Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Вольная Анастасия: " Исчезнувшая Стихия " - читать онлайн

Сохранить .
Исчезнувшая стихия
        
        Знаете, бывает иногда так: жизнь бьет ключом и в основном разводным, и в основном по голове. Вот и у нашей героини: то Тени не слушаются, то сны страшные мучают и дождя все нет, то домашний леопард пакостит, а тут еще задание новое странное. Ну ничего, мы Теней успокоим, сны забудем, леопарду накостыляем, оружие соберем и к демонам... за новой порцией адреналина отправимся. Мы ведь не абы кто, а Теневая Охотница.
        POOH АНАСТАСИЯ
        ИСЧЕЗНУВШАЯ СТИХИЯ
        
        Когда Потерявшееся Дитя удержит в руках слезы огня,
        Когда смерть лжеизменника спасет жизнь предавшим,
        Когда Слепая Луна вернет утерянную стихию,
        Тогда будет разрушена Светлая печать,
        И придут в мир Дети Света и Тьмы,
        И возглавит их Отвергнутая королева.
        ГЛАВА 1
        ШИРАН ДАР САРАЭН.
        - Ты чего такой хмурый, Ран? - спросил меня Алекс. - Неужели не нравится наш праздник? - Старый друг стоял, облокотившись о трон, и внимательно смотрел в зал. А он ничуть не изменился с момента последней нашей встречи - все тот же насмешливый взгляд и ехидные складочки у губ. Высокий, очень высокий, если судить по человеческим меркам, длинные белые волосы забраны в церемониальную косу, правильные аристократические черты лица, голубые глаза, на дне которых иногда бушуют метели, тонкие губы и прямой нос, истинный король Северных Земель. Рядом с ним стояла Софи - придворный маг и заклинательница бурь. Красивая девочка, теплая, если сравнивать с Александром. Каштановые волосы спадали почти до талии, несколько прядей, окружавших ее лицо и делающих его беззащитным, украшали золотые бусины, ореховые глаза с лукавым прищуром, чуть пухлые губы. На ней было темно зеленое платье с причудливым золотым узором по подолу и лифу, руки теребили маску тоже зеленую с такой же золотой вязью. Да красивая девочка - тонкая талия, высокая грудь, и куда Алекс смотрит?
        - Нет, праздник замечательный, просто меня немного ..... утомили ваши придворные дамы. - И действительно вечер удался на славу, гости разряженные в пух и прах, нарядный зал, хорошие музыканты, вкусная еда, везде царило веселье, слышался смех и поздравления, публику развлекали танцовщицы и заклинатели льда. Да, Кинар - праздник первого дня зимы - удался в этом году на славу.
        - Когда это ты начал уставать от женщин, или ты имеешь в виду кого-то конкретного?
        - Вот именно, я шагу не могу ступить без того, чтобы не нарваться на де-фина Крилин и ее дочек. Мне, конечно, льстит такое внимание, но она уже неделю пытается подложить одну из них под меня, - после этих слов Алекс криво усмехнулся, а Софи прыснула в кулак.
        - Мда, графиня совсем отчаилась выдать их замуж, ну что ж крепись, дружище.
        - Спасибо, лучше бы помог. - пробормотал я сквозь зубы.
        - Нет уж, уволь, я еще жить хочу, - и он по-мальчишески улыбнулся.
        - Вот так всегда, нет чтобы помочь мне по старой дружбе, между прочим, они твои придворные. Что неужели забыл, как совсем недавно вскружил голову одной забавной эльфиечке? Не удивляйся так, к нам тоже новости доходят, - заметил я на немой вопрос, застывший в его глазах.
        - Ну, это эльфийка, тут другое дело, - он опять внимательно оглядел зал.
        - Между прочим ты тоже скоро станешь королем Ран, так что гуляй, пока можешь. - и он похлопал меня по плечу.
        - Ну, во-первых, не так скоро, а во-вторых, не кидаться же мне на первую встречную. Ты ждешь кого-то?
        - Да, еще одного очень важного гостя и хорошего друга, - он оторвал взгляд от зала и посмотрел на Софи. - Ты не чувствуешь?
        - Нет, - ответила девушка, - я уже три раза спрашивала ветра, последний раз лучей* пятнадцать назад. Я попробую еще, позже.
        
        *Луч - полторы минуты
        - Просто друг, Алекс?
        - Да, просто друг, Сид....
        Договаривать он не стал, двери в залу распахнулись, и в них появилась фигура в фиолетовом коротком плаще, лицо почти полностью закрывала маска-домино, на голове шутовской колпак с бубенчиками. Пришедший встряхнул руками и улыбнулся, оглядев толпу.
        Слева от него стоял черный волк, справа - белый. Показушник. Для мужчины вновь прибывший был маленького роста, и достаточно худым, даже не худым - щуплым.
        - Ну, наконец-то, - с облегчением вздохнула Софи.
        - Это, тот самый гость?
        - Да, - обернулся ко мне Алекс, - тот самый, теперь уж скучно точно не будет.
        - Надеюсь, замок уцелеет, - пробормотала магичка.
        - Софи не будь занудой, все будет хорошо.
        - Да, да, где-то я это уже слышала, прислуга до сих пор заикается, а наш камердинер боится ходить в западное крыло, которое, между прочим, еще не до конца восстановили, после прошлого визита Сид.
        - Да какая разница, им все равно никто не пользовался вот уже лет сто.
        Пока они препирались, я наблюдал за гостем. Он быстро шел через зал, ловко лавируя среди толпы, периодически здороваясь с приглашенными. Гости шушукались и многозначительно переглядывались, но вновь пришедший казалось, не замечал этого. Вот кто-то окликнул его по имени, он обернулся и поднял руку в приветствии. Рядом с ним шли волки, они казались расслабленными, но уши, то и дело нервно подрагивали. С лева обычный черный, с права Ледяной. Толпа кланялась Ледяному и с опаской разглядывала нового гостя. Интересно, как вновь прибывшему удалось договориться с Ледяным, ведь они редко шли на контакт даже с жителями Северных Земель, Алексу лишь недавно удалось заключить со стаей несколько весьма выгодных соглашений. Ледяной волк, подумать только. Невероятной красоты и силы создание, его шкура не просто была белой, она была белоснежной, настолько, что глазам было больно. Массивное тело, сильные лапы и огромная пасть. По своим размерам он намного превосходил обычных волков, и доставал незнакомцу почти до плеча. Удивительное зрелище. Я перевел взгляд на черного зверя. Обычный казалось бы черный волк, вот
только глаза зеленые, как у кота. Хотя, бред, конечно... Я снова пробежался глазами по фигуре незнакомца. От него слабо фонило магией ледяных, но этого просто не могло быть, он ведь человек, а не волк. Я повернулся к Седрику, моему лучшему другу, вот уже как суман исполнявшему роль второго посла, а сейчас так же пристально, как и я разглядывающего парня и его волков.
        - Что скажешь?
        - Странная у него магия, как будто он член стаи.
        - Во-во, я о том же, первый раз такое вижу.
        - А еще Ледяной. - пожал плечами Седрик.
        - Мда, интересно...
        - Может он - оборотень?
        - Ты видишь его зверя? - в свою очередь спросил я.
        - Нет.
        - Я тоже, так что версия отпадает.
        - Скажи, Алекс, а....
        Договорить я не успел - рядом с троном пронзительно завизжала какая-то женщина. - Тварь!!!!! Я убью тебя!!!!
        Мне стало действительно любопытно, кого именно хотела убить обладательница луженой глотки как-то не вызывало сомнений. В нескольких шагах от нас стояла женщина средних лет, она была одета в пестрые шаровары и тунику, белые волосы забраны на затылке в пучок, безумный взгляд прикован к шуту, в руках два изогнутых меча, на лице маска. Ну да маскарад как ни как. Тем временем гость приблизился к ней. Интересно, он ее дочку что ли соблазнил?
        - Иди сюда, Сид, я заставлю тебя заплатить! Повелитель, я прошу разрешения на бой искупления! - обратилась она к Алексу, замерев в поклоне. В зале наступила гробовая тишина. Ну точно, это была именно дочка, а может и дочки. Алекс лишь кивнул.
        Волки тут же припали на передние лапы и оскалились, их шерсть стояла дыбом, хвосты нервно били по полу. Незнакомец в плаще почесал за ухом ледяного, тот заметно расслабился.
        - Тише мальчики, я разберусь, - промурлыкала... гостья!? Это была именно гостья. А с чего я собственно решил, что это парень? Хм, все интереснее и интереснее...
        - Я приветствую тебя, Александр, Повелитель Северных Земель, - она слегка склонила голову. Старый друг кивнул в ответ и тепло улыбнулся девушке.
        - А я смотрю меня здесь ждут с распростертыми объятиями, как приятно. - чуть насмешливо сказала она, обращаясь к взбешенной женщине и снимая плащ.
        Я смотрел на девчонку и не мог поверить глазам. Александр сошел с ума, это будет не бой, а избиение младенцев! Она ведь совсем молодая, фактически еще ребенок, стройные ноги плотно обтягивали черно-фиолетовые брючки, заправленные в невысокие мягкие сапоги без каблука, с правой стороны бедра шел рунный серебристый узор. Поверх белой рубашки-безрукавки был надет фиолетовый жилет-домино с воротником-стойкой тоже украшенный рунными узорами. На руках длинные, чуть выше локтя, перчатки в тон всего костюма с бубенцами по внешнему краю. А не много ли охранок для столь юного создания и к тому же явно не мага? Волосы были убраны под шутовской колпак, и лишь одна белая прядка спадала с левой стороны. Пухлые губы кривились в усмешке. Миндалевидные глаза смотрели с нескрываемым раздражением. А глазки-то не совсем обычные: в расплавленном золоте то и дело мерцали изумрудные огоньки, выдавая легкое раздражение и нетерпение. Да кто же она такая???
        - Алекс, ты не собираешься вмешаться, стражу позвать, например? - Спросил Седрик.
        - Я бы на его месте не стал этого делать, молодой человек, - раздался голос Ледяного волка, подошедшего к трону. - У Сид выдалась нелегкая неделя, ей нужно спустить пар, а то дворец не уцелеет. И к тому же это дело просто необходимо довести до конца. - Это он сейчас о чем? Волк усмехнулся и перевел взгляд на Алекса.
        - Я приветствую тебя, Повелитель Северных Земель, и тебя, принц Ширан дар Сараэн. - волк слегка поклонился Алексу, а затем мне. Удивляться, откуда он меня знает, не имело смысла, Ледяные - знают почти все. Они дети природы, сама стихия невероятно мудрая и жестокая и невероятно красивая, идеальная. Говорят, что когда тела волков стареют, их духи покидают ненужную оболочку и сливаются со стихией, именно в этот миг, в миг возвращения волка, на небе появляется Ледяное Пламя, так гласят легенды, а правда это или нет, знают лишь они сами.
        - И мы приветствуем тебя Екирок, глава Детей Зимы и альфа Серебряной стаи, - настала наша очередь кланяться.
        Я стоял и пытался прийти в себя, пока Ледяной здоровался с Софией и Седриком. Кто же такая эта малышка, если альфа Ледяных разрешает ей чесать себя за ухом?
        Девчонка тем временем сняла свой плащ и кинула его подбежавшему слуге.
        - Ты закончила?! - вновь взвизгнула дамочка.
        - Боги, ну что же ты так визжишь, я не глухая, и, кстати, ты вообще кто? - поинтересовалась Сид.
        - Так ты не помнишь? - явно обалдела женщина.
        - Неа, так кто ты? - девчонка огляделась и нахмурилась.
        - Да как ты смеешь, ты уничтожила мою семью, разрушила мою жизнь, и не помнишь! - опять сорвалась она на крик. Что же такого умудрился сделать этот ребенок, что эта дамочка так воинственно настроена?
        - Как же с тобой трудно, - пробормотала девушка, подходя к какому-то мужчине, в костюме пирата.
        - Вы позволите? - улыбнулась она протягивая руку к сабле, висевшей у того на поясе. Мужчина на секунду замер, потом густо покраснел и протянул ей оружие.
        Дамочка, явно не ожидавшая такого пренебрежения к своей персоне пошла пятнами.
        - Я Мириана, графиня Мириана Синеальская! - после этих слов она гордо вскинула голову, а девчонка снова нахмурилась, становясь напротив нее.
        - А, ну точно, у тебя дочка чокнутая, теперь понятно в кого она.
        - Она не чокнутая, она маг!
        -Ну да, ну да, видали мы таких магов, твоя дочь - заигравшаяся дура!- девчонка тоже начинала злиться, зеленые огоньки все чаще вспыхивали в ее глазах. - Так чего же ты хочешь от меня, Графиня Мириана Синеальская?
        - Я хочу твоей смерти! - и с этими словами она бросилась в атаку. Гости испуганно отшатнулись, давая им место для поединка, а Софи закатила глаза.
        Вопреки моим ожиданием, бой был достаточно интересным. Как игра в догонялки. Графиня делала выпады, атаковала вновь и вновь, но мечи рассекали лишь воздух. Девчонка крутилась волчком, ее тело изгибалось под неимоверными углами, она уходила от любого удара, двигаясь неимоверно быстро, и каждое ее движение сопровождалось звоном бубенчиков шутовского колпака. Графиня злилась все больше и больше, атаки становились все яростнее. Один из мечей прошелся в опасной близости от лица Сид, она оттолкнула лезвие кончиками пальцев и пригнулась, затем по дуге ушла вниз и сделала графине подсечку. Дамочка грохнулась на пол и выронила один из своих клинков, Сид ногой отпихнула его в сторону. Резко поднявшись, девчонка сдула прядку, упавшую на глаза и встала в стойку.
        - Еще не наигралась? - спросила Сид, глядя на вскакивающую графиню.
        - Я наиграюсь только, когда ты сдохнешь! - рявкнула та в ответ.
        - Да помогут тебе боги, - ответила Сид и поманила Мириану рукой.
        - Я ждала этого два долгих года, наняла лучших учителей. Ты заплатишь, - прошипела она, снова кидаясь в атаку.
        - Да ну!? Столько трудов и все ради меня любимой, спасибо, мне это льстит.
        - Ах ты дрянь, убирайся к вурдалакам! - верещала графиня, нанося удары. Очередной выпад девчонка приняла на граду сабли, при этом слегка поморщившись, и резко отбила его в сторону, по инерции графиня сделала несколько шагов вперед.
        - Не поверишь, я только что от них, родимых. - Сид снова попыталась уклониться от удара, но Мириане все же удалось задеть ее руку. Девчонка зашипела, точно кошка и со словами: 'Как же мне это надоело', проскользнула под рукой взбешенной графини и ударила ее рукоятью сабли в затылок. Мириана всхлипнула и осела на пол.
        - Унести ее! - приказал Алекс, застывшим в дверях стражникам. В этот же момент зал наполнился гулом голосов. Стражники подхватили под руки бесчувственную Мириану и вынесли ее из зала, Сид проводила их взглядом, покусывая нижнюю губу. Затем девчонка отдала саблю и хмуро посмотрела на раненую руку. К ней тут же подошел черный волк, во время боя сидевший внизу возле трона, и ткнулся в раскрытую ладонь.
        - Все хорошо Стэр, - улыбнулась Сид. Она подняла глаза на подошедшего Повелителя. Он обнял ее и заглянул в глаза.
        - Я рад, что ты все-таки приехала, хотя и с опозданием, - сказал Александр и поправил своенравную прядку, такую же белую, как и у всех жителей Северных Земель.
        Она отстранилась и задумчиво оглядела Александра.
        - Да уж вижу, ваша радость от моего присутствия просто не знает границ. Так приятно снова услышать пожелания скорейшей смерти. - уголки ее губ искривились в циничной усмешке.
        - Сид, несносная девчонка, какого упыря ты творишь? - проворчала Софи, тоже подойдя к ней, - зачем ты так долго с ней играла, и где твое оружие?
        - Я тоже рада тебя видеть Софи, - она притворно вздохнула - оружие вместе с вещами в моей комнате. Екирок был так любезен, что еще днем доставил их во дворец. Так что обнови защиту Алекс и надавай по шапке своим стражникам. А по-поводу того, что я творю... Я веселю толпу, я же шут - и она потрясла бубенчиками. Ну как толпа, понравилось представление? - поинтересовалась она, обращаясь к притихшему залу, толпа не ответила. Лишь те, кто стоял ближе к трону, сделали аккуратный шажок назад.
        - Я так и думала, - пробормотала гостья.
        - Боги, как была дитем, так дитем и осталась, - сказала Заклинательница Бурь и отвесила ей легкий подзатыльник. Сид поморщилась и показала ей язык.
        - Пойдем, я вылечу руку, - покачала головой Софи.
        - Заодно и поговорим, у меня новости, - рассеяно поглаживая своего черного зверя, отозвалась Сид, - Алекс, новости касаются и тебя.
        - У меня гости Сид, и я не хотел бы их оставлять, - он кивнул в нашу сторону.
        - Гости, - задумчиво протянула девушка и, выглянув из-за его плеча, стала нас с любопытством рассматривать, - Я приветствую гостей Повелителя, - она отвесила нам шутовской поклон, глаза озорно блеснули, - Надеюсь, они позволят мне забрать Александра и Софи на несколько лучей, - выдала девчонка, глядя мне в глаза.
        - Я не в силах отказать столь очаровательному созданию, - ответил я, не отрывая взгляда от нее. Глаза под маской удивленно распахнулись.
        - Очаровательное создание, говорите, любопытная теория, - протянула она, затем развернулась и вместе с Алексом, Софи и волками направилась к выходу из зала.
        Я смотрел в спину удаляющейся девчонке и все пытался понять кто она. Она совершенно точно не была магом, ни одна из спрошенных мною стихий не подтвердила свою к ней принадлежность, но с другой стороны я явственно ощущал след Ледяных, а еще эти глаза... Такие необычные, такие непостоянные, такие завораживающие и пленительные. Когда она рассматривала меня и Седрика, в них плескалось любопытство и настороженность. Она была напряжена с того самого момента как вошла в зал, как будто ждала удара, и ведь дождалась. И этот бой с графиней...
        - Может наемница? - Седрик тоже был явно ей заинтригован.
        - Вряд ли, слишком молода. И потом, она, конечно, неплохо владеет оружием, но уровень все же не тот, да и не стала бы наемница давать шанс бросившему вызов.
        - Значит, ты тоже заметил, я думал, мне показалось. И зверь у нее любопытный, и с Екироком она на короткой ноге... И эта ее магия - задумчиво протянул он. Слушай, а может она полукровка - у них такое часто встречается, в смысле невозможность определить магию и уровень силы.
        - Очень даже может быть, за нее не поручилась ни одна стихия, так что вполне... Потом спрошу у Алекса - сказал я. - Но даже то, что она полукровка не объясняет присутствие в ней силы Ледяных. Седрик лишь пожал плечами.
        - Кстати, может их что-то связывает?
        - Кого их?
        - Не делай вид, что не понял меня, я имел в виду ее и Александра.
        - Надо будет у него узнать, чтобы в случае чего, меня не мучили угрызения совести.
        - А я уж думал, графиня Крилин отбила у тебя всю охоту.
        - Что ты имеешь в виду? - удивился я.
        - Ран, я же вижу этот блеск в твоих глазах. Хочешь новую игрушку?
        - Брось, это чисто научный интерес.
        -Так я и поверил. - Седрик бросил в мою сторону насмешливый взгляд. - Тоже мне исследователь - недоучка.
        - А знаешь, ты может и прав, думаю, стоит познакомиться с ней поближе, - и я улыбнулся в предвкушении интересного вечера.
        - Ну я же говорил. Пойдем к гостям, а то придворные дамы уже шеи себе посворачивали, не думаю, что Алекс обрадуется, если они вконец окривеют.
        Я поморщился, но двинулся вслед за другом. Мы медленно спустились с возвышения, на котором стоял трон, и направились вглубь зала. Пора развлечься, праздник как-никак.
        ОБСИДИАНА ЗАБЫВШАЯ
        Я зашла за ширму в своей комнате и достала из сумки новую рубашку, ту, что была на мне, я стянула вместе с корсетом, а затем сожгла в камине. Привычка, нельзя оставлять свою кровь, слишком опасно. Жаль конечно, что нельзя воспользоваться очищающим огнем - даже слепой сейчас сможет увидеть мою сущность, если я начну магичить, но камин тоже неплохо. Алекс закончил ставить на комнату завесу молчания и сел на диванчик, Софи терпеливо ждала, пока я закончу палить свои вещи.
        - Сядь, - сказала она, указывая на стул - и сними, наконец, с себя эту маску и перчатки. - Я покорно выполнила все ее пожелания и протянула ей пострадавшую руку. Боли я не чувствовала - слишком маленькая рана - метка ледяных ныла гораздо ощутимее, а ведь уже три дня прошло, хотя тоже терпимо.
        - Сид! Северные духи, что у тебя с плечом?! - гаркнула Софи мне на ухо. Мда, не везет мне сегодня, явно. Она меня что глухой решила сделать?
        - Именно об этом я и хотела с вами поговорить, - я повернула к ней голову - Ты закончила с рукой?
        - Почти, - и она протянула руки к плечу. Я подскочила и начала натягивать новую рубашку.
        - Не стоит, это волчья метка, ты ее не вылечишь, только хуже сделаешь, - я вышла из-за ширмы, застегивая последние пуговицы на рубашке.
        - Екирок это не шутка? - обратился Алекс к Ледяному.
        - Нет, она теперь наша сестра, член стаи Серебряных волков и Дитя Зимы, - ответил лежащий на полу волк. Я села рядом с ним и запустила пальцы в его шерсть, облокотившись о кровать.
        - Скажите мне, Алекс, Софи, вы сможете скрыть магию ледяных?- я посмотрела на задумчивого друга и ошарашенную Заклинательницу бурь, сидевших на диване.
        - Екирок, а вы не можете? - задала в свою очередь вопрос Софи.
        - Нет, дитя, даже я не могу. Мы ведь часть стихии, для нас это противоестественно, мы не можем скрыть свою суть...
        - Когда тебя посвятили? - спросил Алекс.
        - Три дня назад, в ночь Возвращения Кринелла.
        Я вспомнила свое посвящение и Возвращение предыдущего альфы Ледяных. Сильный и мудрый волк перед своим уходом решил сделать мне подарок. Меня привели к Хрустальному озеру, священному месту, где проводятся все праздники и советы Ледяных, к месту, где они танцуют с метелью и создают пару, к месту где, они появляются на свет и откуда они Возвращаются. Никогда раньше я не видела ничего более прекрасного: небольшое озеро было покрыто льдом, достаточно тонким, чтобы рассмотреть серебристую воду, и достаточно толстым, чтобы выдержать тридцать пять волков,- представителей от каждой стаи - сидящих по кругу, альфу, моего тала и меня ошарашенную и завороженную. Я стояла в центре вместе с Кринеллом и смотрела на огромные черные деревья, окружавшие озеро по периметру и тянувшиеся к старой луне, на мерцающий в ее лучах лед, на Ледяных, и меня охватывал восторг. Для снега было еще рано, еще два дня оставалось до праздника Зимы, когда первые робкие и самые чистые снежинки укроют уже засыпающую землю. Никогда в жизни я не чувствовала такого единения с природой, не испытывала такого счастья, не ощущала себя
настолько спокойной. Время, казалось, замерло, я слышала Зимнюю стихию, осознавала ее силу, ее мощь и боялась дышать, чтобы не спугнуть эти чувства. Мир стал ярче, громче, больше, как будто кто-то резко сдернул пелену с моих глаз. Мне хотелось раствориться в природе. Я стояла обнаженной напротив волка и наслаждалась, прикрыв глаза.
        - Пора, - сказал Кринелл. Я пару раз глубоко вздохнула и опустилась перед ним на колени, а затем, глядя в его серые глаза, начала произносить клятву:
        - Я, Обсидиана, дочь Линара мер Анияр, Теневая Охотница, та, что Забыла принимаю твой дар Кринелл, сын Дарана и Зимы. Я клянусь хранить в тайне местоположение Хрустального озера, клянусь быть верной своим братьям и сестрам, Зиме и своему сердцу, я клянусь слушать бурю и верить метелям, клянусь защищать свою стаю, я клянусь быть свободной! Верите ли вы мне, Ледяные волки?!
        - Верим!!! - раздались голоса.
        - Веришь ли ты мне Зима?!
        - Верю - прошептала стихия.
        - Веришь, ли ты себе Обсидиана? - спросил Кринелл.
        - Верю! - ни секунды не раздумывая, прокричала я. Альфа взвыл и коснулся носом льда возле меня, образовалась небольшая лунка.
        - Семь глотков, дитя.
        Я нагнулась и глотнула обжигающе холодную воду, после последнего по телу пробежала судорога, а затем еще одна и еще. Было больно, безумно... Я царапала ногтями лед и пыталась не закричать, но через три вздоха все прошло, и Кринелл ударил меня лапой по левому плечу. Я поднесла руку к отверстию, из которого пила, и когда последняя седьмая капля крови упала в воду, лунку снова затянул лед, а за моей спиной взметнулись тени, мои тени. Кровь остановилась, а ее остатки с моей руки слизал альфа, я наклонила голову и открыла шею, признавая его власть надо мной.
        - Я приветствую тебя, сестра Обсидина, Дитя Зимы, - сказал Кринелл, и я медленно поднялась.
        - Мы приветствуем тебя, сестра Обсидиана, Дитя Зимы, - повторили главы стай. Я обняла вожака, понимая, что ему пора уходить, и отошла в круг, встала между Стэром и альфой Вьюжной стаи и оделась.
        - Время пришло, - сказал волк, поднялся, прикрыл глаза и взвыл, призывая метели. Его крик подхватили главы стай. Я тоже выла, пробуя казалось бы на вкус северные ветра, осознавая всю красоту этой ночи, ощущая приход стихии за своим сыном. Один вдох и альфу окружает снег, второй - и он растворяется в нем, третий - и раздается его радостная последняя песня, четвертый - и волки заканчивают выть, а вместе с ними и я, а на небе мерцает невероятно яркое Ледяное Пламя - волк Вернулся. Потом в центр вышел Екирок - новый альфа всех стай и всех Ледяных - мы приветствовали его, он в свою очередь приветствовал нас, принося клятву верности стаям и их главам. Затем мы вернулись в лес, на обычную поляну, где готовили праздник. Нас со Стэром окружили волки, они поздравляли, тыкались мне мордами в ладони, празднуя рождение новой сестры и Возвращение старого альфы и пели... Как же прекрасно они пели, и я пела вмести с ними, и Стэр тоже, а потом были танцы сумасшедшие танцы, и валяние в снегу, и безумная гонка, и чувство полной свободы, а ночь все длилась и длилась... Проснулась я только на следующий вечер от боли в
плече и ломоты во всем теле, горло ныло, и слегка кружилась голова. Быстро поужинав, пошла искать Екирока, чтобы уточнить некоторые детали. Перед посвящением Кринелл развеял мои опасения по поводу возможного оборотничества. Он сказал, что у меня просто появится связь со стихией, я буду слышать и понимать, что говорит мне Зима, стану немного выносливее и мне потребуется меньше времени на восстановление сил и регенерацию в случае ранения, что, безусловно, не могло не радовать. А вот Екирок меня слегка огорчил - ну да, должна же в этой бочке меда быть хоть капля дегтя. Как выяснилось, ломота в теле и головокружение продержатся еще дней пять, пока организм полностью не перестроится, останется шрам и стихию Ледяных волки скрыть не в силах. А еще эти пять дней я буду слаба как щенок и не смогу пользоваться магией. Ладно, пошли к упырям этот шрам, слабость и моя магия - шрам можно скрыть одеждой, причем практически любой (голой же меня видит, в основном, только мой тал), слабость пройдет, и пять дней продержаться без своей магии я могу, благо с оружием обращаться умею. Но вот постоянная магия Ледяных - это
плохо, это очень плохо, скорее даже ужасно, потому, что очень заметно. Полукровка, причем даже не из Северных Земель, и Ледяная стихия, да в меня только ленивый не будет пальцем тыкать! После того, как я слегка остыла, в голову пришла идея обратиться к Алексу и Софи, и потом я все равно обещала им приехать на Кинар, вот и совместим приятное с полезным. Отпускать меня одну, волки не решились, а так как Екирок, как новый альфа, а, следовательно, и защитник и союзник Северных Земель, должен был известить о приходе Зимы и тем самым открыть праздник, он отправился со мной.
        И вот я здесь, наблюдаю, как они медленно отходят от шока.
        - Почему не дала раньше о себе знать, сколько ты уже здесь? - возмутилась Софи.
        - Времени не было, прости. В городе я всего два оборота*, а вот у волков уже четыре дня, так что там с моей просьбой? - я посмотрела на Алекса.
        
        *Оборот - час 25 минут.
        - Мы можем попробовать, но я не могу давать гарантий, сама понимаешь, ты ведь полукровка и еще будет холодно Сид, очень, - пробормотал он. К тому же ритуал я знаю только в теории да и Софи тоже, последнее посвящение было лет 500 назад, я тогда еще даже не родился.
        - У меня нет других вариантов, нужно чтобы уже сегодня никто не чувствовал стихию во мне. А насчет холода, я потерплю, для этого что-то нужно? - Ага, потерплю, проще сказать, чем сделать, я терпеть не могу холод, больше, чем что-либо в этой жизни, но выбора у меня нет.
        - Нужен носитель, - протянула Софи.
        - Вот держи, - сказал Алекс и кинул мне что-то блестящее, - Хотел подождать с подарком, но видно не судьба. С Кинаром тебя, пусть он будет снежным.
        - И тебя, - я машинально поймала браслет и стала его рассматривать. Он был необычным, явно работа заклинателей льда и гномов, невероятно тонкая работа. От него веяло магией, но совсем чуть-чуть, как от простого амулета. Я надела его на левую руку, браслет оплел запястье и ладонь, слегка не доходя до костяшек пальцев. Насколько я поняла, сделан он был из нрифта - материала, напоминающего серебро, но гораздо более прочного и был выполнен в виде переплетающихся стебельков розы... Лишь стебельков, без цветов - именно такой узор был гербом моего отца. Я чуть грустно улыбнулась, провела пальцем по одному из переплетений и тут же порезалась о шип.
        - Не убирай палец! - остановила меня, уже было отдернувшую руку, Софи. Я замерла, наблюдая, как кровь впитывается в браслет, затем он ярко вспыхнул и плотнее обхватил руку. Прижился-таки, а я так надеялась, что это всего лишь охранка, а не очередной эксперимент Алекса, вот упырь! Что-то я за последнее время слишком часто расстаюсь со своей кровью.
        - И что ты мне подарил, Алекс? - я вскинула бровь.
        - Не ты, а мы, - сказал он, кивая на заклинательницу бурь, - браслет реагирует на тебя и твои эмоции. Если почувствуешь опасность, просто прикажи ему, и шипы удлинятся настолько, сколько захочешь, как ты уже убедилась они острые, очень. Короче, это оружие, а еще маячок, чтобы мы могли всегда узнать, где ты и в каком состоянии. Так что лучше тебе его не снимать. - В ответ на это я лишь закатила глаза, они никогда не перестанут обо мне беспокоиться, проще сделать то, что они просят, чем переубедить.
        - Погоди, они все удлинятся? Она же себе руку изрежет. - Стэр свесил морду с кровати, рассматривая мое новое приобретение.
        - Нет, не все, только те, которые она захочет. - после этих слов, я отдала мысленный приказ и зажала любопытную морду своего тала между трех лезвий. Два снизу, одно сверху. Красота.
        - Отпусти меня, зараза, - прошипел он.
        - Ну, разве так просят, - я добавила еще одно лезвие, и попала ему по носу, мда нужно попрактиковаться.
        - Ну, пожалуйста. - и он очаровательно захлопал глазками.
        - Можешь же, когда хочешь, - я убрала руку, а Стэр уселся на кровати подальше от меня и облизал свой нос, показывая при этом всем своим видом, как он обижен.
        - Вижу, тебе понравилось. Он и будет носителем. Ну что приступим? - спросила Софи.
        - А что такое...
        - Носитель - это то, что помогает скрыть магию, то, что поглощает остаточный фон, исходящий от тебя. Если будешь носить его не снимая достаточно долго, он послужит накопителем, не очень сильным конечно, но все равно. И еще одно, можешь его надевать даже поверх одежды, эффект останется прежним, - прервал меня Алекс.
        В принципе все прошло достаточно быстро и безболезненно, относительно. Меня попросили закрыть глаза и сосредоточиться на стихии, что я собственно и сделала, затем Алекс уселся на кровать сзади меня и положил пальцы мне на виски, Софи обхватила мои запястья. Я, было, дернулась по старой привычке (ну не люблю я, когда у меня кто-то за спиной - это почти инстинкт), но заклинательница бурь шикнула на меня и лишь сильнее сжала мне руки. Я успокоилась, ну, по крайней мере, попытка была. Затем я почувствовала легкий холодок на висках и руках. Он постепенно нарастал, пробирая все тело до костей. Я опять дернулась, и тут же меня придавило к полу что-то невероятно тяжелое. Пытаясь справиться с собой, я прикусила губу и впилась пальцами в ладони, но в этот момент все кончилось. Открыв глаза и проморгавшись увидела, что лежу на полу, поперек меня удобно устроился Стэр, а Софи и Алекс сидят рядом на полу, уставшие и помятые. Алекс каким-то образом успел скинуть свой длинный белый камзол, который сейчас валялся на стуле, поблескивая серебристой вышивкой, а прическа Софи изрядно растрепалась, и несколько прядок
окружали ее милое личико. Оба тяжело дышали.
        - Ну как, получилось? - поинтересовалась моя персона.
        - Ага, - пробормотала Софи, - ты же обещала потерпеть, - и она укоризненно посмотрела на меня.
        -Так я вроде выполнила обещание.
        - Угу, как всегда. Между прочим, у тебя опять кровь, - и она ткнула пальцем на мои губы. Я облизала их и почувствовала металлический вкус, а еще КЛЫКИ.
        - Твою ж мать, Екирок, это что еще за упырь?
        - Это, милая моя, последствия твоего обращения, - и он сверкнул на меня глазами. Мне показалось или он издевается?
        - И что мне с этим делать? - проведя языком по верхним зубам, я опять наткнулась на клыки и чуть не поранилась. Ну конечно же, где одно там и другое, боги, а чего-нибудь менее банального вы придумать не могли?
        - Учиться контролировать, - изрек он. Тем временем Софи залечила раны, оставленные новоприобретенными клыками.
        - Допустим, а сейчас мне с ними что делать, отпилить?
        - Ну, зачем же так радикально, просто не улыбайся.
        - Да без проблем, может мне еще и не разговаривать?
        - Было бы не плохо, а то язвишь через слово, - выдал Алекс и заржал.
        - Нет, это вообще наглость. Стэр, ты это слышал? - я обратилась к своему талу, тот по-прежнему лежал поперек меня и тоже ржал.
        - Ты чего смеешься, черномордый? Усы оборву. И слезь с меня, в конце-то концов, ты мне все ноги отдавил, - я толкнула его в бок и освободила свои порядком затекшие конечности.
        - Да вот, представил тебя с таким беленьким очаровательным волчьим хвостом, - сказал он и тут же отпрыгнул в сторону, уворачиваясь от пущенной в него подушки.
        - Да что ж у меня за жизнь такая, что ни день, то новое развлечение на мою голову! Екирок, Кринелл ведь говорил, что я не стану оборотнем.
        - Так ты и не стала, - и альфа в недоумении на меня уставился.
        - А клыки, это, по-твоему, что?
        - Обсидиана, ты теперь Дитя Зимы и находишься под защитой стихии, она, как и любая мать, хочет лишь одного, чтобы ее ребенок выжил. Видимо она посчитала, что твое тело слишком слабое, вот и сделала тебя сильнее.
        - Твою ж мать! Я просто слов не нахожу! Это я-то слабая? - я в мгновение ока оказалась на ногах, дико хотелось кого-нибудь грохнуть, да так чтоб крови и криков побольше.
        - Девочка, ну чего ты так переживаешь, ты ведь стала сильнее - радуйся, а твое новое украшение - это еще одно оружие, которое, кстати, намного надежнее, чем любой клинок.
        - Екирок, неужели ты не понимаешь, я и так сильно выделяюсь из толпы... И потом, я что своих врагов до смерти закусаю, очень смешно!
        - Сид, малыш, не паникуй, тебе всего лишь нужно потренироваться, - подключился к увещеваниям Алекс.
        - В чем? В кусании? А на учебу я как ходить буду? А домой мне как добираться? А знакомым, что говорить? - что-то я разошлась, пора взять себя в руки. К таким дарам претензий не предъявляют и потом, чем больше я злюсь, тем дольше у меня остаются клыки, а выходить в таком виде к гостям что-то желания не было. Они и так от меня шарахаются. - Так, ладно, все нормально. Я уже почти осознала. И простите меня за истерику, тяжелая неделя.
        - Расскажешь? - поинтересовался Алекс.
        - Нет, я надеюсь, что пока это тебя не касается.
        - Как всегда секреты, - тяжело вздохнула Софи, - Ладно нам пора возвращаться к гостям, нехорошо оставлять праздник без хозяина.
        - Погодите, - я поднялась с пола и прошла к шкафу, в который скинула свои веще перед тем, как войти в зал - у меня для вас подарки по случаю Кинара. Бури и метели! Да где же этот мешочек? - Я безуспешно рылась в своих сумках пытаясь отыскать подарки. Но вот наконец-то я нащупала два небольших кожаных мешочка, плотный сверток и уменьшенную клетку. Первый большой, серебристый на длинном шнурке я повязала на шее Екирока.
        - Это камелит - порошок, сделанный морскими донными русалками из особых водорослей. Достаточно принять всего несколько его крупиц в ночь перед зачатием, и я даю гарантию - Микеша забеременеет. - В глазах альфы после моих слов появилась непередаваемая надежда.
        - Спасибо, тебе, дитя. - Он подался вперед и лизнул меня в нос. Все дело в том, что Микеша, жена Екирока, вот уже который год не могла зачать. Непонятно как, но в детстве она потеряла свою стаю и попала к работорговцу. Жалкий, глупый и ничтожный в своем абсолютном нежелании понимать природу стихи, эльф решил оставить ее у себя, в качестве забавной игрушки. Проблема была в том, что игрушку сначала нужно было научить правилам поведения, и учил он ее очень жестоко. Любое даже мелкое непослушание заканчивалось побоями, а так как волчата еще не умеют обращаться со своей силой, Микеша не могла защищаться... Лишь слабые когти и неокрепшие клыки, и один и тот же конечный результат - переломанные кости и кровоточащие раны на ее теле. Чуть повзрослев, она смогла убежать и вошла в стаю Серебряных волков, а потом стала парой Екирока, но последствия тех трех лет жизни у эльфа до сих пор напоминают о себе.
        - Нет, это тебе спасибо, тебе и твоей стае. За все, что сделали для меня и Стэра, - я обняла волка за шею и зарылась лицом в его шерсть, - и с Кинаром тебя вожак, пусть он будет снежным, - улыбнулась я, выпуская его из объятий, а затем подошла к Софи.
        - С Кинаром и тебя Заклинательница, - я протянула ей сверток. Тут же разорвав плотную бумагу, она вытащила наружу изумительной красоты бело-голубое платье. Его шили специально под мой заказ три паучихи нефритового леса. Их мастерство по праву считалось непревзойденным. Готовый вариант я не видела. Заказ мне доставили на дом два сумана назад, как раз перед моим очередным делом, так что я просто положила его в сумку к остальным подаркам. И сейчас, так же как и Софии, любовалась искусной вышивкой на лифе и россыпью полудрагоценных камней-оберегов. Платье было длинным, с широкими бретелями вместо рукавов и скромным декольте. Ткань должна была плотно облегать грудь и струиться ниже мягкими крупными складками, не слишком широкое не слишком узкое, чтобы можно было спокойно двигаться и никаких бантиков и ленточек, лишь вышивка по диагонали и россыпь камней. Даже Стэр поднял морду с кровати и уставился на подарок. В свете магического огня платье как будто ожило, создавалось впечатление, что в руках Софи держит метель, а не просто ткань. Идеальное платье для Заклинательницы бурь.
        - Оно великолепно, спасибо тебе Сид.
        - Всегда рада, пусть зима будет снежной, - после этих слов Софи как-то по-детски чмокнула меня в щеку, не переставая улыбаться.
        - Я, пожалуй, пойду, примерю.
        - Иди, иди, только захвати сверток с собой. Там еще несколько приятных мелочей, - сказала я, имея в виду белье и чулки. Софи подхватила пакет и умчалась.
        - Я тоже пойду, займу пока твоих гостей Алекс, а то боюсь, они совсем заскучали. Не задерживайтесь, скоро упадет первая снежинка, - обратился к нам Екирок, поднимаясь на лапы. Через несколько вдохов в комнате остались только я, Алекс и мой тал.
        Я, наконец, выудила клетку и попросила Алекса увеличить ее размер. В клетке лежало яйцо фаруна.
        - Это тебе Александр, с Кинаром тебя, и пусть он будет снежным. - Я вручила ему клетку.
        - И тебя, - машинально отозвался друг, рассматривая мой подарок. - Яйцо? - поднял он на меня чуть удивленный взгляд.
        - Да, яйцо фаруна, Алекс. Эту птицу почитают вожди южных островов. Она умеет отличать правду от лжи и до конца жизни предана тому, кого увидела сразу после вылупления. Поэтому первым она должна увидеть тебя. Когда она вырастет, то станет размером чуть меньше Стэра в его обычном виде, так что тебе нужно уже сейчас позаботиться о месте для нее во дворце, потому что растут они достаточно быстро, но думаю это не проблема. Фарун - хищная птица, тебе придется снабжать ее мясом, пока она не достигнет примерно месячного возраста, затем будет достаточно два раза в суман отпускать ее на охоту. Обычно их оперение персикового цвета, но если кто-то соврет тебе (причем именно тебе) оно потемнеет.
        - А сейчас мне с ним что делать? - спросил Повелитель, горящими глазами рассматривая мой подарок.
        - Положишь его у себя в комнате, рядом с камином, этого будет достаточно, но Алекс по моим подсчетам птенец должен вылупиться примерно дня через четыре... Так что смотри, не упусти момент, а то его хозяином вместо тебя станет кто-то из слуг. Не для того я тащила яйцо гоблины знает откуда.
        - Сид, я даже не знаю, что тебе сказать... Ты ведь знаешь, что все это необязательно, уже одно то, что ты смогла выбраться к нам огромный подарок для нас с Софи. Мы скучаем, уголек, - сказал он, поставив клетку ближе к камину, тем самым освобождая место рядом с собой на полу. Я села рядом с ним и положила голову на кровать.
        - Знаю, что не обязательно, знаю, что скучаете ... Но раз я так редко бываю у вас, считай это компенсацией. - Алекс ничего не ответил на это, лишь вздохнул.
        - Кстати, ты надолго?
        - Нет, как только закончится праздник, я уеду.
        - Но почему так быстро, ведь в академии еще суман будут каникулы?
        - Все верно, но я недавно стала преподавателем основ боевой магии, так что мне нужно вернуться пораньше, чтобы подготовить себя и лес.
        - В смысле, я ничего не понял, какой лес? - точно, я же забыла им сообщить.
        - Если в двух словах, то я наконец-то защитила свою курсовую, а заодно и создала себе персональное место для тренировок.
        - Ту, которую пытаешься защитить с первого курса?
        - Да, ее. Так вот, мое тренировочное место - лес, хотя он и создан магически, он полностью живой и подчиняется мне. То есть я могу управлять его ростом, его обитателями и прочее, прочее. Так же могу создавать различных животных и нечисть, тратя минимум своей магии, и хотя по сути своей они все фантомы, но ощущаются как вполне себе реальные существа. И раны наносят тоже достаточно реальные. - Как вспомню первые неудачные опыты, так ругаться хочется долго и заковыристо. - Сам понимаешь, лучшего места для меня не найти, к тому же он ни на кого не реагирует кроме его создателей, а нас всего трое включая меня.
        - Ты хочешь сказать, что создала целый лес?! Но это же не реально!?
        - Нет, конечно, - пожала я плечами - Лес, уже был. Я рассказывала тебе, он находится на территории академии, но кроме все тех же елок, белок и дятлов там никогда ничего не было.
        - Погоди, я совсем запутался.
        - Все просто, год назад во время очередной своей работы, я нашла достаточно интересный артефакт. Не буду сейчас вдаваться в подробности, но суть в том, что я, один мой знакомый некромант и эльфийка с его помощью накачали лес нашей магией. Эльфийка - жизнь, некромант - смерть, ну а я - нечто среднее, то, что связывает эти две силы. Накачав лес магией, мы заставили ее работать именно так, как нам нужно. Так что теперь он практически живое существо, замкнутое на мне и подчиняющееся нам троим, как родителям.
        - Насколько я понял, артефакт многократно увеличил вашу силу?
        - Ее плотность, если быть точной.
        - Почему тогда его пришлось замыкать, да еще и на тебе? - приподнял брови Алекс.
        - Потому что систему нужно было закрыть, иначе магия в нем долго бы не продержалась. Получилась своего рода колба до верху накаченная силой, а пробка к этой колбе - я. Я же говорила, что связала силу эльфийки и некроманта, лес не принял бы ни одного из них в качестве замыкающего и контролера, потому что просто погиб бы в этом случае. Ничто не может состоять только из жизни или смерти, даже у тьмы и света есть тени и полутона.
        - Но причем тут твоя преподавательская деятельность? - я хмыкнула.
        - В общем, ректор месяца три назад решил, что не плохо бы Академии иметь еще одного преподавателя боевой магии, но подобрать кандидатуру никак не могли, а тут я со своим проектом...
        - Проект же был по материализации и иллюзиям, насколько я помню.
        - Именно, но лес-то задумывался мной в первую очередь как полигон. Короче, как всегда не в том месте и не в то время, - я вздохнула, оценивая масштабы той з... засады, я имела в виду, в которую попала.
        - Откажись.
        - Не могу, в случае моего отказа мне будет запрещено пользоваться лесом, а сейчас это мне просто жизненно необходимо.
        - Но ты же замыкающая, - он удивленно приподнял брови, - без тебя лес погибнет.
        - Найти нового замыкающего не сложно, им достаточно поменять некоторые связки и все будет готово, стихии воды и ветра тоже прекрасно подойдут. А я не могу потерять лес, следовательно, не могу отказаться.
        - Что-то серьезное? - тут же встревожился Алекс.
        - Вроде не очень. Полгода назад была моя первая Ночь Теней.
        - Я тебя поздравляю, как все прошло?
        - Не очень, если честно. Я чуть не стерла с лица земли одну деревеньку вместе со всеми ее жителями. А самое интересное, что я ничего не помню, из того, что я творила. Мне рассказал Дакар. Он, собственно говоря, и остановил меня. Сам видишь, в сложившихся обстоятельствах, лес - просто идеальное место. Он никого не впустит и не выпустит мою магию, когда наступит очередная Ночь.
        - А что с твоей памятью? - спросил он.
        - Не знаю, обычно все происходит менее болезненно. Другие Теневые не горят желанием уничтожить все живое вокруг себя, Дакар думает, что это произошло из-за отсутствия у меня основной тени.
        - Мда, я даже не знаю что сказать. Надеюсь, ты с этим разберешься.
        - Я тоже надеюсь. Я как представлю, что скоро буду учить, так меня дрожь пробирает, - я передернула плечами.
        - Бедные студенты, - заржал Алекс, - боюсь, они не выживут после твоих занятий.
        - Это боюсь, я не выживу, после общения с ними, - я слегка пнула его локтем в бок и подняла, наконец, голову с кровати. - Особенно, если учесть какой я была в их возрасте. Бррррр.
        - У каких курсов ты ведешь занятия?
        - С первого по третий, у младших короче. Но это пока. Боюсь в перспективе, ректор подкинет мне еще и с четвертого по шестой, мрак, в общем.
        - Мда, да же не знаю, что на это сказать.
        - Можешь промолчать, мне будет достаточно сочувствия во взгляде, - после этих слов Алекс постарался выполнить мое пожелание, получилось, честно говоря, не очень.
        - Не верю, - пробормотала я, - не натурально играешь, Александр.
        - Боги, и как я тебя еще терплю?! - проворчал Алекс и скорчил рожу грозного повелителя. Мы втроем рассмеялись.
        - Сид, ты ни чего не забыла? - спросил мой тал, отсмеявшись. Твою ж эльфячью маму! Точно, у нас же новости для Повелителя. И при чем не очень хорошие. Я посмотрела на Алекса, который все еще продолжал посмеиваться.
        - Александр, у меня для тебя не очень хорошие новости.
        - В смысле? - вмиг став серьезным, спросил он.
        - В прямом! Что, твою ж мать, у тебя творится на границе с людьми?! - едва сдерживаясь, спросила я.
        - Судя по докладам, там все нормально, - удивленно ответил он.
        - И кто, позволь спросить, строчит эти твои доклады?
        - Один из советников. Сид, в чем метели тебя задери дело? - начал нервничать Алекс.
        - Сейчас узнаешь, но позволь еще один вопрос, - Алекс кивнул, - ни Кирашем ли зовут этого самого советника?
        - Ну да, так что случилось?
        - А то, что этот твой советник продался как последняя уличная девка. У него с графом Лидорским, чья забота, между прочим, охранять эти самые границы, соглашение. Они похищают девушек Алекс, совсем молодых человеческих девушек, и продают их в бордели, находящиеся на территории твоего государства! Как тебе такие новости, ты куда вообще смотришь? Куда смотрят твои идиоты-шпионы? Ты вообще понимаешь, чем тебе грозит такой поворот событий? Уже начали ходить слухи Алекс, не хорошие такие слухи.
        - Как ты узнала об этом? - ну да, проверка информации в первую очередь, на то он и Правитель.
        - Меня тоже пытались похитить. Думали, я из ближайшего к границе села.
        - Сколько? - задал Алекс следующий вопрос.
        - Восемь, не новички, но и не старая гвардия. И не делай такое лицо, пожалуйста, - сказала я, заметив беспокойство в его глазах, - я просто защищалась, и потом, они живы, просто слегка покалечены. Меня опознать они не смогут - я была под личиной, и следов тоже никто не найдет, благо опыт имеется.
        - Как долго это продолжается? - облегченно вздохнув, спросил он.
        - Судя по всему, несколько месяцев, но я не уверена.
        - Спасибо, что сказала, я разберусь, - его глаза на секунду стали ледяными.
        - Было бы не плохо, учитывая то, что отношения с Аролией у тебя и так не особенно дружеские, - я сползла чуть ниже, оперлась головой о спинку кровати и прикрыла глаза. Алекс молчал. Видимо обдумывал сложившуюся ситуацию, и где только его глаза были? Я ведь его еще год назад предупреждала, что разогнать этих старых крыс на границе надо. Но разве он меня послушал? Эх, Повелитель, тоже мне... Мне в висок ткнулось что-то теплое, я подняла руку и погладила Стэра по голове. Он тоже устал, тяжелая выдалась неделя. Сначала задание, потом волки и посвящение. Мне хотелось кофе, печенья с корицей и выспаться, при чем выспаться хотелось просто безумно. Но от моих желаний меня отделяли три дня пути, это если без происшествий, что маловероятно, и отчет Дакару о проделанной работе. В этот раз даже убивать никого не пришлось, просто расстроить одну не выгодную свадьбу и выкрасть одну опасную книгу, ну и еще вернуть глупого принца заботливым и любящим родителям. В общем, задание на четыре дня, если конечно не учитывать дорогу, занявшую дней пять, кажется, точно не вспомню. Обычно Дакар дает мне работу сложнее, но
в этот раз я слишком засиделась в академии, а когда поняла, что все Теневые уже успели разъехаться на каникулы, и хотела рвать когти, меня отловил ректор. Вот так, тяжела и не казиста жизнь Теневого Охотника и будущего магистра.
        Кто бы мог подумать, я - Теневая Охотница. Шесть лет назад я бы рассмеялась в лицо тому, кто выдвинул бы такое предположение, но не теперь... Эх, много воды утекло с тех пор. Помню свой шок, когда узнала, что принадлежу к тем, чьим именем пугают детей, о ком ходят страшные кровавые легенды, и кого, как считалось, уже нет в этом мире. Помню, как не могла поверить, что я та, кого почти полностью стерли со страниц книг, и из памяти почти всех существ, сохранив наш образ лишь в сказках. А еще помню чувство злой иронии, ведь теневой дар считается проклятьем... Вот бы моя мамаша повеселилась, узнав об этом. Но она не узнает. Никогда, уж я постараюсь. Мда, как это ни печально, а у каждого из нас своя история и, как правило, она не очень радостная.
        Жаль, конечно, что я так рано узнала, насколько жесток этот мир. Жаль, что мне так рано пришлось осознать, насколько он беспощаден, как сильно он жаждет твоей крови, до какой степени ему нравятся твои крики и слезы, с каким остервенением он упивается твоим страданием. Жаль, что я так рано поняла, стоит дать только шанс, и он сожрет твое сердце по кусочкам, разобьет твою душу на бесконечное множество острых, как лезвие сабли, осколков, и будет стоять в стороне наблюдая, как ты режешь свои руки об их неровные края, пытаясь собрать себя воедино. А самое страшное, тебе это никогда не удастся, потому что какому-нибудь прохожему понравится сверкающий даже во тьме кусочек души, и он унесет его с собой. А ты, ты так всю жизнь и проведешь на коленях с кровоточащими ладонями, если не хватит сил подняться. У меня хватило, и я сбежала. Вот только толи я слишком медленно собирала осколки себя, толи народу было слишком много, но зияющих дыр во мне, как теней в полночь. Я лишь недавно заново научилась смеяться, я лишь недавно заново поверила в дружбу, я лишь недавно позволила себе вспомнить другую сторону мира.
И нет, я не злюсь, не сыплю проклятия на головы виновных и не реву в подушку. Я благодарна своим обидчикам за то, какой я стала. Благодаря им я отрастила себе очень длинные и острые когти, а еще крепкие и ядовитые зубы... И пусть мое детство ушло от меня с металлическим лязгом, застегнутого на моей шее ошейника, пусть это причинило мне много боли, я выжила, а значит стала сильнее, а значит достойна жить, достойна носить имя рода своего отца.
        Я узнала о том, кто я, лишь в 22 года, когда сбежала из королевства фей и попала в Академию. До этого момента я просто считала себя и свою силу странной. То, что планируя побег, я выбрала именно Срединную Высшую Академию Магии, обернулось невероятной удачей. Пожалуй, самой большой в моей жизни. Во-первых, СВАМ единственная академия, представляющая собой государство в государстве. Все преподаватели и студенты, последние даже после выпуска, находятся под ее юрисдикцией, мы считаемся гражданами этой мини-страны, мы находимся под ее защитой, что в первые годы обучения для меня было очень важно, во-вторых, Академия находится на пограничье трех государств: Северных Земель - страны грунов и Ледяных волоков, Инторы - государства горгулий и Аролии - царства людей, что дает определенные преимущества при выборе места жительства, будущей работы и специализации (но это для универсалов). В-третьих, как я узнала впоследствии, СВАМ одно из самых лучших учебных заведений мира. Ну и, в-четвертых, только здесь, насколько мне известно, проходят обучение Теневые. Собственно говоря, именно ради нас создавалась
Академия, ради нашей безопасности в ней открыт специальный факультет Охотников, служащий прикрытием нам - Истинным, ради нас Дакар добился полной автономии СВАМ. Я могу только гадать, чего ему это стоило, но в том, что играл он не по правилам, я уверена. Основной же и самый большой плюс в том, что именно здесь Теневых учат управлять силой, именно здесь мы чувствуем себя в безопасности, и что еще более важно, мы можем использовать свои силы, а значит жить и все это благодаря Дакару, который вместо того, чтобы стать Теневым, стал нашим учителем, нашим наставником, нашим защитником. Он предложил нам самое дорогое в этом мире - свободу. И я безумно благодарна ему за это...
        Я все также сидела на полу, откинув голову на кровать и закрыв глаза. Мда, что-то я ударилась в сантименты, пора брать себя в руки, вон и Алекс меня как-то странно разглядывает.
        - Ты выглядишь измотанной, - пробормотал он. Затем еще раз окинул меня взглядом. - И очень сильно похудела.
        - Да просто не высыпалась последнее время, не беспокойся.
        - Как я могу не беспокоиться, когда ты выглядишь, как зомби сразу после поднятия.
        - Алекс, не начинай. Давай хоть в Кинар не ругаться, - ну за что мне это наказание, в виде слишком заботливого друга?
        - Что не начинай, Обсидиана, ты измотана и морально и физически. Нет, молчи. Дай мне договорить, - пресек он мои попытки возразить.
        - После каждого задания, ты еле ноги передвигаешь, ты плохо спишь и зачастую тебе сняться кошмары - сама говорила. Ты срываешься на каждого встречного, ты постоянно вздрагиваешь и оглядываешься. Не надоело жить в страхе? Может пора сменить работу?
        - Алекс, а тебе не надоело, что почти каждый наш разговор заканчивается одним и тем же? По-моему ответ очевиден. Не надоело. И это не страх, к твоему сведению, это осторожность и не до конца выветрившийся азарт, - я пыталась говорить нормально, не позволяя себе злиться.
        - Твоя Охота, Сид, за частую заканчивается убийством, тебе всего лишь 28, а на твоих руках столько крови, что мне и представить страшно.
        - Я не прошу тебя представлять. Алекс, моя жизнь - это мой выбор. И пусть, как правило, я несу смерть. Но знаешь, Охота позволяет мне хоть что-то чувствовать, не забывать, что я еще жива.
        - Жива?! - начал беситься Алекс, - Ты это называешь жизнью, ты это называешь чувствами!? Страх, боль и ненависть, вот что окружает тебя постоянно! Ты молода Обсидиана, почти ребенок. Неужели нельзя заниматься чем-то другим?!
        - Я не всегда убиваю. И нет, нельзя! Я не могу, как другие проводить время в веселых компаниях, не могу шушукаться по углам с подругами, не могу проводить вечера в кабаках, метели тебя задери, тебе это прекрасно известно! - ну как всегда. Я начинала злиться.
        - Почему не можешь Сид? Что тебе мешает?
        - Я Теневая, Алекс, Истинная Охотница. И дело не только в том, что мне жизненно необходимо пользоваться силой. Все, чем занимаются в моем возрасте другие существа, для меня скучно! Я начинаю выть от тоски, если сижу на заднице смирно хотя бы месяц! Мне не о чем говорить со сверстниками. Они глупы, они наивны, они слишком избалованы, и я в долгу у Дакара.
        - Свой долг ему ты уже давно отдала, ты можешь уйти из Академии, жить здесь, во дворце. Я в состоянии обеспечить твою защиту и тебе не придется бояться, что кто-то узнает твой секрет, ты сможешь открыто пользоваться тенями. Поверь, моего слова и слова Екирока будет достаточно, - после этой фразы я расхохоталась, Стэр, который все это время лениво следил за нашей перепалкой, тоже прыснул.
        - Ты понимаешь, о чем говоришь? - отсмеявшись, спросила я, глядя на ошарашенного Повелителя. - Я - во дворце?! Да я поубиваю всех твоих придворных. Ты же знаешь, как я все это ненавижу. Да лучше клетка, чем такая жизнь. И потом, а как же другие Охотники, о них ты подумал!?
        - Да причем здесь они, мне нет до них дела, мы сейчас о тебе разговариваем! - все, я в бешенстве. Я вскочила на ноги и схватила Алекса за воротник, заставив подняться следом.
        - Посссссслушай меня, глупый грун! Ты думаешь так все просссссто, ты хоть знаешшшь, что довелось пережить почти каждому из нас, прежде чем мы попали к Дакару! Ты думаешшшь, мы просто так прячемся и скрываемся. Да если я приму твое предложение и останусссь у тебя во дворце, это поставит под удар всех нас. Меня ты защитишь, это верно, но не их. Их переловят как много тысячелетий назад и хорошо, если уничтожат, а если нет? Их могут заставить работать на себя, у Теневых ведь тоже есть слабости! У Катрины недавно дочь родилась, между прочим, ты подумал об этом?! Нет! - я встряхнула его хорошенько, - Ты думаешь, я могу пойти на такое!? - я опять встряхнула его. - Но и это еще цветочки! Каждый правитель захочет получить в свое услужение Истинного Охотника. Академию могут уничтожить, может начаться очередная 'Восьмисотлетняя война'! Для этого достаточного будет всего лишь слуха! Как тебе такие перспективы?! - уже почти кричала я ему в лицо. Затем я резко его отпустила и отошла к окну, пытаясь успокоиться.
        - Прости, огонек, я не подумал... - услышала я тихий голос Алекса. - Просто неужели тебе хочется всю жизнь провести вот так? Ты никого не подпускаешь к себе, даже нас с Софи, неужели ты хочешь, чтобы так было всегда? Неужели ты так и хочешь возвращаться всегда в пустой дом, где тебя никто не ждет, а ведь все к этому идет. С каждым годом ты все больше закрываешься, неужели ты не хочешь семью, детей? - тяжело вздохнул Алекс.
        - Алекс, какая семья? Какие дети? О чем ты вообще? Какой мужчина будет терпеть такую как я рядом? Какому мужчине захочется проводить недели в ожидании, а по возвращении, выслушивать от меня нелепые отговорки? Какого мужчину смогу терпеть я? И потом, я не одна. У меня есть Стэр.
        - Именно об этом я и говорю, не пора ли тебе притормозить? Стэр не может дать тебе все.
        - И почему у меня такое чувство, что мы ходим по кругу? - я развернулась к Алексу, - пойми, такая жизнь не для меня. Я не могу любить... В прочем как и меня нельзя любить. А семья... Знаешь, так получилось, что в моей жизни эти слова - пустой звук. Те, кого я считала пусть и никудышней, но семьей, почти убили меня, предали, растоптали. И потом, если говорить о муже, мне нужен кто-то, кто в состоянии постоять за себя, о ком я не буду волноваться, кто-то у кого достаточно сил, чтобы защитить не только себя, но и меня, кто-то, кому я смогу доверять. К сожалению, я мало верю в то, что такой мужчина вообще существует.
        - Ты так говоришь, как будто все для себя решила. И почему тебя нельзя любить? Мы ведь с Софи любим.
        - Вы просто многого не знаете обо мне, вы просто многого не видели... И Алекс, ну скажи честно, разве я хоть отдаленно смахиваю на женщину? У меня маленькая грудь и полное отсутствие задницы, я не дышу в пупок только людям, я почти полностью состою из одних мышц, я ругаюсь как старый троль и обращаюсь с оружием куда лучше, чем со сковородкой. Знаешь, на таких как я не женятся, с такими иногда спят, когда хочется экзотики, - я хмыкнула, а Стэр закатил глаза.
        - Сид, прекрати, ты красива. И ты правильно сказала, экзотики. Ты похожа на дикую кошку, красивую и гибкую. И ты напрасно считаешь, что мужчин привлекают только пышные формы. Неужели ты не видишь, какие взгляды они бросают в твою сторону? Да большинство моих подданных на слюну исходит при виде тебя.
        - Алекс, прекрати. Я знаю себе цену. Да я не упырица, но и не красавица, я просто необычная, и это, пожалуй, единственное, что привлекает ко мне внимание, и хватит об этом. Тебе пора возвращаться к гостям, скоро Екирок объявит о наступлении Кинара.
        -Ты уходишь от разговора, и потом откуда ты знаешь? - удивленно приподнял он брови.
        - Я чувствую, я же теперь часть стихии. И давай больше не поднимать тему моей личной жизни, договорились?
        - Сегодня, все что захочет, ваша вредность, но только сегодня, - проворчал Алекс, поднимаясь. Я тоже встала с пола и протянула руку к маске.
        - И Александр, у меня к тебе просьба... Не отправляй ее на казнь. - Я надела маску и сняла браслет, протягивая руку к перчаткам.
        - Кого?
        - Мириану, она и так достаточно наказана, просто отбери титул и земли. Пусть попробует начать жизнь сначала.
        - Второй шанс, Сид? Не похоже на тебя.
        - У некоторых, он должен быть, - ответила я, снова превращаясь в шута и застегивая накопитель.
        Алекс уже стоял возле двери и ждал меня и Стэра.
        - Между прочим, а кто твои гости? - спросил тал. Я тоже вопросительно уставилась на друга.
        - Ммммммм, старые друзья, - почему-то замялся он, - а что?
        - Да нет, просто магия у них странная. Первый раз такую вижу, - и он перевел взгляд своих зеленых глаз на меня.
        - Что? Я их даже не просматривала, мне же нельзя, - ответила я.
        - Я так и думал, - проворчал Стэр.
        - Кто они, Алекс? И если ты опять ответишь друзья, я тебя стукну, - я пыталась убрать волосы под колпак.
        - Они... Они врайты*, только умоляю ни слова, о том, что мы друзья. - ответил повелитель, видя мои округлившиеся глаза.
        
        *врайты - демоны, в спокойном состоянии внешне ничем не отличаются от людей. Имеют клыки, острый слух, идеально видят в темноте. Обладают низким болевым порогом. Сильные маги, могут управлять не только четырьмя основными стихиями, но так же металлом, камнем, деревом, льдом и некоторыми другими. Во время боевой трансформации появляются крылья и когти, отрастает хвост, вытягиваются зрачки, кожа темнеет. Одни из самых сильных эмпатов, продолжительность жизни около 800 лет. Их государство называется Сангран со столицей Ирмирон. Живут закрыто, активно занимаются торговлей, являются основными поставщиками нрифта, в открытые конфликты с другими расами не вступают, хотя отличаются вспыльчивым характером.
        - Охренеть, у тебя друзья! - сказали мы вместе со Стэром и переглянулись.
        - Хочешь, познакомлю, - подмигнул мне Алекс.
        - Нет уж, я как-нибудь обойдусь. Меньше знаю - дольше живу. - Я в шоке, но как же любопытно. Вот бы их боевую трансформацию увидеть, а еще если крылья потрогать дадут... Хотя нет, лучше не видеть, я не самоубийца. Мы уже почти подошли к залу. Эх, знала бы, получше рассмотрела, а так только глаза и общее физическое состояние, даже костюм не запомнила. Бррррр, о чем я думаю? Ладно, еще успеется, вечер-то только начинается. И я в предвкушении потерла руки. Судя по выражению морды Стэра, он тоже был не прочь повеселиться. Опять пойдет пугать впечатлительных барышень... Ну и флаг ему в зубы. Эх, оторвусь.
        Ширан дар Сараэн
        - Нет, ну вы это видели? Как это называется? Ну никаких понятий о приличии! - возмущалась дама в костюме тыквы, кажется. По-другому назвать ее кричащий наряд язык не поворачивался.
        - Вы абсолютно правы. Бедная графиня, ведь ее наверняка теперь казнят. Эта девка вертит Повелителем, как хочет, - поддержала ее молоденькая собеседница, не забыв при этом послать мне очередной призывный взгляд. Я стоял возле колонны и внимательно прислушивался к разговору, собирая информацию о заинтересовавшей меня девчонке.
        - И не говорите, дорогая Катерина. И что его Величество в ней нашел, как будто придворных дам ему мало? Нет, я решительно его не понимаю, - сказала тыква и презрительно поджала губы.
        - Знаете, мне стало известно из достоверного источника, что она его приворожила.
        - Да что вы говорите? Хотя, скорее всего так оно и есть, других причин странного поведения Александра я не вижу. А знаете, что больше всего меня удивляет, она появляется только на Кинар...
        - Ну что же здесь удивительного, дорогая баронесса? Все предельно ясно... Повелитель просто стесняется своей пассии, вот и разрешает ей приходить во дворец только раз в год. Вы же видели ее манеры, и этот костюм. Бедная девочка совсем не разбирается в моде, - то, что девочку здесь многие не любят, было понятно с самого начала, но вот кем она приходится Алексу узнать так и не удалось. Я уже боги знают сколько слонялся по залу в надежде узнать хоть что-то более или менее полезное, а результат все тот же - нулевой. Лишь слухи, слухи, слухи. И почти все сходились во мнении, что эта малышка любовница Александра. Интересно так ли это? Так и не узнав ничего нового, я поспешил скрыться от назойливого внимания юной сердцеедки. Пока я пробирался сквозь толпу в зале появилась Софи. Она сменила платье, и оно очень выгодно подчеркивало ее фигуру, обрисовывая все соблазнительные выпуклости. Очень многие гости мужского пола по-новому взглянули на придворного мага, видимо оценивая свои шансы. Вот мне интересно, чисто теоретически, если я начну расспрашивать Софи о малышке, насколько правдивы будут ее ответы? Что
ж попытка не пытка.
        - Софи, вы великолепны! - сказал я, подходя к ней.
        - Спасибо, - слегка зарделась заклинательница бурь.
        - Очень тонкая работа, - указал я на вышивку, - сразу видно, руку или вернее сказать лапу паучих. Вы были в нефритовом лесу?
        - Нет, что вы, это подарок, - и она очень тепло улыбнулась.
        - Подарок... У вашего поклонника хороший вкус, - продолжал я валять дурака, в тайне надеясь на определенный ответ.
        - Что вы, какой поклонник. Это платье привезла Сид, - не обманула моих ожиданий Софи.
        - Сид? - я старательно хмурился - а, та забавная малышка, чье появление было столь ммммммм... необычным.
        - Я бы сказала неприличным, - парировала магичка.
        - Вы сердитесь Софи? Не нужно, вам это не идет.
        - Что вы, на Сид невозможно сердиться, я просто ворчу. По-привычке...
        - Друзья детства?
        - С чего вы взяли? - искренне удивилась Софи.
        - Ну вы так тепло о ней отзываетесь...
        - Нет, вы ошибаетесь, мы не друзья детства. Да и с Алексом они знакомы не так давно, но тем не менее Сид стала нашим другом.
        - Исключение из правил, да?
        - В смысле? - нахмурилась магичка.
        - Я как погляжу, ее тут многие не любят.
        - Может и так. Но знаете Ширан, мой вам совет, не верьте слухам, эти груны, - и она обвела зал рукой, - почти ничего не знают о Сид, и правды в их словах как снега летом.
        - Я не интересуюсь слухами Софи, и не собираю сплетен, - ага, как же. Обычно так оно и есть, но в этот раз слухи и сплетни единственный доступный мне источник информации об интересующей меня Диковинке. Цинично? Ну и пусть. Последние лет 30 меня мало что может заинтересовать или удивить, а тут такое чудо! Глупо было бы упускать представившуюся мне возможность развлечься.
        - И что же, часто она так эффектно проводит время во дворце?
        - Обычно - нет. Она вообще приезжает к нам только раз в год, хотя мы очень по ней скучаем, да и Ледяные тоже.
        - Почему же так редко?
        - По-другому не получается, даже несмотря на все наши уговоры. Но в этом году она нам обещала и, как видите, сдержала слово, - тепло улыбнулась Заклинательница Бурь.
        - И все же, чем она так занята, что не может навещать друзей чаще, чем раз в год? - ну же, скажи мне что-нибудь полезное.
        - Она учится, а вы же знаете, сколько времени отнимает учеба. - Учится!? Да Сид еще моложе, чем я предполагал. Хм, наверняка в Академии Андоры, хотя от дворца до Академии всего полтора дня езды, если мне память не изменяет. Достаточно близко, чтобы навещать подругу и предполагаемого любовника чаще, чем раз в год. С другой стороны, в том, что Александр действительно любовник этой девочки я сомневался все больше и больше. Я уже было задал Софи очередной вопрос, но в зал вошел Екирок и Заклинательница Бурь, оставив меня наедине с собственными мыслями, пошла ему навстречу, сказав напоследок что-то невнятное про первую снежинку и начало праздника.
        - Фин Ширан? - раздался нежный голосок позади меня.
        - Чем могу быть полезен? - поинтересовался я оборачиваясь. Когда я увидел, КТО стоит передо мной, мне захотелось испариться. Проклятые боги, ну когда же это кончится?
        - Фин Ширан, что же вы не выполняете своих обещаний. - пропела одна из дочек де-фины Крилин, хоть убей, но ее имени я не помнил. Голубоглазое создание захлопало длинными черными ресницами и надуло губки. Девушка стиснула мой локоть в объятьях и слегка наклонилась, давая возможность заглянуть в корсаж ярко-зеленого обтягивающего платья. Что было явно лишним, потому что ее грудь, отнюдь не маленькую, платье практически не скрывало. Вот и кто она? Дриада? Русалка? Фея? - а упырь его знает.
        - О чем вы, прекрасная.... нимфа? - пробормотал я, пытаясь освободить свой локоть. Да куда там! У девушки хватка была железная, видимо опыта много.
        - Ой, ну какая нимфа, я - всего лишь русалка, - попробовала покраснеть она. Ой, ну надо же, какой досадный промах с моей стороны, пойти повеситься, что ли? - А ваше обещание. Вы обещали мне рассказать про Сангранские летние балы. - Я ей что-то обещал, это когда же я был настолько пьян?
        - Ох, поверьте мне, фина, моя история быстро вам надоест. Может быть позже, когда закончится праздник. Я думаю, не стоит портить его столь скучными фактами, к тому же я плохой рассказчик.
        - Ну, что вы наговариваете. Тем более я когда-то читала про летние балы, и мне они не показались скучными, а совсем наоборот, - мурлыкнула 'всего лишь русалка' и тряхнула белокурыми волосами. Ага, читала она, как же. Да единственный текст, который она держала в руках последние лет 50 - меню самой дорогой таверны, максимум.
        - Ну, если вы читали, что же вас интересует? - Боги, если она прижмется ко мне еще плотнее, то просто раздавит мой локоть.
        - А это правда, что каждый правитель вашей страны выбирает себе спутницу именно во время балов?
        - Да, такова традиция, - слава духам металла, она не знает, кто я.
        - А правда, что в это время дворец может посетить любой желающий, даже простолюдин? - и я удостоился еще одного кокетливого взгляда.
        - Не совсем любой. Состоящие в браке, например, не могут, их не пропустит магия дворца, так же как и несовершеннолетних. Эти балы, как вы знаете, устраиваются для того, чтобы найти себе пару.
        - И что все-все находят?
        - Нет, конечно. Наоборот, подобное случается крайне редко, - куда бы от нее сбежать?
        - А правда, что королеву балов выбирает сам дворец?
        - Да. Но не редко балы остаются и вовсе без королевы, либо же, она появляется только под конец, - я бросил взгляд в толпу в надежде отыскать Седрика и сбежать к нему под благовидным предлогом, но сделать этого мне так и не удалась. Вот котяра, небось, уже развлекается с какой-нибудь дамочкой в одном из укромных уголков дворца. Зато я увидел, идущих по направлению к трону, Алекса, Сид и ее зверя. Волк тут же метнулся в сторону и по залу разнеслись недовольные, а кое-где и испуганные вскрики. Сид лишь криво усмехнулась, не обращая никакого внимания на своего волка, и что-то сказала Алексу. Он нахмурился, потом кивнул. Сосредоточенное выражение, не покидало его лица, пока девчонка что-то ему объясняла. И чего он так завелся? Я усилил слух заклинанием, но из-за гомона собравшихся, так ничего и не услышал. Надо подойти ближе. Духи металла, веду себя как мальчишка! Вот до чего порой доводит скука.
        - Ну, так что? - вырвала меня из моих мыслей девушка.
        - Извините, фина, но не могли бы вы повторить вопрос?
        - Я спросила, могла бы я стать королевой бала?- и она зазывно улыбнулась. Боги, ну и оскал у нее - как будто сожрать готова.
        - Конечно, а теперь простите меня еще раз, мне нужно поговорить с Повелителем. - И оставив одну из дочек де-фины Крилин, я направился к Алексу. Он что своим придворным дамам совсем внимания не уделяет? Чего они смотрят на меня такими голодными глазами? Ну-ка, ну-ка, уже должно быть слышно.
        - Все, Алекс. Прекрати, я тебя прошу. И про яйцо не забудь, - услышал я недовольный голос Сид.
        - Да не забуду я. Но...
        - Алекс, не здесь! Как маленький, иногда! - оборвала Повелителя его собеседница. - Лучше скажи мне, где столы с закусками? Я слегка проголодалась, - я усмехнулся. Ну и кто из них двоих ребенок?
        - Метели, ну и что мне с тобой делать? - вздохнул друг.
        - Перестать грузить и ответить на вопрос? - тут краем уха я услышал очередной визг из толпы. Опять черный волк?
        - У южного входа, - пробормотал Алекс, хмыкнув.
        - Замечательно, - девчонка спрыгнула с возвышения, проигнорировав ступеньки, затем обернулась и отвесила Алексу свой фирменный поклон. Я поравнялся с ней и кивнул, но она не отреагировала. Не заметила или же сделала вид?
        - Сид? - позвал друг. Она обернулась. - Успокой, пожалуйста, Стэра. Уже пятую даму из зала выносят.
        - Вот я не понимаю, тебе жалко, что ли? Дай малышу отдохнуть. - Алекс не нашел, что на это ответить и девчонка, снова даже не посмотрев в мою сторону, ушла по направлению к столикам. Как будто озорной северный ветерок промчался среди гостей, тихо позвякивая серебряными колокольчиками. Вот он поиграл с шалью знатной дамы, взъерошил волосы на голове ее собеседника, лукаво подмигнул генералу, поцеловал в щеку злое приведение, подарил цветок расстроенной чем-то фее и затих у дальней стены. Я еще несколько вдохов смотрел в след этой Диковинке, а затем подошел к Александру.
        - Интересные у тебя друзья, Алекс.
        - Ты считаешь?
        - Я даже больше скажу, любовницы у тебя не менее интересные.
        - Ошибаешься, она мне не любовница, - подтвердил мои мысли на этот счет мой друг.
        - Тогда кто она, Алекс?
        - Даже не думай Ран. Посмотри, сколько прекрасных цветов в зале, выбери грелку для постели среди них. И потом, ты, по-моему, и так сегодня вечером не обделен женским вниманием.
        - Таких цветов и у меня во дворце навалом...
        - Ран, сделай одолжение по старой дружбе, не лезь к ней.
        - Брось, Алекс. Я ничего ей не сделаю. Ничего такого, чего она сама не захочет, - да что ж он так уперся-то а? Не то чтобы девчонка меня особо возбуждала как женщина, нет, но что-то в ней все же было. Что-то, что заставляло взрослого, казалось бы, врайта вести себя подобно 20 летнему мальчишке.
        - Ха, ты думаешь, я о ней беспокоюсь? Нет, меня волнует, что будет потом с тобой.
        - Ой, неужели все настолько плохо? - вздернул я бровь.
        - Нет, все еще хуже, - гаденько усмехнулся старый друг.
        - Хорошо, я подумаю над твоими словами, - я вернул Алексу улыбку.
        Мда, ну да ладно. Ссориться с другом совершенно не хотелось, тем более ссориться с ним из-за бабы.
        - Я рад, что мы поняли друг-друга.
        - Но от знакомства с ней, ты меня не отговоришь, - и я быстро спустился в зал, не дав Повелителю отреагировать на мою фразу.
        Спустя несколько лучей я уже во всю флиртовал с вполне себе симпатичной девушкой в костюме анийской принцессы и то и дело поглядывал по сторонам. Девушка была высокой, довольно миленькой и обладала пышными формами. Аристократка? По крайней мере, все достоинства фины из достаточно знатной семьи у нее имелись - правильные, чуть острые черты лица, огромные серые глаза и, что немаловажно, хоть какие-то мозги. Она то и дело якобы невзначай прикасалась к моей руке, облизывала губы и зазывно хлопала глазками. Что ж конечно ягодка не первого сорта, но и не сухофрукт, как дочки де-фины Крилин. И потом чем вкуснее клубника, тем дороже за нее приходится платить. Я кивнул собеседнице и своим мыслям. Девушка беззаботно ворковала о погоде, как вдруг оборвала себя на полуслове и подалась ближе к трону, потянув и меня за собой. Не понимая, что собственно происходит, я последовал за принцесской. Тем временем Повелитель поднялся и взял из рук Заклинательницы бурь белоснежный украшенный орнаментом и рунами посох, на конце которого тускло поблескивал камень. Хрусталь или алмаз, а может Слеза? Потом спрошу у
Александра. Софи встала с левой стороны от Повелителя, Ледяной - с правой.
        - Что происходит? - шепотом спросил я у девушки.
        - Вот-вот упадет первая снежинка. Зима пришла. Повелитель, Заклинательница Бурь и Альфа Ледяных подтвердят клятву нашей Матери и откроют праздник, - так же шепотом ответила девушка. Мы остановились почти возле самого трона, и краем глаза я заметил Сид и ее волка. На губах Диковинки играла ехидная улыбочка, а сама она неотрывно смотрела на Екирока. Взгляд Софи и Александра замер в одной точке, они нараспев произносили слова клятвы:
        - Мы, дети Зимы, снегов, льдов, метелей и бурь - удар посоха, и все окна и двери в зале распахнулись, - приносим Тебе, Мать, новую клятву верности, памяти и почтения, - удар посоха, и пол покрылся тонким слоем льда, - клянемся верить метелям, слышать льды и чувствовать бури! - удар посоха, Софи вскидывает руки вверх, ее тело окутывает свет. Руки же Александра до локтей покрываются инеем, глаза похожи на льдинки. Екирок поднимает морду и оглушительно воет, из его рта вырывается пар. Краем сознания я отметил, что Диковинка тоже выдохнула облачко пара. Всего на два вдоха зал наполняется невероятно ярким светом, а затем на кристалл посоха падает, взявшаяся ниоткуда, одинокая снежинка и растворяется в нем. Гости как по команде склоняют головы.
        - Клятва принята! - раздается громом в тишине голос Екирока. Гости поднимают головы и я тоже, а в зал сквозь открытые окна валит пушистый снег. Лед на полу растаял, Софи и Повелитель пришли в себя, посох исчез из его рук.
        - Зима пришла. Кинар наступил, - произнес Алекс и зал разразился радостными криками. Девушка, стоящая рядом со мной, вдруг порывисто меня обняла и поцеловала, пользуясь тем, что я еще не пришел в себя от нереальной красоты увиденного. Хм, а она неплохо целуется. Кандидатка, которая займет сегодня мою постель, была утверждена. Принцесса отпрянула и сексуально улыбнувшись, потерялась в толпе. Ничего, потом найду. Благо на ней нет щитов, как на некоторых, и я смог поставить маячок.
        - Алекс, а где любовь всей моей жизни? - я посмотрел в сторону, откуда доносился требовательный голос Сид.
        - Где-то здесь, а что? - так все-таки у нее кто-то есть.
        - А то! Я уже с ног сбилась, но Ника нигде нет.
        - Ну.... - хитро улыбнулся Повелитель, и тут мимо меня вихрем пронесся какой-то мальчишка. Не сбавляя скорости, он налетел на Диковинку и обнял ее, чуть оторвав от пола.
        - Сииииииииииид! - разнесся его только начавший ломаться голос - Я так рад, что ты приехала!
        - О, мой любимый мужчина, - усмехнулась она, крепко обнимая парнишку. - А я только-только спрашивала о тебе Алекса. Уже думала, ты опять наказан, - она усмехнулась и взъерошила непокорные прядки.
        - Обижаешь, - чуть нахмурился подросток, делая шаг назад, - я так сильно по тебе соскучился, что два последних сумана* вел себя хорошо, ну, по крайней мере, старался.
        
        *Суман - десять дней
        - Я рада и раз так, получай подарок, - и Сид протянула ему небольшой кожаный мешочек. Он тут же его развернул и засунул в внутрь любопытный нос. Буквально через вдох он поднял горящие глаза.
        - Откуда? - пробормотал парень.
        - Секрет, только отцу не показывай, а то он меня убьет! - подмигнула ему Сид.
        - Разумеется, - улыбнулся подросток - А это тебе, - и он протянул ей почти такой же мешочек.
        - Но, это же... Боги, где ты это достал!? - удивилась девушка, развернув свой подарок.
        - Места знать надо, - проказливо улыбнулся Николай, но тут же стал серьезным.
        - Фина Сид, - поцеловал он ее руку - вы окажите мне огромную честь и доставите не меньшее удовольствие, если согласитесь сопровождать меня сегодня вечером. - Сид кинула ехидный взгляд на Александра.
        - Я принимаю, ваше предложение, фин Николай и с радостью составлю вам компанию. - ответила она так же серьезно. - Вот именно поэтому Ник - мой самый любимый мужчина. Он знает как нужно вести себя с девушкой, - и чуть склонив голову, она поцеловала паренька в щеку. Николай кинул в сторону Александра ехидный взгляд, и парочка удалилась, о чем-то шушукаясь и посмеиваясь. Алекс лишь слегка прыснул.
        Спустя четыре оборота, вконец уставший от танцев и сытый по горло вниманием некоторых особо приставучих персон, я решил, что пора спасаться бегством и свернул в коридор, ведущий в западную часть дворца. Безумно хотелось тишины, а еще насладиться наконец-таки просто сказочно прекрасной ночью. Хотелось снять с себя эту проклятую маску и вдохнуть первый зимний ветерок, а еще почувствовать на губах вкус снежинок, как в детстве. В коридоре было темно и, слава богам, пусто. Горящие свечи фактически не давали света, лишь слегка рассеивая полумрак, звонкое эхо шагов, будто дразня меня, отдавалось от стен. Я невольно перешел на бесшумный шаг и перестроил зрение. От старых привычек сложно избавиться, тем более, если они неоднократно спасали тебе жизнь. То тут, то там лежали кирпичи и доски. Хм, а я то по-наивности думал, что Алекс преувеличивает, говоря о разрушенном крыле. Вот сейчас за левым поворотом должна быть терраса, если конечно память меня не подводит, и если конечно она осталась цела. Все-таки слишком долго я здесь не был. Память не подвела. Спустя буквально десять вдохов я на нее наткнулся. Я
осмотрелся и с левой стороны заметил фигурку шута. Девушка сидела на перилах, свесив ноги на улицу и прислонившись спиной к стене. Бубенчики на колпаке и перчатках слегка позвякивали, снег робко укутывал в белоснежную мягкую шаль ее плечики. Она казалась полностью расслабленной - голова чуть откинута назад, глаза закрыты и на губах не играет ее любимая ухмылка.
        Я замер на несколько вдохов, а затем мысленно хмыкнул. Видимо боги благоволят ко мне сегодня. Я все так же неслышно подошел почти в плотную к Диковинке, оперся одной рукой о стену и, резко наклонившись, прошептал ей почти в самое ушко:
        - Вы не боитесь замерзнуть? - Я не успел сделать и пол вдоха, как был прижат к той самой стене, а в шею мне упирались несколько нереально тонких и без сомнения очень острых лезвий ее браслета. В глазах девушки горел зеленый огонь злости. Мда, недооценил я девчонку.
        - А вы не боитесь лишиться жизни, подкрадываясь к незнакомкам? - ответила она вопросом на вопрос, плотнее прижав свое оружие к горлу. Такое положение вещей и наших тел в пространстве меня не устраивало, и уже в следующие мгновение мы поменялись местами. Я обхватил ее одной рукой чуть повыше запястий, пытаясь случайно не прикоснуться к украшению. Кто знает, какие там еще могут быть сюрпризы? Ведь слабенький с виду амулет оказался на проверку оружием. Девчонка зашипела и попыталась вырваться.
        - Как видите не боюсь. - усмехнулся я и опустил щиты. Было любопытно, какие чувства испытывает Диковинка в этот момент. И ничего, абсолютно... Как будто ко мне прижимается камень, а не живое существо. Странно, очень странно. Тем временем Сид изловчилась, освободила одну руку и слегка оттолкнула меня, ряд коротких довольно слабых ударов по предплечьям, цели которых я не понял, молниеносная подсечка и я лежу на полу, а на мне ехидно улыбаясь, сидит Диковинка. Спустя вдох я осознал, что не могу пошевелить руками. Так вот в чем дело. Глупая, маленькая мышка - я ведь врайт, неполная трансформация и все снова в порядке.
        - Тупой грун. - чуть наклонившись, прошептала она мне в губы. И снова мы поменялись местами. И уже я сжимаю ее ноги своими и держу руки по бокам шутовского колпака. Ситуация начинала меня откровенно забавлять.
        - Это спорный вопрос, малышка, - я чуть отодвинул голову, давая возможность луне высветить верхнюю часть лица и глаза с измененным зрачком.
        - Врайт, - выдохнула она - нет, ну твою ж эльфячью маму! Вот действительно, бойтесь своих желаний, - зеленый огонь потух, и ее глаза снова стали полностью золотистыми. Зрачок расширился, дыхание сбилось, она что-то прошептала.
        - Ты что-то сказала, грун? - я наклонился ближе. Девчонка глубоко вдохнула, как перед прыжком в воду, и впилась в мои губы. Горько-сладкий, терпкий коричный вкус; мягкий, нежный, страстный и тягучий поцелуй. Мои мысли, поджав хвост, предпочли потеряться, голова наполнилась хмельным шумом, по телу разлился дурман. Не знаю, сколько длился наш поцелуй, но в какое-то мгновение я почувствовал резкий толчок в грудь и живот, боль в скуле и спине и тоненькую струйку крови, стекающую из разбитой губы. Я сидел, прислонившись спиной к перилам, о которые так неудачно ударился, и смотрел на Сид. Она стояла возле выхода с террасы и самодовольно ухмылялась.
        - К сведению, я не грун. - Диковинка резко развернулась и вскоре ее фигурка скрылась в тенях коридора.
        - Мы еще встретимся, Диковинка, - прошептал я в темноту, а потом расхохотался. Более идиотской ситуации и придумать нельзя. Духи грома и металла, это ж надо было так облажаться.
        Больше этой ночью ни ее, ни ее волка я не видел. Ранним утром, когда все гости, наконец, разъехались и дворец опустел я зашел в кабинет к Алексу. Друг сидел в кресле и смотрел в окно. Он снял свой камзол и забрал волосы в хвост. Алекс посмотрел в мою сторону и нахмурился.
        - Обо что ты так приложился? - поинтересовался он, указывая на мою губу.
        - Не обо что, а об кого, - гоблин, совсем забыл - Это подарок от Сид. И я рассказал ему, о своей провалившейся попытке завязать новое знакомство. На протяжении всей истории Алекс гаденько похихикивал, а в конце рассмеялся в голос. Ржал он долго, я уже начал было терять терпение и всерьез опасаться за его здоровье.
        - Она тебя поцеловала! Ой, не могу, вот дурак! А я ведь тебя предупреждал, - и он сдавленно хохотнул - благодари метели, что хоть жив остался. Почему не убрал последствия вашего с ней такого короткого, но душевного разговора?
        - Да как-то не до того было. По твоему совету выбрал себе цветок из оранжереи, - Александр понимающе хмыкнул. - А знаешь, что странно Алекс? - друг вопросительно посмотрел на меня - Ну кроме того конечно, что в начале вечера от нее просто несло магией Ледяных, она чешет за ухом Екирока, а про ее зверя я вообще молчу. Так вот, во время нашей стычки я раскрылся, хотел почувствовать ее эмоции. И ничего. Совсем. Ноль. Откуда на ней такие щиты, она ведь не маг, даже близко?
        - Я не стану отвечать на этот вопрос, Ран. Потому что не хочу врать тебе, мы слишком давно знакомы, и я слишком дорожу нашей дружбой, чтобы делать подобные глупости. И потом, знаешь, есть на свете вещи и тайны, о которых лучше не знать.
        - Ты так опекаешь ее, между вами что-то было?
        - Ничего такого. Мы друзья, я тебе уже говорил. Просто я ей очень многим обязан, в том числе и жизнью, и это именно она нашла, пусть и случайно, новую Заклинательницу Бурь, когда умерла Епифания.
        - Ясно. Но ты же понимаешь, что этими словами только еще больше подогрел мой интерес.
        - Понимаю, а еще я понимаю, что ты едва ли сможешь узнать что-то большее о ней, так же как и едва ли когда-нибудь вновь увидишь ее, - на моем лице застыл немой вопрос. - Все просто, мой друг, твой интерес завтра же пройдет, и ты забудешь про девочку в костюме шута.
        - Может ты и прав, - ответил я. Алекс замолчал и снова уставился в окно.
        - Ну что займемся нашими делами, все равно ты спать не собираешься, - решил я поставить точку в этом странном разговоре.
        - Давай, ты кажется хотел снизить торговые пошлины? - вот лис, ага как же, держи карман шире.
        ГЛАВА 2
        6 ЛЕТ СПУСТЯ.
        ОБСИДИАНА ЗАБЫВШАЯ
        Я уже четыре оборота сидела в этой комнате. От злости хотелось выть, а еще я не знала, чем себя занять. И так уже перебила все, что могло разбиться, и сломала, все, что могло сломаться, как только пришла в себя. Заняться было абсолютно нечем, даже со Стером поговорить нельзя - на руках эти упырские оковы Олиналя*, которые блокируют даже Теневую магию, гррррррр! И где, спрашивается, они достали подобную рухлядь. Проклятые боги, как же легко я попалась, совсем расслабилась за последнее время. Пора заканчивать браться за всякую мелкую работу, а то так можно вообще все навыки Охотника растерять. Нет, конечно, семь оборотней, и хиленький маг - серьезная проблема, но все же. А все из-за этих оболтусов. Поиграть этим придуркам захотелось! Книгу выкрасть! Детский сад! Да они хоть знали, к кому в дом залезли?! Я снова пнула ногой дверь. Глухо! Как же хочется кофе, уроды, ведь наверняка нет - напиток-то недешевый. Как только рука поднялась? Заковать милую во всех отношениях девочку в этот раритет - изверги! Обычные* я хотя бы снять могла без проблем, а тут! Я откинулась на диване. Поспать что ли? Ведь
сегодня мой второй выходной. Подумать только, второй выходной за четыре года, а я трачу его на то, что бы вытащить кучку великовозрастных детишек, из очередной з..., засады.
        
        *оковы Олиналя - сделаны в виде парных браслетов на предплечья, в отличие от обычных наручников блокируют все виды магии. Созданы эльфом Олиналем Лигорским еще до восьмисотлетней войны. Устарели и на данный момент не используются, так как требуют больших затрат сил от надевающего.
        *Обычные наручники - сделаны в виде парных браслетов на предплечья, созданы студентом-практикантом Туаном два века назад, настраиваются самостоятельно на тот или иной вид магии, исходя из того, какая стихия преобладает в носящем. Для Сид разница между ними очень существенна, так как Теневых официально не существует уже 2 с половиной века, ее магию наручники распознать не могут.
        - У кого-то сегодня будут неприятности, - оскалилась я.
        Эх, день не задался еще вчера.
        СУТКИ НАЗАД.
        - Обсидиана, мать твою, не делай вид, что не слышишь! - заорал Стэр.
        - Чего ты так орешь? - пробормотала я, поглубже зарываясь в одеяло.
        - Я уже лучей десять пытаюсь донести до тебя простую, казалось бы, мысль, что с тобой пытаются связаться.
        - Скажи, что я топлюсь в ванной и не могу отвлекаться, а то ничего не выйдет.
        - Очень смешно, я бы даже поаплодировал, будь у меня руки, - Стэр вошел в спальню, пиная многострадальное зеркальце.
        - Стэр, я серьезно, - я взглянула на часы и застонала, - я спала всего два оборота, я физически не в состоянии разговаривать и решать чьи-либо проблемы, - зеркальце настойчиво продолжало пищать и светиться.
        - С чего ты взяла, что это будут именно проблемы?
        - Потому что меня хотят видеть и слышать, когда у кого-то проблемы, - я перевернулась на другой бок.
        - Прости, но в этот раз не ответить не получится, это Софи. - парировал леопард.
        - Три тысячи голодных вурдалаков ей в ухо! У меня выходной! - я свесилась с кровати, чуть не упав, чмокнула Стэра в нос и дотянулась до раздражителя. Открыв крышку я увидела Софи и часть ее кабинета. Магичка слегка хмурилась.
        - Меня нет дома, - проворчала я, выползая из-под одеяла.
        - Сид, девочка моя, я бы не стала беспокоить тебя по пустякам, - прозвучал как всегда бодрый голос главной ведьмы Севера.
        - Ага, свежо придание, что на этот раз? Опять государственные интриги?
        - Нет, с интригами, мы и сами справляемся, пока что.
        - Ох, не нравится мне твое пока что, ну да ладно, в чем проблема?
        - Сначала скажи мне, ты все еще на границе?
        - Нет, твою мать, я за два оборота эмигрировала на северный край, знаешь ли, меня очень волнует проблема маленького приплода у нофров*!
        - Зная тебя, я не удивлюсь, если это действительно окажется так, так ты еще там и почему за два оборота?
        - Потом расскажу, и да, я еще в городе, что случилось? И если мне еще раз придется спрашивать, ты узнаешь, какая я бываю с утра.
        - Какая ты по утрам я и так знаю, - невозмутимо парировала Софи - Как правило, злая как упырь и не выспавшаяся. Но мы сейчас не об этом. Николай опять ввязался в аферу, и на этот раз, боюсь, что дело может принять серьезный оборот.
        - Если он снова нахамил какому-то послу или затащил его жену к себе в постель, то это дело решайте без меня. Ты же знаешь, я не сильна в дипломатии.
        - Нет, ему опять захотелось поиграть, - ведьма вздохнула.
        - Поиграть? - мозг явно отказывался соображать, но интуиция, та, которая пониже спины, подсказывала, что дело - дрянь.
        - Да, это когда он играет в недоделанного вора-контрабандиста, помнишь?
        - Я представляю о чем речь. - я нахмурилась и потерла переносицу - Последний раз они, кажется, четыре дня просидели у русалок где-то в Ирийском океане, а потом еще суман пытались прийти в себя. Но я думала, что Александр пообещал оторвать ему голову и настучать его отцу, если еще раз он проделает что-нибудь в этом роде. Мне казалось, Ник проникся.
        - Ха, да какой там? И потом Александр вместе с отцом Николая уехал три дня назад.
        - Куда?
        - К тиграм, я думала, он тебе сказал. Он поехал с дипломатической миссией, - задумчиво сказала Софи.
        - Ой, не вовремя он туда сунулся. Я ведь просила его подождать.
        - В чем дело? - насторожилась Софи.
        - Уже ни в чем. Проехали, так что там с Николаем и его малолетней бандой?
        - В общем, на этот раз, они хотят украсть книгу Сандары* - вздохнула Софи.
        - Они что совсем обалдели, даже я не рискнула бы, идиоты!
        - Вот - вот, а я о чем. Понимаешь, я не смогла вовремя понять, что происходит, хотя собираться они стали чуть ли не за суман. Тем более сама знаешь, сколько весной всякой гадости приходится убирать, а тут еще кабинет министров чудить начал, короче аврал полный. Не до детишек было. Я случайно наткнулась на записи Николая сегодня утром, но они к этому моменту были где-то в водах Атласа. Осложняется все тем, что Александр возвращается через два дня и уж если не он, то отец Николая точно захочет знать, где его носит, когда он должен готовиться к сдаче экзаменов.
        - Ты опять лазила в столе Ника?
        - Нет, лучше, взломала его хран*. - в голосе прозвучало неподдельное торжество.
        - Охренеть, потом расскажешь как. Так, когда они будут здесь?
        - Должны прибыть через день, но не в Лорию*, а в Тиору*.
        - Просто супер, сколько у меня времени?
        
        *Нофр - сухопутное хищное млекопитающие размером с лошадь. Покрыто панцирем имеет толстый слой подкожного жира и четыре бивня, которые часто используются в приворотных снадобьях, а так же в снадобьях якобы улучшающих мужскую потенцию. Рожают 1-2 детенышей в год. Среда обитания - северный и южный край.
        *Книга Сандары - сборник пророчеств. Создана провидцем-врайтом еще до изгнания Теневых. Бытует мнение, что написанное в ней всего лишь бред сумасшедшего мага.
        *Хран - магический сейф, по идее открывающийся только хозяину.
        *Лория - пограничный южный городок между государством врайтов и гномов.
        *Тиора - большой портовый город, занимающий значительную часть перешейка Юза. Находится на юге Санграна. Климат тропический, богат эндемическими растениями. Летняя резиденция Сангранской королевской семьи.
        - Думаю дня полтора, так что можешь особо не торопиться. Насколько я поняла, они не все еще подготовили.
        - А кто владелец книги?
        - В этом-то и проблема, я не знаю, кто владеет книгой на данный момент, информации нигде нет. Последний хозяин умер пять лет назад, он завещал ее кому-то из своих родственников, а те устроили закрытый аукцион... - тишина и хмурое лицо Софи.
        - Имя покупателя конечно строго секретно, - сарказма в голосе было хоть отбавляй.
        - Да. - Софи опять вздохнула - Но сама понимаешь, кем бы он ни был, книга очень хорошо охраняется.
        - Понимаю, а кто был последним владельцем, я имею ввиду расу?
        - Дарех.
        - Ммммм, дитя дорог. Если мне память не изменяет, не очень сильные маги, зато большие хитрецы и везунчики, а еще ловкие воры. Ладно, что еще ты знаешь?
        - Место, где якобы находится книга.
        - Погоди, значит, ты знаешь, кто хозяин дома?
        - Хозяин, точнее хозяйка обычная ведьма. Так ничего особенного, способности очень средненькие, мозгов тоже не особо, но сама понимаешь, это только для отвода глаз и владелец книги явно не она. Да и дом, скорее всего тоже ей не принадлежит, не те у ведьмочки заработки.
        - Негусто. Эх, прощай второй выходной. Говори куда ехать - я взяла с тумбочки карту - Но это же черт знает где! Ну почему всегда я?! И потом, совсем рядом Сангранский дворец!
        - До лета дворец пуст, так что стражников там немного, а те, что есть лезть не будут - я узнавала. Я не могу послать кого-то из Волков* - будет скандал, Валис и его группа заняты на юге сама знаешь, а Анатоль еще не вернулся с прошлого задания. Кого еще попросить ума не приложу, владелец книги не из простых смертных или бессмертных, а что касается Константина, то это будет равносильно самоубийству! Он от этого дома камня на камне не оставит.
        
        *Волки - элитные воины Северных Земель.
        - Вообще-то вопрос был чисто риторический.
        - Так что там у тебя с выходными, я так и не поняла.
        - Да ничего, - пробурчала я.
        - В смысле?
        - В прямом, я вчера весь день маталсь по городу со Стэром, пытаясь найти одного мелкого, но очень вредного эльфа, чтобы передать ему кое-что от Черной Девы.
        - А что именно, если не секрет? - поинтересовалась Заклинательница Бурь.
        - Да какой там секрет, пламенный привет от нее. В общем, когда мы, наконец, закончили его пугать был уже вечер. Мы собирались побродить по городу и заглянуть в какой-нибудь милый трактирчик, желательно с кофе (а то я уже пол сумуна страдаю кофейным голоданием), но пришла записка от Лукаса.
        - Лукас - вампир?
        - Ага, в общем, он узнал, что я в городе и позвал в гости, - я замолчала.
        - Ну, и что дальше? Чего ты молчишь, у вас что-то было?
        - Да было! - драка, потом еще одна драка, ну и так по мелочам.
        - Ничего не поняла, давай в подробностях. - потребовала Софи.
        - Что тут не понятного, я в номере была, собиралась. Потом шум на балконе. Ну а дальше у меня сработали инстинкты. Короче, к Лукасу меня доставили с должным уважением. Ну не знала я, что они от него, тем более его друзья. Ну а дальше как всегда, - я встала с кровати и открыла сумку, думая, в чем будет удобнее вламываться в чужой дом - мы немного поболтали, он попросил у меня поцелуй, я отказала, мы опять немного поболтали, он опять попросил поцелуй, я опять отказала. Потом появилось какое-то блондинистое чудовище, ну я испугалась, начала заклятие против зомби читать. А она шутки не поняла, короче пришлось отбиваться. Потом Лукас опять попросил поцелуй, а я опять отказалась.
        - Тебе и отбиваться, скорее наоборот. Я так понимаю, это то самое 'по мелочам', а что еще?
        - А это совсем неинтересно, мы в таверну зашли, хорошее такое место и кормят ммммммм. Называется 'Бухта пирата', будешь проездом, обязательно загляни, советую. О чем я? Ну так вот, все вроде нормально было, а потом там же Елена нарисовалась...!
        - Ассасин? - вздернула брови Софи - действительно, мир - тесен.
        - Угу. А ты же знаешь Лукаса - ни одной юбки не пропустит, а тут такая девушка, что просто слюнки текут (даже у меня), в общем, опять драка. Все бы в принципе нормально было, но там какая-то недоучка ошивалась... Не долго думая, если конечно было чем, она вызвала какого-то духа. За ним мы гонялись еще оборота три, потом все дружно оттирали стены, и договаривались с хозяином, в общем, весело было.
        - И сколько ты спала?
        - Я же сказала, два оборота.
        - Сид, девочка, да ты окончательно свихнулась! - заорало зеркальце.
        - А куда деваться, жизнь такая.
        - Сколько у тебя еще выходных?
        - Этот последний, а что хочешь раскаяться? Между прочим, я эти выходные потом и кровью заработала, - хорошо хоть не своими.
        - Нет, просто тебе удивляюсь, ну что тебе стоило не поехать вчера на эту встречу и нормально выспаться?
        - И пропустить то, как Елена возит мордой по полу Лукаса? Да никогда!
        - Очень смешно, вечно ты приключений ищешь, на свою з...
        - Да, да, договаривай, я тебя внимательно слушаю.
        - Дурную голову. Куда ты потом?
        - Назад, учить оболтусов.
        - Что неужели все оболтусы? - засомневалась Софи.
        - Нет, есть парочка нормальных ребят, некоторые даже с нехилым потенциалом, но наглости им не хватает. Как обычно давит тупое большинство - вздохнула я.
        - Да, как-то не радостно. А что работы больше нет, ты же вроде на полставки в академии, или я чего-то не знаю?
        - Да нет, все верно. Для нас всегда есть работа, но все как-то не то, я уже второй месяц упырь знает, чем занимаюсь, надоело, ужас просто. Но гоняться за грэдами по кладбищам как-то не солидно.
        - Приезжай к нам, у нас есть что делать.
        - Ты же сама сказала, что пока справляешься.
        - Ну и что, вторая пара рук и глаз нам пригодится, - удивилась моей недогадливости Софи.
        - Неа, не хочу, то нельзя, это нельзя, даже духа убить и то нельзя, у вас еще хуже. Я уж лучше к оболтусам.
        - И чем же они лучше? - не поняла ведьма.
        - О, знаешь, как на них весело приемы отрабатывать?
        - Злая ты.
        - Угу, а с ними по-другому нельзя, а то совсем на шею сядут.
        - Да уж тебе сядешь, - сморщила Заклинательница хорошенький носик.
        - Мне, конечно, еще хочется с тобой поболтать Софи, но времени благодаря некоторым у меня нет, так что думаю, пора заканчивать.
        - Да, ты права. Просто ты теперь совсем редко на связь выходишь.
        - Прости, сама знаешь, как я живу. Я, как только придурков достану, так сразу и дам о себе знать, так что еще поболтаем.
        - Скажи, а ты бы правда не решилась?
        - На что? - не поняла я.
        - Ну, книгу выкрасть.
        - Да ну тебя, - я захлопнула зеркальце, а потом села на кровать и засмеялась. Я бы решилась... может быть.
        - Что, опять работа? - проворчал леопард.
        - Ты же все слышал, так что не придуривайся, животное. - Я встала с кровати, подошла к стулу и открыла, лежавший на нем плотный и длинный бархатный сверток. Я ласково пробежала пальцами по лезвиям кинжалов и ножей, придирчиво выбирая оружие, которое сегодня, если повезет, может и не пригодится. Хотя последнее время стерва фортуна не жаловала меня своим вниманием. Я постелила на стол полотенце и выложила, выбранные тесаки - как ласково называл их Стэр.
        - На войну собралась? - поинтересовался он.
        - Не умничай кошак.
        - Это наезд?
        - Стэр, я еще не пила кофе. - Я недобро сверкнула глазами.
        - Все, понял, замолкаю.
        - Лучше спустись вниз и скажи хозяину, что в комнату ближайшие три дня заходить не надо, даже близко с ней стаять больше чем три вдоха не рекомендуется. Только скажи так, чтобы он проникся, напугай его страшным проклятьем, например.
        - Обижаешь, - сверкнул он глазами.
        - Попроси подать лошадь и закажи завтрак, - я махнула рукой, и Стэр стал большой, толстой крысой. Так проще, а то леопарда вечно все пугаются.
        - Ты закончила командовать?
        - Да, - я порылась в сумке и выудила оттуда двое ножен.
        - Слушаюсь и повинуюсь, - и он вышел из комнаты.
        Пока его не было, я разложила одежду на кровати, села на пол и закрыла глаза. Нужно было обновить щиты. Через вдохов десять я встала и направилась в ванную. Ну да, люблю комфорт. Поэтому зачастую останавливаюсь на дорогих постоялых дворах, благо средства имеются. По большому счету мне не важно, как выглядит комната, лишь бы кровать нормальная была, а еще водопровод, хотя бы примитивный, приводимый в действие осликом, ну или как он там у людей работает?
        Когда я вышла из душа, Стэр сидел на полу и внимательно обнюхивал поднос с кофе и блинами. Оперативно они здесь заказы выполняют, нужно запомнить название постоялого двора. Мало ли, еще раз придется наведаться. Эх, ладно это все лирика, пора собираться.
        Все-таки хорошо, что в последний момент я засунула в чемодан 'рабочий' костюм. На левой ноге, рядом с бедром застегнула ножны - для длинного изогнутого кинжала. Этого малыша я купила прошлой зимой. Затем натянула тонкую рубашку, влезла в сапожки и жилет, поправила браслет. Еще одни ножны я надела на правое предплечье - для маленького ножа, очередной подарок себе любимой по случаю успешного завершения дела. Последними я застегнула заплечные ножны - для самого любимого оружия. Короткий меч был подарком отца, последним его подарком. Я вспомнила, как впервые увидела это великолепие, как заворожила меня красота этого клинка. Вспомнила, как дрожащими пальцами провела вдоль лезвия, как рукоять легла точно в руку. Вспомнила, как напрягся отец, когда я сделала несколько выпадов и, как он вздохнул с облегчением, прошептав: 'Он - твой'. Я улыбнулась воспоминаниям. Идеальный баланс и быстрая смерть.
        - Ненавижу, когда ты так улыбаешься, - проворчал Стэр уже в виде леопарда, развалившись на кровати.
        - А я ненавижу, когда ты забираешься ко мне в голову, без предупреждения, когда ты будишь меня по утрам, когда ворчишь, как сейчас, когда точишь когти о перила крыльца, продолжить список?
        - Нет уж, уволь.
        - Что-то ты быстро сдался, никак навык теряешь? - я взяла чашку и отхлебнула кофе.
        - А ты никак не угомонишься, никак цикл? По-моему еще рано. - Сладко зевнул и потянулся Стэр.
        - Да, ты просто фонтанируешь сегодня остроумием. Перекрой трубы и уменьши напор, а то усы на кончик хвоста намотаю, - я сделала еще глоток и в блаженстве закрыла глаза.
        - Очень страшно, - леопард снова потянулся.
        - Слушай, а чего ты собственно разлегся, нам выходить пора.
        - Я не пойду.
        - Совсем охренел, я что одна должна отдуваться?
        - Угу, я выспаться хочу. К тому же дело скучнее не придумаешь, сама справишься.
        - Засранец, ладно, я тебе еще припомню, - я прищурилась, и одеяло на кровати заходило ходуном, намереваясь обернуться вокруг Стэра.
        Допив кофе, я вышла из спальни, оставляя леопарда сражаться с взбесившимся текстилем. Затем проверила и обновила защиту, взяла деньги и накинула сверху легкий дорожный плащ, попутно убирая волосы в хвост.
        К этому моменту Стэр расправился с постельным бельем и вышел в коридор.
        - Очень остроумно, - пробормотал он, нагло ухмыляясь, и сдул с кончика носа перо - и очень слабо. Интересно как ты будешь объяснять, что случилось, хозяину?
        - Зато ты заткнулся на целых два вдоха. И вообще скажу, что провела ночь с очень пылким любовником.
        - Хотел бы я на это посмотреть, - и леопард опять зевнул.
        - На что именно? Впрочем, можешь не отвечать. - Я подновила охранки на комнате и навесила еще парочку заклинаний, так на всякий случай. - Все, я пошла.
        - Ага, только скажи, когда тебя спасать.
        - Если через два дня не вернусь и не свяжусь с тобой, можешь начать разыгрывать из себя героя-неудачника. - я взялась за дверную ручку. - И постарайся не пугать прислугу.
        - Да госпожа. А, забыл предупредить, остерегайся рыжего мальчишку.
        - В смысле?
        - Я боюсь, что его мужское недоначало возьмет верх над чувством самосохранения, - и леопард гаденько улыбнулся. Зрелище было еще то. Ненавижу, когда он так делает.
        - Ты опять подслушивал чужие мысли?
        - Угу, пока ты в душе была, знала бы ты какие слухи тут о тебе ходят, закачаешься. У меня даже фантазии на такое не хватило бы. Паренек так красочно все себе представлял. А еще, в его мечтах ты была блондинкой.
        - Убью, если время останется. А с тобой мы еще поговорим.
        - Да знаю я, если время останется.
        Через два луча я уже ехала в сторону Тиоры.
        До места назначения добралась без приключений. Единственная неприятность случилась на границе - меня обшмонали с ног до головы, чуть в штаны не залезли. Наверное, искали какого-то беглого преступника или очередного свихнувшегося мага. Ну и флаг им во все места. На первом попавшемся постоялом дворе сняла комнату и заказала ужин, все равно мальчики появятся не раньше утра. Поужинав, я решила, что неплохо бы сходить на разведку.
        С виду дом, где хранилась книга, выглядел вполне обычно. Никаких украшений, никаких вычурных деталей. Три этажа, два входа, 17 окон плюс чердак и, наверное, подвал, а еще конюшня для трех лошадей. Кованная железная ограда, неухоженный сад и просто невероятной силы защита-купол по периметру. О том, чтобы ломать щиты, как верные псы стерегущие дом, и речи не было. Во-первых, я тогда лишусь большей части своих сил, даже если задействую тени. Во-вторых, с большой долей вероятности на доме висит привязка к хозяину и может быть сигналка у стражей города. А если хозяин еще и врайт... Малейший удар магии и сюда сбегутся все кому не лень. А оно нам надо? Правильно, не надо. Терпеть не могу врайтов! Я пошла бродить по ночному городу, пытаясь найти лазейку. Было бы времени побольше. Тени! Ну, помогите же мне! Я наматывала уже третий круг в этом районе, но решение так и не желало находиться. Я остановилась напротив какого-то дома, рассматривая лепнину, две моих тени - Сумрачная и Ночная - тоже на миг замерли и просочились за кованую ограду. В голове щелкнуло. Вот оно! Боги, и почему сразу не додумалась!? Мне
ведь Дакар в свое время такую лекцию прочел. Я резко развернулась и направилась к месту действия. Скользнув за дом, присела возле забора и выпустила Ночную тень. Она нырнула в дом. Большие строгие комнаты, высокие потолки, надежные крепкие заговоренные двери. На первом этаже - гостиная, кухня, кабинет, еще одна гостиная поменьше. На втором - три гостевых спальни, библиотека и две ванные комнаты. Третий - спальня хозяина, зимний сад и еще один кабинет, с дверкой непонятного назначения. Видимо за этой дверкой и находится книга, если судить по магическому фону. На чердак я тень не пустила. А чего я и она там не видела? Пока тень бродила по дому, я успела рассмотреть и его обитателей. В итоге мы имеем пятерых оборотней, из которых два - волки, и три - пумы, и слабенького мага-некроманта. Хм, странно, насколько я знаю, в Сангране некромантия запрещена. Ну да ладушки. Хозяина дома я не нашла, лишь его шавок, что несомненно упрощало дело. Когда тень вернулась, я заставила ее слиться с Сумрачной и пропустила их через щиты, оставив себе небольшой теневой канал. Теперь сосредоточиться. Я - тень, я - тень, я -
тень. Время текло медленно, прошло уже несколько лучей, а я все также сидела возле ограды. Я - Тень, я сказала! Чтоб этого врайта духи грани драли! Но вот раздалось тихое шипение, голова слегка закружилась и я стою возле заднего входа. Отлично! Щиты на месте и не потревожены. Просто здорово. А теперь пора возвращаться на постоялый двор, взять оружие и кое-какие амулеты, благо время у меня еще было. Ха, блажен, кто верует!
        Как оказалось, мальчики прибыли раньше назначенного времени, хорошо, что ненамного. Когда я подошла к дому, от туда уже по полной доносились звуки сражения, тревожа чуткий сон города, вовсю кутавшегося в предрассветные сумерки. Тени! А если бы я не вышла пораньше? Тратить время на проникновение в дом с помощью теней я не стала. А на хрена? Парни-то уже внутри, и не думаю, что они были столь же аккуратны. Когда я взбежала вверх по лестнице и рванула дверь маленького, как я по-наивности считала, кабинета, моим глазам предстала просто очаровательная картинка: расширившееся пространство комнаты, взмыленный Николай, отбивающийся от двух оборотней, Алексий в аналогичном состоянии, неуверенно отступающий к столу, и Димитрий, пытающийся отбиться от мага и пумы. Замечательно.
        - Привет мальчики, поиграем? - поинтересовалась я. Действующие лица на вдох замерли и двое оборотней кинулись на меня.
        - Сид, ты как здесь оказалась? - спросил Ник, наступая на оставшегося оборотня.
        - Вашими молитвами! А теперь, будь добр, заткнись и не пропускай удары! - рявкнула я. Удар, разворот, удар. Уйти в сторону от огромной когтистой лапы, пригнуться и изловчившись отрубить хвост. Оборотень взвыл, но не отступил. Удар, снова удар, подсечка, не принесшая желаемого результата. Нет, все-таки нет в мире больше настоящих мужчин - все вымерли! Вдвоем на маленькую меня. Убью и скормлю магу их уши! Разворот, уйти вниз и отпустить Тени. Сумрачная, Ночная и Утренняя ловко ставили подножки, пытавшимся на меня напасть громилам, пока я скручивала в бараний рог тень еще одного оборотня. Спустя два вдоха он корчился на полу, не понимая, почему не может встать и с какой радости его не слушаются руки и ноги. И откуда он взялся? Их же всего пять было? А, не суть. Я отправила тени прикрывать, по возможности, уже начинающих уставать ребят и рубанула чью-то лапу. Кошак рванул от меня на стену. Ага, щазззззззз. Эх, совсем молоденький, жалко шкуру портить.
        - Куда же ты, лапушка. Дай доброй тете тебе глаз на жопу натянуть! - пума глаз на жопу натягивать категорически отказывался и прибавил скорость. Не долго думая, я дернула его за хвост. Не ожидавший такой подлости парень, грохнулся на пол. Два слова, смазанный пасс рукой и он обездвижен. Краем глаза, я заметила, что Николай и Алексий ранены и быстро теряют силы, Димитрий еще держался, но и это ненадолго. Тени и метели! Один из волков, атакующих Алексия, заметил, что их ряды редеют, и ринулся на меня. В этот же момент Ник сполз по стенке, оставляя за собой кровавый след, Утренняя вернулась ко мне. Жив, но в обмороке от потери крови. Я отмахнулась от оборотня, присела и вонзила ему в бедро изогнутый кинжал, брызнула кровь, волчара заскулил и попытался меня тяпнуть. Я почувствовала, как уходит Ночная тень. Значит уже утро.
        - Ах, ты мразь клыкастая, - с этими словами я провернула оружие в ране, усилив боль заклинанием. Он тявкнул и затих, видимо шок. И того из шестерых осталось трое. Неплохо. Димитрий по-прежнему разбирался с некромантом. В этот момент Алексий пропустил удар пумы и осел на пол. Следующим ушел в спасительный обморок или мир иной оборотень, пытавшийся напасть на Димитрия. Получил удар от некроманта. Ха, дебилы!
        - Не рыпайся! - крикнула, видя героические попытки Алексия подняться, и подлетела к атакующему. А вот хрен тебе в ухо, а не его горло. Скотина блохастая! Я рубанула животное по задним лапам и перебила сухожилия, кот упал. Тут же что-то тяжелое сбило меня с ног, я ударилась спиной о ножку стола и обложила очередного кошака трех этажным матом. Послышался глухой удар. Димитрий упал, пропустив заклинание некроманта. Ушла Сумрачная, уступая место Дневной. Я поднялась на ноги и почувствовала боль в правой руке. Чуть ниже локтя виднелась довольно серьезная рана, кровь капала на ковер и тут же сгорала, оставляя на темно-красном ворсе черные подпалины. Все, я злая, сейчас буду пересчитывать некромантские косточки! Уходя от клыков и когтей пумы, я плела лишарскую сеть*. Два вдоха и в меня летит заклятие пустоты, взмах рукой и оно врезается в шкаф с книгами, оставляя на своем месте дыру. Вдох, в ногу, чуть выше лодыжки впиваются зубы пумы, его пасть горит, радующим глаз голубым огнем, но кошак не обращает на это внимание. Лишь плотнее сжимает челюсти. Еще вдох и некромант на полу, в сторону поднявшегося было
волка, летит короткий кинжал и вонзается ему в бок. Вдох и я пытаюсь отрубить голову последнему стоящему на ногах противнику. Вдох и Утренняя сообщает, что в комнате появился еще один оборотень. Меньше чем пол вдоха, я не успеваю обернуться - боль разрывает затылок, и я проваливаюсь в обещающую покой темноту.
        Очнулась я через несколько оборотов в одной из гостевых комнат. Окна и двери надежно были заперты заклинаниями. Я оглядела себя, мой любимый рабочий костюм был безнадежно испорчен. Эх, а ведь он продержался дольше остальных - почти два месяца. Чувствую, у Шелковых паучих* скоро нарисуется большой заказ. Вся рубашка была забрызгана кровью, правый рукав превратился в лохмотья. Штанины брюк до колен были изодраны до состояния лапши и прилипали к телу, причиняя массу неудобств раненой ноге. Оружие с меня сняли вместе с ножнами, отобрали почти все амулеты. Остался только браслет. С помощью него я укоротила штаны и отрезала оба рукава от рубашки. Найдя относительно чистые клочки ткани, перевязала раны. Оставшуюся ткань кинула на пол. Спасибо амулету Голубой крови* - моих следов там нет. Обложив трехэтажным матом грунов, врайтов, оборотней и Софи и продемонстрировав свое недовольство раскурочиванием комнаты, я решила, что не плохо бы поспать и быстренько отрубилась на вполне себе удобном диванчике. А что? Выбраться я все равно не могу, пока на мне оковы Олиналя, - уже пыталась - без толку. И потом, даже
если мне удастся сбежать, что делать с парнями? Без своих сил я их вряд ли вытащу. Так зачем тратить время в пустую, лучше уж высплюсь. Думать о том, почему меня не добили и что сейчас с парнями не хотелось. Первое, судя по всему, я узнаю чуть позже, а второе - ну если я жива и относительно здорова, значит, та же участь постигла и ребят. Скорее всего, так же сидят в комнатах.
        
        *лишарская сеть - заклинание, чаще всего применяемое в драках. Почти не требует концентрации, но слишком энергоемкое, поэтому встречается крайне редко. Плетение окутывает противника, будто сеть и полностью обездвиживает.
        *Шелковые паучихи - один из 15 кланов паучих Нефритового леса. Черная Дева - глава клана. Клан насчитывает около четырехсот особей, обитает на юго-востоке острова, имеет свободный доступ к одному из основных морских торговых путей, но, несмотря на это сбыт продукции происходит только внутри ореола обитания. Ходят впрочем, не подтвержденные слухи, что Черная Дева иногда выполняет заказы некоторых привилегированных клиентов и ведет торговлю вне острова. Сколько может стоить такая работа приходится только гадать.
        Проснулась я, скорее почувствовав чужое присутствие нежели, услышав, как открылась входная дверь, но глаза открывать не спешила. Насколько я могла судить, в комнатку вошли двое, один из них остановился позади дивана в шаге от моей головы. Второй остался стоять возле двери.
        - Спит, - донесся до меня едва уловимый шепот.
        - Так, чего встал, буди, - прозвучал ответ.
        До моего плеча как-то робко дотронулась горячая рука и слегка потрясла. Сделав вид, что потягиваюсь, я двинула по носу горе-будильник и открыла глаза. Молодой парень с перевязанной левой рукой, сдавленно охнул и схватился за пострадавшую часть тела. Ну, здравствуй, котенок.
        - Сука, - прошипел он, замахиваясь.
        - Корт, нет, - отдал приказ, стоявший у двери - Хозяин приказал не трогать.
        - Но эта тварь мне нос сломала! - прогнусавил парень.
        - Сам виноват, - и уже обращаясь ко мне - вставайте, вас ждут. Видя, что я медлю, командир добавил - и не заставляйте меня тащить вас волоком. Вам это не понравится, - заявил пепельноволосый.
        Так вот, кто меня вырубил. Силен гад и опытен. А еще привык командовать - это буквально сквозило в каждом его движении, в каждом жесте, взгляде, коротких фразах. Видимо военный.
        Я поднялась с дивана и вышла из комнаты. Впереди меня шел командир, позади - пума со сломанным носом. Мы поднялись на третий этаж, и коротко постучав, меня втолкнули в злосчастный кабинет.
        За столом, пристально рассматривая меня, сидел молодой мужчина. Не оборотень - врайт. Коротко стриженные каштановые волосы, ярко-синие глаза, шрам над правой бровью, тонкие, крепко сжатые губы, прямая спина. Одет он был в дорогую темно-серую рубашку, и, кажется, черные брюки. Так вот ты какой - гордый северный олень. Кабинет убрали и по мере сил вычистили. О недавней драке напоминали лишь подпалины на ковре и дыра в стенном шкафу. Я прошла вперед и села напротив демона в кресло.
        - Кто ты и что здесь делаешь? - прозвучал приятный голос хозяина книги, как только я устроилась поудобнее. Сангранский? А что Всеобщий здесь не в моде? Ну ладно дядя, будем играть по твоим правилам.
        - Я - туристка и вообще мимо проходила, - нет, ну он же не ожидал, что я скажу правду с первого раза? Неееееееееее, я ему сначала нервы помотаю. Врайт вскинул бровь. А ты что думал? Да произношение не идеальное, но говорю я на Сангранском вполне сносно.
        - Забавно. Итак, еще раз, кто ты?
        - А что первый вариант не прокатил? Вот упырь, а я так старалась, - и я горько вздохнула.
        - Отвечай на вопрос! - чуть повысил он голос.
        - Ой, не кричите, пожалуйста, а то я пугаюсь, - я попыталась изобразить испуг, по-моему, не вышло.
        - Хорошо, давай по-другому. Как тебя зовут? - почти ласково спросил он.
        - А зачем меня звать, я сама прихожу. Вот и к вам тоже сама. Пешком. Через лес. Видите, как о кусты порезалась? - я выставила перед собой перевязанную руку.
        - Что ты мне зубы заговариваешь, имя? - побледнел владелец книги.
        - Почему заговариваю? Я не умею. У меня вообще с заговорами трудно. Мне преподаватель в академии до сих пор зачет по теме не поставил. - Врайт посерел.
        - Имя? - повторил он.
        - Чье? Ваше? Так откуда ж мне знать? У меня с предсказаниями еще хуже, чем с заговорами.
        - Как тебя родители назвали?! - рявкнул врайт. О, почти до кондиции дошел. Еще чуть-чуть.
        - Ну, не кричите, я же просила. А по поводу, как звали... Тут знаете какая штука интересная? Мама меня всегда чудовищем называла, а папа кикиморкой болотной, но круче всех дядя был. Он звал меня Брысь Отсюдова!
        - Прекрати издеваться надо мной! - взревел врайт, подскакивая на ноги. Браво мне, я вспомнила, что нужно вздрогнуть. Хотя и чуть опоздала, залюбовавшись красной мордой мужчины.
        - Что же вы такой нервный? Нервничать - плохо, нервы - причина всех болячек, мне так всегда дедушка говорил. Кстати он умер еще до моего рождения. Такая грустная история. Он в лес пошел, зимой, за клубникой, а там бац, и русалка на елке, шишки жрет...
        - Хватит, я сказал! - прорычал он, сжимая и разжимая кулаки.
        - Как скажите. Знаете, у меня есть отличное успокоительное, дать рецептик? - врайт подлетел ко мне, оперся руками о ручки кресла и навис надо мной. Было... забавно. Его зрачок изменился, над нижней губой слегка торчали кончики клыков, ноздри раздувались, как у племенного быка. Еще капельку, и он - готов.
        - Ты больная?! - прорычал он мне в лицо.
        - Угу, моя болезнь называется - тут я выдержала паузу, врайт слегка отшатнулся - Идитес Нахренс, а ваша Наивнякус Обломингус. Очень опасное заболевание. И еще, у вас изо рта воняет, пожуйте мяту, - это стало последней каплей, и он, размахнувшись, ударил меня по лицу. Тонкая струйка крови побежала из разбитой губы. А тяжелая у дяди рука.
        - О, как очаровательно. Бить ослабевшую, безоружную, связанную девушку - поступок достойный настоящего сильного врайта!
        - Ты сама вынудила меня! - пытаясь взять себя в руки, сказал врайт. Впрочем, он по-прежнему нависал надо мной. Я облизала губы.
        - Да, ладно. Не оправдывайтесь. Я уже большая девочка и знаю, что некоторые мужчины получают удовольствие от подобных развлечений. Мне дедушка рассказывал, тот, который помер, - мужчина пару раз хлопнул глазами, глубоко вздохнул и уставился в одну точку где-то над моей головой. Хм, странный способ медитации. Надо попробовать. Пару лучей прошло в полной тишине.
        - Дяденька, а не могли бы вы отойти, а то мне страшно, - пропищала я, старательно кося под дуру. Дяденька вышел из ступора, кинул на меня странный взгляд и подошел к столу. Затем вернулся ко мне и, приложив какую-то плоскую пластину к основанию одного из наручников, прошептал откровенный бред. Мои оковы пали, и я радостная потерла запястья. Дошло наконец-то, браво!
        - Еще бы кофе, - мечтательно протянула я.
        - Не наглей, девочка, - хмыкнул врайт.
        - Да, я, в общем-то, особо и не надеялась.
        - А теперь давай сначала. Кто ты такая? - врайт оперся о стол и посмотрел в упор.
        - Можете звать меня Ди. - ответила я.
        - Ди? - вздернул брови дяденька.
        - Ди.
        - Тогда, можешь звать меня Рик. Зачем ты залезла в мой дом? - спросил он.
        - Ну, во-первых, в дом я вошла, а не залезла. А во-вторых, я пришла за тремя длобое...кхм, дебилами, что сидят в маленькой гостиной этажом ниже, - мои тени уже доложили мне об этом. А теперь ластились к ногам, как котята. Я приказала им замереть, дабы врайт чего не заподозрил, и они обиженно замерли, каждая на своем месте.
        - И ты думаешь, я в это поверю?
        - Придется, - хмыкнула я.
        - Ты знаешь, кто я, Ди?
        - Понятия не имею. Да и особого желания нет, честно говоря.
        - То есть, ты не знаешь, зачем твои друзья вломились ко мне в дом?
        - От чего же? Кое-какими сведениями я все же обладаю, - какой-то странный разговор - и они мне не друзья, они - мой геморрой последние лет несколько, - врайт снова замолчал, погрузившись, казалось бы полностью в свои мысли. Странный он какой-то. Задает не те вопросы, зачем-то оставил нам жизнь... Хотя, если учесть, что троица, сидящая внизу, имеет непосредственное отношение к правящей элите грунов и не стесняясь выставляет на показ родовые знаки, то с ними все относительно ясно, но вот я...
        - Зачем вы оставили мне жизнь? - задала я так терзающий меня вопрос.
        - Потому что не знаю, кто ты, и кто тебя нанял. Скажи мне имя заказчика, девочка, и я может быть отпущу тебя, - ответил врайт.
        - Заказчика нет. Это личная инициатива. Я уже сказала, зачем пришла сюда. В идеале, вы вообще не должны были узнать, о нашем существовании. Просто я слегка опоздала и не успела задержать этих придурков, уж извиняйте, - я развела руками.
        - Ты все еще настаиваешь на своей глупой версии? Ты понимаешь, насколько бредово звучит твоя история? Ты понимаешь, сколько уже было покушений? - покушений? Мы что, говорим на разных языках или я путаю значения глаголов? Скорее всего, последний вариант. Все-таки Сангранский - сложный язык.
        - Как видите. У меня к вам вопрос, можно? - Рик милостиво кивнул - Исходя из ваших слов условия задачи таковы: есть некий предмет, который хранится у вас в доме и хорошо охраняется. Есть некий персонаж, страстно желающий заполучить этот предмет, назовем этого персонажа Заказчик. И есть я - Исполнитель, тот, кто должен выкрасть этот некий предмет и доставить его некому Заказчику, предпочтительно наделав минимум шума. В задаче спрашивается: На кой хрен мне понадобилось тащить с собой трех малолеток, которые только вчера ходить научились и до сих пор носят слюнявчики?!
        - Пушечное мясо, отвлекающий маневр? - выдвинул предположения Рик.
        - Вы идиот? Смысл тогда мне было их защищать? Я думаю, ваши шавки уже успели поведать детали произошедшего здесь. И думаю, вы понимаете, что без довеска в лице трех грунов, я бы справилась гораздо быстрее и эффективнее. И потом, если я действительно исполнитель, почему бы мне просто не убить ваших охранников, зачем оставлять им жизнь? Зачем тратить силы, плетя сложные заклинания?
        - Одного ты убила, - непонятно зачем сказал врайт.
        - Ой, правда, что ли? Какая жалость, примите мои искренние соболезнования! - взбесилась я.
        - Ты странная, - помолчав, сказал Рик - я не чувствую твоей магии и твоих эмоций. Кто ты, Ди?
        - Полукровка. - дала я честный ответ.
        - У тебя акцент, ты из Физалии*?
        - Нет, - больше нет.
        - Ты наемница? - последовал следующий вопрос.
        - Снова не угадали. Как видите, на мне нет печати дома*, - Я, отогнула ворот рубашки, демонстрируя чистое плечо. Врайт кивнул собственным мыслям, взял со стола браслеты и снова застегнул их на мне. Я чуть не зарычала.
        
        *Физалия - королевство фей. Столица - Норция. Правящая Мать - Илия. Находится на востоке Атарского континента, сравнительно небольшое государство, ведет успешную торговлю, в военные конфликты не вступает. Основной продукт сбыта - цветы.
        *печать дома - магическая татуировка, наносимая каждому наемнику чаще всего на правое плечо. Демонстрирует уровень силы, магическую специализацию, а так же принадлежность к определенному дому. Чем сложнее вязь, тем большей властью и силой обладает дом и хозяин знака.
        *амулет Голубой крови - пролитая кровь носителя сгорает в голубом огне, не причиняя боли хозяину. Достаточно редкая и дорогая игрушка. Был создан неизвестным магом-некромантом во время восьмисот летней войны.
        - Иди, тебя проводят до твоих апартаментов, - усмехнувшись, сказал он и указал на дверь. Возле нее меня уже ждал пепельноволосый, который и отконвоировал меня до места назначения. Хотелось пару раз приложиться головой о стену. Ну ничего, у них в запасе еще пару оборотов, чтобы одуматься, а потом явится Стэр. Шуму будет... Заметив мой оскал, охранник вздрогнул и поспешил закрыть за собой дверь моей временной тюрьмы. Слабак!
        Вопреки моим ожиданиям, и что уж скрывать тайным надеждам, убить, кого не убила и наподдать от всей души хозяину, за мной пришли менее чем закончился один оборот. Двое покалеченных оборотней нехотя сняли с меня наручники и с опаской повели вниз. Меня очень забавляла мордочка молодого пумы, такие настороженные испуганные глазки. Я слегка сбавила шаг и сделала вид, что запнулась о ступеньку. Парень мгновенно подхватил меня под руку, не давая упасть. Я чуть плотнее прислонилась к нему и выпустила клыки.
        - Вкусный котеееееенок. - прошептала я и щелкнула зубами в непосредственной близости от его носа. Котенок дернулся, ойкнул и кубарем скатился с лестницы. Я всхлипнула и рассмеялась. Пума сделал несколько шагов в сторону двери. Я не выдержала и, усевшись на последнюю ступеньку, еще несколько лучей просто рыдала от смеха. Сопровождавшие меня оборотни как-то странно косились то на меня, то на хозяина, стоявшего в холле.
        - Закончила? - спросил последний.
        - Какие-то вы все дерганные? Странно, я считала, что врайты славятся своей выдержкой, - отсмеявшись, я наконец-то соизволила подняться и стояла напротив Рика...
        - Это последствия общения с некой доставучей особой, - парировал врайт.
        - Вы про меня? Спасибо за комплимент, - улыбнулась я. В это время в холл спустились еще оборотни, ведущие под руки Алексия, Димитрия и Николая. Мои догадки подтвердились. Судя по всему, нас отпустят.
        - Ну, здравствуйте, покойнички, - прошипела я. Парни дернулись и обреченно вздохнули - Правильно вздыхаете, нам с вами предстоит долгий и оооооооочень содержательный разговор.
        - Как ты, наверное, уже догадалась, вы можете быть свободны, - прервал меня дяденька.
        - Вот так просто?
        - Да, вот так просто. Прости, конечно, если не оправдываю твоих ожиданий. Но мне сейчас не до тебя, ребенок, - ухмыльнулся он.
        - Да что вы дяденька! Конечно, конечно, занимайтесь вашими делами. Ни в коем разе не будем вам мешать, - я подталкивала парней к двери.
        - До свидания, мальчики, - уже стоя у дружелюбно распахнутой калитки, подмигнула я оборотням, вышедшим нас проводить. А то вдруг мне захочется остаться? И мы бодро зашагали по дороге.
        Этим же вечером я отправила троицу стационарным телепортом домой, предварительно хорошенько объяснив, что их ждет, если они не возьмутся за ум. Троица прониклась и обещала больше так не делать. А на следующий день мы со Стэром уже возвращались в академию. Я - как всегда злая и не выспавшаяся, Стэр - как всегда довольный и читающий мне нотации.
        ШИРАН ДАР САРАЭН
        - О, опять за работой. Ты уже виделся с Айнеллой? - Седрик как обычно вошел в мой кабинет без стука.
        - Да, виделся.
        - Как все прошло? - поинтересовался друг.
        - Она все еще дуется, что сам за ней не приехал, так толком и не поговорили. Надеюсь, это ненадолго.
        - Хочется верить, - хмыкнул Рик.
        - Почему задержались? - спросил я.
        - А ей приспичило на Тиоре на ярмарку весенних эльфийских травок сходить. Ты же знаешь, она у тебя на зельях просто помешана.
        - Так рано еще вроде, даже для эльфийских травок?
        - Да нет, как раз три дня назад первые корабли подошли. Вот она и настояла на остановке. Видел бы ты, сколько всякой дряни у нее в сумке.
        - Почему не захотела подождать пока товар в столицу доставят?
        - На Тиоре якобы товар свежее и эльфы симпатичнее.
        - Мда, с такой логикой сложно поспорить. Женщины!
        - Ха, твоя правда.
        - Надеюсь, обошлось без приключений? - оторвавшись от бумаг, поинтересовался я.
        - Ну, можно и так сказать, - ответил друг, подходя к бару и наливая себе вина.
        - Выкладывай, - я откинулся в кресле.
        - Пока мы там были, ко мне в дом вломилась очень интересная компания. Трое парней и девушка.
        - Нападение?! - насторожился я.
        - Нет. Хотя я тоже сначала думал, что они пришли за Айнеллой, но как оказалось, ошибся.
        - Это радует, - сказал я успокаиваясь.
        - Почему во дворце не остановились, а у тебя в доме?
        - Айнелла не захотела. Сказала, что еще хотя бы день хочет побыть обычной девушкой, а не принцессой.
        - Ну как всегда, - и когда эта блажь у нее из головы выйдет? - Седрик лишь пожал плечами.
        - Так вот, по поводу троицы...
        Седрик увлеченно рассказывал мне, как его людей калечила шайка малолетних преступников-недоучек и какая-то взбалмошная девица. Я слушал его краем уха, все еще обдумывая, сложившуюся ситуацию. Вот уже как месяц все маги Санграна стоят на ушах, посты на границах усиленны, каждый приезжий, будь то посольская делегация, торговый караван или же одинокий путник, проходят строжайшую проверку. Да что там послы, даже Седрика с Айнеллой задержали на пол-оборота. А о том, что творится на границе с Физалией даже думать тошно.
        - Забавная история, - выдавил я улыбку, когда Рик закончил повествование.
        - Какие-то проблемы? - насторожился он.
        - Все те же.
        - И что, по-прежнему никаких новостей?
        - Да новости-то есть, но все какие-то не радостные. Вчера нашли еще одного, снова рядом с фейской границей.
        - От них пришел ответ? - нахмурился Рик.
        - Нет, все еще жду.
        - Мда, вот уже суман прошел, чего они тянут?
        - Знал бы, ответил. Главное, все как всегда - никто ничего не слышал, не видел и не знает, а маги вообще руками разводят. Свидетелей нет, следов нет, народ начинает бояться. А еще скоро эти гоблинские балы!
        - Не весело. Я тут пока за Айнеллой мотался, кое-что придумал, - я заинтересовано поднял на друга взгляд. - Как насчет того, чтобы обратиться к Охотникам в СВАМ?
        - Мне тоже приходила в голову эта мысль. Но я бы не хотел вмешивать посторонних, я бы вообще не хотел, чтобы информация о случившемся стала известна за пределами Санграна и Физалии.
        - Ран, у нас все равно нет других вариантов, а Охотники СВАМа - лучшие. Я понимаю твои опасения, но еще ни разу не слышал, чтобы они не выполнили задание. К тому же в контракте мы можем отдельно обговорить этот пункт.
        - Я знаю, я все это знаю, но все же надеюсь, что мы сможем справиться своими силами.
        - Ран, я не прошу тебя именно сейчас принимать решение, просто учти Охотников как вариант.
        - Ладно, - кивнул я - я буду иметь их в виду. - Ты привез некроманта?
        - Да, но он довольно слабенький, насколько мне известно.
        - А нам сильный и не нужен. Достаточно будет одного поднятия.
        - Как скажешь. А теперь вынужден тебя оставить, друг мой, я все-таки с дороги, - и он вышел из кабинета.
        Я откинулся в кресле. Молнии и осенний дождь, как же я устал за последние два сумана. Как же меня достали эти убийства! Как же меня достали эти маги и оракулы! Такое чувство, что боги мне мстят, вот только за что?
        Все началось около месяца назад. Первая жертва была найдена близ какой-то деревеньки, чуть западнее начала территории фей. Это была женщина, средних лет, с чуть простоватым лицом и натруженными руками. Слабенький маг огня, как сказали дознавателям в деревне. Никаких ран, никаких видимых повреждений, никаких следов вокруг. Никто бы не обратил на эту смерть внимания, ну подумаешь, селянка умерла? Может болела, может просто пришло время уйти к духам грани, если бы ни одно но... Связь женщины со стихией исчезла полностью. Сначала даже никто не мог поверить в такое, ведь даже у людей еще несколько месяцев после смерти сохраняется отпечаток стихии, а тут врайт... и пустота, абсолютная. Через три дня после первого случая, было обнаружено еще одно тело, на этот раз мужчины тоже рядом с фейской границей. И снова никаких следов и снова никакой связи со стихией, и снова лучшие маги Санграна разводят руками.
        К сегодняшнему дню жертв было уже восемь, а информации, хоть какой-то, по-прежнему ноль. А еще это молчание со стороны Физалии...
        Хотя, вряд ли феи имеют какое-то отношение к происходящему. Илия далеко не глупа и должна понимать, что переходить дорогу врайтам опасно. В случае войны мы сметем ее страну за суман максимум. Да и незачем ей это делать. Благодаря договору, заключенному нашими семьями еще поколений пять назад, у нее очень много преимуществ перед другими странами. А Илия всегда любила власть, и терять ее она не намерена. Нет. Здесь явно что-то другое или кто-то другой. Вот только что или кто? Сталкивать нас с феями глупо, по меньшей мере, и очень опасно. Ни один правитель в здравом уме не осмелится перейти врайтам дорогу. Но если причины не политические, то, что тогда? Сумасшедший ученый? Очередной непонятый маг? Бред!
        Осенние дожди! Что же делать? Может Ран прав, и действительно стоит обратиться в СВАМ? Но раз уж среди Сангранских дознавателей и магов не нашлось никого, кто способен понять, что происходит, я сильно сомневался, что это удастся какому-то Охотнику, будь он трижды гений. С другой стороны в словах друга есть смысл, у меня все равно нет других вариантов. В любом случае нужно дождаться ответа от фей, а там видно будет, может вместе нам удастся найти решение. А если нет? Как же я ненавижу это 'если'... Необходимо взять себя в руки. Я не хочу втягивать в это дело третьих лиц! И причина вполне очевидна - если мы не можем справиться с такой, казалось бы, плевой внутренней проблемой, то куда уж нам до внешнеполитических конфликтов. Нет, до войны дело не дойдет, но все же... Духи грани! Врайты никогда не просили ни у кого помощи, никогда! Тем более у Охотников! Я зарычал. Охотники СВАМа - самые жестокие, беспринципные, наглые и хитрые существа в мире. Довериться им в этом деле? Да проще сразу отправить и себя и страну за грань. Неконтролируемые, неуправляемые, безумные.... Но в то же время идеальные
наемники, идеальные убийцы, идеальные воры. СВАМ - поистине великая академия, Дакар - поистине великий ректор, а его воспитанники - поистине великие Охотники. Еще бы, чего только стоит его система трехступенчатого обучения*... И сколько слухов ходит о них? Что из них правда, что ложь, известно только самим Охотникам. Но одно я знал точно - они очень хорошо убирают за собой следы. Наемники СВАМа никогда не работают на одного и того же заказчика дважды, они никогда не перед кем не отчитываются, тем более перед нанимателем, не согласуют с ним своих действий, они зачастую и вовсе не встречаются с ним. Даже нанять их не просто, и пресловутые контракты - это лишь полбеды, заявки рассматривает только Дакар и подходящего Охотника выбирает тоже только он. Чем он руководствуется при выборе, знают, пожалуй, лишь боги, хотя не последнюю роль в этом деле играют деньги. Но методы работы Охотников порой слишком жестоки, и лишь самые отчаявшиеся решаются обратиться в СВАМ... Но не смотря на все это, они пользуются сумасшедшим спросом, потому что еще не было случая, чтобы Охотник не выполнил задание. Интересно,
обращались ли к нему хоть раз короли, а кронпринцы, или это будет единичный случай? Если будет конечно...
        
        *трехступенчатая система обучения - обучения делится на три ступени по три с половиной года каждая. Первая ступень - начальная - определяются возможности мага, его склонности и что немаловажно характер. Обучение ведется по нескольким направлениям (в основном общие знания и умения) - элементарная защита, зелья, предсказания, целительство, история, культура и т.д. Вторая ступень - средняя - расширенное и более углубленное изучение предметов, специализация. Третья ступень - финальная - знания и умения доводятся до совершенства, упор делается лишь на специализацию. До финальной стадии не доходит около 67% учащихся.
        ГЛАВА 3
        3 СУМАНА СПУСТЯ.
        ОБСИДИАНА ЗАБЫВШАЯ
        Я вломилась в башню ректора очень злая. Нет, не так ОЧЕНЬ злая. У меня просто руки чесались грохнуть кого-нибудь, наорать, обидеть, сделать больно... Лишь бы не было так тошно.
        Я могла себя поздравить ну или пожалеть, кому как больше нравится. Не далее как три дня назад я распрощалась с последней иллюзией, разбила последнюю куклу в кружевном платье и превратилась в настоящую Охотницу. Вот только тошно почему-то. Тени! Я как могла долго оттягивала этот момент и все-таки... Три дня назад я убила ребенка. И нет, я ни капли не сомневалась. И нет, я ни разу не оглянулась. И нет, моя рука не дрогнула. И нет, я не лила слезы. И нет, делать этого я не собираюсь. И нет, если бы у меня была возможность вернуть все обратно, я бы не поступила по-другому. Вот только тошно почему-то. Разве меняет что-то тот факт, что так нужно было, нет. Разве меняет что-то тот факт, что ему суждено было умереть, нет. Разве меняет что-то тот факт, что его родители - идоты, и это они, не я, оборвали жизнь пятилетнему малышу, нет. Разве меняет что-то тот факт, что в принципе мне не о чем сожалеть, нет. Вот только тошно почему-то. И да, я похоронила свою совесть. И да, я выжгла каленым железом свою жалость. И да, я отдала на растерзание пустынным шакалам свое сострадание. И да, я, возможно, буду сегодня
спать, как убитая. Вот только тошно почему-то. Я знаю, что это не последнее мое убийство. Я знаю, что это не последний убитое мной дитя. Я знаю, что несмотря ни на что, и дальше буду Охотницей. Я знаю, что будут вещи и похуже и пострашнее. Вот только тошно почему-то. Тени, отчего же так тошно?
        Перепуганный и взъерошенный секретарь Дакара открыл было рот, что бы что-то сказать, но слова застряли в его горле, когда он внимательнее разглядел голодного и такого же злого как я Стэра. Хоррррроший мальчик, умный, долго проживет. Судя по голосам, доносившимся из соседней комнаты, у ректора внеочередное собрание. Им же хуже! Пинком, открыв дверь в кабинет, и не обращая никакого внимания на возмущенные взгляды преподавателей, сидевших за столом, я швырнула Дакару плотный кожаный мешок, попутно снимая с него стазис, плотная ткань тут же пропиталась густой кровью. Все находящиеся в помещении следили за его скольжением по ректорскому столу и за длинной полосой крови, оставленной им на своем пути.
        - Ты знал? - спросила я, когда мешок наконец-то остановился точно перед ошалевшим оборотнем. Преподаватели вздрогнули. Могли бы уже и привыкнуть к выходкам спецкурса.
        - Обсидиана я...
        - Ты знал? - рявкнула я.
        - Да, но пойми, я надеялся, что их маг ошибся.
        - Как видишь, нет, артефакт изъять не удалось. Почему не сказал?
        - Ты бы отказалась. Снова. Мне нужно было понять, как ты поведешь себя в такой ситуации, мне нужно было понять сможешь ли ты, мне, в конце концов, нужно было выяснить твой предел! - рявкнул он, видя мои прищуренные глаза и плотно сжатые губы.
        - Выяснил? Поздравляю! - рявкнул, молчавший до этого Стэр и мы с ним оба направились к двери.
        - Обсидиана... - услышала я его голос.
        - Ах, ну да, как я могла забыть? Отчет можешь засунуть себе в задницу! - снова обернулась я.
        - Девочка...
        - Тебе что-то не понятно? Может предлог?
        - Успокойся, - ледяным голосом отчеканил он. - Я не про отчет, - уже гораздо мягче. - Вчера Велес выполнил свой последний заказ, - и, видя, что до меня не доходит, добавил - Похороны через 15 лучей. Переодеться можешь внизу. И он кинул мне сверток.
        Так вот зачем это собрание. Я тихо прикрыла за собой дверь и спустилась в раздевалку. Через три луча, я уже стояла в пепельно-зеленом костюме - рубашка, жилет, брюки и перчатки, сверху - серая газовая накидка с капюшоном. Мы вышли во двор академии и побрели в сторону кладбища. Пепельно-зеленый - странный цвет, цвет, который выбрал себе Велес. Он - один из нас, точнее был одним из нас. Старше меня минимум лет на сорок, красивый темноволосый человеческий мужчина, очень сильный Теневой. Как же он позволил убить себя? Почему? Надо будет узнать у Дакара, но это позже. Стэр поднял на меня морду.
        - Переживаешь? - спросил он.
        - Не знаю, скорее удивлена.
        - Тебе бы сейчас отдохнуть, а не на похороны малознакомого Теневого тащиться, да и мне тоже, - зевнул Стэр, глядя на небо. - И к целительнице зайти не забудь, все-таки отделали тебя знатно.
        - Молчал бы, ты сам чуть без хвоста не остался, а к Лайре завтра зайду. А по поводу похорон, Велес был сослуживцем. Я должна попрощаться, Тени так хотят. - Сослуживец. Какое странное слово. Одновременно больше и меньше, чем друг. Тот, кто знал. Тот, кто, так же как и я, скрывался, врал и убивал. Иногда, мне кажется, что от нас больше вреда, чем пользы.
        - Тени хотят, а больше они ничего не хотят? - проворчал тал - Я между прочим уже четвертый день ничего не ел.
        - Вот закончится церемония, и отправишься в лес на охоту.
        - А ты?
        - А что я? Я домой через стационарный уйду.
        - Не в общагу? - прищюрлся леопард.
        - Нет, нужно Малику денег оставить и посмотреть, как работа продвигается.
        - Ну да, ну да, будем считать, что я поверил.
        - Иди ты туда же, куда Дакар сегодня себе отчет запихнет.
        - О, не все еще потеряно, - по привычке парировал тал.
        За препирательствами мы незаметно вышли к кладбищу. Маленькое, ухоженное, оно притаилось между лесом и зданием академии. В невысокой кованой ограде запутались лучи только-только проснувшегося солнца, отбрасывая блики на землю и склепы. Сто двадцать пять - точное число каменных усыпальниц, а сегодня прибавится еще одна. Сто двадцать шесть изящных светло-серых каменных могил, сто двадцать шесть измученных, уставших бороться с миром и с собой Охотников, сто двадцать шесть неизвестных никому кроме нас имен, сто двадцать шесть отдавших свои Тени, чтобы могли жить другие - незнающие, глупые и счастливые в своем неведении существа. Сто двадцать шесть Истинных, не сумевших за свою жизнь найти никого, кому можно было бы довериться, никого, кто бы смог похоронить их изношенные тела и отпустить изувеченные тени. Сто двадцать шесть - число полного, безысходного, абсолютного одиночества. Так мало для целого мира, и так много для любого из нас.
        Это не больно терять сослуживца, которого толком и не знал, но это больно терять Теневого, понимая, что теперь вас на одного меньше, и значит, мир снова выиграл, а ты проиграл. Зачем мы делаем это? Зачем спасаем чужие жизни, не заботясь о себе? Почему каждый раз мы вприпрыжку бежим на эшафот, понимая, что именно сейчас может и не повезти, и веревка окажется крепче, чем наша шея? Потому что жить по-другому не умеем. Потому что играть в кости со смертью весело. Потому что с каждым разом все интереснее проверять на прочность Богов и Судьбу. Потому что рождены, чтобы защищать эльфов, врайтов, троллей, фей, всех от самих себя. Такова наша природа. Моя уж точно.
        - О чем задумалась? - спросил тал, останавливаясь перед входом в склеп.
        - А ты не слышишь? - удивилась я.
        - Нет, ты снова закрылась.
        - Да так, ни о чем. - Тени, я даже и не заметила, как перекрыла связь со Стэром. Нужно быть внимательнее.
        - Ну что пойдем, или ты все же передумала? Я кивнула, и мы стали спускаться вниз. Небольшой каменный зал освещали серебристые магические огоньки, высвечивая замысловатый травяной узор на стенах и полу. У дальней стены стоял открытый пока саркофаг с телом Велеса внутри. Укрытый газовой тканью он лежал в таком же пепельно-зеленом костюме. Его волосы были забраны в хвост, лоб охватывал тонкий зеленый обруч. Травник, он и на смертном ложе был верен своей природе. Велес сжимал в руках свои кинжалы. Сделанные из драконьей стали, заклятые на крови хозяина они - произведение искусства. Их тонкие, плавные, расширяющиеся к рукояти лезвия были покрыты древесными защитными рунами. Шедевр, настоящий шедевр оружейного мастерства. Ну да, кто о чем, а я об оружии.
        'Да очнись ты уже, наконец!' - проворчал тал у меня в голове, воспользовавшись тем, что я открыла связь.
        'Что случилось?'
        'Поздороваться не хочешь?' - ехидно заметил он - 'Или тебя больше заботят трупы, чем живые?'
        'Очень смешно' - сказала я, кивая сорока четырем Теневым, которые тоже пришли проститься. Что-то мало нас сегодня, неужели остальные на заданиях? Скорее всего, так оно и есть. Эх, права была Софи: весной приходиться убирать слишком много дерьма.
        'А кто смеется?' - спросил Стэр - 'Ты слишком странная сегодня'.
        'Да неужели?' - огрызнулась я.
        'Представь себе. На мой взгляд, все хуже, чем обычно. Что тебя тревожит?'.
        'Ничего'.
        'Уж мне-то не ври, я чувствую тебя, не забывай'.
        'Ты просто оказался прав', - ответила, зная, что он поймет, зная, что ему не нужно объяснять.
        'А я тебя отговаривал, между прочим', - проворчал он. 'Ничего, скоро будешь дома, сможешь отдохнуть и возможно поспать'.
        'Хотелось бы верить', - пробормотала я и снова кинула взгляд в зал. Вошел Дакар и, так же как и я до этого, кивнул одновременно всем и никому. Не было пафосных речей, не было пустых банальных слов, не было лживых слез. Просто каждый из присутствующих по-очереди отпускал свои Тени, чтобы сказать Велесу до свидания. Я была практически последней. Наблюдая, как от саркофага с телом скользит Основная одного из наших, я будила Сумрачную и Ночную. Я понимала, что после их призыва буду еле живой, но по-другому поступить не могла. Они должны проститься все, раз уж у меня нет Основной. Тени устремились к мертвому Истинному. Вот Сумрачная - самая быстрая из моих теней - коротким поцелуем коснулась его холодного лба и осталась стоять возле изголовья, гладя щеку и ожидая приказа вернуться. Вот Дневная - самая жестокая из моих теней - скользнула вдоль его тела и положила голову на грудь Велеса, туда, где уже не билось его сердце. Вот Ночная - самая взбалмошная из моих теней - погладила его руки, сжимавшие оружие и, взяв его запястья, осталась стоять рядом тоже ожидая. Вот Утренняя - самая вредная из моих теней
- коснулась его волос, глаз, носа, поцеловала бледные губы.
        - До свидания, Велес Травник, сын Эльнара, Теневой Охотник, тот что Отказался, - прошептала я, и мои тени вернулись ко мне.
        - До свидания, Истинный Теневой, - рыкнул Стэр, и мы, развернувшись, вышли из склепа.
        'Теперь домой?' - спросил тал.
        'Да, только в себя приду'.
        'Глупая, ты как будто сама себе враг'.
        'Стэр, я тебя умоляю, не начинай', - он лишь фыркнул. А я прислонилась к каменным холодным плитам усыпальницы и закрыла глаза, пытаясь собраться с силами.
        'Я на охоту, попроси Дакара оставить кого-нибудь у телепорта, чтобы я смог попасть домой'.
        'Угу', - леопард сорвался с места и черной молнией метнулся в лес. Я бы сейчас тоже не отказалась от пробежки по лесу, когда только ты и ветер и звезды и морозный ночной воздух. Но мое состояние оставляет желать лучшего, так что зачем мечтать о несбыточном? Тени! Как же болит спина. А все эти проклятые кнуты. Я глухо рыкнула. Кто-то взял меня за руку, заставив открыть глаза. Дакар.
        - Обсидиана, прости, - с беспокойством сказал он и тепло посмотрел на меня.
        - Я не сержусь на тебя, как это не странно, - устало проговорила я.
        - Я знаю. Я не за это прошу прощения.
        - Я тебя не понимаю, - я взглянула в его карие глаза, пытаясь найти там ответ.
        - Ты боишься, девочка, и виноват в этом я.
        - Ты прав, я действительно боюсь. Но тебе все равно нет необходимости извиняться. Я смогу побороть это, вот только не знаю, как скоро.
        - Что пугает тебя? - он чуть сжал мою руку.
        - Я сама Дакар, - он не понимал.
        - Знаешь, что я почувствовала в тот момент, когда убила этого ребенка? Знаешь, что почувствовала, когда мой кинжал коснулся его тоненькой шейки? Знаешь, что почувствовала, когда отрубила его голову. Знаешь, что почувствовала, когда его кровь залила кружевную подушку в колыбели? Знаешь, что почувствовала, кладя его в мешок? Ничего, Дакар. Абсолютно ничего. Никаких сожалений, возражений, угрызений. Ни-че-го. - Дакар по-отечески улыбнулся и прижал меня к себе. Я уткнулась носом в его мантию. Он пах вереском и речными кувшинками, как и двенадцать лет назад. Его длинные каштановые волосы были заплетены в косу, взгляд был острым, пронзительным. Чуть резкие неправильные черты лица и просто невероятная сила, сквозившая в каждом движении. Он тревожил сон и сердца многих студенток СВАМа. Почти каждый год находилась очередная дурочка, пытающаяся взять штурмом этого великолепного оборотня, этого идеального хищника. Стоит ли говорить, что их попытки неизменно проваливались? К счастью, среди Истинных Охотников таких случаев практически не было, что существенно упрощало жизнь и нам - его подопечным - и ему.
        - Глупая, глупая маленькая девочка. Ты до сих пор так и не поняла. Обсидиана, это хорошо, что ты ничего не чувствовала, это хорошо, что ты не колебалась, - чуть слышно заговорил он. - Пойми, наши чувства за частую лживы и эгоистичны. Они играют с нами, подставляют под удары, ослабляют. И не мне тебе говорить, что трезвый ум и холодное сердце помогают выжить. И потом, тебе ведь не нравится убивать, ты не получаешь удовольствия отнимая жизнь, ты не наслаждаешься муками убитых тобой. Ты любишь борьбу, схватку на грани фола. Тебя не интересует конечная цель, лишь путь к ней. И чем он опаснее, чем труднее, тем отчаяние и яростнее ты ведешь бой, тем упорнее твое желание выиграть. Или я ошибаюсь? - и я почувствовала его внимательный взгляд.
        - Нет, но Дакар, разве это правильно? То, что мы делаем? Разве мы вправе решать, кому жить, а кому умереть? И потом, в один прекрасный день я могу захотеть отнять чью-то жизнь, просто так из прихоти, скуки, интереса. Я боюсь, что не смогу остановиться, боюсь, что однажды стану тем, чем становлюсь в Ночь Теней и останусь такой навсегда. Обезумевшей от крови и криков. Мне страшно, когда я открываю глаза на поляне после Ночи, а вокруг меня трупы фантомов и поваленные деревья, - я по-прежнему стояла, прижавшись к ректору, боясь поднять на него глаза, боясь пошевелиться.
        - Ди, твой страх - это хорошо и плохо. Хорошо, потому, что ты осознаешь возможные последствия, плохо потому, что он разжигает в тебе сомнения. И неужели ты думаешь что я или Стэр позволим тебе превратиться в чудовище? Неужели ты действительно думаешь, что сама себе это позволишь? Пойми, то кем ты станешь, зависит только от тебя, верь в свои силы, верь своим Теням, и ты со всем справишься. Ты не хуже меня знаешь, что сомнения и неуверенность ведут к смерти Охотника. Чем их больше, тем ты слабее. Оставь привилегию сомневаться, бояться и не доверять другим. И даже если я буду в тебе неуверен, наплюй и иди дальше, - он чуть отстранил меня от себя, заглядывая в глаза - А потом, кто тебе сказал, что мы решаем чью-то судьбу? Ди, только Боги вправе это делать. Боги и они сами. Ты не виновата в смерти мальчика, это был выбор его родителей, Ди. Это они решили его судьбу, идя на поводу у своих эгоистичных желаний. Не казни себя, забудь.
        - Но разве это нормально, когда в груди кусок льда? Мне иногда кажется, что мы хуже духов грани, - я отвела взгляд, всматриваясь в лес. - Это не нормально.
        - А кто тебе сказал, что жить по-другому правильно? Под покровом моральных принципов, этики и гуманности в большинстве случаев таится злоба, ненависть, алчность и предательство. Порой, мне кажется, что самое ужасное в нашем мире - это толерантность. Оглянись вокруг, мы существуем только потому, что в нашем мире полно уродов, ублюдков и настоящих чудовищ, тебе ли этого не знать? Ты ведь помнишь, почему мы появились. И пусть духи грани ушли, но есть существа гораздо хуже и опаснее их, потому что, в отличие от духов, они живы и их желания осознанны. Девочка, мы не добро и не зло, мы тонкая черта между ними. То, что их связывает и одновременно разделяет.
        - Не знаю, Дакар. Возможно, ты и прав, но может остальные расы были правы, изгнав, таких как мы из Мирота* Может, у них все же были причины бояться и ненавидеть? Наша история так противоречива, в ней столько белых пятен, впрочем, как и в нас самих. Теневые ведь тоже одно большое противоречие. Не свет и не тьма, не огонь и не лед. Что-то среднее, что-то странное. Тяжело быть серединой, Дакар. Тяжело удерживать равновесие, танцуя со смертью на канате над пропастью.
        - Тяжело, но ты справишься, Ди, я в тебя верю. В тебя и твоих теней и твоего тала, конечно же. Я не знаю, что случилось с тобой до того, как ты попала к нам в академию. Но я вижу, что ты прошла через многое и, не смотря ни на что, выжила, поэтому верю в тебя, - он отстранился и зашагал к выходу из кладбища.
        
        *Мирот - мир Обсидианы.
        - Хорошо, хоть кто-то из нас верит - чуть слышно пробормотала я, идя следом за ним. Ректор лишь насмешливо вздернул бровь, давая понять, что все слышал. Я оскалилась в ответ, обдумывая его слова. Нет, не спорю. Мне, конечно, стало легче после разговора с ним, и возможно, что уже завтра я посмеюсь над своими страхами. Вот только убедить бы в этом еще и себя.
        - Дакар, как погиб Велес? - поинтересовалась я, чтобы отвлечься.
        - Проклятие, Ди. Он не предал значения своему состоянию. Думал, что простыл. А мы не смогли заметить вовремя, - и ректор крепко сжал челюсти.
        - Удалось выяснить, кто его наложил?
        - Да. Но наказать виновного мы не сможем. Проклятие было посмертным, поэтому, даже обнаружив, не получилось его уничтожить, - я лишь кивнула. Мы снова замолчали. Ничего удивительного в смерти Велеса не было. Теневые очень сильно подвержены проклятиям, даже самым слабым, а тут посмертное. Первым делом Охотников учат защищаться и распознавать проклятия. Даже самое незначительное может привести к гибели. Элементарный приворот может стоить нам жизни. Теневые достаточно своеобразно реагируют на подобного рода магию, вот почему на нас всегда куча охранок, амулетов и оберегов. Я предпочитаю не таскать на себе лишний металл и поэтому раньше, когда заказывала одежду у паучих, отдельно обговаривала список интересующих меня защитных узоров. Теперь они выучили этот список наизусть. Я усмехнулась. За размышлениями, я не заметила, как мы вышли к академии. Восьмиэтажное огромное здание из серого гранита в форме полукруга. Множество резных арок и переходов, огромное количество коридоров, светлых просторных аудиторий и лабораторий. Даже на вид академия вселяла чувство безопасности и надежности. Главный вход был со
стороны небольшого парка, где сейчас на лавочках или же просто на траве сидели студенты. Кто-то нервно перелистывал конспекты, кто-то практиковался в магии, кто-то просто бездельничал, но все они, как один лишь завидев Дакара, кивали и улыбались ему. Со мной тоже здоровались, но лишь некоторые, те, у кого я уже вела занятия или же принимала экзамен. Большинство же из студентов в основном шушукались. 'Охотница' - чуть сдавленный женский шепот. 'Она из спецкурса, посмотри на одежду' - вторил ей другой голосок. 'Что-то зачастили они к ректору' - донеслось с другой стороны аллеи. 'А ты не слышал? Говорят, один со спецкурса погиб'. Мда, первокурсники что ли? Обычно мы не вызывали такого ажиотажа, ведь большинство лекций Теневые посещают вместе с остальными учащимися.
        - Дакар, пришли, пожалуйста, кого-нибудь к стационарному телепорту часа через два. Пусть, откроют его для Стэра. - попросила я ректора, поворачивая к теплицам и оранжереям.
        - Ты домой? - спросил он. Я лишь кивнула. - Не хочешь все же просветить меня, где он находится? - ехидно поинтересовался ректор.
        - Честно говоря, не очень. Должно же и у меня быть убежище, - парировала я, намекая на его неприступный домик к югу от СВАМа. Почему непреступный? Да, потому что мало того, что находится он в чаще Орского леса*, так еще защита вокруг него такая, что даже духам грани не пройти. Уж я то знаю, пыталась как-то туда добраться, еле ноги унесла.
        - Хорошо, я пришлю кого-нибудь. Береги спину, девочка, - ответил оборотень и зашагал к дубовым дверям главного входа.
        
        *Орский лес - расположен к югу от академии на границе с Инторой. Считается непроходимым и очень опасным, так как большинство тварей обитающих там отнюдь не травоядны, более того приблизительно 34% из них основательно и давно мертвы.
        - И ты свою, не прощаемся, - кивнула я в ответ.
        - Никогда, - донес до меня ветер ответ Дакара. Переодевшись и забрав из раздевалки свои вещи и оружие, я все-таки решила заглянуть к целительнице, прежде чем отправиться домой. Спина болела неимоверно. Странно, обычно раны от плетей меня не особо тревожат. Я вошла в лечебный корпус и достаточно быстро отыскала там Лайру. Хрупкая, словно фарфоровая статуэтка, эльфийка сидела за столом в своем кабинете и просматривала какие-то бумаги, то и дело сдувая с глаз непослушную прядку цвета старого золота.
        - Мда, где-то в лесе, кто-то здох. - удивилась я. Лайра за бумагами???? Ущипните меня, я сплю.
        - О, Сид, давненько не виделись, - ответила она. - И почему сдох? Я просто кое-что ищу, - по-прежнему перебирая бумажки, скороговоркой выпалила она. - Подожди пару вдохов. - Я послушно облокотилась о стол, разглядывая бардак в ее кабинете. Книги, колбы, мешочки с порошками, пучки трав, скомканная бумага, бланки, пробирки - просто хаос. Как она умудряется что-то отыскать в этом беспорядке? У меня уже давно руки чешутся спалить весь этот хлам к упырской бабушке, но все как-то повода не было. Может заняться, пока жду?
        - Ну, наконец-то! - победно вскрикнула лекарка, размахивая каким-то листочком, словно флагом и нехорошо улыбаясь. Ну вот, ладно спалю в другой раз.
        - У тебя такой вид, что мне страшно, - я сделала маленький шажок назад.
        - Тебе бояться нечего, - поднимаясь из кресла, ответила она. - А вот этой новенькой дуре я сегодня буду тщательно и долго промывать мозги! Задолбала просто. Уже пятый раз рецепты путает, вчера чуть больного мне до столбняка не довела, представляешь? Овца! Ну ничего, я ее в морг отправлю сегодня, там как раз некроманты-третьекурсники фантомов вызывать будут. Пусть полюбуется, - возмущалась эльфийка. Да, Лайра в гневе страшна.
        - А не слишком ли жестоко? - спросила я и тут же об этом пожалела.
        - Жестоко? Да эта чахоточная мне уже третий эксперимент валит! - возмущалась она, медленно двигаясь в мою сторону. Я покосилась на дверь. - Дрянь малолетняя, чтобы я еще раз взяла кого-нибудь по старой дружбе в качестве практиканта!? Прибей меня сразу, договорились? - остановилась она, почти вдавив меня в стену.
        - Да без проблем. Только скажи, и я всегда приду на выручку страждущим.
        - Я знала, что на тебя можно положиться, Ди. - сверкнули глаза, цвета морской волны. - Ну, что будем лечить на этот раз? - она щелкнула пальцами и поднесла руки, к появившемуся перед ней, голубому пламени.
        - Спину. Что-то не нравится мне ее состояние, - я стянула жилет и рубашку, уселась верхом на видавший виды стул, затем размотала бинты. Я нахмурилась, вертя в руках мокрые тряпки, что-то кровь долго не останавливается. Лайра помянула родственников упырей до седьмого колена, увидев мою спину, и принялась за осмотр. Прошло несколько лучей, прежде чем целительница встала и подошла к огромному стеклянному шкафу. Покопавшись в его недрах, лекарка извлекла на свет несколько пузырьков с мутной гадостью внутри, чистые бинты и тонкую металлическую спицу. Твою ж эльфячью маму, прижигать будет. Провозившись со мной еще какое-то время, она, наконец, наложила бинты и велела мне одеваться.
        - Ди, солнце мое мрачное, просвети тетю Лайру, где ты умудрилась найти яд кроксов*? - настала моя очередь ругаться. Вот сволочи, смазали плети ядом. Не дай им Тени еще раз встретиться у меня на пути, сожру и не замечу!
        
        *Крокс - ящерица размером с мизинец взрослого эльфа. Обладает преимущественно желтым либо оранжевым окрасом (хотя иногда встречаются и светло-красные), имеет четыре роговых нароста на голове, выделяющих сильный яд. Обитает в эльфийский горах.
        - Мммммм, может у эльфов? - я вздернула бровь.
        - И это они тебя так отделали? - я промолчала. Лайра лишь хмыкнула.
        - В общем, расклад такой, - она впихнула мне два пузырька, с черной и темно-серой мутью внутри. - Это - она ткнула пальцем в черную склянку - принимай за завтраком, каждый день, в течение одного с половиной сумана, оно выведет яд. Это - она указала на другой пузырек - вотрешь в раны тоже через полтора сумана, предварительно тщательно промоешь их в воде. Лучше, если это будет река или сравнительно молодое озеро. Это позволит ранам быстрее затянуться и не оставит шрамов. До этого момента спину не мочить, бинты менять три, а лучше четыре раза в день, магически на раны не воздействовать. Вопросы?
        - Только один - как я, по-твоему, буду втирать эту гадость, у меня рук на спине нет, - произнесла я, всматриваясь в непонятную жидкость.
        - Придешь ко мне, ну или попросишь кого-нибудь, - пожала плечами эльфийка.
        - Что в составе?
        - Меньше знаешь, крепче нервы, - изрекла она, снова садясь за стол. Ну что ж, не буду мешать. Я поблагодарила лекарку и отправилась на выход.
        - Не прощаемся.
        - Никогда, - ответила я и закрыла дверь.
        Боги, всего несколько вдохов и я дома. Телепорт выкинул меня на западе государства людей, на краю небольшого поля. Отлично, в этот раз я почти правильно указала координаты. Осталось только пересечь лес. Настроение упорно держалось на отметке хреново, но жить можно. Поэтому лесок я пересекла буквально за полтора оборота. Ну наконец-то, духи грани, а я оказывается, умею скучать. Глубокий вдох - проверить защиту, выдох - отпустить Дневную и Утреннюю. Почувствовав свободу, тени устремились к дому. Они скользили по земле, переплетаясь между собой, бесшумно, с невероятной скоростью, замирая, удлиняясь, растягиваясь. Я медленно шла за ними. Дом был почти закончен. Осталось лишь доделать несколько комнат на втором этаже и чердак. Большой каменно-стеклянный, дом принадлежал моему отцу и после его смерти был продан на торгах. Мне потребовалось много сил, что бы вернуть его себе, и еще больше, чтобы набраться смелости и почти полностью переделать. Зачем? Чтобы воспоминания не тревожили меня и покой самого дорогого существа в моей жизни. Чтобы забыть и помнить одновременно, чтобы перестать кричать по ночам.
Он стоял на небольшой скале над озером, с двух сторон лес, на западе - равнина и горы. Я была привязана к этому чуть мрачному, не вписывающемуся в окружающее пространство великану. Конечно, с моей стороны это верх безалаберности, но могут же быть и у теневой свои маленькие слабости. Мне было спокойно здесь, а еще безопасно, даже более безопасно, чем в академии под крылом Дакара. Еще несколько шагов, десяток вдохов и я спущусь в свою комнату, закрою дверь и отдохну. Боги, наверное, так улыбаются психи. Я снова взяла под контроль тени, когда они были уже у калитки. А вдруг рабочие заметят? Утренняя дернулась, запуталась в моих ногах, качнула траву, дернула за руку. Я чуть надавила, усилила контроль и даже шикнула, наконец, она улеглась. Мда, у меня с ней всегда много проблем.
        Я толкнула дверь и вошла внутрь. На первом этаже царил полный бедлам. То и дело мимо пробегал какой-нибудь гном, таща очередную фигню, непонятного назначения наверх, откуда доносился зудящий шум и отборный мат на гномьем.
        - Доброе утро, госпожа. - пронесся мимо меня Малик, но на третей ступеньке затормозил и обернулся, чуть не выронив гору какого-то тряпья.
        - И тебе не хворать. - хмыкнула я. Малик всунул ткань, пробегавшему мимо рабочему, что-то шепнул ему и подошел ко мне.
        - Простите, за беспорядок, но я не знал, когда вы и господин Стэр вернетесь, - он забрал у меня из рук сумку и направился к кабинету.
        - Все в порядке Малик, не бери в голову. - отозвалась я, идя следом за ним. Я по-привычке проверила охранки, подновила защиту и только потом развалилась в кресле. Малик на мои манипуляции не обращал ровным счетом никакого внимания и складывал оружие в хран, что-то предусмотрительно откладывая в сторону, что бы позже почистить, починить или выкинуть. Привык уже к прогрессирующей паранойе своей работодательницы. Мрррррр, почти хоррррошо. Мялик устроился напротив, смахнул несуществующую пылинку с темно-синей рубашки и выжидательно на меня посмотрел.
        - Рассказывай - обратилась я к нему. - Ну, работы идут медленно, госпожа. Гномы пытаются дурить, впрочем не так все плохо, по моим прикидкам второй этаж будет готов сумана через три, три с половиной. - я рассеяно кивала головой, пока он перечислял количество материалов, которые нужно докупить, количество материалов, которые уже пришли, объем выполненных и еще только предстоящих работ и затраты будущие и прошлые. Мда, не хилая такая сумма. Кофе что ли выпить? - Две гостевые спальни уже готовы, сейчас ведутся работы в ванных комнатах. Через четыре дня гномы обещали заняться библиотекой и мансардой, хотя узнав про мансарду поначалу долго возмущались. В целом же все как всегда. На днях заходил паренек из деревни принес продукты и кое-какие травы, поблагодарил за оставленные вами амулеты. Раза четыре с вами пыталась связаться Софи и один - Елена, вчера наконец-то пришло подтверждение из человеческого банка, о сроках и сумме выплат. Они, как вы и предполагали, осталась прежними. - Я мысленно поставила себе галочку, не забыть поблагодарить Софи, именно она подсказала мне, куда нужно надавить, чтобы
хорошие дяденьки банкиры не наглели.
        - Что ты имеешь в виду, говоря, что рабочие дурят? - я нахмурилась.
        - Ну вы же знаете эту расу, то материалы им не те пришли, то архитектура у дома странная, то стены не ровные, то на водопроводных трубах заклятия необычные. - Малик закатил глаза.
        - Бедные, не знали они, на кого нарвались, - улыбнулась я, а мужчина кивнул с серьезным видом.
        - Ваша правда, госпожа, я им спуску не даю. - ухмыльнулся он в усы.
        - Я в тебе не сомневалась. Малик, я слегка устала, поэтому гони их в шею и скажи, чтобы до завтрашнего вечера не появлялись, а еще свари мне, пожалуйста, твой фирменный и печенье, если есть. Я буду у себя в комнате, о делах поговорим позже, - я поднялась со стула.
        - А завтрак, госпожа?
        - Нет, спасибо, я не голодна. А, да чуть не забыла, Стэр появится только к обеду, поэтому оставь заднюю дверь чуть открытой.
        - Да, госпожа. Я пойду, распоряжусь, чтобы включили воду, а то они все перекрыли, - и Малик бесшумно вышел в коридор. Я встала из-за стола и подошла к дальней стене кабинета. Взмах рукой, короткое заклинание и вот он - коридор, ведущий в низ, в мою комнату.
        Через несколько вдохов я уже стояла в своей спальне и чисто механически скидывала одежду. Больше всего в доме я любила именно эту комнату. Она осталась почти нетронутой - старый огромный камин, ореховые деревянные панели на стенах и моя гордость гигантское окно от пола до потолка, без единой перекладины, без единого шва, с кучей всяких заклинаний и охранок, находившиеся прямо над озером, длинной от одного угла до другого, оно давало возможность любоваться игрой солнечных лучей на поверхности воды цвета индиго. Я до сих пор теряюсь в догадках, как отцу удалось прорубить это помещение почти, что в сердце скалы, сколько сил нужно было потратить, что бы укрепить его, как вообще ему в голову пришла идея создать комнату в скале под домом. Сейчас озеро спокойно дремало, не до конца прейдя в себя после долгой сонной зимы. По его берегам то тут, то там были раскиданы камни, создавая хаотичный на первый взгляд, но такой правильный узор. Я пробежалась взглядом по кромке леса и подняла глаза к небу. Тучки плывут, может будет дождь? Эх, мечты, мечты. Я развернулась спиной к окну и, подойдя к шкафу, достала
чистые вещи и полотенца. О, это сладкое слово душ, о, это манящее тело слово кровать, о, это божественное слово кофе. Я невольно облизнулась. Тени, как же хорошо дома, еще чуть-чуть и начну мурррррррчать. Вот только, как бы еще изловчиться и спину вымыть так, чтобы не задеть раны? А еще постараться не думать и не вспоминать. Вот интересно, чисто теоретически, можно устроить себе частичную выборочную потерю памяти? Боги, как же хочется дождя...
        Когда я вышла из душа, моим глазам предстала просто очаровательная картинка - Стэр, развалившись на кровати, тщательно вылизывал заднюю лапу.
        - Как охота?
        - Вкууууусно - протянул леопард, блаженно сощурившись. - Я тут гномов по дороге встретил, они, оказывается, так смешно бегают, а еще забавно матерятся, я аж заслушался.
        - Мы же договорились, что ты не пугаешь и не охотишься на тех, кто на меня работает, - всплеснула я руками.
        - Так я и не пугал и не охотился, просто шел. А они шмыг в кусты и давай твою матушку и стаю вурдалаков в разных эротических позах поминать.
        - Почему мою? - не поняла я.
        - Так, наверное, поняли, чей я зверь, - он принялся за свой хвост. - Там, к стати дождь идет. - не отрываясь от своего занятия, сообщил он. Я развернулась к окну. По его поверхности, играя в догонялки, скатывались большие прозрачные капли.
        - Дождь? Неужели Боги меня услышали, интересно, чем придется расплачиваться за их внезапно обострившийся слух? - Стэр не ответил, только нахмурился и глянул в окно.
        Я в мгновение ока оделась и вышла, напрочь забыв про кофе с печеньем и сон.
        - Смотри не простудись, на дворе все же не лето, - проворчал Стэр мне в след.
        ШИРАН ДАР САРАЭН.
        
        - Отец, мне нужно с тобой поговорить, - я откинулся в кресле в своем кабинете.
        - Сейчас не самый подходящий момент. Я жду делегацию оборотней. - отец стоял перед зеркалом в своих покоях в Ирмироне и пытался застегнуть парадную мантию. Судя по злому блеску в глазах, пытался уже не один оборот.
        - Я не отниму у тебя много времени. Дакар дал согласие. Через три дня Охотник будет у нас.
        - И зачем ты мне это сообщаешь? - он насмешливо поднял брови, в серых глазах промелькнула смешинка.
        - Просто ставлю тебя в курс дел. И вообще, по-моему, ты слишком легкомысленно относишься к происходящему. У тебя так старость проявляется? - отец рассмеялся.
        - Мальчик мой, тебе уже 284 года, а ты ведешь себя, как еще не оперившийся птенец, - я нахмурился.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Только то, что говорю. Ран, ты зол. Нет, не просто зол, ты в бешенстве уже как три с половиной сумана, а все потому, что не можешь справиться с ситуацией. Потому что тебе пришлось обратиться за помощью. Ты похож на маленького волчонка, который упустил дичь на своей первой охоте. Это глупо, Ран.
        - А ты бы на моем месте не злился? Мы никогда на моей памяти не обращались за помощью, тем более к Охотникам. Это ниже нас. Что бы ты на моем месте делал?
        - Взял бы себя в руки в первую очередь. Ран, пойми, твоя злость только усугубляет дело. Чем, больше ты злишься, тем больше делаешь ошибок. Твой гнев мешает тебе реально смотреть на вещи, принимать правильные решения, а ведь ты будущий король. И потом, разные ситуации требуют разных действий. Я тоже не в восторге от того, что пришлось обращаться в СВАМ, но другого выхода нет, так что оставь свою гордость и эти пафосные речи, уж больно они уши режут. - вконец потеряв надежду, застегнуть мантию, он зло откинул ее в сторону. Я наблюдал за тем, как шелковая ткань синей лужицей растеклась на диване.
        - Духи грома! И ты туда же? Как ты не понимаешь, дело не в том, что я попросил помощи, дело в том, у кого я попросил помощи. Это же самые ненадежные и неконтролируемые существа во всем мире! - я начинал закипать.
        - Ты так уверен в этом, мальчик мой? Забыл, что такое стереотипы?
        - Но...
        - Все, хватит об этом. Лучше скажи, от фей пришел ответ?
        - Да, они высылают делегацию. У них на границе тоже не спокойно, случаи похожи на наши. Кто будет в составе, я не знаю. Разберемся походу.
        - Что думаешь делать?
        - Для начала, попробовать сотрудничать, а там видно будет. Если не пойдут на встречу, будем действовать жестче. Мне все же кажется, что здесь замешаны феи. Надеюсь, ты мне доверяешь в этом вопросе?
        - Что за глупости, я доверяю тебе, как себе, ты же знаешь. Не доверял бы, давно отозвал бы тебя во дворец. Но насчет фей... Позволь с тобой не согласиться, Илия слишком дорожит своей шкурой и своим титулом, а в дворцовых интригах она переплюнет даже твою мать. И потом на носу Сангранские летние балы, ей проще подложить одну из своих племянниц под тебя, чем ввязываться в подобную авантюру - и безопаснее и хлопот меньше.
        - Может, ты и прав, но я все же буду настороже.
        - Как считаешь нужным, мальчик мой. Дакар сообщил, кого именно пришлет? - поинтересовался отец.
        - Нет, - я вздохнул, - сказал только, что это будет кто-то из его лучших учеников. Вот я теперь сижу и думаю, радоваться или молиться духам грома.
        - Совмести одно с другим. - хмыкнул отец.
        - Очень смешно, ты просто верх остроумия.
        - Я в курсе, твоя мамочка напоминает мне об этом каждый день. Когда ты говоришь, он приедет?
        - Через три дня, - ответил я. Отец нахмурился, прикидывая что-то в уме.
        - Я так понимаю, что ситуацию ему обрисует Седрик?
        - Да, я в это время поеду навстречу феям. Хочу лично убедиться, что они прибудут во дворец в целости и сохранности, - хмыкнул я.
        - Понимаю, - протянул отец, заговорщески улыбаясь, - но Ран, их не стоит недооценивать.
        - Да знаю я, знаю. И все же стоит подготовить почву, не люблю сюрпризы.
        - Это даже хорошо, Седрик все объяснит лучше, чем ты. Не обижайся Ран, но, как я уже говорил, твои эмоции мешают тебе. Успокойся для начала.
        - Я попробую, а теперь позволь откланяться, меня ждут дела, маме привет.
        - Обязательно, иди уже лоботряс, - по бледно-серебристой глади зеркала пошла легкая рябь, и я снова нахмурив брови, смотрел на свое отражение. Я встал с кресла и размял затекшие мышцы. Нужно наведаться в морг и к дознавателям. Вчера доставили еще одно тело, может им удалось хоть на этот раз что-то выяснить? Надеюсь, отец не зря доверяет мне, и я поступаю правильно.
        Я шел по длинным извилистым светлым коридорам. Бесчисленное количество поворотов и дверей, сотни тайных ходов, около дюжины резных лестниц и арок, дворец на Тиоре хоть и не превосходил размерами резиденцию королей в столице, выглядел не менее достойно. Много света, много раскиданных то тут, то там внутренних двориков, изысканная отделка. Он был, как будто соткан из воздуха и солнечных лучей. Легкий, изящный, элегантный. Я любил этот дворец, может быть потому, что провел здесь практически все детство, а может меня очаровала его история. Не знаю, да и какая разница? Иногда, вечерами, стоя на одной из крыш его башен, я позволял себе расслабиться, пусть не на долго, всего на несколько вдохов и все же... Непозволительная роскошь для будущего короля, такое заманчивое расточительство времени для принца, и такая обычная вещь для любого из моих поданных. Ну, да покой нам только снится. Так, размышляя, я спустился в подвалы дворца и уже стоял возле комнаты, определенной под временный морг. Перевозить убитых мы не решались, первое время мои люди даже трогать их боялись, испытывая первородный ужас от
отсутствия в них и намека на стихию. А теперь, когда стало ясно, что все же без помощи Охотника мне не обойтись, я вообще лишний раз запретил прикасаться к телам.
        - Приветствую вас, Ваше Высочество, - поздоровался со мной Дэмиан - лучший дознаватель Санграна.
        - Здравствуй, что-нибудь нашел? - поинтересовался я, подходя ближе к телу мертвого врайта. Мужчина, кузнец, среднего возраста, в хорошей физической форме. Его нашли два дня назад.
        - Нет, все, как у всех. Умер от остановки сердца. Почти все органы в хорошем состоянии. Никаких заклятий, наговоров и следов. Все чисто. С одеждой сейчас разбираются мои люди, но думаю, они снова ничего не найдут.
        - Ты сказал, что почти все органы в порядке. Что не так?
        - Позвоночник слегка искривлен, а у основания шеи небольшая трещина. Трещина, я думаю, появилась в результате падения, а искривление, скорее всего, врожденное. Ничего необычного.
        - Проверял его на остаточные воспоминания? - спросил я, присматриваясь к трупу.
        - Нет, не успел еще, Ваше Высочество.
        - Хорошо, я займусь этим сам. А ты выясни пока, что удалось узнать в его деревне. Группа уже вернулась, - распорядился я. Врайт отвесил мне поклон и вышел. Я обошел стол, на котором лежал мертвец и опустил руки ему на голову. Что ж, посмотрим, что ты видел перед смертью. Надеюсь, эти воспоминания еще целы.
        Я сосредоточился, будя свою силу, чувствуя, как она циркулирует у меня в крови, чувствуя ее метания и нетерпение. Чуть сильнее надавил на лоб трупа, убрал основные щиты и отпустил часть своей энергии. По правде говоря, читать воспоминания умершего было не желательно, но, во-первых, тут случай особенный, а во-вторых, я все-таки сильный менталист, и для меня опасность сводилась фактически к нулю. Ну же, проснись, покажи мне, что ты видел перед смертью! Я усилил поток магии. Неужели и в этот раз прошло слишком много времени, и память лежащего передо мной врайта рассыпалась и истлела? Ну, должно же быть хоть что-то, хотя бы осколки. И вот наконец-то первый, еще слабый толчок эмоций, скорее отголоски, нежели истинные чувства. Я стиснул зубы, от напряжения сводило мышцы рук. Сколько лучей прошло? Семь, шесть? Как же сложно читать мертвые воспоминания и ощущения, как же гадко. Меня окутало холодом и тишиной, было почти физически больно. Я снова усилил поток магии. Стала проявляться какая-то картинка. Серо-черные краски, поляна рядом с деревней, мутная луна и шепот, на который я иду. Нет звуков, вообще
никаких, только этот шепот. Он зовет, он что-то обещает, что-то, чего я жажду всем своим существом. Что-то прекрасное, самое желанное. Нельзя чтобы меня заметили, не знаю почему, да и какая разница? Нет сил думать, нет сил сопротивляться, нужно бежать. И я бегу. Нет, не я, а тот, кто сейчас лежит передо мной мертвый. Он в нетерпении и боится, но лишь слегка. Быстрее, нужно быстрее добраться до места, найти зовущего. Отдать ему... Что? Нужно отдать, жизненно необходимо. Этот шепот, он сводит с ума, заставляет бежать почти на пределе сил, лишает разума. Когда же кончится эта поляна? Так долго, долго бегу, теряю время, драгоценные вдохи, а лес вот он. Почти дотянуться можно и все же нужно бежать, еще чуть-чуть. Почти на месте. Вот и кромка леса, но здесь никого нет. Обман? Нет, нет, пожалуйста! И снова шепот, на этот раз громче, но слов все равно не разобрать. Да и кому нужны слова? Ну, где же ты, покажись. Я в смятении, почти в отчаянии пробегаю глазами вдоль деревьев, пытаюсь заглянуть в чащу леса и ничего не вижу. Все какое-то блеклое, как будто из выцветшей бумаги, не настоящее. Становится страшно,
невыносимо страшно. Я хочу повернуть назад, уйти. Но не могу, ноги не слушаются и снова этот шепот. Как же страшно. Вдох, у самого края леса клубится тьма. Еще вдох, и она подбирается ближе ко мне, уже почти касается щиколоток. Спасите - хочу прокричать и не могу, голоса нет. Вдох, и тьма полностью окутала меня, вдох и какой-то странный слишком плотный туман тянется ко мне. Еще вдох, шепот превращается как будто в сухой шелест. Еще вдох и меня накрывает панический ужас, животный страх застилает сознание, а напротив меня в темноте мерцают яростным безумным светом чьи-то глаза. Вдох и острая боль пронзает меня, выворачивает тело, я кричу и ... Воспоминания оборвались.
        Я стоял, отперевшись о стол, и пытался вспомнить, что такое дышать, из губы текла кровь, я еле держался на ногах. Боги, что же это? Было такое чувство, что я читал разорванное письмо, в котором не доставало кусочков. Так больно, я чуть не отправился вслед за ним, почти забыл, кто я, почти потерялся в его уже угасших воспоминаниях. Что же это было? Непонятные чувства, странные картинки памяти, как будто обрывочные, не точные, кем-то навязанные. Особенно этот туман, или мне просто кажется? Боги, столько сил потратил и почти ничего не узнал! Я сжал кулаки. Меня это злило, нет, бесило, до такой степени, что я невольно начал переход в боевую ипостась, попытка взять себя в руки и вернуть нормальный вид здохла еще в зародыше. Я скрипнул зубами. Ведь помимо злости в глубине моей души, на самом ее дне притаился страх. И я отчетливо понимал, что он мой, не лежащего передо мной врайта, не стражника, неуверенно топчущегося у двери, а мой, и это бесило еще больше. Нужно взять себя в руки и успокоиться, иначе я натворю дел. Я ударил кулаком в стену. Проломил, молодец. Можно считать, день прожит не зря. Я криво
ухмыльнулся. Дверь слегка скрипнула, в проеме показался встревоженный стражник.
        - Ваше...
        - Пошел вон! - рявкнул я на перепуганного мальчишку. Дверь тут же закрылась. Просто здорово, сорвал гнев на пацане. Полегчало? Ни хрена. Я сел на пол и закрыл глаза. Вторая попытка успокоиться была более удачной. Удалось затолкать злость на задворки сознания и начать рационально мыслить. Нужно поговорить с Седриком и с Дэмианом и отослать Айнеллу в столицу, так на всякий случай, чтобы ничего не снилось. Но прежде нужно наложить стазис на мертвого, чтобы труп не начал гнить до приезда Охотника. Взмах рукой, почти не глядя, почти рефлекторно, и тело окутало белой дымкой. Хоть что-то полезное сегодня сделал. Я тяжело поднялся, чувствуя себя невероятно вымотанным, и вышел из помещения.
        Дэмиан ждал меня в кабинете. При моем появлении он вскочил с кресла и поклонился мне. Я кивнул в ответ, позволяя ему сесть, и сам устроился в кресле за столом.
        - Есть новости? - спросил я.
        - Практически никаких, Ваше Высочество, - развел руками он. - Следов магии нет, охранные амулеты на доме и одежде не повреждены. Свидетелей нет, жена и дочь не слышали, как он уходил из дома и не знают зачем ему понадобилось идти к лесу посреди ночи. Но учитывая их состояние, я думаю, что стоит направить к ним дознавателей еще раз, примерно через суман, - я, молча, кивнул. - Все жители утверждают, что ничего не видели и не слышали. Что касается кузнеца - тут тоже ничего необычного. Маг металла, как Вы уже знаете, способности средние. Жил в деревне почти всю жизнь, родственников, кроме жены и дочери нет.
        - Что-нибудь еще? - я потер переносицу.
        - Да. Незадолго до происшествия в деревне побывал приезжий. Какой-то эльф, мои люди сейчас ищут его. Судя по рассказам, он - ученый, занимается исследованием природных порталов*. Больше о нем ничего не известно. - Я снова кивнул.
        - Когда найдут эльфа, приведи его ко мне. Завтра вышли в деревню другую группу дознавателей, может кто-то что и вспомнит, если есть необходимость, разрешаю действовать жестко. Жену и дочь кузнеца пока не трогать. Будут задавать вопросы - пусть врут. И главное, отправь к ним импатов*, жителей необходимо успокоить.
        - Да, Ваше Высочество. Я могу идти? - спросил Дэмиан. Я кивнул.
        
        *Природные порталы - порталы, появляющиеся сами собой, выходную точку, часто невозможно определить, крайне не стабильны. Пользоваться такими порталами не рекомендуется, так как в большинстве случаев подобные попытки приводят к смерти.
        *Импат - врайт способный влиять на эмоции других существ, полностью или частично менять их.
        - Дэмиан, еще одна просьба. Если встретишь по пути Рика или Айнеллу, отправь их в мой кабинет, - он кивнул и вышел.
        Через пару лучей дверь распахнулась, как будто от удара, и в комнату вошел взмыленный и растрепанный Седрик.
        - Хреново выглядите, Ваше высочество, - вместо приветствия сказал он и стянул с рук грязные перчатки.
        - То же самое могу сказать о вас, капитан - парировал я, пристально его разглядывая. - Почему в таком виде?
        - Неужели моя внешность оскорбляет ваш изысканный вкус? - он насмешливо приподнял брови.
        - Как можно, я рад лицезреть вас и в более ужасном состоянии. И все же удовлетворите мое любопытство - продолжал я разыгрывать комедию.
        - Право, здесь нет ничего заслуживающего вашего внимания. Обычная скучная рутинная работа.
        - Рутинность, мой друг, как раз то, чего мне не хватает последнее время.
        - Вы, признаюсь, удивляете меня, Ваше Высочество. Помнится совсем недавно, вы изволили жаловаться на скуку и серость бытия, и вдруг такие перемены.
        - Учитывая последние события, капитан, вам особо нечему удивляться, не так ли? Я в свою очередь поражен тем, что вы находите время для повседневных дел, кажется, вас это забавляет?
        - Ничуть, мой друг, просто ведь кто-то должен выполнять эти обязанности и сохранять хладнокровие.
        - Вы обвиняете меня в чрезмерной импульсивности?
        - Как можно? - он вскинул брови в притворном удивлении - я всего лишь намекаю.
        - Рад слышать это, мой друг. И все же где ты был? - перешел я на обычный тон.
        - Да проводил сегодня разъяснительные работы с вновь прибывшими дознавателями, результат, как видишь, на лицо. - усмехнулся он.
        - Я бы сказал и на одежду и на волосы и на весь твой внешний вид в целом. Как успехи?
        - Неплохо, но честно тебе скажу, если это лучшие из них, я боюсь даже подумать, что из себя представляют худшие, уж прости за каламбур.
        - Все настолько безрадостно?
        - Даже не знаю, как сказать, они слишком молоды, в серьезных делах участия не принимали, но задатки у них есть. Все дело в том, что врайты слишком привыкли считать себя неуязвимыми и это наша ошибка.
        - Ты считаешь, что мы беспечны? Рик, но это же бред.
        - Нет, не беспечны, Ран, самоуверенны.
        - Самоуверенность не самое плохое качество, хотя порой и опасное.
        - Я об этом и говорю, повторяю, они просто слишком молоды. Но ничего, надеюсь, Дэмиан объяснит им, что к чему.
        - Можешь не сомневаться.
        - Так зачем ты звал меня?
        - Есть разговор.
        - Я тебя внимательно слушаю. - Седрик встал с дивана и, подойдя к бару, плеснул себе в бокал вина.
        - Сегодня вечером я уезжаю навстречу делегации, по пути заеду в деревню, где нашли последнего врайта. Поэтому у меня к тебе просьба встретить Охотника и ввести его в курс дела. Через три дня он будет на границе.
        - Почему не телепортом?
        - Потому что я не собираюсь нарушать правила, установленные века назад, ради Охотника. Не сломается, проведя три дня в пути. - Седрик нахмурился.
        - Ран, ты слишком предвзято настроен и мне это не нравится. Но я рад, что ты прислушался к моему совету. Ты разговаривал с отцом?
        - Да, ничего нового он мне не сказал. Он по-прежнему сомневается, что в деле замешаны феи.
        - Я, честно говоря, на его стороне. Не понимаю, почему ты так настаиваешь на этой версии событий.
        - Ты не прав, я не настолько глуп, чтобы придерживаться лишь одной теории. Но отец, вообще отказывается принимать во внимание фей, я же не исключаю возможность их участия.
        - А твои подозрения имеют под собой почву?
        - Не уверен, пока это только предчувствие. И повторюсь, я готов отказаться от этой идеи, как только она покажет свою несостоятельность.
        - Мне определенно нравится ход твоих мыслей. Все же согласись, трудно представить фей, замешенных в чем-то подобном. Слишком они чисты, что ли.
        - Знаешь Рик, иногда чистота и невинность, таит в себе грязь и запах разложения, - друг насмешливо выгнул брови.
        - Какая глубокая философская мысль, а главное, какая новая. Подожди, дай запишу, нужно увековечить это изречение для потомков. - я рыкнул.
        - По-крайней мере меня хоть изредка, но все же посещают мысли, чего не скажешь о тебе.
        - На что это ты намекаешь?
        - О, да брось, думал, я не узнаю? Я, честно говоря, не ожидал от тебя такой беспечности. Нет, я конечно все понимаю - она девчонка молодая глупая, ей сложно держать свои чувства под контролем, весна и все такое. Но ты-то Рик?
        - Тебя это не касается! - огрызнулся он.
        - Не переходи на ультразвук. И потом, меня это касается на прямую.
        - Как давно ты знаешь? - тяжело вздохнул он.
        - Около сумана, но сейчас речь не об этом. Айнелла должна уехать домой сегодня же.
        - С чего вдруг? - ощетинился Рик. Он сидел на диване, уперевшись локтями в колени, сцепив руки в замок, и пытался прожечь меня злобным взглядом. Духи грома дайте мне терпения не сорваться.
        - Ты идиот или прикидываешься? Ты серьезно считаешь, что в сложившихся обстоятельствах ей лучше быть здесь, чем в столице?
        - Мне кажется у тебя паранойя, от дворца до самой ближайшей деревни, где было найдено тело, как минимум два дня пути. И потом вся стража дворца стоит на ушах.
        - Я смотрю, тебе совсем крышу снесло, забыл, с кем имеешь дело? Да Айнелла готова с упырем сесть в карты играть, лишь бы добиться своего.
        - Что ты хочешь сказать? - удивленно приподнял брови он.
        - О, как все запущено. Ты проводишь с ней времени гораздо больше, чем кто бы то ни было и ничего не знаешь? - Седрик в недоумении уставился на меня. - Она уже два раза порывалась поехать со мной в качестве дознавателя и хрен знает сколько раз, пыталась проникнуть в морг, чтобы осмотреть тела. Она настаивает на своем участии в этом деле, она я бы сказал просто требует поехать вместо тебя встречать Охотника. А вчера мне пришлось ее буквально волоком оттаскивать от лаборатории. Она, видите ли, нашла какую-то травку, способную развязать язык свидетелям. И я не буду говорить, что это была разрыв-трава*. Ну как тебе новости, по-прежнему считаешь, что у меня паранойя?
        
        *Разрыв-трава - растет у подножья северных гор, обладает взрывоопасными свойствами. В зельях не используется, так как реагирует почти со всеми веществами.
        - Она что-то такое говорила, но я не предал этому значения. Думал очередной заскок. Ты кстати уверен, что это не так?
        - Ты что вчера на свет родился?
        - Да, вопрос действительно идиотский. Кто с ней поедет?
        - Я хотел отправить в качестве сопровождающих твоих ребят.
        - Я и сам могу составить Айнелле компанию, - возразил Седрик.
        - Перетопчешься, друг мой. Ты нужен мне здесь. К тому же стоит только отцу увидеть ваши светящиеся рожи, он сразу обо всем узнает и тогда, тебя не спасут даже боги.
        - С чего такая уверенность, что он будет против? - насупился друг.
        - С того, что Айнелла еще даже не совершеннолетняя, расписать тебе в красках как ваш романчик выглядит в его глазах? И потом у отца на нее могут быть планы, - хмыкнул я. Рик пошел пятнами. - Вот годика через два, если к тому моменту ваше 'светлое' чувство не пройдет, и она еще будет свободна, можешь открыто заявлять на нее свои права, я тебе слова не скажу.
        - Я не понял, это сейчас был такой легко-завуалированный намек на то, что ты против?
        - Ну, в какой-то степени да.
        - И чем я тебе не угодил, дружище? - последнее слово он практически прошипел. Ага, очень страшно, я впечатлился.
        - Мне кажется, ты ей не совсем подходишь.
        - В каком плане интересно? У меня высокий титул, уважаемая должность, я умею вести себя в обществе и вообще я просто мечта любой девушки, - съехидничал он.
        - Да, от скромности ты не здохнешь. Но я имел ввиду не твой титул или статус, я имел ввиду твои привычки и образ жизни. Ты слишком ветреный, мой друг, у тебя слишком бурный темперамент, и, честно говоря, ты еще сам, по сути, большой ребенок. К тому же я не верю, что ваш роман продлится долго. Я веду к тому, что вам лучше остаться друзьями, на мой взгляд.
        - Засунь себе свой взгляд, знаешь куда? Куда солнышко не заглядывает, - взбеленился Ран.
        - Мне послышалось или же ты только что утверждал, что умеешь себя вести? - Рик, скрипнул зубами. Что-то легко он повелся на провокацию в этот раз, странно. Неужели я просчитался и все действительно серьезно? Тогда дело - дрянь.
        - Ладно, не кипятись. Сдавать я вас не собираюсь, препятствовать вашей 'чистой и непорочной любви' тоже не намерен, но, тем не менее, мое решение остается в силе - Айнелла должна сегодня же уехать.
        - Что касается 'чистой и непорочной любви', ты в курсе, что Лита в городе? - спросил меня Седрик.
        - Теперь да.
        - И это все?
        - А чего ты от меня ожидал? Бурных истерик, страстных проклятий или ядовитых насмешек? Так это больше в твоем духе. Это ты у нас знаток и любитель мелодрам, - теперь настала моя очередь сверлить его взглядом.
        - Погоди, так вот почему? О, боги! - он зашелся в приступе истерического хохота.
        - Вот почему, что? - нахмурился я, прерывая непонятное веселье друга.
        - Вот почему, ты считаешь, что мы с Айнеллой не подходим друг другу, - все еще продолжал ухмыляться он.
        - Я считаю, что это весна на вас так действует. У тебя же всегда период бурных романов в эту пору, так что сожми челюсть и утешься в другом месте, - огрызнулся я. Так считаем до десяти. Раз... Рик встал и подошел к столу.
        - Катись к упырям, Ран! Если у тебя не срослось, это не значит, что у других будет так же. И потом, Лита всего лишь использовала тебя, а ты повелся! О, я помню, это идиотское выражение на твоем лице, когда она впервые обратила на тебя внимание. Подумать только, Его Высочество принц Ширан влюбился. - Ран кинул на меня злой взгляд - Ты был так непреклонен и неумолим. А она шушукалась по углам со своими подружками и выставляла тебя посмешищем. Да что там весь двор тогда потешался над тобой! А ты был так слеп и туп, что не желал ничего замечать! Я тоже не желаю никого слушать, а особенно тебя! - удар ниже пояса, браво!
        - Ты уже второй раз упоминаешь Литу...
        - И что? Правда глаза колит? - оперся он ладонями о столешницу.
        - Нет, но еще одна ссылка на события пятнадцатилетней давности и я разобью тебе морду, потому что это здесь совершенно не причем.
        - Это здесь при всем, мать твою! Ты просто долбанный помешанный, ты... - я не стал слушать, что еще он собирается мне сказать, просто врезал ему в челюсть. Напряжение что ли сказывается? Удар получился сильнее, чем мне хотелось и Седрик, не сумев удержать равновесие, неуклюже уселся на пол. Я обошел стол и встал напротив него.
        - А теперь заткнись и послушай. - Рик ловко вскочил на ноги и, сжав кулаки, уставился на меня. - Я уже говорил, что не собираюсь мешать вам, повторю это снова, если ты вдруг не расслышал, - это во-первых. А во-вторых, я знаю тебя с детства Рик и знаю свою сестру. Я допускаю, что сейчас ты искренне веришь в свои добрые намерения, но пройдет время и у тебя, как всегда, появится новое увлечение, а я не хочу видеть ее слез. Поэтому предупреждаю тебя, если будет хотя бы намек на подобное развитие событий, я тебя кастрирую и продам в рабство к паучихам, будешь их яйца высиживать и узоры крестиком вышивать.
        - Ладно, извини, я погорячился. И ты действительно прав, ей здесь оставаться опасно, - примирительно поднял он руки. - Возможно, ты прав и на счет остального. Ты уже сообщил ей это радостное известие?
        - Нет, - чуть ухмыльнулся я. - Эту привилегию я оставляю за тобой, впрочем, как и уговорить ее на необходимость отъезда, наслаждайся.
        - Да уж, наслаждайся. Ты - трус, Ран, - сказал друг, направляясь к выходу.
        - Нет, я стратег, - парировал я. - Смотри, не увлекись там с объяснениями, - крикнул я вдогонку.
        - Еще одно слово, и сам будешь с ней объясняться, - огрызнулся он и хлопнул дверью.
        Боги, что же за день сегодня такой гадский? Ладно, хоть с одной из проблем разобрался и то хорошо. Пойти, что ли морду кому-нибудь набить? Ну да, вот двор повеселится. Проклятые боги, как же я устал. Все, в сторону лирику. Итак, что мы имеем? 25 жертв за полтора месяца, все в разных местах, но рядом с фейской границей. Связи между погибшими никакой. Разные интересы, разный род занятий, никогда не пересекались, никаких контактов. Мужчины и женщины, молодые и старые, разные профессии, разные способности, хотя уровень в основном чуть ниже среднего. Все в хорошей физической форме, никаких болезней или недомоганий. Никаких проклятий или наговоров. Так что же между ними общего? Что я упускаю, чего не вижу? А этот туман и шепот? И это ощущение, что воспоминания неполные, обрывочные? Твою мать, твою мать, твою мать! Я спихнул на полкниги по нежити и проклятиям. Боги, у нас одна из лучших библиотек в мире, а толку от нее ноль, впрочем, как и от всего остального. Ни алхимия, ни справочники, ни исторические хроники не давали ответа. А эти отчеты дознавателей, вообще ничего кроме жалости не вызывают! Я устал,
очень устал, вот уже как полтора сумана я практически не спал, проводя все время в лаборатории или в кабинете изучая книги и отчеты, в надежде найти, хоть что-нибудь, хоть какую-то подсказку. Духи грома, я даже к Видящей* обращался и в книгу Сандары заглядывал. И ни хрена! Видящая несла какую-то чушь, про ожившие тени и конец света. А книга Сандары... Там все еще хуже, во-первых еще более не понятно, чем бормотание Видящей, во-вторых ничего, что хоть как-то, хоть с натяжкой, можно было отнести к делу. А Седрик, со своей внезапно проснувшейся любовью к моей сестре! Как не вовремя, он нужен мне здесь, нужен трезво мыслящий и здраво рассуждающий, не исходящий на слюну при виде краешка платья Айнеллы и не мечтающий об очередном сорванном украдкой поцелуе! Бесит! Как меня это бесит! За окном раздался раскат грома, и в землю ударила молния, спалив одну из клумб. Отлично, просто замечательно! Совсем контроль над собой потерял, еще прибью кого-нибудь ненароком.
        
        *Видящие - существа, обладающие пророческим даром. Сильные Видящие - очень редкое явление.
        Я развернул карту мира и стал всматриваться в линии. Итак, где у нас давно дождя не было? Паучихи? - нет. Тигры? - еще рано. Жемчужный архипелаг? - тоже нет. Эльфы, феи, гоблины, мары - все не то. Люди? Хм? У них там как раз весна, с натяжкой конечно, но подходит. Отлично, тогда северо-восточный шпиль.
        Уже через пол оборота я стоял рядом со шпилем, на крыше одной из башен и наслаждался ветром, тишиной и шумом моря. А где-то в неделе пути от Тиоры, на западе Инторы во всю шел дождь, путая планы и сбивая с толку людей.
        Вдох - небо заволокло тучами, такими же тяжелыми и темными, как мои мысли. Вдох - неизвестно откуда налетел ветер, так же внезапно, как и моя усталость. Вдох - на землю упали первые капли дождя, и раздался гром, такой же оглушительный, как и моя злость. Вдох - ослепительная вспышка молнии, такая же безжалостная и яростная, как и мои желания, осветила на мгновение улицы, дома и дороги небольшого города. А я стоял рядом со шпилем на одной из башен дворца и выплескивал в этой какофонии звуков и цветов все свои чувства, всю свою ярость и страх.
        Дождь. Здравствуй дождь, тебя так давно не было, почти год прошел. Я скучала, дождь. - я не мог поверить своим ушам, действительно почти год прошел, с того момента как я последний раз слушал историю. Здравствуй рассказчица, я тоже скучал. Видимо духи грома сжалились сегодня надо мной, интересно дорого ли придется платить за их жалость?
        Ты сегодня какой-то тяжелый, дождь, устал, злишься? Не злись, мне не нравится, когда ты злишься. Я люблю, когда ты ласковый и немного взбалмошный. Хотя, наверное, мне просто кажется. Это глупо, да? Разговаривать с дождем? - нет, не глупо. И нет, тебе не кажется, я действительно злюсь. Но я стану мягче для тебя, потому что люблю твои истории, люблю слушать твой шепот, мне нравится плакать вместо тебя. Как жаль, что ты меня не слышишь, как жаль, что я не могу дотронуться до тебя. Вместо меня тебя сейчас обнимают капли, потому что ты чем-то расстроена, я ведь слышу. Я сделаю их теплее, больше, а еще будет гром, потому что я все-таки зол. Но ты любишь гром и молнии, я помню. Ты говорила. Расскажи мне историю, что так расстроила тебя. И я поплачу вместо тебя, капли воды унесут с собой твою печаль, гром сотрет, заглушит голос грусти, а свет молний рассеет темноту тоски.
        Знаешь дождь, ты вроде бы стал теплее, но может мне опять мерещится? Хотя кому какое дело? Я расскажу тебе сегодня новую историю. Ты знаешь, она, наверное, покажется тебе странной, дождь. Но мне почему-то грустно из-за нее и хочется плакать, но я не умею, ты же знаешь. Поэтому поплачь за меня, дождь. Поплачь, чтобы мир не казался мне таким серым, - я поплачу, обязательно поплачу, чтобы ты снова улыбалась. И чтобы, когда в следующий раз где-нибудь пойдет дождь, я снова мог слышать твой голос.
        Итак, вот моя история. В одном из восточных городов жила когда-то семья. Отец, мать и сын. Семья была достаточно состоятельна, отец был очень значимой фигурой при дворе, его уважали, а иногда и побаивались. Король ни единого решения не принимал, не посоветовавшись с ним. Мать была чрезвычайно красива и слегка глуповата, что впрочем, совершенно ее не портило, а лишь придавало какого-то шарма и очарования. Малыш же рос любознательным и непоседливым. Словом, таким же, как и большинство мальчишек. Он любил играть с сыновьями кухарки в саду и лазить по деревьям, а еще по вечерам любил забираться на колени к отцу и слушать о чем, говорят взрослые. Самым же большим преступлением в его жизни, была украденная из кухни и съеденная втихаря в конюшне корзина дикой земляники. Это была на редкость крепкая и любящая семья. Родители души не чаяли в своем единственном сыне. И все бы ничего, вот только мальчика за его короткую жизнь пытались украсть и использовать в своих целях более дюжины раз. Чего только не перепробовал его отец, как только не увеличивал охрану возле дома, каким только магам не платил, какие
только амулеты не покупал - ничего не помогало. И вот вскоре после очередного покушения на сына, ему в руки попал единственный в своем роде, чрезвычайно дорогой артефакт. Была ли это случайность или проведение, я не знаю, да и не важно это. Но как-то вечером, после того как мама прочитала мальчику сказку и ушла, в комнату вошел отец. Он, молча, поцеловал сына на ночь, положил на тумбочку возле кроватки темно-бордовый браслет и также молча, вышел. Малыша удивило странное поведение его папы, но еще больше его удивил подарок. Браслет? Ведь это же женское украшение, зачем отец оставил его? Неужели он не понимает, что его засмеют мальчишки? Хотя браслет был красивым и вполне обычным на вид, что-то отталкивало от него ребенка. Малыш долго смотрел на него в ту ночь, не решаясь даже взять в руки, потом накрыл платком и уснул.
        На следующее утро, когда он готовился спуститься к завтраку, дверь в комнату открылась, и вошел отец. Он внимательно оглядел мальчика и нахмурился, потом посмотрел на тумбочку и, нахмурившись еще больше, сдернул платок с браслета. Затем, так и не проронив ни слова, вышел. Малыш еще какое-то время стоял неподвижно возле кроватки, глядя то на захлопнувшуюся дверь, то на браслет, удивляясь странному поведению папы. Но, ты ведь знаешь, дождь, дети так непоседливы, их мысли так непостоянны, а чувства настолько живы, что они редко раздумывают над чем-то долго. И этот малыш исключением не был. Он забыл про диковинный подарок, про события того утра. Он снова играл с друзьями в саду, он снова забирался на деревья, он снова тайком лазил в подвал. Но вечером, после того, как мама прочла ему сказку и пожелала спокойной ночи, он все-таки вспомнил про браслет. Он опять очень долго смотрел на него, и опять что-то напугало мальчика. Хотя в этот раз малыш нашел в себе силы преодолеть страх и даже провел по нему пальчиками, но почувствовав покалывание тут же отдернул руку.
        Мальчишки, вас всегда так притягивают тайны, вы так безрассудно кидаетесь навстречу опасности... Ты ведь такой же дождь? - Да, ты права, я такой же.
        Это повторялось несколько дней подряд. С той лишь разницей, что ребенок иногда даже брал украшение в руки. Отец ходил мрачнее тучи, он не разговаривал с сыном, лишь все больше и больше хмурился, глядя на него. Мальчик совсем растерялся, он так хотел спросить, так хотел узнать, понять... Но каждый раз, глядя в суровые глаза отца, останавливался так и не задав вопрос. А когда он, однажды, спросил маму, она лишь пожала плечами. Шли дни, малыш стал плохо спать, ему снились кошмары, он стал нервным раздражительным, игры с друзьями и былые проделки уже не приносили ему радости. Он все больше времени проводил у себя в комнате, глядя на браслет, но так в прочем и не решаясь надеть его. Долго так продолжаться не могло, все мысли ребенка были заняты необычным подарком и отчужденностью и холодностью отца. Однажды он не выдержал.
        - Что я сделал, папа?! - прокричал малыш, ворвавшись в кабинет отца. Но отец не ответил, он лишь сердито посмотрел на сына.
        - В чем моя вина?! - снова спросил ребенок, вытирая слезы с пухлых щечек. - Что мне нужно сделать?!
        - Надень этот, вурдалаков браслет! - не выдержал отец. - Неужели так сложно понять!
        - Но я не хочу, я боюсь его, - прошептал малыш, пятясь к двери от разъяренного отца.
        - Глупости! - рявкнул он на сына, - Это все влияние твоей матери! Если бы она не забивала тебе голову этими глупыми сказками, ты бы уже давно надел его. А теперь уходи и не показывайся мне на глаза, пока не сделаешь этого! - мальчик выбежал за дверь, его маленькое сердечко готово было разорваться от страха и боли, а слезам, казалось, не было конца. В этот вечер его мама не пришла, как обычно. И сказки на ночь тоже не было. Всю ночь малыш просидел на кровати, держа в руках ненавистный подарок. И чем больше он смотрел на него, тем сильнее становился в нем страх и тем больше он чувствовал свою вину, за то, что разочаровал родителей.
        Под утро, когда первые лучи солнца, только коснулись кончиков городских крыш, малыш решился и надел браслет. Ярко-алая вспышка ослепила его, странный грохот заставил заткнуть уши, а дикий холод вынудил обхватить себя руками. Это был браслет Флиса, дождь. Теперь ты понимаешь, почему молчал отец. Скажи, он хоть слово и от артефакта не было бы никакой пользы. Зато теперь, мужчина наконец-то смог вздохнуть спокойно. Надев браслет, ребенок стал неуязвимым и практически бессмертным. Он теперь мог не бояться очередного покушения, ему теперь не страшны были все бандиты мира. Счастливые отец и мать теперь могли не опасаться за жизнь своего ребенка. Глупые, дождь, какие же они были глупые. Они не знали, что взамен браслет заберет душу ребенка, превратив его в монстра жаждущего крови, сделав из него неуязвимое чудовище. Но беспечные родители не знали этого, да и, в общем-то, не хотели знать.
        Ты бы услышал эту историю не от меня и гораздо позже, если бы не одно но, дождь.
        О случившемся узнал придворный маг, видимо выброс силы был такой мощи, что даже этот старый доходяга почувствовал его. И тогда он принял меры. Он позвал Палача. Не спрашивай меня, кем он был. Я не отвечу. Скажу лишь, что Палач единственный мог изъять артефакт или убить ребенка.
        Палач прибыл на место через два дня, надеясь просто забрать страшный браслет и сохранить малышу жизнь. Но Палач, потому и зовется Палачом, дождь, потому что призван только убивать, даже если и не хочет этого. Такова его судьба. Когда он приехал на место, было слишком поздно. Браслет уже полностью растворился в теле ребенка и начал пожирать его душу. Был бы малыш чуть постарше и Палач бы успел. А так ему пришлось отрубить мальчику голову. И глядя, как кружевные подушки кроватки заливает алая, как и браслет когда-то, кровь, Палач вытирал оружие. И не было в этот момент ни мыслей, ни чувств. А на утро родители нашли в комнате лишь остывшее тельце и залитые кровью простыни.
        Так скажи же мне дождь, кто настоящий Палач? Тот, кто убил? Тот, кто позвал убийцу? Или же тот, кто принял решение вместо сына? А может, это те, кто пытался похитить мальчика? Хотя, нет! Не говори ничего, не отвечай. Ответ уже не важен. Просто поплачь дождь, поплачь вместо меня. Поплачь о душе ребенка, чьим самым большим преступлением в жизни была украденная корзинка дикой земляники. - Да, пусть еще сильнее идет дождь. Да, пусть еще громче гремит гром. Да, пусть еще ярче сверкают молнии. Это твои слезы моя девочка, твоя и моя боль. Боль за маленького мальчика, чьим самым большим преступлением в жизни была украденная корзинка дикой земляники.
        ГЛАВА 4
        ОБСИДИАНА ЗАБЫВШАЯ
        Не знаю, кто как, а я терпеть не могу утро. Причем любое. Неважно утро это выходного дня или же рабочего. Почему? Начнем с того, что начинается оно обычно либо 'хрен-знает-когда-но-на-улице-еще-темно', либо 'хрен-знает-когда-но-я-еще-не-ложилась'. Ясное дело, что подобное развитие событий меня мало устраивает, но поделать с этим я ничего не могу. Во-вторых, в девяноста девяти из ста случаев я куда-нибудь опаздываю, причем опаздываю катастрофически. В последнем сотом случае я уже безнадежно опоздала. Ну и, в-третьих, я просто терпеть не могу утро.
        К сожалению, это утро меня тоже особо не порадовало. Проснулась я от какого-то странного, пробирающего до зубов звона колокольчиков и от тяжелых, глухих ударов об пол. Глаза открывать не хотелось просто зверски. Еще бы, судя по ощущениям, я спала не больше трех оборотов. Поэтому, вытащив из-под головы подушку, я запустила ее в источник шума, ну, по крайней мере, я так думала.
        - Твою мать! Обсидиана! Я ведь почти достал ее, - раздался недовольный голос тала.
        - Угу, - пробормотала я, глубже зарываясь в одеяло. - Когда достанешь ее снова, Стэр лапушка, сожри, - так и не дождавшись ответа, я попыталась уснуть. О том, кто такая эта загадочная она, я как-то не подумала. В итоге через полвдоха звон колокольчиков раздался где-то в районе моей головы, а еще через полвдоха сверху на меня плюхнулось что-то тяжелое и большое.
        - Стэр, скотина черномордая, чтоб тебе в каменных пустошах всю оставшуюся жизнь нетопырей жрать! - проорала я, открывая глаза и садясь в кровати. Прямо на меня, не моргая, смотрел леопард. Проникновенно так смотрел, почти страшно.
        - Мда, сегодня тебе к зеркалам лучше не приближаться, треснут, - парировал он. Ответить мне не дал опять тот же противный звук. Мы синхронно подняли головы вверх. Там, почти под потолком парило нечто маленькое и белое, похожее на клочок бумаги и продолжало противно тренькать.
        - Что это? - задала я вслух, терзавший меня вопрос.
        - Обсидиана, я, конечно, понимаю, что мыслительный процесс дается тебе тяжко, тем более по утрам, но это работа твоих кривых ручек и извращенной, я бы даже сказал садистской фантазии, - и он снова поднял морду к потолку.
        Я запустила в бумажку огнем, она вспыхнула, замерцала, но осталась цела. Не поняла?
        - Знаешь что, блохастик, у меня тут Лайра вчера интересовалась, не одолжу ли я ей тебя на время. Ей какое-то новое лекарство протестировать нужно, а желающих что-то не наблюдается. Так вот, я всерьез раздумываю над тем, чтобы согласиться, - я продолжала рассматривать неопознанный летающий у меня под потолком объект. Вот интересно и что это за хрень?
        - Я не дамся, - сощурился Стэр.
        - Да кто тебя спрашивать будет? - я щелкнула пальцами, и у меня на коленях уже сидел не огромный леопард, а маленький котенок со злобным взглядом.
        - Ты не посмеешь. Это слишком жестоко, даже для тебя, - неуверенно заявил тал.
        - Рискнешь проверить? - поинтересовалась я, возвращая ему нормальный вид. Непонятная бумажка до сих пор болталась у меня над головой, хотя и опустилась чуть ниже. Вот бы мне на... Ну точно, это напоминалака. Эту маленькую 'прелесть' я создала месяца два назад, как раз перед очередным заданием. Специально звук погаже выбирала. Конечно кому-то перезвон колокольчиков может показаться просто песней богов, но когда слышишь его почти непрерывно на протяжении восьми лет, он, как это не странно, совсем не радует, я бы даже сказала раздражает. Первые эксперименты закончились полным провалом - стоило мне лишь краем уха услышать 'милое' треньканье, и я на чистых рефлексах кидалась в бумажку огнем. Аккуратные художественные подпалины тогда были по всей комнате. Пришлось полностью менять все связки в заклинании, плюс вплетать еще несколько на огнеупорность, реакцию на колебания воздуха и на деактивацию записки при помощи теней. Стэр правильно сказал, что фантазия у меня извращенная. Обычно для контроля над тенями не нужно много усилий. Угу, как бы ни так! Отсутствие у меня Основной, доставляет мне немало
хлопот, в том числе и с контролем теней. От меня управление ими требует предельной концентрации, хотя для стороннего наблюдателя все выглядит просто, поэтому у бумажки появляются хоть какие-то шансы на выживание.
        Итак, пора будить тени, точнее тень, еще точнее Дневную, с ней проблем меньше. Я закрыла глаза и опустила щиты. Дневная нехотя заворочалась, а потом, почувствовав свободу, дернулась и пробежалась по комнате. Тише родная, у меня для тебя задание. Я чуть надавила, и тень, качнув напоследок картину над камином, принесла мне противный листок. Нус, посмотрим...
        - Твою ж мать! - как только я прочитала послание, бумажка испарилась. Ошибочка вышла, я проспала почти полдня, если конечно оборотометр не врал.
        - Что такое? - Стэр сидел на полу и мерзко скалясь, смотрел на меня.
        - У меня сегодня экзамен! - проорала я вскакивая с кровати.
        - Ты ж вроде все сдала?
        - Тьфу ты, тупой кошак. Я сегодня принимаю экзамен! - и я захлопнула дверь ванной.
        Через десять лучей я уже летела вверх по лестнице, таща за шкирку упирающегося тала. Ну, нет, на эту пытку я одна не попрусь! В коридоре я налетела на высунувшегося из кухни Малика.
        - Доброе утро, госпожа, - сказал он, поймав меня за руку.
        - Утро добрым не бывает, - оскалился Стэр.
        - И вам, господин. Или точнее сказать день. Завтрак на столе, я сейчас подам кофе.
        - За кофе, спасибо, а вот завтракать мы не будем, - я на ходу запихивала в сумку записывающие* кристаллы и карты, которые вчера мне дал ректор.
        
        *Записывающий кристалл - записывает, а затем воспроизводит изображение.
        - Госпожа, не хорошо это. Вы итак очень сильно похудели, скоро совсем прозрачной станете, прям как ваша тень, - я хмыкнула. Интересно, какая из четырех? Малик тем временем, не реагируя на мои протесты, усадил меня за стол. При виде блинчиков с малиновым вареньем рот наполнился слюной. Быстро проглотив завтрак, ну или обед, и выпив лекарство, которое дала мне Лайра, я вылетела из дома, не забыв прихватить с собой тала, и открыла телепорт. Боги, хоть бы с координатами не напутать и пусть это будет не первый курс. Кто угодно, хоть стая голодных нетопырей, только не первый курс. Ну да, вспомнить, у кого именно я принимаю экзамен, я так и не смогла, как ни старалась.
        Телепорт открылся, как раз перед лесом, на месте сбора студентов. Я оглядела разношерстную толпу. Твою жеш мать! Первогодки, а судя по браслетам еще и будущие охотники! Нет не Истинные, слава яйцам, у нас экзамен по основам боевой магии принимал ректор. Студенты стояли, сбившись в кучки, и чуть слышно перешептывались. Они не заметили моего появления, слишком нервничали. Так, а где Лайра?
        - Говорят, этот экзамен самый жестокий! - пропищал какой-то эльфенок, привлекая мое внимание. Вот мне интересно этот Светлый серьезно надеется стать Охотником? Да ему либо в менестрели, либо в лекари максимум, хотя экзамен покажет. Но все равно, что-то мне подсказывало, что он не сдаст. Лицо у него что ли слишком доброе?
        - Говорят, это не экзамен жестокий, а препод, который его принимает жестокий, - отозвалась его собеседница. Она стояла ко мне спиной. Ладная фигурка, дорогая одежда, длинные пшеничного цвета волосы и надменный голосок. О! Аристократочка. Люблю аристократочек. С ними всегда так весело. Удачи тебе, девочка.
        - Хотя, знаешь, Лик, мне что-то кажется, что слухи сильно преувеличены, - продолжала блондиночка. Вот и как она попала на этот курс? Дверью что ли ошиблась?
        - Может ты и права, кто знает, - вздохнул эльфенок. - Я смотрю, ты совсем не переживаешь.
        - А с чего мне переживать? Я полностью в себе уверена, - тряхнув волосами, ответила она. - Я скорее злюсь, этот препод, кем бы он ни был, опаздывает уже на пять лучей, это просто хамство! - Хамство говоришь. Наивная, маленькая дурочка, ты еще хамов в своей жизни не видела.
        - Ой, смотри, вон Лайра идет, - первогодка ткнул пальцем мне за спину. Ну, наконец-то. - Зачем она здесь? - скоро узнаешь эльфенок, скоро узнаешь.
        - Да какая разница, - нахмурилась, обернувшаяся аристократка. А она миленькая, я бы даже сказала красавица. Голубые глазки, точеный профиль и пухлые губки, а волосы - просто мечта поэта. Эх, даже жалко такую красоту портить, хотя кто знает, может и не пострадает. Ну да, щаззззззз. Я гаденько улыбнулась.
        - Обсидиана, ты уже здесь? - удивилась подошедшая Лайра.
        - Как видишь, а ты чего опаздываешь?
        - Так думала, тебя раньше, чем лучей через двадцать ждать не стоит. Надо признаться, ты меня удивила. Сегодня первогодки?
        - Угу, - мрачно буркнул Стэр.
        - Ой, мой любимый котик, - лекарка присела напротив и почесала его за ухом. - Здравствуй, мой родной. Зайдешь потом ко мне, я тебя вкусненьким угощу, - мурчавший до этого леопард шарахнулся от Лайры, как от проклятой, видимо вспомнил мою утреннюю угрозу.
        - Чего это он? - поднимаясь, спросила лекарка.
        - А я откуда знаю? - я состроила невинную физиономию. - Ладно, пора начинать. Ты или я?
        - Ты мне должна за прошлый раз, так что прошу, - и Лайра приглашающим жестом пропустила меня вперед.
        Я прошла мимо притихших эльфа и аристократки, которые все это время наблюдали за нами, и встала у самого входа в лес, спиной к нему. Хлопок в ладоши, и голоса стихли, присутствующие студенты уставились на меня, Стэра и Лайру.
        - Здравствуйте, первокурснички! - бодренько так начала я, первокурснички отчего-то шарахнулись, ну и хрен с ними. - Меня зовут диса* Обсидиана, я Охотница второй ступени со спецкурса. И сегодня, цыплятки, вам не повезло, потому что экзамен у вас принимать буду я. Я надеюсь, ректор уже объяснил вам правила поведения в лесу? - цыплятки дружно кивнули. - Отлично. Это диса Лайра, лекарь первой ступени, - я указала на лекарку, - сегодня она будет следить за тем, чтобы никто нечаянно не помер, во время экзамена, - цыплятки дернулись. - Этот милый котик Стэр, мой помощник, он будет следить за тем, что бы опять-таки никто из вас не помер, - ага конечно, на самом деле Лайра будет подлечивать особо сильные ранения, чтобы неудачники на своих двоих смогли дойти до больничного крыла. Ну и если вдруг что, поможет утихомирить лес, а то он иногда любит показывать характер, как правило, не в самый подходящий момент. По-правде говоря, летальный случай был всего раз, да и то не с нашим студентом. Какой-то сбежавший преступник на свою дурную голову забрел в него во время экзамена. Ну и лес решил, что он представляет
угрозу, вот и кокнул его по-тихому. Вообще за шесть с половиной лет схемы экзаменов были разработаны очень тщательно, так что экзаменаторам даже напрягаться не приходилось. Единственное что от них требовалось - это взять с собой меня либо Лайру, либо Виктора, чтобы открыть лес. Хотя по-поводу серьезных ранений я не шутила.
        - Итак, цыплятки, теперь, когда мы закончили с представлением, объясню, что от вас требуется. Вас здесь - я пробежалась глазами по толпе - пятьдесят три, отлично. Вас должны были разбить на группы по пять человек, а еще раздать записывающие кристаллы, доставайте и надевайте, - первокурснички дружненько начали рыться в сумках. Пожалуй, единственное, за что я их люблю, так это за все еще сильный стадный инстинкт. Такая прелесть, просто не устаю умиляться.
        - Это ваши карты, - я порылась в сумке и извлекла из нее стопку карт. - Стэр, солнышко, раздай карты нашим цыпляткам.
        - А с какого это хр...- увидев мой красноречивый кивок в сторону Лайры, кошак подавился словами и, подхватив нехилую стопку, поплелся раздавать макулатуру.
        
        *Дис/диса - вежливое обращение к преподавателю СВАМа.
        - Ваши карты совпадают только на первом этапе экзамена, и только для вашей пятерки. Всего этапов три. Карту не терять, кристаллы не снимать, впрочем, магически на них воздействовать, тоже не стоит. Если, кто-то из вас, цыплятки, все же ослушается, то за экзамен получит неуд без права пересдачи. Каждый из трех этапов требует от вас разных знаний. Первый - работа в команде, второй - элементарная защита, и третий - нападение, так что советую поднапрячь мозги. Провалите хоть один из этапов - и как вы, наверное, уже догадались - получите неуд без права пересдачи. Мы втроем будем ждать вас в месте указанном на карте, ваше время ограниченно, поэтому жевать сопли вам некогда. Как только лучи солнца коснутся шпиля главной башни, экзамен будет закончен. Опоздавшие, опять-таки, получат неуд без права пересдачи, к тому же мы закроем лес, а гулять по нему ночью я вам не рекомендую. Всем все ясно? - цыплятки опять синхронно кивнули. Ну, разве не прелесть? Просто очаровательная отара овец. - Тогда, удачи! - Лекарка открыла телепорт.
        Вдох и мы стоим на поляне. Большая светлая, она так отличалась сейчас от леса. Здесь мы чувствовали лес как нигде, его радость от нашего появления, его детскую обиду, за то, что так долго не приходили, его желание показать нам новые деревья и цветы, которые выросли здесь, пока нас не было. Трава ластилась к ногам, что-то шептали наперебой деревья. Эх, красота, особенно если вспомнить, что сейчас где-то там за деревьями пятьдесят три цыпленка вовсю матерят богов и экзаменаторшу.
        - Ди, у тебя все в порядке? - вдруг обернулась ко мне Лайра. Она стояла возле небольшого озерца и смотрела прямо мне в глаза.
        - Да, а почему ты спрашиваешь?
        - Да так, не бери в голову.
        - И все-таки?
        - Не слишком ли ты запугала их сегодня, они все-таки первокурсники?
        - Они - будущие Охотники, прежде всего, и уж только потом все остальное. И чем быстрее они это поймут, тем дольше проживут. Точка, - ага, если сильно повезет. Лайра не нашлась, что ответить. Я села на траву, поджав под себя ноги, и достала из сумки записывающие кристаллы, тем же самым занималась и лекарка. Молча. Абсолютно. Она что надулась? Ну и перо ей в задницу! Стэр сидел рядом со мной и терпеливо ждал, пока я закончу с настройками. Щелчок пальцами, и кристаллы зависли в воздухе напротив меня и кошака. Ну что ж, приступим...
        Прошло четыре оборота, ряды цыплят заметно поредели. Из пятидесяти трех осталось тридцать четыре. Большинство из них уже заканчивало второй этап. Сильный в этом году набор. Аристократочка выбыла одной из первых, что в принципе меня не удивило. А вот эльфенок держался. Хм, странный эльфенок. Что-то с ним не так. Я упорно следила за его действиями - сильный, ловкий, как будто хищный зверек. Он был очень хорош в ближнем бою. Странно для эльфа, зачастую они стараются не приближаться к противнику, а тут он на моих глазах разделал коротким мечом двух фантомов-нетопырей. Его движениям не хватало точности, но мелкие оплошности он с лихвой компенсировал скоростью. Какая-то у него необычная манера боя. Необычная, но до боли знакомая. Не эльфийская. Где же я видела подобное?
        - Ди, слушай, не хочешь после экзамена наведаться к горгульям? У них там новая кондитерская открылась, ее хвалят, - вырвала меня из моих мыслей Лайра.
        - Я не очень люблю сладкое. И потом, я давно дома не была - много дел накопилось.
        'Чем это ты таким собралась заниматься' - влез ко мне в голову Стэр.
        'Сном. Еще вопросы?'
        'Нет, я просто иногда спрашиваю себя, кто из нас двоих кот - ты можешь спать сутки напролет и все равно не высыпаешься.'
        'У тебя с этим какие-то проблемы? И вообще, так я компенсирую недостаток сна во время учебы и заданий, так что не капай мне на мозги и не отвлекай!'
        'Побереги свой грозный тон, он на меня не действует' - окрысился тал и перекрыл связь.
        - Жалко, а я так хотела туда сходить.
        - Так пригласи кого-нибудь еще. Думаю, в претендентах недостатка нет.
        - Ты права, но все эти 'претенденты' так порой утомляют, просто выть хочется. Я хотела провести время в женской компании. Ну посплетничать, посекретничать и все такое. - я чуть не упала. Она серьезно, что ли? Посплетничать со мной? Мда, скорее всего ей просто голову напекло.
        - Нет, прости Лайра, но не могу, - я опять принялась наблюдать за своей группой студентов. - Лайра, второй этап, возле старого вяза, еще два готовеньких, посмотри, насколько все серьезно, - я отправила ей два кристалла.
        - Все нормально, сами до лазарета доберутся, - ответила она через несколько вдохов. Вот упырь, ну никакого развлечения, может фантомной нечисти им побольше нагнать?
        - Ди, как спина? - снова отвлекла меня лекарка.
        - Все отлично.
        - А общее самочувствие?
        - Не жалуюсь.
        - Спишь хорошо, а питаешься как? - да что ж она пристала-то?
        - Все отлично и с питанием тоже.
        - А настроение? Может, хочешь чем-то со мной поделиться? - так, это начинает бесить!
        - Нет, у меня все хорошо! - рявкнула я. Кристаллы, за которыми я наблюдала, дернулись в воздухе.
        - Может, тебе какие-нибудь настойки нужны. Ну, там от мигрени или противозачаточные, так ты не стесняйся, - продолжала лекарка.
        - Нет, спасибо, - прошипела я.
        -Ты уверена?
        - Лайра, твой интерес ко мне попахивает чем-то странным. Ты что, проверяла на себе очередную отраву? - сощурилась я.
        - Нет конечно. Я просто так интересуюсь, - она невинно захлопала глазками.
        - Актриса из тебя никакая, колись, в чем дело.
        - Просто я волнуюсь за тебя. Уж очень кривая у тебя сегодня улыбка, да и ехидства больше, чем обычно. Знаешь Ди, солнце мое мрачное, мой отец всегда говорил мне, что отсутствие слез еще не значит, что у эльфа все в порядке. Я же вижу, что что-то не так. Так может, все-таки расскажешь, что случилось? - она сейчас издевается что ли?
        - Лайра, лекарь мой маньячный. Мой отец всегда говорил мне, что если слез нет, значит - их нет! И потом я не помню, чтобы просила у тебя совета или давала разрешение копаться у себя в душе. Повторяю, у меня все в порядке.
        - Как хочешь, но если надумаешь - я к твоим услугам, - ее непосредственность меня просто убивает.
        - Я запомню. - С чего вдруг она так активно мне в подруги набивается? Нет, мы, конечно, общаемся, но не настолько близко. Или..? Я снова уставилась на свои кристаллы, кося глазом в сторону лекарки. Решив, наконец, что прошло достаточно времени, я к ней обратилась.
        - Лайра, - окликнула я новоявленную подругу, которая теперь тоже следила за своими группами. - Тебе не кажется, что Дакар в последнее время просто на износ работает? - поинтересовалась я.
        - С чего ты взяла? - вытаращилась на меня она.
        - Ну, я его вчера видела и знаешь, он выглядел уставшим. Буквально засыпал на ходу.
        - Да нет, все в порядке, я на нем вчера просто новое лекарство испытывала. Это - побочный эффект, - что называется попала пальцем в небо.
        - А, тогда ясно. Когда он заходил к тебе?
        - Во второй половине дня, а что?
        - А он тебе ничего не передавал?
        - Нет, - удивилась она.
        - Хм, странно, я просила его отдать тебе мою курсовую.
        - Слава богам, твой опус до меня еще не дошел, - облегченно вздохнула она. Ну да, не быть мне лекарем, о моих способностях в области лечения по курсу ходят страшные легенды. Впрочем, меня это особо не расстраивает.
        - Ну, он, наверное, приходил к тебе с чем-то важным, вот и забыл про мою просьбу.
        - В принципе так оно и было, - пробормотала она, теряя интерес к разговору и снова вглядываясь в кристаллы.
        - Он наверное принес тебе отчет Сильвии по ядам. - продолжала гнуть свою линию я.
        - Угу.
        - А еще, наверное, забрал документы Велеса.
        - Угу.
        - А потом попросил у тебя настойку для Лукаса.
        - Для Айрона, вечно ты их путаешь.
        - А потом передал кристаллы.
        - Да.
        - А потом попросил поговорить со мной.
        - Да, - ну что и требовалось доказать - То есть нет. Я имела в виду...
        - Поздно, Лайра, ты попалась, - ухмыльнулась я, снова целиком погружаясь в наблюдение за эльфом. Лайра попыталась было что-то возразить, но так ничего и не придумав, махнула на это дело рукой.
        Молодец эльфенок, почти третий этап закончил, вот-вот на поляну выйдет. Я в предвкушении потерла руки, мне вдруг стало понятно, где я видела эту манеру боя, почему она казалась мне настолько знакомой, осталось подтвердить свои догадки. Правда для этого, скорее всего, придется слегка покалечить эльфа, потому, что если мои подозрения верны - правду он мне так просто не скажет. Давай же цыпленок, еще чуть-чуть. Но моим надеждам внести разнообразие в этот скучный день не суждено было сбыться. Одновременно с эльфенком на поляне появился Дакар. Он вышел из телепорта прямо возле меня. Ни говоря ни слова, ректор отправил наши со Стэром кристаллы Лайре, схватил меня за руку и потянул в сторону все еще открытого телепорта. На мои протесты и попытки объяснить ему, что он ломает мне весь кайф, этот нехороший дядя не обращал ровным счетом никакого внимания. Стэр - эта скотина блохастая - вошел в воронку первым. Буквально через вдох мы оказались в кабинете у ректора.
        - Что за срочность такая? - поинтересовалась я, садясь в кресло, Стэр устроился рядом на полу и принялся сосредоточенно вылизывать лапу.
        - Вас ждет новая охота, Обсидиана, - ответил Дакар - Дело, мягко говоря, необычное и опасное, поэтому прошу, сосредоточься на том, что я скажу.
        - Я еще не давала согласия, так что не торопись с подробностями.
        - Я и не собирался, - насмешливо улыбнулся ректор. Ненавижу, когда он так делает.
        - Тогда, давай по порядку, кто заказчик?
        - Принц врайтов, - терпеть не могу врайтов.
        - Сроки?
        - Не ограничены, в принципе, но чем быстрее, тем лучше, - это странно, обычно сроки - первое, что оговаривает заказчик.
        - Сумма гонорара?
        - Лично ты получишь сто двадцать тысяч аржанов, - я присвистнула. Да на эти деньги можно купить себе небольшой замок, где-нибудь в Ирийском океане и еще останется. Даже Стэр впечатлился и вылизываться перестал.
        - Территория?
        - Юза. Тиора. - это не очень хорошо - слишком близко к феям.
        - Кто еще замешан? - Дакар внимательно следил за моей реакцией.
        - Предполагается, что феи и возможно гномы.
        - Контракт?
        - Стандартный, за исключением одного пункта - свои действия будешь согласовывать с заказчиком.
        - Я работаю одна и не привыкла отчитываться. Тебе это хорошо известно, Дакар.
        - Как мне кажется, сумма гонорара с троицей компенсирует эти неудобства, - я задумалась. Дакар, духов грани ему в уши, прав. Успешно закончив охоту, я смогу наконец полностью выкупить дом и расплатиться за обучение в СВАМе.
        - Допустим, что на счет права отказа?
        - Я же сказал, контракт в целом стандартный.
        - Хорошо, еще вопрос. Насколько близко мне придется контактировать с феями?
        - Возможно, тебе придется наведаться во дворец к Илии, и уж точно ты будешь иметь дело с их послами, - ответил ректор.
        - Я не уверена, но в этом случае охота может нести личный характер.
        - Насколько это помешает тебе? - насторожился Дакар.
        - Не знаю, мне нужно подумать.
        - Думай здесь и сейчас, Обсидиана, времени мало, - я посмотрела на Стэра.
        - Ты не мог бы оставить нас со Стэром вдвоем?
        - Хорошо, - сказал Дакар, поднимаясь, - я вернусь через три луча, и к тому моменту жду от тебя ответа, - и он вышел, бесшумно закрыв за собой дверь.
        - Что скажешь? - обратилась я к талу.
        - Это хорошие деньги, Ди, - ответил он и положил голову мне на колени - ты сможешь отдать долги.
        - Я знаю, но меня напрягают феи.
        - Шанс, что ты встретишься с Сибиллой и Кессиди ничтожно мал. И потом, даже если и так - тебе давно пора побороть свои страхи. Может я и ошибаюсь, но думаю, что ты с этим справишься. Ты уже давно не та четырнадцатилетняя девочка, и противостоять двум истеричным бабам сможешь. А если опасаешься, что будешь предвзято относиться к делу - так я всегда рядом с тобой, - Я задумалась. Стэр был прав, пора уже отпустить призраков прошлого. Тем более что охота, по словам Дакара, обещает быть интересной. Но...
        - А мои Тени?
        - Ди, твоя Ночь была всего лишь три месяца назад. До следующей еще почти год. Я не думаю, что стоит об этом волноваться.
        - Я могу не совладать с эмоциями, а значит, не справлюсь и с тенями. Это опасно, и ты знаешь насколько.
        - С чего вдруг ты стала себя недооценивать? Ты всегда превосходно справлялась со своим чувствами, а теперь волнуешься, что изменится, если ты с ними встретишься?
        - Не знаю, может и ничего, - продолжая гладить его треугольную голову, ответила я, - а может, я просто грохну их по-тихому и прикопаю где-нибудь.
        - Ди, ты никогда не была трусихой, так не ломай мне картину мира и сложившееся мировоззрение. Боюсь, мое неокрепшее сознание не выдержит подобных поворотов.
        - Да пошел ты... Ты хоть иногда можешь быть серьезным?
        - А ты? Скажи мне, когда ты думаешь о Сибилле, Кессиди или Илие, что ты чувствуешь? - я на вдох задумалась.
        - Ничего, - ответила я. Стэр поднял морду и внимательно посмотрел мне в глаза.
        - Так в чем проблема?
        - Ты прав, черномордый, - я почесала леопарда за ухом.
        - Я всегда прав, - довольно мурлыкнул он, - не забудь только узнать у Дакара, включены ли в сумму дополнительные расходы.
        - Я без тебя знаю, умник, - я щелкнула его по носу.
        В этот момент в кабинет снова вошел Дакар. За ним с подносом с кофе семенил новенький секретарь и то и дело настороженно оглядывался.
        Мы подождали, пока за мальчишкой закроется дверь.
        - Ну, что надумала?
        - Прежде чем я дам окончательный ответ, у меня к тебе еще пара вопросов. Первое - включены ли в сумму моего гонорара дополнительные расходы?
        - Нет, все, что тебе понадобится, заказчик готов оплатить отдельно.
        - Замечательно. Зачем ты подослал ко мне Лайру?
        - Это так важно сейчас?
        - Дакар, не зли меня.
        - Думал, что тебе будет полезно поговорить с другой девушкой по душам, но сейчас вижу, что ошибся.
        - Хорошо, что ты умеешь признавать свои ошибки. Еще вопрос - тот эльфенок, что появился на поляне одновременно с тобой, обучался у тигров? Он бастард короля Симилирэн*?
        - Я не могу тебе сказать ни того ни другого, - хитро улыбнулся Дакар.
        - Хорошо, последний вопрос - почему я?
        - А почему кто-то другой?
        - Звучит, логично, но у тебя на все есть причина.
        - Не понимаю о чем ты.
        - Ну ладно, все равно когда-нибудь сам расскажешь, - фыркнула я - Я согласна, Дакар. Я еду охотится к врайтам. А теперь давай, выкладывай подробности.
        Через полтора оборота я спускалась с крыльца своего дома, держа в руках сумку с вещами и оружие. Стэр, точивший когти об очередное бревно, увидев меня, бросил свое занятие.
        - Малик снова ворчал? - поинтересовался он, пока я открывала телепорт, чтобы снова вернуться в академию.
        - Он всегда ворчит.
        - Что на этот раз?
        - Ты же знаешь, каждый его монолог по поводу меня сводится к одному.
        - Можешь вырвать мне усы, но в этот раз я с ним согласен.
        - Мне кажется или это ты два оборота назад убеждал меня начать эту охоту?
        - Я. Но на тот момент я не знал, что это будет так быстро. Думал, что хотя бы два дня в запасе будет. Ты толком даже не собралась, - и он кивнул на сумку у меня в руках.
        - Пора бы уже привыкнуть к тому, что когда Дакар говорит срочно - это значит срочно. А по-поводу вещей можешь не беспокоится, я отправила весточку Черной Деве. Так что, когда мы прибудем на место, вещи уже будут там, - я, наконец, открыла телепорт.
        - Вечно у тебя все через задницу, - проворчал он, шагнув вслед за мной.
        Возле академии нас встретил Дакар, и, вручив тоненькую папочку и литкралл*, повел к стационарному телепорту.
        - Что это?
        - В папке дополнительные материалы дела. Ознакомься с ними во время пути. В литкралле - вся доступная информация по врайтам. Думаю, тебе пригодится.
        - Все возможно, особенно учитывая мое везение.
        - Ты взяла зеркало? - спросил Дакар, возясь с настройками стационарного портала.
        - Кажется.
        - Ди! Духи грани тебя задери!
        - Да взяла, взяла. Не кипятись.
        - Я не кипячусь. Но у меня складывается ощущение, что ты не внимательно меня слушала.
        - Поверь, это не так.
        - Именно так. Иначе ты бы не относилась к делу так легкомысленно, - завелся ректор. Я вздохнула. Ну вот, вечно он ко мне придирается, - Я все равно считаю, что ты напрасно отказалась от личины.
        - Дакар, ты прекрасно знаешь, что это бесполезно. Может с врайтами еще и прокатило бы, но вот с феями... Илия узнает меня, я в этом не сомневаюсь. И потом, я еду туда практически официально, и мне в любом случае придется контактировать с заказчиком. Сомневаюсь, что Его Высочеству удалось заткнуть рот придворным, следовательно - феи уже знают, что он нанял охотника. Вот если бы я вела эту охоту как обычно, тут был бы другой разговор...
        - Ты согласилась на изменения в контракте, - напомнил мне Дакар.
        
        *Симилирэн - нынешний король восточных эльфов. Славится своей любовью к постельным утехам, безрассудством и исключительной любовью к разного рода диковинкам, в том числе и опасным артефактам.
        *Литкралл - кристалл, сделанный из хрусталя, создан для хранения в нем письменной информации больших объемов.
        - Знаю, Дакар. Так же как и то, что личина мне не поможет. Но можешь быть спокоен: феи не догадываются, что я Теневая и не догадаются.
        - Ты в этом уверена?
        - Абсолютно.
        - Хорошо, но, на мой взгляд, подстраховаться не мешает. Я же говорю, что ты слишком легкомысленно относишься к этой охоте.
        - Ты не подстраховываешься, ты перестраховываешься, - что это с ним?
        - Ты не расскажешь мне, что тебя связывает с феями? - после недолгого молчания, вдруг спросил он.
        - Не сегодня, Дакар, а может и никогда.
        - Первое правило охотника? - вот бесит меня его привычка перескакивать с темы на тему.
        - Сначала бить, потом спрашивать имя.
        - Не язви!
        - Да что же ты дерганный такой? - в свою очередь спросила я.
        - С тобой не будешь дерганным как же. Итак, я все еще жду ответ, - он закончил с настройками и подошел ко мне.
        - Не доверять никому, кроме своих теней, - ответила я, выпрямившись и вытянув руки по швам, - и не подставлять спину.
        - Постарайся не забыть об этом, - вздохнул ректор, а затем наклонился к Стэру. - Присматривай за ней. - Тал кивнул.
        - Не прощаемся, - крикнула я входя в воронку.
        - Никогда, - донеслось в ответ.
        Через вдох я уже была на границе с врайтами. Подумать только второй раз за месяц я в Лории. Мда чудеса случаются. Я закинула сумку на плечо и направилась в сторону таверны с говорящим названием 'В зюзю', где меня должны были дожидаться врайты, но, то ли они опаздывали, то ли я прибыла слишком рано, а таверна была пуста. За барной стойкой жилистый и пышнобородый гном уныло елозил тряпкой по бокалам.
        - Милейший, будьте добры две чашки кофе, - обратилась я к гному и прошла за столик в дальнем углу.
        - Да госпожа, - пробасил гном и скрылся в боковой дверце, видимо отдать заказ. Как это ни странно, но на Стэра он даже не обратил внимания. Что ж, тем лучше. Я порылась в сумке и извлекла наружу маленькое зеркальце. Нужно узнать, что от меня хотели Елена и Софи. Дождавшись, пока мне принесут кофе, и гном вернется за стойку, я связалась с заклинательницей бурь. Оказалось, что она всего лишь хотела узнать, где я. Узнала. Психанула. Выстроила нереальных размеров сооружение, преимущественно из нецензурных слов. Помолчала пару вдохов, добавила еще два этажа и затем отключилась. Я решила разобраться с вопросом ее плохого настроения позже и попыталась связаться с Еленой. Зеркальная гладь оставалась неподвижной несколько лучей, я уже было хотела захлопнуть крышку, как его поверхность замерцала и появилась Карина - служанка Елены. Где, Елена отыскала это чудо природы, мне было не известно. Около трех лет назад я по делам была на территории вампиров и заодно решила заскочить к единственной подруге. Именно тогда я впервые и познакомилась с Кариной. Что могу сказать? Ну, на вид ей лет шестнадцать, короткая
стрижка, щупленькая фигурка, живые любопытные глазки - одним словом милашка. Вот только эта же самая милашка в мгновение ока могла не задумываясь оторвать голову или вырвать сердце у любого, кто только косо взглянет на ее хозяйку. Подобная самоотверженность Елену раздражала дико, но девчонка приклеилась к ней как банный лист и ни в какую не хотела ее оставлять. Помнится, Елена даже пыталась отправить ее на учебу, естественно из этого ничего не вышло. Меня же Карина терпела, но не более. Поэтому, увидев ее в зеркале, я приготовилась к нелегкому разговору.
        - Привет Карина, - поздоровалась я.
        - Здравствуйте госпожа Обсидиана, госпожи Елены дома нет.
        - Я уже поняла. Скажи, ты знаешь, когда она вернется?
        - Понятия не имею, - пожала плечами девушка.
        - А давно она уехала?
        - Четыре дня назад.
        - У нее новый заказ?
        - Нет, она сказала, цитирую: 'Я еду улаживать одно личное дело, которое просто занозой сидит в моей заднице вот уже как пять лет. Когда вернусь, не знаю.' - привычка Карины цитировать, кому-то может показаться милой, но иногда это просто бесит. Личное дело пятилетней давности у Елены было одно, и это действительно был тот еще геморрой. То, что она наконец-то поборола свою лень и отправилась решать этот вопрос, стало для меня сюрпризом.
        - Она пыталась со мной связаться несколько раз, ты не знаешь, зачем?
        - Нет, но она просила передать вам следующее, цитирую: 'Передай ей, что бы, если куда-то опять отправится, взяла с собой это гребаное зеркальце. Предай ей, что я с ней скоро свяжусь, и нас ждет долгий и неприятный разговор по-поводу некоторых общих знакомых, а так же, что в этом году она не отвертится. Из-под земли достану, но обещание выполню, еще и ленточкой розовой перевяжу' - я напрягла память, но ни о каком обещании вспомнить не могла. Об этом же обещании видимо и упоминала Софи, выстраивая фундамент для своего нецензурного строения. Да о чем они, духи грани их задери? И что это за разговор?
        - Это все?
        - А вы ожидали чего-то еще? - в свою очередь спросила Карина, не меняя надменного выражения лица.
        - Нет, спасибо, - рассеяно отозвалась я.
        - Пожалуйста, - ответила девушка и отключилась.
        Что же это за обещание такое?
        'Стэр, ты не в курсе, о чем они?' - обратилась я мысленно к талу.
        'Ну, у меня есть кое-какие догадки...' - промямлил он.
        'Не поделишься?'
        'Неа' - ответил он.
        Вот наглая рожа. Ведь специально издевается, чтоб ему хвост прищемило. Я еще раз злобно глянула на леопарда, тот абсолютно на меня не реагировал и продолжал равнодушно глядеть в окно. Я мысленно махнула на него рукой и достала из сумки папку с материалами дела. Всего три листочка, не густо. Да и информации особо новой я там не увидела. Так только некоторые цифры и даты и все те же размытые формулировки. Хм, придется потерпеть, хотя любопытство просто грызло меня изнутри. Ладно, а что мне собственно известно о самих врайтах? Плюсы: сильные маги, в основном природники, терпимы к полукровкам, честь ставят на первое место - если вдруг что, на этом можно будет сыграть.
        Минусы: вспыльчивы, сильные эмпаты - придется постоянно контролировать ментальные щиты - чрезмерно горды, великолепные интриганы, их архивы и знания практически не доступны, настороженно относятся к чужакам, сильные и опасные противники - это может помешать охоте. В общем как всегда минусов больше, чем плюсов, особенно если учитывать мою личную неприязнь к врайтам и возможность столкнуться с родственничками. Короче, с этой охотой мне сильно не свезло. Боги, и что я вам сделала? Может отказаться, пока не поздно? Хотя за такие-то деньги...
        Скрип открывающейся двери вывел меня из раздумий, и в дверном проеме показались четыре фигуры. Я поглубже надвинула капюшон на глаза и принюхалась - оборотни. Они внимательно оглядели зал, не задержавшись на мне, и прошли за столик в противоположном углу. Пышнобородый гном тут же кинулся к новым клиентам. Я внимательно вглядывалась в их лица. Трое волков и пума. Высокие, широкие плечи, внимательный взгляд, скупые движения. Они казались мне знакомыми, по крайней мере, вот эту морду я точно била, да и эту тоже. Не дав обдумать все окончательно, дверь снова отворилась, и в зал вошел врайт. Ба! Так вот почему они мне знакомы. Это же господин Рик, если конечно это его настоящее имя, и его шавки. Вот чисто гипотетически, они и есть мои провожатые? Если так, то я оценила шутку.
        Рик прошел к столику, так же не удостоив меня взглядом. Некоторое время я просто наблюдала за мрачной компанией, они явно кого-то ждали. Тянуть дальше смысла не было, с каждым вдохом уверенность в правильности моих догадок росла. Я хмыкнула и достала из кармана изящный серебряный медальон на цепочке. Ромбовидная оправа держала два камня - обсидиан и белый оникс.
        Я бесшумно поднялась со своего места и подошла к столику мужчин.
        - Не меня ждете? - я аккуратно положила в центр стола медальон.
        - Вас, - ответил Рик и обернулся. Я скинула капюшон.
        - Рада новой встрече, - губы сами собой сложились в ехидную улыбку. Врайт подавился пивом.
        - Ди? - он попытался незаметно подобрать с пола челюсть и придать лицу нормальный вид, получалось так себе.
        - К вашим услугам, фин Рик. - я слегка кивнула головой и очень медленно забрала со стола медальон.
        - Какая приятная неожиданность, - ответил врайт, наконец-то взяв себя в руки, и тоже чуть склонил голову.
        - Неожиданность - это да, но вот приятная - сильно сомневаюсь.
        - Зачем же так, де-фина Ди. Я могу быть вполне милым, - гаденько улыбнулся врайт. - Давайте не будем вспоминать старые обиды и мелкие недоразумения.
        - Что вы я совсем не в обиде, - протянула я. - Проблема в том, что я не умею быть милой, да и Стэр тоже, - вышеупомянутый леопард тем временем соизволил выползти из-под стола, и мягко ступая, направился в нашу сторону. Мне снова выпала честь наблюдать врайта в ступоре. - Прошу любить и жаловать - это Стэр - мой ручной зверек, - я вернула Рику улыбку.
        - Э... - отреагировал один из оборотней.
        - Не волнуйся, котик, пока меня не трогают, он совершенно безобиден, - я подмигнула пуме. Паренек дернулся, икнул и уткнулся носом в свою кружку с пивом. - Эх, ну вот, что и требовалось доказать. Рик заржал, остальные в недоумении уставились на него.
        - Мне все же хочется надеяться фина Ди, что наша прошлая встреча с вами никак не повлияет на совместную работу, - отсмеявшись, сказал демон.
        - Об этом можете не беспокоится, потому, как работать с вами я не буду.
        - Отчего же? - врайт нахмурился, недоумевая.
        - Потому как в контракте строго оговорено, что свои действия я буду согласовывать лишь с Его Высочеством, - усмехнулась я. - Хотя повторюсь, я не в обиде, и если мне вдруг понадобится ваш совет, я не премину воспользоваться вашей посильной помощью, - не меняя тона, ответила я.
        - Вы определенно мне нравитесь, фина Ди, - уже открыто, без насмешки и подтекста ответил Рик. Я лишь нахмурилась, обычно реакция на меня немного другая.
        Стэр тем временем сел рядом со мной и обернул своим хвостом мои ноги. Он внимательно разглядывал каждого из мужчин, изучая их запах и силу. Я тоже неспешно пробежалась глазами по оборотням, отпуская Дневную. Пума - молодой, глупый, задиристый, но с хорошим потенциалом. Лет пять и из него выйдет отличный воин. Имя - Корт. Волки - опытные, настороженные, внимательные, в любую минуту готовые выполнить любой приказ врайта. Имя серого - Лекс, черного - Виллар, палевого - Катуш. Вывод - шавки, не самые лучшие, но и не то чтобы совсем никудышные. Собрав информацию, я успокоила тень.
        - Я думаю, нет смысла дольше здесь задерживаться, тем более, что нам предстоит не близкий путь, - закончив играть в гляделки, заявил врайт.
        Я просто молча кивнула, кинула гному несколько монет за кофе, взяла свои вещи и вышла во двор. Проказливый весенний ветерок тут же выхватил из моей косы белую прядку. Я прикрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Проверила ментальные щиты и охранки, отпустила и тут же успокоила тени. Вроде все в порядке - к новой охоте готова.
        Скрипнула дверь, на улице появились мои сопровождающие. Оборотни отправились к конюшням, Рик остался стоять со мной.
        - Зачем вы приехали встречать меня? - спросила я у врайта.
        - На границе сейчас все стоят на ушах. С нашей помощью, ты пройдешь пост быстрее, - вглядываясь в горизонт, ответил он, переходя на ты.
        - Если бы вы позволили открыть телепорт, все было бы куда как проще, - кивнув, сказала я.
        - Ди, ты ведь знаешь наши законы, телепорты - запрещены.
        - Отсюда я могу сделать лишь один вывод - вы не очень-то торопитесь завершить о... дело - поправилась я - и поймать преступника.
        - Поверь мне это не так, - устало вздохнул врайт.
        - Ну, ну, посмотрим. Какая из них моя? - спросила я, кивком головы указывая на оседланных лошадей.
        - Серая, надеюсь, ты умеешь держаться в седле, - насмешливо ответил Рик и взял под уздцы вороного коня.
        - Умею, - процедила я сквозь зубы. Я с сомнением оглядела лошадку. Будем надеяться, она не испугается меня, как это бывало обычно. Я осторожно приблизилась к лошади и погладила ее по морде. Она дернула головой, затем обнюхала протянутую ладонь и недовольно всхрапнула. Куда лучше, чем обычно.
        'Стэр, побежишь чуть позади'
        'Да понял я уже' - недовольно отозвался тал.
        Я села в седло и тут же скрипнула зубами. Больная спина давала о себе знать. Не люблю лошадей, предпочитаю телепорты, они надежнее и быстрее и комфортнее. Сколько нам ехать до Тиоры? День? Да я взвою уже через два оборота, учитывая то, что обезболивать спину нельзя.
        - Рик, сколько займет путь до дворца? - спросила я.
        - К утру должны быть на месте, - ответил врайт и пришпорил коня.
        Подстегивая свою лошадку, я мысленно сыпала проклятья на головы эльфов, которые поймали меня. Подумаешь всего-то сперла у них один забавный артефакт. Ну не могла я мимо пройти. И потом я бы его все равно вернула. А они шутку не оценили, а я теперь мучайся. Гррр, найду - уши оборву и налысо побрею.
        Как и обещал врайт, границу мы пересекли без осложнений буквально за несколько лучей. Солнце медленно клонилось к закату, моя Дневная приготовилась уходить, а Стэр то и дело доставал меня расспросами по-поводу моего самочувствия. Я лишь вяло огрызалась, желая поскорее сделать привал и размять затекшие от долгого сидения в седле мышцы. Разговоры о делах было решено отложить до нашего приезда во дворец. Оборотни идти на контакт отказывались категорически, хотя я, в общем-то, и не настаивала, а вот Рик охотно делился со мной сведениями, касающимися врайтов. Рассказывал про местные обычаи, и пытался выяснить, что связывает меня с высшей знатью грунов. Я молчала как шпион на допросе и переводила тему. На удивление с ним было легко общаться, его было легко читать, я даже позволила себе чуть-чуть расслабиться. Странно, он наверняка занимает не последний пост при дворе, так почему же ведет себя как беззаботный мальчишка? Хочет добиться моего расположения? Зачем? Я мысленно поставила себе галочку, нужно будет внимательнее присмотреться к этому демону, вдруг он не последнее звено в этой охоте?
        - Привал! - крикнул Рик, осаживая своего коня.
        Ну, наконец-то! Я вообще спину не чувствую. Мы остановились недалеко от дороги, оборотни быстро разложили костер и принялись готовить скромный ужин из имеющихся у них запасов. Оперативно, - усмехнулась я, - и сразу видно, что им не в первой.
        Я сидела вместе с Риком на своем плаще и смотрела на мельтешение вокруг костра. Стэр отправился в лес на охоту и разведку, как сам же мне и доложил. Я лишь скептически фыркнула. Знаю ведь, что размяться хочет, так чего юлит? Нашел перед кем.
        - Как давно ты в охотниках Ди? - вдруг спросил меня Рик. Я слегка напряглась.
        - Около десяти лет, - после некоторого раздумья все же сказала я.
        - И тебе нравится?
        - Да, - прозвучал мой ответ, - почему ты спрашиваешь?
        - Это необычно, - внимательно разглядывал меня врайт.
        - Что именно?
        - Ты девушка, Ди. Молодая, симпатичная, хрупкая на вид. Странно было видеть моих людей, покалеченных тобою. Если бы мы встретились при других обстоятельствах, я бы никогда не подумал, что ты охотник. Мне бы даже в голову не пришло, что ты умеешь держать в руках меч.
        - А как, по-твоему, должна выглядеть девушка, 'умеющая держать в руках меч'? - передразнила я его.
        - Не знаю, выше ростом, наверное, с чуть грубыми чертами лица и другой фигурой. Я же говорю, ты слишком хрупкая, - сказал он, заметив мое недоумение, - И потом, я всегда думал, что это не женское дело. И вообще, девушки редко занимаются чем-то подобным. Тем более я не думал, что среди охотников есть женщины, - я фыркнула.
        - Моя внешность - это мой плюс Рик. Ты правильно заметил, я хрупкая на вид. Но это только маска, как ты уже успел понять. Моя внешность нередко помогает мне в работе, как и ты, большинство не ожидает, что я в состоянии дать отпор. И ты бы, наверное, удивился, узнав, сколько девушек среди охотников. Неужели, среди ваших женщин нет таких, которые бы всерьез увлекались оружием или воинским делом?
        - Есть конечно, но таких очень мало. У нас это не принято, а иногда даже осуждается, - серьезно глядя на меня, ответил врайт. - Женщины обычно не добиваются серьезных успехов в военной карьере. И не потому, что их притесняют, нет. Просто, как правило, они быстро обзаводятся семьей и детьми, у них появляются другие интересы. Да и во всем мире, пожалуй, немного хороших женщин-военных.
        - Военных может и нет, а вот шпионок, убийц и охотниц на твой век будет достаточно, - усмехнулась я, - Хотя я понимаю, о чем ты.
        - Как ты попала в охотники, Ди?
        - Это не было мечтой моего детства, если ты об этом. До двадцати двух, я вообще не знала о существовании охотников, просто так получилось, просто стечение обстоятельств, - пожала я плечами.
        - Стечение обстоятельств? - недоуменно вскинул брови вверх врайт, - Но вас же не набирают из кого попало. Я слышал все кандидаты проходят очень жесткий отбор, ты минимум должна была владеть оружием на достаточно высоком уровне, или я что-то путаю?
        - Нет, все так. И я действительно уже была хорошим воином, когда поступала в СВАМ, просто я мало что знала об академии как таковой. И поступала я изначально на общий курс. Во время экзамена меня заметил Дакар и заставил сдать вступительный на охотника. Я провалилась, мне не хватало практики. Да, я знала с какой стороны нужно браться за шпагу, умела контролировать тело и не обращать внимания на боль, но вместе с этим абсолютно не знала как вести себя в команде, плохо ориентировалась, если ситуация резко менялась, да и много еще чего. Два года я обучалась у ректора вместе с пятью такими же одаренными, как и я. Это и сыграло решающую роль. Я поняла, что действительно хочу стать охотником. Когда я снова сдала экзамен, то была одной из лучших.
        - И ты никогда не жалеешь о своем выборе?
        - Нет.
        - Почему ты поделилась со мной?
        - Ты спросил, я ответила. Странный вопрос, на мой взгляд, - я с недоумением уставилась на врайта.
        - Ну, ты так просто рассказала мне об этом. Я всегда думал, что охотники скрытные и осторожные существа, - ответил мне Рик.
        - Во-первых, то, что я рассказала тебе не секрет. Во-вторых, даже с моей извращенной фантазией, я не представляю, как можно использовать эту информацию против меня. И, в-третьих, с чего ты взял, что все сказанное мной правда? - усмехнулась я.
        - Я не чувствую, что ты соврала мне, - пожал он плечами. Усмешка на моих губах превратилась в ехидную улыбку.
        - Я полукровка, Рик. Будь ты даже самым лучшим эмпатом, ты бы не смог почувствовать, - демон, молча, продолжал меня рассматривать. Хм, а ведь почти не соврала ему, почти... Люблю этот коктейль - три части лжи, одна часть правды, две части недомолвок. Все перемешать, но не взбалтывать. Подавать горячим, украсить долькой юмора. А затем смотреть, как клиент с удовольствием пьет прозрачную жидкость, улыбается и просит повторить. Самое главное здесь не напутать с пропорциями, а то ничего не выйдет, и вместо легкого послевкусия у заказчика останется привкус горечи во рту.
        - А ты Рик? Всегда хотел бороздить моря? - спросила я, нарушая повисшую ненадолго тишину.
        - Как ты поняла? - прищурился он.
        - Твои шавки называют тебя капитаном. От тебя пахнет морем и солнцем. Твои брюки просмолены, чтобы не намокали, а за пазухой у тебя компас, еще вопросы? - демон рассмеялся.
        - Мда, ты меня сделала, девочка. Да, я всегда бредил морем. С самого детства. В десять я уже точно знал, кем буду. Мы часто ругались с отцом из-за этого, помню, он даже отправил меня учиться в АДИШ*. Но из этого ничего не вышло, - я непонимающе уставилась на него.
        - Что плохого твой отец видел в море?
        - Ну, он посол и советник Его Величества по межрасовым делам. Он хотел, чтобы я пошел по его стопам. Но я очень упрямый и продержался в АДИШе только два месяца, потом сбежал и поступил в АВСИМ*. Скандал был жуткий, но со временем отец отступил. Теперь я помощник командира Сангранского флота, а иногда, когда делать нечего еще и торговец.
        - И часто тебе делать нечего? - усмехнувшись, спросила я.
        - Бывает, хотя мы достаточно часто гоняем пиратов, сопровождаем торговые корабли или посольские миссии, - вернул мне усмешку Рик.
        - Тогда позволь вопрос, что ты делаешь здесь и как связан со всем происходящим?
        - Сейчас как раз период скуки. В наших водах спокойно, мое присутствие в штабе не нужно и ко всему прочему я хороший друг Рана, поэтому помогаю ему, чем могу. Например, муштрую дознавателей, - значит Рик - друг принца, интересно.
        - Сколько тебе лет Рик?
        - Двести семьдесят восемь, - ответил он, - А тебе?
        - Я по сравнению с тобой карапуз - мне тридцать четыре, - у врайта отвисла челюсть, в который раз за этот день.
        
        *АДИШ - академия дипломатии и шпионажа. Находится в дне пути от Ирмирона. Самое престижное и дорогое заведение подобного типа во всем Мироте.
        *АВСИМ - академия военного судоходства и мореплавания, находится на северо-востоке царства людей, считается лучшей в Мироте.
        Так и не дождавшись более или менее нормальной реакции, я встала и направилась глубже в лес. Нужно перебинтовать спину. Разматывая тряпки, я тихо материлась. Бинты выглядели еще хуже, чем я предполагала. Мокрые от крови и какой-то буро-зеленой гадости, они липли к коже, причиняя боль. Судя по ощущениям, раны по краям еще даже не начали подсыхать. Вот гадство! Кое-как сменив бинты, я сожгла старые, а заодно с ними и рубашку, тоже всю мокрую и в разводах. Я уже заканчивала одеваться, как услышала какой-то шорох в соседних кустах. Прислушалась. Вроде тихо. Показалось? Стараясь не шуметь, я достала из сапога длинный кинжал и чуть пригнулась. В этот же миг из кустов на меня вылетел Стэр. Сделав шаг в сторону, я наблюдала, как он мягко приземлился на лапы и обернулся ко мне.
        'Ну и как это понимать?' - поинтересовалась я.
        'Просто проверял' - мурлыкнул он у меня в голове.
        'Доволен?'
        'Почти, что ты хотела от этого врайта?' - поинтересовался тал.
        'Просто проверяла.' - передразнила я кошака.
        'А не слишком ли рано? Мы еще даже не знаем подробности охоты.'
        'Я уже говорила тебе, что меня напрягает это дело, сильно напрягает. Если бы не эти сто двадцать тысяч, я бы послала его к нетопырям.'
        'Да ну?' - ехидно прищурился Стэр.
        'Ну да!'
        'Обсидиана мне-то не ври. Ты бы не отказалась, даже если бы тебе и вовсе не заплатили - слишком интересно'
        'Я иногда тебя просто ненавижу.' - хмыкнула я.
        'Я знаю. И еще я счел нецелесообразным подробно изучать оборотней. Оценил и запомнил только врайта.'
        'Правильно сделал. Они просто шавки, не думаю, что мы их еще увидим. А даже если и так, их запомнили тени.'
        'Ты отпускала Дневную?' - я кивнула - 'Вот ничему тебя жизнь не учит, а если бы заметили! Ты соображаешь, что творишь?'
        'Расслабься, я делаю это не в первый раз, срывов никогда не было. Так к чему панику наводить?'
        'А если бы врайт почувствовал изменения в фоне?' - рыкнул Стэр. Вот и кто теперь психует?
        'Ну и что? Спросил бы стихию. Вот только они почему-то все время спрашивают не ту, не знаешь почему?'
        'Я иногда тебя просто ненавижу' - проворчал он.
        'Я знаю. Ты поел?'
        'Да, очень даже неплохо, представляешь...'
        'Избавь меня от подробностей. Просто держись от лошадей как можно дальше, от тебя воняет кровью и смертью. Даже я с моим недоразвитым волчьим нюхом это чувствую.' - пожала я плечами.
        'Слушаюсь и повинуюсь де-фина Теневая Охотница' - фыркнул тал, и растянулся на земле. Я хмыкнула и продолжила одеваться. Прежде чем выйти к месту стоянки, я еще раз огляделась. Следов не оставила, отлично.
        Мы поели просто в рекордные сроки и быстро собравшись, продолжили путь. Всю оставшуюся дорогу я прислушивалась и принюхивалась, стараясь не обращать внимания на боль в спине и односложно отвечая на вопросы Рика. Стэра что-то тревожило, мне это не нравилось. Но на все мои попытки выяснить, что происходит, тал молчал. Я злилась и нервничала. Наконец, когда Ночную сменила Утренняя, мы въехали в ворота дворца. Стэр тут же успокоился. Я присвистнула, ни хрена себе дачу отгрохали. Летняя резиденция демонов просто поражала своим великолепием и размерами. Светло-синий дворец был выстроен в форме пятиконечной морской звезды. Каждое крыло заканчивалось высокой башней со стеклянным куполом. Много света, много воздуха, много цветов и фонтанов. Лучи восходящего солнца окрашивали это произведение архитектурного искусства в золото и охру, и отражаясь от многочисленных окон окутывали замок огненным покрывалом.
        - Нравится? - спросил меня Рик, ожидая пока я, наконец, слезу с лошади.
        - Он великолепен, - отозвалась я, отдавая поводья мальчику-конюху.
        - Внутри он еще лучше, - он самодовольно улыбнулся.
        - Верю.
        Пока мы шли по многочисленным коридорам к кабинету, я без устали вертела головой. Арки, балкончики, внутренние дворики, лестницы и сотни дверей и дверок. Вот интересно, а карту они мне дадут. Я же тут потеряюсь.
        Наконец Рик толкнул одну из дверей, и мы оказались в просторном светлом кабинете. Почти такой же как у Дакара, огромный письменный стол из черного дуба весь был завален бумагами. Вдоль стен тянулись книжные шкафы, с левой стороны между ними примостился небольшой уютный камин, два кресла и низкий столик. Напротив - бар, с отменной коллекцией вин. В общем и целом - неплохо.
        Рик устроился в кресле за столом, я села, напротив у моих ног, положив морду мне на ступни улегся Стэр, он был расслаблен, что не могло не радовать.
        - Ну, рассказывай, что такого чрезвычайного случилось у великих и ужасных врайтов, что они решили обратиться за помощью к охотникам СВАМа?
        - Первое тело нашли месяца полтора назад, - начал врайт, откинувшись на спинку. Я молча слушала. Рик рассказывал долго, без лишних эмоций, лишь факты. Рассказывал подробно, вспоминая каждую деталь, изредка сверялся с какими-то бумагами на столе. И чем больше я его слушала, тем интереснее мне становилось, тем запутаннее мне казалось дело.
        - Ну, что скажешь? - спросил он где-то через полтора оборота.
        - Ничего конкретного, для начала мне нужно самостоятельно осмотреть тела, а потом пообщаться с дознавателями. Но прежде, если конечно позволишь, я бы хотела принять душ, - усмешка снова появилась на моих губах.
        - Да, конечно. Извини, никудышный из меня хозяин, - развел он руками, поднимаясь из-за стола.
        Душ оказал поистине волшебный эффект, даже спина не так болела, хотя раны выглядели просто отвратительно - глубокие с красными рваными краями и постоянно сочащейся из них зеленовато-коричневой мерзостью. Пришлось снова жечь бинты и рубашку. Скорее бы Черная дева прислала мне новый заказ, а то такими темпами мне скоро нечего будет носить.
        Выделенная мне комната оказалась небольшой и удобной. Светлая в коричнево-бежевых тонах с большой кроватью и шкафом. В углу возле окна примостилось трюмо, посередине комнаты диван и узкий кофейный стол, в общем мило. Одна проблема, окна выходили на солнечную сторону, а учитывая их размер... Благо шторы были достаточно плотными, иначе мне и моим теням пришлось бы несладко. Да тени питаются светом, но кто сказал, что переедание полезно? Хотя что-то мне подсказывает, что долго я во дворце не задержусь.
        К тому моменту как я закончила с душем и переодеванием, Рик уже топтался в коридоре под дверью.
        - Ну, веди меня что ли, в местный морг, - Рик кивнул и тут же быстро зашагал в сторону главной лестницы. Эк, какие мы серьезные и напряженные. В дороге он таким не был, наследный принц что ли возвращается? Стэр трусил рядом. Три лестницы, четыре поворота налево, два направо, еще лестница, снова поворот в левый коридор и еще два направо. Наконец врайт остановился перед ни чем не примечательной дверью, возле которой стояли двое стражников, он что-то шепнул им, и они, поклонившись, ушли. Я внимательно наблюдала за действиями Рика, силясь запомнить охранное заклинание, висевшее на двери, которое он снимал. Бесполезно. Слишком сложно, нужно будет потом его хорошенько рассмотреть. Так на всякий случай. Рик закончил и толкнул дверь подвала, она бесшумно открылась. Я поставила себе еще одну галочку. Врайт приглашающим жестом пропустил меня вперед.
        Я зашла, огляделась, нахмурилась.
        - Кто из них последняя жертва? - спросила я.
        - Третий с того конца, - ответил демон, махнув рукой в конец помещения.
        - Мда, пронумеровали бы их что ли? - проворчала я.
        - И как ты себе это представляешь? Мы что должны были им таблички на грудь повесить? - огрызнулся врайт, зло сверкая глазами. Ой, ну вот не надо таких взглядов, это мы уже проходили.
        - Да мне плевать на способ, - спокойно ответила я, - Я что, по-твоему, методом научного тыка должна их осматривать? Мне нужно знать очередность их смерти, - пожала я плечами. - Теперь кому-то придется остаться со мной и показывать в каком порядке они были убиты.
        - Зачем? - вытаращился на меня Рик.
        - За надом, - проговорила по слогам. Я ведь предупреждала, что работаю одна, вот вам и причина. Не люблю отчитываться, объясняться и подчиняться. - И еще пока я буду осматривать этого, - ткнула пальцем в мертвого врайта. - близко не подходи, могу неадекватно среагировать.
        Врайт почесал маковку и нахмурился.
        - Знаешь, по поводу порядка, я пришлю к тебе одного из дознавателей, они помогут тебе в этом вопросе, - ответил врайт. Я пожала плечами. Мне-то что, пусть присылает, лишь бы под ногами не путался.
        Когда за Риком закрылась дверь, я вернулась к разглядыванию трупа. А сильный мужик-то был, у него одна рука как две меня.
        'Что-нибудь чувствуешь?' - поинтересовалась я у Стэра.
        'Нет, тут везде воняет врайтами и их магией, мало того они еще и стазис наложили' - проворчал он.
        'Эх, значит, будем справляться по старинке.' - я достала из кармана брюк пузырек с настойкой из корней можжевельника и набор длинных тонких игл. Ну, понеслась...
        ШИРАН ДАР САРАЭН.
        Сказать, что феи сильно удивились, увидев меня с отрядом стражников, не сказать ничего. Такой ураган эмоций, просто красота. Их лошади замерли как вкопанные, а феи, казалось, боялись шелохнуться. Жаль это продолжалось недолго, и они быстро взяли себя в руки. Мда, действительно жаль, забавное зрелище.
        Ну что я могу сказать о послах? Да ничего конкретного. Две бабы, извините феи, и два фея, извините мужика. Женщины - мать с дочерью, Сибилла и Кессиди соответственно. Мужчины - просто мужчины, Арон и Станис. С первого взгляда стало очевидно, что в этой четверке всем заправляет мамаша. Высокая, красивая, красноволасая фея. Точно такого же цвета, как и волосы, крылья бабочки с золотым узором чуть заметно подрагивали на ветру. Она была похожа на орхидею - чуть смуглая кожа, большие ярко-зеленые глаза, тонкие изящные губы и прямой точеный носик. Бежевая свободная туника подчеркивала миндальный оттенок ее кожи, широкая юбка видимо была призвана будоражить фантазию, но мою почему-то не будоражила. Мне было куда интересней оценить ее эмоции. Недоверие, неуверенность, легкий испуг и непонятное еле заметное удовлетворение. Ее дочь же, впервые увидев меня, как-то стушевалась и испугалась. Я что такой страшный? Хотя эти эмоции быстро сменились другими - интерес, удивление и легкая настороженность. Кессиди была неуловимо похожа на мать, но черты лица были более мягкими - губы чуть пухлее, чуть мягче очертания
скул, да и волосы более приятного, менее яркого оттенка. Малиновые крылья были с таким же как и у Сибиллы причудливым золотистым узором. Милая девочка.
        Арон и Станис производили впечатление серьезных и собранных существ. Оба высокие, широкоплечие с темно-зелеными волосами и такими же крыльями без узоров. Станису на вид можно было дать около двухсот, Арон был чуть младше. При моем появлении никаких эмоций, кроме все того же легкого удивления они не выказали.
        Покончив с обоюдными расшаркиваниями, я пресек попытки фей выудить из меня информацию и завел ничего незначащую беседу, решив, что все дела лучше будет обсудить во дворце. Говорили в основном женщины. Милый треп о погоде, природе и ценах на нрифт. Скучно, одним словом.
        Помимо самих послов делегацию сопровождали охранники. Небольшой отряд из десяти фей. Возглавлял их Каришат. Молчаливый, сдержанный в эмоциях мужчина с серыми будто бы рваными крыльями. Полностью седые волосы туго стянуты в хвост, внимательные светло-серые глаза. Он казался обманчиво расслабленным, холодным и отстраненным, в отличие от самих послов. И так же в отличие от них не светился дружелюбием.
        Путь до дворца прошел без особых приключений. За время поездки от беззаботной и улыбчивой Кессиди я узнал, что она герцогиня, в прочем как и ее мать. На мой вопрос, почему столь титулованные особы принимают участие в расследовании, Сибилла ответила, что именно на их землях произошли убийства, собственно по этой причине они и вызвались сопровождать делегацию. Объяснение казалось мне притянутым за уши, но от дальнейших вопросов я решил пока воздержаться.
        Когда мы подъезжали к резиденции на землю уже спускались сумерки, окутывая дворец и его окрестности. С вежливой улыбкой на лице я выслушал красноречивые женские и сдержанные мужские восторги по-поводу архитектуры дворца. Сдал послов на руки слугам, попрощавшись с ними до ужина, и отправился в свою комнату. Быстро принял душ и переоделся. Охотник должен быть уже здесь, и мне бы хотелось переговорить с ним до того, как я представлю его послам, то есть у меня еще два оборота в запасе. Этого могло не хватить. Я чуть ли не бегом отправился к кабинету.
        Но вопреки моим ожиданиям охотника там не было, лишь Рик.
        - Ну как все прошло? - спросил он, оторвав взгляд от бумаг.
        - Неплохо, они... - я замялся, подбирая слова, - очень милы.
        - Милы? - выгнул он бровь.
        - Да, в составе делегации две женщины. Мать и дочь, графини.
        - Герцогини? А с какого это духа грани они участвуют в расследовании? - удивился друг.
        - Вроде как убийства были на их землях. Не знаю, темнят они что-то. Но эмоции вроде вполне ожидаемые. Хотя даже не знаю, что и думать, там мать всем заправляет, - я потер переносицу. - На первый взгляд вроде обычная аристократка - красивая, соблазнительная, в меру глупая... Но знаешь взгляд у нее временами такой... жесткий что ли. Такое ощущение, будто по трупам идти к своей цели готова, а эмоции в это же время чисты как у ребенка. Сложно короче. Да и устал я порядком, почти трое суток не спал.
        - Удалось что-то в деревне узнать? - оживился друг.
        - Как всегда, - пожал я плечами, энтузиазма у Рика поубавилось. - Лучше скажи мне как все с охотником прошло?
        - Да нормально все прошло. Доставили, как говорится в лучшем виде, хотя без нас он бы тоже добрался целым и невредимым, - друг как-то хитро на меня посмотрел.
        - Он настолько хорош?
        - А почему ты называешь..., хотя ладно, - махнул он рукой, так и не закончив фразу. Я решил не обращать внимания на странное поведение друга.
        - Как тебе сказать... Знаешь, их не даром зовут охотниками... - я поднял удивленный взгляд на Рика.
        - Давай без загадок и многочисленных пауз, я слишком устал для этого. Что ты думаешь о нем?
        - Что думаю. Знаешь, он личность неординарная во всех смыслах. За время общения с ним, я практически ничего не узнал, кроме возраста и того, что он провалился на экзамене при поступлении в СВАМ. - Рик пожал плечами, будто сам, недоумевая, почему ничего не смог выяснить. - А вот охотник выудил из меня достаточно информации. И о наших обычаях и обо мне самом, ничего опасного, конечно, и все же... - он развел руками. - Чисто внешне он холоден и спокоен, постоянно язвит. По поводу эмоций и силы ничего не могу сказать. Он - полукровка, как будто неживой. Единственный признак хоть каких-то чувств - усмешка, но в глазах при этом она не отражается. Не понятно врет или говорит правду. Странное существо, непонятное...
        - Мда, не лестная характеристика, и как нам его контролировать в таком случае?
        - Понятия не имею. Единственное, что могу сказать, судя по всему, сделать это будет нереально. Но ведь Дакар предупреждал тебя по поводу того, что охотники - одиночки по своей природе?
        - Предупреждал, для этого я внес это условие в контракт, не так ли? - спросил я в свою очередь.
        - Все так. Думаешь, сработает?
        - Попробуем. Надеюсь, тот пункт не просто чернильная клякса на странице договора, - вздохнул я.
        - Кстати, у него очень забавный домашний питомец.
        - Питомец? - я нахмурился. - Что за питомец?
        - Сам увидишь, не хочу портить тебе сюрприз, - и он снова бросил на меня хитрый взгляд.
        - Хорошо, так где он? И если ты спросишь, кто, я набью тебе морду. - Рик примирительно поднял руки.
        - Он в подвале, трупы изучает. Полдня там уже торчит.
        - Зачем? Ты не показал ему дела?
        - Показал, но он едва взглянул на них. Захотел все сам проверить.
        - Не доверяет? - возмутился я, - Да у нас лучшие дознаватели во всем мире.
        - Знаешь друг, мне кажется, он никому не доверяет, - задумчиво произнес Рик.
        - Что-то мне подсказывает, с ним сложно будет. Ладно, пойду, представлюсь ему что ли? Ты со мной? - спросил я, уже подходя к двери.
        - Нет, предпочту пережить бурю в убежище, - бурю? О чем он?
        - Как хочешь.
        - Э, Ран, я стражу отпустил...
        - Ты совсем охренел?
        - По просьбе охотника, Ран, они мешали ему. Слишком громкие.
        - Ладно, думаю, ничего страшного в этом нет.
        - И еще Ран, там в коридоре, перед дверью, дознаватель сидит. Ты его особо не трогай, парнишка слегка не в себе, - я удивленно уставился на друга. Рик развел руками.
        Пока я шел по коридорам, пытался понять странное поведение Седрика. Эти его взгляды, хитрая улыбка... И что он скрывает? Хотя нет, не скрывает, скорее не договаривает? Надо было просмотреть его чувства.
        Я остановился перед нужной мне дверью, и нахмурился. Как и предупреждал Рик, возле нее на стуле сидел один из новеньких дознавателей бледный и взъерошенный.Он смотрел в одну точку прямо перед собой и не моргал. Я кашлянул, надеясь привлечь его внимание. Он тут же подскочил на ноги и поклонился.
        - Приветствую вас, Ваше Высочество, пусть будут долгими ваши дни.
        - И я приветствую тебя... - я сделал паузу.
        - Младший лейтенант Амир тар Дирим! - отрапортовал он мне, вытягиваясь по струнке.
        - Что ж скажи мне Амир, что ты здесь делаешь?
        - Ваше высочество, тут такое дело... - замялся дознаватель. - Я жду, пока меня позовут. Там, внутри, охотник и ему нужно знать в каком порядке были убиты врайты, а фин Седрик, он пришел к нам, и никого не было, кроме меня, я пришел, я думал там охотник, а там... - он замолчал на вдох. Я кивнул, заставляя его продолжать. С каждым словом он говорил все медленнее и неувереннее, голос заметно дрожал. - Я не знал, что разговаривать нельзя. Я только пару вопросов задал, и меня за дверь выставили, - парень потер плечо и только сейчас я заметил, что форма у него вся в подпалинах, - Вот теперь жду. Она зовет периодически, спрашивает про следующую жертву... - закончил он свои словесные излияния и испуганно уставился на меня. Я глупо хлопал глазами, какая в задницу она?
        - Амир, что за она? Там же должен быть охотник? - я нахмурился.
        - Да, - мальчишка нервно сглотнул, - она и есть... Договорить он не успел. Дверь резко распахнулась, ударилась об стену. Из нее выпрыгнул огромный черный леопард и сбил дознавателя с ног. Мальчишка пронзительно взвизгнул, я потер ухо. Леопард бросил на меня короткий взгляд и снова повернулся к незадачливой жертве. Парень орал, леопард скалился, я на половину трансформировался и сделал шаг в направлении приоткрытой двери. Парень снова взвизгнул.
        - Стэр либо ты его заткнешь, либо это сделаю я, мне сложно думать в таком шуме, - раздался спокойный, холодный женский голос из-за двери.
        Я вошел. У дальней стены спиной ко мне стояла девушка. Маленькая, изящная, она внимательно рассматривала руки врайта. Это и есть охотник? Очень смешно, обхохочешься просто! Интересно она вообще совершеннолетняя? Я внимательно рассматривал девушку или девочку? Темно-бордовые, словно кровь, волосы забраны в тугую косу. Стройные ножки обтянуты коричневыми плотными брюками с множеством карманов, белая рубашка с короткими рукавами была вся покрыта защитными узорами, высокий воротник жилетки полностью скрывал шею и часть затылка. Мне интересно ее самое грозное оружие это слезы и душераздирающие вопли о помощи? И чего ее дознаватель так испугался, хотя если вспомнить леопарда... Вот о каком питомце говорил Седрик, хм забавная зверушка... леопард в прочем тоже довольно любопытен. Я прислушался, в коридоре все стихло, даже шороха не было слышно.
        Девушка тем временем выпрямилась, положила руку трупа на место, взяла со стола тонкую иглу и опустила в пузырек, стоявший рядом. Затем вытащила и с силой воткнула ее в плечо трупа. Какого хрена она делает? Я оторвался от косяка и как можно тише направился к ней. Не знаю, что меня выдало, но вдох назад все было спокойно и вот в меня летит непонятно откуда взявшаяся рыбка*. Я с легкостью отбил ее рукой, не замедляя шага. С тихим звоном кинжал упал на пол, девчонка никак не отреагировала, лишь вытащила иглу и положила на стол.
        
        *Рыбка - легкий, маленький метательный кинжал, помещается в ладони, любимое оружие многих ассасинов.
        - Хм, я тебя недооценила, маленький недоделанный кошмар любого охотника, - спокойно проговорила она. Я опешил, нет честное слово. - Стэр, ты что стареешь? Какого хрена этот дознаватель здесь делает? - чуть громче, но так же спокойно спросила она, все еще не поворачиваясь.
        - Я конечно кошмар, но поверь мне, отнюдь не маленький, - с усмешкой ответил я, делая еще пару шагов к ней.
        - Слушай, у меня к тебе предложение - заткнись. И дай мне спокойно осмотреть тело.
        - У меня контрпредложение, ты сейчас заканчиваешь и идешь со мной, нам нужно поговорить, - я приблизился. Девчонка все так же осматривала тело.
        - Сделаешь еще шаг, получишь в глаз, - не меняя тона, сказала она, - И как вы без мозгов живете? - да характер у девочки не сахар. Она что в серьез думала меня напугать? Глупая, маленькая мышка. Я сделал еще несколько шагов и оказался у нее за спиной. Она нарочито тяжело вздохнула и резко развернувшись, приставила к моему горлу очередную рыбку. Она их что из воздуха достает?
        - Ни-ког-да не подкрадывайся ко мне со спины, если конечно хочешь жить, - медленно, как для ребенка произнесла она. Я, молча, смотрел на нее. Большие кошачьи глаза цвета расплавленного золота, высокие резкие скулы, аккуратный чуть вздернутый к верху носик и пухлые губы, которые сейчас кривились в усмешке. Она сдула со лба седую прядку и еще чуть выше подняла голову. Охотница не доставала мне даже до плеча. Маленькая, тоненькая. Ее внешний вид абсолютно не вязался в моем представлении с ее профессией. Она по-прежнему держала у моего горла кинжал и так же с интересом меня рассматривала.
        - Могу я узнать ваше имя? - почти вежливо поинтересовался я.
        - Сначала представься, а потом я подумаю.
        - Ну что ж, принц Ширан дар Сараэн, к вашим услугам, - девчонка опустила кинжал, поправила перчатку из тонкой кожи и отошла чуть в сторону.
        - Можете звать меня Ди, я охотник, присланный к вам. Леопард в коридоре мой домашний питомец, зовут Стэр, - и она снова развернулась к трупу. Она совсем охренела?
        - Фина Ди, я думаю, телами вы можете заняться и позже, а сейчас нам необходимо поговорить.
        - Не вижу необходимости, - пробормотала она. Что-то в ее движениях, в жестах, в том, как она говорит, казалось мне знакомым. Складывалось впечатление, что мы уже встречались, но вот где? - Рик мне все объяснил, даже показал материалы дела. И потом, чем быстрее я закончу здесь, тем быстрее приступлю к своим прямым обязанностям, это в ваших же интересах, - она снова обернулась ко мне.
        - Я сегодня представлю вас послам, Ди. И перед этим я хочу, чтобы вы точно знали, о чем стоит говорить с ними, а о чем нет.
        - Я не обязана вообще с ними разговаривать. Мне достаточно будет только слушать, что они говорят. Хватит и того, что я уже должна отчитываться перед вами, Ваше Высочество, - в ее исполнении 'Ваше Высочество' звучало как оскорбление. Я разозлился.
        - Послушай меня, девочка. Ты работаешь на меня, и будешь делать то, что я тебе говорю, если конечно хочешь получить свои деньги, - медленно, почти по слогам протянул я.
        - Очень впечатляюще, - хмыкнула она. - Вы ошибаетесь, я работаю не на вас, я работаю с вами. И если вы сделаете еще шаг в мою сторону, пожалеете, - очень спокойно ответила она.
        - Посмотрим, - я придвинулся к ней чуть ближе.
        Ди положила кинжал на стол, слегка повела плечом, и на открытой ладони замерцал полупрозрачный огненный шарик. Я хмыкнул. Напугала ежа голой жопой, взмах рукой и шарик развеян. Девчонка ехидно улыбнулась, и в следующий миг меня отбросило к противоположной стене. Что за упырь? Я встряхнулся и через вдох уже держал девчонку за шею, прижимая ее к стене. Охотница не вырывалась, просто молча, злобно, смотрела на меня. Бесит! Она меня Бесит!
        - Спина, млять! - рявкнула она. Я чуть ослабил хватку и уменьшил давление, - Ладно хочешь поговорить, твоя взяла, пошли, поговорим, - едва слышно прошептала она.
        Этот шепот... Такой знакомый? Духи грома, да что со мной сегодня творится? Я медленно разжал руку. Девчонка сделала глубокий вдох и потерла шею, на ней виднелись красные следы от моих пальцев. Мне стало стыдно.
        - Извини, не рассчитал силу.
        - Пошел нахрен, - прошипела она, выходя из помещения. Леопард с интересом уставился на нее, потом на меня. Посреди коридора в отключке лежал дознаватель. Уволю - мелькнула в голове мысль.
        Девчонка кинула на парнишку ехидный взгляд, потом посмотрела на своего зверя.
        - Хороший мальчик, - промурлыкала она и зашагала вперед.
        Я смотрел на нее и не знал, что и думать. Маленькая, вредная, упрямая. С ней будет много проблем... Очень много проблем, но не смотря на все это я с каким-то мазохистским удовольствием предвкушал эти проблемы. А, духи грома, чего себя-то обманывать? Она меня заинтересовала, очень заинтересовала, а еще меня чисто физически тянуло к ней. И этот запах - корица и мед... Я дал себе мысленного пинка и отправился следом за ней.
        ГЛАВА 5
        ШИРАН ДАР САРАЭН.
        
        Когда мы вошли в кабинет, Рика там уже не было. Девчонка удобно расположилась в кресле, поджав по себя ноги, рядом с ней на полу лежал ее зверь и делал вид, что дремлет.
        - Желаешь чего-нибудь выпить, - осведомился я, разыгрывая из себя радушного хозяина.
        - Я не пью на работе, - сухо ответила Ди. Я хмыкнул. Ну-ну, маленькая злючка. - Так о чем вы хотели со мной поговорить? - обратилась она ко мне, развернувшись в кресле. Я не спеша плеснул себе в бокал вина, так же медленно отпил и еще более медленно прошел к креслу напротив и сел. Охотница внимательно наблюдала за мной, не выказывая при этом ровным счетом никаких эмоций. Посмотрим, надолго ли тебя хватит.
        - Во-первых, давай перейдем на ты, - девчонка вопросительно подняла брови, - я думаю так нам проще будет общаться. Во-вторых, я еще раз прошу у тебя прощения за свою несдержанность, - она пожала плечами, но лицо осталось каменным, - И в-третьих, я бы хотел обсудить с тобой будущую встречу с послами.
        - Я не понимаю, зачем вообще должна присутствовать на ней. Я работаю с вами, Ваше Высочество...
        - Смотрю, ты не хочешь упрощать мне задачу, - прокомментировал я ее 'Ваше Высочество'.
        - Думайте, как хотите. Так вот, как я уже сказала, я работаю с вами, а не с ними. Если вдруг мне понадобится информация от фей, - почти выплюнула она это слово, - поверьте, я найду способ ее раздобыть, минуя необходимость близкого знакомства с послами. Пока же я не вижу причин лично контактировать с ними. Тем более что, скорее всего эта встреча будет лишь формальностью, отвлекающей меня от работы.
        - Могу я узнать, почему ты столь категорично настроена? - она меня сейчас учить пытается? Очень смешно.
        - Есть причины. Поймите принц Ширан, я не привыкла охотиться столь открыто. Мягко говоря, меня это раздражает, - так же спокойно проговорила она. Она что серьезно думает, что мне не плевать на ее раздражение??????
        - Думаю, тебе следует кое-что узнать Ди, - я облокотился о стол, - Я сам не в восторге, что в это дело пришлось посвящать еще и фей. Но так как за полтора месяца мы так и не сдвинулись с мертвой точки, мне пришлось это сделать. Конечно, на первый взгляд, можно было действовать и через осведомителей, но этому мешал ряд причин. Присутствие послов на территории Санграна сейчас мера вынужденная, впрочем, как и твое.
        - Именно мое? - хмыкнула она, - Может мне стоит собрать вещи и уехать, пока еще не поздно? - будто бы в серьез раздумывая над подобной перспективой, спросила она.
        Отлично! Просто замечательно! Какого упыря вместо обещанного, опытного охотника Дакар прислал мне это дитя? Какой от нее толк? Я разглядывал нахально ухмыляющееся создание и все больше злился. Маленькая, тощая, не в меру дерзкая. Ей в пору в детской сидеть и в куклы играть.
        - Не дерзи мне и не утрируй мои слова, в конце концов, как ты правильно заметила, ты работаешь именно со мной. Не думаю, что натянутые отношения будут разумными в нашем случае. Я ведь действительно могу отказаться от твоих услуг и нанять кого-нибудь другого, - постарался я держать себя в руках.
        - Тогда прекратите ходить вокруг да около, - смутно знакомый зеленый огонек мелькнул в ее глазах.
        - Я и пытаюсь тебе объяснить, но ты все время меня перебиваешь, - нарочито глубоко вздохнул я. Девчонка разозлилась еще больше. Я сделал вид, что не заметил и продолжил. - Сангран всегда был в достаточно натянутых отношениях с Физалией, особенно явно это стало проявляться последние лет тридцать. Конечно, до открытых конфликтов дело не доходит и все же... Феи изрядно портят нам жизнь. Причина довольно проста - цены на нрифт и рынки сбыта. Их главные торговые пути проходят через Сангран, а нрифт служит основным материалом для изготовления оружия и ритуальных принадлежностей, - пока я говорил, Ди с каким-то странным изучающим выражением лица смотрела на меня. Я обернулся к окну, всматриваясь в горизонт. Духи грома, терпеть не могу объяснять элементарные вещи! - Илия приблизительно раз в пять лет требует снижения цен и торговых пошлин, но дело в том, что я и так пошел им на некоторые уступки. Мы не ограничиваем количество ввозимых товаров, нрифт феи закупают со скидкой, а торговые пошлины просто смехотворно малы. Причина, по которой мы столь лояльны к ним в том, что Сангран так же в некоторой степени
зависит от Физалии. Только на их территории растет особый сорт орхидей, которые врайты используют при добыче пресловутого металла. Его залежи находятся очень глубоко под землей, а выжимка из цветов помогает нам бороться с последствиями долгого пребывания в шахтах, к тому же она чрезвычайно полезна, - Я мельком взглянул на охотницу. Она медленно прохаживалась вдоль книжных полок, заметно хмурясь. И когда только успела? Я снова отвернулся к окну.
        - О том, что творится у фей, я узнал через суман, после первого убийства, произошедшего на наших землях. Узнал от своих осведомителей. Не знаю, каким образом, но вскоре Илия прознала о том, что мои люди живо интересуются данным вопросом. Не буду сейчас вдаваться во все подробности, суть в том, что королева буквально выдвинула ультиматум - либо я прекращаю 'подпольную' деятельность на ее территории, либо она разрывает с нами все торговые отношения. То есть любое расследование, непосредственно касающееся фей, я должен вести, обговорив все детали с Илией. Плюс ко всему прочему около четырех сот лет назад врайты и феи подписали пакт о взаимопомощи, исходя из которого, при подобном раскладе, мы обязались выплатить им значительную сумму в качестве компенсации. - Я перевел взгляд на охотницу. Твою мать? Я тут распинаюсь, как последний идиот, а она книжки читает! Девчонка держала в руках раскрытый потрепанный томик по ядам.
        - Какого упыря?! Ты вообще слушаешь меня?! - почти прорычал я. Девчонка с силой захлопнула книжку, поставила ее на место и, резко развернувшись в мою сторону, обожгла злым взглядом. На левой руке сверкнул браслет. Знакомый такой... Да что сегодня с моей памятью? Что, твою мать, за шутки?
        - Ваше Высочество, давайте на чистоту, - серьезно посмотрела на меня Ди, сделав шаг к столу, - Совершенно очевидно, что я вам не нравлюсь, и вы мне не доверяете. Также я подозреваю, что вы сильно сомневаетесь в моих профессиональных качествах и в эффективности моих методов охоты. Более того, я склоняюсь к тому, что ваше поведение - реакция на тот недолгий, но содержательный диалог, произошедший в морге, - она взмахнула рукой, браслет на ней снова блеснул в свете ламп, и я выпал. Наконец-то я вспомнил, где ее видел, где видел эти жесты, движения, где слышал этот голос... Девочка-шут, забавная диковинка - одна из лучших охотников Дакара, по его словам, конечно же. Твою мать! Неимоверным усилием воли я скрыл свои эмоции и выдавил снисходительную улыбку. - Извиняться, оправдываться или раскаиваться я не собираюсь. - тем временем продолжила она. Я фыркнул, - Кроме того, я готова забыть этот досадный инцидент и даже закрыть глаза на явный идиотизм некоторых ваших дознавателей. Но мириться с тем, что меня держат за дуру, я не намерена! - эта девочка только что нажила себе больших проблем. Мы с ней не
сработаемся, это точно.
        - Во-первых, я не совсем понимаю, чем вызван этот 'праведный' гнев. А во-вторых, ты забываешься, малышка, - чуть слышно ответил я, поднимаясь из-за стола. Девчонка, прищурилась, глаза почти полностью стали зелеными.
        - Это вы забываетесь, Ваше Высочество! В первую очередь, забываете, кого наняли! Я - охотник, мать вашу, а не ряженая! - я тоже поднялся. Ее грозный тон меня не впечатлил. Наоборот наблюдая за ней, я держался из последних сил, что бы не расхохотаться в голос. Нет, ну надо же, какова ирония? - Прежде чем, нанимать охотника, вам нужно было выяснить, с кем собираетесь работать. Литератрку бы почитали, что ли! - пожала она плечами. Я сжал челюсти и скрестил руки на груди. Не дай боги придушу нечаянно, куда потом тело прятать буду? И так весь двор перекопан.
        - Малышка, обычно я не повторяю дважды, - я сделал шаг в ее сторону. Девчонка была так зла, что не обратила на это внимания, - Но так и быть, для тебя я сделаю исключение. - Еще хоть одно слово в подобном тоне, и твой гонорар сократится вдвое. Поверь мне, с Дакаром я договорюсь, - я резко дернул Сид на себя и силой усадил в кресло. - Поэтому сделай одолжение - прекрати вести себя как ребенок и объясни толком, в чем дело. А то ты действительно напоминаешь ряженую, - пришлось прижать ее локти к бокам: удар, насколько я помню, у нее неслабый. Сид злобно уставилась на меня, потом на своего леопарда, в прошлую нашу встречу с ней был волк. Здох? И она завела себе нового питомца? Скорее всего... Стэр окинул нас внимательным взглядом, зевнул и предпочел удалиться в дальний угол комнаты. Умный кот. Охотница сделала несколько глубоких вдохов и прекратила вырываться.
        - Все, я успокоилась, можете отпустить меня, - я недоверчиво покосился на нее, - Ваше Высочество, - Она подняла на меня кристально чистый и честный взгляд. Ну да, я вот так взял и поверил. Пару вдохов я еще удерживал ее, но потом все-таки очень медленно разжал пальцы и, не спуская с Сид глаз, отошел к столу.
        - Итак, я весь во внимании, чем вызван этот спектакль?
        - По части спектаклей, мне до вас далеко, - фыркнула она, - я не способна на столь долгий, проникновенный, пафосный, местами лживый, а главное ненужный монолог, - я нахмурился, Ди снова метнула в меня злобный взгляд. - Вы потратили почти пол-оборота на ненужные никому объяснения и лишние лицемерные условности. Все, что вы говорили ранее, мне уже известно: и о договоре, и о феях, и о рынках сбыта. Я читала дело, разговаривала с Риком, и кроме всего прочего, изучила некоторые дополнительные материалы, - она в раздражении взмахнула рукой, резко встала и зашагала по кабинету. Это мельтешение меня раздражало. Хотелось схватить девчонку и хорошенько встряхнуть. Духи грома! - И я ни за что не повторю, что истинные причины такой необходимости моего знакомства с послами заключаются в идиотском договоре! Поэтому прекратите держать меня за дуру и рассказывайте в чем действительно дело. - она, наконец-то, остановилась и сложила руки на груди. Я хмыкнул.
        - Иначе..?
        - Иначе я отправлюсь назад в морг и приложу все усилия, чтобы не попасться им на глаза.
        - Для существа непереваривющего личные контакты, ты слишком сильно стараешься избежать встречи с послами. В чем дело? - я прищурился. Девчонка оставалась спокойной на первый взгляд. Но слегка сузившиеся зрачки и чуть дрогнувшие уголки губ выдали ее.
        - Не ищите второе дно, Ваше Высочество. Его нет. Я просто не люблю зря терять время, поэтому, пока вы мне не объясните реальных причин, о моем знакомстве с послами можете забыть, - в который раз за этот вечер охотница меня удивила. А она умнее, чем я думал.
        - Ладно, - пожал я плечами, не сводя с нее глаз. - Все то, что я говорил до этого, тоже в некоторой степени повлияло на мое решение. Но ты права, я действительно хочу твоего знакомства с послами не по этим причинам. Я подозреваю, что феи имеют причастность к происходящим событиям, причем я считаю, что тут замешан кто-то из знати Физалии. Я так же понимаю, что послы вряд ли в полной мере смогут пролить свет на это дело, даже если что-то и знают. Но я надеюсь заставить виновных нервничать и совершать ошибки, - девчонка хмыкнула, но ничего не сказала. - Послы пока не в курсе, что ты здесь, так же как и Илия, - продолжил я, внимательно глядя в необыкновенные глаза охотницы. - Я предполагаю, что сегодня же вечером после знакомства с тобой они доложат о тебе своей королеве. И даже если она тут не замешана, ты знаешь с какой скоростью разносятся слухи... Я хочу, чтобы ты внимательнее присмотрелась к ним и к их сопровождению, может заметишь что-то, что я упущу из вида. К тому же их пребывание здесь - это гарантии и страховка. Официально я выполнил все условия Илии, и теперь у меня развязаны руки. Я могу
отправить своих людей на территорию Физалии, при этом, не обращая внимания на королеву. Я надеюсь, что моим осведомителям удастся выяснить что-то, что поможет делу.
        - Допустим, но с чего вы решили, что феи вообще причастны к случившемуся? Исходя из информации, полученной мной, они тоже пострадавшая сторона, - она вопросительно вздернула тонкую бровь.
        - Последнее время Илия стала очень нагло себя вести, на Тиоре слишком много ее шпионов, и потом у меня просто предчувствие, - пожал я плечами.
        - Хорошо, я это учту, - Сид с серьезным видом кивнула, - А теперь, чего именно вы ожидаете от меня в общении с послами?
        - Думаю, о том, что делиться сведениями с феями не нужно, тебе напоминать не стоит, - Сид ехидно ухмыльнулась и фыркнула, - А в остальном - ничего особенного. Веди себя, как обычно, просто слушай и делай выводы, следи за реакцией. Единственная настоятельная просьба: веди себя нормально.
        - Что в вашем понимании нормально? - вежливо поинтересовалась она, но в глазах снова вспыхнул, только погасший зеленый огонек.
        Я мысленно выругался, и, стараясь подбирать слова, ответил:
        - Это значит - постарайся не высовываться лишний раз, не нужно привлекать к тебе внимания больше, чем это необходимо.
        - Как скажите, еще что-то?
        - Пока, пожалуй, это все. Сегодняшний ужин, как ты правильно поняла, будет формальностью и небольшой провокацией с нашей стороны. Завтра мы обсудим остальное, а потом уже перейдем к открытым действиям.
        - Хорошо, но у меня к вам вопрос пока не забыла, - я милостиво кивнул, - Насколько вы доверяете Седрику, и как много он знает о деле?
        - Полностью, - нахмурился я, - Он в курсе всего происходящего. А в чем дело? Он вызвал у тебя подозрения?
        - Пока нет, - отмахнулась она, задумавшись о чем-то, - Просто пытаюсь составить общую картину.
        Я взглянул на оборотометр. До ужина оставалось меньше десяти лучей.
        - Если поторопишься, успеешь еще переодеться, - сказал я, еще раз окинув фигурку охотницы взглядом.
        - Учитывая, что я осматривала трупы, идея неплохая, - пробормотала она, все еще прибывая в своих мыслях и медленно поднимаясь из кресла. Интересно, над чем она так напряженно размышляет?
        - Ммм, Ди, а твой леопрад, он будет с тобой во время встречи? - окликнул ее я уже возле двери. Она обернулась и внимательно посмотрела мне в глаза.
        - Понятия не имею, - пожала охотница плечами. Я вопросительно вздернул бровь. Она нарочито тяжело вздохнула:
        - Ваше высочество, если вы думаете, что я могу его контролировать, вы глубоко заблуждаетесь. Максимум чего я могу от него добиться - это не жрать моих знакомых. Так что, как он решит - так и будет. - И она вышла вместе со своим зверем, тихо прикрыв за собой дверь.
        Я хмыкнул. Чувствую, ужин пройдет весело.
        Спустя некоторое время, я с Риком стоял в гостиной возле малой западной столовой и вел ничего не значащую беседу с послицами. Извиняюсь - послами. Графиня и ее дочь выглядели заметно посвежевшими и держались более уверенно. Обе в достаточно соблазнительных, но при этом ничуть не вульгарных нарядах цветов рода, обе с деланно восторженными улыбками и хитрым прищуром. Покрой их платьев позволял им не убирать крылья, и я то и дело ловил на женщинах задумчивый и оценивающий взгляд Седрика и подошедшего Дэмиана.
        - Мы еще кого-то ждем, Ваше Высочество? - мило улыбнулась Кэссиди, невзначай дотрагиваясь до моей руки.
        - Да, я хочу познакомить вас, уважаемые послы, с еще одним своим подчиненным.
        - Дознаватель? - спросила графиня.
        - Не совсем, - уклончиво ответил я, следя за реакцией послов. Мужчины остались внешне невозмутимы, но внутри у них разгорелся слабый огонек интереса и легкое замешательство. Крылья Сибиллы нервно и неуверенно дрогнули сразу после моих слов, а ее дочь продолжала так же беззаботно улыбаться и восторженно крутить головой по сторонам.
        - К чему эта таинственность Ваше Высочество? Мы же сотрудничаем или я ошибаюсь? - нервничает, вот только какова причина? Я прислушался, из коридора за моей спиной донесся едва слышный голос:
        - Скажите вы не чувствуете запах? - я чуть усилил слух.
        - Запах? Простите, фина Ди, я не совсем понимаю... - ответила служанка.
        - Колокольчики, так пахнут колокольчики, - пауза, а затем неуверенный ответ:
        - Нет, простите.
        - Да, что же вы все время извиняетесь? - чуть раздраженно.
        - Простите, - и сдавленное ругательство охотницы. Я переключил свое внимание на графиню.
        - Ни в коем случае, ваша милость. Мы ждем охотника, - после моих слов улыбка графини стала натянутой, а на лицах мужчин проскользнуло негодование и волнение. Я снова прислушался, голос доносился уже гораздо отчетливее и ближе, я смог различить даже едва заметный шорох ткани:
        - Колокольчики, ненавижу колокольчики. Стэр, тебе не кажется, что они стали преследовать меня везде, хотя может, я просто схожу с ума? - три вдоха тишины, а затем снова раздраженный голосок девчонки, - Метели! Надеюсь, я ошибаюсь! Всем будет лучше, если я ошибаюсь! - вот тут уже я занервничал. Мало того, что она эмоционально нечитаема и неуправляема, так еще и все признаки только начинающейся душевной болезни на лицо. Вот только помешанных охотников мне не хватало для полного счастья!
        - Зачем же столь кардинальные меры, Ваше Высочество? - взяв себя в руки, спросила Сибилла.
        - Вы так считаете, графиня? Что ж, может быть, но суровые времена требуют суровых решений.
        - Да брось, мама. Подумаешь - охотник, может, он не так страшен, как о них говорят, - Сибилла метнула на дочь строгий взгляд. 'Не так страшен' - что она имела ввиду? - И потом, разве тебе не любопытно? Я, например, теперь очень хочу с ним познакомиться, - и она снова очаровательно улыбнулась, полностью, проигнорировав мать. Милое создание, похожа на солнечный лучик, чего уж говорить, хотя еще немного наивна и слегка глупа.
        - Прошу простить мою дочь, Ваше Высочество. Она еще очень молода, - ответила графиня.
        - Какой все-таки гадкий у них запах, - снова раздался едва слышный шепот. Я принюхался. Пахло... колокольчиками. Видно, я совсем перестал соображать. Нужно срочно отдохнуть, а то это не доведет до добра. Этот ужин - последний рывок, а затем спать, спать, спать. Мне завтра нужна трезвая голова и цепкий ум, а сегодня пусть поработают Рик, Дэмиан и Сид.
        - Все в порядке, графиня. Я нахожу фину Кэссиди весьма очаровательной юной особой, - личико последней окрасилось легким румянцем после моих слов. Она присела в легком поклоне.
        - Спасибо, Ваше... - и замерла, уставившись широко раскрытыми глазами мне за спину. Станис и Сибилла тоже застыли словно статуи. Арон и Дэмиан, который еще не успел познакомиться с Сид, в недоумении взирали на происходящее. Реакция этих двоих была мне понятна и их удивление и их замешательство. Но вот остальные... К чему эти напряженные позы, откуда это почти потрясенное выражение лиц?
        - Позвольте представить вам, уважаемые послы, охотника, согласившегося помочь нам разрешить это дело, - сказал я с легкой, улыбкой, разворачиваясь в сторону коридора, - Ди? - помимо воли вырвался у меня вопрос.
        Я стоял вполоборота и во все глаза смотрел на охотницу. Она переоделась в точно такой же костюм, в котором ранее осматривала тела, только черный, волосы по-прежнему забраны в косу, руки в длинных тонких перчатках, за плечами - короткий меч. У ее ног, чуть припав на передние лапы, стоял Стэр, и как мне казалось, встревожено смотрел на хозяйку. Я отметил эти детали лишь мельком. Все мое внимание сейчас привлекало лицо девчонки. Пустое... Абсолютно пустое. Она даже не походила на статую, потому как в статуях и то больше жизни, чем было в тот момент в ней. Нет, она была словно мертвая. Напряженное, застывшее тело, сжатые губы, прямая спина, все черты лица заострились, стали еще более хищными, чем были до этого, еще более манящими. А глаза... Потемневшие, темно-желтые, как у змеи, широко раскрытые, холодные, смотрящие на послов. И в никуда. Словно она всматривалась в Изначальную Пустоту.
        Седрик и Дэмиан передернулись, будто от холода.
        - Ди? - снова позвал я, нарушая повисшую на мгновение тишину. Она не отреагировала. Я слегка дотронулся до ее руки и снова ничего. Феи по-прежнему хранили молчание. Да, что мать вашу, здесь происходит?! Я хотел уже было встряхнуть девчонку, как леопард нервно рыкнув, вцепился ей в запястье. По руке побежали три тоненькие струйки крови и тут же вспыхнули синим пламенем. Сид отрывисто вздохнула, тряхнула головой. Глаза стали обычного, если конечно золотой можно назвать обычным, цвета, на губы вернулась ухмылка.
        - Прости, малыш, - сказала она, смотря в изумрудные глаза Стэра, - я больше так не буду. Этот просто еще не здох. - кинула она непонятную фразу. И холодно окинула присутствующих взглядом. Сибилла стояла, словно онемев, Кэссиди же лучезарно улыбалась - ну точно солнечный лучик.
        - Фина Ди, позвольте представить вам членов делегации фей и лучшего дознавателя Санграна: графиня Сибилла, ее дочь Кэссиди, Станис и Арон - назвал я поочередно послов, девчонка недобро усмехнулась, послы стояли, замерев, лишь Арон коротко кивнул. Кэссиди нервно теребила рукава платья, по-прежнему улыбаясь.
        - Это Дэмиан, - я указал кивком головы на дознавателя.
        - Надеюсь на успешное сотрудничество, - пробасил он.
        - И я, - кивнула в ответ девчонка. Затем перевела взгляд на послов:
        - Надо же, какая встреча, - почти пропела охотница, - Знала бы, осталась бы в компании трупов, у них хоть запах приятный, - улыбка тут же исчезла с личика младшей графини.
        - Да как ты смеешь, дрянь?! - взревел басом Станис. Домашний любимец Сид оскалился.
        - О, Станис. Мой тебе совет, - поглаживая леопарда по голове, спокойно ответила охотница, - Хочешь иметь все конечности, никогда не повышай на меня голос, я плохо контролирую своего питомца, - и она мило улыбнулась, ну, попыталась. Выглядело жутковато.
        - Даяна, - очнулась Сибилла. Охотница досадливо поморщилась, - этого не может быть. Как ты здесь оказалась?
        - По-моему ты уже в курсе. И пока не забыла, зови меня Ди.
        - Так ты - охотник, - нахмурилась графиня. Сид пожала плечами.
        - Ди, я так рада тебя видеть! - снова лучезарно улыбаясь, воскликнула Кэссиди, перебив намеревающуюся что-то сказать Сибиллу. Раскинув руки для объятий, младшая графиня сделала шаг в направлении охотницы. Та в свою очередь отскочила, как ужаленная, и какое-то новое чувство мелькнуло у нее в глазах. Раздражение и настороженность. Хм, приятно знать, что и у охотников есть свои слабые места. Вот только, что она имеет против дружеских объятий, и дружеских ли? Разворачивающееся, на моих глазах действо меня злило и раздражало, потому что я, духи грома меня задери, ни хрена не понимал.
        - Ты же это не серьезно Кэс? - недоверчиво посмотрев на девушку, спросила Сид. Улыбка Кэссиди стала менее широкой, на глаза тут же навернулись слезы. Она, тихо всхлипнув, опустила руки. - Ох, е-е-е-е, - протянула охотница. - Это будет, долгий ужин.
        - Ди, ты, конечно, можешь не верить, но мы действительно рады тебя видеть, - с легкой улыбкой сказала Сибилла.
        - Ну да, ну да. Особенно рад Станис. Брось, Сибилла. Перед кем ты разыгрываешь этот спектакль? - в глазах графини отразился холод и капля злости.
        - Я не...
        - Да, да, как скажешь, - подняв обе руки вверх, прервала ее Сид, - Ваше Высочество, мы уже можем пройти к столу? - развернувшись спиной к делегации и выпавшим в острал Рику и Дэмиану, громко поинтересовалась девчонка.
        - Думаю, что можем, - и, наклонившись к ней, прошептал, - но, ты мне потом кое-что объяснишь. От ее губ пахло гречицей, шалфеем, наперстянкой и упырь знает чем еще.
        - Ничего не обещаю, - так же шепотом ответила она и отправилась к столу.
        - Станис, кто эта охотница? - уловил я краем уха вопрос Арона.
        - Потом, - зло ответил второй посол.
        Мимо меня, извинившись, за небольшой скандал прошли графини. Дэмиан кинул задумчивый взгляд и тоже поспешил скрыться в дверях столовой. Мы с Риком шли последними.
        - Ты что-нибудь понял? - спросил друг.
        - Только то, что у нас могут возникнуть проблемы, - пожал я плечами.
        - Поговорим после ужина, - я кивнул.
        В основном ужин проходил мирно. Сид разговаривала преимущественно с Дэмианом и Риком, на все вопросы послов отвечала просто с убийственной вежливостью. Ничего лишнего, никакой информации ни о себе, ни о деле. Некоторое время за столом висело напряжение, но потом оно отошло на задний план, словно муха, чье жужжание раздражает, но не доставляет значимых неудобств.
        В принципе моя провокация удалась, хоть и не так как я этого ожидал. Феи были напряжены и взволнованы, вот только что-то мне подсказывало, что это реакция не просто на охотника, а на конкретно этого охотника. Сибилла то и дело бросала на девчонку хмурые иногда даже злобные взгляды. Время от времени графиня смотрела на нее снисходительно, сверху в низ, почти жалея. В глазах же Сид при взгляде и на Сибиллу и на Кэссиди ни читалось ничего кроме холодной вежливости, Станиса и Арона она просто игнорировала.
        Пару раз Кэссиди попыталась заговорить с ней, но получив предельно краткий и сухой ответ, оставила свои попытки и переключила внимание на меня и Рика. Охотница же вскоре начала ожесточенно спорить о чем-то с Дэмианом. Ее леопард пару раз обошел вокруг стола, попытавшись незаметно обнюхать каждого из присутствующих, кроме меня, а затем устроился у ног своей хозяйки. Надо будет потом спросить у Сид, чем он питается и как часто.
        Ужин почти подходил к концу и протекал он на удивление гладко, до определенного момента.
        - Как давно ты в охотниках Ди? - вдруг спросила графиня, впервые за весь вечер, обратившись к девчонке. Я собрался и опустил свои щиты, пытаясь считать малейшие изменения в эмоциях.
        - Достаточно, - сухо отозвалась она, прервав свой спор с Дэмианом.
        - И все-таки?
        - Чуть больше десяти лет, - Сибилла нахмурилась еще больше, ее окружило легкое облако беспокойства. А это уже что-то новенькое. Судя по тому, как напряглись Рик и Дэмиан, они тоже во всю читали эмоции послов.
        - Да прекрати, кого ты пытаешься обмануть? - вмешался Станис.
        - Врать - не в моих правилах, Станис, это больше по твоей части, - спокойно, словно констатируя непреложный факт, отозвалась девчонка.
        - На что ты намекаешь?
        - Я не намекаю, я говорю прямо. Или ты страдаешь приступами выборочной забывчивости: забыл как попал на это место? - откровенно издеваясь, спросила охотница. Я словил отголосок бешенства посла.
        - Да что ты знаешь, маленькая дрянь?
        - Многое, освежить твою память? - прозвучал почти ласковый голос.
        - Замолчи ничтожество, иначе клянусь королевой, я заставлю тебя пожалеть! - прошипел он. Девчонка протяжно, почти зло хмыкнула, но ее эмоциональный фон остался спокойным. Откуда на ней такие щиты? Ярость Станиса, подскочила еще на несколько пунктов. Обстановка за столом заметно накалилась.
        - Станис, - твердо проговорила Сибилла, - успокойся. Он медленно перевел взгляд на графиню и кивнул.
        - Ты не находишь в этом иронии? - выгнула точеную бровку Сид, - Врал одной, на побегушках у другой, а клянешься именем вообще третей. Почти анекдот.
        - Ты ничего не знаешь, ты не имеешь права меня обвинять! Я получил ровно то, что заслужил!
        - Я знаю достаточно, и, да, ты прав. Ты, наверное, каждое утро просыпаешься с мыслями о самоубийстве, не представляю, как можно так прогибаться под кого-то. Не боишься, что хребет сломается. Хотя... у гадов вроде его нет, - она пожала плечами. Меня просто ударило волной ярости. Я в упор посмотрел на охотницу, давая ей понять, что пора бы прекратить этот спор. Она невинно хлопнула глазами.
        - Ты ошибаешься, если думаешь, что я шавка Сибиллы, мразь! - почти выкрикнул он.
        - Ну значит ее подстилка, что еще хуже. Вот только мне кажется, ты продешевил, - глаза Станиса полыхнули ненавистью. Он пару раз глубоко вздохнул, а затем гадко улыбнулся.
        - А чем ты лучше меня? Ты - выродок, Ди. Случайность. Вечно отверженная, вечно юродивая, грязная от рождения, - не обращая внимания на графиню, парировал посол.
        - Даяна, - воскликнула Сибилла, - прекрати сейчас же! Сид даже ухом не повела.
        Я перевел взгляд на Кэссиди, она сидела бледная, руки заметно дрожали, в эмоциях сквозило отчаянье. Мне стало жаль девочку, я кивком головы указал на нее Рику. Через вдох они вдвоем покинули малую столовую.
        - Да, и меня это нисколько не смущает, а вот ты бесишься Станис, всегда бесился. Наверное, тяжело каждый раз глядя в зеркало испытывать отвращение?
        - Я не испытываю отвращения, я не сделал ничего, за что мог бы себя презирать.
        - Это-то и плохо, потому как по-идее должен, - устало ответила она. Посол открыл было рот, чтобы ответить очередную колкость, но Сид жестом остановила его и поднялась из-за стола.
        - Хватит Станис, мне надоело. Ты плохо выучил правила этой игры - ни одно из твоих оскорблений не попало в цель, поэтому прекрати позориться, - затем она окинула взглядом, оставшихся за столом. - Прошу прощения за концерт, видимо сегодня я ваш шут, - и вышла. Ее зверь остался лежать возле покинутого хозяйкой стула. Станис по-прежнему кипел от злости, он предельно аккуратно положил вилку на стол и медленно поднялся.
        - Прошу прощения, Ваше Высочество, графиня, - и вылетел за дверь. Вслед за ним, так же извинившись, вышел Арон. Дэмиан хмыкнул.
        Какое-то время за столом висела тишина, вернулся Седрик.
        - Де-фина, - обратился он, к задумчивой графине, - я отвел вашу дочь в ее покои, у девочки выдался тяжелый день. - Несколько вдохов Сибилла смотрела на него будто не понимая о чем речь, затем зажмурилась.
        - Спасибо, - искренне отозвалась она, - Ваше Высочество, я понимаю, что у вас появилось ко мне множество вопросов, и я обещаю, что отвечу на них... Но, если можно, завтра, а сейчас я бы тоже хотела отдохнуть. Как сказал де-фин Седрик, день выдался тяжелым, - она, наконец, подняла на меня взгляд, в глубине глаз светилось негодование. Я кивнул.
        - Вас проводят, де-фина.
        - В этом нет необходимости, - она встала и чуть поклонившись, вышла. И снова повисла тишина. Седрик внимательно разглядывал вино в бокале, Дэмиан прохаживался вдоль окна.
        - Что скажете? - нарушил я тишину.
        - Очень интересно, - отозвался Рик. - Я обрисую тебе ситуацию, Ран, так как я ее вижу. Начну с Кэссиди. - он отпил из бокала. - Младшая графиня - перепуганная, наивная птичка. Она мало что смыслит в межрасовых делах, слегка глуповата, чрезмерно дружелюбна и улыбчива и очень обаятельна. Она вряд ли что-либо знает. Думаю, она даже не в курсе истинных причин, по которым ее мать решила взять ее с собой. В этом предстоит разобраться. Ты, мой друг, ей нравишься. Ди... мне показалось, Кэссиди была искренне удивлена и рада видеть ее, так говорил эмоциональный фон. - Я кивнул, Дэмиан усмехнулся, - Далее Сибилла - умна, хитра, сдержанна. В разрешении нашего вопроса заинтересована, но не слишком. Мне показалось, что больше ее волнует нечто другое, по крайней мере на сегодня. Что? - еще один вопрос. Ее отношение к Ди непонятное, она то злится, то тоскует, то жалеет. Тебя, меня и Дэмиана она старается незаметно изучить.
        Станис - вспыльчив, плохо держит себя в руках. Он - неплохой солдат, какой из него посол пока не знаю. Но сегодня он показал себя не очень. Охотницу он на дух не переносит, она его бесит, выводит из себя лишь одним видом. Знает ли он что-либо по нашей проблеме сказать пока сложно.
        Арон же из всего происшедшего сегодня не понял ровным счетом ничего. Он умен и сдержан. Предполагаю, быстро учится. На Ди он сегодня смотрел, как алхимик смотрит на неизвестное ему ранее зелье. Он попытается по возможности выведать у нее все. Не только информацию о деле, но и о ней самой, в первую очередь - о ней самой. Знает ли он что-то - сказать опять же трудно. А мое мнение о Ди, ты уже знаешь, оно почти не изменилось. Здесь больше вопросов и главный - как ей управлять? Пожалуй, это все, - он откинулся на стул и вытянул ноги. Я кивнул, обдумывая его слова. Во многом наши мнения сходились.
        - Ну, а ты что скажешь Дэмиан? - обратился я к дознавателю. Он замер возле окна к нам спиной и всматривался в ночь.
        - В общем и целом я согласен с Риком, Ваше Высочество, вот только мне почему-то кажется, что все далеко не так просто. Во-первых, дочь. Мне, возможно, показалось, но ее поведение в гостиной было наигранным, хотя эмоции соответствовали ее действиям.
        Сибилла напряглась, услышав про охотника. Я думаю, она что-то да знает, по-поводу нашего дела. Про Арона могу сказать лишь то, что этот мальчик еще себя проявит. Есть в нем что-то... Не могу подобрать слов, какой-то подвох что ли. С характеристикой Станиса, я в принципе согласен, охотница его сильно задела сегодня. Боюсь, как бы это не помешало работе.
        Про саму охотницу ничего конкретно сказать не могу. Умна, хитра, прекрасно держит себя в руках, но при всем при этом дипломат из нее хреновый, если честно. Абсолютно ровный эмоциональный фон. Я видел лишь те эмоции, которые она сама считала нужными показать. Она прекрасно разбирается в оружии и достаточно сведуща в межрасовых отношениях. Не умеет подчиняться, быстро адаптируется в новой ситуации. Работать с ней будет сложно, но, как мне кажется, интересно, - закончил он, и обернулся к нам.
        - Не знаю, - задумчиво протянул Рик, - чувства Кэссиди, на мой взгляд, были искренними. - Дэмиан лишь пожал плечами. - Сам-то что думаешь Ран?
        - Да почти тоже, что и вы. На данный момент меня тревожит явный конфликт между охотницей и послами. Необходимо выяснить, в чем дело и впредь не допускать подобного. Иначе, это может все испортить, - я повернулся к Дэмиану, - Узнай, пожалуйста, как можно больше про графиню и ее дочь. - Дэмиан кивнул.
        - А охотница?
        - А что охотница? Мы даже имени ее полного толком не знаем. - пожал плечами Рик. - И потом... Думаю, если либо она, либо Дакар узнают про то, что мы собирали о ней сведения - помощи от них нам не видать.
        - Рик прав, Дэмиан. Сейчас главное понять, как ее контролировать. Думаю, я поговорю с ней сегодня же.
        - Как скажете, Ваше Высочество. Разрешите идти? - я кивнул. Дэмиан коротко поклонился и вышел, следом за ним в дверь выскользнул леопард. Я скрипнул зубами. Ладно, в конце концов, это всего лишь животное.
        - Я, пожалуй, тоже пойду Ран. - Я остался один, залпом допил вино, оставшееся у меня в бокале, и отправился на поиски девчонки. Нужно было поговорить с ней, нужно было понять, что происходит. Она вызывала у меня смешанные чувства: настороженность, неприязнь, интерес, недоумение, раздражение и... желание. Вспомнив наш поцелуй во время Кинара, я с удивлением понял, что хочу продолжения. А почувствовав вновь ее запах в кабинете, думал, что сойду с ума. Я тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли очень уж откровенного характера, и распахнул дверь в ее комнату. На меня с изумлением уставилась пара блестящих изумрудных глаз. Видели когда-нибудь леопарда в шоке? Вот и я нет, до этого момента. Окинув комнату быстрым взглядом и убедившись, что охотницы внутри нет, я отправился расспрашивать слуг, все еще пребывая в состоянии крайнего изумления от увиденного.
        Почему-то мне казалось, что ее кот тоже не так прост.
        Девчонку я нашел спустя четверть оборота на восточной башне.
        Охотница сидела на перилах, свесив ноги вниз, и массировала виски. При моем появлении она прервала свое занятие и, чуть повернув голову в бок и вверх, повела носом, словно ее леопард.
        - Ваше Высочество? - спросила она, разворачиваясь ко мне, и перекидывая свои ножки внутрь.
        - Ди, нам нужно поговорить о том, что случилось во время ужина.
        - Ладно, - вздохнула она, - Стыдно. Виновата. Каюсь. - снова эта ее ехидная улыбочка и вопросительный взгляд. Я нахмурился.
        - Ди, я серьезно, - я облокотился о стену и скрестил руки на груди, не сводя с нее пристального взгляда.
        - Я тоже.
        - Не хочешь мне ничего объяснить?
        - Например? - мда, содержательный диалог.
        - Например, твою реакцию на послов, твою перепалку со Станисом? Поверь, я спрашиваю не из банального любопытства, мне необходимо убедиться, что это не повлияет на работу.
        - Можете быть спокойны, - она провела рукой по волосам, - просто, это было немного неожиданно для меня, вот и все. А Станис... Тут все сложнее, но что-то мне подсказывает - он будет держать себя в руках. И еще одно, - она спрыгнула с перил, - можете себя поздравить, ваша провокация удалась, - я вздернул вверх брови, - Поверьте мне, с этого момента послы, за исключением Арона, будут как на иголках.
        - Допустим. Но запомни, я не потерплю подобных конфликтов впредь, надеюсь, ты поняла меня. - Девчонка почти безразлично пожала плечами. Я разозлился.
        - Отвечай, да или нет? - не повышая голоса, повторил я вопрос.
        - Да, Ваше Высочество, - сквозь зубы процедила она.
        - Вот и отлично, рад, что мы друг друга поняли. Мир? - слегка издеваясь, спросил я.
        - Как скажете, - она снова сверкнула глазами.
        - Отлично, можешь быть свободна, - она отвесила мне шутовской поклон и направилась к выходу, я скрипнул зубами.
        Захотелось ее убить и наконец-то стереть эту кривую улыбочку с ее лица. В тот момент, когда она проходила мимо, я решился и уступил своим желаниям. Схватив ее за руку и резко дернув на себя, я впился в ее губы. Она не успела ничего понять. Снова по телу разлилась необъяснимая истома, снова все мысли убежали. Я мягко провел языком сначала по верхней, потом по нижней губе охотницы, чуть прикусил, заставляя ее приоткрыть рот, прижал ее еще крепче. Я целовал ее снова и снова. Пробуя, изучая, заставляя сдаться. Наконец, охотница тихо всхлипнула и капитулировала, схватившись свободной рукой за отворот моего камзола. Не соображая, что вообще творю, я обхватил ее затылок рукой, пытаясь проникнуть как можно глубже. Сладкая, боги, какая же она сладкая. Я совсем потерял голову, хотелось бесконечно вот так целовать ее, понимать, что она полностью в моей власти. Я погладил ее шею и снова легко прикусил губу. Где-то на периферии сознания я услышал звук грома и тут, очнувшись, она с силой вырвалась и отступила назад. Ее щеки раскраснелись, губы были влажными и слегка припухшими, в глазах горел зеленый огонь. А
она хороша...
        - Какого хрена!? - рявкнула девчонка. И чего она опять бесится, ей же понравилось?
        - Скрепляю мирное соглашение, - спокойно ответил я и облизнул губы. Девчонка громко судорожно сглотнула.
        - Твою же ж мать! Гениально! - и Сид рванула к выходу.
        Ее столь красноречивое бегство сопровождалось моим хохотом.
        Вот так так... Нужно все хорошенько обдумать. И я, довольно улыбаясь, отправился к себе в кабинет.
        ОБСИДИАНА ЗАБЫВШАЯ.
        Пока шла к своей комнате, кое-как успокоилась. В голове толпилось бесчисленное множество мыслей и, как всегда, ни одной дельной. Щеки до сих пор горели, на губах остался привкус осенних листьев и дождя. Это сводило с ума. Мирное соглашение, мать его, он скрепляет. Принц, тоже мне. А я? Хороша охотница, да еще бы чуть-чуть и я бы отдалась ему прямо на крыше. Тьфу! Так, стоп, а ну взяла себя в руки. Я уселась в кресло и прикрыла глаза. Странно, небо чистое, но я отчетливо слышала гром.
        - Что-то случилось? - я чуть не подпрыгнула. Стэр - зараза.
        - Скорее нет, чем да.
        - По какой причине тогда паника?
        - Я целовалась с принцем, - выдохнула я.
        - И что?
        - И мне нравилось!
        - И что?
        - И я хочу еще!
        - И что?
        - Черномордый, тебе усы оборвать? - леопард слез с кровати и сел напротив меня.
        - Я действительно не понимаю.
        - Он мой работодатель - это раз, он меня бесит - это два, на него явно положила глаз Кэс, и на этом можно будет сыграть, в случае чего, - это три, и я ни хрена не знаю, что мне со всем этим делать - это четыре!
        - Он достаточно красивый мужик - это раз, он тебя явно хочет - это два, - скороговоркой проговорил он, видя мои попытки вставить хоть слово, - Ты его хочешь - это три. И плевать он хотел на Кэссиди - это четыре. Ну что, все еще не знаешь, что с этим делать?
        - Стэр, прекрати. Я не собираюсь крутить шашни с нанимателем.
        - Почему? Он ведь не всегда будет твоим нанимателем, - сощурился тал.
        - Не мне тебе объяснять, как амурные дела, - боги сказала и не подавилась, чудеса! - влияют на работу.
        - Тогда забудь. Было бы из-за чего бучу поднимать, всего-то поцелуй.
        - Да, тут, ты прав. Не понимаю, что на меня нашло. - я откинулась на спинку кресла.
        - Ладно, забыли. Скажи мне лучше, родной, что-нибудь интересное узнал?
        - Да не то чтобы, - он потянулся, улегся возле моих ног. Четверть оборота ушло у леопарда на коротенькое повествование. - Короче, выводы делай сама, - закончил он и как-то странно посмотрел на меня.
        - Пусть все идет, как идет. - пожала я плечами.
        - И даже с Сибиллой?
        - По-большому счету, мне на нее плевать. Если хочет рассказать о том, что нас связывает, - флаг ей в руки и кровососа на шею. Касательно принца, - я подавила зевок, - хм, пусть попробует найти способ контроля. Я с удовольствием постою в сторонке и понаблюдаю. Будет хоть повод посмеяться. Дэмиан и Ран меня пока мало волнуют. Станис... Не знаю, если будет мешать работе, я найду способ его убрать. Кажется все.
        - А Кэссиди.
        - А что, Кэссиди?
        - Она может стать помехой.
        - С чего такие выводы, хвостатый?
        - Она глупа, наивна, любопытна и еще явно недолюбливает тебя.
        - Поверь, все это я переживу. Если повезет ее глупость, наивность и любопытство придется терпеть остальным послам и Его Высочеству, ну может еще капитану, - пожала я плечами.
        - Не недооценивай ее, Обсидиана.
        - Ты что-то почувствовал?
        - Ничего, о чем бы я тебе не сказал, но ее злость на тебя сильнее, чем кажется, я так думаю, сильнее, чем она показывает.
        - Я не могу с этим что-либо сделать. Конечно, можно будет попытаться заставить ее уехать в Физалию в случае чего, но сам понимаешь, из-за Сибиллы это не вариант.
        - Ты можешь постараться найти причину такого ее отношения к тебе и устранить ее.
        - Бесполезно. Я пробовала открыть эту дверь на протяжении двух лет и, как видишь, ничего не вышло. И честно говоря, теперь мне на это тоже плевать, - я зевнула. Я не спала только двое суток, а с ног валюсь как будто суман. Может это последствия лекарства Лайры? Нужно узнать.
        - Как скажешь, но не подставляй Кэссиди спину, - и, заметив мой удивленный взгляд, тал добавил, - Считай это просто звериное чутье.
        - Я запомню, родной. Еще что-то?
        - Да. Я слышал только конец разговора и все же... Сибилла связывалась через зеркало с Илией. И, насколько я понял, разговор у них шел о тебе. Королева хочет, чтобы ты прибыла во дворец как можно скорее. В чем причина я не слышал, но тон у нее был очень серьезный. - я хмыкнула.
        - Илия не умеет разговаривать по-другому, слишком долго у власти. Но в этот раз ей придется перебеситься. Я не собираюсь к феям раньше, чем того потребует охота. - я снова зевнула. Да что такое?
        - Думаешь это разумно, дразнить ее?
        - Понятия не имею, но Илия не имеет надо мной власти, впрочем, как и феи вообще. Поэтому пусть хоть молнии мечет, плевать. В открытую она сделать мне ничего не сможет, а в темную - я не дам ей шанса.
        - Тогда это все, - я кивнула.
        - Я в душ и баиньки. Что-то вымоталась.
        - Ну еще бы. Знаешь, как ты меня напугала в гостиной.
        - Прости, сладкий, я думала, этот рефлекс давно умер, как оказалось, нет. Такого больше не повторится, - я стояла у двери в ванную.
        - Хочется верить, потому что я не хочу больше видеть тебя такой. Не хочу повторения прошлого опыта, не хочу вытаскивать тебя.
        - Восемь лет назад у тебя это превосходно получилось, - склонив голову на бок, пробормотала я.
        - Да, но я не уверен, что смогу вновь, поэтому не пугай меня больше так. Боюсь, мое бедное сердце не выдержит, - он закатил глаза и вывалил язык. Я фыркнула. Шут! И закрывая дверь ванной, услышала насмешливое:
        - И все равно он хочет тебя!
        Пожалуй, впервые не нашлась, что ответить и просто пару раз стукнулась лбом о дверь. Думала поможет. Ни-фи-га. Стоя под струями горячей воды, я наконец-то позволила себе хоть чуть-чуть расслабиться. Вечер выдался... богатый, что и не говори. Мда, не думала я, что встреча с прошлым произойдет так скоро, да еще и при подобных обстоятельствах. Но, может оно и к лучшему - давно пора было попрощаться с детскими страхами, хотя чует моя з...звериная натура, что будет это не просто. А тут еще и этот врайт со своими поцелуями. Так. Все. Хватит. Об этом больше не думаем. Нужно переключиться, например на охоту. Что у нас там с трупами? А с трупами у нас не густо. За все время, что я пробыла в морге, успела осмотреть только два тела и не досчиталась еще троих. Скорее всего, их уже похоронили, ведь они были первыми убитыми. Нужно узнать, что демоны делают с телами и узнать срочно. Еще бы неплохо конечно осмотреть места, где были найдены врайты, но это не к спеху. Должна признать, Сангранские дознаватели свое дело знают: мои наблюдения почти в точности совпали с их выводами. И это тоже радовало мало, впервые за
десять лет моей работы у меня не было совершенно никаких зацепок, никаких вариантов и, что хуже всего, никаких идей. Я даже толком не знала с чего начать. И это пугало, но еще больше интриговало. Во мне проснулся Охотник, Истинный Охотник, впервые за последние четыре года. И уже лежа в кровати, мне почему-то показалось, что, что бы ни случилось со мной, эту охоту я запомню надолго.
        Клетка. Полутемная, сырая, с низким потолком. Пахнет плесенью и почему-то пиявками. Слышно как в углу копошится старая крыса. У нее нет передней лапы, и она полностью слепа. В тусклом свете ущербной луны она кажется больше, чем есть на самом деле. Ее шерсть теперь почти всегда перемазана в той отвратительной серо-желтой массе, которой нас кормят. Я обычно могу проглотить только пару ложек, потом меня начинает рвать. Мне четырнадцать, и я сижу на полу в камере. Мне холодно, я не чувствую ног, но сейчас мне на это плевать. Я даже не обращаю внимания на крысу, как делала это обычно в такие моменты. Сейчас я нервничаю, мне страшно. От напряжения и утомления болит голова, из-за неудобной позы сводит судорогой ноги. Глаза слезятся, из носа постоянно течет. Все что осталось от моей рубашки в крови, ее сладковатый запах перебивает все другие. Но мне плевать... Сейчас мне на все плевать. Мне страшно, дико, безумно. На моих руках медленно умирает самое дорогое мне существо. Умирает уже два дня. Два тяжелых, бесконечно долгих дня. И я ничего не могу с этим сделать - мне не хватает знаний и сил. И из-за этого
хочется орать. Отец стал чаще терять сознание и перестал узнавать меня. Иногда он тихо стонет и просит воды. Боги, я не могу дать ему даже воды. Я держу его на коленях, одной рукой зажимая рваную рану на груди. Кровь уже не течет так сильно, она практически вообще не течет и его торчащее сломанное ребро уже не пугает меня. Вторую руку я держу у него на лбу, стараясь поделиться с ним остатками своих сил. Он снова потерял сознание лучей пять тому назад, дыхание было рваным, едва слышным, лицо стало серым, и подбородок заострился еще больше. Он прерывисто вздохнул.
        - Папа, пожалуйста, - еле слышно шепчу я и тоже теряю сознание. Ненадолго всего на несколько вдохов, но этого хватает старой крысе. Когда я открываю глаза, она сидит возле нас, ее нос подрагивает, она пытается откусить кусок от папиного предплечья.
        - Пошла вон, сука! Он еще не умер! Слышишь, тварь, не умер! - хрипло кричу я и отрываю ее от отца. Она визгливо пищит и пытается укусить меня. Ее писк больно бьет по ушам и натянутым нервам. Я перехватываю ее удобнее и что есть сил ударяю головой о каменный пол. Слышится глухой хруст. Крыса больше не пищит. Я улыбаюсь полубезумно. Потом снова накатывает страх и я, быстро вытерев руку о рубашку, кладу ее обратно на ледяной лоб отца.
        - Малыш, - едва слышу я его голос через какое-то время, - убери руку, малыш. Ты не поможешь мне, родная. Прошу, убери. - я смотрю в самые дорогие мне глаза. И мне безумно страшно.
        - Нет, нет, все не так. Я помогу, - я пытаюсь говорить уверено, но голос срывается.
        - Малыш, - снова хрипит он, а потом замолкает. Он молчит долго, меня начинает бить озноб, по щекам катятся слезы, губы дрожат.
        - Обсидиана, девочка моя любимая, перестань... ты погубишь себя, прошу. - и снова долгое молчание, и снова он закрывает глаза.
        - Нет, я не отпущу тебя, слышишь! Не позволю! Папа, пожалуйста! Папа! - и снова меня накрывает волной страха и боли.
        - Не плачь, малыш... - хриплый вдох, - Сильная... - еще один, - Должна быть. - он закрыл глаза.
        - Я слабая папа, я не смогу без тебя. Папа, пожалуйста. Папа, я люблю тебя! Я не буду плакать! Посмотри на меня, папа! - я почти задыхаюсь.
        - Ты сильная... - прерывистый вдох, - красавица моя... Люблю тебя. Не плачь. - последний вдох срывается с его губ и он затихает в моих руках.
        - Папа! Папа, папа, папа, папа, папа! - кричу я, сильнее прижимая его к себе. - Пожалуйста, ну пожалуйста, - уже шепчу сквозь слезы, целуя в мертвые губы. Я по-прежнему сижу на полу и по-прежнему глажу отца по волосам, укачивая его, как он качал меня в детстве.
        - Папа, я больше не буду плакать, папа, никогда, - шепчу я, размазывая слезы по лицу, - Я научусь играть на смелле, папа. Я не буду вредничать и ругаться, я перестану лазать по деревьям, - за дверью звучат тяжелые шаги, скрип ключа, в комнату входят двое, но мне плевать, я не замечаю этого, - Папа, я не буду читать твои книги без спроса, я больше не буду играть с Тенями без тебя, я обещаю, папа.
        - Убери ее, - раздается голос надо мной.
        - Папа, я люблю тебя, пожалуйста, пожалуйста, - шепчу я, отталкивая чьи-то руки. Мне так больно, меня разрывает изнутри, как будто дохлая крыса пытается вырвать у меня сердце. - Папа!
        - Отпусти его!
        - Папа, посмотри на меня, открой глаза, папа, - я снова с ненавистью отталкиваю от себя мужчину. Он отступает на шаг от неожиданности.
        - Отпусти его, змееныш, или я сломаю тебе руки.
        - Папа, папа, папа, - шепчу я.
        - Он сдох! - кричит мне кто-то в самое ухо. Я сильнее прижимаю к себе отца и поворачиваю голову. На меня в упор с ненавистью смотрит какой-то мужчина. - Твой отец умер! - почти по слогам произносит он и пытается оторвать меня от него.
        - НЕТ! - кричу я, кажется, что дохлая крыса все-таки сожрала мое сердце. Боль, страх, ярость застилают мне глаза. Вдох и все погружается в темноту. Мое тело будто разрывает на куски. Я ничего не вижу, ничего не чувствую. Осталась только липкая вязкая ненависть и сухая боль, даже страх ушел. Я хочу вырвать язык этому мужчине, хочу бить его головой об пол, пока его лицо не превратиться в кусок теплого мяса. Хочу услышать, как сломается его позвоночник, как до этого у старой крысы! Потому что он - крыса, и тот, кто стоит сейчас в проеме двери тоже крыса. Все, кто есть в этом доме старые вонючие полумертвые крысы! Как они посмели, как посмели сказать такое? Папа жив, я знаю, я чувствую, вижу. Вот же он у меня на руках, улыбается мне... Но они заплатят. Заплатят за то, что сделали с нами, они испытают ту же боль. Почувствуют, каково это, когда тебя рвет изнутри, когда ты теряешь сознание от страха. Они здохнут! Все здохнут и смерть их будет омерзительной и очень долгой, но такой сладкой для нас с папой.
        Вдох, и я начинаю смеяться. Сломанные ребра болят, но я не могу остановиться, мне так смешно.
        - Что происходит, господин? - звуки доносятся как сквозь воду. Вдох и в ушах начинает звенеть.
        - Убей.. - вдох, звон усиливается, голова готова разорваться. Но я все еще смеюсь... или плачу? Еще вдох и я слышу крики, много криков и шум, словно лавина сходит. Тело ломает, выворачивает наизнанку. Вдох и я сама начинаю кричать.
        Я подскочила на кровати в холодном поту, глотая ртом воздух. Стэр сидел в моих ногах и встревожено смотрел на меня.
        - Опять? - я лишь кивнула, откидывая одеяло. Кое-как добравшись до ванной и умывшись, я смогла немного успокоиться.
        - Ты в морг? - спросил меня тал, когда я вернулась в комнату и начала одеваться.
        - Если хочешь, можешь оставаться здесь, - ответила я, заплетая косу. - Тебе нужно выспаться.
        - Тебе тоже, - серьезно ответил он.
        - Я не смогу заснуть.
        - Ну а я смогу поспать и там, - парировал он и спрыгнул с кровати.
        Я прогнулась назад, разминая затекшую спину, и часто-часто заморгала. Почти пять оборотов прошло, а я осмотрела только четыре тела. Плохо дело, нужно работать быстрее. И я снова склонилась над женщиной, втыкая очередную иглу ей в шею.
        - Что думаешь о принце? - спросил меня тал.
        - Мммм, я не хотела бы иметь его в числе своих врагов, - пробормотала я. Стэр подошел ближе:
        - Ты боишься? - удивился он.
        - Скажем, опасаюсь, - ответила я и воткнула очередную иголку рядом с ключицей. - Он сильнее меня, быстрее и опытнее. Он умен и ... он опасен. - А еще, безусловно красив, - подумала я, вспоминая его мощный острый подбородок, высокие и широкие скулы, тонкие плотно-сжатые губы, прямой чуть длинный нос и темно-фиолетовые хищные глаза. Мужик просто не может быть настолько привлекательным. И его запах... Дождь, осенние листья и костры. Метели! А ну взяла себя в руки! Хватит, я сказала!
        - А еще, мои Тени его не видят, - пробормотала я, чуть позже.
        - В смысле? - не понял леопард.
        - Я не почувствовала его в морге, но списала это на свою невнимательность. Ты же знаешь, какая я, когда работаю. - Стэр кивнул, - Но когда он нашел меня на одной из башен вчера вечером... Я оставила Сумрачную у входа, чтобы она предупредила меня, если кто-то объявится. Она даже не шелохнулась, я поняла, что принц рядом только благодаря волчьему чутью. И меня это настораживает.
        - Нужно связаться с Дакаром, - тут же отреагировал Стэр.
        - Просто необходимо, а еще с Лайрой.
        - А с ней-то зачем?
        - Хочу узнать, какие побочные действия у ее "лекарства". Не нравится мне мое состояние, - и я снова склонилась над трупом женщины.
        И так что мы имеем? Четыре трупа: трое мужчин и женщина. Лесоруб, фермер, рыболов и обычная селянка. Маг земли, погодник, маг воды и маг ветра соответственно. Способности у всех достаточно посредственные, возраст колеблется в пределах среднего. Убиты в разных местах, но все рядом с лесом. Друг друга не знали, общих знакомых, исходя из отчетов, нет. Зато у всех четверых имеются незначительные физические отклонения, врожденные, либо приобретенные задолго до смерти. У мага земли - плоскостопие, у женщины деформированы легкие, видимо в результате какой-то болезни, за долго до убийства (нужно узнать у Лайры, что это может быть), у мага воды незначительные отклонения в составе крови, погодник отличался слабым зрением. В отчетах дознавателей, из обнаруженных мною отклонений, упоминалось только одно - легкие. Полученные сведения, в прочем, меня не радовали. Они вряд ли имеют хоть какое-то отношение к охоте. Каких-либо следов на теле или присутствия чужой магии в их аурах я не обнаружила. Честно говоря, я вообще не обнаружила хоть крупицы магии. Лишь метки на затылках, имеющиеся у любого врайта, не давали
повода сомневаться в том, что они когда-то обладали определенной силой.
        Закончив с женщиной, я снова потянулась и потерла лоб.
        - Он не доверяет тебе, - вдруг проснулся тал.
        - Кто? - не сразу вынырнула я из своих раздумий. - Принц. Скажу даже больше, он не верит в тебя.
        - Переживу, - отмахнулась я от надоедливого зверя. И что он опять поднял эту тему?
        - А еще ты его бесишь.
        -Ох, правда? А я так надеялась, что мне показалась! - тал фыркнул.
        - Обсидиана, ты сама сказала, что опасаешься Его Высочества.
        - И дальше что?
        - Не разумнее было бы наладить с ним хоть эфемерное подобие нормальных отношений.
        - Если он отбросит свое самодовольство и предвзятое ко мне отношение, я обещаю подумать над этим, - ответила я, садясь на пол и прислонившись к стене. В этот момент моя Ночная как-то нехорошо дернулась. Я нахмурилась, беря ее под контроль.
        - Что-то случилось? - тут же насторожился Стэр.
        - Наверное, она засиделась, - я дотянулась до стола и, нащупала яблоко, которое оборот назад притащил мне из кухни леопард.
        - Размеры твоего пофигизма меня поражают, - снова вернулся он к прежней теме.
        - Это не пофигизм, это лень, - ответила я.
        - Боги! Обсидиана! Неужели перспектива хоть раз нормально провести охоту не сможет заставить тебя перебороть свою "лень"?
        - Ты в последнее время стал уж очень ворчлив, - ответила я, кусая яблоко.
        - Я не ворчу, я предлагаю решение. К тому же я все-таки зверь, в какой-то мере конечно. И инстинкты продолжения рода и самосохранения самые сильные во мне. Так да или нет?
        - Скажи мне, черномордый, неужели "перспектива спокойной охоты" настолько привлекает тебя? Хотя можешь не отвечать, по твоей морде видно, что нет. Во-первых, это скучно, Стэр, скучно для тебя, меня и моих теней. А во-вторых, ты же знаешь насколько плохая из меня актриса и насколько дурной у меня характер.
        - Словно с котенком разговариваю! Я же не прошу тебя клясться ему в вечной дружбе, - я выгнула бровь, - Просто попробуй найти с ним общий язык, - нет, он однозначно хочет моей смерти от удушья! Вчера на крыше мы с ним превосходно нашли, мать его, общий язык!
        - И как ты себе это представляешь? - откашлявшись, поинтересовалась я. Стэр пару вдохов удивленно смотрел на меня, а потом заржал.
        - Что до сих пор забыть не можешь? - ласково поинтересовался он.
        - Да пошел ты, - я запустила в него огрызком яблока.
        - Ого, сколько чувств. Так можно и без глаза оставить, меткая ты моя, - ощетинился он, отодвигая огрызок в сторону.
        - На то и расчет черномордый, - я поднялась с пола. Неплохо бы успеть до рассвета осмотреть еще одно тело. Я сверилась с литкраллом и пошла в противоположный конец комнаты.
        - Слушай, может тебе мужика снять? - лениво проговорил тал. Я резко обернулась.
        - Нарываешься, блохастик, - почти прошипела я.
        - Не, а что? Если тебя так с одного поцелуя переклинило.
        - Стэр, я ведь могу и не только огрызком в тебя запустить, - мило предупредила я.
        - Да ладно, я просто предложил, - состроил он невинную мордашку.
        - Стэр!
        - Да все, молчу, - он отошел почти к самой двери и, свернувшись калачиком, засопел. Тоже мне советчик. Ни чего меня не переклинило. Просто это было неожиданно, и вообще меня принц бесит! Успокоив себя таким нехитрым способом, я снова повернулась к трупу.
        Я закончила осматривать тело мага огня за несколько вдохов до рассвета. И снова я не нашла ничего необычного, кроме небольшого дефекта сердца. Я потерла глаза, и почувствовала легкий зуд - Утренняя проснулась. Я обернулась на спящего в углу леопарда и, тихонько прикрыв за собой дверь, выскользнула из морга. Предупредив стражников, снова выставленных возле комнаты, я поднялась к себе. Спина выглядела также, впрочем, и болела она также. Я потуже затянула бинты и проглотила очередную порцию лекарства. Бррррр, гадость. Пока дворец и большая часть стражи Его Высочества спит, можно пойти размяться. А вдруг в мозгах прояснится, и я пойму, что со всем этим делать?
        Взяв с собой свой любимый короткий меч, я отпустила Утреннюю. Через пол-оборота благодаря ей я беспрепятственно покинула стены дворца и шла по направлению к морю. Когда мы только ехали ко дворцу мне на глаза попалась небольшая бухточка скрытая от посторонних глаз деревьями и, расспросив Рика, я выяснила, что туда редко кто заходит - слишком неудобно расположена и слишком далеко от дворца. Сейчас это было мне как раз на руку.
        Я шла вдоль моря, наслаждаясь запахами прибоя и легкого бриза. Только что проснувшееся солнце умывалась прозрачной соленой водой, отчего его лучи блестели на поверхности волн, словно стайка великолепных сказочных рыбок. Я поборола в себе мимолетное желание забыть про разминку и окунуться в манящую прохладу. Вряд ли моя спина обрадуется подобному повороту дел, да и вода еще дико холодная, весна все-таки. Звуки, запахи, раскинувшееся передо мной великолепие обещали покой, шептали о прошлом, обещали мирное будущее. Видимо где-то рядом пели сирены. Я вдохнула поглубже, так давно не была на море, так давно не слушала его солнечных песен. Вот закончу с охотой, выпрошу у Дакара недельный отпуск и отправлюсь к Тиграм. Буду бродить по пляжу, собирать цветные камешки и танцевать возле костров. Лелея в душе призрачную надежду на полноценный отпуск, я не заметила, как добралась до бухты. Благо Утренняя предупредила, что мы здесь не одни. У самого края воды на плоской скале сидел мужчина. Физалиец всматривался в воду, его седые волосы и серые рваные стрекозиные крылья трепал легкий ветерок. Я зажмурилась, не
поверив своим глазам, и сделала пару быстрых шагов в его направлении. Мужчина, не меняя позы, повернул лицо в мою сторону. Он окинул меня мимолетным взглядом, а затем снова отвернулся к морю. Не узнал. Ничего удивительного, прошло много времени.
        - Ватуш? - спросила я на физалийском. Мужчина снова нехотя повернул голову и пристальнее всмотрелся в мое лицо. В глазах мелькнуло недоверие.
        - Хорек? - я опустилась перед ним на одно колено и склонила голову, через вдох я уже стояла на ногах, и он, ехидно ухмыляясь, обнимал меня. Я чуть не вздрогнула от боли пронзившей спину, но практически тут же забыла о ней. Прошло несколько лучей. Каришат отодвинулся и, продолжая держать меня за плечи, одобрительно поцокал языком:
        - Не могу поверить. Что ты здесь делаешь Хорек?
        - Работаю, Каришат, работаю. А вы, какими судьбами в эти края? - спросила я, садясь вслед за ним на песок.
        - Тоже работаю, - и он ехидно улыбнулся, - Ветра, столько лет прошло, я уж и не думал, что еще когда-нибудь нам доведется увидеться. Кто ты теперь мелкая, где живешь, чем живешь? - продолжая пристально разглядывать меня, спросил он.
        - Я теперь охотница, живу охотой и дорогой, - ответила я. Учитель почти не изменился, разве что появилось пару морщинок у глаз и в уголках губ.
        - Значит ты теперь под началом Дакара, - задумчиво проговорил он.
        - Получается так. Вы знаете его?
        - Встречались пару раз, - загадочно усмехнулся мой собеседник. - И давно ты в охотниках?
        - Сразу как ушла от фей, - в его глазах промелькнуло какое-то странное выражение.
        - Почему вы так смотрите на меня?
        - Ты изменилась, Хорек. Сильно изменилась. Признаться, я все еще с трудом верю, что это действительно ты, - ответил учитель.
        - Тринадцать лет прошло, - пожала я плечами, усмехаясь.
        - Я говорю не про внешность, хотя должен признать, что ты еще больше стала похожа на Линара, - я вздрогнула, услышав имя своего отца.
        - Ты, наконец, заново научилась улыбаться, - продолжал Каришат, коснувшись кончиками пальцев уголка губ, - Но эти руки уже привыкли держать меч, - он стянул с меня перчатку и провел пальцем по моей ладони, - А эти глаза видели столько смертей, сколько не видел в своей жизни ни один палач, - учитель внимательно всмотрелся в мои глаза.
        - При всем моем уважении, учитель, не кажется ли вам, что вы поспешны в выводах? - не понятно почему, но я разозлилась. И я знала, что сейчас моя злость отражается в моих глазах, а губы кривит усмешка. Каришат грустно улыбнулся:
        - Я достаточно долго живу на этом свете. И я встречал подобных тебе, встречал Дакара. Я знаю, что десять лет для охотника немалый срок. Это накладывает свой отпечаток, или ты будешь отрицать, Хорек?
        - Нет, не буду, - вздохнула я. Стало не по себе от того, что он так легко прочел меня, - Вы разочарованы?
        - Ничуть, мне просто слегка грустно. Я надеялся, что покинув Физалию, ты выберешь другой путь.
        - Мне не пришлось выбирать, феи отобрали у меня этот выбор.
        - Нет, девочка, свой выбор ты сделала сама... Тогда, придя ко мне и попросив взять тебя в ученицы, уже тогда ты выбрала свою дорогу, - с мягким упреком ответил он.
        - Возможно, вы правы, - я пожала плечами, - Но мне нравится моя жизнь. Я, наконец, свободна. И мой выбор мне тоже нравится, несмотря ни на что.
        - А вот это, уже вина фей, - он снова с грустью посмотрел на меня.
        - Я думаю, что не вполне понимаю.
        - Не бери в голову. Это просто бредни старого солдата.
        - Ну а вы? - спросила я, меняя тему, - С каких пор вы стали сопровождать делегации?
        - Я теперь глава личной стражи Илии, - нехотя ответил он. Я сидела и пару вдохов хлопала глазами.
        - Видишь ли, Обсидиана, после того, как ты сбежала, много чего произошло, - видя мой ступор начал объяснять Каришат, смотря куда-то в сторону, - Так получилось, что лет семь назад я спас жизнь Илии, и она в благодарность назначила меня на эту должность, - проговорил он, чуть ли не с гордостью.
        - Я отказываюсь верить, вы вроде как довольны? - он резко тряхнул головой.
        - Девочка, ты еще так молода, тобой руководят чувства, не разум, - я расхохоталась.
        - Каришат, вам не хуже меня известно, что я своего рода эмоциональный урод, и чувства в моих суждениях играют последнюю роль.
        - Ты так думаешь? - к чему он клонит?
        - Не уходите от темы, учитель. Объясните мне. Я хочу знать, хочу понять.
        - Знаешь Хорек, с течением времени многое меняется. - проговорил он, я неуверенно кивнула, - Помнишь, что я тебе говорил на первых занятиях? - я снова кивнула, по-прежнему не понимая, - Прости, глупый вопрос, раз еще жива, значит помнишь. Так вот я все еще твердо уверен, что бой - это не танец и не искусство. Бой - это всего лишь способ выжить.
        - Это всего лишь способ выжить, - проговорила я вместе с ним. Он тепло улыбнулся и кивнул.
        - После тебя был еще лишь один достойный. Ты должна его помнить, Шено.
        - Да, я помню, - великолепный был воин.
        - Все остальные не стоили и ломаного гроша. В их глазах я видел лишь желание покрасоваться друг перед другом либо перед королевой, - он досадливо сплюнул, - Я долгое время закрывал на это глаза, а потом это происшествие с Илией. На нее был совершен ряд покушений, неудачных, как ты сама понимаешь, - не произвольно у меня вырвался смешок. Ватуш строго посмотрел на меня, потом снова продолжил:
        - По понятным причинам охрану во дворце усилили. Я попал в число тех, кто время от времени охранял Ее Величество и ее покои. Достаточно скоро я заметил кое-какие нестыковки и странное поведение одного из ее приближенных. Мне было любопытно и я начал следить за ним, - что-то странное мелькнуло в глазах учителя. Но прежде чем я смогла определить эмоцию, она исчезла.
        - В итоге выяснилось, что именно он пытался убить королеву. Я поймал его, так сказать на горячем, и его казнили. После случившегося Илия предложила мне пост капитана личной охраны.
        - Ясно, от таких предложений не отказываются.
        - Точно, - усмехнулся он. - Я, может быть, и попробовал бы отвертеться, если бы не разочаровался в учениках, - проведя рукой по волосам, он посмотрел на меня.
        - Мне жаль, Ватуш. И я отчасти понимаю вас. Но знаете, я давно перестала питать какие-либо иллюзии по отношению к существам нашего мира. Даже больше, многие из них настолько уродливы, что, кажется, они впитали в себя все возможные пороки. Отчасти они виноваты в этом сами, отчасти их такими сделала жизнь. Но посмотрите на меня, - я поднялась и встала напротив него, - Если бы не вы, я бы стала еще хуже, еще гаже.
        - Девочка, - он дотронулся рукой до моей щеки, - не говори так...
        - Бросьте, - я отдернула голову, - И вы и я. Оба прекрасно это понимаем.- Каришат несколько вдохов пристально вглядывался в мое лицо. И что он там увидеть пытается - третий глаз?
        - Я теперь убежден - ты полная копия своего отца, - покачал он головой, - И возможно ты права, но проблема в том, что все, кто приходили ко мне после этого случая, желали лишь одного - такой же славы. Все, понимаешь? В Физалии не осталось достойных молодых фей.
        - И поэтому, вы выбрали участь еще худшую? Вы решили сами себя наказать? - я все равно не понимала.
        - Нет, - улыбнулся он, - Я не настолько благороден. Вступив на эту должность, я получил возможность работать с феями, не раз бывавшими в боях, видевшими кровь. К тому же я узнал много нового, увидел много такого, о чем раньше и не подозревал. Новые чувства, ощущения, переживания. Все это не так уж и ужасно согласись, - и снова этот странный взгляд.
        - Теперь ясно, - усмехнулась я. Ну еще бы я не понимала, с моей-то работой.
        - Кстати, о королеве, как прошла встреча с Кэссиди и Сибиллой? - ловко сменил он тему.
        - Мммм, - я снова села на песок, - весело. - Брови Каришата взлетели вверх. Видя его замешательство, я вкратце рассказала о случившемся. Впрочем, упустив подробности моего ступора и участие во всем этом Стэра.
        - Станис всегда ненавидел тебя и всегда был слишком несдержанным. А вот по-поводу Кэссиди ты заблуждаешься. Она очень сильно изменилась, - я не поверила своим ушам.
        - Каришат, вы не шутите?
        - Нисколько. Твой побег имел для них серьезные последствия.
        - Ну, я примерно представляю, - протянула я.
        - Тогда ты должна понимать. Кэссиди пришлось повзрослеть, ей пришлось изменить взгляды на многие вещи. Поверь, она не испытывает к тебе ненависти.
        - Может быть, - пробормотала я неуверенно. Он, конечно, мой учитель, но здесь я привыкла больше полагаться на свои ощущения и ощущения своих теней. - А кстати, учитель, что вы знаете про это дело? - Он расхохотался.
        - Нет, ну ты просто копия Линара, - имя отца снова едкой кислотой пролилось на сердце, - Немного, на самом деле. У нас было убито только пятеро, все в непосредственной близости к границе, все на земле принадлежащей графине. Последнее тело было обнаружено что-то около двух месяцев назад.
        - То есть больше убийств не было? - изумилась я.
        - Нет, по крайней мере, я больше ни о чем таком не слышал.
        - А что говорят при дворе?
        - Тебе слухи или проверенную информацию? - выгнул он седую бровь.
        - И то и другое, пожалуй.
        - Ну, когда были обнаружены первые два тела, подумали, что это просто случайность. Погиб всего лишь собиратель из местных и раб. Но после того, как нашли третий труп ситуация резко изменилась, - я выжидательно смотрела на учителя, - Третьим был баронет Танив Дэр, гостивший у графини. Сама понимаешь, какая поднялась суматоха. Но обнаружить хоть какие-то следы не удалось. Почти сразу же за этим последовали еще два убийства, снова крестьяне. И снова никаких зацепок. Дворцовые маги сбились с ног, вся стража стояла на ушах. Быстро расползлись слухи, начались разного рода волнения и среди знати и среди простых жителей. И чтобы все это остановить было принято решение казнить одного из заключенных, осужденного на пожизненное рабство. После его смерти как-то резко все прекратилось, и буквально через два сумана королева получила письмо от Его Высочества принца Ширана. - я внимательно слушала, понимая, что ничего не понимаю.
        - Это проверенная информация, а что со слухами?
        - О, тут кто во что горазд. Сначала говорили, что это новая неизвестная болезнь, потом, что это проснулось какое-то древнее проклятие. Адепты Хаоса считают, что близится конец света, и это кара за грехи, - хохотнул Каришат, - Кто-то утверждает, что это дело рук недоброжелателей. Ходили даже слухи, что скоро начнется гражданская война, и убийства - попытка доказать несостоятельность власти королевы.
        - Что Илия уже не в состоянии удерживать двор? - интересно, интересно.
        - Нет, конечно. Но недовольные есть всегда, - я слегка разочарованно кивнула. Эх, а ведь такое развлечение могло бы быть, начнись в Физалии бунты.
        - Собственно это все что мне известно.
        - Угу, - я чуть помолчала, приводя мысли в порядок, - А скажите мне, учитель, трупы уже похоронили?
        - Первых троих да, а остальные сейчас у дворцового мага.
        - И кто у нас дворцовый маг?
        - Все тот же, Эдвин, - я скрипнула зубами. Чем дальше в лес, тем толще кровососы.
        - Я так понимаю, Сибилла все еще пытается заслужить благосклонность королевы? - нужно было убедиться в своих догадках.
        - Да. Если все пойдет гладко, то она снова окажется при дворе, - я кивнула. Все еще пытается выслужиться.
        - А Кэссиди?
        - А то ты сама не догадываешься, - усмехнулся Каришат. - Я же сказал: если все пойдет гладко, - я усмехнулась в ответ. Какое-то время мы просидели молча, глядя на море. Ватуш всегда любил море.
        - Я надеюсь, не помешал тебе? - насмешливо вздернул брови учитель, лукаво поглядывая на мой меч.
        - Наоборот, мне сегодня как-то слишком лениво, - я улыбнулась в ответ.
        - Ха, не пытайся меня надуть, Хорек, - ответил он, отходя на небольшое расстояние, - А ну встала!
        Не сводя с учителя глаз, я поднялась, доставая меч.
        - Не помню, чтобы разрешал тебе доставать оружие, - я скуксилась. Нет, ну так не честно! Я уже не маленькая девочка! Но под суровым взглядом Ватуша меч пришлось все же убрать. Как только я это сделала, учитель тут же бросил в меня пересмешника. Едва уклонившись от первого и второго, я поставила слабенький отражающий щит. Он рассыпался в следующий же миг, когда я прозевала очередной огненный шарик, сосредоточившись на плетении ответного заклинания. Стряхнув с руки маленькую огненную птичку, я тут же пригнулась. Каришат сложил крылья и меня чуть не сбил с ног порыв ветра. Он с легкостью поймал мое заклинание и запустил им в меня же, поднимаясь в воздух. Я скрипнула зубами, укрывшись за ближайшим камнем. Тут же сверху посыпались противные зеленые энергетические шарики. Пришлось искать себе другое убежище, потому как уже через вдох на месте камня осталась только небольшая ямка. Почти не глядя, я запустила в учителя еще пару птичек. Затем подумала и добавила сверху просто сгустком огня, надеясь, что этого его отвлечет на время. Пока я носилась по пляжу, от одного камня к другому, проснулась Дневная и
выразила стойкое желание поучаствовать во всей этой развлекухе. Ага, щаз, а ну место! Место, я сказала! В то время как я пыталась культурно и по-тихому объяснить ей, что делать этого категорически нельзя, Ватуш спалил мне рукав рубашки. Твою мать! А ведь Черная Дева до сих пор не прислала мне заказ. Я разозлилась и, призвав зиму, запустила в ржущего надо мной учителя градом сосулек. Он такого подвоха явно не ожидал и с громким матом устремился к земле, потому как одна из них все-таки задела Каришата, хоть и по касательной. И сейчас крылья учителя покрылись тонким слоем льда и отказывались слушаться. Чудненько, отлетались! Я гадко потерла ручки и принялась закидывать его градом. Ватуш достал свой серп, кивком головы указывая, что и мне можно, и жахнул им со всей силы по земле. Серп тут же вытянулся в жнеца. Длинная ровная узкая серебряная рукоять плавно переходила в огромное изогнутое тонкое лезвие с сумасшедшим количеством зазубрин по внешнему краю. Я нервно сглотнула. Давно я не дралась при помощи жнеца, придется туго. К тому же жнеца как такового у меня с собой и нет, он остался в замке. Мда,
придется очень туго. Дневная обрадовалась, а я улыбнулась.
        Учитель коротко взмахнул оружием, и вот я уже лежу на спине, отчаянно ругаясь и проклиная песок, забившийся в рот и под рубашку. Сама себе напоминаю перевернувшуюся на спину черепаху! Кое-как отплевавшись, выставила мощный щит. Щелчок пальцами, и Каришата окружил хоровод снежинок, мешая ему толком разглядеть меня. Воспользовавшись его заминкой, кинулась в атаку. Удар, блок, удар. Звон металла и ряд тихих ругательств. Снова удар, короткая подсечка и тут же блок. Перевернуться, вскочить на ноги и снова ударить. Обманный ход и снова удар. Отпрыгнуть в сторону, пригнуться, обманный пас рукой и вновь ударить. Дневная снова дернулась, да что с ней сегодня?
        Так продолжалось еще двадцать пять лучей. К концу тренировки почти вся моя одежда превратилась в лохмотья. Уцелели только жилетка и штаны и то только потому, что на них были защитные руны. Мышцы слегка подрагивали все еще в напряжении. Клыки не желали убираться. По шее тонкой струйкой стекал пот, губа была слегка разбита. Дневная усвоив, что ей ничего не обломится, решила успокоиться и мирно замерла на положенном ей месте.
        Каришат в прочем выглядел не лучше.
        - Никогда не понимал, как ты это делаешь, Хорек, - проговорил учитель, осматривая себя с ног до головы и тяжело дыша.
        - Ловкость рук и никакого мошенничества, - пожала я плечами, тут же чуть не вскрикнув от боли в спине.
        - Да уж, в следующий раз возьми с собой жнеца, - в следующий раз, у меня глюки?
        - А кто сказал, что я хочу возобновить тренировки? - ну да, спросила из чистой вредности.
        - А кто сказал, что я буду тебя спрашивать? - что называется какой вопрос - такой ответ, - И к тому, же курс ты так и не закончила. Следовательно, жнец у тебя не по праву, - последнее замечание я гордо проигнорировала.
        Он дотронулся до раны на груди и чуть поморщился:
        - Ну и как нам в таком виде вернуться во дворец?
        - Думаете, все уже проснулись, - я кинула скептический взгляд на солнце. Ага, как будто умею по нему вычислять время. Как же!
        - Уверен, - ответил он.
        - Ну, тогда я по-старинке - тихой сапой, - Ватуш заржал. Затем сосредоточился и навесил на себя морок. Вдох, и он уже стоит передо мной таким, как был сорок лучей назад. Я тихо позавидовала. Упырь, хочу так же.
        - Завтра жду тебя на этом же месте в это же время, - бросил он, поднимаясь в воздух. Я снова встала на колено и склонила голову.
        - Еще раз увижу тебя в подобном положении, прибью! - серьезно так пообещал он. Я хмыкнула и быстро подскочила. Он подмигнул, и через луч я уже могла разглядеть лишь маленькую точку в небе на фоне дворца.
        Я засунула меч в ножны и нехотя пошла в ту же сторону. Прятаться сильно не пришлось, что меня слегка удивило. Рана на губе, судя по ощущениям, почти затянулась. Осталась лишь тонкая розовая полоска, но и она пропадет через пол-оборота. А вот царапины на руках и животе были глубже, затягиваться будут дольше. Мда, завтра возьму с собой какое-нибудь заживляющее из личного особо стратегического запаса.
        Во двор замка тоже прошмыгнула незамеченной. Но вот как я добиралась до своей спальни отдельная история. Дневная, когда перебесилась, на радостях сообщила, что в замке бурлит жизнь и пройти тем же путем что и уходила мне не светит. Я тихонько выругалась. Это сколько же меня не было? Я-то думала около двух оборотов. Ага, наивная! Про основные коридоры я даже думать не стала. Придется лезть в окно собственной спальни. Идиотская ситуация, но объясняться с демонами желания почему-то не возникало, тем более объясняться с Его Высочеством. Вчера уже поговорили, с меня хватило! Хорошо хоть стены тут не гладкие. Еще лучей пять ушло на создание особого заклинания. В свое время как я только не уговаривала Черную Деву показать мне его. В итоге мы сошлись на бартере. Я ей - особо ценные камешки, она мне - плетение. Может наплевать и попробовать взлететь? Эх мечты, мечты и когда это мне удавалось продержаться в воздухе больше пары вдохов? Но вот не прошло и года, как я смогла наконец-то правильно воспроизвести узор, руки покрылись тонкой серебряной пленкой, и я начала свое героическое восхождение. Где-то в
районе второго этажа сломала ноготь, попсиховала. Дневная поржала, получила по ушам и затихла. Я на всякий случай обвесилась дополнительными щитами и полезла дальше. Ноги периодически соскальзывали, поэтому почти вся нагрузка пришлась на руки. Ну и само собой спину. Уже практически возле своего окна решила передохнуть, повисела, подумала, поржала над собой. Куда лезу, и что меня там ждет, я конечно не смотрела. А зачем? Покои мои? Мои. Ну и на хрена, спрашивается, лишний раз заморачиваться? Идиотка, одним словом.
        Наконец-то зацепилась за подоконник, передохнула, собираясь с силами, резко рванула тело вверх и внутрь и тут же стукнулась обо что-то твердое и умопомрачительно пахнущее осенним дождем. Не знаю от чего именно от дикой боли в спине или же от этого запаха, но у меня закружилась голова. Постаралась убедить себя, что причина все же в первом. Получилось! Самоубеждение - великая вещь! Зажмурилась, пару раз приложилась головой о пока еще неопознанный каменный объект. Открыла глаза. Твою мать!
        - Скажите, что вы мне снитесь, - вздохнула я, рассматривая темно-синюю рубашку принца. Поднять глаза выше отчего-то не получалось.
        - Хотелось бы, но, к моему сожалению, - это не так, - услышала насмешливый и слегка задумчивый голос. Из всего сказанного, удалось уловить лишь последнюю часть. Уставшие мозги просто отказывались адекватно воспринимать действительность. Я малодушно снова закрыла глаза и замотала головой. Как оказалось, это было лишним, потому как меня тут же повело в сторону и я начала падать. Мягко, почти нежно, меня поддержали на удивление сильные руки демона. Хотя почему на удивление? В морге он мне ясно дал понять, что способен придушить нерадивую охотницу одним мизинцем. Духи грани, как же он вкусно пахнет. Дура! И о чем только думаю? Может прав был Стэр? Может мне мужика найти надо?
        - Ну и? - почти ласково прозвучало над ухом. Я предельно аккуратно вывернулась из его почти-объятий и нехотя посмотрела на принца.
        - Эээээ, здрасьте, Ваше Высочество, - в свою очередь сдавленно пискнула я. Принц Ширан окинул меня внимательным взглядом, не упуская ни одной детали, и нахмурился. Выражение его лица мне не понравилось.
        - Да, да. Я слушаю, - сказал он. И чего он стоит так близко? Он мне думать мешает.
        - Я гуляла, - нет, ну я же действительно гуляла. Какое-то время...
        - Да? И где ты гуляла? - насмешливо поинтересовался он, красноречиво окидывая меня взглядом.
        - Там, - неопределенный взмах рукой в сторону окна.
        - А конкретнее? - и чего он такой вежливый?
        - А разве так гостей встречают? Вы сначала мне баньку растопите, напоите, накормите, а потом уже и допрос устраивайте, - не кстати вспомнилось одно из любимых выражений Софи.
        - Ты уже не гость. Гостем ты была вчера, сегодня ты - наемный работник. Но так и быть из доброты душевной я тебя и напою и накормлю, но позже, - с абсолютно серьезным выражением лица парировал он. - И даже баньку растоплю и спинку потру, - я поморщилась. Извращенец! - Если она у нас есть, в смысле баня. Но для начала ты мне расскажешь, где была и с кем дралась, - он быстрым движением обхватил меня за талию и отнюдь не нежно усадил на подоконник.
        - Я жду. - я тяжело вздохнула.
        - А давайте я сначала в душ схожу, а потом вам все-все расскажу, - я очень честными глазами посмотрела на него. Взгляд остановился на губах. В голову полезли нехорошие, но очень приятные мысли. Я выругалась про себя и постаралась аккуратно слезть.
        - Сидеть! - его руки опустились мне на плечи. Я напряглась. - Рассказывай!
        - Я тренировалась! - с какого я должна перед ним отчитываться за каждый свой шаг!?
        - С кем?
        - Одна!
        - Врешь!
        - Нет!
        - Врешь! - он сильнее сжал пальцы на моих плечах.
        - Нет! - пытаясь не замечать этого, зло ответила я.
        - Да!
        - Нет!
        - Да!
        - Нет!
        - Да! - эээээ, этак мы до следующего дня тут просидим.
        - Ладно, вру, со Стэром.
        - Опять врешь!
        - Да что же вы все заладили: врешь, да врешь. Не вру я!
        - Нет врешь! Твой леопард уже три оборота как дрыхнет у меня в кабинете! - я застонала. Убью Стэра!
        - Я создала фантома!
        - Опять врешь! Ты не некромант, - я подняла глаза к потолку.
        - Нет, но видимо кто-то из моих родственников им был. Иногда при очень большом желании я могу создать фантома, - фух, выдохни бобер, выдохни. Вроде выкрутилась. Принц окинул меня скептическим взглядом. Нахмурился еще сильнее, придвинулся слишком близко. Рефлексы как всегда сработали быстрее, чем мои мозги. Я резко метнулась в сторону и оказалась сбоку от врайта, левой рукой я прикрывала лицо, почти половина спиц на браслете удлинилась. Он насмешливо вскинул вверх брови:
        - Ммммм, очень любопытно... - я опустила руку. Странно, но когда я только наткнулась на него, защититься не пыталась, даже приложилась пару раз лбом о его стальную грудь. Это все от недосыпа... Скорее всего. Наверное. Упырь, очень хочется в это верить!
        - Не люблю, когда кто-то находится слишком близко от меня, - как можно более беспечно постаралась пожать плечами. Да, да, так оно и было задумано.
        - Хм, ну что ж, боюсь, мое общество тебе придется потерпеть, - а затем наклонился, почти к самому уху, и прошептал:
        - И еще одно, допустим, я поверил в твою историю с фантомами, - и он снова посадил меня на подоконник, - Но больше никогда, слышишь, никогда не пытайся меня обмануть, иначе я за себя не ручаюсь - от этой угрозы по спине промаршировали мурашки, дружно так, целый полк. Я дернулась, забыв, что сзади распахнутое окно и чуть было не свалилась. От печальной участи соскребать собственные мозги с гравиевой дорожки, меня избавил принц, так как все еще крепко держал за плечи.
        - Осторожнее, глупая, - по-прежнему на ухо, но совсем другим тоном сказал он. Я судорожно сглотнула, во рту пересохло, в ушах стучал пульс. Но следующие слова тут же отрезвили меня:
        - Ты слишком дорого стоишь, чтобы я мог позволить тебе покалечиться, - Бесят меня врайты, а один конкретный больше всех! И ведь даже ответить на этого нечего!
        Принц отошел от меня на несколько шагов:
        - Можешь идти в душ, - милостиво разрешили мне. - У тебя ровно оборот на то, чтобы привести себя в более или менее приличный вид. Затем я жду тебя в своем кабинете.
        Я тут же соскочила с подоконника и метнулась в ванную. Убью на фиг чтоб не мучиться!
        ГЛАВА 6
        ШИРАН ДАР САРАЭН.
        Комнату охотницы я покинул не то чтобы особо довольный, но и не особо злой. По моему личному злобометру настроение зависло где-то на легком раздражении. И почему с ней невозможно нормально разговаривать? Такое чувство, что она специально меня выводит, вот только глупо все это и как-то уж очень по-детски, особенно учитывая род ее занятий. Чисто теоретически, с ней, наверное, можно договориться, но вот на практике пока у меня ничего не получалось. Кажется наоборот, любая моя попытка сводится к нулю, к минус бесконечности в сотой степени, если, конечно же, такая существует. И даже тот поцелуй на стене башни... Я ведь шел туда, чтобы поговорить, попытаться хоть как-то исправить ситуацию, извиниться, в конце концов. И не удержался... Я бы, наверное, смог остановиться раньше, если бы она не начала мне отвечать. Но тот поцелуй... Мне будто голову снесло, проснулись все мои инстинкты, все рефлексы, давно забытые чувства. Пробудился мой Демон. Наверное, я слишком устал вчера, вот и поддался мимолетному соблазну. Боги, неужели я пытаюсь найти себе оправдание? И если да, то зачем? Я тряхнул головой. На фиг,
все на фиг и мысли об этом инциденте туда же и еще дальше, и так всю ночь сны определенного характера снились. Я взял со стола следующую папку, открыл и застонал. Да сколько можно. Снова жалобы от градоправителя. У него что, гвардия писчих? Это уже шестая по счету, и везде в конце одна и та же приписка с просьбой выделить энную сумму денег на облагораживание/ремонт/строительство/благоустройство/покраску/замену - нужное подчеркнуть. Давно его гнать с поста надо, а то он бедный так о благополучии города заботится, что ночами ни ест, ни спит - переживает и бумажонки просительные пописывает. А то, что у него морда толще, чем задница собственной жены - так это он с голоду пухнет. Все решено, с этого дня нужно вплотную заняться этим вопросом, надоело. Был у меня при дворе один демон...
        Я заканчивал надиктовывать вестнику текст, когда в дверь неуверенно постучали. На пороге моего кабинета стояла старшая графиня. Что-то она задержалась, я ждал ее еще пол оборота назад. Ну да ладно. Отправив шар доставлять сообщение, я, молча кивнув, указал графине на кресло напротив меня.
        - Добрый день, Ваше Высочество, - заняв свое место, произнесла фея.
        - И вам графиня. Признаться, удивлен вашим появлением в моем кабинете. Я предполагал, вам сообщили - обсуждение интересующего нас вопроса начнется через полтора оборота в малом зале. - я состроил растерянное лицо.
        - Вы правы, мне сообщили. Но я здесь по другому поводу, - слегка замявшись, ответила она.
        - В таком случае, чем могу быть полезен?
        - Принц Ширан, я по-правде говоря, пришла еще раз извиниться за поведение Станиса и моей дочери.
        - Что ж графиня, поспешу вас заверить, что в этом нет никакой необходимости.
        - И все же я настаиваю. Понимаете Станис... Он хороший дознаватель и алхимик, возможно, самый лучший, но вот темперамент у него слишком горячий. Он просто не сдержался вчера. А моя дочь...
        - Позвольте, но причем тут ваша дочь? - я что, упустил нить разговора? - Кэссиди вчера вела себя безукоризненно.
        - Кэссиди? Я говорю о Даяне, - вот это новости. Я постарался как можно изящнее подобрать с пола упавшую челюсть, судя по легкому недоумению на лице Сибиллы - моя затея полностью провалилась.
        - Вижу, вы не знали... Что ж, Даяна моя дочь. В силу некоторых, не зависящих лично от меня, обстоятельств мы с ней никак не общались в течение достаточно долго промежутка времени. Думаю, эта встреча стала для нее еще большей неожиданностью, чем для нас с Кэссиди. Неприятной неожиданностью, должна заметить.
        - А для вас?
        - Для нас... Мы действительно были рады ее увидеть. Вы должны понимать, она - моя дочь и я люблю ее несмотря ни на что. Тем более, как вам известно, для нас, фей, кровные узы превыше всего, - закончила она слегка пафосно.
        - Что ж, де-фина, я все понимаю, но надеюсь, что впредь такого больше не повторится. Ваши семейные разногласия не должны повлиять на наше сотрудничество.
        - Я осознаю это, Ваше Высочество, - слегка надменно кивнула она, - И я уже поговорила со Станисом. Он будет держать себя в руках. Вчерашний вечер действительно был для всех нас испытанием. Знаете, когда видишь потерянного много лет назад ребенка живым и невредимым, испытываешь невероятное облегчение, но вместе с тем и раздражение из-за того, что это не случилось раньше.
        - Я понимаю вас графиня, понимаю Кэссиди, но вот поведение Станиса - загадка для меня, - снова сложилось чувство, что я потерял нить разговора.
        - Станис, он просто хороший друг семьи и отношения с Даяной у него не заладились с самого начала, впрочем, отношения у нее не ладились ни с кем... - она будто разговаривала сама с собой. В эмоциях то и дело проскальзывала печаль и боль. Уголки ее губ слегка подрагивали, выдавая душевное смятение, плечи опустились.
        - Но, да речь сейчас не об этом. Станис всегда считал, что мы слишком балуем Даяну, - безумно интересно, вот только, скорее всего, кому-то другому. Мне эта драма в трех актах уже начинала надоедать. - Наверное, так оно и было, - продолжала графиня, не глядя на меня.
        - А вчера он просто пытался защитить меня и Кэссиди от новой боли, - после этих слов, по мне просто ударило волной горечи. Я укрепил свои щиты и снова обратился в слух. - Не судите его строго, ведь старые привычки умирают медленно, - просто анекдот: защитить мать от дочери. Не поверил бы, если бы сам не был тому свидетелем.
        - Хорошо графиня, но повторюсь, все это не должно навредить работе.
        - Разумеется, Ваше Высочество, - кивнула Сибилла. И вот передо мной уже не растерянная, несчастная женщина и обиженная на любимое, но непослушное дитя мать, а сильная и уверенная в себе фея. А охотнице есть чему поучиться у своей матери. Она встала и коротко поклонившись, вышла из комнаты.
        Я откинулся на спинку кресла и уставился в потолок, вертя в пальцах монетку. Действительно, чем дальше в лес, тем толще нечисть. И намучаюсь же я с этой семейкой! В дверь кабинета снова постучали, прерывая поток моих мыслей. Зашел Дэмиан и, коротко поклонившись, положил на стол тоненькую папку.
        - Ваше Высочество, здесь информация, о которой мы разговаривали вчера. Немного, но это все, что удалось найти, - я кивнул. - Я взял на себя смелость и попытался найти что-либо на охотницу, но все архивы пусты. До четырнадцати и после двадцати на нее вообще ничего нет.
        - Спасибо, Дэмиан, но мы ведь кажется, решили, что пока не будем проверять Диану.
        - Мне просто было любопытно, - пожал он плечами.
        - Хорошо, можешь идти. Да и не забудь - совещание, через оборот в малом зале.
        - Да Ваше Высочество, - и уже возле самой двери добавил, - Я думаю, вам лучше просмотреть эти документы до начала собрания. Ну что ж, посмотрим, чего такого интересного смогли найти наши дознаватели. Я достал несколько листочков и углубился в чтение. Судя по бумагам, Сибилле сейчас 322 года и она приходится младшей седьмой дочерью Илии. Почти всю свою жизнь провела на территории Физалии, воспитывалась при дворе многочисленными няньками и мамками, одиннадцатая в очереди на престол. Владеет магией земли, специализация - колокольчики и некады, оружием не владеет вообще. В 213 вышла замуж за графа Толане, покинула отчий дом (тобишь дворец) и под одобрительные вздохи матери отправилась жить в его замок. Спустя шесть лет тихой семейной жизни муженек счастливо помер в какой-то экспедиции, оставив Сибиллу богатой вдовой с двухлетней дочерью на руках и очень привлекательным титулом. Печалилась графиня недолго и быстро освоилась в новой для себя роли, став полноправной хозяйкой немаленьких территорий. Землями и делами она управляла твердой рукой, в прочем точно также воспитывала и Кэссиди. В результате чего
последняя стала лучшей лекаркой, получила превосходное образование и воспитание и, в общем, везде, за что бы ни бралась, была первой. Сибилла из тихой женушки превратилась в железного торговца с волчьим чутьем и хваткой кракена средних размеров. Она стала чаще появляться при дворе, и какое-то время ее общества добивались многие представители знати. Но видимо графиня, почувствовав вкус власти, решила не обременять себя новым браком и на все поползновения ухажеров отвечала категорическим 'нет'. Из этого, однако, ничуть не следует, что Сибилла объявила целибат. Напротив ее личная жизнь была достаточно бурной, ведь вдова может позволить себе некоторые вольности, не так ли? Так продолжалось вплоть до того момента как в возрасте 285 на ее пути не встретился человеческий маг-стихийник Линар мер Анияр. Начальник Тайной полиции человеческого короля и по-совместительству его лучший друг. Он был в составе делегации, приехавшей в Физалию обсудить некоторые вопросы взаимовыгодного сотрудничества. Какое-то время наглый посол вообще не обращал на графиню внимание, и несчастная фея совсем отчаялась, но в один
прекрасный или не очень миг ситуация резко изменилась (Сибилла приложила максимум усилий), и прежде слепой маг неожиданно прозрел. Парочку часто стали видеть вместе, по дворцу поползли разного рода слухи. Илия, наблюдавшая за всем этим, не вставая со своего трона, увиденному и услышанному была явно не рада. Быстренько смекнув к чему все идет, королева отослала нерадивую дочь из дворца и строго-настрого запретила ей и близко подходить к бесстыжему человеку. Вот только толи графиня устала быть послушной, толи приказывала Илия плохо, но уезжая, презренный человечишка забрал Сибиллу с собой, спихнув на попечение королеве ее же внучку. Кэссиди на тот момент исполнилось всего лишь шестьдесят шесть, и она очень нуждалась в матери, но своенравную графиню не остановило даже это. Три года от загулявшей Сибиллы не было никаких вестей. Затем блудная дочь вернулась в лоно семьи, где ее покаявшуюся и униженную приняли обратно. Илия истерик закатывать не стала, сильных эмоций проявлять тоже. Нарочито тяжело вздохнув, она простила сбившуюся с пути дочь. Еще спустя полгода графиня созналась, что родила от человека
ребенка, девочку, которую пришлось оставить у отца. Вот тут грянул гром. Королева рвала и метала и, топая ногами, требовала доставить ребенка на историческую родину, а узнав, что это невозможно с позором выгнала графиню из дворца. Сибилла впала в немилость, с ней боялись даже здороваться, торговля шла из рук вон плохо. Илия же в свою очередь обратилась непосредственно к Линару. Услышав требования королевы, начальник Тайной полиции издевательски выгнул бровь и показал ей документы, по которым Сибилла отказывалась от каких-либо прав на дочь, следовательно, и Илия на нее тоже прав не имела. Бесилась королева долго и даже связалась с человеческим королем, обвиняя Линара в подделке документов и похищении ее внучки. На это заявление ее оппонент в точности скопировал жест друга и, послав королеву лесом, вежливо улыбаясь, объяснил, что если Илия хочет прекращения сотрудничества между их странами, она его всенепременно добьется. Королеве пришлось прикусить язык и успокоиться. На этом инцидент можно было бы считать исчерпанным, если бы не одно но. Спустя четырнадцать лет Линар мер Анияр трагически погиб. Погиб,
выполняя очередное задание. При невыясненных обстоятельствах. Девочку живую и практически невредимую обнаружили рядом с телом отца и, за неимением у последней других родственников, королю Паришу пришлось отдать ее феям. К тому времени Сибилла снова стала желанной гостьей при дворе и снова за ней тянулся шлейф поклонников, но фее, казалось, не было до этого никакого дела. Счастливая мамаша полностью погрузилась в воспитание новообретенной дочери. Надо сказать, дело это было сложным и хлопотным. Даяна была неразговорчива, невероятно жестока и озлоблена на всех и вся. И, несмотря на всю любовь, которой старались окружить ее мать и бабушка, изменить им это никак не удавалось. Как только они ее не баловали: любой каприз, любое желание тут же исполнялось, по первому зову, они кидались выполнять любую просьбу. Однако все их попытки оказались тщетными, по прошествии восьми лет Даяна уехала из уютного оббитого бархатом и шелком гнездышка на учебу и... пропала. Илия и Сибилла сбились с ног, разыскивая внучку и дочь, нанимали лучших из лучших, но каждая следующая попытка оборачивалась полным провалом, лишний
раз, убеждая их в том, что они и так знали. Диана не хотела быть найденной. Она просто исчезла, растворилась в огромном мире, предпочла потеряться. Больше ничего примечательного в документах не было. Сибилла и Кэссиди вели тихую размеренную безынтересную дворцовую жизнь, иногда участвовали в интригах, иногда совершали в меру безрассудные поступки, но все всегда в разумных пределах, ничего выдающегося.
        Я закрыл папку и, убрав ее в хран, снова стал вертеть в руках монетку. Эта привычка безумно раздражала мою мать, а вот мне помогала думать. Чтиво, безусловно, интересное, но вот полезного в нем крайне мало. Хотя теперь более или менее становится понятным поведение охотницы. Ее воспитанием занимался отец и, судя по тому, что я о нем слышал, совсем не удивительно, что Диана вела себя подобным образом. Скрытная, хитрая, изворотливая и жестокая, в точности такая, каким был Линар мер Анияр. С ним боялись иметь дело, его невозможно было обмануть, он виртуозно просчитывал любую ситуацию на несколько ходов вперед, учитывая при этом абсолютно ВСЕ варианты, своих врагов он не просто убивал, с невероятной холодностью он уничтожал и их семьи. Чисто, аккуратно, быстро. Даже мой отец когда-то опасался его и именно по этой причине отказывался иметь дело с Паришем. После смерти своего друга человеческий король продержался у власти лишь четыре года, а затем его просто свергли, мгновенно и без лишнего шума. По всему выходило, что если Диана ведет свои дела подобным образом, то ее нужно не просто контролировать, но
буквально следить за каждым ее шагом. От полученной информации легче мне не стало, и монетка до этого резво бегающая по костяшкам пальцев, выскользнув, с тихим жалобным звоном упала на стол. Этот звук помог мне очнуться от нерадужных мыслей и взглянуть на оборотометр. До начала встречи осталось пять лучей, а охотницы я рядом не наблюдал. Она опаздывала или просто не пришла? Я уже направлялся к выходу из кабинета, чтобы найти и, предварительно оттаскав за уши, привести девчонку в малый зал, как дверь распахнулась, будто от хорошего пинка, и на пороге возникла какая-то не в меру сосредоточенная и напряженная Диана вместе со своим леопардом.
        - Ты опоздала, - нахмурился я.
        - Я тоже безмерно рада вас видеть, - задумчиво проговорила она и поправила, выбившуюся из тугой косы, седую прядку. - Снова.
        - Ты должна была быть в моем кабинете пятнадцать лучей назад, что задержало тебя на этот раз? - полностью проигнорировав ее колкость, спросил я.
        - Я уточняла кое-какие сведения.
        - А потом это сделать никак нельзя было?
        - Нет, я решила, что так будет лучше, - она сейчас издевается или мне кажется?
        - И что же такого важного ты узнала? - сказал я, делая шаг из кабинета.
        - Ничего нового для себя, - ну точно издевается.
        - Диана, неужели ты думаешь, что я из прихоти попросил тебя зайти ко мне?
        - Нет, - она кинула на меня серьезный взгляд, - думаю, у вас были веские на то причины, но повторяю, я всего лишь расставила приоритеты так, как посчитала более выгодным в данном случае.
        - Боги, это бесполезно, - я отрывисто взмахнул рукой.
        - Слушайте, я же не опоздала на саму встречу, чего вы заводитесь?
        - Ты думаешь только в этом дело? - судя по выражению ее лица, она не понимала, - Ладно, потом обсудим.
        - Я никогда не опаздываю и точка. Нечего обсуждать, - долетело мне в спину.
        - Это мне решать, - огрызнулся я. Девчонка промолчала, и остальной путь мы проделали в тишине. Когда мы дошли до малого зала все были уже в сборе. Феи в напряженном ожидании сидели рядом на одной стороне стола, Дэмиан и Рик расположились с противоположной. При нашем появлении они как по команде вскочили со своих мест и начали кланяться, я мысленно скривился, но поприветствовал собравшихся короткой улыбкой и кивком головы. Диана насмешливо пробормотала за моей спиной что-то про отару овец. Я выдвинул стул для охотницы, но она, выгнув бровь, отошла к окну и замерла там. Ее леопард скользнул взглядом по присутствующим и улегся за стулом Станиса, заставив того напрячься еще больше. Когда с взаимными расшаркиваниями, наконец, было покончено, я заговорил:
        - Уважаемые послы, прежде чем мы перейдем к обсуждению так волнующей нас темы, позвольте выразить благодарность вам и вашей королеве Илии от имени моего отца Невара дар Сараэн и от меня лично, а так же от имени всего народа Санграна. Разрешите к тому же выказать наши соболезнования в сторону погибших и их семей, поверьте, мы разделяем ваши чувства. Хочу так же довести до вашего сведения, что через два дня в честь вашего приезда во дворце будет организован бал.
        - Спасибо, Ваше Высочество, - проговорила Сибилла, - мы точно также выражаем свое сочувствие и вашему народу, наша королева искренне скорбит вместе с вами. - За моей спиной едва слышно фыркнула девчонка.
        - Так скорбит, что прислала ответ только спустя два сумана? - не удержался Рик.
        - На что вы намекаете, капитан Седрик? - выгнула в свою очередь бровь Кэссиди.
        - Какие намеки? Что вы? Просто с трудом верится, что Илия так уж сильно переживает по-поводу случившегося. Я бы сказал наоборот, исходя из данных, находящихся в этих папках и литкралле - он небрежным жестом ткнул в означенные им предметы, лежавшие аккурат в центре стола, - заминка с ответом становится вдвойне подозрительной. Ведь убийства на ваших землях начались намного раньше, чем у нас. И резко прекратились. - Он обвел занервничавших послов взглядом, выдерживая паузу. Нет, все-таки Рик определенно склонен к некоторой театральности.
        - Ваши подозрения беспочвенны. Было бы невероятной глупостью со стороны Физалии ссориться с таким могущественным соседом как вы. К тому же эти убийства не несут под собой никакой выгоды, лишь потери. Эти смерти ничего нам не дают ни с точки зрения политики, ни с точки зрения экономики - феи почти полностью от вас зависят! - на одном дыхании выпалила молодая графиня.
        - В чем выражается ваша так называемая зависимость от нас? Давайте будем честными фина, - продолжал наступать Седрик, - пользуясь договором почти что полувековой давности, ваша королева имеет наглость ставить нам ультиматумы. Вы не думали, что наше терпение небезгранично?
        - Я не понимаю вас, де-фин Седрик, мне казалось, что мы сегодня здесь собрались по другому вопросу, - обронил молчавший до этого Арон.
        - Это так, - кивнул Дэмиан, - но и вы тоже должны нас понять. Из-за столь долго молчания мы уже не знали, что и думать. Ко всему прочему, как верно заметил барон лит Перфо, чаша нашего терпения вот-вот переполнится.
        - Но это полный абсурд! - первой не выдержала юная фея, - На ваших землях ведь тоже погибли лишь крестьяне! В чем логика? Смысл нам убивать ваших крестьян? А своих? Как и врайты, мы всего лишь пострадавшая сторона.
        - Как верно сказала моя дочь, у вас нет причин нас подозревать, - с достоинством произнесла графиня.
        - А вас никто и не подозревает, - решил вмешаться я. - больше никто не подозревает. Мы пришли к примерно таким же выводам, что и вы. Не скрою, вначале мы думали, что убийства дело рук фей, но потом решили отбросить эту идею, как несостоятельную. Сейчас мы теряемся в догадках, поэтому любой информации будем рады. Поэтому я предлагаю как можно скорее перейти непосредственно к обсуждению. Итак, на наших землях погибло уже двадцать пять врайтов, все крестьяне, уровень силы у них средний, знакомы не были и никогда не пересекались, следов никаких не найдено. Все тела обнаружены на достаточном расстоянии друг от друга, но в непосредственной близости от границ с Физалей. Свидетелей нет.
        - У нас почти тоже самое, - заговорил, молчавший до этого Станис, - Только погибших всего пятеро: четверо рабов и баронет. Двое были обнаружены на землях графини, остальные трое на прилегающих к ним территориях, но все достаточно далеко друг от друга. Какой-либо связи между ними установлено не было, связь со стихией полностью отсутствует. Следов магии или ран на телах не обнаружено. Свидетелей нет, - я кивнул на последнее замечание.
        - Вы установили время смерти? - спросил Дэмиан.
        - Да, - ответил Арон, - промежуток между полуночью и тремя, четырьмя оборотами. А у вас?
        - Между полуночью и пятью оборотами. А какой уровень силы был у ваших погибших?
        - Уровень? - изумилась графиня, - о чем вы говорите Дэмиан? Рабы способны разве что на сбор пыльцы и нектара, им даже ромашку вырастить не под силу. А что касается баронета, к сожалению, бедный мальчик был обделен способностями.
        - У вас есть какие-нибудь догадки? - спросил я.
        - К сожалению, мы владеем почти той же информацией что и вы, принц Ширан. Мы перерыли всю дворцовую и университетскую библиотеки в поисках ответа. Ни один вид нежити не подходит. На местах, где были найдены тела, нет ни источников энергии, ни подземных ключей силы, нет ни кладбищ, ни храмов проклятых богов, ни даже капищ, - пожал плечами Станис.
        - Скажите, а при осмотре тел вы не обнаружили у погибших каких-либо заболеваний, пусть даже незначительных, старых? - подала голос охотница. Я посмотрел в ее сторону, но она также стояла возле окна, спиной к послам, не обращая внимания на изумленные взгляды.
        - Мы не осматривали тела на этот предмет, - с заминкой ответила Кэссиди, - мы посчитали, что это пустая трата времени.
        - Ну конечно, лишний час работы - это же так утомительно, - проворчала девчонка, - А архивы?
        - А что архивы? - переспросил Арон.
        - О святые яйца, дайте мне терпения! Вы просматривали архивы? - Она резко развернулась.
        - Нет, в этом не было необходимости.
        - И почему меня это не удивляет, что Илия не разрешила?
        - Да как ты смеешь девчонка, твоя королева...! - слегка повысил голос Станис и злобно посмотрел на Диану.
        - Она не моя королева и никогда ею не была, - с милой улыбкой прервала его Ди. Ноздри Станиса раздувались, словно у племенного быка, он сжал руки в кулаки.
        - Господа, прошу вас, - решил вмешаться я, пока их перепалка не вылилась в новый конфликт, - мы просматривали свои архивы и ничего в них не обнаружили.
        - За какой период? - переключила охотница свое внимание на меня.
        - За последние две с половиной тысячи лет. Дальше не имело смысла. Ни одно событие не может оставить свои следы больше этого периода времени. - Ди как-то задумчиво нехотя кивнула.
        - Скольких вы уже похоронили? - задала она новый вопрос, обращаясь к феям.
        - Всех, кроме баронета, - нехотя ответил Станис.
        - Хоронили как обычно?
        - Да.
        - Тела придется достать, - задумчиво потерев переносицу, сообщила Ди.
        - Это невозможно! - воскликнула старшая графиня.
        - Нет ничего невозможного, - не допускающим возражений тоном ответила она. - Я настоятельно рекомендую вам, господа послы, связаться сегодня с Илией и попросить ее организовать эксгумацию и транспортировку тел в ближайший морг под заклинания стазиса. Чем быстрее это будет сделано, тем лучше будет для всех нас.
        - С чего ты вдруг решила, что можешь отдавать нам приказания, которые мы побежим выполнять!? - опять взвился Станис.
        - Как бы тебе объяснить по-простому? - недоверчиво взглянула она на посла, - Это не только моя просьба, - она ударением выделила последнее слово, - но и настойчивое пожелание принца Ширана, - я кивнул, взглядом обещая девчонке неприятности. Станис после ее слов, густо покраснел, от едва сдерживаемой ярости, но заткнулся.
        - Ваше Высочество, при всем моем уважении к вам... - вмешалась графиня, - Наши традиции не позволяют...
        - Ой, да брось Сибилла, все они позволяют, - всплеснула руками Сид.
        - Но...
        - Зачем тебе тела? - вдруг задала Кэссиди какой-то идиотский, на мой взгляд, вопрос. - Я хочу сказать, зачем их осматривать? Наши дознаватели уже сделали это, все что они обнаружили - в отчетах, - Кэссиди махнула в сторону бумаг. - А по поводу болезней... Думаю, что в любом случае у рабов они были, а баронета ты сумеешь осмотреть и так.
        - Я, конечно, не хочу рушить твои песчаные замки Кэс, но у меня для вас две новости, уважаемые послы, одна хорошая, другая как водится плохая. С какой начать? - вот что-то не нравятся мне огоньки в ее глазах. Чувствую, вынужденное растолковывание послам простых истин, взбесило охотницу.
        - Давай с хорошей, - непонятно чему усмехнулся Арон.
        - Ваши дознаватели - идиоты! И да, это хорошая новость. Потому как сей факт хоть в какой-то мере оправдывает вашу безалаберность в работе. И плохая новость - Я все равно осмотрю тела. Либо эксгумация проходит официально с разрешения королевы, либо ее провожу я и будьте уверены, я не потружусь убрать за собой, - после этих слов в зале на несколько вдохов повисла тишина.
        - Ты нам угрожаешь!? - в тишине комнаты голос Станиса прозвучал с каким-то странным надрывом.
        - Нет, обрисовываю ситуацию.
        - Ты не посмеешь!
        - Хочешь поспорить? - ехидно выгнула бровь она. Посол не нашелся с ответом.
        - Хорошо, я свяжусь с королевой, - кивнула, наконец, графиня. Девчонка на это замечание лишь снова отвернулась к окну.
        - Де-фина, скажите, рядом с местами, где были найдены тела, есть водоемы? - задал я вопрос, мучавший меня.
        - Да, - она удивленно взглянула в мою сторону, - на моих землях два озера. Да и другие жертвы были обнаружены не далеко от ручья и реки. У вас есть какие-то догадки?
        - Нет, просто предположение, - пожал я плечами.
        - Ваше Высочество, - вдруг заговорил Станис, - мы бы хотели с вашего позволения взглянуть на ваших убитых.
        - Об этом не может быть и речи, - раздался голос охотницы прямо за моей спиной, я чуть не подпрыгнул на стуле.
        - Если мне вдруг понадобится твое мнение, я у тебя его спрошу, полукровка! - тут же среагировал посол.
        - Когда, - сделав ударение на первом слове, и встав напротив него, ответила Сид, - тебе понадобится мое мнение, ты дорого заплатишь, чтобы услышать ответ! - Станис после этих слов как-то весь подобрался, и мои щиты чуть не снесло ударом ярости.
        - Но что бы там ни было, тел вы не увидите в лучшем случае еще два дня.
        - Почему? - спокойно с легкой тенью любопытства спросил Арон.
        - Потому что пока я с ними не закончу, я даже близко не подпущу фей к моргу. Я и так убила упырь знает сколько времени на чистку тел от остаточной магии врайтов. И не собираюсь тратить еще столько же на очистку трупов после вас, - теперь она разозлила уже меня. Принимаю решения, и приказы здесь отдаю я!
        - И как же ты собираешься не пускать нас к моргу? Из тебя слабая магичка, Даяна. - издевательски спросил Станис.
        - А ты будешь прорываться в морг с боем? - спокойно спросила Сид, слегка поморщившись, услышав свое имя.
        - Если понадобится, ну так как ты собираешься меня остановить?
        - А я и не собираюсь, - пожала она плечами, переведя взгляд с его лица куда-то в сторону и вниз. Все как по команде посмотрели в том же направлении. Возле правой руки Станиса, положив огромную морду на стол, сидел леопард. Он нежным взглядом мясника рассматривал лицо мужчины и грустно вздыхал. Затем, также не отрываясь от лица Станиса, облизнулся. Посол в свою очередь встал было со стула, но потом видимо передумал, решив сохранить хоть остатки достоинства, и лишь вперил яростный взгляд в девчонку. Она лишь ласково смотрела на своего леопарда. Плечи, сидевшего слева от меня Рика пару раз подозрительно вздрогнули, он откашлялся, и лишь после этого смог взять себя в руки.
        - Как скажете фина, - с улыбкой ответил ей Арон, уводя беседу в более мирное русло. Сид, с подозрением глядя на него, кивнула.
        - Скажите, тот раб, что был казнен по подозрению в убийствах, кто он? Как вам удалось установить его связь с произошедшим? - обратился я к послам.
        - Он был из беглых, - начала Кэссиди, - за долги его приговорили к пожизненному рабству и работе на севере, но ему как-то удалось обмануть стражей. Он сбежал за два дня до того момента, когда было обнаружено первое тело. Так же были несколько свидетелей, видевших, как он крутился рядом с телами баронета и другого раба. Когда его нашли, в месте где он прятался обнаружили кое-какие личные вещи фина Танив Дэра, этого было достаточно.
        - Я не увидел в отчетах записей о допросах, почему?
        - Видите ли, - заговорил Станис, - когда мы нашли Талота, он был не в себе. Постоянно кричал и нес какую-то околесицу про преданных детей и про каменные маки, за четыре дня мы не добились от него ни одного вразумительного слова. Дальше тянуть не имело смысла, и был отдан приказ казнить раба, - я кивнул, охотница с подозрением оглядела каждого посла и коротко фыркнув, отвернулась.
        - Вы, между прочим, так и не ответили на вопрос, - тихо проговорила она, не отрывая взгляда от окна.
        - На какой? - вскинула вверх брови Сибилла.
        - Почему Илия ответила на послание Его Высочества лишь спустя два сумана?
        - Мы не знаем, - слишком быстро среагировала графиня, - свои решения королева принимает самостоятельно.
        - Уверены?
        - Абсолютно, - издевательски хмыкнул Станис, - К тому же, какое право ты имеешь задавать нам подобного рода вопросы! Это чистой воды оскорбление!
        - О, прошу, оставьте этот пафос, - улыбнулся я, - к тому же мне тоже интересно.
        - Мы действительно не знаем, Ваше Высочество, - глядя мне в глаза, напропалую врала графиня.
        - Это ваше последнее слово? - с какой-то обреченностью в голосе спросила девчонка. Я удивлено взглянул на нее.
        - Да, - кивнул Станис.
        - Ну что ж, я дала вам шанс, - Сид подошла к столу и обвела послов насмешливо-ленивым взглядом.
        - Я думаю, что знаю, почему вы получили ответ спустя лишь два сумана, принц Ширан.
        - Да неужели?! - повысил голос Станис.
        - Продолжай Ди, - кивнул я.
        - Я думаю, что эти два сумана Илия потратила на поиск выхода из сложившейся ситуации. Видите ли, в последнее время отношения королевы и некоторых представителей знати стали несколько... натянутыми. Неразумное стадо слишком часто стало высказываться против проводимой в государстве политики. Не то что бы ситуация вышла из-под контроля, нет, до этого еще далеко, но все же... Недовольные шепотки по углам, мелкие заговоры, начала проявлять активность, прятавшаяся по норам, оппозиция. В общем, год у Илии выдался напряженный, и в завершение ко всему эти убийства.
        - Заткнись Даяна! - прорычал Станис. Она даже не посмотрела в его сторону.
        - Изначально на смерть нескольких рабов даже не обратили внимания. Ну, подумаешь две коровы из всего поголовья. Но потом был обнаружен баронет. Думаю, Илия с самого начала знала, что найти ничего не удастся, дело трещало по швам. Подумать только, убит знатный де-фин, а дознаватели Физалии бессильны. - Даяна! - вскочил со своего стула Станис, и снова мимо. Выдержке девчонки можно было позавидовать. По мере ее речи, Сибилла и Кэссиди волновались все больше.
        - По дворцу поползли слухи, родители погибшего требовали наказать виновного, двор гудел как растревоженный улей! Понимая, что нужно что-то делать и, причем срочно, королева подсуетилась и казнила 'виновника'. Убийца был найден, справедливость восстановлена, знать успокоилась - уверившись в надежности власти королевы, попряталась по норам оппозиция, публичные казни действуют безотказно. Все счастливы, под бурные овации публики можно опускать занавес. А тут ваше сообщение... Возможно, Илия тогда впервые почувствовала, как под ней задымился трон.
        - Даяна, я предупреждаю тебя! - снова попробовал вмешаться Станис. Охотница слегка поморщилась и сделала вид, что прочищает заложенное ухо.
        - Все так успешно складывалось, а вы лишь одной бумажкой умудрились испортить 'великолепный' план, - она наигранно покачала головой. Я разозлился не на шутку. Если то, что сказала сейчас Сид правда, значит, мои дознаватели потратили свое время впустую, изучая ложные бумажонки! Возникал вполне справедлтвый вопрос, есть ли в словах и отчетах фей хоть капля правды?
        - Даяна, закрой свой поганый рот! - Станис ударил по столу кулаком, леопард девчонки угрожающе зарычал.
        - Тише, мой хороший, дядя просто перенервничал, - проворковала она и улыбнулась, глядя на посла. Ехидно, издевательски. - Я все же советую тебе не делать резких движений Станис, если тебе дороги твои конечности.
        - Да как ты смеешь, ничтожество!
        - Станис, - оборвала его графиня, - Успокойся немедленно, иначе тебе придется покинуть зал.
        - Успокоится?! Ты это мне говоришь? Посмотри на нее Сибилла! Посмотри внимательно на свою дочь! Она совершенно растеряла все то, чему ты пыталась ее научить, она не уважает нас, она открыто издевается над нами, она смеет нам приказывать и ставить условия! Твоя дочь - низкородная, грязная полукровка - заставляет всех нас прыгать под ее дудку! - посол был взбешен, он почти срывался на крик, а Сид лишь холодно и безразлично слушала его. В зале повисла тишина. Спектакль, начавшийся вчера, оказывается был в двух действиях. Я понимал, что Станиса нужно убрать пока он не довел Диану, но не успел.
        - Она такая же тварь, как и ее отец! - отчетливо раздалось в тишине комнаты. Диана дернулась как от удара и словно очнулась, сбрасывая показное спокойствие. Она резко перегнулась через стол и, схватив посла за воротник рубашки, притянула его вплотную к себе. В ее глазах полыхал зеленый огонь, спицы на браслете удлинились. Станис попробовал вывернуться, но девчонка держала крепко, воротничок рубашки впился ему в шею, из-за чего стали отчетливо видны вздувшиеся вены.
        - Я предупреждаю тебя Станис в первый и последний раз, - прошипела она, оскалившись, глаза пылали зеленым огнем - Никогда не смей даже упоминать имя моего отца! - она встряхнула его, - Иначе я вырву тебе язык и заставлю тебя его сожрать. И поверь мне, это будет самая меньшая из твоих неприятностей. Ты понял меня? - она еще раз встряхнула его. - Я не слышу, - Станис продолжал молчать, сверля охотницу взглядом, потом пару раз глубоко вздохнул и кивнул. Сид тут же разжала пальцы, и мужчина мешком свалился на свой стул, растирая шею. Остальные члены делегации сидели, замерев, и смотрели на нее, словно видели впервые. Кэссиди, чья улыбка исчезла еще в самом начале рассказа Сид, нервно теребила манжеты на рукавах, на бледном личике читалась тревога. Сибилла держалась более уверенно, но в чувствах царил полнейший бардак, начиная от смятения и заканчивая банальным страхом. Арона же, похоже, случившееся удивляло и забавляло.
        - Де-фин Ренок, я думаю, вам лучше покинуть нас, - отчеканил я. Посол, все еще кипя от злости, коротко поклонился и направился к выходу из зала.
        - Но прежде, чем вы уйдете, - я с удовольствием отметил, как он едва слышно скрипнул зубами и через силу повернулся лицом к присутствующим, - я хочу несколько прояснить ситуацию, и это касается всех. Фина Диана работает со мной, - девчонка в изумлении уставилась на меня, - и прошу вас впредь к ее словам и действиям относиться с таким же уважением, как и к моим собственным. В противном случае, из нашего сотрудничества ничего не выйдет, и вам придется покинуть территорию Санграна. Я надеюсь, вы трезво оцениваете последствия такого развития событий, - как и ожидалось, послы занервничали еще больше.
        - Мы понимаем, прошу простить нас, Ваше Высочество, - проговорила графиня, сверкая взглядом в сторону Станиса. Я нацепил на лицо снисходительную улыбку. Посол, еще раз извинившись, наконец-то вышел.
        - А теперь графиня, я жду объяснений, - я откинулся на спинку стула и приготовился внимательно слушать.
        - Я прошу простить нас, - тщательно подбирая слова и вымученно улыбаясь, начала Сибилла. - за этот вынужденный обман. Мы не раскрыли вам всей правды лишь по приказу королевы. Илия намеревалась сегодня же связаться с вами и лично объяснить ситуацию. В наше же оправдание могу сказать лишь, что в остальном мы были с вами предельно честны, - на протяжении всей своей пламенной речи, графиня не поднимала глаз от сложенных на столе рук и лишь в конце решилась взглянуть на меня. Я опустил все щиты, стараясь уловить хоть намек на ложь, но кроме вполне очевидного беспокойства ничего не почувствовал.
        - Хорошо, графиня, предлагаю забыть этот досадный инцидент, - послы облегченно выдохнули и дальше разговор протекал вполне мирно. Сид, впрочем, больше ни разу не проронила ни слова и лишь прохаживалась вдоль окна. Какое-то время беседа еще велась на основную тему, а затем как-то плавно и незаметно скатилась к обсуждению политики, торговли и цен на нрифт. Первым заскучал Дэмиан и, собрав со стола бумаги и литкраллы, покинул комнату. Следующим ретировался Седрик, сославшись на неотложные дела. Арон еще немного посидел, пристально изучая потолок и не вмешиваясь в пространные рассуждения о несправедливо высоких пошлинах, но затем тоже не выдержал и сбежал. Спустя еще десять лучей комнату покинули графиня и ее дочь, полностью отчаявшись добиться от меня снижения налогов на ввозимые товары, вслед за ними выскользнул леопард. Я обернулся к окну и стал наблюдать за охотницей. Диана продолжала мерить шагами комнату и хмуриться, напряженно о чем-то размышляя. Короткие и выверенные шаги, четкие и в тоже время плавные, абсолютно бесшумные движения, напряженная спина и ровный как обычно эмоциональный фон.
Белая прядка снова выбилась из косы, падая охотнице на глаза, в своих раздумьях она кусала кончик ногтя. Понимание того, что я ее недооценил, неприятно кольнуло сознание. Сегодня она тыкала послов носом в их же ошибки, словно неразумных котят, и до последнего старалась сдержаться. Хотя я тоже хорош, последнее время слишком мало внимания уделял донесениям шпионов и практически совсем перестал поглядывать на соседние государство. Тоже мне умудренный опытом политик! В тишине прошло еще несколько лучей, Диана по-прежнему размышляла о чем-то своем, я же пытался унять кипевшую во мне злость. Получилось с трудом.
        - Диана, нам нужно поговорить, - обратился я к девчонке, более или менее взяв себя в руки.
        - Поговорить, - пробормотала она, не останавливаясь.
        - Тогда присядь, иначе, боюсь, ты протопчешь в ковре дыру.
        - Дыру, - согласно кивнула она.
        - Диана, с тобой все хорошо?
        - Хорошо, - отозвалась она, разворачиваясь.
        - Диана, ты меня слушаешь?
        - Слушаю.
        - А слышишь?
        - Слышу, - складывалось ощущение, что надо мной издеваются. Злость опять начала выползать из своей клетки.
        - А мне кажется, нет.
        - Нет, - тут же кивнула она, направляясь в другую сторону.
        - Ты издеваешься?
        - Издеваюсь, - последовал незамедлительный ответ.
        - Диана!
        - Угу.
        - Диана, посмотри на меня, - ноль реакции.
        - Диана, в конце концов, это просто смешно, - она снова никак не отреагировала. Я поднялся со стула.
        - Диана, - и снова ничего. Я встал напротив нее и сжал плечи, безумно хотелось ее встряхнуть пару раз. Она медленно подняла на меня глаза, пару раз моргнула и дернулась, сбрасывая мои руки. Некоторое время мы простояли молча, разглядывая, оценивая и делая выводы. Вдруг в голову пришел вопрос: а какая она, когда улыбается? Не ехидно или издевательски, а искренне, не скрывая эмоций?
        - Почему я вас не чувствую? - вдруг спросила она, отвлекая от странных мыслей.
        - А должна? - ехидно спросил я.
        - Должна.
        - Хм, понятия не имею, - ага, так я и рассказал тебе. Снова повисла тишина, девчонка пристально меня разглядывала, пытаясь понять.
        - Вытяните руку, - вдруг попросила она. Я, даже не задумываясь, исполнил ее просьбу.
        - Не так, - нахмурилась она и повернула протянутую конечность ладонью вверх, затем стянула с себя перчатку и вытянула свою руку над моей.
        - Нет, даже так не чувствую. Что за гоблин?
        - Я же сказал, что не знаю, - пожал я для наглядности плечами, едва сдерживая смех. Сейчас она была похожа на ребенка, пытающегося дотянуться до банки с любимым вареньем, которую родители специально поставили на самую верхнюю полку. Но как бы она не подпрыгивала, на какой бы стул не залазила, у нее ничего не получалось, и она дулась и злилась, чуть ли не топая от досады ногами.
        - Ладно, о чем вы хотели поговорить?
        - Ну, во-первых, откуда у тебя информация про раба?
        - Неужели вы думаете, что я так просто сдам своих информаторов? - я снова подавил улыбку.
        - Диана, в этот раз не выйдет. Отвечай на вопрос, - девчонка тяжело вздохнула.
        - Разговор ведь будет долгим? - взглядом прося меня опровергнуть ее предположение, спросила она. Я кивнул. Снова обреченный вздох.
        - Прикажите, пожалуйста, подать кофе. Как только слуга поставил кофейник на стол и разлил ароматный напиток по чашкам, Диана заметно приободрилась. Из взгляда исчезло сонное выражение, движения стали более резкими. Она обхватила свою чашку двумя руками, будто замерзла, крепко зажмурилась и глубоко вдохнула запах кофе. Я наблюдал, как она медленно отпила и явно довольная приоткрыла свои золотые глаза. С края ее чашки вниз медленно сползала кофейная капля. Не обращая на меня внимания, она следила за ней взглядом. Когда капля уже готова была упасть на стол, она склонила голову ближе к чашке и приоткрыла губы. Медленно, бесконечно медленно она слизала ее языком, а затем удовлетворенно выдохнула. Я напряженно сглотнул, не в силах оторваться от этого зрелища. Почему-то резко пропало желание вести с ней какие-либо разговоры, захотелось схватить ее, прижать к себе и бесконечно долго целовать этот упрямый рот, наслаждаясь оставшимся запахом кофейных зерен и ее собственным - меда и корицы. Целовать пока хватит дыхания, целовать пока не зашумит в голове, целовать пока она окончательно не сдастся.
        - Почему вы так смотрите на меня? - прозвучал ее вопрос. Как обухом по голове!
        - Как так? - судя по озадаченному лицу, она действительно не понимала. Боги, как такое возможно?
        - Не знаю, будто задушить готовы? - знала бы ты, насколько близка к истине. - Что я опять сделала не так? - да нет, все в порядке, вот только брюки вдруг резко стали тесными. Я готов был рассмеяться над нелепостью ситуации. Никогда не замечал за собой подобного, может, просто женщины давно не было? Или...
        - Ты специально это сделала? - я выгнул бровь.
        - Если вы про Станиса, то это он довел меня, а никак не наоборот, - ответила она. Нет, похоже, она действительно не задумывалась о том, что творила пару вдохов назад.
        - Кажется, ты вчера обещала мне, что подобное не повторится.
        - Я еще раз повторяю, я пыталась сдержаться, действительно пыталась, но оскорблений в сторону моего отца я ни от кого не потерплю. Неважно Станис это или кто-то другой. Хотя, он как был базарной бабой, так базарной бабой и остался, - с последней ее характеристикой посла я был полностью согласен.
        - Значит ли это, что ты сможешь держать свою ненависть к послам под контролем?
        - Ненависть? - охотница коротко рассмеялась. Смех был надрывным со вкусом горечи и злой иронии.
        - Вы так и не поняли. К сожалению, я не умею ненавидеть, - к сожалению? Почему к сожалению? - Если быть до конца откровенной, мне плевать на них. Но до тех пор, пока они будут вести себя подобным образом, я буду вынуждена защищаться. Могу лишь обещать, что первой на рожон не полезу и обострять конфликт не буду.
        - Почему Станис настолько боится тебя? - Диана чуть не подавилась кофе.
        - С чего вы взяли?
        - Брось, Ди, мне можешь не врать. Я хоть и не могу читать твои эмоции, но вот его чувства для меня открытая книга, - но судя по ее лицу, она действительно не подозревала о страхах старого знакомого.
        - Я никогда не задумывалась... И, я не знаю. Я всегда считала, что он просто презирает меня, недолюбливает, думала, ему просто доставляет удовольствие унижать меня, но боится... - она потерла переносицу, - звучит как бред.
        - И все-таки, зная сейчас об этом, ты можешь назвать причину?
        - Нет, не могу и, в любом случае, вас это не касается, - отчеканила она.
        - Ошибаешься, касается на прямую, - охотница фыркнула, - но пока оставим эту тему. Так скажи мне, откуда тебе стало известно про раба? - я отпил из своей чашки, не сводя глаз с девчонки.
        - Вы всегда перескакиваете с темы на тему?
        - Ты не ответила.
        - Я и не собиралась. Источник более чем надежный, можете не переживать по этому поводу, - главное держать себя в руках.
        - Ди, я уже говорил тебе, что дважды не повторяю, поэтому давай проясним кое-что: я задаю вопрос, ты отвечаешь и никак по-другому. И еще приказы здесь отдаю я, ты не имела права ставить послам условия от моего лица. Не имела права, решать без меня пускать их в морг или нет. Ты выставила меня в достаточно глупом свете, - я старался быть вежливым, терпеливым и не сорваться.
        - Послушайте, принц Ширан, я осознаю, что всю свою жизнь вы приказываете другим, и вас беспрекословно слушаются, вы привыкли к подобному положению дел, - в голосе сквозил лед и насмешка.
        - Но я не жительница Санграна, не ваша слуга и уж тем более не ваша раба, поэтому я буду отвечать лишь на те вопросы, на которые посчитаю нужным, и вести себя так, как посчитаю нужным, - что ж я действительно пытался быть вежливым.
        - А вот тут ты ошибаешься, девочка. Чтобы я не говорил сегодня послам, ты, в первую очередь, товар. Товар, за который я отдал баснословную кучу денег, - девчонка со звоном поставила свою чашку на стол и, сверкая глазами, уставилась на меня. - Некачественные или испорченные вещи я обычно выкидываю, как и вещи, не удовлетворяющие моим требованиям, - она сама напросилась на этот разговор.
        - Выкидываете? - я кивнул, - Перечитайте контракт, Ваше Высочество...
        - Думаю, тебе это нужно больше, чем мне. Пункт два точка четыре - условия сотрудничества. Охотник обязуется оговаривать и докладывать обо всех своих действиях заказчику, согласовывать с заказчиком планы охоты, предоставлять заказчику всю необходимую информацию, - по мере того, как я говорил, Ди злилась все больше, - и беспрекословно выполнять прямые приказы и просьбы заказчика. Как-то так, - пожал я в конце плечами.
        - Убью Дакара, - едва слышно, даже для слуха врайта, пробормотала она.
        - Рад, что мы друг друга поняли. Я тебя внимательно слушаю - откуда ты узнала про раба? - она шумно выдохнула и потерла виски.
        - Кое-что мне рассказал один из охранников, сопровождающих делегацию.
        - Дай угадаю, Каришат? - в следующее мгновение я имел счастье наблюдать, как Диана пытается вернуть на место упавшую челюсть. Я сдержал смех.
        - Кроме послов больше никто кроме него не мог знать таких подробностей, остальные - всего лишь рядовые солдаты. Они далеки от политики и от кулуаров дворца, - пояснил я.
        - Зачем спрашивать, если знаешь ответ?
        - Хотел удостовериться. Ты проверяла информацию, полученную у Каришата, и поэтому опоздала? - девчонка кивнула, - А еще кто?
        - Знаете, охотники имеют достаточно широкую сферу влияния. В СВАМ поступает информация почти ото всюду, вы же не думаете, что только у вас есть шпионы? - она ехидно выгнула бровь, я хмыкнул.
        - Есть еще что-то, кроме того, что ты уже озвучила, что мне следует знать?
        - Есть мои предположения, - я кивнул, - Ну, во-первых, мне кажется, что со смертью того баронета не так все просто, - она поднялась, налила себе еще кофе и снова начала мерить шагами комнату, - Не знаю, что именно, но что-то мне не нравится во всей этой истории.
        - Что именно?
        - Он единственный пострадавший, имеющий отношение к власти, пусть и призрачное. Его еще не похоронили, что тоже странно, потому как с момента его смерти прошло достаточно много времени. Зачем феи держат его труп под стазисом? Здесь напрашивается два варианта развития событий, - я опять вертел монетку между пальцами, внимательно слушая девчонку. - Первый, он, по неизвестной мне причине мешал Илии, и она решила его убрать, списав все на нашего злоумышленника. Видимо что-то пошло не так и остались какие-то следы, поэтому его все еще держат в морге. Между прочим, родители и родственники тела не видели. Но все это не очень-то логично. Танив Дэр - третий сын, без способностей, ничем не выделяющийся. Он не имел права голоса, он не унаследовал бы земли и состояние своих родителей, максимум, что ему светило в будущем - карьера военного, и то вряд ли, баронет был слабым и слегка малодушным.
        - Идея так себе, и требует доработки. Хотя, честно говоря, просмотрев документы, я тоже подумал о подобном. А второй вариант?
        - Второй вариант, - она сделала глоток, - баронет - случайная жертва. В том смысле, что наш убийца ошибся. Принял представителя знати за раба или собирателя. Причем ошибся по-крупному, ведь если бы не эта смерть, я вообще сомневаюсь, что феи занялись бы расследованием. Но при таком раскладе не понятно, почему тело не отдали родственникам, - я снова кивнул.
        - Еще что-то?
        - Да, пожалуй, но это опять же лишь мои предположения. По поводу казни Талота. Я не думаю, что феи действительно проводили тщательное расследование. Так же не думаю, что он действительно имел какое-то отношение к убийствам. Меня настораживает количество свидетелей. Слишком много народу видело, как он ошивался рядом с местами, где были найдены трупы. Ведь обычно трудно найти хотя бы одного свидетеля, а тут их, по меньшей мере, с десяток. И еще это его сумасшествие... Очень удобно. Вещи же, ему могли просто подкинуть. К тому же скорость, с которой его нашли, допросили и казнили, просто поражает. Все это заставляет думать, что он просто оказался в неподходящем месте в неподходящее время. Но я бы все равно хотела осмотреть его тело вместе с другими.
        - Тут я с тобой согласен, судя по всему, феи не очень-то серьезно относятся к произошедшему, - девчонка кивнула.
        - Почему вы спрашивали про воду? - я нахмурился. Показать или нет?
        - Я покажу тебе, присядь, - наконец, решился я и поставил один из стульев напротив себя. Девчонка озадаченно с легкой долей любопытства выполнила мою просьбу. - Поставь чашку и сними перчатки, - к моему удивлению она послушалась. - На тебе есть какие-то ментальные блоки? - она кивнула.
        - Снимай.
        - Но...
        - Снимай, я не буду рыться в твоих воспоминаниях или эмоциях, - она еще пару вдохов колебалась, а потом закрыла глаза и пробормотала несколько слов, стянула с волос шнурок и сняла жилет.
        - Все. Что вы собрались делать?
        - Я думаю, что лучше будет показать тебе, что я видел, нежели рассказать, - ответил я, рассматривая фигурку охотницы. Надо сказать, мне обычно нравились девушки с более пышными формами. Сид же была слишком худой и поджарой. Что-то меня снова потянуло не в ту степь, - Я пущу тебя к себе в сознание, ты делала что-нибудь подобное?
        - Не совсем, - пробормотала она.
        - Тогда слушай, просто расслабься и постарайся ни о чем не думать, но и не отвлекаться. Возможно, что сначала почувствуешь головокружение или падение, главное не сопротивляйся. К тебе в голову я не полезу. Хорошо? - она неуверенно кивнула. Я взял ее ладони в свои руки и закрыл глаза, снимая собственные блоки с того фрагмента памяти, который хотел ей показать, вызывая в памяти ощущения и эмоции, пропуская свою энергию сквозь свои руки в нее. Когда сила, наконец, заструилась по ее телу, нас будто молнией шибануло, по телу пробежали мурашки. Не скажу, что было неприятно, скорее наоборот, очень приятно. Что за хрень? Ладно, потом выясню. Диана попыталась вырвать руки, я не позволил.
        - Не дергайся, - прошептал я, чувствуя ее напряжение. Она сдавленно толи выдохнула, толи застонала, - расслабься. Я услышал, как она пару раз вдохнула. Я крепче сжал ее теплые ладошки и почувствовал какое-то препятствие. Она не пускала меня.
        - Ди, расслабься, иначе будет больно, - у нее не получалось, я прекрасно чувствовал это. Пришлось усилить давление, но преграда не исчезала, как я не старался. Если подниму уровень силы еще выше, ей точно будет больно. Духи грома! Я начинал терять контроль.
        - Успокойся, мать твою! - не выдержал я, и снова ударил по блоку. Она едва слышно вскрикнула и снова дернулась, - Тише, девочка, все хорошо. Больно больше не будет, - прошептал я, поглаживая ее ладошки, - Теперь просто смотри.
        Я открыл свои воспоминания. Дальше произошло что-то странное. По мере того, как я показывал ей, увиденные картинки, мне пришло ее воспоминание. Кожу словно обдало теплым ветерком, я услышал звуки леса и плещущейся где-то рядом воды. Перед глазами возник мужчина, красивый с хищными, острыми чертами лица и ярко-золотыми глазами. В простой рубашке и брюках он сидел на веранде какого-то дома и держал на руках маленькую девочку. Ей было не больше трех, короткие цвета запекшейся крови волосы теребил легкий ветер, принося с собой запахи жимолости и кувшинок. Ее глаза были такого же цвета, как и у мужчины, в левой пухлой ручке она сжимала какую-то блестящую бумажку. Ребенок с увлечением и невероятным упорством пытался оторвать одну из пуговиц на рубашке человека, сопя, словно рассерженный ежик. Мужчина с любовью смотрел на девочку и счастливо улыбался. Наконец, маленькой проказнице удалось совершить задуманное и, зажав пуговицу в кулачке, она задорно и звонко рассмеялась, обнажая маленькие зубки.
        - Лю, папина пуговица - не игрушка, - тихо посмеиваясь, проговорил мужчина, - отдай. Девочка помотала головой и, спрятав кулачок за спину, улыбнулась еще шире.
        - Значит, не хочешь по-хорошему? - девчушка снова помотала головой. С притворным рыком отец принялся щекотать ребенка. Она звонко смеялась и вырывалась из рук человека. Через несколько вдохов увлекательная забава прекратилась, она так и не разжала ручку. Малышка удобнее устроилась на коленях отца и посмотрела на него сияющими глазами, потом раскрыла ладошку и отдала свою добычу.
        - Папа! - она звонко поцеловала его в щеку. - Лю!
        - Папа тоже тебя любит Люга, - вставая на ноги и перехватывая дочь удобнее, ответил мужчина, - пойдем, тебе пора кушать. Он зашел в дом, и меня выкинуло из воспоминаний Ди. Я сидел, восстанавливая дыхание, по-прежнему с закрытыми глазами, девчонка все еще находилась в моей памяти. Она вздрагивала и часто, надсадно дышала. Что, проклятые боги, это было такое. С какого, я вдруг увидел воспоминания Дианы? Я ведь не рылся у нее в голове, я даже блок специально поставил! Так в чем дело? От мыслей меня оторвал сдавленный крик Дианы. Пора заканчивать. Я сосредоточился и медленно перекрыл связь, но рук не разжал.
        - Ди, все нормально? - она медленно кивнула и с трудом открыла глаза. - Ты все видела, что скажешь?
        - Странно все это - хрипло ответила она, - словно это неполные воспоминания. Думаете, туман создали специально? - я кивнул.
        - Хорошо, возьму на заметку. Почему меня вначале ударило молнией?
        - Такое иногда случается, прости, если было больно, но ты меня не пускала.
        - Нормально, - отмахнулась она, пристально разглядывая меня. Потом спохватившись, выдернула свои руки из моих, скрепила волосы лентой и надела жилет.
        - И все?
        - Не понимаю.
        - Эти воспоминания, действительно, вызвали у тебя лишь интерес?
        - Ну да, - она удивленно вскинула брови вверх.
        - А сострадание, жалость, грусть, может быть злость?
        - С какой стати? Я не знала погибшего. Он лишь материал, вы разве относитесь к нему по-другому?
        - Да. Он мой подданный и его смерть вызывает во мне грусть и злость.
        - Ну, это ваши проблемы, - фыркнула она, - к чему этот разговор?
        - Хочу понять тебя, - пожал я плечами.
        - Выкусите, Ваше Высочество, в контракте это не прописано, - я расхохотался, - Чего вы ржете!?
        - Ты неподражаема, - сквозь смех выдавил я.
        - А вы невыносимы, - процедила она.
        - Спасибо за комплимент, - я отвесил шуточный поклон, девчонка раздраженно фыркнула.
        - Это все, что вы хотели обсудить со мной?
        - На данный момент, да, а там видно будет. Надеюсь, ты все уяснила по-поводу согласования со мной своих действий, - она медленно поднялась со стула, в глазах зажегся нехороший огонек.
        - Да, Ваше Высочество, все предельно ясно, - не понравилось мне, как это прозвучало. Я понимал, что меня провели, а где именно, не понимал.
        - Отлично, - осторожно сказал я.
        - Я иду в морг, это приемлемо? Не вызывает возражений? А нареканий? Может у вас другие планы?
        - Нет, можешь идти, - я открыто улыбался, не скрывая своего веселья. Ну, чисто ребенок. Девчонка резко развернулась и направилась к двери.
        - Ди, - окликнул я охотницу, поддавшись порыву. Она обернулась, вопросительно выгнув бровь, - не хочешь скрепить новое соглашение между нами.
        - Идите к духам грани, Ваше Высочество, - вежливо улыбнулась она и хлопнула дверью. Я снова расхохотался. Два - ноль в мою пользу, играем дальше.
        Обсидиана Забывшая.
        Убью врайта! Убью Дакара! Убью Лайру! Всех на фиг убью! Позову Елену, и мы вместе станцуем на костях! Грррр! Я сидела в морге на полу и невидящим взглядом смотрела в раскрытый контракт. Пункт два точка четыре - права и обязанности сторон! Твою мать, что мешало мне просмотреть его до подписания? Глупая самоуверенность, глупая охотница, глупая Обсидиана! Я со злостью зашвырнула литкралл в стену. Громко тренькнув, он откатился под один из столов, я вздохнула и полезла за ним. Так все. Нужно взять себя в руки. Вдох - выдох, вдох - выдох, вдох - выдох. Блин, голова закружилась, чудесно! Убью Лайру. Я открыла зеркальце и поставила завесу тишины. Кому первому? Ответа пришлось ждать долго, но я создание упорное. Надо будет - из-под земли достану. Через шестнадцать вдохов ректор наконец-то появился в моем поле зрения. Взъерошенный, сонный, с темными кругами под глазами и явно не очень-то довольный моим появлением в его зеркале.
        - С хмурым утречком, Дакар, - поздоровалась я. Какое-то время он, щурясь, вглядывался в мое лицо.
        - Смотрю, ты прочла контракт, - я кивнула, - Орать будешь, - констатировал он, тяжело вздохнув.
        - Хочется, конечно, но смысл? Сама виновата, - пожала я плечами.
        - Ты меня пугаешь, Обсидиана, что-то случилось? - он пристальнее вгляделся в мое лицо.
        - Нет, все отлично, Дакар, - ну не говорить же ему, что я на родственничков наткнулась, он сощурился.
        - Тогда, чем обязан?
        - А может я соскучилась? - выгнула я бровь, он скептически хмыкнул, - Ладно, у меня к тебе пара вопросов. Первый, мне нужен краткий ликбез по Эхо.
        - Ты же мне курсовик сдавала по этой теме, - возмутился он.
        - О, в ком-то проснулся ректор, - вздохнула я, - Дакар, вот скажи мне, почему это происходит не в момент сдачи несчастного опуса, написанного левой пяткой на бегу, а во время подобных разговоров?
        - Умничаешь? Может, тогда без меня справишься? В врайтскую библиотеку заглянешь, книжки полистаешь? - выгнул он бровь.
        - Молчу. Поняла. Была не права. Исправлюсь.
        - Ага, верю, как же. После охоты, материал по Эхо будешь пересдавать.
        - Ну, Дакар! - заныла я, - Я в отпуск хочу после охоты.
        - Вот пересдашь и отправишься! - твердо заявил он.
        - Грозный, как жук навозный, - пробормотала я, - Так что там с Эхо?
        - Две, две с половиной тысячи лет - предел длительности, - он откинулся на спинку мягкого кресла и потер, заросший щетиной, подбородок, - Как правило, чем грандиознее событие или чем больше в нем магии, тем Эхо сильнее. Война, скажем, между двумя племенами тигров оставит точно такой же след, как и принесение в жертву человека. Эхо будет чувствоваться лет десять, не больше, и сильным не будет.
        - Дакар, ту чушь, что сдавала тебе два года назад я помню и так. Мне нужна информация, которой нет в учебниках. Так что скажи, интенсивность всегда зависит от времени.
        - Да, чем больше временной промежуток, тем оно слабее.
        - Это точно? Исключений быть не может?
        - Нет, я, по крайней мере, ни о чем подобном никогда не слышал, - вот блин, мимо.
        - А радиус действия?
        - Тоже зависит от события. Предел - полтора дня пути от места.
        - А храмы проклятых богов?
        - Хм, тут немного сложнее, если в храме пусть даже раз в два года проводят ритуалы, Эхо будет стабильным и достаточно сильным. Да и в любом другом месте, несущем в себе отпечаток, действуют те же правила. Поле боя, кладбище, проклятый дом... - я, молча, пыталась переварить услышанное, - Но если в храме достаточно простого убийства, то в других местах это должен быть специальный ритуал.
        - А силы такого Эхо хватит, допустим, на большое направленное проклятие, если жертвоприношения возобновились недавно, а отпечатку события более полутора тысяч лет?
        - Нет, даже если бы Эхо было всего пятьсот лет. Понимаешь, Обсидиана, даже слабым Эхо практически невозможно управлять, а направить его на кого-либо конкретного, к тому же жертва ведь не одна... - Дакар отрицательно покачал головой, - Эхо - словно проклятие, только оно поражает всех без разбора.
        - Пока понятно, а хоть как-то использовать Эхо можно?
        - Можно его разбудить, при помощи все тех же жертвоприношений. Но чтобы управлять... И думать забудь. Мне страшно представить, какой силы должно быть существо способное на такое. К тому же подобная магия оставляет много следов, не заметить их нереально.
        - Мда, ты просто моя розовая птица счастья, - пробубнила я.
        - Я всегда думал, птица счастья синяя, - не уловил он идею.
        - Синяя - это у нормальных охотников. У меня она розовая и зовут ее Обломинго, - хмыкнула я. Дакар не отреагировал, просто напряженно разглядывал что-то за моей спиной.
        - Ты где? - наконец спросил он.
        - Еще во дворце, - вздохнула я.
        - Какого гоблина, ты там торчишь!?
        - О, привет паранойя, - я поморщилась.
        - Обсидиана, я серьезно, почему ты еще там?
        - Трупов много и осматривать их приходится по-старинке - тела насквозь провоняли врайтами. Тени чувствуют только их магию, а про Стэра я вообще молчу. Еще минимум два дня уйдет.
        - Заканчивай быстрее и сваливай.
        - Ты думаешь, я удовольствие получаю?
        - Что-то не так? - нахмурился Дакар.
        - Я не чувствую принца, - ректор на пару вдохов ушел в острал.
        - Что совсем?
        - Нет, тени и метели, наполовину! Дакар, я смотрю, не одна я по утрам плохо соображаю.
        - Прости. Скорее всего, какой-нибудь амулет, - он устало потер глаза.
        - Амулет, способный скрыть сущность от Теней? - я подскочила и ойкнула, ударившись головой о стол. Ректор усмехнулся.
        - Да, наверное, остался после войны.
        - Ты же сам говорил, что подобные артефакты уничтожены! - ректор посмотрел на меня как на идиотку, я мысленно обругала себя.
        - Тем более тебе нужно поторопиться. Я посмотрю в архивах, может, найду что-нибудь по этому вопросу. Но все равно держись от него подальше.
        - Прекрати Дакар, это не первая моя охота, справлюсь. К тому же ты постоянно мне говорил, что пора учиться охотиться в 'стае'. Можешь считать, что я следую твоему совету.
        - Допустим, но будь предельно осторожна, Обсидиана, - я кивнула, - Ты неважно выглядишь.
        - Ты тоже красотой не блещешь, - парировала я, - что случилось?
        - Нет, ничего, о чем тебе следует знать.
        - Мне не нравится твой ответ, - прищурилась я, - но пока настаивать не буду. Не прощаемся.
        - Никогда, - через пол вдоха я уже рассматривала свое отражение. Так, минус один. Теперь Лайра.
        - Лайра, привет, милая, - прошипела я, увидев перед собой знакомые очертания вечно захламленного кабинета.
        - Ди? С чего такая честь? - пролепетала лекарка.
        - Да так, есть причины. Лайра, золотце, просвети меня, пожалуйста, по поводу побочных эффектов твоего великолепного зелья.
        - Что конкретно тебя интересует?
        - Я стала больше уставать, меня постоянно клонит в сон и мои Тени бесятся, особенно достает Дневная! Ну и еще, спина выглядит по-прежнему отвратительно - проорала я.
        - Показывай, - невозмутимо парировала эльфийка.
        - Но...
        - Показывай! - рявкнула она. Я повесила на дверь запирающее заклятие и, вручив Дневной зеркало, начала раздеваться. Тень дернулась в сторону ближайшего к ней трупа, я отвесила ей затрещину, и она угомонилась. Когда с раздеванием было покончено, и я развернулась спиной к Лайре, в комнате повисла какая-то зловещая тишина. -
        Я говорила тебе не напрягать спину!? Какого упыря, ты меня не послушалась?! Что проблем в жизни мало?!
        - Не ори на меня, мать твою!
        - А ты мою мать не трогай!
        - Боги упасите! - я поморщилась, вспоминая свое пребывание в доме графини Миланы. Чего только стоило ее извечное: 'Дианночка, ты неправильно ходишь, неправильно сидишь и что характерно совсем неправильно дышишь'. Брррр. Лайра все это время тоже молчала. Я поймала ее взгляд в зеркале, и мы дружно заржали.
        - Можешь одеваться, - голосом умудренного жизнью старца, проговорила она, когда приступ веселья прошел. - Совет все тот же - не напрягай спину, ну и еще можешь попить медовую настойку. Кстати, на Тени лекарство влиять не должно, так что это уже твои собственные заскоки. И Ди, я, конечно, понимаю, что ты вряд ли последуешь моему совету, но все же... Постарайся особо не напрягаться на этой охоте, хотя бы пока не заживут раны.
        - С чего вдруг? Я бывало и в худшем состоянии прекрасно справлялась.
        - Ди, солнце мое мрачное, ты последнее время работаешь на износ. То, что ты Теневая несколько смягчает ситуацию, но в таком режиме ты долго не протянешь. Я думаю, что контроль над тенями ты теряешь именно по этой причине.
        - Ой, да ладно, прорвемся, - улыбнулась я.
        - Ди, пожалуйста, прислушайся к моим словам. Сбавь темп, - всплеснула руками лекарка.
        - Ладно, ладно, - отмахнулась я.
        - Вот ведь упрямая девчонка!
        - Как скажешь.
        - Если это все, то мне пора бежать...
        - Погоди, слушай, от чего могут деформироваться легкие?
        - Ммм, тебе все варианты?
        - Ну не знаю, а их много?
        - Достаточно.
        - Тогда может взглянешь одним глазком, ну пожалуйста, - я похлопала глазками.
        - Ну, куда ж я денусь? Показывай, - я отдала приказ Дневной. Она резко метнулась к интересующему меня врайту и вернулась, сворачиваясь в проекцию его легких. Лайра в течение нескольких вдохов молча разглядывала тень, затем попросила пару раз ее повернуть и наконец, вынесла свой вердикт:
        - Повреждения врожденные, может быть даже наследственные. У врайтов такое иногда бывает.
        - Спасибо Лайра, не буду тебя больше задерживать и не прощаемся, - в этот момент в дверь тихонько поскреблись, я сняла заклинание, и в комнату проскользнул тал.
        - Никогда, - радостно отозвалась она и отключилась.
        - Ты чего под стол забралась? - вытаращился он на меня, - Думаешь оттуда обзор лучше?
        - Отвали Стэр, без тебя тошно.
        - А я что? Я просто спросил.
        - Где шлялся? - я покинула насиженное место и склонилась над очередным трупом.
        - По дворцу прогулялся, - усмехнулся он, - узнал много чего интересного. Во-первых, Сибилла на удивление спокойна, Илия как ни странно тоже. Единственное, она по-прежнему требует твоего присутствия. А когда Станис заявил, что во дворец по своей воле ты не явишься, приказала и пальцем тебя не трогать.
        - Ничего удивительного, она знает, какие последствия ее ждут, если со мной по вине ее подданных что-нибудь случиться ...
        - Думаешь? - промурлыкал тал.
        - Она же королева. Подобные ей всегда в курсе, - Стэр кивнул.
        - Слушай дальше, она приказала графине срочно наладить с тобой отношения и наорала на Кэс. Младшая графиня, оказывается, покинула территорию Физалии без разрешения бабушки. Но затем, успокоившись, велела той ни во что не влезать. И раз уж она все равно в Сангране настоятельно рекомендовала ей начать действовать.
        - А они времени даром не теряют, - хмыкнула я, - зачем им вдруг понадобилась моя скромная персона?
        - Понятия не имею, но Кэссиди, судя по всему, от идеи не в восторге. Сама то, что думаешь?
        - Сваливать из дворца нужно. И чем быстрее, тем лучше. Слишком много действующих лиц... Они мешают сосредоточиться, приходится следить сразу за всеми, словно муравьи. - Стэр потерся головой о мое бедро, стараясь успокоить, расслабить. Мой надежный, мой хороший кот.
        - Знаешь, что самое интересное? - слегка растягивая слова, поинтересовался он.
        - Ммм?
        - Королева просто до зеленых соплей была довольна действиями Станиса.
        - Действительно интересно.
        - И посол не выглядел расстроенным или злым, наоборот он был на удивление горд собой. Конечно он мог успокоиться, пока вы продолжали обсуждение... Но готов поставить свой хвост на то, что причина в другом.
        - Мда, твой хвост - это серьезно. Но я пока все равно ничего не понимаю, - ответила, втыкая следующую иголку, - Лучше скажи мне, Станис действительно меня боится?
        - Да, - ответил тал, - причем если остальные боятся тебя периодически, то он боится перманентно. Разница лишь в силе страха. Сегодня, когда ты схватила его, я думал, что задохнусь. Но, тем не менее, он воспринял твои слова всего лишь как пустую угрозу.
        - Понимаю, - усмехнулась я.
        - Ты вышла из себя сегодня, Обсидиана, это не очень хорошо, согласись, - я лишь кивнула, не прекращая работать, - Я уже начал опасаться, что ты запустишь в него пересмешника.
        - Почему опасаться?
        - Ну, с такого расстояния... Его кровь и мозги были бы по всей комнате, - пожал он плечами.
        - Да, получилось бы очень абстрактно, но ты же знаешь, такого рода разногласия я предпочитаю улаживать с помощью оружия, а не магии. Эмоции от подобного развлечения ярче.
        - Думаешь, он выстоит против тебя?
        - Учитывая его страх - едва ли.
        - Хм, ты ведь понимаешь, скоро тебе придется решить эту проблему раз и навсегда. И к тому же, у тебя всегда есть Тени, - он лукаво посмотрел на меня.
        - О да, - улыбнулась я, - Это будет интересно.
        - Собираешься убить его? - улыбнулся в ответ Стэр.
        - Пока не думала, все может быть. Будет зависеть от настроения, да и смерть не самое забавное, что можно сделать с Станисом. - леопард снова наградил меня устрашающего вида улыбкой.
        - О чем говорила с принцем?
        - Потом покажу. Думаю, тебе будет интересно.
        - Покажешь?
        - Угу, он пустил меня в свои воспоминания.
        - Ну и как, есть там на что посмотреть? - выгнув спину и ехидно глянув на меня, спросил Стэр.
        - Пошляк, он так далеко меня не пускал, просто показал отрывок.
        - И в мыслях не было, - протянул он, - Скажи лучше, ты знаешь, о чем говорила Илия, приказывая Кэс действовать?
        - Догадываюсь. После моего побега Сибилла и Кэссиди снова впали в немилость. Им конечно удалось оправиться от столь трагического события, но все же... То положение, что они занимали раньше, им уже достаточно сложно будет вернуть, почти невыполнимая задача, правда досадно? - Стэр насмешливо фыркнул.
        - Ты сказала почти, но все-таки способы есть?
        - Ну, мне на ум приходит несколько. Самый простой и безболезненный, а также требующий меньше всего усилий - женить принца дар Сараэн на Кэссиди. Думаю, именно поэтому она здесь.
        - И ты полагаешь, у них выйдет? - промурлыкал он.
        - А почему нет? У нее смазливая мордашка, хорошая фигура, изысканные манеры и в меру строптивый характер.
        - Строптивый? - подавился тал.
        - Прости, не так выразилась, она достаточно умна, чтобы знать, когда можно говорить, а когда лучше заткнуться. Женское чутье или что-то типа того. Но все это не главное, главное то, что она близкая родственница королевы фей. Ты сам знаешь, какие сейчас отношения между Санграном и Физалией, лет через десять-двадцать вполне возможно начнется серьезный конфликт. Женившись на Кэс, принц убьет сразу двух зайцев - получит покорную жену почти чистейшей голубой крови и стабильные отношения с феями лет на пятьсот вперед.
        - Но она же почти тридцатая в очереди на престол!
        - И что? Кого это волнует? Да, по сути все так, как ты говоришь, но жизнь штука веселая - никогда не знаешь, что может случиться в следующий миг, - усмехнулась я. - И потом, Сангран заинтересован лишь в сохранении стабильных отношений с соседями, новые завоевания - лишние проблемы.
        - Подожди, но этот расклад выгоден лишь графиням и принцу, особенно принцу. Ко всему прочему он ведь получит возможность открыто вмешиваться в политику Физалии. Что получает Илия?
        - Хороший вопрос, родной. Очень хороший. Думаю, что ничего, она лишь потеряет. Но либо она этого пока не понимает, либо у нее припрятан туз. В любом случае, мне кажется, она заигралась.
        - Может, таким образом, она пытается исправить сложившуюся по ее милости ситуацию?
        - Не исключено. В любом случае, это пока к охоте отношения не имеет.
        - Другими словами тебя не волнует возможный роман принца и юной графини, - прищурился леопард.
        - Напротив, я буду только рада, если принц переключится на нее.
        - Вот как? - задумчиво протянул он.
        - Да, мне не по себе от его настойчивого внимания. Я чувствую себя беспомощной идиоткой, - я с силой всадила следующую иголку.
        - Почему?
        - Все до смешного просто, родной, - пожала я плечами, - Я знаю, чего ждать от своих родственничков. Но вот принц... Я его не понимаю, не знаю, какие цели он преследует, и ко всему прочему не чувствую. Стэр ничего не ответил, лишь усмехнулся себе в усы и свернулся возле меня клубочком, обвив хвостом мои ноги. А я перешла к следующему телу. Спустя пять оборотов, когда Дневная и Сумеречная поменялись местами, я решила сделать перерыв и пойти вдохнуть свежего воздуха, кто его знает, может, меня осенит. Голова кружилась неимоверно, шея казалась сплошным соляным столбом. Кое-как размяв деревянные мышцы, я пустила вперед свою тень. Смысл плутать по этим бесконечным коридорам, Сумеречная найдет выход из дворца быстрее. Когда буду возвращаться, нужно будет заглянуть на кухню и прихватить с собой кофе. Я вышла во двор и застыла. В центре площадки дрались принц и Рик. В неполной боевой трансформации они двигались с непостижимой скоростью, пытаясь достать друг друга огромными острыми когтями или хвостами. Из-за поднявшейся пыли оба были похожи на двух фантомных фигур, то растворяющихся в воздухе, то снова
возникающих из золотистого хоровода пещинок. Их тела вытянулись, плечи стали шире, руки до локтей были покрыты толстыми продолговатыми пластинами с огромными невероятно острыми шипами, тускло мерцающими в свете зажегшихся фонарей, такие же пластины защищали ноги почти до бедра. Кожа Рика стала цвета кофе с молоком, у принца - грозового неба. У обоих рога начинались от висков, плотно прилегая к черепу, и охватывали почти всю голову, едва ли не соприкасаясь кончиками на затылке. Вот только у принца их было двое. Быстрые, сильные и невероятно гибкие тела. Резкие, точные, отработанные движения. Демоны. Красивые и опасные, смертельно опасные, а от того еще более притягательные. Они завораживали, дурманили, морочили голову. Я бы не продержалась и пару вдохов в драке с любым из них без Теней или жнеца. У меня просто не было бы шанса. И чем отчетливее я это понимала, тем больше меня гипнотизировал их бой. Я слишком далеко стою, нужно подойти ближе. Я спустилась со ступенек, не отрывая жадного взгляда от врайтов. Я пристально всматривалась в их дымчатые силуэты, боясь упустить хоть что-то, и тут принц, уходя
от очередного удара, повернулся ко мне спиной. По всей длине, начиная от поясницы и теряясь где-то в волосах на затылке, шел черный узор татуировки. Мне казалось, я забыла, как дышать. Рисунок словно жил. Он менялся, перетекал, извивался, подобно моим теням. Словно дождь на стекле окна. Уже не следя за ходом поединка, я подошла еще ближе. Хотелось дотронуться, проследить узор пальцами. Врайты напряженно замерли друг напротив друга, я сделала еще один шаг и протянула руку... и в следующий миг только мои инстинкты позволили мне сохранить собственную голову на плечах. Я ушла в сторону и приняла удар когтей на спицы браслета. Они жалобно звякнули из-за силы, но выдержали. Наваждение спало так же резко, как и появилось. Принц скалился мне в лицо, демонстрируя очаровательную клыкастую улыбку, в глазах полыхало такое бешенство, что я невольно вздрогнула. Свободной рукой я выхватила свой меч из заплечных ножен и отпрыгнула в сторону. Принц нехорошо усмехнулся и двинулся ко мне, лениво, словно играя. И снова тело действовало быстрее, чем соображали мои мозги, завороженные грацией врайта. Удары сыпались один за
другим, не давая ни мгновения на вдох, на размышление. От соприкосновения оружия и когтей демона в стороны летели искры, левая рука онемела до локтя, но я понимала, что если уберу спицы браслета и буду драться лишь с помощью меча, шанс на безболезненное завершение сократится вдвое. Дура! О чем я только думала?! Справа от меня в землю ударила молния, я отвлеклась меньше чем на пол вдоха, и когти врайта полоснули по руке, оставляя глубокую царапину. Дура! Я ушла вниз от очередного удара, прикрываясь левой рукой и только начав выпрямляться, поняла, какую ошибку совершила. Демон оказался хитрее, он схватил меня выше браслета и слегка потянул в сторону, тело по инерции повело вниз. Понимая, что столкновения с землей не избежать, я попыталась смягчить удар и в последний момент упала на бок. Врайт резко перевернул меня на спину и придавил своим телом к земле, заведя обе руки мне за голову. Я дернулась, попытавшись сбросить его с себя, но он лишь крепче сжал мои запястья и наклонился еще ниже:
        - Никогда так больше не делай, - отчетливо выговаривая каждое слово, прорычал принц. Я осторожно кивнула. Рядом со мной в землю ударила очередная непонятно откуда взявшаяся молния, я зажмурилась.
        - Глупая охотница, - щеку обдало горячим дыханием, за ним последовало прикосновение острых когтей. По всей длине от виска до подбородка, предельно осторожно, но так чтобы я поняла: дернусь - и прольется моя кровь. Мурашки промаршировали от позвоночника к затылку, я отчетливо слышала свое сбившееся дыхание и чувствовала запах озона в воздухе. Открыть глаза было выше моих сил. Чего боюсь? Того, что увижу или же того, что не увижу? Демон провел когтями вдоль моей шеи и положил горячую ладонь чуть ниже ключиц, продолжая аккуратно поглаживать пальцами судорожно бьющуюся жилку. Демонстрация силы. Что ж, она ему определенно удалась, я боялась. И причину этого страха знать не хотела. Копания в себе - не мой конек... От них только хуже.
        - Ран, прекрати пугать девочку, - раздался рядом голос капитана.
        - Я мог убить ее, - прорычал в ответ принц, чуть ослабив хватку на моих руках.
        - Я думаю, она поняла свою ошибку, - ответил Седрик, - но для усиления эффекта можешь прочитать ей нотацию, хотя не думаю, что это подействует, - хмыкнул он, - Полагаю, что тренировка окончена. Если что, ты знаешь, где меня искать. В следующий миг я услышала звук отдаляющихся шагов. Я наконец-то открыла глаза, пошевелила руками и попыталась аккуратненько вылезти из-под принца. Он смотрел в ту сторону, куда ушел второй демон, но почувствовав мои дохленькие попытки освободиться, тут же перевел сверкающий взгляд на меня. Я подавилась ехидной фразочкой готовой сорваться с языка и уставилась на него словно мышь на кота. Зрачки демона вытянулись, практически превратившись в ниточку, глаза потемнели, напоминая цветом осеннее небо, на их дне мелькали какие-то чувства. Их было слишком много для меня, они были мне непонятны, из всего калейдоскопа я смогла определить только злость. Принц отпустил мои руки и приподнял голову за подбородок. Он близко. Слишком близко. Мешает думать...
        - Как сильно бьется твое сердечко, маленькая охотница, - прошептал он, склоняясь еще ниже ко мне. - Испугалась? - демон шумно втянул воздух возле моего виска. Тело отозвалось дрожью. Идя на поводу у своих желаний, я в ответ провела кончиками пальцев по его щеке, в точности копируя жест демона. Она оказалась обжигающе горячей. Демон прикрыл глаза и с интересом продолжал наблюдать за мной, чуть сжав пальцы на моей шее. Сумеречная рванулась принцу на встречу, и мне стоило огромных трудов взять ее под контроль. Взгляд скользнул ниже по лицу врайта и остановился на губах. Демон лениво улыбнулся. Он издевается. Тени и метели! Он специально дразнит меня! Я снова провела рукой по его щеке и в следующий вдох со всей силы всадила кулак ему в челюсть. Не ожидавший подвоха принц, свалился на землю.
        - Задумалась! - рявкнула я. Врайт удивленно моргал. Я тут же вскочила на ноги и подняла меч. - Приношу свои извинения, - я присела в поклоне, извинившись отнюдь не за удар. Затем, развернулась и поспешила убраться от взбешенного демона подальше. Прогулялась, духи грани, идиотка! Только выйдя из душа, я заметила на кровати несколько увесистых свертков с печатью Черной девы. Тут же распаковав половину из них, я с удовольствием оглядела обновки. Все как всегда - рубашки с высоким воротом, закрывающим затылок, жилетки и брюки из плотной кожи с охранными узорами, тьма перчаток из кожи потоньше и умопомрачительное нижнее белье. Святые яйца, эта паучиха действительно знает толк в нижнем белье. Я почти с трепетом рассматривала черное кружевное безобразие, призванное скрывать определенные части моего тела. Это неправда, что женщины одеваются ради соблазнения мужчин, по крайней мере, я точно не принадлежу к их числу. Мне некого соблазнять, но при этом я не могу устоять перед подобной вещицей. Я надела шокирующий комплект и стояла, рассматривая себя в зеркале. Невероятно мягкий корсетик, нигде не жал и не
впивался в кожу, при этом отлично поддерживал то, что я имела смелость называть грудью. Кружевные трусики с белой атласной шнуровкой по бокам смотрелись столь же вызывающе сколь и невинно. Я улыбнулась, пробежав пальцами по такой же белой шнуровке спереди корсета. Картину портили бинты, впрочем, их, так же как и это белье, никто кроме меня не увидит. Ну, пока в моих планах не было этого пункта. Перед мысленным взором тут же встал ехидно скалящийся мне в лицо демон. Я пнула ногой ни в чем не повинный пуфик и резко отвернулась от зеркала. Замечательно, я помешалась на мужике, который при любом удобном случае порвет меня на тысячу маленьких Теневых. Терпеть не могу весну! Стрелка оборотометра замерла на отметке в семь оборотов, когда я заканчивала пить кофе. Пора возвращаться в морг. Я уже было подошла к двери, как к ней метнулась Сумеречная и скользнула в щель, через вдох она вернулась, принимая облик корявой крылатой твари. Что ж это за уроды у врайтов по замкам разгуливают? Пока я вытаскивала меч, тень продолжала с удвоенным рвением изображать из себя чудовище, топчущееся под моей дверью. Резко рванув
на себя ручку и сделав выпад, ожидая столкнуться нос к носу с монстром видимо любых врайтских сказок, я про себя костерила демонов. Но уродом и корявой крылатой тварью оказалась Кэссиди. Она одновременно со мной шагнула навстречу, в результате чего оружие уперлось ей в грудь, оставляя на алебастровой коже тонкий порез.
        - Прости, что мало, - усмехнулась я, пряча меч в ножны. Фея провела пальцем по царапине и изучающе уставилась на капельку крови.
        - Хм, теплая встреча, - хмыкнула она, растирая кровь пальцами и улыбаясь так, что сводило зубы. - Обнимемся, а, сестричка? - она протянула ко мне руки. Я сделала шаг назад.
        - Знаешь, я в последнее время стараюсь даже рядом не стоять с пресмыкающимися, чего уж говорить об объятиях, - пожала я плечами. Кэссиди продолжала лучезарно улыбаться.
        - А чего так? Боишься конкуренции? - она склонила голову в наигранном любопытстве.
        - Боюсь не заметить и наступить нечаянно. Знаешь, как плохо оттирается кровь с обуви?
        - Наверное, так же плохо, как и луж со дна графина, ну или чашки с кофе, - прищурилась она.
        - О, вот и выползла на свет твоя истинная натура, - я насмешливо склонила голову, - а она еще уродливее, чем я помню.
        - Неужели? - вздернула она точеные брови. - Насколько я помню, главным уродом в нашей семье всегда оставалась ты. И потом мне незачем разыгрывать перед тобой спектакль, - после этих слов мне стало почти жаль несчастного принца врайтов.
        - Бла, бла, бла, Кэс, - я бросила взгляд в коридор. - Скучно. Может, попробуешь удивить меня и наконец-то сообщишь, зачем прилетела? - Я ткнула пальцем в предмет ее гордости - огромные полупрозрачные крылья. Фея выпрямила спину еще сильнее и надменно вздернула подбородок. Тоже мне бабочка-переросток с манией величия.
        - Я хотела с тобой поговорить.
        - Ну, так говори, у меня мало времени. - Сумеречная продолжала корчить рожи за спиной Кэс, а я в свою очередь старалась удержать серьезное лицо.
        - Мы так и будем разговаривать в коридоре? Ты же в морг направлялась, давай там и поговорим, - я покачала головой, давая понять, что номер не удался - клоун помер.
        - Попробовать стоило, - невозмутимо пожала она плечами, пристально меня разглядывая.
        - Кэс, ты тратишь мое время, - напомнила я. Вот чисто теоретически, если шарахнуть по ней пересмешником, мозгов на стенах будет больше или меньше чем у Станиса? Сумеречная в ответ на мой вопрос сжалась до размеров горошины, я прикусила губу.
        - Что ты здесь делаешь? - я потерла виски.
        - Кофе, блин пью! Все! Мне это надоело, - я постаралась обойти фею и закрыть дверь, не удалось. Печально, видимо, все-таки пора учиться летать.
        - Я имею в виду, во дворце? - святые яйца, дайте сил не испробовать теорию на практике и не прибить ее ненароком.
        - И давно с тобой это? - нахмурилась я, пытаясь незаметно осмотреть голову Кэс. Сумеречная продолжала показывать театр теней. Я отступила, впуская Кэссиди. Нестерпимо воняет колокольчиками. Нужно открыть окно.
        - Что 'это'? - фея закрыла дверь и устроилась в кресле.
        - Провалы в памяти, - я ткнула пальцем ей в лоб, она с отвращением отдернула голову. Надо же какие мы нежные.
        - С больной головы на здоровую, так? - снова улыбнулась она.
        - В смысле? - интересно, а в кофейнике еще что-то осталось?
        - Душевные заболевания и проблемы с головой у нас по твоей части, - я взяла в руки чашку и отпила. Почти остыл, жаль. - Это ты у нас кричала по ночам, мешая спать, вздрагивала от любого шороха и предпочитала сидеть в темноте, забившись в угол. Кстати, мне интересно, ты все еще также маниакально уничтожаешь крыс? - ее слова всколыхнули воспоминания, старая ведьма - боль - протянула руку из своей клетки и уже в который раз вонзила в меня когти. Пришлось закрыть глаза и глубоко вдохнуть. На место тварь! Я не могу тебя убить, но могу контролировать. На смену боли пришла злость. Я подняла глаза на фею и как раз во время, чтобы заметить Сумеречную уже почти вплотную, подобравшуюся к ней. Пришлось сделать еще один глубокий вдох и с силой надавить на тень. Когда место злости заняла привычная пустота, я расслабилась и ослабила контроль. Сумеречная тут же скользнула на соседнюю стену и изобразила мне виселицу и болтавшийся на ней труп с крыльями бабочки. Я усмехнулась.
        - Я поражена, ты помнишь такие мелкие подробности, - Кэс кивнула, не заметив подвоха, а я все-таки открыла окно и запрыгнула на подоконник.
        - О, эти воспоминания заставляют меня улыбаться, - моя тень только что отрубила голову еще одному бабочкообразному существу, - Не поверишь, очень часто лежа в постели, когда вспоминаю, как ты тряслась и рыдала, я не могу сдержать смех и приходится затыкать рот подушкой.
        - Мне так жаль тебя, - серьезно ответила я.
        - Жаль? - я кивнула.
        - А хочется, наверное, безумно, да? Скорее всего, у Илии на тебя появились планы, вот она и старается, чтобы во дворце про тебя не ходили слухи, - на губы невольно скользнула кривая улыбка. Тень только что четвертовала еще одну Кэс.
        - Что? - нахмурилась феечка.
        - Сколько уже длится твой вынужденный пост? Год? Два?
        - Ветер! Да о чем ты? - неужели больше? Мда, незавидное у Кэс положение.
        - Ты права это не важно. Слушай, ты не расстраивайся, всегда можно найти какой-нибудь выход, - я на вдох задумалась, - О, помнишь, в личной охране Сибиллы был когда-то довольно милый мальчик. Рино, кажется. Я думаю, он вполне подойдет. Нет, ему, конечно, не сравниться с окружением, к которому ты привыкла. Хотя поверь мне, он найдет чем тебя удивить да и болтать не будет, - по мере того, как я говорила, Кэссиди то бледнела, то краснела, пару раз у нее дернулся левый глаз. Эге, да ей нужно последить за давлением, этак и до сердечного приступа недалеко. То же мне лекарка.
        - Я не понимаю тебя, - я, что, на сангранском с ней разговаривала? Нет, вряд ли.
        - Причем тут это? - как-то абсолютно по-детски хлопнув ресницами, спросила она.
        - Ну как же? Из твоих слов я поняла, что в последнее время ты проводишь свои ночи в гордом одиночестве, придаваясь воспоминаниям, на которые и упырь не позарится, - пожала я плечами. - Ну вот я и подумала, что ты временно на диете, - Кэс несколько раз тряхнула головой. Видимо на фоне вынужденного целибата у нее выработался нервный тик. Сумеречная столкнула с обрыва дцатую по счету фею.
        - Где, гоблин тебя задери, связь между диетой и тем, как я провожу свои ночи!? - я недоверчиво уставилась на нее.
        - Не хочешь же ты сказать... - меня пробрал смех, я зажала рот ладонями. Кэс все еще в недоумении взирала на меня.
        - Тебе лечиться пора, Диана, - гордо вздернув к верху аккуратный носик, парировала она. Это стало последней каплей. Я свалилась с подоконника, тень сползла вслед за мной по стене, и мы обе зашлись в приступе безумного почти истерического хохота.
        - Святые яйца! - пропищала я, пытаясь взять себя в руки. - Сколько тебе? Сто или около того? - закончить мне не дала очередная волна неконтролируемого ржача.
        - Я не понимаю! - взвизгнула Кэссиди. Я кое-как поднялась с пола, все еще вздрагивая от душившего меня смеха.
        - Ничего, подрастешь, поймешь, - выдавила я. - Мой тебе совет, постарайся охомутать принца как можно скорее, тогда не придется слишком долго ждать, а то боюсь помрешь раньше срока и старой девой, - мне почти удалось взять себя в руки. Огонек понимания блеснул в глазах юной графини, и на щеках вспыхнул невинный румянец. От этого зрелища я снова прыснула.
        - Да ты! Да как ты смеешь! Я как любая порядочная фея...
        - Что? Бережешь себя для мужа? - простонала я, давясь очередным смешком. - О да, принц оценит твою жертву, не сомневаюсь, - меня снова согнуло пополам.
        - Любой мужчина...
        - Умоляю, прекрати, - замахала я руками. - Я больше не могу. - Кэс на удивление заткнулась. Еще пару вдохов я пыталась восстановить дыхание и успокоиться. Тень по-прежнему корчилась на полу, беззвучно содрогаясь от смеха. Святые яйца, как подобная наивность и невинность может сочетаться с жестокостью и ненавистью?
        Кэссиди была откровенно растеряна, она очень внимательно наблюдала за каждым моим движением. Прекрасные крылья нервно подрагивали, кулаки крепко стиснуты, в глазах злость, растерянность и что-то еще, едва уловимое. Ну еще бы фея основывалась на опыте общения со мной в Физалии, когда я и не жила то толком, а теперь, спустя годы, она понятия не имеет как сражаться с моим смехом и открытыми издевательствами над ней. Эх, если бы я помнила, как это делается, наверное, пожалела бы глупую девчонку. Я снова криво усмехнулась.
        - Итак, возвращаясь к нашим баранам, что тебе от меня нужно? - я снова уселась на подоконник, легкий ветерок приятно холодил спину. Сумеречная успокоилась и легла у моих ног, как и положено любой тени.
        - Это ты мне скажи Диана, - почувствовав себя на более привычной территории, поинтересовалась младшая графиня.
        - Сегодня что, день тупых вопросов? - я потерла виски, фея продолжала в упор меня разглядывать.
        - Зачем ты приехала в Сангран? - почти по слогам, проговорила она.
        - На охоту, - точно так же по слогам парировала я.
        - Хватит, не пытайся убедить меня, что твое участие в этом деле случайность, - нахмурилась Кэс.
        - Да я собственно и не пытаюсь, я, как не трудно заметить вообще стараюсь избегать общения с кем-либо из подданных Физалии.
        - Прекрати Диана! Что ты задумала? - о, какой серьезный тон.
        - Кэс, я не понимаю смысла твоего вопроса. Объясни.
        - Хорошо, раз так - будем играть по твоим правилам, - она откинулась на спинку кресла, - Около двух месяцев назад Илия приняла решение о возобновлении твоих поисков, зачем? Мы не знаем. Но она просто горит желанием видеть тебя во дворце. Ты бы знала, какая поднялась суматоха, а какие деньги она отдала за те крохи информации, которые смогли добыть наши люди. Как вспомню, так дурно становится. Потом масштаб твоих поисков слегка поубавился и причиной тому эти проклятые убийства. Но все равно вплоть до вчерашнего дня она не оставляла попыток тебя найти... Скажу откровенно, я поражена твоим умением заметать следы. Но это к делу не относится.
        - Продолжай, - кивнула я.
        - Дальше больше, - усмехнулась фея, - вчера она просто рвала и метала, узнав, что ты находишься на территории Санграна. Она приказала не спускать с тебя глаз и немедленно доставить к ней, чего бы нам это не стоило. Теперь мои собственные умозаключения, - я кивнула, - Я никогда не поверю, что ты не знала про эти попытки вернуть нерадивое чадо. Я никогда не поверю, что ты не знаешь причин, толкнувших Илию на подобные действия, и еще я никогда не поверю, что ты спокойно бы отнеслась к этому. Тем более учитывая род твоих занятий. Итак, вопрос - зачем ты здесь?
        - Кэс, - я потерла виски, - я здесь лишь для того, чтобы провести удачную охоту, и я устала это повторять. А Илие передай, пусть засунет себе свое рвение, так глубоко, как только может достать. Марионеткой я больше не буду.
        - Прекрати Диана, слышишь, прекрати считать себя умнее других. Не кажется ли тебе, что подобные совпадения просто до крайности нелепы!? Это же смешно!
        - Ладно! Сдаюсь! - я подняла обе руки вверх, - И как по-твоему, почему я здесь?
        - Все просто - ты хочешь вернуться, - я поперхнулась.
        - Фея с воображением и пустой головой. Обожаю на ужин.
        - Хватит Диана, других причин я не вижу.
        - Мда, помимо невероятной глупости ты обладаешь еще и куриной слепотой, сочувствую, - усмехнулась я.
        - Можешь говорить, что хочешь, но учти, я не позволю тебе снова разрушить мою жизнь. С меня хватит. Каждый раз твое появление в Физалии оборачивается для нашей семьи катастрофой.
        - Как же ты глупа, святые яйца, - я прикрыла глаза, - я не хочу возвращаться к феям, я не хочу иметь с вами никаких дел, мне противно даже произносить вслух твое имя и тем более я не хочу исполнять приказы Илии. Я давно закрыла эту дверь и постаралась потерять от нее ключ.
        - Ты врешь, Диана. Врешь, даже не задумываясь. Думаешь, я поверю, что ты не хочешь возвращаться к нам? О, я не настолько наивна. Сейчас, по сути, ты влачишь довольно жалкое существование. У тебя нет ни власти, ни денег, у тебя нет ничего. Не знаю, как быстро, но думаю, что достаточно, ты поняла, от чего отказалась, уйдя от нас. А тут как раз подвернулся шанс все исправить, ведь ты нужна Илии.
        - Власть - понятие относительное, и я к ней не стремлюсь. Даже у тебя в руках лишь ее тающий силуэт, - я стряхнула с подоконника песок, принесенный сюда ветром с пляжа, - Так или иначе, но весь двор пляшет под дудку королевы и ее первых двух советников. И потом, что заставляет тебя думать, что моя жизнь меня не устраивает? Я люблю свою работу, она приносит мне стабильный доход и безмерное удовольствие. И возвращаясь к вопросу о власти, мне ее хватает, - пожала я плечами.
        - Хватает, для чего?
        - Чтобы быть свободной, ну или, по крайней мере, считать себя таковой.
        - Глупости, свобода - сказка для маленьких детей. А ты, насколько я помню, в сказки никогда не верила. И потом ты полукровка, всегда была и останешься, к тому же незаконнорожденная, а это значит, что ты раб, Диана.
        - Ты ошибаешься, - спокойно ответила я.
        - Да неужели, ты до сих пор - поданная Илии! - победно усмехнулась Кэс.
        - Да неужели? - выгнула я бровь.
        - Да, - уверенно кивнула моя собеседница. Глупая моль, какой же сюрприз ждет тебя и других родственничков
        - Что там дальше шло по списку? - закусила губу Кэс, - Ах да, "удовольствие", - она театрально скривилась, - пф, не смеши меня, какое в этом удовольствие? Ты всегда любила комфорт Диана, и терпеть не могла перемены. Твоя же, с твоего позволения, 'работа' лишена первого и изобилует вторым. А про доход я вообще молчу, сколько ты получаешь? Тысячу аржанов? Две тысячи? Неужели три?
        - И снова мимо, Кэс. Услуги охотников очень дорого стоят, можешь спросить у своей бабушки, думаю, она в курсе наших расценок. Именно высокая плата за мою работу позволяет мне охотиться настолько комфортно, насколько я сама того захочу. Но ты права по поводу перемен, я терпеть не могу те, которые не могу контролировать. Взявшись за это дело, я знала, что мне придется столкнуться с тобой Станисом, Сибиллой и Илией. И так с каждой новой охотой, я заранее знаю, на что иду. Всегда. Исключений быть не может, - Кэс снова нахмурилась и бросила на меня недоверчивый взгляд.
        - Ха, да ты ни гоблина не контролируешь в этой охоте. Думаешь, я не знаю, что принц держит тебя под каблуком? Без его дозволения ты и шагу не ступишь, - фея снова победно улыбнулась.
        - Ошибка, за ошибкой Кэс, - покачала я головой, - ты ничего не знаешь о том, как именно ведутся дела в СВАМе, что именно представляют собой контракты с охотниками. Я отвечаю только перед ректором и только, если сама того пожелаю. Принц не сможет меня заставить поступать так или иначе, - Кэссиди смотрела на меня со смесью непонимания и удивления, - Я нахожусь лишь под юрисдикцией СВАМа.
        - Не хочешь ли ты сказать, что можешь делать все, что тебе вздумается?
        - Именно. СВАМ дает мне полную свободу действий.
        - Объясни, - толи приказала, толи попросила она. Я усмехнулась - фея до кончиков волос.
        - Объяснить? - она кивнула. - Хорошо. Слушай. Де-юре - я всего лишь под защитой академии, де-факто - я вольна делать, что хочу, в рамках охоты, конечно же.
        - И все? А...
        - Подробности выяснишь у Илии, она знает и что из себя представляют типовые контракты, и сколько нам платят, и перед кем мы отчитываемся, и почему всегда доводим охоту до конца, короче она знает все, что нужно знать о нас любому правителю, - Кэсиди задумалась на пару вдохов. Бедняжка, так много информации.
        - Скажи, - осторожно начала она, - а если ты вдруг убьешь Станиса или Арона? - я нахмурилась, - Что тебе за это будет?
        - Ничего.
        - Но он же посол Физалии, - я пожала плечами.
        - А я охотник СВАМа, и если кто-либо будет угрожать моей жизни. Неважно. Посол, советник, принц - я буду вынуждена защищаться. И в случае чьей-либо смерти СВАМ встанет на мою защиту. Но, поверь, ни одно государство открыто не осмелится выказать своих претензий, даже Сангран. Единственное, что они могут сделать послать запрос, о расследовании происшествия, - Кэссиди заметно побледнела. - Кстати, ни одно расследование еще не приводило к казни или выдаче охотника, - добила я феечку.
        - То, что ты говоришь, не может быть правдой!
        - Как хочешь, но вопреки всеобщему мнению мы не такие уж психи. И убиваем только тогда, когда нам угрожает реальная опасность. Никто из нас не убьет просто так из прихоти или под воздействием порыва. Это исключено. Хотя покалечить мы можем. Советую тебе над этим подумать, и можешь передать Станису мои слова. Пусть в следующий раз поостережется высказываться в подобном тоне о моем отце, - усмехнулась я.
        - Допустим, но мы ушли от темы разговора. Даже если то, что ты сейчас рассказала правда, я все равно не верю в то, что жизнь подобная той, которую ты ведешь, тебя устраивает. По сути - ты все та же наемница. И контролировать абсолютно все не в твоих силах. А сюрпризы, как мы уже успели выяснить, ты не переносишь.
        - Не совсем так, - я потянулась, - жизнь полностью лишенная перемен так скучна, ты не находишь?
        - И поэтому ты решила вернуться? Не хватает новых эмоций? Ведь, по сути, порядки в СВАМе зеркальное отражение жизни двора, - я помолчала, обдумывая заявление феи.
        - Хм, никогда об этом не задумывалась. Часть правды в твоих словах, конечно, есть, но двор, любой двор подчиняется приказам короля или в нашем случае королевы. В академии дела обстоят немного по-другому. Ректор не принуждал меня взяться за это дело, я сама вызвалась. Более того, в любой момент я могу разорвать контракт и уехать, а мое место займет другой охотник. У нас меньше правил, меньше обязанностей и гораздо больше свободы, - что-то я разболталась, пора заканчивать этот треп. Хотя странно, что Илия не предупредила своих послов о возможной встрече с охотником и не рассказала о некоторых особенностях ведения с нами дел.
        - Как бы там ни было, Диана, я не верю ни одному твоему слову. И я не позволю тебе вновь перейти мне дорогу, запомни это. И еще, ты всего лишь полукровка, как я уже говорила. Была ею и останешься! Если ты думаешь, что по приезду во дворец тебя ждет теплый прием - глубоко заблуждаешься, - она встала с кресла и направилась к двери. - Да, ты зачем-то нужна Илие, но это ненадолго, она возьмет, что хочет и выкинет тебя прочь, как надоевшее платье или любовника. Советую тебе не забывать этого, впрочем, как и того, что лучше не стоять у меня на пути. Ты можешь делать, что угодно, но путаться у меня под ногами я тебе не позволю! - с этими словами она гордо развернулась и наконец-то оставила меня в покое.
        И что это было? Попытка запугать? Я слезла с подоконника и поспешила в морг. Этот милый разговор, конечно, развеял некоторую скуку, но большим откровением для меня не стал. Единственное чего добилась Кэссиди, заставила меня укрепиться в мысли, что из дворца нужно валить. Сосредоточиться на охоте здесь я не смогу.
        Стэр все так же посапывал на полу в морге, изредка ворочаясь и подергивая лапами во сне. Его мерное дыхание помогло отрешиться от ненужных мыслей, распределить информацию и положить ее на нужные места. Руки механически выполняли свою работу: проткнуть кожу, вены, мышцы, иногда кости, достать, изучить и вернуть на место. Изучить проекцию. На соседних столах лежали уже тринадцать врайтов полностью утыканных иголками - ежики. И везде та же картина: никаких видимых повреждений и мелкие врожденные заболевания. Плохое зрение, искривленные позвоночники, аллергии, неправильно сросшиеся переломы, простуженные почки, больные желудки. Периодически ко мне заглядывал кто-нибудь из охраны и осторожно интересовался, не нужно ли чего. Пару раз я гоняла их за кофе и яблоками. Ушла Сумеречная, ушла Ночная, а я все так же продолжала втыкать иголки. Тренировка с Каришатом моего настроения не улучшила, зато прогнала сонливость. Гонял он в этот раз меня знатно. За два с половиной оборота я почувствовала, казалось, каждую кость и каждую даже самую мелкую мышцу в моем теле. Утренняя была в восторге и получала от всего
происходящего детское, почти щенячье удовольствие. Я же снова вывалялась в песке и чувствовала себя эклером, знатно посыпанным сахарной пудрой. Надави чуть-чуть, и растекусь липкой лужей по земле. А рядом пело и шептало море, рассказывали о чем-то своем ракушки, и приятно холодил раскрасневшиеся щеки ветер. Терпеть не могу весну!
        - Почему вы не сказали, что Илия искала меня? - спросила я у ватуша, когда мы уже направлялись к замку.
        - А какая разница, ты все равно с ней скоро встретишься, так или иначе. И тот факт, что она возобновила поиски, ничего не меняет, - ой что-то он темнит, хотя возможно это всего лишь очередной приступ паранойи.
        - А вы не знаете, зачем?
        - Ветра с тобой, девочка, откуда? - он бросил на меня очередной непонятный мне взгляд. Я пожалела, что не взяла с собой Стэра. Он бы с легкостью понял, что за эмоции то и дело проскальзывают на лице учителя.
        - А если предположить? - продолжала настаивать я.
        - Ну, ты знаешь, насколько упряма Илия. Возможно, она так и не отказалась от мысли видеть тебя рядом во дворце. А возможно она решила просто использовать тебя в качестве разменной монеты.
        - Вы про врайтов? - Каришат кивнул:
        - Думаешь, Илие так просто далось это решение - позволить Кэссиди остаться здесь?
        - Ну да как же, она ведь чистокровная фея, - усмехнулась я. - Такая досада, если придется идти на этот брак.
        - Ты всегда с пренебрежением относилась к нашим традициям, - покачал головой учитель. - Но феи бы не выжили, заключая они межрасовые браки. Ты же знаешь, что сила феи в чистоте ее крови. Чем чище, тем лучше слушается земля и ветер.
        - А вырождение рода, ватуш?
        - О, я думаю, мы сможем прожить, не задумываясь об этом, еще многие тысячи лет. К тому же, есть ведь еще и племена кочевников. Кстати один из вождей должен вот-вот приехать в Физалию.
        - Зачем?
        - Обсудить какие-то вопросы, но это скорее дружеский визит, нежели деловой, - я споткнулась.
        - У Илии есть друзья? Погодите, - протестующее подняла я руку. - Ничего не говорите. Мне нужно переварить услышанное.
        - Я отчасти понимаю твое недоверие, Хорек. Но на самом деле, королева не так плоха, как ты думаешь.
        - О, нет. Нет, нет, нет. Оставим эту тему Каришат. Скажите лучше, она знала, что в деле будет принимать участие охотник?
        - Да, - коротко кивнул он.
        - Почему тогда не сказала об этом послам?
        - С чего ты взяла? Я лично присутствовал при разговоре Илии и Сибиллы на эту тему. Королева достаточно подробно рассказала твоей матери о том, как вы ведете дела, - мы уже почти поравнялись с замком.
        - Понятно. Еще вопрос, почему тело баронета до сих пор не отдали родственникам? - учитель развел руками.
        - Ничем не могу тебе помочь. Моя обязанность всего лишь охранять королеву, в политику и подобные вещи я предпочитаю не лезть.
        - Так все-таки политика, да, ватуш? - выгнула я бровь.
        - В каком смысле?
        - Нет, ничего, забудьте, - ну точно паранойя. Пора начинать пить еще и успокоительное. - Мне пора возвращаться к работе. Не прощаемся, - махнула я ему рукой.
        - Еще бы, завтра утром в том же месте, - я потерла отшибленную пятую точку и нахмурилась. Таким темпами я скоро не смогу сидеть. Ха, забавно, еще никогда не спала стоя. Интересно, это очень неудобно?
        Вернувшись к работе, я то и дело вспоминала оговорку ватуша и вчерашний разговор с Кэс. Что-то во всем этом не давало мне покоя. И внезапный интерес ко мне королевы, и настойчивые попытки запугать меня со стороны младшей графини, и смерть баронета. Все это из одной оперы, от всего чувствуется удушающий запах политики. И мне ой как не улыбалась лезть во все это д... демонское дело.
        Я провела в морге весь день и выбралась только под вечер. Работа была почти закончена, осталось всего пять тел, а это значило, что завтра утром максимум днем я покину дворец. Как только стемнело, Стэр убежал на охоту, заявив, что в отличие от меня ему надо хоть чем-то питаться. Я посоветовала ему нечаянно сожрать Станиса, но он, поморщившись, заявил, что падаль обычно не употребляет. Поплутав по замку в бесплодных попытках отыскать принца, я поднялась на одну из башен.
        Наконец-то тишина. Эти замки и дворцы! Каких бы размеров они ни были, в них всегда полно народу. Слуги, придворные, гости. Они как песок с моря - везде, в каждой щели, за каждым углом, даже в подземелье. Ходят, возятся, шепчутся, что-то роняют, с кем-то ругаются. А мне нужно было сосредоточиться, успокоится. Слишком часто в последнее время я выхожу из себя, слишком сложно держать себя в руках. Я вдохнула ночной соленый воздух. Так хорошо. Такое огромное черное небо, такая теплая тишина и ветер почему-то с запахом вишни. Он любил вишню. Я дернулась от пришедшей из ниоткуда мысли. Брысь! Я не хотела сегодня вспоминать. Это не правда, что боль проходит. Не правда, что время лечит. Чушь. Забыть подобное невозможно. Просто ко всему привыкаешь. - Снова прячешься, Ди? - твою мать, ну сколько можно подкрадываться? Я же так заикой останусь или окосею, что не лучше. Маячок на него что ли повесить? Хм, хорошая мысль. И чего ему не спиться в ночь глухую?
        - Я не прячусь, просто ищу тишины, - покачала я головой. - В вашем замке слишком много народа. Мешают думать, - я обернулась. Врайт стоял в тени стены и свет от луны падал лишь на кончики его сапог.
        - Неправда, - хмыкнул он, - ты прячешься. Всегда. Ты скрываешь даже свои чувства. Это каменное спокойствие и напускная холодность, твои кривые улыбки и ехидство - лишь ширма, призванная защищать. Так чего ты боишься, от кого скрываешься? - демон шагнул в моем направлении,
        - Вы ошибаетесь, - даже мне ответ казался неубедительным. Врайт сделал еще один шаг в моем направлении, я отступила.
        - Вот видишь, опять убегаешь, - тихо усмехнулся он, подходя еще ближе и кладя руки мне на плечи. - Поймал, маленькая охотница, - огромным усилием воли я заставила себя не дергаться и посмотреть ему в глаза. Этот взгляд дурманил рассудок и путал мысли.
        - Вы тоже скрываете свои эмоции, - попыталась я собрать в кучу растаявшие мозги.
        - Мои причины прозаичны. Я принц - положение обязывает быть холодным и невозмутимым. Но ты так и не ответила на вопрос, - я сложила руки под грудью и фыркнула.
        - Ваше Высочество, я говорю это только один раз и повторять не буду. Я - охотник, и чувствовать я не умею. Положение обязывает, иначе я уже лет десять как лежала бы в гробу.
        - Врешь, маленькая охотница.
        - Нет, это - правда, - почему-то шепотом пробормотала я.
        - Спорим? - в следующий миг, остатки моих мозгов дружненько махнули мне ручкой. Зачем он меня целует? А зачем я его целую? Тени и метели, как же он целует! Принц обхватил меня за талию и, приподняв, усадил на каменную ограду. Его руки гладили спину, мои его плечи. Тени, какой он горячий. Как вкусно от него пахнет. Я обхватила его ногами, демон утробно рыкнул мне в губы, а затем слегка прикусил мочку уха. По телу пробежал ток. Мммм, он действительно демон. Вкусный, сексуальный демон. Он перешел к моей шее - я забыла, как дышать.
        - Ты пахнешь медом, Диана. Медом и корицей, - у него даже шепот эротичный. Я схожу с ума.
        - Сладко, безумно сладко, - осипшим голосом прошептал врайт.
        - Замолчи, - пробормотала я в ответ, и он вернулся к моим губам. Это действительно безумие. Я наконец-то забралась руками ему под рубашку и кончиками ногтей провела по груди принца, он с силой втянул воздух и еще крепче прижал меня к себе. Я готова была заурчать от удовольствия, ощущая его напрягшиеся мышцы под своими пальцами, чувствуя, как бьется его сердце. Это больше, чем удовольствие, больше, чем наслаждение, это что-то невероятное, почти нереальное. И тут все прекратилось. Он оборвал поцелуй так же резко, как и начал его. Я подобно последней дуре сидела на холодной каменой кладке и пыталась вспомнить, как правильно дышать. Врайт в это время невозмутимо поправлял одежду, издевательски глядя на меня.
        - Ну что? Убедилась? - и, видя, что до меня не доходит, продолжил. - Не такая уж ты и бесчувственная, какой хочешь казаться. Я бы сказал, что все совсем наоборот. Не фонтан, конечно, - пожал он плечами, - но вполне сойдет. Я была готова его прибить, растерзать на мелкие кусочки и лишить способности к дальнейшему воспроизводству себе подобных! Ночная на радостях кинулась было претворять в жизнь мои кровожадные планы, но в последний момент мне удалось подчинить ее. Она теперь сидела рядом со мной и рвалась в атаку, словно дикий волк. О! Может, действительно, спустить ее с цепи?
        - Да, не фонтан, - я из последних сил пыталась сохранить спокойствие, - вот, что бывает, когда отдаешь инициативу в руки мужчине, - вздохнула я, с любопытством вглядываясь в его лицо.
        - Что? - нахмурился демон.
        - Ну, вы же меня слышали, Ваше Высочество, - да врайт, а глазки-то у тебя до сих пор темные и дышишь ты не так уж и ровно.
        - Может, попробуем снова? - насмешливо выгнул он бровь. - И в этот раз, я так уж и быть передам 'инициативу' тебе. Я способный ученик.
        - Знаете, если за двести с лишним лет вы так и не научились нормально целоваться, то боюсь, вы переоценили свои способности, - врайт по-прежнему насмешливо улыбался, - Тут даже я не в силах помочь, - принц хмыкнул и открыл было рот, чтобы ответить, но влетевший на башню и запыхавшийся Дэмиан спас меня от выслушивания очередного едкого комментария.
        - Ваше Высочество, фина Диана, - поклонился он нам по очереди, - мы нашли эльфа, я думаю, вам обоим стоит на это взглянуть. Демон вопросительно посмотрел на меня. Я фыркнула. Не дождешься, хоть я и не понимаю толком, о ком идет речь, но судя по тому, как дергается Ночная это что-то важное. Я спрыгнула с ограды и поспешила вслед за главным дознавателем Санграна. Принц любезно пропустил меня вперед и придержал дверь. Надо же в ком-то проснулись манеры.
        ГЛАВА 7.
        ШИРАН ДАР САРАЭН.
        Пока спускались с башни, я вкратце объяснил охотнице ситуацию с эльфом. Она шла впереди и недовольно сопела, словно маленький рассерженный ежик. Я же беззастенчиво любовался ее фигуркой и, испытывая легкое разочарование из-за того, как легко все получилось. Хм, такая же как все, ничего нового. Управлять ей будет не так уж и сложно, нужно только довести дело до логического конца. Неправ был отец, утверждая, что нельзя совместить приятное с полезным. Можно, да еще как. Мы прошли еще один поворот и начали спускаться к темницам. Стоп.
        - Дэмиан, почему эльф в темнице?
        - Ваше Высочество, этот эльф опаснее, чем мы думали. Он убил четырех наших стражников, пока его удалось утихомирить и он явно не в себе. Сами все увидите, - эльф, расправившийся с четырьмя врайтами? Бред какой-то. Крики пленника стали слышны сразу же, как только мы спустились под землю. Они разносились по всем коридорам тюрьмы, отражаясь от каменных стен высоким почти сопранным эхо. Потом резко оборвались. Диана передернула плечами, словно сбрасывая с себя остатки прилипших звуков. Когда, наконец, мы очутились в коридоре, ведущем непосредственно в камеру, крики возобновились, потом снова все стихло.
        - Где послы? - спросила охотница, вдруг резко затормозив.
        - За ними уже послали, фина, - ответил ей Дакар.
        - Хреново, - процедила она сквозь зубы, пропуская меня вперед, - Стэр, - вдруг крикнула Диана, заставив дежуривших возле входа стражников подскочить на месте, - ты мне нужен! Заканчивай жрать и тащи свою пушистую задницу сюда!
        - Думаешь, он услышит? - интересно, она серьезно на это рассчитывает?
        - Всенепременно. Только после вас, - указала она на по-прежнему закрытую дверь рукой. Как пожелаешь, маленькая охотница. Дэмиан снял заклинание блока, и мы вошли. Эльф сидел на полу, согнув ноги в коленях и прижавшись спиной к кровати. Грязные, перемазанные в крови и рвоте волосы свисали вдоль лица. Вся одежда была изодрана, на теле глубокие раны, некоторые из которых все еще кровоточили. Он смотрел прямо перед собой на стену и без остановки что-то шептал.
        - Вы допрашивали его? - спросил я у Дакара.
        - Да, но он в таком состоянии с самого начала. Он не реагирует на вопросы.
        - Пытали? - подала голос девчонка, оборвав тихий разговор со стражей и по-прежнему стоя за дверью.
        - Пытались, - тяжело вздохнул дознаватель.
        - Как ваше имя? - спросил я, присаживаясь на корточки напротив эльфа и глядя ему в глаза. Эльф продолжал беззвучно шевелить губами.
        - Вы знаете, где находитесь? - задал я следующий вопрос, - Откуда вы? Вы исследовали природные порталы, не так ли?
        - Что привело вас на Тиору? - и снова тишина.
        - Почему вы напали на моих людей? - убедившись, что пленник опять проигнорировал мой вопрос, я отвесил ему пощечину. Голова эльфа дернулась, и он прижал правую руку к разбитой губе.
        - Твоя работа? - кивнул я головой на торчащие кости его сломанных пальцев.
        - Да, - ответил Дакар. Узник тем временем отнял руку от лица и заворожено рассматривал собственную кровь вперемешку с соплями. Я невольно поморщился.
        - Дань, - я едва услышал его шепот.
        - Что?
        - Дань, - чуть громче повторил эльф, - они придут за Данью.
        - Кто они?
        - Дань! - выкрикнул он, - Город проснулся! Они придут за Данью! Нехорошо, нехорошо, нехорошо, - голос эльфа поменял тональность, скатившись до шепота.
        - Кто они? Какой город? - я опустил щиты, стараясь проникнуть в его воспоминания.
        - Да, да! Они уже здесь! - прокричал он. - Никто не спасется, все умрут, все, все, все, все! - его слова отошли на задний план, когда я коснулся сознания эльфа. Животный страх сковал тело, беспорядочные мысли и чувства, жалкие обрывки воспоминаний, нечеткие картины прошлого, они возникали из ниоткуда, меньше чем на вдох замирали передо мной и снова исчезали, будто их и не было. Сложно понять, что из этого реальность, а что выдумка поврежденного сознания пленника. Чудовища с окровавленными челюстями, запах гниющего мяса, изломанные тела, словно марионетки, которым вдруг обрезали веревки, резкий запах пота, крови и боли. Картинка сменилась, и передо мной возник каменный мешок, на полу которого, валялись оторванные руки и ноги и вытянутая полупрозрачная фигура, нависающая над эльфом, вместо лица у которой огромная пасть с бесчисленным количеством тонких, напоминающих иголки, зубов. Она тянула свои руки, оканчивающиеся культями, пытаясь сжать в объятиях единственное живое существо, чувствуя и наслаждаясь его страхом. Картинка начала подрагивать как раз в тот момент, когда эта тварь прикоснулась к щеке
своей жертвы, и сменилась багряно-красным цветом и криком, против воли врезающимся уже в мое сознание. Я отдернул руки и медленно открыл глаза, восстанавливая щиты и успокаивая сердцебиение.
        - Дань, - казалось, в сотый раз прошептал эльф.
        - Что ты видел? - спросил я.
        - Смерть, я видел смерть! Твою, принц, и твоих людей! Кровь! Дань! Цвести каменным макам! Дань! У нас нет оружия, а они уже пришли за данью! Мы предали его! Глупцы, глупцы! - я вздохнул поднимаясь. Он определенно что-то видел и что-то знает, но как вытащить из него эти воспоминания?
        - Что ты знаешь об утраченной связи со стихиями?
        - Дань! - коротко провыл пленник. Я стоял напротив и старался придумать способ вернуть эльфу хоть часть сознания, перебирая одно заклинание за другим, вспоминая, что есть в моей лаборатории, но ничего не мог придумать.
        - Ваше Высочество, я бы на вашем месте не подходила к нему настолько близко, - задумчиво пробормотала охотница. Она, наконец, соизволила войти в камеру, защитные руны на ее одежде светились бледно-голубым, взгляд был прикован к узнику, она нервно прикусила губу.
        - Он не в том состоянии, чтобы нападать, - огрызнулся я, недовольный, что она прервала мои размышления.
        - А он и не будет, за него это сделает проклятье, - она медленно приближалась к эльфу. Я нахмурился, проверяя, коснулось ли оно меня. Судя по выражению лица Дэмиана, он занимался тем же самым. Никакого проклятия на себе я не обнаружил. Проверив, эльфа я удостоверился, что и на нем ничего подобного нет.
        - Диана, на нем ничего нет, ты ошиблась, - странно, но этот факт меня порадовал.
        - Чушь, - вот так, коротко и по существу.
        - Диана, - я протянул к ней руку, намереваясь остановить. Девчонка ловко увернулась. Ладно, если ей так уж хочется опозориться в присутствии послов, которые должны были вскоре появиться. Пусть. Я мешать не буду.
        - Протего, - прошептала охотница и ее руки до локтей покрылись странной серой пленкой, а руны на одежде замерцали еще ярче. Она достала из кармана маленький стеклянный шарик и остановилась, не доходя до эльфа пары шагов.
        - Не могли бы вы отойти мне за спину, боюсь, ваша магия настолько сильна, что мне сложно сконцентрироваться. Вздохнув, я молча исполнил ее просьбу. И что она собралась делать? Проводить сеанс снятия порчи? А где некромант, черные свечи, ну хотя бы козий череп? Тем временем девчонка протянула к эльфу раскрытую ладонь со стеклянным шариком и принялась, словно тянуть за невидимые нити свободной рукой. Она по-прежнему находилась от него на расстоянии в несколько шагов. Дэмиан с нескрываемым любопытством наблюдал за ее действиями.
        - Что же в тебе сидит такое? - спросила охотница, спустя пару вдохов, устало опустив руки.
        - Не получилось? - участливо поинтересовался я. Она отмахнулась от меня, как от назойливой мухи, и сделала еще один маленький шажок в направлении пленника. Как только ее тень нависала над головой эльфа, он поднял на нее свои безумные глаза:
        - Не подходи, не подходи. Я не твоя добыча, слышишь! - прокричал пленник, заслоняя руками лицо. Диана не обращала на него никакого внимания, просто снова вытянула руку и принялась перебирать воздух пальцами.
        - Это все ты! Ты такая же! Ты смерть! - он дергался и извивался, по его телу пробегали судороги, он пытался подняться, но его словно что-то прижало к полу, - Ты не получишь меня! Нет! - он размазывал собственную кровь по лицу, сверля девчонку ошалевшим взглядом. И без остановки кричал, переходя с одного языка на другой, будто в надежде, что она оставит его в покое.
        - Попался, сволочь, - процедила Диана сквозь стиснутые зубы, полностью игнорируя продолжавшего надрываться узника. Я видел, как по ее виску скатилась капелька пота, видел, как полыхнули зеленым ее глаза и как буквально вспыхнул на ней защитный узор, в следующий миг комнату озарила белая вспышка. Пришлось закрыть глаза руками, настолько яркой она была. За воплями эльфа я едва различил сдавленный мат и глухой удар о стену. Пленник заткнулся сразу после того, как погасла вспышка. Я медленно открыл глаза и увидел девчонку, лежащую возле входа.
        - Стэр, - простонала Диана и потеряла сознание, все еще сжимая в руке стеклянный шарик. Необъяснимая, почти животная ярость окутала мое сознание, демон во мне требовал разорвать виновника в клочья, заставить его мучиться и захлебываться собственной кровью. Только невероятным усилием воли мне удалось подавить в себе это желание. Нужно в первую очередь проверить Ди, а оторвать голову эльфу я всегда успею. Дэмиан вопросительно посмотрел на меня, кивнув на узника, я отрицательно покачал головой. Потом, все потом. Слава богам крови нет, а вот на затылке вскоре должна появиться огромная шишка.
        - Что случилось? - склоняясь надо мной, взволнованно спросила Сибилла. Принесли же их ветра на мою голову. - Что с моей дочерью!? - Ну да, блеск, еще и фея в истерике.
        - Хотел бы я знать. А Диана, если нам повезет, просто без сознания, - процедил я сквозь зубы.
        - Вы в этом абсолютно уверены? Дайте мне взглянуть на нее, я хочу удостовериться, что с ней все в порядке! - боги, как же меня раздражают эти феи!
        - Вы лекарь Сибилла? Нет? Вот и не вмешивайтесь! - прошипел я. Легко выдохнув, Сибилла отошла на шаг и поднесла кружевной платочек к сухим глазам. Хотя я мог и ошибиться.
        - Я - лекарь, - пролепетала от двери Кэссиди. Видимо, младшая графиня поняла мое молчание по-своему и опустилась рядом на колени, протягивая руки к Ди. В следующий миг в комнату черным ветром влетел скалящийся леопард. Шерсть на нем стояла дыбом, глаза полыхали злостью и тревогой, хвост, словно черная плеть, стегал его по бокам. Я замер. Младшая графиня тоже и испуганно уставилась на взбешенного зверя. Только этого мне не хватало для полной радости! Стэр чуть больше обнажил клыки и крадучись направился в нашу сторону, феечка тут же отдернула руки и вскочила на ноги. Идиотка! Леопард, не отрываясь, смотрел ей в глаза, еще ниже припадая к земле. Станис выхватил свой серп, но кот даже не посмотрел в его сторону. Он теснил фею к остальным послам и как можно дальше от охотницы. Короткий взгляд на Диану, а затем резкий рывок в сторону побледневшего Станиса. Леопард целился явно в горло послу. Я непроизвольно выпустил клыки. Достали, цирк разводить! Мне достаточно было лишь подумать, и домашний любимец Дианы застыл в воздухе, на расстоянии не больше, чем пол ладони от шеи Станиса. Женщины пронзительно
вскрикнули.
        - Благодарю, - поклонился посол, аккуратно отодвигая от себя морду зверя и делая шаг в сторону.
        - Это не он, - рыкнул я, отпуская кота. Леопард тут же уселся на пол, и вопросительно уставился на меня. Что не так с этим животным?
        - Это эльф, - кивнул я в сторону узника.
        - Святые яйца, даже умереть спокойно здесь не дадут! Чего вы все разорались?! - девчонка хмуро разглядывала присутствующих.
        - Диана, как ты себя чувствуешь? - взволнованно спросила графиня, все еще сжимая в руках бесполезный клочок ткани, но так и не осмеливаясь подойти.
        - Как будто пила неделю, - огрызнулась она и поморщилась.
        - Какова погрешность вычисления места нахождения упыря по карте? - перебивая графиню, задал я вопрос. Ди удивленно хлопнула глазами.
        - Полтора.
        - Полтора чего?
        - Трупа, блин! - дерзит, значит - жить будет, но все-таки нужно убедиться.
        - В глазах не двоится?
        - Нет.
        - Голова не кружится?
        - Немного, - удивленно моргнув, ответила охотница.
        - Встать сама можешь?
        - Сейчас узнаем, - опираясь о стену, Диана попробовала подняться на ноги. Где-то с попытки третей у нее вышло, но как только охотница сделала первый шаг, ее повело в сторону, и я еле успел ее подхватить. Духи грома, я почти не чувствовал веса ее тела. Это не нормально, нужно проследить за тем, как она питается. Так стоп, откуда такие мысли?
        - Накаркала, целительница, - процедила девчонка, пытаясь оттолкнуть мою руку и опереться о стену.
        - Диана, не глупи, ты сама и шагу сделать не сможешь.
        - Да все нормально со мной! Просто нужно поспать.
        - Вот я и отведу тебя в комнату, - Ди раздраженно уставилась на меня. Несколько вдохов прошло в полной тишине, если конечно не брать во внимание причитания узника.
        - Стэр, займись эльфом, - сдаваясь, распорядилась она.
        Леопард около вдоха пристально меня разглядывал, стараясь найти какой-то ответ, а затем резко развернулся, заставив послов вжаться в стену, и крадучись направился к пленнику, попеременно нюхая воздух.
        - Дэмиан, эльфа запереть, никого к нему не пускать и усилить охрану, пока я не отдам другие распоряжения. - Дознаватель бросил короткий вопросительный взгляд на фей.
        - Придумай что-нибудь, - отмахнулся я, оглядываясь назад: сумасшедший все так же сидел, прислонившись спиной к кровати, словно ничего и не произошло. Он даже не замечал леопарда, нарезавшего круги в непосредственной от него близости. Хм, а этот кот полезная вещь в домашнем хозяйстве, пока он здесь никто из фей и близко не подойдет к пленнику.
        - Если Стэр решит остаться - не препятствовать, - удивляясь самому себе, продолжал я. Девчонка тем временем прикрыла глаза и всем телом облокотилась на меня. Фыркнув, я поднял ее на руки.
        Стоило мне выйти за дверь, Диана зашевелилась, что-то пробормотала и уткнулась лицом мне в грудь. Маленькая охотница, что же мне с тобой делать? Уложив Ди на кровать в ее комнате, я еще раз осторожно ее осмотрел. Нет, все действительно в порядке, она просто спит. Я отвел с лица белую прядку и нахмурился, только сейчас заметив тени под глазами и глубокую складочку на лбу. Даже во сне хмурится, даже во сне не может расслабиться. Странная. Дикая. Упрямая. Скрип двери вырвал меня из раздумий. Я не стал оборачиваться. Леопард запрыгнул с другой стороны кровати и тщательно обнюхивал лицо своей хозяйки. Она забавно сморщилась и чихнула, отворачиваясь и что-то ворча во сне. Леопард повернулся в мою сторону и окинул меня насмешливым взглядом. Затем метнулся в противоположный конец комнаты, залез в сумку, лежащую на столе, и вернулся с двумя склянками непонятного назначения и содержимого в пасти. Где бы мне такого же себе достать? Я аккуратно забрал у него пузырьки и присел на край кровати, рассматривая обе жидкости. Медовая настойка и какая-то вязкая черная жижа, даже на вид вызывающая рвотные спазмы.
        - Сколько? - поинтересовался я у кота, показывая на медовую настойку и неочень-то надеясь на ответ. К моему удивлению Стэр сглотнул четыре раза.
        - А это? - на этот раз кот сглотнул только один раз. Кое-как спустя лучей пять упорной борьбы, мне удалось заставить так и не проснувшуюся охотницу проглотить необходимое лекарство. Нет, с медовой настойкой все прошло гладко, а вот с вязкой дрянью пришлось повозиться. К тому моменту как я закончил, леопард уже успел свернуться калачиком возле Ди. Они странно смотрелись вместе: огромный черный хищник и маленькая спящая девушка. Диана положила голову ему на плечо, а он обвил хвостом ее ногу и уткнулся мордой ей в макушку. Глядя в спокойные зеленые глаза леопарда, я вдруг понял одну простую вещь, если бы он захотел сегодня убить Станиса, я бы не смог его остановить, никто не смог бы. Он будет биться за Ди до последней капли крови, если возникнет такая необходимость. И что-то подсказывало мне, что девчонка поступит также. А еще смотря на них, я с безжалостной ясностью осознал, что в этом мире они совершенно одни. От этой мысли удушающе пахло фатализмом и обреченностью. Я погладил Диану по щеке и направился к двери. Спи маленькая охотница, спи и пусть тебе приснится вкус летнего солнца и звук весеннего
дождя. До рассвета оставалось всего пару оборотов, и смысла ложиться уже не было, поэтому я отправился в кабинет и приказал найти Дэмиана и Рика.
        - У нас пожар? - взъерошенный после сна друг, зевая, упал на диван.
        - Хуже, у нас душевно больной эльф и недееспособная, по меньшей мере, пару оборотов охотница.
        - Эльф, я как понимаю, - это тот любитель орнитолог? - зевая, поинтересовался Рик.
        - Любитель порталов, но мыслишь верно.
        - А с Ди что? - пока я объяснял ему ситуацию, Седрик более или менее проснулся, что определенно радовало.
        - Ты уверен, что проклятья на нем не было?
        - Ни я, ни Дэмиан ничего не почувствовали.
        - Но это не значит, что его не было, охотницу же чем-то шарахнуло, - упрямо парировал он.
        - Рик, она заявила, что на нем что-то висит еще стоя у двери. Ты действительно думаешь, что принц Санграна и главный дознаватель Санграна настолько немощные маги, что не смогли заметить бревна у себя на ноге?
        - Слушай, зачем ей себя специально калечить? В этом нет смысла Ран. Тем более ты сам говорил, что защитные руны на ее одежде засветились сразу же, как только она вошла.
        - Предложи мне другой вариант, - развел я руками.
        - Она ведь полукровка, и предсказать их реакцию на тот или иной вид магии порой бывает невозможно. Может, она особо восприимчива именно к проклятиям, и за это ее и ценят как охотника.
        - Звучит как нелепая отговорка, не находишь?
        - Пусть так, но твоя идея, на мой взгляд, еще хуже.
        - Ладно, с этим потом разберемся. Что думаешь по-поводу слов сказанных эльфом?
        - А я должен о них думать? - подавив зевок, поинтересовался друг.
        - Да проснись же ты наконец! Чем ты занимался всю ночь!?
        - Я...
        - Нет, - я поднял руку, останавливая его, - не хочу знать.
        - Завидуешь?
        - Молчи!
        - На самом деле, я читал, - я удивленно взглянул на друга.
        - Всю ночь?
        - Большую ее часть.
        - У тебя снова приступы меланхолии? - действительно, сколько я себя помню, Седрик брал в руки книгу только тогда, когда пребывал в трагично-романтическом настроении. Спасибо духам грома, случалось подобное редко.
        - Нет, - пожал он плечами, - просто книжка попалась интересная.
        - И что же за книжка?
        - Сказки, - я выпал. Видимо мне все-таки нужно поспать. Нет, просто катастрофически необходимо. - О, только не делай такое лицо, Ран.
        - Да я просто...
        - Знаешь, иногда мне кажется, что в них больше правды, чем во всех архивах, хрониках и учебниках истории.
        - Гм, ладно. Вернемся к делу. Так что ты думаешь?
        - Не знаю, на мой взгляд, слова эльфа - порождение больного сознания, не более. Где его нашли?
        - Возле Оканы, - ответил, вошедший Дэмиан.
        - Ближайшая пограничная деревня, - нахмурившись, пробормотал Седрик.
        - Кто его обнаружил?
        - Местные жители, Ваше Высочество. Они и сообщили о нем дознавателям, патрулирующим границы. Эльф никого к себе не подпускал, и постоянно бормотал про эту дань.
        - В каком он был состоянии, когда его нашли?
        - Не многим лучше, чем сейчас. Но раны не были серьезными, так, мелкие царапины. Те увечья, что вы видели, он получил, когда пытался оказать сопротивление дознавателям.
        - При нем что-нибудь было?
        - Нет, абсолютно ничего.
        - Ран, ты думаешь, что в его словах есть смысл? - спросил друг.
        - Не уверен, но послы, кажется, тоже утверждали, что казненный ими раб упоминал каменные маки. Есть идеи, что это может быть? - я вопросительно взглянул на присутствующих.
        - Ни малейших, - поспешил обрадовать друг.
        - Боюсь, придется снова поднять архивы, Ваше Высочество, - я кивнул.
        - Хорошо, отдай потом распоряжения на этот счет.
        - Меня кое-что беспокоит, Ваше Высочество.
        - Продолжай, - я кивнул.
        - Он странно среагировал на охотницу. Честно говоря, эта была его первая реакция за все это время.
        - Да, эльф определенно испугался. Он сказал, что она - это Смерть.
        - Может, он просто не любит женщин, - пожал плечами Рик.
        - Очень смешно, - огрызнулся я.
        - Слушай, он - псих. Неужели ты будешь проверять каждое его слово?
        - А у меня есть выбор?
        - Ты можешь просто спросить у охотницы, - он потер виски, - Не факт, конечно, что она что-то знает и не факт, что ответит, но попытка не пытка. К тому же не забывай, Диана на тебя работает.
        - Со мной, - поправил я.
        - Что? - удивился Седрик.
        - Забудь, - отмахнулся я, - Я вот все думаю, может, есть способ вернуть его в нормальное состояние, хотя бы на несколько оборотов, что скажите? - Дэмиан и Рик отрицательно покачали головами.
        - Что вы видели в его воспоминаниях? - задал вопрос Дэмиан.
        - Монстра, - пожал я плечами, открывая демонам свое сознание. Несколько лучей прошло в тишине, прежде чем друг подал голос.
        - Мда, милая тварюшка. Не хотел бы я с ней встречаться.
        - А чего так? - поддел я друга, - по-моему, она так и жаждет заключить в свои объятия какого-нибудь любвеобильного демона, - Рик скривился.
        - Нет уж, боюсь, что с этой женщиной не справлюсь даже я. К тому же я храню верность твоей сестре.
        - Действительно, и как же я мог забыть. А как же вчерашняя служанка, - прищурился я.
        - Все-то ты знаешь, - фыркнул друг, - но я ведь мужчина и, между прочим, далеко не монах.
        - Ты проиграл Дэмиан, тебе платить, - обернулся я к улыбающемуся дознавателю.
        - Вы делали на меня ставки? - в удивлении спросил Седрик.
        - Угу, сколько ты протянешь без женского общества. Я выиграл, и весь суман Дэмиан будет тренировать дознавателей вместо меня. - Ран расхохотался. Пора заканчивать и возвращаться к эльфу, может, удастся еще что-то из него выжать.
        - Безумно рада, что вы веселитесь, но я хотела бы вернуться к эльфу, пока еще не слишком поздно, - раздался знакомый ехидный голосок от двери. Все присутствующие обернулись. Диана переоделась в свежую одежду и выглядела получше, но не более того. Что ж хотя бы ушла с лица эта трупная бледность.
        - Зачем ты встала? Тебе нужно нормально отдохнуть, - и зачем я ей это говорю?
        - По дороге отдохну, - парировала охотница, нетерпеливо постукивая ногой, - так мы идем или нет?
        - Рад, что вам лучше фина Диана, - поклонился Дэмиан, поднимаясь. Девчонка кивнула.
        - К чему такая спешка, Ди? - спросил я.
        - Пойдемте, все объяснения по ходу, - наша группка вышла в коридор, - Вы не давали эльфу пить или есть? - я нахмурился.
        - Нет, насколько мне известно, - ответил Дэмиан.
        - Хорошо, и не давайте. Наш безмозглый отравлен, еда или вода могут вызвать новые приступы безумия. И прежде чем вы спросите, откуда я знаю, - невозмутимо продолжала она, шагая впереди вместе со своим леопардом, - от эльфа идет характерный запах. Я не уверена, но мне кажется, что это шорп.
        - Шорп? - переспросил Рик.
        - Да, это гриб, он растет в глубоководных пещерах Темного моря. Если не заморачиваться, то шорп, по сути, сильный галлюциноген. Его передозировка грозит безумием в ста случаях из ста.
        - Погодите, вы хотите сказать, что пленника можно вернуть в нормальное состояние? - спросил Дэмиан.
        - Нет, не думаю. Судя по его поведению, прошло уже слишком много времени с момента отравления. Противоядие действует только в течение первых пяти оборотов.
        - Тогда к чему такая спешка? - подал голос Ран.
        - Потому что яд до сих пор в его организме. И если его не вывести - состояние эльфа будет только ухудшаться. Горгульи раньше применяли шорп как орудие пытки. С каждым вдохом яд разрушает мозг. Уничтожает все воспоминания, нарушает координацию, приводит к слепоте, онемению конечностей. Его органы будут отказывать один за другим: нюх, слух, осязание. Все это сопровождается дикой болью. Настоящая агония.
        - Ты сказала, что не уверена, что это шорп, - отозвался я.
        - Поверьте, второй и третий варианты не лучше. Если это сок урэ - то эльф уже покойник, а если это орта, то он до конца своих дней будет воображать себя пятилетней девочкой обожающей белых котят. И, к сожалению, нас с вами ждет та же участь, ибо яд безумно токсичен и противоядия от него нет. Так что, мальчики, какой вариант выбираете?
        - А можно просто повеситься? - спросил Седрик.
        - Конечно, вам помочь? - усмехнулась девчонка.
        - Сам справлюсь, - буркнул друг. Тем временем мы вышли к темницам. Диана резко затормозила.
        - Я думала, вы приказали никого не пускать к пленнику?
        - Так оно... - я не договорил, уставившись на распахнутую дверь камеры. Охотница рванулась вперед.
        Меньше чем через вдох я уже стоял на пороге. Кэссиди, склонившись над эльфом, поила его водой. Она удивленно обернулась на звук наших шагов, пролив несколько капель узнику на подбородок.
        - Тупая моль! - рявкнула Диана, сильным ударом выбивая чашку из рук младшей графии. Та звонко вскрикнула, скорее от обиды и неожиданности, чем от боли и отступила вглубь камеры, удивленно смотря на сестру.
        - Что вы здесь делаете, фина? - стараясь унять гнев, спросил я.
        - Я... Я всего лишь хотела ему помочь. Его раны... Если их не обработать... Вот, я и решила, а потом я поняла, что у него началось обезвоживание. И...
        - Кто вас впустил? Ее ответ заглушил яростный, полный боли крик эльфа. Он вцепился в охотницу, внимательно осматривающую в тот момент его зрачки, и сбил ее с ног.
        - Умри, умри. Я убью смерть! - пронзительно визжал пленник, целясь тем, что у него осталось от пальцев ей в горло. Стэр было бросился на эльфа, но абсолютно четкий приказ Ди, заставил его замереть на месте:
        - Нет. Яд, - смазанным движением она отвела руку эльфа, и всадила нижнюю часть ладони ему в нос. Кость не выдержала, раздался сухой треск, голова эльфа откинулась назад, и с чвакающим звуком хлынула кровь. Диана отвернулась и попыталась сбросить с себя пленника. Но он снова прижал ее к полу. В следующий свой вдох я удлинившимися когтями вспорол эльфу сзади шею. Диана откатилась в сторону в то же мгновение, как мои когти сломали ему позвонки. Я медленно выпрямился, сбрасывая остатки злости, и взглянул на девчонку. Она стояла, опираясь на одно колено, опустив голову, и тяжело дышала.
        - Я... я не знала. Я не хотела, - сдавленно прошептала младшая графиня. Я повернул голову в ее сторону. Огромными, полными ужаса глазами, Кэссиди смотрела на расползающееся пятно крови и изломанное тело эльфа, закрывая рот дрожащими руками. И плакала.
        - Думать надо было! Идиотка! - взорвалась Диана. Фея перевела взгляд на нее, затем снова на эльфа, хотела что-то сказать, но получился лишь сдавленный стон. Ее глаза закатились, и она начала оседать на пол. Мне удалось подхватить ее на руки почти в последний момент. Я аккуратно положил ее на койку. Потом разберусь. В это время леопард плавно перепрыгнул через распростертое на полу тело, и подошел к своей хозяйке. Диана поднялась на ноги и, присев на корточки прямо в луже крови, перевернула труп.
        - Твою мать, - выдохнул Ран.
        - О, тут я полностью с вами согласна, - отрешенно проговорила девчонка, внимательно осматривая узника. - Поздравляю, Ваше Высочество. Вы только что хлопнули единственного свидетеля. Можете собой гордиться.
        - Я тебе жизнь спасал! - рыкнул я.
        - Нелепое оправдание, - пожала она плечами.
        - Что?! - она должно быть шутит.
        - Вы меня слышали.
        - Да как ты...
        - Послушайте, - резко оборвала она меня, поднимая злой взгляд, - Я не нуждалась в помощи. И вообще, вам, что, заняться не чем?! Резко кончились все государственные интриги?! Перевелись изменники?! Чудесным образом разрешились конфликты с соседями?! Какого гоблина вы везде лезете?! Вы меня наняли, чтобы я разобралась с проблемой. И я сделаю это! Все, финито, можете расслабиться! - я сдерживался из последних сил. - Судите преступников, казните неверных, подписывайте мирные договоры или вон, - мотнула она головой в сторону все еще находящейся в беспамятстве Кэс, - послов развлекайте и дайте мне спокойно работать, мать вашу!
        - Все сказала? - прорычал я, чувствуя, как удлинились клыки. - А теперь послушай меня! Я не собираюсь расслабляться! Ты действительно считаешь, что я полностью положусь на такую как ты?! Да не смеши меня! Об охотниках говорят, как о неуправляемых, беспринципных ворах и хладнокровных убийцах. Ни морали, ни чести! Но знаешь, я гнал от себя подобные мысли, мне хотелось верить, что все это лишь преувеличение. И тут ты - полное подтверждение всех моих опасений. Глупая маленькая девчонка, считающая, что ей все дозволено, что она умнее всех!
        - Беспринципные воры и хладнокровные убийцы, значит? Вы либо лицемер, либо идиот! - казалось, она готова меня убить, я явно перегнул палку, но остановиться уже не мог. - Вы все здесь такие правильные, хорошие и милые. С ласковой улыбкой и добрым взглядом! А за спиной гребаный пересмешник! Вы считаете нас чуть ли не дикими животными, заразившимися бешенством, избегаете, оскорбляете, унижаете, презираете! Но при этом не гнушаетесь пользоваться нами, когда не хотите марать руки, когда задача слишком сложна или опасна для вас! Так кто из нас более беспринципен?! - девчонку буквально трясло.
        - В том, какими вас видят другие существа, вы виноваты сами! Охотники своими руками создали себе подобную репутацию! О! И вы совсем не против, когда мы пользуемся вами! Знаешь, единственная причина, по которой я тебя до сих пор терплю - мне действительно нужна помощь. И твою мать, Диана, у меня хотя бы хватает смелости признать, это, в отличие от тебя! - и прежде, чем она смогла мне что-то ответить, я вышел из камеры. Ран последовал за мной, аккуратно прикрыв за нами дверь.
        - Ты слегка перегнул палку, - прокомментировал друг.
        - Зато теперь она знает правду, - пожал я плечами, разглядывая вытянувшихся передо мной стражников. - Ваши имена?
        - Авит нек Гунал, - ответил тот, что помладше.
        - Амир ати Пенир, - отозвался второй.
        - Вы впустили в камеру графиню? - последовал синхронный кивок.
        - Дэмиан передал вам мой приказ? - дождавшись еще одного кивка, я подошел к ним ближе. Наказание. Достаточно было всего лишь моего желания и оба врайта рухнули у моих ног на колени. Короткое заклинание и кожа на их руках, начиная от запястий и заканчивая локтями, начала отслаиваться, падая на пол кровавыми ошметками. Шлеп. Шлеп. Шлеп. Словно мокрая тряпка у неаккуратной поломойки. Скучно. Я усилил давление, обнажившееся мясо сначала слегка вздулось, а затем лопнуло в нескольких местах, кое-где порвались мелкие вены. Еще чуть-чуть и раздался легкий треск - не выдержали кости. Я равнодушно разглядывал, молодого врайта. Он тяжело дышал, прислонившись к стене и крепко сжав челюсти, но так и не проронил ни звука. Надо же, может из него еще что-то да выйдет. Демон постарше уже стоял на ногах, опустив голову и изувеченные руки. Молодой поднялся через пару вдохов.
        - В следующий раз, ваше поведение оправдает только смерть, - сообщил я.
        - Спасибо Ваше Высочество, - они поклонились.
        - Можете идти, - демоны снова поклонились и, шатаясь, направились к выходу из темниц. Дождавшись, пока оба стражника скроются за поворотом, Рик снова заговорил:
        - Успокоился? - участливо поинтересовался он.
        - Ты же знаешь, что дело не в этом, - нахмурился я, - Они ослушались моего приказа, приказа принца.
        - Знаю, но ты успокоился? - я кивнул. - Тогда пошли, - он толкнул дверь камеры.
        - Диана... - окликнул я, снова входя в помещение.
        - Не сейчас, - прозвучал такой же безэмоциональный, что и всегда ответ. Охотница держала голову эльфа в руках, поворачивая ее то налево, то направо, как будто маленький ребенок, которому подарили новую игрушку. Ее не смущала ни кровь, продолжающая стекать из дыры в шее, ни вывалившийся язык, ни запахи пота и испражнений. Она в пол голоса объясняла что-то, склонившемуся над ними Дэмиану, не обращая внимания на то, что оставшиеся мышцы и тонкий слой кожи на шее эльфа могут порваться от ее манипуляций. Ее руки снова покрывало сероватое свечение, она еще больше открыла рот трупа и двумя пальцами засунула внутрь язык. Ее леопард тут же подался вперед, будто намереваясь поцеловать обезображенное лицо, и несколько раз коротко вдохнул.
        - И? - нетерпеливо спросил Дэмиан. Девчонка бросила короткий взгляд на Стэра.
        - Шорп, - наконец объявила она, глядя в одну точку прямо перед собой.
        - Диана... - снова позвал я и, дождавшись, когда она повернет голову в мою сторону, продолжил, - я бы хотел извиниться...
        - Не утруждайтесь.
        - Я хочу извиниться не за то, что сказал, а за то, как сказал.
        - Тем более не утруждайтесь. Мне нет дела до того, что вы обо мне думаете. Я вела себя непрофессионально, - я скрипнул зубами, но сумел сдержаться. На койке, напоминая о себе, зашевелилась фея. Тяжело вздохнув, я присел возле нее.
        - Как вы себя чувствуете фина? - я помог ей сесть.
        - Нормально, - она скользнула по мне взглядом и уставилась на труп, - только... Только голова кружится немного, - прошептала она побелевшими губами. Девчонка тем временем достала из кармана жилетки зеркальце и поднялась, забыв, что голова эльфа все еще лежит у нее на коленях. Глухой, слишком громкий для этого места звук отразился от стен. Младшая графиня снова потеряла сознание.
        - Поисковики, - распорядилась Ди и, подняв глаза от зеркала, встретилась с моим укоризненным взглядом.
        - Что? - удивленно спросила она. - Ему, по-моему, все равно, - она провела ребром ладони по шее и высунула язык. Словно я был слабоумным, и мне требовалось объяснение. Я не успел ей ничего ответить, в зеркале появился чей-то силуэт.
        - О, нет, - девчонка закрыла глаза, - Индекс?
        - Привет, сахарная моя, - раздался в ответ, веселый мужской голос.
        - Только не говори, что ты - мой поисковик. Где Угл ну или хотя бы Амблер?
        - Они обслуживают другую зону, сладенькая, - так же весело отозвался невидимый собеседник. Девчонка застонала.
        - Святые яйца, за что мне это?
        - Карамельная моя, ты мне не рада? - наигранно обиженным голосом поинтересовался некий Индекс.
        - Вопрос был риторический, - фыркнула Ди. - И не называй меня сахарной, сладенькой или карамельной.
        - Договорились, медовая, - девчонка рыкнула, вызвав тем самым добродушный смех у собеседника. - Я, знаешь ли, уже почти потерял надежду.
        - Надежду?
        - Конечно, всем известно, что если ты не обращаешься к поисковикам в первые четыре дня новой охоты, то можно уже на это и не рассчитывать, - Ди закатила глаза, - Так чем могу помочь? И не забывай, я полностью в твоем распоряжении, моя госпожа.
        - Ладно, клоун, слушай. Мне нужна вся информация на некоего Вамираэлля Престолану, он эльф из западного рубинового леса. Скорее всего, имел титул, но не высокий. На вид от двухсот до трехсот лет. Особых примет нет. И Индекс, когда я говорю все, я действительно имею ввиду все. Где родился, вырос, кого любил, с кем дружил, какие отношения с семьей, есть ли она, где работал, как долго, хобби, странные привычки, даже кличка домашнего питомца.
        - Как пожелаешь, сладенькая, - я заглянул через плечо охотницы. В зеркале был тощий, словно жердь, мужчина. Неопределенного возраста, с каштановыми волосами, забранными в тугой хвост, тонким носом и твердым подбородком. В принципе ничем не примечательная внешность, если не считать глаз - дымчато-синие, глубокие и живые.
        - Здравствуйте, Ваше Высочество, - поздоровался он, заметив меня, я кивнул.
        - Индекс, и еще, обрати особое внимание на последние полгода его жизни. Контакты, передвижения, даже походы в туалет. Плюс, поищи что-нибудь по поводу каменных маков, какой-то Дани и проснувшегося города. Предполагается, что все это имеет определенную связь между собой.
        - Хорошо, еще что-нибудь?
        - Нет. И Индекс, крайний срок - вчера.
        - Да, медовая моя. Для тебя хоть звезду с неба, - промурлыкал он. Сид нахмурилась.
        - Кстати о звездах... Почему ты не у себя в комнате, а рядом с библиотекой? - спросила она.
        - Мне курсовик Дакару через день сдавать, - вздохнул он.
        - Врешь, - прищурилась она, - У вас сейчас четыре оборота ночи, библиотека закрыта. Должна быть.
        - Я уговорил Изольду меня пустить, - уже менее уверено, ответил мужчина.
        - Опять врешь, Изольда уже два сумана как в отпуске. В библиотеке вместо нее какой-то парнишка с третей ступени.
        - Ну, все верно, я поговорил с Изольдой, она с парнишкой, и вот я тут.
        - Да и как зовут парнишку?
        - Ээээ, я как-то не спрашивал, - пробормотал Индекс.
        - Заканчивай вешать мне лапшу на уши, и говори в чем там у вас дело? - прошипела Ди. Ее собеседник вздохнул.
        - Дакар настоятельно рекомендовал мне этого не делать.
        - Индекс! - рявкнула девчонка.
        - Сахарная моя, не вынуждай меня, - он посмотрел на нее, взглядом побитой собаки.
        - Индекс!
        - Ладно, не кричи только. Наш корпус взлетел на воздух, и мы теперь ночуем в библиотеке.
        - Когда? - ошарашено, спорила Ди.
        - Через оборот после твоей телепортации.
        - Почему?
        - Да какой-то идиот с первой ступени экспериментировал. У них как раз курс лекций по взрыв траве был, - девчонка выругалась.
        - Жертвы были?
        - Нет, все ваши на заданиях, у первой ступени были лекции, ну а у нас еще практика шла.
        - Понятно. И что, сильно здание пострадало?
        - Да нет, в основном левое крыло, - он задумчиво наматывал кончик хвоста на указательный палец.
        - Угу, ладно, спасибо, - отрешенно проговорила Диана. - Когда сможешь найти информацию?
        - Хм, дня через три четыре, учитывая объем, медовая моя, - вновь вернулся он к шутливому тону.
        - Хорошо, я свяжусь с тобой. Не прощаемся.
        - Никогда, - Ди захлопнула зеркало. На койке снова зашевелилась Кэс.
        - Кто такие поисковики? - спросил Дэмиан.
        - В основном студенты СВАМа с третей ступени, специализирующиеся на поиске информации для охотников.
        - И он действительно все узнает за такой короткий срок? - задал следующий вопрос Ран.
        - Конечно, - удивилась охотница.
        - Но за это время не успеть даже до рубинового леса добраться, - парировал друг. Я подошел к фее, краем уха слушая разговор, и помог ей подняться на ноги. Ее зашатало. Видимо, это мое первоочередное занятие на сегодня: ловить упавших в обморок женщин, а потом тащить их на себе.
        - Во-первых, если бы появилась такая необходимость, Индекс добрался бы до рубинового леса за пять лучей. Мы используем порталы, - напомнила Ди, - а во-вторых, все, что ему нужно это зеркало и доступ к нашей библиотеке и архивам.
        - Но как такое возможно? - опешил Дэмиан.
        - Наши поисковики - лучшие, - без тени хвастовства ответила Диана, просто констатируя факт, и отправилась на выход.
        - Диана, я жду тебя через пол оборота у себя в кабинете, - она оглянулась.
        - О, наша мнительная в себя пришла. А интересное вы себе хобби нашли на сегодня, - она окинула ехидным взглядом меня и Кэссиди в моих руках.
        - Диана...
        - Да, да, через пол оборота, я слышала, - и они со Стэром проскользнули в дверь.
        - Дэмиан разберись здесь, - кивнул я на тело эльфа. Дознаватель поклонился, - А ты Ран...
        - А я, пожалуй, проверю, как идут приготовления, - какие приготовления?
        - Духи грома, я совсем забыл про бал.
        - Я так и понял, - усмехнулся друг, и выскочил из камеры. Кэссиди хранила молчание все время, пока я нес ее к ее же покоям. Ее солнечная улыбка, которая так мне нравилась, погасла, в глазах стояла тревога и страх. Она свернулась калачиком в моих руках и судорожно сжимала мой камзол. Я чувствовал теплое отрывистое дыхание на своей шее и частый стук маленького сердечка феи. Уж не меня ли она так боится?
        - Вы можете поставить меня на ноги, - едва слышно прошептала она, когда мы оказались в комнате. Я исполнил просьбу. Младшая графиня тут же начала поправлять порядком измятое платье, а бросив на меня неуверенный взгляд, густо покраснела. У меня вырвался невольный смешок. Воспитание.
        - Как вы себя чувствуете, фина?
        - Спасибо, намного лучше. Я... я просто не привыкла к ... к подобным зрелищам. И... и я прошу у вас прощения. Я действительно не знала, - она бросила на меня испуганный взгляд из-под ресниц.
        - Я не сержусь на вас, - как ни странно, но это действительно было правдой.
        - Не надо! Лучше уж накричите на меня или ударьте! - вдруг вскрикнула она. Видимо, мне не удалось скрыть своего удивления, потому что фея в отчаянии взъерошила волосы и продолжила:
        - Ну как же вы не понимаете! Это же я! Я убила его! Убила живое существо, а ведь я - лекарь!
        - Успокойтесь Кэссиди, - как можно мягче сказал я, - здесь нет вашей вины, - фея застонала, из левого уголка глаза скатилась слезинка.
        - Нет, нет... Я не думала, что это так страшно, так больно! И там было столько крови! Так много крови! - она закрыла лицо руками и замотала головой.
        - Тише, не плачьте, - я обнял, пытавшуюся сдержать слезы девушку. - Это не ваша вина. Эльф был обречен, - Кэссиди зарыдала сильнее, доверчиво прижавшись ко мне. Я вздохнул и опустился с ней в кресло.
        - Нет, нет. Это все неправильно! Так не должно быть! Он не должен был умереть вот так! Словно... словно и не жил вовсе, я даже имени его не знаю! И ни одного близкого существа рядом. Это так страшно. Он ведь не понимал, что делает... Почему? Почему?
        - Ему просто не повезло, - тихо сказал я.
        - И все? - она вскинула на меня полные боли глаза, - просто не повезло? Нет! Должна быть причина! - теперь слезы без остановки катились по ее лицу.
        - Мне очень жаль, Кэссиди, - она сдавленно вскрикнула и прижалась ко мне, ища защиты. Я закрыл глаза. Мне действительно было жаль, что именно я преподал ей этот урок. Один из самых трудных в жизни. Фея тихонько плакала у меня на плече, а я гладил ее по голове, плечам, спине. Маленькое нежное существо. Еще такая наивная, она все еще искала оправдание смерти. С ней было легко. Фея не скрывала ни чувств, ни эмоций, она открыто боялась и не стеснялась показать свой страх. Кэссиди хотелось оберегать и защищать, закрыть на ключ и никому не показывать это сокровище. Я вздрогнул от подобных мыслей. Почувствовав это, младшая графиня подняла свое заплаканное личико ко мне. Я изучал черты ее лица, словно видел впервые: огромные живые зеленые глаза, вздернутый к верху носик и соблазнительные губы. Да она просто красавица. И эта копна малиновых волос и нежный запах колокольчиков. Невольно закрыв глаза, я вдохнул глубже, а потом наклонился и поцеловал ее. Кэссиди тихонько вздохнула и робко дотронулась до моей щеки. Эта неуверенность сводила с ума, больше, чем что-либо другое. Я уже не мог контролировать себя, и
поцелуй стал более настойчивым. Ее губы мягкие и нежные, ее запах - колокольчиков и клубники - теплый и свежий. И она в моих руках, хрупкая и беззащитная.
        Краем уха я услышал, как открылась входная дверь. Плевать. Рука скользнула Кэссиди на шею, приподняла волосы, погладила бархатную кожу. Я ощутил знакомый запах меда и корицы, реагируя на него, во мне проснулся демон. Из легкого и нежного поцелуй превратился в дурманящий, почти яростный. Кэссиди удивленно охнула. Духи грома, что я делаю? Я нехотя оторвался от таких соблазнительных губ юной графини и погладил ее подбородок, переводя взгляд в другой конец комнаты. В дверях, прислонившись к косяку, стояла охотница. Сид с легкой насмешкой и любопытством в глазах наблюдала за нами, не говоря ни слова, не шевелясь, не возражая. Заметив, что я смотрю на нее, она скрестила руки на груди и закатила глаза. Во мне моментально поднялась злость, захотелось наказать упрямую девчонку.
        - Мы больше не одни, - прошептал я. Феечка тихо охнула, залилась краской, и вскочила с моих колен, обернувшись к двери и застыв, как вкопанная.
        - Решила все-таки воспользоваться моим советом? - ехидно изогнула бровь Ди. Фея промолчала.
        - Пол оборота прошло лучей десять назад, Ваше Высочество, - обратилась охотница ко мне, не меняя тона, - Я буду ждать вас в вашем кабинете, - она развернулась, и, послав через плечо очередной издевательский взгляд, вышла, аккуратно прикрыв за собой дверь.
        - Кэссиди... - начал, было, я.
        - Нет, все нормально. Идите, Диана долго ждать не будет, - фея наградила меня слегка смущенной солнечной улыбкой. Я был зол, как стая голодной нечисти. И причина этой злости сейчас ждала меня в моем же кабинете. Точнее возле закрытой двери в мой кабинет. Духи грома! Хотелось свернуть ее маленькую шейку. Как же разительно она отличается от своей сестры. Солнечная, добрая, открытая и нежная Кэссиди. И ядовитая, застегнутая на все пуговицы, жесткая и никого не подпускающая к себе Диана. Фею хотелось защищать и носить на руках, Сид - просто прибить и забыть как страшный сон. Я злился на нее, на это красноречивое молчание, хотя и не должен был. Глупо, она без истерик и возражений стояла там и смотрела, изучала, оценивала. Твою мать, я видел тень любопытства в ее глазах! Диана просто отступила в сторону, не мешая мне брать, то, что я хочу. Так почему же я так зол? Очевидный ответ состоял в том, что девчонка могла свести с ума и святого. Ее поцелуи дурманили, лучше, чем любое вино, а ее поведение заставляло теряться в догадках. Глупо, нельзя позволять ей влезать ко мне в печенки. Кстати о глупости, ну и
где она? Я оглядел пустой коридор. Охотницы возле двери не было. И только вскинув руку, чтобы снять охранное заклятие, я заметил, что оно не активировано. Твою мать!
        - Как ты вошла? - рявкнул я, ворвавшись внутрь и уставившись на девчонку.
        - Э, я, конечно, не знаю, как у вас тут все устроено, но я обычно вхожу ногами, - растерянно произнесла охотница с дивана.
        - Не понял.
        - Ну, знаете ноги, это две палки в нижней части тела, у вас еще между ними такая штучка болтается, которой вы, судя по всему, думать пытаетесь.
        - Мне не до шуток! Это ты сняла блок с двери?
        - Нет, он не был активирован, когда я вошла, - тут же став серьезной, ответила она. Я бросил короткий взгляд на стол. Хм, вроде все так же как я и оставлял. Неужели забыл? Быть того не может. Тогда кто снял мой блок? Ни один демон в моем дворце не обладает достаточной силой. Феи работать с магией врайтов не могут по определению. Охотница? Ну и зачем ей это? Я хмурился все сильнее, уставший мозг отказывался работать. Вздохнув, я опустился в кресло и непонятно зачем повесил завесу тишины.
        - Ладно, я тебя слушаю, - с исчезнувшим блоком разберусь позже.
        - Это я вас слушаю, - покачала головой Сид, - это вы хотели поговорить, не я.
        - Диана, прекрати, я слишком устал, чтобы реагировать на твои выпады, - я взъерошил волосы, - просто скажи мне, для кого предназначалось это послание.
        - О, вы иногда используете голову по ее прямому назначению, - удивленно моргнув, ответила она. Я предпочел не услышать этих слов. - Скорее всего, для вас и охотника, - охотника... Я непроизвольно потянулся за монеткой.
        - С чего такие выводы?
        - Из-за проклятия, - прозвучал осторожный ответ.
        - Диана, не было на эльфе проклятия.
        - Ну да, а я, значит, просто в левитировании практиковалась, - фыркнула она.
        - Ни я ни Дэмиан ничего не почувствовали, так как же тебе это удалось? - некоторое время охотница молчала, следя за монеткой в моих пальцах. Полцарства за то, чтобы узнать, о чем она думает.
        - Ни один демон не смог бы уловить его, - медленно начала она, - потому что для вас оно не представляло особой опасности, - девчонка достала из кармана тот самый стеклянный шарик, внутри которого теперь переливался свет. - Максимум что вам грозило бы из-за него - порез на пальце.
        - А охотник?
        - Умер бы.
        - Не думай, что я жалуюсь, но в таком случае, почему ты еще жива?
        - Именно потому, что я еще жива, я и полагаю, что наш псих - предупреждение. Не спорю, работа тонкая, но до ума ее так и не довели, - пожала она плечами. - Мне хватило защитных рун на одежде, чтобы распознать проклятье. У других охотников, другие способы.
        - Не сходится, - девчонка вскинула на меня глаза, - охотник - это не раса, это всего лишь профессия. Невозможно создать проклятье реагирующие на род деятельности, - Сид замешкалась на вдох, залезла в нагрудный карман и со вздохом бросила мне медальон. Нрифтовый ромб и два камня в середине - оникс и обсидиан. У меня глаза на лоб полезли. Невозможно. Эти камни не могут находиться настолько близко друг к другу.
        - Шокированы? Не вы первый, - усмехнулась Ди. - У каждого охотника есть подобная вещица. Пользы от него мало, в основном используется как маячок, иногда как охранка, иногда как персональный портал. Но суть в том, что только охотники знают, как можно стабилизировать и усмирить силу этих камней, заставить их работать вместе. - Я вернул ей кулон. Все вроде бы логично, но... Я чувствовал, что девчонка мне врала, и не мог понять, откуда взялось это ощущение. Она ни чем себя не выдала, ее голос был по-прежнему ровным, эмоциональный фон - по-прежнему спокойным, лицо по-прежнему бесстрастным. Но духи грома! Я знал, что она врала.
        - Допустим, есть предположения, почему он так среагировал на тебя?
        - Он был безумен, - она тряхнула головой и, встав с дивана, направилась к окну. - Может, ему цвет моих волос не понравился. Мало ли, - и снова ложь.
        - Тебе не кажется странным, что в этом деле слишком много сумасшедших?
        - Кажется, - кивнула она, и потянулась, выгнув спину с природной грацией дикой кошки. Медленно. Порочно. Искушающе. Я ругнулся сквозь зубы, усмиряя проснувшегося демона. Кретин.
        - Мы поднимем архивы, - я постарался сосредоточиться на разговоре. Получилась не то что бы так себе, а просто отвратительно. Да, я держал себя в руках, но только пока. Оставшиеся эмоции все еще взывали к Демону, сила рвалась наружу, рваными лоскутами тянулась к охотнице.
        - Это ваше дело, - она резко развернулась.
        - Наше, - поправил я. Она не отреагировала.
        - Знаете, подкинув вам эльфа, убийца совершил ошибку, - я выгнул бровь. - Помешанный рассказал явно больше, чем изначально планировалось. И кто знает, может, удастся еще что-то выяснить, - я кивнул.
        - Я думаю, это - месть.
        - Месть? - девчонка нахмурилась.
        - Да. Месть, лелеемая и вынашиваемая годами. Слишком четко он действует, слишком мало следов оставляет и слишком очевидна его ярость.
        - Не понимаю, ярость - это море крови и оторванные конечности, вырезанные глаза и выпотрошенные тела, - спокойно словно, рассуждая о смене времен года.
        - Ошибаешься. Он забрал у демонов самое дорогое, что у них было - связь со стихией. Только ярость и жажда мести способны довести существо до подобного поступка. А еще эльф. Есть много других способов лишить кого-либо разума, более быстрых и менее болезненных. Но он выбрал самый страшный. Ты ведь сама говорила, что шорп - орудие пытки, что эльф испытывал настоящую агонию.
        - Может быть вы и правы, но, в сущности, какая разница?
        - Ты, должно быть, шутишь, - я с трудом удержался от того, чтобы встряхнуть ее пару раз и прогнать это сонное выражение с ее лица.
        - Похоже, что мне смешно? - выгнула она точеную бровь. - Мне не интересно, почему и для чего, больше всего меня волнует как.
        - Ты не допускаешь, что зная почему, мы поймем, кого искать, - прищурился я.
        - Неважно кто это, - она разглядывала корешки книг за моей спиной. - Он может быть больным, больным фанатиком, не менее больным мстителем и куда более больным ученым. Но все это не важно. Он становится неаккуратным и невнимательным. Он даже осмелился передать мне послание, - она зло рассмеялась, - и это всего лишь первая его ошибка, дальше будет больше. Он начнет оставлять следы, по ним я его и найду. Для этого мне не обязательно вникать в его мотивы или знать как он выглядит.
        - Идти по следам значит? - у тебя так все просто маленькая охотница. - А что если ты ошибаешься? Если не будет следов? - я подался вперед, девчонка ходила из угла в угол, подбрасывая в руке шарик с проклятьем
        - Ну, вы же сами не верите в то, что говорите. Ах, да и еще одно, я практически уверена в том, что он методичен, последователен и бесспорно очень аккуратен, не потому, что планировал месть годами, а потому, что он профессионал. Он привык убивать и заметать следы.
        - Хорошая попытка Диана, но все же это именно месть.
        - Тогда думайте, Ваше Высочество, думайте, кому и за что он мстит. Потому что кроме вас в этом деле замешаны еще и феи.
        - А ты не допускаешь такой мысли, что феи - проба пера? - я снова начал вертеть монетку. В кабинете на пару вдохов повисла тишина.
        - Допускаю, - ну да, какой вопрос, такой ответ. В голове роем толпились мысли, догадки, предположения, а в сущности все это сплошной самообман. Нам несказанно повезет, если удастся найти что-нибудь в архивах, но я никогда не верил в удачу, уж слишком она похожа на портовую шлюху. Значит, Диана права, остается лишь изображать кипучую деятельность и ждать следующего шага ублюдка.
        - Это все о чем вы хотели поговорить со мной? - вмешалась в мои раздумья охотница.
        - Ты куда-то спешишь?
        - Если я хочу свалить из дворца до заката, то да. Безумно спешу, - и, видя мое озадаченное лицо, продолжила. - Я почти закончила с трупами, больше мне нет смысла здесь оставаться. Хочу съездить в некоторые деревни, порасспрашивать местных, посмотреть на места, где были найдены тела и желательно без фей. У них уйдет дня три на осмотр тел, хочется верить, что за это время я успею что-нибудь найти. Надеюсь, вы не возражаете?
        - Они настолько тебя раздражают?
        - Они меня отвлекают и ... кхм, портят материал.
        - Слушай Диана, винить Кэссиди в том, что произошло сегодня, по меньшей мере, глупо.
        - А я и не виню Кэссиди, но согласитесь, если бы не она - эльф прожил бы дольше, - мда, особо не поспоришь. - И уж если быть до конца откровенной, то большая часть вины лежит на вас. Это вы распустили своих стражников настолько, что они осмелились нарушить приказ принца, - у меня непроизвольно сорвался рык, за окном, вторя мне, послышался раскат грома. Сид напряглась, готовясь, видимо, к очередному сражению.
        - Можешь ехать, - прорычал я, - но с тобой отправятся двое демонов, что бы ты больше не сомневалась в моем умении контролировать стражников,- охотница направилась к двери.
        - Плевать, - махнула она рукой, - только пусть под ногами не путаются. Не прощаемся.
        - Почему? - спросил я. Девчонка замерла, не дойдя до выхода пары шагов, и когда я уже собирался перефразировать вопрос, обернулась.
        - У охотников прощание - плохая примета, - тихо сказала она. - Мы говорим прощай, только когда действительно уходим навсегда.
        - Странная примета, - Сид криво улыбнулась, а вот в глазах промелькнула обреченность. Обреченность? Мне точно нужно поспать.
        - У нас много странных примет.
        - И ты всем им веришь?
        - Нет, - она тряхнула головой, - Только этой. - Еще какое-то время я продолжал разглядывать Диану.
        - Почему?
        - А вы подумайте, Ваше Высочество, подумайте, как мы живем...
        - Чушь, для тебя это личное, нечто большее, чем просто примета, - и снова обреченность в ее взгляде. Такая сильная, что невозможно смотреть, такая острая, что невозможно вынести, такая темная, что невозможно спрятаться. Нужно как-то ее утешить. Утешить? Да, хрена-с два!
        - Вас это не касается, - отчеканила она, снова становясь самой собой. Натянутая, как тетива, с лицом лишенным всех эмоций и обжигающе ледяным взглядом. Никогда не думал, что золото может быть настолько холодным и безжалостным, не видно было даже зеленых искорок. Жаль.
        - Что они сделали с тобой? - куда меня понесло?
        - Убили, - и, не произнеся больше ни слова, вышла, тихо прикрыв за собой дверь. Убили... Ну и что это, мать твою, значит?! За окном снова шарахнул гром. К вопросу о фатализме. Я терпеть не мог этот ее отстраненно вежливый тон и медовые речи, за которыми скрывалась столько уксуса и кислоты, что она могла прожечь кишки любому мужчине. Мне было проще, когда она сердилась или ругалось со мной, тогда не создавалось впечатление, что я разговариваю с куклой. Боги, я так привык полагаться на свои чувства, что теперь ощущал полную беспомощность, столкнувшись с полукровкой, которую не могу читать, чью магию не ощущаю. И это было странно, за всю свою жизнь я еще не встречал существа, способного спрятаться от меня. А быть беспомощным я не любил. Не хочу ее отпускать, я еще не наигрался, мне по-прежнему любопытно... Именно поэтому я сейчас и думаю о ней, вместо того, чтобы заниматься делами!? Я зарычал. За окном в который раз прогремел гром. К разговору о том, как грамотно оказаться в полной заднице.
        ОБСИДИАНА ЗАБЫВШАЯ
        - Арррррррррива! - проорала я, отходя от последнего трупа. За дверью послышался звон упавшего оружия. Да, мне точно врали, когда говорили, что у врайтов отличная выдержка и стальные нервы. Так, еще раз проверить, не оставила ли чего, и валить, валить отсюда к упырской бабушке. Я вылетела из морга и помчалась к своей комнате. Кое-как побросав шмотки в пространственный мешок, я схватила чистый комплект одежды и метнулась к душу. Стэр, наблюдавший за моими хаотичными передвижениями по периметру апартаментов, сохранял спокойствие дохлого льва и иногда давал ценные указания.
        - Ты кое-что уронила, - в который раз лениво промурлыкал он, я обернулась. Блин, слишком резко, голова закружилась, и пришлось схватиться за ночной столик. Плевать, в седле высплюсь. Взгляд наткнулся на черное кружево, сиротливо лежащее почти посередине комнаты. Я схватила трусики и хлопнула дверью в ванную. Размотав бинты и повернувшись спиной к зеркалу, облегченно выдохнула, та буро-коричневая гадость, которую я имела счастье наблюдать последние несколько дней, уже не сочилась, да и раны выглядели в целом неплохо.
        Через пятнадцать лучей вполне довольная собой и жизнью в целом, я отправилась на поиски принца. В голове билась только одна радужная мысль - я наконец-то свалю из дворца. Терпеть не могу замки и дворцы, их стены давят, коридорное эхо шагов играет на нервах, а скелеты, вываливающиеся почти из каждого шкафа, мешают спать ночами, слоняясь по комнатам и громко бренча костями.
        Солнце уже клонилось к закату, и Сумеречная начала просыпаться. Замок украсили к предстоящему балу, взмыленные слуги носились как распуганные тараканы, слышались крики конюхов и стук каретных колес по каменной дороге. И этот демон называл меня беспринципной!? К и без того богатой коллекции трупов в морге сейчас уже должно быть добавился еще один - Вамираэлль Престолану. Эльф, оказавшийся не в том месте не в то время. Сошедший с ума, но отчаянно цеплявшийся за жизнь. Я тряхнула головой. Сострадание? Да ну на фиг, вот что значит недосып. Это просто очередной труп, тело, которое будут жрать земляные черви.
        Дневная дернулась, увлекая меня в другой коридор, прочь от кабинета демона. Я нахмурилась, и почему, когда этот врайт мне нужен, его приходится искать чуть ли не с собаками? Дневная дернулась еще раз, я свернула в следующий коридор. Почувствовав запах колокольчиков, я вжалась в стену. Нет, эта фея определенно отказывается понимать намеки. А дело в том, что Сибилла уже как дня три отчаянно пыталась со мной поговорить. И все эти три дня я с прилежностью девочки-отличницы избегала встреч с ней. Я не боюсь ее, теперь нет. Я просто заранее знаю, все то, что она мне скажет, так зачем тратить время и нервы на выслушивание всей этой ерунды? Когда, наконец, звук ее шагов стих, тень потянула меня в другую сторону, замерла перед очередной дверью восточного крыла и скользнула через щель внутрь. Я повернула ручку и шагнула следом. Спальня. Огромная, чисто мужская, в цветах стали и осеннего неба. Шторы плотно задернуты, я перестроила зрение и огляделась. Искомый объект обнаружился мирно дрыхнущим на гигантских размеров кровати. Я подошла ближе. Твою мать! Я нервно сглотнула. Он спал на спине, одеяло
соскользнуло до талии, позволяя мне любоваться невероятно возбуждающим телом. О, он не плох, очень даже не плох. Я еще раз сглотнула. Дневная улеглась рядом с принцем и, так же как и я, беззастенчиво его разглядывала. Черты лица такие жесткие и острые, такие сильные руки и длинные красивые пальцы, широкая мускулистая грудь, кубики на животе. Дневная протянула руку и провела ей по прессу, слегка касаясь, я невольно заметила, как дернулись мышцы. Мои собственные пальцы начало покалывать. Я шикнула на распоясавшуюся тень и перевала взгляд, подальше от искушения заглянуть-таки под одеяло. Выше левой груди виднелась еще одна татуировка, пришлось наклониться ниже, чтобы рассмотреть. Тот же узор что и на спине, только меньше, но от этого не менее четкий, не менее непонятный. Кончики пальцев закололо сильнее. Вот теперь я вполне точно поняла, что значит фраза 'руки чешутся'. Гм, может он не заметит? Твою ж мать! Изыди от меня соблазн.
        - Люблю, когда сны становятся явью, - раздался хриплый шепот у меня над ухом. Я почувствовала сильные руки, обхватившие меня за шею. О, нет, парень, не выйдет. Я рванулась что было сил - сработал старый рефлекс - и отошла на шаг, Дневная уже заняла свое законное место. Демон приподнялся на локтях, одеяло соскользнуло чуть ниже. До чего же он хорош.
        - Нравится?
        - Любопытный узор, словно живой, - спокойно ответила я. Святые яйца, как он меня напугал. Шокированный демон уставился на меня.
        - О, ну вы же не думали, что я начну краснеть, оправдываться или извиняться?
        - Нет, конечно, - фыркнул врайт.
        - Вы всегда так говорите 'доброе утро'?
        - Я просто не привык, видеть рядом со своей кроватью одетую девушку. Хотя ты и не девушка, так, ребенок, - пожал он плечами. Я начала считать, сколько всего трупов видела за время работы охотником. - Но знаешь, спросонья всякое может почудиться.
        - У вас кровать заговоренная? Сочувствую, - демон видимо до конца так и не проснулся, поэтому вполне искренне изумился.
        - Нет, - воображение у меня буйное и богатое, поэтому я тут же представила себе картину маслом: этакая доярочка-селяночка, ловко сбрасывающая с себя одежду и потрясающая аппетитными телесами. И голый принц, удирающий от нее на всех парах. А еще зычный томный голос горе соблазнительницы: 'Куды ж ты, милок?' Меня сложило пополам, я хохотала так, что, наверное, слышно было во всем замке. Демон как-то странно на меня смотрел, слишком пристально.
        - Что? - кое-как выдавила я. - У меня вторая голова выросла?
        - Ты смеешься, - задумчиво прозвучало в ответ.
        - Ну да, - я старалась сдержать улыбку, но уголки губ все еще подрагивали.
        - Я первый раз вижу, как ты искренне смеешься, - я нахмурилась. - Не надо, так тебе идет больше, - он улыбнулся в ответ. Медленно, лениво. Ох, демон, что же ты творишь?
        - Зачем ты пришла? - хороший, блин, вопрос. Еще бы вспомнить на него ответ.
        - Кхм, через двадцать лучей максимум меня здесь уже не будет, если хотите дать мне кого-то в сопровождение, вам лучше поторопиться, - врайт кивнул.
        - Подожди меня на башне, - это, простите, сейчас что было? Приказ? Очень смешно.
        - Я буду ждать во дворе.
        - Я же говорю ребенок, - донеслось мне в спину.
        - Ну, ну, блажен, кто верует. Демон появился спустя луча три, я стояла возле конюшен и смотрела на заходящее солнце. Красное, яркое, больное. Мне не нравилось это солнце, и эти облака, и этот ветер с запахом вишни. Что-то да будет, что-то серьезное. Не моя это охота.
        - Отвратительно, тебе не кажется? - я удивилась тому, насколько он попал в мои собственные мысли. Принц остановился рядом со мной. За его спиной маячили двое оборотней. Шавки Рика.
        - Да, отвратительно, слишком похоже на кровь, - я залезла в карман и протянула демону литкралл. - Здесь отчет о трупах, он мало чем отличается от отчетов, составленных вашими дознавателями, но кое-что интересное там есть, - врайт кивнул, забрал у меня камень, но вместо того, чтобы отпустить, вложил в руку кулон на цепочке.
        - Это маячок.
        - И нафига он мне? Отдайте лучше им, - я кивнула в сторону, замерших волков.
        - Это не обсуждается, - почти рыкнул принц.
        - Ладно, ладно, я поняла. Совсем не обязательно так грозно рычать, - я разглядывала голубой камешек. - Скажите, цепочка принципиальна?
        - Нет, - я вернула врайту вышеозначенную вещь и отдала камень браслету. Тонкие иголочки тут же пришли в движение, создавая колючую оправу.
        - Предполагалось, что ты будешь носить его на шее.
        - Я топиться не собираюсь, - принц моргнул, - камни на шее хороши только для утопленников, - усмехнулась я. Какое-то движение сбоку привлекло мое внимание. Ну, нет!
        - Что он тут делает? - я ткнула пальцем в приближавшегося Арона. Принц издевательски выгнул бровь. Мило. - Если он нечаянно упадет с лошади и сломает шею, я не виновата.
        - Да без проблем, - усмехнулся демон. Что ж Сибилла все-таки решила приставить ко мне кого-то? Думается мне, это будет весело. В след за Ароном из дворца выскочил Стэр, он пронесся мимо посла, клацнув зубами у его ноги, не ожидавший подвоха, парень подскочил на месте. Мой хороший кот. Леопард остановился возле меня и слегка пригнул голову. Подлиза. Я с удовольствием запустила пальцы в его шерсть. А что? У каждого свой наркотик. Через пару вдохов я открыла глаза, врайт не отрываясь, словно загипнотизированный, следил за мной. Неуютно. Непонятно. Напрягает. Я отдернула руку. Появилось чувство, что меня застукали за мытьем посуды. Стэр переминался с лапы на лапу, выгибая спину и негромко ворча.
        - Так не терпится? - он выгнулся дугой и громко с удовольствием рыкнул, - ну я тебя в принципе и не держу, можешь идти. - Кот благодарно потерся о мою руку и тут же метнулся к воротам. Для него замки были еще большим испытанием, чем для меня. Я снова наткнулась на изучающий взгляд принца. Да что я ему муха что ли? Или крыса лабораторная?
        - Как ты его понимаешь?
        - Мы вместе уже очень долго, - пожала я плечами, - как-то так получилось.
        - Долго? - удивился принц, - но я думал...
        - Что?
        - Не важно, забудь. Он единственный твой питомец?
        - Я, конечно, люблю животных, но только в том случае, когда они правильно приготовлены. И потом я и с ним-то еле уживаюсь.
        - Остроумно, но, на мой взгляд, ты его неплохо выдрессировала, - он бросил короткий взгляд за ворота. Я расхохоталась.
        - Вы издеваетесь? - принц недоуменно выгнул бровь, - Позвольте, я вам кое-что объясню: Стэр - не дрессированный пудель, не домашний котенок и уж точно не ручной хомяк. Он делает только то, что считает нужным, иногда наши мнения совпадают, только и всего. Я не могу ему приказывать, не могу его заставить, а могу лишь просить.
        - И поэтому, там, в темнице, прежде чем потерять сознание ты звала его, поэтому он - единственный, кого ты подпускаешь к себе настолько близко, поэтому он - единственный от кого ты не отгораживаешься, единственный - кому ты позволяешь к себе прикасаться, без того чтобы не заехать ему в морду? - Ну, допустим, ты ко мне прикасаешься тоже довольно часто и подходишь ко мне слишком близко, но тебя я по морде так ни разу и не ударила, хотя очень хотелось, но тебе демон, знать об этом не обязательно.
        - Я уже говорила, мы вместе достаточно долго и ...
        - Он привязан к тебе, Диана, не отрицай.
        - Привязан... Вы ведь даже не понимаете, верно? - демон, удивленно посмотрел на меня. Дура, откусить бы свой чересчур длинный язык.
        - Да нет, понимаю. Он готов умереть за тебя.
        - Не по тем причинам, о которых вы думаете. Этот леопард единственный с чьими недостатками я могу более или менее успешно мириться, вот и все. Мы рядом, но каждый сам по себе.
        - И ты доверяешь ему, - не вопрос, констатация факта.
        - Не настолько...
        - Ты упряма, маленькая охотница, - снова перебил меня врайт, - но я не вчера родился. Этот леопард - твоя самая большая слабость. - И он улыбнулся. Мне не понравилась эта улыбка, слишком хищная она у него вышла. К нам, наконец, подвели коней, что избавило меня от необходимости отвечать демону. Но, духи грани его задери, зачем он начал этот разговор?
        - Почему вы заговорили об этом?
        - Ищу подтверждение одной теории, - пожал он плечами. Я уставилась на него, видимо видок был тот еще, потому что врайт хмыкнул, а глаза светились от еле сдерживаемого смеха. Капец, весело ему, гррррр. Во мне тут потихоньку начала просыпаться жажда крови, криков и кишок, а он ржет!
        - Диана, единственное, о чем прошу, не снимай камень, хорошо? - резко переходя на серьезный тон, отчеканил принц. Да у него настроение меняется быстрее, чем я моргаю.
        - Я подумаю над тем, чтобы подумать, - я оглянулась, предпочитая не замечать рычания врайта. Что-то часто он рычит, Стэр тоже так делает, когда у него несварение, может ему пронеси-траву посоветовать? Люди Рика и посол уже сидели верхом, усиленно делая вид, что их уши набиты ватой. Я накинула плащ и вскочила на лошадь. Странные лошади у этих демонов, не шарахаются, почуяв мой запах, не встают на дыбы при виде леопарда.
        - Может, обнимешь меня, сестричка? - я чуть не выпала и седла. Так вот чего меня Дневная дергала. Рядом с моей лошадью поравнялась моль.
        - Я бы даже твой труп обнимать не стала, - феечка тоненько пискнула, глаза наполнились слезами, демон приобнял ее за плечи, укоризненно качая головой. - О, да ладно. Вы же не ждете, что мне станет стыдно?
        - Зачем ты так? - всхлипывая, пробормотала Кэссиди.
        - Потому что могу, - странные они создания эти феи... Она же не ждала от меня чего-то другого... или ждала? Я тряхнула головой. Мда, как ни печально, а понять, что чувствуют другие мне не дано. Врайт продолжал обнимать фею за плечи, сверля меня взглядом, и что-то из этих двух фактов меня безумно раздражало.
        - Ну а меня обнимешь? - о, да очень смешно. Я издевательски покосилась на принца.
        - Хм, тогда ты мне будешь должна танец, - и он ударил мою лошадь по крупу. Я еле успела схватить удобнее поводья и просто чудом удержалась в седле. Терпеть не могу лошадей. Бесполезны с обеих сторон и совершенно неудобны посередине. Спустя пару лучей мне удалось-таки утихомирить возмущенного коня и перейти с галопа на рысь. Тут же рядом нарисовались оборотни, оба усиленно что-то жевали. Так левый кажется Виллар, правый - Лекс. Я подождала, пока подтянется плетущийся в хвосте посол. Отлично все в сборе.
        - Итак, мальчики, первая деревенька в нашем списке - Ама, добираться до нее два дня, плюс нам с вами предстоит ммм.... продолжительное сотрудничество, а посему предлагаю не осложнять друг-другу жизнь и сразу расставить все точки над и. - Один из волков уставился на меня, глупо хлопая глазами, второй сдержанно улыбнулся. Арон сделал вид, что его это не касается. - Во-первых, я не несу за вас ответственности, вляпаетесь - сами будете выбираться, во-вторых, вы за меня тоже не отвечаете...
        - Если бы, - пробормотал себе под нос Виллар. Я вопросительно на него посмотрела. - Ничего. Продолжайте фина, прошу, - заметив мой взгляд, улыбнулся он.
        - Да, по-поводу этих 'фина', мы с вами равны, поэтому для вас я Диана ну или Ди, как зовут вас я знаю.
        - Позвольте не согласиться с вами фина, - о, моль проснулась, - вы выше меня по положению, я не могу обращаться к вам по имени. - Волки заинтересованно уставились на фею. - Она - принцесса, - пожал он плечами. После этих слов волки резко повернулись ко мне. Чувствую, он сломает себе шею еще до восхода солнца.
        - Он бредит, - отмахнулась я.
        - Но...
        - Ты. Бредишь, - оборвала я слишком разговорчивого посла.
        - Так, что еще? Ага, готовить я не умею и не люблю, так что если вы рассчитывали спихнуть готовку на меня, закатайте губу обратно, если конечно не хотите сдохнуть в муках.
        - Все настолько плохо? - поинтересовался Лекс.
        - Хуже, чем ты думаешь, - серьезно кивнула я, - Дальше, с моим котом вы знакомы, надеюсь, проблем по этому поводу не возникнет.
        - Не люблю кошек, - проворчал Лекс. - Хитрые, ловкие, эгоистичные. Везде суют свой нос, больно царапаются и громко мяукают.
        - Прекрати, - оборвал его нытье Виллар, - лишние уши и глаза нам не помешают. Диана, почему мы едем в Аму? - обратился он ко мне.
        - Там произошло первое убийство, хочу осмотреться и еще проверить кое-какие свои догадки.
        - Могу я поинтересоваться какие?
        - Нет, - я покачала головой.
        - Ну попробовать стоило, ты не находишь? - фыркнул он.
        - Будь я на твоем месте, я бы не удержалась, - усмехнулась я.
        - Мы будем ехать всю ночь? - пискнул посол.
        - А что? У вас с этим какие-то проблемы фин Арон? - издевательски поинтересовался Лекс. - Уж не боитесь ли вы темноты? - о, чувствую, несчастный посол надолго запомнит эту поездку.
        - Скорее тварей, которые могут там прятаться, - ответил он с вызовом. Мда, и у этого мозгов не особо. Печально.
        - На что это ты намекаешь, стрекозел? - прорычал Лекс.
        - Хватит, - рявкнула я, - Нет, мы не будем ехать всю ночь, - оборвала я, собравшегося отпустить очередной комментарий посла. - Через оборота два будем искать место, чтобы устроиться на ночлег. Мне нужно отдохнуть, - волки озадаченно посмотрели на меня.
        - Но зачем тогда было уезжать из дворца именно сегодня? На пуховой перине спать удобнее, чем на сырой земле, - Виллар выгнул бровь.
        - Ты действительно так считаешь волк? А не душит ли тебя по ночам эта самая перина, не слишком ли тебе узка кровать и не слишком ли жаркое для тебя одеяло? - волки рассмеялись. Заливисто и громко, распугивая птиц и мелких животных, я не удержалась и последовала их примеру.
        - Ай, девочка, тебе муж не нужен? - спустя какое-то время и все еще посмеиваясь, спросил Лекс.
        - И что я с ним делать буду? - так же сквозь смех выдавила я.
        - Готовить тебе будет, - откликнулся Виллар.
        - Думаешь, стоит заводить целую скотину ради одной кружки молока? - волки снова рассмеялись.
        - Ваше Высочество, при всем моем уважении, но ваше поведение...
        - Арон, при всем моем НЕуважении, а не пойти ли тебе лесом? - вполне дружелюбно поинтересовалась я, но вот фея почему-то икнул и поглубже натянул капюшон плаща.
        - О чем все время лопочет этот убогий? - Виллар перевел на меня взгляд своих внимательных голубых глаз. Я почувствовала, как рядом напрягся Лекс. Сказать или нет? Я не хотела им врать - мне с ними еще работать, но говорить правду... Опасно.
        - Если это такая большая тайна, я не настаиваю Ди, - заметив мои мучения, отреагировал волк.
        - Давай так, секрет за секрет.
        - Спрашивай.
        - Что за татуировка у принца на спине? - идиотка, нет чтобы спросить что-то действительно важное... Это все от недосыпа.
        - Мы расскажем тебе, когда остановимся на ночлег, - кивнул Лекс. Я бросила взгляд за спину на посла и пожала плечами.
        - Хорошо, тогда про свою якобы принадлежность к серпентарию Физалии, я тоже расскажу позже, - а что? Уж очень мне не хотелось лишать себя удовольствия полюбоваться вытянутыми физиономиями своей дорогой семейки. А в том, что все, о чем я буду говорить с волками, тут же будет доложено Сибилле, я не сомневалась.
        Спустя примерно пол-оборота дорога превратилась в узкую тропку, по которой могла с трудом пройти даже самая изящная лошадка. Ветви деревьев росли настолько низко, что приходилось пригибаться чуть ли не каждый вдох. В воздухе висел тягучий душный запах цветов и трав, от него кружилась голова, и ощутимо тянуло в сон. Я в который раз сверилась с литкраллом, проверяя, не сбились ли мы с пути, и оглянулась на мужчин. Они начали вести себя странно, сразу же как только мы въехали в лес. Оба часто и глубоко дышали, всматриваясь в чащу по краям дороги, ловили каждый звук и шорох, а их глаза то и дело меняли свой цвет. Им было плохо. И судя по всему очень. Дакар, конечно, говорил мне, что самый большой соблазн для волка - лес. Но только для молодого, того, который лишь недавно переступил порог совершеннолетия и обрел способность полностью перекидываться. Хочешь поймать щенка? Замани его в чащу и швырни истекающую кровью тушу, и, пока он пирует, можешь делать с ним все что хочешь, хоть брей налысо. Но они отнюдь не молоды, не первый раз едут через лес и должны уметь контролировать свою вторую половину.
Что-то тут не так, особенно учитывая то, как дергались мои тени. Я отпустила Сумеречную. Она потянулась к мужчинам, рассматривая то, что не было видно никому даже самим волкам. Тени и метели! Это что за ...? Звери обоих бились в телах, словно в приступе горячки, они рвались, метались, рычали. Если Виллар и Лекс не справятся, а исходя из того, что я вижу, так оно и будет, дело примет очень серьезный оборот.
        - Что с вами? - стараясь говорить тихо и спокойно, спросила я.
        - Не знаю, - сквозь зубы выдавил Виллар, капелька пота скатилась по его виску, - Я теряю контроль над волком, - спасибо кэп.
        - Ты вкусно пахнешь, - почти зарычал Лекс, потянувшись в мою сторону. Твою мать! Я снова отпустила Сумеречную и Ночную. Они знали, что делать и спустя луч скрутили зверей. Я еще раз внимательно осмотрела обоих. Ничего нет, даже мелкого наговора.
        - Лучше? - я кинула взгляд за спину.
        - Да, что ты сделала? - отозвался Виллар.
        - Много будешь знать, долго не проживешь, волк, - Лекс невесело хмыкнул. Тени долго не продержатся, они не ели и, так же как и я, устали. Надо искать место для стоянки, причем срочно.
        'Стэр?'
        'Твою мать! Обсидиана, я из-за тебя только что такую аппетитную ляжку упустил!' - проорал тал в моей голове, я поморщилась.
        'Переживешь. Ты где?'
        'Лучей пятнадцать от вас' - ответил он мне после небольшого молчания.
        'Найди место для стоянки. Срочно' - я показала ему все, что видели тени.
        'Думаешь, не дотянут?' - я еще раз оглянулась назад. Дыхание обоих стало чаще.
        'Однозначно'.
        'По левую сторону от тебя должен быть ручей' - я чуть повернула голову и принюхалась.
        'Да'.
        'Отлично, теперь слушай, через лучей семь он уйдет в сторону. Как только услышишь, что шум воды отдаляется, нужно будет свернуть налево. Лошадей придется вести в поводу, но это не долго. Идите вдоль ручья, он выведет на полянку, на мой взгляд, она вполне подходящая. Да и все равно ближе ничего нет'.
        'Насколько она безопасна?'
        'Ну, следов хищников я там не обнаружил, так что думаю вполне' - я просто явственно увидела, как он скалится во все свои 30 зубов.
        'Спасибо родной. Когда присоединишься?'
        'Через оборота полтора'.
        'Жду'.
        'Ложись без меня. Тебе нужно выспаться'.
        'Полтора оборота мне на руку не сыграют, так что жду'.
        'Упрямая девчонка!'
        'Я в курсе. Стареешь, блохастый?'
        'С чего бы?'
        'Полтора оборота на охоту - слишком долго'.
        'Не в этом дело' - его голос вдруг стал каким-то рассеянным. Я невольно напряглась. - 'Я, кажется, что-то нашел'.
        'Тогда тем более жду' - он ворчливо рыкнул и больше не проронил ни слова. Я перекрыла нашу связь, сосредоточившись на запахе воды. Не зачем его отвлекать. С каждым вдохом состояние волков ухудшалось. Я снова чувствовала резкий запах пота, слышала, как учащенно бьются их сердца, лошади под ними то и дело нервно фыркали. Если они сейчас перекинутся - скорее всего, мне придется убить обоих, защищая свою жизнь. Несколько первых вдохов после трансформации зверь полностью подчиняет себе разум оборотня, а судя по тому, что я сейчас наблюдаю, временной промежуток увеличится до нескольких лучей, и этого волкам будет вполне достаточно, чтобы попытаться меня разорвать... Для них я пахну, словно пирожное с кремом, я пахну человеком, пусть только на половину. Уязвимым, слабым, беспомощным, даже посол сейчас был в большей безопасности, чем я. Мда, вот что значит полукровка. Я кинула еще один взгляд через плечо. Твою мать, их глаза полностью поменяли цвет. Тени начали уставать. Да когда же этот упырский ручей повернет? И словно отвечая на мой вопрос, звук и запах воды отдалился. Я резко остановилась и спешилась,
словно оглушенные волки последовали моему примеру.
        - Чуть дальше есть поляна, но на лошадях мы не пройдем. Вы справитесь? - Виллар и Лекс кивнули.
        - Что происходит? - пискнула моль, сползая со своего коня.
        - Хороший вопрос, главное правильный.
        Я не заметила, как мы добрались до поляны - слишком напряжены были нервы, воздух стал еще слаже, он прилипал к телу и приторной ватой забивал нос. Тени держались практически из последних сил, а мужчины снова стали дергаться. Все чаще и чаще за человеческими лицами начали проглядывать звериные морды.
        Я забрала из рук оборотней поводья и вместе со своими и передала Арану. Посол бросил разгневанный взгляд в мою сторону, но ничего не сказал. Неужели все-таки есть мозги? Не. Показалось. Я направилась к противоположному концу поляны, волки, все еще удерживаемые Сумеречной и Ночной, последовали за мной.
        Теперь главное успеть. Начертив на земле контур и расположив по углам кристаллы, я загнала внутрь обоих волков. Квадраты вышли неровными, но пока и этого будет достаточно, а там посмотрим. Вдох, чтобы сосредоточиться, на выдохе отдать приказ теням. Давайте мои хорошие, совсем чуть-чуть поработать, а потом я обещаю вам ужин и отдых. Нехотя, очень медленно тени касались кристаллов, заряжая их силой. Я оглянулась, Арон все еще возился с лошадьми и в нашу сторону не смотрел. Волки, оставшиеся без поводка, уже почти вырвались наружу, одежда драными лоскутами валялась на земле. Ну же, быстрее! Как только Сумеречная зарядила последний кристалл на клетке Лекса, он рванулся вперед, целясь мне в горло и с силой равной силе его прыжка, оборотня отбросило назад. Он зарычал, его сосед тоже закончил оборачиваться и тоже попробовал до меня добраться. Ох уж эти звери и их инстинкты.
        Я уселась на землю и стала изучать волков. Виллар стал огромным черным монстром, почти таким же большим, как и Стэр. Шерсть его стояла дыбом на загривке, он беспрерывно скалился, из открытой, словно в улыбке, пасти капала слюна. Ага, улыбочка, так даже я не умею. Лекс был намного меньше и серым, но не менее категорично настроенным, чем его собрат. Оба с завидной регулярностью и упорством бросались на клетку, стараясь пробить контур. Наивные. За спиной раздались шаги.
        - Фина Диана, - я кивнула, давая понять, что слышу посла, - я разведу костер и займусь ужином. - Я, казалось, услышала, как с глухим звуком ударилась о землю моя челюсть. Пришлось проморгаться и ущипнуть себя.
        - Хорошо. Есть идеи, что с ними? - нет, ну а вдруг?
        - Понятия не имею, - с какой-то странной безнадежностью в голосе, отозвался Арон. Я ничего не ответила, фея еще постоял возле нас, а потом развернулся и направился в сторону леса. Что же так душно-то?
        После его ухода прошло уже двадцать лучей, а я все так же сидела напротив оборотней и не знала, что с ними делать. Бросить здесь - нельзя. Энергия в кристаллах закончится, и они выследят меня по запаху. Убивать - не хочется. Принц явно будет недоволен, а, следовательно, мне могут меньше заплатить. Что же с вами случилось? Я проверила тени. Нет, они мне тоже сейчас не помогут, держатся на честном слове. Чем больше я смотрела на Лекса и Виллара, тем сильнее мне хотелось спать, мысли в голове ворочались так же медленно, как капала волчья слюна на землю. Что-то ее много, слюны в смысле. Я нахмурилась и подползла ближе к контурам, оборотни взбесились еще больше. Да, действительно много. Я взяла валяющийся на траве прутик и обмакнула его в лужицу аккурат перед мордой Лекса, он звонко клацнул зубами. Задорно так, жизнеутверждающе. Но к его вещему огорчению я была быстрее. Я растерла слюну между пальцами, слишком вязкая и пахнет не так как должна. Вдох - смесь белены, крапивы. Еще вдох - тимьян и полынь. Вдох - усса, колокольчики и еще какая-то дрянь. Феи, мать их за ногу! Лучше бы Арону из леса не
возвращаться. Ладно, ярость и жажду мести придется отложить. Что мне с ними делать? Запах трав все еще силен, а значит, можно очистить им желудок. Идея хорошая, правильная, дело оставалось за малым... Как? Ни Лайра, ни Индекс, ни Дакар на связь так и не вышли. Я с раздражением захлопнула зеркало. Из леса показался Арон с охапкой хвороста под мышкой. Дышим, Сид, дышим, убить его еще успеешь. Я дождалась, пока он разведет костер, отпустила теней поближе к пламени (я ведь обещала им ужин), и жестом подозвала фею.
        - Они отравлены, - проинформировала я посла. Он лишь нахмурился, скотина.
        - Давно?
        - Думаю, почти сразу после того, как мы покинули дворец. Еще можно прочистить им желудок. Вот только я не знаю, как. - Арон уселся рядом со мной.
        - У меня собака была когда-то. Жрала все подряд. Я давал ей соль, масло и соду, - пожал он плечами. - Действовало - великолепно.
        - Но они волки, а не комнатное недоразумение, мечтающее поскорее сдохнуть, - он поднялся.
        - Она была большой, - обиделся посол и зашагал к лошадям, - И потом, просто увеличу дозу.
        Я тоже встала с земли и пересела поближе к огню. Через пару вдохов вернулся Арон, неся в руках ингредиенты чудодейственного зелья. Смешав их в первой попавшейся кастрюле, он поставил ее на огонь.
        - Лучше, чтобы раствор был слегка теплым, быстрее будет эффект, - ответил он, на мой недоуменный взгляд. Несколько лучей прошло в тишине. Я пыталась привести мысли в порядок. Как же спать хочется.
        - Зачем?
        - Не понял? - оторвался посол от кастрюльки.
        - В состав яда входят усса и колокольчики. Все еще будешь строить из себя идиота?
        - Я действительно был не в курсе, - я начала плести заклинание.
        - А глаза почему бегают?
        - Я предполагал, что они что-то задумали, но наверняка не знал. Честно говоря, я до сих пор не уверен.
        - А если бы покончив со мной, они набросились бы и на тебя? Почему не сказал?
        - Вы не спрашивали фина, - я с удовольствием наблюдала, как в его глазах удивление сменяется испугом, по мере того, как в моей руке набухал пересмешник. Посол бросил ложку, которой помешивал до этого варево и попытался убежать. А он шустрый. Закрываясь крыльями, убогий достаточно резво направлялся в сторону леса. Должна заметить, что от пересмешника крылья его спасли, но вот от дерева посла некому было уберечь. Дебил. Огненный шарик настиг его почти у самой кромки поляны, и с радостным воем врезался в спину, удар получился сильным, и фея со всего маху припечатался лбом о кипарис, пересмешник потух в траве возле его ног. Запахло паленым. До утра точно не очухается.
        Я сняла кастрюлю с огня и стала прикидывать как бы лучше заставить волков выпить сие чудесное пойло. Ну да, а то у меня вариантов много.
        Тени оторвались от костра неохотно, еще не до конца насытившись, но за работу принялись беспрекословно. Сумеречная держала волка, Ночная - его пасть, а я вливала теплую бурду. Сначала Виллар, затем Лекс. Хм, серый меньше в размерах, может пол кастрюли для него много? А ладно, много не мало. Я вылила остатки смеси ему в пасть. Тени отпустили зверей и вернулись к костру, я же медленно поплелась к лошадям. Спать хотелось неимоверно.
        Я сняла со свой кобылы спальник, сумку с едой и кое-как вернулась поближе к костру. Где-то там, на дне мешка должны быть хлеб, сыр и вода с сахаром и лимоном.
        Спустя четыре луча я уже за обе щеки уплетала скромное угощение, которое предварительно пришлось проверить на наличие посторонних примесей. Слава яйцам, свою сумку я собирала сама. Нет, Стэра я едва ли дождусь. Я проглотила последний кусок сыра и повалилась на спальник.
        На одном конце поляны дружно в унисон пытались выблевать свои желудки волки, на другом - валялся в отключке Арон, возле ног которого все еще дымилась трава, тени замерли у костра темными пятнами, а над головой висел месяц. Эх, хорошо.
        Я проснулась от собственного крика. Снова тот же сон, снова тот же кошмар, уже в который раз отец умирал у меня на руках, а в воздухе опять висит этот тягучий запах цветущей вишни. Я тряхнула головой, светало. Волки, поменяв облик, еще спали. Размеры контура не позволяли им вытянуться во весь рост, поэтому оба свернулись калачиком. Видели когда-нибудь гору мяса и мышц с ярко выраженными вторичными половыми признаками в подобной позе? Нет? Вы зря прожили свою жизнь. На противоположной стороне похрапывал посол. Хотя нет, не похрапывал, он храпел, причем храпел так, что с веток падали оглушенные птицы.
        'Может, еще вздремнешь?' - я подскочила.
        'Стэр, мать твою, сколько раз просить тебя не подкрадываться ко мне!' - я развернулась. Кот сидел у почти догоревшего костра держа в пасти пять достаточно больших птиц, с ярким оперением, но при этом сильно смахивающих на обычных куриц.
        'Как ты там вчера говорила? Переживешь' - фыркнул он, - 'Иди, умойся и воду в кастрюлю заодно набери'
        'Да, мой генерал' - я поднялась на ноги и, схватив кастрюльку, потопала к ручью. Святые яйца, и это чудовище я? Покрасневшие с синяками глаза, гнездо на голове, бледная, словно трехсотлетний призрак еще и какой-то грязью на подбородке вымазана, короче чудо как хороша, хоть сейчас на конкурс красоты.
        'Впечатляешься?' - ехидно поинтересовался черномордый.
        'Любуюсь' - буркнула я и начала умываться. Вода оказалась холодной и уж очень мокрой. Поэтому затягивать с процессом умывания я не стала. Повесив кастрюльку над огнем, я наблюдала за тем, как мой кот ощипывает птиц, одновременно пытаясь расчесаться.
        К тому моменту как вода начала кипеть зашевелились волки. Я повернула голову на звук.
        - С хмурым утречком, - Лекс скривился.
        - И тебя, - буркнул Виллар, стараясь подняться на ноги так чтобы не вляпаться в содержимое своего желудка, одновременно прикрывая свое мужское достоинство руками, - может, выпустишь нас?
        - Может и выпущу, - пожала я плечами и пошла в их сторону. - Лекс, как я пахну?
        - Вкусно, - моргнул оборотень, тоже поспешно прикрывшись. Святые яйца, и чего я там не видела?
        - Ответ не верный.
        - Нормально ты пахнешь, - рыкнул Виллар, останавливая меня на повороте, - приятно. Он еще молод, ему весна в кровь попала. - Лекс усиленно закивал. Я прищурилась, кинула взгляд на тени, пришлось даже принюхаться. Нет, вроде нет угрозы. Убрав кристаллы и стерев контур, я уже почти отошла в сторону, но странный шрам на бедре Лекса заставил меня притормозить. Я подскочила ближе и уселась на корточки, ошалевший волк что-то пискнул, я отмахнулась.
        - Что-то он мне напоминает... - шрам был длинный и рваный. Он начинался от середины бедра и шел по диагонали, слегка не доставая до пупка. Я уже протянула руку, но волк увернулся.
        - Да стой ты смирно, не кусаюсь я, - пришлось схватить его за лодыжку.
        - Ээээ, Ди, ты все-таки девушка...
        - Какое тонкое замечание. Как ты догадался, открой секрет, - я продолжала разглядывать шрам. Лекс шумно выдохнул, и плотнее прижал руки к мужской гордости.
        - Ладно, объясню проще. Ты красивая девушка, я мужчина и сейчас утро, - процедил он сквозь стиснутые зубы. Со стороны Виллара раздался сдавленный смех.
        - За лесть спасибо, конечно, - я провела пальцем по шраму. Да чего этот коматозный дергается? Гладкий и мягкий на ощупь, но края рваные, словно след чьих-то зубов. - А то, что ты мужчина и сейчас утро, я, представь себе, уже успела выяснить. Правда, я - умничка? - я подняла взгляд на волка. Чего-то он странно на меня смотрит. Что я сделала-то?
        - Ди... - простонал Лекс. Я вернулась к изучению шрама.
        - Слушай, а ты руку чуть сдвинуть не можешь?
        - Виллар, сделай что-нибудь, - с отчаяньем в голосе обратился он к другому волку, полностью проигнорировав мою просьбу.
        - Ни за что. Ты бы сейчас себя видел, - и, зайдясь в диком смехе, Виллар начал подбирать с земли остатки своей одежды. Странные они сегодня. Я растянула края шрама. Волк вздрогнул как от удара, и подавился следующим вдохом. Нет. Все равно не понятно. Что же это за оружие такое, да еще и отравленное к тому же?
        - Тебе больно, что ли? - поинтересовалась я, когда оборотень в очередной раз дернулся от моего прикосновения. Лекс коротко взвыл. - Ну прости, я постараюсь аккуратно.
        - Ди, лесными духами тебя заклинаю, оставь мой шрам и меня в покое, если не хочешь испытать на себе последствия, - прохрипел он.
        - Последствия? - я заглянула ему в глаза. Они стали значительно темнее. - Это что, заразно?
        - Боги, дайте мне сил и терпения! - да что с ним?
        'Ди!' - весело проорал в моей голове тал, - 'Да не мучай ты его'.
        'А я разве мучаю? Шрам ведь старый' - кот откровенно заржал. Я опустила руки еще ниже. Что же он мне напоминает?
        'Я смотрю, ты еще не до конца проснулась?'
        'Да нет вроде, на ногах нормально стою' - тал взвыл от смеха у меня в голове.
        'Ага, и он тоже... Стоит!'
        'Ну, я как бы вижу' - все, я потеряла своего леопарда. Он зашелся в истерике.
        - Финна Диана! - над поляной разнесся истошный вопль феи, - Отойдите от него немедленно!
        - Арон, хороший мой, тебе вчера мало было? - я снова натянула края шрама. Оборотень уже не дергался, видимо смирившись с ситуацией, но вот дышать стал чаще.
        'Обсидиана послушай его. Оставь мужика в покое', - все еще сквозь смех выдавил Стэр.
        - Фина Диана, я не шучу! - он мазохист или как?
        'Духи грани, да с какой стати?!'
        'Обсидиана, у молодых мужчин по утрам в силу физиологических особенностей бывает...' - я застыла молчаливым памятником самой себе.
        'Но ни у одного из...'
        'От своих любовников ты сбегаешь еще до того, как они проснутся' - весело оборвал меня кот.
        'Я думала это миф, что-то вроде крылатых единорогов или других миров' - Лекс неуверенно пошевелился. Я также неуверенно подняла на него глаза. Зрачки расширенны, дыхание частое и прерывистое. Твою ж мать! Пришлось пару раз сглотнуть, чтобы у меня, наконец, прорезался голос.
        - Ээээээ, - о да, молодец Обсидиана, очень содержательно, - Извини, я не сообразила. - Я подобрала с земли кристаллы, вскочила на ноги и пошла к костру. За моей спиной сдавленно и витиевато ругался оборотень.
        'Ну, теперь ты знаешь, что это не миф', - фыркнул тал.
        'А раньше ты сказать не мог?' - с противоположного конца поляны к нам уверенным шагом двигался посол.
        'Я пытался' - кот выплюнул очередной пучок перьев, - 'Между прочим, вся еда, которую волки взяли с собой, отравлена'.
        'Мило. А вода?'
        'Нет. Видимо не успели. Почему оборотни не почувствовали запах?'
        'В состав входит усса. Она достаточно своеобразно действует на оборотней. У них пропадает обоняние, начинаются проблемы с координацией, с контролем зверя, а любой, в ком есть хоть капля человеческой крови, становится для них блюдом номер один.' - посол поравнялся с нами. Взъерошенный, в грязной одежде и подпалинами на брюках, он гордо вздернул острый подбородок и сложил по-женски тонкие руки на груди.
        - Фина Диана, ваше поведение компрометирует...
        - Да чего ты так дергаешься? Ревнуешь?
        'Откуда такие сведения?'
        - Если ваша бабушка узнает, - фея наигранно закатил глаза.
        'Дакар рассказал, в остром приступе внезапной откровенности', - кот фыркнул.
        - Думаешь, устроит мне персональный армагедец?
        - И не только вам.
        - Расслабься, моль, мы это уже проходили, она откусит тебе голову быстро и почти не больно.
        'Сурово!' - не удержался от комментария кот.
        - Финна Диана, я - не моль, я - фея, - с какой-то детской обидой в голосе отозвался посол.
        'Задолбал он меня', - я взяла в руки одну из валяющихся на земле птиц и принялась ощипывать.
        - А в чем разница? - Арон на пару вдохов ушел в себя.
        - Я... У меня размах крыльев больше, - и он принялся копаться в своей сумке, периодически бросая на меня недовольные взгляды. Вскоре к нам присоединился Виллар, а затем из леса с охапкой дров показался Лекс.
        Я тут же передала птичек мужчинам и поудобнее уселась возле костра, разглядывая обоих. Виллар был выше, старше, голубоглазый и темноволосый. Он излучал ту спокойную, тихую уверенность в себе, которая приходит лишь с опытом, подкупает многих женщин и внушает уважение мужчинам. Лекс поведением все еще напоминал щенка, шкодливого, задиристого, но безумно обаятельного. Серые с хитрым прищуром глаза и темно-русые волосы, убранные в тугой хвост и веселая улыбочка, а ля я-самый-милый-парень-не-свете. Но чутье, не обманешь. За всей этой показной беспечностью, пожалуй, скрывается больше тайн, чем у меня. От обоих приятно пахло лесом, правда, от Лекса чуть резче. Арон же... Не знаю. Странный... Аристократ, из тех, что даже стоя по колено в навозе, держатся с достоинством. Темно-зеленые волосы, черные глаза и острый профиль. Он усиленно строил из себя идиота, но иногда я ловила на себе и на Стэре взгляды, которые мне не нравились. Лайра так обычно смотрит на жертву своего очередного эксперимента, словно уже уложила на стол и разделала по всем правилам. И запах его мне не нравился, что-то острое и тягучее.
        - Ди, - вывел меня из раздумий Лекс, - спасибо.
        - Должен будешь, - пожала я плечами.
        - По рукам, - улыбнулся серый.
        - Диана, я не жалуюсь, но чем ты нас напоила? - задал вопрос Виллар, отбрасывая разделанную тушку.
        - Соль, масло и сода. Это не мой рецепт, - поспешно добавила я, глядя на ошалевшие физиономии оборотней.
        - Я тебе благодарен, но больше так не делай. Я думал, что оставлю в той луже свои кишки, - поморщился Лекс.
        - Только если ты взамен пообещаешь забыть начало сегодняшнего утра, - сначала заржали оборотни, потом я.
        - Да, это был самый странный опыт в моей жизни, - серый все еще посмеивался.
        - По тебе видно было, - с широченной улыбкой парировал Виллар. - А если серьезно, зачем нас пытались отравить и кто?
        - У меня есть кое-какие предположения по этому поводу, - я бросила многозначительный взгляд в сторону феи. Как ни странно, но глаз он отводить не стал.
        - Зачем им это? - засыпая крупу из моих скромных запасов в кастрюльку, спросил Лекс.
        - Это такой завуалированный способ пожелать мне счастливого пути.
        - Я бы назвал это попыткой отправить тебя к духам грани, - Виллар принялся за разделку третей птички.
        - Вопрос семантики, - пожала я плечами.
        - Ты думаешь, они в серьез рассчитывали убить ее? - Лекс кивнул в мою сторону.
        - Нет, не думаю. Они хотели либо запугать ее, либо вывести нас из игры. Что скажешь, Петрушка?
        - Какой ответ ты хочешь от меня услышать волк? - прорычал посол.
        - Как насчет: 'Простите меня, большие сильные парни. Я тварь бесхребетная и осознал свои ошибки, и, чтобы искупить их, поступаю к вам в пожизненное рабство!' - пропищал Лекс, театрально заламывая руки.
        - Это у тебя фантазии такие? Я, конечно, слышал, что в рядах личной охраны принца встречаются парни с нежным голубым отливом, но не придавал этому особого значения, как выяснилось, зря.
        - И это говорит мне мужик с крыльями бабочки! - рыкнул Лекс, сжимая руки в кулаки. Виллар невозмутимо встал и занялся готовкой каши, про которую забыл Лекс.
        - Во-первых, стрекозы, а во-вторых, у меня, по крайней мере, блох нет, чем ты похвастаться явно не можешь, - пожал плечами Арон, поднимаясь с земли и становясь напротив оборотня.
        - Я могу похвастаться кое-чем другим, и ты у меня сейчас на коленях ползать будешь!
        'Не хочешь вмешаться?' - поинтересовался тал.
        'Зачем? Пока это достаточно забавно.'
        - Расслабься, Тузик, наши чувства не взаимны, я не из твоей команды, - усмехнувшись, парировал Арон.
        - Знаешь, я себе перед отъездом новый меч приобрел. И подумываю, не приколоть ли тебя к земле в качестве энтомологического экспоната. Тупая фея, по-моему, хорошо звучит, - оооо, а парнишка уже кипит.
        - Лучше бы ты себе букетик колокольчиков купил, в тон к небесно-голубому мировоззрению, - хотя Арон тоже терпением не отличается. Они стояли друг напротив друга и были похожи на молодых петушков. Задиристые, но вот с умом и сообразительностью - беда... Хотя кто бы говорил.
        - Я лучше тебе гробик дубовый куплю, - выхватывая меч, прорычал серый.
        - Думается мне, что в этом гробу будут валяться твои разрозненные части тела! - Арон скинул плащ и куртку. Я проморгалась. Я считала его забитым книжным червем, ооо, как я ошибалась! Он конечно не настолько широкоплеч как волки, но поджарая, жилистая фигура и хорошо развитые мускулы не оставляли сомнения в том, что меч в руках он держать умеет.
        'Подбери слюни, Ди' - мурлыкнул Стэр.
        - Эй, два-дебила-это-сила! - оба мигом посмотрели на меня. Хорошие мальчики. - А ну заткнулись и сели!
        - Финна Диана...
        - Ди... - раздалось в унисон.
        - Я дважды повторять не буду! - рявкнула я, зажигая пересмешники в обеих руках. Хмурые, насупленные и слегка пристыженные мужчины подчинились.
        - А теперь давайте уточним. Хотите бить друг другу морды и выяснять у кого яйца круче - пожалуйста, но только не в дороге! Доберемся да Амы, и хоть коллективное самоубийство совершайте, я вам слова не скажу и обещаю прислать по букетику гвоздик на ваши могилки! Ты, - ткнула я пальцем в Лекса, - прекрати назвать его стрекозлом, и запомни, яд в вашу еду подмешал не он. Более того, Арон понятия не имел о планах остальных членов делегации. Ты, - развернулась я в сторону феи, - заканчивай говорить, что Лекс голубой и прими, наконец, решение, на чьей ты стороне на данный момент! Советую тебе хорошенько над этим подумать! И если я еще раз замечу, хоть намек на намечающуюся между вами ссору, - поджарю обоих так, что из дворца пламя видно будет. Понятно?! - оба неуверенно кивнули.
        - Ди, завтрак готов, - окликнул меня Виллар, в уголках его губ притаилась улыбка.
        - А теперь завтракать. Дела обсудим в дороге. Все молча принялись за еду.
        'Что ты нашел вчера?' - обратилась я к Стэру, когда слегка остыла.
        'Не знаю. Скорее все ничего интересного', - он поднялся с земли, подошел ко мне и положил морду на колени. - 'Я охотился вчера, когда наткнулся на этот запах. Запах смерти, старой, но все еще сильной. Ты знаешь, о чем я.'
        'Да.'
        'Сама понимаешь, я пошел по следу и вышел на кладбище или капище...'
        'То есть?'
        'Я понимаю, звучит бредом, но там, в центре, какие-то статуи. Такое чувство, что они остались еще со времен проклятых богов, а вокруг могилы. И не знаю... Место жуткое, у меня шерсть на загривке дыбом встала. Но это не самое интересное, там кто-то был недавно, ну относительно недавно. Возле некоторых могил всякая фигня ритуальная валяется.'
        'Что-то запрещенное?'
        'В том то и дело, что нет. Набор то и до любительского не дотягивает'
        'Я хочу посмотреть, это далеко?'
        'За оборота два-три управимся. Их с собой возьмешь?' - тал кивком головы указал на мужчин.
        'Нет. Придется что-то врать'. Мужчины уже почти доели.
        'Стэр, жди меня возле ручья.' - кот кивнул, и грациозно потянувшись, ушел. Я стала собирать грязную посуду.
        - Я вымою, - у феи глаза на лоб полезли, - вы готовили, я мою. - я постаралась сделать самое невинное лицо. Купились.
        Возле ручья, побросав кастрюльку и тарелки на землю, я быстро накарябала мужчинам записку и вместе с талом ушла в лес. Спустя пятнадцать лучей, слившись с Утренней, я тихо следовала за своим котом. Лес наполнялся запахами и звуками, почти встало солнце, ветви деревьев пытались уцепиться за одежду и запутаться в волосах, корни ухватить за ногу, но достать меня не могли. Чем ближе мы были к кладбищу, тем отчетливее я понимала, что имел в виду Стэр, говоря, что у него шерсть на загривке дыбом встала. Я потерла вмиг закоченевшие руки, по коже маршировали стада мурашек, а Утренняя рвалась вперед словно одурманенная. Наконец, мы добрались до места. Я замерла, вглядываясь в лежащую передо мной картину.
        Практически посреди леса высились три огромных каменных столба, оплетенные диким виноградом, и почти разрушенные временем, ветром и дождями. На их вершинах замерли безрукие, расколотые статуи некогда всемогущих, а теперь забытых и проклятых богов. Их лица превратились в бесформенный серый камень, а безупречная одежда покрылась морщинами и трещинами. Они уже не царствовали здесь, их место полностью занял лес. Колонны были усеяны надписями, но разобрать удалось только имена богов: Ипиш, Ката и Атиль. Пантеон смерти: Проводник, Каратель и Судья. Я старалась даже не дышать, Стэр замер рядом со мной, прижав уши и пригнувшись к земле.
        'Странно, но днем это место выглядит гораздо хуже'.
        'Верю, ночь заботится о своих созданиях', - старая шутка не сработала, напряжение лишь усиливалось. Я огляделась и медленно пошла вперед. За буйством леса, все еще можно было рассмотреть очертания поляны. Могилы казалось, были везде, вырастая под ногами бессмысленным узором. Какие-то виднелись отчетливее, какие-то полностью поглотила земля и растения. Я отключила все свои органы чувств, оставив только зрение, боясь, что тени вырвутся из-под контроля, оглушенные и затянутые этим местом. Здесь действительно пахло смертью и силой. Невероятной, огромной силой. Я дошла до капища. В центре стояла обычная серебряная чаша с запекшейся кровью внутри и старый поржавевший серп, рядом валялись кости каких-то мелких животных и плохо сделанные обереги. Подростки что ли баловались? Я поднялась с колен и еще раз огляделась. Мерзкое, гадкое чувство страха расползалось по коже, скручивало внутренности тугим узлом и выбивало воздух из легких. Я провела рукой по ближайшей колонне, почти отпуская Утреннюю и стала ждать. Тень молчала и ничего не показывала, кроме застывшего, словно замороженного леса. Проклятые боги
упорно хранили свои секреты... Я отпустила Дневную и снова провела руками вдоль колонны. Вдох, еще вдох и пейзаж перед глазами медленно начал меняться, превращаясь в ранние сумерки. Удлинились и вытянулись тени деревьев, могил и капища, подернулась серой дымкой земля, усилился ветер. Рядом со мной в самом центре появилась фигура, завернутая в плащ. Не подросток, мужчина, а может и женщина. Она склонилась над серебряной чашей, бросила туда какие-то травы, а затем, взяв в руки серп, разрезала себе запястье. Чуть меньше чем пол чашки. Много для простого ритуала и мало для чего-то действительно серьезного. Она что-то говорила, какое-то заклинание, но времени прошло много, и слова стерлись из памяти теней капища. Спустя вдох кровавая струйка поднялась над чашей, замерла на уровне лица незнакомца и рванулась вперед к могилам, заворачиваясь и закручиваясь спиралью. Она металась над кладбищем несколько лучей, пока, наконец, фигура не указала ей на одну из могил. Самую старую. Кривыми полосами кровь упала на могилу и тут же впиталась землей. Спустя мгновения раздался оглушительный визг, и мир под ногами
казалось, вздрогнул. Медленно над могилой стали проявляться очертания серого тела. Маленькая сморщенная голова, раскрытая в вечном крике пасть с острыми, как шипы, зубами, ни ушей, ни носа, только два мелких красных глаза. Голое сгорбленное тело, впалая грудная клетка, тонкие сухие, словно паучьи лапы руки и ноги. Тварь в упор смотрела сквозь меня на существо в плаще, а потом резко рванулась в его сторону. Монстр тянул к фигуре свои трехпалые непропорционально длинные руки и беспрестанно кричал. Как только тварь просунула руки под капюшон, мужчина или женщина хлопнула в ладоши, и с диким визгом чудовище затянуло назад. Я закричала, схватившись за горло, температура вокруг меня упала на несколько градусов. Меня начало трясти, руки дрожали, я рухнула на колени. Стэр тут же оказался рядом, подставляя теплый бок.
        - Искать, - пролаяла я, сухим как прошлогодняя листва голосом. Тени сорвались с цепей и ринулись вдоль поляны. Я с силой втянула носом воздух. Легкие обожгло льдом и запахом вишни. Холод, этот мерзкий холод.
        - Что ты видела? - спросил тал. Я молча открыла ему свое сознание. Я все еще стояла на коленях, зарывшись пальцами во влажную землю и тяжело дыша, по лбу струился холодный пот, рубашка прилипла к телу. Вернулись тени, как и предполагалось с пустыми руками.
        - Это был..., - наконец, пришел в себя кот. Я кивнула, обрывая леопарда на полуслове, надеясь, что если слово не будет произнесено, то и то, что я видела, может оказаться чей-то дурной шуткой, сном или пусть даже моим собственным бредом.
        Кое-как я поднялась на ноги. Следов твари тени не обнаружили, значит, ее действительно загнали назад, но и следов вызвавшего ее им найти не удалось. Плохо. Нет. Ужасно. Нужно убираться отсюда.
        Стэр так же как и я молча пробирался сквозь лес. Меня шатало и мутило. Отойдя на приличное расстояние, я рухнула под каким-то деревом и рискнула вдохнуть. Холод ушел, и хотя воздух пах лесом и утром, я все еще чувствовала на языке вкус вишни. Я достала зеркало. Ответа пришлось ждать долго.
        - Обсидиана? Ты хоть знаешь, сколько сейчас времени? - рыкнул Дакар, протирая глаза.
        - Только что на моих глазах..., - я закашлялась, голос звучал надсадно и хрипло, - кто-то вызвал и загнал назад Духа Грани. Кто-то хочет снова прорвать Грань! - последняя фраза прозвучала истерично. Я поморщилась, но успокоить нервы не могла. Дакар выругался.
        ГЛАВА 8.
        ШИРАН ДАР САРАЭН.
        - Все в порядке, ваше Высочество, я не собираюсь снова плакать, - Кэссиди попыталась мягко высвободиться из моих объятий.
        - Уверены? - уж слишком подозрительно блестят ее глаза. Она кивнула.
        - Мне нужно переодеться к балу, - она улыбнулась краешком губ, мои руки все еще лежали на ее плечах.
        - Как вам будет угодно, - я отпустил феечку и отступил на шаг. Она слегка наклонила голову и развернулась в сторону замка. - Фина, - окликнул я спешащую удрать девушку, - за мной первый танец.
        - Да, Ваше Высочество, - и счастливо улыбнувшись, она убежала. Собственно мне бы тоже не мешало переодеться, а заодно найти Рика.
        Я шел через восточный коридор, к малому залу, и вертел в руках литкралл, оставленный охотницей. Сбежала. Губы невольно растянулись в улыбке. Интересно, как долго будет продолжаться эта игра в кошки-мышки? За своими мыслями я не заметил, как оказался перед нужной дверью. Оттуда доносился приглушенный шепот, и пахло колокольчиками. Неслышно отворив двери, я вошел. Графиня стояла возле окна, спиной ко мне и ожесточенно о чем-то спорила с собеседницей в маленьком зеркале. В отличие от дочери Сибилла уже переоделась и выглядела безупречно. Темно-зеленое платье открывало женственные плечи и руки, высокая прическа подчеркивала длину нежной шеи, золотая паутинка в волосах оттеняла их цвет. Я прислонился к косяку и прислушался.
        - Нет, я не пойду на это! - в голосе феи было столько ярости, что становилось трудно дышать.
        - Ты думаешь это просьба? - услышал я властный голос Илии.
        - А мне все равно, она моя дочь! Хватит и того, что ты испортила жизнь мне, трогать ее я тебе не позволю.
        - Ты думаешь, меня интересует твое мнение? И так, на заметку, свою жизнь ты испортила сама, спутавшись с человеком! - последнее слово прозвучало в устах королевы как ругательство. - Она нужна мне во дворце и немедленно!
        - У тебя столько внучек, почему именно моя дочь!?
        - Ты знаешь, - прозвучал холодный ответ. В комнате ненадолго повисла тишина.
        - Я ведь говорила тебе, что принц врайтов кажется..., - Сибилла запнулась на полуслове и всплеснула руками, - это более подходящий вариант.
        - Ты глупа и слишком тщеславна дочь, чтобы видеть всю картину целиком. Она не сможет долго удерживать его возле себя.
        - Это не так!
        - Так.
        - Но должен же быть другой вариант, мама, не ломай ей жизнь, - практически взмолилась графиня.
        - Он есть, и ты знаешь его условия.
        - Но это не возможно, она не согласится.
        - Ха, она прошла инициацию, я вполне способна заставить ее. Твоя задача и задача Станиса всего лишь доставить ее ко мне. Даю вам еще суман.
        - Но мама, это невозможно, слишком мало времени.
        - Хватит, - в голосе Илии послышались стальные нотки, - либо через суман она будет у меня, либо все будет так, как планировалось изначально! - Сибилла в раздражении захлопнула зеркало и прислонилась лбом к прохладному окну. Спустя пару вдохов она подняла голову и, нервными движениями расправив складки платья, развернулась к двери. Ужас, отразившийся при этом на ее лице, вызвал у меня улыбку.
        - Ваше Высочество, - неловко поклонилась она, - я не заметила, когда вы вошли.
        - Я старался не шуметь, - графиня настороженно кивнула. - Какие-то проблемы?
        - Нет, - Больше она не проронила ни слова. Хм, а графиня не так хорошо умеет держать себя в руках, как казалось изначально. Она стояла напротив и смотрела на меня глазами затравленного кролика. Я посторонился, давая ей дорогу. Еще раз поклонившись, фея почти бегом вылетела из зала. Ну просто о-очень интересно. И тут совершенно некстати мне снова вспомнился обреченный взгляд Дианы и ее слова: 'Убили!'. Духи грома, это превращается в какое-то наваждение! Эта девчонка и ее тайны так прочно засели у меня в голове, что в пору было только биться этой самой головой о стену.
        Спустя четверть оборота я сидел на троне и смотрел на разряженную в пух и прах толпу. Где-то в этом многообразии красок и цветов льстили и пресмыкались десятки демонов, кто-то строил планы, кто-то заключал сделки, а кто-то сжигал дотла чужие надежды. Банально и ожидаемо. Я с трудом подавил зевок.
        - Хладнокровная стерва прямо по курсу, - Диана вернулась? Я вгляделся в зал, но, ни черного леопарда, ни вечно ехидной улыбки охотницы так и не заметил.
        - Лита, - пояснил Рик и, не дождавшись от меня той реакции, на которую, видимо, рассчитывал, добавил. - Ты что-то подозрительно спокоен.
        - А как, по-твоему, я должен реагировать?
        - Ущипните меня, ты, кажется, повзрослел?
        - А вот ты, кажется, нарываешься, - демоница тем временем подплыла к трону и присела в глубоком поклоне. Рик едва сдерживал улыбку.
        - Приветствую Вас, Ваше Высочество, - с хорошо отмеренной хрипотцой в голосе, проговорила она.
        - И я вас, фина Еналита. Не думал, что вы почтите сегодня нас своим присутствием.
        - Ну, разве я могла пропустить столь грандиозное событие? Впервые за последнюю сотню лет среди нас феи, словно заблудшие овцы среди волчьей стаи, - последние свои слова она сопроводила улыбкой, чтобы они не звучали настолько презрительно.
        - Дерзка и остра на язык, прямо как в старые добрые времена, верно фина?
        - Стараюсь вас не разочаровывать, Ваше Высочество, - с легкой улыбкой на губах промурлыкала она.
        - Боюсь, здесь вы уже опоздали, - на остреньком личике отразилось недоумение.
        - Я думаю, еще не поздно все исправить. С вашего позволения, - она еще раз низко поклонилась и растворилась в толпе.
        - Каждый раз как я смотрю на нее, забываю, на что она способна. Но стоит ей открыть рот, и память волшебным образом возвращается, - прокомментировал Седрик.
        - Она просто избалованный ребенок, - пожал я плечами. Рик молчал, рассеянно глядя в толпу.
        - Они с охотницей во многом похожи, - как-то отстраненно пробормотал друг.
        - Да, вот только играют по разным правилам, - я поднялся с трона и шагнул в зал. Скоро объявят первый танец, а я привык сдерживать свои обещания. Седрик двинулся следом.
        - Ха, не думаю, что Диана вообще знает понятие этого слова. Интересно, она во всех аспектах жизни такая, как думаешь?
        - С какой стати, я вообще должен о ней думать?
        - Уже не интересно? - я вздохнул, проведя рукой по волосам.
        - Нет, мне любопытно... Но не более того.
        - Да ну, и именно поэтому ты отдал ей сегодня исфит?
        - Я отдал ей исфит только потому, что не доверяю ей.
        - Мог бы выбрать камешек попроще.
        - Исфит единственный камень, который на нее реагирует.
        - То есть как? - вылупился на меня Рик.
        - А вот так. Я вчера полдня в лаборатории проторчал. Исфит, обсидиан и оникс - это все, эту девчонку даже янтарь не берет, а ведь он самый чувствительный, - друг подавился вином и поспешно поставил бокал на поднос, проходящего мимо слуги.
        - Вот тебе и полукровка...
        - У меня руки чешутся ее придушить, - я, наконец, отыскал глазами в толпе феечку.
        - А ее сестричку? - поинтересовался друг, проследив за моим взглядом.
        - Еще не знаю, - я усмехнулся.
        - Странно да?
        - Что именно?
        - Они сестры, но при этом у них нет ничего общего.
        - Ничего странного, Кэссиди воспитывала утонченная и властная графиня. Ди - жестокий и пароноидальный убийца.
        - У такого воспитания есть свои плюсы, - Рик склонил голову на бок.
        - Назови хоть один.
        - А ты бы предпочел, чтобы она последовала примеру Кэссиди и свалилась в темнице в обморок, чтобы она начинала трястись и дрожать от одного только вида крови, чтобы смотрела на тебя глазами побитой собаки и рыдала на твоем плече? - друг фыркнул, подчеркивая несуразность подобных предположений. Я на миг задумался, но даже моя довольно богатая фантазия не смогла справиться с поставленной задачей.
        - Нет, в конце концов, я нанимал ее не для этих целей.
        - Тебя устраивает, как она работает? - продолжал Рик.
        - А работает ли? Мне кажется, что единственное, чем она занимается, - это дерзит мне, лезет куда не надо и то и дело доводит свою сестру до слез.
        - Ты не справедлив к ней, Ран. Я интересовался у стражников, так из простого любопытства, - поспешил добавить он, заметив мои насмешливо выгнутые брови, - последние три дня она вообще не выходила из морга, даже, кажется, ночевала там. И потом, что-то подсказывает мне, что в этой истории с 'безмерно любящей ее семейкой' не все так гладко.
        - Что натолкнуло тебя на такие мысли?
        - Сам не знаю, просто ощущение, ты разве не чувствуешь того же? - Я кивнул. Действительно, мне как-то не верилось в эту безграничную любовь. - К тому же, каждый раз находясь в одном помещении с ними, она становится похожа на горную кошку.
        - В каком смысле?
        - Мне как-то довелось видеть, охоту на это животное - незабываемое зрелище. Охотники гнали ее к утесу почти суман, теряли след и снова находили, а затем снова теряли. Когда, наконец, им удалось загнать ее в угол, у нее в глазах появилось то же самое выражение, которое иногда проскальзывает во взгляде нашей девчонки, когда она смотрит на послов и позволяет себе проявлять какие-то эмоции. Я не уверен в том, что это было, но хорошо помню ее глаза. Там была и ярость, и решимость, и упрямство, и гордость, но и ожидание удара, возможно смертельного. Как только первый из этих самоубийц сделал к ней шаг, кошка вцепилась ему в горло. Зверь загрыз еще троих из семи охотников прежде, чем удалось ее убить, но буквально за вдох до выстрела она шагнула с обрыва, сжимая в зубах свою последнюю жертву, их тела так и не нашли. - Закончил он, а затем поднял на меня свой взгляд, с трудом возвращаясь из воспоминаний. - Для такого поведения должны быть причины.
        - Какими бы не были эти самые причины, ей бы лучше прекратить этот спектакль. Она здесь, чтобы работать, свои семейные проблемы, пусть решает в свободное время.
        - Мне кажется, ты не прав Ширан, она просто действует на опережение, - я расхохотался. - Может, все-таки пойдешь по стопам отца и станешь дипломатом.
        - Я серьезно, ты слишком многого требуешь от нее. В конце концов, она тоже что-то да чувствует.
        - Ну да, ну да, - я махнул рукой, - Мне просто нужно, чтобы она выполняла, то для чего я ее нанял.
        - Ага, а еще чтобы она ластилась к тебе кошкой, была мягкой, нежной и непроходимо тупой, тогда ты сможешь вздохнуть спокойно и отстать от нее, - я зарычал. Видимо, Рик слишком давно не получал по морде.
        - Не передергивай, ты не прав, - ответил я тихо, цедя слова сквозь зубы и пытаясь унять вспыхнувшую ярость.
        - Хорошо, если так, но мой тебе совет, определись уже, кто тебе нужен: охотник или покорная любовница, такая как Кэссиди, - тихо добавил он и растворился в толпе.
        Я остался стоять на месте, до феечки оставалось всего пару шагов, но я не торопился. Каленым железом в голове отпечатались слова друга. Я никогда не врал себе, особенно в том, что касалось моих желаний, не собирался делать этого и в этот раз. Да, я хочу, видеть ее в своей постели, но не смирную и покорную, а такую, какой уже привык видеть - дерзкую, ехидную, яркую. Да, я хочу понять, что скрывается за всеми этими тайнами и недомолвками, в которые она так тщательно кутается. Но хочу ли я этого настолько сильно, чтобы не обращать внимания на ее откровенно хамское и вызывающее поведение, на ее беспрекословное желание не подчиняться, на ее грубость? И снова ответ вышел положительным. Я улыбнулся, ну вот мы и определились с этим вопросом. Остался еще один... Я посмотрел в сторону Кэссиди, она поймала мой взгляд и, отсалютовав бокалом, ослепительно улыбнулась. Сама невинность. Интересно, насколько действительно она чиста и непорочна? Если хотя бы на одну сотую - можно считать ее подарком небес.
        - Фина Кэссиди, - я склонился над тонкими дрожащими пальчиками, - вы просто очаровательны. Смею ли я надеяться, на то, что вы не забыли про данное мне обещание? - девушка покраснела, но взгляда не отвела.
        - Нет, Ваше Высочество, первый танец ваш по праву, - она присела в легком реверансе, и тут же зал наполнили звуки музыки.
        Феечка танцевала легко и плавно, каждое движение, каждый шаг и наклон головы был грациозным, почти ленивым и элегантным, но при этом просто убийственно сдержанным и пристойным. Улыбка ни на миг не покидала ее, а в глазах светился почти детский восторг. Мы вели пустую ничего незначащую беседу, и мне было скучно почти до зубного скрежета. Вдруг младшая графиня подняла на меня серьезный взгляд и вздернула к верху очаровательный носик:
        - Не сердитесь на Диану, - снова проявления сестринской любви?
        - Я не сержусь.
        - Сердитесь, это видно, - упрямо повторила фея.
        - Знаете, я восхищаюсь вашей преданностью сестре.
        - И совершенно напрасно, я просто... люблю ее, - последние слова прозвучали тихо, но достаточно твердо, чтобы поверить в них.
        - Я ни в коем случае не хочу обидеть вас, но, мне кажется, вы тратите свои чувства впустую.
        - Вы ошибаетесь, рано или поздно, но Диана если и не примет мою любовь, то хотя бы смирится с ней.
        - И вам будет этого достаточно? Того что она просто смирилась? - я озадаченно разглядывал фею.
        - Не знаю, - она чуть огорченно вздохнула и замолчала. Но через вдох подарила мне очередной упрямый взгляд. Я читал ее чувства даже не напрягаясь. Смятение, уверенность, страх и надежда. Последняя эмоция была сильнее всех. Ярче. Горела сильно и ровно, словно огонек новенькой свечи. - Но я пока не хочу отступать.
        - Почему? Вам ведь каждый раз больно от ее слов и поступков, так зачем вы мучаете себя? - силился я понять поведение младшей графини.
        - Скажите, что вы думаете обо мне? - она подняла испытующий взгляд. Причем здесь это? Я задумался на вдох, а затем, аккуратно подбирая слова, ответил:
        - Вы сильная, умная, мягкая, иногда немного наивная, - судя по взгляду Кэссиди, последняя характеристика ей мало понравилась. Женщины... - В хорошем смысле графиня, прошу, не обижайтесь. Я только хотел сказать, что вы необычайно светлое создание, - она почему-то лишь сильнее нахмурилась, и уголки губ нервно дернулись.
        - Я не так наивна и не так чиста, как кажется Ваше Высочество. И поверьте, я вполне заслужила такое отношение к себе со стороны Дианы. Поэтому терплю. Это мое наказание и искупление, - она замолчала. Я склонил голову набок, внимательно разглядывая такое непривычно серьезно лицо.
        - Ей не нужна ваша любовь Кэссиди, она вообще не нуждается в этом чувстве, - мягко, стараясь не обидеть, ответил я.
        - Вы не правы. Каждый нуждается в любви, а Диана больше всех.- Я ничего не ответил, потому что не знал, что говорить... Да и что можно ответить на такое? Зачем разбивать стеклянный мир, в котором живет фея, зачем показывать туда дорогу тьме и ночи, зачем прожигать кислотой правды и без того хрупкие стены? Нет. Она очаровательна в своем незнании, прекрасна в своем заблуждении и так отважна в своем непонимании. И кто знает, но, может, она - любимица богов, и все останется так, как есть? Странно, но почему-то хотелось в это верить. Музыка кончилась и я, поцеловав ей руку, отпустил.
        Я наблюдал за Кэссиди весь остаток вечера. Она смотрела на все широко открытыми глазами, с почти детским восторгом. Разглядывала толпу, улыбалась, смеялась, легко вела беседу, как-то по-детски кокетничала. Каждая новая эмоция отражалась на ее лице и в глазах, как в зеркале - задумалась, испугалась, насторожилась, оскорбилась, повеселела. Легко, беззаботно, она была здесь... к месту. Во взгляде не было скуки и наигранной пресыщенности, что в последнее время стало модно. Она не вздыхала и не закатывала в притворстве глаза, не морщила нос и не корчила гримасы. Мы танцевали с ней еще два раза, и во время этих танцев я смеялся и улыбался так, как, казалось, давно уже забыл. Вообще ощущения были странными и новыми - легкость, спокойствие, отрешенность. В какой-то момент, я поймал себя на мысли, что хочу снова поцеловать ее. Я усмехнулся. Непорочная невинность. Ну, кто бы мог подумать? Эмоции Кэссиди были под стать моим, да и вообще вечер выдался на удивление тихим. Правда время от времени в общем фоне я ловил едва различимое беспокойство и напряженность. А что самое интересное никак не мог понять, от
кого они исходили. Но к тому моменту, как гости начали расходиться это чувство сошло на нет. Я свернул к своей комнате и уже взялся за дверную ручку, как сзади послышался шелест юбок. Хм, что-то долго она.
        - Ты научилась терпению, Лита? - я обернулся. Демонесса стояла почти вплотную ко мне.
        - Пришлось, - недовольно выдохнула она и подалась вперед всем телом, положив руки мне на плечи, - ты сегодня был исключительно неуловим, такой общительный, гостеприимный... К чему это? - протянула она, погладив меня по щеке. Я не пошевелился и не счел нужным отвечать. - Или все это результат влияния той мелкой крылатой?
        - Ты пришла... поговорить? - я намотал ее распущенные волосы на руку. Лита откинула голову назад и облизнула губы. Пошло и уже не так соблазнительно, как раньше.
        - Я скучала, - прохрипела она, проводя рукой по моей груди.
        - Да? - я еще чуть-чуть отвел руку, демонесса сильнее прогнулась. Глаза лихорадочно блестят, жилка на шее бьется как сумасшедшая, напряженно вздрагивают тонкие ноздри. Действительно, что ли соскучилась? Ну надо же...
        - Что ж, - я отодвинулся в сторону и повернул ручку, снимая по пути охранки, - заходи.
        Как только за нами закрылась дверь, Лита накинулась на меня с поцелуями, лихорадочно комкая рубашку. Я вдохнул ее запах. Практически все тот же - какие-то терпкие и сладкие фрукты. Единственное, что было новым - легкий горький оттенок травы. Развернув ее спиной к себе, я расшнуровал платье и спустил лиф до талии, от каждого моего прикосновения она вздрагивала и выгибалась. Кончиком пальца, по старой привычке, я обвел татуировку на левой лопатке. Лита вскрикнула, и резко развернувшись, рванула мою рубашку, не обращая внимания на постепенно спадающее к ногам платье. Вот, что хорошо в старых любовницах, они всегда знают, что тебе нужно. Я слегка улыбнулся, девушка подняла на меня затуманенные глаза, дрожащими руками стараясь расстегнуть штаны. Затем развернула спиной к кровати, и, не прекращая целовать, стала подталкивать в ее направлении. Невольно хмыкнув, я подчинился, и она опрокинула меня на покрывало. Платье Лита потеряла еще на середине пути, и сейчас, стоя передо мной полностью обнаженная, тяжело дыша, пристально всматривалась в мое лицо.
        - Ты... странный сегодня, словно не со мной... Какой-то холодный, - наивная дура. Пришлось схватить ее за руку и опрокинуть на себя. Она сдавленно охнула, но тут же взяв себя в руки снова меня поцеловала. Ничего нового этот поцелуй с собой не принес. Я как-то отстраненно наблюдал за всеми ее движениями и действиями. За тем как тонкие бледные руки скользят по моей груди, за тем как от каждого вдоха поднимается и опускается полная и в принципе достаточно красивая грудь, как темные почти черные волосы опускаются на живот, пока она целует и обводит его пальцами, спускаясь ниже. Она снова провела руками по груди, слегка царапнув, не прекращая целовать и прикусывать живот. Рваные плети силы требовали сжать ее тонкую шейку, перехватить инициативу, а затем свернуть эту лживую голову, но я остался лежать на месте, лишь жестко улыбнулся. В этот момент Лита подняла голову и, перехватив улыбку, замерла.
        - Передумала? - тихо спросил я. Она тряхнула головой, облизала губы и вернулась к прерванному занятию. Я чувствовал, что она уже почти на грани, видел лихорадочный румянец на щеках и шее и полубезумный блеск в глазах. Лита всегда была ненасытной и очень чувствительной. Ей хватало пары прикосновений, чтобы взорваться. Она подняла на меня глаза и, не отрывая взгляда, облизала головку кончиком языка. У меня невольно вырвался рык. Демонесса победно улыбнулась и обхватила член у основания. Я вцепился в ее волосы.
        - А ты, смотрю, не растеряла навык, - непонятно как прохрипел я.
        - Хороший... учитель, - донеслось в ответ едва слышно. Духи грома, она меня в могилу сведет этими медленными движениями. Я обхватил ее голову двумя руками, задавая темп, она уперлась ладошками мне в бедра, подчиняясь заданному ритму, и опустила щиты. Сквозь пелену накатывающего экстаза я видел, как демонесса обхватила свою грудь и начала пощипывать сосок. Я еще увеличил темп и теперь доставал ей до задней стенки горла. Лита начала стонать. От ее стонов волна вибраций прокатилась по члену, усиливая возбуждение. Я готов был кончить, и, почувствовав это, демонесса попробовала отстраниться. Ну нет милая, ты сама решила идти до конца. Я сжал челюсти, еще немного... На руках появились шипы, демон внутри меня гортанно взвыл, я вцепился руками в покрывало, раздирая его в клочья. Когда, наконец, я смог отдышаться и открыть глаза, увидел Литу с сияющим чисто женским превосходством лицом. Она устало и блаженно улыбалась. Денег ей, что ли, за старание предложить? Встав с кровати и подняв с пола платье, я швырнул его демонессе.
        - Одевайся, - хлопая глазами, она растерянно смотрела на меня. Я достал из шкафа халат и, одевшись, сел в кресло.
        - Ран, - прижимая к груди платье, пролепетала она. - Я не понимаю.
        - Зачем ты здесь, Лита? - Я же сказала... - Лита, - не повышая голоса, повторил я. Ее все еще трясло и желание все еще кипело в ее крови, я чувствовал это почти физически. Идиотка. Зачем было опускать щиты и ловить отголоски моего удовольствия?
        - Ходят слухи, - выругавшись и сверля меня злым взглядом, начала она, - странные слухи. О том, что на границе гибнут люди, о том, что на тебя работает какая-то странная девчонка, и ты стягиваешь сюда из столицы все больше и больше солдат и дознавателей. Слухи о том, что послы у тебя во дворце появились не просто так и это не дружеский жест со стороны Физалии, а последняя попытка заключить мирное соглашение перед объявлением войны. - Я сжал подлокотники с такой силой, что дерево под моими пальцами затрещало.
        - Значит война? - я сощурился, - И кто распространяет эти слухи?
        - Я не знаю, - пожала она плечами.
        - Лита.
        - Я. Не. Знаю, - рыкнула она
        - Не заставляй меня ломать твои щиты, тебе не понравится, - ее лицо пошло пятнами, она закусила губу. Я вздохнул и потянулся к ее сознанию.
        - Да чтоб тебя сирены на дно утащили, я действительно не знаю! - Истерично проорала она, как только я снес поверхностный щит. - Я на очередном балу услышала и сразу сюда рванула!
        - Можешь отправляться назад, в столицу. Твои земли в безопасности.
        - То есть войны не будет?
        - Нет.
        - Но слухи...
        - Не выводи меня, - я устало откинулся на спинку. Через вдох я почувствовал на своей щеке ее ладонь.
        - Я конечно же уеду, - прошептала она у моих губ, - но только завтра. А сегодня, может, закончим то, что начали?
        - Все, что мне надо было, я уже получил. Ты мне больше не нужна, - Лита отскочила от меня и замахнулась для удара. Тупая баба. Я перехватил ее руку и с силой сжал запястье. Брюнетка тихонько взвизгнула и попробовала освободиться. Я лишь усилил хватку, понимая, что еще чуть-чуть и кости не выдержат. Сила во мне взбесилась. Сломай, накажи, сделай больно, убей. Соблазн пойти на поводу у инстинктов был велик. Первобытная ярость так заманчива. Я пришел в себя лишь когда девушка упала на колени возле моих ног и из-за боли начала трансформацию. По ее щекам катились слезы, пришлось разжать пальцы.
        - Пошла вон, - она поднялась на дрожащих ногах, натянула платье, все это время в бессильной ярости сверля меня взглядом.
        - Ты еще об этом пожалеешь Ран, - прошипела она и вышла. Я тут же поднялся и с отвращением сдернул с кровати покрывало и распахнул окно. Я вглядывался в ночь еще около оборота. Мыслей не было абсолютно. Кому нужны слухи о надвигающейся войне? Что делать с феями? Что делать с охотницей? И вопрос на миллион аржанов - оно мне надо? От нерадужных мыслей меня оторвал голубой камешек, начавший тускло поблескивать у меня на шее. Близнец того самого исфита, что я отдал Диане.
        Нервничает, она нервничает. И где она успела по дороге вляпаться в неприятности? Я встал напротив зеркала, но, не смотря на все мои попытки, ни волки, ни девчонка так на связь и не вышли. Ну и хрен с ними, судя по тому, как блестит камень - ничего серьезного не произошло. И уже проваливаясь в сон, я краем глаза отметил, что камень успокоился. Очнулся я в полной темноте и тишине. Во дворце так тихо никогда не бывает. Я постарался оглядеться. Ничего. Попробовал перестроить зрение. Снова ничего. Я выругался и перешел в боевую форму. Напряг слух. Где-то тихо капала вода. Ну хоть что-то. Я медленно двинулся на звук, шаря рукой вдоль шершавой каменной стены, словно слепой. Воздух был чистым, с уже знакомым запахом корицы и меда, и чем отчетливее был слышен равномерный стук капель, тем насыщеннее аромат. Сила заструилась по венам, словно в лихорадке. Я никогда не испытывал подобного, словно все могу, все знаю и здесь я уже был... когда-то давно. Навалилось странное спокойствие, но не апатия, наоборот хотелось двигаться, идти, что-то делать. Я повернул, по-прежнему идя вдоль каменного свода пещеры, и
вдали заметил огонь. От яркого света перестроившиеся глаза больно резануло, пришлось остановиться и проморгаться. Спустя пару вдохов я оказался в огромном каменном кармане, весь пол которого был в огненных цветах. Их закрытые бутоны доставали мне почти до бедра. Всегда считал это сказкой и вымыслом. Огненные цветы. Я тихонько хмыкнул, аккуратно обходя очередной цветок, но даже этот неслышный звук отразился от сводов пещеры и вернулся ко мне многократно усиленный эхом, заставив насторожиться. Я добрался уже почти до середины, как один из цветков слева от меня начал раскрываться, пришлось шагнуть в сторону, чтобы его острые смертельно-опасные листья не задели меня. Я стоял и как школьник на первом своем уроке не мог оторвать глаз от разворачивающегося передо мной зрелища. Вдох и с тихим шелестом едва раздвинулись лепестки у самого верха. Вдох и изогнутыми плавными линиями они скользнули еще ниже. Еще один удар сердца, и выпустив облачко медово-коричного пара, словно тоже вздохнув цветок, наконец, раскрылся полностью. Я ожидал увидеть что угодно, но только не то, что предстало моим глазам. В самом центре
огненного убийцы, уютно положив ручку под голову, спала девочка. Словно сотканная из тумана, теней и ночи. Я невольно подошел ближе, под ногой слишком громко скрипнул гравий. Девочка заворочалась, повернулась на другой бок, а потом резко вскочила и развернулась ко мне, потирая сонные глаза. Она проворно соскочила на землю и, тихо ступая, остановилась на расстоянии вытянутой руки, пристально и с любопытством разглядывая меня глазами цвета изумрудов. А я стоял там, как придурок и не мог ни пошевелиться, ни сказать хоть слово.
        Маленькая, совсем ребенок, ей было не многим больше десяти, длинные растрепанные со сна волосы, тонкие ручки и ножки. Странно, но на тот момент она казалась мне смутно знакомой. Вот только я не мог вспомнить, где видел ее раньше.
        - Странно, - прошелестел ее голосок, вторя моим мыслям, - я думала первым придет Король, а пришел ты, - она прищурилась.
        - Король? - тупо повторил я.
        - Да... Но он не слышит, не знаю почему, - она пожала плечами и смешно сморщила носик, - Я зову, зову, а пришел ты. Нет, ты конечно тоже король, будущий, но ты - не тот. Как тебя зовут принц демонов?
        - Ширан. А какого Короля ты ждешь?
        - Своего. Он большой и сильный, а глаза похожи на мои, - мда, описаньице. - Но... я не знаю. В том плане, может и не он мне нужен. Может, и ты сгодишься, - она тряхнула головой и снова уставилась на меня.
        - Сгожусь? Ты о чем?
        - Не могу сказать, - она нахмурилась и опустила голову вниз, разглядывая свои руки.
        - Кто ты? - девочка вскинула вверх голову и хитро улыбнулась.
        - Ты знаешь. Я - потеря.
        - Потеря? - ребенок усиленно закивал. Ну вот и что это должно значить? - Что это за место?
        - Это, - она обвела рукой пещеру, - один из последних садов слез огня, кажется, вы их так называете. Когда-то давно таких садов было много, так я помню. - Она взяла меня за руку. Ее маленькая ладошка держала на удивление крепко и твердо, хотя и была едва осязаемой. Словно пытаешься удержать воду.
        - Пойдем, я выведу тебя отсюда. Тебе нельзя здесь долго находиться, они против. - Она кивнула головой в сторону цветов и потянула за собой.
        - Почему? - спросил я, аккуратно лавируя между извивающимися лепестками огня.
        - Ты знаешь, как появились слезы огня?
        - Какая-то легенда о богах, - я увернулся от очередного лепестка.
        - Да не дергайся ты так, - проворчала девочка, - пока ты со мной они тебя не тронут. - И тут же вернулась к нашему разговору, - 'Легенда о богах' - забавно передразнила она, - много ты знаешь, демон... Я расскажу, когда мы выйдем, и про цветы и про таких как я.
        - Таких как ты? - потеряшка снова кивнула, но объяснять ничего не стала.
        - Откуда ты знаешь, что я принц демонов? - спросил я, когда мы миновали последний цветок. Девочка обернулась и удивленно посмотрела на меня.
        - Она знает, и я знаю. Но она не зовет тебя по имени, всегда только принцем. Это так странно. А еще ты ее бесишь и еще какое-то чувство... Не знаю, как щекотка, но по-другому.
        - Кто она? - нахмурился я.
        - Та, что потеряла меня, - раздался спокойный вкрадчивый ответ. Так разговаривают с глухими стариками и маленькими детьми - терпеливо. Мы вышли из кармана и в пещере снова стало темно, пришлось опять перестраивать зрение, но потеряшка, казалось не испытывала от этого никаких неудобств, продолжая уверенно тянуть меня за собой.
        - А давно мы знакомы, - старался я выяснить хоть что-нибудь вразумительное у этого упрямого ребенка.
        - Да, но вы оба почему-то не знаете об этом. Вы часто долго разговариваете. Она любит говорить с тобой. Упрямая, лучше бы со мной поговорила.
        - Она к тебе не приходит?
        - Нет, ни разу.
        - Почему?
        - Она не слышит меня, - огрызнулась моя собеседница.
        - А я?
        - Раз ты здесь, значит слышишь.
        - Почему она не слышит?
        - Она не хочет, боится.
        - Почему?
        - Ну что ты все заладил 'почему' да 'почему'. Вот выведу тебя отсюда, сам у нее и спросишь! - хлюпнула носом девочка. Молодец, довел ребенка. Я аккуратно потянул ее за руку и обнял, гладя по волосам. Гладкие, словно шелк, да и сама она вся какая-то непонятная, как облако - вроде есть, а вроде и нет.
        - Ну прости, не плачь, - потеряшка около вдоха смотрела на меня своими невозможными полными слез глазами, а потом, громко икнув, вконец разрыдалась, уткнувшись лицом мне в грудь. Я сел на пол и пристроил ее на коленях, продолжая обнимать.
        - Она специально, специально меня потеряла. Так же как и свои слезы... А я не хотела, не хотела... Я просто пыталась помочь. - И что я должен сказать? Как успокоить этого невозможного ребенка? И почему у самого словно кто-то воздух из легких выбил и горло сдавил?
        - А теперь она и не вспоминает обо мне. Совсем забыла, словно никогда меня и не было... Почему? Что я такого сделала? Я просто спасти ее хотела. Они бы ведь нас тоже тогда убили. А я жить хотела и она хотела... Когда-то. - Потеряшка снова громко всхлипнула и еще теснее ко мне прижалась, я лишь головой покачал.
        - А теперь она даже забыла, что такое жить... Прячется постоянно. Себя ото всех прячет, понимаешь? - я угукнул, - Да ни фига ты не понимаешь, глупый демон! Ты себя-то понять не можешь! - и она снова громко заревела.
        - А я одна, я так долго одна... И все смотрю. Жду. Когда она вспомнит. А она боится, меня боится и себя боится! И ей ведь тоже тяжело, хуже, чем мне. Дура! - тихо и очень горько выдохнула девочка, - Думает, что все знает. И как умрет и как жить будет. И смирилась. Дура! Мы сидели вот так в обнимку, на холодном каменном полу еще достаточно долго. Девочка больше не сказала ни слова, только тихонько всхлипывала, и от этих всхлипываний так муторно становилось, что самому впору было выть. И сказать ничего не мог и сделать. Захотелось найти эту таинственную 'она' и выдрать, как сидорову козу. Мало того, что себе жизнь, видимо, искалечила, так еще и девчонку мучает.
        - Прости, - вытирая глаза и виновато смотря на меня, проговорила она, когда смогла успокоиться, - я правда плакать не хотела.
        - Нормально все, - очень умно. Хотя с другой стороны, что я еще мог сказать.
        - Пошли, - снова беря меня за руку, потеряшка поднялась на ноги и направилась дальше, - нам идти надо.
        - Ну пошли, - хмыкнул я, еще не до конца поверив, что истерика кончилась. Везет мне в последнее время как утопленнику. То одну утешаю, то другую.
        - Ты фее не верь, - я чуть не споткнулся, запутавшись в собственном хвосте. Она что мысли читает?
        - Почему?
        - Не нравится она мне, - о да, отличный аргумент. Мы куда-то шли еще лучей дцать, пока за очередным поворотом не мелькнул свет. Сдавленно выругавшись, я опять перестроил зрение, девочка звонко рассмеялась. Смешно ей! Мы вышли на узкий выступ на отвесной очень высокой скале, где-то далеко внизу разбивались об острые камни темные волны. Точнее я вышел, девчонка осталась стоять внутри пещеры, отпустив мою руку.
        - Почему не выходишь?
        - Мне нельзя, - спокойно пожала она плечами, разглядывая меня, как будто видела впервые.
        - А ты при свете дня другой, - задумчиво протянул ребенок.
        - Страшный?
        - Нет, - она удивленно хлопнула глазами, снова пробежав любопытным взглядом от кончика хвоста, до шипов на руках и голове, - ты красивый, как на картинке. - И она открыто мне улыбнулась. Что-то показалось мне знакомым в ней в этот момент, но я опять так и не смог ничего сказать.
        - Ты хотела рассказать мне легенду, - напомнил я, усаживаясь рядом с ней. Недолго думая она забралась ко мне на колени и махнула рукой. Тут же, каким-то неведомым образом пейзаж поменялся и вместо моря я увидел перед собой городскую площадь. Площадь, усыпанную мертвыми телами, землю пропитанную кровью, настолько сильно, что кое-где виднелись целые омуты. А ближе к нам, на коленях со связанными руками стояли люди, тысячи людей. И не было слышно ни звука, они не кричали, и казалось, даже не дышали. Дома вокруг стояли разрушенные и пустые с выбитыми стеклами и развороченными дверными проемами. Я заметил, как в одном из окон развевается на ветру желтая в цветочек занавеска. И почему-то именно от ее вида стало по-настоящему жутко.
        - Что...
        - Смотри! - оборвала меня девочка. Я пригляделся. Откуда-то с боку появились всадники, всего около сотни. Я смог различить гербы эльфов, фей, людей и демонов. Они не спеша подъехали к пленникам и так же медленно слезли с лошадей. Но, ни одна из коленноприклонных фигур даже не пошевелилась, не то что головы не подняла.
        - Это такие же как я, - тихо сказала девочка, и от этого шепота я вздрогнул. - А это наш город. Наш последний город. И мы жили в мире с вами, но за восемьсот лет до этого дня, вы открыли на нас охоту, я не знаю почему. То, что ты видишь перед собой сейчас - наш последний день в этом мире. Это - последние из моей расы.
        Спешившиеся всадники, как один достали свое оружие - мечи, сабли, алебарды, даже топоры и стали громко переговариваться. Тут один из них нагнулся, подобрал с земли камень и не глядя, швырнул его в толпу. Камень угодил в голову ребенку. Маленькому мальчику в изодранной одежде. От удара его голова резко дернулась в сторону, и он чуть не упал, кровь ручьем текла из раны на лбу, заливая глаза, но он продолжал упрямо молчать. И словно стая бешеных собак, почуяв запах крови, вооруженный вмиг озверевший отряд кинулся к толпе. Оружие мелькало в воздухе с невероятной быстротой, были видны вспышки боевых заклинаний и атак, через пару вдохов вся одежда убийц была в крови. Я не видел их лиц, да и зачем? Я и так знал, что они превратились в звериные морды. Но никто из таинственной расы так и не проронил ни звука. С противным хлюпающим звуком мечи вонзались в тела, шипели и стонали, взрываясь при столкновении, заклинания. Казалось, это продолжалось вечность, а я все смотрел не в силах отвести взгляд. Но со следующим моим вдохом все погрузилось во тьму и ошалевший безумный мир замер. Еще удар сердца и передо
мной снова та же площадь и растерянные замершие на одном месте убийцы. Они опускали оружие и потерянно оглядывались, но пленников не было, даже тел не осталось, лишь только лужи крови, напоминавшие о резне. Через вдох из-под земли начали пробиваться огненные цветы, ломая в крошку камень и жаля незадачливых эльфов, демонов, фей и людей.
        - Ночь не смогла больше смотреть на то, как убивают ее детей и вопреки законам забрала их, - снова раздался тихий, полный боли голос моей потеряшки, - А эти цветы - слезы света. Так день оплакивал потерю своих дочерей и сыновей. Это напоминание вам, о вашем же предательстве и вероломстве, о вашем бессердечии и жестокости. Таким как я цветы дают защиту и силу, всех остальных они убивают, - девочка на миг замолчала, а потом подняла на меня глаза, - Но вы и тут не захотели смириться. Сначала стали звать их слезы огня и уничтожать. А после и вовсе забыли и их, и историю, связанную с ними. Теперь это просто 'какая-то легенда о богах'.
        - Прости, - неуверенно и хрипло пробормотал я.
        - Прощаю, - девочка обняла меня и со всей силы прижалась своим маленьким тельцем.
        - Тебе пора, - спустя какое-то время проговорила она, поднимаясь. Я тоже встал и вышел на выступ, а площадь снова сменилась морем. Я стоял и смотрел вниз. И что она мне предлагает, улететь? Но я даже не знаю, где я.
        - Пошли со мной, - я обернулся и протянул потеряшке руку. Она покачала головой.
        - Не могу. Она меня потеряла, она должна и найти. Я сначала хотел настоять на своем, но что-то во взгляде девчонки заставило меня отступить.
        - Что я могу для тебя сделать? - спросил я отворачиваясь.
        - Береги ее, понял! - Я почувствовал толчок в спину и, не устояв на ногах, полетел вниз.
        - Просыпайся Ширан! Быстрее! - донесся мне вслед детский голос. Я почувствовал, как меня подбросило вверх, и открыл глаза. Тут же от двери ко мне метнулась чья-то тень. Совсем обнаглели, убийцы криворукие. Сонный мозг отказывался подчиняться приказам, но все-таки инстинкты взяли верх и через вдох я уже держал в руках голову незадачливого преступника, а из залитой кровью подушки торчал длинный кинжал, судя по всему отравленный. Тело валялось рядом на полу. Хм, знакомый запах. Я зажег небольшой огонек и замер. Лита. Твою мать.
        - В спальне все убрали Ран, - сообщил мне Седрик, садясь в кресло напротив и щурясь от лучей яркого утреннего солнца.
        - Хорошо. Что с телом?
        - Дэмиан сейчас этим занимается, - я кивнул. - Кто ее надоумил, по-твоему?
        - Пока не знаю, - пожал я плечами, - слишком много вариантов. Можно, конечно, предположить, что она взъелась на меня из-за отказа, но зная Литу, в это как-то с трудом верится.
        - Отказа? - пришлось рассказывать другу о том, что произошло накануне. Когда я закончил, мы оба какое-то время просидели в тишине, обдумывая варианты.
        - Это демонесса дуррой никогда не была. Да и в свете вращалась достаточно долго, чтобы понимать, на какие слухи стоит обращать внимания, а на какие нет. Так кто же нашептал ей о войне? - высказал Седрик вслух мои же мысли.
        - Я связывался сегодня с отцом, - нахмурился я, вспоминая недавний разговор, - он утверждает, что в столице все тихо, и никто даже близко не знает о том, что здесь творится.
        - То есть шептали целенаправленно? - Рик поднялся и зашагал по комнате.
        - Более того, тот, кто шептал, очень хорошо осведомлен. Нужно будет проверить всех дознавателей, прибывших на этой неделе.
        - Допустим, но зачем вообще проворачивать подобную комбинацию, если в конечном итоге планировалось тебя убить? - Я насмешливо выгнул бровь, друг стушевался. - Прости, что-то я сегодня туго соображаю.
        - Пить вчера меньше надо было, - хмыкнул я, - но прежде, чем делать выводы, давай дождемся Дэмиана.
        - Что у тебя на уме? - прищурился Рик.
        - Знаешь, меня кое-что вчера смутило в поведении, а главное в запахе Литы, - меня прервал стук в дверь. И тут же на пороге возник Дознаватель. Легок на помине. Мы оба выжидательно уставились на него.
        - Как вы и предполагали, Ваше Высочество, мы нашли отголоски 'марионетки'.
        - Как долго?
        - Оборотов шесть, - друг присвистнул, я кивнул.
        - Следов, конечно же, нет? - без особой надежды поинтересовался я.
        - Есть, - торжествующе оскалился Дэмиан, - я отправил людей. Что делать с телом?
        - Сообщите мужу, - я откинулся на спинку кресла.
        - Ты с ума сошел!? - заорал друг, я поморщился.
        - Почему? Наврите что-нибудь про несчастный случай, в первой что ли?
        - Да какой нахер несчастный случай? Ты ей голову снес!
        - Да хоть нападение белки-убийцы, мне плевать.
        - Я что-нибудь придумаю, Ваше Высочество, - подал голос дознаватель. - Будут еще какие-то указания?
        - Да, проверь новеньких, прибывших в замок на прошлой неделе, и понаблюдай аккуратно за феями. - Дэмиан поклонился и вышел.
        - Так что по-поводу Литы?
        - Я думаю, первый раз она пришла ко мне сама, а во второй уже была под действием заклятия. Причем тот, кто навесил на нее 'марионетку' должен был понимать, что даже при самом удачном раскладе я отделаюсь парой царапин, а Лита умрет.
        - Очередные несогласные?
        - Не уверен, - я медленно покачал головой, - только если очень неопытные. Но у меня есть парочка мыслей по этому поводу. - Рик кивнул.
        - Ладно, пойду, займусь чем-нибудь полезным, - он рывком развернулся и вышел. Я уткнулся в бумаги. Работа шла медленно. Я то и дело возвращался мыслями к своему сну. Странное чувство, что это не просто сон, свернулось скользким ужом внутри. Слишком отчетливо я помнил обжигающий жар цветов, холодный пол пещеры, слышал звук падающих капель и видел полные боли детские глаза... И эта сцена на площади все еще стояла передо мной, как будто все было наяву. Нет, дальше продолжаться так не может. Мне надо работать! Я рывком поднялся из-за стола и отправился в дальнее крыло дворца, туда, где под невероятным количеством охранок, ловушек и смертельных заклинаний хранились архивы врайтов. Многолетняя история демонов, опасные секреты и тайны, которые до сих пор многим будут стоить жизни. Знать бы еще, что искать... Я провел в хранилище уже оборота два, и просмотр документов продвигался очень медленно. И что-то мне подсказывало, что это только цветочки. Бумаги, книги, свитки, литкраллы - все вперемешку на огромных высоких стеллажах и полках. Нумерация по алфавиту и даты тоже мало помогали. Как-то я даже
наткнулся на свиток, написанный на древне-врайтском. Начал было читать, но продираться сквозь закрученный и замысловатый текст получалось плохо - слишком сильно гнало вперед любопытство. От пролистывания очередного пыльного и бесполезного фолианта меня оторвал исфит. И бросив на него лишь мимолетный взгляд, я сорвался в кабинет. Камень пульсировал и бился, как сумасшедший. Так бьется сердце в предсмертной агонии, из последних сил. Лихорадочно. Часто. Взволнованные испуганные стражники и слуги шарахались от меня, как от прокаженного, в одном из коридоров я чуть не сшиб с ног горничную. Кое-как удержав девушку на месте, громко выругался и метнулся дальше, демонесса сползла по стенке, что-то сдавленно бормоча. Видно, видок у меня еще тот. Вломившись в кабинет, я подлетел к зеркалу. Диана на связь не вышла. Опять. Гребаная охотница! Я переключился на волков. И спустя вдох увидел в отражении взъерошенного оборотня, того, что помоложе.
        - Ваше Высочество, добрый день, - поздоровался он, кинув быстрый взгляд за спину.
        - Где охотница? - прорычал я. Волк тяжело сглотнул.
        - Мы не знаем, понимаете она...
        - Что?! - рявкнул я так, что у оборотня задергался левый глаз.
        - Она...
        - Дай сюда, - перебил его другой волк, забирая из рук зеркало. - Ваше Высочество, добрый день. Меня Виллар зовут, я сейчас попытаюсь вам все объяснить, - более уверенно проговорил второй. Спустя три луча ситуация стала проясняться. - Мы конечно к ручью кинулись, а там чистая посуда и записка, - волк порылся в кармане, извлек от туда смятую бумажку и, развернув, показал мне. 'Дальше - без меня. Догоню через три оборота' - с трудом разобрал я корявый почерк.
        - Мы ее след найти пытались. Она сначала вдоль ручья шла, а потом, как в лес зашла, так мы запах и упустили. Странно, словно и не было никого. И леопарда своего она с собой забрала, - я кивнул, с трудом сдерживая злость, и мельком посмотрел на камень. Он все еще продолжал пульсировать, хотя и не так интенсивно.
        - Что нам делать? - спросил Виллар. Я задумался. Ох, и задам же я ей трепку. Своенравная девчонка!
        - Продолжайте путь в Аму, как только она появится, сообщите мне.
        - Да, Ваше Высочество... И еще у нас тут вчера кое-что произошло. Думаю, вам будет интересно послушать. - И волк, понизив голос и отойдя в сторону, рассказал любопытную историю, о причине вчерашнего легкого беспокойства охотницы. Выслушав его до конца и выругавшись так, что самому стыдно стало, я прервал связь и потер виски. Отравить, значит, решили. Охотницу напугать. Ну просто очень интересно...
        ГЛАВА 9.
        ОБСИДИАНА ЗАБЫВШАЯ
        
        - Нет, - в который раз повторила я.
        - Диана, он нам голову оторвет и в задницу засунет, - не реагируя на мой злобный взгляд, продолжал меня увещевать Лекс.
        - Нет, - я слишком резко дернула поводья, моя кобыла недовольно всхрапнула.
        - Да что ты уперлась рогом? Неужели так сложно просто поговорить?! - не выдержав, заорал Лекс. Ага, я от принца три дня назад удрала, чтобы теперь вести с ним милые беседы через зеркало, как же. Так. Стоп. Удрала? Это еще откуда? Недосып.
        - Нет. Мне не о чем с ним говорить. Ничего нового, касающегося этой охоты, я не узнала.
        - Диана, - тоненьким голосом начал подвывать Серый.
        - Нет.
        - Фина Диана, в словах этого... оборотня, - с трудом протолкнул слово посол, - есть смысл.
        - Слушай моль, вот ты хочешь с ним общаться, вот и общайся на здоровье, а я такого желания не испытываю, - я оглянулась через плечо на Арона, он скривился.
        - Тебе значит можно его молью называть, а мне нет?! - это уже совсем по-детски прозвучало.
        - Лекс, я любя. И он это знает, правда солнышко?
        - Правда, солнышко, - оскалился в ответ стрекозел. Волки прыснули, я взбесилась еще больше - совсем от рук отбились.
        - Диана, - подключился к уговорам меня строптивой Виллар, - ты хотя бы нам причину нормальную назови, глядишь, мы и отстанем, - я глухо рыкнула.
        - Слушайте, он завтра тоже приедет в Цурак вместе со всей честной компанией, - я размяла затекшую спину, - вот тогда и поговорим. К тому же вы же ему уже сообщили, что я вернулась. Так НА КОЙ ХЕР мне представать пред его светлы очи и зря время тратить?!
        - Диана, что ты так на принца взъелась? - я видела, как у Лекса от любопытства даже уши задергались, после вопроса Виллара.
        - Бесит он меня!
        - Фина Диана...
        - НЕТ! - я что есть силы ударила по бокам лошадь, имевшую несчастье считаться моей, и оторвалась от нашей группки.
        Прошло уже три дня с той незабываемой встречи в лесу с духом грани, а меня все еще ломало. Причем ломало не только эмоционально, но чисто физически, в прямом смысле этого слова. Начиная с того очаровательного утра мои тени словно с ума посходили. Они рвались, кромсали на ленточки все щиты, обрывали цепи контроля и нереально изматывали мой чахлый организм. Нет. Все, в принципе правильно, так и должно быть. Они, также, впрочем, как и я, впервые почти вживую увидели духа грани - тварь, которую созданы были убивать, и жаждали это сделать. О, святые яйца, я никогда прежде не испытывала ничего подобного - меня трясло, крутило, выворачивало, я чувствовала каждую крупицу своей силы, голова была мутной и тяжелой от ярости. Горячей, тягучей, бесконечной ярости. Я хотела снести его уродливую башку, выдрать позвоночник и отправить в изначальный хаос, но я не могла... У меня охота. О да, умом то я это понимала, но вот инстинкты со мной согласны не были, и от этого меня практически мутило.
        Дело взял под контроль Дакар и уже как два дня хранил гробовое молчание. Я знала, что сейчас на том капище ищут след другие теневые и от этого хотелось выть в голос. Там должна быть и я! Я! Я злилась, плевалась, ругалась, но толку-то? Видя мое состояние, волки и посол были тише воды ниже травы. Потому что как только я догнала их на подъезде к Аме, и Виллар попробовал аккуратно выяснить, зачем и куда я отлучалась, он в ответ на законный в принципе и вполне уместный вопрос получил от меня трехэтажный мат, истерику и паленую рубашку. Дальше вопросы кончились у всех. Они вообще старались меня лишний раз не трогать, ибо я срывалась буквально на каждого за дело и просто так. В тот же день, правда, почти на въезде в деревушку Серый и Арон умудрились снова поцапаться, я даже орать на них не стала, сил не было. Просто оглушила, связала и подвесила на ветку ближайшего дерева, снял их оттуда Виллар. На следующее утро. Когда мы выезжали из Амы. Уж не знаю, до чего эти двое договорились, но больше друг друга не задирали. Нет, друзьями они, конечно, не стали (я все еще изредка перехватывала их косые взгляды
друг на друга), но как говориться беда сплачивает. Оба ходили вокруг меня на цыпочках и пытались предугадать любое желание. Арон периодически отпаивал всякими целебными и достаточно вкусными настоечками, Лекс усиленно пытался меня вовремя накормить и уложить спать. Такое отношение бесило еще больше. Единственным, кто не влезал во все это, был Виллар и, честно, я была благодарна. Даже Стэр в кои-то веки заткнулся. Хотя признаюсь, если бы не моль с волком, я бы уже давно скопытилась, работая в таком темпе. Просто, мне было сложно усидеть на месте, ожидая хоть каких-то вестей от Дакара, и пытаясь не думать, не психовать, не истерить и удержать под контролем беснующиеся тени, я окунулась в работу.
        За эти три дня мы побывали во всех намеченных мной деревнях, и я снова опросила всех родственников убитых. Кто-то злился, кто-то принимал нас радушно, кто-то пытался игнорировать, но благодаря теням информацией делились все. Рассказывали даже о том, о чем на первый взгляд не имели никакого представления. Но в отличие от живых существ тени запоминают все, что видят, жаль, что помнят недолго. И главное тут суметь эти сведения достать. И мои девочки с этим справились - они искали, осматривали, рылись в памяти врайтов, принюхивались и прислушивались. Дневная даже как-то раз сумела залезть в память к тени кровати одного из убитых. Пользы от этого было пшик, зато хоть я поржала.
        Правда мучилась не я одна. Стэру тоже было хреново. Нет, он не закатывал истерик и не бросался на все живое, но на любой шум, на любое резкое движение реагировал ощериной пастью и вздыбленной шерстью. По ночам он убегал в лес - якобы поохотиться, но я то знала, что сваливал он только для того, чтобы скинуть накопившееся напряжение.
        И по ночам мне было особенно трудно, потому что его не было рядом. О, я практически не спала за эти три дня. Не могла. В обычном и, казалось бы, изученном наизусть сценарии моих ночных кошмаров появился еще один персонаж. Вместо троих ублюдков, что стояли тогда за дверью нашей с отцом клетки, я видела окровавленную морду твари из капища. Она скалилась и протягивала ко мне свои длинные лапы, вот тут я и заходилась в крике и меня начинала бить дрожь. Но я просыпалась не от собственного почти больного ора, нет, мы же не ищем легких путей, а от дикого холода и звука, клацающих по каменному полу, крысиных лап и тошнотворного запаха страха, крови, боли и детских слез. Моих слез. Все это уже снилось мне и до незабываемой встречи с Духом Грани. Все кроме слез и, пожалуй, именно они пугали меня больше всего.
        В первую ночь после случившегося, я была настолько вымотана, что заснула не раздеваясь, просто грохнулась на кровать в старом обшарпанном доме на отшибе деревни и все. Тогда мне хотелось одиночества. Идиотское желание и еще более идиотское решение. Арон и Лекс к тому времени уже оборота два как висели вниз головой, Стэр убежал в лес, а Виллар спал в другом доме у какого-то старого друга, вняв моим мольбам. Когда я проснулась от кошмара, Стэра рядом все еще не было. Я не помню, как встала с кровати, не помню, как открывала дверь и не помню, как выходила на улицу. Очнулась я, только когда Ночная разорвала на клочки собаку местного старосты и собиралась проделать тоже с ее хозяином. Кое-как обуздав тень и спалив то, что осталось от несчастного кабысдоха, я вернулась в дом и села на кровать, вперившись в стену. Мыслей не было, были какие-то обрывки слов, звуки и ночные шорохи. Я просидела так, пока на рассвете не вернулся мой леопард. Он тихо пробрался в комнату и замер, словно нашкодивший котенок, увидев меня. Краем сознания я уловила его чувство вины и почему-то обиды. Стало так противно. От всего
этого... Просто невыносимо, в горле встал ком, и меня вырвало, я даже не успела добежать до двери. Стэр молчал. Когда я умылась и убрала свидетельство своего позора, тал попробовал заговорить:
        - Обсидиана...
        - Я все понимаю, мой хороший. Не надо, - я вздохнула и уткнулась в жесткую, пахнущую лесом шерсть кота. И я ведь действительно понимала. И его чувство вины за то, что оставил меня одну, и его обиду за то, что мы оба сейчас были в Аме, а не на капище. Понимала, и ничего не могла с этим поделать.
        Я попыталась поспать днем, пока мы остановились на привал перед тем, как ехать в следующую деревню. Кто его знает, может, днем ночные призраки не так надоедливы? Но я ошиблась. Разбудил меня Стэр, укусив за руку. А открыв толком глаза, я увидела над собой три не на шутку перепуганные физиономии, и стоящую сзади них Дневную, примеряющуюся для броска, выбирающую, кого первого грохнуть. Еще выяснилось, что я орала. Орала так, что сорвала голос и до вечера не могла нормально разговаривать. Больше попыток поспать я не предпринимала, просто делала вид. И не потому, что боялась снова увидеть знакомый до одурения сон или духа грани. А потому, что боялась собственной тени, точнее того что она может сотворить не только с оборотнями и послом, но и с моим котом.
        Я конечно могла попросить Стэра остаться, и он бы остался, но... Но я итак привязала его к себе слишком сильно, итак лишила его много, приняв в качестве тала, и ко всему прочему ему было так же хреново как и мне. И еще неизвестно что бы вышло из этой затеи. Так что я решила, что пусть лучше хотя бы кто-то из нас сохранит относительно трезвый ум и здравую память. Еще одним раздражителем стало понимание того, что я пока так и не напала на след. Нет, кое-что новое я узнала, но делу это мало помогло. К тому же, непонятно откуда появилось ощущение опасности, я постоянно чувствовала рядом чье-то присутствие, но сколько бы я не отправляла тени на поиски, они неизменно возвращались ни с чем. В общем, моя паранойя явно прогрессировала, и пора было что-то с этим делать, потому что контролировать тени с каждым днем становилось все труднее. Короче приезда послов и принца я ожидала словно очередного удара под дых, сильного такого удара, от всей души...
        'Блохастый, ты никого постороннего не чувствуешь?' - спросила я у кота, когда зуд между лопаток усилился настолько, что пришлось остановить лошадь.
        'Нет, все вроде бы спокойно' - как-то рассеянно ответил тал - 'Но мне тоже как-то неспокойно. Уж прости за каламбур' - я невольно передернула плечами, тихо радуясь, что Стэр разделял мою тревогу и чувствовал туже опасность.
        Я оглянулась назад. Виллар и Лекс уже почти нагнали меня, моль вяло плелась в конце, задумавшись о чем-то своем. Я пришпорила кобылу. Мне нужно было связаться с Лайрой и чем скорее, тем лучше.
        Спустя лучей пять я снова оглянулась, не без ехидства отметила, что мои сопровождающие в безнадежной заднице, и достала зеркало.
        - Диана, мать твою, ты охренела?! Четыре оборота ночи! Я десятый сон вижу! - проорала на одном дыхании, разбуженная мной эльфийка.
        - Я не отниму у тебя много времени, - торжественно пообещала я, в тайне надеясь, что так оно и будет.
        - Ладно, что там у тебя опять, только прошу, давай покороче, а? - проворчала она, выползая из-под одеяла и удобнее устраиваясь на подушках. Вообще мне порой казалось, что она тайная эксгибиционистка. Ну вот зачем вешать зеркало связи в спальне, да еще и напротив кровати. Нет. Это было выше моего понимания.
        - Ну в двух словах, у меня едет крыша, - лекарка нахмурилась, потерла переносицу, тряхнула головой и зло уставилась на меня. А что? Она сама просила короче.
        - Давай в подробностях, - махнула она рукой. Я рассказала, тщательно подбирая слова и не вдаваясь в лишние, на мой взгляд, мелочи.
        - Короче, у меня проблемы с головой - закончила я.
        - У тебя не с головой проблемы, Ди, а с задницей! Чего она у тебя вечно проблем ищет?
        - Не велика разница, - снова пожала я плечами, - Так делать то мне что? Я так долго не протяну.
        - А я тебе говорила, между прочим, что ты скоро сдуешься, - ткнула в меня тонким пальчиком Лайра, - но ты же меня не слушаешь, ты у нас самая умная! - я терпеливо ждала, пока она, закрыв глаза, считала до десяти.
        - Ладно, слушай, - спустя несколько вдохов, не открывая глаз, смилостивилась она, - у твоих теней это состояние скоро по идее должно пройти, не знаю точно когда, но скоро. А до этого момента попьешь белладонну - она успокоит их на ночь, погрузит в сон, так же, как и тебя. Но, к сожалению, на твои сны это никак не повлияет, кошмары будут по-прежнему сниться, пока сама с ними не разберешься.
        - И как мне с ними разобраться?
        - Ну не знаю, мужика себе что ли заведи. - Меланхолично пожала она плечами, - И Ди, солнце мое мрачное, Стэра от себя далеко не отпускай.
        - Почему?
        - Ты что меня не слушала? Твои тени уснут, так же как и ты, они не почувствуют опасность, если что-то случится и не разбудят тебя. К тому же там эффектов побочных еще целая куча, и вообще мы не знаем, как эта травка на тебя подействует, - Лайра задумчиво постучала пальцем по подбородку.
        - Хорошо, а как она обычно действует?
        - Ну, вообще-то для большинства живых существ это смертельный яд, даже одной капли хватит, чтобы отправить кого-нибудь за грань. Но для теневых это очень сильное успокоительное ну или снотворное, в зависимости от дозы. По идее, у тебя притупится внимание, возможны головокружения и тошнота, - как по учебнику начала перечислять лекарка, - может подняться температура (но это редкое явление), будешь вялой и сонной, - она нахмурилась, вспоминая что-то еще. - А да, еще вполне вероятно расстройство желудка, - радостно добила она. Я скрипнула зубами.
        - Ладно, как пить-то это и где достать?
        - Тебе, пожалуй, хватит и пол глотка на чашку кипятка за пол оборота перед сном. А вот как достать... Ты сейчас где?
        - Подъезжаю к одной из врайтских деревень.
        - Мда, не очень обнадеживает.
        - Почему?
        - Ну, белладонна, как бы запрещена и у врайтов в том числе. Проще всего ее найти в крупных городах у контрабандистов, чернокнижников, алхимиков, асассинов и прочей подобной шушеры, - ух, хорошо ее Елена не слышит, не думаю, что этой вампирше понравилось бы сравнение с 'прочей шушерой'. - Но попробуй найти в деревне местного лекаря, а еще лучше знахаря, чем дух грани не шутит, - эльфийка смачно зевнула, - может, на чернокнижника наткнешься, у них этой дряни навалом.
        - Ну да, конечно, - проворчала я.
        - И Ди, кофе тебе пока лучше не пить.
        - ЧТО!? - проорала я так, что несчастная лошадь подо мной сделала свечку, и я чуть не вывалилась из седла.
        - Не ори на меня! - рявкнула в ответ лекарка.
        - Совсем нельзя? - с надеждой и уже гораздо тише переспросила я.
        - Орать - совсем и кофе - тоже совсем, или за последствия я не отвечаю.
        - Хорошо.
        - Да, кстати, что там у тебя со спиной?
        - Вроде нормально все.
        - Показывай, - невозмутимо заявила она, я чуть снова не свалилась с лошади.
        - Ты хоть соображаешь, о чем просишь? Я верхом еду, - Лайра нехорошо прищурилась.
        - Точно нормально?
        - Да, я хотела завтра уже ванну с твоей чудодейственной мазью принимать.
        - Уверена? - она еще сильнее сузила глаза, в которых мне привиделись все пытки, которые меня будут ждать, если я вдруг ее обманула. Судорожно сглотнув, кивнула.
        - Клянусь, - я подняла свободную руку вверх, отпустив поводья и плотнее сжав ногами бока, уже успевшей стать дерганной после тесного общения со мной, кобылки.
        - Хорошо, - вмиг расслабился мой маньячный знахарь и снова зевнул. - Покажешь спину, как с мытьем будет покончено. И еще если достанешь белладонну, прежде чем принимать, свяжись со мной. Поняла?
        - Да, - отмахнулась я.
        - Сид!
        - Да поняла я, поняла.
        - Вот и умничка, - она откинулась на подушки, - Засим я тебя отпускаю.
        - Не прощаемся.
        - Никогда, - уже сквозь сон пробормотала лекарка. Я хмыкнула и убрала зеркало. Вот завидую я ее способности отрубаться еще на полпути к подушке. Тем более сейчас. Вот упырь, и где мне достать эту чудо-траву??? Судя по тому, что я видела в предыдущих деревнях, сомневаюсь, что в Цураке вообще имеют представление о том, кто такой знахарь, а особенно чернокнижник. Они же там все помешанные и только и умеют, что уповать на власть предержащих и их милость. Тьфу, детский сад какой-то. Они разве что не молятся на королевскую чету. Смешно.
        - О чем задумалась, красавица?
        - Лекс, тебе скучно? - проигнорировала я вопрос волка.
        - Честно?
        - Желательно.
        - Безумно, я скоро на луну выть начну.
        - А можно с тобой? - ой, дууууууууууура.
        - А не боишься? - слава яйцам, он мои слова в серьез не воспринял. А вот как воспринял? Вопрос. Не хватало мне еще тут распустившего слюни оборотня средних размеров для полноты картины.
        - Слушай, я тебя однажды уже скрутила, так что помешает мне сделать это в следующий раз?
        - Разумно, - улыбнулся он. Так себе улыбка вышла - слишком уж зубов много.
        - Серый, увянь по-хорошему а?
        - Не в этой жизни, ты мне задолжала.
        - Эк, тебе солнышко то напекло, - вернула я ему улыбку, пока не клыкастую.
        - Ничего не напекло, так слегка поджарило, но ты мне историю должна, - продолжал скалиться он.
        - Историю? - Лекс усердно закивал. Еще пара тройка таких же кивков и я его головой смогу в мяч играть.
        - Ага, мне и Виллару, - ээээээ, - Почему моль, - я строго на него взглянула, серый, как ни в чем не бывало, пожал плечами, - тебя принцессой называет?
        - Слушай, это долгая, неинтересная, грустная и поучительная история...
        - Во, шикарно, - лимончик ему что ли предложить, штук так пять для начала?
        - Лекс, там сзади Арон едет, - попробовала я, уже мало на что-либо надеясь.
        - Он сильно сзади, к тому же его Виллар обещал разговором занять, - ага, то есть это заговор?! Видимо, что-то такое промелькнуло у меня в глазах потому, что волк весь как-то подобрался.
        - Не злись, только не злись, - я лишь фыркнула, хотя жажда крови, криков и кишок до этого мирно дремавшая начала лениво поднимать голову. - Просто у тебя и сейчас времени для рассказа нет, а там принц приедет, да и вообще... А интересно ведь, и скучно к тому же, вот я и решил совместить приятное с полезным, - ага, ага, снова эта моська а ля наивная простота. Ладно, сделаем вид, что я поверила.
        - Хм, с чего бы начать, - я почесала переносицу, размяла спину, попила воды, а слова все как-то не находились.
        - Да ты сначала начни, - не выдержал в итоге волк.
        - Почему с такими данными тебя еще в дознаватели года не определили? - вяло отмахнулась я.
        - Я верю, надеюсь и жду, - Лекс выпятил грудь. - Но ты не уходи от темы.
        - Ладно, скажи, ты видел послов, присланных Физалией?
        - Да.
        - И женщин?
        - Я даже перекинулся парой слов с одной из них.
        - Дай угадаю, с той, что моложе? - волк кивнул.
        - Так вот, та, с которой ты говорил - моя сестра, вторая, - я пыталась протолкнуть слово, но оно противно липло к языку и вязло на стиснутых зубах, - меня родила.
        - Ты ее дочь?! - клянусь, еще бы чуть-чуть, и мы бы искали его глаза где-нибудь в кустах.
        - Ну, формально, да.
        - Значит, моль не бредит и ты все-таки ты принцесса.
        - Это они так думают.
        - Объясни, - нетерпеливо махнул он рукой.
        - Понимаешь, чтобы фея могла причислить себя к королевской семье одной кровной связи недостаточно, нужна связь с цветком-хранителем, относящимся к монаршей дюжине, - я заглянула в округлившиеся волчьи глаза и поняла, что он ничего не знает, то есть вообще ничего. С неба что ли свалился? - Каждый цветок из этой дюжины наделяет связанного с ним определенными силами и служит своего рода гарантом.
        - Гарантом? - угу, чем дальше в лес, тем толще кровососы.
        - Так, - я потерла виски, - давай по-простому. Сколько в Физалии всего провинций?
        - Двенадцать, - чуть помедлив, осторожно предположил Лекс.
        - Ай, умничка. Столько же и цветов-хранителей: лилия, кувшинка, колокольчик, гладиолус, вязель, репей, гвоздика, подснежник, орхидея, роза, амарант и кипрей. У каждого из этих цветов своя сила и свое значение, каждый растет на определенной территории. Репей, например, цветок исключительно стражников и военных, растет ближе к северной границе, на территории клана Тракет. Репей во много раз увеличивает силу, выносливость и продолжительность жизни.
        - То есть все военные Физалии из одной семьи, родственники?
        - Из одного дома, - кивнула я, - но не родственники, военная верхушка Физалии действительно представлена только Тракетами, остальные - феи, живущие на их землях, мелкая знать, крестьяне, рабы, все мужчины, конечно же. Но все они сразу же после рождения прошли через слияние с репьем и попали в полное подчинение клану.
        - А женщины?
        - Женщины тоже прошли через ритуал, но они ведут хозяйство, собирают урожай и рожают детей, как правило, - волк кивнул.
        - Получается, цветок-хранитель наделяет силой каждого, кто прошел через обряд?
        - Да, но в неравной степени. Только та дюжина, которая стоит сейчас у власти, прошла ритуал до конца и как следствие обладает просто колоссальными способностями. Они могут воду из камней выжать, если вдруг понадобится.
        - Но кто...
        - Илия. Каждая новая королева решает, кого она хочет видеть рядом с собой. Выбирает, кто будет ее защищать, кто лечить, кто советовать, кто считать деньги и так далее. Единственным условием такого выбора является чистота крови.
        - Чистота крови?
        - Да сила феи напрямую зависит от этого маленького факта, и ясно дело, что королева желает видеть вокруг себя существ, которые реально способны ее защитить. Поэтому в монаршей дюжине все феи исключительно благородны, голубокровны, а на оглашение всех титулов некоторых из них уходит иногда полвечера. В то время как полукровки живут в Физалии хуже, чем рабы.
        - То есть с приходом каждой новой королевы верхушка полностью меняется?
        - Нет, как правило, меняется какая-то часть, иногда значительная иногда не очень. Все зависит от желаний и предпочтений королевы.
        - Ладно, а что делают с неугодными?
        - Заставляют пройти через обратный обряд.
        - Пока понятно, а что там за гарант? - нахмурил лоб серый.
        - А это напрямую связано с ритуалом. В королевском дворце в Норции есть особое место.
        - Дай угадаю, сад? - наградил меня насмешливо-торжествующим взглядом Лекс.
        - Вот видишь, можешь же, когда хочешь. - Похвалила я душку-парня. - Это что-то типа большой клумбы, разделенной на двенадцать секторов. Несложно догадаться, что для каждого цветка из монаршей дюжины отведен свой участок. Когда в одном из влиятельных семейств рождается ребенок, его привозят туда и проводят ритуал. Этот сад считается сердцем и душой Физалии. Ребенка поочередно кладут в каждый сектор где-то на оборот и смотрят, какие цветы его примут.
        - Это как? - вытаращился на меня серый.
        - Это? Больно, - я вздохнула, объяснять не хотелось. Но волк просто сверлил меня назойливым любопытным взглядом. В итоге я сдалась. - Грубо говоря, смотрят, какие из цветов прорастут в его тело, - о, все, парень в отключке. Здравствуй тишина, я уже успела соскучиться. Я подняла взгляд к небу. Почти полдень, через оборот будем в Цураке. Интересно, я успею хоть с кем-нибудь пообщаться до того как заявится принц и кавалерия? Мда, вопрос на миллион аржанов. Да, что ж это такое!?
        'Стэр!'
        'Снова ты!' - рявкнул в ответ леопард.
        'А ты кого-то другого хотел услышать? Ну, прости за нежданчик'
        'Фу, как пошло' - надменно прокомментировал кот.
        'Пошлость - это твой ответ про пошло' - огрызнулась я.
        'Ты хоть сама поняла, что сказала?'
        'Да... нет, а, к духам грани все это!' - не выдержала я - 'Ты ничего не чувствуешь?'
        'Да, но нет тут никого по-прежнему' - протяжно вздохнул он у меня в голове.
        'Уверен?'
        'Абсолютно'
        'Мля, что же это такое?'
        'Отличный, просто замечательный, мать твою, вопрос!' - снова рыкнул Стэр. Поняла, не дура.
        'Пока, мой хороший'
        Я быстро перекрыла связь и отхлебнула из фляжки с водой. И чего он бесится? Я же просто спросила. Ага, раз двадцатый за последний оборот. Перевела взгляд на Лекса. Все еще в ступоре - бедный мальчик. Интересно, а как у него с фантазией? Не завидую, если она такая же богатая, как и у меня.
        - И сколько это длится? - вдруг ожил он.
        - Два дня, - пожала я плечами, - иногда меньше. Многие в процессе умирают, - и снова тишина. Правда, в этот раз не так долго.
        - А зачем кладут поочередно, то есть...
        - Межклановые браки, - перебила я, заранее зная, о чем он спросит, - союзы внутри одного клана приводят к кровосмешению и вырождению породы. К тому же дети, появившиеся в результате договора между семьями, сильнее и живучее. Да там еще уйма всяких преимуществ, от возможности объединить земли и капиталы, вплоть до создания нового дома, правда, только с разрешения королевы.
        - А почему нельзя просто сравнить с родительскими цветами? - ну надо же, неужели проблеск интеллекта?
        - Обычно так и делают. Но иногда ребенка не принимает ни один из родительских цветов, и приходится проверять все.
        - И?
        - А что и? Таких детей называют интрусами - что-то вроде чужака на древне-физалийском. До своего первого совершеннолетия они живут и воспитываются в доме родителей. Потом уезжают в 'свой' клан, и там их уже учат согласно тем или иным традициям. В этом клане они и живут, делают карьеру, обзаводятся семьями и так далее и тому подобное и бла-бла-бла, но им не запрещается поддерживать связь с настоящими родителями, если те захотят, конечно.
        - А что бывает, что не хотят?
        - По-разному бывает.
        - Хорошо, это мне тоже понятно, но причем тут все-таки гарант? - я прямо таки видела, как у него в голове крутятся шестеренки.
        - Понимаешь, суть слияния в том, что цветы в процессе роста на теле феи меняют состав ее крови. Точнее заменяют ровно половину на свой сок. Королева же Физалии, перед тем как взойти на престол, тоже проходит особый обряд, в итоге, она оказывается связана не только со своим цветком, но и со всей монаршей дюжиной, а через них и с остальными цветами. По сути, ни одна фея не сможет отказаться от выполнения прямого приказа монарха, он не оставит им выбора.
        - Ты хочешь сказать, что Илия сейчас контролирует каждую фею в Физалии? - прошептал серый.
        - Не совсем, ей достаточно удерживать власть лишь над дюжиной, они позаботятся об остальных членах клана. Вот такая незамысловатая иерархия, - пожала я плечами.
        - Но ты говоришь, что в Норцию привозят только родовитых, а что с остальными? - нет, ну он просто умнеет на глазах.
        - У каждой семьи есть свой сад, только в нем растут исключительно цветы клана и цветы, которые находятся в подчинении у цветка-хранителя. Там тьма тьмущая наименований, избавь меня от перечисления, - взмолилась я, кинув быстрый взгляд на навострившего уши Лекса.
        - А что если...
        - Если цветы клана не примут фею? - волк кивнул, - его забирают у родителей и возят по домам, пока он не пройдет обряд.
        - Мда, система... - я кивнула. - Получается, что ты не принцесса потому, что не прошла обряд и полукровка?
        - Нет. Обряд я прошла на следующий же день как оказалась во дворце. Даже моя грязная кровь не остановила Илию. Я ведь такая ценная разменная монета. Фокус в том, что перед своим..., - как там было написано в литкралле, что я нашла через пять лет после побега? Ах, да, - отъездом на учебу, я провела обратный ритуал. Феи об этом ничего не знают.
        - Но почему, если Илия могла тебя контролировать...
        - Не могла, - я махнула рукой, - Феи именно поэтому так относятся к полукровкам. Они не могут ими управлять в полной мере... А ведь я к тому же не просто полукровка, я наполовину человек. Не мне тебе рассказывать, насколько сильна человеческая кровь. Я могла просто игнорировать ее приказы, хотя это и сопровождалось кошмарной болью. Но я научилась терпеть, - я усилием отогнала воспоминания о том, к чему привело мое непослушание, проверила замок на клетке с персональной крысой и с трудом усмирила Дневную.
        - Прости, что спрашиваю, - замялся серый, - но как ты узнала об обратном ритуале? В смысле, такую информацию не стали бы держать у всех на виду.
        - О, я готовилась к своему отъезду очень тщательно, - я усмехнулась, очень довольно усмехнулась, - И даже как-то раз сумела пробраться в архив. Там мне и попался на глаза один старый литкралл. Он был на древне-физалийском и на его перевод у меня ушел почти суман, но оно того стоило.
        - В чем заключался обряд? Можешь не отвечать, если не хочешь, - поднял обе руки вверх Лекс, заметив мой пристальный взгляд.
        - Дай клятву волка, что дальше тебя эта информация не пойдет, - серый с уважением посмотрел на меня и, обнажив шею, оставил на ней когтями кровавый след.
        - Даю клятву волка, - очень серьезно проговорил он. Я успокоилась, ну более или менее.
        - Я просто пришла в монарший сад, вскрыла себе вены, прочитала заклинание и стала ждать пока из меня выйдет весь сок. На это ушла всего лишь половина ночи, я даже успела уйти на достаточное расстояние от замка еще до рассвета. Все бы отдала, чтобы увидеть лицо Илии в тот момент, когда меня не нашли в кровати, - я хихикнула, гадко так. Аж самой противно стало за этот детский сад.
        - Она не отправила за тобой п... - запнулся волк, - поисковый отряд?
        - О, отправила, и они почти поймали меня. Страшно было до одури, но мне помогли. И не спрашивай кто, я не скажу.
        - Хорошо, не буду. - Волк помолчал какое-то время, а потом спросил, - слушай, но ведь, если верхушка знати меняется с приходом каждой новой королевы, пусть даже ее малая часть, получается, что не только ты знала о том, как избавиться от слияния. Я к тому, зачем тебе было так рисковать и лезть в архив? Ведь если бы тебя поймали, то по головке явно бы не погладили... Могла бы просто спросить.
        - Ты плохо меня слушал Лекс? Забыл про ту часть, в которой я говорила, что положение полукровки хуже, чем положение раба? Да со мной боялись дышать одним воздухом - это во-первых, а во-вторых, обратный обряд обычно проходит по-другому. Королеве просто достаточно пожелать и оп, - я хлопнула в ладоши, - знатный и могущественный когда-то клан уже пашет землю и засевает поля.
        - Вот так просто?
        - Ну, не совсем так, но основную идею я передала, - пожала я плечами, - Слушай, как так получилось, что ты ничего не знаешь о феях? Ты ведь живешь так близко к ним. - Лекс почесал маковку.
        - Неа, не живу. Мы ведь у Рика на службе, а он моряк. Вот мы и мотаемся по свету, то там, то здесь. Особо в дела государственные не лезем. Это сейчас просто на море тихо стало, вот мы и перебрались пока поближе к принцу, а так мы обычно корабли торговые сопровождаем.
        - То есть ты не принцу подчиняешься?
        - Принцу, - невозмутимо кивнул волк, я потрясла головой.
        - Логика, ау, ты еще здесь? - волк улыбнулся.
        - Чувствую, настала моя очередь рассказывать тебе долгую, неинтересную, грустную и поучительную историю.
        - Видимо да.
        - Мы раньше что-то вроде наемников все были, с той лишь разницей, что работали не поодиночке, а все вместе.
        - Стой, кто такие мы?
        - А ты разве не всех видела? - нахмурился Лекс, я покачала головой, - Ну нас десять всего. Я, Виллар, Корт и Катуш - волки, Нирам, Гарольд, Ти-рей, Влад и Эмин - пумы, а еще есть Лист, он - беркут.
        - Фига себе компания, - промычала я. Серый улыбнулся.
        - Нас так жизнь свела. - Невозмутимо пожал он плечами, еще больше укрепив меня в мысли, что он очень непрост. - Но сейчас не об этом. Так вот, вся эта история случилась, когда мы уже проработали наемниками лет пять. Особого успеха не добились, подобающую репутацию не заработали, ни денег, ни семьи, ни даже дома хотя бы одного на десятерых, короче, ничего. Ноль. Догадываешься, что было дальше?
        - Да, - я кивнула, - ошибки. Много ошибок.
        - Именно. Но нет худа без добра. Нас тогда занесло сюда, на Тиору и уже тогда мы все хорошо понимали, что при таком раскладе жизнь наша будет недолгой, яркой и в принципе бессмысленной. Здесь же мы встретили эльфов золотого леса, знаешь, о ком я говорю?
        - Даже слишком хорошо, - передернула я плечами, вспоминая кучку снобов и фанатиков.
        - Они предложили нам сопровождать их караван. Все как всегда - просто провести их из пункта а в пункт б, охраняя товар за баснословную сумму - десять тысяч аржанов каждому, - я прифигела. Огромные деньги для наемника, любого наемника.
        - Ясное дело вы сразу же согласились, - усмехнулась я.
        - Не угадала, - фыркнул в ответ Лекс, - Виллар - он самый старший в нашей компании и опытный - долго трепал нам нервы. Не знаю, что это тогда у него было: инстинкт, предчувствие, интуиция, прозрение, но он спорил с нами почти каждый вечер за тот суман, что мы должны были дать ответ. Мы обычно его слушали, у этого парня просто чуйка на неприятности, только в этот раз...
        - Подожди, не говори, победило тупое большинство? - я издевательски выгнула бровь.
        - Диана, тебе когда-нибудь так влетит за твой длинный язык - месяц сидеть не сможешь!
        - Угрожаешь?
        - Предупреждаю.
        - Постараюсь не забыть. Так что дальше?
        - Дальше? Мы согласились. А еще решили, что этот караван будет последним. Не уверен на счет остальных, но за время пути я лично собирался обдумать, что буду делать, когда вернусь. Работа казалась непыльной. Караван - небольшой. Всего-то две закрытые кибитки и пятеро эльфов - раз плюнуть. Так что я со всей уверенностью думал, что времени мне хватит. Что мы охраняем, нам сообщать отказались, заглядывать внутрь запретили, но мы, в общем-то, и не особо интересовались - мысли у всех другим заняты были, вот только Виллар все еще дергался.
        - Были основания? - не выдержав, спросила я.
        - Были, - хмуро кивнул волк, - Мы как-то не обратили внимания, что караваны обычно уходят с Тиоры морем, а эльфы решили переться через весь Сангран, огибая непонятно зачем столицу. Не предали значение тому, что они абсолютно не ориентировались в городе, что две кибитки, даже забитые доверху, - это слишком мало для серьезных купцов, каковыми они представились. А еще проморгали тот факт, что уж подозрительно много на них оружия... - Лекс замолчал, задумавшись на пару вдохов, - Первый день прошел относительно тихо, мы без помех выехали из Тиоры, проехали пару деревень. С эльфами почти не разговаривали. Когда стемнело, как обычно разбили лагерь недалеко от какой-то деревушки...
        - Почему в деревне не остались?
        - Потому что эльфы напрочь отказались, слепив на ходу какую-то нелепую отговорку. Мы-идиоты настаивать не стали и даже насторожиться забыли. Трое ушастых ушли в одну из кибиток, двое остались спать с нами под открытым небом - караулили. - Как-то невесело усмехнулся волк, - Разбудил меня Корт, он дежурил вторым в ту ночь. Когда я поднялся, почти все наши были уже на ногах, а в воздухе просто воняло силой демонов. Эльфы выскочили из кибитки, словно ошпаренные и тоже схватились за мечи. Они боялись и боялись так сильно, что я с трудом удержался от того, чтобы заткнуть себе нос. Спустя несколько вдохов на поляну вышли трое врайтов. Не говоря ни слова, они кинулись на нас. Эльфов, за исключением одного, убили сразу же. И не потому, что они не умели держать в руках оружие, - Лекс покачал головой, - просто дрались они с принцем, а он был взбешен. Но эта была не та ярость, что заставляет кипеть кровь и делать глупости. Нет, он был холоден, расчетлив, спокоен и при этом до одурения зол. Мне достался Рик. Точнее я ему...
        - Все было так плохо? - поинтересовалась я, уже заранее зная ответ. Да видела я этих врайтов в бою, и не хотела бы стоять у них на пути, в такие моменты.
        - Хуже, чем ты думаешь. Мне впервые в жизни стало страшно, - он замолчал, видимо заново переживая те события, а потом, передернув плечами, продолжил, - Нас всех скрутили лучей за десять. Я лежал на земле с распоротым бедром, когда Ширан подошел к кибитке, в которой до этого спали эльфы. Он с такой силой рванул дверцу, что она слетела с петель, но внутри ничего не было. Я думал, оглохну от его рыка, а в следующий миг в несчастную повозку ударила молния, и та разлетелась на тысячу мелких горящих щепок. Принц открыл следующую кибитку, замер меньше чем на полвдоха и скрылся внутри. Вышел он оттуда, держа на руках девушку. Айнеллу...
        - Кого? - не поняла я.
        - Свою сестру, - какой заботливый и нежно любящий брат, ну надо же, - За тот год, это было уже пятое похищение. И единственное, когда преступникам удалось выбраться за черту Тиоры. Вот принц и не сдержался.
        - И?
        - Спустя некоторое время к поляне подтянулись отставшие стражники и погрузили нас словно мусор в телегу. Мы думали, нас убьют. Но по возвращению в город все мы оказались в тюрьме в одной камере, а в клетку напротив бросили эльфа. Через два дня пришел Рик и увел с собой Виллара. Его не было долго, оборотов шесть. А когда вернулся, нас ждали новости. Точнее выбор: либо мы остаемся гнить в тюрьме, либо присягаем принцу и работаем на него.
        - Ха, выбор с одни вариантом, - усмехнулась я.
        - Да, - кивнул Лекс, - Мы, конечно же, ухватились за второй шанс. Нас подлатали, накормили и принялись обучать драться. Даже Виллару пришлось учиться. Потом нас определили в стражники у городских ворот, потом в дворцовые стражи, потом в личную охрану принца. Но по большому счету мы ему были нужны как собаке пятая нога. И спустя месяц ничего неделанья Ширан поинтересовался, нет ли у нас боязни воды или морской болезни. С тех пор прошло лет семь, но нам пока не надоело. Да и Седрик мужик нормальный, и платят нам неплохо, - усмехнулся волк.
        - Нормальный говоришь? Даже не смотря на то, что он тебе этот шрам на бедре оставил? - волк заржал. Я тупо уставилась на него, не понимая, причину веселья.
        - Охотник в действии, - выдавил он, продолжая ухахатываться, - ты хоть иногда даешь мозгам отдых.
        - Ну...
        - Понятно, - снова заржал волк.
        - Слушай, а кто третьим был? - спросила я, когда серый, наконец, отсмеялся.
        - Дэмиан, конечно же, - пожал он плечами.
        - Конечно же, - кивнула я. - А с тем эльфом что случилось? - так для справки.
        - Мы особо не интересовались, но Лист вроде от кого-то слышал, что его частями отправили на Родину. Этакое незамысловатое послание.
        - Насколько мелкими частями? - нет, ну мне действительно интересно.
        - Исходя из слов Листа, размером с ладонь.
        - Ассасины поступают также, - пробормотала я себе под нос. Но серый услышал, упырский волчий слух!
        - А ты откуда знаешь?
        - Книжки умные читаю, - ну не говорить же, что я как-то помогала Елене разделывать и упаковывать подобное 'письмо'.
        - Да ну? - ой, сколько колючего недоверия в этом взгляде.
        - Ну да, - кивнула я. Разговор завял сам собой и слава яйцам, что-то подустал я в последнеие время от разговоров.
        Какое-то время мы ехали в молчании. С запада дул соленый теплый ветерок, и тихо скрипела лошадиная сбруя, нагоняя тумана в задерганный мозг. Я поймала себя на том, что глаза периодически слипаются, уставшие мышцы ног не держат лошадь, а ставшие вдруг невероятно тяжелыми поводья выскальзывают из пальцев. Нет! Не спать! Я усилием воли вернула непослушное тело в вертикальное положение и разлепила веки. Солнце больно резануло по глазам, и на виски навалилась тяжесть, словно кто-то 'заботливый' обмотал голову шерстяным платком. Волк молчал, однако то, что он заметил мои маневры, сомнений не вызывало. Ну и пусть. Я тряхнула головой и уже было потянулась к фляге с кофе, как где-то в самом глухом и темном уголке сознания всплыли слова Лайры. Гррр. Нужно срочно искать белладонну. Эй, травка-травка-травка, выходи!
        - Фина Диана, - я аж дернулась в седле от неожиданности. Я? Проморгала? Мда, так вот ты какой белый пушной зверек. - Может, мы на привал остановимся? - аккуратно спросил Арон.
        - Зачем? - рыкнула я. - До Цурака всего ничего осталось.
        - Ну..., - помялся парень, - вы отдохнете, да и лошади тоже.
        - Я в порядке! - оскалилась я.
        - Диана, не глупи, - вмешался Виллар, подъезжая с другой стороны, - тебе нужно отдохнуть. - А то я сама блин не знаю! Но вот проблема в том, что когда я проснусь, то, скорее всего, на поляне меня будет ждать кучка свежепорубленного фарша из волчатины и феечатины!
        - Диана, - поддержал честную компанию серый, - они правы. Давай ты хотя бы два оборота поспишь?
        - Слушайте, - я провела ладонью по лицу, на вдох закрывая глаза и пытаясь не разораться, - со мной правда все нормально.
        - Сколько ты не спала? - вдруг выдал нахмурившийся Виллар. Я споткнулась на полуслове. - Диана? - прозвучало уже тверже.
        - Один день, - хоть бы не спалиться, хоть бы не спалиться...
        - А если честно? - спалилась.
        - Да какая разница? Сейчас все пройдет...
        - Диана, девочка, мы тебя никуда не гоним, и ты никуда не торопишься. Если тебе надо отдохнуть - только скажи. Мы остановимся и дадим тебе столько времени сколько нужно, и никто не будет тебя за это осуждать. - Я невольно вздохнула. Вот и что ему сказать? Знаешь Виллар, тут проблема не в осуждении и даже не во времени, а в том, что у меня небольшой косяк с контролем силы. Я и так-то не всегда могу уследить за своими девочками, а тут вообще крах... Да я если спать лягу, то когда продеру глаза, боюсь, от вас даже хвоста не останется. И да, кстати, я - Теневая. Эй, ну куда же ты убегаешь, так отчаянно крича? Великолепная картина... Я снова вздохнула, пытаясь придумать, как бы так соврать, чтобы не соврать.
        - Виллар, я... Я спать не могу, потому что меня кошмары мучают, - во, по-моему, неплохо получилось.
        - И ты хочешь, что бы я в это поверил? - ну так не честно. Я в кое-то веки сказала правду... ну почти.
        - А у тебя нет вариантов, - непонятно с чего начала беситься я. - Другого объяснения ты не получишь. - Виллар вздохнул и примирительно поднял руки.
        - Ди, я не хочу с тобой ссориться, снова. И никто не хочет. - Я кивнула. Еще бы они хотели со мной ссориться. - И ты можешь не называть мне истинной причины, можешь продолжать ругаться, можешь даже продолжать вести себя как ребенок. Но, духи леса, мы не слепые и не полные идиоты! Какого хрена ты устраиваешь весь этот цирк?! Сегодня-завтра, но ты сорвешься и подставишь нас, или не выдержим мы и подставим тебя. Ты уже три дня на взводе! Может пора решать проблему?!
        - Решать!? - взорвалась я, - Хорошо, давай решать! У тебя белладонна есть?! - волк моргнул, открыл, затем закрыл рот и снова моргнул.
        - Зачем же так радикально? - усмехнулся Лекс. Я перевела на него серьезный взгляд, и вместо следующей фразы у него вырвалось сдавленное бульканье.
        - Не смешная шутка, фина Диана, - внес свою лепту Арон.
        - Наверное, потому, что я не шутила.
        - Но белладонна - это яд. Опасный, смертельный, - ага, еще бы добавил: 'Это кака, ее в рот нельзя тянуть'.
        - Арон, это для тебя белладонна - яд. А для меня - избавление от ночных кошмаров, только и всего.
        - Да кто вам сказал подобную чушь? Вам и двух капель хватит, чтобы на тот свет отправиться! - Опять как для ребенка, тщательно выговаривая каждое слово, ответил он.
        - Святые яйца! - не выдержала я, - Арон я - полукровка, понимаешь? По-лу-кров-ка! У меня организм по-другому работает.
        - Нет.
        - В смысле, нет? - не поняла я.
        - Не дам я вам эту отраву, - уверенно и спокойно парировал он.
        - Стоп, а она у тебя есть? - фея настороженно кивнул, недоверчиво косясь на меня и стараясь держать свою лошадь подальше. - И кого ты собрался отравить, если не секрет? - как можно мягче спросила я.
        - Я травник, - пожал плечами Арон, - мне по статусу положено. - Положено ему, как же... Ладно, потом варианты прикину, и вопросы нужные задам.
        - Солнышко не будь редиской, заделись травкой, - меняя тактику, промурлыкала я, хищно косясь на его сумку. Он дернул за поводья, уводя своего коня в сторону, еще дальше от меня и моих загребущих лапок.
        - Нет. - Я нахмурилась, - Вы, скорее всего, перепутали названия, - быстро заговорил он, предупреждая мои возражения. Боги, ну что я вам опять сделала?
        - Я уверена в том, что говорю...
        - Нет, - снова оборвал меня посол. Я рыкнула.
        - Диана, - влез Виллар, - Арон прав. Белладонна - яд, и я никогда не слышал, чтобы ее использовали как-то иначе.
        - А ты у нас лекарь Виллар? - прошипела я, стискивая зубы в безуспешной попытке сдержать злость.
        - Но и ты тоже не лекарь. - Резонно, если бы не одно но...
        - Я нет, а вот эльф, с которым я имела счастье разговаривать на эту тему пару оборотов назад - да. Причем лучший в СВАМе. - моль заржала. Не поняла...
        - Знаете, фина Диана, - сквозь смех выдавил он, - вам пора менять лекаря. - Я недоуменно воззрилась на стрекозла в истерике.
        - С какой это радости?
        - А стой, что он либо не прошел и начальных курсов, либо остро желает вашей скорейшей кончины.
        - Ты - идиот, Арон, - беззлобно ответила я, фея тут же заткнулся и, нахмурившись, начал вглядываться в мое лицо. - И уж прости меня, но ее мнению я доверяю больше, чем твоему, хотя бы потому, что я ее частый клиент, и она уж точно больше знает обо мне и особенностях моего ...ммм организма. - Посол даже рот открыл после мой тирады. - О, смотрю у тебя шок? Ну ничего попытайся пережить.
        - Все равно. От меня эту отраву вы не получите.
        - Да как хочешь, мне в принципе все равно... Я, так или иначе достану белладонну, либо у тебя, либо у местного знахаря, когда приедем в Цурак. - Да я в открытую блефовала, ну и что? Но вопреки ожиданиям Арон повел себя как-то странно - весь подобрался и очень недобро покосился в мою сторону. - Так что все, вопрос снят с обсуждения, едем дальше, - я внимательно оглядела притихших волков и взбесившегося непонятно с чего посла. Чего он злится-то?
        - А дотянешь? - с сомнением спросил Лекс, я кивнула. Серый попробовал было сказать что-то еще, но натолкнулся на строгий взгляд Виллара и предпочел промолчать. Посол все так же хмурился.
        Мы проехали в молчании оборотов пятнадцать, когда я снова почувствовала, что начала соскальзывать в сон. Пришлось плотнее сжать ноги и отправить лошадь в галоп, в надежде, что напряженная скачка не даст отключиться. На первых порах помогло, но через пол оборота лошадь ожидаемо выдохлась и снова перешла на шаг. Волки с послом молча последовали моему примеру. Арон по-прежнему тихо бесился, изредка бросая в мою сторону косые взгляды, отчего беситься начинала уже я. Под конец второго оборота я не выдержала.
        - Арон, если тебе есть что сказать - говори умоляю, только прекрати так зыркать на меня. Клянусь, не выдержу и прибью.
        - Я хочу с ней поговорить, - после недолго молчания выдал он.
        - С кем?
        - С вашим лекарем, - смотря куда угодно только не на меня, ответил моль.
        - Зачем?
        - Хочу убедиться, - пожал он плечами.
        - Ты не понял вопрос, зачем? - весь его вид говорил о том, что отвечать он не хочет, хотя смысл до него дошел.
        - Я..., - он старательно отводил глаза, - меня не погладят по головке, если с вами что-нибудь случится по моей вине.
        - Почему? Зачем я понадобилась Илии?
        - Я не знаю. Правда, - посмотрев, наконец, мне в глаза поспешно добавил Арон. - Я не знаю и половины того, что творится во дворце. Меня не...
        - Что, впал в немилость? - выгнула я бровь, перебивая собеседника.
        - Можно и так сказать. Но фина Диана, королева она... Вы очень ей нужны. - А вот это уже интересно. Предупреждение? Мне? От феи? Видимо, видящие не ошиблись, и грядет ОН. Большой и страшный Армагедец. Он хотел добавить еще что-то, но я его перебила, доставая из кармана зеркальце.
        - Арон, давай потом, мне еще жену и дочь последнего покойника опрашивать, а мой мозг уже мутит от информации, - усмехнулась я, попутно восстанавливая узор заклинания, чтобы вызвать эльфийку. Через вдох я протянула послу помутневшее зеркало. Он придержал лошадь, пропуская нас вперед. Умный мальчик, я думала, говорить придется. Волки, не задавая лишних вопросов, проехали вперед.
        Спустя пять лучей задумчивый, притихший Арон молча вернул мне зеркало и также молча вложил в руку большой пузырек с бледно-зеленой жидкостью. Уж не знаю, что ему там наговорила Лайра, но вид у него был такой, словно его пыльным мешком по голове огрели. Остаток пути прошел вполне спокойно. Волки, правда, снова уговаривали остановиться на привал и поспать, мотивируя тем, что теперь у меня есть вожделенная отрава. Но услышав мое обещание устроить им вместо привала похороны, призадумались и тему больше не поднимали. В Цурак мы въехали после полудня, голодные, но относительно мирно настроенные.
        Он был похож на предыдущие деревеньки - такие же незамысловатые, но уютные домики, чистенькие дворы, детвора, носящаяся под ногами, лай местных шавок, кучка пьяных в хлам мужиков, не оскверненных интеллектом, и полные плохоскрываемого любопытства лица женщин. Единственное отличие - у дома старосты нас встречало подозрительно много народу. Первым спешился Виллар.
        - Фин охотник, - отвесил ему низкий поклон, крепкий мужик неопределенного возраста, - добро пожаловать. - Я слезла с лошади и, стоя за спиной волка, тихо смеялась. Из раза в раз одно и то же. Эх, и почему никто не хочет воспринимать меня всерьез?
        - Благодарю, конечно, но я не охотник, - в который раз невозмутимо парировал он, разворачиваясь, - Это - фина Диана. - Мужичок мучительно покраснел, а потом неверяще уставился на меня. Так же как и остальные присутствующие.
        - И вам доброго времени суток, - кивнула я колоритной группке.
        - Меня зовут Раву, госпожа, - слегка отрешенно улыбнулся говоривший, - Я здешний староста, - я снова кивнула.
        - А я Таяк, госпожа, - поклонился тощий мужичонка, со следами бессонницы на лице. Что, тоже кошмары мучают или совесть? - Я местный законник. - Не нравился мне этот законник. Его вид заставлял невольно проводить ассоциации с червями и тараканами. Вроде и убить легко, но, святые яйца, как же противно.
        - А это господа дознаватели, присланные Его Высочеством, - он кивнул в сторону четырех шкафоподобных мужиков, с ничего не выражающими лицами. Мужики по очереди представились. Их имена я пропустила мимо ушей, впрочем, как и не удостоила вниманием явно насмешливые взгляды, предоставляя теням знакомиться с ними и считывать информацию.
        - А ты точно охотник? - заговорил один из предметов мебели, стирая и без того хрупкое состояние спокойствия. Я подошла ближе и начала увлеченно разглядывать врайта. Он занервничал. - Чего ты так смотришь на меня?
        - Впервые вижу говорящий шкаф, очень интересно. И не помню, чтобы разрешала обращаться ко мне на ты. - Я перевела глаза на его лицо. И мне не понравилось то, что я там увидела - он, словно уже прикидывал своим скудным умом, где и как будет меня трахать. Что ж, упаси его боги попробовать реализовать свои жалкие фантазии.
        - Какая строгая девочка, - пробасил он и тут же получил ощутимый подзатыльник от другого врайта, стоящего рядом.
        - Хватит, Фураз, - шкаф обернулся и натолкнулся на строгий, жесткий взгляд своего, видимо, начальника. Пару вдохов они так и простояли - глаза в глаза. Потом глупый демон плюнул на землю, развернувшись, окинул меня многообещающим взглядом и отошел чуть в сторону.
        - Простите его фина, - тяжело вздохнул начальник с усталыми серыми глазами, - он у нас немного дурной.
        - Все в порядке, я обычно не обращаю внимания на обиженных природой, - волки за моей спиной заржали, а врайт слегка улыбнулся и пожал протянутую мной руку. На этой веселой ноте официальное знакомство можно было считать законченным, и староста пригласил нас в дом, крикнув какому-то пареньку отвести лошадей в стойло. Пока шли к просторному ухоженному домику мужчины успели перезнакомиться и перекинуться парой слов, а законник рассыпался передо мной мелким бисером. Надоедливого мужика я почти не слушала, и на все его вопросы многозначительно хмурилась, вызывая у него легкую нервную дрожь, что в свою очередь вызывало во мне любопытство. Обед прошел без особых волнений, если не считать появления в дверях моего тала. Нужно отдать дознавателям должное, они первые вышли из ступора, пока кошак медленно, но уверенно дефилировал за их спинами, запоминая запах, они даже почти не дергались. А вот местный законник нервничал знатно и как-то очень уж забавно. Заметив этот факт, Дневная лениво потянулась к Таяку, жадно скалясь в наивно-жестоком желании запугать до полусмерти, наиграться и убить. И почти все время,
что мы сидели за столом я изо всех сил старалась удержать и без того туго натянутую цепь контроля, поэтому в разговоре участия не принимала вообще. За меня с этим вполне справлялись мужчины. Казалось бы прохлада дома и сытный обед должны были хоть слегка притупить мою паронойю, но противное ощущение между лопаток не прошло. И выходя из дома, чтобы поговорить, наконец-то, с семьей последней жертвы, я еще плотнее закуталась в свои щиты, бросая косые взгляды на мужчин. Несмотря на все мои уговоры, Лекс и Арон выразили стойкое желание последовать за мной, Виллар остался расспрашивать старосту и законника, а в провожатые к нам набился сероглазый дознаватель. Ну и ладно, все равно дальше порога я мужиков не пущу. Кем он там был? Рыбаком? Пастухом? Кузнецом? Точно кузнецом и магом металла и что-то там с позвоночником у него не так... Я попыталась вспомнить еще хоть что-нибудь, но выдохшийся мозг упорно отказывался выдавать информацию и воспринимать окружающую действительность. Поэтому я расслабилась и просто шла вдоль узких улочек, по-привычке запустив руку в нагретую солнцем шерсть леопарда.
        Через лучей пять мы остановились возле увитого диким виноградом забора и сероглазый демон начал сосредоточенно кого-то высматривать с другой стороны. Чего он время то тянет, калитка ведь не заперта? Я протянула руку, собираясь толкнуть створку, но он перехватил мою уже начавшую светиться кисть.
        - Вы с ума сошли? Знаете, какая на этом доме защита стоит? Да вы в горстку пепла превратитесь раньше, чем сообразить успеете, что с вами случилось. - Я покорно кивнула и отступила, не став уточнять, что мне в принципе по барабану на любую защиту. Мои тени могут взломать и не такое. Хотя плетение конечно интересное...
        - А кто ее на дом ставил и зачем? - спросила я у снова отвернувшегося к забору демона.
        - Отец семейства. Он магом металла был хорошим ну, и экспериментировать любил. Его около года назад ограбить пытались, утащили пару хороших мечей из кузнецы, вот он и расстарался, - а талантливый мужик-то был, если судить по этим щитам. Такие на раз-два не сляпаешь. - Итира! - крикнул вдруг сероглазый, смотря куда-то поверх забора и недовольно хмурясь, - открой нам.
        Я проследила за взглядом мужчины и на одной из веток растущей в огороде яблони увидела маленькую девочку в простом синем платьице и с растрепанной черной косичкой. Она радостно заулыбалась при виде врайта и начала спускаться.
        - Нет, Итира, ясам тебя сниму, - поспешно проговорил мужчина, - просто калитку открой. Малышка кивнула, и врайт потянул за ручку. Как только мы вошли, он почти бегом кинулся к дереву и легко стащил с ветки улыбающуюся проказницу.
        - Дядя Гур, - она обняла его за шею, суча босыми ногами в воздухе.
        - Привет красавица, - он мягко отстранил малышку от себя и поставил на землю, она прижалась к его ноге, с опаской поглядывая на нас, - а мы к твоей маме. Познакомься - это фина Диана, - указал на меня демон, слегка подталкивая девочку в спину. Ребенок заинтересованно посмотрел в мою сторону. Я сделала шаг к ней и протянула руку. Видимо, мои движения были слишком резкими, потому что малышка сжавшись в тугой комок, снова спряталась за ногу демона.
        - Не бойся Итира, фина Диана - хорошая, - я уже готова была рассмеяться от этого заявления, но вовремя сдержалась и только слегка улыбнулась. Девочка кивнула и высунула голову из своего укрытия. Она медленно и сосредоточенно меня разглядывала, словно что-то решая для себя, когда ее взгляд натолкнулся на Стэра и в удивлении замер.
        - Позови маму, милая, - напомнил ей врайт, - или впусти нас в дом. Мы сами ее позовем.
        - К маме нельзя, - пробормотала девочка, зачарованно разглядывая балдевшего от такого неприкрытого восторга кота.
        - Почему? - спросила я.
        - Мама спит, - пожала она худенькими плечами, не отрываясь от своего занятия. Я услышала, как сдавленно выругался сероглазый капитан.
        - Ну, ее ведь можно разбудить, - снова задала вопрос я.
        - Она не любит, когда ее будят, - последовал грустный ответ.
        - Фин Гур, - обратилась я к врайту, отпуская Дневную к дому, - а на доме такая же защита как и на калитке?
        - Да. - Дневная вернулась, докладывая, что защиту сломать можно лучей за десять-пятнадцать. Ладно, это уже на очень крайний случай.
        - Итира, красавица, давай ты нас в дом впустишь, а мы твою маму сами разбудим, - предложил демон.
        - Нет, мама все равно ругаться будет на меня.
        - А мы ей скажем, что сами вошли, - ребенок одарил капитана таким взглядом, что я невольно улыбнулась.
        - Она не поверит, и мне еще больше достанется.
        - Итира, - тихо начала я, аккуратно и очень медленно опускаясь на корточки рядом с ней, - нам очень нужно поговорить с твоей мамой, а ты ведь такая красивая и умная девочка, впусти нас в дом, а мы сами ее разбудим, и я тебе обещаю, она не будет тебя ругать.
        - Будет, - всхлипнула малышка. О, святые яйца, как же сложно с детьми. Вида детских слез я не переносила. Надо что-то срочно делать.
        - Итира, а хочешь моего леопарда погладить?
        - Хочу, - тут же оживилась девочка, забывая о своем горе. Стэр, не дожидаясь просьбы, подошел и сел возле нас. Но ребенок вдруг замер в нерешительности и испуганно заглянул мне в глаза. Вздохнув, я накрыла ее ладошку своей и пару раз провела по голове кота. Он блаженно сощурился и заурчал. Девочка улыбнулась. - Его имя Стэр, и он любит, когда его гладят такие хорошенькие девочки как ты, - улыбка засияла на перемазанном личике еще ярче, - Ты ему понравилась, смотри, как он мурлычет. - Стэр и действительно толи подыгрывая, толи, действительно кайфуя, громко и утробно урчал.
        - Он тоже мне понравился. А что он умеет?
        - Много чего, может, например, тебя покатать, - кот открыл один изумрудный глаз и с возмущением уставился на меня, я наградила его ехидной улыбкой. Ничего, не сломается.
        - Ой, а, правда, можно? - загорелись ее глаза.
        - Можно, конечно, но боюсь только завтра, - нарочито тяжело вздохнула я.
        - Почему? - она надулась, словно воробушек.
        - Итира, понимаешь малышка, он у меня с характером и просто так никого не катает. У тебя молоко есть? - спросила я, в тайне надеясь, что оно стоит где-нибудь в погребе.
        - Есть, - закивала обрадованная девочка.
        - Тогда неси.
        - Не могу, - снова загрустил ребенок, - оно в погребе стоит, а мне крышку одной не поднять.
        - Что же делать? - я нахмурилась, стараясь сдержать смешок. - Видимо, придется все-таки отложить твое катание до завтра. Ну что ж, раз ничего не поделаешь нам пора, - видя, что девочка все еще колеблется, я начала подниматься. - Было приятно с тобой познакомиться.
        - Подождите, - сдалась малышка, - я вас впущу. Только пообещайте, что мама кричать не будет. - Я серьезно кивнула.
        - Не будет, а пока я с ней разговариваю, дядя Лекс и дядя Арон, - я показала на волка и моль, - помогут тебе достать молоко для Стэра, и он тебя покатает, а дядя Гур за вами присмотрит, договорились?
        - Договорились, - я пожала тонкую и такую же перемазанную, как и вся девочка ладошку.
        Спустя пару вдохов я уже стояла в темном коридорчике. Надо сказать, дом снаружи выглядел лучше, чем внутри. Пол под ногами был грязным настолько, что к нему прилипала подошва обуви, везде на мебели лежал толстый слой пыли, шторы на всех окнах были закрыты и по всюду валялись детские игрушки. Девочка деловито, не обращая внимания на грязный пол и так и не отнимая руки от кошака, прошлепала босыми ногами вглубь дома. Я ошарашено оглянулась на демона.
        - А что мы можем сделать? - с вызовом спросил он. - До нашего появления было еще хуже, уж поверьте.
        - А ребенка вы отсюда забрать не могли?! - почти прорычала я, идя вслед за девочкой по темному коридору.
        - А куда? У них родственников нет.
        - А соседям?
        - Клисса не пускает никого в дом вот уже почти как полтора сумана, а способ обойти, или сломать защиту мы не можем - среди нас нет магов металла. Да к тому же кому нужен ребенок, когда у него есть живая мать, вот если бы она умерла, тут другое дело.
        - Ну конечно, сразу бы желающие нашлись и за ребенком ухаживать и дом в придачу получить, - зло прошипел Арон, немало удивив этим и меня и Лекса. Тем временем мы зашли на кухню. Я нахмурилась, а врайт, сдавленно выругался.
        - И давно твоя мама спит, Итира? - тихо спросил начальник, пытаясь сдержать злость при виде усыпанной крошками скатерти, разбитой вазочки с вареньем и заплесневелого куска сыра на столе. Довершала картину сиротливо стоящая на стуле чашка с водой. Я подошла к печи и потрогала ее рукой - холодная. И даже углей нет, только пепел. Пришлось закрыть глаза, чтобы справиться с охватившей меня яростью.
        - Давно, - прошептала, почувствовавшая неладное, девочка. Все на мгновение замолчали. Посол прислушался, втянул носом воздух и нервно передернул плечами, расслабляясь.
        - Жива и не спит, - сообщил Арон спустя пару вдохов, стряхивая с рук остатки заклинания. Волк и врайт облегченно выдохнули, но тут же глаза обоих полыхнули злостью.
        - А ты обедала? - уже тверже поинтересовался демон. Девчушка отрицательно помотала головой. Я переглянулась с врайтом.
        - А завтракала? - Снова отрицательный кивок.
        - Малыш, а когда ты ела последний раз? - подал голос Лекс.
        - Вчера утром, - промямлила она и покраснела. Это стало той чертой, за которой я уже не смогла сдерживать злость. Только не при ребенке. Ей уже и так хватило потрясений.
        - Арон, Лекс, берите девочку и идите вместе с ней к старосте, - даже мне мой собственный голос показался жутким.
        - Но, - начала лепетать малышка.
        - Итира, солнышко, - я проталкивала слова сквозь зубы, удерживая нотки злости, - так надо. Тебе нужно сначала поесть...
        - Я не оставлю маму, - топнула она ногой.
        - Итира, - вмешался Гур, - твоя мама одна не останется, с ней буду я и фина Диана.
        - Нет.
        - Итира, будь послушной девочкой.
        - Нет.
        - Итира, это не обсуждается, - я слегка повысила голос.
        - Нет, - пропищала она.
        - Малыш, ты ведь не хочешь обижать маму, - подключился Гур.
        - Я никуда не пойду, - ее глаза начали наполняться слезами.
        - Итира...
        - Я не пойду без мамы! - выкрикнула она.
        - Арон, Лекс, действуйте. Стэр пойдешь с ними. - Лекс подхватил на руки извивающегося и уже плачущего вовсю ребенка и пошел на выход.
        - Мы позаботимся о ней, фина Диана, - я кивнула, и фея покинул комнату.
        - Гур, выйдите, пожалуйста, из дома и посидите на крыльце, - обратилась я к демону.
        - Но...
        - Гур, я ей ничего плохого не сделаю. Просто поговорю, - мужчина неуверенно кивнул, а я сорвалась с места и понеслась на второй этаж, ведомая Дневной. Ворвавшись в комнату, я подлетела к кровати и, схватив лежащую на ней демоницу за шею, прижала к стене. Она не успела даже пикнуть, только сердце учащенно забилось. Я видела ее словно сквозь собственную тень, тощее лицо с выступающими скулами, искусанные в кровь губы и жалкий, умоляющий взгляд. Меня затрясло от злости с новой силой, как в лихорадке, непроизвольно удлинились ногти, разрывая перчатки, вытянулись шипы браслета, а над верхней губой показались клыки.
        - Хочешь, я облегчу твои страдания? - прошипела я ей в лицо, продолжая крепко удерживать за шею, от чего на тонкой коже выступила кровь. Женщина, услышав мой голос начала отбиваться, глядя на меня расширившимися от ужаса глазами, - Хочешь, сверну тебе голову, словно цыпленку и брошу здесь, как старую половую тряпку? Хочешь, прогрызу тебе шею и оставлю истекать кровью на радость местной нечестии? А может, ты хочешь, чтобы я вырвала твое никчемное трусливое сердце? Отвечай! - заорала я, встряхнув трясущуюся от страха и рыданий бабу. Он разжала сухие потрескавшиеся губы и что-то прохрипела. Пришлось ослабить хватку на шее. - Я не слышу, тварь!
        - Б..
        - Что?! - я снова ее встряхнула, впиваясь когтями глубже в кожу.
        - Бо...
        - Ты тянешь время!
        - Больно, - наконец выдавила она из себя.
        - Больно?! Ты думаешь, что это больно!? Тупая сука! Знаешь, кому сейчас по-настоящему больно!? - я слегка приложила ее головой о стену.
        - Нет! - прохрипела она.
        - А должна знать! Тварь! Обязана! Сейчас больно маленькой черноволосой девочке с доверчивыми и еще детскими карими глазами, которая недавно потеряла одно из двоих самых любимых существ, а теперь теряет и второе, - демоница съежилась как от удара, и слезы потекли еще сильнее, я слегка разжала пальцы.
        - Девочке, которая так сильно любит тебя, мразь, что не хочет уходить даже на время, хотя и знает, что ты едва ли заметишь ее отсутствие! Малышке, которая не может самостоятельно даже открыть погреб, чтобы достать еду и поэтому лезет на гребанную яблоню. Вот только она не знает, что для яблок еще слишком рано! Сейчас плохо ребенку, который так доверчиво впускает в дом посторонних, и который, мать твою, верит, что ее мама просто спит! - я отпустила ревущую женщину, и она сползла по стене на пол, закрывая лицо руками и дрожа всем телом.
        - Ну так что? - уже тише спросила я. - Тебе все еще больно? Все еще хочешь сдохнуть? - она что-то пробулькала в ответ. - Не зли меня! Отвечай внятно.
        - Она так на него похожа, это так тяжело, - я опустилась рядом с ней на корточки.
        - Посмотри на меня! - демоница замотала головой. - Посмотри, - я с силой оторвала ее руки от лица, надавливая сверху своими тенями, чтобы картина стала поистине ужасной, - ты меня боишься? - женщина кивнула.
        - Если не возьмешь себя в руки и будешь продолжать отворачиваться от нее, твоя дочь станет такой же как я, а может даже хуже, а может вообще не доживет до своего следующего дня рождения. Ты хочешь этого?! - врайт замотала головой, надрывно всхлипывая.
        - Отвечай! - рявкнула я. Но она опять захлебнулась рыданиями и соплями. - Успокойся! - я замахнулась и ударила ее по лицу, не сильно, но губу все-таки разбила. - Отв...
        - Диана, духи грома тебе в задницу! Что ты творишь!? - раздался от двери до боли знакомый глубокий голос с нотками злости. Пипец котенку. Единственное, что радовало, удар сделал свое дело, и демоница прекратила истерику.
        ГЛАВА 10.
        ШИРАН ДАР САРАЭН
        
        Феи закончили осматривать трупы на день раньше запланированного срока и, как и ожидалось, ничего нового не нашли. И если первые два дня они еще пытались скрывать свое разочарование от того, что охотнице удалось их обставить, то на третий сдались окончательно. Больше всех злился Станис, злился на девчонку с глазами цвета меда и злился на себя, хотя и пытался это скрывать. Я видел, насколько тяжело ему обходится этот контроль над эмоциями, наблюдал и изучал. Мне даже не нужно было снимать щиты, чтобы чувствовать его ненависть и отвращение. Пару раз, когда в ходе разговора проскальзывало имя Дианы, он просто вставал и, извинившись, выходил из комнаты. Все это наводило на мысли определенного свойства, но вмешиваться я пока не спешил из детского извращенного желания посмотреть, чем все кончится.
        После разговора с волками я отдал приказ Дэмиану обыскать комнаты делегации на предмет обнаружения в них настоек уссы. Спустя полтора оборота дознаватель вернулся и мрачно развел руками в стороны. Все это время я не оставлял попыток связаться с девчонкой, поглядывая на светящийся камушек, но результат был прежним - она не отвечала. И эта тишина сводила меня сума, я злился, ругался и матерился. В голове, словно палые осенние листья, носились мысли. От очень бредовых, до более или менее имеющих право на существование. Самым дальним уголком мозга я понимал, что, скорее всего, беспокоиться не о чем, что я напрасно извожу и себя, и что камень уже давно прекратил свое безумное свечение, но... Но успокоиться я все равно не мог сколько не пытался. Это было нелогично, неразумно и сильно попахивало помешательством. Я поначалу даже отказывался верить, что все еще способен на подобные эмоции. Единственным существом, из-за которого я так переживал, была моя сестра. Но она уже очень давно не давала мне поводов для беспокойства. А тут какая-то девчонка, которую я знаю без году неделю, заставляет меня чуть ли не
лезть на стену. Девчонка, которую чаще хочется придушить самостоятельно, чем волноваться о ее дальнейшем благополучии. Маленькая охотница, из-за одного взгляда на которую, меня бросает в жар, а демон внутри мягко рычит, признавая своей. Дико? Еще как. В итоге, плюнув на все и превратив когда-то красивый Малый сад в груду разрытой земли смешанной с осколками статуй, я принялся разгребать завал на столе, надеясь этим элементарно убить время. Но процесс изучения бумаг шел еще хуже и медленнее, чем до этого в архиве, мысли постоянно метались от одного к другому: от пропавшей охотницы к ситуации с Литой, от случайно подслушанного разговора старшей графини к убийствам демонов, от сумасшедшего эльфа к слишком реальному сну и отравленных уссой волков. Снова и снова. Хождение по замкнутому кругу. Конченый лабиринт из вопросов.
        Медленно, но верно через два оборота я разобрался с накопившимися бумагами и, перебравшись из-за стола на диван напротив камина, стал ждать появления волков в зеркале, для себя решив, что если через пол оборота от них не будет вестей, то им придется на своей шкуре узнать, что такое взбешенный принц врайтов. По костяшкам пальцев, словно марионетка из театра кукол, привычно прыгала монетка. Аверс, реверс, ребро. Феи, мертвые крестьяне, сумасшедший эльф - вторили монетке мои мысли. Классическая алхимия, история Мирота, основы экономики - метался взгляд от одной книги к другой. Аверс, реверс, ребро. Охотница, Лита, Потеряшка из сна. Сборник стихов неизвестного автора, травология, подробные карты Тиоры. Аверс, реверс, ребро. Отравленные волки, графиня с замашками темного властелина мира, нервничающий Станис. Справочник по нежити, снова алхимия, сказки и легенды мира. Аверс, реверс, реб... Монетка, тихонько тренькнув, выскользнула из рук и упала рядом с креслом, так и не завершив свой бег.
        Бредовая, конечно, идея, ну а вдруг? Я потянулся за последней книгой, попутно стянув с полки еще две по древней истории. Видимо, во время учебы нужно было сильнее налегать и на то, и на другое...
        Спустя шесть оборотов меня оторвало от чтения тускло светящееся зеркало. Я на вдох закрыл воспаленные глаза и размял затекшую шею, с удивлением обнаружив, что за окном уже начали сгущаться сумерки, укутывая замок и его окрестности прохладным шелковым покрывалом дремоты.
        - Ваше Высочество, добрый вечер, - приветствовал меня Виллар.
        - Надеюсь, что это действительно так, - нахмурился я. Волк неуверенно кивнул.
        - Охотница вернулась, - он нервно дернул плечом и замолчал.
        - И? Нет, я не спорю, сам по себе этот факт, несомненно, заслуживает внимания, но мы оба понимаем, что меня интересует несколько другое.
        - Да, Ваше Высочество. Она догнала нас оборота три назад, и выглядит она паршиво и ведет себя странно, а еще от нее смертью пахнет.
        - Где была, не сказала? - спрашивал так, скорее, по привычке, чем надеясь на положительный ответ.
        - Нет. Мы попробовали выяснить, но она... - я выгнул бровь, не понимая, чем вызвана заминка, - отказалась отвечать, - в кои-то веке выдавил из себя оборотень.
        - Виллар, вы там совсем охренели?! Мне что, тебя учить надо, как получить ответ на заданный вопрос?
        - А что нам было делать? К дереву ее привязать и пытать?! - я рыкнул.
        - Ты забыл, с кем разговариваешь, - тихо и медленно произнес я, волк напрягся, а его ноздри нервно дрогнули.
        - Из...
        - Извиняю. И нет, пытать ее не надо было, а вот надавить чуть сильнее вполне возможно, - Виллар устало провел огромной ладонью по лицу и тяжело вздохнул.
        - Нельзя на нее давить Ваше Высочество. Особенно сейчас.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Дерганной она стала. Оглядывалась всю дорогу до Амы, не разговаривала ни с кем, словно где-то в другом месте была. И взгляд такой... - волк снова замолчал.
        - Какой?
        - Злой, яростный и пустой... С такими глазами обычно убивать идут. И руки она сегодня постоянно на мече держала.
        - Она же его за спиной носит.
        - А сегодня вот на бедро перевесила.
        - Ты говорил, от нее смертью пахнет, она кого-то убила?
        - Не знаю. Я не смог понять. Но пахло так, словно она в чужой крови искупалась, - я нахмурился. Во что она вляпалась?! - А когда я спросить пытался, - продолжал тем временем оборотень, - она нам истерику закатила.
        - Диана? Истерику? - я отказывался верить услышанному. - Хотел бы я на это посмотреть.
        - Лучше не стоит. Это не похоже на то, чего обычно ожидаешь от сильно перенервничавшей и испуганной девушки.
        - Она была напугана? - я с силой сжал руки. Подлокотники жалобно скрипнули, заставляя меня ослабить хватку.
        - Не уверен, по ней же никогда ничего понять нельзя! - перед мысленным взором само собой возникло непроницаемое лицо маленькой охотницы. Я фыркнул. - Но она скорее растеряна была. Знаете, Ваше Высочество, словно ответ найти пытается и не может, - я кивнул.
        - Где она?
        - Свидетелей допрашивает.
        - А ты почему не с ней?
        - Она выгнала, не разрешила присутствовать, - я услышал, как заскрипели мои зубы.
        - А остальные где?
        - Эм... Тут такая история вышла, - усмехнулся волк, - Лекс с послом перед самым въездом в Аму поцапаться умудрились. Ну, Ди слегка разозлилась...
        - И?
        - И они теперь вниз головой на дереве висят. Думают... - я невольно усмехнулся.
        - Когда снимать планируешь?
        - Завтра с утра, как уезжать будем. Надеюсь, Диана к этому моменту успокоится.
        - Хорошо, - я кивнул, - пусть повисят. А теперь позови девчонку, - оборотень почему-то замялся. - В чем дело?
        - Боюсь, она не захочет с вами разговаривать, к тому же просила ее не беспокоить.
        - Виллар!
        - Как скажете Ваше Высочество, - физиономия оборотня исчезла из моего поля зрения и ее место заняла раскачивающаяся земля. Я услышал осторожный стук в дверь и предельно аккуратное, - Диана, с тобой принц поговорить хочет. Прошло несколько вдохов, прежде чем волк предпринял еще одну попытку.
        - Ди, - снова также осторожно, почти шепотом. И снова гробовая тишина.
        - Диана, - уже немного громче.
        - Шли его лесом! - долетел до меня, приглушенный и раздраженный голос.
        - Не могу, - отозвался волк.
        - Ах, да политес..., - более ехидно, но не менее раздраженно, - Пошли его лесом культурно!
        - Все равно не могу.
        - Попроси Арона послать его лесом, он, в конце концов, посол дружественной державы и принц сильно орать не будет.
        - Ди, Арон сейчас как бы не в состоянии вести беседы.
        - Почему? - почти удивленно, а за тем тише, - да сиди ты, мать твою, на месте. Дергается он мне тут, подумаешь, какие мы нежные!
        - Ты его на дереве оставила.
        - Ну хорошо! - раздалось уже громче и я услышал, как резко распахнулась дверь, ударившись о косяк и приглушенно скрипнув плохо смазанными петлями. Через вдох земля в зеркале покачнулась, и я увидел перед собой явно рассерженную Диану. Свет из дома рваными линиями падал из-за ее спины, высвечивая по-детски хрупкую фигурку, слегка растрепанные волосы, обрамляющие сильно заострившийся, но упрямо вздернутый подбородок и напряженные плечи. Выражение лица разглядеть было невозможно, впрочем, я был уверен, что снова не увижу ничего кроме ее коронной ехидной улыбки и издевательски вздернутой брови. А вот глаза горели уже знакомым нехорошим зеленым светом, невольно наводя на мысли о самоустранении.
        - Идите лесом, Ваше Высочество! - почти ласково промурлыкала она. Земля снова закачалась, послышался хриплый скрип все тех же дверных петель и легкий щелчок. За-ме-ча-те-ль-но! Собственно, а чего я хотел?
        Хоть убедился, что она жива и относительно здорова. Почему относительно? Потому, что выглядела охотница действительно злой и дерганной, а ярость, которая виднелась в ее взгляде, казалось, могла просочиться сквозь зеркальную поверхность, и как страстная, жестокая и расчетливая любовница удушить в своих ледяных объятиях.
        - Виллар, с девчонки глаз не спускать ни на вдох. Даже в туалет пусть с сопровождением ходит, понятно? - оборотень серьезно кивнул. - Как только придет в себя, пусть свяжется со мной. Попытайтесь добиться от нее возможности присутствовать на допросах, скажите, это мой приказ.
        - Есть что-то, о чем мне следует знать? - насторожился волк, пристально вглядываясь в гладкую поверхность.
        - Не уверен.
        - Если хотите...
        - Не нужно, пока не нужно. Просто присматривайте за ней по возможности.
        - Да, Ваше Высочество.
        - Это все. Свободен.
        Я откинулся на спинку кресла, переводя взгляд на лежащую на коленях детскую книгу и слегка потускневшую от времени гравюру. Теневые. Проклятые, забытые монстры. Чудовища, которыми пугали непослушных детей, и в существование которых уже никто не верил. Алчущие крови и страданий твари, изгнанные много веков назад.
        Я разглядывал рисунок, сравнивая с тем, что видел в памяти сумасшедшего эльфа. То же непропорционально вытянутое тело, та же кошмарная пасть и те же окровавленные культи вместо рук. Тварь словно вылепленная неумелым мастером из куска уже начавшей подсыхать глины, чудовищное порождение безумных богов, наше проклятие и наказание. Она скалилась на меня с пожелтевших страниц, разжигая холодную ярость и пробуждая демона, заставляя содрогаться от отвращения и тихого бешенства. Неужели у кого-то хватило идиотизма их вернуть? Или они прорвались сами? Нет. Такой расклад маловероятен, а это значит, что нужно искать кукловода. За окном сверкнула молния, врезаясь в сухую землю и рассыпая искры от столкновения с очередным уже бывшим шедевром дворцового скульптора, напоминая о том, почему мне следует держать эмоции под контролем. Я закрыл книгу и убрал ее на место, тихо выругавшись, когда одеревеневшие от долгого сидения в одной позе мышцы дали о себе знать. Чувство, что я каким-то непонятным образом оказался на пути шествования табуна диких лошадей на водопой, причем в обе стороны усиливалось с каждым
следующим оборотом, проведенном мной в архиве за просмотром исторических хроник. Желудок все нежнее обнимал позвоночник, напоминая, что с самого утра кроме кофе ничего не видел. Из состояния лихорадочного поиска информации меня снова вывел исфит, что, похоже, становилось дурной традицией. Он мерцал и светился, но теперь не лихорадочными синими вспышками, а ядовито-голубым огнем, указывая на гнев и ярость своей хозяйки. И снова меня словно что-то ударило в грудь и сдавило кожаным ошейником горло, мешая нормально дышать. Я споткнулся от неожиданности и силы этого удара, когда потянулся за следующим историческим сборником. Да что, духи грани ее задери, с ней творится? Я упал в кресло и достал маленькое зеркало, вызывая девчонку, а затем, не дождавшись от нее ответа, плюнул на все и отправился спать.
        Этой ночью мне опять приснилась Потеряшка. Она металась по пещере, сжимая руки в маленькие кулачки, сотканная из тумана и сумеречных облаков, а в зеленых глазищах сверкала злость и ненависть. Моего появления малышка не заметила, только замерла напротив одного из огненных монстров и закрыла глаза, продолжая беззвучно что-то шептать, а по ее телу пробегала едва заметная рябь, такая же, как пробегает по отражению в воде, если бросить камень. Целый вдох ничего не происходило, а затем белые раскаленные лепестки цветка потянулись к худенькому ребенку, оплетая тугим жгучим коконом сначала ноги, лодыжки, голени, выступающие коленки, а затем все тело, словно пытаясь сожрать малышку. А я стоял на другом конце пещеры и не мог сдвинуться с места, захваченный этим страшным, но по-своему прекрасным зрелищем и лишь, когда цветок полностью поглотил ее, кинулся вперед. Так обычно душевнобольные, казавшиеся до этого неподвижными и спокойными, вдруг срываются с места и принимаются громить попадающиеся под руку предметы. Мыслей не было. Никаких. Исчезли куда-то все ощущения и эмоции, знания и воспоминания, даже
гребанное чувство самосохранения и элементарная логика отошли, нет, не на второй, на десятый или даже сотый план. Лишь голые инстинкты - защитить, помочь, вытащить. Я не обратил внимания на тянущиеся ко мне цветы, не видел или не хотел видеть их почти болезненно белый цвет, не почувствовал усилившийся запах меда и корицы, и не заметил, что не слышу ничего кроме собственного надрывного дыхания, в том числе и криков девчонки. А ведь она всего лишь ребенок, хоть и странный, пусть даже созданный тьмой и серебряным светом луны, но лишь ребенок и свой страх выражает самым простым, но от этого не менее действенным способом - криком. Я уже протянул руку с отросшими когтями к верхушке цветка, когда до моих ушей донесся сначала едва слышный облегченный вздох, а потом звонкий смех. Этот звук, ее голос, заставил меня очнуться, прийти в себя и собраться с мыслями. Я рухнул на пол и, склонившись почти к самой земле, заржал. От облегчения и от идиотизма ситуации в целом. Невыносимо захотелось оглянуться назад, но я не стал, продолжая сидеть на полу и уже беззвучно смеяться. Зачем заглядывать в лицо смерти, у которой
выторговал еще один день жизни? Она ведь может и передумать, заметив такой интерес. Постепенно вернулись чувства и ощущения, онемевшие кончики пальцев вновь обрели чувствительность. Я поднял голову и бросил взгляд на цветок. Он потускнел? Или это снова игры моего воображения? Но нет, действительно лепестки подрастеряли свои яркие краски и теперь выглядели уже не белыми, а скорее желтыми, особенно ближе к основанию. Не уверен, сколько точно прошло времени, но достаточно долго, чтобы я успел внимательно рассмотреть сводчатый потолок пещеры и пересчитать все сталактиты, попавшие в поле моего зрения. С каждым вдохом цветок менялся все больше и больше, от желтого к оранжевому и красному, словно его покидали силы, утих и изнуряющий, мешающий сделать нормальный вдох жар, теперь от растения исходило лишь вполне комфортное тепло и слабое свечение. Лепестки начали опадать один за другим, медленно и бесшумно они скользили вниз и превращались в холодный мелкий пепел, касаясь земли. На ум тут же пришла Айнелла. Ей было двадцать или около того, когда я увидел, как она разворачивает подарки на день первого
совершеннолетия в своей комнате, после того, как ушли гости. Она сидела на полу посреди кучи свертков, мешочков и коробочек, все еще одетая в любимое платье цвета миндальной крошки, но уже с распущенными волосами, рядом валялись туфли, и стояла тарелка шоколадных пирожных. Мелкая держала в руках подарок Рика, она не двигалась, казалось, что даже не дышала, глаза были крепко зажмурены, наверное, гадала, что там может быть. Спустя какое-то время она аккуратно потянула за ленту, пропуская ее между пальцами в мимолетной ласке, потом так же медленно слой за слоем сняла вощеную бумагу, оттягивая и смакуя каждый следующий момент. К тому времени, как она наконец-то заглянула внутрь, я уже успел изрядно издергаться от любопытства и протоптать дорожку на ковре, зато понял, почему она предпочитает делать это одна. Не у кого ведь попросту не хватит терпения выдержать подобное. Мелькнула мысль, что Айнелла хорошо бы вписалась в коллектив наших пытателей или пытчиков (всегда чувствовал себя неуверенно в вопросах словообразования), короче пыточных дел мастеров. Я хмыкнул своим воспоминаниям, звук получился
неожиданно громким, и его эхо еще пару вдохов играло где-то под самым сводом пещеры, перебирая тонкими пальцами каменные выступы. Последний лепесток упал к моим ногам как раз к тому моменту, когда утих последний уже еле слышный отголосок, открывая моим глазам уже другую мелкую, но почему-то не менее важную.
        Ее тело стало более плотным, осязаемым. Потеряшка перестала быть похожей на плотный туман, теперь она словно светилась тьмой изнутри. Никогда бы не поверил, что ночь может сиять, если бы не увидел собственными глазами. Странное было ощущение, я словно ослеп и поэтому не замечал других цветов и оттенков, только бархатно-черный.
        - Налюбовался?! - не очень приветливо поинтересовалась малышка.
        - Кто-то сегодня встал не стой ноги?
        - Не уверена, что это было сегодня. В этом месте туго со временем, - она резко откинула со лба прядь волос. - Что ты здесь делаешь? Я тебя не звала. Я вообще никого не звала.
        - Понятия не имею. Я, если ты не заметила, имею достаточно смутное представление, где это здесь. К тому же вполне возможно, что ты мой глюк.
        - Глюк?! - она сложила руки под грудью и раздраженно уставилась на меня. Ага, очень страшно, прям весь трясусь.
        - Ну или сон, я же сплю.
        - Тебе ведь уже говорили, что ты - идиот, принц?
        - Попридержи свой язычок, красавица, я могу и обидеться.
        - Ой, напугал. И что ты мне сделаешь?
        - Выпорю. Видимо твои родители упустили этот момент в твоем воспитании, - девчонка как-то вся скукожилась после моих слов и даже отступила на шаг.
        - Отец никогда не бил меня, - прошелестела она в ответ, - и тебе не должно быть до этого никакого дела! - уже тверже с каким-то надрывом.
        - Расскажи мне о нем.
        - О ком? - она нахмурилась, отступая еще на шаг, в кучку пепла, но не замечая этого.
        - Об отце.
        - Нет.
        - Хорошо, - девчонка еще вдох смотрела на меня недоверчиво, а потом все-таки расслабилась, - тогда расскажи о том, что только что здесь произошло.
        - Что ты имеешь в виду? - она села напротив меня, слегка подавшись назад, и оперлась на руки.
        - Что случилось с цветком?
        - Пф, ты плохо меня слушал в прошлый раз принц, я ела.
        - И так происходит каждый раз?
        - А сам как думаешь? - она хитро прищурилась.
        - У меня два варианта. Оба на первый взгляд выглядят вполне логично, но если вдуматься, как следует, кажутся один невероятнее другого.
        - Давай, удиви меня.
        - Итак, первый - ты питаешься так нерегулярно, а ... ну, когда расходуешь много энергии, хотя на что тебе ее расходовать, я не представляю. Второй - через какое-то время цветок вырастает вновь.
        - Браво, - она улыбнулась, - ты попал в яблочко почти оба раза. Я действительно так ем только в исключительных случаях, обычно мне достаточно просто поспать внутри. И цветы действительно вырастают заново спустя какое-то время. Так что поздравляю, ты теперь не идиот, ты - дурак, а теперь вали отсюда, - она резко поменяла тон и поднялась на ноги. Я молчал, какое-то время внимательно ее разглядывая, пытаясь понять, кого же она мне напоминает. Догадка, конечно, была нелепой, но учитывая последние события, ожидать можно было всего что угодного.
        - Я кое-что спрошу у тебя, для меня это важно, так что ответь по возможности честно, а потом вероятно я уйду.
        - Что бы тебе было известно, принц, я не умею врать, - насупилась она.
        - Хорошо. Скажи, ты знаешь, кто такая Диана, охотница, которая сейчас работает на меня?
        - Знаю, - она медленно кивнула, я выдохнул.
        - Тебя зовут Люга, - Потеряшка поперхнулась следующим вдохом.
        - Как...
        - Я видел тебя в воспоминаниях Дианы, совсем маленькую, тебя на руках держал отец. Ты ведь дочь Линара мер Анияра? - мелкая не спешила с ответом, она вскинула голову и уставилась куда-то вверх, туда, где под высокими сводами пещеры потерялось мое эхо. Тьма внутри нее засверкала еще ярче, практически причиняя мне боль.
        - Можно и так сказать.
        - А Диана?
        - Да, - я с огромным трудом поборол желание ущипнуть себя за руку, ну или побиться головой о каменный пол пещеры. Я хотел было уже задать следующий вопрос, но девчонка не дала, - Запомни принц, - ее глаза предупреждающе сверкнули, - все далеко не так, как тебе кажется, так что не делай поспешных выводов. Если есть еще что-то, можешь спрашивать, но я не даю тебе гарантию, что отвечу, потому что она этого не хочет.
        - Кто? Диана? - ребенок кивнул.
        - Почему?
        - Ты серьезно? - я пожал плечами, почему бы и нет, - А кто ты такой? Она знает тебя чуть больше сумана, и все это время ты то пытался ее прибить, то насмехался, то целовал. Ты ни на вдох не доверяешь и не веришь ей, идешь на поводу у фей и ломишься к ней в душу, словно медведь-шатун, не замечая того, что ломаешь по дороге! Вы все такие сильные и умные взрослые дядьки, а все на нее спихиваете, используете. Она ведь может и не выдержать когда-нибудь, просто сломаться и что вы все тогда делать будете?! - ну вот опять, и что все это должно значить? По мере того, как она говорила, то там, то здесь начали вспыхивать и гаснуть цветы, будто разделяя гнев своей маленькой хозяйки. - Вы все почему-то забываете, что она просто девушка. Она тоже хрупкая и слабая. Ей тоже хочется иногда плакать, сжаться в комок от страха, спрятаться ото всех. Ей тоже нужно чтобы ее пожалели, посочувствовали и сказали, что все будет хорошо, может быть, просто обняли! - малышка не плакала, ее буквально трясло от злости, а я чувствовал себя эгоистом и последним придурком. Продолжение ее гневной тирады мне услышать не удалось, ее
слова заглушил женский крик, настолько сильный и яростный, что с потолка на землю посыпались мелкие камешки, а малышка зажала уши ручками и втянула голову в плечи. Это длилось всего несколько вдохов, но мне казалось, что прошло не меньше оборота. Звук словно врезался острыми осколками в кожу, проникая в кровь и заставляя корчиться каждый нерв.
        - Что это такое?
        - То, о чем я тебе только что говорила! Проблемы! И ты ни в коей мере не хочешь облегчить ситуацию. Я ведь уже почти успокоилась, когда ты пришел...
        - О чем ты?
        - Ты думаешь, мне так легко держать себя в руках? Ты знаешь, что это такое быть здесь, все видеть и слышать, но не иметь возможности помочь!? Если я сейчас не возьму себя в руки, они либо сведут ее с ума, либо натворят дел! Так что вали отсюда, немедленно! - она топнула ножкой, и от этого простого движения задрожал потолок и на другом конце пещеры сорвался вниз сталактит, рассыпаясь мелкой крошкой, почти песком. Я поднялся на ноги и сгреб Потеряшку в охапку. Она уткнулась носом мне куда-то в шею и продолжала рассерженно сопеть, но вырываться на удивление не стала.
        - Простишь идиота? - я опустился на землю, устраивая ее у себя на коленях.
        - А куда я денусь? - спросила малышка, так и не поднимая головы от моей шеи, засадив мне острым локотком под ребра, когда устраивалась поудобнее. Я поморщился и осторожно потер ушиб. Мда, рука у нее такая же тяжелая, как и у Дианы.
        - Что случилось у Ди?
        - Я не могу тебе сказать, но к ее охоте это не имеет отношения... наверное, - очень уж мне не понравилось это ее 'наверное'. Снова раздался оглушительный женский крик, на этот раз он длился дольше. Малышка тяжело вздохнула и слезла с моих колен. - Тебе действительно пора принц, все становится только хуже.
        - Я не думаю, что это хорошая идея.
        - Я разве прошу тебя думать, врайт? - она отстранилась и серьезно посмотрела мне в глаза, - Не волнуйся за меня. В этом месте мне ничего не угрожает.
        - Откуда такая уверенность? Я ведь сегодня пришел сам, хотя ты сказала, что не звала меня.
        - Оглянись демон. Здесь повсюду слезы дня. Мне стоит лишь подумать, и они уничтожат любого. А попасть в пещеру могут только два существа - Король, и почему-то ты. Я еще не знаю, почему, но обязательно разберусь.
        - Мне все равно все это не нравится, - я нахмурился и непроизвольно крепче сжал девчонку.
        - Забавный ты, - она ласково провела прохладной ладошкой по моей щеке, и я ощутил, что куда-то проваливаюсь. Падение в никуда закончилось вполне ожидаемо - я проснулся. Солнечные зайчики вовсю скакали по моей кровати, пытаясь бессовестно залезть под все еще плотно сомкнутые веки и разогнать забившиеся в углы тени. Начинался новый день, а я все никак не мог заставить себя отпустить старый. Непонятное чувство и неприятное. Но избавиться от него не получалась, сколько я не пытался и какими бы способами себя не отвлекал. Ни тренировка, ни обычная текучка с бумагами, ни милая болтовня с юной графиней не помогали. Исфит все еще светился нездоровыми голубыми искорками, раздражая взгляд, а охотница все еще отказывалась со мной разговаривать, мотивируя это тем, что ей нечего мне сообщить.
        Ближе к вечеру Дэмиан нашел меня на одной из башен восточного крыла, где я пытался собрать разбегающиеся, словно дождевые капли по оконному стеклу, мысли в одну более или менее правдоподобную картину.
        - Мы нашли его, Ваше Высочество, - нервно выдохнул он, кланяясь.
        - Нашли кого?
        - Кукловода, - я так прочно завяз в раздумьях, что мне потребовалось не меньше десяти вдохов, чтобы сообразить, о чем он.
        - Пошли, - я оттолкнулся от приятно холодной стены и двинулся в сторону выхода.
        - Он в лазарете, Ваше Высочество.
        - Какого... - я оборвал себя на полуслове, поймав за хвост, норовящую удрать догадку. Нет. Это просто издевательство.
        - Он сошел с ума, - подтвердил мои опасения дознаватель.
        - Шорп?
        - Пока не знаем, наши лекари делают необходимые пробы.
        - Почему охотнице понадобилось меньше десяти лучей, чтобы определить, что за гадость у эльфа внутри, а мы вынуждены брать пробы и проводить тесты? - Дэмиан дернулся и что-то невнятно промычал. Шикарно, меня уже шугается собственный дознаватель. Что дальше? Звание садиста, тирана и маньяка в одном флаконе с черной ленточкой?
        - Не уверен, что знаю, что ответить на ваш вопрос, - выдавил из себя собеседник, когда я кинул на него быстрый взгляд через плечо. - Но симптомы у этого врайта те же, что и у эльфа.
        - Значит шорп. Кто он? - или лучше спросить, кем он был?
        - Обычный стражник, Ваше Высочество. Слабый демон огня, по службе шел ровно, никаких инцидентов или выдающихся подвигов. Сослуживцы отзываются о нем, как о старательном, преданном и в меру умном воине, - что-то было не так в его словах, что-то меня насторожило, но я никак не мог понять, что именно.
        - Мда, куда ни кинь везде клин. Что с семьей?
        - Семьи практически нет. Мать умерла при родах, отец погиб лет восемь назад, утонул. Есть еще брат отца и бабушка по материнской линии. Но первый живет в пяти днях пути отсюда в какой-то глуши, а вторая настолько стара, что, кажется, была свидетельницей восьмисот летней войны. Связь с дядей поддерживал исключительно при помощи зеркала и раз в год, как правило, зимой, ездил с визитом. Бабушку навещал раз в неделю. Была постоянная любовница, но они разорвали отношения примерно полгода назад, с тех пор только случайные связи. Сейчас ищем последнюю девицу, с которой он спал, - я кивнул, толкая тяжелую дверь.
        Демон - обычный мальчишка, которому вряд ли уже исполнилась и сотня, никак не отреагировал на наше появление. Он лежал почти у самого входа, привязанный толстыми кожаными ремнями к кровати, а вокруг него носился местный лекарь.
        - Ваше Высочество, - он низко поклонился и замер, так и не дойдя до кровати пары шагов.
        - Оставь нас.
        - Как пожелаете, - он снова поклонился и скрылся за дверью. Я разглядывал паренька, в тщетной попытке определить насколько все плохо. Он однозначно выглядел лучше, чем эльф - менее потрепанный, но очевидно не менее больной.
        - Ваше Высочество, может, лучше я посмотрю? - словно выпускница школы, промямлил Дэмиан. Я лишь раздраженно качнул головой. Ну сколько можно, честное слово? Тоже его выгнать что ли? Тем временем моя рука уже коснулась кисти несчастного и по венам быстрее побежала кровь, заставляя проснуться Демона. Он заворочался, потянулся, нити силы протянулись от меня к парню, лежащему на кровати, извиваясь и переплетаясь между собой, образуя привычный узор. На этот раз не было ни каменного мешка, ни крови, ни разбросанных повсюду частей тела, осталась только проклятая тварь, скалящаяся в победной издевательской улыбке. Я снова не смог увидеть ни что было до, ни что после встречи с монстром. Разум мальчишки не сопротивлялся и не защищался - слишком слабый демон, слишком молодой. Он выдавал одну картинку за другой, образы сменялись быстро, непоследовательно, но ему просто нечего было показывать кроме отдельных разрозненных картинок из жизни, мало меня интересующих. Кто-то явно позаботился о том, чтобы врайт не выдал лишнего. Ох, найти бы этого умельца и руки ему в задницу засунуть вместе с головой. Я отошел
ровно на шаг, когда демон буквально вырвался наружу, обостряя все чувства, обтекая, изучая что-то. Что-то чужеродное, что-то хорошо спрятанное, что-то до боли знакомое... Ну конечно, вот что не так. У парнишки не было достаточных знаний, а тем более сил, чтобы самостоятельно создать, а затем навесить на Литу заклинание.
        - Дэмиан! - я почти рычал. - На нем тоже 'марионетка', только сработана намного качественнее, - я сам плохо верил тому, что говорил. С огромным трудом, но я заставил себя успокоиться и бросить застывшему на месте дознавателю сгусток чужой магии. - Носом землю ройте, но найдите автора этой дряни! И еще, отправьте идиота, который занимался парнем в пустошь на суман. Пусть подумает. Я надеюсь, это не ты?
        - Да, Ваше Высочество. И нет, я улаживал дела с мужем Литы,- почти обреченно отозвался он. Видимо тоже понимал, что прошло слишком много времени и следы, если они и остались, будет отыскать практически невозможно.
        - Какие-то проблемы, в смысле с мужем?
        - Нет, все в порядке.
        - Хоть одна хорошая новость. И Дэмиан, найди мне информацию о сестре нашей охотницы.
        - Кэссиди? - ага, если бы все было так просто.
        - Нет, у Линара мер Анияра была еще одна дочь. Зовут Люга, но скорее всего это не полное имя, - дознаватель вытаращил на меня глаза, но тем не менее поспешил кивнуть, пока снова не огреб. - Это все, пока можешь быть свободен.
        Я еще какое-то время провел в лазарете, после того как ушел Дэмиан, но к моему разочарованию больше ничего стоящего не обнаружил. Духи грома! Как же это бесит! Я готов был сорваться на первого попавшегося мне под горячую руку и не менее горячую молнию. Скорее всего, новости о дурном настроении принца разлетелись по замку еще до того, как я вышел из лазарета, и все его обитатели поспешили раствориться в воздухе. Что само по себе было, в общем-то, и неплохо вот только Демон внутри меня с таким положением вещей мириться явно не собирался. Я из последних сил пытался удержать в себе бушующую стихию, пока пробирался по запутанным коридорам дворца к северной башне.
        Вечерний морской бриз остудил и бросил в лицо запах соли и нагретого за день песка. Я рыкнул от удовольствия и расправил крылья, изменяя тело. Прыжок и стремительное падение. Гул воздуха в ушах и частые удары сердца. Один взмах крыльями, почти у самой земли, так близко, чтобы сбилось дыхание, но не на столько, чтобы совсем перестать его контролировать. Еще один короткий взмах и, кажется, все звезды мира стали ближе, а только что проснувшаяся луна мерцает у твоих ног. Сбросить на хер изъеденную молью мораль и стряхнуть опостылевшую маску цивильности и упасть в ночь, в небо, в призрак свободы. Боги, как же это хорошо. Когда никому ничего не должен. Не должен защищать, не должен беспокоиться, не должен быть братом, сыном, принцем, никем. Просто очередное пока еще по непонятному недоразумению бьющееся сердце, неизвестно как уцелевшая душа и не засранный ненужными принципами разум. Это был восторг в чистом виде, я пил наслаждение, давясь и захлебываясь, но не в состоянии оторваться. И нет сейчас врайта сильнее меня, нет врайта могущественнее или умнее. Нет вообще никого, потому что я - абсолютная
власть, безграничная мощь, ничем не сдерживаемая стихия.
        Мигнула и пропала небольшая молния, затем еще одна и еще. Они танцевали вокруг меня, приветствуя, радуясь, чествуя. Короткие электрические разряды пробегали по телу, от кончиков пальцев, до кончика хвоста, будоража, словно крепкое вино, охлаждая и в то же время, обостряя чувства. Лихорадочные вспышки света вокруг меня, во мне... Громкие, надрывные, злые звуки грома, вся ярость неба сейчас в них. Словно оно, как и я вырвалось на свободу, стерев в пыль проржавевшие цепи.
        А потом легкие прохладные капли. Они остудили кожу, размяли напряженные мышцы, привели в порядок мысли, успокоили чувства. Легкое стаккато капель по чужим подоконникам и крышам где-то далеко внизу, словно колыбельная утешало метущуюся стихию, возвращало ровное сердцебиение, заставляло медленно следовать за ним. Вниз. Туда, где все началось. Я легко приземлился на крышу и принял свой обычный вид - менее пугающий, более подходящий для этих стен, но крылья убирать не стал, давая себе возможность почувствовать последнюю ласку дождя. Вдох, выдох, еще два удара сердца, прежде чем вернуться в реальность... и понять, что я тут не один.
        - Вам лучше зайти внутрь фина Кэссиди, на улице довольно прохладно.
        - Это было потрясающе, Ваше Высочество! - раздался ее чуть подрагивающий голосок. Я поморщился. Видела бы она меня вблизи, вряд ли бы испытывала подобные восторги, а тем более поостереглась изливать их на меня. Еще бы, мало кто отважится петь оду скалящемуся в лицо хищнику.
        - Давно вы здесь?
        - Не очень, - я обернулся, разглядывая юную феечку в еще тусклом свете луны, - Я увидела вас из окна и не удержалась, - я хмуро кивнул, всматриваясь в блестящие глаза.
        - Вам когда-нибудь говорили, что любопытство сгубило кошку? - огоньку во взгляде заметно поубавилось.
        - Я сделала что-то не так? - она неуверенно потупилась, - Простите, я не хотела.
        - Теперь это уже не важно. Но в следующий раз я не советую вам совершать столь опрометчивые поступки, - боги, чувствую себя словно старый профессор, отчитывающий непоседливого ребенка.
        - Но почему? Что я такого сделала? - с обидой в голосе спросила фея.
        - Кэссиди, давайте мы позже поговорим. Например, когда окажемся в помещении, здесь прохладно.
        - Нет. Как только мы зайдем, у вас сразу же появятся неотложные дела, и вы запретесь в своем кабинете. У меня складывается ощущение, что вы намеренно избегаете общения со мной. Что ж если вам это так неприятно, то я уйду, только, умоляю, скажите прямо, - женщины и их логика. Вот как у нее в голове могли возникнуть такие предположения?
        - Желание дамы - для меня закон. И вы ошибаетесь, графиня. Вы и общение с вами - единственное, что скрашивает мое существование последние несколько дней. Так что, возвращаясь к вашему вопросу, позвольте узнать, что вы вообще знаете о демонах?
        - Ну... - она наморщила лоб и очаровательно сложила губы бантиком. - Вы очень сильные маги, в основном природники или стихийники, практически невосприимчивы к боли. Когда вы в боевой форме, то вашу броню практически невозможно пробить, на вас не действуют многие яды, у вас превосходное зрение, нюх и слух, - выдавала она одно определение за другим, будто читая по учебнику, - А еще некоторые из вас обладают способностью читать чувства и видеть чужие воспоминания.
        - Хм, у вас, наверное, стояла оценка 'отлично' в графе по расоведению, - я в принципе и не спрашивал, но Кэссиди сочла необходимым кивнуть, - Все, что вы сказали верно, конечно, но вы не озвучили главного - мы очень вспыльчивы и нам частенько сложно держать себя в руках, особенно, когда мы... изменяемся, - ее глаза округлились. Она поняла, но не то, что мне нужно было. - Мы плохо контролируем свои желания даже в обычном состоянии, когда держим стихию под контролем, что уж говорить о том, когда мы даем себе волю.
        - Ж-желания, - почти дошло. Умница девочка. Она зябко передернула обнаженными плечами под моим пристальным взглядом, привлекая мое внимание к явно неподходящему случаю и погоде легкому вечернему платью. Я поднял с пола сброшенный мной перед полетом плащ, щелчком пальцев, заставив его высохнуть, и укутал в него графиню. Она зачарованно посмотрела на меня, облизнув пересохшие губы. Запах колокольчиков и клубники стал гуще, окутывая меня, туманя сознание. Я наклонился и поцеловал замеревшую толи от страха толи от неожиданности девушку. Поцелуй получился легким, даже каким-то детским, правда ровно до тех пор, пока она не начала мне отвечать. Мне нравилось ее целовать, нравилось ощущать ее губы, ощущать, как подрагивает ее тело под моими пальцами. Я рыкнул, оторвавшись на мгновение от этого соблазна, и провел кончиками пальцев по линии скул, беззащитной шейке, погладил затылок. Аромат, исходящий от нее, усилился. Я шумно втянул в себя воздух. И замер, все еще удерживая Кэссиди в своих руках. Это было приятно? Да. Мне нравилось? О да. Но... Но почему-то перед мысленным взором возникло другое лицо и
вспомнился другой поцелуй, на другой башне. Он был горячим, сводящим с ума, выжигающим последние мозги, он заставлял сердце биться чаще, он будил во мне Демона, он был живым и настоящим. Твою мать! А этот тогда, какой? Игрушечный?
        - Простите меня Кэссиди, именно об этом я вас и предупреждал, - я отпустил графиню, но отодвигаться не стал. Я не ощущал за собой вины, а вот ей будет полезно почувствовать себя неуютно.
        - Не извиняйтесь, прошу вас, только не извиняйтесь. Мне понравилось, - ослепив меня очередной улыбкой и поцеловав в щеку, она скрылась за дверью. Мда, молодец демон, объяснил все популярно. Я невесело усмехнулся и последовал примеру феи. В эту ночь я спал без задних ног и вопреки моим ожиданиям так и не увидел Потеряшку.
        С утра в кабинет сначала по очереди заглянули старшая графиня и Станис, с воодушевлением заверившие меня, что к обеду обязательно закончат осмотр тел, но судя по их эмоциональному фону, радости они испытывали мало. Надо сказать, меня это изрядно позабавило. Что ж пусть еще поиграют, надежда должна умирать последней медленно и мучительно. Следующим в списке был Рик. С видом великомученика он поскребся в дверь, выражая несколько неуместное подобострастие, и взвыл дурниной о своей нелегкой судьбе. В общем, если свести этот театр одного актера к одному монологу, получалось примерно следующее: он бедный и несчастный, замученный криворукими, косоглазыми, косолапыми, глухими и немыми новыми дознавателями очень хотел свалить из дворца куда угодно, хоть в мухосранск и живо интересовался датой отъезда из дворца. Узнав, что, скорее всего завтра мы уже будем в Цураке, он живенько сменил выражение лица и вприпрыжку метнулся к двери, видимо, опасаясь, что я передумаю.
        Правда он вернулся через пол-оборота и, развалившись в кресле, потребовал от меня информации. Я рассказал ему почти все, до чего додумался и что узнал, умолчав лишь о странных снах с Люгой в главной роли. Услышав о Теневых, он сначала покрутил пальцем у виска, потом надолго замолчал, а потом выругался так, что матросы покраснели бы. Было ... интересно. Затем к нам присоединился Дэмиан и, слегка посовещавшись, мы пришли к общим выводам и умозаключениям. Хотя я и не стал посвящать их в свои планы. Вчерашний полет все-таки помог разобрать бедлам в моей голове, так что на утро я уже практически знал, что делать. Когда Рик ушел (сбежал), сославшись на необходимость подготовиться к долгому, нелегкому и полному опасности пути, я задал Дэмиану так интересующий меня вопрос.
        - Ты нашел информацию о дочери Линара мер Анияра?
        - Простите, Ваше Высочество, но откуда вы знаете, что у него была еще одна дочь?
        - Это не важно, я задал тебе вопрос, отвечай, - дознаватель потер густую бороду.
        - Нет о ней ничего, вообще никаких упоминаний.
        - Ищите дальше. Что со следами 'марионетки'?
        - Он обрывается в лесу, недалеко от дворца.
        - Что ты имеешь в виду? - я нахмурился. Не бывает такого, чтобы след просто обрывался, чушь какая-то. Дэмиан устало вздохнул.
        - Мы тоже сначала удивились даже проверили все несколько раз. Но он просто обрывается, словно его хозяин взял и испарился, - он хлопнул в ладоши.
        - Ладно, с этим понятно. Дэмиан скорее всего мы сегодня, как я уже говорил, уедем. Дворец я оставляю на тебя. Продолжайте изучать архивы, обо всем, что удастся узнать, тут же докладывай мне. Остальные распоряжения найдешь у себя на столе, - это не обсуждается, пресек я его попытки возразить, - И да еще одно. Через два дня должен прибыть новый градоправитель. Его надо встретить и популярно объяснить, как он должен себя вести, а как нет, и что случилось с предыдущим, короче как всегда. Вопросы?
        - Только один, - я кивнул, - что говорить вашей матушке? - я не удержался и рассмеялся, Дэмиан хохотал вместе со мной.
        Выбраться из дворца удалось только под вечер, феи непонятно почему тянули до последнего. И это меня откровенно напрягало. Я хотел увидеть охотницу, убедиться, что с ней все в порядке, может быть отшлепать хорошенько за то, что не выходила на связь столько времени, может быть поцеловать, чтобы вновь ощутить тот восторг, заставляющий шевелиться мою сущность, моего Демона, ту темную часть, что живет внутри меня. И это желание буквально раздирало меня на куски, стихия снова рвалась на свободу, не смотря на все щиты, на все запреты. Он хотел. Хотел ее. Хотел до зубного скрежета и зуда. И я тоже, больше, чем кого-либо до этого. И было плевать на все проблемы и обстоятельства. Так сильно, что мне срывало голову, и я не мог это контролировать. Следующим днем после полудня, мы подъехали к Цураку. К тому моменту милое щебетание Кэссиди уже не развлекало, а лишь раздражало. Ее улыбки, уже не казались солнечными, а ее взгляды растеряли и половину своей притягательности. Мне уже не хотелось даже смотреть в ее сторону не то, что разговаривать с ней. Ее очарование улетучивалось тем больше, чем ближе мы были к
Цураку. Все мои мысли были заняты одним - поскорее увидеть Диану.
        Старшая графиня была напротив подозрительно молчалива и лишь изредка бросала многозначительные взгляды на Станиса, тот в свою очередь угрюмо кивал и подозрительно оглядывался. В деревеньке нас встречали шумно, громко и как говориться всем миром. Чумазая ребятня, толкаясь, перешептываясь и никого особо не стесняясь, в открытую занималась изучением фей, прочно оккупировав первые ряды небольшой процессии местных жителей. Главные сплетницы с горящими глазами и чуть приоткрытыми ртами пытались запомнить мельчайшую деталь, чтобы потом, сидя где-нибудь на лавочке в тени раскидистого дерева с удовольствием смаковать каждое мгновение. Немногочисленные пьяницы были тщательно отмыты и причесаны, но, тем не менее, надежно спрятаны в гуще разношерстной толпы, бродячие собаки отловлены и посажены на цепи, соловьи грамотно рассажены вдоль дороги, казалось даже, что деревенские петухи орут чуть менее громко и чуть более торжественно, чем обычно. Портило эту скучную пасторальную картину лишь предвзято заискивающее лицо местного главы и хмурые напряженные рожи дознавателей. В принципе все как всегда, и меня бы все
устраивало, если бы не одно но, охотницы я так и не увидел, как не старался, впрочем, не было здесь и ее зверя, так же как волков и посла.
        Нетерпеливо выслушав все восхваления и вытерпев почести, посыпавшееся на меня из уст старосты, я одарил натренированной царственной улыбкой собравшихся и поспешил укрыться в доме для выяснения местоположения упрямой девчонки.
        - Где моя дочь? - опередила меня графиня, как только ее лошадь увел в конюшню один из сыновей Раву.
        - Она вместе с Лексом, Араном и Гуром поехала к дому последней жертвы, чтобы поговорить с его вдовой, - ответил ей, появившийся в дверном проеме Виллар. - Скоро должна вернуться, если, конечно ничего не случиться, - как-то очень уж обреченно добавил волк. - Приветствую вас, Ваше Высочество.
        - И я тебя, - я посмотрел через плечо на фей, пока не торопясь спешиваться. Сибилла расправила до того напряженные плечи и чинно подала руку Станису, собираясь войти в спасительную прохладу дома. Да, сегодня погода особенно разгулялась - солнце пекло так, что даже пропитанный специальным составом плащ не спасал. Жарко было неимоверно, особенно жгло почему-то грудь.
        - Я рада слышать, что с ней все в порядке, а сейчас, если это возможно конечно, я хотела бы отдохнуть с дороги, - Сибилла гордо вскинула голову, всем своим видом давая понять, что возражения не принимаются. Я перевел взгляд на Кэссиди, с удвоенным упорством вертящую головой по сторонам. Было заметно, что и она тоже устала, но этот маленький факт, казалось, никаким образом не влиял на степень ее любопытства. Она с по-прежнему горящим взглядом рассматривала дом старосты, его двор, небольшой сад и огород, прислушивалась к новым для себя звукам и вдыхала незнакомые ароматы. Рик, проследив за моим взглядом, закатил глаза, выражая тем самым вполне объективный скептицизм и легко спрыгнув со своего коня, отправился в конюшню. Своего гнедого он не доверял никому, предпочитая чистить, кормить и убирать за ним самостоятельно. Что ж, его право. - Виллар, а как, - договорить я не успел, из-за ворот донесся оглушительный детский плач, а в следующий вдох нашим удивленным взорам предстал Лекс, несущий на руках плачущую и вырывающуюся девочку лет десяти. Что ж так жарко-то?
        - Я хочу к ма-а-а-а-ме. Отпусти-и-и-и, - девочка колотила волка в грудь маленькими кулачками и извивалась всем телом. Следом за ними во дворе показались хмурый Арон и черный леопард. Я, Кэссиди, Виллар, староста и еще демонов десять охраны с непониманием уставились на маленькую процессию.
        - Итира, солнышко, не надо так кричать. С мамой все будет в порядке, - пытался достучаться до девочки Лекс. Малышка на это заявление лишь с удвоенной силой принялась колотить его по плечам. - Приветствую вас, Ваше Высочество, - коротко кивнул мне волк и они вместе со Стэром поспешили скрыться в доме, больше не произнеся ни слова.
        - Нет! Диана, сказала, что, - что конкретно сказала Ди, расслышать мне не удалось, потому что ребенок захлебнулся новыми рыданиями.
        - Это дочь погибшего, - проведя рукой по волосам, просветил окружающих Арон.
        - Почему она в таком состоянии? - Кэссиди хмуро смотрела вслед троице, а затем перевела напряженный взгляд на фею.
        - Да там такое творится! Фина Диана сейчас с матерью и...
        - Стрекозел! - проорал волк из открытого окна кухни. - Мне нужна твоя помощь! Я не могу одновременно следить за ней и за мясом.
        - Да ты дебил, блохастый. Ей сейчас только кашу можно, - проорал посол и метнулся к входной двери, - Простите, Ваше Высочество, - крикнул он на ходу. Час от часу не легче. Жжение стало практически невыносимым, может меня укусил кто? И лишь подняв руку, я вспомнил, что собираясь в дорогу, не придумал ничего лучше, как надеть исфит на шею. Да чтоб тебя налево! Что сделала несчастная женщина, если Сид в такой ярости? Отказалась отвечать на ее вопросы? Но я ведь даже стражникам приказал пока не трогать семью кузнеца, слишком мало прошло времени. Внутри меня тоже начала подниматься злость.
        - Мне это не нравится, - едва слышно пробормотала себе под нос юная графиня.
        - Мне тоже. Раву, объясняйте, как проехать к дому кузнеца.
        - Я поеду с вами. Мало ли вдруг понадобится помощь лекаря, - я покосился на фею. А духи грома с ней. Пусть едет, от Дианы никогда не знаешь чего ожидать. Вон, даже ребенка до истерики довела.
        Спустя десять лучей мы уже были на месте. На крыльце с каким-то отрешенным видом сидел дознаватель, сложив руки на коленях и устремив задумчивый взгляд на яблоню. Распахнутая настежь калитка, чуть покосившийся, но все еще аккуратный забор, вымощенная мелким камнем дорожка и большой двухэтажный дом. Идеальное место для счастливого семейства, если бы не одно но: из-за витавшей здесь душевной боли и скорби дышать было практически невозможно. Я подновил щиты и помог юной графине спешиться, дознаватель медленно посмотрел в нашу сторону, все-таки привлеченный звуком брякающей упряжи и нашими тихими шагами.
        - Приветствую вас, Ваше Высочество, - он склонил голову, медленно поднимаясь на ноги, - Я Гур.
        - И я тебя приветствую. Где охотница? - дознаватель нервным кивком головы указал в сторону дома.
        - Она на втором этаже, с Клиссой разговаривает, ну или пытается, - я шагнул к дому, не замечая вцепившуюся в мой локоть фею. - Ваше Высочество, не мне давать вам советы, но мне кажется, что лучше им сейчас не мешать.
        - Ты прав, действительно не тебе, - демон кивнул и отошел от двери. С каждым следующим шагом, грудь пекло все больше, а когда услышал крики, доносящиеся со второго этажа, практически побежал. Дверь в хозяйскую спальню была приоткрыта, я теперь отчетливо слышал глухие женские рыдания и злое угрожающее шипение охотницы. Когда я вошел, она даже не повернула головы в мою сторону, лишь продолжала нависать над забившейся в угол изможденной женщиной. - Отвечай! - рыкнула Сид. Женщина подняла на нее полные слез и первобытного страха глаза, но выдавить из себя так ничего и не смогла. Она плотнее вжалась в угол, у нее началась истерика, - Успокойся! - по тому, как это прозвучало, становилось ясно - Ди дошла до точки, непонятно почему, но слезы вдовы стали для нее пусковым механизмом. Она дала черноволосой демонице ровно два вдоха на исполнение своего приказа, а потом замахнулась и отвесила звонкую хлесткую и болезненную пощечину. Голова женщины дернулась, из губы потекла тоненькая струйка крови, заливая подбородок и простую ночную рубашку с вышитым на ней узором. Сзади сдавленно охнула Кэссиди, словно ее
голос доносился из-под толщи воды. С меня, мать ее хватит! - Отв...
        - Диана, духи грома тебе в задницу, что здесь происходит?! - рыкнул я, перехватив ее руку, занесенную для нового удара. Девчонка зашипела разъяренной кошкой и со всей силы рванулась от меня прочь.
        - Воспитание убогих! - ее голос звучал низко, хрипло, глаза горели зеленым пламенем, а на скулах выступили желваки. Мне словно горячих углей на грудь высыпали. Она снова развернулась к вдове и, медленно выпустив почти все спицы браслета, нарочито мягким голосом спросила:
        - Ну, у тебя есть, что мне сказать? - это мурлыканье даже мне рвало нервы, что уж говорить о и без того трясущейся от страха женщине.
        - Диана! - окликнул я, но удостоился лишь нервного передергивания плечами.
        - Нет! - прокричала она в ответ, - нет, нет, нет, - словно заклинание. Я попытался схватить охотницу, но почувствовал, что кто-то словно держит мои ноги, и начал заваливаться на бок. Что за хрень?
        - Ты уверена? - девчонка выгнула бровь и убрала тонкие иглы, не обращая на меня ни малейшего внимания.
        - Да, - несчастная судорожно закивала, - да, да, да, - бесконечное повторяющееся рондо, бессвязных под конец звуков. Диана опустила все еще поднятую для удара руку, оглянулась на меня, размяла шею и даже отвесила шутовской поклон Кэссиди. И этот поклон стал моим пусковым механизмом. Я схватил охотницу за руку, чуть повыше локтя, с твердым намерением придушить. Какого хрена! Я был зол. Нет. Не зол, я был взбешен. Как можно не понимать? Как можно не чувствовать? Как можно не ощущать? В этом доме боль повсюду, за каждой плотно закрытой дверью, в каждом шорохе и в каждом темном углу. Так как? Я не понимал, и непонятно почему ее черствость бесила меня! Мне хотелось ее встряхнуть, заставить чувствовать хоть что-то, хотя бы отголоски эмоций. Но рядом стояла Кэссиди, и выяснять отношения перед ней почему-то было неправильно.
        - Я останусь с ней, - пролепетала откуда-то из дверного проема юная графиня. Диана оглядела ее с ног до головы, словно видела впервые, и фея вздрогнула под этим взглядом, более напоминающим взгляд хищника, вдруг заметившего у себя под ногой букашку. Все, надоело! Я поволок ее вниз, забывая дышать от переполнявшей меня злости. Девчонка не пыталась вырваться или ослабить хватку, только покорно шла следом, тихо, по-кошачьи ступая по грязному темному полу, она не дернулась, и когда я с силой прижал ее к стене в гостиной.
        - Мне повторить вопрос? - Она стояла, замерев, напротив меня, с растрепанными волосами, кругами под глазами и бледным каким-то уставшим лицом, но при всем при этом холодная и спокойная, как обычно.
        - Ты ответишь мне?!
        - Зачем? Вы ведь уже все знаете, не так ли, принц? - проговорила она тихо.
        - Я знаю только то, что застал тебя за избиением новоиспеченной, запуганной до вурдолаковых мурашек вдовы, а ее рыдающую дочь уносил отсюда на руках Арон.
        - И? - она выгнула точеную бровь, будто спрашивая, осмелюсь ли я продолжить.
        - Что и?! Ты действительно такая идиотка или прикидываешься!? Ей ведь больно Диана, все еще очень больно! Но ты настолько эгоистична, тщеславна и черства, что даже этого понять не в состоянии! Ты вообще живая?!
        - Какого хрена! - она с силой оттолкнула меня. Я видел, как сжались в кулаки ее руки, видел, как напряглось все тело, видел, что она готова броситься на меня в любой момент. И был рад этой пусть и маленькой, но победе. - Чего вы от меня хотите?! Эмоций? У меня их нет. Кончились. Все до одной. Когда у меня на руках умирал отец, когда ревела и звала до хрипоты, когда не могла спать полтора года, потому что снились кошмары, а днем не могла забыть, когда натыкалась на холодное безразличие! - она снова яростно толкнула меня, я отступил, пораженный той горечью, что плескалась в ее глазах. - Не нужны мне такие чувства. Я выжгла себя дотла! Я устала чувствовать! Так что катитесь к упырям, Ваше Высочество! - она еще раз толкнула меня и, развернувшись, выскочила на улицу. Я кинулся следом, но опоздал на вдох и кроме шокированного дознавателя никого не увидел.
        - За фею головой отвечаешь, - бросил я уже стоя у калитки. В дом старосты я вернулся спустя два оборота или около того, и, не смотря на то, что девчонку мне найти так и не удалось, я более или менее взял себя в руки. Кэссиди уже давно отдыхала в саду, подпитываясь энергией цветов и растений и тихо о чем-то переговариваясь с Ароном, дочь демонессы тихо посапывала в обнимку с леопардом прямо на полу в гостиной, староста и его жена хлопотали на кухне. Узнав, какая из комнат большого дома предназначена для меня, я поднялся на третий этаж, нашел нужную дверь и рухнул на кровать, прикрыв рукой глаза. Ага, увидеть охотницу торопился. Живым себя почувствовать, демона разбудить. Волновался за нее, беспокоился. Что же с ней случилось? Почему так камень бесится? Ну да, увидел, почувствовал, узнал. Боги, а она все допросы так проводила? Если да, то нужно еще эмпатов в те деревни отправить, в которых она побывать успела.
        - Мда, акт первый, действие первое, те же и идиотизм, - раздался от двери веселый голос Рика.
        - Седрик не беси меня, я только что успокоился.
        - А вот это ты зря, - проигнорировал он мои слова, садясь на кровать.
        - Поясни.
        - Я, конечно, могу, но боюсь, что способ, которым я собираюсь это сделать, тебе не понравится, - я склонил голову на бок. - Морду бы тебе набить Ран, хорошенько так, с душой.
        - Ты совсем охренел? - я даже голову поднял.
        - Нет, мой друг, это ты совсем охренел. Где твои мозги я тебя спрашиваю? Ты с каких пор стал настолько необдуманные решения принимать? - я нахмурился. Он сегодня перегрелся что ли? - Не доходит, да? Ну ладно, слушай, сейчас поведаю я тебе историю интересную. Приехала как-то одна охотница в тихую деревеньку, допрос проводить... - Рик говорил недолго, зато по существу, периодически поглядывая в мою сторону, и с каждым его словом я все отчетливее ощущал себя ослом.
        - Я - придурок.
        - Ага, я о том и говорю. Уж не знаю, что конкретно говорила Клиссе Диана, но судя по рассказам Кэссиди, подействовало это на нее отменно.
        - Нужно найти девчонку. Ты со мной?
        - Нет, мой друг, ты дров наломал, ты и ищи. Но для начала я все-таки советую тебе передохнуть и поесть. Если с ней вдруг что-то случится, тебе даст об этом знать исфит, - в словах Рика был смысл, тем более что камень перестал прожигать кожу и теперь оставался слегка теплым. Но чувство вины напрочь глушило голос разума и грызло изнутри, как голодная собака с трудом добытую кость. Рик, видимо, разглядев что-то такое в моем лице, буквально затолкал меня назад в кресло и, тяжело вздохнув, вышел.
        Вообще это было странно - настолько зависеть от чувств, поступков и слов другого существа, подстраиваться под них, пытаться уловить мельчайшие отголоски. Для меня странно. И это ощущение собственной вины было тоже новым, впрочем, как и острое желание все исправить. Даже не желание потребность, почти физическая, вызывающая зуд на коже. Спустя оборота три я пробирался через колючие кусты шиповника и отчаянно матерился. Я так и не пошел ее искать. Не знаю, что меня остановило, осознание того, что девчонка иногда бывает страшнее голодного упыря, умиротворенная практически довольная рожа ее леопарда или понимание того, что это дело она просто так не бросит. И не потому, что контракт не позволит, а из природного упрямства и жгучего любопытства. А сквозь кусты я лез потому, что сейчас мне необходимо было все хорошенько обдумать, а в переполненном доме сделать это было практически невозможно. Мне нужно было уединение и, возможно, умиротворение. Необходимо было успокоить мечущуюся внутри силу, а могла сделать это только вода. Проточная, чистая вода такая, как течет в реке прямо за деревней, где-то в самой
гуще древнего леса, если, конечно, доверять моим ощущениям. А им я доверял как никому. Тихо шебуршала под ногами прошлогодняя листва, шелестели листьями деревья, разливались на разные голоса лесные птицы и... упырски впивался в руки хренов шиповник. Вот тебе и единение с природой. Может наплевать на все и устроить очередной дождь? Ага, ну да, блестящая идея, особенно учитывая то, что одна моя молния не оставит от деревеньки и горстки пепла. Я фыркнул, продираясь через очередные особо несговорчивые кусты, и с удовольствием сделал следующий вдох. Запах воды стал настолько сильным, что я буквально чувствовал ее у себя на языке, и сглотнул в предвкушении. Осталось совсем чуть-чуть. Всего каких-то пару шагов, даже кровь по венам побежала быстрее. Как очутился на берегу реки я так и не понял, просто вышел и все, просто как-то незаметно лес отступил, открывая взору небольшую поляну и широкую искрящуюся в вечерних сумерках воду и... хрупкую фигурку Сид, стоящую у самой кромки воды.
        Я отступил в тень прежде, чем понял, что именно сделал - тело реагировало быстрее сознания.
        Она легко покачивалась с пятки на носок и рылась в маленькой сумке. Через вдох, кожаный мешок уже валялся на земле, а поверх него лежала белая тонкая рубашка с высоким воротом. Она что серьезно собралась лезть в воду? Простудится ведь. Я выбрался из своего укрытия, но не успел сделать даже шага. Ди одним незаметным движением сняла с себя одежду, оставшись в одних брюках, и щелчком пальцев разожгла огонь, бросающий причудливые тени на ее спину. Я замер и даже, кажется, услышал, как с глухим стуком упала моя челюсть. Не подозревая о моем присутствии и тем более состоянии, охотница невозмутимо размотала бинты, продолжая покачиваться с носка на пятку. А я стоял в тени деревьев, во все глаза смотрел на изуродованное тело и тихо свирепел. Уродливые тонкие шрамы тянулись по всей длине и прятались от моих глаз под поясом брюк, пересекая нежную кожу, делая ее похожей на скомканную бумагу. С десяток глубоких, тонких разрезов, с десяток чьих-то безжалостных ударов. Да какой там 'с десяток'? Нет, их явно было больше. Найду и оторву руки тому, кто посмел это сделать.
        Пока в моей голове проносились варианты пыток, девчонка подобрала с земли старую рубашку и бинты и швырнула их в огонь, с жадностью сожравший так радостно преподнесенный дар. Скинув обувь, она с разбегу нырнула в реку, сдавленно, но радостно охнув, прежде чем вода сомкнулась у нее над головой. Через вдох ее макушка показалась над темной гладью, она перевернулась на спину и лениво поплыла к середине реки.
        Ей что никто не говорил, что купаться ночью опасно? Я опустил щиты, ища подтверждение своей догадке. Ну, так и есть! Духи грома, да здесь русалок как собак нерезаных, ей, что, жить надоело?
        - Привет, - разнесся в тишине засыпающего леса звонкий зазывный девичий голосок. Ну вот и первая. И следующая мысль, не моя: 'Уйди демон, мы заберем ее себе'!
        - И тебе привет, - спокойно отозвалась Сид, продолжая мирно покачиваться в воде.
        - Ты что здесь делаешь?
        - Поплавать пришла, а ты?
        - А я тут живу, - твою мать, ну просто светская беседа какая-то! Я пытался сообразить, как бы так и Сид помочь и самому не вляпаться. Ненависть к мужикам у этих вобл хладнокровных врожденная, и если она или они захотят, я ноги вряд ли унесу. Можно было бы, конечно, сплести заклинание... Но во-первых времени на это не было, а во-вторых был шанс задеть охотницу - слишком близко от нее находилась русалка.
        - Только поплавать? - тем временем разочарованно выдохнула водорослеволосая. Ди кивнула. - Что ж... А можешь поиграть со мной, а то одна я тут, скучно мне, - ага одна она, да я по меньшей мере штук двадцать чувствовал и это только в непосредственной близости от Дианы.
        - Ну давай поиграем, - а чтоб тебя. Как только эти слова сорвались с ее губ, русалка нырнула и, схватив глупую девчонку за руку, утащила за собой. Я начал менять форму, вдохи текли бесконечно медленно и время, потребовавшееся для полной трансформации, превратилось, казалось, в бесчисленное множество оборотов. Но стоило мне шагнуть к воде, как Сид, отплевываясь и отфыркиваясь, оказалась почти у самого берега, таща из воды за волосы ту самую уже злобно шипящую и скалящуюся речную прелестницу. Ну, допустим одну она скрутила, а с остальными что делать будет? И главный вопрос, что со всем этим рыбьим царством делать мне, когда понадобиться моя помощь. А в том, что она понадобиться, я не сомневался.
        - Отпусти, - проныла пойманная золотая рыбка, пытаясь отцепить от себя руки охотницы.
        - Нет уж, сопля зеленая. Ты поиграть хотела, так давай поиграем, - Ди подняла трепыхающуюся тушку и, перехватив ее за шею, притянула ближе к своему лицу, - Посмотри на меня, водомерочка, - хвостатая послушно подняла глаза и застыла, руки безвольно повисли, а рот продолжал беззвучно открываться и закрываться. Над водой начали появляться ее сестры одна за другой, словно только что вылупившееся головастики, они всплывали на поверхность, но приближаться пока не решались. Спустя вдох пленница будто очнулась и затрепыхалась еще отчаяннее, чем до этого.
        - Проклятая, - прошипела она в испуге.
        - У, какая умница, угадала, - Диана плотнее сжала пальцы на ее шее, - Еще помнишь, что такое смерть?
        - Отпусти, - почти провыла русалка.
        - Отпусти.
        - Отпусти.
        - Отпусти.
        - Отпусти, - донеслось почти одинаковое шипение со всех сторон.
        - А вот хрен вам. Я тут плавала, никого не трогала, никого не звала, а меня взяли и не за что не про что утопить попытались. Знаешь, сопля, говорят, что если отрезать русалке голову, она раскроет местонахождение несметного богатства. Вот мы сейчас и проверим.
        - Нет, это не правда. Просто суеверие, - затараторила пойманная нечисть, а ее сестры подплыли ближе.
        - Не беда, мне и твой хвост сгодиться, - пожала плечами Сид, продолжая удерживать рыбешку, - знаешь, сколько за него отвалят на рынке зелий и амулетов, - и она мечтательно закатила глаза.
        - Что тебе нужно, проклятая? - спросила одна из водорослеволосых, осмелившись подплыть ближе. Глава выводка что ли?
        - Ну, во-первых, извинения, во-вторых, кое-какая информация, а в-третьих одна небольшая услуга.
        - Отпусти ее, и мы все сделаем и расскажем, - согласилась самая-главная-рыба-в-косяке.
        - Ага, разбежалась, - девчонка замерла на мгновение, а потом я увидел, как от ее руки к шее незадачливой убийцы протянулась тонкая серебристая нить. Поводок. Я снова шагнул в тень, похоже, моя помощь тут не нужна и я могу отправляться восвояси, но что-то не хочется. - Вот теперь, когда у меня свободны руки, - она разжала пальцы и русалка неуклюже шлепнулась в воду, - мы с вами поговорим.
        - Что ты хочешь знать? - спросила глава стаи, подплывая ближе и бросая злобный взгляд на свою более молодую и менее удачливую соотечественницу, пытающуюся сбросить с себя оковы.
        - Вы тут, судя по всему, живете давно и более или менее местных знаете, - Сид дождалась осторожного кивка, а потом продолжила, - Скажите в последнее время никто посторонний в округе не ошивался? - главная вобла косяка надолго задумалась.
        - Было несколько, - осторожно начала она, - Сумана два назад - каторжники беглые, трое. Мы их на дно утащили. Суман назад еще несколько демонов, но они в лес если и заходят, то близко к воде не приближаются. Да они до сих пор в деревне.
        - Про этих я знаю, еще что-то?
        - Эльф тут был, странный такой. Все бродил по округе, искал что-то или ждал чего-то.
        - Уже не актуально. Дальше?
        - Хм, еще мужчина какой-то случайно забрел, но о нем мало что сказать могу. Он на границе наших владений был. На чернокнижника сильно похож или некроманта, но запах другой.
        - А вот про этого кадра давай подробнее. Как долго тут проторчал, что делал, как выглядел? - глава обернулась и низкими, горловыми и какими-то клокочущими звуками позвала другую русалку. Та осторожно подплыла ближе. Сид слегка склонила голову, рассматривая рыбу.
        - Да я и не видела практически ничего. Он почти на границе был, дня полтора пути отсюда. Там и не ходит уже никто, я случайно его увидела. Пробыл он недолго дня три, к воде только на рассвете подходил, я его поэтому толком и не разглядела, мы ведь плохо переносим утреннее солнце, - она развела руками, оправдываясь. - Молодой достаточно, сильный, с бородой, волосы у него светлые. Одет был в одежду походную, поношенную, правда, но не потрепанную. И плащ на нем всегда черный был. Он действительно чернокнижника напоминал - все книжки какие-то читал, да травы собирал, но пахло от него по-другому.
        - Что за травы?
        - Не уверена. Репей, боярышник, к камышам пару раз подходил, еще корешки какие-то из земли вытаскивал, - Сид кивнула.
        - Еще что-то?
        - Да не было больше ничего. Он как на третью ночь в лес ушел, так больше и не появлялся.
        - В лес говоришь? А в какую сторону?
        - На север... кажется.
        - Север, - протянула охотница, - туда, где капище?
        - Капище? - захлопала глазами водорослеволосая.
        - Забудь, - махнула на нее рукой Диана и начала расплетать поводок, удерживающий за шею другую воблу.
        - Это все, что ты от нас хотела? - девчонка кивнула, - а как же твоя спина? - ехидно спросила глава косяка, - Сама ведь не справишься. - Диана застыла на месте, так и не закончив рас пускать поводок. Потом хмыкнула и что-то бросила предводительнице. Она склонилась над неожиданным приобретением, к ней подтянулись другие любопытствующие.
        - Буду признательна, - хмыкнула Диана, поворачиваясь к ним спиной.
        - Мужчины.
        - Мужчины.
        - Мужчины, - раздалось злобное ядовитое шипение, как только рыбешки разглядели ее спину. Я предпочел еще глубже зайти в лес.
        - Это ведь они сделали? - спросила глава, вертя в руках стеклянный пузырек. Ди кивнула. Русалка открыла флакон, вылила чуть-чуть себе на ладони и передала емкость дальше.
        - Может, все-таки остаешься с нами? - спросила хладнокровная, осторожно втирая лекарство в спину охотницы. Девчонка напряглась, почувствовав ледяные ладони утопленницы на своей спине.
        - Спасибо, конечно, за предложение, но мне и тут не плохо.
        - Жаль.
        - Жаль.
        - Жаль.
        - Жаль, - снова раздалось многоголосое эхо. Они окружили ее со всех сторон, почти полностью пряча от меня хрупкую фигурку. Осторожными, мягкими движениями русалки втирали в нежную кожу мутную жидкость, то и дело передавая флакон. Сид, расслабившись, откинула голову назад, откровенно наслаждаясь их прикосновениями. Я невольно сглотнул, стало жарко. Особенно когда только-только появившаяся луна, высветила полностью открытую хрупкую шею и стали отчетливо видны тонкие позвонки. Русалки легкими прикосновениями поглаживали ее руки, лопатки, ключицы, узкие плечи. Большие прозрачные капли воды одна за другой стекали по обнаженной спине, оставляя за собой влажные дорожки, словно следы поцелуев. Рыбы уже не шипели, они о чем-то тихо перешептывались и иногда смеялись. Сид иногда так же тихо отвечала им, и ее смех разносился над водной гладью низким, грудным звуком, пробирающим меня насквозь. Ее шрамы уже не выглядели так ужасно, самые тонкие из них исчезли полностью, другие стали менее заметными.
        - Позволишь? - спросила одна из хвостатых, протягивая руки к голове Дианы, Сид легко кивнула. И водомерка, стянув резинку с ее волос, начала аккуратно прядь за прядью расплетать ей косу. Тонкие, бледные пальцы ловко распускали каждый локон, поглаживая, осторожно перекидывая огненную копну на плечи. Сид слегка повернулась, чтобы русалке было удобнее, и я забыл сделать следующий вдох. Длинные волосы цвета только что пролитой крови скользили по гладкой бархатной груди, завиваясь крупными волнами. Ди прогнулась, и с ее губ сорвался хриплый смешок, когда одна из речных обитательниц начала массировать ей шею.
        Боги пора это заканчивать. Я дышал часто и хрипло, все тело горело, звук собственного сердца глушил мысли. Я хотел девчонку, безумно, до одури. Хотел пройтись поцелуями по ее позвоночнику, прикусить тонкую жилку на шее, зарыться пальцами в ее волосы, прижаться губами к нежной коже затылка, ощутить под руками, как бешено бьется ее сердце. Я рыкнул и, резко развернувшись, отправился назад, пытаясь унять дрожь в руках и успокоить стихию внутри меня. Чувствую, спокойный сон мне сегодня не светит и, словно в подтверждение моих слов, ветер донес до меня еще один хриплый, грудной смешок Сид.
        Следующим утром, хотя каким утром? Ближе к полудню, я стоял у старого покосившегося сарая с прогнившей крышей, и пытался понять, охотница специально себе место на ночь погаже выбирала или это случайность? Спустившись к завтраку, я выяснил, что Диана в дом старосты так и не вернулась. Точнее нет, вернулась... Ага практически под самое утро, забрала свою лошадь, леопарда, вещи и удалилась сюда, на окраину деревни, поближе к лесу и подальше от меня. Едкое почти призрачное поначалу чувство, когда я понял, что Арона тоже со вчерашнего вечера никто не видел, с каждым вдохом приобретало все более четкие и отвратительные формы. Короче до конца завтрака я еле досидел, беспрестанное восторженное щебетание Кэссиди на этот раз не умиляло, не развлекало и не отвлекало, а наоборот казалось раздражающе навязчивым.
        По большому счету, мне бы, конечно, плюнуть на все это, расплатиться с упрямой девчонкой и отправить восвояси, но осознание собственной вины и то самое мерзко ощущение, название которому я не мог найти, ну или предпочитал пока не искать, этому мешали. Первой мыслью было оторвать стрекозлу все выступающее части тела. Вторая идея была чуть более здравой, и предполагала наличие у меня мозга - что бы кому-то что-то оторвать, надо этого кого-то для начала найти. И, наконец, третья - апофигей моего здравомыслия - а чего я так раздражен и имею ли на это право? Вопрос, безусловно, хороший и правильный, вот только отвечать на него я не собирался. Пока даже самому себе.
        Прождав девчонку до полудня, в слепой надежде уже на ее здравомыслие... Ага, Ее здравомыслие... Словно дитя наивное. Я стянул с груди исфит, позаимствовал у старосты карту и через пару вдохов уже знал, где она скрывается.
        Первым, кого я увидел, когда подъехал к покосившемуся сараю был Арон. Он сидел на расстеленном на земле покрывале, в другом конце двора, привалившись спиной к старой липе и мирно дрых. Рядом, не обращая никакого внимания на заливистые, причудливые рулады, которые выводил посол, сопел леопард.
        Чем они ночью занимались, что сейчас оба спят без задних ног? А потом пришло облегчение, тот комок странных чувств и жажды крови стал меньше и уже не сдавливал горло. Я аккуратно толкнул прогнившую и изъеденную жучками дверь сарая, готовясь стряхивать с себя пауков и прочую живность, но вопреки моим ожиданиям ничего такого не произошло. Нет, для жизни, конечно, это место было непригодным, но чтобы провести в нем ночь вполне. Здесь даже пахло не плесенью и сыростью, а вполне себе приятно - сеном и какими-то травами. Девчонку я увидел почти сразу же как вошел, она беспокойно ворочалась на хлипкой кровати в ворохе из скомканного одеяла и простыни.
        - Нет, нет, нет, - она изогнулась дугой.
        - Диана! - позвал я, подходя к девчонке.
        - Нет! - почти крик, и болезненная судорога пробежала по ее телу.
        - Диана! - еще шаг. Я случайно задел щербатую кружку, стоявшую почти у самой кровати. Она покачнулась и, звякнув, откатилась в сторону, расплескивая свое содержимое. По сараю поплыл удушающий сладкий запах, в тот же миг Диана болезненно вскрикнула и дернулась. Я принюхался. Что-то знакомое, что-то опасное. Присев на корточки, я окунул один из отросших когтей в серую мутную лужицу. Он покрылся тонкой серебристой пленкой с черными витиеватыми прожилками. Духи грома. Белладонна. Но судя по тому, что Ди была еще жива, она не успела ее выпить, а вот нанюхаться вполне. Серебристая молния, дрогнув в моих руках, с треском врезалась в пол, не оставив и следа не от яда, не от старой посуды. Девчонка даже не пошевелилась, только тихонько что-то простонала. Я начинал волноваться.
        - Диана, открой глаза, задери тебя упырь! - Я наклонился и легко встряхнул ее за плечи, опасаясь напугать сильнее, - но вместо того чтобы проснуться, она сильнее вцепилась в одеяло, а над нижней губой показались краешки острых клыков. Темная, густая, теплая струйка крови потекла по острому подбородку, тут же сгорая в голубом пламени защитного амулета. Она снова громко закричала, я сильнее сжал пальцы, буквально впиваясь в кожу, приподнял почти невесомое тело, склоняясь ближе к маленькому ушку, прикасаясь своей щекой к ее. Боги, какая у нее холодная кожа.
        - Диана, мать твою, просыпайся! - почти прокричал я. Девчонка дернулась из моих рук и разомкнула веки. Я хотел было уже выдохнуть, когда понял, что она все еще видит свой кошмар. Взгляд был бессмысленным и пустым, а она продолжала с невероятной для такого маленького существа силой вырываться из моих рук, иногда негромко надрывно постанывая. Хотя эти звуки с трудом можно было назвать стонами, скорее хрипами. Я встряхнул ее еще раз, а потом перетянул к себе на колени и зажал так, чтобы не смогла двигаться. На ум сразу же пришли слова малышки из моего сна. Обнять. Что может быть проще, я чуть ослабил хватку.
        - Диана, это я. Тише, успокойся, - она вскрикнула еще раз, а потом действительно затихла и спустя вдох полностью расслабилась. - Ну, вот видишь, ничего страшного, просто дурной сон. Ты всегда так тяжело просыпаешься? - я осторожно гладил ее по волосам, а у самого возникло острое чувство, что подобное уже происходило. И дело даже не в том, что я так же утешал Потеряшку из своего сна, а в самих ощущениях. Диана чувствовалась абсолютно так же, как и ребенок, сотканный из облаков - тоже острое желание уберечь, почти физическая необходимость успокоить и защитить, а еще довольно мурлыкающая, словно сытая кошка, сила.
        - Фигасе, ничего страшного, - прохрипела она, - да я у вас на коленях сижу. Это уж точно пострашнее любого кошмара будет, - она отодвинулась, разжала руги, судорожно стискивающие мой плащ, а потом, словно пойманный с поличным воришка, отскочила в сторону.
        - Смотрю, ты уже пришла в себя, - я мог себя поздравить - она была растеряна и дезориентирована. Маленькая фигурка в широкой мужской рубахе, сползшей с одного плеча, растрепанными волосами и босыми ногами. Она зябко поджимала пальчики и хмуро смотрела то на меня, то на дверь. Я против воли усмехнулся.
        - Сколько времени? - деловито поинтересовалась она, игнорируя мой выпад.
        - Полдень, - ну что ж, если так хочешь, давай поиграем. - Прекрасно, - проворчала девчонка, - четыре с половиной оборота, персональный рекорд за эти четыре дня.
        - Рекорд?
        - Ну да, - пожала она плечами, отчего рубашка сползла еще ниже, демонстрируя ключицу. - Вы зачем-то конкретным пришли и так, снова мне на мозги покапать?
        - Я вообще-то извиниться хотел, а еще поинтересоваться, какого гоблина ты в эту глушь забралась?! И где ты, мать твою, пропадала эти дни?
        - Ну, так извиняйтесь, - я почти подавился. Хотя, должен признаться - заслужил.
        - Извини, я не знал, - она прищурилась, а потом махнула рукой.
        - Забудьте, у меня ведь нет чувств, - она как-то невесело усмехнулась, и эта кривая улыбка резанула меня, как по живому. Сглупил.
        - Нет, Диана. Я действительно виноват перед тобой, очень сильно виноват. И у меня всегда с извинениями плохо было, а еще я, как оказалось, люблю делать поспешные выводы, - девчонка поморщилась.
        - Полегчало?
        - Я не...
        - Что я не? - передразнила она, - Вы ведь приперлись сюда только затем, чтобы успокоить внезапно проснувшуюся совесть? О, вот только не надо этих удивленных глаз. Проблема не в том, что вы мне вчера наговорили и не в том, что били специально по больному, и даже не в том, что вы так действительно считаете. Проблема в том, что будь на моем месте допустим Кэссиди, вы бы поступили совершенно по-другому, - непостижимая и недосягаемая женская логика. И что мне теперь делать?
        - Ты передергиваешь, и ты не права, - я подошел к ней и осторожно опустил руки ей на плечи, заглядывая в глаза, - Да, я чувствую себя виноватым, да, я бил по больному, да, я не сказал бы тех вещей Кэссиди, но совершенно по другим причинам. И я хочу, чтобы ты меня сейчас внимательно выслушала. Сделаешь? - Сид медленно, настороженно кивнула.
        - Вот и отлично. Когда ты вчера удрала от меня... И не надо мотать головой, ты именно удрала. Я переживал и дергался, волновался, что ты можешь в горячке куда-нибудь влезть или кого-нибудь прибить, а еще что могут прибить тебя. И еще я злился, безумно злился на себя и на тебя, и на свой язык без костей и взрывной демонский характер и на то, что сделал тебе больно. Так что мне действительно безумно жаль. Извини.
        - Л-ладно, - она смотрела на меня большими глазами, так, словно увидела перед собой живого летающего единорога, - Хорошо, я... я... А, блин! Забыли, короче! - и охотница поспешно высвободилась, вновь надевая на себя набившую мне оскомину маску.
        - Твоя очередь, что ты тут делаешь?
        - Может, давайте я сначала оденусь, умоюсь, кофе попью, а потом мы с вами поговорим? - первое предложение мне однозначно не понравилось. Я предпочел бы, чтобы она так и осталась в этой рубашке, открывающей хрупкое плечо и стройные ножки. А еще лучше, чтобы она снова забралась ко мне на колени... Ага, сейчас, она прям разбежалась. Да к тому же, девчонка явно мерзла, стоя на холодном полу босыми ногами.
        - Даю тебе три луча на одевание и умывание, - я развернулся и, не давая ей возможности возразить, вышел.
        Пока она одевалась, я прогулялся к лошади и забрал из седельной сумки флягу с кофе, хваля себя за предусмотрительность. Арон по-прежнему храпел под деревом, а вот черный зверь внимательно наблюдал за моими действиями, щурясь от солнечных лучей, проникавших сквозь еще молодую листву и отбрасывающую на его треугольную морду причудливый резной узор чем-то напоминающий изящное паучье кружево. Я молча поприветствовал его, подняв флягу, кот открыл огромную пасть и демонстративно зевнул.
        Разворошив вчерашние угли, и пристроив над костром кастрюльку с кофе, я сел на собственный плащ и стал ждать. Кто пытался ее отравить? Убийца, за которым мы гоняемся или кто-то другой? Как этот загадочный некто сумел проскользнуть мимо леопарда? И почему тот не почувствовал запах? Зачем девчонка притащила сюда Арона? Может она подозревала о готовящемся покушении, заранее знала, что кот по каким-то причинам не сможет ее защитить? Если так, то почему не попросила помощи у меня?
        - Ммм, какие волшебные ароматы, - вырвал меня из раздумий все еще чуть хриплый со сна голос девчонки. Она стояла в паре шагов от меня и с закрытыми глазами вдыхала запах, исходящий от кастрюльки. - Только не говорите, что сами его сварили, а то я сейчас в обморок грохнусь.
        - Боюсь тебя разочаровать, но нет. Я стянул его с кухни, - пожал я плечами, - Честно говоря, кофе у меня получается на редкость поганым, видимо потому, что я терпеть его не могу.
        - У всех свои недостатки, - усмехнулась она и кивком головы подозвала своего кота. Тот не отреагировал. - Брось блохастый, я знаю, что ты не спишь, так что тащи свою ленивую тушу сюда. - Зверь еще раз демонстративно зевнул, нехотя встал и, медленно потянувшись, в два прыжка оказался возле нас. Деловито обнюхав кастрюльку, он рухнул возле ног своей хозяйки и, подставив ей брюхо, утробно замурлыкал. Девчонка, скорчив рожицу, принялась его чесать. От удовольствия Стэр закрыл глаза, поджав все четыре лапы. Я отвернулся. Складывалось чувство, что я, как в детстве подглядываю в замочную скважину за сестрой и ее первым ухажером.
        - Я бы не принес тебе отраву, - решил я все-таки напомнить о своем существовании.
        - Знаю, - она кивнула, - можете считать это условным рефлексом.
        - Не понимаю, как можно это пить? - нет, мне действительно интересно, как можно в таких количествах поглощать такую гадость.
        - Легко. Знаете, когда встаешь в такую срань, только крепкий кофе способен прогнать с лица выражение ужаса и недоумения, - хмыкнула она.
        - Ясно, - я неуверенно усмехнулся в ответ, пытаясь скрыть то, как поражен. Прошло уже лучей пять, а мы еще с ней не поругались, более того вели, казалось, вполне нормальную и светскую беседу. Хотя конечно сложно давать такое определение, когда сидишь возле костра на собственном плаще возле старого покосившегося сарая. - Ты в курсе, что тебя хотели отравить?
        - Отравить!? - рука Ди замерла над брюхом леопарда и они оба уставились на меня, как на сумасшедшего.
        - Когда я пытался тебя разбудить, я задел кружку, стоящую у кровати. В ней была белладонна, - охотница тяжело вздохнула, переглянувшись со своим зверем.
        - И что вы с ней сделали?
        - Бросил в нее молнию.
        - Ясно. Надеюсь, у Арона еще что-то осталось.
        - В каком смысле? И кстати, что тут делает посол?
        - Меня не пытались отравить, Ваше Высочество. Я последнее время, как вы успели заметить, не очень хорошо сплю, а белладонна должна была помочь мне справиться с этой неприятностью. Но принимать ее мне разрешили только под наблюдением лекаря или травника, - я уставился на Сид, пытаясь сообразить, насколько она серьезно. Не замечая моих выпученных глаз, девчонка продолжала гладить своего леопарда. - Сами понимаете, к Кэссиди я бы вряд ли обратилась с такой просьбой, она скорее задушит меня собственными руками, так что вариантов у меня оставалось немного.
        - Диана, а ты случайно ничего не путаешь?
        - Ох, и вы туда же? - она устало потерла лоб, и только тут я заметил практически черные синяки под глазами, неестественно бледное лицо, чудовищно заострившийся подбородок и впалые скулы. - Нет, не путаю. Я полукровка и то, что для большинства - отрава, для меня - всего лишь успокоительное. Я выпила полглотка перед тем, как ложиться и, как видите, жива, - она развела руки в стороны. Я неохотно кивнул, хотя верилось все еще с трудом. - И спала здесь только потому, что мои крики перебудили бы весь дом, впрочем, вы сами слышали. А знаете, оказалось не просто найти в этой деревеньке место подальше от любопытных глаз, - мне снова сдавило грудную клетку, когда я вспомнил, как она кричала и вздрагивала. Что же так мучает тебя девочка? И как тебе помочь?
        - Ну, ты справилась с задачей, мне понадобилось немало времени, чтобы тебя разыскать.
        - Между прочим, а как вам это удалось? - она пытливо посмотрела мне в глаза.
        - Этот секрет умрет вместе со мной, - отшутился я. Что-то мне подсказывало, что девчонка не будет в восторге, если узнает, что я повесил на нее маячок, - И ты ошибаешься на счет Кэссиди. Вот только не надо этих взглядов. Она действительно беспокоится и любит тебя.
        - Вы уже не первый, кто мне это говорит, но я останусь при своем мнении, с вашего разрешения, - она лукаво улыбнулась, а у меня что-то замерло внутри.
        - Как скажешь. И давно тебя кошмары мучают? В смысле, как давно ты не спишь? - она задумалась на вдох, что-то прикидывая.
        - Ну, за прошедшие четыре дня, я спала в общей сложности оборотов шесть.
        - Диана, если это шутка, то она явно не удалась, - девчонка не очень-то походила на веселящуюся. - Тогда какого духа ты здесь торчишь, а ну марш назад в кровать!
        - Такая забота, с чего бы вдруг? - привычным жестом она выгнула тонкую бровь.
        - Я тебе уже говорил, ты нужна мне живой и по возможности здоровой, - я уже хотел было встать, растолкать фею, требуя, чтобы он напоил ее белладонной, но Сид нетерпеливо взмахнула рукой.
        - Забейте, я в седле посплю, если удастся. Мы сегодня должны выехать в Физалию, иначе потеряем время.
        - Твое рвение похвально, но...
        - Я уже допросила вдову и ее дочь, так что в Цураке нам оставаться незачем, к тому же вполне допускаю, что Илия может что-нибудь сделать с телами, если уже не сделала.
        - Думаешь, все-таки политика? - я прищурился.
        - Пока рано говорить, но... да. Думаю, да, по крайней мере, баронет точно.
        - А что с опрошенными?
        - К сожалению, мне особо не чем вас порадовать. Единственное - они все были чем-то больны. Как я и писала в отчетах - мелкие болячки, на которые редко кто обращает внимание, так ходят иногда к местной ведьме за настойками. А еще тут мужик какой-то незадолго до случившегося с кузнецом ошивался. Может это и наш персонаж, но пока я сказать ничего не могу, следов он не оставил, да и видели его только в этой местности.
        - Когда ты успела с вдовой побеседовать?
        - Сегодня ночью. Да не переживайте жива она и даже здорова, еще одна причина, по которой я Арона позвала. Он внушает доверие что ли и успокоительное на все случаи жизни с собой таскает, - пожала она плечами, - И вот еще, - она достала из кармана сложенную бумажку, - это нарисовала малышка. Она вроде бы видела, кто убил ее отца, - я недоуменно рассматривал рисунок. Тонкое с торчащими костями тело с серой пергаментной кожей, вытянутая продолговатая морда с птичьим клювом, маленькие красные глазки, шесть паучьих волосатых лап, четыре руки, две из которых заканчиваются клешнями и абсолютно лысая башка.
        - Но это же монстр из детской страшилки?
        - Я так и подумала, а что за страшилка?
        - Ты сказок в детстве не читала? - вопрос вырвался прежде, чем я успел подумать.
        - Нет, я не люблю сказки, слишком уж они неправдоподобны и далеки от жизни, отец был того же мнения, - тихо закончила она. Я не стал ничего говорить по этому поводу, хотя ее слова кое-что объясняли.
        - Обычная история про страшного монстра, храброго героя и красавицу-принцессу. Монстра кстати зовут Маад и сказка эта известна не только у врайтов, но и у других народов тоже, только имя у этого чуда везде разное.
        - А мораль?
        - Мораль, - я задумался, вспоминая, - что-то типа каждой твари по паре или ни одно дело не останется безнаказанным.
        - Жаль, хотя я и не ожидала, что малышка действительно что-то видела, - я разглядывал задумавшуюся девчонку, а потом сел ближе к ней и взял за руку, стянув перчатку с узкой ладошки.
        - Я хочу тебе кое-что показать, как в тот раз только не сопротивляйся, а то опять будет больно, и щиты убери, - ответил я на настороженный взгляд. Диана послушно стянула с волос ленту. Я выпустил силу, направляя, указывая путь. В этот раз все прошло гораздо легче, толи сил у Ди сопротивляться не было, толи она просто послушалась. Я собирался показать ей то, что видел в сознании сумасшедшего эльфа и врайта. А пока она смотрела, снова непонятно как оказался в ее воспоминаниях.
        Люга, уже постарше лет пяти шести стояла в боевой стойке на берегу небольшого озерца, в коротких штанишках и просторной рубахе, явно с чужого плеча, волосы, не достающие еще даже до плеч, трепал легкий весенний ветерок. В руках она держала два коротких изогнутых кинжала, те самые, что носила теперь на предплечьях Диана, и тяжело часто дышала. Напротив малышки с легким мечом стоял Линар.
        - Ну, и чего ты ждешь?
        - Так не честно, солнце у тебя за спиной! Я не вижу.
        - Прекрати, - прозвучало строго, - забыла, что я говорил тебе про честность?!
        - Ладно, - насупился ребенок и сделал твердый шаг вперед, слегка пригнувшись и согнув ноги в коленях. Скользящее движение и слишком резкий удар, не достигший своей цели. Отец оказался теперь сзади нее, девчушка мгновенно обернулась и сделала короткую подсечку. Линар легко ушел от неумелой атаки, попутно шлепнув малышку мечом по попе. Люга фыркнула и, развернувшись, ушла вниз, проскользнула под ногами противника, пытаясь достать до незакрытых обувью голеней, но лишь поцарапала отцовские сапоги.
        - Плохо! - Линар легко толкнул ее в спину, когда малышка поднималась из неудобного и явно невыгодного для себя положения, от чего та покачнулась и чуть не упала. - Ты не продумала маневр до конца и опять оставила спину открытой, - мужчина скользящим движением приблизился к ребенку и взмахнул мечом, Люга с трудом блокировала удар, отступая назад.
        - Снова! Люга, ну сколько можно!? Почему приняла удар только на одну руку?
        - Забыла, - пропыхтела девочка, сдувая со лба прядку.
        - Я тоже в следующий раз забуду и снесу тебе голову! - еще одна атака, еще один блок.
        - Посмотрим, - короткие непоследовательные на первый взгляд, но отвлекающие удары, прыжок в сторону и за спину противнику. Резкий взмах и неглубокий длинный порез на правом запястье начальника Тайной полиции и тут же прыжок в сторону и неудавшаяся подсечка. Линар легко перебросил меч в другую руку и, сделав несколько обманных движений, замахнулся для удара. Люга, заметив маневр почти в последний момент, попыталась отклониться, но запуталась в собственных ногах и только мгновенная реакция отца спасла ее от глубокой болезненной раны на плече. Она упала на землю, рефлекторно выставив перед собой руки, роняя кинжалы и морщась от боли. Линар тут же оказался рядом, поднимая готовую расплакаться малышку на руки.
        - Лю, ты опять забыла, - он укоризненно покачал головой.
        - Забыла, - досадливо хлюпнула она носом, уткнувшись отцу в шею.
        - Все-таки, наверное, еще рано, - едва слышно пробормотал мужчина.
        - Нет! Я хочу учиться. Правда пап, я постараюсь помнить. Я хочу как ты! - она крепче обняла его за шею.
        - Не надо, как я, солнышко, - он прижал ее голову к плечу и поцеловал растрепанную макушку.
        Люга что-то ответила, но что конкретно я так и не расслышал, меня постепенно выкидывало из воспоминаний.
        Я глубоко вздохнул и открыл глаза, спустя вдох девчонка сделала тоже самое и с недоумением посмотрела на меня.
        - Это...
        - Именно. Теневой, - Сид застыла, напряглась всем телом и выдернула свою руку.
        - Вы шутите? - в ее взгляде было неподдельное недоумение и настоящий шок.
        - Нет, боюсь, я серьезно, - она прищурилась, выискивая что-то в моем лице, а потом, откинув голову назад точно так же как вчера ночью, рассмеялась. Звонко и искренне, а мне хотелось сидеть и смотреть на нее и глупо улыбаться, и вполне возможно я так бы и поступил если бы не одно но... Я совершенно не понимал причину ее столь безудержного веселья.
        ОБСИДИАНА ЗАБЫВШАЯ
        - Святые яйца, да с чего вы взяли, что это Теневой? - выдавила я сквозь смех, разглядывая насупившегося демона.
        - Я просматривал хроники Диана. Возьми любую, ты увидишь такую же тварь, - так вот какими нас демоны изображают, забавно. А остальные как? Так же? Надо Индекса по этому поводу порасспрашивать. Наверное, это странно, но я почему-то никогда не интересовалась тем, как нас изображают в легендах и страшных сказках.
        - Можете поверить мне, это не Теневой.
        - Диана...
        - Я знаю, что говорю, - вот, блин, упрямый, - это не он.
        - Диана, я понимаю, что идея о том, что они прорвались или кто-то помог им это сделать, кажется безумной, но...
        - Вот именно, - спасибо за идею врайт, - вы представляете, какой силой нужно обладать, чтобы впустить их? Даже если бы захотели, мы бы не смогли пропустить такой колоссальный выброс энергии, - я всматривалась в хмурое лицо, ища там признаки того, что демон клюнул.
        - А если ты все-таки ошибаешься? - упертый мужик, надоел.
        - У вас есть еще какие-то подтверждения вашей невероятной теории, кроме старых пыльных хроник, написанных неизвестно кем и неизвестно когда? - он развел руками, - Я так и думала. Вот когда появятся, тогда и поговорим, а пока это очередной ложный след. И вообще в этом деле слишком много мифических тварей, вам не кажется?
        - На лабиринт похоже, туча поворотов, ведущих в тупик.
        - Хорошо, что мы друг друга поняли.
        - Раз пошла такая песня, не хочешь рассказать мне, где была три дня назад и почему не выходила на связь с тех пор? - ага, разбежалась.
        - Где была - вас не касается, уж простите, а на связь не выходила, потому что время терять не хотелось, к тому же сами видите, особо порадовать мне вас нечем, - мда, такое серьезное выражение его лица мне не нравилось.
        - Диана...
        - Личные вопросы улаживала, так устроит? - начала я выходить из себя.
        - Кошмары тебе тоже из-за этих "личных вопросов" снятся? - чего он привязался ко мне?
        - Знаете Ваше Высочество, прежде чем пытаться прогнать моих призраков прошлого, лучше запихайте подальше в шкаф ваши выползшие скелеты.
        - И что тебе известно о моих скелетах, маленькая охотница? - ой, какой суровый взгляд.
        - Тоже, что и вам о моих призраках. Практически ничего, но то, что они у вас есть и много, сомнений как-то не вызывает.
        - Ну что ж, очко в твою пользу, - демон поднял обе руки вверх и улыбнулся. Нет, принц, не обманешь. Я же вижу по твоим глазам, что ты еще вернешься к этому вопросу...
        - Не знала, что мы играем.
        - Конечно, игра вообще в природе демонов, - он улыбнулся так, что я чуть не забыла сделать следующий вдох.
        - Я запомню.
        - Доброе утро, Ваше Высочество, - раздался над самым ухом голос Арона. Выглядел он помятым и не выспавшимся, но на ногах держался твердо, за что без сомнения его стоило уважать. Я вчера из него много сил вытянула, когда вдову допрашивала, да еще он полночи возле меня просидел, а оставшееся время очевидно слушал, как я орала дурниной.
        - Доброе фин Арон, присоединяйтесь, - принц любезно указал на еще дымящуюся кастрюльку с остатками кофе.
        - Спасибо, не откажусь, - и, бросив строгий взгляд в мою сторону, заявил, - А вы почему уже встали? Вам бы по-хорошему еще оборота три как спать нужно.
        - Нормально все, честно. Я в седле высплюсь. У тебя, кстати, еще белладонна есть?
        - Должна быть, но там и в кружке еще раза на четыре должно хватить. Вам совсем мало надо.
        - Эх, нет там уже ничего, - стрекозел вытаращил на меня глаза, - тут инцидент небольшой случился... Так что нет теперь ни зелья ни кружки.
        - Аааа, - что это за "а" такое многозначительное? Вот блин, мужики и их повадки.
        Через четыре оборота мы все снова тряслись в седлах. А я кляла на чем свет стоит волков, фей и демонов, особенно демонов. Нет, ну это ж надо додуматься взять с собой в сопровождение целый полк? Да я же мыслей собственных не слышу из-за их галдежа и бряцания мечей о когти. И за каким лешим они постоянно в боевой трансформации? Нет, не спорю, на фей весь маскарад произвел неизгладимое впечатление, но мне этот балаган откровенно действовал на нервы. Я, конечно, не ожидала, что после четырех с половиной оборотов клубок ощущений, что так доставал меня в последнее время, исчезнет (все-таки я не верю в чудеса), но он должен был ослабнуть, хотя бы чуть-чуть. А вместо этого складывалось впечатление, что ситуация только ухудшилась. Чувство чьего-то липкого взгляда усилилось настолько, что мне хотелось выдрать себе глаза и прицепить их на затылок, но все отправленные мной украдкой заклинания давали отрицательный результат, что меня нисколько не успокаивало. Вместе с этим рваными волнами накатывало ощущение грядущего писца. Причем связано ли одно с другим понять я не могла, сколько не пыталась. Периодически
засылаемый мной в разведку, Стэр неизменно возвращался с одним и тем же ответом: "да, он тоже жопой чует неладное, и нет, явной угрозы поблизости нет и походу не предвидится." Дневную отпускать на поиски призрачного врага я опасалась из простого опасения, что, возвращаясь, она по дороге хлопнет не затыкаемую Кэссиди. Тень, конечно, сидела на цепи, но эта самая цепь была натянута настолько, что у меня звенело в ушах. Я пыталась взять себя в руки и хотя бы слегка расслабиться, чтобы не усугублять и без того плачевную ситуацию, но сказать проще, чем сделать... Меня хватало ровно на два вдоха - пока не накатывала очередная волна опасности, и все не начиналось заново. Плюс ко всему прочему я все еще злилась на принца. Злилась на то, что он наговорил мне вчера и на то, что заставил так реагировать. Он ведь далеко не первый в бесконечном списке тех, кто считает меня каменным изваянием и комком снега, покрытым толстой коркой льда. Он не первый, кто делает поспешные выводы, и уж точно не первый, кто думает, что я эмоционально ущербна и в принципе он не далек от истины. Вот только мне как-то плевать раньше было
на мнение окружающих. Так с какого, спрашивается, хрена я так среагировала? Зачем высказала ему в ответ все то, что высказала? Почему меня вообще прорвало на такую откровенность и почему мне вдруг не все равно, что он обо мне думает? Чушь какая-то. И эти его извинения... Зачем он извинялся - совесть грызла или и действительно понял, что обидел меня? Так, стоп, а как вообще получилось, что я обиделась? а! Пришла к тому, с чего начала. Бесит.
        Я мотнула головой, признавая полное поражение в попытках докопаться до истины, и дернула за поводья. Несчастная кобыла подо мной ушла в сторону, упрямо мотнув мордой и недобро кося на меня глазом, тесня соседнюю лошадь и ее наездника в кусты. Стражник наградил меня клыкастой улыбкой. Дожили. Пришлось осадить свое транспортное средство. Нужно, наверное, в хвост шествия пристроиться. Там и тише будет и я своими закидонами особо никого не достану. Ага, если б мне еще это кто-то позволил.
        - Даяна, - тьфу ты! Я подавилась водой из фляги, - я хочу с тобой поговорить.
        - Хочешь, говори, в чем проблема, - в кустах впереди мелькнул и исчез кончик хвоста моего леопарда. Фея тяжело вздохнула.
        - Как ты?
        - Как видишь еще жива, не смотря на твои попытки меня грохнуть.
        - О чем ты?
        - Не натурально играешь, - пожала я плечами, - усса воняет так, что ее достаточно сложно не заметить, - Сибилла выпучила на меня глаза.
        - Тебя пытались отравить?
        - Святые яйца, прекрати а?
        - Я здесь не при чем, - поспешила заверить меня дражайшая родственница.
        - Ну, как скажешь, - я решила не настаивать. Зачем, если и так все очевидно. Вот только... - Не пытайся провернуть что-нибудь еще в этом роде. Бесполезно, ты только меня раздразнишь.
        - Даяна, я правда...
        - Я предупредила тебя Сибилла, - фея упрямо посмотрела мне в глаза.
        - Ты очень изменилась за это время, дочь. И мне не нравятся эти изменения, но, наверное, поделать с этим я ничего уже не могу. Я понимаю, твое недоверие ко мне и к Кэссиди. Понимаю, как тебе сложно и хочу извиниться за все, что было между нами в прошлом. Я знаю, что вела себя тогда неправильно, но пойми, у меня просто не было другого выхода, я не могла пойти против воли Илии, хотя и очень хотелось. Не знаю, что бы она сделала со мной и твоей сестрой, случись подобное, - что-то у меня подозрительно руки чешутся.
        - Так что изменилось?
        - Я научилась расставлять приоритеты.
        - Ты всегда прекрасно умела это делать, так что заканчивай свое представление.
        - Ты жестока, - тоже мне, новость столетия.
        - Не тебе говорить мне о жестокости, Сибилла. Не после тех восьми лет.
        - А ты думаешь, нам было легко? Ты же знаешь законы Физалии, ты знаешь Илию. Я разрывалась тогда, мне тоже было плохо и невыносимо тяжело.
        - И что? Мне теперь тебя пожалеть?
        - Даяна, я просто стараюсь объяснить, что признаю свои ошибки, - тени, она, по-моему, сама свято верит в то, что говорит.
        - Рада за тебя.
        - Даяна, прекрати! Я ведь стараюсь.
        - И ведь зря, - я одарила ее улыбкой.
        - Хорошо, я вижу ты не в настроении, но знай, не смотря на все то, что было у нас в прошлом я не злюсь и по-прежнему очень тебя люблю.
        - Святые яйца, я сейчас расплачусь, - фыркнула я, за что удостоилась плохо замаскированного раздраженного взгляда, - Давай короче, что тебе нужно?
        - Зачем ты так со мной?
        - Как так? Я просто честна. Я не верю тебе Сибилла, и в твою любовь тоже не верю.
        - Я понимаю, но... Я просто хочу, чтобы ты знала это. Ты - моя дочь и ничто не может этого изменить, - я постаралась скрыть усмешку, а Сибилла, отвесив мне холодный поклон, удалилась. Я смотрела на ее выпрямленную спину и гордо вскинутую голову и понимала, что маразм, собственно, крепчал. Я размяла уставшую шею и потянулась, да так и застыла на месте. Принц, нахмурившись, смотрел вслед графине, а Кэссиди прижимала дрожащими руками к абсолютно сухим глазам платочек. Ну, вот и благодарная публика. Теперь понятно, за каким хреном весь этот спектакль. Мило, глупо и так пошло, что мне аж зубы сводило.
        Я пожала плечами и сжала бока своей упрямой лошади, стараясь выкинуть из головы демона, фей и свое отношение ко всему этому.
        "Скоро стемнеет"
        "Угу"
        "Не злись."
        "Пробовала, не получается. Нужно на ком-то пар спустить. Там нет каких-нибудь тварей с твоей стороны?" - Стэр заглох на пару вдохов.
        "Неа, пусто, как в СВАМе летом"
        "Странно это. Я всегда считала, что Тиорские леса просто кишат всякими уродцами."
        "Может они где-то и кишат, только вот не по твоему маршруту."
        "Печально. И кому мне тогда морду бить?"
        "Понятия не имею. Может, попытаешься вздремнуть?"
        "И это пробовала и тоже не выходит, слишком нервы натянуты. И потом, судя по всему, мы скоро остановимся, так что я смысла в этом все равно не вижу"
        "Ты на труп похожа, в курсе?"
        "В курсе." - ну да, бессмысленно отрицать очевидное, - "А чувствую себя еще гаже."
        "Хочешь, я сегодня на охоту не пойду."
        "Не думаю, что это хорошая идея. Сколько ты уже не ел?"
        "Дня три"
        "Терпимо, в принципе, но давай мы рисковать все равно не будем. К тому же не думаю, что от того, что ты всю ночь будешь слушать мои вопли, что-нибудь кардинально изменится"
        "Почему ты такая упрямая?"
        "А почему ты такой зануда? Стэр, если серьезно, мы оба знаем, что я оклемаюсь только тогда, когда мне покажут оторванную голову придурка, который пытался вызвать Духа грани. А пока этого не случилось, я хочу чтобы по крайней мере один из нас оставался в здравом уме и желательно трезвой памяти"
        "То есть ты считаешь, что мне все равно?" - а-а-а-а блин. Ну почему все должно быть настолько сложно?
        "Нет, мой хороший, не считаю. Но ты явно справляешься лучше меня"
        "Прости"
        "Не извиняйся. Не за что"
        "Свяжись с Дакаром"
        "Вчера пол ночи пыталась. Его нет на месте. Как только остановимся, попробую еще раз"
        "А Индекс?"
        "Тоже пока молчит. Но с ним можно поговорить и при свидетелях. Сейчас посмотрим"
        "Связь не перекрывай. Хочу послушать"
        "У тебя есть идеи?"
        "Если бы" - вздохнул кот, - "Но, кто его знает. Вдруг что-нибудь да прояснится".
        Я взяла вправо, отделяясь от гомонящей толпы, и достала зеркало. Уже через пару вдохов покрасневшими глазами на меня хмуро взирал поисковик.
        - Что ночка выдалась веселая?
        - Ага, безумно, - пробурчал он в ответ, - аж, до сих пор в пляс тянет. И к стати с хмурым утром сахарная моя.
        - Это у тебя еще утро, у меня тут уже вечер. Новости есть?
        - Медовая, а подождать пока я хотя бы чашку кофе не выпью никак?
        - Ждать прерогатива мужчин. Выкладывай, - Индекс вздохнул, зашуршал какими-то бумажками, что-то уронил, выматерился от души, снова что-то уронил, взъерошил и без того изрядно растрепанные волосы, плюхнулся в кресло, пару раз переложил с места на место какие-то свитки и только потом соизволил снова поднять на меня глаза.
        - Смотрю, в твоем полку прибыло.
        - Угу, есть немного. Врайтов двадцать.
        - Серьезно подготовились, - хмыкнул он, - Далеко хоть едите?
        - Индекс!
        - Ладно, не ори, и так тошно. В общем-то, порадовать мне тебя особо не чем. Про каменные маки и прочую ерунду я пока ничего не нашел. Единственная зацепка - это город.
        - Город?
        - Да, я тут покопался в ваших хрониках, - я напряглась. Если Индекс залез туда, то ничего хорошего от этой охоты мне ждать точно не придется. - Копался долго, усердно и очень старательно, но так и быть не буду утомлять тебя подробностями. Скажу только, что пока рылся, наткнулся на очень интересный талмуд, в котором история изложена немного с другой точки зрения.
        - А конкретнее? - ой, как мне все это не нравится. Я накинула на себя капюшон, надвинув его как можно глубже, и почти вплотную приблизила зеркало к лицу, пряча его под пологом тишины. Наверное, со стороны смотрелось комично, но мне было откровенно плевать.
        - Тот, кто писал книгу, намекает на то, что истинные причины восьмисотлетней войны были другими, - продолжал мой информатор.
        - Например?
        - Я же говорю, что он только намекает, абсолютно ничего существенного: необоснованные теории, его собственные выводы и догадки, никаких научных данных. Так фантазия, выдумка, построенная на слухах и досужих сплетнях.
        - Так какого хрена...
        - Подожди, дослушай, - оборвал меня поисковик,- Более того, автор утверждает, что Тариш не был разрушен, не погиб он в огне пожара и не обрастает водорослями на дне морском... Он исчез ровно в тот миг, - Индекс нагнулся ближе к столу и зачитал вслух, - когда земли коснулись первые лучи солнца нового дня, защитив тем самым вашу память.
        - Белиберда какая-то, это что образное выражение? - нет, ну как может в один миг испариться целый город?
        - Не уверен. Книга написана на языке дриад, причем на древней его версии, сама понимаешь, насколько неточен перевод. Но если я правильно понял, вместе с Таришем исчезли и все доказательства вашего существования. А страшилки, детские сказки и легенды с участием Теневых начали появляться только спустя две сотни лет, после описанных событий и это единственный обоснованный факт во всей рукописи.
        - Мило, но при чем тут...
        - Опять вперед забегаешь, - нахмурился Индекс, я послушно заткнулась, - Ученый считает, что Тариш и небезызвестный тебе Архверин одно и тоже, - я замерла.
        - Погоди, город-призрак? Тот, который каждый раз появляется в новом месте и, попав в который все живое остается там навечно?
        - Ага, - он довольно улыбнулся, а вот я что-то его восторгов не разделяла. - Еще, автор в конце приводит некое пророчество, якобы произнесенное проклятыми богами.
        - Пророчество? - час от часу не легче.
        - Да, исходя из него получается, что Теневые вернутся в мир, когда мертвый город восстанет.
        - Твою мать, восстанет откуда?!
        - Автор считает, что сейчас он на Грани.
        - Ох-ре-неть, - только и смогла выдавить я. - И что нужно, чтобы он восстал?
        - Понятия не имею, - пожал плечами Индекс.
        - Ты веришь в это?
        - Ну, идея, конечно, любопытная, но согласись, подобное маловероятно.
        - Да уж... Пророчество от проклятых богов - это, конечно сильно.
        - Ага.
        - А с эльфом что?
        - С эльфом, тоже в основном ничего интересного. Он дцатый сын мелкого маркиза, до ста двадцати лет жил в Жемчужном лесу и никого особо не трогал, пописывал научные труды на тему преобразования энергий, пытаясь пробиться в ряды великих исследователей, и слегка магичил - ничего особенного стандартный набор среднестатистического эльфа. Потом заинтересовался природными порталами, объездил практически полмира, что-то там изучая и измеряя, но признания снова не добился. Последние полгода прожил на Тиоре.
        - Не густо, - я приуныла и откинула капюшон, снимая полог тишины. Задолбало сидеть согнувшись в три погибели.
        - Погоди, самое сладкое я оставил напоследок, - я выгнула бровь, - два года назад эльф обращался в СВАМ.
        - Зачем?
        - Хотел, чтобы Дакар выделил ему людей для исследований, причем хотел именно кого-нибудь из ваших...
        - Думаешь, догадывался?
        - Нет. Я просматривал его дневники, он просто рассчитывал, что у вас больше шансов выжить при переходе.
        - Хм, знал бы он...
        - Да, действительно.
        - Дакар отказал?
        - Конечно, на кой фиг ему это надо? - удивился мой поисковик.
        - Эльф расстроился?
        - Не думаю, что он серьезно рассчитывал получить от вас помощь. Даже за те деньги, что предлагал.
        - И что много предлагал?
        - Ну, порядочно, - фыркнул Индекс, - Ты бы на эту сумму могла года четыре безбедно существовать, даже учитывая твои пристрастия, - я мысленно присвистнула, - На этом пока все.
        - Держи меня в курсе.
        - Обязательно. Не прощаемся, сахарная моя, - подмигнул он мне.
        - Никогда, шут гороховый, - я захлопнула крышку и убрала зеркало в карман. Мда, ситуация... И кому, мать твою выгоден такой расклад?
        "Вот, мне тоже интересно", - я дернулась в седле. Напугал, зараза.
        "Новых идей, я так понимаю, у тебя нет?"
        "Ноль. Нужно поговорить с Дакаром".
        "Надеюсь, в этот раз он выйдет на связь"...
        День тихо умирал, воспаленное солнце медленно скатилось за горизонт, окрасив края неба тревожными синими и фиолетовыми сполохами. Отдаленным уголком сознания я отметила какой-то странный звук - толи плач, толи зов, но была слишком занята, обдумыванием сложившейся ситуации, чтобы еще волноваться и об этом. Мало ли что творится в сумеречном лесу? Но все-таки прислушалась. О чем-то тихо шептались кипарисовые деревья, и ласково ерошил волосы все еще холодный весенней ветер, но больше ничего. Должно быть показалось. Спустя пять лучей ушла Дневная, напоследок изо всей силы натянув цепь контроля и заставив меня выпустить клыки и когти. Сбоку о чем-то тихо переговаривались Кэссиди и принц, Сибилла и Станис ехали чуть впереди них, и оба бросали на меня кроткие печальные взгляды и показательно громко вздыхали, а я нервничала все сильнее.
        Через оборот мы остановились на привал, чудом заметив в стороне от тропы подходящую по размерам полянку, над которой еще два оборота стоял такой гомон, что в испуге заткнулись все местные сверчки. Тот же странный звук снова, будто мимоходом, задел мой слух, я снова прислушалась и снова ничего не услышала. Точно глючит. Я стянула с лошади дорожную сумку, прикидывая, как бы так устроится, чтобы не перебудить ночью окружающих?
        А тем временем на поляне суетились врайты, устанавливая шатры для фей и принца, разводя костры, путаясь друг у друга под ногами и иногда матерясь в полголоса. Такие забавные и такие преданные своему повелителю.
        Так ничего и не решив по поводу ночлега, я плюхнулась на расстеленный спальник и уставилась в ночь, стараясь особо ни о чем не думать. Красиво. На темном покрывале неба начали одна за другой появляться первые звезды, словно случайно рассыпанные бусинки. То там, то тут, подмигивая и сверкая, ласково улыбаясь. Звезды они не холодные и совсем не далекие. Все наоборот они теплые, почти горячие и тоже умеют разговаривать. Я улыбнулась ночному представлению. Не знаю, сколько я так пролежала, пытаясь разгадать переливающиеся узоры, но очухаться меня заставил Арон, принеся с собой жестяную тарелку с супом и садясь рядом. Я удивилась, но ничего не сказала и молча опустошила посуду. Надо же, оказывается, я проголодалась. Стэр тихо сопел рядом, положив лобастую голову мне на колени, а я сидела в стороне от основной толпы вместе с послом и наблюдала, как он раскладывает возле меня свои баночки, скляночки и травки, готовя мне на ночь настойку. У него все получалось так легко, так быстро, так ловко, что это завораживало. Он с отрешенным видом всматривался в лес и что-то мурлыкал себе под нос. Быстрые точные
движения рук практически гипнотизировали, мягкий бархатный голос обволакивал, и впервые за все время пути меня слегка отпустило.
        - Я останусь сегодня с вами фина, - я не сразу сообразила, о чем собственно говорит посол.
        - Зачем? - я даже села ровнее.
        - Хочу убедиться, - пожал он плечами, продолжая что-то смешивать.
        - Арон, давай на "ты" а? - я почти умоляюще посмотрела на него.
        - Фина Диана...
        - Арон, прошу, хотя бы пока мы вдвоем, - я попыталась состроить умильную рожицу, стрекозел расхохотался.
        - Что угодно, лишь бы не видеть такое выражение на твоем лице. Тебе не идет, - я выдохнула с облегчением. И чего упрямился?
        - Ладно, а теперь давай вернемся к предыдущей теме. Мне что-то слабо верится в то, что ты горишь желанием снова слушать мои оры и полночи не спать, так зачем тебе это?
        - Из доброты душевной, - усмехнулся он.
        - Арон, я серьезно.
        - Я тоже.
        - Вот только я тебе почему-то не верю. Не знаешь, почему?
        - Возможно потому, что ТЫ вообще никому не веришь, - я и Стэр удивленно воззрились на фею. - Но если хочешь правду, я тебе скажу... Ты мне интересна, хочу узнать тебя, - и с этими словами он закупорил последнюю колбу и плавно поднявшись, удалился к остальным. И что это мать твою должно значить? Я встала и направилась вслед за ним, но буквально после нескольких шагов застыла на месте.
        Ощущение писца, дышащего в затылок, буквально разорвало то хрупкое состояние спокойствия, в котором я была до этого, оставив от него лишь едва заметную дымку, Сумеречная рванулась куда-то в сторону леса, и я, не сумев удержать ее на цепи, рухнула на колени. Дикий полный мольбы крик, острым клинком полоснул по ушам. Твою мать! Стэр тут же оказался рядом, подставляя теплый черный бок и вопросительно глядя на меня. Я отрицательно мотнула головой и медленно встала, пытаясь отрешиться от всего и услышать подступающую ночь.
        Как и ожидалось первыми пришли звуки - тишина. Абсолютная. Но я ведь слышала... или нет? Я закрыла глаза.
        "Сид".
        "Подожди", - я нетерпеливо махнула рукой, обрывая его на полуслове и принюхиваясь. Запах. Такой знакомый. Терпкий, сильный, родной. Так пахнет зимняя ночь и Ледяное пламя.
        Я тут же распахнула глаза, тень тянула в сторону, я без возражений пошла за ней, практически не соображая, что делаю. Снова послышался умоляющий, зов, оглушительный. Святые яйца, как же больно, кажется, я вскрикнула. Ледяной. Теперь я была полностью уверена, а это значит, что нужно торопиться.
        Я пересекла практически всю поляну, даже не заметив этого. И остановилась лишь тогда, когда увидела Кэссиди, стоящую ко мне спиной, а напротив нее, припавшего к земле и скалящегося, Ледяного. Я тихо отступила и встала так, чтобы видеть обоих, а не только чувствовать запахи. Кэс выглядела как обычно, а вот в этом жалком потрепанном волке я бы вряд ли узнала гордого сына стихии, если бы не моя принадлежность к стае. Сбившаяся в колтуны, перемазанная в грязи шерсть, дикий больной взгляд, ободранный хвост, выступающие ребра и позвоночник и запекшаяся кровь на правом боку. Волк... Нет. Святые яйца, не волк - волчонок - в упор смотрел на фею, и в этом взгляде не было ничего кроме голых инстинктов. Плохо. Он совсем маленький, а значит еще не умеет управлять стихией... Очень плохо.
        - Кэссиди, - тихо окликнула я. Уши Ледяного дрогнули, - Медленно и очень аккуратно отойди от него.
        - Зачем? - беспечно отозвалась она, - Он ничего мне не сделает.
        - Кэссиди...
        - Ты забыла? - слишком весело и громко поинтересовалась моль, - Мы ведь имеем власть почти над любым животным, - Я тихо выматерилась. - Это всего лишь волк. Все будет нормально.
        Краем глаза я заметила какое-то движение сбоку от себя, но голову повернуть не решилась, принюхалась. Несколько демонов из стражи, принц, Сибилла, Станис, Арон и волки с Риком. Слишком много. Их слишком много. В голове снова набатом раздался оглушительный волчий вой. Время уходит, он очень напуган и очень устал.
        - Кэссиди, это не просто волк...
        - Ой, да брось. Думаешь, самая сильная здесь? Я тоже на кое-что способна, - Черным ветром, мелькнул Стэр, не давая разношерстной компании подойти слишком близко к нам. Фея бросила на меня победный взгляд и улыбнулась отворачиваясь. - Ну же, успокойся я - друг.
        Идиотка! Я прыгнула на пару вдохов раньше Ледяного и оттолкнула фею, но слегка не рассчитала силу. Она отлетела дальше, чем я предполагала и, тихонько охнув, затихла, а волчьи зубы впились мне в плечо. Я не успела даже коснуться ногами земли, как Ледяной сшиб меня на землю. Острые, словно осколки, камешки впились в тело, из легких выбило воздух, и с противным звуком плечо вышло из сустава. Нет, ну только от шрамов избавилась!
        Послышался испуганный вскрик Сибиллы, и я заметила край пестрой юбки в той стороне, куда предположительно упала моль. Раздался звон, вынимаемого из ножен оружия и громкие ругательства. Ледяной глубже вонзил зубы мне в плечо, я поморщилась.
        - Не подходите, если хотите жить, - прохрипела я.
        - Диана... - голос Лекса.
        - Нет! - Почему он не чувствует меня? Я уперлась второй рукой волчонку в шею, сжимая горло изо всех сил, стараясь не дать ему проглотить мою кровь, и оскалилась. Сверкнул браслет. Тени! Еще вдох и мне удалось сбросить зверя с себя и отскочить. Короткое заклинание, и накопитель падает в траву, а изо рта вырываются облачка пара. Ледяной застыл на месте, вздыбив шерсть, оскалившись и рыча. Боится. Я слегка пригнулась и, выпустив клыки тоже зарычала, медленно наступая на него. Теоретически я старше, значит его альфа, по идее должно сработать. Теплая, липкая кровь капала с кончиков пальцев на траву, дразня его обоняние и усиливая голод. Амулет голубой крови разрядился.
        Медленный шаг в его сторону, еще один громкий рык. Он пригнулся к земле и отступил. Еще шаг, и еще один, очередное рычание, сорвавшееся со сведенных, словно в судороге, губ. Волчонок лег на живот и прижал уши к голове. Правильно мой хороший. Я опустилась рядом с ним на корточки и протянула целую руку, в которую тут же уткнулся его мокрый нос. Я облегченно выдохнула и обернулась. Окружающие ошарашенно смотрели то на меня, то на прижавшегося ко мне Ледяного. Ох, чувствую, новая порция вопросов не заставит себя долго ждать. Но это все потом, а сейчас... Я запрокинула голову и взвыла. Ближайшая стая должна услышать. А пока они не придут, я буду здесь. С ним. Надеюсь, он проглотил немного. Надеюсь, все еще можно исправить...
        Тихо подошел Стэр, держа в зубах браслет. Волчонок поднял голову и зарычал, но моего легкого касания хватило на то, чтобы он успокоился и снова лег, не отводя настороженного взгляда от леопарда.
        - Она не приходит в себя! - разрезал тишину голос Сибиллы. Я дернулась, словно выходя из транса. Плечо пронзила боль, я прикрыла глаза. А вот и отходняк. Ну, здравствуй родной. Конечно, не плохо было бы подняться и хотя бы перебинтовать травмированную конечность, но я была не в силах отойти от Ледяного. Зашевелилась злость. Упасите боги того гада, который сделал с ним такое, когда я его найду.
        - Тебе нужно обработать руку, - Арон.
        - Займись лучше Кэс, - я вздохнула и села на траву, прислонившись к услужливо подставившему спину коту, только сейчас заметив, покрывшуюся инеем траву. Мило.
        - Ей есть кому помочь. Тем более она всего лишь приложилась головой. Скоро очухается, - такое пренебрежение к члену одной из правящих семей Физалии мягко сказать удивляло, но я предпочла отмахнуться и лишь повернула голову в сторону гула. Моль лежала на траве, а вокруг нее бестолково суетились Сибилла, принц и Станис. Почему-то захотелось орать. Охрана, Рик и Лекс куда-то делись, а Виллар шел по направлению к нам.
        - Давай, обрабатывай, - я попыталась снять пропитанную кровью жилетку, но пронзившая плечо боль, заставила отбросить эту идею, как несостоятельную. Пришлось прикусить губу. Рядом опустился Виллар, доставая нож, волчонок настороженно принюхался и начал скалится, чувствуя другого хищника, соперника, я тихо рыкнула и Ледяной, бросив на меня виноватый взгляд, затих.
        - Это, тот, кто я думаю? - тихо спросил оборотень, разрезая жилетку и отрывая рукав рубашки, пока Арон возился с какими-то травами. Я кивнула. - Что он тут делает?
        - Не знаю.
        - Он слишком далеко от своих, - я кивнула. - Ты одна из них? - он начал смывать кровь с руки. Холодно.
        - Можно и так сказать, - оборотень промолчал и сунул мне под нос обмотанную кожей рукоятку ножа. Я скептически на нее посмотрела, но все-таки послушно прикусила.
        - На счет три, - да хоть на раз. Я зажмурилась, чувствуя теплые чуть шершавые руки, - Раз, - я сглотнула, - Два, - открыла глаза, - Три. - Сильный рывок, острая жгучая боль, и мой полузадушенный хрип. Отлично еще и голос сорвала, пока звала стаю. Через вдох место Виллара занял Арон и, подвесив в воздух светлячка, принялся изучать рану.
        - Шить надо, - выдал он через несколько лучей. Я открыла глаза.
        - Шей, - фыркнула.
        - Лучше это сделать в шатре, - как маленькому ребенку, начал объяснять он.
        - Я его одного не оставлю, а в лагерь не потащу. Там слишком много народу, ничего хорошего из этого не выйдет, - стрекозел нахмурился.
        - Диана, это глупо. Ну что может случиться? Это просто...
        - Это Ледяной, - надоели, - Очень молодой Ледяной. Ему нет еще и года и, если он по-настоящему испугается, то все, что сейчас на этой поляне превратится на хер в лед. Хочешь умереть? - я выгнула бровь. Фея тяжело вздохнул, я закрыла глаза.
        - И как долго ты собралась тут сидеть? - поинтересовался он.
        - Она кинула зов. Скоро должен появиться кто-нибудь из стаи, - пояснил оборотень, избавляя меня от этой необходимости.
        - Ясно, - послышалось шебуршание, звук откупоренной бутылки и до носа долетел приятный запах трав. - Выпей. Остановит кровотечение и слегка восстановит силы. Я поставлю на рану стазис, - я послушно опустошила кружку, так и не открывая глаз. Виллар ушел, а через пару лучей вернулся, держа в руках одеяло и оленью ногу. Арон как раз закончил накладывать на плечо временную повязку и теперь с интересом осматривал Сына Зимы. Одеяло было отдано мне, нога волчонку, последний осторожно принюхался и вцепился в мясо, я лишь кивнула.
        - Ему бы тоже хотя бы промыть рану нужно, - просветил меня фея.
        - Не нужно, - выдохнула я, - они лечатся по-другому. Давай, я потом объясню. - Голова вдруг стала подозрительно тяжелой, а язык отказывался ворочаться во рту. Слишком много крови потеряла.
        - Если вдруг что-то понадобится, зови, - пробасил Виллар, - Я рядом. -