лицо и, видимо, не увидел там чего-то, что ожидал найти. Крякнув и забрав дубинки, он ушёл в дом, но достаточно быстро вернулся и бросил мне в руки рюкзак.
        - Мне нравятся честные люди, - заявил он мне, уперев руки в бока. - Так что, так и быть, продам тебе свой походный рюкзак. Как по мне, в пути он тебе больше всего пригодится, а больше для тебя у меня ничего толкового нет. Когда-то очень давно купил я его в столице и по опыту знаю: хороший рюкзак в дороге - самое главное, а этот шили с умом.
        Я осмотрел рюкзак и действительно заметил, что он значительно отличался от виденных мною ранее. Он был прямоугольной формы, с дублёными кожаными боками и удобными лямками с регуляторами. С виду он казался даже вместительнее того, что сейчас был у меня. Пока я вертел его в руках, над ним выскочила табличка: «Большой походный рюкзак, мастерская работа, снижает нагрузку от переносимого веса на 10%». Над другими рюкзаками ничего подобного не выскакивало, хотя, может, я и не столь тщательно присматривался, мелькнула у меня мысль, но однозначно надо брать.
        - И сколько попросишь? - поднял я взгляд на кузнеца и попытался запомнить, что по возможности следует повысить себе наблюдательность.
        - Ещё золотой найдёшь? - ответил мне Пемир, прищурив глаз.
        - Нет, - ответил я, ведь рюкзак я оставил в комнате. - Но сто серебряков отсчитаю, - и, открыв поясную сумку, начал выгребать оттуда монеты.
        Отсчитав почему-то изумлённому кузнецу сто монет, я забрал рюкзак, попрощался и ушёл, оставив Пемира растерянно почёсывать затылок. В таверне я забрал у Марты припасы и поднялся в комнату, чтобы заново пересобрать поклажу. Занимался я этим не спеша и результатом оказался вполне доволен: даже учитывая весьма неплохой объём, занимаемый припасами, в рюкзаке ещё осталось свободное место.
        Я надел кольчугу, каску, плащ, закинул за спину рюкзак и, взяв в руки посох, попрыгал на месте. Рюкзак немного шлёпал по спине, так что пришлось повозиться ещё, подтягивая лямки, пока наконец рюкзак не сидел как влитой. Заметив, что в таком облачении мне становится жарковато, я пообещал себе проследить за этим в дороге и, если не будет ветра, возможно, убрать плащ в рюкзак.
        Спустившись, я увидел, что в зале уже были люди, которые дружно посмотрели на меня, едва я появился. Заметив за одним из столов Темара с Воком и Ремусом, я подошёл к ним, и они посторонились, давая мне присесть. Обедали мы почти без разговоров. Темар выглядел так, будто его что-то тяготит, Вок молчал, не поднимая глаз от тарелки, один лишь Ремус добродушно прощался, желал мне удачи в пути и счастливо добраться до столицы.
        - Ремус, Вок, - приказал командир гарнизона, когда мы поели, - проводите Безымянного до тракта.
        - Да ладно, - внезапно подал голос Вок, - Ремус ещё слаб, зачем его гонять. Сейчас день, я и один его провожу.
        Высокий воин начал было бурно возмущаться, но Темар, нахмурившись, кивнул: - Ты прав, помолчи, Ремус! Несмотря на то что ему это явно не понравилось, воин не стал перечить, хотя и продолжал бурчать, пока мы выходили.
        На выходе из таверны Вок прихватил свой щит, и мы пошли к воротам, после того как я попрощался с Темаром и Ремусом, который даже похлопал меня по плечу на прощание. Я заметил, как в проёме двери показалась Марта, которая, поймав мой взгляд, помахала мне рукой и, прежде чем я отвернулся, сделала странный жест, прикоснувшись к своим бровям указательным и средним пальцем правой руки, сжав остальные в кулак.
        Дежурные солдаты отворили для нас ворота и вскоре мы зашагали по дороге прочь от Ансурака.
        Глава 18
        Шли мы молча и достаточно споро. День выдался солнечный, и, хотя светило уже перевалило зенит и пик жары миновал, вскоре от быстрой ходьбы мне стало душно. Я попросил Вока подождать, снял плащ, аккуратно свернул его и убрал в рюкзак. Всё это время низенький воин стоял, не проронив ни слова, и только с мрачным видом наблюдал за мной. Мы продолжили путь в молчании, и, видя странное поведение воина, я старался всё время держать его на виду, чтобы не пропустить возможного нападения, хотя и сомневался, что справлюсь с ним в случае чего.
        Наконец впереди показалась широкая дорога, а через несколько минут мы уже подошли к ней вплотную. Вок остановился, а я повернулся к нему.
        - Ну что же, Вок, прощай, - сказал я и собирался уходить, когда он всё-таки заговорил.
        - Подожди, Безымянный, - было видно, что слова давались ему с трудом. - Может быть, мне не стоит этого говорить, но я знаю, что ты Призванный.
        - Призванный? - ошарашено повторил я.
        - Я рос в столице, - начал объяснять мне воин, - и многое там повидал. Отличить вас не сложно, особенно тем, кто уже с вами сталкивался. Ты явно появился где-то на юге и не в курсе... а вот твой хозяин знает наверняка и направил тебя туда неспроста! Не знаю, какое заклинание лежит на твоём амулете, - его голос стал уж совсем отчаянным, - но если оно не смертельно, послушай добрый совет: снимай его и беги. Сам в лесу прячься, к культистам... это всё равно лучше того, что тебе уготовано в Саоэллуме. Говорят, вы не можете умереть, и любого Призванного касмере отлавливают церковники. В столице многие из вас появляются на центральной площади, там их и принимают тёпленькими, сам такое пару раз видел. Редко, но бывает устраивают облавы. Да и на невольничьих рынках за вашего брата дают хорошую цену. Я сбежал от хозяина, - было видно, насколько тяжело солдату говорить всё это, - и пару лет скрывался среди столичных воров. Хотя Змер не долго была ко мне благосклонна и меня в конце концов поймали и сослали сюда... Так вот, по своему ремеслу я много куда залезал и много чего слышал. Всех выловленных
Призванных держат в подземельях под кафедральным собором и подвергают пыткам, медленно отбирая силы и под конец убивая. Смерть, знаешь ли, высвобождает много силы... И так раз за разом. Если даже твоё заклятие на амулете смертельно, привяжись где-нибудь и сними его. Это лучше чем бесконечная череда мучений...
        - А что ты ещё знаешь о Призванных? - сказать, что я был удивлён услышанным, значит, ничего не сказать, у меня аж колени подкашивались...
        - Не очень много, - буркнул Вок. - Говорят, несколько лет назад подобные тебе стали появляться по всему Оминарису. Не только люди, но и нелюдь и даже монстры. Легко заметить, что убитый тобой враг через какое-то время снова живой... Почти сразу саэлин нашли этому применение, говорят, по личному приказанию императора, и с тех пор всех Призванных касмере отлавливают повсеместно, и я слышал, что и ронкаэ и даже тех саэлин, что слишком много себе позволяют - тоже.
        - Спасибо, что предупредил! - от всего сердца поблагодарил я этого низкорослого воина, который смог пересилить себя. - В Ансураке что же, все про меня догадались?
        - Не знаю, - покачал головой Вок. - Старейшина и Темар точно, насчёт остальных не уверен. Вряд ли тут много тех, кто встречался с такими, как ты. Удачи в пути, Безымянный, и да поможет тебе Змер!
        Я протянул руку воину, который, похоже, сначала удивился такому жесту, но быстро сориентировался, схватил мою руку обеими руками и сердечно пожал её. Потом он развернулся и, не оглядываясь, быстро пошёл прочь, а я ещё долго смотрел ему вслед и размышлял над его словами. Похоже, Призванные были подобными мне «игроками» и таким образом местные разумные (на ум почему-то приходило непонятное слово неписи) объясняли себе их существование. Вот только участь живых батареек в казематах под собором и упоминание пыток как-то совсем не походили на весёлую игровую составляющую. Боль здесь я уже успел испытать, и она была очень даже реальной, а представляя себе годы таких мучений, я чувствовал, как от ужаса у меня шевелятся волосы на голове. Как-то не верилось, что всё это может быть «игрой»...
        Однако не имело смысла стоять столбом, так что я зашагал по главной дороге, которую Темар высокопарно называл трактом, дальше на север. Погрузившись в свои мысли, я и не заметил, как стемнело, поэтому решил отойти немного от дороги, чтобы найти место для ночлега. Как-то не хотелось опять встретить кого-нибудь ночью и заработать новых проблем. Лезть на дерево в кольчуге тоже не хотелось, так что я побродил по тёмному лесу, пока не наткнулся на огромную корягу сваленного дерева и решил заночевать рядом с ней. По крайней мере, можно было обезопасить спину в случае возможного нападения.
        Расположился я с другой стороны гигантского ствола, чтобы мой костерок не был заметен с дороги; затем достал один из свёртков с припасами и бурдюк воды. Вода была свежей - пока я относил кузнецу дубинки, Марта по моей просьбе заново наполнила бурдюки. Развернув свёрток, я обнаружил хлеб и ещё один свёрток, на этот раз бумажный. Внутри него оказались сушёные полоски вяленого мяса, и я было закинул одну в рот, когда вдруг заметил на внутренней стороне этой своеобразной обёртки какой-то текст. Высыпав содержимое на ткань рядом с хлебом, я расправил бумагу и вчитался в записку, которая, несомненно, была от Марты.
        Странные буквы были такими же, как и на монетах, и я, хоть и со странным ощущением свербения в мозгу, смог их прочитать и понять. Часто повторялось одно и то же сочетание букв, которое я воспринимал как «дорогой», и, скорее всего, это было то самое слово «миленький», которое так любила беспричинно использовать эта женщина. Суть короткой записки была простой: Марта категорически не советовала заходить в следующее по тракту поселение Присаль, вернее, даже просила этого не делать, мол, тамошний священник - премерзкий фанатик, который подмял под себя всю деревню, оттеснив старейшину на второй план. Женщина была уверена, что там меня обязательно схватят и отправят в столицу уже под конвоем.
        Прочитав записку, я некоторое время жевал мясо с хлебом, задумчиво разглядывая странные закорючки чужого алфавита и пытаясь запомнить начертание наиболее простых, на мой взгляд, слов. Выходило, честно говоря, не очень, и, когда у меня уж совсем заболела голова, я прекратил это занятие и бросил записку в огонь.
        Перекусив, я убрал припасы в рюкзак, достал со дна припрятанный амулет Мора и завалился на спальник. Наблюдая за затухающим костерком, который постепенно превращался в огоньки углей, я теребил пальцами костяной амулет, достаточно приятный на ощупь, и размышлял.
        Новость о присутствии в этом мире других игроков, которых почему-то хотелось назвать попаданцами, интриговала. Мой разум по-прежнему отказывался верить в нереальность окружающей действительности... Виртуальная реальность? Игра с полным погружением? Отчего тогда нет кнопки выхода или какой-либо связи с администрацией? Почему настолько реальна боль? Как объяснить мои бестелесные блуждания во тьме перед тем, как я попал сюда? Почему я ничего не помню о себе, но какие-то знания и воспоминания о посторонних вещах постоянно лезут мне в голову?
        Если есть здесь другие игроки, было необходимо разыскать их и расспросить. Если всё это очень реалистичная игра, оставалась вероятность того, что со мной произошёл какой-нибудь сбой. Это хорошо объясняло мою амнезию и тот странный бестелесный опыт, который я испытал. К тому же была вероятность, что у других игроков сохранялся полноценный интерфейс и имелась связь с устроителями игры. Если бы всё это подтвердилось - это было бы реальным выходом из сложившейся ситуации.
        В любом случае размышлять о последующих действиях следовало бы уже после переговоров с каким-нибудь игроком. А пока что было бы крайне желательно не попадаться в руки этим пресловутым церковникам, дабы не превратиться в живую батарейку. Единственное объяснение подобного кошмара, которое у меня получилось придумать, что всё это - часть некой специфики этого мира, своеобразный уровень сложности. Попался - прощай, персонаж, делай другого, а этот твой бедолага будет проводить бесконечность в нескончаемой череде мучений, смертей и возрождений. Если принимать за действенную версию о поломке моего интерфейса, всё это выглядело уже не столь жестоко. Имея возможность выхода и создания другого персонажа, пользователи могли спокойно избежать самого страшного, а любителям всякого там мазохизма никто не мешает получать весь спектр болезненных ощущений, необходимых им для счастья... Вот только как-то мерзко всё это виделось со стороны.
        Что же, очевидно, стоит последовать совету Марты и обойти стороной этот самый Присаль. Учитывая, что дорога по-прежнему уходила дугой на северо-запад, думаю, завтра пополудни можно будет углубиться в лес в северо-восточном направлении на пару дней, а потом вновь пойти на северо-запад, пока не выйду на тракт.
        - Это верное решение - последовать совету кухарки, - внезапно прозвучал в моей голове знакомый голос. - Вот только идти тебе следует на запад...
        - Мор, - не особо удивившись, поприветствовал я бога смерти. - Ты читаешь мои мысли?
        - Не совсем, - рассмеялся голос в моей голове. - Мог бы, но когда вы «ломаете голову» - кажется, так вы это обычно называете - их, можно сказать, слышно...
        - Ладно, - легко согласился я, потому что не имел ни малейшего желания тратить время божественной связи на пустые разговоры, - так почему мне нужно идти на запад?
        - Ты просил силы, - напомнил мне голос, - а чтобы становиться сильнее, нужно подвергать себя опасности, сражаться, рисковать и выживать... Как раз в паре дней пути на северо-запад отсюда имеются подходящие для этого развалины. До Войны это был мой храм, - голос помрачнел, - и он, пусть и на короткое время, был захвачен последователями этой шлюхи Саэлис... Потом его разнесло взрывом, мы отомстили осквернителям... но вполне вероятно, что в подземельях они успели оставить много чего ценного. К тому же многие мертвецы, осквернённые этой извращённой магией жизни, превратились в растительные аберрации... мне больно наблюдать за этим измывательством. Так что и мне сделаешь приятное, и сам, как вы там говорите, прокачаешься?
        - Ты знаком с другими... Призванными? - осторожно поинтересовался я.
        - Да не стесняйся, - задорно расхохотался голос, - игроками, ты хотел сказать - игроками... О да! Я знаком с вами... Даже есть парочка, так сказать, в гостях... В большинстве своём вы такие забавные: эгоистичные, самоуверенные... многие, я бы сказал, даже более мерзкие, чем эльфы... В этом я могу понять этого извращенца Оума - его затея с вытягиванием магии через пытки даже некоторым образом оправдана, хотя он, конечно, скучный и однообразный дилетант...
        - Ладно... - растерянно промямлил я, будучи ещё не готов разговаривать на эту тему с потусторонней сущностью. - И как мне найти эти развалины?
        - Я же сказал, - едко усмехнулся голос, - иди на северо-запад два дня, направление ты вполне сносно умеешь держать. По ночам хватайся за амулет; если собьёшься с пути - подскажу...
        Так же внезапно как и появился, голос пропал из головы, оставив лишь кучу вопросов и подкинув ещё больше сомнений к моим размышлениям. Не надумав ничего толкового, я так и заснул: сжимая амулет в одной руке и наблюдая за игрой искр на углях.
        Глава 19
        Ночь прошла без происшествий. Проснувшись, я быстро размялся и, наскоро перекусив, собрал рюкзак. Вернувшись к дороге, я пересёк её и направился в северо-западном направлении, стараясь забирать больше к западу и удаляясь от тракта под острым углом. Вскоре просвет дороги пропал из вида, а через несколько часов я вновь почувствовал то ощущение затерянности в лесу, которое совсем позабылось за время пребывания в поселении.
        Это вызвало у меня странное ощущение меланхолии и, поймав себя на этом чувстве, я постарался быть внимательнее к окружающему. Зелень вокруг здорово рассеивала внимание, и я внезапно вспомнил, о чём думал ещё при последнем разговоре с кузнецом. Вызвав усилием мысли окно статистики персонажа, я вложил два запасных очка навыка в наблюдательность, чтобы она была на максимальном уровне хотя бы в свете игровых условностей, которые мой разум по-прежнему отказывался воспринимать как реальность.
        По дороге мне встретилось дерево с небольшими круглыми плодами, похожими на яблоки. На вкус они оказались очень сладкими, хотя и не достаточно сочными: мякоть была какой-то вязкой и тягучей. Солнце как раз близилось к зениту, так что я сделал паузу на обед, закусив «яблоки» хлебом с мясом и обильно запив всё водой. Когда я продолжил путь, система подкинула мне 10 очков опыта за успех в навыке выживания, видимо потому, что я не отравился этими дикими плодами. С собой я захватил лишь парочку, посчитав их чересчур сладкими и вызывающими чрезмерную жажду.
        К вечеру я вышел к склону холма, за которым уровень леса значительно понижался. Он не был крутым и тянулся на весьма значительное расстояние, поэтому, когда я, наконец, спустился с него и покрытая травой земля под ногами вновь выровнялась в горизонтальной плоскости, уже начинало смеркаться. Я нашёл три гигантских валуна, которые торчали из земли вместе и частично заросли мхом, и решил заночевать рядом с ними.
        Разложив костёр возле самой каменной поверхности, я развернул спальный мешок и достал амулет. Но голос не появился, видимо, я не сбился с дороги или Мор не посчитал нужным что-либо мне подсказывать. Перед сном мне хотелось поесть чего-нибудь горячего и, обстругав одну ветку, я нанизал на неё вяленое мясо и поджарил на костре. Получилось не очень, но всё же это было лучше, чем ничего. Сладкий фрукт я не стал есть на ночь, просто выпил воды и лёг спать.
        Вторая ночёвка тоже была спокойной, по крайней мере, я не слышал никаких подозрительных шумов, или, может быть, просто крепко спал. Новый день выдался пасмурным, на моей памяти это было первый раз, когда небо полностью заволокло тучами. Несмотря на это, было тепло и не намечалось никаких признаков дождя. Я бодро шагал вперёд и, даже когда по моим ощущениям уже наступил полдень, а вместе с ним и время обеда, решил не останавливаться - есть не хотелось и, как ни странно, я почти не устал.
        Ближе к вечеру облака развеялись и ненадолго показалось солнце. Я заметил, что лес поредел ещё больше, и деревья теперь отстояли друг от друга на три-четыре метра. Кроме того, они стали значительно крупнее. Наконец совсем стемнело, и я решил не искать специально место для ночёвки, а просто остановиться у первого же гигантского дерева. Я разложился, достал амулет, сложил костерок и уже собирался разводить огонь, когда услышал в голове ироничный голос: - Ты рано остановился, Безымянный... Можешь бросить свои пожитки здесь, потом вернёшься - руины находятся в километре-двух на запад. Думаю, тебе стоит на них взглянуть перед сном... Голос зловеще рассмеялся и исчез.
        Выругавшись, я убрал огниво в рюкзак, прихватил с собой посох и отправился в указанном направлении. Было совсем темно, но моё странное темнозрение позволяло мне отлично видеть, к тому же кустарника почти не было и не составляло труда передвигаться в широких просветах между деревьями. Пока я брёл так в темноте, в голову вдруг пришла мысль, что ни разу за все те ночи, что я провёл здесь, я не замечал на небе ничего похожего на луну.
        Минут через двадцать, а может через полчаса, я заметил впереди странное зеленоватое свечение. Источников этого мягкого света было много, или так казалось из-за затейливой игры теней на стволах деревьев. Я стал двигаться ещё осторожней и вскоре вышел к краю невысокого склона, который спускался в похожую на кратер впадину. По форме она напоминала пятно кляксы с несколькими ответвлениями, которые выделялись по краям кратера складками почвы, а в центре неё можно было заметить груду камней, которые наверняка и были теми самыми руинами, что я искал.
        Среди этих камней бродило множество мертвяков, поросших мхом и травой. Именно они сверкали этим гнилостным светом, озаряя ложбину, будто сонм кошмарных светлячков. На глаз я прикинул, что их было более сотни.
        - И как я буду тут «качаться»? - подумал я. - Это же самое настоящее самоубийство...
        - Верно, - голос соизволил отозваться. - Поэтому было важно, чтобы ты увидел это местечко ночью. Несмотря на всю извращённую природу этих бедных созданий, они всё-таки нежить, и даже Саэлис не смогла этого изменить... Днём большинство из них прячется под землю - и это твой шанс. Но берегись ночи и имей в виду, что на эти аберрации мой плащ не действует. Кстати, взгляни на склон слева от тебя.
        - Там какой-то столб, - сказал я, осмотрев указанное место.
        - Это расколотый обелиск, - печально пояснил голос. - Когда-то их было восемь, но остальные полностью развалились или перестали со временем действовать. В этом пока ещё осталась частичка силы, так что он позволит тебе к нему привязаться. Не забудь это сделать, пред тем как вытворишь что-нибудь безрассудное.
        Голос опять пропал. Я ещё какое-то время понаблюдал за шатающимися в некоем подобии жуткого танца фигурами и потихоньку отступил прочь к месту, где оставил свои пожитки. Дорога не заняла много времени, я волновался, что буду долго плутать в темноте, но как-то быстро наткнулся на то самое дерево. Желание разжигать костёр пропало, я быстро пожевал одну полоску мяса, прополоскал рот водой и улёгся спать.
        Спал я плохо. Сначала я долго ломал голову над предстоящими завтра действиями, лёжа с закрытыми глазами и пытаясь не отвлекаться на шум ночного леса. Было понятно, что успех зависел от количества монстров, которые не залягут в спячку на рассвете. Я пытался прикинуть, со сколькими я смогу справиться в одиночку - с двумя, тремя? А ведь их явно будет больше... Как-нибудь из разделить? Это казалось хорошей идеей - судя по тому, как они едва ковыляли среди развалин, можно было сделать очевидный вывод об их медлительности и неуклюжести. Однако я помнил бой на поляне и те стремительные рывки, на которые были способны такие же, как казалось, заторможенные зомби. Одна такая ошибка может стоить мне жизни. И хотя даже голос местного бога смерти указывал, что я воскресну в случае поражения, это не помогало справиться с нервами. Так я и промаялся до утра, то проваливаясь в сон, то вновь возвращаясь к размышлениям в состоянии полудремоты.
        В результате встал я в дурном настроении, а пасмурная погода ничуть не способствовала его улучшению. Решив, что если и помирать, то уж лучше натощак, я собрал рюкзак и отправился к руинам. Подобравшись вплотную и мысленно пожелав себе удачи, я осмотрел ложбину. Мертвяков было много. Я присмотрелся внимательнее и через какое-то время начал подсчитывать появившиеся в моей дополненной реальности таблички. Десять монстров определились как «Осквернённый скелет, уровень 2», ещё пять - «Осквернённый зомби, уровень 2» и трое - «Осквернённый скелет, уровень 3». Зомби не имели в своих руках оружия и со стороны казались очень похожими на ходячие клумбы. Все пятеро находились ближе к центру развалин. Трое скелетов более высокого уровня были какими-то тощими и сохраняли часть одежды. На их поясах болтались ножны мечей, но разглядеть, было ли в них оружие, мне не удавалось. Однако за спиной у них имелись колчаны, а в руках они держали луки... и хотя я и не представлял, как могут мертвяки пускать стрелы, присутствие лучников стало неприятным сюрпризом. На простом десятке скелетов лохмотьями висели остатки
одежды, у одного не было заметно вообще никакого оружия, другой волочил за собой какой-то громадный молот, трое были вооружены молотками поменьше, а пятеро прочих сжимали в своих костяшках ржавые мечи. Один из них вдобавок держал в руке дырявый деревянный щит.
        Не спуская глаз с монстров, я потихоньку прокрался к указанному мне вчера обелиску. Он представлял собой похожий на колонну разбитый чёрный камень и стоял в центре площадки примерно метра два в диаметре. Площадка была идеально ровной, что не замечалось издалека, но зато вблизи разительно выделялось на фоне пологого спуска. Было похоже, будто на склоне оставили аккуратный отпечаток круглой формочки, который со временем оброс по краям насыпями и растительностью. Поверхность площадки отдалённо напоминала брусчатку, которую кто-то аккуратно вырезал по кругу и впечатал в этот склон.
        Я оставил рюкзак на этой площадке и, подойдя, прикоснулся к гранёному камню обелиска. Перед моими глазами тут же выскочила табличка: «Внимание! Этот обелиск позволяет вам создать дополнительную точку возрождения. Новая точка возрождения заменит предыдущую и будет выполнять роль текущей, пока не будет уничтожена или не потеряет необходимую для свой функции энергию. Вы желаете привязать свою текущую точку возрождения к этому обелиску? Да/Нет».
        Я согласился и продолжил наблюдать за мертвяками, пытаясь придумать какой-нибудь план. Если бы дело не происходило во впадине, я бы уже начал вытягивать на себя крайних монстров, банально убегая от них. Но этот план не казался мне надёжным, поскольку бежать придётся в гору, а я не был уверен в своих силах. Я сразу обратил внимание на те ответвления, которые тянулись от центра котлована и которые я заметил ещё ночью. На мой взгляд, подходящими были два из них: в том, что был подальше, одна из складок местности представляла неплохое укрытие от лучников. А в ответвлении поближе, прямо напротив лучников, были куски развалин; уж не знаю, что это было раньше - стена или крыша, или, может быть, уцелевшая часть второго этажа... но там тоже можно было отлично спрятаться.
        Ещё примерно полчаса я потратил, наблюдая за перемещениями нежити, которые, похоже, были абсолютно хаотичными. Нужно было решаться, и тут мне показалось, что мне улыбнулась удача: у ближнего ко мне ответвления остался лишь один скелет без оружия, а в нескольких метрах оттуда, чуть выдавшись за группу зомби, шагал лучник. Это шанс! - промелькнула у меня шальная мысль, сердце застучало, а я уже съезжал по склону вниз.
        Едва оказавшись внизу, я стремительно помчался по прямой к скелету, выставив посох на манер копья. Подбежав, я со всего ходу ткнул монстра в грудь, и мой сокрушительный удар буквально разнёс его на части. Кости полетели во все стороны, а я, развернувшись, незамедлительно приготовился повторить только что проделанное с ближайшим скелетом-лучником.
        " - Вы выполнили внезапную атаку!
        - Вы проводите стремительную атаку. Уворот - провал. Вы наносите 9 урона. Осквернённый скелет (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта."
        Похоже, что монстры ещё не успели отреагировать, потому что, когда я уже подбегал к лучнику, он ещё только начинал медленно поворачиваться ко мне. Не мудрствуя лукаво, я точно также ткнул этого скелета с разбега, и он, как и первый, развалился на части.
        " - Вы проводите стремительную атаку. Уворот - провал. Вы наносите 11 урона. Осквернённый скелет (ур.3) убит. Получено 300 очков опыта."
        Двое зомби, стоящие в нескольких шагах от лучника, развернулись и подошли ко мне вплотную. В паре шагах слева подходил скелет с мечом, а остальные были ещё далеко, но тоже потихоньку начали стягиваться ко мне. Два мёртвых лучника как-то неожиданно быстро достали из своих колчанов древние стрелы и пустили их в меня. Вот только у левого это вышло из рук вон плохо: стрела улетела куда-то в небо, а лук выскользнул из его костлявых пальцев и упал на траву. Тот, что был справа, запустил стрелу верно, вот только пролетела она где-то в метре от меня. Подобная сноровка мертвяков меня радовала, хотя сердце по-прежнему стучало так, что, казалось, вот-вот выскочит из груди.
        Стоять на виду было глупо, так что я развернулся и со всех ног бросился за угол под прикрытие каменных обломков. Я скрылся с линии выстрела левого лучника, а вот правый успел выпустить в меня стрелу, которая выбила пыль и крошку из камней прямо перед моим лицом. Казалось, стрела пролетела как раз над моим плечом, и от этого у меня всё похолодело внутри.
        Наконец-то я убрался за угол, успев перед этим заметить, как монстры гурьбой приближаются ко мне. Встав в стойку, как учил меня Темар, я поудобнее перехватил посох и приготовился обрушить его на первую тварь, что выглянет из-за угла. Первым из-за угла показался скелет с молотком, а прямо за ним покачивался один из зомби. В нескольких шагах за ними виднелись два скелета с мечами, что брели с правой части развалин.
        Я решил попробовать боевую связку, которую показал мне командир гарнизона, и сперва огрел скелета одним концом посоха, а потом другим. Все эти мертвяки были не особо-то и расторопными, поэтому я не очень боялся промахнуться. Первый же удар развалил скелета на части, но я успел понять, что, не случись этого, второй мой удар пришёлся бы мимо... Мне явно не хватало опыта.
        " - Вы атакуете осквернённый скелет (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 12 урона. Осквернённый скелет (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта."
        Зомби подобрался ко мне вплотную, а сбоку от него приковылял один из скелетов с мечом, второй уже был в нескольких шагах за их спиной. Скелет выглядел более хрупким, поэтому я ударил посохом по нему, пытаясь повторять заученные движения. Оба выпада оказались успешными, и я разрушил очередного врага.
        " - Вы атакуете осквернённый скелет (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. ОЗ скелета 7/14.
        - Вы атакуете осквернённый скелет (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 9 урона. Осквернённый скелет (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта."
        Зомби попытался ударить по мне своими заросшими травой кулаками, но я легко от него увернулся. На месте сражённого скелета появился ещё один зомби, а слева от него скелет с мечом. Прямо за ним был ещё один с молотком, а за ним виднелись ещё два зомби и скелет. Совсем далеко показался лучник. Мёртвая тварь догадалась двигаться по кругу и сейчас вышла на позицию, с которой можно было вести стрельбу. Вот только в такой куче попасть в меня было отнюдь не просто.
        Оба зомби выглядели одинаково, и над их головами светилось 20 и 21 на красной полоске, так что я выбрал целью того, что нападал на меня справа. Левый мешал толпе добраться до меня, и они тратили время, пытаясь обойти своих товарищей. Первый удар выбил облако то ли пыли, то ли спор с заросшего растительностью тела зомби, второй прошёл мимо.
        " - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. ОЗ зомби 14/21.
        - Вы атакуете осквернённый скелет (ур.2). Уворот - успех."
        Зомби слева в этот раз не промахнулся и ударил меня кулаком в бок. Больно, но вполне терпимо. От удара справа я смог увернуться. С этого бока ко мне подошёл скелет с мечом, а его уже обходил ещё один. Пара минут - и меня окружат со всех сторон.
        " - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - провал. Нанесено 3 урона. Ваши текущие очки здоровья: 41/44.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех."
        Не раздумывая, я обрушил свой посох на скелета и первым же ударом снёс ему голову. Вторым концом посоха я ударил уже пораненного зомби, оторвав ему при попадании левую руку и часть корпуса. Моим глазам открылась отвратительная картина гнилого мяса, насквозь пронизанного мелкими зелёными корешками, похожими на тонких мерзких червей.
        " - Вы атакуете осквернённый скелет (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 12 урона. Осквернённый скелет (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта.
        - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 11 урона. ОЗ зомби 3/21."
        Зомби слева в этот раз промахнулся, но я пропустил удар справа в плечо, который хоть и был смягчён кольчугой, но чувствовался гораздо больнее первого. Скелет с мечом промахнулся, а вот тот, что был с молотком, попал мне прямо в бок. Уж не знаю, то ли удар был слабым, то ли это адреналин бурлил в крови, но боль от этого удара показалась мне даже слабее, чем от кулака зомби.
        " - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - провал. Нанесено 5 урона. Ваши текущие очки здоровья: 36/44.
        - Осквернённый скелет (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый скелет (ур.2) атакует. Уворот - провал. Нанесено 3 урона. Ваши текущие очки здоровья: 33/44."
        Скелеты били точнее, так что я ударил того, что с молотком. Удар вышел достаточно сильным, чтобы скелет рассыпался, а вот вторым концом посоха по стоящему рядом скелету я промахнулся.
        " - Вы атакуете осквернённый скелет (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 10 урона. Осквернённый скелет (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта.
        - Вы атакуете осквернённый скелет (ур.2). Уворот - успех."
        Место скелета сразу же занял стоящий за ним зомби, и все они дружно набросились на меня. От медлительных зомби я увернулся, я вот скелет умудрился попасть мне по ноге, да так удачно, что нанёс мне глубокую колотую рану. Дикая боль пронзила всё тело, а нога моментально отказалась слушаться. Я каким-то чудом не упал, стиснув зубы и заставляя себя продолжать сражаться.
        " - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый скелет (ур.2) атакует. Уворот - провал. Критический удар! Нанесено 12 урона. Ваши текущие очки здоровья: 21/44.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех."
        Помирать не хотелось, так что я запустил руку в поясную сумку, достал бутылочку с зельем и, зубами вырвав пробку, залпом выпил её содержимое. Противная неестественная дрожь пробежала по всему телу, но боль поутихла. Я сразу же огрел оставшегося скелета в отместку и с каким-то злорадным удовлетворением посмотрел, как он рассыпается костями. Внезапно я заметил какие-то два молниеносных росчерка в воздухе - и стоящий вдали скелет-лучник рассыпался в прах.
        " - Вы выпили микстуру лечения лёгких ран. Вы восстанавливаете 9 урона. Ваши текущие очки здоровья: 30/44.
        - Вы атакуете осквернённый скелет (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 9 урона. Осквернённый скелет (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта."
        Теперь я был окружён четырьмя зомби, а пятый, самый здоровый, уже начинал подходить ко мне справа, чтобы окончательно прижать меня спиной к осколку стены. Сзади хрустели костями четыре оставшихся скелета, словно выражая свое нетерпение вступить в бой. Трое зомби дружно взмахнули своими ручищами и промахнулись. Я вертелся, как мог, и иногда кулаки этих тварей даже скрипели по кольчуге, проходя по касательной. А вот четвёртый, однорукий, умудрился попасть, отвесив мне очередного тумака.
        " - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - провал. Нанесено 3 урона. Ваши текущие очки здоровья: 27/44 .
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех."
        Ещё два белоснежных росчерка - и два скелета позади зомби рассыпались в прах. Это был как раз тот, что волочил огромный молот, и тот, который держал меч. Я бы поклялся, что слышал свист в воздухе, как от полёта стрелы, но ни стрел, ни самого лучника, внезапно пришедшего ко мне на помощь, не видел. Отоварив одним концом посоха однорукого мертвяка, я окончательно поверг его наземь, а другим концом заехал его товарищу в грудь.
        " - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. Осквернённый зомби (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта.
        - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. ОЗ зомби 13/20."
        На место упавшего однорукого встал скелет с молотком, за их спинами больше никого не оставалось. А вот справа явился последний зомби, окончательно меня окружив, оставляя позади лишь скелета со щитом. Зомби слева опять ударил меня в бок, от выпадов спереди я кое-как умудрился увернуться. Избежал бы я и атаки справа, но отвлёкся на шлепок правого зомби и был наказан за это сильнейшим ударом по спине.
        " - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - провал. Нанесено 3 урона. Ваши текущие очки здоровья: 24/44.
        - Осквернённый скелет (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - провал. Нанесено 6 урона. Ваши текущие очки здоровья: 18/44."
        Ещё два белых росчерка в сопровождение свиста стрел - и оставшиеся скелеты рассыпаются в пыль. Сейчас я таки успел увидеть, как в спину скелета с мечом врезается белая стрела, и перед тем как он рассыпался, его окутало на мгновение какое-то белое сияние. Оставалось лишь четверо неуклюжих зомби, и я, собрав все силы в кулак, продолжил колошматить подраненного зомби, таки опрокинув его последним слабым тычком.
        " - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 11 урона. ОЗ зомби 2/20.
        - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. Осквернённый зомби (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта."
        Трое оставшихся зомби с безразличием продолжили меня атаковать. Я еле стоял на ногах и чудом умудрился получить лишь один слабый удар кулаком.
        " - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - провал. Нанесено 3 урона. Ваши текущие очки здоровья: 15/44.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех.
        - Осквернённый зомби (ур.2) атакует. Уворот - успех."
        Две новые стрелы ударили в спину сражавшихся со мной зомби и их окутало белое сияние, однако оба они устояли. Я незамедлительно ударил их посохом, не промахнувшись и добив обоих.
        " - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 10 урона. Осквернённый зомби (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта.
        - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 12 урона. Осквернённый зомби (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта."
        Последний оставшийся мертвяк попытался меня ударить, но я с трудом увернулся. Две стрелы воткнулись в этого здоровяка и растворились, заставив того сиять. А я попытался добить его, промахнулся первым выпадом и, уже отшатываясь, таки попал по нему другим концом посоха.
        " - Вы атакуете осквернённого зомби (ур.2). Уворот - провал. Вы наносите 7 урона. Осквернённый зомби (ур.2) убит. Получено 150 очков опыта.
        Бой закончен. Начальный уровень угрозы 6. Внимание! В бой на вашей стороне вмешался другой игрок более высокого уровня, получаемый опыт за оставшихся на тот момент монстров перерасчитан. Уровень угрозы 3. Получено 275 очков опыта. Текущий опыт 4870/6000."
        Зомби стал грузно оседать на землю, а я, тяжело дыша, опёрся на посох, чтобы не упасть. Мне казалось, что странные белые стрелы были выпущены с противоположного от меня склона, и я во все глаза пытался разглядеть, кто же спас мне жизнь. Я почти угадал, и совсем рядом с тем местом, куда я смотрел, показалась фигура воина, который начал спускаться по склону ко мне.
        Воин был высоким и стройным. Под его зелёным плащом с капюшоном поблёскивала кольчуга, за спиной виднелись два колчана и лук, а на запястье левой руки был прикреплён маленький металлический щит. Баклер! - всплыло у меня в голове его название. На поясе у незнакомца висело двое ножен, одни длиннее других.
        Когда наконец-то воин спрыгнул ко мне, капюшон слетел с его головы и длинные русые волосы блеснули на солнце. Сразу стали заметны его вытянутые уши и тонкие черты лица. Эльф! - понял я. Но что меня поразило гораздо больше, так это табличка над его головой: «Ванорз, уровень 6». Во-первых, я не знал этого эльфа, а на табличке, похоже, высветилось его имя. А во-вторых, табличка была другого цвета и отличалась от прочих оформлением... Это игрок?!
        Эльф подошёл ко мне вплотную, окинул меня взглядом и строго сказал: Привет! Ты в порядке? Где твой хозяин?
        
        Имя: /нет, введите/Уровень: 4 Опыт 4870/6000
        Класс: Воин 1
        Раса: человек
        Очки здоровья: 44
        Спасброски:
        Стойкость +3
        Реакция +1
        Воля +1
        Параметры:Сила: 12 (+1)Ловкость: 12 (+1)Выносливость: 12 (+1)Интеллект: 12 (+1)Мудрость: 12 (+1)Харизма: 12 (+1)Свободных очков параметров 11
        Навыки:Выживание 6/6Готовка 1/6Лазанье 3/6Оказание первой помощи 3/6
        Свежевание 1/6
        Медицина 3/3
        Наблюдательность 3/3
        Обман 3/3
        Поиск 3/3
        Следопытство 3/3
        Убеждение 3/3Свободных очков навыков 1
        Способности:
        Сноровка с оружием (посох)
        Темнозрение
        Свободных очков способностей: 2
        Достижения:Хардкор 2
        Адепт Мора
        Пакт со Смертью
        Глава 20
        - Привет... - ошарашено ответил я, - ты игрок?
        - Игрок, игрок, - нетерпеливо отозвался эльф, - сам не видишь, что ли? - и снова повторил, указав кивком головы на мой амулет, - Где твой хозяин?!
        - Да нет никакого хозяина... - я опустил взгляд на медальон. - Это неактивный амулет.
        - Вот дерьмо! - удивлённо воскликнул мой спаситель. - Если не по приказу твоего хозяина, то какого ты тогда сунулся в такую кучу мертвяков?
        - Мне казалось, я справлюсь... - озадачено пробормотал я.
        - Ну ты и нуб, - улыбнулся эльф и вроде бы даже немного расслабился. - Откуда ты здесь взялся-то?
        - Шёл из Ансурака... - сказал я и выпрямился, попытавшись пошевелить раненой ногой. - Но это не важно - ты первый игрок, которого я встретил!
        - Удивительно! - присматриваясь ко мне внимательнее, сказал эльф. - Человек - игрок, новичок, в высокоуровневой локации... Без имени, - тут он, очевидно, посмотрел на табличку поверх моей головы и добавил, скорее для себя: - Неужели из-за эвента стартовые локации наконец-то рандомно разбросало?
        - Ты прости, - я отошёл на пару шагов и присел на обломок камня. - Я почти ничего не понимаю... хотя слова-то, конечно, знакомые... вот только я не знаю ни кто я, ни как сюда попал, ни что вообще происходит, - морщась от боли, я начал расшнуровывать ботинки.
        - Вот дерьмо! - опять воскликнул эльф, следуя за мной по пятам. - Я слышал про такое... Иногда при оцифровке сознания происходят сбои. Амнезия - это ещё не самое плохое, что может случиться, иногда мозги выжигает напрочь, зависает интерфейс... Держи это, - он достал из поясной сумки склянку и бросил её мне, - лечебное зелье.
        Я поймал бутылочку, которая определилась как большое зелье лечения, и, откупорив зубами пробку, выпил содержимое. По всему телу прокатилась волна восторга, необыкновенное ощущение бодрости, которое, казалось оживляло каждую клетку моего тела. Однако, несмотря на все положительные ощущения, какая-то едва ощутимая дрожь неприязни также пробежала по моему телу с головы до ног. Если судить по цифровым показателям, выпитое зелье восстановило моё здоровье до 36. Как-то сразу боль отступила и многочисленные места ударов на теле перестали так явно давать о себе знать. Я расстегнул пояс и начал стягивать штаны.
        - Да ладно, чувак! - эльф шутливо округлил глаза и замахал руками. - Я понимаю, микстура дорогая, ты благодарен за спасение... но, несмотря на то, что я эльф, я не из этих!
        - Надо посмотреть на рану от крита, - мне показалось правильным использовать слэнг, которым так и сыпал этот игрок и который, похоже, я почему-то понимал. - У тебя, случаем, нет бинтов? А то мой рюкзак остался там на склоне...
        Вырвав пучок травы, растущей рядом с камнем, на который я присел, я обтёр кровь вокруг раны на ноге и осмотрел её. Выглядела она жутковато: глубокий порез с рваными краями уходил глубоко внутрь тканей и на взгляд нельзя было понять, задета ли кость. Странно, что из раны не хлестала кровь, как следовало бы ожидать, учитывая её характер.
        - Вау! - воскликнул эльф, который подошёл так близко, что едва ли не заглядывал мне через плечо. - Обычно лечебное зелье закрывает все раны. Никогда не видел, чтобы от крита оставались такие последствия.
        Он скинул свой рюкзак и принялся сосредоточенно копаться в нём, наконец, извлёк ещё одну бутылочку, очень похожую на ту, которую я выпил во время боя.
        - Попробуй вылить прямо в рану, - посоветовал он, протягивая мне лекарство. - Если не закроет, достану бинты.
        Я поблагодарил и сделал, как он сказал: стал осторожно вливать вязкую тёмную жидкость прямо в раневое отверстие. Казалось, что рана мгновенно всасывала в себя её, потому что канал никак не заполнялся. Ничего особенного я не почувствовал, разве что боль в ноге совсем утихла, но, может быть, это было просто следствием наступившего онемения.
        Наконец я вылил в рану всё содержимое маленькой бутылочки, с удивлением наблюдая, как стягиваются края входного отверстия, и тут же выскочившее сообщение уведомило меня, что лечение составило ещё 7 единиц. До максимума мне теперь не хватало лишь одного очка. Я встал и попробовал несколько раз присесть и попрыгать на месте, проверяя свои ощущения. Никакого дискомфорта я не испытал, поэтому от души поблагодарил эльфа и принялся натягивать штаны. Так ты совсем ничего не помнишь? - поинтересовался игрок, взваливая свой рюкзак обратно на спину.
        - Ага, - кивнул я, застёгивая пояс и потирая испачканную кровью штанину. - Знания возникают в голове сами собой, но я понятия не имею, откуда все они берутся... У тебя в интерфейсе есть опция связи с администрацией? Я не могу выйти из игры.
        - Никто не может, - рассмеялся эльф, видя моё растерянное лицо. - По крайней мере, я никогда о таком не слышал. В моём случае я сперва даже обрадовался - я-то заходил как раз с целью оцифроваться... Только потом, когда понял, что попал на багнутый сервер, да ещё и в насквозь прогнивший мир, - пожалел, вот только поздно было...
        - Багнутый? - переспросил я, всё ещё пребывая в шоке от таких новостей.
        - Так и есть, - зло сплюнул эльф. - Нет тут никакой вики, связи с администрацией, рейтингов или чего-то подобного, ни фака, ни выхода на форумы. Чатбоксы работают, как повезёт, вообще всё наперекосяк.
        - И никто не может выйти? - я всё никак не мог поверить в такое.
        - Я таких не встречал, - пожал плечами эльф. - Тут вообще мало игроков... Некоторые считают, что здесь что-то вроде отстойника, или ада для оцифрованных. Но я в это не верю. Те немногие, что рассказывали мне свои истории, попадали сюда, как и я, сразу после генерации персонажа. Из другой игры сюда никого не перебрасывало.
        Я с силой сжал посох и продолжал сидеть на обломке, уставившись невидящим взглядом в одну точку и пытаясь хоть как-то привести мысли в порядок. Надежды на решение проблем при встрече с другим игроком рухнули, а ситуация, прямо скажем, вырисовывалась крайне неприятная.
        
        - Эй, чувак, не загружайся, - похлопал меня по плечу эльф. - Понимаю, тебе кажется, что всё очень плохо... Но поверь мне, тебе очень повезло оказаться здесь во время эвента. Будь всё нормально, ты появился бы в центре столицы... и тогда, даже не будь у тебя амнезии, ты бы вляпался в такое дерьмо, что даже не можешь себе представить!
        - Что за эвент? - спросил я, немного отвлёкшись от мрачных мыслей.
        - Да где-то с неделю назад у всех игроков появилось уведомление о мировом событии, - ответил эльф, и на лице его явно отразилась радость от того, что он сумел немного развеять моё угнетённое настроение. - Что-то о том, будто в мир пришло древнее зло. Побеждённые боги тьмы поднимают головы, бла-бла-бла. Я сохранил скриншот, потом, если хочешь, покопаюсь и прочитаю тебе полный текст. Там было задание про аватара зла, который поведёт за собой полчища демонов и которого надо найти и уничтожить, пока он не набрался сил. Все резко переполошились, этот лес вон прочёсывают следопыты: тут, говорят, тысячу лет назад убили одного из тёмных богов - Мора, и осталась куча руин храмов и прочих построек, где как раз мог бы появиться этот самый аватар.
        - И ты, значит, тоже ищешь? - спросил я, слегка склонив голову набок.
        - Нет конечно, - засмеялся эльф, - я был бы только рад, если бы появилось это самое зло и разнесло вдребезги местную цивилизацию... Я пару дней назад наткнулся на эти руины, вот и прихожу сюда днём пофармиться.
        - А не думаешь, что это я - тот самый аватар? - сложил я в голове некоторые части разрозненной информации. - Я как раз тут появился где-то неделю назад.
        - О да! - захохотал эльф. - Точно! Тёмный лорд, который, как последний нуб, бросился сражаться с мертвяками и который наверняка бы слился, не приди я на помощь. Страшный владыка тьмы, с амнезией, который чуть ли не рыдает, узнав, что не может выйти из игры. Не смеши меня: этот аватар точно непись и, скорее всего, даже если и бродит по этому лесу, то где-то в глубине и в сопровождении свиты. Из-за игрока четвёртого уровня не будут объявлять мировое событие.
        - Скорее всего ты прав, - вымучено улыбнулся я и встал с камня. - Пойдём, подберу свой рюкзак и обшарим эти руины.
        - Тут нечего обшаривать, - эльф пошёл рядом со мной в сторону обелиска. - Я ещё в первый день тут всё осмотрел. Но здесь есть вход в данж - а вот в нём-то и находится всё вкусное. Я не смог завалить босса первого уровня, но даже так уже окупил экспедиционные расходы.
        Мы подошли к обелиску. Я подобрал свой рюкзак, достал флягу и, заметив два яблока, которые припас накануне, бросил одно из них эльфу. Тот ловко поймал фрукт и смачно вонзил в него свои белые, идеально ровные зубы.
        - Ты гляди, - пока я подбирал рюкзак, игрок с интересом осмотрел обелиск и даже потрогал его рукой, - это камень привязки! Фракционный! - воскликнул он, явно вчитавшись в окошко, возникшее перед его глазами. - А я раньше не обращал на него внимания...
        - Ну да, - поспешил я перевести тему. - Ты меня вылечил, так почему бы нам не пойти в этот данж вместе? Я вроде как тоже сюда пришёл качаться.
        - О да! - незамедлительно воскликнул эльф. - Я сам хотел тебе это предложить. Ты, конечно, не танк, но вдвоём будет гораздо легче.
        - Ты не против, если я попытаюсь собрать поверженных мертвяков? - спросил я у эльфа, пока мы вновь спускались к руинам.
        - Как это - собрать? - удивлённо спросил тот, яростно доедая свой фрукт.
        - Да я нашёл тут в одних руинах артефакт, - я помахал посохом, указав, что именно я имею в виду. - Он поглощает энергию мертвяков, а потом, как пишут, этой энергией отклоняет заклинания.
        - Вау, чувак! - воскликнул эльф. - Ты сорвал джекпот! Это какой-то уникальный посох, за него маги тебе отвалят кучу золотых!
        - Мне он и самому нравится, - улыбнулся я. - Научиться бы ещё им пользоваться...
        - О да, - закивал эльф. - У тебя что, класс мага? Ты же вроде в кольчуге... да и сражался ты неплохо.
        - Нет, - отозвался я, подходя к первому из поверженных скелетов. - Воин 1...
        - Серьёзно? - удивился игрок. - У тебя же четвёртый уровень.
        - Остальные нейтральные, - ответил я, - мне и этот-то дали после того, как я два дня обучался воинскому делу в Ансураке.
        - Вот дерьмо! - с сочувствием воскликнул эльф. - Как тяжело тебя поломало...
        - А у тебя какой? - спросил я, переходя от тела к телу: посох сработал, и тела мертвяков таяли в тёмной дымке, оставляя после себя только поросшие травой детали экипировки.
        - Воин 4 Следопыт 2, - ответил игрок, с любопытством следуя за мной и иногда даже вороша носком ботинка оставшиеся от мертвяков кучки. - Как мне тебя называть-то?
        - Местные называли меня Безымянным, - печально ответил я. - Я даже не могу подобрать себе какое-нибудь выдуманное имя...
        - Безымянный, Безымянный, - проговорил эльф, как бы пробуя имя на вкус. У меня ещё с самого начала разговора возникало какое-то странное ощущение от его речи. Он как-то необычно строил фразы и, хотя я и понимал его, что-то не давало мне покоя, как будто не всегда его губы шевелились согласно произносимым словам. - Неплохое прозвище... А меня зови Ванорз. Такое имя я себе выбрал, когда делал персонажа... А то, которое было у меня там, в реале, теперь не так уж и важно.
        В общей сложности я пополнил энергию посоха на 10 очков, теперь на табличке значилось, что заряд был 28/100. Ничего достойного внимания среди останков не оказалось, и Ванорз повёл меня к развалинам ближе к центру руин. Там, с одного края этих развалин, был проход, похожий на тёмный зев под двумя рухнувшими друг на друга плитами. Когда мы подошли ближе, я увидел уже знакомую матовую плёнку, покрывавшую всё пространство этого прохода. Я уже видел точно такую в том провале в полу среди развалин, где я пришёл в себя.
        - Что, - улыбнулся эльф, - первый раз видишь вход в данж?
        - Да нет, - растерянно ответил я, - видел уже, но не знал, что это такое, и старался не приближаться...
        - Нуб! - засмеялся Ванорз. - Теперь знаешь... Кстати, только мы можем видеть эту плёнку, местные её не замечают. Здорово, правда? Ну что, готов? Как войдём, надо будет постараться продвинуться как можно дальше. А как станет совсем сложно, или время будет уже к вечеру - возвращаемся к входу. До заката надо отсюда убраться. Ночью мы тут сольёмся.
        - А как ты узнаёшь время? - поинтересовался я.
        - У тебя что, и таймер не работает? - округлил глаза Ванорз. - Сейчас поставлю будильник на всякий случай...
        Пока эльф водил взглядом перед собой, я изо всех сил пытался думать о времени, повторяя слово «таймер» в голове, и, наконец, мои усилия увенчались успехом: перед моими глазами появилось уведомление о настройке таймера. Спросив у Ванорза точное время, я выставил его и убрал циферки в правый нижний угол зрения, как раз под окошко с информацией от системы.
        Откупорив флягу, я отхлебнул вина и, поболтав, чтобы узнать сколько осталось, протянул её Ванорзу, предложив ему допить.
        - Вау, классное вино! Было... - похвалил выпивку эльф. - Ну что, принимай группу и пошли внутрь!
        Глава 21
        У меня перед глазами выскочило окошко: «Игрок Ванорз приглашает вас в группу. Параметры группы: информация о игроках - полная; распределение найденного - объекты высокого качества: на удачу, обычные: кто обнаружил, монеты: поровну. Вы согласны? Да/Нет».
        Я перечитал текст пару раз, и моё внимание особенно привлекли слова относительно информации об игроках: мне очень не хотелось, чтобы пусть и дружелюбный, но всё-таки незнакомец, смог бы получить обо мне все данные. Рядом со словом «полная» появились варианты: только о состоянии, только шкала жизни/маны, никакая. Я выбрал первый вариант и нажал взглядом на «Да».
        Ванорз никак не отреагировал на сделанные мной изменения, и мы шагнули один за другим сквозь матовую плёнку прохода. Пасмурный дневной свет сменился мраком подземелья. Сразу же после этого перед моим взглядом появилось мерцающее красноватым светом окно: «Внимание! Вы зашли в подземелье, рассчитанное на 4-х игроков уровня 4 и выше. Суммарный уровень вашей группы на 6 уровней ниже минимального. Ваша группа меньше минимальной по составу. Сложность прохождения оценивается как смертельная. Вы будете получать повышенное количество опыта из-за столь высокого риска, однако рекомендуется покинуть подземелье и собрать группу, подходящую для прохождения на нормальной сложности». Я убрал окошко и, бросив взгляд на эльфа, заметил, что он тоже был занят чтением подобных табличек. Я обернулся и, увидев плёнку, убедился, что со стороны подземелья она выглядит точно так же, как и снаружи. Прикоснувшись к ней рукой, я почувствовал упругое сопротивление, и перед глазами выскочила табличка: «Вы хотите покинуть подземелье? Весь ваш прогресс будет утерян, а подземелье перезагрузится. Да/Нет». Я нажал «Нет» и посмотрел
на Ванорза.
        - Получил уведомление о смертельной сложности? - блеснул эльф зубами в темноте. - Расслабься, мне одному выдавало сложность «абсурдно», однако я смог добраться до первого босса.
        - А сюда может зайти кто-то ещё? - поинтересовался я. Волноваться о сложности было глупо: никаких других вариантов всё равно не оставалось. Не уходить же в самом деле из данжа в поисках ещё нескольких игроков...
        - Может, - отозвался эльф, доставая огниво и зажигая факел, который он ловко подобрал с пола. Я только теперь заметил на полу кучку сложенных палок с какой-то паклей на одном конце. Видимо, сказывался опыт Ванорза в этом подземелье, или он просто был внимательнее меня. - Но если это будет другая группа игроков, они войдут в другое подземелье. Такое же, как это, с рандомными отличиями, но вот с нами они не пересекутся... И если сюда войдут местные, они также с нами не встретятся, потому что для них это постоянная локация. Для игроков создаются параллельные планы реальности, или что-то вроде того. Я слышал, что если местные изменят что-нибудь в данже, например убьют босса или унесут лут, - это отразится на наших игровых данжах. Вплоть до того, что само подземелье может исчезнуть, если местные его зачистят. Но это слухи, сам я с этим не сталкивался.
        
        Эльф, наконец, запалил факел, и мерцающий свет озарил ровный, прямоугольный коридор, широкими ступенями уходящий вниз. Стены его сильно осыпались и представляли собой нагромождения разнообразных каменных обломков, и лишь кое-где были заметны похожие на балки несущие опоры. Рядом со входом, с обеих сторон, были кучки факелов, невесть откуда здесь взявшиеся и резко выделяющиеся своей новизной от царящей вокруг ветхости. На другом конце коридора, внизу, темнела арка прохода. На каждой из опор, которые когда-то, очевидно, составляли части стен, виднелись светильники в виде черепов. Некоторые из них обвалились или были перекошены и тоже едва держались на своих местах. Ванорз начал не спеша спускаться вниз, подходя к наиболее сохранившимся светильникам и зажигая их от факела. Я тоже подошёл к одному из них и с удивлением обнаружил внутри задекорированных под череп металлических чашек тёмную жидкость, теперь горевшую неестественным, почти белым, прозрачным пламенем.
        - В комнате выхода безопасная зона, - обернувшись ко мне, сказал эльф. - Если добежишь сюда, монстры за тобой не сунутся. Обычно к выходу на поверхность примыкает большая галерея, и там могут быть монстры. Не всегда и обычно не много. Здесь я встречал этих осквернённых мертвяков, как те зомби и скелеты снаружи. Реже видел всякую звериную нежить и растительные создания. Постарайся оттягивать их на себя и уходить с линии выстрела: если это не скелеты, я нашпигую их стрелами. Хотя у меня есть и благословлённые стрелы, они наносят нежити 2к6 дополнительного урона, да и зажигательные имеются, но их стоит приберечь на босса или серьёзных врагов.
        Уже у самого выхода из коридора эльф размахнулся и швырнул факел в другую комнату. Доставая лук, он приглашающе махнул мне рукой, мол, прошу, выходи первым. Я сжал посох покрепче и вышел из коридора. Факел немного слепил моё темнозрение, но всё же не светил так ярко, чтобы полностью его отключить. Смотря в сторону от него, я вполне мог видеть в темноте.
        Арка прохода действительно вела в длинный широкий зал, который можно было назвать галереей. Он простирался на значительное расстояние как вправо, так и влево от прохода. В зале, похоже, когда-то было два ряда колонн, которые теперь все рассыпались, лишь в некоторых местах возвышаясь едва ли наполовину. Пол был неровный, там, где находились колонны, уровень был чуть выше, к тому же то тут, то там, валялись осколки потолочной облицовки. Рядом с ближайшими остатками колонны я заметил железный череп светильника: похоже, в этом зале они располагались на колоннах, а значит, освещать эту галерею будет проблематично.
        Пока я так озирался по сторонам, я заметил движение - причём с обеих сторон. Эльф не должен был хорошо видеть в темноте, и я не собирался рассказывать ему о своём темнозрении, памятуя историю об аватаре, так что я просто крикнул ему, что вижу какое-то движение в темноте по обеим сторонам от прохода. Ванорз, стоявший у самого выхода в безопасную зону, отозвался, что слышал, и это, скорее всего, были скелеты.
        Кроме того как стать приманкой, мне в голову не приходило лучшего плана, так что я приготовился бить первого же монстра, который только приблизится ко мне. Совсем скоро я увидел по две фигуры с каждой стороны, с характерными хрустящими звуками довольно бойко приближающиеся ко мне. Бросив взгляд на эльфа, я увидел, что он достал из колчана стрелу с толстым тупым наконечником и, натянув лук, приготовился к стрельбе.
        - Для скелетов у меня есть специальные стрелы, - крикнул он, заметив мой взгляд. - Но у меня их всего шесть... Потом придётся потратить парочку белых и идти в ближний бой.
        Быстрее всех к свету факела приблизился один из скелетов слева: он шагал со стороны дальней от нас стены зала, по сравнительно свободному участку пола. Как только он стал более-менее виден, эльф незамедлительно выпустил по нему одну, две, три! стрелы, с поразительной скоростью выдёргивая их одну за другой из колчана. Я же, готовясь залепить по скелету посохом, наконец-то добился появления информативной таблички над его головой, которая указала: «Осквернённый скелет, уровень 4, ОЗ 26».
        Все три стрелы эльфа попали в цель, и прямо на моих глазах полоска жизни монстра опустошилась, указывая теперь 7/26. Несколько мгновений спустя переломанный скелет доковылял до меня, и я огрел его посохом, промахнувшись одним концом, но зато вторым окончательно выбив из него дух. Со скелета капнуло 100 очков опыта, а тем временем с этой же стороны на свет вышел второй скелет. Кости его были какими-то тёмными, как будто гнилыми, и он был обильно покрыт растительностью, в отличие от первого, на котором я едва разглядел пару корешков. Пристальный взгляд - и загорелась табличка над его головой: «Осквернённый скелет, уровень 4, ОЗ 16».
        Ванорз снова выпустил три стрелы: на этот раз одна из них пролетела мимо и с глухим стуком ударилась о стену в глубине зала. Однако этого почти хватило: одна из стрел раздробила череп монстра, а другая оторвала ему руку. Над его головой оставалось лишь одно очко на донышке полоски жизни, и я, бросившись ему на встречу, окончательно упокоил его мощным тычком.
        Справа подходили ещё два скелета, и на свет показался тот, что был почти на голову выше остальных. «Осквернённый скелет, уровень 4, ОЗ 30» указала табличка над его головой. Я развернулся к нему и приготовился бить, как только он приблизится вплотную. Краем глаза я заметил движение в левой стороне зала, похоже, это были ещё не все враги.
        Эльф бросился ко мне и стал подбирать стрелы, валявшиеся среди костей поверженных противников. А скелет, третий по счёту в этом бою, уже подошёл ко мне, и я огрел его два раза посохом. Оба удара с чудовищной силой попали по врагу, вырывая и дробя кости. 12/30 светилось над его головой после проведённой мной связки. Ванорз же, сделав шаг в сторону, выпустил две стрелы практически в упор и покончил с ним.
        Появился последний скелет, которого мой пристальный взгляд определил как «Осквернённый скелет, уровень 4, ОЗ 23». Больше приближающихся врагов не было видно, но я слышал шаркающие шаги с дальнего левого торца галереи, который был сейчас у нас за спиной. Я приготовился встречать монстра, а эльф тем временем подбежал к первому из поверженных скелетов и принялся подбирать свои стрелы.
        Скелет приблизился вплотную и я отработал по нему связкой, промахнувшись вторым ударом. Однако первый точный удар был настолько мощным, что отнял у монстра 10 очков здоровья. Ванорз снова выпустил три стрелы в упор, промахнувшись первой, но двумя другими опустив полоску жизни скелета до 5/23.
        Этот скелет был вооружён, как и остальные, ржавым длинным мечом, которым он и полоснул меня. Я не смог увернуться и получил весьма неприятный порез на левом предплечье, который был оценен системой в 5 ОЗ. В отместку я со всех сил огрел монстра по черепу, разнеся его в пыль и тем самым положив ему конец.
        - Хорошо сработано! - воскликнул эльф, подходя ко мне и хлопая мне по плечу.
        - Это ещё не всё, - ответил я, поворачиваясь к левой части галереи, чем мгновенно вызвал изменение его шутливого выражения лица на серьёзное. - Прислушайся!
        - Вот дерьмо! - воскликнул Ванорз через несколько мгновений и бросился собирать те стрелы, что находились поблизости от нас. - Похоже, это зомби...
        Я приблизился к краю освещённой зоны и попытался всмотреться в темноту. Через некоторое время я разглядел два силуэта, которые лишь изредка делали пару шагов.
        - Разглядел что-нибудь? - спросил меня эльф, который, видно, собрал все стрелы и теперь подошёл ко мне.
        - Да не особо, - я решил не вызывать подозрений. - Вроде какие-то две фигуры... но, может, это и статуи.
        - Нет... - потянул Ванорз. - Я тоже слышал шаги. Наверняка это зомби, у них маленький радиус агро. Бери факел и иди туда. Как они на тебя сагрятся, бросай его и беги сюда. Я их расстреляю на подходе. Только погоди, возьмём ещё один, чтобы тут не оставалось темно.
        Эльф подобрал факел и ушёл в коридор у входа в подземелье. Вернувшись уже с двумя факелами, он вручил один мне, а второй бросил рядом. Я двинулся в левую часть зала, пока Ванорз доставал лук и готовился к стрельбе.
        Шёл я осторожно, стараясь не споткнутся и запоминая путь для своего скорого поспешного возвращения. На левой стене я увидел две деревянных двери: одна была совсем ветхая и криво торчала в проёме, а вторая, на некотором удалении от неё дальше по стене, всё ещё достаточно солидная, окованная железными листами с крупными заклёпками. На правой стене имелась только одна дверь, такая же массивная, как и её аналог напротив. Дальний край зала заканчивался округлой секцией с постаментом в центре, на котором, скорее всего, раньше стояла какая-то статуя. И, судя по разбросанным вокруг осколкам, она явно рассыпалась не от времени, а была уничтожена с помощью грубой силы. Среди этих осколков-то и бродили два заросших зеленью зомби, которые, едва свет от факела коснулся их, стали разворачиваться в мою сторону. «Осквернённый зомби, уровень 4» зажглась табличка над их головами, пока я их разглядывал; цифры внутри их красных полосок были 32 и 31.
        Я бросил факел и побежал назад, стараясь оставлять открытой для напарника линию обстрела. Тотчас засвистели стрелы. Эльф умудрялся примерно за десять секунд выпускать по три стрелы, что представлялось мне просто чудовищно быстрым. Из первых трёх стрел в медленно ковыляющих к нам зомби воткнулось две, опустошив полоску жизни одного из них почти наполовину. Следующие три вонзились без промаха, и один из зомби стал медленно оседать на пол. Оставшийся едва преодолел две трети пути, а в него полетело ещё три стрелы: из них вторая пролетела мимо, однако остальные сняли с врага половину его полоски жизни. Я приготовился встречать монстра, занеся посох для удара, а эльф, отступив на шаг, выпустил ещё три стрелы почти в упор. Последняя пролетела мимо, но ко мне зомби добрался лишь с цифрой 6 в его практически пустой шкале. Я не промахнулся и добил мертвяка своим заранее подготовленным ударом. С каждого зомби капнуло по 50 очков опыта.
        - Отлично сработано! - вновь воскликнул Ванорз, опуская лук.
        - Ага, - кивнул я, настороженно прислушиваясь и смотря по сторонам. - Ты отлично стреляешь.
        - Я изначально персонажа лучника хотел, - отозвался эльф, убирая лук и начиная собирать разбросанные стрелы, - правда, в столице меня быстро в гвардию упекли, кое-как умудрился уйти в следопыты и потихоньку свалить оттуда...
        - Погоди! - остановил я напарника, который собирался выдирать одну из своих стрел из плоти зомби, и прикоснулся к мертвяку посохом, собрав его энергию. Зомби истлел в дымке, и стрелы вместе с гнилыми остатками его одежды упали на пол.
        - А, точно! - усмехнулся Ванорз. - Совсем забыл про этот твой артефакт...
        Теперь эльф ходил за мной следом: я развеивал тела мертвяков, а Ванорз собирал свои стрелы, а заодно и осматривал останки в поисках чего-нибудь ценного. Несколько его стрел разбились, в том числе и одна из дробящих; с них он поснимал наконечники и убрал их в рюкзак.
        Со всех врагов я собрал для посоха 14 очков энергии, и теперь в общей сложности их стало 42 из 100 максимально возможных. Ванорз нашёл лишь одну золотую монету в останках первого убитого нами зомби, посетовав, что обычно у скелетов выпадает «немного денег», но в этот раз нам попались какие-то бедняки.
        Пока мы ходили по галерее, никто из нас не нашёл ничего среди обломков на полу. Правый конец зала с одной стороны был плотно завален, так что оставался лишь узкий проход с массивной дверью по левой стене, если стоять лицом к этому концу галереи.
        С обратной стороны постамента мы обнаружили небольшой продолговатый кофр, закрытый большим механическим замком.
        - Ты случайно замки открывать не умеешь? - поинтересовался Ванорз, скидывая рюкзак и принимаясь что-то усердно в нём выискивать.
        - Нет, - ответил я, - как-то не приходилось...
        - Так просто этому не научишься, - отозвался эльф, - это классовый навык плута, который бы нам тут пришёлся очень кстати. Разве что какой-нибудь вор или другой мастер этого дела тебя научит... Придётся повозиться.
        Наконец, Ванорз достал из рюкзака увесистое зубило и молоток и предпринял попытку отковырять замок или разломать крышку кофра. Пока я наблюдал за его потугами, мне показалось, будто что-то блеснуло среди обломков разбитой статуи. Я забрался на постамент и, покопавшись среди мелких обломков, нашёл колечко с драгоценным камнем, который и привлёк меня своим отблеском. Как только я начал осматривать его, над ним выскочила табличка: «Кольцо силы +1, магическое, увеличивает параметр силы носителя на 1 единицу». Не успел я прочитать этот текст, как перед глазами появилось другое окно: «Внимание! Вы нашли магический предмет. Производится розыгрыш на удачу. 12 против 2: вы победили в розыгрыше!».
        - Вау! - воскликнул эльф, отвлёкшись от своего занятия и, видимо, так же, как и я, избавляясь от окошек перед глазами. - Нашёл кольцо силы? Круто!
        - Тут пишет, что я победил в розыгрыше... - начал говорить я, возвращаясь к Ванорзу.
        - Да, оно теперь твоё, - подтвердил эльф, снова взявшись за молоток.
        - Может, оно тебе нужнее? - поинтересовался я.
        - А сколько у тебя силы? - не отвлекаясь спросил Ванорз.
        - 12, - ответил я, чуть замешкавшись, поскольку мне пришлось открывать статистику персонажа, чтобы посмотреть.
        - И у меня 12, - заключил эльф. - Что тебе, что мне оно особо не поможет. Тут модификатор параметра скачет за каждые два очка от 10 в качественном смысле. А так ты просто сможешь больше поднимать и носить.
        Я хмыкнул и попробовал надеть кольцо на указательный палец левой руки. К моему удивлению, по мере надевания кольцо как-то незримо, но ощутимо расширялось, оказавшись в результате как раз в пору. Ради эксперимента я попробовал надеть кольцо на другие пальцы, обнаружив такой же необъяснимый, но очень занятный эффект: по мере необходимости кольцо сужалось или расширялось и всегда идеально сидело на любом пальце.
        Немного поигравшись, я, наконец, оставил кольцо на указательном пальце левой руки и не без любопытства продолжил наблюдать за мучениями эльфа.
        - Слушай, передохни, - наконец сказал я ему, не выдержав. - Давай я попробую.
        Эльф согласился и, утерев пот, достал из своего рюкзака бурдюк с водой. Я же отвязал от своего рюкзака топор - он мне казался увесистей молотка Ванорза - и, взяв зубило, продолжил ломать кофр. То ли помогло кольцо силы, то ли эльф уже ослабил крышку кофра своими усилиями, то ли сыграло свою роль, что бить обухом по зубилу было гораздо удобнее, но достаточно быстро я отковырял-таки замок от крышки и открыл ларец.
        Внутри оказался короткий меч, лежащий на куче монет. Эльф, мгновенно оказавшийся у меня за спиной, радостно воскликнул, увидев сокровище. Короткий меч оказался магическим +1, и в этот раз я проиграл розыгрыш 7 против 18. Ванорз сказал, что его короткий меч такого же качества и этот можно пустить на продажу, если, конечно, у меня нет желания оставить его себе. Я отказался: мне хватало посоха, и только сейчас я начал понимать насколько могучим был найденный мной в первый же день артефакт, хотя бы просто из-за его модификатора +5.
        Эльф пожал плечами и привязал ножны с мечом к рюкзаку, выудив из него холстяные мешочки для монет. Один он бросил мне, и мы принялись дружно собирать монеты из кофра, сортируя их по мешочкам. В итоге серебряных мы нашли 86, а золотых 58. Я бы не сказал, что Ванорз был очень доволен этим количеством, но он отметил, что для первого коридора это весьма неплохой приз.
        Теперь предстояло выбрать одну из четырёх дверей, имеющихся в этой галерее, чтобы продолжить путь в глубь подземелья.
        Глава 22
        - Куда пойдём? - поинтересовался я у товарища, когда мы собрали рюкзаки и могли двигаться дальше.
        - Думаю, туда, - ответил Ванорз, указывая на дальнюю сторону галереи с завалом. - В ту сторону только одна дверь и, скорее всего, это тупиковая ветвь... или нам повезёт и мы выйдем прямиком к боссу.
        - А что здесь за босс? - спросил я, пока мы шли к завалу.
        - Я добрался до него только один раз, - ответил эльф. - Это такой огромный мертвяк, почти как огр. Система определила его как Хранитель Ключей. И действительно, у него на поясе висит огромная связка ключей. Вооружён он огромной дубиной, но он очень медленный, даже медленнее зомби. Мне он попался в большом зале с тремя выходами, и они не блокировались. Однако если выходишь из зала, он начинает регенерировать с чудовищной скоростью. Я немного побегал от него, извёл все благословлённые стрелы, и, когда его здоровье упало на треть, он потряс своими ключами и со всех сторон полезли мертвяки. Они нужны чисто для того, чтобы мешаться: если бы я ввязался в бой, этот гигант огрел бы меня дубиной и конец... У него, скорее всего, есть какой-нибудь скрипт и на второй трети жизни, так что надо быть осторожнее. Хотя также может быть, что у него рандомные скрипты в зависимости от того ключа, которым он трясёт.
        Мы подошли к двери и встали по обе стороны от неё. Я держал факел, а Ванорз приготовил лук. Дверь оказалась не заперта, и с некоторым усилием я распахнул её. Факел осветил небольшой зал, и я не заметил никакого движения. Врагов на первый взгляд тоже не было видно.
        Я вошёл и осмотрелся внимательнее. В зале царила ещё большая разруха, с потолка осыпалась вся облицовка, и он был покрыт растительностью. Два больших корня пересекали потолок, испуская слабое гнилостное свечение. В зале находились ряды каких-то то ли шкафов, то ли кроватей, но все они были настолько сгнившими и засыпанными землёй, что едва ли представлялось возможным узнать, чем же они были раньше. Это вполне могли быть и гробы, пришла мне в голову мысль, которая заставила меня очень осторожно передвигаться среди этих своеобразных куч мусора.
        Эльф обратил моё внимание на то, что рядом с дверью на стене имелось пару светильников, и я зажёг их, осветив комнату получше. Похоже на стенах когда-то были ещё светильники, но все они осыпались вместе с облицовкой стен. На свету стало понятно, что правая часть комнаты была завалена провалившимся потолком, так как из-под завала торчали части этих непонятных холмиков.
        Я аккуратно прошёлся по залу, внимательно осматривая всё вокруг. Эльф занимался тем же самым. Я ничего не обнаружил и уже собирался предложить товарищу уходить, когда Ванорз позвал меня и указал на проход, который он нашёл в дальнем правом углу под завалом. Подойдя, я увидел, что это не проход, а скорее лаз на уровне пола. Нагнувшись я заглянул в него и с сомнением посмотрел на эльфа: в этот лаз можно было бы протиснуться только на четвереньках, но делать этого мне совершенно не хотелось.
        - О, да ладно! - засмеялся Ванорз, увидев моё выражение лица. - Мы же не можем умереть... неужели тебе не любопытно что там?
        - Любопытно, - задумчиво ответил я, пытаясь наскоро определить, боюсь ли я, и если нет, то почему мне так не хочется лезть в эту нору. В голове назойливо крутилась мысль: а не застрянет ли в этом проходе посох, и она сильно мешала этим моим попыткам самокопания. - А ты уже умирал здесь, Ванорз?
        - Что? - эльф уже собирался нырнуть в проход, но, похоже, мой вопрос произвёл на него такое впечатление, что он снова выпрямился с выражением крайнего изумления на лице. - А ты что, нет?
        - Э-э-э... нет, - ответил я, несколько опешив от такой странной реакции на мой вопрос.
        - Что?! Как?! - воскликнул Ванорз. Несомненно, он до глубины души был потрясён услышанным. - Как ты умудрился добраться до четвёртого уровня и ни разу не умереть?! Сколько ты играешь?
        - Я же уже говорил, что где-то неделю, - с ещё большей растерянностью ответил я.
        - О мой бог! - простонал эльф. - Я думал, ты появился где-то на юге, а сюда просто попал неделю назад. Ну или быстро прокачался по-нубски, непрерывно умирая... Ты правда стартовал в проклятом лесу?
        - Да, - кивнул я. - И ни разу не умирал... Повезло, наверное. Так каково это?
        - Уфф, - Ванорз провёл ладонью по лицу и облокотился на завал. - Ты не просто нуб... ты же новорождённый новичок! Да ещё и с амнезией! - эльф выругался и попытался взять себя в руки. - Мне жаль, извини меня. Это абсолютно невероятно - наткнутся здесь на полного новичка... Я уже и не помню как оно было, умереть первый раз. Помню, что было очень больно, ужасно страшно... но как-то обыденно, что ли. Первые недели, а многие люди даже месяцы, большинство просто привыкает к боли. Сначала для многих уже шок понять, что они оцифрованы: все игроки, которых я встречал, просто зашли поиграть. Поэтому стопроцентный порог боли со старта - это для многих потрясение, большинство-то и на пятидесяти играло всего пару раз в своей жизни. Поэтому тут у игроков поначалу очень медленный прогресс. На первых уровнях умереть можно очень легко, и обычно к четвёртому уровню, а это примерный стандарт для обычных жителей этого мира, многие игроки идут долгие месяцы. Ты или очень удачливый или обманываешь меня... хотя, может быть, амнезия помогла тебе серьёзнее ко всему относиться. Я уже привык к смерти... когда ты
окончательно умираешь, сознание отключается, что-то похожее на сон без сновидений. Когда ты открываешь глаза, ты уже на точке возрождения со всем своим снаряжением. Однако воскрешение занимает время, не забывай, что местный сервак баганутый. Я сталкивался с задержкой более одного дня, причём для возрождённого игрока, с его слов, прошёл лишь миг. Самое быстрое - это где-то полчаса: именно столько времени твой труп валяется на месте смерти. И его вполне могут залутать - всё, что с тебя снимут за это время, ты потеряешь. Причём не важно, игроки, местные или монстры. По истечению этого времени, твой труп тает такими светлыми искорками и через какое-то время после собирается на точке возрождения.
        - Спасибо! - я был благодарен напарнику за информацию. - И не стоит извиняться, я понимаю твою реакцию.
        - Ладно, - Ванорз похлопал меня по плечу и снова нагнулся к лазу. - Ты хоть где привязан-то?
        - Тут... недалеко, - я не знал, стоит ли рассказывать эльфу про обелиск.
        - В Ансураке, что ли? - слова Ванорза глухо раздавались из этой норы. - А я в Экранде. Если умрём, можем встретиться здесь... если ты захочешь. Или в чате группы спишемся, если он не откажет.
        Я тоже встал на четвереньки, положив посох на землю под себя, и, пересиливая неприязнь и клаустрофобию, пополз вслед за эльфом. К счастью, лаз шёл по плавной дуге налево и чуть вниз, так что мой посох не застрял. Но он здорово меня затормозил, и когда я наконец выбрался из норы в следующий зал, то увидел, что эльф уже успел добраться до другого его конца и зажигал очередной светильник своим кресалом.
        Эта комната по своим размерам ничем не отличалась от предыдущей, и её также не обошли следы разрушения. Более того, оба края этого зала были засыпаны обломками. Из-под одного завала мы только что вылезли, а напротив нас был ещё один, на вид полностью глухой.
        По левой стене, рядом с завалом, находилась похожая на остальные окованная дверь. Она сохранилась лучше: в некоторых местах были видны даже пятна потемневшей краски, которые каким-то чудом всё ещё держались. Светильники, зажжённые Ванорзом, висели на стене как раз рядом с нею.
        Похоже эта комната служила чем-то вроде оружейной или складом: повсюду были разбросаны поржавевшие останки разнообразного оружия, виднелись сгнившие и по большей части рассыпавшиеся стойки, у стен стояли разбитые сундуки и остатки каких-то шкафов и полок.
        К счастью, врагов тут не было, а эльф, похоже, тоже неплохо видел в темноте: не так долго я задержался в туннеле, а он уже успел обнаружить светильники. Мы потратили больше получаса, чтобы обшарить эту комнату, но, к сожалению, так и не нашли ничего полезного. Ванорз подобрал с десяток худо-бедно сохранившихся наконечников для стрел, а всё оружие, что мы нашли целым, было обыкновенным. Что касается монет, то мы не нашли ни одной.
        Подёргав дверь, мы обнаружили, что она открывалась вовнутрь и не поддавалась нашим усилиям. Осмотрев её внимательнее, Ванорз заключил, что выломать мы её не сумеем: петли держались слишком прочно, как и само полотно двери. Мне же казалось странным, что на двери не было замка или замочной скважины. Посмотрев в весьма широкий просвет двери, чтобы обнаружить язычок запирающего механизма, я увидел широкую тень, очень похожую на щеколду. Пошарив среди хлама, я выбрал кинжал с лезвием потоньше, засунул его в просвет ниже этой тени и повёл вверх. Как ни странно, столь незамысловатая уловка сработала: я откинул щеколду и распахнул дверь.
        Под светом ламп у двери нашему взгляду открылась почти квадратная комната, достаточно хорошо сохранившаяся. Дверь находилась в правом нижнем углу комнаты, и слева от неё у стены стоял ряд массивных шкафов. Противоположная стена также была заставлена шкафами и полками почти до потолка. У боковых стен стояли пара громоздких сундуков, а в центре находился большой стол, за которым кто-то сидел.
        Не успели мы толком осмотреть комнату, как этот кто-то медленно поднялся и взял со стола большой двуручный меч. Отблеск лампы на мгновение осветил его, и я успел увидеть ужасное мёртвое лицо этого человека. Синюшное и высохшее, оно было оплетено сетью зелёных светящихся корешков, которые походили на вздувшиеся кровеносные сосуды.
        Этот мертвец был одет в ржавую, но целую кольчугу, на голове имел металлический шлем, а за его спиной взметнулся, поднимая тучи пыли, дряхлый рваный плащ. В завершении осмотра над его головой вспыхнула красным табличка: «Осквернённый капитан стражи, уровень 8».
        Враг ещё только начинал обходить стол, как Ванорз оттолкнул меня в сторону и выпустил по нему три стрелы.
        - Отойди на пару шагов, и как он выйдет, свяжи его боем, - приказал он мне и побежал вправо от двери.
        Я послушно отошёл на пару шагов влево и приготовился ударить врага, как только он выйдет из дверного проёма.
        Это произошло очень быстро, и прежде чем я ударил, в зомби воткнулись ещё две стрелы, а третья ударилась о стену рядом и разлетелась в щепки. Я успел заметить, что полоска жизни врага уже была пуста более чем наполовину, отметив, что в отличие от предыдущих зомби, у этого я не видел цифровых значений внутри шкалы.
        Но размышлять было некогда, и я ударил мёртвого капитана одним концом посоха, а потом попытался добавить вторым, но враг, очень ловко для зомби, парировал мой удар мечом. Размахнувшись в ответ, он нанёс по мне чудовищный удар мечом, который показался мне, однако, достаточно медленным. Настолько, что я успел нагнуться и пропустить его над головой.
        Тут же просвистели ещё три стрелы и, к моему огромному удивлению, все три пролетели мимо. Я услышал справа грязные ругательства эльфа, но не обратил на них внимания и атаковал снова. Я не был уверен, что смогу второй раз увернуться от огромного меча, поэтому старался бить со всей аккуратностью и в этот раз попал оба раза, опустошив вторым ударом полоску жизни врага, который со свойственной зомби неторопливостью свалился на пол.
        Я вытер со лба успевший выступить за столь короткие мгновения боя пот, а эльф подошёл подобрать пролетевшие мимо стрелы, и я вновь услышал его ругательства: похоже две из трёх последних стрел тоже были безнадёжно испорчены.
        Взяв себя в руки, я собрал энергию с трупа, который принёс мне целых четыре очка. К тому же за капитана стражи начислилось 250 очков опыта. Ванорз нагнулся подобрать свои стрелы с останков трупа и заодно начал обыскивать их, комментируя вслух. Меч и кольчуга оказались обыкновенными, в карманах эльф нашёл 3 золотых и 14 серебряных монет, а среди останков - магический амулет естественной брони+1, который выиграл я 14 против 10. Чтобы сразу отмести лишние вопросы, Ванорз сказал, что на нём уже болтается такой же, поднимаясь и вручая амулет мне. В карманах мёртвого капитана также нашлась связка ключей, так что мы вошли в комнату, зажгли три обнаруженных там светильника и приступили к обыску.
        Глава 23
        В шкафах не оказалось ничего ценного: в большинстве, видимо, была одежда, уже истлевшая от времени, а на полках хранились разнообразные документы, которые сразу же рассыпались в пыль, стоило нам только распахнуть створки. Ключи капитана подошли к обоим сундукам. В одном оказалась лишь куча монет, а вот во втором было что-то похожее на поножи. Когда-то там явно было что-то ещё, но теперь всё содержимое превратилось в труху, из которой мы и извлекли эти странные детали экипировки. А странными они казались потому, что были изготовлены из какой-то очень твёрдой чёрной кожи, с металлическими наколенниками в форме черепов, а ремни креплений были белые и на ощупь напоминали ткань сухожилий.
        Как только я взял в руки одну из деталей, у меня перед глазами выскочило сообщение: «Поножи стража смерти, ? часть комплекта лёгкой клёпаной брони стража смерти, магическая +3, найдите все части, чтобы собрать доспех, действует только при использовании адептами Мора». Розыгрыш не стартовал, и, взглянув на эльфа, я увидел, что он с прежним недоумением рассматривает эту часть доспеха.
        - Что это? - спросил я у Ванорза, решив пока не раскрываться.
        - Пишет, что часть сета, - отозвался эльф. - Но похоже на то, что это от фракционного доспеха для последователей мёртвого бога. Можно продать её культистам... но у меня не имеется таких контактов.
        - В Ансураке я познакомился с одной женщиной, - хороший обман должен быть правдив, - и она вроде бы как-то с ними связана...
        - Ну так забирай, - легко согласился Ванорз и бросил мне деталь, которую вертел в руках. - Если получится что-то за это выручить, не забудь поделиться.
        Какое-то время мы занимались перекладыванием монет в мешочки и их подсчётом, что мне наскучило буквально через пять минут. А вот эльфу, очевидно, было очень приятно заниматься таким делом, и он разве что весело не насвистывал от переполнявших его чувств. В итоге мы забрали из сундука 187 золотых и 248 серебряных монет.
        Ещё раз осмотрев завал, мы убедились, что прохода нет, и вернулись в галерею у самого входа. На выбор оставалось три двери, и ближе всего была та, что едва держалась в проёме. Я приблизился к ней, чтобы осмотреть, и уже тянул руку к заржавевшей ручке, когда дверь вдруг разлетелась в щепки и оттуда выскочил мертвяк. Каким-то чудом я увернулся от его хватки и огрел посохом. За моей спиной чертыхнулся Ванорз, и в плечо зомби воткнулась стрела.
        Второй раз удача мне не улыбнулась, и я получил чудовищной силы удар в живот, выбивший из меня всё дыхание, а вместе с ним и 6 очков здоровья. Пока я судорожно хватал воздух ртом, ещё три стрелы опустошили полоску жизни монстра, и я, пересиливая боль и слабость, добил мертвяка посохом.
        Убитый зомби принёс 20 очков опыта и одно очко энергии посоху. В его останках не оказалось ничего стоящего, как и в маленькой комнатушке, что располагалась за дверью. Видимо, раньше здесь было что-то вроде кладовки, а теперь повсюду громоздились лишь кучи гниющего мусора.
        - Куда теперь? - спросил я у Ванорза, присаживаясь на край постамента, который был как раз между двумя оставшимися дверьми.
        - Не знаю, - пожал плечами эльф и достал из поясной сумки золотую монетку. - Если герб, то налево, - загадал он и подбросил монетку вверх. Золотой отблеск весело сверкнул при свете факела и Ванорз ловко поймал монетку меж ладоней, театрально посмотрев потом, что выпало. - Герб...
        Эльф двинулся к двери, а я, вздохнув и потерев живот, который до сих пор болел, пошёл за ним вслед. Дверь не была заперта, так что Ванорз достал лук, а мне пришлось снова идти первым. За дверью оказался длинный пустой коридор, заканчивающийся весьма странной дверью. Потолок в коридоре был аркообразным, и через каждые два-три шага со стен к нему устремлялись резные выступы. У основания этих выступов на стенах находились черепа светильников. Врагов не наблюдалось, и мы осторожно пошли по коридору, зажигая светильники и с настороженным вниманием рассматривая пол и стены.
        Коридор сохранился значительно лучше в сравнении со всеми прочими помещениями, которые до того я видел в этом данже. Пол был вымощен чёрными каменными плитками, а стены выполнены в виде плит с резными белыми узорами мрачной тематики. Упирался коридор в некое подобие каменной плиты, похожей на дверь. Мне было непонятно, куда именно она сдвигалась, но, судя по щелям вокруг полотна плиты, куда-то она сдвигалась точно.
        На этой плите тоже имелась гравировка, хотя она значительно стёрлась со временем. Ровно в центре плиты бросалась в глаза выемка в форме небольшого прямоугольного, равнобедренного треугольника. Я провёл рукой по этой выемке и ощутил шершавость и прохладу камня.
        - Это проход на другой уровень, - с уверенностью сказал Ванорз. - Наверняка у босса в комнате есть такая треугольная штука, которая откроет нам дорогу. Пойдём обратно, остался только один путь.
        - А как будем сражаться с боссом? - поинтересовался я, пока мы возвращались к последней непроверенной двери.
        - Ты бегай, отвлекай его, - ответил эльф, - на всякий случай я дам тебе большое зелье... думаю, один удар его ты переживёшь. Потом, как полезут сателлиты, старайся им не попадаться, я помогу если что. Короче, твоя задача - удержать агр босса на себе, и тогда я его прикончу стрелами. Он тупой и в теории должен бегать за тем, кто ближе, но если вдруг пойдёт ко мне, подбегай и лупи его со всех сил, чтобы он опять переключился на тебя. Если увидишь, что всё идёт плохо, убегай к выходу.
        Стратегия была понятна, так что я просто кивнул в ответ, к тому же мы подошли уже к двери, которая также оказалась не заперта. В этот раз дверь открывалась с трудом и, когда я всё таки распахнул её, стало понятно почему. Дверь вела в достаточно большой зал, который был полностью покрыт различной растительностью. Толстые пульсирующие корни протянулись по стенам и потолку и мягко светились во тьме зеленоватым фосфоресцентным светом. Всё было покрыто листьями и, зайдя в комнату, я почувствовал, как эти листья липко мнутся под сапогами. Напротив виднелась другая дверь, едва заметная под покрывающей её зеленью. С правой стороны от дверей, находящихся друг напротив друга, простиралась стена. А с левой стороны этого подобия террасы раскрывался зал.
        - Дерьмо, - выругался Ванорз. - Растительные создания... осторожно, не дай себя поймать.
        Он достал из колчана стрелу, обмотанную какой-то пропитанной смолой или нефтью тканью, и запалил её от моего факела. Я же стал озираться по сторонам в поисках врагов и заметил слева оплетённый корнями светильник, на выступе угла террасы, что открывался в зал. Подойдя, я поднёс к черепу на стене свой факел. Через мгновение жидкость у него внутри воспламенилась, и обожжённые ветки и корешки вокруг мерзко зашипели и стали трескаться.
        Всполохи огня ярче осветили зал, и я заметил движение у дальней стены. Хотя, может быть, это просто игра теней на ветках, успел подумать я, но в ту же секунду рядом со мной пролетел огненный снаряд стрелы Ванорза и вонзился как раз в эту кучу веток. Раздался мерзкий скрип или даже визг, как если бы одна ветка с силой тёрлась о другую, и нечто похожее на клубок переплетённых корней уже без всякого сомнения двинулось в нашу сторону. Перед моим изумлённым взглядом над этой кучей выскочила табличка: «Оскверняющий корень, уровень 6, 35/38». Огонёк стрелы пропал внутри этого скопления зелени, будто поглощённый ветвями, и, хотя и пахнуло горелым, не нанеся заметного вреда этому растительному монстру.
        Эльф подошёл ко мне, чтобы удобнее зажигать свои особыe стрелы от светильника, а я растерянно отошёл в сторону, выдвинувшись чуть вперёд, чтобы не мешать напарнику стрелять и защитить его от приближающегося куска взбесившихся кустов.
        Три огненных росчерка один за другим устремились к монстру, но лишь два из них смогли поразить цель. Несмотря на это, несколько ветвей загорелись, и полоска жизни монстра просела больше чем на половину. Вызывающий зубную боль скрежет-визг теперь звучал не прекращаясь. Тварь продолжала ползти к нам, более того, я почувствовал, как под ногами зашевелилась листва. Инстинктивно отскочив в сторону, я заметил сообщение в системном окошке: «Оскверняющий корень использует специальную атаку „опутывание“. Спасбросок реакции - успех. Вы не были опутаны, однако ваша скорость передвижения в зоне действия атаки снижается наполовину.» Бросив взгляд на Ванорза, я успел увидеть, с каким изяществом тот избежал опутывания: казалось, он просто переступил с ноги на ногу, не отвлекаясь от стрельбы.
        Оживший корень приблизился почти вплотную, и я приготовился сражаться, однако ещё два попадания эльфа окончательно опустили очки здоровья монстра до нуля. Заверещав ещё громче и всплеснув в воздухе своими корнями как щупальцами, он осел и зачадил быстро затухающим костерком. Шевеление корней, которые пытались оплести наши ботинки, пропало, визг тоже затих.
        - Эти твари очень медленные, - сказал Ванорз, зажигая ещё одну стрелу, - но если они тебя схватят, придётся плохо. Я в первый раз попался и едва ушёл живым. И это ещё самые слабые растительные твари из тех, что я встречал в этом данже.
        - Зачем ты ещё-то одну стрелу зажёг? - поинтересовался я. - Этот корень вроде помер. Вон, аж 100 очков опыта за него дало...
        - Когда они неподвижны, - объяснил эльф, - их очень тяжело заметить. Подойдёшь - а она тебя хвать, опутывает и сжимает. Иди, потыкай своим посохом везде, а я буду тебя страховать. Мне нужно сделать привал и приготовить ещё зажигательных стрел: если в следующей комнате нас ждут опять растительные монстры, мы можем не справиться.
        Я кивнул и отправился проверять зал. К моему счастью, сколько я не тыкал во всякие подозрительные кучи веток и сплетения корней, никакая из них не ожила. Иногда посох натыкался на что-то и раздавался глухой стук. Тогда любопытство толкало меня доставать меч и отсекать густые заросли, чтобы посмотреть, что же там такое. Таким образом я нашёл несколько деревянных коробов и даже один разваленный кофр, в которых оказалась лишь гниль и ничего ценного.
        В конце концов Ванорз остался доволен обыском и, с усилием затушив стрелу об заросли веток, объявил привал. Я притащил пару ящиков, освобождённых мной из зелёного плена, на которые мы и присели перекусить. Я достал свой хлеб с мясом, а эльф выудил из своего рюкзака очень похожую снедь, разве что его сушения пахли аппетитнее, возможно, из-за специй, запах которых я почуял.
        - А сколько ты уже тут? - спросил я у эльфа, чтобы не есть молча. - Ну, я имею в виду на серваке?
        - Пару лет, - ответил Ванорз, активно работая челюстями. - Два или три года... Первый год ты ещё считаешь, а потом... Тут совсем другая жизнь. Когда привыкаешь, начинаешь воспринимать течение времени иначе. Живёшь больше сезонами. Так... вторым летом я тренировался на следопыта, осенью тогда была эта афёра... - эльф сделал задумчивое лицо и даже перестал жевать. - Всё-таки три, кажется. Уже четвёртый год пошёл, я попал сюда весной. Можно покопаться в логах, если тебе очень интересно.
        - Нет, нет... - замахал я руками, - не стоит, мне вполне достаточно и примерно. Столько лет... Это же очень много, а ты только шестого уровня. Так тяжело качаться после четвёртого? Я вон за один только сегодняшний день почти накопил опыта для пятого...
        - Ну как тебе сказать, - рассмеялся Ванорз, запивая из своей фляги. - Я же эльф... К тому же игрок. Я как только появился и нубствовал, так меня сразу взяли на учёт и припахали в столичную гвардию. Уже много позже я узнал, что благородные дома так проводят своеобразный отбор Призванных. Я хотел быть лучником, не понимал толком куда попал, и наделал кучу глупостей... Все эти дома быстро потеряли ко мне интерес, хорошо хоть не оказался в казематах... вовремя пришёл в себя. Поскольку я поломал себе все возможности карьерного роста, то и проторчал в гвардии больше года. Потом усиленно выслуживался и искал возможность уйти в следопыты. А потом пришлось хлебнуть много дерьма, чтобы набрать репутации и свалить поближе к диким местам, подальше от всей этой гнили...
        Настроение эльфа заметно испортилось, и я не стал больше его расспрашивать, боясь испортить его ещё больше. Мы закончили жевать почти одновременно и я уже вставал с ящика, но тут эльф извлёк из рюкзака какой-то свёрток. Развернув его, он достал что-то похожее на сдобный пирожок, разломил его пополам и протянул половинку мне.
        Это изделие неизвестных булочников оказалось невероятно воздушным, в меру сладким и с какой-то вязкой кремовой начинкой.
        - Вкусно! - похвалил я. - Что это?
        - Сладкая выпечка из одной элитной пекарни Экранда, - похвалился Ванорз. - Достать что-то подобное почти невозможно для касмере... У меня всегда была слабость ко всяким тортам и прочим похожим сладостям. Вот съешь - и жизнь уже не кажется такой дерьмовой...
        В мгновение ока поглотив свою половинку, эльф вздохнул и принялся доставать из рюкзака различный инструмент для работы со стрелами. Я же, пока Ванорз работал, пошёл осмотреть следующую дверь, решив использовать свободное время, чтобы очистить её от зарослей.
        Глава 24
        Немного повозившись, я таки освободил дверь от зарослей, но не решился её открывать. Эльф тем временем несколько раз вскакивал со своего ящика и принимался копаться в ветках, подыскивая подходящий материал, чтобы вырезать новые древки для стрел. Он с увлечением занимался этим делом, пока у него не закончились наконечники.
        Я вернулся, сел на ящик и стал наблюдать, как Ванорз привязывает к стрелам какую-то паклю, а потом пропитывает её вязкой жидкостью из банки, которую он предварительно извлёк из рюкзака. Наконец он с аккуратностью разложил все стрелы по колчанам, собрал рюкзак и поднялся, демонстрируя готовность продолжить путь по подземелью. Я тоже встал и, не дожидаясь указаний, пошёл к двери. Взявшись за ручку, я оглянулся на эльфа, чтобы убедиться, что он приготовился к стрельбе, и распахнул дверь.
        Дверь подавалась тяжело и, войдя внутрь, я с удивлением увидел новую комнату, которая как две капли воды была похожа на предыдущую. Такое же подобие террасы, всё те же пульсирующие фосфоресцентные корни по стенам и потолку, разве что двери напротив не было... Я даже оглянулся назад, дабы ещё раз сравнить обе комнаты и окончательно убедиться в их абсолютной идентичности.
        - Да ладно, - не удержался я, - это же точно такой же зал!
        - Я уже говорил тебе, что этот сервак баганутый, - пожал плечами Ванорз. - Иногда в данже бывает несколько одинаковых комнат подряд...
        Посмотрев на угол левой стены, что поворачивала в зал, я обнаружил уже знакомый светильник и направился к нему, испытывая странное чувство дежавю. Когда содержимое металлического черепа вспыхнуло, я посмотрел вглубь зала и, как и ожидал, заметил там движение. Только на этот раз масса движущихся веток и корней была гораздо больше.
        Я так же, как и раньше, отошёл в сторону, а эльф встал позади, зажёг стрелу и пустил её в приближающегося врага. Теперь под моим пристальным взглядом таблички возникли гораздо быстрее, и на этот раз их было две: «Оскверняющий корень, уровень 6, 42/48» и «Оскверняющий корень, уровень 6, 33/33».
        Три огненные стрелы вонзились в первого монстра, который был на пару шагов ближе, и опустошили его шкалу жизни до 6 единиц. Следующая стрела пролетела мимо и затерялась в листве на противоположном конце зала. Вторая покончила с тварью, а третьей Ванорз метко попал в оставшегося монстра. Бешеный куст, у которого оставалось 20 очков здоровья, подполз чуть ближе, получил ещё три стрелы и затих, испуская клубы дыма из тех мест, куда вонзились стрелы эльфа. Система сообщила об окончании схватки и получении 200 очков опыта.
        Я вновь пошёл обшаривать зал в поисках затаившихся тварей, но всё было чисто. А потом начал вырубать из зарослей заинтересовавшие меня находки, пока Ванорз собирал свои стрелы, заново намазывал их горючей смесью и готовил замену вышедшим из строя. В обнаруженных ящиках и разбитых кофрах опять нашлась лишь гниль. Только в одном, вытряхнув содержимое, я обнаружил пару золотых и восемь серебряных монет.
        Во время этих поисков я обнаружил в дальнем правом углу зала проход. Он зарос зеленью и издали не был виден. Обрубив мечом ветви и похожие на лианы корни, я освободил неширокий портик, в котором виднелась ступеньки, уходящие вниз. Другого пути не оставалось, поэтому я дождался, пока Ванорз закончит свои приготовления, и, освещая себе путь факелами, мы стали спускаться.
        Через несколько минут заросли на стенах и потолке этого коридора пропали, вместе с испускаемым ими гнилостным зеленоватым свечением. Однако, едва очутившись в темноте, мы заметили какой-то неестественный белый свет впереди. Я начал спускаться с ещё большей осторожностью, а эльф зажёг светильник на стене, который я, не заметив, прошёл мимо, к моей большой досаде.
        Наконец мы увидели площадку, где ступени заворачивали под прямым углом налево, а в правом её углу выдавалась железная дверь с выгравированными на ней пустыми глазницами. По обе стороны от неё висели черепообразные светильники, гораздо большего размера, чем виденные нами до сих пор, и именно они светили тем стерильным белым светом, который мы заметили ещё издали. Мертвенно-бледное пламя исходило из глазниц этих металлических черепов и поднималось к потолку, окутывая всю верхнюю часть мрачного светильника призрачным ореолом. Ванорз присвистнул.
        Мы подошли вплотную, и, пока эльф осматривал дверь, я попытался прикоснуться к этому странному огню, несомненно, магических светильников. Белёсое пламя обтекало мои пальцы совершенно не обжигая, а только вызывая приятное ощущение теплоты. Ванорз не осмелился прикоснуться к этому огню, и я толкнул дверь, открывающуюся вовнутрь.
        Дверь подалась легко, без малейшего звука, и мы вошли в небольшое квадратное помещение. Стены и потолок этого маленького зала были покрыты бесчисленными черепами, и было непонятно, декорации ли это или настоящие черепа, использованные в качестве стройматериала. В центре зала располагалось квадратное возвышение, похожее на толстую металлическую плиту, от которой во все стороны исходило неяркое свечение, будто луч прожектора расширяющееся к потолку. В этом свечении плавали прозрачные геометрические фигуры. Как голограммы, промелькнула у меня в голове непонятная мысль.
        Я подошёл почти вплотную к плите, чтобы рассмотреть эти фигуры получше. Здесь были два равнобедренных треугольника, похожих на тот, что мы видели в выемке на каменной двери, два квадрата и круг. Все они имели примерно одинаковые размеры и парили в воздухе, кружась друг вокруг друга.
        Внезапно я услышал, как Ванорз, стоящий позади меня, тихонько чертыхнулся. Я обернулся и увидел, как он запускает руку под кольчугу и достаёт свой амулет, а потом вдруг резко отдёргивает от него руку. - Жжётся, - пояснил эльф своё поведение. Я тоже потрогал амулет Оума, висевший у меня на шее, но не почувствовал ничего необычного.
        - Пойдём отсюда, - предложил Ванорз, отходя к двери. - Тут, похоже, ничего нет, и сюда явно нужно приходить с одной, а то и со всеми этими деталями, - он указал на плавающие в воздухе прозрачные фигуры. - И это, наверное, что-то вроде святилища, судя по тому, как оно отвергает благословенные предметы светлых богов.
        Я пожал плечами и согласился уйти. Мы вышли из этой загадочной комнаты и продолжили спуск. Периодически нам попадались светильники на стенах, и мы зажигали их от факелов, чтобы оставлять за спиной хоть как-то освещённый коридор.
        Наконец спуск окончился, и мы очутились в огромном зале, больше похожем на подземную пещеру. Потолка не было видно, свет от факелов не добивал так высоко, и даже с моим темнозрением я не мог ничего разглядеть. Пол, как ни странно, был идеально ровным, однако без следов облицовки, будто какой-то необыкновенный мастер чудесным образом срезал камень скальной породы или смог настолько великолепно его отшлифовать.
        - Что будем делать? - спросил я у эльфа, чувствуя некоторую растерянность от всего увиденного.
        - Надо идти вдоль стены, - ответил Ванорз. - Идти вглубь зала слишком опасно.
        Я согласился, и мы решили последовать вдоль стены, уходящей влево. Некоторое время мы молча шли и вскоре достигли угла, за которым стена уходила прямо. А ещё пару минут спустя мы наткнулись на какие-то антропоморфные фигуры впереди. На наши оклики они никак не реагировали, лишь неподвижно стояли и глядели на нас из полумрака. Мы осторожно подошли ближе и тогда только поняли, что это были статуи.
        Камень, из которого они были сделаны, со скрупулёзной точностью передавал все мельчайшие детали их фигур. Вот воин, прикрывшийся щитом, заносящий меч для удара. Вот какой-то эльф в тунике и с посохом, подносящий к искажённому болью лицу бутылочку зелья. Вот ещё один человек в лёгком доспехе и с двумя кинжалами в руках, присевший так, будто вот-вот бросится в атаку
        Осмотрев эти странные скульптуры, мы двинулись дальше.
        - Ты заметил, что ноги у этих статуй как будто вросли в пол? - спросил я у Ванорза.
        - Я думаю, это погибшие в этом подземелье игроки, - отозвался эльф. - Они выставлены в этом зале как трофеи. Или же мы имеем дело с медузой... но это вряд ли, я раньше не встречал здесь ничего подобного.
        Мы наткнулись на ещё одну группу статуй, а потом стена повернула направо и вскоре привела нас к широкому выходу в очередной тёмный коридор. Справа сюда подходила другая стена, и, если моё чувство пространственной ориентации меня не обманывало, это была та самая стена, по которой мы пришли бы сюда, если бы решили идти прямо. Здесь висели два светильника по краям прохода, которые мы зажгли и пошли дальше.
        Через несколько шагов этот коридор раздваивался: одно такое же широкое ответвление уходило по дуге налево, а сам коридор тянулся прямо. Посоветовавшись, мы решили в первую очередь обследовать проход слева. В этом коридоре нам то и дело встречались светильники, так что шли мы достаточно бодро. Через некоторое время искривление коридора выровнялось, и он продолжился в том же направлении что и тот, от которого он ответвлялся.
        - Ванорз, а откуда ты? - скучное однообразие этого коридора и постоянное ожидание опасности утомляло, так что я решил поговорить. - Я имею в виду до того, как ты попал сюда, в игру.
        - Я из Ватсонвиля, Калифорния, - отозвался эльф. - А ты? Оу, дерьмо! Ты же не помнишь...
        - Ну да, - кивнул я. - Мне кажется, я с Земли, я помню географию... Вот сейчас ты сказал «Калифорния» и у меня в голове всплыло название страны: США. Какое-то графство Санта-Круз...
        - Все игроки с Земли, - засмеялся Ванорз, - откуда им ещё взяться? И ты, похоже, неплохо знал географию, мало кто смог бы определить графство такого захолустного городка.
        - Это достаточно неприятно, - пожаловался я. - Все эти знания возникают в голове сами собой, я не понимаю, откуда я это знаю... Не чувствую их своими, что ли... Не знаю, как это объяснить.
        - Будь спокоен, чувак! - подбодрил меня эльф. - Это пройдёт со временем, и ты многое вспомнишь. А если нет, оно и к лучшему - ты теперь оцифрован и назад пути нет. Да и было бы куда возвращаться...
        Я хотел было спросить почему, но тут на правой стене коридора обнаружился проход, а впереди виднелся тупик. Мы зажгли светильники по обе стороны портика и заглянули внутрь. Перед нами открывалась просторная комната. Рядом со входом в стене был вмурован очаг. В углу возле него была навалена куча дров, высившаяся почти до потолка. Рядом с левой и правой стеной, вглубь комнаты, уходили неплохо сохранившиеся кровати. У дальней стены виднелся стол с парой стульев перед ним.
        - О, это безопасная зона, - воскликнул Ванорз, - я уже встречал подобные. Обычно они находятся рядом с переходом на другой уровень. Пойдём проверим тупик.
        Вернувшись в коридор и дойдя до его конца, мы действительно обнаружили уже виденную нами каменную дверь с треугольной выемкой посередине плиты. Разве что вершина треугольника здесь была направлена в другую сторону. Устраивать привал не было смысла, мы не очень-то и устали, да и время было дорого. Так что мы вернулись к первоначальной развилке. Теперь, когда коридор был освещён и можно было не бояться нападения, мы добрались туда очень быстро.
        Тёмный коридор уходил прямо не слишком далеко и вскоре окончился ступенями подъёма. Мы стали подниматься, по-прежнему зажигая попадающиеся нам светильники, и через некоторое время вышли на похожую площадку, где ступени поворачивали под прямым углом направо. В этот раз на площадке не было никакой двери, только один уже ставший для меня привычным череп светильника, так что мы зажгли его и продолжили подъём.
        Ступени заканчивались выходом в большой квадратный зал, весь потолок которого оплетали толстенные светящиеся корни. Благодаря этому свету всё было довольно хорошо видно. В центре, на противоположной от подъёма стене, зиял широкий аркообразный проход, такой же виднелся по центру стены справа. Две другие стены были забраны решётками, и было тяжело рассмотреть, что находилось за ними. Похоже, только бесформенные кучи мусора.
        По залу медленно прохаживался гигантский раздутый человек. Он был огромен, в два человеческих роста, я бы сказал, что даже выше трёх метров. Его обильно покрывала растительность, а за собой он волок огромную дубину, похожую на обломок колонны. Его одежда заросла мхом, но угадывалось некое подобие рубахи и штанов. На поясе виднелась большая связка ключей, таких же гипертрофированных размеров, как и их владелец.
        - А вот и босс, - шепнул мне эльф и сунул в руку бутылку. - Держи зелье и готовься к бою. Пока мы к нему не сунемся он не нападёт, из зала он тоже выйти не может. Вот только хотя бы один из нас должен быть внутри, иначе он начинает регенерировать с чудовищной скоростью. Ты пока бегай от него, а я буду стрелять в него обычными стрелами. Зажги по ходу светильники на стенах, они мне пригодятся для зажигательных. Как он потрясёт ключами, полезут мертвяки. Постарайся не попадаться им, я попытаюсь тебя прикрыть. Тут уж я начну сливать белые. Как только он второй раз потрясёт ключами, действуем по обстановке, тут я буду стрелять всем что есть. Тогда или мы его завалим, или придётся убегать и выходить из данжа, без стрел тут делать нечего...
        Пока Ванорз давал мне эти ценные тактические указания, я пытался обуздать внутренний страх, который охватывал меня, стоило только представить, как эта жуткая дубина великана превращает меня в пятно на полу. Получалось не очень, и я почувствовал, что медлить было бы только хуже, - перегорю.
        - Я готов! - решительно бросил я эльфу и побежал к монстру.
        Глава 25
        На полпути я изменил траекторию своего движения, дабы не слишком сильно приближаться к боссу, и уже думал крикнуть, чтобы привлечь его внимание, но тут монстр развернулся и сам сделал несколько шагов в моём направлении. Чудовищная дубина, которую он волочил за собой, прочертила дугу на гладком полу зала, и я увидел его раздутое лицо, чем-то похожее на лицо капитана стражи, виденное мною ранее. Такие же зелёные прожилки корней и синюшный оттенок кожи, разве что эта раздутость совсем деформировала его черты, сделав его лицо совершенно нечеловеческим и оттого пугающе чуждым. Почти сразу после того как он повернулся, над его головой появилась табличка: «Хранитель Ключей, уровень 10, 222/222». Табличка эта отличалась от всех прочих дизайном, рамка не была такой простой, как у других монстров, а шкала жизни с цифрами отливала зелёным цветом.
        Пока я бежал, эльф не терял времени даром: он шагнул внутрь зала и сразу же начал выпускать стрелу за стрелой во врага. Все три стрелы вонзились в тушу чудовища, и, когда я остановился, его шкала показывала уже 210/222. Монстр направился ближе ко мне, сотрясая весь зал каждым своим шагом. Его лицо было спокойно и, казалось, он не замечал воткнувшихся в него стрел. Ходил он очень тяжело, шаг его был размашистым, но переставлял он ноги так неторопливо, что перемещался даже медленней неуклюжих зомби.
        Я подождал, пока он подойдёт ближе, а Ванорз тем временем продолжал стрельбу. В этот раз две стрелы просвистели мимо, а последняя лишь чиркнула по плечу монстра, нанеся ему лишь 2 единицы вреда. Монстр шаг за шагом подходил всё ближе, и я стал отступать в угол зала, стараясь держаться так, чтобы соблюдать дистанцию, но в то же время оставаться на виду у врага. Ещё три стрелы эльфа полетели в чудовище: первая неудачно, но вот остальные воткнулись ему в бок и нанесли ещё 10 вреда, откусив к этому моменту от его зелёной полоски лишь треть.
        Я остановился и приготовился бежать, как только ключник подойдёт вплотную; дать ему поймать меня в углу я не собирался. Выманив монстра из центра зала, я планировал теперь гонять его за собой по кругу. Три новых стрелы вонзились в спину чудовища, и ещё три: по-видимому эльфу стало проще целиться в широкую спину гиганта, и он перестал мазать.
        Зелёная полоса здоровья врага была уже пуста почти на две трети, там светилась цифра 174, и он уже близко ко мне подобрался. Самое время бежать, и я, не торопясь и поглядывая на босса, двинулся к противоположному углу зала. Где-то на середине пути я приостановился: слишком удаляться от врага не следовало, но даже если ключник переключил бы сейчас своё внимание на Ванорза, ему пришлось бы пересечь весь зал, хотя мне пришла в голову мысль, что это было бы нам даже на руку.
        Эльф продолжал осыпать босса стрелами. Вот ещё две стрелы вонзились в спину твари, отняв 7 очков здоровья, третья просвистела совсем рядом со мной. Потом ещё две, нанеся 10 урона. Я не смотрел на Ванорза, но по моим подсчётам он должен был уже отстрелять один из своих колчанов. Во втором же, насколько я знал, была куча специальных стрел, а значит, обыкновенные, должно быть, уже заканчивались.
        Босс был совсем близко, и я отбежал к углу зала. Зелёная полоска жизни монстра была почти пустой, и очередные три стрелы, метко выпущенные эльфом, довели её до конца. Ключник взревел и бросил свою дубину. Его пасть, заросшая мхом, выглядела как какое-то неровное рваное отверстие, и рёв твари получался хриплым и как будто булькающим, вызывающим отвращение вместе с мурашками по коже.
        Босс неожиданно быстрым движением выхватил с пояса связку ключей и потряс ею над головой. Я увидел, как один из ключей засветился и рассыпался плеядой зеленоватых искр. Послышались какие-то щёлкающие звуки из-за решёток, и я обратил внимание на ту, что была ближе ко мне, дабы рассмотреть получше, что же там было. К моему ужасу, то, что я раньше принимал за горы мусора, оказалось огромной грудой костей всевозможных размеров. Всё пространство за решётками на обеих стенах было заполнено костями! И сейчас некоторые из них светились гнилостным болотным цветом.
        С невероятной быстротой эти светящиеся кости взмывали в воздух, проносились сквозь прутья решётки и собирались уже в зале в человекообразные фигуры. У противоположной мне стены возникло четыре таких скелета, один из них в опасной близости от эльфа. У той стены, что была ближе ко мне, возникло три, и один из них всего лишь в паре шагов от меня. Я, конечно, не надеялся, что справиться с боссом будет так просто, и ожидал появления сателлитов, но такая резкая перемена ситуации удручала.
        Над головой босса теперь была почти полная оранжевая полоса, а цифровой индикатор показывал 134/222. Зеленоватое свечение над костями исчезло, как только жуткие конструкты окончательно приняли свою форму, и теперь это были уже успевшие поднадоесть осквернённые скелеты четвёртого уровня. Рядом со мной возник, похоже, самый ущербный из них, всего лишь с 16 ОЗ, двое других с моей стороны имели цифры 26 и 21 над своими черепушками. Примерно такие же значения я увидел и с другой стороны, успев отметить лишь одного, что имел 33 ОЗ. Однако промедление было смерти подобно, и я побежал к дальнему углу зала.
        Эльф двинулся туда же вдоль стены и умудрился на ходу выстрелить в босса белой стрелой. Выстрел был точным, и ключника окутало белое сияние, сразу отнявшее у него 13 очков здоровья. Скелеты дружно зашагали к нам, быстро покрывая разделяющее нас расстояние. Они были ещё далеко, но приближающийся полукругом строй выглядел как надвигающаяся облава.
        Ванорз остановился и выпустил три белых стрелы в приближающегося ко мне босса. Он как раз развернулся и две стрелы воткнулись ему в грудь, а третья попала точно посреди лба. Одна за другой три белых вспышки окутали монстра. Урон был громадным: оранжевая полоска жизни практически опустела, показывая теперь 83/222. Монстр взревел своим вызывающим омерзение бульканьем и переключил внимание на эльфа. Скелеты приближались: один был уже близко к моему напарнику и двое совсем рядом со мной.
        Ситуация складывалась скверно. Нас зажимали в угол, и мне казалось, что если я продолжу отступление, то приведу всю ораву к эльфу, которому нельзя было прекращать стрельбу, если мы хотим победить босса. Убежать я ещё успею, подумал я, к тому же тот скелет, что подошёл ближе других, был самый хилый из всех. Поэтому я бросился на него, ударяя посохом с разбегу. Попасть я попал, но удар вышел неожиданно слабым, отняв у врага всего 6 очков.
        Эльф вновь отошёл, уже почти к самому углу, и на ходу выпустил ещё одну благословлённую стрелу. Белым росчерком она вонзилась в левую часть груди гигантского мертвяка, как раз туда, где когда-то билось его ныне мёртвое сердце. Окутавшее его вслед за этим сияние обнулило оранжевую полоску, и босс снова бросил дубину, выхватив связку ключей и гневно забулькав.
        Я смог увернуться от удара скелета, но в бой со мной уже вмешался его собрат, подбежав слева. Сзади него подходили ещё два, а оставшиеся трое ровной линией приближались к Ванорзу.
        Босс побренчал связкой ключей над головой, и ещё один ключ растаял в воздухе зелёными искрами. Снова засияли и стали вылетать сквозь решётку отдельные кости, собираясь в некое подобие шестиногих пауков ростом с человека. На выскочивших над ними табличках бесхитростно указывалось: «Костяной паук, уровень 4». Два таких монстра собрались у ближайшей ко мне решётки и один у противоположной стены. Полоска над головой ключника наконец-то приобрела красный цвет, а цифровое значение на ней писало 69/222.
        На долю секунды я задумался, а не стоит ли мне связать боем побольше врагов и потом убежать, но босс явно нацелился на эльфа, а четыре скелета вполне могли помешать моему бегству. Мне было ясно, что справиться со всеми сателлитами у нас не получится, а поэтому нашей единственной возможностью было сразить босса как можно скорее.
        Тем временем эльф выпустил очередные три стрелы, которые как белые молнии пересекли зал и вонзились в чудовище. Новые вспышки, и я, как заворожённый, следил за системным окошком: ?17, ?10, ?11. У босса оставалось уже меньше половины полоски жизни: 31/222.
        - Белых больше нет, - крикнул Ванорз, - буду добивать зажигательными!
        Внезапно, подобравший свою дубину босс заревел и сделал гигантский рывок вперёд. Учитывая медлительность, которую он демонстрировал в течение всего боя, его теперешняя скорость поражала. Нёсся он прямиком к своему обидчику эльфу, рядом с которым уже были два скелета, а третий плёлся чуть позади. Прикинув ту дистанцию, которую он отмахал за раз, я с ужасом понял, что следующим таким рывком он настигнет эльфа, причём настигнет в углу, а скелеты не дадут ему убежать.
        Не раздумывая, я бросился к боссу, намереваясь ударить его в спину. Однако скелеты не дали мне так просто уйти. Полудохлый скелет опять промахнулся, но зато его напарник больно ввалил мне кулаком по рёбрам, нанеся 3 единицы урона. Система услужливо напомнила, что всего у меня оставалось 29 очков здоровья. К счастью, полученный урон не сбил моей концентрации, и я успешно огрел босса по спине, нанеся тому 9 очков вреда.
        Я добился своего, и босс повернулся ко мне, занося свою чудовищную дубину для удара. Отлично, теперь надо бежать, подумал я и с ужасом обнаружил, что все четыре скелета подбежали ко мне, окружая со всех сторон. Ну же, Ванорз, давай, добей его! - крикнул я, и, словно в ответ, три раза свистнули стрелы. В столь ответственный момент эльф был точен, вот только у него не было времени зажигать свои стрелы, так что он использовал их как обыкновенные. Нанесено 3, 6, 4 урона, беспристрастно проинформировало меня окно системных сообщений. У босса оставалось всего 9 очков здоровья на донышке его полоски жизни - мой напарник не справился. Из-за громады монстра я не видел, как там шли у него дела, но подозревал, что его уже настигли скелеты. Я попытался увернуться от удара, но мне это не удалось, и каменный край дубины впечатался мне точно в грудь. Чувство было такое, будто в меня въехал на всей скорости грузовик. Я слышал, как хрустят, ломаясь, мои кости, но, как ни странно, не чувствовал боли. Или от болевого шока, или от слишком обширной поражающей поверхности, пронеслись странные мысли в моей голове. Меня
удивляло отсутствие страха и то, что я как-то отстранённо констатировал всё происходящее со мной. Мы были так близко! - с досадой подумал я, не удержавшись от удара и взмывая в воздух.
        " - Хранитель Ключей, (ур.10) атакует. Уворот - провал. Нанесено 18 урона. Ваши текущие очки здоровья: 11/44. Вам нанесён сокрушительный удар: спасбросок выносливости - провал. Вы сбиты с ног."
        Меня отбросило на пару шагов, и приземлился я на спину, совсем недалеко от арки одного из выходов из зала. Откашлявшись, чтобы попытаться вздохнуть, я заметил, как кровь выплёскивается у меня изо рта. Дышать получалось с трудом, однако разлёживаться было нельзя, и я с трудом поднялся. Справа незамедлительно возник остов костяного паука, а спереди ко мне подходили все четыре скелета. Справа за ними виднелся ещё один паук, а слева чудовищная громада босса.
        Эльфа действительно настигли два скелета и, судя по его полоске жизни, даже успели ударить. Третий был буквально за их спинами. Что же делать? - быстро заметались мысли в моей голове. - Один удар, ему остался один удар... Выпить зелье? Бежать? Вот бы поднять уровень, тогда всё залечится... А действительно, сколько мне там осталось? Появившееся с быстротой мысли окно статистики указало, что не хватало мне до подъёма уровня всего 60 очков.
        - Убей одного скелета, Ванорз!!! - что есть мочи завопил я, и меня ужаснуло, каким тихим и хриплым оказался мой голос.
        Оставалось надеяться, что напарник услышит и правильно поймёт мои слова. Эльф услышал. Я видел, как он сделал шаг назад и выпустил аж четыре стрелы с тупыми наконечниками в одного их своих противников. 31, светилось над его головой, но, судя по окну системных сообщений, Ванорз нанёс ему более чем достаточно вреда, и противник рассыпался костями. 75 очков опыта принесла каждому из нас эта победа, и я почувствовал, как волна облегчения проносится по всему телу. Перед глазами померкло, и когда я вновь смог видеть, то как-то заторможено, будто во сне, стал наблюдать, как ко мне слева приближается босс, могучим рывком отталкивая мешающих ему скелетов, заносит над головой свой обломок колонны, а моё тело само по себе, на инстинктах, делает выпад посохом, который вонзается одним концом в живот ключника.
        " - Вы атакуете Хранителя Ключей, (ур.10). Уворот - провал. Вы наносите 11 урона. Хранитель Ключей, (ур.10) повержен. Получено 550 очков опыта.
        Бой закончен. Уровень угрозы 4. Внимание! Вами был повержен только один сателлит босса, вы получаете 1/10 опыта за каждого не побеждённого противника, а их энергия возвращается к сердцу подземелья. Получено 90 очков опыта. Текущий опыт 6655/10000."
        Глава 26
        Босс замер, широко разинув свою пасть, из которой доносилось бульканье с какой-то жалобной интонацией. Дубина выскользнула из его рук и, ударившись об пол за его спиной, рассыпалась мелом. Все костяные твари тоже остановились и начали наливаться тем же болотно-зелёным свечением, что возникало в момент их сборки. Вот только теперь этот свет покидал кости и зелёными шариками возносился к потолку, где всасывался в толстые пульсирующие корни. Как только последнее сияние оставляло костяной остов конструкта, он рассыпался, и вскоре все враги превратились в груду костей, а зелёная энергия растаяла в корнях, которые стали быстро гаснуть и даже, кажется, сморщиваться, увядая.
        Ключник тем временем заходил ходуном, по его коже проносились волны, и она вздувалась пузырями. Зелёные ниточки корней, которые как капилляры опутывали его с головы до ног, полопались, и из них начала течь зелёная жижа, начинавшая шипеть и испаряться, едва коснувшись пола. Когда же жижа перестала вытекать, синюшное тело босса начало хрустеть и сжиматься, постепенно принимая форму равнобедренного треугольника. Метаморфоза быстро закончилась, и повисший в воздухе треугольник как-то затвердел, что ли, после чего с глухим стуком свалился на пол, посреди быстро испаряющихся луж слизи.
        - Да, да, да! - ко мне вихрем подлетел эльф и, обняв, прокрутил в воздухе. - Мы сделали это! Я не могу в это поверить!
        Я всё ещё не мог прийти в себя, ощущение нереальности уходило медленно, а удивительная картина кончины босса не способствовала выходу из этого состояния, когда всё воспринимается как сон. Должно быть, у меня шок, всё так же отстранённо подумал я. Но надо было быстрее взять себя в руки, и я вырвался из объятий эльфа.
        - Спасибо, что догадался убить скелета, - поблагодарил я напарника.
        - Если бы ты поделился инфой, не пришлось бы догадываться, - рассмеялся Ванорз, - но я как увидел, что ты не пьёшь зелье, так и понял, что вот-вот апнешься. Ведь ты апнулся, не так ли?
        - Ну да, - с лёгким удивлением посмотрел я на него, подумав, что надо бы почитать, что там написала система в окошке, которое я смахнул не глядя, - пятый уровень. А что-то не так?
        - Знаешь, - с энтузиазмом начал объяснять эльф, - я много раз видел, как игроки поднимают уровень. Со стороны это выглядит так, будто тело окутывает светлое сияние, очень похоже на эффект заклинания лечения высокого уровня. Раны исчезают, пропадает паралич, яд и прочая гадость... Так вот, это сияние обычно золотистое, хотя я и видел иногда различные оттенки. Ты же, когда я расстрелял скелета, окутался тёмным пламенем, и тебя на пару ладоней приподняло в воздух. Выглядело очень эффектно, не спорю, вот только совершенно не похоже на все повышения уровней, что я видел до этого.
        Я не знал, что сказать и лишь растерянно хлопал глазами. Теперь то моментальное потемнение в глазах, сопутствующее переходу на новый уровень, имело весьма мрачное объяснение. Усилием мысли я вернул закрытое во время боя с боссом окошко.
        "Поздравления! Вы достигли пятого уровня, ваши ОЗ восстановлены, все действующие негативные эффекты нейтрализованы. Ваши очки здоровья увеличены, получены новые очки навыков, которые вы можете распределить из окна статистики персонажа.
        Внимание! Вы поднялись на пятый уровень, так и не распределив начальные очки параметров. Получено достижение Хардкор 3 - все ваши параметры возрастают на 3, боги благоволят тем, кто преодолевает дополнительные трудности.Вы достаточно сражались, чтобы увеличить уровень воина. По умолчанию и в случае отказа уровень засчитывается как нейтральный. Вы хотите повысить уровень воина? Да/Нет"
        - Да ладно, - хлопнул меня по плечу Ванорз, отвлекая от чтения, - не переживай, скорее всего это из-за твоих багов. Да и если подумать, я ни разу не видел, как поднимает уровень игрок человек. Поздравляю с уровнем! Ты давай, апайся, а я пойду стрелы соберу.
        Я кивнул, проводил эльфа взглядом и вернулся к окошкам. Наверное, ещё один уровень воина не помешает, подумал я и нажал взглядом на «Да». Сразу же выскочила другая табличка: «Вы получаете дополнительное очко способности для приобретения способностей воина. Согласно полученному вами до этого опыту, вам доступны следующие способности: Мастерство в бою, Мощная атака, Уворот.»
        Когда я присматривался внимательнее к каждому из вариантов, над ним раскрывалось более подробное объяснение. Мастерство в бою требовало Интеллект 13 и позволяло вычесть до 5 очков из атаки, похоже, это было что-то вроде точности, и добавить это же количество к классу брони в качестве бонуса уклонения, наверное это помогало избегать ударов. Мощная атака требовала Силу 13 и позволяло вычесть из атаки несколько очков, максимум которых определяла цифра базовой атаки, и добавить это же количество в урон. По сути это позволяло наносить более могучие, но менее точные атаки. Моё внимание привлекла сноска, что в случае использования двуручного оружия переведённое из атаки в урон число умножается на два. А мой посох являлся как раз таким оружием, если, конечно, дубасить им с размаху, а не использовать для боя связки ударов различными концами. Уворот же требовал Ловкость 13 и позволял получать бонус уклонения +1 для атак от одного из противников.
        Все три способности выглядели притягательно, но я всё-таки больше склонялся к мощной атаке, памятуя, как важно было каждое очко урона в бою с боссом. Проконсультировавшись с окном статистики персонажа, я выяснил, что базовая атака у меня сейчас была +5, то есть, по сути, эффект способности был похожим на мастерство, разве что то уже было на максимуме, а атака в будущем позволяла вычитать всё большее число из точности удара.
        «Вы хотите потратить дополнительное очко способностей для получения способности „Мощная атака“? Да/Нет»
        Я выбрал «Да» и окинул взглядом получившееся в результате окно статистики:
        
        Имя: /нет, введите/Уровень: 5 Опыт 6655/10000
        Класс: Воин 2
        Раса: человек
        Очки здоровья: 55Базовая атака: +5Класс защиты: 16+4 кольчуга+1 ловкость+1 натуральной брони (амулет)
        Спасброски:
        Стойкость +4
        Реакция +1
        Воля +1
        Параметры:Сила: 14 (+2) кольцо силы+1Ловкость: 13 (+1)Выносливость: 13 (+1)Интеллект: 13 (+1)Мудрость: 13 (+1)Харизма: 13 (+1)Свободных очков параметров 11
        Навыки:Выживание 6/8Готовка 1/8Лазанье 3/8Оказание первой помощи 3/8
        Свежевание 1/8
        Медицина 3/4
        Наблюдательность 3/4
        Обман 3/4
        Поиск 3/4
        Следопытство 3/4
        Убеждение 3/4Свободных очков навыков 5
        Способности
        Мощная атака
        Сноровка с оружием (посох)
        Темнозрение
        Свободных очков способностей: 2
        Достижения
        Хардкор 3
        Адепт Мора
        Пакт со Смертью
        Из навыков я быстро потратил 3 очка, повысив медицину, обман и убеждение, как всегда оставив два про запас. Похоже, у меня было очень много странностей, которые могли вызвать весьма неприятную реакцию у жителей этого мира, так что обман и красноречие казались мне наиболее необходимыми навыками.
        Тем временем Ванорз закончил сбор стрел и вернулся ко мне.
        - Ну что, апнулся? - поинтересовался он.
        - Ага, - кивнул я. - Воин 2.
        - А что, были варианты? - Ванорз так и светился любопытством.
        - Нет, только воин или в копилку нейтральных, - честно ответил я.
        - Тогда правильный выбор, - похвалил меня эльф. - Вполне возможно, что потом можно будет как-то перекачать эти нейтральные уровни во что-то дельное.
        - Наверное, - пожал я плечами. - Как у тебя со стрелами?
        - Плохо, - помрачнел Ванорз. - Из нормальных осталось меньше 20, надо бы вернуться в те зелёные комнаты и выстругать ещё. Но самое печальное в том, что у меня не осталось белых... не думаю, что мы сможем завалить следующего босса. Так что давай обшарим тут всё, что сможем, и будем выбираться. По крайней мере, разведаем что и как для следующего забега.
        - Согласен, - у меня были похожие мысли. - Ты нашёл что-нибудь в зале?
        - Нет, тут всё чисто, - невесёлое выражение не сходило с лица эльфа. - Пол ровный, нет ничего, кроме костяшек. Решётки цельные, как пройти к этим кучам непонятно. Я думал, с босса выпадет какой-нибудь классный лут, но ты сам видел...
        Лужи слизи уже выветрились, и я подошёл к валявшемуся на полу треугольнику. Если бы я не видел того превращения, то сказал бы, что он сделан из камня, на ощупь он был именно таким. По краям треугольника имелись выемки, но поверхности сторон были ровные. Весь кусок походил на некую штамповку. Покрутив его в руках, я передал треугольник Ванорзу. Тот также осмотрел его и вернул мне обратно.
        - Держи пока у себя, - пояснил он. - Пойдём посмотрим что там, - он указал на два выхода из зала, - а потом нужно будет решать, куда вставлять треугольник. Нам встречались две двери перехода - одна рядом с выходом, а вторая внизу, рядом с безопасной зоной.
        Мы вышли через тот проход, что был напротив лестниц, по которым мы поднялись, и оказались в широком коридоре. Он был поуже начальной галереи подземелья, но не намного. Уходя далеко налево, он упирался в стену, а с другой стороны виднелся поворот направо под прямым углом. В том углу я заметил уже знакомый постамент, подобный тому, что был в галерее, с такими же осколками разбитой вдребезги скульптуры вокруг. Потолок в этом коридоре был высоким, украшенным на стыках со стенами лепниной - по крайней мере, мне хотелось так думать, - в виде разнообразных оскаленных пастей, составленных из костей различных форм и размеров. На дальней от нас стене виднелись магические светильники, подобные тем, что мы уже видели. Вот только горели они грязным зеленоватым огнём, придавая всему коридору антураж своеобразного болотного дна. На этой стене раньше были какие-то украшения, похожие на мозаику. Я даже подошёл поближе и потрогал один из сохранившихся осколков, которые, как мне показалось, были сделаны из пластинок различных материалов, инкрустированных прямо в стену. Большинство из них осыпалось, часть стен
заросла мхом, так что понять смысл узоров не представлялось возможным.
        Левая часть коридора упиралась в стену, и мы, не сговариваясь, пошли сперва разведать именно эту сторону. Противоположная сторона коридора не имела ни светильников, ни украшений, а состояла лишь из одинаковых чёрных плит. Видимо, когда-то они были зеркально отшлифованы, а теперь их покрывали многочисленные трещины и расколы.
        Дойдя до самого тупика, мы не обнаружили ничего интересного. Пол был вымощен квадратными блоками и, кроме грязи и мха в некоторых местах,на нём ничего больше не было. Уже у самой стены, слева, мы увидели каменную плиту двери, которая была так глубоко утоплена в стену, что заметить её из коридора было невозможно. На каменном полотне имелась квадратная выемка.
        Убедившись в нашей неспособности открыть эту дверь, мы пошли обратно, и тут, примерно на половине пути, я заметил на стене без украшений проход. Заглянув в него, я увидел узкий ход направо со ступенями, уходящими вверх. Ванорз, однако, прошёл мимо, не обратив на него никакого внимания.
        - Подожди! - позвал я его. - Тут проход.
        - Где? - спросил эльф и подошёл ко мне.
        - Вот, - указал я рукой на проход, стоя практически в шаге от него.
        - Ты указываешь на стену, - недоумённо отозвался Ванорз, смотря прямо в проход.
        - А сейчас? - сказал я, зайдя внутрь и посмотрев на товарища.
        Эльф присвистнул и, поводив несколько раз в проходе руками, шагнул ко мне.
        - Вау! - ошарашенно воскликнул он. - Ты нашёл эксплойт! Я вижу стену! Причём даже с этой стороны. Вот только она нематериальна.
        - Странно, - пожал я плечами. - Я вижу проход. Посмотрим, что там?
        Ванорз согласился, и мы зашагали вверх. Через некоторое время мы упёрлись в матовую плёнку, похожую на ту, что перекрывала вход в подземелье.
        - Что видишь? - теперь я решил сперва спросить у эльфа.
        - Завал из камней, - незамедлительно ответил Ванорз и даже потрогал плёнку для убедительности.
        Тогда уже я прикоснулся к плёнке рукой, и у меня перед глазами сразу выскочило окошко: «Вы обнаружили запасной выход из подземелья. Будучи адептом Мора, вы можете покинуть подземелье, не потеряв прогресса, и вернуться в любое другое время, являясь лидером группы. Вы хотите покинуть подземелье? Члены вашей группы смогут вернуться в это подземелье, только если вы будете лидером. Да/Нет».
        - У тебя появилось системное сообщение? - спросил я эльфа, нажав на «Нет».
        - Да. - поражённо ответил Ванорз. - Писало «член вашей группы пытается покинуть подземелье, если вы согласитесь, то весь прогресс будет утерян и подземелье перезагрузится». Это стандартное сообщение при выходе из данжа. Ты нашёл второй выход! Это первый эксплойт, что я встречаю... Круто!
        - Ага! - кивнул я, решив пока ничего не говорить эльфу. - Пойдём посмотрим, что там дальше по коридору.
        Ванорз согласился и, пока мы возвращались в коридор, восторженно расспрашивал меня, как я умудрился увидеть проход и как это всё выглядело. Я рассказывал правду, и, когда мы добрались до поворота с постаментом, он уже успокоился, посоветовав мне всегда говорить ему о любом проходе или какой-нибудь другой подозрительной детали интерьера, что бросится мне в глаза.
        Глава 27
        После поворота коридор уходил далеко вперёд. На глаз я бы сказал, что он тянулся на расстояние, раза в два превышающее то, что мы уже прошли. Дальний конец его терялся во тьме: по-видимому, там или не было светильников, или с ними что-то случилось, поэтому они не горели. Мы осторожно двинулись вперёд
        - Кстати, - заметил Ванорз, когда мы шли мимо арки прохода в зал босса, - тебе бы стоило начинать гонять ключника против часовой стрелки, а не бросаться прямо на него. Тогда ты бы мог зажигать лампы, а я бы следовал за тобой, выпуская стрелы. Мы справились бы быстрее...
        - Ну... я... - к своему позору, я только сейчас вспомнил о пункте про зажигание ламп, который с началом боя сразу же вылетел у меня из головы. Я ведь даже факел бросил, едва устремившись в атаку! Я почувствовал, как от смущения зарделись мои щёки. - Прости, Ванорз, я совсем забыл!
        - Ничего, - усмехнулся эльф. Мне очень хотелось верить, что он не заметил в полумраке выступивший на моих щеках румянец. - В первый раз с боссом нубы совершают ошибки и похуже. Ты ещё не плохо всё сделал... Видно, не зря я столько раз всё повторял.
        Отчасти для того, чтобы скрыть от товарища лицо, я отвернулся и стал вглядываться в глубину зала, в котором стало теперь значительно темнее из-за потухшего свечения корней на потолке. После замечания эльфа я снова и снова прокручивал в голове детали последней схватки и ясно видел, как мне следовало бы действовать, и чем больше я об этом думал, тем больше ошибок за собой замечал.
        Пока я был занят всеми этими размышлениями, мы прошли больше половины коридора, и стало видно, что дальний конец его заворачивает направо под углом в 45°. Темнота же объяснялась тем, что уже за несколько метров до поворота, стены и потолок оплетала густая сеть корней и побегов. Эта разрастающаяся зелень сорвала или каким-то иным образом нарушила работу магических светильников, и часть коридора погрузилась во мрак
        Немного не доходя до того места, где начинался растительный покров, мы обнаружили на левой стене ещё одну каменную плиту перехода на новый уровень, в такой же незаметной из коридора нише, как и та, что мы уже видели у другого конца этого длинного коридора. Короткого осмотра хватило, чтобы понять, что эта дверь имела такую же квадратную выемку.
        Двинувшись дальше, мы завернули по ходу коридора и почти сразу за поворотом заметили проход налево. Дверь в нём отсутствовала, а сам проход был даже меньше, чем выход с лестницы подъёма. Он имел странную геометрическую форму и был декорирован множеством костяных рук, которые торчали из проёма, оставляя свободное пространство для прохода лишь одному человеку. Осветив его факелами, мы увидели, что зелень, опутывающая весь коридор, по каким-то причинам не приближается к краям этого жуткого прохода.
        Пока эльф сомневался, я бесстрашно шагнул внутрь. Свет от факела немного разогнал царящую вокруг темноту, и я обнаружил, что оказался в почти квадратном зале, потолок которого был декорирован в том же мрачном стиле, с тысячами костяных рук со скрюченными пальцами, будто тянущимися к посетителям. В дальнем конце зала виднелись ниши возле обоих углов, в которых когда-то располагались статуи. Вообще создавалось впечатление, что раньше в этом зале была целая архитектурная группа, потом расколоченная вдребезги каким-то неизвестным вандалом. Ванорз, преодолев, наконец, робость, вошёл вслед за мной, и мы принялись обыскивать зал в поисках чего-нибудь ценного.
        В результате, к большому огорчению эльфа, мы ничего не нашли, но зато у меня сложилось определённое представление о той композиции, что была здесь раньше. В центре зала располагалась площадка овальной формы. В нишах находились две статуи - мужские, судя по сохранившимся на постаменте остаткам ног и по тем валявшимся вокруг осколкам, которые ещё можно было как-то распознать. Причём один из этих мужчин держал в руках какие-то жуткого вида секиры. По бокам площадки, обращаясь к статуям в нишах, были ещё две статуи. Судя по фрагментам, это были коленопреклонённые женщины, одна из которых была или полностью обнажена, или имела на себе минимум одежды. Все скульптуры были варварски разбиты, однако же не с таким фанатичным усердием, как те, что встречались нами ранее.
        Ещё раз осмотрев осколки статуй, пока я стоял в центре зала и пытался представить себе, как она выглядела до разрушения, эльф грустно вздохнул, и мы покинули зал. Диагональный скос коридора оказался коротким, и он снова поворачивал направо, выводя на некое подобие площади. Округлый зал с куполообразным потолком, который зиял трещинами, а в одном месте на нём даже проступал огромный кусок скалы, был полностью оплетён толстенными корнями. Многие из них пульсировали и светились. Во все четыре стороны от этой своеобразной площадки имелись проходы, боковые чуть уже прямых. Впереди проход упирался в огромную двустворчатую дверь, оплетённую наиболее толстыми корнями. Налево коридор уходил на несколько метров, а потом искривлялся под углом вправо, не давая возможности видеть, что там за поворотом. Направо коридор тянулся не так далеко и заканчивался дверью.
        - Как ты думаешь, что там? - спросил я у эльфа, указывая на громадную дверь.
        - Скорее всего, босс, - сразу ответил мне Ванорз. - И судя по тому, как просто до него добраться, это какой-нибудь суперсложный дополнительный босс, - мы уже подошли вплотную к дверям, и эльф похлопал рукой по светящемуся корню обхватом с доброе дерево. - В любом случае, чтобы пробиться туда, надо пару дней рубить эти корни. И не факт, что они не зарастают... вполне возможно, что доступ сюда открывается каким-нибудь другим способом. Пойдём посмотрим, что там, - он указал на коридор слева.
        Мы двинулись влево и вскоре упёрлись в очередную каменную плиту, перегораживающую проход. В этот раз посреди неё имелась круглая выемка.
        - Ну вот, - удовлетворённо хмыкнул Ванорз. - Если с ключника выпал треугольник, с какого-то другого босса выпадет круг.
        Вернувшись на площадь, мы пошли по правому коридору и рядом с дверью в его конце обнаружили ещё одну, ведущую налево. Эта дверь оказалась не заперта, и, отворив её, мы увидели маленькую комнату, похожую на такую же подсобку, как та, из которой на меня выскочил зомби. Обшарив кучу полусгнившего хлама, мы не нашли ничего ценного и перешли к оставшейся двери.
        Эльф, как всегда, приготовился стрелять, а я открыл дверь. За ней я увидел большую комнату, частично заросшую зеленью. На стене по левую сторону от меня угадывались какие-то то ли штандарты, то ли гобелены, теперь обвитые и поглощённые растениями. Напротив имелась ещё одна дверь, а у стен по краям стояли кровати, тоже обильно заросшие корнями, но, судя по отдельным не покрытым зеленью фрагментам, раньше они были богато украшены резьбой. Вполне возможно, что рядом с кроватями находилась какая-то мебель, но она сгинула со временем или была пожрана растительностью, не оставив и следа. Посреди комнаты росло какое-то небольшое, приземистое деревце. Комната была крайне плохо освещена редкими светящимися корнями, и я задумался, откуда вся эта зелень берёт силы для роста, ведь моё странное знание подсказывало мне, что растениям для жизни необходим свет.
        Пока я стоял так, освещая факелом зал и размышляя, Ванорз не терял времени даром: вытащив три зажигательные стрелы, он запалил их от моего факела и выстрелил ими в дерево. Я лишь удивлённо хлопал глазами, а эльф, едва выпустив последнюю стрелу, отбросил лук в сторону и обнажил свои мечи.
        Я хотел было спросить, в чём дело, но следующий мой взгляд на чадящее дымом дерево прояснил ситуацию. Над ним появилась табличка «Древесный вайд, уровень 10, 33/77». Дерево вдруг как-то распрямилось, приняв антропоморфную форму, и бросилось нам навстречу. Его боковые ветви, которые теперь походили на руки, заканчивались острыми саблеобразными побегами, а в похожей на пенёк голове открылись щели глаз, горящие ядовитым зелёным огнём. Тварь не то чтобы бежала к нам, но учитывая, что мгновение назад это было всего лишь неподвижное дерево, а теперь оно приближалось со скоростью, превосходящей скорость зомби, это уже вызывало оторопь.
        Меня очень удивило, что эльф выбросил свой лук, но спрашивать было некогда и я отошёл в сторону противоположной двери, чтобы мы могли атаковать эту тварь с флангов.
        - Иногда у этих монстров бывает сопротивление к урону, - крикнул мне Ванорз, встав в элегантную стойку со своими двумя мечами, - хотя, судя по урону от стрел, у этого - нет. Если не завалим его быстро, будет плохо: эта тварь начнёт регенерировать. Это можно остановить огнём...
        Больше эльф не успел ничего сказать, потому что вайд кинулся именно на него и ему пришлось орудовать клинками. Первым ударом меча он попал по врагу, а вот второй удар вайд смог заблокировать одним из своих рук-сабель. Только 5 очков урона, заметил я, бросаясь на тварь сбоку. Ванорз не использовал свой короткий меч, но даже так враг сумел отразить один из его ударов, так что я решил не рисковать и не использовать мощную атаку, просто залепив по твари сходу. И едва не промахнулся, хорошо вайд замешкался, занятый боем с эльфом, и я попал ему куда-то по древесному телу. Раздался хруст, и жизнь монстра просела ещё на 9 очков, теперь у него оставалось 19.
        В свою очередь, вайд взмахнул ветвями и одной из них полоснул Ванорза по груди, нанеся 10 очков урона, от второй эльф смог увернуться только благодаря своей запредельной ловкости. Его полоска над головой была пуста почти наполовину, 23/44, однако он не стал доставать зелье, а снова ударил монстра два раза.
        Предыдущая ситуация повторилась, и вайд снова заблокировал второй удар, причём так удачно, что эльф не смог удержать меч, и тот выскользнул из его руки, улетев к стене. 7 урона нанёс его успешный удар, оставив врага всего с 12 очками.
        - Уходи, Ванорз! - крикнул я товарищу, понимая, что если удача улыбнётся растительной твари, она может убить его своей следующей атакой. - Я не ранен и отвлеку его, а ты беги за луком и добей его стрелами.
        Настала пора рисковать, и я повторил мысленно как мантру: мощная атака 5, мощная атака 5, со всех сил вмазав по монстру. И попал! Ужасной силы удар вбил голову вайда в его древесное тело, и он осел, затихнув. 19 очков урона! - поразился я, взглянув в окошко системных сообщений. За победу над монстром система выдала 400 очков опыта.
        Ванорз был поражён не меньше моего, однако первым делом он выудил из поясной сумки бутылочку и выпил её, восстановив себе 6 очков здоровья и остановив кровотечение.
        - Что это было?! - спросил он у меня, подобрав своё выпавшее оружие и убирая затем свои мечи в ножны.
        - Мощная атака 5, - искренне ответил я. - Взял, когда уровень поднимал.
        - Ничего себе! - присвистнул эльф. - Так ты бил наудачу совсем без бонуса... Очень рискованно.
        - Ну, не попал бы, зато отвлёк на себя, - пожал я плечами. - Ты зачем лук-то выбросил?
        - У этих вайдов есть очень неприятная специальная атака, - отозвался Ванорз выходя из зала за своим луком. Я подобрал факел и последовал за ним. - Называется «деформировать древесину». Это дерьмо ломает любые деревянные вещи... Я так в первый раз лука лишился. Не знаю, действует ли это на магические луки, но у меня-то обыкновенный, поэтому, не брось я его, вайд бы мне его сразу сломал.
        Эльф подобрал лук, печально окинул взглядом порез в кольчуге и вернулся в комнату, чтобы заняться любимым делом, а именно поиском всяких ценностей. Я ждал его в проёме двери и тоже присоединился к этому занятию.
        Достаточно быстро я обшарил всю комнату и не нашёл ничего интересного: на заросших кроватях и под ними было пусто, под коврами из растений и на стене тоже. Однако Ванорз не сдавался и упрямо продолжал осматривать зал, тщательно ковыряясь даже в самых незначительных растительных кучах. Я мысленно усмехнулся и от нечего делать пошёл рассматривать этого загадочного вайда. Теперь монстр снова походил всего лишь на срубленное дерево. Вбитый в торс пенёк головы не выдавал хищного разреза глаз, в боковых ветках едва ли можно было угадать руки с саблями, а корни, что теперь безжизненно протянулись вдоль ствола тела, совсем не напоминали ноги. Однако, помня форму твари, я легко теперь узнавал антропоморфные черты тела вайда. Моё внимание привлекла стволообразная грудь монстра. Там, где у человека находится сердце, у вайда была дыра размером в два кулака.И это не были последствия удара или выстрела эльфа; края этой дыры были ровными и не обгорелыми, а листья и ветки, оплетающие её изнутри, имели кроваво-пурпурный цвет.
        Мои наблюдения прервал радостный возглас напарника. Ванорз таки откопал что-то среди корней рядом с дальней кроватью в правом углу. Я подошёл посмотреть, и это оказался совсем ветхий кофр, древесина которого крошилась от прикосновения. Однако, когда эльф оторвал крышку сундука и бросил её в сторону, я увидел, как заблестели на свету факела монеты, которыми этот сундук был наполнен раньше чуть ли не до краёв. Ванорз вскочил, бросив на меня триумфальный взгляд: вот, мол, как надо искать, и принялся доставать из своего рюкзака мешочки, протягивая первый из них мне. Я вздохнул, опёр посох об стену и присел на корточки, чтобы начинать сортировать треклятые монеты.
        Глава 28
        Сундук оказался небольшим, но мы всё равно достали из него 275 золотых и 306 серебряных монет. От скуки я пытался филонить, давая возможность эльфу выполнять основную часть работы, коли уж это доставляло ему такое удовольствие. Хотя он вёл себя несколько странно. Да, он как всегда радостно раскладывал монетки по мешочкам, но я заметил, что он то и дело бросает взгляды в дальний угол зала. Я тоже посмотрел в ту сторону, но не увидел ничего примечательного: обычная облупленная стена, как и во всех прочих комнатах, которые мы прошли; немного зарослей, кое-где осыпавшиеся фрагменты облицовки...
        Впрочем, когда мы, наконец, извлекли все монеты из гнилого ларца, эти мысли выветрились у меня из головы. Я пошёл открывать новую дверь, удостоверившись, что Ванорз меня прикрывает. За дверью оказалась небольшая вытянутая комнатушка с просторным арочным проходом направо. У левой стены виднелись заросшие зеленью шкафчики, а в дальнем углу рядом с аркой что-то вроде каменного стола или стойки.
        За аркой простирался большой зал с высоким потолком. По центру зала проходила вымощенная плиткой дорожка, а по обе стороны от неё зияли какие то ямы. Ничего враждебного не наблюдалось, однако обилие зарослей вселяло некоторую неуверенность, заставляющую нас быть предельно осторожными
        Обшарив шкафчики, мы нашли 4 золотых монеты, всё остальное, что когда-то там хранилось, давно уже сгнило и обратилось в труху. Я вошёл в зал и заглянул в одну из ям. Округлые края, гладкая облицовка - это походило на маленький бассейн.
        - Это местные купальни, - пояснил незаметно подошедший Ванорз. - Я видел подобные в столице. В городах такие тоже имеются, но обычно лишь с парой бассейнов.
        Воды в этих резервуарах не было, что меня совсем не удивило: толстые светящиеся корни тянулись от этих ям к самому потолку, а дно их поросло густой травой. Спускаться в ямы ради поисков мне не хотелось, и эльфу, похоже, тоже, так что мы удовлетворились поверхностным осмотром и ушли.
        Эта часть подземелья была разведана, так что мы вернулись на площадку с развилкой и пошли по длинному коридору назад. Ванорз жаловался на скудный улов, и, уже подойдя к залу босса, мы стали решать, куда сперва вложить добытый треугольник. Эльф предлагал самую первую из найденных дверей, чтобы идти по порядку. Я согласился, мне тоже нравилась идея последовательной зачистки, к тому же путь туда проходил мимо странной комнаты, которую мой напарник назвал святилищем.
        В огромной пещере со статуями мы пошли вдоль другой стены и вышли к подъёму гораздо быстрее, по пути наткнувшись на ещё одну скульптурную группу. Поднявшись на площадку с магическими светильниками, Ванорз предусмотрительно снял свой амулет Оума и спрятал его в рюкзак.
        Мы зашли внутрь, но ничего не произошло. Я достал треугольник из рюкзака, и тут же будто какая-то сила вырвала его у меня из рук, и он полетел к центру комнаты. Деталь заняла место одного из изображённых треугольников, остальные кружащиеся вокруг фигуры постепенно померкли и пропали. Мельчайшие комочки тьмы стали собираться со всего зала, будто притягиваемые к треугольнику, и вскоре он был окружён своеобразной аурой мрака. В какой-то момент эта аура взорвалась, абсолютно беззвучно, и рассыпалась угольками мельчайшей пыли, которые теперь притягивались к нам, окутывая вихрем из частиц. Это было забавно, и я поднял руки, с весельем наблюдая, как вокруг них закручиваются чернильные точки.
        Однако очень быстро все эти частицы вокруг меня рассеялись, и я посмотрел на Ванорза. Вихри вокруг него проносились гораздо более яростно, и, с опасением взглянув на его иконку в группе (над головой она у него почему-то не появлялась), я увидел, как заполняется его полоска жизни. Эти частицы лечат его! - молнией пронеслась в моей голове мысль, расставляя всё по местам. Теперь по крайней мере одна из функций этого зала становилась понятной.
        Наконец рассеялись и окутывающие эльфа вихри, и резкий металлический грохот свалившегося на плиту треугольника заставил нас вздрогнуть.
        - Вау! - воскликнул Ванорз. - Никогда ничего подобного не испытывал! Это было... необычно. И приятно, - добавил эльф с некоторой растерянностью. - Мне показалось, что я слышал голос у себя в голове.
        - И что он говорил? - спокойно поинтересовался я.
        - Да я не понял толком, - беспомощно взглянул на меня напарник. - Что-то вроде «не верь светлым богам, эльф» или «тьма не есть зло, саэлин»... У меня ещё пара версий имеется, вот только голова болит, когда я начинаю их вспоминать, хотя это и было только что.
        - Пойдём отсюда, - предложил я, подбирая артефакт. Сияние в центре комнаты исчезло, фигуры больше не появились, и это погрузило зал во мрак. Ванорз кивнул, и мы продолжили путь.
        Поднявшись к идентичным зелёным комнатам, мы сделали привал, чтобы перекусить. Дело близилось к ночи, и мы решили быстро посмотреть на следующий уровень и уходить, хотя эльф предлагал заночевать в безопасной комнате с кроватями, «если вдруг там будет много сокровищ». После еды я помог товарищу вырезать древки для стрел, а потом наблюдал, как он мастерит их. Ванорз с нескрываемым удовольствием объяснял мне все эти премудрости, похоже, ему действительно очень нравилось быть лучником.
        - Ты стрелял в реале? - спросил я, притащив ещё веток для стрел, которые, на мой взгляд, подходили по размеру, и присел рядом с ним на ящик.
        - Ага, - отозвался эльф. - С детства. Мой отец умер от рака, когда мне было всего 12, но успел научить меня. Мама говорила, что в Мексике он состоял в федерации стрельбы... Потом я записался в клуб лучников у горы Мадонна, это такой пик в десятке километров от города. За полсотни баксов получаешь членство на полгода.
        - А почему ты говорил, что начал играть, потому что хотел оцифроваться? - осторожно спросил я.
        - Ты сам-то ничего не вспомнил? - спросил сразу помрачневший Ванорз, украдкой бросив на меня взгляд. Я отрицательно помотал головой и опустил глаза. - Потом расскажу, как выберемся из данжа, - заключил эльф. - Ну-ка, посмотрим, что ты там наломал...
        Вскоре мы закончили все приготовления и двинулись дальше. Уже через несколько минут мы стояли у первой найденной нами каменной двери. Я достал треугольник и вложил его в нишу в центре плиты. Размеры совпали идеально, и треугольник, негромко щёлкнув, полностью погрузился в выемку. Прежде чем мы успели опомниться, плита заскрипела и с лёгким свистом ушла в пол, унеся вместе с собой наш треугольный артефакт.
        - Упс, - усмехнулся Ванорз, - а треугольник-то одноразовый... Будем знать.
        Мы вышли в большой зал неправильной формы. Своеобразной террасой на входе он напоминал зелёные комнаты, которые мы только что покинули. Напротив входа была ещё одна дверь, а в центре правой стены имелась ниша, тоже с дверью. Уходящий влево зал расширялся вдали в две стороны от некоего подобия алтаря или трибуны. Вдоль стен перед этим алтарём когда-то располагались ряды скульптур, теперь расколоченные до неузнаваемости. Между ними в центре зала была заметна мозаика, выложенная на полу с помощью разноцветных плит. Бросалось в глаза отсутствие казавшейся уже вездесущей растительности и достаточно хорошее, сравнительно с другими, состояние зала. Если бы не разрушенные статуи, несколько портившие общее впечатление, зал смотрелся бы даже величественно.
        Врагов не было видно, и мы осторожно пошли по мозаичному полу вглубь зала. Я пытался понять, что за рисунок пытался передать неизвестный архитектор, но многие плитки были расколоты и в общем картина напоминала некий череп или голову, у которой не было рта.
        Дойдя до алтаря, мы обнаружили за ним уходящую вниз по дуге лестницу. В углу левого углубления зала была деревянная дверь, а в нише справа, за лестницей, громоздилась куча какого-то тёмного тряпья. Холодок пробежал у меня по спине, потому что я вдруг ясно понял, что когда-то уже видел нечто подобное. Я обошёл алтарь и, приблизившись к куче, осторожно поворошил её посохом. К моему ужасу, это действительно оказались уже знакомые мне по другим руинам чёрные накидки. Навскидку здесь были не менее двух сотен таких балахонов, что невольно вызывало мрачные мысли о судьбе их владельцев. Заинтересовавшийся моими изысканиями Ванорз, похоже, тоже догадался о происхождении накидок и протяжно присвистнул
        Решив проверить двери после, мы начали спускаться по лестнице, которая привела нас в длинный узкий коридор со следами разрушения, из дальнего конца которого виднелось уже знакомое зеленоватое свечение.
        Едва проделав по этому коридору несколько шагов, мы обнаружили проход вправо, ведущий в ещё одну комнату с железной плитой на полу и свечением над ней, в котором крутились геометрические фигуры. Немного впереди от коридора отходило под прямым углом ответвление вправо, куда тоже имелся проход из комнаты с голограммами. Это ответвление было гораздо длиннее, и его дальний конец терялся в темноте.
        Решив проверить сперва конец коридора, откуда разливалось это гнилостное свечение, мы направились туда, и вскоре нашему взгляду открылся огромный квадратный зал со скошенными по диагонали углами. Левый угол этого зала, начиная сразу от входа, был завален обрушившимся потолком, и этот завал заполнил собою всё пространство с этого края до середины зала, если не больше, судя по тому месту, где из под груды камней вновь показывалась левая стена.
        Там, где заканчивался диагональный срез угла, темнели боковые проходы. Справа их было два, а слева виднелся лишь дальний - ближний исчез под завалом. Дальнюю стену зала украшал гигантский барельеф двух костяных глазниц. Под высоким потолком скрещивались множество чёрных балок. Поблёскивая полированными гранями, они создавали над центром зала своеобразную гигантскую воронку.
        На полу в центре зала был какой-то большой зелёный комок, похожий на обросший мхом камень, размером чуть больше человека. Именно от него и распространялось это зелёное свечение.
        - Неужели нам повезло и это босс? - высказал идею Ванорз, доставая лук.
        Я пожал плечами и шагнул внутрь.
        Как только я это сделал, по залу разнеслись многочисленные хлопки и на стенах зажглись, один за другим, десятки магических светильников, будто множество железных черепов решило понаблюдать вдруг за происходящим.
        Светящийся комок в центре зала раскрылся, и я увидел, как поднимался и распрямлял плечи худой, но зато высокий человек в балахоне, очень похожем на тот, что был спрятан у меня в рюкзаке. Снаружи он весь порос светящимся мхом, а вот в той части, что оставалась внутри, всё ещё угадывалась его чернота, сплошь покрытая мелкими корешками.
        Под капюшоном загорелись ядовито-зелёные огни глаз, а в руках у этого монстра прямо на наших глазах вырос посох, похожий на закрученный узел из светящихся корней.
        - Всё-таки босс, - констатировал эльф за моей спиной.
        Распрямившись, враг медленно воспарил в воздухе где-то на полметра над поверхностью пола. «Хранитель Секретов, уровень 12, 300/300» появилась табличка над его головой.
        - Как смели вы, смертные, бросить вызов великой Саэлис?! - внезапно заговорил босс низким голосом, который раздавался эхом по всему залу. - Как смели вы, ничтожные, пытаться разрушить её вечное проклятие?!
        Глава 29
        Неожиданно заговоривший босс сбил меня с толку, и пока я пытался придумать, что же ему ответить, он продолжал:
        - Если вы смогли добраться сюда, это значит, что болван Карил снова сдох, - за спиной монстра, прямо сквозь накидку, проклюнулись корни, которые, как нити своеобразной паутины, выстрелили веером в вертикальной плоскости, прицепившись к полу, стенам и балкам потолка. - Но он и при жизни был безнадёжно тупым... Не думайте, что сможете также легко справиться со мной!
        Растянувшаяся сеть корней подтянула босса вверх, и теперь он висел где-то посередине между полом и потолком, словно светящийся паук в центре странной паутины из растений.
        - Я ещё могу понять эту чёрную заблудшую душу, - босс ткнул в мою сторону своим посохом. - Но ты, саэлин! Как мог ты пойти против воли собственной матери?!
        Монстр хотел сказать что-то ещё, но Ванорз шагнул в зал и выпустил по нему три стрелы. Две из них воткнулись в монстра чуть ниже груди, а одна пролетела мимо, причём я заметил, что и она тоже должна была попасть, но в нескольких сантиметрах от тела босса вдруг отклонилась чуть в сторону, будто скользнув по невидимому барьеру. Полоска жизни Хранителя опустела на 10 очков.
        - Бегите, пока можете! - воскликнул босс и замахал руками в воздухе. - Бегите и оставьте свои безумные надежды!!!
        Сразу после этих пассов Хранителя мы услышали хруст, и из ближайшего прохода справа выскочили четыре костяных паука. Я даже не стал к ним присматриваться и глянул на Ванорза. Эльф мрачно кивнул в ответ на мой взгляд: - Уходим...
        Мы быстро покинули зал, слыша за спиной издевательский хохот босса. - Пойдём проверим коридор до конца, - указал Ванорз рукой налево, и мы двинулись по выбранному ответвлению, миновав проход в комнату с парящими в воздухе геометрическими фигурами.
        - Что это за Саэлис, о которой он говорил? - спросил я у эльфа, пока мы шли по коридору. Я уже успел составить себе некоторое представление об этой богине на основе того, что слышал о ней ранее, но сейчас был очень подходящий момент, чтобы узнать что-нибудь ещё.
        - Богиня из местного пантеона эльфов, - отозвался напарник. - Не то чтобы я хорошо разбирался в местном религиозном лоре, поэтому могу рассказать только то, что знает любой здешний обыватель. Если хочешь узнать больше, надо спрашивать у церковников или тех, кто играет за жрецов или паладинов...
        - Расскажи, что знаешь, - попросил я. - Я-то вообще нуб.
        - Ну да, - согласился Ванорз. - Согласно лору, тысячу лет назад произошла великая битва богов. Схлестнулись, похоже, едва ли не все боги, но основной замес был между эльфийским и людским пантеоном. В результате грандиозной битвы победили эльфы, вернее их боги, которые теперь называются светлыми. Оум - верховный бог, бог солнца, порядка и закона, - эльф кивнул на мой амулет. - С его символом ты уже знаком. Вторая по значению - Саэлис, богиня леса, жизни и любви. Её символ - змея, оплетающая лиственное дерево. С хвойными у неё какие-то нелады... Оума ещё называют отцом эльфов, а Саэлис их матерью. Не знаю, есть ли по лору между ними какие-то отношения или это такая метафора. Третий бог, о котором знают все, это Ваэлум - бог войны, доблести и чести. Его символ - меч поверх щита. Возможно, есть какие-то ещё, но я о них не слышал. Люди же проиграли, и им здорово досталось за поклонение тёмным богам. Мор - бог смерти, гниения и болезней, был сражён Оумом и убит. Словно издеваясь, эльфы называют его мёртвым богом. Символ Мора ты видел здесь повсюду - пустые глазницы. Хто - бог резни, разорения и насилия,
был повержен Ваэлумом и тоже, вроде бы, убит. Его символ - истекающий кровью меч. Про двух оставшихся богинь я не очень понял: их то ли убили, то ли изгнали куда-то. Веслу - богиню похоти, соблазна и извращений, говорят, убила Саэлис. Но я пару раз натыкался на её адептов, которые, конечно же, совсем другого мнения. Символы у неё самые разные, чаще всего песочные часы с очень необычной зубастой нижней частью. Про Змер - богиню хитрости и обмана, вообще мало что известно. Вот только большинство воровских гильдий поклоняются ей втайне, и я слышал, что у них иногда получается использовать божественные заклинания, так что может она вовсе и не так мертва, как церковники убеждают нас в этом. Её символ - ромб с разноцветными пятнами, расположенными по принципу инь-янь. Ещё есть боги стихий, которые не участвовали в битве, и прочие боги других рас, - продолжил было эльф, но мы уже подходили к концу коридора, так что он махнул рукой. - Но там всё очень запутано, я и сам толком не понимаю.
        Узкий коридор закончился ступенями, уходящими вверх. Поднявшись по ним, мы упёрлись в каменную дверь с квадратной нишей посередине плиты. От площадки уходила под прямым углом налево ещё одна лестница вверх, но она была завалена камнями буквально в двух шагах от поворота. Мой напарник вопросительно посмотрел на меня, и я поспешил уверить его, что это действительно завал, и я не вижу никаких дополнительных выходов или скрытых проходов.
        Вернувшись в зал с мозаичным полом, мы решили проверить деревянную дверь направо, что была недалеко от подъёма. Она вела в узкую, вытянутую налево комнату, заставленную всякой позолоченной утварью, в которой угадывалось её религиозное назначение. В центре комнаты обнаружился костяной паук, который бросился на нас, но получил тремя тупыми стрелами от Ванорза и рассыпался от моего удара посохом. За него мне досталось 50 очков опыта и 2 очка энергии.
        Обшарив помещение, мы не нашли ничего дельного, лишь из некоего подобия урны эльф ссыпал в мешочек 71 серебряную монету. На мой вопрос об утвари, Ванорз уверенно заявил, что это всего лишь позолоченная бронза и забирать её не имеет смысла.
        В этой комнате имелась такая же простенькая деревянная дверь направо, отворив которую мы вышли в коридор. Сразу налево от двери был тупик, а в нескольких метрах направо коридор перекрывали камни обвалившегося потолка. Чуть правее, напротив той двери, через которую мы вышли, была ещё одна, и я уже подошёл к ней, когда обнаружил, по привычке обернувшись на эльфа перед тем как открывать, что Ванорз что-то внимательно рассматривает на стене тупика. Подойдя к нему и встав позади, чтобы не мешать, я тоже принялся осматривать стену и не заметил ничего достойного внимания.
        Тем не менее, эльф продолжал свой внимательный осмотр и даже принялся щупать стену, нажимая на всякие выемки и отколупывая некоторые куски и без того рассыпающейся облицовки. Я уже хотел было позвать его, но тут раздался громкий щелчок, коридор заполнило облако пыли, и стена тупика ушла в сторону, открыв проход.
        Прикрыв лицо воротом плаща, я вышел из коридора вслед за эльфом и с удивлением узнал широкий коридор первой галереи у входа, где мы сражались со скелетами и зомби. Мы вышли из стены совсем рядом с завалом в правом углу галереи.
        - Секретная дверь! - воскликнул Ванорз. - Вот, что меня смущало в комнате с вайдом! Там у меня были такие же ощущения, когда я посматривал на стену в углу. Надо вернуться!!!
        - У нас мало времени, - буркнул я. - Пойдём посмотрим, что вон за той дверью.
        Если честно, я поймал себя на мысли, что мне уже надоело бродить во тьме коридоров подземелья. Не то чтобы мне они как-то не нравились, наоборот, было очень любопытно, но постоянное напряжение, ожидание нападения, необходимость сохранять повышенную осторожность и внимание, здорово утомляли. Наверное, я просто устал с непривычки, заключил я про себя.
        Пыль быстро улеглась, и мы подошли к оставшейся двери. За ней оказался вытянутый зал, но правая часть его была засыпана, поэтому свободным оставалось лишь небольшое пространство квадратной формы. Справа у двери были шкафы, в которых нашлась различная ветхая одежда, расшитая черепами и вязью в форме костей. А вот у стены напротив стояли большие сундуки, и в одном из них среди пустых склянок мы обнаружили два зелья среднего лечения, а в другом наручи с черепами, которые система определила как «Наручи стража смерти». Микстуры мы разделили поровну, а наручи Ванорз снова отдал мне. Таким образом, половина сета уже была найдена.
        Я было предложил напарнику уходить, коли уж мы рядом с выходом, но он не хотел ничего слушать, и мы вернулись в зал с мозаикой. Оставалось проверить две двери, и мы решили, как и прежде, следовать по очереди и открыли дверь в нише посреди стены. За ней обнаружился коридор, освещённый четырьмя магическими светильниками. Сразу бросались в глаза шесть проходов на равномерном расстоянии друг от друга, по три в каждую из сторон. Первый проход влево уходил довольно далеко и был не освещён. Проход вправо оказался короткой нишей, пустой, если не считать круглой плиты на полу. На ней имелась искусно выполненная гравировка человеческого черепа, и, судя по зазорам вокруг, она могла уходить в пол. Переглянувшись с Ванорзом, я кивком головы указал ему на левый проход, и он тоже кивнул в ответ, отойдя от меня на пару шагов в ту сторону. Я же наступил одной ногой на плиту, готовясь отскочить в случае опасности. Плита просела и ушла в пол под моим весом, раздался характерный щелчок, но ничего не произошло. У меня отлегло от сердца, потому как я ожидал какой-нибудь стрелы, лезвий из стен или гигантского камня,
который вдруг покатится по коридору.
        Ванорз вернулся, похлопал меня по плечу, и мы продолжили осматривать коридор. Следующие проходы оказались такими же нишами с круглыми плитами на полу. Все они имели различную гравировку. На одной был рисунок странного кубика с треугольными заштрихованными вставками, на другой какой-то крест с каплей внизу: анх, - подсказало мне моё странное знание, на третьей - солнце, а на последней - змея, свернувшаяся восьмёркой и кусающая себя за хвост: символ бесконечности и уроборос, - вновь поспешила дать о себе знать моя искалеченная память, если, конечно, эти знания исходили от неё. Все эти плиты, так же как и первая, уходили в пол при нажатии без какого-либо видимого результата.
        - Это пазл, - уверенно констатировал Ванорз, как только мы закончили осмотр. - И так как данж рассчитан на четверых, скорее всего нужно, чтобы каждый член группы встал на одну из правильных плит... Так что нам его не разрешить.
        Выглянув из коридора, чтобы посмотреть, куда он ведёт, я обнаружил, что это был тот самый широкий коридор, в который выходили проходы из зала с первым боссом. И судя по тому, что слева начинались заросли, тут раньше была плита с квадратной нишей на ней, теперь исчезнувшая без следа.
        Ванорз предложил вернуться, и я скрепя сердце согласился, понимая, что осталось немного. В зале с мозаикой на полу мы подошли к оставшейся двери и попытались открыть её, что получилось у нас с большим трудом. Я ожидал увидеть заросли, но открывшееся нам при свете факелов зрелище поражало. Дверь вела в комнату, которая не просто была покрыта зарослями, как другие комнаты, которые мы уже видели; стены и потолок её были затянуты чем-то похожим на зелёную мякоть свежеочищенного фрукта, которая пульсировала, словно дыша, и источала прозрачную, как густой клейкий сок, слизь. Свободным оставалась лишь короткая, в несколько шагов, часть пола, камни которого влажно блестели на свету. Слева в этой горе растительной плоти виднелась щель, в которую мог бы по идее втиснуться боком человек не слишком крупных габаритов. - Я туда не полезу! - воскликнул я, опережая любопытство эльфа. Обескураженное лицо Ванорза сменилось улыбкой, когда он, похоже, понял причину моего восклицания. - Ладно, - согласился он. - Наверное, туда правда не стоит лезть... Однако мне показалось, что на его лице промелькнула тень досады,
когда он поворачивался, чтобы уходить. Или это мои нервы уже начинают шалить, подумал я, следуя за напарником.
        Оставалось проверить длинное ответвление в коридоре с нажимными плитами, и мы прошли туда, обнаружив в его конце ещё одну дверь. Она тоже открывалась тяжело, и за ней мы увидели неровную стену пульсирующей мякоти, которая уже подошла почти вплотную и на которой не было никаких щелей. - Это что-то новое, - сплюнул эльф. - Такого я раньше не встречал. Видимо, нам следовало пойти в другую дверь... Теперь будем знать, что сперва надо идти в дверь рядом с безопасной комнатой.
        Мы вышли в широкий коридор и направились в комнату где был вайд. Ванорз пребывал в уверенности, что там есть ещё одна секретная дверь, и хотел проверить свою догадку перед уходом. Я же просто был рад, что после мы наконец-то покинем подземелье.
        Глава 30
        Едва мы вошли в комнату с заросшими мхом кроватями, как мой напарник бросился к левому дальнему углу и принялся с энтузиазмом обшаривать стену. Я только подошёл к нему и поднял факел повыше, а эльф уже радостно вскрикнул и нажал на что-то в найденной им на стене выемке. Раздался уже знакомый скрежет, и часть стены в углу ушла вправо, открывая проход. Мы осветили небольшое квадратное помещение, в котором только правая стена была покрыта облицовкой.На этой стене выделялась необычная скошенная полка, похожая на антресоль. На ней стояли шесть касок, а под ней был вбит ряд крючьев, на которых висели кольчуги. На полу под ними темнел продолговатый каменный кофр.
        Кольчуги были ветхими, и первая же из них, к которой я прикоснулся, развалилась в моих руках прогнившими ржавыми кусками. Я по очереди снял с крючьев все остальные, при этом целыми остались только две: одна была похожа на ту, которую носил поверженный нами капитан стражи, а вторая казалась достаточно новой сравнительно с прочими. Как только я взял её в руки, система уведомила, что это «Кольчужная рубаха +1», и стартовал розыгрыш. Я проиграл 15 против 17 и протянул кольчугу товарищу. Каски тоже были насквозь ржавыми, и выделить можно было лишь одну из них - чёрную, стилизованную под череп. Когда я взял её осмотреть, оказалось, что это «Шлем стража смерти» - третья деталь из сета. Ванорз лишь мельком повертел её в руках и отдал мне.
        Убрав шлем в рюкзак, я присел к каменному ларцу. Сундук не был заперт, и его крышка достаточно легко открылась. Внутри оказался длинный чёрный лук. Не успел я вытащить его на свет, как выскочившее окошко уведомило, что это «Составной лук тьмы +2, максимальный применимый бонус силы +4, добавляет к урону любых выпущенных из него стрел 2к6 урона негативной энергией». Пока я читал описание в окошке над луком, стартовал розыгрыш, и я неожиданно выиграл, 20 против 8.
        Эльф же, казалось, был поражён настолько, что потерял дар речи. Он протянул руки, и я передал ему лук, пользуясь моментом, чтобы рассмотреть его получше на свету. Изогнутый, с острыми углами, которыми, как мне подумалось, можно было неплохо ударить, он был изготовлен из какого-то тёмного дерева: на ощупь древесина казалась тёплой и гладкой. Тетивой служила обычная на вид, ветхая и драная чёрная нить, но стоило Ванорзу прикоснуться к ней, как она с треском рассыпалась в пыль и под ней обнаружился тонкий, идеально прямой, как лазер, луч тьмы. Эльф на пробу оттянул этот луч, как если бы натягивал тетиву для стрельбы, и он послушно отклонился, будто самая обыкновенная нить. Едва Ванорз отпустил магический луч, вокруг него из мельчайших частиц, появившихся словно ниоткуда, беззвучно сформировалась прежняя ветхая и измочаленная ткань.
        - Вот это имба! - восхищённо прошептал наконец мой напарник. - Ты просто не представляешь, как нам только что повезло!!! Я месяцами искал хоть какой-то лук +1, здесь с этим очень туго. Магические луки крайне редки, людям их вообще не продают, а за владение могут казнить. И даже эльфу, чтобы его купить, нужно отвалить баснословные деньги... До этого, как назло, мне попадались только обыкновенные. Мастерской работы, но обыкновенные! А тварей, которым можно нанести урон только магическим оружием, тут хоть отбавляй...
        - Забирай себе, - пожал я плечами. - Я всё равно стрелять умею так себе. Да и не очень мне это нравится, честно говоря...
        - Правда? - Ванорз бросил на меня странный взгляд. - Он стоит, пожалуй, как твой посох, если не больше.
        - Да забирай, - улыбнулся я. - Какая разница, сколько он стоит... Я бы сюда без тебя ни за что не добрался, так что всё честно.
        - Тогда возьми взамен кольчугу, - наконец улыбнулся эльф и указал мне кивком головы на оставленный им при виде лука доспех. - Не равноценный обмен, конечно, но тебе она будет полезней.
        Я согласился, скинул рюкзак и плащ и принялся стягивать кольчугу. Ванорз погрузился в любование луком и был похож на маленького ребёнка, который наконец-то получил долгожданную игрушку. Снять кольчужную рубаху оказалось сложнее, чем надеть обнову. Только что найденный доспех обладал тем же свойством, что и магическое кольцо: казалось, он меняет размер, приноравливаясь к владельцу, растягивается и даже как будто сам помогает надевать себя на тело. К тому же создавалось впечатление, будто и весит он не в пример легче прежней кольчуги, не обладающей магическими свойствами.
        Я начал сворачивать старый доспех, чтобы упаковать его в рюкзак, и это оказалось весьма непростым делом - места уже не хватало. Я начинал было подумывал оставить кольчугу здесь, но в конце концов умудрился её втиснуть. Ванорз тем временем пришёл в себя и повесил новый лук за спину рядом с прежним. С рюкзаком я промаялся достаточно долго, и когда, наконец, поднялся на ноги, то застал эльфа ощупывающим оставшиеся стены потайной комнатушки.
        Оказалось, в них также были встроены механизмы, которые открыли секретные двери в два оставшихся направления. Одна вела в комнату с бассейнами, а другая в широкий коридор, куда мы и направились.
        - Как тебе лук? - поинтересовался я у товарища.
        - Он великолепен, - улыбка снова расплылась по его лицу. - Конечно, надо будет его протестировать, но тетива - это нечто. Правда, пальцы мёрзнут и сам он как ледышка, но ничего, летом будет спасать от жары...
        - Как ледышка? - переспросил я и протянул руку к луку.
        - Ну да, - эльф замедлил шаг, позволяя мне дотронуться до оружия, что висело у него за спиной. - Ты не заметил?
        - Нет, - соврал я, отметив, что по-прежнему ощущаю тепло от шершавой древесины лука. - Но, наверное, надо было активировать этот луч-тетиву, теперь и правда слегка холодит.
        - Тебе слегка, - усмехнулся Ванорз, - а мне кажется, я рюкзак только что из ледника достал... Но это не удивительно, он добавляет урон негативной энергией, а это - отсутствие жизни, оттого и холод. Мертвяков, кстати, эта энергия лечит, так что против них этот лук бесполезен.
        Взглянув на часы в углу поля зрения, я констатировал тот факт, что время близится к восьми вечера.
        - Когда здесь темнеет, Ванорз? - поинтересовался я у напарника.
        - Уже, - отозвался эльф, - где-то в восемь, но сейчас середина лета, так что совсем темно станет после десяти... Я думаю, мы успеем добраться до моей стоянки, она недалеко.
        - И какие у тебя планы на потом? Опять в данж?
        - Нет, - Ванорз посмотрел на меня. - Мне нужно вернуться в Экранд, продать лут, пополнить припасы, а самое главное - купить благословлённых стрел.
        - Это хорошо, - покивал я. - Я тоже направлялся туда... Я так понял, это небольшой город на границе с лесом?
        - Чувак, - лицо эльфа посуровело. - Тебе не стоит идти туда... Твой липовый амулет раскроет любой жрец, стоит тебе просто пройти рядом. Также тебя спалит любой игрок, который обратит на тебя внимание. И оба этих варианта - прямой путь в столичные подземелья церкви. В случае особой нужды, можно было бы прибиться к каравану и, проникнув за стены, смешаться с толпой в трущобах. Но ты нуб и вряд ли сможешь это сделать...
        - И что же мне делать? - растерянно спросил я.
        - Тебе нужно убираться с этого континента куда-нибудь подальше, - быстро ответил Ванорз, а значит, он уже думал раньше об этом. - Здесь всё слишком схвачено церковниками, и к тому же из-за эвента проверки только усилятся.
        - А сколько здесь континентов?
        - Оминарис похож на Землю, разве что, возможно, немного меньше, - Ванорз пожал плечами, - однако я не географ, чтобы утверждать наверняка. Столица империи, Саоэллум, находится прямо на стыке между двумя континентами, напоминающими Америки. Аналог Северной Америки называется Суплейн, а Южной - Анлейн. Что-то вроде верхняя и нижняя земля на языке эльфов. Аналог Евразии называется Драон, он меньше всего похож очертаниями. Климат там гораздо суровее земного, а на севере он покрыт ледником. Но это по рассказам, сам я ни разу не покидал Лейн. Аналог Австралии - континент Анлеус, он гораздо больше нашего, примыкает на юге к льдам вечной мерзлоты, крайне пустынен, с ужасными перепадами температуры...
        - А Африка? - моё знание подсказало мне название ещё одного земного континента, который не упомянул эльф.
        - Африки тут нет, - дёрнул плечами Ванорз. Был то ли остров, то ли континент, примерно в середине расстояния между Анлейном и Драоном. Но там разразилась последняя битва войны богов и жахнуло так, что образовалась огромная впадина, а воронка взрыва, похоже, была настолько гигантской, что подняла самые высокие горы на планете кругом, как по циркулю. Я бывал на их южной части, что отгрызли кусок от Анлейна, - там теперь живут дварфы. В Драоне тоже, говорят, есть небольшая гряда, раза в три короче. Упоминаний об этой земле очень мало, но я слышал называлась она Дракасм.
        - И как же мне перебраться на другой континент? - спросил я, пытаясь запомнить всю эту важную информацию.
        - Только телепорт, - ответил эльф. - Морское снабжение здесь очень слабо развито ввиду ненадобности. Раньше, согласно лору, было больше океанских кораблей, теперь их крайне мало, только небольшие судна, что не сильно удаляются от берега.
        Мы уже подошли к скрытому проходу выхода, поэтому пришлось прервать разговор. Поднявшись по лестнице, я первым прикоснулся к матовой плёнке, нажал «Да» и подождал, пока это решение одобрит Ванорз. Как только он это сделал, я первым шагнул вперёд и вышел, судя по всему, где-то к северо-востоку от того места где мы зашли. Прикрывая глаза от багряных лучей закатного солнца, я отошёл чуть в сторону, чтобы дать возможность эльфу без помех выбраться через весьма узкий проход. Несмотря на то что мы находились в подземелье всего лишь несколько часов, даже от столь притушенного света глазам было так неприятно, что они даже заслезились. Эльф вынырнул из-под матовой плёнки сразу же вслед за мной и, хотя и он тоже прикрыл глаза рукой, похоже, что резкая смена освещённости не доставляла ему такого дискомфорта, как мне.
        Кое-как восстановив зрение и вытерев слёзы краем плаща, я вчитался в окошко перед глазами: «Вы покинули подземелье через запасной выход. Будучи адептом Мора, вы сохраняете текущий прогресс и можете вернуться в любое другое время, являясь лидером группы». Я хотел было спросить у Ванорза о его системном сообщении, но тут он заговорил первым.
        - Пошли! - эльф был серьёзен, как никогда. - Чем быстрее мы уберёмся отсюда, тем лучше.
        Ванорз ловко запрыгнул на один из обломков и, пока я подходил к нему, обернулся на место выхода из подземелья. Хмыкнув, он покачал головой и ещё парой ловких прыжков перебрался на склон кратера: паркур, вставило непонятное слово моя память. Я же то бегом, то быстрым шагом неуклюже обходил все преграды, а на склоне меня и вовсе повело назад из-за тяжеленного рюкзака за спиной, и я едва не упал навзничь. Эльф с луком в руках дожидался меня наверху, озираясь по сторонам. Его необычная серьёзность передавалась и мне, и я тоже стал внимательнее и осторожней осматриваться кругом. Солнце и вправду уже почти скрылось за деревьями, и мертвяки могли появиться в любую минуту.
        Эльф пошёл впереди, а я всю дорогу только и делал, что пытался не отставать от него. Двигался Ванорз с удивительной быстротой, ловкостью и изяществом, да ещё и шума от него было раза в два меньше, чем от меня. Окончательно темнота накрыла нас уже в нескольких километрах от руин, и почти сразу же эльф, не оборачиваясь, коротко бросил мне через плечо:
        - Пришли, - и указал рукой на невысокий холм впереди.
        Холм возвышался посреди небольшой полянки, а на самой его вершине росло развесистое старое дерево. Его окружал густой кустарник, в действительности оказавшийся весьма искусно замаскированным шалашом, что я заметил только тогда, когда уже начал вслед за эльфом подниматься по пологому склону. По чуть изменившимся движениям Ванорза было видно, что теперь он чувствовал себя куда как спокойнее. Возле шалаша было разложено кострище с парой брёвен, вставленных одно в другое, и даже заготовлена охапка дров. Мы, а точнее сказать я, плюхнулись на эти брёвна: я очень устал, а эльф только сбросил рюкзак и принялся собирать костёр.
        Глава 31
        Запалив костёр, Ванорз забрался в шалаш и вытащил украшенный затейливым узором кожаный футляр. Устроившись на бревне рядом со мной, он принялся увлечённо, с большим знанием дела укладывать в него свой новый лук.
        - Давно уже приобрёл его, - сказал эльф в ответ на мой удивлённый взгляд. - Наконец-то получилось найти магический лук. Очень кстати теперь этот футляр, чтобы не привлекать излишнего внимания в городе
        - Там есть телепорт? - спросил я. Всю дорогу до лагеря эльфа я прокручивал в голове наш последний с ним разговор, всё больше склоняясь к необходимости поскорее убираться с этого континента. К тому же и Мор упоминал, что на других континентах он смог бы помочь мне с занятиями магией - теперь становилось понятнее почему.
        - Телепорт есть в каждом городе, - ответил Ванорз, доставая из рюкзака снедь. Я тоже потянулся к рюкзаку за едой. - Заправляет ими гильдия магов стихий. Это как бы нейтральная организация, но это только официально - все прекрасно знают, что они находятся под пятой церкви, и помимо контроля за ценой, они обязаны ещё и вести учёт каждого, кто пользуется их услугами. Может быть, на других континентах у них больше свободы, но тут они, по сути, функционеры церкви, разве что им разрешено поклоняться своим богам. К тому же у Экронда особая ситуация - это город на границе с проклятым лесом, и учёт тут гораздо серьёзнее, - эльф достал флягу и запил еду водой. - Касмере запрещено пользоваться телепортом, а для саэлин цена фиксированная - 1000 золотых за человека. Там ещё куча нюансов, но для нас это главное.
        - То есть я не смогу телепортироваться? - я был в растерянности.
        - Сам по себе нет, - кивнул Ванорз. - Однако саэлин может брать с собой своих касмере.
        - Саэлин - это эльфы? - высказал я свою догадку.
        - Ах да... - спохватился эльф. - Прости, я уже так к этому привык, что забываю про то, что ты нуб. Саэлин - это местное самоназвание эльфов, переводится примерно как светлый господин. Ещё есть драэлин - тёмные эльфы. Дварфов называют ронкаэ, а людей - касмере.
        Я кивнул. Мои догадки получали подтверждение, и многое теперь вставало на свои места Однако Ванорз почему-то помрачнел и замолчал, глядя на пламя костра и пережёвывая свой кусок вяленого мяса. Я чувствовал, что мне не следовало приставать к нему с вопросами, поэтому тоже молча жевал, размышляя, что же мне делать дальше. Темнота вокруг нас становилась всё гуще.
        - Думаю, пришла пора объяснить тебе, куда ты попал, - внезапно заговорил эльф. Было видно, что делать этого ему совсем не хотелось. - По лору, после той войны богов эльфы стали доминантной расой. Империя, контролирующая только Суплейн, с тех пор стала контролировать всю планету. С драэлин вышла какая-то тёмная история, - Ванорз мрачно усмехнулся над каламбуром, - но их осталось совсем мало, и они были прощены... так что у них практически такой же статус. А вот остальные расы были признаны нечестивыми и обращены в рабство. Непонятно, участвовали ли ронкаэ в войне на стороне людей, я слышал, их пантеон оставался в стороне, но они задолго до этого враждовали с саэлин, а потому их тоже обвинили во всех грехах. Однако их боги были живы, и по крайней мере один - Отец Гор, оставался достаточно силён. Так что был заключён своеобразный пакт - эльфы не лезут в подгорный мир дварфов, но все те дварфы, которые будут пойманы на поверхности, становятся собственностью эльфов. Людей признали самыми нечестивыми, по своей природе неспособными к порядку, поэтому любой человек должен быть касмере, то есть, по сути,
рабом своего хозяина. Все остальные расы, такие как орки, гоблины и прочие, были вообще признаны нечистыми и подлежащими уничтожению, так что за тысячу лет их почти всех вырезали. Единицы были обращены в рабство, и это ещё считается величайшим милосердием. Думаю, ты уже слышал, что происходит с игроками других рас, если они попадают в руки церковников... Не знаю, подсказал кто тебе трюк с амулетом или ты сам догадался, но это может сработать в мелких поселениях, да и то, если держишься подальше от жрецов и храмов. В городе, боюсь, нужен опыт и немало удачи, чтобы не попасться. А ты в добавок ко всему ещё и достаточно наивен, что неудивительно для нуба. Например, я мог бы убить тебя сразу по выходу из данжа, чтобы отобрать все твои пожитки и не делиться найденным, и мне бы не выскочил статус ПК (убийцы игроков). Я мог бы взять тебя в плен и продать как раба, или сдать церкви за вознаграждение. Вариантов много, и все они очень печальные для тебя. Тебе повезло столкнуться с адекватным игроком, уставшим от несправедливостей этого мира. Однако это временно, рано или поздно ты всё равно попадёшься...
        - Если ты мне не поможешь, - вставил я, когда Ванорз умолк. Я сомневался в том, что меня можно было так просто убить или схватить, однако во многом эльф был прав. Мои худшие подозрения насчёт этого мира оправдывались, и это вызывало какое-то леденящее чувство где-то под сердцем, которое я отказывался воспринимать как страх.
        - Если я тебе не помогу... - задумчиво повторил Ванорз и опять уставился на пламя костра, взял ветку и, поворошив дрова, отправил в небо россыпь искр.
        - Смотри: ты - саэлин, - заговорил я, видя, что эльф не собирается продолжать разговор. - Значит, наверняка у тебя есть действующий амулет. Ты можешь дать его мне, и тогда все подумают, будто я твой касмере. Вот только денег на телепорт может не хватить... Ну, тогда продадим что-нибудь, или восполним припасы и вернёмся в лес фармить...
        - Ты считаешь, я об этом не думал? - всё так же мрачно усмехнулся Ванорз. - Не всё так просто. Эти амулеты особенные. Обычно в них заложено колдовство, которое активируется по воле хозяина, или если раб попытается снять амулет. В этих краях популярно дыхание леса - отравляющее заклинание, которое, помимо отравы, выпускает в кровь споры, которые, прорастая, убивают владельца и используют его тело в качестве удобрения. Можно не закладывать волшбы, и тогда только жрецы смогут использовать амулеты как проводники для своей магии, такие обычно носят выслужившиеся касмере, но даже так эти амулеты воздействуют на психику. Мне довелось однажды испробовать на себе действие амулета, и это ужасное ощущение: тебе хочется, - он особо выделил это слово, - выполнить приказ хозяина. Только потом начинаешь понимать, что это желание не твоё и оно навязано тебе магией. Это отвратительно... я... я не хочу причинять подобное никому!
        - У меня нет выхода, - я не хотел обижать эльфа своими сомнениями в действенности подобного эффекта против сильной воли, а поэтому решил подыграть. - Я согласен пройти через это испытание и не буду зол на тебя за причинённые неудобства, Ванорз. Ты действительно мог бы обмануть меня, достаточно было просто не говорить всего того, что ты уже мне рассказал, и сдать меня в городе... Поэтому я верю тебе, друг.
        - Ты просто нуб! - в сердцах махнул рукой эльф. - И не представляешь себе, что это такое... Хотя это легко можно проверить!
        Ванорз стал яростно копаться в своём рюкзаке. Достав из него свой амулет, он надел его, вскочил с бревна, сделал пару шагов ко мне и, зажав пластинку медальона в кулаке, воскликнул:
        - Я, Ванорз, Призванный саэлин, беру в касмере этого нечестивца!
        Его кулак засветился как маленькое солнце в руке. Я тоже поднялся и встал напротив него. Эльф, судя по его взгляду, направленному куда-то в сторону, оперировал различными окошками, и как только он, наконец, посмотрел на меня, сияние погасло. Всё это время я чувствовал, будто сильный ветер или поток упругой энергии обтекает меня, в то время как на земле не колыхнулась ни одна травинка. Мне не стоило усилий сопротивляться этому наплыву, и я даже не пошатнулся, но ощущение было не из приятных. Вместе с сиянием исчез и этот странный порыв, Ванорз разжал кулак, и на его ладони я увидел две пластины амулета. Одна из них, та, что поменьше диаметром, была уже с цепочкой.
        - Сними свой неактивный амулет, вдруг он как-то отрезонирует - сказал мне эльф. В его взгляде сквозило сожаление. - Откуда ты его, кстати, взял?
        - Нашёл два трупа рядом с одним озером, - не стал скрывать я, снимая амулет и бросая его к рюкзаку. - Эльфа, похоже, утащила в озеро какая-то тварь, а два человека погибли в последующем бою. На одном из них и был этот амулет.
        - Вау, - присвистнул Ванорз. - Скорее всего, это был один из высланных в лес следопытов. Такой амулет можно сдать в городе в храм, за это неплохо платят, но лучше не оставлять следов и прикопать его здесь.
        Я тем временем надел амулет на шею и, не почувствовав ничего особенного, вопросительно посмотрел на товарища.
        - Хочешь убедиться? - спросил Ванорз, заметив мой взгляд. - Ну что ж, не обижайся...
        И вдруг, не дав мне даже опомниться, внезапно приказал повелительным тоном, какого я от него никак не ожидал:
        - На колени!
        Действительно, на долю секунды я почувствовал желание бухнуться на колени, и они даже предательски дрогнули. Но я был готов к чему-то подобному ещё когда надевал амулет и настроил себя к сражению за собственную волю, поэтому этот позыв показался мне каким-то отстранённым, будто не имеющим ко мне прямого отношения, да и не слишком-то серьёзным, во всяком случае, я ожидал чего-то большего... Я уверенно посмотрел в глаза товарища и улыбнулся.
        - Немедленно сядь! Я приказываю! - воскликнул он в ответ. Глаза эльфа округлились и всё его лицо выражало сильнейшее недоумение.
        На этот раз побуждение подчиниться приказу было сильнее, но в то же время я уже знал, к чему стоит готовиться, поэтому мне потребовалось ещё меньше усилий, чтобы не поддаться чужой воле. Ощущение было такое, будто отказываешься от чего-то вкусного, когда голоден. Тягостное, но вполне контролируемое желание.
        - Не выйдет, - покачал я головой. - Видишь, не так уж всё и плохо...
        - Это невероятно! - Ванорз опустился на полено. - Никогда не слышал, чтобы кто-то мог противостоять эффекту амулета...
        - Странно, - заметил я, тоже присаживаясь на полено. - Если никто не может, зачем тогда закладывать туда карательные заклинания?
        - Да... логично, - согласился эльф. - Что ж, решено, валим с континента вместе!
        - Я рад, что ты решился помочь, - улыбнулся я, - однако у меня только 170 золотых, а в данже мы насобирали 530, и их ещё надо разделить пополам... недостаточно, чтобы заплатить за телепорт.
        - Это не проблема, - отмахнулся Ванорз. - Я уже давно собирался уходить с континента, но всё как-то не хватало решимости... Так что несколько тысяч золотых я накопил, оплатить за двоих вполне хватит. Что вовсе не значит, что я заплачу за тебя! - воскликнул он, словно спохватившись. - Как уберёмся подальше от церкви - возместишь! Считай, даю тебе в долг.
        - Хорошо! - рассмеялся я от этого проявления скупердяйства и похлопал товарища по плечу. - Обещаю всё вернуть!
        Усталость и съеденный всухомятку ужин давали о себе знать, и глаза у меня начали слипаться сами собой.
        - Полезай в шалаш, - сказал Ванорз, показывая рукой, куда именно мне следует отправляться. - Часа за три до рассвета я разбужу тебя.
        - А ты? - спросил я, стягивая кольчугу и бросая её на плащ.
        - Это одно из преимуществ, из-за которого я действительно рад, что выбрал эту расу для персонажа, - пояснил Ванорз. - Эльфам нужно лишь помедитировать пару-тройку часов за ночь, чтобы восстановиться. Но в силу того, что я всё-таки родился человеком, мне требуется чуть больше - часа три или четыре. И несмотря на все те долгие годы, что я провёл здесь будучи эльфом, я по-прежнему скорее сплю, нежели медитирую, но уже одно то, что мне не надо терять уйму времени на сон, это всё равно прямо-таки настоящий подарок.
        - Здорово! - выразил я своё искреннее восхищение и, пожелав эльфу спокойной ночи, забрался в шалаш, не поленившись, однако, достать из рюкзака мою ставшую любимой подушечку.
        Внутри это сооружение из веток было довольно-таки просторным, даже несмотря на кучу всякой всячины, наставленной вдоль стен и здорово съедавшей пространство. В центре была навалена куча сухой травы, от которой по всему шалашу распространялся терпкий запах. Я подложил подушку под голову и улёгся поудобнее на этом матрасе из сена. Едва я прикрыл глаза, как сразу же заснул крепким сном.
        Глава 32
        Эльф, как и обещал, разбудил меня поутру, потряся за плечо. Спал я очень крепко и от неожиданности даже слегка перепугался, когда, открыв глаза, увидел в сумраке шалаша склонившуюся надо мною фигуру товарища. Однако я быстро пришёл в себя и, отодвигаясь в сторону, чтобы освободить ему место, успел заметить, как сверкнули в улыбке зубы эльфа.
        - Ладно, я спать, - Ванорз уже успел скинуть доспех и теперь пытался расположиться поудобнее на куче сена, - а ты смотри по сторонам и, если заметишь движение, - сразу буди меня.
        Я кивнул и вылез из шалаша. Утренняя прохлада здорово бодрила, и я немного размялся, чтобы согреться, после чего надел кольчугу и присел у костра. Эльф, видимо, подкинул дров прямо перед тем, как отправиться спать, так что языки пламени весело плясали, и вокруг разливалось приятное тепло. С вершины холма открывался отличный панорамный вид, и сразу становилось понятно, почему Ванорз выбрал для стоянки именно это место: открытая местность позволяла легко окинуть взглядом окрестности и подобраться к дереву незаметно было практически невозможно.
        Я пододвинул свой рюкзак поближе и, покопавшись, достал из него амулет Мора. Едва я развернул его и прикоснулся к пластине, острая боль пронзила мои пальцы, и от неожиданности я даже выронил его на землю. Наверное, дело в амулете Оума, подумал я, потому что другого объяснения не приходило мне в голову. Осторожно стянув амулет подчинения с шеи, я положил его подальше, ещё раз убедившись, что мой напарник не замышлял ничего плохого и не заложил в амулет никакого заклинания, карающего за попытку снять его с себя. Посмотрев на шалаш и на всякий случай повернувшись к нему спиной, чтобы избежать случайного взгляда эльфа, я опять взял в руки амулет Мора. На этот раз никаких болезненных ощущений не последовало.
        - Мор, - мысленно позвал я. - Ты слышишь меня?
        - Конечно, - прошелестел у меня в голове едва слышный насмешливый голос. Было похоже, будто мёртвый бог говорил шёпотом или что-то приглушает его слова. - Я всегда наблюдаю за своими адептами, не так уж у меня их и много... Ты доволен своим спутником?
        - Э-э-э... да, - неожиданный вопрос заставил мои мысли заметаться с двойной скоростью. - Ты знал, что рядом с руинами находится другой игрок?
        - Конечно, - довольно ответил голос. - Разве ты не хотел встретиться с другим игроком и задать ему все свои наивные вопросы?
        - Мог бы предупредить... - посетовал я, больше для того, чтобы выиграть время.
        - Зачем? - по интонации голос казался искренним. - Это лишь помешало бы. Мне было интересно, сможете ли вы подружиться... За тебя я был почти уверен, а вот этот мальчик уже долго прожил в шкуре эльфа... Он мог бы поддаться искушению, несмотря на всю свою репутацию.
        - Мы решили убираться с этого континента, - сообщил я, переходя к тому, о чём хотел поговорить с самого начала.
        - Я знаю, - ехидно отозвался голос. - Знаю даже - куда.
        - Тогда ты наверняка сможешь сказать, исполнишь ли ты там своё обещание, - к моей досаде, Мору вновь удалось вывести меня из равновесия своей репликой, и мне стоило недюжинных усилий выдержать тон.
        - Смогу, - весело подтвердил голос. - Я исполню наш уговор, если вы сможете туда добраться.
        - Будут какие-нибудь советы? - поинтересовался я.
        - А вот это правильный вопрос! - голос резко стал серьёзным. - Во-первых, спрячь получше все тёмные вещи и больше не притрагивайся к ним. Активный амулет Оума хорошо экранирует мои слабые эманации, но рядом с такой кучей жрецов и большим храмом раскроет тебя, едва ты коснёшься их. Поэтому в следующий раз у нас получится поговорить, только если тебе удастся перенестись или покинуть город. Но даже тогда убедись, что поблизости нет храма или жрецов. Во-вторых, вы можете воспользоваться телепортом Экранда, только если договоритесь, чтобы его активировал какой-нибудь маг местной гильдии. Сейчас телепорт во власти церкви, поэтому, если его активирует для вас какой-нибудь жрец, - ты моментально попадёшься. Удачи, адепт!
        Голос пропал, и, ещё немного покрутив амулет в руках, я принялся перебирать содержимое рюкзака, старательно заматывая в тряпки накидку и детали сета; уложив их на дно и припрятав там же медальон, я вновь надел амулет подчинения и уселся караулить дальше. Так я и просидел всё время своего дежурства, погрузившись в мысли и изредка поправляя веткой затухающие головёшки костра.
        Солнце уже взошло, когда из шалаша выбрался эльф и потянулся, сцепив руки над головой. Скосив взгляд на цифры таймера, я отметил, что и правда прошло чуть больше четырёх часов, однако Ванорз выглядел таким свежим и отдохнувшим, будто проспал пару дней.
        - Ну как прошло дежурство? - спросил он, подбирая свою кольчугу с рюкзака, оставленного им в стороне от шалаша.
        - Без происшествий. - отрапортовал я.
        - Пока ты спал, - Ванорз говорил по мере того как экипировался, - я прошёлся по списку друзей. Лови, кстати, - после этих слов у меня перед глазами выскочила табличка: «Игрок Ванорз хочет добавить вас в друзья. Вы согласны? Да/Нет». - Большинство чатов или не работают, или не отвечают... тут не разберёшь. Однако несколько знакомых ответили.
        Эльф присел на полено и достал из рюкзака хлеб и небольшой глиняный туесок. Порезав хлеб на ломтики, он начал намазывать их чем-то густым и тягучим из сосуда. Я тем временем нажал на «Да», и система сообщила мне о добавлении моего первого друга в список.
        - Так вот, - Ванорз протянул мне один из намазанных ломтей, - кое-кто из моих знакомых уже достаточно давно перебрались на Драон. Я думаю, нам тоже стоит податься туда. На Анлеусе большинство территорий, говорят, для уровней 15+. Да и климат там совсем тяжкий.
        - Хорошо, - кивнул я, откусывая кусочек. Вязкая субстанция, которую эльф так старательно на него намазывал, оказалось сладкой, но вкус был незнаком. Это не мёд, подсказало мне моё странное знание. Мор упоминал, что уже знает о нашей конечной цели, - подумал я, - а значит, он мог читать системные чаты игроков. Знать о подобных возможностях местных потусторонних сущностей было важным открытием.
        - Один из моих друзей, - казалось, эльф был доволен тем, что я так быстро согласился, - я с ним ещё в столичной гвардии познакомился - со старта был помешан на японской стилистике: бусидо, катаны и тому подобное. Всё хотел класс самурая получить. И прознал он, что на Драоне это возможно... Я его отговаривал, там должна быть тьма китайских игроков, но он всё равно сорвался, как только смог. Теперь зовёт к себе в Накат.
        - А ещё варианты есть? - неуверенно спросил я. Меня обуревало какое-то смутное чувство неприязни, и я пытался разобраться, чем это было вызвано.
        - Да, я тоже не горю желанием... - видимо, Ванорз заметил что-то в моём выражении лица и истолковал это по-своему. - Читал я как-то в детстве, что у этих самураев гомосятина была похлеще, чем наговаривают на эльфов... Ещё один мой друг на Драоне находится на западе, у самой тайги. Но он как раз не зовёт к себе в Риваль. Говорит, там всё подмял под себя какой-то жуткий клан русских. Чужаков они не очень жалуют, выгнали даже местные благородные дома. Я слышал о них пару раз в столице, но все эти слухи звучали очень фантастично... Если бы не дом драэлин, который обитает в тех краях, говорит, что давно бы уже всё бросил. Он пытается прокачать с ними репутацию, - пояснил эльф, поймав мой вопрошающий взгляд.
        - Значит, выбирать нужно между этих двух? - спросил я задумавшись.
        - На Драоне у меня есть ещё пара знакомых, - Ванорз доел свой завтрак, спрятал туесок в рюкзак и достал флягу. - Но они не выходят на связь. Я знаю названия городов, где они были раньше, так что можем телепортироваться туда, но это будут прыжки в неизвестность, без связей и возможности хоть какой-то помощи на первых порах...
        - А сколько отсюда до Экранда? - эльф протянул мне флягу, и я взял её, чтобы запить сладость во рту.
        - Дня два, чтобы выйти из леса, - пожал плечами Ванорз, - а там ещё день по дороге... Меньше, если повезёт встретиться с какой-нибудь повозкой.
        - За это время кто-нибудь из этих твоих друзей может выйти на связь, - мне хотелось оттянуть принятие решения. - А пока что я больше склоняюсь к выбору Риваля. Хотелось бы скрыться подальше от церкви, а этот клан, похоже, хорошо с этим справляется...
        - Вот дерьмо... - поморщился эльф. - Почему-то я так и думал, что ты выберешь русских... Ладно, будем надеяться, что откликнется кто-нибудь ещё. Давай собираться...
        Эльф убрал флягу и снова полез в шалаш, где начал шуршать вещами. Мои вещи уже были собраны, поэтому я достал засапожный нож и закопал поглубже неактивный амулет Оума. Ванорз же вскоре выбрался наружу с двумя рюкзаками.
        - Давай свои тяжёлые вещи, - сказал он мне, открывая один из рюкзаков и, как мне показалось, чуть надменно улыбаясь. - Если они у тебя есть, конечно...
        - Разве что кольчуга, - сказал я, протягивая ему свою старую железную рубаху.
        Ванорз взял свёрток и стал как-то странно засовывать его через горловину рюкзака. Я подошёл поближе посмотреть.
        - Это сумка хранения, - пояснил мне эльф. - Магический рюкзак, куда можно положить до 250 фунтов веса, но который сам всегда весит 15. Там что-то вроде складки пространства, как инвентарь в играх.
        - А как потом из него доставать нужную вещь? - я наблюдал, как свёрток исчезает в глубине рюкзака, по мере того как Ванорз вертикально опускал его туда.
        - Так же как и управлять интерфейсом, - ответил эльф, - достаточно подумать, и нужная вещь сама ткнётся тебе в руку. А можно и наугад шарить, если не знаешь, что там... Говорят, если превысить вес или объём, или если что-то острое проткнёт сумку изнутри, она разрушится и всё содержимое вывалится наружу.
        - Дорогая вещь? - поинтересовался я; такой рюкзак был прямо-таки находкой для путешественника.
        - Смотря с чем сравнивать, - пожал плечами Ванорз. - Эта мне обошлась где-то в две тысячи золотых... Но касмере не могут владеть чудесными вещами, - заметил он, вдруг спохватившись, видимо вспомнив, что я нуб. - Наказание за нарушение закона - смерть.
        Я промолчал, а эльф помрачнел и стал запихивать свёрток быстрее.
        Кольчуга привносила основную тяжесть моей поклаже, и теперь, избавившись от неё, я почувствовал, что мой рюкзак стал вполне подъёмным. Эльф забросил за спину оба своих рюкзака и двинулся прочь с поляны. Я пошёл вслед за ним.
        - А то, что в шалаше? - мне показалось, что мой товарищ забрал из него не все свои пожитки.
        - Там осталась всякая ерунда, - отмахнулся Ванорз. - Это не стоит того, чтобы тащить с собой. Может быть, пригодится другим следопытам... А может, мы и сами сюда ещё вернёмся когда-нибудь... Кто знает...
        Спустившись с холма, мы двинулись в северо-западном направлении. Экранд располагался к северу от нас, но, как разъяснил эльф, проще было сначала выбраться из леса, а уж потом быстрым ходом следовать по дороге, что пролегала неподалёку. К тому же, там можно было встретить повозку местных крестьян, или даже дилижанс какого-нибудь саэлин, направляющегося в город.
        Даже с двумя рюкзаками и луками Ванорз передвигался быстрее меня и казался каким-то двужильным. Хорошо хоть лес уже достаточно поредел, подумал я, припустив за эльфом и стараясь не сбить дыхание.
        Глава 33
        К полудню я совсем выбился из сил и был счастлив, когда мы наконец-то остановились перекусить. Как же отличался этот спринт по лесу от моей обычно неспешной прогулки. Мы расположились на громадном, нагретом солнцем камне, который в это время суток частично покрывала тень от стоящего рядом ветвистого дерева, и достали наш скромный провиант.
        - Ты так и не рассказал мне, почему хотел оцифроваться, - заметил я напарнику, доставая бурдюк с водой. Я так измотался, что даже есть не хотелось, меня томила только жажда, и я решил занять эльфа разговором.
        - Зачем это вспоминать? - тряхнул головой Ванорз. - В любом случае мы уже оцифрованы, назад пути нет, и воспоминания о былой реальности не приведут ни к чему хорошему.
        - Скорее всего, ты прав, - я всё-таки бросил полоску вяленого мяса в рот, - и, наверное, тебе тяжело ворошить прошлые трагедии... Но вдруг это всколыхнёт какие-то мои воспоминания? Быть может, если ты расскажешь мне о Земле, это поможет мне вернуть память?
        - Возможно... - протянул эльф и с неохотой продолжил: - Не думай, что я не хочу рассказывать, потому что лично у меня была какая-нибудь травма, болезнь или что-то вроде того... Нет. Я действительно считаю, что это не принесёт никакой пользы. Ты уже знаешь, что я родился в Ватсонвиле, в семье иммигрантов. Мой отец - мексиканец, когда-то давно он приехал в поисках лучшей жизни в Штаты. Не знаю, бежал ли он от чего, или же был замешан в каких-то тёмных делишках... Факт в том, что родных у него там не осталось, по крайней мере, нам он ничего о них не рассказывал. Через несколько лет кочевой жизни, объездив добрую половину Штатов, он познакомился с моей матерью. Она американка, но тоже из семьи иммигрантов, осевших в США ещё при Обаме. Её родители оставили ей ресторан в Ватсонвиле, где мои предки и осели. У меня было беззаботное детство, и я не замечал происходящего вокруг... Потом я вырос, и родители отправили меня в университет Санта-Крус на компьютерную инженерию. Я неплохо учился, в Кембридж, правда, перевестись не смог, но зато меня взяли в Калтек, и я уехал в Пасадину. Закончил мастер и собирался
идти на доктора наук... но тут умер отец - рак. Матери было тяжело одной; как я узнал позже, она потратила на мою учёбу большую часть наследства от своих родителей. А потом случились очередные теракты с грязными бомбами на ближнем востоке, русские хакеры атаковали АЭС Дьябло Каньон, и произошла утечка радиационных отходов. В графстве воцарился хаос, и какие-то бандиты ворвались в наш ресторан, убили официантку Мариэлу. Эта добродушная пожилая женщина нянчила меня ещё младенцем. Мать, к счастью, не пострадала, но слегла в больницу. Я в спешке вернулся домой и взялся за дела, а они были весьма плохи. Пришлось бросить карьеру и заняться рестораном, все средства уходили на лечение матери. А мир стоял на пороге горячей войны. США и Китай уже много лет вели торговую схватку, обвиняя друг друга в то и дело возникающих локальных конфликтах и использовании бактериологического оружия. После тех терактов с ядерными взрывами в Иерусалиме и Мекке, не проходило и дня без новостей о новом взрыве, несмотря на небывалые меры по борьбе с терроризмом... Компания Крайтек уже двадцать лет как испытывала новые нейрочипы, и
творящийся в мире ужас только подстёгивал популярность видеоигр с полным погружением. Феномен оцифровки был достаточно изучен, и никто не придавал ему особого значения, разве что всякие суицидальные секты, которых всегда становится особенно много в тяжёлые времена, но с появлением нового нейрочипа всё изменилось. Я работал близко к этой сфере и могу точно сказать, что на испытаниях нейрочип показал 100% оцифровку сознания. Полный перенос сознания в сеть. Крупнейшие корпорации сразу же раструбили об этом на весь мир. Олигархи начали создавать собственные цифровые укрытия. США, Евросоюз, Россия и Китай стали строить государственные убежища на случай ядерной войны для «наиболее ценных представителей общества». Последней каплей стало заявление Крайтек о том, что её сервера в Кремниевой Долине расположены в специальных бункерах глубоко под землёй и даже несколько прямых попаданий ядерных ракет не смогут им повредить. Они сделали цены на свои нейрочипы и подписку на игры заоблачными, но те всё равно раскупались как горячие пирожки. Я был там, Безымянный, ещё в те времена, когда бункера только строились... И
я достаточно знал о нейросети, чтобы понимать, что вычистить оцифрованные личности с этих серверов было невозможно. А потом умерла мама. Она просто не справилась со стрессом. Отец, Мариэла, потом крах мечты о моей карьере... её сердце не выдержало, - Ванорз ненадолго замолчал, не без труда подавил горький вздох, готовый вырваться у него из груди, и продолжил: - Если честно, я просто сдался... Ресторан приносил мне слишком много болезненных воспоминаний. Я продал его и дом родителей, купил апартамент и консоль для нейрочипа. Я хотел убежать из того мира, начать всё сначала. День за днём я подключался к различным игровым серверам Крайтека и пытался оцифроваться, пока нейрочип не выбрасывал меня обратно в реальность из-за истощения организма. В один из таких дней я услышал в новостях, что после очередного нападения русских хакеров НАТО нанесло ядерный удар по Калининграду. Хвалёное ультразвуковое оружие русских оказалось пшиком. Они, правда, ответили и, похоже, разнесли пол-Евросоюза... но уже стало очевидно, что мир доживает последние дни. И тут мне повезло, - Ванорз усмехнулся и злобно хмыкнул, - и я
попал сюда.
        Эльф замолчал, а я сидел, совершенно потрясённый его рассказом, и пытался как-то осмыслить услышанное. Я практически ничего не понимал, но моё странное знание расставляло всё на свои места, подобно безжалостному молотку гробовщика, забивающего гвозди в крышку над головой.
        - То есть Земля погибла? - смог выдавить я из себя.
        - Не думаю, - мрачно улыбнулся Ванорз и как ни в чём не бывало продолжил свою трапезу. - Человечество - скорее всего... Но до серверов вояки так и не смогли добраться. Иначе бы нейросеть погибла, а вместе с ней и остатки людских сознаний. То, что мы с тобой сидим тут в этом багнутом серваке, само по себе уже доказательство, что сервера под Кремниевой Долиной ещё целы. А автономный реактор, установленный в каждом бункере, способен поддерживать питание серверов десятки тысяч лет. Люди же наверняка превратились в радиоактивный пепел. И если вдруг кто и выжил, то цивилизация уж точно откатилась в каменный век. Как я тебе и говорил, даже если бы и был способ вернуться, возвращаться, скорее всего, просто некуда...
        - Это ужасно... - потрясённо прошептал я.
        - Я предупреждал, что не стоит об этом рассказывать, - печально, но с по-прежнему злым выражением лица посочувствовал эльф. - Помогло хоть? Вспомнил что-нибудь о себе?
        - Нет, - ответил я, безуспешно пытаясь отыскать где-нибудь в глубинах своего подсознания хоть какие-то воспоминания. Во время чудовищной исповеди Ванорза память не то чтобы не вернулась ко мне, предо мной не возникло даже смутных образов, туманных намёков на что бы то ни было из моего прошлого. Конечно, следовало бы сосредоточиться и постараться глубже проанализировать своё состояние, но жуткий рассказ о гибели всего человечества просто разметал мои мысли, подобно набегающей волне, что рушит замки на песке. - Кажется, нет...
        Эльф раздосадованно хекнул, хлопнул себя по коленям и быстро поднялся.
        - Ладно, пошли, нечего попусту болтать....
        Я кивнул, быстро собрал рюкзак и последовал за уже удаляющимся товарищем. Ванорз явно был зол, и возможно, по этой причине прибавил шаг, но я этого даже не замечал, таким же скорым шагом поспешая за ним. Даже усталость как будто больше не давала о себе знать. Я шёл как во сне, вновь и вновь прокручивая в голове рассказ эльфа, и следил лишь за тем, чтобы не терять из виду его маячившую впереди спину, не слишком отставая от товарища, но и сохраняя некоторую дистанцию. Выхода нет. Эта реальность - теперь единственно возможная для тебя, тебе придётся жить здесь, - бешеным вихрем крутились мысли в голове. Умереть невозможно, а если поймает церковь - впереди бесконечность мучений. И даже если удастся скрыться, что делать дальше? Забиться в угол и стареть? Стареет ли вообще это тело? Вопросы возникали во множестве и крутились в голове жужжащим роем, не давая сосредоточится. Всё, хватит! - наконец пересилил я себя и даже слегка на себя разозлился. Не надо паниковать, разложи всё по полочкам, поставь цель и следуй ей. Не всё так плохо. Как говорится, если очень захотеть - можно в космос полететь.
Целенаправленное действие уже помогло мне в самом начале выбраться из тьмы, поможет и сейчас.
        Взяв себя в руки, я наконец-то стал больше обращать внимание на окружающую обстановку. А вокруг уже темнело. Лес по-прежнему был достаточно редким, мелкий кустарник начал попадаться чаще. Вскоре Ванорз объявил привал. Скинув рюкзаки, мы разбили простенький лагерь: я сходил за дровами, а эльф приготовил кострище. Мы неспешно поужинали, за всё время перекинувшись лишь парой фраз, я расстелил спальник и после нескольких приободряющих слов товарища: спи, мол, я посторожу первый, провалился в сон.
        Под утро эльф растолкал меня и улёгся спать сам. Не менее получаса я просто боролся с дремотой. Глаза слипались, всё тело ломило, я совершенно не восстановился после такого марш-броска. Чтобы не уснуть, я начал ходить вокруг стоянки и потихоньку пришёл в себя. Подкинув дров в костёр, я сделал зарядку, старясь изо всех сил не кряхтеть и не стонать, и разогретые мышцы хоть немного отогнали боль крепатуры. Так я и провёл следующие часы: то грелся у костра, то вскакивал и принимался наматывать круги вокруг лагеря, когда сон опять одолевал меня и я начинал клевать носом.
        Когда эльф проснулся, мы позавтракали и продолжили путь. Похоже, за ночь Ванорз поуспокоился, или же, заметив моё плачевное состояние, решил сбавить скорость. Во всяком случае, сегодня он так не гнал. В обед мы остановились у сваленного дерева, и в этот раз голод дал о себе знать, так что я с аппетитом пожевал мяса и не отказался от предложенной эльфом булочки.
        После еды мы без перерыва шагали до самого вечера, но едва только стали сгущаться первые сумерки, Ванорз предложил остановиться. Я возразил, что мы можем идти ещё пару часов, пока достаточно светло, но эльф ответил, что узнаёт эти места и часа через два мы вполне можем уже выбраться из леса. А ночевать на открытой местности у дороги было не самым разумным решением. К тому же он весьма ехидно заметил, что мне не мешало бы как следует отдохнуть. Я не стал отпираться и, как только мы разбили лагерь, наскоро поужинал и поспешил завалиться спать.
        Глава 34
        Проснулся я сам и когда, открыв глаза, увидел ясное рассветное небо, даже слегка испугался, что Ванорз меня не разбудил... Но зато я был доволен, что наконец-то выспался.
        - Проснулся? - эльф заметил мои метания. - Завтракай и посторожи немного, а я подремлю.
        - А чего раньше-то не разбудил? - я сел и потянулся.
        - Хотел, чтобы ты выспался, - улыбнулся Ванорз. - Утром на дороге мы всё равно транспорта не поймаем, да и спешить особо некуда.
        Я встал и начал собирать рюкзак, а эльф улёгся на свой спальник. Завтракая, я время от времени поглядывал на него и мог бы поклясться, что сразу же как только он закрыл глаза, его лицо ничем не стало отличаться от лица глубоко спящего человека. Завидный самоконтроль, подумал я, закончив завтрак и поднимаясь, чтобы размяться.
        Засечь время я не догадался, поэтому мне показалось, что прошло не более двух часов, как Ванорз проснулся. Он быстро собрался, и мы продолжили путь. Ещё до полудня мы вышли из леса и я увидел расстилающуюся перед нами зелёную равнину. В нескольких километрах впереди виднелась параллельная лесу грунтовая дорога. К ней-то мы и направились.
        Добравшись до натоптанного пути, мы двинулись по обочине, но не успели пройти и получаса, как услышали цокот копыт за спиной. Обернувшись, мы увидели, как по дороге пылит, приближаясь к нам, небольшая, запряжённая парой лошадей телега. Вскоре она поравнялась с нами, и мы смогли рассмотреть, что это простая открытая телега, гружённая разными мешками и бочками, а на широкой скамье передка сидели пожилой мужчина и мальчик. Оба были одеты в простые рубахи и штаны скучного серого цвета, а головы их от солнца защищали потрёпанные, видавшие виды соломенные шляпы. Паренёк держал поводья, а старик, видимо, что-то ему рассказывал. Заметив нас, мужчина забрал у мальчишки поводья и стал притормаживать. Ванорз небрежно махнул ему рукой, скинул рюкзаки и протянул их мне.
        - Теперь тебе придётся таскать всё за мной и вообще отыгрывать мальчика на побегушках, - тихо сказал он, и я покорно взвалил поклажу себе на спину.
        Старик остановил телегу перед нами, спрыгнул на землю и низко поклонился эльфу. Свою соломенную шляпу он прижимал при этом к груди одной рукой. Заметив, что мальчонка замешкался, мужчина отвесил ему оплеуху, да так, что тот кубарем скатился по другую сторону телеги.
        - Доброго пути, ваше благородие, - подобострастным тоном обратился старик к Ванорзу, пока мальчонка обегал телегу и вставал рядом, принимая такое же уничижённое положение. Когда пожилой мужчина выпрямился, я заметил на его лице натянутое, словно маска, выражение крайней покорности и уважения. Однако ненавидящий блеск в глазах старик не сумел от меня утаить.
        - В город едешь? - высокомерно спросил эльф. Даже понимая, что мой товарищ притворяется, меня настолько поразила эта непривычная интонация в его голосе, что я не смог удержаться, чтобы мельком не взглянуть на него.. Выражение небрежного презрения на его будто окаменевшем лице придавало красивым чертам эльфа сходство с хищником.
        - Да, ваше благородие, в город, куда ж ещё... - залебезил старик. - Вот с внуком продукты везём от нашего села, как было приказано...
        - Подвезёте нас, - бросив равнодушный взгляд на груз в телеге, приказал Ванорз. Причём сказал он это так, будто констатировал само собой разумеющийся факт.
        - Подвезём, ваше благородие, подвезём... - закивал старик, отвесив ещё одного тумака парнишке и шепнув ему: «А ну полезай в телегу». - Вот только место впереди лишь одно, не извольте серчать... мне-то лошадей придётся вести...
        - Ничего, - эльф посмотрел на меня как на вещь, и я вдруг вспомнил, что точно такой же взгляд был у него в момент нашей первой встречи. - Полезай в телегу. И смотри не потеряй ничего.
        Старик водрузил шляпу на голову, достал из кармана запылённых штанов какую-то тряпицу и с усердием принялся протирать то место, где только что сидел, а теперь, по-видимому, должен был разместиться эльф. Ванорз молча стоял рядом, брезгливо наблюдая за его действиями. Мальчонка уже запрыгнул внутрь через борт телеги, а я направился к задней её части, где забраться было проще. Я поймал взгляд старика, который он украдкой бросил на меня, когда я начал двигаться. На лице его по-прежнему была маска подобострастия, которая выглядела фальшиво и мерзко, будто толстый слой грубо намалёванного макияжа, готового вот-вот отвалиться. Однако на этот раз в его глазах я не заметил ненависти, лишь лёгкое сочувствие и... зависть?
        Я уже карабкался в телегу, когда старик наконец-то перестал протирать засиженную скамью, начистив её, очевидно, до блеска, и, обежав лошадей, полез в телегу с другой стороны. Парнишка уже примостился у края телеги позади скамьи, когда вновь получил от деда оплеуху и гневный взгляд в придачу, лучше всяких слов объяснивший, что он сел слишком близко.
        Преодолев наконец плотные нагромождения мешков и бочек, я подобрался к передней части телеги и оказался там, где до того было устроился мальчуган. Сгрузив рюкзаки рядом с собой, я увидел, что паренёк сжался в комок у борта телеги напротив и с некоторым испугом глядел на меня. Особо несчастным и обиженным он мне не показался, было видно, что он не слишком хорошо понимает смысл происходящего, но спросить боится. Я сел на край телеги и опёрся спиной о борт, который заодно являлся и спинкой скамейки на передке. Езда спиной по ходу движения не вызывала у меня чувства дискомфорта, но зато такое положение позволяло прекрасно слышать все разговоры впереди. Плохо было, что обзор мне открывался разве что только назад. Однако ничего не мешало мне обернуться, и я начал понимать, почему старик согнал внука с этого места, опасаясь, что эльф осерчает на такое слишком близкое соседство.
        Некоторое время мы ехали не торопясь, но потом Ванорз приказал старику подстегнуть лошадей, и мы понеслись вперёд, нещадно трясясь на неровной грунтовой дороге. Зато мальчишке, похоже, было весело. Он вцепился в борт обеими руками и всякий раз, когда телега особенно сильно подпрыгивала на ухабах, едва сдерживал смех и радостные восклицания, которые, без сомнения, вырывались бы и у меня, будь я в его возрасте.
        Пока мы ехали, по одну сторону от дороги я почти всё время видел поля, засеянные большей частью злаками. Иногда в ту же сторону ветвились менее утрамбованные дороги, а со стороны леса виднелись лишь бесконечные заросли травы, не очень, впрочем, высокой - её, видимо, регулярно косили или пасли там скот.
        Через пару часов такой езды я попривык к тряске и даже немного расслабился, стараясь лишь вовремя группироваться и немного привставать со своего места, когда телега подскакивала на особенно крутых ухабах. Иногда нам навстречу проезжали другие телеги, в основном пустые, а в одной я успел заметить нескольких крепких на вид парней. Солнце уже клонилось к закату, когда, в очередной раз обернувшись, я увидел далеко впереди каменные стены с башенками. Наверняка это и был тот самый Экранд. Лес остался далеко в стороне, но всё равно виднелся огромной полосой у горизонта, как необъятный зелёный океан.
        Но больше моё внимание и, похоже, также внимание моих спутников, привлекло огромное поле по левую сторону от нас, невдалеке от города, сплошь усеянное большим количеством шатров. Всевозможных размеров и расцветок, эти шатры раскинулись широким фронтом и пестрели множеством флагов и штандартов с различными изображениями.
        - Что это? - удивлённо спросил Ванорз.
        - Так его высочество владыка Фариель собирает войска, - ответил старик, с удивлением взглянув на него, видимо будучи уверенным, что уж кто-кто, а эльф должен знать об этом. Взглянул - и тут же отвёл глаза. - Говорят, пойдут походом в лес, силу нечистую громить... В храме рассказывали, что тёмный владыка там объявился, злых богов воскресить пытается. И ежели его не остановить, то много бед на нас обрушится... Вот и собирает наш господин всех своих вассалов, наёмников привечает. Со всех близлежащих селений провиант велено свозить, уж несколько дней как...
        - Владыка Фариель? - на секунду забывшись, вклинился я в разговор. Старик вздрогнул и слегка вжал голову в плечи, ожидая, похоже, что сейчас мне здорово влетит за подобную дерзость.
        - Деран вир Фариель, - спокойно ответил Ванорз, даже не повернув головы, и старик слегка расслабился. - Это глава дома Фариель, что владеет городом и его окрестностями. Проклятый лес официально находится в его ведении, так что в случае угрозы оттуда он имеет право на подобные действия. Судя по штандартам, там собрались большинство его вассалов и весь цвет наёмничества с этой стороны леса. Вижу даже флаги нескольких других домов. Вон тот, зелёный, с синим листом похожим на сердце, это штандарт дома Каресте, а они соперники и заклятые враги дома Фариель... Так что дела тут намечаются серьёзные.
        Старик закивал. Я хотел было задать ещё вопрос, но тут он начал притормаживать телегу, и я посмотрел вперёд. В глаза сразу бросилась стоящая у обочины преграда, представляющая собой связанные друг с другом колья. При виде этого нехитрого сооружения в голове у меня почему-то появилось слово «ёж». Рядом с этим «ежом» стояли несколько вооружённых людей, один из которых энергично махал нам рукой, недвусмысленно приказывая остановиться.
        Едва телега встала, Ванорз немедленно спрыгнул на землю, а подошедший человек, разглядев, кто перед ним, тут же снял каску и сдержанно поклонился.
        - Ваше благородие! - в голосе солдата слышались оправдательные нотки. - Имеем приказ отправлять телеги с провиантом сразу в лагерь армии его высочества.
        - Хорошо, солдат, - голос эльфа был холоден. - Этот ничтожный просто подвёз нас.
        Я уже понял, что поездка закончилась, взвалил рюкзаки на спину и, подмигнув мальчугану, стал пробираться к задней части телеги. Парень как-то ошалело посмотрел на меня и неловко улыбнулся в ответ.
        - Поторопись, касмере! - недовольный окрик Ванорза подстегнул меня, как удар кнута.
        Я спрыгнул с телеги, кое-как удержавшись, чтобы не упасть под тяжестью рюкзаков, а солдат уже растолковывал старику путь, указывая руками на ответвление дороги, ведущее от этого места к палаточному лагерю неподалёку. А мальчонка тем временем уже перебрался на место где сидел эльф, ловко перескочив прямо через борт, за что едва не получил очередной подзатыльник от деда. Бросив на меня прощальный взгляд, в котором я уловил даже толику сочувствия, старик отъехал на телеге в указанном направлении. Солдат ещё раз поклонился эльфу, нахлобучил шлем и, пожелав доброго пути, отошёл к своим людям.
        Ванорз двинулся к городу, а я зашагал за ним, окинув взглядом неплохо расположившихся у этого перекрёстка солдат. Когда мы отошли от поста на достаточное расстояние, чтобы нас не было видно, я поравнялся с товарищем.
        - Имей в виду, - сразу же заговорил он. - Теперь, пока мы не уберёмся отсюда, веди себя как можно покорнее, старайся не заговаривать сам, не крути головой, не поднимай взгляд на эльфов. Если вдруг случится так, что с тобой сам заговорит кто-то из них, просто обнажи голову и слегка поклонись. Глаза в пол и ничего не отвечай, имеешь права не говорить, пока тебе не разрешу я. Старайся идти всегда немного позади и слева от меня. Если вдруг чего прикажу, не вздумай возражать, выполняй всё не задумываясь, иначе нас раскроют. Всё понял?
        - Так точно, хозяин, - отчеканил я, постаравшись придать голосу уважения.
        - Отлично, - похвалил Ванорз, оглянувшись через плечо, и на его лице сквозь выражение холодной надменности на мгновение проскользнула тень улыбки.
        Уже начинало темнеть, когда мы подошли к небольшим воротам в крепостной стене, окружающей город. Несмотря на небольшой размер, добротный створ ворот обрамляли по бокам красивые башенки с бойницами. Над ними развевались тёмные флаги бордового цвета, с каким-то колючим кустом, вышитым на них золотом. Ещё на подходе я заметил невдалеке справа другую широкую дорогу, которая вела в город из леса и наверняка и была тем самым трактом, с которого я не так давно ушёл. К ней по дуге подходила ещё одна грунтовая дорога, похоже опоясывающая город вокруг.
        Ворота были открыты, и когда мы начали проходить сквозь них, к нам направилось было несколько человек охраны. Однако, распознав эльфа, они дружно сняли каски и поклонились. Прямо от ворот широкая, вымощенная булыжниками улица шла прямо вперёд. По бокам были различные каменные дома, двух- и трёхэтажные. На некоторых виднелись вывески. Людей на улице было мало, и все они, завидев эльфа, или склонялись в поклоне, пока мы не пройдём, или спешно перебегали на другую сторону, чтобы скрыться в переулке или внутри одного из домов.
        Ванорз реагировал на всё это, как на должное, и вскоре мы вышли на небольшую площадь. Прямая улица тянулась дальше к центру города, но с площади уходили несколько улочек поуже. Мы свернули в одну из них и пошли дальше. Я заметил, что чем дальше мы углублялись в город, тем беднее и непригляднее становились дома, а порой встречались и вовсе похожие на сараи деревянные хибары. Впрочем, эльф шагал так уверенно, будто был прекрасно знаком с этим районом.
        - Куда мы идём? - не выдержав, тихо спросил я. Пару раз я замечал в подворотнях весьма подозрительных личностей, и меня охватывало беспокойство относительно нашей безопасности.
        - Почти пришли, - с весёлой интонацией ответил Ванорз, видимо поняв причину моего волнения. - Самый хороший постоялый двор в этом районе. Всегда тут останавливаюсь.
        И правда, свернув в очередной раз, мы вышли на сравнительно широкую улочку с довольно-таки добротными домами, хотя, конечно, я бы никак не мог назвать их богатыми. В нескольких шагах от нас как раз виднелся большой двухэтажный дом, чем-то напомнивший мне таверну в Ансураке. Широкое крыльцо вело к забавным двустворчатым дверям, над которыми висела вывеска с надписью на местном языке. Со своеобразным свербением в голове, которое всегда проявлялось у меня в таких случаях, я смог прочитать: «Три поросёнка», и под надписью действительно виднелся выжженный по дереву рисунок трёх обнявшихся человекообразных свинтусов. По обеим сторонам вывески, привлекая внимание к надписи и рисунку, светили две лампы.
        - Да, «Три поросёнка», - подтвердил мои догадки Ванорз. - Эльфы тут не останавливаются, хозяин мой хороший знакомый. Пошли!
        Глава 35
        Ванорз двумя руками распахнул сразу обе створки двери и вошёл внутрь таверны. Я проскользнул следом, хорошо помня его наставления держаться чуть позади и чуть левее от него. Нашему взгляду предстал обширный зал, уставленный множеством столов. Внимание на себя сразу обращало отличное качество добротных предметов обстановки: вместо простеньких табуреток - стулья с резными спинками, между рядами - массивные деревянные перегородки; да и сами столы смотрелись куда как солиднее в сравнении с теми, что я видел в Ансураке. Посетителей, однако, было немного - всего три стола были заняты людьми. При нашем появлении все они обернулись поглазеть на нас, но большинство тут же потеряли интерес, лишь за одним столиком продолжали с удивлением нас разглядывать, точнее, эльфа, как я успел подметить.
        Напротив входа располагалась стойка, за которой стоял невысокий широкоплечий мужчина и протирал полотенцем пузатую стеклянную кружку. Я вдруг подумал, что впервые встречаю здесь стеклянную посуду. Заметив нас, мужчина повесил полотенце через плечо, поставил кружку на стол и хлопнул обеими руками по столешнице.
        - Ванорз! Добро пожаловать! - на его лице расплылась добродушная улыбка. - Больше двух недель в этот раз! Я уж было думал, что ты тоже не вернёшься!
        - Саймон! - улыбнулся эльф в ответ, подходя к стойке и облокачиваясь. - Я тоже рад тебя видеть, ронкаэ переросток!
        - Сколько раз тебе говорить, - расхохотался мужчина, - меня зовут Симон. И во мне нет ни капельки крови детей гор! Плеснуть тебе игристого? - поинтересовался Симон, выудив из-под стойки элегантный стеклянный фужер. - Специально берёг бутылку твоего любимого, самый что ни на есть «Судра».
        Трактирщик сделал шаг назад, нагнулся к тумбочке слева от двери в кухню и, покопавшись в ней, вытащил на свет тёмную запылённую бутылку с бросающейся в глаза этикеткой в форме листа, искусно выгравированной каким-то образом прямо на стекле.
        - Неделю назад проходил караван аж из самого Суплейна, - пояснил Симон в ответ на удивлённо изогнутую бровь эльфа. - Один из охранников - мой старый знакомый: зная про мой интерес к такого рода вещам, он толкнул мне несколько бутылок контрабандой. Этот бокал за счёт заведения, - трактирщик резким движением выдернул пробку из бутылки, и даже до меня донёсся терпкий сладковатый запах вина, - а вот все остальные - золотой.
        - Ты всё такой же пройдоха, - усмехнулся Ванорз, наблюдая, как Симон наполняет фужер жидкостью рубинового цвета. Пузырьки газа весело играли, устремляясь вверх, и создавали на поверхности тонкий слой розоватой пены, а стекло фужера подёрнулось лёгкой мутью, из чего можно было безошибочно заключить, что трактирщик держал бутылку в холоде. Симон пододвинул полный бокал эльфу, и тот, предвкушая удовольствие, прикрыл глаза и пригубил маленький глоточек. Посмаковав вино во рту, Ванорз, наконец-то, проглотил его и констатировал: - Действительно «Судра». Спасибо, удивил!
        - Всё для вас, ваше благородие, - ответил мужчина, придав своему голосу оттенок иронии, но было заметно, что похвала эльфа ему приятна. - Я гляжу, в кои-то годы ты не один? Кто это с тобой?
        - Мой касмере, - ответил Ванорз, взглянув на меня. Я так и стоял всё это время в шаге слева от него, уподобившись статуе.
        - Да ладно! - глаза трактирщика округлились от удивления, и он переводил взгляд с эльфа на меня и обратно. - Ты же вроде не из этих? И раньше вроде из принципа касмере не брал... у тебя и в столице из-за этого были...
        - Так надо, - нетерпеливо скривил лицо Ванорз и бросил на трактирщика многозначительный взгляд.
        - Ну надо, так надо, ваше благородие, - покладисто закивал Симон и почему-то подмигнул мне. - Вашу комнату как всегда али в этот раз на двоих?
        - На двоих, конечно, - фыркнул эльф, закатив глаза. - И прикажи подогреть воды, надо бы ополоснуться с дороги.
        - Если изволите поужинать, - мне почему-то казалось, что трактирщик скорее играет в услужливого хозяина по какой-то давным-давно заведённой между этими двумя традиции, нежели в самом деле пытается услужить, - можем даже наполнить бассейн... за лепестками сейчас уж поздно посылать, но у меня найдутся эфирные масла...
        - Хватит паясничать! - с улыбкой перебил его Ванорз. - Поужинать и правда не мешало бы, а вот бассейна не надо, хватит пары вёдер воды.
        - Как прикажете, - Симон кивнул головой в сторону зала, мол, присаживайтесь. - Сейчас принесу вам ужин.
        Мы направились, как мне сначала показалось, к ближайшему столику, однако потом я понял, что Ванорз не случайно выбрал именно его, а сделал это, чтобы быть подальше от занятых другими посетителями мест. Столик стоял у окна, я сбросил рюкзаки к стене под ним, прислонил рядом посох и повесил сверху шлем. Эльф снял луки, передал их мне, после чего уселся за стол. Я аккуратно сложил оружие на пол, оперев на рюкзаки, и поспешил сесть на стул слева от товарища.
        Едва я устроился, появился Симон с огромным подносом в руках. С ловкостью, особенно впечатляющей, учитывая его грузную фигуру, он обогнул стойку и, лавируя между столиками, подошёл к нам. На подносе он притащил каждому по большой тарелке ароматного супа с мясом, и ещё по тарелке с каким-то пюре жёлтого цвета, обсыпанного зеленью, с маленькими кусочками чего-то, обжаренного во фритюре. Вдобавок Симон сгрузил с подноса хлеб, столовые приборы и солонку
        - Приятного аппетита, - пожелал нам трактирщик и положил перед эльфом два ключа с забавными деревянными брелоками. - Двадцать пятая, ну ты знаешь, та, что в углу...
        Ванорз кивнул, и Симон вернулся к стойке, а мы принялись за еду. Суп был невероятно вкусным, в меру солёным и наваристым.
        - Ты хорошо ладишь с хозяином, - заметил я, отправляя очередную ложку с супом ко рту. - Вы давно знакомы?
        - Больше года, - ответил Ванорз. Он ел с меньшим энтузиазмом. - Саймон раньше служил наёмником в столице, а меня как раз начинали отправлять по округе, вот мы и пересекались пару раз. Потом я свалил оттуда, а Саймон спас жизнь одному из весьма влиятельных лордов, вот тот и даровал ему искупление. А, ну да, - заметил эльф мой недоумевающий взгляд. - Я уже говорил тебе об этом: за особые заслуги саэлин может посчитать, что касмере искупил свой первородный грех, а значит, заслуживает большей свободы. Он дарует ему свой особый амулет, без заложенных заклятий и психологического эффекта, подчиняющий владельца только самому поручителю и жрецам Оума. Так вот, Саймон, помимо амулета, получил ещё и неплохую сумму денег. Так что он перебрался сюда и купил этот постоялый двор. А я случайно наткнулся на него уже больше полугода назад... С тех пор всегда останавливаюсь тут. Саймон, конечно, ещё тот жук, но ему можно доверять.
        Я доел суп и отодвинул пустую тарелку в сторону. Ванорз выловил последний кусочек мяса, тоже отставил своё блюдо и взялся за пюре. Заметив, как я проводил его тарелку взглядом, он улыбнулся и слегка придвинул её в мою сторону: мол, бери, если хочешь, разрешаю. Я поблагодарил и в мгновение ока опустошил его тарелку до дна.
        Пюре тоже оказалось весьма аппетитным, хотя тут моё внутреннее знание шепнуло мне, что это отнюдь не картошка. А обжаренные в муке кусочки, думаю, были из мяса, но они так быстро таяли во рту, что я не вполне был в этом уверен.
        - Пойдём сначала поднимемся в нашу комнату, - сказал эльф, первым закончивший трапезу, варварски размазав по тарелке и не доев больше половины порции. Оставим вещи и спустимся мыться уже налегке. Собери всё на поднос и отнеси Саймону.
        Я кивнул и сделал, как он сказал, почувствовав чужеродное давление в голове, но не пытаясь оказывать ему сопротивление. Симон принял поднос и ничего не сказал мне, лишь с любопытством окинув меня взглядом. Вернувшись к столу, я увидел, что эльф уже подобрал свои луки и теперь со скучающим выражением лица дожидался меня. Понимая, что он играет на публику, я стремглав бросился к рюкзакам, едва не опрокинув в своём порыве подвернувшийся под ноги стул, и принялся торопливо забрасывать рюкзаки на спину, не забыв перед этим нахлобучить на голову шлем. Думаю, вышло у меня это достаточно неуклюже.
        Когда я схватил, наконец, свой посох, эльф вздохнул и направился влево, к ведущей наверх спиральной лестнице. Верхний этаж имел п-образную форму, с крашеными деревянными стенами, масляными лампами через каждые пару метров, и даже каким-то облезлым подобием ковровой дорожки на полу. Мы прошли направо, завернули за угол, и уже в самом конце коридора Ванорз открыл выданным ключом последнюю дверь по правой стене.
        Зайдя внутрь, он пропустил меня и, пока я сгружал рюкзаки, запалил лампу у двери кресалом, которое достал из поясной сумки. Комната оказалась небольшой, но уютной. Напротив двери располагалось окно, сейчас затворенное деревянными ставнями. Под ним стоял добротный стол с лампой и двумя стульями рядом. По обе стороны от окна располагались застеленные кровати, а по обе стороны от двери - два небольших, но высоких шкафа. В одном из них эльф разместил свои луки. Я же подошёл ко второму, распахнул его, поставил в него свой посох и повесил шлем на один из имеющихся внутри крючков. Увидев, что эльф убрал в шкаф и свой плащ с кольчугой, я сделал то же самое вслед за ним. Я хотел было отстегнуть свой пояс и повесить его туда же, но тут Ванорз остановил меня:
        - Никогда не оставайся без оружия, - поучительно предупредил он. - Даже когда идёшь мыться. И деньги носи с собой, да следи за ними. Опытный вор, конечно, и из поясной сумки у тебя их подрежет, но это всё-таки не так-то просто.
        - А как же мешки, что в рюкзаках? - поинтересовался я.
        - Будем надеяться, что нас не успеют обнести за то короткое время, пока мы будем отсутствовать, - пожал плечами Ванорз. - Спрячь их, кстати, тоже в шкаф.
        Я сделал, как он просил, и мы вернулись в коридор, потушив за собой лампу и закрыв дверь на ключ. В этот раз эльф повёл меня к ближней лестнице, по которой мы спустились на первый этаж и направились к двери в дальнем конце зала, справа от стойки. За дверью оказался коридор, похожий на тот, что был на втором этаже, и мы прошли почти в самый его конец. Ванорз открыл последнюю дверь налево, одну из тех, на которой не было таблички с номером. За дверью оказалось квадратное помещение, облицованное со всех сторон толстыми досками, и, войдя, мы едва не налетели на миловидную женщину, направляющуюся к выходу.
        - Кисра! - воскликнул эльф, ловко избегая столкновения. - Ты ли это?
        - Ой, господин Ванорз! - воскликнула женщина отступая назад и сразу же низко кланяясь. - Очень рада, что вы благополучно вернулись! Я уже подогрела воду, вон, в вёдрах стоит, а там два табурета, сверху я положила полотенца и мыло...
        - Спасибо, дорогая! - слова эльфа звучали вполне искренно. - И почему вы все так волнуетесь о моей сохранности, вон и муж твой что-то такое упоминал...
        - А разве вы не знаете? - даже в полумраке я заметил, как зарделись щёки женщины после благодарности Ванорза. - Больше половины посланных в лес следопытов не вернулось. А вернувшиеся рассказывают ужасы о наводнивших лес мертвяках!
        - Вот как... - задумчиво вымолвил эльф. - Нет, я не знал.
        - Ой! - женщина всплеснула руками и бросилась к выходу. - Что же это я отнимаю у вас время! Простите!
        - Да ничего... - начал было Ванорз. Он, видимо, хотел успокоить женщину, но Кисра уже покинула помещение.
        Мы прошли в указанном направлении, и я увидел два деревянных ведра. От горячей воды, которой они до краёв были наполнены, валил густой пар. Вёдра были огромные, выше моего колена, и я подивился, как это самая обычная на вид женщина умудрилась притащить их сюда. Рядом с вёдрами стояли два табурета, а чуть подальше виднелся пустующий резервуар бассейна. Также я отметил, что пол комнаты имел едва ощутимый уклон в сторону бассейна.
        Мы разделись и, сложив одежду прямо на пол, начали мыться. Я обнаружил плавающий в ведре деревянный черпак, которым было удобно поливать себя водой, и стал с удовольствием мылиться.
        - Эта Кисра - жена Симона? - спросил я у эльфа. - У неё был такой же большой амулет...
        - Заметил? - отозвался Ванорз, усердно натирая своё худощавое тело мылом. - Она местная, и Саймону пришлось выложить кругленькую сумму, чтобы выкупить её у Фариеля. После церемонии в храме Саэлис амулет жены становится копией амулета мужа. Однако перед этим Саймону пришлось получить милость как от владыки, так и от своего благодетеля, и, помимо денег, это стоило неимоверных усилий...
        Дальше мы мылись молча, а использованная нами вода мыльным потоком стекала в бассейн. Потом мы насухо вытерлись полотенцами и оделись. Оставив полотенца с остатками мыла на табуретах, мы покинули купальню и поднялись наверх. Я заметил, что в зале оставалось совсем мало народа. Симон, завидев нас, пожелал нам доброй ночи, сообщив, чтобы мы спустили завтра одежду для стирки.
        Уже в комнате мы разделись, облачились в сменное бельё и завалились на кровати. Ванорз поинтересовался, есть ли у меня запасной шмот на завтра, и услышав, что в Ансураке я получил лишь сменное бельё, хмыкнул и сказал, что завтра надо прикупить его мне.
        Эльф оставил лампу у двери зажжённой и не стал открывать ставни на окне, и теперь, снова очутившись на кровати в чистой постели, я всматривался в мерцающий огонёк на фитиле и следил за вызванной им игрой света и тени на стене, пока не заснул.
        Глава 36
        Разбудил меня свежий ветерок, пробежавший по лицу. Спросонок я широко открыл глаза, но сразу же зажмурился от яркого солнечного света, заливающего комнату. Из распахнутого настежь окна на меня шли потоки воздуха и доносился непривычный городской шум.
        - Проснулся? - тихо поинтересовался сидевший у стола Ванорз, поднимая голову от записной книжки.
        - Ага, - подтвердил я и сел на кровати. - Ты, я гляжу, уже давно не спишь.
        - Ты же знаешь, что мне не нужно много времени на сон, - улыбнулся эльф. - Я уже собрал все вещи на продажу и мешки с деньгами в сумку хранения, так что можем выдвигаться.
        - Погоди! - я вскочил с кровати и бросился к шкафу. Ванорз с любопытством наблюдал за мной, повернувшись на стуле.
        Я достал свой рюкзак и вернулся к кровати. Открыв его, я обнаружил, что те мешки с деньгами, которые в нём были, эльф действительно забрал, но, запустив руку поглубже, я, как и ожидал, нащупал собственные золотые, которые там оставил.
        - Дай мне мешочек для денег, - попросил я Ванорза, доставая из рюкзака свёртки и выкладывая их на кровать, чтобы поудобнее было выуживать из него монеты.
        Эльф изобразил на лице недоумение, однако ничего не сказал, а сходил к шкафу и принёс мне один мешочек, протянул его мне и снова уселся за стол. Я принялся выгребать золотые из рюкзака и складывать в мешочек, после чего отдал его Ванорзу.
        - Вот, - объяснил я. - 170 золотых монет. Ты собираешься заплатить за телепорт, так что бери в часть уплаты долга. Да и за постой надо заплатить... Кстати, сколько берёт Симон за эту комнату?
        - Не знаю точно, с меня он брал 2 золотых в день, - ответил Ванорз, принимая мешочек и пряча его в поясную сумку. Он пытался не подавать виду, но я-то заметил, что его приятно удивил такой мой шаг. - Мы не станем здесь долго задерживаться, дня два-три... так что я думал подкинуть ему 20 золотых за всё про всё. Ты себе-то хоть что-то оставил?
        - Да в сумке вроде с полсотни серебряков оставалось...
        Ванорз тяжело вздохнул, встал из-за стола и направился к шкафу. Я же заново сложил все вещи в рюкзак, оделся, отнёс рюкзак в шкаф и достал оттуда кольчугу. Когда я, наконец, полностью облачился, то увидел уже готового к выходу эльфа, который стоял напротив и протягивал мне магический чудо-рюкзак. Я закинул его на спину, надел каску и вышел из комнаты вслед за эльфом, предварительно удостоверившись, не забыл ли тот закрыть окно. В шкафу я оставил свой посох и рюкзак, и мне очень не хотелось, чтобы распахнутое окно привлекло какого-нибудь ушлого воришку, способного забраться в комнату и вынести мои вещи. Конечно, памятуя о вчерашнем предупреждении Ванорза, я понимал, что риск воровства оставался и при плотно закрытых ставнях, но выбора не было, ибо взять с собой тёмные предметы и так шляться по городу, когда любой местный жрец мог бы их почувствовать, было куда опаснее. Ванорз, кстати, тоже оставил свой новый лук в шкафу.
        На выходе я едва не споткнулся о соломенную корзину, стоявшую прямо напротив двери. Эльф грациозно перепрыгнул через неё, а теперь, развернувшись, с улыбкой смотрел на меня. Точно! - вспомнил я о последних вчерашних словах Симона и вернулся в комнату за сменным бельём. Собрав в корзину свою грязную одежду, я подобрал ещё и вещи Ванорза, аккуратно сложенные в кучку, заметив, что эльф положил туда также свои походные штаны и поддоспешную рубаху.
        Закрыв дверь на ключ, эльф сунул его мне в поясную сумку, и мы спустились в зал. Народу было немного, но всё же больше, чем вчера вечером. А вот Симон всё также стоял за стойкой, будто и вовсе не покидал её. Ванорз передал ему мешочек с золотыми, приказал мне оттащить корзину, куда укажет трактирщик, и как ни в чём не бывало направился к столику. Я не сумел приметить, куда Симон дел мешочек с деньгами, но вот он уже вышел из-за стойки и, открывая передо мной двери, проводил меня в комнату рядом с купальней, заставленную различными скамейками, чанами и кастрюлями всевозможных размеров. Там я поставил корзину на указанное трактирщиком место и вместе с ним вернулся в зал. Симон ушёл к стойке, где его дожидался очередной посетитель, а я, найдя взглядом товарища, подошёл к нему и сел, как и положено, слева.
        Ванорз и глазом не повёл, обращая на меня внимания не больше, чем на предмет мебели, и вскоре юная девушка с усыпанным веснушками лицом принесла нам на подносе завтрак. Мне досталась тарелка с какой-то весьма неприглядной кашей, кусок хлеба и деревянная кружка со сладким компотом. Эльфу же официантка принесла глубокую чашку со смесью кусочков различных фруктов, бокал вина и нечто похожее на большой кусок пирога с кремовым узором сверху.
        Я воспринял всё это как должное и с усердием принялся за кашу, которая, честно говоря, была отвратительна на вкус. Впрочем, и компот был не лучше, напоминая исходящим от него запахом вымоченные в сухофруктах носки. Однако я старался, чтобы это никак не отражалось на моём лице, заедал кашу хлебом, давился и хлебал компот, преодолевая отвращение.
        С завтраком мы покончили почти одновременно. У меня правда оставалась ещё каша на тарелке, и я хотел уже было сдаться и не доедать её, но тут Ванорз поднялся из-за стола, кивком головы приказал мне идти за ним и, не дожидаясь моей реакции, направился к выходу. Я моментально бросил трапезу и направился следом. Уходя, я успел заметить, что и эльф не доел свой завтрак: в чашке оставались ещё фрукты, а бокал с вином не был опорожнён даже наполовину. Но зато от торта не осталось ни крошки.
        На улице кипела жизнь: пробегали какие-то оборванцы, сновали бедно одетые люди, спешили куда-то ремесленники и мастеровые. Все они, едва завидев эльфа, склоняли головы и будто бы даже приседали, но сразу же старались как можно скорее убраться подальше. Но то был рабочий люд и разные шалопаи, сравнительно приличные же горожане, степенно направлявшиеся по своим делам, оставались на месте, сохраняя такую позу, пока эльф не проходил мимо. Я старался не обращать на всё это внимание, но с удивлением замечал, что помимо моей воли, по какой-то необъяснимой причине, у меня в груди начинала закипать ярость. Машинально следуя за Ванорзом, я пытался разобраться в своих чувствах. Какое мне дело до всех этих людей? - спрашивал я себя. Никакого, - после недолгих размышлений честно сознавался я сам себе. Тогда почему ты злишься? - напрашивался следующий логичный вопрос. Нельзя относиться к разумным существам, как к неодушевлённым предметам! - наконец смог я сформулировать ответ. Здесь такие порядки. Средневековье, - вертелось слово у меня в голове, но, как ни старался я себя убеждать, мне не становилось легче.
        За этими размышлениями я едва не налетел на Ванорза, когда тот вдруг остановился, но, к счастью, успел вовремя опомниться и притормозить. Сегодня мы шли не всякими узенькими переулками, как накануне, а следовали по той относительно большой улице, на которой находился наш постоялый двор, и теперь вышли на такой широкий проспект, в сравнении с которым даже она показалась жалкой подворотней.
        На этой улице людей было ещё больше. Прохожие шагали во всех направлениях, и я сразу приметил нескольких эльфов, которых легко можно было выделить из общей толпы по богатой одежде, сопровождающей их свите и реакции горожан, тотчас останавливающихся и принимающихся кланяться, едва оказавшись в непосредственной близости от них.
        Мы свернули направо и направились к зданию с весьма любопытной вывеской на фасаде: на табличке был искусно выполненный рисунок головы волка, сжимающего в зубах стрелу. Обрамляло это изображение несколько также нарисованных веточек с листьями. Все встречные горожане реагировали на Ванорза, как и на прочих эльфов, поклонами, а он шёл с каменным лицом, не обращая ни малейшего внимания на эти проявления сервилизма. Правда он, кажется, немного ускорил шаг... или мне так показалось?
        Внезапно с другой стороны улицы раздался крик. Скосив глаза, я не успел увидеть, в чём именно заключалась причина случившегося: какой-то горожанин не успел отойти с дороги эльфа, или же подошёл слишком близко, а может быть, не вовремя или не достаточно низко поклонился... Когда я, наконец, нашёл источник шума, то увидел, как вполне прилично одетый горожанин катится кубарем на проезжую часть после мощного пинка одного из воинов свиты эльфа и едва не попадает под копыта лошади в повозке. Возница успел вовремя притормозить, а теперь орал на несчастного, чтобы тот убирался с дороги. Похоже, столь мощный пинок если не покалечил прохожего, то точно оглушил и дезориентировал его, и сейчас он со стонами пытался отползти в сторону. Никто не спешил бедняге на помощь, более того, все старательно делали вид, будто ничего не произошло: прохожие всё так же торопились по своим делам, окружавшие эльфа люди всё так же склоняли лица к земле... в общем, все вели себя так, будто случившееся было делом самым что ни на есть обыденным и не заслуживающим внимания. Степенный эльф едва обозначил лёгкий кивок в адрес
освободившему ему дорогу воину и медленно проследовал дальше. Несчастный горожанин, пытаясь избежать копыт лошади, со стонами отползал с дороги, но, очевидно потеряв ориентацию, полз не в ту сторону, а опять туда, откуда только что был выброшен. Один из воинов свиты толкнул другого плечом, указывая на ползущего к ним прохожего, и рассмеялся. Второй воин мерзко ухмыльнулся, шагнул навстречу прохожему и с размаху ударил его ногой в лицо. Брызги крови фонтаном разлетелись по улице, и горожанин, даже перекувырнувшись от такого удара, вновь оказался на проезжей части. Упав на спину и зажимая руками окровавленное лицо, он пытался перевернуться, перебирая ногами, и был похож на какую-то гротескную черепаху. Воины свиты захохотали, их хозяин повернулся посмотреть на причину смеха и даже соблаговолил скучающе улыбнуться, прежде чем продолжить прогулку.
        На мгновение я почувствовал, как кровь стынет в моих жилах, а ярость превращается в ненависть, и, видимо, Ванорз как-то это заметил, потому что он тихо и настойчиво бросил мне: «Пошли!». И этот приказ, сопровождаемый ментальным давлением, моментально привёл меня в чувство. Я стиснул зубы и последовал за эльфом внутрь здания с вывеской. Лицо эльфа выглядело каким-то неживым, его черты зло заострились... или же мне всё это только показалось от большого желания найти хоть какое-то проявление его реакции на случившееся.
        Зайдя в здание, мы оказались в вытянутом холле с массивной стойкой напротив входа. Пол был покрыт коврами различных оттенков зелёного, а на стенах красовалось множество всяческих трофеев: головы зверей, различные элементы экипировки и другие любопытные предметы. Глаза разбегались от такого многообразия, и я не мог определить сходу назначение каждой вещи, а вертеть головой мне не стоило. Убранство этого зала мне напомнило жилище Закбеда, вот только здесь было гораздо больше всяких диковин.
        По обе стороны от стойки на стене висели две больших прямоугольных доски, заполненных наклеенными на них листками, а за стойкой стояли два эльфа: молодая девушка в центре, перекладывающая с места на место какие-то бумаги, и рослый мужчина, на вид лет сорока, который как раз выходил из-за стойки с каким-то ящиком в руках и направлялся к двери справа. Они оба посмотрели на нас, когда мы вошли, и если женщина просто разглядывала Ванорза, мужчина поприветствовал его по имени. Мой напарник подошёл к стойке, а я встал позади него, стараясь не пересекаться взглядом с эльфами. Система не определяла их как игроков, но мне всё равно не хотелось привлекать к себе внимания.
        Молодая эльфийка поздоровалась, но не начинала разговор, дожидаясь мужчины, который вернулся с новым пустым ящиком.
        - Ванорз! - поприветствовал он моего товарища. - Как успехи? Говорят, лес кишит мертвяками?
        - Не больше, чем всегда, - холодно отвечал эльф. - Вот принёс сдать находки...
        - Отлично! - улыбнулся мужчина и посмотрел на девушку. - Дорогая, приготовь документы для описи.
        Следующие полчаса я помогал Ванорзу доставать из магической сумки найденные им на продажу предметы, которых оказалось достаточно много. Только под конец мы извлекли короткий меч, в котором я признал тот самый, что был обнаружен нами в подземелье. В итоге выручка моего напарника составила примерно 1800 золотых, из которых треть, к моему большому удивлению, он оставил в качестве налога. После заполнения множества бумаг, на которых Ванорзу пришлось ставить свои подписи, незнакомый мне эльф выставил на столешницу перед моим товарищем стопку странных вытянутых пластинок в количестве двенадцать штук, а остаток выдал обычными золотыми монетами.
        Ванорз поблагодарил, убрал пластинки в сумку хранения и протянул её мне. Я успел заметить, что эти вытянутые металлические пластинки поблёскивали золотым и были идеально ровными, лишь по центру бросалась в глаза чеканка уже знакомого перечёркнутого круга Оума. Попрощавшись, он вышел на улицу и я последовал за ним. За всё время эта компания эльфов обращала на меня внимания не больше, чем на какого-нибудь вьючного осла.
        Выйдя на улицу, Ванорз поспешил поскорее свернуть в ближайшую подворотню и сравнительно безлюдными переулками повёл меня дальше.
        - Что это было за здание? - спросил я у него, выждав момент, когда поблизости от нас никого не было.
        - Гильдия следопытов Экранда. - отвечал Ванорз. - Официально я нахожусь на службе у лорда Фариеля... хотя сомневаюсь, что он об этом знает. Сейчас я зарегистрирован в этой гильдии и 30% налог - это стоимость моей свободы. Конечно, я мог бы продать всё сам у различных торговцев, но рано или поздно это вызовет ненужные подозрения. А если уж мы решили свалить, у меня будет от двух недель до месяца форы: все подумают, что я в очередной вылазке.
        - А теперь куда? - поинтересовался я. Мой гнев уже поутих, но я чувствовал, что капля холодной ненависти осталась где-то глубоко внутри меня, как в какой-то виртуальной копилке.
        - Теперь надо прикупить шмота для тебя, - Ванорз сохранял невозмутимое спокойствие, но мне показалось, что я слышу тёплые нотки в его голосе. - Я знаю лавку одного дварфа... Он единственный в Экранде и не пользуется большой популярностью, но это нам только на руку - товар у дварфов отменный, а цены не кусаются. По крайней мере, если сравнивать с тем, сколько такие же вещи стоили бы в обычной лавке...
        Мы минули ещё несколько узких переулков и вышли на не слишком богато выглядящую, но довольно опрятную улицу. Эльф хотел было свернуть направо, но вдруг резко отскочил назад и потянул меня за собой. Осторожно выглянув из-за угла, я посмотрел туда, куда с напряжённым вниманием всматривался мой товарищ.
        Неподалёку от нас на улице стояла карета, а рядом с ней высились две богато одетые фигуры - мужская и женская. Мужчиной был внушительного роста пышно одетый молодой эльф, а сопровождала его закованная в латы эльфийка. Стоило мне присмотреться к чертам её лица, виднеющегося из открытого бацинета - я впервые видел кого-то в полном рыцарском облачении, - как над головой воительницы выскочила табличка в характерном оформлении, которое я уже видел прежде у Ванорза: «МАГА, уровень 11».
        Напротив этой парочки находился вход в лавку, к которой мы и направлялись, судя по прямоугольным линиям рисунка на вывеске, изображавшей молот поперёк наковальни.
        - Кто это? - шёпотом спросил я у напарника.
        - Валимар он Фариель, - так же тихо ответил мне эльф, и я услышал в его голосе смесь злобы и презрения. Это было настолько непривычно, что я даже посмотрел на него, чтобы увидеть, как столь сильная неприязнь прорывается даже сквозь его маску невозмутимости. - Это младший сын Дерана, единственный его наследник и редкостный мерзавец... А с ним его телохранительница, возможно даже ещё большая тварь, чем этот подонок.
        - А что случилось со старшим сыном? - моё странное знание подсказывало мне, что наследником обычно становится первый ребёнок.
        - Это гнусная история, - скривился Ванорз. - Я как раз в то время был в столице и мне не посчастливилось стать её очевидцем. Старший сын, Алистар, влюбился в простолюдинку... да не в обыкновенную саэлин, а в касмере. Не знаю всех подробностей, знаю лишь, что он сделал её свободной и собирался провести церемонию в храме Саэлис. Но про это прознал совет домов и церковь Оума... Я уверен, что этот ублюдок постарался, - прошипел эльф, не отрывая взгляда от кареты. - Был суд, девушку казнили на его глазах, а самого сослали куда-то на юг, собирать налоги. Лишь из-за влиятельности дома его не убили сразу... Хотя пару раз в год пересекать проклятый лес, это как играть в русскую рулетку...
        - А девушка - игрок?
        - Мага появилась здесь где-то через год после меня, - отозвался Ванорз. - Я хорошо это помню... Видишь, у неё ник большими буквами? Это аббревиатура одного известного в США лозунга... И я больше чем уверен, что в действительности игрок, создавший этого персонажа, - мужчина! Мага сразу же началась карабкаться вверх, не гнушаясь никакими методами... Хотя, конечно, её излюбленный способ - через постель. Она быстро стала паладином, а во время той истории с Алистаром - телохранителем и любовницей Валимара. Они нашли друг друга...
        Больше ничего я расспросить не успел, так как с улицы раздался шум, и из лавки выбежало несколько воинов, или, даже вернее, они были вытеснены оттуда другими воинами, среди которых особенно выделялся широкоплечий коротышка.
        Глава 37
        - Что вы себе позволяете!? - воскликнул Валимар, видя, как его солдат отталкивают щитами охранники лавки. И те и другие обнажили мечи. - Немедленно сложите оружие! Мерзкий ронкаэ арестован за пособничество тьме, и всё его имущество конфискуется домом Фариель!
        - Что за бред! - разъярённый коротышка выступил вперёд и потряс в воздухе каким-то листком. - У меня есть разрешение от дома Каресте на торговлю здесь, и я нахожусь под их защитой!
        Люди из его охраны согласно закивали, и я обратил внимание на вышитые на их одежде гербы в форме синего листа, похожего на сердечко.
        - Дорогая, разве дом Каресте правит этим городом? - с шутливым удивлением обратился Валимар к своей даме.
        - Никак нет, - жеманно улыбнулась Мага.
        - Тогда, мне кажется, Палате Домов будет интересно узнать, что дом Каресте выдаёт разрешения на торговлю нечистым ронкаэ на территории дома Фариель, - всплеснул руками Валимар. - В эти тяжёлые времена пришествия Зла, это может означать сговор с тёмными силами... Сложите оружие немедленно! - рявкнул долговязый эльф, закончив свой театральный пассаж.
        Однако воины в ответ только плотнее сомкнули щиты и ощетинились мечами.
        - Давайте дождёмся представителей дома Каресте... - растерянно предложил дварф, на что Валимар лишь скривил лицо и обратился к своей телохранительнице:
        - Дорогая, ты была, как всегда, права, настояв на этой прогулке со мной... - эльф небрежно махнул рукой в сторону охранников.
        Мага кивнула. На лице её появилось зловещее выражение, а глаза сверкнули, будто она задумала что-то и теперь находилась в предвкушении своего замысла. Эльфийка вытянула руку в металлической перчатке в направлении солдат, и рука озарилась слабым зеленоватым свечением
        - На колени, ничтожные! - скомандовала она, и все воины разом рухнули на колени, выпустив из рук оружие. Отголосок силы этого приказа докатился даже до меня и заставил колени предательски подкоситься.
        - Дорогая, - весело воскликнул Валимар, - по-моему, ты перестаралась! Болваны, немедленно арестуйте ронкаэ и отведите его на рынок. Чтобы завтра же утром он был продан! Свяжите этих негодяев и начинайте конфискацию. Всё, что есть на складах этой лавки, поступает в распоряжение экспедиционного корпуса моего отца, во имя борьбы со Злом!
        - Будь ты проклят! - дварф оттолкнул подошедших к нему солдат, которые ещё едва держались на ногах, и плюнул в сторону эльфа. - Я всегда говорил, что слово саэлин ничего не стоит!
        - Ты забываешься, нечестивец, - нахмурился Валимар и посмотрел на свою даму. Та незамедлительно сделала резкое движение рукой, и коротышка тотчас застыл на месте, будто обратившись в камень.
        Я бросил взгляд на системное окошко, однако там был текст о неизвестном заклинании, использованном Магой, и о провале дварфом спасброска воли.
        - Мага - жрец? - шёпотом спросил я у Ванорза.
        - Хуже, - также шёпотом отозвался эльф, - она с самого начала выбрала класс паладина. Причём не Оума, погляди на её плащ, а Ваэлума...
        Действительно, на бордовом плаще девушки был вышит золотом щит, а поверх него алый, будто залитый кровью до самой гарды, меч. Тем временем Мага сжала свою бронированную ладонь в кулак, и амулет Оума на шее у дварфа вспыхнул ярким пламенем и почти моментально превратился в пепел. Валимар достал из кармана другой амулет и бросил его схватившим оцепеневшего коротышку солдатам.
        - Чем это она его так? - поинтересовался я у напарника.
        - У меня тоже не определилось, знание заклинаний не прокачано, - ответил Ванорз, на секунду замявшись. - Но это, скорее всего, обездвижить - заклинание клирика второго уровня. У них, должно быть, какие-то разборки между домами, неспроста она амулет дварфа сожгла... Нельзя так просто вытворять подобное, но эти двое явно имеют какой-то план и, как всегда, выйдут сухими из воды. Нужно поскорее убираться отсюда...
        - А что они ему теперь нацепили? - мне показалось, что новый амулет был какой-то странной многоугольной формы. - Свой амулет подчинения?
        - Нет, - Ванорз был мрачен. - Это медальон раба, самый жуткий из всех: у него наибольшее ментальное давление, он вызывает нестерпимые боли даже при случайных мыслях о сопротивлении, а если будешь думать целенаправленно или пытаться снять его - вырубает тебя заклинанием. Практически никогда не убивает того, на кого его насильно нацепили, но особо упрямым может напрочь выжечь мозги...
        Охранников уже связали и так и оставили лежать на брусчатке лицами вниз. Недвижного дварфа, бешено вращающего глазами, куда-то поволокли, к счастью, в другую от нас сторону, а солдаты ушли обратно в лавку. Мимо подворотни, где мы стояли, проехала грузовая телега ещё с двумя солдатами и остановилась рядом с высокопоставленной парочкой.
        - Каресте не обнаружат потерю амулета? - поинтересовался Валимар у своей дамы.
        - Нет, - уверенно ответила та, грациозным движением смахивая свечение со своей перчатки. Некоторые охранники после этого слегка зашевелились. - Я разрушила его силой Ваэлума, так что жрецы Оума не должны этого почувствовать.
        Она подошла к одному из охранников и издевательски наступила своим изящным сабатоном ему на спину.
        - Ну-ка отвечайте мне, мальчики, - заговорила она, повысив голос, - вы все меня слышите?
        - Да, госпожа! - послышался нестройный хор голосов.
        - Отлично! - проворковала она. - Тогда слушайте мой приказ: ни при каких условиях не рассказывать об услышанных от нас словах. Если же кто-то будет настаивать и у вас не останется другого выхода - убейте себя, но не вздумайте проговориться!
        Латная перчатка Маги опять слегка засветилась, а охранники снова затихли. Валимар расхохотался.
        Внезапно из лавки выскочил один из солдат и, подбежав к эльфу, поклонился.
        - Господин! - воскликнул он. - Подсобка лавки почти пуста... И мы взломали дверь на склад, что за ней. Там тоже осталось только несколько ящиков...
        - Что?! - взревел Валимар. - Не может быть! К ним же приходила пара повозок несколько дней назад. Где весь товар?!
        - Дорогой, похоже, тут нас переиграли... - Мага в мгновение ока оказалась рядом и грациозно обняла наследника, что лично меня сильно поразило, учитывая доспех, в который она была облачена. - Или у нас появилась крыса, или Каресте предвидели такой наш ход... В любом случае надо убираться отсюда поскорее.
        - Забирайте из лавки и со склада всё что можно! - кивнув, приказал солдату Валимар, после чего эта парочка забралась в свою шикарную карету и укатила прочь.
        Солдат проследил за удаляющейся каретой взглядом, пока она не скрылась из виду, потом с досадой плюнул, выругался и, махнув рукой солдатам на телеге, мол, подъезжайте ближе, опять исчез внутри лавки.
        Мы тоже не стали больше наблюдать из подворотни и вернулись на узкие полупустые улочки.
        - Куда теперь? - спросил я у молчавшего эльфа после долгих и, как мне казалось, бесцельных блужданий.
        - Тут недалеко до гильдии магов, - нехотя ответил Ванорз. По-видимому, своим вопросом я отвлёк его от глубоких раздумий. - Разузнаем о ценах, а потом вернёмся в таверну обедать.
        Однако тут тоже не обошлось без непредвиденных сложностей. Примерно через полчаса наших блужданий по подворотням, мы наконец вышли к небольшой площади, в центре которой возвышалось сооружение с двумя широкими арками и остроконечными башенками. Готический стиль, - подсказало мне моё странное знание. Однако, едва выйдя на площадь, Ванорз направился отнюдь не к этому зданию, а сразу свернул в очередной узкий переулок. И мне было понятно почему: у обоих арочных проходов стояли закованные в латы стражники с изображениями перечёркнутых кругов Оума на груди и сновали туда-сюда рабочие, перетаскивающие какой-то груз. Они складывали свою ношу на телеги, и те, гружёные под завязку, отходили прочь, а их место тут же занимали пустые.
        - Вот дерьмо! - выругался эльф, как только мы оказались на достаточно безлюдном участке улицы. - Ты сам всё видел... телепорт находится под контролем церковников! Я сразу заподозрил нечто подобное, едва увидев этот армейский лагерь...
        - Нам нельзя, чтобы какой-то жрец активировал телепорт, - повторил я то, что слышал от Мора.
        - Это понятно... - отмахнулся Ванорз. - Похоже, нужно поскорее убираться из города, мне очень не нравится вся эта экспедиция и интриги...
        - Может, выкупить дварфа? - предложил я, вспомнив о словах Валимара насчёт коротышки.
        - Это неплохая идея, - согласился эльф. - Вот только у нас могут возникнуть проблемы, так мы, считай, напрямую влезем в эту их интригу...
        - Ты всё равно хочешь поскорее отсюда убираться, - пожал я плечами. - Выкупим дварфа и сразу же покинем город. Если мы отведём его к своим, они наверняка позволят нам воспользоваться телепортом.
        - Это да, - согласился Ванорз. - Кстати, никто из моих знакомых так и не вышел на связь до сих пор, а те два варианта мне не кажутся очень уж привлекательными... Если удастся заработать благосклонность дварфов, можно будет зависнуть в их подгорном мире на какое-то время.
        - Сперва нужно её заработать... - буркнул я.
        - Да, да... - протянул эльф. - Возвращаемся в таверну. После обеда я отлучусь в храм Оума, поменяю деньги и заберу свои накопления. Тут храмы Оума действуют в некотором роде как банки, - пояснил он мне, видимо вспомнив, что я нуб. - Тебе, я думаю, будет лучше со мной не ходить...
        Мы вернулись в «Три поросёнка», где уже собралось прилично народу, и сели за стол. На этот раз на обед нам обоим был предложен какой-то густой суп весьма недурного вкуса, а на второе эльфу принесли жаркое с салатом, мне же досталось жареное мясо качеством похуже, с непонятными тушёными овощами кольцевидной формы. Я довольно быстро расправился со своей порцией, а вот Ванорз съел только салат и теперь сидел, задумчиво ковыряя мясо вилкой. Заметив мой взгляд, он пододвинул мне свою тарелку и, всё с таким же задумчивым видом попивая сок из стакана, стал наблюдать, как я доедаю его жаркое.
        После обеда мы поднялись в комнату. Ванорз забрал у меня магическую сумку хранения и ушёл, строго-настрого наказав мне сидеть в номере, никуда не выходить, никому не открывать и даже от греха подальше задвинуть ставни. Я был полностью согласен с его решением, поэтому, чтобы не скучать, улёгся спать. Как ни странно, я не чувствовал усталости и поначалу просто лежал, рассматривая узоры древесины на потолке. Однако мягкая постель и сытость всё же взяли своё, и я как-то незаметно для самого себя умудрился-таки задремать и проснулся только тогда, когда услышал скрип ключа в замочной скважине.
        Ванорз вернулся, и, судя по цифрам в углу моего поля зрения, уже наступил вечер. Эльф вошёл в комнату быстрым шагом и уселся на кровать, бросив рюкзак рядом с собой.
        - Подъём! - весело скомандовал он. - Хватит спать, праздник ждёт! Неизвестно, когда мы в следующий раз побываем в городе, так что нужно хорошенько спустить пар!
        - Ты деньги-то поменял? - спросил я, потянувшись.
        - Поменял, - усмехнулся эльф, хлопнув по рюкзаку ладонью. - И не только... Я ещё заглянул к парочке знакомых... Короче, эта сумка сейчас содержит неплохую такую фортуну, за которую нас обоих запросто могут зарезать пару раз.
        - И куда ты собрался? - скептически посмотрел я на товарища. Мне как-то уже хватало приключений на собственную голову и не хотелось вляпываться во что-то ещё.
        - Сумку я оставлю на хранение Саймону, - расхохотался Ванорз. - А вот мы с тобой пойдём в бордель.
        - Не горю желанием... - буркнул я в ответ. Посещение подобного заведения вызывало у меня определённое отвращение, и, даже не копаясь глубоко в своих ощущениях по этому поводу, я был готов сходу выдать осмысленную аргументацию в объяснение этим моим чувствам.
        - Да ладно, - округлил глаза эльф. - Не надо строить из себя моралиста. Возражения не принимаются.
        Эльф снова хлопнул ладонью по рюкзаку и пружинисто спрыгнул с кровати.
        - Пошли, - поспешно сказал он, не давая мне вставить и слова. - Жаль, конечно, что нам не удалось обновить твой шмот, он насквозь провонял смертью, но, может быть, так будет даже лучше. Это придаёт тебе некоторую схожесть с обычным наёмником.
        Я с неохотой поднялся и последовал за напарником. Меня совершенно не прельщала идея посетить храм продажной любви, однако и некоторую логику в словах эльфа нельзя было отрицать. К тому же я вспомнил свой разговор с Мартой, и мне в голову закралась сумасшедшая идея, проверить которую можно было только на практике. Уже в дверях я попросил товарища подождать, подошёл к своему шкафу, залез в рюкзак, выудил из его глубин свёрток с амулетом Мора и спрятал его за пазухой.
        Ванорз, видимо, решил, что я поборол свои моральные терзания, и к нему вернулось его шальное настроение. Спустившись вниз, он передал сумку Симону, который уверил, что сохранит всё в целости и сохранности даже ценой собственной жизни, если вдруг возникнет такая необходимость, и похлопал друга по спине, отпустив пару сальных шуточек, в ответ на которые эльф довольно расхохотался. Возможно, такое панибратство было связано с тем, что в зале таверны не было посетителей, а может, у моего напарника просто было хорошее настроение в предвкушении скорого развлечения.
        Трактирщик заметил мою кислую мину и не преминул воспользоваться этим, чтобы пошутить насчёт моей ориентации, на что эльф ответил ему о широте выбора на любой вкус в том месте, куда мы направляемся. Так мы и покинули таверну, сопровождаемые добродушным смехом Симона.
        Побродив среди улочек, понемногу наполняемых сумерками, мы вышли к одноэтажному зданию, ярко освещённому разноцветными огнями. Здание на вид было деревянным и имело очень занятный дизайн из многочисленных декоративных элементов растительной тематики: листья и цветы всевозможных размеров и форм мерцали в отблесках множества светильников, орнамент в виде лиан струящимся дождём опутывал сооружение, предавая ему фантастический антураж. Вывеской для заведения служила большая, почти в человеческий рост, фигура обнажённой девушки, прикрывающей руками свои прелести. По периметру фигуры то и дело сменяла цвет яркая полоса. Под вывеской висели такие же светящиеся по трафарету иероглифы, которые я смог прочитать как «Бескрылая фея». Не успел я это сделать, как вокруг хрупкой фигуры девушки на вывеске возникли прозрачные крылья бабочки, тотчас исчезнувшие, скомкавшись, будто сорванные.
        Я обернулся к товарищу и увидел его улыбку, он был явно доволен произведённым на меня эффектом.
        - Магия, - пояснил он. - Это достаточно опасный район, и никакой уважающий себя эльф сюда не заглянет... - Ванорз расхохотался. - Но, как ты понимаешь, ко мне это не относится, и меня здесь хорошо знают. Поверь мне, в местах, куда не заглядывают эти мерзавцы, всегда гораздо уютнее...
        Эльф ободряюще хлопнул меня по плечу, подталкивая вперёд. Мы подошли к входу, который вместо штор прикрывала кисея декоративных лиан, и Ванорз, обеими руками раздвинув их в стороны, шагнул внутрь. Я, для храбрости глубоко вздохнув, шагнул за ним, чувствуя, как сомкнувшиеся лианы хлестнули меня по спине.
        Глава 38
        Как только мы вошли, раздался мелодичный перезвон, оповещая о нашем прибытии. Внутри оказалось неожиданно маленькое вытянутое помещение с узкой стойкой из дерева, декорированной изящно вырезанными накладками в форме веток с листьями и цветами. Вдоль стойки стоял ряд не менее диковинных стульев без спинок на длинных ножках, также искусно вырезанных из дерева в виде стебля. Этот маленький зал был освещён множеством крошечных светильников в виде насекомых, испускающих мягкое желтоватое свечение, которое едва разгоняло полумрак тёплыми полутонами, придавая уютную атмосферу всему помещению. Отовсюду торчали различные декорации всё тех же цветочных мотивов, значительно съедая и без того скромное пространство холла. Однако ощущения тесноты не чувствовалось, наоборот, такое убранство казалось даже комфортным.
        Зал был пуст, и даже за стойкой никого не было, но стоило нам сделать пару шагов, как с лёгким шелестом разошёлся в стороны свисающий за стойкой каскад из лиан и сквозь него к нам вышла немолодая женщина с пышными формами, которые ещё больше подчёркивала облегающая её фигуру одежда. Я почему-то ожидал увидеть яркий макияж на её лице, но на первый взгляд её пухленькое личико было вполне естественного цвета. Эльф присел на один из стульев и небрежным жестом указал мне на стул рядом
        - Ванорз! - расплылась в улыбке женщина. - Ты успешно вернулся?
        - Петра! - эльф тоже улыбнулся. - Как видишь! Слухи об ужасных монстрах, заполнивших лес, сильно преувеличены!
        Эльф достал из поясной сумки мешочек и бросил его на стойку рядом с женщиной. Монеты в мешочке весело зазвенели.
        - А я-то думала, кто это так рано к нам заглянул! - шутливо всплеснула руками Петра, схватила мешочек и стала ослаблять его горловину от туго стягивающих шнурков. - В первый раз вижу, чтобы ты приходил не один...
        - Это мой друг, - неожиданно ответил Ванорз.
        Женщина, которая в этот момент начала доставать из мешочка золотые монетки и складывать их ровными столбиками на стойку, даже замерла на мгновение от такого невероятного заявления эльфа, покосившись на амулет подчинения на моей груди, но быстро взяла себя в руки и вернулась к подсчёту.
        - Как видишь там вполне хватит за нас двоих, - продолжил эльф, и женщина согласно кивнула. - Учти, что мой друг впервые посещает подобное заведение...
        Петра закончила наконец пересчитывать монеты, ссыпала их обратно в мешочек и спрятала его куда-то под стойку, после чего бросила на меня заинтересованный взгляд. Я ожидал прочитать в нём удивление или насмешку, но увидел лишь безобидное любопытство и желание угодить, которое я не мог назвать иначе, как профессионализм. Женщина извлекла из-под стойки бутылку и два небольших фужера из зелёного стекла и стала наполнять их слегка фосфоресцирующей жидкостью.
        - Понятно, - кивнула она, слегка пододвинув бокалы к нам. - Я помогу твоему другу с выбором... а что насчёт тебя?
        - За это время появился кто-нибудь новенький? - поинтересовался Ванорз, вальяжно облокотившись об стойку и лениво отпив глоток светящегося напитка.
        - Да, есть две новых девочки, - кивнула Петра, извлекая из под стойки странную вогнутую полусферу на подставке и выставляя её перед эльфом. Однако она сразу же печально покачала головой. - Но, к сожалению, первая не в твоём вкусе, к тому же она совсем не опытная. А вторая... её выставили к нам из «Нежной пыльцы», ну той, что в центре, - Ванорз понимающе кивнул, проводя пальцем над полусферой так, будто перелистывал страницу в книге. - И у неё будет оченьнегативнаяреакция на ещё одного саэлин...
        Женщина тактично замолчала и слегка помрачнела, явно не желая вдаваться в дальнейшие объяснения. Но меня порадовало, что я не заметил в её поведении страха разгневать эльфа подобными намёками. Да и Ванорз хорошо понял, о чём идёт речь, судя по тому, как задвигались желваки на его скулах.
        - Ну что же, - быстро полистав пальцами над полусферой, сказал эльф. - Тогда, думаю, наилучшим вариантом будет Акиза.
        - Ты как всегда прав, - довольно кивнула Петра и исчезла за пологом лиан.
        Ванорз пододвинул полусферу ко мне, и я с любопытством оглядел это приспособление. В вогнутом диске я сразу же увидел изображение обнажённой девушки в полный рост. В нижней части изображения виднелись иероглифы, из которых я мог узнать имя этой девушки. Повторив пальцами движение товарища, я с ещё большим удивлением увидел, как изображение ушло в сторону и сменилось другим. Технологии в жизнь, - почему-то сказало у меня в голове моё странное знание.
        - Картинку можно увеличивать и уменьшать, - подсказал мне эльф, изобразив в воздухе соответствующие движения пальцами. - Как на планшете, если ты, конечно, помнишь, что это такое.
        Я не помнил, но моё знание моментально объяснило мне слова напарника.
        - Уплаченных денег хватит часа на четыре, - поспешил просветить меня Ванорз. - Так что особо не торопись, постарайся успеть хоть пару раз... Но и не усердствуй слишком, - эльф добродушно улыбнулся. - Спишемся в групповом чате, как будем готовы уходить; если вдруг он не сработает, то через четыре часа здесь. Раньше сюда не выходи... Ближе к ночи здесь может стать довольно многолюдно, а светиться нам не следует.
        Я кивнул и успел перелистнуть лишь пару изображений, как с левой стороны зала послышался шорох лиан и сквозь них вышла высокая молодая девушка со светлыми волосами. Она уступала красотой эльфам, но хрупкие черты её лица были, несомненно, красивы и чем-то напоминали эльфийские. Одета она была в лёгкую тунику из странного материала, переливающегося в мягком свете ламп мириадами маленьких искорок. Глядя на неё, я почувствовал, как у меня по непонятной причине неприятно защемило на сердце, и, пытаясь разобраться в своих чувствах, я поднёс бокал ко рту, чтобы спрятать за ним свой взгляд.
        - Ванорз, - тихим голосом мягко сказала девушка. - Я рада, что ты не забываешь про меня...
        - Как я могу о тебе забыть, Акиза! - рассмеялся эльф, вскочив со стула и обняв девушку за талию. - Две недели только про тебя и думал!
        Смех девушки журчанием ручейка расплескался по комнате, и парочка скрылась за пологом из лиан, откуда чуть ранее появилась Акиза. Почти сразу за стойкой показалась и Петра
        - Уже выбрал кого-нибудь? - тепло обратилась она ко мне. - Или подсказать? Не стесняйся...
        - Пока что нет, - ответил я, отодвигая полусферу и будто невзначай повторяя жест, увиденный мной на прощание от Марты. - И, думаю, будет гораздо более верным решением прибегнуть к совету столь опытной женщины, как вы, Петра.
        Краем глаза я увидел, что в системном окошке проскочило сообщение об успехе в убеждении и капнуло аж 30 очков опыта, но я и без того сам заметил, как в глазах мамочки промелькнуло нечто такое, отчего я сразу понял, что мой жест не остался без внимания. Я очень боялся неправильно повторить этот жест, или же окажется, что я фатально заблуждался в трактовке его значения, но, судя по реакции Петры, пока мой рискованный план действовал.
        - Несомненно, - понимающе кивнула женщина. - Думаю, я знаю, кто вам нужен.
        Петра убрала полусферу под стойку и опять вышла из комнаты. На этот раз её не было довольно долго, так что я даже успел допить светящийся напиток. Это было нечто сладкое, газированное и с некоторым содержанием алкоголя. Я уже начинал подумывать, что своим жестом навлёк на себя подозрения и теперь мамочка отправилась звать стражу, но тут Петра вернулась и указала мне рукой направо.
        Повернув голову, я увидел, как сквозь лианы несмелыми шагами выходит маленькая черноволосая девушка, почти девочка, в такой же, как и Акиза, невесомой тунике. Ростом она едва достигала моей груди, и, присмотревшись к её лицу, я бы не дал ей и 16 лет. Она была не то чтобы красива, но выражение почти детской невинности на её простеньком личике заставляло гневно стучать сердце, а кровь кипеть в венах так, что я почти физически ощущал шум в голове.
        - Это Руна, - осведомила меня мамочка. - И это определённо та, которая тебя нужна.
        - Пойдём, - серьёзно сказала мне совсем не детским голосом подошедшая малютка и схватила меня за руку.
        От нахлынувших чувств я не мог вымолвить ни слова, а на Петру боялся даже взглянуть, чтобы не выдать себя, поэтому просто позволил Руне вести меня за собой.
        Пройдя сквозь кисею лиан, мы оказались в довольно узком коридоре с овальным потолком. Здесь тоже имелось множество декораций, превращающих коридор в какое-то подобие тропы в фантастическом лесу. Засилье самых причудливых цветочных поделок, листьев всяких оттенков и размеров и даже грибов делали коридор ещё более тесным. Хотя, возможно, так казалось только визуально, потому что я свободно прошёл мимо всех этих декораций, так и не коснувшись ни одного свисающего листа даже плечом.
        С обеих сторон на стенах виднелись округлые двери, но их было немного и расположены они были несимметрично. Над каждой такой дверью я замечал искусственную лампу в форме светлячка, горевшую мягким зеленоватым светом. Коридор змеёй вился из стороны в сторону, однако по моим ощущениям он всё-таки уходил по дуге налево. Наконец Руна распахнула одну из дверей и показала мне рукой заходить, что я и сделал, мельком заметив, как зелёный огонёк над дверью засветился красным.
        Мы оказались в маленькой комнатке, едва ли просторнее нашего номера в таверне. Большую её часть занимала стоящая по центру огромная постель с изголовьем. И это изголовье, и подушки с одеялами, и простыни - всё было выдержано в том же цветовом стиле, что и вся обстановка вокруг. Кроме кровати, других предметов мебели не наблюдалось, хотя при таком обилии декоративных элементов не исключено, что я их просто не заметил.
        Руна закрыла дверь, прошла мимо меня и грациозно запрыгнула на кровать.
        - Пояс можешь повесить туда, - строго сказала она, указав рукой на стену справа.
        Я повернулся к ней спиной и проследовал в указанном направлении, где рассмотрел на стене несколько крючков. Расстегнув пояс, я повесил его на один из них, а следом также стянул кольчугу и повесил её на крючок покрепче.
        - Ты искал сестру по вере? - услышал я не очень уверенный голос девушки, которая, похоже, нарочно старалась придать строгости своему голосу, чтобы скрыть за нею своё волнение.
        - Да, - ответил я и обернулся к Руне, стягивая с шеи амулет Оума и вешая его на крючок.
        Это простое действие заставило глаза девушки округлиться, а на лице её появился испуг. Видимо, она ожидала, что сейчас меня постигнет какая-нибудь страшная кара, но потом, по мере осознания, что ничего подобного не происходит, чувства её менялись и выражение страха на лице постепенно уступало место удивлению. Правду сказать, я совсем забыл о предполагаемой невозможности снять амулет подчинения и снял его просто по обыкновению, но как раз таки эта обыденность, видимо, и произвела особое впечатление на девушку, а потому сыграла мне на руку.
        Я запустил руку за пазуху, достал тряпицу с амулетом Мора, развернул её, вытащил медальон и надел его на шею, убедившись, что пустые глазницы с одной стороны пластины смотрят на девушку. Я понимал, что здорово рискую, поэтому постарался отойти от стены подальше, прежде чем одевать его, искренне надеясь, что в районе борделя не окажется жрецов или какой-нибудь другой подобной им публики.
        Если до этого лицо Руны выражало крайнюю степень удивления, то при виде костяного амулета оно сменилось уважением, иногда переходящим на её детском лице в восторг и восхищение. Она тотчас вскочила с постели и, бросившись ко мне в стремительном порыве, упала на колени и обхватила мои ноги руками.
        - Брат! - прошептала она уже совсем не строгим восторженным голосом. - Это огромное счастье, что ты позволил мне увидеть. Спасибо!
        - Встань, - потянул я её за руку. - Не надо этого...
        - О да! - девушка моментально поднялась и вновь запрыгнула на кровать. - Прости меня, брат, я забываю, что для Мора все мы равны...
        - Ничего, - я улыбнулся и присел рядом с ней. - Я понимаю, не волнуйся.
        Наконец-то на лице Руны появилась робкая улыбка.
        - Можно? - спросила она, осторожно протягивая руку к амулету.
        - Да, конечно, - кивнул я, подумав, что хуже не будет. Мор молчал, но я подозревал, что он, также как и я, опасался привлечь ненужное внимание.
        Девушка коснулась костяной пластинки кончиками пальцев и сразу отдёрнула руку, как от огня. Потом она прикоснулась уже чуть смелее и даже обвела своим маленьким пальчиком контуры пустых глазниц.
        - Я слышу шёпот, - тихим голосом сообщила она. - Это настоящий амулет! Я видела похожие... но настоящий - никогда! Ты жрец, брат? - она устремила на меня свои сияющие восторгом глаза.
        - Нет, - улыбнулся я, - просто адепт.
        - Ой, прости, - Руна испуганно прижала руки к груди. - Ты ещё им станешь... Адепта с настоящим амулетом я тоже никогда не встречала... - девушка стушевалась и опустила глаза.
        - Да ничего, - успокоил я её, потрепав по коленке. - Я надеюсь, у тебя есть связь с местными братьями? Мне нужна помощь.
        Руна кивнула, вновь взглянула на меня и вдруг порывисто схватила обеими руками мою ладонь.
        - Думаю, ты понимаешь, что моя даже очень скромная сила хорошо заметна жрецам саэлин, - начал объяснять я, и девушка энергично закивала. - А в свете последних событий находиться здесь становится крайне опасно. Мой друг - Призванный, он выдаёт себя за моего хозяина... - Руна перевела взгляд на амулет Оума на стене, и я поспешил пояснить: - Амулет настоящий, но, как ты могла убедиться, на меня он не действует. Так вот, мы хотели убраться отсюда на другой континент, Ванорз даже готов заплатить за телепорт...
        - Но он занят церковниками, - закончила за меня Руна. - Я понимаю. Вечером и ночью охрана портальной площади слабая, можно было бы попытаться... но нужен маг, который активирует телепорт.
        - Верно, - улыбнулся я и инстинктивно поднял руку, чтобы погладить её по голове. Но подумав вдруг о неуместности такого действия, я было остановил руку, но Руна, успев заметить моё движение, сама поднырнула под неё и ткнулась макушкой в мою ладонь.
        - Я спрошу у братьев, - сказала девушка, прикрывая глаза, пока я гладил её мягкие густые волосы. - Где вы остановились, в «Трёх поросятах»? - я утвердительно хмыкнул. - Хорошо. Если мне удастся что-то разузнать, я найду вас там.
        - Большое спасибо! - искренне поблагодарил я малышку и плюхнулся на кровать, устраиваясь поудобнее.
        Руна подползла на коленках поближе и спросила,прикоснувшись к лямкам своей туники на плечах:
        - Мне помочь тебе расслабиться, брат? - в её лукавом выражении глаз было что-то неуловимое, что я не успел распознать.
        - Нет, сестра, - я постарался, чтобы мой голос звучал максимально мягко и убедительно. - Я не осуждаю, но меня очень печалит, что тебе приходится работать подобным образом... Просто приляг рядом и отдохни.
        Мне показалось, или я правда заметил, как в глазах Руны промелькнуло на мгновение выражение триумфа и какого-то мимолётного удовлетворения, будто она ожидала определённого ответа и и очень обрадовалась, что не ошиблась в нём.
        Девушка присела рядом и, тут же пододвинувшись ещё ближе, прижалась к моему боку. Схватив мою левую руку, она требовательно положила её себе на макушку. Намёк был понятен, и я, улыбнувшись, вновь погладил её тёмные, как ночь, волосы.
        Так мы и провели эти три часа: Руна лежала, обняв меня и положив свою голову мне на плечо, а я, слегка повернувшись, гладил её по волосам и размышлял. Несмотря на умиротворённость ситуации, моё разум кипел от возмущения. Весь этот сервилизм, условия, в которые были поставлены люди, услышанные истории, то, что я видел в городе... Всё это лишь утверждало меня в убеждении, что происходящее крайне неправильно и необходимо что-то менять. Я спорил сам с собой, приводя различные доводы и пытаясь убедить себя смириться с ситуацией, но безуспешно.
        Из такого состояния меня вывело заморгавшее в углу зрения сообщение группового чата:
        «Ты готов, шалунишка? Выдвигаемся?». Я мысленно написал ответ ниже в окошке, и он действительно появился: «Да. Выхожу в зал». «Увидимся там» - сразу же пришёл ответ.
        Я слегка потормошил Руну, и она подняла на меня свой заспанный взгляд.
        - Мне пора, сестра, - с лёгкой грустью сообщил я ей.
        В её глазах тоже промелькнула грусть, но она вскочила с постели и подошла к двери. Я тщательно спрятал амулет, натянул кольчугу, пристегнул пояс с мечом и вернул амулет подчинения на место.
        - Ещё раз спасибо, брат! - серьёзно сказала мне Руна, когда я подошёл к ней, открыла дверь и выпустила меня в коридор. - Надеюсь, мы ещё увидимся.
        - Я тоже на это надеюсь, - кивнул я и, на прощание выполнив жест, который так удачно подметил у Марты, направился к холлу.
        У стойки, помимо эльфа, сидели ещё три человека: двое, как мне показалось, уже в весьма подвыпившем состоянии. Однако особо рассмотреть их у меня не получилось, так как Ванорз поспешил попрощаться с Петрой и покинуть заведение. Я успел лишь вежливо кивнуть мамочке на прощание, прежде чем выскочить вслед за эльфом.
        - Ты что такое вытворил? - накинулся на меня Ванорз, едва мы оказались в безлюдном переулке. - Петра так и не сказала мне, кого она тебе подсунула. А на мои расспросы отвечала настолько странные вещи, что я не стал настаивать, чтобы не спалиться!
        - Я закосил под культиста, - не стал скрывать я. - И благодаря этому, возможно, у нас получится телепортироваться.
        - Что за хрень?! - воскликнул эльф. - Как у тебя это вышло?! У тебя что, сбор информации прокачан?
        - Нет, - пожал я плечами, - чисто на убеждении...
        - Ну ты даёшь! - Ванорз хлопнул меня по плечу, заметно успокоившись. - А я было напридумывал себе всякого... И как секс с сектантками?
        - Отлично! - не задержался я ни секунды с ответом.
        Эльф довольно расхохотался и снова похлопал меня по спине. До таверны мы добрались без приключений, Симон вернул Ванорзу драгоценную сумку в целости и сохранности, и мы, поднявшись наверх, почти сразу завалились спать. Эльф отрубился моментально, я же ещё некоторое время размышлял о несправедливостях этого мира и моей роли в нём, пока тоже не провалился в сон.
        Глава 39
        Проснулся я от громкого хлопка двери, которую Ванорз, заходя в номер с корзиной благоухающего свежестью белья, широко отворил мощным толчком плеча и не позаботился придержать за собой. Яркие лучи местного светила уже вовсю проникали через распахнутое настежь окно. Я потянулся, сел на кровати и тут увидел сложенные посреди комнаты рюкзаки: похоже, эльф не просто так встал с утра пораньше, но и занялся хозяйственными делами.
        Ванорз водрузил корзину на стол и принялся доставать из неё бельё, складывая его аккуратными стопками.
        - Я уже собрался, - пояснил он мне. Судя по его довольному лицу, эльф был в весьма хорошем расположении духа. - На случай, если вдруг придётся срываться... Саймон помог мне с пополнением припасов, даже пару бутылок вина продал, колчан благословлённых стрел я купил ещё вчера... Надо бы пополнить запас обычных стрел, так же как и прикупить тебе шмот, но это как получится - особо бродить по городу нам нельзя.
        - Когда открывается невольничий рынок? - поинтересовался я, одеваясь.
        - Совсем скоро, - не отвлекаясь от раскладывания белья, ответил Ванорз. - Обычно торги начинаются рано утром, но Саймон говорит, что вчера там случилась какая-то драка и потому сегодня его откроют чуть позже. Собирай быстрее свои вещи, - он пододвинул ко мне стопку моего белья, - и побежали.
        Я торопливо упаковал сменное бельё в рюкзак, украдкой достав из-за пазухи свёрток с амулетом Мора и припрятав его поглубже. Пока я надевал кольчугу и шлем, Ванорз уже завершил сборы, плотно закрыл ставни на окнах, затем мы вместе рассовали рюкзаки по шкафам и вышли из номера. Я взвалил себе на спину сумку хранения, а эльф отправился, как ему и подобало, налегке.
        Спустившись, мы быстро позавтракали: мне опять досталась противная каша, хорошо хоть Ванорз поделился со мной вкусной булочкой. Симон отпустил в наш адрес пару сальных шуточек: в этот раз посетителей было мало и он сам разносил еду по столикам. Мы опять покинули таверну в сопровождении его добродушного смеха.
        Ванорз снова повёл меня по каким-то затерянным улочкам, но сегодня он явно торопился и я едва за ним поспевал. Где уж там разглядывать детали окружения... Но вскоре эти лабиринты узких переулков вывели нас на сравнительно широкую площадь, причём все подходы к ней были так запружены народом, что нам приходилось буквально продираться сквозь толпу. Завидев эльфа, люди отступали, чтобы поклониться и дать ему дорогу, но это создавало лишь ещё большую толчею.
        Хотя площадь и была достаточно просторной, но из-за того что по периметру она была загромождена всевозможными повозками и решётчатыми клетками, а с одной стороны вдобавок ещё и возвышался полукруглый деревянный помост, казалось, что места не так уж и много.
        Когда мы миновали охрану у входа, стало чуть свободнее, потому что солдаты оттесняли толпу, пропуская на площадь лишь некоторых избранных, после проверки каких-то документов. Пока мы подбирались ближе к помосту, я успел немного оглядеться и заметил, что на площади присутствуют в основном эльфы, каждый в сопровождении многочисленной свиты. А позади, за периметром площади, толпилось несметное количество зевак.
        - Почему здесь столько людей? - спросил я у Ванорза шёпотом. - Разве касмере имеют право покупать рабов?
        - Нет конечно, - так же тихо ответил мой напарник, не поворачивая головы. - Но тут продают в основном нелюдей и беглых, а подобные зрелища всегда привлекают толпу... Забитые бедолаги приходят поглазеть на унижения существ ещё более несчастных, чем они сами. Устроителям торгов уже давно пришлось ввести пропуска, которые выдают саэлин тем касмере, которых они посылают сюда в качестве своих представителей...
        Мы двинулись дальше, и я переключил внимание на клетки и фургоны по краям площади. Большинство клеток пустовали, но вот в одной из них я заметил огромного верзилу с кожей зеленоватого оттенка. Должно быть, орк, - подсказала мне моя искалеченная память. В некоторых клетках сидели люди, забившись в угол подальше от решёток. Ещё в одной сидели сразу несколько темнокожих коротышек, чьи лица нельзя было как следует рассмотреть, лишь блеск неестественно длинных клыков виднелся в полумраке. То из одной, то из другой телеги вооружённые люди выводили других людей, которых потом вели или даже тащили волоком к некоему подобию шатра, установленного возле подиума. Этот шатёр представлял собой прямоугольную конструкцию из грубой ткани, растянутой при помощи привязанных к вбитым в брусчатку скобам каната, и располагался чуть позади деревянного возвышения, откуда на подиум вёл настил из досок.
        Мы не успели ещё подойти достаточно близко, как из шатра появился щеголевато одетый мужчина и остановился у края площадки. Гул разговоров стал постепенно утихать.
        - Почтенные саэлин! - мужчина низко поклонился. - Уважаемые представители! Распорядитель торгов приносит вам всем глубочайшие извинения за вынужденную задержку сегодняшней распродажи. В качестве компенсации цены на первый лот снижены за счёт гильдии охотников за головами.
        Мужчина сделал паузу и отступил немного назад. Тем временем из шатра вышли четверо солдат и вывели за собой группу людей в лохмотьях. Трое мужчин и одна женщина понуро брели, подталкиваемые солдатами, пока не выстроились в ряд на подиуме. Первого мужчину, достаточно крепкого телосложения, тычками заставили выйти вперёд.
        - Эти беглецы, - заговорил ведущий, - были обнаружены следопытами недалеко отсюда в лесу. Неизвестно, когда и как они сбежали от своего хозяина... Сопротивления они не оказали и утверждают, что были отпущены ещё пять лет назад, однако никаких доказательств этому они предъявить не могут. Беглецы просили продать их единым лотом, чтобы не разделять семью. Стартовая цена лота - 10 золотых. Кто-нибудь желает приобрести всех четверых?
        По площади прокатился гул голосов, и, насколько я смог расслышать, ни саэлин, ни люди, присланные сюда для осуществления покупок, не горели желанием покупать троих взрослых и знакомых между собой беглецов.
        - Никого? - переспросил ведущий, выждав некоторое время. - Что же, тогда этот мужчина, отец семейства, как вы видите в отличном физическом состоянии, вполне сгодится для выполнения тяжёлых работ в вашем хозяйстве. Стартовая цена - 3 золотых!
        Толпа вновь забурлила, хотя никто не торопился откликаться, но вот один саэлин лениво и как бы нехотя поднял вверх руку.
        - Три золотых! - немедленно указал на него ведущий. - Кто-нибудь хочет предложить больше? Нет? Продано!
        Двое солдат увели мужчину с подиума и отволокли его к столику справа, куда подошёл купивший его эльф. Там он схватился за амулет беглеца, в то время как того удерживали солдаты, и, после недолгого свечения, рабский амулет сменился на обычный. Воины из свиты эльфа взяли мужчину под руки и куда-то быстро увели, а сам саэлин вернулся на своё место у подиума.
        Торги продолжились. Двое сыновей ушли за две монеты каждый. За женщину произошёл небольшой торг: из-за перепалки между двумя мерзко выглядящими эльфами начальная цена в 5 монет поднялась до 8. Всё происходящее медленно, но верно выводило меня из себя, и мне стоило недюжинных усилий, чтобы сохранять спокойствие. Моё негодование подогревало ещё и то, что торги за женщину сопровождались выкриками и скабрёзными шуточками со стороны толпы зевак позади.
        - А теперь новинка этого дня! - после продажи первого лота ведущий сделал небольшую паузу, а теперь вновь обратился к угомонившейся публике. - Большинство из вас наверняка знает местного торговца Гильта, - этот ронкаэ оказался пособником тьмы и был арестован за свои грехи. Так что сегодня у вас имеется необыкновенная возможность заполучить себе этого подгорного мастера!
        Солдаты вывели из шатра знакомого нам дварфа, который, пылая гневом, вырвался из их рук и самостоятельно вышел на край подиума. Он молчал, и только пунцовый цвет лица и бешено вращающиеся зрачки глаз выдавали его едва сдерживаемую ярость. Выглядел он так же, как и вчера, разве что одежда его несколько помялась. В толпе вновь зашушукались, но, к своему удивлению, я услышал за спиной множество неодобрительных слов. Эльфы тоже как будто помрачнели и стыдливо отводили глаза. Всё это казалось очень странным.
        - Начальная цена 100 золотых! - продолжал тем временем ведущий, будто не замечая настроения публики. - Это неслыханная цена за столь ценное приобретение!
        Никто даже не думал поднимать руку. Я услышал, как один из стоящих неподалёку от нас эльфов прошептал своему соседу:
        - Тут нет никого из дома Каресте, если кто-то купит этого ронкаэ, у него наверняка возникнут с ними проблемы.
        - А если его никто не купит, проблемы будут уже у всех нас с домом Фариель... - отвечал ему его собеседник.
        Перед моими глазами выскочило окошко: «Открыт навык слушать 1, общий, пассивный, позволяет подслушивать разговоры, услышать шум приближающихся врагов, заметить и определить находящиеся вблизи источники звука. Внимание, у вас имеются свободные очки навыков, доступные к распределению».
        Ванорз, очевидно, тоже услышал эти разговоры, судя по тому, как он вдруг насупился и, раздражённо сплюнув, вытянул руку вверх.
        - Сто монет! - сразу же указал на него ведущий, и в его голосе явственно слышались радость и облегчение, которые он даже не пытался скрыть. - Кто-нибудь желает предложить больше?
        Дварф вперил свои налившиеся кровью глаза в моего напарника, и его примеру последовали чуть ли не все находившиеся на площади покупатели. Быть центром внимания в подобных обстоятельствах оказалось весьма неприятно. «Кто это?» - слышал я вопросы со всех сторон. В основном ответом на это было: «Не знаю», но некоторые начинали объяснять: «Это же Ванорз, Призванный следопыт, он вроде всегда один ходил, а теперь, смотри-ка, уже с касмере, и ронкаэ прикупить решил наперекор Каресте». «Может, он работает на Фариелей?» - высказывали предположение некоторые из саэлин.
        Стиснув зубы, Ванорз направился к столику, куда уже подвели дварфа, а я последовал за ним. Когда нам оставалось пройти всего пару метров, торговец не выдержал и заревел:
        - Ах ты мерзавец! Сколько тебе заплатил Валимар? Да я тебе...
        Глаза дварфа вдруг закатились, он стал заваливаться назад и обязательно упал бы, если б его не придерживали за руки двое солдат, которые, воспользовавшись моментом, подтащили его к эльфу. Ванорз с облегчением выдохнул, передал солдатам мешочек с деньгами и схватился за амулет дварфа, который засиял и вскоре стал подобием того, что висел у меня на шее. Солдаты передали мне потерявшего сознание коротышку, и я, подхватив того под руку, попытался волочить его за собой. Это оказалось делом крайне непростым - дварф весил неожиданно много.
        - Мне не хватает сил, господин! - взмолился я, чувствуя, что дварф вот-вот выскользнет из моих рук и плюхнется наземь.
        Ванорз выругался и подхватил дварфа под другую руку. Так мы и потащили его, провожаемые сотнями удивлённых взглядов. Эти взгляды, будто калёное железо, жгли мне спину, и я боялся даже предположить, что сейчас чувствует эльф, ведь он наверняка прекрасно слышал, как его узнают и называют по имени многие на площади.
        Когда мы, наконец, покинули площадь и скрылись в подворотнях, мне показалось, что с момента начала торгов прошло уже несколько часов. Хорошо хоть дварф сохранил остатки сознания и мог худо-бедно переставлять ноги, иначе вряд ли мы сумели бы тащить его сколько-нибудь долго.
        Вдруг Ванорз остановился и без предупреждения отпустил дварфа. Я же, застигнутый врасплох его действием, не сумел в одиночку удержать такую тяжесть, и коротышка бухнулся лицом в грязь. Быстро оглядевшись, я увидел, что узкая улочка, на которой мы находились, была пуста. Эльф вытер выступивший пот со лба и, покопавшись в поясной сумке, вынул из неё нечто похожее на металлические наручники.
        - Держи, - протянул он их мне. - Надевай скорее, нужно привести его в чувство и бежать. Боюсь, что скоро нас начнут искать, так что убираться из города необходимо как можно быстрей!
        Некоторое время я провозился с наручниками, но быстро разобрался в их нехитрой конструкции и сковал-таки руки дварфа за спиной. Пока я поднимал его и усаживал спиной к стене какой-то хибары, Ванорз достал из поясной сумки маленький пузырёк, откупорил его и сунул под нос коротышке. До меня донёсся едкий противный запах, и я невольно поморщился. Дварф тоже скривил лицо, тяжело закряхтел и стал вращать глазами.
        Пока он окончательно не пришёл в себя и не бросился на нас, я опустился на колено рядом с ним и быстро заговорил ему на ухо:
        - Уважаемый Гильт, пожалуйста, успокойтесь! Мы купили вас для того, чтобы отвести к своим и отпустить. Ваш амулет не имеет карающего заклинания, так же как и мой, можете снять его и убедиться в этом! - я быстро взглянул на эльфа, и он одобрительно кивнул в ответ, хотя мне показалось, что он водит глазами из стороны в сторону, как будто оперирует окошками системных сообщений. - Быстрее приходите в себя, нам нужно убираться отсюда, время дорого!
        - Я узнал тебя, саэлин! - прохрипел дварф. - Ты частенько появлялся в моей лавке... Правда, ты всегда ходил один...
        - Он и мне помог избежать лютой расправы, - я схватил свой амулет и потряс им перед лицом дварфа, - и из-за этого, а теперь ещё и потому, что он вас выкупил, ему может очень здорово достаться.
        - А ты кто такой вообще? - тяжело поднимаясь, закряхтел дварф и тут заметил свои оковы: - И чего это вы мне руки сковали?!
        - У меня нет имени, - ответил я, - все называют меня Безымянным, я - Призванный.
        - Да ладно! - от изумления дварф даже оставил попытки освободить руки и выпучил на меня свои глаза. - И этот саэлин не сдал тебя?
        Я кивнул.
        - Хорошо, - решительно сказал коротышка, заметно успокоившись. - Снимайте железяки, не буду я на вас кидаться...
        Я опять встал на колено и принялся открывать наручники. Вскоре дварф был свободен. Ванорз всё это время опасливо озирался по сторонам. Дварф первым делом стянул амулет с шеи, озадаченно хекнул и снова надел его.
        - Гляди-ка, не соврал... - удивлённо потёр он свою шевелюру. - Лады, я вам верю... Как вы собираетесь выбираться отсюда?
        - Об этом поговорим в таверне! - отрезал Ванорз. - Двинулись!
        - В таверне, так в таверне... - согласился дварф, и мы последовали за эльфом.
        Ванорз опять почти бежал по переулкам, и я с удивлением заметил, что дварф без видимых усилий выдерживает его ритм, отставая разве что из-за короткой длины шага. По дороге я пытался объяснить коротышке, что, пока мы не выберемся из города, ему нужно играть роль послушного раба, на что тот буркнул мне: «Понимаю, не дурак», - и мы больше не возвращались к этой теме.
        Через некоторое время мы вернулись в «Три поросёнка». Симон чрезвычайно удивился, увидев дварфа, а когда он понял, что это не просто дварф, а новое приобретение Ванорза на невольничьем рынке, его изумлению не было предела. До обеда оставалось ещё часа два, и, хотя посетителей было немного, находиться в общем зале нам не хотелось. Ванорз попросил Симона принести нам в номер три кружки пива, и мы поднялись наверх.
        - Ну и какие у вас планы? - спросил дварф, как только я закрыл дверь номера. Голос его был громким и резким, при этом довольно низким, будто резонировал со всем его телом. - Как только Каресте прознают, что вы покинули город, они вышлют конные разъезды. Наверняка то же самое сделают и Фариель, но только с целью прибить нас всех!
        - Мы хотим телепортироваться, - ответил я, пододвигая коротышке стул, а сам усаживаясь на кровать. Что касается эльфа, то он уже сидел на своей кровати, потому что сразу плюхнулся на неё, едва только оказавшись в номере.
        - Вы сдурели? - дварф так резко опустился на предложенный стул, что тот даже жалобно заскрипел. - Там всё кишит церковниками! Нас вмиг арестуют!
        - У меня есть план, - пожал я плечами. - Ну... думаю, что есть. В любом случае, если не получится, Ванорз - следопыт, попытаемся как-то спрятаться и потихоньку двинемся к горам...
        - А тебе-то какой во всём этом резон? - обратился дварф к эльфу, вперив в него тяжёлый взгляд. - Зачем ты мне, да и этому смертнику, помогаешь? Ты же тоже Призванный, а я слышал, да и видел, что вы своих ещё пуще наших обманываете!
        - Я просто помогаю другу, - спокойно и размеренно ответил Ванорз.
        Дварф захлопал глазами и открыл рот, видимо намереваясь что-то сказать, но, не находя слов, опять закрыл его. Конечно, он скоро придумал бы, что можно ещё спросить, но тут раздался стук в дверь.
        - Заходите, - крикнул Ванорз и указал мне взглядом на дверь, мол, подойди.
        Я бросился к двери, которую уже открывал Симон. В одной руке он держал поднос с тремя огромными деревянными кружками, в каждой из которых проглядывала белая, как снежная гора, шапка пены. Я перехватил у него поднос, раздал всем по кружке и вернул поднос трактирщику. Симон стал выходить, но на пороге вдруг обернулся и сказал:
        - Там прибежала какая-то черноволосая девчушка. Тебя спрашивает, Ванорз. В каком, дескать, номере у вас тут этот саэлин со своим касмере обитает... Что мне ей ответить?
        - Пусть поднимается, - мне показалось, что Ванорз смог хорошо скрыть своё удивление, но вот только Симон знал эльфа гораздо лучше, чем я, и наверняка что-то подметил.
        Трактирщик улыбнулся, подмигнул и закрыл дверь.
        - Я так понимаю, это к тебе? - посмотрел на меня эльф. - От культа?
        - Скорее всего, - ответил я. - Не вмешивайтесь в разговор, не удивляйтесь, представьте себе, что вы тоже культисты.
        Ванорз кивнул, дварф повторил за ним это движение, хотя было ясно, что он ничего не понимает в происходящем. Но чтобы скрыть свою растерянность, он сделал глубокий глоток из кружки, испачкав в пене усы и окладистую бороду.
        Через минуту снова раздался стук в дверь, и я распахнул её, пропуская в комнату Руну, ведь нашей гостьей оказалась именно она.
        Глава 40
        
        Руна вошла и робко остановилась в центре комнаты, пока я закрывал за ней дверь. Я пододвинул ей единственный оставшийся свободным стул, а сам сел обратно на кровать.
        - Простите, - девушка подняла смущённый взгляд на Ванорза. - Я хотела бы поговорить с вашим касмере...
        - Можешь говорить свободно, - отозвался я, прежде чем эльф успел что-нибудь ответить. - Мои друзья тоже на нашей стороне.
        - Хорошо, - Руна с изумлением посмотрела на то, как эльф с дварфом синхронно кивнули в подтверждение моих слов. У них на удивление хорошо получалось выдерживать беспристрастное выражение на лицах. - Я разузнала у братьев, и они подсказали мне возможное решение проблемы...
        - Отлично! - радостно воскликнул я. - Удалось найти какого-нибудь мага, на которого можно надавить?
        - Да, - кивнула Руна. - Маг земли по имени Силуан. Три дня назад братья видели, как этот маг провёл вечером на портальную площадь телегу, доверху набитую ящиками с гербом дома Каресте. Обратно она выехала уже пустой. Подозреваю, что, если эта информация дойдёт до владыки Фариеля, магу несдобровать.
        - Где живёт этот маг? - поинтересовался Ванорз, а я обратил внимание, что Гильт как-то странно замер, уставившись на Руну круглыми глазами. Он был так удивлён словами девушки, что даже рот его слегка приоткрылся .
        - В квартале магов, - ответила Руна. - Крайний дом к левому району торговцев, тот, что на углу с улицей Красильщиков.
        - Ты очень нам помогла, Руна! - искренне поблагодарил я девушку. Ванорз кивнул и отвернулся. На лицо его легка печать глубокой задумчивости. Очевидно, он имел представление о том, где находится указанный адрес.
        - Счастлива быть полезной, брат, - робко улыбнулась Руна в ответ на мою благодарность. - Но только, пожалуйста, поспешите. - Она элегантным движением соскочила со стула, который во время разговора оседлала спинкой вперёд. - Когда я уже выходила, чтобы идти к вам, до меня дошли слухи о каком-то переполохе в лагере дома Каресте за стенами города. Говорят, они собрали воинов и направляются в город... Боюсь, что это за тобой, брат!
        Я хотел ещё раз поблагодарить её, но тут увидел, как Ванорз потянулся к поясной сумке. Видимо, он хотел достать монетку для Руны, но я успел жестом остановить его. Возможно, я и ошибался, но мне представлялось, что я начинал понимать логику культистов, и такое действие эльфа могло здорово всё испортить. Чтобы скрыть заминку, я порывисто шагнул к Руне и обнял её. Девушка прижалась щекой к моей груди, и я нежно погладил её по голове.
        - Спасибо, Руна, - от души сказал я, берясь за ручку двери. Девушка чуть отстранилась от меня и посмотрела снизу вверх, глаза её блестели.
        - Пусть хранит тебя Мор, - прошептала она и, вдруг засмущавшись, взглянула на остальных. - И пусть не оставит он вас на вашем пути!
        Эльфу удалось сохранить невозмутимость на лице, но я видел, как в его глазах плескалось изумление. Дварф же сидел на стуле так, будто его поразила молния. Руна окончательно стушевалась и выбежала из номера. Проводив её взглядом, я затворил дверь и вернулся на своё место.
        - Ты был прав, Безымянный, - Ванорз посмотрел на меня с уважением. - У тебя и правда был план... И это очень хороший выход.
        - Да забери меня Отец Гор! - воскликнул пришедший в себя дварф. - Вы действительно очень странные Призванные! И мне это даже нравится! - Гильт звонко хлопнул себя по коленке. - Я вот что вам скажу: три дня назад я собственноручно загрузил полную телегу ящиками для дома Каресте. Да, да, теми самыми, с гербами. И в ящиках было отборное вооружение и доспехи, недавно прибывшие из Дзуфраля... Я-то думал, что это снаряжение для похода и свезли они его в свой лагерь... но, похоже, они толкнули его куда-то контрабандой. Да если про это узнает лорд Фариель, он будет рвать и метать! - коротышка довольно расхохотался.
        - А значит, это очень хороший аргумент, чтобы убедить Силуана провернуть нечто подобное и для нас, - спокойно констатировал факт Ванорз. - Хотя заплатить ему всё равно придётся.
        Дварф осёкся и прекратил смеяться, а Ванорз подошёл к сумке хранения и стал выуживать из неё мешочки с деньгами. Выбрав тот, что был побольше, он достал пустой мешочек и стал пересыпать в него монеты, пересчитывая их сотнями.
        - Вот знал бы, - буркнул он себе под нос с досадой, - не стал бы менять омы на золотые...
        Я подошёл к шкафам и стал доставать рюкзаки и посох.
        - Не думаю, что Каресте ищут именно меня, - сказал я эльфу, - скорее всего, до них дошли слухи о разгроме лавки достопочтенного Гильта, - при этих словах дварф гневно выпустил воздух через ноздри. - Но нам всё равно стоит последовать совету Руны.
        - Ты прав, - кивнул Ванорз, не отрываясь от пересчёта монет. - Сейчас приготовлю мзду для мага и выдвигаемся. Не будем терять время на обед - лучше заглянем по дороге в лавку и прикупим тебе запасной шмот.
        - С магом могут возникнуть проблемы, - насупившись сказал Гильт. - Да и с охраной площади тоже... Может, и мне купите доспех да какое-нибудь оружие? Я не подведу!
        Эльф горестно вздохнул и стал укладывать приготовленные мешочки обратно в сумку. Я заметил, что один из них он припрятал себе в поясную сумку.
        - Купим... - согласился он без всякого энтузиазма. - Танк нам не помешает.
        - Танк? - с недоумением переспросил дварф.
        - Мощный боец переднего края, отвлекающий на себя внимание врагов, - поспешил объяснить я. - Это термин из мира Призванных. У нас там были такие закованные в металл боевые машины...
        - А-а-а! - протянул Гильт. - Понятно. У нас тут гномы - мастера по всяким механизмам... Это, похоже, что-то вроде боевого голема. Забавное сравнение...
        - Ладно, пошли, - Ванорз закончил сборы, одним глотком допил пиво, повесил на спину оба лука и подошёл к двери.
        Я взвалил на себя сумку хранения, протянул второй рюкзак дварфу, а в руку взял посох. Допивать своё пиво я не собирался. Гильт закинул рюкзак за спину, залпом осушил мою кружку - его уже давно была пуста, - и мы вышли из номера.
        Внизу было много обедающего люда, и Симон, завидев нас в полной экипировке, поманил нас жестами в коридор, ведущий к купальне.
        - Уже уходите? - серьёзно спросил он Ванорза.
        - Да, нужно бежать, - кивнул эльф. - Скорее всего, уже сегодня за нами придут... Ты знаешь, что нужно говорить.
        - Ты всё-таки решился? - мрачно спросил трактирщик и бросил взгляд на дварфа. - Кому ты перешёл дорогу помимо Фариеля?
        - Каресте... - буркнул Ванорз. Симон присвистнул.
        - Я пущу их по ложному следу, друг.
        Эльф молча обнял его и они похлопали друг другу по спине.
        - Береги себя, - сказал Ванорз Симону перед самым выходом.
        - ? должен тебе это говорить! - усмехнулся трактирщик на прощание.
        Мы вышли из таверны и двинулись вслед за эльфом, который, очевидно, знал дорогу. Дварф шёл в глубокой задумчивости, вероятно, его поразило поведение моего напарника. А мне это его удивление как-то непривычно грело сердце.
        Из района трущоб мы вскоре выбрались на более приличные улочки, где нам встречалось больше людей. То и дело на глаза мне попадались всевозможные вывески на фасадах домов, и один раз я даже приметил стеклянную витрину. Однако мы шли очень быстро, притом я к тому же исполнял роль слуги и мне не пристало активно вертеть головой по сторонам, так что толком рассмотреть я ничего не мог.
        Наконец мы остановились на пороге очередной лавки, и Ванорз взялся за ручку двери.
        - Отец Гор! - раздражённо пробурчал дварф, - Эмпорио Экранда... Владелец этой лавки - пафосный осёл! И товар у него так себе.
        - Все остальные нам не по пути! - рявкнул Ванорз, заходя внутрь. Похоже, его тоже злила необходимость посещать это заведение.
        Мы последовали за ним и оказались в весьма просторном помещении. Во все стороны расходились ряды стоек с одеждой и различными элементами доспехов и экипировки, у стен стояли шкафы с амуницией и подвески с оружием. Едва дверь за нами закрылась, как раздался мелодичный звон колокольчика - очевидно, он был приделан каким-то механизмом к двери, - и к нам подбежал щуплый старикашка в строгом дорогом костюме.
        - Добро пожаловать в Эмпорио Экранда, ваше благородие, - поприветствовал он Ванорза. - Чем могу вам служить?
        - Мне нужно запасное снаряжение для моего касмере, - эльф небрежно указал на меня. - Это уже насквозь провоняло смертью...
        Старик подошёл ко мне и стал бесцеремонно рассматривать мою одежду, широко распахнув плащ, он попробовал на ощупь мой пояс и проверил качество кольчуги, постучав по ней костяшками сухих пальцев. Дварф пошёл вдоль рядов влево, с кислой миной разглядывая выставленный товар.
        - Сюда, пожалуйста, - позвал нас за собой служащий. Это был человек, а значит, вряд ли лавка могла принадлежать ему.
        Следующие полчаса я провёл, по пятам следуя за Ванорзом и примеряя всё то, что предлагал нам продавец. В результате эльф приобрёл для меня кожаные штаны, похожие на те, что были на мне, но, несомненно, гораздо лучшего качества; что-то наподобие шерстяного свитера, отлично подходящего под доспех; пару обычных штанов для повседневного ношения и добротную тканую рубаху. Доспехи старикашка не стал предлагать, видимо заметив, что кольчуга моя была не простой, а магической, но зато предложил пояс и сапоги. В поясе я не заметил особой разницы в сравнении с тем, что был у меня. Да, он, конечно, был новым, но никак не более удобным моего старого, о чём я и дал знать эльфу. Сапоги тоже не сильно отличались от моих по качеству, но при этом стоили очень дорого, так что мой напарник отказался от этих покупок.
        Я уже очень вымотался от бесконечных примерок, когда наконец дварф прервал мои мучения, внезапно притащив металлическую кирасу с кучей дополнительных элементов и с грохотом сгрузив всё это на пол перед нами. В руках у него остался только устрашающего вида молот.
        - Это единственная нормальная броня, которая мне подходит, - заявил Гильт. - И из оружия - этот молот... Всё остальное здесь никуда не годится! Надо было умудриться сковать такую кучу боевых топоров совершенно без баланса...
        Сделав недовольное лицо, Ванорз согласился-таки оплатить приобретения дварфа, и тот принялся облачаться в доспех, грубо оттолкнув продавца, предложившего было свою помощь. А мы отправились смотреть щиты. Деревянные были очень хороши, и эльф решил приобрести один для меня. Подошедший тем временем дварф в новой экипировке быстро выбрал себе большой металлический щит. Продавец предложил было подобрать нам ещё и шлемы, но, видимо, траты и без того оказались слишком велики, так что эльф отказался от покупки, набрал себе стрел, и мы покинули лавку. Я не смог приметить точную сумму, которую пришлось выложить моему напарнику, но, кажется, не менее 300 монет он отсыпал уж точно.
        Дальше по торговому району мы продвигались едва ли не с большей поспешностью, чем раньше. Дварф смотрелся очень солидно в доспехах, со щитом и молотом в руках, и даже низенький рост не портил общего впечатления. Я обратил внимание, что в левой части моего поля зрения, там, где отображались иконки членов команды, появился маленький портрет Гильта с микроскопической надписью под ним: «Гильт, уровень 6». У меня мелькнула мысль написать об этом Ванорзу в групповой чат, но тут он замедлил шаг и стал озираться по сторонам.
        - Это улица Красильщиков, - пояснил он. - Район магов - там. Где-то здесь должен обитать этот самый Силуан.
        Поплутав ещё немного, мы таки вышли к небольшому каменному двухэтажному дому. Строение выглядело очень богато: стены украшала затейливая лепнина, углы дома были декорированы под застывшую лаву, а створы двери и окон - под массивные трилитоны. Всё было выкрашено в зелёные тона, с позолотой в определённых местах.
        Эльф подошёл к двери и постучал, мы остались чуть позади него. Я заметил, как рельефная плита прямо перед дверью дома, на которую Ванорз как раз и встал, слегка ушла вниз. Я только хотел предупредить его об этом, как вдруг будто из ниоткуда раздался голос:
        - Кто вы и с чем пожаловали? Я не ждал сегодня гостей!
        - Я ищу уважаемого мага земли Силуана, - ответил Ванорз, смотря прямо перед собой и нисколько не удивившись странному голосу. - У меня есть к нему очень выгодное деловое предложение.
        - Интересно... - в голосе скользнули нотки удивления. - Что ж, проходите.
        Раздался лёгкий щелчок, означавший, по-видимому, что дверь разблокирована. Ванорз потянул её за ручку на себя и прошёл внутрь. Мы последовали за ним и едва вошли в дом, как дверь за нами закрылась сама собой.
        Мы оказались в уютном салоне, с большим столом по центру, окружённом удобными креслами. Убранство комнаты было, на мой взгляд, чересчур пышным и в то же время каким-то грубоватым, что ли. В одну из стен был встроен камин, декорированный забавными глиняными завитушками, и я бы мог поклясться, что полыхали в нём, разливая по комнате приятное тепло, отнюдь не дрова, а самая настоящая раскалённая лава.
        По грубой каменной лестнице со второго этажа навстречу нам спускался коренастый эльф. Конечно, телосложением ему было далеко до дварфа, и ростом он был примерно с меня, но широкие плечи, выпирающий даже через одежду живот и вся его массивная фигура резко отличалась от привычного облика других эльфов. В глаза также бросалась его необычно смуглая кожа, какого-то землистого оттенка. Такой цвет кожи, конечно, несколько оттенялся общим колоритом всей обстановки комнаты и одежды эльфа, но всё равно был очень заметен.
        - Чем могу быть вам полезен? - поинтересовался маг у Ванорза и указал на кресло, приглашая садиться.
        Эльфы расположились друг напротив друга, а мы уже привычно встали позади нашего «хозяина».
        - Мне нужно телепортироваться на Драон, - сразу приступил к делу Ванорз. - Но телепорт в руках у церковников, а светиться мне не желательно. Мои дела на том континенте, скажем так... неофициальны и требуют определённой осмотрительности.
        Силуан пристально посмотрел на Ванорза, и глаза его вдруг сверкнули, но он тут же взял себя в руки и сокрушённо пожал плечами:
        - Боюсь, тут я бессилен вам помочь, - сказал он таким голосом, будто готов был бы в лепёшку расшибиться, лишь бы выполнить просьбу гостя, но обстоятельства настолько выше него, что тут уж ничем не поможешь. - Гильдия магов отстранена от управления портальной площадью вплоть до выступления экспедиции в лес. Сами знаете, времена нынче тяжёлые, все мы должны чем-то жертвовать во имя победы над Злом...
        - Я готов заплатить вам три тысячи золотом, - невозмутимо сказал на это Ванорз и продолжил, не дав вставить открывшему было рот магу ни слова возражения: - Кроме того, вынужден вас предупредить, что в случае отказа мой долг велит мне незамедлительно отправиться к моему господину лорду Фариелю и доложить ему об одной повозке, полной ящиков с грузом от дома Каресте. Так случилось, что эта повозка три дня тому назад была телепортирована...
        Ванорз не договорил, только чуть отвёл взгляд и со скучающим видом стал смотреть в камин, будто ему было, в общем, всё равно, телепортироваться ли с помощью мага или ехать с донесением к лорду, и право выбора целиком и полностью лежит на его собеседнике. Силуан тоже молчал, и цвет лица его, казалось, стал ещё темнее. Я скорее почувствовал, нежели услышал, как дварф покрепче сжал рукоять своего молота.
        - Ну что же, - наконец сказал маг и натянуто улыбнулся. - Думаю, это будет довольно неосмотрительно с вашей стороны. Я берусь помочь вам с вашей... э-э, досадной проблемой, вот только даже вечером у площади есть охрана...
        - Мне кажется, вы можете решить этот вопрос тем же способом, каким три дня назад решили его с грузом дома Каресте, - с прежней невозмутимостью заметил Ванорз.
        - О да! - мерзкая улыбка Сулуана стала шире. - Но мне придётся им заплатить... И это дополнительные расходы. Которые, как вы понимаете, нужно будет выплатить вперёд. Полторы тысячи золотых...
        Дварф издал звук, будто бы поперхнулся. Силуан уставился на него недобрым взглядом.
        - Простите моего ронкаэ, - Ванорз недовольно повёл плечом. - Он куплен недавно... Хотя его можно понять, вы запрашиваете огромную сумму непредвиденных расходов. Думаю, 500 монет будет вполне достаточно.
        - Что вы! - всплеснул руками маг. - Охранников как минимум четверо! И 250 монет каждому может оказаться недостаточным!
        - Отнюдь, - Ванорз угрожающе улыбнулся. - Я служил в столичной гвардии и знаю, сколько они получают. 200 монет будет для них в самый раз.
        Было видно, как в Силуане борется два чувства - жажда наживы и опасение, что Ванорз не потянет чрезмерную сумму и тогда донесёт-таки лорду о той злосчастной повозке. В результате он всё-таки согласно кивнул:
        - А, ладно! - и встал с кресла. - Приходите вечером, и я проведу вас на портальную площадь.
        - Нет, уважаемый, - Ванорз тоже поднялся, и его голос стал резким, как стекло. - Мы торопимся, и уже вечереет. Так что либо мы пойдём с вами на площадь прямо сейчас, либо пойдём без вас на аудиенцию к господину Валимару...
        - Хорошо, - выдавил из себя Силуан и впервые не смог совладать с эмоциями - его лицо исказилось от злобы. - Давайте быстрее монеты и говорите, куда именно на Драоне хотите телепортироваться.
        - Риваль, - холодно ответил Ванорз, запустил руку в сумку хранения и вытащил мешочек. Развязав его, он достал четыре гранёных драгоценных камня, которые блеснули зелёным, и бросил их на стол. - Каждый из этих изумрудов стоит 200 монет.
        Силуан торопливо сгрёб их со стола, рассовал по карманам и двинулся к лестнице наверх. Когда он повернулся, я обратил внимание на любопытный символ, вышитый на его плаще: гора, будто парящая в воздухе.
        Маг отсутствовал почти полчаса. Я уже начал беспокоиться, не убежал ли он через окно второго этажа с нашими изумрудами, но, глядя на невозмутимого Ванорза, тоже как-то сдерживал своё волнение. Наконец маг спустился. Теперь он был одет несколько иначе: на нём была одежда более тёмных тонов, без приметных деталей, а в руке он держал посох, гораздо длиннее моего, с набалдашником в виде крупного гранёного камня, похожего на полированный обломок обыкновенной скалы.
        - Пойдёмте, - указал он на дверь, которая открылась сама собой, и вышел. На пороге он бросил Ванорзу через плечо: - Думаю, нет необходимости предупреждать, что, если вы мне не заплатите перед активацией заклинания или я обнаружу какой-то подвох с деньгами, уже ? доложу владыке о том, куда вы направились, Призванный Ванорз?
        - Нет, - стиснув зубы, ответил мой товарищ. - Я лично пересчитал все монеты до единой.
        Блуждали мы не долго. Как и сказал Ванорз, уже действительно вечерело, и на сумрачных улицах нам редко встречались прохожие. Зато я заметил, что чаще, чем днём, стали проезжать богато украшенные кареты. На уже знакомую мне площадь мы вышли с другой стороны, но и оттуда были видны арочные проходы гильдии магов. Площадь была пустынна, только двое часовых понуро стояли неподалёку.
        - Вам повезло, - Силуан заметно расслабился. - Я знаю этих двоих.
        Не дожидаясь нашей реакции, он направился к охранникам. Мы остались у угла улицы, откуда нас не было заметно, но зато сами мы имели возможность без помех наблюдать за площадью.
        Коренастый маг не спеша подошёл к солдатам, те почтительно ему поклонились, и он начал им что-то говорить. Наконец он закончил свою речь, во время которой солдаты без устали согласно кивали, и Силуан передал каждому из них по мешочку. По-видимому, жадный маг оставил изумруды себе, заплатив охранникам монетами. Солдаты бодро направились в одну из улочек, откуда доносились музыка и гул весёлых голосов, а маг прошёл через арку внутрь сооружения гильдии.
        Мы подождали, пока солдаты скроются из виду, и быстрым шагом отправились за магом. Пройдя под аркой, мы оказались во внутреннем дворе гильдии, где в центре выделялся огромный круг, будто бы вылитый железом по каменной поверхности двора. Внутри него поблёскивали металлом геометрические фигуры и различные символы, похожие на руны.
        Силуан уже стоял у края этого круга, воткнув свой посох в специальное отверстие в каменном покрытии двора. Посох светился, и слышался тихий гул, который, казалось, резонировал с этим странным кругом. Пока мы подходили, маг откупорил очередную бутылочку с каким-то зельем и одним глотком осушил её.
        - Всё готово, - сказал он нам. Голос его поменял тембр и звучал раскатисто, будто катящиеся по склону валуны. - Давайте деньги и вставайте в круг.
        Ванорз достал из сумки на моей спине три мешочка и передал их магу. Тот не глядя сунул их в свою поясную сумку, вынул ещё одну бутылочку из специального зажима на поясе и опять опрокинул её содержимое в рот.
        Мы встали в круг, почти в середину. Ванорз, как полагается, впереди, а мы в шаге позади него. Силуан забормотал какой-то речитатив, и мне показалось, будто я понимаю отдельные слова, но тут глаза застила яркая вспышка, и я вновь почувствовал то странное ощущение потери телесности, которое было у меня, когда я впервые пришёл в сознание.
        Эпилог
        Сначала я слегка испугался. Вернее, возникло некоторое беспокойство: а не обманул ли нас маг, изменив заклинание, чтобы развоплотить нас вместо переноса. Но яркий свет быстро сменился ласковой темнотой, и я сразу почувствовал умиротворение. На память пришло то обволакивающее ощущение покоя, которое я чувствовал, когда впервые пришёл в себя. Тьма располагала к размышлениям, и я задумался.
        Я выбрался из этого бесконечного мрака со струящимися нитями энергий. Кстати, о нитях, подумал я, с новым интересом осмотревшись вокруг. Вспомнив, как я передвигался тогда и изменял масштаб обзора, я снова попытался это сделать, но тщетно. Как бы я ни старался, вокруг меня царила только угольно-тёмная мгла. Убедившись, что я не могу рассмотреть никаких деталей, я вернулся к размышлениям.
        Я попал в новый мир и провёл в нём много дней, он уже не был мне таким неизвестным и чуждым. Я выбрался из проклятого леса, который не показался мне очень опасным, но, судя по творящимся там ужасам, бывший таковым для жителей этого мира. Я нашёл товарища, такого же человека с Земли, как и я сам. Почему-то мне не хотелось называть его игроком. Встреченные мной люди, да и тот же дварф, были вполне человечными, и я испытывал к ним такую же привязанность, как к самым настоящим людям из моего родного мира. И тем больше мне претила несправедливость этого мира, рабское положение людей и других разумных существ. Это было неправильным, и, сколько бы ни убеждала меня моя поломанная память, не выдавая мне, словно издеваясь, ни капли воспоминаний о самом себе, что такова жизнь и таковы нравы любого средневековья, - я не мог с этим согласиться. Воспоминания о тех событиях, свидетелем которых я стал или о которых слышал в рассказах, обжигали мне душу, и я почти физически чувствовал пламя ненависти, ярость по отношению к угнетателям и злобу от невозможности что-либо поменять, от собственной слабости и
неуверенности...
        А ведь я и в самом деле чувствую жар, внезапно понял я и заметил исходящее откуда-то снизу алое свечение. Опустив взор, я увидел под собой тёмно-красное ядро, заполняющее всё моё поле зрения. Казалось, что оно где-то недосягаемо далеко внизу, но в то же время достаточно близко, будто я завис среди протуберанцев какой-то гигантской красной звезды. Алое свечение исходило от этого ядра, окрашивая тьму вокруг меня в кровавые тона.
        А ведь это может быть Землёй, горящей в океане ядерной войны, пришла мне в голову абсурдная мысль, лишь подстегнувшая моё гневное настроение. Если Ванорз прав, мой родной мир, то человечество, о котором мне рассказывает моя память, уничтожило само себя. И, возможно, где-то там, под этой тёмной и страшной поверхностью лавы, находится тот самый бункер, в котором агонизируют наши оцифрованные сознания. Что бы я ни делал - нет пути назад, моё тело давно превратилось в прах, расщеплённый на атомы безумной жаждой разрушения небольшого количества сумасшедших. И теперь я здесь, в этом новом мире, который тоже погряз в несправедливости... и опять без возможности что-либо поменять!
        Этот импульс ненависти к человеческим порокам подстегнул особенно яркий выброс обжигающего алого пламени и я разглядел, что был не один во тьме. Предо мной парила фигура в чёрном балахоне, из рукавов которого торчали кости рук. Алые всплески, как вспышки стробоскопа, освещали пространство под капюшоном, и я видел там то череп без прорези рта, то лицо юноши, то мужчины, то старца. С каждой вспышкой оно было разным.
        - А вот это как раз можно поменять, - прогремел в пространстве уже хорошо знакомый мне насмешливый голос. - Прости за каламбур...
        - Что? - в очередной алой вспышке я сумел рассмотреть себя и с удивлением обнаружил, что у меня есть тело, хотя я его и не чувствовал. Я был облачён в такой же чёрный балахон, что и фигура напротив. А на моей груди блестела костяная пластина амулета.
        - Твою беспомощность, твою слабость, - вкрадчивый голос Мора, казалось, шёл одновременно отовсюду. - Я могу помочь тебе поменять весь этот мир так, как ты пожелаешь!
        - Это очень похоже на ловушку... - почему-то рассмеялся я.
        - Возможно, это она и есть, - рассмеялся в ответ мёртвый бог. - Ты смог убежать из Анлейна. Я доволен. И я исполню обещание - я помогу тебе стать сильнее. Я помогу тебе получить возможность изменить то, что ты захочешь поменять. Исправить несправедливости.
        - И что взамен? - я был настроен скептически.
        - Что-то взамен требуют силы Света, - усмехнулся Мор. - Когда-то я тоже был лучезарным, требовал взамен верности, клятв, поклонения... И как результат - умер.
        Мрачный хохот какое-то время эхом разносился по окружающей нас тьме. Я молчал.
        - Теперь мы стали тьмой, - продолжил бог смерти, отсмеявшись, - и я понял, что мне не нужно ничего взамен.
        - Так не бывает... - неуверенно сказал я.
        - Бывает, Безымянный, бывает... - последние слова Мора растворились во тьме, как и он сам.
        Я обнаружил, что красное свечение исчезло. Было ли это связано со словами той странной, почему-то доброжелательной ко мне сущности, или я просто сам успокоился, но порыв жгучей ярости миновал. Нет, ненависть не исчезла, она просто затаилась где-то в глубине сознания, давая о себе знать каким-то прямо кошачьим урчанием.
        Что ж, решено! Если я не могу вернуться, я могу попытаться изменить этот мир. Попытаться перебороть эту несправедливость, освободить разумных от рабства. Сделать так, чтобы в этом мире хотелось жить! Я слабо представлял себе как, но для начала надо стать сильнее, а за это время изучить лучше этот мир, подобраться к причинам несправедливости и придумать возможные пути к достижению перемен.
        Тепло решимости согрело моё тело, и я понемногу начинал его чувствовать. Колючие мурашки пробегали по мне, будто я приходил в себя после онемения, или удара электрошоком - не замедлило подсказать мне моё странное знание. Тьма начала заполняться светом и ослепила меня такой же яркой, как и вначале, вспышкой.
        
        Имя: /нет, введите/Уровень: 5 Опыт 7195/10000
        Класс: Воин 2
        Раса: человек
        Очки здоровья: 55Базовая атака: +5Класс защиты: 17 (+1 щит)+4 кольчуга+1 ловкость+1 натуральной брони (амулет)
        +1 кольчужная рубаха
        Спасброски:
        Стойкость +4
        Реакция +1
        Воля +1
        Параметры:Сила: 14 (+2) кольцо силы+1Ловкость: 13 (+1)Выносливость: 13 (+1)Интеллект: 13 (+1)Мудрость: 13 (+1)Харизма: 13 (+1)Свободных очков параметров 11
        Навыки:Выживание 6/8Готовка 1/8Лазанье 3/8Оказание первой помощи 3/8
        Свежевание 1/8
        Слушать 1/8
        Медицина 3/4
        Наблюдательность 3/4
        Обман 3/4
        Поиск 3/4
        Следопытство 3/4
        Убеждение 3/4Свободных очков навыков 5
        Способности
        Мощная атака
        Сноровка с оружием (посох)
        Темнозрение
        Свободных очков способностей: 2
        ДостиженияХардкор 3
        Адепт Мора
        Пакт со Смертью
        
        Рязань, январь - май 2020
        
        Послесловие
        Вот я и закончил свою первую книгу, несмотря на всю лень, болезненное состояние, отсутствие вдохновения и злобных тараканов в голове. Когда под новый год меня осенила идея этой саги, я даже не подозревал, во что это в итоге выльется. Изначально я предполагал, что вся книга будет состоять не более, чем из 20 глав, а потом, после долгих терзаний, получится написать порядка 350к.
        Поэтому моя основная благодарность направлена вам, мои читатели. Именно вы не позволяли мне скатываться в чёрную депрессию, именно вы придавали мне сил снова и снова браться за перо, именно вы подталкивали меня к написанию каждой следующей главы. Когда я написал 15 глав и убедился, что этой поддержки, пусть на тот момент и ничтожно малой, мне хватает на первых порах, чтобы не махнуть рукой и не бросить всё, поставив на своей задумке жирный крест, я осмелился выложить первые главы на АТ. Это было 22 марта.
        Также огромную благодарность заслуживает мой друг детства и редактор Михаил Ермишкин, без которого всё это вряд ли бы стало возможным. Его литературный талант, тонкое чувство слова и любовь к русскому языку не раз вдохновляли меня продолжать. Он, как волшебник, превращал мои корявые тексты в то, что вы только что прочитали. Это огромная удача и невероятный подарок, что мне посчастливилось иметь такого друга. И его постоянная поддержка, терпение и спокойствие, несомненно, были для меня главным двигателем, главной опорой для моей уверенности в моменты слабости.
        Ещё я хочу поблагодарить Хуан Карлоса Ортиз Куерда, одного из моих лучших друзей и первого испанского корректора. Именно он нарисовал обложку и иллюстрации для книги, которые, надеюсь, будут появляться и дальше. Именно он подтолкнул меня к созданию испанской версии и на протяжении всей работы оказывал посильную поддержку, которая была очень важна для меня. Также следует упомянуть Алексея Воронина, ещё одного моего товарища, который выкроил время из своего плотного графика, чтобы сделать современную версию обложки.
        Нельзя обойти стороной и неоценимую поддержку моей любимой жены и мамы, которые выдерживали мой невыносимый характер и мои капризы в моменты слабости, поддерживали своей лаской и заботой, а иногда простым пониманием того, что сейчас нужно просто не мешать.
        Следует упомянуть Францеска Монсеррат Санауха, который помог мне разрешить пару сложных моментов, а также подсказал подходящую карту для подземелья. Сама карта была нарисована неким Дайсоном в его блоге, и я сомневаюсь, что он знает о моём существовании, однако не могу обойти стороной его работу. Хуан Давид Гонзалес поучаствовал в создании листа персонажа Ванорза, и его поддержка тоже не должна остаться без внимания.
        Ну и, конечно же, я хочу поблагодарить Андрея «Шона» Гизатулина за то, что он просто есть. Его стримы помогали мне перебороть мои игроманские позывы, ведь я почти полгода не имел возможности играть. Между работой и творчеством у меня иногда не оставалось времени даже на сон, поиграть было некогда. Да и не то чтобы некогда... зная себя, мне стоило только засесть на полчасика, и можно было бы забыть на пару дней о книге, те игры, в которые я играю, затягивают нещадно. И стримы Шона реально выручили меня и помогли не сорваться и закончить этот труд. Никакой другой стример не поддерживал меня так, как примарх, и я искренне благодарен ему за это.
        
        Итак, книга закончена, и я надеюсь, она вам понравилась. Я не писатель, это моя первая проба пера, которая стоила мне огромных усилий... аж мурашки по коже, когда вспоминаю всё пройденное. Если вам понравилось настолько, что вы хотите продолжения, вынужден вас огорчить - за эти полгода я ужасно устал. Недосыпать, выкраивать время у работы, преодолевать себя ради достижения цели... всё это здорово меня вымотало. Если ничего не изменится, я начну думать о продолжении где-то под новый год, да и то только в том случае, если насобираю хотя бы 30к донатов. Без материальной поддержки я не стану повторять этот опыт снова. Если вы хотите, чтобы продолжение появилось раньше, или хотя бы когда-нибудь появилось - всё в ваших руках: кнопка подарок (выдаёт репутацию и можно закинуть от 10 рублей, если жалко даже такой мелочи...), номера кошельков оставлю ниже, можно постучаться в соцсети и спросить номер карты. Нет денег? Не беда: лайк, репост, рецензия... я буду рад любой поддержке. Если вас будет много, возможно вы вдохновите меня на новые полгода страданий.
        И на прощание: начальная локация для второй книги, выбранная по умолчанию как Риваль, может измениться, если достаточное количество желающих проголосует рублём. Причём можно предлагать свои варианты на рассмотрение. Четвёртый персонаж для группы будет эльф воин-плут 6 уровня (намекну для знающих - Люпа...), если кто-то хочет создать для него лист персонажа - присылайте мне их в контакте. Ну и, конечно, я буду рад поболтать с любым из вас, услышать ваши впечатления и пожелания для продолжения.
        Ещё раз спасибо и до новых встреч!
        Кошельки для прямой поддержки автора:
        ЯД 410013203883684
        Web Money:
        R362099019785
        P300981720173
        Z406456843060
        E355654402898

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к