Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Тени и души Николай Владимирович Волков
        Плетение #6
        В третьей, заключительной части книги скрывается множество ответов. Кому помогал Ящер? Что будет с Арианной и Роаном? Какое будущее ждет мир? Все это, и многое другое, скрыто именно здесь…
        Николай Волков
        Тени и души
        Глава 1
        - Гром, я отдам ребятам твой старый «дикобраз»?
        - Нет.
        - Но ведь уже появилась новая модель. Более скорострельная.
        - А я привык к этой. В крайнем случае - отдам Арсину.
        Арсин оторвался от книги, которую на день рождения ему подарила Ильта, и сказал:
        - И куда я с ним пойду? В школу с оружием не пускают, на улице с ребятами не постреляешь, мигом приезжают ваши, поскольку люди жаловаться начинают, а за город мы не выбираемся…
        Гром потрепал сына по шевелюре, заметно отросшей за последнее время, и тихонько шепнул на ухо:
        - Твоя мама хотела открыть у нас на улице тир, чтобы самой практиковаться. Туда и будешь ходить. Я ей именно поэтому не даю старое оружие раздавать - надо же будет чем-то в тире пользоваться.
        Честно говоря, за последние полгода, открытие тира начало становиться насущной необходимостью. В последние два месяца определенная категория людей словно сошла с ума, и стремилась перебраться в их район. Началось все с того, что один из подчиненных Грома выразил желание переехать, и Шелти, по доброте душевной, а заодно потому, что супруга этого подчиненного хорошо относилась к Арсину и была не прочь присмотреть за ним в любое время дня и ночи, посоветовала им дом по соседству.
        Уже через месяц, весь отряд быстрого реагирования перебрался в тот же район города, исключив, таким образом, его из зоны влияния криминальных элементов, которые не рисковали что-то здесь проворачивать, рискуя нарваться на пулю.
        Однако соседство с кучей вооруженных людей не понравилось обычным горожанам, и дома по округе стали резко продаваться, причем покупали их исключительно наемники и прочий люд, сделавший своей жизнью опасные виды работы.
        Исключение составляли, разве что, пожилые владельцы магазинов и ресторанов, которые, уловив тенденцию, мигом переоборудовали свои заведения, и в районе стало возможным спокойно купить любое оружие и боеприпасы в любое время дня и ночи, а также побеседовать с клиентом в специальном кабинете ресторана, где вы были, не только гарантированно защищены от прослушки, но и вкусно накормлены.
        Также в районе стали процветать заведения предлагающие «быструю еду», которую можно было взять с собой, и магазины специального снаряжения, в которых можно было найти все, от альпинистских крючьев и троса способного невероятную нагрузку, до экзоскелетной брони усиливавшей физические параметры человека и защищавшей даже от прямого попадания из «болотной змеи» с трех аннов, которая, официально, находилась еще только в стадии разработки.
        Единственное, чего действительно не хватало в изменившем свой облик районе, это действительно стрелковый полигон, который Шелти, со свойственной ей прямотой, и хотела организовать.
        К сожалению, после поимки и ликвидации Ящера, городские власти стали более жестко относиться к стрельбе в столице, и никак не хотели давать разрешения на организацию такого заведения. Совет был не в силах помочь, поскольку вопрос находился в ведомстве мэрии, и не затрагивал интересов мира, и тем, кто хотел в свободное от работы время поупражняться в стрельбе приходилось либо торчать на работе в ОКОПе, где такой полигон имелся, либо нестись в Далахас, в котором, в свое время, были организованы несколько подобных заведений. Однако второй вариант был накладным, из-за того, что приходилось пользоваться услугами транспортников, а в первом варианте был один, но колоссальный, минус - могло поймать начальство и заставить заниматься какой-нибудь чушью, вроде отлова группы домушников, стрелять по которым, было запрещено.
        - Пап, так это когда еще будет… Разрешения все еще нет, и когда мама его получит - неизвестно.
        Гром усмехнулся.
        - Скоро у мэра день рождения, и мы, по договоренности с Диггами, скупили весь бизнес по добыче моллюсков, которых он очень любит. Если он захочет полакомиться любимым блюдом, то ему придется пойти на уступки в отношении нашего района.
        - А мы - это кто?
        - Все наемники, которые здесь живут. Вторую половину оплачивали Дигги. Им намного удобнее, когда моллюски попадают к Боунсу на кухню не через несколько пратов, а через десять саймов. Так что - потерпи еще немного.
        Сын понятливо кивнул и снова уткнулся в книгу, а Гром отошел к своему любимому креслу-качалке, которое сконструировал сам, чтобы оно могло выдерживать его вес без всякой магии, и, с удовольствием, погрузился в него.
        Откровенно говоря, за год прошедший со смерти Ящера, случилось довольно многое, что, впрочем, не приблизило его ни на шаг к пониманию того, что же именно тот так усиленно стремился сделать.
        Роан продолжал ухаживать за Арианной все свободное время, и даже выполнял данное ей обещание руководить всем из кабинета, не выбираясь на полевую работу, хотя и было видно, насколько ему это не нравится.
        Бизнес сестер Крэйт по производству и продаже шоколада процветал, и они уже в шесть раз расширили территорию плантации, по сравнению с тем размером, с которым Ильта начинала работать, за счет чего цена на модное лакомство действительно серьезно упала, и оно стало доступным даже не слишком обеспеченным гражданам.
        Размышления Грома были прерваны визгом резины остановившейся перед его домом машины, и он поднялся, чтобы открыть дверь.
        - Это Тимур? - поинтересовался Арсин.
        - А кто же еще… Только он так ездит, что каждый месяц покрышки менять приходится.
        - Я скажу маме.
        Отец кивнул, и открыл дверь, чтобы впустить гостя, уже заносящего кулак, чтобы постучать.
        - Привет. Ты по делу, или просто в гости? У нас сегодня выходной.
        Тимур оглядел прихожую, и тихо произнес:
        - По делу… Но не по работе. Я все-таки сломал защиту на том кристалле. Честно говоря, впервые столкнулся с тем, что в этом мире есть лишь одна точка входа в хранилище, и она была защищена так, как у вас даже Совет свои архивы не защищает. Что-то жуткое, намешанное не только на психоматрице, но и на ДНК, вкупе с закрывающим все кодом, который должен передаваться ментально. Так много времени заняло раздобыть именно ДНК.
        Гром повернулся к спускающейся по лестнице Шелти, и произнес:
        - Милая, я пройдусь с Тимуром? У меня тут родилась мысль как тебе помочь с тиром, но нужна будет его помощь.
        Шелти прищурилась.
        - Об этом вы можете и в доме поговорить.
        - У нас дом сейчас от прослушки не защищен. Ты забыла за этот месяц заплатить в поддержку плетений. Так что мы в ресторан напротив. Поговорим и вернусь.
        Шелти нахмурилась, вспоминая, когда именно ее супруг был настолько скрытным, но, ничего не сказав, кивнула и пошла дальше в мастерскую, в которой она доводила до ума что-то из личного снаряжения.
        Когда они вышли из дома, Тимур весело поинтересовался:
        - Что там за ерунда с тиром?
        - Мэр разрешения не дает на организацию стрелкового полигона в городе и пригородной черте. А наемникам в районе, да и мне с ребятами позарез тир нужен. Поможешь?
        Тимур покачал головой.
        - Тут если только нарыть на него что-нибудь из компромата смогу. Тебе это требуется?
        - Это тоже пригодится, но мы уже начали другое проворачивать. Скупили всю добычу его любимых моллюсков. Они только в одном месте в мире добываются, и у него ни один день рождения без них не обходится.
        Хакер усмехнулся.
        - Могу устроить так, что весь мир будет обсуждать дефицит любимых моллюсков, и цены на них взлетят так, что ему город по частям придется распродавать, чтобы их получить. А вообще - поговори с Диггами. Он каждый год, насколько мне известно, Боунса готовить зовет, и платит за это солидно. Пусть Боунс в этом году откажется, да еще и моллюсков не будет… И тут ты, весь в белом, появляешься и говоришь, что можешь все уладить…
        - Заманчивая картинка. Ладно, погоди, сейчас в ресторан зайдем, там и поговорим.
        Пройдя в кабинет, и заплатив за его использование, они устроились за столом, на который были немедленно поданы заказанные ими при входе напитки, и разговор продолжился.
        - Рассказывай, что там на кристалле.
        - Понятия не имею.
        Гром покачал головой.
        - Тимур, я тебя достаточно хорошо знаю, чтобы поверить в то, что ты не сунул свой нос, и не посмотрел, прежде чем лететь ко мне с новостями. Ты обязательно посмотрел.
        Парень помялся.
        - Там только портрет.
        - Чей?
        - В том то и дело, что не знаю. Запустил поиск по соответствию психоматрицам в инфосети, но либо он с тех времен, когда инфосетью еще не пользовались, либо этой женщины нет среди психоматриц.
        - Женщина, значит. Показать сможешь?
        Тимур извлек из сумки ноутбук, и, раскрыв его, продемонстрировал Грому изображение.
        - Вот. И если ты знаешь эту блондинку, то я попрошу с ней познакомить.
        Гром вопросительно приподнял бровь.
        - Ты с Лайтой поссорился? Тебя, вроде, с ней постоянно видят.
        - С Лайтой все нормально, я не ссорился. Просто с ней я придерживаюсь политики, что не стоит заводить близких отношений с кем-то из близкого окружения Ильты. С самой Ильтой - тоже, кстати, не стоит, памятуя о том, что из-за нее я влип в такие неприятности, которые далеко не каждому программисту придутся по нраву.
        - Зря. Лайта и Ильта - эта два полярных человека. Девочка не влипает в неприятности, зато прекрасно умеет из них вытаскивать. Да и молоденькая, симпатичная… Кофе тоже любит…
        Тимур рассерженно закрыл крышку ноутбука.
        - Не знал, что сводничество входит в твои привычки.
        - Не входит. Ладно, давай сюда кристалл…
        Тимур зло усмехнулся.
        - Бери, все равно он бесполезный.
        - В смысле?
        - В смысле - с защитой.
        - Ты же ее взломал?
        Программист покачал головой.
        - Взломать-то я ее взломал, но снять мне ее не удалось. Каждый раз, как кто-то хочет открыть информацию и посмотреть на портрет, он должен использовать все по новой. Я, поэтому, и скопировал себе изображение, чтобы до него можно было добраться, не ища хотя бы волосок от Ящера. Не волнуйся, скину вечером тебе на вокслер.
        Гром прищурился.
        - Ты хотел сказать на деинг?
        - Что я хотел сказать, то и сказал. Считаешь, что только ты нашел способ сбрасывать информацию на непредусмотренные для этого устройства? Я тоже не просто так свой хлеб ем, между прочим. И да, я знаю кто ты такой. И нет, я никому не сказал, и не скажу.
        Сердце Грома замерло, после чего осторожно принялось за привычную работу.
        - Откуда?
        - В сети выложили один из немногих оставшихся портретов Вейрона Мрачного Рейдера. Ну не мог же я не посмотреть на столь знаменитого дядьку, а когда посмотрел - понял, рядом с кем весь год уже работаю. То, сколько тебе должно быть лет - меня не смутило, в этом мире возраст - вообще понятие условное. Там, где портрет выложили - я все подчистил, и портрет убрал, но есть шанс, что хозяин вновь его выложит, поэтому я тебе переслал информацию у кого он нашелся. Дальше - делай сам, что хочешь…
        Гром долго смотрел на убирающего свой ноутбук программиста, после чего сказал:
        - Я редко кому это говорю, но тебе скажу. Если тебе потребуется хоть что-то от меня, притом неважно, будут ли это действия или информация - проси, и никогда не получишь отказа.
        Тимур вернул взгляд, которым его удостоил Гром, и тихо сказал:
        - Теоретического опыта в магии у тебя больше, чем у кого бы то ни было из живущих. Когда ты бежал за своими вещами в хранилище - ты вырубил всю защиту этажа. Объясни мне, как именно ты это сделал, и на чем это основывалось.

* * *
        Когда начался концерт, Роан неторопливо просматривал информацию сброшенную Илимом, и составлял указания по ближайшим действиям, но Арианна, сидящая рядом, небрежным жестом заглушила его деинг, и напомнила:
        - Мы, вообще-то, пришли послушать певца, а не заниматься делами. Будь добр, отложи все до конца выступления. Илим не маленький мальчик, и с тобой работает достаточно давно, чтобы понимать, что именно ты ему скажешь делать.
        Следователь смутился.
        - Извини, просто привычка. Тебе нравится концерт и вино?
        - Вполне.
        Арианна пригубила жемчужное вино, и с удовольствием откинулась в кресле.
        - Знаешь, Роан, Совет начинает задаваться вопросом, по поводу нового миллиардера, который возник буквально из ниоткуда, и стал решать все финансовые вопросы ОКОПа. Ты ничего не знаешь об этом?
        Нойрам оправил рукава своего пошитого на заказ костюма, провел рукой по запонкам с редкими иммурскими камнями, и ответил:
        - Не понимаю, с какой стороны это должно было заинтересовать Совет. В этом нет никакого преступления, и расследовать тут нечего. Все честно и законно, идет обеспечение организации полезной обществу.
        Дебаф хватило одного взгляда на дорогого ей человека, чтобы не просто убедиться, что он полностью в курсе ситуации, но и прекрасно понимает, что именно вызывает вопросы со стороны Совета. Однако, поскольку он не спешил отвечать на незаданный вопрос, ей пришлось уточнить.
        - Совету не нравится, что он утрачивает влияние на ОКОП. отказ от финансирования - первый симптом того, что происходит потеря этого влияния. Может, расскажешь мне, что происходит? Твои дорогие костюмы, новые запонки, новая машина…
        - Машина, между прочим, служебная.
        - И с каких пор ОКОП использует в качестве служебных машин «Каньонных Псов» в максимальной комплектации?
        - Примерно с тех пор, как договорились о поставке в каждое отделение трех таких машин, для важных визитов. Риа, пойми, тут нет ничего противозаконного. Все, что мы получаем, идет на благо ОКОПа. Да и не так уж много у нас всего прибавилось. Новое табельное оружие, новая защита для оперативников…
        - Новые вокслеры всему составу во всех отделениях, новые деинги, как ручные, так и стационарные, максимально возможной мощности. Новые силовые наручники, и, несмотря на отсутствие финансирования со стороны Совета, повышение заработной платы всем сотрудникам, вплоть до уборщиков. Для организации, действующей по всему миру и имеющей отделения во всех населенных пунктах, это просто астрономическая сумма. Даже с учетом того, что все старое было продано, и это компенсировало примерно три восьмых стоимости нового, это все равно остается слишком большой суммой, чтобы кто-то один мог себе это позволить. А с учетом того, что первым панику поднял Тейлон, который считается самым богатым человеком в мире, становится ясно, что деньги пришли вовсе не от него. Он мог бы предоставить такую сумму, но это сильно бы по нему ударило. Роан, вопрос стоит очень серьезно. Откуда деньги?
        Следователь посмотрел на нее, и тихо ответил:
        - Дорогая, ты мне веришь?
        - Да.
        - Это деньги не от криминала, и получены они совершенно законным путем. В ближайшее время, в ОКОПе планируется смена руководства, и Совет будет поставлен перед тем фактом, что они полностью утратили влияние на ОКОП. Главы всех региональных представительств будут выбирать нового руководителя организации из собственного числа. ОКОП перейдет на самоуправление, и станет структурой олицетворяющей закон, неподконтрольной Совету или кому-либо еще.
        - Всевидящее Око, зачем?!?
        - Ты не хуже меня помнишь, что Шеон руководил криминальным миром, но никто не мог что-то с этим сделать, и, по здравому размышлению, напрашивается только один вывод
        - из-за подконтрольности Совету, в состав которого он входил. Любая попытка доказать что-либо в отношении Шеона была обречена на провал из-за того, что следовала серия приказов, к примеру, заняться другим делом, и все в том же духе. Именно из-за этого и нужна структура, которая будет олицетворять закон равный для всех, вне зависимости от того, будет ли это бедный студент или Высший маг из Совета. Ты, как Логик, способна оценить такой подход к вопросу. Скажи, он верен или нет?
        Возникло долгое молчание, в течение которого Арианна несколько раз прикладывалась к бокалу.
        - С точки зрения Логика, цепь рассуждений абсолютно верна и последовательность действий оправдана. С точки зрения члена Совета - я в ужасе.
        - А с точки зрения Целителя, услугами центра которого теперь будут пользоваться на коммерческой основе, и бизнесмена, на чьей территории постепенно будут выкупаться тюрьмы? Это затронет не только ОКОП, но и всю уголовно-финансовую сферу. Все юристы, которые занимаются уголовными или финансовыми делами со стороны обвинения
        - перейдут на работу в ОКОП.
        - А адвокаты?
        - Останутся в частном секторе. Если обвиняемый не сможет позволить себе даже самого дешевого адвоката, и не захочет защищать себя сам, то адвокат ему будет предоставлен.
        - На какие средства?
        Нойрам вздохнул.
        - На те же средства, на которые ОКОП начал переходить сейчас. Вы упустили из виду, что в рядах ОКОПа числится почти миллиард человек. По договоренности между главами регионов, из всех заработных плат сотрудников была удержана, казалось бы, незначительная сумма в сто далнов. Суммарно это дало почти сто миллиардов, которые, услугами биржи и Тимура, утроились за один месяц. В таком режиме мы существуем уже четвертый месяц, и результат - все, что ты перечислила. Мы стали лучше снаряжены, и не только. Мы стали больше зарабатывать, и мы перешли на совершенно иное восприятие. Можешь передать Совету благодарность, за наше объединение, так как оно показало нам, что мы должны существовать, не завися от кого-либо.
        Арианна долго смотрела на него, прежде чем смогла вымолвить:
        - Я… Поражена. Это настолько неожиданно, что большего я не могу сказать, пока все не обдумаю. Пока - могу сказать только одно - вы столкнетесь со множеством проблем на этом пути.
        Роан серьезно кивнул.
        - Мы знаем. Ты расскажешь об этом Совету?
        - Нет. Хочу посмотреть на их лица, когда они поймут, что они породили. Пойдем отсюда. Что-то мне расхотелось слушать пение, да и сфальшивил он уже пару раз… Честно говоря, я большего от него ожидала.
        Она поднялась с места, и направилась на выход. У самой двери она остановилась, и, обернувшись через плечо, поинтересовалась:
        - Когда там ваши выборы?
        - В первых числах следующего месяца.
        - Значит, через неделю, максимум полторы. Шустро вы управились. Обычно такое занимает пару веков.
        Роан вздохнул.
        - Мы взяли весь опыт наших предков, и свели воедино лучшие идеи. Самым сложным было все утрясти так, чтобы оно не противоречило само себе. Ты не проголодалась?
        - А еще откровения предвидятся?
        - Парочку найду.
        - Тогда мне нужно что-то покрепче этого вина, и хороший кусок мяса, средней прожарки. Впрочем, дома есть и то, и другое, а возня на кухне, как поведала мне в свое время Ольга - успокаивает.

* * *
        Впервые, за долгое время, Илим наслаждался заслуженным выходным в гордом одиночестве.
        Основной причиной, в общем-то, являлся отъезд его избранницы на импровизированный благотворительный вечер, о котором она узнала в последний момент, и не смогла добыть еще одно приглашение.
        Не став размениваться на то, чтобы приготовить себе ужин, он заказал еду в своем любимом ресторанчике, открыл бутылку далахасской «Крови», и с комфортом устроился на диване, где его, давным-давно, дожидалась недочитанная книга по старинным магическим расчетам, которые были на порядок интереснее и сложнее, чем все то, что преподавалось в Университете.
        Однако, в последний момент, его внимание привлек небольшой белый прямоугольник, от которого отходили два шнурка.
        Этот предмет уже неоднократно попадался ему на глаза в руках Тимура, который, видимо, забыл его при утреннем визите за разрешением на исследование останков Ящера.
        С интересом покрутив устройство в руках, он, копируя действия программиста, сунул наушники в уши, и нажал на кнопку воспроизведения.
        Тихая и спокойная мелодия увлекла его, но услышав язык отличный от того, на котором говорил Тимур, он захотел полностью оценить мастерство исполнителя другого мира, сначала прослушав песню, а потом, воспользовавшись плетением позволяющим понимать любую речь, запустил ее заново.
        Слышу твоё сердце,
        Бьющееся в безумном темпе.
        Ещё даже нет семи,
        А ты уже чувствуешь, как боль завладевает тобой…
        Ты не можешь не встретить их,
        Поэтому поторопись,
        Иначе опоздаешь,
        И они возьмут тебя под свой контроль.
        Твои глаза выдают боль - залечи её…
        Слова, быстро сменяя друг друга, столпились у тебя в голове.
        Так,
        Спи же, сладкая, позволь снам наводнить твоё сознание
        Волнами нежного пламени, дающего защиту.
        Спи, милая, позволь своим чувствам нахлынуть
        И унести тебя в следующее утро…
        Ты стараешься изо всех сил,
        Ты пытаешься забыть это
        И, кажется, делаешь это легкомысленно.
        Рука в твоей руке,
        Тень над тобой…
        По твоему лицу видно, что ты в поисках души,
        Это не имеет значения, пока ты не услышишь,
        Пока не позволишь им идти за собой.
        Тебе просто надо исцелиться,
        Говоря сладкую ложь,
        Иди вперёд, не оглядываясь…
        Так,
        Спи же, сладкая, позволь снам наводнить твоё сознание
        Волнами нежного пламени, дающего защиту.
        Спи, милая, позволь своим чувствам нахлынуть
        И унести тебя в следующее утро…
        День за днём,
        Путающиеся видения в твоей голове,
        Переменчивые, порочные…
        В снах
        Твои мысли путаются
        Со сменяющими друг друга видениями,
        Переменчивыми, порочными.
        Спи же, сладкая, позволь снам наводнить твоё сознание
        Волнами нежного пламени, дающего защиту.
        Спи, милая, позволь своим чувствам нахлынуть
        И унести тебя в следующее утро…
        Потрясенный до глубины души открывающимся ему переводом, который рождал вместе с музыкой поток ощущений, образов и чувств, он отложил книгу, и, сидя с бокалом вина в руке, из которого не сделал ни единого глотка, хмелел от слов песен, слушая подряд всех исполнителей.
        Лишь на следующее утро, опомнившись, он выключил устройство, поставил занемевшей рукой бокал, и впервые за все годы службы ухитрился опоздать на работу на целых пятнадцать саймов.
        Невероятно удивленный его опозданием Роан поприветствовал его, и поинтересовался:
        - Что-то случилось, Илим?
        В ответ на это, аналитик, не говоря ни слова, набросил на начальника плетение позволяющее понимать другие языки, и скороговоркой произнес:
        - Они называются «Поэты Осени». Патрон, вы обязаны это услышать. Это просто невероятно. Все наши исполнители - дети по сравнению с ними.
        Он нажал на кнопку воспроизведения, и принялся наблюдать за постепенно меняющимся лицом шефа. Когда песня подошла к концу, тот подал сигнал остановить воспроизведение.
        - Это та штука, которую я постоянно вижу у Тимура?
        - Да. У него там много, очень много песен.
        Нойрам протянул руку, забирая у подчиненного плеер.
        - Нам надо работать. Я передам это Тимуру.
        - Но…
        Илим, казалось, готов был зарыдать, но все-таки взял себя в руки.
        Роан, посмотрев на него, сочувствующе положил руку на его плечо.
        - Паршиво, встречаться с певицей, а потом понять после нескольких песен, что она ровным счетом ничего не стоит по сравнению с неизвестными тебе людьми, которые способны тронуть саму душу горсткой слов. Только вспомни, что ты мне сам говорил, Илим, что встречаешься ты с ней не из-за того, как она поет.
        Обмотав наушники вокруг плеера, Роан положил устройство в ящик стола, и задумчиво добавил:
        - Хотя, теперь - я просто не понимаю, как он мог покинуть мир полный таких песен.
        Глава 2
        Расстроенный Нойрам вошел в кабинет Тимура, и уставился на кислую физиономию младшего коллеги.
        - Ты то чем не доволен?
        - Плеер свой где-то потерял.
        - Плеер, это штука при помощи которой ты музыку слушаешь? У меня в кабинете, в столе лежит. Илим нашел и притащил, зайдешь - отдам. У меня проблема посерьезней. Только что сообщили о еще одном «бездушном».
        Нервы Тимура не выдержали.
        - Это же черт знает что! - взорвался он - Уже двадцать семь человек, которых не связывает совершенно ничего! Кто на этот раз?
        - Мэр Галлаиса. Так что теперь дело принимает еще и политическую окраску.
        - Только этого не хватало…
        Тимур схватился за голову.
        - Роан, я просто не понимаю, как так может быть. Невозможно устроить почти три десятка похищений, не оставив следов. Лишено смысла похищать столько народу никак не связанного между собой. Это не психопат, а…
        Тимур замер.
        Нойрам, боясь спугнуть посетившую коллегу мысль, тихо сел напротив.
        - Что?
        Пальцы Тимура стали лихорадочно бегать по ноутбуку.
        - Это не маньяк и не психопат. Периодика не подходит.
        - Что ты имеешь в виду?
        - У маньяков время между активностью должно сокращаться. Здесь этого нет.
        Следователь усмехнулся.
        - Значит, можем смело исключить меньше процента населения мира. Еще откровения будут?
        Частый стук клавиатуры был довольно долгим, но когда он закончился:
        - Только одно, что мы пропустили. Их всех похищали в строго определенное время.
        Роан отрицательно покачал головой.
        - Я это уже проверял. Даже часовые пояса сравнивал. Время не одинаковое.
        - Смотря с какой стороны посмотреть - загадочно усмехнулся Тимур.
        Заинтригованный Роан придвинулся поближе.
        - Порази меня.
        - Обычные мотивы здесь не подходят. А мы, имея ежедневно дело с чем-то, с чем постоянно сталкиваемся, это проглядели. Что такое душа?
        - Энергия, - ответил сбитый с толку Роан - это все знают.
        - К черту энергию. Что делает душу настолько уникальной энергией, что мы придумали для нее отдельное слово?
        - Понятия не имею, - честно признал следователь - и в этом вопросе я тебе не помогу. А почему тебя это вдруг заинтересовало?
        - У меня есть одна мыслишка, но, прежде чем я ее проверю, озвучивать не буду. Кто мне сможет дать информацию по этому вопросу? В инфосети толком ничего нет, а информационного мусора - горы.
        - Высшие маги могут… Скорее всего. Ну, может в Университете что найдется. В их библиотеке потеряться можно, так что вполне возможно, что что-то и найдешь. Или у частных коллекционеров, которые старинные фолианты собирают.
        Тимур поморщился.
        - Слишком большой разброс. А концентрированно ни у кого нет?
        - Было. У демонов, пока они не ушли. Они были единственными мастерами в этой области.
        - А демонологи у вас водятся?
        - Кто?
        - Ну… Маги, изучающие демонов. Способные их вызывать, подчинять своей воле и заставлять выполнять желания…
        Нойрам расхохотался.
        - Всевидящее Око, какой же детский взгляд на жизнь. Где ты такого набрался, парень?
        - Скажем так, в сказках нашего мира.
        Роан покачал головой.
        - Вызвать демона может любой, достаточно сильный маг. Что касается подчинения воли
        - желающих поэкспериментировать особо никогда и не было. Во-первых, демоны и сами волей обладали, и при такой попытке могли запросто голову оторвать, сочтя это нападением на себя. Кстати, по факту, оно так и считалось. Впрочем, даже если тебе везло, и твоя воля была достаточно велика, чтобы вступить в конфронтацию с демоном, то на поединке воли они просто уничтожали твою, и ты становился похожим на овощ. Все твои устремления и амбиции можно было смело спускать в канализацию. Ну, и, наконец, если по какому-то, совершенно невероятному, стечению обстоятельств, ты выигрывал поединок воли, и начинал доминировать над демоном, хотя таких случаев у нас и не было, то, согласно штатной инструкции Службы, которой уже довольно много веков, тебя предстояло уничтожить не считаясь со средствами любому работнику Службы.
        - Почему?
        - Да потому, что человек выигравший у демона поединок воли, мало того, что получал полностью подконтрольного демона, мало того, что мог выиграть в таком же поединке у любого человека, так еще и становился причиной врйны между людьми и демонами. Его либо уничтожали, либо передавали на суд в демоническое пространство. Уничтожить - было милосердней.
        - А насчет желаний?
        - Вот тут частично правда. Демону можно было поставить такой призыв, что он оказывался в ловушке. Конечно, это было противозаконно, но все-таки иногда применялось, и тогда с демоном начиналась торговля. Теоретически, при хорошем раскладе, можно было выторговать исполнение желания.
        - А при плохом?
        - А при плохом, ты притягивал к себе ближайшего демона, и им мог оказаться кто-нибудь из Совета Лордов-Демонов. Тогда он, мало того, что твою ловушку в клочки рвал, так еще и по праву подвергшегося атаке твою душу забирал.
        - Странные у вас какие-то демоны были…
        - Да нет, - пожал плечами Роан - обычные. Те же люди, только в магии понимающие на порядок больше, чем все остальные, да умеющие забрать душу, и использовать ее как колоссальный источник энергии. Кстати, в старину считалось, что если у тебя получалось забрать душу другого человека, то тебе к ним прямая дорога.
        - Это было правдой?
        - Нет. Для того, чтобы уйти к ним, тебе нужно было быть еще и, как минимум, Высшим универсалом, а помимо этого - хоть раз использовать энергию полученной тобой души для какого-либо магического действа, причем далеко не рядового, а чего-то из разряда высшей магии. Проще говоря, быть не ремесленником, а творцом искусства. Таких людей во все века было мало, да и если ты такое творить начинал, то твой организм начинал меняться. Практически не было шанса завести потомство, например.
        - А что еще?
        Роан махнул рукой.
        - Было больше плюсов, чем минусов. Изменения, которые проходили у всех - полная депигментация волос, снятие ограничения с внутренних установок по силе и ловкости… Менялся метаболизм, и ты получал возможность его контролировать настолько, что мог спокойно дышать даже парами кислоты, не говоря о том, чтобы не получать вреда от ядов… Повышалась регенерация, и, конечно, забирать души становилось не актом высшей магии, а чем-то наподобие врожденной способности.
        - И все это в обмен на возможность завести детей? Как-то странно…
        - Почему?
        - Несбалансированно. Получаешь слишком много, а теряешь слишком мало.
        - Ну почему же… Подумай сам. Твоя жизнь продлевается веками, с каждой поглощенной душой. Но на протяжении веков ты не можешь завести потомство, хотя и знаешь, что шанс на это есть. Есть шанс оставить после себя того, кто будет плоть от плоти, кровь от крови - тобой. Если твоей парой будет демонесса, то у вас может получиться маленький демоненок, который с детства сможет делать то, что ты мог уже в таком возрасте, когда начинал подумывать о покое.
        - А если человек?
        - Сила слабела с каждым поколением, но даже квартерон, то есть на четверть демон, считался все равно сильнее любого Высшего универсала среди людей. А вот его потомки уже не наследовали ни демонических волос, ни такой силы. В следующем поколении человеческая составляющая была сильнее, если только речь шла не о каком-то уникуме, который, потенциально, мог тоже стать демоном. Кстати, с каждым поколением шансы на заведение потомства возрастали. Именно поэтому мы, в свое время, замучались ловить этих проклятых квартеронов, и сдавать их во Врата. Творили они такое, что люди, по сравнению с ними, спокойными овечками казались.
        Тимур удивленно покачал головой.
        - Слушай, а откуда ты все это знаешь?
        - Да в свое время ухитрился довольно плотно свести знакомство с одним профессором археологии, который как раз квартероном был. Он нас консультировал по поводу древних культов. Вот и разговорились как-то с ним… Да ты про него слышал, это приятель Елены Валль, Дэйнир. Хороший был мужик. Себе на уме, конечно, как и все носители демонической крови, но, по крайней мер, с пониманием того, что любая сила нуждается в контроле.
        Программист задумался.
        - Значит, они были единственными специалистами по душам?
        - Лучше них - не разбирался никто. То есть, может когда-то, в древности, и были специалисты, но до нашего времени добрались только они.
        - Значит, мне придется еще и про них узнать все, что только возможно - решил он.
        Нойрам усмехнулся.
        - Ты только про работу не забывай. А то уйдешь на обучение в Университет, и совсем про все забудешь. Ты у нас натура увлекающаяся.
        - А причем здесь Университет?
        - Так большая часть того, что тебя интересует, преподается именно там, на историческом факультете.
        - Меня же туда не примут - усмехнулся Тимур.
        - Это еще почему?
        - Я не из этого мира, да и…
        - Захочешь - можешь учиться, никто препятствий чинить не будет. Правда, в твоем случае за обучение придется платить, но для тебя шесть тысяч далнов в год - не такая уж и большая проблема. Кстати, раз уж вспомнили о деньгах, как там с нашими финансами дело обстоит?
        - Нормально, - пожал плечами Тимур - потихоньку прирост идет. Это же не одного дня дело. Вы когда новость запускать планируете?
        - Через неделю.
        - Значит, если повезет, то через неделю я смогу значительно депозит увеличить.
        - Считаешь, что на такой новости многое изменится?
        - Не то слово. Цена на бирже включает в себя все, даже то, что и предположить сложно, а это новость сильная. Очень сильная. Сильнее было бы лишь если бы Совет объявил о своем роспуске. Так что цена на акции сразу начнет меняться, ну а я уж момент не упущу.
        - Надеюсь. Мы сейчас, на этом этапе, очень сильно зависим от тебя. Если все получится, то…
        - То вы будете готовить «колокола Свободы», а в Бостоне снова выкинут в море чай.
        - Что?
        - Да так, вспомнилось, кое-что, из моего мира. Только, чур, памятник мне не ставить, да и перед журналистами не засвечивать. Я и так удивлен, что они до сих пор обо мне не пронюхали.
        - Не бойся, - заверил его Роан - никто не стремится уничтожить твое инкогнито.
        В этот момент наручный деинг следователя подал сигнал, и через мгновение в кабинет ворвался Илим.
        - Патрон…
        - Да?
        - Глава нашего региона скончался от сердечного приступа. Только что обнаружили.
        - Проклятье, как же не вовремя… Теперь придется вводить в курс дел его преемника…
        - Не придется, патрон. Его преемник - вы.

* * *
        Гром сидел перед деингом, и внимательно изучал информацию полученную от Тимура. Молодой программист не только разузнал про то, у кого именно хранится портрет Вейрона, и не только выяснил адрес коллекционера, но и добыл полную планировку здания, информацию обо всех охранных мерах, расписание дня хозяина дома и, вдобавок, снабдил списком его привычек, набросав приблизительный план проникновения командой и в одиночку, с использованием магии и без.
        Работа была проведена солидная, а выдумка Тимура, сводившаяся к немагическому проникновению мимо охранных систем - впечатляла. Откровенно говоря, Гром даже решил взять на вооружение некоторые рекомендованные методы, что бывало нечасто.
        Подошедшая со спины Шелти облокотилась на плечи мужа.
        - И что я перед собой вижу?
        - Перед собой ты видишь наш следующий выходной, на котором мы еще и проверим, насколько Арсин научился всему, что мы ему с тобой дали. Мне свалилась небольшая работка, по старой памяти. Оплата приличная, но нас с тобой ведь это не слишком волнует?
        - А что за цель?
        - Картины. Несколько картин.
        Чуть ранее, Гром связался с одним перекупщиком предметов искусства, и деликатно поинтересовался, не найдется ли у него несколько клиентов на картины из коллекции, и, получив утвердительный ответ, предложил ему оформить все как заказ и прислать информацию об этом на деинг.
        Подстрахованный от любопытства супруги, он чувствовал себя намного уверенней.
        - Значит тубусы, резаки, и мягкие подошвы?
        Шелти улыбнулась.
        - Я соскучилась по такой работе. Быстро, тихо, незаметно, без пальбы и риска продырявить себе шкуру… С тех пор, как мы с тобой в отряде быстрого реагирования, мне стало этого не хватать.
        - Поэтому и согласился. Подумал, что ты будешь не против.
        И был прав.
        Шелти поцеловала супруга.
        - Но ты уверен, что Арсину стоит проверить себя именно здесь?
        - Во-первых, мы его подстрахуем, а во-вторых, смотри…
        Он указал на планировку здания, и на мансарду под самой крышей.
        - Я - слишком тяжелый, чтобы там повиснуть, ты… Ты, конечно, сможешь, но мы уже не дети, чтобы так озорничать. Шли бы вдвоем, пошли бы через окно третьего этажа. А так - пусть покажет на что способен.
        - А на крышу как попадем? Здание не в городской черте, рядом пусто. С крыши на крышу не перескочить.
        - Высота крыши около сотни аннов… А ты, помнится, купила не так давно три пары
«мячиков» нового поколения. Вот и опробуем.

«Мячиками», на жаргоне наемников, издавна называли накладные подошвы, которые позволяли сделать несколько прыжков на большую высоту. Самым слабым местом этих крайне ненадежных устройств, было то, что никто не мог точно предсказать, на какую высоту они тебя поднимут при прыжке, и на сколько подобных прыжков их хватит.
        Поскольку устройство было полезно не только наемникам, но и альпинистам, производитель старался все время усовершенствовать модель, но никто не мог связать воедино все закономерности которые следовало учитывать при их испольовании, и иногда случалось так, что немного похудевший перед заданием наемник, взмывал птицей в небо, вместо того, чтобы как раньше подняться на строго известную высоту.
        В целом, это не составляло бы проблемы, если бы «мячики» по собственной прихоти не вступали во взаимодействие с магическими полями расположенными по округе, и не вели из-за этого себя в совершенно произвольном режиме. Просто иногда учалось такое, что после контакта с полем, к примеру, охранной системы, они совсем
«слетали с катушек», и вознося тебя вверх на несколько сотен аннов, резко превращались в свинцовые гири прикрепленные к ногам.
        - «Мячики»? Ты спятил? Забыл что было в прошлый раз?
        Гром ухмыльнулся.
        В прошлый раз, при их использовании, они гнались за одним чрезмерно шустрым типом, который решил, что сможет безнаказанно убить нескольких сотрудников ОКОПа, и скрыться. Основной его целью было проникновение в архив Кайрабского отделения, чтобы выкрасть информацию, которую держали исключительно в бумажном виде, и всеми мыслимыми и немыслимыми способами запрещали выкладывать в инфосеть.
        Этот гениальный деятель не ожидал, что в момент когда он открыл стрельбу, их отряду поступит вызов, но, поскольку все ребята только что разошлись по домам, а дело было не слишком трудным, Гром не стал передавать вызов отряду, решив прогуляться на пару с супругой.
        Кайраб не зря называли «городом-среди-пустыни», но более известным было название
«город мостов», коих, в этой южной разновидности столицы, действительно было болеечем достаточно. К тому же, на большой части мостов были специально огороженные зоны, которые позволяли моментально перенестись на соседний мост.
        Стоило им двоим начать преследование спохватившегося неудачника, как Гром моментально осознал, что пока тот будет прыгать с моста на мост, и морочить им мозги прячясь за невинными гражданами, им его не взять, и, быстро пошарив по карманам, он убедился в том, что его предусмотрительная супруга вложила в один из них «мячики», которые сразу были нацеплены на ноги. Крикнув жене, чтобы она прыгала и прострелила придурку ноги, он и сам прыгнул с одного моста на другой.
        К сожалению, проклятые «мячики» не были отрегулированы под его габариты и вес, и прыжок вышел довольно хлипкий - аннов на девять вверх и вперед, что было вовсе недостаточно для того, чтобы перебраться., и он полетел вниз, усиленно пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, чтобы остановить падение.
        С Шелти произошло все с точностью до наоборот. Взмыв на несколько сотен аннов, она, конечно, прострелила ноги недоумку, но для всех окружающих, при этом, она выглядела сигнальной ракетой, стремящейся покинуть землю как можно быстрее.
        В общем, не вдаваясь в подробности, Грому пришлось вкусить все прелести Нижнего Кайраба, после того, как его чуть не рассекла на куски паутина тросов на которую он и приземлился, порвав их в клочья, и оставив половину города в накрененном состоянии до такой степени, что ремонтные бригады еще две недели вспоминали его не самыми лестными выражениями, а Шелти пришлось вспоминать все свои навыки альпиниста, чтобы спуститься с самой высокой точки города, которой являлся шпиль Кайрабского Университета, за который она едва успела уцепиться метнув старый крюк, с которым никогда не расставалась.
        - Да ладно… Заранее отрегулируем, и все будет нормально.
        - Нет уж. Пойдем на старых, но проверенных, «щупальцах». Эти перчатки, по крайней мере, никогда не подводят.
        - Но, - запротестовал Гром - для этого надо еще добраться до самой стены, чтобы по ней влезть! А «мячики» - один прыжок и ты там.
        - Ничего. Пусть вспоминает все, чему его учили. Да и тебе полезно будет вспомнить, что такое незаметное проникновение.
        Гром мысленно улыбнулся, прекрасно понимая, что нет лучше способа отвлечь свою жену от их цели, чем начать обсуждать с ней варианты проникновения.
        Вечер предстоял долгий.
        Глава 3
        - Риа, я…
        - Вот только не надо мне тут пытаться сказать, что ты не собираешься вступать в должность. Эта должность должна была быть твоей с самого начала, но по какому-то недоразумению ты уперся, и Дейворт определил на это место другого. Кстати, почему ты не захотел тогда?
        Роан вздохнул.
        - Ну, сама посуди, какой из меня руководитель? Я хороший следователь, может даже один из лучших, но как руководитель я…
        Арианна взглядом приказала ему заткнуться и сесть в кресло, что он и сделал.
        - А теперь послушай меня, Роан Нойрам. Ты умеешь отдавать распоряжения. Ты каждый день отдаешь их Илиму, Грому, Шелти… Даже Тимуру, насколько я понимаю, хотя вы с ним в одном статусе. Ты не просто отдаешь распоряжения, ты еще и умело выбираешь ресурсы для достижения цели. Более того, ты можешь просчитать ситуацию с таких сторон, о которых остальные и не подумают. У тебя колоссальный опыт, и ты на собственной шкуре знаешь, с чем могут столкнуться подчиненные.
        - Это все так, но…
        Взгляд Арианны снова прервал поток его речи.
        - И самое главное, ты больше всех остальных в ОКОПе имел дело с Советом, и прекрасно ориентируешься, как минимум, в политической ситуации, и можешь понять то, как события подействуют на нее. Так что ты занимаешь должность. Я все сказала.
        - Но Риа, я не…
        - Если ты не хочешь выставлять себя напоказ, то для этого несколько поздно. Тебя и так уже каждый в лицо знает, а как только общественность поймет, кто задумал очередную реформу ОКОПа, и принялся проводить ее в жизнь, то тут любой несмышленыш будет считать тебя мастером закулисной игры.
        - С чего ты решила, что это я все задумал?
        Арианна присела напротив, взглянула в его глаза, и тихо предложила.
        - Попробуй сказать, глядя мне в глаза, что это не так.
        Роан отвел взгляд.
        - Но это чересчур большая ответственность… И слишком сложная работа.
        Она пожала плечами.
        - Сам виноват.
        - В смысле?
        - Наградой за хорошо выполняемую работу может быть только еще более сложная работа, а ты слишком долго отказывался от всех попыток тебя повысить. А что касается ответственности… Извини, кому ты это говоришь?
        Нойрам прикусил язык, вспоминая, что она не только его пара, но и Высший маг, и Целитель высшего ранга, а в придачу еще и член Совета. Даже по отдельности каждая из должностей подразумевала в разы большую ответственность, чем сваливалась на него сейчас, и он не мог припомнить ни единого случая, когда она бы стала жаловаться на это.
        - Ты права, - вздохнул он - к тому же я единственный, кто разбирается во всех хитросплетениях. Ну а тебе-то какой интерес в том, чтобы именно я занял должность?
        - Как это какой? - возмутилась Арианна - Во-первых, мне хотелось бы, чтобы моя пара занималась тем, для чего больше всего приспособлена, и не зарывала в землю свои таланты. Во-вторых, ты затеял то, что не пытался устроить никто в мире, и мне это интересно с точки зрения логики. К тому же - у меня будет возможность получать информацию из первых рук.
        - А в-третьих?
        - В-третьих…
        Арианна помолчала.
        - В-третьих, в свое время, Ольга Валль рассказала мне, что происходило с Дайрусом, когда он покинул Совет, закончив работу над своим геомантическим плетением. Он был счастлив женой и дочкой, но хорошенько отдохнув после своих трудов, он начал хандрить.
        - Что, прости?
        - Хандрить. Тосковать по работе, по сложностям, по всему тому, что наполняло его жизнь. Это было такой же частью его, как и семья, и он не мог просто так отказаться от этой части. Как результат - она выгнала его из дома.
        - Что?
        - Да-да, вполне натурально выгнала, чтобы он занялся каким-нибудь делом. Как она сказала: Мне был нужен муж, у которого взгляд горит, а душа поет. И я ее понимаю. Поэтому даже не надейся, что я позволю тебе хандрить.
        Нойрам с признательностью посмотрел на нее.
        - И еще одно… Раньше, ты говорил, что всегда будешь рядом со мной. Теперь - я буду рядом. А сейчас, иди отсюда, Роан Нойрам, и прими, наконец, эту проклятую должность. Все равно у меня больше нет свободного времени, да еще и твой коллега официально потребовал уделить ему время. Ты не в курсе, зачем я Тимуру потребовалась?
        Открывшаяся дверь, за которой стоял Тимур, избавила Роана от ответа.
        - У него очень серьезный вопрос. Я вас оставлю. Мне нужно завизировать вступление в должность.
        Он вышел из кабинета, оставив Арианну наедине с Тимуром.
        - Вы его зачаровали? - заинтересованно спросил Тимур - Он ведь всеми доступными средствами старался избегать этой должности, а сейчас чуть ли не в припрыжку побежит.
        Арианна рассмеялась.
        - Никакой магии. В некоторых вопросах, психология может дать куда больший результат. Жаль только, что Ольга начала со мной заниматься, а потом… В общем, мне еще многое хотелось бы узнать и понять.
        - Не вижу особых проблем, - пожал плечами Тимур - я из своего мира прихватил несколько огромного объема хардов, битком набитых литературой самого разного плана, и музыкой. У меня там несколько гигабайт по психологии имеется. Переведу в вид инфосгустка и пришлю. А вот в инфомассив вам уже самой все переделывать придется. Вообще, у меня вечно руки не доходят. Надо было уже давно всю эту библиотеку переделать под местный формат, но…
        Арианна мягко его остановила.
        - Вы пришли сюда поговорить об этом?
        - Нет, извините. Вечно мысли скачут. Мне нужна информация.
        - Какого рода?
        - Что такое душа. Только не говорите, что это энергия, этой банальности я уже наслушался.
        Дебаф покачала головой.
        - Ну и вопросы у вас, Тимур. Интерес абстрактный, или практический?
        - Вообще-то, оба варианта. В смысле мне и самому интересно, но этот вопрос у меня возник из-за дела «бездушных». Если мне подтвердят то, что я думаю, в деле, возможно, будет прорыв, а то уже двадцать семь жертв, и никакого понимания, что происходит.
        Целитель жестом пригласила его занять кресло, а сама отошла к окну.
        - Вы затронули самый интересный вопрос, который, в общем-то, до конца не изучен. Ближе всех к ответам подошли демоны, но до них, и их архивов, сейчас уже не добраться. Рядовой обыватель считает, что душа - это именно та энергия, за счет которой мы живы. В то же время, они все признают, что магическое направление Жизни влияет на все не в меньшей степени. Мало кто задумывается, что это разные материи.
        Она посмотрела на город, который кипел жизнью.
        - На курсах высшей магии нам пытались объяснить, в чем разница, но, боюсь, что из сотни Высших магов эту разницу понимают единицы. Душа это, конечно, энергия, вот только эта энергия еще не до конца сформированная.
        Тимур заинтересованно поерзал в кресле.
        - Извините, что перебиваю, но у нас в мире есть философское понятие материи. Мол все, что можно только себе представить, состоит из единой основы - материи, которой просто придают разную форму. Это в чем-то похоже на то, что хотите сказать мне вы?
        Дебаф кивнула.
        - В чем-то. Вот только если у вас это считают абстрактной материей, то у нас это называют вполне конкретно - энергией. Любой, материальный или не материальный, объект состоит из энергии, которой придали форму. С душой все сложнее. Она представляет собой несформированную энергию, которой форма только начинает придаваться.
        - Как?
        - А вот это вопрос уже не ко мне. Я с душами дело практически не имела, весь мой опыт сводился к паре-тройке раз, и не имею ни малейшего понятия. Впрочем, профессор, который мне преподавал высшую магию все еще работает в Университете, так что можете дать этот вопрос ему, если готовы на пару-тройку лет с головой погрузиться в его рассуждения, в поисках крупиц истины, которые там могут быть.
        - Пары-тройки лет?!?
        - Может и больше. Профессор Таркис очень любит поговорить.
        - Боюсь, что не имею так много времени… У вас и так года длиннее, чем у нас, а наш срок жизни намного меньше, чем ваш.
        Арианна приподняла бровь, и повернулась к Тимуру.
        - И сколько же вы живете?
        - Редко кто проживает больше сотни. Нашей сотни. Где в минуте не сто ортов, как в сайме, а шестьдесят. Где в часе не сотня саймов, как в прате, а те же шестьдесят. И где в сутках не двадцать шесть пратов, а двадцать четыре.
        - С другой стороны, у нас месяцы не по тридцать дней, а по двадцать четыре, - кивнула Арианна - но все равно маловато вы живете. Хотя, вспоминая какой набор болезней у тебя был по прибытию, это не удивительно. Вы совершенно не умеете следить за своим здоровьем. Вредных веществ в организме было столько, что когда мне прислали информацию, я за голову схватилась, и сразу поняла, почему Дайрус первые месяцы от дочери не отходил. Лечил от всего, чего только можно было.
        - А все было настолько плохо? - поинтересовался Тимур.
        - Наш специалист по отравляющим веществам, в вашей персоне нашел десять новых, неизвестных нам отравляющих соединений. Тяжелые металлы тоже были в жутком количестве… Помните, как вас ежедневно рвало?
        Тимур поежился.
        Откровенно говоря, те воспоминания были не самыми лучшими в его жизни. Прикрученный плетением к койке, чтобы не сбежал, он очень долгое время подвергался чистке крови, от чего внутри все кипело, чистке желудка, от чего тот выворачивало наизнанку, и чистке легких, от которой его терзал неимоверный кашель. Все выделения, покидающие его тело, будь то пот, сопли, слезы, рвота, моча или фекалии
        - все собиралось бдительной командой целителей, исследовалось, и на следующий день все шло по кругу - накладывались новые плетения, и он кашлял, закипал, и его тошнило.
        Вся его одежда и обувь подверглись не меньшим обработкам, и он, к своему удивлению, узнал, что в карманах его «косухи» жило, по меньшей мере, десятка два опасных вирусов, а его ботинки с носками целители предложили разложить на атомы, чтобы не мучиться с устранением всего вредоносного в течение долгого времени.
        Тогда ему на помощь пришла Ильта, которая потребовала от них выполнения своего долга, и не уничтожать собственность человека.
        Он подозревал, что таким же обработкам подверглась и его техника, но доказать это не мог, в конце концов она продолжала исправно работать.
        В общем, после месяца таких обработок, он почувствовал себя космонавтом, которого готовили к перелету на другой край галактики, однако после пары дней передышки, вытребовать которую он смог только пригрозив целителям, что сдохнет у них прямо на руках, он, к своему удивлени, почувствовал себя значительно лучше, а еще спустя сутки, ощутил полноценные изменения в своем здоровье.
        - Вижу, что помните. Это еще ничего… Мы тогда не стали вас пугать, просто тихо и незаметно убрали опухоль, которая у вас имелась. Кстати, крайне любопытный образец. Метастазирует с чудовищной скоростью. Мы его до сих пор внимательно изучаем.
        - У меня была опухоль?
        - Была. На тот момент крайне небольшая, в мозгу. В общем, при таком букете вы действительно не могли бы прожить больше сотни ваших лет… А сейчас - проживете, скорее всего, не меньше ста пятидесяти, а то и до двухсот дойдет, особенно, если будете периодически навещать наш центр.
        Глядя в его изумленные глаза, Целительница рассмеялась.
        - Не ожидали? Мы ведь действительно стремились вам помочь, а не пытали вас, стараясь узнать побольше о вашем мире, как вы тогда думали.
        - Откуда вы…
        - Это напрашивалось.
        Тимур с уважением посмотрел на Дебаф.
        - А у вас далеко не простая работа… И, надо сказать, теперь я признателен за все, что ваши люди тогда сделали. Продлить жизнь примерно вдвое - это сильно. Еще бы научиться процесс старения сдерживать…
        - Обращайтесь лет через тридцать, - серьезно сказала Арианна - мы сейчас ведем серьезные исследования по данному вопросу. Пока результатов маловато, но они уже есть, и обнадеживающие.

* * *
        Дейворт не был частым гостем в «Тройне Диггов», и еще ни разу не появлялся в ней после того, как она была восстановлена, поэтому, пересекая порог обновленного заведения, он приостановился, и принялся внимательно изучать все изменения, которые имели место быть.
        Для начала - внутреннее пространство стало намного больше. Почти вдвое увеличенный зал первого этаж был поделен, теперь на две половины, между которыми красовался бар, но не было ни малейшего намека на столики. Лишь у самой стены можно было заметить стулья, на которые танцующая молодежь могла присесть, устав.
        В каждой половине зала была установлена сцена, на которой выступали местные группы, совершенно не мешая друг другу, поскольку все пространство около бара обладало звуковым барьером - Хорму очень не нравилось перекрикивать музыку, и заказы он предпочитал получать в тишине и спокойствии.
        На второй этаж вела широкая лестница, над которой, довольно недвусмысленно, красовалась иллюзия, изображающая столик заставленный едой, и туда поднималось не меньше народу, чем оставалось на первом этаже.
        Устремившись по лестнице, Дейворт пару раз поздоровался с знакомыми бизнесменами, и поднялся на второй этаж, который, как раз, выполнял функции ресторана.
        Судя по всему, территория, отведенная под кухню Боунса, располагалась тоже на двух этажах, но если на первом этаже готовили «быструю еду», которую студенты покупали, даже не заходя в само заведение, то на втором этаже он трудился, создавая свои шедевры, которые были способны оценить не только гурманы, но и рядовые жители.
        В редких случаях, Боунс выходил в зал, и начинал готовить прямо у стола. Обычно это происходило тогда, когда блюду надлежало быть съеденным сразу после приготовления, и для таких случаев, у выхода с кухни парил специальный левитирующий столик, на котором были заранее разложены все необходимые ему инструменты для приготовления пищи.
        Здесь тоже был бар, за стойкой которого Рэй увидел Оллета, спокойно беседующего с какой-то рыженькой студенткой.
        Махнув рукой, он привлек внимание хозяина заведения, и вопросительно приподнял бровь, когда Оллет указал ему на малоприметную дверь, настолько сливающуюся с интерьером, что безо всякой магии создавалось впечатление, что ее здесь просто нет. Дверь слегка приоткрылась, и Дейворт воспользовался этим, чтобы попасть на лестницу, ведущую в обновленный VIP-кабинет.
        Тщательно проверив защитные плетения на кабинете, Дейворт убедился в надежности защиты от прослушивания и наблюдения, разобрался с какими-то доселе незнакомыми ему элементами, и, удивленно покачал головой - фантазия братьев явно не знала предела.
        - И снова ты пришел к нам, Рэй - раздался у него за спиной голос Оллета.
        С улыбкой повернувшись к хозяину, Дейворт подтвердил.
        - Да. Но на этот раз не с пустыми руками.
        Он достал из пространственного кармана керамическую бутылку, щедро покрытую пылью, и протянул ее Диггу.
        - Таласское вино. Знаю, что ты предпочитаешь шестидесятилетнюю выдержку, но эта бутылка из других времен.
        Оллет заинтересованно принял бутылку, и принялся ее рассматривать. Как и любой ценитель, он знал все отличительные детали, на которые стоило обратить внимание, и, углядев одну из них, в изумлении выдохнул:
        - Не может быть… Это же урожай…
        Рэй кивнул.
        - Это урожай, года восхождения на престол Жеруана ар Дика, первого монарха Талласа. В тот год, в Талассе смогло выжить лишь немного винограда, после нашествия насекомых, а вот сам год был весьма удачным для вина. Так что это одна из пяти тысяч бутылок, которые были сделаны специально к королевскому двору. До наших дней дожил, боюсь, только этот экземпляр, который мои ребята обнаружили при раскопках. Кстати, хранилось в идеальных условиях - тогда умели хранить вино правильно. Если хочешь, винную стойку, на которой была эта бутылка, могу передать вашему заведению. В дар.
        Оллет перевел взгляд с бутылки, за которую можно было приобрести если и не всю столицу, то, по крайней мере, ее большую часть, на Дейворта.
        - В чем дело, Рэй? Ты никогда не появлялся здесь с подарками, да еще настолько дорогими. Что именно тебе нужно?
        Дейворт сел в кресло, и, выжидающе посмотрел на собеседника, который, поморщившись, занял место напротив.
        - Мне нужна информация. Возможно помощь. А возможно - дружеский совет. Все зависит от того, что ты захочешь мне дать. У вас в заведении бывает публика самого разного типа, и это очень удобно для поиска.
        - Что ты ищешь?
        - Не «что». «Кого». Мне нужно только одно имя, Оллет. Имя человека, который сначала запугал, а потом полностью подчинил себе весь криминальный мир. Запугал настолько, что они чихнуть боятся без его разрешения.
        - С чего ты решил, что дело именно в этом?
        - Я не дурак, Оллет. Если преступность во всем мире на два месяца падает почти до нулевой отметки - значит, от кого-то сверху пошел очень жесткий приказ, невыполнение которого привело к гибели трех очень авторитетных преступников. К гибели крайне жесткой, показательной. Кроме того, об этом не сообщалось, но, буквально две недели назад, было совершено умопомрачительно дерзкое ограбление предприятия Тейлона, которое снабжало весь мир «шейзарами», и одновременно с этим, все мастера, которые могли бы модифицировать «шейзары» пропадают из виду, а на их счетах появляются совершенно невероятные суммы. У рядовых уличных банд появляются
«шмели», а сами банды, всем составом, отправляются в мировое турне с неучтенными транспортниками, и отследить, куда их переместили, нет никакой возможности. Из виду пропадают все известные наемные убийцы, а специалисты по взломам и проникновению неожиданно вламываются не в дома богатеев, а на склады, в которых не хранилось ничего ценного, лишь консервы долгого хранения, но с учетом того, что это произошло по всему миру, можешь представить масштабы. Думаю, что ты не хуже меня понимаешь, что это значит. Скажи мне, что я не идиот, и что не назревает то, о чем я думаю.
        Неожиданно, стоимость бутылки вина в руке хозяина заведения показалась не такой уж и высокой платой за то, о чем просил его собеседник.
        - Ты не идиот. И это действительно выглядит как подготовка к войне. Войне, которых в нашем мире не было уже очень много лет. Я посмотрю, что можно будет сделать. Возможно, смогу достать имя. А что касается дружеского совета… Что тебе говорит твое чутье?
        - Что на всякий случай надо подготовить все к эвакуации гражданского населения. Если кто-то решится устроить массированную атаку, то жертвы будут исчисляться сотнями тысяч, а возможно и миллионами.
        Дигг кивнул.
        - Так вот, насчет дружеского совета. Следуй своей интуиции. Я не уверен в том, что нужный тебе человек, чье имя ты хочешь узнать, собирается проводить массированную атаку, но та мера предосторожности, которую тебя тянет претворить в жизнь, будет не лишней. Особенно с учетом того, что из реальной боевой силы у нас имеется только ОКОП и наемники, которые, скорее всего, будут куплены тем же человеком, который контролирует преступников.
        - А эскадрильи Пароса?
        Оллет вежливо улыбнулся.
        - Будут уничтожены за первые минуты. Они хороши только на параде красоваться, а реального толку от них нет. Если хочешь хоть что-то еще выставить на поле - найди сирот, вытащи их с самого дна жизни, дай им все, что они захотят, вложи в руки оружие и научи им пользоваться. Так, в свое время, сделал Дайрус, и это сработало на все сто процентов. Но делать это придется быстро. Никто не знает, сколько времени у нас еще есть.
        Дейворт вздохнул, поднялся на ноги, и тихо сказал:
        - Я надеялся, что ты меня успокоишь, мой друг, но ты не из тех, кто будет успокаивать. Ты всегда говоришь мне правду, какой ее видишь, и пусть она и не принесла покоя, но она принесла понимание того, что надо действовать. Еще бы знать, кому, кроме тебя, можно сказать об этом…
        - А в ОКОПе не знают?
        - Нет. Я проводил самостоятельное расследование в личное время.
        Оллет помолчал, обдумывая, и решился:
        - Подожди неделю, и имей дело с тем, кто придет от ОКОПа.
        - Кто-то придет?
        - Да. У них свои заморочки, но если ты хочешь получить их полную поддержку, и хочешь им доверять, то прими их сторону. Сегодня - это самый лучший совет, который я могу тебе дать.
        - А в чем там дело?
        Дигг покачал головой.
        - Извини, это не моя тайна. Просто дождись их.
        Приподняв край защиты, он позволил члену Совета телепортироваться, после чего неспешным шагом прошел к дальней стене кабинета, и, легонько нажав на деревянную панель, открыл дверцу, ведущую в его с братьями личные комнаты.
        Немного задумавшись, он подошел к сейфу в полу, неторопливо открыл его, и извлек на свет шкатулку.
        - Мама, мама… Никогда не думал, что ты окажешься права, и нам с братьями они потребуются…
        В шкатулке лежали три старинных браслета, тускло посверкивая металлом.
        Забрав их, он направился в обратный путь, по пути прихватив подаренную бутылку, и, найдя обоих братьев на первом этаже, спокойно застегнул на их запястьях браслеты.
        - Приходил Рэй. - пояснил он - Носите не снимая.
        Глава 4
        Профессора Таркиса Тимур нашел спящим в его аудитории, после нескольких пратов поисков по всей территории Университета.
        Один из немногих Высших магов, доживших до шестисот сорока двух лет без единой интриги или политической игры, профессор Айлон Таркис был уникумом еще и в том отношении, что был чуть ли не единственным человеком в мире, которого магия интересовала не столько на практике, сколько в виде теории.
        Среди всего остального профессорского состава, он прослыл оригиналом, который никогда не пользуется инфосгустками, и все свои записи и расчеты ведет исключительно на бумаге. Большая часть студентов, занимавшихся у него, боялись профессора больше чем огня, поскольку свою непоколебимую веру в то, что все действительно важное нужно хранить на бумаге, он пытался привить и им, наотрез отказываясь принимать работы в виде инфосгустков, или написанные так, что он не мог их прочесть, и из-за этого огромные свитки по десять, а то и пятнадцать аннов, приходилось переписывать до тех пор, пока у студента не начинал формироваться каллиграфический почерк. Кстати говоря, поскольку чернил в мире было больше не найти, профессор рад был изготавливать их самостоятельно, и продавать втридорога всем, кому они были необходимы.
        Тиму же, этот невысокий профессор мирно дремлющий в своем кресле, показался не грозой студентов, а слегка увеличенной пародией на дядюшку Ау, из древнего мультфильма, с той лишь разницей, что Таркис даже во сне ухитрялся выглядеть простодушным и добрым старичком.
        Тихо подойдя к профессору, Тимур аккуратно тронул его руку, и тихо позвал:
        - Профессор… Профессор Таркис…
        Сладко потянувшись, звезда Университета соизволила открыть свои огромные глаза, подслеповато посмотреть на Тимура, и зашарить по карманам. Спустя сайм поиски увенчались успехом, и он водрузил на нос маленькие очки, увидев которые Джон Леннон бы точно лопнул от зависти.
        - Извините, молодой человек, это вы меня звали?
        - Да, профессор. Меня зовут…
        - Вы не из моих студентов. Кстати, сколько сейчас времени?
        - Половина восьмого, да, я не из ваших студентов, но…
        - Половина восьмого, вы говорите? Это же очень поздно. Мне уже пора домой, иначе я не успею к ужину.
        Тимур почувствовал, что улыбается. Забавный человечек был настолько простым и понятным, в отличие от большей части встреченных им в этом мире людей, что одним фактом своего существования уже вызывал в нем симпатию.
        - Давайте я отвезу вас домой, профессор, а по дороге мы с вами немного побеседуем.
        - Но… Но я не собирался беседовать с вами, когда меня ждет дома ужин.
        - Боюсь, что нам все равно придется побеседовать. Могу вас утешить лишь тем, что буду слушать вас с куда большим интересом, чем все ваши студенты.
        Профессор, который уже начал было телепортацию остановился, и посмотрел на стоящего перед ним молодого человека.
        - Как вы говорите вас зовут?
        Тимур показал Таркису жетон ОКОПа, и ответил:
        - Меня зовут Тимуром.
        - Тимур? Как и…
        - Да.
        - Он был великим человеком, знаете ли… А вы еще и из ОКОПа. Странно, что вы пришли ко мне. Обычно работники правоохранительных органов предпочитают меня не посещать. Впрочем оно и не удивительно. Среди них нет никого, кто интересовался бы высшей магией.
        Тимур вежливо кивал, соглашаясь с каждым словом профессора.
        - Так зачем вы ко мне пожаловали, молодой человек? Если ОКОП прислал ко мне человека по имени Тимур, значит это должно быть чрезвычайно важным.
        - На самом деле, профессор, к вам меня отправила ваша бывшая студентка, Арианна Дебаф. Она сказала, что из всех, людей разве что вы сможете мне помочь.
        Маленький профессор надулся от собственной важности, напомнив Тимуру одного из преподавателей в средней школе, которого тоже всегда можно было подкупить нехитрой лестью.
        - Арианна, конечно… Я ее помню. Вечно серьезная девочка, и единственная на своем курсе кто действительно интересовался магией. Ну, может и не единственная кто интересовался, но единственная, кто хоть что-то понимал. Я даже помню, как она хотела вылечить мои глаза… Милая девочка. Жаль плохо кончила. Вы знаете, говорят, что она пошла в политику…
        - Так и есть, профессор. Она вошла в Совет Высших Магов.
        - Зря. Ей надо было продолжать развивать свои способности. Из нее мог бы получиться отличный конкурент даже Высшим Лордам-Демонам, уж поверьте мне… Так вы говорите, что это она вас прислала?
        - Да. Мне, видите ли, очень нужно получить ответ на один вопрос.
        - И какой же?
        - Что такое душа.
        Профессор Таркис неторопливо снял очки, протер их, и, вернув на место, поинтересовался:
        - Могу я узнать, что побудило вас задать такой вопрос?
        - Личное любопытство, и служебная необходимость.
        - Вы хотите сказать, что в первую очередь это интересно именно вам?
        - Да.
        - В таком случае, молодой человек, вы очень отличаетесь от всех остальных в стенах этого заведения. Скажите, каков ваш потенциал, и каковы те стороны магии с которыми вы работаете?
        Тимур замялся.
        - К сожалению, профессор, я вообще не способен к магии.
        Тот вздохнул.
        - Всевидящее Око, ну что за злая насмешка судьбы… В кои-то века попадается толковый ученик, и тот не способен к магии.
        - Профессор, у меня есть другой талант, и даже не один. Главный - то, что меня интересует теория магии.
        - А другие?
        - Я хорошо умею работать с информацией.
        Таркис заинтересованно посмотрел поверх своих очков.
        - Вы не шутите?
        - Нет.
        - А вы умеете писать?
        - Да, но не на том языке, который принят здесь.
        - Вы умеете заинтриговать, молодой человек. Ну что же… Хорошо, вы можете внести занятия со мной в ваше расписание.
        - Но я не учусь в Университете…
        - Так поступите. Со следующей недели, я, из уважения к вашему вопросу, начну рассказывать именно о душе. А сейчас прошу меня извинить, молодой человек. Моя экономка очень не любит, когда я опаздываю к ужину.
        С этими словами он телепортировался, оставив Тимура в одиночестве.
        - Вот ведь вредный старикашка, - с улыбкой произнес программист - видимо мне, все-таки, придется пойти учиться. Главное, чтобы мы не опоздали, пока я буду получать наше подтверждение.
        Тихо посмеиваясь, он вышел из аудитории, и направился в административное здание, подавать прошение на учебу.

* * *
        Конференц-зал в столичном отделении ОКОПа еще не знал такого наплыва высоких чинов. Со всего мира, в спешном порядке, прибывали главы региональных отделений, чтобы засвидетельствовать вступление в должность Роана Нойрама, и обсудить дальнейшие действия.
        Илим спокойно наблюдал за всей суетой, и делал пометки в воздухе перед собой.
        - Что-то не так? - поинтересовался у него Роан.
        - Просто думаю о том, что нужно еще сделать. Например, нам потребуется сеть постоянных порталов между региональными отделениями. Транспортники будут обходиться дороже. В идеале, нам нужна хотя бы пара магов двенадцатой или четырнадцатой ступени. Если сильнее - будет даже лучше. Самый идеальный случай - Высший универсал. Хотя бы один.
        - Это будет дорого обходиться нам - заметил Нойрам.
        - Дороже нам будет обходиться его отсутствие. Я подготовлю список возможных кандидатов. Патрон, вы уверены, что стоит в это ввязываться?
        Роан вздохнул.
        - Илим, ты задаешь этот вопрос каждую неделю.
        - И каждую неделю я надеюсь, что вы откажетесь от своего безумного замысла. Патрон, вы хоть понимаете, что это почти граничит с изменой?
        - И это тоже ты у меня спрашиваешь еженедельно. Илим, мы не делаем ничего противозаконного, и скажу больше, Арианна нас поддерживает, так что запрета от Совета уже не будет. Впрочем, его и не будет, как только мы объявим о своей финансовой независимости. А что касается измены… Сейчас уже и понятия такого нет.
        - Патрон, эта чистая семантика. Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду.
        - Успокойся, и давай займемся делом.
        Роан прошел на свое место, оставив Илима наблюдать и помогать.
        - Дамы и господа, мы собрались здесь, чтобы решить последние вопросы, связанные с реорганизацией нашей структуры. Однако, для начала, я бы хотел выразить свои соболезнования семье покинувшему нас главе столичного региона, и поприветствовать всем нам известного Роана Нойрама, который отныне будет занимать эту должность. Должен отметить, что Роан является именно тем человеком, который первым поднял вопрос о реорганизации, поэтому я предлагаю передать слово ему. Есть возражения?
        Возражений не имелось, и Нойрам, не вставая со своего места, начал свое обращение.
        - Все мы понимаем, что столкнемся с рядом трудностей, в особенности на первых этапах реорганизации. Самые большие из них, как мне видится, это недовольство Совета и непонимание со стороны обычных граждан того, как мы будем существовать и функционировать. В связи с этим я предлагаю следующее: для Совета необходим единый лидер нашей организации, сильный человек, чья репутация будет на высоте, и кто не будет против заниматься политическими играми с ними. Мы все с вами понимаем, что это работа, скорее политическая, чем розыскная, но делать ее придется. Поскольку мы все с вами тут в равных условиях, я собираюсь вынести этот вопрос на голосование, после того, как мы разберемся с остальными делами.
        - Мне кажется, - произнес глава Надорского региона - что голосование по этому вопросу бессмысленно. Мы все понимаем, что Совет будет вставлять палки в колеса, поскольку не в их принципах менять что-то, что работает. Я до сих пор удивлен, что они решили объединить Службу и полицию. Скорее на голосование следует ставить вопрос о том, кто будет представлять нас перед Советом.
        - Пожалуй, вы правы. Что же, тогда давайте перейдем к нашим гражданам. Для начала, я предлагаю каждому главе региона связаться с кем-нибудь из ваших местных журналистов, и дать интервью, в котором вы обстоятельно расскажете о том, что для них ровным счетом ничего не изменилось. Что они все также могут обращаться к нам по поводу ущемления их прав, фактам грабежей, финансовым аферам, ранениям, убийствам и прочему. Также им надо объяснить, что отныне все судьи, места заключения, и все сопутствующие структуры тоже перейдут в наше ведомство, и мы станем еще эффективней работать, чем после последней реорганизации. Что то, что происходит, просто новый виток в развитии ОКОПа. Мы, с моим помощником, взяли на себя смелость набросать приблизительный текст интервью, с учетом особенностей каждого региона, и речевых оборотов каждого из вас.
        При этих словах все дружно посмотрели на представителя Талласского региона, известного своими нецензурными выступлениями перед журналистами, которые радостно пихали все это в эфир. Несмотря на, подчас, грязнейшую ругань, которой привык общаться данный субъект, о своем регионе он пекся больше, чем кто бы то ни было, и был крайне любим в народе именно из-за своей специфичности.
        - А что я то сразу… - смутился он.
        - С вашим интервью было труднее всего, уважаемый. У меня даже в самом лучшем варианте получалось не слишком похоже, поскольку вы в своей повседневной речи ухитряетесь использовать слова так, что любой человек изучавший биологию, репродуктивные циклы и сопротивление материалов должен был бы свихнуться на месте. Надеюсь, что если мы недостаточно хорошо все отразили, то вы исправите это упущение.
        Илим перебросил на деинги присутствующих варианты интервью, которые все начали просматривать.
        - Все это хорошо, - заявил вдруг представитель Далахаса - но у меня вопрос.
        - Прошу.
        - Мы переходим полностью на финансовую независимость, но не слишком ли рано? В конце концов, мы всего лишь несколько месяцев ведем политику взимания со всех служащих по сотне далнов. Я не спорю, прирост это дало значительный, но при всем этом, даже заикаться о полном самообеспечении пока рано. К тому же, мы потратили часть этого прироста на модернизацию нашего оборудования и снаряжения. Думаю, что я буду не единственным, кого беспокоит финансовая сторона дела. Даже при утроении капитала за год…
        Роан поднял руку, признавая сомнения правомерными.
        - Господа, позвольте показать вам, как все выглядит на текущий момент.
        Илим развернул над столом огромную проекцию.
        - Наше отделение, по согласованию с моим предшественником, начало изыскивать средства несколько раньше, чем подключать всех вас. Разумеется, мы не могли предлагать не оправдавшую себя стратегию. Все началось с куда как более скромной суммы в сто тысяч далнов. Прошу заметить, что сумма была выделена «на текущие расходы», Когда, при доходности в двадцать шесть процентов за месяц, мы получили прирост в половину от изначальной суммы раньше, чем истек второй месяц, изначальный депозит был увеличен до полумиллиона, поскольку мой предшественник решил, что надо озаботиться хорошим стартом. В целом, наше отделение ведет игру на бирже уже более полугода, причем узнав об этом, все сотрудники решили, что готовы поучаствовать, всеми своими средствами. К третьему месяцу мы вывели отделение полностью на самоокупаемость, и наши сотрудники получают уже не оклады, а более чем достойные проценты. Оклады же, по их собственной инициативе, шли целиком на увеличение депозита, так что к вам мы вышли не с пустыми руками, а депозитом в размере почти в десять миллионов. По счастью, в наших силах было держать доходность не
ниже изначального уровня. После чего, состоялось первое собрание, и мы получили первый миллиард, который в первый же месяц дал прирост в тридцать четыре процента. Спору нет, эти проценты, вкупе со стоимостью старого оборудования и снаряжения пошли в оплату обновления, о котором вы так любезно упомянули, но сам депозит остался нетронутым. Далее, в течение трех месяцев, вы позаботились о том, чтобы депозит увеличивался на схожую сумму. Илим, выведи, сколько мы имеем на текущий момент.
        Аналитик убрал кривые роста и расчеты затрат, которые витали в воздухе, и над столом появилась одиннадцатизначная цифра, которая приковала к себе всеобщее внимание.
        - Как вы думаете, господа и дамы, с учетом того, что затраты на оклады в текущий момент составляют треть этой суммы, можем ли мы позволить себе выплачивать оклад в том же объеме, что и раньше?
        - Сильно сомневаюсь - проворчал глава Бересса.
        - А вот я - нисколько, - ответил Роан - особенно с учетом того, что у нас впереди месяц, за который мы удвоим текущую сумму.
        Зал зашумел.
        - Удвоим? Как?
        Илим смахнул все цифры над столом, и выложил новую раскладку, ожидаемого результата.
        - Это нереально, - заявил кто-то - я занимался биржевыми махинациями, и знаю, что вызвать такой обвал на рынке невозможно.
        - Спокойно, - с уверенностью сказал Роан - у нас есть одно преимущество, о котором не знает никто. У нас есть информация о том, что будет.
        - Инсайдерская информация? Это подсудное дело!
        - Не инсайдерская. Наша, внутренняя информация.
        - Но наша информация не окажет никакого воздействия!
        Роан вздохнул, смел все из пространства над столом, и привлек к себе всеобщее внимание тем, что встал.
        - Я готов сам выплатить каждому из вас по вашему окладу, если нам это не удастся. Я понимаю, что рискую своей репутацией и карьерой даже потому, что сижу сейчас с вами здесь, и обсуждаю все это. Вы не верили в то, что задуманное вообще возможно, и вот, когда мы уже подошли к черте, за которой лежит независимость нашей организации от внешних источников, когда на карту поставлено все, я прошу вас еще раз поверить в то, что у нас все получится. Я прошу вас поверить мне. Еще. Один. Раз.
        Воцарившееся молчание прервали редкие аплодисменты главы Кайрабского региона.
        - Я верю вам. Вы бы не стали так рисковать, не имея на руках всех козырей из колоды. Действуйте, Роан.
        Спустя несколько мгновений, остальные стали присоединяться к ней.
        Нойрам оглядел зал, сел, и тихо произнес себе под нос.
        - Ну, Тимур, тебе лучше сделать это. Я верю в тебя намного больше, чем они в меня, но на кону моя репутация, а не твоя.
        - Хорошо, дамы и господа. Я так полагаю, что все согласны? Тогда у нас остается только один вопрос, который мы собирались выставить на голосование.

* * *
        - Ну? Как все прошло? - поинтересовался Оллет, у приземлившегося напротив него новоиспеченного главы столичного отделения ОКОПа.
        - Вальц. Двойную порцию. Без льда.
        - Настолько все плохо? Испугались, в последний момент?
        - Еще хуже.
        Роан получил свой бокал с вальцем, и залпом проглотил его. Сделав знак повторить, он выдохнул.
        - Они со всем согласились.
        - А с чего ты тогда такой мрачный?
        Севший на соседний стул Тимур улыбался до ушей.
        - Он выставил на голосование вопрос о том, кто будет главой всего ОКОПа, и заниматься утрясанием вопросов с Советом.
        - Но это же и собирались делать изначально… Что не так?
        Тимур расхохотался во весь голос, глядя на кислую физиономию начальника.
        - Они единогласно выбрали его.
        У Нойрама был такой вид, будто его только что заставили съесть целое ведро морских иглогривов, притом не дав очистить.
        - Ума не приложу, зачем они это сделали - проворчал он.
        Тимур развеселился еще больше.
        - Это после твоего-то выступления? «Я прошу вас поверить мне. Еще. Один. Раз», - передразнил он Роана - вот они и поверили. Кроме того, даже если бы ты не стал там говорить такое, выбор все равно лег бы на тебя.
        - Это еще почему?
        Тимур пожал плечами.
        - Ты все это начал. Кроме того, ты больше их всех вместе взятых общался с Советом, ну и ни у кого из них нет в планах выйти замуж или жениться на одной из Совета. Ты сам сковал себе такую судьбу, даже не думая о том, что за этим последует. А последует за этим только одно - власть.
        - Пусть забирают ее себе, - фыркнул Роан - мне она даром не нужна.
        Оллет, до этого момента тихо посмеивавшийся, не выдержал, и захохотал так, что все посетители заведения принялись оборачиваться на него.
        - Роан, я открою тебе сейчас страшную тайну, - сказал он отсмеявшись - только из тех, кому власть даром не нужна, выходили по-настоящему толковые правители. Но я дорого готов дать за то, чтобы видеть твое лицо, когда ты будешь рассказывать обо всем этом Арианне.
        Глава 5
        Жеард Увинсом был уважаемым коллекционером, чья репутация уже несколько десятилетий позволяла ему безбедно существовать, поскольку он довольно часто получал запросы от всех музеев мира, на демонстрацию своих коллекций.
        Коллекций, откровенно говоря, было несколько. Старинные артефакты, связанные с разнообразными культами, книги, статуи, все это давало наслаждающемуся бездельем ста двадцати летнему историку возможность корпеть в свое удовольствие над покрытыми вековой пылью архивами, периодически радуя мир новыми фактами, и, время от времени, приобретая тот или иной предмет старины, который вновь устраивал грандиозный шум вокруг коллекций, и стимулировал спрос музеев на их демонстрацию.
        В связи с требованиями страховых компаний, он регулярно подновлял защитные плетения на каждом предмете из своих коллекций, но, поскольку был и сам неплохим магом, а искусство защитной магии практиковалось в его семье веками, каждый предмет был защищен не только общепринятыми мерами, которые сделали бы жизнь любого вора достаточно сложной, но и его личными дополнениями к этим плетениям, которые с девяносто восьми процентной вероятностью удерживали даже опытных воров до того момента, когда прибывала полиция, и одевала на них силовые браслеты.
        Опытный коллекционер был рад факту каждого задержания, поскольку это позволяло ему чувствовать себя полезным членом общества, помогающим отправлять негодяев за решетку, и, дополнительно, устраивало ему рекламу.
        Совсем недавно, он, прибыв с очередных раскопок, финансируемых каким-то богатеем, пополнил свою коллекцию очередным шедевром - единственным сохранившимся портретом Вейрона Мрачного Рейдера, и, разумеется, после двухнедельного наложения защитных плетений и оформления страховки, уже начинал давать сообщения через новостные каналы и инфосеть.
        В текущий момент, коллекционер отчаянно сражался с дюжиной музеев, готовых выставить пресловутый портрет, но при всем этом не готовых браться за выставление навязываемых им коллекций, которые уже неоднократно демонстрировались ими.
        Его же, выставление лишь одного портрета не устраивало, поскольку сумма, которую должны были перечислить музеи, зависела напрямую от количества выставляемых экспонатов, а не только от их редкости.
        Откровенно говоря, последние несколько дней были пыткой. Атакуемый со всех сторон музеями и частными коллекционерами, которые готовы были выложить совершенно бешеные суммы за портрет одной из самых известных личностей прошлого, о котором была масса упоминаний, но не сохранилось ни одного его изображения, он принимал вызовы через вокслер в любое время дня и ночи, поскольку многие люди просто забывали про понятие часовых поясов, а появиться лично соизволили далеко не все.
        Последний визит был от потомков Вейрона, желавших не только посмотреть на портрет, чего, впрочем, он не допустил, набивая цену, но и приобрести его, в чем он, разумеется, также отказал, и, в результате, предлагаемая цена перевалила уже за миллион далнов.
        Устав от этого визита, он решил немного отдохнуть, и, перед сном, поработать над хиосским манускриптом, который достал еще лет десять назад, но который не поддавался обычной расшифровке и магическим воздействиям, а посему прошел в свой рабочий кабинет.
        Сев за стол, он притушил свет, и извлек бесценное наследие прошлого из ящика, аккуратно положив перед собой, предварительно бросив взгляд на портрет Вейрона, смотревший на него со стены.

* * *
        Шелти играючи справилась с охраной периметра, и перелезла через стену, отделяющую манор от внешнего мира.
        - Мам, ты чего так долго? Я уже всех охранных змей усыпить успел - услышала она шепот сына.
        Потрепав его по шевелюре, она осмотрелась, пытаясь понять, где же носит ее мужа, который настоял на нескольких точках проникновения.
        Уловив сигнал справа, она мягко двинулась в том направлении.
        - Мам, а разве мы не должны держаться пониже?
        - Нет. Если бы были патрули, мы бы их заметили уже давно. Свет в окнах погашен, так что никто не увидит нас из окон, кроме того, мы в комбинезонах, которые поглощают свет, так что, теоретически, можно заметить только наши лица. А если мы будем держаться пониже, то это скажется на скорости передвижения. Запомни, в этом деле - главное скорость.
        - А осторожность?
        - Надо уметь оценивать то, когда нужна осторожность, а когда - скорость. Сейчас важнее скорость. Как будешь проникать в дом?
        - Через верхнее окно. А ты?
        - Через подвал. Твой отец пойдет через кухню. Помнишь, что искать?
        - Да.
        - Хорошо. Когда мы подойдем к галерее, мы сделаем это с разных сторон. Если твой отец обнаружит, что не все картины в галерее, он «подсветит» нам их. Он слишком крупный, чтобы пролезать в дыры в плетениях, так что его работа все найти и обеспечить нам отход. Иди.
        Они разделились, и устремились по намеченным маршрутам.
        Гром, наблюдавший за ними через окно кухни, спокойно повернулся и направился в коридор.
        Не особо таясь, он прошел по дому, не касаясь ничего, что могло бы поднять тревогу, и остановился перед одним выставленным в коридор доспехом.
        - Привет… - тихо произнес он - как же я по тебе соскучился. Столько веков прошло, а ты как новенький…
        Он вздохнул, вспоминая, как в точно таком же, новеньком, доспехе, работы мастера Митала, впервые поднялся на борт своего «Демона бури». Тогда он еще не был Мрачным Рейдером, он был всего лишь Рейном Вейроном, капитаном первого ранга, направленным королем на борьбу прибрежными пиратами.
        Он догадывался, что за портрет хранится в этом доме. Его портретов было сделано всего несколько штук за ту его жизнь, и большую часть он уже давно разыскал и уничтожил. В мире оставалось лишь три портрета, до которых он так и не смог добраться. Один из них лежал в сейфе Оллета, и это был тот портрет, который у него не поднималась рука уничтожить, так как именно его, в свое время, он заказал сам, чтобы оставить в подарок своей любимой.
        Другой портрет был сделан на борту «Демона бури» случайным попутчиком, которого они подобрали после кораблекрушения. Человек оказался настолько талантливым иллюзионистом и художником, что сумел отобразить его, не имея ничего, кроме куска холста.
        Гром ухмыльнулся, вспоминая этот портрет. Одетый в темно-синюю униформу, нахмурившийся, он смотрелся на нем не капитаном корабля, а, как минимум, лордом, заставшим грабителей в своих владениях.
        К сожалению, этот портрет покоился где-то на дне океана, вместе с его кораблем, который пришлось сменить на чужую посудину, после того, как он выдержал пять абордажей подряд, но превратился в сплошную дыру, в которую вода поступала быстрее, чем ее удавалось убирать.
        Тот же портрет, который был в этом доме, был сделан по приказу короля, решившего таким образом выделить молодого и успешного капитана, пустившего на дно больше двадцати судов, и сумевшего, вдобавок, найти все припрятанные ими ценности, которые те годами забирали со своих трофеев.

«Подсветив» парочку картин «якорями», передающими узконаправленный сигнал на специальный приемник, с которого и Шелти и Арсин могли спокойно наложить его на карту дома, он устремился в библиотеку.
        Собранные в ней книги вновь заставили его почувствовать весь вес лет за плечами. Он был родом из того поколения, для которого книги были редки, так как мало у кого находилось время их писать, и еще меньше находилось времени на то, чтобы их читать, поэтому каждая книга была произведением искусства.
        Любовно погладив корешки выполненные, по большей части, из кожи василисков, он быстро осмотрел всю комнату, и, не обнаружив ничего кроме книг, прошел дальше по коридору, в направлении спальни хозяина.
        Это было, конечно, рискованно, но опыт прошлых лет подсказывал ему, что новое приобретение люди, чаще всего, держат рядом с собой, как дети, которые даже на ночь не выпускают из рук новую игрушку.
        В этом доме было лишь четыре места, где хозяин бывал чаще, чем обычно - библиотека, галерея, рабочий кабинет, и хранилище, укрытое в подвале.
        Вряд ли ночью его можно было застать в галерее и рабочем кабинете, но вот проверенная библиотека, и спальня были вполне подходящими для этого местами.
        Когда Гром с максимальными предосторожностями, пересек порог спальни, он понял, что хозяина в ней нет. Не было слышно не то, что храпа, но даже ровного дыхания спящего человека, и это значило только одно - риск для Арсина и Шелти только что вырос в несколько раз.
        Плюнув на безопасность, он вызвал их обоих через вокслер.
        - Хозяин не спит, и где-то в доме. Будьте осторожны. Попробую его найти, и в случае чего предупрежу вас.
        Не дождавшись ответа, он сбросил вызов, но, внезапно, его вокслер зажил своей жизнью.
        - Привет, Гром.
        - Тимур? Какого…
        - Я тебя не слышу, так что можешь не говорить. Слушай внимательно, я знаю, что ты сейчас в спальне коллекционера, и что его там нет. Я отслеживаю его вокслер и деинг, и они находятся, судя по планировке, в его рабочем кабинете. Скорее всего, он там, так что, если ты считаешь, что тебе жизненно необходимо попасть туда, то потребуется маленькая диверсия. Кстати, я проанализировал большую часть арестов сделанных в его доме, и пришел к выводу, что этот тип очень любит нестандартные решения. Не вляпайся случайно в какое-нибудь измененное плетение… Гром, ты совсем спятил, что потащил туда жену и сына? Я фиксирую их вокслеры в доме. Кретин, немедленно предупреди их о том, что плетения нестандартны!
        Вызов пропал, а Гром поторопился вызвать свою семью.
        - Арсин, у тебя все в порядке?
        - Да, пап. Только тут какая-то странная штука картину защищает. Она не типовая.
        - Отойди от нее, и пока не будешь уверен в том, что сможешь справиться с ней, не прикасайся. Шелти?
        - Да, дорогой?
        - То же относится и к тебе.
        - Милый, я что, по-твоему, зря столько лет с Сейсом ходила? Я уже сняла
«подсвеченную» тобой картину. Арсин, детка, ты у второй «подсветки»?
        - Да, мам.
        - Сейчас приду и помогу. Гром, ты выяснил, где хозяин?
        - Да. Он в рабочем кабинете. Пойду следить за ним.
        Он снова сбросил вызов, и, убедившись, что в спальне его портрета нет, направился в коридор. Пройдя пару лестниц, он подошел к кабинету и увидел едва заметный свет, исходящий из под двери.
        Его вокслер снова подал признаки жизни.
        - Вижу, что ты около кабинета. Предлагаю, не особо мудрствуя, войти и дать ему по морде, но если хочешь, я могу устроить ему что-нибудь поинтереснее… Погоди, сейчас настроюсь так, чтобы тебя слышать… Готово. Ну, так что?
        - Ничего не делай. Я с ним поговорю.
        - С ума сошел? Этот тип поймет кто ты.
        Гром ухмыльнулся.
        - В этом то и дело.
        Быстро повернувшись, он зашагал по коридору.

* * *
        Глаза уже болели, от неподдающегося расшифровки текста. Складывалось ощущение, что шифр менялся с каждой фразой, и подбирать новые комбинации приходилось постоянно.
        Жеард потер уставшие глаза, и, поднявшись из-за стола, подошел к окну.
        Дверь за его спиной беззвучно открылась, пропуская человека, и так же закрылась. В пятно света от настольного светильника шагнула мощная фигура, облаченная в доспехи.
        - Я вас приветствую, почтенный господин Увинсом. Не представляю, чем заслужил честь иметь с вами дело, но надеюсь, что вы не просто так озаботились моим появлением.
        Развернувшись на голос, коллекционер остолбенел, глядя на сошедшего с портрета Вейрона, который, казалось, был еще мощнее, чем на изображении.
        - Жаль только, что вы решили прибегнуть к некромантии для своих изысканий.
        - Я не… что это за розыгрыш? Кто вы такой?
        Вейрон пожал плечами.
        - Никакого розыгрыша. Я - Вейрон. Может быть, вам назвать в подтверждение всю мою родословную? Список всех потопленных мной кораблей? Сказать, как звали любимую ящерицы моего короля, которой я наступил на хвост, на одном из приемов, и за что меня чуть не казнили? Короля, помнится, тогда от этого удержало только то, что прием был устроен мной, а отдавать в руки палача того, кто тебя принимает в гостях
        - считалось дурным тоном. Или может рассказать о том, что…
        Жеард недоверчиво покосился на манускрипт, пытаясь припомнить, не произносил ли он вслух того, что пытался расшифровать. Откровенно говоря, память решила дать сбой, да еще и Вейрон, стоящий перед ним, утвердительно кивнул, и сделал шаг вперед.
        - Вы правы. Уникальная комбинация, которая позволила вам призвать меня. Мой портрет, а портреты еще в мое время считались похитителями кусочка души, если мастер, писавший их, был хорошим магом, ваше плетение, которое вы наложили в защитных целях, и…
        Морской палаш описал невероятно красивую дугу, и замер, указывая на стол.
        - И эта дрянь.
        Вейрон бросил взгляд на манускрипт. Прожитые годы мигом подсказали ему, что именно он видит перед собой.
        - Ну, так что же? Зачем вы призвали меня?
        - Да я, собственно… Я не… В общем, я не собирался…
        Глаза Вейрона яростно сверкнули.
        - Не собирались? Значит, мою душу притащило сюда просто так?!?
        Жеард отступил на шаг, и уперся в окно.
        - Успокойтесь, прошу вас…
        - Ты, жалкий червяк, сухопутная крыса, будешь еще указывать мне, Рейну Вейрону, что делать?!?
        Палаш описал дугу, и рассек стол надвое, и в то же время мощная рука подхватила светильник, со всего размаха отправляя его прямиком в висящий на стене портрет.
        Охранное плетение, висевшее на портрете, взвыло, от чересчур быстрого вторжения в ближайшее пространство, попутно не узнавая хозяина, на детектирование которого оно было настроено, и плюнуло парализующим разрядом. Плетение, обеспечивающее ровный, мягкий, свет светильника, получив дополнительную энергию от парализующего разряда, нестерпимо полыхнуло, сжигая дотла сам светильник, и вынуждая хозяина дома резко зажмуриться.
        Два мучительно долгих орта, в течение которых его глаза привыкали к темноте, после этой вспышки, слышен был лишь рев разъяренного Мрачного Рейдера, хруст ломаемой мебели, звон бьющегося стекла…
        Когда, наконец, его глаза привыкли, он увидел объятую пламенем фигуру, которая прорычала:
        - Сжечь!!! Сжечь здесь все!!!
        В диком ужасе он хотел было выбежать из комнаты, но между ним и коридором был Вейрон, и поэтому Жеард принял единственное решение, к которому его подтолкнул заносимый палаш. Он телепортировался.
        Спустя пять ортов, в комнату ворвалась Шелти, которая решила, что ее муж точно влип в неприятности, иначе бы не стал так реветь.
        - Гром!!! Ты горишь!!!
        Спокойно встряхнувшись, и позволяя пламени утихнуть, Гром повернулся к супруге.
        - Люблю доспехи работы Митала. Он делал только офицерские, а для того, чтобы ночью можно было офицера узнать - вкладывал в них заклинание, которое заставляло доспех полыхать пламенем.
        В комнату заглянул Арсин.
        - Пап? Мам?
        - Все в порядке, Арсин. Папа решил попугать хозяина дома.
        - Удалось?
        - Да.
        Гром ухмыльнулся.
        - Не то слово. А если ты вырубишь подпитку от энергокристалла, на которую здесь завязаны все защитные плетения, то мы можем унести все, что душа пожелает, и устроить здесь небольшой пожар. Хозяин свято поверил в то, что я здесь все сожгу.
        Шелти недоверчиво посмотрела на супруга.
        - Ты серьезно?
        - Только быстро. Сигнал, все-таки, пошел в ОКОП, и как бы ленивы они здесь ни были, но скоро будут. Хватайте все, что нравится, и ходу.
        - А хранилище?
        - Слишком долго возиться. В галерее все закончили?
        - Да.
        - Тогда за мной.
        С максимальной скоростью он направился в библиотеку, подхватив по пути Арсина, и позволяя супруге поджигать все, по пути их отступления. Ворвавшись в помещение, он подлетел к двум стеллажам с книгами, давая возможность Арсину и Шелти возможность отключить охранные меры, удерживающие некоторые книги на постаментах. Напрягая все силы, он сдвинул с места оба стеллажа, и, дождавшись пока жена и сын подберут самые ценные экземпляры, крикнул:
        - Поджигай все, и хватайтесь за меня!
        Дождавшись, пока они выполнят его команду, он напрягся, придвигая их еще ближе, и активировал кольцо телепортации, настроенное на возвращение домой.
        Их появление в стенах родного дома сопроводилось треском ломаемого дерева, и недовольными воплями Арсина и Шелти, когда с не поместившихся под их потолком стеллажей, на них градом посыпались довольно увесистые тома.
        - Гром!!! Зачем тебе вообще потребовались эти книги!
        Он смахнул с макушки томик по истории культа Морского Бога, и выпуская все из рук, ответил:
        - Библиотеку дома завести хотел… А это дело не дешевое… А если серьезно - ну не мог я их там оставить…

* * *
        - Сегодня, уважаемый коллекционер, Жеард Увинсом, столкнулся с крайне необычным явлением, о котором мы сейчас и попросим его поведать миру…
        Арианна устало посмотрела на Роана.
        - Будь добр, выключи эту дрянь.
        - Зря ты так. Там убытка на несколько миллионов, а страховая компания наверняка потребует расследования.
        - Вот пусть сами этим и занимаются. Человек спятил на почве Вейрона, обзаведясь его портретом, и устроил погром и пожар. Там и расследовать нечего.
        - Ты права.
        Он выключил канал «Трессон», и подошел к ней.
        - Риа… ОКОП проголосовал, и выбрал своего представителя.
        - Ты же говорил, что не раньше следующей недели?
        - Смерть моего предшественника все ускорила.
        - Понятно. И с кем же, теперь, Совету предстоит иметь дело?
        - А что тебе подсказывает логика?
        - Она осмотрела его хмурое лицо, постучала ногтем по подбородку, и рассмеялась.
        - Поздравляю с возвращением трона, ваше величество.
        - Что?!?
        - Они ведь выбрали тебя, не так ли? Конечно, иначе ты бы не был таким хмурым. А что касается трона… Подумай сам, у тебя в подчинении теперь фактически население целой страны, притом страны довольно крупной. Ты признанный людьми предводитель, которому предстоит заниматься политикой, и показывать путь, в направлении которого ОКОП будет развиваться. В современном мире не осталось монархии, поэтому официально ты не можешь заявить права на территорию, но вполне можешь руководить своей страной изнутри, причем так, что никто и не заподозрит факта ее существования. Или ты решил изменить планы? Может ОКОП не будет выходить из под контроля Совета?
        - Будет. Я хотел попросить тебя кое о чем.
        - Если ты о том, чтобы быть твоей королевой, то об этом пока рано говорить. Хотя я обещаю это обдумать. Меня всегда интересовало, почему наш род столько раз приближаясь к трону ни разу его не занимал.
        - Нет, я о другом. Я хотел бы, чтобы дела с Советом решались через тебя.
        Арианна вытянула ноги, внимательно изучила безупречные ногти, и ответила:
        - Только если ты признаешь свое королевское наследие.
        Роан вспылил.
        - Причем здесь это треклятое наследие, и с чего я его вообще должен признавать!?! У меня вообще начинает складываться впечатление, что с тех пор, как ты об этом узнала, ты прикладываешь все усилия, чтобы почаще мне об этом напоминать, и как можно больше меня позлить.
        - С того, что ты только что принял решение, которое имеет право принимать король, и сделал это настолько легко и непринужденно, что просто обязан признать свое наследие.
        - Почему это так тебя беспокоит?
        Она улыбнулась.
        - Потому, что ты так забавно реагируешь, когда я упоминаю об этом… А на самом деле, потому, что ты отчаянно не хочешь быть тем, кем быть должен. Собой. Впрочем, ты и не обязан хотеть. Ты обязан им быть.
        - Ради всего святого, Риа, почему?
        Она вздохнула.
        - Скажи, ты хорошо знаешь историю?
        Он замер от неожиданности.
        - В меру… - осторожно ответил он.
        - А вот Высших магов обучают ей очень подробно. Более того, мы стараемся заполнять пробелы всеми возможными способами.
        - Риа, ты решила меня замучить?
        - Нет.
        - Тогда скажи мне, наконец, что такого в том, что я являюсь наследником престола.
        Логик покачала головой.
        - Я, пока, не уверена. Но просто прими это сейчас. Прими то, кем ты являешься. Просто прими, и не задавай вопросов, ответы на которые я дам тебе сама, когда придет время.
        - Риа, это не…
        - Роан. Ты меня любишь?
        - Что?
        - Ты любишь меня?
        - Да, но…
        - Тогда не спрашивай. Прошу.
        Глава 6
        Тимур отдыхал от учебы и работы за чашкой кофе, в компании симпатичной девушки, выбрав для этого единственное заведение, в котором владелец научился варить его не хуже его самого, и при этом ухитрился подобрать несколько видов сладкого, которые действительно великолепно дополняли напиток.
        - Скажи, Лайта, тебе действительно нравится работать на Ильту?
        Она сделала глоток, и, прищурившись, поинтересовалась:
        - А что? Хочешь предложить работу в ОКОПе?
        - Не настолько, - ухмыльнулся он - хотя, нам, конечно, сейчас потребуются финансисты.
        - Это зачем? - заинтересовалась она.
        - Все меняется, и ОКОП тоже на месте не стоит - туманно ответил он.
        Она подцепила из вазочки пирожное, неторопливо прожевала его, и ответила:
        - У Ильты, меня больше всего устраивает то, что никто не лезет в мои дела. Я могу встречаться с кем захочу, делать то, что захочу, неплохо зарабатывать, кстати, даже больше чем мне нужно, и если ко мне кто-то подойдет с претензией, то я просто могу послать его к Ильте. Рискнет человек быть пристреленным или нет - дело его. Так что, да, мне нравится. А тебе в ОКОПе?
        Он рассмеялся.
        - Я там сейчас самый незаменимый человек. До того, как я пришел, они толком не умели даже грамотно поиск в инфосети провести, не то, что данные защитить. Хотя, честно говоря, сейчас там тоскливо. После смерти Ящера особого ажиотажа не было. Такое ощущение, что все преступники разом затихли, и не рискуют выползать из своих нор. Не поверишь, дошло до того, что я через сеть бытовые ссоры нахожу, и народ по ним гоняю. Вот только…
        - Что?
        - Как бы это не стало затишьем перед бурей. До сих пор не понятно, кто же сменил Шеона. Точно знаем, что кто-то есть, и косвенная информация имеется… Вот только либо этот кто-то через инфосеть ничего такого не делает, либо… Впрочем, второй вариант из области фантастики. Так, как я умею с вашей инфосетью работать, здесь никому не по силам.
        Он поймал ее пристальный взгляд.
        - А ты уверен, что ты самый лучший?
        - Да.
        - И меня, наверняка, проверял?
        Тимур отрицательно качнул головой.
        - Я никогда не оскорблю девушку тем, что буду проверять ее прошлое. Захочешь, расскажешь сама.
        Она ласково провела рукой по его щеке.
        - Ты чудной. Но милый. Интересно, ты здесь стал таким, или Ильта тебя нашла в этом состоянии?
        Он протянул руку за чашкой.
        - Это вопрос еще кто кого нашел. Она не рассказывала, как мы с ней познакомились?
        - Нет.
        - Я тогда к другу пришел, на жизнь пожаловаться. Ты и представить себе не можешь, наверное, что тогда я был небрит, немыт, нечесан… В грязной одежде, да еще и страдающий от последствий запоя. Жуткая картинка, правда? А она пришла к этому моему другу для того, чтобы удалить кое какую информацию. Удалить - удалила, а я решил познакомиться, хоть и понимал, что шансов просто нет. Она была с иголочки одета, на высоченных каблуках, вся такая сияющая, как новенькая монетка… И вот она мне говорит, хочешь познакомиться - найди мне кое-что. Я привык к тому, что если так говорят, то шансов вообще никаких, но тут решил, что черт меня побери, я хочу вылезти наверх, чтобы быть ей ровней. Втрескался я в нее по уши, и это дополнительным стимулом стало… Начал искать. Долго искал, но все-таки нашел. Нашел, притащил ей, и… В общем, попал в такой переплет, который мне несколько лет потом аукался. Так что не она меня нашла, а я ее. Но я не жалею.
        - Почему?
        - Потому, что сейчас у меня есть возможность пить с тобой кофе - отшутился он, но она неожиданно стала серьезной.
        - Кстати, об этом, Тимур…
        Услышав в ее голосе интонации, которых он не слышал уже несколько лет, он подобрался.
        - Только давай без банальностей, вроде того, что мы друг другу не подходим, и нам надо расстаться. Если у тебя кто-то есть, я не в претензии. Меня вполне устраивает то, что я могу с тобой видеться, и пить кофе, болтая обо всем на свете.
        Она выглядела слегка ошарашенной.
        - Это у вас так принято? - поинтересовалась она.
        - Ну…. в общем - да. Меня с такими именно фразами чаще всего девушки посылали.
        - Куда посылали? - не поняла она.
        - Расставались со мной. Чем-то я их не устраивал.
        Она покачала головой.
        - Какие-то у вас странные девушки… Зачем заводить отношения, если не хочешь их продолжать?
        Он махнул рукой.
        - Это чисто культурные различия. У нас многие специально заводят отношения, чтобы потом их разорвать.
        - Дикость.
        - Согласен. Но если ты имела в виду что-то другое, то извини, что я тебя прервал. О чем ты хотела сказать?
        Она помолчала, вспоминая.
        - Я хотела выяснить вопрос наших с тобой отношений, но ты, похоже, уже сам расставил все по местам.
        - Ты бы хотела развивать отношения?
        - В том-то и дело, что нет. Ты милый, и забавный, с тобой можно спокойно посидеть и попить кофе… Проклятье, да, я бы хотела развить отношения, но я сейчас не могу этого себе позволить. Понимаешь?
        - Вполне. Есть какие-то дела, которые не могут нам позволить развивать отношения. Так?
        - Именно.
        - Хорошо. Значит, все оставим по-старому. Как ты понимаешь, меня это более чем устраивает, в текущий момент.
        Она осторожно посмотрела на его улыбающееся лицо.
        - Ты не расстроился?
        - С чего вдруг?
        - Ну… Мы с тобой давно уже так видимся, сидим, гуляем… Обычно, через такой срок уже думают о чем-то большем…
        Тимур покачал головой.
        - Не меряй меня обычными мерками. Я не такой, как все в этом мире. Я явление совершенно уникальное, и, хотя и частично предсказуемое, но у меня могут быть совершенно иные реакции на все. Кроме шуток, когда меня тут ограбить впервые попытались, грабители убегали со всех ног, когда я начал смеяться.
        - Тебя пытались ограбить? - напряглась она.
        - Да, я тогда только поселился в новом доме, и любил гулять ночью по городу. Подошли какие-то ребятки, и хотели ограбить. Я так веселился, что они наутек пустились.
        - Веселился? - изумилась она.
        - Ну да. Когда к тебе ночью подходят трое, причем для того, чтобы понять их намерения вовсе телепатом быть не нужно, и начинают разговор с фразы «Закурить не найдется?» - как тут не заржать во весь голос…
        - Не понимаю, - нахмурилась она - что в этой фразе такого смешного?
        Тимур лишь махнул рукой.
        - Для того, чтобы это понять, тебе нужно быть родом из моих мест. А потом переехать сюда, и долгое время не знать, что и как тут принято. Я за эту фразу их вообще расцеловать хотел, да не догнал. Видимо за полного психа посчитали… Или, наоборот, за слишком крутого мага.
        - Ну, вообще, когда ты грабишь человека, а он начинает смеяться, тут, поневоле, действительно задумаешься, все ли у него в порядке с головой.
        Он ухмыльнулся.
        - Так или иначе, но тогда я впервые почувствовал здесь как дома.
        Она осторожно поставила чашку с кофе, и поинтересовалась:
        - А тебе здесь нравится? Я имею в виду вообще, а не в этом заведении.
        - Да, - моментально ответил Тимур - у меня здесь есть все, что мне нужно для жизни. Есть дом, работа, которая мне интересна настолько, что не мешает моим увлечениям, а даже пересекается с ними. Учеба, которая не мешает работе, и открывает действительно интересные вещи, за понимание которых в моем мире дорого бы дали, и, наконец, полным полно тайн, в которые можно сунуть свой нос. Ах, да, еще вагон времени не думать о старости. Ну, и, разумеется, хорошая компания.
        Лайта задумалась.
        - Насколько тебе нравится наш мир?
        - В каком смысле?
        - Ну, гипотетически, если бы у тебя была возможность вернуться, ты бы за нее ухватился?
        - Даже гипотетически - нет. Там я был одним из многих. Чуть лучше, чуть более умелым, чем окружающие меня люди. А здесь… Здесь я понял, что такое «жить». Я собираюсь сделать все, даже если меня выпихивать будут, для того, чтобы остаться здесь, и жить полной жизнью. И если у тебя, вдруг, нарисуется вариант как меня отправить домой - знай, меня это не интересует.
        - А по родне не скучаешь?
        Тимур очень серьезно посмотрел на нее.
        - По алкашу отцу, который не выдержал жизни и спился, несмотря на то, что я его даже в клинику устроил? По матери, которая умерла несколько лет назад, попав под колеса автомобиля? По дедушкам и бабушкам, которые умерли еще раньше? Лайта, у меня не осталось там никого, кто меня бы удерживал. Единственный человек, который мне был там дорог - Ильта, а она теперь здесь. Но знаешь, с тех пор, как она сюда вернулась, она вполне ясно дала понять, что я ее, как ее парень, не интересую. И вот тут - все та же разница во взглядах на окружающий мир. Я из-за этого не парюсь. Это был интересный период моей жизни, но он прошел, и надо жить дальше. Именно поэтому я не стал искать, с кем бы себя связать. Я получил второй шанс жить, и я намерен взять от жизни все. А если какая-нибудь девушка, увидев это, и оценив такой подход, захочет связаться со мной, несмотря на всю мою непохожесть с местными, то я еще трижды подумаю, пускать ли ее настолько глубоко в мою жизнь. В свое время мне неоднократно разбивали сердце, и склеить его назад - не так-то просто.
        Лайта долго разглядывала этого удивительного, и, действительно, непохожего ни на кого человека, который одним глотком допил свой кофе, и засунул в ухо какую-то затычку на шнурке.
        - Слушай, а что это такое? Все время хотела спросить, но как-то не к месту было…
        - Это? Плеер. Я с собой притащил кучу музыки, книг и прочего. Он для того, чтобы воспроизводить песни. Сейчас, найду тебе что-нибудь, чтобы без перевода понятно было.
        Он принялся деловито изучать маленькую плоскую коробочку, после чего протянул ей такую же «затычку», и помог пристроить ее в ухо.
        - Слушай. Это, конечно, первое, что попалось, но… В общем, у нас так было несколько веков назад. Не в моей стране.
        Заиграла печальная музыка, и Лайта услышала приятный женский голос.
        Бедная сиротка, не рыдай, не бойся,
        Мы тебя научим, мы тебя не бросим.
        Мы - народец ушлый, а закон - что дышло.
        Как же мало нужно, чтобы что-то вышло…
        Нет отца да матери - иди воровать,
        Тут к женскому голосу присоединился мужской.
        А страшно воровать - так полезай на паперть.
        Мы - народец ушлый, а закон - что дышло.
        Как же мало нужно, чтобы что-то вышло…
        Есть такие девы, что торгуют телом,
        Коли нету хлеба - все сгодится в дело.
        Мы - народец ушлый, а закон - что дышло.
        Как же мало нужно, чтобы что-то вышло…
        Постепенно темп песни ускорялся, и она переставала казаться такой уж грустной.
        Под господним небом, все мы люди - братья.
        А у брата взять-то - разве ж это грабить?
        Мы - народец ушлый, а закон - что дышло.
        Как же мало нужно, чтобы что-то вышло…
        Кто охоч до меди - тот наелся плети.
        Берегись торговок и приличных леди.
        Мы - народец ушлый, а закон - что дышло.
        Как же мало нужно, чтобы что-то вышло…
        За четыре пенни били крошку Энни,
        Голос мужчины на заднем плане прошептал:
        - Да это вообще не деньги…
        А большому Билли - руку отрубили.
        Вот счастливчик Билли! Да не жалей ты руку!
        Побирайся Билли, дорог твой обрубок!
        Мы - народец ушлый, а закон - что дышло.
        Как же мало нужно, чтобы что-то вышло…
        Ай да Билли умный! Ай да Билли ловкий!
        Знать по Билли плачет добрая веревка.
        Мы - народец ушлый, а закон - что дышло.
        Как же мало нужно, чтобы что-то вышло…
        Народец ушлый, закон - что дышло.
        Как мало нужно, чтоб что-то вышло!
        Дальше последовала мешанина голосов и музыки, которая явно принадлежала какому-то отъявленному сброду, но венчала песню фраза, выкрикнутая в самом конце:
        - Держи вора!!!
        У Лайты перехватило дыхание, и она опрокинула свою чашку на пол. Тимур, понимая, что подобная песня может весьма основательно шокировать любого из местных, схватил ее за плечо.
        - Лайта! Лайта, ты меня слышишь?
        - Мне… Мне надо идти… Срочно. Я… Не зови меня, я буду занята… Не ищи, мы с Ильтой, на плантацию уедем.
        - Хорошо. Может тебя проводить? На тебе лица нет… Извини, я хотел тебе продемонстрировать, как у нас поют, а про текст не подумал…
        - То есть ты не… Ты не специально?
        Тимур сам дал себе подзатыльник.
        - Всевидящее око, какой же я идиот… Конечно, я не специально. Прости, что я тебя расстроил.
        Постепенно Лайта успокоилась достаточно, чтобы позволить Тимуру взять себя за руку, и, несмотря на то, что ее била крупная дрожь, вывести себя на улицу.

* * *
        - Дурак - беззлобно прокомментировал Гром.
        - Сам знаю, - проворчал программист - не стоило мне ставить эту песню. Наверняка что-то из ее прошлого напомнил. Когда я заикнулся о том, что меня ограбить пытались, она так вся подобралась, что мог бы и догадаться.
        Гром расстрелял очередную обойму, спокойно заменил ее, и повернулся к собеседнику.
        - А проверить ее прошлое не пробовал?
        - Это было бы…
        - Неправильно?
        - Невежливо.
        Тимур расстрелял свою обойму, критически осмотрел мишень, хмыкнул, и отправился за новой обоймой.
        - Еще больший дурак, - донеслось ему в спину - я бы проверил.
        Взяв еще десяток учебных обойм, которые выстреливали энергоимпульсами, не способными повредить человеку, но при этом полностью имитировали настоящий выстрел, он вернулся к мишени, которая за это время полностью восстановилась.
        - Вместо того, чтобы обзываться, посоветовал бы что-нибудь, чтобы вину загладить.
        - Своди ее на «Расхам Дерин». Это всегда действует безотказно.
        - А это что?
        - Вечно забываю, что ты у нас тут новенький… Есть событие, которое происходит раз в десять лет. Длится всего месяц. Все лучшие повара мира, и специалисты по спиртному, от обычных барменов до лучших сомелье, на этот месяц перебираются в Надор. Можно попробовать любую кухню высшего качества, попробовать любые напитки, даже если они безумно редки. Каждому участнику выставляется несколько оценок. По их результатам, решается, кто на ближайшее десятилетие станет самым лучшим. Для них - это дополнительная реклама и привлечение клиентуры, а для нас - шанс вкусно покушать. В последний раз меня туда с Ильтой занесло. Разыскивали, помнится, пропавший груз одного из поваров, а он нас в награду так накормил, что я потом ходить с трудом мог… Ну, это кроме того, что он заплатил. В общем, не знаю как ты, а я туда собираюсь.
        - А смысл? - отозвался Тимур - Все равно первое место Боунс Дигг займет.
        - Ты удивишься, но Боунс Дигг уже сорок лет первое место не занимал. По очкам обходили. Хотя в пятерке лучших - стабильно держится.
        - Неужели Боунс не лучший?
        - В том, что он умеет, может и лучший… Вот только скажи, ты веришь в то, что если будешь питаться одним и тем же, тебя никогда не потянет на что-то другое? Человеку свойственно искать перемен.
        Тимур обдумал услышанное, расстреливая очередную обойму.
        - Проклятье… Ну, какого хрена я все время мажу? Тут и отдачи-то, считай, что нет, а все равно не могу попасть нормально.
        Гром хмыкнул, подошел к деингу, и попросил:
        - Закрой глаза. Тебе нужна тренировка другого рода.
        Тимур послушно закрыл глаза.
        - А теперь открывай.
        Весь зал тира погрузился в темноту, и лишь в пятне света впереди стоял Ящер, прижимающий нож к шее Ильты.
        - Если не пристрелишь его, увидишь, как он ей горло перережет - раздался откуда-то голос Грома.
        Тимур позволил себе погрузиться в ситуацию, отключаясь от того, что он находится в тире, от того, что ситуация нереальна, и быстро вскинул пистолет, всаживая одну за другой пули в голову Ящера. Когда свет вспыхнул, он прикрыл глаза.
        - Молодец. Когда придет время - не промахнешься. А пока - стреляй в шлеме. Твоя проблема в том, что ты не можешь правильно сфокусироваться. Запомни, когда стреляешь, ничего не должно существовать кроме прицела и мишени. Совместились - выстрелил. Остальное, как бы не отвлекало - не важно. Понял?
        - Да. А шлем зачем?
        - Он будет блокировать все, кроме мишени. Только она, и дуло пистолета. Когда дойдет до автоматизма - тогда снимешь шлем. И, хотя обычно советуют считать мишень безликой, я тебе посоветую представлять ее либо Ящером, либо Валлем. Так будет надежней.
        Программист скрипнул зубами.
        - Лучше Валлем.
        - Дело твое. А насчет Лайты… Проверь ее прошлое. Чтобы не вляпаться еще раз по незнанию. Поверь моему опыту, лучше все знать заранее. Кстати, шеф когда будет выступать?
        - Завтра с утра. Ты скоро получишь приказ об усилении патрулей.

* * *
        Дейворт сидел в своем «кресле раздумий».
        Вид за окном был особо впечатляющ, поскольку надвигалась гроза. Небо, заполненное тяжелыми тучами, уже выдавало всполохи молний, и вызывало ощущение неминуемой опасности.
        Его мысли скользнули на недавно собранные факты. Куча мелких ограблений, которые, в общем-то, не имели смысла по отдельности, складывались в картину пугающего размаха. Похищения провианта, который способен долго лежать на складах, проходили повсеместно, но ОКОП, даже если и обращал на них внимание, не видел всей картины, а потому не беспокоился.
        Мелкие, казалось бы, не связанные друг с другом вещи, объединялись в его разуме, и за этим всем маячила одна фигура. Мрачная, безликая, не дающая понять себя, и действующая настолько осторожно, что временами начинало казаться, что ее и вообще не существует, но Рэй помнил о том, что когда Наол Махчени, травианский маньяк, начал действовать, в его существование тоже никто не хотел верить.
        Именно тогда его разум показал себя впервые во всей красе, сплетя из кусочков информации, которая была в уже несуществующих газетах полную картину, с которой он и обратился в уже несуществующую полицию.
        Они посмеялись над ребенком, которому не было еще и пятнадцати лет, когда он заявился и сообщил о том, что в городе действует серийный убийца. На тот момент было всего две жертвы, и еще очень многих можно было бы избежать, но они всего лишь посмеялись.
        Тогда он решил сам поймать его, человека, в существование которого никто не верил, и никто не искал.
        Это была титаническая работа, поскольку обрывков информации в прессе было катастрофически мало, и ему приходилось незаметно, в свободное от учебы время, пробираться на места преступлений, и искать то, что не заметили полицейские.
        Иногда ему везло, и тогда новый кусочек головоломки вставал на место, но по большей части полиция ухитрялась собрать все улики, о которых молчала, и он оставался ни с чем. Лишь тогда, когда он случайно встретил на одном из мест преступлений Айкрона Нойрама, он смог получить доступ ко всем материалам.
        Рэй улыбнулся.
        Айкрон, дед Роана, тоже не сразу смог поверить ему, но, в отличие от остальных, решил проверить информацию предоставленную мальчишкой, после чего сам пришел к нему, и они просидели две недели над уликами и отчетами. Именно это стало той основой, на которой, в дальнейшем, выросла их дружба.
        Когда стал ясен принцип, по которому маньяк выбирал себе жертв, Рэй сам предложил его спровоцировать, но что-то пошло не так. Задуманная провокация удалась полностью, но, каким-то образом, Наол сумел обойти все зоны, которые просматривала полиция, и выкрал его.
        Следующая неделя стала одной сплошной пыткой.
        Проклятый нож, которым Наол резал его спину, не давал ранам заживать, пока тот рисовал на его коже сетью порезов свой очередной «шедевр». Единственное, что не давало умереть от кровопотери, было то, что псих прекрасно владел заклинанием стимулирующим выработку крови, и, в результате, кровопотеря за эту неделю составила несколько сотен литров. Когда по какой-то причине, он задержался, и дал время собраться с мыслями и силами, Рэй бросил все, что имел, чтобы вызвать своего друга.
        Была глубокая ночь, когда Айкрон получил вызов, но это не помешало ему успеть запеленговать слабеющее сознание, и примчаться на помощь в тот момент, когда до завершения картины оставалось всего пять порезов, после которых, как знал Рэй, был бы удар милосердия, обрывающий мучения жертвы.
        Дальше - были Целители и Айкрон, который не отходил от него ни на шаг следующие полгода. Позже - появились допущенные репортеры, которым выдали отредактированную Советом версию событий, и маленький Рэй стал героем, а про старого полицейского все дружно забыли.
        В этом не было ничего удивительного. Мальчик, который должен был стать Высшим универсалом, был куда интереснее Совету, чем какой-то полицейский, которому через пару лет уже нужно было на пенсию.
        Однако, не смотря на это, он не забыл своего спасителя, появившись в его доме тогда, когда ему предложили место в Совете, и предложив выполнить все, чего бы он не попросил. Старый полицейский вытер слезы, и попросил пристроить к делу его внука, в которого верил намного больше, чем в своего не слишком путевого сына, и Рэй сдержал слово, о чем позже ни разу не пожалел.
        В тот день, когда Айкрон скончался, Рэй прервал заседание Совета, что считалось недопустимым, и отправился попрощаться со старым другом, застав последние саймы его жизни.
        Сейчас ситуация вновь складывалась так, что кроме него ее никто не замечал, но в отличие от того случая у него была возможность потребовать выполнения приказов, и никто не решился бы их оспорить. Оставалось только дождаться человека из ОКОПа, которому, по мнению Оллета Дигга, можно было верить.

* * *
        Заседание Совета было приостановлено тем, что появившийся глава столичного региона ОКОПа, Роан Нойрам, появился к самому началу, и потребовал безотлагательной встречи с Советом.
        По большей части удивленные таким требованием, члены Совета, включая пришедшего на замену Шеону Тарна Априта, согласились выслушать то, что хотел им поведать столь скоро поднявшийся по служебной лестнице следователь.
        Когда Роан вошел в зал Совета в новехоньком, специально пошитом форменном кителе, и отсалютовал всем присутствующим, все взгляды оказались прикованы к нему. Они не понимали, зачем требовалась такая помпезность, пока следом за ним в зал не просочилось два десятка парящих камер, ведущих прямую трансляцию по основным новостным каналам.
        Поймав одобряющий взгляд Арианны, Роан вышел в центр зала, выдержал паузу, и произнес:
        - Глубокоуважаемые члены Совета Высших Магов. Сегодня я пришел к вам не как следователь ОКОПа, а как выбранный и лидер, чтобы сообщить известие, которое окажется для вас неожиданностью. С учетом того, что коррупция может проникать в любые сферы, и даже высший руководящий состав не застрахован от этого факта, что подтверждают недавно обнаруженные улики в отношении ныне покойного члена Совета Шеона, руководством ОКОПа было принято решение выйти из под контроля Совета, дабы иметь полную возможность проводить расследования на любом уровне, не боясь противодействия в виде запрещающих приказов. Отныне, наша организация объявляет себя полностью независимой, как от руководства, так и от финансовой поддержки, государственных структур, и начинает проводить политику соблюдения законности на всех уровнях, которые только существовали, существуют, или будут существовать. Также, под контроль ОКОПа переходит весь судебный контингент, за исключением частной адвокатской практики, и также мы берем под свой контроль все места заключения и исправительные учреждения.
        Он передохнул, слушая нарастающий шум в зале.
        - В заключение своего извещения, я хотел бы напомнить вам фразу, старую как сам наш мир - «Закон един для всех».

* * *
        Сидящий за ноутбуком Тимур довольно потирал руки. Предсказанный им обвал рынка акций шел полным ходом, и выглядело это не просто как обвал, а чуть ли не как стремительное уничтожение самого рынка. Всего за сайм, с того момента как Роан начал свое обращение, стоимость большей части акций рухнули вниз на тридцать тысяч пунктов, и это обеспечило ОКОПу более шестисот процентов прибыли по сделкам.
        Скоро они должны были опуститься до того порога, на котором их стоило покупать, и это гарантировало организации стабильный доход от участия в основном акционном пакете всех крупнейших производств и добыч по всему миру.
        В идеале, он хотел бы получить контрольный пакет предприятий Тейлона, но даже если такого не случится, улов все равно был более чем достойным. План, столь тщательно разработанный им вместе с Нойрамом, претворялся в жизнь.

* * *
        Серия выступлений региональных лидеров ОКОПа перетряхнула весь мир, и моментально вывела организацию на одну из лидирующих позиций. Биржевые брокеры рвали на себе волосы от того, что долевое участие в ОКОПе было невозможным, поскольку все вложения в ныне закрытую структуру изначально шли от их же собственных сотрудников.
        Историки, которые пользовались уважением среди людей, мигом принялись проводить аналогии с когда-то существовавшими орденами, посвятившими себя закону и борьбе с преступностью.
        Судьи, прокуроры и судебные приставы, которых известили о происходящем за несколько пратов специальной рассылкой пришедшей к ним на вокслеры и деинги, в подавляющем большинстве устремились зарегистрировать себя в выделенной структуре, до конца еще не веря в то, что кто-то рискнул пойти против Совета, и, в основном, просто перестраховываясь, на случай, если все это окажется правдой. Возможность пойти на попятный у них была, если Совет решит не поддерживать решение лидера ОКОПа, и постарается оказать на них какого-либо рода воздействие.
        Преступный мир замер в ужасе, поскольку это означало не только лишение хлипких возможностей дачи взяток сотрудникам ОКОПа, но и куда более мощного рычага воздействия, в виде чиновников, которые могли так или иначе повлиять на ситуацию.
        Простые обыватели, часть из которых подозревала, как им и было, впрочем, положено, членов Совета в темных делишках, скрывавшихся от общественности, взвыла от радости, заражая своим энтузиазмом соседей и сослуживцев.
        Мир трясло, и ни один из аналитиков мира не мог предсказать, чем это закончится.
        В самом же ОКОПе шла работа, равной которой организация еще не знала.
        Специально укрепленные на случай недовольства людей представительства охранялись вооруженными людьми, которые имели четкий приказ обходиться без жертв, среди гражданского населения, но прекращать любые беспорядки.
        Регистрация деятелей юридической сферы, среди которых попадались и адвокаты, стремившиеся иметь за плечами поддержку такого исполина, только начинала набирать обороты, но людей становилось все больше с каждым ортом, и уже было ясно, что чтобы ни решил Совет, его решение ничего не будет значить. Люди хотели того, что им было предложено, и готовы были отстаивать это любой ценой.
        Уличные патрули, которые сегодня были выставлены в тройном составе Они вламывались в дома, и задерживали всех, на кого у ОКОПа имелась информация, гарантировавшая их вовлеченность в криминальную деятельность.
        Допросные кабинеты заполнялись во мгновение ока, и все дополнительно выделенные помещения оказывались переполненными уже через несколько саймов.
        ОКОП показывал миру, что он действительно способен справиться с тем, для чего он изначально создавался.

* * *
        - Я так понимаю, - произнес Дейворт - что мы не в состоянии повлиять на ваше решение?
        - Совершенно верно. С учетом того, что мы, в последние месяцы, коренным образом пересмотрели вопросы снабжения и финансирования, у Совета не осталось никаких рычагов воздействия на нашу организацию. Однако, мы не собираемся обрушивать существующий строй в обществе, и будем, в дальнейшем, соблюдать рыночные отношения во всех вопросах связанных с поставками. Экономика от этого не пострадает, а будет лишь простимулирована, за счет введения новых заказов, оплачиваемых не из бюджетов регионов, а от отдельного юридического института.
        - А если мы решимся на силовое воздействие? - поинтересовался Парос.
        - То мы будем вынуждены адекватно ответить, согласно внутреннему уставу ОКОПа, который предписывает не допускать жертв среди гражданских лиц, и считать любой акт агрессии направленный против сотрудников ОКОПа нарушением закона, с последующим захватом всех агрессоров, проведением расследования и выяснения, кто именно стоит за приказом, после чего, человек отдавший приказ предстанет перед судом, будет осужден согласно действующему законодательству, и понесет наказание, которое определит для него суд.
        - А если мы решим ввести экономическое эмбарго? - поинтересовался Тейлон.
        - Боюсь, что вам это не удастся, - ответил Роан, сверившись с данными, получаемыми деингом - поскольку в текущий момент вам придется подвергнуть эмбарго большую часть производств и предприятий. А если вы решитесь на это еще через полпрата, то вы будете вынуждены подвергнуть эмбарго самого себя.
        Априт поднялся со своего места.
        - Чего вы хотите? Чтобы Совет позволил вам принимать решения вместе с ним?
        - Никогда в жизни. Только того, чтобы Совет знал, что мы будем выполнять работу, для которой наша организация была создана наилучшим образом, не считаясь ни с авторитетом, ни со статусом, ни с чем-либо еще. Хотя, вмешательства в нашу работу мы тоже не потерпим.
        Поднявшаяся со своего места Арианна тихо произнесла.
        - Браво. Нас переиграли по всем статьям, не оставив ни единого варианта, кроме как принять происходящее, и строить жизнь нашего общества по слегка изменившимся правилам. Смиритесь. И давайте работать дальше. У нас еще много вопросов, которые надлежит решить, с учетом изменившейся ситуации.
        - Вы знали об этом!!! - в запале крикнул Тейлон.
        - Частично я догадывалась, что такое может произойти, и отчасти была информирована о том, что это случится, но не имела ни малейшего понятия, что нас так припрут к стенке. Я готова принести клятву Высшего мага, что это именно так.
        Дейворт тяжело вздохнул.
        - Голосуем большинством. Хотя, по-моему - это без толку. Нам не оставили выбора. В любом случае, я «за», чтобы ОКОП обрел независимость.
        Нехотя, один за другим, члены Совета проголосовали в поддержку этого решения, хотя дольше всех сомневался Тейлон.
        - Принято единогласно, - прокомментировал Дейворт - и… Господин Нойрам, не могли бы вы позже заглянуть ко мне? Думаю, что у меня имеется информация по криминальным действиям, которая будет крайне полезна ОКОПу.
        - Разумеется, господин Дейворт. С вашего позволения, дамы и господа, я оставлю вас. Меня ждет безумное количество работы.
        Выйдя из зала, он связался с Тимуром.
        - Получилось?
        - Илим проспорил мне свой оклад, когда сказал, что фонды увеличим максимум втрое.
        - Это ваши с ним дела. Как у нас с финансами?
        - Хватит на ближайшие десять лет, а если потребуется - еще заработаем.
        - Молодец. Я сейчас вернусь, и ты должен быть в моем кабинете.
        - Зачем?
        - Во-первых, я хочу знать до разговора с Дейвортом, что он нашел такого, что мы пропустили… А во-вторых, я не хочу распить случайно найденную бутылку далахасских
«Слез» тридцатилетней выдержки в одиночестве.
        Глава 7
        - Господин Раут?
        - Да.
        - Это Роан Нойрам, глава ОКОПа. Мы хотели бы воспользоваться услугами вашего банка для всех финансовых вопросов нашей организации. Я надеюсь, что вы подготовите достойное предложение, которое в любом случае будет проверено лучшими юристами мира. Жду от вас предложение к себе на деинг.
        Сброс вызова.
        - Илим, у меня закончился тергон.
        - Поставка прибудет в любой орт… Она на месте, сейчас принесут.
        - Хорошо.
        Вызов вокслера.
        - Кто это?
        - Глава исправительного учреждения «Парион», Мастор Лейн. Это Роан Нойрам?
        - Да.
        - Мы хотели бы обсудить с вами присоединение…
        - Вы, если не ошибаюсь, в Кайрабском регионе?
        - Да…
        - Я сообщу региональному представителю, чтобы он с вами связался и все обсудил. К сожалению, у меня слишком большая загруженность, чтобы я лично визировал каждое присоединение.
        Сброс вызова.
        - Илим, где мой тергон? А, уже принесли… Ни единого орта в покое после того, как вернулся от Совета.
        Наскоро заварив крепчайший тергон, он поставил кружку рядом с собой, и попытался сфокусироваться на деинге, но разум уже отчаянно протестовал.
        Роан прикрыл глаза рукой, пытаясь упорядочить мысли и дела, а когда открыл их, увидел улыбающегося Тимура.
        - Что-нибудь нашел?
        - Да.
        На стол, перед шефом встала кружка с крепким кофе и большая плитка шоколада.
        - В такой комбинации здорово придает бодрости и выносливости. А по вопросу, что нашел Дейворт - маловато. Он должен звать вас на что-то значимое, а такого в последнее время был только взрыв на складе оружия, при котором полностью уничтожено множество стволов. По крайней мере, сейчас считается, что уничтожено. Расследование еще ведется.
        - Это не то, - ответил Роан, глотнув крепкого и сладкого кофе, и закусив шоколадом
        - он бы не стал меня звать на что-то, что общеизвестно. Копай дальше. Может он нашел какие-то связи, которых мы не видим… В общем, у тебя полтора прата, прежде чем я пойду к нему.
        - А что если это не крупное, но часто повторяющееся? - поинтересовался Тимур.
        - У нас имеется какой-то рецидив, на который мы не обращали внимания?
        - Можно сказать и так. Я пока все проверял, получил статистику из всех регионов… Слишком много мелкого воровства. Притом бредового.
        - То есть? - потребовал объяснений Роан.
        - Крадут еду. Не партиями, а по чуть-чуть. Никакой периодики, нет постоянных мест… Это могут быть склады, а могут магазины. Есть только одно общее. Вся она может долго храниться.
        Нойрам задумался.
        - Каков общий объем похищенного?
        Хакер проверил, и присвистнул.
        - Вот если брать суммарно, то это уже на мелкое воровство не тянет. Украдено почти на сотню миллионов по всему миру.
        - Это оно. Кстати, что ты за сладкую смолу мне подсунул?
        - Это тонизирующий напиток из моего мира. Кофе. Видимо его Дайрус сюда притащил, и стал выращивать. В столице только в одном месте продается. Как он вам по вкусу?
        - Сладко. Но бодрит. Потом покажешь, где продается.
        В дверь постучали, и у Роана возникло острое желание запустить прямо через нее каким-нибудь плетением, которое, однако, исчезло, когда в кабинет вошла Арианна.
        - Риа… Извини, у меня тут форменный сумасшедший дом. Сплошные вызовы, потоки информации, объяснения…
        Следом за ней, кабинет вошли четыре человека, которых Роан никогда не видел.
        - Прошу прощения, господа?
        Однако, вместо них, заговорила Арианна.
        - Я тут решила, что у тебя слишком много времени будет уходить на пустую болтовню. Эти господа - прекрасно обученные референты, которые смогут ответить на все вызовы, и передать тебе информацию уже в готовом виде. Все пустые разговоры, вроде вежливых расшаркиваний, будут корректно прекращаться, все встречи расписываться, и я надеюсь, что Илим поможет распределить все по степени важности, а все вопросы требующие немедленного решения - переправляться на твой деинг. Тимур, помнится, говорил, что в их мире существуют многоканальные линии сообщения, и мой исследовательский центр сообразил, как сделать такое на основе вокслера. Так что - благодарить будешь потом, а мальчики сейчас сядут и начнут работать.
        - Почему? - коротко поинтересовался Нойрам.
        - Потому, что у меня есть возможность и необходимое оборудование, а у тебя не найдется времени не то, что с Дейвортом встретиться, но и на то, чтобы со мной побыть. Там что - это в сугубо личных интересах.
        - Благодарю. И ты права, я не думал, что будет столько всего…
        Один из референтов извлек из кармана какой-то прибор, которым коснулся вокслера на руке Нойрама, и между ним и его коллегами мигом возникла светящаяся сеть. Вокслеры их всех практически одновременно подали сигнал вызова, и они принялись за разговоры, одновременно создавая упорядоченный инфомассив, в который вносилась информация о обратившемся, цели вызова и прочих моментах.
        Тимур, заинтересованно наблюдавший за данной картиной, удивленно покачал головой.
        - Знаете, госпожа Дебаф, я не ожидал, что вы сумеете это воплотить.
        Она улыбнулась.
        - Главное - сформулировать цель, а способы ее достижения всегда можно найти.
        С этими словами она покинула кабинет.

* * *
        Когда на пороге резиденции появился Нойрам, Дейворт уже тихо сходил с ума от ожидания. Позволив прислуге провести его в гостиную, он тщательно запер дверь, и наложил все защитные плетения, которые только смог вспомнить, и лишь после этого повернулся к терпеливо ожидающему продолжения гостю.
        - Знаешь, я не думал, что это будешь именно ты…
        - В чем дело?
        - В том, что нам срочно надо готовиться к довольно жуткому развитию событий.
        - Вы о похищенной еде?
        Дейворт поморщился.
        - Давай, наконец, на «ты»… Да, о еде, и не только. Ты заметил, что преступлений в последнее время слишком мало, и они какие-то незначительные?
        - Честно говоря, считал, что это наша заслуга. Впрочем, я не настолько потерял разум, чтобы приписывать все нам. Это действительно странно. Нет убийств, нет грабежей… Банды куда-то подевались. Пьяные драки даже в лучшие времена за серьезные преступления не считались.
        - Ты нашел, кто именно стоит за криминальным миром?
        - Нет.
        - Я тоже. Ощущается идеальное планирование, причем настолько идеальное, что его почти не ощущается, но ни одной ниточки нет. Вообще ничего.
        - Ты хотел, чтобы я поговорил с тобой об этом? Именно ради этого такие предосторожности?
        - Нет. Я хочу знать, насколько ОКОП готов к войне.
        Роан замер, ошарашенный вопросом.
        - Вообще-то, при необходимости, сможем развернуться за прат полностью, - осторожно ответил он - но дядя Рэй, война? Вы серьезно?
        - К сожалению более чем. Война будет.
        - На чем основано это утверждение?
        В ответ Дейворт передал кристалл, со всей собранной им информацией.
        После внимательного изучения, глава ОКОПа медленно кивнул.
        - Я понимаю, что можно сделать такие выводы, но… Дядя Рэй, вы серьезно? Последняя война была слишком давно, и люди прекрасно понимают, что худой мир лучше доброй драки.
        - Именно по этой причине надо бросить все и всех, чтобы найти того, кто стоит за криминальным миром. Пока у нас еще есть шанс на дипломатию. К тому же, вспомни, что сказал Ящер, перед тем, как был убит.
        - Ты о его фразе: «Вы понятия не имеете о том, что приближается»?
        - Да. Проклятые Крэйт… Они вечно пристреливают всех важных свидетелей раньше, чем тех успевают допросить… Вполне возможно, что он говорил о войне. Кроме того, вспомни проекционник в той комнате. Он с кем-то регулярно выходил на связь, но мы так и не сумели выяснить с кем. Понимаю, что все это косвенные улики, которые можно трактовать как угодно, но…
        Нойрам поднял руку.
        - Дядя Рэй, я верю твоему чутью. И сам склоняюсь к таким же выводам. Весь вопрос в том, что нам с этими выводами делать. Мы неоднократно предпринимали попытки передать сообщение этому закулисному махинатору, и знаем, что они до него доходили. Проследить не удавалось, но реакция прослеживалась. Однако, он упорно отказывается встречаться с кем бы то ни было, даже со своими людьми. Они сами не знают кто он. Знают, что Ящер на него работал, но потом был получен приказ не считать его своим. Мы не можем выйти на него.
        - Тогда передайте ему, хотя бы, просьбу не начинать войну. Пусть, для начала, хотя бы объяснит, что ему нужно. Просто если война начнется, силы будут примерно равны, и это будет такая гора трупов, что…
        Роан вздохнул.
        - Я ничего не обещаю, но постараюсь это устроить.

* * *
        Тимур, у которого, наконец, нашлось свободное время, сидел в своем кабинете, потягивая свою целебную сигврету, и обдумывая последнюю лекцию профессора.
        - Мы можем сколько угодно спорить о том, что такое энергия, - говорил он - но никто из вас не станет отрицать того факта, что она существует. Что же касается души…
        Он сделал паузу, оглядывая скучающую аудиторию, из которой лишь Тимур слушал его крайне внимательно.
        - Так вот, что касается души, то имели место крайне убедительные доказательства ее существования именно в энергетическом плане. Однако, если обратиться к ранним трудам Высшего универсала Верига, то мы с вами увидим, что в ту пору он вел крайне кропотливую работу, пытаясь разобраться в природе души, которая, по его мнению, была не просто энергией, аккумулируемой человеческим телом, но и намного большим. Более того, он провел ряд экспериментов, которые доказали частичную сопряженность энергии души, и ментальной энергии, которая используется телепатами и ясновидящими.
        - Прошу прощения, профессор, вы имеете в виду энергию мысли? - поинтересовался со своего места Тимур.
        - Совершенно верно. Но в эту тему мы сегодня углубляться не будем.
        Аудитория с облегчением вздохнула.
        - Но позвольте, профессор, мне интересен именно этот аспект. Вы хотите сказать, что мысль и душа имеют схожую структуру, или…
        - Скорее «или». Видите ли, молодой человек, душа, это намного больше, чем просто энергия. Она… Как бы это сказать так, чтобы вы, человек не связанный с высшей магией поняли… Она является энергией, свойством которой является ее усиление, при кумулятивном видоизменении. При этом она не теряет своих основных свойств.
        - Извините, кумулятивные изменения?
        - Да. Очень хорошо, что вы задали этот вопрос. Изначально, энергия души не содержит в себе ментальной энергии, но в процессе жизни человека, когда он начинает думать и создавать собственные суждения, они создают кумулятивный эффект с энергией души. Сама по себе, ментальная энергия не имеет большой силы, как, впрочем, и чистая энергия души, но при их объединении каждая из них усиливает другую.
        - И еще раз прошу меня простить, профессор. Вы имеете в виду именно ментальную энергию, или сами мысли?
        Аудитория впервые за все время стала проявлять интерес к лекции.
        - И снова правильный вопрос, молодой человек. Вы совершенно правы, точнее будет сказать, что мы имеем дело с мыслями, а не просто с ментальной энергией.
        - В таком случае, можно ли предположить, что при объединении с другими энергиями тоже произойдет кумулятивный эффект? - поинтересовалась Рилла, которая заканчивала курс Высшего Очарования.
        - Эксперименты показали, что это так.
        - С какими еще энергиями происходит соединение и усиление? - задал вопрос Перит, будущий Высший универсал.
        Прежде, чем профессор успел ответить, Тимур выпалил:
        - Энергия веры и эмоций.
        Профессор, сидевший в своем кресле, удивленно посмотрел на него, протер свои очки, и ответил:
        - С эмоциональной энергией - вне всякого сомнения, молодой человек, но что заставляет вас думать об энергии веры?
        - Но профессор, это же квинтэссенция мыслей и чувств! Энергия веры рождается на стуке обеих из них. Раз усиливается что-то одно, то должно усиливаться и другое.
        Изумленный, Таркис даже привстал со своего места.
        - Откровенно говоря, молодой человек, опыты в этом направлении не проводились. Однако мысль интересная. Знаете, если я получу одобрение на подобный эксперимент от Совета, то… Вы будете не против помогать мне?
        - Только не в виде донора души, профессор. И, боюсь, что с моей неспособностью к магии, я не смогу помочь и как маг.
        - Не говорите чушь, молодой человек. Ваша ценность - совершенно иного рода. Вы намного ценнее, как «генератор идей», а не как подопытный, или ассистент.
        Тимур спрятал улыбку, и, сделав пометку на ноутбуке, задал вопрос, ответ на который мог решить все.
        - Скажите, профессор, логично ли будет тогда предположить, что если мысли, чувства и вера человека способны вплетаться и составлять часть души, то их можно и извлечь оттуда?
        - Не только то, что вы перечислили. Еще и воспоминания. Но… Я вас разочарую. Происходит не переплетение, при котором можно было бы вычленить необходимое, а слияние, при котором они становятся единым целым.
        В этот момент раздался сигнал окончания занятия, и все студенты потянулись к выходу из аудитории, на ходу обсуждая услышанное.
        Сделав затяжку, и плеснув в кружку остывшего тергона, программист задумчиво посмотрел на экран ноутбука.
        - Хрена с два невозможно вычленить. Наверняка можно. Просто они еще не додумались как. А значит, что наш преступник занят именно этим. Осталось понять, что ему нужно и для чего.
        Он принялся деловито составлять алгоритм поиска, который мог бы дать понять эмоциональное состояние похищенных, и то, что с ними происходило непосредственно перед похищением, что могло бы указать направление их мыслей.

* * *
        Ильта, вместе с сестрой, отдыхала, наслаждаясь теплым пляжем гаурсского побережья.
        - Знаешь, - заметила Кармен - а такая жизнь мне даже в чем-то по нраву. Нет беготни, не надо думать о том, где достать кусок хлеба, и не прижмут ли тебя через день или два. Что касается адреналина - то последняя сделка дала его более чем достаточно, на ближайшее время. И чего наши родители в бизнес не подались?
        Ильта, усмехнувшись, пригубила коктейль из высокого бокала, и ответила:
        - Отец был далек от бизнеса, а мать… Она мыслила совершенно иными категориями. Ее подход к миру был скорее: «Зачем искать честные пути, когда есть масса нечестных». С другой стороны, мой бизнес так расцвел только из-за того, что я притащила продукт, которого не было в нашем мире, и преподнесла его в красиво завернутой обертке, которая зачаровывает не хуже самого шоколада. Веришь или нет, сейчас целая армия лазит по старинным архивам, пытаясь найти хоть одно упоминание о птице под названием лебедь. У меня люди за этим следят, и регулярно присылают мне самые бредовые варианты происхождения этого слова.
        - Могу себе представить, - рассмеялась Кармен.
        - Вряд ли. До такого бреда додуматься невозможно.
        Они откинулись на лежаках, и прикрыли глаза.
        Тихий прибой действовал успокаивающе, а теплое солнце почти погрузило их в сон, когда рядом раздался хлопок, означавший прибытие кого-то, кому не терпелось испортить им отдых.

«Дикобразы» обеих сестер опустились лишь тогда, когда они обнаружили приближающуюся Лайту, которая виновато посмотрела на них.
        - Ты же вроде собиралась остаться в столице? Тимур, и все такое…
        - Все такое - закончилось, а вот Тимур… Ильта, можно с тобой серьезно поговорить?
        Сестры медленно переглянулись.
        - Он тебя обидел? Предложил расстаться? Только скажи, и я ему холку начищу так, что всю жизнь вспоминать будет.
        Кармен неторопливо поднялась на ноги, и, направившись к воде, произнесла:
        - Вы тут пообщайтесь, а я, пожалуй, поплаваю.
        - Только не наступай на тех моллюсков, как вчера. Целителю очень не понравилось вытаскивать их осколки из твоей ноги.
        - Постараюсь.
        Она скрылась в водах, а Ильта развернулась к раздевающейся Лайте.
        - Тащи сюда лежак и рассказывай.
        - А равар найдется?
        - Найдется даже покрепче, если нужно. Всевидящее око, неужели все настолько паршиво?
        - Да нет, все более или менее прилично… Сейчас.
        Она подтащила лежак поближе, и, устроившись в нем, с благодарностью приняла протянутый равар. Глотнув его, она посмотрела на своего протектора.
        - Для начала у меня вопрос к тебе. Тимур… Насколько он умен?
        Ильта не на шутку задумалась.
        - Знаешь, сложно ответить, по нашим меркам. Там - он показал, что умнее большей части людей, с которыми меня сводила жизнь, но ты учти, что большую часть времени меня там жизнь сводила с ребятами далеко не блещущими интеллектом. Большая часть была либо наемниками, либо криминалом, либо силовиками, для которых мозги - не главное.
        - Он сказал мне, что стал в ОКОПе практически незаменимым. Что так, как он работает с инфосетью - у нас вообще никто не умеет.
        Ильта сделала глоток коктейля, и кивнула.
        - Вот в это верю легко. В этом отношении он действительно уникум. Знаешь, что-то вроде безрукого пловца, который, в принципе, плавать не должен, однако способен вполне полноценных людей обгонять. Магии в нем ни на далн, однако, то, что он ухитряется со своей техникой проделывать - это выше моего понимания, хотя я тоже слегка поднаторела в этом вопросе, пока у них гостила. Веришь или нет, но он ухитрялся еще там взламывать такие базы данных, к которым я бы на выстрел не подошла. У них там вообще полно талантливых людей. А к чему вопрос?
        - Пытаюсь оценить его.
        Ильта вздохнула.
        - Боюсь, что здесь от меня помощи будет мало. Я его слишком давно не видела, и давно не общалась. Вообще-то, практически с той истории с Ящером. Времени прошло много, и я не знаю, насколько он изменился. Могу судить только по тому времени, пока он был рядом. Когда мы попали сюда, он был, мягко сказать, растяпой. Не знал, что к чему, не знал, что можно, а что нельзя… Однако, через две недели после того, как нас целители отпустили - он уже разбирался во многом. У них вообще есть такая черта - они очень быстро учатся. Видимо, это как-то связано с тем, что живут недолго, вот и стараются компенсировать. Так что, если темп сохранился, то он должен быть сейчас таким профи, которых действительно днем с огнем не сыщешь.
        - Он сейчас в Университете учится. Сказал, что ходит на курс по высшей магии.
        - Не удивлена. Магия - это то, что его интересует во всех проявлениях. Думаю, что через пару лет мы будем иметь в его лице прекрасного маготеоретика, который будет досконально во всем разбираться, но, при этом, не сможет делать ровным счетом ничего.
        Лайта допила свой равар, отставила пустую бутылку в сторону, нажав на горлышко, чтобы производитель мог отследить свою тару и, в последствии, забрать ее, и в упор посмотрев на Ильту, спросила:
        Ты в курсе, что его пытались ограбить? Скажи, что смешного может быть во фразе:
«Закурить не найдется?»
        Ильта замерла и… загоготала так, что Лайта чуть не отскочила.
        - Извини, - утирая выступившие слезы, произнесла Ильта - и что он после этой фразы собирался с грабителями сделать?
        - Говорит, что расцеловать их был готов, но они убежали.
        Это вызвало новый приступ смеха. Когда же она, наконец, смогла говорить, правда, все еще посмеиваясь, то ответила:
        - Не подумай ничего такого, просто тебе этого не понять. Это их…
        - Культурная особенность? Он объяснил это так.
        - Да уж, лучшего объяснения и не придумать… Они бы еще спросили, есть ли у него семечки.
        Ильту вновь скрутило от смеха, а Лайта, непонимающе, смотрела на нее. Когда она отсмеялась, девушка махнула рукой.
        - Ладно, видимо этого мне не понять, пока там не побываю. Скажи, а насколько он верный?
        Наемница мигом стала серьезной.
        - Крайне. До предела. И даже сверх того. Если он чему-то или кому-то верен - идет не просто до конца, а продолжает идти даже тогда, когда все остальные уже разворачиваются и уходят. К примеру - он полез меня вытаскивать тогда, когда было ясно, что нет никаких шансов выжить. Потом тоже мог уйти, но остался и выхаживал меня. Да и потом… В общем - верен, больше, чем любой, кого ты знаешь.
        Лайта, молча, обдумывала все услышанное, а Ильта, неторопливо потягивала коктейль.
        - А вот теперь ты мне скажи кое-что. У вас с ним все серьезно?
        Девушка вздохнула.
        - Могло бы быть… Вот только у него есть дела, в особенности сейчас, когда ОКОП объявил о независимости от Совета, у меня есть дела… В общем - карьера между нами, да еще и ряд тайн, которые нельзя разделить. И еще кое-что. Мне кажется, что он до сих пор любит тебя.
        Поперхнувшись коктейлем, Ильта выругалась, и виновато посмотрела на собеседницу.
        - Извини, не думала, что… Я поговорю с ним.
        Та отрицательно покачала головой.
        - Пока не стоит. Пусть мир изменится, а дальше посмотрим, будет ли у нас время друг на друга.
        Глава 8
        Впервые, Тимур не зашел в кабинет шефа, и не дождался его появления в своем, а назначил встречу в «Тройне Диггов», и это вызвало у Роана невольное удивление, переходящее в изумление, когда его подчиненный, нагло ухмыляясь, заявил Оллету, что за обед будет платить именно Нойрам.
        - Что случилось такого, хотел бы я знать - проворчал он, усаживаясь за столик.
        - То, что вы мне сейчас еще и «Королевский особый» оплатите.
        - Размечтался, - буркнул Роан, у которого с этим коктейлем были не лучшие отношения - выкладывай, что у тебя там, и тогда посмотрим, оплачу ли я хоть крошку из того, что ты съешь.
        - Я расколол дело.
        - Которое? У нас знаешь их сейчас сколько…
        - Поверьте, знаю. Серьезных - только два. И поскольку поисками пропавшей еды вы меня не ставили заниматься…
        - Ты про «бездушных»? - заинтересовался шеф.
        - Про них. Я, наконец, понял, что же нужно нашему «похитителю душ», и нашел связи между похищенными.
        Лицо Роана просветлело.
        - На «Королевский особый» пока не тянет, но обед я тебе оплачу. Рассказывай.
        Довольный Тимур сделал такой заказ, что Роан только покачал головой.
        - Значит так… После лекций в Университете, я подтвердил свою мысль о том, что можно делать с душами. Души, состоят из чувств, эмоций, воспоминаний и мыслей. Хоть профессор и сказал, что вытаскивать их оттуда невозможно, но я думаю, что наш
«похититель душ» нашел способ это вычленять. Дальше, я пошел проверять, в каком эмоциональном настрое могли пребывать все похищенные… Ну, собственно, проверял и то, о чем они могли думать, но с этим все-таки сложнее, никогда не знаешь, о чем человек думает.
        - К сути.
        - Он коллекционер. Каждый из похищенных испытывал что-то очень сильное. Кто-то был по уши влюблен, кто-то был в ярости и так далее. Если предположить, что он хочет собрать полный набор, то по критериям этого мира есть очень ограниченное количество сильных эмоций и чувств. И шеф, он идет к завершению списка. Осталось всего три, правда, самые редкие. Я уже настроил поиск так, чтобы он подал мне сигнал, если у кого-то начнет намечаться что-то похожее.
        - Ты и так уже можешь?
        - Я еще и не так могу. В общем, если мой алгоритм «срисует» совпадение параметров, то все, что нам останется - ловить на живца. Надеюсь, что среди наших спецов найдутся мастера слежки?
        - Найдутся, будь уверен. Всевидящее око, ну наконец-то хорошие новости… Когда поймаем этого коллекционера - поставлю тебе этот злосчастный коктейль.
        - Лучше отпустите на неделю, на «Расхам Дерин». Я там еще ни разу не бывал.
        - Только за твой счет - предупредил Роан.
        Тимур вздохнул.
        - Вечно мне не везет с начальством… Либо психи попадаются, либо тираны, либо жмоты…
        Прибывший обед избавил его от вопросов и недовольства начальника.

* * *
        Когда Арианна, уставшая после заседания в Совете, решения вопросов в своем регионе, и, дополнительно, трех пратов в Центре целительства, открывала дверь своего дома, в который она недавно вернулась, признавая, что маленькая квартирка имеет преимущества для одинокой женщины, но для той, у кого есть пара она не подходит, хотя бы потому, что не может вместить приличный гардероб, ее прямо у порога ждали неприятные впечатления.
        Для начала, дом молчал, и в нем была мастерски вырублена система защитных плетений. Во-вторых, ее обычная прислуга отсутствовала на местах, а откуда-то из глубины дома, волнами, расходился страх.
        Вызвав Роана, она поинтересовалась:
        - Из моего дома, случайно, вызова не поступало?
        - Нет. Что-то не в порядке?
        - Да. Именно так. Не в порядке. Жду тебя с группой быстрого реагирования у себя на пороге.
        Через двадцать долгих ортов, рядом с домом появилась вооруженная до зубов команда, возглавляемая Громом.
        Роан и Гром подошли к хозяйке дома.
        - В чем дело?
        - Снесли защиту. Снесли плетение самого дома. Живых внутри нет, но есть какой-то источник, который вырабатывает страх.
        Она повернулась к Грому.
        - Постарайтесь ничего не ломать, по возможности, и поменьше затаптывать место. Я хочу детально изучить все, что там есть.
        Он кивнул, и устремился к своей команде. Роан, было, собрался отправиться за ним, но был остановлен.
        - Ты куда?
        - Я…
        - Кто-то обещал мне, что больше никакой полевой работы. Доверь это ребятам, а сам побудь рядом со мной. Ко мне, знаешь ли, впервые домой вломились.
        Они остались терпеливо дожидаться, пока Гром и его ребята проверят дом. Под конец, бравые бойцы команды быстрого реагирования посыпались на улицы, белые как мел.
        - Страх генерируется магически, - выдохнул один из них, судорожно набрасывая на себя плетение, избавляющее от последствий перенесенного - и это даже не страх. Это ужас.
        Роан нахмурился, а Арианна накрыла всех присутствующих защитой от эмоционального воздействия.
        В этот момент, из дома вышел Гром, который нес в руках какую-то статуэтку.
        - Извини, Арианна, это твое?
        Она нахмурилась, припоминая.
        - Вроде мне что-то подобное прислали, когда я сегодня уходила на работу, но я не уверена. Где она стояла?
        - В дальней гостиной.
        - Тогда точно не моя. Туда прислуга выставляла только то, что мне дарили. Терпеть не могу, когда вещи, к которым я не привыкла, попадаются под руку. Это источник ужаса?
        - Это «Безмолвная Смерть», работы Хиосса, известного как Безумный Скульптор. На меня не действует, но если я потащу ее через весь город, могут начаться беспорядки. Шеф, предупредите, чтобы из хранилища все ушли, и перекиньте меня туда. Жуткая дрянь, впрочем, как и ее создатель.
        Арианна предостерегающе глянула на Грома, но Роан уже оповещал сотрудников об особой ситуации.
        - Не понимаю только зачем, - тихо промолвила она - я же от нее могу защититься, так что это просто лишено смысла.
        - Ты можешь, - прогудел Гром - а твоя прислуга не могла. И ты не смогла бы, если бы не знала, что это такое. То есть, может и успела бы, но эффект бы на тебя это оказало.
        - Постой… Что с прислугой?
        - Мертвы. Все. Защита дома сдохла тоже от этой дряни, как и сам дом. Штука мощная. Девятый уровень силы.
        В этот момент, вокслер Роана подал признак жизни.
        - Да?
        - Это Дейворт… У меня тут… В общем, похоже, что в моем доме кто-то побывал. Я собираюсь проверить все.
        - Стой. У Арианны тоже побывали. Жди нас, это может быть опасно. Ты с утра никаких посылок не получал?
        - Было что-то, но посмотреть, что там, не успел.
        - Дом и защита на нем сдохли?
        - Да.
        - Не суйся. Скоро будем.
        Гром развернулся к Роану и тихо сказал:
        - Похоже, что ему досталась вторая статуэтка из набора. Надо будет предупредить всех, может кому-то послали третью и четвертую.
        - Четвертую? - напрягла память Арианна - Но их вроде всего три было сделано?
«Безмолвная Смерть», «Забвение» и «Раскол».
        - У Дейворта, похоже, «Раскол», - ответил Гром - но вы неправы. Статуэток было четыре. Последняя, которую этот безумец сделал до того, как Вейрон его убил, называлась «Хаос».

* * *
        Проверка всего магического фона в городе выявила, что третья статуэтка,
«Забвение», была отправлена прямиком в кабинет Роана, в ОКОПе, и терпеливо дожидалась его там. По счастью, Илим не имел привычки копаться в посылках присылаемых на имя шефа, и не извлек ее из коробки, посему она была спокойно перемещена в хранилище опасных артефактов.
        Дейворту же, откровенно говоря, не повезло. При распечатывании коробки пострадал, в первую очередь, дом, в котором треснули разом все несущие стены, и целыми остались лишь стены внешние, на которые у статуэтки просто не хватило радиуса действия. Большая часть прислуги, находившаяся в доме, оказалась погребенной под завалом, но, по крайней мере, часть из них остались живы.
        - Не понимаю, - сказал Лайте Тимур, когда они встретились у него дома - это что, что-то вроде приветствия от нового криминального босса?
        - Нет, - твердо ответила она - это больше похоже на то, что кто-то пытается отвлечь внимание. Подумай сам, все фигуры - виднее видного, к ним сейчас приковано внимание всего мира, и шумиха вокруг этого поднимется до небес. Весь ОКОП кинется расследовать то, кто посылал эту дрянь, и пытаться его поймать, и это может отвлечь от чего-то более важного.
        Тимур плеснул себе сока, и устроился в своей излюбленной позе на подоконнике.
        - Возможно, ты и права. Но уверенными в этом мы быть не можем.
        - Почему?
        - Потому, что нет возможности это проверить. Мы никак не можем связаться с этим криминальным боссом, чтобы что-то выяснить. А масштабы дела такие, что наталкивают на мысли о нем.
        - И все-таки вряд ли, - мягко ответила она - если бы он все устраивал, то поверь, дело бы закончилось смертью Дебаф, Дейворта и Нойрама. Фигуры такого масштаба не промахиваются, нанося удар. Это похоже на расчет, но расчет именно того, что все будет раскрыто до необходимого момента, чтобы поднялась шумиха. Кроме того, для человека, которого ОКОП ищет уже столько времени - так подставляться, по меньшей мере, глупо. Так что это не он, и это - отвлечение внимания.
        - От чего?
        Она подошла к окну, и устроилась в той же позе что и он, напротив.
        - От чего угодно. От того, что должно произойти.
        Ноутбук Тимура выдал совершенно безумную трель, привлекая внимание хозяина, и тот, дернувшись, от неожиданности, пролив на себя сок, ринулся к стоящему в углу устройству.
        На весь экран красным цветом полыхало сообщение, которое, в силу незнания языка, Лайта понять не могла, но Тимур, увидев его, просиял.
        - Попался!
        Быстро забегав пальцами по клавишам, он вызвал шефа.
        - Роан, плюнь на расследование сегодняшних сюрпризов. У меня улов поинтереснее. Зови своих мастеров слежки. Скидываю информацию.
        Он нажал пару кнопок, переправляя данные, и замер.
        - А что если…
        Снова вызвав Роана, он, прежде чем тот успел что-то сказать, выпалил:
        - А что если сегодняшние сюрпризы от «похитителя»? Давай команду быстрого реагирования к этому типу. Пусть пашут в связке с следящими.
        - Передергиваешь, - хмуро ответил Роан - вряд ли он на такое способен.
        - Подумай сам. Больше никому нет интереса в том, чтобы отвлечь нас.
        Роан хмуро посмотрел куда-то в сторону, и кивнул.
        - Риа с тобой согласна. Предупрежу Грома. Молодец.
        Тимур расслаблено разорвал вызов и повернулся к Лайте.
        - А что за похититель? - поинтересовалась она.
        - Дело, которое тянется уже больше года. Кто-то похищает души у людей. Впрочем, теперь все зависит от того, как ребята сработают.
        Лайта нахмурилась.
        - Опасное дело. В такое не стоит лезть.
        - Не бойся, я и не полезу. Моя часть работы сделана.
        - Я про другое. Вы не знаете, для чего ему эти души. И не знаете, на что человек может пойти из-за них.
        - Именно поэтому я туда, только что, направил оперативников высочайшего класса. Если представится хоть малейший шанс - они его возьмут.
        Она спустилась на пол.
        - Что-то у нас сегодня нормального разговора не получается. Все о твоей работе, да о твоей работе… Да и поздно уже. Поеду-ка я домой. Завтра с самого утра на учебу, а потом работать.
        - Мне тоже. Извини, что так тебя своими делами «загрузил».
        - Ничего. Мне даже полезно понимать, что ты действительно чем-то очень серьезным занят - улыбнулась она.
        Тимур улыбнулся в ответ.
        - Давай завтра вечером встретимся? Я тебе тут уже несколько месяцев сюрприз готовлю… Вот, сегодня для него последнюю деталь доставили. Сейчас, когда ты уйдешь, я ее установлю, и завтра тебе покажу такое, чего ты в этом мире точно не видела.
        Она рассмеялась.
        - Опять иномирные сюрпризы?
        - Зря я, что ли, из родного мира утащил кучу информации по всему, чему только можно…
        Она провела рукой по его щеке.
        - Хорошо. До завтра.
        Она прошла на выход из дома.

* * *
        Утро, для столичного отделения ОКОПа вышло не особо радостным. Большая часть рядовых сотрудников, старательно пыталась сделать вид, что их не существует в этом мире, слыша как три начальника отделов орут на провинившихся.
        - Это черт знает что!!! - раздавался голос Тимура - Я вам даже загодя сбросил информацию, чтобы вы в темпе вальсов Штрауса выдвинулись на место и смогли все нормально выследить и поймать этого засранца, который всему ОКОПу нервы портить начал еще до того, как ОКОП - ОКОПом стал!!! Мне что теперь, самому вместо вас на место выдвигаться и все за вас делать!?!
        - Как так можно было!!! - вторил ему голос начальника отдела слежки - Две дюжины матерых профессионалов теряют из вида потенциальную жертву, и после этого не то, что его похитителя, но и саму жертву найти не могут! Поувольняю всех!!!
        - Чтоб ваши души демоны забрали!!! - перекрывал все голос Грома - Я понимаю, что другие быстро реагировать не приучены, а слежка вообще приучает к неторопливости, но вы!!! Ребята, которых я сам натаскивал!!! Вы должны были оцепить весь район и отслеживать передвижение каждого живого существа в нем, предварительно накинув Сеть Бейла!!! Как мне теперь шефу в глаза смотреть прикажете?!?
        Затянувшееся представление прервал появившийся Нойрам, который хмуро осмотрел всех присутствующий сотрудников, и коротко сказал:
        - Все вон. Начальникам отделов остаться.
        Когда сотрудники в спешном порядке покинули комнату брифингов, он опустился на один из стульев, и продолжил.
        - В общих чертах знаю. Детали.
        Первым начал Тимур.
        - Я все, что от меня зависело, сделал. Заранее предупредил, попросил усиление… И все равно, они упустили нашу потенциальную жертву. А жертва, между прочим, один из руководителей компании входящей в Тейлоновский холдинг, так что Тейлон сегодня с претензией появится, как пить дать.
        - К тебе претензий нет. Было у меня ощущение, что что-то не так пойдет. Какое чувство?
        - Потеря единственного существа, которое было дорого. Жертва души не чаяла в своей дочери. Дочь погибла, сорвавшись в горах.
        - Сейчас это редко заканчивается смертью - заметил Роан.
        - Маг воды и огня. Ни к земле, ни к воздуху не способна была. Видимо испугалась при падении, и вообще ничего придумать не успела. Жертву известили об этом, когда она еще в офисе была. Он отпустил водителя, и направился пешком в сторону морга, куда ее тело доставили. После выхода из морга, его и сцапали.
        - Мы за ним следили, - начал оправдываться глава отдела слежки - но тут улица оказалась просто в момент перекрыта какими-то машинами, и буквально на три орта мы его потеряли из виду. Какие-то подростки решили уличные гонки затеять.
        - А почему к нему никто не телепортировался и за руку не схватил?
        - Местность была незнакомой.
        - Ну а ты, Гром, чем порадуешь?
        Гром долго сопел, прежде чем ответить.
        - Мои ребята не расставили Сеть Бейла, а когда сообразили, что кто-то из области телепортируется, было уже поздно. Снайпер не разглядел, кто был похитителем, но клянется, что буквально за орт рядом появилась фигура, дунула «эльфийской пыльцой» ему в физиономию, и, схватив за руку, активировала телепортацию. Судя по всему - предметом. «Раскачать» переход не удалось. Сил не хватило.
        - «Эльфийская пыльца»? Та самая, дешевая, сонная дрянь, которой мамы деток на ночь спать укладывают? Уверены?
        - Нашли ее следы на дороге.
        - Значит, мы даже не в курсе какими магическими направлениями «похититель» владеет. Что за подростки? Проверили?
        - Нет. Не смогли догнать. Они все на таких машинах были, что…
        - Ясно. Хоть что-то нам теперь известно?
        - Да, - прогудел Гром - похититель невысокий и щуплый. Вполне может быть…
        - Мужчиной, подростком или женщиной. Гениально. Браво. Год работы - мантикоре ректально… Вы жертву, хотя бы, потом нашли?
        Все главы отделов виновато отвели глаза.
        - Ищем до сих пор, - ответил Тимур - но от его деинга и вокслера сразу избавились. Мы их в мусоре нашли.
        - Как нашли?
        - Я отследил местоположение через инфосеть.
        - Ты теперь и такое можешь?
        - Могу. А толку-то с этого… Теперь только ждать пока появится жертва, и пытаться с волос информацию собрать… Да и то, если только Высшего мага найдем, который за это возьмется.
        - В смысле, с волос?
        - Тауматургия, - охотно пояснил Тимур - первый закон.
        - Подобное тянется к подобному… Теоретически ты прав. Возможно, что так мы найдем место, куда его утаскивали. Может хоть это какую-то информацию даст. А почему Высший маг?
        - Обычно малое тянется к большому. Высший маг может так разграничить потоки энергии, чтобы по большому отыскать малый кусочек.
        Роан скептически посмотрел на программиста.
        - Ты что, всерьез высшую магию в Университете изучаешь?
        - Так ведь интересно же… Да и полезно, как оказывается.
        - Мда. Пожалуй, со следующего семестра составлю тебе компанию, а то я в этих вопросах несильно сведущ. Ладно, постараюсь я вам найти Высшего мага, который разбирается в тауматургии. Только жертву мне найдите. Марш работать, раздолбаи.
        Дождавшись, пока двое подчиненных выйдут, он повернулся к Тимуру.
        - А ты почему здесь?
        - Во-первых, я себя раздолбаем не считаю, и виноватым себя не чувствую.
        - А во-вторых?
        - Неслучайно там эти подростки возникли, шеф. Я просмотрел информацию, они по этой части города не ездят, слишком близко от местного отделения ОКОПа. Но и через инфосеть им никто не говорил, чтобы они туда прибыли.
        - То есть ты знаешь, что это за подростки?
        - Их раньше брали разные мелочи. В архиве на них информации на отдельный массив.
        - Так почему их еще не допрашивают?
        - Потому, что я проверил их. Они в этот момент сидели и праздновали один из дней рождения. Я поговорил с хозяином заведения, они все в тот момент чуть ли не в повалку на столах спали. К тому же, они туда без машин прибыли. А значит, что кто-то и машины выкрал, и себя за них выдал, и потом машины назад вернул, чтобы хозяева шум по утру не подняли. Кто-то, у кого очень много профессиональных угонщиков.
        - Думаешь, вместе работают? - прищурился Роан.
        - Не исключено. А еще они очень точно знали, что надо будет отвлечь внимание. Кто-то слил информацию.
        Глава ОКОПа вздохнул.
        - Только этого мне не хватало. Проверь всех, кто знал об операции. Только тихо, без шума и привлечения внимания. Если у нас есть тот, кто сливает информацию, то я хочу знать об этом, чтобы использовать его, а не чтобы гробить.
        - Сделаю.
        Выйдя вместе с подчиненным в коридор, Роан направился к своему кабинету, но был остановлен вызовом вокслера.
        - Да?
        - Сэр, это дежурный офицер… Я тут при входе, и… Сэр, здесь требуется ваше присутствие.
        - В чем дело?
        - Здесь господин… э-э-э… Барлот. Он утверждает, что вы знакомы, и просит о встрече.
        - Барлот? Уоррен Барлот?
        - Так точно, сэр.
        - В силовые наручники его немедленно, и ко мне в кабинет! Этот человек известен как Рябь!
        Послышась возня, после чего фигура дежурного офицера сменилась фигурой Барлота.
        - Нойрам, не надо наручников. Я пришел поговорить, а не для того, чтобы меня арестовывали. Кроме того, уверен, что ты сам после разговора захочешь меня отпустить.
        Роан задумался.
        Уоррен Барлот, больше известный миру как Рябь, был самым удачливым и самым неуловимым воров современности. На его счету числилось столько краж, что все судьи боялись дня, когда этот человек окажется в суде, поскольку только список обвинений зачитывали бы около месяца, не говоря уже о том, сколько бы времени ушло на рассмотрение каждого дела и вынесение приговора по каждому.
        Барлот никогда не давал себя арестовать. Он с фанатичным упрямством каждый раз уходил от погони, причем так, что все преследовавшие его сотрудники полиции и Службы выли от бешенства, но поймать его не могли. Единственным, кого, по слухам, Барлот уважал, был сам Роан, который однажды ухитрился даже сдернуть с него куртку, правда тогда этой же курткой пришлось накрыть загоревшегося коллегу, и это дало Барлоту возможность в очередной раз уйти.
        - Я сильно в этом сомневаюсь, Рябь.
        - Послушай, умник, думаешь я пришел бы к вам просто так, сам, если бы меня специально не попросили? Я с сообщением для тебя лично. И если тебе неймется продолжать хоть как-то общаться с тем, от кого это сообщение, то ты сейчас же отзовешь своих щенков, и побеседуешь со мной вежливо, а потом отпустишь меня, проводив до двери.
        Несколько ортов Роан переваривал услышанное.
        - Провести его ко мне в кабинет. Без наручников.
        Спустя три сайма Барлот пересек порог кабинета Нойрама, и был оставлен с ним наедине.
        - Хорошо ты тут устроился. Почти также, как я у себя. И если бы не новый хозяин, который попросил с тобой поговорить, я бы у себя и сейчас сидел, и жизнью наслаждался.
        - И в самом деле, неплохо. Хотя я давно мечтал увидеть тебя в этом кабинете. Только несколько в другом статусе.
        - Перебьешься. Я отошел от дел. Ращу себе преемника, и ничем больше не промышляю. А ты не хуже меня знаешь, что взять меня можно было только с поличным.
        Роан вздохнул. Барлот говорил правду.
        - Ладно, что за сообщение? И кто этот новый хозяин?
        - Кто новый хозяин - понятия не имею. Честно. Не видел, не встречался, и даже не общался. Просто неожиданно ожил один из моих старых каналов связи, и меня попросили встретиться с тобой, и кое-что тебе передать. Раньше, про этот канал связи знал только Шеон, вот я и понял, что это от того, кто его заменил, а просьбы таких людей надо выполнять.
        - Логично. Что просили передать?
        - Дословно. Уважаемый господин Нойрам. Вы лезете в дело, которого не понимаете, и если не остановитесь, мир будет обречен на войну. И в ваших, и в моих, интересах дать «похитителю» закончить свою работу. Мы с вами добиваемся одной цели, предотвратить то безумие, которое может начаться. Надеюсь на ваше благоразумие и сотрудничество.
        Роан поиграл желваками.
        - Передай вот что… До тех пор, пока я не встречусь лично с тем, от кого пришло это сообщение, до тех пор, пока я не получу исчерпывающих ответов на свои вопросы от него лично, я буду выполнять свой долг, и ловить и «похитителя», и всех, кто преступает через закон. В свою очередь я прошу воздержаться от развязывания войны до этой встречи. Это все.
        - Он предполагал такой ответ, и просил заверить вот в чем. Он не намерен развязывать войну. Он намерен ее предотвратить. И бросит все силы тех, кто находится под его командованием на эту цель. Я передам просьбу насчет встречи. Только знаешь, к вам сюда крайне утомительно добираться. Пожалуй, в следующий раз я свяжусь с тобой иначе. Прощай, старый пес. Таких, как мы, мало осталось в этом мире. Надеюсь, что у тебя все будет хорошо.
        Барлот протянул руку, и пожал руку Нойрама.
        - Я действительно считаю тебя лучшим из тех, кто за мной гонялся.
        - Прощай, старый лис. Я все-таки тебя еще поймаю.
        Тихо рассмеявшись, визитер вышел за дверь, а Роан опустился в кресло, пытаясь разобраться во всем услышанном.
        Глава 9
        Арианна неторопливо постукивала ногтем по подбородку, наблюдая за Дейвортом, застывшим подобно изваянию в своем кресле.
        - Сильный ход, - сказал, наконец, Дейворт - который, вдобавок, дает нам понять насколько мало мы знаем. Прислать к тебе Барлота, человека за которым гонялось несколько поколений полицейских…
        - Даже больше. Человека, который никогда в жизни не отнимал чужую жизнь. Человека от которого просто нет угрозы. Человека, изворотливей которого сложно найти. Да еще и с таким сообщением.
        Дебаф положила руку на плечо Роана, и нахмурилась, глядя как топорщатся его усы.
        - Пока ясно только то, что хоть войны он и не хочет, но к ней готов. Он поддерживает «похитителя», в его действиях и не хочет, чтобы тот был пойман. Он не хочет с нами встречаться, не хочет раскрывать карт… Видимо надеется, что если мы не будем всего знать, это убережет нас от рискованных действий.
        - Это бред, - возмутился Роан - если мы не знаем, во что нельзя лезть, то мы можем вмешаться сугубо из-за незнания.
        - То есть, - немедленно поинтересовался Дейворт - ты согласен на его требование невмешательства?
        - Я этого не говорил. Хотя, с учетом того, что обнаружил Тимур, у меня теперь проблем выше облаков.
        - В смысле?
        - У нас кто-то сливает информацию. Я теперь не знаю кому можно верить, а кому нельзя. Тимуру я верю, но больше…
        - Верь Грому.
        - Риа, ты не понимаешь, он был в числе тех, кто знал об операции…
        - Это не он. Просто поверь, как поверил мне тогда. Гром никогда не будет действовать во вред тому, с кем работает. Это противно его природе.
        - Ладно, допустим, но Тимур все равно его проверит. Я приказал проверить всех, кто знал об операции.
        - Тогда пусть проверяет и меня. Я тоже знала.
        Роан открыл было рот, чтобы возразить, но захлопнул его, не зная, что сказать, чтобы не вызвать вспышку гнева, которую бы спровоцировал любой вариант ответа.
        - Достаточно, - промолвил Дейворт - забудьте о том, что кто-то передает информацию. Сейчас важнее сам факт того, что после года абсолютной тишины, с нами все-таки стали разговаривать. Давайте лучше подумаем, как это можно использовать.

* * *
        Список тех, кто знал об операции был не самым коротким, но и не слишком длинным, и Тимур принялся за дело с той же методичностью, с которой обычно выискивал ошибки в своих программах.
        Проверив и перепроверив каждого человека из отдела слежки, он уже, было, перешел к команде быстрого реагирования, когда в дверь постучали, и вошел Гром.
        - Привет. Чем занят?
        - Проверяю всех, на случай если кто-то слил информацию об операции - честно ответил Тимур.
        - Понятно. Паршиво, если среди нас завелся предатель. Я к тебе вот по какому поводу… Шефа сейчас нет, а мне надо отойти. Ты меня уже проверил?
        - Нет еще. Куда направишься?
        - На то место, где мы потеряли жертву. Хотел перепроверить, не упустили ли мы чего.
        - Подожди немного. У меня тут информации вагон, и пока деинг по всем моим вопросам пройдет, это может занять время.
        - Хорошо.
        Гром сел на стул, слегка застонавший от его веса.
        - С трудом верится в то, что это кто-то из наших.
        - У тебя есть другие варианты?
        - Если рассуждать логически, то есть.
        - То есть?
        - Смотри… Когда шеф нам сообщил, мы были в полном составе. Перешли из тренажерки в комнату брифинга, и в этот же момент туда пришли следаки. Никто из них, и никто из нас ни с кем не общался за пределами комнаты. Все они ребята проверенные, мусор мы отсеяли еще когда ОКОП формировали. Утечка была не в здании. Кто-то мог подслушать, как Роан говорил об этом, или тебя прослушивали…
        Тимур замер, и его лицо вытянулось.
        - Тебе нет нужды отправляться туда, Гром. Я знаю, где была утечка.
        Его пальцы забегали по клавиатуре, отменяя предыдущие команды, и набирая новые. На экран стал поступать текст, в который программист принялся жадно вглядываться.
        - Что такое? Кто слил информацию?
        - Я.
        Взгляд хакера помрачнел, и он ткнул пальцем в экран.
        - Сколько лет Лайте? - спросил он у Грома.
        - Понятия не имею. Ну… Двадцать, может тридцать…
        - Тогда почему ее первая психоматрица зарегистрировалась инфосетью двадцать девять лет назад? Лайта была со мной, когда деинг нашел информацию по жертве. Она была рядом, пока говорил с Роаном.
        Гром поднялся на ноги.
        - Можешь вычислить, где она сейчас?
        - Могу.
        Пальцы Тимура вновь забегали по клавиатуре, и уже через дюжину ортов он назвал адрес.
        - Я с ребятами туда.
        - Нет. Это мой прокол, и мне разбираться. Не говори никому, я хочу решить все сам.
        Гром посмотрел ему в глаза, и тихо произнес:
        - Знаешь, парень, в мою бытность Вейроном, у меня был один очень хороший парнишка, который примерно так же вляпался. Случайно сболтнул своей девушке о том, о чем говорить было нельзя. Мне тогда пришлось его и его девушку от петли спасать. Знаешь, почему я их спас?
        Тимур, в замешательстве от такого откровения, качнул головой, и вопросительно посмотрел на Грома.
        - Потому, что их вины в этом не было. Он несознательно слил информацию. Она - просто упомянула за обедом отцу. А вот отец ее - уже сознательно продал ее за деньги врагам. Отца девушки повесили, а вот они остались живы.
        - К чему ты это все говоришь?
        - К тому, что не стоит принимать решений, о которых можешь пожалеть. Не стоит устраивать что-то, пока не успокоишься, и не обдумаешь, стоит ли оно того. Кто знает, какие последствия это может вызвать? Одно дело, когда мы ее приведем и зададим вопросы, другое - то, что у тебя сейчас на уме. Вспомни сам, ты не захотел проверять ее прошлое. Ты отказался от каких-то обязательств перед ней, и не принял ее обязательств перед тобой. Вы пешили разыграть все так, будто вы взрослые люди и у каждого своя жизнь. Она не предавала тебя лично.
        Тимур шумно выдохнул.
        - Тебе, когда-нибудь, говорили, что ты бываешь занозой в заднице?
        Гром усмехнулся.
        - За мою жизнь мне говорили не только такие вещи. Но потом, обычно, соглашались, что я прав. Ну так что? Экзекуция с воплями класса «Ты меня предала» отменяется?
        - Да. Но у меня появилось стойкое ощущение, что теперь я просто обязан узнать о Лайте Парсин все, что только смогу.
        Гром улыбнулся.
        - Вот теперь я вижу и то, что ты тоже не безнадежен. Хотя, на мой взгляд, тебе следовало бы прислушиваться к моим советам пораньше.
        - Я это запомню, на будущее.

* * *
        Вечер выдался чудесным для всех жителей столицы, которые хотели прогуляться пешком по улочкам Старого города, или просто посидеть в каком-нибудь кафе под открытым небом.
        Редкие машины практически не нарушали спокойствия улиц, и лишь странный, жужжащий звук привлекал к себе особое внимание тем, что он резко выбивался из обычного городского шума.
        Когда звук начал приближаться, многие стали крутить головами, чтобы найти его источник, и замирали в изумлении, видя то, что по улице, с дикой скоростью несется нечто на двух колесах, с двумя восседающими верхом всадниками. В какой-то момент, странное средство передвижения совершило невероятный прыжок на стену дома, и рвануло вверх, по вертикальной поверхности.
        Остановившись на крыше, Тимур слез с мотоцикла, детали для которого начал заказывать индивидуально у разных мастеров, и держа в тайне от всех то, для чего они предназначены.
        - Ну что же… Можно сказать, что первые полевые испытания прошли успешно.
        Лайта, тоже покинувшая сиденье, изумленно смотрела на гибрид получившийся из технологий двух миров.
        - Как ты смог ехать по стене?
        - Взял плетение, которое используется в «паучках» и попросил наложить его на шины. И, разумеется, добавил способность прыгать. Остальное - из нашего мира, кроме, разве что, двигателя, который уже местный, под местные источники питания. Вся технология, сам принцип - это все наше.
        - Потрясающая вещь. Мне нравится.
        Тимур снял перчатки, и расстегнул старенькую косуху.
        - Я рад. А вот теперь, мне кажется, что настало самое время поговорить…
        В этот момент, вокслер, находящийся на его руке, принял вызов. Нехотя, он отошел в сторону, и ответил:
        - Кто это?
        - Ильта.
        Когда сформировалось ее изображение, он чертыхнулся.
        - Слушай, ты жутко не вовремя.
        - Я знаю, что ты сейчас с Лайтой, балбес. Поэтому и решила поговорить раньше, чем вы оба наделаете кучу глупостей.
        - Ты о чем?
        Ильта вздохнула.
        - Тим, ты, с одной стороны, парень что надо. Верный, умный, лезешь во все, даже в то, во что тебя просят не лезть, но с другой стороны, ты как был дураком, который, в свое время повелся на классный прикид одной девочки на охренительно неудобных каблуках, так таким же дураком и остался. Если ты не помнишь, то я сама гнала тебя прочь от меня, и тысячу раз говорила, что у нас с тобой ни фига не получится… Из-за меня ты только в неприятности влипал, и, признаю, я вообще, сама по себе - одна ходячая неприятность, правда эффектно выглядящая. Ты даже в другой мир из-за меня поперся, а не потому, что тебе интересно было как у нас тут. То есть, нет, интересно тебе тоже было, но основной причиной была все-таки я. И не говори, что это не так.
        Тимур молча смотрел на ее проекцию.
        - Так вот, балбес ты эдакий. Ты нравишься Лайте, и она тоже нравится тебе. Уж я то это знаю. Когда это чудо, сегодня, уселось в твоей излюбленной позе на подоконник, что меня, кстати, всегда бесило, я поняла, что этот разговор уже нельзя откладывать. Мы с тобой всегда были и оставались друзьями. Не надо хранить верность мне, когда эта девочка сама к тебе тянется. Запомни, она - не я. Она не ураган в юбке, который влипает в каждую неприятность встреченную на дороге, а если таковых не предвидится, то устраивает их самостоятельно. Она, по своему складу, человек, который помогает решать все проблемы, даже те, о которых ты и думать не думаешь. И, черт бы тебя побрал, она самый лучший вариант, который я вообще могу себе представить рядом с тобой. Умная, красивая, да еще и не влюблена в тебя.
        - Не влюблена? - не понял Тимур.
        - Да. Не влюблена. Любит, скорее всего, но влюбленностью тут и не пахнет. А я… Я тебя не любила, и не была влюблена. Ты был мне, сначала, просто полезен, потом - стал хорошим другом и помощником, но о большем между нами никогда и речи быть не могло. Так что кончай заниматься ерундой.
        Тимур почесал в затылке.
        - В общем, можешь расценивать это как официальную и окончательную отставку, чтобы быть свободным, и искать счастье в жизни по новой, которое, кстати, должно быть сейчас неподалеку от тебя. Чао, Тим, и пусть твоя жизнь наладится окончательно.
        Ильта прервала вызов, оставив Тимура обдумывать то, что он только что услышал.
        Лайта терпеливо ждала около мотоцикла.
        - Так о чем ты хотел со мной поговорить?
        Тимур долго смотрел на стоящую перед ним девушку, разрываясь на части. С одной стороны, было дело и долг, были товарищи и работа, но с другой маячила довольно весомая перспектива не быть одиноким, и он не знал, что ему выбрать. В любом случае, ей следовало задать ряд вопрососв, узнать кто и что она, но перед глазами встал Гром, с его историей, вызов Ильты, и он решил отклониться от изначальных вопросов.
        - Сколько тебе лет?
        Ее длиннющие ресницы распахнулись.
        - А тебе не кажется, что задавать такие вопросы несколько…
        - Неэтично? Я просто понял, что действительно о тебе ничего не знаю. Ваш мир очень обманчив на внешность. Дайрусу было больше сотни, а выглядел он на сорок, по меркам моего мира. Я просто… не хочу оказаться в заблуждении, если наступит то время, о котором мы на днях говорили. Заметь, я не проверяю твои данные. Просто хочу узнать хоть что-то от тебя самой.
        Ее взгляд смягчился.
        - Тридцать девять. А тебе?
        - Тридцать два.
        - Не такая уж и большая разница…
        Она подошла к краю крыши, и села, свесив ноги.
        - Чувствую, настало время действительно хоть что-то рассказать друг другу.
        Хакер присел рядом, готовый к разговору о себе, но намеренный не допустить больше ни малейшей утечки.
        - Хорошо. Вопрос на вопрос?

* * *
        При виде очередной посетительницы, Хорм Дигг лично подошел к барной стойке, не смотря на то, что меньше чем пять саймов назад устроил себе перерыв.
        - Гэлис, - произнес он - тебя не было видно уже почти полвека.
        Миниатюрная женщина присела на барный стул, и приветливо улыбнулась ему.
        - Рада, что ты меня все-таки вспомнил, старый ворчун.
        - Я не вспоминал тебя. Я просто тебя ее забывал.
        - Льстец.
        - Ничуть. Вижу, что годы не сильно изменили тебя.
        Она вздохнула.
        - И все-таки ты льстец. Слишком многое изменилось за это время, Хорм, чтобы оно не оставило свой отпечаток. Я успела выйти замуж, и родить сына, а также - потерять мужа, причем совсем недавно.
        Его взгляд наполнился сочувствием.
        - Мне больно это слышать. Тебе как обычно?
        Она отрицательно покачала головой.
        - Я уже давно перешла с легких коктейлей на более крепкие напитки. Жизнь была не простой. Налей мне надорского бренди. И себе тоже, если у тебя есть пара саймов.
        Он выполнил ее просьбу, и устроился напротив нее.
        - Вижу, что у вас тут многое поменялось. Места стало больше, народу тоже прибавилось… А где твои братья?
        - Один, как обычно, на кухне. Оттачивает мастерство перед «Расхам Дерином». Второй
        - этажом выше, обслуживает тех, кто поесть пришел. Да, мы процветаем.
        Она улыбнулась, и пригубила бренди.
        - А ты? Как у тебя дела сейчас?
        - Снова замуж не вышла, если ты об этом. А если о том, чем я сейчас занимаюсь, то заканчиваю одно дело. Когда оно закончится, я, наконец-то, смогу спокойно вздохнуть и подумать о себе.
        - Скоро?
        - Да, достаточно скоро. А что?
        - Хотел пригласить тебя на ужин. Куда-нибудь подальше отсюда.
        Она погладила его по руке.
        - Все еще не хочешь делить меня с братьями, старый ворчун.
        Он кивнул.
        - Ты права. Не хочу. Помнишь, даже тогда, когда ты сюда часто приходила, я всегда сам обслуживал твой столик.
        - А еще, каждый раз срывался на улицу, и обязательно покупал цветы, которые ставил в вазу передо мной. Меня это всегда очень смущало. Сопливая девчонка, первогодок в Университете, и такой респектабельный хозяин одного из лучших заведений в городе…
        - Я влюбился в тебя как мальчишка. И влюблен до сих пор.
        Она отмахнулась.
        - Не говори ерунды, Хорм. Прошло полвека с нашей последней встречи. Влюбленность столько не выдерживает.
        - Значит, это любовь. Знаешь, мы, Дигги, всегда были однолюбами. Оллет до сих пор не может забыть ту, из-за которой повздорил с Неем, Боунс… Впрочем, с Боунсом, все сложнее. Его единственной любовью всегда была его кухня, и он с ней не расстается. А я любил тебя, и продолжаю любить. Может, когда-нибудь ты поймешь это, и решишься принять меня.
        Она мягко коснулась губами его щеки, и вытерла пару слез выкатившихся из глаз.
        - Прости, Хорм, я несколько… расчувствовалась. Я скучала по тебе, и… Знаешь, давай я закончу свое дело, и тогда позволю увезти себя хоть на край света.
        - Ты тогда согласишься? - не поверил Хорм.
        - Ну… Если ты будешь не против принять вдову с взрослым сыном, то - да.
        Он просиял, чего никогда не видел ни один посетитель их заведения, залпом проглотил бренди, и ответил:
        - Не просто буду не против. Буду счастлив.
        Они проболтали еще примерно половину прата, а когда она ушла, к Хорму подошел брат, уже довольно долго наблюдавший с лестницы.
        - Кто это был, Хорм?
        - Одна очень старая клиентка. Не появлялась у нас больше пятидесяти лет.
        - Я ее не помню.
        - Я всегда сам ее обслуживал. Ее зовут Гэлис Нейа.
        Оллет усмехнулся.
        - И судя по тому, что ты забыл про работу, она для тебя больше, чем просто клиентка.
        Хорм схватил его за руку.
        - Брат, я…
        - Не надо. Я тоже любил. Я понимаю.
        Хорм с благодарностью посмотрел на него, а Оллет, отойдя от брата, достал вокслер, и вызвал Грома.
        - Приятель, помнишь ту женщину, чей портрет оказался в инфокристалле Ящера?
        - Да.
        - Она только что была в нашем заведении. Зовут Гэлис Нейа. В последний раз приходила к нам больше пятидесяти лет назад.
        - Благодарю, Оллет.
        - Не стоит. И…
        - Да?
        - Хорм ее любит.
        - Проклятье. Ладно, все понял. Еще раз благодарю.
        - Просто закончи, наконец, это дело.

* * *
        Когда Тимур открыл дверь, он, в изумлении, уставился на стоящего на пороге Грома.
        - Ты вообще в курсе, что сейчас глубокая ночь, и я в это время обычно сплю?
        - В курсе.
        Гром отодвинул его в сторону, и вошел в дом.
        - Ты, надеюсь, один?
        Он направился в сторону гостиной.
        - Да, конечно, один. Проходи, не стесняйся. Выпьешь?
        Тимур захлопнул дверь, и направился следом.
        - Нет. Я по делу.
        - В начале четвертого ночи?
        Гром вздохнул.
        - Тимур, я тебя прошу, не усложняй все. Оно и без того сложно. Помнишь портрет в инфокристалле?
        Остатки сна мигом слетели, и хакер, махнув рукой в направлении кресла, отправился в спальню за ноутом. Вернувшись, он раскрыл его, и сел напротив.
        - Есть информация?
        - Да. Гэлис Нейа, больше пятидесяти лет назад закончила Университет, с тех пор ее не было видно.
        - Посмотрю, что можно найти. Много времени это не займет.
        Он активировал все поисковые алгоритмы, и уже через сайм листал полученную информацию.
        - Так… Средненький маг, потенциал не выше третьего уровня силы, родители умерли лет сорок назад. Основной профиль занятий - история и археология… По данным полиции числилась пропавшей без вести во время раскопок. Арестов не имела, штрафы были лишь несколько раз, еще в студенческие годы. В ней нет ничего особенного, кроме того, что пропавший без вести человек неожиданно появляется столько лет спустя.
        - Должно что-то быть.
        - Нет финансовой истории, нет психоматрицы в инфосети… Секунду… Слушай, Гром, а что такое «Врата»?
        Гром придвинулся вперед.
        - Почему ты спросил?
        - Ее незадолго до тех раскопок, на которых она пропала, видели около Врат.
        - Любопытно. Все интересней и интересней.
        - Все страньше и страньше, - поправил его Тимур - так что это такое?
        - Это был вход в демоническое пространство. Ее видели там одну?
        - Нет информации. Что ей было нужно от демонов?
        - Понятия не имею, но хочу узнать.
        Гром был похож на хищника, почуявшего след.
        - Есть какие-нибудь люди, которые были с ней дружны до ее исчезновения?
        - Сейчас накидаю список.
        - Тимур…
        - Да?
        - Мне потребуется твоя помощь. Надо будет помочь мне расспросить этих людей. Надо узнать, что она делала около Врат. Поможешь? Мне одному быстро не управиться, а она уже в столице, так что ее тоже придется искать.
        Программист вздохнул.
        - Помогу, иначе ты потом ко мне каждую ночь в это время приходить начнешь.
        Гром с благодарностью посмотрел на него, и направился к входной двери. Взявшись за дверную ручку, он повернулся.
        - Кстати… Что там с Лайтой?
        - Мы… поговорили. Буду осторожен, и больше не буду сливать информацию. И ты, возможно, был еще один раз прав, когда советовал завязать с ней более тесные отношения. То же посоветовала и Ильта.
        Гром ухмыльнулся и вышел в ночь.
        Глава 10
        - Тимур, проходи, не стесняйся. В чем дело?
        - Роан… я знаю, откуда была утечка. Это моя вина. Когда я передавал вам информацию, рядом со мной была Лайта Парсин.
        - Ты проверил ее?
        - Шеф, я не… Я не буду этого делать. Есть вещи, через которые лучше не переступать, и принципы, которые не стоит нарушать.
        Роан откинулся в кресле, и протянул руку за кружкой с тергоном.
        - Присаживайся. Тергону хочешь?
        - Нет.
        - Можешь выкурить свою сигарету. Знаю, что как раз время подходит, когда ты это делаешь.
        Программист сел в предложенное кресло, и, порывшись в карманах, вытянул портсигар, в котором хранился запас его сигарет. Вытянув одну из них, он прикоснулся к нагревательному элементу, вделанному в крышку портсигара, и прикурил ее.
        - Тимур… Все очень и очень непросто сейчас, и я хочу, чтобы ты это понял. Дело не в моей прихоти, или в чем-то похожем. Я думаю, что ты в курсе, что наш статистический и аналитический отделы, в последнее время, недоумевают, потому что преступность снизилась до совершенно невероятного уровня. Мы спокойно патрулируем улицы, не боясь, что нас вызовут на что-то крупнее ссоры.
        - Это так. И я понимаю, что это может быть затишьем перед бурей.
        Нойрам одобрительно посмотрел на подчиненного.
        - Видишь ли, и часть Совета, и я, уже знаем, что это будет за буря. И поверь, она будет такой, какой этот мир не знал очень давно. Ты хороший специалист по сбору информации и ее анализу… Проклятье, да ты - лучший из всех, кто у меня есть, скажи, мне нужно рассказывать тебе все последовательно, или ты соберешь в кучу все, что происходит, в последнее время, и сделаешь выводы сам?
        Тимур задумался. Последние распоряжения шефа выглядели своеобразно, но не особо странно. Пытаясь занять мающихся от безделья сотрудников, он настоял, чтобы все свободное время те посвящали тренировкам с оружием, оборудованием и магией, не забывая про поддержание физической формы. Даже сам Тимур попал под раздачу оплеух, когда вместе с половиной своего отдела не явился на тренировку с оружием.
        Ему припомнился и странный, довольно большой, счет, компании, которая занималась поставками продуктов в промышленных масштабах.
        Припомнилась поставка боеприпасов, которой должно было хватить ОКОПу на несколько лет безбедного существования.
        Припомнилась радость Грома, когда бойцы его команды быстрого реагирования, получили доступ к тяжелому вооружению.
        Припомнился и странный визит толпы магов, которые, под строжайшим надзором сотрудников ОКОПа, проводили какую-то модернизацию плетений в нижнем ярусе здания, отведенном под хранилище наиболее опасных артефактов.
        Разум услужливо подсказывал, к чему именно начал готовиться его шеф, маскируя это под обыденные нужды, но верить в это не хотелось.
        - Вы готовитесь к войне.
        - Умница.
        - С кем?
        - А вот это самый сложный вопрос. Ты в курсе, что ко мне недавно заявился Рябь?
        - Барлот? Да, он тогда на уши все здание поставил.
        - Так вот, сейчас я тебе расскажу то, что не знает никто в этом здании. Рябь передал мне сообщение от главы криминального мира.
        - Что в нем было?
        Роан неторопливо достал инфокристалл, и передал подчиненному запись разговора. Просмотрев ее, Тимур нахмурился.
        - Война не с преступниками? С кем? Да еще и так, чтобы они встали на нашу сторону? Кто в этом мире сдох, чтобы преступники стали помогать тем, кто их ловит?
        Роан покачал головой.
        - Боюсь, что не кто-то сдох, а кто-то появился. Кто-то, про кого мы не знаем. И эта сволочь не делится информацией.
        Тимур мысленно выругался.
        - Шеф… Я…
        - Да?
        - Я не могу. Некоторые двери лучше не открывать. Может, мы обойдемся без этого? Скормлю ей то, что вы хотите, но проверять ее не буду. Хоть увольняйте.
        Нойрам глотнул остывшего тергона, и в упор посмотрел на программиста.
        - Где-то я уже это видел, и закончилось тогда все не лучшим образом. Надеюсь, если я продолжу убеждать, ты не сорвешься с места, вырубая всю охрану, и не вломишься в хранилище?
        - Нет. Шеф, мы прошли вами не самый простой путь от непонимания к доверию. Я был с вами всегда, и всегда вас поддерживал. Даже в этой безумной идее с отделением ОКОПа от остальных структур, я нашел способ претворить все в жизнь, и помог все это осуществить. Вы сами мне говорили, что вы мне доверяете… Даже верите. Я не прошу вас сейчас о чем-то сверхъестественном. Просто прошу позволить мне не нарушать мои принципы, которые так помогают и вам, и всей организации. Прошу оставить Лайту в покое, и не проверять ее. Мы знаем, что она связана с боссом криминального мира, мы можем это использовать, так давайте не будем копать глубже. Это все, о чем я вас прошу. Я понимаю всю серьезность ситуации, но послушайте, этот новый король криминала не представляет сейчас угрозы. Давайте искать угрозу, а не копать под союзников, которым это может не понравиться настолько, что они откажутся нам помогать.
        Не заметив, что его кружка опустела, Роан поднес ее к губам, заглянул в нее, и, с сожалением отставил.
        - Твои аргументы не слишком убедительны…
        Тимур, не выдержав, взорвался.
        - Вашу мать, шеф!!!
        - Но это не значит, что я не пойду тебе навстречу. За мной висит довольно серьезный долг тебе. Хорошо. Пусть будет по-твоему. Никаких проверок Лайты Парсин. Но теперь ты знаешь то, что знает лишь очень ограниченное количество людей. И знаешь то, что нам катастрофически не хватает информации. А информация - твоя работа. Найди то, что может быть нам полезным. Ты понял?
        Тимур выдохнул, пытаясь унять трясущиеся от выброса адреналина руки.
        - Понял.
        Он поднялся, подошел к двери, и обернулся.
        - Только вы кое в чем ошибаетесь, шеф.
        - В чем же?
        - Информация - не моя работа. Это моя жизнь.

* * *
        - В чем дело? - поинтересовался Гром, когда Тимур присоединился к нему в опросе людей по составленному ночью списку.
        - Шеф пошел на встречу и разрешил не проверять прошлое Лайты.
        - Это хорошо или плохо?
        - И то, и то, одновременно.
        - А что тогда у тебя вид такой, будто ты иглогрива живьем съел?
        Тимур вздохнул.
        - Он еще кое-что сказал. Объяснил, так сказать, последние события.
        - Ты про то, что он к войне готовится?
        Глядя в широко распахнутые глаза программиста, Гром рассмеялся.
        - Дружище, за свою жизнь я не одну войну прошел, и процесс подготовки к ней, от века к веку, меняется незначительно. С кем воевать будем?
        - В том то и дело, что неясно. Криминал планирует выступать в этой войне на нашей стороне.
        Гром задумался.
        - Если так, то… Проклятье, только этого не хватало.
        - Что?
        - В прошлый раз, когда объединялись заклятые друзья, было такое светопреставление, что… В общем, все паршиво было. Сравнительно недолго, всего полвека, но этого хватило, чтобы весь мир в развитии на несколько столетий отбросить. Такое, периодически, случается. Возникает ощущение, что сам мир решает, что ему нужна встряска, а то его обитатели стали слишком сытыми и спокойными, и он устраивает подобную гадость. Ученые считают, что это связано с механизмом регулировки населенности мира, но ни одного раза не смогли правильно рассчитать момента когда это произойдет, так что я им не верю. Кстати, что за монстра ты тут собрал? Моих ребят ночью, оказывается, вызывали по твою душу, но когда они узнали, что это ты развлекаешься с каким-то чудом техники, они решили не приставать.
        - У нас в мире это называется мотоциклом. Покажу, и даже дам покататься. Иногда его еще железным конем называли.
        - Хм. Звучит неплохо. Ладно, вот те, кого я уже обошел остальных поделил по местам жительства. Поехали.
        - Слушай, а ты же у нас живешь в районе полном наемников?
        - Да, и что?
        - Кинь клич по району, что их услуги ОКОПу могут скоро потребоваться. Деньги я для них найду. Сумму только потом скажи.
        Гром покачал головой.
        - Наемник - наемнику рознь. Ты что думаешь, мы все горазды лезть под пули и заклинания? Таких, на самом деле, немного. По большей части в наемники подаются любители острых ощущений, но полностью соразмеряющие риск. К примеру, ни один уважающий себя наемник не отправится на полностью самоубийственное задание. Это бизнес, а не идиотизм. Я поспрашиваю среди тех, у кого реально крышу снесло, и кто готов повоевать, но не думай, что я тебе весь район подпишу.
        - Хорошо. Кстати, как у твоей жены с тиром? Получилось?
        - Да. Сейчас занята тем, что его обставляет. Весь район уже в очередь по часам записался. А мэр получил свое лакомство.

* * *
        В те дни, когда случались аварии, да еще и с жертвами в виде детей, Арианна чувствовала себя особо вымотанной, даже если ей не приходилось тратить много энергии на лечение, но сегодня день был из ряда вон.
        Какой-то идиот, у которого в крови обнаружили больше алкоголя, чем всего остального, вылетел на тихую улочку, где отродясь не было автомобильного движения, и решил показать пьяную удаль. Жертвы прибывали в диком количестве, и она начала всерьез опасаться, что этого водителя разорвут на куски родственники пострадавших, но он, как ей доложили, решил проблему проще, врезавшись в стену дома, из-за чего сам погиб, но вызвал дополнительные жертвы и разрушения.
        Прекрасно понимая, что на всех не хватит времени, которое у многих было критическим фактором, она ожидала в приемном покое, накладывая временной стазис на всех, кому это было необходимо, и, в результате, когда она приступила непосредственно к лечению и регенерации тканей, ей пришлось вновь зачерпнуть энергию души, чтобы хоть как-то восстановить баланс.
        С самыми маленькими детьми работать было страшнее всего, и предельная концентрация, в совокупности с работой через стазис, выматывали ее неимоверно.
        - Что, Дебаф, - поинтересовался у нее один из коллег - не такая уж и правда то, что Высшие универсалы безграничны в своей силе?
        Угрюмо кивнув, она закончила с очередным пациентом, и приступила к следующему, вновь поддерживая себя энергией души, которой, судя по тем темпам, которыми она ее расходовала, надолго хватить было не должно.
        - Арианна, - поинтересовался у нее один из лучших Целителей центра - у тебя как с энергией?
        - Пока есть.
        - Не поделишься? А то я совсем пустой. Такое ощущение, что неделю не отдыхал.
        Она отвлеклась на сайм от работы, и перенаправила энергию души на то, чтобы
«подзаправить» всех работающих рядом коллег, после чего вернулась к своему пациенту.
        - Дебаф, вы с ума сошли? Мало того, что вы уже перерасходовали все свои силы, так еще и коллег поддерживаете?
        Администратор центра, как оказалось, крутился поблизости, и обеспечивал наблюдение за работой.
        - У меня еще есть ресурсы.
        - В вашем профиле сказано, на сколько вас должно хватать. Вы уже превысили лимит вдвое.
        - И что? Теперь, из-за этого, этим людям надо умереть?
        - Нет, но вам надо отдохнуть. Восемь пратов минимум.
        Вспышка гнева придала ей сил, и она, схватив администратора за горло, припечатала его к стене.
        - Слушай ты, гаденыш, если этим людям не оказать помощь, то они умрут. Мой стазис не вечен, и пока я буду отдыхать - он точно закончится. Так что заткнись, и дай профессионалу делать свою работу.
        - Я… Я подам на вас жалобу…
        - Хорошо. С удовольствием рассмотрю ее, как член Совета, который отвечает за вопросы здравоохранения. Пошел вон.
        Она отшвырнула его, и вновь погрузилась в работу. Следующим пациентом должна была стать кроха, которой было всего несколько месяцев от рождения, и, при крушении здания, ей перебило ножку.
        Стиснув зубы, Арианна постаралась отстраниться от этого, воспринимая всех не как людей, а как безликих пациентов, но с этой девочкой фокус не сработал, и она, тяжело вздохнув, принялась за дело.

* * *
        Когда раздался сигнал вокслера, Роан, вымотанный, под вечер, административной работой, был готов к тому, чтобы наслать одно из запрещенных проклятий на того, кто собирается испортить ему жизнь, но, увидев сформировавшуюся проекцию не менее уставшей Арианны, нахмурился, и переменил решение.
        - Милая?
        - Ты… Ты можешь запеленговать меня, и забрать домой?
        - Конечно. А что случилось?
        - Сегодня был невероятно тяжелый день в центре… Я даже не помню, как я оттуда ушла… И… Я не знаю, где я нахожусь. Где-то в столице, но… я ни разу не бывала в этом районе.
        Сообразивший, что для телепортации ей необходимо хорошее знание как места отправления, так и места назначения, он отправил Тимуру запрос на пеленг ее вокслера, когда услышал:
        - И еще… Роан, я, кажется, кого-то убила.
        Ответ Тимура пришел в тот же момент, когда он произнес:
        - Никуда не двигайся. Сейчас буду.
        Схватив куртку, он пробежал по коридору в отдел транспортников, и, сходу, назвал адрес.
        Привыкшие к экстренным переброскам транспортники не удивились, просто один из них, кто знал тот район лучше остальных, шагнул вперед, и, уже через мгновение, Роан оказался на нужной улице.
        - Подожди здесь - бросил Роан, сориентировался на местности, и бегом устремился в подворотню за три дома от места перехода.
        Сидящая над телом с пепельно-серой кожей, Арианна беззвучно плакала.
        - Что произошло? - спросил он, подбегая к ней.
        - Он, кажется, схватил меня. Я не помню точно. Я была такой уставшей… Так много энергии сегодня потратила…
        Роан протянул к ней руку, и увидел серебристое свечение, исходящее от ее кожи, одновременно ощутив с трудом сдерживаемое давление энергии.
        - Ты не пуста… Ты наоборот, полна энергии.
        Арианна медленно развернулась к нему.
        - Кажется, я забрала его душу. Роан? Роан, на что ты смотришь?
        Не отвечая, он создал зеркальную поверхность, давая ей возможность увидеть начисто лишенную пигмента прядку, выбившуюся из прически.
        - Пойдем, - мягко сказал он ей - к тебе теперь не применимы законы людей. А по законам демонов, ты имела право на самозащиты, и на то, чтобы забрать его душу.

* * *
        - Что за день… - пожаловался Тимур - Сначала довольно тяжелый разговор с шефом, потом беготня по трем регионам, чтобы помочь Грому, а под конец дня, какой-то идиот еще и на Арианну Дебаф напал. Пришлось проверять его личность.
        - И кем он оказался?
        - Да никем. Вообще без приводов. У мужика крыша поехала, вот и решил, что одиноко бредущая неизвестно куда женщина может стать легкой добычей. Тем более, что было уже темно, и он, видимо, просто не узнал ее. А вообще, знаешь, есть целая категория идиотов, которые хотят прославиться, убив какую-нибудь знаменитость. Может он был из этих?
        Лайта прикусила губу.
        - Тим, а зачем ты мне все это рассказываешь?
        Тимур замер, осознав, какую глупость он сейчас совершил.
        - Не обращай внимания. Просто на жизнь жалуюсь. Вот выговоришься, и легче становится. Не пробовала?
        - Опять ваши заморочки, - с пониманием прокомментировала она - у нас такое, обычно не практикуется.
        - Понятно. А зря, реально помогает.
        Лайта неторопливо отставила в сторону кружку, и посмотрела на Тимура.
        - Тебя что-то беспокоит. Я слишком хорошо тебя изучила, чтобы не заметить это. В чем дело, Тим?
        Он выдохнул, закрыл глаза, и сделал глубокий вдох, приводя себя в порядок.
        - Лайта… Ты можешь в ближайшее время уехать из столицы?
        Она нахмурилась.
        - Зачем? В любом случае, я не собираюсь уезжать.
        - В ближайшее время может кое-что произойти, и… Я, вообще-то, не имею права об этом говорить.
        - Это как-то связано с тем, что Ильте сегодня пришло сообщение от сообщества наемников, что скоро потребуется взяться за оружие?
        Тимур выругался, мысленно пообещав прикончить Грома, с его расторопностью.
        - Давно?
        - Под вечер. Слушай, я не собираюсь уезжать, какие бы проблемы ни возникли. Это окончательное решение, и я буду придерживаться его.
        - Ты не понимаешь… я не хочу, чтобы ты пострадала.
        Лайта улыбнулась.
        - Какой же ты бываешь милый. Тим, я обещаю тебе, что бы ни происходило, я буду держаться в стороне от опасных мест. Кроме того, ты же будешь рядом. Если то, что про тебя рассказывала Ильта, верно.
        Он помрачнел.
        - Я вообще не уверен, что останусь в столице. Боец из меня аховый, а остальные таланты вряд ли на что сгодятся.
        Она снова улыбнулась.
        - Ничего. Я, как-нибудь, защищу тебя, мой рыцарь.
        В этот момент ее вокслер подал сигнал, и она отошла в сторонку, чтобы поговорить. Вернувшись, она покачала головой.
        - Пора бежать. Бизнес зовет. Кстати, одна из автомобильных компаний проявила интерес к мотоциклу. Кто-то выложил в инфосети запись того, как мы с тобой катались, и теперь тебя ищут, чтобы предложить контракт. Не продешеви. В крайнем случае - зови меня, я на них так насяду, что они потом еще лет сто тебе должны будут.
        Она выскочила за дверь, а Тимур подошел к окну.
        - Как-нибудь защищу тебя… Насяду на них так, что сто лет должны будут…
        Он задумчиво посмотрел на вокслер, и вызвал Ильту.
        - Да?
        - Ильта, это Тимур. Скажи, ты сегодня получала сообщение от наемников?
        - Нет. А что, что-то важное должно было придти?
        Он качнул головой.
        - Да. Скоро в столице станет опасно. Если есть возможность - переноси бизнес куда подальше.
        - Спасибо, Тим. Я опять у тебя в долгу.
        - Сочтемся.
        Он прервал вызов, и уставился в окно.
        - Кажется, я начинаю понимать, кто ты такая… Лайта Парсин.
        Глава 11
        Трель ноутбука вырвала Тимура из царства сна, в буквальном смысле вышвырнув его из кровати.
        - Твою мать, - проворчал он - надо было настроить сигнал поаккуратнее.
        Подойдя к ноуту, он быстро просмотрел информацию, и вызвал Роана.
        - Кто бы это ни был, сейчас четвертый прат ночи, и я найду тебя…
        - Шеф, это я, и дело срочное.
        - Тимур, я тебя заклинаю, скажи, что началась война, и тогда я, пожалуй, оставлю тебя в живых. Потому, что иначе, я пришибу тебя сразу как увижу.
        - Лучше отдайте распоряжение, шеф, чтобы отряд быстрого реагирования и мастера слежки выдвигались по следующему адресу - Глиссона семь. И можете продолжать спать. Я тоже не рад, что меня это разбудило, но либо мы ловим «похитителя», либо мы на хрен не нужны.
        - То есть, он в столице?
        - Да. Первый раз за весь год он похищает в столице. И слишком быстро. Мы еще не нашли предыдущую жертву.
        Роан нахмурился.
        - Он ускоряется. Торопится. Значит, скоро развязка, какой бы она ни была. У нас есть один, максимум два, шанса. Ладно. Высылаю ребят. Живи, пока.
        Тимур сбросил вызов, и направился назад, в свою удобную постель.

* * *
        - Так, ребята, у нас есть фора. Небольшая, но нам ее должно хватить. Сеть Бейла на весь район. Отслеживать любое передвижение, будь это даже крысы.
        - Гром?
        - Да?
        - Боюсь, что у нас проблема.
        - В чем дело?
        - В передвижениях. Их слишком много.
        - По округе?
        - Нет. В самом здании.
        Гром нахмурился, и вызвал на наручном деинге информацию по зданию. Взгляд зацепился за планировку, и имя владельца, после чего он поморщился.
        - Что-то не так, шеф?
        - Все не так. Здесь подпольный игровой дом и бордель одновременно. Так сказать, комплексный подход. Кто проверил информацию по потенциальной жертве?
        - Я. Потенциальная жертва - художник. Не звезда, но в целом неплох. Иллюзионист.
        - То есть, предлагает свои иллюзии в качестве декора?
        - Да.
        - Тогда нам не везет. Он может быть в любой из частей. Придется войти и проверить. Шум не поднимать. Переодеться в гражданское. Если обнаружите - передать остальным. Следаки на подходе. И запомните, только слежка, ничего более. Даже если ему челюсть ломать будут - сидите и не вмешивайтесь.
        - Сеть Бейла развернута.
        - Насколько?
        - Два квартала.
        - Должно хватить. Ладно, парни, живо за дело.

* * *
        Давно уже «частный клуб» не знал такого наплыва посетителей. Его владелец, Эррад Меллард, был искренне рад предоставить всем своим гостям товар высшего качества, вне зависимости от того, что им было необходимо - карточный стол, выпивка, ночь с девушкой или мальчиком, или наркотики. Все было высшего качества, и предоставлялось как только клиент изъявлял желание что-то попробовать. Конечно, официально, этого «клуба» не существовало, поскольку часть предлагаемых удовольствий были, мягко говоря, незаконными, а та часть, что была вполне легальной существовала без необходимых лицензий, но Эрраду до сих пор удавалось избегать проблем с властями и ОКОПом, благодаря личному знакомству с мэром, и тому факту, что тот, иногда, пользовался услугами его заведения.
        Однако в этот вечер публика была странная, и выражалось это прежде всего в том, что пили они мало, карточными столами не интересовались, да и предложение других удовольствий было принято только одним человеком, который удалился вместе с девушкой, но, довольно скоро, вернулся назад в главную залу.
        Чувствуя назревающие неприятности, Меллард хотел уже попросить наемную охрану выпроводить странных гостей из зала, но тут к нему подошел один из его помощников, и тихо шепнул на ухо, что его хочет слышать новый босс.
        Бросив помощнику, чтобы тот приглядывал за всеми странными посетителями, он побежал в свой рабочий кабинет, где и извлек миниатюрный проекционник, настроенный на связь только с одним, конкретным устройством.
        - Это Эррад Меллард. Вы хотели связаться со мной?
        - Да - раздался тихий, лишенный пола и возраста голос.
        - Чем могу быть вам полезен?
        - У вас в заведении сейчас сотрудники ОКОПа. Им надо помешать действовать, но так, чтобы все выглядело случайностью. Лично вам, и самым ценным вашим кадрам я предлагаю оставить вокслеры и деинги на столе, и спешно покинуть заведение, поскольку когда они упустят свою добычу, то возьмутся за ваш «клуб», который вы, кстати, продолжали держать открытым, несмотря на мое распоряжение.
        - Эм-м-м… Надо же было на что-то жить… - промямлил хозяин.
        - Те, кто хотели держать заведения открытыми переходили на совершенно легальные вещи, коих у вас нет вообще ни одной. Свою провинность вы искупите сейчас точным выполнением моего распоряжения. В следующий раз таких поблажек не будет.
        - Хорошо… Конечно… Как скажете… Я все сделаю. А за кем они, хотя бы охотятся? Ну… чтобы я знал.
        - Игорный зал. Пятый стол. Третье место, напротив крупье.
        - Ему надо выиграть или проиграть?
        - Он и так проиграл. Теперь ему надо проиграться так, чтобы у него не осталось никакой надежды.
        Раздался тихий смешок.
        - И если он готов будет поставить свою душу - примите ставку.

* * *
        Не проходящее ощущение надвигающихся проблем, заставило Грома лишний раз перепроверить всех своих людей, и, даже, выйти к той четверке, которая осталась для внешнего наблюдения.
        К сожалению, повесить «маячок» на потенциальную жертву не было никакой возможности, несмотря на свой нелегальный статус, о безопасности игроков заведение заботилось, и разрешало посторонним приближаться к столам только тогда, когда освобождалось место.
        Все было тихо и спокойно, люди, перебравшие с выпивкой или наркотиками, устремлялись за игорные столы или в комнаты борделя, продолжая тратить свои деньги, и, невольно, Гром задумался, вспоминая то, как когда-то, молодой мальчишка, по имени Тимур Наром, пришел в мир беззакония и хаоса. В ту пору от войны полыхали оба материка, и брат вставал против брата, причем, зачастую, даже не задумываясь о том, что он делает. Историки, конечно, утверждали, что та война разразилась из-за двух держав, которые старательно подминали под себя все остальные страны, но лично он сомневался до сих пор в том, что правда была именно такой. Слишком далеко были эти державы друг от друга, слишком миролюбивы и спокойны были в них жители, чтобы внезапно, в одночасье, стать жестокими воителями, способными убивать все, что их не устраивало.
        Сам он пересидел большую часть войны на одном из островов, куда раз в год приплывали какие-нибудь контрабандисты или пираты, которых он ловил, узнавал новости, и убивал, чтобы они не выдали его местонахождения.
        Наром явился миру как глоток свежего воздуха. Мальчишка, столь свято верящий в то, что все можно исправить и привести в порядок, что его вера стала лучшей его броней против чужих заклинаний, которые отскакивали от него, не причиняя вреда. Однако, оружие точно также отскакивать не могло, и поэтому вокруг него собрался сначала десяток последователей, которые стали его защищать.
        Грому довелось побывать на одной из его самых ранних проповедей. Откровенно говоря, им управляло тогда обыкновенное человеческое любопытство. Ему хотелось узнать, что же за чудо такое появилось в мире, раздираемом войной, и долго ли оно просуществует.
        Ему вспомнилось, как он сидел в трактире и слушал то, что этот сопливый тридцатилетний мальчишка пытался втолковать парочке дворян, которые никак не планировали задерживаться дольше, чем требовалось, чтобы выпить по кружке равара.
        Сидя в оцепенении, он слышал, как дышащий убеждением мальчик указывает им, насколько же неправильно они живут, и как плохо заботятся о своих людях, а значит и о себе.
        Он не применял ни капли магии, однако все, кто его слушали, замирали, и лишь недовольно шикали на тех, кто по неосторожности начинал шуметь.
        За один разговор мальчик убедил не двух дворян, а почти полсотни человек, среди которых были и заезжие наемники, и местные крестьяне, и даже пара Высших магов. Когда же разговор был закончен, и мальчик собрался уходить, они пошли за ним все.
        Он шел туда, где война бушевала сильнее всего, и стоило ему начать говорить, как люди застывали и слушали, в последствии либо присоединяясь к нему, либо просто расходясь по домам, и начиная вновь обрабатывать землю.
        Поначалу, Гром, с его скептическим отношением к подобным проповедникам, считал, что паренек дойдет до определенной точки, после которой над ним возобладает желание власти, и он просто станет очередным правителем, но и здесь мальчик смог его удивить, вернув на место законных королей, а в странах, где все представители королевского рода были мертвы, посадил во главе Высших магов.
        Нет, он не чурался власти, но она не была его самоцелью. Просто инструментом, при помощи которого он исправлял все то, что мог.
        Как сумел понять Гром, мальчик был лишен магии, но его собственная вера стала его магией, и помогла, под конец его жизни, создать первый прообраз того, что впоследствии стало Советом Высших Магов.
        - Гром…
        Неожиданный вызов через вокслер вырвал его из воспоминаний и вернул к реальности.
        - Да?
        - Наш паренек сидит рядом с какой-то дамочкой. Он уже проигрался в пух и прах.
        - И?
        - Я толком не слышу о чем там речь, только по губам читать могу, но, кажется, она не против провести с ним время… Подальше отсюда. Она может быть нашей целью?
        - Нашей целью может быть кто угодно. Сейчас, подойду и гляну.
        Он неторопливо двинулся в сторону игорного зала, когда услышал:
        - Шеф, быстрее, они собираются уходить.
        Гром ринулся вперед, но, как нарочно, натыкался на официантов, на игроков, на местных охранников, которые решили остановить человека начинающего беспорядки.
        Бросив взгляд на зал, он обнаружил, что все их люди были искусно заблокированы.
        - Проклятье, нам опять мешают, - бросил он всей команде - разрешаю применить минимум силы.
        - Не нужно, шеф. Она его увела.
        - Дерьмо. Ты ее, хотя бы, рассмотрел?
        - Да.
        - Изображение мне сбрось.
        Даже посетители этого злачного места, существовать которому оставалось лишь полпрата, никогда не слышали таких выражений, которые употребил Гром, получив портрет женщины, известной ему как Гэлис Нейа.

* * *
        Не выспавшийся глава ОКОПа пребывал не в лучшем своем настроении, обусловленном, вдобавок, тем, что он волновался за Арианну, которая, наплевав на все его просьбы и требования, отправилась сегодня на заседание Совета, чтобы сложить с себя полномочия и назначить преемника.
        - И вы опять ее упустили.
        - По крайней мере, шеф, мы теперь знаем, кто она такая - осторожно произнес Тимур.
        - Да? А где ее искать вы знаете?
        Вошедший Илим привлек всеобщее внимание.
        - Предыдущая жертва вернулась на место. Все тоже самое, что с остальными. Патрон, если вы будете убивать подчиненных, это негативно скажется на вашем имидже, и создаст кадровые проблемы. Хотя, если вы все-таки решите это сделать, могу я получить после смерти Тимура его плеер? Ноутбук не прошу, на него, скорее всего, наложит лапу Ильта Крэйт. А вы - можете забрать себе его транспортное средство. Говорят, что в городских условиях оно способно вести себя более мобильно, чем любой автомобиль, а скорость способно развивать намного большую.
        Тимур недовольно посмотрел на Илима.
        - Между прочим, я все еще жив, и все еще здесь. А мои вещи, до факта моей смерти, я не позволю делить.
        - Если наш глубокоуважаемый патрон продолжит вести себя так и дальше, то боюсь, что ни тебе, ни Грому, этот день не пережить. Так что, подобными вопросами лучше озаботиться заранее. Кстати, ты уже завещание составил? Могу посоветовать великолепную юридическую контору. За небольшую доплату, они могут даже организовать, чтобы через пару саймов после твоей смерти все вещи, которые ты кому-нибудь завещаешь, мигом оказывались бы у нового владельца.
        - Я, между прочим, тоже здесь, и все слышу, - хмуро заметил Роан - и если ты сейчас же не уймешься, то скорее всего не доживешь до исполнения завещания Тимура, которого я, пожалуй, прямо сейчас отправлю искать эту Гэлис Нейа. Кстати, тебя я отправлю туда же. И Грома. Отдел слежки больше не привлекаем, смысла нет. Они и так по полной облажались. Задача найти и взять ее живой или мертвой. Если будете брать мертвой, позаботьтесь о том, чтобы ее труп был в состоянии ответить на вопросы. А теперь - все вон.
        Гром, вместе с Илимом, покинули кабинет, а оставшийся Тимур слегка покашлял, привлекая внимание шефа.
        - Что тебе еще?
        - Как Арианна?
        Роан вздохнул.
        - А как ты думаешь? Она, не являясь носителем демонической крови, начинает становиться демоном. Чистокровным. Причем, при уровне ее знаний и умений, сила будет на уровне их мистресс, а может и дорастет до Высших Лордов-Демонов. Она это приняла как само собой разумеющееся, а вот я теперь понять не могу, что у нас с ней будет дальше твориться. Одно дело любить человека, а другое - демона.
        Тимур недоверчиво покачал головой.
        - Никогда не думал, что мне представится еще раз в моей жизни сказать это своему начальству, но шеф, вы идиот.
        - Что?!? - взревел Роан.
        - А то… Какая на фиг разница, демон она или человек? Вы любите ее не за расу, а за то, что она такое. Пользуясь понятиями принятыми в этом мире - вы любите ее душу, а не ту жалкую тень души, которую представляет из себя тело. Для вас ничего не изменится, да и не должно. Подумаешь, слегка изменилась физиология… У нас в мире люди продолжали любить даже тогда, когда люди возвращались с войны полностью искалеченными, как физически, так и душевно. И ничего, жили потом еще долго, хотя и приходилось ежедневно о калеке рядом с собой заботиться. Более того, помогали этому калеке залечить душевные раны, и не замечать физические недостатки. А вы…
        Роан почувствовал, что против своей воли начинает улыбаться, глядя на такую горячность своего подчиненного.
        - Ты еще скажи, что у тебя схожая ситуация была.
        - И скажу. Когда в родном мире Ильту чуть взрывом по округе не разметало, как вы думаете, кто ее выхаживал? Я ведь понятия не имел, что она все отрегенерирует. Думал, что на всю жизнь калекой останется.
        Нойрам усмехнулся.
        - Никогда не думал, что я это скажу, но, похоже, что ты меня убедил в том, что я идиот. Ладно. Признаю. Как у тебя с Лайтой?
        Программист отчаянно вздохнул.
        - А вот тут, похоже, что идиот, все-таки, я… То есть, нет, она мне действительно очень нравится, и я ей, похоже, тоже, но… Она правильно сказала, пока что, у нас нет шансов быть вместе. Знаете, шеф, если я вам расскажу свои подозрения, то вы кинетесь ее арестовывать, и она меня ни за что, потом, не простит… А если не расскажу, то тут встанет вопрос долга перед ОКОПом, и вы меня не простите. Честно говоря, я уже довольно давно голову ломаю, что мне следует сделать, но так и не пришел к какому-либо решению.
        Роан, выслушавший его предельно серьезно, с пониманием кивнул.
        - Понимаю, что ты хочешь сказать. Ты не первый, кто с такой дилеммой столкнулся. Впрочем, ты, небось, и сам уже прошерстил инфосеть в поисках решения и ответа…
        Тимур виновато кивнул.
        - Именно поэтому и рассказываю…
        Нойрам расхохотался.
        - Ах ты мошенник… Значит, нашел то, что в таких вопросах суд всегда решается в пользу того, кто выбрал личную жизнь, а не общественный долг?
        - Нашел, хоть и не понял, почему именно.
        - Это довольно просто, и в то же время довольно сложно. С одной стороны, нужды большинства всегда важнее, чем нужды одного человека. Вот только когда один человек может повлиять на нужды большинства, то, разумеется, ему отдается преимущество. Важно только то, чтобы человек осознал это, и сделал соответствующий вывод. Общество пойдет тебе навстречу, если ты, потом, серьезно ему послужишь. Кстати, с тобой я такой проблемы не вижу. Ты и так для мира много делаешь, и я уверен, что сделаешь и еще больше.
        Программист задумчиво кивнул, принимая информацию, и, на всякий случай, переспросил:
        - Значит, можно не рассказывать?
        - Можно, - великодушно разрешил Роан - а теперь марш искать эту Гэлис Нейа. Меня достал тот бардак, который она устраивает уже второй год.
        Глава 12
        Когда Арианна вышла в центр зала Совета, все внимание присутствующих оказалось приковано к ней.
        - Дамы и господа, - обратилась она к коллегам - я вынуждена известить вас о своей отставке с поста члена Совета.
        - По какой именно причине, госпожа Дебаф? - поинтересовался Дейворт.
        Вместо ответа, она высвободила лишенную пигмента прядку.
        - По той причине, по которой демонам отказано в членстве в Совете. Членом Совета должен быть человек.
        Тейлон вздохнул.
        - Госпожа Дебаф, мне очень жаль.
        - Не жалейте, - перебила она его - вы не знаете положения вещей, а значит не представляете всего, что значит мой новый статус. Согласно уставу Совета я предложу кандидатуру на замену себе в течение недели.
        С этими словами она повернулась и вышла из залы.
        В коридоре ее догнал Дейворт, который, видя, как она прислонилась к стене и пытается отдышаться, положил ей руку на плечо.
        - Арианна…
        - Да, Рэй?
        - Паршиво?
        Она слабо улыбнулась.
        - Смотря, с какой стороны. Физиологически - очень паршиво. Меняется все, от гормонального уровня и метаболизма, до таких вещей, о которых ты и понятия не имеешь. Процесс крайне болезненный, но мне повезло в том, что я Целительница, и знаю как все это компенсировать. Точнее, не знаю, но болезненные ощущения блокирую. Что касается эмоциональной сферы, то тут все сложнее. Я чувствую, что перестройка идет и там. Ощущения описать очень сложно. Больше всего похоже на то, что орт назад чувство было твоим, а сейчас оно уже совсем чужое, и ты не знаешь, каким и чьим оно будет в следующий орт. Это началось еще ночью, пока я спала. Роан накачал меня вчера «эльфийской пыльцой», и посреди ночи я проснулась именно от того, что начались изменения.
        - Чем ты становишься?
        - Чем-то новым. Мощнее, сильнее, быстрее того, чем была раньше. Магические способности растут невероятно, притом делают это такими скачками, что пока это не закончится, мне страшно пользоваться магией. Если раньше я была полна своей энергии, и вместить сверх того ее было трудно, то сейчас… Сейчас внутри меня выстраивается пустота, которая требует заполнения, а внутри, пока, плещется лишь одна никчемная душа. Все равно, что одна капля там, где должен быть океан.
        Рэй поддержал ее, и довел до кресла.
        - Не смей больше так делать, - с улыбкой попросила его она - иначе все решат, что я совершенно беспомощна.
        - Да плевать, что они решат. Риа, ты знаешь, откуда появился термин «демон»?
        - От Старого Бога Даэ Мона.
        - Точнее, от верховного жреца его культа, который первым претерпел ту трансформацию, что ты проходишь сейчас. Лишь столетия спустя маги вновь нашли тот же способ трансформации, и начали называть себя уже не людьми, а демонами. Даэ Мон был богом изменения. Эволюции, если можно так сказать.
        - А еще - Хаоса.
        - Да. Его считали самым разрушительным богом, но, он же, был и самым созидательным.
        Арианна ощутила, как он готовит плетение, постепенно отвлекая ее своим разговором.
        - Рэй, если ты сейчас попробуешь что-то сделать, я сочту это нападением. Я понимаю твой интерес к демонам, и желание изучить трансформацию, но не позволю себя усыплять, парализовать и исследовать. Если хочешь, я потом тебе предоставлю доскональную информацию, в обмен на что-нибудь.
        - Решила придерживаться старых правил? - с улыбкой поинтересовался Рэй.
        - Они не зря веками оттачивались. Кроме того, я понятия не имею, как на меня повлияет любое магическое воздействие сейчас. Ты можешь вмешаться в какой-нибудь тонкий процесс, и это может меня убить.
        Дейворт покачал головой.
        - Всевидящее Око, Риа… Неужели тебе совсем не страшно?
        Она посмотрела на него долгим взглядом.
        - Страшно. Очень страшно. До такой степени, что я хочу забиться куда-нибудь, и покончить с собой, лишь бы не испытывать этого страха. Но я Логик. Мое обучение позволяет мне отключиться от своих эмоций и чувств, и только это меня и спасает. Половина меня сейчас скулит в ужасе от происходящего, от того, что я вчера забрала человеческую душу… А вторая - запоминает, анализирует, и составляет подробный отчет в памяти о самом интересном эксперименте за всю мою жизнь. Эксперименте, которого, в принципе, быть не должно, но раз уж все так совпало, то его надо максимально полно описать.
        Он вздрогнул.
        - Я бы так не смог, наверное.
        - Именно поэтому демонами становилось так мало Высших. Мало кто может перебороть такой страх.
        Дейворт задумался.
        - А кем ты становишься? Низшей? Аколитом? Суккубом? Мистресс? Высшей Леди?
        - Не меньше, чем мистресс. Возможно - Высшей Леди. Я еще не знаю, насколько далеко зайдет процесс, но первые две ступени я перемахнула сразу. Сейчас я совсем без плетений сопутствующих внешности, однако, у тебя уже вовсю идет реакция организма, при взгляде на меня. И это несмотря на то, что ты знаешь, что я выбрала другого, и никогда не буду с тобой. Несмотря на то, что я тебя никогда не интересовала как женщина, и мы были лишь коллегами, уважавшими друг друга.
        Он бросил взгляд, чтобы убедиться в услышанном, и отвел глаза, так как его либидо немедленно отреагировало на ее внешность.
        - Что я могу для тебя сделать?
        - Для меня - ничего. Ну, или, почти ничего. Если ты не против, я хотела бы поселиться в Дейзине, в поместье Раттнира. Оно, насколько я помню, до сих пор твоя территория.
        - Почему?
        - Те камни помнят не одного демона, корпящего над их знаниями. Возможно, с новой силой, мне удастся восстановить часть утраченного. И… есть еще кое-что, Рэй. Постарайся донести до Совета то, что хоть я и буду уважать их решения, я теперь не одна из них, и играть буду по своим правилам. Пусть не лезут ко мне с просьбами и требованиями делиться всем, что узнаю.
        Она неожиданно схватилась за виски, и ее взгляд стал изумленным.
        - Всевидящее око… Я и не предполагала, что… Старые боги, сколько же всего нового мне придется узнать… Вериг, недоносок проклятый, ты знал, что рано или поздно это кому-то потребуется!
        - В чем дело, Риа?
        - В том, что этот гад оставил сюрприз в инфосети. Подожди, я перекрою канал, иначе голова сейчас взорвется.
        - Что за сюрприз?
        - Копию накопленных ими знаний. Боюсь, что даже моей демонической жизни не хватит, чтобы понять все…
        - Ты можешь чем-нибудь из этого поделиться? - взволнованно спросил он, но Арианна отрицательно покачала головой.
        - Это все равно, что ребенку, который только научился читать, всучить рукописные трактаты по высшей магии. Он увидит, что это текст, может даже разберет пару слов, но смысл от него будет ускользать до тех пор, пока не накопится достаточно знания, понимания и опыта. Ты просто не поймешь. Я тоже, пока не понимаю, и думаю, что пройдет не один десяток лет, прежде чем начну понимать.
        Она отдышалась, поднялась на ноги, и произнесла:
        - Я не прощаюсь, Рэй. И из всего Совета буду иметь дело только с тобой.
        Она телепортировалась, оставив его в одиночестве.
        Член Совета поднялся на ноги, и, покачав головой, направился назад в залу.
        - Успеха тебе, Риа. И надеюсь, что ты все-таки не откажешься помочь нам, и своему избраннику, удержать мир в равновесии. Или, по крайней мере, надеюсь, что воевать нам придется не с тобой.

* * *
        Вот уже который час Тимур не вылезал из-за своего ноутбука. Весь его отдел взял на себя поиск по вопросам, которые ставились руководством ОКОПа, выделив, таким образом, ему время для частных исследований, которыми он не делился ни с кем.
        В последнее время процесс застопорился, несмотря на то, что ему удалось обнаружить
«черный ход» Дайруса.
        Как обычно, в таких случаях, главной проблемой становилось не обнаружить его, а открыть, и вот тут он мог лишь поаплодировать гениальному магу, который прикрыл
«лазейку» не одной защитой, а сразу тремя.
        Первый уровень защиты он преодолел давно, просто скопировав оставшуюся в инфосети личную психоматрицу Дайруса. Такого рода защита была не редкостью, и, хотя и вызывала проблемы у его подчиненных, но им самим взламывалась по щелчку пальцев. Достаточно было лишь найти матрицу человека ставившего защиту, и, скопировав ее на ноутбук, сделать исполняемым модулем.
        Пройдя первый слой, он обнаружил нечто странное, и долго бился над этой загадкой, пока не додумался приобрести старый деинг, стоявший, когда-то, в городской резиденции Клауда. Его кардинальным отличием от остальных моделей было индивидуальное проектирование, от самого создателя инфосети и, непосредственно, устройств с ней связанных, и увидев модуль, который отсутствовал во всех штатных моделях, он примерно полгода разбирался с его устройством и функционалом. Как выяснилось, это был миниатюрный тест ДНК, настроенный исключительно на Дайруса. Восхитившись таким элегантным решением, он угробил кучу времени и денег на то, чтобы найти образец его крови, и, переведя результаты в цифровой вид, получил вторую отмычку, позволившую ему снять очередной уровень защиты, под которым его ждало то, чего он никак не ожидал.
        Насколько он понимал третий уровень защиты, тот выстраивался по принципу ментального замка, то есть открывался только при посыле определенной фразы на определенной частоте. Рассчитать частоту проблемы не составило, в этом помог все тот же старый деинг, но вот фраза…
        Хакер впервые в жизни столкнулся с тем, что пароль на доступе совершенно не ограничен количеством используемых символов, и принялся за переписывание своих криптопрограмм по подбору пароля. Переделав их, он думал, что теперь довольно быстро расправится с очередной сложностью, вставшей на пути, но проклятый «лед» никак не «кололся», выдавая ему полную белиберду, сообщая, что вводимые символы некорректны. Это издевательство шло уже последние два месяца, и ужасно его бесило.
        Найдя в инфосети досье, собранное на Дайруса его дочерью, он поразился тому, насколько детальным оно было, и, при внимательном прочтении, выяснил, что Высший маг, как ему было и положено, знал массу языков, в том числе и мертвых. Хорошенько выругавшись, он дополнил свои криптобазы модулями с алфавитами этих языков, но упрямая защита все равно посылала его куда подальше.
        В текущий момент, он сидел, внося в базу все известные миру символы, использовавшиеся магами. Занятие было не из простых, так как за тысячелетия подобных символов набралось слишком много, неизмеримо больше, чем букв в алфавитах всех языков в мире.
        Закончив ввод очередной базы, на этот раз бересской, пятисотлетней давности, он сохранил ее, и потянулся за соком ариссы, не обратив внимания на то, что его рукав, скользнув по тачпаду, перевел курсор на выставленную им галочку «подключить языковые базы». Обратное движение сняло эту галочку, и он, все еще не замечая этого, нажал кнопку запуска.
        - Посмотрим, может эти символы… Твою мать!
        Он заметил отсутствие галочки, но ноутбук в этот момент выдал совпадение символов.
        - Что?
        Хакер нахмурился, пытаясь понять, что же именно мог найти компьютер, и затребовал вывод совпадения. Спустя десять секунд из его кабинета раздался неудержимый смех, который привлек внимание проходящего мимо Грома.
        - В чем дело, Тимур? - поинтересовался он, открывая дверь кабинета.
        Утирающий слезы программист уже даже не мог смеяться, и лишь слабо хлопал в ладоши, подобно умственно отсталому тюленю.
        - Дайрус… - смог выдавить он, ткнув пальцев в экран, на котором находился какой-то текст - лучшего пароля для этого мира он просто не мог подобрать…
        Гром нахмурился, а Тимур, сделав глубокий вдох, начал читать, постоянно скручиваемый новыми приступами смеха:
        Варкалось. Хливкие шорьки
        Пырялись по наве,
        И хрюкотали зелюки,
        Как мюмзики в мове.
        О бойся Бармаглота, сын!
        Он так свирлеп и дик,
        А в глyще рымит исполин -
        Злопастный Брандашмыг.
        Но взял он меч, и взял он щит,
        Высоких полон дyм.
        В глyщобy пyть его лежит
        Под дерево Тyмтyм.
        Он стал под дерево и ждет,
        И вдрyг граахнyл гром -
        Летит yжасный Бармаглот
        И пылкает огнем!
        Раз-два, раз-два! Горит трава,
        Взы-взы - стрижает меч,
        Ува! Ува! И голова
        Барабардает с плеч.
        О светозарный мальчик мой!
        Ты победил в бою!
        О храброславленный герой,
        Хвалy тебе пою!
        Варкалось. Хливкие шорьки
        Пырялись по наве,
        И хрюкотали зелюки,
        Как мюмзики в мове.
        - Что это за бред? - поинтересовался бывший наемник, у медленно сползающего под стол программиста.
        - Это не бред. Точнее бред, но это стихотворение из книги. Я переведу ее тебе в инфомассив. Из книги нашего мира. Лучшего пароля, для этого мира, где и понятия не имеют о Льюисе Кэрроле, просто не придумать. И он не нашел ничего лучше, как вводить его на том языке, который тоже не знают в этом мире. А я - идиот, потративший кучу времени впустую. Боже, мне надо было сразу догадаться, что раз он питает такую слабость к нашему миру, это должно быть что-то оттуда, а не местное…
        - То есть, у тебя все хорошо?
        Тимур, не обращая внимания на вопрос, наложил полученный текст, на необходимую частоту, и послал запрос на снятие защиты. Увидев, как она исчезает, он улыбнулся.
        - Все просто замечательно. Вот только у меня прибавилось работы.
        Он целиком погрузился в изучение того, к чему так бережно относился самый гениальный из Высших магов последнего столетия, и даже не заметил, как его коллега, с улыбкой, покинул кабинет, аккуратно прикрыв за собой дверь.

* * *
        Оллет неторопливо протирал бокалы, когда приземлившаяся перед баром пара бизнесменов, в которых он узнал давно окончивших Университет лоботрясов, принялась обсуждать последние новости.
        - Интересно, и кого же теперь поставят над нашим регионом.
        - Понятия не имею. Меня более чем устраивало то, что всем заправляла Дебаф. Говорят, что теперь у нее не будет вообще ничего в собственности. Даже не представляю, как это - быть Высшим магом, практически повелителем мира, и вот так, в момент, всего лишиться…
        - Да брось, то, что она приобрела… Она теперь вообще может весь Совет на два пальца послать, и те пойдут.
        Отставив бокалы в сторону, Оллет нахмурился, и поинтересовался:
        - Извините, а вы о чем говорите?
        - Вы еще не слышали? Арианна Дебаф покинула Совет из-за того, что стала демоном. Теперь у нее не будет ничего в собственности, кроме того, что она сама себе создаст. Все ее счета будут переданы ее семье.
        Оллет вздохнул.
        - Тейлон, жадный ублюдок… Наверняка именно он решил применить третью поправку. А девочка сейчас единственным демоном являться будет, ее другие поддержать не сумеют. Надо что-то делать, пока она на ноги не встанет.
        Отойдя на другую сторону барной стойки, он послал вызов Арианне.
        - Да?
        - Риа, до меня тут весть докатилась о тебе. Пока не сможешь устроиться в этом мире, можешь у нас бесплатно питаться.
        - Благодарю, но в этом нет необходимости.
        - Еще как есть. Совет решил использовать третью поправку к договору с Высшими Лордами Демонов. У тебя ни единого дална теперь нет.
        Впервые, на памяти Оллета, Арианна выругалась так, что многие матерые наемники могли ей позавидовать.
        - Теперь понятно, почему даже мой дом не реагирует на мои команды. Впрочем, все равно в этом не будет необходимости, но я благодарна за то, что ты меня известил. Поживу пока у Роана. Надо будет только попросить его, чтобы побольше продуктов закупал, а то я знаю, что у него вечно только чтобы что-то перекусить бывает.
        - А дальше где устроишься?
        - Я попросила Дейворта передать мне поместье Раттнира, но, в крайнем случае, все равно останусь у Роана.
        - Понятно. На всякий случай, дам тебе еще один совет. Ты наверняка не подумала о том, что, поскольку ты единственный демон теперь, любое заклинание вызова будет направляться к тебе. Смотри, как бы не задергали.
        - Хорошая мысль. Надо будет обдумать, как бы от этого защититься. И еще…
        - Да?
        - Я тебя хочу поблагодарить за то, что вы все также ко мне относитесь. Сейчас многие начнут менять ко мне свое отношение.
        - Не благодари. Кстати, об этом… Ты настолько уверена в Роане?
        Она вздохнула.
        - Он еще не вернулся работы. Связываться я с ним пока не связывалась. Посмотрим.
        - Думаю, что все будет хорошо. Помни, у тебя все равно есть друзья. Уж этого Совет тебя точно не сможет лишить. Кстати, как ты сейчас?
        - Паршиво. Внутри пусто, и эта пустота требует заполнения, а душ, в ближайшее время, не предвидится.
        Оллет хмыкнул.
        - Если война, о которой так беспокоится Дейворт, начнется, то душ станет более чем достаточно. А сейчас… Сколько у тебя энергии?
        - Мало. Наполовину уже израсходовала ту душу, из-за которой началась трансформация.
        Дигг присвистнул.
        - Сколько прошло времени с самого начала?
        - Еще и суток нет. А что?
        - То, что Вериг мне сказал, в свое время, что трансформация проходит за трое суток. В это время энергии должно быть в избытке, и не должно быть внешних магических воздействий. Давай-ка я сейчас кое с кем переговорю, и устрою тебе
«тихую комнату». Заодно и мы с братьями туда прибудем. Должен же тебя кто-то энергией подкармливать. Судя по всему, ты станешь первой новой Высшей Леди.
        - А я смогу принять вашу энергию? - осторожно поинтересовалась она - Это не будет считаться внешним воздействием?
        - Сможешь, и не будет. Простая подкормка.
        Некоторое время она, молча, обдумывала предложение, и, наконец, согласилась.
        - Видимо у меня нет выбора. Энергия расходуется слишком быстро. Я не успеваю ее даже накопить. Честно говоря, Оллет, я даже не представляю себе, как я смогу вас за это отблагодарить.
        - Прекрати, девочка. Если ты, когда-нибудь, дозреешь до того, чтобы принять нас в свою компанию - это будет более чем достойной благодарностью, ну а если нет - грустить не будем. В конце концов, зачем еще нужны друзья.
        - Оллет…
        - Да?
        - Я не смогу сделать вас демонами.
        - Я и не говорил, что сможешь. Мы и сами давно уже подумывали, чтобы ими стать. Процедура нам известна. Если же мы решимся, то нам потребуется кто-то, кто сможет поддержать нас в период трансформации. Так понятнее?
        - Намного.
        - Жди. Думаю, что скоро все организую.
        Глава 13
        Роан пребывал в крайнем раздражении, впрочем, в последнее время, такое состояние начинало казаться уже обычным. Придя на работу, он просмотрел сводки за ночь, отдал полтора десятка распоряжений, выпил две кружки тергона, и наорал на Илима, который снес все это с идеальным спокойствием, и протянул ему сверток.
        - Что это? - хмуро поинтересовался Нойрам.
        - Подарок от коллектива ко дню рождения, патрон. Точнее от начальников отделов и меня. Я знаю, что вы терпеть не можете его отмечать, поэтому поздравлять вас никто не будет, но Тимур настаивал, что подарить вам что-нибудь все-таки нужно.
        Роан бросил сверток в ящик стола, даже не разворачивая.
        - От Арианны ничего не слышно? - понимающе поинтересовался Илим.
        - Да. И мага такого уровня не выследить нашими методами, если она того не хочет. Где Тимур?
        - Сказал, что готовит нечто экстраординарное. У него какой-то безумный прорыв в технологии работы, и просил его не трогать до тех пор, пока он не закончит, или пока у вас не исправится настроение.
        - А Гром?
        - Вместе со своей командой осваивает мотоцикл собранный Тимуром, и думает, как его можно улучшить.
        - Остальные главы отделов?
        - Заняты вашими указаниями. Патрон, да прекратите уже, наконец! У вас же усов не останется…
        Роан с удивлением обнаружил, что все время общения с подчиненным он отчаянно выщипывал кончики усов.
        - Три дня - не такой уж и большой срок, чтобы начинать волноваться за ее судьбу. Она не маленькая девочка, и с ее знаниями и навыками может выжить там, где любой другой умрет. А с учетом того, что она теперь становится демоном, ее шансы на выживание увеличиваются в разы.
        - Знаю.
        Роан снова потянулся к усам, и еле-еле смог себя остановить.
        - Вы бы хоть подарок развернули, шеф… - жалобно произнес Илим - мы с ребятами искали, старались…
        Нойрам раздраженно рванул ящик, вытащил сверток, и с подозрением уставился на явно старинную кожу, из которой он был сделан.
        - Что там?
        Илим демонстративно вышел из кабинета, оставляя его в одиночестве.
        Покачав головой, он все-таки развернул сверток, и уставился на антикварный набор по уходу за усами. Миниатюрная расческа, маленькие ножнички, зеркало, наусники нескольких видов… Все это было выполнено настолько искусно, что чувствовалась рука очень хорошего мастера, и Роан, заинтересованно, принялся исследовать набор плетениями, чтобы выяснить метку автора.
        Когда, наконец, метка вспыхнула, и Роан сверился с инфосетью, он понял, что подчиненные действительно расстарались, чтобы найти такие редкие вещи.
        Дело было скорее в том, что этого набора, как такового, не существовало. Мастер изготавливал предметы штучно, под заказ каждого клиента индивидуально, но никогда не делал кому-то целого набора, и ребятам пришлось славно потрудиться, чтобы разыскать все предметы по отдельности, да еще и выкупить их у владельцев.
        Придирчиво изучив в зеркале свои усы, он ужаснулся их состоянию, и начал неторопливо приводить их в порядок.
        Резкое нагнетание магического поля в его кабинете произошло тогда, когда он уже убирал набор, и собирался, немного успокоившись, заварить себе еще тергона.
        Судя по всему, человек, идущий в его кабинет, не был настроен на то, чтобы колесить по всему зданию от входа, и, разрывая защиту на здании и кабинете, способную остановить практически кого угодно, он все-таки прошел.
        Роан застыл, глядя на когда-то черные как смоль, а теперь начисто лишенные пигмента, волосы Арианны, представшей перед ним так, что от ее вида захватывало дух, и возникало нестерпимое желание преклонить перед ней колени, и отдать ей не только свою жизнь, но и душу.
        - Ну, хоть усы в порядок привел - с улыбкой сказала она.
        - Риа…
        - Подожди. Отвернись, так тебе проще будет говорить. Я, пока, не научилась нормально контролировать воздействие на окружающих, а мне не хотелось бы, чтобы ты сейчас ринулся на меня, срывая одежду.
        Подчинившись, он отвернулся, и спросил:
        - Ты в порядке теперь?
        - Насколько это вообще можно считать порядком. Становление закончилось. Силы, конечно, пока, вообще как таковой нет, но меня это сейчас не беспокоит.
        Он почувствовал, как напряжение последних дней, наконец-то отпускает его.
        - Ты не представляешь себе, как я рад, что с тобой все в порядке.
        Голос Арианны стал нежным.
        - Представляю. Роан, милый… Я знала, что ты волнуешься, но…
        - Я понимаю. Лучше мне было там не находиться, где бы это «там» ни было.
        - Верно. Чтобы сберечь энергию мне пришлось отключить блокировку боли… Это было… Пожалуй, что лучшим и самым мягким словом будет «не эстетично». Ты бы ничего не мог сделать, а сам бы извелся. Дигги обо мне позаботились, насколько это было возможно.
        Она помолчала.
        - Роан, мне надо обсудить с тобой кое-что.
        - Что?
        - Видишь ли, Совет лишил меня всего. Всех денег, недвижимости, работы… Я… Я не знаю, что мне делать дальше. То есть, нет, я хотела бы восстановить знания принадлежавшие демонам, и у меня есть для этого солидные предпосылки, но это будет нескоро, а пока - мне надо будет как-то жить.
        - Всевидящее око, Риа, о чем ты тут вообще говоришь? Ты же знаешь, что с Советом мы теперь не связаны… Жить будешь у меня, а работать… В ОКОПе давно требуется Высший маг, да вот только ни один пока не согласился. Денег, пока, много не будет, по крайней мере, не будет столько, сколько платят обычно Высшим магам, но…
        Роан покачал головой.
        - О чем я говорю… Короче, жить будешь у меня, работать в ОКОПе. Уверен, что этого будет более чем достаточно, чтобы нормально существовать нам обоим.
        Возникла пауза, во время которой Арианна обдумывала его ответ.
        - Хорошо. Роан Нойрам, а больше ты ничего не хочешь мне предложить?
        Роан медленно повернулся к ней.
        - Я хочу предложить тебе все, - ответил он, глядя в ее глаза - все, что смогу. Свою жизнь. Свою любовь. Арианна Дебаф, ты станешь моей женой?
        Она прикрыла руками лицо, по которому текли слезы.
        - Ты… Ты это говоришь не из-за того, чем я стала?
        - Я хотел это сказать еще до того, как все это началось, - улыбнулся он - и, кстати, ты совсем не изменилась. Только волосы теперь смотрятся немного иначе, но не более того.
        Она вытерла слезы, и одним движением ресниц привела лицо в идеальное состояние. Однако, ее голос дрожал, когда она ответила:
        - Я согласна. Не знаю, что уж получится из союза такого человека как ты, Роан Нойрам, и Высшей Леди Демонов, но… я согласна. Согласна вверить тебе свою жизнь и любовь.
        В этот момент, прорвавшись через все мыслимые и немыслимые запреты, раздался сигнал вокслера.
        Раньше, чем Роан успел сбросить вызов, сформировалась проекция Тимура, который завопил:
        - Шеф, к черту все!!! У меня только что высветилось на ноуте имя следующей жертвы
«похитителя»!
        - Кто?
        - Арианна Дебаф!
        Арианна шагнула вперед, отодвигая онемевшего Роана от вокслера.
        - Привет, Тимур. По какому параметру я подхожу?
        - Чувство магии. Инфосеть зафиксировала информацию о том, что вы становитесь демоном, и выдало ваше имя только сейчас.
        - Знаешь, с чем связано?
        Тимур засуетился, щелкая клавишами.
        - Древнее исследование, которое гласит, что у демонов больше развита способность чувствовать любое магическое воздействие. Вы идеальный кандидат.
        - Есть ли другие кандидаты? Я сомневаюсь, что человек рискнет связываться с демоном…
        - Теоретически - любой высший маг, - сказал Тимур - у всех высших магов это чувство обострено.
        Роан отодвинул Арианну.
        - Тимур, протокол двадцать восемь. Общее оповещение всех региональных представительств через мой вокслер.
        Тимур яростно защелкал клавишами.
        - Готово. Говорите.
        - Внимание всем. Говорит Роан Нойрам, глава ОКОПа. Немедленно взять под усиленную охрану всех Высших магов. Защитить любой ценой от Гэлис Нейа. Ее изображение вы сейчас получите. Остальные задачи неприоритетны. Гэлис Нейа брать живой, по возможности, или мертвой, но так, чтобы она смогла потом отвечать на вопросы. Повторяю, основной приоритет не дать ей получить никого из Высших магов. Сообщение окончено.
        Он перевел взгляд на Арианну.
        - Поможешь с Советом? Ты ведь знаешь, насколько они бывают упрямы.
        - Это проще, чем ты думаешь. Свяжись с Дейвортом, и скажи, что существует угроза Совету.
        - Как бы ни было повторения истории девятилетней давности - проворчал Роан.
        - Не будет. Сейчас там нет никого, кто хотел бы защитить других.
        - Тимур!
        - Да, шеф?
        - Почему до сих пор не нашли эту Гэлис?
        - Мы не знаем за что зацепиться. Вокслером не пользуется, деингом тоже. Через инфосеть ее не достать.
        Роан выдал усмешку, больше похожую на оскал.
        - Не говори мне этого, парень. Ящера ты нашел без всякого деинга или вокслера, а с тех пор, по твоим словам, ты стал еще круче. Найди мне ее, слышишь?
        Тимур вздохнул.
        - Шеф, сделаю все, что в моих силах… Только особо долго искать не получится. У меня заряд на ноуте садится. Еще несколько пратов протянет, и окончательно сядет.
        - Значит, найди ее быстрей.
        В дверь ворвался Илим.
        - Патрон, я… Добрый день, Арианна… Я… очень… рад…
        - Илим!
        - Да, патрон?
        - Отвернись и докладывай.
        - Хорошо. Вернули предыдущую жертву. Только что обнаружили его у него дома. Эксперты уже на месте, все проверяют.
        - Хорошо. Марш отсюда, связь через вокслер. Пусть со мной свяжется Гром.
        - Хорошо, патрон, сделаю.
        - И нечего глазеть на мою невесту. Марш.
        Илим пулей вылетел за дверь.
        - Извини, дорогая, но, похоже, что в этом году мой день рождения станет чем-то особенным…

* * *
        Спустя два прата, когда по всему миру уже давно подтвердили, что под охрану взяты все Высшие маги, Тимур все еще отчаянно пытался найти способ вычислить местонахождение Гэлис Нейа.
        - Давай же, парень, думай… У Ящера было только одно слабое место, через которое ты его нашел, запчасти и ремонт машины. Должно же быть что-то похожее и у нее. Совершенно бытовое, обыденное, о чем люди даже не думают… Как с тем случаем, в италии, когда за домом, куда должна была влезть Ильта постоянно следили, причем так, что никто бы и не подумал. Тогда ты их обнаружил по постоянным заказам в ближайшей пиццерии. Может здесь также попробовать? Нет, столица слишком большая. А уж про весь мир и думать нечего. Тогда что же? Она работает с душами, хотя ее способностей явно недостаточно. Значит, это какой-то артефакт. Раз артефакт, то нужно тратить энергию. У нее столько энергии нет. Интересно, кто-то отслеживает изменение расхода энергии по районам?
        Серия запросов дала моментальный результат.
        - Да, такой человек есть. Какого хрена этот придурок свою базу закрыл? Мне нужно добраться до данных, а он палки в колеса сует…
        Его отвлек вызов Грома.
        - Да?
        - Дружище, у меня есть кое-что. Помнишь, она моталась к Вратам? Она спасла жизнь одному демону, перед этим. Тогда она его отвозила.
        - Прекрасно… Значит, артефакт у нее, скорее всего, демонический. Что ты знаешь о демонических артефактах?
        - Крутые, даже при малых габаритах. Очень энергоемкие, но обычно, все-таки, меньше, чем людские аналоги.
        - Хорошо. Сколько нужно энергии, чтобы работать с душой? Причем именно работать, а не выдергивать ее из человека.
        - Очень много. А что ты пытаешься сделать?
        - Пытаюсь понять, где ее искать. Раз много энергии, то это, скорее всего, пересечение линий Лэй…
        - Только не в столице. В столице, на всех пересечениях стоят государственные здания. Жрут энергию в диких количествах, но если бы возникло повышения потребления, они бы сразу тревогу забили.
        - Значит, это не то. Как получить много энергии? Купить? Большие поставки энергокристаллов… Нет, никаких нестандартных заказов не было. Значит, придется вернуться к первоначальному варианту… Где там архив этого урода? Ого… Что-то новенькое… С такой защитой я еще дела не имел. Взломаю - надо будет познакомиться с мужиком…
        Понимая, что Тимур напрочь забыл про вызов, Гром отключился.

* * *
        В заведении Диггов, как всегда, было шумно. Сегодня выступала новая группа, которая была на этой сцене впервые, а значит, ребята только набрали популярность, и отчаянно выкладывались, стремясь развить свой успех. Поскольку весь состав группы был довольно симпатичным внешне, Хорм буквально каждый орт был вынужден морщиться от взвизгиваний фанаток, что вовсе не добавляло ему благодушности, к тому же, репертуар группы был ему неинтересен, но их приходилось терпеть, в угоду клиентам.
        - Горячий сегодня вечер, Хорм? - услышал он голос, после которого, для его слуха, все остальные звуки исчезли.
        - Гэлис… Как же я рад тебя видеть.
        Она улыбнулась.
        - Честно говоря, я не ожидала, что у вас тут будет настолько оживленно сегодня.
        Он махнул рукой.
        - Это все новая группа. Мальчишки симпатичные, вот девчонки и визжат при каждом их выкрутасе. Обычно тише бывает.
        В этот момент раздался визг постепенно переходящий в ультразвук, и Хорм отчаянно скривился, а Гэлис похлопала по его руке.
        - Извини, старый ворчун, но я, пожалуй, пойду. Для моего слуха это чересчур.
        - Но… Ты же только пришла…
        - Я разве сказала, что хочу идти одна? Я была бы не против компании. Проводишь меня?
        - Хорм посмотрел на нее, не веря в свою удачу, и кивнул.
        - Сейчас, я только позову бармена, чтобы меня подменил, и присоединюсь к тебе.
        - Хорошо. Буду ждать на улице.
        Она вновь улыбнулась ему, и удалилась в направлении входа, а Хорм, подозвав работника, шепнул ему на ухо:
        - Мне надо отлучиться. Не знаю на сколько. Подмени.
        Дождавшись его кивка, он устремился к выходу, сияя широкой улыбкой.

* * *
        - Давайте же, ребята, - шептал Роан - все Высшие маги как на иголках сидят. Либо пусть ее кто-нибудь заметит, либо найдите мне ее, в конце концов.
        Арианна успокаивающе положила руку ему на плечо.
        - Не кипятись. Найдем. И защитим.
        - Хотелось бы верить. В наше время смерть высшего мага - это все равно, что устроить взрыв в Университете. Даже если больше никто не пострадает, люди в панике сметут все на своем пути.
        Арианна задумчиво постучала ногтем по губам.
        - Милый… А у нас есть кто-нибудь в районе Университета?
        - Наверняка. А почему ты спрашиваешь?
        - Потому, что есть три человека со способностями Высших магов, которым статус Высших не был присвоен, и они не входят в реестр.
        Глаза Роана расширились, и он схватился за вокслер, вызывая Оллета Дигга.
        - Да?
        - Оллет, это Роан. Ты знаешь такую женщину, как Гэлис Нейа?
        - Лично не знаком, но она у нас бывала лет пятьдесят назад, когда училась в Университете. На днях тоже заходила.
        - Если увидите ее - задержите, во что бы то ни стало, и свяжитесь со мной. У нее в планах похищение Высшего мага, или человека по своим способностям им являющимся, но не получившего официального статуса.
        - Подожди, Роан, ты хочешь сказать, что она может похитить кого-то из нас?
        - Да.
        - Проклятье… В нее влюблен Хорм. Сейчас, подожди сайм, я проверю на месте ли он…
        Орты тянулись долго, пока, наконец, в вокслере не раздался голос Оллета.
        - Роан, вызывай в наш район своих ребят. Хорма нет на месте, и по словам бармена он ушел примерно полпрата назад, следом за какой-то женщиной. Подозреваю, что за Гэлис.
        Нойрам прервал вызов, и со всего размаху запустил вокслером в стену.
        - Что за дерьмо!!! Мы опять опоздали!!!
        Арианна, довольно спокойно, прокомментировала:
        - Пока не опоздали. Хорм - Высший маг, со всеми прилагающимися способностями. Наверняка он еще жив и здоров, а значит, его можно найти плетением поиска, если только эта Гэлис не экранировала его чем-то очень навороченным. Знаешь, в свое время, Сейс смог скрыться от всех поисков, которые устраивал Дайрус, при помощи одного плетения. Надеюсь, что ей оно не известно.
        Однако, спустя сайм, она удивленно посмотрела на своего жениха:
        - Теперь я понимаю, что тогда имел в виду Дейнир… Я чувствую, что он жив, но чувствую, как будто он находится в каждой точке мира. Какое-то рассеивание, наподобие кинжалов Великого Вора.

* * *
        - Проклятье, ноут подыхает - пробормотал Тимур, и, плюнув на свои принципы, вызвал хозяина нестандартной защиты на инфомассиве через вокслер.
        - Да, кто это?
        - Извините, вы меня не знаете, но я - сотрудник ОКОПа. Мне необходим срочный доступ к вашему инфомассиву.
        - Молодой человек, вы спятили? Вы знаете, который сейчас прат?
        Тимур, не выдержав, взвился.
        - Я прекрасно понимаю, какой сейчас прат! И прекрасно понимаю, что если вы не дадите мне доступ немедленно, то через два сайма вашу дверь выломает команда быстрого реагирования ОКОПа, и поверьте, им тоже будет известно, какой сейчас прат! А если в течение сайма после этого вы не дадите мне доступ, то будете арестованы за препятствие правосудию, и содействие преступнику на котором числится уже двадцать девять жертв, и, возможно, в этот момент он доводит счет до тридцати!
        - Хорошо, хорошо… Сейчас раскрою данные для ОКОПа, хотя я и не понимаю, что именно могло бы вас там заинтересовать… Это просто частное исследование потребления энергии в условиях столицы…
        Не дождавшись, пока его собеседник договорит, Тимур бросился к инфомассиву, и, только тот стал открываться, влетел в него с заранее заготовленным поиском.
        - Роан, у меня есть информация - бросил он через секунду, вызывая шефа.
        - Слушаю. Жертва Хорм Дигг.
        - Вот дерьмо. Она может вести его на три адреса, которые я отправляю. По всем этим адресам в интересующий нас период времени был крайне высокий расход магической энергии. Вытащите его.
        - Сделаем все, что можем. Команда быстрого реагирования, три адреса, нужна проверка всех трех. Выдвигайтесь. Жертва - Хорм Дигг. Защитить любой ценой.

* * *
        - Шелти, я возьму треть людей, ты командуешь второй третью. Последнюю группу ведет Арпис, он самый опытный. Пошли ребята. Постарайтесь всех оставить в живых.
        Гром шагнул в открывшееся окно перехода, и, уже через мгновение, оказался на пороге означенного дома. Вломившись в него вместе со своей группой, он обнаружил группу людей, проводившую какой-то обряд.
        - Среди вас есть Гэлис Нейа?
        - Нет - раздался чей-то испуганный голос.
        - Прекрасно. Ребята, парализовать всех и доставить на базу. Судя по всему, это культ Иркама. Религия довольно безобидная, но запрещенная.
        Он сжал кольцо на пальце.
        - Шелти, у меня тут какие-то культисты. Что у тебя?
        - У меня псих, который считает, что может заставить свой дом полететь. Тоже пустышка.
        - Бросай все, и веди группу к Арпису. Постараюсь успеть к вам, но мне нужно доставить улов.

* * *
        - Прости, Хорм, - печально сказала Гэлис - ты мне действительно искренне нравишься, но от этого зависит больше, чем можно представить. Ты поможешь моему сыну, и я постараюсь, чтобы о твоей жертве узнал весь мир.
        Процесс изъятия души был уже завершен, и она уже располагалась на старинном станке, похожем на станок для создания гобеленов, с той лишь разницей, что станок был двойным. На одной части находилась душа Хорма Дигга, из которой ее руки мастерски забирали в быстро снующий челнок ту часть души, которая являлась чувством магии, а на второй… На второй части красовалось пока еще не законченное полотно, которому не хватало лишь маленькой толики, и его можно будет поместить в лежащее неподалеку и спящее глубоким сном тело ее сына, которого она усыпила уже так много лет назад. Мальчик рос и питался, ни разу в жизни не проснувшись, и до тех пор, пока она не закончит свою работу - ему предстоит спать.
        Она выбирала уже последние недостающие частицы, когда на лестнице забухали сапоги, и дверь вылетела от мощного удара.
        - Гэлис Нейа?
        - Не сейчас, идиоты!
        Она всплеснула руками, и ее тело пронзило сразу три пули. Еще одна пробила челнок, который взорвался, развеивая содержащуюся в нем частицу души, и разрушая почти завершенную работу.

* * *
        - Гром, мы опоздали. Хорм Дигг без души. Гэлис Нейа застрелена. Голова не повреждена. Говорить сможет. Тут еще какой-то тип дрыхнет. Что с ним делать?
        - Оцепить все. Труп женщины срочно на базу. Хорма… Хорма тоже. Сам переговорю с братьями.
        - А с этим типом?
        - Дрыхнет, говоришь?
        - Подожди… Он просыпается. Сейчас спрошу, кто он такой… Какого…
        Серия выстрелов прервала связь через вокслер, и Гром вместе с женой, не сговариваясь, нырнули в окно перехода.
        - Да что за…
        Переход выбросил их в совершенно незнакомом им городе, и, судя по всему, на другом конце материка.
        Подняв глаза, Гром увидел, как небо начинает приобретать странный, практически неуловимый оттенок, и его глаза расширились.
        - Милая?
        - Да?
        - Живо домой, хватай Арсина в охапку, и двигайте как можно дальше от столицы. Ясно?
        - В чем дело? - непонимающе уставилась на него она.
        - Если ты меня любишь, просто поверь, и поторопись. Постарайтесь уйти на остров. Я присоединюсь к вам.
        Чудовищная головная боль настигла его в тот момент, когда он двинулся с места, но он махнул жене, чтобы она не останавливалась, и выполняла то, что он ей сказал. Привычка доверять не просто напарнику, а мужу, сорвала ее с места, и направила в сторону вывески ближайшего транспортника.
        Эпилог
        Когда умерла Гэлис, глаза Арианны расширились.
        - Милый…
        - Да?
        - Будь добр, объяви немедленную эвакуацию ОКОПа, а заодно и всего города.
        - Не понял… - нахмурился Роан.
        - Он пробуждается.
        - Кто?
        - Ноэйра. Человек, рожденный без души. Сейчас магия начнет сходить с ума, а помимо этого начнется такое, что… В общем, живо эвакуируй город.
        Роан посмотрел на невесту, убедился, что она не шутит, и вызвал Тимура.
        - Да, шеф?
        - Сможешь мне устроить оповещение по всей столице, так, чтобы каждый человек его услышал?
        - Извините, нет. Заряд ноута накрылся, я его уже отдал, чтобы подзарядили, но сейчас я как без рук. А что за оповещение?
        - Чтобы весь город эвакуировался в срочном порядке. Тебя это тоже касается. Надеюсь, что ты успеешь до того, как весь ОКОП покинет столицу.
        - Я постараюсь.
        Роан сбросил вызов, и посмотрел на Арианну.
        - Милая… Мне нужна твоя помощь.
        - Я уже догадалась.
        Из ее раскрытых ладоней вырвались сотни тысяч тончайших нитей, каждая из которых потянулась к отдельному человеку, находящемуся в столице. Когда последняя из них достигла своей цели, первая Высшая Леди-Демон из нового поколения склонилась над нитями, и прошептала.
        - Люди. Столице угрожает опасность. Я передаю это сообщение по просьбе Роана Нойрама, главы ОКОПа. Немедленно уходите к ближайшим транспортникам, или, если можете покинуть столицу самостоятельно - делайте это прямо сейчас. Повторяю, это не розыгрыш, и вы все в серьезной опасности. Уходите.
        Вокслер Роана ожил, и в нем появилась проекция Илима.
        - Патрон, мы получаем сигналы по всему городу о стрельбе и насилии…
        Арианна кивнула.
        - Этого я и боялась. Люди, чья воля слаба, встают на сторону ноэйры. Они будут защищать его любой ценой. Милый, нужно проложить коридоры к транспортникам, чтобы гражданские могли уйти. В перестрелки ввязываться только в крайнем случае.
        - Илим, ты слышал? Выполнять. И пусть начнут эвакуацию ОКОПа. План «Феникс».
        - Место назначения?
        - Кайраб.

* * *
        Улицы столицы перестали быть безопасными всего за несколько саймов. Люди, если у них было оружие, хватали его, и отправлялись убивать себе подобных, чтобы защитить появившегося ноэйру. Чем ближе к нему они находились, тем сложнее было сопротивляться острому, почти непреодолимому желанию сеять смерть и разрушения.
        Повсеместно возникала стрельба, и в ход начинали идти боевые заклинания и плетения, которые, впрочем, из-за возникшей нестабильности магии могли рассыпаться гроздью искр, при попадании в цель, а могли и снести половину ближайшего здания, даже если в принципе не были на такое способны.
        За пределами столицы тоже все шло не лучшим образом. Волна изменений начинала охватывать весь мир, убирая моральные установки, и диктуя то, что в мире остается лишь одно единственное право - право силы.
        Повсеместно начинала царить агрессия и злоба, прогрызая себе дорогу наружу, сквозь налет морали, этики и цивилизованности. Вскрывалось все то, что являло сущность людей с тех времен, когда мир еще не знал о магии, и даже каменные топоры были невиданной диковинкой.
        Сотрудники ОКОПа старательно защищали транспортников, которые помогали людям покинуть наиболее опасную зону, но, постепенно, поток людей начинал становиться все больше, а еще некоторое время спустя, люди готовые защищать ноэйру вырвались к наибольшим скоплениям гражданских, и началась стрельба.
        Не имевшие, по большей части, боевого опыта, сотрудники ОКОПа не были готовы стрелять в тех, кого до сих пор считали гражданскими, и корень проблемы лежал именно в этом. Их слабое сопротивление было почти подавлено, когда, неожиданно, по всему городу раскрылись порталы, и через них на улицы выплеснулась толпа уличных банд, профессиональных убийц, и прочих, кого обычные обыватели всегда считали никчемным сбродом, мешающим жить честным людям.
        Они, подчиняясь приказу свыше, прошли частым гребнем по улицам, спасая тех, кто не попал под влияние ноэйры, и провожая их к местам, через которые люди покидали город, со слезами благодарности на своих глазах, адресованных бывшим преступникам, в одночасье ставшим героями.
        Давнишняя неприязнь между ОКОПовцами и преступниками была забыта до лучших времен, и сейчас эти две вечно противоборствующие структуры встали плечом к плечу.
        Волна безумия захватывала город. Повсеместно начинались пожары, разлетались витрины, раздавались взрывы. Жутчайшую какофонию сопровождали крики боли, визг покрышек машин, которые стремились передавить всех, кто попадался им на пути…
        Первый город был уничтожен практически за два прата, прошедшие с самого начала.
        Все, кто успел эвакуироваться за это время, могли считать, что им несказанно повезло, поскольку ровно через два прата после объявления плана «Феникс», над всем городом раскинулась огромнейшая Сеть Бейла, пробиться через которую не смог бы даже самый искусный маг…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к