Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Волков Алексей: " Игра По Чужим Правилам " - читать онлайн

Сохранить .
Игра по чужим правилам Алексей Алексеевич Волков
        В самый разгар ролевой игры, где вполне успешные молодые люди с удовольствием изображали средневековых воинов, боевых ведьм и прочих эльфов, пролилась не игровая, а самая настоящая кровь. Виною оказались мечники, владеющие отнюдь не тупым оружием. Кто они, откуда взялись - никто не знал. Свидетели их появления из некоего голубого луча прожили недолго. Но вскоре даже самые романтично настроенные ролевики поняли: чужаки не шутят. На помощь оказавшейся в смертельно опасной ситуации «золотой» молодежи пришел бывший военный Андрей и его товарищи Юра и Женя, которые приехали в эти места на охоту. Охота удалась, но за «дичью» пришлось переместиться в другой мир…
        Алексей Волков
        Игра по чужим правилам
        
        Пролог
        Поляна была вполне обычной, каких много в любом лесу. Трава вперемешку с проплешинами голой земли и участками мха, обрамление из деревьев и кустарников вокруг… Разве что немного выделялся сгнивший пенек почти по центру, но мало ли пеньков встретишь в любой дубраве?
        Странное голубоватое сияние рядом с пеньком вспыхнуло неожиданно, разрослось, приняло форму довольно большого цилиндра. Чем-то сияние напоминало дым. Оно не исторгалось, как от какого-нибудь осветительного прибора, а клубилось странным ярким туманом. Картина получалась невероятной, сюрреалистической, только оценить ее было некому. Ни человека, ни зверя, ни птиц. Разве что насекомые, но что они понимают и воспринимают?
        Потом из глубины сияния на поляну шагнул высокий усатый мужчина в кольчуге и с мечом в руке. Шлема на мужчине не имелось, и волосы были перехвачены вышитой лентой. Зато имелся небольшой треугольный щит с изображенной на нем птицей. Внимательный взгляд по сторонам. Тонкие губы чуть дрогнули в легкой улыбке. Мужчина двинулся в сторону, затем остановился и повернулся к сиянию лицом.
        Прошла, наверное, минута, и тем же странным образом на поляне появился еще один человек. Тоже в кольчуге и при мече, лишь голова у новичка была прикрыта шлемом, а сам он был заметно ниже ростом, не так суров и безус. На щите второго был намалеван зверь неопределенного вида. Следом за ним вышел третий человек. Этот был на редкость крупным, с невероятно широкими плечами. Наверно, поэтому из оружия он нес огромную секиру, а щита не имел.
        Мужчины постояли в молчании, словно ожидая еще кого-то.
        Из сияния появилась высокая черноволосая девушка. Короткая юбка обнажала стройные ноги в высоких сапогах, верх одеяния представлял подобие топика. На поясе висели ножны с узким средней длины мечом и колчан со стрелами. Лук был уже в руках.
        За ней на поляну шагнула еще одна девушка, одетая и вооруженная аналогично. Только волосы у новенькой были светлыми, словно для контраста. Зато третий лучник оказался молодым мужчиной. В отличие от прочих он был в штанах, а вместо топика носил расстегнутую на груди безрукавку. Наверно, чтобы были лучше видны накачанные мускулы на руках.
        Новая тройка встала чуть в стороне от предыдущей.
        Опять последовала молчаливая пауза, и вдруг из сияния возник всадник в рыцарском облачении при полном вооружении. К поясу был приторочен ведрообразный шлем-топхельм. Всадник перехватил копье поудобнее, взял шлем в руки, но покрывать им голову не спешил. Надеть нетрудно, да только обзор сразу ухудшится. Конь у наездника был вороной.
        И снова, словно по контрасту, следующий всадник был на саврасом скакуне. Сам же наездник был типичным кочевником, с кривой саблей, луком и притороченным к седлу арканом. А вот третья лошадь была белой, только на ней восседал не рыцарь, а девушка с гривой рыжих волос. Соответственно, вместо копья наездница вооружилась луком. Копье - штука тяжеловатая, больше для мужской руки. Но кольчуга на девушке имелась, и меч висел на положенном месте.
        Очевидно, она была последней. Сияние поблекло, хотя и не угасло совсем. Попади кто на поляну, обязательно бы заинтересовался аномалией, но просека находилась за деревьями, а многие ли шляются по лесу напролом?
        Пришельцы еще постояли, а потом разошлись в разные стороны. Как появлялись - тремя тройками. Никаких слов произнесено не было, словно они понимали друг друга даже в молчании. Лишь в самый последний момент кто-то вскинул в приветствии руку, кто-то просто кивнул, а рыженькая наездница одарила всех ослепительной улыбкой.
        Прошелестели кусты, хрустнула сухая ветка, и наступила тишина. Поляна вновь была безлюдной, и, появись на ней кто сейчас, он бы ни за что не поверил в происшедшее недавно чудо явления людей из ниоткуда.
        Так ведь чудеса не вечны…
        Солнце не баловало. Оно лишь изредка появлялось среди облаков и быстро скрывалось вновь. Ветерок шелестел в листве, нес дополнительную прохладу. Дождя не предвиделось. Ночью наверняка будет холодно, однако пока погода устраивала всех. Жара хороша где-нибудь на морском берегу, когда лежишь на песочке и в любой момент можешь искупаться. А вот для дела сегодняшний вариант предпочтительнее. Меньше пота сойдет.
        Стоявшие на обочине лесной дороги четверо парней то и дело скользили взглядами по окрестности. С какой стороны может появиться враг, пока было неведомо. Темные хитры и вполне могут прокрасться между деревьями, чтобы напасть на дозор со спины.
        - А это кто? - Аркаша первым заметил двух шедших по дороге девушек.
        Обычные платья до земли, накинутые плащи, и никаких знаков Хаоса или Светлых сил. Симпатичные мордашки, особенно - у темной, с большими карими глазами. С такой любой парень не против провести ночь-другую. Жаль, сейчас подобные мысли явно не ко времени.
        - Вы кто? - Костя, как старший в дозоре, шагнул навстречу девушкам и картинно положил руку на рукоять меча.
        - Гадалки. Вот… - со смехом отозвалась темная. В ее голосе словно переливались колокольчики, и лица парней невольно украсились ответными улыбками.
        - Позолоти ручку, яхонтовый! - поддержала вторая, пошире, с кругловатым лицом и с рыжеватыми волосами, выбивающимися из-под капюшона. - Всю правду расскажу, ничего не утаю. Все, что было с тобой и что будет…
        - Куда путь держим, красавицы?
        - Гуляем, гадаем, людям помогаем. Вот… - улыбка у темной была яркой, словно на небе лишний раз появилось солнце.
        - Ну-ну. Много вы людей в лесу найдете, - встрял в разговор Аркаша.
        - А сколько ни найдем, всем судьбу предскажем, - подруги словно заранее условились говорить по очереди. - Только ручку позолотите!
        - И что же вы предскажете?
        - Да все. Удачу, пиковый интерес, дорогу и любовь до гроба, - весело перечислила рыженькая. Платье у нее было золотистым, в отличие от красного у второй гадалки.
        - Не с тобой ли? - Аркаша сиял, словно действительно жаждал любви. Немедленно и в ближайших кустах.
        - А что, принцессы перевелись? - хитровато улыбнулась рыженькая.
        - Может, вы и есть они? Переодетые, чтобы сразу не узнали?
        - Ладно, пусть идут, - прервал легкий флирт Костя.
        Он прикинул, что девушки одеты в светлые тона и шпионками быть не могут. А пока они тут мило беседуют, настоящие шпионы вполне могут обойти пост лесом. Там дальше, откуда пришли гадалки, тоже располагались свои ребята, и вряд ли они бы пропустили подозрительных девиц. Если что, все равно гадалок задержат на входе в Порт Луен. Да и не полагалось сейчас Косте флиртовать. Он ощущал себя суровым воином, а тут поневоле на губы просится легкая улыбка.
        - Спасибо, красавчики! - девушки со смехом проследовали дальше.
        Подолы платьев мели то по траве, то по голой земле. Дорога на деле была малохоженой, не очень вытоптанной, да так и к лучшему. Для девушек, конечно. Земля пыльная, если ходить только по ней, тогда платья вообще придется срочно стирать.
        Но мысль промелькнула и исчезла. Кого волнуют чужие неудобства?
        - А я их знаю, - сообщил еще один из компании, Борис, и поправил на голове не очень гармонирующую с костюмом шляпу. - Иногда встречаемся.
        - Правила забыл? - покосился на него Костя.
        Борис обиженно замолчал. Но ведь действительно подобные разговоры на игре не приветствовались. Тут многие были знакомы между собой, представляли одну тусовку, только сейчас надо следовать расписанным ролям, а не вести себя, словно на пикнике.
        Костя был представительнее прочих. Под тридцать, довольно фигуристый, накачанный темноволосый парень, самоуверенный, из тех, что нравятся женщинам, а ребятам кажутся крутыми. Это не хрупкий Борис, не очень определенный Аркадий или полноватый Дмитрий. Посмотришь - образец воина. Даже бородку отпустил, чтобы больше походить на рыцаря. И клинок у Кости из тексталя, и даже некоторое подобие кольчуги.
        - Ух ты! - Аркадий взялся за рукоятку меча.
        Из кустов на лесную дорогу выбрались двое. Один повыше с непокрытой головой, второй - в шишаке. Оба в кольчугах, явно настоящих, с мечами у пояса и при небольших треугольных щитах. У высокого на щите была изображена какая-то птица, у низкого - то ли бык, то ли тур.
        Это уже явно были враги. И неважно, что дозорные их не помнили во время общего представления. Может, внимания не обратили, может, парочка была одета не так. Все-таки костюм сильно меняет человека и внешне, и внутренне.
        - Да… - протянул Дмитрий, первым обнажая оружие. У него и у Кости был тексталевый меч. У двух других - ларповые, позволяющие более рискованно вести поединок.
        Кольчужная парочка тоже извлекла клинки. Лица воинов были суровы. Борис невольно коснулся длинного накладного эльфийского уха. Он не смог бы сказать, какая это игра у него по счету, но впервые вдруг неприятно заныло под ложечкой, а руки вспотели. Словно от исхода нынешней стычки действительно зависело нечто важное. Ну, убьют, так ведь не по-настоящему. Да и двое против четверых - у кого больше шансов на победу? Парочке убегать следовало бы, а не лезть напролом против вдвое превосходящего противника. Откуда только взялись эти самоуверенные идиоты? Кто прет в таком числе? Выбыть из роли раньше времени очень хочется?
        - Порт Луен! - взревел Костя, первым бросаясь на супостатов.
        Была у него черта - в бою он вел себя так, словно все это происходит абсолютно серьезно и он на самом деле герой некой истории. Победоносный, из тех, о которых и слагаются легенды.
        Тот, который повыше, принял клинок на щит и в свою очередь попытался рубануть Константина. Щита у дозорного не было, однако он извернулся и в танцевальном обороте увеличил дистанцию на пару метров.
        Когда исход боя решается с одного удара? Уже не говоря о том, что Костя бил сравнительно осторожно. Вдруг ударишь чересчур сильно, а клинок все-таки не ларповый, тут уже могут быть весьма болезненные последствия. А кольчуга… Она же не смягчает, не зря лучший доспех для игры - по типу фехтовального.
        Сбоку выскочил Аркадий и с ходу обрушил на высокого воина каскад ударов. Он лишь старался не бить по голове, раз противник без шлема, в остальном же ничего страшного не случится.
        Высокий умело прикрывался щитом и тоже пытался атаковать в ответ, однако темп у Аркадия был чересчур высок. Рядом уже закипела еще одна схватка - Борис и Димка насели на второго темного сразу вдвоем, правда, немного мешая друг другу.
        Зря Аркадий мельком взглянул посмотреть, как там идут дела. Высокому этого мгновения хватило, чтобы опомниться и обрушить свой меч сильнейшим ударом сверху. Дозорный успел отреагировать, выставил в защиту клинок, однако меч противника просто перерубил ларповую безделушку, прошел дальше и врубился Аркадию в плечо.
        Боль ударила взрывом. Настоящая, пусть не слишком заточенная сталь проломила кость, впилась в человеческую плоть. Понять ничего этого Аркаша не успел. Он просто потерял сознание от болевого шока и рухнул в траву. Зато остальные дозорные увидели, как брызнула кровь. Лишь осознать подобный факт они сразу не сумели. Не по правилам это. Да, изредка случаются травмы и на игре, однако чтобы так, ударить человека боевым оружием…
        Случившееся попросту не укладывалось в головах, и только потому никто из дозора не бросился к приятелю. Но схватка с их стороны прекратилась, и, воспользовавшись этим, более низкий противник четким выпадом вогнал меч Дмитрию в живот. Его клинок тоже оказался настоящим. Бедный парень сложился от боли, зачем-то попытался схватить руками впившуюся сталь, однако убийца ловко дернул оружие обратно, а затем воспользовался наклоненным положением раненого и обрушил клинок на шею.
        Голова Дмитрия отделилась от тела. Брызнул фонтан крови. Тело еще держалось секунду, а затем повалилось каким-то ненатуральным обрубком.
        Это было уже чересчур. Борис вдруг рванул прочь с дороги, не соображая, ни о чем не думая, наверняка даже не сознавая, чему стал свидетелем. Сознание его полностью отключилось. Да и что тут думать? Тело само знало, что делать, подталкиваемое самым могучим инстинктом на земле. Парень резко вломился в кусты, пронесся по ним могучим кабаном, каким-то чудом избежал столкновения с деревьями, а ноги все несли и несли его непонятно куда. Главное - прочь от страшного места и еще более страшных людей.
        В противовес ему, Костя поступил иначе. Какое-то безумие ударило ему в голову, и он, вместо того чтобы бежать, обрушился на первого противника. Меч порхал то с одной стороны, то с другой, и высокий пропустил пару ударов. Разумеется, тексталь - не сталь, только все равно больно, если со всей силы и дури бьет по плечу и боку. Во всяком случае, меч из руки противника выпал, и Костя азартно лупанул врага по неприкрытой голове.
        Краем глаза он заметил движение справа от себя, машинально отшатнулся, и предыдущий удар вышел смазанным, не нокаутировал, а лишь слегка оглушил высокого. Но не достиг цели и удар второго противника. Из-за движения Кости клинок чуть скользнул по боку да порвал одежду. Бок чуть ожгло, однако дозорный в запале немедленно переключился на нового врага.
        Вновь каскад ударов, только Костя первым не выдержал заданного им же темпа. Противник сумел воспользоваться этим, принял очередной удар на щит и тут же сделал выпад. Парировать Костя элементарно не успел, только отшатнуться, и лезвие лишь чуть коснулось левого плеча. Сразу ожгло, и что-то теплое и липкое побежало по телу. Вдруг явилась мысль, что это кровь, причем не чья-то, своя. Азарт боя резко уступил место страху. Костя понял, что все происходящее - всерьез и его пытаются убить самым натуральным и безжалостным образом. Мгновенно пришла паника. Куда-то девались приобретенные на тренировках навыки, и теперь парень размахивал мечом, совсем как ребенок, широко и бессмысленно. Да он, в сущности, и оставался ребенком, несмотря на прожитые годы. Если не считать необходимости зарабатывать деньги, все в жизни до сих пор было не всерьез. Никаких настоящих трудностей, никаких опасностей, так, детские трагедии в самом худшем случае.
        Клинок противника достал Костю еще раз, скользнул по ноге. В ответ Костя взмахнул, попытался ударить хотя бы концом меча, но тексталь вновь встретил на пути щит с нарисованным быком. Да и толку от игрового оружия против настоящего!
        Но окончательно добила Константина гнусная ухмылка противника. Тот явно предвкушал победу, и нечего было противопоставить этой самоуверенности. Краем глаза парень заметил, как приподнимается сбитый с ног высокий. Чуть в стороне трепыхался в агонии Аркадий. Он был еще жив, но выживают ли с подобными ранами?
        А дальше Костя повернулся и бросился бежать. Раненая нога отозвалась болью, не позволила развить скорости. Но страх гнал прочь, и не было воли остановиться и принять бой вновь.
        Отбежать далеко парень не успел. От силы на полдюжины шагов, а затем удар в спину бросил его на землю. В поле зрения возникли чужие сапоги. Костя невольно перевернулся и увидел, как противник двумя руками заносит меч.
        - Не надо! Пожалуйста! - голос вышел сдавленным из-за сбитого дыхания.
        А в следующий миг меч насквозь пробил тело. Невысокий еще поднажал, словно вообще хотел вогнать оружие по рукоятку, а сам с интересом смотрел на агонию ролевика. Судорожное дерганье ног, гримасы боли на лице, и затем неподвижность.
        - Ты как? - убийца с явным трудом выдернул клинок и повернулся к приятелю.
        - Нормально. Обойдусь без лечения, - прохрипел тот. - Но ты меня обогнал на одного.
        Шагнул к умирающему Димке и одним ударом отделил голову.
        - Пустяки. Догонишь еще и перегонишь, - засмеялся низенький. - А вот толстяк наш зря задержался.
        - Придет. Такому кабану трудно поспеть вовремя. Кстати, можем немного подождать. Потом ищи его! Заодно пусть позавидует!
        Теперь уже засмеялись оба, как полностью довольные содеянным люди.
        А что? Победа. Единственный беглец не считается.
        Все предусмотрено. Никуда он из леса не денется.
        Никуда.
        Часть первая
        Глава 1
        - Так далась она тебе, отец! - сидевший за рулем «уазика» Евгений, светловолосый, усатый мужчина плотной комплекции, покосился на соседа. Сказано было добродушно, не столько в порядке возражения, сколько для разговора. Скучно же просто сидеть в тишине! - Лучше махнули бы прямиком на озеро, искупались бы, пивка не спеша попили перед вечерним клевом. Раз уж на кабана идти только послезавтра.
        - Не уйдет твое озеро, - улыбнулся Андрей. - Оно по определению ходить не может.
        Он тоже был светловолос, только в дополнение к усам носил еще небольшую бородку и отличался худощавостью. Наверно, за счет этого мужчина выглядел помоложе спутников, хотя на самом деле все обстояло с точностью до наоборот.
        - А вдруг? - подал голос с заднего сиденья Юра. Тоже с бородой, наполовину черной, наполовину седой, сам крупный, тяжелый, смахивающий на откормленного медведя. - Даст деру, и останемся без ушицы!
        - Очень ты ешь рыбу!
        - Я - добытчик, а не потребитель! - объявил Юрий. Наверно, от некоторого переизбытка веса говорил он с легкой одышкой. - Сколько переловил, а есть не люблю. Эх, какая рыбалка была у нас на Урале!
        - На Дальнем Востоке не хуже, - вздохнул Андрей. - Просто этим делом я люблю заниматься с динамитом или сетью. Ловить так ловить!
        - Так ничего ты не понимаешь! - вскинулся Женя. - Это же такой кайф - с обычным спиннингом, да при хорошем клеве!
        - А я как раз тот самый потребитель. Но только в этом плане, - Андрей улыбнулся вновь. - Хотя рыбку предпочитаю больше морскую. Или - комбинированную. Лосося, например. Как вспомню Амур во время нереста…
        Сразу чувствовалось, люди собрались бывалые, да и легкая пикировка была для них привычной манерой общения.
        - А мне там побывать довелось лишь раз, - Женя явно сожалел об упущении. Но и далекий край того стоил. - В последнее время так все по Европе.
        - По Европе скучно. Пару городков посмотришь, остальные все равно похожи. Да и народ там сплошь из пидоров, - Андрей даже демонстративно зевнул. - Вот уж где надоело! Или это я такой патриот? Ладно, хоть не идиот. Хотя бываю похожим. Скоро поворот, не пропусти.
        - Так пропущу - вернемся, - отмахнулся Женя. - Нам отмахать полста - раз плюнуть. Не так ли, отцы?
        - Какой же русский в глубине души не мнит себя Сусаниным? - с чувством поддержал Андрей. - Только помни: нам еще до твоего озера добраться надо. И обустроиться там засветло.
        - Так до озера этого двадцати километров не наберется.
        - А до кабана?
        - Кабан чуть дальше. Матерая зверюга!
        - Давненько я на кабана не ходил. С Дальнего Востока. Там браконьерничали, бывало, - признался Андрей. - Это без малого чуть не тридцатник прошел. Кому-то целая жизнь.
        Но старым он не выглядел. Разве что шея выдавала прожитые годы. Предательница.
        Вопрос же, являются ли прожитые года нашим богатством, остается спорным…
        - И еще пехом плестись! - грузному Юрию хождение давалось труднее всех. Другие приятели шли просекой бодро. Андрей по привычке курил, Женя шел так. Чего не идти, если даже не отягощен грузом, а кругом указатели натыканы настолько часто, что даже современный городской парень не заблудится!
        - А как же ты на кабана собрался, отец? - посмеиваясь, осведомился Женя. - Там идти еще дальше придется. Да не с такими удобствами. Или кабан - святое?
        - Но там хоть по делу. А здесь могли бы Андрея одного отпустить, а сами подождать часок-другой.
        - Или сутки-другие, - подмигнул Женя. - Нет, на такие дела его одного отпускать нельзя. Загуляет, променяв нас на бабу, да и сорвет все мероприятие. Будет тогда нам и кабан, и ушица. Потому только строгий контроль.
        - Не путать с контрольным выстрелом, - привычно пробурчал виновник похода.
        - Да что мы, совсем звери? Только наполовину. А на другую - вполне нормальные люди.
        - Рыбкам расскажи. Хотя из всех земноходящих страшнее человека для них нет. А еще изобретательнее. Медведь разве что лапой ловит, а коты есть любят, но от воды держатся подальше, - Андрей на ходу затушил бычок о ближайший ствол. Удостоверился, что проделал процедуру на совесть, и лишь тогда отбросил окурок в сторону.
        По случаю предстоящей охоты вся троица была в разномастном летнем камуфляже. Женя - в берцах, остальные - в кроссовках. Дождей синоптики не обещали, можно позволить себе легкую обувь. Не тащить же лишние шмотки! Машина вместит многое, да только смысл? Когда поживешь на свете, поневоле относишься к одежде с некоторым пофигизмом. Была бы практичной, а остальное неважно.
        - Далеко хоть? - осведомился Юрий.
        - Откуда я знаю? Вряд ли. Они же на себе все таскают, не то что мы, грешные. Выбирают местечко, где посторонние не шастают, и веселятся там, словно дети. Думаю, где-то здесь.
        - Дети и есть, - с высоты возраста и опыта изрек Юрий. - Их бы разок в горы, да с полной выкладкой, а там посмотрели бы на желание поиграть. Вот вам бы хотелось?
        - Мы в свое время наигрались, - ответил Андрей. - В гораздо более интересные игры. Разведка на тактическую глубину обороны, рота в наступлении, рота в обороне. Уже не говорю о прочесывании кишлаков, о сопровождении колонн, а еще - засады, обходы… На фига эльфа из себя изображать?
        Сказано было крепче, так ведь женщин вокруг не имелось.
        - Как бы эти эльфы машину не вскрыли!
        - Женя, ты же видел, какие крутые тачки у них на стоянке!
        - Та стоянка охраняется, а мы свою где поставили? И потом, не забывай про наш груз. Такое стибрят, а потом…
        - Мы же быстро вернемся, - примиряюще сказал Андрей.
        - Смотри, коняшки! - Женя кивнул в сторону. Там, среди просвета между деревьями, промелькнул всадник. А может, и всадница. Все произошло настолько быстро, что толком не разглядеть. Затем там же показался еще один, а следом - третий. В чем-то средневековом, один с длинным копьем и в ведрообразном шлеме. Натуральный карнавал.
        Друзья невольно ожидали появления новых наездников, однако их ожидания оказались обманутыми.
        - Ничего себе! Даже кавалерия имеется! - все-таки присвистнул Женя.
        - А что конь? Зато единорогов явно не будет, - Андрей извлек очередную сигарету.
        - Почему?
        - Да ездить на них некому. По легенде они только девственниц к себе подпускают. А где их в здешней толпе найти?
        - И не в здешней тоже, - добавил Юра.
        - Может, и имеются где-нибудь. - На свет явилась зажигалка. Обычная, одноразовая. - В младших классах школы или в детском саду. Просто на игры собираются сексуально успешные, со всеми вытекающими последствиями.
        - Может, социально?
        - А что такое для нашего пола успех? Главное мерило - количество самок, которых можешь покрыть. Значит, что социально, что сексуально по большой части один хрен.
        - И это говорит человек, разыскивающий девушку! - вздохнул Женя. - Хотя, отец, ты всегда был пошляком.
        - Пошляк - всего лишь человек, называющий вещи своими именами, - парировал Андрей. - Да и как еще выражаться старому гусару?
        - Сексуальные ролевые игры - это здорово! Я тоже поучаствовать хочу! - немедленно объявил Женя.
        - Дамы исполняют роль кавалеров, а кавалеры - роль дам-с, - немедленно дополнил Юра.
        - Младший сержант Константинов, рядовой Екишев! Гусары, молчать! Помните о субординации! - внезапно командным тоном рявкнул Андрей.
        Уловка сработала. В первое мгновение Женя и Юра едва не вытянулись и лишь потом дружно покачали головами.
        - Да ладно тебе, - Женя улыбнулся. - Ты бы, ротный, лучше сразу сказал, что тут девицы водятся. На блесну клюют вряд ли, так я бы ради такого случая медальки нацепил.
        - Не нужны, Женя, нынешним наши медальки. И ордена наши не нужны. Они клюют только на деньги. Какие времена, такая и наживка, - Андрей тем же способом затушил окурок. - Кстати, господа гусары, мы вроде пришли.
        Впереди на большой лесной поляне и вправду собиралась толпа. Все молодые, парни и девушки вперемешку, одетые в разнообразные одежды, напоминающие некий карнавал. Многие пытались выдать себя за чудовищ, кое-кто был вообще ни на кого не похож, некоторые из женщин нарядились, словно с картинки фэнтезийной книги, разве что лифчики у них были не бронированными. Зато другие были в нормальных платьях, этакой стилизации под Средневековье. Сразу возникал вопрос: насколько такой наряд удобен в лесу с его чащобами и буреломами. Да хоть с обычным кустарником, который так и норовит вцепиться в длинный подол. Жизнь состоит из множества мелочей и неудобств, и красивое на картинке весьма часто не блещет практичностью.
        - Так, а коняшки где? - Женя вертел головой по сторонам.
        Лошадей видно не было.
        - Ездят где-нибудь. Видишь, народ только подтягивается. Пока лагеря обустроили, пока вещи закинули, пока переоделись… Игра еще не началась. Наверное.
        На деле Андрей был ни в чем не уверен. Просто подобное предположение показалось ему самым логичным.
        - Ладно, ребята. Подождите. Я недолго. Вы, главное, не теряйтесь. Лишь перекинусь парой слов, и назад.
        - Ага. Лорд велел передать, что если сможет, то не придет, - глядя вслед, пробормотал Юра.
        - А ты завидуешь?
        - Чему? Жалко просто ротного. Отличный мужик, и такое… Ты посмотри, каким он стал. Это при нас держится, а на деле…
        Глава 2
        - На ручки хочу! Вот… - Диана придвинулась к Дмитрию, но парень немедленно отодвинулся.
        Не хватало еще! Всяким интимностям лучше предаваться в комфортных условиях от всех подальше. Девушка тоже разделяла подобные воззрения и таким образом просто старалась намекнуть об особых отношениях.
        Может, ей и хотелось ласки, да одновременно хотелось и обычных полупраздничных забав. Это она подбила поехать на игру. Пусть Астальдо тоже был старым ролевиком, намного более активным и опытным, чем подруга, вечным исполнителем первых ролей, но не всегда же тянет в лес. Конец августа, осень не за горами, достаточно прохладно, и вообще, других дел полно. Надо деньги зарабатывать.
        Если честно, девушка вообще стала ему надоедать. Недавно она казалась намного лучше предыдущей, но то и дело стали всплывать какие-то требования узаконить отношения или хотя бы быть вместе постоянно… На фига? Одному спокойнее, а так вечные проблемы, желания, необходимость постоянно обращать внимание, да еще проявлять активность в постели… Если ему и хочется, то другую. А трахать вечно одну и ту же?! Да еще с ежедневным выслушиванием женских глупостей!
        Вроде красивая, с большими карими глазами, черноволосая, высокая, а надоела… Казавшаяся раньше бесподобной фигура теперь воспринимается полноватой, ласки стали казаться однообразными, да еще манера вечно выкладывать собственные проблемы и в ответ ждать откровенности… Палец порезал - устроила трагедию, словно получил смертельную рану. Избави Бог от такой заботы! Уже не говоря о ее склонности к простудам. Не зря под красным платьем напялено столько - и термобелье, и джинсы, и пара свитеров, несмотря на погоду. Не сказать ведь, что холодно. Пусть не жарко, так, довольно приятная пора для игры. Однако девушка вечно умудрялась поймать болезнь, а потом о ней приходилось заботиться. Ну, или делать вид, что заботишься.
        Начало романа было бурным и весьма приятным. Диана как раз порвала со своим парнем, кстати, тоже сейчас участвовавшим в игре, но с темной стороны, страдала и остро нуждалась в утешении. Дмитрию, в свою очередь, надоела предыдущая подруга, несколько полноватая, к тому же их отношения длились больше двух лет и полностью себя исчерпали.
        Отношения с Дианой, по его мнению, тоже шли к концу, хотя и начались недавно. Но когда ты трахаешь женщину в ее квартире и вдруг в дверь звонят ее родичи, требуют впустить, угрожая в противном случае вызвать МЧС, то вся любовь куда-то улетучивается.
        - Вечно ты не можешь настроиться, - пробурчал Дмитрий.
        До начала игры оставалось немного, и другие уже успели вжиться в грядущие роли. Или вживались в них. Астальдо тоже облачился в костюм светлого рыцаря. У него, одного из немногих, имелась почти настоящая кольчуга, а в придачу к ней - полузакрытый шлем, почти скрывающий лицо. Пусть реально кольчуга была полегче подлинной, но ведь не сталью ее пытались прорубить, а ларпом или тексталем. Меч на боку, щит - полный комплект вооружения.
        Пора уже идти на парад, с которого все и начнется. Нет уже никакого Дмитрия, есть славный и доблестный рыцарь Астальдо. Который нигде не пересечется с гадалками и будет играть на другой стороне. К немалому тайному облегчению парня.
        Теперь девушка отодвинулась сама, всем видом демонстрируя обиду.
        Вот так она всегда! Вечно требует, а потом обижается, не получая желаемого!
        Надоела!..
        Рагана передвигалась с грацией кошки. Короткая черная юбка, черный топик, высокие черные сапоги, черные волосы, грим, навеянный ужастиками… Прямой хват клинка правой рукой, обратный - другого клинка левой. Этакое воплощение киношного злодейства.
        Противник был вооружен лишь одним мечом. Клинки были ларповыми, гибкими, максимум угрожающими небольшими синяками. Да и то лишь потому, что девушка была одета легко. Занимаясь реконструкцией, она привыкла к настоящему оружию и нынешнюю схватку воспринимала в качестве забавы. Легкой разминки перед игрой.
        Приплясывающий перед ней Уриэль был одет посерьезнее и встречи с ларпом мог вообще не опасаться. Он считался крутым фехтовальщиком и тоже в данный момент всего лишь разминался перед грядущими боевками.
        Вначале ему казалось, что он одолеет Рагану в две минуты. Теперь пришла пора сомнений. Защиту девушки пробить не удалось. Более того, самому порою трудно было парировать ее удары. Действительно, кошка, ловкая, проворная, с которой очень нелегко сладить.
        Со стороны казалось, будто противники не столько дерутся, сколько медленно танцуют, перемещаясь по кругу. Это только со стороны. Оба пытались воздействовать в первую очередь психологически и лишь затем подгадать момент и решить судьбу поединка одним ловким ударом. Раз уж первоначальные атаки пропали втуне.
        Зрителей практически не было. Собравшийся потусоваться народ переодевался, обустраивался или выслушивал наставления от мастеров игры в своих локациях. Лишь несколько парней и девушек остановились посмотреть на забаву. Уриэля многие хорошо знали, Рагана же появлялась редко, в основном забавляясь с реконструкторами где-то под Питером.
        Удар. Парирование левым клинком, неожиданно стремительный ответный удар правым. Ларп коснулся шеи Уриэля. Все. Победа. Условное убиение.
        - Ну, ты даешь! - с обидой произнес парень. Ему хотелось наброситься на победительницу, измочалить ее клинком так, чтобы синяки долго не сходили, однако приходилось держать себя в руках. Просто обидно было потерпеть поражение от девушки. Особенно когда мнишь себя крутым и привык ловить восхищенные взгляды партнерш по игре.
        - Ты тоже держался хорошо, - ответила Рагана.
        Она чуть покосилась на правую руку, где в самом начале клинок противника поставил небольшой синяк.
        Но почему синяки и шрамы считаются украшением только мужчин? Рагана считала себя пацанкой и не признавала поблажек. Равноправие на дворе! Кто-то хочет доказать обратное?
        Город светлых мог считаться городом лишь в богатом воображении ролевиков. Ряды палаток и сколоченных из досок сараев изображали улицы, харчевни, лавки и прочее, без чего не обходится средневековое поселение. Сплошная условность, этакая театральная декорация, но разве игра не сродни театру? Только зрителей нет, одни участники, и результат заранее неизвестен.
        В глазах собравшихся Порт Луен был прекрасен. Старые здания, мощные крепостные стены, мощенные булыжниками улочки… Главное, отвлечься, погрузиться в игру, и тогда многое кажется иным, более прекрасным, чем на деле. Так воображают мир дети. Деревяшка становится грозным мечом, игрушечный автомат обретает свойства настоящего, велосипед превращается в танк…
        Впрочем, современные дети гораздо чаще предаются иным забавам, компьютерным, и поэтому можно предположить, что собравшиеся здесь парни и девушки просто недоиграли в подвижные игры. Да и взросление отодвинулось. В тридцать лет все еще парень, а не столь давно мужчинами становились во времена службы в армии где-то в районе двадцати. Но разве настоящие отпрыски служат? Там же тяжело, ни мамы, ни папы рядом, и вообще, терять год жизни, когда можно оттягиваться со вкусом, нет никакого резона.
        Здесь собралась молодежь успешная, неплохо зарабатывающая. Одежда, бутафорское оружие, наконец, взносы на игру простому человеку не по карману. Ролевые забавы давно уже существуют не для тех, кто работает, а для тех, кто зарабатывает.
        - Чему я вас учил, помните? - спросил у группы игроков мастер по боевке Володя. Несмотря на полноту и возраст, он сохранял подвижность прирожденного воина. Исторический фехтовальщик, преподаватель единоборств, человек с богатым прошлым, он смотрел на собравшихся, как на малых детей. В бороде Володи виднелась редкая пока седина. - Особенно это касается лучников. Наконечник хоть и резиновый, но глаз кому-нибудь может выбить на раз. Потому не увлекайтесь.
        «Хотя эти особо в раж не впадут, - подумалось инструктору. - Кишка у них тонковата. Офисный планктон, чего от них ждать? Короткая поездка на природу им кажется небывалым приключением, да еще сопряженным с гигантскими трудностями. А всех трудностей: дотащиться до полигона да провести несколько ночей в палатке. И практически никаких опасностей, разве по собственной неосторожности, так ведь и дома можно сломать ногу, скажем, налетев в темноте на стул. Знали бы они, как бывает на самом деле, когда учения длятся неделями. А уж не учения, а настоящее…»
        Ему кивали с уважением. Авторитет мастера по боевке был высок. Он умел то, чего не умели остальные. Многие учились у него, а вот превзойти не сумел никто. Даже не чисто технически - для победы в схватке прежде всего требуется душа воина.
        - Тогда всем удачи, - Володя повернулся и зашагал в другую локацию.
        Здесь все понарошку, даже враги. И многие из них учились у того же Володи.
        …Для Сергея никаким авторитетом мастер по боевке не являлся. Просто потому, что парень считал себя очень крутым и был авторитетом себе сам. Это же мнение о тридцатилетнем юноше разделялось многими другими пацанами и девушками.
        Настоящей кольчуги у парня не имелось, так, подобие бутафорских доспехов, но в таких нарядах выступало большинство. Высокий длинноволосый нуменорский рыцарь Сианур в любом наряде пользовался успехом у противоположного пола. А теперь, после того как сумел разорвать многолетнюю связь с Дианой, - и подавно.
        Жаль, пришлось взять на игру новую даму сердца, проще говоря, сожительницу, или, как сейчас принято, гражданскую жену. Но ведь эта хорошая женщина не устраивает бурных сцен, как предыдущая, да и о законном браке ничего не говорит, и потому с ней спокойно. Пока спокойно, а о будущем думать не стоит.
        В отличие от многих проходных персонажей, Сергей обычно играл одну из ключевых фигур. Так было и теперь. Быть одним из многих он не хотел. Благородный рыцарь, пусть темный, но так даже веселее. Не любил Сианур пафоса добрых сил. Лучше быть закоренелым злодеем, не чуждым толики благородства. Он уже потихоньку отрешался от обычных дел, все больше и больше вживаясь в избранного героя. Сейчас посторонние вещи еще доходили до сознания, однако совсем скоро палаточный городок превратится в мрачный город Средневековья, друзья и приятели из менеджеров станут кто орком, кто обычным воином, а кто и боевым магом, и так на все время до финала. Главное - уметь отрешаться от повседневного, полностью отождествить себя с суровым и смелым мужчиной. Ведь каждому хочется побыть настоящим героем, да только где им стать, как не на игре? Не на войну же отправляться! Нашли дурака!
        Он и мобильник отключил. Всегда найдется знакомый придурок, который умудрится позвонить в самый ответственный момент и обломает весь кайф. Нет, жизнь персонажа надо прожить полностью с максимальной достоверностью. Лето заканчивается, вторая половина августа, и больше полевых игр в этом году не предвидится. А в городских удовольствие не то. Вообще детская забава. Поэтому надо ловить последний момент.
        Дианка тоже выступала за темных, и бывшим любовникам наверняка предстояло пересечься, но подумаешь! Никакой неловкости Сергей не испытывал и считал девушку своим лучшим другом. Пожили, теперь можно спокойно дружить. Какие претензии? И вообще, он здесь не один.
        - Сфоткай нас, - Сианур кивнул Владу, который как раз азартно танцевал неподалеку с какой-то незнакомой девицей. - Лена, иди сюда.
        Потом будут фотографировать много, в самые разные моменты, и рассматривать подобные запечатленные мгновения здорово, но надо же иметь хотя бы один снимок просто со своей женщиной.
        Лена, с темными прямыми волосами, в идущем ей синем платье, подошла, положила ладони на кольчугу, да так и застыла рядом с верным рыцарем.
        Последний снимок на память.
        А ведь действительно последний…
        Глава 3
        Сердце екнуло в груди, как в почти забытой юности. Или правду говорит народная поговорка про седину в бороде и беса в ребре? Это же смешно, учитывая разницу в возрасте. Она ему в дочери годится. С ее точки зрения, он наверняка глубокий старик. У молодых на уме забавы, удовольствия. Даже увлечения совсем иные. Если подумать, разница поколений - безжалостная штука. Все разное, и взгляды, и вкусы, и система ценностей. Хотя Андрею казалось, что он готов даже что-то поменять в себе и в привычном образе жизни, лишь бы хоть иногда быть рядом с нею.
        И тут же накатывало сомнение. Первая эйфория схлынет, а ведь с возрастом от привычек избавиться трудно. В последнее время даже личное пространство выросло настолько, что раздражает, когда ночью в постели к тебе прижимается какая-то особа женского пола. Правда, никаких чувств к мимолетным любовницам Андрей не испытывал. Так, кратковременную и не слишком сильную страсть, а вот стоило ее утолить, не оставалось ничего, и мужчина сразу собирался домой, чтобы спокойно спать в одиночестве.
        Вдруг тут произойдет то же самое? Или нет? К чему от себя скрывать, с этой девушкой хочется быть рядом постоянно, днем ли, ночью, гулять с нею по улицам, сидеть в кафе, заглядывать в бездонные глаза… На руках носить. Когда он в последний раз нес на руках женщину? И не вспомнить… Да и не было в том действе любви, одна вежливость.
        - Диана!
        Девушка обернулась. Черные вьющиеся волосы густой волной обрамляли прелестное лицо. Губы приоткрылись в улыбке. Рядом стояла какая-то подруга, пониже ростом, пошире телом, в желтом платье, и Диана сказала ей легко угадываемое:
        - Подожди минуточку.
        - Здравствуй!
        Ни объятий, ни рукопожатий, застыли друг напротив друга, и все.
        - Ты как здесь? Тоже решил принять участие?
        А красное платье ей идет. Кажется, он впервые видит ее в этом платье. Да и сколько было тех встреч? Три, и каждый раз все ограничивалось короткой прогулкой. Остальное общение - лишь переписка в Сети. Иногда весьма душевная, порою - холодная. Только ничего поделать с собой нельзя.
        - Ты же знаешь: яне игрок. Мне больше нравится жить настоящей жизнью, а не воображать себя невесть кем. С друзьями проезжали мимо, вот и вспомнилось, что ты где-то здесь. Захотелось увидеть на минуточку.
        - А я подумала… - после первой улыбки девушка стала грустной, будто что-то ее огорчило. - Знаешь, у нас посторонние не приветствуются. Вот. Пока игра не началась, еще так себе, но до начала осталось…
        - Мы скоро уедем. Друзья подбили отправиться на природу. Чуть подальше. Сначала на какое-то озеро, затем - в лес, на охоту. Может, встретимся потом? Я постараюсь вырваться в Москву через недельку-другую. Очень хочется тебя увидеть без этой суеты…
        - Не знаю, - Диана то и дело посматривала по сторонам.
        Вообще-то все верно. Куча знакомых и приятелей, каждый заинтересуется, с кем она беседовала? Откуда взялся немолодой мужчина, в их глазах едва ли не старик? Пойдут нежелательные слухи и сплетни. Зря он приехал. Вокруг одна молодежь, а у них свои представления о жизни.
        - Тебе идет платье.
        - Спасибо.
        «И это называется разговором! Вот уж действительно, помрачение разума!»
        - Так как насчет встречи, Богиня охоты?
        - Я постараюсь, но обещать ничего не могу. Я же говорила: уменя три работы. И с родственниками иногда побыть надо. Понимаешь, времени совсем нет. Совершенно. Вот. Мечтаю просто выспаться. Если буду свободной, тогда пересечемся. И запомни: яне богиня, а самая обычная пацанка. Ты просто все выдумываешь. Вот…
        От Дианы исходил холодок. Странно, вроде бы в первый момент обрадовалась. Но кто их поймет? Вернее, понимать женщину не столь сложно, однако лишь ту, с которой находишься рядом некоторое время.
        - Буду надеяться. Желаю повеселиться! - что еще остается сказать в подобном случае? Соблюсти мину при отвратительной игре.
        Сейчас бы не на кабана, а на медведя, да с голыми руками!
        Андрей машинально щелкнул каблуками. Тоже вредная привычка от старых времен и первой профессии. Уж в этом мужчина меняться не собирался.
        Девушка все-таки подала ему руку, и Андрей на секунду коснулся губами тыльной стороны ладони.
        - Я постараюсь найти время. Пиши.
        - Честь имею! - еще один щелчок.
        Ладно, пусть будет рыбалка сегодня вечером и охота послезавтра. Раз Женя подсуетился ради старых приятелей и даже достал ружья.
        Только сердце остается здесь. И больно в груди так, что хочется выть. По-волчьи, тоскливо и протяжно.
        Худощавый юноша был облачен в рыжевато-желтый камзол. Голову венчала шляпа. Под камзолом, поверх жилета, имелось нечто вроде патронташа со скляночками.
        - А это зачем? - спросил Юра.
        - Я - охотник на ведьм. По игре. В миру я художник. Озеров. Вряд ли вы слыхали. А здесь выбрал такую профессию, - словоохотливо поведал парень. - Понимаете, зато я свободный человек, не то что простые солдаты. Могу идти куда вздумается. Все меня боятся. Я ведь олицетворяю могущественную касту. Буду сам по себе. Знаете, как это здорово? У меня даже пистолет есть.
        Он извлек откуда-то из кармана подобие дульнозарядного изделия времен Пушкина и декабристов. Разумеется, не настоящий. Но боевое оружие запрещено. Порохом пыхнуть или его слабеньким аналогом - вот и условный выстрел.
        Юра качнул головой. Детский сад. Вслух говорить ничего не стал, раз приперлись в чужой монастырь, да и пусть сходят с ума, как хотят.
        - Так тут и ведьмы имеются? - уточнил стоявший рядом Женя и сразу поправился: - Хотя ведьмы есть всегда.
        - Но здесь особенно вредные. И чтобы победили силы Света, надо обязательно от них избавиться.
        В стороне как раз проходила большая группа жутких существ. Одни - синие, другие - зеленые, словно с вечеринки, посвященной хэллоуину. Нечисть при полном параде, или набор плохишей в выходных костюмах.
        - А с этими справишься?
        - Для борьбы с этими у нас есть солдаты, рыцари, прочие герои. А моя специализация - ведьмы, - художник пошел прочь старательной походкой, которая ему самому наверняка казалась элегантной.
        - На пидора похож, - высказал свое мнение Женя.
        - Может, он и есть. Среди людей искусства их всегда хватало, - согласился Юра. - Пофиг. Лишь бы к моей заднице не лез. Да и мы сейчас отсюда смотаемся. Вон ротный уже идет. Кажется, у него что-то не заладилось. И улыбается, а ведь на деле ему явно невесело.
        - Ничего. Мы его мигом в чувство приведем. Рыбалка, костерок, водочка… Мигом все печали пройдут.
        - Одно похмелье останется.
        - Ерунда. На утро имеется пиво.
        - А как на охоту пойдем? С бодуна?
        - Да какой бодун? Мы по чуть-чуть.
        - О чем разговор, господа гусары? - по дороге Андрей привычно принял бодрый вид. На людях излучать уверенность, и кому какое дело, какими бывают глаза, когда остаешься один?
        - Так о бабах, конечно же, отец! - буркнул Женя. - Вон сколько молоденьких ведьмочек в округе! Хоть забирай с собой.
        - Как дела, ротный?
        - Все нормально. Поехали, - Андрей привычно извлек сигарету.
        Вокруг не курили. Может, в роль входили, может, здоровый образ жизни вели. Какая, в сущности, разница?
        - Поехали так поехали, - Женя бросил последний взгляд на собирающуюся толпу. - Там на озере под вечер такой клев, закачаетесь!
        - Это что? Вот у нас, на Урале… - привычно начал Юра, и фразу немедленно подхватил Андрей:
        - А на Дальнем Востоке…
        - Что за дьявол? - Женя чуть помолчал и добавил парочку абсолютно непечатных фраз.
        Было с чего. «Уазик» проехал немного, а потом словно уперся в стену. Еще хорошо, что в лесу Женя не газовал и ехал тихо.
        Сейчас водитель лихорадочно переключал передачи, разок чуть сдал назад, но эффект повторился снова. Толчок, пассажиров чуть бросает вперед, а машина застывает на месте, бессильная двинуться дальше.
        - Сейчас мы с разгона!
        - Погоди! - Андрей открыл дверцу и выскочил наружу. - С разгона еще хужее будет. Может быть. Разобраться надо.
        Первым делом он заглянул под колеса. Вдруг там обнаружится не замеченное из кабины препятствие? Трудно вообразить хренотень, способную задержать армейский вездеход, однако, если сесть на оси… На обе сразу и притом иметь возможность дать задний ход…
        Фантастика какая-то!
        Но под колесами ничего не имелось. Обычная, едва наезженная колея. Автостоянка для игроков находилась чуть подальше, друзья просто заехали на машине поглубже в лес, чтобы меньше пилить пешком. Но если заехали, значит, можно и выехать. Дождей в последние дни не было, почва нормальная…
        Какого хрена?!
        - Может, подтолкнуть? - Юра тоже вышел наружу.
        - Она не застряла. Женя, давай еще!
        Мотор взвыл, колеса крутанулись, однако машина даже не тронулась с места. Словно упиралась в некую невидимую стену.
        Андрей шагнул вперед и тоже вдруг ощутил преграду. Чувство было такое, будто впереди возникло нечто чрезвычайно прочное, наподобие каменной стены. Мужчина даже потрогал руками, раз уж глазам доверять стало невозможно.
        Никаких каменных шероховатостей. Сплошная преграда. Шаг в сторону, другой…
        Друзья с интересом смотрели на его поведение. Идет нормальный человек боком, да еще с выставленными руками, словно решил ощупать воздух.
        - Ты чего?
        - Странные вещи творятся здесь, господа гусары, - Андрей остановился и закурил. - Если подумать, в фантастике многократно описывалось подобное. А вот наяву слышать не доводилось. Даже в Интернете. Но на пустом месте ничего не возникает, а шила в мешке не утаишь.
        - Ты о чем?
        - А вы попробуйте сами. Я бы назвал это силовым полем, раз уж подобное название попадалось частенько. Как всякие гравитоны, звездолеты и прочие орки с гоблинами.
        Мужчины, в силу возраста, относились к поколению читающему или хотя бы читавшему. Поэтому любому чуду они легко находили аналогии. Даже если это ничего толком не объясняло и объяснить не могло. Но, справедливости ради, писателей-фантастов тоже не останавливала научная подоплека. Что же требовать от людей, учеными не являющимися? Не физики, да и вряд ли физик был бы в состоянии с ходу выдвинуть подходящую теорию.
        - Интересно, это забор или купол? - Андрей курил с невозмутимым видом и посматривал на попытки друзей пощупать то, что увидеть было нельзя.
        - А есть разница? - спросил Женя.
        - Практической - нет. Вертушки под рукой все равно не имеется. Но по любой логике тянуться он обязан далеко. Вряд ли это щит на проселочной дороге.
        - Кто эту бяку поставил, тебя не интересует? - Юре надоело идти вдоль преграды, и он предпочел вернуться.
        - Интересует. Подписки мы не давали. Только это уже другой вопрос. Не ролевики же решили оградить полигон! Да и один полигон ли? Не представляю, как с нынешними технологиями запустить такую штуку? Пусть не в курсе секретных разработок, но все-таки…
        - А вдруг? Решили испытать в безлюдном месте, а тут игра…
        - Сомневаюсь. Не доросли-с. Да и что толку гадать при недостатке данных? Вопрос в другом. На месте оставаться глупо. Может, поле исчезнет, может, нет. Тут главное - оно непрерывно, или где-то имеется лазейка? Кстати, - Андрей извлек телефон. - Зоны нет. Как я и думал.
        - А может, мы вообще перенеслись? - улыбнулся Юра. - Самый заурядный провал во времени или пространстве. И теперь мы обычные попаданцы в непонятно куда. Предполагать так предполагать.
        - Эй, отцы! - вдруг встрепенулся Женя. - А как же кабан? - И совсем уже убитым тоном добавил: - И рыбалка?..
        Глава 4
        Главное на игре - это хорошо оттянуться.
        Охотник за ведьмами пробирался узенькой лесной тропинкой. Обычными дорогами пользуются многие, а он предпочитал обделывать свои дела при минимуме свидетелей. С толпой ведьм было бы сложно совладать даже ему. Для разминки лучше встретить объект охоты в одиночку, победить, а потом можно уже переходить на ее подруг. Не все же сразу! Игра только началась, основные действия еще не грянули, и пока противоборствующие силы сосредоточены в своих локациях. По округе шарятся исключительно разведчики и всевозможные искатели приключений. Ну и бродячие маги, разумеется. Им по роду деятельности не положено сидеть на одном месте. А поскольку ведьмы - это, в общем-то, те же маги, то наверняка какая-нибудь из них пустилась в путь. Травки волшебные собирать, к лиходейству готовиться…
        Иными словами, ведьмы сейчас обязаны бродить глухоманью, не особо утруждая себя дорогами. Если бы еще знать где? Лес да лес кругом…
        Пока охотнику попадались исключительно грибы. Да где-то стучал упорный дятел. Грибы сейчас его не интересовали. Нет, в иное время приятно найти их побольше и торжественно принести домой. Но если вместо дома палатка, а ходить еще долго… Смешно выглядит охотник, несущий грибы.
        Дятла, напротив, увидеть хотелось. Но затаился, гад, хотя и выдавал себя стуком. А тут едва видимая тропинка вообще исчезла, уперлась в непроходимый ельник, словно проложившие ее люди или звери были отменными шутниками, и пришлось решать, куда идти дальше. Какая разница?
        Охотник повернул направо. Через полсотни шагов в просветах между деревьями показалась лесная дорога. Можно сориентироваться, понять, куда вообще забрел. Парень, признаться, немного заблудился и теперь довольно смутно представлял, в какой части леса находится. Опять-таки, вдруг удастся кого-нибудь увидеть. Какое это приключение, если бредешь, а вокруг вообще ни души?
        Он увидел. Только не сразу осознал, что именно. Нечто непонятное валялось чуть подальше. Какая-то груда тряпок, словно устроители игры решили разместить здесь несколько чучел, только не поставили их на страх и потеху прохожим, а бросили на обочину. Да упасть они могли и сами…
        Охотник с интересом направился туда.
        Интерес он проклял буквально через полминуты.
        Это была уже не шутка. Три тела валялись на земле, неподалеку от каждого лежала отрубленная голова, а трава вокруг была обильно закрашена кровью. Повсюду роились мухи. Откуда их столько взялось?
        Или все-таки муляжи людей? Кто-то из мастеров решил оттянуться по полной и не поленился заказать и манекены, и какую-то темную жидкость. Наверно, красную, да беда Озерова заключалась в том, что он был дальтоником. Он и картины раскрашивал наугад, а все ляпы оправдывал банальным: «Я так вижу».
        Охотник подошел вплотную, нагнулся…
        В следующий миг ему стало плохо. На обочине действительно валялись обезглавленные трупы парней. Три трупа на некотором расстоянии один от другого. Кровь уже немного подсохла, не лилась из ран. Или она и не должна литься из мертвого тела? Охотник толком не знал. Он привык к ситуации, когда смерть приходит понарошку. Нет, разумеется, доводилось бывать на похоронах. Однако там главными персонажами были люди пожилые, померли они своей смертью, а в гробах лежали прибранные и аккуратные. На игре же «умирающие» картинно падали, чтобы затем неизбежно встать. Никакой крови и прочих неприятных моментов. Этакая боевая романтика. О том, что никакой романтики в смерти нет, охотник никогда не подозревал.
        Желудок безжалостно вывернуло. Даже когда завтрак покинул его, охотника продолжали терзать рвотные позывы. В голове вертелись обрывки мыслей и безответных вопросов.
        Кто? Ладно, случается всякое, и изредка на играх происходят травмы. Поэтому среди организаторов обязательно присутствует медик. Но чтобы кто-то когда-то умер всерьез, о подобном охотник не слышал. И уж тем более о безжалостном убийстве. Слух о таком ходил бы вечно, обрастая новыми подробностями и ужасами, а раз нет, то и быть не могло. Не отбросы здесь собирались и не отморозки. Напротив, можно сказать, цвет нации. Обычная злость и та находилась под запретом. Ты можешь драться, но никакой ненависти к встретившемуся врагу на полигонах игры не бывает.
        И лишь потом вдруг пробила мысль: авдруг убийцы рядом? Мотивы и способы можно оставить на потом. Но почему бы к трем трупам не присоединить четвертого? Как это называется? Убрать свидетеля?
        Охотник бросил испуганный взгляд по сторонам. Никого в поле зрения не было, однако трудно ли затаиться в лесу? А потом парень рванул, как никогда не бегал в жизни. Деревья мелькали по сторонам, постоянно приходилось петлять, чтобы не врезаться в ствол одного из них, огибать кустарники, перепрыгивать через какие-то пни. Потом легкие оказались не в силах прокачивать воздух, и поневоле пришлось остановиться. В глазах было темно от недостатка кислорода, каждый глоток обжигал, а ноги стали ватными. Шум крови в ушах скрадывал посторонние звуки. Подкрадись кто в этот момент, и он бы легко застал охотника врасплох. Однако лес в данном месте вроде был пуст.
        И лишь сейчас Озеров вспомнил про мобильник. Раньше о нем не полагалось думать по игре, однако какая игра, если валяются изрубленные тела?
        Пальцы дрожали и не попадали на кнопки. И не скоро дошло главное: зоны не было…
        Убегал Борис не туда. Но какая разница, к себе ли в лагерь, к противникам, если на игре стало происходить такое? Не орки же учинили бойню у дороги!
        На деле парнишка не думал ни о чем. Он лишь спасал свою жизнь, подчиняясь могучему инстинкту самосохранения, и рассуждать сейчас был не способен. А стал бы рассуждать, наверняка уже валялся бы, подобно остальным патрульным.
        Сколько он пробежал, Борис сказать не мог. Странно лишь, что в бегстве он умудрился не потерять меч. Как вцепился в бессмысленную игрушку, так и не отпустил, продираясь через кусты и проносясь мимо деревьев.
        И откуда только взялись силы и дыхание! В обычной жизни парень ни за что не одолел бы такое расстояние по довольно пересеченной местности, да еще с огромной скоростью. Разве что обычной ходьбой, не спеша. А тут…
        Деревья расступились, демонстрируя очередную поляну, и Борис с разбега налетел на стоящих там парней.
        Их было трое, два темных рыцаря и орк. От бега в глазах было темно, и в первый момент Борису показалось, будто это убийцы. Он всхлипнул, на взвизгивание или крик не хватило сбитого дыхания, и попытался рвануть в сторону, однако орк легко вцепился ему в воротник.
        - Попался, лазутчик!
        Троица дружно заржала. В голове промелькнуло одно слово: «конец». Вернее, его матерный аналог. Не столь важно, что ты не материшься в жизни. Когда припрет по-настоящему, речь почему-то меняется и не кажется неприличной.
        Силы оставили беглеца. Он бы повалился на землю, только орк держал крепко. Первый страх породил желание спастись, нынешний был уже отчаянием.
        Сейчас рубанут! Как приятелей у дороги. Все.
        - Что скажешь, выкормыш Светлых сил? - пробился в сознание нарочито звучный глас. - Готовился ли ты к смерти?
        - С каким заданием пытался вторгнуться в подземелья Пахуакса? - подхватил другой.
        Они еще издевались! Попалась мышка к кошкам, и кошки решили поиграть с добычей, прежде чем пообедать.
        Борис элементарно задыхался. Воздух с сипом врывался в легкие, вырывался наружу, а сердце молотило так, что куда там любым барабанам! И на все накладывался липкий страх.
        Орку надоело держать пленника. Лишенный поддержки парень кулем повалился в траву, кое-как приподнялся на четвереньки и с ужасом подумал, что вот теперь конец. Один удар - и голова отлетит от тела.
        - Будешь отвечать?
        Голос показался смутно знакомым. Борис сумел приподнять голову. В глазах чуть развиднелось. С облегчением парень узнал в одном из рыцарей Сергея, человека, который был когда-то любовником приятельницы Бориса Дианки.
        Игроки? В смысле, настоящие, а не те неведомые убийцы? Последние не могли принадлежать к тусовке. Бывают люди с закидонами, однако маньяков среди игроков до сих пор не было.
        Не станет Сергей убивать знакомого! Нет у него причин. Не из ревности же? Борису, в общем, иногда хотелось переспать с приятельницей, да и не с ней одной, но между желанием и его воплощением в жизнь пролегла такая пропасть, что повода не имелось даже для обычного мордобоя. Плюс - Сергей сам порвал с подругой, и теперь и у него другая пассия, и у той другой парень.
        - Кто посылал тебя сюда и с какой целью? Эльфы готовят вторжение? Кто с ними в союзе? Откуда будет нанесен удар? - Сергей полностью был в роли. О случившемся неподалеку он понятия не имел.
        Лес велик, локаций много, а игра лишь началась, и общение между многочисленными «расами» пока носило лишь случайный характер. В каждой из локаций имелись свои секреты, общая канва на то и общая, чтобы включать в себя множество частных, а уж сколько непредсказуемых вариантов бывает порою, про то ведают лишь опытные игроки.
        - Там трупы… - сумел наконец-то выдохнуть Борис.
        Рыцари с орком дружно заржали. Игра - вещь жестокая. Количество погибших измеряется десятками. Условно, но об ином парни не думали. Белая повязка, затем - воскрешение в новой роли. Если ты был центральным персонажем, то возможны еще и пышные похороны.
        - Настоящие…
        Хохота стало еще больше.
        - Скоро в этом лесу станет одним трупом больше! - торжественно известил второй из рыцарей, лишь смутно знакомый Борису. - Будешь отвечать?
        - Я вправду.
        - Придется его убить, - рыцарь повернулся к Сергею.
        - А давайте прежде помучаем! - предложил Сергей.
        - Да, отведем к леди Моратти! - поддержал его орк.
        - Нет, прежде можем и сами. Попытаем немного, и он все выложит, - возразил Сергей. - Вы посмотрите на него! Это же не воин! Он уже сейчас трусит и боится заслуженной кары! А если надавить, сразу расскажет все, что знает!
        - Да что он может знать? - второй рыцарь кончиком сапога чуть приподнял лицо Бориса.
        Парень сумел отодвинуться, а затем подняться с четверенек. Лучше стоять для собственной безопасности. Хотя бы ногами не запинают.
        - Я серьезно.
        - Ах, серьезно он! - воскликнул Сергей. - Сейчас мы тебя будем серьезно вешать!
        - Веревки нет, - напомнил орк.
        - Тогда посадим на кол, - рыцарь довольно засмеялся над собственной шуткой.
        - Давайте просто отрубим ему голову! - орк демонстративно потрогал секиру.
        Отрубить такой не то что голову, но и палец было бы проблематично.
        Борису вспомнилась кровь. Правда, увидеть успел он не так уж много. Теперь же, после долгого бега, благословенная память успела кое-что стереть со своих страниц.
        - Нет! Для начала мы сделаем прижигание! Надо развести костер!
        На лицах парней играли садистские ухмылки. Приятно навалиться скопом на одного, застращать его, доказать, что он - никто и звать его никак.
        - С костром долго возиться. Можно обычными мерами, - орк засучил рукав, показывая увесистый кулак. - Встанем в кружок, попинаем немножко…
        В голосе орка было столько серьезности, что не оправившийся от прежнего страха Борис был готов принять угрозу за чистую монету. Очень натурально играли представители темных. Конечно, на деле бить всерьез они не могли, но знание - одно, а ощущение - другое.
        - Там неподалеку произошло зверское убийство, - потерянным голосом попытался убедить парней Борис.
        - Не хочет говорить! - сделал вывод орк. - Придется применить воздействие…
        Троица надвинулась, и Борис попытался рвануть прочь. Очень неприятно было видеть холодные глаза противников по игре.
        Убежать не удалось. Сергей успел подставить ногу, и бедняга со всего размаха рухнул на землю. Упал он неудачно. Левая ладонь проехала по чему-то твердому и заалела кровавой царапиной. Вдобавок острая боль вспыхнула в колене.
        - Не уйдешь, негодяй! Поднимайся. Сейчас мы отведем тебя к леди Моратти, а там тебя живо разговорят. У нее такой палач, что говорить начинают даже мертвые.
        И троица опять расхохоталась злодейским смехом…
        Глава 5
        Далеко-далеко, на краю земли, за непроходимыми лесами и широкими реками на одинокой скале стояла высокая мрачная башня. Здесь, вдали от людей, лишь в окружении верных учеников, в тишине и покое, вот уже триста лет постигал тайны магии великий волшебник Акмигран. Правда, было ему на вид лет тридцать, а демоническая внешность и черная без проседи бородка привлекали к нему сердца девушек, что явно было невозможно без соответствующих встреч, но ведь внешность обманчива. На деле Акмигран был великим боевым магом, одним из самых сильных в мире, да и мудрости его и дару пророчества можно было лишь позавидовать. Игра только началась, а он уже знал, что сидеть в башне осталось недолго. Скоро сюда явится посланник от Светлых сил и будет уговаривать выступить на их стороне в намечающейся войне.
        Неинтересно сидеть на одном месте даже великому магу.
        Люди слепые, вместо скалы они видели холм, вместо башни - наскоро сколоченную деревянную вышку. Четыре опорных столба, помост на высоте трех метров да лестница для успешного подъема или спуска. Но это слепые. Парни и девушки в здешних лесах обладали развитым воображением и все видели правильно.
        Учеников было двое, юноша и девушка. Оба новички в игре, у Клариссы - вторая, у Нордулана вообще первая, и приходилось действительно быть их наставником в сложном процессе молодежного оттягивания. Главное, чтобы никогда и нигде не вспоминали оставленную реальность. Есть здешний мир, воинственный, сложный и невыразимо прекрасный, мир, полный героев и подвигов, этакий взлет над суетой, вот и надо здесь жить каждой клеточкой мозга и частичкой души.
        - Волшебный посох - очень мощное оружие. Им можно разметать вражеские легионы. Только применять его следует правильно, - Акмигран приподнял указанный предмет и направил его куда-то в глубь леса.
        С лесом ничего не произошло. Может, маг и не хотел крушить окружающую природу. Пока башня скрыта дубравами, не каждый ее найдет. А поставь посреди поля - и какое это тогда будет жилье волшебника?
        Кларисса внимала откровениям учителя, как положено ученице, чуть приоткрыв прелестный ротик от изумления. А Нордулан порою чуть выбивался из образа, никак не нащупывая ту грань, которая необходима для кайфовой игры.
        - Смотрите, всадник! - вдруг воскликнул ученик.
        Лес был не настолько густой. Мимо холма с башней даже проходила просека. Да и как иначе сюда доставили бы строительные материалы? Рубить деревья запрещено, все надо привозить из города.
        Хорошо в настоящих сказочных мирах! Как захотел, так и стало. Нужна каменная башня там, где камня сроду не было, и вот уже стоит. А как возведена, кто строил, никому нет дела. Купцы каким-то образом умудряются пройти непролазными чащобами, лишь бы доставить товар неизвестно куда, продукты в городах не переводятся, даже если вокруг почти нет деревень. Орки не сеют, не пашут, но тоже от недостатка продовольствия не страдают. А каждый второй обед обязательно является пиром.
        - Где?
        - Вон там был! За деревьями скрылся!
        - Наверно, посланник, - Акмигран знал, что лошадей на игре нет, но почему бы не подыграть ученику? Ведь здорово придумал! Гонец всегда конный, на своих двоих быстро никуда не попадешь. Так и будем рассказывать, мол, примчался гонец на взмыленной лошади.
        - Да вон еще один!
        Теперь всадника заметили все. Расстояние не позволило рассмотреть детали, да и деревья сокрыли его быстро, но было понятно, что наездник выряжен рыцарем, даже имеется копье, а на голове - топхельм. Вроде кольчуга, тут полной уверенности не было.
        Вот это сюрприз! И главное, никто ни слухом ни духом! Наверно, мастер игры специально пригласил из какой-нибудь школы верховой езды несколько человек, нарядил их соответствующим образом и сумел сохранить тайну. Сюрприз всегда приятнее чего-то заранее известного. Теперь события нынешней игры будут вспоминаться долго, превратившись в одну из легенд сообщества.
        - Я спущусь, встречу, - Кларисса ловко скользнула по грубой лестнице. Ей хотелось увидеть лошадей вблизи, может, и приласкать какую-то из них.
        - Можно, и я тоже? - спросил Нордулан.
        - Давай, - смилостивился волшебник.
        Двое встречающих смотрятся солиднее одного. Это ему неприлично ждать гонца у входа. Посланник обязан подняться в башню сам и долго уговаривать мага прийти на помощь людям.
        Действительность оказалась еще круче. Три всадника, одетая амазонкой девушка с луком в руках, рыцарь с топхельмом и с копьем, да еще натуральный кочевник, словно взятый из учебника истории, глава «Монголо-татарское иго».
        Амазонка что-то сказала, и ее спутники перешли на легкий галоп. Копье наклонилось, словно посланники намеревались не уговаривать, а атаковать башню мага.
        Или в игре решено сделать новый сюжетный поворот? Но тогда предупреждать надо!
        Ученики с интересом разглядывали несущихся на них рыцаря и кочевника. Они даже не уходили с пути лошадей, словно не понимая опасности. Не справится наездник с лошадью, и зверюга запросто может не просто сбить, а затоптать замешкавшегося человека.
        - Эй вы! Осторожнее! - крикнул подопечным Акмигран. - Уйдите с дороги!
        Амазонка натягивала лук, и всякие сомнения в принадлежности всадников у опытного мага исчезли. В ответ он вскинул боевой посох. Посмотрим, кто кого одолеет в схватке!
        - Это враги! Темные! - повторно крикнул он застывшим ученикам.
        И тут амазонка спустила тетиву. В последний момент бег времени вдруг замедлился, и боевой маг увидел, как, словно в замедленном фильме, летит к нему стрела. Жаль, тело действовало в своем обычном темпе, и скачок в сторону запоздал. Разве что стрела ударила не в грудь, а в плечо. Только вместо того, чтобы коснуться одежды и отлететь, она продолжила движение дальше, вонзаясь в тело.
        Боль заставила парня громко вскрикнуть, а затем бросила на колени. Он еще не осознал толком случившееся, есть же вещи, априори невозможные, когда вторая стрела впилась в грудь.
        Первой поняла неладное Кларисса. Пусть не до конца, да и как разобраться в происходящем, когда все идет не по правилам, однако все-таки вторая игра - не первая. Девушка бросилась в кусты, благо стояла почти рядом, и уже оттуда увидела, как рыцарь чуть изменил направление и на скаку ударил попытавшегося отшатнуться Нордулана копьем. В первое мгновение юношу понесло по ходу движения, затем наконечник вылез из спины парня, а дальше Кларисса уже не смотрела.
        Лишь последний взгляд на башню, где медленно заваливался боевой маг, затем - на размахивающего саблей кочевника, и резкий рывок в глубь леса.
        Противник пронесся рядом, однако сделать ничего не мог. За кустами начинались деревья, а в лесу конь не помощник, а больше обуза.
        Вдогонку просвистела стрела. Было бы вокруг поле, и судьба девушки наверняка стала бы незавидной, а в лесу попробуй, попади!
        Кто-то из нападавших разгневанно закричал. Слов было не разобрать, да и кто вслушивался в слова? Нордулан валялся бездыханным, Акмигран наконец-то свалился на бок. В отличие от ученика боевой маг был еще жив, только жизнь покидала его тело, и все воспринималось словно в бреду. Словно некто принялся раскачивать башню, убаюкивать, обещать скорое прекращение терзающей боли. А потом пришла агония, тот самый страшный переход между мирами, которого боится каждый. За ним же…
        Кто знает, что ждет за гранью? Оттуда не возвращаются…
        Девушке было не до каких-то слов. Она убегала, а за ней гнались. Кто, с какой целью, непонятно, во время бега не до праздных мыслей. Но слух ловил, как позади трещат сучья и кто-то тяжелый и не слишком проворный ломится вослед. Затем там раздался шум, словно этот некто упал.
        Так оно и было. Обзор в топхельме желает лучшего, примерно как в танке, и преследователь запнулся о подвернувшийся пенек да и грохнулся со всей силы.
        Не тот наряд для пробежек в лесу…
        Берега очередной реки оказались топкими. Солидная часть пути была преодолена сравнительно легко. Дубравы пройдены, водные преграды преодолены с ходу. Прыжок - и ты на другом берегу. Посланец Светлых сил Эльгорас шагал бодро. Он намеренно свернул с дороги в поисках трудностей. Да и лесом было намного короче. Какой-то километр, и впереди будет одинокая скала с башней волшебника. Минут пятнадцать, а то и меньше. Теперь уже вообще практически ничего.
        Кто ж знал о сюрпризе? Ручей, считающийся рекой, был нешироким, один нормальный шаг, и ног не замочишь, но по обе стороны на пару метров вместо травы была влажноватая земля. Вроде последний дождь был неделю назад, а все равно до конца не просохло.
        Эльдорас посмотрел по сторонам. Вдруг где-нибудь природным мостом валяется ствол поваленного дерева?
        По закону подлости, единому во всех мирах, и реальных, и колдовских, деревья вокруг стояли твердо, не желая упасть и тем облегчить участь странника. Можно было бы пройтись вдоль ручья, дорога лежала почти рядом, однако это был чересчур легкий выход. Потом, после игры, даже вспомнить будет нечего. Хочется рассказывать не только о вымышленном, но и о настоящем. Как продирался сквозь буреломы, едва не вплавь преодолевал озера и реки, лишь бы вовремя доставить Акмиграну письмо, уговорить его выйти на бой со злодеями и тем обеспечить своей стороне победу.
        Справа «свой» берег был повыше, нависал над ручьем, и можно было попробовать переправу там. Один хороший прыжок, и ты уже по ту сторону реки.
        Прыжок получился не очень. Все-таки парень не долетел до вожделенной твердой земли, и ноги погрузились в грязь. Не сильно, примерно по щиколотку, однако пришлось чистить сапоги травой. Потом подсохнет, и придется всю игру ходить в грязной обуви.
        Но в глубине леса трава росла слабо, небольшими пучками. Больше мох, который в качестве чистящего средства не очень подходил. Хорошо еще, что осень приближалась и кое-где уже валялись листья. То ими, то травой, но сапоги были кое-как приведены в божеский вид, вернее, в некое не слишком чистое подобие, и парень вновь пустился в путь.
        А вот и желанный холм, в воображении возвышавшийся скалой. Кто-то валялся на башне, и юноша чуть помотал головой. Как понимать картину? Что это великий боевой маг разлегся, будто устал и решил поспать днем?
        Ничего не понять! Парень невольно ускорил шаг. Большая поляна, холм, та самая дорога, по которой он не пошел, в стороне что-то чуть синеет, словно там уронили плащ или другую тряпку.
        И вдруг что-то очень больно ударило в спину. Дыхание перехватило, по ощущениям некий посторонний предмет застыл в теле. Парень невольно повернулся и увидел застывшую на коне амазонку с луком в руках. А в следующий миг он уже падал лицом в пыль, а между лопаток торчала глубоко вошедшая в спину стрела…
        Глава 6
        - И далеко мы так будем идти? - Юра тоскливо оглядел лес.
        С виду вполне нормальный, и даже не скажешь, что по нему незримой чертой некто провел грань, разделяющую мир на две части.
        - Не знаю. На одном месте сидеть тоже глупо, - Андрей вздохнул.
        Он прекрасно понимал, что до конца неведомого поля им не добраться. По логике, оно должно представлять собой полусферу. Технические детали неважны. Но представить себе непреодолимый барьер в виде короткого отрезка, этакого щита, было вообще немыслимо.
        Фантастичность происходящего практически не обсуждалась. Иначе могут возникнуть сомнения в собственной адекватности. Есть факт - возникший вдруг барьер, а естественный он или искусственный, по какому принципу существует, - уже второстепенные детали. Вернее, может, и главные, однако неподготовленному разуму сущность барьера все равно не понять, а о породивших его причинах гадать бессмысленно. Испытание новой техники, физическое явление, чье-то вмешательство… Разве это изменит что-то в нынешней ситуации? Важен практический результат, гадать же хорошо потом, когда все окажется позади. Остается считать случившееся вводной и стараться действовать в ее условиях.
        - Так, может, это, отцы… Проедем к игрокам. Вдруг им что-нибудь известно? - предложил Женя. - В крайнем случае найдем другую дорогу. Здесь все равно даже на танке не проедешь.
        - На танке проедешь везде, - не согласился Андрей. - Только взять нам танк негде. А ролевики… Чем они помогут? Они сами наверняка не знают. Черт!
        - Что?
        - Ничего. Получается, в зоне действия оказалась целая прорва народа?
        - Откуда мы знаем величину зоны? Вдруг она образовала колечко вокруг нас, а остальных не захватила? Или, напротив, в ее черте оказалось несколько деревень, а то и городов? Может, барьер тянется на сотни километров?
        В словах Жени был резон. Поле могло охватить участок в несколько квадратных километров, а могло - и в несколько тысяч. Может, эта аномалия вообще разделила весь земной шар. Раз чудеса случаются, то об их масштабах остается гадать.
        Тьфу! Опять гадать!
        Только от масштабов случившегося сильно зависит дальнейшее. Игроков хватятся не сразу, а об исчезновении города или городов станет известно моментально. И вновь сплошные «если». Искусственный барьер убирается, а если природный катаклизм, то вся земная наука может оказаться бессильной.
        Рассуждай не рассуждай…
        - Блин! - ругнулся Юра. - Вот влипли! И как долго это продержится?
        - На несколько дней припасов хватит, - усмехнулся Андрей. - А ролевики даже не заметят. Им наверняка в кайф, если на территорию не проникают посторонние. Хотя предупредить кого-нибудь из их руководства, наверное, надо. Если они внутри зоны, а не снаружи. И если внутри они все, а не разделены полем. В общем, пока сплошные вопросы без ответа. Дальше, господа гусары, идти явно бессмысленно. Конца не найти.
        - Смотря какого, - немедленно вставил Юра, - или чьего.
        - Гусары, молчать! - привычно прикрикнул Андрей и уже другим тоном добавил: - Знаете, если честно, немного не по себе без оружия.
        - Ты что, отец? - понял намек Женя. - Сезон охоты начинается лишь завтра. Увидят с ружьями, такой штраф влепят, что мало не покажется! И пофиг, что не стреляли. Тут не Сибирь с ее законами, точнее, с их отсутствием. С кем воевать собрался?
        - Ни с кем. Но как-то неуютно. Барьер этот ни с того ни с сего. Если творится непонятное, лучше встречать его во всеоружии. В полном смысле слова. Не факт, что поможет и что вообще к месту, однако…
        - Давай лучше проверим, есть ли он с другой стороны? Возьмем, да и прокатимся в другую сторону. Ну, малость подпортим игру. Так они еще примут машину за дракона и будут благодарны за дополнительный эффект. Мы на рыбалку собрались, а не всякие странности выяснять. Держи, если тебя успокоит. Среди вещей еще есть. Полный комплект. - Женя извлек откуда-то охотничий нож в ножнах. - Если что, будешь грибы резать. Не выберемся к озеру, хоть грибов насобираем.
        Юра рассмеялся и тоже извлек нож. Но обычный, складной, хотя и прекрасно отточенный и тоже вполне могущий сойти за оружие. С некоторой натяжкой.
        - Ну, что, ротный? Один ты чист.
        - Перед грибами? - уточнил Андрей.
        Он явно колебался: взять у Жени его клинок или нет? Однако холодное оружие в глазах мужчины полноценным не являлось. Серьезная вещь - это прежде всего автомат, лучше - пулемет. В общем, то, чем действуешь на расстоянии.
        Только к чему оно? Цивилизованные места, тут бывший боец прав, не таежная глухомань, а Европа. Даже Москва недалеко. Вот только непонятная преграда, наводящая на мысли о чем-то сверхъестественном или о некоем ином уровне технологий. Впору вспоминать читаные романы про аномальные зоны, вторжения пришельцев, переносы во времени и пространстве, магические штуки и прочий разнообразный недобрый антураж.
        Если случилось нечто чрезвычайное, не лучше ли подготовиться к худшему? Мало ли каким окажется продолжение?
        - Ладно. Все равно идти дальше бессмысленно. - Андрей извлек пачку с сигаретами, убедился, что в ней осталось лишь пять штук, и с сожалением спрятал обратно. - Трогаем к машине. А вот насчет дальнейшего…
        - Смотрите! - прервал его Евгений.
        В отличие от друзей, которые провели часть молодости в лесах, но уже давно практически не выбирались из городов, он проводил на природе массу времени. Потому и заметил первым.
        Могучий дуб рос у самой кромки непроходимого поля. Часть его веток оказалась на другой стороне. По одной из них, большой, способной выдержать человека, пробежала белка. Словно для нее не существовало никакой преграды. Посидела, подумала, да и перепрыгнула на другое дерево.
        - А как же?..
        Мужчины еще в самом начале пытались бросать в барьер разные предметы, только те благополучно отскакивали назад.
        - Он что, заканчивается на высоте? Не купол?
        - Но мы и вверх пробовали.
        Тоже правда. Каждый попытался швырнуть какую-нибудь ветку или шишку повыше, в надежде, что хоть там перелетит. Перелетов не было, ветки и шишки возвращались назад. Но белка-то перебежать смогла!
        - Веревка есть? - вопрос Андрея был закономерен.
        - Есть. В машине. Крепкая, свободно выдержит, - так же лаконично ответил Женя. - Думаешь попробовать?
        - Гм… - хмыкнул Юра. С его комплекцией лазить по деревьям было сложно. Где ты, молодость?
        - А вдруг?
        - Так, а машина, отцы? - Технику было жаль.
        - Машина - другое. Но как вариант… Если удастся перелезть на ту сторону, может, хоть там будет зона и удастся связаться? Еще бы решить с кем! Колитесь, у кого есть знакомые?
        Соответствующих знакомых ни у кого не было. Как, впрочем, и следовало ожидать.
        - А может…
        Вполне очевидная мысль явилась ко всем сразу, и мужчины дружно шагнули вперед. Однако барьер никуда не исчез.
        Следующие минут пять ушли на обсуждение, является ли барьер непроницаемым лишь для людей и неодушевленных предметов, а для зверей его словно не существует? Но без опытных данных любая беседа подобного рода являлась пустой софистикой, и мужчины быстро умолкли.
        - Надо проверить. Принесем веревку и… Хотя можно на первый раз и без веревки. - Андрей с некоторым сомнением посмотрел на дуб.
        По деревьям он не лазил с детства, а лезть явно предстояло ему. Как наиболее стройному из немолодой компании. Все-таки вес играет немалую роль, и поневоле пожалеешь, что не располнел вовремя.
        На деле у Андрея имелась склонность к полноте, просто он не позволял ей взять верх над собой. Потому никто не верил, когда он говорил о ней. Но неприятно с трудом нагибаться, чувствуя, как тебе мешает собственный живот. А вот в крепости рук мужчина сомневался. Когда образ жизни с натяжкой не назовешь активным, мышцы поневоле слабеют. Да и пальцы давно утратили цепкость. Очень давно. С тех пор, как им однажды крупно досталось. Как грохнешься с высоты, а потом собирай старые кости!
        Плохо, когда судьба не оставляет выбора.
        - Так, может, лучше прокатимся? - понял сомнения друга Евгений. - Ну его, эту детскую романтику! Что нам это даст? Все равно никто не поверит, а оставлять здесь вещи не станешь. Должен же быть другой выход!
        - Скажи сразу: выезд, - не обошелся без подколки Юра. Но чувствовалось, ему тоже не по душе задуманное. - Залезть залезешь, а снимать тебя потом кто будет? Ты когда последний раз из вертушки десантировался?
        - Немного попозже тебя, - Андрей закурил и с явным сомнением оглядывал ствол.
        Ветви - ветвями, однако до них еще надо вскарабкаться неведомым образом. Про спуск же вообще лучше не думать. Ствол широченный, не обхватишь, хоть за кору цепляйся.
        - Да… Надо прежде притащить веревку. Один раз я, может, вскарабкаюсь, но больше повторять подобное не захочется. Она у тебя длинная?
        - Длинная. И на нашу сторону хватит, и на противоположную. Еще запас останется. - Женя на глаз прикинул требуемую длину.
        - Запасливый ты наш! - улыбнулся Юра. - Вертолета, часом, не маешь?
        - Звиняйте, хлопци, нет, - в тон ему отозвался Евгений.
        - Жаль. Пригодился бы. Заодно твой вездеход к нему бы подцепили. И все проблемы разом…
        В глубине души никто не считал ситуацию серьезной. Очень все напоминало фантастику. Или отдавало сном. Сны же рано или поздно заканчиваются пробуждением. Подумаешь, барьер! Появился, потом исчезнет. Сказки хорошо рассказывать на бумаге. Времени лишь жалко. Вон Женя изводится, на рыбалку спешит. Кому ловить, кому костер разводить и напитки охлаждать…
        Главное в выезде на природу - простое дружеское общение. Если не быть совсем фанатом, как Константинов. Для него был важен процесс с последующим уловом. Для остальных - повод для встречи и совместного времяпровождения. С удочками под рукой как бы не пьянка вовсе, а благородная мужская забава.
        Вот на охоте уже не примешь. Только после нее.
        - Дерево все запомнили? Тогда пошли обратно. За веревкой.
        - Лучше прокатимся. Надо узнать величину отрезанного района. Кстати, вон в той стороне грибы виднеются.
        - Много?
        - Вижу два, а за ними наверняка должны быть и другие. Раз все равно здесь, почему не набрать? Грибной супчик - вещь хорошая.
        - И будем питаться одними супами. Грибными, рыбными… - Но Андрей уже шагал к затаившимся дарам природы.
        Он любил грибы, только очень редко вырывался за ними. Мешали разные мелкие проблемы, порою элементарная лень или отсутствие компании, да и сбор - штука приятная, вот чистить и обрабатывать добычу уже не совсем.
        Супруги у Андрея давно не было. А одинокому мужчине много не надо. Можно не убирать постель по утрам, да и вообще квартиру, не надо особо заморачиваться с обедом. Приготовил что-нибудь примитивное, и ладно. К чему тогда хождения в лес и прочее?
        - Да ладно. Мы недолго и поблизости. Пока кто-нибудь в машину не влез, - подвел итог Женя.
        Последнее прозвучало с ноткой тревоги. Не доверял Женя людям. Противоугонной системы на «уазике» не имелось. Единственное, прежде чем идти вдоль барьера, мужчины отогнали машину чуть назад и запрятали в кусты. Просто на всякий случай. Однако и искушение было сильным. Раз грибы здесь есть, почему бы не собрать немного? Десять минут роли не сыграют.
        Втайне Константинов надеялся, что силовое поле тем временем исчезнет. Раз белка смогла преодолеть барьер, вдруг он уже стал истончаться, пропадать, тем же необъяснимым образом, как появился?
        Вдалеке между деревьями что-то мелькнуло. Кажется, девушка. Но очень быстро она бежала.
        - А эти играют, - вздохнул Женя, нагибаясь над очередным грибом. - И дела им нет…
        Глава 7
        Торговый караван шел в Порт Луен. Телеги приходилось воображать, так же, как многое другое, а в реальности четверо купцов тащили поклажу на себе. Хорошо, что многие товары тоже были условностью и вес тюков был небольшим. На случай же разбойных нападений обоз сопровождали два воина. Не имперские солдаты, обычные наемники, но, как положено, при мечах и в соответствующей случаю и положению амуниции. Однако, с учетом условности брони, им вообще было легко, и оба охранника втайне подсмеивались над спутниками.
        Лесная дорога петляла, как многие лесные дороги, зато уверенно вела к городу. Купцов там ждала работа и наверняка прибыль. Сопровождающих - кабаки и остальные положенные наемникам радости. Публичный дом, общение с легкомысленными девушками, сопутствующие условные, жаль, ненатуральные, радости… Поневоле начнешь предвкушать скорое прибытие.
        Но и купцы тоже были довольны. Четверо парней с любовью выбрали себе роли и намеревались оттянуться по полной, втюхивая товар доверчивым горожанам. Не зря же был проделан длинный путь, а всякие редкости захотят приобрести многие.
        Прибыль надо получать в любых мирах. В том числе и в виртуальных.
        - Скоро дойдем, - проронил один из охранников.
        Вообще-то о близости города извещали метки. Далеко не каждый представитель офисного люда умеет ориентироваться в лесу, разве что кто-нибудь из бывалых игроков. Трудности должны быть разумными, не отбивающими охоту приезжать на сборища и дальше. Как бы трудности, с неизбежным их преодолением, но и чтобы тяжело при этом не было.
        Кусты справа чуть шевельнулись. Повернувшись на звук, один из купцов вздрогнул и с удивлением уставился на торчавшую у него из груди стрелу.
        - Засада! - заорал охранник, выхватывая меч.
        Рядом с кустарником появилась амазонка с луком в руках. Тихо тренькнула тетива, и еще один из купцов повалился на дорогу. Стрела пробила ему насквозь шею.
        Но охранники уже азартно неслись в атаку. Они среагировали так, как положено согласно ролям. И неважно, что нападение произошло внезапно. В подобном повороте игры есть своя прелесть. Будет что вспомнить вечером у костра.
        Жаль, не каждому доведется вспоминать. Один из воинов не добежал, свалился, обламывая стрелу, и задергался в агонии. Зато второй сумел увернуться от попадания буквально в последний момент. Но и амазонка отбросила бесполезный лук и выдернула узкий меч. Клинки встретились. Кто сказал, что с женщинами воевать нельзя? На игре не только можно, но и нужно. И вообще, да здравствует равноправие и толерантность!
        В горячке скоротечного боя охранник не видел, как к действующим лицам подключилась еще одна амазонка, а из кустов выбрался мужчина в безрукавке на голом торсе.
        Один из купцов принялся кататься со стрелой в животе. Сообразил ли он, что дела идут немного не так, или отреагировал на всякий случай, но искушать судьбу не стал. Вокруг лес, главное - пробежать первые метры, а потом не очень и попадешь, когда цель лишь изредка появляется между деревьями.
        Только первые метры оказались последними. Одна стрела вонзилась в тюк на спине и не смогла пробить всякие хранимые там тряпки. Зато вторая практически одновременно ударила в ногу, заставила захромать, а там еще одна вонзилась пониже тюка и повыше ягодиц. И последняя - еще в шею.
        Охранник сумел разок пробить защиту противницы, ударить ларповым клинком в грудь. По правилам, амазонка немедленно обязана была выбыть из игры, объявить, что условно убита. Однако девушка продолжала сражаться, и воин, улучив мгновение, крикнул ей:
        - Все! Моя победа!
        И тут же острый клинок полоснул его по горлу. Кровь брызнула веером, ставя точку в неравном поединке. Не может быть равенства между реальностью и игрой. Очень разные цены и разные смыслы…
        Был торговый караван, нет торгового каравана.
        Город кипел жизнью. Как положено городу во всех временах и всех странах. Неважно, что роль нормальных домов играли палатки и что постоянно здесь никто не жил, даже во время игры. Главное, что это был город, один из самых больших на игре.
        Тут даже имелась крепостная стена. Правда, на деле она представляла собой обычную натянутую веревку, однако никакому игроку не пришло бы в голову пытаться ее преодолеть. Каждый видит то, что хочет увидеть. Немного воображения, и перед глазами возникает мощная кладка, привратные башни, сами ворота с опущенным подъемным мостом…
        Как водится, у ворот имелась стража. Трое парней при алебардах и мечах, старательно допрашивающих любого, пытавшегося войти в Порт Луен. Конечно, кроме явно выраженных эльфов или известных светлых рыцарей.
        Две гадалки поставили парней в тупик. Платья почти эльфийские, на поясах цветы, однако вдруг они не те, за кого себя выдают?
        Дело решила улыбка Дианы. Девушка умела быть очаровательной, и каждое ли мужское сердце в состоянии устоять перед красотой?
        Стражникам еще погадали. Как водится, с уверениями, что будущее окажется исключительно прекрасным. Человек так устроен и не желает слышать плохого. Тем более, когда речь идет о его дальнейшей судьбе. Любой охотно поверит счастливому прогнозу, даже не задумываясь, насколько реально счастье, и не пытаясь подсчитать вероятность его прихода. А что жизнь виртуальная и закончится вместе с игрой, так велика ли разница? Главное - вжиться в роль.
        Сердца размягчились, путь в город был открыт, и девушки бодро пустились по его улицам.
        Бордель по определенным причинам их не заинтересовал. Там было весело, звучал смех, и девушки охотно потусовались бы среди жриц любви и посетителей, однако гадалкам не положено посещать такие места, и пришлось пройти мимо.
        Зато подальше им попалась лавка, в которой торговали мылом ручной работы, и не заглянуть в нее подруги не могли.
        Они старательно нюхали каждый брусок, восхищаясь ароматом, или напротив, недовольно кривясь, спрашивали цены, хватались за очередное мыло… Время текло незаметно. Была позабыта цель посещения города, грядущее нападение воинов Хаоса, даже то, что мир вокруг игровой. Очень уж приятные товары были разложены на прилавке. Это не лавка алхимика, куда разведчицам необходимо было заглянуть, чтобы ненароком выпытать секреты некоторых зелий, о чем их очень просили соратники по темным силам.
        Алхимик подождет. Его зельями точно не умоешься. А мыло пригодится не на игре, здесь условия были достаточно суровыми, но в дальнейшей цивильной жизни.
        Выбрались наружу девчонки только через час. Глаза подруг искрились восторгом. Диана на время позабыла и мужчину, с которым порою переписывалась, и парня, которого с некоторых пор называла мужем, на том основании, что порою вступала с ним в интимную связь. Пусть их отношения длятся совсем недолго, не то что предыдущие, но все равно, чем он не законный супруг? Только все никак не совершит закономерного, с женской точки зрения, шага. Однако и эту проблему можно оставить на потом. А сейчас веселиться, играть, ведь дана же на что-то человеку молодость!
        На одной из улочек девчонкам попалась пара знакомых парней. Знакомство было поверхностным, Диана лишь вспомнила, что одного в цивильной жизни звали Яшей, а второго Александром. Имен же по игре не знали обе девушки. Зато знали другое: парни тоже числились в рядах слуг Хаоса. По виду не сказать, пацаны были одеты, словно обычные наемники, только вид бывает обманчивым.
        - Как вы здесь? - тихо спросил Яша.
        - На разведке, - тоже тихо ответила Диана.
        Услышит кто, и не миновать разоблачения. Хорошо, что случайные и весьма шумные прохожие были заняты исключительно собой и весельем.
        - Мы тоже. Записались в местное ополчение. Нас определили в третью линию обороны. В решающий момент обрушимся на их спины! - с ноткой хвастовства заявил Яша.
        Его напарник невольно расправил плечи. Каждому хочется в присутствии девушек быть более значимым, чем является на деле.
        - Удачи вам! - парочки расстались. Лучше не привлекать излишнего внимания светлых. Тогда, даже в худшем случае, кто-то останется на свободе.
        Жизнь в Порт Луене продолжала кипеть и бурлить. Каждый горожанин веселился и шумел минимум за десятерых, однако и без того народа тут было много. Сотня человек как минимум. А может, и полторы. Попробуй посчитай, если многие люди и эльфы находятся в постоянном движении!
        - Вы должны проследовать по дороге чуть дальше и посмотреть, что там происходит? - напутствовал Володя патруль. - Никаких гонцов не было, а обстановка тревожная. Вдруг темным удалось обойти дозор или уничтожить его? В бой ввязываться только в крайнем случае. Ваше дело - разведка. Даже если нарветесь, вы обязаны немедленно прислать гонца с известием. Но лучше не нарываться. Двигайтесь рядом с дорогой. При малейшей опасности сразу скрывайтесь в лесу. Вы же эльфы, лес вам дом родной. Все поняли?
        - Да, - за всех ответил Леголас.
        - Тогда вперед. И удачи!
        Трое эльфов поудобнее перехватили луки и двинулись в путь.
        Все-таки родным домом лес для них не являлся. Шелестела трава, изредка похрустывали сухие сучья под ногами, а порой кто-нибудь из троицы тихонько чертыхался, обходя очередное дерево.
        Однако ребята старались. Они действительно шли рядышком с дорогой и напряженно всматривались и вслушивались в окружающее. Каждый из парней не играл, а жил, ощущая себя умелым отважным воином. Даже страх перед вероятной схваткой был настоящим. От удачи разведки во многом зависело существование их города. Удастся обнаружить противника, и в пределах стен успеют подготовиться к достойному отпору. Значит, шансы на победу будут выше.
        Лес тихонько шумел, словно задался целью вселить в разведчиков тревогу. Хорошо еще, что близкая дорога не позволяла заблудиться. Но по ней же к Порт Луену могли двигаться отряды противника. Хотя наставник прав. Несколько шагов - и можно укрыться в кустарнике, сделаться почти невидимыми. Или со всех ног бежать к своим, чтобы успеть раньше и прокричать тревогу. В зависимости от обстоятельств. Тут надо углядеть врага первым.
        С другой стороны, где-то неподалеку должен располагаться дозор. Сразу за развилкой, где пересекаются две просеки.
        На одной валялись купцы и охранники торгового каравана, а дозор лежал на другой, только разведчики этого не знали. Чтобы увидеть, требовалось пройти больше двух сотен метров в одном случае, без малого триста в другом, да еще до развилки с полсотни. Пустяковое расстояние для молодых парней. Только…
        Блондинка в костюме амазонки появилась внезапно. Просто шагнула из-за дерева и встала сбоку от идущих. В руке у девушки был натянутый лук с наложенной стрелой.
        Эльфы вскинулись в ответ. Все-таки они были начеку и готовились к любым неожиданностям. На один лук приходилось три, а с пары десятков метров попасть не очень сложно. Уклониться немного труднее. Тут требуется не следить за стрелой в полете, а ловить сам момент выстрела, и уж тогда бросаться в сторону. Обидно выходить из строя в самом начале игры. Да и наконечник хоть и резиновый, а все равно бьет довольно больно. И все же втроем против одной разведчики имели все шансы на победу. Странно, что амазонка вообще решила напасть в одиночку на группу.
        Не в одиночку. Следом из-за соседних деревьев выступила еще одна амазонка и мускулистый мужчина в жилетке на голом теле. Теперь шансы практически уравнялись, и Леголас уже выдыхал закономерное в данном случае слово:
        - Заса…
        Он даже успел выстрелить, практически одновременно с блондинкой, только стрела у той оказалась самой настоящей, с железным наконечником, и, впившись в горло эльфу, не позволила произнести слово целиком.
        Спутники лучницы тоже не потеряли ни одного лишнего мгновения. Один из разведчиков успел отпрыгнуть за дерево, да только дало ему это лишь пару лишних секунд жизни. Неведомые лучники работали весьма умело. Только выпустил одну стрелу, как с тетивы уже слетает другая. И получил последний разведчик таковых сразу пять штук, хотя достаточно было бы одной. Ну, двух от силы. Не каждая стрела попадает в жизненно важные органы.
        А попала - значит, все.
        Глава 8
        Рагана тихо скользила по лесу. Она любила и умела делать это. Практически бесшумно, с пяти шагов не услышать, разве что дурацкий наряд боевой ведьмы не очень подходит к зеленому фону. И какой идиот решил, будто ведьмы носят исключительно черное?
        Вращаясь больше в реконструкторской среде, здесь девушка знала немногих. В основном тех, с кем ходила на занятия по фехтованию. Но компания - дело наживное. На то и игра, чтобы находить на ней новых друзей. Только не к лицу ведьме шляться в поисках добычи с кем-либо. В решающем бою - да. Но до решающего боя время имелось, почему бы немного не размяться?
        Лес казался довольно пустынным. Народ, очевидно, торчал в городах, вне их шастали лишь разведчики, дозорные да всякий непоседливый люд, вроде торговцев или обычных бродяг. Зато можно было помериться силами один на один, а не махать клинками в общей потасовке.
        Если кто-нибудь ходит в одиночку.
        Пару раз Рагана видела издалека небольшие группы, столько же - слышала вдалеке голоса или звуки шагов. Каждый раз девушка старательно пряталась. Схватки один против троих эффектно смотрятся в кино. В реальности численный перевес значит очень многое. Рисковать же только ради риска, ставя на карту судьбу персонажа, Рагана не хотела. Так, немного приключений, неплохо бы поединок один на один…
        До нападения на Порт Луен время еще имеется.
        Но до чего пустынно! Девушка уже думала возвращаться, когда вдалеке между деревьями промелькнул одинокий силуэт. Рагана прикинула, куда направляется неведомый путник, и пустилась наперерез. Теперь она двигалась с удвоенной осторожностью, если таковое было возможно по сравнению с ее предыдущими перемещениями. Слиться с окружающим, стать тенью, невидимкой, подкрасться вплотную, внезапно напасть…
        Жаль, наряд откровенно дурацкий. Писатели вечно воображают нечто непрактичное, бумага ведь стерпит все. Попробовали бы они сами продираться сквозь кусты с голыми руками, когда каждая ветка норовит оставить на обнаженной коже след! Ладно хоть высокие ботфорты прикрывают значительную часть ног. Но все равно в штанах вместо дурацкой мини-юбки с разрезами и в нормальной рубашке вместо бронелифчика было бы намного удобнее.
        Расчет оказался верен. Ходить неведомый путник по лесу не умел. Слышно было, как он шелестит за кустарником, и девушке осталось пробежать последние метры, обогнуть зеленые заросли и выскочить на открытое место с обнаженными клинками.
        Только сейчас Рагана поняла свою ошибку. Перед ней застыл парень в костюме века восемнадцатого с поясом, где помещались небольшие сосуды с зельями. Сомнений, кто это, не было. Охотник на ведьм. Человек, по условиям игры, заведомо сильнейший при встречах с представительницами нечистой силы. Гораздо безопаснее нарваться на усиленный эльфийский патруль, чем на этакого одиночку.
        Вот и подошел конец роли. Рагана застыла, не зная, как поступить, однако парень неожиданно взвизгнул, высоко, по-бабьи, и бросился бежать прочь так, что не каждый всадник бы догнал. Что уж говорить про обычную ведьму?
        Да и есть ли смысл гоняться за собственной смертью?
        - Там никак не пройти. Упираешься в преграду, и все.
        - Не пройти, говоришь? - Володя посмотрел на парня.
        Вроде не врет. Нет, конечно, можно заиграться, вообразить непонятно что, только некие барьеры, непроходимые и невидимые преграды сценарием не предусмотрены и, следовательно, не должны существовать даже в воображении участников.
        - Я уже и так пробовал, и этак…
        - Разберемся. - Володя отошел чуть в сторону, так, чтобы не бросаться в глаза игровому люду, и извлек из кармана мобильник. Вдруг мастер игры самостоятельно решил ввести новый элемент, а поставить в известность забыл?
        Зоны не было. Странно. Конечно, лес, однако ведь не тайга. Да и с утра созванивались нормально. Ладно. До нападения на Порт Луен по прикидкам почти два часа, надо, наверное, сходить, посмотреть лично. Ерунда, полет воображения, только Володе было спокойнее убедиться самому.
        Он вышел из города свободно. Никому не придет в голову задерживать мастера. Теперь срезать путь прямо по лесу. Любая дорога петляет, а время не имеет ценности лишь в самой игре. Тут же намечалось дело. Кому сказать - рассмеются. И правильно сделают. Но он обернется быстро, никто не узнает о причине отсутствия. Даже успеет принять участие в общей схватке. Игровой мир имеет много условностей. Расстояния - одно из них. Лиги, мили и прочие версты в действительности не так велики. Особенно когда умеешь и любишь ходить. Тем более что Володя никогда не страдал топографическим кретинизмом и прекрасно ориентировался на местности. В данном случае окрестности ему были известны лучше, чем кому бы то ни было. Не зря же он помогал мастеру игры составлять сценарий.
        Закрытый шлем Володя оставил в палатке. Он для условного боя. Для перемещений обзор не тот. Котта у мастера была яркой, однако скрывалась под накинутым темным плащом. А вот секиру Володя оставил. С ней руки заняты. Вполне достаточно меча у пояса на случай нежелательной встречи. Да и встречи всегда легко избежать, когда ты ее действительно не хочешь.
        Рагане было весело. Бегство охотника рассмешило так, что захотелось с кем-либо немедленно поделиться, не дожидаясь вечера. Потому ведьма на время оставила поиски приключений и пошла обратно. Туда, где могла бы перемолвиться несколькими фразами с кем-то из своей команды.
        Погоня за охотником сыграла с девушкой непривычную шутку. Она напрочь потеряла ориентацию и теперь шла не туда. Деревья все-таки одинаковы, и достаточно сделать несколько неверных шагов, как покажется, что ты на верном пути. Да и беззаботно было, и восприятие стало несерьезным.
        Случившееся девушка осознала минут через десять. Факт лишь добавил веселья. До сих пор блуждать Рагане почти не доводилось. Она посмотрела по сторонам. Солнца на небе не было. Мох на деревьях рос со всех сторон. Вроде бы владения Хаоса там. Или нет? Действительно, смешно: заблудиться в трех соснах! Кому рассказать, засмеют. Пусть сами не раз и не два блуждали по игровым полигонам.
        На деле проблема имела простейшее решение: дойти до ближайшей просеки, а там повсюду знаки специально для подобных случаев. Народ на играх подбирается солидный, пусть и молодой. Никому не хочется тратить время на всякую ерунду, вроде лишних блужданий.
        Увы, иногда лучше заблудиться…
        У края лесной дороги валялись трупы. Три тела и неподалеку от каждого - отрубленная голова. Рагана не удержалась от испуганного вскрика, но сразу прикусила себе руку. Кто бы тут ни отметился, он мог быть поблизости, и лучше не светиться на виду.
        Некоторые женщины легче переносят вид крови. Никаких рвотных спазмов, зато страх нахлынул девятым валом. Несколько шагов за ближайший кустарник, и там уже можно перевести дух.
        Кто и почему устроил чудовищную бойню, девушка заморачиваться не стала. Не иначе, на полигон пробрался убийца, скорее, целая команда убийц. А чем им конкретно досадили парни, все равно просто так не узнаешь. Почему-то Рагане представились несколько маньяков, из любви к злодейству сейчас разыскивающих очередную жертву. Потом они будут взахлеб рассказывать психоаналитикам о тяжелом детстве, и как мамы прятали от них сладкое, а папы колотили за испорченные игрушки. Только сейчас темные стороны душ вылезли наружу, а где трое убитых, там может появиться и десяток. Идеальные условия: народа в лесу полно, и многие ходят поодиночке или небольшими группами.
        Невольно вспомнились всякие фильмы с нагнетанием обстановки ужаса. Хорошо, если окажешься главным героем и сумеешь продержаться до конца. А вдруг проходным персонажем, призванным своей смертью добавить зрителям страха?
        Мысль о кино, как ни странно, несколько успокоила, заставила размышлять. Дано: некто, вооруженный настоящим холодным оружием, устраивает бойню в лесу. Чтобы не стать очередной жертвой, требуется держаться все время на виду, там, где собирается максимальное количество участников. Ни в коем случае не отходить в сторону, на толпу нападать никто не станет. И второе, надо обязательно иметь при себе что-то серьезнее ларповых клинков.
        Девушка была уверена в собственном умении, не зря занималась и фехтованием, и восточными единоборствами, только сталь всегда одержит вверх над игрушкой. Против меча с голыми руками не попрыгаешь. Если бы все произошло на реконструкторской игре, а не на ролевой…
        Сожалеть было поздно. Собственно, имелось два пути. Постараться слинять отсюда как можно быстрее, даже бросив вещи, или подождать, пока трупы обнаружат, вызовут полицию, ОМОН, и тогда уже уходить под прикрытием в полной безопасности.
        Представилась обратная дорога. Пока пройдешь лес, сто раз могут подкараулить в любом глухом местечке. Даже ноги ослабли, и захотелось немедленно присесть, затаиться, не вылезать никуда.
        Нет, уходить одной было страшно. Лучше задержаться на лишние пару часов, зато избежать ненужного риска.
        Тогда оставалось оружие. Намного спокойнее, если можешь ответить ударом на удар. Рагана лихорадочно прикидывала, что может послужить таковым? Настоящих клинков ни у кого не имелось, разве у неведомых маньяков. Как пронесли они боевые мечи или топоры, неважно. Никто же не устраивает проверок и обысков, и в принципе протащить в лес можно хоть пулемет. Но парни были убиты и обезглавлены оружием холодным, и пулемета никто не проносил.
        Среди вещей в палатке у Раганы имелся нож. Вполне надежный, острый, из хорошей стали. Жалко, не кинжал, но все равно с коротким клинком против меча лучше не выходить. Но на крайний же случай подойдет и такой. Прицепить ножны к поясу, никто не сообразит, что это не игрушка. А вот что взять к нему в пару…
        Дубина не подходила. Любую подобранную в лесу ветку не так трудно перерубить мечом. Тут же валяется все сухое. Надо или взять у кого-нибудь из игроков копье, пусть наконечник мягкий, но для отбития ударов древко может подойти. Или срубить небольшой ствол, чуть обтесать, подогнать с расчетом, чтобы не оказался тяжелым, силы все-таки не мужские, но и не был легким.
        Обтесать… А ведь мысль. В спальном районе должны быть топорики. Туристические ли, обычные, какая игра без вечернего костра? А что годится для рубки хвороста, годится и для схватки с человеком.
        Еще бы добраться до тех палаток… Лес вокруг вдруг стал зловещим, за каждым кустом мог укрываться не хищный зверь, какие сейчас в лесах хищники, а тот, кто гораздо страшнее любого волка или медведя, - маньяк.
        Раньше Рагана никогда не испытывала настоящего страха. Было у нее в жизни несколько потасовок, в которых она во многом была виновата сама, хотелось испытать собственные умения и проверить полученные навыки, на играх приходилось старательно укрываться от опасностей, если того требовала роль, а вот так, всерьез…
        Сердце невольно билось чаще, взгляд скользил вокруг, высматривая опасность, а уши ловили каждый звук. Шелест листвы и тот стал казаться зловещим, будто сулил беду. Лишь об одном не подумала ведьма: предупредить остальных игроков. Пока не увидят, не поверят.
        Главное же, в чем Рагана была убеждена: каждый спасается в одиночку. В трудную минуту никто никому не поможет. И рассчитывать всегда надо только на себя. Так же, как жить лишь в свое удовольствие. Но когда тебя хотят лишить всех удовольствий, тогда становится по-настоящему страшно.
        До жути.
        Глава 9
        Платье было помехой. Длинный подол постоянно цеплялся за сучья, росли ли те на кустах или давно валялись на земле. Пару раз подол треснул, только Клариссе было не до внешнего вида. Она не задумывалась о состоянии одежды. Лишь несколько раз помянула выбранный наряд последними словами, когда едва высвободилась из кустарника и когда неловко упала, запутавшись в платье. Девушку гнал вперед страх. Она помнила, как далеко отлетел после копейного удара бедняга Нордулан. В ушах еще стоял его последний стон и даже хруст костей, хотя был ли хруст, Кларисса с уверенностью сказать бы не смогла.
        Кто напал, почему так жестоко, девушка не думала. Она вообще не думала ни о чем, просто старалась оказаться подальше от опасного места и опасных людей. Точно так же не думала она и о том, куда, собственно, направляет свой бег. Куда ноги несли, а ноги редко несут по прямой. Какие прямые посреди природы, когда постоянно надо лавировать?
        На преграду Кларисса налетела с разгона. Впереди не было ничего, такой же лес, но продвинуться хоть на шаг оказалось невозможно. Словно вдруг перед нею очередным сонным кошмаром встала стена. И не пройти, хоть с разбега бросайся, хоть пытайся проползти. А проснуться никак не получается.
        Пришлось кинуться куда-то в сторону. О конечной точке девушка не ведала сама. Она просто хотела убежать подальше от ужаса, спрятаться, скрыться, стать невидимой. В стороне вдруг показались несколько мужчин в камуфляже, и Кларисса рванула от них.
        Убийцы! Кругом одни убийцы! Никому нельзя доверять. Разве что, каким-нибудь старым знакомым.
        Но вечно бежать невозможно. Силы окончательно оставили Клариссу, дыхание вызывало обжигающую боль в легких, и пришлось остановиться, упереться руками в колени, да так и застыть на неопределенное время. Только страх никуда не делся. Ноги слушали плохо, и девушка уже не бежала, а шла, не отдавая себе отчета куда.
        Взгляд был устремлен под ноги. Бесконечные проплешины, островки травы, пятна мха, осыпавшаяся хвоя, кустарники, стволы деревьев… Здесь росли сосны, и потому лес не казался таким дремучим, как на предыдущем отрезке.
        Тихое позвякивание заставило девушку поднять голову.
        Метрах в двадцати перед ней застыли двое всадников. Девушка в амазонке и кочевник, и два натянутых лука смотрели Клариссе прямо в лицо.
        Крик вырвался сам. Так кричат люди, неожиданно узревшие нечто настолько ужасное, что нет сил броситься от него прочь. В следующее мгновение сразу две стрелы вонзились в тело, одна - обычная - под левую грудь, вторая - срезень - в живот. Крик перешел в хриплый стон, а вместо всадников перед глазами вдруг оказались кроны, да кусочки бескрайнего неба между ними…
        - Слышали? Блин, вот разыгрались! Кричат, словно их режут! - Женя застыл с грибом в одной руке и ножом в другой.
        - Дети, - вздохнул Юра. - Может, пойдем посмотрим?
        - И испортим им весь кайф! - хмыкнул Андрей. - Хотя если осторожно…
        Но сказано было без решительности, лишь бы поддержать разговор.
        - Да ну их! С этой игрой все наши планы коту под хвост! - рассердился Женя.
        Сердиться надо было на друга, который заманил их на пять минут сюда, только на друзей не сердятся. Тем более на старых. И не просто друзей, а на бывшего командира, с кем пройдено столько по чужим горам…
        Но ноги, словно бы сами, уже влекли мужчин на крик. В жизни случается всякое. Главное - не пожалеть о том, что мог бы помочь, да оказался в стороне.
        Пусть помощь на девяносто девять процентов никому не требуется. Только один ведь все равно остается.
        Вдали послышался перестук копыт.
        - Коняшки! - выдохнул Евгений. Ему захотелось крикнуть, привлечь внимание всадников, спросить их о барьере, если же не знают ответа, то рассказать о нем. Но Андрей предостерегающе поднял руку, и Женя промолчал.
        Перестук растаял вдали. Тишину леса вновь нарушал лишь слабый ветер в кронах да далекое карканье невесть откуда взявшейся вороны.
        - Ни хрена себе!
        Девушку они заметили сразу. Молодая, в длинном платье под старину, она лежала неподалеку от очередной сосны. Застывшие глаза уставились куда-то вверх, но главным было не это.
        Две стрелы застыли в ее теле, и платье вокруг обильно пропиталось кровью. Особенно в районе живота.
        Евгений протянул было руку, однако отдернул, так и не коснувшись тела.
        Трое мужчин видели в жизни достаточно мертвецов, чтобы понять: шансов у девушки не было никаких. Они опоздали, вполне вероятно, к лучшему. Для себя. С голыми руками выступать против лука или арбалета - удовольствие небольшое.
        - Уходим, - одними губами вымолвил Андрей.
        - Но…
        - Уходим.
        Мужчины попятились. Они внимательно осматривали окрестности, даже походка у них изменилась, ноги чуть согнулись, чтобы в любой момент отпрыгнуть, уйти в сторону.
        - Так какая это, на хрен, игра, отцы? - тихонько выдохнул Евгений, когда приятели тихонько укрылись в зарослях кустарника.
        - Не знаю, - так же тихо ответил Андрей. - Могу сказать одно: узнают, что мы были здесь первыми, по судам затаскают. Хотя, поскольку стрелы не вынимали, там могут быть отпечатки пальцев убийц. Может, несчастный случай?
        - Что ж она так кричала? При таких ранах только хрипят, - вставил свои пять копеек Юра. - И что тут вообще за дела, господа гусары?
        Однако против ухода с места убийства возражать никто не стал. Одно дело, если можешь помочь, и другое - когда лишь свяжешься с органами и будешь потом долго и нудно объяснять обстоятельства находки. Первоначальная легкая тревога из-за появления неведомого поля вдруг вернулась да еще усилилась, и обычный с виду лес теперь стал казаться зловещим, скрывающим недобрые тайны.
        Взгляды поневоле скользили в поисках неведомых убийц. Главное, даже примерно не знаешь, кто выступил в подобном качестве.
        - Всадники, - тихо произнес Андрей.
        - Что всадники? - не понял Женя.
        - Тут неподалеку были всадники. Те самые коняшки. Может, это они, может, нет. Но факт налицо, - рука машинально извлекла пачку с сигаретами, только закуривать Андрей не стал. Лицо мужчины стало жестким, напоминая друзьям о былых временах. - В общем, так, мужики. Отступаем к машине. Мы никуда не ходили, ничего не видели.
        - Само собой.
        Но тело у сосны не давало покоя. Не вязалась обычная игра позитивных успешных бездельников и пронзенный стрелами труп. Хотя неведомое поле тоже никак не вписывалось в картину мира. Называется, прокатились перед охотой и рыбалкой…
        Знать бы, где упасть!
        Топот копыт Володя услышал издалека и сразу спрятался в ближайших кустах. Сработал инстинкт не высовываться в любом сомнительном случае. Мастеру было прекрасно известно, что никаких лошадей на полигоне быть не может. Кто же тогда неторопливо рысит по близкой дороге? Лесник с подругой? Какие-нибудь туристы?
        Мысли мелькнули на краю сознания. Да и прятался пока Володя согласно правилам игры, а не из-за каких-то реальных опасений. Однако появление незаявленных лошадей невольно напрягало. Серьезное мероприятие - не карнавал, и любые сюрпризы здесь крайне нежелательны.
        Позиция была случайной, видимость из нее плохая, но все-таки всадников мастер разглядел. Рыцарь с копьем, амазонка и кочевник. И что означает сие весьма странное трио? Наверно, надо было выйти и спросить, кто такие и откуда? По своему статусу Володя имел полное право вмешиваться практически во все, только некое предчувствие заставило пропустить наездников мимо.
        Предчувствиям Володя привык доверять еще со времен службы в морской пехоте. Точнее, с тех давних советских времен, когда их БДК был отправлен в Эфиопию. Родная советская страна была большой и при определенном желании имела границы с любым государством.
        Всадники проехали, и лишь тогда мастер осторожно продолжил путь. По дороге он машинально думал: откуда взялись новые ряженые? Вариантов ответа хватало, наверное, действительно, было бы проще спросить у них самих, только почему в тот момент повеяло ощутимой тревогой?
        К башне колдуна ноги направили Володю сами. Раз все равно на краю локации, почему не проверить, ушел боевой маг на помощь Порт Луену или его еще уговаривают?
        Уговаривать было некого. Как некому было уйти.
        Неладное Володя заметил сразу. Потому к башне подходить вплотную не стал. Он вновь воспользовался ближайшим укрытием и уже оттуда, насколько возможно, попытался разглядеть лежащие тела. Одно на вышке, одно на дороге, еще одно - тоже на дороге, но значительно дальше, так что толком не разобрать. Зато ближнее на просеке позволяло увидеть торчащую в спине стрелу.
        На языке возникло несколько матерных слов, произнесенных, однако, про себя. Для шутки все было сложно, а правду отказывалось принять сознание. Оставалось проверить и убедиться в случившемся.
        Двигался Володя так, словно вновь находился на той далекой, необъявленной и очень странной, но самой настоящей войне. От укрытия к укрытию, перебежками, а где и по-пластунски, так, чтобы не заметили с любой из сторон.
        Сомнения отпали у первого же трупа. Посыльный лежал в пыли, и стрела, словно надгробный памятник, все еще торчала у него из спины. Маг на вышке тоже был сражен стрелами с дальней дистанции, зато третьего явно пробили копьем на полном скаку. Копья рядом, правда, не было, но что стрелы оставлены в телах, а не вытащены и не прихвачены с собой, наводило на нехорошие мысли. Любой убийца старательно прячет орудие преступления. Кстати, любой стрелок подбирает стрелы хотя бы для дальнейшего использования. Или дело в каких-то цивильных разборках, перенесенных на полигон? Мало ли что можно не поделить? Пусть на дворе не лихие девяностые и стрельба на улицах поутихла, однако теоретически в жизни возможно всякое. Тогда оставление стрел еще можно объяснить. Неведомые наездники - Володя не сомневался, что случившееся дело их рук - убрали кого следует и на том угомонились. Теперь спокойно отъедут подальше, пересядут в автомобиль и растворятся в той же Москве.
        Стоп! А барьер? Хотя не должно быть никакого барьера. Откуда? Кому-то пригрезилось в распаленном игрой воображении, а дальше совпало одно с другим. Не появись здесь Володя, вряд ли до самого вечера кто-то бы всерьез поинтересовался судьбой мага с учениками.
        Сразу вспомнилось, что учеников было двое. Парень лежит здесь, а куда девалась девушка? Удалось убежать? Или валяется в ближайших кустах? Володя наскоро прочесал ближайшие окрестности, но никого больше не нашел.
        Надо срочно возвращаться, найти мастера игры и известить его о трагедии. Связи еще нет, только в любом случае действо должно быть остановлено. Кого-то немедленно послать на стоянку, пусть хватает машину и чешет к ближайшему полицейскому посту. Зондеркоманде, тем ребятам, которые обязаны следить за порядком, придется выступить в качестве команды поисковой.
        Впрочем, надежды на пацанов у Володи было мало. Унять буянов они смогут, зато повязать убийц… Тут сноровка нужна, опять-таки, серьезная схватка - уже немалый риск. Где три трупа, там могут быть и четыре, и пять. Терять преступникам нечего. Если они еще здесь, а не удрали за пределы локаций.
        Впрочем, всадники направлялись в лес, а не из леса. Или решили совершить маневр и уйти с другой стороны, или их задержала иная причина.
        Странно. Очень странно. Возникает впечатление, будто еще что-то обязательно случится. Возможно, такое, что три трупа еще покажутся цветочками. В любом случае игру необходимо немедленно остановить, людей собрать вместе, а уже дальше действовать по обстоятельствам. И обязательно взять кое-что из багажа. Не думал, что все это понадобится, а получается, без этого не обойтись.
        Только не давала покоя какая-то прибитая последними событиями мысль. Будто упустил что-то важное, о чем придется потом пожалеть.
        Точно, барьер! Сама идея весьма отдает фантастикой, но разве убийство на игре не менее фантастично? Тем более что неведомая преграда практически рядом. Надо быстро проверить на всякий случай, чтобы потом с облегчением перевести дух.
        Теперь Володя перемещался бегом. Он невольно пожалел о набранном весе. Животик не мешал вести занятия по единоборствам и фехтованию, а вот бегать было тяжеловато. Что, впрочем, не влияло на умение. Ни одна ветка не была задета, ни один сучок не хрустнул под ногой. Мастерство не пропьешь. Особенно когда практически не употребляешь спиртного.
        Вот только с облегчением перевести дух не получилось. Барьер действительно был, и пройти через него не представлялось возможным.
        Откуда, что и как, в представлении Володи в данный момент являлось неважным. Важным было лишь то, что выбраться с полигона нельзя.
        Или не с полигона? Вдруг в противоположную сторону барьер тянулся дальше и затрагивал хоть какие-то деревни, если не города?
        Узнаем. Проблемы необходимо решать по мере поступления, с соблюдением последовательности. Первое и главное - остановить игру и собрать всех участников в одном месте. Если преступники замыслили продолжение «забавы», то тогда им будет труднее. И, конечно же, необходимо вооружиться на всякий случай. При себе только нож, а этого маловато.
        Так что нечего стоять. В путь! «Ох, и набегаюсь, - тоскливо подумал Володя. - Словно в молодости на дистанции «пока ноги держат».
        Жаль, выбора сейчас нет. Время убегало, просачивалось водою между пальцами, и возникало чувство, что впереди ждет еще немало сюрпризов.
        Все до одного - недобрые.
        Глава 10
        Об угрозе нападения, как принято, известила труба. И как водится, трубач пал сраженным, не доиграв до конца мелодию. Только в суматохе никто не заметил, что пал он всерьез, с настоящей стрелой в груди. Кто видел, подумали, что это игра и стрела торчит для вящего эффекта и большей убедительности, а наконечника у нее нет и не было.
        Каждый видит то, что хочет.
        Торговля замерла. Парни со всех ног бросились к условной стене на защиту города, и улицы почти опустели. И уж совсем прекратилось веселье. Девушки несколько притихли без сильной половины и теперь не знали, чем заняться. Все должно решиться в ближайшее время. То ли с радостью надо будет чествовать доблестных защитников, то ли убегать от врывающихся в город злобных ворогов. Пока оставалось ждать исхода, а ведь ждать лучше, когда все видишь собственными глазами.
        Какой смысл в игре, если сам ты в стороне?
        Нападение показалось каким-то несерьезным. Из лесу вышли трое воинов в кольчугах. Двое - нормальной комплекции с мечами в руках, а третий очень крупный, прямо не человек, а монстр. Он и вооружен был соответственно - большой секирой. Любое другое оружие в его гигантских лапищах казалось бы игрушкой.
        Защитники поневоле пытались вспомнить: кто это такой вразвалочку шествует к ним? Человек заметный, только никто не видел его при начале игры. Однако богатырь богатырем, все равно, неужели они собираются штурмовать город втроем? Где же положенные по сценарию вражеские полчища? Или здесь лишь отвлекающий маневр, а основной удар будет нанесен с другой стороны?
        Нападающих оказалось не трое. Еще одна троица, парень и две девушки, объявились чуть в стороне, вскинули луки и картинно застыли, словно прикрывали отчаянную атаку кольчужников.
        - Наблюдать с других сторон! А этим мы сейчас покажем!
        Дух защитников был бодр. Толпой всегда можно справиться с шестеркой врагов, и штурм будет считаться отбитым. Правда, потом наверняка жди следующий, но одна победа уже будет!
        Яша и Слава переглянулись. Они стояли за спинами основной массы защитников и теперь прикидывали, не пора ли проявить истинную сущность и ударить в спины? Вроде рановато. Особой опасности для города штурм не несет, и вряд ли помощь реально скажется на исходе боя. Только выдашь себя раньше времени.
        Попутно, разумеется, мелькнули мысли о том, что никого из шестерки в собственном лагере видеть не довелось. Наверное, прибыли поздно и сразу отправились в какое-то иное владение Хаоса.
        Где же остальные? Сейчас навалиться бы дружненько, а тут как раз ударить с тыла…
        Попутно парни наметили себе еще один подвиг. Когда вспыхнет неизбежная паника, надо будет забежать в бордель и прихватить с собой кассу. Вот все станут завидовать!
        Воинам Хаоса требовалось изначально пройти меньше сотни шагов. Теперь расстояние сократилось вдвое, и оказавшиеся на пути защитники уже прикидывали варианты боя. Тройке лучников надоело просто стоять на всеобщем обозрении. Раз решили прикрывать собратьев по Хаосу, так и надо это делать. И первые стрелы сорвались в полет.
        Результат в городе осознали не сразу. Все привыкли к резиновым наконечникам, равно и к тому, что точно в цель стрелять не рекомендуется. Народ вжился в роли, потому падение некоторых товарищей было воспринято как общий фон разыгрываемого действа.
        Стоявший перед Яшей парень стал падать на спину, и агент Хаоса чисто машинально подхватил врага. Тело последнего оказалось неожиданно тяжелым, как бывает тяжелым тело мертвецки пьяного человека. Удерживать было трудно, в общем-то, и незачем, резко отпустить нельзя, еще ударится о землю, и Яша старательно положил условно убитого перед собой.
        Он не знал о своем везении. Очередная стрела вонзилась в жертву, послужившую невольным прикрытием агенту Хаоса. И лишь когда парень уже лежал, Яков обратил внимание на два древка, торчащих из его груди. Вокруг них собиралось нечто красное, неприятное, и Яша быстро отвел взгляд.
        Лучники решили больше не тратить стрелы и вместо луков взялись за мечи. Только на сближение троица не пошла, а побежала, стараясь не очень опоздать к рукопашной.
        Трое кольчужников шли, совсем не смущаясь собственной малочисленности. Уже перед условной стеной они ускорили шаг, а затем секира и два меча взмыли для первого удара.
        - Убили! Ребята, тут убили! - первая паника вспыхнула чуть в стороне от места прорыва. Кто-то, наконец, обратил внимание на жертв лучников. Игра - игрой, но если один из твоих соседей валяется неподвижно, а другой содрогается в агонии, поневоле сознание начнет возвращаться к реальности.
        И тут же грянул рукопашный бой. Секира гиганта обрушилась на ближайшего парня, словно не заметив, прошла через ларповый клинок и буквально развалила человека на две части от плеча к бедру. Широко брызнула в стороны кровь. Стоявшие рядом защитники невольно отшатнулись. Они еще не поняли происходящее до конца, однако первый страх уже ворвался в души, заставил позабыть об условности города и нападения.
        По сторонам богатыря заработали мечами двое спутников гиганта. Уже без эффектных разваливаний противника, однако чья-то голова полетела к соседям слева, а над Порт Луеном повис высокий, не напоминающий мужской, крик кого-то из наиболее наблюдательных.
        И дуэтом к нему присоединился крик парня, вдруг оставшегося без руки.
        Паника вспыхнула сразу. Боевой настрой сменился непереносимым ужасом. Кольчужники трудились, как мясники на бойне, только строй защитников мгновенно распался, и теперь каждый искал спасения в бегстве. Да и что они могли поделать с игрушечным оружием против людей, умеющих и явно любящих убивать? Лишь увеличить собой число жертв?
        Впрочем, кто-то отчаянный попытался применить приемы из ушу или аналогичной борьбы. Но куда ногой против меча?
        Паника передается на любом расстоянии. Стоявшие в отдалении девушки тоже рванули прочь. Хотя далеко не каждая понимала причину. Но если защитники убегают во все лопатки, значит, причина есть.
        Гадалки убегали вместе со всеми. Подобно многим, сами жертв они не видели, серьезности положения не понимали, однако заранее решили продолжать разведывательную деятельность. Порт Луен пал перед соратниками по силам Хаоса, значит, надо перебираться в другой город. А раз все бегут, словно выполняя нормативы по бегу, то ноги сами начинают работать в предельном темпе.
        Бегу сильно мешали платья с длинными подолами. Что красиво, далеко не всегда целесообразно. Как выходили из положения женщины былых веков, если вдруг требовалось срочно убегать, не слишком понятно. А ведь спасаться им доводилось наверняка. Сколько войн было в Европе? Гораздо легче посчитать спокойные годы. Девушки невольно поступили единственным возможным способом. Попросту задрали подолы на максимальную высоту. У Дианы под платьем были джинсы, и при самом буйном воображении никакой эротики в картине не наблюдалось.
        Да и те, кто сверкал голыми ногами, желания полюбоваться не вызывали. Инстинкт самосохранения гораздо сильнее всех остальных, а уж разглядывать что-то на бегу заведомо невозможно.
        Город опустел за считаные минуты. Защитники и горожане сноровисто покинули его пределы, шумной неорганизованной толпой вломились в лес. Противник гнался за ними по пятам. Первым отстал гигант. С его весом и габаритами ставить рекорды по бегу было бы трудновато. Его кольчужные приятели в начале погони умудрились кого-то догнать, достать мечами, а потом тоже стали понемногу отставать от убегающих. Куда дольше продержались лучники. Они неслись почти налегке, никаких кольчуг и прочего железа. И мужчине, и двум девицам явно казалось маловато заваленных стрелами жертв и хотелось добавить к ним еще собственноручно порубленных. Кого-то зарубили, из числа менее расторопных. На пол жертв внимания не обращали. Полная толерантность, парень ли ты, девушка, но если отстал и оказался на расстоянии удара, то получи его.
        На бегу полновесно рубануть клинком человека трудно, чаще удавалось всего лишь ранить. Зато позднее появлялась возможность добить, и то тут, то там разыгрывались полные драматизма сцены. Однако смерть одних давала другим лишний шанс на спасение, и люди неслись прочь.
        Откуда-то со стороны вынырнули трое всадников. Они опоздали минут на пять. Чуть раньше могли бы ударить во фланг, отрезать убегающих от леса. А среди густых кустов и деревьев кавалерийская погоня лишена особого эффекта и смысла.
        Даже тщательно спланированные операции редко обходятся без накладок. Кто-то всегда опаздывает, зато у кого-то появляется лишний шанс. А кто-то все равно этого шанса лишается.
        Рыцарю удалось с разгона нанизать одного из отставших беглецов на копье. Еще одной беглянке кочевник накинул аркан и продолжал весело скакать дальше, волоча тело несчастной по земле. Но прочие уже скрылись за деревьями, и всадники, по инерции чуть углубившись под сень леса, остановились.
        Тем временем пешие противники попытались поджечь город. Брошенный факел упал на палатку, брезент полыхнул, мгновенно сгорел, а все остальное заняться огнем не успело. Но из соседней палатки в панике с визгом выскочила не то спрятавшаяся, не то не успевшая убежать девушка. Только побежала она не туда и на одной из улиц налетела на амазонку. А дальше - посвист клинка, удар, кровь…
        Если бы не эта беглянка, возможно, нападавшие продолжали бы преследовать защитников. Но теперь закономерно возникла мысль: наверняка кто-то предпочел поиграть в прятки. И шестеро воинов принялись методично обшаривать город…
        Часть вторая
        Глава 11
        Вопреки опасениям, «уазик» стоял в полной неприкосновенности. Вокруг не было ни души. Напрасно глаза мужчин обегали окрестности, стараясь проникнуть за кусты и деревья. Никто сюда не заглядывал, что только радовало.
        - Кажись, порядок, отцы, - с облегчением вздохнул Евгений и извлек из машины флягу. - Ну что, по глоточку за-ради снятия стресса?
        - Ты же за рулем, - напомнил Юра.
        - Отставить спиртное, - поддержал его Андрей. - Приключений на наш афедрон может еще быть с избытком. Когда выберемся, тогда и выпьем. Пока головы должны быть трезвыми.
        - Так что с глотка будет? И ехать все равно не получается.
        - Получится рано или поздно. Пока же надо быть готовым. Не знаю, как вы, мне что-то не хочется схлопотать стрелу. Ни в какое место.
        Напоминание об убитой девушке было неприятным. Окрестный лес вновь стал навевать невольную тревогу, из места отдыха превратившись в давно вроде бы забытую зеленку духов. Женя с видимым сожалением убрал флягу, подумал, а затем вытащил из машины охотничий нож.
        - Держи, ротный.
        - Поможет он против лучника, - хмыкнул Андрей, однако нож взял. - Лучше доставай остальное.
        - Ага! Я же говорил: сезон начнется завтра. Как объясняться будем, отцы?
        - Пока главное не объясняться, а отбиваться, господа гусары. Объяснения оставим на потом.
        - От кого? - с возмущением поинтересовался Евгений. Но говорил он тихо, памятуя о том, как прекрасно разносится звук в лесу.
        - Откуда я знаю?
        - То-то и оно. Они тут все ряженые. Не понять, кто есть кто. Да и луки у некоторых имеются. Пусть с игрушечными стрелами. Я и арбалеты игрушечные видал. Не стрелять же в них! Попадем не в тех, и что тогда? А хоть бы и в тех… Это в кино герой кладет кучу трупов плохишей, а в жизни потом, отцы, из тюрьмы не выберемся. Даже при самообороне.
        - Все равно, бойцы, - последнее слово Андрей подчеркнул, - я не призываю стрелять. Только подготовиться к любым поворотам судьбы. Перед лесниками как-нибудь оправдаемся. Раз дичи при нас нет, об охоте тоже речь не идет. А вот что будем делать при нападении?
        - Так кто на нас нападет? - повторно спросил Женя.
        - А кто напал на девушку? И почему? В общем, доставай, а там уже будем смотреть. Когда на твой вопрос появится ответ, может быть уже поздно. Что-то тут не так. И с барьером этим, и не только… Неприятности лучше встречать при оружии.
        - Ротный прав, - Юра внимательно посмотрел по сторонам. - Перед лесниками как-нибудь оправдаемся. Только где те лесники?
        - Ладно, - сдался Евгений. Он давно привык рассматривать природу как нечто безопасное и теперь никак не мог переменить привычную точку зрения. - Делать-то что будем?
        - Понятия не имею. К доблестным органам никто из нас отношения не имеет. К ученому люду тоже. Ни искать преступника, ни барьер ломать… Подождем немного, вдруг чего-нибудь изменится?
        - К худшему, - улыбнулся Юра. Только глаза у него оставались внимательными и грустными.
        - Необязательно, - Андрей смотрел, как водитель одно за другим извлекает из машины орудия охоты. Помповик, двустволку и в завершение - карабин «Сайга». Целый арсенал по гражданским меркам. По военным - ничего путного, но достойного противника вроде бы здесь нет.
        - Разбирайте, ребята. Но двустволка моя. Она у меня пристреляна, который год с ней езжу.
        - Тебе что?
        - Есть разница? - чуть пожал плечами Юра, однако после кивка ротного взял «Сайгу». Охотничий вариант известного автомата. Вернее, карабин на его основе. Зато нарезной и вполне пригодный не только против зверя.
        В чужих краях Юра был взводным снайпером, потому и решили дать ему самое солидное из имеющегося.
        Андрею достался помповик. Тоже хорошая вещь в умелых руках, а какие еще руки могут быть у бывшего офицера? Да и бывают ли вообще офицеры бывшими?
        Друзья старательно сортировали патроны, откладывая в сторону мелкую дробь и оставляя лишь годное для двуногой дичи.
        - Еще бы парочку гранат и обязательно штык, - съязвил Юра.
        - Нож приспособь, если так хочется, - в тон ему отозвался Андрей, осматривая доставшийся ему помповик. - Гранаты ему… Может, еще «Муху» или ПК?
        Оружие в руках сразу улучшило настроение. Есть у смертоносных игрушек такое свойство. Стоит взять в руки, и опасности остаются в стороне.
        - Я бы от СВД не отказался, - признался Юра.
        - Узнаю снайпера. Да ладно, СВД. Лес же вокруг. Тут бы по автомату на брата…
        Картечи оказалось немного, по дюжине штук на ствол. Патронов к «Сайге» было больше, ровно двадцать. Тоже не бог весть что. Но ведь не на войне, где боеприпасов бывает очень мало, мало и не унести. Здесь стрелять столько в любом случае не придется. Мужчины надеялись, что не придется использовать оружие вообще. Но ведь с ним действительно спокойнее. И абсолютно не страшно, какие бы сюрпризы ни поднесла дальше судьба.
        - А теперь что? - Евгений зарядил ружье и посмотрел на бывшего командира.
        - Понятия не имею. Сейчас еще раз проверим, на месте ли барьер? Если на месте, посидим, подумаем, прикинем варианты… А если нет, то и проблем не будет.
        Когда же их не было? Жизнь такая штуковина, что, если одни уходят, на их месте немедленно объявляются следующие.
        Впрочем, барьер никуда не делся…
        Порт Луен был мертв. Володя понял это сразу. Мастер обходил открытые пространства. Приближаясь к городу, он замедлил шаг и двигался от одного укрытия к другому.
        Из кустарника было видно, что одно из основных мест игры покинуто всеми. Вернее, всеми, кто сумел его покинуть. То тут, то там валялись людские тела, и Володя уже заранее знал, в каком они могут быть виде. Однако виновников разгрома нигде не было. Да и что им тут делать? Доблестную полицию ждать?
        Где та полиция?
        Володя выждал некоторое время. Ничего не изменилось в пейзаже. Неведомые преступники исчезли и, по здравом размышлении, вернуться сюда не могли. Напрасно говорят, будто убийц тянет на место преступления. Неважно, какими причинами они руководствовались, осуществляя бойню, только любоваться делом рук своих им не было никакого смысла. Поскольку акция не единичная, они сейчас наверняка выслеживают разбежавшихся игроков.
        Самое главное - речь явно идет не о разборках с конкретным человеком. Тут акция массовая, сулящая смерть всем. Кто за ней стоит, почему, абсолютно неважно. Важен факт. И чем им может помешать один-единственный человек?
        Вообще-то многим. Не зря же после демобилизации Володя преподавал различные единоборства и фехтование. Теперь придется проверить собственное мастерство на практике. В противном случае перестанешь себя уважать, а это худшее, что только может случиться с мужчиной.
        На всякий случай мастер все-таки бесшумной тенью скользнул в палаточный город. Худшие предположения оправдались. То тут, то там валялись трупы. Порубанные или пронзенные стрелами, причем стрелы никто даже не пытался вынимать. Словно запас в колчанах безграничный, или у этих убийц не имелось времени на простую операцию.
        Больше всего жертв было около условной городской стены. Народ ждал нападения и явно не сразу понял, чего именно дождался.
        Впрочем, мертвецов было человек тридцать. Ну, может, сорок. Кто-то наверняка лежал в лесу. Раненых не имелось, если кто не умер сразу, его явно добивали. На деле это решало одну из проблем. Был бы кто-то жив, ему поневоле пришлось бы помогать, а чем тут особенно поможешь? Но и бросать раненых не станешь. Тут медики нужны. Они тоже были на игре, только где сейчас врач с помощниками?
        Еще бы понять, сколько всего было убийц, однако настолько опыт Володи не распространялся. Ясно, что не очень много, иначе при внезапности нападения жертв было бы на порядок больше, но сколько именно?
        Хотя путь теперь все равно один.
        Никакого оружия в городе не имелось. Вернее, хватало разбросанных игровых клинков, только игры закончились. Может, если очень хорошо поискать, что-то подходящее для боя найти бы удалось, однако времени на тщательные поиски не имелось. Да и не хотелось находиться посреди мертвого города даже лишнюю минуту.
        Еще бы понять, где будет нанесен следующий удар?
        Собралась Рагана быстро. Главное, нож и найденный довольно неплохой и острый топор, а остальное не так важно. Девушка попробовала помахать топориком. Балансировка отличная, вес вполне по девичьей руке. Сойдет за неимением более серьезного оружия. Конечно, обычный меч, пусть даже тупой, был бы намного лучше и привычнее, да где его взять в лесу?
        Спальный район был пуст. Начало игры, всем интересно принять участие, не спать же сюда заявились! Но Рагана не исключала, что неведомые убийцы могут нагрянуть сюда, хотя бы чтоб переодеться, ведь костюм меняет внешность не хуже грима. Встречаться с ними не хотелось. Да что там не хотелось! Скажем прямо: было страшновато. При всей подготовке и прочем речь шла не о вульгарной драке или дружеском поединке. Ребята в лесу тоже умели постоять за себя, да чем все закончилось! Против лома нет приема. Тем более нет приема против стрелы или меча.
        Вновь появилась мысль: не сбежать ли с полигона? Кто знает, где сейчас безопаснее? Вещи можно бросить, чтобы не тащить через лес. Только нормально одеться, чтобы не выделяться в цивильном мире, а тут все равно никто не озадачится исчезновением одного игрока. Но пока до этого мира еще доберешься!
        Надо подумать, куда длиннее путь - к какому-нибудь из игровых поселений или к нормальной дороге? Получалось, к поселениям.
        Девушка сидела под прикрытием палатки и смотрела на свои вещи. Переодеваться или нет? Джинсы со свитером гораздо удобнее, чем нынешний картинный наряд. Только в джинсах сразу окажешься белой вороной среди остальных игроков. Как в нынешнем дурацком бронелифчике и юбке немедленно привлечешь внимание за пределами полигона.
        Лес вокруг продолжал молчать. Тревожно молчать, раз уж непонятно, где скрывается опасность. Рагана поневоле ждала появления кого-то неведомого или, наоборот, знакомого. Ведь вполне может быть и так, что убийцами являются хорошие приятели, ну или не приятели, однако парни, с которыми довелось пересечься где-то на играх или в кабаках.
        Словно в ответ на эти мысли кусты чуть шелохнулись, пропуская к палаткам какого-то мужчину. Рагана едва удержалась от вскрика, однако сумела совладать с собой и лишь скользнула подальше, где заметить ее было труднее.
        Передвигался мужчина бесшумно. Во всяком случае, как Рагана ни вслушивалась, она не могла различить звука шагов. Потому его появление из-за угла палатки стало для нее полным сюрпризом. Короткий вскрик вырвался сам, а правая рука как можно крепче сжала топор.
        - Тихо! - Володя прижал палец к губам.
        Он сразу отметил оружие в ее руке и невольный испуг девушки.
        - Была в Порт Луене?
        - Нет. А что там? - мастера по боевке Рагана знала, когда-то немного даже тренировалась у него, однако вдруг убийцей как раз является он? С его умениями прибить несколько человек все равно что другому раз плюнуть.
        Плохо, когда подозревать приходится всех.
        - Кто-то порезвился, - Володя смотрел на девушку внимательно. Он не подозревал ее ни в чем, успел убедиться, что там действовала группа. Да и вид Раганы, довольно напуганный, хотя девушка старалась держать себя в руках, говорил сам за себя. - Хорошо порезвился. И не только там. Перед тем было нападение на башню колдуна. Серьезное. В общем, кто-то занялся откровенным убийством.
        - Я видела, - призналась Рагана.
        Ее рука продолжала сжимать топор, хотя устоять перед матерым инструктором шансов у девушки не было.
        - Где еще?
        - Эльфийский дозор. Трое зарубленных. Там, на дороге, - на какой, Рагана не уточнила.
        - Угу, - принял к сведению Володя. - Решила бежать или действовать?
        - Я думала присоединиться к толпе. Только оружие взять.
        - На толпу тоже нападают. Главное, непонятно, кто и зачем. Кстати, выбраться с полигона невозможно. Не спрашивай, толком сам не пойму, но там какое-то подобие поля.
        - Какого поля? - в представлении Раганы возникло поле колосящейся ржи. Или пшеницы. Потомственная горожанка, она не отличала одно от другого.
        - Силовое. Как в фантастике. В реальности такое еще не придумано. Невероятно, однако факт налицо. Подожди здесь.
        Володя на полминуты исчез и появился с большим рюкзаком. Он сразу полез внутрь, вытащил оттуда нож в ножнах, спокойно привесил его к поясу.
        - Ты не волнуйся. Я попытаюсь помочь. Пока не знаю как, - мастер повертел в руках сюррекены. Спрятал их, достал нунчаки. Привесил к поясу флягу с водой.
        - Я не волнуюсь. Я не понимаю, - рядом с Володей действительно было спокойнее. - И не представляю…
        - Я тоже. Переодеваться будешь? Может, придется ползать или продираться через кусты. Все руки и ноги исцарапаешь. Только быстро. Лучше здесь не торчать.
        Лишь сейчас Рагана поняла, что ее знакомый непрерывно прислушивается к каждому шороху.
        - Я мигом, - стеснение куда-то делось, и девушка торопливо стала сбрасывать с себя костюм амазонки.
        Впрочем, мужчина не смотрел на нее. Он вглядывался в подступающий со всех сторон лес и задумчиво вертел в руках взятый невесть где топор.
        А что еще может служить оружием среди туристского снаряжения?
        Человеческая голова не крепче полена.
        Глава 12
        Толпа слуг Хаоса надвигалась молча. Лишь позвякивала всевозможная амуниция, шелестела одежда да раздавался топот ног. Зато шли всевозможные орки, гоблины, ведьмы и рыцари Тьмы без всяких разговоров. Кто-то держал оружие в руке, кто-то картинно опустил ладонь на эфес меча, или поддерживал ножны, чтобы не били по ногам. Просека давала достаточно простора, чтобы двигаться человека по четыре в ряд, однако люди шли без строя. Кому где удобнее, в зависимости от темперамента.
        Вид у толпы был живописным. Черные одежды, зеленые одежды, раскрашенные под морды лица, где-то страшные маски, в общем, целый пантеон всевозможных монстров, среди которых затесались обычные люди в рыцарских костюмах.
        Воинство Хаоса накатывалось к Порт Луену. Для нападения была выбрана окольная дорога. С этой стороны никто опасности явно не ждал. Никаких дозоров, никаких разведчиков. Зато, когда заметят, станет уже поздно, и Порт Луен будет взят с ходу. Разве кто в силах удержать стихию?
        Настроение было приподнятое и боевое. Первая часть маневра явно удалась, теперь остался сам бой. Но кто может сравняться в нем с такими мужчинами и девушками?
        Появление на дороге трех типичных средневековых воинов было полной неожиданностью. Один из троицы был настоящим гигантом, что называется, поперек себя шире, но дело было не в комплекции воина. И не в кольчугах и прочих прибамбасах. Многие воины Хаоса выглядели куда грознее и страшнее. Просто все уже настроились на штурм, а тут, оказывается, необходимо преодолеть еще какое-то несерьезное препятствие. Никаких сомнений в том, что воины принадлежат к враждебному клану, не было. Иначе зачем им так демонстративно стоять на пути войска? Только почему втроем? Они что, картину о трех богатырях разыгрывают?
        Напрасно. Тут придется не воевать, а затоптать, проходя.
        Застывшая было на миг армия Хаоса безмолвно, чтобы в Порт Луене не услышали, перешла в наступление. Никаких боевых порядков не строилось, просто толпа чуть ускорила движение, да кто-то из задних рядов поспешил вперед или в сторону. В таких случаях главное обхватить врага со всех сторон, чтобы никто не ушел, не спасся бегством. Командования тоже не было. Толпа действовала инстинктивно, как очень часто действуют оказавшиеся вместе люди. Вместо разума включается нечто муравьиное, заставляющее отдельных особей совершать то или иное движение.
        В азарте остался неслышным конский топот за спиной. Он был сравнительно тихим. Во всяком случае, пыхтели люди намного громче. Атака все-таки!
        Благородству нет места на войне. Напасть на одного втроем или вдесятером - вещь абсолютно нормальная. Так победа получается убедительнее. И усилий надо приложить меньше, и меньше опасностей.
        Бежать три воина не стали. Раз имели глупость выйти и встать на пути, приходилось поневоле следовать взятой на себя роли. Может, они на что-то надеялись. На богатыря в центре, к примеру. Только какой богатырь устоит перед людской волной? Волна бывает и цунами…
        Цунами не получилось. Людское море налетело и отхлынуло вспять, как отступает волна перед утесами, лишь вздымая в воздух веер брызг. Тут тоже были брызги, только кровавые. А вместо морского шума раздались крики боли.
        Гигант взмахнул секирой даже не как дровосек, как сама смерть, вдруг принявшая мужское обличье. Рядом замелькали мечи его спутников. Это было нечестно, подло и неблагородно. Хотя никто из свидетелей не думал сейчас о подобных вещах. А пострадавшие уже не думали вообще ни о чем.
        Те, кто не попал под удары, вначале не осознали происходящее. Когда привык драться понарошку, разве сообразишь сразу, что рука отлетает от тела всерьез и навсегда? И если бы только рука! Голова летит не хуже. Еще и катится потом по земле, а тело все еще почему-то стоит, и из обездоленной шеи бьет красный фонтан…
        Кто-то еще по инерции атаковал, пытаясь достать противника ларповыми или текстальными клинками, кто-то умудрился достать, да на беду троица играла не по правилам и не собиралась выходить из боя. Условностей они не признавали и работали всерьез.
        Схватка не заняла и минуты. Наверняка намного меньше. Задние ряды еще напирали, они не видели происходящего, но кто видел, уже обратился в бегство.
        Жить-то хочется…
        Сианур находился в золотой середине. Последним обычно и вспомнить нечего, приходится фантазировать, а с фантазией у парня обстояло неважно. Первых же могут условно убить раньше времени, и потом ему выходить на полигон в новой роли. Но когда старая устраивает…
        На этот раз первых убивали всерьез. Сианур сам видел, как секира срезала левую руку у орка, и брызги крови долетели до вторых и третьих рядов. Отреагировал Сергей сразу. Он не стал разбираться, случайно так вышло или намеренно, а попятился, насколько это было реально в толпе, а затем, наконец, оказался на относительном просторе.
        Всадников первым увидел он. Троих. Одного в рыцарском прикиде, одного одетого кочевником и третьего, вернее, третью, в наряде амазонки. Выскочившая с тыла тройка как раз переводила коней в галоп, и копье рыцаря наклонилось в поисках первой жертвы. Остальные наездники вскинули сабли. Воины Хаоса уже начали разбегаться, кто-то из них тоже заметил кавалеристов и предостерегающе крикнул. Но очень быстро менялись сейчас обстоятельства, и понятно, достойно отреагировать на них сумели не все.
        Какой-то гоблин полетел назад, нанизанный на копье, однако по сравнению с соседом ему еще, можно сказать, повезло. Того вообще рубанули на полном скаку саблей, почти разделив на две неравные части от плеча к бедру. Зато попавшей под саблю девушке сравнительно повезло и клинок полоснул ее не очень глубоко. Но достаточно, чтобы рана оказалась несовместимой с жизнью.
        Всадников подвела скорость. Они не сумели полностью и сразу справиться со скакунами, едва не врезались в своих же пеших воинов, а потом еще вертелись на месте драгоценные секунды.
        Никакого нападения на Порт Луен больше не предвиделось. Орда Хаоса распалась на отдельных людей, и каждый теперь думал лишь о спасении собственной жизни. Никто из них не знал, что города уже нет и поход не имел смысла. Многим узнать это было не суждено. А вот как лучше погибать: вполном неведении или обладателем знаний - вопрос на любителя.
        Беглецов спас лес. Он рос по обе стороны дороги. Как в случае с Порт Луеном, кони элементарно не могли быстро перемещаться среди кустов и деревьев. Никаких преимуществ перед пехотинцами не было. Впрочем, первой тройке догнать кого-то было вообще проблематично. Тяжелые кольчуги мало приспособлены для быстрого бега. Игроки ничего подобного не имели. Да и удирать, когда опасность за плечами, всегда легче, чем догонять.
        Спустя минуту на месте боя уже никого не было. Лишь потрескивал лес в отдалении, слышался топот ног и копыт да лежали недвижно те из воинов Хаоса, кому не повезло…
        За двадцать восемь лет своей жизни так бегать Сергею не доводилось никогда. Нельзя сказать, чтобы парень вообще не имел отношения к спорту. Он вел относительно здоровый образ жизни, не курил, редко употреблял спиртное, порою посещал всякие занятия по самообороне. Просто никогда еще речь не шла о спасении жизни. Сергей чувствовал смерть за плечами. Анализировать, даже элементарно думать он сейчас не мог. Все ушло в ощущение, в примитивный страх, разросшийся до таких размеров, что поглотил собою весь мир.
        Парень не смог бы сказать, где пролегал его путь, как он не столкнулся с каким-нибудь деревом, или не споткнулся о валяющийся сук или торчащий пенек. Все происходило на уровне могучего инстинкта. Ноги сами знали, куда ступить, тело - куда уклониться, и так ли важно, что разум не принимал во всем происходящем участия? Неподалеку кто-то ломился вперед с той же скоростью. Только не было лишнего мгновения посмотреть кто. Позади ведь наверняка бежала погоня, и до мелочей ли было теперь?
        Любой бег когда-нибудь заканчивается. Силы не беспредельны. Мышцы не выдерживают, но первым чаще не выдерживает сердце. Оно не может перекачивать с такой скоростью кровь, воздуха в легких тоже не хватает, и даже самые крепкие люди рано или поздно вынуждены остановиться.
        Даже ужас уже не мог подстегнуть организм Сианура. Бег замедлился, потом вообще превратился в вялую ходьбу. Останавливаться было страшно, бежать - невозможно. Парня пошатывало, словно корабельной палубой шаталась сама земля. Приходилось постоянно опираться руками о деревья, отталкиваться от них, чтобы продвинуться дальше хотя бы на шаг. Перед глазами все расплывалось в полутьме, и было не разобрать, что впереди. А о том, что находилось сзади, думать не хотелось.
        Чувство времени давно покинуло парня. Нападение произошло минуту назад, час, день, вечность… Хотя минуту вряд ли. Минута - очень мало. Не покидало ощущение, что бег длился очень и очень долго. По идее, парень уже должен был находиться за пределами полигона, только вокруг по-прежнему лежал все тот же лес. Еще недавно дружелюбный, а сейчас навевающий жуть и страх.
        Взгляд назад. Но позади вроде бы никого не было. Да и бежал перед тем Сианур там, где не прошла бы ни одна лошадь. Сплошь буреломы, кусты, какие-то канавы, ельники… Хотя конные вполне могли обойти чащобы и теперь поджидать беглецов на ближайшей поляне. Или за укрытием у ближайшей поляны. Верхом-то быстрее, а просек в лесу достаточно. Это же не дремучая тайга.
        Обожгла мысль: вдруг неведомых убийц намного больше, чем попалось на пути армии Хаоса? Непонятно, кто они, откуда взялись, почему напали, для чего переоделись в соответствующую одежду? Но теперь особой разницы в ответах не имелось. После учиненного разгрома они вынуждены ликвидировать всех свидетелей.
        Сианур невольно присел за ближайшее дерево, словно оно могло его укрыть со всех сторон.
        Никакого оружия при себе у парня не было. Меч он потерял где-то по дороге, да и что толку от игрушки, когда противник забавляется боевыми клинками! Может, какая-нибудь банда патриотов решила поквитаться с успешной молодежью и избрала подобный способ?
        То, что любой способ убийства однозначно ведет в тюрьму, Сергей не вспомнил. Какая разница, что станет с преступниками, когда уже не будет тебя?
        А ведь зря не поверили они Борису! Закрыли его в подземелье. Ну, не в подземелье, а в палатке. В настоящем подземелье хотя бы относительно безопасно. Массивные замки на дверях, если к ним еще потеряны ключи - тогда вообще хорошо.
        Что-то прошелестело неподалеку. Сердце невольно дрогнуло. Сергей неловко передвинулся вприсядку, и под ногой хрустнул сучок. Только вместо ожидаемого звука приближающихся шагов ответом раздался удаляющийся треск. Кто-то ломился напрямую, главное, чтобы прочь, словно испугался Сианура.
        А ведь если испугался, значит, свой. Не все же полегли на дороге и в лесу.
        Зря он убежал. Вместе было бы легче.
        Но погонишься - побежит еще быстрее. Откуда неизвестному знать, кто за ним гонится?
        Глава 13
        - Говорите, они действительно убивали? - Влад никак не мог поверить в рассказы беглецов.
        Да и как поверить в невероятное? Разве такое возможно?
        Но беглецов было больше десятка, а их вид говорил, что парни и девушки пережили настоящее потрясение. То, которое не сыграешь.
        Вокруг них собрались все жители очередного города. Общий вид был живописен и ярок, да только причина не располагала ни к яркости, ни к веселью. Те, у кого имелись мобильные телефоны, уже попытались куда-нибудь дозвониться. Связи не было, вне зависимости от операторов. Получить объяснений не от кого и попросить помощи - тоже. Да и вряд ли реально убедить полицию в лесной трагедии.
        Паники пока не было, одна лишь растерянность. Разум отказывался верить в происходящее.
        - Я сам видел! Передо мной парню отрубили голову. В полном смысле. Рубанули по шее, и голова отлетела в сторону. Сам не знаю, как я вырвался.
        - А рядом со мной одного стрелой убило. Я прежде подумал, он так натурально играет, а потом смотрю: кровь. И глаза стекленеть начали…
        - Да сколько их?
        Тут мнения чуточку расходились. Шестерых нападающих видели все. Обстановка была спокойной, если кто-то ожидал подвоха, то обычного, в виде нападения темных воинов с противоположной стороны города. Потому противники были подсчитаны, да и как не досчитать до шести?
        Зато потом кто-то утверждал, что к нападавшим подошло подкрепление. Другие возражали, что подкреплением тем были устремившиеся в атаку лучники. И уж совсем не ясно было число всадников. Наиболее шустрые беглецы их вообще не заметили, разве слышали стук копыт, а один из парней твердил, что кавалеристов был добрый десяток. Но по-любому выходило, что убийц не очень много, десяток, максимум - два. И даже по логике: откуда взяться большому числу преступников? Вне зависимости от побудительной причины на бессмысленное убийство решится не каждый. А террористы использовали бы современное оружие, а не рядились бы в реконструкторские доспехи. Игроков даже здесь было больше сотни. А уж по всему лесу вообще…
        Но что дает число, когда там настоящая сталь, а здесь - сплошная имитация?
        Готовности драться насмерть у большинства игроков не было. Единицы не в счет.
        Однако когда тебя пытаются убить, о миролюбии тоже не бывает речи.
        - Надо бежать, надо…
        Кто первым это произнес, неважно. Практически кто угодно. Предложение очень ложилось на общее настроение. Над толпой стоял гвалт, только за разговорами большинство парней и девушек непрерывно поглядывали в сторону окруживших игровой город деревьев. Не только до беглецов стал доходить весь ужас ситуации…
        - Вместе надо держаться!
        - Что толку?
        - Но их же мало! Вместе как-нибудь…
        - Чем?
        Многие успели вжиться в роль и казались себе непобедимыми воинами, только уверенность куда-то стала исчезать, а вместо реальности виртуальной в силу вступала реальность подлинная. Пусть невероятная, однако…
        И поодиночке страшно, и вместе ничего не сделать. Однако потихоньку толпа двинулась в сторону спального района. Там хотя бы у многих имелись ножи, которые могли послужить каким-то оружием или его подобием. А кто-то хотел забрать вещи или хотя бы переодеться в цивильное.
        И только организации никакой не было. Мастера игры не объявлялись, из среды игроков пока не выдвинулся никто способный стать для остальных непререкаемым авторитетом. Скорее всего, сбитые с толку парни элементарно не хотели взять на себя ответственность за всех и за все в непонятной обстановке. Лидерство хорошо в том, в чем разбираешься. И - обязательно - когда не боишься последствия решений.
        Взоры многих привычно останавливались на Астальдо. Парень считался крутым и постоянно играл роль то князя, то предводителя. Только никаких распоряжений сейчас он не отдавал и вообще шел подавленный, думая о чем-то своем. Наверно, никак не мог осознать серьезность положения.
        Не он один.
        Пока толпа нерешительно покидала город, к ней присоединилось еще несколько беглецов. Их сразу можно было узнать по растерянным, испуганным лицам, по истрепанной одежде, по блуждающим взглядам. Оружие многие потеряли, но если у кого-то сохранились игровые мечи, что от них толку?
        - Как мы их узнаем? - в присутствии Володи Рагана избавилась от страхов. Мужчина был надежным, на него можно положиться.
        - По оружию. У наших нет настоящих клинков, - вздохнул Володя.
        Попробуй отличи на расстоянии настоящий клинок от подделки!
        - И еще. Среди них минимум трое конных, - добавил мастер. - Я их сам видел. Одна девушка в амазонке, рыцарь и кочевник. Слушай, у тебя со стрельбой из лука как?
        Сам Володя стрелять из лука не умел. Пробовал несколько раз, только между эпизодическим баловством и мастерством - дистанция огромного размера. Вот если бы у него был арбалет, и не игрушечный, а нормальный, тогда другое дело. Но где его взять? Да и боевых стрел все равно нет. Подобранные в Порт Луене подходят исключительно к луку.
        - В общем, стреляю неплохо, - после некоторой паузы сообщила девушка. Она впервые попыталась всерьез оценить свои умения. - В мишень попадала всегда. На мастера спорта не сдам, но практики хватало. На разряд тяну вполне.
        - Хорошо. Будем искать лук. Понимаешь, часть людей убита стрелами. Надо и нам обзавестись чем-то, способным убивать на расстоянии.
        Володя говорил об убийстве буднично, как о само собой разумеющемся. Рагане вновь стало немного не по себе. Можно сколько угодно убивать врагов в воображении, а потом вдруг сознаешь: наяву все происходит иначе. Девушка не задумывалась об иных последствиях, в виде неизбежного затем конфликта с законом. Государство не любит, когда его граждане начинают обороняться от преступников сами. Даже когда никакой помощи от этого самого государства не дождаться.
        В отличие от спутницы Володя как раз думал о последствиях. Но иного выхода он не видел. Да, превышение необходимой самообороны, но ведь неизвестные убивают людей. И что? По головке их гладить или отсиживаться в кустах в ожидании приезда представителей соответствующих структур? Но ведь не приедут из-за элементарного незнания того, что здесь происходит. Следовательно, надо действовать самому, а дальше будь что будет.
        - Надо добыть лук, - повторил Володя.
        Где добыть, не очень понятно. Мастер предполагал посетить остальные игровые поселения. Многие из парней занимались всякими единоборствами, и следовало попытаться как-то организовать их. Противник лучше вооружен, однако пока человек борется, он не побежден и имеет шансы на победу.
        Говорили тихо, шли бесшумно, все время стараясь оставаться под прикрытием леса и пересекая открытые пространства максимально быстро. Несколько раз в отдалении раздавался характерный шум. Там кто-то куда-то шел, каждый раз достаточно далеко, чтобы пытаться догнать и хоть выяснить, свой или чужой.
        А потом на поляне они наткнулись на тела. Шесть тел, три мужских и три женских. Кто-то зарубленный, кто-то утыканный стрелами… Мастер игры, врач, еще кто-то из руководителей игры…
        Володя дотронулся до ближайшего трупа.
        - Совсем недавно. Остыть еще не успели. Блин! Да кто же это устроил?!
        Но даже ругательство прозвучало тихо. Лес не любит лишних звуков…
        - Хороши же мы будем, когда нагрянет полиция! Сидят посреди леса три духа с заряженными стволами. Получим на полную катушку! - вообще-то Юра действительно чем-то смахивал на типичного душмана. С крупным лицом, с черной бородой, этакий моджахед былых времен. Хотя времена в тех краях никогда особо и не менялись.
        - По головке не погладят, - Женя с улыбкой посмотрел на друга. Но чувствовалось: водителю не по себе.
        - Хорошая фраза. Относится только к мужчинам и имеет чуть пошловатенький оттенок, - добавил Андрей.
        Он умел обыгрывать фразы. Посмотришь со стороны - веселый человек. Лишь глаза в последнее время грустные и какие-то потерянные.
        - Но, между прочим, серьезно, - вздохнул Женя. - Как мы это объясним?
        - Кому?
        - Ментам.
        - Откуда им тут взяться? Хотя барьер теоретически может быть прозрачным с внешней стороны. Или с внутренней. Хрен его знает, мы отрезаны от мира или мир от нас… Но не думаю. Специально интересоваться судьбой ролевиков никто не поедет. Они же обычно проводят мероприятия без связи. В любом случае, пока власти раскачаются…
        - Но вдруг…
        - Тогда взяли оружие, чтобы не пропало. Любая экспертиза подтвердит, что из этих стволов никто не стрелял.
        «Уазик» мужчины дополнительно замаскировали так, что с пяти метров не заметишь. Но если уехать не получается, прокатиться до игроков окажется вмешательством в ход игры, а все время сидеть рядом тоже не будешь… И идти некуда, и на месте торчать до бесконечности нельзя.
        Пока единственным делом окажется прием пищи. Называть это обедом не стали. Обед на природе - это уютный костер, если не горячее, то хотя бы чай. А тут достали консервы из неприкосновенного запаса, расселись в кружок, без слов машинально распределив сектора обстрела, и неторопливо ели прямо из банок, не забывая поглядывать по сторонам.
        Оружие держали под рукой, в противном случае его не имело смысла вообще доставать. Более того, все три ружья были заряжены, только насчет стрельбы так и не договорились. Как отличить неведомого убийцу от обычного добропорядочного игрока? По луку в руках? Но лук можно было выбросить. И вообще, вспоминай бессмертное: «Стой! Стрелять буду!» Этакий окрик современности в условном игровом мире.
        - Может, все же по пятьдесят грамм, отцы? - опять предложил Евгений. - Или по глоточку пивка?
        - И вот тогда вопросы действительно возникнут. С оружием еще ладно, но ведь пьяные! - усмехнулся Андрей. - Отставить спиртное!
        Ситуация была не только фантастической, но и предельно глупой. Сидят три здоровых немолодых мужика при оружии и ждут непонятно чего. Исчезновения барьера, появления зеленых человечков, выхода на сцену убийцы с соответствующей надписью на майке…
        Андрей привычно закурил. Какое-то неясное чувство не давало ему покоя, но понять его никак не получалось. Что-то подталкивало к немедленному действию, однако к какому? Чтобы решить задачу, ее надо точно сформулировать. Не шляться же посреди увлеченных виртуальными побоищами игроков в надежде, что нарвешься на это самое, необходимое!
        Вот только девушка… Один труп может быть случайностью, скорее всего, является ею, но если Диане что-то угрожает всерьез? Он здесь, а вокруг нее лишь лес. Вполне возможно, скрывающий неведомые опасности. Не надеяться же на то, что ее защитят приятели по забаве! Кто они? Вечные мальчики, успешная шелупонь, на деле ничего собой не представляющая…
        Крик послышался издалека, на самой грани слуха, однако Андрей немедленно встрепенулся. Рука сама легла на карабин.
        - Слышали?
        - Так, разыгрались, наверное. - Женя повертел головой, оглядывая заросли. - Сам же говорил…
        Андрей затянулся до фильтра, привычно загасил бычок и поднялся.
        - Говорил. Но с девушкой тоже заигрались? Давайте глянем на всякий пожарный. Не нравится мне что-то…
        - А кому нравится, ротный? - спросил Юра, вставая следом.
        Оружие лежало в его руках легко и привычно.
        Только против кого его применять и применять ли?
        Глава 14
        Гадалок спасли ноги. Со своего места они практически не видели бойни. Толпился кто-то, кричал, размахивал клинками, но с расстояния это выглядело привычно, как во многих предыдущих играх. Однако прозвучали крики об убийстве, вспыхнула паника, чувство стадное, мгновенно распространяющееся по любой толпе, и подруги рванули вместе со всеми.
        У них изначально имелась некоторая фора в сравнении с парнями, стоявшими в линии. Бегали девушки хорошо, неосознанный страх подстегнул как лучший стимул, и гадалки достигли леса еще до появления всадников.
        Инерция оказалась велика. Порт Луен остался далеко позади. Где находятся остальные города, вдруг стало непонятно. Когда несешься наугад, не разбирая дороги, в итоге трудно понять, куда занесли собственные ноги.
        Девушки стояли под защитой кустов в одинаковых позах. Руки уперты в колени, тела наклонены вперед, легкие прокачивают воздух, пытаясь вернуться в обычный режим. Лишь когда возвратилось восприятие окружающего и из глаз исчез туман, Кристина первой спросила:
        - А что теперь? От кого все бежали?
        - От наших. Вот… - в ответе сквозило явное сомнение.
        Всеобщий страх совсем не походил на игровое действо. Отрывочно вспоминались ненатурально перекошенные в ужасе лица, исполненные настоящей боли крики… Да и собственные чувства были лишены привычной легкости и озорства, с которыми девушки проводили полигонные забавы.
        - Там что-то произошло. Что-то ужасное, - страх не уходил из глаз Кристины.
        - Да что? - едва не выкрикнула Диана.
        Ей было стыдно за недавно пережитый ужас. Но бежали-то все!
        Неподалеку прошелестели кусты, и в поле зрения появился парень в костюме эльфа. Даже заостренных ушей он не снял, только никакого оружия при нем не имелось.
        При виде подруг парень первым делом отшатнулся, словно собрался убегать со всех ног, затем осознал, кто перед ним, и взял себя в руки.
        - Видали? - спросил эльф вместо приветствия.
        - Что?
        - Они рубили по-настоящему! - взвизгнул парень. Его голос не подходил к внешности. Разворот плеч, спортивная фигура… - Буквально рядом со мной Кольке как дали, у того аж кровь из плеча! А в стороне кого-то проткнули насквозь. Я сам видел, как клинок выскочил из спины. Вот здесь, - он показал рукой куда-то на поясницу. Представляете? И я это все видел! Сам!
        - Не может быть!
        Люди давно привыкли к фильмам, где порою обыгрываются самые невероятные сюжеты с многочисленными убийцами и насильниками. Только почему-то все равно удивляются, влипнув в подобную историю лично.
        Хотя в такую-то кто влипал?
        - Может, еще как! - парень испуганно посмотрел по сторонам.
        Никого вроде бы вокруг больше не было. Когда бег направляется паникой, то мало кому удается держаться вместе. Подругам удалось, но на то они и были подругами.
        Некоторое время прошло в попытке понять, кому и для чего понадобилось устроить побоище? Впрочем, подобные вопросы неизбежны и задавались в этот день в лесу многими. Фактически всеми, кроме тех, кого уже ничего не интересовало.
        И как во всех прочих случаях, никакого ответа не нашлось. Невозможно вообразить причину, по которой в нормальной стране вдруг массово стали убивать людей. Можно еще представить погром, теракт, бандитские разборки, войну, наконец, но не хладнокровное и бессмысленное убийство, да еще с применением исторического реквизита!
        Столь же закономерным был и следующий вопрос: что делать? В отличие от прочих, ответы он имел. Только самые разные, в зависимости от индивидуальности и от фантазии конкретного человека.
        Диана сразу подумала о Дмитрии. Она считала его своим мужчиной и элементарно чувствовала себя с ним намного спокойнее. Только где его искать, если полигон велик, а игроки не стоят на месте? Даже без недавнего и вполне конкретного нападения по сюжету планировались всевозможные походы, штурмы и еще многое, что заставляло участников перемещаться из одной точки в другую. Теперь все вообще должно было перемешаться. Попробуй отыщи нужного человека в лесу, не имея никакой связи!
        - Наверно, надо к палаткам, - предложила Диана.
        Там хранились вещи, туда наверняка должны явиться люди. Даже полиция или ОМОН тоже, по логике, первым делом обязаны были появиться там же. Где еще? Нереально представить, будто часть парней всерьез станет защищать игровые города от настоящего, пусть неведомого, противника. Кто-то обязан придумывать методы и способы борьбы?
        Оружия у девушек не имелось. У парня, он не назвал имя, а подругам было не до того, руки были тоже пусты. Диану подобный поворот ситуации раздражал. Фехтовальными приемами она почти не владела, чуть стреляла из лука, постоянно ходила на тренировки по самообороне, однако лука не было, а на тренировках ничего не говорили про действия голыми руками против меча или секиры. Парень наверняка умел побольше, только клинком против клинка. Клинка не было. Игрового тоже. В бегстве часто теряется настоящее оружие, стоит ли говорить об игрушках?
        И еще бы знать, где те палатки! Двинулись наугад, без особого понятия о направлении. И тут впереди послышался истошный визг, заставивший товарищей по игре и несчастью мгновенно остановиться. Визг оборвался через несколько секунд, и последующая тишина показалась еще более зловещей. Дело не в личной отваге. Бывают ситуации, когда не по себе даже отпетым храбрецам. Тем более если противник неведом, причины происходящего фантастичны, а сама реальность стала напоминать не то триллер, не то ужастик.
        Парень явно тотчас захотел дать деру, но куда бежать? Назад? Там он уже был. Если, разумеется, разгромленный город действительно лежал позади, а не где-нибудь в стороне.
        Через лес прямиком не пробежишь…
        Опасность могла угрожать с любой стороны. Кто его знает, сколько киллеров в данный момент рыщут по здешним буеракам? Если кто-то замыслил такое злодейство, он обязан был принять меры по полной зачистке территории. Чтобы никаких свидетелей в помине не осталось. Посторонние на играх не появляются, пока хватятся, убийц и след простынет.
        - Куда пойдем? - шепотом спросил парень.
        Себе он уже не доверял.
        - Наших поищем, - заявила Диана.
        Под нашими она подразумевала Дмитрия и его друзей. Это же ее Астальдо, крутой парень, с которым всегда было спокойно и приятно.
        У кого же еще искать если не защиты, то хотя бы опоры?
        - Куда мы идем? - тихо спросила Рагана.
        - К темным. Они, по сценарию, должны были атаковать Порт Луен. Может, успеем перехватить, - тоже тихо ответил Володя.
        Надежды было мало. Если по времени, то штурм города уже должен совершиться. Не тот, повлекший за собой смерть людей, а игровой, безопасный для всех. Однако людям свойственно опаздывать, и мастер рассчитывал именно на это. Встретить, предупредить, послать наиболее расторопных по остальным локациям, назначить общее место встречи… Иначе перебьют всех поодиночке. Вместе тоже могут проредить изрядно, однако, если успеть хоть немного подготовиться, если у киллеров нет более серьезного оружия, чем клинки и луки, что-то сделать можно.
        В стороне, где была просека, раздался частый перестук копыт. Володя напрягся, потянул спутницу к ближайшим кустам. К схватке с несколькими всадниками он был не готов.
        Сейчас бы разведку провести, узнать, кто противник, в каком числе, чем вооружен! Жаль, нет времени. Придется делать все сразу, и узнавать, и помогать, и драться…
        Тут до Владимира дошло, что всадники направляются в сторону спального городка, и он чуть не хлопнул себя по лбу в досаде. Мог бы раньше сообразить, что нападавшие прекрасно знают весь район игры! Так же, как то, что к палаткам неизбежно бросятся многие ролевики. Остался бы там, мог бы сейчас поспорить с неизвестными на тему, чье кунг-фу круче. Только все усложнил, а события между тем несутся чередом. Но и возвращаться уже поздно. Там бы он был в засаде, а тут засада будет на него и таких, как он.
        Оставалось действовать по ранее намеченному плану. Все равно в одиночку, ладно, вдвоем, успеть везде невозможно. И заметно уменьшить количество жертв на данном этапе - тоже. Чуть позже - другое дело.
        Четверо игроков вышли практически навстречу мастеру и его спутнице. Володя услышал их раньше, увлек Рагану за дерево, но разобрал, кого нелегкая несет, и выдвинулся на открытое место.
        Трое парней и девушка, по одежде - представители сил Хаоса, в первый момент отпрянули, однако узнали мастера и застыли в нерешительности. Не то убегать пока не поздно, не то радоваться встрече и возможной помощи.
        Разговорились, не сближаясь друг с другом, затем сойдясь для более удобного общения. От встретившихся игроков Володя узнал о судьбе шедшей на приступ колонны.
        - Говорите, трое в кольчугах и конные? - уточнил он. - Больше никого?
        - Мы не видели.
        Количество противников радовало. Не факт, что там они были все. Наверняка их больше, а вот что намного - это вряд ли. Почему-то теперь Володя был уверен: киллеров от силы десятка полтора. Следовательно, главная задача - встречать их по отдельности. Выходить на бой сразу со всеми точно не стоило.
        Да Володя изначально этого не собирался делать.
        Он скептически оглядел пополнение. Только один парень не потерял клинок. Толку от тексталя в реальной схватке немного. Если бы у противника были, скажем, полицейские дубинки, так называемые демократизаторы, тогда вполне нормально. А против стали любое игровое оружие так и останется игрушкой. Но важен сам факт - не бросил, значит, молодец. Остальные все подрастеряли во время бегства и даже потом не удосужились подобрать какие-нибудь импровизированные дубинки. Самим же лучше и надежнее идти не с пустыми руками.
        - Что думаете делать?
        Плана у компании не было. Лишь смутные мысли бежать из леса прочь. Может, заглянуть к палаткам и прихватить вещички, однако последнее считалось необязательным.
        - К палаткам лучше не ходить. Туда конные направились. Выбраться тоже невозможно, - Володя в нескольких словах поведал о непроницаемом барьере.
        - Выходит, спецслужбы? - потерянно спросил худощавый парень.
        - Какие службы? Откуда у них такое?
        - Не знаю. Мало ли разработок… А на нас испытать решили…
        - Много чести испытывать на таком. О возможности разработок я не говорю. Да и неважно. В общем, выбор - или прятаться, или драться, - про себя же Володя подумал: вот и появилась обуза. Бросить вроде совестно, оставить - пропадешь с ними ни за грош.
        - Как - драться? - с удивлением переспросил все тот же худощавый.
        - Молча. Руками, ногами, дубьем… Пока самого не забили.
        - Они всерьез убивают! Всерьез! - взвизгнул парень так громко, что остальные испуганно шикнули на него.
        В стороне прошелестели шаги, и в поле видимости возник мужчина в кольчуге и с мечом в руке.
        Компания с криком ринулась прочь. Лишь Рагана застыла в стойке, и ее глаза то и дело с надеждой останавливались на Володе.
        - Ну что ж, посмотрим, - буднично произнес мастер, делая шаг навстречу воину…
        Глава 15
        Народ валил толпой. Практически все постоянно посматривали по сторонам, однако в лесу было тихо. Но эта тишина навевала тревогу.
        - Хватаем вещи и сматываемся, - проронил Астальдо. - Есть ОМОН и прочая полиция, пусть они разбираются.
        На него смотрели, и парень поневоле считал нужным попытаться занять привычное место лидера.
        - А как же остальные? - спросил идущий рядом Влад.
        - Что остальные?
        - Они же могут пропасть.
        - Самим бы нам не пропасть! Как мы их сейчас соберем? Вот выберемся, тогда быстренько свяжемся с органами. А мы чем поможем?
        Оставался вопрос: насколько легко будет убедить неведомого дежурного в том, что на игре произошло массовое убийство? Пока поверят в невероятное, пока соберут соответствующие силы, пока выедут, пока перекроют подходы, пока прочешут лес… Сколько еще народа погибнет за бесконечные часы?
        Но своя рубаха действительно ближе к телу. Не вступать же в безнадежную схватку с вооруженным противником! Даже если оружие - обычные мечи и луки. Но - настоящие. И убивают они всерьез, без последующего воскрешения.
        Голова толпы вывалила на поляну перед палатками и невольно застыла.
        Их ждали. Две девушки в амазонках и мужчина в безрукавке. И у каждого в руках был натянутый лук.
        Крик ужаса раздался практически одновременно с едва слышным треньканьем тетив. Люди шатнулись в стороны. Только промахнуться с полусотни шагов было бы трудно даже среднему стрелку. Кто-то упал со стрелой в груди, кому-то попало в руку. Несколько самых отчаянных парней рванули вперед, стремясь преодолеть небольшое расстояние прежде, чем последует новый залп. Лучники оказались проворнее, совсем как те, которые упоминались на страницах исторических книг. Они стреляли молниеносно. Стрела срывается с тетивы, другая уже в руке, и опять… О легендарных трех стрелах в воздухе не могло быть речи, очень близко были противники, только вполне хватало и этого.
        Бросившихся в бега было намного больше, и пострадали из них лишь единицы. Отчаянная атака невольно спасла остальных. Когда лес буквально за спиной, то скрыться среди деревьев дело секунд. А дальше лук становится бесполезным оружием.
        Лучники тоже понимали ситуацию. Они и не старались сделать невозможное. Все трое выхватили мечи и бросились в погоню. Словно реально втроем догнать каждого из беглецов с учетом невольного разброса! Да и убегающему в чем-то легче. Когда смерть за плечами, то за теми же плечами поневоле словно отрастают крылья.
        Тут надо быть на редкость неповоротливым или невезучим. Но ведь нашлись в толпе и такие. Как всегда находятся даже в менее опасных ситуациях.
        И, разумеется, не обошлось без криков. Пусть бежать молча намного легче, все равно кто-то из девушек еще визжал, то ли призывая на помощь, то ли стараясь распугать убийц шумом, то ли, наоборот, привлекая к себе внимание.
        А кто молчал, так это те, кому не повезло. Двое еще корчились, борясь с неотвратимо подступавшей смертью, хрипели, остальные давно затихли.
        Мертвым всегда легче. Для них все позади…
        Гадалкам и их спутнику повезло. Они услышали крики раньше, чем сумели выйти к палаточному лагерю. К тому же звучали крики довольно далеко, и, следовательно, далеко была непосредственная угроза. Тем не менее две девушки и парень на всякий случай побежали прочь. Пока не со всех сил, так, легкой рысцой. Диана вновь задрала неудобный подол, в очередной раз демонстрируя джинсы. А хоть бы и голые ноги! Кому смотреть? Инстинкт самосохранения намного сильнее всех остальных.
        Троица без раздумий перебежала попавшуюся просеку с уже бесполезными привязанными к деревьям куколками, этакими понятными в обычное время условными знаками. Сейчас было не до определения места. Когда не знаешь, куда бежишь, велика ли нужда знать, где находишься?
        Им повезло еще раз. Едва беглецы скрылись в лесу на другой стороне просеки, как в отдалении послышался перестук копыт, а затем по просеке прорысили уже знакомые всадники. Они постоянно бросали взгляды по сторонам, явно выискивая людей. Девушка и кочевник держали наготове луки, а рыцарю, чтобы убить, было необходимо сойтись с врагом вплотную. Не так просто это сделать в лесу. Не гоняться же за потенциальной жертвой среди деревьев! Того и гляди врежешься в ствол или зацепишься за ветку и вылетишь из седла.
        Местность в округе, если смотреть с высоты седла, была пуста. Кто не знал о происходящем, тот явно был далеко, а знавшие предпочитали прятаться, перемещаться так, чтобы поблизости обязательно были кусты или что-нибудь еще, что могло служить укрытием. Вот когда пришла пора проклясть вычурность и яркость своих костюмов! Ладно, если кто изображал некое зеленое чудовище. А каково тем, кто щеголял в синих, черных, желтых нарядах? На Диане вообще было красное платье, в котором при всем желании с природой не сольешься. И пусть его прикрывает плащ, но он ведь черный, следовательно, заметный издалека.
        Минута - и на просеке вновь никого не было.
        - Слышали? - шепотом спросил парень у затаившихся рядом с ним подруг. - Кони. Это они…
        Уточнений не требовалось. Стало до предела жутко. Где-то рядом рыщут убийцы, и куда от них убегать, где затаиться, неведомо.
        Захотелось кричать от отчаяния, только страх не позволил вырваться ни одному звуку. И девушки, и парень сидели на корточках за кустами, и глаза у всех троих были расширены от ужаса.
        Диане очень захотелось к Дмитрию. В ее воображении возникло видение его хорошо сложенной фигуры, мускулы на руках (ах, как было сладко, когда ее на этих руках носили!), да и вообще, кому как не мужчине спасать свою женщину? Он обязан сладить со всеми напастями, раскидать врагов, вывести избранницу из ставшего опасным леса. А потом получить заслуженную награду.
        И хоть несвоевременно, однако воображение представило и эту награду. Пусть вскользь, все-таки обстановка не располагала к мечтаниям. Настоящие мечты возникают на покое, иногда - на работе, а вот посреди опасностей почему-то не до них.
        Что думала Кристина, осталось неведомо. Если на самом деле, то ничего. Она лишь молилась неведомым богам, чтобы явились, защитили и спасли.
        - Надо рвать когти, - вновь шепотом высказал мнение парень. - Прочь из леса. Как-нибудь добраться до стоянки, а там уже…
        - Втроем? - Диана подумала о судьбе Дмитрия.
        Ведь он будет ее искать, чтобы спасти, подвергать себя опасностям, возможно, даже пострадает и не сможет узнать, что его подруги давно здесь нет. Это было нечестно, и требовалось первым делом найти его, пока не произошло чего-нибудь страшного и непоправимого. Но где он сейчас крадется в ее поисках? Не кричать же: «Я здесь!» Однако встретиться было необходимо, пусть есть немалый риск попасться на глаза убийцам, да и встретиться в большом лесу с нужным человеком очень и очень трудно.
        Надо было как-то решить, что лучше: оставаться на месте в ожидании или двигаться навстречу самой? Последнее больше отвечало натуре Дианы, однако девушка понимала риск разминуться среди деревьев. Тут в полусотне метров можно пройти и не увидеть друг друга. Идти придется молча, стараясь не шуметь и не привлекать нежелательного внимания. И уже неважно, хорошо ли ты ориентируешься на природе. Все зависит от обыкновенного везения. А вдруг разминешься даже не раз, а все десять?
        Все решила ее порывистая натура. Хотелось поскорее оказаться рядом со своим мужчиной, и девушка двинулась наугад. Спутники давно утратили чувство ориентации и пошли за ней, думая, что их собираются вывести из леса…
        Самое большое заблуждение женщин - им почему-то кажется, будто партнер испытывает такую благодарность за определенные удовольствия, что считает для себя величайшим счастьем жизнь отдать за ту, с которой порою проводит ночи.
        Блаженны верующие…
        Ни о какой Диане Астальдо сейчас не думал. Как и обо всех прочих женщинах, находящихся в лесу или за его пределами. Самому бы выбраться! Собственно говоря, еще при первых, показавшихся фантастическими известиях о бойне в Порт Луене он ни разу не вспомнил, что где-то здесь была женщина, с которой его что-то связывало. Да ведь и не с ней одной, тут имелись четыре или пять «бывших», с одной из которых он действительно сожительствовал долго, только остальные были раньше, а эта - сейчас.
        Какая разница! Убивают всерьез. У палаток Дима сам видел, как стрела вонзилась в стоявшего рядом парня, и тот повалился на землю в мучительной агонии. А если бы стрелок взял чуть правее и валяться пришлось бы самому?
        Убегал Астальдо, как все, не помня себя и не ведая, куда именно несется сквозь чащу. Главное - оказаться подальше отсюда, там будет время оглядеться. Не до мыслей и планов, когда кровь шумит в ушах, перекрывая свист встречного ветра и ломающихся под ногами веток. Меч мешал, бил по ногам, и приходилось рукой поддерживать ножны. Сбросить их Дмитрий элементарно не догадался. На любую процедуру нужно время. Пояс расстегнуть хотя бы. В общем, не до того. Он-то и в отчаянную атаку не бросался, сразу решив для себя основное: спастись самому, а на прочих - плевать.
        Его бег замедлился около каких-то кустов, вполне способных послужить укрытием. Куда занесло, с первого, еще затуманенного взгляда не понять. Зато в течение какой-нибудь минуты сюда же подошли еще человек пять из тех, кто бежал в том же направлении. Вместе стало как-то легче. Четверо парней и две девушки - все-таки не одиночка. Одному вообще страшно посреди недобрых мест. Так хоть кто-то рядом.
        - Дошли до лагеря, блин! - Астальдо добавил еще несколько крепких слов.
        Он почти не ругался в обычной жизни, а сейчас потянуло. Какие обстоятельства, такова и речь.
        На него смотрели с привычным ожиданием, только Дмитрий с облегчением сам бы посмотрел на кого-нибудь опытного, осведомленного, как надлежит поступать в подобных ситуациях.
        Действительно, а как? Ясно одно: отсюда надо делать ноги. Добраться до стоянки, вызвать полицию, только ведь, как показал недавний поход к палаткам, даже просто идти опасно. Насколько велика банда, неизвестно, убийцы могут быть на каждом шагу, и потому шаги даются с трудом. Но на одном месте найдут рано или поздно. Кто бы это ни устроил, понятно: за дело взялись всерьез и производят массовую зачистку. Почему-то историческим оружием, когда хоть из пушек стреляй, вдалеке от полигона все равно никто не услышит.
        Только этот вопрос уже второстепенный.
        Астальдо впервые покосился на висящий у пояса меч. Собственный бутафорский наряд, несмотря на дороговизну, вдруг показался глупым. Парень отбросил под куст бесполезный шлем, потянулся к перевязи, но фальшивый клинок, за неимением настоящего, превратился в пресловутую соломинку и потому остался на прежнем месте. Многое ли изменил бы настоящий? Вряд ли. Автомат бы сюда! Астальдо не умел обращаться с огнестрельным оружием, в армии он, понятное дело, никогда не служил, только почему-то казалось, будто с «калашниковым» можно было бы вновь стать сильным.
        Мало ли что кажется порою людям?
        А вот кольчугу парень оставил. Пусть слабенькая, но все-таки защита.
        Остальные тоже провели своеобразную ревизию имущества. Благо процедура заняла считаные секунды. Клинки были ровно у половины. Тоже не догадались отбросить при бегстве. И что?
        Один из безоружных парней подобрал с земли довольно увесистый сук, взмахнул им, поморщился, не то тяжеловат, не то неудобен, и все-таки оставил дубину при себе за неимением лучшего. Зато другой парень извлек из кармана складной нож, для боя, в общем-то, непригодный, зато настоящий.
        - Ну что, пошли, что ли? - Астальдо примерно сориентировался, прикинул и двинулся, стараясь ступать как можно тише.
        О вещах никто не вспоминал.
        Да ну их!
        Глава 16
        Мужчины привычно рассыпались в цепь. Никаких команд отдавать не требовалось. В руках оружие, в лесу происходит нечто непонятное. Прочее отработано еще без малого три десятка лет назад. В иных краях, где не росли ни дубы, ни сосны. Да там вообще зелени было мало. На счастье. Без нее крови меньше. Не зря порою в кошмарных снах является гератская зеленка, будь она трижды проклята!
        Можно сколько угодно рассуждать, что происходящее только грезится и все на полигоне идет положенным чередом, но раз уже возникли сомнения, то лучше во всем убедиться самим.
        Подумалось, правда, как будут они выглядеть в глазах ролевиков, с оружием в руках, внутренне напряженные, в боевом порядке, однако лучше показаться смешным, чем потом корить себя, что оказались в стороне.
        Колебания не мучили только Андрея. Зародившаяся тревога за любимую девушку не давала покоя, гнала вперед. Если где-то вдруг возник даже призрак опасности, надо быть рядом с нею. Даже вопреки ее воле. Это были не мысли и даже не желание. Просто потребность, которая и призывала действовать. А как он будет выглядеть в глазах Дианы, не все ли равно? Главное - это помочь, если же происходит действительно нечто плохое, тогда спасти.
        Пока никакой опасности не просматривалось. Обычный лес с его деревьями, кустами, кое-где - грибами. Людей не попадалось, все-таки трое друзей отъехали от основных мест разворачивающейся игры. Однако на грани слышимости пару раз звучали крики. Или казалось, что звучали, поскольку мужчины ждали чего-то подобного.
        Опасения подтвердились. Внезапно, вопреки тайным ожиданиям. Тело заметил идущий крайним слева Евгений. Какой-то другой цвет, мелькнувший посреди зеленого и коричневого, оказался лежащим человеком, и Женя махнул друзьям рукой, а затем машинально ухватился за ружье покрепче.
        Это опять был труп. Теперь уже парня. Зрелище совсем не для слабонервных. Стрела - ерунда. А вот когда перед тобой лежит изрубленное тело и все вокруг обрызгано кровью, то у очень многих содержимое желудка запросится наружу.
        - Кто его? - шепнул Юра.
        Слабонервных среди приятелей не имелось. Видели и не такое, так что…
        Ответа не было. Общие рассуждения были бессмысленны, а что-то конкретное в голову прийти не могло. Только в сочетании с предыдущей убитой девушкой очень уж все было неприятно. Главное, до сих пор непонятно, от кого исходит опасность? Кто в лесу является неведомым убийцей, а кто - потенциальными жертвами? Как их отличить? Евгений выдохнул:
        - Так… Дела, блин, через тридцать три колена!
        - В общем, так, ребята, - Андрей окинул взглядом спутников. - Что тут творится, неведомо. Приказать вам не могу. Можете возвращаться к машине.
        - А ты?
        - Понимаете же, - легкое пожатие плечами.
        - Понимаем, - Юра посмотрел в глаза бывшему командиру. - Слушай, ротный, мы тебя хоть раз подвели?
        - Нет.
        - Тогда зачем предлагаешь? Куда мы от тебя?
        - Спасибо, ребята! Тогда - вперед! - лицо Андрея вдруг стало жестким, мгновенно напомнив его друзьям об иных временах и местах.
        Куда, он не уточнял. Лишь мельком укорил себя, что не удосужился хоть немного ознакомиться с районом игры. Может, было бы легче искать. Но если даже знать, наверняка все перемешались, а если случившееся уже стало достоянием масс, а оно наверняка стало, то народ сейчас прячется где может или несется неведомо куда, пытаясь вырваться с полигона.
        А ведь выход есть. Тот самый, который обнаружили случайно. Раз белка смогла перейти по ветке на ту сторону, наверняка это же сможет и человек. Девушка. Главное, успеть найти ее раньше, чем она напорется на неведомых убийц.
        Судьба остальных ролевиков, да и собственная, Андрея не волновала.
        Володя успевал привычно наблюдать за окружающим. Он помнил, что противников много, следовательно, в любой момент можно ожидать появления еще кого-то. В том, что нынешний меченосец является врагом, сомнений у мастера не имелось. Все-таки по обязанностям в игре Володя знал в лицо практически всех, кто приехал на полигон оттянуться и отдохнуть. Да и клинок у неведомого мужчины был явно настоящим.
        Противник приближался. Выражение его лица не сулило ничего хорошего. Лишь на мгновение промелькнуло недоумение, почему это очередная жертва не убегает, подобно остальным. Потом мужчина заметил топор в руке Володи и хищно усмехнулся.
        Чувствовалось, что противник горит желанием подраться всерьез, а уж в собственных силах никаких сомнений у него не было. Да и настоящий меч имел достаточно преимуществ перед обычным топором. В том числе и длиной. Плюс - еще и щит с изображенной на нем хищной птицей.
        Нож не годился. Лезвие не выдержало бы соприкосновения с тяжелым клинком. Только главное не оружие и условия, главное - воля к победе. Может, чуть пафосно, однако Володя всегда считал именно так.
        Мелькнула мысль о нунчаках, да только хороши те приемы, которые отработаны сотнями раз. А тут и меч, и щит… Ничего. Володя был левшой, а это несколько осложняло положение врага.
        Противник рубанул еще не вполне всерьез, лишь примеряясь, и Володя легко ушел в сторону от удара. Выпад, вновь уклонение… Мастер тоже прикидывал возможности противника. Сбоку попыталась подскочить Рагана и отпрянула перед промелькнувшей стальной полосой. Меченосец ударил справа и сверху, стремясь покончить с мужчиной одним ударом. Володя отбил оружие в сторону, мгновенно крутанулся, сократил расстояние и рубанул в ответ. Он старался ударить по плечу, чтобы только ранить противника, обезоружить, затем - допросить и узнать, кто и почему, однако мужчина дернулся, и топор врубился в шею. Ворот кольчуги несколько смягчил удар, но что значит смягчил? Все было кончено в одно мгновение. В глазах врага промелькнуло недоумение, и это было последнее чувство в его жизни.
        Володя подхватил выпавший меч, оценил обоюдную остроту кромок, крутанул его в руке, примериваясь к оружию. Немного непривычно, но это пока. Затем шаг к валяющемуся телу.
        - Готов, - голос прозвучал бесстрастно, хотя было досадно, что не сумел взять живьем.
        Рагана оказалась рядом. Глаза девушки были широко раскрыты. Можно сколько угодно убеждать себя в том, что готов убивать, только реальность вечно вносит коррективы.
        - И что теперь? - до Раганы дошли вероятные последствия. Девушка пошатнулась и удержалась на ногах лишь усилием воли.
        Нагрянет ОМОН, и объясняй, почему убили человека!
        - Ничего. Теперь у нас, по крайней мере, есть настоящее оружие. Посмотрим, кто кого. А ты молодец. Не испугалась. Только будь осторожнее. Он все время бил на поражение. - Володя счел долгом подбодрить спутницу. - Плохо лишь то, что теперь никто не расскажет нам, почему они затеяли бойню. Надо искать других. И лук найти бы не помешало.
        - Да, лук, - повторила напарница. Секундная слабость прошла, и теперь Рагана смотрела на клинок, ожидая, что мастер отдаст первый трофей ей, а себе добудет другой. При его-то умении…
        Ее взгляд остался неоцененным. Оружие в первую очередь обязано быть у того, кто лучше им владеет. Девушке достался только кинжал убитого, вполне приемлемый и уж получше любого ножа.
        Меч в руке придавал мастеру уверенность. Володя и раньше не боялся никого, теперь же был готов к бою с любым противником. Или противниками. Врагов, как известно, не считают. Их просто бьют…
        Страх загнал Князева на дерево. Каким образом удалось вскарабкаться, парень не знал сам. Наверно, сработало подсознание. В беге можно наткнуться на кого-то из убийц, безопаснее затаиться и ждать прибытия соответствующих служб. Власти обязаны узнать о происходящем, а дальше обязательно предпримут меры. Тут всего и надо - оцепить лес, а дальше планомерно прочесать его. Сколько уйдет времени на сборы? Николай в армии не служил, но почему-то казалось, будто людей можно поднять мгновенно. Звонок дежурному, тот, в свою очередь, сразу объявляет тревогу, и немедленно невесть откуда несутся вооруженные и полностью экипированные солдаты, торопливо занимают места во всяких бронетранспортерах, грозные машины срываются с места и на полной скорости несутся на помощь. Может, пересидеть надо какой-нибудь час, а то и меньше.
        Дерево, на которое занес Князева страх, было большим и крепким. Кажется, дуб, хотя в этом парень был не уверен. Он почти не разбирался во флоре, а из деревьев с ходу сумел узнать бы лишь ель, сосну и березу. Ну и кое-что из садовых, вроде яблони с грушей. Те постоянно попадались на глаза на даче родителей и были старыми знакомцами.
        Николай поерзал, поудобнее устраиваясь в кроне. В фильмах и книгах герои порою с успехом укрывались на деревьях. Кругом листва, противники вряд ли станут смотреть вверх. Что такое просидеть какой-то час?
        По молодости и неопытности парнишка не знал, какой долгой порою бывает даже минута. Это жизнь проходит быстро, а отдельные дни тянутся, словно вечность.
        То в одной стороне, то в другой изредка слышались крики и визг. Пару раз в стороне кто-то протопал. Один раз точно свои. Николай сумел разглядеть эльфийские плащи и длинное платье на какой-то девушке. Во второй увидеть никого не удалось. Окликать, выдавая свое укрытие, Николай никого не стал. Каждый спасается в одиночку. Любой звук может привлечь нежелательное внимание. Потом, пока залезут, и смогут ли вообще залезть, да и места на ветвях не очень много. Раздели его с собратьями по несчастью, и шансы быть обнаруженными значительно возрастут. Нет уж, пусть выбирают себе другие деревья. Если хватит на то ума.
        Очередной крик раздался вообще рядом, заставил вздрогнуть, сжаться, пожалеть, что приехал на эту игру. Крик оборвался резко, и неприятный холодок прополз по телу. Кого-то убили неподалеку. Которого по счету, и вообще, где этот чертов спецназ? Как гонять людей с Болотной, его полно, а как спасать попавших в беду, ни одного солдата не найдешь!
        Внизу зашелестели кусты, и послышались голоса. Спокойные, уверенные в себе, словно говорившие ничего не боялись.
        Князев осторожно выглянул сквозь просветы в листве. В стороне от дерева медленно шли две амазонки с мечами в руках. Не те ли, что стреляли в людей? Одна из девиц подняла голову, и парень невольно отшатнулся, шелестнул листвой и лишь тогда осознал: случилось непоправимое.
        Внизу раздался веселый девичий смех. Все! Сдаться? Однако это же не война! Зачем убийцам пленные? Куда их девать? На выкуп никто не рассчитывал. Иначе не начали бы с массовой бойни.
        Или все-таки возьмут кого в заложники? Им же надо будет прикрыться от спецназа!
        Шанс показался иллюзорным даже самому Николаю. Оставалось одно: не давать девицам залезть на дерево. Не очень легко карабкаться по стволу, и можно бить по рукам, а при удаче вообще сбросить убийцу вниз. Авось что-нибудь себе переломает!
        Но где же ОМОН?
        Лезть на дерево девицы не стали. Мечи скрылись в ножнах, зато взамен появились луки. Крона давала какое-то укрытие, только укрытие это не являлось абсолютным.
        Первая стрела застряла в листве, а затем упала обратно. Другая вонзилась в ветку и осталась торчать там. Николай попытался съежиться, превратиться в незаметного червяка, годного на поживу лишь птицам, но куда там!
        Что-то ожгло ногу. Князев вскрикнул, ухватил руками древко, и немедленно следующая стрела пробила руку. Он заскулил от страха, от боли, от жалости к себе…
        - Сдаюсь! - прокричал он на всякий случай. Вдруг действительно сохранят как заложника?
        Не сохранили. Парень неловко повернулся, и очередная стрела вонзилась в ягодицу. Невольный вскрик боли, а дальше Николай потерял равновесие, еще попытался задержаться, ухватиться за ветку раненой рукой, но она подвела.
        Тело ударилось о землю. Николай был еще жив, он даже сознание до конца не потерял и сумел почувствовать, как ему задирают голову кверху, а затем что-то острое скользнуло по горлу.
        - Живучий, - прокомментировала одна из амазонок, вытирая кинжал о траву.
        - Был, - добавила вторая, и девушки рассмеялись, словно сказанное было удачной шуткой.
        Глава 17
        В стороне мелькнуло несколько парней и девчонок в разноцветных игровых одеяниях. Они лишь на миг застыли при виде идущих мужчин, а затем с шумом бросились прочь.
        - Эй! Свои! - выкрикнул вдогонку Юра, только никто не обратил на его слова внимания.
        Каждый слышит, что он хочет.
        - Точно, свои. Пуганые, - Андрей машинально потянулся за сигаретами, но потом махнул рукой. - Вон как рванули! Трое с оружием да в лесу…
        - Не прятать же! - ружье удобно лежало в руках Юрия. Так, что его легко можно было вскинуть в любой момент и открыть стрельбу.
        Они еще дважды натыкались на тела. Один раз - какого-то пронзенного стрелой парня, другой - на пару зарубленных девушек у лесной просеки. Ситуация оказалась еще серьезней, чем друзья решили вначале. Не давало покоя одно: до сих пор был непонятен враг. Эта необъяснимая тяга к холодному оружию и обычному луку - если уж какие-то отморозки решили по неким причинам перебить всех ролевиков, почему бы не воспользоваться чем-то огнестрельным и более надежным? Что за дурацкая игра?
        - Нет, конечно. Но в грубом приближении можно считать всех убегающих потенциальными жертвами, а тех, кто их преследует, - теми самыми бандитами. Хотя, конечно, не факт.
        - Вот именно. У бандитов тоже есть причины убегать от вооруженных мужиков. - Юра продолжал непрерывно оглядываться.
        Кое-какие навыки не исчезают даже при спокойной жизни.
        - Если у них нет в запасе чего-то современного. Вполне может быть. Да и обычная стрела убивает не хуже пули. - Андрей говорил, а сам непрерывно думал, где найти одну девушку? Задача со сплошными неизвестными. Эти, промелькнувшие, одеты были иначе. Уж красное платье мужчина запомнить успел, а такой цвет и не заметить…
        Как говорится, и спросить некого! Кто тут вообще кого знает с добавлением нынешнего неизбежного бардака!
        Друзья не спрашивали, куда идут. Есть командир, ему решать. Понадобится совет, спросит. Ясно и так, кого они ищут на полигоне. Помимо бандитов, само собой, только с последними до сих пор неясно, что делать. Надо попробовать взять живьем, только как бы не пришлось открывать огонь на поражение.
        В той стороне, куда убежали ролевики, раздались тревожные крики.
        - Вперед!
        Мужчинам не повезло. Им удалось обнаружить еще один труп, вновь женский, и ни беглецов вокруг, ни убийц. Где-то в отдалении едва слышался шум ломящихся через кусты людей, только погонишься - и еще вопрос, догонишь ли?
        На войне было легче. Конкретная задача, определенный район. Даже враг, пусть духа внешне не всегда можно было отличить от мирного дехканина, все равно был конкретный. Тут же - никакой ясности.
        Вновь крик где-то очень далеко и в стороне. Такое впечатление, будто лес заполнен бандитами, и куда ни кинься, везде нарвешься на них. Только до сих пор почему-то не нарвались.
        - Ой! - из кустов навстречу друзьям выскочил парень в костюме неведомого монстра, вскрикнул по-бабьи и попытался повернуть вспять.
        - Стой! Стреляю! - Андрей вскинул ружье, и парень послушно остановился. - Что здесь происходит? Отвечать коротко и ясно. Кто напал?
        - Не знаю. Они с мечами и луками. Амазонки, рыцари, на конях кто-то, - через силу выдавил из себя парнишка. - А вы кто? ОМОН?
        - Мотопехота, - хмыкнул Андрей. Он все-таки закурил, однако правая рука держала вскинутый вверх помповик так, чтобы при необходимости было легко пустить его в дело. - Хотя это неважно. Докладывай.
        Парень путался, сбивался, но минут за пять из него удалось вытянуть хоть что-то. Несколько мечников в кольчугах, лучницы в амазонках, всадники… Сколько точно, парнишка не знал. Зато какая-никакая, а зацепка. Жаль, с Дианой парень знаком не был. Смутно вспомнил по описанию, будто в Порт Луене была похожая девушка, но что с ней, сказать не мог.
        - Тут тоже многие ходили амазонками, - протянул Евгений.
        - Только эти с настоящими луками, - напомнил Андрей. - Еще бы знать, как отличить настоящий от игрушечного на расстоянии! Ладно. Разберемся. Двинули, ребята!
        - А я? - на парня было жалко смотреть. - Со мной что?
        - Самое лучшее - постарайся спрятаться. - Андрей посмотрел на парнишку без малейшего сочувствия. - Имей в виду: выбраться из леса невозможно. Там какой-то странный барьер не позволяет.
        - Я с вами, - оставаться в одиночку беглецу не хотелось. Он откровенно боялся и всадников, и амазонок. Трое вооруженных мужиков вызывали ощущение надежности посреди съехавшего с катушек мира.
        - С нами нельзя, - отрезал ротный. Он хотел сказать грубее, однако кое-как сдержался.
        - Почему?
        - Потому что не умеешь ни фига. А нам работать надо. Все. Разговор окончен.
        Друзья Андрея молча двинулись за ротным. Если у кого и возник проблеск жалости, внешне это ничем не проявилось. Хуже нет, чем в решающие моменты таскать с собой заведомую обузу. Только пропадешь сам без всякого толка.
        Парнишка все-таки попытался рвануть вслед за ними, однако Андрей обернулся и сделал такое лицо, словно собрался стрелять.
        Его тянуло вперед, к конкретной девушке, а что будет с прочими, особо не волновало.
        Точнее - совсем не волновало…
        Влад осторожно выглянул из-за кустов. Палаточный лагерь выглядел пустым. На деле кто-нибудь вполне мог затаиться, спрятаться не среди палаток, так где-нибудь рядом, но ведь и в других местах можно было с тем же успехом наткнуться на убийц. Всего лишь вопрос персонального невезения. Изредка доносившиеся крики свидетельствовали, что кто-то не сумел избежать нежеланной встречи.
        Бандитов не могло быть очень много. Откуда наберешь столько отморозков? Вряд ли они станут держать кого-то постоянно в одном месте. Кроме палаточного городка хватает локаций, да и народ давно разбежался по всему лесу.
        Когда речь идет о жизни, мгновенно забывают о барахле.
        Точно никого. Кажется…
        Все-таки Влад решился. Он осторожно перебежал к ближайшей палатке, юркнул за нее и застыл, прислушиваясь. Вокруг было тихо. Вспомнились рассказы отца о звенящей тишине перед боем. Отец служил в Мазари-Шарифе, по его словам, самом спокойном месте в Афганистане, однако иногда приходилось выбираться, куда-то ехать, и там могло случиться всякое.
        Ни шелеста травы, ни хруста предательского сучка под ногой. А не так далеко видны тела, которые какой-то час, скорее даже полчаса назад были живыми людьми. От одной мысли об этом становилось жутко, однако, по словам отца, самое главное - это перебороть собственный страх. Перед отцом было бы стыдно.
        На самый худший случай имелся тексталевый клинок. Соприкосновения с настоящей сталью выдержать он не мог, однако Влад достаточно серьезно занимался фехтованием. Можно отбивать удары вскользь, можно уклоняться самому, зато тот же тексталь мог считаться неким подобием омоновской дубинки. Кто-то из приятелей рассказывал, как собрат-ролевик избил подобной игрушкой пару омоновцев. В принципе, подобное возможно. Эти враги, правда, не омоновцы. Но все-таки люди. И как все люди, должны испытывать боль. Значит, некий минимальный шанс на победу есть. Если не нарваться на лучника, который просто всадит стрелу с расстояния.
        Но и лучники, и меченосцы, которых Владу видеть не довелось, и он знал о них лишь по рассказам, были в других местах. Парень беспрепятственно добрался до своих вещей, вытащил из них главное - весьма неплохой нож. Надо было бы пошарить у соседей, кое-кого из них уже не было в живых, однако это походило бы на воровство, и пересилить себя Влад не сумел.
        Он покинул лагерь, и лишь углубившись в лес, подумал, что можно было бы поискать топорик. Лично у него топорика не имелось, однако у других были точно. Хворост для вечернего костра порубить, да и вообще… Но возвращаться - плохая примета. Прежде всего потому, что риск возрастает даже не вдвое, а непонятно во сколько раз. Везение не вечно и остается с теми, кто все делает сразу.
        Вдалеке опять закричали. Помочь Влад ничем не мог, а бежать, чтобы разделить судьбу приятеля ли, незнакомца, глупо. Точно так же глупым показалось прятаться. В скорое прибытие доблестных стражей порядка Владу не верилось. Пока кто-то сумеет дозвониться, пока ему поверят, пока соберутся… Времени может пройти фатально много, а вечно среди кустов торчать не станешь. Надо уходить потихоньку, стараясь не нарваться и не привлечь внимания.
        Как всем выжившим, ситуация представлялась парню абсурдной, и как все, он был поневоле втянут в нее. Теперь оставалось следовать, как называл отец, вводной. Что еще говорил крепкий пожилой мужчина, стараясь передать сыну хотя бы часть накопленной мудрости? В бою думать некогда, там приходится действовать. Что сумел освоить до автоматизма, то и придется применять. На уровне рефлексов.
        Драться не хотелось, Влад надеялся, что удача будет на его стороне и удастся незаметным проскользнуть в безопасные места. Безопасным априори являлось все, что находилось за пределами полигона. Спокойная размеренная жизнь, в которой работа чередуется с радостным отдыхом в хороших компаниях и где при встрече с незнакомцем не ждешь никаких опасностей.
        Скуку человек придумывает себе сам. Вот приключения на него частенько сваливаются вопреки желаниям. Об опасностях и трудностях хорошо мечтать дома. Наяву лучше их не знать.
        Неподалеку послышался перестук копыт. Влад немедленно юркнул под прикрытие ближайших кустов. Конными могли быть только бандиты. Об этом говорили выжившие ребята из Порт Луена. Справиться с кавалеристом парень не надеялся. По идее, в таких случаях надо оказаться поближе, схватить за ногу и сдернуть - или, напротив, бросить по другую сторону скакуна. Нет, еще можно поднырнуть и распороть лошади живот. Больше ничего на ум Владу не пришло, а пришедшее отдавало низкопробной фантастикой. В том смысле, что пробовать подобное на практике абсолютно не хотелось.
        Перестук оборвался. Всадник или всадники остановились. Фыркнула лошадь. Что они рассматривали, кого разыскивали или элементарно отдыхали от кровавых забав, Влад определить со своего места не мог. Он вообще не видел никого, все происходило в стороне и было надежно отделено от него растительностью.
        Приходилось ждать. В душе тихонько шевелился подлый страх. Вдруг бандиты спешатся и направятся сюда? Если один на один, какие-то шансы на победу будут, но если их двое? Или тот самый один будет с луком?
        Влад то и дело посматривал на имеющееся оружие. Слабовато и ненадежно, но это не предлог сдаваться, раз другого оружия нет.
        Но вновь послышался перестук копыт, звякнуло что-то из сбруи, и всадники стали удаляться.
        Пронесло! Парень на всякий случай выждал еще немного, а затем осторожно двинулся туда, где, по его прикидкам, полигон быстрее переходил в обычные земли. Хорошо оказаться не в самом центре! Хотя и за полигоном безопасность наступит не сразу. Еще требуется выйти на дорогу, удалиться по ней и только тогда перевести дух…
        Прорвемся! Как говорил отец? Главное - никогда не сдаваться. Никогда.
        Глава 18
        - Дима! - этот плащ, этот наряд и этого парня Диана не спутала бы никогда и ни за что. Сердце счастливо вздрогнуло, а на душе сразу стало легче. Нашел! Спасена! Даже внизу живота потеплело, будто было возможно нечто большее, чем простые объятия.
        Парень обернулся, застыл в ожидании. С ним был еще кто-то, и неудивительно. Когда происходит что-то плохое, даже самые большие индивидуалисты стараются сбиться в стаю.
        - Дима! - девушка пробежала разделявшее их небольшое расстояние и прильнула к своему мужчине. В его объятиях она всегда чувствовала себя комфортно и безопасно. О прочих удовольствиях лучше умолчать. Пусть другие смотрят и завидуют.
        - Тихо ты! - шепнул Астальдо, оглядываясь. - Хочешь, чтобы нас нашли?
        Он отстранился. Руки лучше иметь свободными. Однако вокруг, вопреки его опасениям, было пока тихо, и парень решил смягчиться. Хотя бы чтобы не вызвать неуместную сейчас истерику.
        - Рад, что ты жива, зайка. Этим отморозкам все равно, кого мочить.
        Девушке было приятно. Заботится, переживает, значит… И зайкой назвал. Это от ее фамилии - Зайцевская.
        Остальные ждали, проявляя откровенное нетерпение. Нежности казались телячьими, и главное - несвоевременными. Выбираться надо, а кто с кем и чем займется потом, это уже абсолютно неважно.
        - Пошли, - хороший лидер - это человек, умеющий первым выразить всеобщее желание и на пути к нему возглавить коллектив. Наверно, поэтому Дмитрия считали главным в компаниях.
        На правах его женщины Диана попыталась пойти рядом, даже взять его под руку, однако парень чуть отстранился. Слабые в коллективе сейчас не нужны, а идти вместе, с его точки зрения, прежде всего неудобно. Это в одном из городских парков в спокойные времена приятно пройтись по дорожке в обнимку с красивой женщиной. В опасном лесу лучше иметь рядом крепких ребят. В идеальном случае - вооруженных. А девушки, даже самые красивые и самые боевые, вдруг превращаются в обузу. Есть случаи, когда представительниц слабого пола рядом лучше вообще не иметь.
        В стороне среди деревьев мелькнули несколько человек в костюмах ролевиков. Окликать их не стали. По общему невысказанному мнению большая компания сейчас не требовалась. Одному в подобной ситуации страшно, однако множеству людей труднее остаться незамеченными. Предпочтительнее некий компромисс.
        - Я рада, что ты меня нашел, - глаза Дианы словно излучали свет. - Мой самый лучший…
        - Тихо ты! - вновь оборвал лирику Дмитрий. - В лесу звуки разносятся далеко. Слышишь?
        Где-то вновь послышался девичий визг. И, как не раз уже бывало сегодня, резко оборвался. Еще кому-то не повезло.
        Судьба неудачников никого не волновала, однако служила напоминанием, что может ждать каждого из компании, если фортуна отвернется и от них. Лес вдруг словно стал бесконечным. Сколько ни иди, все равно не выберешься. Хоть в леших верь, водящих людей по кругу!
        Около очередной лесной просеки валялся парень со стрелой в спине, однако к подобным зрелищам уже успели привыкнуть, и никто даже не шагнул в ту сторону. Какая разница, кого именно убили, когда собственная жизнь висит на волоске?
        Астальдо про себя возносил молитвы неведомо кому. Он никогда не был верующим, только бывают моменты, когда хочется помощи от могучего и всеведущего существа. Пусть поможет спастись, и тогда можно уверовать в него, посетить храм, поставить свечку - кажется, именно так поступают в подобных случаях? «Пронеси и избавь, если ты только есть на свете! Но ведь есть и не дашь пропасть ни за грош! Можешь просить в ответ все что угодно! Буду жить по заповедям Твоим, только помоги здесь и сейчас! На Тебя уповаю!»
        Разумеется, все было бы забыто, как минует опасность, как бывает обычно у людей, так ведь в обыденной жизни все как-то решается само собой, без надежды на высшие силы…
        Где-то кричали, значит, в данный момент бандиты расправлялись с кем-то другим и группа парней и девушек могла чувствовать себя в относительной безопасности. Убийцы рыщут далеко, а выигрыш во времени дает лишний шанс на спасение.
        Жаль лишь, до конца полигона еще далеко…
        Далеко уйти они не успели. Среди деревьев промелькнул спешащий в их сторону мужчина в кольчуге, и Володя застыл в ожидании. В руке у мастера был меч, а зачем бояться, если есть оружие?
        - Видишь, как все хорошо. Искать не надо, - спокойно поведал Володя спутнице. - Так поодиночке…
        В последнем он ошибся. Не успел второй из меченосцев выбраться на крохотную полянку, как затрещали кусты чуть дальше, и из них показался богатырь с плечами поперек себя шире и с подобающей комплекции секирой.
        Расклад менялся не в лучшую сторону, но пока оставался терпимым.
        - От здоровяка держись подальше. Старайся вообще в схватку не лезть, - предупредил Володя и быстро двинулся на сближение с первым противником.
        До подхода громилы оставалось с полминуты, и надо было использовать дарованное судьбой и противниками время.
        На этот раз мастер напал первым. Он с ходу провел череду наскоков, то рубя, то делая выпады. Один раз ему удалось пробить защиту, только лезвие лишь коснулось кольчуги, да, может, оставило царапину на теле противника. Тот защищался умело, непрерывно двигался, пытался перейти в контратаку, и Володе пришлось использовать все таланты, чтобы оставить инициативу за собой.
        Бугай приближался. Он перешел на бег, только бежать быстро не мог из-за комплекции. Но что-то говорило Володе: бег - бегом, а в бою здоровяк весьма подвижен. Сражаться против двух умелых противников - дело не безнадежное, однако очень трудное. Значит…
        Атаки Володи ускорились, хотя трудно было представить, что можно двигаться еще быстрее. Выпады и удары следовали непрерывной чередой. Наконец, один из них достиг цели. Лезвие вошло мечнику в живот, не очень глубоко, но достаточно, чтобы мужчина невольно согнулся, и Володя сразу же рубанул его сверху вниз.
        Секира взрезала воздух почти вплотную. Мастер отскочил, попробовал атаковать и бугая, однако последний действительно был проворен в стычке. Подставлять клинок под массивную, хотя и порхающую с легкостью тростинки секиру было рискованно. Самому попасть под удар грозило раздвоением личности. Ну, ладно, не личности, а тела, которое Володе было дорого.
        Роли поменялись. Теперь мастер больше защищался, хотя и пытался порою переходить в атаку.
        Ситуацию изменила Рагана. Девушка не умела оставаться в пассивной роли. Она обежала дерущихся и оказалась у бугая в тылу. Тот, по опыту сегодняшних боев, не придал значения действию представительницы прекрасного пола. Наверняка богатырь решил, что потенциальная жертва элементарно задумала удрать, проскочить мимо дерущихся и скрыться в лесу.
        Скрываться в лесу Рагана не собиралась. Она лишь сделала вид, что убегает, а потом плавно скользнула назад. За лязганьем металла и тяжелым дыханием поединщиков звук ее шагов остался неуслышанным. В настоящем бою нет места благородству. Все силы Рагана вложила в выпад, жаль, сил оказалось недостаточно. Трофейный кинжал смог пробить кольчугу, а вот вонзиться в тело достаточно глубоко - увы.
        Здоровяк резко крутанулся, и секира полетела широким полукругом, норовя снести обидчице голову. Рагана едва успела нагнуться, почти припасть к земле. Над ней словно пролетел небольшой ураган. А уже в следующий момент Володя воспользовался моментом и нанес бугаю рубящий удар. Одного удара оказалось мало, здоровяк повернулся к прежнему противнику, и меч мастера вновь погрузился в крепкое тело. Взмах - и напоследок клинок прошелся по горлу противника, словно создавая у него второй рот.
        Все. Здоровяк постоял еще несколько мгновений, фонтанируя кровью, а затем тяжело рухнул на землю. Показалось или нет, однако земля будто бы вздрогнула, и с ближайших деревьев посыпалась листва. Не обильно, но все-таки…
        - Спасибо, - выдохнул Володя. - Думал, уже…
        - Ну и кабан! - девушке лишь теперь стало по-настоящему страшно. В бою происходящее воспринималось как элемент игры, Рагана не могла поверить, что может умереть, а тут, наконец, дошло.
        Неприятная слабость возникла в ногах. Захотелось сесть, в крайнем случае - привалиться к дереву. Пришлось собрать всю силу воли, чтобы остаться на ногах, да еще сохранять на лице приличествующую ситуации бодрость.
        Странно, вроде победа, а радости от нее никакой. И кровь не напугала, а вот какой-то запоздалый страх не дает покоя.
        Володя внешне держался бодро. Он успел восстановить дыхание. Пальцы и те не дрожали, хотя схватка на деле порядком вымотала мужчину. Он подобрал секиру, взвесил ее на руке и пришел к выводу, что оружие для него тяжеловато. Пришлось отбросить ее в сторону и прихватить лишь кинжал. А вот второй меч мастер протянул спутнице.
        - Держи. Лука пока нет, хоть что-то. Справишься?
        Меч показался очень тяжелым. Или это от нахлынувшей слабости? Сколько раз держала в руках настоящее оружие, и все было в порядке! Пара взмахов… Нет, нормальный клинок. Мало ли что иногда кажется…
        - Справлюсь.
        - Но старайся в дело не лезть, - предупредил Володя. - Если бы он тебя убил?
        - Тогда меня бы больше не было, - нарочито весело отозвалась Рагана.
        На деле ей вновь стало дурно. Меч опять заметно потяжелел и норовил выпасть из руки. Хорошо, кинжал успела вложить в ножны.
        - Клинок почисть, - Володя словно не замечал перемен в состоянии девушки. - Заржавеет.
        Сам он уже сорвал пучок травы и старательно провел несколько раз по лезвию.
        - Подожди, - вдруг вспомнил мастер. - Сейчас дам ножны. Ты же не будешь его все время в руках таскать.
        Он говорил, а сам непрерывно контролировал округу. Володя не обольщался относительной легкостью победы. Он ни на мгновение не забывал, что бандитов гораздо больше, и у одних имеются луки со стрелами, другие же вообще выступают конными. В принципе, очень повезло, что встретить вначале довелось обычных воинов. Ну, или людей, одетых обычными воинами. И очень не повезло, что ни одного из них не удалось взять живым. Обязательно надо узнать, кто они вообще такие, почему устроили бойню, зачем выступили в средневековых нарядах. Наконец, имеет ли какое-то отношение к происходящему непроницаемый барьер. Сплошные вопросы, еще утром показавшиеся бы абсурдными и вдруг жестоко ворвавшиеся в действительность.
        Мечом махать - еще полдела. Надо хоть понимать, почему вынужден этим маханием заниматься. Гадать бесполезно, трудно найти здравую мысль в фантастической ситуации. А вот спросить людей знающих, даже если придется применить специальные методы допроса… Все равно, семь бед - один ответ. Согласно букве закона, Володя уже был виновен в смерти троих, этаком групповом убийстве со смягчающими обстоятельствами, и степень жестокости на приговор повлиять не могла.
        Володя возился с трупами, словно занимался этим делом всю жизнь. Мельком подумал, не снять ли кольчугу и воспользоваться ею, только к тяжести железа придется привыкать. Стрела ее все равно бьет, меч, как показал личный опыт, - тоже. Во многих случаях, разумеется, защита, так во многих ведь и обуза. Как бронежилет в далекие годы. Вроде может защитить, только таскать его, да с учетом прочей выкладки - лишь надрываться перед смертью. Ладно, авось пронесет и теперь.
        - Держи, - мастер протянул девушке пояс с ножнами.
        - Может, не надо? - до Раганы впервые дошло, что ей предлагают вещи мертвеца.
        - Надо. Твой не выдержит. Давай быстрее. Резона торчать на одном месте мало.
        Ремень оказался великоват, и никаких соответственных дырочек в нем не имелось. Женская талия и мужская - есть же разница! Бывает иногда, во всяком случае.
        - Сейчас, - Володя стянул ремень на Рагане, наметил место и сноровисто проделал дырку. - Все. Теперь застегивайся и пошли. Нам остальных еще найти надо.
        Сказано было буднично, словно речь шла об обычной работе.
        А чем еще назвать любую войну, даже самую маленькую?
        Глава 19
        В палатке, которая изображала мрачное подземелье, Борис немного пришел в себя. Случившееся на просеке показалось дурным сном. Мало ли какие страшилки врываются порою в сознание?
        Его допрашивали, однако интересовались лишь укреплениями Порт Луена и остальных поселений светлых, да силами, которые их защищают. При темном дворе царила привычная игровая атмосфера. Каждый парень и каждая девушка вошли в роль, жили в воображаемом мире, и все прочее для них не имело значения.
        Борис выложил все. Не сразу, однако, когда дело дошло до угроз и уже запахло пытками, он не выдержал, напрочь позабыл про валяющиеся где-то трупы и старательно принялся закладывать всех и все.
        Убивать его не стали. Просто закрыли в подземелье и решили вернуться к судьбе пленного потом. Основная часть воинов отправилась в поход, оставшиеся занялись обычными делами. Любая война не сводится лишь к боевым действиям. Тут и повседневная, хотя и ускоренная жизнь, и, главное, масса интриг - каждый участник обязан получить максимум удовольствия, а помахать мечом можно и на тренировке. Игра как жизнь, в ней хватает всего. И как в жизни, никогда нельзя быть полностью уверенным, чем она закончится.
        Борька не являлся новичком, а вот в подземелье его угораздило попасть в первый раз. Спустя какое-то время воображение парня включилось, и вместо брезентовых стен стали видеться каменные, замшелые. Вроде даже вода принялась капать с воображаемого потолка, а тело чуть подрагивать от холода.
        Все изменилось скачком. Снаружи вдруг послышались крики, затем они переросли во всеобщий громкий разговор, в котором невозможно было понять ни одного слова.
        И вдруг до Борьки дошло. Игра исчезла, темница вновь превратилась в палатку, как в известной сказке карета вновь стала тыквой.
        Парень выскочил наружу. Часового рядом не было. Ролевики собрались в некотором отдалении и с жаром обсуждали какие-то новости. Борька подумал, что наконец-то нашли трупы и теперь ожидается скорое появление полиции, однако все оказалось намного хуже.
        На полигоне действовала банда в исторических костюмах, лилась кровь, однако здесь, на отшибе, узнали об этом только сейчас. К моменту появления Бориса все уже уверились в происходящем ужасе, и теперь шел обычный, уже отгремевший в иных локациях спор: что делать? До автостоянки и до спального городка отсюда было подальше, чем из остальных мест, только ведь лес заканчивается, в каком направлении ни иди. Потому разговор вышел коротким. Вещи - хрен с ними. Потом появится полиция, всякие спецназы, и можно будет спокойно вернуться, забрать то, за что плачены деньги. Пока же главное - выбраться и сохранить собственную жизнь.
        Отколовшихся от общей группы не было. Народ довольно дружно рванул к ближайшей просеке, которая, по чьим-то утверждениям, через пару километров должна была вывести к полю. За полем наверняка имелась нормальная дорога, а по дороге должны ходить машины, может, и автобусы, в общем, там ждет цивилизация.
        Каждому самому заядлому ролевику хочется туда вернуться. А уж когда имеются веские причины - тем более…
        Глаза у парней и девушек были жалкими. В них светилась робкая надежда, только страха было все-таки больше. Удивительно, как быстро человек переходит от обычной уверенности к самой заурядной панике. Достаточно чуть изменить привычные условия, выбить из-под ног опору, и человек теряется, начинает искать защиту там, где раньше искать не приходило в голову. Благополучное поколение, не знавшее крутых перемен… Их обошли стороной опасности, даже обычные трудности, которые закаляют характер, а тут все обрушилось резко и сразу. Немудрено, что молодежь потерялась и понятия не имеет, что делать.
        - Мы с вами… - все-таки попытался строить из себя крутого один из парней.
        - Зачем? - коротко и холодно спросил Андрей.
        - Ну это… Вас же прислали спасать…
        - Нас никто не посылал. Мы здесь случайно. А спасать - это ликвидировать источник опасности, а не сопровождать каждого встречного.
        - Мы поможем.
        На роль помощников компания не тянула.
        - Разговор закончен, - отрезал Андрей.
        Евгений лишь вздохнул. Ему было жаль попавшую, как кур во щи, молодежь. Если нарвутся, то наверняка пропадут ни за грош. Только ротный в главном прав: любой неподготовленный человек является лишь обузой. Да и некуда их выводить. К заветному дубу? Оно бы неплохо, однако командир рвется к своей девушке, а разделяться сейчас попросту глупо. Всех и сразу не спасти. Пусть же первой станет возлюбленная ротного.
        - Вы попытайтесь спрятаться, - пряча взгляд, добавил Женя. - А мы вернемся. Как только разберемся кое с кем. С нами сейчас куда опаснее.
        И устремился за уходящим ротным.
        Тот двигался вперед упорно, словно знал, где в конце концов сумеет найти свою единственную. Иногда он корректировал направление, руководствуясь какими-то непонятными соображениями, и бывшим солдатам приходилось лишь гадать: какими? Но они шли, как привыкли делать это раньше. Старшему по званию виднее. Хотя что можно увидеть в лесу? Не кабана же выслеживаем. С кабаном все было бы понятно…
        - Быстрее! - выдохнул ротный и вдруг рванул бегом, даже не оглянувшись, следуют ли за ним его друзья и бывшие сослуживцы…
        Топот копыт остался неуслышанным из-за собственного дыхания. Пробираться сквозь лес всегда тяжело, а тут люди еще спешили, перли напрямик, порою буквально продираясь сквозь кустарники. Открывшаяся впереди поляна порадовала. Хоть немного пройти нормально, не цепляясь за ветки. А когда вывалились на нее и почти достигли середины, что-либо менять было уже поздно.
        Трое всадников появились откуда-то сбоку. До них было метров сто, для конного - сущий пустяк. Даже если забыть про луки в руках наездницы и кочевника.
        На миг все словно застыли в нерешительности. Или же застыло само время. Ни звука, ничего. Только компания из парней и девушек посередине поляны да группа из трех всадников на ее краю.
        Статичность первым нарушил Астальдо. Он вскрикнул и рванул с места так, словно участвовал в соревнованиях мира по бегу. Диана даже не сразу поняла: только что ее любимый стоял рядом, и вот его уже нет, лишь развевается быстро удаляющийся плащ. Лишь тот самый вскрик заставил остальных встрепенуться и устремиться вслед за лидером. Парням было полегче. Им хоть не приходилось задирать длинные подолы, столь мешающие бегу.
        Всадники тоже тронулись с места и сразу пустили коней в галоп. Они взяли направление на спасительный край леса, стремясь если не отрезать жертв от чащобы, то хотя бы настичь именно там, у некой нечетко выраженной черты, где деревья стояли около открытого пространства.
        Дмитрию было легче всех. Он успел отдалиться от основной группы и имел все шансы преодолеть поляну раньше, чем путь проделает самый быстрый конь. Насчет судьбы остальных можно было лишь гадать. Судьба любит делать ставки, а потом смотреть, что из этого получится. Кочевник уже раскручивал над головой аркан, рыцарь наклонил копье, а амазонка в соответствии с ролью на полном скаку выпустила стрелу. Словно реально попасть с летящего галопом коня по несущимся фигурам!
        Беглецы стрелу не заметили. Они обратили бы внимание разве что на выстрел из огнестрельного оружия, да и то за счет громкости. Кое-кто старался краем глаза следить за наездниками, но в основном люди бежали, глядя лишь перед собой. Ненароком споткнешься, и все, встать могут и не дать. Иногда жизнь зависит лишь от быстроты ног, обыкновенной выносливости да личной удачи…
        Кристине не повезло. Что-то подвернулось под ногу, может, подол собственного платья, только девушка грохнулась во весь рост, обдирая в падении одежду и руки. Остальные если и отметили ее падение, то не задумывались, кто упал, да и вообще ни о чем не думали. Кому какое дело до всех прочих?
        Но нет. Диана вдруг резко развернулась, бросилась к подруге, принялась помогать, несмотря на стремительно приближающегося кочевника. Двое других наездников чуть отстали, да какая разница, если девушкам хватало и головного?
        - Кристинка! Ну, давай!
        Бежать было поздно, только отчаяние напополам с надеждой все-таки заставило подруг стронуться с места. Кочевник налетал, уже отчетливо можно было различить его перекошенную в азарте рожу. И тут какой-то мужчина выскочил из леса навстречу девушкам. Припал на колено, вскинул охотничий помповик, и немедленно грянул выстрел.
        Торопливость, долгое отсутствие практики и сбитое во время бега дыхание сделали свое дело. Заряд картечи пролетел над головой кочевника, хотя и заставил последнего пригнуться от неожиданности.
        Рука передернула цевье, загоняя в патронник следующий патрон. Теперь Андрей целился тщательно. Насколько это возможно в условиях цейтнота. Но и картечь - не пуля. Разлет дает лишние шансы, а небольшое расстояние лишь увеличивает вероятность поражения цели.
        Ружье толкнуло в плечо, а по ушам ударил грохот. Картечь пришлась кочевнику прямо в голову, снося часть черепа, и лишь конь по инерции, уже без седока, промчался мимо, сворачивая в сторону на полном скаку.
        Зато теперь на Андрея мчался рыцарь, и копье уже хищно выцеливало место удара. В стойке «с колена» самого рыцаря было видно плохо, все закрывал конь, и Андрей выстрелил в животное. Конь полетел кувырком, накрыл собой всадника, скатился с него и еще дернулся несколько раз на земле.
        Сообразила ли амазонка, или напуганный грохотом скакун понес ее прочь, однако она взяла далеко в сторону. Палец Андрея уже давил на спусковой крючок, только ведь это была женщина… Ну, как-то не очень стрелять по бабам. В общем, выстрела так и не последовало.
        Ох, уж эта мужская психология!
        - Дианка, ты как?
        Подруги застыли чуть позади неожиданного спасителя. Андрей уже был на ногах. Его глаза тревожно смотрели на милое раскрасневшееся лицо, а пальцы тем временем словно жили собственной жизнью, загоняя в патронник новые патроны взамен израсходованных. Появилась возможность - первым делом перезаряди оружие. Главное правило выживания.
        Все прочие беглецы воспользовались случаем и успели скрыться в лесу.
        - Ты откуда? - девушка смотрела на мужчину таким взглядом, за который можно было бы сразиться хоть с сотней человек, а не с какими-то тремя.
        - Грибы собирал, - усмехнулся Андрей.
        Как ни сладостно было любоваться прекраснейшим на свете лицом, он не забывал отслеживать происходящее по сторонам.
        Кусты шелохнулись, и на поляне объявился готовый к бою Евгений. Юра, надо полагать, отстал по милости комплекции. Да вот и он, запыхавшийся, однако взгляд скользит поверх прицела, а приклад плотно прижат к плечу.
        - Взгляните, что с ними? - Андрей кивнул на дело рук своих. - И по сторонам смотреть не забывайте.
        Словно былые сослуживцы нуждались в таких напоминаниях!
        - Ты как? - Диана уже смотрела на подругу.
        Платье Кристины было порвано, руки испачканы, и одна чуть кровоточила, девушка прихрамывала, однако на взгляд Андрея все это было не слишком страшно.
        - Вроде ничего.
        - Спасибо тебе! - вдруг спохватилась Диана, вновь поворачиваясь к мужчине.
        - За что, единственная? - чуть смутился тот и полез за сигаретами. - Сейчас двинем отсюда. Ни к чему нам такие игры.
        Между тем Евгений под прикрытием Юрия уже осматривал тела.
        - Оба готовы, - оповестил он издали. - Одному ты полчерепа снес, второй явно шею сломал, да, кажется, и хребет заодно. Документов при них нет, оружия, кроме холодного, тоже.
        Холодное оружие друзьям не требовалось. Они прошли вместе многое, только там их судьбу решали обычные автоматы Калашникова, пулеметы да снайперские винтовки. А документы… Было бы странно, если бы эти убийцы имели при себе удостоверения личности.
        - Тогда все. Уходим. Бдительности не терять. Девочки, вы идете в середине.
        - А остальные? - внезапно спросила Диана.
        Она вспомнила о своем избраннике, так лихо покинувшем поляну. Но ведь все равно это был ее мужчина, и она переживала за его судьбу.
        - Остальные убежали, - пожал плечами Андрей. - Кто попадется на пути, подберем.
        Глава 20
        Звук выстрела не спутаешь с другим, даже если в реальности слышать их практически не доводилось. Однако помимо реальности есть еще всякие фильмы о войне, да и чем еще может быть хлесткий, словно удар, звук?
        До сих пор бандиты не пользовались огнестрельным оружием. Потому у Влада появилась закономерная надежда, что на полигон наконец-то прибыл желанный спецназ со всеми благоприятными для молодежи последствиями. Соответственно, наиболее логичным шагом было явиться к подмоге самому, а не заставлять заниматься розыском уцелевших посреди лесного пространства.
        Стрельба случилась недалеко от Влада, если последний не обманулся кажущейся громкостью. Парень по-прежнему соблюдал осторожность: глупо нарваться на нежелательную встречу в нескольких шагах от спасения, однако шел он максимально быстро, едва сдерживаясь от желания перейти на бег.
        Лучше бы перешел. На поляне лежали два людских трупа и убитый конь, только никаких крепких мужчин в камуфляже тут уже не было. Кого убили, объяснять не требовалось. Парень сразу узнал налетчиков, да и не имелось у своих ребят на игре лошадей. О том, что где-то остался еще один всадник, вернее, всадница, он на время позабыл.
        Спецназ не тронул бандитского снаряжения. Рядом с рыцарем валялись копье и длинный меч, у кочевника имелась сабля. Все было настоящим. И пусть в дело подключились профессионалы, однако полигон велик, случиться еще могло всякое, и Влад без колебаний решил позаимствовать оружие. Но с копьем парень управляться не умел, рыцарский меч оказался для него тяжел настолько, что фехтовать было почти нереально, и пришлось довольствоваться более легкой саблей. Сабля была непривычной, Влад привык работать прямыми клинками, только выбора все равно не было. После тексталевых и ларповых игрушек настоящий металл действительно казался неподъемным.
        Еще тут имелся лук кочевника и шесть стрел в колчане, только этим оружием парню пользоваться никогда не доводилось. Значит, и брать его с собой не имело смысла. Если бы попался арбалет! Влад попробовал натянуть тетиву, понял, что толку не будет, и с некоторым сожалением отбросил лук в сторону.
        У рыцаря Влад прихватил кинжал, который по своей длине во времена Древней Греции и Рима вполне мог бы тянуть на меч, после чего быстро покинул поляну. Вид трупов вызывал у парня тошноту, помимо этого, в душе постоянно жила тревога. Двумя бандитами стало меньше, только сколько их еще осталось? Других выстрелов не слышно, где кто бродит - непонятно. Следовательно, нет никакого резона торчать на открытом пространстве.
        Уже в лесу, непрерывно оглядываясь и пытаясь отыскать хоть какие-то следы, Влад в полной мере осознал древнюю мысль: соружием чувствуешь себя иначе, намного увереннее. Понятно, попадись навстречу автоматчик, никакая сабля не поможет. Однако парень сам видел, что бандиты по непонятным причинам действуют исключительно луками и мечами. От лука среди зарослей толку немного, надо лишь постоянно находиться под прикрытием деревьев. А поединок холодным оружием уже будет зависеть от мастерства. Клинок против клинка.
        Лес вокруг оставался враждебным, однако надежды на благополучный исход прибавилось. А с надеждой любые страхи не так страшны.
        Володя и Рагана вышли к поляне спустя минут пять после ухода Влада. Они тоже примчались на выстрелы с точно такими же мыслями, как парень перед ними. Правда, Володе доводилось частенько слышать стрельбу, и в годы давние иногда она сулила смертельную опасность именно ему.
        Определить оружие мастер не сумел. Отвык, да и всяких марок развелось столько, что попробуй разбери! Имелся шанс, что банда припасла не одни мечи и стрелы, однако кто не рискует…
        - Минус еще двое, - Володя с ходу оценил открывшийся пейзаж. - Итого минус пять. Из конных осталась лишь амазонка, а сколько остальных…
        Конных он видел сам. Но не факт, что всех. И вновь пришло сожаление, что не пришлось побеседовать с противниками «по душам». Если бы хоть одного удалось взять в плен! Какая война без информации о противнике? Пусть Володя не был разведчиком, обычный морпех, однако основы военного дела он знал и понимал прекрасно.
        Рагана тоже смотрела довольно спокойно. Привыкла за долгий день к мертвым телам, и даже лошадь было не жалко.
        - Били картечью, а не пулями, - Володя быстро оценил характер ран. - Может, так удобнее.
        У него мелькнула мысль, что речь была не в удобстве, а в имеющемся оружии. Если непонятный барьер не пропускает наружу, он точно так же может не пропускать внутрь. И тогда ни о каком спецназе речи нет.
        Неужели у кого-то из игроков имелся при себе охотничий ствол? Вряд ли. Еще какой-нибудь пистолет мог бы быть у того, кто старательно строит из себя крутого. За каждым не проследишь. Ружье же заметно сразу, габариты у него не те. Но стреляли здесь абсолютно точно не из пистолета.
        Жаль, что не успели подойти вовремя, пока неведомые стрелки оставались на поляне. Тогда сразу стало бы легче. И в плане совместных действий, и в общей обстановке, и вообще…
        В холодном оружии спутники в данный момент не нуждались. Таскать лишний меч нет резона, хватает одного клинка, а вот луку Рагана очень обрадовалась. Он требовал гораздо больше усилий, чем привычные девушке. Но приспособиться было можно, выбрать укромное место для тренировок. Чем хороши стрелы - их потом можно использовать не один раз. В отличие, скажем, от патронов. Шесть штук по-любому хватит. Сколько бандитов вообще осталось на полигоне? Да еще вопрос: удастся ли встретиться с ними?
        - Уходим, - распорядился Володя.
        Ему было не по себе на открытом пространстве. Главное условие - никогда не высовываться лишний раз. Всегда могут найтись желающие воспользоваться случаем и вычеркнуть тебя из числа живущих навсегда.
        Ближе к лесу мастер заметил валяющиеся в траве гильзы от охотничьего ружья. Он на ходу подобрал одну, повертел и отбросил в сторону.
        Значит, все-таки не спецназ.
        Но кто тогда?
        Толпа ломила по просеке стадом перепуганных оленей. Хотя нет. У оленей при любой панике матерые самцы готовы к драке. Лучше уж защищать свою жизнь, чем безропотно отправляться на заклание. И не только свою. Самки сами постоять за себя не могут. Здесь все было чуточку иначе. Матерых самцов в людском стаде не имелось. Те, кто недавно считал себя крутыми, вдруг присмирели и разве что возмущались происходящим чуть больше остальных. Им было вдвойне обидно еще за покушение судьбы на их избранность. Когда считаешь себя пупом земли, которому дозволено по жизни все, и вдруг реально понимаешь: единственное, что в твоих силах, - это как можно скорее убежать подальше… И по хрен взгляды девиц, еще недавно сквозившие восторгом и готовностью отдаться, потом - взиравшие с надеждой, а теперь…
        Кто знает, что думала прекрасная половина теперь о своих избранниках? Откровенно говоря, сейчас избранников это вообще не интересовало.
        Своей девушки у Бориса здесь не имелось. Ему нравилась Дианка, только у той был свой парень, да и находилась девушка не здесь. Может, ее уже нет в живых? Когда-то в мечтах парнишка представлял себя ее спасителем, разумеется, с последующим соответствующим вознаграждением. Сейчас подумал о девушке вскользь, а о воплощении былой мечты и не вспомнил. Очень уж страшным оказалась смерть наяву. В отличие от большинства других, Борька мимоходом успел увидеть, как голова отделяется от тела, или как приятель бьется в агонии на земле, захлебываясь собственной кровью. Испытать нечто подобное на себе было страшно, а инстинкт самосохранения гораздо сильнее инстинкта продолжения рода.
        Хорошо, что полигон уже практически закончился и до лесной опушки оставалось буквально ничего. Что расположено дальше, игроки толком не знали, по идее, скорее всего, какое-нибудь поле, однако где-то там обязательно должна пролегать дорога. Европейская Россия - не Сибирь, все пространство изрезано сетью не магистралей, так проселков. Не зря приходится заранее подыскивать для игры безлюдные места подальше от городов, деревень или просто от мест массового отдыха. Сейчас отдаленность предстала другой стороной и перестала быть желанной, однако что такое какой-нибудь десяток километров для молодых людей? Пара часов ходьбы - не так и много, особенно налегке и когда имеется дополнительный стимул преодолеть расстояние побыстрее.
        Следующей подлянки от судьбы не ожидал никто. Парни и девушки опасались встречи с неведомой бандой, постоянно косились по сторонам в готовности к немедленному бегству подальше от опасностей, только все произошло куда будничней и одновременно куда фантастичней.
        Шагавшие первыми вдруг уперлись в невидимую преграду. Со стороны это выглядело полным абсурдом. Люди идут, вдруг застывают, пытаются надавить невесть на что, без малейшего толка топчутся на месте, потом раздаются в стороны, но там их ожидает то же самое.
        Поднявшийся ропот был полон искреннего недоумения. Все-таки образование практически у всех собравшихся было высшим, и если брать всю толпу целиком, то кое-какими знаниями она обладала. Можно сказать, достаточными, чтобы знать: ничего наподобие силовых полей в мире вроде бы пока нет. И в то же время вот оно, даже пощупать можно. Жаль, нельзя пройти.
        Наверно, в иных обстоятельствах барьер вызвал бы немало перемешанных с изумлением споров о своей сути и происхождении. Буквально единицам удается воочию если не узреть, так почувствовать подлинное чудо, то есть то, что по современным представлениям о мироздании и при нынешнем развитии науки и техники вообще не должно существовать. Гипотез можно было бы выдвинуть столько, не на одно обсуждение хватит. А уж цитировать фантастические книги, в которых подобное поле упоминается в том или ином контексте, можно вообще до бесконечности. Разумеется, для тех, кто не ограничивал себя в чтении лишь фэнтезийными эпопеями и был знаком с научной или полунаучной фантастикой.
        Увы, ситуация не располагала к беседам о причудах мироздания. Весь гвалт больше походил на всеобщий отчаянный вой, смысл которого сводился к фразе известного фильма и выражался двумя словами.
        Замуровали, демоны!
        А что никаких демонов в природе не существует, совсем неважно…
        Глава 21
        - Говорил же тебе, не надо было убегать! - повернулся к Антону Илья. - Мужики бы хоть прикрыли. А теперь где их искать?
        - А сам! Только пятки сверкали! - огрызнулся приятель.
        Они все-таки вернулись к поляне, только кроме двух человеческих трупов и одного конского тут никого не было. Парни принадлежали к тем, кто был вместе с Астальдо. Вместе шли, точно так же бросились наутек, и даже стрельба позади не смогла остановить их бегство. Напротив, лишь подстегнула. Пока неожиданная подмога будет вести бой, самое лучшее - успеть оказаться подальше. А там уж рано или поздно встретишь остальных спецназовцев, и те вынуждены будут вывести из проклятого леса. Иначе зачем их сюда послали?
        Силы иссякли, а никаких мужиков в камуфляже и с автоматами больше не попалось. Словно тот одиночка, который прикрыл их бегство, явился сюда один. Хотя серьезные люди поодиночке не ходят и при операциях всегда действуют подразделением - это парни знали из фильмов. Но, видно, подразделение шло следом за головным мужиком и сейчас тоже находилось на поляне. Наверное, никого больше власти перебросить сюда элементарно не успели и все прочие люди и техника все еще в пути.
        Оставаться одним было страшно. Остальные разбежались, среди деревьев и кустов никто не бегает компактными группами, тут уж кого куда ноги унесли. Пришлось возвращаться, раз идти неведомо куда опасно.
        Откровенно говоря, пришлось немало попетлять в поисках той поляны. Убегали сломя головы, совсем не по прямой, какие могут быть в лесу прямые, и попробуй вычисли, откуда начали свой бег!
        Но - нашли. Жить захочешь, еще не то сделаешь. Жаль, что поздно. И где теперь найти бородатого мужика, уверенно расстрелявшего бандитов?
        - Слушай, может, кольчуги с них снять? Ее же так просто не пробьешь… - неуверенно вымолвил Антон.
        Одно дело - сказать, а другое - действительно стащить с трупов защитную броню. Как дотронуться до мертвецов? Несмотря на перенасыщенный ужасными событиями день, парням все еще не приходило в голову, что бояться надо только живых.
        - А размер? - глупо протянул Илья.
        Но ведь ребята были выбиты из привычной колеи и в полном смысле слова не представляли, что делать дальше.
        Они стояли совершенно открыто в полусотне метров от ближайших кустов, и ни один не заметил, как позади появилась амазонка с луком в руках.
        - Мо… - начал Антон и вздрогнул.
        Стрела ударила парню в спину, заставила невольно сделать шаг вперед. Бедолага не сразу понял, откуда навалилась боль, и лишь спустя мгновение стал со стоном оседать на землю.
        - Ты что? - и тут до Ильи дошло. Он повернулся, однако лишь для того, чтобы получить стрелу в грудь.
        Разве хороший стрелок промахнется с такого незначительного расстояния? Две стрелы, и два бьющихся в агонии тела. Смерть редко приходит сразу, словно стараясь дать человеку минуту-другую на прощание с грешным миром. А что минуты мучительны, так ведь на то они и последние.
        Рука амазонки привычно тронула колчан. Там оставалась одна стрела, последняя, а подбирать уже использованные брюнетка почему-то не стала. Зато при ней еще был меч, весьма убедительное оружие против безоружных, если удастся подойти к ним вплотную. Они же не дураки - подпускать противника к себе и вступать в безнадежный бой! Эффект внезапности давно прошел, и теперь народ предпочитал убегать при малейшем намеке на опасность.
        Возникший неподалеку от амазонки Влад убегать не собирался. Какое-то шестое чувство заставило парня вернуться, немного поздно, если взять в расчет Антона и Илью, однако можно было хотя бы отомстить.
        На деле Влад думал не о мести. Увидев одинокого противника, он решил, что вполне может попытаться захватить его, точнее - ее, в плен. Как-то стыдно стало убегать, раз при себе имеется трофейная сабля. Если же не удастся, то все равно клинок против клинка - это не голые руки, да еще когда фехтовать приходилось довольно много. Что скажет отец, если сын будет лишь бегать, как заяц?
        Подойти незаметно не получилось. Амазонка не то услышала, не то почувствовала опасность и успела повернуться. По ее губам скользнула недобрая улыбка. Девушка явно была рада появлению противника. Она отбросила в сторону лук и потянула из ножен меч. Прямой клинок был привычнее для Влада, чем имеющаяся у него сабля, однако тут уже ничего поделать было нельзя.
        Первые выпады были нанесены играючи. Противники как бы сошлись в обычном ролевом поединке и даже двигаться старались изящно, словно хотели произвести впечатление на отсутствующих зрителей. Влад мельком подумал, не переоценил ли он свои силы, только ни в коем случае нельзя допускать мысли о возможном поражении. Пусть сомневается враг, а наш удел - атака и только атака!
        Атаковать непрерывно не получалось. Иногда Владу приходилось уходить в оборону. Очень выручала подвижность. Парень словно танцевал, практически ни на мгновение не останавливаясь на месте. И все равно временами он едва успевал отскочить от чертившего невидимый опасный круг клинка амазонки. Мыслей не стало, тело двигалось само, уловив ритм схватки. Да и какие мысли, когда на самую простейшую нет ни одного мгновения?
        Как все произошло, парень не сумел бы вспомнить ни потом, ни по горячим следам. Очевидно, амазонка на мгновение раскрылась, и рука Влада сама совершила необходимое движение. Острый клинок успел полоснуть девушку по открытому животу, отпрянул прочь в готовности парировать возможный ответный выпад, только какие возможности, когда кожа словно лопнула и наружу рванулась кровь в сочетании с внутренностями?
        Девушка со стоном сложилась пополам, а затем медленно опустилась на колени. Она попыталась зажать рану руками, удержать вываливающееся наружу, только кровь лилась и лилась, и невозможно было ее остановить. Лишь теперь до Влада стал доходить смысл содеянного им. Да, парень понимал, что амазонка повинна в смерти многих знакомых и незнакомых людей, и что по сути своей с его стороны была обычная самооборона, но все равно желудок стал предостерегающе сжиматься в спазме. Но краем глаза Влад уловил движение в стороне, и жестокая реальность вновь вступила в свои права.
        Если бы кто-то мог собрать статистику происходящего, он бы обязательно заметил, что каждая из троек убийц обязательно собиралась вместе, даже если перед тем ее участники действовали в одиночку. Чувствовали ли они друг друга или имелась у них какая-то техническая связь, осталось загадкой, но общий факт был налицо. Собственно, и тройки в полном составе тоже весьма нередко находили друг друга, объединяясь для совместных действий, когда видели в том нужду. Подобной статистики Влад иметь не мог, уцелевшим игрокам было не до того, чтобы заморачивать головы и что-то подсчитывать, однако прямо сейчас к нему приближались еще два лучника, мужчина в безрукавке на голое тело и последняя из пеших амазонок, блондинка. Колчаны у них опустели, целей сегодня было много, а налетчики по каким-то соображениям не подбирали использованных стрел. Зато два клинка против одного сразу делали положение Влада безнадежным. Оставалось одно: убегать, только ноги Влада словно приросли к земле. Или он стоял на рубеже, который являлся последним, и его требовалось удержать любой ценой.
        Спасло парня чудо, принявшее вид еще двух вернувшихся к месту схватки. Володю потянул сюда простейший расчет. Есть трупы налетчиков, вдруг к ним заявятся их уцелевшие собратья? Или сюда вернется неведомый стрелок с охотничьим ружьем. Второе было предпочтительней, хорошо иметь рядом опытного и решительного союзника, но и от боя после решительных побед бегать не пристало. Чем больше налетчиков отправятся в мир иной, тем выше шансы уцелеть у разбежавшихся по лесу и пока живых игроков.
        Теперь соотношение сил вновь поменялось. Так частенько бывает в любом бою и в любой обычной драке. Только у Раганы стрелы имелись, и она начала бой первой. Но то ли лук был непривычен, то ли сыграло роль вполне понятное волнение, шутка ли, первый раз стрелять по живому человеку, однако стрела лишь скользнула мужчине по плечу, чуть ободрав кожу и сообщив о появлении на сцене новых действующих лиц.
        По-хорошему, надо было бы повторить попытку, попробовать поразить мужчину, только Рагана изначально настроилась свалить обоих противников, и потому второй выстрел был по амазонке. Тут уже стрелявшей сопутствовала кое-какая удача. Полной победы не получилось, амазонка качнулась в сторону, только расстояние было маленьким, и наконечник все-таки вошел налетчице в левое плечо. А вот дальше стало не до стрельбы. Лучник устремился в атаку, и Рагана в какой-то непонятной растерянности не сумела вытащить из колчана очередную стрелу.
        Мужчину встретил Володя. Противники начали смертоносный танец, пытаясь угробить друг друга, только проделать это черное дело с ходу не удалось ни одному из них. Тем временем амазонка выдернула стрелу из плеча и, не обращая внимания на льющуюся кровь, двинулась с мечом в руке к Рагане.
        В суматохе все позабыли про Влада, словно его здесь и не было, только сам парень так не считал. Ни о каком благородстве в бою речи нет. Это он уже усвоил сполна. Обычный игровой поединок или дружеская учебная схватка - дело иное. Там действуют определенные правила, чья суть проста: не навреди ненароком своим умением, лишь обозначь победу. Здесь требовалось победу не обозначить, а одержать. Если подумать, налетчики изначально вели себя еще хуже. Они просто убивали всех попавшихся под клинок или оказавшихся на дистанции выстрела, не делая различия между полами и не считаясь с тем, что жертвы даже не могут достойно ответить и защитить себя.
        Пока Влад подбежал, ситуация успела измениться. Володя уже несколько раз зацепил противника. Однако порезы были не настолько глубоки, чтобы вывести того из строя сразу, но потеря крови понемногу должна была лишить лучника сил. Рагане, напротив, пришлось тяжело, и она сама заработала неглубокую рану на левой руке. Пожалуй, если бы не попадание стрелы в амазонку до этого, девушке уже пришел бы конец, а так она все еще кое-как справлялась, и исход их поединка был неясен.
        Понятно, Влад первым делом решил помочь девушке. Это когда-то поднимать руку на женщину считалось неприличным. В наши времена господствует равенство, да и все-таки не руку поднимал Влад, и не некую часть тела (гусары, молчать!), а саблю. Про нее обычно в таких случаях не говорят. Что не запрещено, то однозначно допустимо.
        Совесть Влада осталась чистой: ударить в спину не получилось. Может, он бы и не смог. Колоть ли, рубить - для этого необходима злость, а ее в данный момент не было. Прежняя, вызванная первым поединком, прошла, оставив некоторую слабость от осознания содеянного, новая еще не наступила. Амазонка заметила приближение нового врага, отпрыгнула в сторону так, чтобы иметь обоих противников перед собой.
        Однако легкость движений уже начала покидать ее. Кровь продолжала струиться из раны, постепенно лишая сил, а времени на перевязку и на какой-нибудь отдых у раненой не имелось. Первые удары она еще отразила сравнительно уверенно, затем все чаще стала просто отскакивать, норовя увеличить дистанцию боя. Словно это являлось выходом из сложившейся ситуации.
        Очередной шаг назад сыграл с амазонкой плохую шутку. Нога зацепилась за подвернувшийся корень, девушка вскинула руки, отчаянно балансируя и пытаясь не упасть, и открылась полностью. Влад уже рубил, однако в последний момент что-то заставило парня чуть изменить направление удара, и кончик сабли прошелся в каких-то миллиметрах от живота амазонки. Не помогло. Рагана наклонилась вперед и вонзила меч противнице прямо под левую грудь. Даже вскрика не было, только падение тела, и все. Довольно чистая смерть, без особо неприятных подробностей. А к крови за сегодня все успели привыкнуть.
        - Нормально? - раздался голос Володи.
        Он тоже успел справиться с противником и теперь деловито вытирал испачканный клинок травой. Лицо мастера не выражало никаких переживаний, лишь дыхание было чаще обычного. Но ведь и подвигаться пришлось!
        - Да, - Рагана с интересом разглядывала убитую ею девушку.
        - Порядок, - счел нужным вставить Владислав. Он, напротив, на труп старался не смотреть. Хватит той, которой он вспорол живот.
        - А тебя Владом зовут? - Володя окинул парня цепким взглядом. - И фамилия твоя, сколько помню, Голощапов.
        - Да.
        - Одну ты завалил уже до этого? - Володя оценил саблю и задавать вопрос, откуда она, не стал.
        - Я. Только саблей работать непривычно.
        - Выбери меч. Любой. Переучиваться, в самом деле, долго, а времени нет. - Володя был деловит и нарочито немногословен.
        Он вел себя так, словно сражаться насмерть являлось для него делом привычным. Даже то, что противниками выступали женщины, внешне его не смущало. А что творится внутри, невольные соратники видеть не должны.
        - Не знаю почему, но преступники действуют тройками, примерно одинаковыми по вооружению. Вполне может быть, что драться больше не с кем, - наблюдая, как Влад подбирает себе меч, - сказал мастер. - Но расслабляться не советую. Знаю случаи… В общем, пока ищем противника, если тот еще есть, и заодно собираем уцелевших. Задача ясна?
        Сам он надеялся на лучшее. На полигоне остались еще три или четыре (убитых всадников было двое) бандита, но это уже не столь страшно. Может, вообще, кроме последнего кавалериста, никто не уцелел. Но вдруг?
        Володя не мог знать, что буквально в этот самый момент на одной из полян вдруг увеличилось сияние странного переливающегося голубизной цилиндра, и из него вышел воин в кольчуге и с непокрытой головой.
        Тот самый, кого мастер убил первым…
        Часть третья
        Глава 22
        Сианур тоже слышал далекие выстрелы. Только, в отличие от многих, он немедленно решил, что бандитам надоело рубить и колоть и теперь они перешли на более действенное оружие.
        О возможной подмоге тоже подумалось, но как-то мельком. Очень уж терзал страх, и в хорошее совсем не верилось.
        Вокруг лежал лес, чужой и зловещий. За каждым деревом мог прятаться убийца, за каждым кустом - целая банда. И каждый хотел его, Сергея, крови. Но, главное, Сергей никак не мог выбраться из опасной зоны. Вроде бы постоянно шел, а полигон все не кончался и не кончался. Растянулся он, что ли? Давно уже должен был перейти в «цивильные» земли. Словно и тут поработал неведомый злой волшебник - как постоянный читатель фэнтези, Сергей был готов уверовать во что-то подобное.
        На самом деле все было гораздо проще и прозаичнее. Парень элементарно петлял, и его ходьба представляла собой движение если не по кругу, то по сложной замкнутой кривой. А по кривой куда-то выйти почти невозможно. Без учета непроницаемого барьера, который все равно не преодолеть.
        Перестук копыт застал Сергея у края очередной крохотной поляны. Буквально неподалеку тянулась просека, на которую парень предусмотрительно не выходил. Всадники явно устремились в его сторону, а уж кто носился на конях, парень знал прекрасно.
        Может, лучше бы было спрятаться, затаиться, дать им проехать. Однако кровь ударила в голову, лишила способности соображать, и парень бросился наутек со всех ног. Он мчался потревоженным кабаном, проламываясь через кусты, производя массу шума. Даже упал пару раз, зацепившись за какие-то корни, однако вновь и вновь вскакивал и, не обращая внимания на ушибы, бежал дальше.
        Но можно так держаться какое-то время, однако потом боль начинает пробиваться даже сквозь панику, и тогда поневоле начинаешь хромать. Дыхание тоже не беспредельно. Второе на сей раз так и не пришло, а первое почти закончилось. Напрасно Сергей жадно глотал воздух, его почему-то не хватало легким. Или это не справлялось судорожно колотящееся сердце? Как до сих пор оно вообще не выпрыгнуло из груди?!
        Сергей с треском проломился через очередные кусты и едва не налетел на что-то большое и белое. Спустя мгновение парень понял, что это лошадь, только бежать назад уже не было сил. Сидящая в седле амазонка вскинула меч, примериваясь для удара, и Сергей в полном отчаянии опустился на колени. Вдруг помилует, не станет убивать? На что он ей? Он же красивый молодой парень, которому еще жить да жить!
        Из горла вырвался лишь хрип, в котором при всем желании невозможно было разобрать ни слова. Руки сами прикрыли голову, но что такое руки перед остро отточенной сталью! Клинок взмыл вверх, а затем обрушился неуловимой молнией. Как раз по его покорно подставленной спине…
        - В общем, отсюда так просто не выбраться, - закончил краткий доклад о ситуации Андрей. - Мы нашли одно место, через которое вас переправим на ту сторону. А в лоб ничего не получится.
        - Ладно, а все остальные? - спросила Диана. - Они что, останутся здесь?
        Бывший ротный лишь пожал плечами. Конечно, хотелось выступить перед любимой девушкой этаким спасителем если не мира, то уцелевших игроков, но главное - это переправить ее в безопасное место, а что будет с остальными, Андрею было безразлично. С ними провозишься, а вдруг тем временем кто-то сумеет нанести удар по самой восхитительной, да что там, по единственной женщине на Земле! Поневоле надо находиться рядом, а не бегать по кустам, отыскивая ее подруг и приятелей.
        Евгений лишь вздохнул. Он был за бывшего командира. Как тот решит, так и будет. В чрезвычайных обстоятельствах не до бесконечных совещаний. Юра дышал с некоторым трудом, ему, при его габаритах, было труднее всех, и втайне он мечтал, чтобы все закончилось как можно скорее.
        Кристина молчала. Она испытала столько страха, что не желала находиться на полигоне ни одной лишней минуты. Однако девушка прекрасно знала подругу, ее увлечение, и готова была смириться с поисками Дмитрия. Вряд ли Диана имеет в виду кого-то еще. Все прочие, надо понимать, лишь по мере возможности, если сами попадутся на пути.
        - Так что? Остальные не люди? Вот…
        - Почему? Люди. А сколько этих людей уже погибло? Диана, давай так. Первым делом мы помогаем вам перебраться на ту сторону. Потом уже оттуда вызываем соответствующие структуры. Без них все равно не обойтись, а узнать о происходящем на большой земле без звонка не смогут. Чем раньше мы их убедим, тем больше шансов уцелеть будет у всех остальных.
        - Струсил? - зло спросила девушка.
        - Представь себе, нет. Я боюсь не за себя. Со мной тут явно ничего не случится.
        Уточнять, что ему элементарно наплевать на собственную судьбу, Андрей не стал. Ну, убьют в крайнем случае. Если удастся. До сих пор как-то не удавалось. Жизнь в основном прожита, а особо хорошее впереди не просматривается. Так, вечное продолжение одного и того же. Более того, то, что происходило теперь, Андрею даже нравилось. В жилах вновь играла кровь, а что враг неведом и непонятен - дело десятое. Главное, что бывший офицер снова жил полноценной мужской жизнью. Теперь первым делом нужно обезопасить девушку, а потом можно заняться остальным.
        - А с другими?
        - С кем-то уже случилось. Судя по тому, что мы видели. Лучше подумай вот о чем. Мобильная связь по каким-то причинам не действует. Соответственно, никто снаружи не знает о происходящем здесь. Значит, и помощи ждать нечего, ни военной, ни медицинской, никакой. Я по деревьям лазить давно разучился. Мои друзья тоже. Если ты сможешь перебраться и дозвониться, ты тем самым сумеешь спасти многих. А с учетом неведомого поля еще и послужишь науке.
        Он старался говорить максимально логично, раз уж эмоциональные аргументы воздействовать на девушку не могли. Заставить бы перелезть, а на всякий случай дать в помощь Юру. Ему тяжело двигаться, а вот защитником он будет хорошим. Бывший взводный снайпер, навыки не теряются. Конечно, СВД нет, так ведь противник вообще вооружен средневековым оружием. Пусть попробует дойти до рукопашной сквозь картечь - в прямом смысле.
        Но Диана упорствовала:
        - Я никуда от вас не пойду. Ты пойми, время дорого. Надо как можно быстрее спасать всех, кого еще можно спасти, и лишь потом вызывать спецназ, медиков, следователей, не знаю, еще кого. Вот!
        Как ему убедить девушку? Сплошные эмоции и ни малейшего представления, что она будет только мешать им.
        - Ротный прав, - поддержал Андрея Женя. - Мы не знаем, сколько здесь террористов, откуда они, зачем вообще все устроили? Мотаемся по лесу наугад, а на полномасштабную зачистку нас слишком мало. Тут ведь можно часами блуждать. Без нормального подкрепления не обойтись.
        - Если я девушка, это не значит, что я не могу принести реальной пользы! - заявила Диана. - Переправьте Кристину. Пусть один из вас пойдет с ней, а остальные тем временем займутся делом.
        - Я с тобой, - быстро возразила Кристина.
        Она была напугана, и оставаться рядом с подругой и тремя вооруженными мужчинами ей казалось безопаснее, чем отправляться непонятно куда и что-то кому-то доказывать.
        - Слушайте, так толку не будет. Еще раз объясняю: никто за пределами леса понятия не имеет, что здесь происходит. Потому необходимо выбраться отсюда и сообщить в службу спасения. Это первое. Второе: необходимо проверить найденный нами путь. Реально перебраться по нему на другую сторону или нет? Втроем, ладно, даже впятером, весь лес прочесать мы не сможем. И с бандитами легко разминуться, и с вашими приятелями. Так и будем мотаться вдоль и поперек, да еще с удвоенной осторожностью, охраняя вас.
        - Меня охранять не надо!
        - У тебя есть оружие? Без него ты будешь только добычей. Да и вообще, в таком наряде тебя видно издалека.
        - Я могу снять.
        Под платьем у Дианы были джинсы и свитер. То есть вполне нормальный прикид. Девушка даже подумала: почему такая мысль до сих пор не пришла ей в голову? Постоянно цепляться подолом за каждую ветку давно надоело. Игра закончена, зачем же продолжать строить из себя гадалку? Хотела заодно сказать про оружие, только ведь стрелять Диане до сих пор не приходилось. А учить ее сейчас никто не станет. Это было понятно без лишних слов. Не до того, да и шумно.
        Хотя… На звуки выстрелов могли подойти свои. Множественное число было лишним, Диана на деле хотела вновь найти лишь одного, но не скажешь же этого прямо! Мужик и есть мужик. Еще замыслит что-нибудь против Димы. Трупов сегодня столько, что никто не обратит особого внимания еще на один. Или элементарно заупрямится из ревности. Словно имеет на нее право! А он еще продолжает командовать!
        - Нет. Первым делом необходимо проверить путь наружу. И лишь тогда попробуем поработать, - отрезал Андрей. - Хватит неопределенности! Возвращаемся!
        - Тогда я пойду одна. Вот!
        Ох, женщины и их неистребимая привычка пользоваться слабостью мужчин!
        - Надо перекусить, - Володя извлек из одного кармана банку консервов, а из другого пачку галет.
        Когда и где он успел это прихватить? Не иначе, еще в лагере.
        - Я не хочу, - помотала головой Рагана.
        Ее немного подташнивало после увиденного, и вид консервированного мяса напоминал другое мясо. Человеческое.
        - Я тоже, - отказался вслед за девушкой Влад. По той же самой причине.
        - Нет такого слова «не хочу»! Надо! Не подкрепившись, быстро останетесь без сил. Правда, припасов у нас маловато. Надо было прихватить побольше, но не подумал. Так что каждому понемногу. Просто легкий перекус.
        Он ловко вскрыл банку ножом.
        - Считайте это продолжением задачи.
        Собственно, определенной задачи Володя перед спутниками не ставил. Он сам имел лишь расплывчатое представление о том, что делать дальше. Однако он был старшим, поэтому считал себя в ответе за случайных спутников. Выстояли ведь, вели себя достойно. Значит, заслужили право называться друзьями. Общая опасность и совместный реальный бой сближают на всю жизнь.
        Аппетит приходит во время еды. Как бы ни отказывались Рагана и Влад, однако каждый умял свою долю с определенным удовольствием, да еще втайне подумал, что маловато. Но больше не было. Влад прихватить съестное не успел, а Рагана не догадалась. Словно с приходом опасности человек перестает нуждаться в пище.
        - Их не должно остаться много, - высказал мнение Влад. - Значит, надо собирать уцелевших. Заодно выдвинуться к лагерю. Там продукты, вещи… А встретятся ряженые, тогда и их…
        Пара небольших побед - и уверенность расправляет человеку плечи. Потом случившееся может возвращаться ночными кошмарами, будоражить совесть, пока же будущее кажется лучше прошлого, а сам словно переродился, доказал всем, а главное - себе, что являешься мужчиной.
        Володя думал о чем-то похожем, но окончательную победу легкой не считал. Мало ли какими поворотами чревата судьба на войне? Противник продемонстрировал мастерство, и с той же вероятностью тела на земле могли валяться другие. Помимо умения всегда необходима толика удачи.
        Не забывал мастер и о возможной уголовной ответственности. Четыре трупа на нем, по одному на спутниках, двое на неведомом стрелке. И пусть иного выхода не было, суд вполне может трактовать случившееся как превышение необходимой самообороны. В свете демократии и толерантности самозащита, увы, не в цене.
        - Не расслабляйтесь. Где-то должна мотаться всадница, может, и еще кто-нибудь бродит. Полная численность бандитов не установлена. Всякое еще может быть.
        Сказал и словно накаркал. Они шли в сторону центра полигона, Володя решил проверить дальние локации, когда впереди шелохнулись кусты и материализовавшимся кошмаром навстречу им шагнул высокий мужчина без шлема, но в кольчуге и с мечом в руке. На щите его знакомо красовалась какая-то птица, но страшным было не это.
        Мужчина был тем самым противником, которого Володя убил первым.
        Глава 23
        Солнце по-прежнему появлялось редко, однако стало заметно теплее. Да что там теплее! Просто жарко. Мужчинам еще было чуть полегче. Ружья, патроны и фляги - невелика нагрузка, а камуфляж на всех был летний, как раз по этой погоде. Чего не скажешь о девушках. Особенно доставалось Диане, с ее поддетым под наряд свитером и джинсами. Кристина свитерок тоже нацепила, но только свитерок. А надо бы летнее легкое платье или шорты да майку, как раз было бы самое то. Или не совсем? Кусты царапаются, изредка звенят комары, пойдешь с голыми руками и ногами, покусают. Но и в длинных платьях бродить по лесу тяжело, и жарко, и вообще…
        - Кто-нибудь из нас скажет: «Ложись!», падайте где стоите, - предупредил подруг Андрей. - И нарядов не жалейте. Жизнь дороже. От стрелы платье не спасет. Вперед не лезьте, от нас без разрешения не отходите.
        Друзья держались впереди и по сторонам от девушек треугольником, и зоркие мужские взгляды прочесывали округу.
        Диана настояла на своем, и теперь приходилось искать врагов - для сражения, и ее приятелей - ради их спасения. Сражаться не очень хотелось. Страшен не бой, страшным может оказаться последующее столкновение с законом. Садиться на скамью подсудимых не хотелось. Жаль, выбора не было. Не остановишь убийц, и много ли будет радости видеть на той скамье их, добропорядочно сидя в зале? Совесть - болезненная штука, даже когда наплевать на тех, кого как бы следовало спасти.
        Лес словно вымер. Нигде не кричали, не хрустели ветками, не выбивали дробь подковами. Или все уже отправились в края иные, или уцелевшие попрятались, а то и просто убежали в противоположную сторону. Дважды на пути попались трупы, но разглядывать их не стали. Девушки с отдаления пытались определить, насколько близки были им при жизни погибшие, но, очевидно, не очень, раз не стали причитать и подбегать в надежде на чудо. Хоронить же тела еще не пришло время.
        - Туда, - Диана указала рукой немного левее.
        Андрей лишь пожал плечами. Полигона он знать не мог, лишь запомнилась дорога до поляны со всадниками, а где у игроков условные города и прочие поселения, ведать не ведал. Хочет Диана найти кого-то из подруг и приятелей, пусть ищет. Если повезет.
        Каким образом объяснить то, что сам он отыскал в этой чащобе любимую, офицер понятия не имел. Некое не шестое, а тридцать шестое чувство манило его, то затихая, то вспыхивая, как путеводная нить. Сам ротный считал, что это была любовь. Любил он точно, а вот как эта любовь могла реально помочь… Или все-таки помогла, если любовь сама по себе - чудо?
        Диана рассчитывала на нечто подобное. Любовью отношения с Астальдо она никогда не считала, гордилась, что живет разумом, но мало ли чем мы гордимся и как мы считаем? Или напротив, как раз и важно, поскольку девушка лишь меняла направления, но к цели ни одно из них не приводило?
        Где-то далеко промелькнуло яркое платье и сейчас же исчезло. Диана хотела было закричать, однако Андрей сурово посмотрел, и девушка сочла за благо промолчать.
        - Лишних звуков не надо, - шепотом произнес ротный. - Даже врагов встречать лучше самим, а не чтобы они встречали тебя.
        Но где же эти враги? Лучше покончить с ними сразу, чем так и рыскать, в очередной раз расходясь на встречных или перпендикулярных курсах. В нынешних следах самый лучший следопыт не разберется. Все ходили, бегали взад и вперед, все затоптали, а куда и когда пошли, и кто именно?
        На грани слуха раздался перестук копыт. Три ружья мгновенно уставились в ту сторону, хотя мужчины не обделяли вниманием и прочие направления. Ждешь с одной стороны, а нападут с другой. Мало ли как бывает… Проходили на практике, знаем.
        Топот удалился, и никакой цели так и не появилось в просветах между деревьями. Присмиревшие было девушки перевели дух. Диана хотела бы гибели противников, но трудно ждать боя, если сама не примешь в нем участия.
        - Жарко, - она скинула с плеч темный плащ.
        - Очень заметно. Лучше надень, - заметил Андрей, покосившись на ярко-красное платье.
        Самый лучший цвет - это камуфляж.
        - Я лучше сниму. Вот… - Диана действительно стянула платье, оставшись в сером свитере и джинсах. Когда под одним нарядом другой, на стриптиз раздевание не тянет.
        Девушка поколебалась. Сумки с собой не было, в руках снятое нести неудобно, даже мужчин не нагрузишь, поскольку они заняты оружием. Да фиг с ним, с платьем! Новое купим!
        Плащ и платье полетели в сторону. И о ночи с возможной прохладой не подумалось. О ней вообще не вспоминалось, словно день так и будет тянуться бесконечно.
        Хотя, к некоторому стыду, Диане вдруг захотелось есть. Время обеда давно миновало, да только самого обеда не было. Сил же во время бегства и бесконечной ходьбы потеряно столько, что организм требует восстановления энергии. И попросить некого. У мужчин с собой лишь вода. Они не думали отдаляться надолго от машины. Теперь же, в свете новых обстоятельств, осталось порадоваться, что хоть вездеход спрятали. Может, какие нынешние лесные обитатели наткнутся в бегстве, тогда дело дрянь. Пусть никуда не уедут, однако разграбить могут вполне. Что свои, что чужие. Это немного нервировало Женю, остальных же постольку-поскольку. Как-то не очень и важно, что будет с удочками, раз ружья и патроны при себе, а рыбалка все равно не состоится. Призналась бы девушка, повернули бы назад и хоть покормили. Немного консервов с собой имелось. Плох тот охотник и рыболов, который рассчитывает лишь на удачу и дары природы. А не сказала, откуда мужикам знать? Женщины как бы могут обходиться без еды.
        Но не обходятся…
        Астальдо никого не искал. Он старался спастись сам и наверняка бы спасся, если бы на полном ходу не врезался в невидимую преграду. Преодолеть ее не удалось, как не удалось никому, кто натыкался на нее по окраинам леса. Напрасно парень метался то в одну сторону, то в другую, незримый барьер никого не хотел выпускать из леса.
        Когда первый приступ паники миновал, Дима с какой-то попытки сумел взять себя в руки. Относительно, разумеется. Насколько это вообще возможно в свихнувшемся сюрреалистическом мире. Однако парня хватило на решение вновь возникшего вопроса: что делать? Перед тем казалось, что главное - это ускользнуть с полигона. Увы, ускользнуть не удалось. Почему и как возник загадочный барьер, в данный момент являлось неважным. Теории хороши во времена спокойные, а когда жизнь висит на волоске, главное - практика.
        Вновь возникла проблема выбора, только на сей раз сильно осложненная невозможностью покинуть опасную территорию. Сражаться игрушечным клинком нелепо, оставалось или бегать по лесу, надеясь никого не встретить на пути, или где-нибудь хорошенько спрятаться и ждать, пока исчезнет таинственное силовое поле и прибудет ОМОН. Вернее, пока прибывший уже спецназ, выстрелы Астальдо слышал, так же, как большинство ролевиков, наконец, зачистит территорию от нежелательного элемента.
        Как попали сюда полиция или военные при существующем барьере, было неясно. В качестве варианта: возник он недавно, уже после прохода группы. Можно предположить большее. Это вообще секретная разработка, и в данный момент проводится полевое испытание с целью не выпустить террористов наружу. На то, что одновременно не смогут выйти оказавшиеся в западне добропорядочные граждане, властям традиционно наплевать.
        Правда, в подобную разработку не очень верилось. Чтобы в этой стране сумели придумать нечто не имеющее мировых аналогов… чушь. Да и не так уж важно, откуда взялся барьер.
        Но куда идти? Пусть полигон велик и шансов разминуться с бандитами довольно много, однако вероятность встречи тоже не так уж и мала. Пару раз удалось убежать, только везение не бывает бесконечным. Можно наткнуться так, что мигом схлопочешь стрелу, и никому не будет дела до судьбы довольно популярного в тусовке человека. Или же обойдут с двух сторон, и пока кто-то будет гнать, другие расположатся в засаде и так засадят…
        Но и прятаться тоже казалось не лучшим вариантом. Если террористы зачищают территорию всерьез, они обязаны проверить каждый кустик и каждую берлогу.
        Однако и ОМОН точно так же проверяет все подряд в поисках террористов.
        Эх, надо было вернуться и под любым предлогом присоединиться к бойцам! Жаль, подумалось об этом поздно, когда тех бойцов уже не найдешь.
        Астальдо прислушался. Никаких выстрелов больше не было, словно спецназ пострелял всадников, а дальше решил экономить патроны.
        И где их теперь найти? Или хотя бы что делать?
        Что?..
        - Бежим!
        Володя был бесстрашным человеком с устойчивой психикой. Только какие нервы выдержат, если однажды убитый враг вдруг является к тебе вновь? А что мужчина был убит, в том не было никаких сомнений. От удара топором в шею не выживают, да и Володя сам проверил, осталась ли хоть искорка жизни в коченеющем теле?
        Ни в каких зомби мастер не верил. Да и не был появившийся ожившим мертвецом. Где в таком случае след от удара? Все это думалось уже на бегу. Перед самым рывком Володя успел заметить двух других напарников убиенного, и того, низкого, и кабанистого.
        Это только усилило первоначальный шок, а в состоянии шока лучше не драться.
        В бегстве порою нет ничего постыдного, если не можешь оценить ситуацию и единственный способ - хоть как-то разорвать расстояние между собой и противниками.
        Рагане пришлось гораздо труднее. Психика у девушки была и без того слегка нарушена всем происшедшим, а тут мозги совсем перемкнуло, и она неслась напролом, не рассуждая. Влад же убегал, даже не поняв, почему они не вступили в схватку. Он-то в поединке с меченосцами не участвовал и сообразить, что возникший противник и противник, убитый в поединке Володей, - один и тот же, не мог. Но раз остальные рванули что есть сил, не оставаться же в одиночку против трех вооруженных, за которыми могут последовать еще несколько врагов! Это бы уже являлось натуральным самоубийством, а умирать парню совершенно не хотелось. Как не хотелось никому, расставшемуся с жизнью в этот бесконечный день.
        Да и кому и когда хочется умирать?
        Надо отдать соратникам должное: даже в бегстве они умудрились не разбежаться, не потерять друг друга, и потому можно считать, что это было не бегство. А обычное отступление…
        Глава 24
        - Астальдо не видели? - Диана смотрела требовательно, переводя взгляд с одного лица на другое.
        Трое парней вышли навстречу сами. Первым делом они попытались скрыться, однако затем рассмотрели знакомых девушек, да и камуфляж мужчин и ружья в руках ничем не напоминали ни кольчуги мечников, ни легкомысленные наряды лучниц. Значит, прибыли долгожданные спецназовцы. Наверное.
        - Нет. Мы вообще ото всех старались держаться подальше, - откровенно признался Степа. - Того и гляди нарвешься не на тех…
        Андрей сумел сохранить спокойный вид, хотя вопрос девушки его насторожил. Офицер знал, что Диана наверняка имеет любовника, только слышать подтверждение далеко не самым приятным мыслям было довольно противно. Да еще когда его хотят привлечь к спасению, ладно, пусть не соперника, все-таки Андрей не был настолько самонадеянным, чтобы думать о завоевании сердца возлюбленной, но…
        - Чужаков видели? - все-таки голос ротного прозвучал обыденно.
        - Видели, но давно…
        - Ложись! - прервал разговор Евгений.
        Они стояли не в чащобе. Просветы между соснами были довольно большими, зато кое-где раскинулись островами заросли кустарника, и подобраться умелому человеку можно было довольно близко.
        Евгений первым выполнил собственную команду, а уже мгновение спустя к нему присоединился грузный Юра. Вбитые в подкорку условные рефлексы полностью не исчезают. Бывшие бойцы ОКСВ рухнули, как полагается, с немедленным последующим перекатом. Только Юра даже не знал, откуда ждать опасности, и ствол карабина непрерывно рыскал в поисках цели.
        У молодежи подобных рефлексов не имелось. Им элементарно неоткуда было взяться. Самым опасным в жизни было наткнуться на хулиганов, но в этом случае падать, наоборот, не следовало. Иной расклад, элементарно забьют ногами! Вот и вертели теперь головами по сторонам в поисках опасности, вместо того чтобы вжиматься в землю.
        Андрей предполагал подобное и потому просто сбил Диану с ног. До остальных ему особого дела не было. Но и сбивая, он одновременно поддерживал, чтобы девушка не ударилась, а потом еще чуть не накрыл ее телом от возможной опасности.
        Краем глаза от отметил человеческую фигуру между деревьями, шагах этак в семидесяти, плюс-минус - не разглядывать же, теряя драгоценные мгновения!
        - Ты что?! - возмущенно вскрикнула Диана.
        Она напрочь забыла о его предупреждении и что команды следует выполнять не медля.
        Два следующих звука почти слились. Вскрик одного из парней и перекрывающий его грохот выстрела охотничьей двустволки.
        И все-таки стрела успела раньше. Тот самый Степа, только что отвечавший на вопрос, уже медленно поворачивался со стрелой в спине, а дальше, правда, не в семидесяти шагах, как показалось ротному, а где-то на двадцать дальше, падала блондинка в костюме амазонки и с луком в руках.
        Женя сразу жахнул из второго ствола и тут же стал перезаряжать оружие, продолжая вжиматься в землю.
        - Ложись! - на этот раз гаркнул Андрей.
        Он все делал одновременно. Пытался удержать Диану, искал цель, хоть как-то следил за все еще стоящими, словно мишени, парнями и второй девушкой. Только парней теперь уже было двое. А не встретились бы с ними, и вместо мальчишки стрела могла поразить Кристину, а то и самую дорогую, нет, лучше сказать, единственную для него женщину.
        Шевельнулись кусты, и Андрей выстрелил почти наугад. Чем хорошо огнестрельное оружие: использовать его можно в любом положении. Это не лук, с которым надо стоять в открытую. Ладно, пусть прикрываясь деревом. Да и та же стрела кустарник навылет не прошьет, чего не скажешь о заряде картечи.
        Но шевеление в кустах могло и показаться, а вот в стороне от них, практически с левого фланга группы, если предыдущее направление считать фронтом, из-за сосны выглянул мужчина в безрукавке и проворно выпустил три или четыре стрелы. Он тут же отпрянул, как оказалось, вовремя. Юра успел заметить противника, немедленно открыл огонь, однако первым выстрелом лишь сбил кору с дерева. Бывшего снайпера не в чем было упрекнуть - ему еще пришлось развернуться к врагу и торопиться если не попасть, то хоть отпугнуть лучника. Сбитый прицел или дрогнувшая рука врага - это чья-то жизнь.
        Только теперь оставшиеся на ногах стали что-то понимать. Ладно, хоть наутек не пустились, а послушно попадали на землю. После третьей уже команды.
        Лучник попытался высунуться из-за дерева вновь, но Юра его ждал. С учетом оружия, появиться стрелок должен был слева от дерева, и оставалось заранее прицелиться и выбрать спуск. Толчок приклада в плечо, и враг падает. По-хорошему ему бы рвануть перебежками в другое укрытие. Не сообразил…
        Тишина после грохота выстрелов кажется особенно глубокой. И очень не хочется вставать, чтобы проверить, есть ли кто живой. Не из своих. Из тех, кто бегал тут с луками.
        Зацепил того, за кустами, или нет? Если таинственный кто-то там вообще был. И сколько этих лучников?
        Ладно, гадай не гадай… Андрей решился.
        - Дианка, лежи, - и погромче: - Прикройте, мужики!
        Неприятное это дело: вставать на поле боя! Отвык за столько мирных лет. Эх, молодость! Теперь сам себе кажешься неловким и лишенным былой реакции на опасности. Загнать новый патрон на место использованного. Единственный повод для отсрочки, другого уже не придумаешь. И все-таки Андрей привстал и рванул бегом к кустарнику. Он старался перемещаться так, чтобы как можно надежнее на каждом метре прикрывали деревья. Помповик почти прижат к плечу, хотя какая меткость в движении? Сюда бы привычный «калашников», чтобы при случае стрелять веером, и если не зацепить, так хоть прижать противника к земле!
        Все-таки возраст и нездоровый образ жизни дают свое. Дыхание сбилось в момент. Понятно, что надо меньше курить и заниматься бегом, да кто знал, что еще раз доведется побывать в бою? Андрей наплевательски относился к собственному здоровью. Каких-то радужных перспектив в жизни не просматривалось, сама жизнь большей частью прошла, даже поздняя любовь изначально не сулит хорошего финала. Разница в возрасте - страшная штука. Поневоле оцениваешь себя и понимаешь: дать девушке ты уже ничего не можешь. Она молода, ей требуются развлечения, а всякие танцы и тусовки по ночным клубам с высоты лет кажутся пустой тратой времени. Насколько хватит первоначального упоения? На месяц или два? Потом верх одержат накопившиеся за долгую жизнь привычки, и поменять их едва ли возможно. Надо быть реалистом. Все хорошо в отведенное время. Любовь - пока молод, полон сил и желаний. А в зрелом возрасте вполне возможно, что лучше покой.
        Но какого черта тогда не дают этого самого покоя карие глаза, а присутствие девушки рядом по всем ощущениям возвращает в бесшабашную курсантскую юность? Пресловутая седина в бороду? И все равно, чем бы ни закончилась история, случившееся прекрасно. Оно заставляет убедиться: при всех перипетиях, при всем, что было, а было ведь немало и плохого, неким таинственным образом удалось сохранить душу. А ведь это главное. Может быть.
        Андрей лишь раз притормозил под прикрытием большой сосны, осмотрелся и побежал дальше. Он перемещался по широкой дуге, подходя к кустарнику с фланга. Смотреть по сторонам мужчина тоже не забывал. Ребята прикроют, только ведь вокруг зеленка и многое можно элементарно не заметить.
        Первой в поле зрения возникла рука. Все прочее было пока скрыто зеленью и углом зрения, но изначально ясно, что владелец руки даже не лежал, а валялся на земле. Только не владелец, а владелица. Рука была женской, что неприятно кольнуло Андрея.
        Еще пара шагов, взгляд поверх прицела…
        Картечь прошла навылет через тонкие ветки и обычную листву. Дальше уже был вопрос везения или невезения. В голову не попало ничего, зато немалая часть заряда ударила в грудь, пробив, превратив довольно приятную часть женского тела в кровавую рану. Лук валялся чуточку в стороне, на поясе в ножнах остался меч, и наличие оружия как бы придавало убийству законный характер. Но все равно…
        Девушка была красива. Брюнетка, с большими, сейчас пусто уставившимися в небо глазами и точеной фигуркой… Что заставило ее шляться по лесному полигону, старательно уничтожая всех встречных и поперечных?
        Вопрос, на который вряд ли узнаешь ответ. Только неприятно быть убийцей женщины. На давней войне Андрей убивал врагов, может, и не всегда врагов, там все было весьма запутанно, но то были представители мужского пола разного возраста. Хотя нет, один раз, вспоминать о том офицер не любил, брошенная в дом граната унесла в числе прочего жизнь ханумки. Это же не прицельная стрельба, обычная зачистка, когда вынужден поневоле применять «карманную» артиллерию. Так решила судьба. Мужиков же… Кто его знает, сколько их отправилось к аллаху при помощи Андрея? Никакого счета он, как практически все, никогда не вел. Да и точно не скажешь, убил ли, ранил, или дух предусмотрительно залег.
        Самое интересное заключалось в том, что женщин, если говорить вообще, Андрей не любил. По самым разным причинам. Но что поделать с собственным воспитанием, когда до сих пор мужчина машинально вставал, если в комнату входила представительница противоположного пола, подавал руку при выходе из транспорта, не задумываясь, щелкал каблуками, как в те годы, когда носил мундир…
        Андрей вздохнул. Все равно никакого выбора в данном случае не имелось. Есть ли разница, к какому полу принадлежит убийца, и как ее еще можно было остановить?
        Ладно, пусть одним грехом на совести будет больше. Один раз не хватило духу выстрелить, а сейчас стрелял, толком не видя, кто притаился в кустарнике.
        Все это думалось, переживалось, однако Андрей не забывал непрерывно посматривать по сторонам и вслушиваться во все доносившиеся звуки. Сколько было в лесу бандитов, до сих пор никто толком не знал. Не хватало подпустить к себе кого-нибудь из уцелевших убийц!
        Вроде бы вокруг больше никого нет. Пока нет. Может быть - уже нет. Не идиоты же они, переть со средневековым реквизитом на серьезное оружие! Разница примерно как в случае с игроками. Те при некоторой сноровке и силе духа вполне могли одержать победу хотя бы над одним нападающим. Тут тоже. Стрела убивает легко, но винтовка может стрелять из любого положения. В отличие от лука. Налетчикам сейчас впору убегать без оглядки. Если сумеют преодолеть невидимый барьер. Или нападать из засады, подгадав момент, когда преимущество вооружения окажется не столь очевидным.
        - Чисто, - еще издалека заявил Андрей. - Минус один. Вернее, минус три.
        Но шел он, постоянно оборачиваясь, и предупредил не своих бывших бойцов, те в предупреждениях не нуждались, девчонок и парней:
        - Осторожнее. Всякое еще может случиться.
        И случилось. В виде раздавшегося издалека осторожного крика:
        - Эй, мужики!
        Глава 25
        - Стой! Да стой же!
        Физическая нагрузка подействовала. Володя немного пришел в себя. Он не приблизился к разгадке тайны, случившееся, как прежде, оставалось полнейшей загадкой и отдавало зловещим абсурдом, однако в мужчине вновь проснулся дух воина.
        Каждый имеет право на мимолетную слабость. Главное - чтобы слабость не подчинила себе окончательно и была вовремя побеждена.
        Его спутники остановились не сразу. Инерция бега была велика. Но все-таки застыли, поджидая мастера. На лице Раганы отчетливо читалась растерянность. И лишь Влад до конца так ничего и не понял.
        - Мы их убили. Недавно, - коротко пояснил ему Володя. - Это те самые первые, у которых мы «позаимствовали» оружие.
        - Как так - убили? - с точки зрения Влада, противники были живыми. Весьма живыми, если так можно выразиться.
        - Обычно. Мертвого от живого я как-нибудь отличу.
        - Зомби? - после всего случившегося Влад был готов поверить чему угодно. Раз привычный мир рухнул, захлебнулся кровью, может, на его место пришла эпоха недобрых чудес?
        - Не похожи они на зомби. Обычные люди, - возразил Володя. - Сколько помню, у оживших мертвецов сохраняются полученные раны. А эти - совершенно целехонькие.
        - Тогда как? - это уже спросила Рагана.
        - Откуда я знаю как? Есть факты, а причины… - Володя вспомнил о барьере, которого тоже не могло существовать в природе. Только абсурдность - еще не повод отказываться от борьбы.
        Сколько же раз надо убивать одних и тех же, чтобы они окончательно умерли? Интересно, противники учатся на ошибках? Если нет, то против них можно постоянно применять оправдавшие себя приемы. Но если да…
        - И что нам делать теперь? - Рагана смотрела на мастера с такой доверчивостью, с какой может смотреть только женщина на своего мужчину. Он всемогущий, сильный, всезнающий, надежный, и остается лишь повсюду следовать за ним.
        - Драться, - пожал плечами Володя. - Один раз одолели, неужели в следующий проиграем?
        Словно в ответ, неподалеку хлестко загрохотали одиночные выстрелы. Володя немедленно встрепенулся. Все не так плохо, как показалось недавно.
        - Пошли. Только осторожнее. В горячке вполне могут перепутать.
        Он не сомневался: неведомые стрелки не имели к игрокам никакого отношения. А раз так, откуда им знать противника в лицо? Полный резон: не подпускать к себе никого. Еще хорошо, что Рагана переоделась и теперь не выступает в наряде амазонки. В противном случае чем бы она отличалась от убийц-лучниц?
        С ним поневоле согласились. Когда видимость ограничена, могут и не разобрать, кто промелькнул между деревьями. Прежде выстрелят, потом станут выяснять - вполне возможный вариант. Особенно если схватка продолжается.
        Однако выстрелы быстро умолкли. Наверняка все закончилось победой стрелявших. Вопрос только о счете, с которым она была одержана.
        Володя шел впереди. Он привычно был готов в любой момент отпрыгнуть, уйти перекатом в сторону. Надо ведь еще доказать, что свой, а для этого необходимо как минимум остаться живым.
        Между деревьями кто-то мелькнул, Володя немедленно укрылся за ближайшим стволом и крикнул:
        - Эй, мужики!
        Через пару минут они сошлись вместе, десяток людей посреди огромного леса.
        - Преподаватель рукопашки и исторического фехтования. В прошлом - морпех Балтфлота, - представился Володя.
        - Обычная пехота. Но ОКСВ, - так же коротко сообщил Андрей. Но все-таки пояснил: - На охоту собрались. Случайно оказались здесь.
        Володя уже оценил оружие новых знакомых. Те тоже, в свою очередь, покосились на клинки прибывших.
        Неприятно было лишь видеть двух парней безоружными, когда неподалеку валялись убитые враги. Один свой тоже лежал, но войны без потерь не бывает.
        - А вы чего с голыми руками? Хоть мечи бы взяли.
        Но первой отреагировала Диана. Девушка сразу же решила, что преподнесет избраннику королевский, по нынешним меркам, подарок. Дима хорошо владел клинком, дать ему настоящий, и можно будет не сомневаться в конечной победе. Он же герой, опускать руки не станет. Просто так сложились обстоятельства, что оказался без оружия, а ларпом ничего против стали не сделаешь. Был бы у него с самого начала настоящий меч, и многие ролевики остались бы живыми. Даже не пришлось бы прибегать к помощи чужих мужиков.
        - Осторожнее там! Не дай Бог! - прикрикнул на парней ротный.
        - Да. Тут еще трое в кольчугах и с мечами бродят, - подтвердил Володя. И спросил очевидное: - Вы на поляне всадников положили?
        - Мы.
        - Вам хорошо. Нам пришлось врукопашную… Есть в этом деле один нюанс…
        Мастер замолчал, не зная, как сообщить самое невероятное в нынешней истории. Ведь не поверят, подумают, что крыша поехала от происходящего. Сам бы вполне покрутил пальцем у виска, если бы не был непосредственным не только свидетелем, но и участником действа.
        Мужчины молча ждали. Потом Евгений не выдержал и все-таки спросил:
        - Какой?
        - Дело в том, что именно этих людей мы уже убили.
        - Как?
        - Холодным оружием. Сцепились в лесу. Ошибки быть не может. А перед тем - тех мечников, которые наверняка сейчас идут сюда.
        - Похожие? - недоверчиво попытался уточнить Евгений.
        - Нет. Именно те самые. Мы же вплотную сошлись, разглядели. Да и трупы поневоле осматривали. Еще жалели, что никого не удалось захватить в плен и допросить, выяснить, что здесь происходит и откуда они взялись. А вот объяснить происходящее не сумею…
        - Мистика какая-то…
        - Зомби? - протянула вернувшаяся к мужчинам Диана. В руке девушки был меч убитого лучника. Почему-то ей показалось, что Дима выбрал бы именно этот клинок.
        - Скорее тогда выходцы с того света, - возразил Володя. - У них ни одного следа от ранений. Да и вообще, не верю я ни в каких зомби. Обычная вошедшая в моду страшилка. Придумана теми, кто не знаком с биологией.
        - А как же?..
        - Понятия не имею. Есть факт, и приходится считаться с ним. - Володя посмотрел на охотников.
        Они воевали, следовательно, многое видели и не должны терять голову в любой ситуации. Может, кто из мужчин сумеет найти объяснение происходящему? Это не нынешняя молодежь, кроме всяких тусовок и офисов, все знания черпающая из не самых лучших книг и фильмов. В охотниках мастер сразу признал людей иной закалки.
        Воинами становятся, пройдя через множество трудностей, зато, став ими, уже остаются такими на всю жизнь. Нынешним успешным особых трудностей на долю не выпало. Для них жизнь была забавой. Несколько дней игры уже расценивались едва ли не как подвиг и свидетельство мужественности. Но с тем же успехом можно считать мужчиной любого мальчишку, играющего в войну. Даже кое-какие навыки самообороны или фехтования роли не играют. Когда все понарошку, о воспитании характера говорить не стоит. Да и бой - ни в коем случае не драка. Он требует иных качеств, в числе которых есть и такие, как готовность не только убивать, но и умирать, если придется.
        Можно сколько угодно говорить о неравноценности оружия, однако в истории немало примеров, когда невооруженные люди справлялись с вооруженными. Дело в воле к победе, да и у нынешнего противника отнюдь не пулеметы, а всего лишь клинки. При определенном самопожертвовании могли бы задавить толпой. Только откуда самопожертвование у благополучных отпрысков? Вот если бы толпой на безоружных, они бы победили…
        - Какие-то факты, отдающие откровенной фантастикой… - протянул Андрей. - И сколько раз требуется убить противника? У нас с патронами негусто.
        - Понятия не имею. Я вообще не знаю ни кто они такие, ни почему напали…
        - Мы тоже.
        - Это все разговоры. Лирика, - решительно вступила в беседу Диана. - Людей спасать надо, а не болтать. Вот!
        - Понять, что здесь происходит, тоже необходимо. - Володя внимательно посмотрел на девушку. - Иначе мы просто будем бестолково метаться из одного конца полигона в другой.
        - А пока мы будем стоять на месте, бандиты убьют еще стольких!
        - Если они и в самом деле воскресают, может, наоборот, подождать и посмотреть, восстанут они или нет? - предложил Евгений.
        У него не имелось оснований сомневаться в словах нового знакомого, только случившееся отдавало такой мистикой, что поневоле хотелось убедиться, не спятили ли тут собравшиеся поодиночке и всем коллективом? Чертовщина же какая-то!
        Но пока мертвые явно не торопились воскресать. Валялись, как положено покойникам, там, где застала их смерть, на некотором расстоянии от компании. Трупов вообще хватало в этот несчастливый день на полигоне.
        - И сколько ждать? - Андрей взглянул на мобильник. Зоны не было, однако в качестве часов телефон функционировал исправно. - До темноты еще часов пять максимум. Что здесь будет ночью?
        Но если сравнить с кровавым днем, то разница не столь велика. Разве что людям слабым станет еще страшнее. Если это вообще возможно после всех сегодняшних ужасов…
        - Я одна пойду. Вот… - Диана стремилась найти Диму, остальное для нее не имело значения.
        Вручить парню меч, и все уцелевшие будут спасены, а враги повержены, будь они хоть трижды зомби. Это собравшиеся здесь все чего-то решают и ищут ответы на всякие там вопросы. Астальдо не таков. Он будет действовать, как настоящий герой. Не зря же Дима постоянно выбирал себе героические роли! Каждый играет того, кем является в жизни.
        Девушка уже сделала первый шаг, когда между деревьями промелькнул человек в кольчуге. За ним - еще один и третий - на редкость здоровенный, словно истинный тролль.
        Влад и Рагана покрепче вцепились в клинки. Остальные игроки вздрогнули и опасливо покосились назад, словно решая, пуститься ли в бегство и не налетишь ли еще на кого-нибудь из убийц? Охотники дружно опустились на колено и вскинули ружья. Им даже не требовалось распределять цели. Согласно получившемуся порядку - справа налево.
        - Живьем бы взять… - протянул Володя, сознавая бесперспективность собственного пожелания.
        Бандиты повели себя странно. Им бы укрываться за деревьями, но вместо этого кольчужники бегом рванули вперед, словно небольшое стадо кабанов. Что прущий кабан с клыками, что мужик с мечом или секирой, тому, кто стоит напротив, одинаково не по себе.
        Выстрелы грохнули один за другим. Наглядная демонстрация преимущества огнестрельного оружия перед холодным. Человек по живучести сильно уступает кабану, да, надо сказать, и по проворству тоже. А уж попасть в него метров с сорока картечью - вообще дело плевое. И имелись ли у живых мишеней кольчуги, никакой роли не играло. Разве что отдельные звенья сорвались и были загнаны в тело. А трое мужчин по привычке били на поражение. Они привыкли все делать основательно и как-то забыли, что хотя бы один противник нужен живым.
        Лишь наиболее здоровенный словно не заметил прямого попадания, и Юра - именно он оказался напротив - выстрелил еще раз. Теперь не в корпус, а точно между глаз. Вынос мозга - весьма действенное средство. После него живых не бывает.
        - Все.
        Оказалось - нет. Словно эхо, вдалеке частым горохом загрохотали выстрелы.
        - А это еще кто, блин?
        - Наши?
        Только вопрос - кого считать своим?
        Врагов своих врагов?
        Глава 26
        Толпа медленно перемещалась вдоль невидимой преграды. Последней человека покидает надежда. Вроде бы ясно, что никаких прорех в преграде быть не должно, даже представить таковые трудно, однако парни и девушки время от времени пытались оказаться на противоположной стороне проклятого барьера. Высшее образование на поведение не влияло. Или влияло, однако в худшую сторону. Какой-нибудь простой человек, соответственно, и пытался бы вести себя максимально просто, борясь ли с новыми условиями, прячась ли, одним словом, хоть как-то приспосабливаясь, ну или соответствуя им, а тут народ собрался кабинетный, к настоящему экстриму непривычный, да и к настоящей жизни вообще, вот и тыкался наугад, не зная, что же делать и как спастись.
        Несколько парней кое-как смастерили себе дубины, доброе дерево по-любому надежнее ларпового клинка, однако в целом настроение толпы было не боевое. Воин - прежде всего воспитание, а откуда оно у благополучных по жизни людей?
        Идти бесшумно не получалось. Разговоры в основном смолкли, только люди ломились через подлесок, наступали на сучья, почти все пыхтели и тяжело дышали. В итоге никто не услышал тихого перестука копыт, а когда услышали, стало поздно.
        Всадников, как прежде, было трое. Одна - уже знакомая некоторым амазонка, зато спутники у девушки оказались уже другие. Широкоскулый мужчина теперь был в костюме индейца, второй же, с европейской внешностью, был наряжен ковбоем. Оба имели при себе напоминающие винчестеры ружья, а пояс ковбоя помимо того был отяжелен парой револьверов в кобурах.
        Первые выстрелы грянули еще до возникновения паники. Сразу кто-то упал, остальные шарахнулись в стороны. И еще ладно, когда парни и девушки побежали вперед или назад, некоторые, потеряв голову, рванули как раз на невидимый барьер, только последний спокойно устоял перед страхом, как перед тем устоял перед силой и мелкими хитростями.
        Амазонка все еще пользовалась луком, и стрелы собирали жатву не хуже, чем пули. Ее спутники быстро расстреляли подствольные магазины и были вынуждены заняться перезарядкой оружия, дело не самое удобное, когда сидишь в седле, стрелы же всегда под рукой. Только их тоже оказалось в колчане немного, и напрасно девушка шарила в поисках хотя бы еще одной. Там было пусто, все-таки амазонка, подобно своим пешим приятельницам, и не думала их подбирать, когда имелось время, и в итоге лук стал полностью бесполезен.
        Однако у наездницы имелся не только лук. Девушка выхватила из ножен клинок, угрожающе взвизгнула и послала коня вперед.
        К тому времени большинство парней и девушек успели отбежать подальше, но ведь в погоне имеется несомненный азарт. Тем более когда гнаться приходится не на своих двоих, а на четырех скакуна.
        Мечта любого кавалериста - рубануть кого-нибудь со спины. Догоняешь, а затем с оттягом обрушиваешь клинок на убегающего человека. Главное, он даже сделать ничего не может, разве что почувствовать приближение неумолимой смерти и попытаться в последний момент вильнуть в сторону.
        Первый попавшийся парень не успел и послушно рухнул с широкой раной от плеча и ниже. Зато Борис резко рванул в сторону и умудрился вломиться в плотный ельник. Как ему это удалось, сказать не сумел бы никто. По всем законам, парнишка должен был застрять, очень уж плотно сцепились ветви, только настоящий страх иногда заставляет совершить невозможное и дает для этого немыслимые силы. Протиснуться следом за Борисом не сумел бы не только конь, но и кабан.
        Потенциальных жертв поблизости было столько, что бегство одной из них могло вызвать разве что легкую досаду. Ковбой с индейцем тоже не стояли на месте и уже гнались за убегающими. Только у индейца хотя бы имелся положенный ему томагавк, а у ковбоя холодного оружия не было, и приходилось, сократив дистанцию, стрелять вслед прямо с коня. Тут поневоле даже в упор можно не убить, а всего лишь ранить. Не зря военные давно знают, что на одного убитого приходится трое раненых. Всего лишь площадь тела и участки, где попадание априори смертельно, и те, которые позволяют в случае повреждения жить. По этой причине кое-кому везло. Скажем, одной девушке пуля попала в плечо и прошла навылет. Правда, болевой шок заставил потерять сознание, но ведь оно когда-нибудь должно вернуться. И от кровопотери умирают далеко не всегда. Конь и тот каким-то образом не наступил копытом на упавшую. Шанс есть. Если, разумеется, налетчики не вернутся и не станут старательно проверять валяющиеся тела на предмет присутствия в них жизни. Если и станут, все-таки прожила хотя бы немного дольше. Тоже неплохо. Наверное.
        Разыскать Астальдо было очень трудно. Даже Диане. Парень твердо решил не рисковать, а попробуй, покажись на голос, и дальнейшая твоя судьба окажется под угрозой. Да и любая девушка в чрезвычайных обстоятельствах является только обузой. О ней надо хотя бы ради приличия заботиться, помогать, спасать, а тут не знаешь, как самому уцелеть в заварушке.
        Нет уж. Каждый за себя. Дураков не имеется. Если бы речь шла о вульгарной драке, тогда исход решала бы величина толпы, сейчас же самое лучшее - спрятаться одному, да так, что рядом пройдешь и не заметишь.
        Мысль, как это проделать, родилась в процессе блуждания и показалась Дмитрию гениальной. Он не зря считался находчивым и крутым парнем. Пусть остальные бегают или скрываются в кустах. Кусты - ерунда. Особенно по сравнению с настоящим ельником.
        Забраться под низко нависшие колючие ветви было тяжело. Вдобавок Дима не собирался валяться под первой же от края елью. Он целеустремленно уползал все дальше и глубже, пусть на скорости больной черепахи, но ведь не зря говорится: дорогу осилит идущий. В итоге Астальдо запрятался так, что увидеть его откуда-нибудь было нереально. Извлечь же вообще невозможно.
        Теперь осталось лишь ждать, когда исчезнет таинственный барьер, прибудут вояки и, наконец, очистят полигон от всевозможных бандитов. Понадобится, подождем хоть сутки. Без еды и воды можно как-нибудь потерпеть. Говорят, сутки - ничего страшного. Страшно лишь там, снаружи… Только все колется, и толком даже не вытянуться и не повернуться, но уж как-нибудь…
        Небольшой отряд вдруг увеличился еще на пятерых: двое парней и три девушки. Все они явились на выстрелы, по возможности понаблюдали издалека, практически сразу были замечены и окликнуты. Андрей не возражал. Он нашел Диану и теперь был готов спасать всех встретившихся. Возможно, толпа быстрее убедит девушку совместно перебраться на ту сторону барьера. Здесь же предпочтительнее остаться вчетвером. Володя произвел на друзей очень хорошее впечатление. С таким, как говорится, хоть в разведку.
        - Патронов маловато, - вздохнул Андрей.
        Он прекрасно помнил, что в помповике у него пять штук, в запасе же осталась пара. Если убитые бандиты действительно воскресают, пусть это отдает натуральной мистикой, то еще две-три стычки, и вместо оружия в руках окажется дубина. Штыка к охотничьему оружию не предусмотрено, фехтовать же мечом или саблей бывший офицер по вполне понятным причинам не умел. И его друзья - тоже.
        Но ведь где-то в отдалении стреляли! Вдруг на полигон все-таки проникло какое-то боевое подразделение? Или неведомые самовоскресающие бандиты отбросили условности и извлекли нечто более серьезное, чем клинки и луки? Тоже вариант, пусть заведомо не сулящий ничего хорошего. Только готовиться всегда надо к худшему, чтобы оно не стало неожиданностью.
        Володя, очевидно, подумал о том же. Первоначальная эйфория схлынула очень быстро. Все-таки положение было весьма серьезным. Намного хуже, чем думалось вначале. Сплошная фантастика, и нельзя предугадать очередную пакость судьбы. Остается лишь бороться до конца. Еще бы понять, с чем вообще они имеют дело? Кто противники и почему все так происходит? Для инопланетян как-то мелковато. Лететь с другого конца Галактики, чтобы убить несколько сотен человек? Полнейшая нелепица.
        - Вы говорили, что через барьер можно перебраться?
        - Не наверняка, - поправил Володю Андрей. - Белка перескочила легко, а сможет ли человек… Однако попробовать необходимо. Да и сообщить кому-нибудь во внешнем мире тоже. Вдруг нам сумеют реально помочь?
        Ему опять подумалось, что первым делом надо отправить в безопасное место Диану. А в компании великовозрастных подростков или нет, роли не играет.
        - Там уже все знают, - заявила Диана. - Раз прислали сюда группу. Надо первым делом собрать как можно больше людей, пока еще есть кого собирать.
        Она посмотрела на приятелей по игре, ожидая поддержки. Однако Рагана и Влад заранее были согласны с Володей, безоговорочно признав его авторитет, остальные думали не о друзьях и подругах, а исключительно о собственном спасении. Они уже натерпелись, новости же отнюдь не способствовали пробуждению боевого духа. На войне, даже самой маленькой, оказывается, убивают. Какой дурак хочет быть убитым? Нет, скорее домой, в привычную спокойную обстановку!
        - Не факт, что знают, - протянул Володя.
        Он находился в нерешительности и думал, как лучше поступить. Конечно, собрать уцелевших было бы идеальным вариантом, да только народ успел разбежаться, и сколько уйдет времени, чтобы отловить всех и каждого… Вдобавок отряд будет непрерывно расти, организовать толпу полностью вряд ли удастся. Придется нянчиться со многими, а при малейшей опасности это чревато. Такие люди станут не помощниками, а обузой, ладно, если вокруг соберется десятка два человек, а если сотни две? И при малейшей опасности рванут во все стороны, как было уже сегодня не раз и не два. И сколько вообще времени необходимо, чтобы прочесать весь полигон?
        - Давайте так. Прочешем ближайшие окрестности и посмотрим, будет собираться вокруг нас народ или нет. Потом отведем первую партию к предполагаемой лазейке и попытаемся переправить. В случае удачи отправимся за следующей группой.
        Нет ничего хуже полумер, да только…
        Зато предложение устраивало всех. Диана надеялась, что ее избранник где-то недалеко и обязательно найдет ее еще раз. Мужчины успокаивали совесть. Кое-кто из ролевиков предпочел бы немедленный эксперимент по преодолению барьера, но перед прочими было неловко. Но ведь с такой охраной сравнительно безопасно побыть в лесу еще полчаса. При удаче же и того меньше. Встретить еще десяток своих, и можно считать долг исполненным.
        - Я с тобой, - предупредила мастера Рагана. Она взирала на Володю влюбленными глазами. Может, в самом деле правда, что феминизм существует лишь до первого настоящего мужчины?
        - Я тоже, - вздохнул Влад. Он уже расценивал сложившуюся компанию как свою, а отец любил повторять, что своих бросать нельзя. Хотя сейчас, после напряжения всех сил, накатила вполне понятная слабость, и хотелось упасть и долго лежать не вставая.
        Андрей лишь пожал плечами. Его дело - сторона. Единственное, к чему он стремился, наполовину выполнено, но, если Диана просит, он готов и дальше бродить и стрелять, на семь бед один ответ, к тому же интересно отыскать причину происходящего и хоть немного разобраться в здешнем театре абсурда.
        Жаль, патронов действительно мало. Но может быть, хватит до темноты? На ночь оставаться здесь не стоит. Надо успеть все сделать до захода солнца. А долго ли до него?..
        Глава 27
        Силы человека небеспредельны. Опасность порою вызывает их всплеск, только любой выброс адреналина через какое-то время заканчивается, и тогда неизбежно одолевает слабость. Страх не может вечно заставлять человека искать пути к спасению. Наступает момент, и становится уже все равно, жить или умереть. Лишь бы все побыстрее закончилось.
        Озеров вымотался до конца. В его хаотических перемещениях ему чем дальше, тем чаще попадались трупы. Истыканные стрелами, пронзенные клинком, а то и порубанные едва не на куски. Вид крови перестал ужасать, превратился в жуткую обыденность. Желудок и тот перестал протестовать. Пуст он был давно, желудок.
        Куда идти, художник не соображал. Он лишь старался вырваться из этого ада, только вырывался по хитроумной кривой, которая никуда привести не могла. Однажды путь привел его к Порт Луену, но трупы там были заметны уже с опушки, причем, как водится, воображение немедленно увеличило их число до каких-то астрономических величин. Казалось, неожиданное нашествие уничтожило всех живущих на Земле. На ум приходил апокалипсис, просто таковой часто встречался Озерову в книгах. А еще - зомби. Правда, трупы не пытались встать и активно злодействовать, присоединяя к миру неживых вчерашних товарищей по игре, так ведь времени прошло не столь много.
        В голове у Озерова вообще творилось непонятное. Страх порождал сумбур в мыслях, и парень лишь частично пребывал в реальности, другая же его часть словно оказалась в мире всяких страшных историй и книжных ужасов. За каждым деревом мерещился то зомби, то вурдалак, то какой-то вообще невероятный монстр из фэнтези. И это уже не говоря про ведьм, охотником на которых объявил себя Озеров в начале игры.
        Кругом враги, и некуда деваться.
        В конце концов силы окончательно оставили парня. Они же не беспредельны, даже у молодых и как бы здоровых. Ноги перестали держать. Пришлось прислониться к дереву, опуститься рядом с ним на траву и тупо ждать своей участи. Если все равно умирать, какой смысл суетиться и пытаться сбежать от неизбежного? Было бы куда! Лес оказался заколдованным, не имеющим ни конца, ни края. Вроде бы целую вечность Озеров то бежал, то брел, но вокруг по-прежнему оставались те же деревья и кусты.
        Перед глазами все плыло. Потом в поле зрения вдруг появился силуэт какой-то ведьмы на лошади. Куда-то пропал врожденный дальтонизм, и на общем сером фоне волосы наездницы полыхнули рыжиной. А раз волосы у девушки рыжие, кем же еще она могла быть?
        Парень с трудом поднял игрушечный пистолет, надавил пальцем спусковую скобу, которую по незнанию именовал курком, и слабо щелкнул ненастоящий выстрел. Наверное, промахнулся. Во всяком случае, ведьма не упала, а неторопливо соскочила с коня и направилась к нему.
        - Сгинь, а? - вяло промолвил Озеров.
        Не сгинула. Сверкнул клинок, и конец лезвия полоснул парня по горлу. Озеров захрипел, забулькал, а затем на него опустилась тьма.
        Амазонка вытерла испачканный меч о костюм убитого, вложила оружие в ножны и вернулась к скакуну.
        Еще один. Дополнительные баллы в игре. С учетом того, что сама девушка еще не потеряла ни одной жизни, можно считать, что по баллам она пока побеждала всех прочих участников игры.
        Здорово!
        - Сейчас выйдем на поляну и посмотрим, - Володя, по общему согласию мужчин, вел сборную команду туда, где Андрей уложил двух всадников. Надо же выяснить, делись ли куда тела, воскресли или так и продолжают валяться под облачным небом!
        Да и нет особой разницы, с какого места начинать поиски уцелевших. Ведь парни и девушки разбежались по всей территории полигона. В условных городах никого быть не должно, чащоба укрывает лучше палаток. Разве что кто-то мог рискнуть пробраться туда в поисках еды. Все началось перед обедом, люди должны давно ощутить голод, тот самый, который не тетка и порою подвигает отдельных представителей человечества и на преступление, и на подобие подвига. Но все это на считаные минуты. Нашел, схватил и побыстрее убрался с добычей подальше, пока добычей, только иной, не стал сам. Хотя и в лесу подловить кого-то тяжеловато. Народ пуганый, старается или убежать, или спрятаться, и к любому встречному наверняка отнесется с подозрением.
        Крики давно стихли. Время массового злодейства закончилось. Ролевики рассеялись, вряд ли на полигоне существовали большие группы, а нападавшие понесли потери. Пусть даже убийцы этакими материальными призраками являлись вновь и число зловещих загадок возросло, но не могли же они поспеть везде и всюду! С какой точки зрения ни подходи, подобное воскрешение требовало некоторого времени. Следовательно, каждое выведение противника из строя давало людям дополнительные шансы на выживание.
        Прочесать и зачистить большой полигон небольшими силами - дело достаточно сложное. Тем более, если учитывать непрерывные взаимные перемещения. И чем меньше народа остается в игре, тем больше усложняется задача. В первую очередь для тех, кто зачищает. Для тех, кто прячется, главное остается неизменным и во многом зависит от судьбы и удачи. Это в бою еще важны присутствие духа и мастерство. Мастерство у некоторых какое-то имелось, но духа не было точно.
        Вместо криков теперь изредка гремели выстрелы. Не в каком-то одном месте, а перемещаясь довольно быстро, с явно не пешеходной скоростью. Или же стрелков было много. Ну, пусть относительно много, и они двигались отдельными группами на широком фронте. Только вопрос: вкого они стреляли? Все-таки бандитов было не так уж много, даже с учетом их воскрешения.
        - Это не спецура, - тихо, только своим и Володе сказал Андрей.
        - Так думаешь? - Женя был серьезен. Он привык доверять командиру, но сейчас очень хотелось, чтобы непогрешимый ротный ошибся в оценке ситуации.
        - Пожалуй, ты прав, - в противовес бывшему бойцу согласился Володя. - Не в кого им так стрелять. Не детвору же нашу зачищают. Хотя если на всякий случай… Все равно - нет. Потом такие разборки грянут!
        Мужчины понимающе переглянулись. Наличие у противника огнестрельного оружия резко меняло весь расклад. Тут уже никакие трофейные клинки помочь не могли. Собственно, всю молодежь не стоило принимать в расчет. Никаких навыков боя у игроков не имелось. Но и у ветеранов оставалось мало боеприпасов. Если у бандитов несколько групп, то рано ли, поздно патроны закончатся. И рано - гораздо скорее.
        - Отправлять молодежь надо. Мы-то ладно, - Андрей привычно закурил. Во рту от сигарет было погано, только что делать? Вдруг последняя?
        - Надо, - на сей раз сразу согласился Володя. - Только до поляны уже рукой подать. Взглянем разок…
        - Слушай, Зайцевская, - по фамилии обратилась Кристина к подруге, - этот твой знакомый кто?
        - Ветеран, офицер, - рассеянно отозвалась Диана.
        - Он в тебя случайно не влюблен? - Кристина улыбнулась едва ли не в первый раз после нападения на поляне.
        - Да ну его! Он же старик! Мне в отцы годится, - Диана вновь вспомнила Дмитрия. Вот это настоящий мужчина, с которым по крайней мере не скучно. И подруги завидуют, что Астальдо бросил свою предыдущую ради нового бурного романа. Забылось все. Месяца два Диана ни разу не ужинала дома. А иногда парочка целыми днями не вылезала из постели. А какой он красавец! И богатый к тому же. Тачка такая крутая. С таким мужчиной можно прожить всю жизнь. А тут непонятно кто. Да разве можно их сравнивать?!
        - Положим, в отцы не в отцы, а мужчина хоть куда, - лукаво улыбнулась подруга. - Надежный. Как он на помощь прибежал! И ведь сумел найти! Офицер.
        В последнем слове не было ни капли издевки. Понятно, в их компании принято иногда издеваться над военными. Дурацкая профессия, и идут туда одни дураки. Только, оказывается, и от военных бывает немалая польза. И ничего он не старый. Не толстый, довольно подтянутый, особенно по сравнению со своими товарищами. В чем-то весьма интересный.
        - Нашел, - вынуждена была согласиться Диана. Вспомнилось поведение Димы, а тут еще подруга безжалостно выдохнула:
        - Твой-то первым убежал! И тебя бросил.
        - А что ему оставалось делать? С дюралевым клинком против настоящих! Если бы у него было оружие, он бы всем показал! Вот…
        Почему-то Кристина усомнилась в этом. Однако возражать не стала. Остальная молодежь сбилась стайкой, и любые слова были бы услышаны теми, кому они не предназначались. Не обсуждать же публично мужиков и их достоинства!
        Поляна действительно была рядом. Высовываться с ходу на нее не стали. Мужчины быстро вспомнили старые навыки, остальные пока следовали их примеру. Одно из простейших правил: по возможности как можно меньше находиться на открытых местах. Тем более сейчас, когда вдалеке временами кто-то постреливает.
        Трупы лежали там, где упали. И всадников, и двух неосторожно подставившихся ребят. Никто не исчезал, чтобы затем воскреснуть. Нет, покойники вели себя весьма прилично, как, впрочем, и полагается покойникам. И лучники, две девушки и мужчина, тоже тихо лежали неподалеку. Те самые, которых убили бывшие армейцы. Двух мнений тут быть не могло. Лица лучников еще свежи в памяти. Как в память впечаталось воспоминание о том, что за одежда была на них и какое имелось оружие. Другими показались разве что раны, но и убивали налетчиков разными способами.
        - Ну и? - спросил Володя.
        - Мать твою! - выдохнул Евгений.
        Он до последнего не верил в зловещие чудеса. Только против фактов не попрешь.
        - Да… - протянул Андрей. - Какие варианты случившегося?
        Вариантов ни у кого не было, если же были, то настолько фантастические, что ничего не объясняли, а лишь запутывали еще больше.
        - Дурдом на выезде, - подвел итог Андрей. И добавил: - Страшненький дурдом.
        Однако лицо его оставалось спокойным, при взгляде на Диану глаза мужчины начинали светиться, и чувствовалось: для него ничего особо страшного не произошло. Непонятное - да. Но мало ли непонятного в жизни?
        - Ротный, ты не прав, - возразил Юра. - Это еще не дурдом. Туда мы обязательно попадем, как только расскажем полиции или журналистам, чему были свидетелями. Вот тогда точно упрячут на неопределенный срок.
        Но кое-кто в здешнем лесу сейчас согласился бы и на дурдом. Там тепло, кормят, заботятся, а главное - ничего не угрожает твоей жизни.
        Что еще надо для счастья?..
        Глава 28
        Борис вздрагивал от каждого выстрела. Он не имел перед тем дела с лучниками или меченосцами и поэтому перехода террористов на новое оружие не заметил. Вернее, как бы не имел. Случившееся в самом начале успело выветриться из памяти, оберегая психику от слома. Ведь если не помнишь, то этого как бы и не было. Да, в толпе поговаривали о неких бандитах, орудовавших клинками, но ведь, по слухам, чеченцы тоже резали головы попавшим в плен солдатам. Так и тут, наверное, неведомая банда забавлялась в своем ключе, желая не просто убить, но и порубить на куски застрявшую в лесу молодежь. Всех рубить долго, любая рука устанет, потому для ускорения процесса многих просто постреляли и постреляют еще.
        Пока ему везло. И обязательно необходимо сплюнуть через левое плечо, хотя почему через левое, Борис понятия не имел. Он ничего не знал об ангеле-хранителе и об искусителе, которые якобы постоянно и незримо находятся рядом с каждым человеком. Есть ли они? Если есть, почему хранители сегодня отвернулись от подопечных, а искусители перестали нашептывать различные непристойности?
        Подобно многим, Борис быстро заплутал в лесу. Бежать приходится наугад, лишь бы подальше от опасности, а деревья везде одинаковы. Только в отличие от многих силы у парня иссякли довольно быстро, и бег сменился усталой ходьбой. Хилая молодежь, издержки компьютерного поколения.
        Голова начала болеть от усталости ли, от голода. Подобно всем ролевикам, пообедать сегодня Борису не удалось, дома же заботливая мать кормила парня едва не по часам разнообразной кошерной пищей. Сейчас Борис согласился бы и на не кошерную, вообще на любую, только никто ничего не предлагал, и вообще никого не было вокруг. В лагерь же, где точно имелись продукты, Борис идти не собирался. Неведомые убийцы наверняка устроили там засаду. Или же наведываются в спальный городок время от времени, отстреливая голодных, а то и просто отрезая бедолагам головы и вспарывая животы.
        Лучше уж немного потерпеть, зато остаться живым, чем попытаться раздобыть еду, а заполучить собственную погибель.
        Некоторое время Борис сидел в глубине кустарника и думал. Может, повлияла головная боль, только придумать ничего не удалось. И не только придумать, но и просто обдумать положение и наметить хоть какие-то способы спасения.
        Изредка, заставляя вздрагивать, вдалеке раздавались одиночные выстрелы. Значит, еще кому-то не повезло нарваться на пулю. Или повезло, если альтернативой был клинок? Трудно сказать, когда финал один.
        Но по прикидкам выходило, что отсидеться в одном месте не удастся. После сегодняшней бойни у бандитов один путь: убрать всех свидетелей. Рано или поздно виновников случившегося найдут, тут же обязательно подключатся родители погибших, а среди них немало влиятельных людей. Но на некоторое время бандиты скрыться сумеют. Они же наверняка спланировали пути отхода и какие-то потайные места, где будут чувствовать себя в безопасности. Тем более когда приметы подозреваемых следователям неизвестны.
        Надо идти. Наверное. Только бы знать, в каких местах в ближайшее время безопасней. Не жизнь, сплошная лотерея. Вдруг удастся встретить кого-нибудь из приятелей? Вместе не так страшно, хотя безопасности в обществе еще одного беглеца больше не станет. И еду найти необходимо.
        О приближающемся вечере Борис старался не думать.
        - А я еще хотел вернуться к машине и посигналить, - признался Володе Андрей. - На сигнал наверняка бы кто-нибудь собрался. Раз враги с мечами, то этакий глас цивилизации подают свои. Противников же можно было бы попутно просто отстреливать.
        - Да уж, - Володя оценил способ, увы, не подходящий в изменившихся обстоятельствах. Фехтовальщика можно вызвать на бой, только проделывать то же самое со стрелком не стоит.
        Отряд опять немного вырос. Несколько человек поодиночке и группами выбрались на пути из различных, хотя и довольно разнообразных укрытий. Кто-то признал уже находившихся здесь знакомых, кто-то просто рискнул, разглядев мужиков в камуфляже, и в итоге выиграл.
        К разочарованию Дианы, Дмитрия среди присоединившихся не было. Никто его не видел, в последнее время, разумеется, и где парень искал свою женщину, так опрометчиво им покинутую, оставалось загадкой. Без него же возвращаться в привычный мир девушка не хотела. Ведь потом придется долго переживать, куда делся избранник? А он будет шляться по локациям в поисках спутницы, рисковать жизнью, даже не зная, что его женщина давно в безопасности.
        Однако соединенная компания твердо намеревалась вернуться к барьеру и попробовать перебраться сквозь подсказанную белкой лазейку. Разумеется, вооруженные мужчины собирались остаться в лесу и после эксперимента, но все остальные обязаны были покинуть опасные места. Для себя Диана твердо решила никуда не уходить, пока Дмитрий не найден. О том, что парень может быть убит, девушка даже не думала. Он же самый лучший, самый крутой, самый неповторимый, и с ним ничего плохого не может случиться!
        А ведь случалось сегодня и не один раз с не менее крутыми и не менее неповторимыми. Костлявой старухе глубоко наплевать на наши предпочтения, и еще больше - на мысли о надуманной справедливости. Она сама решает, кого прихватить в свое царство, а кого пока оставить на земле.
        Очередной выстрел раздался вроде бы совсем неподалеку, заставив компанию поневоле насторожиться.
        - Так, ребятишки, всем слушать сюда. Повторять не буду, - Андрей повернулся к ролевикам, на мгновение задержал взгляд на Диане. - Есть предположение, что неведомые террористы стали применять огнестрельное оружие. Пока это не факт, только готовиться надо всегда к худшему. Потому при малейшей угрозе всем немедленно падать на землю и не изображать из себя застывшие мишени. Затем отползать к ближайшему укрытию и лежать там неподвижно. Ни в коем случае не вскакивать, никуда не убегать. У нас не будет времени следить за каждым и каждой. Запомните главный девиз выживания: никуда не высовываться. И второй - от пули не убежишь. Она быстрее. Все запомнили?
        - А точно это террористы? Вдруг наши?
        Как меняется отношение к армии и к силовым структурам, когда опасность начинает припекать афедрон! Наверняка многие из игроков ходили на Болотную, ругали кровавый режим в соцсетях, возмущались омоновцами, всего лишь выполнявшими свой долг, только теперь каждому, вне зависимости от политических предпочтений, больше всего хотелось увидеть людей в форме.
        - Вполне могут быть и нашими. Но все равно падайте. Разбираться будем потом. Живой встанет, мертвый - никогда.
        Сказал и подумал: почему же враги после смерти свободно разгуливают по лесу живыми, словно не получали заряды картечи и не попадали под клинки? Вопрос пока не имел никакого ответа, хотя имел самое практическое значение.
        Понять бы суть происходящего, навалившиеся вдруг жестокие тайны, и тогда можно будет действовать в полном соответствии с обстоятельствами, а не тыкаться вслепую, реагируя исключительно на внешний ряд событий. Кое-как соответствовать можно, трудно победить неведомо кого, да еще обладающего некоторыми сверхъестественными способностями. Андрей уже не сомневался, что барьер имеет прямое отношение к нападениям, хотя какое именно, сказать не мог. И вообще, не с зелененькими же человечками приходится вести войну! Мелковато для представителей инозвездной цивилизации. Вообще, есть ли смысл для неких могущественных представителей чужого разума зачищать часть территории Земли подобным примитивным способом? Это ведь даже нападение европейцев на дикарей ничем не напоминает. Полная и беспросветная чушь.
        Но и в прошлой своей, вполне реальной войне тоже приходилось сражаться, зачастую не вполне понимая, как отличить врага от потенциального друга или же полного нейтрала. Судьба, наверное, такая.
        Лица игроков были перепачканы, одежда на многих порвана после продирания через кусты, в глазах практически всех застыл затаенный страх. Исключением были лишь подруги да Рагана с Владом. Последние - вполне понятно. В отличие от прочих они не только бегали от опасности, но и одерживали победы. Потом придут переживания, вполне вероятно, станут являться кошмары по ночам, зато сейчас парень и девушка испытывали определенный душевный подъем.
        Одно дело читать книги и смотреть фильмы про всевозможные ужасы, подсознательно ставить себя на роль главного всепобеждающего героя, и совсем иное - столкнуться с жестокой реальностью.
        Подвиги хороши лишь в воображении. На деле любая заварушка чревата опасностью и ничего привлекательного в ней нет. Надо относиться к подобному, словно к работе. Это и есть работа: воевать. Тяжелая и неблагодарная.
        Опять громыхнул одиночный выстрел. Теперь вроде бы подальше. Точное расстояние в лесу не определишь. И опять все поневоле напряглись, не зная, чего ожидать от появления новой силы. Вдруг действительно террористы решили прекратить баловство и не заморачиваться понапрасну возней со средневековым оружием?
        - Не разбредаться. Идти компактно. Так будет лучше. - Бывшему офицеру невольно подумалось: абудет ли?
        Нет, отошедший в сторону рискует по полной программе. Постоянно следить за каждым не станешь. Зато толпа - всегда лучшая мишень для любого, у кого в руках ствол. А если у налетчиков еще пулемет в запасе или хотя бы обычные автоматы, то одной очередью можно наделать таких дел!
        Но даже самый законченный эгоист в минуты опасности стремится оказаться в компании. По возможности - не с краю, а в центре, чтобы неприятности первыми достались другим. Разумеется, находиться рядом с вооруженными мужчинами было бы предпочтительнее, те вообще прикроют огнем и мечом, только боевая часть отряда заранее несколько обособилась от остальных. В бою лучше иметь определенный простор вокруг. Разве что Андрею хотелось быть поближе к одной девушке. Но в свете собственного немалого опыта бывший ротный прекрасно осознавал разницу между желаниями и реальностью. Лучшее, что он может сделать для любимой, - уничтожать врагов. Цепляться за юбку - только погубить всех.
        - Раз понятно, тогда пошли. И не топочите слонами. В здешних лесах они не водятся…
        Глава 29
        - Ложись!
        Евгений первым услышал перестук копыт и сразу же негромко отдал приказ.
        Мужчины отреагировали мгновенно. Имеющие оружие развернулись в сторону предполагаемого противника, Володя же проследил, как выполняется распоряжение. Мастер прекрасно понимал: где летают пули, толку от меча почти нет. Разве что подождать, когда у противника кончатся патроны, и успеть сблизиться за краткий промежуток перезарядки. Ну, или подкараулить наездника и напасть из-за дерева или куста. Для последнего требовалось выдвинуться подальше от группы, наметить удобное место для засады, да еще угадать с ним. Проедет противник стороной, и вся идея пропадет впустую.
        Молодежь не падала, а ложилась, да еще тревожно крутила головами по сторонам. Правильно ли сделали, что послушались? Не лучше ли было бы удирать без оглядки? Ладно хоть, не думали, не смешно ли выглядят. Не до посторонних мыслей.
        Совсем без шума не обошлось. Может быть, всадник и проехал бы мимо, так и не появившись в поле зрения, но, привлеченный звуками, изменил направление.
        Не всадник, всадники. Теперь довольно отчетливо слышались звуки минимум двух лошадей. Вот в просвете между деревьями мелькнул натуральный индеец. Как их принято изображать в книгах и фильмах.
        Конный - заведомо враг, и стволы ружей немедленно повернулись в его сторону. Конь почти сразу скрылся за деревьями, и теперь мужчины старательно выцеливали место, где он должен был появиться в следующий раз.
        Вот конь объявился опять, и Евгений немедленно выстрелил туда, где должен восседать всадник. Картечь пропала впустую, как пустым оказалось и седло. Индеец успел почувствовать опасность и спешился, когда никто не мог это увидеть. Дитя природы, мать его! Или - ее? Однако не настоящий же он! Откуда в средней полосе России представители практически уничтоженного народа? Да и уцелевшие уже далеко не те последние из могикан, о которых снимались фильмы.
        Конь тревожно заржал, видно, его задела картечь, и рванул прочь от опасного места. Вторая лошадь так и не появилась. Всадник догадался о грядущей встрече и счел за благо не рисковать. Это с безоружными можно не церемониться.
        Кто-то из парней не выдержал, поднялся, и в стороне грохнул выстрел. Парень немедленно упал. Навсегда. Его соседка повернулась, принялась тормошить пострадавшего и тоже поплатилась за подобную заботу.
        Но стрелок выдал себя, и в него тут же выстрелили Юра и Андрей. Оба немедленно перекатились в сторону, меняя позицию. Это давно вошло в привычку, да и предыдущие были неудобны. Падали, где застало предупреждение, и хоть постарались найти некое подобие укрытий, все равно чувствовали себя словно на ладони.
        Индеец затих. Рядом с деревом виднелась его уткнувшаяся в землю голова и часть плеча. Никакого шевеления. Да и расстояние было плевым - от силы полсотни метров. Если стрелять лежа да с упором, то промахнуться трудно.
        Но где-то могли быть спутники индейца. Вряд ли он вел за собой заводного коня. Следовательно, еще минимум один стрелок выжидал удобного момента. Он пока ничем не проявлял себя, и мужчины непрерывно всматривались в заросли. Если противник умный - никогда не стоит представлять врага дураком, - он же вполне может обойти группу и появиться с любого направления.
        - Всем лежать! Если жить не надоело! - Андрей едва не вертелся, пытаясь объять необъятное.
        В зеленке всегда были больше потери. Повороты боя непредсказуемы, можно нарваться в любом месте, и немалую роль играет обыкновенная удача.
        Индеец по-прежнему не подавал признаков жизни. Настоящие сиу и прочие оцеолы, по слухам, отличались терпением, но этот же был ряженым. Пусть терпение удел всех воинов, все-таки логичнее улучить мгновение и отползти, чем старательно изображать из себя убитого.
        - Мужики, прикройте! - Володя вскочил, сделал короткую перебежку, упал и откатился в сторону.
        Он вдруг остро ощутил, что нынешний набор оружия никуда не годится. С голыми руками не очень-то выйдешь против меча, однако и с мечом выступать против винтовки нелепо. Элементарная дальнобойность и никакого особого мастерства. Следовательно, необходимо разжиться новыми трофеями, позволявшими действовать на равных в изменившихся условиях.
        До чего неприятно быть открытым со всех сторон и не ведать, откуда придет опасность!
        Еще короткая пробежка, падение за намеченный заранее куст. Куст - не защита, хорошая пуля его пробьет навылет, но зато укрытие, и хоть на некоторое время становишься невидимым для возможного стрелка.
        На третьей пробежке инстинкт бросил Володю на землю заранее, и в то же мгновение над головой его просвистела пуля. Давно он не слышал подобной музыки, и лучше бы не слышать впредь!
        Кто-то из охотников немедленно выстрелил. Противника мужчины не видели, наверняка тот вообще был скрыт от них каким-то препятствием, однако ответный огонь - лучшее средство сбить врагу прицел, заставить его поневоле уткнуться в землю.
        Володя торопливо прополз и укрылся за деревом. Теперь он хотя бы примерно знал, что противник где-то слева, и мог хоть как-то прокладывать дальнейший путь с учетом этого обстоятельства.
        Несколько елок, за которыми можно пробежаться, дальше - подобие канавы, которую стрелок видеть не может, а в конце пути долгожданный индеец.
        Мужики знали свое дело. Полчерепа снесло картечью, плечо тоже было разворочено, а вот какая-то часть лица осталась целой и напомнила Володе о кочевнике, убитом в стороне отсюда. Но личность террориста была не главным. Главное - рядом лежал классический винчестер. Володя видел такие лишь в фильмах, но если доводилось стрелять из одного оружия, нет особой проблемы разобраться в другом. Чистить винтовку, скорее всего, не придется, а стрелять - дело не такое и трудное. Перезарядка осуществляется с помощью скобы, единственная проблема - это снаряжение подствольного магазина. Должно быть какое-то окошко, через которое патроны вкладываются по одному. В фильмах винчестеры заряжаются именно так. Ладно, потом разберемся. Прежде необходимо ликвидировать другого стрелка. Пока он не ликвидировал тебя.
        Володя стянул с индейца патронташ. Больше половины гнезд были уже пустыми, и весь запас не превышал полутора десятков. Еще рядом валялся томагавк, однако холодное оружие у мастера имелось, и таскать сверх того дополнительную тяжесть он не собирался.
        Теперь вполне можно было помериться со вторым стрелком в мастерстве и в удаче.
        - Всем лежать! - повторил вдалеке Андрей. - Мужики, я немного проветрюсь.
        И потихоньку пополз влево, умело, прижимаясь к земле. Потом, уже оказавшись под прикрытием деревьев, вскочил и резво рванул дальше. Словно не было груза лет, нездорового образа жизни, и внезапно вернулась молодость. Лишь зеленка была другая, ничем не напоминавшая Восток, да в руках, вместо привычного изделия Калашникова, лежал помповик.
        В памяти привычно держалось: вмагазине осталось четыре патрона, и при первой же остановке Андрей вложил недостающий. Теперь весь запас состоял из одной картечи, что поневоле вселяло некоторую тревогу. Опять-таки старая привычка - для спокойствия иметь как можно больше боеприпасов. Бывший ротный помнил, как это бывает, когда готов собирать чужие магазины да прикидывать, хватит ли их и на сколько минут? Хотя подобное и было с ним только раз, однако тот случай намертво запечатлелся и порою повторялся в тревожных снах.
        Где же тот стрелок? Ведь наверняка тоже не прикипел к земле и старательно перемещается, выбирая лучшее место для засады или для нападения. Ехали охотиться на кабана, а в итоге приходится охотиться за куда более опасным созданием, за вооруженным человеком.
        В кустах на мгновение мелькнул силуэт, и немедленно раздался выстрел. Андрей привычно упал, ушел перекатом в сторону. Свиста пули он не услышал, противник явно поторопился, но береженого и Бог бережет. Палец чуть надавил на спусковой крючок, однако цели с нынешнего места Андрей не видел.
        Еще один перекат за ближайшую сосну. Теперь пуля выбила хвою там, где он был несколько секунд назад. За ней последовала еще одна. Значит, противник его видит и продолжает следить за перемещениями. Но тут у Андрея имелся в запасе небольшой сюрприз. Нормальная реакция любого стрелка - ждать появления неприятеля справа от укрытия. Только не зря же бывший офицер во время службы потратил массу времени, овладевая искусством стрельбы с левой руки! Потому он смог высунуться там, где ждать его особо не собирались. И не ждали.
        Быстрый взгляд. Дистанции боя в лесу короткие, мешают всевозможные препятствия в виде растений, и потому процесс поиска цели несколько упрощается. Ведь если противник видит тебя, значит, и ты можешь при минимальном навыке увидеть его. Для стрельбы потребуется чуть высунуть голову, не говоря уже об оружии.
        Да вот же он! Мысль совпала с действием. Плавное нажатие курка, грохот выстрела и машинальное передергивание цевья. Гильза вылетела наружу, воняя порохом. Андрей чувствовал, как картечь несется, преодолевая небольшое расстояние, а затем врезается противнику прямиком в лоб. После таких попаданий выживших не бывает. Ради хорошего дела и драгоценного патрона не жалко.
        Уловка сработала полностью. Хорошо, когда тебя ждут не там. Остается проверить результат и прибарахлиться - Андрей никак не мог забыть, что патронов почти не осталось. А когда их нет у своих, поневоле приходится добывать у чужих. Вместе с оружием, поскольку оно разное и боеприпасы подходят не ко всему.
        Он привычно перемещался короткими перебежками, отслеживая окружающую обстановку и то и дело косясь на неподвижного противника. Шансы малы, только вдруг все-таки притворяется, а сам поджидает, чтобы выстрелить наверняка в упор?
        Не притворялся. Труп он и есть труп. Наряженный ковбоем и соответственно экипированный, даже пояс с двумя огромными револьверами. Револьверы Андрея заинтересовали не очень, а винчестеру он искренне обрадовался. Пару раз передернул скобу, но только в первый вылетел патрон. Ковбой совсем позабыл о необходимости постоянно наполнять магазин, и вот он, результат. Или - элементарно не успел заняться этим весьма необходимым делом.
        Патронташа у покойника было два, один с револьверными патронами, второй - с винтовочными, только заполнены они были слабовато, особенно - второй. Столько стрельбы и никакого представления об экономии! А пальцы уже сами принялись набивать подствольный магазин. И тут краем глаза Андрей заметил неподалеку движение, мгновенно перекатился за бугорок и вскинул трофейную винтовку. Однако это был Володя, и ротный перевел дух.
        - Предупреждать надо, морпех. Так ведь и пулю схлопотать можно, - он вновь вернулся к прерванному занятию.
        - Ловко у тебя получается, пехота, - оценил сноровку соратника Володя.
        - У нас «за речкой» комсорг батальона в трофеях такую же игрушку нашел, вот и шлялся иногда с ней. Не на боевые, понятно, так, по лагерю или на броне. Мы его Ковбоем прозвали. Имел некоторую практику, - улыбнулся давнему воспоминанию Андрей. - Все. Пятнадцать штук. Жаль, запаса почти нет, да и патроны, в общем, слабоваты. Но при нашей бедности…
        - А револьверы?
        - Не такое это и оружие. У тебя навык большой?
        - Откуда?
        - И у меня тоже. Прихватить их прихватим, раз попались, только… Больше никого не видел?
        - Пока нет.
        - Ладно. Пошли к нашим. Они волнуются. Только бы не подстрелили на радостях…
        Глава 30
        Голод оказался сильнее страха, но победил он не сразу, Борис все-таки был очень напуган, однако живот урчал сильнее и сильнее. А тут еще на ближайшей просеке попались указатели, и парнишка сумел сориентироваться.
        Лагерь был недалеко. Никаких звуков с той стороны вроде бы в последнее время не доносилось, и кое-какие шансы имелись.
        В минуты опасности поневоле научишься осторожности. Если сумел неведомым образом уцелеть перед тем. Борису хватило ума не переть напролом, а зайти со стороны леса, по возможности все время оставаясь под прикрытием деревьев и кустарника.
        Лагерь был пуст. В стороне валялись трупы, только Борис уже притерпелся к их виду и боялся только живых. Мертвые-то что сделают? Им людские дела уже до огромной лампочки…
        Непрерывно озираясь, Борис проскользнул в свою палатку. Среди собственных вещей искать проще, чем среди чужих. Хорошо, что он на всякий случай прихватил с собой консервы - лосось в собственном соку. И еще лучше, что трагедия случилась в первый день, когда не успел их съесть. Кроме консервов имелся шоколад, а еще - печенье, даже бутылка, только парню хватило ума ее не трогать. Зато он извлек нож и на мгновение почувствовал себя в некоем подобии безопасности. Однако сразу вспомнилось, что владеть ножом он не умеет, да и вообще, разве это оружие против мечей и уж тем более - против ружей?
        Весь здоровенный рюкзак Борис брать не стал. Еда поместилась в найденный все в том же рюкзаке пакет, нож лег в карман, а больше ничего не требовалось.
        Так же осторожно парень выскользнул прочь и бегом припустил в глубь леса. Вдруг палатки привлекут внимание террористов? Или своего брата-ролевика, за которым те самые террористы в данный момент будут гнаться? Нет уж, в чащобе надежнее. И да здравствует лес, в котором всегда можно отыскать укромный уголок для краткой трапезы!
        В самой глубине кустов, так, что заметить его было невозможно ни с какой стороны, ну разве что по сломанным по пути веткам и прочим следам, Борис наконец-то подкрепился. Про хлеб он забыл, про ложку - тоже, но, оказалось, брать рыбу из банки вполне можно рукой, раз ножом не совсем удобно, и вместо хлеба попеременно откусывать то печенюшку, то шоколадку. И ничего, вроде было вкусно.
        Когда все было съедено и парень слегка отяжелел, захотелось пить. Увы, про воду он тоже забыл, хотя в рюкзаке имелась минералка на всякий случай. Почему обо всем вспоминается позже? Не возвращаться же туда, где второй раз может и не повезти!
        Жажду можно и перетерпеть. Главное - до наступления темноты вырваться с полигона или получше спрятаться.
        В последнее не очень-то верилось. Борису стало дурно, едва он представил ночной лес и в нем крадущихся убийц.
        Ну почему до сих пор никто не прислал подмогу? Может быть, барьер непроницаем с обеих сторон и доблестный ОМОН стоит снаружи в нерешительности, никак не в силах прорваться через коварную преграду?
        Идти все равно надо…
        - Ни фига себе! Вот это раритет! Как был у комсорга! Помнишь, Женька? - Юра коснулся пальцами винчестера.
        - Еще бы! А револьверы великоваты. Представляю, какая отдача!
        - Может, и не настолько велика. Патроны послабее нынешних, - предположил Андрей.
        Вся группа попыталась столпиться вокруг вернувшихся мужчин, и пришлось напомнить, что время для безопасных прогулок еще не наступило.
        - Стрелять кто-нибудь умеет? - чуть подсластил пилюлю ротный.
        Винчестер он забрал себе, но револьверами был готов поделиться. Вернее, готов при некоторых условиях.
        - Я! - объявил один из парней, жадно разглядывая трофеи.
        - Служил?
        - Нет. Но как-то раз в тир заглянул. И в страйкбол играю постоянно.
        - Свободен. Не хватало еще в своего попасть, - жестко отрезал Андрей.
        Никаких иных ответов он не ждал, в собравшейся случайной компании к армии явно никто отношения не имел. В таких вопросах взгляд бывшего офицера был наметан. Практика давно показала: настоящим солдатом становятся лишь через год после начала службы. Следовательно, выдавать кому-то неподготовленному огнестрельное оружие бесполезно. И даже опасно. Им надо уметь пользоваться, а не стрелять пару раз в жизни. Походить на стрельбища, пройти через положенные учения, научиться маскироваться, менять позицию, да столько еще всего! Ни за день, ни за месяц воинскому ремеслу не научишься. Как не научишься за подобный срок ремеслу слесаря, каменщика, штукатура. Профессии, где все приходится делать руками, сложны и требуют последовательного обучения.
        Однако напарники Володи уже что-то испытали и показали себя достойными людьми. Но и они владеют лишь фехтованием, а Рагана еще стрельбой из лука. Так что пусть пока побудут в резерве. Может быть, удастся разжиться еще какими-нибудь трофеями.
        - Держите, ребята, - Андрей протянул друзьям по револьверу. - На всякий случай. Все. Привал закончен. Продолжаем движение.
        Оказалось, так сразу тронуться в путь не получится. Парня индеец убил наповал, а вот рванувшаяся ему на помощь девушка была лишь ранена. Пуля пробила легкие, но прошла навылет. Рану кое-как перевязали, у Евгения был запас бинтов, только идти сама пострадавшая не могла. Болевой шок, потеря крови, общая слабость, иногда переходящая в забытье.
        До сих пор мужчинам попадались только убитые. Налетчики старательно добивали всех, словно желая облегчить заботы противников. Трупы никто с собой таскать не собирался, но если девушка жива, ее ведь не бросишь. Потом совесть замучает даже тех, кто не знает, какая это страшная штука.
        - А что стоим? У кого плащ покрепче? Положили и понесли. - Андрей покосился на парней. - По дороге будете меняться. Если бой, постарайтесь подопечную совсем уж на землю не бросать. Ничего. Тут не так далеко идти. Ребята здоровые, сдюжите. Шевелись, кому жизнь дорога!
        Послушались, подстелили, положили, кое-как понесли. Каждый осознал простейшую истину: если оставить раненую, потом точно так же оставят и тебя.
        Мужчины привычно рассредоточились, занимая места впереди, позади и по сторонам небольшого отряда.
        - Ты как? - успел спросить Андрей у Дианы.
        - Нормально, - девушка немного обиделась. Раз так заботится, мог бы дать ей револьвер. Разобралась бы, как пользоваться оружием. Неужели не понимает, что идти безоружной и зависеть от других неприятно? Девушка занималась единоборствами. В ее жизни было несколько случаев, когда она одолевала мужиков, а тут впервые почувствовала, что умение драться бесполезно, когда речь идет не о потасовке, а о настоящей войне. Руками и ногами ничего не сделаешь против клинка, а против ствола тебе даже не позволят приблизиться на расстояние удара.
        И по-прежнему волновала судьба Дмитрия. Он самый лучший и самый сильный на свете, только ведь пуля не разбирает, какой ты.
        - Ничего. Все будет хорошо. Улыбнись! - Андрей старался не замечать девичьих обид.
        Он сразу ушел вперед, как положено командиру. Пусть его никто не назначал, но лежавшие когда-то на плечах погоны обязывали к определенным действиям.
        Хотя кто его разберет, где сейчас опаснее, в авангарде или в арьергарде, и откуда ждать опасности?
        Так и получилось.
        - Ложись! - вскрик донесся сзади, где движение прикрывал Володя. И практически сразу громыхнул первый выстрел, а за ним - еще один и еще.
        Идущие мгновенно попадали. События хоть чему-то успели научить их. Разумеется, раненую не столько положили, сколько бросили, и девушка невольно вскрикнула, но это были уже мелочи, не стоящие особого внимания. Тем более стрелял не только Володя, а и кто-то из террористов, и при малейшем промедлении раненых могло стать больше.
        Самое плохое при подобных нападениях - всегда теряешь время в попытке выяснить, откуда напали и какими силами? Понятия «тыл» или «фланг» весьма расплывчаты, если необходимо прицельно стрелять в ответ.
        Но прицельно или нет, все равно большинство пуль в бою улетает неизвестно куда.
        Мужчины рыскали взглядами в поисках целей, да еще не забывали посматривать по сторонам. В лесу всегда имеется масса возможностей обойти противника и нанести ему удар, пока он занят отражением начальной атаки. До сих пор спасало то, что налетчики действовали очень несогласованно, словно работали не в команде, а каждый из них был сам за себя. Когда выступали группами - тоже. Этакая воплощенная крайняя индивидуальность, в итоге сильно влиявшая на результат. Только эти чертовы индивидуальности все лезут и лезут, так и патронов не хватит.
        - Что там? - Андрей подполз к Володе и теперь пытался высмотреть цель.
        Хорошо, что группа шла довольно компактно и расстояния были небольшими. С другой стороны, сейчас молодежь лежала едва не вповалку. Парочка гранат или мин наделала бы дел. Но гранаты надо добросить, а миномет где-то взять.
        - Одного убрал, но там вроде еще есть, - Володя не отрывался от винчестера.
        И до барьера еще больше километра. Если бы не молодежный балласт, никто из мужчин особо бы не переживал. Перевеса у противника пока нет. Главное - соблюдать осторожность да целиться получше. Вчетвером хотя бы маневренность была, а тут попробуй, смени место, когда за парнями и девушками требуется глаз да глаз! А на одном месте получается глухая оборона. Та самая, в которой решительную победу одержать тяжело.
        Ветки куста вдалеке чуть шевельнулись, и мужчины немедленно выстрелили. Определить, попали ли пули, было невозможно, обычное дело в бою. Андрей пользовался винчестером, приберегая мощный помповик на крайний случай.
        Громыхнуло слева, где расположился Женя. Обходят, сволочи! Согласованно работают бандиты или нет, однако азбука любой схватки - попытаться ударить с другой стороны. Когда противник неподвижен, даже откровенный идиот постарается нащупать наиболее уязвимое место в обороне.
        Один из парней не выдержал, вскочил с каким-то бабьим криком и попытался убежать неведомо куда. Он даже преодолел десяток метров, прежде чем пуля не бросила его на землю и не заставила биться в агонии.
        Бег уместен лишь в обычной драке.
        Но не бывает худа без добра. Юра успел заметить стрелка, старательно прицелился и выстрелил. Главное для снайпера - это обнаружить цель, а прочее лишь вопрос профессиональной подготовки.
        - Всем лежать, мать вашу! - рявкнул Андрей и немедленно пригнулся. Пуля взбила хвою рядом с головой.
        Рядом дважды выстрелил Володя и сразу ушел перекатом в сторону, не дожидаясь возможного ответа.
        Ответ последовал, но теперь уже Андрей засек место противника и торопливо послал туда пару пуль. Торопливость подвела, во всяком случае, в конечном результате бывший офицер был не уверен. Зато возникшая пауза позволила выиграть несколько мгновений, и Андрей торопливо перебрался за ближайшее дерево, а оттуда, под прикрытием какого-то бугорка, прополз поближе к неприятелю.
        Лежа на месте, бой не выиграешь. Но есть ли право его проиграть, когда за спиной находится самая лучшая девушка на свете? А время неутомимо идет к вечеру, и поневоле надо торопиться…
        Глава 31
        - Молодцы, господа гусары! - Андрей был бодр. Помимо своего винчестера и охотничьего помповика за спиной у него теперь болтались две трофейные винтовки, а пояс отягощал револьвер в кобуре. - Верно говорят: талант не пропьешь! Это здоровье можно запросто.
        Его приятели тоже немного нагрузились, словно умели одновременно стрелять из нескольких стволов. Да и подошедший к ним Володя выглядел так же.
        - Я думаю, некоторая пауза в действиях у нас есть, - сказал мастер.
        - Опять убили тех же? - сразу понял Андрей.
        - Угу. И кажется, опять всех. Не знаю, каким образом они являются вновь, но это явно происходит не мгновенно.
        - Только оружие у них становится круче, - буркнул Юра. - В следующий раз рискуем услышать гул танкового мотора.
        - Положим, на танке они далеко не уедут, - Андрей уже привычно доставал сигарету. - Но спешить надо. Пока воскреснут, пока сюда доберутся…
        Человек быстро привыкает ко всему. Даже к полной абсурдности происходящего. Ну, воскресают противники, но если зацикливаться на невероятных фактах, недолго умом тронуться. Главное, спокойно выполнять взятую на себя работу. О странностях можно будет подумать потом. На то умные люди уставы писали, чтобы солдаты действовали, а не предавались философствованию. Думать иногда опасно для здоровья.
        Вот только для полноты картины надо, чтобы ожили и погибшие ролевики. И тогда случившееся можно будет объявить новой веселой игрой.
        - Набрали мы! - Володя кивнул на раздобытое оружие.
        - Предлагаешь раздать этой малышне? Так они, чего доброго, только друг друга перестреляют от излишнего рвения! А учить времени нет. Даже не всерьез.
        Но и тащить на себе лишние стволы не хотелось, а оставлять их в лесу не позволяли ни привычка, ни здравый смысл. Мало ли кто найдет и использует, да еще против тебя!
        - Новый патрон досылается в патронник при помощи скобы. Вот так. Стрелять лишь в сторону противника. На своих оружие не направлять ни в коем случае.
        Это было самым кратким обучением стрелковому делу, которое за всю жизнь вел Андрей. Исключительно в надежде, что сокращенный сверх всяких пределов урок никому из «новобранцев» не понадобится. Тут по-хорошему, с нуля, минимум месяц надо. Да еще дать хорошенько пострелять в тепличных условиях тира. И то в итоге получатся не воины, а обычное пушечное мясо. Как не вспомнить далекие края, когда уже прошедших обучение молодых еще долго и упорно гоняли, прежде чем взять с собой на операцию! Из расчета один молодой на двух старослужащих. И основным его делом было набивать автоматные магазины да не высовываться.
        - У револьверов перед выстрелом взводится курок. Вот так. И повторяю еще раз - даже револьвер на своих не направлять. Уяснили?
        Каждый из мужчин теперь имел по винчестеру и револьверу. Лишними оказались четыре винтовки и пара револьверов - бывшие лучницы, превратившись в этаких покорительниц Дикого Запада, дополнительным оружием себя не утруждали. Дележ трофеев был быстр. Две винтовки достались спутникам Володи, уже проявившим себя, одну дали страйкболисту, вдруг хоть что-то умеет хотя бы на детском уровне, и последнюю Андрей вручил Диане. Очень уж жадно девушка смотрела на оружие, и захотелось сделать ей приятное. Все равно никто ничего не умеет. А револьверы просто протянули первым подвернувшимся парням. Для девушек они были тяжеловаты. И как только ковбои стреляли из таких с одной руки?
        - Все, - закончил урок Андрей. - Пошли.
        А соратникам добавил еще другое:
        - Мы провозились со стрелками полчаса минимум. Если процесс воскрешения быстр, убитые вначале всадники вполне могут воскреснуть. Так что…
        Дальше говорить не требовалось. Четверка вновь приняла прежний порядок, выступая охранением бредущей небольшой толпы. Молодежь откровенно вымоталась за бесконечный день. Обеда не было, а без еды какие силы? Главное же - не имелось закалки. Той, которую прошли когда-то мужчины.
        За точность выхода Андрей не беспокоился. До сих пор память и умение ориентироваться в пространстве его не подводили. Да и годы службы в тайге явились неплохой школой. По его прикидкам, идти осталось совсем недалеко, когда какой-то звук слева привлек внимание, и бывший офицер выдохнул идущим за ним одно емкое слово:
        - Ложись!
        Борис заблудился. Все-таки он был обычным городским жителем и в лес выбирался несколько раз в год. Всегда с кем-то, кто его и вел по дорожкам, а порою и прямиком через всякие заросли. Таковых великовозрастных мальчишек, собственно, здесь было большинство. Не зря же повсюду имелись разнообразные метки. Но сейчас память практически отшибло, и что означает та или иная, парень сказать бы не смог. Это не считая главного: указатели, разумеется, располагались у просек, а выходить на открытое место Борис не собирался. Чащоба куда надежнее. Пусть тебе кого-нибудь заметить трудно, так ведь и тебя увидеть не легче.
        Еще бы найти себе спутника, крепкого и надежного, вроде Астальдо. С ним было бы не так страшно. Парень крутой, наверняка такой сумеет справиться даже с вооруженным неприятелем. Но где его искать?
        Несколько раз Борису попадались тела убитых, а вот живые куда-то запропастились. А может быть, бандиты уже убили всех и он остался последним? Хотя нет. Недавно вдалеке опять стреляли, следовательно, кто-то тоже бродит по лесу. Или бродил.
        Пришлось успокаивать себя тем, что такую прорвищу народа перебить в короткий срок в лесу физически невозможно. Всех не догонишь и не каждого найдешь. У многих ребят и девчат неплохая спортивная подготовка, да и образование у всех высшее, соображать кое-что умеют. Не лузеры какие-то. Им бы нормальное оружие, и тогда неизвестно, на чью сторону склонилась бы победа.
        Сам Борис драться не хотел ни без оружия, ни с оружием. Но здесь ведь столько любителей! И даже Дианка, девушка, которая весьма нравилась ему, ходит на какие-то единоборства и со смехом как-то рассказывала об избитом ею таджике.
        Жаль, нынешние бандиты к выходцам из Средней Азии отношения не имеют.
        Но если уж жалеть, то вообще о многом. О барьере, не позволившем вырваться на волю, а главное - о том, что вообще приперся на эту игру. Лучше бы сидел спокойно дома, а потусить можно и в каком-нибудь баре.
        Борис задумался и едва успел остановиться перед очередной поляной. Любое открытое место само по себе несло опасность, и парень предпочитал обходить его по кромке. Сейчас он тоже отшатнулся, а уже потом заметил определенную несуразность.
        Примерно по центру, где неровность почвы образовывала небольшой бугорок с плоской вершиной, светился полупрозрачный голубоватый столб. Или не столб, а тумба для объявлений, которые до сих пор можно увидеть в городах. Разве что размерами для тумбы великовата, да и призрачная она, никаких афишек и реклам на такую не приклеишь. Некий цилиндрический участок, наполненный клубящимся светом или светящимся дымом.
        Странностей сегодня было уже с избытком. Способность удивляться атрофировалась начисто, и если Борис остался наблюдать из кустов, то лишь потому, что пытался понять: хорошо ли увиденное им или плохо? Вдруг при помощи очередной аномалии можно как-нибудь выбраться с полигона? Невероятно, но раз настал день чудес, почему не предположить что-то хорошее? Не могут же быть плохими все чудеса!
        Лезть наобум и проверять Борис не собирался. Он лишь спрятался получше, нужда - величайший из учителей, и теперь лежал и наблюдал за поляной.
        Время тянулось долго. В отдалении постреливали, словно там шел небольшой бой, а потом перестали. И вновь над полигоном повисла относительная тишина. Даже не кричал нигде и никто, словно бандиты уже одержали полную победу, и потенциальные жертвы все без исключения превратились в реальные.
        Появление человека на поляне Борис проморгал. Только что никого не было, и вдруг, словно ниоткуда, появился увешанный оружием мужик в камуфляже. Он стоял к парню спиной, и не то винтовка, не то автомат в могучих руках был направлен куда-то в противоположную сторону. Зато выход следующего мужчины Борис видел отчетливо. Насколько происходящее вообще могло быть отчетливым. Только что никого не было, и вдруг из столба на поляну шагнул еще один вооруженный бандит.
        Дальше Борису стало не до разглядываний. Он где-то читал: человек может почувствовать направленный на него пристальный взгляд, и потому предпочел не рисковать. Парень уткнулся носом в землю и молился лишь об одном: чтобы никто его не заметил. Теперь решение затаиться и наблюдать представлялось крайне опрометчивым, только куда убежишь от пули? В том, что на поляне враги, сомнений не было. Нет в нынешнем мире подобных технологий по переносу людей. Это уже откровенная фантастика. Или есть, и здесь и сейчас испытываются тайные разработки перемещения методом нуль-транспортировки?
        Неутешительно. Если речь о тайном эксперименте, свидетелей не оставят.
        Но вдруг пронесет?..
        Пуля сбила ветку над головой, и Андрей машинально пригнулся. Поневоле мелькнула мысль о каске. Бронежилета и в далеких краях офицер не носил, без него приходилось таскать на себе чересчур многое, но голову предпочитал беречь. От прямого попадания не спасает ничего, но от касательного помогает вполне. А есть еще всевозможные рикошеты, отлетающие камушки или ветки…
        Ладно. Ерунда. В конце концов, без каски тоже приходилось частенько воевать. Сейчас главная задача - оставаться живым. Пока он жив, жива и одна прекрасная девушка. И вообще, риск всегда должен быть разумным.
        Андрей плавно переместился за ствол дерева, а затем осторожно выглянул с его левой стороны. Противника видно не было. Он тоже старательно прятался. Научились чему-то. Это с первыми справиться было относительно легко. Тогда враг предпочитал действовать нахрапом и активного сопротивления попросту не ожидал. Театр абсурда, оказывается, тоже подчиняется каким-то законам логики. Но успокаивало, что оружием у врагов пока оставались винтовки. Убойным оружием, страшным, но после всевозможных чудес Андрей не удивился бы и какому-нибудь бластеру или аннигилятору. Раз вокруг откровенная фантастика, и хорошо, что еще нет разнообразных монстров или зеленых человечков.
        Ветка дальнего дерева чуть шевельнулась, и Андрей мгновенно выстрелил туда. Попал или нет, вообще, был ли там кто, осталось неведомо. Все-таки разлетающаяся картечь в ряде случаев лучше одинокой пули. Еще лучше - рой пуль, жаль, негде взять автомат.
        Помповик был при Андрее, только офицер решил приберечь последние заряды на случай крайний или очередной невероятный - это против человека достаточно пули. Вдруг все же явится монстр, и винчестер превратится в игрушку?
        Сзади к Андрею кто-то полз, шумно и неумело, и мужчина невольно обернулся под прикрытием все того же дерева.
        Сбылось худшее из предчувствий. На линию огня пыталась выдвинуться Диана. Андрей был не настолько самоуверен, чтобы решить, будто девушка ползет в тревоге за его скромную персону. Нет, откуда подобное? Женщины искренне переживают лишь за мужчин, которые их трахают, если говорить по-гусарски. От остальных же лишь ожидают услуг, ничего не предлагая взамен. Просто характер у избранницы боевой, и решила погеройствовать, не понимая, что геройство без умения - глупость, а любая война - всего лишь тяжелая работа.
        - Куда?! - тихо вопросил Андрей.
        - Воевать! - решительно отозвалась девушка.
        Дыхание у нее было сбито, одежда перемазана, в волосах застряли травинки и крохотные веточки, винчестер тоже не блещет чистотой. Это в фильмах герои в любых передрягах остаются чистенькими и ухоженными.
        Пуля ударила в дерево и отбила кусочек коры. Противник был прекрасно осведомлен, где укрывается Андрей, а вот свое место пока держал в тайне. Только прятаться от пуль бывший офицер умел, а подползающая Диана - нет.
        Выхода не имелось. Остановить девушку трудно, если втемяшила что-то в голову, с завидным упорством будет делать, не понимая бессмысленность собственного решения. Оставалось одно.
        Андрей взвился, словно подброшенный взрывом, и стремительно выскочил из-за укрытия. Пробежка в сторону, противный посвист пули чуть в стороне, секундная задержка у очередного дерева и опять рывок. Андрей привычно выбирал путь, где его укрывала растительность. Понятно, стрелок пытался достать на бегу в редкие моменты, когда позволял какой-нибудь просвет, но стрельба по движущейся мишени требует сноровки, умения правильно взять упреждение, и пока бывшему офицеру везло.
        Он бежал по широкой дуге, огибая предположительную позицию противника. При этом Андрей не забывал наблюдать, старался заметить место стрелка уже не приблизительное, а точное. А ведь, кажется…
        Он упал за дерево и несколько раз выстрелил туда, где маячила голова врага. Несколько - это так, на деле выстрелы привычно считались. Четыре патрона в минус, следовательно, в магазине еще девять. Хорошо иметь вместительный магазин!
        И жаль, что оценить результат очень трудно. По крайней мере в лесу. С одинаковым успехом противник уже расстался с жизнью, просто уткнулся в землю, спасаясь от свинца, или же осторожненько переползает на другое место под прикрытием различной зелени. И очень хреново, когда нет времени и нельзя поиграть в ответные прятки. Дело даже не в вынужденной задержке, а в той девушке, которая скоро доползет, высунется и нарвется на прицельную пулю.
        Безумству храбрых поем мы песню. Погребальную. Не стоило давать Диане оружие. Тогда бы не пришлось самому так рисковать.
        Противник молчал. Андрей вскочил, перебежал за другое дерево шагов на десять ближе. Выстрелов все еще не было. Еще одна пробежка. Тишина. Теперь до противника оставалось метров двадцать.
        Офицер осторожно выглянул и увидел направленное на него дуло. Он успел отшатнуться буквально в последнее мгновение и почувствовал краткое дуновение ветра от пролетевшего вплотную к голове свинца. Быстро выглянул, поймал врага на мушку, нажал на спусковой крючок и передернул скобу. Гильза, кувыркаясь, еще летела в сторону, когда Андрей выстрелил еще раз. Уже зная, что первой пули было достаточно, но будучи не в силах остановить движение пальца. А тут еще голову неприятно саднило и что-то влажное медленно текло по коже. Последняя пуля врага пролетела мимо, но все же умудрилась зацепить по касательной, кажется, оставив царапину. Ладно, с этим потом…
        Дальнейшее было лишено приятности, хотя внешне казалось простым. Андрею пришлось сблизиться с вроде бы мертвым противником вплотную, чтобы убедиться в его гибели. Ноги напряжены, чтобы в любой момент совершить прыжок в сторону, винчестер прижат к плечу, взгляд прикован к неподвижному телу…
        Предосторожности оказались напрасными. Пуля вошла противнику точно в голову. Вот только лицо… Костюм индейца, стилизованный или подлинный, Андрей сказать бы не сумел, не был он специалистом по Дикому Западу, только лицо убитого было весьма знакомо. И по предыдущему убиению первого индейца, и по кавалеристу-кочевнику.
        Сколько же можно их убивать?
        А дальше - множество нецензурных слов…
        Глава 32
        - Я же предупреждал всех: не высовываться и вперед не лезть!
        Андрей очень не любил повышать тон в разговорах с женщинами, но иного выхода не оставалось. Ему только что перебинтовали голову, и теперь мужчина был чем-то похож на киношных героев окровавленной - кровь не желала останавливаться - повязкой.
        Ладно, если бы бинт был камуфляжным! А теперь свети белым издалека! Но главное - пережитый страх за Диану. Противник неким образом умудряется воскресать, но все остальные в лесу - обычные люди, и вторая жизнь не светит никому из них даже в самых светлых мечтах.
        - Я не обязана отсиживаться в кустах, когда стреляют! Вот! - возразила девушка. - Чем я хуже вас?
        - Ты не хуже. Просто есть вещи, которые ты делать не умеешь. Военным премудростям надо долго и упорно учиться, а времени на учебу нет. Бери пример со спутников Володи. Они прекрасно действовали, пока все сводилось к поединкам на знакомом им холодном оружии, но теперь все понимают и в бой не лезут. Речь не о недостатке храбрости, а об элементарном умении. Вот все закончится, смогу тебя поучить каким-либо боевым навыкам.
        Разумеется, учить ее Андрей не собирался. Да и девушка не собиралась брать у него индивидуальные уроки. Для этого нужны иные отношения и масса времени, которое необходимо поневоле провести вместе. Мужчина был бы не против, а Диана…
        - Все. Еще раз сунешься вперед, прилюдно отшлепаю.
        - Не болит? - девушка спросила совсем о другом.
        - Чему там болеть? Там же кость! Заживет, - отмахнулся Андрей.
        За два афганских года он был дважды контужен, а ранен лишь раз. Осколком в кисть руки. Смешно: заработать второй шрам на отдыхе, да еще такой заметный! Хотя какая разница? Возраст не тот, чтобы думать о внешности. Справедливости ради, о ней не думалось и в юности. Мужчина славен характером и умом, а как он выглядит, абсолютно неважно.
        Остальная группа уже выступала. Отсюда до спрятанной машины рукой подать, потом еще от нее немного до заветного дерева. В случае удачного перехода на ту сторону барьера - светит спасение! Большинству из собравшихся - точно. Андрею абсолютно не хотелось оставаться в лесу и кого-то искать и спасать. Неважно он относился к собравшейся здесь молодежи. И уж менее всего хотелось ради них рисковать жизнью. С какой стати? Они бы тоже пальцем не пошевелили даже не ради его спасения, а просто чтобы помочь. Существуют соответствующие службы, пусть они и занимаются прямыми обязанностями. Он лишь частное лицо, и никто никогда его не осудит, если он уберется отсюда.
        - Ладно, богиня охоты, пошли, пока другие стрелки не набежали. Тут с этой парочкой едва справились…
        - А мне кажется, лихо. Вот… И с остальными так же справитесь.
        Так и захотелось пожелать ей типун на язык. Андрей давно на собственной шкуре испытал, насколько переменчиво воинское счастье. Пока друзьям везло, да только стоит ли рассчитывать на постоянную удачу? Тем более с непонятным и способным воскресать противником. Рано ли, поздно, конец схватки будет предрешен.
        - Твои слова да Богу бы в уши… - проговорилось совсем не то, что хотелось. - Все. Порядок движения прежний. И никакой самодеятельности.
        Машина стояла на прежнем месте. Никто ее не трогал. Обнаружить в кустах вездеход было трудно, а воспользоваться… Наверняка оказавшиеся в здешней части полигона уже знали о непроницаемом барьере. А на полигоне автомобиль не нужен. Лишь звуком мотора бандитов привлекать.
        - Женя, доставай свою веревку. Надеюсь, умеющие лазить по деревьям имеются?
        Тревожила раненая девушка. Ее обязательно требовалось переправить в безопасное место, только как затащить сначала наверх, а потом спустить? Погибшие погибли, но раз она осталась жива и сейчас в группе…
        Мельком подумалось о запасах продуктов. По-хорошему, великовозрастных детей было бы неплохо покормить. Но запасы невелики, рассчитывали на добычу и взяли так, на первое время, во-вторых, если окажутся в безопасных местах, найдут где пожрать.
        Только Диана… Девушка вечно то жаловалась в Сетях, что некогда толком поесть, то хвасталась, что вкушала в очередном ресторане. И лишь при встрече с ним от похода в соответствующее заведение отказалась. В итоге посидели в какой-то кафешке по ее предложению. Покормить, но ее одну неудобно…
        - Ну что, последний рывок?
        Вообще-то не последний. По ту сторону тоже еще предстояло немало пилить до ближайшей стоянки транспорта, а уж вызывать соответствующие службы и пытаться доказать им правду о происходящем, не загремев в дурдом… Но зато не будет риска налететь на пулю или клинок. Наверное. Или с ума сошел уже весь мир?
        Кто-то с тоской посмотрел на автомобиль. Надежный, как вся созданная для армии техника, но, увы, бессильный перед фантастической преградой.
        - Женя, прикрой нас со стороны леса, - ничего приказного в голосе Андрея не было, но мужчина сразу подтянулся.
        - Сделаю, ротный.
        - Я с ним, - вызвался Володя.
        - И я! - мгновенно добавила Рагана. Однако на нее только шикнули.
        Если не умеешь ходить в разведку, то учиться уже поздно. Так же, как поздно учиться стрелять, раз настало время боев.
        Любое небольшое прикрытие в лесу было лишь полумерой. Противник вполне мог появиться с трех сторон, а при некоторых навыках обойти дозорных. Но все-таки вообще без охраны еще хуже.
        Путь к заветному дереву прошел без приключений. Молодежь откровенно вымоталась и мечтала лишь о безопасном месте и отдыхе. Может, кто-то еще о выпивке и еде. Даже спутники Володи выглядели неважно. Это мужчинам приходилось демонстрировать бодрость, чтобы прочие не впали в отчаяние.
        - Здесь. Вон ту ветку видите? В общем, задача: залезть с веревкой, веревку закрепить, чтобы другим было легче. Потом продвинуться по ветке и проверить, пропускает ли поле в этом месте людей. Спуститься на той стороне, для чего использовать вторую часть веревки. Ну и потом дожидаться остальных и помогать им при спуске. Затем - опробовать мобильник. Если есть связь, вызывать соответствующие службы. Не факт, что удастся перебраться, но, как говорится, попытка - не пытка. Во всяком случае, других «дыр» вздешнем заборе мы не обнаружили. Ну, кто самый ловкий?
        - Я, - немедленно вызвался один из парней.
        Показалось, не столько действительно уверенный в собственном мастерстве, сколько горящий желанием как можно быстрее оказаться подальше от полигона.
        - Я могу попробовать, - Рагана скептически оглядела весьма толстый ствол. Вскарабкаться по такому трудновато.
        - Попробуй, - Андрей без колебаний согласился с ее предложением. - А парни тебе помогут. Подсадят хотя бы и подстрахуют, сколько смогут. Сейчас покажу, как вязать узлы.
        Он заставил Рагану несколько раз повторить затягивание узла, памятуя, что от надежности веревки будет зависеть судьба остальных ребят и девчат.
        - Ну, а теперь с Богом! Оружие пока оставь, лишь мешать будет. Ну, подсадите же ее!
        Все это время Юра прикрывал группу. Разумеется, один человек обеспечить защиту со всех сторон не мог, но иного выхода просто не имелось.
        Девушку подсадили. Она немного побалансировала, стоя на плечах парней, затем решительно вцепилась в неровности коры и поползла вверх. Делать это было нелегко. Правая нога соскользнула, и каким образом Рагана не грохнулась с высоты, осталось тайной. Двое парней уже приготовились ловить ее, третий, напротив, предусмотрительно шагнул в сторону, освобождая место для полета, однако все обошлось. Девушка распласталась на стволе человекоподобной гусеницей, вцепилась пальцами в кору, а соскользнувшая нога медленно шарила в поисках опоры.
        Смотреть на такое было страшно. Пусть высота была не очень большой, метра четыре, может, пять, да только падение все равно грозило неприятностями, если не травмами. Однако молодость и ловкость одержали верх. Подъем продолжился, а вот уже и первый, довольно толстый сук.
        Рагана уселась на ветку и перевела дух.
        - Теперь веревку! - скомандовал Андрей.
        Он уже прикинул: дальше будет сложно, однако все-таки есть куда ступить и за что ухватиться. Вот только как быть с раненой? Как-нибудь…
        - Сейчас, - выдохнула девушка.
        Восхождение далось ей тяжело, и теперь Рагана пыталась отдышаться и унять невольную дрожь в мышцах. Зато где-то там, дальше, замаячила вожделенная свобода, а разве ради нее не стоило рискнуть?..
        Володя тихо ткнул напарника в бок и приложил палец к губам. Евгений согласно кивнул, приподнимая винчестер к плечу. Он тоже услышал в отдалении чьи-то шаги. Самого человека пока видно не было, лишь понятно, что по лесу он перемещаться толком не умеет, хотя и старается изо всех сил. Или же это была сознательная попытка отвлечь внимание от других сообщников, которые вполне могли красться стороной.
        Новый знак. Володя показал, что берет идущего на себя, и бесшумно скользнул вперед. Женя тихонько вздохнул и стал прислушиваться к творившемуся в иных направлениях.
        В общем, везде было тихо. Если не считать обычных лесных звуков в виде стрекота насекомых да пролета какой-то птицы над деревьями. Евгений знал, как обманчива может быть тишина. Вроде вокруг безлюдно, и вдруг рядом громыхнет разрыв мины, или по камню ударит пуля снайпера. В зеленке и того хуже. Неприятель может подкрасться вплотную, вплоть до расстояния уверенного удара ножом, и горе тебе, если проморгаешь его!
        Но пока не видно и не слышно никого. Взгляд напрасно скользил по сторонам, и винчестер послушно следовал не за ним, а вместе с ним. Мужчина просто предпочитал взирать чуть поверх прицела, чтобы при обнаружении цели потратить минимум времени на точную наводку.
        Володя был уже за полсотни метров от прежней позиции. Он прикинул направление неизвестного и приник к дереву как раз на его пути. Вот человек поравнялся со стволом, еще шаг и…
        Левая рука мастера зажала парню рот, а правая приставила к груди нож. Парень испуганно дернулся, попытался вырваться, только куда там! Впрочем, Володя уже признал свою ошибку. В качестве языка достался не противник, а кто-то из игроков, и оставалось лишь шепнуть:
        - Тихо! Свои! Я мастер по боевке.
        Парнишка мгновенно обмяк. Володя уже убрал нож и теперь осторожно шагнул назад. Он не забывал прислушиваться и приглядываться к происходящему вокруг.
        - Уф… Так и до смерти напугать можно… - выдохнул Борис. - Я уже подумал: конец.
        - Не думать в таких случаях надо, а действовать, - привычно поправил мастер. - Кто много думает, тот долго не живет. Ладно, считай, тебе повезло. Ты один?
        - Один. Нас на другом конце конные разогнали. Кого постреляли, кого порубили, а я убежал…
        - Говори тише, - в руках Володи вновь был винчестер.
        - А вы что? Неужели?.. - Борис не поверил своим глазам.
        Мысль об активном сопротивлении не умещалась в голове. Но тут же вспомнилось, с кем именно имеет дело, и парнишка испытал облегчение. Мастер действительно умел многое, что доказал со всей очевидностью набором трофеев. Встреча с таким человеком была для запуганного парнишки даром небес, за который теперь следовало благодарить судьбу.
        - А вы один?
        - Нет. Еще трое мужчин и игроки с бору по сосенке, - мастер машинально разделил людей дела и людей никчемных. Поскольку их ценность в настоящее время различна. Правда, еще оставались его спутники, однако огнестрельным оружием и Влад, и Рагана пользоваться не умели, следовательно, ценность их в качестве боевых единиц понизилась.
        Ничего личного. Володя уважал парня и девушку, сумевших доказать, чего они стоят в бою, но противник отныне вооружен иначе, а с холодным оружием против винтовок не попрешь…
        - Живых не видел?
        - Нет. Но я видел такой столб, из которого вышли бандиты.
        - С этого места подробнее. Что за столб? Где он?
        Рассказ Бориса занял минуты две. Да больше и не стоило по общей обстановке.
        - Они обвешаны стволами, как терминаторы в фильмах…
        - Какими именно?
        - Я не разбираюсь. Разными. Автоматами, пулеметами…
        - Так. Пошли к остальным.
        Новости были чересчур важными, чтобы держать их при себе. Автоматы и пулеметы еще раз кардинально меняли расклад и вновь в худшую сторону. А вот знание места, откуда берутся враги, меняло все в сторону лучшую. Если до этого места суметь добраться. И, разумеется, перед тем переправить через барьер «балласт». Возиться с беспомощными игроками дальше - лишь подставляться под уничтожение самим. Если противник прижмет к барьеру, то с нынешней толпой не вырваться. Потому первым делом остаться надежным коллективом, а уже затем решать, что делать дальше. Отходить следом в ожидании соответствующих служб, или пытаться искать уцелевших с последующим отправлением их на Большую землю, или попробовать нанести удар по врагу возле таинственного - не многовато ли тайн - столба.
        Разумеется, если проход вообще существует.
        - Евгений! Полный порядок! Двигаем к нашим. Есть новости.
        - Понято, - лишних вопросов охотник не задавал. Объяснения - это время, а его в ситуациях чрезвычайных много не бывает. Новости лучше изложить один раз и всем сразу.
        Лес вокруг по-прежнему молчал, но надолго ли?
        Проход существовал. Рагана уверенно кое-где прошла по веткам, или переползла с одной на другую, и явно оказалась по ту сторону незримой границы. Девушка даже привязала там вторую веревку, но спускаться не стала и вернулась обратно.
        - Можете лезть, - объявила она сверху.
        - Подождите, - остановил рванувшуюся в беспорядке молодежь Андрей. - Надо как-то переправить раненую. Снимайте ремни, у кого есть. Влад, твоя задача быстренько смастерить надежную сбрую. Надо поднять девушку, протащить по дереву и бережно опустить с той стороны. Или забыли, кого надо пропускать первыми?
        - У нас равноправие, - заявил один из парней.
        - Это у вас. А у нас - нет, - веско заявил офицер. - Кстати, прекрасная половина пусть начинает немедленно переправляться. Давайте, девушки. Не задерживайте. Время дорого.
        Просить особо не пришлось. А парни не решились связываться с вооруженным мужиком, взгляд которого не предвещал ничего доброго нарушителям приказов.
        Конечно, вид снизу мог бы стать весьма соблазнительным. Не все дамы были настолько предусмотрительны, как Диана, и имели под платьями джинсы. Впрочем, термобелье отнюдь не вызывает желание им любоваться. А вид карабкающихся, когда ноги путаются в длинных подолах, а руки судорожно впились в веревку, но сил перебирать ими для подъема особенно не хватает, в иных обстоятельствах вполне мог вызвать смех.
        - Позвонить не забудьте. Зона там есть?
        - Не знаю, - призналась сверху Рагана. - Я потеряла мобильник.
        - Ладно. Думаю, что есть. И быстрее, девочки. Вас много, дерево одно, а вам вслед доблестные защитники дышат.
        Парням оставалось сделать вид, будто намек они не поняли. Зато работа над своеобразной сбруей шла полным ходом, и кто-то уже подносил пострадавшую девушку ближе к дубу.
        - Богиня охоты, тебе тоже на ту сторону.
        - Я уже говорила, что не пойду. Вот…
        - Давай без возражений. Некогда спорить. Вас переправим и продолжим работу. Запомни раз и навсегда: любое дело требует профессионализма. Если ты вздумаешь мешаться, спасенных будет меньше.
        Если честно, Андрей вообще не был уверен, что спасенные будут. Так же, как в том, что кого-то надо искать. Сколько можно убивать одних и тех же врагов? Рано или поздно воскресающие субъекты привыкнут, научатся и шлепнут компанию одного за другим. Пусть тут действительно работают профессионалы. У современных и действующих подготовка получше, опять-таки, на чрезвычайные дела должны послать опытные команды, а в связи с обстоятельствами - желательно и ученых.
        - Я не буду мешать. Но там мои друзья. Как ты не понимаешь?
        Спор прервало появление дозорных.
        - Проход есть? - с ходу спросил Володя, хотя уже все успел понять.
        - Бориска! - Диана радостно бросилась к пришедшему с дозором парню.
        От него неприятно попахивало, да ведь дело житейское.
        - Дианка! Живая!
        - Астальдо не видел?
        Андрей невольно поморщился. Если так спрашивает не в первый раз, значит, его соперник вполне удачливый.
        - Никого не видел.
        - Есть новости, - тем временем объявил мастер.
        Он в нескольких фразах пересказал услышанное от Бориса.
        - Я, кажется, даже представляю, где та поляна находится, - подвел Володя итог.
        - Что стоите, поднимайте! - Андрей повернулся к игрокам. - Да хоть трое или четверо сами поднимитесь. Как вы ее переправлять снизу будете? Блоков нет. Лишних веревок - тоже. И в темпе, пацаны, в темпе. Время - жизнь.
        Он выудил из рассказа даже не столько упоминание таинственного столба, сколько иное вооружение у противника. Неважно, того самого или нового.
        Тайны Володя не делал. Остальные, в том или ином объеме, тоже слышали его речь, и парни действительно шевелились. Благо спортом тут явно занимался каждый второй, в крайнем случае элементарно качал мышцы, да и молодость - пора силы. С помощью веревки вскарабкаться на дерево парням не составляло особого труда. Минута - и раненая в хитрой упряжке тоже стала подниматься наверх, влекомая сильными руками.
        - И не задерживайтесь на той стороне. Сразу берите девушку и уходите к дороге.
        Никто из уходящих не спросил Андрея о дальнейших планах остающейся команды. Что хотят, то пусть и делают. Главное - спасли и помогли, а дальше безразлично.
        - Уходи, Диана. - Андрей проследил, с каким трудом раненую перетаскивают по веткам, едва не уронив и не рухнув сами.
        - Я с вами, - Влад встал поближе к Володе.
        - Нет, - качнул головой мастер. - Нам одним будет легче.
        Он тоже не озвучивал планов. Если они существовали в его голове.
        - Не все сразу! Веревка не выдержит!
        Оставшиеся участники игры попытались лезть всей толпой. Никто никого не хотел пропускать. Может, для Дианы, как единственной девушки, оставшейся по эту сторону барьера, сделали бы исключение, но поскольку она сама еще не изъявляла желание и то ли прощалась с главным из мужиков, то ли о чем-то его просила, то пусть ее. Каждый решает для себя сам.
        Со стороны происходящее походило на шествие муравьев. Один за другим парни поднимались наверх, переходили по ветвям и опускались по другую сторону дерева. Абсурдное тоже имелось. Барьер был непроницаемым для материальных тел, зато свет проходил свободно, и могло показаться, будто компания проделывает переход, лишь руководствуясь принципом барона Мюнхгаузена из известного фильма: «Господин барон любит, чтобы потруднее».
        - Вы точно сами найдете? - больше всего Борис боялся, что его задержат и захотят использовать в качестве проводника.
        - Найдем, не беспокойся, - Володя сам не хотел бы иметь в отряде подобного слабака. Слабое звено легко губит сильных. Если уж проверенных спутников брать нельзя… Они как раз наверняка пойдут, но…
        Выстрел грянул совершенно неожиданно. Очередной мальчишка, как раз поднявшийся почти до нужной ветки, полетел вниз.
        - Ложись! - Андрей сбил с ног Диану и едва не навалился сверху.
        Его друзья попадали без команды, привычно расползаясь и выбирая позиции поудобнее. Кроме них на этой стороне оставались еще двое парней, если не считать Влада и Бориса. Плюс - Диана, да и Рагана все еще продолжала сидеть на дереве.
        Стрелка никто не увидел. Он тоже, возможно, не видел оставшихся у дерева. Только тех, кто наверху. Подтверждая подобное предположение, грянул очередной выстрел, и еще один парень, практически достигший лазейки в барьере, упал на другую сторону.
        Рагана сообразила почти мгновенно. Она не стала изображать из себя мишень и лихо спустилась по веревке - на эту сторону. Вернее, по веревке она проскользила первую пару метров, а затем оттолкнулась от дерева и прыгнула вниз. Прыжок спас девушке жизнь. Третий выстрел грянул, но пуля впилась в ствол.
        И сразу - Борис оказался прав - заработало что-то автоматическое. Не то автомат, не то пистолет-пулемет, и пули пошли срезать тонкие ветки и сбивать листву.
        - Лежи! - Андрей едва сдержал рвущееся наружу ругательство.
        Вот где повезло! Перебралась бы Дианка на ту сторону вслед за подругой, и проблем бы было меньше! Вечные женские выкрутасы, как всегда глупые и несвоевременные…
        Часть четвертая
        Глава 33
        Астальдо услышал отдаленные очереди. Ошибиться было невозможно. Все-таки фильмов, где используются автоматы, хватает. Пусть парень предпочитал смотреть фэнтези, равно как читать, однако что-то он видел и из прочих жанров.
        Никаких мыслей по поводу стрельбы не было. Дмитрий не был уверен, использовалось ли автоматическое оружие раньше или стало применяться лишь сейчас? Стреляли уже давно, а в тонкости он не вдавался. Возможно, подошла подмога. Но намного вероятнее, что террористам надоело убивать холодным оружием и они перешли на более радикальные методы. Позабавились, и хватит. Каждый раз догонять игроков, рубить, тут самая тренированная рука устанет, не говоря уже о ногах. Да и лук требует физических сил. Гораздо проще нажать на курок (подобно многим, Астальдо путал его со спусковым крючком) и мочить свидетелей преступления на расстоянии.
        Нет уж! Под елкой надежнее! Тут его хоть сто лет ищи, все равно не найдешь!
        Только страшно хочется есть, а пить вообще так, что за бутылочку воды готов отдать как за поход в хороший ресторан.
        Эх, сейчас бы сесть за столик и заказать!
        Мысленный заказ был настолько велик, что перечислять его нет смысла. Достаточно сказать: съел бы наяву все это Дмитрий, остается под большим вопросом. Вряд ли. Разве что повалялся бы под елью еще денек. А лучше - два. Жаль, тело порядком затекло, а шевелиться лишний раз страшно.
        И в туалет хотелось нестерпимо. От страха или просто подошло время, какая разница?
        Увидеть-то парня здесь нельзя, а услышать вполне реально. Преград для звука нет…
        Пули стригли кустарник, хвою и землю на бугорках. Судя по выстрелам, стрелков было трое. Один вел стрельбу одиночными, зато двое других не жалели патронов, словно каждый из них нес с собой минимум цинк. Вполне может быть. В том же Афгане столько бралось на операции.
        Диана попробовала приподняться и посмотреть, откуда стреляют.
        - Лежать! - в очередной раз прошипел Андрей. - Пуля - дура, от нее и смерть дурная.
        Девушка явно не понимала опасности. Вроде насмотрелась сегодня на смерть в любом обличье, и все равно любопытничает там, где любопытство - куда хуже порока.
        - Юра, можешь выдвинуться правее? Мы прикроем.
        Располнел боец, ему теперь ползать трудно. Однако стреляет он лучше всех. Хоть кого-то из бандитов сумеет достать.
        - А ты лежи. Это наша работа. Поднимешь голову, можешь ее лишиться.
        Андрей отполз в сторону от девушки, устроился за каким-то пнем и пару раз выстрелил в сторону неприятеля. Попасть он не рассчитывал. Понятно было лишь направление, с которого ведется огонь. Главное - привлечь максимум внимания к себе, а там стрелки поневоле меньше станут смотреть в другие стороны. Они вначале должны были видеть, что потенциальные жертвы стояли довольно кучно.
        Обрушившийся на пень и ближайший к нему участок свинцовый шквал был таким, что поневоле пришлось вжаться в землю и молиться, чтобы пронесло.
        Левее громыхнули винчестеры Жени и Володи. Мужики тоже отвлекали внимание.
        Сразу стало легче. Автоматчики перенесли огонь туда, только Андрей особо не обольщался. Высунешься, могут и в голову стрельнуть. Она, как назло, белеет бинтом. Надо повязку хотя бы землей измазать.
        И долгожданно грохнуло справа. Кажется, неприятельский огонь сразу уменьшился. Точно. Андрей откатился в сторону к какому-то кусту, осторожно выглянул, только увидеть стрелков не смог.
        В ответ немедленно засвистело, и на голову посыпались срезанные ветки. А потом все стихло. Магазин не беспределен, его надо менять хотя бы изредка.
        Вновь громыхнуло справа. В отличие от друзей Юра явно видел цели. Автоматная очередь в ответ. Кого-то бывший подчиненный все-таки зацепил.
        Воспользовавшись моментом, Андрей переместился правее. Там был приличный бугорок и старый дуб, за которым вполне можно укрыться. Он вновь взял винтовку левой рукой. Пусть ждут его с противоположной стороны, даже если заметили маневр!
        Ага! Вон и кончик дула с легким дымком после очереди. Андрей привычно сделал поправку и плавно нажал на спусковой крючок. Передернул скобу и выстрелил еще раз. И еще. В ответ пуля прилетела откуда-то с другой стороны и ударила прямо над головой. Еще бы сантиметр, и точка…
        Но автоматного огня пока не было. Хотелось верить, что двое противников уже выведены из строя.
        Слева вновь загремели выстрелы и нового приятеля, и старого. Кажется, кого-то еще. Влада ли, Раганы, только бы не Дианы.
        Кто-то там отважно ломанул вперед. Тут же громыхнуло, и храбрец с разбега полетел на землю. И почти немедленно грянул выстрел справа. Потом еще, но тот был вроде бы лишний.
        Кажется, теперь можно рискнуть. Андрей привычно наметил наиболее безопасный путь, мягко перекатился в сторону и снова пополз. Все было тихо, оставалось надеяться, что тишина не обманет и сохранится еще десяток минут. Дальше загадывать не стоит, сейчас противников было трое, и вполне могут подойти еще. Но если вообще ни на что не надеяться, тогда проще подняться во весь рост и покончить со всем сразу.
        Тишина чуть продержалась. Андрей не удивился, что противником его была брюнетка. Та, которая вначале шлялась с луком и в наряде мифической амазонки, а теперь напялила камуфляж и даже бронежилет. Не помогла ей защита, как не помогала очень и очень многим. Пуля вошла точно под каску. Рядом с убитой примостился автомат. Или штурмовая винтовка, если придерживаться зарубежной классификации. Какой-то незнакомой конструкции, с довольно большим коробчатым магазином, да еще с сошками под стволом, что делало ее похожей на легкий пулемет. Коллиматорный прицел, еще какие-то навороты, разбираться с которыми Андрей пока не стал. Тут же валялась солидная куча гильз и отброшенный в сторону использованный магазин. Судя по гильзам, патроны трехлинейные. Плюс-минус, но точный калибр не столь важен.
        Как тут все отсоединяется? Нет, чтобы сделать простейшую защелку! А это что за кнопка? Нажатие, и магазин отделился от автомата. Патроны в нем еще имелись, по весу - немного.
        Андрей перевернул убитую девицу и сразу увидел запасные магазины в разгрузке броника. Три штуки, и два кармашка были уже пустыми. Еще нашлись четыре гранаты, напоминающие лимонку, но без насечки для пущего деления на осколки. В общем, можно жить, когда враг сам снабжает тебя всем необходимым. Плохо, что при этом старается снабдить излишним. В виде кусочков свинца в теле. Только не может же все быть хорошо.
        Больше ничего брать офицер не стал. Нож у него уже был, а ни патронов россыпью, ни пистолета у покойницы не было.
        Схожая картина наблюдалась у двух остальных убитых. Мужчина имел такой же автомат, вторая девушка - снайперскую винтовку с какими-то наворотами. Винтовку, разумеется, сразу отдали Юре, автомат пока забрал Женя. Для полного счастья не хватало пулемета. А еще лучше - подкрепления в виде роты спецназа.
        Дележ трофеев занял несколько минут. Небольшая компания вновь была в сборе. Андрей с друзьями, Володя, Влад, Рагана, Диана, Борис… Убитый парень, тот, который решил погеройствовать и поднялся в полный рост, был страйкболистом. И еще счастье, что барьер не мог преодолеть даже свинец. Иначе вполне могли быть жертвы и среди тех, кто уже ощущал себя в безопасности.
        - Теперь вас переправить, - Андрей представил, каково это - лезть на дерево под возможным огнем. Там уже никакие мастерство и реакция не помогут. Полминуты на всеобщем обозрении…
        Он уже прикидывал, куда лучше переместиться, чтобы прикрыть уходящих, когда в стороне раздался взрыв.
        - Машину подорвали, уроды! - Женя был первым, кто понял причину.
        - Так. Лишние немедленно уходят. - Хотелось бы сказать что-то вроде: «Происходящее нравилось Андрею все меньше и меньше», только меньше было давно уже некуда. Точнее - с самого начала эпопеи.
        - Мы с вами, - Влад старался держаться молодцом, хотя уверенности в голосе не чувствовалось. А вот девчонки смотрелись бойцами. Жаль, что только смотрелись…
        - Тут нам тоже не место, - отверг подобный вариант Андрей. - Мы лишь немного прошвырнемся и передадим эстафету тем, кто приедет по вызову ваших ребят. Не задерживайте. Время дорого.
        Хотел добавить, мол, зато жизнь дешева, но не стал. Он прикидывал, куда лучше выдвинуться, чтобы не подпустить неприятеля на выстрел к заветному дубу.
        - Я остаюсь с вами. Вот…
        Тоже мне, заладила!
        Спор пришлось отложить по простейшей причине. Выдвинувшийся в сторону уничтоженного автомобиля и скрывшийся с глаз компании Евгений открыл огонь. Следовательно, очередной противник уже сумел подойти едва не вплотную…
        И мгновенно загрохотали очереди в ответ.
        Враг не стоял на месте - в плане технического оснащения.
        А с чем он явится в следующий раз?
        По ту сторону барьера никого не волновал вопрос о вооружении противника. Те, кто успел перебраться, облегченно перевели дух. Спасены! Но кое-кто мысленно или наяву все же постучал по ближайшим деревьям, дабы не сглазить удачу. Дальше еще тянулся лес, внешне - такой же, как оставшийся позади. Вдруг здесь тоже повторится сегодняшняя история? Лишь некому будет вступить в бой, защитить, спасти…
        Мобильники действовали наполовину. Сеть вроде появилась, только дозвониться было никуда нельзя. Сказывалась близость странного барьера, или была иная причина…
        - Уходим! - решительно принял на себя командование один из парней.
        - Но еще не все… - Кристина не забывала о подруге.
        Там стреляли, и выстрелы подстегивали большинство лучше всяких аргументов. Компания уже отбежала чуть дальше, однако дерева из вида пока не теряла.
        - У нас тут раненая. И вообще, ты забыла: главное - вызвать подмогу?
        По правде говоря, те, у кого мобильники были при себе, и кто, соответственно, пробовал звонить, были далеко не уверены, что их не примут за сумасшедших. Что еще можно подумать о людях, которые начинают плести откровенно фантастический сюжет с непроницаемыми барьерами и неведомыми убийцами, да еще со способностью - это уже знали в компании - к воскрешению? Понятно, остается пальцем у виска покрутить.
        Но тут уже хочешь не хочешь, а как-то доказывать надо. Такое количество трупов не утаишь, и все уцелевшие игроки автоматом пойдут свидетелями по делу. Не сумеешь убедить органы, и признают виновным в сокрытии преступления. Всякое может быть. Не зря какая-то девица предложила звонить не в полицию, а в газеты. Уж репортеров убеждать ни в чем не надо, они сами мгновенно раздуют любую ерунду.
        Можно бы было для начала выложить факты в социальные сети, но связи с Интернетом нет. Кажется, дозвониться удастся раньше, чем заглянуть на собственные страницы в разных «Фейсбуках», «ВКонтакте», «твиттерах» ипрочих «Живых журналах».
        - Но там еще остались наши!
        - И чем ты им поможешь? Попробуешь перелезть обратно?
        Обратно никому не хотелось. И потому поневоле пошли вперед.
        Куда же еще?
        Глава 34
        Смелость - понятие относительное. Очень часто на войне кое-кто отважно бросается в бегство, хотя бежать гораздо опаснее, чем затаиться за укрытием, а то и вообще принять бой. В последнем случае шансы на выживание максимальные: убил врага, значит, выжил сам. Это же не драка, когда скорейшее бегство с опасной территории, как правило, является идеальным вариантом для здоровья и для собственной внешности. Шрамы могут украшать, фонари вряд ли. Человек ведь не фонарный столб и не обязан освещать округу. Но - безумству храбрых поем мы песню.
        Самым храбрым из небольшой компании оказался Борис. Он уцелел в различных ситуациях и вот теперь рискнул. Спасительные края лежали рядом, всего лишь перескочить через какое-то дерево. Сумеешь преодолеть - останешься жить. Минута повышенной опасности, и все. Остающимся достанется остальное.
        Разумеется, ни о чем таком Борис не думал. Его вел могучий инстинкт. Тот самый, который до сих пор спасал. Парень рванулся к дубу, вцепился в свисающую веревку и полез на такой скорости, словно хотел поставить абсолютный рекорд. А то и взлететь.
        Он уже вцепился в заветный сук, когда нечто с дымным следом стремительно вынеслось из леса и врезалось в дерево. Короткая вспышка взрыва. И в стороны полетели куски коры, ветки, части тела… Все это еще продолжало полет, когда винтовка в руках Юрия дернулась, посылая пулю.
        Недостаток любого гранатомета - во время выстрела стрелку приходится высунуться из укрытия и застыть удобной мишенью. Мечта любого снайпера, если он готов к появлению врага.
        - Всем лежать! - рявкнул Андрей, устремляясь в глубь леса.
        Где-то дальше, в стороне машины, грохотали автоматы. Евгений нашел того, кто уничтожил его имущество, и теперь беседовал с ним по-свойски. Но могли быть другие враги, и требовалось найти их как можно скорее. Ну, или враг, раз по каким-то причинам они вечно действуют тройками.
        На сей раз работы Андрею не досталось. Он обманулся с направлением, и третий противник достался Володе. Но какая разница? Не в количестве убитых врагов доблесть воина. На давней своей войне офицер никогда не считал ликвидированных духов, как не делал это никто из его солдат. Главное - это выполнение задачи. Остальное - не имеет значения.
        Теперь оружия было в избытке. Пять автоматов, снайперская винтовка, два одноразовых гранатомета, некий аналог привычной «Мухи»… Вполне достаточно для группы. Человеку нужен только один ствол, лишь бы был надежным и к нему хватало боеприпасов, а остальное - лишний вес. Ладно, два, если считать гранатомет для усиления и за неимением подствольников.
        - Так… Машину уничтожили, суки! - Евгений был зол. - Долбанули гранатой, словно она им мешала!
        «Уазик» Женька прикупил давно, специально для выездов на рыбалку. Самое лучшее средство, если учесть, что асфальтированных дорог в лесах нет. Разумеется, технику было жалко. Да и кто заплатит за утрату личного имущества? В страховке никакие боевые действия и применение гранатометов не предусмотрены. Или утрату все-таки удастся притянуть под какой-нибудь пункт?
        Но вне зависимости от денежных расчетов и результатов погибший автомобиль было жаль. Именно этот, к которому Женька успел привыкнуть. Он мало ценил вещи, и вездеход как раз являлся редким исключением и своеобразным предметом тайной гордости.
        - Машина еще ладно, - попытался напомнить о более страшном Юрий. - Народа сколько положили!
        Большое количество погибших - просто статистика. Да еще когда убитые были тебе не знакомы. Даже игроки успели привыкнуть к виду трупов и уже не бледнели, не зеленели, если же смотрели, то лишь чтобы узнать, кого еще с ними не стало. Ролевики в общем и целом представляли одну тусовку, многие частенько встречались по будням и праздникам, еще больше - постоянно общались в социальных сетях.
        - Ладно, - махнул рукой Евгений. - Хрен с ней, раз уж пошла такая пьянка. Что делать будем, отцы?
        - Попытаемся переправить лишних, если взрыв ничего не повредил в проходе, а потом пойдем на поиски голубеющего столба, - Андрей покосился в сторону Дианы.
        Нельзя в бою иметь рядом девушку, которая тебе дорога! Все мысли лишь вокруг нее, а от этого страдает дело.
        - Согласен, - кивнул Володя. О мнении девушек и последнего парня он не спрашивал. Погибнут ни за грош без пользы и без смысла. А своих ребят жаль. Они к статистике уже не относятся. Те, с кем довелось воевать плечом к плечу, дороже любой родни.
        - Но…
        - Никаких «но»! Главное - вызвать подмогу. Любой ценой. Или вы думаете, что мы сами справимся? Супермены и спасители мира… Враги не кончаются, а у нас не игра. Иначе тут и уцелевших добьют. Это сейчас всех плохишей словно магнитом тянет к нам. А нас не станет…
        Володя выразился четко, сделав все возможные выводы из происходящего. Но действительно, террористы без ошибки находили очередное местопребывание группы. Хотя на полигоне наверняка еще оставались игроки. Можно долго рассуждать о приоритете целей, мужчины несли опасность и уничтожали врагов, прочие являлись потенциальными жертвами, и добить их можно было в любое время. Механизм поиска оставался неясным, как, впрочем, и многое другое, но в самой мысли что-то было.
        Аргумент подействовал. Диана в первую очередь подумала о своем избраннике. Его же наверняка убьют, когда покончат с Андреем, Володей и их спутниками. Значит, надо перебираться, убеждать, спасать… Влад и Рагана, к собственной немалой досаде и к тайному облегчению, убедились, что в новых условиях и с иным оружием они тут бесполезны, более того, являются обузой. И очень поджимал всех надвигающийся вечер. Август близок к осени, темнота наступает гораздо быстрее, чем в пронзительно-светлом июне или начале июля. Поневоле необходимо спешить и делать все, пока солнце не скрылось за горизонтом.
        Заветный дуб уцелел. Граната переломила часть ветвей, повредила ствол, и все же лесной великан устоял перед страшным изобретением человека. Но веревку перебило, и лишь ее верхний конец по-прежнему свисал с недоступного сучка. А уцелел ли проход через барьер, или сместился, а то и закрылся совсем, мог подсказать только эксперимент.
        В горячке бегства никто так и не опробовал, работает ли переход в обратную сторону. Иными словами, сможет ли подмога перебраться на полигон или так и останется снаружи? Теперь вообще было непонятно, можно ли перебраться хотя бы туда.
        - Ну, на тебя, красавица, опять вся надежда, - Володя подмигнул Рагане.
        Назвать красавицей девушку было трудно. Внешность у нее была заурядной. Только ведь любой представительнице слабого пола лестно услышать комплимент. А уж от мужчины, который нравится…
        - Мы обеспечим охрану. - Андрей поудобнее перехватил автомат.
        Винчестер он оставил в стороне, револьвер - тоже, и теперь имел при себе в качестве второго оружия лишь гранатомет. Все никак не мог расстаться с помповиком. Но тут уже другое. Оружие было зарегистрировано, и пропажа сулила крупные неприятности.
        Да куда уж больше, чем те, в которые все тут присутствующие влипли даже не по уши, а по макушки! Хоть трофейную каску на голове чеши. В отличие от бронежилетов, каски мужчины все-таки напялили. Андрей попутно скрыл под головным убором демаскирующий белый бинт.
        Его приятели все поняли и шагнули в разные стороны. В лесу множество направлений, требовалось как-то перекрыть подходы, чтобы уже случившееся дважды не повторилось в третий. Первый раз - случайность, второй - совпадение, но третий уже закономерность.
        - Пока, богиня охоты! Не поминай худым словом! - не проститься с Дианой Андрей не мог.
        Он не обольщался. Пули летают в обе стороны, и не любой удается избежать. Пока удача была на стороне компании сослуживцев, да очень уж переменчива та удача. Истинная дама…
        - Береги себя, - проронила она. Относиться к человеку можно по-разному, но в какие-то моменты вдруг начинаешь искренне переживать за него. Тем более, когда впереди нешуточная опасность. Правда, переживания порой оказываются мимолетными и забываются, едва мужчина исчезает из вида.
        Пока же Андрей стоял напротив, каска в руке, пропитанная кровью повязка уже была порядком грязной, а глаза смотрели так, будто увидеться еще раз мужчина не надеялся. И девушка не сдержалась. Она шагнула навстречу, благо одного шага было достаточно, прильнула к знакомому и коснулась его щеки жаркими и мягкими губами.
        Мир вокруг вдруг расплылся в ослепительном сиянии, а земля под ногами завертелась. Андрей практически никогда не терял головы, если не брать в расчет далекую юность. К близости с женщинами он относился сугубо по-деловому. Да и что нового могла дать очередная мимолетная пассия? Все уже испытано, и ничего неизведанного в интиме нет. Необходимо для разрядки, приятно, раз так устроила природа, и не более. А тут будто вернулась даже не лейтенантская, а курсантская юность, с ее страстями и сумасбродствами. Словно не было груза лет, горечи потерь, разочарований и многого, что поневоле начинает наваливаться с возрастом. Сейчас все было впервые, прикосновение девичьих губ, легкость в теле, крылья за спиной, ощущение, что можешь взлететь, а уж достать для любимой звезду с небес - так это в подобном состоянии вообще плевое дело.
        Только вместо звезды сейчас требовалось обеспечить безопасный переход любимой в нормальные места, да еще одержать победу над непонятным и умеющим воскресать противником. Тоже сущий пустяк. Лишь бы не потерять в том бою бывших сослуживцев. Тогда, в далеком южном краю, ротный очень берег людей и это правило пронес через всю последующую, весьма разнообразную, жизнь.
        Девушка ловко выскользнула, отодвинулась, но Андрей даже не сразу осознал это. Какой-то промежуток времени выпал из мировосприятия, и это являлось самым волшебным из того, что было в жизни за долгую вереницу лет. Рассказать друзьям, не поверят. Но такое и не рассказывают.
        - Со мной ничего не случится, богиня охоты! Вот только разберемся со здешними чудесами, и сразу вернусь, - мужчина поневоле улыбнулся. Улыбка у него была на редкость обаятельной, и забывалась разница в возрасте, внешность…
        Дальше уже не было времени. Кто знает, когда появится очередная троица бандитов? Или не троица, а больше, и чем они будут вооружены в очередной раз. Лучше их встретить подальше, чтобы дуба не было видно. Еще лучше - чтобы они вообще опоздали и явились, когда Влад и девушки уже будут по другую сторону барьера. Главное, чтобы проход сохранился и не представлял непомерных трудностей. Человек летать не умеет. Это Андрей в данный момент вполне мог взлететь - по ощущениям. Прочим же было не дано.
        Чтобы вернуться, необходимо уйти. Даже когда хочется остаться навсегда.
        Теперь Рагане было и легче, и труднее. Искалеченное дерево оказалось удобнее для лазания, зато кое-где на нем проступала кровь незадачливого беглеца. И не только кровь, а и какие-то комки и куски, не столь давно бывшие частью человеческого тела. Плюс - от крови было скользко, и девушка несколько раз чуть не сорвалась. Но молодость и ловкость сделали свое дело. Рагана вновь очутилась на том же суку. Сук предательски скрипнул, словно решал, удерживать ли на себе некую особу и не лучше ли грохнуться вместе с нею оземь.
        Запасной веревки не имелось, и ее заменил буксировочный фал, уцелевший при взрыве машины.
        Еще бы не уцелеть, если его извлекли и бросили рядышком, еще когда вытаскивали веревки!
        Теперь было уже проще. Но Диана все равно едва не сорвалась. Она не умела лазить по веревкам, к тому же сказывалась навалившаяся усталость. Когда привык нормально и регулярно питаться, неожиданное голодание весьма сказывается на силе.
        Проход работал. Доступ к нему был затруднен, все-таки дерево несколько наклонилось, и ветви занимали иное положение, однако обе девушки и парень сумели перебраться на другую сторону. Потом еще Рагана вернулась, проверяя проходимость назад, и, уже убедившись, что и тут все нормально, последовала за остальными.
        Лишь теперь Володя облегченно перевел дух. Дело было не в возможной помощи. Но насколько легче сознавать, что с тобой остались те, кому не надо объяснять, что и как делать, и когда не надо за кого-то переживать! А с остальным как-нибудь разберемся. А если выживем, еще и учтем на будущее…
        Глава 35
        - Что дальше, мужики? - Андрей в очередной раз курил. После гибели машины он остался без большей части своих припасов, однако еще в самом начале этого страшного дня на всякий случай прихватил лишнюю пачку и все еще был обеспечен сигаретами. С учетом обстановки, возможно, на всю оставшуюся жизнь. - Вариантов два. Первый: занять здесь оборону, прикрывать проход и уничтожать террористов по мере их появления. Второй: никого не ждать и самим наведаться к ним в гости.
        И только о третьем, самом очевидном варианте - уходе с полигона - не было сказано ни слова. Другие тоже промолчали и даже не взглянули в сторону дуба.
        - На одном месте войну не выиграешь. - Володя внимательно посмотрел на дарованных судьбой товарищей. - Рано или поздно…
        - Ты прав, парень, - перебил его Евгений, - но зачем говорить очевидное? Пошли, взглянем на очередной артефакт, и дело в шляпе.
        - Артефакт так артефакт, - Андрей жадно затянулся, выпустил дым и затушил сигарету. - Даже интересно, мать его так, этак и еще с полсотни способов! Ничего, господа гусары! Охота продолжается! Кто у нас хвалился, что весь полигон знает, включая заветную поляну?
        Двинулись дружно. Не очень компактно, чтобы нельзя было накрыть одной очередью или одной гранатой, но и друг от друга не отдалялись. Автоматы на изготовку, глаза непрерывно сканируют окрестности, уши ловят каждый звук. На бег никто не переходил. Люди здесь были в возрасте, предпочитали идти. Да и толку, если выдохнешься раньше, чем сойдешься с неприятелем?
        Просек Володя избегал. Лесом надежнее. Иногда по пути попались трупы. Зрелище было настолько привычным, что не вызывало никаких эмоций. Лишь мельком отмечали, что практически все убиты холодным оружием, в крайнем случае - стрелами, а огнестрельным очень и очень немногие. Очевидно, винчестеры противник использовал в основном на другом конце полигона, а автоматы вообще применял лишь против тех, кто оказал адекватное сопротивление.
        Живых пока не попадалось, ни врагов, ни своих. Вряд ли террористы сумели уничтожить всех участников забавы. Скорее всего, уцелевшие попрятались, да так, что найти их превратилось в проблему. Володю утешало одно: снекоторого момента противник явно переключился только на них, и это давало парням и девчонкам дополнительные шансы на выживание.
        Женя вдруг предостерегающе поднял руку. Охотник, рыболов, грибник, он чувствовал себя в лесу как дома. Объяснять словами ничего не пришлось. Несколько мгновений, и мужчины залегли за подвернувшимися укрытиями, привычно рассыпавшись довольно широкой цепью. Пальцы выбирали слабину спусковых крючков, а глаза выискивали цели среди деревьев и кустарников.
        Позиция была не самая удачная, но и далеко не худшая из возможных. Теперь и остальные услышали тихий звук приближающихся шагов. Вот в просвете между деревьями промелькнул человек, пропал на пару секунд и появился опять уже гораздо ближе. В стороне шел другой. Оба с оружием, и никаких сомнений, кто это, не возникло.
        Второй заметил засаду и на миг застыл, а дальше делать что-либо стало поздно. Выстрелы грянули дружно, сливаясь в залп, и второй рухнул. Его напарник пережил приятеля на долю секунды. Хотя кто знает? Не всякая пуля убивает мгновенно. Кому-то суждено покинуть мир сразу, чье-то тело еще будет трепыхаться несколько минут. Сомнений в общем результате не было. Крепко вбитые навыки не исчезают. Промахнуться по ростовой фигуре с полусотни метров простительно лишь новичкам.
        Грохот выстрелов затих, не успев толком разыграться. Лишь в ушах еще гуляло эхо, и в сознание никак не могла прорваться тишина.
        Андрей рванул вперед первым. Тоже на все тех же старых рефлексах. Пробежка, залегание за деревом, внимательный осмотр окрестностей поверх прицела. Никого. Пока никого. Зато теперь бывший офицер прикрывал приятелей, и те тоже не остались на прежнем месте. Цепь продвинулась, затем вновь перебежки, и новая позиция. На трупы взглянули лишь мельком. Отметили, что один из убитых с широкими скулами, тот самый не то кочевник, не то индеец. Оружием противнику служили такие же автоматы, как те, которые были захвачены недавно в качестве трофеев. Потому прихватили только одноразовые гранатометы и несколько магазинов, кое-как распихав в уже переполненные разгрузки, да обыскали на предмет ручных гранат. Тоже полезная вещь на близких, а другие в лесу бывают редко, дистанциях. Гранаты нашлись, и их немедленно поделили. Никаких разговоров, высказывания мнений и прочих глупостей. Все делалось споро и молча, с постоянным обзором местности. Лишь Володя показал три пальца, мол, обычно действуют втроем, однако третьего видно не было. Андрей в ответ кивнул на «кочевника» изатем продемонстрировал два пальца.
        В самом деле, если это бывшие конные, то они выбивались из общего правила и появлялись вдвоем. Мелькнула догадка, что причиной тут не убитая вовремя наездница. Пусть причина отдает абсурдом, только разве не абсурд все здесь происходящее? Хрен с ними, причинами, важнее, что третий действительно может не появиться.
        Короткая пробежка Володи по окрестностям говорила в пользу выдвинутого предположения. Вокруг на самом деле не было никого. Если не брать в расчет трупы ролевиков, явно валявшиеся здесь не первый час.
        Предлога задерживаться не было. Смысла - тоже. До темноты осталось максимум пара часов, до сумерек - еще меньше, да и вообще, к чему откладывать то, что ты обязан сделать так или иначе?
        - До той поляны ходу полчаса. Или меньше, - тихо сказал Володя.
        Расстояния в лесу оценивать сложно. Проще уж прикидывать ориентировочное время. Хотя оно тоже условно. Встретится еще кто-нибудь, и в перестрелке может пройти добрый час.
        Шли тем же порядком. Володя чуть впереди, указывая направление, остальные прикрывали фланги и тыл. Непрерывный обзор, оружие наготове… Хорошо, что вся компания умела ходить практически бесшумно.
        Андрей поймал себя на том, что машинально высматривает растяжки. Хотя кому их ставить прямо посреди леса? Неровен час, сам же и нарвешься, если странствия вновь занесут в ту же часть полигона. Но вернувшаяся привычка то и дело брала верх.
        Далекий перестук копыт заставил мужчин торопливо залечь, ощетинившись стволами и подготовившись к бою. Впрочем, к бою они были готовы всегда, с момента, когда этого потребовала обстановка.
        Конные, с точки зрения четверых, были сейчас менее опасны, чем пешие. Верхом по лесу незаметно не подкрадешься. Стрелять с коня труднее. Сам же наездник представляет собой прекрасную мишень. Не зря ковбои и индейцы здесь в конце концов предпочли действовать пешими.
        И вновь в напряжении тянулось время. Пока в прорехе между деревьями не появился одиноко бредущий конь с пустым седлом. Напрасно компания высматривала человека. Его не было. Когда погибали конные, лошади частью оставались. Пропасть они не могли, вот и бродили в одиночестве. В поисках хозяина, или прогуливаясь, еще по каким-то лошадиным причинам…
        Женя чуть улыбнулся. Даже пробормотал про себя неизменное: «Коняшки». Остальные лишь переглянулись и поднялись. Пальцы оставались на спуске. Спокойствие в зеленке обманчиво.
        Спокойствие казалось Дмитрию обманчивым. Вдалеке иногда вспыхивали перестрелки. Даже парню без малейшего опыта было понятно, что где-то происходит настоящий бой, а не просто расстрел мирных игроков. Пару раз даже прогремели взрывы, а кого подрывать гранатой или снарядом, если не противников? Это обнадеживало. Видимо, власти, наконец, узнали о происходящем в далеком лесу и выслали сюда спецназовцев, а то и просто военных. Чем больше, тем лучше. Необходимо прочесать весь лесной массив, тщательно осмотреть каждое укрытие, уничтожить всех бандитов, да и уцелевших людей вывести отсюда и спасти.
        Покидать свое убежище Дима пока не собирался. Раз стреляют, значит, опасность еще осталась. Могут вообще убить свои, по обычной ошибке и привычке прежде стрелять, а потом смотреть в кого. Потом спишут на террористов, и никто не станет разбираться, почему спасенных немного.
        В доблесть армии и прочих силовых структур Дмитрий не верил, но и в конечной их победе не сомневался. Сколько может быть террористов? Не тысяча же! Пусть десятка три, ладно, полсотни. Кто не сбежит, того рано или поздно прикончат. Элементарно. Здесь, в глубине России, власть сильнее, значит, она и победит.
        Только скорей бы! А пока надо прятаться. Глупо умирать, когда жизнь сулит еще столько хорошего!
        Бой всегда начинается неожиданно, хотя его и ждешь. На этот раз подготовиться заранее не получилось. Противник возник впереди, и сразу вспыхнула перестрелка. К счастью, бандиты тоже не услышали приближение группы. Вышел классический встречный бой, тот самый, который по Уставу всегда получается скоротечным.
        Дополнительным фактором для этого стало расстояние. Стороны увидели друг друга метров с тридцати, и стрельба грянула едва ли не в упор. В подобных случаях автомат - оружие идеальное. Точно целиться уже нет времени, зато очередью можно задеть даже случайно, пока ствол не повело вверх.
        Один из противников упал сразу и явно не по собственной воле. А от чьих пуль, разве столь уж важно? Еще одного вроде бы задело, его ответная очередь ушла куда-то к небесам, а после падения новых выстрелов не было. Есть такая вещь, как болевой шок.
        Зато третий, здоровенный мужик, практически гигант, успел залечь у дерева и повел прижимной огонь из чего-то очень крупнокалиберного. Воздух над головами охотников был наполнен проносящимся свинцом. Оставалось уткнуться в землю и лежать.
        Андрею повезло больше всех. Он упал за большим дубом, и пусть не видел уцелевшего стрелка, тот тоже не видел его. Все произошло очень быстро, и сторонам было не до подсчетов и выяснения соотношений.
        Медлить в столкновениях нельзя. Да, рано или поздно патроны в магазине или ленте закончатся, и гигант сделает паузу, но до этого друзья могли переселиться в иные края. Бывший офицер наметил путь, затем оторвался от земли и рванул в сторону. Пару самых опасных шагов по открытому месту, а дальше сбоку рос кустарник, не защищающий, но хотя бы прикрывающий от взгляда гиганта.
        Он и защищал. Но только от взгляда. Андрей вовремя залег, и ветки полетели в стороны под пулевым градом. Что-то упало на предусмотрительно напяленную каску. Зато друзья выиграли паузу и ответили противнику из автоматов. Перенос огня, и Андрей сумел проползти несколько метров. Больше ему не требовалось. Следующая очередь пришлась по месту, где он только что был. Пусть стреляет, если патронов не жалко.
        Рука извлекла из разгрузки гранату. Другая привычно разжала проволоку и потянула кольцо. Да, система незнакомая, но принцип тот же, здесь явно предохранительная скоба, а дальше остается надеяться, что время горения запала небольшое. Или что граната взрывается от удара.
        Еще одна очень короткая пробежка, и граната полетела туда, где скрывался пулеметчик. Назвать используемое оружие автоматом не смог бы даже далекий от армии человек.
        Почти сразу рванул взрыв. Звук еще стоял в ушах, когда Андрей вскочил и бросился вперед.
        Гигант был еще жив. Граната упала удачно, небольшая воронка была рядом, однако близкий разрыв - еще не гарантия поражения цели. Зато неизбежная контузия не способствует быстрому реагированию на перемену обстановки. Тут же к ней явно добавился болевой шок.
        Может, в других условиях Андрей попытался бы захватить раненого в плен, «язык» был необходим, однако руки сами вскинули автомат, и длинная очередь в упор довершила дело. Было видно, как пули пробивают тело, скрываются в его глубине, пробивая бронежилет, разрывая одежду и оставляя после себя кровоточащие раны, а потом боек сухо щелкнул, и гигант перестал вздрагивать от очередного попадания свинца.
        Машинальная смена магазина, взгляд по сторонам, шаг назад под прикрытие дерева… Громыхнул выстрел со стороны приятелей, и после него наступила тишина. Юра добил третьего, о котором бывший командир позабыл из-за гиганта с его пулеметом.
        Пулемет, кстати, действительно оказался крупнокалиберным. Тренога в качестве станка, увесистая лента с патронами, неприятная тяжесть оружия… На позиции подобная штука очень хороша, а в маневренном бою задолбаешься ее таскать с места на место. Хотя подобран явно по габаритам владельца.
        Таскать пулемет не понадобилось. Сразу два осколка покорежили ствольную коробку, испортили механизм, а ремонтировать или хотя бы выяснить, насколько серьезно повреждение, не было времени. Как всегда.
        Женя не уберегся. В самом начале перестрелки пуля ударила его в грудь, не пулеметная, автоматная, и не прямо, а вскользь, да, на счастье, попала в запасной магазин к автомату. И все-таки… Теперь охотник вздыхал, только ведь живой. Даже если какое ребро треснуло. Ребра срастутся…
        - Останешься? - односложно спросил Андрей.
        Вопрос был глуп. В нынешней ситуации опасность ожидала повсюду, и в компании было надежнее. Лишь бы компания соответствовала обстоятельствам.
        - Да ладно тебе, - лишь отмахнулся Евгений.
        - Тут совсем рядом, - дополнил Володя.
        В самом деле, метров через сто открылась поляна, а посреди нее различными оттенками голубого светился странный столб.
        Зрелище было явно фантастическим, словно мужчины перенеслись из яви в фильм. Но разве нормальным было то, что происходило на полигоне? От бессмысленного массового убийства до непонятного и незримого барьера, разделившего мир на неравные части? Одним злым чудом больше, одним - меньше.
        Способность удивляться давно покинула мужчин. Оставался вопрос: что же делать теперь? Отстреливать возникающих из столба бандитов, пока они осматриваются? Или все-таки…
        Сделать следующий шаг оказалось неимоверно трудно. Даже не сделать, а сказать вслух о его необходимости. Очень чужеродно светился непонятный столб на вполне обычной поляне.
        - Прикройте, - шепнул Андрей и перебежками двинулся к неведомому чуду.
        Автомат он держал наготове, ожидая в любой момент появления противника. Однако все было тихо. Во всяком случае, пока.
        Бывший офицер застыл рядом со столбом, потом бросил туда шишку и упал, словно ожидая взрыва.
        Ничего не произошло. Шишка влетела в голубизну и исчезла без следа. А что с ней стало, кто знает?
        Глава 36
        Перед мужчинами явно находился портал. Тот самый, который частенько упоминается в фантастических книгах и из которого появляются враги. Но даже в книгах порталы могут быть разными. С односторонним движением не менее часто, чем с двусторонним. Вход и выход - не всегда одно и то же. Или же вход может вести вообще непонятно куда, только не туда, куда в данный момент требуется. Варианты возможны любые. И тот, в котором назад пути уже не будет, в том числе. Шишка еще ничего не означает. Может, она просто аннигилировала в некоем абстрактном пространстве.
        О смерти в бою на чужой территории не стоило и говорить. Воинское счастье переменчиво. Дома хоть стены помогают. Или, за их неимением, деревья и кусты.
        Жест был сделан машинально. Андрей звал остальных к себе. Сам до конца решиться он пока не мог. Он лишь ослабил усики еще на паре гранат, вспомнив полузабытое, что в незнакомое помещение первой должна влетать граната, а уж потом ты. Поливая все огнем и лишь затем осознавая, в кого именно стрелял.
        Ни на что не решились и остальные. Ни Володя, ни Юра, ни Евгений. Однако все трое перебежками двинулись к бывшему ротному. Юра держал наготове снайперскую винтовку, Женя - автомат, а Володя вообще вскинул к плечу одноразовый гранатомет.
        Дальнейшее для всех было в тумане. Не супермены, обычные люди с некоторым опытом и подготовкой, но поможет ли все это там? Собственно - где?
        Все решилось за них. Прямо из голубой непонятности на поляну шагнул широкоскулый мужчина с автоматом наперевес.
        Первый его шаг оказался последним. Мгновенно громыхнула винтовка Юрия, и ее поддержали два автомата. Мужчина вряд ли сумел что-то понять. Пули прошили тело насквозь, и оно полетело обратно в портал. А дальше…
        Дальше Володя выстрелил туда из гранатомета. Машинально. Ведь граната с тем же успехом могла пролететь насквозь и ударить в дерево на противоположной стороне свечения. Или взорваться прямо в крутящемся завихрениями голубом месиве, угробив находящегося рядом Андрея.
        Не пролетела, не взорвалась и не угробила. Дымный след оборвался, ракета исчезла, словно ее и не было. Оставалось гадать, какие миры она пронзила и где завершила полет.
        Много ли толку в гаданиях?
        Андрей швырнул в столб подготовленные гранаты. Хуже не будет, а лучше - вполне. Но что лучше для кого-то, кому-то оборачивается фатальными последствиями.
        Он выждал несколько секунд, а затем устремился вслед за своим подарком Неведомому. Уже ни о чем не думая, машинально. Врага надо бить на его территории.
        На долю мгновения стало дурно. В голове помутилось, желудок подпрыгнул, как при резком падении с невероятной высоты. В таком состоянии работать невозможно, только пожалеть о роковых шагах Андрей не успел. Все моментально пришло в норму, словно ничего и не было.
        Дальше палец сам надавил на спусковой крючок. Из ствола вырвался свинцовый ливень, понесся, весело встречаясь с препятствиями на пути.
        Лишь теперь Андрей посмотрел, куда попал и куда стреляет.
        Огромный зал с высоким потолком был почти пуст. Лишь в стороне, правее, на полу располагались какие-то параллелепипеды, похоже, из пластика. Никаких людей рядом с ними не имелось.
        Зато сразу четверо, нет, пятеро валялись поблизости на полу. Двое - практически у него под ногами и трое чуть дальше. Подарки не пропали зря, да и магазин был опустошен не напрасно. Меняя его, Андрей машинально сделал шаг чуть вбок. Его глаза были прикованы к небольшой автомашине, застывшей в паре десятков метров перед порталом.
        Ну и шуточки порою у судьбы! Выпущенная Володей на всякий случай граната ударила в незнакомый экипаж, превратив его в груду дымящегося металлолома. Или того же пластика. Исходящая от машины вонь напоминала что-то искусственное и перебивала даже не рассеявшийся запах пороха, но такие подробности были сейчас неважны. Уничтоженная машина явно не являлась танком. Как не являлась бронетранспортером. Последним - по размерам. Вряд ли там с минимальным комфортом поместились бы хоть трое. Да и было ли там вообще место для экипажа? Но общее предназначение машины явно боевое. На это указывало подобие башенки с торчащей наружу парой стволов, погнутых взрывом гранаты. Не то крупнокалиберные пулеметы, не то малокалиберные автоматические пушки. Еще наличествовали покореженные сейчас антенны, какие-то датчики или приборы наблюдения, зато машина не имела ни гусениц, ни колес, словно должна была играть роль неподвижной огневой точки. В таком случае каким образом ее дотащили до этого зала? Не волоком же!
        Но в данный момент было не до уточнения и классификации местной техники. Все потом. Андрей припал на колено и направил автомат на открытые ворота, которые тоже имелись в противоположном конце помещения. Или там еще один портал?
        Он бросил мгновенный взгляд назад. Здесь также имелся голубоватый столб, расположенный не у самой стены.
        Миг - и из завихрений светящегося дыма выскочил Володя, отскочил в сторону и припал на колено. Использованный гранатомет он успел выбросить и сейчас рыскал по сторонам стволом автомата. Целей не было. В чем успел убедиться еще Андрей.
        Третьим был Юрий. Двигался он заметно медленнее бывшего морпеха, тоже не такого мелкого. Или роль играло то, что Володя преподавал единоборства, а бывший взводный снайпер не занимался ничем активным? Годы покоя сказались на некогда подвижном человеке. Но все-таки - пара шагов в сторону, принятие положения для стрельбы с колена…
        Евгений шел замыкающим. Теперь группа была в сборе.
        - А ты стрелок! - Андрей с улыбкой кивнул на странный раскуроченный механизм. - Вслепую, как Штирлиц.
        - Морская пехота Балтийского флота, - улыбнулся в ответ Володя. - Ты тоже покрошил их изрядно. Как раз бы нарвались…
        - Мотострелковые войска, - в тон новому знакомцу бросил бывший ротный. - Гонору поменьше, но работать умеем.
        Все четверо то и дело поглядывали на голубоватый столб. Вдруг таинственный проход закроется, навеки отрезав их от родного мира? Ясно же: сейчас они находятся где угодно, но не на родной Земле. В крайнем случае - где-то на параллельной. Страха не было. Наоборот, каждый словно вернулся в молодость и сейчас дышал полной грудью. Кроме Жени, которому дышать было немного больно. Но если в переносном смысле…
        Ворота, кажется, были единственным входом в ангар. Как еще назвать этот зал? Столб пока в счет не шел. Возможно, в стенах имелись какие-то замаскированные двери, но скрывает ли их гладкий пластик, сказать никто из четверки не мог. Можно было лишь предполагать худшее, на всякий случай. Стоит успокоиться, и мигом получишь пули в спину…
        - Ладно. Вперед, господа гусары, - вздохнул Андрей.
        Машину внимательно осматривать не стали. Ясно, что с ней ничего неясно и подобную раньше лицезреть не доводилось. Ни наяву, ни в виде фотографий, ни в прошлом, ни в настоящем. Дымила она все сильнее, а внутри наверняка должен находится боекомплект. Сдетонирует - мало не покажется. Тушить нечем и незачем. Из строя она выведена, отремонтировать невозможно, так пусть горит.
        Зато подобрали гранатометы, такие же одноразовые, как были и перед этим. Андрей прихватил полный магазин к автомату взамен использованного. Взял бы и больше, только некуда было класть.
        Шли напряженно, постоянно ожидая появления очередного противника. И любых иных неприятностей. Ноги чуть полусогнуты, чтобы иметь возможность сразу отпрыгнуть в сторону, упасть, залечь, оружие вскинуто к плечам, пальцы на спусковых крючках.
        Отвлеченные мысли покинули мужчин давно, еще в лесу. Тут или действовать, или размышлять, почему, отчего, или, скажем, о превратностях контакта. Размышления требуют покоя, в бою же надо полагаться исключительно на условные рефлексы. В такой ситуации думать опасно для здоровья.
        Помещение было не очень большим, пожалуй, не крупнее обычного стадиона, однако путь к противоположной стене показался вечностью. На открытом пространстве мужчины чувствовали себя неуютно. Даже лес был намного предпочтительнее. Там хоть всегда есть где укрыться, а тут…
        Но любой путь заканчивается. Чтобы затем превратиться в продолжение дороги.
        За воротами куда-то вдаль уходил широкий и прямой коридор. Но «вдаль» - это, пожалуй, громко сказано. Метров с полсотни, не больше, а дальше был явный спуск, лестница ли, пандус, крутой или пологий, уже не разобрать. Освещение было достаточно приличным, хотя никаких светильников не имелось. Как, впрочем, и в ангаре. Светились сами стены и потолок. Вполне доступная технология даже для нынешней матушки Земли.
        Коридор мог немного подождать. Вначале мужчины осмотрели ворота. Створка была утоплена в стене и явно могла выдвигаться, отрезая помещение от коридора. Или коридор от помещения. Никакого видимого управления не имелось. Стены и снаружи, и внутри свободны от кнопок, клавиш, переключателей и тому подобных устройств. Но ворота функционировали, о чем свидетельствовали характерные полосы на полу. Дистанционное управление? Тогда почему они до сих пор открыты? Если где-то сидит оператор и взирает на экраны, он уже давно должен был зафиксировать вторжение и принять адекватные меры. По логике, первым делом требовалось изолировать помещение. Или нет никаких операторов и весь процесс осуществляется с пульта? Те самые параллелепипеды сверкают какими-то огоньками. Кресел или каких-нибудь иных сидений рядом не видать, так ведь управлять можно и стоя. Это как раз не проблема, а лишь дело вкуса или мелкое неудобство.
        - Прикройте, - Андрей быстро двинулся к пультам. Володя - за ним. Зато Юра и Женя остались на месте, старательно выцеливая коридор. Сирены молчат, но ведь тревогу можно поднять и без их завывания. Даже странно, что сюда до сих пор не спешат вооруженные до зубов бойцы. По логике, объект должен быть режимным, застрахованным от вторжений извне. Или логика тут совсем иная? А может быть, охрана и надзор как раз осуществлялись отсюда. И таинственный механизм - элементарное усиление поста.
        Пульты, во всяком случае, были другими. Понятно, что с них чем-то управляли. Какие-то верньеры, клавиши, переключатели, не считая лампочек и нескольких экранов. Но на экранах виднелись непонятные кривые, а никаких табличек нигде не имелось. Ни на русском, хотя откуда его тут взять, ни на каком ином языке, даже абсолютно незнакомом.
        - Посмотри, - Володя кивнул на один из экранов.
        Там было некое подобие карты. Лес, просеки, крохотные поселения и множество точек в самых разных местах.
        - Полигон, - пояснил Володя. - Мы исходили его вдоль и поперек, но общего плана местности не представляли.
        - Угу, - буркнул Андрей. - Тогда точки - предположительно живые игроки. Мертвых-то чего обозначать?
        - Логично.
        Получалось, выжили пока многие. Считать точно мужчины не стали, ситуация легко могла измениться, да и не число главное. Важно лишь, что смертоубийства были не всеобъемлющими и кому-то удалось убежать или спрятаться.
        Чуть в стороне взгляды привлекла линия из девяти лампочек по горизонтали и столько же по вертикали. Только одна из них горела в самом верху, все прочие мерцали у самого низа. Мужчины переглянулись. Возникла мысль, что могла бы обозначать подобная картина, но мало ли совпадений бывает в жизни? Да и девять ли противников злодействовали в лесу? Вроде бы только…
        Ладно, пока неважно.
        Что делать с пультом, было непонятно. Покрутишь верньер, нажмешь кнопочку, в итоге получишь такое, что все предыдущие чудеса покажутся невинными детскими шалостями. Но любой агрегат можно полностью вывести из строя. Сломать, разбить, взорвать, только как тогда выбраться самим? Самоубийство - не метод победы. Польза подобной акции пока сомнительна. Почему не предположить наличие запасной системы управления, а то и систем?
        - Можно заложить гранаты и рвануть перед возвращением, - предложил Андрей. - Протянуть веревку, последний, уходя, дернет, и ноги в руки.
        - Можно, - согласился Володя.
        Уверенности в его голосе не чувствовалось. Они же до сих пор так и не узнали, с кем имеют дело и кто противник! В горячке перестрелок было не до пленных, да и на каком языке вести допрос? Ясно же, что сейчас действие перенеслось в некий иной мир. И покинуть его так сразу казалось нелогичным. Хотя оставаться здесь тоже было бы откровенной глупостью. Но не ругать же себя всю жизнь за несделанное!
        Пауза затягивалась. Мужчины понимали: порыв не терпит перерыва, и действовать надо стремительно, не давая врагу опомниться. А огоньки светились, и карта невольно приковывала взор.
        - Подожди, - Андрей бегом домчался до трупов, склонился над ними, а обратно вернулся с ворохом гранат. - Заминируем на крайний случай.
        - Веревка, - напомнил Володя.
        Он тоже загорелся идеей и принялся располагать гранаты в ключевых точках, но так, чтобы взрыв одной вызвал общую детонацию.
        Пришлось сооружать хитроумную конструкцию из всего, что попалось под руку. В ход пошли ремни убитых врагов, найденная у одного из них бечевка, оказавшаяся, к сожалению, короткой, кусок провода, аккуратно сложенный у задней стенки пульта…
        Закрепить гранаты, ослабить проволоку, привязать веревку к кольцам, чтобы было достаточно рывка…
        На все требовалось время. Мужчины работали сноровисто и быстро, однако приготовления заняли с четверть часа, не меньше. Когда же собрались двигаться дальше, тихое гудение со стороны коридора поведало о новых проблемах…
        Глава 37
        Являлось ли помещение ангаром, залом или чем-то иным, к обороне оно приспособлено не было. Как не приспособлено к войне любое гражданское помещение, вне зависимости от назначения. Да и в честь чего? Хозяевам явно не приходила в голову сама возможность ответного визита. Если бы даже и пришла, то надо было бы возводить укрытия против входа. Того самого пресловутого столба. А тут гудение раздавалось с тыла, со стороны других помещений.
        Здесь можно было укрыться разве что по обе стороны от входа. Позиция для двоих, но не для четверых. Тем не менее мужчины собрались здесь все. Юрий припал к снайперской винтовке, Евгений - к автомату, а двое других изготовили к бою гранатометы. В зависимости от того, кто или что объявится в коридоре.
        Они успели в последний момент. Там, где коридор предположительно переходил в лестницу, показалась верхушка некой машины. Она надвигалась, и вот уже видна плоская башенка с двумя стволами. Судя по виду, это было нечто аналогичное уже подбитому механизму. А дальше дружно громыхнули оба гранатомета. Испытывать на себе действие чужих стволов не хотелось. Выяснять принципы движения бесколесного агрегата - тоже.
        Два дымных следа мгновенно прочертили коридор и дружно ударили во вражеского робота. Или - не робота, а в машину на одного человека. Но это сейчас выяснять никто не собирался.
        Сдвоенный взрыв обрушился на барабанные перепонки. В его грохоте остался неуслышанным свист какого-то осколка, пролетевшего как раз между Андреем и Володей. Вернее, не осколка даже, а обломка от подбитой машины. Но, как говорится, мимо не считается.
        - Вперед! - выдохнул Андрей, подавая пример.
        Использованную трубу он отбросил, а взамен подхватил автомат. В представлении офицера вряд ли следом за одной боевой машиной сразу шла вторая. Если же шла, то застывший корпус первой послужит на некоторое время укрытием. Двум в коридоре было бы тесно, да и куда механизмам без пехотного прикрытия?
        Дымящаяся машина покатилась вниз. Пусть у нее не имелось колес или гусениц, так ведь сила тяжести действует на любые предметы, к тому же стоящие на наклонной плоскости. Перестал работать движок, не сработали или отключились тормоза, и ничто не удерживает боевой агрегат на месте.
        Спуск представлял собой ровный пандус, и лишь у самых стен были узенькие лестницы. Андрей отметил это мельком, в перерыве между очередями. Он был прав: машину сопровождали три человека. Неоднократно встреченный (и убитый) гигант с огромным пулеметом, на этот раз многоствольным, словно снятым с вертушки или с самолета, вновь поднимался по правой лестнице, двое мужчин нормального сложения с автоматами - по левой. Машина как раз соскальзывала, открывая шедших за нею людей. Гигант был дальше, и первая очередь пришлась по идущим слева воякам. Первый из них стал заваливаться, одновременно здоровяк вскинул свой чудовищный пулемет, и пришлось перенести огонь на него.
        Андрей поспешил. Пули прошли чуть выше, и пришлось лихорадочно целиться вновь, видя уже направленные на него черные дула в количестве шести штук. Если украсятся вспышками раньше, это станет последним зрелищем в его жизни. А ведь еще есть один противник с другой стороны, и перенести туда огонь можно не успеть.
        Описывать ситуацию долго, произошло же все мгновенно, какая-то секунда плюс-минус дополнительные доли. Автомат вновь рявкнул. На расстоянии в полтора десятка метров - практически в упор, буквально чувствовалось, как летят пули, как впиваются в гиганта, прошивая огромное тело насквозь и оставляя на спине крупные рваные отверстия. И тут же кто-то оттолкнул Андрея в сторону, а рядом грохнул чужой автомат.
        - Ротный, ты поосторожнее. - Женя лишь мельком посмотрел, как падает последний из врагов.
        Неподалеку выскочил Володя, оценил обстановку и полез в карман за гранатой. Кидать не стал. Вражеская машина вдруг полыхнула, за пламенем вверх вырвался клуб черного дыма. Мужчины без приказа отшатнулись, рухнули на пол. Вовремя. Внизу ухнуло раз, а затем загрохотало без перерыва. В утробе механизма сдетонировал боекомплект, и обломки машины отлетели в сторону. Эхо запрыгало от стен, болью отзываясь в ушах. Словно на голову каждому напялили барабан, и теперь какой-то остряк азартно лупил по нему без перерыва.
        Перерыв все-таки наступил. Мужчины очумело смотрели друг на друга. Говорить они не пытались. Уши заложены, и звук человеческого голоса вряд ли преодолел бы эту невещественную вату.
        Первым к краю пандуса подполз Володя. Заглянул, качнул головой. Остальные тоже выглянули, посмотрели на то, что осталось от боевого механизма. Восстановлению сей агрегат явно не подлежал. Хотя, если тут люди с легкостью воскресают, почему бы не воскреснуть машине?
        Н-да… Особенно та, в тылу. Машинный зомби-апокалипсис. Механические твари без колес и двигателя, наезжающие на всех путников в прямом смысле, в полном соответствии с законами жанра.
        Сквозь вату стали пробиваться звуки. Обычные, в виде потрескивания чего-то догорающего. Подумаешь, чуточку оглушило! Ведь даже не контузило!
        - Вперед! - повторил прежний призыв Андрей, поднимаясь и перехватывая автомат. Мельком подумал, не заменить ли магазин, однако там еще оставалось десятка два патронов, и выбрасывать было жалко. А набивать до комплекта нечем. Почему-то местные вояки не носят патроны россыпью.
        Вниз спускались осторожно, держа оружие наготове. Андрей лишь на миг остановился около гиганта и посмотрел на пулемет. Не оружие, зверь. Ленточное питание, ротор, вращающий стволы, только как таскать такую тяжесть и надолго ли хватит патронов? Тут за собой надо полный вагон волочить как минимум. Но никто из мужчин себя терминатором не считал. Обычные люди, некогда, как полагается мужчинам, прошедшие армейскую школу. Но даже тогда на подобное шестиствольное детище никто из четверки не позарился бы. Вот на стационарной позиции такому пулеметику цены бы не было.
        Спускаться пришлось неглубоко. Внизу находилось еще одно подобие ангара. Или станции метро, если обратить внимание на колонны вдоль стен. Только без рельсовых путей, один перрон, разделенный на три части: главную и по сторонам два неких заколонных пространства.
        Мужчины дружно нырнули за ближайшие колонны. С виду зал был пуст, однако если есть укрытия, резонно предположить, что отыщется и кто-то за ними. Предполагать вообще надо лишь худшее, если хочешь остаться в живых.
        Никаких посторонних звуков не было. За колоннами не мелькали подозрительные тени. Внешнее безлюдье. Потому удержались хоть от метания гранат на кого Бог пошлет. Вдруг посылать действительно не на кого?
        Мужчины выжидали несколько бесконечных минут. Ничего не нарушало покой зала. Тогда потихоньку двинулись вперед. Осторожно, используя каждую колонну в качестве очередного укрытия, постоянно прикрывая друг друга от любых возможных неприятностей. Оказалось, по обе стены тянутся большие ниши. Только если по правую сторону они были пустыми, то по левую в первой же имелась широкая закрытая дверь.
        К сожалению, дверь представляла собой лист блестящего металла и не открывалась, а выдвигалась из стены. В обычной в крайнем случае можно подорвать замок, а как откатить эту, если опять нет никакого видимого рубильника или кнопки? Не руками же скользить по ней!
        Вообще-то попробовали, но не получилось. Оставлять в тылу проход непонятно куда не хотелось. Вдруг в неподходящий момент оттуда выберутся вражеские солдаты, а то и боевой механизм, а потом ударят в спину, отрезая к тому же путь в свой мир?
        Женя кое-как приспособил рядышком растяжку. Заметить на полу тоненькую нить - дело нехитрое, но хоть какой-то сюрприз. А вот чем поможет граната, если из-за двери выползет механический монстр, сказать сложнее. Разве что взрыв даст понять: позади не все нормально.
        Следующая ниша тоже имела дверь. И вновь закрытую. Можно было отойти к противоположной стене и попытаться высадить ее из гранатомета. Но что это даст? Если с каждой дверью обращаться таким жестоким способом, то боеприпасы израсходуешь, а в итоге можешь оказаться у разбитого корыта. В смысле, в каком-нибудь тупичке, из которого и второго выхода-то нет. Или там комната отдыха без отдыхающих, или, скажем, технический узел со связками труб и кабелей. Диверсии хорошо устраивать, когда представляешь возможный урон, а взрывать ради взрыва смысла нет.
        Опять смастерили растяжку, почти не надеясь на ее пользу. В невольной паузе Андрею невыносимо захотелось закурить. Однако дым мог выдать всех. Запахов тут хватало, запахов пластика, да еще горевшего у основания пандуса механизма. Может, табачный дым останется на этом фоне неощутимым. А если нет? У сраженных врагов никаких сигарет не наблюдалось. Посторонние запахи кто-то может вычленить. Придется потерпеть, раз так и не избавился от пагубной привычки.
        Третья дверь оказалась открытой. За ней виделся длинный и широкий коридор с рядом узких дверей по одну сторону. Величина коридора вполне позволяла проехать боевому механизму, но проезжал ли здесь вооруженный и бездушный монстр, сказать невозможно.
        - Прикройте, - Андрей повернулся к своим бывшим бойцам.
        Шагая вперед, всегда нужно позаботиться о тыле. По-хорошему кого-нибудь следовало бы оставить еще в первом зале, но когда весь отряд - четыре человека, кому идти дальше? Сюда бы взвод полного состава или группу спецназа!
        Все двери в стене, опять раздвижные из цельной металлической пластины, закрыты. Еще одна, в торце коридора, гораздо более широкая, была последней. Вот и все исследование. Андрей и Володя переглянулись. Экскурсия оказалась напрасной. Но знать бы еще, где искать и что они вообще ищут! Вторжение сюда было лишь отчаянной авантюрой, вызванной невозможностью сидеть сложа руки и ждать прибытия подкрепления.
        Кивок, и оба мужчины попятились ко входу. Делать в коридоре нечего. Они уже преодолели половину расстояния, и тут торцевая дверь вдруг тронулась в пазах. Укрыться негде, прямой как стрела коридор да ровные стены по сторонам, да два с лишним десятка метров до заветного зала. Секунды четыре бега, если сорваться и броситься туда. Целая вечность для стрелков, если именно они стоят за дверью и если откроется она быстро. А спины-то незащищенные!
        Мужчины мгновенно распластались на полу и вскинули автоматы. Сработал вбитый в головы во время службы рефлекс. Занять позицию, не тратя времени понапрасну, а уж потом решать, что делать дальше. Бегать от пуль - занятие бессмысленное.
        Дверь только тронулась медленно, а затем пошла с непривычной для подобных устройств быстротой. Секунда, максимум - две, и она исчезла в пазу в противоположной стене. Только автоматы для открывшейся цели не представляли реальной опасности.
        В проеме застыл очередной боевой механизм. Во всем подобный уже уничтоженным. Колес или гусениц у него действительно не было. Более того, корпус внизу вообще не касался пола. Там имелся небольшой зазор, словно аппарат держался на воздушной подушке или фантастическом антигравитационном двигателе. Но почему бы и нет? Раз уж воскресали убитые аборигены, а полигон был окружен неведомым на Земле полем, можно предполагать что угодно. В практическом же смысле тип двигателя ничего не менял. Разве что когда машина проедет прямиком по мужчинам.
        Автоматы дружно рявкнули. Гранатометы закинуты за спину, доставать их, а затем привставать для стрельбы могло не хватить времени, а так есть призрачный шанс вывести из строя хотя бы приборы наблюдения.
        Стреляли одиночными. Это против людей имеют смысл очереди, когда разброс пуль в случае промаха заставит врага пригнуть голову, не позволит вести ответный огонь. Тут надо было стрелять лишь точно, насколько вообще возможна точность в подобных обстоятельствах. Что-то из разряда: попасть в глаз прущему на тебя кабану.
        Машина тронулась с места. Ее стволы шевельнулись, но оставался шанс, что мужчины лежат в мертвой зоне. Пули рикошетом отлетали от боевого агрегата, а затем гуляли вдоль стен.
        - Окажется рядом, ты вправо, я влево! - выкрикнул Володя в промежутках между выстрелами.
        Собственно, именно так они и лежали. А вот насчет действенности маневра сказать трудно. Вдруг начнет неведомый агрегат элементарно давить противника! Сомнительное утешение - обоих сразу не получится, и кто-то один проживет подольше.
        Что-то все-таки разлетелось. Какой-то не то датчик, не то окуляр. Мгновенного толку от попадания не было. Машина уже въехала в проем.
        И тут над головами мужчин прочертила дымный след ракета. По ушам больно хлопнул разрыв. Андрей и Володя едва успели припасть к земле, спасаясь от осколков, как по каскам уже ударило что-то, к счастью, мелкое. При всей своей навороченности, на «Абрамс» чудо чужой техники явно не тянуло. Одной гранаты оказалось достаточно. Откуда-то изнутри выбросило струи дыма вперемешку с искрами, а сама машина грузно плюхнулась на пол.
        У входа в коридор Женя отбросил в сторону использованную трубу гранатомета. На лице охотника промелькнул азарт, как бывает при удачном выстреле. И сразу исчез, сменившись тревогой за спутников, оказавшихся чересчур близко к взрыву.
        - Жив? - Володя повернул лицо к офицеру.
        - Вроде бы. Если для нас еще пуля не отлита, то уж осколок такая мелочь… - пробормотал тот в ответ. - Смотри!
        Ворота тронулись вновь, теперь уже закупоривая коридор с той стороны. Однако створка уперлась в машину, и сдвинуть последнюю с места у механизма не хватило сил.
        - Ну и ну… - процедил Володя, наблюдая за потугами стальной пластины.
        - Думаешь, там что-то есть? - мгновенно уловил мысль Андрей.
        Логика была простейшей: вдруг срабатывает защита, отсекающая от прочих помещений нечто важное? Не факт, но все-таки…
        А раз есть вероятность, то взглянуть просто необходимо.
        Боекомплект машины взрываться пока не собирался, и бывший ротный первым оказался на ногах.
        Если судьба подарила возможность, то самое глупое не попытаться использовать ее…
        Глава 38
        - Нам надо туда, - раздельно, едва не по слогам, проговорила Диана.
        Девушку била дрожь. Вечером стало немного прохладнее. Спутники Дианы снижения температуры не заметили, но девушка была мерзлячкой и частенько простужалась.
        Они ждали не так далеко от места перехода в кустах у лесной просеки. От нее каких-то две-три минуты - и уже можно будет разглядеть поврежденное дерево.
        На полигоне царила тишина. Выстрелы смолкли довольно давно, только хорошо ли это, сказать невозможно. Кто победил и победил ли вообще…
        - И что мы там будем делать? - спросил Влад.
        Год на войне считается за три. А иной день вполне может равняться месяцу. Парень успел понять многое. В том числе - любое дело требует профессионалов.
        - Искать наших. Ведь не одни мы уцелели!
        Под «нашими» Диана понимала не тех, кто ее спасал и воевал против бандитов.
        - Наших так просто не убьешь, - вступила в спор Рагана. Она подумала о мастере и охотниках.
        - Вот и я говорю. Когда еще сюда приедут спасатели… Мы обязаны вывести всех, кого найдем. Или кто найдет нас. Вот… - Диане до сих пор казалось, будто один смельчак ищет ее в полном опасностей лесу.
        - Найдем мы! Как же! - Рагана наконец-то поняла, о ком идет речь. - Уже искали, и что? Да и ночь скоро. Нам военных дождаться надо. А то заплутают… А наши… Наши справятся…
        Перед ее глазами в очередной раз возникло лицо Володи.
        - Куда? - Влад ловко перехватил Диану, уже собравшуюся бежать в сторону заветного дерева.
        - Помочь…
        - Наша помощь - не мешать. И еще обязательно дождаться военных.
        Но не слова и поступки убедили Диану, а взгляд неплохо, в общем-то, знакомого парня. Влад смотрел как мужчина, умудренный немалым опытом. Человек, который сумел понять и осознать происходящее и теперь не боится взять на себя ответственность.
        Эльзара имела все основания для гордости. Она до сих пор оставалась единственной из всех игроков, не потерявшей ни одной жизни, следовательно, лидировала. Нервировало другое. По правилам она не могла менять оружие и сейчас оставалась с одним мечом. Даже стрелы нельзя было подбирать, что сделало лук бесполезным. Потому вмешаться в противостояние остальных участников с серьезным противником амазонка не могла. Один раз в нее почему-то не стали стрелять, в следующий обязательно попадут, лишив нынешнего лидерства.
        Народ в лесу давно стал пуганым, предпочитал прятаться или удирать при малейшем намеке на опасность. Вот здесь бы и пригодилось нечто дальнобойное, убивающее на расстоянии. Чтобы не приходилось каждый раз пускать коня вскачь, рискуя налететь на кукую-нибудь дурацкую ветку и вылететь из седла. Парни и девушки усвоили кое-какие уроки и убегали не вдоль просек или по открытым пространствам, а сразу мчались в заросли. Иногда кого-то удавалось догнать и зарубить, иногда - нет. Стоять же на месте - значит зарабатывать штрафные очки за пассивное поведение.
        Ничего. Продержаться осталось недолго. А там - долгожданная победа. Остальные игроки потеряли столько жизней, что никакие убитые ими противники уже не будут засчитаны.
        Андрей предпочел держать автомат на изготовку. Если за первой машиной следовала другая, придется туго. Однако если там пехота, то гранатомет может оказаться бесполезным. Гранате необходимо время, чтобы встать на боевой взвод. Убить она может и так, лишь за счет попадания, но ведь еще необходимо попасть, и это в условиях вечного на войне цейтнота…
        Он проскользнул в проем, держась поближе к стене. Машина дымила, вонюче, как дымит пластик. Запах чем-то напомнил детство и популярные тогда у детворы дымовухи. Берешь расческу, поджигаешь, и столб дыма с непередаваемым запахом гарантирован.
        Как давно это было! Целая жизнь прошла…
        По ту сторону двери открылось очередное довольно большое помещение. Андрей ворвался в него, бросился вправо и залег на полу, поводя стволом автомата в поисках целей.
        Пустота… Рядом плюхнулся Володя.
        Мужчины мимолетно переглянулись. Слова не требовались. Здоровенные открытые ворота в боковой стене, и не разобрать, что там, за ними.
        Сзади объявился Евгений, а следом и Юра.
        - Мы подумали: какой смысл там торчать, если вы уйдете далеко вперед? - выдохнул Женя, поводя стволом по сторонам. - Пусто там.
        Дисциплина в группе в определенном смысле хромала. Но ведь и справедливо. В незнакомой обстановке разделяться опасно. Отрежут одну половину группы от другой, и что тогда?
        - Вы хоть дорогу запоминайте, господа гусары. Вдруг возвращаться придется? - неожиданно улыбнулся Андрей.
        Перспективы на возвращение были туманны. Наверно, поэтому о них пока что не думали. Мужчины просто жили настоящей полнокровной жизнью, чувствуя каждое мгновение и каждый вдох. Остальное было не столь важным. Словно вдруг неожиданно вернулась юность, прошедшая среди чужих гор. Все-таки разные это вещи: прозябание в офисах и нечто подлинное, требующее стопроцентной отдачи. Сколько бы ни было тех мгновений, но они свои. И так ли велика опасность, какую цену придется заплатить? Это будет потом, по меркам войны очень не скоро, фактически - никогда, в отдаленном будущем, спустя много долгих секунд.
        Пока же никаких рутинных дел и забот. Только ты и нормальная мужская работа. Это и есть полная и абсолютная свобода.
        Кто был на войне, навеки отравлен ее дыханием.
        Неприятности ожидали их перед этими боковыми воротами. Хорошо, что мужчины были готовы к любому сюрпризу и первое же мельтешение заставило их отпрянуть, привычно залечь, еще в полете к полу открывая огонь на поражение. Или, скорее, на подавление. Каким бы ты ни был хорошим стрелком, в реальном бою большинство пуль улетает неведомо куда. Зато польза любого огня несомненна. Свинцовый свист над головой - лучшее средство, чтобы сбить врагу прицел и заставить его стрелять наобум.
        Кого-то они все-таки зацепили. Даже самый широкий коридор для автоматического оружия узок, и веер пуль перекрывает его весьма плотно. Если не жадничать и поливать свинцом щедро. Жадных среди мужчин не имелось. Вдобавок, когда вся группа уже отшатнулась от проема ворот, Андрей бросил в коридор гранату. Едва затих взрыв, успевший сменить магазин Володя выкатился из-за угла и опять щедро полил пространство свинцом, а выглянувший следом Юра двумя точными выстрелами добил кого-то из противников. Тот как раз приподнимался и на мгновение оказался беспомощным.
        - Чисто, - выдохнул Юра, не отрываясь от прицела.
        Убитых было трое. И опять все знакомые, парень и две девушки, уже столько раз убитые, что не воспринимались людьми. Лишь мишенями в тире. Словно все происходило не наяву, а в некой компьютерной стрелялке, где противники выскакивают, словно черти из табакерки. И тоже представляются абстрактными фигурами.
        - Похоже, как говаривал картавый, верным путем идем, товарищи, - улыбнулся Андрей, меняя магазин.
        - Однако сколько же их? - Женя подобрал очередной гранатомет и подготовил его к стрельбе.
        - Сколько бы ни было, все наши, - обнадежил Андрей.
        - Да уж…
        - Зато привычные рожи, стреляй, не ошибешься…
        И тут же стало не до шуток. В другом конце коридора возникли фигуры, одна из которых была довольно крупной и держала в руках явно не автомат.
        Хорошо, что в руках Жени тоже было более серьезное оружие, а коридор - это нечто прямое. Охотник лишь мельком убедился, что никто не стоит за спиной, и сразу же выстрелил. Ракета наполнила пространство дымом и почти сразу взорвалась.
        Страшное это дело - прямое попадание гранаты в человека. То, что недавно было телом, вдруг разлетается на куски, и всюду лишь ошметки плоти и кровь… Но многим ли лучше, когда человека полосуют мечом? Что так, что этак, на последствия лучше не смотреть.
        Мужчины и не смотрели. Добивать никого не требовалось, а жалости они не испытывали. Трое из четверых - вообще ни к кому убиенному сегодня. Даже к тем, кто врагами не являлся. Знакомых бывает жалко, собравшиеся же на полигоне были некой абстракцией. В первый момент, да, переживали за убитую девчонку, а когда трупов стало много, каждый очередной покойник воспринимался лишь как факт. Словно не стоял за безжизненным телом недавно живой человек.
        Однако мало ли людей умирает каждый день? И что, для посторонних от этого небеса рушатся на землю? Возраст и причина смерти не имеют никакого значения. Только отношение к каждой конкретной личности. А если личность незнакома…
        У Володи знакомые в тусовке имелись. Он, вполне вероятно, переживал. Увы, сейчас на всякие посторонние чувства времени не было.
        Но вот желание, чтобы виновники бойни сполна ответили за свершенное, было у всех, вне зависимости от переживаний и мнений. Или не желание мести, а здоровая боевая злость?
        С тихим гудением из-за угла показался нос очередной боевой машины. Ее башенка уже начала поворачиваться, да куда там! Тут надо не выезжать, а выскакивать. Резко, не давая противнику ни мгновения на то, чтобы опомниться. А тут сразу две гранаты ударили одна под башню, другая - в головную часть, и машина послушно застыла.
        - Вперед!
        Стоило немного подождать, вдруг вновь сдетонирует боекомплект, как было уже на одной машине. Но за подбитой могла следовать другая, или же идти пехотинцы, и смысл поспешить и попробовать первыми нанести удар тоже был.
        Действительно был. Юра не мог бегать из-за веса, у Жени все еще побаливали ребра, и опередившие их двое мужчин едва не наткнулись сразу на пятерых противников. Те еще лишь готовились к бою, не ожидая от врага прыти и явно надеясь на задержку. Надеяться же в бою надо исключительно на свои силы да на помощь и поддержку друзей. На огневую.
        Два автомата ударили практически в упор. Кое-кто из противников лишь успел отшатнуться, кто-то не успел и этого. Было видно, как пули рвут плоть. Потом пятеро чужих упали, дернулись по нескольку раз в агонии и затихли навсегда.
        - Ни фига себе! - кто это выдохнул, Андрей или Володя, непонятно.
        Может быть, оба?
        Зато Юрий с Евгением опоздали и могли бы лишь рассматривать трупы. Если бы не насмотрелись на них еще в далеких южных краях. Да и сегодня всевозможных безжизненных тел было более чем достаточно. Вот уж в чем нет удовольствия!
        Машина вдруг вспыхнула ярче, и в спины пахнуло жаром. Теперь двинулись вперед уже невольно, стараясь удалиться от огня. Да не двинулись, побежали, даже грузный Юра. А потом позади ухнуло, громыхнуло, и четверо мужчин дружно рухнули на пол. Еще б чуть-чуть…
        Но чуть-чуть не считается…
        А тут в очередном проходе вновь появились вооруженные люди, и понеслось…
        Глава 39
        - Да… - Андрей перевел дух и сбросил с автомата использованный магазин.
        Давненько не приходилось столько стрелять… И в запасе четыре штуки. Надо опять обращаться к мертвецам за пополнением боезапаса. Если бы пришлось каждый раз набивать патроны, на пальце давно возникла бы мозоль.
        - Угу, - буркнул Юра.
        Они устало присели около стены. Путь вымотал всех. Странно, что до сих пор все живы. Несколько новых царапин в расчет можно не брать. Путь, казалось, не имел конца. В памяти отразились бесконечные цели, грохот выстрелов, и коридоры, коридоры с бесконечными развилками… Дыхание давно сбилось. Мужчинам был элементарно необходим хотя бы самый краткий отдых. Пока хоть никто не нападал, и то радость.
        - Мне кажется, мы скоро придем, - вдруг заметил Володя.
        Весь вопрос: куда, если конкретной цели у группы не имелось с самого начала? Действовали по принципу: бой покажет.
        - Думаешь? - Андрей потянулся было к заветному карману, где хранились сигареты, и остановил движение руки.
        - Уверен.
        Счет поворотам и коридорам был давно утерян. Ничего особо не менялось вокруг. И все-таки что-то происходило. Количество воскрешенных стало падать, зато буквально перед остановкой появились некие небольшие, с человека ростом, механизмы. Этакие роботы без брони и легко уничтожаемые обычными пулями. Они появились словно из ниоткуда в количестве добрых двух десятков и были немедленно сметены дружным огнем. Благо способность удивляться покинула мужчин еще на полигоне и выйди навстречу натуральный тираннозавр - и то никто бы бровью не повел. Ну, еще одно чудо или необъяснимый факт. Одним больше, одним меньше…
        Но смена противника могла о чем-то говорить. Например, о правоте Володи и близости к некоему центру. Или о том, что лимит воскрешения у обычных противников исчерпался. А могло не говорить ни о чем. Раз здешние законы неизвестны, и хорошо еще, что враги могут быть уничтожены, невзирая на их определенную загадочность.
        - Тогда вперед, господа гусары! - Андрей нашел в себе силы подняться. - Помните? Если не мы, то кто же?
        Фраза была самой популярной в ограниченном контингенте, и бывшие солдаты невольно подтянулись. В самом деле, больше некому. Так бывает сплошь и рядом: кто-то обязан брать на себя тяжелую работу, чтобы остальные чувствовали себя спокойно. Ничего с этой стороны не меняется в мире. В мирах, наверно, тоже.
        На этот раз они прошли совсем немного. Лишь лежащий перед ними очередной коридор, а дальше на развилке невесть откуда послышался голос. Вернее, голос словно зазвучал в сознании каждого, на деле вокруг царило безмолвие. Узенький и короткий тупичок справа, такой же, но чуть подлиннее - слева, а впереди - сравнительно длинный туннель с закрытой дверью в конце.
        Вряд ли слова были русскими. Показалось, что нет. Однако смысл их был кристально ясен, словно язык был родным. Мужчины даже переглянулись невольно, стараясь при этом не утратить бдительность, но тем не менее нуждаясь в проверке. Одному ли слышится, и тогда обычный глюк, вдруг крыша все-таки не выдержала и поехала в светлую даль, или же в дело вступило очередное техническое чудо.
        Судя по лицам, оно самое. И лишь теперь воины попытались вникнуть, о чем же идет речь. До того главным была работа, а всякие разговоры только мешали непосредственному делу. Если то были не команды и краткие окрики.
        - Остановитесь! Хватит!
        - Стоим! - переглянувшись с друзьями, за всех выкрикнул Андрей.
        Почему-то сказать вслух показалось правильнее. Одновременно все четверо продолжали контролировать окрестности. Отвлечь внимание, окликнуть, а потом нанести удар - что может быть логичнее, когда в прямой схватке победить не получается?
        - Хватит! Вы уже достаточно сделали! Предлагаю перемирие!
        - Кто вы? Надо знать, от кого исходит предложение!
        Вокруг было безлюдно и даже безмашинно. Те самые два десятка роботов с их слабым человекоподобием остались далеко позади. По меркам замкнутого пространства. Мужчины посматривали в тыл тоже. Вдруг механизмы восстанут из обломков и попробуют обрушиться вновь?
        - Центральный пункт объекта.
        Никаких динамиков тоже не просматривалось. Хотя все равно слова звучат прямо в голове, так что какие динамики?
        - Что за объект?
        - В вашем языке нет точного определения. Перевод невозможен.
        - Мы на другой планете? На космическом корабле? В параллельном мире?
        На старушке Земле подобного точно быть не могло. Пока не могло.
        - По вашей терминологии - на параллельной Земле.
        Объяснять дальше голос не стал, однако суть была понятна. Когда много читаешь, нахватаешься не такого.
        Но далеко же ушла параллельная Земля! Хотя кажущееся безлюдье касается только объекта или остальных просторов тоже?
        - На каком основании было совершено нападение на наших граждан? - Володя спросил так, словно имел полное право требовать ответа. - Война?
        Андрей тем временем, словно невзначай, отпустил ремень автомата и медленно стал передвигать со спины гранатомет. Жалко, последний. У ребят тоже имелось по одной штуке, однако если самовоскресающих противников больше не объявится, где брать боеприпасы дальше?
        - Нет. Происходящее было всего лишь игрой.
        - Столько трупов - и игра? - в голосе Володи промелькнула нота возмущения. - Или погибшие воскреснут точно так же, как воскресали игроки с вашей стороны?
        - Воскрешать погибших наша наука не умеет.
        - А как же эти, ваши… - Андрей замялся в поисках подходящего цензурного слова. - Скажем, игроки? Или все люди на вашей параллельной и перпендикулярной на одно лицо?
        - Непонятен вопрос.
        Пришлось попытаться объяснить без экспрессии. Трудное это дело, когда еще не остыл от боя. Хорошо, что Андрею в далеком уже прошлом приходилось после каждой боевой операции писать кучу донесений, актов и прочих бюрократических бумаг. Опыт пригодился. Бывший ротный сумел перейти на канцелярский язык и довести до сведения центрального пункта удивительную идентичность нападавших на полигоне и здесь представителей параллельной Земли.
        - Вам противостояли не люди.
        - Это… А кто же?
        - Функционалы. Игровые управляемые человекоподобные устройства с расширенными функциями. Биологически почти идентичные людям, лишенные самостоятельности объекты.
        - И кто же ими управляет? - не выпуская гранатомета, Андрей закурил. Кажется, в лавине событий действительно возникла пауза с вероятным перерастанием в момент истины.
        - Игроки.
        - Даже так! - Юре стало весело. - Странно - игровые автоматы, управляемые игроками…
        Но пункт был явно кибернетическим и иронии не понимал. Если он к тому же не имел способности блефовать, тогда дела вообще обстояли бы неплохо.
        - Кто такие игроки?
        - Дети. Всего лишь дети, способные выложить крупную сумму за участие в игре.
        - Дети?! Сколько им лет?
        - Не больше пятидесяти.
        - Средняя продолжительность жизни? - немедленно спросил Володя.
        - Около девяноста.
        - Да уж…
        Иная цивилизация интересовала мужчин. Во всех ее подробностях и деталях. Только любое знакомство и любой рассказ требует времени. Немалого, если на то пошло.
        - Перемирие принимается?
        - Суть перемирия?
        - Вы возвращаетесь в свой мир. Игра считается законченной. Зона игры разблокируется.
        - Насчет игры подробнее. В противном случае перемирия не будет. Любое решение может приниматься лишь на основе полной информации.
        Логика проста. Раз управляющий пункт запросил перемирие, значит, он почувствовал слабость и вероятность проигрыша. Но уже не в игре, а в реальной жизни. Ресурсы небезграничны. Вполне вероятно, что уничтоженные слабенькие роботы являлись последним резервом игрового центра. Ведь не каждый день игра переходит на иной уровень и угрожает уже ее создателям!
        Хотя до конца исключить возможность блефа было нельзя. Так оружие под рукой, наблюдение во все стороны продолжается, а любое знание об иной культуре бесценно.
        Краткое изложение сути уложилось в десяток минут. С учетом задаваемых изредка наводящих вопросов.
        Цивилизация на параллельной Земле достигла весьма большой высоты. Сократившееся население требовало немногого с точки зрения ресурсов. Насколько поняли мужчины, довольно выработанных. Потребности каждой отдельной личности росли, только личностей было сравнительно немного. Политическое устройство осталось не очень понятным. Во всяком случае, социалистическим или коммунистическим оно точно не было и представляло собой некий вариант общества потребления. Но мир здесь был точно един и по крайней мере некоторое время уже не ведал войн. Крупных внутренних неурядиц тоже.
        К проблеме досуга в нем относились серьезно, придумывая все новые и новые варианты проведения свободного времени. Путешествия, забавы, игры… Одной из самых дорогостоящих стала последняя разработка. Абсолютно реальная игра, когда сознание участника вселяется в практически полное подобие человеческого тела. Разумеется, болевой порог снижен на несколько порядков, но тем не менее иллюзия участия полнейшая. Главное же - само действие реально. Только вынесено в один из параллельных миров, ибо кто разрешит подобное в своем мире?
        Именно перенос действия обуславливал огромную стоимость игры. Позволить себе участие в ней могла лишь элита. Разве несправедливо, что каждому по его доходам и развлечения?
        В данном случае игра первоначально ориентировалась на далекое прошлое. В полном соответствии с найденной игровой площадкой. Существовала сложная система подсчета баллов, по которой выявлялся победитель. Но как раз это мужчин не заинтересовало. Победитель, проигравший - им-то что за разница? Лишь помянутые вскользь запасные жизни да то, что с некоего момента, едва игра пошла по правилам Андрея и его соратников, игрокам было разрешено менять в соответствии с ними оружие и остальную экипировку, а процесс был переведен на иной уровень. Только быстродействия немного не хватило.
        - Так… Значит, всего лишь игра?
        Женя выглядел ошеломленным. Да и Юра тоже. Пожалуй, лишь Андрей с Володей сумели сохранить самообладание. Внешнее.
        Тот самый долгожданный контакт, миллионы раз обыгранный писателями, на деле вылился лишь в кровавые забавы богатых молодых бездельников, без какого-то участия государства. Частная инициатива, способ проведения досуга. И на другом конце - практически такие же олухи, убивающие время в игре. Пока игра не стала убивать их.
        И никого не интересуют договоренности на высшем уровне, обмен знаниями и достижениями. Лишь получение удовольствия и разнообразие досуга.
        Или так и должно быть, если все общество ориентировано на удовлетворение потребностей? Закономерный следующий шаг, и кого волнуют чужие жизни? За своих приходится отвечать репутацией, а какой ответ за чужаков? Никакой войны, просто забавлялись ребята по своим правилам.
        Чужие правила игры… Чужой, но настолько ли чуждой?
        - Игра вами сорвана. Но все равно предлагается перемирие. Мы уходим из вашего мира, вы покидаете наш.
        - А кто заплатит за жертвы? - вырвалось у Юры.
        Он крепко сжимал снайперскую винтовку. Только стрелять в данный момент было не в кого.
        - Они проиграли сами. Согласно условиям, - безучастно выдал управляющий центр. - Вам до них какое дело? Вы живы.
        - А ваши игроки тоже живы? - Андрей дымил очередной сигаретой.
        - Разумеется. В правилах особо оговаривается личная безопасность участников. При высокой цене игры это логично.
        Андрей переглянулся с друзьями. Мужчины понимали друг друга без слов. Вопрос был один. Где именно находятся те самые богатенькие участники? Не за дверью ли в конце коридора? Поскольку именно здесь в происходящее вмешался этот самый центр. Судя по предложению, он элементарно не мог остановить вторжение, потому и решил свести дело к переговорам.
        Могли бы как-нибудь уничтожить, уничтожили бы. Но если государство едино, то армии в нем нет. Наверняка имеется полиция, однако и тут есть вариант. Вполне возможно, что путь ей в этот игровой центр закрыт. Чтобы не мешала увеселениям богатенькой молодежи. Мысль показалась друзьям логичной. Если же в размышления вкралась ошибка, то что с того?
        - Перемирие принимается? - уточнил голос.
        - Условия нам кажутся несправедливыми, - от имени всех сообщил Володя. - Мы выиграли игру по любым правилам.
        - Вы нарушили правила. Вы сорвали игру. Перемирие и возможность уйти отсюда целыми - это ваша награда.
        Интересно, понимает ли кибернетический центр разговор с помощью рук? Вряд ли. Очень уж специфическими жестами обменялись мужчины. Несколько секунд, в течение которых были распределены роли и достигнуто общее согласие насчет дальнейших действий.
        - Мы из тех, кто всегда предпочитает играть по собственным правилам, - спокойным тоном сообщил Андрей.
        Окурок полетел на пол, а в следующий миг гранатомет оказался на плече бывшего ротного. Остальные мужчины стояли так, чтобы выстрел не нанес им вреда. А дальше граната мгновенно одолела коридор и врезалась в дверь.
        Хорошая вещь - граната. Особенно когда по существу своему это ракета, и ее даже не надо вручную добрасывать до цели…
        Глава 40
        Взрыв не смог выбить дверь полностью. Зато проделал в ней такую дыру, что свободно сумел бы пролезть даже самый крупный из четверки, Юрий. Большего и не требовалось.
        - Остановитесь! - взревел голос. Его никто не слушал.
        Пробежка по коридору, затем мужчины попарно застыли по обе стороны отверстия, и внутрь полетели ручные гранаты. Едва стих грохот разрывов, Андрей нырнул в дыру, мягко упал, перекатился и немедленно ушел в сторону. Ствол автомата лихорадочно рыскал в разные стороны, только стрелять в помещении было не в кого. Больше всего оно напоминало приемную или предбанник. Какие-то шкафчики вдоль стен, мягкие диваны да парочка отброшенных взрывами легких столиков. На свободных местах висели какие-то картины, однако разглядывать их сейчас не было ни времени, ни желания. Зато в противоположной стороне виднелась еще одна дверь, сделанная с определенным шиком не то из дерева, не то под дерево. И открывалась она тоже нормально, без всяких скольжений в сторону.
        Весь осмотр занял мгновения. Как раз в помещении успел появиться Володя. По негласному уговору, двое других мужчин заняли позицию снаружи, прикрывая ударную группу.
        - Остановитесь! - вновь завопил голос, а вслед за ним впервые где-то в отдалении тревожно взвыла сирена.
        Что ж, это лишь подтверждение правильности пути.
        Мгновенный обмен взглядами и дружный рывок к двери. Мужчины понимали друг друга без слов. Уставы пишутся, чтобы не пришлось думать над элементарным. В бою надо действовать.
        Андрей резко распахнул дверь, и Володя немедленно бросил в проем гранату. Они ворвались внутрь дружно, сразу после взрыва.
        Режиссеры многочисленных боевиков явно незнакомы с действием гранат. У них вечно что ни взрыв, то пламя, словно помимо взрывчатки внутри хранится бензин, оказавшийся поблизости народ разлетается в стороны, а выживших в округе не бывает. На деле все гораздо прозаичнее и лишено визуальных эффектов. Сколько весит та граната? Грамм четыреста в лучшем случае. Взрывчатки же в ней и того меньше. Не такой уж громкий хлопок, некоторое количество осколков, разлетающихся произвольно, а дальше кому как повезет. Кого-то может убить, другие отделываются легким испугом…
        Здесь повезло всем. Может, кого-то легко ранило, однако убитых не было.
        Огромная комната, даже скорее зал, какие-то пульты с перемигивающимися огоньками, а вплотную к ним - удобные кресла и тянущиеся к шлемам провода. Сами шлемы недавно покоились на головах парней и девчонок, но как раз сейчас народ сбрасывал навороченные приспособления и пытался рвануть прочь.
        Шесть парней и три девушки не выглядели на заявленные полсотни лет. Хотя тут все понятия относительны. Медицина ли, культура, какие-то условия жизни… Участники игры, а это были явно они, походили на типичную молодежь. Легкомысленно одетые, если не сказать раздетые, с какими-то причудливыми прическами, вне зависимости от пола, в чем-то разные, в чем-то похожие друг на друга, они пребывали в явной панике. Лица перекосил страх, он же лишил возможности четко соображать и правильно действовать.
        Впрочем, действовать, что правильно, что неправильно, игрокам просто не дали. Мужчины потратили несколько мгновений на оценку обстановки, после чего открыли огонь на поражение. Ничего выяснять никто не собирался. Как не собирался объяснять, вступать в переговоры, определять степень вины и вообще сотрясать воздух словами. Взялся за работу, доведи до конца. А что кому-то не понравится, так нечего было начинать подобную игру. Думать следовало раньше, потом правила могут измениться. Уже не в твою пользу.
        Напрасно игроки метались из угла в угол, стремясь достигнуть имевшейся в помещении еще одной двери, или спрятаться за креслами и какими-то шкафчиками. Пули настигали везде. Магазинов не хватило, и пришлось быстро заменить их на полные. Но для некоторых типов патронов не жалко.
        Потом… Потом наступила тишина. Лишь в ушах еще оставалось эхо выстрелов. Девять тел валялись в лужах крови, кто-то еще слабо трепыхался в агонии, часть пультов была разнесена рикошетами и случайными попаданиями…
        - Да уж, - процедил Андрей, сбрасывая магазин и вставляя на его место другой. В разгрузке осталось лишь два, и это несколько тревожило. Да ладно, прорвемся.
        И тут по ту сторону двери из коридора, где остались друзья, тоже загрохотали выстрелы. Кто-то пытался запоздало напасть, спасти игроков, исправить ситуацию. Но прикрытие осуществляли Юрий и Женя, а находившимся тут мужчинам надо было выполнить свою часть общей задачи. Пока друзья и соратники не позволяют очередному противнику приблизиться к помещению.
        Оставалось еще одно дело, неприятное, но конец - делу венец. Особенно когда конец тот - контрольный выстрел.
        Может, было что-то общее в игроках в их естественном, так сказать, виде и в виде вторгшихся на полигон вояках. Если облагородить, подкачать мышцы, сделать облик более привлекательным и грозным у парней и сексуальным у женщин. Один, например, был заметно крупнее остальных. Но не многократно убитым свирепым гигантом, а всего лишь не по возрасту толстым. Хотя что их особо рассматривать? Детали как раз не важны.
        Все совершалось сугубо деловито, без тени эмоций. Даже девицы не воспринимались таковыми. Только врагами. Да и кто знает об уровне здешней медицины? Вдруг они умеют вытаскивать с того света полупокойников? А вот если подраскинуть мозгами после попадания свинца в голову, тут уж никакие реаниматоры не помогут.
        Девять выстрелов громыхнули один за другим. Пули достались даже тем, кому они были лишними. На всякий случай, и чтобы всем, так всем. Пусть никому не будет обидно.
        Разглядывать, что здесь имеется еще, мужчины не стали. Любопытство было бы пустым. Все равно разобраться в управлении или в хитроумных устройствах не было времени. Для неспециалистов это вообще могло оказаться невозможной задачей. Что с теоретической стороны, что с практической. А вот помочь соратникам было необходимо. Хотя выстрелы как раз стихли.
        - Порядок! - донесся голос Юры.
        Надо же предупредить, на чьей стороне оказалась победа! Временная, как все на войне…
        Прощальное подкладывание гранат под несколько трупов. Под все не сработает, а выборочно станет кому-то сюрпризом. Подарком из другой реальности…
        С наступлением темноты заметно похолодало. Под елью мрак сгустился раньше. Астальдо уже давно стала пробирать дрожь, а сейчас тело колотило так, что невозможно унять, а зубы пытались выбить чечетку. Однако чечетку могли бы услышать, и парень то впивался зубами в руку, то пытался грызть хвою. Любой ценой требовалось сохранять тишину и не привлекать внимание убийц.
        Особенно холодно было в самом низу живота. В том месте штаны были неприятно мокрыми.
        И страх. Он донимал Дмитрия в течение дня, с темнотой же окончательно овладел им. Лес не молчал. Он грозно шелестел кронами, порою раздавались чьи-то шаги и топот копыт, изредка слышались крики. Раньше Дмитрий считал себя бесстрашным человеком. Случалось драться, о прогулках по темным улицам вообще можно не упоминать. Но раньше его не пытались убить. В крайнем случае могли начистить морду. Хотя драться он умел. И даже фехтовал довольно неплохо. Но не на боевом оружии! Как безжалостно бандиты рубили всех, кто оказался в зоне досягаемости клинков!
        Перед глазами Астальдо вновь всплыла картина. Горизонтальный взмах - и голова парня отделяется от тела, летит, словно мяч. А из обрубка шеи фонтаном ударяет кровь. Зрелище было настолько жутким, что парень вновь почувствовал томление в районе мочевого пузыря.
        Надо как-то дожить до утра.
        Надо дожить…
        Надо…
        Они стремительно перемещались по ночному лесу. Бронежилеты, автоматы, и не только разнообразные «калаши», но и бесшумные винторезы, у каждого бойца - приборы ночного видения, что делало всех похожими на инопланетян.
        Точно такие же небольшие группы прочесывали полигон в других направлениях.
        Противник не попадался. Зато частенько в самых разных местах лежали трупы. Одни со следами огнестрельных ранений, другие - пробитые стрелами, а то и самым примитивным образом изрубленные холодным оружием.
        Зрелище производило гнетущее впечатление даже на подготовленных людей. Мгновенный осмотр показывал: никакая медицинская помощь не требовалась. Как говорится, доктор сказал в морг, значит, в морг.
        Зато та самая помощь явно была необходима обнаруженным в чащобе игрокам. Что парни, что девушки находились в состоянии невменяемости, и потребовались усилия, чтобы отловить их, убедить, что никто не собирается убивать, напротив, исключительно спасать и переправить в безопасное место. Однако события дня повлияли на хрупкую психику игроков настолько, что без психологической реабилитации, а то и долгого лечения в конкретном заведении не обойтись.
        Пришлось выделять людей, чтобы доставить найденных к проходу в таинственном поле. Там, по другую сторону, уже дежурили медики, а чуть в стороне разворачивали какую-то сложную аппаратуру ученые. Последних было очень мало. Это же люди вольные, их так быстро не найдешь и не соберешь, да и кто знает, какие специальности вообще окажутся тут востребованными? И много ли настоящих ученых осталось в некогда процветающих научных институтах? А сами институты где найти?
        Военным и силовикам было легче. Приказ получен, а о прочем пусть головы у начальства болят.
        Топот копыт заставил группу укрыться. Кое-что было известно. Например, что часть террористов перемещается по лесу на лошадях. Приказ был элементарен. По мере возможности брать террористов живьем. Хотя бы кого-то, ведь придется давать пояснения жадной до крови в новостях публике. Но в случае сопротивления разрешено открывать огонь на поражение. Нет террориста - нет проблемы. Его же, гада, потом в тюрьме за государственный счет содержать!
        Да и злыми были ребята, насмотревшиеся на сотворенное неведомыми бандитами.
        В ноктовизорах появилась стройная белая кобыла под седлом, а в седле восседала девица с мечом в руке. Все так, как говорили уцелевшие участники игры.
        Бойцы бесшумно скользнули вдоль зарослей, обходя всадницу с обеих сторон. Если из оружия только меч, то в плен взять не такая уж проблема. В крайнем случае выстрел в руку. А можно и по-свойски, прикладом.
        Все оказалось еще проще. Девица вдруг свалилась с седла безвольной куклой. В первый момент командиру показалось, что кто-то из бойцов, в нарушение приказа, все-таки выстрелил в террористку, благо винторез бьет почти бесшумно.
        Но нет. Никаких ранений на теле девушки не имелось. Она просто была мертва. Во всяком случае, сердце не билось…
        Глава 41
        Противник мужчинам достался несерьезный. Все те же слабосильные роботы, которые уже один раз попробовали выступить последним заслоном. Но это здесь, у самого центра. Кто может попасться на обратном пути, оставалось только гадать. А лучше не мудрствовать и не забивать себе голову, а просто воспринимать каждого нового врага как часть вводной.
        Голос смолк. Он не сумел остановить нападающих, а теперь к чему слова? Зато местами продолжали надрываться сирены, запоздалые, тоже уже не нужные, зато способные своим ревом отчасти скрыть приближение очередной напасти.
        И вновь воссоединившаяся четверка следовала боевым порядком. Обратный путь был легче. Пробиваясь сюда, мужчины много петляли, часто сворачивали из коридора в коридор. Теперь, по предварительным прикидкам, дорога должна была сократиться минимум раза в три, если не в четыре.
        Топографическим кретинизмом мужчины не страдали. Жизнь приучила их ориентироваться на любой местности, даже если этой местностью является огромное здание с весьма запутанной планировкой. Было немного обидно побывать в ином мире, а самого мира не увидеть. Но снаружи их бы вновь ждал бой. Даже если тут единое государство и нет армии для отражения врагов внешних, какие-то полицейские силы от врагов внутренних все равно существуют. Исход войны четверых против целой страны был предрешен в любом случае. Да и смысл подобного самоубийства? Конечная цель? Израсходовать остатки боезапаса? Глупо. С бою завоевать новые технологии? Нереально. Игра заканчивается. Надо лишь выйти из нее с наименьшими потерями.
        - Сюда!
        Очередной коридор, а в нем какие-то механизмы, но явно не боевые, а больше похожие на ремонтные. С торчащими в манипуляторах сверлами и не то аналогом разводных ключей, не то просто хватательными приспособлениями.
        Один из механизмов вяло шевельнул манипулятором, когда мужчины пробегали мимо, словно хотел схватить, а то и просверлить, но внутри коротнуло, сверкнули искры, и агрегат застыл окончательно.
        Гранатку бы подложить, только гранат тех - мышонок наплакал, даже не кот. Последняя же вообще должна храниться у каждого на самый крайний случай. На войне бывает всякое. Пусть противники не духи, к которым в плен лучше не попадать, наверное, народ тут относительно цивилизованный, но все-таки после всего увиденного…
        Усталость давала о себе знать. Даже адреналин уже помогал мало. Все-таки все четверо были уже немолоды. По армейским меркам они миновали строевой возраст. Предельный срок службы придуман не по доброте душевной. Просто с годами выносливости становится меньше. А тут такая неожиданная нагрузка, что не каждый молодой выдержит. Морально-то еще ничего, силы духа хватало. Подводило тело. Но сколько тут осталось…
        Бегать не получается, зато можно идти. Когда же ноги откажут, упасть и наступать лежа…
        Лирике на войне не бывает места, но Андрей вдруг увидел перед собой карие глаза одной весьма симпатичной девушки. Они словно манили глубиной, звали к себе, заставляли идти вперед и вперед. Ведь так хотелось заглянуть в них наяву! Хотя бы один-единственный раз.
        А дальше…
        Какая разница, что будет дальше? Хорошего точно ничего, но даже одна встреча порою делает крылатым.
        Жаль, потом приходится расплачиваться за мгновения счастья. Но за все в мире надо платить…
        Около прохода было светло, словно днем. Только свет был неживым, льющимся из прожекторов, и лица людей в нем казались тоже неживыми, словно с полигона возвращались не веселые креативные парни и девушки, а выходцы с того света.
        Мертвых пока не выносили. Операция продолжалась, лес еще не был пройден до конца, а покойники вполне могут потерпеть. Невелика разница, где лежать, на природе или в морге. До похорон время еще есть, и даже родители пока не оповещены о постигшей детей доле.
        - Они обязательно вернутся, - как мантру, повторяла Рагана.
        Небольшая компания так и не покинула прилегающий к проходу район. После многочисленных вопросов о происходящем, показаний и прочем их пытались отправить восвояси, однако молодые люди отказались наотрез. В отличие от большинства коллег по игре, тех, кто уцелел и был выведен за пределы полигона. Большинство уже были или на пути к домам, или в весьма многочисленном числе направлялись на государственном транспорте в центры реабилитации, а кое-кто напрямую в психиатрическую лечебницу. Психика у молодых оказалась довольно чувствительной. В виртуальных стрелялках, при просмотре всяких новостей и фильмов она демонстрировала устойчивость, но столкновения с грубой реальностью не выдержала.
        Диана лишь молчаливо скукожилась. Девушке было очень холодно, и она уже подумывала, что теперь не миновать очередной простуды. Еще хорошо, что Кристина села рядом и дружески разделила с ней игровой плащ. Все-таки теплее. Но отправляться домой, черт знает сколько добираться и все это время переживать за судьбу своего мальчика казалось вообще невозможным. Сколько бы Диана ни провозглашала, что живет лишь логикой, только мало ли кто и что думает о себе…
        Несколько раз девушка пыталась вернуться на полигон, только теперь это стало вообще немыслимым делом. Как вели себя прибывшие вояки в лесу, снаружи было неизвестно, однако проход они перекрыли наглухо для всех посторонних.
        - Теперь наверняка, - после долгого молчания поддержал соратницу Влад. - Они просто помогают военным. Надо же показать и провести…
        Действительно, к чему переживать? Все страшное уже позади. На полигоне сейчас столько солдат, что ничего с отдельными людьми случиться не может. А уж с такими бывалыми…
        Кстати, никаких выстрелов с той стороны не слышно. По фразам, которые удается уловить в докладах возвращавшихся военных командованию, понятно, что террористов не видно и боевых контактов на полигоне до сих пор не случилось. Получалось, что мастер и охотники все-таки справились самостоятельно и перестреляли бандитов, сколько бы жизней у тех ни имелось в запасе.
        - А он тебя, кажется, любит, - тихо, чтобы больше никто не услышал, шепнула Кристина.
        - Кто? - не сразу поняла ее подруга.
        - Ну, этот, офицер. Андрей. Знаешь, вел он себя…
        - Нужен мне он больно! Вот… Мало ли как он себя вел! Он мне друг, и все. А что он про себя воображает…
        - Ты ему хоть спасибо скажи. Если бы не он…
        - Ты что? Конечно, я ему благодарна! Он нам очень помог. И я надеюсь, мы останемся друзьями впредь. С ним даже интересно иногда бывает. Когда он не начинает намекать о чувствах. Вот…
        В свете прожекторов появились очередные возвращавшиеся с той стороны люди, и компания невольно напряглась. Попробуй разбери, кто там сейчас осторожно перебирается по наспех сооруженному мостику, одни солдаты или еще кто-то из уцелевших игроков!
        Вон, кажется, у кого-то плащ, значит, и свои там точно имеются.
        Внезапно Диану словно подбросила неведомая сила. Вроде внезапного электрического разряда.
        - Димка!
        Кто-то из стоявших в оцеплении бойцов попытался задержать бегущую девушку, но был просто сметен, невзирая на разницу в массе. Проще и безопаснее было бы оказаться на пути прущего в атаку танка.
        - Димка!
        Парень тоже едва не был сбит с ног, но все-таки успел увернуться в последний момент, и Диана едва не пролетела мимо. Однако девушка невероятным образом сумела затормозить и все-таки повисла на шее любовника.
        - Живой!
        И целый шквал поцелуев куда придется. Астальдо старался отодвинуться, только девушка приникла к нему с такой силой, что сделать это было нелегко. Однако встреча с партнершей была ему неприятна, вплоть до физического отвращения. Она его бросила, не спасла, хотя сама явно уже давно находится в безопасности. А он пережил столько, что непонятно, как только остался жив. Что-то поменялось внутри, и любое воспоминание прошлого было предельно неприятно. Как он вообще мог спать с этой?..
        Конкретных определений не нашлось, да и не в них суть.
        Девушка вначале ничего не замечала, и лишь потом сквозь радость стало пробиваться ощущение идущего от парня холода. Девичье сердце вспыхнуло обидой, однако милому столько пришлось пережить! И у него такие крепкие надежные руки!
        - Люди смотрят, - Дмитрию все-таки удалось вырваться из неприятных объятий.
        - Пусть смотрят! Вот… - Девушка вновь попыталась прильнуть к любовнику, но тот старательно отодвинулся.
        - Давай без нежностей. Как ты спаслась? - Надо же чем-то подсластить пилюлю! На деле подробности парню были неинтересны.
        - Меня охотники вывели. Представляешь, эти мужики с нашим мастером столько террористов убили! Они появились, как раз когда мы нарвались на всадников, вот…
        - Охотники, значит, - равнодушно повторил Астальдо.
        Сыграть, что ли, в ревность? Мол, ты сама во всем виновата?
        Додумать мысль парень не успел. Возле прохода возникла какая-то возня, а затем послышался крик:
        - Барьер исчез! Смотрите!
        И уже кто-то уверенно преодолевал прежде непроходимую черту между полигоном и остальным миром.
        - Значит, все? - Рагана улыбнулась. Она обрадовалась за мастера. Не шел из памяти мужчина, который дрался с нею бок о бок. - Все закончилось?
        - Наверно, - Влад тоже улыбнулся, только улыбка у него была усталой. Он никого конкретного не ждал. - Если по логике…
        - Все! - Рагана неожиданно на мгновение прильнула к соратнику. - Значит, сейчас наши вернутся! Ура!..
        Встреча произошла в конце пути. Так часто бывает по некоему закону подлости. Мужчины об этом законе не забывали, в памяти вообще хранилось многое, и лишь потому итог был, в общем-то, в их пользу. Трое противников были уничтожены, однако теперь в группе появился раненый. Пуля пробила Юре правую ногу, и пусть не вывела его из строя окончательно, но приходилось приноравливаться к хромающему другу.
        - Идите, ребята, - Юрий смахнул пот. - Кто-то должен дойти.
        - Молчать, боец! - коротко огрызнулся Андрей. - И не надейся, что понесем. Нечего было вес набирать.
        Последнее - разумеется, в шутку. Пришлось бы, никуда не делись. Хотя нести крупного мужчину было бы действительно проблематично, а вот помочь вполне, и Евгений уже подставил раненому плечо. Правда, сам охотник и рыболов стал порядком сдавать, удары по грудной клетке даром не проходят, но был дополнительный смысл - на всякий случай освободить здоровых соратников. Обычная логика войны…
        - Ни хрена! Немного осталось!
        Группа уже ввалилась в зал с колоннами. Вот и подбитая боевая машина, недымящаяся, безмолвная. Только сирены продолжают завывать повсюду, а так никого.
        - Поторопись, господа гусары! - выдохнул Андрей.
        Его не оставляло чувство, что надо спешить, а чувствам бывший офицер привык доверять. Они подводят гораздо реже, чем логика.
        - А славно мы отвели душу! - нашел силы на улыбку Евгений. - Тряхнули стариной!
        Если на место происшествия и торопилась местная полиция, то она явно запаздывала. Не считая троицы бедолаг. Позже прибудешь - целее будешь. Да пока еще проскочишь через огромное здание с запутанной планировкой…
        Не опоздала. Почти не опоздала. Ковылявшие впереди Юра и Женя уже вошли в ту самую комнату, откуда начался их путь, когда в отдалении показалась толстая из-за защитной одежды фигура.
        - Ребята, торопитесь!
        Андрей успел отметить, что сияние стало едва видимым. Оно уже не слепило, лишь едва мерцало, словно находилось на последнем издыхании. Такое впечатление, что проход вот-вот закроется, не то отключаемый с некоего отдаленного пункта, не то из-за сбоя автоматики. После устроенного здесь представления равносильными были оба варианта. Да и не причины важны, а лишь их следствие.
        Володя уже залег рядом. Первая же очередь заставила полицейского отпрянуть и дала мужчинам небольшую передышку.
        Раненые дружно шагнули в столб. Сияние полыхнуло ярче и вдруг погасло. Сразу стихли сирены, и наступила напряженная тишина.
        - Хароп, - выдохнул Андрей на фарси. Этакий аналог песца.
        - Похоже, - согласился Володя. - Хотя…
        Дальнейшее осталось недосказанным, но ротный понял и озвучил сам:
        - Прорвемся. Пока человек не сдался, он еще не побежден… Игра продолжается…
        - Лежать! Лицом в землю! - усиленный мегафоном командный голос заставил мужчин залечь.
        - Лежим! - крикнул Евгений и закашлялся.
        Поляна была освещена переносным прожектором, и видно было, как в темноте по другую сторону перемещаются силуэты солдат.
        - Да свои мы, свои! - бросил Юра.
        А потом он обернулся и невольно дернулся.
        Столба, обозначающего переход, больше не было. Как не было рядом бывшего ротного и вошедшего на равных в группу Володи. Из горла мужчины вырвался звериный рык, а могучий кулак с силой ударил в землю.
        Если бы наши желания могли кого-то вернуть!
        Если бы…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к