Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Волхов Владислав: " Книга Могущества Темный Витязь " - читать онлайн

Сохранить .
Книга Могущества. Тёмный витязь Владислав Волхов
        Удачи и неудачи сплелись в судьбе Руслана так тесно, что стало сложно отличать одни от других. Нелепая смерть на утренней пробежке привела к возрождению в новом мире по воле древнего языческого бога. А драгоценный подарок от покровителя обернулся тяжким жерновом на шею. Простецкий меч, гибкий разум да личная доблесть - вот инструменты, которыми молодому страннику предстоит проложить себе
        Книга Могущества. Тёмный витязь.
        Владислав Волхов
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 1
        Книга Могущества. Тёмный витязь.
        Всякий человек, достаточно прочновходящий в нашу жизнь, несет намкакой-то урок. Не всегда этиурокиприятны, но пользу нужно извлекатьиз всех. Потому эту книгу я посвящаюМиле Волынской, чьи уроки неизменнобыли полезны.
        Глава 1
        На небе цвета свежего кровоподтека вспыхивали и гасли завихрения и разрывы .Само пространство вибрировало, как казалось, в муке.Вибрировал воздух и земля каменистой равнины, на которой, под алыми с золотом, знаменами, в несколько шеренг выстроились люди и существа лишь похожие на людей, облаченные в заговоренную ткань,кожу и металл, сжимающие в руках оружие. Шеренги лучились силой, бросающей вызов сотрясающей пространство мощи. Несколько вихрей в небе полыхнули один за другим, а потом, как трещина, как рваная рана,открылся разлом,выпихивая из себя гротескных существ, одновременно нелепых и устрашающих. Когда количество существ достигло некоего критического значения они, сформировав подобие строя, двинулись на шеренги воинов. Действия тварей никто не координировал, но в них была своеобразная система, система Хаоса. Они надвигались медленно, но неудержимо. А вслед за ними разлом, дрожа будто в судорогах, исторг еще одну тварь. Руслан задрал рогатую голову и издал грозный рев, на который воины в шеренгах ответили ликующим боевым кличем. Чувствуя, как закипает в нем ярость, Руслан оттолкнулся от земли
мощными лапами, взмахнул крыльями и устремился в сторону разрыва. Мелких тварей он презрительно проигнорировал. Справиться с этим отребьем под силу и младшим. Он же летел к последней твари, огромной, похожей на бесформенный кусок воспаленной плоти, щерящейся зубатыми пастями, щетинящейся шипами. Его властно влекло вперед свирепое желание вцепиться в это аморфное чудовище клыками, растерзать его лапами, втоптать ошметки плоти в жесткую землю. Он смутно сознавал,что рядом с ним летят такие же, как он, чувствовал их ярость. Но их ярость не шла в сравнение с его собственной. Даже не ярость, а целая гамма сильнейших чувств: вековая, застарелая ненависть, смешанная с отвращением, жгучая жажда мести, горькая, едкая до боли скорбь, и над всем этим могучий,древний инстинкт дракона, гласящий - УБЕЙ! Жгучий гнев и ледяная, презрительная ненависть слились в могучей груди Руслана,преобразуясь в энергию, нарастая, поднимаясь в горло пока из пасти дракона не вырвалась тугая струя багрово-черной,пламенеподобной энергии, аннигилирующей все на своем пути - самое мощное оружие черного дракона. Получив этот смертоносный
заряд в бок, демон издал жуткий вибрирующий визг. Руслан ответил на него торжествующим громовым ревом, устремился вниз, охваченный желанием рвать и терзать и...
        - Вставай,ленивая скотина! Вставай,уже утро!
        Руслан пробудился резко, судорожно подскочив на кровати. Несколько секунд он лежал, лихорадочно дрожа, чувствуя, как сползает по щеке капля пота. Сонные видения не спешили отпускать его, а телефон продолжал вещать голосом Владимира Жириновского, постепенно наращивая децибелы:
        - Вставай,ленивая скотина! Вставай,уже утро! Вставай,ленивая скотина! Уже утро,вставай!
        Руслан несколько раз глубоко вдохнул и потянулся к телефону. Голос эксцентричного политика к тому времени стал по истине громоподобным. Сон не спешил развеиваться. Перед глазами стояло видение аморфного чудовища, душу тревожили отголоски эмоций, которые он испытал в облике дракона. Хотелось повернуться на бок и снова уснуть, желательно, без сновидений. Но Руслан пересилил себя и встал. Смешно ведь нарушать режим из-за сна, даже такого странного и яркого. Обычные водные процедуры несколько привели его в чувство. Воспоминания о сне поблекли, и, сооружая легкий завтрак, Руслан думал о нем уже с иронией. Ведь приснится же такое! Надо бы ограничить себя в играх и просмотре аниме. Видать, не даром умудренные люди с Рен ТВ говорят, что ни то ни другое до добра не доводит. Посмеиваясь, Руслан оделся и вышел на улицу. Город еще спал. Раннее утро выходного дня. Какой смысл нормальному человеку в такое время выбираться из дома? Ну, разве что, на утреннюю пробежку. Руслан вдохнул свежий, прохладный воздух и двинулся по своему привычному маршруту. Ранние прохожие, которые, все же, иногда попадались, провожали
его взглядами. Не привык еще народ к виду бегунов по-утрам. А может завидуют тому, что он нашел время для тренировок, переборол лень. Не каждому ведь такое по силам. Размышляя над этим, Руслан свернул в лесопарк. Над головой зашумели одетые молодой листвой деревья, в нос ударил запах весеннего леса, запах пробуждающейся жизни. Руслан остановился и отхлебнул воды из предусмотрительно прихваченной бутылки. А потом,поддавшись спонтанному желанию, свернул с асфальтовой дорожки на узкую тропку, ведущую в глубь леса. Земля еще не просохла до конца, и ноги на ней немного скользили.Но Руслан только усмехнулся. Пусть так, чем тяжелее тренировка, тем больше от нее будет эффект. "Ага-ага, - ехидно хмыкнула рациональная часть его сознания, - А потом еще одна тренировка будет, уже для терпения. Штаны от грязи отстирывать". Но Руслан отмахнулся от благоразумных доводов рацио. Ребячество, конечно, но ведь когда-никогда надо и сумасбродство какое учинить. Тропка была узкой, и Руслану приходилось то и дело уворачиваться от веток. По осени лесники спилили сухостой, но вывезти не удосужились или почему-то не смогли, и
теперь бревна с кое-как обрубленными сучьями составляли дополнительные препятствия. Перемахнув очередное бревно, Руслан с гордостью подумал о том, что форму за зиму не только не растерял, но, похоже, даже улучшил. В этот момент его нога заскользила по мокрой земле. Руслан падал вперед, прямо на следующее бревно. Машинально выставленные руки не помогли. Длинный, косо отломленный, сучок вошел ему точно в глаз,пробив мозг насквозь. Тело умерло мгновенно...Но...
        Перед Русланом раскрылся зев тоннеля. Его подняло и потащило в черноту, в кромешную тьму, где, в дали, виднелся свет. Руслан рванулся, заметался. У него больше не было тела, но были разум и воля. И своим разумом и волей парень сопротивлялся что было сил. Однако, все эти усилия приносили мало результата. Зацепиться было не за что, да и нечем, а неведомая сила неумолимо влекла его дальше. Свет приближался. Руслану он показался похожим на отблески пламени. Похоже, его несло прямым ходом в ад. Да по хрен, ад, рай, Ирий, Валгалла или что иное, Руслан просто не хотел умирать! Не хотел и все тут! Он продолжал трепыхаться, хотя не верил в успех. От отчаяния и бессилия он заорал. Крик, понятное дело, был сугубо мысленным.. Но, тем не менее, он был услышан. Движение замедлилось, потом вовсе прекратилось. Темнота сгустилась, обрисовав неясный контур. Этот сгусток тьмы мигнул, пошел рябью, уплотнился. От него веяло древней мощью. Она накатывала волнами, принося иллюзии ощущений и образы. Запах прелой листвы и влажной земли, зеленый сумрак под вековыми деревьями, гибкие, стремительные серые тени с острыми
клыками и горящими глазами, хлопанье черных крыльев и хриплый грай. Наконец Руслан узнал того, кто предстал перед ним. Велес. Скотий бог, Пастырь зверей, Отец могил, Дед волхвов. Неоязычники дали ему множество звучных прозвищ, но изначально он был просто воплощением леса. Лес - благодетель и палач, кормилец и убийца. Договорись с ним, почти его, и он даст все, что нужно для жизни в тепле и сытости. Прогневи его, и он уничтожит и тебя и весь твой род. Далекие предки, жившие средь бескрайних лесов просто не могли не почитать его...
        - Ты так хочешь жить, смертный, - это нельзя было назвать голосом, скорее волна энергии с вложенной в нее мыслью, - Почему? В твоей жизни было немало печалей, множество ошибок о которых ты сожалеешь. Отчего ты так противишься зову Горнила Душ? Оно очистит твою душу от всех отметин земной юдоли, позволит начать все с начала, родиться вновь. А когда-нибудь, быть может, ты выйдешь из этого круга и упокоишься навечно...
        - Не хочу! - Руслан даже подался назад, подальше от отблесков пламени за спиной скотьего бога. У бестелесной души не было голоса, но он и не требовался. Здесь были внятны все его мысли и движения души, даже те, что он не смог или не успел облечь в слова. Вот и сейчас от него к Велесу понеслась ответная волна. Куда менее мощная и четкая, но все же... Жизнь... Образ Игдрасиля, мирового древа сменился прокатившимся, подобно колесу, коловратом. Вечное движение, вечная жизнь... Никакого выхода из порочного круга, никакого слияния с Абсолютом! Нет! Он, Руслан, еще согласился бы на перерождение, но не так внезапно и глупо. Да, в его жизни не все было гладко, но нажитый опыт, знания, даже тело, в развитие которого он вкладывал столько труда терять было жалко до боли. Вот что он попытался донести до древнего бога. И, похоже, преуспел в этом.
        - Вечная жизнь, сказываешь?! - Велес расхохотался так, что злосчастный тоннель заходил ходуном, - Тебя-то мне и надо!
        С этими словами бог рывком приблизился к Руслану и сильно толкнул его в грудь, вышибая из тоннеля...
        Сознание возвращалось медленно. Руслан всплывал из забытья,как из омута. Постепенно возвращались чувства.Пахло лесом,преющей листвой,землей, вроде бы,шумели деревья. У Руслана появилась надежда,что никакого острого сучка и последующего пролета по тоннелю не было вовсе, и он всего лишь тяпнулся о бревно лбом.Ничего хорошего,конечно,но не смертельно. Ободренный этими мыслями, Руслан открыл глаза. Да,он все еще находился в лесу,только вот лес был явно другой. Это было понятно уже по деревьям над головой, огромным,раскидистым, с морщинистой толстой корой.К тому же,Руслан с опозданием понял,что щеку ему щекочут стебли травы. Успокоившиеся ,было, мысли снова смешались.
        - Долго еще будешь валяться? - донесся до него глубокий,звучный голос. По тону чувствовалась,что говорящий находит происходящие забавным. По крайней мере, не видит в нем ничего такого из-за чего стоило бы горевать. Руслан резко сел и увидел прямо перед собой крупного, широкоплечего, длинноволосого мужчину с густой бородой. Незнакомец был облачен в одежду из звериных шкур,еще одна шкура, цельная медвежья, служила плащом. Когтистые лапы свешивались на грудь мужчины,а капюшоном служила шкура с головы,удивительно ловко снятая,а потом,похоже, снова надетая на медвежий же череп. Мужчина сидел,прислонившись спиной к стволу,по истине, исполинского дерева, а рядом с ним к дереву был прислонен не то массивный посох, не то длинная дубина. Он смотрел на Руслана,усмехаясь в бороду и как бы спрашивая: "Ну и где же твои вопросы?" И Руслан его не разочаровал:
        - Где я?! Кто вы?! Что тут происходит?!
        - Сколько вопросов сразу! - мужчина в мехах раскатисто рассмеялся, - Если позволишь,отвечу не по порядку. Ты миновал Горнило Душ и теперь в моем мире. А кто я... - раздался шум крыльев, и деревья вокруг усеяло множество воронов, откуда-то появилось несколько огромных, седых волков, а сам мужчина неуловимо изменился,стал еще мощнее,хотя куда уж еще-то, и окутался осязаемой аурой силы, - Неужто не признал?
        Не без труда собрав глаза и мысли в кучу, Руслан осмыслил увиденное. Да, он узнал. Снова узнал. Велес. Тот, кто отозвался на мольбу его души, тот, кто спас его от Горнила Душ. Не найдя слов, Руслан просто встал перед скотьим богом и склонился, коснувшись рукой земли. Потом, все же, собрался с мыслями и спросил:
        - И что теперь? - в его голосе зазвенела безумная надежда, - Вы меня оживите?! Откатите время назад, и я не умру?!
        - Нет, Руслан, - Велес медленно покачал головой, - Всему есть предел. Вернуть тебя назад не в моей власти. Однако, тело твое я уже воссоздал, и могу дать тебе новую жизнь и новую цель. Если ты не передумал и не решил отправиться на перерождение.
        Взгляд бога стал пронзительным, испытующим. Велес не принуждал, он ждал решения от Руслана. Решения взвешенного, обдуманного и окончательного, а не продиктованного животным страхом перед черным тоннелем с отблесками пламени в конце. Руслан честно задумался. Допустим, слияние с Абсолютом ему прямо сейчас не грозит. Ну и что это меняет? Становиться беспомощным и беспамятным младенцем ему не хотелось до ужаса. Да, в том младенце будет его же душа, но будет он, все же, другой личностью, с другим воспитанием, жизненным опытом и прочее. А значит Руслан нынешний все равно что умрет. Да и своего тела ему было жалко. Сколько времени и сил было вложено в тренировки и что теперь,все терять из-за того,что неудачно подскользнулся? Обидно-то как! А знания? С некоторым удивлением Руслан обнаружил,что больше всего ему жаль не полезных знаний,а информационного мусора, относящегося к эзотерике. Вроде бы, он давно уж охладел ко всем этим мистическим делам, но, опять же, сколько книг и статей прочитано,сколько времени потрачено на медитации и другие практики разной степени бестолковости. Вся юность, считай,на это
угроблена, и тоже все терять? Ну уж нет! На перерождение ночами орать и пеленки пачкать он всегда успеет, но сначала подергаемся. Но сначала он решил уточнить еще одну деталь.
        - Скажи...эээ...скажите... - Руслан помялся, не зная как правильно обращаться к древнему богу, - Велес-батюшка, но почему ты меня вытащил оттуда...Не дал войти в Горнило?
        - Потому что ты не хотел умирать, - просто ответил Велес.
        - Так ведь никто не хочет, - рассудительно заметил Руслан, - Или сюда все попадают?
        - Не все. Большинство проходят дорогу мертвых до конца. В ком-то жажда жизни не так сильна что б его зов был услышан, кто-то просто не успевает позвать. Ты успел. Я вытащил тебя с дороги до того, как ты ступил в Горнило Душ. Твой разум, память, личность, даже память о твоем теле сохранились в неприкосновенности. От того у тебя теперь есть выбор.Ты можешь прямо сейчас отправиться на перерождение. В этом случае ты забудешь себя и свою жизнь и начнешь все с чистого листа,с самого рождения. А можешь отправиться в иной мир, сохранив себя. Сможешь раскрыть свой потенциал и проявить себя в областях, недоступных в твоем мире. Так что ты решишь?
        - Я бы предпочел просто не умирать в своем мире, но если это невозможно, то согласен и на другой. Только мне хотелось бы знать что это за мир и зачем ты меня в него посылаешь.
        Некоторое время Велес молчал, в задумчивости разглядывая свои мощные, узловатые руки, потом глубоко вздохнул и заговорил:
        - Твой мир, Руслан, не единственный сущий во Вселенной. Их великое множество. Есть среди них такие, что похожи на твой, как две капли воды, есть такие, что отличаются лишь самую малость, а есть и такие, коих ты ты и представить не сможешь, разума при этом не утратив. Но из всего множества миров нас ныне интересуют пять: твоя Земля, еще три, населенные многими народами, иные из коих могут показаться тебе знакомыми... и Граничный мир, связанный со всеми ими. Вот в этот мир ты и отправишься. Отправишься моей силой и волей и под моим покровительством. За это ты сослужишь мне службу,- Велес снова глубоко вздохнул, - Но что это будет за служба я не в праве тебе сказать. По Закону ты не должен ничего знать, у тебя не должно быть цели, дабы, когда придет время, ты решил по собственному разумению и совести, без советов и подсказок. Что же до самого мира... - Велес посмотрел прямо на Руслана, прожигая его взглядом насквозь и вдруг широко улыбнулся и подмигнул, - Он придется тебе по сердцу. Я покажу.
        Руслан снова попал в водоворот образов. И у него тут же возникло ощущение, что он смотрит трейлер какой-нибудь ММО. Очень, очень навороченной ММО. Леса, степи, горы и пустыни. Множество городов и городков, несчетное количество селений. Воины на его глазах упражнялись в боевых искусствах, жрецы взывали к богам, маги изучали таинства мира. В руинах древних городов, темных пещерах, глубинах мрачных лесов, затерянных оазисах чудовища, нежить и демоны охраняли несметные сокровища, утерянные реликвии, тайны ремесел и магии. Вот могучий варвар замахнулся секирой и одним ударом отсек, атаковавшему его, орку голову вместе с плечом и частью торса. Лучник с характерной формы ушами методично усаживал стрелами огромного сине-зеленого гуманоида. Молодой темноволосый маг с жестким взглядом и суровым, изрезанным ранними морщинами лицом воздел посох, топя наступающую на него толпу нежити в море огня... "Батюшки... - подумал Руслан, - И это все для меня?!" Иллюзия тут же исчезла, и парень, как на стену, наткнулся на испытующий взгляд Велеса.
        - Запомни, Руслан, - веско произнес бог, - Граничный мир - не дар тебе, а испытание. Запомни это накрепко. Однако... - тут Велес неожиданно улыбнулся, - И без даров я тебя не оставлю, чадо. Тело твое я тебе уже вернул. Раз уж ты им так дорожишь, можешь это первым даром считать. А теперь пойдут дары настоящие. Ведомо ли тебе, что роднит смертных и богов?
        - Разум? - предположил Руслан, подумав пару секунд.
        - Верно, - Велес снова кивнул, - Однако, не он один. Боги наделены Могуществом - силой, способной управлять энергией и материей. Оно же есть и у людей. Разница же в том, что в богах Могущество горит ярким пламенем, а смертные наделены лишь Искрой. Если эту Искру развивать и пестовать, и из нее может разгореться пламя. Только дело это не быстрое. Жизни не хватит смертному. И даже десяти жизней не хватит. От того-то забыли люди про Искру, и угасла она во многих. Однако, люди различны. У одних и памяти об Искре не осталось, у других погасла она и золой подернулась. В иных же лишь притухла слегка, и легкого движения достаточно что б засверкала она вновь. Твою Искру, Руслан, жаром истинного Пламени разжечь будет не сложно...
        По новообретенному телу Руслана прокатилась волна жара, в центре груди появилось жжение, которое вскоре стихло и...и все.
        - А ты чего ждал? - усмехнулся Велес в ответ на недоуменный взгляд своего протеже, - Думал, что прямо сейчас сможешь мирами трясти, как вениками? Я твою Искру только пробудил, а взращивать ее и пестовать - твоя забота. А поможе тебе в этом третий дар.
        Велес взмахнул рукой, и на ладонях Руслана появилась книга, не слишком большая,но довольно толстая, в прочном кожаном переплете с застежками и специальными ремешками для того что б закрепить ее на поясе - эдакий походный гримуар. Причем переплет был намертво зафиксирован в закрытом состоянии толстой металлической скобой. Руслан подергал переплет, скобу, но открываться книга не пожелала. Руслан погладил чуть шероховатый переплет. Книга, будто, спала ожидая чего-то...
        - Да, это так, - Велес без труда прочел мысли своего адепта, - Книга спит, и пробудить ее можно лишь в самом Граничном. Для этого тебе надобно, не удивляйся только, найти гильдию странников. Там все, что положено сделают и растолкуют, как тебе дальше быть. В уплату отдашь это... - поверх Книги, тихонько звякнув, лег увесистый мешочек, - Теперь самая малость осталась: снарядить тебя. Ничего сверх самого насущного дать я тебе не в праве, только самую малость, голь прикрыть. Но ты не робей, со временем, умом и доблестью, все, что надобно добудешь. И помни крепко: Граничный - не игра, но испытание, и проходить его ты будешь сам. Ни вмешаться, ни советом тебе помочь я не смогу. Ну что, не передумал ли?
        - Нет, - Руслан покачал головой, - Только последний вопрос: если я ТАМ умру, что со мной будет?
        - Рад бы тебе ответить, чадо, - вздохнул Велес, - Да нет у меня такого права... Ну как, не раздумал, все же? Руслан только вновь медленно качнул головой.
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 2
        - А не богато у них тут... - пробормотал себе под нос Руслан, приближаясь к городку, к которому его вынес портал Велеса. Данный населенный пункт производил впечатление деревни, причем, даже не крупной, однако,это был именно городок, поскольку был окружен валом и частоколом, а в центре его торчал трехэтажный, бревенчатый же, донжон на каменном подклете. Впрочем, если и выпадали на долю этих укреплений осады, если и случалось им укрывать от набегов жителей окрестных деревенек и хуторов, то времена те давно прошли. Вал зарос веселой зеленой травкой и оплыл так, что мог представлять препятствие разве что для хромой на три лапы параличной черепахи, частокол покосился и отрухлявел, а донжон...Руслан,отчего-то,был уверен,что ему нашли сугубо мирное применение. Впрочем, у ворот дежурила пара стражей в кольчугах и с копьями. Удивления при приближении Руслана они не проявили. Да и с чего бы удивляться? Стараниями Велеса выглядел парень для нового мира обычно: серая полотняная рубаха, кожаные штаны, высокие сапоги, причем уже разношенные по ноге. Длинный нож на поясе тоже был делом вполне обычным, интерес
представляла только висящая все на том же поясе, Книга.
        - Эй, путник! - окликнул Руслана старший из стражников, уже немолодой жилистый мужик, явно бывалый, с багровым шрамом на обветренном лице и внимательными светлыми глазами, - Привет тебе. С чем пожаловал?
        - И вам привет, служивые, - откликнулся парень, - Хочу вот в Гильдию вступить. Есть в вашем городе отдел?
        Младший стражник, здоровенный,но несколько нескладный детина, похожий на мультяшного Алешу поповича приоткрыл рот и вытаращился на Книгу, как на что-то такое, о чем слышал в какой-нибудь сказке, но своими глазами увидеть не чаял. Старший же поскреб битую сединой бороду и произнес:
        - Город наш зовется Осколком. И Представительство в нем есть, куда ж без него. Только... - в голосе его послышалось нечто подозрительно смахивающее на сочувствие, - Только вот наши места для молодых странников не лучшие. Нечего им тут делать.
        - Это как понимать? - осторжно спросил Руслан.
        - А так и понимай. Мирный у нас край, хвала богам, вот настоящего дела для странников и нет, - он посмотрел на оторопевшего от таких вестей Руслана едва ли не с жалостью, - Да ты нос-то не вешай. Представительство Гильдии у нас есть и учителя, какие-никакие, при нем, простые задания для новичка,глядишь,тоже найдутся. Может и лучше для тебя, что у нас оказался. Осмотришься, силенок подкопишь, а там и подашься в другие места за подвигами.
        - Да, пожалуй, Вы правы, почтенный, - тронутый доброжелательностью стражника, Руслан даже слегка воспрял духом, - Так где же мне представительство найти?
        - Вестимо где, в центре,возле донжона. Только ты ступай лучше сразу к деду Микалу. Здание давно пустое стоит. Старики хотели приспособить под что-нибудь да так и не придумали под что. Кстати, меня можешь называть Грам, - воин широко улыбнулся и протянул Руслану руку. Парень пожал протянутую ладонь и представился сам, размышляя о том, на сколько же не вяжется сейчас поведение Грама с его грозным именем.
        - А провожу ка я тебя к деду сам, а то еще заплутаешь в трех дворах. Знаем мы вас, молодых странников, - продолжал Грам, - А на воротах Илюха и один пока постоит.
        Он ободряюще хлопнул "Алешу Поповича" по плечу и повел Руслана за укрепления. Внутри городка все было так же пасторально, как и снаружи. Дома были, в основном, бревенчатые, одноэтажные, крытые дранкой, а то и вовсе соломой. По немощеной улице то и дело пробегали куры, свиньи и совсем мелкие ребятишки с попеременным успехом пытавшиеся изловить первых и вторых. Порой попадались, идущие по своим делам, женщины и старики. Эти неизменно и весьма доброжелательно приветствовали Грама, ну и Руслана, за компанию. Взрослых мужчин видно не было, да оно и понятно, все при деле и по улицам не шляются. Все просто, благополучно и благочинно. Конечно, Руслан не такого ожидал от мира, в котором первостепенной задачей ему поставили выживание. Он был несколько удивлен, но удивление это было скорее приятное. Как ты ни жажди приключений, какие высоты славы и горы богатств ни сули тебе война, а мирную жизнь наблюдать куда приятнее.
        - Благодать у вас тут! - не сдержал эмоций Руслан. Грам взглянул на него, хитро прищурился:
        - Чудно такие речи слышать от молодого странника. Мирная жизнь радует пахаря, а не воина.
        - Война радует воина ровно до тех пор пока у пахарей на полях не перестанет хоть что-то вырастать, - хмыкнул Руслан, - Да и вы, Грам, что-то не рветесь отсюда за подвигами, хотя явно привыкли к мечу, а не к серпу.
        - Я уж вдосталь навоевался, - вернул ему усмешку стражник, - Где только не побывал, чего только не навидался.Вот, под старость потянуло...на родину...
        Заминка Грама от Руслана не ускользнула, и он призадумался было о том, что это может значить и не стоит ли спросить напрямую, но стражник уже остановился перед домом, отличавшимся от прочих разве что немного большим размером, да наличием второго этажа, или скорее чердака. Возле калитки, на скамейке из половины хорошего бревна сидел дедок - божий одуванчик и, мурлыча что-то себе под нос, вырезал из деревянного чурбачка ложку.
        - Здравия, дед Микал, - приветствовал старика Грам и кивком указал на Руслана, - Вот, молодой странник к нам пожаловал. Надо бы в Гильдию его принять, Книгу открыть...Ну, сам знаешь.
        Дед разом позабыл про свое занятие и воззрился на Руслана. Парень воспользовался получившейся паузой, поклонился и поприветствовал старика.
        - Верно-верно, - спохватился тот, - И приму и открою, все как подабает...
        Старик вполне уверенно поднялся со своего бревна и повел Руслана сначала во двор, а потом и в избу. Грам последовал за ними.
        - Я-то гильдейские эти приспособы когда еще к себе перенес, - пояснял дед по дороге, - А то мало ли, попортятится еще чего. Вот оно и ладно вышло. Все мне, старому, меньше ноги топтать.
        Внутреннее убранство дома было вполне обычным. Одна большая комната, печь в углу, стол, лавки, вдоль стен полати и несколько сундуков, разнообразная хозяйственная утварь. Разве что окна оказались забраны настоящим, хоть и мутноватым, стеклом. Руслан даже поближе подошел что б удостовериться. Он-то ожидал увидеть слюду, а то и вовсе рыбий пузырь. Очевидно, в городке все устроено куда технологичнее чем кажется на первый взгляд.
        Старик, тем временем, порылся в одном сундуке, в другом, наконец довольно крякнул и извлек из третьего по счету некое устройство с прямоугольным металлическим основанием над которым на четырех изящно выгнутых столбиках была приподнята полусфера со вставленным в центр крупным прозрачным камнем. Довольный дед водрузил свою находку на стол, поманил к себе заинтересованного Руслана, прокашлялся и заговорил:
        - Приветствую тебя, юноша, в представительстве Гильдии Странников... - Руслан едва удерживался от улыбки, слушая эти подчеркнуто официальные речи. Грам, подпиравший стену в углу, фыркал в кулак, а дед продолжал: - Если желаешь примкнуть к Гильдии, то надлежит тебе уплатить вступительный взнос в размере ста золотых. Да, цена велика, но коли ты уплатишь ее, для тебя откроются все отделения по всему миру со всеми их возможностями...
        К такому повороту дел Руслан был готов. Он просто вручил деду полученный от Велеса кошель. Ему пришло в голову, что раньше Гильдия, возможно, и была элитной мировой организацией, к которой могли примкнуть только достойные, состоявшиеся авантюристы. Возможно, в те времена, была какая-то альтернатива для безденежных, но амбициозных. Теперь же все решалось просто: покровитель просто выдавал новому страннику деньги на вступление, а тот передавал их гильдии. Непонятно только зачем нужна вся эта показуха. Может, дань традиции? Размышляя над этим, он отдал деду свою Книгу, а тот поместил ее в свое устройство, на основание, под сферу. Проделав эти манипуляции, старик провозгласил:
        - Возложи десницу на сферу, юный странник, и пусть боги скажут свое слово!
        "Мне один бог недавно много чего наговорил" - подумал Руслан, но ладонь на сферу, все же, положил. По телу прошел заряд тока одновременно с волной жара, а затем Руслана накрыло чувство, будто через ладонь из него в сферу перетекает даже не энергия, а, словно бы, часть его самого. Парень рефлекторно дернулся назад, но не смог оторвать руку от сферы, а потом и вовсе замер, завороженный. Сфера сияла так, что было больно глазам. А потом из нее в книгу ударил широкий столб света. "Это мое... - подумал Руслан, прикрывая глаза свободной левой рукой, - Эта штука выкачала часть моей энергии и отдает ее Книге... Батюшки! Реально магия!" Наконец свечение угасло. Странник взглянул на свою книгу и не смог сдержать возгласа. Книга изменилась: толстый переплет избавился от замка зато в центре появилась металлическая пластинка с чеканным изображением ворона, сидящего на рукояти меча.
        - Хм... - протянул Грам, заглядывая через плечо Руслана, - Неплохо...
        Руслан не успел уточнить, что же это значит. Голос подал дед микал:
        - Ну вот, юноша, теперь ты официально странник Гильдии! - старик говорил торжественно и даже немного растроганно, - Думал уж, что так и помру не увидав еще раз, как Книга пробуждается... Теперь тебе полагается вводная лекция, но ты лучше сперва Книгу свою посмотри. Вопросы появятся, так и слушать внимательнее будешь.
        Руслан устало кивнул, забрал книгу и вышел из избы, потом уселся в тени под стеной и прикрыл глаза. Толи из-за манипуляций странного устройства с его энергетикой, то ли из-за информационного шока, не всякий же день видишь реальную магию, на него накатила слабость и странная опустошенность. Тело стало вялым и легким, в ушах тихонько звенело. Однако любопытство пересилило слабость. Руслан пристроил Книгу на коленях и чуть дрожащей рукой открыл ее на первой странице. Желтоватый, плотный и грубый, как на вид, так и на ощупь, лист, тем не менее, был тонок, по краям виднелись маленькие трещинки. В левом верхнем углу - небольшая гравюра, изображающая самого Руслана. Под ней - стилизованное изображение сердца, сейчас ярко красное, мерцающее. А рядом с ней еще одна, изображающая что-то вроде магического шара. Шар мерцал так же, как и сердце, только окрашен был в синий цвет, а не в красный. Остальное пространство занимал текст, набранный старинным шрифтом, но, при этом, легко читаемый и более всего напоминающий обычную игровую статистику.
        Имя: Руслан
        Раса: человек
        Уровень 1
        Психотип: таинник
        Таинники - собиратели и хранители знаний, мыслители и мистики. Они имеют склонность к магии и способны освоить самые сложные ее формы. Таинники получают дополнительную Энергию за все виды деятельности, связанные с исследованиями и магией, но количество Энергии, получаемой за занятие ремеслами для них снижено вдвое. Таинники привыкли рассуждать и анализировать, потому параметр Сила Мысли у них увеличен, а вот к мирской славе они равнодушны, потому параметр Обаяние у них снижен.
        Гильдия: Гильдия Странников (стандарт)
        Параметры:
        Сила 12
        Ловкость 13
        Стойкость 11
        Выносливость 14
        Сила Мысли 15
        Сила Духа 14
        Обаяние 9
        Следующие разделы, отведенные под навыки, умения, заклинания, рецепты и чертежи для разных профессий были девственно чисты. Ну чтож, как и сказал Велес, возрождение Руслана не переделало и не улучшило, разве что, дало толчок к развитию. А так в новую жизнь он шагнул точно таким же, каким был в момент прекращения жизни прежней. Да еще и без каких-либо умений. Хотя, что в прошлой жизни он умел такого, что пригодилось бы здесь? Воспоминания о прежней жизни на пользу не пошли. Руслан вдруг подумал о том нашли ли уже его тело и тяжело вздохнул. Печально так по-идиотски умереть. И не столько, даже, за себя грустно, сколько за близких, оставшихся в прошлой жизни. Он-то получил новую жизнь, причем, без обычного в таких случаях, обнуления, но весточку об этом подать технически не может ни родным, ни друзьям-приятелям. Хорошо хоть с последней своей девушкой Руслан расстался больше трех месяцев назад решительно и прочно, без "давай останемся друзьями" и прочих глупостей. Хоть с этой стороны не будет переживаний и слез... Нет, так дело не пойдет! Парень потряс головой, словно стараясь выкинуть из нее ненужные
мысли. Все, старая жизнь осталась в прошлом, и возврата к ней не будет. Теперь его дом - Граничный мир. Нужно устраивать жизнь здесь. Великие дела - дело будущего, а для начала можно послушать, обещанную Микалом, вводную лекцию.
        Непонятно как деду удалось проскользнуть мимо сидевшего практически на пороге Руслана, но в избе его не оказалось. Зато там отирался Грам, пренебрегая своими, не вполне понятными, обязанностями и по-хозяйски попивая дедовский квас. Он с энтузиазмом согласился прочесть "вводную лекцию" и попутно прояснить моменты, относящиеся к оружию и воинскому ремеслу. Он дождался пока Руслан утвердится на лавке с другой стороны стола, положив перед собой, для наглядности, Книгу и заговорил:
        - Прежде всего поговорим о твоей Книге. Она - ключ к твоему будущему могуществу. Но Книга - это не просто инструмент, даже не дар богов, это часть тебя. От своего бога ты получил лишь заготовку. И, возможно, ты уже понял, что для пробуждения Книги в нее потребовалось вложить часть твоей души. Неизвестно почему боги не делают этого сами, уже в момент призыва, но таков порядок вещей, - Руслан слушал, разинув рот. Грам словно угадывал его мысли, отвечая на еще не заданные вопросы, - Книга - это твоя прямая связь с миром. Все, что с тобой будет происходить отобразится в ней: все, что ты узнаешь, кто, когда и где дал тебе то или иное поручение, даже магические карты, которые показывают твое местоположение. Но с этим ты и сам разберешься, главное заглядывай в Книгу. Впрочем, она сама даст тебе знать, когда в ней появится что-то важное. Сейчас поговорим о твоих параметрах. Все они выражены в цифрах, вот на них и будем опираться. Десятка - средний уровень параметра. Может быть меньше, если ты пренебрегал его развитием, может быть больше, коли ты не на печи лежал, а трудился и делал себя лучше. Двадцать -
максимум обычного человека. Вот только ты не обычный человек, ты странник. После того, как твой бог воссоздал твое тело, в нем сохранилось достаточно могущества, что б позволить ему развиться обычным путем и дальше. Бегай, прыгай, таскай мешки, играй в загадки, занимайся всем, что тебя развивает, и сможешь взять тридцатку во всех параметрах. Но это все, дальше мешки таскать бесполезно. Больше ни тело ни разум не вытянут. Однако, развиваться ты сможешь и дальше. Видел у себя в Книге уровень? Вот до пятого ты будешь за каждый уровень получать дары: способности, умения, особенности. Выбирай их с умом. С шестого тебе за каждый уровень начнет приходить по очку параметра, которым сможешь распорядиться как хочешь. Можешь стать сильнее, ловчее или умнее, смотря что тебе надобно. А еще есть достижения или черты. За них будешь получать постоянный прирост к характеристикам. Вот только как их получить в точности я тебе не укажу, зело это запутанно...
        Тут мысли Руслана рванулись галопом. Получается, у него, для начала, достаточно неплохие показатели. Хоть физические параметры и не сильно впечатляют, зато ментальные неплохи. А ведь в этом мире есть магия! Вот оно где раздолье-то! А при усердии можно и физику подтянуть. Да что подтянуть, можно стать настоящим суперменом, причем без уязвимости к криптониту! Вот, правда, с усердием у него во все времена было не очень... Даже к тренировкам, при всей их очевидной полезности, приходилось себя принуждать. Хотя, может, это у всех так? Грам перегнулся через стол и весьма чувствительно щелкнул Руслана по лбу:
        - Меня слушай, бестолочь! Мечтать потом будешь...Так вот, странники не обычные люди, и главное отличие в том, что они могут целенаправленно поглощать и использовать Могущество. Твой бог-покровитель, тебе, верно, уже объяснил чем боги от людей отличаются. Может, сказывал и о том, что через Книгу свою ты, отчасти, можешь богу уподобиться. Но вот о том, откуда ты возьмешь Могущество, что б становиться сильнее, скажу тебе я. Могущество ты можешь создавать сам, своей Искрой, только, сам понимаешь, долго это. Куда скорее ты сможешь его отнять или получить, ну скажем, в дар. С отъемом все проще некуда: победил врага - его Могущество к тебе и перешло. Не все, ясное дело, большая часть рассеется, но кое-что и тебе перепадет, не сомневайся. С дарами сложнее. Могущество к тебе и с людскими чувствами переходит. С восхищением, со страхом, с ненавистью даже. Но гораздо сильнее - с чувствами добрыми: радостью, любовью, благодарностью искренней. Потому, надобно тебе выполнять поручения. Чем более человек тебе благодарен будет, тем больше Могущества подарит. Можно еще прославиться, но то когда еще будет...
        У Руслана, не в первый уже раз, по краю сознания мелькнула мысль, что, может быть, он вовсе не умер, а стал участником какого-то амбициозного проекта, тестером принципиально новой игры. Игры с полным погружением. Запихнули его в капсулу, как в разных литэрпэгэ, подкорректировали память для пущей остроты ощущений и теперь, с помощью еще каких-нибудь хитрых устройств эти ощущения считывают и анализируют. А значит, в случае смерти здесь его ждет не горнило душ, а пробуждение в реале, денежное вознаграждение и слава первопроходца? А если, все-таки, горнило? Нет, прямо сейчас убиваться об угол определенно не стоит. Даже если это эксперимент, не следует завершать его так резко и нелепо. Вдруг премии лишат. Следует внимательно слушать Грама, чтоб сполна насладиться возможностями этой игры, если это игра, конечно. А Грам, тем временем, плеснул в бочку меда щедрую, литра на полтора, ложку дегтя:
        - Еще могущество позволяет быстрее учиться. То, чему обычный человек учится годами, странник усвоит за месяцы, а началам любого мастерства вообще обучится в считанные дни. Но тут есть и недостаток. Странник всегда ограничен в количестве изучаемых дисциплин. Маги говорят, что это Книга накладывает ограничения, чтоб странник ума не лишился. И, похоже, правду говорят: чем выше уровень Силы, тем слабее эти ограничения. Короче, начать учиться сразу всему ты не сможешь. Правда.. - тут воин немного помялся, - Есть способ это ограничение обойти. Если какому-то навыку, умению или магической технике ты обучишься в ходе выполнения поручения или получишь знание как награду, Книга его засчитает. Она, говорят, на такой случай небольшой резерв всегда придерживает. Но все равно, выбирай с умом чему учиться, особенно на первых порах.
        Не успел Руслан положить очередной камушек в фундамент своей теории о том, что это, все-таки, какая-то навороченная игра, как появился дед Микал. Появился он весьма оригинально: посреди комнаты вдруг возник столб голубоватого света, мигнул и пропал, оставив на своем месте деда. Старик деловито огляделся и покивал с довольным видом:
        - Смотрю, лекция у вас уже сказывается. Много ли успели?
        - Да уж, почитай, все важное и рассказал, - доложился Грам и потянулся за кувшином с квасом. Дед сделал незаметное движение ладонью, и кувшин оказался у него в руке. Еще один небрежный пасс, и на стол мягко слевитировала с полок еще пара кружек.
        - Квас сам дуешь, гостя не потчуешь, - укорил Микал Грама, разлил напиток по кружкам и подтолкнул одну из них Руслану. Обалдевший парень едва сообразил пробормотать что-то благодарственное и присосался к своей посуде, запивая стресс.
        - Да вот, после всей говорильни и собирался, - оправдывался воин, по виду совершенно не впечатленный фокусами, от которых позеленел бы любой иллюзионист, - А то сомлел бы он, не емши-то...
        - Так и покормил бы! - последовала целая серия пассов, и на столе практически одновременно появились три глубокие миски с ложками и пузатый горшок, мигом наполнивший комнату аппетитным ароматом.
        - Ну, после этакого мы тут все сомлеем! - сунув нос в горшок, предрек Грам и принялся наполнять свою миску.
        Тут урчание в брюхе веско напомнило Руслану, что это самое брюхо ничего кроме легкого спортивного завтрака с утра не видало. Да и то это было в прошлой жизни. Вновь поблагодарив деда, парень последовал примеру Грама. В горшке оказалась гречневая каша, но какая! В самую меру распаренная, щедро сдобренная маслом и чем-то душистым, а мяса туда было положено, казалось, больше чем крупы.
        Когда же с трапезой было покончено, Микал снова заговорил:
        - Гильдейская изба уж больно долго пустовала. Одной уборки и той дюже много, а еще и тес кой-где отрухлявел, протекает. Вот что, Руслан, мы все, вестимо, рады, что к нам, наконец-то, странник пожаловал, но ради тебя одного я общество рабой нагружать не стану, ее и так всегда и каждому вдосталь. Лучше разместись ка ты у меня. Хоромы, знамо, не княжеские, но много ли молодому страннику надо? Было б где голову на ночь приклонить да и ладно. Зато и столоваться у меня станешь, и за уроками далеко ходить не придется. Ну, разве что, ты магии обучаться не намерен...
        Руслан аж с места подскочил и горячо заверил деда, что намерен, еще как намерен! Обучиться магии! Да года три назад он бы правую руку за такую возможность отдал без раздумий. Да и сейчас стезя мага его весьма привлекала. Магия - это работа на дистанции, что сильно повышает шансы сохранить свою шкуру в целости. Кроме того магия вариативна и пригодна не только в бою. К тому же он, Руслан, таинник, ему в маги самая прямая дорога.
        Между тем, как-то незаметно, глаза его начали слипаться, в голове образовалась, что называется, приятная легкость. "Что ж меня так рубит-то?" - подумал Руслан и сам не заметил, что произнес это вслух.
        - Это от того, что дух твой в новом мире и обновленном теле пока не освоился, - пояснил дед, - Через это и само тело утомилось. Выспишься хорошенько, все и пройдет, сам своей живости дивиться станешь. А вообще чем странник могущественнее, тем меньше он во сне нуждается. От того так происходит, что... Но Руслан уже не слушал. Всех оставшихся у него сил хватило только на то чтоб оттолкнуться от стола, дабы упасть боком на лавку, а не мордой в миску. Едва голова его коснулась, покрывавшей лавку, шкуры, странник провалился в глубокий сон..
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 3
        Глава 3
        На этот раз его разбудил не будильник, а ударивший прямо в глаза солнечный луч. Все правильно, мобильник остался там, в прошлой жизни. Или в реальности, если верна теория о виртуальности всего окружающего... Руслан огляделся в поисках деда, но того в горнице не было. Может, занят чем по хозяйству или просто погулять вышел. Руслан так и спал, как упал: в одежде, на жесткой лавке, но выспался при этом отменно. Ум был прозрачен и ясен, как чистейший хрусталь, тело кипело энергией. Странник потянулся с хрустом, потом, поддавшись порыву, принял упор лежа и начал отжиматься. Пятьдесят раз. Неплохо. Он и раньше хилым не был, тренировки шли впрок, но перерождение словно отряхнуло, отшелушило, вычистило его от всего лишнего. Или это принятие искры могущества так повлияло? Так или иначе, но это было прекрасное чувство! Теперь бы еще умыться и вообще в порядок себя привести. Но, к сожалению, все блага цивилизации остались там же, где и мобильник. Местные, хоть и не были дремучими дикарями, до водопровода пока что не доросли. Тут Руслан, очень кстати, припомнил, что вчера видел во дворе у деда колодец и бодро
выскочил из избы. Воздух был кристально чист, не чета городскому. Даже запашок навоза не портил приятного впечатления. С безоблачного неба припекало солнышко. Руслан покрутил ворот колодца, с удовольствием ощущая, как ходят под кожей бугры и жгуты мышц. Вытянул и поставил на край сруба деревянное, составленное из досочек, наподобие бочки, ведро. Первым делом он напился, с натугой подняв тяжелую емкость. Вода была чистая, вкусная и холодная настолько, что моментально заныли зубы. При этом Руслан облился так, что рубаха на груди и животе промокла насквозь. Решив не останавливаться на достигнутом, парень разделся до пояса и крякнув вылил на себя оставшуюся воду. От ледяного душа перехватило дыхание, Руслан снова с чувством крякнул и принялся размахивать руками и подпрыгивать на месте, разгоняя кровь. За этим занятием его и застал вернувшийся Микал. В этот раз он появился совершенно прозаично, просто пройдя в калитку.
        - Вот, сказывал же я вчера, что живости своей по пробуждении дивиться станешь, - усмехнулся в бороду старик.
        - С добрым утром, господин Микал, - поклонился несколько сконфуженный Руслан, - Благодарю вас за гостеприимство.
        - Кому утро, а кому и день! - дед от души расхохотался, - Почивал ты, почитай, полные сутки. Я уж и поля обойти успел, дождь там пока не надобен, и тотемы обережные проверить. Ну раз уж я пришел, а ты пробудился, так пойдем поснедаем. Кому завтрак будет, а кому обед...
        Продолжая беззлобно подтрунивать над Русланом, дед привел его назад в избу, велел располагаться и принялся накрывать на стол. На сей раз обошлось без магии, да и еда была попроще: толстые ломти ржаного хлеба, сыр, мягкое розовое сало, зеленый лук, огурцы. Но, хоть и простая, снедь была умопомрачительно вкусной. Руслан, позабыв о всяких приличиях, жрал так, что за ушами трещало, запивая еду все тем же квасом.
        - Сильно пузо не набивай, - предостерег его дед, - Общую лекцию ты вчера прослушал. Ныне о магии тебе сказывать стану, раз ты охоту к ней выказал. Ну и, знамо, практикой закрепим. А магия, она, парень, легкости требует телесной и духовной...
        Занятия дед решил проводить во дворе, аргументировав это тем, что "магу, особливо начинающему, надобно чаще под синее небо, под ясно солнышко показываться, землю живую ощутить, дабы силу от них воспринять". Тут Руслан выяснил, что ни хлева ни иных хозяйственных сооружений на подворье Микала нет, зато весь задний двор отведен под мощное, раскидистое дерево неведомой породы. Кряжистым, узловатым стволом и разлапистой кроной оно походило на дуб, листьями - на ясень, а такой коры, гладкой, ровной светло-серой коры молодой странник вообще никогда не видал. Дед походя объяснил, что это эльфийский дуб, дерево обережное и вообще очень магу полезное. Сказал и, собственно, эльфийское название этого дива, но его Руслан не то что повторить, даже запомнить с первого раза не смог. Микал усадил Руслана спиной к теплому, слегка вибрирующему и, кажется, даже тихонько гудящему стволу и велел приготовить книгу. Сам же начал повествовать, расхаживая туда-сюда:
        - Магия - есть искусство управления силой, что весь мир и самое Вселенную пронизывает. Для сего надобно ясный разум и сильный дух иметь. Как воин тело свое закаляет упражнениями воинскими, так магу надлежит разум и дух закалять. И то и иное важно неоспоримо, хотя есть магия, коя более на разум опирается, а есть иная, для коей более дух потребен. Есть и таковая, коя, к разуму в придачу, еще и на харизму опирается, но ее эльфы практикуют, для людей лишь немногие формы открыты. Тому же, кто магии жизнь свою посвятить решил, надобно, первым делом, ток силы в себе ощутить. Для сего потребно сесть удобно, на колени либо ноги скрестив, дабы не давило и не мешало ничто и хребет чтоб прямой был...
        Руслан понял, что старик, не начав толком теорию. плавно перешел к практике и уселся, скрестив ноги и положив ладони на колени. Такая поза была ему привычна и удобна. Сколько часов провел он в ней на Земле, придаваясь медитациям. Как сожалел он о потерянном времени, разочаровавшись в эзотерике! Однако, в этой жизни его навыки, похоже, отнюдь не были бесполезны. Дед, оценил его приготовления, ободряюще улыбнулся и продолжал:
        - Теперь разум свой от мыслей пустых очисти, сколь сможешь, да очи прикрой, дабы не отвлекало ничего. Засим вдыхай глубоко и с каждым вдохом стремись мыслью и духом купно вглубь себя, душу свою ощути...
        Ах, сколько раз Руслан проделывал это простое упражнение в прежней жизни! Там, в том мире, следовало, уйдя в себя, визуализировать, представить внутри свою энергию. Здесь ничего представлять не потребовалось. Тело словно раздалось в стороны, став при этом невесомым. Руслан плавал в непроглядной вакуумной пустоте и сам был ею! К такой остроте ощущений он за всю свою многолетнюю практику медитаций и близко не подошел! А затем он ощутил СИЛУ... Серебряный клубок энергии внутри него вспыхивал и слегка расширялся в такт глубокому, размеренному дыханию. Он был совсем не большим, однако его мощь была такой, что у Руслана аж волосы на голове зашевелились. Внутренняя пустота его наполнилась звенящей силой, все тело мелко и часто завибрировало, а по артериям, венам и самым мелким сосудам и капиллярам, словно потекла вместо крови газировка, тихонько шипя и щекоча изнутри...
        - Ну добро! - вывел его из транса окрик Микала, - Вижу, ладно у тебя выходит. Теперь что посложнее сотвори ка. Сила в тебе есть, и ты ее почуял. Теперь направь ее в десницу и на ладони шарик из силы той сотвори. Да смотри, преобразовать не пытайся! Из своей чистой силы твори...
        Руслан снова прикрыл глаза и заглянул внутрь себя, восстанавливая приослабшую было связь со своей силой. Затем он раскрыл перед собой правую ладонь и направил в нее энергию. По руке прокатилась волна зуда, в ладони зуд сменился легким жжением, а затем... Руслан от восторга и неожиданности едва не потерял концентрацию, когда над его ладонью появился маленький, чуть больше грецкого ореха, но яркий бледно-розовый шарик.
        - Добро! - снова улыбнулся Микал, - Упражнения сие твори каждодневно, ибо в сече лютой времени очи закрывать и в себя уходить у тебя не станет. Чувства свои плотские накрепко запомни, на них и опирайся. Сила твоя повиноваться тебе должна по первой мысли твоей. А для сего мысль твоя всегда четкой должна быть и по делу. Магию творя лишних думок допускать не след. А теперь открой ка свою Книгу.
        Руслан последовал совету деда и не смог сдержать улыбки. У него появились навыки!
        ОБЩАЯ МАГИЯ
        НАВЫКИ
        Концентрация 25 (30%) Навык показывает насколько легко Вам удерживать внимание на заданном объекте, не отвлекаясь на внешние раздражители. Зависит от: Силы Духа ( 2\1 Сила Духа 10+\концентрация)
        Контроль энергии 10 (5%) Навык показывает насколько легко Вы контролируете внутреннюю и внешнюю энергию. Зависит от: Силы Разума (2\1 Сила Разума 10+\контроль энергии)
        А следом еще кое-что...
        Внимание! От природной склонности "таинник", покровительства Велеса и начального выбора специализации "стезя мага" (неявное) сгенерирован доступ к школе магии "Велесово Слово" (эпич.)
        Велесово Слова - древняя языческая магия, сочетающая ритуальную магию и природное колдовство. Особенностью данной магической школы является ее универсальность и вариативность, а так же то, что практикующий на любом этапе способен самостоятельно составлять ритуалы и заговоры разной направленности и сложности.
        Желаете принять дар?ДА\НЕТ
        Губы Руслана сами собой растянулись в улыбке идиота. Вот это фарт так фарт! Нужно будет Велесу-батюшке требу принести за такой подарок! Возможность создавать заклинания на любой случай и в любых количествах может сделать мага просто непобедимым. Странник, не особо задумываясь, ткнул пальцем в слово "ДА" на плотной, слегка шероховатой бумаге, вчитался в появившийся текст, и улыбка его разом увяла.
        Плетение 3 (0%) Навык показывает насколько точны и эффективны составленные Вами ритуалы и заговоры. Зависит от Силы Разума (2\1 Сила Разума 10+\плетение) Внимание! На текущем уровне плетения шанс искажения основного эффекта составляет 80%, шанс побочного эффекта - 100%, шанс второго побочного эффекта - 70%
        Вот тебе и поколдовали! Тут Руслан начал подозревать, что он вместо эпической вундервафли только что приобрел столь же эпический геморрой. Видимо, проследив за выражением его лица, Микал , не особо церемонясь, отобрал Книгу, посмотрел, покачал головой
        - Эко тебя угораздило... - вздохнул дед, возвращая Книгу, - Дорогой подарок не ко времени хуже любой пакости. Я-то мыслил тебя сразу стихиям посвятить. Если от них работать, то и преобразование проще постигнуть, и для боя бы много пригодного нашлось. Уж и веточку добрую присмотрел, - старик кивнул на крону эльфийского дуба, - Справили бы посох ладный, и стал бы ты полным магом. Теперь тебе вся новая магия, хоть самая простая, аж до третьей ступени закрыта. Придется тебе к Граму на поклон идти, да железом учиться владеть, коли сражаться хочешь, а не "принеси-подай".
        Хмурый, как грозовая туча, Руслан в поисках воина сперва отправился к воротам. Местных, как и накануне, ему встретилось немного, и они, как и накануне, опять же, сдержанно, но вполне радушно его приветствовали. Только уже не за компанию с Грамом, а его лично. Похоже, дед не для красного словца приплел про всеобщую радость от появления нового странника. Вот только Руслан в упор не понимал причину этой радости. Ну хорошо, появился великий, в далекой перспективе, воин, гипотетически, согласный на любую работу по искоренению всяких-разных монстров. Но местным-то с этого что? Монстры их и так не сильно беспокоят, а буде и побеспокоят, так тот же Грам справится с ними если не легко и непринужденно, то уж точно без непреодолимых трудностей. Еще и бессмысленная караульная служба на воротах. Словно специально там стояли что б Руслана встретить. От мыслей о каком-то мутном заговоре парня спасала только его шаткая теория об альфа-тесте некой игры. Грам, впрочем, и на сей раз обнаружился у ворот, правда один.
        - Раз ты ко мне пожаловал, похоже, с магией у тебя не задалось, - предположил Грам после обмена приветствиями. Руслан немного помялся, но потом просто протянул воину Книгу.
        - Да уж... - воин посмотрел на Руслана с сочувствием, потом от души хлопнул по плечу, - Ну, нос-то не вешай. Поначалу, вестимо, тяжело будет, зато, если сможешь эту трудность превозмочь, то любого мага за пояс заткнешь. Да и любого воина тоже. Правду молвить, будет это ой как не скоро...
        И снова они вдвоем шли по пустой улице городка. Только теперь Грам вел Руслана к себе. На вопрос о том, от кого, собственно, Грам охраняет ворота, воин ответил со смехом:
        - А что мне еще делать? В поле я не тружусь, скотину не держу, меня, как и Микала общество кормит. Он им магией своей помогает, а я - мечом. За арсеналом присматриваю, ребят молодых помаленьку ратному делу учу. А когда ничем этим не занят, на воротах стою. Не в избе ж сидеть!
        Жилище его, действительно, не отличалось не то что роскошью, но даже особым комфортом. Жилая комната была маленькой и аскетичной, так же, как и в жилище Микала, здесь был лишь самый минимум предметов обихода. Зато в том же строении, в помещении, занимавшем большую его часть, размещался арсенал. Броня там была представлена самая простецкая. Ничего внушительнее кожанок и стеганок, порой, усиленных наплечниками и зерцалами Руслан там не увидел. Зато ассортимент оружия был куда шире. Грам, впрочем, резко охладил его энтузиазм.
        - Ты, пока что, в самом начале пути, - пояснил воин, - Стало быть, и начинать тебе надо с чего попроще. Разве что ты в прошлой жизни оружием владел. Было такое? Нет? Стало быть, не обойтись без очередной лекции, - Грам остановился возле одной из стоек, - Сперва определись, что тебе больше по душе, контактное оружие либо дистанционное. Но имей в виду, что хороший лук - вещь редкая и большого умения требует. Обычный же, охотничий, лук для странника пригоден мало. Бьет он издалека, это верно, только монстр или иной какой супостат - это не заяц, он не от тебя, а на тебя побежит. И редкого супостата ты успеешь добить до того, как он в тебя вцепится. Можно, конечно, взять арбалет, они даже простые, достаточно мощные. Из засады удачным ударом вполне можешь сразу насмерть поразить. Но тогда тебе не столько сражаться сколько прятаться учиться надо. Мой тебе совет: бери контактное оружие. Оно тебе и к броне путь откроет. А маг в броне, да еще и под усилениями - страшное дело.
        Руслан про себя полагал, что страшным делом может быть не только усиленная магией броня, но и усиленные ей же стрелы. Но из скромности решил с комментариями не влазить. Воин же продолжал:
        - Контактное оружие можно разделить на ножи, мечи, дубины, топоры и копья. Для каждой группы своя техника боя, свои ухватки. И навыки развиваются разные. А чем выше твой навык тем более сложным и смертоносным оружием сможешь владеть. И характеристики для этого нужны. Если ты сейчас сокрушителя троллей возьмешь, то и поднять-то его не сможешь. А коли и поднимешь, то на башку себе уронишь да и убьешься. Начинать тебе надобно с самого простецкого. Раз уж ты к магии склонность проявил, рекомендовал бы я тебе копье либо боевой посох, ибо и в то и в другое посох мага превратить несложно. И наоборот.
        Тут Руслан призадумался. Да, аргументы Грама были разумны, но сам странник отчего-то припомнил читанные в юности книги Александра Прозорова, где маги во всю орудовали мечами и топорами. В самом деле, посох - штука хорошая, но пригоден больше для обороны. Копье поубойнее будет, но с ним не везде развернешься, не везде найдется место для хорошего выпада. Что еще остается? Нож короток, подпускать агрессора на такую дистанцию боязно. топор и дубина не имеют баланса, ими парировать и контратаковать сложно. Изложив Граму свои соображения, Руслан с надеждой спросил:
        - А что-то вроде меча или сабли выбрать можно?
        - Смотрю, легких путей ты не ищешь, - усмехнулся воин, - Но верно, боевые маги в легкой броне как раз мечи или сабли предпочитают. Те, что в средней либо тяжелой - тяжелые топоры и молоты любят. Меч, значит, хочешь? - Грам некоторое время перебирал оружие на стеллажах и стойках, наконец подал Руслану тесак, похожий на саперный, с односторонней заточкой полуметрового, слегка изогнутого лезвия, только без пилы на обухе, - Из того, что тебе сейчас доступно, это больше всего подойдет. А чтоб ты им сам себя по косорукости не зарезал, держи ка еще вот это.
        С этими словами Грам швырнул Руслану тренировочный меч, длинной и весом более-менее похожий на выбранный ранее тесак. За ним последовала стеганая куртка с короткими рукавами, толстые кожаные перчатки и стеганый же подшлемник, похожий на танкистский шлем. Дождавшись, пока Руслан напялит на себя все это добро, Грам отвел его во двор. Там, как и во дворе у Микала, не было никаких хозяйственных сооружений, не было и эльфийского дуба. Вместо него была тренировочная площадка. Не сразу, ой не сразу, Руслан уразумел чем это ему грозит. Пока Грам объяснял теорию, рассказывал про легкие и тяжелые удары с разных сторон, выпады, жесткие и скользящие блоки, он, вроде бы, все понимал, но потом началась практика. Нет, с практикой, поначалу, тоже было неплохо. Грам несколько раз, нарочито медленно, продемонстрировал все удары и блоки, Руслан, так же медленно, их повторил. Но потом воин начал наращивать темп. Руслан ошибся один раз и пропустил удар, потом другой, а дальше и вовсе запутался. К тому же, удары, даже через стеганку, были весьма чувствительны, хоть воин и не бил в полную силу. Когда же Руслан, после
пропущенного выпада в солнечное сплетение, наконец свалился, Грам опустил свое оружие.
        - Ты выбрал трудный путь, Руслан, - сказал он, подавая страннику руку, - Но иного у тебя нет, если хочешь стать сильнее.
        - Может мне пока на чучеле каком-нибудь удары поотрабатывать? - внес предложение Руслан. У него после множества пропущенных ударов саднило и мозжило практически все тело, и он мог только надеяться, что голос прозвучал не слишком жалко.
        - Можешь, конечно, - хмыкнул Грам, - Я-то полагал, что ты захочешь быстрее освоить азы и применил методику ускоренного обучения...Зря, видимо...
        Сказано это было таким тоном, что Руслан сначала покраснел, а потом начал понемногу звереть. Да что этот вояка себе позволяет?! Да он же просто ЧСВ тешит за счет учеников! Можно подумать , что сам родился великим мечником... А от следующей мысли Руслан моментально остыл. Вот именно. Грам не родился со всеми этими умениями. Его тоже учили. Вероятно, по этой самой методике ускоренного обучения. И он выучился, перетерпел боль, поборол страх и выучился. А он, Руслан, что, хуже, что ли? Он странник с искрой могущества или слизняк донный?
        - Прошу меня простить, господин Грам, я сморозил глупость, - на этот раз голос Руслана не дрогнул, - Продолжим тренировку.
        Грам оценивающе посмотрел ему в глаза, а потом, вдруг, широко, радушно улыбнулся.
        - Экий ты шустрый! - воин сунул свою палку за пояс, - Усердие - это хорошо, однако дело к вечеру идет. Полагаю, на сегодня довольно.
        Он развернулся было что бы уйти, но Руслан, заподозривший проверку на вшивость, решил настоять на своем:
        - Господин Грам, давайте, все же, еще раз по основным ударам пройдемся!
        - Похвальное рвение, - воин, с плохо скрываемым удовольствием, снова взял свою палку на изготовку, - Ну, коли ты так настаиваешь...
        На этот раз Руслан был предельно собран и удары пропускал уже реже. Пока Грам снова не увеличил темп. Впрочем, к этому моменту действительно начало смеркаться и Руслан смог закончить истязания не роняя достоинства. С Грамом они расстались вполне дружески. А на пути к дому Микала Руслан смог таки посмотреть на местных мужиков. Те как раз возвращались в городок с каких-то своих работ. крепкие мужики, иные прямо поперек себя шире, Руслан аж призадумался о том, нужна ли этаким поселянам защита таких странников, как он. Но местные приветствовали его неизменно тепло. Все это, на взгляд Руслана, было странновато, но он, пока что, даже не представлял с какого боку взяться за эту загадку. К тому же, он слишком устал. Добредя, наконец, до дома Микала и сытно поужинав все теми же простыми, но неимоверно вкусными яствами, Руслан растянулся на лавке. Не смотря на усталость и боль от множества ушибов, настроен он был по-боевому. Сегодня он снова смог, хоть в малости, но превозмочь себя. Руслан самокритично считал себя не слишком волевым человеком, и от того такие вот маленькие победы неизменно его радовали. Он
отлично понимал, что путь к могуществу, особенно на первых порах будет непрост, но верил, что в один прекрасный момент, каторга, которую он уже нарисовал в воображении и приготовился стоически превозмогать, сменится увлекательными приключениями.
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 4
        Глава 4
        Гоблин мерзко заверещал и кинулся в атаку, замахиваясь коротким, кривоватым копьем с каменным наконечником. Это было существо меньше полутора метров ростом, с круглой, непропорционально большой головой, бахромчатыми, разлапистыми ушами, сильно вздернутым, коротким носом и безгубым, широким ртом, усаженным редкими и кривыми, но очень острыми зубами. Из прикрытого только набедренной повязкой, тела с впалой грудью и выпирающим, округлым брюшком, как кривые ветки, торчали тонкие ручки и ножки. Все это, покрытое серой, лишайной, с островками рыжей шерсти кожей, существо было донельзя уродливым, нелепым и жалким. Но Руслан не обманывался. Он знал уже и по опыту, и из рассказов Грама, что гоблины проворны, ловки и цепки, а недостаток силы компенсируют свирепостью, вроде той, что появляется у загнанной в угол крысы. Убогость гоблинского оружия тоже не вводила его в заблуждение, по-настоящему опасаться следовало не этой кривой деревяшки, а зубов и коротких, но твердых и острых когтей ее хозяина. Между тем, копье как раз устремилось ему в живот. Руслан перехватил и отвел копье в сторону левой рукой,
защищенной наручем из толстой кожи, усиленной металлическими накладками, одновременно шагнул вперед и вбок, разворачивая корпус и нанося жесткий рубящий удар в шею гоблина. Тот, по инерции, подался вперед, отразить удар своим копьем он не смог бы, даже если бы и захотел. Казалось, еще миг, и уродливая круглая голова покатится по траве, но гоблин успел среагировать, завалиться на бок, и тесак Руслана оставил глубокий порез даже не на шее, а на тощем плече. Гоблин прокатился по земле, ловко вскочил на ноги, снова выставил вперед свое копье. Он мог бы попытаться бежать, но, похоже, понимал, что тягаться в скорости с человеком не сможет, а ни колючих кустов ни завалов бурелома, где он мог бы спрятаться поблизости нет. Его круглые глаза налились кровью, ноздри раздулись, а изо рта снова вырвался дикий визг. Руслан напрягся, напружинился. В таком состоянии гоблин мог стать действительно опасен. Мелкий уродец попер на него, беспорядочно тыча копьем и продолжая визжать. Руслан пятился, уклоняясь и парируя удары наручем. Было бы проще простого ухватить и резко выдернуть копье, а то и вовсе перерубить его
хорошим ударом тесака. Но как раз этого делать не следовало. Гоблины Темного леса, отсталый, даже по меркам своей расы, вырождающийся народец, питали к своим кривым орудиям глубокую привязанность. Отбери или сломай его, и уродец озвереет, кинется, стараясь вцепиться в шею зубами и когтями. И ведь, хоть куда-нибудь, но непременно вцепится, даже насаженный на тесак и хватку даже мертвым не разожмет. А это значит, что просто рваной раной неудачливый охотник не отделается. Очень сильно повезет, если все ограничится просто тяжелым воспалением. По части передачи всяких гадких болячек гоблины такие мастера, что бешеные чумные крысы хвосты грызут от зависти и мечтают записаться на мастер-класс. Однако, затянувшийся поединок начал Руслана раздражать, потому он решил рискнуть, все же изловчился и ухватил копье прямо под каменным острием. Увидев посягательство на свое обожаемое оружие, гоблин взвизгнул еще громче, что, казалось, было попросту невозможно, и ожидаемо подался вперед, забыв про осторожность. Руслан тут же выпустил копье и ударил сам. Гоблин растерялся, соображая своим тугим умишкой что предпринять и
среагировать не успел. Тесак угодил ему в основание шеи над ключицами и прошел насквозь, сокрушая позвонки. Однако, гоблин не умер сразу. Эти существа славились живучестью и даже от самых тяжелых ран умирали всегда долго и трудно. Вот и этот жил даже с разнесенными в хлам шейными позвонками. Даже конечности у него не отнялись, по странности гоблинской физиологии, конвульсивно дергались, перепахивая когтями дерн. Руслан подобрал кривое копье, приставил каменный наконечник к особому месту между ребрами его хозяина и надавил. Гоблин последний раз дернулся и затих. Странник поморщился. Было жестоко и даже как-то кощунственно убить этого уродца оружием, которое он ценил, вероятно, больше всего на свете, даже больше собственной жизни, однако, он, Руслан, тоже не дурак чтоб попадать в пределы досягаемости когтей даже умирающего гоблина. К тому же, никто ведь не заставлял его соваться в Светлый лес. Договор, принятый тридцать лет назад неумолим: гоблина и иного монстра Темного леса в лесу Светлом, как и человека - в лесу Темном, может и даже должен убить первый встречный местный. За таких не мстят. Правда и
желающих прогуляться к соседям ни останавливать ни наказывать не принято. Такой вот странный мир, скорее уж узаконенная пограничная война, но уж какой есть. Все это Руслан узнал от Грама. Тот вообще много чего рассказывал в то время, пока не выколачивал тренировочным мечом пыль из ученика, а то и сочетая эти два увлекательных занятия. Он же подкинул Руслану первый квест или поручение, как здесь говорили: обходить округу, уделяя основное внимание западной стороне, где Светлый, людской, лес переходил в Темный, принадлежащий монстрам да отлавливать тех, кому дома не сидится. К этому заданию Руслан приступил, едва пройдя курс молодого бойца и занимался этим вот уж вторую неделю. Гоблины встречались ему неоднократно, как по одиночке, так и маленькими группками, и грозными противниками себя не выказали. Немудрено, что и загадочной "энергии" за победы над ними выделялось с гулькин нос. От того и проценты прогресса до следующего уровня росли удручающе медленно. А это означало, что с магией Руслан попал плотно и надолго. От деда Микала он получил только "домашнее задание": постараться самостоятельно освоить
преобразование энергии. Так уж вышло, что благодаря нежданному подарку то ли Велеса, то ли игровой системы, Руслан оказался внутри порочного круга: без хоть сколько-нибудь развитого навыка преобразования он не мог эффективно, или хоть без вреда для себя, использовать Велесово Слово, а из-за того, что это самое Слово исчерпало лимит, выделяемый Книгой на магические навыки он не мог приобщиться к магии стихий, которая существенно облегчала освоение этого самого преобразования. Впрочем, странник уже и не больно-то об этом горевал. Он усвоил основные ухватки и приемы мечного боя, к тому же был неплохо, по меркам этого медвежьего угла, экипирован. Его снаряжение включало в себя толстую кожанку с железными наплечниками и зерцалом, легкий кожаный, так же, усиленный железом, шлем да пару наручей: укрепленный для левой руки и легкий для правой. Верный тесак он тоже собирался вскоре поменять, благо навыки обращения с клинковым оружием поднялись до достаточного уровня. Руслан, к слову, весьма дивился обилию железа, которое в земном средневековье было редким и дорогим, пока его не просветил все тот же
многоопытный Грам. Оказалось, что Граничный сильно отличается от Земли, в том числе, и в плане металлургии. Местное болотное железо, хоть и добротно прокованное, применялось здесь же, да и то больше на орудия труда. На большой земле воины даже качественной сталью брезговали. И их можно было понять. В недрах Граничного хватало иных, более ценных металлов нежели железо от достаточно распространенного и потому недорогого эридиума до жутко редкого и сложного в обработке, адамантита и их сплавов, вроде "звездной стали". Так же дело обстояло и с кожей для доспехов. Зачем использовать обычную воловью кожу, если можно взять, например, кожу сумеречного волка, которая, после должной обработки, не только станет тверже, но и начнет блокировать слабую магию? Так что Руслан охотился на гоблинов и копил деньги. Кстати о них. Странник вытащил нож и склонился над гоблином. Сначала он отсек уродцу ухо, как доказательство победы, за кою полагалась пусть небольшая, но награда, а потом размотал и вытряхнул его набедренную повязку. На землю плюхнулся маленький неряшливый мешочек. Руслан подобрал и осторожно раскрыл его.
Внутри была мешанина из каких-то травок, корешков и крохотных синюшных грибков, формой похожих на шампиньоны. Парадокс, но гоблины, разносчики болезней, умели составлять великолепный, практически универсальный лекарственный сбор. Они либо жевали его, либо растирали в порошок и присыпали раны. Сам Руслан, зная, где гоблины хранят свое чудодейственное средство, по доброй воли не стал бы трогать его и двухметровой палкой, но лекарь и купец, проживавшие в городке, за это дело едва ли не дрались. Руслан добытое между ними делил, но не поровну, втихомолку отсыпая купцу большую долю. Дело в том, что именно с его караваном странник планировал выбраться из этого захолустья. Уж неизвестно, то ли местные жестко протупили, деля с монстрами сферы влияния, то ли объективные причины их к тому вынудили, но ближайшие очаги цивилизации располагались именно за западным, Темным, лесом. Через него, конечно, пролегал вполне проезжий тракт, который считался территорией людей, но соваться на него в одиночку определенно не стоило. Только с достаточно большим и подготовленным отрядом. Вот и подсуживал Руслан купцу, ибо чем
быстрее тот наберет хорошего товара тем быстрее в путь и тронется. Покончив с мародерством, странник бросил еще один взгляд на поверженного противника. Ни прикапывать ни сжигать незванных гостей, пойманных поблизости от границы было не принято. Наоборот, хорошим тоном считалось отсекать таким головы и руки, насаживать на колья и выставлять на границе остальным в назидание. Руслан, однако, расчленять труп не стал. Теперь гоблин не причинит никому вреда, так чего еще надо? К тому же, в такие вот минуты сразу после боя, он почти жалел этих существ. Таинник не может не размышлять, такова уж его природа, вот и Руслан размышлял, и о гоблинах, в числе прочего. При таком пристальном рассмотрении гоблины просто не могли не вызывать жалость. Взять хоть их трогательную привязанность к своему оружию. Гоблины, по крайней мере, племена Темного леса, вырождаются и, похоже, сознают, что всего через несколько поколений могут окончательно деградировать в животных. Очевидно, смутно сознают они и то, что разумных от животных отличает умение изготавливать орудия. От того-то любое кривое копье и возводится его создателем и
хозяином в ранг фетиша. Этим жалким существам можно было бы даже сочувствовать, если б не их злобность. Ведь не просто так к людям ходят, не за чем-то им необходимым, а ради пакостей. Портят что могут, скотину калечат, могут и ребенка украсть, а не украдут так убьют. Вот сознание всего этого и помогло Руслану в первый раз поднять оружие на живое, разумное существо. А потом отсечь ухо. Кто со злом придет, тот его и обрящет... Потому и сочувствия к ним он испытывать не мог, не смотря на все свои открытия, только брезгливость, которая чуть окрашивалась жалостью после того, как очередной уродец был ликвидирован. Руслан спрятал ухо и гоблинскую аптечку в свой заплечный мешок, потом, спохватившись, сунул под рубашку простенький по виду, круглый медальон. Эту штуковину изготовил для него Микал. При приближении гоблинов, да и не только их, но и любых монстров, медальон нагревался и колол кожу тем сильнее чем ближе была тварь. Реагировал он, впрочем, не на самих тварей, а на какую-то "скверну", рассказывать о которой Руслану дед отказался, дескать, мал еще. Похожие вещи, как носимые на себе, так и
стационарные, извещающие о приближении скверны световыми и звуковыми сигналами, стараниями старого мага в больших количествах имелись во всех населенных пунктах. А Руслан-то первое время голову ломал, отчего это граница не патрулируется. А смысл ее патрулировать при такой-то системе обнаружения? Амулет, кстати, оставался холодным. Руслан отправился бродить вдоль границы, по краю Светлого леса. От Темного его отделяла добротная просека, и, похоже, это было сделано не только ради того чтоб обозначить границу. Деревья по другую сторону просеки явно были не здоровы. Искореженные, покрытые пятнами какого-то скверного лишайника, они, вдобавок, "фонили". В первый раз Руслан этого не понял и довольно долго сидел в засаде, поджидая гостей с той стороны, но потом сообразил, что амулет реагирует не на гостей, а на сами деревья, пораженные "скверной". После осознания этого факта Темный лес начал отчетливо ассоциироваться у него с Припятью. Амулет грелся и пощипывал кожу разрядами, отвлекал. Руслан отошел вглубь "своего" леса на расстояние достаточное для того что б исчезли неприятные ощущения, уселся на удачно
подвернувшееся поваленное дерево и достал Книгу. Созерцание собственной статистики с некоторых пор начало его сильно радовать.
        Имя: Руслан
        Раса: человек
        Уровень 1 61%
        Психотип: таинник
        Гильдия: Гильдия Странников (стандарт)
        Параметры:
        Сила 20
        Ловкость 21
        Стойкость 18
        Выносливость 20
        Сила Мысли 17
        Сила Духа 19
        Обаяние 9
        И это были не просто цифры. Руслан и вправду стал сильнее, быстрее, гибче. Его реакция обострилась, как и чувства. Причем, внешне он изменился мало. Мускулы стали рельефнее, да в движениях появилась звериная хищная грация. Его сила шла изнутри, от искры могущества. А самое главное - это только начало пути. Ведь он даже первого капа характеристик не достиг. Что-то будет дальше! И, кроме того, не характеристиками едиными. Повысился и навык владения мечами. Вот это обстоятельство радовало Руслана так, что даже примирила его с не самой удачной охотой и подтолкнула к возвращению в городок. В конце концов, охота - это не вся жизнь. Характеристик и навыка как раз должно хватать на новое оружие. А раз так, следовало оружие поменять и дело это не откладывать. К слову об оружии. Нестандартные противники, вроде троллей, оборотней или нежити часто подсказывали странникам идеи нестандартного же оружия, а нечеловеческая сила и ловкость в сочетании с доступом к материалам с особыми свойствами позволяли воплощать смелые идеи в жизнь. Чего стоил только "сокрушитель троллей" - несуразная, на первый взгляд,
тяжеленная городуха, сочетающаа в себе меч, топор и клевец. Или "руки дьявола" - латные наручи, усаженные лезвиями. Руслан, впрочем, в запросах был скромен. Ему бы вполне хватило обычного длинного или полуторного меча. Да и Грам говорил, что как раз такое оружие предпочитают боевые маги. Правда в оружейной городка Руслан ничего подобного не видел, как и обычных сабель. В этом регионе предпочитали прямые и тяжелые пехотные мечи, а то и топоры. Кому хотелось чего полегче и поманевренее, брал тесак, как и Руслан в свое время. Однако, несколько полуторных мечей, похоже, выкованных в порядке эксперимента, он в оружейной замечал и хотел заполучить один из них. Для очистки совести Руслан еще немного побродил по лесу, но тревожных сигналов не ощутил и отправился, наконец, в город. По пути он, как обычно, размышлял. На этот раз о странностях общинного строя. Вот он, Руслан, формально гол как сокол: только и есть своего, личного, что минимум повседневной одежды, нож да Книга. А фактически он весьма неплохо снаряжен и вооружен и может всегда получить ночлег и пропитание как в городе, так и в любой из окрестных
деревенек, по размерам тянущих скорее на хутора. При этом не вкалывает от зари до зари тщась зашибить лишнюю копейку, а добровольно и без понуждения занимается нужным для общества делом. Так может правы были коммунисты? Личные вещи, накапливаясь, имеют свойство превращаться из повода для радости и гордости в кучи лишнего хлама. Так стоит ли обременять себя им? Руслан вспомнил рассказы старших знакомых о жизни в СССР, о многочисленных пунктах проката, где можно было за копейки взять попользоваться что угодно. Вот так и он сейчас сдаст в арсенал тесак и выберет себе ладный полуторник... Руслан улыбнулся и ускорил шаг.
        Грим обнаружился, как раз, в арсенале, где он перебирал оружие, проверяя что нуждается в смазке или чистке. Увидев Руслана, воин буркнул:
        - Рановато ты нынче. Только не говори, что гоблины паршивые тебя из леса выгнали.
        - Скорее уж я их выгнал! - не удержавшись, похвалился Руслан, - Сегодня с самого утра только один попался. Вот я и решил тихим днем воспользоваться и оружие поменять.
        - Оружие поменять? Ножик кухонный на бабью скалку? А нука дай... - воин вытер тряпицей руки, принял у Руслана Книгу, вчитался, цокнул языком и наконец постановил: - И впрямь, ты готов. Все еще длинный меч хочешь?
        Руслан с энтузиазмом закивал. В ответ Грим швырнул ему тренировочный меч и поманил во двор. Там снова началось обучение по прогрессивной методе, когда учитель сперва демонстрируем приемы, которые надлежит усвоить ученику, а потом начинает выколачивать из ученика пыль, вынуждая применять оные приемы на практике. Впрочем, опыт у Руслана уже был, что позволило ему усваивать все эти стойки, выпады и рывки относительно быстро и безболезненно. Странник, конечно, не обольщался, понимая, что это самый начальный уровень, и дальше будет сложнее, ибо длинный меч - это не тесак. Но, все же получал от тренировки некоторое удовольствие, потихоньку гордясь своей ловкостью и умением держать удар. Он так увлекся, что даже был раздосадован, когда Грим внезапно закончил поединок и повернулся в сторону дома. Там, на границе тренировочной площадки стоял худощавый мужчина в рясе.
        - Да снизойдет благодать Всесоздателя на вас, добрые воины, - поклонился монах, поняв, что его заметили, - мне бы с воеводой Гримом словом перемолвиться...
        - Приветствую святого брата в своем доме, - отозвался Грим, - Ну пойдем в горницу, отдохнешь с дороги да расскажешь, что стряслось в Обители такого, что я вам понадобился.
        Он запросто взял монаха за плече и повел в дом. Руслан, естественно, увязался следом. Воин усадил гостя за стол и придвинул к нему кувшин, сам уселся напротив. Монах осторожно понюхал содержимое кувшина, просветлел лицом и, с видимым удовольствием, утолил жажду. Отерев короткую бородку он собрался было заговорить, но тут заметил скромно присевшего на сундуке в углу Руслана и запнулся.
        - Это мой ученик, доблестный странник Руслан, - объяснил Грим, поняв затруднения гостя, - Можешь смело излагать свое дело, у меня от него секретов нет.
        Монах замялся и мялся довольно долго, но наконец выдал:
        - В обитель проник демон. Мы не можем его изгнать...
        Осмыслив слова монаха, Руслан внутренне подобрался. Демон в обители! Кажется, дело пахнет добротным мистическим хоррором с чертовщиной, кровищей и извращениями. Впрочем, сам скорбный вестник ранен не был. Не выглядел он и сильно напуганным, скорее опечаленным и каким-то...пристыженным, что ли. Впрочем, Руслан прекрасно сознавал, что с местными реалиями знаком достаточно слабо, потому не делал поспешных выводов и ожидал реакции Грама. Он вполне был готов к тому, что воин прямо с места метнется в арсенал за топором помощнее и собрался уже насесть на него со слезными мольбами взять с собой на дело. Однако воин отреагировал совершенно иначе. Грам открыл рот, потом закрыл... и громогласно расхохотался.
        - А Сергий-то шутник! Надо же, выдумал, демона они изгнать не могут! - воин смахнул выступившие от смеха слезы, повернулся к недоумевающему Руслану и пояснил, - На востоке, в Светлом лесу, есть монастырь ордена Святого Ока. И орден этот не с проста так называется. Посвященным братьям достаточно одного взгляда что б изгнать хоть даже архидемона. А Сергий, игумен обители - мой старинный друг. Вот, видать, подшутить решил.
        И Грам снова от души рассмеялся. А на монаха, меж тем, страшно было смотреть. Он то краснел, то бледнел, при этом ловил ртом воздух будто задыхался. Встревоженный Руслан пихнул Грама локтем в бок. Воин осекся, посмотрел на монаха совсем другим взглядом, внимательным, цепким. А тот, наконец взял себя в руки и снова заговорил:
        - Господин Грам, господин Руслан, это, к прискорбию, не шутки. Погиб один из послушников...
        - Но как? - теперь воин выглядел обескураженным.
        - Демон проник в его келью. И никто из старших братьев не может изгнать эту тварь потому что... - монах снова покраснел, как вареный рак, - Это демон в обличии женщины, сосуда греха... Господин Грам, вы истинно правы, экзорцизм нашего ордена, Святой Взор, способен вмиг изгнать самого могучего демона, но лишь пока взор не осквернен. А осквернить его способен один взгляд на тело женщины...
        Руслан уронил челюсть на стол. Нет, это не хоррор, это "Монти Пайтон и святой грааль" какой-то! Это было бы даже смешно, если бы не сопровождалось смертью... Руслан не выдержал:
        - Но должны же быть и иные способы изгнания! Молитвы, обряды, священные символы, наконец!
        - Увы... - монах посмотрел на него со смесью досады и интереса и горько вздохнул, - Когда-то орден владел подобными средствами, но с обретением Святого Взора все это утратило смысл и было забыто...Увы...
        Руслан только головой качал. Ну святые братья и дали грязи! Получили вундервафлю и тут же забыли все остальное. Грам, все это время внимательно слушавший, вдруг спросил:
        - А ваш игумен, отец Сергий?
        - Увы, - несчастный монах вовсе понурился, - Отец Сергий отбыл третьего дня. Найти его для нас никак не возможно, но некоторые братья полагают, что он сам узнает о несчастье и прибудет как только сможет. Однако сам он советовал в случае подобной нужды обращаться за помощью к Вам. Вот меня и послали...
        - Что ж, помочь подопечным Сергия - мой долг. И я помогу чем смогу,- Грам пристукнул ладонью по столу, однако остался сидеть и повернулся к Руслану, - Но в монастырь отправишься ты.
        - Я?! ОН?! - хором вскинулись странник и монах.
        - Да, ты, - невозмутимо подтвердил воин и пояснил, - Как ты уже понял, наверное, святые братья хранят неукоснительное целомудрие ибо оно залог их силы. Посему и мирянин может войти в монастырь лишь после семидневного воздержания. Я как раз недавно...кхм...оскоромился, а ты, Руслан, ничем таким не грешил, потому как некогда было.
        - Но обитель и так осквернена... - робко попытался возразить монах.
        - Вот я и не хочу хоть малостью осквернить ее еще сильнее! - Грам снова пристукнул по столу и поднялся, - Ты, брат, отдохни перед обратной дорогой. А ты, Руслан, ступай за мной, тебе нужно подготовиться.
        Руслан последовал за учителем в арсенал, но счел нужным уточнить:
        - Вы уверены, что это задание для меня? Я же не клирик...
        - Потому и пойдешь, что не клирик, - раздраженно одернул его Грам, - Видишь, клирики в лужу сели...
        Оказавшись в арсенале, воин уверенно направился куда-то в глубь и, после недолгого отсутствия, вернулся, неся в руках меч и длинный кинжал.
        - Взгляни ка, - он швырнул Руслану меч. Странник поймал оружие, взвесил в руках, вытянул из ножен. Это был один из тех самых экспериментальных облегченных двуручников. Клинок длиной был около метра, что Руслана устраивало более чем полностью, но был широким и толстым, что доводило вес оружия до четырех килограммов, и это уже было нехорошо. Да, сильному человеку держать его в одной, а тем более в двух руках, труда не составляло, но меч мало было просто держать. Им требовалось махать быстро, точно и долго, и тут лучше было бы пожертвовать силой удара в угоду маневренности за счет уменьшения веса. Однако, альтернативы все равно не было. Посему Руслан благодарно кивнул и натянул на себя перевязь, пристроив новый меч за спиной, давая понять, что выбор наставника одобряет. Грам кивнул в ответ и протянул Руслану кинжал:
        - Но на демона пойдешь вот с этим. Кинжал был полной противоположностью меча: неожиданно легкий, тонкий и изящный. Вытянув клинок из ножен, Руслан обнаружил, что сделан он из снежно белого, с серебряным блеском, металла.
        - Это благословленный мифрил, - пояснил Грам, - Он смертелен для инферналов. Если справишься с поручением, этот кинжал станет твоим.
        Бедро Руслана ощутимо кольнуло электрическим разрядом. Уже зная по опыту, что это означает, странник снял с пояса Книгу, раскрыл ее в разделе, посвященном квестам.
        Получено задание "Демон в святой обители" Цель: изгнать инфернальное существо из манастыря ордена Святого Ока. Способ выполнения: вариативно. Награда 1: кинжал из благословленного мифрила. Награда 2: вариативно/скрыто
        Руслан вернул Книгу на пояс, на него же, но с другой стороны, повесил кинжал. Мысли его крутились вокруг, указанной в Книге, вариативности выполнения задания. Немного подумав, он посвятил в свою проблему Грама.
        - Уж и не знаю, что тебе посоветовать, ученик... - протянул воин,задумчиво потирая подбородок, - Высшие демоны - не бездумные твари, это верно, но это не значит, что с ними стоит договариваться. Опять же, непонятно кто именно к братии пожаловал. Облик женщин способны принимать несколько видов демонов. Ты вот что, не ломись сразу с этой гостьей разбираться, попробуй сперва выяснить кто такова.
        - Как же я это выясню? - с тревогой спросил Руслан, - Сам я в этих инферналах не разбираюсь...по крайней мере, в местных. На монахов тоже надежды нет.
        - На монахов нет, а вот на монастырскую библиотеку можешь рассчитывать смело. Точно знаю, что есть там "Полное описание всех видов и родов тварей инфернальных", мне Сергий хвастал как-то. Вот ты ту книгу прочти, с братьями поговори, вызнай что им ведомо. А затем думай, - воин вытянул руку и легонько постучал пальцем по лбу Руслана, - Голова тебе затем и надобна что б думать.
        И наконец воевода сунул Руслану маленькую склянку с серой жидкостью:
        - А что б, при виде демоницы этой, думать головой, а не яйцами выпьеш это зелье. Ну все, теперь ты готов. Не осрамись уж там!
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 5
        Глава 5
        Дорога через Светлый лес была относительно прямой, но узкой и ухабистой. Кабы не настеленное в телеге сено, Руслан бы или зад отбил или язык себе откусил ненароком. Он бы вообще предпочел пешком прогуляться, но раз уж Тихон, тот самый скорбный вестник из монастыря, приехал на телеге, то глупо не воспользоваться оказией. К тому же, запряженная в телегу понурая лошадка двигалась хоть и не со скоростью гоночного болида, но заметно быстрее пешехода. Так что уже через час с небольшим деревья расступились, и Руслан узрел наконец монастырь Святого Ока, место где воспитывались лучшие в мире экзорцисты... не способные выгнать из своего монастыря демона в женском облике. Монастырь возвышался в окружении огородов с различными овощами и с виду подозрительно напоминал небольшую крепость. Он словно весь состоял из высокой бревенчатой стены, над которой возвышалась лишь золотая маковка, увенчанная, впрочем, не крестом, а золотым же шаром, видимо, символом Всетворца. Сходство с крепостью усугублялось еще и тем, что за дорогой, очевидно, внимательно наблюдали. При приближении телеги, ворота, будто сами собой,
отворились, пропуская гостей внутрь. Оказавшись на территории обители, Руслан с интересом огляделся и обнаружил, что монастырь действительно представляет из себя одну сплошную толстую стену из трех корпусов и двух привратных башенок. Посреди квадратного двора возвышалась церковь, в точности такая, какие в прежнем Руслановом мире числились памятниками деревянного зодчества, только с шаром вместо креста. Да еще, чуть в стороне, тулилось низкое, вытянутое здание, очевидно, хозяйственного назначения. Меж тем монах слез с телеги и, подняв глаза на золотой шар, сложил пальцы троеперстием, очертил перед собой размашистую окружность. Руслан тоже спрыгнул на землю, но осенять себя крестным, то есть, круговым знамением не стал из почтения к Велесу. Оно, конечно, нужно было бы проявить уважение и вообще в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Только вот Велес его из Горнила вытащил, а про Всетворца этого он только пару часов назад узнал. Стало быть, Всетворец этот и обойдется. Между тем во двор выбралась делегация встречающих. Первыми шли двое монахов явно преклонных лет, за ними кучкой следовало десятка
полтора юношей возрастом не старше двадцати лет. Руслан поклонился, приложив руку к груди и представился. Один из двух старших монахов, прямой и тощий, как жердь, с поджатыми бескровными губами, скребнул по нему колючим взглядом и недовольно проворчал:
        - Мы считали себя в праве рассчитывать, что воевода Грам прибудет лично.
        - Господин Грам, мой наставник, не смог прибыть в силу некоторых обстоятельств, - объяснил Руслан, - Но он подробно проинструктировал меня и снабдил всем необходимым для решения ваших затруднений.
        Тощий вскинулся, собираясь, видимо, выразить свое возмущение, но его сосед справа, более низкий, плотный и явно куда более добродушный, положил ладонь ему на плечо и успокаивающе заговорил:
        - Не строжись так, Деметрий. Добрый воевода Грам не отправил бы к нам бесталанного ученика. К тому же, сей юноша чист.
        Названный Деметрием вгляделся в Руслана внимательнее и немного смягчился, а второй монах направился к Руслану, не церемонясь взял его за локоть и повел к дальнему от ворот корпусу, говоря на ходу:
        - Не серчай на отца Деметрия, добрый странник. Он очень подавлен случившимся несчастьем... Благо еще, что бесовская тварь так и сидит в келье Стефана. Бедный-бедный мальчик... Всей душей верую, что волей Всетворца ты сможешь изгнать зловредного беса.
        - Приложу все силы, - смог, наконец, вставить слово Руслан, - Но сначала мне нужно провести некоторые приготовления, рекомендованные господином Грамом. Надеюсь на вашу помощь в этом, отец...эээ...
        - Мартин, - с готовностью подсказал монах, - Отец Мартин. С радостью окажу тебе любую и всяческую помощь в святом деле, сын мой!
        - Для начала мне потребуется изучить книгу "Описание всех видов и родов тварей инфернальных", - начал перечислять Руслан, - Так же, желательно было бы поговорить с кем-то, кто видел этого демона, если это возможно. Кроме того, мне может понадобиться осмотреть тело...
        - Книга сия является гордостью нашей библиотеки, - закивал словоохотливый Мартин, - Демона воочию видел, не считая несчастного Стефана, разумеется, отец Георгий. Что, к великой скорби, лишило его благодати Всетворца. Сейчас он усердно молится во имя очищения, но ради благого дела, мыслю, отвлечется от своих трудов. Что же касается тела... думаю,это возможно. Ступай за мной, я проведу тебя в библиотеку.
        - Скажите, а почему вы обратились за помощью к воеводе, а не к городскому магу? - Рискнул Руслан задать вполне логичный на его взгляд, вопрос, - Мне кажется, господин Микал достаточно компетентен для того что бы решить вашу проблему...
        Такой добродушный, вроде бы, отец Мартин побагровел и зафыркал, как разозленный кот, а потом натурально прошипел:
        - Не смей поминать этого безбожного язычника в святой обители!
        Так... Руслан мысленно добавил к мозаичной картине мира новые кусочки. Выходит тут жрецы с магами на ножах. Хотя, антипатия эта, похоже, не обоюдная. От Микала, к примеру, Руслан ничего негативного о жрецах не слышал. Впрочем, много ли он видел как жрецов так и магов? Да по тем, кого видел может ли судить? Руслан, положа руку на сердце, не мог бы сказать, что хорошо знает даже деда Микала, не говоря уж об отце Мартине. Нет, выводы делать пока рано. Но вообще звоночек тревожный. Отец Мартин, тем временем, принял задумчивость Руслана за раскаяние и смирение, поостыл и счел нужным просветить маловера:
        - Всетворец есть начало и мера всего. Вся сила, власть и слава принадлежат ему и только ему. Мы, смертные, можем лишь смиренно просить его о ниспослании толики могущества...
        И так далее и тому подобное... "Интересно, - подумал Руслан, - Он меня за идиота принимает или просто по привычке болтает?" И в самом деле, уж кто-кто, а Руслан был точно в курсе того, что Всетворец далеко не единственный бог. И Мартин не мог этого не понимать. Похоже, монах просто счел нужным попытаться обработать нового человека. Неизвестно, сколько могла продолжаться эта душеспасительная лекция, Руслан предполагал, что долго, к счастью они успели добраться до библиотеки до того как у него окончательно завяли уши. Помещение было весьма скромным и стеллажей с книгами имелось всего три. К счастью, для чтения был установлен нормальный стол, а не пюпитр какой-нибудь. Там Мартин наконец оставил свои нравоучения, прошелся вдоль полок нашел нужную книгу и вручил Руслану, напоследок выразив надежду на то, что чтение этого трактата подтолкнет Руслана в сторону правильной веры. Когда он ушел, странник наконец-то смог вздохнуть с облегчением. Он расположился за столом, положил перед собой книгу и глубоко вздохнул, готовясь продираться через дебри словоблудия, которыми так знамениты средневековые трактаты.
Однако, "Описание..." приятно удивило его. Никакой воды, никаких многоэтажных рассуждений ни о чем, только конкретика. В добавок, книга имела очень удобное оглавление. Демоны высшие и низшие, воины и дворяне. Автор знал толк в инферно. Но Руслана сейчас интересовали сугубо конкретные сведения. Демонов имеющих женский облик или способных его принимать он обнаружил немало. Но большую их часть, относящуюся к низшим демонам, сразу отсеял. Да, монахи Святого Ока здорово промахнулись со своей вундервафлей, однако, не смотря на это, сила в них была немалая. Да и сам по себе монастырь - место намоленное, низшим демонам в такое просто не пробиться ни при каких раскладах. Значит незваная гостья была кем-то из высших. Высшие демоны, как понял Руслан, питались энергией определенных эмоций, страстей. Суккубы, питавшиеся похотью, были самыми безобидными, так как интересующую их энергию могли получить не причиняя вреда "донору". Баати, похожие на суккуб внешне, были куда опаснее. Эти питались предсмертной болью, агонией, и в момент эякуляции выгрызали своим жертвам чресла. Нахемы из подгруппы адских княгинь тоже
питались похотью, но, в отличии от суккуб, предпочитали исключительно девственных юношей и одной энергией не довольствовались, неизменно вырывали вместе с ней и душу. А наамы питались смертельным ужасом и женский облик использовали исключительно для заманивания жертв. Определив таким образом круг подозреваемых, Руслан закрыл книгу и поднялся. Осталось осмотреть жертву и поговорить со свидетелем. Только вот Руслан в упор не представлял где ему искать как первого так и второго. Впрочем, как следует встревожиться по этому поводу он не успел. В библиотеку тихонько вошел один из молодых монахов и, поклонившись, отрапортовал:
        - Савелием меня звать, странник. Послушник я. Отец Деметрий мне наказал при тебе быть, по монастырю проводить куда тебе надобно.
        Руслан вежливости ради слегка поклонился в ответ и внимательно посмотрел на послушника. Его несколько насторожило то, что позаботиться о его удобстве решил именно Деметрий, вроде бы, принявший его весьма холодно. Может, он этого Савелия не столько провожать его, сколько присматривать что б чего не учудил. Ну и ладно. Чудить он, все равно, не собирается, а проводник пригодится в любом случае.
        - Здесь я дела закончил, - заявил Руслан, - Теперь мне надо осмотреть тело погибшего послушника.
        - Зачем тебе это, воин? - вытаращился на него Савелий, - Бедный Стефан и так муку принял, для чего тело его теперь тревожить?
        - Понимаешь, Савелий, прежде чем идти на демона мне надо узнать к какому виду он относится. В книге я нашел несколько подходящих видов, но что б определить точнее мне нужно понять как умер несчастный Стефан. Это же не ради праздного интереса, а для скорейшего изгнания гадкой твари.
        - Ну, если так... - послушник задумчиво потер, поросший редкими волосками подбородок, - Ступай за мной, странник. Стефан ныне в отпевальном покое...
        Руслан, хоть и был уверен, что отпевание проводят в церкви, последовал за послушником без вопросов. Снова коридоры и лестницы. Только лестниц на этот раз было больше, из чего странник заключил, что они спустились куда-то под землю. В этот момент он начал догадываться о том что это за отпевальный покой и зачем он нужен. Окончательно он уверился в своей догадке, когда оказался перед дверью покоя, толстой, мощной, на совесть укрепленной железом. Ну да, все верно. В мире реальных чудовищ, демонов и нежити, где любой покойник мог восстать какой-нибудь гадкой тварью, обращение с этими самыми покойниками требовалось особое. Вот и придумали местные надежно защищенную карантинную зону, где покойник вылеживался пока не становилось ясно можно ли его хоронить или требуются дополнительные меры. Что ж, разумно. Однако, Стефана, похоже, поместили в карантин исключительно по традиции. От него монахи подвоха не ждали, а потому и мощная дверь, призванная сдержать покойника буде он переродится во что-нибудь лютое, была не заперта. Покой был не велик, места только для одного покойника да одного-двух наблюдателей. В
роли покойника выступал бедолага Стефан, а вот наблюдателем был человек, с которым Руслан предпочел бы не встречаться, отец Деметрий.
        - Зачем ты здесь, странник? Разве за тем ты явился чтоб тревожить покой умерших? - святой отец и не пытался скрыть своей неприязни. Однако, Руслан решил не уподобляться и снова на пальцах объяснил, что врага следует знать в лицо. На это Деметрию не нашлось, что возразить, и он разрешил осмотр. Стефан лежал на монументальном, основательно вкопанном в земляной пол столе. Сразу было видно, что с ним поработала не баати. После нее остались бы такие раны, которые никак не смогла бы скрыть длинная белая рубаха, в которую был облачен покойник. Следом Руслан заподозрил в преступлении нахему. Благо послушник соответствовал требованиям: очень молодой человек, практически мальчишка, явно не успевший в жизни ни разу побриться. Однако следов укуса на шее Руслан обнаружить не смог. А если бы паренька убила нахема, они бы непременно остались. Адские княгини предпочитали "комплексные обеды" из похоти, души и крови. Но шея была чиста. Так же, не похоже было и на то, что парень умер от ужаса, как это было бы при встрече с наамой. Лицо Стефана было каким-то даже...умиротворенным. Словно умер он с чувством честно
выполненного долга. Ох и не хотелось Руслану говорить с Деметрием, но выхода, похоже, не оставалось.
        - Скажите, - обратился странник к святому отцу, - Как он выглядел, когда его обнаружили? В порядке ли была его одежда?
        - Да как смеешь, охальник! - вспылил монах, - Ты в чем доброго послушника подозреваешь?! Он еще ребенком от мира удалился по своей воле! В вере и добродетели ревностен и тверд был, любому иноку под стать, а ты, нечестивец, грязной пастью его имя пятнаешь!
        В то время, пока монах произносил свою тираду, Руслан стремительно свирепел. В груди его белым пламенем разгорался гнев, начисто выжигая всякое благоразумнее, но, вместе с тем удивительным образом прочищая голову и обостряя мысли. Невнятная тревога, преследовавшая его с того самого момента, как он узнал об инциденте в монастыре, словно озаренная вспышкой гнева, обрела четкую форму. Книга кольнула в бедро разрядом тока, но Руслан мысленно отмахнулся от нее и заговорил резко, с тяжелым нажимом:
        - А вот смею, святой отец. Еще как смею. Потому что, уж не знаю. как вас, а меня в этой истории много чего смущает. В ваш монастырь, если вы, вдруг, не заметили, проник демон. Да не просто в нужник куда-нибудь пробрался, а в келью самого ревностного, по вашим словам, послушника. И это при том, что у вас тут каждое бревно, каждая доска и каждый гвоздь молитвами пропитан. Так скажите мне, что ж за демон нужен чтоб проломить такую защиту? Вы хоть попробуйте представить какой силы должна быть эта тварь! И теперь эта тварь, вместо того что б разносить тут все в щепки, сидит в той самой келье. Почему? Вам не интересно? А мне вот очень интересно! Потому что я хочу знать с чем я могу столкнуться! А я ничего не могу понять. Ничего! Не могу понять даже от чего умер несчастный Стефан!
        - От сердца...
        - Что, простите?! - от удивления Руслан даже гневаться позабыл. Он чего угодно ожидал вплоть до изгнания из монастыря и провала квеста. А меж тем, слова его, похоже, попали в цель.
        - Его сердце разорвалось... - голос Деметрия звучал хрипло и приглушенно, будто он едва сдерживал слезы. Впрочем, святой отец быстро взял себя в руки и заговорил более уверенно, - Юный Стефанн обладал могучей душей, но слабым здоровьем. Он действительно пришел в монастырь будучи еще ребенком. Да, мы почти сразу поняли, что жизнь его будет недолгой. Мы решили ничего не говорить ему, дабы не смущать его ум. Но он, как будто, сам понимал, что служение его не будет долгим и стремился силою веры и прилежанием искупить его краткость. Мы со святыми братьями мыслили его досрочно под постриг привести, ан вот как оно вышло... Нет, Руслан, не успел он осквернить себя прикосновением к бесовской твари, чистым отошел в чертоги Всетворца...
        Руслан вздохнул и покачал головой. Он-то возлагал на осмотр тела самые большие надежды, а получается так, что Стефан с демоном и не контактировал. Последняя надежда оставалась на некоего отца Георгия, предпринявшего неудачную попытку изгнать демона святым взором. А послушнику не повезло так не повезло. Судя по всему, именно к досрочному постригу он и стремился, про все прочее ради этого забыл, а даже тут ему облом вышел. Жаль...
        - Жаль... - повторил Руслан вслух, - Жаль, что Стефан не дожил до исполнения своей мечты. Но я уверен, Всетворец зачтет ему его служение.
        - Ведь ты не чтишь Всетворца, - медленно произнес Деметрий. В старом священнике, казалось, боролись признательность за сочувствие, недоверие и, вошедшее в привычку, пренебрежение к "безбожникам", - Но соболезнуешь искреннее... Почему?
        Несколько секунд Руслан размышлял стоит ли на это отвечать, но в конечном итоге, решил, что стоит.
        - Я, может быть, ужасно крамольную вещь скажу, святой отец, но, по-моему, умение сопереживать зависит не от веры, а от самого человека...
        - Добродетель без веры более угодна Господу, нежели вера без добродетели, - задумчиво проговорил Деметрий, словно переосмысливая полузабытую цитату, - Так сказано в старой священной книге... Быть может, то что мне напомнил эти слова ты, странник, пришедший в мир волей чужого бога, не случайно. Я поразмыслю над этим. Полагаю, ты надеешься найти ответы на свои вопросы у отца Георгия. Он ныне в храме, ступай к нему. А я должен закончить обряд. Я тоже верую, что Всетворец примет Стефана милостиво, но в посмертного напутствия даже святых лишать не след...
        В храме, где, по словам Деметрия, пребывал сейчас пресловутый отец Георгий было сумрачно и густо пахло благовониями. Только вместо иконостаса помещалась трехметровая статуя мужчины в мантии, держащего на ладони золотую сферу. Очевидно, так почитатели представляли себе Всетворца. А еще от изваяния накатывали волны мощи. Пальцы Руслана словно сами собой сложились в триперстие, рука поднялась, а колени начали подгибаться, но странник тряхнул головой, упрямо посмотрел на Всетворца и остался стоять. Нет, не станет он падать ниц, даже перед богом. Однако, и вламываться в храм с гордо задранным носом было бы как-то по-хамски. Секунду поразмыслив, Руслан нашел компромисс и, встав на пороге, отвесил в сторону статуи поясной поклон. Только тут он заметил человека, преклонившего колени перед статуей. Ни монашеская ряса, ни склоненная поза не могли скрыть его богатырского сложения. Руслан только задумался о том как бы поделикатнее оторвать отца Георгия от молитвы, но, неожиданно, тот заговорил сам.
        - Ты не чтишь Всетворца, - голос у монаха был под стать фигуре, глубокий и мощный, - И ты не боишься его силы, хотя и ссоры не ищешь.
        - Я чту другого бога, святой отец, - ответил странник, - Мое имя Руслан, прибыл по поручению моего наставника, господина Грама.
        - Ты владеешь силой изгонять демонов?
        - Нет. Но мой наставник снабдил меня оружием.
        - Покажи.
        Руслан отстегнул от пояса ножны с кинжалом, подошел и протянул монаху. Первое впечатление его не обмануло. С виду Георгий был более похож на Грама чем на того же Деметрия. У святого отца было волевое, иссеченное морщинами и украшенное несколькими шрамами лицо и руки явно более привычные к оружию чем к перу и кадилу. Он принял кинжал, взвесил на руке, вытянул лезвие и одобрительно щелкнул языком.
        - Доброе оружие. Такое и впрямь получше иного экзорцизма будет. Я, как и прочие братья Святого Ока, дал обет не обнажать оружия для боя и не носить брони, но ты им не связан. Мыслю. у тебя получится то, что не удалось мне.
        - Я надеюсь на это, святой отец, - поклонился польщенный Руслан, - Только мне желательно было бы знать с каким именно демоном я столкнусь там, в келье. Я изучил "Описание..." и осмотрел тело Стефана, но это не сильно мне помогло. Последняя надежда на ваше слово.
        - Когда мой взгляд утратил силу... - Георгий передернул плечами будто от холода, - Моли своего неведомого бога, Руслан, что б тебе не довелось испытать подобного... Я отступил тогда. Только и смог, что тело Стефана вытащить. Мы все слишком привыкли полагаться на святой взгляд, да и оружия у меня не было. Так что, видел я эту демоницу недолго. Но могу сказать, что это не наама и не нахема.
        - Значит, суккуба либо баати... - Руслан задумчиво потер подбородок, - Осталось только понять кто именно.
        - Верно. А теперь слушай меня внимательно, Руслан. Суккубы и баати обликом схожи. А иные ученые люди говорят будто они и не отличаются вовсе, что одно это племя бесовское, только нравом разнятся, не все крови алчут. Оттого и отличить одну от другой невозможно, пока не вцепится. Так что ты настороже будь. Мыслю я, демоница ныне слаба, так что хитростью тебя взять попробует. Уж не допусти еще одной смерти в святых стенах.
        Затягивать приготовления дальше не имело смысла. Пора было приступать к изгнанию. Корпус, оскверненный демоном, был пуст. Всех обитателей перевели в другой, благо послушников в обители было не так много, как в иные времена, и тесниться им не пришлось. И Руслану никто мешать не станет, да и в случае неудачи без лишних жертв обойдется. От мыслей о возможном провале и том, что этот провал будет для него означать, странник передернул плечами. Он как раз стоял перед дверью нужной ему кельи и собирался с духом перед последним шагом. Склянку, выданную Грамом, он осушил зарание и чар демоницы мог не опасаться. Однако, демоницы - народ такой, не выйдет с чарами, так и разорвать может... Наконец, он решился, уверенно сбросил с плеча свой громоздкий меч, который в тесной комнатке был бы только помехой, положил ладонь на рукоять кинжала и решительно вошел в келью, тут же закрыв за собой дверь. Келья была мала до невероятности, а из мебели в ней помещался только масляный светильник, на диво, еще горящий да узкая койка с тонким тюфяком, на которой сжав ноги и прикрыв руками грудь, сидела совсем юная,лет
семнадцати на вид,девушка. Весьма симпатичная,следовало признать. Идеально вылепленное тело покрывала смуглая,чуть красноватая кожа, за спиной угадывались маленькие,предназначенные скорее не для полета,а просто для украшения,перепончатые крылышки, густая рубиновая шевелюра почти полностью скрывала миниатюрные завитые рожки,а завершал картину хвостик с печально поникшей красной кисточкой на конце. Девушка подняла на Руслана глубокие алые глаза и спросила почти с надеждой:
        - Ты меня изгонять будешь?
        Рука на кинжале предательски дрогнула,однако твердость голоса Руслану сохранить удалось:
        - Сначала я хочу услышать твою версию событий. Кто ты?
        - Я... - дрожащим голоском начала девушка, - Я любящая...суккуб,по-вашему...Я недавно стала взрослой, и получила силу и право покидать Инферно. Я так ждала своего первого вызова...И тот юноша...
        - Это понятно,но как ты смогла попасть в монастырь?
        - У него был свиток призыва...мощный... Здесь плохое, страшное место, но тот юноша...он так страстно звал меня, а я хотела что б у моего первого мужчины я тоже была первой. Я выбрала свой лучший облик, пришла к нему, а он... - могучая демонесса, три дня терроризировавшая монастырь лучших в мире экзорцистов, скривила хорошенькое личико и самым натуральным образом разревелась, - А он...умееер...
        Руслан призадумался. Наличие свитка призыва объясняло, как демоница смогла попасть в намоленный от фундамента до последней тесовинки на крыше монастырь. Но где послушник мог его взять? А если? Если кто-то со стороны дал ему свиток, а заодно и просветил Стефана на счет его смертельного недуга? Руслан даже мог себе представить, как неизвестный уговаривал Стефана свитком воспользоваться. Давил, небось на то, что тяжко помирать бабы не попробовав, да не забыл припомнить и то, что старшие монахи Стефану о его болезни не сказали, дескать, хотели чтоб он чистым помер во славу их бога, ну и все такое. Неосторожно и ненадежно, на самом деле. Стефан с равной вероятностью мог как воспользоваться свитком так и пойти к настоятелю и покаяться. Не пошел и не покаялся. Теперь уже не определишь, что сыграло решающую роль: чувство вины или неземная красота обнаженной суккубы,но сердце паренька не выдержало. Теперь Стефан мертв, несчастная суккуба, не получившая подпитки,заперта в монастыре, а несчастные монахи не могут ее изгнать из-за неожиданного изъяна их вундервафли. Радуется,небось,только тот мудак, который
все это заварил...
        - Я слышала,что так бывает... - продолжала суккуба,шмыгая носиком и глотая слезы, - Но я же не хотелаааа!
        Плохо понимая,что делает, Руслан сел рядом с ней, обнял за плечи и ласково провел ладонью по волосам. Он и сам не знал чего в нем в тот момент было больше: вожделения или просто желания утешить плачущую девушку...Суккуба вздрогнула, подняла на него большие,блестящие глаза. Таинник наклонился и поцеловал ее в пухлые,податливые губы. Он накрыл рукой упругую,горячую грудь, слегка сжал,чувствуя,как щекочет ладонь твердый сосок. Демонесса,тихонько постанывая,ответила на поцелуй. Руслан почувствовал, как его обвили тонкие,но сильные руки, маленькие,острые коготки царапнули плечи... Мысль о том,что он,возможно, совершает самую большую ошибку в своей новой жизни скользнула по краю сознания и канула в пучину страсти...
        ...Суккуба издала долгий безумный крик и выгнулась в экстазе...Когда волна наслаждения схлынула, она подалась вперед и замерла. Ее влажно блестящая грудь медленно вздымалась, красные волосы упали на лицо, затуманенные глаза смотрели поверх безвольного, истерзанного тела,лежащего под ней...Демонесса рассеянно подняла руку к лицу, медленно облизнула окровавленный коготь и...
        - Вот обязательно было так царапаться? - добродушно поинтересовалось,слегка пришедшее в себя, "тело".
        - Ой, прости,я не нарочно! Просто...- порождение похоти и разврата смущенно потупилось, - Мне было так хорошо...
        - Да не бери в голову, - успокоил ее Руслан, хотя теперь, когда отступила похоть, многочисленные царапины и укусы сразу дали о себе знать. Впрочем,досталось не ему одному. Суккуба тоже выглядела...соответствующе выглядела. На шее,груди и бедрах следы засосов и,кажется, укусов, декоративные крылышки помяты, рубиновые волосы взлохмачены самым немыслимым образом, и даже кисточка на хвосте какая-то... пожеванная... Руслану стало неловко. Вот же, блин, дорвался до сладкого, жеребец пламенный. Герой - хрен под горой, приперся в монастырь злобного демона изгонять ,а что учинил? Усмирение демона в лучших хентайных традициях... Однако, а удалось ли вообще изгнание-усмирение?
        - Теперь-то тебе энергии на портал хватит? - спросил странник.
        - Да хоть на десять! - радостно взвизгнула суккуба, обхватила Руслана за шею и горячо чмокнула в щеку,потом бодро вскочила, взмахнула рукой, и перед ней возник овал бушующего пламени, - Это был чудесный первый раз! Если что,зови,для тебя я всегда свободна! - она подмигнула Руслану, игриво махнула кисточкой.
        - А как позвать тебя? - неожиданно даже для самого себя выпалил Руслан, - Скажи хоть свое имя!
        - Хитрый какой! - инферналка заливисто рассмеялась, - Узнавший имя демона получит над ним власть, или не знал? Но позвать ты меня сможешь...
        Она молниеносно подскочила к Руслану, прижала ладошку к левой стороне его груди. Кожу ожгло, будто к ней уголек приложили, а когда демоница убрала руку, Руслан увидел на своей груди знак в виде трех переплетенных язычков пламени, похожий на татуировку... или клеймо...
        - Ты можешь называть меня Огняной, странник... - суккуба поцеловала его в губы и нырнула в портал.
        Руслан обвел взглядом комнату. На полу валялась его броня, одежда, которую он, все таки, успел снять и Книга. Она неярко светилась, то и дело пуская крохотные молнии. Руслан подобрал ее и раскрыл.
        Задание "Демон в святой обители" успешно выполнено! Награда: кинжал из освященного мифрила.
        Доступна дополнительная награда. Доступно задание "Смутьян". Обратитесь к игумену монастыря, отцу Сергию.
        Сами собой перевернулись несколько страниц, открыв ранее пустовавший раздел.
        Получена личная черта "пламенный оратор". Под влиянием сильных эмоций категории "гнев" Вы получаете +3 к Силе Разума и +3 к Обаянию.
        Получена личная черта "метка инферно". Вы добровольно приняли метку высшего демона. Кто знает чем это обернется для вас в будущем?
        Сила Воли + 2 к максимуму
        Магия Огня + 10%
        Снова замелькали страницы. На этот раз открылся раздел магических навыков.
        Под влиянием личных черт "пламенный оратор" и "метка инферно" инициировано приобщение к стихии огня. Прогресс 75%
        Занятно. Описание "метки нферно", конечно настораживает, но пока что от нее одни плюсы. Дед Микал как раз говорил, что приобщение к стихиям для мага очень желательно. Да и Огняну позвать при случае тоже неплохо будет. Впрочем, сейчас следовало подумать о вещах более насущных. Например о том, как отреагируют монахи на такое вот изгнание не по правилам. Скорее всего, резко негативно отреагируют. Значит, придется врать и выкручиваться. Руслан вздохнул. Врать монахам ему не хотелось. Только-только хорошее впечатление произвел. Да еще Книга указывала обратиться непременно к загадочному отцу Сергию. Это значит, придется ждать пока он вернется, а потом врать еще и ему. Врать старому другу Грама. А если вранье раскроется... Руслан снова тяжело вздохнул. Ну, выбора нет. Каковы бы не были последствия, придется их принять. К счастью, царапины, оставленные коготками Огняны уже не кровоточили и даже начали подживать, так что Руслан смог нормально одеться. Потом он, как сумел, привел в порядок койку. Снова остро кольнуло стыдом. Бывает ведь такое, вроде все правильно сделал, не стал демоницу убивать, ведь не
виновата она, выходит. А все одно совестно. Потому как ожидали от него совсем другого. Словом, келью Руслан покинул с тяжелым сердцем. Хорошо хоть в корпусе, по-прежнему, никого не было. И меч был там же, где Руслан его и оставил, стоял прислоненным к стене.
        Выйдя из корпуса, Руслан обнаружил, что на монастырь опустилась ночь. Ночь в средневековье. Тишина и полное отсутствие иллюминации. Хорошо хоть небо чистое, лунному и звездному свету ничего не мешает. Другое дело, что Руслан совершенно не представлял куда ему сейчас пойти. Мелькнула даже мысль потихоньку свалить в туман дабы избежать неприятных разговоров. Однако, даже додумать эту мысль до конца Руслан не успел. В темноте, чуть в стороне от дверей корпуса, что-то скрипнуло, щелкнуло, вспыхнул свет, и перед странником предстал незнакомый монах с фонарем.
        - Так вот ты каков, ученик Грама, - медленно произнес незнакомец, внимательно разглядывая странника, - Ну, мыслю, демона ты, так или иначе, изгнал. Идем, Руслан, перемолвиться нам надо.
        - Рад знакомству, отец Сергий, - Руслан почтительно приложил руку к груди, - Ну, раз надо, то идемте.
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 6
        Глава 6
        Игумен монастыря Святого Ока был высок, сухощав и широкоплеч, с очень светлыми пронзительными глазами и длинными русыми волосами, обильно тронутыми сединой. Осанка святого отца и его манера двигаться явно показывала, что до того как одеть рясу этот человек повидал жизнь, и не факт, что эта жизнь была мирной. Чем-то он неуловимо напоминал Грама. Не удивительно, что эти двое сдружились. Обо всем этом Руслан думал, следуя за игуменом по спящему, будто вымершему монастырю. Через административный корпус, через библиотеку, под самую крышу. Там и находился кабинет отца Сергия. Он был небольшим, особенно учитывая то, что помещение делилось на рабочую и спальную зону, и достаточно уютным. Без роскоши, но и без показного аскетизма. Спальную зону Руслан увидеть не мог из-за отгораживающей ее ширмы, а в рабочей помещался массивный письменный стол, высокой закрытый шкаф, привычные уже сундуки и несколько кресел, в одном из которых восседал отец Георгий собственной персоной. Сергий жестом предложил Руслану одно из свободных кресел, сам расположился за столом и распорядился:
        - Ну рассказывай, странник, чего ты там натворил.
        Сказано это было таким тоном, что Руслан мигом уразумел: соври этому человеку хоть словом и наживешь себе врага и массу неприятностей. Становиться врагом этого человека Руслан не желал, потому решил ничего не утаивать. Начал он свой доклад довольно бодро, но ближе к концу, когда дошел до, собственно, "изгнания", смотрел исключительно в пол. По этой причине он не видел сколько раз святые отцы поймали фэйспалм от его рассказа, но про себя самокритично полагал, что к утру у обоих на лбу вздуется по хорошей шишке.
        - Ох и безголовый же ты. Я ли тебя о суккубах и баати не упреждал?- прогудел со своего места отец Гергий, однако тут же смягчился, - Однако цели ты достиг.
        - И узнал немало важного, - поддержал его Сергий, - Значит, говоришь, был свиток призыва?
        - Ну, демоница, допустим, и наврать могла, - поразмыслив, признал Руслан, - Но наличие свитка многое объясняет. Я только того не могу понять, как он мог попасть к Стефану. Ясно, что он его не под лавкой нашел, кто-то передал и проинструктировал. Но где и как?
        - Ну, это-то супостату было не сложно, - вздохнул Сергий, - Стефан, да примет его Всетворец, проявлял способности к лекарству. Вот и отпускали его в Светлый лес за травами целебными. Одного, вестимо. А чего в Светлом лесу бояться? Выходит, было чего...
        - Но зачем все это? - задал Руслан давно крутившийся на языке вопрос, - Какой в этом смысл? Все это похоже на глупую, жестокую шутку. Но не слишком ли затратно для шутки? Я так понимаю, этот свиток призыва, штука не рядовая.
        - Зачем? - задумчиво переспросил Сергий, - А в самом деле, зачем? Да, ты прав, странник, свитки призыва не валяются под каждым кустом и их не купишь в первой попавшейся лавке по дюжине за медный грош. Да в наших местах их просто нет. И вправду, затратно для жестокой шутки..
        Все ненадолго задумались. Вдруг Георгий напрягся, словно собираясь заговорить, но Сергий посмотрел на него, едва заметно качнул головой. Руслану стало немного обидно. Он им все как на духу выложил, а они в секреты играть вздумали! Впрочем, их дело. Все-таки монастырь - закрытая организация, имеют право не посвящать посторонних в свои внутренние дела. Тут игумен неожиданно подался вперед, опершись руками на стол и вперив в Руслана пронзительный взгляд своих светлых глаз, заговорил уже совершенно иначе:
        - Думаю, Руслан, ты вскоре отправишься на большую землю. И правильно сделаешь. В нашей глуши страннику ни славы ни могущества не добыть. Так вот что, кто бы все это не учинил, здесь он не останется, не сможет он в наших местах долго таиться. Так вот, найди его и покарай, как подскажет тебе твоя совесть.
        Книга снова начала колоться разрядами тока, но Руслан и так знал, что произошло. Тот самый квест "смутьян". Наверняка сплошь и до вариативный и скрытый. Но с ним можно будет разобраться и позже. Сейчас Руслану куда интереснее было узнать о дополнительной награде за уже выполненный квест. Впрочем, напоминать об этом не потребовалось.
        - Однако, это дело будущего. Сейчас надобно наградить тебя за то, что ты уже сделал. Хоть и не по правилам, - Сергий улыбнулся, - Мы тут с братом Георгием так помыслили: странник себе все нужное всегда добыть сможет, были бы меч и броня. Меч у тебя есть, а теперь и броня будет.
        Георгий встал со своего кресла, поднял с пола, не примеченный Русланом сверток, уложил его на стол и развернул. В свертке оказалась кольчуга. Не новая уже, носящая следы починки, но из хорошей стали, судя по цвету. К ней прилагался и поддоспешник, потертый, с несколькими швами, но крепкий.
        - Мои обеты запрещают мне носить броню, - напомнил Георгий, - Так что эта кольчуга мне больше не нужна. А вот тебе она пригодится. Бери, Руслан, надевай сразу, бо тело к броне должно привыкнуть. И пусть служит тебе сия броня так же верно, как мне служила.
        Руслан не мог с полной уверенностью сказать рад он такой награде или нет. Броня, хоть и лучше той, которой снабдил его Грам, но и не выдающаяся. С другой стороны, Георгий ей явно дорожил: поддоспешник не пах затхлостью, как это бывает с вещами, валявшимися без дела где-нибудь в сундуке, а на кольчуге не было ни следа ржавчины. Опять же, не такое уж великое деяние он совершил что б на что-то выдающееся рассчитывать. Решив таким образом, что такая награда как раз по его невеликому подвигу, Руслан снял свою старую броню, одел поддоспешник, затянул завязки на боку, сверху натянул кольчугу, словно легшую на плечи тяжелыми, дружескими руками. Книга снова заколола бедро, и на этот раз странник решил ее не игнорировать. Догадки на счет квеста "смутьян" подтвердились полностью. а дальше Руслана ждал сюрприз. В книгу добавился раздел "снаряжение". Странно. Ведь снаряжение у него и раньше было, не голым же он бегал, а раздел появился только сейчас. Все встало на свои места, когда он прочитал новые строки.
        Старая кольчуга (редк.)
        Тип защиты: кольчужная броня (гибкая броня, достаточно прочная, позволяющая сохранять подвижность, хорошо защищает от режущего урона, хуже - от рубящего и колющего и плохо - от дробящего)
        Материал: хорошее железо
        Особые свойства: скрыто
        Старый поддоспешник (редк.)
        Материал: бычья кожа
        Особые свойства: скрыто
        Получен навык "Ношение кольчуги"!
        Так вот в чем дело! Книга удостаивает своим вниманием только экипироку классом выше обычной. А подарочек-то не так прост. Руслан от души поблагодарил монахов и, чтоб два раза не вставать, пробежался по своей статистике. Характеристики, вполне ожидаемо, остались без изменений, зато в шкале прогресса ступени теперь красовались гордые 97 процентов. Вот ведь незадача, самой малости не хватило!
        - Час ныне уж поздний, - снова заговорил Сергий, - Оставайся ка ты до утра. Поснедать чего-нибудь сообразим, да и место для сна найдем. А поутру обратно двинешься, а то и повозку снарядим. Тихону- то не до того было что б в городе закупиться, а надо бы, так что можно будет и скататься лишний раз.
        Но у Руслана чесались руки. Быть так близко от заветной второй ступени и просто взять да лечь спать? Нет, разумеется, прождав больше двух недель, глупо теперь суетиться. Ничто не мешает сейчас наесться, выспаться, а утром добраться до города, отчитаться Граму, а потом обычным порядком пристукнуть какого-нибудь залетного гоблина. Только зуд в руках становился все сильнее, ногам не стоялось на месте, а сна не было ни в одном глазу. Вероятно так подействовал резкий прилив энергии. Возможно, это через пол часа уже пройдет. Но сейчас Руслану хотелось действия. Любого. Ну хоть ночной прогулки по безопасному Светлому лесу. Да и мало ли, в Светлом лесу зверье тоже водится, в том числе и хищное. Может волк какой подвернется, в самый раз уровень добить.
        - Ну, воля твоя, - кивнул Сергий, узнав о решении Руслана, - Но снеди с собой возьми, с утра небось не жрамши.
        Он вручил страннику сверток, вкусно пахнущий копченостями и небольшую фляжку, а потом лично проводил до ворот монастыря. Руслан снова поблагодарил игумена и без особой спешки двинулся по дороге к городу.
        Дорога, что называется, заблудиться не давала. К тому же, глаза Руслана попривыкли к скудному ночному свету. Через пол часа неспешной ходьбы он сделал остановку что бы перекусить и возблагодарить предусмотрительность отца Сергия. Приятно, все же закусить на свежем воздухе, а могло и не срастись. Сам-то Руслан о еде даже не подумал. Нда, таинник, который не думает о последствиях своих решений - это сильно. Ну ладно, в этот раз у него оправдание есть: голова кругом от близкого лэвэлапа. Да и без этого было о чем поразмыслить. Вот отчего, к примеру, не сработало зелье Грама? Все же поддался Руслан чарам сукубы, поддался как миленький. Впрочем, не так плохо все и обернулось. Руслан вспомнил Огняну, ее глаза, губы... и когти. Ведь запросто могла ему горло разорвать, но не разорвала. Отчего, интересно? Может, и впрямь, она добрая и людям худого не желает? Или это он, Руслан, действительно, ей приглянулся? Но только Руслан отдался этим размышлениям, как его отвлекло ощущение тепла на груди под рубахой заставило Руслана встревожиться. Не сразу он понял, что это стремтельно нагревался сигнальный амулет. К
нему приближался носитель скверны. Руслан усмехнулся и вытащил свой новый меч. Странно, что гоблины ошиваются так далеко от границы, но это ж какая удача! Вожделенный уровень сам прет к нему на всех парах! Был сильный соблазн самому броситься на встречу внезапно подвернувшемуся опыту, но Руслан остался на месте. Гораздо умнее встретить врага здесь, на дороге. Тут тебе и какой-никакой свет от луны и звезд, и простор для маневра. Амулет нагрелся так, что начал обжигать. Руслан привычно вытянул его поверх брони. Он уже слышал, как кто-то с топотом и треском продирается через лес. Скоро на дорогу выскочил первый гость. Только это оказался не гоблин, а парень чуть младше самого Руслана, очевидно, житель одного из окрестных хуторов. Только выглядел он неважно: рубаха разобрана о ветки, на левой штанине темные пятна. К тому же, он заметно хромал. И причина такого плачевного вида не замедлила явиться. Гоблины. Пять верещащих тварей, а вместе с ними... Это тоже был гоблин, но он заметно отличался от своих собратьев. Он был выше ростом и массивнее, ноги такие же кривые, как у прочих, но крепче, мускулистее, как
и руки. Попимо набедренной повязки он был облачен в нечто вроде грубого нагрудника из шкуры, а вооружение его составлял деревянный меч: доска со вставленными в края острыми каменными осколками. Руслан даже сообразил, как называется эта тварь. Хобгоблин, полуорк. Но откуда здесь это чудище? У Руслана возникли очень нехорошие предчувствия. Однако, проблемы следовало решать помере их поступления. Увидев его, парень прибавил скорости и закричал:
        - Странник! Тут...
        - Вижу! Держись сзади! - рявкнул в ответ Руслан, встречая набегающих гоблинов широким взмахом меча. Удар оказался удачным. Одному гоблину Руслан развалил грудь, еще одного заставил отшатнуться с глубокой раной на руке. Копье третьего ткнулось в ребра, но кольчугу пробить не смогло. Еще два гоблина обежали странника по широкой дуге. Опасаясь удара в спину, Руслан крутнулся, очерчивая мечом смертельный круг. Но гоблины атаковали не его, а парня-хуторянина. Странник только ругнулся сквозь зубы. Перехватить тварей он не успевал, сам едва отбил в сторону оружие набежавшего хоба. И завяз. Для хитрых приемов у него не хватало навыка обращения с новым оружием, а силой и скоростью хоб ему если уступал, то совсем немного. И все это исчезающе малое преимущество начисто сжирали два подранка да один целый задохлик. Гоблины уже сообразили, что кольчугу пробить не смогут и теперь метили по ногам, заставляя Руслана вертеться и маневрировать. Странник увернулся от молодецкого удара хоба и, пока тот восстанавливал утраченное равновесие, смахнул голову одному из гоблинов. Хищно оскалившись, Руслан собрался было
рвануться вперед, развивая успех, но тут сзади раздался крик боли и мерзкий торжествующий визг. Усмешка Руслана враз закаменела. Он, все же, рванулся вперед, занося меч. Хоб радостно рявкнул, ударил навстречу. Примитивный меч ударил Руслана в бок. Кольчугу каменные острия не пробили, но ребрам изрядно досталось. Однако, своей цели Руслан достиг. Хоб открылся. Достать врага клинком Руслан не мог, слишком близко, потому ударил рукоятью, со всей силы впечатал граненое навершие в лоб. Гоблин-переросток хрюкнул и отступил тряся башкой. Руслан развернулся и бросился на помощь хуторянину. Поздно. К ране на бедре у того добавилась еще одна - на плече, он до последнего отбивался от двух остервеневших гоблинов коротким ножом, но сейчас явно не успевал закрыться от занесенного над ним копья. А Руслан никак не успевал ему на помощь. Странник глухо зарычал сквозь стиснутые зубы, вытянул левую руку в безотчетном жесте отчаяния. Гнев Руслана на гоблинов, что напали так не кстати, на себя - за то что оказался слаб и не защитил человека, который ему доверился, этот гнев словно прорвался из груди, прокатился обжигающей
волной по левой руку и выплеснулся через ладонь густым снопом искр. Искры разлетались конусом всего метра полтора длиной, но гоблину этого хватило. Искры врезались в мерзкую морду, прожигая плоть. Гоблин с визгом свалился. Его собрат в ужасе выкатил глаза и замер на месте. Хуторянин, надо отдать его должное, хоть и обалдел от увиденного не меньше гоблина, не растерялся, бросился на врага сзади, вогнал свой короткий нож ему под ключицу. Руслан снова зарычал, теперь уже от восторга и развернулся, вскидывая меч. Как раз вовремя. Его клинок столкнулся с оружием пришедшего в себя хоба. Брызнули искры и осколки камня. От силы удара у Руслана заныли связки, но он смог крутануть меч в позицию для выпада и налечь всем телом. Широкая полоса отточенной стали пронзила тело врага насквозь, сокрушив грудину и хребет Раненый в руку, гоблин кинулся на странника с бесноватой яростью, а освободить меч Руслан не успевал. Но это и не требовалось. С жестокой улыбкой таинник выбросил навстречу гоблину левую руку, снова направляя гнев в ладонь. Сноп искр ударил в упор. Руслан успел увидеть, как с мерзкой хари сползла плоть,
как лопнули глазные яблоки. На землю уродец упал уже мертвым. Последний гоблин, тот, что с рассеченной грудью бросился было бежать, но Руслан одним прыжком догнал его, бросил наземь, проломил висок ударом наруча. Все было кончено. Странник шумно выдохнул и утер пот со лба. Скоротечный бой утомил его, правда, более эмоционально нежели физически. Странник взялся за рукоять меча обеими руками, крякнув от натуги, освободил свое оружие из обмякшей туши и поспешил к сидящему посреди дороги хуторянину. Тот тяжело отдувался, держась за плечо.
        - Как ты? - спросил Руслан, опустившись на колено рядом с ним.
        - Жить буду, - парень улыбнулся, - А славно ты этих тварей!
        - Откуда они взялись-то? Как забрались так далеко? Много их?
        - Не знаю, - хуторянин нахмурился, - Я самоловы проверял, не успел до ночи, решил в лесу переждать. Костер запалил, вот к нему они и вышли. Сперва один прибежал, так я его на нож принял. А потом еще эти пятеро пожаловали. Ну я бежать бросился, думал уйду. Только упал неловко, ногу разодрал сильно.
        - Все, довольно, - решительно оборвал его Руслан, - Сильно тебя поранили?
        - Нет, вроде. Царапина глубокая просто.
        - Тогда иди в монастырь так быстро как сможешь. Предупреди монахов. Где тут ближайшее селение?
        Парень немного подумал, потом вполне уверенно ткнул здоровой рукой куда-то в лес.
        - Ясно, - Руслан поднялся, - Ты - в монастырь. А я разберусь со всем этим.
        Он вытер меч о рукав, сунул в ножны и быстрым шагом двинулся в указанном парнем направлении, задержавшись лишь для того чтоб сунуть амулет обратно под рубаху. Книга снова кололась, но Руслану было не до нее. У него было крайне неприятное предчувствие. Минут через десять до странника донесся запах дыма, и предчувствие усилилось. А когда вновь начал греться амулет, Руслан плюнул на осторожность и побежал.
        В итоге опоздал он не слишком сильно. Чахлый тын, больше от лесного зверья, чем от реальной опасности, был проломан, но горела пока только одна изба из трех. Да и то пока вяло. Гоблины не догадались закинуть факел на крышу, а навалили под стены несколько куч хвороста и обломков и подожгли. Сами твари, верные своим обычаям, бесновались посреди селения и ломали все, что могли. Удара они, если и ждали, то со стороны домов, где заперлись местные. А потому Руслан смог без суеты оценить их силы. Десяток мелких и три хоба. Расклад печальный, но если он, Руслан, промедлит, селение будет уничтожено. Люди погибнут либо в горящих домах либо под корявыми копьями и мечами порченных тварей. Странник снова обнажил меч, но в слепую атаку не кинулся. На его глазах трое мелких гоблинов, видимо, уверовав в свою полную безнаказанность, отделились от общей массы и, потрясая горящими ветками, устремились к стоящей у самого тына, непонятного назначения, постройке, Руслан зло усмехнулся и последовал за ними. К моменту его появления гоблины уже успели что-то запалить, и света хватало. Двоих странник убил раньше чем они
обернулись, третий поднял вой, но за общим гвалтом его никто не услышал. Руслан собрался уже выйти, но тут взгляд его упал на разгорающееся пламя. Огонь. Он так и не заглянул в Книгу и деталей не знал, но понимал, что каким-то образом смог довести инициацию огня до конца и получил власть над стихией. Пока он не мог создать мощный фаербол или стену пламени, но ведь управлять огнем легче, чем создавать его, разве нет? Руслан протянул к огню левую руку и мысленно потянул его к себе. Огонь откликнулся, качнулся, потом вытянулся в струю. Странника обдало жаром, но он стерпел, усилием воли собирая огонь в шар так же, как собирал шарик из своей силы на том единственном уроке у старого Микала. Удалось ему это с трудом. Гудящий шар размером с футбольный мяч был нестабилен, колыхался и чувствительно обжигал ладонь, но это все равно, был успех. Руслан выскочил из постройки и, не теряя времени, швырнул шар в кучу тварей. Огонь охватил одного из хобов, расплескался, опалив еще троих мелких. В визги гоблинов добавились нотки страха и паники. А следом на них обрушился меч. Руслан разрубил голову одному заморышу,
развалил от шеи до бедра второго и дико расхохотался. Мелочь отпрянула, но хобы взревели в ответ и кинулись в атаку, потрясая своим оружием. Один размахивал каменным топором, другой - дубиной, усаженной звериными клыками. Помня о слабостях своей брони, Руслан маневрировал, стараясь не попасть под удар. К счастью, это было не сложно. Гоблины-переростки не могли похвастаться фехтовальными навыками, да и не подходило их оружие для фехтования. Удачно контратаковав, Руслан распорол брюхо одному противнику и повернулся к другому. Вдруг дверь подожженной избы распахнулась, и из нее вылетел коренастый мужик с всклокоченной бородой. Блеснул в свете разгорающегося пожара широкий плотницкий топор. Хоб пошатнулся и начал заваливаться вперед. Руслан подставил меч, рванул вверх, вспарывая врага от паха до горла. Мужик вырвал свое оружие из загривка поверженной твари, вскинул его над головой и заорал:
        - Бей поганых!
        Двери оставшихся изб разом распахнулись. Из них высыпали еще двое взрослых мужиков, один крепкий еще дед, да четверо подростков с разным сельхозинвентарем в руках. Подраненного Русланом хоба и остатки мелочи мужики просто вбили в землю, потом споро раскидали и затоптали горящий хворост, сбили огонь со стен. Руслан даже вмешаться не успел, так и стоял с открытым ртом пока его не окликнул тот самый мужик с топором.
        - Благодарствуем, странник, - крестьянин низко поклонился, - Кабы не ты, не отбились бы. Не ждали ведь поганых. В избах ни оружья ни справы воинской.
        Да уж. Люди отвыкли от войны, расслабились. Да и ничто не предвещало такого расклада. С чего вообще гоблины решили нарушить мирный договор? Руслана иглой кольнуло предчувствие, что квест "смутьян" будет дополнен.
        - Как кристалл сигнальный завыл, мы Прошку Барсучонка в город с вестью послали да поначалу бой дать хотели, - продолжал мужик, к которому постепенно присоединились односельчане и выбравшиеся из домов женщины, - А их-то, поганых, много оказалось. Сам видишь, мужиков-то мало у нас. Затворились в избах, да помощи стали ждать. Не чаяли, что так рано придешь.
        - Я не из города, - поправил его Руслан, - С поручением в монастыре был, с той стороны и пришел.
        - Из монастыря? - из-за мужских спин протолкалась женщина и немедленно заломила руки, - Скажи, добрый странник, Глебушку нашего не видал ли? Самоловы он проверять ушел. Как раз в ту сторону...
        - Видел, - Руслан улыбнулся, радуясь, что хоть злым вестником ему быть не придется, - Почти у самого монастыря встретились. Туда его и отправил с предупреждением для монахов, а сам сюда поспешил.
        - Хвала предкам! - женщина бросилась на шею стоящему рядом мужику, очевидно мужу и расплакалась, - Жив сынок наш! Жив!
        - Да не переживайте вы так, - снова улыбнулся Руслан, - Ваш Глеб сильный и смелый парень. Двух гоблинов на нож взял.
        - За избавление тебе, странник, наша благодарность, - снова заговорил мужик, первым пришедший Руслану на помощь, - Оставайся у нас, передохни.
        - Не могу, - покачал головой Руслан, - Надо идти дальше. Если гоблины даже сюда забрались, что ж ближе к их лесу делается? Спешить надо. Только книгу проверю и трнусь. А вы не расслабляйтесь. Вдруг еще кто пожалует. Начеку будьте.
        Селяне, разом помрачнев и крепче сжав в руках свои орудия, разошлись. Руслан уселся прямо на землю и открыл Книгу. Благо, она немного подсвечивала, и темнота не была помехой чтению. Первым делом странник открыл раздел магии.
        Инициация завершена! Отныне Вам доступна Магия Огня! Доступно заклинание "искры" (стихия - огонь, дальность - малая, урон - средний)
        Метка инферно преобразована в каталист-татуировку "длань огня" ( повышает эффективность огненной магии на 15%)
        Внимание! Вы приобщились к одной из стихий, ваши магические способности улучшены! Доступна пассивная способность "преобразование силы". Навык "плетение" повышен на 10 и составляет 13
        Неплохо, очень неплохо. Хотя куда там, просто отлично! и все равно, это так, на закуску. А теперь главное блюдо! Руслан открыл статистику, ткнул пальцем в строку уровня.
        Вы перешли на второй уровень могущества! Выберите дар!
        Ратник (обычн.) (повышает навыки оружия и брони на 10 и ускоряет их развитие на 15%)
        Стихийник (обычн.) (повышает эффективность магии стихий и ускоряет развитие на 15%)
        Демонолог (редк.) ( открывает дополнительные свойства метки инферно, дает доступ к темному призыву начального уровня)
        А вот это сильно! Можно будет стать петоводом, призывать себе на помощь демонов. Да и дополнительные свойства метки могут оказаться кстати. Этот подарок красноволосой инферналки уже проявил себя с лучшей стороны, превратившись в огненный каталист. Может допсвойства тоже окажутся хороши? Может Руслан сможет достать себе фамильяра. Или сделать своим фамильяром, например, Огняну... Странник помимо воли плотоядно ухмыльнулся. Нет, не то в голову лезет! Вот что всплеск тестостерона с людьми делает! Такие решения надо принимать вдумчиво. В перечне доступных даров оставался еще один пункт, и Руслан вернулся к чтению.
        Сказитель (эпич.) (повышает навык "плетение" на 10, устраняет шанс искажения основного эффекта "Велесова Слова", понижает шанс возникновения побочных эффектов "Велесова Слова" на 30%, открывает доступ к более сложным формам Слова)
        Руслан решительно ткнул пальцем в последний пункт. Демонология - это, конечно, весело и оригинально, но "Велесово Слово", при должном развитии, обещает стать куда мощнее, а главное, вариативнее. А фамильяр? Да не очень-то и надо. Огняна и так все делает, без понуждения... Руслан резко тряхнул головой, прогоняя лишние мысли. Тут, если не война, то масштабный набег происходит, а он о потрахушках... Все, пора заняться делом, проломить пару черепов, самому получить по роже, что б мысли неуместные не лезли. Странник поднялся на ноги и крикнул наводящим порядок, мужчинам: - Эй, люди добрые, покажите, где ближайшее селение!
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 7
        Глава 7
        В Моховых выселках, хуторке всего-то из двух домов, хулиганила мелочь, числом меньше десятка. Они сами разбежались при появлении усталого и злого, как сто чертей, странника, и Руслан смог без лишних задержек продолжить свой путь. Между тем, усталость сказывалась на нем все сильнее. Он чувствовал, что двигается медленнее, да и мысли начали путаться. Но сколько ни бил в набат инстинкт самосохранения, сколько не подсказывал спасительную отговорку о том, что все это виртуальность, игра, что рискует Руслан ради наборчиков из скриптов, лишь снабженных обликом живых, мыслящих существ, остановиться странник не мог. Возможно, все эти Глебушки, Прошки-барсучата и прочие, действительно, просто скрипты. А если нет? Если каждая минута его промедления будет оплачена реальными жизнями? В двух, посещенных им селениях, обошлось без убитых. Но кто поручится, что так будет и дальше? И Руслан спешил, не давая себе ни минуты роздыху, только упрямо стискивая зубы.
        К Малинникам он вышел уже на рассвете. Это селение было настоящим рекордсменом: аж пять дворов, тын из солидных бревнышек, да еще и стоящий на валу. В сравнении с теми же Моховыми выселками, настоящая крепость. Но и угроза тут была куда серьезнее. К приходу странника ворота уже были выломаны, возле них лежали неподвижно или корчились в долгой агонии гоблины, мелкие и крупные. Видимо, селяне успели сориентироваться и дали бой. И, судя по шуму, доносящемуся из-за тына, бой этот еще продолжался. Отряд из десятка мужчин разного возраста, вооруженных топорами, кабаньими копьями и, изредка, видавшими виды мечами занимал позицию перед одной из изб, за хлипкой баррикадой из разного скарба и наспех вкопанных кольев. На крыше избы засели подростки с охотничьими луками. Впрочем, стрелы они давно уже выпустили и теперь сжимали в руках вилы и рыбачьи остроги. Остальные строения были оставлены на произвол судьбы. Впрочем, нападавшим пока было не до них. А нападавших было много. Одних хобов десятка полтора, а мелочь так мельтешила, что с уверенностью сосчитать их Руслан не смог. Его заинтересовал новый вид
противников: мелкие гоблины, вооруженные короткими дротиками, верхом на неприятных на вид существах, похоже, из семейства собачьих. Более всего они походили на шакалов, плешивых и больных, но разожравшихся до размера крупных волков. Заинтересовал, но не слишком встревожил. Будь дело на открытой местности, такая кавалерия могла быть опасной. Но через баррикаду они разве что дротики свои добросить могли, да и для этого им приходилось подходить почти вплотную, подставляясь под копья. Прямо на глазах у Руслана эти всадники приблизились к баррикаде и метнули свое оружие. Один из защитников деревни пошатнулся, получив каменное острие под ключицу, но и всадники не смогли отойти без потерь. Один из волкошакалов отскочил недостаточно быстро, и получил копье в ляжку. Его наезднику повезло еще меньше: другое копье вошло ему в спину. Размен, к тому же, не равноценный. Поняв, что немедленный разгром деревенскому воинству не грозит, Руслан ненадолго остановился, переводя дух. Натруженные мышцы ныли, бок саднил. А если добавить к этому, считай, сутки без сна и почти без еды, не прекращающийся бег вперемешку с
драками. Странник потряс головой, прогоняя дурнотную слабость. Не время раскисать! Хоть Руслан никогда такого не заявлял, он полагал, что явился в этот мир чтоб стать героем. Вот и пора им становиться. Хобы, тем временем, набрались мужества и кинулись в атаку. Двое налетели на копья, остальные начали рубку. Воспользовавшись моментом, странник атаковал их сзади, щедро поливая спины снопом жгучих искр. Подпаленные хобы, до этого яростно крушившие баррикаду и ее защитников, повернулись к Руслану. Естественно, сразу все. Тушки-то, по сравнению с прочими гоблинами, они нажрали, да ума не нажрешь. Мужики этим тут же воспользовались, сами полезли на баррикаду, слаженно насадили нескольких врагов на копья и взяли в топоры. Однако, остальные насели на странника. Руслан отмахнулся стремительно тяжелеющим мечом, отступил, снова выпустил сноп искр... точнее попытался. С ладони сорвалось лишь несколько жалких искорок, тут же накатила слабость, перед глазами замелькали темные хлопья и круги. Руслан снова отступил, ругаясь сквозь зубы. Похоже, он себя, все-таки, загнал. Два каменных копья одновременно ткнулись ему в
бедро. Глубоко не вошли, спасибо кожаным штанам, но уклоняться от атак стало еще сложнее. Пот заливал глаза, а меч, казалось, весил целую тонну. Каким-то чудом Руслан увидел, опускающееся на голову, массивное копье, с похожим на лопату, наконечником. Он даже успел увернуться. Точнее, успел бы, если б не подвела проколотая нога. К счастью, удар плоского каменного наконечника пришелся по железной пластине на шлеме, соскользнул и обрушился на левое плечо. Раненая нога подломилась, Руслан завалился на бок, упал. В плечи, грудь, живот тут же ткнулись, скребя по кольчуге, копья. Пара подоспевших хобов занесли тяжелые каменные топоры. От таких кольчуга уже не спасет. Странник снова отмахнулся мечом, неловко держа его одной рукой. Похоже, такой прыти от него не ожидали. Иззубренное лезвие пронеслось над самой землей, сокрушив пару щиколоток и отрубив несколько лап мелочи. Не успел Руслан этому порадоваться, как на него навалилась горячая туша, к горлу потянулась смрадная, слюнявая пасть. Руслан подставил левую руку, клыки заскрежетали по железу наруча. Странник подтянул ногу, выхватил из сапога нож, тот самый
с которым пришел в Осколок, воткнул его в мохнатую шею рядом с челюстью, потянул, распарывая плоть. На руку и грудь ему хлынул поток горячей, липкой крови. Зверь несколько раз дернулся и обмяк, разжав челюсти. Руслан спихнул с себя тяжелую тушу, с трудом поднялся. Сейчас его мог бы прикончить любой мелкий гоблин. Просто подойти и ткнуть копьем в глаз. По счастью делать этого было попросту некому. Судя по воплям, остатки отряда нелюдей драпали во всех возможных направлениях и сейчас думали о чем угодно, только не о том что б кого-то добивать. Впрочем, и на помощь к Руслану никто не спешил. Стиснув зубы и борясь с дурнотой, он подобрал меч, попытался вернуть его в ножны за спиной...не смог. Руслан неловко доковылял до избы, опустился на землю, привалился спиной к бревенчатой стене. Мысли ползали в голове, как сонные улитки без всякого складу и ладу, сил не осталось и на то что б пальцем шевельнуть. Руслан прикрыл глаза и словно в провалился в черный омут дурноты, боли и слабости.
        - Эй! Странник! Ты жив ли? - вывел его из забытья голос откуда-то сверху.
        Руслан неопределенно мотнул головой. На более внятный ответ у него не было сил. Забытье снова накрыло его. Он смутно чувствовал, что его подхватили под руки, потащили. Потом опустили на лавку. Звуки доносились приглушено, как сквозь вату, но Руслан расслышал шаги.
        - Пей! - велел голос, на этот раз другой - явно женский, но низкий, хрипловатый.
        В зубы ему ткнулось что-то твердое, в рот полилась густая. как сироп, сладковатая, с явным металлическим привкусом, жидкость. Странник послушно глотнул По телу разошлось тепло, изгоняя боль из ран и ушибов, ломоту из костей. Руслан с облегчением вздохнул и принялся уже собираться с силами что б поблагодарить неведомую женщину, но к его рту поднесли второй пузырек.
        - Еще!
        На этот раз Руслан словно глотнул концентрированной, газированной свежести. Мысли разом прояснились, но тело все равно оставалось вялым, будто вместо жил были вареные макаронины, а вместо мускулов - вата.
        - И вот это...
        Третий пузырек. Зелье, густое, как и первое, со вкусом меда и каких-то трав, острых и пряных. По телу начала разливаться сила. Руслан наконец-то смог открыть глаза и увидел перед собой невысокую. крепкую женщину лет сорока на вид.
        - Не вскакивай покамест, - распорядилась незнакомка, - Дай снадобьям по телу разойтись.
        Руслан благодарно кивнул и огляделся. Он находился в просторной, сумрачной горнице с обычной для этого мира обстановкой. Только стены были увешаны пучками трав и полками с разноцветными склянками. Здесь же находились и деревенские мужики, получившие ранения. У большинства дело ограничилось неглубокими колотыми ранами, ушибами и царапинами. Но несколько мужчин были ранены серьезно. Кто-то поймал копье прямо в живот, кто-то получил глубокие рваные раны. Мужчина, сидевший недалеко от Руслана скособочился, а рука была заключена в лубок. Перехватив его взгляд, мужик склонил голову, приложил к груди здоровую руку и прогудел:
        - Благодарствую за помощь, странник.
        - Не стоит, - смутился Руслан.
        - Стоит, - убежденно возразил мужчина, - Видно же, нелегко тебе бой дался, однако себя ты не пожалел. Когда тебя притащили, труп трупом на вид был. Ну да Хоронея наша кого угодно на ноги поставит.
        - Поставит, да не надолго! - немедленно отозвалась упомянутая Хоронея, приматывающая пучок листьев к проколотому плечу какого-то бородача, - Зелий редких я не пожалела, да только действуют они не долго. Загнал ты себя, странник. Отлежаться тебе надо. Хоть в Книгу свою загляни, коли словам не веришь.
        Не то что б Руслан не верил, но Книгу, все же, открыл. И, естественно, обнаружил в ней подтверждение услышанному.
        ВНИМАНИЕ! На Вас действует эффект "Сильнейше утомление". Все характеристики снижены на 80%!
        Использовано сильное зелье исцеления
        Использовано сильное зелье просветления
        Использовано сильное зелье бодрости
        Все характеристики восстановлены!
        ВНИМАНИЕ! Эффект зелий временный!
        - Я все равно должен идти, - Руслан закрыл Книгу и поднялся, - Гоблины сами себя не выгонят.
        - Да, беда изрядная, - вздохнула знахарка, - Но нешто кроме тебя заняться этим некому? Свалишься же посередь сечи, пропадешь зазря...
        - А кому еще заниматься-то? Люди здесь больше мирные, от войны отвыкли. А я странник, для битв сюда пришел, мне битвами и заниматься.
        - И то верно, - признала Хоронея, - Только обожди малость. Раз твое дело - в сечу лезть, то мое - сделать так, что б ты в ней не сгинул без пользы.
        Она отошла в дальний угол комнаты, чем-то пошуршала там, позвенела и вскоре вернулась, неся в руках широкий пояс из темной кожи, снабженный десятком маленьких кармашков. Руслан с благодарностью принял дар, провел ладонью по гладкой коже и обнаружил, что кармашки отнюдь не пусты.
        - Три снадобья для исцеления, - пояснила знахарка, - Три для - бодрости, три - для освежения разума. Дала бы поболе, да нечего. Пользуйся с умом.
        Еще раз поблагодарив добрую женщину, Руслан пристроил новый пояс прямо поверх кольчуги, провел ладонью по кармашкам с чудесными пузырьками, каждый из которых закрывала пробка определенного, согласно назначению зелья, цвету. Теперь он, по крайней мере, мог активно бороться со свалившейся проблемой. И заняться этим следовало не откладывая. Меч свой он нашел прислоненным к стене. Клинок покрылся зарубками и затупился, но против бездоспешных гоблинов оставался грозным оружием. Кольчуга, украсилась новыми царапинами, на плече, по которому пришелся удар топора, несколько звеньев помялись и заели, но, в целом, броня показала себя достойно. Нож Руслан нашел там же, где и оставил: в горле шакалоподобной твари. На этом недолгие сборы странник оказались закончены. Пора было снова отправляться в дорогу, дабы распорядиться временем, дарованным чудесными зельями, с максимальной пользой. Однако, уйти сей же час Руслан не смог. Проводить его собралось все население деревни, включая даже большинство тяжелораненых. Давешний мужик со сломанной рукой вышел вперед, снова приложил к груди руку и даже исхитрился неловко
поклониться.
        - Благодарим тебя, странник. Всем обществом благодарим.
        На этот раз Руслан отчетливо ощутил в груди теплый толчок. Вспомнились слова Грама о том, что могущество странника прирастает с искренней людской благодарностью. Очень похоже было на то, что к концу эпопеи Руслан вполне сможет взять третий уровень. Вот только странника это совсем не радовала.
        - Мыслю я, надобно тебе сейчас в Осколок спешить, - подал совет все тот же мужик, - Там сейчас вся погонь собралась, вот помяни мое слово. Падет город, и расползется она по всей земле нашей, ни одно селение не устоит.
        В словах мужчины здравое зерно определенно было, вот только не верил Руслан в то, что гоблины, сколь угодно великим числом смогут взять Осколок. В городе-то засели Грам и Микал - сильнейшие на всю округу воин и маг соответственно. Руслан был убежден, что эти двое, если зададутся целью, пустят на мясо всех гоблинов вообще, а потом зажарят на огромном костре из деревьев их Темного леса. Руслан не понимал только одного: отчего это не было сделано заблаговременно, дабы начисто исключить самую возможность такого набега. Зато, за несколько часов, состоявших из беготни и схваток, Руслан понял другое: гоблины четко знали куда идут. В то, что эти деграданты составили план и карты, долго и кропотливо анализируя скудные разведданные странник не верил от слова "совсем". Больше верилось в то, что им кто-то помог. И ответ на вопрос "Кто?" напрашивался один: виновник инцидента в монастыре, тот, кого Руслану требовалось разыскать по квесту "Смутьян". Отец Сергий рекомендовал наказать данного виновника после поимки так, как подскажет совесть. А совесть, после посещения одного безымянного хутора, настоятельно
подсказывала Руслану воткнуть данному виновнику в брюхо меч, а потом медленно проворачивать, наматывая кишки на иззубренный клинок. На тот хутор, не смотря на одолженную в одной из деревень, лошадь Руслан со своей помощью опоздал. Спасти удалось только двух малых детей, спрятанных старшими в зерновую яму. Да еще гоблинов-набегателей он, с жестокой радостью, перебил всех без остатка, застав в сарае, где они резали домашнюю живность. Детей странник, в целости и сохранности, доставил в ближайшую. уже зачищенную деревню. Но лица, изо всех сил пытавшегося сохранять мужество, парнишки и его сестренки, оглушенной горем и ужасом на столько, что не могла даже плакать, так и стояли у него перед глазами. Ни дети, ни селяне, которым Руслан сдал их с рук на руки, ни в чем его не укоряли, однако, странник чувствовал, что кровь раненых и убитых на нем. И тут же укорял себя уже сознательно - за дурной перфекционизм. Ведь, как ни жестоко это, но на войне люди гибнут. И решительно ничего с этим нельзя поделать, когда ты один, а мест, где тебе следует быть, дабы не допустить жертв, много. Благо еще, что заниматься
самобичеванием у него не было ни малейшей возможности. В драке лишние мысли - самый верный путь к тому что б остаться без головы. Переходы же, благодаря лошади, стали быстрее, но отнюдь не комфортнее, ибо в седле Руслан держался, за неимением опыта, из рук вон плохо. Да еще и нежданные помощники добавили хлопот. То тут, то там находилось по нескольку отчаянных парней, желающих помочь страннику в его нелегком ратном труде даже против его воли. Руслан смог настоять только на том, что с ним могут идти лишь боеспособные, то есть, прошедшие хоть какую-то тренировку у Грама и хоть как-то снаряженные. Это требование помогло охладить сколько-то горячих голов, но, тем не менее, к полудню за ним уже следовал десяток крепких парней в разномастной броне и с таким же оружием. Толку от них не то что б совсем не было, но хлопот было больше. Парни, естественно, были в курсе, что странник - это не совсем человек, и подходить к нему с обычной меркой не стоит, но в азарте постоянно об этом забывали. Да и не мудрено. По виду Руслан от них почти не отличался, вот и вылетало постоянно из буйных головушек информация о том,
что этот парень, далеко не самый рослый и плечистый в отряде, на поверку вдвое сильнее и ловчее любого из них В результате зелья исцеления странник израсходовал куда раньше нежели собирался и отнюдь не на себя.
        Уже сильно после полудня Руслан со своим отрядом доброхотов наконец добрался до Осколка. Как и предрекал староста Малинников, армия гоблинов сосредоточилась под его стенами. Их там было, по прикидкам Руслана, несколько сотен, и заняты они были подготовкой к штурму ворот, судя по всему, уже не первому. Основная масса защитников собралась, опять же, у ворот. На других участках стены находились только дозорные. Видимо, Грам решил перестраховаться на случай того, что в гоблинских головах засвербит какой-никакой разум, и они вздумают послать диверсионную группу. Впрочем, этого и близко не намечалось. Хотя, кое что Руслана удивило. Например, то, что периметр города патрулировался всадниками на шакалах-переростках. Делалось это, правда, бессистемно: несколько стай, голов по пять, просто носились вдоль стены туда-сюда без всякого видимого распорядка, но все же. Да что там патрули, у Руслана удивление вызывало уже то, что вся гоблинская орава еще не разбрелась кто куда и даже занималась созидательной деятельностью, мастеря кривые лестницы и щиты из ветвей. Был у гоблинов и таран - достаточно солидное
дерево с кое-как обрубленными ветвями, но наличие его странника не беспокоило совершенно, он ни сколько не сомневался, что ворота уже давно надежно забаррикадированы. Куда больше его встревожило отсутствие каких-либо проявлений магии. Самое милое дело было бы накрыть, собравшихся в кучу, гоблинов огнем или расколоть под ними землю. То, что Микал до сих пор этого не сделал означало, что старого мага либо нет в городе либо... В то. что гоблины могли как-то навредить опытному чародею, даже застигнув его одного где-нибудь в поле было маловероятно, а больше Руслану и в голову ничего не приходило.
        Вернувшись к своему, ожидавшему на почтительном расстоянии, отряду, Руслан распорядился:
        - Вот что, славные витязи, селения окрест мы, сообща, отбили, но много мелкой погони разбежалось. Так вот вам боевая задача: вы эту погонь ищите и истребляйте. Да смотрите не разбредайтесь, вместе будьте.
        - А ты куда ныне? - вопросил Полель, самый старший и, по наблюдениям Руслана, самый основательный из его шайки.
        - В город пробираться буду, - объяснил Руслан и, не удержавшись, добавил, - Чувствую, неладно там что-то.
        - Так может мы с тобой пойдем?
        - А недобитки поганые, значит, будут невозбранно по Светлому лесу шататься? - Руслан добавил в голос строгости, - Слушай мою команду! Погань искать и добивать, не разбредаться, не рисковать, друг друга прикрывать! Полель за старшего. Выполняйте!
        Дождавшись, пока парни скроются в лесу, Руслан снова повернул к городу. Ему и впрямь было неспокойно, хотелось добраться до города, поговорить с Грамом и разобраться, наконец, в происходящем. Но для этого следовало пересечь окружавшие город поля и как-то миновать гоблинские патрули.Бессистемность их движения была одновременно как плюсом, так и минусом. Они могли не появляться на каком-либо участке до получаса, но совершенно невозможно было предугадать что стукнет им в головы в следующую минуту. Наконец Руслан решился, пихнул лошадь пятками и погнал напрямую к городу. и, как на зло, одна из гоблинских шаек, то ли что-то почуяв, то ли просто от балды, изменила свой маршрут, вылетели из-за башни, за которой недавно скрылись, и, с воем и визгом, кинулись страннику наперерез. В голос матерясь и вцепившись побелевшими пальцами в луку седла, из которого не выпадал только благодаря повышенной ловкости, Руслан снова поддал каблуками по бокам лошади. Это было, впрочем, излишне. Сивка и так выкладывалась до предела, похоже, совсем не соображая куда несется. Стена стремительно приближалась, но гоблины на
шакалах тоже из-за всех сил стремились к развлечению и поживе. Перехватить странника они не успели, но, не смутившись неудачей, бросились в погоню. Один из шакалов приблизился на опасную дистанцию, но атаковать сзади не рискнул, опасаясь лошадиных копыт, он еще наддал и зашел сбоку. Выхватывать меч Руслан не рискнул, он и так держался в седле исключительно благодаря повышенной ловкости, однако что-то предпринять было необходимо. Гоблин замахнулся дротиком, целя в лошадь, да и сам зверь явно примеривался к прыжку. Странник, все же, рискнул оторвать левую руку от луки седла, за которую держался мертвой хваткой и окатить шустрых преследователей снопом искр. Гоблин и его зверь с визгом покатились по земле, остальные немного приотстали. Они-то видели, что Руслан несется прямиком к тыну под четыре метра высотой и, наверняка, рассчитывали его к тыну прижать, а там и позабавиться не спеша. Только странник тоже был не так прост. С трудом остановив лошадь и едва не врезавшись в бревенчатую стену, Руслан вскочил ногами на седло, оттолкнувшись от ненадежной лошадиной спины, подпрыгнул так высоко, как только смог,
вогнал в бревна нож, рывком подтянулся на одной руке. Странника обдало холодом, когда нож начал выворачиваться из бревна, но он сумел извернуться и ухватиться свободной рукой за верх тына, а там и перебросить себя через него. Внизу завывали гоблины, визжала в предсмертном ужасе несчастная сивка. Руслан шумно выдохнул и утер со лба выступивший пот. Лошадь, погибшую смертью храбрых, но подарившую своему седоку пропуск в город было жалко, но своя шкура всяко дороже. Странник успокоил растревоженных дозорных, пресек попытки дать ему подробный отчет обо всем, что нужно и не нужно, спрыгнул с тына и быстрым шагом двинулся в сторону ворот.
        Ворота, как и предполагал Руслан, оказались на совесть забаррикадированы, и Грам, естественно, обнаружился возле них. Правду молвить, Руслан едва узнал его. Тот был облачен в роскошный сет брони, состоящий из золоченой кольчуги панцирного плетения, золоченых же наручей, поножей и островерхого шлема с носовой стрелкой и бармицей не только на затылке, но и на лице. За спиной у воина висел, не слишком гармонирующий с броней, двуручный фламберг. Судя по всему, это было его личное снаряжение, добытое в путешествиях по миру.
        - Прорвался, все-таки, - одобрительно кивнул воин, заметив подошедшего Руслана, - Ну, что там, за стеной, делается?
        - Ничего хорошего, но и не полный писец, - кратко обрисовал ситуацию странник, - Гоблины разослали отряды по селениям. Я сделал все, что мог. Без жертв не обошлось, но все банды мы с местными добровольцами истребили или разогнали. Новых гоблины, пока что, не рассылают.
        - Их главарь Осколок взять надеется, - Грам криво усмехнулся, - Только не выйдет у него ничего. Крепость, понятно, одряхлела, но и гоблины вояки жалкие. Любой приступ я тут и один отобью. Вот только показывать им этого нельзя: поймут, что город им не по зубам, разбегутся, разору наделают. Пристукнуть бы их здесь всех разом...
        - А что же господин Микал? - задал Руслан давно тревоживший его вопрос, - Гоблины кучей собрались, сейчас бы вдарить по ним магией хорошенько!
        - А вот нет Микала, - со вздохом развел руками воин.
        У Руслана упало сердце. Нет Микала? Да как же так?! Только сейчас он осознал, как сильно привязался к своему несостоявшемуся учителю магии, мудрому, неизменно благодушному и доброжелательному. В голове у него уже вертелись мысли о страшной мести, когда Грам, осознав двусмысленность своего ответа, успокаивающе махнул рукой и пояснил:
        - Да жив дед, жив. Только магичить не может. Отравили его ядом синего лотоса. Яд этот не убивает, но перекрывает магу каналы силы.
        - Как так-то?! - у Руслана упал камень с души, но от новой информации пошла кругом голова.
        - Скрытник поработал, - объяснил Грам, - Метательную иглу кинул. Дед и понять ничего не успел, как его скрутило. Его лекарь сонным медом напоил чтоб зря не мучился. Вестимо, тяжко магу с закупоренными каналами. А скрытник, супостат, хитрый. Никому на глаза не попался и иглу с собой унес, чтоб дед, очухавшись, его по той игле не выследил.
        Руслан, наконец, совладал со своими мыслями, и в голове его начала вырисовываться четкая картина происходящего. Похоже было на то, что кто-то задался целью уничтожить Осколок, причем, по-хитрому, руками гоблинов, практически не мараясь. План был, в общих чертах, понятен. Некто втерся в доверие к порченным, разжег в них старую ненависть к людям, благо, было не сложно и подучил как, где и когда атаковать. Затем была устроена провокация в монастыре. Теперь-то Руслан понял, что целью всего этого было выманить из Осколка воеводу. Ведь посланник из монастыря явился именно за ним. Так же, неизвестные озаботились тем, что б отвлечь, запутать Грама, помешать ему быстро вернуться в город, для чего разослали по деревням диверсионные группы. А в последний момент неизвестный ассасин отравил Микала, лишив того магических сил. И все. Оставшись без обоих главных защитников, город пал бы при первом же штурме. А возможно, его даже не пришлось бы толком штурмовать. Дело ведь не только и не столько в боевых качествах воеводы и мага, а в их знаниях и авторитете. Без четкого руководства, далекие от военного ремесла,
горожане не успели бы и ворота толком запереть. Единственной откровенно слабой стороной плана был Стефан, который мог воспользоваться свитком когда угодно, а то и не воспользоваться вовсе. Но эта слабость вполне нивелировалась привязкой начала операции к активации свитка. Руслан не сомневался, что у диверсантов была возможность это отследить. Вот только в монастырь вместо Грама отправился он, Руслан. Воевода остался в городе и успел организовать оборону, не допустил паники. Гоблины не сумели взять город сходу и теперь сидят под стенами, неизвестно на что надеясь. И Грам намеренно этих надежд не рушит. Ведь иначе все эти сотни погани разбегутся по всему Светлому лесу и вырежут там все живое, никакого ополчения не хватит что б надежно прикрыть все селения и выловить множество отрядов. А истребить поганых прямо здесь, всех вместе, воевода не может. Артиллерии сюда не завезли, а Микал, способный эту артиллерию с успехом заменить, лишен магической силы. Вот только кто сказал, что в городе не осталось ни одного мага? Руслан вспомнил, как славно проявил себя шар, созданный им из огня: и расплескался хорошо и
зажарил, как надо. А если огня будет больше, гораздо больше? Руслан, не сдержавшись, широко и недобро ухмыльнулся, перехватил удивленный взгляд Грама и пояснил, выпустив в воздух пару крупных искр: - До господина Микала мне, конечно, далеко, но есть у меня одна идея. Мне потребуется очень много огня...
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 8
        Глава 8
        Горожане, уставшие от тревожной праздности, взялись на работу с энтузиазмом. Они сваливали на площадке перед воротами горючий хлам со всего города, да еще и поливали его сверху осветительным маслом, смолой, жиром и всем что только находилось. Странник попросил очень много огня, значит будет ему огонь. Руслан, глядя на растущую кучу хлама испытывал все больше беспокойства. Он и рад был бы развеяться, помогая работникам, но Грам в ультимативной форме посоветовал ему беречь силы и изучать обстановку. Вот он и изучал. Со стены он смог наконец хорошенько рассмотреть гоблинскую армию. Точный подсчет сил оскверненных по-прежнему не представлялся возможным. Но, все же, Руслан смог почерпнуть из наблюдения кое-что интересное. Так, он смог воочию увидеть гоблинского предводителя. Точнее, их было двое. Один - типичный мелкий гоблин, разве что, обвешанный какими-то побрякушками и вооруженный вместо корявого копья таким же корявым посохом, но очень было похоже на то, что парадом командовал именно он. Второй вождь был полной противоположностью первого - настоящий гигант среди хобов, ростом под два метра, весь
покрытый шрамами и боевой раскраской, с огромным, монструозным тесаком, по сути, кое-как отбитым длинным куском черного камня в мускулистых ручищах. Периодически он вскидывался, начинал дергаться и трясти башкой, как дикий зверь и успокаивался только от визгливого окрика своего коллеги. Этих двоих окружала примерно сотня хобов, которых можно было бы назвать гвардией. Все они были облачены в костяные доспехи, головы защищали звериными черепами, а их оружие, по виду, было куда качественнее и опаснее. Туда-то Руслан и решил направить свой удар. Подготовка же к этому удару близилась к завершению. Горожане уже перетаскивали в костер баррикаду от ворот. Глядя на это, Руслан вздохнул и покачал головой. Да, освобождение ворот было необходимо для готовящейся контратаки, но страннику было неспокойно. Грам в нем, похоже, ничуть не сомневался, потому и решил идти ва-банк. Что ж, придется и Руслану выложиться по полной. От беспокойства он даже в Книгу позабыл заглянуть, а когда вспомнил о ней, приготовления были уже закончены, и пришла пора действовать. Боеспособные горожане собрались перед воротами в ожидании
контратаки, а огромную кучу горючего хлама наконец-то подожгли. Руслан сделал глубокий вдох, медленно выдохнул, прогоняя ненужные мысли, и протянул к огню левую руку. Огонь повиновался ему охотно... пока что... Для начала странник равномерно распределил огонь по всему горючему материалу, заставляя пламя взметнуться на несколько метров в высь. Готовые к контратаке бойцы, хоть и находились на почтительном расстоянии, попятились от нестерпимого жара. Пора. Руслан потянул огонь к себе, формируя из него шар. Сгусток пламени достиг полуметра в диаметре, увеличился до метра и.. рассыпался. Сдавленно матерясь, Руслан повторил свои манипуляции. С тем же успехом. Топливо, меж тем, стремительно прогорало. Неужели ничего не выйдет?! Руслан попробовал в третий раз. Ничего. Он просто не мог контролировать такой объем дикой энергии. Странник уже принял решение метать огонь понемногу, на сколько хватит, но тут снизу прозвучал знакомый голос:
        - Не так...
        Руслан вздрогнул всем телом и повернулся. Под стеной, поддерживаемый двумя крепкими парнями, стоял Микал. Старый маг выглядел жутко. Он, словно, разом постарел лет на двадцать, глаза покрылись сеткой лопнувших капилляров, а по коже змеились синие линии. Яд синего лотоса лишил мага его силы, но огромные знания и опыт остались при нем. Микал снова заговорил, тяжело, с явным напряжением:
        - Ядро из своей силы сотвори... его огнем...оплети...снова силой своей покрой и сызнова оплетай сколько сможешь... и снова укрой... пока все пламя не примешь...Спеши!
        Руслан поспешно начал выполнять рекомендации старого мага. Это было сложнее чем казалось сначала. Приходилось контролировать не только огонь, не только свою силу, но много поочередных слоев. Лоб странника от напряжения покрылся потом, зубы он стиснул так крепко, что они, казалось, вот-вот начнут крошиться. Но дело у него пошло. Гудящий огненный шар получался плотным и куда более стабильным. Один слой, второй, третий, четвертый... Едва не теряя сознание от напряжения, Руслан втянул последний жар из углей и с огромным облегчением метнул огромный оранжевый шар в центр гоблинского войска, туда, где стояли, в окружении своей гвардии, его предводители. Мелкий полководец заверещал, вскинул вверх свой посох в попытке защититься. Шар взорвался прямо над ним, накрывая центр гоблинской армии ревущим пламенем. Волну жара почувствовал даже Руслан на стене, а гоблинов вообще должно было прожарить до костей. Однако, оба вождя и полусотня их гвардейцев каким-то образом уцелела. Впрочем,это все равно бы ошеломительный успех. Расплескавшись, пламя накрыло почти всю гоблинскую армию. Относительно невредимыми
остались только фланги, сформированные из мелочи, носившиеся вокруг города всадники, да предводители с пятью десятками своих гвардейцев. Прочие оказались убиты или покалечены. А лучше всего было то, что уцелевшие не разбегались. Похоже, своего мелкого предводителя они боялись больше смерти. Внизу Грам уже отдал команду открывать ворота. Ополчение Осколка - крепкие мужики в броне и с добротным оружием, рвались в бой. Гоблины были обречены.
        На душе у Руслана наконец-то стало легко. Напряжение и тревоги отступили, сменившись бесшабашной лихостью. Странник поспешно спустился со стены, выхватил меч и устремился к гоблинам. За ним рванули воодушевленные до предела, ополченцы во главе с Грамом. До сжавшейся и ощетинившейся своим жалким оружием, погани оставались считанные метры, когда ее предводитель вновь преподнес сюрприз. Он резко чиркнул по груди своего мощного напарника каменным ножом, вымазал в брызнувшей крови свой посох и резко вытянул его в сторону наступающих ополченцев. Из кривой деревяшки повалил густой мазутный дым. Остановленная Грамом, атака захлебнулась. Руслан остановиться вовремя не успел. Дымное облако задело его только краем, но даже от этого перехватило дыхание, нестерпимо зачесалась кожа и начало жечь глаза. Мысль Руслана, как это не раз случалось с ним в стрессовых ситуациях сработала четко и быстро. Ведь он теперь может без опаски использовать Велесово слово! Ну так пришло его время! Нужный заговор сложился в голове словно сам собой. Руслан чиркнул тыльной стороной ладони о собственный меч, взмахнул рукой,
очерчивая перед собой широкий полукруг из кровавых капелек и быстрым речитативом принялся наговаривать:
        - Кровью Сварожьей, волей Велесовой, от реки Смородины, от моста Калинова ляг - ров смоляной, протянись - путь нетленный! Не придет на тот путь ни боль, ни хворь, никакая скверна!
        Пролитая кровь вспыхнула ярким, светлым пламенем. Черный дым ткнулся в огненную черту, растекся вдоль нее, но ни преодолеть, ни обойти преграду не мог. Гоблин-колдун заверещал в бессильной злобе. Зря. Этим он только раньше времени напомнил о себе почувствовавшему вкус собственной силы, чародею. Руслан хищно усмехнулся и снова заговорил, чеканя слова:
        - Не ты меня встретил, то я тебя приметил. Не ты меня нашел, то я тебя выследил. Не ты меня отпел, то я тебя съел! Съел тебя мой дом, мой порог, моя печь!
        Повинуясь колдовскому слову, огненная стена вобрала в себя черный дым, потемневшее пламя перетекло в руку Руслана, уплотнилось, приняв вид багрово-черного копья. Странник встретился глазами с гоблином и метнул в него свое новое оружие. Тот попытался заслониться посохом, но черное копье просто переломило деревяшку надвое и врезалось в грудь ее хозяину. Кожа гоблина моментально почернела и начала облазить струпьями, из носа, ушей, рта, даже глаз, хлынула кровавая пена. С надсадным бульканьем колдун повалился наземь, в агонии, раздирая когтями лицо и шею, потом затих. На несколько секунд воцарилась по истине гробовая тишина. А разорвал ее ликующий крик ополченцев, продолживших прерванную атаку. Навстречу им, с яростью обреченных, бросились гоблины. Казалось, у порченных нет ни единого шанса. Люди врубились в их нестройные ряды, вымещая недавний страх в яростных ударах. Причем, теперь их было даже немного больше чем гоблинов, а от стального оружия не защищали даже костяные доспехи гвардейцев. Но тут весы войны снова качнулись. Хоб-предводитель подхватил с земли труп своего напарника, когтями вскрыл
ему брюхо, выволок наружу дымящиеся внутренности. Сердце он немедленно сожрал, а остальное раздавил в кулаке и размазал по своему черному тесаку. А потом он взревел. Под действием этого страшного рева гоблины окутались отчетливой багровой аурой, а потом все ни, даже никчемная мелочь, словно берсерки набросились на людей. Это не было похоже на обычное гоблинское неистовство. Силы тварей словно утроились, даже их оружие перестало ломаться о сталь. Тела их, как будто, остались уязвимыми, но легче от этого не становилось. Обезумевшие гоблины отказывались умирать. Они десятками бросались прямо под мечи и топоры, теряли конечности, путались ногами в выпущенных кишках, но не умирали. Ополченцев от паники и повального бегства удерживал только авторитет Грама, который, как утес, возвышался на пути осатаневших тварей. Сам Руслан все быстрее махал мечом, раскалывая и отрубая головы. От недавнего куража не осталось и следа, придавивший его, было, животный страх был дотла выжжен досадой и гневом, осталось только тупое упорство и злость. Мерзкие твари, пришедшие в чужой дом, чтобы убивать и грабить, не заслуживали
жизни, а значит с их пути он не сойдет, будет рубить пока не сдохнет последний ублюдок! Привычно уже собрав поднявшуюся в душе злость, странник выпустил навстречу гоблинам плотный конус искр. Снова пахнуло горящей шерстью и плотью. С закаменевшей на лице жестокой, полубезумной ухмылкой, странник вкладывал в заклинание все больше сил. Конический сектор перед ним очистился от визжащей погани, землю укрыли обугленные тела. И тут прямо на него вылетел хоб-полководец. Огромный монстр с лопнувшей от резкого увеличения мускулов, кожей, текущей из разорванной пасти кровью и багровыми бельмами вместо глаз был покрыт страшными ранами и ожогами, но не замечал их. Как и Руслан, он был полон решимости умереть, но сначала убить. Предпринять что-либо странник не успел, не успел даже осознать близость смерти. Черный тесак взметнулся и обрушился со скоростью молнии. Руслан кубарем отлетел с линии удара, а тесак хоба принял на свой меч Грам. Сила удара была такова, что воевода пошатнулся и тут же был вынужден отражать следующий удар. Руслан, меж тем, получил несколько мгновений передышки и смог подняться на ноги. Он не
верил своим глазам. Грам, сильнейший, опытнейший воин, пятился, едва поспевая отбивать удары. Вот воевода неловко блокировал очередной удар гигантского тесака, и тот плашмя задел его по шлему. Грам пошатнулся и осел на колени. Хоб снова вскинул свое оружие, но тут, вытянувшись в отчаянном, рвущем жилы прыжке, его достал Руслан. Меч странника насквозь пробил запястье монстра, сокрушив лучевую кость и разодрав сухожилия, скрежетнул по каменной рукояти, начисто снес большой палец на второй руке, развалив при этом ладонь и, наконец, не выдержал, переломился, оставив Руслану бесполезную рукоять. Но дело было сделано! Тесак вывернулся из покалеченных лап монстра, а секундой позже опомнившийся Грам смахнул с плеч уродливую башку. Из перерубленной шеи предводителя гоблинов ударил фонтан крови, могучее тело качнулось и рухнуло ничком. Руслан огляделся, ожидая, что теперь прочие гоблины утратят свою неуязвимость. Но не тут-то было! Твари продолжали теснить людей, даже не заметив гибели своего командира. В отчаянии странник отшвырнул бесполезную рукоять и огляделся в поисках другого оружия. Хоть какого-нибудь!
Взгляд его упал на каменный тесак. Предостерегающий окрик Грама опоздал. Странник уже крепко сжал в руках жуткое оружие и бросился с ним на гоблинов. В голове молотом стучала всего одна мысль: "Не достойны! Убить всех!" Фехтовальные приемы были забыты. Руслан разил гоблинов будто огромной косой, под которую они кидались сами, разделяя с ним кровавое безумие. Он не замечал ни надрывающего голос в отчаянном крике, Грама, ни, взирающих на него в немом ужасе, ополченцев. Недостойные должны быть убиты! Чудовищное каменное лезвие его меча не столько резало, сколько разрывало тела поганых, выдирая и волоча за собой внутренности и куски мяса. Кровь залила странника с головы до ног, на руках и плечах его гирляндами повисли склизкие кишки, в волосах застряли ошметки мяса и комки скудных гоблинских мозгов, но он не замечал этого. Он истекал кровью из множества ран, а чужая кровь попадала ему в рот и нос, заливала глаза. Но вот корявое черное лезвие рассекло пустоту. Руслан обернулся, устремив безумный взгляд на, сжавшихся в ужасе людей. Недостойные? И тут его левую ладонь пронзила боль, словно кто-то плеснул на
нее расплавленным металлом. Эта боль светлой молнией разорвала багровый туман безумия. Совсем ненадолго, но...
        - Бросай меч! - взревел Грам, - Бросай или погибнешь!
        Сам Руслан был не в состоянии принимать решения, но огромный авторитет и могучая воля воеводы сделали свое дело. Странник подчинился. Он разжал левую руку, но пальцы правой свела судорога. Безумие стремительно возвращалось, но и Грам не терял времени даром. Он поступил со своим учеником почти так же, как тот с предводителем хобов: ударил мечом плашмя, ломая страннику пальцы, а вторым, более сильным ударом, наконец-то выбил у него из руки проклятый меч. Ноги Руслана подогнулись, он рухнул на колени, и его буквально вывернуло наизнанку, вырвало кровью и желчью с темными, плотными комками и черными нитями. Затем пришла боль. Будто раздробили все кости, грубо вырвали жилы, а вместо крови залили кислоту. Руслан закричал, но из горла вырвался только клокочущий хрип. Странник упал лицом в кровавую лужу и провалился в спасительное забытье. Или в смерть. Ему было уже все равно.
        На этот раз не было тоннеля со светом впереди. Было море густой, тухлой крови, в котором Руслан тонул, отчаянно барахтаясь, выныривая на миг чтоб глотнуть смрадного воздуха и вновь погружался с головой. Он чувствовал, как его тянут наверх, к невидимому для него, свету, но море вязкой, вонючей крови держало крепко. Порой, Руслан на несколько мгновений выныривал в реальность, мир боли, тошноты, слепящего света и чего то мерзкого, поселившегося внутри и постоянно жрущего. Порой, погружался в самые глубины кровавого моря, продавливал его мягкое дно и погружался дальше. Во тьму. Там его посещали видения...
        Черная земля под черным небом, курящаяся едким дымком, усеяна трупами, обломками оружия и брони. Люди, эльфы, растерзанные и переломанные лежат вперемешку с гротескными остовами. Мертвые глаза незряче смотрят в черное небо, мертвые руки сжимают сломанное оружие. Между телами медленно идет женщина, чью фигуру скрадывает плащ, а лицо скрывает глубокий капюшон. Спекшаяся в черный шлак, земля хрустит под ее шагами. Она вглядывается в мертвые лица, ищет, но не находит. И идет дальше. Наконец, она замирает, склоняется над чем-то почти неразличимым на земле, опускается на колени, протягивает тонкие, темные, исчерченные странными пепельными линиями, руки. Звуков не слышно, но ее плечи вздрагивают, будто от плача. Она поднимает с земли нечто, похожее на кусок полированного черного камня, бережно прижимает к груди, на которой золотом поблескивает какое-то украшение. Руслан силится рассмотреть его, но видение меркнет, теряется, утопая в море крови...
        ... Величественный ангел... Величественный, не смотря даже на то, что его долгополое, расшитое золотом, белое одеяние, залито кровью, а широкие белые крылья ободраны, сломаны и висят безжизненными плетьми. С образом посланника божия не вяжется только перекошенное волчьим оскалом, лицо и глаза, полные безумия. Ангел надсадно кашляет, хрипит, утирает льющуюся изо рта кровь, медленно, с натугой поднимает изогнутый меч, переливающийся оттенками золота. Его, невидимый для Руслана, противник спокойно ждет. В поле зрения странника попадает только плече, укрытое черной тканью и левая рука, такая же черная, когтистая.
        - Ты ничего не изменишь, убив меня! - хрипит ангел, - Благо Изначального - мера всего! Вселенная - лишь его оковы, и они будут разбиты!
        - Мера всего - жизнь. А жизнь - дар Изначального, - голос, глубокий, спокойный, с ноткой давней печали, кажется Руслану знакомым, - А вы все обезумели, раз решаете за Него что Ему надо, а что нет...
        Лицо ангела искажается еще больше, глаза вспыхивают пронзительным светом. Воздев меч, он бросается в яростную, самоубийственную атаку...
        ...Руслан снова в море крови, но теперь он понимает, что его держит. Черные, склизкие щупальца, тянущиеся из смрадных глубин оплели его руки и ноги. Странник рвется, сдирает с себя эти щупальца. Сдирает с мясом, с лоскутьями кожи. Рвется наверх...
        ... Он не знает видение это или нет, но...
        ... Водопад рубиновых волос падает на его грудь. Алые глаза на смуглом лице. Горячие губы прижимаются к его губам. Но это не поцелуй. Нечто, подобное жидкому огню, льется в его рот, стремится туда, где угнездилась, глодающая его, мерзость... И снова боль. Но Руслан радуется ей. Огонь жжет его, перемешивается с его кровью, усиливает себя частицей его силы и души. Но того мерзкого, глодающего, этот огонь испепеляет начисто... В этот раз Руслан не отрубается, а просто засыпает. И в этот раз вместо моря крови его ждут алые глаза и горячие губы...
        Проснувшись, Руслан первым делом отметил, что ему не больно. Вот совсем не больно. Ни боли, ни усталости, ни слабости. Ни малейшего дискомфорта. Он чувствовал себя хорошо отдохнувшим, свежим и бодрым. События последней битвы терялись в тумане, но, судя по тому, что Руслан проснулся в чистой и светлой горнице, а не в канаве, закончилась она, в целом, успешно. Впрочем, закончись она неудачно, Руслан, скорее всего, не проснулся бы вовсе. На сундуке возле постели была опрятно разложена его одежда и доспехи. А поверх всего лежала Книга. А ведь Руслан не заглядывал в нее очень давно, последний раз был в Малинниках, да и там он просто просмотрел инфу о текущих эффектах. А с тех пор много чего произошло, вон даже припомнить всего не удается. Поддавшись порыву, странник нетерпеливо раскрыл Книгу, вгляделся, и глаза у него полезли на лоб.
        Уровень 3 (65%)
        Параметры:
        Сила 32
        Ловкость 32
        Стойкость 32
        Выносливость 32
        Сила Мысли 25
        Сила Духа 32
        Обаяние 18
        Руслан с трудом собрал глаза в кучу и присвистнул. Ни хрена себе он качнулся! И если уровень физических характеристик и силы воли его не удивил, то такой буйный рост силы мысли и обаяния несколько озадачил. С физикой-то все понятно: целый день беготни и драк, и все это на пределе сил, вот и качалось все ударными темпами. С силой воли тоже все предельно ясно: заставлять себя куда-то бежать и с кем-то сражаться, когда хочется лечь и тихо сдохнуть - преотличная тренировка. Один в ней минус - повторять совершенно не хочется. Потом Руслан припомнил как, бывало, поднимал людей в атаку или наоборот, придерживал, как командовал своим десятком добровольцев и решил, что рост обаяния тоже вполне объясним. Но мозги-то с чего так прокачались? Или они тоже развиваются быстрее, если собирать их в кучу через силу? Очень похоже на то. А вот уровень мог быть и повыше. Все же, целая орда гоблинов. Видимо, львиная доля Могущества ушла на то чтоб удержать жизнь в его потрепанной тушке. Смирившись с потерей ценной экспы, Руслан продолжил чтение.
        В магическом поединке Вами повержен аватар Скверны! Получена личностная черта-достижение "Сокрушитель Скверны"! Ваш дух закален в тяжелом бою со Скверной, отныне Ваша магия наносит порождениям Скверны повышенный урон.
        Вы добровольно приняли артефакт Скверны! Получена личностная черта "Принявший Скверну"!
        Личностная черта "Принявший Скверну" конфликтует с личностной чертой "Сокрушитель Скверны"! Личностная черта "Принявший Скверну" уничтожена! Сгенерирована личностная черта "Познавший врага"! Вы, как никто, осведомлены о разрушительном влиянии Скверны и сопротивляетесь ей эффективнее.
        Внимание! Над принятым Вами артефактом Скверны был проведен ритуал "Последняя жатва"! На Вас наложен эффект "Берсерк Скверны"! На Вас наложен эффект "Разрушение сущности"!
        Внимание! "Метка Инферно" вступила в конфликт с артефактом Скверны! Действие эффекта "Берсерк Скверны" приостановлено!
        Разорван контакт с артефактом Скверны! Ритуал "Последняя жатва" прерван! Эффект "Берсерк Скверны" отменен! Эффект "Разрушение сущности" заменен на эффект "Паразит скверны"!
        Метка Инферно вступила в конфликт с паразитом Скверны! Паразит Скверны уничтожен!
        Метка Инферно переходит на новый уровень!
        Получена личностная черта "На четверть демон". Метка инферно восстановила и асимилировала участки Вашего астрального тела и энергоканалов, поврежденные паразитом Скверны. Метка Инферно была принята Вами добровольно, потому процесс асимиляции проходит в двухстороннем порядке.
        Сила + 2 к максимуму
        Ловкость + 2 к максимуму
        Выносливость + 2 к максимуму
        Стойкость + 2 к максимуму
        Каталист-татуировка "Длань огня" переходит на новый уровень!
        Доступны заклинания-способности "Стрела пламени", "Огненый хлыст" и "Пылающее оружие".
        Получена личная черта-титул Алатор Воин Искры. У Вас нет замка и легионов, у Вас нет веса на политической арене Инферно да и быть не может, ведь Вы - человек. Но, по совокупности Ваших личностных черт и достижений, Вы были приравнены к вольному дворянину вассальной благородной линии Инферно. Низшие демоны признают Ваше старшинство, однако, высшие из ведущей ветви могут попытаться навязать Вам свою волю, а многочисленные охотники на демонов, вряд ли, будут к Вам благосклонны.
        Руслан отложил Книгу и схватился за голову, с трудом подавляя острое желание постучаться этой головой о ближайшую стену. Артефакт Скверны? Ну разумеется, каменный тесак хоба-командира! А он его схватил, как обычный булыжник... Ну надо ж было так попасться! И не разглядел, ведь, подвоха. А еще таинник... Хотя, когда ему было думать, посреди битвы-то? И Грам с Микалом хороши, конспираторы хреновы. Может, если бы Руслан знал о Скверне и ее возможностях хоть что-то, то был бы осторожнее. Ну да что ж теперь... Страннику оставалось только надеяться, что находясь под "берсерком", он перебил только гоблинов. А метка инферно, а значит, и наложившая ее, Огняна, ему, выходит, жизнь спасли? Вот тебе и способ связи на случай желания потрахаться! И откуда что берется? Да и так ли все радужно, как кажется? Да, бонусы от Метки очень весомые, но вот адское дворянство, да еще и на правах вассала, Руслану решительно не упиралось. Да, он, вроде как, вольный идальго, и может смело посылать на хрен всякого, кто попытается требовать от него вассальной службы, но как оно повернется на практике? Этого Руслан просчитать
никак не мог, за катострофическим недостатком данных. И единственным, доступным ему, осведомленным источником была Огняна. Вероятно, всю подноготную инфернального дворянства она ему не раскроет, даже если захочет. но хоть какой-то информацией поделится. А потом можно будет эту информацию детально обдумать, проанализировать и поискать подводные камни. Странник откинул покрывало, которым был укрыт, посмотрел на Метку и на секунду даже обомлел. Несколько язычков пламени превратились в настоящий огненный цветок, покрывший левую сторону груди, оплели левое плечо и руку до самого запястья и приобрели красноватый оттенок. Впрочем, ничего так, эффектно получилось. И вообще, по сравнению с прочими изменениями, это было сущей мелочью. Руслан приложил руку к татуировке на груди, прикрыл глаза. воссоздал в памяти образ демонессы: Глаза, волосы, очертания лица и тела, изгиб губ, милые декоративные рожки и крылышки. Мыслями, чувствами, душей потянулся к ней. "Огняна..." Ответ пришел не сразу, и был он совсем не таким, какого Руслан ждал. "Не могу...Прости..." А еще этот ответ сопровождался волной чужих эмоций:
похоть, жестокая, жадная страсть, усталость, острая вспышка стыда... Руслан спешно разорвал контакт. Да что это происходит? Где она? Впрочем, ответ был очевиден. Огняна заряжается энергией. Единственным, доступным ей, способом. Хорошее настроение испарилось, как его и не было, а в груди странника что-то болезненно сжалось. Это что, ревность? Руслан потряс головой, прогоняя глупые мысли. Выдумал тоже, суккубу ревновать! От неприятных раздумий его избавила девица, появившаяся в дверях с каким-то тазиком. Увидев вполне вменяемого и активного странника, она сделала большие глаза, выронила тазик и опрометью бросилась назад, выкрикивая что-то вроде "опамятовался! В разум пришел!". Руслан вздохнул. Похоже, тот момент, который он, подсознательно, старался оттянуть, настанет совсем скоро. Вот сейчас как придут уважаемые наставники, да как вломят ему моральных звездюлей, исключительно во благо. А Грам, с его радикальной методикой обучения и воспитания, мог и не только морально... А значит, пока она не нагрянули, следует выбрать дар за третий уровень. Руслан пробежал глазами доступные варианты и нашел, все-таки,
нечто интересное
        Шуйный Путь. Темная сторона Велесова Слова. Открывает доступ к порчам, проклятиям, призыву нечисти. Позволяет взывать к Нию - темной ипостати Велеса.
        Этот вариант Руслан и выбрал. Не то что б он собирался кого-то проклинать, да и нечисть прямо сейчас ему не требовалась, но мало ли что случится в будущем? Стоит иметь способности и приемы на все случаи жизни.
        - Долго ты там еще? - донесся из соседней комнаты голос Грама, - Раз опамятовался, стало быть здоров. Подымайся давай, снедь стынет!
        Тут Руслан понял, что голоден, очень голоден. Он подскочил с кровати и начал спешно одеваться. Странник попытался вспомнить, когда он ел последний раз и ужаснулся. За счет чего же существовало его тело все это время? Вероятно, за счет лошадиной дозы могущества. Он сам не заметил, как оказался за столом и не смог бы ответить, что было на этом столе, если б его спросили. Он жевал и глотал, не замечая вкуса. Каша, ломти хлеба, сала и сыра, толстые куски убоины, пироги, все летело в бездонную топку голодного брюха, сгорая там практически моментально. Наконец, голод отступил, и Руслан начал, наконец, воспринимать окружающее. Так он, с некоторым удивлением, обнаружил за столом не только Микала и Грама, но и отца Сергия. Потом начался разбор полетов. Вопреки ожиданиям Руслана, строгие наставники не стали его пилить, напротив.
        - Ты очень рисковал, подняв оружие аватара, - вздохнул Грам, когда Руслан ознакомил всю компанию с логами из Книги, - Есть вещи куда страшнее смерти. Касаемо своего родства с демонами, считай, что легко отделался. Ты мог сам превратиться в аватар Скверны. Нам стоило предупредить тебя раньше. Скверна опасна и очень коварна... С этим Руслан не мог не согласиться. Что касалось остальных новостей, то они были, в целом, не плохи. По итогам безумного вторжения оскверненных понес серьезные материальные потери. Потравленные поля, разоренные ловы - все это существенно ударило по благосостоянию. Правда, из походных аптечек гоблинов было понадергано множество ценных компонентов для зелий. Что пришлось весьма кстати. Раненых было много, а еще больше было пострадавших от токсичных миазмов скверны. До сих пор фонил, отравляя экологию, черный тесак, так и оставшийся валяться в поле. Убрать его, не получив знатную дозу скверны не представлялось возможным. Грам и Сергий, прибывший еще три дня назад для оказания медицинской и духовной помощи, хором считали, что регион еще легко отделался. А вот в народе настроения
гуляли разные. Не успел, державший в этот момент речь, Микал поведать какие именно это были настроения, как в горницу вошел сконфуженный мужик и, комкая в руках шапку, уведомил, что "сход странника на правеж вызывает".
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 9
        Глава 9
        - Какой еще правеж?! - Грам от неожиданности и возмущения чуть куском окорока не подавился, - Из ума выжили, что ли?
        "Правеж - это ведь суд?" - припомнил Руслан. Ему тут же вспомнились дети, родителей которых он не успел спасти... Все так, но эту вину он сам на себя возложил. А вот кто и за что его судить собрался?
        - Ладно, - странник пристукнул ладонью по столу и поднялся, - Раз вызывают, пойду.
        Заявленное мужиком, "общество" оказалось группкой людей десятка на два с половиной, состоящей, в основном, из женщин. Ну то и понятно, мужики в полях, убирают да пересевают, в городе только женщины да раненые.
        - Вот он! - визгливо выкрикнула при появлении Руслана одна из женщин с распухшим, исцарапанным лицом, - Вот он, здоров ходит! А Никитушку моего в землю положили!
        Женщина залилась слезами, а слова сменились бессвязными причитаниями и рыданиями. Ее поддержали нестройным гулом, общий смысл которого сводился к классическому "если б ты там навеки остался - может, мой бы обратно пришел". Одна баба дооралась до того, что нечего было ловить гоблинов на границе, глядишь и не напали бы. А резал их странник исключительно ради могущества, а не в целях безопасности всего региона.
        Руслана словно под дых ударили. Что он мог сказать? Что сам дважды едва не помер в ходе всей этой компании? Что если б сейчас спустился с неба какой-нибудь бог и предложил обменять все накопленное могущество на жизни всех погибших в этой заварухе, он согласился бы не раздумывая... Мог бы, но не находил слов. Впрочем, делать этого ему не пришлось.
        - Вы чего порете, кликуши скудоумные?! - возмутился какой-то грузный мужчина с перебинтованной головой, - Да он един чуть не всех поганых перебил!
        - Странник сам к предкам едва не отправился, нас выручая!
        К спору присоединялось все больше людей, но Руслан уже не слушал. Его привлекло нечто куда более важное, чем восхваление его подвигов: темная дымка вокруг группки недовольных. Странник напрягал зрение, но рассмотреть это явление получше никак не удавалось.
        - Зри не очами тела, - негромко посоветовал, вставший рядом с ним Микал, - Зри очами духа...
        Глаза духа? Руслан призадумался. Так-то оно все логично. Он хочет увидеть нечто нематериальное, в этом глаза только мешают, но как отключить физическое зрение, оставив только духовное? Он перестал вглядываться, напротив, старался вовсе не смотреть на заинтересовавших его людей, смотреть, но не видеть, только желать... Дымка вокруг людей сгустилась, исказила их облик. Руслан даже невольно отшатнулся. Но тут вперед шагнул отец Сергий.
        - Добрые люди! - заговорил он звучным, уверенным голосом, - Ваши души одолевает тьма и Скверна! Но свет и благодать сильнее! Отриньте тьму, изыщите благодать в сердцах своих!
        Да уж. Может быть, орден Святого Ока и забыл старые приемы и техники, но игумена Сергия это точно не касалось. Глаза и руки монаха начали излучать золотой свет, видимый даже без духовного зрения. Золотое сияние озарило спорящих людей, оттесняя от них черную дымку, а главное, пробуждая свет внутри них. Люди, прямо на глазах, успокаивались. Кто-то заливался краской, кто-то - слезами. Сергий исповедовал их, без слов и всех разом. С лиц людей уходила тень, а вместе с ней уходил и темный гнев. Бывшие недовольные начали расходиться.
        - Не держи на них сердца, Руслан, - проговорил Микал, коснувшись плеча странника - Это все Скверна. Те люди ходили на поле почтить павших, там она и пробралась в их души. Здесь, в городе, нас хранит обережное древо, но земля к западу теперь осквернена. Западные поля теперь придется бросить...
        - Это из-за мертвых гоблинов? - предположил Руслан, - Из-за пролитой крови?
        - Это все артефакт, - вмешался Грам, - Тот хобгоблин, военный вождь, совершил ритуал последней жатвы. Нам нужно было просто дождаться пока он и его армия помрут сами собой, но уж очень эти твари крепкими оказались...
        - То есть они бы сами погибли? - переспросил Руслан.
        - Именно, - кивнул воин, - На то и последняя жатва. Этот ритуал дает неуязвимость, но отнимает жизнь через определенное время. Теперь понимаешь, какую глупость ты сотворил, схватив артефакт? Вот то и оно... Впрочем, иного выхода, может статься, что и не было. Жатва со смертью вождя все равно не прервалась...
        - Но я, все равно, до конца не понимаю...
        - А чего тут понимать? - раздраженно дернул плечом подошедший Сергий, - Сотворив богомерзкий обряд, тот вождь открыл прямой путь от твари Скверны к своему артефакту. Открыл во всю ширь. Теперь камень тот никакими обрядами не очистишь, он так и будет мерзость кругом себя распространять, все вокруг отравляя.
        - И что же, совсем ничего нельзя сделать? - Руслану стало тошно и горько от мысли о том, что все его труды и жертвы, все смерти и раны невинных людей оказались напрасны, и Скверна все равно одержала победу, - Ведь не может быть чтоб никакого способа не было!
        - Способ есть, - признал, поразмыслив, Грам, - Надежнее всего было бы просто уничтожить тварь, питающую артефакт, но способ этот не приемлем. Мы не знаем, что творится в глубине оскверненной земли. Экспедиция может просто сгинуть там без толку.
        - Разрушить канал могли бы инквизиторы, - добавил Сергий, - Они научены призывать очищающий огонь, вот он и мог бы помочь. Но их рядом нет, я же, увы, их таинствами не владею.
        Руслан уселся прямо на крыльцо и задумался. Сергий упомянул очистительный огонь. Но ведь у него, Руслана, есть свой огонь. И свою эффективность против Скверны он уже показал. Окрыленный своей идеей, он поспешил поделиться ей со старшими товарищами. Грам сразу отстранился от дискуссии под предлогом недостаточной компетентности, а вот монах и маг серьезно призадумались.
        - А ведь возможно сие, - произнес, наконец, Микал и добавил, - Только опасно зело...
        - Инквизиторы, - заговорил в свою очередь Сергий, - Никогда напрямую враждебной силы не касаются, да и дело свое делают никак не по одиночке. Тебе же все одному придется вершить. И со Скверной соприкоснуться придется. Господин Микал прав, опасно это. Смертельно опасно.
        " А мне плевать, я уже мертв, - подумал Руслан, - Я умер уж скоро как назад." В слух же он сказал:
        - Я не могу все так оставить. Я должен попытаться.
        Проклятый каменный меч так и лежал там, куда упал в тот памятный день великой битвы за Осколок. Не смотря на все молитвы и ритуалы он заметно фонил. Руслан поежился, глядя на внушительный овал увядшей, скукожившейся травы вокруг проклятого камня. Не хотелось ему брать эту штуку в руки, вот совсем не хотелось. Да это все равно, что оружейный плутоний в горсточку зачерпнуть! Но понимал странник и другое: если проклятое оружие не обезвредит он, не обезвредит никто.Он, со своим бонусом от черты "Познавший врага" и доступом к инфернальному огню хоть какой-то шанс имеет на то, чтоб с этим справиться.
        - Кто, если не я? - пробормотал Руслан себе под нос и решительно шагнул в овал жухлой травы. Собравшись с духом, он наклонился и поднял меч левой рукой. Ладонь словно погрузилась во что-то мерзкое, а разум попытались захлестнуть склизские щупальца. Не вышло. Сознания Руслана достигли лишь слабые шепотки что-то там обещающие, на что-то уговаривающие. Ментальный блок от Скверны работал как надо. Ободреный успехом, Руслан потянулся сознанием, как бы, внутрь меча и скоро нащупал тот самый канал, тут же вызвавший стойкую ассоциацию с канализационной трубой. "Пора выжигать дерьмо!" - зло подумал странник и, призвав из глубин своей души яростный огонь, направил его в канал. По нервам, словно иззубренным ножом, резанул визгливый рев боли, а артефакт задрожал и забился в руке будто живой. Но этого Руслану было мало, он стремился не просто причинить боль, не просто ранить, а выжечь всю мерзость начисто. И он продолжал вливать пламя в мерзкую кишку канала. Канал корежило и скручивало, он спазматически дергался, отдаваясь в сознании Руслана вспышками фантомной боли. Пальцы странника сжались на жесткой,
неровной рукояти меча так, что побелела кожа на костяшках, а татуировка налилась тревожным багрянцем. И, тем не менее, канал не лопался. Тварь, кем или чем бы она не была, крепко держалась за свой артефакт. Руслан, с беспокойством, отмечал, как пустеет его энергорезерв, но нажим не ослаблял. Он почувствовал, как холодеют губы, а ноги слабеют, становятся ватными... "Пусти... - донеслась до него словно из далекого далека чужая мысль, - Я помогу... Дам сил..." Нет уж! Руслан раздраженно отмахнулся от этой мысли, волевым усилием отсекая себя от Огняны. Даст она силы, а потом опять будет... заряжаться... И, тем не менее, собственной энергии ему, и впрямь, могло не хватить. Со злым отчаянием Руслан выбросил жгуты воли и мысли одновременно вовне и внутрь себя, ища источники силы. Ему нужен был огонь, славный, неукротимый, ликующий огонь! И, к удивлению и несказанной своей радости, странник его нашел! Его, несколько подросшая уже, Искра выпустила в эфемерные дали магического космоса, астрала, длинный и узкий протуберанец силы. И где-то в неведомой дали, самым краем
        острой дуги, он коснулся чего-то. Чего-то огромного, одновременно чуждого и близкого, смутно напоминающего исполинский сгусток первородного пламени. Прикосновение длилось всего долю мгновения, но и этого хватило чтобы, прямо таки, переполнить Руслана силой. По позвоночнику прокатились волны пульсирующего жара, в груди словно заревело жаркое пламя. Страннику стало легко и радостно, захотелось немедленно поделиться этим чудесным ощущением с кем-то близким. И уже от него к Огняне устремилась, наполненная ликующим пламенем, мысль-эмоция: "Смотри, что у меня есть! Держи!" Теплый вздох искренней благодарности и чего-то очень похожего на благоговение был ему ответом. И только тут Руслан вспомнил, что он, собственно, тут делает и обратил внимание на результаты своих трудов. Результаты были ошеломительны! Канал смрадной энергии Скверны не просто порвался, он обратился в пепел! А могучее, нездешнее пламя все текло и текло внутрь камня. И камень менялся. Осыпаясь черными чешуйками, бывший артефакт Скверны преображался во что-то иное. Под восторженным взглядом Руслана, камень принимал форму широкого, плоского
лезвия, по которому струилась, рдеющая пылающими угольями, вязь языков огня. Еще миг, и в руках Руслана вместо уродливого тесака оказался длинный меч, похожий на тот, что был у него еще недавно, только изваянный из непроглядно-черного, отполированного до зеркальной гладкости, камня. Странник восторженно охнул. Меч был невероятно красив той жутковатой красотой, которой бывают наделены сильные и смертельно опасные хищники. И. похоже, это было еще не все. Книга била в бедро крохотными молниями, настойчиво требуя внимания. Руслан открыл свой фолиант и, ожидаемо, обнаружил целый ворох новых записей:
        Меч Древнего Пламени (артефакт)
        Тип: полуторный меч
        Материал: эбонит, закаленный в древнем пламени
        Особые свойства:
        Наносит дополнительные повреждения огнем
        Наносит повышенный урон всем существам Скверны
        Меч заряжен древним пламенем! Применение заряда вариативно. Примечание: древнее пламя разрушительно для любых проявлений Скверны.
        Получена личная черта "Смертельный враг Скверны"!
        Вы никогда не сможете встать на сторону Скверны, а ее адепты будут преследовать Вас везде и всегда!
        Получена личная черта "Поборник древней Правды"!
        Вы вступили в смертельное противостояние с могущественной Скверной! Ваш отчаянный шаг не остался без внимания древних сил Вселенной, а Вы больше не сможете свернуть с избранного пути! Кто знает, куда он Вас приведет?
        Получена личная черта \скрыто\
        Кроме того, Руслан отметил, что у него повысилась Сила Воли и Сила Разума, а также концентрация и плетение. И Могущества заметно прибавилось. Этак скоро и четвертый уровень возьмется! Руслан расправил плечи и, с видимым удовольствием вдохнул полной грудью, поднял свой новый меч, любуясь сплетением рдяных язычков пламени на полированном черном камне. Надо же! А ведь еще недавно был псевдомагом с бесполезным навыком и железным мечом не лучшего качества. А что Скверна ему теперь не забудет и не простит, так и не больно-то надо! К этой мерзости Руслан и так бы не пошел на поклон даже под страхом смерти. Кстати о мерзости.. Странник отвлекся от созерцания своего нового меча и огляделся. Обострившимся духовным зрением он отчетливо видел в земле вокруг разрушительный след Скверны. Да, рано или поздно, земля справится с этой напастью, перемелет эту хворь. Но лучше рано чем поздно, верно? Поддавшись внезапному порыву, Руслан перехватил меч острием вниз и резко вонзил его в землю в центре черного овала. Часть загадочного древнего пламени, наполнявшего меч, толчком ушла в землю. Магический огонь растекся по
оскверненному полю и через миг погас, одной яростной вспышкой испепелив в земле всю мерзость. Вот теперь, и правда, все. С чувством выполненного долга, Руслан двинулся в сторону города. Меч пришлось нести просто в руке. Странник не рискнул класть бритвенно острое лезвие на плече. Возможно, для нового меча подошли бы ножны от старого, но Руслан их, естественно, с собой не захватил. Да и кто ж знал, что так все повернется? Благостное настроение, отчасти, портила только запись в Книге о скрытой личной черте. Будто мало ему было ранга в демонической иерархии, так теперь еще это. В том, что все это ему как-то аукнется, Руслан не сомневался. Незначительные факторы в Книге не отображаются. Впрочем, то, что скрыто, можно, при определенном старании и везении, открыть. Главное ни во что не вляпаться по незнанию. За размышлениями о том, как можно ни во что не вляпаться при его-то образе жизни, принципах и, подозрительно возросшей в последнее время, импульсивности Руслан незаметно для себя добрел до ворот города, где его неожиданно настигло острое чувство дежа вю. Ему вспомнился тот день, когда он впервые пришел
в Осколок. Да, это были другие ворота, а с встречавшим его Грамом, на этот раз, не было могучего, нескладного Ильи, но каким же все казалось похожим! Воевода, так же, как и в тот день, окинул его внимательным взглядом и произнес:
        - Позволь взглянуть на твою Книгу, странник.
        Руслан отцепил фолиант от пояса и протянул воину. Тот полистал Книгу, прищурился вчитываясь, как-то странно вздохнул и покачал головой, а потом сказал, как ни в чем не бывало:
        - Твоему новому мечу нужны ножны.
        - Для него должны подойти мои старые, - ответил Руслан, - Они должны быть в доме у Микала.
        - Пойдем, я провожу тебя.
        И они снова, как и в тот день, шли по пустым, по дневному времени, улице городка. На этот раз шли молча. А о чем говорили тогда? Кажется, было что-то о войне и мире, о том, что мирная жизнь радует пахаря, а не воина. Что ж, после последних событий Руслан полагал, что имеет право причислять себя к воинам. Он оценил вкус смертельной схватки и победы. И этот вкус, стоило быть честным с самим собой, пришелся ему по нраву. Нельзя было отрицать и того, что с этой войны он поимел свой профит. Так может ему следует не карать смутьяна, а поблагодарить его от души? Руслан заглянул в глубь себя и попытался честно ответить на этот вопрос, но не преуспел. Ему все казалось, что он упускает что-то важное. Так бывает, когда ищешь некую вещь, заглядывая во все укромные уголки и не замечая ту самую вещь, лежащую на самом виду. Смирившись с тем, что самостоятельно ему это ускользающее нечто не найти, Руслан вкратце пересказал свои размышления Граму.
        - Ты о главном позабыл, - отвечал воевода, - Есть воины, а есть стервятники-трупоеды. Как отличить одного от другого? Вот ты увидел войну, так скажи принесла она тебе радость?
        Руслан вздохнул и честно пересказал свои размышления о вкусе победы.
        - Не о том говоришь, - отмахнулся Грам, - Я не о радости победы тебя спрашивал. Сейчас ты что чувствуешь?
        - Горечь.. И стыд... - Руслан немного помолчал, подбирая слова и постарался пояснить свою мысль, - Ну ладно я. Я странник. Вот я с гоблинами повоевал и могу повторить, если надо будет. Мне это в чем-то даже понравилось. Но война-то всех забирает, не спрашивает кто хочет, а кто нет, кому нравится, а кому нет. Вот поэтому мне горько и стыдно, что я - странник - жив остался, а погибли вообще посторонние люди, которым никакие подвиги и на хрен не нужны...
        Руслан старался изложить свои мысли придельно четко, но чувствовал, что это едва ли эму удается. И от того, под конец, запутался еще сильнее. Впрочем, Грам, как будто бы, его понял.
        - Стало быть, суть войны ты постиг. И предназначение воина уразумел, хоть и растолковать не смог, - кивнул воевода и веско добавил, - Вот покуда ратный труд для тебя забавой не стал, покуда ты жизни мирных людей ценишь, ты воин. А за радость победы себя не кори и не думай даже. Ведь не крови пролитой радуешься, а тому, что кровь эта литься перестала.
        Микала дома не было, но Руслан и сам без труда обнаружил свое снаряжение. После пробуждения утром он не осмотрел его, как следует, а потому сейчас испытал легкий шок. Для начала сюрприз ему приподнесла кольчуга. Она была такой же поцарапанной и старой на вид, вот только она была цела, даже новых царапин не прибавилось. Последние эпизоды великой битвы Руслан припоминал с трудом и урывками, а потому не мог сказать была ли кольчуга пробита, но точно помнил, что еще в Малинниках получил несколько неприятных ударов, помнил, что тогда несколько звеньев повело. Но сейчас не мог найти ни следа этих повреждений. Впрочем, было бы чему удивляться. В мире, где обитают гоблины, действует магия, в мире, куда он сам попал по воле языческого бога вдруг сама собой восстановилась кольчуга? Экая ерунда! Вот кабы в колодце вместо воды заплескалась медовуха... Хотя, это тоже была бы ерунда. Мифрильный кинжал не почернел и не превратился в топор, но когда Руслан потянулся к нему, внезапный, безотчетный страх заставил егоо отдернуть руку. Впрочем, тут тоже не было ничего удивительного. Мифрил, по крайней мере особым
образом обработанный, освященный, смертелен для демонов, вот демоническая четверть Руслана и побаивается опасного оружия. И последними странник взял в руки ножны. В первый раз он закрепил их за спиной всего несколько дней назад, но выглядели они так, словно служили своему хозяину, как минимум, пару весьма бурных лет. Однако, эти ножны, поцарапанные, побитые в пятнах въевшейся черной крови, идеально приняли в себя новый меч. Так, с побитыми ножнами в руках, Руслана и застал Грам.
        - Пойдем, - просто сказал воевода, - Люди видеть тебя хотят.
        - Что, опять правеж? - усмехнулся Руслан. Усмешка, правду молвить, вышла кривой.
        - Пойдем, - повторил Грам, не оценив шутки, - Люди ждут.
        На это Руслан не ответил. Он молча натянул поддоспешник и кольчугу, закинул за спину меч, поборов страх, прицепил к поясу кинжал. Если местные опять выкатят ему какую-то претензию, он просто уйдет. Да и пора уже. Здесь он сделал все, что мог, обучающую миссию можно считать выполненной. А там, за Темным лесом, большой мир, цивилизация и проклятый смутьян, которого непонятно как искать, но найти надо. Вопросы к нему накопились.
        Так, оружный и бронный, Руслан вышел на крыльцо, прошел через небольшой передний двор, проследовал за ворота. И оказался перед огромной толпой. Казалось, здесь собралось все население Осколка от мала до велика, запрудив улицу и оставив свободным только небольшой пятачок перед воротами. У Руслана мелькнула мысль, что уйти ему могут и не дать. Неужто придется рубить людей, которых он буквально только что защищал? Из толпы вперед протиснулась женщина. Та самая утренняя предводительница недовольных. Она явно нервничала, теребя пальцами концы, повязанного на голову, темного платка, а под хмурым взглядом странника и вовсе поникла, опустила голову. Потом глубоко вздохнула, собираясь с духом, и заговорила:
        - Повиниться перед тобой хочу, странник. Напраслину я на тебя возвела. Прости уж меня, глупую. Да прими благодарность от всей души за избавление от силы поганой...
        Женщина медленно опустилась на колени и склонилась, коснувшись лбом земли. А следом по толпе словно волна прошла. Люди стягивали с голов шапки, склонялись, касаясь земли пальцами и так и оставались согнутыми, отдавая страннику дань высочайшего уважения. Стыд ожег Руслана словно удар плети, он почувствовал, как наливается жаркой краской лицо и шея. И как только он мог так плохо подумать про этих людей! Он молча шагнул вперед, подхватил склоненную женщину под руки, почти силком поставил ее на ноги и заговорил, повысив голос:
        - Послушайте меня, добрые люди! Теперь хочу слово свое вам сказать. Великую победу мы одержали. Не я. Мы! Это вы дали мне приют, разделили со мной кров и пищу! Это вы шли в бой вместе со мной! Не моя эта победа. Она наша, общая! Посему и от меня вам благодарность и поклон низкий!
        И он, в самом деле, поклонился в пояс, коснувшись рукой земли. Толпа тихонько загудела, гул усилился, перешел в ликующий крик: "Любо! Любо страннику!" В груди Руслана словно бомба взорвалась, горячая волна силы разлилась по телу, ударила в голову. В ушах, будто наяву, зазвучали слова Грама: "Могущество к тебе и с людскими чувствами переходит. С восхищением, со страхом, с ненавистью даже. Но гораздо сильнее - с чувствами добрыми: радостью, любовью, благодарностью искренней..."
        Такой замечательный день просто не мог закончиться ничем иным кроме большого, всеобщего праздника. К такому выводу пришли единогласно. Гоблинское нашествие, кроме очевидного разора, принесло и нежданную прибыль. С побитых поганых взяли немало ценнейшего лекарственного сбора. Взяли много ценной кости с доспехов хобов-гвардейцев. Да и гоблинское оружие преподнесло неожиданные сюрпризы. Среди поделок из гранита и кремня попадались явно старинные образцы, сделанные с большим мастерством, из ценных пород камня, обсидиана и нефрита, на рукоятках из полированного рога. Все это , разумеется, фонило Скверной, но и, без каких-либо затруднений, поддалось очищающей магии. И все это можно было продать, а точнее, обменять на нужные в хозяйстве вещи. Так что даже самые осторожные согласились с тем, чтобы растрясти, ради торжества, кладовые и приостановить восстановительные работы. Небольшой спор возник только в отношении места проведения оного торжества. Обычаями предписывалось устраивать подобные мероприятия либо в лесу, либо под сенью обережного древа. Руслан деталей не знал, а потому за дискурсом наблюдал со
стороны. В конечном итоге порешили совместить оба варианта: под деревом провести торжественную часть, а для, собственно, гуляний удалиться на лоно природы. После решения организационных вопросов началась, собственно, подготовка праздника. Руслана к ней, само собой, не допустили. Он элементарно не знал всех обрядовых тонкостей, которым необходимо было следовать при подобной деятельности. Руслан, впрочем, из-за этого нимало не переживал. Хватало и своих дел. Сначала он уделил внимание Книге. Щедрый поток людской благодарности поднял его до четвертого уровня могущества, за что полагался очередной дар. Тут Руслан надолго завис, выбирая между обычной, но неоспоримо полезной способностью "личное оружие", дающей возможность, как бы, сделать каменный меч частью себя, тем самым резко подняв свой боевой потенциал и легендарной, прокачиваемой способностью "Путник бездны", крайне сложной в развитии, но интересной и очень перспективной. Как понял из скупого описания Книги Руслан, "Путник" представлял из себя технику астрального проецирования в самом широком смысле: от взаимодействия с духами в астрале до посещения
иных миров и чтения хроник Акаши. В выборе между синицей в руке и журавлем в небе ему помог Грам, объяснивший, что "личное оружие" появится автоматически, при поднятии боевого мастерства на нужный уровень. Подключившийся к обсуждению, Микал, правда, заверил, что и "Путник" не столь уж уникален. Вот только получить доступ к подобной технике естественным путем можно только в совершенстве овладев несколькими магическими школами. Таким образом и был сделан выбор в пользу "Пуитника бездны", хотя на текущем уровне развития способность давала лишь мизнрный шанс на неосознанный астральный выход. Остаток дня Руслан посвятил тренировке с мечом, в которой ему охотно помогал Грам, так же освобожденные от хозяйственных хлопот. Он-то, понятное дело, был здесь своим, все обряды и приметы знал, просто местные постеснялись озадачивать почтенного воеводу рубкой дров для ритуальных костров. Потому оный воевода с энтузиазмом взялся выколачивать пыль из собственного ученика, что, к слову, давалось ему теперь немного сложнее.
        А после заката начался праздник. Сперва все собрались вокруг эльфийского дуба, поводили вокруг него чисто русский хоровод, распевая, правда, при этом на совершенно незнакомом Руслану языке. Потом, под руководством деда Микала, восславили дерево и предков уже на понятном языке. Тут отец Сергий не преминул ввернуть свои пять копеек, напомнив о традиционных ценностях, не произнося, впрочем, имени Всесоздателя. Все это получилось настолько торжественно и возвышенно, что Руслан проникся и восславил дерево, с которого ему так и не довелось получить веточку на посох, вместе со всеми.
        Зато уж в лесу никакого официоза и торжественности не было. А была разудалая гульба с возлияниями, состязаниями, танцами и прыжками через костры, первый из которых доверили зажечь Руслану, как герою торжества. Вообще праздник показался страннику этакой смесью Октоберфеста, неурочной Масленицы и русальей ночи, более известной, как ночь на Ивана Купалу. Рекой лились пиво, хмельной мед и дорогое, причине иноземного происхождения, вино, исходили ароматами праздничные яства, звучали песни на разных языках, часть из которых Руслан понимал с пятого на десятое, а часть не понимал вовсе. Звучала и музыка, причем звучали тут и гусли, и лютни, и волынки, и невиданные ранее Русланом струнные инструменты, игра на которых требовала большой ловкости и мастерства. Среди, прибывших на праздник, жителей окрестных селений, странник, с собственной радости, обнаружил своих товарищей по зачистке Светлого леса. Парни, как могли, старались следовать его последнему приказу, а потому теперь присутствовали на торжестве в полном составе, но многие щеголяли повязками на ранах. Что, впрочем, не мешало им принимать живейшее
участие в молодецких состязаниях. Сам Руслан счел свое участие в оных неспортивным поведением, а потому удаль показать смог только во время перетягивания каната, молодежь против старичков, когда заприметил в команде "старичков" воеводу Грама. Канат, в итоге, порвали, так и не выявив победителей. Порвали и второй. После чего порешили не переводить на баловство ценную пеньку и дальше удалью мерились на словах, вспоминая подвиги. Раззадорившийся Руслан со своей бравой командой немного поерепенились, похваляясь недавними геройствами, а потом Грам выдул кружку меда, запил ее кружкой пива, отер усы и задвинул такую расписную телегу о своей бурной молодости, что юноши переглянулись и решили, что в данном случае признание собственного поражения - не стыд, а проявление благоразумия. Вслед за этим начали припоминать подвиги уже почивших героев. Признанный сказитель, бодрый, румяный дед, потребовал себе лютню и затянул печальную балладу об Изборе Олеговиче, последнем князе Китежском, павшем вместе со своей дружиной в неравном бою с полчищами оскверненных, дав, тем самым, возможность множеству мирных людей под
охраной совсем юных дружинных отроков покинуть обреченный город и уйти на восток, в дальнюю крепость, которую с той поры начали называть Осколком. А потом спел и о временах более древних. Так Руслан неожиданно для себя, наконец-то узнал историю края, в котором оказался. По песням и сказаниям выходило, что в древности обитало в этих местах небольшое племя, в котором Руслан, по описанию судя, заподозрил практически каноничных эльфов, а потом, нежданно-негаданно, появились люди. Появились будто ниоткуда, как появляются странники, только не по одиночке, а сразу во множестве, да притом вместе со своим городом, который называли Китежем. Был ли то тот самый легендарный Китеж, якобы, бесследно исчезнувший прямо из-под носа у армии Бату хана или нет неведомо, но соседями лесных эльфов неожиданно оказались русские люди. К счастью, у обоих народов хватило благоразумия не воевать за землю. а договориться полюбовно. Эльфы и люди присмотрелись друг к другу, нашли в своих обычаях и общие черты и то, что не грех было бы и перенять у соседей. Люди доверили, не использовавшим до этого металлов, эльфам секрет выплавки
болотного железа, а те в ответ посвятили людей в тайны своей магии. Окончательно сплотиться двум народам помог общий враг. Гоблины пришли откуда-то с севера и были решительно настроены отвоевать эту землю для себя. Китеж укрыл и людей м эльфов. На его стенах плечом к плечу встали стрелки в одеждах из коры и листьев, с чудесными луками, созданными без помощи инструментов и суровые воины в колчугах, с топорами и мечами в руках. Общими усилиями нападение было отбито. В знак вечного мира посреди Китежа было посажено первое обережное древо. Куда позднее кто-то из странников принес в эти места слово "эльф", и древа стали называть эльфийскими дубами. Только вот чистокровных эльфов в Китежском княжестве уже не осталось, ибо два народа не только крепко сдружились, но и основательно породнились.
        Уже глубокой ночью закономерно наступил такой момент, когда от состязаний, возлияний и песнопений люди массово перешли к забавам иного толка. Вот и Руслановы приятели разбредались кто куда в компании подруг, или запримеченных уже на празднике, девчонок. В какой-то момент странник обнаружил, что компанию ему составляет только Изольд, решительный в драке, но, как выяснилось, безнадежно робеющий перед ясными очами и алыми губами. Но вот и Изольда буквально силком утащила в лес какая-то девица, видимо уставшая ждать первого шага от перспективного, но нерешительного избранника, и Руслан остался один. Правду молвить, он давно бы мог и сам отправиться в лес в компании местной красотки, благо девицы были недурны собой и на него смотрели весьма благосклонны. Только вот душа не лежала. Очень похоже было н то, что познав страсть красноволосой демонессы, странник начисто утратил интерес к обычным девушкам. Можно было сколько угодно напоминать себе кто такая Огняна, да какова ее природа, только все бес толку. "Ну и пусть, - подумал Руслан, отхлебнув меда, - Есть же люди, которые мечтают об эльфийских
принцессах или анимешных тяночках, а нормальными отношениями не запариваются. А у меня вот будет суккуба..." При этих мыслях он потянулся к левой стороне груди, к метке, но отдернул руку, вздохнул и снова присосался к кружке. Смешно было и подумать, но воин, грудью бросавшийся на копья погани, боялся. Боялся снова испытать то ощущение чужой жадной и грубой похоти. И тут он заметил ее. Стройная, отчаянно рыжая девушка с россыпью веснушек под крепким загаром, облаченная в сарафан, густо расшитый красными и желтыми нитками решительно подошла к нему, присела рядом и, заглянув в глаза, спросила:
        - Неужто героя славного никто еще не наградил как надобно?
        Руслан поперхнулся медом и подвис не хуже Изольда, соображая как реагировать на такую наглость. А девушка коснулась тонкими пальцами его щеки, чуть склонила голову на бок, изогнув губы в странно знакомой улыбке, а в карих глазах замерцали отблески костра. Только вот ближайший костер был за ее спиной. Руслан накрыл своей ладонью ее пальцы и проговорил, с деланной печалью в голосе:
        - Да вот, видать не мил никому. Может ты меня наградишь, как подобает? - он помедлил, наблюдая как пляшут в ее глазах алые искры и добавил, - Огняна...
        - Не проведешь тебя! - рассмеялась сукуба, - И какой же награды надобно славному герою?
        - А пойдем, покажу!
        Руслан одним слитным движением подхватил ее на руки, вскочил и быстрым шагом двинулся в темноту ночи. Тонкие девичьи руки скользили по его плечам, лицу, волосам, горячее дыхание обжигало шею. Наконец он остановился и поставил ее на ноги. Огняна на один краткий миг окуталась пламенем, приняв свой истинный облик. Руслан обнял ее за талию, и тут, как отравленный нож, его с новой силой пронзила ревность. А каким по счету он будет у нее за сегодня? Словно прочитав его мысли, Огняна вновь пристально взглянула ему в глаза и произнесла тихо, но очень твердо:
        - Это не по доброй воле. Таково проклятие моего народа... - она запнулась, а Руслану на миг почудилось, будто шею ее сдавила удавка из черного дыма, - Большего я сказать не могу...
        Она с усилием сглотнула, опустила глаза, вновь подняла и шепнула почти с мольбой:
        - Поцелуй меня! Только ты меня целовал...
        " Меня целовал Не ты ли один?" - вспомнились Руслану строчки из старой песни. Он отбросил ревность, будто вырвал из сердца ядовитую занозу, прижал демонессу к себе и припал к ее губам. Поцеловал, как она и просила. Сначала медленно, осторожно ласкал губами ее губы, потом проник языком в горячий, нежный рот... Огняна обмякла в его руках испустив то ли вздох, то ли всхлип, а потом крепко сжала в объятиях. Только тут Руслан понял, какая она, на самом деле, сильная. А ведь, случись им драться, не факт, что победителем выйдет именно он. Впрочем, сейчас меж ними начиналась иная битва. Кончиками пальцев странник скользнул по спине суккубы, по ложбинке вдоль позвоночника, от шеи до копчика, накрыл ладонями круглые ягодицы и поднял ее. Но только для того чтобы уложить на мягкий мох. Он поцеловал нежную шейку, спустился к груди, обнял губами твердеющий сосок. Услышав треск рвущейся ткани, понял, что теперь ему нужна новая рубаха. Это была последняя его связная мысль. Дальше все утонуло в пучине страсти. Огняна застонала, принимая его в себя, обвила руками и ногами крепкое тело воина. А он целовал и целовал
ее. Снова и снова. До самого конца...
        Руслан понимал, что когда проснется, Огняны рядом уже не будет, потому стремился дать ей как можно больше. Даже после того, как улегся пожар страсти, он держал ее в объятиях, поглаживая алые волосы, то и дело целуя мягкие губы. Но наконец сон сморил его... Та, что назвала себя Огняной, приподнялась на локте, всмотрелась в лицо спящего странника. Вот она протянула руку, но отдернула, напряглась будто в испуге. Наконец решилась. Провела пальцами по спокойному лицу, шее, груди, коснулась свежих шрамов... Опомнившись, тряхнула головой, склонилась к метке инферно на груди парня, зашептала, касаясь горячим дыханием багрово-черного рисунка, творя древнюю магию своего народа. Вот так. Теперь они не догадаются. Примут его за любимую игрушку, перспективного раба. Если заметят... Хоть бы не заметили... Теперь пора уходить... Она поднялась на ноги, но медлила. Наконец она со вздохом открыла портал, но задержалась еще на миг. Склонившись над странником она неслышно, одними губами, прошептала: - Алатор... Исаар эн Ала... Мой герой...
        КНИГА МОГУЩЕСТВА. ТЁМНЫЙ ВИТЯЗЬ. ГЛАВА 10
        Глава 10
        Праздник продолжался еще день и ночь, а потом, привычные к труду, люди начали тяготиться неурочным отдыхом. Работы в полях и в городе были продолжены. Неспешно и старательно готовился к отправке на запад торговый караван, вместе с которым надлежало отбыть и Руслану. Страннику же дела не находилось. Впрочем, он не предавался праздности, а отдавал свое время тренировкам с оружием под руководством Грама, либо медетировал и оттачивал управление собственной энергией под присмотром Микала. Вместе с тем, его мысли все более занимал оскверненный Китеж, лежащий где-то на северо-западе, в сердце Темного леса. Не удивительно, что в последнюю ночь перед отправлением ему приснился Темный лес.
        Во сне Руслан шел по черной, отравленной земле, из которой изредка пробивались белые, причудливо скрученные, стебли и торчали кривые, жесткие корни. Сухие изогнутые деревья, усыпанные, как струпьями, болезненного цвета, лохмотьями мха, тянули к нему свои перекрученные ветви. Вдобавок, в воздухе висели какие-то хлопья и нити, подобные мазутной саже. Они раздражали Руслана, как прикосновение к нечистотам, но вреда не причиняли, напротив, сами вспыхивали, касаясь его. Наконец, деревья расступились, и Руслан увидел перед собой несколько неряшливых хижин из жердей и ветвей. Странник переместился внутрь одной из хижин легким движением мысли, как это возможно только во сне. Грубый очаг в окружении грязных циновок и шкур, закопченные стены, плетеные корзины и колоды с грибами, мхом и сушеным мясом... И гоблины. Старики, женщины, дети. Все они были мертвы. Ни на одном из них не было ран. Только язвы. Жуткие язвы, подобные тем, которые появились на теле гоблина-колдуна, когда он принял удар копья из огня и Скверны... Так же было и во втором селении. И в третьем. Селений этих было немного, все они были малы
и бедны. А теперь еще мужчины и юноши этого несчастного народа ушли сражаться с давними врагами и пали все до единого. Но что случилось с остальными? Желая узнать это, странник стремился к древнему городу, в центр оскверненной земли. Но дорогу ему преградил высокий воин в длинной, серебристой кольчуге, на широком зерцале которой зеленой эмалью был выведен силуэт раскидистого дерева. У незнакомца было открытое лицо, в котором прослеживалось неуловимое изящество, серые глаза, волнистые русые волосы и короткая бородка.
        - Тебе рано идти туда, странник, - заявил воин, - Ты вернешься сюда позже, когда станешь сильнее. И вернешься воплоти...
        Заинтересованный Руслан остановился. Фигура незнакомца и его глаза излучали странный, завораживающий свет. Такое же мягкое, едва заметное сияние излучало обережное древо в Осколке. Очарованный аурой этого воина, Руслан спросил:
        - Кто ты?
        - Мое имя Избор. Я жил здесь. И это по-прежнему моя земля... - воин печально вздохнул и обвел изуродованные деревья грустным взглядом. Когда он повернул голову, Руслан заметил, что его ухо вытянуто кверху и заострено, - Ты стремился сюда душою, странник. Если хочешь узнать что-то об этой земле, спроси. Мне ведомо многое. Только не ходи в Китеж. Этот путь тебе сейчас непосилен.
        - Что стало с гоблинами? - неожиданно для себя спросил Руслан, - Почему они все мертвы?
        - Несчастные существа, - Избор снова вздохнул, - они не всегда были таковы. Дикие и простые, но в свое время они знали ремесла, им была ведома честь, им были открыты иные тайны мира. Тогда они поклонялись Гаррошану, великому барсуку и Скагги, кунице коих почитали своими предками. Когда на эту землю пришла Скверна, многие несчастные присягнули ей, ибо ее верные обещали им месть. Но лучшие не забыли Гаррошана и Скагги И они не забыл своих потомков. Долгое время боги-звери защищали своих верных от яда Скверны. Но недавно алтарь барсука был осквернен. От такого святотатства гоблины пришли в ярость. Тогда с запада пришел человек с ядом в сердце и убедил их, что это люди Осколка надругались над их предком. Тот человек, как и встарь, пообещал им помощь в мести и убедил вскрыть древний курган, где герои прошлого ценой огромных жертв запечатали Тварь. Последний жрец Гаррошана пытался предотвратить это, но обуянные жаждой мести, соплеменники его не услышали. Молодой военный вождь со своим братом-колдуном собрали мужей и юношей и повели их за местью. Что они нашли тебе ведомо. Прочие остались здесь, под
властью Скверны. Барсук до последнего пытался защитить своих детей. Третьего дня он пал, и Скверна окончательно утвердилась на этой земле. Она забрала их. Сожрала...
        Руслан молчал. Так гоблинов, выходит, подставили? Ну что ж, что-то похожее он уже давненько предполагал. И наличие у них, в прошлом, культуры тоже предполагал. И теперь убедился в этом. Так и что с того? Доведись Руслану, зная это, еще раз метнуть свой огненный шар или черное копье, он метнул бы точно так же. Но вот мертвые женщины и дети в своих бедных хижинах... Они умерли только потому, что кому-то захотелось в очередной раз стравить два народа. И все же. Не из таких ли детей выросли те безумные убийцы, которых Руслан со своими парнями отлавливал по хуторам? Не эти ли женщины их родили? Руслан почувствовал, что логика и аналитические способности, которыми он так гордился, дают сбой.
        - Но погибли не все, - неожиданно продолжил Избор, - Сейчас старшая шаманка Скагги уводит избранных жен с детьми на север, в землю зверобогов. Но Скверна идет за ними. Я покажу тебе.
        Вновь Руслан переместился мгновенно, хоть и не по своей воле. Это был все тот же убитый лес. И через него с трудом пробиралась группа гоблинов. Женщины, дети и подростки, числом около пятидесяти. Предводительствовала процессией согбенная гоблинша, опиравшаяся на посох с навершием в виде резной фигурки куницы. В бестелесном состоянии Руслан ясно и четко видел их ауры, тонкие тела. Гоблинша-предводительница сияла изжелта-зеленым цветом, который, как щит, оборонял ее от мазутных нитей Скверны. Ее, но не остальных. К остальным эти нити прилипали, въедались в ауры и тела. И если бы это были только нити. Скверна преследовала их осознанно, целенаправленно. Отряд гоблинов преследовали три черные, дымные твари, похожие на тощих, плешивых крыс. Более всего от их нападок страдал гоблин-подросток, как-то неуловимо выделявшийся среди остальных. Может, дело было в мало свойственной гоблинам, прямой осанке, а может в ауре, где доминировал золотисто-желтый цвет. Шаманка как могла защищала парня, отмахиваясь от крыс посохом. Сама Скагги, в виде золотисто-зеленой куницы, тоже была здесь. Она наскакивала на крыс,
вгрызалась в них маленькими острыми зубами, сама подставлялась под их укусы. И все эти старания были практически бесполезны. Крысы скакали вокруг странного гоблина, терзали его ауру когтями, выдерали зубами куски золотистой субстанции. На теле подростка вскрывались черные, дымящиеся язвы, но он продолжал идти.
        - Скагги ослаблена, - проговорил Избор, испытующе глядя на Руслана, - Ее свет не может рассеять Скверну, но твой огонь на это способен. Судьба этих созданий в твоих руках.
        Руслан медлил. Эти гоблины казались ему иными. Даже внешне они мало напоминали тех тварей, что были его врагами под Осколком. А гордый подросток внушал ему даже некоторую симпатию. И все же он медлил.
        - Ответь на последний вопрос, - обратился странник к Избору, - Те гоблины, что приходили на восток до набега, каково их место во всем этом?
        - Их тела оказались крепче разума. Скверна пожрала их помыслы и чувства, оставив только простейшие инстинкты и жажду крови...
        Руслан решился. Стоило ему подумать о своем мече, как тот появился у него в руках. Теперь длинный клинок был окутан пламенем так густо, что не было видно черного камня. Что ж, так даже лучше! Гоблин-подросток, тем временем утратил силы и просто свалился на ходу. Из его ауры были буквально вырваны несколько больших клоков, тело усеяли язвы. Ему явно оставалось недолго. Но крысоподобным тварям не суждено было его добить. Но них обрушился длинный пылающий меч. Скагги сначала шарахнулась от нового участника битвы, но быстро опомнилась и вцепилась в горло одной из черных крыс. Скоро все было кончено. Однако, юный гоблин так и не мог подняться. Его золотая аура расползалась, в зияющих дырах дымилась мерзкая грязь. Руслан понял, как сам выглядел несколько дней назад, после разрыва "последней жатвы". Тогда его спас огонь Инферно. Только вот у гоблина вряд ли была возлюбленная-сукуба, готовая поделиться своим пламенем. А парень, похоже, был важен для соплеменников. Они обступили его и тихонько скулили, не решаясь прикоснуться к покрытому язвами телу. Парень же вел себя очень достойно, на взгляд Руслана. Он
что-то негромко говорил, уверенно и без жалобных ноток в голосе. Должно быть, уговаривал соплеменников оставить его и идти. Странник склонился над юношей и ненадолго замер в задумчивости. Появилась у него одна идея. Однако, если она не удастся, гоблин умрет. Впрочем, терять ему и так , похоже,нечего. Руслан призвал пламя, собрал его на конце пальца в тонкую иглу. Чуть добавил жара, поразмыслил, убавил, снова прибавил немного. Наконец, он остался доволен получившимся инструментом. Этой иглой он начал, как мог, осторожно выжигать из золотистой ауры черную мерзость. Гоблин выгнулся, забился. Краем глаза Руслан заметил, как Скагги что-то запищала на ухо своей шаманки. Та встрепенулась и отдала приказ. Юношу тут же схватили за руки и ноги, прижали к земле, надежно зафиксировав. Руслан же продолжал свои манипуляции.
        - Я знаю. парень, это больно, - мысленно сказал он гоблину, - Терпи. Я, в свое время, был рад этой боли. Она несет силу...
        Гоблин дернулся и уставился расширенными глазами прямо на него, словно мог видеть склонившегося над ним человека. Странник же выжег последнее черное пятнышко, потом, собрав в душе всю возможную приязнь к стойкому, гордому парню. окрасил ей свое пламя, преобразовав его в теплый исцеляющий свеет. И этим светом наполнил зияющие прорехи. Гоблин постепенно перестал дрожать и дергаться, грудь его стала двигаться ровнее, а глаза закрылись. Он уснул.
        Руслан поднял, машинальным, привычным движением отряхнул руки, прислушался к себе. Совершил ли он благо, сохранив жизнь тому, кто показался ему достойным этого или же спас того, кто спустя годы всадит ему нож в спину? Так или иначе, дело было сделано. Гоблины заметно успокоились и повеселели. По распоряжениям шаманки они соорудили волокушу для пострадавшего парня, перевели дух и готовились продолжить путь. Они, само собой, не видели Руслана. Зато его прекрасно видела Скагги. Странник, в свою очередь, с интересом рассматривал зверобогиню. Он знал, что на Земле, в глубокой древности, многие человеческие племена поклонялись зверям-тотемам. Были ли они такими же, как эта куница?
        - Я никогда не была в твоем мире, - раздался у Руслана в голове странно звучащий голос. Не сразу странник сообразил, что с ним заговорила Скагги, - Я не могу ответить на твой вопрос. Но могу наградить за помощь.
        - Я сделал это не ради награды, - тряхнул головой Руслан, - Просто посчитал, что так будет правильно.
        - И все же я и мои дети обязаны тебе..
        - Тогда дай слово, что твои дети никогда не пойдут войной на людей Осколка. Этого мне будет довольно.
        - Да будет так! Сыны Барсука и дочери Куницы не поднимут оружия на твоих людей покуда они не поднимут оружия на нас. Поручиться в этом я могу лишь частью своей силы. Прими ее.
        Сгусток золотисто-зеленой энергии оторвался от куницы и полетел к страннику. Среагировать тот не успел, и странный сгусток проник в его грудь. Но вреда, впрочем, не нанес. Руслан вообще ничего не почувствовал. Оставалось только гадать, как повлияет на него дар зверобогини. Ну что ж, он уже начал привыкать к таким ситуациям.
        Гоблины, тем временем, закончили свой краткий отдых, погрузили раненого на волокушу и снова побрели на север,в страну зверобогов.
        - Ты сделал свой выбор, - с некоторой, даже, торжественностью произнес Избор, - Теперь тебе пора...
        И Руслан пробудился. Он лежал на лавке, в доме Микала. Вроде бы, была ночь, но в окно лился странный серебряный свет. Не успел Руслан задуматься о причине этого явления, как заметил Грама. Воевода стоял над ним в своей золотой кольчуге, прямой и спокойный.
        - Вставай и иди за мной, - просто сказал он.
        Вместе они вышли на задний двор, и там Руслан увидел причину неурочного света. Обережное древо, эльфийский дуб сиял, излучал яркий серебряный свет. Прямо под деревом стоял Микал. Спина старого мага была непривычно прямой, он развернул плечи так, что стало заметно насколько они широки. Он был облачен в сияющую белую мантию, а в правой руке сжимал высокий резной посох. Сбоку от него стоял Сергий. Вроде бы, на нем была его обычная ряса, но Руслану померещилось, будто игумен облачен в длинную кольчугу. Рядом с ними были и другие. Бестелесные. Их лица были словно размыты, виделись смутно, так что Руслан, сколько не старался, не мог их рассмотреть. Он следовал за медленно, торжественно шествовавшим воеводой и не мог толком понять пробудился ли он на самом деле или продолжает спать. Грам подвел его к дереву и занял место рядом с магом. Микал же ударил своим посохом в землю и заговорил:
        - Мы собрались здесь, братья, дабы решить принять ли в наш орден нового брата. Ныне он перед вами. Кто скажет слово за странника Руслана?
        - Я скажу! - вперед шагнул Грам, - Сей странникусерден, стоек и доблестен. Он постиг предназначение воина. Мое слово таково: он достоин!
        - Ты услышан, брат, - кивнул маг, - Кто еще скажет слово?
        - Я! - вскинул голову Сергий, - Странник Руслан следует чести, а не догме. Он верен своему богу, но почтителен к чужим. Он честен в своих решениях и словах. Бесстрашен и в бою и в споре. Мое слово таково: он достоин!
        - Твое слово услышано! Кто еще скажет слово?
        Одна из смутных теней колыхнулась, послышался голос:
        - Сей странник запятнал себя! В его душе тьма и черный огонь! Мое слово таково: он не достоин!
        - Сей воин доблестен, - заговорила еще одна тень, - Но жесток. Его ведет не горячее сердце, но холодный разум! Тяжело мне произносить свое слово, но оно таково: он не достоин!
        - Четверо сказали слово, и слова их были услышаны! - провозгласил Микал, - Ныне странник Руслан был подвергнут испытанию. Пусть скажет слово тот, кто был с ним. Его слово и станет решающим!
        Из толпы теней вышел Избор. Высокий, широкоплечий, в своей серебряной кольчуге, он сам излучал свет под стать свету древа.
        - Все четверо братьев молвили истину! - заявил он, - Истинны и добрые слова, истинны и слова упрека. Но слова сии не полны. Сей воин принял тьму и огонь, но что вело его в этом? Не корысть и не злоба. Ведомо мне, что принял он сей огонь лишь затем что б не лить лишней крови и отдарился за него великим и благим даром. Ныне же, прямо на моих глазах, употребил он свой огонь дабы спасти безвинного от муки и гибели. Спас того, чьи родичи его самого едва не сгубили. Ибо так решил он не мягким сердцем, но рассудил, мудро и по справедливости, твердым разумом! Что же до тьмы... Сей странник не сердцем живет, но умом. И что с того, коли разум велел ему употреблять в каждом деле потребное делу тому орудие? Не в орудии зло, а в помыслах, что его направляют. Помыслы же его справедливы. А потому слово мое таково: быть страннику Руслану витязем! Он достоин!
        - Последнее слово услышано! - снова ударил посохом в землю Микал, - Молви теперь ты, Руслан. Готов ли ты принять честь и бремя? Готов ли стать витязем, дабы вершить дела, потребные, по разуму и сердцу твоему, ради укрепления Древней Правды? Помни, с избранного пути свернуть ты не сможешь!
        Древняя правда? Очарованный странной магией ретуалв, Руслан с трудом смог припомнить, что что-то подобное он видел в собственной Книге. Да и про то, что с пути ему не свернуть, там тоже было упомянуто. А коли так, чего отказываться от свалившейся чести? Витязь - это звучит гордо! И, похоже, этот титул не потребует от него делать что-то такое, в чем он не успел бы уже замазаться по самые уши. Потому Руслан сделал короткий шаг вперед, поклонился, приложив ладонь к груди и ответил:
        - Я готов!
        - Да будет так! - в третий раз вонзил посох в землю Микал, - Отныне ты, Руслан, витязь! Да пребудет с тобой Древняя Правда!
        К Руслану подошел Сергий. Игумен протянул страннику резную деревянную чашу, в которой плескалась какая-то слабо мерцающая золотистая жидкость:
        - В этой чаше сила ордена. Испей во здравие, новый брат!
        Руслан принял чашу, пригубил. Горячая волна прокатилась от горла в живот, а оттуда ударила жаром в грудь. Странник в несколько больших глотков осушил чашу...
        Когда он снова проснулся было уже утро. В окно лился самый обычный солнечный свет. О ночном происшествии ничего не напоминало. На первый взгляд. Книга, лежащая в изголовье, была густо увита сетью молний. Руслан раскрыл ее.
        Получен уровень 5! Вам присвоен класс! Ваш класс "Темный витязь" (эпич.)
        Темный витязь. Вам чуждо пышное рыцарское благородство, и Вы не стесняетесь в средствах для достижения своих целей. Но цели Ваши благи, а деяния достойны и отмечены Древней Правдой.
        Сила + 5 к максимуму
        Сила Воли + 5 к максимуму.
        Навык "Владение мечом" повышен!
        Навык "Ношение кольчуги" повышен!
        Получен навык "Владение щитом"!
        Получен навык "Владение копьем"!
        Получен навык "Лидер"! Вы можете вести за собой людей и даже других странников!
        Получен навык "Темный призыв"! Вы, по прежнему, не имеете политического веса в Инферно, но Ваш навык "Лидер" отныне действует и на младших демонов!
        И это было еще не все.
        Получена частица силы богини Скагги. Эффект неизвестен.
        Чего и следовало ожидать. Стало быть все ночные приключения ему не привиделись. Ничего, впрочем, удивительного. Руслан давно свыкся с мыслью, что здесь с ним ничего не происходит просто так. Припомнив, что сегодня ему надлежит отправляться на большую землю, к цивилизации и новым свершениям, странник поднялся и начал одеваться. Когда дошел черед до кольчуги, настало время и для новых открытий. Его кольчуга изменилась. Кольца ее стали шире, массивнее и покрылись воронением, появились жесткие вставки на плечах и боках, а солнечное сплетение прикрыло зерцало, украшенное красными эмалевыми языками огня. Изменился и поддомпешник. Теперь он был сделан из мягкой и очень прочной шкуры коротким, мягким ворсом внутрь. В Книге его снаряжение теперь обозначалось как
        Кольчуга темного витязя.
        Класс защиты: кольчужная броня.
        Материал: метеоритная сталь.
        Особые свойства:
        Стойкость + 3 к максимуму
        Выносливость + 3 к максимуму
        Дополнительный навык "Вторая кожа" Броня сидит на Вас как влитая и почти не стесняет движений.
        Дополнительный навык "Личная броня" Ваша броня часть Вас. Она постепенно восстанавливает любые повреждения.
        Поддоспешник темного витязя
        Материал: шкура молодого варга.
        Особые свойства:
        Ловкость + 2 к максимуму
        Сопротивление магии Смерти: частичный иммунитет
        Руслан аж присвистнул. Вот тебе и пустяковый подарок за пустяковое поручение! Тем временем в горницу вошел Микал. Выглядел он как обычно: просто бодрый, добродушный дед в удобной серой хламиде. Только в глазах, как приугасшие до времени огни, дремали отблески великой силы.
        - Ну, с новым днем тебя, молодой витязь, - привычно усмехнулся дед, - А и здоров же ты спать. Купцы наши уж собрались, только тебя и ждут.
        Уразумев, что обсуждать ночное происшествие с ним не будут, Руслан подхватил свою котомку и уж собрался было закинуть ее на плечо, но тут в горницу вошел Грам.
        - Обожди ка! - рявкнул он вместо "доброго утра" и протянул Руслану кожаный заплечный мешок, по виду, почти такой же как его собственный, - Вот, тебе это пригодится больше чем мне.
        Руслан принял мешок, и Книга, ожидаемо, стрельнула в бедро.
        Бездонная сума. (редк.)
        Максимальная вместимость: 50 кг.
        Особые свойства:
        Уменьшает вес предметов на 200%
        Уменьшает объем предметов на 200%
        Вот это был настоящий подарок для жизни в большом мире! Ведь необходимость собирать на обширных локациях лут для продажи и множества поручений непременно приведет к тяжким мукам выбора: выкинуть ли сколько-то бесспорно пригодных для продажи предметов ради того чтоб унести с собой какую-нибудь интересную штуковину, которая может оказаться как великой ценностью так и бесполезным хламом. Разумеется, совсем избежать таких ситуаций не удастся, но пусть лучше это происходит как можно позже и как можно реже. От избытка чувств Руслан даже крепко обнял воеводу. Тот широко улыбнулся и хлопнул странника по плечу:
        - Я туда уже немного положил. Твою награду за побитых поганых и кое-что из трофеев. А теперь тебе пора в путь. Я верю. ты будешь достойным витязем. Хоть и темным.
        Уважаемый Читатель, книга, которую Вы только что прочли, является лишь прологом к циклу произведений о странниках, носителях Книг Могущества. Надеюсь, она пришлась Вам по нраву.
        Если у Вас есть замечания или предложения, можете написать мне в ВКЕсли же Вы пожелаете вознаградить и поощрить мои труды:
        Яндекс 410016053744406
        Сбербанк 408 17 810 7 07002176551
        С уважением, Владислав Волхов.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к