Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Новелла по мотивам серии «Маруся». Месть Полина Волошина
        
        Полина Волошина
        Новелла по мотивам серии «Маруся». Месть
        ISBN: 978-5-904454-79-1
        ***
        Не спалось. В номере было слишком холодно, и никакой климат-контроль не помогал. Возможно, он был сломан или неправильно настроен, но повышать температуру выше заданных 16 градусов категорически отказывался. А может быть у них тут так положено? Может быть, японцы считают, что температура выше 16 градусов вредит здоровью, или именно в таких условиях им лучше засыпается, кто ж знает. Странные они, эти японцы... Маруся вынула руку из-под одеяла, дотянулась до спинки кресла и стащила с него тонкий шерстяной свитер. Быстро влезла, оставив, словно капюшон на голове длинный ворот. Даже уши замерзли, что ж такое?
        Можно было позвонить администрации, вызвать горничную, пожаловаться, в конце концов... Но тогда придется вставать, приводить себя в порядок. Не появляться же в таком виде перед незнакомыми людьми. Нет, на это у нее точно не было сил.
        Яркие лазерные лучи прорезали ночное небо и упирались в облака. На этой высоте казалось, что облака совсем рядом. Казалось, что если распахнуть окно и отойти, задумчивое токийское облако осторожно подползет к краю, вежливо заглянет внутрь номера и, поклонившись... да, обязательно поклонившись, медленно вползет внутрь. Konichiwa!
        Маруся поежилась и пошевелила пальцами ног - они совсем онемели. Если так пойдет дальше, то к утру Хитоми обнаружит в номере окоченевший труп. И то, если приедет, а если нет? Нужно было немедленно согреться!
        Так-то лучше. Маруся лежала в ванной, наполненной горячей водой и чувствовала, как постепенно оттаивает. Она представила, как каждая клеточка ее тела, забирает тепло и тут же передает его другой клеточке, как эстафетный огонь, та передает следующей и так далее, пока они не распределяют тепло по всему телу, оживают, веселятся... веселятся? Клеточки? Богатое воображение рисовало симпатичную рожицу похожую на приплюснутый шар, рожица улыбалась и прыгала на тонких ножках, растущих прямо из головы. Это все японцы! За пару дней в Токио ты привыкаешь, что у всего одушевленного и неодушевленного есть глаза, рот и ножки... и не только ножки. Маруся резко открыла глаза и поняла, что нечаянно задремала. Тело расслабилось до такой степени, что она перестала его чувствовать. Только шею и голову, лежащую на мягкой силиконовой подушке. Захотелось перевернуться на бок и продолжить сон, но лучше, все-таки, это сделать в кровати.
        Маруся встала, набросила на плечи мягкий халат и осторожно выбралась на коврик. Спать-спать-спать... Быстрее уснуть, пока внутри так тепло и умиротворенно. Уснуть, завернувшись в халат и два одеяла, окуклиться и отключиться до самого обеда... Слава Богу, на завтра нет никаких мероприятий, только ужин с мэром в 7 вечера, но когда это будет! Маруся раздвинула створки двери и вышла в морозильную камеру. Датчики показывали 12 градусов. Да они тут все с ума посходили что ли? Маруся взяла пульт и стала быстро нажимать на кнопки, в надежде, что шкала побежит вверх, но пульт лишь отчаянно моргнул синим светодиодом и отключился. Отключился вместе со светом. Здорово! Теперь Маруся осталась в холоде и в темноте. Только зеленые блики лазеров на стенах и огромная желтая луна, на мгновение выползшая из-за облаков. Маруся на ощупь добралась до кровати и верным движением, не глядя, сняла с прикроватного столика телефонную трубку. Никаких гудков. Словно все здание отключили... Но нет, из-под двери узкая полоска света, значит, в коридоре электричество есть. Что за идиотские шутки. Маруся дернула ручку и вышла из
номера.
        В коридоре было прекрасно. Мягкое ковровое покрытие, имитирующее стриженый газон, настоящий живой ручей, разделяющий дорогу на две части, яркие оранжевые рыбины, плещущиеся в ручье. Не коридор, а сад... Лечь, что ли на траву, да уснуть под тихое журчание? Пожаловаться рыбам на тяжелую жизнь. Маруся присела и нежно обхватила рыбину за спину. Доля секунды, и вот она уже выскользнула, ударив хвостом по воде и забрызгав марусины коленки. Да, неразговорчивая рыба попалась... Маруся встала и направилась к лифту.
        Лифт был просторный и сверкающий, выложенный из зеркальной мозаики. Во время движения в нем звучала тихая музыка и откуда-то сверху дул приятный ветерок, создающий неожиданное ощущение полета... то есть, мягкого падения вниз. Странное ощущение для лифта, стоит сказать. Маруся посмотрелась в отражение и провела пальцами под глазами - разумеется, она не стерла косметику перед сном и теперь, после ванной, была похожа на панду. Умница, девочка! Голая, в тапочках и халате, с нелепо закрученными в пучок волосами на макушке и с темными подтеками на лице. Ничего общего с ангельским образом, взирающим на японских фанатов с рекламных панелей. Одна надежда, что в такое время в холле будет пусто. Маруся вздохнула, потерла щеки, заправила выбившуюся прядь за ухо и в этот момент лифт резко дернулся и остановился.
        Маруся отлетела к стене и испуганно ухватилась за поручни. Она еще никогда не застревала в лифте, потому что в последнее время в них вообще никто не застревал. О том, что такое возможно, говорилось только в старых фильмах, но Марусе это казалось фантастическим вымыслом - и вот вам, пожалуйста! Яркое освещение сменилось на тусклый голубой свет, и приятный женский голос что-то вежливо сказал по-японски. Наверное, просил не беспокоиться... Вот только повторение оной и той же фразы бесконечное количество раз, вызывало ровно обратную реакцию. Оно вызывало... панику.
        Маруся почувствовала, как сердце опустилось в живот и теперь пульсировало где-то в районе пупка. Ладони стали влажными, дыхание сбилось, по спине пробежал холодок... Лифт двинулся вверх, потом снова дернулся с такой силой, что Маруся упала на колени и теперь стояла на полу, на четвереньках... Что делать? Встать? Лечь? Кричать? Может быть, случилось землетрясение? Может ли лифт упасть? Или он упадет, только вместе со зданием - будто от этого легче! Стоит ли нажимать на какие-нибудь кнопки, или от этого станет только хуже? Да еще этот проклятый голос - заткнись ты уже!
        Снова резкий рывок вниз и, кажется, будто тело сейчас подлетит и зависнет, как в невесомости. Маруся почувствовала тошноту и прикрыла ладонью рот. Рывок! Лифт встал и тело, подпрыгнув, распласталось на полу, громко хрустнув суставами. Марусе показалось, что следующим рывком, ее отбросит к потолку, потом с размаху вниз, и она разлетится на части... почему не сделали поручни на полу? За что хвататься?!
        С неприятным громким щелчком включился свет, казалось, еще более яркий, чем обычно. Надоедливый голос сменился веселой танцевальной музыкой, и двери лифта медленно расползлись в стороны. Маруся осторожно подняла голову и посмотрела перед собой. Темный коридор. Гладкий пол и стены. Никаких дверей или источников света. Может быть, это парковка или что-то служебное? Может быть шахта? Маруся приподнялась и села на колени, как хрупкая японская статуэтка. Голова не соображала, хотелось просто разреветься от страха и больше ничего не делать, но надо было решать выйти или остаться? В лифте было очень страшно, но светло, а коридор был пуст и мрачен... Но зато коридор был неподвижен, а лифт мог в любой момент захлопнуться и продолжить свое ужасное падение... Маруся прерывисто вздохнула, дотянулась до поручня и поднялась на ноги. Даже телефон с собой не взяла. Если она выйдет, и двери лифта закроются, она останется в полной темноте неизвестно где. Сможет ли она когда-нибудь найти выход оттуда? Или через неделю ее найдут свихнувшейся бледной куклой со спутанными волосами, бросающейся на людей и выгрызающей
сердце... Или вообще обнаружат труп. Или ее тут сожрут крысы. Или другие японские девочки со спутанными волосами. Ох, как некстати она это вспомнила! И что ей не сиделось в тихом уютном номере, пусть бы и холодном! А коридор? А гладкие оранжевые рыбы с толстыми губами?
        Двери лифта с грохотом сомкнулись и тут же раскрылись снова. Секундное действие и сердце разорвалось от ужаса, выжав легкие досуха, собрав все дыхание и вытолкнув его страшным криком. Не успев ничего сообразить, Маруся выпрыгнула в коридор, упала плашмя и разрыдалась, ударившись щекой и прикусив язык. В глазах резко потемнело, створки дверей сомкнулись и лифт умчался. Теперь, в этой абсолютной черноте, остался только тихий плач, да вкус крови во рту. И ничего. Ни верха, ни низа, ни востока, ни запада, никаких ориентиров. Полная неизвестность. Маруся даже не знала высоко она или под землей, уперлась лбом в холодный пол и не хотела поднимать голову. Не хотела открывать глаза. Лучше просто взять и умереть...
        * * *
        Она не знала, сколько времени так пролежала. Постепенно силы иссякли, и плакать больше не получалось. Снова стало холодно, разболелась голова, глаза и почему-то колени. Маруся сделала очень глубокий вдох, словно вынырнув из-под воды, где долго не дышала, перевернулась на спину и открыла глаза. Впрочем, смысла в этом не было никакого. Из-за отсутствия зрения, обострился слух. Марусе показалось, будто она слышит что-то странное, словно дыхание. Тихое, ровное и точно не свое. Надо сказать, что это было меньшее из всего, чего бы она хотела сейчас услышать. Даже тиканье таймера, отсчитывающего последние секунды до взрыва, было бы менее пугающим, чем это еле слышное дыхание. Ведь, если кто-то дышит, значит, он живой и рядом. Но если он молчит... то, пытается остаться незамеченным. А если пытается остаться незамеченным - собирается напасть. Шум в ушах заслонил все посторонние звуки, а комок в горле стал большим и острым - не проглотить...
        И в этот момент раздался голос. Насмешливый мужской голос говорил что-то по-японски с дурацкой интонацией, будто готовый вот-вот расхохотаться. Он говорил непонятные слова, среди которых Маруся вдруг услышала свое имя, искаженное, но узнаваемое, а потом этот сумасшедший начал пародировать ее крик и совсем уже бессовестно закатываться от смеха. Да что б ты лопнул! Кто это? Какое-нибудь тупое развлекательное шоу? Розыгрыш? Опасный псих? Маньяк? Поклонник? Покемон? Годзила? Что за фигня тут происходит?
        От злости Маруся почувствовала прилив сил и даже села, упираясь руками в пол.
        - Кто здесь? - услышала она свой незнакомый охрипший голос, как будто сама от себя не ожидала того, что заговорит.
        - Тё дэс? - передразнили ее.
        Щелчок и луч фонаря, подсвечивающий страшную рожу снизу вверх - так дети пугают друг друга, закрывшись в темной комнате. Синие растрепанные волосы, проколотые уши... Что за...
        Луч метнулся прямо в глаза. Маруся болезненно замычала и прикрыла их ладонью.
        - Ма-рррруся! - весело прокричал сумасшедший.
        Это, конечно, был конченый псих, но почему-то Марусе стало спокойней. Он знал ее и был безобидно веселым... Хотя, как безобидно...
        Луч снова скользнул по потолку и направился прямо в лицо незнакомца. Он вытянул руку перед собой, чтобы осветить себя равномерно. Видимо решил показаться во всей красе.
        Маруся внимательно вгляделась в лицо мучителя.
        - Юки?!!!
        Парень рассмеялся и луч на его лице задрожал, а потом устремился в пол. Маруся послушно перевела взгляд вниз, будто могла следить только за этим ярким пятном. Юки что-то быстро заговорил.
        - Я ничего не понимаю, - рассерженно сказала Маруся.
        Откуда он здесь? Хотя, с другой стороны, где же еще ему быть - в конце концов, это его город. Они не виделись почти год. После того, как она забрала у него змейку, Юки попался в лапы полиции и загремел в тюрьму. Он здорово злился и был абсолютно прав - какими бы благородными целями Маруся не руководствовалась в тот момент, с ее стороны это было подло. Она спасала одного человека, подставив другого. Разумеется, она была уверена, что Юки сбежит и то, что он вляпался было крайне неожиданно... В любом случае, в этом была ее вина, и потому чуть позже, она смогла договориться с нужными людьми и парня довольно быстро отпустили, с подпиской о невыезде. Но видимо, это не смягчило обиды и вот теперь, узнав, что Маруся в Токио, он не отказал себе в удовольствии отомстить.
        - Take it!
        В светлое пятно на полу беззвучно упали мягкие шарики наушников. Маруся со вздохом подобрала их и вставила в уши.
        - Теперь понимаешь? - прозвучал синтетический голос, словно дубляж в кино.
        - Это ты все устроил? - Спросила Маруся, заранее зная ответ.
        - Видела бы ты свою рожу! - рассмеялся Юки.
        - Ну и что ты хочешь от меня? - сердито выкрикнула Маруся. В этот момент ей казалось, что пережитое в лифте, не идет ни в какое сравнение с неделей в немецкой тюрьме.
        - Покричи еще!
        - Что?
        - Мне так понравилось, как ты кричишь!
        - Ты чокнутый извращенец!
        - А ты свинья! - неожиданно резко сказал Юки, перестав смеяться.
        Маруся растерянно замолчала, словно получив внезапную пощечину.
        - Испугалась?
        - Да.
        - Не представляешь, как долго я об этом мечтал, - снова весело произнес Юки.
        Он все еще светил фонарем в пол и поэтому они не видели друг друга, только еле заметные очертания тел.
        - Где мы? - спросила Маруся, пытаясь подняться.
        Луч света скользнул по стене, и она почувствовала руку, поддерживающую ее. Злобно оттолкнула и даже отпрянула.
        - Ну, ладно тебе! - совсем другим, почти ласковым голосом, сказал Юки.
        - Пошел ты!
        - Будешь злиться?
        - Ага... А еще засужу и засуну в тюрьму до конца твоих дней.
        Юки рассмеялся.
        - Какой же ты урод!
        - Ты тоже очень страшная, - беззлобно отозвался Юки.
        - Идиот...
        Она почувствовала его руку на своей спине, попробовала увернуться, но лишь вздрогнула от звука упавшего фонарика. Юки крепко обнял ее, стоя сзади, и прижавшись лицом к затылку.
        - Отпусти, - смущенно попросила Маруся, ощутив, как загорелись щеки.
        Его губы нежно прикоснулись к самому краешку уха.
        - Что ты делаешь... - Маруся вцепилась пальцами в его руки, пытаясь разжать объятия.
        - Зачем ты убегаешь? - прошептал Юки.
        Так щекотно...
        - Отпусти, пожалуйста.
        - Ты мне должна, - упрямо возразил Юки.
        - Ты уже отомстил, правда. Хватит... Отпусти.
        - Ты думаешь, что любовь это тоже месть? - невозмутимо спросил Юки.
        Любовь? Маруся онемела и не знала, что сказать. Ее словно парализовало.
        - Разве ты не любишь меня? - Юки сжал ее тело так крепко, что стало тяжело дышать.
        Маруся резко дернулась и высвободилась.
        - Мне же больно!
        - Я не нравлюсь тебе?
        - Да о чем ты говоришь? Ты вообще понимаешь что... Ты... Ты же сумасшедший! - Марусю словно прорвало. Все напряжение, которое скопилось за последние часы, выплеснулось наружу раскаленной лавой - Как я могу любить тебя, если я вообще... я не знаю тебя! Я тебя не видела. Я даже не думала, что когда-нибудь тебя увижу! С чего ты взял, что я могу любить тебя? И как я могу любить тебя, после того, что ты сделал? Да я думала, умру от страха. Ты точно шизофреник! Отвези меня немедленно обратно! Я не хочу тут больше находиться.
        Она услышала его шаги, потом увидела, как он поднял фонарик и осветил им двери лифта.
        - Я не поеду в лифте - решительно сказала Маруся.
        - Не бойся, он в порядке - равнодушным голосом отозвался Юки, будто утратив к Марусе интерес.
        - Все равно...
        - Хочешь идти тридцать этажей вверх?
        - Да.
        - Нет.
        - Что нет?
        - Я не покажу тебе, где лестница, а сама ты не найдешь. - Он нажал на кнопку вызова. - Я поеду на лифте, а ты, если хочешь, оставайся.
        - Ну почему ты такой? - с отчаянием спросила Маруся.
        - Я добрый. Могу оставить тебе фонарик, - и Юки протянул фонарик в сторону Маруси.
        Лифт звякнул, и дверцы открылись, заливая коридор непривычным светом. Маруся посмотрела, как Юки вошел внутрь, и сделала несколько шагов в сторону лифта. Она вдруг поняла, что думает вовсе не о том, что боится ехать. Все ее внимание сосредоточилось на этом высоком худом парне с удивительными синими волосами, проколотыми ушами, какими-то блестящими цепочками на шее... Браслеты, футболка с той самой мертвой девочкой со спутанными волосами... чудесно. Черные кожаные штаны и совершенно неожиданные ультрамариновые кроссовки, под цвет волос. Он был такой странный, стильный и, несомненно, очень красивый. Будто не живой человек, а персонаж из японских же компьютерных игр.
        - Что пялишься? - поморщившись, спросил Юки. - Внезапно передумала?
        - Что? - не поняла Маруся.
        - Пялишься на меня, как голодная собака на кость, - самодовольно ухмыльнулся наглец. - Аж слюни текут!
        Маруся захлебнулась от злости, резко развернулась и зашагала прочь, в темноту.
        - Да ты не смущайся, меня все девочки хотят! - радостно крикнул ей вслед Юки и скрылся за дверями лифта.
        Маруся снова осталась в полной темноте.
        Вот так история! Прошел всего лишь час или два, а она успела натерпеться ужаса, прорыдать в полной темноте, встретить парня из прошлого, которого даже не надеялась больше увидеть, влюбиться и возненавидеть его всей душой. А теперь... а теперь снова остаться черт знает где и... и без фонарика, кстати!
        Маруся схватила себя за волосы и со всей силы потянула вверх - хотелось очнуться от переполнявших ее эмоций. Она вытянула руки, нащупала стену и уныло побрела в сторону лифта. Перед глазами зеленым пятном светилась кнопка вызова.
        * * *
        Двери лифта бесшумно распахнулись, Маруся вышла на своем этаже и выдохнула. Подъем прошел гладко, без приключений, но эти несколько секунд тянулись невыносимо долго. В коридоре все так же умиротворяющее журчал ручей. Пусто... Маруся почувствовала, как кольнуло сердце. Ей хотелось снова увидеть Юки, и она ожидала встретить его здесь. Она не допускала мысли, что он просто так исчезнет снова и навсегда. Неужели он и правда, уехал? Отомстил и успокоился? Обиделся на резкий отказ? Маруся осмотрелась по сторонам, но никого не заметила. Да и где тут спрячешься? Не на дно же он залег.
        Дверь в номер была приоткрыта и оттуда явно доносилась громкая музыка. Маруся переступила порог, но потом смущенно сделала шаг назад и снова сверилась с цифрами на табличке. Не перепутала - это ее номер. Вошла и тихо притворила за собой дверь. Заглянула в комнату.
        Юки невозмутимо лежал в постели, подложив под спину подушки, пил колу и вперившись в экран телевизора. Он даже не обернулся на нее! Маруся замерла, не представляя, что делать дальше. Юки вытянул руку с пультом, переключил канал на какое-то шумное японское шоу, смял жестяную банку и пульнул ее в мусорку, точно попав в цель. И снова! Снова никакой реакции на вошедшую Марусю!
        Обида сменилась гневом, и Маруся решительно подошла к захваченной врагом кровати. Юки не обернулся. Маруся со всей дури пнула его кроссовок, валяющийся тут же. Он отлетел, ударился в стену и упал.
        - Отличное шоу! Видела когда-нибудь? Люди садятся на замороженную тушу коровы и слетают наперегонки по ледяной горке...
        Минуту назад она готова была отдать что угодно, лишь бы снова увидеть его, а сейчас кипела от ярости и очень хотела подобрать второй кроссовок и больно отлупить им негодяя по голове.
        - Принеси еще колы, - Юки наконец-то обернулся к Марусе и даже улыбнулся. - Быстро! - внезапно изменив интонацию, приказал он. - Ты в Японии и должна чтить наши законы!
        О! Это была последняя капля! Маруся наклонилась, взяла кроссовок и бросила в обидчика. Она увидела только, как Юки взмахнул рукой и вот уже кроссовок схвачен, так и не долетев до дурацкой синей башки.
        Юки смерил Марусю взглядом, в котором смешивались отвращение и жалость, тихонько бросил обувь под кровать и продолжил смотреть шоу. Непрошибаемый! Маруся чувствовала себя последней дурой. Каждая ее мысль, каждое действие были такими глупыми и непродуманными. Нужно было одержать сокрушительную победу, немедленно и безупречно. Нужно было высмеять засранца, показать ему, кто в доме хозяин, поразить, размазать, плюнуть и растереть. Какую-то долю секунды Маруся ощутила всю свою поразительную и поражающую мощь, потом отчаянно сдулась, зашла в ванну и закрыла за собой дверь. Сидя на крышке унитаза, Маруся строила планы, но все они были либо невыполнимо фантастическими, либо бесперспективно утопическими, либо откровенно плохими. Ворваться и свернуть ему шею? Спуститься вниз и нажаловаться? Вызвать полицию? Попробовать поговорить? Соблазнить? Принести ему колу? Ох, нет... только не это. Он не дождется!
        Маруся решила ждать. Когда-нибудь ему станет скучно и он сам предпримет какие-то действия. Постучится к ней в ванную, заговорит... Время шло, но никаких действий с той стороны двери не происходило. Марусе отчаянно хотелось спать - уже утро, а она так и не уснула, зато растратила все силы на неделю вперед... Маруся посмотрела на мягкий напольный ковер, сползла вниз и свернулась на нем клубочком. Лежать было неудобно, и в какую позу она не скрючивалась, тело ныло и требовало подушку и матрас... а еще одеяло... Да что же это такое! Лежать и мучиться здесь, в собственном номере люкс, за бешеные деньги, унизительно устроившись на коврике в ванной, разглядывая унылую стойку унитаза. И кому? Ей! Без ложной скромности мировой звезде! Ну как звезде... Ну не совсем звезде и не такой уж мировой, но все же!
        Пойти и лечь! С непроницаемым лицом. Стянуть одеяло, укрыться и уснуть. И пусть только попробует что-нибудь вякнуть!
        Маруся раздвинула створки и вышла, стараясь не смотреть на Юки. Легко сказать, не смотреть! Глаза предательски метнулись в сторону, и Маруся увидела поверженного врага. Он сладко спал, раскинувшись на кровати морской звездой и подмяв под себя все одеяло! Маруся замерла в нерешительности, но потом все же тихонечко присела на край кровати. Обернулась и застыла, невольно залюбовавшись таким красивым лицом. Ох, какая стыдоба, вот так бессовестно влюбиться в парня. Маруся отвернулась и осторожно прилегла на бок. Потом так же аккуратно забросила на кровать ноги и попыталась уснуть. На этот раз попытка оказалась успешной.
        * * *
        Сухой и горячий солнечный свет, врывался в незашторенное окно, заполнял собой всю комнату и теперь бессовестно просачивался сквозь ресницы. Не открывая глаз, Маруся приложила руку к голове и удивилась, насколько та была горячей. Даже волосы накалились. Внезапным оглушающим ударом вернулась память и Маруся вспомнила, что в комнате она не одна. Нет, нет, нет... Она в постели с Юки? То, что вчера изможденному сознанию казалось чем-то естественным и невинным, теперь заставляло сгорать со стыда, еще даже толком не проснувшись. Все так же раскинувшись на спине, Маруся повернула голову и, приоткрыв один глаз, посмотрела перед собой. Он был здесь, рядом, и даже ближе, чем можно было ожидать. Лежал, подперев голову рукой и, со всей азиатской невозмутимостью, рассматривал марусино тело. Стараясь не подпрыгнуть до потолка, Маруся опустила глаза и увидела нечто ужасное. Полы халата распахнулись, открыв обнаженную грудь.
        НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!!!!!!
        Маруся быстро отвернулась от Юки, запахивая халат и для надежности натягивая одеяло.
        - Очень красиво, - наконец выговорил Юки.
        Маруся накрылась одеялом с головой.
        Лишь бы он ушел, лишь бы он ушел, лишь бы он ушел... - сметая все на своем пути, неслась волна стыда, обжигая уши и щеки. Лишь бы он не начал приставать, не полез, не протянул руку... Маруся зажмурилась. Кровать легонько продавилась вниз и отпружинила. Маруся услышала, как Юки встал и вышел. В этот момент она могла поклясться, что испытала сильнейшее разочарование от того, что он так и не полез... но тут же, усилием воли, уничтожила эту мысль, разорвав несчастную на тысячи кусочков. «А если бы полез?» - строго спросил внутренний голос с дурацкой интонацией старой училки, - «Что бы ты стала делать?» и от пронесшихся перед глазами ярких образов быстро закружилась голова. Маруся вынырнула из-под одеяла и глотнула воздух. Паника отступила, а прояснившееся сознание спросило уже совсем другим голосом, ехидным и молодым... «А почему он к тебе не полез?»
        Маруся встала с кровати, закутавшись в рыхлое пуховое одеяло, и подошла к зеркалу. Припухшие от слез глаза и губы, рассыпавшиеся волосы, красивая шея, тонкие ключицы. Прекрасная, юная и соблазнительная...
        - Смотришь, все ли на месте? - раздался неожиданный голос за спиной. Маруся посмотрела на отражение Юки и снова покраснела.
        - Я ничего не брал, - улыбнулся он и развел руками. - Завтракать будешь?
        Маруся потуже затянула на себе одеяло.
        - Ты что, онемела?
        - Нет.
        - В любом случае, я уже заказал, - буднично отчитался Юки, скинул кроссовки и, подпрыгнув, свалился на кровать.
        Словно в подтверждение его слов в дверь постучали.
        - Открой, если не сложно? - ослепительно улыбнулся наглец, пустив в ход все свое обаяние.
        Маруся решила, что сопротивление будет казаться абсолютным ребячеством и, как взрослая, уверенно открыла дверь. Начищенный до блеска молодой японец вкатил в номер сервировочный столик и, оценив ситуацию, казалось начал сверкать еще ярче. Маруся зачем-то открыла рот, словно собиралась что-то сказать, оправдаться, объяснить, что все не так, как он думает, но потом лишь плотно сомкнула губы и, подобрав одеяло, протиснулась в ванную комнату. Это был первый раз, когда она проснулась в одной постели с парнем, да еще и голая, и в гостиничном номере... И этот официант, как в настоящем кино про любовь, с понимающим взглядом... И пусть ничего не было, Марусе казалось, что она стала старше и опытней. Она даже сама открыла дверь... кутаясь в одеяло. Со своими голыми плечами и горящими щеками.
        Чтобы охладить поток сознания, Маруся влезла в душевую кабинку и окатилась ледяной водой. От резкого перепада температуры перехватило дыхание, а в ушах затрубили фанфары. Маруся быстро вырубила воду и рассмеялась, вдруг почувствовав себя бесконечно счастливой. Он и она вместе, молодые, красивые, влюбленные и злые!
        - Тихо, - сказала сама себе Маруся, рассматривая отражение своего светящегося лица в хромированной ручке душа, - хватит лыбиться, а то щеки треснут.
        Маруся снова включила ледяную воду и направила поток прямо себе в лицо. Какая же ты дура, Гумилева, повелась на смазливого парня, как малолетка!
        * * *
        На завтрак был нежнейший омлет с тающим беконом и сладким горошком, кофе, апельсиновый сок и пухлые шоколадные кексы с хрустящими крупинками сахарной глазури. Они сидели на полу, упершись спинами в кровать и вытянув ноги. Между ними лежал поднос с едой и, Марусе казалось, что из-за него они сидят слишком далеко друг от друга. Хотелось нечаянно прикоснуться к плечу Юки или задеть его голой коленкой, но на деле, Маруся старалась даже не смотреть в его сторону и глупо пялилась в экран телевизора. Показывали скачки и переполненный ипподром, с возбужденными людьми, вскакивающими со своих мест, перевешивающимися через перила, кричащих что-то взмыленным от усталости лошадям.
        - На кого ты поставила? - нарушил затянувшуюся паузу Юки и посмотрел на Марусю.
        - Ни на кого... - растерялась Маруся. - А надо было?
        - Зачем же смотреть скачки, если ты ни на кого не ставила, - удивился Юки, - Вот смотри, я твой портрет нарисовал.
        Он протянул Марусе свою тарелку. На аккуратной окружности омлета горошком была выложена улыбка и два глаза.
        - Это не портрет, а автопортрет, - сказала Маруся, - потому что этот омлет похож на тебя, а я не такая.
        - А какая? - серьезно спросил Юки.
        Маруся вытащила из чашки чайную ложечку, облизала и осторожно подправила улыбку, опустив уголки и нарисовав печальную рожицу.
        - Почему ты не выбрала лошадь, когда их показывали в начале? - спросил Юки, наблюдая за тем, как меняется настроение его омлета.
        - Ну не знаю... - промямлила Маруся, - я думала о другом.
        Она вернула тарелку и Юки ухмыльнулся глядя на несчастную рожицу.
        - Я не могу есть такой кислый омлет, у меня будет расстройство... - решительно сказал он. - О чем ты думала?
        - Не понимаю, зачем ты так со мной поступаешь, - сказала Маруся.
        Юки взял нож, осторожно разрезал омлет напополам и слегка наклонил голову, словно оценивая взглядом со стороны. Он был так увлечен, что, казалось, пропустил слова Маруси мимо ушей.
        - Не понимаю, мы друзья или враги... - нерешительно продолжила Маруся. - Не понимаю, что ты чувствуешь. Злишься или уже простил...
        Выложив две половинки омлета рядом, как два ровных холмика, Юки украсил каждый горошиной и протянул тарелку Марусе.
        - Все время думаю о твоих сиськах, - без тени смущения признался он.
        После сказанных Марусей слов, ответ Юки прозвучал так неожиданно, что он даже не покраснела.
        - Ты вообще слышал, что я сказала? - с возмущением спросила она.
        - Ты что-то говорила? - прищурился Юки, и Маруся не могла понять шутит он или серьезно.
        - Ты что, озабоченный? - рассердилась Маруся.
        - Мне восемнадцать лет!
        - И что?
        - Ничего. Это был ответ на твой вопрос, - пожал плечами Юки. - Я не могу думать, злюсь я на тебя или нет, если ты сидишь рядом. И не могу обижаться, потому что думаю о твоих сиськах. Я мужчина, ты женщина - это естественно. Я вот не понимаю, как ты можешь думать о чем-то другом!
        - А о чем я должна думать? - окончательно разозлилась Маруся, - о твоих сиськах?
        Юки рассмеялся. Он смеялся так заливисто и долго, что Маруся не выдержала и, несмотря на злость, тоже не сдержала улыбку.
        - Кретин! - крикнула она и, потянувшись, толкнула его в плечо. Юки повалился на пол, но умудрился схватить ее за руку, так что Маруся упала прямо на поднос с едой.
        - Ты псииих, - завизжала она, но смех предательски вырвался наружу, и свободной рукой Маруся начала колотить Юки в бедро. - Ты мне всю футболку испортил!
        Маруся почувствовала, как пролившийся сок впитывается в ткань и та прилипает к животу. Она попробовала оттолкнуть от себя чашку, но только попала пальцами в омлет. Юки повалил ее на спину и ловко вскочил сверху, прижимая марусины руки к полу.
        - Офигенно получилось, - радостно рассмеялся он, рассматривая пятна от завтрака на перепачканной футболке.
        - Отпусти, - снова жутко смутилась Маруся. Ей было неуютно чувствовать себя обездвиженной.
        - А то что?
        Маруся резко согнула ногу и ударила Юки в спину. Он притворился, что удар был сильный, вскрикнул и повалился сверху. Маруся задохнулась от переполнявших ее чувств и на всякий случай зажмурилась. Ей казалось, что если она увидит его лицо в такой близости от своего, то сейчас же умрет от разрыва сердца.
        - Какое отчаянное сопротивление! - продолжал язвить Юки, и, судя по тому, что Маруся чувствовала его дыхание на своей коже, его губы были совсем близко.
        Не дай Бог он... Пусть только попробует...
        Открыть глаза не получалось при всем желании, как будто они закрылись насовсем. Маруся забыла, как дышать! Голова кружилась, в темноте вспыхивали яркие пятна, ей было страшно приоткрыть рот, чтобы вдохнуть, ведь тогда Юки может подумать, будто она только и ждет поцелуя... Маруся попробовала вдохнуть носом, но он не работал, бессмысленный идиотский нос...
        - Ну чего ты боишься? - шепотом спросил Юки.
        Маруся слегка приоткрыла рот, чтобы ответить, но в этот момент почувствовала его губы на своих губах. Тот взрыв в голове - она была уверена, что именно так от напряжения разрывается забившаяся в истерике артерия...
        Поцелуй был недолгим. Словно испугавшись чего-то, Юки вдруг выпрямился и осторожно сполз с Маруси. Маруся осмелилась открыть глаза и увидела неожиданную картину - Юки сидел, виновато опустив глаза, и на его щеках тоже был румянец. Не может быть! Это чудовище тоже умеет смущаться?
        - Извини, - тихо сказал он. - Я не знаю, как это получилось.
        - Угу, - только и смогла промычать Маруся.
        - Просто хотел, чтобы ты заткнулась, - смущенно улыбнулся Юки и посмотрел на Марусю своими хитрющими глазами.
        - Никогда больше так не делай! - произнесла Маруся до боли глупую фразу.
        - Хорошо, - послушно согласился Юки и снова склонил голову.
        - Нет! - совсем уж неожиданно выпалила Маруся.
        - Что, нет? - наигранно удивился Юки.
        Маруся промолчала, чтобы не сморозить еще какую-нибудь глупость, но Юки уже было не остановить.
        - Делать? - он весь превратился в улыбку чеширского кота, - тебе ведь понравилось?
        - Нет! - произнесла очередную глупость Маруся и даже закатила глаза, всем своим видом показывая «Боже, что я несу?»
        - Ну, хорошо! Надеюсь, у тебя есть во что переодеться? - довольный результатом спросил Юки, вставая с пола. - Мы идем гулять.
        * * *
        На улице было тепло и ветрено. Прямо перед отелем раскинулся красивейший парк с цветущими деревьями, аккуратными дорожками и небольшими уютными скамейками, словно рассчитанными на влюбленные парочки. Однако сейчас практически все скамейки были заняты местными пенсионерами, которые живо обсуждали какие-то свои новости, читали, дремали или просто любовались природой. Волшебные нежно розовые лепестки бесконечным потоком осыпались с веток, кружили в воздухе, разбегались от порывов ветра и наполняли воздух тончайшим ароматом весны.
        - Это все так красиво, что даже глупо, - сказал Юки, поймав в ладонь лепесток.
        - Что же в этом глупого? - удивилась Маруся.
        - Ну, если бы это было просто так, то я бы сказал, что это очень красиво, - задумчиво сказал Юки.
        - А что не просто так? - улыбнулась Маруся.
        - Ну... Ты, я... мы идем, взявшись за руки... И тут еще эта розовая пена повсюду, - он засмеялся. - Как в очень плохом кино! Только музыки не хватает!
        И словно услышав его слова, кто-то раскрыл окно в находящемся неподалеку ресторане, и оттуда донеслись звуки музыки. Юки рассмеялся.
        - Почему все мужчины так боятся показаться романтичными? - спросила Маруся и поправила разлетевшиеся от ветра волосы. - Что плохого в том, если двое любят друг друга...
        - Ты сказала, любят? - Юки изобразил такое удивленное, что произнес эту фразу гораздо громче обычного.
        Маруся смущенно запнулась на полуслове, быстро высвободила руку и посмотрела по сторонам - не услышал ли кто?
        - Я не про нас! - тоже громче обычного начала оправдываться она, - Я про вообще!
        - Почему все женщины так боятся признаться себе в том, что влюбились? - передразнивая Марусю, спросил Юки.
        - Я и не боюсь, - игриво нахмурилась Маруся, - Просто еще не влюбилась!
        - А, ну прости! Мне показалось, что минуту назад у тебя в глазах были нарисованы сердечки, - сощурился Юки.
        - Тебе показалось! - растеряно огрызнулась Маруся и отвернулась, чтобы скрыть смущение.
        Пара милых старушек, сидящих на ближайшей скамейке, радостно закивали.
        - Ну ладно, - сжалился Юки, - Идем вытрясем розовые сопли и погрузимся в настоящую бурю страстей!
        - Куда-куда мы погрузимся?
        - Попробуем замочить Ангела Смерти!
        * * *
        Надпись на входе гласила - «Выставка аттракционов». Сразу за баннером вниз уходили каскады эскалаторов, а сразу за ними шумело и двигалось целое море людей. Можно было подумать, что сюда приехали жители всего острова, и Марусе стало страшно, не провалится ли под ними земля - треснет, схлопнется и уйдет под воду, вместе со всеми достижениями индустрии развлечений и многовековой историей.
        - Ты должна это попробовать! - закричал Юки и потащил Марусю куда-то в сторону от главного зала.
        - Чтоо? - закричала в ответ Маруся. Из-за ревущей толпы услышать друг друга было крайне сложно.
        - Быстрей, пока есть места!
        - Три человекаааа, еще три человекааа! - зазывал на входе в импровизированный шатер коренастый мужичок в оранжевых шортах и пестрой гавайской рубашке. На его голове блестел металлический шлем с рогами, а в руке он держал пластиковый меч, заляпанный красной краской. - Три самых отчаянных воина, готовые отправиться на битву с непобедимым...
        - Это мы! - бросился ему на встречу Юки, - два есть!
        Мужичок с недоверием посмотрел на Марусю и поправил на голове шлем.
        - Она не похожа на воина, - наморщив нос, сказал он Юки, думая, что Маруся его не понимает.
        - Вы плохо ее знаете, - рассмеялся Юки и тут же присел, закрывая голову руками, и изображая жуткий страх перед Марусей.
        - А что надо делать? - смущенно спросила Маруся, рассматривая толпу подростков, видимо уже отобранных для сражения и теперь нетерпеливо ждущих окончательного формирования отряда.
        - Она что, даже никогда не играла? - вытаращив глаза, спросил «гаваец» и угрожающе взмахнул мечом.
        - Она играла в более крутые игры, - успокоил его Юки.
        - В более крутые? - глаза мужичка совсем вылезли из орбит, после чего он громко расхохотался, - Более крутых не бывает!
        - Эй, хватит трепаться! - поторопил его Юки, безапелляционно толкнув в плечо - давай, записывай нас!
        От резкого тычка, «гаваец» дернулся назад и его рогатый шлем слетел, вызвав радостные вопли у подростков. Обиженно дуясь, мужичок поднял шлем, вернул на голову, что-то быстро начеркал в блокноте, выдернул лист и отдал Юки.
        - Один человеееек! - сразу же отвернувшись от ребят, заголосил он, - Еще один человек для битвы с непобедимым Ангелом Смерти!
        Внутри шатра находилось десять отделений, похожих на очень маленькие комнатки. В центре, на шесте, висел огромный экран, на котором транслировался ход игры, а в данный момент красовался видимо тот самый Ангел Смерти с девичьим лицом, белыми волосами и телом осьминога, вместо конечностей у которого были клацающие зубами анаконды. За спиной у девушки-осьминога-анаконды трепыхались тяжелые черные крылья, отчего-то, при каждом взмахе, разбрызгивающие кровь. Под экраном находился пульт и три мальчика инженера в одинаковых красно-белых костюмах, похожих на костюмы пит-стопщиков Формулы-1. Игроки быстро разошлись по комнаткам, а Юки взял Марусю за руку и отвел в сторонку.
        - Сейчас нас подключат, и мы окажемся в игре. Общаться внутри не получится, так что, когда войдешь, держись рядом, я тебя прикрою, пока разберешься что да как... - начал быструю инструкцию Юки.
        - А как я тебя узнаю? - спросила Маруся, все еще не понимая, что ей придется делать.
        - Я махну рукой... - улыбнулся Юки... - Ну и узнаешь, сама увидишь как.
        - Я никогда в такое не играла...
        - Не отвлекайся. Слушай внимательно. Главное научиться двигаться внутри пространства - первое время это самое сложное. Датчики будут контролировать малейшие твои движения, но с другой интенсивностью, то есть внутри пространства ты можешь даже бежать, находясь в пределах этой маленькой комнатки...
        - А если я убегу в стену? - нахмурив лоб, задумчиво спросила Маруся.
        - Обязательно убежишь! Все сначала убегают, - подмигнул ей Юки, - поэтому стены сделаны из натянутой ткани - ты просто отпружинишь назад, не покалечившись. Только береги задницу, обычно стены просто опрокидывают на пол.
        В кармане шортов задребезжал телефон. Маруся виновато пожала плечами и достала трубку.
        - Да... Да, Хитоми, я помню. Нет... да... Хорошо. Говорю, хорошо! Пока.
        К ним подошел один из мальчиков-инженеров и кивнул, показав на часы.
        - Что-то случилось? - спросил Юки.
        - Нет... так... по работе, - ответила Маруся, пряча телефон обратно.
        - Окей. Я буду рядом, но слышать тебя не буду, - повторил Юки, - так что не ори, если что.
        Маруся вздохнула и отправилась следом за мальчиком-инженером. Внутри комнатки не было вообще ничего - белые стенки и пол из пупырчатой серой резины. Мальчик нацепил на руки и ноги Маруси прозрачные браслеты, потом застегнул на талии довольно увесистый пояс, к которому крепилось несколько пластиковых палочек, с удобными нескользящими рукоятками.
        - Это оружие... - пояснил мальчик, вежливо кивая.
        - Это? - удивилась Маруся. - Это что, волшебные палочки?
        - Как вам будет угодно, - снова закивал мальчик.
        - Ох, что-то я ничего не понимаю... - расстроилась Маруся. Очень не хотелось чувствовать себя самой глупой на поле боя.
        - Если вы маг, то это палочки, если воин - это меч и ножи... Там видно будет, - еще шире улыбнулся мальчик и закивал с какой-то особой радостью, словно он был счастлив за Марусю и за то, что ей предстоит увидеть.
        - А долго это все будет... продолжаться? - спросила Маруся, рассматривая одну из палочек у себя на поясе.
        - Пока вы не победите Ангела Смерти! - кивнул мальчик.
        - А долго его побеждать? - с усиливающимся отчаянием поинтересовалась Маруся.
        - Пока еще никто не победил! - с гордостью ответил мальчик и аккуратно надел на голову Маруси прозрачный шлем.
        Маруся почувствовала себя довольно-таки глупо, ведь сквозь стекло она видела всю ту же белую комнату.
        - Закройте глаза на минуточку... - улыбнулся мальчик и двумя руками надавил на кнопки, находящиеся по бокам шлема. - Добро пожаловать!
        Шлем вспыхнул синим, настолько ярким, что ослепил даже сквозь закрытые веки. В ушах загремела музыка, заржали кони, заскрежетал металл и раздались душераздирающие крики. Маруся осторожно приоткрыла глаза и тут же зажмурилась снова. Она, конечно, понимала, что современная графика достигла небывалых высот и стала совсем неотличима от реальности, она знала, про эффект присутствия и прочие достижения виртуальной реальности, но...
        Откуда-то справа резко подул ветер, и тут же больно обожгло щеку и плечо. Маруся вскрикнула, открыла глаза и увидела костер, пылающий совсем близко. Мельчайшие искры отлетали от огня и больно жалили кожу, как настоящие. Дым застилал глаза. Внутри костра, кто-то мучительно извивался и кричал от боли. Маруся шарахнулась в сторону, уперлась во что-то упругое и тут же отскочила обратно в самое пламя, только при этом больно ударившись копчиком о землю. Черт бы вас побрал! Она совсем перестала понимать, где игры, а где реальность! Маруся оперлась руками в пол и увидела на них сверкающую броню и перчатки. От удивления, она даже на какое-то время перестала ощущать жар, исходящий от костра, а просто крутила пальцами и поражалась, как искусственно-созданные руки повторяют каждое ее движение. Но все же сидеть на полу было больно. Маруся встала и осторожно, маленькими шажочками отошла в сторону. На этот раз получилось, - датчики, чувствуя небольшое отклонение, словно перенесли ее на двадцать шагов от пожарища, хотя на деле она не продвинулась и на метр. Теперь можно было осмотреться и найти Юки. Но не тут-то
было! Мимо проносились взмыленные лошади, над головой кружили вороны, а откуда-то из темноты выскочил уродливый двухголовый карлик с горящими глазами и тут же, прямо перед лицом, со свистом рассек воздух чем-то острым и страшным. От ужаса Маруся снова отпрыгнула в сторону, но на этот раз удержалась на ногах и даже успела нащупать на поясе одну из палочек, ставшую, отчего-то, очень тяжелой и горячей. Поднеся бессмысленный инвентарь к глазам, Маруся с удивлением рассмотрела в нем меч, на клинке которого бликовало пламя. За спиной послышалось мерзкое хихиканье карлика. Маруся обернулась, поднимая оружие над головой, и тут же резко опустила его, не столько понимая куда, сколько просто не выдержав напряжения в руке. Меч рассек карлика напополам, раскидав вопящие головы в разные стороны и забрызгав все вокруг черной жижей.
        «Вот уж, и правда - вытрясли розовые сопли!» - внезапно пронеслось в голове и от этой мысли отчего-то стало весело. Ощутив первую эйфорию от маленькой победы, Маруся словно набралась сил и теперь чувствовала себя на поле более уверенно. Она слегка наклонилась вперед и сделала несколько шагов, потом наклонилась сильнее и поняла, что внутри игры скорость передвижения увеличилась - так вот как тут бегать! Датчики просто реагировали на силу наклона и тем самым либо увеличивали, либо уменьшали скорость в нужном направлении. Внезапно прямо перед глазами возникла высокая фигура воина в развевающемся плаще. Воин обернулся и посмотрел на Марусю. Юки? Это был точно он - его лицо, четкое и почти живое - разве что не передавались мельчайшие детали мимики и блеск глаз. Юки махнул рукой, улыбнулся и указал прямо перед собой. Маруся кивнула. Юки, тот самый, в сверкающей бронзой броне, в шлеме, из-под которого рассыпались длинные черные волосы, Юки с ужасным, неизвестно откуда взявшимся шрамом на щеке, поднял руку и показал большой палец. Маруся радостно рассмеялась и сделала еще один шаг на встречу. Теперь они
стояли рядом. Настолько близко, что Марусе казалось, она слышит его дыхание. Неожиданно Юки поднял руку с начищенным до зеркального блеска щитом и протянул в сторону Маруси. Она на секунду задумалась, но потом, словно догадавшись, заглянула в отражение и увидела свое лицо. Перепачканное золой, раскрашенное причудливым орнаментом, обрамленное растрепавшимися толстыми косами, с вплетенными в них кожаными шнурками и страшный серебряный шлем с острозубой волчьей пастью на лбу. Маруся прикоснулась к лицу рукой и снова, вместо ее тонких пальцев, возникла чужая ладонь в грубой перчатке. Она подняла глаза на Юки и рассмотрела на его лице довольную ухмылку. Юки повернул щит, и теперь стало видно огромную круглую грудь, выпирающую из металлических чашечек, сделанных в форме волчьих лап с длинными острыми когтями, словно впивающимися в плоть. Грудь блестела, словно облитая маслом, и во время каждого вдоха туго выпирала вперед, готова вот-вот выскользнуть наружу. Маруся быстро прикрылась руками и услышала хохот.
        Юки убрал щит и снова показал большой палец. На этот раз глаза его блестели так сильно, что этот блеск передался даже виртуальном герою.
        Увлекательный процесс самолюбования прервался оглушающим воплем и прямо на Марусю выбежал рыжий парень, с залитым кровью лицом. Она узнала в нем одного из подростков, стоящих в очереди у шатра. Парень прижимал руки к животу, из которого торчал отвратительный извивающийся змей. Потом змей исчез, а потом так же внезапно появился, проделав новую дыру в груди несчастного. Над головой рыжего замигала красная полоска. Только сейчас Маруся обратила внимание на индикаторы состояния. Змеиная пасть блеснула зубами, протиснулась дальше, потом тело мертвеца поднялось в воздух и со всего размаха ударилось о землю, рассыпавшись на куски. Маруся вскрикнула, бросилась в сторону Юки и тут же упала, больно ударившись коленками, а расправившаяся с парнем тварь с шипением двинулась на нее. Маруся попыталась как можно скорее встать, услышала свист в воздухе и меч Юки рассек змею на две половины, которые тут же превратились в пытающие угли и рассыпались в прах.
        Время текло незаметно. О том, что бой длился уже несколько часов, Маруся могла догадаться только по своему состоянию. Держаться на ногах становилось все сложнее, волосы под шлемом стали мокрыми от пота, руки ломило от постоянных взмахов тяжелым мечом, а горло болело от крика - хоть Юки и просил ее не орать, сделать это было практически невозможно. Они продвигались вперед, рубили карликов, змей, огненных монстров, встающих из-под земли каменных истуканов, выбегающих из леса гигантских пауков и прочую нечисть, которую и опознать-то было невозможно. Фантастический мир был настолько густо населен, что каждую минуту перед тобой появлялись новые существа, опасные или смешные, вроде оглушающих писком крылатых белок, лопающихся от смеха грибов или безумной стаи уток, с ревом пикирующих вниз и врезающихся клювами в землю или стоящего неподалеку монстра. Мелочь, а приятно - такая стая могла отнять у чудища до половины здоровья!
        Держаться вместе было гораздо лучше, чем поодиночке - постепенно на их глазах убили практически всех бойцов, которые сражались без поддержки, и сейчас в живых осталось всего четверо. Помимо Маруси и Юки, до конца игры дотянула только одна пара. Как ни странно, везунчиками оказались совсем уж мелкий паренек, которому на вид было лет десять и его старший брат - очень толстый подросток с веселым добрым лицом (почему-то здесь обоих мальчишек украшали длинные седые бороды, делавшие их персонажей еще более комичными). Сейчас все четверо стояли у крепости, рассматривая друг друга и негласно решив сплотиться в единую команду. Разговаривать внутри демонстрационной версии было нельзя - игра передавала только смех и крики, зато у них прекрасно получалось общаться при помощи жестов. Они подмигивали друг другу, размахивали руками, улыбались, указывали направление и даже отдавали команды, кому что делать в следующую минуту. За стенами крепости находился главный «босс» - сам Ангел Смерти, которого еще никому не удалось победить. Возможно потому, что сюда ни разу не доходила целая команда, а может быть,
разработчики специально сделали это невозможным, чтобы раззадорить интерес потенциальных покупателей, но, тем не менее, все стоявшие тут были полны решимости ввязаться в главный заключительный бой и накрутить из проклятой тетки со щупальцами роллов и сашими!
        Похоже, все трое парней доходили до этого уровня не в первый раз, потому что Маруся заметила, как четко они распределяли роли. Юки показывал, кому идти первым, кому отступить, кому куда бить и куда бежать, чтобы не быть убитым. Марусе досталась самая легкая функция - как она поняла из объяснений, в момент, когда Ангел теряет больше половины здоровья, он на несколько секунд замирает, собираясь с силами - и в этот максимально безопасный для игрока момент, надо было подбегать и отрубать хотя бы одну голову змею. Маруся кивнула и схватилась за меч обеими руками. Юки еще раз осмотрел свой отряд, развернулся и они пошли к воротам крепости.
        Тяжелые кованые двери со скрипом расступились, и в этот момент Юки сделал знак пригнуться. Маруся присела. Черная туча воронья вырвалась наружу и, сметая все на своем пути, понеслась вперед. Стены крепости задрожали и стали рассыпаться, роняя вниз тяжелые камни с острыми краями. Один из них попал в мелкого паренька. Маруся с грустью посмотрела на мигающий индикатор - еще чуть-чуть и мальчишка нежилец. Быстро отдала ему одну из найденных склянок с целебным зельем. Раненый с благодарностью кивнул, выпил раствор, и даже смог подняться на ноги. Маруся посмотрела на Юки, но тот, почему то сердито покачал головой, видимо не одобряя расточительного милосердия в самый сложный момент сражения. Уворачиваясь от камнепада, они прошли внутрь, выдержали ставшую уже привычной, битву с пауками, плюющимися кислотой, перешли через ров, наполненный ядовитыми червями, и выбрались на площадь, выложенную булыжником и залитую кровью. Судя по количеству костей, разбросанных по углам, по тусклым факелам с длинными языками пламени, облизывающими закоптившиеся до черноты стены, и судя по стеклянному куполу, над которым
сейчас кто-то тяжело кружил в сумеречном небе - они были на месте.
        Раздался удар, сверху посыпались осколки, с сухим треском разбивающиеся о булыжную мостовую и Маруся догадалась быстро отбежать в сторону, под навес арки, пока ее не пронзило очередным куском стекла. Шумно хлопая крыльями, на землю опустился Ангел Смерти, который, как это обычно бывает в японских хоррорах, выглядел настолько безумно, что отвлекал от игры, размышлениями на тему, под действием каких веществ находился художник придумавший ЭТО. Ангел рассмеялся звонким девичьим смехом, поднял руки к небу, выкрикнул проклятье и зарыдал кровавыми слезами. Бесчисленные щупальца-змеи, заменявшие ему ноги, оживились, приподняли мерзкие головы и стали набрасываться на игроков.
        - Ну, вот и все... - зачем-то вслух произнесла Маруся и стала дожидаться, пока парни искромсают чудовище до такой степени, что оно на секунду зависнет...
        Первым погиб все тот же мелкий мальчишка - ему одна из змей просто оторвала голову. Через минуту следом за братом отправился добрый толстяк, которого подбросили в воздух и одновременно пронзили несколько разъярившихся гадов. К чести паренька, он даже пронзенным умудрился срубить пару голов, но тут же упал вниз и разлетелся на кусочки. Юки пока держался, хотя индикатор его состояния с удручающей скоростью уменьшался, в отличие от Ангела, который все еще выглядел бодрячком. Наконец Юки удалось запрыгнуть на одну из змей и в несколько прыжков добраться до обнаженного тела хрупкой красавицы с раззявленной пастью. Юки нанес пару ударов и скатился вниз. Ангел оглушающе громко завыл и замер. Поднялся сильнейший ветер, буквально сбивающий с ног, но Маруся знала, что это тот самый момент, когда ей предстояло вступить в бой. Она с остервенением набросилась на ближайший комок змей и стала рубить их, не разбирая. Еще одна, еще, еще! Маруся сделала резкий выпад вперед, почувствовала, как ударилась рукой в невидимую стену и, отпружинив, отлетела назад, упав на лопатки.
        - Черт!
        Опять она «вошла в стену»! Секундное возвращение в реальность и Маруся вспомнила, что на самом деле всего лишь размахивает пластиковой палочкой внутри белой комнатки. Но в следующий миг забыла обо всем, увидев прямо напротив себя лицо прекрасного Ангела. Та наклонилась над ней, скаля острые зубы и капая горячей слюной. Маруся заорала что есть сил и, ничего не соображая от ужаса, вонзила меч прямо в грудь сумасшедшей девицы. Одновременно с этим, откуда сверху, зависнув в прыжке, появился Юки и, падая вниз, отсек белогривую голову. В ушах отвратительно громко запищало, экран стал ослепительно синим, а Маруся резко ударилась затылком об пол. Game over!
        - Я же говорил, что ее невозможно победить, - смущенно гундося, рассказывал мальчишка-инженер, снимая с Маруси браслеты.
        - Но мы же убили ее, - еле двигая языком от усталости, сказала Маруся.
        - Вам показалось, - вежливо не согласился мальчишка и быстро отвел глаза в сторону.
        Створки дверей разомкнулись, и в комнатку заглянул Юки. Вид у него был тоже так себе - налипшая на лоб мокрая челка, безумные глаза и дрожащий голос.
        - Это жесть... - только и смог сказать он.
        В коридор они вывалились, шатаясь, как пьяные.
        - Умру, если сейчас же кого-нибудь не съем... - жалобным голосом заныл Юки.
        - А я умру в любом случае, - с таким же несчастным лицом пожаловалась Маруся.
        - Тогда давай попробуем спасти хотя бы меня, - улыбнулся Юки и потащил Марусю в сторону кафе.
        Он заказал себе две порции блинчиков с вареньем, гамбургер с тремя котлетами, жареную картошку, ведерко мороженого и два литра колы. Маруся ограничилась яблочным пирогом и большим стаканчиком кофе.
        - Только пойдем на улицу, - замычал, набивая рот картошкой, Юки. - После этой фигни очень хочется на свежий воздух...
        Они загрузили многочисленные коробочки на поднос и отправились на ближайшую лужайку.
        Трава была приятной, прохладной и мягкой. Мелкие фонтанчики разбрызгивали воду и капельки поднимались вверх прозрачным облаком, раскрашиваясь всеми цветами радуги. Солнце нежно припекало кожу и словно уговаривало прилечь и расслабиться. Маруся скинула шлепки, вытянула ноги и подняла свой стакан с кофе.
        - Если я сейчас же не выпью его, то немедленно усну...
        * * *
        В следующий раз она открыла глаза, потому что у нее заболела половина лица. Маруся нахмурилась и повернула голову, чтобы посмотреть, что ей мешает. Оказалось, что мешала голова Юки. Он так крепко уперся лбом в ее щеку, что чуть не сломал скулу. Они лежали на траве, прижавшись, друг к другу, а большая лохматая собака вежливо щурясь, доедала остывший обед. Маруся вздохнула и постаралась тихонечко сесть, не разбудив Юки.
        - Что случилось? - кажется еще ничего не понимая, спросил он.
        - Мы уснули, - улыбнулась Маруся. - А собака съела твои котлеты и блины...
        - Мммм... А мороженое?
        - Мороженое растаяло.
        - Ох... отдай собаке.
        Маруся открыла ведерко и поставила перед псом. Тот благодарно вильнул хвостом, кивнул и отошел в сторону.
        - Он не хочет... наверное, не любит сладкое.
        - Ну да, после блинчиков с вареньем, сладкое не очень... - улыбнулся Юки и выгнулся, потягиваясь на траве. - А кофе у нас остался?
        Маруся посмотрела на пустой стаканчик, валяющийся рядом, потом пощупала свою футболку с большим пятном на боку и замотала головой.
        - Только на футболке...
        - Слушай... - Юки сел и растрепал пальцами волосы, - а ты всегда употребляешь еду вот таким способом?
        - Каким? - не поняла Маруся.
        - Ну, втирая ее в одежду... Может в России так принято, но у нас тут пищу употребляют внутрь...
        Маруся рассмеялась.
        - И как я теперь буду ходить по городу с такой чушкой!
        - Эй! - Маруся игриво замахнулась.
        - Ты понимаешь, что мне придется тебя искупать?
        - Неееет!
        - Даааа!
        Юки легко поднялся, протянул руку и помог Марусе встать.
        - Все дети должны умываться по утрам...
        - Сейчас не утро!
        - Когда проснулся, тогда и утро!
        Они, посмеиваясь, дошли до водяных горок, осаждаемых кричащими детьми. Это был целый город, состоящий из разноцветных труб разного диаметра. Трубы уходили вверх, падали вниз, закручивались, переплетались... и к каждой из них стояла очередь визжащей малышни в ярких купальниках.
        - Пойдем...
        - Ни за что! Я боюсь высоты...
        - Пойдем-пойдем! Смотри, никто не боится.
        - Ну, прекратиии!!!
        Юки подтолкнул Марусю к ступенькам.
        - Топай, давай!
        Маруся попыталась увернуться, но он схватил ее за локти и подтолкнул вперед.
        - Не создавай очередь! Быть растоптанной детьми куда страшнее, чем прыгнуть с горки.
        - Но я же в одежде!
        - Быстро, быстро, быстро, быстро! - Юки упрямо подталкивал ее, заставляя подниматься вверх.
        Наконец Маруся очутилась перед большой флуоресцентно зеленой трубой. Она спускалась вниз, совершая причудливые повороты, закручиваясь по спирали и уходила в поистине огромный бассейн, размерами с маленькое море! Даже днем, вода в бассейне светилась, и сверху казалось, будто это не вода, а жидкий расплавленный металл голубого цвета.
        - Ну же, давай! - смеялся Юки.
        Марусе эта затея казалась абсолютным безумием, но когда она обернулась и увидела плотную толпу из орущих карапузов, стало ясно, что отступать некуда.
        - Ты чокнутый! - крикнула она, опускаясь вниз и в панике заглядывая в бездонную трубу.
        - Иииииииииииииияяяяяяяяяя! - протяжно заголосил Юки, сел следом за Марусей и крепко прижал ее к себе, обняв за талию.
        - Подтолкни! - крикнул он мальчишке, стоящему сзади.
        Маруся зажмурилась. Поток воды мгновенно намочил шорты и футболку, подхватил тело и унес в трубу. Брызги летели в лицо, голова кружилась, в ушах шумело, сердце прыгало от страха и радости. Их мотало из стороны в сторону, наклоняло и чуть ли не переворачивало. Юки закричал и Маруся завопила тоже, просто потому, что молчать было нельзя - внутри все кипело, бурлило и рвалось наружу. Внезапный свет в конце тоннеля вспыхнул белым и вот они уже выстрелили в воздух и, пролетев несколько метров, грохнулись в воду.
        Ничего более красивого Маруся еще не видела. Под водой открывалась немыслимая картина - дно бассейна было прозрачным и прямо снизу подсвечивалось ярчайшими огнями. Они пробивали воду насквозь, превращая ее во что-то магическое, сверкающее и завораживающее. Пузырьки воздуха превращались тут в россыпи алмазов, а тела людей светились, словно это были эльфы, парящие в воздухе. Маруся вынырнула и глотнула воздух. Тут же рядом появилась голова Юки, с лицом, залепленным синими волосами. Он смешно подпрыгнул, встряхнувшись в воздухе, и подплыл поближе.
        - Нравится?
        - Очень!
        - Этот бассейн видно даже из космоса. Ночью здесь вообще сказка...
        Маруся пригладила рукой волосы и улыбнулась.
        - Я тут подумал... - начал было Юки, но прервался, потому что заметил маленькую девочку, торчащую из большого надувного круга, которая болталась рядом и внимательно слушала, с очень серьезным выражением лица. - Эй, ты что тут делаешь?
        - Плаваю, - невозмутимо ответила девочка.
        - А почему у тебя такие уши?
        - Какие? - испуганно спросила девочка.
        - Во-от такие! - страшным голосом сказал Юки и показал очень большие уши, как у Мики Мауса.
        Девочка схватилась за голову.
        - Ну что ты напал, хорошенькие маленькие ушки - улыбнулась девочке Маруся.
        - Может я хотел сказать что-то важное!
        - Ну, говори!
        - Теперь не скажу.
        - Ты дурак, - вдруг выпалила маленькая девочка и показала язык.
        - Ничего себе!
        - Смотри-ка, все женщины о тебе одного мнения, - рассмеялась Маруся.
        - Тоже мне, женщины! - возмутился Юки, развернулся и поплыл в сторону.
        - Тебе помочь выбраться или ты еще поплаваешь? - спросила девочку Маруся.
        - Помочь! А то я тут давно плаваю, - сокрушенно пожаловалась девочка.
        Они подплыли к бортику. Юки помог девочке выбраться, и она сразу же убежала, придерживая круг, как балетную пачку. Маруся похлопала себя по мокрым шортам и достала из кармана телефон.
        - О чем я думала? - спросила она, потом рассмеялась и отбросила телефон в сторону.
        - Зато футболка почти чистая.
        - И почти сухая, - засмеялась Маруся, скручивая ее на боках и отжимая воду.
        - Ну, кто же так отжимает! - возмутился Юки и начал снимать свою футболку. Маруся невольно посмотрела в его сторону.
        - Я вижу, что ты пялишься на меня, - громко сказал Юки.
        - Не на тебя, - неожиданно серьезно ответила Маруся, подошла ближе и прикоснулась кончиками пальцев к металлической фигурке ската на груди у Юки.
        Юки сразу же резко схватил Марусю за запястье.
        - Не трогай!
        - Это ведь предмет?
        - Нет.
        - Это точно предмет! Такого я никогда не видела, но спутать невозможно.
        Юки отступил на шаг и нахмурился.
        - А почему глаза не разноцветные? У тебя линзы?
        - Какая разница?
        - Дай догадаюсь... Скат... Управляет электричеством? Да? Это им ты ронял лифт и отключал систему климат-контроля?
        - Зачем задавать вопросы, если ты итак все знаешь?
        - И где ты его взял?
        - У бабушки, - сердито огрызнулся Юки.
        - Хорошая бабушка... А что еще у нее есть?
        - Отстань... - Юки выглядел потерянным, словно он забыл о предмете и теперь вопросы Маруси были для него неприятным испытанием.
        - А что ты так разозлился?
        - Не хочу об этом говорить.
        - На самом деле мне не интересно, - задумчиво сказала Маруся. - Просто удивилась, увидев у тебя предмет. Мне казалось, их довольно трудно достать.
        - Кому как.
        - Ты его украл?
        - Я же сказал, взял у бабушки.
        - Ну да, ну да... И много у бабушки предметов?
        - Ты повторяешься! Все, хватит. Я не буду больше об этом говорить... или тебя теперь ничего другое не интересует?
        - Я просто...
        - Просто опять все повторяется. Сначала ты смотришь на меня, и я тебе нравлюсь...
        - Ничего по...
        - Только не надо вот этого! Я же вижу, что нравлюсь... а потом ты видишь предмет и тебя словно подменили. Все дерьмо наружу лезет!
        - Юки...
        - Все ведь так хорошо было...
        - Да все хорошо, остынь. Что с тобой случилось?
        - Я думал, ты можешь быть другой.
        - Мне плевать на предметы, я просто удивилась...
        - В тот раз тебе тоже было плевать!
        - Нет! В тот раз я действительно искала именно предметы. Мне было нужно. Я должна была спасти Бунина...
        - Можно я не буду слушать эту историю в сто пятнадцатый раз?
        - Это просто бред! Мы целый день провели вместе, и нам было хорошо и весело. Неужели ты думаешь, что я была с тобой из-за предмета? Я вообще не знала, что он у тебя есть.
        - Ну, теперь знаешь.
        - И что?
        - Какого черта я вообще с тобой связался?
        - Не говори так.
        - Ну, хорошо... Окей. Мы круто провели время, рад был тебя видеть...
        - Юки...
        - Поигрались, искупались... Может быть, еще увидимся. Пока.
        Юки резко развернулся и пошел прочь.
        - Стой! - Маруся бросилась за ним и повисла у него на плече. - Не уходи, пожалуйста! Прости меня...
        - Уже простил, я не злюсь, - дежурно улыбнулся Юки, - До свидания. - Он резко дернул плечом, скидывая руку Маруси.
        - Не уходи...
        Очень некстати зазвонил телефон. Маруся удивленно посмотрела на него.
        - Смотри-ка... Выжил, - словно с издевкой сказал Юки. - Водонепроницаемый.
        Маруся не подошла, и они слушали назойливую мелодию, пока она не умолкла, но тут же появилась снова.
        - Ответь...
        Маруся отрицательно замотала головой, но вспомнила про ужин с мэром... наверняка это Хитоми и если она сейчас же ей не ответит, начнется паника, звонки отцу, в полицию... это будет лишним.
        - Я сейчас... - наконец отозвалась Маруся и отошла к телефону.
        - Да... Да, Хитоми, я помню. Ну конечно... Да, я почти готова. Хорошо. Через час? Отлично... я спущусь.
        Маруся выключила телефон и обернулась. Но Юки уже не было.
        * * *
        Миниатюрная Хитоми была похожа на маленькую девочку, которая влезла в мамину одежду и туфли, пока та отлучилась на работу. Почему-то она думала, что обязана соблюдать дресс-код, поэтому носила строгие костюмы, туго затягивала волосы в хвост и носила с собой никому не нужную кожаную папку для бумаг. Еще она управляла таким же нелепым строгим автомобилем представительского класса, в котором обыкновенно ездят только скучные топ-менеджеры. При этом лицо Хитоми оставалось детским, кукольным, с нежным румянцем, маленьким ротиком и необычайно круглыми глазами, ростом она была не выше метра пятидесяти, к тому же обладала «мультипликационным» голосом маленькой мышки. Впрочем, внешность обманчива, при всей своей видимой беззащитности, на деле Хитоми была настоящей акулой. Она умела громко ругаться, выбивала места в переполненных ресторанах, разгоняла толпы фанатов и фотографов, и даже однажды круто отметелила какого-то здоровенного парня на парковке - Маруся так и не выпытала у нее причину конфликта.
        Сейчас Хитоми сидела за рулем, рядом с ней дремал мрачный охранник с толстыми негритянскими губами, которые очень нелепо смотрелись на азиатском лице, а Маруся раскинулась на заднем сидении и пыталась следить за дорогой по телефонному навигатору.
        - Нам надо сделать тебя красивой! - неожиданно сказала Хитоми и тут же свернула с главной дороги.
        - А что, так некрасиво? - устало спросила Маруся, пригладив волосы.
        На самом деле вид у нее был еще тот. Усталая, разбитая, собравшаяся за пять минут. Да и что уж там... с зареванными глазами.
        - Не буду спрашивать, что случилось, - одновременно корректно и строго сказала Хитоми.
        - И не спрашивай, - отозвалась Маруся.
        - Там будет пресса. Много прессы. Много фотографий на всех сайтах...
        - Хорошо...
        - Ты должна быть свежей и красивой.
        - Хорошо... - повторила Маруся и закрыла лицо руками.
        - Нужно будет много улыбаться.
        - Угу... - промычала Маруся, не убирая рук.
        - Я могу отвезти тебя к доктору, он сделает укол и тебе на какое-то время не будет грустно... - словно размышляя вслух, сказала Хитоми, - но потом тебе станет так грустно... Потом ты даже можешь убить себя.
        - Как мило. Можно я попробую своими силами? - наконец очнулась Маруся.
        Хитоми быстро обернулась, взглянула Марусе в лицо и сокрушенно покачала головой, цокая языком.
        - Очень плохие глаза и волосы. Очень плохо...
        Машина резко затормозила перед красочной витриной салона. Охранник вздрогнул, всхрапнул, откинул голову и продолжил свой беспокойный сон.
        Пока над ней колдовали сразу двое юношей в блестящих золотистых костюмах, более подходящих эстрадному дуэту, чем модным стилистам, Маруся пыталась уснуть. Но сон не шел, а вместо него в голову лезли самые неприятные мысли. Противно ныла совесть, словно Маруся была виновата в чем-то поистине ужасном и непростительном. Душила обида, ломала злость, давил страх... Марусе казалось, что она стала вялой и сморщенной, как древняя старушка. Она проклинала себя за то, как поступила с Юки, за то, что не удержалась с расспросами, не подумав, что наступает на больную мозоль... Почему она не сделала вид, будто ничего не заметила? Зачем нужно было устраивать этот допрос? Ведь ей действительно было плевать на предметы... ей нужен был Юки. Ей нравился Юки. Ей нравилось, то, что он, кажется, простил ее. Что между ними возникло какое-то прекрасное чувство... Она вспоминала его лицо и смех, и светящиеся глаза... Что если он не вернется? Как извиниться? Как поговорить с ним еще? Как найти его, если у нее не было ни его адреса, ни телефона. Она даже не знала, кто он на самом деле.
        - Откройте, пожалуйста, глаза, - тонким голосом попросил один из парней, - Посмотрите вверх!
        Маруся закатила глаза и почувствовала тонкую кисточку, скользнувшую по нижнему веку.
        - Не хотите ли кофе? - тут же подбежал второй парень.
        - Нет... спасибо.
        - Ярче или так хорошо? - спросил первый, отойдя в сторону и оценивая результат.
        Маруся посмотрелась в зеркало...
        - Так хоро...
        - Чуть ярче, - командным тоном перебила ее Хитоми. - И добавьте румянец, она бледная, как смерть!
        Маруся посмотрела на Хитоми, не скрывая злости.
        - Ты пытаешься сделать из меня матрешку?
        - Кофе хочешь? - строго спросила помощница и нахмурила короткие бровки.
        - Я же сказала, нет!
        - Принесите кофе! - крикнула Хитоми.
        - Ну что ты за человек? - вспылила Маруся.
        - Ого, ты злишься! - удовлетворенно заулыбалась Хитоми, - Это очень хорошо. Мне не нравится, когда ты как овощ. Злость - это хорошо! Разгоняет кровь...
        - Ты доиграешься... - пригрозила Маруся.
        - У тебя даже румянец появился, - еще более радостно улыбнулась Хитоми и закивала головой, как болванчик. - Очень хорошо!
        Какой-то мальчишка принес кофе и склонился, протягивая Марусе чашку. Маруся вежливо взяла ее и отставила в сторону.
        - Мне совсем не нравятся ее волосы, - опять наморщила нос Хитоми, - сделайте гладко!
        - Но я ненавижу гладкие прически! - возмутилась Маруся.
        - И еще она очень плохо одета, - продолжала Хитоми, словно не обращая никакого внимания на свою юную начальницу. - Ее ведь будут показывать по телевизору! Там будет очень много фотографов! - важно продолжила она и все стоящие в зале уважительно закивали.
        - Тебе хоть что-то во мне нравится?
        Хитоми на секунду задумалась, потом приложила ладошку к губам и захихикала.
        Маруся вздохнула.
        - Закройте, пожалуйста, глаза... - снова попросил парень в белом.
        - Хочу что-то современное, с элементами кимоно, - услышала Маруся голос Хитоми, - Это будет знак проявления уважения к нашей великой культуре. Желательно желтое. Я так люблю желтый цвет!
        Желтого кимоно не отыскалось, поэтому Хитоми благодушно согласилась на нежно розовое, зачем-то заставив полностью изменить уже готовый макияж и прическу. В зеркальном отражении Маруся увидела совершенно незнакомого ей человека. Это была изможденная девушка, почему-то еще более худая, чем прежде. Платье красиво обрисовывало линию плеч, подобно традиционному костюму, запахивалось на груди и перехватывалось широким поясом. Лицо стало еще более белым и, на его фоне заметными пятнами выступал искусственный румянец и темные брови. Глаза, подчеркнутые стрелками приобрели азиатский разрез, четко очерченные губы цвета фуксии сделали рот аккуратным и маленьким, а зачесанные назад русые волосы казались неестественно светлыми. Это была очень красивая обесцвеченная японка с обложки модного журнала, в которой при всем желании невозможно было узнать пятнадцатилетнюю оторву из Москвы.
        - Это просто ужасно... - еле слышно сказала Маруся, стараясь никого не обидеть.
        - Ты выглядишь, как принцесса! - восхищенно проворковала Хитоми, приложив обе ручки к груди и восторженно вскинув бровки.
        В кои-то веки Марусе было совершенно наплевать на то, как она выглядит. Лишь бы только все поскорее закончилось.
        Когда машина остановилась у здания мэрии, Хитоми все еще продолжала свою утомительную лекцию по этикету.
        - Палочки в рис не втыкай!
        - Я помню...
        - И не рисуй ими на столе, как в тот раз.
        - Мне просто было скучно...
        - Сейчас будет не веселей.
        - Хорошо...
        - И не смотри в глаза, как ты любишь.
        - У нас принято смотреть в глаза.
        - Но не так, как это делаешь ты!
        Маруся отмахнулась и открыла дверцу машины, но тут же захлопнула, испугавшись толпы фотографов.
        - Не говори с ним про политику, - не обращая внимания на папарацци, продолжила инструктировать Хитоми.
        - Я помню...
        - Он любит гольф! - внезапно воскликнула Хитоми, как будто вспомнила что-то очень важное.
        - Я ничего не смыслю в гольфе, - устало пробурчала Маруся.
        - Просто скажи, что ты его любишь.
        - Кого его, - не поняла Маруся и на ее лице отразилась гримаса, словно она сморщилась от зубной боли.
        - Гольф!
        Маруся закатила глаза и мучительно застонала.
        - Не надо громко смеяться.
        - А что, похоже, что я смеюсь?
        - Не сейчас. За столом. И хмуриться тоже не надо.
        - Я постараюсь.
        - Много не болтай, это не прилично.
        - Я все прекрасно знаю!
        - И не молчи, чтобы не было долгих пауз.
        - Да, да, да, да, да...
        - Ну что ты сидишь, как пень! - закричала Хитоми на охранника, и тот пулей вылетел из машины.
        Убедившись, что он оттеснил людей, Хитоми достала зеркальце и быстро накрасила губы.
        - Никаких объятий. Просто кивни ему и пожми руку, если он протянет ее первый.
        Маруся поправила пояс на платье, вдохнула полной грудью и решительно вышла из машины.
        - Мисс Гумилева! Мисс Гумилева! - кричали фотографы со всех сторон.
        Скоро Юки увидит ее в новостях - глупую избалованную девчонку, раскрашенную как куклу, с фальшивой улыбкой на лице... и что он подумает? Подумает, что правильно он ее бросил.
        Хитоми больно ткнула острым пальчиком между лопаток.
        - Улыбайся!
        Маруся растянула губы в улыбке и приветственно подняла руку.
        Ужин прошел мучительно. Казалось, что они обсуждали темы, победившие в конкурсе самых скучных тем года. Никого из знакомых со стороны Маруси за столом не было, зато со стороны мэра присутствовала вся его семья, секретари, заместители, пара журналистов, известный продюсер и режиссер. Потом заговорили об отце, о том, какой он великий человек и как помог Японии в разработке какого-то там барьера, способного поглощать энергию волн во время цунами. Маруся ничего не смыслила из того, что обсуждали все эти люди, мило улыбалась, и со злостью пыталась понять, чего от нее добиваются. Она очень любила папу и уважала его работу, но со стороны разговор казался, мягко говоря, странным. Кто-то из гостей говорил восторженные слова, остальные вторили ему и выжидающе смотрели на Марусю.
        Ваш отец поистине великий человек! Да, да, да, да... Великий человек... Пауза. Мы очень счастливы, что имели честь работать с таким человеком! Да, да, да... Мы очень счастливы. Пауза.
        Но потом случилось еще более страшное - началось обсуждение ее карьеры! Почему вы записали альбом? Почему-почему! Маруся понятия не имела почему. Просто придумали смешную тему с друзьями и решили сделать пародийный проект, который внезапно стал популярным. Как объяснить людям, что такое пародия, если они не знают, пародия на что! Как им объяснить, что это шутка? И понес ее черт в эту Японию. Наверняка все устроила Хитоми, которая, похоже, просто положила глаз на отца и теперь не знала, как перед ним выслужиться, чтобы получить повышение.
        - Вы первый раз в Японии?
        - Да.
        - И что вы думаете?
        - Мне здесь очень нравится... - как можно более естественно улыбнулась Маруся.
        - У вас была какая-нибудь культурная программа?
        Ну да... Застряла в лифте, сражалась с Ангелом Смерти, ныряла в бассейн и спасла девочку в надувном круге.
        - У меня был очень напряженный график, но я рассчитываю посмотреть как можно больше всего в оставшиеся дни, - соврала Маруся.
        Гости понимающе закивали.
        - Вам обязательно нужно посетить Киото!
        - Да, обязательно...
        - Как хорошо, что вы приехали во время цветения...
        - Я потрясена красотой...
        - Театр Кабуки!
        - Да...
        - Восхождение на Фудзияму!
        - Конечно...
        - Скоро будет большое соревнование по сумо! - крикнул режиссер с жидкой бородкой. - Туда приходит даже императорская семья!
        - Очень интересно, - ответила Маруся.
        На соревнования по сумо ей хотелось бы меньше всего. Впрочем, сейчас ей вообще никуда не хотелось. Хотелось найти Юки и просто поговорить с ним. Взять его за руку и посмотреть в глаза, так, как она это делает, пусть даже в Азии такое считается неприличным. Хотелось снова лежать рядом, обнявшись, закинув друг на друга ноги, плескаться в бассейне и завтракать нежным омлетом. Хотелось пойти на настоящий ипподром, сделать настоящие ставки и кричать во всю глотку, болея за рыжую лошадь под номером пять. Так много всего осталось недоделанным, недосказанным, недоцелованным и недолюбленным. Маруся почувствовала, как защипало в носу и на глаза навернулись слезы. Ну вот. Только этого еще не хватало...
        Похоже, гости заметили резкую перемену в ее настроении, потому что притихли и принялись внимательно рассматривать, отставив в стороны чашки с чаем.
        Маруся улыбнулась и постаралась быстренько придумать, что бы такое сказать... Ну, например, что она вспомнила цветение сакуры и чуть не разрыдалась от восторга...
        - У меня есть человек тут, в Японии... - совершенно неожиданно для самой себя заговорила она. - Мы познакомились с ним в прошлом году и потом потеряли друг друга...
        Гости переглянулись, а бородатый режиссер даже наклонился вперед, словно боялся пропустить что-то важное.
        Маруся ужасно смутилась и закрыла лицо руками. Казалось, ее собственный румянец настолько залил щеки, что проступил даже сквозь искусственные румяна!
        Пауза длилась неприлично долго. Никто не осмеливался перебивать начатый рассказ, а как его закончить Маруся не знала.
        - И мы встретились снова... - еле слышно продолжила она, понимая вся катастрофичность положения и вспоминая наставления Хитоми... то, что сейчас происходило, было просто верхом неприличия.
        - И мы поссорились и теперь... мне очень плохо - устало выдохнула Маруся. - Простите...
        Никто ничего не сказал. Маруся испуганно подняла глаза и увидела лицо супруги мэра. Ей показалось, что она тоже покраснела от услышанного...
        - Простите меня, пожалуйста. Я не должна была этого говорить, - зажмурившись, протараторила Маруся.
        - Это очень грустная история, - наконец проговорил режиссер и погладил бородку.
        - Я надеюсь, вы обязательно помиритесь, - натянуто улыбнулся мэр и потом более бодро продолжил - Ведь это так хорошо, когда люди из России и Японии дружат между собой!
        Чаепитие быстро закончилось и Марусю повели в зал славы. К счастью, на этой стадии к ней смогла присоединиться Хитоми, и хотя Маруся недолюбливала ее, сейчас от ее присутствия стало легче. Впрочем, Хитоми выглядела бледной и даже будто сердилась на что-то... Возможно слухи о Марусином откровении уже достигли ее ушей.
        Марусе показали старинный самурайский меч, костюм воина, набор японских и русских матрешек, подарки президентов других стран и прочую не самую интересную белиберду, красноречиво демонстрирующую дружбу народов.
        В коридоре стены были украшены фотографиями с разными известными личностями, посещавшими Японию за последние сто лет. Тут были важные политики, спортсмены, звезды шоубизнеса, лауреаты Нобелевской премии, оперные дивы и детские делегации из дружественных стран. Марусе показали фотографию ее отца с премьер-министром, а потом навязчивый режиссер попросил кого-то сфотографировать его с Марусей на фоне этого снимка. Пока незнакомый ей человек в костюме выбирал правильный ракурс, Маруся шарила глазами по стене напротив, чтобы хоть как-то отвлечься... и внезапно увидела Юки. Это, конечно же, не могло было быть правдой... наверное, парень на снимке был просто похож на него. К тому же на фото он был в смокинге, с зализанными назад черными волосами...
        - Улыбочкуууу...
        Маруся посмотрела в объектив и улыбнулась.
        - Отлично! - человек в костюме вернул маленькую камеру режиссеру и тот начал пристально рассматривать получившийся снимок, сокрушенно качая головой, и, видимо, не очень довольный результатом.
        - Хитоми... - шепотом позвала помощницу Маруся, быстро отойдя в сторону.
        Хитоми бросила на нее уничтожающий взгляд.
        - Можно тебя на минутку? - чуть громче спросила Маруся.
        - Ну что тебе? - строго спросила Хитоми, сделав, наконец, пару шагов навстречу.
        - Что это за люди на фотографии? - спросила Маруся, показывая глазами на снимок.
        - Там же написано... - злобно прошипела Хитоми.
        - Ты что, издеваешься? Там иероглифы...
        - Ах, ну да... Откуда тебе знать иероглифы, ты ведь даже простейшие правила этикета выучить не можешь!
        - Давай поговорим об этом в машине? - Маруся уже пожалела, что обратилась за помощью к этой вредной девчонке.
        - Это императорская семья, - раздался неожиданный голос мэра из-за спины. - Я смотрю, вас заинтересовала эта фотография?
        - Да... - растерялась Маруся, не зная, стоять или падать... - Семья?
        - Да, в полном составе... Забавно, что у нас все еще существует монархия, не правда ли?
        Маруся кивнула и ощутила такое сильное головокружение, что даже покачнулась и ухватилась рукой за стену.
        - Мы очень любим и уважаем нашего императора и его семью, - с нежностью проговорил мэр и тоже посмотрел на фотографию.
        Маруся с волнением изучала парня на снимке. В том, что это Юки, не было ни малейшего сомнения. Его улыбка, его глаза, его привычка слегка приподнимать одну бровь из-за чего выражение лица становилось игривым. Но как уместить это в голове? Наследник престола? Тот самый парень, с которым она плескала в воде пару часов назад? С которым она целовалась? Который воровал картины? Сидел в тюрьме? Разбил ей сердце?
        Ну что ж, она хотела найти его, и она его нашла... Но почему-то от этого было не легче.
        * * *
        Всю обратную дорогу до отеля Хитоми молчала. Она уже не выглядела злой, скорее просто уставшей, будто из нее высосали всю энергию. Маруся очень хотела поговорить с ней - ведь кроме Хитоми знакомых в Токио не было. Хотелось разузнать про семью императора, про детей и внуков... Но больше всего хотелось просто по-девчоночьи обсудить случившееся. Пожаловаться, поплакаться, спросить, что делать? Ну не подружкам же в Москву звонить... Чем они помогут? Чужая страна со своими законами. Нельзя и подумать о том, чтобы признаться во всем Хитоми. Даже если пообещать ей протекцию перед отцом... Но просто так ехать и молчать было невыносимо. Хотелось поговорить хоть о чем-нибудь. Хоть как-то растопить эту ледяную глыбу в виде маленькой симпатичной девочки в строгом костюме.
        - Хитоми... - тихо позвала Маруся.
        Хитоми дернула плечиком.
        - А можно поехать в Киото?
        - Зачем? - сухо спросила японка.
        - Посмотреть...
        - У тебя в номере есть альбом с фотографиями.
        - Ну, я хотела посмотреть все вживую.
        Хитоми ничего не ответила.
        - А где живет ваш император? У него есть дворец?
        - Есть...
        - А они куда-то выходят или просто сидят внутри дворца?
        - Ох, что за чушь? - неожиданно возмутилась Хитоми. - Конечно, они не сидят во дворце. Они работают, учатся, мотаются по всему миру. Они ведут такую жизнь, как и все.
        - То есть с ними можно вот так просто встретиться? - с надеждой спросила Маруся.
        - Нет, - отрезала Хитоми.
        - Нельзя только мне или никому? - печально улыбаясь, спросила Маруся.
        - Тебе точно нет.
        Она остановила машину у входа в отель, откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза.
        - Ты можешь не злиться на меня? - не выдержала Маруся.
        - Ты меня очень подвела. То, что ты так себя ведешь, означает, что я плохо делаю свою работу и меня больше никуда не возьмут.
        - Ты очень хорошая! Просто я такая... То есть. Ты ведь не виновата, что я такая. Ты ведь не можешь меня заставить.
        - Значит, я плохо выполняю свою работу, - снова повторила Хитоми.
        Ко всем несчастьям теперь добавилось чувство вины перед помощницей. Маруся вышла из машины и заглянула в окошко.
        - Спасибо. И прости меня.
        Как ни странно, уснуть получилось очень быстро. Маруся только вышла из душа, упала в кровать и сразу же отключилась до самого утра. Впрочем, проснувшись, Маруся так и не вылезла из постели. Она лежала, смотрела в потолок или утыкалась лицом в подушку и мучительно думала, что делать дальше.
        Все встречи были закончены, можно было улетать в любой момент, но улетать не хотелось. Вернее, сейчас внутри боролись два чувства. Чувство самосохранения требовало немедленно ехать в аэропорт и возвращаться в Москву. Там весело, там друзья и вечеринки, там все свои и можно все. А тут только чужая страна и пожирающее чувство вины. С другой стороны, тут был Юки и обиженная Хитоми, и убегать, не исправив ошибок, казалось чем-то неправильным и подлым.
        С Хитоми разобраться было просто. Надо было только позвонить отцу и наговорить множество комплиментов в ее адрес, чтобы потом он связался с ней, поблагодарил и даже, возможно, пригласил в ресторан... Ну или взял ее на работу, о чем она так мечтала. Она хороший специалист и наверняка где-нибудь пригодится. Если Хитоми получит повышение, она забудет все обиды и снова станет веселой. Как выпросить прощение своими силами, Маруся даже не представляла. Хитоми с самого начала относилась к ней с предубеждением, а после всего случившегося вообще перестала расценивать как что-либо достойное внимания. Маруся явно раздражала ее своим легкомыслием, болтовней, смехом, шумом и неуправляемым характером. Может быть потому, что сама Хитоми не могла позволить себе всего этого. Из-за ее стремления сделать карьеру, она страдала в душных костюмах, сдерживала смех, жила по расписанию и еще носила всюду эту дурацкую огромную папку.
        Другое дело Юки. Тут не поможет даже папа. При всей любви и доверительных отношениях, невозможно было просто позвонить и рассказать - папа, привет, я тут влюбилась в принца, не поможешь ли мне с ним встретиться?
        Влюбилась в принца. Маруся снова вернулась к этой фразе и попробовала осознать ее. Всего два слова и оба таких невероятных! Слово «влюбилась» казалось обжигающе горячим, оно стучало в висках, распаляло щеки и вызывало смешанные чувства радости и страха. Будто ты наблюдал со стороны завораживающе красивую картину конца света. Восхищался и прощался с жизнью. Это чувство было слишком большим для одного человека. Маруся физически ощущала, как оно не умещается внутри и распирает ребра и где-то выше, между ключицами, рвется наружу.
        А слово «принц»? Такое глупое из детских сказок, ванильно-розовое и приторно-блестящее. Конечно, Юки не был похож на принца из мультфильмов. У него не было короны, белого коня, и он не пел оперным голосом романтичные песни. Он был обычным парнем в кроссовках, открытым и смешным. Но, тем не менее... Могут ли они вообще любить друг друга? Даже если бы не поссорились, возможны ли такие отношения? Маруся знала, что где-то в Европе все еще существовали королевские семьи и там принцы вполне спокойно женились на простых девушках из обычных семей, но вряд ли такое можно представить здесь, в Японии, где до сих пор настолько чтут традиции... Наверное, хорошую девушку ему бы и простили, но только японку и только такую, которая знает, что палочки нельзя втыкать в рис, а на приеме нельзя рассказывать о своей личной жизни. Такую, например, как Хитоми. Маруся с ужасом представила их вместе и накрыла голову подушкой. Как это все несправедливо!
        Нужно было обязательно разыскать его. Конечно то, что он из такой семьи делало шансы на встречу почти невозможными, но если бы она вообще не знала, где искать - было бы еще хуже.
        Для начала, Маруся решила нарыть информацию в интернете. Узнала про то, что монархическая ветвь в Японии является древнейшей в мире, про императорский дворец в самом центре Токио и про то, что попасть туда невозможно. С приятным удивлением прочитала, что за все время правления уже дважды нарушался закон, когда в жены наследникам доставались только девушки из древнейшего аристократического рода и счастливицами становились японки из обычных семей. Узнала, что молодое поколение ведет вполне светский образ жизни, путешествует по миру и придерживается традиций в разумных пределах. Она нашла информацию о нынешнем императоре и его семье, про его детей и племянников... Но конкретно про Юки информации было крайне мало. О нем писали как о веселом парне с блестящим искусствоведческим образованием, полученным еще в школе (на этом моменте Маруся даже улыбнулась - так вот откуда такая любовь к шедеврам живописи). Критиковали за увлечение европейскими ценностями (наверное, имея в виду проколотые уши и бровь), умалчивали про какие-либо проблемы с законом (что было логично). Упоминали про любовь к биологии (это в
его семье оказалось наследственным) и про привязанность к сестрам. Отсюда же Маруся узнала, что он наврал ей про возраст, а также нашла несколько фотографий с официальных приемов (на которых он не любил появляться) и парочку снимков папарацци, когда его застукали поющим в караоке (на этих снимках он был уже с синими волосами, о чем и сокрушались журналисты национальной газеты). И ни слова о том, где его можно встретить. Где он живет, где учится, какие места посещает... С одной стороны получалось, что встретить Юки можно было везде, с другой стороны - ждать этого момента можно было всю жизнь. И не дождаться.
        Маруся отбросила планшет в сторону, откинулась на подушки и включила телевизор. Первые пятнадцать каналов показывали развлекательные шоу, следующие десять новости, потом начались музыкальные каналы, кулинарные, каналы с современным японским кино, каналы со старым японским кино, каналы с мировыми шедеврами кинематографа, спортивные каналы... Маруся остановилась на трогательной истории про толстого мальчика, который стал чемпионом Японии по сумо. Мальчик рассказывал о любви к бабушке и волнистым попугайчикам, показывал, что ест в течение дня и как проводит тренировки с двоюродным братом. Почему она это смотрит? Какая-то мысль крутилась в голове, не давая поймать себя за хвост. Что-то важное... Что-то, что она упустила. С чем это связано? С мальчиком? С бабушкой? С попугайчиками?
        «Скоро будет большое соревнование по сумо! Туда приходит даже императорская семья!» - вспыхнула в голове фраза, услышанная на вчерашней встрече.
        Большое соревнование? Чемпионат? Чемпионат Японии? Маруся снова взяла планшет и быстро набрала в поисковой «Чемпионат Японии по сумо». Вот оно! Официальный турнир состоится на спортивной арене Ryogoku Kokugikan уже послезавтра! Маруся быстро купила электронный билет, распечатала карту и наконец-то решилась заказать себе завтрак - надежда встретиться с Юки наполняла жизнь смыслом и требовала калорийной поддержки.
        Теперь жизнь превратилась в сплошное ожидание. Разбилась на часы и минуты до начала состязаний, замедлилась и растянулась на нестерпимо длительный световой день. Лежать в кровати перед телевизором больше не получалось. Нужно было чем-то занять себя, чтобы отвлечься и перестать следить за черточками на циферблате.
        Маруся гуляла по городу, всматриваясь в лица прохожих, посетила музей исторического костюма и зоопарк, прокатилась на колесе обозрения и маленьком трамвайчике, прошлась по парку вокруг императорского дворца и даже попала на уличное театральное представление. Когда совсем стемнело, Маруся вернулась в отель, но еще долго сидела на лавочке под деревом и читала записи друзей в телефоне. Потом набрала знакомый номер...
        - Пааап... - невинным детским голосом протянула она, - ты спишь?
        - Вообще-то... ну, - отец прокашлялся. - Да. Ты как там?
        - Все отлично...
        - А что такая грустная?
        - Все грустно, - улыбнулась Маруся.
        - Тебя не поймешь...
        - Да нет, все отлично, правда. Просто соскучилась и устала.
        - Когда ты возвращаешься?
        - Еще не знаю. Хотела побыть тут немножко, посмотреть страну.
        - Звучит подозрительно, - усмехнулся отец.
        - Тут интересно...
        Маруся услышала какой-то шорох, видимо отец вставал с кровати. Щелкнула зажигалка.
        - Как там Хитоми? - наконец спросил он.
        - Помогает мне во всем, следит за мной, учит хорошим манерам...
        - Не мешало бы!
        - Может, возьмешь ее на работу? Она только об этом и мечтает.
        - Думаешь, стоит?
        - Ну, она такая правильная. Старательная. Мне кажется она очень умная и ответственная. И красивая.
        - Что ты опять натворила? - измученным голосом спросил отец.
        - Ничего!
        - Мне стоит сделать ей какой-нибудь подарок?
        Видимо в этом и состоял секрет папиного успеха - схватывал на лету.
        - Было бы неплохо... - виновато призналась Маруся.
        - Ну, ты хоть намекни, насколько дорогой... Надеюсь, мне хватит денег, чтобы возместить Хитоми нанесенный моральный ущерб?
        - Па! Мы просто слегка повздорили. И не из-за меня, а просто, потому что они совсем другие. Не такие как мы.
        - Надеюсь, ты не втыкала палочки в рис? - рассмеялся отец.
        - Просто позвони ей и пригласи на чашечку кофе.
        - О! Я смотрю, ты уже сама все за меня решила.
        - Ну, пожалуйста! Мне очень нужно, чтобы она больше не ненавидела меня...
        - Не ненавидела, - задумчиво повторил отец, - Это ты называешь, слегка повздорили... Ну ладно. Я все понял. Еще какая-нибудь помощь нужна?
        Маруся растерялась. Она все еще не знала, можно ли как-то воспользоваться папиными связями для решения своей проблемы...
        - А ты случайно не знаком с императорской семьей? - нерешительно спросила она.
        В трубке раздался смех, закончившийся тяжелым вздохом.
        - Так... Знаешь что... покупай-ка ты билет на утро и лети домой. Что-то меня уже пугают твои вопросы.
        - Да я просто так спросила!
        - Ты никогда ничего не спрашиваешь просто так... Нет, я не знаком с императором и тебе не советую. Давай, топай спать. Утром перезвоню. Постарайся ничего не натворить за это время...
        - Не натворю, - улыбнулась в трубку Маруся.
        - Люблю тебя, чудовище мое. Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, пап... то есть... уже. Доброе утро.
        - Пока.
        Отец отключил телефон, а Маруся смотрела на высокое сверкающее здание отеля и думала о том, как соскучилась по папе. И о том, как хорошо было бы найти Юки, выйти за него замуж, стать принцессой и объединить две империи. Финансовую империю Гумилевых и традиционную империю страны Восходящего Солнца. Идиотские мечты... нет, лучше вам не знать, о чем думают девчонки.
        День Икс наступил с рассветом. Маруся просто открыла глаза, вскочила, как чертик из табакерки и подбежала к окну. Небо заливалось ровным розовым светом, зеркальные окна небоскребов покрылись золотом, а где-то внизу уже шумели машины. Казалось, что в такой прекрасный день все должно было пройти как по маслу. Как именно по маслу, Маруся еще не придумала - никакого конкретного плана у нее не нарисовалось, а было просто огромное множество в основном фантастических идей про то, как она поступит, если вдруг встреча состоится. Конечно, идеально было бы просто столкнуться в коридоре, хотя вряд ли императорская семья будет толкаться на входе, вместе со всей остальной толпой... Можно было случайно встретиться у туалета... Они ведь ходят в туалет? Можно было попасться на глаза где-нибудь на трибунах и махнуть рукой. Можно было засветиться на экране, если там идет прямая трансляция... Но главное... главное, чтобы он просто пришел. Главное оказаться в одном месте в одно время, а дальше она уже что-нибудь придумает.
        - Ты просто туда приди... - тихонько попросила Маруся и прижалась лбом к стеклу.
        Внутри спортивной арены было душно, несмотря на прекрасную вентиляцию. Возможно, ощущение духоты создавалось от количества людей, пришедших посмотреть на состязание или от такого же невероятного количества света, бьющего со всех сторон, либо душно было только Марусе, от охватившего волнения и от того, что она была здесь одна и совершенно чужая. Ей параноидально казалось, что на нее все смотрят, показывают пальцем и обсуждают. Любой мужской смех она принимала на свой счет и, несмотря на то, что была одета очень скромно и даже элегантно, чувствовала себя вызывающе яркой и непростительно вульгарной. Маруся быстро заняла свое место, находящееся недалеко от самой арены и осмотрелась. Сейчас арену подметали, а прямо над ней висели прожекторы, спрятанные в какое-то деревянное сооружение, похожее на крышу азиатского дома, ряды расходились по кругу, снизу вверх и где-то там же Маруся заметила отгороженный балкончик. Повсюду висели длинные прямоугольные флаги, шумела музыка, и кричали люди. Ощущение праздника постепенно передалось и Марусе, и хотя она до сих пор паниковала и чувствовала, как дрожат колени,
теперь они дрожали в такт музыке и как-то веселее.
        Повсюду сновали шумные журналисты, которые что-то громко рассказывали в камеры, сверкали вспышки фотографов и обычных любителей запечатлеть себя на важном мероприятии, ходили красивые девушки с напитками и словно в цирке, между рядам бегали дети.
        Потом все стихло, заиграла какая-то другая, более торжественная музыка, и на балкончике стали появляться люди. Судя по волнению зрителей это и было явление императорской семьи. Зал поднялся и закричал что-то приветственное. Маруся силилась рассмотреть хоть что-то сквозь ослепляющие огни прожекторов, но заметила лишь фигуру, которая помахала рукой. Сколько их было? Маруся насчитала пять или семь человек. Они переходили с места на место и смотрели на арену, иногда поднимая руки. Маруся протиснулась к ближайшему оператору, который как раз развернул камеру вверх, и заглянула в экран. Он здесь! Вот он стоит, рядом с обеими сестрами и смотрит прямо туда, где находится камера. Он кажется грустным и невнимательным. Отводит взгляд в сторону и тут же пропадает за спинами сестер...
        Здесь! Рядом! В одном здании с ней... Так близко и так недостижимо далеко.
        Какой-то лысый японец сердито зашипел на Марусю и жестом попросил занять место. Маруся опустилась на скамейку и невидящими глазами уставилась на арену. Нужно было срочно придумать какое-то гениальное решение... Хотя, фиг с ним с гениальным, придумать бы хоть какое. Выбежать на арену и что-нибудь прокричать? Нет... Это на крайний случай.
        Примерно через час закипели мозги. Смотреть состязание было невыносимо - осознание того, что действие стремится к финалу, убивало надежду на встречу, а решение так и не приходило. Во время перерыва, Маруся извинилась и стала пробираться к выходу. В коридоре стояла охрана и какие-то люди, похожие на менеджеров. Маруся дошла до туалета, умылась и прислонилась спиной к холодной стене. Ждать тут? Бессмысленно... Попытаться пробраться наверх?
        Маруся достала телефон и отыскала в интернете план здания. Вот где она, а вот где балкон. Отдельный вход с улицы, лифт и на третий этаж... не пройти. Пробраться по вентиляционной шахте, как в кино? Маруся еще раз выглянула в коридор, потом забралась на каменный столик у зеркала и кончиками пальцев дотянулась до потолка. Одна из плиток легонько съехала в сторону. Нет, только не делай это! Слишком безумно даже для тебя... А что скажет папа?!
        Маруся спрыгнула, с трудом оторвала от пола высокую вазу с цветами. Осторожно переложила их в раковину и затащила вазу на столик. Теперь сама... На вазу, придерживаясь руками за стенку... Лишь бы не упасть! Затаила дыхание, подтянулась и влезла внутрь шахты.
        От неожиданной легкости проделанной операции в кровь выплеснулось такое количество адреналина, что отступать уже было некуда. Теперь только вперед. Маруся осмотрелась. Слава японцам - у них даже в шахте было светло и чисто, как в операционной. Направо... ползком. Маруся сверилась с картой. Если она не ошиблась в расчетах, то через пятьдесят метров будет еще один туалет, но уже в другом блоке здания. Там, где и нужно.
        Она старалась ползти как можно тише и думала только о том, чтобы никто не обнаружил стоящую в неположенном месте вазу... Быть пойманной на середине пути, внутри шахты было как-то особенно унизительно. Наконец очередная створка люка. Маруся попробовала сдвинуть ее, но люк оказался закрыт с внешней стороны. Однако вылезти необходимо было именно здесь! Маруся перевернулась на спину, насколько это было возможно, приподняла ноги, согнула в коленях и со всей силы ударила в створку подошвами. Крышка с треском отвалилась, но, к счастью, не упала, а лишь повисла на одном из болтиков. Маруся быстро опустила руку, поймала ее и вернула на место. Нужно было подождать, на случай, если кто-то услышал. И правда, очень скоро внизу раздались шаги. В тонкую щель Маруся разглядела охранника, который зашел в туалет и осмотрел все углы. Не найдя ничего подозрительного, он вышел и прикрыл за собой дверь. Маруся выдохнула... Хорошая новость - она не попалась. Плохая - в коридоре ей не пройти!
        Подождав еще пару минут, Маруся осторожно вывинтила оставшийся болт, сняла крышку и бесшумно соскользнула на столик. Здесь было не так, как в обычном туалете. Еще больше цветов, картины на шелке, маленький фонтанчик... Прекрасно, но что делать дальше? Закрыться в одной из кабинок, в надежде, что сюда зайдет Юки? А если не зайдет? Если раньше ее обнаружит охрана или, прости Господи, сам Император?
        Маруся тихонечко подошла к двери и услышала голоса, которые постепенно отдалялись. Осторожно выглянула и заметила двух уходящих по коридору мужчин. Однако охранник все еще был здесь. Он стоял буквально в двух шагах от туалета, спиной к Марусе, и читал мангу. Проход к лестнице был свободен! Маруся наклонилась, сняла босоножки и босиком, на цыпочках стала прокрадываться в нужном направлении. Каждый раз, когда она опасливо оборачивалась, охранник все еще ничего не замечал, но вдруг зачем-то распахнул дверь в туалет и замер. Маруся мигом добралась до лестничной площадки и спряталась за рекламной фигурой картонного сумоиста, стоящего на входе. Через секунду охранник вышел в коридор, держа в вытянутой руке марусины голубые босоножки, и что-то очень громко прокричал. Сразу же со всех сторон появились люди в черных костюмах, как будто до этого они тоже стояли тут в режиме невидимости и вдруг, как по сигналу, проявились!
        Маруся развернулась и помчалась вверх, перепрыгивая сразу через несколько ступеней. Теперь главной задачей стало убежать и не попасться, но вот куда она бежала? Лестница никак не кончалась, лишь только поворачивалась на 90 градусов на каждом пролете, которые не имели никаких выходов. Снизу доносился звук шагов - значит, ее заметили и шли по следу!
        «Ну не на крышу же она ведет» - судорожно соображала Маруся, пока не уперлась в дверь, за которую сразу же выскочила и оказалась именно на крыше! Супер! Добежала до ближайшего выступа, за которым можно было спрятаться. Услышала музыку и крики судьи... Значит, где-то внизу расположен зал? Да вот же он! Сквозь вентиляционное отверстие было видно множество голов, сгрудившихся вокруг арены. И если бы не балка, перекрывающая часть сцены... Балка? Маруся быстро закатила глаза, посмотрела на высокое чистое небо, прошептала «кто бы ты там ни был, помоги!» и соскочила вниз.
        Отсюда открывался отличный обзор. Наконец-то Маруся видела балкон и всех, кто на нем находился. Казалось, что до Юки можно было дотянуться рукой... то есть не дальше 10 метров. Маруся лежала на балке, как пантера на ветке акации, на животе, свесив руки и ноги. Высота оказалась внушительной. Настолько внушительной, что даже ползти было страшно. Но близость цели затмевала рассудок. Она доберется до него. Запрыгнет на балкон и объяснит. Поступок более чем сумасшедший, но на что только не пойдешь ради любви... да, в общем-то, и выбора особого не было. Маруся собралась с силами, оперлась на руки и приподнялась над балкой. Села. Продвинулась вперед и снова обхватила балку руками... и так, скользя на пятой точке, добралась до стены. Теперь балкон был прямо под ней. И металлический трос с развешенными на нем длинными флагами...
        По крыше загромыхали шаги охранников. Какой-то мужчина вошел на балкон и начал активно жестикулировать. Маруся увидела, как встал император, и как его жена приложила ладони ко рту. Они говорят им об опасности и просят уйти! Ждать нельзя ни минуты! Маруся перекинула ногу через балку, наклонилась, дотянулась до плотной ткани флага, схватилась и прыгнула вниз!
        Сначала она почувствовала только сильную боль в плече. Потом услышала женский визг. От ужаса вскочила на ноги и с удивлением увидела зажатый в руке кусок троса - откуда он здесь? Потом череда лиц - император и спрятавшаяся за него жена, принцессы, охрана и перепуганный Юки, вцепившийся в свои волосы. Потом полицейский в котелке, удар по голове и темнота.
        * * *
        - Я даже... Я не могу понять причины... - заикаясь от волнения, говорил молоденький полицейский, рассматривая на мониторе марусино досье. - Вы такая хорошая девушка из хорошей семьи...
        Маруся сидела в кресле, приложив к голове лед, и смотрела в одну точку перед собой.
        - Почему вы так сделали? - наконец не выдержал полицейский.
        - Случайно - буднично произнесла Маруся.
        - Случайно упали с потолка на императора Японии? - брови молодого полицейского поползли вверх и скрылись под челкой.
        - Я пошла в туалет и заблудилась...
        - В вентиляционной шахте?
        Маруся с отчаянием посмотрела на парня в форме, всем своим видом умоляя не продолжать допрос.
        - Вы понимаете, что натворили? - не поддавался на мольбы полицейский.
        - Меня расстреляют?
        Полицейский улыбнулся и покачал головой.
        - Мне нужно было поговорить с принцем, - положив лед на стол, твердо сказала Маруся.
        - Вы фанатка?
        - Я? Ну, конечно же, нет! Мы с ним друзья!
        - Друзья? К друзьям не падают с потолка... - снова покачав головой, не поверил полицейский.
        - Мы поругались. И мне нужно было обязательно увидеть его, чтобы пообщаться...
        - Мне очень жаль, но, боюсь, у вас больше не будет возможности с ним пообщаться... - перебил Марусю полицейский. -
        К сожалению, должен настоятельно просить вас покинуть страну...
        После каждого произнесенного предложения он качал головой, словно отбивая этим точки.
        - Пока вы находились в медпункте, нам позвонили из мэрии и просили замять дело... Только из уважения к вашем отцу. Но, тем не менее, я должен уведомить вас, что вам временно рекомендуется воздержаться от посещения нашей страны...
        - Что значит, временно воздержаться? - не поняла Маруся.
        - Это значит - запрещено.
        * * *
        Все, что происходило потом, было буднично, постыдно и серо. Полицейская машина подвезла ее к отелю. В сопровождении полиции она собрала вещи, выписалась и ее тут же увезли в аэропорт, не дав даже переодеться.
        Уже на паспортном контроле парни в форме сжалилась и разрешила ей идти одной, взяв обещание, что она не наделает глупостей. Маруся пообещала, прошла проверку и присоединилась к толпе ожидающих рейс. Быстро смеркалось. Желудок ныл от голода, голова и плечо ныли от удара, а сердце ныло от потерянной любви и этим заглушало все остальное.
        Маруся стояла у прозрачной стены и смотрела на самолет, лениво подруливающий к нужному коридору.
        - Извините, пожалуйста... - спросил кто-то на ломанном английском.
        Маруся обернулась и увидела пожилую семейную пару. Женщина в смешной шляпке и смуглый мужчина с журналом в руке.
        - Я очень извиняюсь... - щуря глаза начал говорить мужчина, теребя карман своей куртки... - Но это случайно не вы?
        Он протянул Марусе журнал с ее фотографией на обложке.
        - Жена говорит, что это вы, а я говорю, что ей все блондинки кажутся на одно лицо, - рассмеялся он.
        - Это не я, - улыбнулась Маруся, - Извините...
        - Извините! - эхом ответил японец, победно взглянул на жену и отвел ее в сторону.
        Марусе хотелось бежать отсюда. Бежать от всех людей. От Японии и от Москвы. Бежать с этой планеты. Ей было противно ее лицо на обложке и не на обложке тоже. Но разве сбежишь от себя?
        «Внимание! Объявляется посадка на рейс номер 384 Токио - Москва... Просим пройти...» Вежливый голос в динамике сорвался, и одновременно с этим все здание аэропорта погрузилось во тьму.
        - Что происходит? Кто-нибудь понимает, что происходит? - раздался испуганный женский голос.
        - Может, землетрясение? - спросил кто-то еще.
        - Почему не включаются аварийные огни? - это был уже мужской голос.
        - Я ничего не вижу! - заныл ребенок.
        - Ложитесь на пол! Ложитесь, пожалуйста, на пол!
        Маруся почувствовала дрожь, пробежавшую по спине. Землетрясение? Она многое слышала о них и знала, что, к сожалению, в этой маленькой стране они не редкость. Включая самые страшные с угрозой цунами. Чья-то рука крепко схватила ее за запястье и оттащила от окна.
        - Куда вы меня... - закричала Маруся, споткнулась и упала на коленки.
        Ей помогли встать и, поддерживая, потащили дальше. Потом прислонили к стене и нежно взяли за плечи.
        - Ты идиотка...
        - Что... Что ты здесь делаешь?
        - Ты понимаешь, что натворила?
        - Это ты выключил свет?
        - А кроме света тебя ничего не интересует?
        - Я должна была поговорить с тобой.
        - Зачем?
        - Потому что ты неправильно меня понял! Потому что разозлился на меня. Потому что я сходила с ума без тебя и хотела увидеть...
        - Ну вот, смотри.
        Маруся тихо улыбнулась.
        - Я тебя не вижу.
        - А так?
        Он провел руками вверх по ее плечам, еле касаясь, взял за шею, приблизил к себе и поцеловал.
        Маруся почувствовала, как глаза наполнились горячими слезами.
        - Мне запрещено покидать страну - шепотом сказал Юки.
        - А мне запрещено приезжать.
        Она услышала, как он усмехнулся.
        - Круто мы с тобой попали...
        - Ну, ты же хотел отомстить...
        Он погладил ее волосы. Тут, в темноте, остался только шепот и прикосновения.
        - Не плюй в колодец, да? Так у вас говорят?
        Их пальцы сцепились крепкими замками и так они стояли и молчали, слушая взволнованные голоса людей в темноте.
        В кармане сумки зазвонил телефон.
        - Ответь - шепотом сказал Юки и отпустил ее.
        Маруся знала, что произойдет дальше. Она проглотила слезы, отвернулась и полезла в сумочку.
        - Надеюсь, ты уже в аэропорту? - строго спросил папа.
        - Да, пап... Уже объявили посадку.
        Словно по принципу домино, один за другим включались светильники на потолке.
        - Удачного полета... Я встречу тебя сам.
        - Спасибо...
        Маруся осмотрелась по сторонам, бросила телефон в сумку и отправилась к лежащим на полу людям.
        Больше всего Марусе нравился тот момент, когда после разгона самолет отрывался от земли и уходил в небо. На какое-то мгновение возникало ощущение невесомости и собственного полета. Еще ей нравилось смотреть в иллюминатор, особенно, когда они пролетали над заснеженными пиками гор или разноцветными полями. Сейчас была ночь, и поэтому смотреть было некуда. Разве что бросить последний взгляд на сверкающий город, в который ей, возможно, уже никогда не будет суждено вернуться?
        Маруся прижалась лбом к стеклу и посмотрела вниз. Там сумасшедшей лазурью сияло искусственное море. То самое, что заметно даже из космоса. Юки жалел, что она не видела его ночью. Ну, вот и увидела. Похоже, она смотрела на него не одна, потому что все пассажиры вдруг защебетали, восторженно ахая и щелкая на мобильные телефоны. Вдруг море моргнуло, погасло и загорелось снова, но не целиком, а отдельными участками, словно изображая собой иероглиф. Восторженные крики стали громче. Все обсуждали, как такое могло произойти. И Марусе казалось, что она знает как.
        - Что там написано? - спросила она у той самой пожилой пары, что подходила к ней в аэропорту.
        - Там написано «до встречи», - щуря лукавые глаза, ответил японец.
        Маруся закрыла лицо руками и улыбнулась.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к