Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Волконская Оксана: " Любовь На Контрасте " - читать онлайн

Сохранить .
Любовь на контрасте Оксана Волконская
        Леди не имеет права на ошибку. Главную ошибку в своей жизни Элла Кригер уже совершила, и впредь зареклась подпускать к себе близко людей. Вот только вредному аристократу Матвею Рокотову плевать на все ее решения. Ему нужна помощь в поисках фамильной реликвии, и он получит ее любой ценой! Даже если придется достать Эллу до печенок! Но кто знает, может эта авантюра и научит столь контрастных людей понимать друг друга? Или даже нечто больше?
        Любовь на контрасте
        Оксана Волконская
        Цикл: Капризы судьбы
        Глава 1.1
        Глава 1
        Вот, вроде, все и позади. За трапом самолета осталась прошлая жизнь и все то, что она надеялась когда-нибудь позабыть. И она искренне желала, что это действительно будет там, где ему следует - в прошлом. И ей больше нечего бояться.
        На этой мысли Элла Кригер усмехнулась. Да, конечно, очень эпично об этом думать в еще пока не взлетевшем самолете, учитывая ее огромную «любовь» именно к этому виду транспорта. Быстро, эффективно, вот только летать она так и не привыкла, сколько бы этого не делала.
        Девушка перевела взгляд на свои сжатые руки. Изящные ноготки с безупречным французским маникюром оставляли следы на светлой коже. Пару минут - и они исчезнут. Жаль, что так быстро не исчезают и душевные шрамы.
        Успокоиться не получалось. Все время казалось, что сейчас в самолет войдет тот, кто сможет ее остановить. Скорей бы уже взлетели! Раздражение нарастало, и даже ее хваленая выдержка начинала давать сбой.
        - Возвращаетесь домой или в командировку летите? - поинтересовался ее сосед. Элла невольно вздрогнула - на его существование она даже не обратила внимания, пока он не заговорил. Машинально изучила его взглядом - светлые волосы, торчащие в творческом беспорядке, легкая небритость и удивительно темные для такой внешности карие глаза. Резкий контраст. Свет и тьма. Как и в жизни - даже полутона принадлежат только к одной стороне.
        - Домой, - кратко ответила Элла, не желая вступать в диалог. Эффект попутчика ей ни к чему - своими проблемами она предпочитала делиться с весьма узким кругом людей. Знакомиться в дороге желания тоже не было. И вряд ли возникнет в ближайшие пару лет. Так зачем время тратить?
        - Я тоже домой, - открыто улыбнулся парень. Но это улыбка напротив еще сильнее оттолкнула ее. В искренность Элла теперь верила мало. - Долгое время жил за границей, теперь вот уладил дела в Москве и лечу обратно.
        - Понятно, - отозвалась его соседка. И ничего в ответ не рассказала о себе. Вежливость вежливостью, но нервы были натянуты, как тонкий канат, который вот- вот порвется. В ее случае счет идет на минуты, а вместо этого приходится медлить. Скорей бы уже приземлиться! Странная, глупая мысль, учитывая, что еще даже не завершилась посадка, но она постепенно становилась навязчивой идеей.
        - Меня Матвей зовут, - представился блондин. - А вас?
        - Элла, - ответила девушка. - Прошу прощения, но я немного не в том настроении, чтобы сейчас общаться.
        Несмотря на вежливые слова, тон сомнений не оставлял - Матвея послали. Культурно, изысканно, но в далекий пеший поход - или полет, учитывая, что самолет вот-вот взлетит.
        Глава 1.2
        ***
        Матвей Рокотов только усмехнулся в ответ на немного жеманный тон своей собеседницы и промолчал. Такие барышни встречались ему не в первый раз. Слишком помешанные на самой себе и своей внешности - вон как заботливо ноготки свои оглядывает. Рыжие волосы искусно завиты и уложены в прическу. Безупречный макияж. Подчеркнутые тушью длинные ресницы обрамляют изумрудные глаза. Хороша, чертовка! Но чересчур манерна. Все в ней слишком. И мнит о себе слишком много - сейчас пухлые губы недовольно поджаты, выражая недвусмысленное отношение к данному знакомству. Ну и фиг с тобой, золотая рыбка. И без тебя можно два часа полета скоротать.
        И парень достал телефон и углубился в книгу. До взлета оставалось всего пара минут.
        И кто только решил, что беседа пилота с пассажирами необходима? Лично ее все время пробирала дрожь, словно объявляют, что сейчас им предстоит окунуться в вязкое гнилое болото. А вот и стюардессы рассказывают о правилах безопасности, но она их практически не слышит - от урчания мотора шумит в ушах и сдавливает желудок. И так каждый раз.
        - Вы плохо переносите полеты? - не выдержал и вновь спросил Матвей. И немудрено. Рыжая сидела белее мела и судорожно сжав руки. Даже глаза прикрыла. Похоже, ей и правда плохо. Тут уж воспитание не позволяет мимо пройти, какой бы высокомерной она ни была.
        - С детства ненавижу, - прошептала Элла. Он не услышал - скорее прочитал по губам. Самолет двинулся вперед по полосе, набирая скорость. Тонкие пальчики мертвой хваткой вцепились в ткань стильной зеленой юбки. Рокотов не думал и действовал скорее на инстинктах. Иначе что его заставило оторвать ее пальцы от одежды и сжать узкую ладошку. В ответ получил лишь изумленный и немного испуганный взгляд, а затем «Боинг» набрал высоту, и соседка неожиданно сильно сжала его руку, словно пытаясь таким образом обрести спокойствие. Что ж, ему несложно. Хочет молчать - черт с ней, но оставлять ее наедине со страхами не хотелось.
        Элла отпустила руку только после того, как самолет выровнялся на высоте. Она по- прежнему оставалась бледной, но в глазах уже не было того застывшего ужаса.
        - Благодарю, - проговорила она даже без тени улыбки. - Это было очень мило с вашей стороны.
        - Не стоит, - хмыкнул Матвей. Любая другая на ее месте тут же начала его разубеждать. Эта барышня промолчала. А затем и вовсе прикрыла глаза - видимо, пыталась уснуть.
        Вот только сон к Элле не приходил. Мысленно она отчитывала себя за проявленную слабость и за купленный у иллюминатора билет. Сто раз ведь зарекалась. И все равно ведь каждый раз наступала на одни и те же грабли. Ничего не меняется. Еще, наверное, стоило поспать ночью, но она все время вертелась, волнуясь перед заседанием. Ничего, дома отоспится. В родных стенах непременно станет легче. Осталось лишь до них добраться.
        Глава 2.1
        В зале ожидания народу было полно. Кто-то встречал близких, кто-то, наоборот, ожидал регистрации на рейс. И только высокий шатен не обращал внимания на снующий народ. Все его внимание сосредоточилось на спутнице, которая пыталась смотреть на табло прилета. Ключевое слово - пыталась, молодой человек вовсе не хотел делить внимание любимой с чем-то ни было. To и дело касался ее, приобнимал, легонько дергал за волосы и получал в ответ лишь насмешливую улыбку.
        - Ну ладно ты, - рассмеялась девушка. - Ты встречаешь лучшего друга, который, наконец-то, решил осесть на родине после долгих странствий. Меня-то ты зачем в аэропорт притащил, Глеб?
        Глеб Левицкий загадочно усмехнулся и довольно проворил:
        - Ну, а куда я теперь без тебя, Маргошик?
        Отреагировать девушка не успела. Их уединение было неожиданно нарушено.
        - Глеб? - подскочил к ним взъерошенный парнишка. - А ты кого встречаешь? Или улетаешь?
        - Друга, - улыбнулся Левицкий. - Привет, Ромич. А ты сам что тут забыл? Или моя маман выгнала тебя в свободное плавание, то бишь в отпуск?
        Роман Верещагин работал дизайнером в фирме матери Глеба, Лилии Левицкой. С этим неугомонным, вечно полным энергии парнем Глеба связывали дружеские отношения. Поначалу, правда, несколько смущало, что Ромка был… как бы помягче сказать… не по части девочек, но затем это отошло на второй план. Интереса к себе со стороны сотрудника матери он не замечал, а вот общаться с ним было довольно-таки интересно.
        - Отпуск? Ха-ха, - кратко обозначил свое отношение к отдыху Ромка. - Нет уж, мне проект надо закончить, - он был тем еще трудоголиком, искренне горящим своей работой. - Я подругу встречаю.
        - Подругу? Даже не друга? Неожиданно, - ухмыльнулся Левицкий, но Марго его одернула:
        - Глеб, хватит!
        С Романом она также была знакома, и очень хорошо к нему относилась. Она сама в некотором роде была такой же - стоило заняться любимым делом, и все отходило на второй, а то и десятый план. Если ей комфортно в собственной работе, так почему бы и нет?
        - Маргошик, чудо ты мое! - улыбнулся Верещагин. - Как ты этого зануду терпишь?
        Глава 2.2
        «Зануда» в ответ лишь крепче стиснул собственную девушку, словно ожидая, что щедрый на комплименты Роман ее уведет.
        - Люблю, потому и терплю, - улыбнулась Маргарита. - А мы Матвея встречаем. Он сегодня должен прилететь.
        - Опять наскоком или на этот раз надолго? - полюбопытствовал Роман. Волей- неволей он знал всех, кто имел отношение к его собственной работе. А в недалеком прошлом Матвей захаживал к его коллеге, и однажды ему даже пришлось передавать цветы от ее парня. Лицо Рокотова в тот момент стоило видеть!
        - Вроде планирует осесть, наконец-то, - сообщил Глеб. Ему не хватало лучшего друга, вечно мотающегося по разным городам и улаживающего дела развивающейся компании отца.
        - Слышите, рейс объявили, - сообщила Маргарита. - Значит, Матвей скоро появится.
        - Тоже из Москвы? - усмехнулся Роман. - Готов поспорить, появится он быстрее, чем моя подруженция.
        Так и оказалось. Уже минут через десять Рокотов с небольшим чемоданом на колесиках подошел к компании. Лицо его почему-то было не очень довольным. Поздоровался с друзьями, приобнял Марго под недовольным взглядом Глеба, не жаждущего отпускать собственное сокровище.
        - Как долетел? - заботливо поинтересовалась Маргарита.
        - Отлично, - улыбнулся Матвей. - Если бы не одна зараза, не переносящая полеты и собеседников, вообще замечательно бы было.
        - Если бы не собеседники, я бы подумал, что она весь полет трещала, как ненормальная, а так… Чем она тебе не угодила? - удивилась Маргарита.
        - Судя по всему, Мэта отшили, - заржал Глеб, слишком хорошо знающий приятеля. И ответный взгляд показал, что он попал в точку.
        - Зараза случайно не рыжая? - почему-то спросил Роман, каким-то шестым чувством догадываясь, с кем столкнулся Рокотов.
        - А ты откуда знаешь? - подозрительно прищурился Матвей, а Верещагин в это время изучал народ, выходящий в зал встречающих. Его подруга все не появлялась. И он бы начал беспокоиться, если бы не рассказ знакомого. Хотя…Кто знает, что даже тут может случиться? Неприятное предчувствие холодило кожу, но тут, наконец, появилась и она. Как всегда, безупречно-идеальная. Пышная зеленая юбка до колен, кружевная белая блузка, элегантная прическа, переброшенный через руку бежевый плащ. И вежливо-ледяное выражение лица. Ничего, сейчас он ей все подпортит.
        Глава 2.3
        ***
        Мерный стук каблуков в этом шуме был ее персональным успокоительным. Как и всегда. Пришлось немного задержаться из-за неполадок с багажом, но это было неважно. Все позади. Во всяком случае, она на это надеялась.
        Элла остановилась в середине зала, оглядывая встречающих. И где это чудо запропастилось? Очень странно.
        - Эльфеныш! - вопль, почему-то раздавшийся сзади, чуть не оглушил. А потом на нее налетел вихрь, который сгреб ее в охапку и закружил на месте. Неугомонный! Тысячу раз просила так не делать. И все равно Верещагин поступает по-своему.
        - Тихо, Рома, тихо, опусти на землю, - скомандовала она и в то же мгновение оказалась на кафельном полу. Из объятий ее, впрочем, не выпустили.
        - Зануда! - притворно-обиженно надулся ее самый лучший персональный кошмар в этой жизни.
        - Какая есть, - не стала отрицать Элла и тихонько спросила. - Все в порядке?
        Молчаливый кивок заставил ее облегченно выдохнуть. Господи, как же она опасалась, что тут что-нибудь случиться! Но, кажется, обошлось. Только узнав ответ на самый главный для нее вопрос, она смогла расслабиться и поцеловать непосредственного друга в щеку.
        - Здравствуй, дорогой, - запоздало вспомнила о правилах приличия. Впрочем, они его никогда не волновали. Перехватил ее чемоданчик и потащил куда-то в сторону. К компании, в которой она с удивлением заметила своего случайного попутчика.
        Тот буквально пожирал ее взглядом, но уловить эмоции, что бушевали за этими карими глазами, она не могла. Да и не хотела.
        - Знакомьтесь, ребят, это мой Эльфеныш! - торжественно представил Ромка и ойкнул, когда она словно ненароком наступила острым каблучком на его ногу. - В смысле, Элла. Моя подруга детства. Это сын моего босса Глеб, его девушка Марго и его друг Матвей.
        - Очень приятно, - вежливо улыбнулась Элла. Но ничего, кроме вежливости. Слишком устала, слишком хотелось домой, слишком все бесило… Слишком много слишком. И даже Ромка это почувствовал и, перебросившись парой реплик утащил ее к машине.
        Глава 2.4
        ***
        Вся троица провожала их недоуменным взглядом.
        - А еще говорят, что рыжие - страстные, - задумчиво проговорил Глеб. - Меня словно в прорубь окунули. Бррр…
        Его ненаглядная возмутилась:
        - Как можно судить о человеке по паре минут общения и делать выводы о темпераменте только по цвету волос? Право, Глеб, иногда ты невыносим.
        - Только иногда? По цвету - нельзя, - ухмыльнулся ее парень. - Ты у меня всех рыжих переплюнешь.
        Разъяренно-грозный взгляд очень плохо сочетался с заалевшими щеками и уж точно не возымел требуемого действия. Матвея эта «сладкая парочка» забавляла еще с момента знакомства с Марго - слишком необычной была девушка, но в глубине души он другу завидовал. Ему пока не встречалась та, которая могла бы зацепить его также сильно.
        - Эльфеныш, - хмыкнул он вслух. - Надо же.
        Прозвище совсем не вязалось с его нечаянной соседкой. Впрочем, с ней не вязался и Ромка. Они были очень разными - этот раздолбай и гламурная дива. Но точно близкими. Даже удивительно.
        - Зато я теперь точно уверен, что она тебя отшила, - заржал вдруг Глеб. - Сто процентов.
        - Это мы еще посмотрим, - по губам Рокотова скользнула коварная ухмылка, не предвещающая ничего хорошего.
        Всю дорогу Элла мучила Романа расспросами, на которые он стоически отвечал. Каждую мелочь припоминал, за что ему стоило целый памятник поставить. Самый лучший друг в ее жизни. Искренний, настоящий, терпеливый. А теперь и единственный. Такому можно простить даже дурацкого «Эльфеныша».
        Затем инициативу разговора перехватил Ромка:
        - Ты мне лучше скажи, как все прошло.
        - Как-как, - вздохнула Элла. - Много криков, оскорблений, свидетельств… В общем, если бы не твой приятель-адвокат, ничего бы не получилось.
        - Да уж, это не совсем профиль Кира, но он лучший, - согласился Роман. - Тем более, он понимает твои мотивы. Почему вернулись не вместе?
        - Он к жене улетел сразу, - улыбнулась Элла. - Я же себе такого позволить не могла, сам понимаешь.
        Роман лишь молча кивнул - понимал. Прекрасно понимал. Все, кроме того, как его маленький эльфеныш умудрился вляпаться в такую историю. За что ей это все?
        Вот и приехали. И спокойную, размеренную Элку как подменили. Быстрый шаг, едва не срывающийся на бег. Раздраженный взгляд в сторону тормозящего лифта. Но вот дверь и открыта. Практически сразу послышался топот маленький ножек и радостный вопль:
        - Ма! Плиехала!!!!!!! - и маленький растрепанный ураган радостно повис на безупречной Элле Кригер.
        Глава 3.1
        - Приехала, приехала, - рассмеялась Элла, прижимая ребенка к себе.
        - Я кучала, - зеленые глаза, так похожие на ее собственные на мгновенье стали грустными. - Ты бойше не уедешь?
        - Не уеду, - девушка опустилась на корточки и поправила спутавшиеся кудряшки дочери. - Никуда больше не уеду, Златка!
        - Уля! - радостный ребенок получил поцелуй в нос и тут же переключился на другое. - Ма, смотли, какую мне куклу Йома купил! - и она потащила Эллу в комнату.
        - Тетя Оля, здравствуйте, - мимоходом поздоровалась родительница с матерью Романа, которая и присматривала за маленьким цунами.
        - Здравствуй, Эллочка, - улыбнулась женщина. - Все в порядке? Злата, дай маме хоть разуться.
        - Сейчас! - заулыбалась девочка. - Я помогу, - и тонкие пальчики потянулись к застежкам на маминых туфлях. Элла закатила глаза, встретила смеющийся взгляд Ольги Евгеньевны, но промолчала - подавлять детскую инициативу было, по меньшей мере, непедагогично. Пришлось дождаться, когда мелкая справится с обувью, бурча себе что-то под нос.
        - Рассказывай, маленькая леди, как ты себя тут вела? - деловито поинтересовалась Элла.
        Впрочем, вопрос был глупый. И так понятно, как. Маленький генерал поставил на уши весь дом. Пленных не брал - все сразу поддавались ее обаянию.
        - Мы гувяви! Много-много! - зеленые глазки светились неподдельным восторгом. - Уф, усе, - выдохнула она. - Ма, идем! Смотли! - и она протянула Элле красивую куклу Белль из старого мультика.
        - Какая красота, - улыбнулась та и вполголоса пробормотала. - Ну, Верещагин!
        - А я что? - тут же сделал невинное лицо Ромка. - Принцессам надо играть с принцессами, правда, золотко?
        Злата лишь что-то согласно пискнула, соглашаясь с крестным. Но Элла была неумолимой:
        - А что здесь тогда делает железная дорога?
        - Это для меня, - гордо взял на себя ответственность Роман, надувшись, как павлин.
        - Дя! - важно поддержала своего заступника Златка, вскинув подбородок. - Ма, ты не селдишься?
        Элла только расхохоталась, настолько уморительным было зрелище. Спелись, заразы. Впрочем, неудивительно. Последние несколько месяцев Роман был главным заступником мелкой, всегда с ней играл и во всем поддерживал. Так почему бы и нет?
        - Не сержусь, - Элла схватила ребенка в охапку и начала щекотать под радостные визги. А сама поверх плеча дочери шепнула другу одними губами. - Спасибо.
        - А теперь шустро моем руки и идем кушать тортик! - скомандовал Ромка.
        - Уля!!! Тотик! - Злата вывернулась из рук матери и устремилась в ванную.
        - Сначала обед! - строго крикнула ей вслед Элла, но дочь это волновало мало.
        - Не стоило столько на игрушки тратиться, - упрекнула друга девушка.
        - Стоило, - Ромка был неумолим. - Она мне как племянница. Зарабатываю я достаточно. Мне несложно, Эльфеныш, честное слово.
        - Ты - чудо, - чмокнула его в щеку Элла. Он ей тоже был как брат. Неудивительно, они знакомы почти двадцать лет. Жили на одной площадке, сидели за одной партой. Такие разные, но все равно дружные. И только с ним она могла временами быть настоящей, без всех оков воспитания, которые вбивались в нее еще с пятилетнего возраста. Всегда быть вежливой.
        Элегантно одеваться. Всегда подбирать выражения. Быть леди - в этих двух словах содержался основной смысл ее воспитания. Мама учила ее всему, что знала сама. Вот только так и не смогла научить ее выживать в этом мире, где хорошие манеры не то, чтобы сошли на нет, но уже не являлись основной ценностью. Так и осталась она с малых лет идеальной. Безупречной. Замороженной. Именно последним эпитетом ее и называл бывший муж.
        Глава 3.2
        - Ма! Я помыва уки! - мелкая выбежала из ванной и обрызгала родительницу, выдирая ее из липких лапок прошлого. - Идем к тотику!
        - Идем, золотко, тортик нас явно заждался, - улыбнулась Элла.
        Тортик заждался так сильно, что кусок был прикончен неимоверно быстро. И Злата снова убеждала играть под присмотром Ольги Евгеньевны.
        - Эльфеныш, - Роман внимательно изучал подругу, которая задумчиво вертела нагретый фарфор в руках. - Скажи-ка мне, что ты будешь делать дальше. По- любому, уже думала. Или я тебя не знаю от слова совсем.
        - Конечно, думала, - Элла заправила за ухо локон, который специально был выпущен на свободу из идеальной прически. - Но пока не знаю. Честно.
        Сейчас она была без маски. Без неизменной улыбки. Усталый взгляд зеленых глаз, на дне которых затаилась печаль. Напряженное постукивание идеальными ноготками по столу. И полное непонимания того, куда ей двигаться дальше и что делать. Знала только, что нужно жить. Хотя бы ради дочери.
        - Ты же понимаешь, что искусствовед в декрете сейчас никому особо не нужен, хотя таких специалистов, как ты, днем с огнем не сыскать? - прямо спросил Роман, не желая увиливать и подводить подругу к этой истине постепенно. Леди Кригер лишь кивнула в ответ. Она думала об этом, и не единожды. В Москве или за рубежом у нее еще был шанс найти работу. В родном городе - вряд ли, каким бы миллионником он не был. Не в музей же идти работать! В принципе, можно, конечно. Вот только это опять будет до жути нестабильный график, а у нее Златка… Не может же она вечно оставлять ее на Ольгу Евгеньевну и Ромку.
        - У тебя есть варианты? - поинтересовалась она. Знала, что просто так он бы эту тему поднимать не стал. Раз начал говорить - значит, давным-давно уже все продумал.
        - Лилии Константиновне требуется личный помощник, - сообщил Роман. - С делами ты справишься, специального образования не требуется, мозги у тебя есть, а вкус идеальный.
        Он перечислил все эти качества обыденно, будто через запятую, не пытаясь польстить или убедить. Но невольный смешок, так не стыкующийся с безупречной Эллой Кригер, все равно сорвался с губ:
        - А твоя начальница об этом знает?
        - Знает, - не опустил глаз Роман. - И готова тебя взять, если вы поладите. Я с ней уже говорил. Плюс она прекрасно осознает, что у тебя ребенок и готова делать небольшие поблажки. Знает, что потом это вернется сполна.
        - Прямо сказку какую-то описываешь, - скупо улыбнулась девушка.
        - Все просто. У нас работают идейные. Хоть и получают за это неплохие бабки, - Роман смотрел с каким-то даже превосходством. - Или становятся идейными, начав работать у нас.
        Элла знала, он не врет. Слишком хорошо помнила, с какими горящими глазами друг возвращался с работы, когда только устроился на нее. И этот огонь в глазах, о чудо, до сих пор не погас. Но способна ли на такое воодушевление замороженная вобла вроде нее? Вызов в Ромкиных глазах не давал пойти на попятный.
        - Ну что ж… Давай попробуем.
        Глава 4.1
        К вечеру квартира опустела. Роман обнял на прощание Эллу и попросил ее хорошенько отдохнуть. Ольга Евгеньевна удалилась еще раньше. И девушка осталась в трехкомнатной квартире наедине с собственным ребенком, который порядком умаялся за день. А еще ни в какую не хотел отлипать от уезжавшей на пару дней матери. Впрочем, у Эллы были схожие чувства.
        Несколько часов она усердно потратила на то, чтобы искупать маленькую чумазую принцессу и уложить ее спать, рассказав на ночь очередную сказку. Злата так и уснула, одной ладошкой обнимая плюшевого медвежонка, а другой держа мать за руку. Осторожно высвободившись из хватки дочери, Элла подоткнула ей одеялко и направилась на кухню. Ей жизненно необходим был чай с мятой, чтобы привести эмоции в порядок и прочистить мозги. Ах да, усмехнулась она про себя, словно наяву услышав голос собственной бабушки, леди так не говорят. Вот только как бы она себя не вела, ее мысли крайне редко соответствовали тому, что пристало истинной леди.
        Первый же глоток мятного чая отозвался прохладой на языке. Итак, что у нее сейчас на руках? Жизненная необходимость найти работу, защитить себя и дочь. Конечно, квартира бабушки - то еще укрытие, ее здесь будет очень легко найти. Один лишь плюс - закон на ее стороне. Вот только бывшего мужа вряд ли его это остановит.
        Устроиться в дизайнерскую компанию Лилии Левицкой, конечно, выход. Пусть и временный, но она сейчас не в том положении, чтобы довольствоваться большим. Если, конечно, не собирается просить помощи у родителей, выслушивать их упреки и бесконечные разговоры о репутации.
        На самом деле, это было почти забавно. При всех великих возможностях, которыми обладали ее родственники, помощи она попросила именно у Романа Верещагина, ни секунды не сомневаясь, что он сделает все возможное и невозможное. Особенно невозможное.
        Говорят, друзья познаются в беде. Раньше она, Элла, об этом как-то даже не задумывалась. Просто всегда знала, что этот мальчишка ее защитит, придет на помощь, спасет. Впрочем, как и она сделает все, чтобы поддержать этого непохожего на остальных парня.
        Они оба были белыми воронами среди одноклассников, соседей. Это и заставляло их первое время держаться вместе. А потом… Потом все переросло в крепкую, искреннюю, настоящую дружбу, по которой последние три-четыре года Элла откровенно скучала.
        Глава 4.2
        Адриан, ее муж, никогда не понимал, что общего у нее может быть с этим… субъектом нетрадиционной ориентации. Почему она так упорно цепляется за эту дружбу, когда вокруг есть море куда более подходящих кандидатур - холеных, успешных девушек ее круга. Таких идеальных с фасада и таких же испорченных, пустых и равнодушных внутри. Иногда она, Элла, и сама себе казалось такой. Наверняка и тот парень в самолете посчитал ее такой же. Как там его, Матвей?
        Еще один глоток мятного чая, согревающего пальцы и охлаждающего душу. Этот парень чем-то напомнил ей мужа. Наверное, той же уверенностью, непрошибаемостью. Хотя надо отдать ему должное - он поддержал ее, когда ей стало страшно в самолете, подкатил очередной приступ дурноты. Адриан себя подобной ерундой не утруждал никогда.
        Приглушенный звонок телефона едва не заставил ее выронить чашку из рук. Но многолетняя привычка сдерживаться - не черта характера, именно привычка - заставили ее практически мгновенно обрести спокойствие. Хотя бы внешнее. Почти не дрожащей рукой она взяла смартфон в руки, нажатием кнопки убирая звук - еще не хватало, чтобы ребенок проснулся. И только потом прочитала имя звонившего. Ну кто бы сомневался! Он никогда не умел проигрывать!
        А она не умела показывать свои слабости. Ни перед кем. И не собиралась начинать.
        - Я слушаю, - спокойный, ровный голос, словно не было секундного замешательства. Словно не было застывшего в груди комка.
        - Здравствуй, душа моя, - обманчиво-мягкий голос обволакивал со всех сторон, словно закрывая со всех сторон толстенным коконом. Коконом ее собственных страхов. - Думаешь, выиграла?
        - Я думаю, что нам с тобой больше не о чем разговаривать, Адриан, - твердо проговорила Элла, скупо улыбаясь тому, что он не может видеть ее сжатые до побелевших костяшек пальцы. Не знает, как тяжело ей дается это равнодушное спокойствие.
        - У нас общая дочь, не забывай, - напомнил он, словно невзначай. Нет, это отнюдь не означало, что он беспокоится о благополучии Златки, нет. Не означает, что собирается принимать участие в ее воспитании. Просто почти тактичное указание на то, что у него все еще имеется возможность на нее влиять. Аргумент, ради которого она пойдет на все.
        - Суд принял решение оставить ее со мной, - ровным голосом сообщила Элла.
        - Я всегда могу подать апелляцию, - в голосе бывшего слышалась насмешка.
        - Не забывай, пожалуйста, что в случае чего мне тоже есть, чем апеллировать, - вежливо отбрила его леди Кригер. - Пока что это - гарант нашей со Златой безопасности, но в случае чего я буду готова обнародовать.
        - Стерва ты, Элла, - хмыкнул Адриан и бросил трубку. Несмотря на эту фразу, последнее слово все равно осталось за ней. Но надолго ли?
        Глава 5.1
        Утро началось с сакрального: «Ма, я плоснулась! Включи мультики!». А потом маленькое чудовище (то есть, конечно, принцесса) запрыгнуло на нее и начало трясти.
        - Ну ма-ам, - заканючила Златка.
        М-да, заведи ребенка и сэкономь на будильнике. Звучит прямо как акция в магазине техники. Но долго страдать на эту тему Элла не собиралась. Нужно было собраться самой, собрать Злату, отвести ее к тете Оле. Потому как сегодня ее ждало собеседование. На весьма туманную должность - то ли секретаря, то ли администратора, то ли помощницы. В общем, в показаниях Верещагин слегка путался, но Элла решила не заострять на этом внимания.
        Притянув к себе мелкую, Элла ее защекотала, а потом под веселый смех дочери предложила:
        - Ну что, наперегонки умываться?
        Конечно же, Златка выиграла. Забравшись на маленький стульчик, рыжее чудо под внимательным взглядом матери, которая расчесывала волосы, умыла личико и почистила зубы, попутно забрызгав пастой зеркало. Сама Элла умылась еще быстрее. Заплела дочери красивые косички и отправила на кухню, ждать завтрака. Пока мелкая носилась по кухне, чуть не сшибая все углы, красилась и следила за кашей.
        Потом начался новый этап - уговорить Златку слопать овсянку с фруктами. Бой шел с переменным успехом, в процессе появились и пострадавшие - мамин халат. Но в итоге ребенок был накормлен, отловлен для экипировки и спустя всего каких- то полчаса водворен в квартиру соседки.
        А сама Элла направилась на стоянку, от души радуясь, что машина отца осталась в городе и что она вписана в страховку. Поскольку на метро девушка ездила очень давно, мягко говоря. И страшно представить, во что может превратиться ее холеный вид после утренней давки.
        Нет, Элла Кригер не была помешана на собственной внешности. Просто знала, ее вид - визитная карточка. Не зря говорят, что встречают по одежке. А еще выдержке, умению говорить и подать себя. А ум… ум разглядывают далеко не сразу, и то не факт, что захотят. Многим проще ориентироваться через призму стереотипов. Вот только Лилия Левицкая - не многие.
        Глава 5.2
        Стоя в утренних пробках, Элла перебирала в памяти все, что знала о потенциальной начальнице. Сорок с небольшим лет, имеет взрослого сына (кажется, с ним вчера ее и познакомил Ромка), обладает безукоризненным вкусом, слегка эксцентрична. Фирмой владеет почти пятнадцать лет, на первых порах помог муж, Данил Левицкий. По ее стопам пошла и племянница Василина. А еще Верещагин обожает начальницу. М-да, не так уж и много. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Припарковавшись, Элла, стуча каблуками, направилась в сторону здания. Пропустили ее без проблем, а в коридоре еще и встретил шумный и любимый Верещагин:
        - Эльфеныш, привет! - радостно чмокнул ее в щеку друг. Элла поморщилась от этой фамильярности: меньше всего ей хотелось бы показывать, что она устраивается работать по протекции. Вот только когда такие мелочи интересовали Ромку? - Лили пока еще нет, так что идем пока ко мне в кабинет, я тебя с Линкой познакомлю. Уверен, вы друг другу понравитесь.
        По дороге Роман продолжал что-то тараторить, не позволяя Элле и слова вставить
        - прекрасно знал, что стоит дать ей говорить, как тут же схлопочет. А отчитывать его при посторонних подруга не будет. Да и вообще, столь наглые нарушения правил приличия позволялись лишь ему.
        - Ну вот, эльфеныш, - распахнув дверь, объявил Роман. - Мои владения.
        В ответ на его бахвальную фразу, сидящая за одним из столов шатенка рассмеялась и погрозила ему пальцем:
        - Ромич, солнце мое, я так понимаю, я тут так, в качестве ширмы сижу?
        Вот только Верещагина такая ерунда не смутила. Подмигнув девушке, он сообщил:
        - Линусик, ты моя муза!
        - Мне передать эти слова Кириллу? - полюбопытствовал ледяным тоном парень, сидящий возле стола Василины. Знакомый такой парень. Будь у Эллы покрепче нервы, она бы, наверное, приросла к полу. А тут… Легкий толчок от друга, и она прошествовала в сторону его стола. На стук каблуков обернулся и посетитель Лины.
        - Опять ты?! - то ли воскликнул, то ли процедил он. В общем, парень из самолета явно рад ее видеть. Безмерно.
        Глава 5.3
        Впрочем, это чувство взаимно. Элла с удовольствием предпочла бы забыть о человеке, который видел ее слабость. Но и спускать такой тон этому нахалу девушка тоже не собиралась. Будто она его преследует! Самодовольный уб…то есть дуб. Засохший такой.
        - Вынуждена сообщить, что преследование вашей сиятельной персоны в мои планы не входит, - сухо сообщила Элла, присаживаясь в удобное кресло возле стола Верещагина. Закинула ногу на ногу. Юбка синего платья-футляра тут же поползла на добрый десяток сантиметров вверх под внимательным взглядом этого… как его там? Максима? А, нет, Матвея. Но одергивать ее Элла не собиралась. Нельзя показывать, что он ее смущает. Да и зачем?
        - Ты Элла, да? - тут же улыбнулась Лина, вмешиваясь в назревающий конфликт. - Наслышана о тебе. Очень приятно познакомиться.
        - Взаимно, - вежливо улыбнулась Элла, краем глаза замечая, как на безупречный коричневый ботинок наступила ярко-алая туфелька. Не самый плохой способ заставить собеседника замолчать. Еще бы он работал!
        - А что же тогда входит в твои планы? - обманчиво-мягко поинтересовался Матвей. Его тон почему-то бесил. Как и он сам, впрочем. И что с ней творится? Она же давным-давно научилась справляться с такими ненужными эмоциями, как злость, гнев и прочее.
        - Не уверена, что мои планы - та тема, которая будет интересна малознакомому человеку, - с невозмутимой улыбкой ответила Элла, прекрасно зная, как порою спокойствие бесит откровенных колкостей. А витиеватые, длинные, вежливые фразы - куда более надежный способ победить соперника, чем неприкрытый сарказм.
        Но ответить ее сопернику не дали. Василина Лаврецкая, племянница хозяйки фирмы и жена того самого адвоката, который помог Элле отсудить Златку, решительно вмешалась в этот с виду благоприятный разговор.
        - Матвей, а ты что пришел?
        - Звучит как «чего приперся, сударь?» - заржал блондин. - Нет бы сказать, что соскучилась, рада меня видеть. Как-никак меня несколько месяцев не было. А мне вместо этого «что приперся?»
        - Извини, в этот раз Кирилл для тебя букетов не оставлял, - тут же влез в их разговор Верещагин, который просто не мог остаться в стороне. От его замечания Элла слегка вздернула брови, но вопросов задавать не стала. Ее это не касается. Как и не волнует, что недавний визави от невозмутимого замечания друга начал пыхтеть, словно электрический чайник, у которого сломалось автоматическое отключение и которого не выдернули из розетки.
        - Вот вечно ты всю малину испортишь, - как обиженный ребенок, заявил Матвей. В этот момент он немного напомнил Элле ее собственную дочь, в которую отчаянно пихали овсянку, и девушка невольно улыбнулась. Да, что-что, а портить ее друг умел виртуозно и умышленно. Не зря же до сих пор ее эльфенышем называет.
        Глава 5.4
        Телефонный звонок отвлек Верещагина от стеба ближнего своего. Переговорив, он посмотрел на подругу:
        - Ну что, идем? Лиля уже здесь.
        - Приятно было познакомиться, - улыбнулась Лина. Судя по всему, она прекрасно знала, за чем здесь Элла. А, может, она и предложила этот вариант? Кто знает. Но шатенка понравилась Элле гораздо больше ее белобрысого приятеля.
        - И мне тоже, - искренне ответила Элла.
        На этом она покинула кабинет относительной степени гостеприимности, оставив Лину разбираться с «сударем». А сама вслед за Верещагиным направилась в сторону святая святых - кабинета директора. По дороге друг не стал давать никакие советы о том, как стоит общаться с начальством. Куда больше его интересовало другое:
        - Лебедь ты моя эльфокрылая, - практически пропел Роман. - Скажи-ка мне, что вы с Мэтом не поделили? Отличный парень, между прочим.
        - Прекрасно, - спокойно откликнулась Элла. - Пусть и дальше будет отличным парнем. Где-нибудь подальше от меня.
        - Бука и бяка, - хохотнул Верещагин, на что получил очередное невозмутимое:
        - Тебе надо поменьше общаться с моей дочерью, а то вскоре переймешь ее лексикон, и будешь так деловые переговоры вести, - заметила девушка, проходя мимо него в распахнутую дверь. Лилия Константиновна приветливо кивнула при виде нее:
        - Добрый день! Проходи. Верещагин, а ты куда? Работы нет? - с насмешкой поинтересовалась она. - Иди отсюда, не съем я твою подругу, даже не понадкусываю.
        - Да нечего там есть, Лилия Константиновна, - весело откликнулся парень. - Одни мослы да яд. А мы вас ценим все-таки.
        - Верещагин! - практически в один голос воскликнули Элла и хозяйка кабинета.
        - Понял! - поднял руки в примиряющем жесте этот паяц. - Удаляюсь. Если что, зовите.
        Кому была сказана последняя фраза, непонятно. Ни Элла, ни Лилия Левицкая на помощь звать его не собирались. Да и зачем? Неужели два взрослых человека и без всяких добрых балбесов не обговорят детали?
        - Присаживайся, - указала на стул женщина. Элла присела на самый краешек стула с идеально выпрямленной спиной. Так ее учили. Так она привыкла.
        Глава 5.5
        И пока потенциальная начальница собиралась с мыслями, Элла ее изучала. Очень элегантная. Она, как человек, в которого эту черту вдалбливали с детских лет, не могла это не отметить. Каштановые вьющиеся волосы со слегка рыжеватым отливом собраны в элегантный пучок на затылке, лишь несколько прядей обрамляли лицо. Светло-голубой костюм, явно сшитый на заказ, подчеркивал синеву глаз. Успешная, уверенная в себе женщина. И только добрая улыбка, от которой лучиками разбежались морщинки у глаз, не вязалась с образом бизнес- леди.
        - Элла, я могу к тебе обращаться просто по имени? - уточнила Лилия Константиновна.
        - Да, конечно, - кивнула девушка, предполагая, что сейчас поднимется тема ее ситуации, и… Непонятно, что последует за этим «и». Все ли будет так просто, как утверждал Верещагин? Почему-то девушка почувствовала волнение. Впрочем, это было бы слишком легко. Когда в жизни так бывает?
        - Мне Роман сказал, что ты по образованию искусствовед, - подняла совсем другую тему женщина. - Ты работала по профессии?
        - Практически нет, - покачала головой Элла. - Хотя диплом у меня был с отличием, но я вышла замуж на последнем курсе университета, - что муж был против того, чтобы она работала, девушка озвучивать вслух не стала. Первое время она еще отстаивала свою независимость. А потом родилась Златка, и у Адриана появился весомый аргумент, чтобы она не работала.
        Лилия, словно экзаменуя, задала несколько вопросов по искусству. Элла отвечала, не задумываясь. Она любила историю, любила искусство, и, несмотря на вынужденный декрет, с удовольствием пополняла пробелы в собственных знаниях.
        - У меня к тебе такое предложение, - улыбнулась Левицкая, когда град вопросов закончился. - Мне нужна помощница. Общаться с клиентами, отвечать на звонки, назначать встречи. И, при необходимости, чтобы могла мне помочь в вопросах дизайна. Тебя устроит такой вариант? - и она назвала весьма немаленькую заработную плату. Ту, о которой в своих обстоятельствах Элла Кригер даже и мечтать не могла.
        - Да, конечно, - степенно кивнула Элла, стараясь не выдавать своих эмоций. - Только есть один момент…
        - Твоя дочь? - прозорливо уточнила Лилия Константиновна. - Я помогу тебе устроить ее в детский сад, - она достала мобильный, кому-то позвонила, переговорила, а затем протянула визитку Элле. - Скажи, что от меня. Если вдруг будут какие-то обстоятельства, можешь брать девочку на работу. Как ее зовут, кстати?
        - Злата, - Элла улыбнулась, вспомнив шебутную малышку.
        - Красивое имя, - мягко произнесла Левицкая. - Буду рада с ней познакомиться. Тогда сегодня займись делами, а завтра в девять жду тебя на рабочем месте.
        - Благодарю, - с достоинством, но искренне поблагодарила Элла. И только попрощавшись с начальницей и выйдя из кабинета она сообразила. Лилия Левицкая действительно была потрясающей женщиной - прозорливой и мудрой. Она обставила их встречу так, что это не выглядело подачкой по просьбе Верещагина. Нет, у Эллы создалось ощущение, что она по праву получила эту работу. Удивительно, не так ли?
        Глава 6.1
        - Мэт, ты ничего не хочешь мне сказать? - проникновенно поинтересовалась Василина Лаврецкая, когда за коллегой и его приятельницей закрылась дверь. Только после ее вопроса Матвей отвел взгляд от выхода из кабинета.
        - Хочу! - улыбнулся он. - Выйти на работу через четыре месяца после рождения детей - это безумие, Линка. Не понимаю, как Кирилл тебе это позволил.
        Василина снисходительно усмехнулась, показывая, что номер не прокатил. Она прекрасно заметила попытку сменить тему.
        - Мы достигли компромисса. Я появляюсь на работе максимум два дня в неделю. В идеале - один. Так что ты застал меня здесь практически случайно. Но ты ведь не об этом хотел поговорить? - вновь вернулась к разговору Лина.
        Матвей усмехнулся: да уж, она неисправима и до безумия упряма. Наверное, стоит даже порадоваться, что год назад Кирилл так активно взял малявку в оборот и не дал ему возможности увлечься ей по-настоящему. Хотя искушение было велико. Но Ярослав был прав - ни с кем Лине не будет так хорошо и комфортно, как с Киром. Только он сможет принять все выверты сумасшедшей девчонки.
        - Лина, я хочу найти «Соколиное око», - честно признался он. Ручка, которую девушка машинально вертела в руках, упала на стол. Голубые глаза были расширены от удивления. Но стоит отдать должное, в себя девушка пришла быстро.
        - Думаешь, это реально? Это уже давно стало красивой сказкой. Прошло сто лет, Матвей, - мягко произнесла она.
        - Я хочу раскрыть эту семейную тайну, - улыбнулся Рокотов. По-мальчишески, открыто, словно не он последние пять лет упорно занимался отцовским бизнесом.
        Найти легендарный алмаз, который некогда принадлежал его семье, было его детской мечтой. Впрочем, наверное, как и каждого отпрыска аристократического семейства Рокотовых. «Соколиное око» было подарено в начале девятнадцатого века императором, затем переходило из поколения в поколение на протяжении ста лет и было утеряно перед самой революцией. Когда-то отец Матвея Максимилиан Матвеевич собрал все возможные сведения о собственных аристократических корнях и в одном из писем была отсылка, где может быть спрятан камень. Вот только в период его молодости искать алмаз было весьма рискованно и практически невозможно.
        - Ты сумасшедший, - покачала головой Лина. Историю о семейном сокровище Рокотовых девушка знала с самого детства - их родители дружили и очень часто устраивали семейные посиделки. «Соколиное око» действительно было сказкой - сказкой, под которую младшее поколение нескольких аж четырех семейств засыпало. Когда они подросли, история была позабыта, ко год назад она снова всплыла. И вот теперь уже взрослый Матвей Рокотов заявил, что собирается найти сокровища.
        - Я всего лишь хочу, чтобы этот миф об этом камне не принес больше никому вреда, - уверенно возразил парень. - К тому же, Лина, это же будет настоящим приключением и чудом. Вот ты веришь в чудеса? Я уже не очень, а было бы неплохо, согласись?
        - Чудеса - это всегда хорошо, - примирительно согласилась Василина. - Но что ты хочешь в таком случае от матери двоих детей? Чтобы я тебе лопату подержала, пока ты будешь откапывать клад?
        Рокотов фыркнул - конечно, именно этого он и хотел от хрупкой голубоглазой девушки. Что еще может хотеть взрослый и сильный парень? Многого, конечно, правда, это многое, не учитывает наличие мужа. Так что надо довольствоваться малым.
        - Лина, ну ты же имеешь дело с предметами искусства. Может, поможешь мне со всем этим разобраться? С письмами и так далее? - умоляюще посмотрел он на подругу. Наверное, такой взгляд мог бы сработать с почти любой девушкой, но только не со старой подругой. Слишком хорошо она его знала.
        - Радость моя, - мягко проговорила она, а Рокотов тут же понял, что сейчас его будут мягко и очень элегантно посылать. Так вежливо, что мало кто переплюнет. - Я дизайнер, а не историк, не искусствовед, и… - тут Лаврецкая оборвала сама себя, глаза заблестели, словно в голову пришла какая-то идея, но девушка себя тут же одернула. - Хотя нет, это не сработает.
        - Что не сработает? - подался вперед Рокотов, словно стараясь отловить мысль подруг, и остановить ее. - Говори.
        Глава 6.2
        - А смысл говорить? - фыркнула Василина. - Нет, я, конечно, могу озвучить, что приятельница Ромки является искусствоведом. Но что от этого изменится, если вы друг друга на дух не перевариваете?
        - Какая еще приятельница? - не понял Матвей, а потом сообразил. Так рыжий эльфеныш - искусствовед? Эта вот леди совершенство? Нет, ей, в принципе, подходила эта профессия, но Линка права - уговорить ее будет практически нереально.
        - С которой ты сейчас в дебаты вступил. Кстати, откуда вы друг друга знаете? Она года четыре в другом городе жила? - задала вопрос, который ее интересовал еще с самого начала Василина. Слишком уж нетипичная реакция была и у дамского угодника Матвея, и ка самого очаровашку Мэта у Эллы. Похоже реагировали друг на друга она сама с мужем еще полтора года назад. Вот только о прошлом девушки Лина прекрасно знала, как и о недавнем разводе с мужем. Нет, эта белобрысая зараза, определенно, не могла тут никак отметиться. И все-таки?
        - А ты откуда знаешь? - тут же уцепился за последнюю фразу Матвей. Но, увидев грозные голубые глаза, добавил. - В самолете вместе летели.
        Лина прищурилась, окинула его оценивающим взглядом, затем, придя к каким-то выводам, расхохоталась:
        - Ты что, к ней клеился?
        - Я? Да вот! Больно еще надо! - возмутился Матвей, да так активно, что только подтвердил сделанные выводы. Бедненький! Обидели ребенка, отшили. И почему же только что разведенная женщина не стала с ним знакомиться? Ха! Да, похоже, идея сплавить друга за помощью к Элле просто гениальна.
        - Да, я так и поняла, - покорно кивнула Василина, вызывая у Мэта ощущение, что он является дебилом. - Так вот, других искусствоведов я не знаю. Если есть желание - приходи сюда завтра и уговаривай.
        - А почему сюда? - не понял Рокотов.
        - Потому что с завтрашнего дня она здесь работает. Она же на собеседование приходила, - пояснила Лина. - А если нет - беги, ищи, спотыкайся. Только работать не мешай, ладно? У меня и так рабочего времени мало.
        Сообразив, что его тактично выставляют вон из кабинета, Матвей попрощался с подругой и удалился. Информацию, которую Лина ему предоставила, нужно было обдумать. Только, в любом случае, даже если он и решит связаться с этой леди совершенство, то не раньше, чем убедится в ее компетенции.
        Глава 7.1
        Первый рабочий день проходил спокойно. Роман был прав - коллектив у них был дружный и приветливый, и, если учесть ее дружбу с одним из главных дизайнеров, приняли Эллу хорошо. Секретарша Лилии Константиновны Марина еще с утра притащила ей кружку с ароматным чаем и рассказала вкратце о сотрудниках. Племянницы Левицкой, Василины, сегодня не было. Верещагин сказал, что у девушки особый график, чаще всего она сейчас работает дома - все-таки наличие двойняшек сказывается. Элла понимающе кивнула - она и сейчас не была уверена, что со Златкой на руках получится работать, а тут малышей двое, и они гораздо младше.
        Вчерашний день Элла постаралась провести с максимальной пользой. Сходила в детский сад, уточнила, какие бумаги необходимо было предоставить. С понедельника Златку должны были принять. Пока что с ней обещала посидеть тетя Оля.
        А пока Элла изучала проекты, помогала Марине приводить в порядок документы. После обеда секретарша уже убежала по своим делам. А Элла изучала каталоги интернет-сайтов антикварных магазинов, приглядывая вещички, которые могли бы подойти к дизайнам, находящимся в работе. Знакомые стили, направления. Девушка, казалось, даже не читая описания могла определить, к какому периоду относится тот или иной раритет. Ну и стоили они, конечно, соответствующе.
        На фотографиях все выглядело таким глянцево-изящно-красивым. Но Элла знала, стоило взять, например, в руки вот тот глиняный кувшинчик, поднести ближе к глазам и можно увидеть тонкую сетку трещинок - время беспощадно к хрупким вещам. И это еще считалось, что предмет в идеальном состоянии.
        Элла любила старину. В ее прежнем доме подобных предметов интерьеров было немало - муж любил выставлять напоказ и утонченность вкуса, и собственное богатство, которое он, почему-то, называл элитарностью. Да, Адриан мог себе такое позволить, и Элла любовно подбирала раритеты для его кабинета и большой гостиной. В эти комнаты Злата не допускалась - не дай бог маленький ребенок что- нибудь разобьет. В этом вопросе муж был категоричен, и убедить его не получалось. Тогда это Эллу возмущало. Сейчас… Сейчас на его мнение было плевать. Сейчас она сама бы с удовольствием стукнула мужа старинным канделябром, несмотря на то, что это противоречило всем правилам этикета.
        Почувствовав боль в ладони, Элла сообразила, что слишком сильно сжала ручку. Плюс на коже остались бороздки от длинных ногтей. Ничего, со временем она научится с этим жить. Она сможет спокойно на все реагировать, и…
        - Привет! - в дверь постучались, а затем сразу, не дожидаясь ответа, на пороге возник ее недавний попутчик. - Можно к тебе?
        - Добрый день, - максимально вежливо и корректно поинтересовалась Элла. - Вы по какому вопросу?
        Глава 7.2
        Посетителю она, мягко говоря, не обрадовалась. Матвей и так, в принципе, на каком-то интуитивном уровне пробуждал в ней желание держаться подальше от него. А еще безумно раздражало, что этот парень каким-то образом вызывал ее на эмоции, заставлял их показывать. Последний раз Элла грешила этим еще в средней школе, потом мамино и бабушкино воспитание принесли свои плоды. Еще бы. Внучка дипломата и известной художницы просто не может себя вести неприлично! Она всегда должна быть совершенной во всем - от внешнего вида до манер. Это сейчас, в более взрослом возрасте, Элла понимала, что отняли детские радости и возможность искренне выражать эмоции. И когда родилась дочь, девушка пообещала себе, что никогда так не поступит со своим солнышком.
        Даже удивительно, что все эти воспоминания пронеслись в ней, пока Матвей изучающе оглядывал ее безупречную прическу и элегантное серое платье.
        - Давай на «ты»? - предложил парень, присаживаясь на стул напротив нее. - Мне и на работе официоза хватает.
        - Без официоза? - тонко улыбнулась Элла. Ну что ж, он сам попросил. - Тогда, будь любезен, закрой, пожалуйста, дверь с другой стороны. Мне работать надо. Насколько я знаю, ты в мои должностные обязанности не прописан.
        - Ого, леди показала зубки, - широко улыбнулся Матвей, сдерживая порыв ответить колкостью. Он был умным мужчиной и прекрасно понимал, что, если он хочет добиться успеха в своей идее, Эллу лучше не драконить. Поэтому он примиряюще поднял вверх ладонь. - Не злись, пожалуйста, я к тебе по делу. Говорят, что ты искусствовед?
        - По образованию - да, - ответила девушка, оставаясь в пределах приличия. При этом Матвей прямо кожей ощущал, насколько ему здесь не рады. Но он знал, женское любопытство - хороший инструмент манипулирования. Вот только Элла Кригер его ожидания обманула - она не задала ни единого вопроса, даже бровью не повела, показывая, что ее заинтриговал его интерес. Полное равнодушие. И это невольно раздражало.
        Прошло секунд тридцать. Вопрос так и не последовал. До Рокотова дошло, что он может так хоть до конца рабочего дня просидеть в тишине, если не возьмет разговор в свои руки.
        - У меня есть к тебе просьба, - произнес он. Элла на мгновенье оторвалась от компьютера и бросила на него быстрый взгляд, в котором все также отсутствовали эмоции. - И касается она твоей профессии.
        Глава 7.3
        Девушке все-таки пришлось прекратить это бесполезное занятие - игнорирование блондинистой заразы. Парень был упертым и так просто явно сдаваться не собирался. Чем раньше она его выслушает, тем быстрее он прекратить раздражать ее своим присутствием.
        - Какая? - устало поинтересовалась Элла, сознавая, что он все-таки победил. Это было обидно, но не смертельно. В конце концов, насколько она понимала, Матвей - близкий друг сына ее начальницы. Нарываться особо не стоит, мало ли что? Она не в том положении сейчас, чтобы показывать свой характер.
        - Я бы хотел попросить тебя оценить одну вещь, - Рокотов положил на стол пакет и достал оттуда коробку. В нее заботливо была упакована небольшого размера ваза с восточным орнаментом. Яркие, сочные краски радовали глаз.
        - Тебя интересует, настоящая она или кет? - поинтересовалась Элла, осторожно беря вещицу в руки.
        - Мне сказали, что это середина девятнадцатого века, - уверенно солгал Матвей. Ему было интересно, сможет ли девушка распознать подвох.
        Элла осмотрела вазу со всех сторон, даже достала лупу, внимательно изучая орнамент. Затем уверенно заявила:
        - Мейсенский фарфор. Подлинный, - осторожно провела пальцем по логотипу со скрещенными кобальтово-синими мечами. - И настолько же современный, насколько и подлинный.
        - Ты уверена? - усомнился Матвей, почему-то ловя себя на том, что не сводит глаз с тонких пальчиков девушки, словно ласкающих фарфор. Изящные, длинные, унизанные элегантными кольцами, они, казалось, были созданы для того, чтобы играть музыку. - Когда я покупал, утверждали, что это восемнадцатый век, - вновь повторил он.
        Его упертость вызвала лишь недовольное поджатие губ, но и только. Голос Эллы прозвучал ровно:
        - Вынуждена сообщить, что тебя обманули. Но если сомневаешься в моей компетенции, можешь обратиться к любому другому искусствоведу, - и очередная вежливая улыбка, которая уже действовала на Рокотова как красная тряпка на быка. Во всяком случае, ничем иным он не мог объяснить свою следующую неосторожную фразу:
        - Да нет, теперь-то я как раз в твоей компетенции не сомневаюсь. Ты прошла проверку, - и Матвей, чувствуя себя хозяином положения, закинул ногу на ногу и довольно усмехнулся. А вот это он зря. Зеленые глаза собеседницы опасно прищурились:
        - Будь любезен, уточни, пожалуйста, о какой проверке идет речь?
        Не будь Матвей так сосредоточен на подавлении собственных эмоций, он бы, наверное, был куда как деликатнее. Но вкрадчивые нотки его не насторожили, Рокотов просто бухнул с места в карьер:
        - Ваза - это была проверка. Мне нужно было убедиться, что ты действительно хороший специалист. Поэтому я и подсунул тебе и не совсем подлинник, и не фальшивку. У меня очень важное дело, которое я не могу доверить непонятно кому. На кону стоит честь и документы моей семьи.
        Глава 7.4
        А вот это уже была ничем не прикрытая наглость. Мало того, что он приперся к ней со своей просьбой, на которую она, мягко говоря, не напрашивалась, так еще вздумал ее проверять, намеренно надеясь поймать на некомпетентности! Это было почти обидно и откровенно злило. Вот он серьезно считает, что с таким подходом она действительно будет ему помогать? После откровенного обмана с его стороны? И ведь не постеснялся признаться! С его стороны это было, мягко говоря, неэтично.
        - Убедился? - ласково улыбнулась Элла, ничем не показывая своего гнева. А зачем? Вопить, топать ногами и оскорблять - это совсем не ее тактика. Когда ты говоришь тихо, шансов, что к тебе прислушаются, гораздо больше.
        - Да, ты молодец, - похвалил ее Матвей. Почему-то Элла сразу вспомнила стикеры, которые так любил Верещагин. Был там один белый щенок, который радостно скалился под гладящей его рукой. Видимо, она тоже должна также отреагировать на столь высокую похвалу от нежданного посетителя?
        - Благодарю, - церемонно кивнула Элла и добавила. - Раз мы выяснили этот вопрос, думаю, мне самое время вернуться к работе.
        - Погоди, а как же мой вопрос? - растерялся Рокотов, не ожидая такой смены темы.
        - Меня он не интересует, - вежливо отозвалась леди Кригер. - Думаю, стоит поискать помощь в другом месте. Как раз найдешь компетентных специалистов. И проверить их сможешь, благо, есть чем.
        В ее голосе слышалась явственная точка в их разговоре. Но плохим бы бизнесменом был Матвей Рокотов, если бы так просто смирился с отказом. Парень вновь попытался выехать на совей харизме.
        - Элла, послушай, - проникновенно проговорил он, глядя на девушку бархатистыми карими глазами. - Я вовсе не хотел тебя обидеть. Просто иногда лучше один раз самому убедиться, чем сто раз услышать. Прости меня, пожалуйста, - попросил он, добавив в голос нотку раскаяния. Обычно этого хватало, чтобы ему простили если не все, то многое. Бывшие пассии тут же забывали о случайно брошенных на других девушек взглядах. Родители смеялись и как-то незаметно забывали о его прегрешениях. Ей перед этим не устоять, определенно.
        - Я не обиделась, - равнодушно откликнулась Элла. - Просто мне нужно работать, а ты мне мешаешь. И мне некогда заниматься твоими просьбами.
        - Но я заплачу! - предпринял еще одну попытку договориться Матвей. А вот это он зря! За последнее время этот аргумент вызывал у Эллы аллергию. Почему люди считают, что все, абсолютно все, можно решить деньгами? Заплатил - и все, мир вертится вокруг тебя, исполняет любые капризы и прихоти? Вот не зря Матвей напоминал девушке бывшего мужа. Адриан тоже такой. И деньги ставит превыше всего.
        - Я не продаюсь, - резко ответила Элла и тут, словно вспомнив, что говорит не с мужем, добавила, - Матвей.
        Его имя ощущалось на языке непривычно, казалось чужим, даже слегка отталкивающим. Но ей и незачем к нему привыкать, не так ли?
        - Я не это… - попытался тут ж оправдаться Рокотов, но девушка снова улыбнулась этой самой ничего не значащей улыбкой.
        - Будь любезен, оставь меня наедине с моими должностными обязанностями.
        Ее просьба в этот раз была услышана. Матвей решил не спорить, понимая, что ничего этим не добьется, сложил вазу в коробку и вышел. Но от идеи подключить Эллу к поискам не отказался. Уговорить ее теперь было делом принципа!
        Глава 8.1
        - Злата, не надо кормить куклу кашей, она не голодная, - приструнила малышку Элла, наблюдая, как та подсовывает игрушке собственную ложку с кашей.
        - Ну ма-а-ам! - проканючило рыжее солнышко. - Я больше не хочу! Можно мне зефилку?
        - Еще две ложки, потом зефир, - поставила условие мать, и Златка, тяжело вздохнув, с трагическим выражением лица, проглотила еще две ложки и, схватив зефирку, убежала в зал. Оставалось еще минут пять спокойствия прежде, чем ребенок начнет активно себя развлекать. Стоило девочке покинуть кухню, как Верещагин переключил свое внимание на Эллу.
        - Повтори-ка еще раз, - попросил он. - Мне кажется, я как-то неправильно тебя понял. Я, наверное, ослышался, не иначе.
        - Не паясничай, - устало попросила Элла. Сейчас, после рабочего дня, силы словно оставили ее. Слишком долго она не работала.
        - Дубль два. Матвей Рокотов предложил тебе работу, а ты отказалась? Ты у меня совсем дурочка или как? - возмутился Роман. - Или тебе сейчас деньги не нужны совсем? Радость моя, ты же не от хорошей жизни к нам сейчас работать пошла.
        - Разве? - усмехнулась Элла. - По-моему, как раз-так от хорошей. От чересчур хорошей.
        Верещагин поморщился: он как никто другой прекрасно знал, чем обернулся ее брак. Чем она пожертвовала, что потеряла. И кто с ней остался после всего произошедшего. Правда, последних практически не было. Впрочем, и от самой Эллы до замужества тоже вряд ли что осталось. Она и так не была экстравертом, а сейчас вообще предпочитала избегать людей. А уж доверять им…
        - Знаешь, эльфеныш, ты упустила один принципиальный момент, когда отказывалась, - задумчиво проговорил Роман. - А его стоило принять во внимание хотя бы чисто с практической точки зрения. Нет, я сейчас даже не о деньгах. Но у Матвея есть то, в чем он может неплохо так побороться с твоим козлом. Тот, я уверен, не успокоится.
        - И что же это? - полюбопытствовала Элла, обхватывая себя за плечи. О том, что Адриан ей позавчера звонила, она предпочла пока не рассказывать другу. Он и так за нее переживает, многое для нее сделал, договорился с адвокатом, помог найти работу. По-хорошему, к Ромке стоило прислушаться, но этот Рокотов… Один бог только знает, как он ее бесит!
        - Связи, милая моя, - слегка снисходительно сообщил друг. - У Матвея есть связи. Его отец в бизнесе лет двадцать, сам Матвей еще с университета ему помогал, сейчас возглавляет и контролирует несколько филиалов. Это не золотой мальчик, который ведет как быдло. Более того, Рокотовы - потомственные аристократы. Не те, которые купили себе титул. Их род ведет свое начало еще со времен Алексея Тишайшего. Неслабо, солнце?
        - Красиво заливаешь, Верещагин, - рассмеялась подруга детства. - Очень красиво. Скажи-ка мне, дорогой мой, в честь чего это у нас вдруг такая пиар-компания?
        - Показываю тебе все возможности, которые открыло бы для тебя это сотрудничество, - ни капли не смутился Роман. Он знал, что их дружба выдержала многое, и что ему прощалось то, что никогда не простят другим.
        - А толку-то? - приподняла брови Элла. - Я же уже отказалась от столь выгодного, с твоей точки зрения, сотрудничества.
        Только очень внимательный человек мог различить в ее голосе саркастические нотки. Роман таким был. Более того, он прекрасно знал, сколько может быть иронии в этой с первого взгляда милой и чересчур воспитанной девушке.
        - Ну… Девушка всегда вправе передумать, - подмигнул ей Роман. Он-то прекрасно заметил, как приятельница реагирует на Рокотова. Так что почему бы и не помочь? Матвей, в случае чего, точно мог бы дать ей защиту.
        - Предлагаешь побегать за ним с криками: «Бери меня, я на все согласная?» - уже откровенно насмехалась над другом Элла.
        - Хммм… - Верещагин внимательно оглядел соседку с ног до головы, после чего задумчиво пробормотал. - Нет, боюсь, эту фразу он точно не так поймет. Да и не в твоем это стиле. Плюс это сколько тебе надо будет налакаться… Ты столько не выпьешь. Ай! - потер он пострадавший лоб, по которому Элла, недолго церемонясь, заехала ложкой. - Плохому тебя Златка учит, плохому. Где это видано, чтобы мать с дочки пример брала?
        - Рома, я тебя как человек, уставший после долгого рабочего дня, искренне прошу - замолчи, - зевнув, попросила Элла. А ведь еще только восемь. И столько всего предстоит сделать, прежде, чем маленький энерджайзер соизволит выслушать сказку на ночь и лечь спать. - Балаболка - она и в Африке балаболка.
        - Ничего, я болтаю за нас двоих, - хмыкнул Верещагин. - Из нас с тобой идеальный тандем. Ну а если серьезно, я тебя очень прошу. Если он еще раз к тебе с этим вопросом сунется, не посылай его сразу.
        - О чем ты? - широко раскрыла зеленые глаза Элла. - Я в жизни никогда никого не посылала. Приличная девушка просто не должна знать таких слов!
        - Ага, приличная девушка и посылать должна уметь прилично, - заржал Роман. - И этим искусством ты овладела виртуозно, я в курсе. Просто не спеши с выводами. Подумай о том, что он может помочь. А тебе эта помощь в любой момент может понадобиться.
        Элла в задумчивости помешала ложкой в чае уже растворившийся сахар. В чем-то он, может, и прав. Она не в том сейчас положении, чтобы выбирать и привередничать. И думать в первую очередь надо о Златке, а не о своих амбициях. Тем более, что и Адриан не дремлет…
        Размышления прервал звонок в дверь. Собиравшуюся подняться Эллу остановил Верещагин.
        - Я открою, - заявил он, гордо выпятив грудь, словно ему предстояло защитить ее как минимум от бандитов. Элла не возражала, вновь присев на стул и не видящим взглядом уставившись в собственный чай. Из задумчивости ее вывел задорный голос дочери:
        - Ой, дядя, пливет! А ты кто? Ты со мной поиглаешь?
        Глава 8.2
        Этот невинный вопрос заставил Эллу побледнеть и вскочить на ноги. Мало ли кого там принесло? А Ромка… Каким хорошим другом он бы не был, боец из него никакой. А сейчас может случиться всякое, и… Додумать Элла не успела. Ноги сами ее понесли в сторону входной двери. Вот только дойти до коридора не успела. Знакомый голос заставил ее замереть:
        - Привет, малышка. Меня зовут Матвей. А тебя, принцесса?
        - Я леди, - важно поправила его девочка. - Меня зовут Злата. Ты плишел со мной поиглать?
        Последний шаг до коридора Элла преодолела с трудом - она не была готова к той картине, которая ей предстанет. Матвей Рокотов, этой самый чванливый аристократ и хам, присел на корточках перед ее дочерью с каким-то удивленно-растерянным видом, словно не был готов к такому повороту событий. А, может, и правду, не готов был? Откуда ему знать, что у Эллы есть дочь?
        - Эммм…Ну… - явно растерялся нежданный гость, а малышка уже обратила внимание на другое:
        - Ой, какая класота… Это мне? - и захлопала своими невинными зелеными глазками. Перед таким взглядом еще ни один мужчина от трех лет устоять не смог. Матвей не стал исключением, и миленький букет из лилий, гортензий и роз тут же перекочевал к Златке.
        - Мама! - обернулось к ней солнышко. - Смотли, какую плелесть мну подарили! Надо ее поставить в воду, чтобы цветочки жили! Идем! - подергала она мать за руку, но девушка уже очнулась от первого шока.
        - Солнышко, тебе дядя Рома поможет, - погладила мелкую по голове она. - Я пока с дядей побеседую.
        - Холосо, - разрешила малышка. - Ты только его не обижай! Он мой!
        - Идем, моя повелительница! - подмигнул ребенку Роман. - Не переживай, твоя мама будет хорошей девочкой, - с намеком покосился он в сторону Эллы, напоминая про недавний разговор. Девушка тут же поморщилась, заподозрив, что ее закадычный друг не так уж случайно поднял эту тему. Еще меньше она верила в такое же «нечаянное» совпадение, как появление Матвея на пороге ее дома. Вот только про дочь потомственного аристократа явно забыли предупредить - настолько показательно растерянным было его лицо. К тому же, учитывая веник в его руках, он бы притащил игрушку, если бы знал про ребенка.
        - Проходи, - бросила Элла через плечо. - Чай, кофе будешь?
        Ну не разговаривать же с ним на пороге! В конце концов, ее не так воспитывали. Да и в чем-то Верещагин прав: культурно посылать лучше в культурной обстановке. Ну или хотя бы выслушать стоит. Кто знает, может, Рокотов все-таки сделал выводы из их знаменательной встречи?
        - Если можно, кофе, - попросил Матвей, присаживаясь на стул и оглядывая кухню. - Черный, с тремя ложками сахара.
        - Хорошо, - то ли ему, то ли каким-то своим мыслям кивнула Элла и засыпала в кофеварку молотый кофе. Больше ничего не произнесла. Просто не знала, что. Способностью болтать без умолку всякие глупости она никогда не обладала, а профи в этом деле сейчас был занят ее дочерью. Видимо, это молчание тяготило не только Эллу.
        - Не знал, что у тебя есть дочь, - заметил Матвей, невольно ловя себя на том, что следит за перемещениями девушки по кухне. Здесь она была какая-то другая, более домашняя, что ли? Хотя и в домашнем костюмчике она казалось безумно элегантной. Рыжие волосы с кажущейся небрежностью были подколоты на затылке, но Рокотов готов был поклясться - ни одна прядка не выбилась без разрешения этой «леди совершенство». Да и шелковый костюм как-то особо вязался с домашней одеждой.
        - Было бы странно, если бы знал, - пожала плечами девушка. - Мы все-таки чужие люди.
        Мда, похоже, домашняя обстановка на характер Эллы не сильно влияла. И откуда только этот кактус свалился на его голову? На первый взгляд красивая, милая, а чуть дотронешься - капец, вот-вот кровь закапает.
        - Ты была права, - неожиданно выдал Матвей. - Моя проверка по отношению к тебе была некрасивой. Во всяком случае, скрытая, да еще и с такой подставой
        - Я такого не говорила, - Элла в задумчивости покрутила в руках чашку чая. Интересно, его Роман проинструктировал или у самого мозг проснулся? Хотя сомнительно.
        - Но подумала, - улыбнулся Матвей. Похоже, в этот раз просто так, без цели чего-то добиться или очаровать. Возможно, его даже чем-то забавляло ее поведение.
        - Позволь мои мысли все-таки оставить при себе, - вежливо попросила Элла, подходя к столу и наливая ему кофе. Совершенно машинально положила сахар, перенесла на стол, пододвинула ближе к гостю пирожные. - Угощайся.
        - Они точно не отравлены? - поинтересовался Матвей. Вот только хитринка в его глазах явственно намекала, что аристократ пытается шутить с ее показательно- приличной персоной. Забавно.
        - Я тебя не ждала, - лишь слегка повела плечиком Элла. - Так зачем ты пришел?
        - Скажем так, - Матвей сделал глоток обжигающего кофе. - После того, как ты меня выставила, я подумал и понял, что был не прав. Более того, понял, в чем был не прав.
        - И в чем же? - брови девушки изумленно поползли вверх - такого предисловия она не ожидала. Даже не так: она всякое могла предполагать, в том числе и очередную попытку ее купить. Но не этого. Хотя, возможно, хитрый лист просто сменил тактику?
        - Мне стоило открыть карты с самого начала. Ты никогда не станешь работать вслепую, - решительно произнес Рокотов.
        У Эллы, взявшей в руку собственную кружку, невольно дрогнула рука. Он был прав. Она не то что работать, она больше ничего никогда не будет делать вслепую. Теперь она прекрасно знала, чем может обернуться доверие.
        Глава 8.3
        - Решил снизойти до объяснений? - уточнила она. Нет, девушка вовсе не собиралась его злить в очередной раз. Но разве этому парню много надо? Почему- то их встречи все время оборачиваются какой-то взрывоопасной смесью, от которой потом трясет обоих. Но в этот раз Рокотов проявлял удивительное терпение.
        - Я тебе сейчас все расскажу в общих чертах, - пропустил ее колкость мимо ушей Матвей. - Думаю, тебе можно доверять. Если тебя заинтересует мое предложение, тогда приступим к деталям.
        - А ты уверен, что я хочу тебя слушать? - равнодушно откликнулась леди Кригер.
        - А что, я ошибся, и тебя как искусствоведа не заинтересует возможность участвовать в поисках уникальной вещи? - подбросил новую наживку Рокотов. С их дневной встречи он явно поумнел. Либо остыл, узнал про нее больше информации и подготовился к разговору в большей степени. Понял, наверное, что она, как теленок, не пойдет за ним на привязи с закрытыми глазами. Интересно, кто ему раньше попадался, что вот так вот слепо шли у него на поводу? Хотя нет. Ей, Элле Кригер, это совершенно неинтересно!
        - Любопытное предложение, - без особо энтузиазма откликнулась девушка. - И что же это за вещь?
        - Алмаз «Соколиное око». Слышала когда-нибудь о нем? - уже без всяких экивоков ответил Матвей. Элла нахмурила лоб, пытаясь сообразить. Но сколько ни пыталась, не могла вспомнить никакой информации о предмете искусства со столь необычным названием.
        - Он был утерян более ста лет назад, - пояснил Матвей. - До революции принадлежал моей семье.
        - Найти то, что было утеряно во время революции, - Элла слегка выдержала паузу.
        - Ты же понимаешь, что это практически невозможно? В то время драгоценности продавали за копейки, да что там, за еду? И что же, ты хочешь зайти того, кому твои предки умудрились по дешевке продать их раритет? Полагаю, он в какой- нибудь частной коллекции осел, если по официальным каналам ты ничего не смог найти.
        - Возможно, - пожал плечами Рокотов. - Только брат моего прадеда утверждал, что он его спрятал. Там довольно запутанная история сто лет назад произошла. Если согласишься помочь, расскажу. Заодно и письма покажу.
        - У тебя и письма есть? - сейчас Элла не смогла скрыть своего удивления. Письма столетней давности! Боже, это же настоящий раритет, как ни крути. Если они еще и в хорошем состоянии… Во время революции, как она уже озвучила, ценности буквально отдавали за еду. Если, конечно, удавалось их спрятать и их не отбирали. Что уж тут о письмах говорить! О бумагах в те времена вообще думали в последнюю очередь!
        - Скажем так, - улыбнулся Матвей. - У всей моей семьи трепетное отношение к нашему прошлому.
        - Как же вы тогда алмаз свой потеряли? Кстати, а почему алмаз? - насторожилась Элла. - Алмазами называют необработанные камни, а ваше «Соколиное око», насколько я понимаю, огранено?
        - В семейных хрониках значится как алмаз, - пояснить Рокотов. - Не знаю, с чем это может быть связано. А потеряли… Там довольно любопытная история. Так ты согласна помочь?
        Девушка молчала, но он видел - она уже на крючке. Она попалась еще с первого вопроса, который ему задала. Ей стало интересно. Он знал такую породу людей - если они займутся любимым делом, их потом за уши не оттащишь. Да что там, он сам таким был.
        - Господи, да хватит уже ломаться, согласна она, - вмешался в их разговор Верещагин, который, судя по всему, уже давно грел уши в коридоре. - Будет дурой, если не согласится, а эльфеныш у меня умная.
        Элла сделала глубокий вдох. Как иногда все-таки сложно держать себя в руках! Особенно когда хочется сжать в далеко не любовных объятиях шею одной вредины, которая, кажется, напрочь забыла о личном пространстве и границах. Но нет, она все-таки его любит. Да и зачем срываться при свидетелях? Хотя если очень хочется, то немного можно же? Нервы иногда начинают сдавать.
        - Слушай, - практически прошипела она, - чудовище для куклы Бель… Ты вроде со Златкой сидишь! Вот и иди сиди!
        - Ма-ам, так мы тут иглаем, - наивно влез ее ребятенок. - В шпионов! Ма, а кто это такие? Дядя Йома почему-то не отвечает и велит сидеть тихо.
        Дурдом! Господи, в каком дурдоме она живет! И еще не факт, что санитаром, а не пациентом. Кто знает, возможно, самый адекватный был человек здесь вот это вот рыжее чудо с кудряшками?
        Элла вздохнула и мысленно досчитала до десяти. После чего строго посмотрела на Верещагина:
        - Господин шпион, убедительно прошу вас удалиться в зал, - суровым тоном проговорила хозяйка квартиры. - И стажера своего заберите, - кивнула она на раздухарившуюся от важности дочь. - Мне необходимо обсудить ряд вопросов с твоим сообщником.
        - А что сразу сообщником? - возмутился Рокотов. - Я тут ни при чем.
        - Да, я так и поняла, что мой адрес на каждом столбе развешан, - кивнула Элла и сердито посмотрела в сторону друга. Тот, сообразив, что безопаснее будет послушаться разгневанную девушку, поспешил удалиться. Рыжеволосая фурия перевела взгляд на Матвея.
        - Мы с ним ни о чем не договаривались, - примирительно поднял вверх ладони он. - Но если он на моей стороне, может, все-таки, стоит прислушаться и согласиться мне помочь?
        Его слова заставили леди Кригер обреченно поинтересоваться:
        - Ты не отстанешь?
        - Если ты не согласишься мне помочь сейчас, я придумаю еще аргументы, к которым ты прислушаешься, - пригрозил Рокотов, подтверждая ее опасения.
        Элла не хотела ввязываться в эту историю. Не тогда, когда ее спокойная жизнь висела буквально на волоске. Но разве кто-нибудь дал ей выбор?
        Глава 9.1
        Второй рабочий день стал практически близнецом первого. Разве что с одним отличием - в этот раз Матвей Рокотов на ее рабочее место не приходил и на нервы не действовал. Вот только все еще было впереди.
        Она все-таки согласилась на его предложение. Не потому что ей нужны были его деньги и связи. Не потому что ей было интересно. Просто поняла, что ни Ромка, и Матвей от нее не отстанут, пока она не возьмется за поиски этого дурацкого алмаза, пропавшего сто лет назад. Конечно, каждый из них преследовал собственные цели, вот только следствие у них было одно. Гордая Элла Кригер, доведенная до нервного тика, просто сдалась под напором двух аферистов.
        Так что встреча с Матвеем предстояла после работы. Вчера, в присутствии Верещагина и дочери, просто не было возможности все подробно обсудить, выяснить историю «Соколиного ока», чтобы хотя бы было, за что зацепиться. Ведь в истории даже малейший факт может помочь. Пусть даже сама Элла и не особо верит в успех этого предприятия.
        Сколько таких вот сокровищ канула в бездну во время революции? Потом всплывали. Чаще всего далеко, в музеях на Западе. В лучшем случае. В худшем наоборот оставались где-нибудь на дне болота или озера. Как, например, считаются утонувшими сокровище полячки Марины Мнишек, которая спешно покидала Русь после свержения Лжедмитрия. По преданию ее сундуки были полны золота, вот только оно было утеряно.
        А мешки золота, которые в девятнадцатом веке Россия выручила за продажу Аляски? Если Элла правильно помнила истории (а в себе она была уверена процентов на восемьдесят), то до места назначения оплата не дошла - сто девятнадцать миллионов золотом затонули вместе с кораблем, который перевозил плату. И еще большой вопрос, кому же фактически сейчас должна принадлежать Аляска.
        Так что на дне океанов, рек и болот сокровища оказывались нередко. И кто знает, может сейчас это легендарное «Соколиное око» тоже покоится в иле какой-нибудь реки?
        Для начала вообще было неплохо бы понять, что это такое и как об него зубы ломать. Как вообще алмаз появился в семье Рокотовых? Как пропал? Если никаких ниточек нет, то и потянуть не за что, и все изыскания Матвея - просто придурь золотой молодежи. Но кто знает? Блондин говорил что-то про письма…
        Поймав себя на мысли, что невольно думает о сокровищах Рокотовых, Элла невольно поморщилась. Что ей, своих проблем мало? Вот когда встретится с Матвеем, тогда и будет думать. А пока надо реально смотреть на вещи. Мечта найти клад должна оставаться далеко в детстве. Сейчас куда важнее защитить дочь. И в тут-то как раз ей аристократический кладоискатель, наверное, и сможет помочь. Правда, прибегать к его помощи не хотелось совершенно. Но пусть уж будет. На крайний случай. Ромка прав. Это не так личность, с которой стоит ссориться.
        На этой мысли Элла решительно открыла органайзер и стала составлять расписание встреч для Лилии Константиновны. Мариночка не зря вчера столько времени посвятила ей - сегодня девушка ушла в учебный отпуск на неделю - у заочников как раз настал период пар. Теперь половина ее обязанностей была на Элле, и девушка сильно подозревала, что своим уходом секретарша весьма облегчила руководству задачу по придумыванию работы.
        Время до окончания рабочего дня промчалось практически незаметно. Разве что украдкой заглядывающий в приемную Верещагин сбивал с рабочего ритма. Но друг сегодня надолго не задерживался - понимал, что вчерашние шпионские игры, да еще в которые он втянул Златку, могут затянуться. Но посидеть с ее дочкой честно пообещал. Во избежание, так сказать.
        Итак, теперь ей предстояло поехать в святую святых - квартиру Матвея Рокотова. Она бы, конечно, предпочла без этого обойтись, вот только вряд ли стоит таскать раритеты туда-сюда. А в ее квартире поработать при Златке явно не удастся. Так что чем-то приходится жертвовать. Зато из жилища Матвей можно уйти в любой момент, а вот из своей квартиры аристократа пришлось бы тонко выпинывать. Так тонко, что быстрее она сама себя до нервного тика доведет.
        Попрощавшись с коллегами, Элла вышла на стоянку. Жил Рокотов в элитном районе с лощеными многоэтажками, которые, из окон которых, казалось можно любовались городом с высоты птичьего полета. Квартиры там, Ромка говорил, огромные, многокомнатные. В общем, золотое жилье для золотого мальчика.
        Во двор машину Эллы охрана пропустила без проблем - видимо, хозяин заведомо предупредил, что у него будут гости. Но стоило припарковаться и выйти из автомобиля, как девушке показалось, что она оказалась за городом - там много здесь было деревьев. А еще шикарнейшая детская площадка, на которой резвились малыши. Машин было мало, должно быть, где-то в доме есть подземный гараж.
        Лестничная площадка была такая просторная, что в ней, кажется, могла уместиться еще одна комната. Хозяин встречал ее у лифта.
        - Кофе будешь? - поинтересовался он, пропуская девушку в квартиру и помогая снять плащ. Все-таки манерами парень обделен не был. Да еще какими! Аристократическое воспитание не пропьешь!
        - Лучше чаю, - попросила Элла. - Заодно и расскажешь историю камня.
        - Злая ты, - притворно надулся Матвей. - Сразу к делу. Нет бы, о чем-нибудь хорошем поболтать.
        - О погоде, например? - ехидно поинтересовалась леди Кригер, проходя в его кабинет. Господи, сколько здесь было книг! Прямо удивительно! А еще мебель из красного дерева, судя по всему, старинная. Почему-то эта не самая большая комната вызвала у Эллы ассоциации с библиотекой Николая II, которая ныне выставляется в Эрмитаже. Девушка до сих пор помнила, как, будучи там впервые, откровенно залипла перед экспозицией. Вот и сейчас дыхание перехватило, а пальцы закололо от желания прикоснуться к этому великолепию.
        Глава 9.2
        - Можно и о погоде, - хмыкнул Матвей. - Об обстановке кабинета я с тобой говорить не рискну, а то решишь, что я опять тебя проверяю.
        Элла почти смутилась - оказывается, ее интерес не остался незамеченным. Но потом разозлилась на саму себя: вот зачем она ведется на его подначки? Взрослый человек, а реагирует так, как в детстве не реагировала.
        - Давай перейдем ближе к делу, - попросила она, присаживаясь на резной стул с удобной подушкой. Да, в этом кабинете, определенно, везде был сохранен единый стиль. Единственное, что выбивалось, - навороченный ноутбук, расположенный на массивном столе. А еще где-то наверняка спрятался сейф, в этом Элла была уверена.
        - Хорошо, - Матвея явно забавляли ее попытки придерживаться делового стиля. - С чего конкретно начнем? Что тебе кажется наиболее важным?
        - Например, с того, что такое «Соколиное око» и как оно попало в твою семью, - задала волнующий ее вопрос леди Кригер. Происходящее немного напоминало ей сказку. О сокровищах она нередко читала в исторических книгах, знала, что они существуют. Вот только вполне себе материальный потомок княжеского рода, на полном серьезе мечтающий найти фамильный бриллиант - это было что-то из области фантастики.
        - «Соколиное око» - крупный желтый бриллиант. Он был подарен моему предку Николаю Рокотову английским герцогом, которому тот спас жизнь во время битвы под Ватерлоо, - начал свой рассказ Матвей. - Я точно не знаю, но, если верить хроникам, мой пра-пра-прадед вытащил его раненного с поля боя. Без прадеда он вряд ли остался в живых.
        - И на столь драматичной ноте решил вознаградить командира чужой страны по- царски? - скептически скривилась Элла. Матвей, видя ее недоверие, только усмехнулся:
        - Не забывай, - назидательно поднял он вверх палец, - союзнической страны. Тем более, именно Россия проявила решающую роль в войне с Наполеоном. И именно тогда была и образована Антанта.
        - Я смотрю, ты неплохо знаешь историю, - не удержалась от подколки Элла. - Зачем тебе тогда моя помощь?
        - Одна голова хорошо, а две - это уже мощная сила, - переделал поговорку Матвей.
        - Мне дальше рассказывать, или ты продолжишь упражняться в остроумии?
        - Что вы, господин наниматель, - хмыкнула Элла. - Я нижайше молчу и внимаю вашему рассказу.
        - Хммм… Мне в твоей речи понравилось только слово «господин», - не преминул заметить Рокотов. Продолжить перепалку он не дал, приступив к следующей части рассказа. - Если верить письмам, это был бриллиант величиной с перепелиное яйцо, янтарно-желтого цвета, в котором, казалось, собрались все солнечные лучи.
        - Как поэтично, - то ли восхищенно, то ли язвительно заметила Элла. - И откуда такие метафоры?
        - Из этих писем, - указал на пачку обветшавших листков Матвей. - Я не настолько романтик, чтобы такое придумать.
        - Насколько ты романтик, я еще в самолете поняла, - неожиданно для себя рассмеялась леди Кригер. Этот смех заставил ее зеленые глаза засверкать колдовским светом, а рыжие пряди, казались, заискрились. Поймав себя на том, что беззастенчиво разглядывает собственную… эм…а кого? Наверное, все-таки работницу… Так вот, осознав это, Матвей мысленно дал себе подзатыльник. С этой мадам таких промахов допускать не стоит.
        - Так вот, на протяжении ста лет этот бриллиант берегли как зеницу ока. Как же, память о подвиге деда. А потом родились два брата, - в сказочном стиле продолжил потомок княжеской фамилии.
        - И что, один умный, второй сильный, но обиженный на голову? - полюбопытствовала Элла. Она понимала, что переходит все рамки делового поведения. Умом понимала. Только придерживаться родного, почти привычного образа что-то не получалось.
        - Практически, - кивнул Матвей. - Дело было незадолго до революции. Мой прадед Матвей Никитович Рокотов тогда стал главой семьи, ему было где-то около тридцати-тридцати пяти. Его брат Александр был младше на пять лет. Но прославился на весь город как известный дуэлянт и игрок.
        - Ну в то время это было неудивительно, - осторожно заметила Элла. - В девятнадцатом-двадцатом веке дуэлянтом был каждый второй. И за карточным столом просиживать деньги было незазорно.
        - Но не все же состояние! - в сердцах бросил Матвей, казалось, переживавший трагедию деда как свою собственную. - Этот… обиженный на головушку родственник умудрился проиграть все свое наследство и даже больше. Приперся к брату, чтобы тот в очередной раз его выручил, и…
        - Матвей, не преувеличивай, пожалуйста, - успокаивающе произнесла Элла. - Не надо так горячиться. Это произошло сто лет назад, лично тебя сейчас никто не заставляет выплачивать его долги. Я правильно понимаю, что твоему тезке пришлось отдать камень за долги брата? Тогда он по праву уже не принадлежит твоей семье и…
        - Неправильно, - перебил ее Матвей. - Этот придурок его выкрал, когда его долг отказались покрыть, - он даже сжал кулаки, словно в любую минуту в комнату мог зайти его беспокойный прадед.
        - Слушай, ну это же чушь полная, - покачала головой Элла. - Вряд ли твой дед прямым текстом написал в письме, что его брат украл у него бриллиант.
        - Не в письме. В дневнике, - Матвей осторожно открыл толстую тетрадку в кожаном переплете и протянул Элле. - Он всю жизнь вел дневник. Даже в эмиграцию увез тетрадки.
        Взяв практически раритетную вещь в руки, девушка, с трудом разбирая полустертые буквы и продираясь через я ты, вчиталась в текст.
        Глава 9.3
        «Я даже помыслить не мог, что Алекс на сие деяние сподобится. Брат пришел к вечере. Он в очередной раз проигрался. В этот раз я отказался ему помогать. В сердцах мы поругались, и он ушел. А утром я обнаружил, что из сейфовой шкатулки исчезло «Соколиное око» и деньги. В ней замок с секретом, только члены семьи могли ее открыть…»
        На этих словах запись обрывалась. Видимо, у Матвея Никитовича не было сил писать дальше о преступлении брата.
        - Он не стал афишировать пропажу бриллианта, - продолжил свой рассказ Матвей.
        - Пытался найти Александра, но тот как в воду канул. Удалось только установить, что с долгами брат все-таки расплатился. А потом грянула революция. Прадед покинул с семьей уже бывшую Российскую империю.
        - Как его выпустили? - удивилась Элла. - Если он действительно был близок к императору…
        - Связи всегда творят чудеса, - хмыкнул Матвей. - Даже в такие времена.
        Почему-то в этот момент княжеский потомок казался совсем другим - старше, серьезнее, благороднее. Элла в очередной раз задумалась над тем, что в их мире каждый носит маски… И непонятно, что же там, в настоящем человеке, за ней.
        - И все? Больше никакой информации о бриллианте нигде не мелькало? - уточнила Элла. С такими данными «Соколиное око» было практически нереально найти. Александр Рокотов мог увезти его куда угодно. Спрятать, продать, потерять…
        - Было письмо от Александра. Сейчас уже сложно сказать, как ему удалось выслать письмо за границу брату. Оно в ужасном состоянии, гораздо худшем, чем дневники. Смотри, - и Матвей протянул другие листки.
        Это письмо Элла читала гораздо дольше. Похоже, по сравнению с братом, у Матвея Никитовича был практически образцовый почерк. Александру же, наверное, стоило поработать в медицинской сфере…
        Каялся младший Рокотов в письме долго. Только потом перешел к рассказу. Спасти «Соколиное око» от временного правительства, а потом и коммунистов Александр смог. А вот вывести его за границу и вернуть брату - нет.
        «Я спрятал «око» в родовой усадьбе крестного, в *** (слово затерто) час* (буквы затерты). Помнишь, детьми мы с Димитрием там играли? Я болен и слаб и вряд ли выживу, но верю, ты вернешь «Око» домой. Ты всегда был сильней и благороднее, брат…»
        Такими строками Александр закончил свое письмо. А Элла, к собственному изумлению, осознала, что текст слегка расплылся - покаянное письмо младшего Рокотова почему-то вызвало комок в горле и влагу на глазах. «Ты всегда был сильней и благороднее, брат…». Последнее предложение словно набатом отдавалось в мозгу. Оно было куда важнее всех предыдущих строк покаяний. Это было признание. Признание собственной слабости, которая привела к таким печальным последствиям.
        - Час? - в задумчивости повторила Элла. - To есть тут может быть что угодно? И в часах, и за часами, и под часами? Если, конечно, не еще что-то.
        В задумчивости она накрутила длинную рыжую прядь на палец. Александр Рокотов практически напрямую указал, где искать бриллиант. Вот только от этого легче не было. Сейчас, сто лет спустя, не то что эти часы - даже усадьбу ту найти непросто. А есть ли вообще смысл ее искать? С тех пор прошла революция, гражданская война, Великая Отечественная… След «Соколиного ока» затерялся за сто лет в веках.
        - К письму прилагается план усадьбы. Правда, там ни крестиков, ни каких других указателей нет, - ответил на незаданный вопрос Матвей. Упростил, называется, ситуацию!
        - Ты хоть знаешь, что это за усадьба? - как-то даже устало полюбопытствовала Элла, испытывая ярое желание побиться головой стол. Уравнение со всеми неизвестными! Прямо как в русских сказках - поди туда, не знаю, куда, принеси то, не знаю, что. Хотя нет, что нести известно. Вот только где этот бриллиант взять?
        - Без понятия, - пожал плечами Матвей.
        Вход-выдох. Спокойствие, Элла, только спокойствие. Для того он и привлек тебя к этой истории, чтобы ты думала. А не для того, чтобы рычала на собственного нанимателя и стучала ему по голове.
        - Значит, нам надо найти крестного Александра, узнать, где находилось его имение, понять, насколько она сохранилась, что там за история с часами, где они находятся или что находилось возле них. Правильно понимаю? - резюмировала Элла итог данного разговора. Матвей на каждое ее вывод кивал, как китайский болванчик, все усиливая желание дать ему в глаз, пусть это и не пристало леди. Но даже у хорошо воспитанных барышень есть предел терпения.
        - Примерно так, - подтвердил Матвей. - Я понимаю, это не так легко. Но давай хотя бы попытаемся? Я не хочу жалеть всю оставшуюся жизнь, что так и не попробовал его отыскать. И вообще… Это же настоящее приключение!
        Его глаза загорелись азартом кладоискательства, а Элла сдержала тяжелый вздох. Конечно, приключение! Для него. Это ведь не ему придется копаться в архивах, чтобы найти хоть какую-нибудь зацепку. Вот только она уже согласилась, а свое слово леди Кригер привыкла держать.
        Глава 10.1
        Элла в задумчивости смотрела на мигающие на табло цифры. Лифт медленно полз вниз, а сама девушка оценивала ситуацию, с которой ей предстояло разбираться. В принципе, дело предстояло довольно интересное, вот только муторное и почти безнадежное. Но, как говорится, где наша не пропадала.
        С Матвеем Элла проговорила минут сорок. В процессе у нее даже возникли мысли, от чего можно оттолкнуться в поисках. Для начала нужно поискать в официальных источниках информацию о «Соколином оке». А что касается имения… Александр в своем письме упоминал Димитрия, с которым они играли. Конечно, это вполне может быть какой-нибудь слуга, но, если взять за аксиому идеальный вариант, Димитрий - вполне может быть сыном крестного. И, если покопаться в генеалогическом древе близ живущих родов и узнать, у кого был сын по имени Дмитрий примерно возраста Николая и Александра. Их года рождения, к счастью, были известны. А там уже можно и попытаться узнать что-то о часах… Ведь попытка - не пытка.
        Лифт тренькнул, останавливая, и тонкие каблучки застучали по ступенькам подъезда. Девушка спешила - нужно было забрать дочь от Ромки, она и так в последнее время уделяла собственному ребенку мало времени, это требовалось исправлять. Девочка лишилась отца и почти не видит мать, а родительница вместо этого занимается поисками мифического клада. Это даже звучало бредово, и… Дверь подъезда резко распахнулась, и Элла, державшаяся на ручку, пошатнулась.
        От падения ее удержали чьи-то жесткие ладони, плотно обхватившие ее талию. И отпускать ее явно никто не спешил.
        - Опа, какая птичка мне руки попалась, - почти весело проговорил обладатель наглых конечностей. - Вот, значит, куда ты спряталась, Эллочка.
        Голос. Такой знакомый. За последние пять лет она слышала его неоднократно. Когда-то он даже вызывал у нее уважение и приязнь. Когда-то давно. В другой жизни.
        - А я ни от кого не пряталась, - подняла глаза на мужчину Элла. Обращение ее изрядно покоробило, она ненавидела, когда ее имя так сокращали. Почему-то тут же проходили ассоциации с Эллочкой-людоедкой из незабвенной истории Ильфа и Петрова, барышней, которая знала от силы два десятка слов. Но, в отличие от своей тезки, Элла Кригер словарным запасом обделена не была. И уж тем более она не собиралась давать слабину перед всякими… - Убери руки, Виктор, - ледяным тоном, которым, казалось, можно было заморозить вулкан, потребовала девушка.
        Собеседник машинально послушался ее приказа. А потом, сообразив, что сделал, ухмыльнулся:
        - А ты все такая же высокомерная стерва, - протянул он, оглядывая ее с ног до головы. Этот вязкий, раздевающий взгляд вызывал желание по меньшей мере отшатнуться, по большей - забыть о вбитых с малых лет правилах поведения и вспомнить кое-какие другие навыки. Но это был не тот контингент, с которым стоило показывать эмоции. Здесь дашь слабину - и тебя сожрут. И даже не поперхнуться. Ей ли об этом не знать. Весь сейчас напротив нее стоял партнер ее мужа, Виктор Копылов.
        - Будь любезен, дай пройти, - не поддалась на подначку Элла. Разговаривать с этим человеком было противно. После всего того, что она о нем знала, в особенности.
        - Эллочка, девочка, - покровительственно произнес он, не сдвигаясь ни на сантиметр. - Ты ведешь себя удивительно нагло, для человека, которому задолжала, не находишь?
        «Девочку» не перекосило только благодаря умению держать лицо. Вместо этого она лишь гордо вскинула голову и отчеканила:
        - Я тебе ничего не должна, Виктор.
        - Э, нет, дорогая моя, ты очень сильно ошибаешься, - он шагнул на нее, заставляя инстинктивно отступить вглубь подъезда. - Муж и жена - одна сатана, не зря так говорят. Так что долги мужа должны быть для тебя священны. И отрабатывать ты их должна очень усердно. А ты вместо этого в бега подалась. Нехорошо.
        Грубые ладони коснулись нежной кожи лица, вызывая отвращение почти на физическом уровне. И ведь не боится ничего, сволочь! Угрожает практически в людном месте, где в любой момент может войти житель дома. И, по его мнению, она должна со всем примириться и еще начать отдавать долги своего бывшего? Как бы не так!
        Ребром ладони Элла резко стукнула по чужим запястьям, одновременно с этим наступая острым каблуком на ногу противника. А Ромка еще возмущался, что она вечно на шпильках! Вот, пригодились, родимые.
        - Ах ты дрянь, - поморщился Виктор и замахнулся в ее сторону.
        Глава 10.2
        Вот только зря он это сделал. Очень зря. Поскольку его руку перехватила не менее твердая ладонь.
        - Виктор Владимирович, а что здесь происходит? - ледяным тоном поинтересовался Матвей, каким-то чудом заслонивший собой Эллу.
        - О, сосед, здравствуй! - Копылов тут же натянул на лицо приветливую улыбку. - А мы тут со знакомой столкнулись, разговариваем.
        - Да, я заметил, как активно вы разговаривали с моей… - тут Матвей умышленно запнулся, позволяя собеседнику самому построить догадки, - гостьей.
        - Так девочка к тебе приходила? - неподдельно удивился Виктор и попытался нанести очередной удар, теперь моральный. - Не знал, что ты начал вести дела с ее мужем.
        Такой вот «тонкий» намек, наверное, должен был выставить Эллу в совершенно неприглядном цвете, учитывая, что до секунду до этого Матвей позволил противнику самому построить догадки об их отношениях с Эллой. Но Рокотов был не тем человеком, который бы позволил побороть себя кому попало на вербальном ринге. Тем более, если дело касалось девушки. Той самой, которая очень подозрительно молчала за его спиной.
        - У тебя очень устаревшие сведения, Виктор, - холодно сообщил Матвей. - Насколько мне известно, Элла в разводе и уж тем более к делам своего бывшего не имеет никакого отношения.
        Он не мог видеть, как зеленые глаза упомянутой особы широко распахнулись: что- что, а эту информацию дорогой друг вряд ли бы стал сливать потенциальному работодателю. Соответственно, тут может быть три варианта. Либо Матвей навел справки по своим каналам, либо эти сведения ему сообщила Лина, либо… Хотя нет, вроде о разводе не было произнесено ни слова. Но сколько ее работодатель успел услышать? Как-то он слишком вовремя появился.
        - Ну да, да, - послушно закивал Копылов, словно боясь спорить с Рокотовым. - Но ты бы поосторожнее, Матвей Максимилианович… Женщины, тем более красивые, до добра не доводят.
        - Я так и понял, что они доводят не до добра, а до рукоприкладства, - хмыкнул Матвей. Где тот парень, который постоянно спорил с Эллой, пытался ее закадрить, а теперь вывести из себя? Сейчас, казалось, с партнером ее мужа разговаривает настоящий аристократ. Сильный. Властный. Уверенный в своем праве диктовать условия. И не собирающийся принимать никаких возражений. Да, теперь Элла понимала, почему Роман настоятельно рекомендовал ей принять предложение Матвея.
        - Что только не покажется в полутемном подъезде? - тут же заюлил Виктор. Казалось, он не хотел ссориться с Рокотовым. Вот только Элла была готова поклясться, как только Матвей исчезнет с горизонта, Копылов тут же вернется к прежней линии поведения. С Рокотовым ему, может, и несподручно ссориться, а вот она лишь мелкая сошка, посмевшая сопротивляться. Та, которую было делом чести задавить.
        - Я очень надеюсь, что мне это показалось, - голосом надавил на собеседника Матвей и только после этого посмотрел на Эллу, не слишком культурно повернувшись к Копылову спиной. - Он прав? Мне показалось?
        Будь она дамой сердца из рыцарских романов, тут же бы кинулась ему на грудь и утопила в слезах, сквозь всхлипывания жалуясь на нехорошего Виктора. Вот только это был не роман, а Элла не была нервной припадочной девушкой, нуждающейся в защите. Девушка трезво оценивала свои силы и прекрасно понимала, что, не появись Матвей, она бы справилась. Ведь эффект неожиданности часто работает на нее.
        - Думаю, ты сам сделаешь правильные выводы, - коротко улыбнулась Рокотову. Ну а что? Не ее проблемы, что он там надумает. Она никого не закладывала. Просто из принципа. Потому что не любит жаловаться.
        - Даже не сомневайся, - сурово улыбнулся Матвей. - Виктор, надеюсь, подобных инцидентов больше не случится.
        - Да о каких инцидентах может идти речь? - принял невинный вид Копылов. Как-то неубедительно он выглядел. С непривычки, наверное. - Матвей, мы оба деловые люди, и, думаю, точно не будем портить отношения из-за того, что кому-то что-то показалось.
        - Я очень надеюсь, что мне показалось, - акцентировал Рокотов. - Думаю, подобных вопросов больше не возникнет, если вы не станете вести подобные пространные разговоры с Эллой.
        Это не была угроза, нет. Даже на обещание не тянуло. Так, просто предположение. Но оно высказано таким тоном, что даже у Эллы по коже побежали мурашки. Да, этот шебутной, на первый взгляд, балагур, может быть опасным противником.
        - Идем, Элла, - Рокотов невозмутимо прихватил девушку под локоть. - Всего хорошего, - кивнул он Копылову, словно не замечая ошарашенного вида последнего. Такого защитника у своей жертвы он никак не ожидал. Даже невольно задумался над тем, стоит ли вообще связываться. Но быстро опомнился. Неужели он будет ходить на задних лапах перед каким-то щенком? Виктор не добился бы таких высот, если бы пасовал перед трудностями. Он в своем праве, и возьмет все сполна!
        Глава 11.1
        Элла была тихой и спокойной, только пока выходила из подъезда. Но стоило лишь оказаться у собственного автомобиля, как девушка с самым невозмутимым видом двумя пальчиками сбросила руку Матвея с собственного локтя и полюбопытствовала:
        - А как ты умудрился так «вовремя» оказаться в подъезде?
        Матвей едва удержался от того, чтобы покачать головой. Вот зараза! Он ее сейчас, по меньшей мере, уберег от удара, но девушка даже не соизволила поблагодарить. Еще и вопрос умудрилась задать очень скользкий. Поскольку парень действительно слышал большую часть разговора. Но признаваться в этом он не собирался.
        - Держи, растеряша, - усмехнувшись, Рокотов достал из кармана ее собственный смартфон и вложил в руки девушки. - Ты его на столе в прихожей оставила.
        Обнаружив телефон, Матвей спустился вниз, надеясь перехватить гостью у машины, вот только его собственный сосед спутал планы. И кто бы мог подумать, что Элла знакома с так редко бывающим в их городе Виктором Копыловым?
        - Спасибо, - даже как-то слегка растеряно поблагодарила его Элла. На какое-то мгновенье привычная маска соскользнула с лица, и Матвей, к собственному удивлению, обнаружил перед собой совсем молоденькую и слегка растерянную девчонку, настолько не похожую на ту Эллу Кригер, с которой его столкнула жизнь. И Рокотов почему-то невольно пожалел, что не может всегда видеть ее такой - настоящей, с широко распахнутыми зелеными глазами, чуть подрагивающими темными ресницами. Чистая ведьма, вот честное слово. Но такая красивая…
        - Должна будешь, - ухмыльнулся Рокотов в противовес собственным мыслям. - Как минимум объяснение, что это был за цирк.
        - И это говорит человек, который недвусмысленно дал понять Виктору, что мы с ним находимся в… - тут Элла запнулась, на мгновенье задумавшись, как культурно озвучить то, на что намекнул Рокотов.
        - Что мы с тобой спим? - перед Матвеем такие трудности не стояли. - Судя по тому, что я успел услышать, это был самый надежный способ заставить его пожалеть о сказанных словах и хотя бы немного прищучить его поползновения в твою сторону. Не уверен, правда, что подействовало, но попытка не пытка.
        - М-да, - насмешливо протянула Элла. - Ну и времена пошли, что защитить девушку можно только тем, что объявить, что ты с ней спишь. При этом даже не уточнив, нуждается ли она вообще в защите.
        - Что-то не заметил я от тебя восторженных визгов, когда он на тебя замахивался, - начал заводиться Рокотов. - Или под лестницей прятался целый батальон желающих тебя защитить?
        Замечание было таким справедливым, что Элла даже смутилась. Ненадолго. Секунды на две. А потом сделала то, что ни в коем случае не рекомендуется делать хорошему наемному работнику. Она начала спорить с нанимателем.
        - У тебя довольно интересные способы защиты.
        - А ты что, хотела, чтобы я ему морду набил? - вздернул правую бровь Рокотов. - Ну, если тебе это так необходимо, могу вернуться и набить. Только мне кажется, это глупо. Для начала стоит попробовать предупреждением. Тем более, насколько я тебя изучил, ты не любишь силовые методы.
        «Насколько я тебя изучил…» Эти слова отдались в голове Эллы эхом. Невольно девушка почувствовала себя подопытным кроликом. To есть вот эта вот блондинистая зараза считает, что успел ее узнать и понять, что ей нравится, а что нет? За какие-то несколько встреч? Наивный! Такие слова вообще в отношении девушек вообще произносить не стоит. Тут же их опровергнут. И не столько словами, сколько действиями.
        - А с каких пор тебя волнует, что нравится мне, а что нет? - ничуть не уступила Элла. - На поиске своего сокровища ты меня практически шантажом вынудил согласиться, а теперь что? Грехи замаливаешь? Так я не святой отец, чтобы их тебе отпускать!
        «Господи, что я несу?» - ужаснулась сама себе девушка. Ей самой сложно было объяснить свои же действия. Но она ощущала себя пороховой бочкой, к которой поднесли спичку. И случился взрыв. Искры летели во все стороны, а потом, словно отразившись от Матвея, вновь возвращались к ней. Они сталкивались и от этого словно разгорались еще больше.
        - Святой отец? Ха, да по тебе инквизиция плачет! - заявил Матвей, оглядывая рыжие волосы собеседницы. - С тобой даже святой терпение потеряет, что уж о простых смертных говорить!
        Нашла коса на камень. To ли пережитый испуг девушки, то ли несправедливые взаимные упреки заставили обоих сбросить маски и потерять вежливо- невозмутимый вид. Матвей яростно сощурил карие глаза, шагнув к Элле ближе. Он возвышался над ней почти на целую голову, но гордо вскинувшую подбородок девушку это не смущало - зеленые глаза искрились молниями. Даже воздух вокруг, казалось, потяжелел, как при наступлении грозы.
        - Святой? - как-то даже нервно хохотнула Элла. - Не думаю, что тебе грозит даже близко приблизиться к такому почетному званию.
        - А я и не стремлюсь. Это ты вечно из себя неприступную леди Ди строишь, - кинул в ответ упрек Матвей. Девушка сделала резкий вдох, набирая в грудь воздух, чтобы дать отпор. Такая взволнованная, живая, непохожая на себя обычную…
        - Что?! Да ты…
        Соблазнительная…
        - Достала, честное слово, - весьма некультурно перебил ее Матвей и, притянув к себе за талию, просто и незатейливо заткнул рот поцелуем.
        Глава 11.2
        Это было… Неожиданно. Странно. Удивительно. И… Твою мать, сердце ухнула куда-то в район желудка и замерло там, словно забыло, как стучать. А этот чертов ураган, это невыносимый человек словно взял ее в плен, не давая возможность сопротивляться. На Эллу словно обрушилась стихия. Она даже не помнила, когда последний раз испытывала столько ярких эмоций в одно мгновение. Этот поцелуй покорял, поглощал, ломал, в нем не было ни капли нежности. Злость, бешенство, искры от столкновений двух характеров рождали коктейль, пьянящий не хуже алкоголя. Затягивающий в свой омут. Сжигающий дотла.
        - Вот так-то лучше, - хрипло проговорил Матвей, отрываясь от ее губ. Между ними было всего несколько сантиметров, карие глаза находились так близко, что Элла могла разглядеть в них золотые искры.
        - To есть? - эхом откликнулась девушка, ощущая, что говорить что-то было тяжело. Дыхание сбивалось, а мысли путались.
        - Наконец-то ты со мной не споришь, - по губам Матвея скользнула улыбка. Мягкая, еле заметная, но именно она привела Эллу в себя.
        Что она делает? Почему, вот почему она умудрилась забыть обо всем, стоило только мало-мальски симпатичному парню ее поцеловать? Да еще и такому… Вредному, противному? Ей же не восемнадцать лет, она и замужем успела побывать, и цену всем таким красавчикам узнала. И вообще… Леди она или мимо проходила?
        Не спорит, значит? Что ж, она и не будет с ним сейчас спорить. Она сделает кое-что совсем другое. Что точно прогонит с его лица эту наглую ухмылку, и он еще подумает, стоит ли вообще с ней связываться.
        Тренировок не было уже давно, но мышечная память не забыла неоднократно отработанные приемы. Он выше, крупнее и сильнее? Так его вес и сработает против него!
        Так и оказалось. Матвей и сообразить не успел, как ему сделали подсечку, слабые женские ручки вывернули его руку, а сам он оказался почему-то на земле. У самых ног девушки, которую еще две минуты назад целовал. А минуту назад торжествовал над тем, что нашел к ней ключик. А теперь… Теперь светловолосый парень сидел на земле, глупо хлопал глазами и машинально любовался стройными ножками своего противника, благо, на них открывался шикарный вид.
        - А вот это вот в наш договор не входило, - наконец изрек он, почесывая затылок.
        - Поцелуи в наш договор тоже не входили, - сердито откликнулась Элла. - Так что считай это приятным бонусом.
        - Поцелуи или вот это вот? - обвел взглядом асфальт Матвей, не спеша подниматься.
        - Скажем так: если появятся поцелуи, не избежать и этого, - предупредила леди Кригер, всерьез задаваясь вопросом, не била ли она его по голове. Как-то нетипично в таких случаях он себя ведет. Где возмущения, вопли, извинения, в конце концов?
        - Понял, учтем и нейтрализуем, - весело хмыкнул Рокотов, все также сидя на земле.
        - Ты что не встаешь? - наконец задала мучающий ее вопрос Элла. Ну не могла же она ему сильно повредить? Это же простейший прием. Так, чтобы слегка проучить. Да и не веселился бы тогда так…
        - А зачем? - пожал плечами Матвей. - Отсюда такой хороший вид открывается.
        - Что…? Тьфу, - не сдержалась и сплюнула девушка, сообразив, о чем он говорит. Вот нахал-то! И ничему его жизнь не учит! Нет, пинать начальство, конечно, дело неблагородное. Недостойное истинной леди. Но если очень хочется, то можно… Наступить на него острым каблучком.
        - Ай! - простонал Рокотов, когда по его ботинкам прошлось грозное оружие девушек. В отличие от встречи с асфальтом, это было не так унизительно, но куда как больнее. Да эти орудия пыток вообще надо запретить законом!
        - Элла, вообще-то топтать собственное руководство нехорошо, - цокнул языком Матвей, не слишком надеясь воззвать к чьей-то явно спящей совести. Он уже сообразил, что, несмотря на весь такой прилично-чопорный вид, Элла этим качеством не обладает.
        - Если руководство хочет поваляться в грязи под чьими-то ногами, так почему бы не исполнить его желание и не потоптать? - милым голоском откликнулась девушка.
        - Ладно, твоя взяла! - примиряюще поднял ладони Матвей. - Поднимаюсь и даже извиняюсь.
        - Какое одолжение с вашей стороны, Матвей Максимилианович, - елейно поблагодарила Элла. - Не подскажите, за что конкретно?
        Но ногу в стильных замшевых туфельках на высоких каблучках убрала. Правда, помогать подниматься пострадавшему начальству не спешила.
        - За то, что вынудил себя потоптать! За поцелуи, а уж тем более за увлечение прекрасным видом извиняться грешно, а я, как ты справедливо заметила, далеко не святой, - Рокотов уже привычно возвышался над ней и любовался сердитыми искрами в зеленых колдовских глазах.
        - Ты невыносим, - покачала головой девушка, сердито поджимая губы, чтобы стукнуть его еще разок чем-нибудь. Ведь напрашивается же… Усердно так напрашивается.
        - Так я и не заставляю тебя тяжести поднимать! - состроил невинно-ангельские глаза Матвей.
        Элла хотела что-то на это сказать, но вовремя замолчала, прекрасно понимая, что новый их спор к ничему хорошему не приведет. Тем более сейчас. Так что зачем зря сотрясать воздух?
        - Я домой поеду, здесь мне сегодня точно делать нечего, - вместо очередной колкой реплики произнесла девушка, отключая сигнализацию.
        - Будь осторожна, - резко посерьезнев, попросил Рокотов. Балбеса, который еще мгновенье назад придурялся, как ни бывало.
        - Я всегда осторожна, - глухо откликнулась Элла, дотрагиваясь до ручки автомобильной дверцы. Вдруг поверх ее ладони легла другая ладонь. Нежную кожу словно обожгло от этого прикосновения.
        - Я серьезно, Элла, будь осторожна, - повторил Матвей, заглядывая ей в глаза. - Я не знаю, что происходит, но тут явно все серьезнее, чем кажется.
        Куда как серьезнее… Вот только знать ему об этом не обязательно. И, попрощавшись, Элла уехала.
        Глава 12.1
        Стоило только выехать со двора, как Элла, наплевав на все правила дорожного движения, достала из кармана плаща смартфон и набрала номер друга, мысленно отсчитывая гудки. С каждым из них сердце билось все сильнее. Только почувствовав во рту металлический привкус, девушка сообразила, что прикусила губу до крови.
        - Да, эльфеныш, слушаю, - наконец раздался знакомый с детства голос.
        - У вас все в порядке? - глухо произнесла девушка, чувствуя, как тугая пружина где- то в районе живота начинает отпускать. Если бы что-то случилось, Верещагин вряд ли был бы таким веселым.
        - В полном. У нас тут кукольное чаепитие. Мы ведем принцессу Анну на свидание с человеком-пауком. Златка уверена, что из них выйдет прекрасная пара, - после этих слов раздался детский голосок, который отчаянно это подтверждал. А сам Роман после этого понизил голос и признался. - Я, честно говоря, в этом сильно сомневаюсь. Но кто я такой, чтобы спорить?
        - Слава богу, - выдохнула Элла, не особо вслушиваясь в его болтовню.
        Здесь уж нет разницы, что говорит. Главное, как. Главное, что с ними все в порядке. И за дочку, и за друга Элла сильно беспокоилась. Сейчас еще больше, чем до этого. Если Адриан дочери ничего не сделает (она на это очень сильно надеялась), то как поступит так неожиданно вступивший в игру Копылов, неизвестно. Нет, разумом Элла понимала, что Виктор физически бы не успел ничего предпринять. Но разве это может успокоить мать, переживающую за собственного ребенка?
        - Что-то случилось? - почуял неладное Роман. - Я так понимаю, не в Матвее дело?
        - Нет, - покачала головой девушка, даже не осознавая, что друг ее не видит. - Дома расскажу.
        Дорога до дома заняла в разы меньше. Сейчас обычно осторожная за рулем Элла нещадно подрезала машины, пролетала в последнюю минуту на светофорах. Это было обусловлено не только волнением. Если вдруг Копылов успел сориентироваться и послать за ней кого-то, то этот «кто-то» по-любому бы потерял ее на трассе. Слишком непредсказуемо она себя вела.
        Роман, встретивший ее на пороге, взволнованно поинтересовался:
        - Теперь-то можешь пояснить, что случилось?
        - Потом, - отмахнулась от него девушка и, сбросив с себя туфли и не снимая плаща, прошла в зал. Злата, вертя в руках фигурку Спайдермена, важно вещала:
        - Милая леди, вы плосто свет моих очей. Не согласитесь ли со мной плогуляться в сад?
        Фигурка так вертелась вокруг принцессы, что, будь Анна настоящая, у нее бы голова закружилась от попыток уследить за беспокойным кавалером.
        - Золотко, не в сад, а по саду, - мягко поправил малышку появившийся за спиной Эллы Роман.
        - Это с тобой они, может, и будут гулять по саду, - сердито откликнулась крошка, не отрываясь от игрушек. - А со мной они идут в садик!
        Элла не смогла сдержать смешок: в словах ребенка, определенно, была логика. Своя, детская, но такая железобетонная, что переспорить ее было практически невозможно. Услышав ее смех, дочка тут же отвлеклась от игрушек, резко прервав развивающееся свидание и с воплем: «Мама плишла» кинулась в объятия Эллы.
        - Пледставляешь, а мне дядя Йома сегодня сладкую вату купил! - важно делилась она новостями. - Такую лозовую-лозовую, на палочке. А палочка тоже съедобная. Вкусная! А потом мы на лошадке катались. Ма, а ты мне лошадку купишь?
        - Вот только собственной конюшни нам не хватало, - хмыкнула Элла. Под бурную болтовню ребенка она понемногу успокаивалась. Ну что она так переволновалась? Ромка малышку в обиду не даст, быстрее сам в беду попадет. Ничего, они справятся. Кирилл во время процесса неплохо прищучил Адриана, хотя это его не сильно остановит. Кажется, Верещагин прав. Помощь Матвея придется как нельзя кстати, если он, конечно, согласится помочь.
        - Ну ма-а-ам, - заканючил ребенок. - Они такие холосенькие. Пледставляешь, они тоже любят сладкое! Плямо как я!
        - А еще они любят своих мамочек и хотят жить с ними, - начала уговаривать капризулю Элла. Спустя пару минут они достигли компромисса: Златка согласна остаться без собственной лошадки, если ей сейчас дадут конфетку и сводят в выходные еще к лошадкам.
        Потом егоза потерла глазки и попросила сказку. Спустя минут сорок Элла уложила дочь и прошла на кухню, где ее уже ждал Роман.
        - Ну, рассказывай, - потребовал он.
        - Что рассказывать? - устало спросила Элла, наливая себе в кружку горячего чая с мятой.
        - Все. Что ты так всполошилась?
        Прихватив из вазочки печенье, девушка рассказала другу обо всем произошедшем. Услышав о встрече с партнером мужа, Верещагин всполошился:
        - Погоди-погоди, это что, тот самый, которому…
        - Ага, от самый, - кивнула Элла, не давая другу закончить.
        - Так… - помолчав, произнес Роман. - Завтра, когда повезешь Златку в садик, попроси не отдавать ее никому, кроме тебя и меня. Особенно отцу. По идее, в саду ей ничего не грозит, там есть охрана. И не зря же такие деньги за него платишь. А что касается тебя самой…
        - Я могу себя защитить, - твердо проговорила леди Кригер. - Ты же знаешь.
        - Я знаю, что с одним мужиком ты справиться сможешь, - бескомпромиссно проговорил Верещагин. - А вот с толпой шкафов - нет. Так что будем думать. А, может, к Линкиному отцу обратиться? Он детектив, и…
        - Не перегибай, - попросила Элла, потирая пальцами ноющие виски. Она даже не представляла, как просить у кого-то помощи, как рассказывать эту дикую историю… А потом видеть жалостливые взгляды. Ну нет, пока без этого можно обойтись, она будет молчать. Сейчас эта парочка перебесится, и, возможно, все забудется. Хотя и так уже три месяца прошло. Боже, как это сложно…
        Глава 12.2
        Ее размышления прервал звонок смартфона. Но рука, протянутая к телефону, дрогнула, когда на экране отобразилось знакомое имя.
        - Что такое? - поинтересовался Верещагин, улавливающий все нюансы ее настроения. - Кто это?
        - Адриан, - глухо откликнулась Элла. - Кажется, Копылов поделился подробностями встречи.
        - Я возьму, - решительно протянул друг ладонь. - И скажу ему пару ласковых.
        Вот только этого ей еще не хватало! Друг, конечно, человек разумный, вот только сейчас он много что может наговорить сгоряча. И как бы за это расплачиваться не пришлось. В первую очередь, ему самому.
        - Не вздумай, - прошипела Элла. - Сама с ним поговорю. А ты не лезь, это лишнее.
        Ее строгий вид Ромку не сильно убедили, но он все равно поднял руки в сдающимся жесте, показывая, что так и быть, согласен пока промолчать. Ненадолго.
        Но на большее девушка и не рассчитывала.
        - Я тебя внимательно слушаю, - спокойно произнесла она.
        - Здравствуй, дорогуша. Мне сейчас Виктор звонил. Напоминал про долги, - обманчиво-мягким тоном проговорил бывший муж.
        - Я к твоим долгам отношения не имею, - холодно заметила девушка, прекрасно понимая, что его долги ее не касаются только с собственной точки зрения. Муж и Копылов явно считали иначе.
        - Милая, ну ты же хочешь жить хорошо? А ради хорошей жизни можно и постараться. Ради себя, дочери и меня, - акцентировал Адриан.
        - Я не девушка легкого поведения, чтобы стараться ради твоих долгов, - отрезала Элла и бросила трубку. Ничего нового. Все, как она и ожидала. На большой высоте не волнуют страдания маленьких людей и их мнение.
        От Эллы Роман ушел часа через полтора, когда на землю уже опустилась ночь. Благо, идти было недалеко - в соседний подъезд. Спускаясь на лифте, он достал из кармана смартфон и увидел пропущенный от очень любопытного абонента. По губам Верещагина скользнула довольная улыбка, и парень нажал на вызов.
        - Слушаю.
        - Ты звонил?
        - Да, привет. Мне нужно с тобой поговорить. Не люблю, когда мной пытаются играть вслепую, - собеседник, судя по тону, особо-то против не был. Но почему бы и не предупредить.
        - Могу хоть сейчас, - не стал откладывать в долгий ящик предполагаемую встречу Верещагин. - Когда и где?
        - Ты дома? Не против, если я к тебе приеду? Насколько я понимаю, тебе сейчас оттуда лучше далеко не отлучаться, - прозорливо заметил мужчина.
        - Приезжай, Матвей, буду ждать.
        Весело насвистывая, Верещагин вышел на улицу. Пока все шло именно так, как он и предполагал. Значит, все еще можно будет разрулить. Плохо, конечно, что эльфеныш столкнулась с партнером мужа, но одно не может не радовать - если Рокотов потребовал встречи, значит ему нужна правда. А просто так интересоваться чужими делами он не будет. Если кто и сможет защитить эльфеныша, то именно он.
        Матвей приехал где-то через полчаса. На удивление спокойный, даже расслабленный. Хотя, зная подругу, Роман был готов поклясться - за прошедший вечер она изрядно потрепала Рокотову нервы. Хотя… Может, он мазохист?
        - Чай будешь? Или что покрепче? - предложил Ромка, приглашая приятеля на кухню.
        - Какое покрепче? Я за рулем, - отказался Матвей и попросил. - Лучше кофе.
        - Эльфеныш бы сейчас многое сказала про кофе на ночь, - хмыкнул Роман, ставя на огонь турку.
        - А почему эльфеныш? - невольно заинтересовался Матвей, наблюдая за манипуляциями знакомого. - И как ты выжил при использовании этого прозвища? - словно в подтверждение его мыслей невольно заболело то самое место, которым он умудрился шмякнуться на асфальт. Вот зараза-то! От кого-кого, а от этой «леди совершенство» он такого просто не ожидал. Обдать презрением - ради бога, это вполне в ее духе, но опрокинуть его на асфальт? И откуда только силы взялись у этой хрупкой девушки?
        - Глаза раскрой, ты ж ее видел, - не слишком вежливо откликнулся Верещагин. - Типичная эльфийка, только рыжая и острых ушей не хватает. Я ее так лет с восьми называю. А насчет выжил… Она меня любит. Просто любит. Поэтому мне и прощается чуточку больше, чем остальным, - лукаво усмехнулся он, прекрасно понимая, что за откровения перед Рокотовым ему попадет довольно сильно. И он бы ни за что не стал выдавать даже малую долю секретов подруги, вот только прекрасно понимал, что им самим не справиться со всеми неприятностями в одиночестве.
        - Ну я не Элла, я тебя не люблю, поэтому индульгенцию будешь зарабатывать подробным рассказом, - Матвей сложил руки домиком и положил на них подбородок. - В свете последних событий я все меньше сомневаюсь в том, что ты случайно помог мне уговорить Эллу. Явно рассчитывал, что я столкнусь с ее неприятностями и, как истинный джентльмен-аристократ, - на этих словах по его губам скользнула насмешливая улыбка, - поможет ей. Ну так что? Колись.
        - Есть такой грех, - честно признался Верещагин. - Виноват, не каюсь. Увы, я не в силах вытащить ее из того дерьма, в которое она умудрилась вляпаться. Связей и влияния не хватает, - с этими словами он снял с огня турку, налил в кружку, добавил сливки и сахар и поставил перед гостем.
        - Рассказывай, - потребовал Матвей, внимательно за ним наблюдая, оценивая мимику и реакцию.
        Глава 12.3
        ***
        Матвей долго сомневался, стоит ли идти на этот откровенный разговор с Романом или попытаться выяснить все по своим каналам. Пока не понял одну вещь - хитро…ну пусть будет умный Верещагин отнюдь не просто так уговаривал свою подругу соглашаться на его предложение. И Ромка, и Элла умом не были обделены, поэтому понимали, что проблемы девушки с переездом вряд куда-то денутся. Вот только леди Кригер - явно не тот человек, который бы попросил его о помощи. И даже не факт, что она согласится ее принять, если он ее сейчас предложит. А вот Верещагин… Он его довольно неплохо знал и вполне мог предположить, что, столкнувшись с проблемами Эллы, Матвей не пройдет мимо. И расчет оказался верен.
        Как бы не позиционировала себя эта «леди совершенство», она была всего лишь девушкой. Пусть и с бешеным и упертым характером, но хрупкой и слабой. А у Рокотова была одна маленькая слабость - он просто не мог оставить девушку в беде. Не так воспитан. Внутренний Дон Кихот ему этого не позволял.
        - И как много ты услышал из разговора Эллы с Копыловым? - поинтересовался Роман вместо ответа.
        - Практически все, - невозмутимо ответил Матвей, вспоминая, как едва сдержался, чтобы не вмешаться сразу, еще в тот момент, когда сосед вступил в перепалку с девушкой. Его остановило только любопытство - он определенно был уверен, что Элла себя никому в обиду не даст. По крайней мере, на вербальном уровне. - Насколько я понимаю, бывший муж Эллы - бизнесмен и ведет дела с Копыловым? Что-то не знаю бизнесмена по фамилии Кригер.
        - Это ее девичья фамилия, она ее не меняла, - разъяснил Верещагин. - Адриана Соболевского знаешь?
        - Лично не знакомы, но слышал, - помолчав, раскопал в памяти отголоски слухов Матвей. - Если я не ошибаюсь, он недавно сильно прогорел на одном проекте?
        Наводящие вопросы приятеля пока что мало что разъясняли. Какое отношение Элла вообще может иметь к долгам мужа? Чем она может их оплатить? Если смотреть на вещи реально, будь у девушки такие деньги, вряд ли бы она стала работать у Лилии Константиновны.
        - Есть такое, - подтвердил Роман. - Вообще все началось с того, что три месяца назад мне посреди ночи позвонила Элла и попросила встретить ее в аэропорту.
        - Неожиданно? - удивился Матвей. Как-то это не вязалось с «леди совершенство», которая, наверняка, все свои действия продумывает на десять ходов вперед и в обязательном порядке ведет ежедневник, где все расписано буквально по минутам. Хотя… Сегодня она уже преподнесла ему сюрприз. Может, не все так просто, как ему кажется? За пару дней знакомства она уже не раз рушила его шаблоны.
        - Абсолютно нежданно, - подтвердил Роман, и, сцепив ладони так, что побелели костяшки пальцев, продолжил. - Знаешь, я впервые видел ее в таком состоянии. Думаю, ты уже заметил, что она всегда, при любых обстоятельствах старается выглядеть безупречно. А тут… Было сильно заметно, что она собиралась впопыхах. Словно схватила документы и Златку и рванула в аэропорт. Джинсы, волосы заколоты крабиком. И страх. Больше всего меня удивил страх в ее глазах. Я не буду сейчас говорить, что там произошло, извини, не мои секреты. Но суть в том, что ее муж весьма крупно прогорел и при этом умудрился, спасая свою задницу, подставить эльфеныша. Вот она, от греха подальше, схватила ребенка и вернулась домой. Квартира ее давно пустовала, здесь раньше бабушка жила ее.
        - А родители? - удивился Рокотов.
        - А родителям не до нее. Отец дипломат, мать при нем. Дочь с малых лет подкинули бабушке, бывшей актрисе. И вышло… To, что вышло, - скривился Ромка.
        - И чем ей грозит встреча с Копыловым? - уточнил Матвей. Рассказ знакомого не слишком-то помог ему составить картину происходящего. Слишком много вопросов и неясностей. Темнит Верещагин.
        - Скажем так, Копылов - одна из причин того, что Элка в экстренном порядке рванула сюда, - ушел от ответа Роман. - Чудом удалось договориться с Киром, чтобы он представлял в суде интересы эльфеныша. Ей от этого гада ничего и не надо было, только чтобы мелкую с ней оставили. И чтобы он подальше от их двоих держался. Златку Киру отстоять удалось, а вот запретить к ним приближаться - нет.
        - Все равно не понимаю, - в задумчивости Матвей пробарабанил пальцами по столу. - Он что, надеется через Эллу и ребенка воздействовать на этого…как его… Андрея?
        - Адриана, - поправил Верещагин, скривившись так, будто ему ведро лимонов подсунули.
        - Он что, думает, что ради дочери Соболевский выплатит все свои долги? - хмыкнул Матвей и тут же поставил себя на место бизнесмена. - Хотя я бы костьми ляг, но выплатил бы, лишь бы моего ребенка не трогали.
        Его слова почему-то вызвали у Романа смешок. Нехороший такой смешок. Полный сарказма.
        - Ты бы выплатил, - выделив местоимение, повторил он. - А вот Адриан Соболевский предложил Копылову расплатиться за долги женой.
        Глава 13
        - И что мы празднуем? - Глеб Левицкий плюхнулся на мягкий диванчик. - Да еще и в гордом одиночестве?
        - Ты как меня нашел? - Рокотов оторвался от созерцания янтарной жидкости в собственном бокале. После разговора с Верещагиным было до того тошно, что он вместо того, чтобы ехать домой, зарулил в бар. Здесь, заказав бутылку виски и легкую закуску, он попытался осмыслить услышанное. Прокручивал в голове снова и снова, и так, наверное, миллион раз. Но принять и понять услышанное не мог. Что значит «расплатиться за долги женой»? Как такое вообще возможно? Как можно предложить поиметь женщину, которая родила тебе ребенка? Ту, с которой ты прожил несколько лет? Даже если любви не было и нет, всегда же должно оставаться уважение. И ладно бы это была какая-то постельная грелка, тупая блондинка, меняющая папиков один за другим! Элла Кригер-то такой не было.
        Изящная, элегантная, нежная, всегда спокойная… И ее, ни капли не сомневаясь, предложить в качестве оплаты долга… Типа, милая, я тебя в жены взял, я тебя кормил и содержал, изволь расплачиваться. Так что ли?
        От этой мысли стакан в руках треснул. Тонкая струйка крови закапала на стол.
        - Оооо… Тяжелый случай, - протянул Глеб, глядя на это зрелище и протягивая ему салфетку. - Что случилось? Барс, - бросил он уже в трубку, - у тебя случайно аптечки нет? А то мы тут немного твою посуду порушили.
        А, ну да, осознал Матвей, это же бар Лекса Барсовецкого, он, наверное, и позвонил Глебу. Сглупил. Как-то сейчас Рокотову никого не хотелось видеть. Хотя нет, неправда. Сейчас бы этого Андрея-Адриана встретить и дать ему по морде. Интересно, как он сообщил жене, что продал ее как дорогую шлюху? От этой мысли руки снова невольно сжалась в кулаки, заставляя кровь течь еще активнее. Черт, он искренне и от души надеялся, что Элла применила открывшиеся сегодня таланты на собственном муженьке. Ублюдок!
        - Уууу… - протянул Глеб. - Может расскажешь, кто тебе так мозг вынес? Впервые тебя таким вижу лет этак…за двадцать? Привет, Барс.
        - Здорово, - пожал ему руку Лекс. - Мэт. Что тут у вас? Сами справитесь или какую- нибудь официантку на помощь позвать, - поставил он на стол небольшой чемоданчик.
        - Сами, нам сейчас только официанток не хватало, - хмыкнул Глеб, кидая взгляд на мрачного друга. На его памяти, таким он видел Матвея впервые. Интересно, что же все-таки произошло?
        Лекс, усмехнувшись, испарился, а Левицкий осторожно отобрал у приятеля осколки стакана, обработал ладонь и перевязал бинтом. Все эти манипуляции он произвел в полном молчании, уверенный, что друг колоться не станет. Слишком погруженное было состояние. И все бы ничего, вот только стоило завершить процедуру, как Матвей, налив себе новый бокал виски, залпом его выпил и поинтересовался:
        - Глеб, вот скажи мне… Какого размера у тебя должен бы быть долг, чтобы ты за него расплатился Маргошкой?
        От его вопроса суетящийся вокруг Левицкий рухнул на стул, глупо захлопал глазами и только потом поинтересовался:
        - Ты долбанулся?
        - Да я так, чисто теоретически, - глядя в пространство, ответил Рокотов. - Просто пытаюсь понять, за какие долги можно расплатиться любимой женщиной.
        - Погоди, ты когда успел себе бабу найти? - слова друга ничуть не упростили возникающую картину для Глеба. - И о каких долгах идет речь? Ты во что вляпался, дебил?
        Несмотря на не самые ласковые реплики, в голосе Левицкого слышалось искреннее беспокойство - они дружили с детства, вместе переживали и первые драки, и первые победы на любовном фронте и первые отказы. Даже похмелье впервые посетило их в один и тот же день - с тех пор, правда, друзья старались не надираться.
        - Да ни во что я не вляпался, - поморщился Матвей. Видимо, реакция приятеля заставила его слегка прийти в себя. - Сядь, - в голосе появились уже знакомые командные нотки.
        - Уф, - облегченно выдохнул Глеб, понимая, что друга начало-таки отпускать. - С возвращением на грешную землю. Колись, что случилось? Вариант, что ты насмотрелся мыльных опер, не прокатит, я же знаю, что ты и минуты такое не выдержишь.
        - Да ничего не случилось, - отмахнулся Рокотов. - Так, дошли кое-какие слухи, который я, возможно, слишком близко воспринял.
        Рассказывать всю ситуацию другу он не собирался. Как справедливо заметил около часа назад Верещагин - это не его тайна. Не те вещи, о которых стоило бы трепаться на всех углах. Он и так дал слабину, когда пытался это осмыслить. Но кто бы мог подумать, что он воспримет это настолько остро?
        Виски немного помогло отпустить ситуацию. В конце концов, ничего страшного, как он понимал, не случилось, Элла успела смотаться из этого вертепа без особых проблем. Ну… Относительно без проблем. Копылова явно нельзя списывать со счетов, да и Сокольский вряд ли успокоится. Вот только каким бы ни был план Верещагина, он рассчитал все верно. После того, что он услышал, Матвей Рокотов точно не даст в обиду одну вредную рыжую заразу, как бы она себя не вела. Джентльмен он или так, на асфальте валялся?
        Что именно валялся и именно на асфальте Матвей предпочел не вспоминать, иначе возникало дикое желание оправдать-таки причины, по которым он получил по шее. Ну и что, что хрупкая нежная барышня могла снова провернуть этот фокус? Больше он на него не поддастся! Предупрежден - значит вооружен. И вообще, больно надо!
        Глава 14.1
        Ох, нелегкая это работа - из болота тащить бегемота.
        Именно этим несчастным спасателем Элла и ощущала себя в разгар собственного обеда. Вот что в такие моменты делают нормальные люди? Едят. Но никак не попивают травяной чай, закусывая его овсяными печеньками, которыми и насытиться толком не удавалось. Но от приглашения Ромки Элла отказалась сама, апеллировав тем, что ей нужно время поработать над заказом Матвея.
        Так и оказались в ее жизни бегемоты. To есть поместья, которые более-менее находились в их области ранее. Конечно, можно допустить, что этот самый крестный и его возможный родственник Димитрий жили совсем в иной области, далеко от Роковых, но… Почему бы не попытаться начать с малого? Это «Соколиное око» и так хуже той самой несчастной иголки в стоге сена! Поди туда, не зная, к кому, залезь в часы, не знаю, чьи, и найди себе счастье!
        Димитрий, крестный и письма предка Матвея пока были единственными, за что можно бы было зацепиться. Конечно, можно попытаться обратиться в исторический музей, поискать в архиве переписку аристократических семейств того времени… Только кто ей ее даст-то?
        От имения Рокотовых, кстати, если верить интернету, не осталось практически ничего. Все поглотил пожар, который устроили крестьяне во время революции семнадцатого года. Неподалеку от него территориально находилось еще несколько поместий: одно из них принадлежало князьям Голицыным (если Элле память ни с кем не изменяла, плодовитое было семейство, по всей России расползлось), другое
        - графу Воронцову (или одному из побочных веток данного славного семейства), а третье - Юрию Данилевскому, аристократическому поэту того времени.
        С поиска информации о последнем Элла и решила начать. В конце концов, поэты любого времени - это те личности, которые так или иначе находились на глазах у публики. И дело далеко не всегда было в великом таланте, дарованном творческому человеку. Просто такие личности были, мягко говоря, эксцентричны. Вот и Юрий Викторович, наверняка, успел в свое время наследить.
        - Тук-тук, - дверь распахнулась, посетитель явно не собирался дожидаться ответа. - Говорят, ты отказываешься есть и собираешься превратиться на рабочем месте в селедку.
        - Почему в селедку? - машинально поинтересовалась Элла, проглядывая биографию «великого поэта». Так, пятеро детей. Вот только имена их, к сожалению, не упоминались. Стоит посмотреть, может там есть какой-нибудь мелкий музейчик, где наверняка сохранились фотографии из семейного архива.
        - Худая, посеревшая, да еще и без десерта, значит на соли… - Матвей Рокотов, довольный собственным сравнением, важно уселся напротив Эллы. Уходить куда- то он явно не собирался.
        Нет, вот как в таких условиях искать его дурацкий бриллиант?
        - Рокотов, ты вообще когда-нибудь работаешь? - полюбопытствовала девушка, не отвлекаясь от возникающих на экране компьютера строк. - Или тебя Лилия Константиновна на полставки устроила? Вот только не представляю кем… Принеси-подай слишком мелко для твоей важной персоны, а больше тебе ничего тут не подойдет.
        - Это вот такого вот ты мнения о собственном начальстве? - покачал головой Матвей.
        - О Лилии Константиновне я самого высокого мнения, - нейтрально улыбнулась
        Элла. Сегодня она вновь была слегка отстраненной, собранной и вежливо- выводящей из себя. В общем, той самой, которая так отчаянно бесила Рокотова своим существованием. И куда только делать та амазонка, отвечающая на его поцелуй, а потом опрокинувшая на асфальт? Если бы Матвей верил в магию, подумал бы, что в тот момент произошло переселение душ, не иначе. И все-таки, какая она настоящая, эта Элла Кригер?
        - Интересно у тебя получается, - Матвей слегка наклонил голову, словно изучая перед собой редкого зверька. - Вчера ты роняла на землю собственное начальство, а сегодня ты меня уже за начальство не признаешь. Даже не знаю, радоваться мне таким переменам или как.
        - Ты мне начальство только когда я занимаюсь твоим вопросом, - отрезала Элла. - А здесь у меня другие обязанности.
        - А ты разве не моим вопросом в обед занимаешься? - Матвей, ничуть не церемонясь, зашел ей за спину и заглянул в компьютер. - Юрий Данилевский… Это кто?
        - Возможный отец Димитрия. Или родственник. Я пытаюсь найти, за что зацепиться, - не стала отпираться Элла. - А ты что здесь забыл все-таки? Мне казалось, руководящее звено крупных компаний хотя бы немного, но должно работать.
        - Линке забежал подарок от маман передать, а ее на работе не было, - пояснил Матвей. Элла невольно улыбнулась. Почему-то она не могла себе представить маму такого… сложного человека. Кто он - раздолбай или хладнокровный бизнесмен девушка так и не могла понять. - А еще сказали, что ты тут, с Ромкой обедать не пошла. Вот и решил заглянуть.
        - Верещагин что, всем нажаловался? - невольно поморщилась Элла, испытывая желание дать приятелю подзатыльник. При всей ее большой любви к нему, в последнее время он вел себя как наседка.
        - Вот этого мне никто не уточнил, - рассмеялся Матвей. - Раз ты все равно занимаешься моим делом, и у нас обед, предлагаю такой вариант. Мы по-быстрому заказываем что-нибудь из ресторана и, пока нам везут, пытаемся разобраться в том, что ты нашла. Потом за обедом обсудим, и я исполню твое заветное желание.
        - Скроешься с моих глаз? - тонко улыбнулась девушка.
        - Именно! Ну так как?
        - Принимается, - кивнула Элла. Они быстренько заказали через приложение еду из ближайшего ресторана и перешли к более насущным вопросам.
        Глава 14.2
        - Почему именно Данилевский? - поинтересовался Матвей.
        - Я подумала, что, возможно, этот самый крестный - человек, у которого твой прадед частенько бывал в гостях, то есть жили они не за тридевять земель, чтобы к ним через полстраны не было нужды ехать. Крестные - они же чаще всего родственники или друзья.
        - Или сослуживцы, - продолжил ее мысль Матвей. - To есть ты предлагаешь поискать этого Димитрия среди аристократов нашей области, правильно понимаю?
        Девушка наконец оторвалась от своего компьютера и развернулась к нему. Зеленые ведьминские глаза оказались так близко, что Матвей мог увидеть в них искорки. А еще что-то, подозрительно напоминающее смущение. Но этого ведь не могло быть, не так ли? Не с этой «леди совершенство», вечно держащей себя в руках.
        - Я понимаю, что это утопический вариант, - призналась Элла, на мгновенье опуская глаза. Удивительно темные ресницы тенью легли на бледную фарфоровую кожу. Да и сама рыжая казалась какой-то изящной, искусной статуэткой в коллекции редкостей. Дьявол, о чем он только думает?
        - Но надо за что-то уцепиться, - даже не замечая его отстраненности, продолжила девушка. - Если не получится, значит, будем увеличивать ареал поисков. Слушай, я хотела спросить.
        - О чем? - уточнил Рокотов, пытаясь отвлечься от совсем неделовых мыслей. Не стоило ее вчера целовать, не стоило. Теперь он знал, что у нее практически бархатная кожа, мягкие на ощупь волосы…и тяжелая рука. А еще муж-козел, который вот эту вот красоту решил использовать в качестве разменной монеты. Так, Мэт, ну-ка прекращай об этом думать! Лучше вспомни про чей-то вредный характер и острый язычок, который с вежливой улыбкой анаконды постоянно произносит колкости.
        - Насколько я понимаю, то письмо, которое ты мне показал, оно не единственное? И дневник тоже? Есть другие? - в отличие от него, Элла была целиком и полностью настроена на деловой лад.
        - Ну конечно, они у отца в архиве… - машинально сообщил Матвей и только потом сообразил, ЧТО он сказал. - Черт! Вот я дебил! Идиот полный! Ну конечно же! Более ранние дневники я читал, но как-то по диагонали. Там все равно про бриллиант ничего не было. Да и прямо не говорилось, кто крестный. А вот если попробовать поискать информацию о Димитрии… Или хотя бы о круге общения прадеда и его брата. Ты ведь это имела ввиду?
        - Да, - кивнула Элла и попросила. - И сядь уже. Терпеть не могу, когда надо мной нависают.
        Рокотов чуть было не спросил, часто ли муж пытался подавить ее характер своим ростом, но сдержался. Нельзя. Он и без того прекрасно понимает, в какое место его после такого вопроса пошлют. Не прямо, конечно. Вежливо-окольными путями. Чем-чем, а эвфемизмами безупречная леди Кригер владеет в совершенстве.
        Спорить не стал - послушно вернулся на место. Тем более, оттуда открывался весьма и весьма неплохой вид на временную королеву приемной.
        - Тогда предлагаю вечером поехать к моему отцу, - предложил Матвей, силясь не представлять, как отреагируют его чудеснейше родители на явление сына в компании симпатичной девушки. И что, что разведенная и с ребенком? Много ли предкам надо для того, чтобы построить никому не нужные матримониальные планы.
        - Вообще-то у меня дочь, - с вежливо-нейтральной улыбкой напомнила Элла.
        - Нет, Злату, наверное, к моему отцу брать не стоит, - почесал затылок Матвей. - А то не то подумают.
        Показалось? Или в глазах собеседницы действительно мелькнули лукавые смешинки?
        - Вообще-то я к тому, что я не могу на постоянной основе оставлять своего ребенка с Ромкой или тетей Олей, - с усмешкой пояснила Элла. - Поэтому извини, но сегодня я еду домой.
        - А если я сам заберу документы и приеду к тебе? - предложил компромисс Матвей, прекрасно понимая, что так и ему будет гораздо спокойнее. Мало ли, кто там объявится? Копылов-то так просто не сдастся, да и муженек ее, судя по всему, та еще гнида.
        - У меня дочь, - снова напомнила девушка.
        - Да брось! - отмахнулся Матвей. - Я не кусаюсь, детская психика от меня не пострадает.
        Наглое заявление с его стороны. Весьма и весьма. Видимо, не слишком часто грозный Матвей Рокотов общается с маленькими детками. Он даже не представляет, на что себя обрекает! Эта мысль вызвала у Эллы тонкую улыбку.
        - Как бы твоя психика не пострадала от детского тиранизма, - хмыкнула девушка. - Или ты думаешь, что трехлетняя малышка будет спокойно сидеть в уголке со своими игрушками и ни в коем разе не станет тебя отвлекать?
        - Ну… Как бы… - тут Матвей откровенно замялся и неуверенно предположил. - Нет?
        Это было настолько мило и так откровенно наивно-глупо, что Элла закрыла лицо ладонями и откровенно расхохоталась. Звонкие переливы смеха откровенно удивили Матвея - он и не представлял, что она может так счастливо по-детски смеяться.
        А железная леди, оказывается, тоже человек. А еще слабая девушка, как бы она не пыталась этого не показать. А, может, все-таки пострадать дуростью и попытаться растопить Снежную королеву? Хотя надо ли это ему? А это уже, как говорил Винни- Пух, большой-большой вопрос.
        Звонок мобильного спас его от ответа - привезли обед. И Рокотов поспешил ретироваться, избавляясь от необходимости отвечать. И от собственных мыслей, столь неожиданно пришедших в голову. Над этим, определенно, стоит поразмышлять. И, прежде, чем что-то предпринимать, стоит вообще решить, стоит ли игра свеч.
        Глава 15.1
        - Золотко, я тебя очень прошу - веди себя прилично, - попросила Элла вертящуюся возле зеркала дочь. Как только она узнала, что в гости придет дядя Матвей, малышка тут же потребовала ее переодеть и перезаплести. И чем только Рокотов умудрился так быстро запасть маленькому ураганчику в душу? Ведь разговаривали они минуты две, не больше ан нет же, запомнила, хотя впечатлений в последнее время ребенку хватало с избытком. - А то дядя Матвей стесняется.
        Сказала - и сама подавилась собственными словами. Как же сложно не расхохотаться! Представить стесняющегося Матвей - это все равно что увидеть в реальности золотого дракона, игуаны не в счет. Что-то из области мифического и несбыточного. Тем более, Рокотова, стесняющегося ребенка. Вот запуганного - совсем другого дела. В силах собственного чада Элла не сомневалась. К таким нервным потрясениям и просьбам «Поиграй со мной» так называемый начальник явно не был готов. Но сам виноват - его никто не тянул за язык.
        - Мам, не волнуйся! - важно и совсем по-взрослому заявила Златка. - Я не буду кусаться, честно-честно.
        М-да, ребенок явно с начальством на одной волне. Интересно, о чем это говорит? To ли дочь слишком быстро выросла, то ли Матвей по развитию на уровне трехлетней малышки. Споются, явно споются. Не хотелось бы. Еще привыкнет, потом будет расстраиваться. Только недавно перестала вспоминать отца, хотя тот практически не проводил с ней время. И то Ромке спасибо. Вечно то поиграет с ней, то сказки расскажет.
        - Ну если только совсем немножко, - озорно добавило маленькое чудо, заставив Эллу закатить глаза. Но читать нотации настроения не было, да и не заслужила этого малышка.
        - Лучше расскажи, как день в садике прошел?
        По дороге маленькая балаболка уже поделилась главным впечатлением - в их группу пришел новый мальчик по имени Артем. И дочке он явно пришелся по вкусу. Только, как огорченно заметила малышка, слишком серьезный, но она это поправит. И почему-то после этих слов Элла невольно посочувствовала бедному парнишке.
        Так что способ отвлечь ребенка она выбрала идеальный. Златка тут же начала по сто-пятисотому кругу рассказывать про Артема. Но вертеться у зеркала не перестала. Кажется, у трехлетнего чуда нарисовалось аж две любови - новый мальчик и дядя Матвей. И если против мальчика Элла ничего не имела, то вторую кандидатуру стоит побыстрее куда-нибудь отправить. Ну так, спокойствия ради.
        От рассказа девчушку отвлек звонок в дверь и, Златка, отлепившись от зеркала, спрыгнула со стульчика и вприпрыжку побежала к двери, словно позабыв, что без матери все равно не сможет ее открыть.
        Покачав головой, Элла направилась вслед за ней.
        На пороге стоял Матвей. При виде встречающих его дам он улыбнулся, а уж когда малышка задорно воскликнула «Привет» присел на корточки и протянул ей медвежонка.
        - Ой, какая плелесть! - воскликнула кроха и, потянувшись, чмокнула совершенно постороннего дядю в щеку. Вот кокетка малолетняя!
        Матвей откровенно растерялся от такого проявления детской любви. Но малышку мало того, что поддержал, еще и подхватил на ручки, параллельно разуваясь.
        - Рад, что понравилось, принцесса, - улыбнувшись, заметил он. И, если бы не замешательство в глазах, Элла была бы уверена, что Рокотов постоянно общается с детьми, еще и, наверное, пару-тройку своих где-то по лавкам припрятано. Вот только несмотря на внешнюю уверенность в действиях, парню, мягко говоря, было немного непривычно.
        - Еще как! - важно заявила мелкая, обнимая его за шею. Еще бы ей подарки не понравились! - Ма, идем чай пить! Дядя Матвей голодный!
        Ну прямо идиллия! Интересно, ее мнение вообще кого-нибудь волнует? Не дочку, явно. Да и Рокотова навряд ли. И не то чтобы она не собиралась угощать гостя, но…
        Пока Элла подогревала чайник, Златка, беззастенчиво забравшись Матвею на колени, оживленно рассказывала про Артема и детсадовские будни. А тот активно участвовал в разговоре и задавал вопросы. И даже - о господи! - дал ребенку совет по обращению с мальчишками:
        - Запомни, золотко, - погладив по голове малышку, выдал Матвей- Мальчики любят милых, слабых, но не ноющих девочек. To есть ни в коем случае нельзя плакать, а еще обязательно нужно давать мужчине возможность себя защитить. Даже если ты способна с этим справиться сама, позволь ему помочь. Поняла?
        Услышав эту народную мудрость, Элла чуть не выронила из рук чайник. А она-то думала, почему у нее брак вышел не самым…кхм…удачным. Оказывается недостаточно слабости показывала! Ну а то, что ее чуть было не продали, это так, мелочи жизни… Слишком уж самостоятельная выросла!
        - Ага! - важно кивнула малышка. - To есть если мне в следующий раз в чай подкинут резинового ужика, я должна испугаться? А не бить этого гада?
        И такой проникновенный голосочек. Не хватает только: «помедленнее, пожалуйста, я записываю». Или это только потому что мелкая пока писать не умеет?
        - Ну что ты, крошка, - покачал головой Матвей. - Мальчиков вообще бить не стоит. Вдруг он дурачком потом станет?
        В голосе парня на последних словах послышалось неприкрытое ехидство, которое ребенок разобрать не мог. А вот его мать - вполне.
        Глава 15.2
        Спина Эллы напряглась. Девушка в буквальном смысле прикусила себе язык, чтобы не задать вопрос: «Как ты?». Она-то прекрасно понимала, камешком в чей огород являются последние слова. И это вызвало желание повторить для некоторых вчерашний урок. Перед внутренним взором невольно встали события, которые этому предшествовали, и Элла невольно почувствовала, как щеки опалил жар. To ли от смущения, то ли от чего-то еще. Черт, она не будет об этом думать! Она не будет думать об этом поцелуе! Вот только почему-то этот момент оказался ее белой обезьяной - только она решила об этом не думать, как мысли только сильнее вернулись к нему.
        - Так он уже! - обиженно заявил ребятенок. - Вот как теперь из него умного делать, а? - и мелкая задергала Матвея за рукав.
        - А вот это уже сложнее! - заговорщицки подмигнул ей Матвей. - Но тоже возможно. Правда, долго. Для этого мальчикам надо слегка подрасти.
        «А некоторым и это не помогает», - вела мысленную дискуссию с этим сказочником Элла. Но при ребенке спорить не стала. Какое тогда «вести себя прилично», если мать сама подает дурной пример и подкалывает гостя? Непорядок…
        - Не знаю-не знаю, - озабоченно покачала головой Злата. - Не увелена, что это поможет.
        Хоть в чем-то дочь с ней солидарна!
        - Вот что, психологи, давайте-ка есть, - влезла в их серьезный разговор девушка.
        - Я только чай! - тут же возразила малышка, не слезая, впрочем, с чьих-то явно приглянувшихся ей колен. - Я уже ужинала.
        - Вот тебе чай, - поставила на соседнее место кружку Элла. - И дай дядю Матвею поесть, с тобой на коленях ему явно неудобно будет.
        - А я его поколмлю, можно? - попросила девчушка. И что ей так приглянулся Рокотов? На памяти Эллы она разве что в Ромку так вцеплялась. А тут совершенно посторонний мужчина… Даже к отцу Златка так не ластилась.
        - Ну уж нет, солнце мое, - Элла подошла и, невзирая на протесты, пересадила ребенка. - Дядя уже взрослый, сам справиться. К тому же, после того, как ты его покормишь, дядю придется отмывать. Я к таким трудовым подвигам не готова.
        - Вредная у тебя мама! - щелкнул крошку по носу Матвей. - Ничего, в другой раз, ладно? - и подмигнул ей. Мигом повеселевшая дочь активно закивала, не обращая внимания на оторопевшую мать. В какой-такой другой раз? Она категорически против, если кого-то вообще волнует ее мнение. Нет, надо все-таки быстрее искать это дурацкое «Соколиное око», пока она не привыкла к присутствию некоторых личностей в ее жизни. И ребенок не привык.
        - Ты документы-то привез? - сменила тему на деловой лад девушка, стараясь подавить в груди этот невольный испуг. Глупый, конечно, вопрос. Ради этого он ведь и приехал. И никак иначе.
        - Конечно. Слушай, ты говорила про музей этого Данилевского. Может в выходной туда съездим? - предложил Матвей. - И Златку заодно прихватим, ей полезно гудет на природе погулять. Я погуглил, там у поэта вроде шикарный парк был. Наверняка, остатки красоты еще есть.
        - Уля! - даже не стала дожидаться ответа матери Златка. - Палк! Хочу-хочу-хочу!
        Элла тоже хотела. Треснуть со всей дури эту заразу, которая даже не оставила ей выбора. А как тут отказаться, если хочешь миновать слезы и истерики ребенка, у которого отнимает прогулку по парку и возможность погулять с дядей Матвеем? Такого ее нервы просто не выдержат!
        - Подожди! - погрозил ребенку пальцем Рокотов. - Давай дождемся, что мама скажет! Не сбивай ее с положительного решения.
        Златка послушно замолчала, умоляюще глядя на мать своими огроменными зелеными глазками, которые, как по команде, стали наполняться прозрачными, как хрусталь, слезами. Вот манипуляторша-то растет! И в любой другой ситуации Элла бы отказалась. Вот только в музей все равно нужно будет попасть.
        - Не уверена, что Златке будет интересно гулять по музею, - скрывая улыбку, произнесла она. В реакции дочери она не сомневалась. Слишком хорошо знала эту лису.
        - Интелесно! Очень-очень, - затараторила мелкая. - Ну поехали, ну пожалуйста, мам! Я сино-сино хочу!
        - Что скажешь, мама? - поинтересовался этот…манипулятор гребанный! Ой, черт, приличные леди же так не выражаются! Но приличных слов для этого…субъекта у нее уже просто не осталось.
        - Уговорили, - сдалась девушка и чуть не рухнула от натиска кинувшейся к ней с объятиями Златки. Причем, Элла готова была поспорить - дело вовсе не в парке и не в поездке куда-либо. А вот дядя Матвей - это да, это важно!
        Глава 16.1
        - Ну что, нашла что-нибудь интересное? - спустя час поинтересовался Матвей, играющий на ковре со Златкой. Он так пыхтел над несчастными документами, что Элла не выдержала и отобрала их у него. Этим тут же незамедлительно воспользовалась маленькая хитруля, получившая мужчину в свое безраздельное властвование. Тот не особо противился, и Элла, почему-то с чистой совестью доверив ребенка Матвею, погрузилась в чтение.
        - С точки зрения истории или с точки зрения наших целей? - уточнила леди Кригер, перелистывая страницы. Нельзя сказать, что у прадеда Рокотова присутствовал литературный талант. Его записи скорее напоминали распорядок дня. Что, где, как происходило. Вполне возможно, он вел дневники чисто для того, чтобы самого себя дисциплинировать. Но кто знает?
        - Вот только не надо, пожалуйста, читать мне лекцию о великом историческом значении этих бумажек! - притворно поморщился Матвей. - Я таких за свою жизнь послушал немало. У меня отец на этом просто повернут.
        - Твой отец - умный человек, - рассеяно заметила Элла, не отвлекаясь от ветхих страничек. И совсем не замечая, каким взглядом на нее смотрит Рокотов. Увлекшись чтением, она с ногами залезла на диван и в задумчивости накручивала на палец прядь волос, не обращая внимания, что безупречная прическа изрядно растрепалась. Еще и привычка то и дело прикусывая нижнюю губу невольно заставляя периодически отвлекаться от почетной должности няньки и жадным взглядом пялиться на девушку. А она и не замечала. Вот уж действительно исключительная особа. И ведь не скажешь, что невинное дитя, но это ее игнорирование его интереса вызывало азарт.
        - Ага, он бы наверняка сказал то же самое о тебе, - то ли согласился, то ли поиздевался Рокотов, вспомнив то искреннее недоумение отца, когда он забирал из дома архив. Услышав о причинах, отец ни словом не высказал своего несогласия, хотя идея сына найти фамильный бриллиант явно вызывало у него желание покрутить пальцем у виска. Но Элла права, Максимилиан Матвеевич был действительно умным человеком. Чем бы дитя не тешилось…
        А «дитя» в этот момент о «Соколином оке» думал мало, искренне резвясь с маленьким чудом и при этом периодически пялясь на ее мать. И никак не мог отделаться от мысли, что и Элла тоже, наверное, могла бы быть такой, как Златка - солнечной, открытой, искренней, простой. Могла же? Только девушка то и дело пряталась в раковине собственной выдержки, хотя Матвей замечал - кому-кому, а ему точно удается вывести ее из себя. И почему-то такие тени злости в глазах, нервные движения, раздражение в голосе не могли его не радовать.
        - Полезного для нас пока ничего не нашла, - вторглась в его размышления Элла, и Матвей даже головой потряс, не сразу сообразив, о чем это она. - Но я еще только начала работать. Будем надеяться, поможет.
        - Ма-ам! - заканючила вдруг Златка. - Я чай хочу. Мона?
        - Ладно, сейчас сделаю, - вздохнув, Элла слезла с дивана. - Водохлебка.
        Стоило только ей уйти на кухню, как девчушка вдруг наморщила лобик, а потом выдала:
        - Ой, что я тебе щас покажу! Щасплиду! - и на такой ноте ураганчик усвистел куда-то в спальню. Хмыкнув про себя, что все дамы этой квартиры его бросили, Матвей пошел восстанавливать данную несправедливость. И по-хорошему стоило бы пойти за ребенком, вот только ноги его понесли совсем в другую сторону.
        - Тебе помочь? - спросил он, наблюдая за тем, как Элла смешивает какие-то травы в заварнике.
        - Чем ты можешь помочь? - хмыкнула девушка. - Чайник подержать? Так я и сама в состоянии.
        Язвительная «леди совершенство» была для него гораздо привычнее той самой милой молодой мамочки, которая подает своему ребенку пример. Но, стоит признать, во всех образах Элла была хороша.
        - Кажется, кто-то пропустил лекцию о том, как привлекать мальчиков, - с усмешкой заметил Рокотов. Элла улыбнулась, глядя на него. И не скажешь, что взрослый бизнесмен. Джинсы, майка, взъерошенные и торчащие в разные стороны светлые волосы. Впрочем, было бы странно, если бы он после игр с ребенком оставался в идеально-приглаженном образе. Что-то из области сказок, наверное.
        - А что, это была для меня лекция? - удивленно распахнула глаза девушка. Впрочем, даже невинное выражение лица не могло скрыть сарказм в ее голосе. - Я-то думала, для ребенка.
        - Не думаю, что ты нуждаешься в таких уроках, - почему-то слегка севшим голосом откликнулся Матвей и, отлепившись от дверного косяка, шагнул по направлению к ней.
        Глава 16.2
        Это происходило словно в замедленной съемке. Парень, словно заправский хищник, опасающийся спугнуть собственную добычу, приближался к ней осторожными шагами. А Элла замерла, словно загипнотизированная взглядом карих глаз. Уже почти привычных, насмешливых, в которых сейчас отображалось что-то совсем иное. Потемневших глазах, напоминающих в данный момент растопленный шоколад.
        - А где Злата? - непослушными губами поинтересовалась девушка, стараясь стряхнуть с себя это странное оцепенение. И не то чтобы это вышло. И не то чтобы она боялась этого парня. Хотя да, боялась. И не столько его, сколько саму себя рядом с ним. Особенно тогда, когда он вроде бы небрежным жестом отводит пряди волос с ее лица, касаясь слегка шершавым пальцем ее кожи… Как сейчас.
        - Вспомнила что-то мегаважное и побежала искать это, чтобы мне показать, - улыбнулся уголком рта Матвей. - У тебя чудесная дочь.
        - Я в курсе, - попыталась отступить на шаг рыжая. Только загнала саму себя в ловушку, упершись поясницей в стол. Дальше бежать было просто некуда. И противник не собирался позволять ей это делать.
        - Милое создание. Жаль не в маму, - ухмыльнулся Матвей.
        - Да неужели? - ядовито поинтересовалась Элла, яростно сверкнув зелеными глазами.
        - Именно, - с улыбкой подтвердил Рокотов. - Мама у нее слишком вредная.
        - Затем ты…? - начала свой вопрос девушка, сообразив, что ее запястья перехватили мужские ладони.
        - Чтобы ты не мешала мне кое-что проверить, - тихо откликнулся Матвей, радуясь, что не встретил совсем уж бурного сопротивления. Он ожидал, что будет хуже.
        - И что же?
        - Это.
        Твердые губы коснулись ее рта прежде, чем она успела что-то возразить. Даже выдохнуть не успела. Это был уже совсем другой поцелуй. Не такой яростный, как вчера. Без злости, без борьбы. Удивительно теплый, нежный, словно лепестки цветов. Легкий. Дразнящий. Сводящий с ума.
        Поцелуй, которому было сложно противиться.
        Да что там - она даже руки поднять не могла, чтобы его оттолкнуть. Предусмотрительная зараза! Конечно, можно было бы пустить в ход ноги, пнуть наглого захватчика от души… Но почему-то не хотелось.
        Наверное, мешало то ленивое чувство неги, которое возникало где-то в душе. Или полное отсутствие страха. Элла почему-то была уверена - ничего плохого он ей не сделает. Наоборот, с ним возникало какое-то непривычное чувство защищенности, тепла. Когда она была моложе, именно такие эмоции, как ей казалось, она должна испытывать с любимым человеком.
        Сейчас, став старше, она уже понимала, что это просто физиология. Но противиться ей не было никаких сил. Можно же иногда, на какое-то мгновение просто забыть обо всем и поддаться эмоциям?
        Словно почувствовав, что сопротивление сломлено практически без боя, Матвей отпустил ее запястья, передвинув свои руки куда-то в район талии, придвигая девушку к себе ближе. Он не усиливал напор, все теми же легкими поцелуями пробуя зыбкую почву, по которой ступал.
        А Элла поддавалась. На каком-то подсознательном уровне. Вместо того, чтобы хорошенько тряхнуть наглое начальство, она положила руки ему на плечи, даже сквозь тонкую ткань его футболки ощущая практически обжигающее тепло его кожи. Хотелось отвечать, изучать, утонуть в вихре столь непривычных ощущений, позабыв и о дурацких письмах, и о собственном ребенке…
        Именно мысль о Злате и заставила ее опомниться и оттолкнуть парня.
        - Ты с ума сошел? В любую минуту может войти моя дочь. Что она подумает? - прошипела девушка, пытаясь восстановить дыхание. Получалось не очень. А еще хотелось куда-нибудь сбежать от этого пытливого взгляда, который, казалось, видел насквозь.
        - Не войдет. Насколько я понимаю, ребенок ищет что-то важное, - успокоил ее Матвей, донельзя довольный, что его не оттолкнули. Точнее как… Не сразу. И даже не побили. Прогресс.
        Но вместо того, чтобы вернуть ей равновесие, эти слова только разозлили.
        - Это маленький ребенок. За пять минут без присмотра она может устроить картинную галерею, после которой в квартире придется делать капитальный ремонт, - отрезала Элла. - И вообще… Даже если Златка не войдет… Это тебе не позволяет вести себя так, будто ты имеешь на это право.
        - На что именно? - не удержался и подразнил драконов Матвей. Вот сейчас он действительно вывел ее из себя. Точнее привел в смятение и немного разозлил. Грудь вздымается, в зеленых глазах нет уже такого привычного спокойствия… И это было приятно. Мазохист, не иначе.
        - На… на… - она задохнулась, не в силах подобрать слова. Вместо этого лишь сунула ему в руки закипевший чайник. - Налей в кружку половинку горячей воды, половину из графина. Я пока посмотрю, чем там Злата занимается.
        Возразить или остановить ее Матвей не успел. Да и не рискнул бы. Хоть по его поведению особо и не скажешь, но жизнь ему все-таки дорога. Однако скрыть довольную улыбку не получалось. И все-таки не такая уж снежная, эта рыжая королева. Так, сосульками тыкается слегка…
        А «снежная королева» в это время оглядывала несчастный стол, который усиленно разрисовывало мелками одно рыжеволосое чудо. Цветные крошки уже превратили красивое платьице в некое подобие радуги, но малышке все было нипочем. Она дорисовывала белым мелком снеговика из мультика. Рядом угадывался кто-то, отдаленно напоминающий оленя. Видимо, снеговик малышке нравился больше - от усердия, стремясь нарисовать его как можно красивее, она даже язычок высунула.
        - Солнышко, что ты делаешь? - осторожно поинтересовалась Элла, стараясь контролировать собственный голос и не сорваться на ребенке. Сама виновата, знала же, что не стоит ее без присмотра оставлять. А вместо этого… целовалась с этим белобрысым гадом!
        - Я хочу показать дяде Матвее героев «Холодного сердца», - невинно заявила малышка. - Ма, ты что, селдишься?
        - Ну что ты, радость моя. Рокотов, - слегка повысила голос Элла. - А ну-ка иди сюда.
        Сейчас она ему покажет и героев, и «Холодное сердце», и как оставлять ребенка без присмотра! Главное, не покалечить собственное начальство.
        Глава 17.1
        Пятница - самый любимый день любого трудящегося человека. Даже если ты работаешь всего неделю, предвкушение предстоящих выходных не могло не радовать. Все дела делаются как-то быстро, споро, вопросы решаются. Вот и Элла умудрилась к обеду успеть разобраться со всеми рабочими проблемами. А после обеда к ней заглянула Василина, второй раз за неделю вырвавшаяся из-под сладкой опеки мужа.
        Девушка нерешительно поскреблась в дверь, потом заглянула в приемную:
        - К тебе можно? Не сильно занята?
        - Да, конечно, заходи, - приветливо улыбнулась Элла. Племянница начальницы была ей искренне симпатична, плюс ее желание работать хотя бы несколько дней в неделю практически сразу после родов вызывало искреннее уважение. Этот человек явно не привык скучать.
        Лина прошла в кабинет и уселась в то самое кресло, где вчера мешал ей работать Рокотов. И почему только она его вспомнила? Наверное, все дело в том, что он дружит с Линой, не иначе.
        - Слушай, я хотела попросить у тебя прощения, - потупив голубые глаза, выдала вдруг Василина.
        От неожиданности Элла уронила на пол ручку, но поднимать ее не спешила, строя догадки о причинах столь неожиданных речей. Вот только не одна из них не казалась логичной
        - За что? - устав перебирать причины, поинтересовалась леди Кригер.
        - За Матвея, - пояснила Лина с мягкой улыбкой. Ромка говорил, до замужества она была более резкой. Еще и приводил коллегу в пример девушки, которой брак пошел на пользу.
        - А при чем здесь он и ты? - осторожно поинтересовалась Элла, понимая, что если Рокотов рассказал приятельнице о своих домогательствах, она не будет церемониться и просто и незатейливо столкнет его с десятого этажа. И даже не поинтересуется, выживет он или кет. И совесть ее ни капли не замучает!
        - Ну как причем? - удивилась Лаврецкая. - Это же моя идея была, чтобы он к тебе обратился насчет поисков бриллианта. Судя по тому, что он сюда зачастил, совету он последовал.
        О как! To есть это не Верещагин поспособствовал? Это стало для нее неожиданностью. Нет, Ромка, конечно, мог внушить Лине подобную мысль, ко вряд ли девушка стала делиться манией кладоискательства друга с коллегой. Так что… Не всесильным манипулятором является ее приятель, уже хорошо.
        - Да ладно, - примиряющее улыбнулась Элла. - Я же могла отказать.
        - Рокотову-то? - Лина весело расхохоталась. - Не могла. Эта зараза, если что-то вбил себе в голову, на каждом углу бы тебя поджидал, пока ты бы не согласилась. Я его с детства знаю.
        Элла невольно опустила глаза. Собственно, все практически так и было. Она ведь согласилась ему помочь только под давлением. Но жалела ли об этом сейчас? Скорее нет, чем да. Это было весьма интересно - окунуться в жизнь совсем другого века, отвлечься хотя бы ненадолго от собственных проблем, попытаться чего-то добиться самой. Доказать себе, что чего-то стоишь. Это было совсем неплохо. Хотя и не так-то просто.
        - Что, он так и делал, что ли? - догадалась Лина, правильно расценив мимику собеседницы. - Вот зараза-то!
        Вот только почему в ее голосе Элле послышались нотки радости и восхищения? Чему радуется эта хитрая особа? Странно это.
        Но развить тему не получилось. Зазвонил внутренний телефон. Элла взяла трубку.
        - Элла Георгиевна, тут к вам посыльный из службы доставки. Пускать? - спросил чей-то мужской голос. С трудом, но девушка сообразила, что звонит охранник с КПП.
        - Я ничего не заказывала, - удивленно ответила она. - Но ладно, пустите.
        Оставалось лишь искренне надеяться, что это посыльный не от Копылова и не от мужа. Элла вытерла слегка вспотевшие ладони об юбку. Она сейчас не одна. Ей нечего бояться. Златка все в безопасности. Все хорошо. Дыши глубже, Элла, дыши.
        Посыльный появился спустя пару минут. Совсем молодой парнишка зашел в кабинет с огромной сумкой.
        - Элла Кригер? - уточнил он. - Получите, пожалуйста, и распишитесь.
        - А что это? - удивленно поинтересовалась девушка, рассматривая вытащенную коробку. - Вы откуда вообще?
        - Из магазина «Мир игрушек», - невозмутимо сообщил парень. - Разве вы не оформляли заказ?
        - Я? Нет. Даже и не думала, - безразличным тоном откликнулась девушка, откровенно не понимая, кто способен прислать ей на работу игрушки. Да и зачем?
        - Тут записка есть, - вспомнил парнишка. - Распишитесь, пожалуйста, мне еще несколько заказов надо разнести.
        - Да, конечно, - смилостивилась над курьером Элла, понимая, что больше ничего он ей не скажет. Так что стоит ли пытать?
        Парень ретировался так быстро, словно за ним какое-то чудовище гналось. Девушки переглянулись и дружно рассмеялись.
        - Я не трус, но я боюсь, - покачала головой Лина. - Слушай, я тоже хочу наводить на людей ужас одним лишь взглядом. Научи, а?
        - Ну ты совсем-то из меня чудовище не делай, - хмыкнула Элла. - Я не виновата, что у кого - то нервы слабые.
        - Посмотрим, что там? - кивнула на коробку Лина. - Так интересно! Цветы в подарок - это я еще могу понять, но что можно подарить из магазина игрушек?
        Тот же вопрос занимал и леди Кригер. Как и личность загадочного дарителя. Оставалось лишь искренне надеяться, что это Ромашка отжег и притаранил очередную красоту для Златки. Но что-то сомнительно.
        Интересно, что лучше посмотреть сначала? Записку или подарок? Подарок или записку? Вздохнув, Элла протянула руки к коробке.
        Глава 17.2
        На ярком прямоугольнике было изображено что-то совершенно непонятное. Какие- то светящиеся загогулины. А внутри коробки было что-то напоминающее мольберт и лазерные указки.
        - Ого, - воскликнула Лина, рассматривая весь этот набор. - Это же для рисунков светом. Вот мольберт. А это вместо кистей. Слушай, это, получается, для твоей дочки подарок? Но от кого?
        - А это мы сейчас узнаем, - с какой-то мстительной улыбкой заметила Элла, беря в руки записку. У нее были догадки, кто этот загадочный даритель. Так вот. Лучше бы ей ошибаться!
        Но написанные размашистым почерком слова только подтвердили ее догадку:
        «Это для твоего золотоволосого чуда. Мне кажется, ей нужен холст, чтобы в дальнейшем не использовала в этом качестве стол. Так безопаснее для окружающих»
        - Вот ведь… - последнее и не самое цензурное слово так и не сорвалось с ее губ - Элла успела прикусить язык. Но заинтересованная Василина подошла к ней и решительно протянула руку к записке:
        - Можно?
        - Да пожалуйста! - передала этот «шедевр» коллеге Элла, вскакивая с места и нервно подходя к окну. Руки так и чесались разорвать записку к чертовой матери, сжать шею этого блондинистого негодяя и…
        - Это же почерк Матвея! - удивленно воскликнула Василина. - Извини, что лезу не в свое дело, но что произошло? Какой-то нетипичный для него поступок.
        Нетипичный? Вы серьезно? А по мнению Эллы, это был его девиз по жизни - подстебать ближнего своего. Ну подумаешь, два часа стол потом оттирал. Так сам виноват! Нечего трехлетнюю малышку оставлять в гордом одиночестве там, где есть такое бурное поле деятельности. Впрочем, Златка своего любимца не кинула - убирались они вдвоем, еще и повеселиться успели. Правда, большая часть исправительных работ все равно в большей степени досталась Рокотову-зеленым глазкам золотка очень сложно было отказать, особенно когда ты всего лишь слабый мужчина, не привыкший к детскому очарованию.
        - Ну… - протянула Элла. - Так получилось, что я его на пару минут оставила вдвоем с дочкой. И они проштрафились. Оба. Поэтому и досталось обоим.
        Краткая версия. Но полной Лине и не требовалось. В первое мгновенье она изумленно распахнула глаза, а потом покатилась со смеха. Да так, что даже слезы пришлось утирать.
        - Никогда не видела, чтобы Мэт общался с детьми, - сквозь хохот призналась она. - Он к моим подходить боится. А тут… удивительное дело.
        - Просто одной юной леди Рокотов почему-то пришелся по душе, - скривилась Элла, вспоминая, с какой неохотой Златка вчера провожала гостя. Еще и обнимала так крепко, будто это был кто-то родной, а не дядя, которого она видела второй раз в жизни. Снова Элла с грустью подумала о том, что к собственному отцу мелкая и то не так ластилась. С одной стороны - слава богу, не много потеряла от его невнимания. А с другой…. Что ей потом делать, когда Матвей Рокотов канет в бездну?
        - А тебе? - неожиданно спросила Лина, цепко разглядывая ее лицо, словно стремясь понять что-то по реакции.
        - Что мне? - не поняла Элла.
        - Тебе Матвей пришелся по душе? - переадресовала Василина. И что-то в ее взгляде откровенно напугало Эллу. Коллега же не собирается сватать ей своего друга? Нет же?
        - Странный вопрос, - ушла от ответа Элла. - Он в некотором роде мой работодатель. Он мне априори должен нравиться, - и улыбнулась, показывая, что это шутка.
        - А если бы им не был? - не отцеплялась Лина. И вроде бы доброжелательно, но леди Кригер чувствовала - одно неверное слово, и она угодит в расставленную ловушку. Опасно, слишком опасно связываться с такими противниками, как Василина Лаврецкая. Которая хотя бы в общих чертах, но знает ее историю. И если бы не ее муж, все могло бы обернуться гораздо хуже, но… Но даже чувство благодарности не позволит ей толкнуть Эллу в объятия Рокотова!
        - А если бы он им не был, то получил бы по башке лопатой за такие подарки, - хмыкнула Элла, чувствуя, как ходит по тонкой грани на краю пропасти.
        Вот только чем-то ее ответ весьма и весьма понравился Лине. В голубых глазах девушки мелькнуло одобрение, и на столь позитивно-огородной ноте разговор о Матвее Рокотове был закрыт. Но надолго ли?
        Глава 18.1
        - Ма-ам! Плосыпайся! Пло-сы-пай-ся! - мелкая запрыгнула на кровать и затеребила Эллу. - Ну сколее! Дядя Матвей сколоплиедет, а мы еще не готовы!
        - Что?! - Элла рассеяно открыла глаза и едва сдержалась, чтобы не сообщить воодушевленному ребенку, куда может идти в данный момент столь любимый ею Рокотов. Нельзя. Нельзя подавать малышке дурной пример. В таком возрасте дети все услышанное впитывают как губка и повторяют, даже не осознавая.
        Так, а сколько, собственно говоря, времени? За окном еще были сумерки. Непохоже, чтобы будильник уже звонил. Протянув руку к телефону, Элла посмотрела на зажегшиеся цифры и простонала.
        - Половина седьмого утра! Золотко, что тебе в такую рань не спится? - она, шутя, повалила дочку на кровать и защекотала, просыпаясь под восторженные визги дочери.
        - Как что? - не поняла дочь. - Дядя Матвей сколоплиедет! Мам, ну вставай!
        А у нее ведь был нормальный ребенок. Настоящая сова, по утрам с капризами глазки открывала. А теперь… Ох уж этот Рокотов. Чтоб ему сейчас тоже также проснулось!
        - Солнышко, - Элла притянула Злату к себе и силой уложила на кровать. - Давай еще часок поспим? Дядя Матвей раньше, чем через два с половиной часа не приедет. И поспать, и собраться еще успеем.
        - Ну ма-ам, - заканючила Злата, впрочем, устраиваясь поудобнее. И казалось бы задремала, но вдруг сонным голоском выдала. - Он холосый, ма-ам.
        Святая вера! А как вчера малышка обрадовалась, когда ей передали мольберт. Господи, и что ей со всем этим делать? Как уберечь ребенка от ошибки? И, самое главное, как саму себя уберечь?
        Но обо всем этом она подумает чуть позже. Когда проснется. Сейчас лучше воспользоваться моментом и подремать в обнимку с дочерью. О Рокотове и методах борьбы с ним она еще успеет подумать…
        ***
        Два с половиной часа спустя у Эллы вновь появилось ярое желание огреть начальство лопатой. И все вроде бы ничего. Даже детское сидение из ее машины перетащил, со смехом и шутками устроил с удобствами Златку, пока сама Элла старалась подавить зевки… Но блин, что ж он такой заботливый-то? Аж тошно! Практически идеальный отец, которым он не является. И которым никогда не был Адриан. Нельзя детям так привязываться. Все, это первая и последняя совместная поездка!
        - Злат, вот скажи мне, что твоя мама с утра такая бука? - полюбопытствовал Матвей, разглядывая пассажирок в зеркало заднего вида. Увиденное ему откровенно не нравилось. Нет, внешне Элла, как всегда, была безупречна - прибранные рыжие пряди, светлые брючки, синяя блузка с пиджачков, туфли… Вот только в глазах какое-то странное, усталое, загнанное выражение, которое она всячески пыталась скрыть. Но даже ее выдержка с этим не очень хорошо справлялась. Уж не объявлялся опять ее муженек или Копылов? Черт, вот как прикажете защищать девушку, которая мало того, что ничего тебе не рассказывает, так еще и против? А не защищать он не мог.
        - Мабаиньки хочет, - бесхитростно сообщила малышка. - Я ее лазбудила, пока тебя ждала! Ей это почему-то не понлавилось.
        Чудо ребятенок! Хоть кто-то его ждет, даже удивительно. И почему говорят, что дети
        - кактусы жизни? Эти люди явно не знакомы с золотком. Милая, послушная, самостоятельная. Аж до того самостоятельная, что он за ее самостоятельность сильно огреб! Это воспоминание заставило его улыбнуться. Но было весело, стоит признать. И плевать, что потом джинсы с трудом отстирались от мелков. Задорный смех малышки и злые искры в глазах леди совершенства явно того стоили!
        - Солнышко, не говори ерунды, - тут же попыталась остановить словоохотливого ребенка Элла. - Просто кто-то сегодня слишком рано вскочил.
        - Так может вы пока подремлете? - предложил Матвей. - Нам все равно почти три часа ехать.
        - Не стоит, - вежливо улыбнулась Элла. - Мне есть, чем заняться. Осталось еще два непрочитанных дневника твоего деда.
        - Зрение испортишь, читая в дороге, - покачал головой Рокотов. Ему не нравилось, что его обществу предпочитали какие-то пыльные бумажки. И плевать, что именно за это он вроде как платит деньги! Он, в конце концов, мужчина или кто? Почему его вечно рассматривают как какую-то досадную помеху? Хотя…Когда она отвечала на его поцелуи, он явно был для нее мужчиной, а не пустым местом. Пусть даже кто-то в этом упорно отказывался признаться! Но ничего, еще не вечер. Достигнутые успехи вполне можно закрепить. Главное, под руку ей не попадаться, а то удар у Эллы хорошо поставлен.
        - Не испорчу, мне надо работать, - рассеяно отозвалась Элла, перелистывая ветхие страницы.
        - Сегодня, между прочим, выходной, - напомнил Матвей, пытаясь отвлечь рыжую от писем. - И ты едешь на природу.
        - Да? - удивленно приподняла брови девушка, на секунду отвлекаясь от чтения. - Вообще-то я сейчас именно на работе.
        И быть бы Матвею проигравшим, если бы ему на помощь не пришла Златка:
        - Ну ма-ам! Давай лучше мутикипосмотлим! Мутики! Мутики! - с каждым возгласом она все сильнее повышала голос. Так, что Матвей даже слегка поморщился и потер ухо, пытаясь избавиться от оглушения.
        - Злата, не кричи! Примерные маленькие леди так себя не ведут, - со вздохом Элла убрала документы в сумку и занялась дочерью. Отыскала в сумке планшет, нашла для упрямой малышки «Трое из Простоквашино» и включила, сама с удовольствием косясь в сторону чересчур самостоятельного кота и думая о том, как же Матроскин напоминает ей Верещагина.
        Следующие три часа прошли относительно мирно, разве что у непривыкшего на постоянной основе общаться с детьми Рокотова слегка разболелась голова. Но разве это проблема как-то касается Эллы Кригер?
        А потом они прибыли в место назначения.
        Глава 18.2
        - Ма-ам, ма-ам, смотри, белочка! - воскликнула Златка, подпрыгивая в детском автомобильном кресле и показывая пальцем в сторону парка.
        - Господи, я отсюда только гущу деревьев вижу, а она белку умудрилась разглядеть, - то ли восхитился, то ли ужаснулся Рокотов. Элла только усмехнулась: скорее всего, дочка увидела какое-то рыжее пятно и приняла его за белку. Либо вообще ничего не видела, но очень уж хотела увидеть. Детское воображение, оно такое. Благодаря ему рождаются бабайки и монстры под кроватью, что уж о белке в парке говорить?
        А парк, который находился через дорогу, действительно был примечательный. Некогда ухоженный, он за сто лет зарос и стал диким, но это ничуть не умаляло его красоты. Деревья-исполины возвышались над землей и делали его каким-то сказочным. Так и казалось, что в глубине его притаилась избушка на курьих ножках.
        - Идем, идем гулять! - нетерпеливо задергала мать за рукав Златка.
        - Усадьба в глубине парка? - поинтересовался Матвей, оглядывая буйную растительность.
        - Была в глубине, - поправила его Элла, надевая на ребенка шапочку. - Ты вообще слушал, что я тебе говорила? Усадьба разрушена, остался один фундамент. А в глубине находится небольшой музей Данилевского. И нам еще повезло, что он есть.
        - Никогда не читал его стихов, - скривился Матвей, ничуть не чураясь собственной необразованности. Элла слегка усмехнулась:
        - Я вчера полистала. С моей точки зрения, ничего особенного. Не шедевры. Но это чисто вкусовщина, романтичным барышням может прийтись по вкусу, - хмыкнула Элла, помогая ребенку выбраться из машины.
        Матвей захлопнул дверь и поверх крыши машины внимательным взглядом посмотрел на Эллу:
        - Вот скажи мне… Я похож на романтичную барышню?
        Элла оглядела его насмешливым взглядом. Подражая матери, с таким же серьезным видом парня осмотрела и Злата. Наконец леди Кригер покачала головой и выдала:
        - Ну… из общего с романтичными барышнями есть аристократическая бледность. Но ты ведь не собираешься прямо здесь и сейчас падать в обморок? Учти, мы тебя ловить не будем. И нюхательные соли с собой не таскаем, увы.
        - Дя! - важно поддакнула и Златка, не совсем понимая, о чем, собственно, идет речь, но активно желая поучаствовать в беседе. Впрочем, именно крошка и не дала развиться перепалки. Перевела слегка обиженный взгляд на мать и потребовала:
        - На землю! Мну сама. Гулять!
        - Как скажешь, маленькая леди, - хмыкнула девушка, отпуская дочь на землю. Она не переживала - дорога была пустая, а малышка вряд ли бы стала далеко удаляться от столь обожаемого ею дяди Матвея. - Только не убегай.
        Злата убегать и не собиралась. Побежав к Рокотову, она посмотрела на него снизу вверх и попросила:
        - Идем к белочкам? Позязя.
        - Мама, что скажешь? - тут же перевел стрелки Матвей.
        - Мы идем в парк, - скомандовала Элла. - Все равно нам надо через него пройти, чтобы попасть в музей.
        - Уля! - радостно завопила малышка. Сорока слетела с ближайшего дерева и что-то возмущенно заклекотала, но девчонке все было нипочем. - Белки, я иду к вам.
        - Берегитесь, - вполголоса добавил к ее эпическому заявлению Рокотов, стараясь изо всех сил скрыть усмешку. Ну и чудушко малолетнее! Да уж, для белок действительно будет куда лучше разбежаться и не попадаться на глаза этому малолетнему сокровищу.
        - Ты что-то сказаль? - удивленно посмотрела на него Златка, не расслышавшая злостного комментария. Леди Кригер, скрывая улыбку, посмотрела куда-то в небо. Сам нарвался, пусть сам и выкручивается.
        - Говорю, что нам надо поспешить к белочкам. А нам есть, чем их кормить? - подмигнул малышке Матвей. Ну что ж, выкрутился на отлично. Прямо удивительно, как он с ребенком язык находит.
        - Ма-ам? - вопросительно посмотрела на Эллу девчонка. Ну конечно, святая вера всех детей: мама знает все, мама решит все проблемы. Хотя некоторые желания деток предугадать несложно.
        - Найдем, - Элла присела на корточки перед малышкой, поправила ей бантики в волосах. - Но это только если белочка сама к нам выйдет, хорошо? Если она побоится, то гоняться за ней с криками мы не будем, договорились?
        Малышка важно кивнула, так энергично, что золотисто-рыжие кудряшки упали на лицо:
        - Холосо. Но она выйдет. Меня звельки любят.
        Вот как с этим поспорить?
        Элла даже не стала скептически качать головой: она прекрасно знала, в кого малышка пошла такая упрямая. И, да, в интересах белочки выйти на кормежку самостоятельно, иначе утихомирить маленького упрямого дьяволенка будет никому не по силам.
        - Конечно, любят, - согласился Матвей, подхватывая малышку на руки. - Идем к белочкам?
        - Уля!
        Своим радостным воплем этот ребенок должен был бы распугать всю живность в округе.
        И почему Рокотов ей так потакает? В его же интересах как можно быстрее добраться до музея, узнать, что нужно и вернуться в город. Зачем ему тратить свое время на чужого ребенка и девушку, которая его откровенно бесит? Или не только раздражает?
        Элла невольно почувствовала, как к щекам приливает краска - вспомнила о поцелуях на кухне. Вот только охмурить ее - не самый верный способ добраться до клада. Рокотов не дурак, он это понимает. Должен же?
        - Что-то наша мама тормозит, - вывел ее из задумчивости мягкий баритон. Оказывается, Матвей с малышкой уже успели пройти два десятка шагов и теперь с одинаковым недоумением таращились на нее, застывшую у машины. А, к черту! Не будет она сегодня анализировать. Будь, что будет.
        Приняв для себя это решение, Элла решительно направилась за работодателем и собственным ребенком.
        Ну что сказать… Белочке действительно спастись не удалось. Эти два авантюриста
        - взрослый и маленькая - выманили ее с дерева при помощи орешков, кормили до тех пор, пока рыжая лесная жительница не запросила пощады и потом столь нещадно гладили. Элле оставалось только наблюдать за ними, как старшей за двумя непокорными детишками. Но и она в стороне надолго оставаться не смогла. Коварный Матвей вдруг выдал:
        - А что, наша мама белочек боится? Не бойся, они хорошие, не кусаются и не дерутся.
        «В отличие от некоторых». Эти слова не прозвучали, но хитрые карие глаза явственно на них намекали. Да и вообще он ее провоцировал. Знал, что обвинения в трусости она не потерпит. А еще ее очень раздражало выражение «наша мама». К Рокотову-то она точно никакого отношения не имеет.
        - Мам, погладь ее, - не осталась в стороне и Златка. - Позязя.
        Собственному ребенку отказать крайне сложно, тем более в такой малости. И Элла, осторожно подойдя к зверьку, коснулась шелковистой шерстки. Зверек принюхался к ее ладошке и вдруг потерся об нее носом.
        Прикосновение к пушистому успокаивало. Но вскоре зверек был снова затискан Златкой и наконец-то отпущен на волю. Белка на какую-то секунду смерила их изучающим взглядом, а потом махнула хвостиком и испарилась. Мысленно Элла пожелала ей удачи и слегка позавидовала. Она, к сожалению, с такой легкостью и от своих проблем, и от Рокотова сбежать не могла. А жаль.
        Глава 19.1
        Музей не впечатлял. Вот ни капельки. Он даже не был похож на музей - скорее на небольшой коттедж, притаившейся в тени парка. Бледно-желтые простые стены, на которых не было ни следа архитектурных изысков.
        - Что это? - удивленно поинтересовался Рокотов. Он, видимо, ожидал увидеть если не красивое поместье, то хотя бы что-то величественное. Не угадал.
        - Полагаю, раньше это было флигелем, либо домиком для слуг, - спокойно пояснила Элла. - Возможно, домик даже разрушался, но пострадал не так, как поместье. И был восстановлен позже.
        - Я как-то иначе представлял себе музей, - слегка ошарашено признался Матвей. Злата, гордо восседавшая у него на шее, важно покачала головой. Это был ее первый поход по культурным достопримечательностям и, откровенно говоря, здание не особо ее впечатлило. И вообще, что это взрослые всякой ерундой занимаются? Малышка потянула свою лошадку за правое ухо и важно скомандовала:
        - Вниз. Игать!
        - Как скажешь, принцесса, - почти с радостью спустил мелкую на землю Матвей. И с каким-то сомнением покосился в сторону Эллы:
        - Слушай, я тут… немного не уверен, что она хочет в музей, - кивнул он на радостно носящуюся малышку.
        - Да ладно? - вздернула брови, даже не пытаясь скрыть насмешку. - Как неожиданно! И что же мы будем делать?
        Актриса она была хорошая, но в данном случае даже не пыталась играть. Она с самого начала чувствовала, что именно этим все и закончится. Слишком хорошо она знала собственного ребенка. Да и этот потомственный аристократ никак не походил на любителей музеев. Тем более таких невзрачных.
        - Так, может быть, мы с ней пока тут погуляем? - с какой-то надеждой предложил Рокотов. - Я обещаю хорошо за ней смотреть, честно.
        В его голосе послышались нотки, которые почти заставили Эллу умилиться. Как школьник, ей-богу. И даже неважно, что этому школьнику скоро тридцатка будет. И по-хорошему стоило бы затащить эту заразу в музей, ведь это он так жаждет прикоснуться к истории, исследовать собственные корни, но… Ее дочь в этом не виновата. А от самого Матвея в гордом одиночестве в данном музее будет больше вреда, чем пользы. Еще успокоительное потом бедным экскурсоводам покупай… Нет, на такие жертвы она не готова.
        - Так уж и быть. Отпускаю вас на волю. Час можете погулять по парку. Но! - строгим голосом добавила Элла, заметив, какими радостными глазами парочка смотрит на нее. - Всякую гадость с пола не поднимать, в рот не тащить, с животными не целоваться. Все все поняли?
        - Вопрос можно? - как школьник, поднял руку Рокотов. - С животными не целоваться мне или Златке?
        - Обоим! - слегка повысила голос леди Кригер, испытывая дикое желание треснуть нахала сумочкой. - Все. Свободны. Хотя нет, - спохватилась она. - Стоять. Подойди сюда.
        - Что, никак поцелуй на прощание? - вполголоса схохмил Матвей, подходя к ней ближе. Так, чтобы их не услышал любопытный рыжий бесенок, внимательно сверкающий зелеными глазками.
        - Салфетки для гигиены! - с раздражением плюхнула в его протянутые руки вытащенную из сумочки пачку. - Она все равно будет что-нибудь с земли поднимать. После этого взял и вытер ребенку руки. Все понял?
        - Так точно, моя госпожа! - вытянулся Рокотов, подмигивая хихикающей малышке.
        - И вот вода, она непременно захочет пить, - протянула бутылочку и вполголоса, скорее для самой себя, пробормотала. - Я точно об этом пожалею…
        - Что, все-таки поцелуй? - не терял надежды Матвей. И все-таки схлопотал. Незаметно для дочери Элла наступила ему на ногу острым каблучком и ласково благословила:
        - Иди уже отсюда, недоразумение аристократическое.
        - Леди совершенство, - не остался в долгу Рокотов, скривив губы. А его рыжеволосая леди невольно почувствовала, как начинает дергаться глаз. Когда- нибудь она непременно выскажет ему все, что думает. Когда-нибудь. Потом. Не при ребенке.
        - Хорошей прогулки, - пожелала Элла таким тоном, словно проклиная. И обратилась уже к дочери: - Будь паинькой, маленькая леди.
        - Конечно, мам, - малышка подбежала к матери, и та чмокнула ее в щеку, попутно поправив бантики. Честным глазам и обещаниям дочери она не поверила ни на йоту. Но ритуал был соблюден.
        Парень каким-то уже привычным движением поднял ребенка на руки и потащил в сторону парка. Возможно, ей стоило бы опасаться отпускать ребенка с каким-то посторонним мужиком, но в данном случае ее вечная паранойя была абсолютно спокойна. Каким бы балбесом не казался этот парень, ему можно было доверять. В чем-чем, а в этом Элла была уверена на сто процентов. Ну а теперь ей предстояло поработать.
        Глава 19.2
        В одном Рокотов был прав - Златке совершенно точно было бы скучно в этом небольшом домике, в котором стояли небольшие стеклянные витрины, в которых расположились книги и каким-то чудом сохранившиеся фотографии. Экскурсовод что-то важно вещала про Данилевского и его важность для истории. Элла честно старалась вникать и при этом не искать исторические неточности, в которых можно было бы обвинить эту немолодую женщину. Она понимала, что та, вполне возможно, просто заучила некогда составленный текст и явно не была готова отвечать на неудобные вопросы. Впрочем, Элла Кригер здесь находилась вовсе не для того, чтобы восстанавливать историческую справедливость. Ее интересовала возможность контакта Данилевского с кланом Рокотовых и наличие в окружении некого Димитрия. Интересно, это все-таки член семьи или не все так легко и прозаично?
        - А вот на этой фотографии изображены Юрий Владимирович Данилевский, - неожиданно произнесла экскурсоводша. - И его два брата. Иосиф Владимирович и Дмитрий Владимирович.
        Дмитрий Владимирович. Это имя прозвучало с эффектом разорвавшейся бомбы. Элла не ожидала, что с первого выстрела они попадут в точку. Так не может быть. Это слишком просто.
        Шаг в сторону стенда с фотографией дался почему-то неожиданно тяжело. Словно что-то внутри нее не верило, что паззл так легко сошелся. Что Данилевский вообще имеет отношение к «Соколиному оку». На семейной фотографии был изображен суровый мужчина с элегантно остриженной бородкой, чем-то напоминавший Чехова. Справа от него стоял молодой офицер. А слева - гимназист, совсем молодой парнишка.
        - А кто из них Дмитрий? - почему-то пересохшими губами поинтересовалась Элла.
        - И в каком году сделана фотография?
        - Это - Дмитрий, - показала на молоденького гимназиста экскурсовод. - А фотография сделана незадолго до революции.
        Незадолго до революции. По самым слабым подсчетам, этот Дмитрий был младше Александра Рокотова на десять лет. В лучшем случае. Вряд ли они играли вместе в песочнице. Хотя кто знает?
        - Скажите, - приготовилась к новому не самому умному вопросу Элла. - А в семье Данилевского был еще один Дмитрий? Возможно, в честь которого назвали этого?
        Глупый вопрос. Неудивительно, что экскурсовод смотрит на нее такими дикими глазами. Она бы сама себе вызвала доброго доктора для проверки на вменяемость, если бы не знала мотивы собственным поступков.
        - Только дед Юрия Владимировича, насколько мне известно, - залепетала женщина, не уверенная, что вправе задавать этой уверенно державшейся девушке вопрос: «А что?». Ее отстраненность и умение держаться невольно вызывали какую-то подобострастность. А еще она вела себя так уверенно, словно имела право задавать такие вопросы.
        - Насколько мне известно, усадьба была разрушена во время гражданской войны, - продолжала расспросы Элла. - А где вещи, принадлежащие Данилевскому?
        - Все, что сохранилось, выставлено здесь, - слегка поджав губы, ответила экскурсовод. К ним явно не так часто приходили туристы, а уж тем более с подобными вопросами. По-хорошему, стоило бы поинтересоваться и взаимоотношениями с Данилевского с семейством Рокотовых, но Элла понимала - задай она еще хоть один вопрос, и ее скоренько попросят к выходу, невзирая на ее умение ставить собеседника на место. И никто и не спросит, по какой причине ей все это требуется. А ведь стоит как минимум посмотреть, нет ли среди вещей Данилевского ничего, похожего на часы.
        Пришлось прикусить язык в буквальном смысле, чтобы не задавать никаких вопросов и не комментировать экскурсию. Впрочем, зря. Не считая юного Дмитрия Данилевского, ничего интересного Элла Кригер не нашла. Оставалось лишь надеяться, что за тот час, что она мучила расспросами сотрудницу музея, за пределами этого здания не произошло.
        Но надежды на то и надежды, чтобы не сбываться.
        Нет, Матвей и Златка были на месте, как им и было сказано. Появились как штык ровно через час после ухода Эллы. Но в каком виде…
        - Эм… Я дико извиняюсь, вы парк изучали по-пластунски? - поинтересовалась Элла, оглядывая чумазые физиономии, грязные джинсы Матвея и штанишки Златки. - И я что, в перечне того, что нельзя, не упомянула, что землю есть не стоит? Обоим! - кинула она негодующий взгляд на Рокотова. Ладно, ребенок, ей всего три с половиной года, что с нее взять, но этот-то? На него вообще можно дочку оставить? Что они, черт возьми, делали?
        - А мы ящерку ловили, - вдруг по-мальчишески улыбнувшись, сообщил Матвей.
        - Дя! - важно поддакнула малышка. - Ма, она такая зелененькая, класивая… Как ты…
        Вот хоть стой, хоть падай от такого комплимента! Оставалось лишь надеяться, что это подача Матвея, а не у ребенка столь странные понятия о красоте.
        - Да, Элла, как ты, - поддержал Матвей, а в карих глазах засверкали искры смеха. - Сама посмотри, - и он разжал ладони, с которых испуганно таращила глазки- бусинки небольшая ящерка. К счастью, не потерявшая хвоста. Значит, она похожа на это мелкое земноводное? Ну спасибо! Девушка даже не знала, то ли ей стукнуть этого мастера пикапа, то ли расхохотаться в голос. Выбрала нечто третье.
        - Маленькая леди, я тебе миллион раз говорила, не трогай живность, у нее там где- то либо мама, либо детки плачут, - протянула ладонь, осторожно забирая с рук Рокотова ящерку и стараясь не обращать внимания на мурашки, пробежавшие по коже при случайном прикосновении. - Отпустим ее, солнышко?
        - Да! - захлопала глазками малышка. - Мы с ней уже поиглали. Дя? - дернула грязной ладошкой за рукав Матвея.
        Ага, поиграли. Особенно Матвей. Он же уже добился всего, что планировал. Он опять ее разозлил, зараза. Вот как ему только это удается, а?
        Глава 20.1
        - Золотко, что нужно делать перед едой? - серьезным тоном поинтересовалась Элла, когда малышка забралась на стульчик, предназначенных для взрослых. В это кафе они заехали на обратном пути. После того, как Элла потратила минут десять- пятнадцать и почти полпачки влажных салфеток, чтобы привести в относительно приличный вид сначала ребенка, а потом и самого Матвея. Рокотов не сопротивлялся - ему откровенно импонировала суета вокруг него, и неважно, что сопровождалась она яростными взглядами зеленых глаз. Грешен, сам провоцировал, что ж теперь каяться?
        - Лучки? - показала матери слегка чумазые ладошки девочка. От посещения парка Элла-то ее отчистила, но ребенок умудрился вымазаться и в машине. Матвей только поражался, как такая милаха все время умудрялась оказаться чумазой. Вроде и не сорванец, лапулька, которую все время хотелось потискать, но…
        Каким-то удивительным макаром эта девочка-девочка умудрялась собрать на себя всю грязь. И измазать в ней окружающих.
        - Правильно, зайка! - потрепала дочку по волосам Элла, а Матвей в который раз за этот день поймал себя на том, что любуется ими обеими - и рыжей благопристойной ведьмой, и маленьким ангелочком. - А заодно мы тебя причешем. Идет?
        - И я буду класивой? - подскочила малышка.
        - Как ящерка, - на полном серьезе ответила мать, и Матвей едва сдержал смешок: он прекрасно понимал, на кого был рассчитан ее сарказм. Забавно, он до сих пор даже не поинтересовался тем, что ей удалось выяснить в музее. Так ли это его в самом деле волнует, как хочет показать?
        - Не скучай! - малышка неожиданно подползла к нему по диванчику и чмокнула в щеку, а потом спрыгнула на пол. - Мы быстро, - и важно удалилась в дамскую комнатку вместе с матерью под умильным взглядом официантки.
        - У вас очаровательная дочка, - заметила она, оставляя на столе меню, и тут же смутилась. - Извините за бестактность.
        - Благодарю, сам ей не перестаю умиляться, - покровительственно ответил Матвей, почему-то чувствуя себя польщенным. И даже не пытаясь прояснить девушке, что не имеет ни малейшего отношения к вот этому очаровательному дитю и его не менее обаятельной матери. И тут вдруг осознал, что за весь день девочка ни разу не упомянула отца. Так быстро забыла? Или он настолько мало присутствовал в ее жизни?
        Было столько вопросов, которые он так хотел задать Элле напрямик. Жаль, что он в ответ получит лишь очередную вежливую отповедь. Не доверяет ему рыжее совершенство. Во всяком случае, не настолько, чтобы раскрыть все свои секреты. А жаль.
        Вернулись девчонки очень быстро. За обедом малышка вдруг начала капризничать, отпихивать от себя кашку и потирать глазки. Еще и губки надула, впервые за все время знакомства.
        - Она устала, - пояснила Элла, на секунду отвлекаясь от уговоров вредного дитяти съесть еще ложечку. В голосе леди Кригер не слышалось извинений. Она просто поясняла факт. - Я же предупреждала, что это не лучшая идея.
        - Я и не думал, что дети так быстро устают, - слегка удивленно пробормотал Матвей. - Они же энерджайзеры.
        - В первую очередь это всего лишь маленькие дети, - сухо пояснила Элла. - Давай еще две ложки каши и чай. Договорились?
        - Не хочу! - надулась мелкая.
        - Надо. Иначе не получишь эту вкусную печеньку, - влез в воспитательный процесс Рокотов. - Хочешь я с тобой вместе съем?
        И девочка, и ее мать уставились на него такими удивленными взглядами, что он почувствовал себя буйнопомешанным.
        - Я помочь хотел, - слегка растерянно пробормотал он.
        - Хочу! - неожиданно выкрикнула Златка. Под насмешливым взглядом Эллы парню пришлось впихнуть в себя несколько ложек манной кашки, которую он с детства ненавидел. Но чего только не сделаешь, чтобы уговорить ребенка? Еще и удовольствие от поедания сего кулинарного шедевра изобразил. Глядя на него, своей ложкой заработала и Златка и даже съела чуточку больше положенного, после чего подвинулась к парню и просто и незатейливо улеглась ему на колени и прикрыла глаза.
        - Я же говорила, она устала, - пояснила ему Элла, наблюдая за тем, как Рокотов, сам того не замечая, гладит ребенка по голове. Сам же Матвей изучал тени под глазами своей собеседницы.
        - Ты тоже устала, - заметил он и отругал себя за глупость. Ну а смысл в том, что он изрекает сейчас столь очевидные вещи? - И почти ничего не съела. Поешь, пожалуйста.
        - Я сыта, - отрезала девушка, вновь надевая на себя уже привычную маску безупречной леди. Без всяких эмоций. Словно около часа назад в ее глазах и не читалось так явственно желание поколотить одну белобрысую заразу.
        - Элла, - мягко повторил Матвей. - Поешь, пожалуйста. Если ты пять минут уделишь еде, ничего страшного не случиться. Мы ни на какой на поезд не опоздаем.
        Девушка кинула на него совершенно нечитаемый взгляд, но послушно подвинула к себе тарелку и доела салат. Сказать, что Рокотов удивился, что с ним не спорят - не сказать ничего. Но он знал, когда стоит промолчать. Не всегда, правда. С кофе было покончено быстро, и Матвей, расплатившись, взял спящую малышку на руки.
        - Даже не спорь, - кинул суровый взгляд в сторону ее матери. Элла снова промолчала. Злату устроили в детском кресле, сунули в ручки небольшого плюшевого кролика, которого девочка тут же прижала к себе. Сам Матвей сел за руль, по привычке протянул было руку к стереосистеме, но тут же опустил, вспомнив про спящего ребенка.
        - В семье Данилевского был Дмитрий, - тихо проговорила Элла, встретившись с ним взглядом в зеркале заднего вида. - Но вряд ли он мог играть и что-то показывать твоему прадеду. Он моложе него лет на пятнадцать-двадцать. Я попробую съездить в библиотеку, поискать книги. Мы что-нибудь придумаем.
        - Не сомневаюсь, - улыбнулся Матвей. - Я и не думал, что будет легко, и мы сразу все найдем. А ты?
        - Тоже, - его улыбка нашла отражение и на ее губах. Но продолжать Элла не стала. Спустя десять минут Матвей понял, что и она задремала, прижимая к себе небольшую сумочку точно таким же жестом, как и малышка - мягкую игрушку. Просто удивительно, насколько эти двое все-таки были похожи. И как ему хотелось, чтобы Элла почаще отпускала на свободу искреннюю девчонку, которая в ней живет.
        Будить своих пассажирок он не стал до самого дома, по дороге то и дело поглядывая на них в зеркало заднего вида и испытывая при этом какое-то совершенно непривычное теплое чувство где-то в глубине груди. Но стоило ему только остановиться возле подъезда, как Элла проснулась, будто по будильнику:
        - А? Что? Мы что, уже приехали?
        - Ты задремала, - пояснил Матвей, отмечая, что темные тени на бледной коже девушки стали гораздо слабее. Забавно, похоже, она действительно в его присутствии чувствует себя в безопасности, несмотря на их постоянные перепалки.
        - Прошу прощения, - вежливо извинилась Элла, выбираясь из машины и подходя с другой стороны, чтобы вытащить ребенка. Матвей последовал ее примеры, собираясь помочь.
        Ручки двери они с Матвеем коснулись практически одновременно. Также неожиданно столкнулись и взгляды, и двое на мгновенье замерли, словно не зная или боясь что-то сказать друг другу.
        - Элла! - из этого странного состояния их вывел требовательный мужской голос. - Я думал, ты уже не заявишься.
        Момент был разрушен. Элла едва вздрогнула, а затем на ее лице появилась уже привычная раздражающая маска.
        - Адриан? - с вежливым равнодушием уточнила она. Рокотов с силой сжал ручку, искренне жалея, что это не чья-то шея.
        Глава 20.2
        Матвей невольно сделал шаг вперед, стремясь прикрыть и Эллу, и ребенка от козла, чуть было не испортившего им жизнь. Вот, значит, какой он. Высокий, холеный блондин, чем-то внешне отдаленно напоминающий его самого, с каким-то скучающим раздражением рассматривал его в ответ. Дескать, что тебе щенок? Не мешайся. Не видишь, эти игры слишком мудреные для тебя.
        Вот только он сильно ошибся. Глупым щенком Рокотов не был. И в сторону отступать не собирался. Впрочем, как и эта упрямая и невозможная рыжая ведьма.
        - Что тебе надо, Адриан? - вежливо поинтересовалась она, выступая из-за его спины, словно не желая принимать защиты. Глупая! Вот куда она рвется? С этим хищником ей не совладать, как бы она ни пыталась доказать обратное.
        - Не ожидала тебя увидеть.
        После чего оглянулась через плечо на Рокотова и вдруг выдала:
        - Спасибо, что подвез. Думаю, тебе пора ехать.
        Вежливый намек, что ему пора сваливать и оставить ее в компании этого странного типа разозлил Рокотова. Вот она серьезно полагает, что он оставит хрупкую девушку и беззащитного маленького ребенка наедине с этим зверем? Ребенка… Она ведь даже не попыталась вытащить Злату из машины после того, как увидела мужа. И сейчас, прося его уехать, ни словом не упомянула девочку. А ведь детское сидение принадлежит ей. И на его переустановку уйдет как минимум несколько минут. Получается, Элла просит сейчас уехать его вместе с малышкой?
        Сложный выбор. Увезти ребенка подальше от психованного папаши, но подставить под удар девушку или остаться и защитить их обоих?
        Но тут, как ни странно, помог сам Соболевский.
        - А что, дорогая, тебе наша дочь больше не нужна настолько, что ты отпускаешь ее с совершенно посторонним мужиком? - ехидно поинтересовался он.
        Элла обреченно вздохнула: все-таки заметил. А она так надеялась, что Матвей поймет ее намек и увезет отсюда ребенка. Слишком хорошо она понимала, что Злата - самый верный и простой способ на нее надавить.
        - Мне моя дочь важна настолько, что я готова ее оставить на час в безопасности под защитой человека, которому я доверяю, - с вызовом ответила она, гордо вскинув голову. Элла прекрасно знала, насколько бывшего мужа порою бесил ее характер, ее умение даже в самых печальных обстоятельств держаться с высоко поднятой головой. Сама девушка в этот момент пыталась просчитать, сколько своих «песиков» Адриан прихватил с собой. Он не любил ездить один, считая, что охрана подчеркивает его статусность. Но, к ее удивлению, на парковке было пусто.
        - Ты один? - не смогла удержать возгласа она.
        - Мне не нужны лишние свидетели семейных дрязг, - равнодушно бросил Соболевский, делая шаг в ее сторону. Рокотов его намек не понял. Вместо этого вдруг спокойно бросил:
        - Восемь шагов.
        - Что? - с одинаковым непониманием уставились на него бывшие супруги.
        - Я сказал, ближе, чем на восемь шагов ты ни к Элле, ни к ребенку не приближаешься, - с улыбкой пояснил Соболевскому парень. - Если хочешь говорить, говори. С этого расстояния она вполне может тебя услышать. Глухотой же ты не страдаешь, дорогая?
        - А кто меня остановит? - развернулся в его сторону Адриан.
        - Как минимум, я, - без лишних эмоций пояснил Матвей. - В данный момент от желания дать тебе по морде меня удерживает только присутствие Эллы. И, да, если ты считаешь, что я это сделаю, и тогда ты сможешь меня засудить, то ты глубоко ошибаешься. У меня достаточно возможностей, чтобы с тобой бороться.
        - Значит, это о тебе говорил Виктор? - Адриан остановился от него на расстоянии вытянутой руки. Серые глаза перекрестились с карими. Если бы взгляды обладали разрушительным эффектом, то сейчас здесь бы лежали две кучки пепла. Но вместо этого продолжалась лишь борьба силы воли.
        - Я так понимаю, твой дорогой партнер позвонил тебе, и ты примчалась? - вмешалась в их битву Элла. В ее голосе слышалась скрытая насмешка, но Соболевский ее услышал. Серые глаза потемнели. - Знаешь, я особо и не скрывалась, где нахожусь.
        - Тем не менее, ты чувствовала себя здесь почти в безопасности? - бросил Адриан.
        - Раз хахаля завела? Ошиблась, милая. Игра не закончилась. И ты выполнишь все свои обязательства.
        Казалось, даже сам воздух потяжелел вокруг них. Он не запугивал - он предупреждал. Напоминал, что не прощает собственных обид. Что за каждый удар, который она нанесла ему в ту ночь, Элла расплатится сполна.
        - Твои обязательства она исполнять не будет, - снова вклинился в этот немой разговор Матвей. - Советую поискать другие способы расплатиться с собственными долгами. Не вмешивая в это бывшую жену и ребенка.
        - Ребенок-то бывшим не перестал быть, - ехидно напомнил Адриан, даже не думая притворяться белым и пушистым. Он понимал, что этот нахал знал много, слишком много, если не все, и не видел повода миндальничать. Впрочем, у Рокотова тоже заканчивалось терпение.
        Сделав резкий выпад вперед, он схватил Адриана за горло и, прижав к фонарному столбу, почти вежливо сообщил:
        - Слушай, ты, гнида. Не знаю, где тебя так учили обращаться с женами. Не знаю, кто учил тебя шантажировать детьми. Но к этой женщине и ее ребенку ты больше не приблизишься, иначе от твоего шикарного бизнеса не останется даже тех жалких крох, что еще живы сейчас. Ты хочешь решить свои проблемы? Так вот, если ты не придумаешь иного способа, я их тебе усугублю. Понял?
        Глава 20.3
        Может, муженек Эллы и хотел бы сказать что-то по этому поводу, вот только физической возможности у него не было. Из горла вырывался хрип, но Рокотов, казалось, не замечал этого. Он едва сдерживался, чтобы не дать этому придурку по морде. Стоило только подумать, в каком переплете могли оказаться девчонки из-за вот этого вот… субъекта, как перед глазами вставала кровавая пелена. Как там у Пушкина в «Борисе Годунове»? Кровавые мальчики? И мальчики, и попугайчики, и прочая живность, с которой справиться почему-то не удавалось. Хотя ранее таким вспышкам ярости Матвей подвержен не был.
        Вдруг его плеча коснулась чья-то ладонь, и нежный женский голос позвал его по имени:
        - Матвей! Матвей, не надо. Успокойся, пожалуйста.
        Спокойный голос рыжего совершенства было невозможно просто с кем-то спутать. Вот только почему она его защищает? После всего того, что он ей сделал?
        - Не надо, - с нажимом проговорила девушка и напомнила. - Здесь Злата.
        Имя золотоволосой малышки подействовало лучше всяких успокоительных. Да, пару минут назад ребенок спал, но что если проснулся и теперь смотрит, как добрый дядюшка Матвей душит ее папашку? Еще не хватало, чтобы крошка его бояться начала!
        - Тебе повезло, что здесь ребенок, - сквозь зубы сообщил он Соболевскому, пока тот потирал шею. - Так ты меня понял?
        - Ты еще пожалеешь, что связался со мной! - осмелился тявкать в ответ тот.
        - Повторюсь! - ледяным тоном истинного аристократа откликнулся Матвей. - Ты меня понял? Или мне еще добавить?
        - Матвей! - уже с каким-то отчаянием воскликнула Элла, не зная, как предотвратить драку, если она все-таки случиться. Если они схлестнуться, даже ей со своими боевыми искусствами там делать нечего. Вышвырнут, как котенка. А потом еще и наорут. Один так точно.
        - Да понял я, понял! - тут же заорал в ответ Адриан.
        - Ребенка разбудишь, - равнодушно напомнил ему Рокотов. - А раз понял, то вали отсюда.
        Сложно сказать, насколько проникся его напутствием Соболевский, но драпал он с поля боя знатно. Глядя на спешащего противника, Матвей почувствовал, как его губы искривляет усмешка. Которая тут же стерлась, стоило услышать от леди совершенства невозмутимое:
        - Надо поговорить.
        И что-то Рокотов сильно сомневался в том, что сейчас его станут благодарить за спасение. Или он совсем ничего не понимает в женщинах. Потому как на его памяти рыжая зараза еще ни разу не повела себя как обычная девушка.
        - К себе пустишь или прямо здесь? - тихо проговорил он, стараясь не смотреть на нее. И где-то в глубине души шевелилось что-то вроде страха. Кто бы мог подумать, он сейчас действительно опасался реакции Эллы, той самой, которую после первой встречи мог вспоминать только с руганью, порожденной уязвленным самолюбием.
        - Пущу, конечно, - тихо проговорила девушка, доставая из сумочки ключи от собственной машины и разблокировав сигнализацию. После чего вытащила из машины все еще спящую малышку и попросила:
        - Перетащишь кресло?
        Тугая пружина в глубине души начала отпускать.
        - Конечно. Только постой пока тут, ладно? На всякий случай.
        Девушка не спорила. А Матвей без лишних слов проделал все необходимые манипуляции, потом подошел к Элле и забрал ребенка.
        - Но… - немного растеряно проговорила она.
        - Она тяжелая. Леди не пристало таскать тяжести, когда рядом есть мужчина, - с шутливой улыбкой пояснил свои действия Рокотов.
        В квартире Элла переодела девушку и переложила в кроватку. И только потом зашла на кухню, где уже вполне освоившийся Рокотов варил две чашки кофе.
        - Я думаю, тебе сейчас не помешает, - поставил перед ней кружку Рокотов.
        - Я обычно предпочитаю чай, - хмыкнула Элла, проводя пальцем по ободку чашки.
        - Этот день сложно назвать обычным, - заметил Матвей, присаживаясь на стул со своей порцией. Элла тут же вскочила, вспомнив, что у нее что-то там было к чаю. Не потому что беспокоилась об этом. Просто привычные действия помогали утихомирить бурю в ее душе.
        Матвей не торопил ее. Ждал, пока девушка наиграется в условности. И лишь потом, когда она вновь села за стол, он положил руку на ее ладонь, развернул, переплел их пальцы и негромко спросил:
        - Сильно испугалась?
        Его вопрос заставил сорваться с ее губ смешок:
        - Кого именно? Тебя? Его? Конкретизируй, пожалуйста.
        Леди совершенство или рыжая ведьма, как мысленно называл ее время от времени Рокотов, продолжала оставаться верной себе. Она же не может просто взять и признаться в собственной слабости. Она даже утешить себя не позволит, потому что никогда не покажет своей слабости.
        Но при этом, что удивительно, руку не отняла.
        - Всего. Ситуации. Его. Меня.
        Туманные ответы на вполне конкретный вопрос. Вот только Матвей внезапно осознал, что не может ей ничего сказать, потому что вроде бы не должен быть в курсе ее ситуации. А так, со стороны, выглядит просто несдержанным идиотом, который ни за что набросился на человека.
        - Так я и думала, - внезапно хмыкнула Элла, высвобождая свою ладонь. - Ты все знаешь, да?
        Глава 21.1
        После провокационного вопроса Матвей Рокотов на мгновенье замер под ее испытывающим взглядом. Как ребенок, пойманный на воровстве яблок. В следующий момент, по идее, должен сорваться с места преступления и рвануть как можно дальше отсюда.
        Только вот ребенком он не был. Но кем являлся - Элла затруднялась сказать. За последние несколько дней она успела кардинально поменять мнение о нем три раза. Да, она считала, как бы глупо это не было.
        Самовлюбленный кретин, который так спонтанно и обыденно клеился к ней в самолете, сегодня защитил ее от собственного мужа. Нянчил ее ребенка. Гулял с ним. Ни разу не сорвался на крик, несмотря на капризы. Он мог бы плюнуть и уйти с десяток раз, не желая слушать ее насмешки. Она бы все равно сделала всю работу, о которой они договорились.
        Но он все равно оставался здесь. На расстоянии вытянутой руки. Ему было плевать, что она была способна опрокинуть взрослого мужчину на асфальт и сама за себя постоять. Он все равно защищал ее.
        Судьба играет в удивительные игры, не правда ли?
        - Элла, - нерешительно протянул Матвей. - Я не понимаю, о чем ты говоришь.
        А вот это ты зря, зараза блондинистая.
        - Брось, Матвей, не лги мне. Пожалуйста, - с нажимом произнесла Элла. И по- хорошему сейчас стоило бы надавить на него взглядом, отслеживая его реакцию, вычленяя вранье. Дожать. Она умела это делать в совершенстве. Главное, оставаться спокойной и неизменно-вежливой. И не сводить внимательного взгляда. Почему-то тогда люди начинали нервничать и колоться. Так стоило поступить и сейчас.
        Но она не смогла. Резким движением встав со стула, Элла подошла к окну. Так она могла видеть лишь неясный силуэт сидящего за столом Матвея. Однако говорить от чего-то стало чуточку легче.
        - Я готова поспорить на что угодно, что ты в курсе всего. А если не всего, то большей части. Полагаю, ты после встречи с Копыловым пообщался с Верещагиным, так? Тебе же стало любопытно, не отрицай.
        Всегда спокойная и собранная леди Кригер прикрыла глаза, стараясь унять в них какое-то подозрительное жжение. Совершенно неуместное. Непристойное. Предательское.
        - Ты думаешь, все дело в любопытстве? - голос раздался неожиданно близко.
        Теплые ладони легли на плечи, согревая и даря обманчивое ощущение надежности. Чувство, верить которому было нельзя. Она точно это знала.
        - Ну есть еще вариант, мы в ответе за тех, кого приручили, - фыркнула Элла, по- прежнему не поворачиваясь к собственному оппоненту. Однако у самого Рокотова были совсем иначе планы. Парень развернул ее к себе так легко и бережно, словно она была небольшой фарфоровой куколкой в его руках. Почему-то в этот момент его карие глаза напоминали девушке растопленный молочный шоколад, который она иногда (по праздникам) делала для Златы. Сладкая патока, в которой хотелось бы утонуть.
        По закону жанра, сейчас ей сейчас должны по пунктам расписать причины его поведения. Рассказать, какой он хороший и благородный и прочее, прочее… Когда только она успела стать такой циничной?
        Но законы жанра явно не для надменных потомственных аристократов вроде Матвея Рокотова. Или он только что решил попрать их к чертовой матери.
        - Дура ты, Элка, - с усмешкой щелкнул ее по носу потомок голубых кровей.
        Что?! Да с ней даже Верещагин в таком тоне разговаривать не смеет! И вообще, инстинкт самосохранения не приживается, что ли, у благородных?
        Но возмутиться вслух не успела. Ей опять просто и незатейливо заткнули рот поцелуем. Мягким и одновременно властным. Согревающим теплом и слегка пьянящим, как глинтвейн зимним вечером. Таким неуместным и таким необходимым, что Элла даже не попыталась вырваться. Хотя могла бы. И она хоть двести пятьдесят раз может рассказывать, что в пользу самозащиты девушки работает только эффект неожиданности, но в глубине души прекрасно понимала. Стоит ей лишь разок возмутиться честно и от души, воспротивиться этому поцелую
        - и Рокотов ее отпустит. В этом она не мгновенья не сомневалась. И чувствовала себя бабочкой, пойманной в ладони - вроде и летает, а выхода найти не может. Или не хочет?
        Он отпустил ее только для того чтобы обнять, крепко прижимая к себе. Запустив длинные пальцы в ее волосы и слегка касаясь губами виска. Не удерживая, но оберегая. Кажется, защищая от всего мира. И, самое удивительное, именно это Элла и ощущала.
        - Все будет хорошо, - шепот был на грани слышимости и только теплое дыхание на виске подтверждало, что ей действительно это не кажется. - Мы справимся, ведьмочка. Я со всем разберусь.
        Чувство надежности и безопасности. Нежности. Обманчивое, хрупкое. Грозящее вновь и вновь разлететься на осколки. Но почему ей, такому цинику, не раз обжигающему крылья мотыльку, так хочется поверить этому сумасшедшему мужчине? Кто ей даст ответ на этот глупый вопрос?
        Глава 21.2
        Сделав над собой усилие, Элла высвободилась из его рук.
        - Спасибо, конечно, вот только ты не обязан… - твердо начала она, вот только была перебита резким и злым:
        - Послушай, ты хоть раз можешь засунуть свою гордость куда подальше и дать тебе спокойно помочь? Бесит, честное слово. Да, я помню, знаю, заучил, что я для тебя никто и звать меня никак. Так, временный работодатель. И, да, ты отчаянно борешься за собственную независимость. Браво! - губы парня искривились в усмешке.
        - Прекрати меня в чем-то обвинять! - разъярилась Элла, уязвленная до глубины души. Каким-то образом ему все время удавалось ее задеть. Словно под рентгеном, эта блондинистая зараза видела все ее недостатки и слабые места и жалила в них похлеще овода. - Что плохого в том, что я пытаюсь справиться сама?
        - Да ничего, - Матвей сделал шаг вперед и навис, буравя ее раздраженным взглядом карих глаз. - Кроме того, что ты не способна трезво оценить собственные силы. Что может хрупкая девчонка против того, у кого есть деньги и власть? Пусть даже правда на твоей стороне. Ты можешь бороться сколько угодно, но один в поле
        - не воин, Элла. Нет ни одной принцессы, которая справилась бы со всеми своими проблемами в одиночестве. И помни об одной маленькой детали, леди совершенство. Ты отвечаешь не только за себя. Если ты не справишься, то вместе с тобой на дно пойдет и твой ребенок. Зато гордость останется. Ты этого хочешь, Элла?
        Он не стал дожидаться ее ответа. Развернулся и вышел с кухни. Через мгновенье хлопнула входная дверь. А Элле, еще секунду назад, чувствующей себя в безопасности, вдруг показалось, что со всех сторон на нее наступают тени. Тени, с которыми она не состоянии справиться.
        С раздражением схватив со стола блюдце, она просто швырнула его на пол, чтобы хоть как-то отпустить собственные эмоции. И закусила губу, до боли, почти до крови, пытаясь обрести спокойствия.
        Его жестокие слова жалили больнее, чем оводы. Каждое из них достигло собственной цели и теперь словно чесалось под кожей как аллергический укус, напоминая о себе. Потому что он был прав.
        Как бы ни хотелось этого признавать, он был чертовски прав. Она просто не в состоянии справиться со всеми этими неприятностями сама, не утащив с собой на дно и не подставив еще кого-то. И что делать сейчас, когда сама оскорбила и практически самостоятельно выгнала того, кто ее уже дважды защитил, она не представляла.
        Матвей сбежал по ступеням, позабыв про лифт. Настолько был зол, что вредная девчонка отказывается принять его помощь. Он ведь ничего не требуется взамен! Он ведь не ее муженек. Или он об этом не сказал? Но это ведь и так должно быть понятно!
        Эти мысли заставили его замедлить шаг. А что, если Элла там себе что-то навообразила? Да и оставлять ее сейчас одну опасно. Мало ли что?
        Впрочем, он с самого начала далеко уходить не собирался. Как бы ни был зол, но оставить в такой момент Эллу без присмотра? Глупо.
        Поэтому вместо того, чтобы направиться к собственному автомобилю, он прошел через двор и поднялся к Верещагину. Дверь открылась практически сразу, словно тот и ждал.
        - О, привет. А что случилось?
        - Вот объясни мне, - поинтересовался Рокотов, проходя в квартиру. - Почему твоя подруга вроде такая умная, но такая дура?
        Лицо Романа в тот момент надо было видеть: оно как-то вытянулось в длину, а глаза стали больше, наверное, раза в два. В следующую минуту оно приобрело вполне обычный вид, вот только скрылось за ладонью. Удержаться от фейспалма Верещагин не смог.
        - Потому что она умная, но упрямее нас с тобой вместе взятых? - предположил он и осторожно поинтересовался. - А что случилось?
        - Собирайся, - скомандовал Матвей. - В машине расскажу.
        - А мы что, куда-то едем? - полюбопытствовал Верещагин, направляясь в комнату и быстро переодевая футболку и джинсы. Вернулся, прихватил ветровку, надел одну кроссовку. Ответ Рокотова заставил его замереть в позе цапли, когда он впихивал свою лапу сорок второго размере во вторую.
        - Нет, мы куда-то сидим, - невозмутимо пожал плечами тот.
        - В смысле?! - возмутился Роман, перехватывая в воздухе грозящую сползти обувь.
        - В прямом. Посидим в машине, посторожим подъезд одной упрямой идиотки, я заодно пар спущу, - разъяснил Рокотов. - Ты меня в это втянул, так что тебе и быть проповедником.
        - Я никого ни во что не втягивал, - попробовал было прикинуться одуванчиком Роман. Не прокатило.
        - Ты эти сказки Элке рассказывай, - хмыкнул Рокотов, выходя в темноту подъезда. - Я не настолько наивен.
        - Она тем более, - вынужден был признать Роман, искренне надеясь, что подоплеку всех этих манипуляций ни подруга, ни Матвей пока не поняли. Ну не хочется ему деньги в споре терять. - Ну так что, расскажешь, что случилось?
        Глава 21.3
        Свою исповедь Мэт продолжил уже в машине. Здесь можно было говорить с чувством, с толком, с расстановкой, без особой цензуры. Последнее было особенно важно и приятно. И закончилась тирада тем же, с чего и началась. С риторического вопроса: «Почему Элла такая дура?». Ответа на него Рокотов не ждал, но неожиданно получил.
        - Потому что ее в принципе не учили не принимать ничью помощь? - голос Романа, в отличие от собеседника, был на удивление спокойным. - Ты никогда не задумался, откуда все эти постулаты о том, как ведет себя настоящая леди? В нее бабка это с трех-четырех лет впихивала. У нее в воспитании Златки это тоже проявляется, ко в гораздо меньшей степени. Она хотя бы не крадет у собственного ребенка детство, сам видел, золотко творит, что хочет.
        - Но зачем втолковывать это маленькому ребенку? - не понял Матвей. - Что за бред?
        - Видишь ли, у Эллы вся семья - публичные люди, - пояснил Верещагин. - Бабка была известной актрисой, она привыкла к вниманию публики. Отец - дипломат. В такой расклад шебутной и шаловливый ребенок не вписывался. Так что выдержки ее учили с малых лет. А еще не показывать слабость.
        - Как при таком раскладе леди совершенство научилась владеть боевыми искусствами? - поинтересовался Матвей, вспоминая, как неожиданно для самого себя оказался на асфальте.
        - Леди совершенство должна быть совершенна во всем. Она занималась танцами, иностранными языками, музыкой, театром, живописью. И каким-то чудом, не знаю, как, ей удалось убедить своих о необходимости боевых искусств.
        - Но… - от изумления Рокотов даже не нашел слова. - Когда этот ребенок отдыхал?
        - Никогда, - без тени сомнения отозвался Роман. - Ее отдых начался после замужества. Она первый год на стенку лезла, потому что многие занятия пришлось прекратить. Какое-то время строила из себя «жену компании», это она тоже умеет в совершенстве. Но ей было скучно. Потом родилась Златка.
        - Как она вообще за этого придурка замуж вышла? - не удержался от вопроса Матвей, откровенно пользуясь моментом. Понимал, что такие откровения если и услышит от Эллы, то совсем нескоро. Хотя это определенно стимул поработать над доверием.
        - А вот об этом спроси у нее, - неожиданно отмазался друг Эллы. - Только перед этим отойди, на расстояние, превышающее расстояние удара. Кстати, об этом. Ты- то как о боевых искусствах узнал?
        - Ну… - замялся Матвей, а Верещагин заржал так громко, что ворона, в сидящая на соседнем дереве возмущенно закаркала.
        - Да ладно? Она тебя ударила?! А что ты сделал? А как? Как ты ее довел? Ну ты мужик…
        От его восторгов Матвей насупился. Вспоминать свое знакомство с асфальтом было неприятно, не вспоминать - сложно. Особенно когда здесь так яро жаждут подробностей, которыми он вообще не готов делиться даже с Глебом. И вообще, вот как себе это Верещагин представляет: «Я поцеловал твою подругу, она опрокинула меня на асфальт»? Так себе история… Не, такой славой Матвей делиться не готов.
        - Случайно узнал, - отрезал он, жалея, что вообще позвал этого индивида. И что из квартиры Эллы ушел. И что психанул. Хотя, надо отдать должное, разговор с этим вот восторженным недоразумением помог ему лучше понять рыжеволосую ведьмочку. Вот только что дальше делать?
        Глава 22.1
        Машина не уезжала. Не то чтобы она следила, но Матвей ушел еще час назад, а автомобиль продолжал стоять. С высоты ее этажа не было видно, есть там кто-то или нет. А что, если его подкараулил кто-то из охраны Адриана? Что, если он сейчас валяется где-то в подъезде избитый? Как она тогда себе такое простит? И что ей с этим делать?
        Неожиданно вид из окна смазался, и Элла поняла, что от слез. Давно ли она плакала? Она уже и сама не помнит. Словно вечность прошла. На людях - никогда. Даже в том самом разговоре с бывшем мужем она не проронила ни слезинки. Понимала, что показывать слабость нельзя.
        Забавно, что тот же Матвей доказывал, что слабость показывать не зазорно. И вот, стоило ему уйти, и она начала слышать, что он хотел сказать. Не только слушать, но слышать и понимать.
        И все-таки, почему он не уехал? Все ли в порядке? Почему-то мысль о том, что Рокотов мог пострадать из-за нее была настолько невыносима, что девушка сама не заметила, как начала набирать номер своего вредного работодателя. Трубку он взял практически сразу:
        - Элла? Что случилось? - в голосе послышались тревожные нотки. To есть эта зараза даже и не предполагает, что она может за него беспокоиться.
        - Это ты мне скажи, - парировала леди Кригер, стараясь говорить ровно. - Ты почему не уехал?
        - А откуда ты… Так, стоп, - сам себя остановил Матвей. - Я не собираюсь сейчас по телефону с тобой все выяснять. Я сейчас поднимусь, и ты мне откроешь дверь. Хорошо?
        - Рокотов, ты еще белый платок вместо флага притащи, - фыркнула Элла. - Не нужно со мной как с душевнобольной разговаривать.
        Ей показалось или на заднем фоне у Матвея кто-то заржал? Знакомо так…
        - Я не понял, мы с тобой договорились, что ты меня дверью не пришибешь или как?
        - деловито уточнил этот невыносимый тип, вызывая детское желание действительно со всей дури садануть ему по носу дверью. Боже, она приличная девушка, откуда в ней появляются эти садистские наклонности и кровожадность?
        - Дверью не пришибу, - мрачно пообещала Элла.
        - И я уйду на своих двоих и даже без синяков? - продолжал торговаться Матвей.
        - Рокотов, у тебя две минуты, пока я не передумала, - сообщила девушка. - Иначе ты не то что отсюда не уйдешь, ты сюда подойти не сможешь.
        - Понял, осознал, уже бегу, не нервничай, тебе вредно, - с этими словами Рокотов бросил трубку, заставляя Эллу с силой сжать в руке несчастный телефон.
        - Рокотов, ты совсем бессмертный, что ли? - у самой себя поинтересовалась девушка, поглядывая в окно. Ну конечно! Не зря чей-то ржач на фоне казался таким знакомым. Из внедорожника выползли сам блондин и ее закадычный дружок. Нет, она, конечно, подозревала, что они спелись, но не до такой же степени, чтобы Матвей поперся потом жаловаться к Верещагину. Хотя где, как не там, он может найти понимания на тему того, какая она, Элла, вредная и нехорошая?
        Нет, она не кровожадная. Совсем. Но побить хотелось уже не только Матвея, да и вообще… Не нравится ей их сговор.
        Звонок в дверь не дал ей сполна проанализировать причины собственного возмущения. Пришлось идти открывать. Сама же позвала. Сама пообещала, что откроет. И вообще, Злату сейчас разбудит, слон в посудной лавке!
        «Слон» не особо-то и шумел, но разве это аргумент для раздраженной девушки?
        - Тише ты, - прошипела Элла, открывая дверь. - Ребенок проснется, и…
        Кто еще бы дал ей договорить! Рокотов явно претендовал на звание небожителя. Или кто там еще бессмертным является? Потому как эта зараза белобрысая просто взяла и с порога резко ее поцеловала. Элла оттолкнула его и отступила на шаг.
        - Рокотов, ты вообще нормальный?
        - Я не виноват, что начать разговор таким образом - единственный способ, чтобы ты со мной не поругался, - вдруг широко улыбнулся Матвей.
        Элла сделала глубокий вдох, чтобы высказать все, что думает о его способах начала беседы, но он опять ее опередил, приложив палец к ее губам:
        - Элла, я не хочу с тобой ссориться, честно. Да, у нас получается все как-то по- дурацки, не нормально, не по-человечески. Но мне все нравится, - неожиданно затараторил парень, словно боясь, что она не даст ему высказаться. - И, да, многого я не то, что тебе, я самому себе объяснить не могу. Но меня бесит каждый раз, когда ты намекаешь, что я посторонний. И я хочу и могу помочь. Не гони меня больше, а? - и карие глаза тут приобрели жалобное выражение. Как у Златки, которая хочет новую куклу.
        Только потом додумался отпустить руку, чтобы она могла хоть что-то сказать. Еще бы она знала, что. Потому что его тирада привела ее в такое смятение, что единственная связная и умная фраза прозвучала с ноткой обречения:
        - Рокотов, ты мазохист, что ли?
        Тот удивленно хлопнул глазами:
        - Это все, что ты сейчас услышала?
        - Матвей, хочешь, я расскажу, как твой монолог звучит со стороны? - вежливо поинтересовалась Элла, проходя в гостиную. Матвей, как теленок на привязи, пошел за ней.
        - И как же? - в голосе парня слышалось откровенное любопытство. Он что, реально не понимает? Удивительное существо!
        - Хрен знает, зачем ты мне сдалась, но я пострадаю херней, помогу тебе, так что не гони, - изрядно подсократила девушка, выявляя основной смысл. А Рокотову явно психиатр требуется. Потому что, услышав ее трактовку, он не обиделся. Нет, он заржал в голос. Затем, отхохотавшись, поскреб пальцем подбородок и признал:
        - М-да, недоработка вышла. Давай представим, что я ничего не говорил и просто пригласил тебя на нормальное свидание? - предложил он. - Втроем. Ты, я и Златка.
        Вот что с ним делать?
        - Рокотов, ты когда-нибудь был на свидании с ребенком? - устало поинтересовалась девушка. - Поверь мне, это не нормальное свидание.
        - Был! - непробиваемо заявил Матвей. - Сегодня. Мне понравилось!
        Она здравомыслящий человек. Она взрослый, здравомыслящий человек! Она вовсе не собирается…
        - Ой!
        Возмущенный вопль подтвердил, что она действительно не собирается. Она уже дала ухажеру подушкой по голове. Однако период джентльменства, видимо, на сегодня закончился. Потому в следующий момент подушку из ее рук вырвали, саму девушку повалили на диван, еще и навалились сверху, чтобы не дергалась.
        - Не стоит произносить еще раз мою фамилию, - отрицательно покачал головой этот невозможный человек, нависая над ней. - Но я рад, что она тебе так нравится.
        - Матвей! - она и не подозревала, что в одно имя можно вложить столько эмоций - и возмущение, и обреченность, и желание перевернуть на кого-то ведро с мусором, и… Нет, нечего так пялиться на его губы. Не надо, это может плохо кончиться, и…
        И уж точно нельзя было позволять ему заметить этот взгляд, потому что… А собственно, почему?
        - Знаешь, - тихо, почти шепотом проговорил Матвей, - с тобой практически невозможно разговаривать.
        - П-почему?
        Она что, заикается? Какой кошмар! Еще и мысли так подозрительно путаются, словно ей семнадцать, она на первом свидании, и…
        - Потому что от тебя сносит крышу, и я начинаю понимать, почему ведьм рыжих сжигали ка кострах…
        Так себе комплимент. Слабенький, на троечку. Если б у нее еще не было ощущения, что она сейчас на этом самом костре сейчас торчит, если бы сотни огненных иголочек не впивались в кожу, если бы… Как много этих если бы!
        Глава 22.2
        И если бы она сейчас отмотала пленку назад и не совершила этот глупый поступок, то все было проще. Намного. Но сдержанная, уверенная в себе, спокойная, истинная леди Кригер коснулась пальцами щеки наглого захватчика и неожиданно для самой себя поцеловала его. Без малейшего принуждения! Сама!
        Матвею в этот момент показалось, что он попал в какую-то иную, совершенно постороннюю реальность. Потому что того, что происходило сейчас, определенно не может случиться. Но он был бы дураком, если бы этим не воспользовался. Вот только давить на нее он точно не собирался. По крайней мере, не в такой момент.
        И, обняв девушку за талию и прижав к себе, он перекатился на спину. Теперь Элла оказалась сверху и в любой момент могла высвободиться. Чтобы пресечь подобные попытки, Рокотов одной рукой продолжал удерживать девушку. Другая же плавно поползла по ее спине.
        Но Элла даже не заметила смены диспозиции. В этом было что-то непривычное, упоительное. Она вела, а он шел вслед за ней, позволял вести. При всем его напоре, вредном характере, инстинкте альфы-самца, он ей… уступал? Позволял изучать, пробовать, удовлетворять любопытство.
        И разорвать поцелуй именно в том момент, когда этого захотела она. Чтобы взглянуть в довольные, смеющие и голодные карие глаза и услышать:
        - Вот после такого ты, как честная девушка, просто обязана пойти со мной на свидание! - торжественно заявил Матвей. - А сейчас лучше не дергайся, лежи спокойно и не провоцируй меня.
        - Что?! - невольно охнула Элла, а потом залилась краской. Сообразила, что он имеет ввиду. Попыталась было встать, но оказалась в тисках его рук.
        - Я же говорю, не провоцируй, леди совершенство, - хриплым шепотом велел он. - Так что насчет свидания?
        Если бы она могла, то расхохоталась бы в голос. Действительно, самое место, время, а, главное, поза, чтобы обсуждать свидание. Но если они сегодня уже умудрились попрать все границы, то почему бы не продолжить абсурд? Тем более, его лицо оказалось так неожиданно близко, что она не могла не заметить немного невпопад:
        - А у тебя морщины бабника.
        - Что?! - в свою очередь оторопел Матвей. Элла усмехнулась и легонько коснулась его лба:
        - Смотри, у тебя вертикальные морщины над бровями.
        - И? - не понял Рокотов, при чем тут бабник и брови.
        - Такие морщины называют «складки бабника». Это не врожденное, а приобретенное. От мимики зависит. Они у тебя над обеими бровями. Были бы над одной - это морщины преступника. А еще у тебя ямочки на щеках, - коснулась его скул.
        - А ямочки-то тебе чем не угодили? - возмутился парень, но ее ладони убирать не стал. Еще и блаженно зажмурился, как кот, которого почесали за ушком.
        - А это признак недоразвитости мышц лица. Так что ты у нас недоразвитый, - хихикнула Элла. Но смех замер, стоило лишь кому-то сильнее сжать руки. - Я же говорю, бабник, - уверенно заключила девушка.
        - Покажите мне мужчину, которому не нравится красивая женщина, и я от него сбегу куда подальше, - фыркнул Рокотов.
        - Что-то не заметила, чтоб ты от Верещагина сбегал, - рассмеялась Элла, вспоминая наклонности друга.
        - Нет, от Ромки бегать не стоит, - хмыкнул Матвей. - Он не страшный, границы знает, да и вообще… Привык я к нему.
        - Я заметила, судя по тому, что вы вдвоем в машине торчали, - слегка поджала губы девушка, вспоминая о подставе друга.
        - Злишься? - угадал Рокотов. - Мы как лучше хотим. Честно. Но давай о приятном. Ты на свидание со мной пойдешь? Отказа я не принимаю!
        Его наглость и возмущала, и восхищала. Да и сложно оставаться равнодушной к мужчине, которого хочется одновременно и стукнуть по башке лопатой, и поцеловать. И сделать выбор сложно. Хотя… Иногда УК РФ помогает сделать правильный выбор. Во всяком случае, легитимный.
        - А зачем тогда спрашивать? - немного суховато отозвалась Элла. - Да отпусти ты меня уже!
        - Неа, - завертел головой Рокотов. - Пока не согласишься, не отпущу. Просто либо ты идешь со мной на свидание добровольно, либо я тебя туда утаскиваю. Да, ты меня пару раз стукнешь и все такое. Но я согласен быть побитым.
        - Ну если согласен…. - многозначительно протянула Элла.
        - Лучше бы без побоев, но если что - пожалуйста. Могу прямо сейчас тебя отпустить, - Матвей разжал ладони, и Элла немедленно вырвалась из его объятий. А сам парень тут же встал дивана и вдруг выдал. - Я готов. Бей. Но после этого ты идешь со мной на свидание.
        И вид у него был настолько серьезный, словно действительно ожидал, что его в любой момент сейчас стукнуть. Мда, как только Эллу не уговаривали сходить на свидание, но таким образом впервые. И это было так… восхитительно? Уморительно? Все вместе. Не сдержавшись, девушка расхохоталась:
        - Идиот, - закрыв лицо руками, констатировала она. - Но только одно.
        - Хорошо, - довольно улыбнулся Матвей. Он-то знал, что там, где одно свидание, будет и два. И не собирался на этом останавливаться.
        Глава 23
        - Верещагин, сделай морду попроще, - попросила Элла светящегося как лампа Ильича друга. - Чей день независимости празднуем сегодня, что ты так счастлив?
        Приятель заявился к ней с утречка с упаковкой мармелада, который у него тут же выклянчила Злата. И, пока ребенок играл, выжидательно уставился на приятельницу.
        - Эльфеныш, ну не томи… - наконец, не выдержал он.
        - Что тебе, чудовище? - притворилась, будто ничего не понимает, Элла. Ага, так оно и прокатило с человеком, который знает ее всю жизнь. Быстрее Ниагара снизу вверх потечет!
        - Что у тебя с Рокотовым? Явно что-то происходит, слишком уж близко и личностно он воспринимает твои проблемы. И вы вчера поцапались, но он никуда не уехал, сидел и караулил тебя, как верный пес. А стоило тебе позвонить, тут же рванул. Между прочим, радость моя, он для такого слишком гордый. Так что… - он сделал выразительную паузу, позволяя Элле самой домыслить несказанное.
        - Никаких «так что», - отрезала девушка. Вспомнила произошедшее вчера в гостиной, опустила глаза, чтобы не выдать собственную ложь. А ведь еще как-то надо умудриться попросить его посидеть со Златкой. Или, может, сразу к Ромкиной маме сходить? Оно как-то безопаснее.
        - Да-да, абсолютно никаких, - довольно согласился Роман. - И проторчал он у тебя до трех часов ночи тоже просто так. Какие у вас шикарные деловые отношения…
        - Ты что, с биноклем полночи стоял? - хмыкнула Элла в ответ на его тираду. Ворчание друга ее веселило. В этот момент статный и ухоженный Верещагин напоминал брюзгливого старичка, которому все не то и не так.
        - А хоть бы и стоял. Ты-то ничего не рассказываешь, - немного обиженно заявил тот.
        - А я все-таки ваш амурчик!
        - Ромка!
        Но тот словно и не слышал ее, продолжая бубнить:
        - И мне очень интересно, в каких обстоятельствах ты умудрилась побить собственное начальство. И почему у тебя сегодня такие опухшие губы, словно полночи кто-то целовался, - лукаво произнес он, заставив Эллу стремительно покраснеть.
        - Верещагин! - повысила голос девушка, уже и не надеясь его унять.
        - Но я же молчу, заметь.
        - Ты как-то слишком громко молчишь и думаешь, - скривила губы Элла, намекая на чье-то неуемное ворчание.
        - А это не я, это твоя совесть, - отмахнулся Верещагин. - И я не виноват, что у нее мой голос. Могла бы и поделиться по-дружески с совестью.
        - Моя совесть со мной в доле, - отбрила Элла, но тот сдаваться не желал:
        - И где моя доля?
        - Сейчас организуем, - тонко улыбнулась леди Кригер и позвала дочь. - Золотко, иди сюда, дядя Рома мармеладку хочет.
        Мордочка друга недвусмысленно высказала свое отношение к своей «доле». Малышку Роман, конечно, любил, вот только сейчас ему были гораздо интереснее подробности истории, которая с его подачи развивалась между Рокотовым и его эльфенышем. Нет, умом он, конечно, понимал, что его расспросы могут вызвать негативную ситуацию и организовать Мэту проблемы… Но ему было так интересно! Как вообще можно оставаться в стороне, если у близкого тебе человека в судьбе происходит что-то важное?
        Малышка про терзания любимого дядюшки не знала. Прибежав с мармеладками, она нещадно принялась их скармливать Ромке, параллельно рассказывая, как вчера здорово погуляла с дядей Матвеем. Подумав, Верещагин согласился принять эту долю - из эльфеныша подробностей не вытащишь, так хоть кто-то поделится. Хотя крошка точно не может пояснить, чем там занимались вчера подруга с Матвеем.
        Наконец, Злата убежала опять к своей любимой куколке, а Верещагин снова посмотрел на Эллу:
        - Ладно, такой вариант тоже принимается. Но если он тебя обидит, не молчи, ладно? Я за тебя любого прибить готов, - признался он. Девушка слабо улыбнулась, обняла друга и чмокнула в щеку:
        - Я за тебя тоже. Ты лучший, Верещагин!
        - Вот то-то же! - задрал нос Ромка. - Вот куда ты без меня?
        - Никуда, - со вздохом согласилась девушка. - Посидишь вечером со Златкой?
        - Коварная ты женщина, - расхохотался друг. - Меркантильная. Нет бы я просто так лучшим был, без всяких условий. И куда же мы намылились? Что у нас?
        - А у нас сегодня свидание, - щелкнула его по носу Элла. - Ну так что?
        - Опана! Да ради такого дела я готов ее на ночь забрать и утром в садик отвести! - восторженно завопил Роман. - Так что можешь даже не возвращаться с этого своего свидания, так своего Рокотову и передай.
        - Прибью! - пригрозила Элла и, спохватившись, добавила. - И он не мой.
        - Ну да, конечно, - скептически хмыкнул Роман, вспоминая рванувшего к ней Рокотова. Ее, еще какой ее. Только ни сам Матвей, ни эльфеныш об этом пока не подозревают.
        Глава 24.1
        Она не нервничала. Совсем не нервничала. Подумаешь, свидание, да еще и с собственным работодателем. Ерунда, чисто для проформы. Иначе он бы не отстал. Именно так.
        - Какой-то фиговый аутотренинг, - вслух призналась Элла, вглядываясь в собственное отражение. Наедине с самой собой леди Кригер могла отбросить иногда ложные спокойствие и вежливость и позволить себе обычно крепкие для нее словечки. Вот как сейчас, например.
        Из зеркала на нее смотрела чем-то дико смущенная девушка в нежно-бежевом кружевном платье до колен. Оно плотно облегало по силуэту и только юбка слегка расширялось книзу. Никаких ремней, ярких аксессуаров. Максимально нейтрально. Золотые серьги, простое колечко на палец. Сверху черный кардиган во французском стиле. И черные лодочки на высоких и устойчивых каблуках. Рыжие волосы забраны наверх и открывают шею. Классика, которая никогда не могла надоесть. Классика, которая должна бы выглядеть скромно. Вот только Элла таковой не выглядела.
        - Господи, кому я лгу? - вздохнула девушка. Она-то знала, сколько нарядов были отправлены в шкаф, прежде чем она пришла к этому образу. И, возможно, стоило бы уцепиться за то, что она слишком давно не была на свидании. Лет пять так точно. Вот только сама она точно знала, что дело в этом вредном аристократе, чтоб его… В раздражении девушка прикусила нижнюю губу, слегка размазав золотисто- бежевую помаду.
        До момента, когда Матвей приедет, оставалось минут десять. Десять минут, каждая секунда из которых протянется вечность, за которую Элла успеет передумать миллион причин, поводов, сомнений. Сама себя накрутит и успокоит. Опять накрутит, и…
        Звонок вырвал из задумчивости. А вот и упомянутый аристократ. Легок на помине! Распахнув дверь, Элла увидела на пороге Матвея.
        - Ага, так я и думал! - торжественно заявил он. - Ты уже готова. Прекрасно!
        - Так я никуда не опаздываю, - максимально вежливо ответила Элла. Судя по внешнему виду Рокотова, он к свиданию тоже готовился. Молочного цвета рубашка с высоким воротом с длинными рукавами и запонками на манжетах, темно-синий пиджак, брюки в тон. Слава богу, хоть без галстука!
        - Я просто подумал, что ты явно соберешься заранее. Значит, свободное время потратишь на какую-то чухню и придумаешь глупости, - с улыбкой сообщил Матвей, сверкая признаками «недоразвитости мышц лица». - Поэтому и решил, что лучше провести его с пользой. Это тебе, - и жестом фокусника вытащил из-за спины букет нежных ирисов.
        - Спасибо, - Элла даже как-то растерялась. Он опять ее удивил в хорошем смысле слова. Почему-то казалось, что люди его положения или притащат охапку банальных и скучных роз, либо шедевр от флориста. А тут… Простые цветы, напоминающие собой ярких бабочек. Но такие красивые…
        - Нет, такое спасибо не пойдет! - решительно заявил Матвей и, положив руки на талию, притянул к себе и крепко поцеловал. - А вот такое спасибо уже лучше, - и снова поцеловал.
        - Не многовато ли тебе два спасибо? - полюбопытствовала Элла, пытаясь скрыть за ехидством собственное смущение. Судя по взгляду Рокотова, получалось плохо.
        - А это было приветствие, - невозмутимо сообщил Матвей.
        - Ну ты нахал! - легонько треснула его по плечу Элла и тут же получила очередной поцелуй.
        - А это - твое извинение за оскорбление! - с коварной улыбкой пояснил Матвей, не дожидаясь вопроса.
        - Я так понимаю, мне безопаснее молчать? - поинтересовалась девушка. Злиться на него почему-то не получалось. Да и в душе появлялось что-то такое теплое, легкое, парящее… Словно сброшен был весь груз прошлых лет. Что ни говори, а с этим вредным мужчиной почему-то она явственно ощущала себя всего лишь девушкой. Слабой, хрупкой и оберегаемой.
        В ответ ее просто поцеловали, а потом сообщили:
        - А это я просто соскучился. Вот видишь, мы эти десять минут потратили куда с большей пользой, - заботливо коснулся ее щеки Матвей. - И лучше не смотри на меня так, а то мы точно никуда не уйдем, - в его голосе послышалась легкая хрипотца. - А я не согласен. Я, может, в первый раз в жизни так старался ради девушки!
        - Я вообще-то не отказывалась никуда идти, - поспешила напомнить Элла.
        - Вредина! - обиженно покосился на нее Матвей. - Могла бы хотя бы сделать вид, что тебе тяжело отвлечься.
        - Рокотов, ты же знаешь, если ты хочешь, чтобы тебе потакали, то ты не по адресу, - фыркнула леди Кригер, мгновенно прощаясь с легкой растерянностью и приобретая с детства усвоенные манеры. Что-что, а в таком грехе она точно признаваться не собиралась!
        Матвей помог ей надеть кардиган, самостоятельно закрыл дверь на замок и потом уже передал Элле ключи. Потом каким-то простым движением, словно делал это уже миллионы раз, взял за руку и повел к лифту. Тепло его руки покалывало кожу и почему-то предавало спокойствие. Отпустил ее он только на подходе к машине.
        - Что, даже не спросишь, куда мы едем? - немного обиженно поинтересовался он, не дождавшись вопроса, который в нетерпении задала бы любая девушка. Любая, вот только не его персональная леди ведьма. Та спокойно смотрела в окно, словно там происходило что-то действительно занимательное. А на деле лишь пыталась привести в порядок собственные мысли и чувства.
        - А зачем? - пожала плечами девушка. - Ты либо сам скажешь, либо не скажешь, и я все узнаю только когда мы приедем. Так зачем зря сотрясать воздух и тешить твое самолюбие?
        Самой себе Элла не могла не признаться - это была маленькая месть с ее стороны за выведение из равновесия. Вот зачем он так путает ее мысли?
        - Коварная ты женщина, - покачал головой Матвей. - Хорошо, что я не люблю легких путей, и ты мне нравишься именно такой.
        - Ты явно делаешь успехи, - сделала ему сомнительный комплимент Элла, напоминая про его вчерашнее эпичное признание.
        - Я делаю выводы, а не успехи, - не согласился он. - Кстати, я уже говорил, что ты сегодня просто восхитительно выглядишь? Ты всегда красива, но я рад, что для меня ты еще красивее…
        - Рокотов, ты, я смотрю, решительно не знаешь, когда нужно вовремя прикусить язык, - рассмеялась девушка. - Про себя сейчас стоило промолчать.
        - Ну не могу же я не отметить столь важный факт!
        Вот так, препираясь всю дорогу, они ехали минут двадцать. Пока не подъехали к месту назначения. Элла удивленно вздернула брови - она то думала, что его фантазии хватит максимум на ресторан а тут…
        Глава 24.2
        - Ботанический сад? - изумленно воскликнула она, прочитав надпись над воротами.
        - Матвей, да ты умеешь удивлять.
        - To ли еще будет! - подмигнул ей парень, и, обежав машину, распахнул дверь и протянул ладонь, склонившись в легком полупоклоне. - Моя леди совершенство, позвольте вам помочь.
        - Рокотов, а давай без грубой лести? - попросила Элла, вкладывая тонкие пальчики в его ладонь. - Ну так… ради разнообразия?
        - А где ты здесь видела лесть? - возмутился Матвей. - И вообще, молчи, женщина, не возмущайся и не мешай тебя очаровывать. Привереда рыжая!
        Элла не выдержала и рассмеялась: разгон от надменного аристократа и бабника до обиженного ребенка всего какие-то десять секунд. Как, оказывается, мало требуется, чтобы его довести. И не то чтобы ей это было сильно нужно, но почему- то было интересно.
        - Уж какая есть. Что, процесс очарования закончен, можно ехать домой? - подколола его девушка.
        - Не дождешься! - хулигански щелкнул ее по носу аристократ. - На сегодня ты у меня в плену.
        - На ролевые игры в пиратов я не соглашалась, - фыркнула Элла. Матвей в этот раз даже отвечать не стал - знал, что эта зараза так его заболтает, что он опять ввяжется в очередной спор. М-да, такого свидания у него еще не было. Обычно все барышни чуть ли не в рот ему заглядывают. Но леди совершенство на такое, похоже, просто органически не способна. Интересно, а с мужем она себя также вела, как только у них начинались отношения? Или была милашкой?
        Почему-то мысль о бывшем муже леди Кригер вызывало не только желание дать ему по морде, но и спрятать девушку куда подальше, еще и с ребенком вместе. И табличку повесить: «Моя леди совершенство, гоблинам близко не подходить». Правду говорят, все когда-то бывает впервые.
        Матвей слегка тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Еще не хватало портить с таким трудом выклянченное свидание.
        - Идем! - решительно произнес он, пропуская ее в ворота ботанического сада.
        - Решил устроить мне прогулку с изучением растений? - с улыбкой спросила Элла.
        - Не совсем, - покачал головой Матвей. - Нам сюда.
        Он повел ее в сторону небольшого здания, стоявшего в центре парка.
        - Оранжерея? - удивилась Элла. - Но она закрыта.
        На двери действительно висела табличка, что сегодня тепличное царство растений закрыто для посетителей.
        - Не для нас! - веско сообщил Рокотов. - Сегодня для нас открыты все двери.
        - Матвей, юная леди, здравствуйте! - немолодой, импозантный старичок, напоминавший английского джентльмена, слегка им поклонился.
        - Эдуард Игоревич, добрый вечер, - Матвей пожал ему руку. - Элла, познакомься. Благодаря этому человеку вся красота содержится в первозданном виде.
        - Очень приятно, - улыбнулась девушка.
        - Мне тоже. У этого шалопая прекрасный вкус, - подмигнул ей старичок. - Все готово, как и договаривались.
        - Спасибо вам большое, - поблагодарил Рокотов. - Идем, Элла.
        Что-то она уже совсем ничего не понимает. О чем они договаривались? Почему этот мужчина не пошел с ними, если он отвечает за оранжерею? Что вообще происходит?
        - Он, похоже, неплохо тебя знает, - вслух заметила девушка, проходя вслед за Матвеем в помещения оранжереи.
        - Это ты по шалопаю определила? - рассмеялся Матвей. - Он заведует оранжереей, мы с ним познакомились, когда я еще в школе учился. Лет десять- двенадцать назад. У Глеба, ну ты его помнишь, собака убежала и каким-то образом влезла в оранжерею. Растоптала какие-то уникальные цветы. А он даже ругаться не стал, представляешь?
        - Я бы вас за такое прибила, - призналась Элла. - Стараешься-стараешься, а потом какие-то детишки упускают собаку, и все труды насмарку.
        - Добрая ты у меня, - хмыкнул Рокотов. - Но наивная. Ругаться не стал, но мы месяц потом в этой оранжерее батрачили. Что мои, что глебовские родители встали на сторону этого милого дедушки. Ну и потом я сюда периодически забегаю, когда подумать надо.
        - Ага, еще барышень сюда на свидание водишь, - не удержалась и подколола Элла, удивляясь проскальзывающим в голосе ноткам. Она что, ревнует его? Да нет, глупости какие!
        - Не вожу, - неожиданно серьезно ответил Матвей. - Это для меня «мое» место, в которое не хочется тащить посторонних. Так что ты первая.
        Раньше она бы съязвила насчет великой чести. А сейчас… Просто не смогла. Или неожиданно поднявшаяся в душе теплая волна просто не позволила ей этого сделать. Его место. Это могло быть тонким расчетом с его стороны, но почему-то в такой вариант совсем не хотелось верить. А еще оно точно знала. Показать свое место - значит оказать, наверное, самую большую степень доверия.
        - Спасибо, - тихо проговорила Элла, сглатывая неожиданно вставший в горле ком. Это, наверное, единственное, что можно было сказать в таких обстоятельствах. Но это простое слово не могло вместить в себя всех эмоций, которые она в тот момент ощущала. Даже доли всех чувств!
        - Спасибо скажешь после того, как кое-что увидишь, - Матвей взял ее за руку и провел через оранжерею к новой двери. - Мы еще успеем тут прогуляться. Сначала нам нужно сюда.
        - Красиво, - выдохнула Элла, разглядывая через стеклянные перегородки экзотические деревья и цветы. - Очень.
        - Ты еще даже не представляешь, насколько, - лукаво заметил Матвей. Почему-то Элла почувствовала подвох при взгляде на его довольную физиономию. Впрочем, разве с ним когда-нибудь было легко? - Только заходи быстрее.
        Парень открыл дверь. Элла не стала спорить, шустрой змейкой шмыгнула в огромное помещение с экзотическими растениями. Хлопнула дверь. На плечи опустились теплые руки, словно успокаивая и одновременно придавая сил.
        - Надеюсь, здесь не растут мухоловки в человеческий рост, которым ты собираешься меня скормить, - пошутила Элла. - Ой!
        Глава 24.3
        Она оказалась прямо перед ее носом. Крупная, ярко-розовая, похожая на цветок орхидеи. Красивая бабочка играющее взмахнула крылышками, красуясь перед посетителями и тут же улетела к цветку.
        Элла присмотрелась. Возле цветов и деревьев, то там, то тут мелькали яркие пятнышки, похожие на маленьких феечек, о которых так любила слушать Злата.
        - Вот это да… - не воскликнула, выдохнула она. Других слов не было. Она словно оказалась на страницах любимого с детства «Сна в летнюю ночь» и смотрела на игры фей. Наверняка, где-то здесь прячется и Титания, и где-то шустрый Пак уже срывает волшебный цветок, который заставит прекрасную королеву влюбиться в мужчину с ослиной головой, и…
        - Я знал, что тебе понравится, - Матвей приобнял девушку со спины и легонько поцеловал в волосы. - Это сад бабочек. Эдуард Игоревич бредил этой идеей еще десять лет назад. Реализовать ее удалось год назад. Подготовка к открытию сада длилась три месяца. Ему пришлось помучиться, чтобы договориться о поставках растений, бабочек.
        - Но не инвесторов, - уверенно заключила Элла и, развернувшись в объятиях, внимательно посмотрела в его глаза. - Ведь так, Матвей?
        - Откуда…? - Рокотов откровенно растерялся от столь прямого вопроса. Где он и где бабочки? Его бизнес никак не связан даже с селекцией растений.
        - Ты слишком много знаешь для постороннего человека, - мягко произнесла Элла, касаясь пальцами его щеки. - И Эдуард Игоревич не похож на того, кто закроет оранжерею для кого попало. И вообще… - в последнем слове звучало нежелание подбирать и дальше аргументы. Какое это имеет значение? Она просто знала, что царство фей создано при его непосредственном участии. Чувствовала. - Ты удивил меня.
        - Надеюсь, в хорошем смысле, а не как обычно? - негромко рассмеялся Матвей.
        - Этот сад похож на царство фей, - с улыбкой ответила Элла, мягко высвобождаясь из его объятий и подходя к ближайшему яркому цветку, на котором важно восседала синяя бабочка.
        - Эльфеныш в царстве фей, - припомнил ее прозвище Рокотов, наблюдая не столько за бабочкой, сколько за девушкой. Зеленые глаза светились практически детским восторгом. - Я знал, кого сюда вести.
        - Злате бы здесь понравилось, - заметила девушка, протягивая указательный палец. Еще одна красавица, поколебавшись, уселась на него. Сама Элла боялась даже шелохнуться, чтобы ее не спугнуть.
        - Мы обязательно сюда вернемся с ней, - пообещал Матвей. - Просто сегодня твое внимание принадлежит исключительно мне.
        - Ты не бабочка, - с улыбкой напомнила ему Элла, не отрывая глаз от бабочки.
        - Слушай, это слишком жестокая конкуренция, - пожаловался Рокотов. - Боюсь, я такой не выдержу!
        Сдержаться было тяжело, и Элла рассмеялась. Порхающая фея возмущенно взмахнула крылышками и улетела.
        - Поздравляю, ты избавился от конкурентки, - шутя, сообщила девушка Матвею. И практически задохнулась от нежности, которая была в его глазах. На нее так не смотрели вот уже… Никогда?
        - To ли еще будет! Но одна ладно, а сколько их тут еще… Пойдем посмотрим? - предложил он. Не согласиться было сложно. И Матвей повел ее по райскому уголку, который населяли летающие красавицы. Элла словно оказалась в другом мире, который никак, ну абсолютно никак не мог оказаться на территории современной России. Настолько он был непохож на все, что она когда-либо видела. Настолько он был сказочным. И бродить здесь девушка была готова бесконечно.
        Тем более, что мухоловок не было. Разве что одна, человеческого происхождения по имени Матвей. Та самая, которая совершенно точно не собиралась выпускать ее на свободу в ближайшее время. Вот только удастся ли потом выжить после подобного плена? Не факт. Мухоловки на то и мухоловки.
        Сколько они так бродили по саду бабочек, Элла сказать затруднялась. Совсем потеряла счет времени. Вспомнила только, когда Матвей обнял ее и сказал:
        - Идем, нам пора. Мы потом еще вернемся сюда со Златой. Обещаю.
        Простые слова, от которых так и веяло надежностью. И ничего не оставалось, как согласиться. Оказавшись за пределами царства фей, Элла с какой-то тоской посмотрела на оставшийся за стеклянной стеной целый мир и вдруг, приподнявшись на цыпочки, поцеловала Матвея в щеку:
        - Спасибо. Ты подарил мне чудо.
        - Чудеса создают сами люди, - Матвей не отпустил ее от себя после ее порыва. Обнял и поцеловал ее сладко, крепко, прямо как в сказках со счастливым концом. Ну те самые поцелуи, о которых детям не рассказывают. - Ты сама чудо, Элла.
        - Мы снова вернулись к лести? - хмыкнула девушка, высвобождаясь из его объятий. Не хотелось, но она уже действительно ощущала себя мухой в плену у хищного растения. Парализованным насекомым, который был доволен собственным пленом.
        - Мы вернулись к свиданию, - рассмеялся Матвей. - Со мной, а не с бабочками. Идем, - и, взяв за руку, повел ее по оранжерее. Похоже, сюрпризы на сегодня не закончились.
        Глава 24.4
        Он стоял прямо посередине, окруженный со всех сторон цветами и деревьями. Обычный деревянный стол, уставленный тарелками с едой, бокалами и графина с каким-то экзотическим лимонадом. Два стула. И ни единого человека вокруг, кроме них.
        - Сегодня я буду твоим официантом, - сообщил Матвей, слегка поклонившись и придвигая стул. - Надеюсь, ты не против.
        - Ты серьезно собираешься устроить ужин в оранжерее? - задала весьма глупый вопрос Элла. Нет, она понимала, что еду притащили не для того, чтобы они на нее посмотрели. Но как-то это все в голове не укладывалось. Никто и никогда не заморачивался для нее настолько. И дело даже не в деньгах, которыми Рокотов обижен не был. Конечно, с финансами можно было организовать очень много. Но сама идея, подача, реализация… Он старался. Он заморочился. Специально ради нее. И это грело.
        - Почему бы и нет, моя леди, - подмигнул ей Рокотов. - Мяса? - спросил он, приоткрывая крышку на тарелке. Запеченный бифштекс с каким-то экзотическим соусом источал такой аромат, что девушка сглотнула набежавшую слюну.
        - Не откажусь.
        - Вино будешь? Или лимонад?
        От алкоголя Элла отказалась. В ее ситуации это явно было лишним. И так все мысли в голове путались, сама она была голова растечься лужицей… А уж если выпить. Нет, это свидание и так затронуло в ее душе что-то такое, о чем она позабыла или даже не подозревала. Не стоит раскрываться еще сильнее. Хотя порою так хотелось это сделать.
        А Матвей продолжал ухаживать, подкладывать ей самые аппетитные кусочки, шутить. В общем, идеальный джентльмен и кавалер. И тот момент, что он помог Эдуарду Игоревичу осуществить мечту, о многом говорит. Слишком разный бывает этот мужчина. Но с какой бы стороны он не открывался Элле, он продолжал ее притягивать. Вызывать доверие. Завораживать.
        Когда с ужином было покончено, Матвей вдруг неожиданно предложил:
        - Потанцуем?
        От такого вопроса Элла даже как-то растерялась и выдала:
        - Что? Здесь? Но здесь нет музыки!
        - Вот уж не вижу никаких проблем, - улыбнулся Матвей, доставая из кармана телефон и включая плеер. Нежные переливы мелодии зазвучали в оранжерее. - Еще возражения будут?
        - Здесь мало места.
        - И что? - приподнял брови Рокотов. Затем склонился в полупоклоне. - Милая леди, вы со мной потанцуете?
        - А меня есть шанс отказаться? - хмыкнула девушка, принимая его ладонь.
        - Ни малейшего, - озорно подмигнул ей Рокотов, выводя в центр свободного пространства, обнимая и прижимая к себе.
        Это был, наверное, один из самых странных танцев в истории человечества. Вокруг были клумбы с цветами, свободное пространство насчитывало, наверное, метра два в диаметре. Руки Матвея сжимали ее близко, слишком близко для танца. Элла кожей ощущала тепло его тела, запах одеколона и чувствовала, как медленно, но верно начинает сходить с ума. Иначе откуда в голове стали появляться мысли, которые она еще несколько дней назад погнала бы от себя поганой метлой? А сейчас просто наслаждалась его близостью. И тем чувством, которое возникало в его объятиях.
        В какой момент они начали целоваться, сложно сказать. Музыка играла, но где-то на фоне, далеко-далеко. Вся реальность сосредоточилась вдруг на губах одного аристократа и его прикосновениях, которые словно огнем обжигали вдруг ставшую удивительно чувствительной коже. Поцелуи вызывали томление, сводили с ума, заставляли отвечать, вызывали рваные вдохи. Поцелуи, от которых не хватало воздуха.
        Поцелуи, которые прекратились так неожиданно, что Элла даже покачнулась, когда ее отпустили. И с каким-то детским недоумением, возмущением и обидой посмотрела на Рокотова.
        - Лучше так, пока я еще могу остановиться, - хрипло проговорил он. - Я ведь не железный.
        Он совсем задурманил ей мозг. Но она уже начала получать удовольствие от этого хмельного дурмана. И, в конце концов, они же взрослые люди. Так почему бы и нет?
        - Может и не стоит останавливаться? - Элла сделала шаг по направлению к нему и коснулась своими губами его губ.
        - Подожди, - каким-то прерывающимся голосом остановил ее Матвей. Словно в противовес словам руки сжали девушку так сильно, будто и не собирались отпускать в ближайшее время. - Ты уверена? Не пожалеешь?
        - Рокотов, что за склонность к дурацким вопросам? - поморщилась Элла.
        - Ну смотри, - Матвей наклонился, поцеловал ее. - Ты сама напросилась. Только не здесь, слышишь? - еще один поцелуй, словно он сам издевался и над своей выдержкой, и над выдержкой Эллы. Заставлял откинуть все правила, сдержанность. Почувствовать себя оголенным проводом, который сосредоточен лишь на одном - на эмоциях. Отпустил и за руку повел к машине, то и дело останавливаясь и целуя ее.
        Оранжерею Рокотов запирал самостоятельно, видимо, ее владелец впустил Матвея и сам удалился, чтобы не мешать. Это Элла отметила как-то машинально. А потом… Потом была, наверное, самая сумасшедшая, быстрая и одновременно томительно-долгая поездка в ее жизни. Поцелуи в лифте. Дверь в квартиру Матвея, которая почему-то никак не желала открываться. Сброшенная по пути одежда. И он. Матвей, казалось, был везде. Весь мир в те моменты был сосредоточен на нем. Тело пылало, отзываясь на прикосновения. Разум уже даже не желал просыпаться, отдав себя в полное и безраздельное владение Рокотову. И никакого желания сопротивляться…
        Да уж, мухоловка Матвей Рокотов-таки поймала жертву. И жертва не испытывала ни малейшего желания сопротивляться, наслаждаясь каждой секундой со своим пленителем. И еще, и еще…
        Глава 25
        Это утро началось слишком непривычно. Хотя бы с того, что глаза Элла открыла не от того, что кто-то запрыгал по кровати с воплем: «Ма-ам, плосыпайся!». И даже не потому что зазвонил будильник. Просто проснулась, словно единым рывком. Солнечный цвет уже заливал комнату.
        Смутно знакомую комнату, которую вчера она даже рассмотреть не успела. Не то до того было. А хозяин данной жилплощади в это время сладко посапывал, мертвой хваткой прижимая к себе. С легкой усмешкой на губах Элла выбралась из его объятий и отправилась на поиске собственных вещей. М-да… Вещи находились примерно также, как хлебные крошки в сказках братьев Гримм, и явственно указывали на проделанный ими вчера путь.
        Собрав их, Элла оделась. Откопала где-то возле кресла брошенную вчера сумочку, нашла в ней телефон. И первое, что увидела, было сообщение от Верещагина:
        «Раз ты не забрала вчера золотко, за Рокотова можно порадоваться? Умница моя! Надеюсь, вечер и его продолжение удались».
        Он столь неприкрытого намека со стороны друга детства щеки полыхнули пламенем. Но да, Ромка был прав. Ночь была потрясающая, и она совершенно точно ни о чем не жалела.
        Правда, это вовсе не означало, что она тут же будет строить планы на совместную жизнь с Матвеем и мечтать о чем-либо. Хватит. С одним уже намечталась. А так, они взрослые люди, без обязательств и…
        - Ты что, сбежать собиралась? - Матвей подошел сзади, обнял и поцеловал в щеку. Почему-то так легко и привычно, что это вызывало смущение.
        - Время уже восемь, мне через час надо на работе быть, - попыталась было выбраться из его объятий Элла. Фокус с проснувшимся мужчиной не прокатил.
        - Сейчас позавтракаем спокойно, и я тебя отвезу. Златку, насколько я понимаю, Верещагин в садик уже отвез? Тогда не вижу проблем, - уверенно заявил Рокотов.
        - Мне домой нужно, как минимум переодеться, - возразила Элла. Себе-то она могла признаться, что просто не знала, как вести себя с Матвеем после прошедшей ночи. Такого в ее жизни еще не было никогда, и…
        - Я. Тебя. Отвезу, - Рокотов перехватил ее и, придерживая пальцами за подбородок, заставил посмотреть в его глаза. - И, ради бога, выбрось из головы все свои дурные мысли. Если ты сейчас начнешь говорить, что то, что произошло, не имеет значения, мы взрослые люди и это точно не повториться, я тебя выпорю, поняла
        Столь неожиданно-проницательная тирада заставила ее на мгновение оторопеть. Откуда, вот откуда он узнал, что она хотела сказать? Опять выпел Эллу из равновесия настолько, что она ляпнула:
        - Ты что, мысли читаешь?
        И зачем так ржать радостно? Взрослый же человек, ей-богу! А веселится так, будто на шоу стенд-апа сходил! Вот что смешного она сказала?
        - Быть телепатом ни к чему, если хотя бы чуточку тебя знать, - Матвей покровительственно поцеловал девушку в нос. - И моя задача - не давать таким мыслям заводиться в твоей голове. Так что, моя леди совершенство, собирайся на работу являть свой в кое-то веке не совершенный вид. А я пока приготовлю завтрак.
        - Матвей… - немного нерешительно произнесла Элла, даже сама не зная, то ли соглашаясь с ним, то собираясь в очередной раз спорить. Сложно. Или все намного проще, чем ей кажется, стоит лишь перестать упираться? Вчера вот все пошло как по накатанной. А сегодня опять усложнилось.
        - Эльфенок, - немного переделал данное Верещагиным прозвище парень. - Отпусти ситуацию? А там жизнь покажет, как нам быть и кем мы друг другу приходимся. Хорошо?
        И все-таки Рокотов явно ходил на курсы гипноза. Потому что Элла неожиданно для себя согласилась.
        - Вот и умница! - чмокнул ее в губы Матвей. - Черт, а может, не пойдем никуда? - поинтересовался он, а чьи-то загребующие лапы уже поползли по ее бедру, нещадно сминая подол и без того мятого платья.
        - Рокотов! - возмутилась Элла, едва сдерживая улыбку. Тот в ответ лишь сверкнул ямочками на щеках и выдал:
        - Да, я помню, что ты в восторге от моей фамилии. Ай, не бей меня! Лучше б ты от меня так в восторге была!
        - А это я свой восторг от тебя выражаю, - ехидно сообщила Элла. - Не заметно? Я просто в диком восторге от тебя и твоего юмора.
        - Оно и видно, что в диком, - уже на безопасном расстоянии хмыкнул Матвей, посылая девушке воздушный поцелуй. - Собирайся. Хороших и добрых девочек, так и быть, накормлю.
        - Намекаешь, что мне придется ехать на работу голодной? - приподняла брови Элла, стараясь не расхохотаться. Как дети, честное слово. Хотя вчера и развлекались как взрослые…
        - Ну что я за мужчина, если позволю своей девушке голодать? - возмутился Матвей, покидая комнату и оставляя леди Кригер в полнейшем недоумении. Его девушке? А когда она успела ею стать? Или это так, фигура речи? Черт, лучше не заморачиваться по этому поводу. Оно как-то спокойнее для впечатлительного сердца.
        Глава 26
        На работу Матвей приехал в торжественно-приподнятом настроении, хотя и невыспавшийся. Да уж, такого веселого утра у него не было давно. Завтрак прошел в уже ставших привычными перепалках. Эта рыжая зараза по прибытию к ней домой еще заявила, что сама прекрасно доберется до работы! И, что удивительное, победила. Просто в разгар спора взяла и сама его поцеловала, а потом Рокотов вдруг понял, что согласился на ее требования. Хитрая рыжая лиса!
        - Матвей Максимилианович, доброе утро, - протараторила ему секретарша Любочка. Умная девочка, уже полгода безответно сохнущая по его заместителю, который вел дела в отъезде Матвея.
        - Здравствуй, Люба. Позови, пожалуйста, ко мне Петра, - распорядился начальник.
        - И два кофе.
        Петя Любимов, который служил начальником безопасности, не замедлил явиться.
        - Меня интересует Соболевский. Чем его можно прищучить? Ты же наверняка знаешь, за что зацепиться, ты профи, - после приветственных расшаркиваний поинтересовался Матвей. Именно ребята из службы безопасности раскопали ему всю инфу по бизнесу Адриана.
        - Мэт, не лез бы ты в это дело, а? - предложил Петр. - Мужик в долгах как в шелках. И если вроде как тот же Копылов его раньше поддерживал, то теперь как-то… Что тебе до всего этого?
        - Я уже влез, Петька. И пути назад нет и не будет, - твердо ответил Рокотов. Да даже если бы у него ничего и не было с Эллой, он бы все равно не остался в стороне. А уж тем более сейчас… Нет уж, он обязан обеспечить собственной девушке спокойствие.
        - Ну смотри, я тебя предупредил. Ты хочешь окончательно потопить? Так он скоро сам потонет, - заметил Петр, изучая какого-то неприлично довольного Матвея. С Роктовым они были знакомы давно, еще с тех самых пор, как Максимилиан Матвеевич впервые привел сына в эту компанию. Сам Любимов тогда еще служил заместителем у предыдущего начальника безопасности. За прошедшие годы он вполне составил впечатление о руководителе. Умный, хладнокровный, хотя и сильно любимый сотрудниками. Но тут Матвей словно с цепи сорвался… Что-то личное, не иначе.
        - Мне плевать на бизнес Соболевского. Мне нужно, чтобы он отстал от собственной жены и ребенка, - признался Роктов, изрядно удивив Любимова. Вот, значит, где собака зарыта. Видел он фотографии жены Адриана, та еще красотка. Теперь, значит, Матвея приворожила, еще и против бывшего своего настроила? Шустрая дамочка.
        - Слушай, ты бы поосторожнее, - попытался было предупредить его по-дружески. - Говорят, из-за нее Копылов и отказал Соболевскому в поддержке.
        - Любимов, я не прошу тебя сейчас пересказывать слухи, - отрезал Матвей, чувствуя, что у него начинают чесаться кулаки. А нечего его леди совершенство во всякой грязи подозревать! Он абсолютно уверен в ней. - Я тебя спрашиваю, чем его прижать можно.
        Петр посмотрел на него и предпочел заткнуться - слишком категоричным был взгляд Рокотова. Непривычно уверенным. Таким, что продолжи он тему, ничем хорошим это для него бы не закончилось.
        - Можно сделку перехватить у него из-под носа, - предложил он. - Или акции перекупить, или… Ему сейчас жизненно необходима успешная сделка. Вот только вряд ли кто согласиться с ним сейчас вести бизнес. Не афишируется, но знают многие.
        - Так, ясно, - Рокотов сложил руки домиком, размышляя над сказанным. - Вместо этого задал другой вопрос. - А что с девочкой и с Эллой? Присматриваете?
        - Ребенка под нашим наблюдением довели сегодня до детского сада, - доложил Любимов. - Там торчать смысла нет, у сада охрана хорошая. К вечеру ее забирает либо мать, либо Верещагин. Все пока чисто. За Эллой Кригер никто подозрительный вроде как не следил.
        - Ясно. Свободен, - послал подчиненного Рокотов, понимая, что еще минута - и тот выскажет ему на правах старого друга все о его причудах. Любимов, покачав головой, удалился. А Матвей остался наедине со своими мыслями.
        Как же заставить Адриана держаться подальше от Эллы с ребенком? Топить его - долго и муторно. Темную устраивать еще глупее. В идеале вообще что-то предпринять, чтобы Соболевский отказался от прав на Злату. Только тогда можно будет быть спокойным. А что, если его не давить, а наоборот? А это идея!
        - Любочка, позови ко мне начальника юротдела, - распорядился Роктов, нажав на коммуникатор.
        Вот сейчас и уточним, возможно ли это с точки зрения юриспруденции…
        Глава 27
        Это так глупо, но она весь день ждала, что Рокотов позвонит. Но телефон молчал, и приподнятое с утра настроение медленно, но верно скатывалось в бездну. Она даже начала огрызаться на шутки Верещагина. В итоге, разозлившись на саму себя, Элла забросила телефон в сумку и отправилась забирать Златку из детского сада. И без всяких аристократишков прекрасно проживут!
        Дома она быстро приготовила ужин под рассказ дочери о буднях в детском саду, стараясь не думать о пропавшем начальнике. Но вышло как с белой обезьянкой. Не думая о Рокотове она думала о том, что не думает о Рокотове и прошедшей ночи. Замкнутый такой круг выходил. Без выхода.
        Но ничего, справится. Со временем забудется. Первый раз, что ли? Если даже предательство мужа смогла пережить, то выкинуть Матвея из головы тем более получится, и…
        Звонок в дверь прервал ее жизнеутверждающие мысли. Малышка тут же подскочила:
        - Ма-ам! Ма-ам! Я посмотлю!
        - Сиди, чудо, я сама, - остановила ребенка Элла, решив, что пришел Верещагин, которому весь день от нее доставалось. Даже не стала смотреть, кто там явился. Распахнула дверь, а там…
        - Привет! - Матвей смотрел на нее и улыбался, словно не он весь день торжественно молчал. - Я соскучился. Пустишь?
        - Ээээ… Привет, - пробормотала Элла. У нее сегодня определенно были какие-то трудности со словарным запасом. Потому что слов не заходилось. Она машинально приняла от Матвея небольшой букетик ярких гербер, а сам парень тем временем спросил:
        - А Злата где?
        - Ест.
        - Отлично, - довольно улыбнулся он. - Значит, у нас есть от силы полторы минуты.
        - Что ты?!.. - не поняла его девушка, но объяснения не потребовались. Рокотов за руку рванул ее к себе и быстро поцеловал.
        - Я же говорю, что скучал, - заправив рыжую прядь ей за ухо, сообщил Матвей. - И вокруг еще столько придурков, что даже позвонить тебе не успел.
        To есть она, как говорится, сама придумала, сама обиделась? Господи, вот дурочка- то! И, главное, из-за чего обижаться? Словно ей семнадцать, честное слово. От этой мысли Элла почему-то рассмеялась, а Матвей выжидательно на нее посмотрел.
        - Что? - не выдержала она его взгляда.
        - А где: «Дорогой, я тоже скучала»? - возмутился он.
        - А ты дорогой? - насмешливо приподняла брови Элла, чувствуя, как поднимается настроение от этой дурацкой перепалки.
        - Бери выше. Я бесценный! - гордо заявил Рокотов. Подождал еще секунд десять, послушал тишину, огорченно покачал головой и вдруг крикнул:
        - Золотко, привет! Я надеюсь, хоть ты по мне скучала?
        Девочка, судя по звукам, тут же спрыгнула с табурета и бегом бросилась к своему любимцу. Матвей буквально налету подхватил девчонку на руки и закружил. Потом, не спуская ее с рук, озабоченно прислушался к детским проблемам, которые она на него изливала, обхватив парня за шею. Так естественно, по-домашнему, словно делал это каждый день.
        - Ужинать будешь? - спросила Элла через плечо. Сама она уже направлялась на кухню. И цветы надо было поставить, да и вообще.
        - Не откажусь. А потом мы втроем идем гулять, - сообщил Матвей. От его самоуверенного тона Элла слегка поморщилась: вот сколько можно за них решать- то? Почему нельзя подать все иначе? Например, взять и…
        - А ты нас спросил? - озвучила вертящийся на языке вопрос девушка. Она постаралась говорить максимально спокойно, тихо, даже особо не наезжать… Кажется, получилось не очень.
        - Сейчас спрошу, - озорно улыбнулся Матвей. - Принцесса, поможешь уговорить маму? - игриво дернул ребенка за кудряшку он. И кто бы сомневался, что малышка будет всеми ручками и ножками за. Зараза Рокотов! При такой союзнице у Эллы просто не было шансов против них выстоять.
        И через полчаса они втроем оказались на стоянке городского парка.
        - Предлагаешь покормить лебедей? - хмыкнула Элла, выходя из машины. Она собиралась второпях, была в джинсах, легкой блузке и балетках, с забранными волосами, но при этом все еще оставалась такой же элегантно-насмешливой, как и всегда. Матвей невольно поймал себя на том, что любуется ею.
        - Лебедей? - хмыкнул он. - Нет, это не для таких умных и шустрых малышек, как Злата, правда? - подмигнул он девочке и направился к багажнику.
        - Вот что ты задумал? - устало потерла виски Элла, искренне не понимая, что в очередной раз взбрело в голову ухажеру. А тот тем временем достал большую радиоуправляемую машинку с пультом управления и присел перед девочкой на корточки:
        - Ну что, гонщица? Покорим эти дороги?
        - Дя! - от радости, восторга и нетерпения Златка даже подпрыгнула. - Идем!
        Спустя минут десять Элла была уже не уверена, кто из них ребенок - ее дочь или сам Матвей. Во всяком случае машинкой управляли с одинаковым энтузиазмом, дружно распугивая пасущихся возле поющих фонтанов голубей.
        - Ну-ну! Еще немного! Да! - азартно вопил Рокотов. Ему вторил тонкий детский голосок.
        Да уж, в одном Элла Кригер определенно была уверена. Она-то точно взрослая. И в эту игру не полезет точно…
        - Золотко, а что это наша мама загрустила? Зови ее, будем учить управлять волшебным транспортом! А то непорядок, согласись!
        Вот… Рокотов, одним словом!
        Но спустя минут пять и она уже принимала активно участие в забаве, почему-то совсем по-детски веселясь и радуясь. Словно и не было никаких проблем и неприятностей. Еще бы эти проблемы тоже забыли о ее существовании.
        Глава 28.1
        В этот раз она снова отказалась от обеда. Не до того было. Верещагин поворчал было на нее, торжественно сообщил, что наябедничает Матвея, но так и удалился ни с чем. Элла только рукой махнула на угрозы. Что бы у нее не происходило в последнее время с Матвеем, на ее обязанности по отношению к поиску «Соколиного ока» это не влияло. Хотя да, Рокотов тоже будет ворчать, без сомнения. Но Элла найдет, чем его отвлечь.
        С улыбкой подумав о своем стремительно развивающемся романе Элла открыла почту. Просто удивительно, сколько событий произошло за последние дни.
        Рокотов активно не желал никуда пропадать, и за эти два дня регулярно звонил ей, постоянно появлялся, играл со Златой. Он все вечера проводил вместе с ними! И не только вечера. И, откровенно говоря, она продолжала бояться, что ребенок к нему привяжется, но предотвратить этого не могла. Не оттаскивать же его за шкирку от малышки, тем более, что он сам с удовольствием с ней возился. Да что там, родной отец и то столько времени с дочерью не проводил!
        А еще Матвей активно мешал ей работать. С одной стороны, вроде и в его интересах было найти бриллиант, а с другой он сам как ребенок дулся, стоило лишь ей углубиться в бумаги. И это почему-то ее умиляло.
        Приятно все-таки, когда твоего внимания хотят и о тебе заботятся. Хотя и создает некоторые трудности. Но и их можно решить.
        Вот Элла и решала в разгар обеденного перерыва. Перелопаченные множество форумов, поездки в несколько архивов помогли ей найти потомков и Голицына, и Воронцова. И они даже согласились с ней побеседовать, чем девушка и планировала заняться сейчас.
        Закрыв дверь на ключ, чтобы никто не помешал, Элла вызвала по скайпу Петра Львовича Воронцова. Пожилой мужчина сейчас проживал в Санкт-Петербурге, там же находился и семейный архив. Он охотно ответил на все ее вопросы, но помочь так и не смог. Про связь Воронцовых и Рокотовых, к сожалению, ему ничего не было известно. Данная фамилия никогда и не упоминалась в семейных архивах.
        А вот Татьяна Васильевна Голицына фамилию Рокотовых встречала неоднократно в письмах и дневниках:
        - Да, конечно, я про них знаю, милочка, - любезно сообщила она, поправляя аккуратно уложенные седые волосы. - Мой прадед был очень дружен с ними до революции. По воспоминаниям моей бабушки, младшие Рокотовы, ох, дай бог памяти, как же их звали… В общем, дети частенько у них гостили. Впрочем, неудивительно. Прадед был крестным младшего Рокотова.
        Элла машинально сжала карандаш так, что он больно впился в ладонь. Вот она, зацепка! Получается, в письме Александра Рокотова речь шла об усадьбе Голицыных. Но о каких часах идет речь? И кто такой Димитрий?
        Девушка ощущала себя хищницей, почуявшей добычу. Еще чуть-чуть. Совсем немного. По крайней мере, она теперь знает, в каком направлении искать. Это уже немало.
        - Татьяна Васильевна, а брат вашей бабушки был дружен с Рокотовым?
        Закинула удочку Элла, потому как прямо спрашивать: «А у вас был родственник Димитрий?». Глупость несусветная! Рассказывать про утерянную реликвию Рокотовых еще глупее. Если только попробовать посетить усадьбу, узнать, куда потом были переданы все вещи, может, что-то известно про эти самые часы…
        Но ответ Голицыной изрядно ее удивил:
        - Какой брат? У моей бабушки была только старшая сестра.
        Вот так номер! А кто же тогда загадочный Димитрий? Неужели все-таки ложный след? Элла вытерла повлажневшие ладони о юбку. Как же все сложно! Впрочем, она с самого начала знала, что легко не будет.
        - Я в дневниках Николая Матвеевича Рокотова встречала имя Димитрий, - вскользь произнесла она. - Насколько я поняла, это какой-то ваш родственник.
        На лице старушки появилось искреннее недоумение:
        - Не припомню никого из родни с таким именем, девочка. Но если нужно, я попрошу сына отсканировать и переслать тебе все документы, - радушно предложила она.
        - Буду вам очень признательна.
        На этой милой ноте она распрощалась с женщиной, не представляя, что делать дальше. Как-то все это запутано, несуразно. Крестный найден, Димитрий нет. Или он вовсе и не было родственником? Надо срочно изучить документы, которые пришлет Татьяна Васильевна. И в обязательном порядке съездить в усадьбу Голицыных. Хотя бы на развалины. Поспрашивать старожил, куда все-таки в итоге были перенесены вещи из поместья. В какой музей переданы. В конце концов, она все равно не сможет успокоиться, пока не сделает все возможное, чтобы выполнить свои обязательства перед Матвеем. В особенности если учесть их роман.
        Глава 28.2
        Звонок смартфона непрозрачно намекнул, что кто-то уже сполна пожаловался Рокотову. С легкой улыбкой Элла взяла трубку:
        - И что это мы сегодня голодаем? - насмешливо-укоряюще поинтересовался Матвей. В голосе слышались какие-то уже привычные теплые нотки, которые она и представить не могла в той блондинистой заразе, которая буквально вынудила ее заняться поисками фамильного бриллианта.
        - Уже нажаловались? - рассмеялась Элла, машинально проводя пальцем по деревянной поверхности стола. Она действительно уже привыкла к нему. За такое короткое время, что это было удивительно. М-да уж, Рокотов то ли волшебник, то ли дьявол. Впрочем, это вполне может быть одно и то же.
        - Еще как. Просил повлиять, раз у него не получается, - не стал скрывать Матвей. - Но вообще мне приятно, что твой друг считает, что я имею на тебя влияния больше, чем он.
        - Кхм… Не обольщайся, Рокотов, - фыркнула Элла. - Он тебе явно льстит.
        - Всегда готов доказать обратное, - вызвался Матвей. - Как насчет поужинать сегодня?
        - Какой прогресс! Ты в кое-то веке решил поинтересоваться моим мнением? Раньше ты просто заявлялся, - не удержалась от шпильки леди Кригер.
        - Ну это я к вам заявлялся домой, а тут хочу забрать тебя с работы, заехать за Златой и поужинать, - резонно возразил Матвей. - И не надо мне тут возражать, что у тебя на работе машина. Утром вас со Златкой отвезу.
        To есть ей вот так вот непрозрачно намекнули, что на ночь он никуда не собирается уезжать? И съязвить бы по этому поводу, вот только Элла ничего не имела против. Оказывается, ловушка бешеной аристократической мухоловки захлопнулась. И из нее совершенно никуда не хотелось сбегать. Пусть даже это долго и не продлится.
        - Ладно, Рокотов, ты победил, - со вздохом призналась она и добавила, чтобы не задирал нос. - На сегодня.
        - Отмечу этот день красным в календаре, - фыркнул Матвей. - Ладно, у меня сейчас совещание. Скучаю-целую, - скороговоркой произнес он и положил трубку. Элла огорченно вздохнула: она так и не успела ему сказать, что нашла зацепку. Хотя бы в какой стороне стоит искать. Но да ничего, вечером по дороге в детский сад скажет. В конце концов, сам виноват, нечего было ее разговором отвлекать.
        В дверь тихонько поскреблись, и Элла была вынуждена повернуть ключ. На пороге стоял Верещагин с пакетом в руках:
        - Слушай, эльфеныш, мне тут твой ухажер подал простую, но гениальную мысль, до которой я почему-то не додумался, - самокритично сообщил он и пояснил. - Если ты не идешь на обед, то обед идет к тебе!
        Элла улыбнулась: а все-таки ей повезло с окружающими ее людьми. Несмотря на всякий…перегной, который порой встречается.
        Матвей заехал за ней под конец рабочего дня. Элла могла только удивляться, как он, при всей его занятости, умудрился освободиться вовремя. Под насмешливо- внимательным взглядом Верещагина Элла торжественно уселась в машину Матвея. А когда и сам водитель вернулся на свое место, то первым делом сграбастал ее и поцеловал.
        - С ума сошел? - между поцелуями поинтересовалась Элла. - А увидит если кто? Рокотов слегка отстранился, продолжая слегка касаться пальцами ее щек.
        - Ну и что?
        - Тебя здесь все знают, - мягко напомнила девушка, не зная, как тактичнее донести до него свою мысль. Ей было неудобно, плюс слухи - меньшее, что она хотела в ее ситуации. Но не тут-то было: господин Рокотов пер как танк и не собирался уступать.
        - Мне плевать. Я по тебе соскучился. А кто и что там будет говорить - не важно. Кому надо, тот поймет, мнение остальных не должно волновать ни тебя, ни меня, - уверенно заявил он. Но отпустил. - Ну что, поехали за Златкой? И, кстати, попробуй только сказать, что не скучала! Зацелую!
        - Пакость ты, Рокотов, - беззлобно заметила Элла, почему-то улыбаясь. На душе было легко, радостно - как частенько бывает весной, когда снег уже сошел, а деревья начинают расцветать зеленью. - Вот даже не знаю, то ли рассказать тебе кое-что, то ли из вредности промолчать.
        - Но-но! Я требую сказки, - закривлялся взрослый и серьезный аристократ, изображая ее трехлетнего ребенка. Вот только капризного: «Ну ма-ам!» не хватало!
        - Ну Элла! - словно услышав ее мысли, добавил Матвей. Не сдержавшись, девушка расхохоталась в голос.
        - Мне кажется, тебе пора перестать общаться со Златой, - сквозь смех заметила она. - Ты молодеешь на глазах.
        - Не надейся даже, кричать «агу» не стану, - хмыкнул Матвей. - Ну так что насчет сказки?
        - Я нашла крестного Александра Рокотова, - уверенно заявила Элла. - Вот только Димитрия в семье не было, - и девушка рассказала все, что смогла узнать. Матвей внимательно слушал, слегка хмурясь и наконец выдал совсем неожиданное:
        - Слушай, а что мы так привязались к этому Димитрию? Может, он тоже гость был? Или жил в этом доме? Не обязательно же родственник.
        Девушка даже растерялась слегка. Почему-то она уже так привыкла к мысли о том, что упомянутый в письме человек - родственник владельца усадьбы, то изначально не допускала иного. Она ошиблась. Вот только при таком раскладе правильно ли она вообще сделала, что вцепилась в усадьбу Голицыных? Может, и тут накосячила?
        Матвей уловил ее сомнение и ободряюще сжал ее ладонь:
        - Все будет хорошо! Мы во всем разберемся, - уверенно заявил он, паркуясь неподалеку от детского сада. - А можно мне с тобой? Я лет двадцать не был в детском саду. Мне интересно.
        - Дитя, - пренебрежительно фыркнула Элла. - Ладно, идем.
        Здесь было словно другое царство - маленькое, шумное, бешено-веселое. Малыши носились по площадке, играли, кто-то даже тайком от воспитательницы дрался. Все были заняты своим делом. Вот только почему-то дочь не летела, как всегда, навстречу Элле. Может, заигралась? Или вообще в группе осталась?
        Леди Кригер направилась к воспитательнице, которая в этот момент отчитывала бойкого мальчишку. Конечно, вмешиваться в воспитательный процесс - не дело, но…
        - Виктория Дмитриевна, добрый день, - вежливо поздоровалась с женщиной Элла.
        - А где Злата?
        При виде нее та несказанно удивилась и выдала:
        - Как где? Ее же отец час назад забрал.
        Глава 29
        Элле показалось, что мир на мгновение пошатнулся. Или это у нее закружилась голова? Неважно. Сейчас это совсем неважно. Важно совсем другое.
        - Как… отец? - пересохшими губами поинтересовалась она, ощущая, как дрожит голос. - В каком смысле отец?
        Виктория Дмитриевна посмотрела на нее как дурочку, но было все равно. Как, как она посмела отдать ее ребенка? Для чего они вообще следят за детьми, если отдают их кому попало?
        - Я посмотрела его документы. Адриан Соболевский. Злата числится в паспорте как его ребенок.
        Разве я сделала что-то не так? - не поняла она.
        Она сделала все не так. Абсолютно все. Вот только сейчас руганью и скандалом не поможешь. Прижав пальцы к вискам, Элла попыталась унять шум в ушах. На плечи ей успокаивающе легли знакомые мужские руки, и стало чуточку легче. Ненамного.
        - Во сколько пришел этот мужчина? - спокойным голосом поинтересовался Матвей. А Элле хотелось кричать. Как он вообще может быть таким спокойным? Он же с ней столько времени проводил, играл, неужели не переживает? Нет, умом она понимала, что претензия глупая. Что хотя бы кому-то нельзя психовать. Что ей самой необходимо взять себя в руки. Ради Златки. Но пока не получалось.
        - Мы как раз собирались на прогулку, когда он пришел, - пояснила воспитательница.
        - Я посмотрела его документы, да и Злата его узнала. Иначе я бы не отпустила. А что не так?
        Хороший вопрос. Что не так. Все не так. И, самое главное, зачем Адриану малышка? Особых отцовских чувств он никогда не проявлял. Получается, что он хочет воздействовать на нее, Эллу. Но что он хочет на этот раз.
        - Спасибо, - сухо попрощалась Элла и на негнущихся ногах направилась к выходу из садика, параллельно роясь в сумке в поисках телефона. Как назло, именно в такой момент в ней образовалось пятое измерение и поглотило все нужные вещи. Выругавшись совсем не в стиле леди, Элла просто перевернула ее содержимое на ближайшую скамейку. О, вот и телефон! Не особо заботясь о сохранности и порядке остальных вещей, она стала искать телефон бывшего мужа. Но ее остановили сильные руки, которые легли прямо поверх ее ладоней.
        - Я не буду тебя сейчас останавливать, но что ты ему скажешь? - серьезно спросил Матвей. - Какой он гад, козел и чтобы он немедленно вернул тебе ребенка? Он, конечно, послушается и прибежит тут же со Златой.
        Его слова заставили Эллу замереть. Он прав. Звонок ничем не поможет. Только даст бывшему повод поглумиться. А сейчас нужно взять себя в руки, все обдумать, прикинуть возможные варианты и только потом звонить. Уже имея на руках хоть какие-то контркозыри.
        - Ты прав, - выдохнула она в каком-то отчаянии. Нелегко это признавать, когда знаешь, что твой ребенок сейчас неизвестно где. Да, умом она прекрасно понимала, что родной отец Злате ничего не сделает. Но легче от этого не становилось.
        - Все будет хорошо, - Матвей притянул девушку к себе и поцеловал в лоб. - Я со всем разберусь. Мы вернем золотко.
        «Я со всем разберусь». Слова словно из параллельной вселенной, где женщины не останавливали коня на скаку и не тушили горящие избы. Где мужчины принимали на себя ответственность и доказывали все поступками. Раньше таких в ее жизни не было.
        - Матвей… - имя прозвучало буквально на выдохе. Она и сама не знала, что хочет ему сказать, передать.
        - Соберись, эльфеныш, - щелкнул ее по носу Рокотов. - Нам сейчас необходимо быть сильными. И дай сумку, соберу вещи в твое пятое измерение.
        Он быстро покидал вещи по своим местам, взял ее за руку и повел к машине. Несмотря на внешнее спокойствие, ему хотелось со всей дури шибануть кулаком по стене. Почему, почему, черт возьми, он отпускал охрану после того, как Злата появится в садике? Ну и что, что там хорошая охрана? Он должен был это предусмотреть, как-то предупредить, потому что видеть полные отчаяния зеленые глаза невыносимо. Злата не его дочь, но он успел полюбить малышку и сейчас готов был за нее любому горло перервать. А каково сейчас ее матери? Б*дь, да что же это за отец такой?
        Так, сейчас первым делом надо направить саму Эллу в безопасное место, пока она не успела никаких глупостей натворить. И вряд ли в данном случае безопасным можно считать дом Верещагина или даже его собственный. Хоть квартира и охранялась, но кто остановит Эллу, если она что-то придумает? Сам он вряд сейчас сможет за ней присмотреть. Если Адриан начал действовать, то ему нужно подготовить достойный ответ. Как раз юристы закончили работу.
        Поэтому оставалось всего два варианта. Либо его собственные родители, либо…
        Заботливо усадив Эллу в машину, Матвей сам не спешил сесть на водительское сидение. Он достал из кармана телефон и набрал телефон своего лучшего друга:
        - Глеб, мне очень нужна твоя помощь. Твоя и Марго.
        В конце концов, Левицкий ему задолжал за феерическое похищение Марго из клуба…
        Глава 30.1
        - Где это мы? - поинтересовалась Элла, когда автомобиль замер в совсем незнакомом дворе. Всю дорогу она молчала, прокручивая в голове все возможные варианты. И приходила только к одному. Получается, Адриан решил таким грязным способом заставить его оказать ему услугу. Как он там в прошлый раз говорил, когда впервые поднял эту тему? В такой тяжелый момент ему нужна поддержка, почему бы ей, Элле, не побыть милым с Копыловым ради их семьи? Какие красивые фразы для неприкрытого цинизма! Вот и сейчас он, видимо, собирался вынудить ее заставить потрудиться на благо…семьи.
        - Здесь живет мой друг, ты с ним знакома, Глеб Левицкий, - пояснил Матвей. - Я думаю, тебе лучше пока побыть здесь. Здесь безопасно, и Адриан тебя не найдет.
        Его слова заставили девушку резко к нему обернуться. Рыжие волосы взлетели яркой волной и снова повисли унылыми прядками.
        - Ты что, с ума сошел? - яростно прошипела Элла. - Какая безопасность? Мне не нужна никакая безопасность, мне нужен мой ребенок. Неужели это сложно понять, Рокотов?
        Матвею очень хотелось сказать «успокойся», потому как видеть леди сдержанность в таком состоянии было почти больно. Вот только понимал, что это слово еще сильнее ее разозлит. И оставалось лишь попытаться достучаться до ее разума при помощи логики. Не самое лучшее решение в случае с паникующей матерью, но что еще оставалось?
        - Мне несложно это понять. Более того, я уже знаю, что делать и как решить этот вопрос. Но требуется время. Хотя бы сутки, - мягко проговорил он. - Понимаю, это тяжело сейчас слышать. Но я верну тебе дочь, ты мне веришь, эльфеныш?
        Он называл ее привычным ласковым прозвищем, которое когда-то придумал для нее Верещагин. Хотел, чтобы в данных обстоятельствах с ней было что-то родное, привычное. И, господи, как же он сейчас надеялся на тактичность, чуткость и гениальность девушки Глеба! В принципе, можно было бы отвести Эллу и к Лине, вот только двое малышей только сильнее заставят ее нервничать по поводу Златы. Так что придется Левицкому и его обожаемой Маргошке придумывать, как отвлечь его «леди совершенство».
        Элла изучала его взглядом, словно что-то в его глазах должно было подтвердить, что он действительно исполнит то, что обещает. Что он сделает все возможное и невозможное, чтобы вернуть ей ребенка. И молчала. Долго. Мучительно долго. Пока наконец не выдохнула:
        - Верю. Только тебе и Верещагину и верю…
        Его слова заставили Матвея облегченно выдохнуть. Он и сам не заметил, что практически не дышал в ожидании ее ответа.
        - Тогда идем? Я сейчас оставлю тебя у Глеба, сам подключу своих ребят, чтобы они носом землю рыли, но нашли и Соболевского, и Злату.
        - А что будет потом? - прошептала Элла, искренне надеясь, что не втянет Матвея ни во что противозаконное. Ей были неважны методы, которыми ей вернут ребенка, но она не хотела, чтобы у Рокотова из-за нее были проблемы.
        - А потом, эльфеныш, будут переговоры, - решительно произнес парень. - И в интересах Соболевского будет принять мои условия, поверь.
        - Какие условия? - допытывалась «леди совершенство», искренне пытаясь понять, что же задумал ее ухажер. Вот только никакие варианты в голову не приходили. To ли она настолько отупела из-за случившегося, то ли Матвей настолько нестандартно мыслит.
        - Прости, но пока я тебе их озвучивать не буду, - ушел от ответа Матвей. - Чтобы не сглазить. Но поверь, все они в твоих интересах.
        В этом она не сомневалась. Но спокойнее не становилось. Чем же Матвей будет жертвовать, чтобы соблюсти ее интересы?
        - Матвей, послушай, - тщательно подбирая слова, начала она. - тебе не кажется, что в данной ситуации я последний человек, которого нельзя информировать о твоих планах?
        - Я прекрасно понимаю, что ты хочешь знать, что я задумал. Но нет. Не в этот раз, прости. А теперь идем, - позвал он. - Думаю, вы найдете с Марго общий язык, она чудесная.
        И почему вот сейчас, несмотря на обстоятельства, Элла все равно почувствовала какой-то укол ревности? Словно ей было неприятно, что Матвей восторженно отзывается о какой-либо девушке. Хотя она на такие эмоции не имеет ни малейшего права. Тем более, тут речь идет о девушки его лучшего друга, и… Так, Кригер, прекращай об этом думать. Сейчас гораздо важнее дочь.
        Глеб жил на пятом этаже. Судя по всему, он был предупрежден, и уже ожидал в дверях:
        - Добрый вечер, - поздоровался он. - Проходите.
        - Санта! - раздался в глубине квартиры женский голос. - Нельзя! Прекращай безобразничать! Глеб, заходите быстрее, а то опять будешь отлавливать его по подъезду!
        А в коридоре тем временем появился шустрый рыжий зверек с пушистым хвостом.
        - Белка? - изумленно ахнула Элла, глядя на лесную красавицу.
        - Не спрашивай, - ухмыльнулся Глеб при виде ее реакции. - Мы вообще это чудо первый раз в слегка нетрезвом состоянии увидели и…
        Что там было за этим «и» догадаться было несложно. Интересно, как долго после этого случая они не могли смотреть на алкоголь? И присутствовал ли тогда Матвей?
        - Я этот кошмар алкоголика увидел трезвым, - словно услышав ее мысли, шепнул парень, приобнимая ее за плечи. - Поэтому такого стресса, как у этих балбесов не было. Смелее, милая, заходи.
        Услышав обращение, Глеб слегка приподнял брови, да и только. Никаких вопросов задавать не стал. А через мгновенье появилась и сама Маргарита в шортах и футболке, с забранными в хвост пшеничными волосами:
        - Сантьяга, негодник! Ну-ка иди ко мне! - скомандовала она, и белка послушно запрыгала в ее сторону. Забравшись по ладони вверх, она уютно устроилась на плече у хозяйки. - Надеюсь, она не сильно напугала?
        - Нет, что ты, - выдавила из себя улыбку Элла, а Матвей заметил:
        - Вот теперь понимаешь, почему я считаю этот дом самым безопасным? Здесь живет самый лучший в мире охранник.
        - Ну это ты мне польстил, - хмыкнул Глеб, при этом самодовольно щурясь. Но друг его тут же опустил с небес на землю:
        - Кто говорил о тебе? Я про бельчонка.
        Маргарита весело расхохоталась, да и Элла не смогла удержаться от улыбки при виде обиженного парня. Вот она, специфика мужской дружбы. Ни дня без подкола.
        - Проходи, - еще раз попросил Рокотов. - Глебу я в общих чертах все разъяснил. Марго расскажешь, если захочешь. Береги себя, ни во что не влипай, ничего не делай. Я во всем разберусь, обещаю, - и на этих словах он легонько поцеловал ее в губы, даже не обращая внимания на изумленные взгляды друзей. Ну да, сколько там времени прошло с их эпичного знакомства? Меньше двух недель? Впрочем, неважно. В конце концов, это не их дело. Но все равно Элла слегка смутилась. Особенно когда Рокотов свалил, а она осталась одна под двумя изумленными взглядами.
        Глава 30.2
        Рокотов сбежал по лестнице, даже не дожидаясь лифта. Какая, в принципе, разница? Желание действовать все равно мешало ему стоять на месте. Он понимал, что надолго отстранить Эллу от поисков Златы не получится. Значит, надо найти Соболевского как можно быстрее и предложить ему сделку. И пусть рабочий день уже закончен, но вряд ли это помешает Петьке Любимову слегка задержаться на обожаемом рабочем месте? Особенно если начальство уже позвонило с распоряжением там находиться.
        - To есть как это он похитил ребенка? - сперва не понял начальник безопасности, когда Рокотов явился пред его очи. При Элле с требованием достать ему из-под земли Соболевского Матвей звонить не стал, только послал смс-сообщение, поэтому ситуацию пришлось разъяснять уже лично. - Он же отец, почему он не мог забрать ребенка?
        - Любимов, прекращай меня уберегать от якобы охотницы за деньгами, - зло посмотрел на него Рокотов. - Это бесит. Ты мой друг, но давай ты уже займешься работой, а свое мнение оставишь при себе? Я знаю, что делаю.
        - И, насколько я понимаю, знаешь несколько больше моего, - догадался наконец Петр. - Он, понял. Больше этот вопрос не поднимаю.
        - Ты нашел Соболевского?
        - Мои ребята его сейчас ищут. Максимум через час я буду знать, где он, - без тени сомнения в своих сотрудниках заявил Любимов. Своих специалистов он тренировал лично и даже мысли не допускал, что они не справятся с задачей.
        - Отлично. И найди мне его личный телефон, мне нужно с ним побеседовать, - распорядился Матвей. Любимов не двинулся с места.
        - Собираешься обменять ребенка на тот контракт, что наши юристы уже два дня готовят? - проницательно уточнил он.
        - Именно.
        - Тогда ты должен кое-что узнать. Я тут немного покопался в данных и разобрался, откуда растут ноги у неприятностей Соболевского, - Петр положил на стол довольно увесистую папку. - И практически уверен, что они неслучайные. Это может вызвать осложнения.
        - Давай подробнее? - попросил Матвей. - Мне сейчас некогда чтением заниматься.
        - Все просто, Мэт. Рейдерский захват. Слегка разорить более слабую фирмочку, а потом поглотить ее своей корпорацией. При этом провернуть все так, что жертва еще благодарна будет за помощь, - в двух словах описал схему Любимов. При этом так точно, что Матвею не потребовалось много времени, чтобы сложить два и два.
        - Копылов? - уточнил он.
        - Именно, - подтвердил его догадку начальник безопасности. - Именно «Коп-грант» и является главным кредитором фирмы Соболевского. У них вроде партнерски- приятельские отношения, но я не думаю, что у такой змеи, как Виктор в принципе могут быть друзья. Плюс в документах, которые я тебе предоставил, есть информация о нескольких уже успешно провернутых им схемах.
        - А тут, значит, он еще и приятный бонус решил заиметь, - пробормотал себе под нос Матвей, понимая, что идея подложить Эллу под Копылова возникла у Адриана не сама по себе. Ну да, в подобных обстоятельствах призрачная отсрочка, должно быть, изрядно веселила Виктора. Он любит именно такие, грязные игры.
        - Не понял, - откровенно признался Любимов, но Рокотов лишь махнул рукой: главное, что он сам все понял. Вот только вопрос в другом:
        - А сам Соболевский догадывается, кто источник неприятностей?
        - Вот уж не знаю, я в его голову залезть не могу, - закатил глаза Петр. - Вот только даже если и догадывается, толку-то от этого? Ему все равно никто помочь не захочет и не сможет. С Копыловым связываться не захотят.
        - Ну никто - это сильно сказано, - чему-то усмехнулся Рокотов. - Но спасибо, что предупредил, Петь. Я тебя услышал. Работай. Землю носом рой. Мы должны найти ребенка.
        Кивнув, Петр удалился. Спустя несколько минут у Матвея звякнуло пришедшее сообщение. Да, Любимов не зря получал деньги на хлеб и прочие вкусности. Номер Соболевского он успел достать в рекордные сроки, если, конечно, не уточнил его еще раньше, предугадав желание руководителя. Впрочем, сейчас Матвею было не до гениального манипулятора. Поразмыслив минуту, он набрал присланный номер:
        - Адриан Соболевский? Добрый вечер. Меня зовут Матвей Рокотов, мы с вами уже встречались и взаимно друг другу не понравились. У меня для вас предложение, которое вас, несомненно, заинтересует.
        Глава 31
        Матвей забрал Эллу от Глеба с Марго уже в первом часу ночи. Домой он ее, по вполне понятным причинам не повез. Поэтому вскоре машина остановилась у уже знакомой многоэтажки, в которой жил Рокотов.
        - Идем, - взяв Эллу за руку, повел ее в сторону дома Матвей. Ему откровенно не нравилось ее состояние: уставшая, подавленная, она казалась даже какой-то потухшей. И он был просто обязан все исправить, хотя бы для того, чтобы вернуть этим зеленым глазам их яркое сияние.
        Возможно, привезти Эллу сюда, под самый нос Копылова было не лучшей идеей, но оставлять ее наедине со страхами и мыслями не хотелось. Везти девушку к ней домой было тоже не самым лучшим вариантом. А тут, возле квартиры на всякий случай подежурит охрана, Любимов уже все организовал.
        Покорно и молчаливо девушка поднялась с ним в квартиру, сбросила с ног туфли на высоких каблуках и как-то совершенно устало прислонилась к стене. Слишком вымотанная, чтобы возмущаться, спрашивать, допытываться.
        - Есть хочешь? Или, может, чай-кофе? - предложил Рокотов, на что услышал практически равнодушное:
        - Ничего не хочу.
        Есть ли смысл спрашивать, как продвигаются поиски ребенка, если Злата до сих пор не с ней? Если бы Матвей ее нашел, он бы уже привез. А он вместо этого молчит. И это молчание бесит, заставляет ее саму спрятаться в скорлупе. Ее поведение - полнейший отголосок его поведения. Неосознанное, глупое, обиженное, но…
        - Я завтра утром встречаюсь с Адрианом, - неожиданно сообщил Матвей. - Нам нужно только пережить эту ночь, и все будет хорошо. Слышишь?
        - Встречаешься? Но… Как ты этого добился? - откровенно растерялась Элла от столь удивительной постановки вопроса. Нет, она ему верила, вот только все равно почему-то сомневалась, что у него что-то выйдет.
        - Я сделал ему предложение, от которого от вряд ли откажется, - туманно пояснил Матвей. - Поверь мне, солнце, уже завтра малышка будет у нас. Я все для этого сделаю.
        У нее просто не было слов. Но иногда они и не требуются. Сделала шаг к нему и крепко обняла за пояс, уткнувшись носом в его грудь и вдыхая знакомый терпкий аромат его парфюма. Почему-то этот запах успокаивал, убаюкивал. Или это сам парень так на нее действовал?
        Матвей не стал больше ничего добавлять. Просто сжал девушку в объятиях так крепко, словно кто-то собирался ее отобрать. Ему все время казалось, что стоит оставить ее без присмотра - и Элла начнет творить глупости, разбираться со всем сама. А он этого допускать не собирался. Мужик он, в конце концов, или кто? И за своих девчонок он глотку перегрызет всяким там самоуверенным мачо.
        Иногда слова просто не нужны. Они лишние. Присутствие, тепло рук говорит куда больше, чем пафосные реплики. Матвей знал, что Элла не успокоится, пока вновь не увидит свою малышку. Пока что он ей этого дать не мог. Но это только пока. Вместо этого подтащил девушку к дивану, усадил к себе на колени и, приобнимая, осторожно гладил по волосам, так, как иногда успокаивал капризничающую Златку. Ее мамочка по повадкам недалеко ушла от малышки и притихла в его объятиях. Заснула она или нет, Рокотов проверять не стремился. Ему было хорошо и так.
        Вот в эту-то минуту Матвей впервые задумался над причинами собственного поведения и тем, что для него все-таки значит Элла. Она была красивой, он это знал с первой встречи. Но только ли красота его притягивала? Непрекращающийся, постоянный вызов? Убийственное сочетание элегантности, нежности и прямо-таки ведьминского характера? При желание такие качества можно найти и у других. Так почему он весь мир готов перевернуть, только чтобы она была в безопасности, подкалывала его, радостно улыбалась и язвила? Почему ему абсолютно ничего не хочется в ней менять? Почему единственное его желание сбросить к чертовой матери все барьеры, разрушить стены и стать ей настолько близким, насколько это возможно?
        Вот так вот, наверное, впервые в своей жизни, Матвей Рокотов и задумался над странным, диким и загадочным зверем по имени «любовь».
        Глава 32.1
        Ночной клуб, возможно, и не самый удачный вариант для деловой встречи, но именно здесь, в заведении Лекса Барсовецкого Матвей не ждал никакого подвоха. Хозяин заведения не задал ни единого вопроса, на кой черт ему понадобилось помещение днем, пообещал обслужить Рокотова и его гостя по высшему разряду, а заодно и посодействовать в записи этой знаменательной встречи. Ну так, на всякий случай, во избежание потенциальных проблем.
        Адриан Соболевский тоже против этого места встречи возражать не стал. Только обговорил, что прихватит с собой охранников. Матвей спорить не стал - он и сам явился на встречу в сопровождении ребят Любимого, а также собственного юриста.
        Адриан опаздывать не стал. Прошел в клуб с видом победителя, по-хозяйски уселся в кресло и смерил Матвея высокомерным взглядом. Он ожидал, что его будут просить, спорить, умолять, чтобы он вернул дочь. Вчера мужчина долго ждал от бывшей жены звонка, вот только ее хахаль неожиданно спутал все планы. Сейчас Соболевский предвкушающе улыбался, представляя, как будет озвучивать свои условия хотя бы этому чванливому блондину, что вечно путается под ногами. Впрочем, с собой Адриан мог быть откровенен - он никак не ожидал, что у этого типа такие возможности. Вот только пойти против главного козыря - малышки - Рокотов вряд ли сможет.
        - Откровенно говоря, я не понимаю, почему должен обсуждать все с тобой, - делая глоток обжигающе-горячего кофе, произнес он. - Вопросы воспитания моей дочери
        - чисто семейное дело, и обсуждать я их планирую только с женой.
        Матвей в ответ на эту реплику с силой сжал челюсти. Спокойствие, сейчас жизненно важно спокойствие. Ему нельзя срываться, пока малышка у этого так называемого отца. Нельзя давать волю эмоциям, пока сделка не будет заключена.
        - Вот я как раз и предложил встретиться, чтобы упростить ваши и без того сложные семейные отношения, - мягко, по-змеиному, улыбнулся Матвей и, не желая в дальнейшем зря тратить время, протянул своему визави папку с документами.
        - Что это? - непонимающе нахмурился Адриан, не спеша знакомиться с предлагаемыми документами.
        - Контракт на заключение договора о поставках с компанией моего отца, официальным представителем которой я являюсь, - почти равнодушно пояснил Матвей, краем глаза отслеживая реакцию собеседника. Адриан старался не показывать своих эмоций, но Рокотов готов был поспорить, что тот заинтересовался.
        - Я думал, мы собрались здесь обсудить условия, на которых Элла хочет вернуть дочь, - бросил фразу куда-то в пустоту Соболевский. - Видимо, я был прав с самого начала. Этот вопрос мне необходимо обсудить с женой.
        - Думаю, сначала стоит ознакомиться с вот этими документами, - Матвей протянул еще одну папку, собранную уже Любимовым. В ней находилась информация о уже провернутых Копыловым аферах. - Не спеши, посмотри внимательно. Но здесь и сейчас. Я готов подождать и потом объяснить свое предложение.
        Надо отдать Адриану должное - спорить он не стал. Пробормотав что-то совершенно незначительно, Соболевский погрузился в документы. Идиотом он не был, и в подлинности документов был уверен процентов на девяносто. Тем более, он уже и сам подозревал, что друг не столь благожетельно настроен, как хочет показаться. Но способов вырваться из замкнутого круга пока не находил.
        - И в чем же заключается твое предложение? - спустя двадцать минут поинтересовался он уже без прежнего апломба.
        - Все просто, - Матвей откинулся на спинку кресла. Они словно поменялись ролями
        - теперь хозяином положения ощущал себя Рокотов, а вот бывший муж Эллы был уже на вторых ролях. - Мы заключаем контракт о поставках. Эта сделка помогает удержаться тебе на плаву. Но в дальнейшем будешь карабкаться из заваренной тобой кашей сам. Я лишь даю тебе шанс сохранить самостоятельность.
        - Какой красивый, благородный жест, - скривился Соболевский. - Вот только я не верю в бескорыстность.
        - Конечно, корыстный интерес тоже имеется, - успокоил его Матвей и протянул третью папку. - Взамен ты подписываешь отказ от родительских прав и больше никогда не приближаешься ни к Злате, ни к Элле.
        Его предложение откровенно удивило собеседника. Да что там, мысленно Рокотов сравнил Адриана с тем самым бараном, который познакомился с новыми воротами.
        - To есть ты хочешь, чтобы я отказался от дочери? - медленно, словно пытаясь осознать сказанное, повторил он. - Я правильно тебя понял?
        - Давай откровенно - муж из тебя никудышный, отец еще хуже. Ребенок от отсутствия общения с тобой ничего не потеряет, - начал рассуждать Матвей. - Да и ты вспомнил о Элле и ребенке только когда тебе припекло.
        - Не понимаю, как это тебя касается, - передернул плечами Адриан.
        - Считай это моим маленьким капризом, - по-змеиному улыбнулся Матвей. - Ну так что? Будешь думать?
        Он не переоценивал своего противника. Учитывая все предыдущие поступки Соболевского, он, несомненно, согласится на все условия. Вопрос лишь только в том, как долго он будет думать.
        - Дай мне два часа посоветоваться с моим юристом, - попросил Адриан.
        - Можешь вызвать его сюда, - предложил Матвей. - Александр организует тебе отдельный кабинет с ним, чтобы никто не помешал. Ну так что?
        - Я согласен. Только, возможно, обговорим кое-какие нюансы.
        Матвей незаметно выдохнул. Нюансы - это фигня. Главное, что этот придурок согласился подписать отказ от Златы и вернуть ребенка.
        Два часа спустя они вновь собрались за тем же столом, только в уже слегка расширившейся за счет юристов компании. Адриан Соболевский важно протянул Матвею договор со своими пометками.
        - Если вы согласитесь на такой вариант, то я готов подписать.
        Матвей пробежался глазами по тексту. В принципе, Соболевский особо наглеть не стал. Его условия были вполне адекватными. To ли прекрасно понимал, что это его шанс, то ли еще что… В любом случае, подписать такой договор он был готов. Только покажет сначала юристу. И Матвей передал документы начальнику отдела.
        - Что насчет ребенка? - уточнил он. Адриан слегка поморщился, но ответил:
        - Я позвонил помощнику, он приведет Злату сразу после подписания договора.
        - Отлично, - кивнул Матвей. Дождавшись вердикта юриста, он заметил. - Чтобы не терять время, сейчас попросим Александра распечатать. И подписываем?
        - Договорились, - Адриан пожал протянутую руку.
        Новый вариант договора принесли быстро. Соглашающиеся стороны еще раз погрузились в юридические дебри, чтобы все пункты были прописаны согласно правкам. Матвей с трудом скрывал довольную улыбку, представляя, как обрадуется Элла возвращению ребенка и решению проблемы. Но закон мирового свинства - самый исполняемый закон в мире. Чаяниям и надеждам Рокотова сбыться было не суждено. К начальнику неожиданно подошел Любимов (которого в принципе не должно было быть в клубе) и попросил:
        - Матвей Максимилианович, можно вас на минутку? Срочный вопрос.
        Какие могут быть срочные вопросы в такой момент?
        Однако Матвей понимал, что просто так начальник безопасности бы не заявился. Поэтому, извинившись перед потенциальным партнером (жаль, придушить нельзя подлеца), он отошел к барной стойке.
        - Что случилось, Петь?
        - Мне тут позвонил Егор, он должен приглядывать в вашей квартире за Эллой Кригер… - почему-то замявшись и глядя куда угодно, но не на начальника, начал издалека Любимов. Рокотов невольно почувствовал, как к горлу подступает тревога. Что же там произошло?
        - Ииии?
        - Он только что очнулся.
        - В смысле? - непонимающе захлопал глазами Матвей. - В каком смысле «очнулся»?
        - В прямом. Его ударили по голове вазой. Сама Элла Кригер исчезла из квартиры.
        Глава 32.2
        Вдох-выдох. Спокойствие, только спокойствие. Во всем можно разобраться. И если этот утырок имеет к исчезновению Эллы отношения, он его сейчас лично тут закопает! И никакой уголовный кодекс его не спасет!
        - Петь, что можешь сказать? Она сама ушла? Или кто-то напал? Кто-то приходил? Звонил? Да не молчи ты! - забросал Рокотов подчиненного вопросами, понимая, что зря нападает - сам ведь не дает возможности ответить. Вот только легче от этого осознания не становилось.
        - Сложно сказать, Мэт. Не имею ни малейшего понятия. Одно тебе точно могу гарантировать - из подъезда она не выходила. Мои ребятки по твоему приказу дежурили еще и внизу. Надо было и в квартиру несколько запустить, а не одного Егора. Но ему был дан приказ вообще никому не открывать, и… Честно, я не знаю, что там произошло.
        Так, спокойствие, Рокотов, только спокойствие. Если предположить, что Элла ушла сама… Значит, была какая-то причина. И почти наверняка связана со Златой. Но… зачем? Неужели она ему все-таки не доверяет? Он же сказал, что вернет ребенка.
        Матвей достал из кармана телефон, собираясь звонить Элле и узнавать, что случилось, и только сейчас увидел, что на нем полностью выключен звук. Ну да, точно, он ведь сделал это перед встречей с Адрианом, чтобы никто не помешал, и… Кто бы знал, что Элла будет звонить. А его рыжая ведьмочка звонила, аж десять раз. Где-то часа полтора назад, получается, практически сразу после того, как Адриан удалился изучать договор. И если этот слизняк имеет к пропаже его девушки хоть малейшее отношение, он его сейчас удавит!
        Нажал на вызов, от души надеясь, что вот-вот услышит знакомый, уже родной голос. Но вместо этого в трубке раздался сухой безэмоциональный голос: «Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети». Еще никогда робот не раздражал его до такой степени. Впрочем, этот голос не мог помочь ему найти Эллу. А человек, сидящий в трех метрах от него, - мог. С раздражением запихнув мобильный в карман пиджака, Матвей решительно направился к Адриану.
        - Ну что, подписываем? - уточнил тот при виде Рокотова. И искренне удивился, услышав:
        - Сначала проясним один вопрос. Где Элла? - требовательно спросил Матвей.
        - В смысле? Тебе лучше знать, где она, - нахмурился Соболевский, уходя от делового тона.
        - Два часа назад Элла пропала. И я хочу знать, какое отношение к этому имеешь ты.
        - Ни малейшего, я изучал договор, - тут же ушел в несознанку Адриан. - Если она от тебя сбежала, я за это не в ответе.
        - Она мне звонила перед этим. Что-то случилось. И, сам догадайся, чем ее могли выманить, - в упор посмотрел на противника Матвей.
        Адриан на мгновение замер, а потом вполголоса бросил:
        - Злата.
        Но не смутился. Он вообще вел себя так, как искренне недоумевающий человек. Непохоже было, чтобы он врал.
        - Я не имею к этому ни малейшего отношения, - твердо проговорил он. - В мои моральные принципы ты вряд ли поверишь, но не можешь не признать, что мне это невыгодно.
        - Хорошо, ставим вопрос иначе, - Матвей постарался взять себя в руки и говорить спокойно. Для чего ты забрал Злату? Что ты хотел потребовать с Эллы, пока я не вмешался? И кто знал, что ребенок у тебя? Не надо сейчас отпираться, это не в твоих интересах.
        Он говорил отрывисто, холодно, почти грубо. Впрочем, теперь церемониться было поздно. Сейчас это все не имеет никакого значения. Нужно как можно быстрее забрать Злату у этого… индивида, отвезти ее к кому-нибудь, чтобы посидели с ребенком, и срочно искать ее мать.
        Адриан молчал, глядя куда-то мимо Рокотова. Но Матвею было откровенно не до его моральных терзаний. Почти в приказном порядке он бросил:
        - Говори.
        - У Копылова было условие. Если Элла придет к нему, то он отсрочит долг. С самого начала было. А тут он про него напомнил, - глухо проговорил Соболевский, а Матвей выругался про себя. Ну конечно! Что может быть проще! Копылов что-то сказал Элле про ребенка. Она начала звонить ему, а он, дебил, не слышал и не брал трубку. И тогда-то его отчаянная ведьмочка начала действовать сама. Понимая, что охранник ее просто так не выпустит, она нейтрализовала его вазой, а потом поднялась на два этажа выше, в квартиру Копылова. Поэтому и ребята на улице Эллу не засекли. И надо сейчас действовать очень и очень быстро. Но сначала:
        - Я сейчас забираю Злату, - беспрекословно заявил Матвей. - После того, как мы выручим Эллу из того дерьма, в которое ты ее втравил, тогда и подпишем документы и наша сделка будет в силе. Договорились?
        Его тон непрозрачно намекал, что спорить с ним сейчас, как минимум, опасно. И Соболевский на удивление покорно кивнул:
        - Хорошо, я сейчас распоряжусь, чтобы ее привели.
        Вид у мужчины был какой-то пришибленный, словно до него только-только начало доходить, в какой ситуации его теперь уже бывшая семья оказались из-за него. Раскаивался ли он? Рокотову было откровенно плевать. Он знал лишь, что сейчас сделает все, чтобы решить проблему, и больше никогда не подпустит этого недочеловека к девчонкам.
        Буквально через пять минут дверь распахнулась, и маленьким ураганчиком внутрь влетела Злата. Напрочь проигнорировав собственного отца (словно его и не было рядом) малышка бросилась к Матвею, забралась к нему на колени и начала взволнованно рассказывать о том, как прошли эти сутки и как она соскучилась по маме. На этих словах девочка ненадолго замерла, растеряно огляделась по сторонам и жалобно спросила:
        - A где?…
        Зеленые глазки наполнились слезами, а реснички задрожали. Чтобы это предотвратить Матвей начал быстро рассказывать малышке какую-то историю. Подхватив ребенка на руки, он быстро попрощался и в компании Пети Любимова вышел на улицу. Как бы ему ни хотелось спешить, но у него на руках был ребенок и не было ни одного козыря. Поэтому первым делом нужно оставить малышку в безопасном месте. А заодно засунуть свою гордость в одно место и попросить помощи.
        Глава 33
        - А кто это у нас тут пришел? - темноволосая элегантная женщина с карими глазами даже всплеснула руками при виде неожиданных гостей.
        - Привет, мама, - Матвей легонько коснулся в поцелуе прохладной щеки. - Как видишь, я.
        - Да что ты, я вижу. Я тебя уже двадцать семь лет вижу, так что ты меня своим явлением уже не удивишь, - ворчливо откликнулась Елизавета Николаевна Рокотова и заглянула за спину сына. Именно там и спряталась так неожиданно застеснявшаяся малышка. - А вот кто тут у нас? Что за принцесса и какого королевства? Вылезай, будем знакомиться и вкусняшки есть.
        Что конкретно подействовало - располагающая улыбка, вкусняшки или сказанное шепотом замечание Матвей, что его «мама не кусается» - сложно было сказать. Но крошка вылезла из-за спины защитника, рассмеялась и важно сказала:
        - Здлавствуйте! Меня Злата зовут!
        - А я тетя Лиза. Идем пить чай, пока твой сопровождающий будет решать свои важные вопросы?
        - Идем! - хлопнула в ладоши малышка. Дернула Матвея за полу пиджака, чмокнула в щеку, когда он наклонился и убежала. Рокотов в некотором расслаблении прикрыл глаза. Один вопрос был решен. Впрочем, в собственной матери он и не сомневался. Она каким-то чудом всегда знала, что именно нужно делать и все вопросы задавала в то самое, нужное и уместное время. Нет, потом, конечно, она не отпустит сына без подробного рассказа, но хотя бы сейчас ему не трепали нервы. Забавно, а ведь Элла в чем-то даже слегка похожа на его маму. Так, нужно быстрее во всем разобраться.
        С этой мыслью он и направился в святая святых этого дома - отцовский кабинет. Пока он вел переговоры с Соболевским уже наступил вечер, и Максимилиан Матвеевич уже сидел дома занимался документами дома. При звуке шагов сына он поднял голову.
        - Ну здравствуй. С чем пожаловал?
        Этот невинный на первый момент вопрос заставил Матвея на мгновенье почувствовать себя провинившимся школьником, и он возмущенно воскликнул:
        - Как будто я просто так здесь не появляюсь!
        - В последнее время - редко, - невозмутимо заметил отец. - А с таким лицом - вообще впервые. Что у тебя случилось? Рассказывай.
        Матвей присел в кресло и начал торопливо излагать отцу произошедшие события. Рокотов-старший слушал внимательно, не перебивая. Возможно, это и послужило причиной тому, что рассказ младшего был недолгим.
        - Вот, значит, как. - в задумчивости протянул Максимилиан Матвеевич. - А ты у нас, значит, благородный рыцарь…. Или все-таки эта девушка значит для тебя гораздо больше, чем прекрасная дама в беде?
        - Папа, какое, к черту, значение имеет, кто она для меня? - возмутился Матвей. - Там каждая минута на счету, а ты тут демагогию разводишь.
        В раздражении он даже стукнул кулаком об стол и тут же присмирел, понимая, что сейчас опять потеряет время.
        - Ты хотя бы себе не лги, сынок, - вдруг по-доброму улыбнулся Рокотов. - Вытащим мы твою девушку из лап Копылова, не переживай. Только познакомить потом не забудь. Во всяком случае, я надеюсь, что знакомство состоится до свадьбы!
        - Папа! - повысил голос Рокотов, невольно почувствовав смущение. Какая, к черту, свадьба? Он еще слишком молод, чтобы так хоронить себя! Хотя Элла младше него, а она уже успела побывать замужем, и у нее уже относительно взрослый ребенок. Да и просто встречаться с ней не хочется, ему требуется все ее внимание. Разве что со Златкой готов его делить, и… Может, свадьба - это не так и плохо? Только вряд ли девушка, которая совсем недавно развелась, с этим согласится.
        - Понял, не будем торопить события, - посерьезнел Максимилиан Матвеевич. - Сначала девочку надо спасти. Думаю, особых проблем не будет. Главное знать, через кого можно надавить. Ты бы лучше с самого начала ко мне пришел, и с ребенком бы проблем не возникло, и с Виктором.
        - Я привык со всем справляться сам, - упрямо заявил Матвей, напоминая, что его так и воспитали - самостоятельным, уверенным в себе и своих силах, достаточно изобретательным, чтобы решать свои проблемы. Нет, он знал, что семья никогда ему в помощи не откажет. Потому и обратился сейчас. Но если он знал, что задача ему по плечу, он предпочитал справляться сам.
        - Воспитали на свою голову, - усмехнулся отец, хотя в голосе проскользнула гордость. - Иди пока к матери на десять минут, я сделаю несколько звонков. И поедем.
        Спорить с ним Матвей смысла не видел, и направился в сторону гостиной, откуда раздавался веселый смех малышки. Прислонившись к дверному косяку, он наблюдал удивительную для себя картину. Его мать, всегда элегантная, собранная, сидела со Златой на полу и нарочито-театральным голосом рассказывала Злате сказку.
        Словно почувствовав его взгляд, мать подняла глаза и заговорщицки подмигнула, намекая, что сейчас ему самое время отправляться по своим делам, пока девочка занята. Кивнув, Матвей отошел на кухню, ожидая отца. Тот появился даже быстрее, чем ожидалось.
        - Идем, - скомандовал он. - Я связался не с самыми приятными своими знакомыми, и нам лучше поспешить, чтобы забрать Эллу как можно быстрее.
        Глава 34.1
        Нужно быть полной идиоткой, чтобы самой прийти в ловушку! И она - стоит признать справедливости ради - ею являлась. Когда ей позвонил Копылов, да еще и дал послушать голос дочери, в голове словно что-то помутилось, мыслить здраво стало до чертиков сложно. Тогда-то она и попыталась дозвониться до Матвея, но противный голос в трубке вновь и вновь сообщал, что абонент недоступен. А ведь где-то там, совсем близко, всего несколькими этажами выше находился ее испуганный ребенок. В конце концов, она сделала то, что сделала…
        Чтобы мгновенно осознать собственную ошибку, услышав от Виктора:
        - Я же говорил, рано или поздно ты сама ко мне придешь.
        - Где моя дочь? - ледяным тоном проговорила Элла, обводя взглядом пустой зал. Где бы ни была Злата, находилась она явно не здесь.
        - В безопасном месте, - хмыкнул Копылов, откровенно насмехаясь над ее попытками держать лицо. - Ждет, когда ее мамочка согласится на мои условия.
        - Вот как? - вежливо приподняла брови Элла, присаживаясь на край дивана. - И что же тебе надо, Копылов? Власти над миром, в духе киношных злодеев? Так с этим, извини, не ко мне. Выкупом я тебя тоже порадовать не могу, так что…
        - Тебя, - перебил ее насмешливую речь Копылов. Девушка откинула голову и расхохоталась. Без малейшего желания веселиться, но с твердым намерением не показывать собственные слабости. Впрочем, смех оборвался также неожиданно, как и начался:
        - Рабство отменили, Виктор, - сухо сообщила противнику она. - Так что, боюсь, я не могу выполнить это нелегитимное условие.
        - Ну почему же? - на ее колени оказалась чья-то влажная ладонь и поползла вверх. Только долгие годы тренировок в умении сдерживать себя помогли Элле не содрогнуться от отвращения. - Ты можешь расплатиться со мной за свою дочь очень простым и приятным способом.
        - Приятным для кого? - скривила губы в усмешке девушка. - За кого ты меня принимаешь, Копылов? За шлюху?
        - За отчаявшуюся мать, которую хочет вернуть собственного ребенка. И я хочу, чтобы ты пришла к этому решению сама. По своей воле, - продолжал выводить на ее бедре какие-тот непонятные узоры мужчина. Стоит отдать ему должное - он не давил. Не валил ее на диван, не задирал платье, не бил ее по лицу, пытаясь добиться желаемого. Хотя мог бы. Вот только почему-то этого не делал.
        - Хочешь сломать новую игрушку? - усмехнулась Элла. Вот, значит, в чем дело. Этот человек не просто хочет ее поиметь. Ему нужно ее сломать, доказать самому себе, что сильнее. И если раньше, видимо, она воспринималась им как бесплатное приложение к долгам Адриана, то теперь поймать упорхнувшую птичку стало идеей-фикс.
        - Зачем? Что я, изверг какой-то?
        Ну как бы ему сказать, да не обидеть… Точнее не разозлить еще больше. Особенно когда Злата непонятно где. Поэтому Элла и промолчала. Тем более, что у нее вдруг неожиданно появился союзник - мобильный Копылова, который отчаянно зазвонил. С раздражением посмотрев на телефон, Виктор сообщил ей:
        - Не переживай, дорогая, я скоро вернусь, - и вышел из комнаты, плотно притворив дверь.
        Элла так и осталась сидеть на диване. А что она могла сделать? Телефон у нее мягко отобрали еще на входе, выбираться с десятого этажа через окно было, мягко говоря, рискованно. А голос Копылова раздавался слишком близко, чтоб пытаться сбежать. Можно, конечно, попытаться повторить трюк с вазой, дать Виктору по башке и убежать… Вот только он здесь явно не один. А положить сразу нескольких обученных мужиков она не сможет. Поэтому нужно думать, что делать. Да и вообще…
        Готова ли она ради ребенка согласиться на предложение Копылова? Грязное, мерзкое, как бы он ни пытался это показать. Ради собственной дочери пойти на такой шаг? Если не останется другого выхода? Все внутри Эллы протестовало, от одной только мысли о подобном ее начинало тошнить, но…
        Какая она мать, если не пойдет ради своего ребенка на все? Ради его благополучия? В конце концов, это всего лишь секс, он, как сейчас говорят, не повод для знакомства… И плевать, что ей потом будет тошно от самой себя, главное, со Златой все будет в порядке, и…
        И Матвей Рокотов больше никогда и близко к ней не подойдет. Потому что потеряет уважение. Ему будет противно. В конце концов, она станет обычной б…, и… И она сама его после такого к себе не подпустит. Не захочет, чтобы он себя марал.
        На этой мысли ее хваленая выдержка дала сбой, и глаза отчаянно защипало от слез. И не помогли даже собственные пальцы, с болью вцепившиеся в кожу, оставляющие красные следы. Не отрезвляло. Не помогало успокоиться. Не заставляло смириться с тем, что она потеряет.
        Глава 34.2
        Вдох-выдох. Нужно успокоиться. Нельзя показывать, насколько она взволнованна. Нельзя показывать свою слабость. Пока сохраняется хотя бы иллюзия ее силы, она должна бороться. Пока не останется иного выхода…
        И вообще, нужно верить в Матвея. Он обещал спасти в малышку. А если он это сделает, остальное будет не так уж и важно, нужно только слегка потянуть время.
        В коридоре послышались шаги, и Элла, смахнув с глаз непрошенные слезы, вновь «надела» высокомерное выражение лица…
        - Все сидишь, птичка моя? - с довольно улыбкой зашел в комнату Виктор. - Тебе повезло, у тебя есть время подумать, пока я буду решать важные вопросы.
        В кое-то веке она была с ним согласна. Ей действительно повезло. Если не дать время Матвею вытащить ее из всего этого дурдома, то хотя бы оттянуть неизбежное. Пока она нужна Копылову, он вреда малышке не причинит.
        - А чтобы тебе легче было принять верное решение, - хозяин приблизится к дивану и, протянув к ней лапы, рывком заставил ее подняться. Все также с силой сжимая руки, он наклонился и впился в ее губы поцелуем. Властным, уверенным, будто хотел ее сожрать сию минуту. Элла усилием воли заставила себя оставаться безучастной, не отшатываться. Лишь молилась про себя, чтобы ее не стошнило. Сейчас бы это было весьма некстати.
        - Будто камень целую, - усмехнулся Виктор. - Ничего, принцесса, если хочешь получить назад дочку, подумай над тем, чтобы стать горячее.
        Мразь! Элла стиснула ладони, чтобы хотя бы немного унять желание провести болевой прием и показать, насколько «горячей» она может быть. Но не стала провоцировать. Не тогда, когда он дает ей возможность потянуть время. Поэтому она промолчала, недвусмысленно выразив взглядом все то, что думает о его совете. Копылов хмыкнул и, развернувшись, направился к выходу.
        А Элла… ей оставалось только ждать и надеяться, что Матвей обо всем узнает, что-нибудь придумает и успеет вовремя. Прежде чем…
        Эту мысль Элла не закончила, предпочитая пока не задумываться о собственной грядущей участи. Словно это в действительности могло как-то отсрочить возможное развитие событий.
        Время тянулось бесконечно долго и одновременно быстро. И вот когда Копылов вернулся, Элла не смогла обреченного вздоха. Кажется, она все-таки ошиблась. Матвей не успел, и никто ей не поможет, никто не спасет. Никто - такое странное, вроде бы короткое слово, которое вмещало в себя целую бездну отчаяния, разрушало все надежды и безжалостно топталось по их осколкам. Никто - черная дыра, в которой прекращалась жизнь во вселенной. И сейчас в эту черную дыру угодила она сама.
        А Виктор вошел в гостиную с видом победителя. Он был бизнесменом до мозга костей, раскапывал все слабости противника и умело на них играл. Так умело, что почти всегда оставался победителем. Наверное, манипулирование людьми следует возвести в особый вид искусства. Или даже устраивать по нему соревнования. Спорт для интеллектуалов, так сказать. Боже, какая чепуха ей лезет в голову в такой момент!
        - Я очень надеюсь, что ты поразмышляла над моим предложением, - любезным тоном заметил Копылов, словно предлагал ей заказать какое-то блюдо в ресторане. А Элла едва сдержала смешок - ну да, конечно. Если предложением можно назвать, когда тебя загоняют в угол и ни оставляют ни единой возможности для маневра. Он бы еще просьбой это назвал! Скромной и вежливостью.
        - А у меня был выбор, думать или не думать над ним? - довольно ехидно поинтересовалась девушка, размышляя, как бы еще потянуть время. Наверное, стоит потребовать, чтобы Злату привезли сюда. Чтобы она действительно убедилась, что ребенок действительно у него в руках и с ним все хорошо. Детский голос в трубке мог быть и на записи…. Нужно все увидеть своими глазами. Хотя об этом нужно было думать и говорить не сейчас, а сразу после его звонка. Но, как говорится, задним умом мы все крепки.
        - А разве нет? - словно издеваясь, радушно улыбнулся Виктор. - Что ты решила?
        - Я хочу увидеть своего ребенка, - потребовала Элла. - До этого момента я отказываюсь обсуждать твою просьбу.
        Не стоило говорить так резко. Ой, не стоило. В единое мгновение Копылов оказался возле нее, грубо схватил за плечи и тряхнул:
        - Запомни, девочка, - прошептал он. - Ты не в том положении ставить условия. Так что отвечай, пока я еще добрый. Что. Ты. Решила.
        Глава 34.3
        Наверное, ей стоило что-нибудь ответить. Точнее даже не так. Ей требовалось что- то ответить. Вот только она не могла. В ушах шумело, а горло свело так, что она не могла вымолвить ни слова. Ни отстоять свои требования, ни согласиться.
        - Что скажешь, ледяная королева? - продолжал насмехаться Виктор. Где-то там, вдалеке, послышался требовательный звонок в дверь, раздался шум. Все это Элла отмечала скорее уголком сознания, как кролик замерев под взглядом Копылова. Кажется, эту партию ей не отстоять.
        Стук в дверь заставил Копылова слегка ослабить хватку.
        - Потом! Я занят! - рявкнул он, явно не собираясь отвлекаться от процесса укрощения строптивой. Не тогда, когда оказался так близок.
        - Виктор Сергеевич! Это срочно! - раздался мужской голос.
        - Подождет, я сказал! - не впечатлился Виктор.
        - Но Виктор Сергеевич! К вам Богдан Андреевич! - почти жалобно продолжил стучащий.
        Эллу отпустили так быстро, что она покачнулась.
        - Черт! Ну ничего, - провел он пальцем по ее щеке. - Мы с тобой еще побеседуем.
        И, развернувшись, направился к гостю. Вскоре в коридоре раздался его слегка заискивающий голос:
        - Богдан Андреевич! Какая неожиданность! Безмерно рад вас видеть. Что-то случилось? Давайте пройдем в мой кабинет. Олег, принеси нам виски.
        - Зачем же в кабинет, голубчик! - отозвался низкий баритон с мягкими, протяжными интонациями. - Думаю, нам будет удобно и в той комнате, откуда вы только что вышли.
        - Но… - попытался возразить Копылов, но его тут же перебили:
        - Витя, не расстраивай старика. Идем в комнату! - это было не предложение. Это был приказ. Которого, по непонятным для Эллы причинам, Копылов не мог ослушаться. И вскоре дверь распахнулась, и на пороге вновь возник Виктор со своим гостем.
        - Будь добра, подожди в кабинете, - распорядился Виктор, явно не желая ее знакомить. Ну оно и к лучшему.
        - Витя, как можно быть таким грубым? - пожурил его немолодой джентльмен с сединой на висках. И беспрекословно добавил. - Девушка останется. Не представишь ее мне?
        - Но… - очередная попытка перечить мужчине снова оказалась провальной. И Копылову ничего не оставалось, как выдать. - Это…
        - Элла Кригер, невеста Матвея Рокотова, полагаю? - неожиданно перебил его загадочный Богдан Андреевич, изучая девушку взглядом. - Вот ты, значит, какая.
        - Не понимаю… - пробормотал Копылов, но его буквально пригвоздили взглядом.
        - Я тоже не понимаю, Виктор, - как-то даже огорченно проговорил Богдан Андреевич. - Я не понимаю, как можно быть таким идиотам и перейти дорогу Рокотовым? Так что сейчас мы будем исправлять твои ошибки. Ты отпустишь девушку и навсегда забудешь и о ней, и о ее дочери, и о ее бывшем муже. Хватит! Наигрался. Я тебя предупредил, я не буде это разгребать. Извинений требовать с тебя не буду, милочка, они же вам не нужны?
        - Извинения мне ни к чему. Где мой ребенок? - повторила Элла измучивший ее вопрос.
        - У Елизаветы Рокотовой, - просто ответил мужчина, а у нее от облегчения даже голова закружилась: то есть у Матвея все получилось! Он забрал Златку!
        - А теперь иди-ка ты отсюда, дорогуша. Тебя твой возлюбленный там дожидается, на силу заставили его в квартире остаться, - распорядился Богдан Андреевич, и возразить было крайне сложно. Таким людям, от которых, несмотря на внешнее добродушие, исходит аура властности, вообще возражать не стоит. - А мы пока с этим голубчиком побеседуем. И ничего не бойся.
        - Спасибо, - выдавила из себя Элла и поторопилась уйти из этой квартиры как можно скорее. Вдруг все в мгновенье поменяется и скажут, что это просто шутка? Но ее никто не останавливал. Охранник Богдана Андреевича распахнул перед ней дверь и сопроводил буквально до квартиры Матвея. А она шла, даже не осознавая, что все закончилось. Что она действительно отделалась от этих проблем, что теперь ее ребенок в безопасности, и…
        Дверь квартиры Матвея распахнулась, стоило ей лишь коснуться звонка. Словно он стоял и ждал, когда она придет. Словно…
        Все ее размышления тут же утонули в надежных объятиях, в которые ее заключили. Матвей обнимал ее крепко, до боли, практически сдавливая ребра, но она не жаловалась. Ей было важно чувствовать его руки, дыхание в районе виска и слышать тихий шепот:
        - Слава богу… Как ты меня напугала!
        И эти слова будто действительно поставили точку во всем пережитом. Словно это и было тем самым, что мешало ей осознать - все действительно закончилось. Здесь, в эту минуту, именно в его объятиях. И, осознав это, Элла впервые за несколько лет разрыдалась на людях.
        Эпилог 1. Кладоискательский. Часть 1
        - До сих пор не понимаю, зачем ты настоял, чтобы Златка ехала с нами, - проворчала Элла, помогая малышке устроиться на детском сидении и пристегивая ее. Развернувшись, она тут же попала в объятия Матвея, который, не особо стесняясь присутствия ребенка, поцеловал ее в губы.
        - Не ворчи! Если мы все-таки найдем бриллиант, пусть она запомнит этот день, - важно заявил он, заставляя девушку закатить глаза.
        - О чем ты? Ей всего три года! - резонно возразила Элла, добавляя про себя, что не факт, что она вообще потом вспомнит, кто он такой. С момента чудесного спасения прошло две недели. Рокотов, ни капли не церемонясь, просто перебрался к ним, заявил, что за ними нужен присмотр. Во всяком случае, пока не устаканится история с Копыловым и Адрианом. Хотя на первый взгляд все было гладко. Соболевский не ломался и подписал-таки отказ от родительских прав, и Матвей торжественно преподнес Элле документы. И получил новую порцию слез от своей сдержанной леди. А леди Кригер… Леди Кригер в этот момент окончательно поняла, что любит этого человека, который не говорит, а делает. Пусть он и высокомерный аристократишка балбес, и порою невыносимый дурачок… Но он за короткий период стал ей настолько дорог, что она не представляла уже жизни без него.
        Тем не менее, их отношения находились в подвешенном состоянии неопределенности. Родители Рокотова почему-то воспринимали ее как потенциальную невестку. Мама Матвея, Елизавета Николаевна, в тот вечер вообще с трудом разлучилась со Златкой… Казалось бы, разве могут причины для сомнений после пережитого, после всего того, что Матвей для них сделал? Но они были. Элла боялась, что как только эта игра в рыцаря прекратиться, парень начнет терять интерес, и… Что будет после этого «и» ей было страшно представить, так сильно она к нему привязалась.
        А Рокотов вел себя так, будто они жили вместе лет десять и вообще были семьей. Постоянно играл с ребенком, да так, что рассказы о Матвее даже перекрыли впечатления от походов в детский сад. Про родного отца Златка тем более не вспоминала.
        И все прекрасно, вот только какой-то червячок продолжал упорно грызть Эллу.
        - Ей не всего три, а целых три! - щелкнул ее по носу Матвея. - Идем, моя леди, нам пора ехать.
        Эта поездка не была похожа на предыдущую. Никаких сердитых взглядов, лишь непринужденная атмосфера веселья, почти семейный уют. И вот, спустя четыре часа дороги перед ними предстала заброшенная усадьба Голицыных.
        - Как-то тут все…печально, - протянул Матвея, оглядывая представшие руины.
        - Поместье пострадало при пожаре во время войны, - выбираясь из машины, заметила Элла.
        - Непохоже, чтобы его реставрировали, - грустно сказал Рокотов.
        - Как и то, что там хоть что-то осталось, - Элла подошла сзади и положила ему руки на плечи, словно желая поддержать в такой момент. Она с самого начала понимала, что найти бриллиант будет практически нереально. Но сейчас, вроде бы придя к завершению, было печально осознавать, что у них ничего не получилось. Словно она обманула ожидания Матвея. - Можно попробовать переговорить с Татьяной Васильевной, у них наверняка остались какие-то фамильные вещи…
        - Ага, так она и скажет, что у них в семье хранится чужой бриллиант, - скривился Рокотов. - И дело даже не в том, что я мог бы потребовать его назад, просто…
        - Просто наличие таких бриллиантов не афишируют, - понимающе кивнула Элла.
        - Я дурак, да? Что надеялся? - мрачно спросил Матвей. Почему-то этот облом его расстроил сильнее, чем ожидал.
        - Ты не дурак! - улыбнулась Элла, касаясь губами его щеки. - Ты просто мечтатель. Но я сохраню этот секрет, клянусь.
        - И я! И я хочу мечтать! - выбежавшая из машины Златка обняла Матвея за ноги. Тот наклонился и, подхватив малышку на руки, подбросил в воздухе. Ребенок радостно завизжал, и Рокотова начало потихоньку отпускать.
        - Я, в принципе, что-то подобное и ожидала увидеть, - призналась Элла. - Так что не удивлена. Тем более, мы здесь не для того, чтобы бродить по развалинам.
        - А для чего? - не понял Матвей. - Здесь же нет музея, насколько я понимаю?
        Он постарался отбросить разочарование и меланхолию прочь. Нельзя было показывать слабость перед своими девчонками. Так, в конце концов, они умудряться накрутить себя и расстроятся еще больше, чем он сам. Девушки они такие… Что в три года, что в двадцать три.
        - Музея нет, - согласилась Элла. - Зато, как я поняла, здесь совсем рядом деревня, которая принадлежала Голицыным. И в ней наверняка есть старожилы. Сто лет - не такой уж большой срок, чтобы все бесследно затерялось.
        - Дя! - важно подтвердила слова матери ничего не понимающая Злата.
        - И что ты собираешься тут искать? Вряд ли старожилы укажут, где здесь тайник с бриллиантом, - скептически хмыкнул Матвей. Он не собирался быть таким брюзгой, но не сдержался.
        - Я не собираюсь искать тайник, я хочу найти Дмитрия, - рассмеялась Элла. - Во всяком случае, я хочу узнать, кто это. Старожилы, мне кажется, должны помнить.
        - Прошу, мисс Марпл, - шутливо поклонился ей Матвей. - Идем искать Дмитрия.
        И Элла активно принялась за дело. Пока Рокотов с малышкой дурачились, она узнала, что в деревне проживает девяностолетняя женщина, когда-то родившаяся в этой деревне. Ни секунды не сомневаясь, она потащила в стоявший на краю деревне домик Матвея с дочкой. Встретившая их на пороге дочь этой женщины удивилась, но пропустила их к Наталье Дмитриевне. Назвать эту женщину старухой на первый взгляд было крайне сложно. Да, немолодая, худенькая женщина, которой на вид больше шестидесяти пяти - семидесяти сложно было дать. Узнав о цели визита, женщина удивилась:
        - Надо же! Столько лет барское поместье никому нужно не было. Приезжали из разных музеев, смотрели на усадьбу, качали головой и уезжали… Ни разрушить ее окончательно не могли, ни восстановить, - огорченно цокнула языком она. - Дядю Митю потом после таких визитов приходилось карвалолом отпаивать.
        - Дядю Митю? - изумленно воскликнула Элла, боясь спугнуть собственную удачу. Неужели вот так вот, практически с первого раза она наткнулась на нужного человека. - Кто это?
        Эпилог 1. Кладоискательский. Часть 2
        - Староста наш. Ну это пока он живой еще был. Он раньше, в баринские времена при их доме служил. Сам сирота, так его барин на воспитание взял, он на кухне помогал, а в свободное время с детьми егойными играл. А потом уже, после революции, на ноги встал, его старостой избрали, - в глазах женщины заблестели слезы. - Помнили у нас бояр, говорят, добрые они были. А во время революции, дядька Митя рассказывал, на людей как бес напал… Все тащили, все сжигали, сразу все добро, сделанное Голицыными, позабыли.
        - И Дмитрий тоже? - осторожно спросила Элла, стараясь вывести собеседницу вновь на разговор о воспитаннике графа. Вдруг он рассказывал, где они играли с Рокотовым? Или про те загадочные часы?
        - Нет, дядька Митя частенько вспоминал молодых баринов. Они же, считай, все детство вместе провели, все уголки усадьбы облазили. Ух как их батюшка Иннокентий гонял, по его рассказам! - рассмеялась Наталья Дмитриевна, вспомнив одну ею ведомую историю.
        - За что? - улыбнулась леди Кригер.
        - Как за что? Эти десятилетние хлопцы всю часовню облазили! А туда же нельзя было! Святое место!
        Часовня! Господи, ну конечно! Часовня! Какая она все-таки дура! Уперлась в какие- то часы, хотя бы потому что неоднократно читала о сделанных в них тайниках. А это вполне могла быть часовня! Тем более, в оскверненной часовне и спрятать что- то гораздо легче! Правда, и потерять тоже…
        - А часовня во время пожара пострадала? - осторожно поинтересовалась Элла, радуясь, что Матвей со Златкой остались снаружи. В отличии от нее, Рокотову не всегда удавалось сдерживать свои эмоции.
        - Нет, огонь туда не добрался. Вот конюшня сгорела подчистую… Беда-то какая!
        Со словоохотливой старушкой Элла проговорила минут пятнадцать. Затем откланялась, пообещав после прогулки заглянуть на к гостеприимной женщине на чай. Матвей со Златой в это время активно играли во дворе. При появлении девушки Рокотов спросил:
        - Ну что, домой?
        Похоже, он окончательно потерял надежду найти бриллиант. А вот Элла такой ерундой заморачиваться не собиралась.
        - Рано нам еще домой! Мы с тобой идем в часовню!
        - Что, так сразу? Может, сначала в загс? - пошутил Рокотов, поднимая Златку на руки.
        - Матвей, ты вообще, о чем? - не обратила внимания на его промашку Элла. - Ты что, не понимаешь, о каком «час» шла речь в письме? Не часы, я и тут ошиблась. Часовня! Часовня, в которую часто забирались хулиганистые дети.
        - Ты уверена?
        - Почти на сто процентов. Во всяком случае, я теперь знаю, кто такой Дмитрий, - возбужденно сообщила Элла. Глядя на ее горящие глаза, Матвей лишь надеялся, что она ошиблась. Не ради себя. Не ради бриллианта. Просто ему не хотелось, чтобы она сейчас разочаровывалась. После всей той работы, которая проделала.
        Часовня, к их удивлению, выглядела довольно крепкой, несмотря на давно выбитые окна и двери. Элла решительно вошла внутрь. Ее шаги гулом отозвались в пустом помещении.
        - Подожди ты! Осторожнее! Ты ведь на каблуках! - крикнул ей вслед Рокотов и внимательно посмотрел на малышку. - А сейчас мы будем с тобой играть. От меня
        - ни ка шаг. Поняла?
        - Дя! - важно кивнула крошка, и они зашли внутрь пустого помещения. Когда-то оно было красивым. Сейчас же все фрески были сбиты, алтарь разрушен. Помещение было небольшим - скорее комнатка, в которой максимум могли поместиться человек десять. Но все равно слишком большое, чтобы легко найти маленький камень.
        - И как мы будем искать? - полюбопытствовал Матвей.
        - Обстукивать, - подняла небольшую железяку, найденную ею по дороге Элла. - Если это спрятано в какой-то полости, звук будет гулкий.
        - А если нет? Кстати, почему ты не боишься здесь шуметь? Мы же привлечем внимание деревенских?
        - Не привлечем, - рассмеялась Элла. - Потому что здесь живут призраки Голицыных. И деревенские стараются обходить это место стороной. А нам их мнительность только на руку сыграет.
        Матвей хмыкнул и отыскал среди валявшегося мусора тоже подходящий для обстукивания предмет. Работали они так, наверное, часа полтора под непрерывающуюся болтовню скучающей малышки. Пока, наконец, Элла внезапно осипшим голосом не позвала:
        - Иди сюда. Мне кажется, за этим кирпичом пустота.
        Ее голос слегка подрагивал от волнения. Конечно, она могла ошибиться. Но чем черт не шутит? В конце концов, и в жизни случаются сказки. Ее история тому лишь подтверждение.
        Матвей оказался возле нее во мгновение ока, - потрогал указанный кирпич и выругался, заработав два взгляда - укоризненный от Эллы и заинтересованный от малышки, которая явно запомнила такие интересные выражения.
        - Сюда бы нож или напильник, либо что-нибудь острое, чтобы счистить раствор, - сделав вид, что ничего до этого не говорил, в задумчивости заметил он. Элла отряхнула руки и подняла брошенную на пол сумку, начала что-то в ней искать:
        - Перочинный подойдет? - протянула она ему небольшой нож с острым лезвием.
        - Женщина, я тебя боюсь! - шутливо сказал Матвей. - А пистолет ты с собой случайно не носишь.
        - Нет, боюсь тебя случайно застрелить, - с некоторым раздражением отшутилась она. - Ты будешь расчищать или мне самой заняться?
        Еще минут пятнадцать-двадцать активной работы, и Матвей смог вытащить кирпич. За ним еще несколько. В стене действительно зияла пустота. А в ней находилась небольшая, размером с маленькое карманное зеркало, деревянная шкатулка, которая потемнела со временем.
        Эпилог 1. Кладоискательский. Часть 3
        - Неужели…? - ахнула Элла, и даже малышка замерла, сунув свой любопытный носик поближе к взрослым. Почему-то открывать находку было страшно. Вдруг они ошиблись? Вдруг облом? От волнения сердце подскакивало где-то в горле, время словно замерло. Внезапно Матвей, словно на что-то решившись, протянул Элле шкатулку:
        - Открой ты.
        - Если это он… Это принадлежит твоей семье, - пересохшими губами прошептала девушка. - Значит, и открывать должен ты.
        На что Рокотов улыбнулся в своей излюбленной манере - самоуверенно, снисходительно, дерзко:
        - Ты тоже моя семья, - твердо сказал он. - И если это то, о чем мы думаем, без тебя мы бы никогда не смогли его найти. Открывай.
        Элла на секунду замешкалась, стараясь унять волнения, подрагивающей рукой откинула крышку… Внутри лежал почти протертый бархатный мешочек. Элла развязала его и перевернула. На ладонь упал крупный полупрозрачный камень желтого цвета. Пробивавшееся сквозь разрушенные ставни солнце играло на его гранях.
        - Не может быть! - практически хором прошептали Элла и Матвей.
        - У нас получилось! - не до конца веря в происходящее добавила девушка, не в силах оторвать взгляд от камня.
        - Что там, что там? - запрыгала рядом малышка. - Мне покажите!
        Элла опустила ладонь так, чтобы камень оказался на уровне глаз ребенка. Рот Златки смешно приоткрылся и оттуда вырвалось восхищенное: «Ой!»
        - Какой класивый! - добавила она спустя мгновенья.
        А Матвей, наблюдая за всеобщей радостью, вдруг как-то смущенной улыбнулся и полез в карман собственного пиджака.
        - Девочки… Я тут это… В общем… Не планировал, но надеялся…
        - Рокотов, не мямли, - рассмеялась Элла. - Мы, конечно, понимаем, ты празднуешь победу, но…
        - Пока еще не праздную, - Матвей достал из пиджака небольшую коробочку. - Конечно, на фоне «Соколиного ока» это не особо впечатляюще, но… Лучшей обстановки подобрать нельзя. Девчонки, я вас люблю и хочу, чтобы вы всегда были в моей жизни. Элла, ты выйдешь за меня? Я понимаю, первый брак был не самым удачным, но я торжественно клянусь не повторять его ошибок. И сделаю все, чтобы ни одна из вас ни о чем не пожалела.
        - Я… - несколько растерялась Элла при виде элегантного кольца.
        - Мам, ну ты чего? - задергала ее Златка. - Где мы втолого такого папку найдем? Ты ведь будешь моим папой, дя?
        - Если мама согласится, конечно, - не сводя глаз с Эллы, ответил Матвей.
        - А если неть? - требовательно поинтересовалась малышка.
        - А если нет, будем уговаривать, - улыбнулся Рокотов. От его слов перехватило дыхание, а еще почему-то защипало в носу. Чертов аристократ! Опять он заставляет ее плакать.
        Они ждали - ее любимый мужчина и дочь. Стояли и ждали ее решения, буравя сразу двумя выжидательными взглядами. Взглядами, перед которыми было сложно устоять. Тем более, что ей так давно хотелось это сказать:
        - Я тебя люблю… - призналась она и тут же оказалась в крепких надежных объятиях. Горячие губы коснулись виска, а сам блондинистый аристократ со смешком прошептал:
        - Это означает «да»?
        - А куда я от тебя денусь? - рассмеялась Элла и слегка поморщилась от чересчур громко грянувшего «Ура!»
        Эпилог 2. Поднебесный
        - Папа, папа! - рыжеволосая малышка возбужденно теребила высокого блондина за руку. - А мы тоже на таком самолетике полетим? И я увижу облачка? Близко-близко? А потлогать их можно будет?
        Матвей Рокотов только улыбнулся, представив, как его четырехлетняя дочурка потребует выпустить ее из самолета, чтобы потрогать облачка. Зная Златку, она вполне на это способна, поэтому подобное лучше пресечь заранее:
        - Нет, солнышко, потрогать ты не сможешь. Только посмотреть. Мы будем на них смотреть через окошко, а то облачка испугаются нас и убегут.
        - Особенно, если до них будет домогаться наш папа, - хмыкнула Элла, поднимая голову от меню и заказывая себе травяной чай с облепихой. Ей было слегка не по себе: боязнь полетов она так и не преодолела. Поэтому сейчас она с чистой совестью сбросила все организационные и воспитательные вопросы на мужа и тихо-мирно пила чай. Благо, со Златкой тот умел управляться виртуозно, иногда даже лучше ее самой. Только вредному аристократу она об этом не скажет никогда, еще зазнается.
        Делая первый глоток божественно-кислого напитка, Элла вспоминала события полугодовой давности. Кто бы тогда мог подумать, что пытающийся ее закадрить попутчик так и останется в ее жизни? В загс он потащил ее практически сразу после нахождения бриллианта, заявив, что не хочет быть левым чуваком в жизни Златы. Возражений не хотели слушать ни так называемый жених, ни дочь, ни даже Верещагин. Одна лишь Лина выслушала ее, не перебивая, а потом призналась: «Знаешь, я со своей свадьбы тоже чуть не сбежала… Не пустили… Гады!». А потом все с тем же невозмутимым видом помогла ей надеть фату.
        Бриллиант, кстати, Матвей с полного одобрения подарил местному музею. И малышка иногда требовала отвести ее «пообщаться с камешком». Чем ей отвечало «Соколиное око» было неизвестно, но возвращалась домой Златка довольная и потом целый день не шкодила.
        А Элла… Пока что она продолжала работать у Лилии Константиновны, вот только очень сильно подозревала, что долго это не продлится, учитывая некоторые обстоятельства. А еще леди Рокотова все чаще задумывалась, можно ли быть абсолютно счастливой? Раньше бы она уверенно ответила отрицательно, но сейчас… Каждый день дарил ей радость и улыбки. Счастье в мелочах - в завтраках с мужем, болтовни дочери о важных для нее вещах, вечерних перепалках, даже в мелких ссорах и активных примирениях. Они так и не научились с Матвеем жить мирно, но нужно ли им это? Главное, вовремя остановиться и поговорить. А все остальное, все неприятности - они пройдут, так еще кольцо Соломона завещало.
        - Через пятнадцать минут начинается посадка, - посмотрел на часы Матвей. - Кажется, нам надо поспешить.
        - Дя! - важно согласилась Златка. - К облачкам!
        Матвей собирался в командировку в Петербург и почти в приказном порядке велел собираться жене и дочери. И если ребенок с радостью подхватил идею, Элла осталась не слишком довольна. В Питер ей хотелось, летать - нет. Но тратить время на поезд еще утомительнее, чем перетерпеть два часа. Так вот она вновь оказалась в самолете, испытывая чувство дежавю. Только в этот раз она оставила за трапом всю свою прошлую жизнь, и, как оказалось, открыла совершенно новую страницу. Там, где в нее верят, ее любят, за нее глотку перегрызут. Это доказывали не просто слова. Это показывали поступки.
        Мотор зашумел, и самолет плавно двинулся вперед. Элла сглотнула подступивший к горлу ком, и почувствовала, как сильные пальцы сжали ее ладонь, даря свое тепло, надежду и уверенность. Повернув голову, она встретилась с встревоженным взглядом мужа и выдавила из себя улыбку. Страх перед полетами еще оставался, но его поддержка была в миллион раз сильнее всех фобий.
        Стоило самолету выровняться, как Матвей подозвал стюардессу и попросил коньяка. Милая дама кивнула и удалилась за напитком, бросив слегка удивленный взгляд на пару.
        - Решил надраться, чтобы меня не успокаивать? - поддела мужа Элла.
        - Нет, решил напоить тебя, - уверенно ответил Матвей. - Нужно было сразу это сделать. Так тебе будет гораздо легче перенести полет.
        Но леди Рокотова его точку зрения не разделяла. Она с улыбкой покачала головой:
        - Я не буду пить. Мне нельзя спиртное.
        - To есть? - оторопел Матвей. - Как это нельзя?
        - Ну вот так это… - скромно опустила глаза девушка. - Совсем нельзя. В ближайшее время точно.
        Матвей замер, стиснув Злату так, что малышка невольно стукнула его ладошкой, намекая, что надо бы ослабить хватку. Но Рокотов был слишком занят, чтобы обращать внимание на протесты дочери. Он глупо хлопал глазами. Затем несмело улыбнулся и полюбопытствовал:
        - А на солененькое тебя случайно не тянет?
        - Есть немного, - призналась Элла, а Рокотов расплылся в блаженной улыбке полного идиота:
        - Да ладно?! Ты серьезно?!
        - А еще мне хочется лимон… Нет, килограмм лимонов, - поправилась Элла.
        - Сейчас попробуем найти, - засуетился Матвей. - А ты точно хочешь съесть лимон?
        - Я - нет, - мило улыбнулась девушка. - Ты - да. Чтоб так не скалился.
        - Ну вот что ты начинаешь, я вообще… Да блин… Да серьезно… Элла, это правда? - вдруг как-то растерянно и по-детски захлопал глазами Рокотов. Девушка кивнула, пытаясь безуспешно подавить хохот. Даже Златка оторвалась от своих облачков и недоуменно посмотрела на странных взрослых:
        - Мам, пап, а что случилось?
        - Лапуль, а ты кого хочешь - братика или сестренку? - все еще никак не мог прийти в себя от шока Матвей.
        - Всех. А еще пони, - важно заявила Злата. - Крылатого.
        - Солнышко, пегасов не бывает, - мимолетно пояснил Рокотов и снова обратился к жене. - Слушай, а кто у нас будет? А какой срок? А…. Черт, не надо было лететь, это может быть опасно.
        - Не суетись! - прижала палец к его губам Элла, пытаясь остановить этот бессвязный поток заботы. - Все хорошо.
        - Я люблю тебя, - признался Матвей, целуя кончики ее пальцев и пытаясь осознать, что совсем скоро у него будет еще один ребенок (а Злату он практически с самого начала считал своей). Это же… Круто! Потрясающе! Невероятно!
        - Я тебя тоже, - отозвалась жена и, строго сдвинув брови, мстительно добавила. - Но лимон ты все-таки сожрешь!
        Рокотов был согласен и на килограмм! Потому что счастливее его в этот момент никого и быть не могло. Вот кто бы мог подумать, он решил найти семейное сокровище, а приобрел что-то гораздо большее - семью, любимых людей. И это дороже всяких кладов!
        Конец

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к