Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Войтов Антон: " Грани Безвременья Побережье " - читать онлайн

Сохранить .
Грани безвременья: Побережье Антон Войтов
        Для людей, живущих в резервациях рядом с холодным морем, Побережье - мир, который остался после войны несколько десятилетий назад. Здесь нет ни мутантов, ни зомби, но есть люди, а они, порой, гораздо страшнее в своей жестокости. Каждый действует в своих интересах, идёт к цели любыми способами и может предать, стоит только показать спину. Ограниченные и зависимые от тех, кто может дать ценные ресурсы и оружие, они готовы подчиняться и платить жизнями, лишь бы сохранить то немногое, что сумели построить. Ник тоже не знал, что бывает иначе. После того, как его напарница находит странный объект в лесу, он больше не может просто выполнять свою работу - он хочет знать, кто управляет ими. Ведь оказывается, что резервации - лишь маленькая часть большого мира, где не всё так просто, как казалось ему всю жизнь. Сделать выбор, выйти за грани своего привычного мира предстоит каждому, кто так или иначе станет участником цепочки событий, только кажущихся случайными.
        Архангельский Антон
        Грани безвременья: Побережье
        Пролог
        По пыльной улице разносится топот ботинок, выстрелы и чьи-то обрывистые приказы. «Опять пираты, да сколько можно то? У меня другие планы на вечер!» - мысль оборвалась, когда Ник развернулся, беря размах тяжёлой, уже испачканной кровью косой*. «Совсем оборзели!» - проносится в голове, когда он смотрит на разъярённых пиратов и уворачивается то от дубинок, то от изредка пролетающих мимо капсул.
        Сегодня банда напала на Риверкост не дожидаясь заката, зная, что это самое спокойное время - кто спит, кто собирается в рейд.
        - Ник! Да брось ты свою косу, ещё от неё уворачиваться! - высокий светловолосый мужчина, стоявший к Нику вполоборота, периодически пригибался, уклоняясь от размашистых движений Ника. Прицелиться было сложно, но стоять приходилось близко - прикрыть иначе не получалось.
        - Нет! - он расхохотался. - Патронов жалко, капсул нет! И это весело, Эван! - Ник вонзил лезвие одному из пиратов в грудь.
        - Весельчак, блядь! - Эван снова оглядывался по сторонам, выискивая глазами тех пиратов, у которых ещё остались капсулы. - Осталось немного, остальных окружили на въезде в город!
        - Прекрасно! - Ник устремился вперёд, поняв, что количество пиратов значительно уменьшилось.
        Оглянувшись на Эвана, он снова посмотрел вперёд и заметил в паре десятков метров от него целящегося пирата. Ник остановился, пытаясь разглядеть оружие на предмет трубок и воздушного баллона. «Кажется, огнестрел...», - он ухмыльнулся, и, не найдя поблизости укрытие, решил, что жить осталось пару секунд. За спиной пирата возникла Хизер - напарница, появившаяся из-за угла дома и, не долго думая, выстрелила в тому в плечо. Мужчина рухнул без сознания, а она, приблизившись, коротко кивнула и направилась в противоположную сторону.
        Ник почти добежал до окраины, когда понял, что нападение остановлено, а отстрелявшиеся трейсеры уже волокут оставшихся в живых, связанных пиратов, к пустырю, чтобы казнить - с ними разговор короткий.
        - Всё пропустил, - он вздохнул, стряхивая с косы густеющую кровь, и отправился обратно к зданию Палладиума. Смотреть на казни не интересно.
        Ник уселся на крыше многоэтажки, меланхолично уставившись в закат и вытирая потёки крови с лезвия какой-то ветошью. Обочина старого мира - побережье Северного моря, в лучах закатного солнца готовилось погрузиться в сумерки.
        С крыши хорошо просматривается город. За многоэтажными домами, двориками и когда-то цветущими парками - площади и дороги, сквозь трещины которых пробивается к солнцу дикая трава, вспарывает оставшийся асфальт, стремится жить. За жилыми кварталами и облезлыми постройками, что десятки лет назад были торговыми центрами и парками развлечений, тянется лес - местами высушенный кислотными дождями, местами зеленеющий и приспособившийся, осваивающий новые территории год за годом.
        Он устало прикрывает глаза, закуривая. В голове возникает яркий образ: ласковое летнее солнце заставляет жмуриться темноволосую девчонку в соломенной шляпке. Девочка идет по берегу, осторожно ступает босыми ногами по песку и иногда заходит в воду по колено, приподнимая подол голубого платьица...
        На самом деле Ник никогда не смог бы представить всего этого - он не видел ни по-настоящему беззаботных детей, ни соломенных шляпок, не знал он и ту девочку. Ему просто кто-то рассказал однажды об этом. Но кто? Он не помнит. Он родился уже в таком мире.
        Девочка оборачивается, придерживая полы шляпки, и звонко смеётся, а потом исчезает. Теперь на побережье вот уже десятки лет покоятся лишь покорёженные корабли и лодки, похожие на скелеты.
        В небо поднимается бледная луна и Риверкост просыпается.___________________________________________________________* Имеется в виду боевая (модифицированная) коса, а не сельскохозяйственный инструмент. Лезвие имеет небольшой изгиб, и располагается относительно рукояти под небольшим углом, а не под углом 90 градусов. Отличается от глефы.
        Часть первая.
        Глава 1
        Последние лучи солнца скрылись за горизонтом, и Ник почувствовал меж лопаток противно сверлящий взгляд, почти физически ощутимый - появилось желание почесать спину. К горлу поднялся ком, а мозг услужливо выдал пару вариантов дальнейшего развития событий. Отточенные за годы рейдов навыки защиты и нападения играли на руку, позволяя действовать почти мгновенно. Захлебнуться кровью, потому что не успел среагировать - непозволительная роскошь, особенно для трейсера*.
        Не поворачивая головы, он взялся за рукоять отложенной в сторону косы. Резкое нажатие на разъем в рукояти, щелчок механизма, и почти прямое лезвие лязгнуло, покидая паз. Оружие со свистом резануло воздух и Ник остановил чернёное остриё в паре сантиметров от бледной шеи Хизер. Секундное молчание. В глазах, смотревших снизу, читалось искреннее недоумение. Коса со звоном полетела на поверхность крыши, жалуясь на небрежное отношение.
        - Ты что, - Ник дернулся и отошёл от гостьи, - сдохнуть захотела?
        Ник вздохнул, поднял косу, и с усилием надавив на лезвие рукой, вернул его острый край в утолщенную рукоять.
        - А ты что тут делаешь? Мимо прошёл, не сказав ни слова, - Хизер присела на парапет, наблюдая как Ник нарезает круги по крыше.
        - Спущусь, как уберут бардак, - он остановился напротив напарницы, разглядывая оставшуюся у самой линии горизонта красноватую полоску.
        - Уже убрали. Что-то банды стали часто подбираться к резервации, - Хизер сложила руки на груди. - Кстати, нашла тут кое-что, показать? - она слегка наклонила голову, ожидая ответа.
        Ник кивнул, и Хизер, худенькими руками отстегнула ремни, придерживая края сумки и напряженно сопя, вытащила из неё нечто большое. Наконец, она, улыбаясь, протянула ему свёрток. Хизер наблюдала за движениями Ника большими серыми глазами, иногда смахивая падающие на лицо пряди, выбившиеся из хвоста.
        Плотная ткань сползла, и Ник увидел книгу. Она оказалась потрёпана временем и заметно обветшала, но при этом, цветные страницы сохранили краску - на них были изображены животные, растения и птицы. Последних, кстати, не видели в Риверкосте уже пару десятков лет, многие считали, что они и вовсе вымерли. Птиц не хватало. Ник, кажется ещё помнил, как они кружили над городом, когда он был совсем маленьким, но смутные образы в голове тают каждый раз, когда он силится вспомнить, какими были эти самые птицы.
        - Вот это да... - он с нескрываемым удивлением принялся листать плотные страницы тяжёлой книги, попутно стирая с них многолетнюю пыль. - Неплохо она сохранилась после Столкновения.
        От книги веяло прошлым - тем самым, что ни ему, ни всем тем, кто родился после Столкновения было чуждо и знакомо только по рассказам. Обедневшая природа, даже спустя около четырёх десятков лет, всё ещё не могла восстановиться, а полумёртвое побережье не спешили возвращаться животные. Хотелось бы покинуть это место, но... Он перебирал свободной рукой тёмные волосы, улыбаясь одним уголком рта.
        - Только язык непонятный, - голос Хизер выхватил из размышлений. Она пожала плечами. - Я даже строчки не могу прочитать. Если бы ещё читать нормально умела.
        - Ну знаешь, - Ник перелистывал страницы, - это к фермерам или Выжившим. Для передачи информации и шифра достаточно. Для выживания умение читать не так уж и важно, во всяком случае, конкретно для нас это не имеет значения.
        - А ты себя тупым не чувствуешь? - Хизер скривила губы и нахмурилась.
        - Не особо, - он усмехнулся. - Мне общения с Леоном хватает.
        - А читать он тебя так и не научил толком...
        - Старость, знаешь ли. Посмотрел бы я на тебя, будь ты Выжившей, ещё и такой же старой. Да и книг у нас почти не осталось, - Ник закрыл том передавая его обратно напарнице.
        - Всё равно, чувствую себя какой-то... - она тяжело вздохнула и покачала головой - хотелось бы прыгнуть выше головы, стать лучше, умнее. ­ - Да, согласна с тобой, не обязательно уметь читать хорошо.
        Хизер замолчала, развернувшись и рассматривая город, где уже стали видны огоньки костров, факелов и светильников, тут и там вспыхивающие на улицах - люди покидали свои дома.
        Лето не даёт жителям спокойно выходить на улицу днем - жара невыносимая. Солнечные лучи обжигают, и под их воздействием можно получить сильные ожоги и потерять сознание. После Столкновения нещадное светило будто сошло с ума. Леон как-то в беседах упоминал что-то про озоновый слой, но Хизер понимала его довольно смутно.
        - Иди вниз, я скоро догоню, - Ник потрепал напарницу за плечо.
        Хизер вздохнула, поднялась с парапета и зашагала по крыше, выстукивая металлическими подковами ботинок мерный ритм. Вскоре она скрылась в тёмном проёме выхода. Ник снова закурил и сел на парапет, рассматривая первые звёзды. С наслаждением вдыхая горький дым, он был безмерно благодарен Выжившим за то, что сигареты, как одно из самых бесполезных изобретений человечества, не исчезли. «Чувствую ли я себя тупым? Интересный вопрос. Может, так даже лучше?», - он усмехнулся, докуривая.
        Город продолжал оживать - в центре, где плотными рядами стояли многоэтажки, становилось светло. Пустующие верхние этажи лишились окон и смотрели сверху тоскливо. Измученные ветрами и дождями, здания иногда обрушались, погребая под собой тех, кто жил на первых этажах. Поддерживать дома в хорошем состоянии было тяжело, и жители Риверкоста перебирались из одного в другой, снова обустраивая для себя жильё. Широкие проспекты превратились в ряды для торговцев, узкие улицы стали пристанищем для местных развлечений - чтобы не сойти с ума людям по-прежнему нужно пить и смеяться, а когда проходит так много лет, ничего не остаётся, как просто жить, не оглядываясь назад.
        ***
        От количества масляных лампадок на столах, в общем холле стояло марево и духота. Обычные электрические лампочки в Палладиуме* водились и большинство генераторов исправно работало, но именно общий холл снабдить электричеством начальство отказывалось - слишком расточительно. Шум голосов, перебивающих друг друга, мешал мыслям. Ник кивнул помахавшей ему Хизер и, захватив паёк у дежурного, присоединился.
        Эхо голосов отражалось от высоких, ободранных стен холла - помещение было просторным, вмещая пару сотен человек. В этой части здания когда-то принимали высокопоставленных гостей, проводили конференции, устраивали праздники и решали какие-то важные городские вопросы - так говорили Выжившие. Здание Палладиума было высоким, кажется, когда-то несколько этажей надстраивали, меняли конструкцию здания, приводили в порядок. Сейчас здание городских властей напоминало немытые казармы.
        - Где остальные? - он перекинул ногу через потёртую скамейку, облокачивая на стол косу и скидывая с себя ремень автомата.
        - Скоро спустятся. Какие планы на вечер? - Хизер смахнула с лица выбившуюся прядь волос. - В рейд в ближайшие пару дней не нужно?
        - Не нужно. Тем более Уолтер всё ещё в лазарете, - он уткнулся взглядом в жестяную тарелку и поморщился. - Фу, опять эта пересушенная хрень. Может, прогуляемся к Леону, как смотришь?
        Мимо их стола с подносом в руках размеренно прошагал Брок - невысокий, плотный командир из «элитных», чувствительно задев Ника, и оглянулся, явно ожидая реакции.
        - Места мало, боров? Ты всё также много жрёшь? - Ник поднял на него взгляд.
        - А ты всё также сидишь с сопляками? Может, тогда уже сорвёшь командирскую нашивку? Или тебя просто до сих пор не подпускают к командирским столам? - Брок ухмылялся, надеясь, что задел за живое.
        Ник так резко встал из-за стола, что Хизер пришлось, чуть ли не подпрыгивая, перекинуться через стол, хватая его за полы короткого плаща.
        - Тебе язык укоротить, что ли? - сквозь зубы прошипел Ник, протягивая руку к ножу на поясе.
        - Да не психуй ты так, поехавший! - хохотнул Брок, всё-таки делая пару шагов назад.
        Ник подался вперёд, чувствуя, как за плащ его обеими руками держит Хизер, почти повиснув на нём. Он рыкнул, пытаясь вырваться, но она тяжело дышала и вцепилась, кажется, ещё крепче.
        - Завали хлебало и не подходи, - Ник смотрел Броку в глаза, оскалившись. - Плевать я хотел на ваши командирские столы.
        - Оно и видно, - Брок ухмылялся, явно желая подразнить Ника подольше.
        - Брок! Отстань! - откуда-то сзади послышался напряжённый голос Хизер. - Иди уже отсюда.
        - А ты не вякай там! - Брок заглянул за Ника, рассматривая девушку. - Держи тогда его на поводке, чтоб не кидался!
        - Слышь, урод... - Ник рванулся вперёд так, что руки напарницы не выдержали. Перемахнув через скамейку, он оказался рядом с Броком. - Ну-ка, ещё раз повтори, - Ник уже крутил в руке короткий нож с тонким лезвием.
        В холле воцарилась тишина. Все наблюдали за конфликтом, будто это представление, но никто не вмешивался. Брок нервно сглотнул, крепче сжимая поднос - будто тот сейчас был надёжным щитом, способным защитить от ножа в руке оскалившегося Ника. Лысеющий Брок был одним из тех, кто занимал место в совете, решающим вопросы организации рейдов и управления городом, но большим умом, как и смелостью, не отличался, однако никогда не упускал шанса кого-нибудь задеть, а уж добраться хотя-бы до частички власти ему хотелось больше всего. Ник не понимал его, впрочем, как и остальных «элитных», и в их ряды ему хотелось меньше всего.
        - Да ладно, я же пошутил. Шуток не понимаешь? - он фальшиво улыбнулся.
        - Нет, - Ник наклонился к невысокому мужчине, криво ухмыляясь. - Исчезни...
        Брок пожал плечами и быстро удалился, маневрируя между столами и тихо бормоча себе что-то под нос. Хизер проводила его взглядом, недовольно поджав губы, и облегченно выдохнула, когда тот уселся за дальний стол с остальными командирами.
        - Сколько можно, тупица Брок, - она раскрыла карту и сделала вид, будто внимательно её изучает. - Неужели им есть дело до того, что ты не ешь с ними рядом после... - она запнулась, не решив напоминать о недавней драке.
        Сейчас её лицо в тусклом свете выглядело слишком взрослым и уставшим. Она смахнула с лица снова выбившуюся прядь и искоса поглядывала на командира, иногда отрывая взгляд от карты. Тонкие черты лица были напряжены, и она поджала губы, поднимая взгляд на Ника.
        - Забудь про него. Их сраные столы не отличаются от других. Подумаешь, привилегия! - Ник усмехнулся.
        Вслед за отрядами спускались в холл и другие командиры. Встречаться с ними не особо хотелось, но вставать и приветствовать - приходилось. Ник медлительно поднимался, пожимая руки и делая вид, что не замечает косых взглядов.
        - Ник, перед рейдом ты сможешь попасть на склад? - Хизер протянула мятую бумажку с шифрованными надписями командиру. - Хотя бы что-нибудь из этого, - умоляюще попросила она, покачивая соломенными волосами, собранными в два хвоста.
        - Не знаю, если лимит позволит, - Ник прищурился, рассматривая символы в желтоватом свете. - Попробую, но точно не сегодня. Даже до второго этажа не поплетусь, - он сложил бумажку в несколько раз и убрал во внутренний карман плаща.
        Вечером холл Палладиума оживает и в это время Ника отпускает противное ощущение того, что от стен здания веет холодом и пахнет кровью. В такие минуты жизнь не кажется настолько дерьмовой, что хочется лезть на стену в перерывах между рейдами. Громко переговариваясь, к ним присоединился остальной отряд. Пятеро подростков рассаживались за столом, гремя жестяными тарелками и подносами.
        - Какие же вы шумные, - Ник сдвинулся, освобождая место.
        - Командир, да ладно! - Сэм широко улыбнулась и присев рядом, стукнула его по плечу. - Выходной же! Вы-ход-ной! - повторила она по слогам.
        После стычки с пиратами в прошлом рейде, все, кроме Уолтера, уже пришли в себя, подлатали раны и были в хорошем настроении. Особенно Сэм - короткостриженая девчонка семнадцати лет, главная заводила, никогда не упускающая момента, чтобы затащить отряд на какие-нибудь соревнования по метанию ножей или самостоятельно, взъерошив чёрные волосы, ринуться в драку местных пьянчуг. Нику порой приходится осаживать неуёмную Саманту, переходящую все границы, и, схватив её за воротник безрукавки, оттаскивать из эпицентра событий. Она была среднего роста и телосложением напоминала скорее угловатого юношу, нежели девушку, что, впрочем, не мешало ей привлекать к себе внимание большими, почти чёрными глазами и широкой улыбкой.
        - Да, выходной. Только не говори мне, что собираешься опять влезть в драку, - Ник опёрся щекой на руку, наблюдая, как Сэм поглощает паёк и набив рот увлечённо что-то рассказывает Алексу, иногда теребя его по выгоревшим на солнце соломенным волосам.
        За год, проведённый Самантой в отряде Ника, Алекс стал для неё близким другом, который смирился с её нравом и свободное время с удовольствием посвящал всем тем развлечениям, что мог предоставить Риверкост. Алекс ровесник Сэм и ему определённо с ней комфортно. Он кивал в ответ на её уговоры, иногда почёсывая ссадину на бледной щеке и убирая с худого плеча её руку. Голубые глаза Алекса были устремлены в небольшую тарелку, а на лице залегла тень от пересекающего от лба до правой скулы шрама.
        - А? - Саманта повернулась к Нику, будто его голос только добрался до её ушей. - Не-не, я не буду драться, обещаю! - еле произнесла она с набитым ртом.
        - Охотно верю, - Ник отмахнулся.
        За столом рассаживаются и остальные члены отряда. Дэниэлу восемнадцать, и он вообще предпочитает общаться с Ником как можно реже, почему он не ушел из отряда до сих пор остается загадкой - внутренним распорядком сменить командира и подразделение не запрещается. Лицо Дэнни немного меняется, когда он подходит к столу, окидывая взглядом свободные места и садясь в самом дальнем углу. Он часто хмурится, размышляет над чем-то и редко вступает в общие разговоры. Дэнни откидывает каштановые волосы, собранные в слегка сбившийся хвост за плечо, склоняясь над едой. На нём как всегда выцветшая синяя рубаха с оборванными рукавами и изъеденным временем разруз. С Дэниэлом часто бывает сложно, а уж говорить о том, что он не в меру миролюбив вообще не приходится - он идёт на убийства в только в ситуациях, граничащих со смертельной опасностью.
        Самыми младшими, в отряде были Рэнди и Филипп - обоим примерно по шестнадцать. Они казались близнецами, хотя, родственниками не были. Короткие русые волосы, похожие черты лица. Несмотря на возраст, они оба хорошо справлялись долгими тренировками и утомительной физической работой. Хотя, оба не отличались смелостью, но задачи выполняли и Нику в какой-то мере этого было достаточно. Ник так и не смог найти с ними общего языка. Выслать их из отряда без особых причин он не мог, поэтому приходилось мириться со сложившимися отношениями.
        - Командир, - отрывая его от размышлений, спросил Филипп. - Как долго ещё Уолт будет в лазарете?
        - Пару дней, примерно. Джейсон что-то говорил о новобранцах. Может, и нам кто-то перепадёт, - Ник потянулся всем телом, раздумывая о продолжении вечера.
        Отсутствие рыжего Уолтера не напрягало и не расстраивало, скорее, Ник был рад, что парнишка, который постоянно пытается быть полезным до одури, наконец, отдохнёт, пусть и из-за раны. Зачастую неоправданный героизм Уолта не играл ему на руку и в лазарете он оказывался чаще остальных, впрочем, слабым Ник его не считал, разве что, немного переоценивающим свои силы.
        - Мы на сегодня точно свободны? - Алекс выглянул из-за плеча Саманты. - Мы тут думаем как следует спустить пар, прогулявшись в центр города, - он подмигнул командиру. - Не хочешь с нами?
        - Нет, точно не хочу, у вас одно на уме, - Ник уткнулся в свои записи, доедая паёк.
        - Командир не в духе, давай, шевели булками, Алекс! - Сэм пихнула друга в бок, вынуждая встать из-за стола. - Увидимся!
        Ник кивнул уходящей парочке. Развлечься всё равно не получилось бы - во-первых, в местные заведения Нику путь закрыт, а во-вторых, он никогда не может по-настоящему расслабиться среди скопления народа. Он постоянно озирался, сидя среди толпы увлечённо выпивающих людей, ему казалось, что кто-то смотрит в спину. Поговорить и поучаствовать во всеобщем веселье иногда хотелось, но что-то, чего он себе объяснить не мог, часто останавливало. Пока Ник разглядывал черновые зарисовки на пожелтевших листах, из-за стола удалились все, кроме Хизер, которая неотрывно глядела Нику куда-то меж бровей, явно чего-то ожидая.
        - Чего? - спросил он, не поднимая головы.
        - Мы куда-нибудь пойдём, нет? - она улеглась на стол, вытягивая руки. - Скучно. И ты, кажется, предлагал пойти к Леону.
        - Пошла бы с Самантой, - Ник продолжал делать заметки к предстоящему рейду.
        - Меня пьяные оргии не очень прельщают, хотя... - она прищурила глаза. - Нет, всё-таки не прельщают.
        - Да что ты гово... - Ник прервался на полуслове, когда в пустеющий холл вошли «элитные» командиры во главе с Джейсоном.
        Группа уверенным шагом направилась к их столу, и эта встреча не предвещала ничего хорошего. Одетые примерно одинаково - в старую армейскую форму, эти командиры сильно отличались от Ника - старше его, напыщенные и высокомерные. В отличие от них - «элитных» или просто членов управляющего совета, ни командиры, ни обычные трейсеры не носили никакой формы, разве что, у командиров были нашивки на рукавах, кем-то вынесенные со старых военных складов уже очень давно. Совет «элитных» распоряжался всем - начиная от порядков Палладиума, заканчивая городом и жизнь жителей всего Риверкоста. Людям нужна была власть, те, кот бы сказал - куда идти и что делать, а кто ими управляет большинству не важно.
        Члены совета тоже ходили в рейды, и попасть в их отряды было престижно для новичка - опыт и положение всегда играли на руку подчиненным, к тому же, ради своей безопасности, они могли выбрать маршруты и задания полегче. Джейсон же, по сути был главой Палладиума и ему приходилось подчиняться напрямую, но отношения Ника с ним не сложились с самого начала. Кем был Джейсон Ник не знал наверняка, догадывался, что капитан был как-то связан с армией до Столкновения, но установить армейские порядки в Палладиуме получилось лишь отчасти - создав видимую систему и поддерживая собственный авторитет неплохим обеспечением как трейсеров, так и городских жителей.
        Джейсону, по слухам, около семидесяти лет, но выглядит намного моложе, как, впрочем, и все, носит всегда аккуратно подстриженную бороду. Морщины залегли у Джейсона в уголках глаз, и на лбу. Он часто кажется задумчивым и сосредоточенным, будто его постоянно терзают мысли, далёкие от Палладиума и всего происходящего в нём. Но при этом, он никогда не упускает возможности сделать колкое замечания, издевательски пошутить или зацепить кого-то. Джейсон кажется слишком доброжелательным, до тошноты, и всегда сияет своей «слащавой улыбкой» и смотрит свысока холодными, как лёд, голубыми глазами. Высокий рост, короткая стрижка русых, с проседью волос и извечная трубка в зубах. «И где этот черт взял трубку, мне бы такую», - часто думает Ник.
        - Ники, мальчик мой! - Джейсон, растягивая каждое слово, подошёл вплотную к столу, освещаемый бледным светом.
        Остальные командиры остались чуть поодаль.
        - Джейсон, ты мне не папаша, - Ник огрызнулся, но всё-таки встал, чтобы пожать ему руку.
        Оба ростом почти под два метра, эти двое казались великанами для Хизер, наблюдавшей за ними почти вжавшись в стол - Джейсон вызывал у неё мурашки по коже.
        - Подхожу ко всем отрядам, а грубишь мне только ты, - он улыбнулся ещё шире.
        - Чего ты от меня хочешь? - держа Джейсона за кисть и сжимая её как можно сильнее, спросил Ник. Он пристально смотрел в непроницаемое, отвратительно добродушное лицо.
        - Не нужно нервов, мой одноглазый друг, я лишь хочу рассказать о Двенадцатом Секторе и направить туда твой отряд через пару недель, - Джейсон всё также улыбался и терпел стальную хватку подчинённого.
        - Я не одноглазый. Придурок, - Ник, в который раз, приподнял кожаную повязку на левом глазу, продемонстрировав капитану почти ослепший глаз, подернутый пеленой и с практически бесцветной радужкой. - Сколько раз говорить - мой глаз на месте!
        - Да, да... Всё время забываю, какая из частей тела все ещё при тебе! - ирония в голосе Джейсона вызвала сдавленный смех стоящих рядом командиров. - Так вот, в этом секторе разведкой обнаружены пираты, у них, возможно, есть неплохие запасы оружия, достанешь его - и я тебя щедро отблагодарю!
        - У меня в отряде дети, - Ник одернул руку капитана и сел обратно за стол. - Какой, к черту, захват оружия? Один раненый валяется. Отправь разведку, в чём проблема?
        - Завтра прибывают новобранцы, пришлю тебе одного. У разведки другое задание, а это как раз по тебе, - Джейсон хмыкнул. - К этому вопросу мы ещё вернёмся.
        - Не хочу я ни к чему возвращаться, мой отряд занимается водой, - прорычал Ник сквозь зубы. Разговор ему не нравился и начинал откровенно раздражать.
        - Пойдешь, куда прикажу. Я смотрю, ты забываешься. Поищешь тогда воду и там, - он хохотнул. - Может, и оружие прихватишь.
        Ник потянулся к ножу на поясе, но Хизер пнула его под колено. Рука остановилась на полпути, и он шумно вдохнул, то ли от боли в колене, то ли пытаясь успокоиться.
        - Увидимся, - Джейсон развернулся, и вместе с группой командиров удалился из холла также быстро, как и пришёл.
        - Успокойся. Он же всегда таким был. Ты сам берёшься за грязную работу, а потом злишься, - Хизер смотрела на Ника, искоса наблюдая за удаляющейся группой.
        - Этому козлу вообще плевать, кого посылать к пиратам, хоть фермеров. Сам бы я пошёл без вопросов, но отряд в это впутывать не хотелось бы. А придётся. Вот засада, - Ник опустил голову на сложенные руки.
        Он устало качнулся на скамейке. Из своих, кажется, тридцати, он вот уже семнадцать лет находится в Палладиуме. Собственный возраст Ник помнит смутно. Отношение капитана к нему было таким с самой первой встречи. Ник оказался сообразительным и выносливым, но вот его командиру, да и Джейсону тоже, невыносимый подросток принёс немало хлопот своими выходками. В девятнадцать лет он сместил с нагретого места своего командира - Мартина. К тому времени Ник уже оброс шрамами и ожогами, а левый глаз, повреждённый химикатами, видел только размытые силуэты. До окончания контракта службы в Палладиуме ему оставалось всего пять лет, но уже сейчас Ник понимал, что кроме как среди трейсеров, места он себе не найдет.
        - Хватит киснуть. Пойдем отсюда, - Хизер дёрнула его за рукав, заставив поднять голову.
        - Да, давай свалим из Палладиума. Тошнит от него уже, - Ник перекинул сумку на длинном ремне через плечо и направился к выходу из холла.__________________________________________________* Трейсер (tracer - паркурщик) - здесь название группы людей указано в значении «исследователь»* Палладиум - местный орган управления, защиты и обеспечения резервации.
        Глава 2
        - Уф, а тут уже не душно! - протянула Хизер, вдыхая ночной воздух.
        Ник снял повязку и огляделся по сторонам. На улице в обоих направлениях выставили свои лотки торговцы, вышли из укрытий фермеры и рабочие, улицы наполнились людьми. Пустынные днём, кварталы оживали и переливались множеством голосов, казалось, будто никакого Столкновения никогда и не было, что они - люди, так жили всегда. Небольшие костры, светильники и слабые лампы, работающие от грохочущих генераторов, добавляли ночному городу тепла и уюта, если этот мир вообще можно назвать уютным.
        - Пойдем к торговцам, направо, надо присмотреть фильтры и может, новую маску, а потом к побережью. По пути заглянем к Леону.
        - Угу, мы давно у него не были, - Хизер рассматривала прилавки торговцев, которые сидели поблизости, и отвлекалась на каждую безделушку.
        Они отправились узкой улочкой в сторону пляжа. Унылые серые дома жилого квартала тоскливо глядели на улицу провалами пустых окон, люди стараются не жить на верхних этажах - это бывает опасно. Остатки асфальта, прогретого дневным солнцем, ещё отдавали тепло, подсохшая трава то и дело шелестела под ногами, выглядывая из трещин. Ник остановился у круглолицего немолодого торговца, который почёсывал неопрятную бороду.
        - Что нового есть? - Ник наклонился над ящиками, выставленными на манер прилавка, высматривая маску поновее.
        - Чего-чего, да, ничего, - торговец развёл руками. - Упыри Надзиратели жадные стали, как черти. Будто у них все запасы кончились! - он ворчал, вытирая панорамные стёкла на масках кусочком тряпки. - Я уж им и то, и это предлагаю. Говорю, мол, давайте поменяю выпивку на маски или бумагу. А они молчат, сопят только, будто выпить не хотят. А сам я что, пойду за этими масками куда-то? Ваша братия мне тоже ничего не предлагает особо. Ай, - он махнул рукой.
        Ник усмехнулся разговорчивому торговцу, рассматривая маску в свете настенных факелов. Ник любил торговцев. Они воспринимали мир проще, чем все остальные. Их загадочные правила и способы добывать барахло на продажу, удивляли. Хотя, если оставаться честным, столько ресурсов, сколько привозили Надзиратели в резервацию не было ни у кого. Палладиум, да и остальные жители получали от них фонарики, топливо, пригодные фильтры и противогазы, генераторы, медикаменты и ещё кучу всего, что трейсеры не в силах были произвести или найти. За годы рейдов, во вверенных территориях почти не осталось неисследованных мест.
        - Слушай, мужик. А я оружие умею чинить, могу тебе часть продать, - Ник глянул на него, вертя маску в руках. - Я даже изготавливаю на заказ. Надо?
        - А чем я ж с тобой расплачусь, трейсер? - торговец драматично всплеснул руками.
        - Ну, чем. Масками, фильтрами. Продашь оружие кому-нибудь за капсулы или ещё что. Дело твоё, - Ник наблюдал за задумчивым лицом торговца.
        - По рукам. Тогда эту маску так забирай. Меня зовут Хэнк, будем знакомы, - он протянул Нику руку.
        - Ник. Я тебя раньше тут не видел. Ты недавно в Риверкосте?
        - Да, из соседней резервации сбежал. Там Надзиратели совсем озверевшие, да и земля бедная - есть почти нечего, - Он пожал плечами. - Ну, ты заходи.
        Ник пожал руку новому знакомому, выискивая в толпе напарницу. Он мысленно перебирал в голове тот арсенал, что висел на стенах его комнаты. Ещё подростком он восстанавливал оружие и собирал механизмы. Автоматы, ножи, пистолеты, арбалеты и многое другое было разложено и развешано по всей комнате. Всё старьё, найденное в рейдах или полученное от Надзирателей он упорно восстанавливал, если это было возможно. Иногда советом помогал Леон. Хотя, ответа откуда Леон сам знает почти всё об оружии, а ещё и умудряется помнить, Ник так и не получил.
        Ещё в Центре, заручившись поддержкой одного тренера, бывшего инженером до Столкновения, он собрал для себя косу, лезвие которой складывалось в рукоять, пока не приходило время. Трейсеры, впрочем, считали оружие тяжелым и неуклюжим, но в поединки с Ником вступать отказывались, на что он только ухмылялся. Пока Ник выбирал себе новый противогаз и фильтры, договариваясь с Хэнком, Хизер прихватила у фермера несколько яблок и протянула одно из них ему.
        - Отсыпала торговцу капсул? - Ник надкусил яблоко и повесив противогаз на руку направился к дому, где расположилась группа Выживших, среди которых был и Леон.
        - Нет, взамен дала старый нож. Неплохой нож, надо сказать. Я не хочу тратиться на радиоактивные яблоки, - она улыбалась и вертела головой, рассматривая прилавки торговцев. - Да и капсул у меня мало.
        - Радиоактивные?! - Ник практически поперхнулся фруктом, но выплевывать не стал.
        - Ну, а как ты хотел? Они чуть более радиоактивные, чем те овощи и мясо, которые мы обычно едим, думаю, не помрем. Зато, считай, бесплатно! - Хизер хихикнула и подмигнула напарнику.
        - Твой оптимизм нас погубит, - он вздохнул, но продолжать речь не стал, так как они подошли к навесу, куда их жестом пригласил худощавый мужчина уже преклонных лет.
        Несколько Выживших занимались своими делами - чинили одежду и перебирали выращенные на импровизированных фермах овощи. Старики Выжившие всегда отличались о тех, кто родился после Столкновения. Они хранили множество различных предметов, пытались воссоздавать еду и напитки прошлого, из того, что росло сейчас в пределах досягаемости или на плантациях, а желающих пытались научить читать. Ник часто расспрашивал их о Столкновении, но никто не знал подробностей, да и говорили об этом они неохотно. Выживших среди жителей Риверкоста не очень много и держатся они особняком - в основном старики. Те, кто во время Столкновения были молоды, а то вовсе детьми, сливаются с толпой - становятся фермерами, торговцами или рабочими, они не хотят выделяться.
        - Какие люди к нам пожаловали! - седой старик с глубокими залысинами и небольшим хвостиком держал в руке чашку с чем-то горячим и показал гостям, куда можно присесть. - Какими судьбами ко мне, Ник? Как живешь? Я наконец сварил из трав нечто похожее на чай, а ещё у меня в этот раз получился вполне сносный самогон! - он широко улыбался и был в прекрасном расположении духа.
        - Привет, Леон! - он плюхнулся на гору каких-то тряпок рядом со стариком. - Жизнь течёт своим чередом, а я вот и зашёл к тебе, чтобы попробовать твоё варево, а ещё показать кое-что интересное, думаю, тебе понравится, - Ник перехватил у старика чашку и отпил. - Фу, ну и гадость!
        - Эх, ничего молодёжь не смыслит в напитках. Привет, красавица! - Леон кивнул Хизер, и хитро прищурился. - Так, что там у тебя интересного, говоришь?
        - Хизер нашла книгу, но язык нам не понятен, может ты сможешь прочитать?
        Не дожидаясь ответа, Хизер достала из сумки тяжёлый свёрток и протянула его Леону. Он аккуратно развернул книгу, трепетно перелистывая страницы. Кажется, таких книг старик Леон не видел уже очень давно. Он щурился, вглядываясь в немного расплывшийся шрифт, и задумчиво проводил рукой по подбородку.
        - Нет, Ники, я не знаю этот язык, кажется, это немецкий, но я не могу разобрать ни слова. Если позволишь оставить книгу на время, я попробую найти того, кто прочитает. Нас тут много из разных мест, и языков гуляет тоже не мало, может, кто и узнает, - Леон закрыл объёмный том и аккуратно положил рядом.
        - Оставляй, что толку на картинки любоваться? - Ник усмехнулся, отпивая «противный чай».
        За разговорами время шло незаметно. Лицо Ника помрачнело, когда он заметил в десятке метров от них группу Надзирателей. Они всегда ходили в одинаковой чёрной форме с плотными вставками на плечах, жилетах и коленях. С одинаковым оружием - чаще всего это были химические винтовки. Лиц никто не видел - они были скрыты противогазами даже тогда, когда Надзиратели патрулировали улицы в жаркие летние дни. Леон, заметив их, притих и опустил голову. Казалось, Выжившие боялись Надзирателей больше, чем кто-либо другой. Группа молча проследовала по улице, и удалилась по переулку вглубь жилого квартала. Сегодня в городе было спокойно.
        - Раздражают эти твари. Так бы и вскрыл каждому из них горло, - Ник стиснул зубы и старался говорить тише.
        - Они ушли, расслабься, - Хизер придерживала Ника за локоть, будто боясь, что он сорвётся с места и побежит по улице вслед за патрулем.
        Тем временем, Леон, проводив Надзирателей взглядом, уже тянулся за бутылкой с мутной жидкостью. Затем жестом показал её напарникам.
        - Разливать здесь не буду, а то налетят «стервятники», - старик снова улыбнулся и вручил бутылку Хизер.
        - Спасибо! - Хизер собралась и потянула за собой Ника. - Давай прогуляемся, не хочу, чтобы остаток ночи ты просидел с такой кислой миной!
        Попрощавшись со стариком, Ник поднялся и указал Хизер дорогу, ведущую к пляжу. Лунный свет подрагивал и рябил, отражаясь в воде, а ветер заставлял обломки кораблей постанывать, будто каждый порыв вызывал у них приступ боли. Хизер радостно стянула с себя тяжёлые ботинки и опустила ноги в ещё тёплый, приятный песок. Ник последовав её примеру, скинул плащ и снял ботинки. Ночь уже перевалила засередину, и небо приобрело глубокий синий оттенок, который разбавляла луна и немыслимое количество звёзд.
        - Как здесь здорово! - Хизер запрокинула голову и рассматривала звёзды, опираясь на локти. - Понимаю, почему ты так часто по ночам то на крыше, то на пляже.
        - Ну как, опробуем новый самогон? - Ник вертел в руках бутылку, решая, открывать её или нет.
        - Конечно! - она взяла бутылку и, не сомневаясь ни секунды, сделала несколько больших глотков. - Обжигает! - Хизер закашлялась и поспешила запить жидкость водой. - На, сам пей! - передав бутылку, она повернулась в сторону моря, периодически покашливая.
        Ник поднёс бутылку к носу и вдохнув резкий запах. Решившись, он сделал несколько маленьких глотков. Обжигающий самогон потёк от пищевода к желудку, вызывая довольно неприятные ощущения, и он жестом попросил у Хизер флягу с водой, боясь сделать вдох.
        - Кха, мать твою. У него он и вправду получился совсем по-другому, - Ник откашлялся. - Мог бы и предупредить. Ещё будешь?
        - Давай, - Хизер забрала бутылку, делая небольшой глоток и запивая водой.
        Ник почувствовал, как каждая мышца в теле теряла контроль, звёзды в небе расплывались странными узорами, а Хизер казалась ему галлюцинацией, которая вот-вот станет мутным пятном, или вообще исчезнет. Он завалился на песок и закурил, наблюдая за вьющейся струйкой белого дыма. Сколько прошло времени за эти созерцанием, Ник не знал, но казалось, что целая вечность. Сознание подёрнулось туманом и сон проник в голову.
        Над головой тусклым светом моргала лампочка, оповещая о том, что генератор барахлит. Он стоит, опираясь руками на стол и надрывая горло пытается перекричать Мартина. Ему всего восемнадцать, и худощавый командир никак не желает признавать, что навыки и способности Ника превышают его собственные. Они до звона в ушах орут друг на друга в кабинете Джейсона, пока, наконец, Нику в челюсть не прилетает костлявый кулак.
        Следующей ночью из десяти человек в Палладиум вернулись лишь трое - остальные попали в смертельные в ловушки пиратов. Ник не видел ничего вокруг и пытался придушить Мартина, прижав к стене, пока кто-то из дежурных Надзирателей не вырубил его, ударив чем-то в затылок.
        - Ник, - Хизер тряхнула его за плечо, - ты что, уснул? - Она улеглась на живот, подпирая голову руками.
        - А? - он открыл глаза. - Да, похоже на то, - он потер пальцами тяжелые веки. - Скоро рассвет, вернемся назад? Я хочу заглянуть к Уолтеру.
        - Угу, - Хизер поднялась, отряхивая с себя песок. - Немного хочется спать.
        У входа в Палладиум работала группа Надзирателей - они приехали на нескольких пошарпанных автомобилях, краска с которых давно облупилась и не все двери были на месте. В рассветном полумраке силуэты казались призрачными и размытыми. Обычно Надзиратели даже по важным делам приходили в Палладиум пешком, а машины использовали только для доставки ресурсов - топливо и запчасти в дефиците даже у них. Трейсеры тоже пользовались автомобилями, но только для того, чтобы привезти в город воду или древесину.
        Хизер осталась у входа, встретив взъерошенную и довольную Сэм, а Ник, обойдя группу устремился в лазарет, по коридору первого этажа, мимо холла и душевых. Генри - медик, был единственным Выжившим в Риверкосте врачом, его помощники суетились над ранеными, помогая делать перевязки и инъекции. Генри предпочитал брать в лазарет только тяжело раненых, выдавая остальным трейсерами медикаменты для самообслуживания, а простых жителей и вовсе отваживал, принимая только в исключительных случаях. Он сидел за столом, раскладывая листы с записями по стопкам, и поправлял исцарапанные, кривые очки на носу.
        - Генри, - Ник заглянул в комнату, которая служила кабинетом. - Как там Уолт?
        Старик поднял на него взгляд и вымученно вздохнул.
        - Думаю, что поправится. Ранение огнестрельное, командир, мне сложно справляться с такими, пулю еле нашел. Да и стар я уже, - он снова уткнулся в бумаги.
        - Ты мне уже говорил, - Ник нахмурился. - Давай ему больше лекарств. И ещё, мои бинты на руках совсем истаскались и антидоты заканчиваются. Выдашь?
        - Издеваешься?! - Генри поднялся со стула и снял очки. - Какие лекарства и бинты?! Они если и есть, то на складе, куда мне доступа никто не давал! Взгляни! - он быстрым шагом направился к высокому металлическому шкафу и со скрипом распахнул дверцу, обнажая почти пустые полки. - У меня ничего нет! Нечем лечит ни твоего Уолта, ни других раненых! Я еле свожу концы с концами.
        Ник бегал глазами по пустым полкам, понимая, что Генри ни в чем не виноват. Он сжал рукоять до хруста в пальцах.
        - Почему? - к горлу подступал неприятный ком, а в голове зарождалась мутная волна злости.
        - Спроси у наших друзей - Надзирателей! - Генри развёл руками. - Я стараюсь как могу, но уж прости, бинтами тебя точно не порадую - есть пациенты поважнее.
        - Понял, - Ник резко развернулся на подошвах, и размашистым шагом направился к главному выходу. Уже перешагнув первую ступеньку крыльца, он с усилием нажал на разъём механизма большим пальцем, выпуская лезвие косы на свободу.Отыскав в толпе старшего по званию Надзирателя, выгружающего из машины ящик, он направился прямиком к нему, игнорируя Хизер, которая обернулась на него, окрикнув.
        Подойдя вплотную, Ник навис над ним чёрной тенью и что-то спрашивал с явным раздражением. О чём именно они говорили, Хизер с такого расстояния не слышала, но, предчувствуя, что напарника может неплохо занести, поспешила к нему. Холодная сталь в голосе Ника пронизывала от пальцев на ногах до самых кончиков волос. Нет, он не кричал и даже не крыл матом низкорослого Надзирателя, но почему-то Хизер казалось, что ещё пара минут и голова солдата покатится вместе с противогазом по холодному асфальту.
        - Почему вы не привозите лекарства и бинты? - Ник был на голову выше Надзирателя и в предрассветном красноватом мороке казался демоном, поднявшимся на поверхность из самой преисподней.
        - Что? - за чёрным панорамным стеклом противогаза не было видно ни одной эмоции.
        - Бинты, противоядия, лекарства. Где. Это. Всё? - здоровый глаз янтарного цвета, почти светился, отражая лучи восходящего солнца.
        - Тебе какое дело? Отвали, - Надзиратель попытался развернуться и снова заняться разгрузкой ящиков, но сильная рука Ника схватила его за плечо и вернула в прежнее положение.
        - Отвечай! - голос становился всё более холодным, и нотки ярости в нём уже отчетливо прослеживались.
        Хизер подошла и взяв Ника за локоть, попыталась отвести подальше, на что он лишь дернул рукой, освобождаясь. Кровь в жилах начала закипать, и исступление подступало всё ближе к горлу. В последние несколько месяцев получить лекарства и антидоты со склада стало практически невозможно, теперь ситуацию спасало лишь то, что в прикладе автомата всегда был неизменный запас веществ, от которого сейчас осталась только половина.
        - Я сказал - отвали. Продолжишь, я пристрелю тебя, - Надзиратель достал из-за спины винтовку, заряженную химическими капсулами. - Вгоню «Красное милосердие» и ты готов. Пока не поздно, лучше заткнись и ... - его голос казался спокойным и абсолютно безучастным, звуча из-под маски. Но договорить он не успел.
        В эту секунду Ник замахнулся, и его костлявый, но сильный кулак, направился в сторону чёрного противогаза, заставив челюсть Надзирателя хрустнуть, а маску съехать на бок.
        - Ах ты мразь! - пошатнувшийся Надзиратель приходил в себя ещё несколько секунд.
        Ник поднял косу, беря достаточный замах, чтобы снести Надзирателю голову, когда услышал приглушенный выстрел и почувствовал, как тонкая игла капсулы с химикатом впивается в ногу выше колена.
        - Мудак!Думаешь, ты бессмертный? - Надзиратель поправлял маску, следя за реакцией Ника.
        - Не бессмертный... - преодолевая парализующую боль прохрипел Ник. - Но черта с два я сдохну, пока вас... - на лице появилась вымученная ухмылка, но договорить сил не было.
        Голос Надзирателя, который подошёл к еле державшемуся на ногах Нику, уже звучал издалека, будто из-за стены воды. Боль разъедала каждую мышцу, а голос стрелявшего заглушался неистовым звоном в ушах. Ноги начало сводить судорогой и Ник, покачиваясь, изо всех сил старался не упасть. Мысли разбегались в разные стороны, обрываясь, не успев начаться, а мир превратился в мутное пятно.
        Испуганная Хизер стояла совсем близко, но пока рядом был Надзиратель, она не решалась сделать даже шага. По её спине пробежала холодная волна страха и обхватив своими ледяными пальцами повисла на шее, попутно сползая куда-то под рёбра. Каждый вдох и выдох давался невероятно тяжело, а на виске забилась в тихой истерике вена.
        Надзиратель, подойдя вплотную к согнувшемуся почти пополам Нику, поднял правую ногу и с размаху саданул ему в грудь, отталкивая от себя. Почувствовав удар и оказавшись на спине, Ник, наконец-то смог закричать. Избавиться от боли. Забыть ее. Отключить. Крик, разнёсшийся по округе, просил только об одном. Мышцы свело в конвульсиях, и тело скручивало в неестественные позы каждые пару секунд.
        Пронизывающее острыми иглами ощущение растекалось по организму, будто намереваясь вырвать наружу каждую мышцу и сухожилие. Дыхание стало тяжёлым и сбивчивым - вещество действовало на нервную систему и легкие, которые с трудом выполняли свою функцию, сжимаясь спазмами в поисках кислорода. Надорванные голосовые связки превратили крик боли в сдавленный хрип, и сердце от такого напряжения пропускало удары, глухо ударяясь о ребра. Надзиратель безучастно наблюдал за этим представлением ещё около минуты.
        Мысли Хизер метались из стороны в сторону, и когда Надзиратель отвернулся от скрученного Ника, она кинулась к нему, всё ещё не решив, как поступить. «Что же делать, что делать? Если вытащу антидот из приклада и это заметят - можем лишиться всех лекарств, если буду медлить - он умрёт от болевого шока». Подхватив под руки, она с трудом поволокла его по асфальту. Несмотря на свою худощавость, Ник, всё-таки был довольно тяжёлым.
        - Ты только потерпи, не умирай, ладно? Мы почти у цели... - эти слова она шептала под нос, словно уговаривая не столько Ника, сколько себя. Хизер оглянулась по сторонам, и поймала на себе взгляд остолбеневшей Сэм. - Ну, чего стоишь?!
        Саманта, будто очнувшись от гипноза, подхватила Ника под одну из рук. Больше помочь никто не решился. Разбуженные трейсеры выглядывали из нескольких окон, устало зевая и наблюдая за происходящим, а на пустынной улице сейчас были только Надзиратели. Как только они преодолели лестницу ко входу, и затащили Ника в холл, Хизер сняла с него автомат. Вытащив из приклада ампулу с противоядием и автоматический шприц, дрожащей рукой она ввела зеленоватую жидкость в вену на сгибе локтя, пока Сэм зажимала руку Ника чуть выше. Заметив, что через несколько секунд его прерывистое дыхание стало выравниваться, она устало прислонилась спиной к холодной стене, положив голову Ника к себе на колени.
        - Всё, Сэм, я побуду тут с ним, - она устало выдохнула. От усталости всё тело ломило. - Принеси его косу, пожалуйста, и иди спать.
        - Может я останусь с тобой? - Сэм потерла лицо руками.
        Хизер отрицательно покачала головой, и Саманта, вернув оружие, удалилась вверх по лестнице. Сквозь проёмы окон в холл проникал теплеющий воздух, и в первых солнечных лучах танцевали частички пыли, поднятые десятками пар ботик, возвращающихся из рейдов отрядов. Иногда к ним кто-то подходил, но увидев, что в бессознательном состоянии лежит на полу Ник, ухмылялись и отмахивались. Хизер уже была не в состоянии злиться на них.
        Несмотря на усталость, в общую комнату возвращаться не хотелось - соседи по комнате из других отрядов с ней почти не общались, и пребывание там ей доставляло только неприятные ощущения. Иногда, прихватив с собой тонкое одеяло, она напрашивалась поспать в командирской квартирке Ника, устроившись на продавленном диване. Соседки только хихикали ей в след, будто бы невзначай шипя в спину: «Снова пошла к Нику, мелкая шлюшка».
        - Эй, подруга, я ещё не сдох?! - хриплый голос напарника оторвал её от вялых мыслей.
        Ник, заметив свое положение на коленях, поспешил сесть, посчитав это проявлением слабости. Он огляделся по сторонам, подтягивая к себе лежащий поодальавтомат, и подбирая использованную ампулу антидота.
        - Я тебе сдохну! - Хизер заулыбалась и заключила недоумевающего Ника в объятия. - Давай я помогу подняться в комнату? - она встала и протянула руку.
        - Можешь... - Ник будто решал, говорить ей или нет. - Можешь пойти рядом, если вдруг я начну терять сознание или типа того, - он старался не смотреть на напарницу, тем более, произнося такие слова. Ему всегда казалось, что проявить слабость, все равно, что выкопать себе могилу.
        Несмотря на сопротивление, она подхватила его под руку и помогла проковылять до пятого этажа. Тащиться по лестницам было тяжело, и он часто останавливался, сдерживая подступающую тошноту и пережидая головокружение. Ник завалился на кровать в одежде и металлическая сетка под ним жалобно заскрипела. Хизер потрепала упавшего лицом вниз командира за плечо и поняла, что он уснул сразу, как только очутился на кровати.
        С восходом солнца жизнь Палладиума замирала. В коридорах и комнатах было тихо, лишь эхом раздавались шаги неспящих трейсеров, шумела льющаяся из бочек ледяная вода в душевых, и слышались редкие, тихие разговоры. Не только Палладиум, но и весь Риверкост приостанавливал свою деятельность - жители скрывались от жары в потрепанных временем, дождями и ветром домах, набираясь сил, пока не наступит новый вечер.
        Глава 3
        Хизер вернулась в комнату Ника с сухим пайком и полной флягой воды уже под вечер. К её удивлению, он не спал - сидел на кровати прислонившись к стене, и старательно перевязывал старые бинты на обожжённых по локоть руках. Повязку на левый глаз не надел. В принципе, мог и не надевать, травмированный глаз всё ещё видел размытые силуэты и единственное, что доставляло неудобства - он нещадно болел от яркого света.
        - Я вижу, тебе полегче! - Хизер обрадовалась, что напарник выглядел лучше, чем несколько часов назад. - Я принесла тебе кое-что, - она протянула ему еду и флягу.
        - Ага, спасибо, - он сделал несколько больших глотков, но есть не стал.
        - Скажи, Ник… Вот зачем ты полез к тому Надзирателю? Чтобы помучаться? Чем он в тебя выстрелил?
        - Судя по всему, третьей категорией, грёбаный садист. Мог бы просто оглушить… - он слабо усмехнулся и стал рассматривать результаты своей перевязки.
        - Смешно ему! Это не смешно - ты же мог умереть от шока или остаться овощем! - возмущению Хизер не было предела, она повысила голос и встала напротив него. - Отвечай, зачем ты так поступаешь? Хочешь умереть? Ну, хоть не умирай тогда у меня на руках! Ты сам напрашиваешься постоянно! - она продолжала кричать и яростно жестикулировать. - Ради чего, скажи мне? Ради абстрактной мести непонятно за что?!
        Ник смотрел на покрасневшее от переизбытка эмоций лицо Хизер.
        - Ради тебя.
        - Что? - Хизер прервала свою тираду и застыла, будто не понимая слов, которые только что услышала.
        - Ради тебя. Ради отряда. Ради того, чтобы вы могли выжить, если будете ранены… Я спрашивал, почему они перестали привозить медикаменты и антидоты, - чувство, которое, как казалось Нику, было сродни обиде, мгновенно зародилось где-то в солнечном сплетении. - Иди. Сегодня приезжают новобранцы, встретимся у входа в Палладиум, - он замолчал и отвернулся к проёму окна, дав напарнице понять, что разговор окончен.
        Ник лениво наблюдал, как по летнему небу плывут облака. «Дождь будет. Сегодня или завтра ночью», - он старался отвлечься от неприятного послевкусия ссоры с Хизер, которое всё ещё горьковатым осадком стояло в горле. «Хуев садист со своей химией. Ненавижу эти чертовы капсулы, лучше бы подстрелил обычной пулей, было бы не так хреново», - думал Ник, разглядывая свое жилище на предмет оружия, которое можно прихватить с собой и показать торговцу Хэнку.
        Боль, наносимая переоборудованным под капсулы с отравляющей химией автоматами, пистолетами и винтовками не всегда была одинаковой. Вообще, Надзиратели, трейсеры и все те, кто носил оружие, знали о четырёх категориях вещества для боевого применения. Первая категория, бледно-жёлтого цвета, только оглушала противника на несколько часов. Зачастую от этих капсул человек терял сознание или не мог двигаться. Вторая категория, насыщенного жёлтого цвета, применялась Надзирателями чаще всего - она вызывала болевой синдром, дезориентировала, но не причиняла серьезного вреда здоровью. Такими химикатами Надзиратели пользовались тогда, когда им нужно было увезти людей, при этом не сильно навредив им, будто просто оглушить было недостаточно.Третья категория, которую он, собственно, и получил в бедро сегодня утром, вызывала невыносимую боль, судороги и даже внутренние кровотечения. Пережить капсулу оранжевого оттенка мог далеко не каждый - мучительная смерть от кровотечений или болевого шока была не редкостью. Последняя, чётвертая категория - капсула с ядовито-красным веществом, условно называлась «Красным
Милосердием» - ни одного антидота против него не существовало. «Милосердием» вещество назвали потому, что он убивал свою жертву только через несколько минут, не причиняя боли.
        Ник тяжело поднялся с кровати - голова ещё кружилась. Он подошёл поближе к пыльному, треснувшему зеркалу, стоявшему у двери, изучая последствия пережитых ощущений.
        - Ну, ты и красавчик, не то слово! - он оттянул вниз бледную кожу под глазом большим пальцем, рассматривая синяк. После химии под глазами всегда проступали тёмные пятна, а кожа казалась синюшной. Эффект скоро пройдёт, но выглядит всё равно - так себе.
        Ник выпрямился, всё ещё устало смотря в своё отражение. На самом деле, ему до сих пор было плохо после такой ночи. Высокий, худощавый, но с развитыми мышцами - он выглядел выносливым, и намного моложе своих тридцати, но... По всему телу расползалась паутина шрамов - старых и свежих, полученных в боях, рейдах и стычках, а руки от кистей до самого локтя были обожжены химикатами. На одном из рейдов ему пришлось по локоть залезть в отравленный водоём, чтобы достать оборудование, за потерю которого могли казнить. Ценой прибора стала кожа на руках, которая теперь выглядела очень плохо и стала настолько чувствительной, что Нику приходилось постоянно забинтовывать руки, чтобы не получать раны каждый раз берясь за оружие.
        Полученный ещё в юности ожог верхней части тела был почти без рубцов, и большим пятном растекался на половину груди, левое плечо, шею и часть лица, от чего его и без того повреждённый, белёсый глаз выглядел ещё хуже. Ситуацию спасали чёткие и довольно тонкие черты лица, высокие скулы и хитрая ухмылка.
        Ник снял со стены арбалет, рассовал по разгрузочному поясу несколько метательных ножей и два химических револьвера, предварительно пополнив капсулами барабаны.
        - Чёрт, баллоны то пустые! - он щёлкнул пальцами по небольшому воздушному баллончику, прикрученному к стволу выше рукояти. - Придется спускаться в подвал.
        Накинув плащ и прихватив автомат, он быстрыми шагами направился в подвал, куда Надзиратели привозили большие баллоны, наполненные сжатым воздухом. Сколько бы в Палладиуме не просили, Надзиратели так и не дали им оборудования для самостоятельной заправки, видимо, боялись потерять часть своего контроля. В подвале было сыро. В сумеречном помещении, которое освещалось лишь несколькими лампами, работала группа трейсеров - снимали с подставок опустевшие ёмкости.
        - Анна! - Ник махнул рукой девушке в сером свитере и потёртой куртке с командирской нашивкой. Она давала распоряжения отряду и следила за тем, как тяжёлые баллоны перекатывают поближе к выходу. - Есть воздух? Мне бы заправиться.
        - Очередь, мой дорогой. Ты когда приходил? Всего пару дней назад. Со всем арсеналом своего отряда, - Анна неторопливо подошла к нему, прищурено рассматривая.
        - Ну, так ведь рейд был. Я не только за воздухом приходил, и капсулы брал, и топливо. Знаешь ли, мои ребята бочки с водой на себе возить не умеют, - он попытался сделать доброжелательное лицо.
        - Меня склады не интересуют и ведро ваше на колёсах тоже, - она нахмурилась. - Вот и нафиг мне это, - Анна ткнула пальцем в нашивку с изображением двух скрещенных патронов. - Если я круглые сутки сижу с этими баллонами в подвале, может мне воздушный баллон на нашивке нарисовать? - она грустно хохотнула.
        - Да завязывай жаловаться, учитывая, что огнестрелом мы почти не пользуемся, то эти нашивки не более, чем видимость. Можно подумать, ты одна такая. Заправь мне пистолеты, и я уже свалю, - Ник вытащил револьверы, показывая, что баллоны на них совсем маленькие.
        - Может, мне общения не хватает, - она подмигнула Нику, отщелкивая баллончики от пистолетов. - А ты говоришь, что скоро свалишь.
        - Ещё навещу, если хочешь, - Ник улыбнулся, наблюдая, как круглолицая Анна отмахнулась от него, направляясь к заправочным баллонам.
        Сначала, оружие, переделанное под капсулы, было только у Надзирателей, и появилось далеко не сразу. Первый десяток лет они, как и все остальные, пользовались холодным и огнестрельным оружием, но запасы патронов на Побережье постепенно начали иссякать и их сменили капсулы с ядом. Подбирать стреляные гильзы и пытаться собрать патроны самостоятельно было неблагодарным делом - на Побережье невозможно найти селитру. Вероятно, запасы всех оставшихся химикатов со складов и заводов вывезли когда-то сами Надзиратели, чтобы лишить Риверкост и другие резервации возможности клепать патроны "на коленке". Принцип работы нового арсенала остался прежним, только порох заменили механизмы подачи воздуха под высоким давлением из небольших, прикрепленных к рукояткам или прикладам баллонов.
        Правда, стрелять химикатами на большие расстояния не получается, всё же, сжатый воздух - не порох. Да и баллоны с воздухом имеют свойство быстро пустеть. Поэтому, химия остается оружием «на крайний случай», в почёте больше то, чем можно рубить или резать. Спустя около трёх десятков лет, оружие с химическими капсулами стало таким же обыденным, как топор, или, например, мачете, хоть и применяется не часто. Надзиратели исправно привозят заправленные баллоны и увозят опустевшие, поэтому недостатка в них нет.
        - Держи, - Анна протянула ему баллончики, и откинула назад кудрявые каштановые волосы. - Приходил бы не только по делу, Ник, - она улыбнулась, сверкнув зелёными глазами.
        - Я думал, ты меня терпеть не можешь, - он прикрепил баллоны к револьверам.
        - Да, но меньше, чем остальных. А этот сырой подвал я ненавижу больше всего, - она хмыкнула. - Ну, я пойду дальше работать.
        Аккуратно обойдя перетаскивающих баллон парней, он поднялся из подвала в коридор, по которому уже сновали туда-сюда проснувшиеся трейсеры. Заметив впереди белобрысый затылок Алекса, он поспешил его догнать.
        - Привет! - тяжёлая рука Ника упала Алексу на плечо и тот слегка дёрнувшись, обернулся.
        - Вечер добрый, командир, - Алекс поравнялся с Ником, направляясь к главному входу. - Я только что возился с нашей машиной, чувствую, долго она не протянет. Где я запчасти возьму? Эта колымага рассыпается на глазах.
        - Сегодня я заскочу к знакомому торговцу, этот проныра может и достанет что-то. Если нет, тогда к Джейсону.
        - Ага, а то на себе воду возить нет желания, - Алекс потянулся всем телом.
        - Почему сегодня все решили мне пожаловаться на жизнь?! - Ник фыркнул, обгоняя его, и перепрыгивая ступеньки оказался на улице.
        Солнце скрылось за горизонтом, и на Риверкост опускались сумерки. На небольшой площади перед Палладиумом собралось немало народу. Жители пробирались вперёд, в надежде увидеть среди новобранцев своих детей. Подростки спрыгивали с грузовиков, выстаиваясь небольшими группами. Ника всегда передергивало от того, какими потускневшими глазами эти дети смотрели на всё происходящее. Некоторые из них оглядывались, узнавая свои имена в выкриках из толпы, но тут же отворачивались.
        В Палладиум Риверкоста не всегда возвращаются те, кого забрали в Центр отсюда - по соседству с городом есть ещё две небольшие резервации и тех, кого отправляют в местные управления перемешивают так, чтобы у новоиспеченных трейсеров не было отвлекающих факторов. Центр вообще делал всё, чтобы у детей не оставалось воспоминаний о семье и родных. Восьмилетний ребенок, которому в течение нескольких лет промывают мозги и заставляют тренироваться до потери пульса, в конце концов, может напрочь забыть даже родителей.
        - Ого, смотри, приехали, приехали! - мальчишка лет семи дергал женщину за край потрёпанной юбки. - Я тоже хочу быть... Как они… - сказал он чуть тише.
        Ник цокнул, поймав на себе грустный взгляд матери того пацана. «Мечтать стать трейсером? Что-ж, хоть что-то у них вызывает такую радость. Хотя, если этого малого всё-таки заберут, то он очень скоро поймёт, что не всё так радужно. И хочется тебе, пацан, заниматься этим?» - размышления прервал вышедший вперёд Джейсон.
        - Вас в этот раз маловато, - Джейсон оглядел новичков. Принимая от приехавшего с ними командира список, он пробежался по строчкам. - Так… Я отдам список Броку, а командиры сами разберут вас по отрядам. Пять человек в разведку, семеро к "чистильщикам" на борьбу с пиратами, двое в отряд ответственный за воздух, двое к охотникам, один в отряд, отвечающий за анализ и поставку воды, самых слабых на кухню, сколько их там останется… Кхм… Двое…
        - Ну приехали… - Ник шаркнул ногой по асфальту, недобро взглянув на Джейсона. - Одного? Мне? У меня боец в лазарете, рук не хватает! Между всем прочим, эти чёртовы бочки не такие уж и лёгкие!
        - Тебя забыл спросить кого и куда распределять, захлопнись! - Джейсон метнул в Ника свирепый взгляд, протягивая список Броку. - Посмотри, как зовут твоего новичка, забирай его и вали, пока я ещё сдерживаюсь.
        Ник сплюнул в сторону, и искоса заглянув в список в руках Брока, отыскал в списке нацарапанное шифром подразделение и единственное имя под ним: Мэтт.
        - Кто из вас Мэтт? - Ник оторвался от списка, рассматривая новобранцев.
        Невысокий, худой мальчишка, с сантиметровым ёжиком на голове сделал шаг вперёд. Ник хлопнул себя по лбу ладонью рассматривая этого щуплого подростка с испуганными глазами. «Мудила Джейсон. Какого хрена…» - он жестом подозвал к себе Мэтта.
        - Пацан, ты хочешь здесь и дальше стоять? - он смотрел на него сверху вниз - Мэтт был совсем небольшого роста.
        - Мне всё равно, - тихо проговорил тот, опуская голову вниз.
        - Алекс! - Ник подтолкнул Мэтта к бойцу. - Найди ему место в какой-нибудь комнате. Покажи Палладиум. Позже поговорим об остальном.
        Алекс коротко кивнул, и взяв Мэтта за плечо повел внутрь. Ник проводил их взглядом и высмотрев в толпе скучающую Хизер, направился к ней. Она стояла, прислонившись к стене, периодически зевая, и лениво наблюдала за новичками и столпившимся народом. Он подкрался к ней незаметно, чувствительно ткнув в рёбра указательным пальцем.
        - Эй! - Хизер вскрикнула, поворачиваясь к нему. - Дурацкая привычка… - она нахмурилась, резко замолчав.
        - Ты дуешься что-ли? - Ник поудобнее перехватил сложенную косу и подтянул лямку автомата на плече.
        - Я думала это ты на меня зол, - она потупила взгляд. - Чего ты вооружился до зубов?
        - Забудь. А это, - он кивнул на арбалет и похлопал по разгрузке с револьверами. - Я собрался к торговцу - Хэнку. Попробую у него достать что-нибудь полезное, может, он сможет кое-какие запчасти для машины найти. Пойдешь со мной?
        - Ну пойдём, - Хизер пожала плечами, слегка улыбнувшись. - Хорошо, что ты не злишься.
        Хизер вообще была довольно своеобразным человеком, что поражало Ника год за годом. Девчонка попала в Палладиум, как и все - в пятнадцать лет. Тогда она была слабее и глупее, но в ней было что-то, что его привлекло. Впервые Ник столкнулся с Хизер в коридоре верхних этажей здания, там, где находится администрация. Она шаталась по коридору кого-то ожидая, а он вышел от Джейсона после очередной разборки. В разгневанном состоянии Ник не заметил девчонку небольшого роста и чуть было не сбил. Тогда она показалось совсем ребёнком и посоветовав убраться с дороги, он снова зашагал по коридору.
        Хоть и испугавшись долговязого Ника, Хизер окрикнула его и сказала, что трейсер скоро потеряет автомат, так как ремень совсем перетёрся рядом с одним из креплений. Он остановился и проверил. В тот момент Ник понял, что она успела приметить такую деталь всего за пару секунд, что смотрела на него, и к тому же не побоялась сообщить. Конечно, автомат не потеряешь так просто, но внимательность к деталям зацепила. В тот же вечер он попросил Джейсона отправить девчонку ему в отряд.
        С тех пор прошло пять лет. Хизер единственная, кто видел Ника во всех состояниях и любом настроении, и порой он совсем не понимал, как она его терпит. Постепенно её присутствие стало необходимым, словно воздух, и Ник старался хотя бы иногда затыкать свой характер подальше, хотя бы ту часть, которую был способен контролировать.
        ***
        Алекс поднимался по лестнице, периодически поглядывая на озирающего по сторонам Мэтта. Он вздохнул, вспоминая Центр. Стать трейсером хотелось почти каждому - Алексу с детства рассказывали, что у трейсеров есть оружие, еда, одежда и куча таких ресурсов, которые обычные жители могли получить только в малых количествах. К тому же, в Палладиуме есть фонарики, бензин и несколько автомобилей на службе, а ещё склады забиты всем, что только можно представить.
        Алексу всегда казалось, что стать трейсером - значит приносить пользу и жить лучше. Когда руководство Центра в очередной раз приехало, чтобы выбрать в свои ряды детей, Алекс из кожи вон лез, чтобы идеально пройти полосу препятствий, которую они установили на окраине города, ответить как можно лучше на вопросы, и всем своим видом показать, что он сильный и сообразительный. Когда его увозили с десятком других детей, мама делала вид, что очень им гордится, но лицо её было искажено страхом, а в глазах стояли слёзы. Алекс бережно хранил у себя подаренную матерью золотистую блестящую сережку и не забыл её. Ему посчастливилось вернуться домой - в Риверкост, но мать он так и не нашёл. Как оказалось, её уже пару лет, как забрали и увезли неизвестно куда Надзиратели.
        - Эй Мэтт, - он наконец решил заговорить с новичком. - Ты до того, как попал в Центр жил в Риверкосте?
        - Нет, - Мэтт поднял взгляд на своего гида. - Я жил в другой резервации, кажется, она называлась Лорн. Это далеко отсюда.
        - А ты помнишь своих родителей? - Алексу стало интересно, помнит ли о таком Мэтт.
        - Смутно очень, но у меня есть напоминание о них. Знаешь, я плохо помню их лица, а имена и вовсе забыл. Может, оно и к лучшем?
        - Может, - Алекс пожал плечами. Они добрались до третьего этажа. - Смотри, в общем, второй, третий и четвертый этаж заняты складами. Там хранится одежда, часть медикаментов, карты, оружие, фонарики, химзащита. На втором этаже в основном продукты, которые можно хранить. Генераторы, топливо, баллоны с воздухом и что потяжелее, храним в подвале и подземном помещении. Выжившие говорят это парковка - там раньше люди ставили свои автомобили. Мы тоже свои машины ставим у выезда. Понял?
        - Понял, а как можно что-то взять со склада? - Мэтт рассматривал облупившуюся табличку с шифрованными надписями.
        - Никак, только командиры обеспечивают отряд, ну, ты можешь попросить у командира что-то, если тебе нужно. Ответственные за склад даже им не всегда выдают всё, что попросят, - Алекс замолчал, ожидая вопросов.
        - Понятно. Кажется, наш командир не сильно рад был, что я попал в отряд, - он вздохнул.
        - Ты выглядишь как-то хиленько. Наш отряд занимается водой. Мы не только проверяем её состояние в реках и на ГЭС, но и привозим в город каждые два-три дня, в больших бочках, на машине. Иногда это очень тяжело. В городе воды нет.
        - Только наш отряд? Как обеспечить тогда водой всех? - Мэтт почесал затылок.
        - Не только наш. Таких отрядов несколько. Просто только мы проводим анализы, Ник потом передаёт информацию командирам других отрядов, связанных с водой. Не проверяем мы только "техническую" воду из моря. Приборов на всех не хватает. Пользоваться анализаторами умеешь? - Алекс облокотился на стену.
        - Умею. Я всё могу, чему учат в Центре. Знаю, как пользоваться приборами, кое-что понимаю в химии, разбираюсь в оружии, рукопашном бою... Умею выращивать овощи даже, и машину могу водить, - Мэтт улыбнулся, стараясь разрядить обстановку.
        - Пригодишься, - Алекс усмехнулся, показывая Мэтту рукой на лестницу. - Пошли дальше. На счет Ника. Он довольно своеобразный командир, не стоит ему говорить лишнего, может и не сдержаться.
        - Что это значит? - Мэтт разглядывал опустевшие под вечер коридоры пятого этажа.
        - У него с "крышей" проблемы. Если разозлится, может и покалечить, но знаешь, нас он никогда не бросает, это его от остальных и отличает. Так вот, - Алекс развернулся к Мэтту. - С пятого по десятый этаж живём мы, собственно. Никакой особой системы нет, главное найти свободную койку и знать, где находятся остальные члены твоего отряда, вот. Командиры живут по одному или по двое. На одиннадцатом и двенадцатом этаже живут «элитные», так сказать, командиры - принимающие решения относительно отрядов, и Джейсон, собственной персоной. Последние четыре этажа пустуют, - Алекс мечтательно закатил глаза. - Мы иногда там развлекаемся.
        Мэтт оглядел коридор, и замявшись, посмотрел на Алекса.
        - Поможешь мне найти место?
        Алекс повёл Мэтта по длинному коридору, заглядывая в квартиры и комнаты. Когда Алекс только прибыл в Палладиум, он плохо представлял себе, как там всё устроено, тогда такую же «экскурсию», ему провела сияющая улыбкой Хизер, рассказывая о правилах. Тогда он ещё и представить не мог, что служба на поверку окажется не просто прогулками. Большие расстояния, радиоактивные зоны, руины, пираты, дикие звери. Каждый раз, когда нужно отправляться в простой рейд ему кажется, что вот-вот и его жизнь оборвётся. Голос Мэтта прервал его размышления.
        - Скажи, Алекс, а Надзиратели часто бывают в Палладиуме?
        - Они здесь частые гости, да и постовые некоторые из них. А что поделать? У них есть много того, чего нет у нас.
        - Зачем им вообще что-то давать резервациям, я никогда не понимал этого, - Мэтт тоже заглядывал в комнаты, рассматривая бедненький быт живущих там трейсеров.
        - Ну, как ты наверное, знаешь, они ещё и контролируют нас, как мы живём и что делаем. А ещё они забирают людей, когда им хочется. Неизвестно куда. Мою мать тоже забрали, ещё до того, как я вернулся из Центра. Это видимо плата за их ресурсы. Может, они едят их, как думаешь?
        - Да не может быть, - Мэтт поёжился. - Я их побаиваюсь.
        - Не ты один, - Алекс толкнул очередную дверь и заглянув внутрь, кажется, обрадовался. - Мужики, есть кровать свободная, для новичка?
        Мэтт заглянул в квартиру, в одной из комнат которой сидели двое трейсеров, явно старше него, и о чём-то переговаривались, затачивая оружие, похожее на увесистые мачете.
        - Да, есть одна. Пусть не ссыт, заваливается! - Габаритный мужчина кивнул в сторону решётчатой кровати у окна.
        - Ну и прекрасно! - Алекс подтолкнул Мэтта внутрь квартиры, не обращая внимания на жалостливый взгляд. - Через час-полтора спускайся в холл, там, где наша столовая, я уже буду там. Познакомишься с остальными, хорошо?
        Мэтт коротко кивнул, провожая взглядом исчезающего в дверном проёме Алекса. Он направился к кровати, скидывая рядом небольшую сумку с пожитками из Центра, и присел, не решаясь завести разговор с новыми соседями по комнате.
        - Ну чего пацан? С прибытием что ли?
        Тот самый мужчина, что указал Алексу на свободную кровать, широко улыбнулся, обнажая пожелтевшие зубы. На нём был надет разгрузочный жилет, под завязку набитый каким-то барахлом. Тёмные волосы, собранные в хвост, сбились от отсутствия ухода, а густая борода и широкие брови придавали ему ещё более грозный вид. Второй трейсер был не таким устрашающим - редкая рыжеватая бородка, веснушки по всему лицу и странноватая улыбка.
        - Ты его не бойся, новичок, - рыжий мужчина улыбнулся. - Билли славный малый. А меня Дэвид зовут. Остальные разбрелись кто куда, но потом познакомишься.
        - Ага, - Мэтт тяжело вздохнул. - Я Мэтт. Меня распределили в отряд, отвечающий за воду.
        - В какой именно? - Билл оторвался от заточки мачете.
        - Командира зовут Ник, но я видел его всего пару минут. Сюда меня привел Алекс.
        Мужчины переглянулись. Дэвид сочувствующе покачал головой.
        - Ну и не повезло же тебе, парень, - Билл тоже как-то странно вздохнул.
        - Да что не так?! - Мэтт удивлённо хлопал глазами, не понимая их реакции.
        - Я был в Центре вместе с этим поехавшим, и вот уже пятнадцать лет наблюдаю его тут. Псих недоделанный. Его ведь даже из Центра выперли на два года раньше - из-за выходок. Я тебе так скажу, общайся с ним только по делу, у него шарики за ролики заезжают. Ты видел с чем он ходит? - Билл поднёс к себе небольшую жестяную банку и смачно плюнул в неё, - чудо инженерной мысли - коса складная, надо же, бля. Так вот он этой косой ещё когда мы были в Центре обзавелся. Этого бешенного всегда на обучающих вылазках вперед посылали - ему ничего не страшно. Стоило кому-то что-нибудь сказать ему не так, так он бросался с кулаками, или того хуже, с этой самой косой. Заебал всех. Сбегал. Его терпеть там не могли. Потом отправили в Палладиум. Я надеялся, что не встречу его снова. Не повезло.
        - Что же, он настолько плохой? - Мэтт был ошарашен такими подробностями.
        - Ну, недаром от него все сбегают. Сейчас вот больше года уже примерно один и тот же состав отряда, а раньше постоянно сваливали от него. Только Хизер вокруг него крутится. Ну, может, ей нравится с этим психом якшаться или перепихиваться, хер знает, - Билл махнул рукой.
        - Билли, что ты запугиваешь новобранца по чём зря. Не маленький, сам разберётся, - Дэвид запустил в Билла скомканной тряпкой, заметив, как Мэтт смутился и вжал голову в плечи. - Ты не воспринимай всё так серьёзно, ага? Посмотри, что да как, в случае чего, переведёшься в другой отряд через три месяца. Ну, как "стажировку" пройдёшь.
        - Хорошо, я понял, - Мэтт потёр лицо руками и развернув матрац, улёгся на кровать, чтобы отдохнуть от мучительно долгой дороги.
        Глава 4
        Хизер еле поспевала за широким шагом Ника, направляющегося прямиком к Хэнку, который, завидев его, расплылся в довольной улыбке. Ник отодвинул руками ряды масок и фильтров, выкладывая на ящики торговца револьверы, ножи и арбалет. Тот оценивающе покрутил в руках метательные ножики, и удивлённо взглянул на пистолеты.
        - Химические? - его глаза округлились, заметив на револьверах баллоны с воздухом и тугие трубки.
        Ник кивнул, ожидая реакции торговца. Хэнк внимательно рассматривал пистолеты, что-то неразборчиво ворчал себе под нос, почёсывал затылок.
        - Что же ты хочешь взамен-то? - Хэнк положил пистолеты обратно на ящик.
        - Мне нужны запчасти для машины - это первое, табак - это второе. Ну, хотя-бы что-нибудь, отдалённо напоминающее табак.
        - Кому же я сплавлю такое оружие, Ник? - Хэнк всплеснул руками. - И где достану запчасти, да и какие тебе нужны?
        - Я потом дам список, мне нужно понять, достанешь их ты, или мне искать кого-то другого. А насчёт того, кому оно может понадобиться... Ну, только не говори мне, что торговцы не связываются с пиратами, ага? Это только вам кажется, что мы ничего не видим, - Ник улыбнулся уголком рта, облокачиваясь обеими руками на ящики. - Давай я не буду спрашивать с кем ты торгуешь, а ты просто постараешься достать то, о чём я тебя прошу, лады?
        - Ох да, да, - Хэнк убрал пистолеты куда-то за спину, укладывая на тряпки в небольшой ящик. - Только всё, что ты попросил придётся подождать, и список принеси.
        - Идёт, - Ник протянул ему руку. - Приду к тебе через пару дней, а со списком отправлю Алекса, моего бойца, он лучше знает, что нужно для машины.
        Хэнк пожал ему руку и вопросительно взглянув на Хизер, рассматривающую маску с затемненным стеклом, вернул на место сдвинутые противогазы и фильтры.
        - Хиз, пошли, - Ник дёрнул напарницу за рукав куртки. - Давай возвращаться, я ещё автомат хочу почистить и с новичком поговорить.
        - Не пугай его только, прошу, - Хизер поравнялась с Ником.
        - Напугаю, обязательно! - Ник хохотнул, обхватывая Хизер за плечи и шипя ей на ухо: - так что там насчет места, где ты нашла книгу?
        - Ник! - она отстранилась командира.
        - Рассказывай, говорю! - он посмотрел на неё ещё пристальней.
        - Недалеко от реки на севере. Ходила туда ночью, дня три назад. В общем, набрела на руины старенького дома - он был деревянный и совсем развалился. Побродила там и нашла металлическую дверь в земле. Дверь оказалась заперта изнутри, пришлось постараться, чтобы её открыть, я, наверное, около часа пыталась - прыгала на ней, ломом ковыряла, кое-как она поддалась. Это была дверь в бункер, такой, знаешь, личный. Я спустилась по длинной лестнице, а внизу оказалась ещё одна дверь, и тоже, как назло, запертая изнутри. Но я же умная, у меня с собой взрывчатка! - Хизер подняла вверх указательный палец и уставилась куда-то в небо, улыбаясь.
        - Ага, умная, а первую дверь почему не взорвала тогда?! - Ник еле сдерживал издевательский смешок, прикрывая рот рукой.
        - Блин, - Хизер разочарованно опустила палец и кисло посмотрела на него. - Я не догадалась...
        - Гениально! - Ник потрепал её светлые волосы.
        - Хватит издеваться, иначе рассказывать не буду! - сложив руки на груди, она терпеливо дожидалась, когда Ник прекратит бороться со смехом. - Я взорвала вторую дверь и вошла внутрь. Та дверь, кстати, была довольно толстой. В общем, в свете фонарика увидела, что это и правда бункер, там кто-то прятался, наверное, во время Столкновения или ещё раньше. В одной из комнат у них было много мебели и всякие... Штуки... На кровати я нашла двоих людей, их тела были такие высушенные, как... - она на секунду призадумалась, - мумии! Потом набрела на полки - там было много разных предметов, на вид хрупких, а среди них эта книга - она показалась самой сохранившейся, поэтому взяла её. Вот, собственно, и вся история.
        - А в этом подвале воздух сухой был? - Ник задумчиво почесал подбородок.
        - Там было очень сухо, правда и дышать было тяжело. Даже маску надеть пришлось.
        - Вот почему книга уцелела - воздух в этом бункере законсервировал всё, что внутри, а то, что он находится под землей, позволило избежать перепадов температур. Теперь, когда консервации больше нет, надо осмотреть всё и забрать то, что может пригодиться, а то пойдут дожди и всё начнёт покрываться плесенью. Ты мне подробнее про место расскажи.
        - Можно вместе сходить. Рейд только послезавтра, - она похлопала длинными ресницами. - Смотри, там на входе в Палладиум наш новичок? - она указала пальцем на понурого мальчишку, сидящего на ступенях.
        - Он самый. Иди, встань в очередь за едой, а я пока поговорю с ним, - он опередил Хизер, направляясь ко входу.
        Ник уселся рядом с Мэттом не говоря ни слова, сбросив с плеча автомат и прислонив косу к ступеням, закурил. Подросток поднял голову, отвлекаясь от рисования на пыли замысловатых узоров, и обнаружив рядом командира, слегка дёрнулся, шумно вбирая в лёгкие воздух.
        - Да не шугайся ты, я вроде, на монстра не похож, - Ник глубоко затянулся, выпуская в небо облачко дыма. - Пока что, не совсем похож.
        - Извините, - Мэтт потупился, слегка отсаживаясь от нагрянувшего командира. - Я просто не ожидал.
        - Вот только «выкать» мне не надо. Что-то ты побледнел, увидев меня. Что тебе уже успели рассказать? Что я двинутый? - Ник усмехнулся, стряхивая пепел.
        - Извини... - Мэтт запнулся, с усилием обрывая окончание слова. - Не буду врать, да, кое-что рассказали.
        - Хорошо, что ты не врёшь, отличное качество для бойца, не находишь?! - Ник рассматривал сжимающегося в комок новичка. - Пока остальные собираются, не хочешь прогуляться? Покажу кое-что.
        Мэтт коротко кивнул, поднимаясь со ступенек вслед за Ником. Они прошли небольшую улочку и преодолевая несколько ступеней за раз, поднялись на крышу пятиэтажного дома. По пути Ник высматривал и подбирал редкие пустые бутылки, молча вручая их Мэтту. На крыше, как он и предполагал, никого не было. Он аккуратно расставил стеклянные бутылки в ряд на парапете.
        - Пользовался когда-нибудь огнестрельным оружием? - он снял с плеча автомат и передёрнул затвор.
        - Почти нет, - Мэтт с интересом наблюдал за движениями рук. - Нам показывали такие автоматы, мы учились их разбирать. Пострелять так и не дали - патронов в центре почти нет.
        - Что-ж, вот и попробуешь, - Ник снова сунул в зубы самокрутку, поджигая её небольшой горелкой.
        Ещё подростком, он нашёл видавший виды автомат и разобрав с десяток раз, смог вдохнуть в него новую жизнь. Даже теперь, спустя годы, при желании патроны можно было всё ещё найти, но Ник старался стрелять как можно реже - в основном со всеми противниками справлялась коса, нож и один химический пистолет.
        В огнестрельном оружии он находил красоту и силу, вызывающую необъяснимое наслаждение при стрельбе. Ему нравилась отдача в руке, звуки выстрелов и запах пороха, попадающего в нос, когда гильзы выбрасывает из стволового окна. Было в этом особое искусство, от которого по всему телу разбегалась волна холодящих, приятных мурашек. Иногда Нику казалось, что его странное удовольствие от процесса убийства, как и выбора оружия - нечто неестественное, но он старался отогнать от себя эти мысли. В конце концов, он же псих, сумасшедший, поехавший...
        - Можно, правда? - глаза Мэтта блеснули, и он протянул руки к автомату.
        - Только пять выстрелов, не попадешь по бутылкам - больше не дам. И отдача довольно сильная для тебя, - Ник передал автомат Мэтту, помогая взять его поудобнее. - Я придержу за плечи, чтоб не улетел.
        Мэтт кашлянул, вдохнув горький дым сигареты и улыбнулся. Напряжение отпустило, и он прицелился в первую бутылку. Промазал. Грохот выстрела разнёсся над вечерним Риверкостом, и Мэтт отшатнулся назад, придерживаемый крепкой хваткой Ника.
        - Странное ощущение, - Мэтт опустил автомат потирая правое плечо. - Попробую ещё раз.
        Вторая и третья бутылки разлетелись на осколки, поблёскивая в свете поднимающейся луны. На лице Мэтта отразилось ликование от такого успеха. Он повернул голову к Нику, будто спрашивая, можно ли продолжить.
        - Давай, ещё два патрона. Я тебе не ходячий склад, у меня их тоже мало.
        Мэтт промазал по одной бутылке и попал в пятую.
        - Спасибо ва... Тебе! - передавая автомат обратно командиру, он улыбался, переводя дыхание.
        - Надо возвращаться, - Ник закинул автомат на плечо. - А что-то хорошее тебе про меня сказали? - он зашагал по крыше в сторону лестницы.
        - Ну, - Мэтт догнал его, - Алекс сказал, что ты в отличие от других командиров не бросаешь раненых. Почему? Ведь раненые - это обуза, нас так учили в Центре.
        С одной стороны, он был прав - раненые сильно снижали мобильность и скорость отряда, антидоты и лекарства были роскошью, а запах крови привлекал диких животных. Бросить раненого умирать было рационально и выгодно, его мёртвое тело зачастую некому приносить. Да, бросить раненого удобней, чем спасать. Но всякий раз, видя кровь своих бойцов он вспоминал, что делали с ним командиры, когда Ник был таким же подростком, и все сомнения и рациональность развеивались. Он вытаскивал из отделения на разгрузке бинты и открывал тайник в прикладе, чтобы выбрать подходящее вещество для помощи. «Не вздумай сдохнуть, приказа не было!» - было его обычной фразой.
        - Я в девятнадцать лет я стал командиром, - Ник слегка наклонился к невысокому парнишке и заглянул ему в лицо из-под падающих на глаза волос. - Знаешь, почему я не бросаю даже сильно раненых?
        Мэтт пожал плечами. Ему всё равно пришлось поднимать взгляд на высокого командира.
        - Потому, что сам прошел через дерьмо. Ты заметил мои ожоги, шрамы, видел мой ослепший глаз? Это всё наследие моих командиров, тех, кто хотел от меня избавиться и бросал вперёд, надеясь, что я своими кишками проложу дорогу в стычках с пиратами или животными. Но я так и не подох, хотя меня бросали в десятках километров от Риверкоста, с ожогами и кровоточащими ранами. У меня даже не было игл и ниток, чтобы зашить себя.
        - Наверное, это очень страшно,- Мэтт ссутулился, опустив глаза.
        - Ты знаешь, однажды меня бросили в километрах тридцати отсюда, мне было лет шестнадцать, примерно. Мы ошивались недалеко от одной резервации, не помню её названия. Нашли старое здание, это, кажется, был когда-то железнодорожный вокзал. И кто же туда пошел? Правильно - я, один. Это местечко облюбовали волки. Напали на меня, я еле отбился. Вышел наружу, весь в лохмотьях и крови, направился к своим. А командир такой: «да он же кони двинет сейчас, да ну его», и выстрелил. Я думал, что он решил меня прикончить с помощью «Милосердия», но у него по всей видимости была только третья категория... Ох, я вспомнил эти ощущения, когда недавно один ублюдок Надзиратель в меня шмальнул. Только тогда у меня не было антидота, к сожалению. Я корчился от боли, захлебываясь ливневой водой и грязью, потом потерял сознание. Я даже не помню, сколько дней я не ел, пил из луж и полз в Риверкост. Я остался жив, назло этим ублюдкам, научился сшивать раны самому себе, собирать оружие, искать воду там, где её быть не может... Когда стал командиром, решил - пока могу попытаться спасти кого-то, я буду это делать, - Ник
замолчал, разогнув спину и потянувшись всем телом так, что захрустел позвоночник.
        - Понятно, - Мэтт следовал за Ником по узкой улице. - Как думаешь, остальной отряд примет меня?
        - Куда денутся?! - он хлопнул его по спине. - Я жрать хочу, поспешим.
        Небольшая улица наполнялась людьми. Плечо Ника кто-то чувствительно задел. Он обернулся на рослого парня, который злобно взглянул на него, приостанавливаясь и кривя лицо.
        - Смотри, куда прёшь, - Ник поправил лямку автомата, собираясь продолжить путь.
        - Пошёл ты на хер, трейсер, - прошипел парень сквозь зубы. - Особенный нашёлся. Я тоже мог быть на твоем месте, - он смачно сплюнул на дорогу, отворачиваясь.
        Ник приостановился, будто раздумывая над чем-то, крепко сжимая пальцами лямку и закусив нижнюю губу. «Держи себя в руках».
        - Завидовать плохо! - крикнул Мэтт в спину уходящего прохожего.
        - Было бы, чему, - Ник откинул отросшую чёлку назад. - Забудь о нём.
        Холл Палладиума уже заполнился людьми и в просторном помещении раздавался гул десятков голосов. Стол, за которым обычно собирался отряд уже был занят. Все собрались, громко что-то обсуждая.
        - Мелюзга, двигайтесь! - Ник сдвинул в сторону Рэнди и Алекса. - Садись! - он указал Мэтту на свободное место рядом с собой. - Это - Мэтт, научите всему, что знаете, помогите освоиться, понятно?
        - Да, командир! - Сэм отпивала из кружки, торопливо поедая паёк. - Мы и развлекаться его научим! - она рассмеялась. - Вон ваши тарелки, налетайте!
        Члены отряда представились новичку, наперебой предлагая занятие на вечер. Ник лениво жевал подсушенное мясо, вглядываясь в танцующий огонёк за стеклом лампадки.
        - Отправляйся с нами в центр города! Ух там и заведения! - Саманта перекрикивала остальных. - И выпить и отвести душу, так сказать, плотскими утехами - не пожалеешь!
        - Мать твою, Саманта! - Ник поднял на неё глаза. - Ты допрыгаешься! Мне ещё не хватало, чтобы ты...
        - Командир, не веди себя как мамочка. Я обо всем позаботилась. Генри- гениальный врач и знает, как предотвратить последствия моих развлечений. Не буду вдаваться в подробности, ладно?
        Ник только шумно выдохнул, качая головой.
        - К тому же, - продолжила она. - Я не такая уж и распутная, да, Алекс? - она обняла уткнувшегося в тарелку, покрасневшего Алекса.
        - О, избавь меня! - Ник махнул рукой. - Мэтт, сам-то, чем заняться хотел сегодня?
        Мэтт не успел ответить, потому, как весь отряд повернул головы к прихрамывающему Уолтеру, вернувшемуся из лазарета.
        - Уолли! - Саманта встала из-за стола, обнимая приятеля. - Наконец-то, ты в порядке. Я думала ты помрёшь, хотела поспорить с Алексом на что-нибудь.
        Бледный Уолтер слабо улыбался, обнимая её. Когда она ослабила хватку, он пожал руку Нику и поздоровался с остальными.
        - Как состояние? Я думал ты пробудешь в лазарете ещё несколько дней, - Ник подвинулся, освобождая место для Уолтера.
        - Генри отпустил, дав с собой антибиотики. Правда, сказал, чтобы я особо не рассказывал про них, - он уставился в тарелку Ника.
        - На, поешь, - Ник отодвинул от себя еду. - Так что, Мэтт?
        - Не знаю, - отозвался тот, пожимая плечами. - Я совсем не знаю этот город.
        - Могу всё показать, рассказать, - Дэниэл поднял на него взгляд, отрываясь от небольшой карты. - В городе живут фермеры, те, кто выращивает скот, правда, скота очень мало. Куча торгашей, Выжившие. У каждого своя работа. Если интересно, можем пройтись.
        Мэтт кивнул, явно не желая пускаться во все тяжкие с Самантой и Алексом. Хизер собрала со стола опустевшую посуду и вернув к месту раздачи, остановилась позади Ника, наклонившись к самому уху.
        - Может, мы сходим в бункер? - шепнула она.
        Ник кивнул, не поворачивая головы и дождавшись, пока отряд покинет холл, направился вслед за Хизер на улицу. На небе собирались облака и дул лёгкий ветерок. Ник вдохнул ночной воздух, направляясь вслед за напарницей.
        Посыпавшиеся от времени ступени, ведущие к комнатам бункера, крошились при каждом шаге, а тяжёлая дверь, подорванная взрывом, жалостно скрипела, будто умоляя оставить её в покое. Сырой запах ударил в нос - помещение уже успело наполниться влажным воздухом после прошедшего дождя, запахи от старинных предметов перемешались. Ник с интересом бродил по пыльным комнатам, внимательно вглядываясь в каждую деталь. Освещая фонариком посуду, банки с какими-то консервами, технику и мебель ему хотелось представить, что было тут, пока хозяева были ещё живы. Время остановило свой ход ещё до того, как люди, чьи иссохшие тела покоились на кровати, умерли. Время в убежище остановилось тогда, когда в ожидании беды, войны и горя, за семьей, спустившейся сюда, закрылась стальная дверь. Сколько лет назад это было? Тридцать, сорок? Тогда, когда произошло Столкновение или раньше?
        Перебирая предметы на полке Ник увидел маленькую, застеклённую рамку. Она изрядно покрылась слоем пыли и лежала стеклом вниз. Будто опасаясь, что хрупкий предмет рассыплется, он аккуратно поднял её и вытер пыль. С фотографии за стеклом на него смотрели двое - женщина с лучезарной улыбкой и длинными каштановыми волосами, и светловолосый мужчина, который словно старался не засмеяться. Пара казалась ему счастливой, а вид их одежды заставил мурашек пробежать по спине - светлая, небесного цвета рубашка у мужчины, на пару тонов темнее зелёный галстук. Женщина - в белоснежном платье, украшенном цветочками всех оттенков.
        Цветы. Когда Ник в последний раз видел живые цветы? Только что-то отдаленно напоминающее цветы росло среди сорняков близ Риверкоста. А белый цвет? Белоснежной одежды он не видел ни на ком с самого детства. «В том мире было так, да?» - чужеродность вымершего мира заскребла Ника по рёбрам, и он невольно разжал ладони, выронив фотографию. Звон разбитого стекла отвлёк его от погружения в мысли и вернул в бункер. Хизер стояла в паре метров от него, облокотившись на стену и сложив руки на груди.
        - Ну, что скажешь?
        - Проще, наверное, было жить в том мире, - он поднял рамку, водружая её обратно на полку.
        - Какая разница, - она пожала плечами. - Мы всё равно никогда не узнаем. И ты, и я, родились в этом мире, что толку жалеть о прошлом?
        - Не то что бы жалею. Просто много слышал от Леона и других Выживших. Старый мир был куда более приятным местечком, - он направился к выходу из бункера. - Там, хотя бы не было этих уродов - Надзирателей.
        - Да, да... - Хизер скептически закатила глаза и подтолкнула его сзади, поторапливая. - Не знаю, как ты, а я предпочитаю не забивать голову такими размышлениями, давай-ка лучше подумаем над тренировками и следующим рейдом. Совсем расслабился, командир.
        Глава 5
        - Билл! - Ник поднимался по лестнице за бородатым трейсером. Глаза слипались. Хизер заставила его написать план тренировки и следующего рейда. Ник хотел сделать это вечером, но она не унималась. - Билл! - снова позвал он, догоняя. - У вас в комнате поселился мой новичок, не будь козлом, присмотри за ним, - он поравнялся с Биллом на лестничной площадке.
        - То есть? - Билл нахмурил густые, тёмные брови и сложил руки на массивной груди. - Это за тобой надо присматривать, чтоб у пацана крыша не протекла.
        - Завязывай. Я... - Ник устало повёл плечами.
        - Да что, ты? Что хорошего он увидит с таким командиром? Уж не знаю, - Билл развёл руками. - Нет, ты, конечно, умный, поумнее меня, да и многих из нас, но... - он тяжело выдохнул. - Мне на тебя в общем-то плевать. Присмотрю я за ним. Отвали уже.
        Ник молча кивнул и тяжелым шагом поднялся к себе.
        Проснувшись, и не увидев в комнате напарницу, привычно раскачивающуюся на стуле в ожидании, он накинул на себя плащ и торопливо зашагал вниз по лестнице. Преодолев два этажа, боковым зрением он заметил знакомые силуэты в сумерках коридора. Возмущённая Хизер громко выкрикивала какие-то ругательства в адрес одного из «элитных» командиров, который с усилием сжимал её руку выше запястья, и наклонившись к ней, что-то бормотал, пытаясь утянуть за собой. Ник развернулся на месте и мгновенно меняя курс, двинулся к ним.
        - Эй, Ален! - он оказался рядом через пару секунд и с усилием ударил командира под дых.
        Тот пошатнулся, выплёвывая воздух из лёгких, и отпуская руку Хизер, закашлялся.
        - Тебе что, спокойная жизнь не в радость? - он потирал ушибленное солнечное сплетение. - Я могу устроить приключения.
        - Не трогай мою напарницу, усёк? - прошипел Ник, аккуратно отталкивая Хизер от себя и Алена.
        - А что такое? - он расплылся в ироничной улыбке. - Я всего лишь предложил ей провести со мной пару приятных часов, что тут такого? Или эта шлюшка только твоя?
        - Закрой пасть, - рука, сжимающая тонкий стилет, дёрнулась.
        - Да ладно, - Ален продолжал веселиться. - Или ты её не трахаешь? Ну? Ты, может, вообще не можешь? - он расхохотался.
        Надрывный смех Алена прервался, когда Ник, резко толкнул его назад, и прижав к стене предплечьем, с силой надавил на горло.
        - Ещё хоть слово, и я проткну тебе глотку, - стилет блеснул в сумерках коридора, бликуя в свете тусклой лампы.
        Ален растерялся только на мгновение, и с усилием отталкивая Ника от себя, размахнувшись, пнул его по голени, от чего Ник только сдавленно зашипел, падая на бетонный пол коленями. Пока Ник пытался встать, увесистый ботинок Алена уже направлялся к его челюсти. Боль пронзила висок и метнувшись в черепной коробке, устроила в глазах несколько ярких вспышек.
        - Ты что творишь, урод?! - Хизер, стоявшая до этого неподвижно, бросилась к Алену, замахиваясь на него худенькой рукой.
        Ален только хохотнул и схватив её за плечо, отшвырнул в противоположную стену. В этот момент перед его глазами мелькнуло узкое лезвие стилета, которое прочертило тонкую, выступившую на коже кровью, красную линию от левой скулы, почти до самого рта. Следом за стилетом, в живот снова удалила жилистая кисть Ника, заставляя рефлекторно согнуться пополам.
        Ник, инстинктивно обернулся назад и увидел, как к ним приближаются двое постовых. Врезав Алену по лицу ещё раз, он, схватив Хизер, попытался покинуть коридор, когда почувствовал, что куда-то чуть ниже шеи ударили чем-то тупым и тяжёлым. От удара зубы стукнулись и Ник качнулся вперёд, стараясь отогнать неприятное ощущение.
        - Стоять! - закричали за спиной.
        После второго удара, который пришёлся куда-то в центр спины, ему заломили руки назад, и небрежно швырнули лицом в пол, от чего Ник почувствовал, что нехило пробороздил бровью какую-то шероховатость на бетоне. Он сдавленно зарычал, дёргая руками, но его пнули по рёбрам ещё раз, заставляя подчиниться.
        - Нападение на старшего по званию наказуемо. Даже для тебя. Забыл? - тихо прошептал ему Ален, наклонившись.
        - А звания-то у нас одинаковые, - Ник сплюнул на пол накопившуюся во рту кровь и оскалился. - Урод.
        - Только вот положение разное, - Ален дал указание увести Ника в подвал, туда, где отбывали наказание за выходки слишком наглые трейсеры.
        В подвале, как всегда, было сыро и холодно. Под пять небольших «камер» выделили дальнюю часть подвала, где хранились воздушные баллоны. Клетки, расположенные у стены были сооружены из обломков каких-старых заборов, нагромождённых друг на друга. Отсутствие сварочного аппарата, конечно, сказывалось на их способности кого-либо удержать, но вдоль этой «тюрьмы» всегда прогуливался дежурный с химической винтовкой наперевес. Получить порцию третьей категории никому не хотелось, поэтому обычно все вели себя смирно. Ника толкнули в пустующую клетку и оставили в одиночестве. Тело болело от ушибов, неприятно саднила рассеченная бровь. Он дополз до стены, и облокотившись на неё, наблюдал, как в другой части подвала возятся с баллонами. В глазах плыло, а голова опустела. Ни одна ленивая мысль не посетила его, пока к камере не подошла Анна.
        - Что ты устроил на этот раз? - она ухватилась руками за металлические прутья, слегка повисая на них.
        - Нехер лезть к моему отряду, особенно к Хиз, - он в очередной раз вытер стекающую по лицу небольшую струйку крови.
        -Аааа, - протянула Анна. - Да ты за эту девчонку и шкуры своей не пожалеешь, - она странно мотнула головой и закатила глаза.
        - Она бы не пожалела, - Ник размял руками затёкшую шею. Отводя взгляд от Анны, он сделал вид, будто внимательно рассматривает пропитанный кровью бинт на руке.
        - Я позову Генри, пусть тебя подлатает, - Анна оттолкнулась от решётки и направилась в сторону выхода из подвала.
        Боль постепенно угасала. «Вот дерьмо... Для чего я во всё это ввязался? Я же изначально знал, что ничем хорошим это для меня не закончится. Мог сбежать из Центра. Пошёл бы в большой город... Ну, прибили бы меня пираты или звери... И что? Находиться в этом чёртовом Палладиуме в добровольно-принудительном порядке, то ещё удовольствие. Куда ни плюнь, попадёшь в урода и отморозка. И я не лучше», - тягучие размышления прервал скрип металлических петель, когда в камеру вошёл Генри. На старике был потрепанный временем халат, отдалённо напоминающий медицинский, с претензией на белый цвет. Всё те же очки. Он неодобрительно покачал головой, глядя на размазанную по лицу Ника кровь, и присев рядом с ним на корточки, расстегнул небольшую сумку.
        - Достал ты меня. Дай-ка, посмотрю на твою бровь, - он вытащил из сумки небольшую чистую тряпочку и намочив её какой-то обеззараживающей жидкостью, коснулся раны.
        - Сссс, - Ник зашипел, дёрнув головой.
        - Какие мы нежные! - Генри отвесил ему подзатыльник. - Терпи! Я тебе и не такие раны зашивал и обрабатывал. От царапины он морщится, принцесса.
        Ник промолчал и послушно наклонил голову ближе к врачу, чтобы тому было удобно.
        - Так, зашивать придётся, - Генри включил небольшой налобный фонарик и посветил на рану. - Опять цокать будешь, как девка, или потерпишь?
        - Потерплю, - буркнул Ник, прикрывая глаза в ожидании процедуры.
        - За что ты здесь? - Генри уже делал первые стежки.
        - Нашёл время поговорить, - выдавил из себя Ник, прикусывая от боли нижнюю губу. - Подрался.
        - Плохо, - беззлобно отозвался Генри. - Плохо, что ты тут. Там опять начались разборки с «Мятежом», знаешь?
        Ник покосился на сосредоточенного врача.
        «Мятеж» - группировка, которая вечно вмешивалась в дела Палладиума, состояла сплошь и рядом из дураков и трусов. У Ника всегда возникало чувство, что эти идиоты и сами не знают, за что борются. Просто против. А против чего? Видимо, даже их главари им не объясняли. Нападать на трейсеров, не имея боевого опыта, а в основном в эту группировку входили какие-то оголтелые торговцы, фермеры или рабочие - было сомнительной затеей с их стороны. Палладиум, конечно, тоже порой терпел потери, но это бывало редко, и то, иногда просто из-за неопытности новичков. Чего добивался «Мятеж»? Трудно сказать. Их просто раздражало то, что трейсеры живут не так, как они. Пользуются ресурсами Надзирателей на полную катушку. Они забывали, что трейсеры, при этом, рискуют собой гораздо больше и чаще, чем все остальные.
        - Пусть разбираются, - Ник рыкнул, когда Генри посильнее дёрнул за нить, и завязав небольшой узелок, наконец, закончил работу. - Без меня справятся.
        - Может, - он пожал плечами. - Там намечается крупная стычка, - Генри сложил инструменты обратно в сумку и поднялся. - Загляни через пару недель, сниму швы.
        ***
        - Ну и где эти оба? - Дэнни нервничал, расхаживая из стороны в сторону.
        Отряд уже минут сорок, как собрался на выделенной для тренировок площадке за зданием Палладиума. Здесь можно было отрабатывать приемы рукопашного боя и отточить стрельбу, целясь по мишеням. Пользуясь химическими пистолетами и винтовками, Дэнни когда-то понял, что тренировки нужны постоянно - расстояния, которые преодолевали капсулы, легко было переоценить, нужно точно знать, сколько метров она пролетит, и хватит ли энергии, чтобы вонзить игру под кожу противника, и даже того, чему научили в Центре, могло не хватить. Дэнни старался использовать такое оружие, насколько возможно, реже. Ему не хотелось кого-то убивать или мучать, особенно, если на то не было особой причины. Сейчас его недовольство только нарастало - ему не только не нравились принципы, которыми Ник руководствовался, но и в целом такой командир. Однако, он не уходил - бегать из отряда в отряд не в его правилах.
        Ожидание затягивалось.
        - Может тогда сегодня без тренировки? - протянул Рэнди. Он тоскливо огляделся. Мэтта загребла под руку Саманта, что-то быстро рассказывая и перебивая Алекса, пытавшегося вставить в разговор хоть пару слов. Фил и Уолтер сосредоточенно точили ножи. - Всё равно, всем не до неё.
        - То есть? Если командир изволит опаздывать вместе со своим «заместителем», то можно насрать на тренировку, так? - Дэнни метнул в друга суровый взгляд.
        - Ну нет, - Рэнди присел на площадку, расстроенно блуждая глазами в поисках ранних звезд.
        Дэниэл подозвал к себе Мэтта, заряжая пистолет пустыми капсулами. Парнишка увлеченно следил за движениями рук, соображая, что будет следовать за этим.
        - Ты так смотришь, будто никогда не имел дело с оружием, - Дэнни покосился на него.
        - Просто в Центре мы тренировались с неиспользованными капсулами, - Мэтт пожал плечами.
        - А у нас такой роскоши нет. Тут пополнить припасы, и то, не всегда получается, - Дэнни проверил предохранитель и воздух в баллончике.
        - На, практикуйся.
        Пока Мэтт, прикусив язык напряжённо стрелял по мишеням, Дэниэл ходил за ним, посвящая в детали расписания рейдов и тренировок.
        - ... И ещё, лишний раз не цепляйся с Надзирателями. Они не особо лезут в наши дела, но, когда они приезжают забирать людей, лучше не попадаться им на глаза.
        - В Центре нам говорили, что Надзиратели следят за порядком и забирают нарушителей, - Мэтт отстрелялся и теперь собирал разбросанные вокруг пустые капсулы.
        - Нам тоже так говорили. Только они забирают всех. Точнее, тех, кто нужен им конкретно в этот раз. Выживших, детей, простых горожан и изредка трейсеров. Мне говорили, что они не брезгуют даже пиратами, хотя никогда не защищают от них.
        - Зачем им это? - Мэтт хлопал глазами, пытаясь удержать в руках кучу капсул.
        - Ну ты спросил, я откуда...
        Речь Дэниэла была прервана громкими звуками с другой стороны здания. Только он развернулся, чтобы направиться к главному входу, как увидел, что ему навстречу бежит Хизер.
        - Дэнни! Если у вас нет с собой нормального оружия, лучше не соваться туда! Это «Мятеж», человек двадцать! У них дымовые шашки и справляться с ними очень сложно, - она остановилась, слегка запыхавшись.
        - Дымовухи? Откуда? Впрочем, сейчас не важно. У Фила с собой винтовка, у меня пистолет. Оставим здесь остальных и присоединимся к веселью? - Дэн проверил капсулы в магазине.
        - Да. Не ввязывайтесь, там и без вас народу хватит! - крикнула Хизер застывшему на местах отряду.
        - Так я и пропустила самое интересное! - Саманта крутила в руках увесистый, недавно заточенный мачете.
        Коридоры первого этажа и холл были заполнены густым, белым дымом, от которого першило в горле и слезились глаза. В этот раз мятежники неплохо подготовились. Размахивать холодным оружием в недостаточно широких коридорах, а тем более идти в рукопашную было плохой идеей. Те, кто волей случая или собственной глупости поступил так, уже лежали на полу, надрывно кашляя и придерживая раны. Мятежники застали просыпающийся Палладиум врасплох, а дымовые шашки дезориентировали - раньше их никогда и ни у кого не было, но теперь такой ход не дал трейсерам шанса молниеносно сгруппироваться и действовать чётко.
        Преодолев часть коридора, Дэниэл увидел двух мужчин, которые, судя по реакции, уже спустя всего несколько минут с начала атаки, пытались выскользнуть из здания незамеченными. Он бросился к ним навстречу, прикрывая рукой нос и рот, и выставив вперед пистолет, надеялся попасть хоть в какую-нибудь часть тела. Но зрение подводило - глаза заволокли слёзы, выступившие от едкого дыма, и он промахнулся. Мятежники оттолкнули его к стене, пытаясь ударить об неё затылком посильнее, но из белого марева показалась лихая улыбка, и Сэм, размахнувшись посильнее, лишила одного из нападавших руки по самый локоть. Мужчина взвыл, инстинктивно хватаясь за укороченную руку и согнулся пополам. Дэниэл с размаха саданул ему в черепушку ногой, заставляя всхлипывающего и матерящегося мужчину повалиться набок. Второй мятежник уже сбежал из коридора.
        - Оставь его, пошли дальше, а то задохнемся! Кто-то поднимался наверх! - Сэм потянула его за локоть уводя к лестнице. - Этот мужик либо потеряет сознание, либо уползёт.
        На второй этаж дыму забраться не удалось, и Дэнни сразу заметил двух мятежников, вырубивших дежурного склада, и пытающихся взломать и без того шаткую решётчатую дверь. Он не стал медлить, стреляя в того, кто трудился над замком. Мужчина негромко охнул, оседая на пол - парализующее действие первой категории не заставило себя ждать. На Сэм и Дэниэла обернулся его подельник и направился к ним уверенным шагом. Второй выстрел Дэнни сделать не удалось - у мужчины в руках оказался огнестрельный пистолет, который громыхнул в пустоте коридора, заставляя Дэнни вскрикнуть и пошатнуться - пуля попала в плечо.
        - А вот это он зря! - Сэм на мгновение скосила взгляд на напарника.
        И почувствовав, как пуля просвистела мимо головы, глухо вонзаясь в бетонную стену, не мешкая, она достала из-за пояса небольшой нож, и бросила его, прицельно выбивая из запястья мятежника пистолет. Растерянный мужчина был настигнут Самантой в несколько секунд, и с размаху ударив его тяжелым носком ботинка в пах, она повалила его назад, приставляя к горлу мачете.
        - Дёрнешься, горло перережу, - прошипела она, хотя понимала, что даже усевшись на крупного мужика сверху, она в весе не имеет большого преимущества.
        Дэнни подошел из-за спины, и наклонившись пониже, глухо выстрелил лежавшему под ребра. Тонкая игла пробила одежду, и мятежник обмяк. Сэм выдохнула, вставая с обездвиженного тела и прислушалась - беготня и шум стихали, а значит, нападение было пресечено.
        - Ох, не рассчитывала я сегодня на такое, - она выпустила мачете из рук, и потерла запястье. - Я вниз пока не пойду. Надо связать этих убогих покрепче.
        Дэнни кивнул, убирая пистолет в кобуру.
        ***
        Когда Генри ушёл, Ник прислушался - если «Мятеж» нападёт сегодня, то шум будет стоять на всё здание и даже здесь - в подвале. Его напряжённое внимание рассеялось, когда около клетки оказалась взъерошенная Хизер.
        - Ты что, километраж наматывала? - Ник вяло поднял на неё взгляд.
        - Ник, - она тяжело дышала, согнувшись и упираясь руками выше колен. - Там происходит какая-то хрень.
        - Ну, Генри уже рассказал мне про мятежников, - Ник поднялся и подошёл поближе к решетке, рассматривая Хизер в тусклом освещении подвала.
        - Спасибо, - она пробарабанила ладонями по решётке, опуская взгляд, - что защитил от Алена.
        - Надеюсь этот урод больше не будет приставать к тебе, - Ник облокотился на ближайшую стену, аккуратно трогая пальцами свежий шов.
        Хизер хотела сказать что-то ещё, но не успела, когда наверху послышался шум, крики и выстрелы. По полу пополз густой белый дым, просачиваясь под стальной дверью в подвал. Хизер настороженно подняла голову, будто следила за ударами ботинок об пол, и направлениями, по которым разносились эти звуки. По телу пробежал холодок, неприятным осадком скручиваясь где-то в лёгких. Мятежники, какие бы они ни были слабые, нарушали распорядок и покой Палладиума, что не радовало. Хизер вздохнула.
        - Так они ещё не поступали, - Хизер покачала головой. - Нападение на одиночек - это одно, а вот на Палладиум...
        - Иди к отряду, - Ник отвлек её от звуков. - Проследи, чтобы всё было в порядке.
        Теперь уже Ник внимательно прислушивался к звукам наверху - слов было не разобрать, но он четко понимал, что там кто-то отдает приказы, стреляет, гонится по холлу и длинным коридорам за незваными гостями.
        ***
        Постепенно шум смолк. Гул голосов сменил тональность, а значит, неумелое нападение было остановлено. По ощущениям, после того, как всё закончилось, прошло около получаса, когда вниз спустился Джейсон, волоча за собой косу Ника и хитро скалясь.
        - Тебя ещё не хватало, - Ник отошёл от решётки и снова уселся на пол, скатившись по стене. Такое положение его совсем не устраивало - сидеть в клетке без дела, когда впереди рейд, а новичок ещё не в курсе всех подробностей.
        - Ники! - Джейсон повис на рукояти косы, как всегда добродушно расплывшись в улыбке.
        - Что тебе нужно? - он сделал вид, будто его совсем не волнует вопрос, почему капитан притащился в подвал, да ещё и прихватив оружие с собой.
        - Как она выбрасывает лезвие? - капитан крутил в руках слегка изогнутую чуть выше середины рукоять, проводя пальцами по сложенному лезвию, чьё остриё было спрятано вовнутрь.
        - Не уходи от темы.
        - А, так вот, - он оторвался от разглядывания оружия и прищурившись снова широко улыбнулся. - Завтра у твоего отряда рейд. Рейд я решил перенести, в Сектор № 12 вы пойдёте завтра, и никак иначе. Я тут думаю - ты либо сидишь в клетке дней пять, и твой отряд ведёт блондиночка, либо ты сделаешь кое-что, и сам идёшь с ними.
        - И что мне нужно сделать? - Ник упёрся руками в колени, обхватывая лицо. Джейсон раздражал, но почему-то сейчас его присутствие вызывало только скуку.
        - Стать палачом, - Джейсон ухмыльнулся, повертев в руках косу.
        - Почему я? Ты вытащил моё оружие из комнаты, приволок сюда. Зачем? Иди и казни их, в чем проблема? - к горлу подступила тошнота. Да, он, однозначно убийца - когда от безысходности и для защиты, когда от того, что не может остановить себя. Но не палач. Никогда им не был. - Я не хочу.
        - Ну, вот и я не хочу. У тебя есть выбор, мальчик мой, - Джейсон нетерпеливо цокнул.
        - Почему бы тебе просто не расстрелять их? - в висках глухо стучала кровь, Ник мотнул головой, чтобы избавиться от неприятного ощущения.
        - Знаешь ли, патронов жалко, капсул тоже. И так потратились, пока останавливали их. Твой инструмент отлично подходит. Жду минуту, решай. Сюсюкаться с тобой я не собираюсь.
        Ник старался дышать размеренно. «Если я соглашусь, у моего отряда меньше шансов вернуться из рейда в неполном составе. Из такого рейда - тем более. Но если... Если я потеряю контроль снова?» - в голове всплыл образ нерешительного Мэтта, который вообще понятия не имеет, что такое настоящий рейд, а уж тем более, рейд не по основной задаче. «Хизер, конечно, хороший боец, но опыта командования может не хватить, случись что».
        - Решил? - нетерпеливо спросил капитан.
        - Хрен с тобой, - отозвался Ник, поднимаясь с холодного пола. - Пошли.
        Глава 6
        Улица перед Палладиумом была заполнена людьми, и Нику показалось, что света чересчур много - трейсеры держали в руках факелы, в толпе светились масляные лампадки. Увиденная картина заставила его нервно выдохнуть - девять человек, с завязанными за спиной руками, стояли на коленях перед главным входом. Одетые в лохмотья, раненые, они сотчаянием смотрели на всех. Кто-то опускал взгляд, кто-то гордо держал спину ровно. Но они точно знали, что будет дальше. Оружие лежало кучей в десяти метрах от них, словно доказывая, что этот бой проигран. Ник повёл плечами.
        - Что же, - Джейсон вышел вперёд, собираясь произнести речь. - Жители Риверкоста! Эти люди, называющие себя группой «Мятеж», предприняли попытку нападения на Палладиум! Я так смотрю, горожане стали забывать, благодаря кому у них есть вода, медикаменты, да? Некоторым мятежникам удалось сбежать, но в назидание им, сегодня мы казним тех, кого удалось задержать, - он выдержал паузу, явно наслаждаясь прокатившимся в толпе шепотам, по тону - от одобрения до страха и возмущения. - Трейсеры, как и Палладиум - единственная ваша опора перед натиском жестокого мира. Подрывать нашу деятельность - это ставить под угрозу и свои жизни тоже! Поэтому, сегодня будет совершена показательная казнь преступников!
        Джейсон что-то ещё вещал, но Ник пропускал его слова мимо ушей, выискивая в толпе отряд. Он увидел Хизер, которая, вцепившись в плечо Алекса, рассеянно наблюдала за происходящим - она явно не ожидала такого исхода ситуации. Тем временем, Джейсон договорил и Ник не с первого раза услышал его.
        - Командир, - Джейсон сверлил его взглядом. - Приступай.
        Ник ничего не ответил, направившись к смертникам. Сердце гулкими ударами колотилось в грудной клетке, и ноги еле отрывались от земли, словно налившись металлом. Коса, закинутая сейчас на плечо, давила рукоятью всё сильнее. Она исправно служила ему вот уже больше пятнадцати лет, только порой, от сильной нагрузки ломался механизм, прижимающий клинок к рукояти. Ник тщательно затачивал лезвие раз в неделю, а тяжелая и длинная рукоять позволяла сделать достаточный размах, чтобы с легкостью не только отрубить голову любому живому существу, но и проломить позвоночник, разрубая жертву пополам. «Подходящий инструмент...» - мелькнуло в голове.
        Сердечный ритм ускорился и шум крови в ушах приглушил разговоры людей, волнами растекаясь внутри черепной коробки. Где-то под рёбрами тугими узлами скучивалось чувство холода. Это было странно - он убивал десятки раз, но никогда ещё он не заносил лезвие над тем, кто не мог защититься. Во всяком случае - не в трезвой памяти. Джейсон ещё раз крикнул ему в спину, чтобы тот начинал. Глаза первого мятежника смотрели пусто, почти спокойно, он гордо поднял подбородок, не вжимая голову в плечи. Ник зачем-то задержал дыхание и сделал медленный, вязкий замах далеко за спину и отделившаяся от тела голова с противным, глухим звуком покатилась по асфальту. Тело простояло в той же позе ещё несколько секунд, и сердце, ещё не знавшее осмерти, с усилием выталкивало кровь из артерий. Алая лужа растекалась по асфальту. По коже пробежал холодок, а сжимающие рукоять пальцы Ника, судорожно дернулись.
        Тишина на площади звенела. Ник чувствовал, как к нему и обляпанной кровью косе прикованы взгляды сотен глаз. Легкие с усилием вбирали воздух, а к разуму начало подкрадываться то самое, знакомое лет с двенадцати чувство - удовольствие от процесса. Он шумно выдохнул, чувствуя, как уголки его губ подёрнулись еле заметной ухмылкой, когда тело пятого мятежника осталось без головы. Лужа крови казалась бесконечной, растекающейся по всей площади, заполняющей каждую трещину. Смертники молчали. Ни один из них даже не повернулся, даже искоса не окинул взглядом тех, кто только что лишился головы. В горле пересохло, а сердце билось в таком ритме, что казалось вот-вот проломит рёбра. Но стало хорошо, так хорошо, что, подойдя к восьмому мужчине, он уже широко улыбался. Размах стало брать легко, свист разрезающего воздух лезвия приятно отдавался в ушах.
        Настала очередь последнего. Туман в голове заполнял пространство, заполнял пробелы и окутывал спокойствием и наслаждением. Реальность поплыла и Ник понял, что ещё немного и «вспышка» поглотит его. Он терял контроль. Опустив оружие, он смотрел невидящим взглядом куда-то сквозь мужчину, покорно ожидающего своей участи. Он медлил. «Нет. Нельзя сейчас. Ну же... Это уже не я», - беспорядочные обрывки мыслей роились в голове, будто пытаясь окончательно лишить рассудка, выпустить на свободу то, с чем он не в состоянии совладать.
        - Заканчивай! - рявкнул капитан.
        Голос Джейсона немного отрезвил, и Ника будто ударило током, отвлекая от погружения в этот омут. Как он хотел сейчас развернуться и снести голову ему - капитану. Скатившиеся с лезвия капли крови растекались по рукояти, и руки уже скользили по ней, несмотря на шершавую поверхность. Он сделал последний замах, тихо рыча и сопротивляясь разгорающемуся внутри чувству.
        Всё ещё было тихо. Джейсон что-то говорил, а Ник по-прежнему стоял перед трупом последнего мятежника, смотря в одну точку. Толпа расходилась, искоса поглядывая на палача, переговариваясь. Кто-то по приказу оттаскивал тела с площади, чтобы потом сжечь. Хизер подошла незаметно, слегка тронув Ника за предплечье.
        - Не трогай, - почти прошипел он.
        Хиз отстранилась. Ник перевёл на напарницу расфокусированный взгляд, пытаясь уцепиться хоть за одну её эмоцию, чтобы выкарабкаться из утягивающей в свою глубину тьмы.
        - Пока не подходи. Опасно, - он резко развернулся и стряхнул с окровавленного лезвия часть потемневших сгустков.
        Хизер молча смотрела ему вслед. Её била мелкая дрожь. Сейчас совсем не хотелось оставлять Ника одного, но тон его был понятным и не допускающим возражений. Она оглянулась, высматривая кого-нибудь из отряда, но все ушли с площади. Понятно, что тренировка сегодня не продолжится, а веселиться ни у кого не осталось сил и желания. Она помялась на одном месте, размышляя, стоит ли возвращаться в комнату, но поняв, что после казни удостоится от соседей огромной волной шуток, вопросов и оскорблений, она направилась в сторону окраины города.
        Асфальт на дороге, ведущей к окраине, становился всё более разбитым по мере удаления от центра города, в котором часть его ещё сохранилась. Дыры и ямы жители старательно заделывали, подгоняя камни по форме и размерам, чтобы как можно дольше сохранить улицам нормальный вид. В эту сторону Хизер ходила каждый раз, когда хотелось побыть одной - сеть дорожек и окружениеона изучила как свои пять пальцев, здесь не было крупных животных, не ходили этими дорогами пираты. Даже если кто-то заметит её, она уверена, что сможет справиться с противником. Но сколько бы прогулок она не совершала - никто кроме редких зайцев и енотов ей не встречался. Чем дальше она уходила от Палладиума, тем чаще попадались деревья и кустарники, дома становились ниже, а куски асфальта уже не были дорожным полотном.
        Впереди были только свалки, куда когда-то свозили всё, что пришло в негодность после Столкновения, а за ними дорога резко сворачивала налево, открывая взору лес. Деревья, что были моложе, приспособились к жаркому солнцу и кислотным дождям, покрывались мелкой, темной листвой. А та часть леса, что стояла здесь ещё за десятки лет до Столкновения, покачивала высохшими ветвями. Они напоминали Хизер Выживших - тех, что были стариками уже тогда, когда всё случилось. На душе было погано, и не выбирая в этот раз, куда пойти, она оказалась на узкой тропинке, вытоптанной десятками пар ботинок и сапог - сюда ходила группа трейсеров, чтобы собрать сушняк или срубить деревья.
        Хизер чувствовала себя виноватой. Виноватой в том, что произошло за последние несколько часов. После того, как Ник ввязался из-за неё в драку, она металась по этажам в поисках Джейсона, чтобы объясниться, бросив отряд и тренировку, потом ничего не смогла сделать, чтобы привести Ника в чувства, а просто оставила его наедине с собой. Так случалось ни раз и не два, но она всегда оставалась рядом, терпела, боялась - но не бросала.
        - Да что я вообще за напарница такая?! - вслух крикнула она, пиная ботинком ближайшее дерево. - Мало того, что не смогла сама разобраться с этим мудилой, Аленом, так ещё и забила на тренировку, а потом и на Ника! Мало ли, что он там говорит про «не подходи», он всегда так говорит! Какая жея дура! - она громко ругалась, уходя по тропинке всё дальше.
        Хизер не нравилось чувствовать себя бесполезной или неполноценной. Разговоры за спиной задевали, как бы она того не отрицала, но никогда не опровергала сплетен о себе. Почему, она и сама себе не могла ответить. Ей всегда хотелось сделать что-то большее, значимое. Стать хотя бы для кого-то человеком, на которого можно положиться, другом, напарником, или... Её размышления прервались, когда она заметила тусклый, едва различимый голубоватый свет впереди. Пока она пробиралась сквозь цепляющиеся к одежде ветки, с той же стороны стал слышен тихий гул. Хизер быстрым движением вытащила пистолет из кобуры, и на согнутых ногах пошла вперёд. Сколько бы раз она не приходила сюда, ещё никогда не замечала ничего подобного. Свет стал чуть ярче и кажется, источник низкого звука был совсем близко.
        Выбрав ствол большого дерева прикрытием, она осторожно выглянула из-за него. Глаза расширились, а Хизер тряхнула головой, словно увидела мираж - среди деревьев, протаранив себе дорогу массивными колёсами, возвышалась странная машина. Большая и грузная, она была покрыта пылью и засохшей грязью, значит, стояла здесь несколько дней. В земле утопали опоры, а из узких окошек, почти под самой крышей лился тот самый свет.
        - Это что за чудище? - прошептала она себе.
        Пытаться попасть внутрь в одиночку было рискованно, тем более что Хизер совсем не понимала, что видит перед собой. Любопытство подстрекало подойти поближе, но рисковать не хотелось. Хизер огляделась по сторонам - нужно запомнить место и вернуться сюда если не с отрядом, то хотя бы с Ником. Странный объект не стоит оставлять без внимания. Сначала она достала небольшой нож и замахнувшись, хотела оставить его в стволе дерева, как опознавательную метку, но вовремя остановилась - воткнуть нож в кору и уйти, это почти записка для тех, кто здесь обитает: «Привет, а я вас видела». Хизер усмехнулась, и с усилием вырезав на коре небольшой крест, поспешила удалиться, торопливо выбираясь из леса на полусогнутых, и стараясь не быть замеченной - теперь было ясно, что кроме неё в лесу есть определённо кто-то ещё.
        ***
        Зима. Такая белоснежная зима, что слепит глаза. Холодно. Солнце поднимается высоко и с каждым днём греет всё сильнее, выходить на улицу днём можно только зимой. Он выходит из бедно обставленной квартирки на первом этаже. Ему скользко. Он щурит глаза и пытается взглянуть на бледно-жёлтый круг в небе. Он ёжится, кутаясь в безразмерный свитер, который на него заботливо натянули родные, и такие нежные руки. Ноги мёрзнут, но ещё нужно слепить пару снежков и попрыгать в сугробы, иначе, зачем он вообще вышел? Снег выпал только ночью и не успев подтаять, был пушистым и приятным на ощупь. Ему так нравится зима. За ним бежит, спотыкаясь, девчушка. Она хватает его за руку своими маленькими пальчиками и канючит: «Братик, а меня возьми прыгать в снег!», и они идут к сугробу. Потом, мокрые и весёлые, возвращаются домой. Нежные руки подхватывают и переодевают. В такую же старую одежду, но почему-то она очень тёплая. Горячая вода обжигает горло. Сестричка засыпает, а он сидит на коленях и слушает стук самого родного сердца на свете. «Ники, тебя ждет другая судьба, я в это верю». Она снова гладит его по волосам,
колит лицо свитером, согревает. Это последняя зима, когда его греют эти руки.
        Ник поёжился от несуществующего холода. Когда он вернулся в квартиру и плюхнулся на кровать, он рассчитывал, что мозг даст ему отключиться. Но судя по тому, что мимолётное сновидение растаяло, не успев начаться, его тело всё-таки считало, что Ник достаточно выспался за день. Голова гудела и тело ломило, он не мог расслабиться или найти удобное положение. Страшно хотелось пить. Ник тяжело поднялся и направился вниз - к Генри. В коридорах Палладиума было прохладно, но возвращаться за плащом или хотя бы легкой курткой он не стал, как и не стал брать с собой оружие. Несмотря на ночь, на этажах было достаточно тихо. Хотя, загляни Ник в какой-нибудь местный шалман, он услышал бы множество интересных разговоров среди подпитых низкопробным самогоном жителей. Похоже, теперь он знаменит вообще на всю резервацию.
        В лазарете тоже было тихо и пахло как-то по-особенному. Этот запах сложно описать, но он знаком каждому, кто хоть раз валялся здесь с ранением или просто заглядывал к врачу. Леон как-то обмолвился, что до Столкновения в медицинских учреждениях пахло примерно также. Генри дремал, откинувшись назад в шатком кресле с высокой спинкой. Кабинет освещала тусклая электрическая лампа, а за дверями комнаты, справа, слышалось мерное гудение небольшого генератора.
        - Не экономно, - достаточно громко сказал Ник, подойдя поближе.
        Генри даже не дёрнулся от неожиданности. Он лениво приоткрыл один глаз, устало вздыхая и разминая затёкшие от скрещенного положения на груди, руки.
        - У меня сильное ощущение, что две недели не прошло, а твоих бойцов у меня тут больше не водится, - у него хрустнула спина, и он, поморщившись, поднялся, медленно расхаживая по комнате и разминая поясницу.
        - Помнишь, ты пичкал меня какими-то таблетками? Они закончились примерно два месяца назад... - Ник наблюдал за маршрутом врача.
        - Помню, а их больше и не будет, я в этом почти уверен. Учитывая, что даже простыми медикаментами нас обделяют, то те таблетки ты больше не увидишь. Хотя, может, у Надзирателейфабрика есть... Чёрт знает, - он выругался, проходя мимо невысокого шкафчика со стеклянным дверями, за которыми сиротливо стояло несколько баночек. - А что?
        - Ты знаешь, когда Джейсон заставил меня устроить это представление, я снова почувствовал...Это, - Ник потёр шею рукой, словно извиняясь.
        - Поздравляю, - отрезал Генри, взглянув на него поверх очков. - Сейчас я уже ничем не смогу помочь тебе, либо смирись, либо сбросься с крыши, больше у меня нет совета. Единственное, что могу сделать - дать тебе несколько ампул транквилизатора, если совсем прижмет, вколешь и отрубишься.
        - Давай, - Ник аккуратно сложил несколько прозрачных ампул в карман и поблагодарив Генри, вернулся в коридор.
        Он поплелся в сторону холла - желудок недвусмысленно намекал, что пора поесть, а ночь уже перевалила за середину. Однако, в холле было пустынно - сегодняшние разборки с «Мятежом» нарушили порядок, и дежурный по кухне расстроенно сообщил, что к складу с продуктами их пока не пускают. Решив, что спасти его от голодного обморока сможет только Леон, он неторопливо направился по улицу в сторону общины Выживших.
        Старик, как всегда, был в хорошем расположении духа, видимо, даже новости о мятежниках и их показательной казни ничуть не расстроили его. В том, что он уже всё знал, Ник не сомневался ни капли. Леон никогда особо не рассказывал о том, кем он является среди Выживших, но у этого старого прохвоста всегда находилось, что поесть, выпить или покурить. Иногда Леон угощал Ника такой странной едой, что Ник невольно задумывался, откуда вообще у него могло всё это появиться.
        Знакомство с Леоном тоже случилось странным образом. Точнее, для Леона оно больше походило на встречу со старым знакомым. Ник вспоминал, что в тот день он шатался по городу, исследуя его уголки и делая короткие записи. Прошло всего несколько дней с того момента, когда его вышвырнули из Центра и привезли в Риверкост. Его распределили в отряд и предоставили самому себе, сообщив время и день следующего рейда. Блуждая по улицам, он остановил свой взгляд на группе старичков, сидевших под тёмно-оранжевым навесом, закрепленным у стены дома. Он разглядывал Выживших, занимавшихся починкой одежды и ведущих тихие разговоры. Один из них поднял взгляд на тринадцатилетнего Ника и широко улыбнулся, помахав рукой.
        Ник невольно обернулся. Приветливостью по отношению к нему никто особо не отличался. Но Выживший всё подзывал его к себе. Ник нерешительно двинулся в его сторону, забираясь под навес.
        - Привет! - старичок улыбнулся, потрепав Ника за плечо. - Голоден?
        В ответ Ник смущенно опустил взгляд, и пожал плечами.
        - Ты недавно из Центра приехал, да Ник? Я - Леон, - он протянул ему кружку с чем-то горячим и несколько запеченных над костром овощей. - Ешь.
        - Недавно, - буркнул Ник, принимаясь за еду. Но через несколько мгновений, он ошарашенно поднял взгляд наЛеона. - Откуда ты знаешь моё имя? Я его не называл.
        - Секрет! - расхохотался старик. - Приходи, когда захочешь. Можешь спрашивать всё, что будет интересно.
        - Мне и интересно, откуда ты меня знаешь? - Ник вопросительно поднял бровь, не понимая, как реагировать на добродушие Леона.
        - Кроме этого. Это будет плата за все следующие вопросы, - он лучезарно улыбался, глядя на парнишку.
        ***
        Ник молча плюхнулся рядом с Леоном, пожимая ему руку, а в ответ получил довольно крепкие для старичка объятия.
        - Привет, сынок, - Леон уже протягивал ему еду, будто точно знал, зачем Ник пришел. - Ужасная ночка, не правда ли?
        - Тебя не было около Палладиума, - он отпивал горячий, терпкий напиток из кружки.
        - Тебе ли не знать, что у меня везде глаза и уши, - Леон хитро прищурился. - Та книга, кстати, оказалась довольно красочной, но я пока не нашёл того, кто бы её прочитал. О некоторых животных могу рассказать я сам, о тех, которых знаю.
        - Такое чувство, что ты меня пытаешься отвлечь, - усмехнулся Ник.
        - И правильно. После нападения и того, что Джейсон заставил тебя сделать, должно быть, тебе не очень хорошо.
        - Хреново, - Ник отложил еду, заваливаясь спиной на тряпичные подушки. - Как-то гнусно это всё. Какой-то маленький Ад.
        - Ты запомнил, что такое Ад, - Леон улыбнулся. - Я ведь рассказывал тебе об этом, когда ты был ещё юнцом. Но знаешь, если вспоминать дни, когда произошло Столкновение, и некоторое время после него, я бы не стал называть нынешнюю жизнь Адом.
        - Что же произошло тогда? - Ник покосился на старика. - Сколько раз спрашивал, ты так и не рассказал.
        - Я плохо помню подробности. Взрывы, крики, паника. Я уже тогда был далеко не молод. Химические облака над городом, отравленная вода, самолёты, куча военной техники. Паника не прекращалась несколько дней. Потом разграбили всё, что могли, пока не пришли Надзиратели. Страшно было, сынок. Я потерял в этом хаосе всю свою семью, - он горестно вздохнул. - Мне не хочется вспоминать об этом, вот и не рассказываю толком никогда... О, гляди, твоя подруга, - Леон повернул голову в другую сторону, жестом приветствуя Хизер.
        - Ник, мне нужно срочно с тобой поговорить. Безотлагательно, - она скрестила руки на груди.
        - Ну, и? - Ник поднялся на локтях.
        - Я нашла в лесу странный объект, такого раньше там не было. Давай покажу.
        Пробираться по сухим кустарникам было неприятно, в стороне, куда она повела Ника, даже не было тропинки, и ветки, то и дело, пытались уцепиться за одежду.
        - Как ты тут вообще оказалась? - отодвигая очередную ветку от лица, спросил Ник.
        - Прогуливаюсь сюда иногда, когда хочу отвлечься или нечем заняться, - впереди идущая Хизер оглянулась, слегка улыбнувшись.
        - Легкомысленно, - заключил Ник.
        Хизер подняла руку и оглянувшись на Ника приложила палец к губам.
        - Не высовывайся, спрячься за деревом. Я даже представить не могу, что это может быть, - прошептав, Хизер ткнула пальцем в сторону.
        Неподалеку от них, на поляне, возвышался всё тот-же обляпанный фургон, массивными колесами утопая в засохшей грязи. Тихое гудение всё так же разносилось по лесу.
        - Чтоб его. Что это за хрень? - Ник зачарованно уставился на объект.
        - Я откуда могу знать, в прошлый раз тут такого не было. Там, что, есть электричество?
        - Похоже на то. Хиз, придём сюда после завтрашнего рейда, а отряду дадим отдохнуть, - Ник достал угольный карандаш и сделал зарисовку на желтоватой бумаге. - Я подумаю, что это может быть, вдруг что выясню, - сказал он, заметив, как напарница внимательно наблюдает за движением его руки. - Всё, уходим.
        Глава 7
        Впервые за последние сутки Нику удалось выспаться и немного забыть о том, что произошло накануне. Тёплые сумерки уже спустились на Риверкост. Потянувшись всем телом на кровати он, не вставая, рассматривал арсенал, висящий на стене - хотелось прихватить с собой что-нибудь для Мэтта. Из-за сорванной тренировки ему не удалось получить от Джейсона распоряжение выдать новичку оружие, но в рейд с пустыми руками не отправишься. Ник выбрал для него пистолет и пару ножей, а потом снял со стены арбалет для Сэм, который она долго и упорно выпрашивала. Он не успел покинуть своё жилище, когда, скрипнув дверью, в квартиру заглянул рыжий парнишка - изредка Ник видел его в коридорах Палладиума.
        - Э-э-э, - протянул рыжий. - Меня прислали, чтобы сообщить, что тебя ждёт Джейсон. - Он потоптался в дверном проёме.
        - Ты ещё кто? - Ник поднял бровь в недоумении.
        - Джим. Ну, это не важно, моё дело передать. Ты лучше поднимись, а то и мне потом достанется.
        - Как же меня достал этот старый хрен. Ладно, не бойся, сейчас пойду.
        Парнишка постоял в проёме ещё несколько секунд, увлечённо рассматривая увешанную оружием стену, но поймав на себе взгляд Ника, поспешил удалиться.
        На двенадцатом этаже, среди коридоров, моргающих ламп и квартир, заселённых руководством Палладиума, был и необъятный кабинет Джейсона. Под кабинет была выделена целая квартира, которую он не постеснялся обставить так, будто жизнь не менялась никогда - стены были аккуратно очищены от грязи, стёкла в окнах каким-то чудом были целы. На полу по всему кабинету были расстелены потрёпанные и грязные, но от того не менее роскошные ковры. Середину большой комнаты занимал тяжёлый деревянный стол, а сам Джейсон восседал на огромном кресле, отделанном кожей. Кожа была протёртой и старой, но стараниями подчинённых она имела ухоженный вид.
        Полки шкафов, расставленных по кабинету, в основном пустовали, но несмотря на это обстановка казалась шикарной. Дверь в кабинет была закрыта, а у входа дежурили двое. Надзиратель в противогазе лениво повернул голову в сторону гостя и молча дёрнул за руку второго дежурного. Надзиратели вообще старались не разговаривать. Нику всегда казалось, что у Надзирателей какая-то альтернативная анатомия: «Как можно сутки напролет находиться в маске, даже в лёгкой?» - этот вопрос иногда мелькал в голове у Ника.
        - Здравствуй, - мужчина в возрасте протянул ему руку, чтобы поприветствовать. - Джейсон у себя.
        - Привет, да, знаю, - Ник пожал руку дежурному и, не смотря в сторону Надзирателя, вошёл в комнату, прикрыв за собой тяжёлую дверь.
        Джейсон сидел в кресле и лениво курил трубку, изучая документы на столе. Открытая дверь и шаги Ника потревожили, но подняв голову, он растянулся в ехидной улыбке.
        - Ники, - протянул Джейсон, откидываясь на спинку. - Я уж заждался.
        - Быстрее говори, что тебе нужно, у меня рейд, - Ник облокотился на стол.
        - Да, ближе к делу. Вы доедете до Сектора № 12, отловите пиратов, которые совсем обнаглели и лезут так близко к нашей территории, заберёте оружие, - он прищурился, вытащив трубку изо рта. - Это приказ. Всё.
        - Я понял, что приказ, но какого чёрта?! - Ник раздражённо ударил ладонями по столу. - Мы не разведка, мы не «чистильщики», чтобы заниматься пиратами.
        - Разомнёшь свои косточки. Какого чёрта... Хм... - Джейсон задумчиво почесал бороду. - Потому что я так сказал?
        - В чём твоя проблема, Джейсон? Ты таким способом избавиться от меня хочешь? Так я же не сдохну просто так. Или ты думаешь, что я мечу на твоё место? Да мне это кресло и даром не нужно, - Ник оторвался от стола, нарезая круги ко комнате.
        - Помнится, на место Мартина ты тоже не метил, однако... - Джейсон не успел договорить.
        - Однако? Тебя совесть мучает до сих пор?! Что мои отметки на карте оказались правильными, а ты проигнорировал и ловушки, и толпу пиратов вместе с этим трусом, лишившись целого отряда? - Ник повысил голос, чувствуя, как напряжение нарастает.
        - Не ори, командир, - Джейсон сменил тон. - Ты один из лучших в деле устранения такого мусора, как пираты, другие отряды заняты. Такое объяснение тебя устроит?
        - Объяснение не делает задачу проще. Я, кажется, говорил, что в моём отряде молодняк, это не ясно? Так почему я?
        - Потому что. Всё, я не могу с тобой мусолить эту тему до утра. Вот карта примерного расположения лагеря, - он протянул Нику мятый лист бумаги. - Без выполнения, ты и твой отряд, можете не возвращаться в Палладиум. Свободен.
        - Да чтоб тебя... - Ник резко развернулся и вышел из кабинета, захлопывая за собой дверь.
        Джейсон задумчиво сидел за столом. Он сцепил пальцы в замок и уткнулся в них подбородком блуждая взглядом по кабинету. Вертикальная морщина между бровей становилась глубже, когда он в очередной раз хмурился. Прошло около часа в тяжёлых раздумьях, когда в дверь постучали.
        - Да, - отозвался Джейсон, откидываясь на спинку кресла.
        - Капитан? - в проёме стоял Эван. - Могу войти?
        - Входи, - безучастно ответил он.
        - Я хочу обсудить кое-что, - Эван вошёл в кабинет и остановился рядом со столом, опираясь руками на столешницу. - Это касается «Мятежа» и казни.
        - Я тебя слушаю, - капитан пожал плечами, и раскурил погасшую трубку.
        - Первый вопрос - откуда у мятежников дымовые шашки? Из чего он их собрали? Надзиратели такое в город не привозят, собственных запасов химикатов из которых можно их сделать - у нас нет.
        - Не знаю, - Джейсон снова нахмурил брови. - Возможно, от пиратов.
        - А у пиратов-то откуда?! - Эван удивился. Несмотря на то, что у пиратов было несметное количество всякого барахла, раньше ничего подобного в Риверкосте не появлялось.
        - Что ты хочешь, командир? - Джейсон устало вздохнул. - У пиратов, у этих дикарей из большого города, у Надзирателей. Откуда я могу знать?
        - Мне кажется - это проблема, ты так не думаешь? - Эван оттолкнулся от стола, расхаживая по комнате.
        - Проблема. Но пока мы эту проблему временно... Пресекли. Казнью.
        - Думаешь, они напуганы? Я уже сейчас слышу сплетни о том, что никто на Палладиум не нападал - мы перебили простых переговорщиков не желая вступить в диалог. Как тебе?
        - Чудесно, - Джейсон глубоко затянулся, выпуская под потолок клуб дыма. - Но пока они будут мусолить казнь, у нас будет время обдумать дальнейшие действия.
        - Кстати о казни, - Эван повернулся к нему лицом, складывая руки на груди. - Почему ты заставил Ника? Нет, не так. Почему ты заставил его сделать это таким образом?
        - Ты правда не понимаешь? - Джейсон ухмыльнулся. - Толпа, Эван. Толпой нужно управлять. Уже сейчас у нас начались перебои с ресурсами, а если «Мятеж» станет оказывать больше влияния на толпу? Они не бойцы, не солдаты, но их больше.
        - И при чём здесь Ник?
        - Он засел у них в подкорке. Он - улыбающийся и размахивающий косой. Теперь, в случае чего, мы сможем отдать его толпе.
        - Ну да. Оттянуть неизбежное? Бунт?
        - Именно. Хотя-бы оттянуть.
        Эван покачал головой и, сложив руки за спину, нарезал по кабинету круги.
        - И после этих слов... Как я могу быть уверен, что я, или кто-то из других командиров, не окажется на его месте? - он слегка прищурился, глядя на капитана.
        - Не окажешься, - Джейсон устало следил за Эваном, желая, чтобы тот поскорей покинул кабинет.
        - Почему?
        - Потому что я так сказал, - Джейсон снова сцепил пальцы в замок, опираясь на них. - Большего объяснять не буду. Ты начинаешь раздражать.
        - Я не понимаю мотива твоих действий, - Эван снова повернулся, пристально глядя в глаза капитана.
        - И не должен. Во всяком случае, сейчас. Продолжишь этот разговор, отправлю тебя, и твой отряд в разведку. Подальше. Поискать какой-нибудь самолёт на ходу, - он усмехнулся и постучал трубкой по столешнице.
        - Какой, к чёрту, самолёт? - глаза Эвана расширились. - Ты действуешь странно, Джейсон!
        - Боинг, блядь! - капитан привстал, массируя пальцами виски. - Занимайся своими делами, прекрати выводить меня!
        - Ты знаешь, Ник, конечно, тот ещё... Но поступать с ним так из личной неприязни... Я скажу ему, чтобы был внимательней и...
        - Эван! - Джейсон уже был на пределе. - Я передам тебе карту с отмеченным сектором к завтрашнему вечеру. Отправишься в разведку вне расписания.
        - Куда? - Эван непонимающе смотрел на капитана.
        - Искать самолёт, мать твою! - Джейсон стукнул кулаком по столешнице. - Пошёл вон отсюда. Я всё сказал.
        Эван простоял рядом ещё несколько секунд, словно что-то обдумывая, но сделав глубокий вдох покинул кабинет капитана. Джейсон проводил его гневным взглядом и упал в кресло, облегчённо выдохнув.
        ***
        Ник спускался по лестнице, повторяя в голове план рейда, когда увидел на шестом этаже ещё зевающего, но собранного Уолтера.
        - Уолт! - Ник догнал его на лестнице. - В холле собираться не будем. Скажи всем - сразу на улице. Пусть Алекс заводит колымагу и подгоняет ко входу. У вас на всё двадцать минут.
        - Понял. А Алекс уже починил автомобиль? - Уолтер спускался по ступенькам довольно медленно.
        - Я давал ему такое поручение. Не выполнил - пусть пеняет на себя, и... - Ник не договорил, присмотревшись к тому, как Уолтер ковыляет по ступеням.
        - Ты сегодня за рулём. Сидеть будешь в машине, - он начал обгонять Уолтера.
        - Но... - Уолт остановился от удивления. На его веснушчатом лице застыло странно выражение.
        - Двадцать минут, Уолт, - не оборачиваясь, Ник устремился к выходу на улицу.
        Выйдя в сумеречный Риверкост, он сел на ещё тёплые ступени и снова закурил. Самокрутки и подаренный Леоном «табак» уже заканчивались, а миниатюрная горелка осталась почти без топлива «хреново, надо бы пополнить запасы», - размышлял Ник, следя за струйкой дыма.
        - Хэй, Ник! - послышался из-за спины голос напарницы, прерывая мысли. - Скоро все выйдут, а почему сегодня не в холле? - она спрыгнула со ступенек, встав перед ним, и немного наклонившись вперёд, улыбнулась.
        Хизер была совсем небольшого роста - кое-как доставала Нику до середины груди и вечно собирала волосы в два хвоста, от чего казалась совсем ребёнком, и только в свете луны или лампадки её черты выдавали секреты усталости, неумолимо делая её старше. Высокие ботинки почти до колен, чёрные, со множеством карманов штаны и короткая, болотного цвета куртка, под которой Хизер обычно носила разгрузочный пояс с ножами и еще одну разгрузку с пистолетами - на поясе.
        - Потому что из-за ублюдка Джейсона мы отстаем от плана больше, чем полчаса, где там все?
        Словно отвечая на его вопрос, из-за угла с шумом и грохотом выехал старенький пикап. Алекс высунулся в окно и, махнув командиру рукой, подогнал машину почти к самому входу. В багажнике стояло пять пластиковых бочек для воды, и оставалось немного места, чтобы в него могли запрыгнуть люди. Для выполнения нормы, отряду Ника, как и другим, приходиться привозить воду в несколько заходов за ночь. Впрочем, им ещё повезло - некоторым приходилось пользоваться совсем крохотными машинами, а то и вовсе тащить за собой телеги с бочками.
        - Торгаш Хэнк, он всё нашел, что ты просил? - Ник оглядел автомобиль.
        - Кое-что не нашёл, но старуха пока ещё поездит, - Алекс выпрыгнул из кабины, хлопая пикап по двери. - Так что у нас сегодня?
        - Все спустятся, скажу, - за спиной послышались знакомые голоса и Ник встал, дожидаясь, когда бойцы выйдут на улицу и хотя бы сделают вид, что собраны и готовы слушать. - Ну, готовы?
        Отряд вяло ответил согласием - судя по всему, они все проснулись недавно. Ник оглядел Мэтта и, подозвав жестом, вручил подготовленное для него оружие. Парнишка засиял, восхищённо рассматривая ножи и вернулся к отряду.
        - Ник, я слышал, что нам сегодня не только за водой ехать, так? - Рэнди, закончив проверять карманы, обратился к командиру.
        - Да, сначала доедем до ГЭС, сделаем анализ, потом спустимся вниз по течению и три-четыре рейса с водой. Затем нам придётся ехать в двенадцатый сектор, - Ник развернул мятый кусок карты, который передал ему Джейсон. - Ехать около пятнадцати километров - не очень далеко.
        - Зачем нам вообще туда? - Алекс отвлёкся от ковыряния ручки автомобиля ножом.
        - Пираты, - одним словом ответил Ник.
        - Мы тут при чём? - дёрнувшись, громко спросил Филипп. - Это не наша задача!
        - Можешь остаться тут, только сразу поднимись к Джейсону и попроси о переводе в другой отряд, понял? Не забудь объяснить причину.
        Филипп замялся, было видно, что такая перспектива ему не нравится. Казалось, он и вправду задумался над предложением Ника.
        - Я правда не уверен, что хочу в рейд, - Фил опустил глаза.
        - Так, мать твою! - Ник направился к нему быстрым шагом и с усилием сжал плечо парнишки. - Я уговаривать тебя не намерен. Это наша работа. Или ты сейчас залезешь в драный пикап, или можешь убираться из отряда, понял? Нужно сделать что-то потруднее перетаскивания водички, всё, кишка тонка?
        - Но... Но мне правда стра... - Фил смотрел на командира, периодически отводя взгляд.
        - Пошёл вон, - Ник с силой толкнул его назад, так, что Филипп чуть не упал на задницу, тяжело попятившись. - Мне такие в отряде даром не нужны.
        - Но я... - Фил пытался вставить хоть слово.
        - Я сказал - катись, - Ник шёл вперёд, оттесняя Фила ещё дальше от остальных.
        - Ник, может не надо, - Хизер попыталась успокоить напарника. - Сам говорил, что рук не хвата...
        - Закрой рот, - отозвался он, продолжая наступать на Фила. - Не тебе решать.
        - Я... Я всё понял, - Филипп сжался, отступая назад. - Я ухожу.
        Ник остановился, провожая взглядом уходящего Филиппа. Остальной отряд стоял молча, не решаясь встревать в конфликт.
        - Уолтер за руль, в кабину с ним Рэнди и Сэм. На грузовой платформе я, Мэтт, Дэнни и Хизер. Шевелитесь уже! - он оглянулся на отряд, и они торопливо начали занимать свои места.
        Автомобиль зарычал в тихих сумерках и направился в сторону ГЭС. В противовес горящему огнями центру, окраины Риверкоста похвастаться наличием кипящей жизни не могли. Сияющая луна проникала в разрушенные дома, освещала растрескавшийся асфальт, а тишину, кроме двигателя автомобиля сейчас нарушали лишь скрипящие на ночном ветру деревья и мелкие ночные животные. Будь Ник сейчас один, он бы с удовольствием поохотился на лисиц или зайцев, взяв с собой арбалет. Мясо поесть можно не часто - скота маловато, а его популяция всё никак не желает расти.
        Унылый пейзаж узких улиц постепенно сменился молодыми деревьями и кустарником - лес, который когда-то был порядком вырублен человеком, год за годом подбирался всё ближе к городу. Ряды пустующих многоэтажек стояли уже не так плотно, как в центре, ещё примерно на протяжении полутора километров, а дальше городок рассыпался, словно домик из карт, уступая натиску приходящей в себя природы. В этой части резервации относительно спокойно - пираты редко останавливаются так близко, а нападают ещё реже. Мешают чаще хищники, которые от недостатка добычи начинают кидаться на всех подряд.
        - Сэм, - Ник склонился к небольшому окну в кабине, выходящему к багажнику. - Я принёс тебе арбалет, тот самый.
        - Класс! - Она обернулась, и встала на сиденье коленями, лицом к Нику, выглядывая в окно. - Как думаешь, по «призракам» попасть из него реально?
        - Чего? Ты опять за своё? Эти «призраки» - игра воображения, иначе мы бы хоть раз да поймали их, - Ник нахмурился, но всё-же передал Саманте арбалет.
        - Да, но мы же иногда замечаем странные силуэты, перебегающие тени, а ещё, говорят, если подберёшься к ним слишком близко, то тебя убьют, а причину не найдут, - Она поджала губы.
        - Ну не подходи к ним. Я вот ни разу не замечал твоих «призраков», - Ник пожал плечами. - Байки.
        - Призраки? - Мэтт увлечённо вслушивался в разговор и, наконец, решился спросить.
        - Ага! - глаза Саманты заблестели. - Иногда на рейдах можно заметить на деревьях или в кустах странные чёрные силуэты, они всегда скрываются, никогда не подходят к нам. Но постоянно кажется, что наблюдают. Пару человек они убили, когда те хотели выяснить, кто это такие.
        - Так вы не знаете кто это? - Мэтт удивился ещё больше. - Мне говорили, что призраками называют умерших, которые ходят среди людей после смерти. И что они неуловимы.
        - Так вот, эти «призраки» тоже неуловимы, поэтому мы их стали так называть, - Саманта пожала плечами.
        - Хватить чушь молоть, - вмешался Дэнни. - Наверное, это какое-то подразделение Надзирателей.
        - Зачем им скрываться тогда? Идиот, - она ехидно глянула на Дэниэла.
        - Так, прекратили это! - Ник попытался прервать спор. - Мы почти на месте, лучше за обстановкой следите.
        Луна, уже пройдя часть своего пути по небосклону, теперь рисовала из теней причудливые узоры, а дальше к горизонту скапливались дождевые облака. Даже по прошествии стольких лет, кислотные дожди еще проливались с неба. Отравленные химическими атаками, дожди несли в себе смерть для деревьев, животных и людей. Даже здания под их натиском разрушались в десятки раз быстрее, чем должны. В кислотных озерах больше не водилась рыба, животные, живущие в лесах, погибали, приходя на водопой.
        Выжившие говорили, что поначалу от дождя нужно было постоянно прятаться, а воду выбирать очень тщательно. Когда в Риверкост пришли Надзиратели стало немного проще - они привезли приборы, запасы чистой воды и пищи. Только спустя почти два десятка лет после Столкновения условия улучшились - природа стала более снисходительна и степень вреда от дождя уменьшилась. Однако, естественные водоёмы, скапливающие на своем дне год за годом смеси тяжёлых металлов и разного сорта химических соединений, уже не могли вернуться к прежнему состоянию. Чистую, или хотя бы менее опасную воду можно найти в реках и искусственных сооружениях, типа водохранилищ или старой ГЭС, куда сейчас направлялся отряд Ника. Электростанция, построенная на огромной плотине, обеспечивала водой весь Риверкост и ещё одну резервацию неподалёку.
        -Ну, началось, - Дэниэл показал рукой назад, где за автомобилем гнался разъяр`нный медведь, тяжело дыша. - Эй Уолт, - он крикнул, не отводя взгляда от медведя,-ты там ходу можешь прибавить?
        - Не сможет, - ответил за него Алекс. - Это корыто быстрее не поедет.
        - Капсулами мы его не пробьём, - Ник покачал головой, заряжая арбалет. - Главное отогнать его от нас, чтоб не преследовал.
        Тем временем, медведь догнал пикап и пытался ударить по заднему крылу увесистой лапой или вовсе запрыгнуть в багажник. Хизер отодвинулась подальше от борта, подтягивая к себе Мэтта, чтобы дать обзор Нику, который уже целился. Из-за неровной дороги машину потряхивало и равновесие удержать было трудно. Первый выстрел задел медведя за бок и тот, заревев от боли, только набрал скорость, в очередной раз треснув лапой по металлу и бороздя его когтями.
        - Да чтоб тебя, - выругался Ник, покачиваясь на платформе. - Отвали уже. - Он снова прицелился, и вторая стрела пронзила лапу медведя, сбивая его с ног. Медведь отстал, пытаясь вырвать из лапы инородное тело он громко ревел и медленно ковылял в сторону деревьев.
        - Бедняга, - вздохнула Хизер. - Он не виноват, что еды не хватает, мы тоже отнимаем у них пищу охотой.
        - Может завалим его и привезем свежей медвежатины в Риверкост? Устроим праздник живота, и мишка больше голодать не будет? - Усмехнулся Алекс.
        - Да иди ты, - Хизер поморщилась, но, всё-таки хихикнула.
        Свернув со старой дороги, примерно через полчаса отряд добрался до плотины. Прохлада приближающейся воды стелилась над землёй полупрозрачным туманом, а шум из пропускных шлюзов становился всё громче. Благодаря тому, что много лет назад шлюзы на дамбе закончили свою жизнь в полуоткрытом состоянии, вода с противоположной стороны не застаивалась, продолжая оставаться чистой на протяжении стольких лет, поглотив при этом огромное количество кислотных дождей.
        Трейсеры часто проверяли воду на ГЭС, даже несмотря на то, что она была проточной. Непостоянство природы и бесконечность возможных вариантов заражения не позволяло им просто забыть об этом - превышение нормы содержания вредных веществ могло повлечь за собой гибель многих людей. Набирать воду в бочки было удобней вниз по течению, на берегу реки, но туда нужно ехать по извилистой земляной дороге, анализ Ник предпочитал делать сразу - у плотины, чтобы в случае чего не взбираться обратно с пустыми бочками.
        - Саманта, сегодня спустишься со мной, Хизер в паре с Алексом прочёсывают территорию в западном направлении, Рэнди, Мэтт - в восточном. Дэн, останешься здесь пока мы будем внизу, Уолт остаётся в машине. Слишком далеко не уходите и держитесь вместе, не расходитесь. - Всем всё понятно? - спросил Ник, спрыгнув с платформы.
        - Да, командир... - протяжно выдохнул Дэниэл, которому явно не очень нравилась отведенная ему роль.
        - Какие-то проблемы? - Ник посмотрел на него.
        - Не... - он пинал куски отвалившегося от парапета бетона и рассматривал свои ботинки.
        Ник только проводил его взглядом, и достал прибор из сумки, чтобы подготовить к анализу.
        -Высоко! Мы не навернемся с неё? - Сэм, перегнувшись через парапет присвистнула от удивления, разглядывая крутую лестницу, которая заканчивалась небольшой площадкой, погружённой в воду сантиметров на двадцать.
        - Лестница, конечно, ржавая, но пока держится. Не навернёшься и не утонешь, только ноги придётся намочить, вода поднялась, - Ник повторив за Сэм, перегнулся через парапет.
        - Жестоко! Потом всю ночь в мокрых ботинках шагать... - цокнув, она покачала головой.
        - Так разувайся, - Ник слегка треснул её по затылку.
        - Ну уж нет, пораниться и подцепить заразу? Я лучше потерплю.
        Ник закинул сумку с приборами за спину, и они спустились к воде. Сэм, встав на платформу немного поёжилась, почувствовав, как холодная вода проникает в ботинки. Она взяла у Ника один из приборов - он напоминал небольшую коробочку со старым, затёртым дисплеем, на котором тусклым светом горели несколько шифрованных букв. Сверху в прибор были вкручены три многоразовые пробирки для воды - результаты анализа из образцов отображались на экране прибора и показывали наличие в воде тяжелых металлов, химии и уровень радиации. Ник достал ветхий блокнот и приготовился записать результаты - прибор не мог запомнить данные, и они исчезали с экрана спустя несколько минут. Быстро расправившись с образцами, Сэм продиктовала ему данные и вопросительно подняла бровь.
        - Скажи, зачем нам таскать с собой всё остальное, если простейшего анализа хватает, чтобы убедиться, что эта чёртова вода совсем не изменила состав с прошлого раза? - Сэм вздохнула и протянула прибор обратно командиру.
        - Затем, если изменит - нужны будут дополнительные анализы, - Ник засунул блокнот и прибор обратно в сумку.
        - Ради пятнадцати минут только ноги намочили... - она подняла ботинок над поверхностью воды, наблюдая, как с него водопадом стекает речная вода.
        Нику ничего не оставалось, как недовольно рыкнуть и схватив Саманту за плечо подтолкнуть к лестнице.
        - Пошли уже, шевелись. Вечно вы, дети, всем недовольны...
        Пара минут, которые Ник поднимался по скрипящей под мокрыми ботинками лестнице, показались ему вечностью. Ноги были тяжелее обычного, и сумка с оборудованием сильно мешала. Преодолев последние несколько ступеней практически в прыжке, он перелез через парапет и облегченно вздохнул. Отряд уже вернулся назад, ожидая дальнейших указаний.
        - Всё чисто? Ничего нового не появилось? - Ник снял ботинки, сливая сиз них лишнюю воду и выжимая обёрнутые вокруг лодыжек куски ткани.
        - Чисто. Спускаемся? - Рэнди уселся на траву в ожидании. - Насосы готовы, я проверял перед выездом.
        - Пора уже приниматься за работу, - Ник кивнул в ответ.
        Глава 8
        Двенадцатый сектор находился западнее ГЭС, а ехать до него нужно вдоль леса, что облегчало задачу. После нескольких рейсов с водой, отряд порядком устал, и обычно шумные подростки вели себя тихо, наблюдая за окружающей обстановкой. Прохладный воздух около электростанции сменился удушливой волной от раскалённого днём асфальта. Лес остался по левую руку, а справа протиралась урбанистическая пустыня - останки автомобилей, поваленные столбы ЛЭП, развалины редких пригородных строений. Ветер стихал и не успевший остыть воздух было тяжело вдыхать. Спустя полчаса Ник попросил остановить пикап и развернув карту обратился к отряду:
        - Мы у условной границы сектора, будьте внимательны, нам нужно прочесать территорию и выяснить, есть ли здесь стоянка пиратов. Не действуйте наобум. За двенадцатым сектором начинается радиоактивная зона, поэтому доставайте дозиметры и следите за количеством облучения, у меня нет желания тратить препараты просто так, - Ник указал жестом в сторону, с которой хотел начать разведку. - Уолтер, остаёшься в машине.
        - Но... - бледное лица парня показалось из водительского окна.
        - Никаких «но». Ты ещё не здоров. Будешь здесь.
        - Понял, - Уолт грустно вздохнул, скрываясь в кабине.
        Пираты кочевали с места на место и нигде не останавливались надолго. В основном пираты разбивали лагеря в лесу или в покинутых домах. Многие из них появлялись в резервациях по нескольку раз, но никогда не задерживались в городах - что трейсерам, что Надзирателям они были как кость в горле.
        Спустя примерно полчаса, Ник увидел неподалёку отблески костра за деревьями и остановил отряд.
        - Все видят костёр? Слушаем сюда. Со мной остаётся Саманта. Рэнди и Дэниэл направо, Хизер в паре с Мэттом налево. Окружаем по трём точкам, от пары не отделяйтесь для безопасности.
        - Что потом? - Рэнди немного потряхивало.
        - Мы не знаем сколько их, какое у них вооружение, поэтому первым действовать буду я. Дальше по обстоятельствам. Капсулы лучше не тратить. Ждите приказа.
        Отряд разделился и Ник направился в сторону небольшой поляны. Сэм уже взвела арбалет и шла параллельно с ним. Когда до поляны оставалось несколько метров они остановились за деревьями, вслушиваясь в разговор пиратов, сидящих вокруг небольшого костра. Судя по голосам, их было пятеро.
        - Да мать твою, Ронни! - послышался басовитый голос. - Сколько раз говорил, заметай следы!
        - Я не виноват, что эти шмакодявки забрели так далеко от своего Центра! - ответил другой голос, словно извиняясь.
        - Да-да! А какая выгода? Испуганные и безоружные, даже не поимели с них ничего! - третий пират говорил возмущённо. - Пришлось сюда перебираться, а тут, между прочим, эти рейнджеры только так шастают!
        - Да ладно вам! Зато повесились, нам не привыкать перебираться! - ещё один пират рассмеялся и его поддержали двое других. - Гоняться за ними, а потом выпустить кишки, что может быть лучше?!
        Ник прислонился спиной к стволу, аккуратно наклоняя голову, чтобы разглядеть их получше и удостовериться, что неподалёку с двух других сторон уже стоят бойцы.
        - Уроды, - прошипел он сквозь зубы, поворачиваясь к Сэм. - Саманта, нужно подумать, как....
        По спине пробежал холодок, скручиваясь в снежный шар и падая куда-то в желудок - Саманты рядом не было. Он снова взглянул на поляну и дыхание перехватило: Сэм направлялась прямиком к пиратам, держа наготове арбалет.
        - Мрази, - отчётливо прорычала она, подходя ближе. - Значит нравится убивать безоружных, да?! - голос Сэм дрожал, также, как мелко подрагивал в руках арбалет. - Я вам устрою.
        Ник рванул с места, догоняя её на поляне. Сэм тяжело дышала, понимая, что первый порыв был ошибочным. «Только бы у остальных хватило мозгов оставаться на месте», - пронеслось в голове у Ника, когда он поравнялся с Самантой.
        - Эй, рейнджеры, какого хрена вы тут забыли? Это наша территория, убирайтесь, иначе не поздоровится! - один из пиратов поднялся, направляя винтовку на Саманту, остальные сидели на своих местах, настороженно оборачиваясь по сторонам.
        Лысый пират крепкого телосложения был одет в какие-то лохмотья и обвешан разнообразным оружием - складывалось впечатление, что он даже спит вместе со всем этим барахлом.
        - Это не ваша территория, с чего ты вообще это взял? Вы преступники, грабители, сами убирайтесь отсюда! - выкрикнула она, напрягаясь всем телом.
        - Какая смелая соплячка, а что ты на это скажешь? - пират нажал на спусковой крючок, и Сэм упала на землю без сознания через несколько секунд. - Это только оглушающая капсула, но она у меня была последняя, извините, а тебе не повезёт, если что-то выкинешь. Подбирай её и вали, даю десять секунд, - он перевёл взгляд на стоявшего молча Ника.
        Щербатая улыбка пирата начала сходить с лица, когда Ник, подавшись вперёд, поднял на него взгляд. В глазах, поглощающих свет костра, отражалось пламя. Чёрные зрачки сжались до невообразимо малых размеров, и на лице заиграла шальная ухмылка. Пират, потерявший дар речи от такой наглости, не отводил от него взгляда.
        - Всем оставаться на местах, я разберусь сам! - крикнул он будто в пустоту. Ошалелые пираты глядели по сторонам, не решаясь двинуться со своих мест.
        Время стало медленным и вязким, незримые границы в голове рушились, накаляя разум до предела. Стоявшие за деревьями бойцы, поняли, что что-то не так, когда услышали смех и увидели подрагивающие плечи Ника. Он с силой нажал на разъём на рукояти и механизм молниеносно высвободил лезвие косы.
        - Десять секунд, говоришь? Давай пять? Я обещаю, управлюсь быстро... Пять!!! - Ник замахнулся косой и одним прыжком настиг двух пиратов, сидевших у костра. Острое лезвие разрубило первого аккуратно посередине, и кровь потоком хлынула на землю, расползаясь горячей, алой лужей. Второй пират успел пригнуться и попытался отползти назад. - Куда же ты?! Мы ведь ещё не закончили! - перешагивая через куски разрезанного тела и хохоча, он приблизился к мужчине. - Четыре!!! - лезвие полоснуло по шее и тело опустилось на землю уже без головы, выталкивая из себя кровь под напором ещё не остановившегося сердца. - Кто следующий? - Ник вытер брызги крови с лица рукавом плаща и оглянулся. Находящийся совсем близко мужчина, отойдя от первого шока выставил впереди себя большой нож. - О, как это мило, но лучше бы ты убегал! - Ник сделав шаг, схватил его за горло и упёрся животом в лезвие ножа. - Ты, погляжу, решил, что справиться со мной можешь? - глаза пирата наполнились страхом, а из горла донеслись невнятные звуки. - Что ты там говоришь? Я не слышу?! Ах да, ты сказал «три», - сжатая в руке коса дёрнулась в сторону
Ника и прошлась по торсу пирата со стороны спины, показывая своё лезвие у самого живота, куда пару секунд назад, рухнувший пират целил свой нож.
        - Бежим, придурок! - самый молодой парнишка окрикнул опешившего главаря и попытался скрыться за деревьями, но до спасительного края поляны он так и не добежал.
        - Хорошая идея! Два! - Ник вытащил из пояса узкий нож и метнул его убегающему точно в затылок. Остановившись на долю секунды, тот упал лицом вниз. Поняв, что остался ещё один, Ник повернулся к нему и оскалился. Перепрыгнув через костёр, одним взмахом оружия он сбил его, и пират, издавая истошные вопли рухнул на траву, а из обрубленных по колено ног густыми волнами хлестала алая жидкость. Ник подошёл к нему и встав над телом, наклонился почти к его лицу. - Я же сказал, что мне хватит пяти секунд... - Ник выпрямился и занёс оружие далеко за голову. - Один! - коса со свистом опустилась на пирата, вонзаясь в череп насквозь, до самой земли, разламывая его пополам. Внутри рукояти что-то хрустнуло и лезвие ослабло.
        Он постоял над трупом ещё несколько секунд тяжело дыша и с усилием выдернув косу из месива мозгов и крови, швырнул в сторону. «Чинить придётся», - досадная мысль промелькнула в голове. Он поднял взгляд - отряд уже был на поляне молча рассматривая кровавую кашу и ошмётки органов. Ник тяжело дышал, сладкое ощущение от того, что он получил, что хотел, сменялось усталостью и скребущим чувством внутри. В глазах всех членов отряда читалось непонимание и страх. Конечно, ведь таким, именно таким? видела его только Хизер. За то время, пока остальные были в его отряде удавалось избегать «вспышек», но вещества, которые давал Генри закончились. Он попытался вытереть потёки с лица, но удавалось плохо - руки были залиты кровью ещё больше.
        - Рэнди, Дэн, - он подозвал их, указывая на окровавленные куски, - соберите всё оружие, что сможете.
        - Я не... - Рэнди с ужасом оглядел то, что осталось от пиратов. К горлу подступила тошнота.
        - Это не просьба, - холодно ответил Ник и отошёл ближе к угасающему костру, наблюдая за языками пламени.
        Дэниэл, не сказав ни слова, только бросив в Ника взгляд полный отвращения, наклонился к первому трупу, разрубленному пополам. От разбросанных внутренностей ещё шёл пар и снимая с него оружие приходилось задерживать дыхание, чтобы сдержать рвоту. Измазанное в крови оружие - ножи и пистолеты скользили в руках. Дэнни отшвыривал их в сторону, постоянно стряхивая с ладоней темнеющую жижу.
        Рэнди застыл у главаря с раскрошенной головой, силясь наклониться - у этого пирата было больше всего оружия. На глаза навернулись слёзы. Нет, ему не было жалко пирата, но руки тряслись, и он боялся смотреть на труп, снимая с него винтовку и расстёгивая разгрузочный жилет. Всё происходило в полной тишине, словно все звуки кто-то приглушил. Хизер подошла и слегка прикоснулась к окровавленным пальцам правой руки Ника.
        - Не дотрагивайся. Я не хочу, чтобы ты... - он замолчал, осознавая, что сейчас только одна она не видела в нём монстра, но добавить ничего не смог.
        - Уже прошло. Всегда проходит, - она всё-таки скользнула пальцами по бурым дорожкам на кисти напарника.
        - Мне кажется, однажды я уже не вернусь из этого состояния. Поэтому, если такой день наступит, не жалей меня и убей.
        - Хорошо... - Хизер тяжело выдохнула и присела к костру.
        Отряд возвращался в город в тишине, не понимая, что произошло. Растерянный Уолтер крутил руль, поглядывая на Саманту, лежавшую на сиденье без сознания - ему никто не хотел что-то объяснять. На горизонте тонкой полоской зарождался рассвет. «На сегодня хватит», - подумал Ник, поднимаясь к себе. Он ничего не сказал отряду и даже не оглянулся на Хизер, которая шла за ним по лестнице на второй этаж.
        От одежды и бинтов на руках пахло кровью, дорожная пыль налипла на лицо пятнами и всё тело неистово ломило от навалившейся усталости. Уснуть не получалось очень долго. Ник периодически вставал с кровати, курил в окно, наблюдая за затягивающими небо тучами, пинал ногами валявшийся на полу кожаный плащ. «Надо выкинуть его к чертям, весь кровью пропитался», - обрывки мыслей возникали из ниоткуда. «Схожу, возьму на складе куртку», - он ходил кругами и старался внутренним голосом перекричать невнятное ощущение - с каждым днём контролировать себя становилось всё сложнее. «Надо бы отмыться от этого дерьма...», - Ник посмотрел на руки и решил спуститься в холл, где зал напротив обеденной зоны был выделен под импровизированные душевые кабины с бочками, наполненными ледяной водой.
        Выйдя в коридор и преодолев один пролёт, Ник столкнулся с Дэниэлом, который отойдя от него на пару шагов, пробурчал что-то вроде: «Долго искать не пришлось».
        - Ты о чём? - Ник набросил на плечо кусок тряпки, который должен послужить полотенцем.
        - Я искал тебя, - Дэн готовился что-то сказать, нервно переводя взгляд из стороны в сторону. - Я ухожу из отряда.
        - Вот как? Хорошо, я сообщу Джейсону, - Ник прислонился к холодной стене и засунул руки в карманы штанов. - Что-то ещё?
        - Что-то ещё? Ник! Что вообще там произошло?!
        - Устранил пиратов и только, - он пожал плечами, меланхолично выстукивая носом ботика по бетонному полу.
        - И только?! - голос Дэнни стал громче. - В чём была проблема просто отдать приказ? Мы бы расстреляли их, даже не показываясь из-за деревьев! То, что ты сделал с ними... Что заставил сделать нас...
        - Что? - Ник не собирался оправдываться перед Дэниэлом.
        - Да ничего! - Дэнни подошёл к Нику вплотную, и поднял голову так, чтобы встретиться с долговязым командиром взглядами. - Ты ненормальный, поехавший, чокнутый придурок, я больше не буду работать с тобой, твои руки по локоть в крови. Катись ты в Ад! - он тяжело дышал, но не отводил взгляда.
        - С Выжившими много общаешься и знаешь, что такое Ад? Так вот, дружок, - Ник оттолкнул Дэниэла от себя лёгким движением, - я не по локоть, я по самую, мать её, шею в крови. Но мне попросту некуда катиться. Открою тебе секрет, - он сделал шаг навстречу и наклонившись к самому уху парня прошептал: мы все и так в Аду. - Ник ухмыльнулся и дернув Дэниэла в сторону, зашагал вниз по лестнице, чувствуя спиной полный ненависти взгляд.
        ***
        Он окатил себя ледяной водой, смыв, насколько это возможно, кровь и грязь. Глубоко вздохнув, Ник понял, что более-менее чистую одежду он из комнаты не принёс, а за бинтами вообще придётся идти на склад. Хотя, учитывая тот факт, что уснуть он всё равно не может, это не так сильно огорчало. Наспех надев на себя штаны и ботинки, он поднялся вверх по лестнице и скомкав, выбросил окровавленные тряпки в самый дальний угол комнаты. Другой одежды у него немного, но ещё пара штанов и выцветшая майка без рукавов, всё-же, нашлись. Запах крови перестал ощущаться так явно. «Уже лучше», - подумал он.
        У входа в склад, за прикрученной к кривому косяку решётчатой дверью, спал дежурный. Протянув руку сквозь стальные прутья Ник потрепал его за плечо.
        - Не спи, малой!
        Дежурный открыл заспанные глаза и тихо выругался себе по нос. Он молча поднялся и громко сопя открыл дверь.
        - Чего тебе? - потирая глаза и смахивая белёсые пряди волос рукой, пробубнил парнишка.
        - Ничего особенного, - Ник потянулся за грязной стопкой листов, лежащих на полу, на которых отмечалось, кто и что взял. - Бинты и куртку поищу, больше ничего.
        - Разрешение от начальства есть? - пробурчал парнишка, поглядывая на то, как Ник делает запись.
        - Считай, что есть. Я улажу, если что, - он поднял на дежурного взгляд.
        - Ага, проходи. Если найдёшь, бери, - дежурный снова сполз по стене обнимая автомат, и зевнув опустил голову на колени. - Смотри, чтобы мне потом не настучали по башке.
        - Об этом не волнуйся. Как закончу, пну тебя, чтоб дверь закрыл, - Ник уже уходил по коридору в поисках нужного стеллажа.
        - Я те пну... - послышался голос дежурного из складок явно большой для него куртки. - Просто прикрой её и всё...
        Пыльные стеллажи загромождены коробками с каким-то невероятным количество всего, что можно найти в рейдах или получить от Надзирателей - оружие, одежда, противогазы. Но вот полки, предназначенные для медикаментов, пустовали, запасы почти истощились, а ждать от Надзирателей их сейчас не приходится. «Да мне бы хоть один рулон грёбаных бинтов, ну же...» - Ник нервно бродил по узким проёмам мимо стеллажей, и подтягиваясь, заглядывал на верхние полки, когда, наконец, в дальнем углу он нашёл два небольших рулона плотных бинтов.
        «На какое-то время хватит, если не буду в чьих-то кишка ковыряться. Так, теперь куртка» - плащ, от которого Ник решил избавиться, сильно износился и был пропитан кровью так, что даже длительные полоскания в морской воде не смывали запах. Покопавшись в одной из громоздких коробок Ник выдернул из-под кучи тряпья неплохую кожаную куртку, которая вполне могла защитить от непогоды и некоторых ранений. Закинув её на плечо, он вернулся к дежурному, которого хотел разбудить, но увидев, как тот в обнимку с автоматом сполз на самый пол, оставил его отсыпаться.
        Решив, что сон ему не светит, он поднялся к себе, собирая в сумку инструменты и взяв с собой пострадавшую косу, спустился к главному входу. Погода радовала тем, что скрыло солнце за слоем туч и находиться на улице было довольно приятно. Ник устроился на ступеньках и перевязав руки, принялся разбирать сломанный механизм. Даже несмотря на отсутствие солнца, травмированный глаз, не защищённый повязкой, покалывало, и Ник все время тянулся к нему рукой.
        - Надо бы придумать что-то получше повязки, - сказал он вслух.
        - Я тоже так думаю, - ответил ему знакомый голос.
        За спиной стояла замученная Хизер. Она улыбнулась ему уголком губ, когда Ник обернулся, и присела рядом.
        - Не спится? - она наблюдала за руками Ника, ловко разбиравшего сломанный механизм.
        Он неопределённо качнул головой, чтобы не отвлекаться.
        - Я тоже не могу уснуть. Я видела Дэниэла, - она поджала губы и вздохнула. - Он сказал, что уходит из отряда и что ты поехавший.
        - А, ну, это я от него уже слышал, - Ник хмыкнул, не отрываясь от своего занятия.
        - Еще Рэнди, он тоже уходит, сказал, что не сможет с тобой работать, даже не захотел лично сообщить. Нас останется пятеро, да и Уолтер не в форме - это катастрофически мало для заданий, что делать? - она обняла колени, продолжая наблюдать.
        - Пусть катятся. Пусть катятся ко всем чертям! Мне не нужны в отряде трусы и слабаки. Без них справимся, - движения рук прекратились на несколько секунд.
        - Да, но, всё-таки попроси Джейсона отправить к нам в отряд хотя-бы двоих, для верности, - осторожно попросила Хизер.
        - Ладно, - отрезал Ник, - позже. Ты не забыла, куда мы сегодня собирались? Возьми с собой противогаз поновее и фонарик. Отправимся вечером. Я скоро закончу, отправляйся спать.
        Поднимаясь по ступеням Палладиума обратно к себе в надежде хоть немного поспать, Ник встретил в коридоре сонного Мэтта, который слегка махнул ему рукой, потирая глаза.
        - И ты не спишь? - Ник потрепал его за плечо.
        - Мне приснился кошмар про пиратов, - он зевнул, - и я проголодался.
        - Не собираешься уходить из отряда?
        - Нет, - Мэтт посмотрел Нику в глаза. - Я думаю, ты хороший человек.
        - Не уверен в этом, - Ник пожал плечами. - Ты же видел, что я сделал?
        - Ну и что? - Мэтт улыбнулся. - Придётся привыкнуть. А ещё ты напоминаешь мне старшего брата.
        - А он у тебя был? И ты помнишь? - Ник удивился такому сравнению.
        - Не уверен, что был. Но если был, то не плохо, чтобы такой как ты... - Мэтт задумчиво почесал затылок. - В общем, я остаюсь.
        Ник усмехнулся, хлопнул парнишку по спине и вернулся в свою квартиру. Толкнув ногой дверь, и оставив оружие сразу у входа, Ник упал на кровать и провалился в долгожданную тьму.
        ***
        - Хочешь, расскажу тебе о море? - к нему наклоняется длинноволосая женщина и мягко улыбается.
        Он видит её лицо - тонкие черты, золотисто-карие глаза, янтарные, добрые. Её руки, худые и ласковые тянутся к щекам, и он кивает.
        - Ты ведь знаешь, что я тут жил, когда была маленькая? Хотя, этот город назывался тогда по-другому, - женщина ведёт его к небольшому диванчику, такому старому и ветхому, что тот скрипит, когда он и худощавая женщина садятся на него.
        - А как он назывался раньше? - он ковыряет обшивку дивана, стараясь достать до пружины, периодические поглядывая на женщину - заметит ли?
        - Не помню, милый, - она странно отводит взгляд и слегка поджимает губы, - это было так давно, что я совсем не помню. Но я очень хорошо помню, как ходила к морю. Вода в нём была тёплая и такая приятная, мне нравилось гулять босиком по песку, а потом заходить в воду по колено, - женщина улыбается и мечтательно смотрит куда-то в сторону. - Когда я была маленькая, я очень любила гулять по берегу моря, тёплый песок всегда был таким мягким, а вода прозрачной и прохладной. Мне нравилось заходить в воду и гулять туда-сюда. Тогда летом тоже было очень жарко, и я носила лёгкое платье, моя мама дарила мне самые красивые платья. - Она снова гладит его по волосам и улыбается. - Море, это так красиво.
        Из-за занавески, скрывающей небольшую кроватку, доносится кашель.
        - Подожди, милый, - она встаёт с места и скрывается за занавеской.
        С дивана слезать уже не сложно. За прошедший год он подрос так, что теперь громоздкий предмет мебели не вызывает трудностей. Он лишь притворяется, что ему сложно - чтобы чаще обнимали и усаживали. Осторожно отодвигая тонкую занавеску, он заглядывает. На кроватке заходится сильным кашлем младшая сестрёнка. Женщина наливает в кружку какой-то горячий отвар и глаза её наполнены слезами.
        - Не плачь, мама...
        Глава 9
        - Мама?! - Ник резко подскочил на кровати, смахивая со лба холодный пот.
        Странное, липкое ощущение сковало тело, будто весь мир подёрнулся лёгкой пеленой, и это сейчас он был во сне, выдернутый из реальности. «Мама... Я так долго старался не забыть твоё лицо, а сейчас совсем не помню». Голова гудела. Образы прошлого приходили совсем не часто, а после них оставалось горькое послевкусие и тягучая боль где-то меж рёбер.
        - С тобой всё в порядке, мы идём?!
        Голос напарницы рассеял неприятное чувство и Ник нашел её взглядом. Хизер сидела напротив кровати, повернув кривой стул спинкой вперёд. В лучах закатного солнца она выглядела не так, как обычно. Светлая кожа наполнилась оранжевым теплом, а соломенные волосы казались почти золотыми. По вечерам Ник видел её не часто - если не нужно было в рейд, а выходить в город не хотелось, они встречались в холле, или же она приходила уже после заката. Ник свесил ноги с кровати, продолжая рассматривать её. Хизер молчала, ожидая, пока он окончательно проснётся.
        - Да, дай мне несколько минут, - он поднялся, потирая глаза руками.
        Закат угасал, и тучи сгущались над городом, предвещая очень тёмную и долгую ночь. Поднимался ветер и путь до места, где Хизер нашла грузовик, показался довольно долгим. Мерное гудение Ник услышал за несколько десятков метров до назначенного места. Тусклые лучи голубоватого света проникали сквозь ветки и деревья, создавая странную, холодную атмосферу. Ник подозвал Хизер рукой и выключил фонарик.
        - Что делать будем? Наблюдать? Может кто-нибудь придёт сюда? - он оглядывал фургон и местность.
        - Не думаю, что это нужно. Мне кажется, что так мы потеряем время. Давай поищем вход в него? - Хизер достала химический револьвер и проверив на месте ли капсулы, натянула на лицо черную повязку. - Это чтобы пока противогаз не надевать, но и не вдохнуть с дуру какую-нибудь дрянь! - пояснила она, заметив удивление на лице Ника.
        - Ну да, - Ник нацепил маску на лицо, и снял с предохранителя автомат.
        - Патроны тратить будешь?
        - Надеюсь, не придется, но мы даже не знаем, что там внутри. Я вообще в резервации не видел подобных машин.
        - Согласна, нужно всё проверить, - Хизер сделала несколько неуверенных шагов вперёд.
        Напарники пробирались к фургону, но ничего не происходило - на них никто не нападал, и ничем не травил. Обойдя его сзади, они заметили небольшие подъёмные ворота, с ведущими к ним несколькими металлическими ступеньками. Судя по всему, когда-то этими воротами заменили обычную автомобильную дверь. Ник, подложив под ворота широкий нож слегка дёрнул им вверх, чтобы между полом и воротами появился хотя-бы небольшой зазор. Ворота скрипнули и тяжело поднялись на пару сантиметров.
        Хизер оглядывалась по сторонам, переживая, что скрип мог привлечь к ним чьё-либо внимание, но вокруг, как и раньше, никого не было. Убрав нож, Ник обеими руками дёрнул ворота, и они послушно поднялись, скручиваясь в увесистый металлический рулон над входом.
        - Странный механизм, - он сделал шаг вперёд и заглянул внутрь.
        - Ну, что там? - всё ещё стоя спиной к нему и осматривая лес, спросила Хизер.
        - Внутри вроде никого нет, и тихо. Заходим, - Ник обернулся на напарницу и махнул рукой, приглашая войти.
        Внутри фургон состоял из двух небольших комнат и коридора, в самом начале которого была установлена конструкция с множеством лампочек, кнопок и циферблатов. Хоть трейсеры знакомы с различной техникой и приборами, но назначение этого «пульта» Нику было не ясно. Узкий коридор с низким потолком обшит металлическими пластинами, а свет в него проникал из комнаты, где посередине возвышался большой овальный стол с расставленными по кругу мониторами.
        - Что это? Дисплеи, как на наших устройствах, но вот только ничего не показывают, - Хизер обошла стол, заглядывая в каждый монитор по очереди. - И пыль на столе, - она отряхнула руку, которой провела по столешнице.
        - Не могу сказать. Смотри, сколько проводов, устройств, - он рассматривал комнату, - но всё запылилось, значит, здесь никого не было, минимум, пару дней.
        Под потолком горели продолговатые лампы, отдавая синевой. Ник подошёл поближе к мониторам, чтобы рассмотреть, но заметил вход в другую комнату - поменьше. В маленькой комнате на невысокой тумбе стоял монитор, рядом с которым лежала клавиатура. Ник видел такую у Надзирателей и как-то раз в кабинете Джейсона, но что с ней делать не знал. Он ткнул пальцем на первую попавшуюся клавишу, и на мониторе появилась надпись, которую тут же озвучил женский голос:
        «Организация „Прайм“ приветствует вас, мы получили последние данные».
        - Что за чёрт?! - Ник сделал шаг в сторону, не понимая, о чём идёт речь.
        За его спиной стояла Хизер и недоумевающе наблюдала за происходящим. Она заметила в тумбе ящик и взявшись за ручку, попробовала открыть - он оказался не заперт. Вытащив из него довольно пухлую пачку бумаги, она протянула её Нику.
        - Посмотри, тут какие-то документы, но они написаны не шифром, и не от руки.
        Ник взял листы и всматриваясь в мелкий шрифт пытался разглядеть хоть что-то знакомое.
        - Не понимаю этот язык, - он показал один листок напарнице. - Давай заберём это с собой, может, кто-нибудь прочитает.
        Ник, наклонившись к клавиатуре, нажимал все клавиши подряд, надеясь, что получит ещё хоть какую-нибудь информацию. Спустя несколько попыток, голос из монитора послышался снова:
        «Инструкция новобранца. Прослушайте внимательно. Каждый вновь прибывший служащий обязан производить проверку не менее одного раза в сутки, а также сообщать в „Прайм“ о любых, даже незначительных изменениях. Служащие обязаны выполнять все предписания организации беспрекословно. Служащие должны производить патрулирование вверенных территорий на передвижных мобильных базах, передавая данные в организацию. Вторая фаза проекта запущена, следуйте указаниям. Конец инструкции».
        - Ник, что-то мне не по себе, может нам пора уходить? - застывшая, словно восковая фигура, Хизер смотрела на напарника испуганно и напряженно.
        - Подожди, может, ещё что натыкаю, - он начал методично жать на каждую клавишу. Ник почти подобрался к концу клавиатуры, как голос снова заговорил:
        «Проект „Абсолют“. Совершенно секретно. Введите пароль». На экране загорелась мигающая вертикальная черта, явно ожидая, что там что-то напишут. Ник нажал несколько случайных клавиш. «Пароль неверный», - сообщил голос и поле для ввода автоматически очистилось. Проделав всё то же, что и в первый раз, но с другими клавишами, Ник снова услышал: «Пароль неверный».
        - Да, чтоб тебя! - он в третий раз пробежался пальцами по клавиатуре.
        «Пароль не верный. Согласно протоколу № 181, третья неверная попытка ввода пароля запускает механизм самоликвидации мобильной базы.До самоликвидации осталось 60 секунд».
        Лампы на потолке сменили свет с синеватого на красный, и противный звук хриплой сирены оповестил о начале самоуничтожения. Сразу после запуска Ник услышал, как ворота на входе с грохотом опустились.
        - Надо убираться! - Ник схватил окаменевшую Хизер за руку и резким движением потянул за собой в залитый красноватым светом коридор. Ворота закрыты. Он пытался открыть их также, как и при входе - поднимая роллерные ворота вверх с помощью ножа. - Твою то мать, не выходит! - от усилия пальцы на руках заломило, а лезвие жалобно звякнуло.
        «До самоуничтожения 30 секунд» - бездушно оповестил женский голос из задней комнаты.
        - Давай же! - перехватив нож поудобней, он потянул ворота вверх снова.
        Хизер, прислонившись, с усилием пыталась толкать ворота руками, но от этого не было никакой пользы.
        «До самоуничтожения 10 секунд».
        - Заткнись, сука! - ругнувшись, Ник дёрнул руками вверх так, что ворота наконец поддались и поднялись на несколько сантиментов. - Давай! - бросив нож на пол, он оттягивал ворота вверх.
        «До самоуничтожения 5...»
        Зазор между воротами и полом стал таким, что можно было пролезть, хоть и с трудом. Ник протолкнул вперед миниатюрную напарницу, которая, оказавшись снаружи протянула ему руку.
        «4...3...» Ник схватил её за руку и подавшись вперёд преодолел узкое пространство между полом и воротами. Обхватив Хизер руками и приподняв, он устремился вперёд, перепрыгивая ступеньки и пытаясь за оставшиеся пару секунд успеть отбежать от базы подальше. Ник услышал громыхающий звук, и горячая взрывная волна обожгла спину. Инстинктивно, подумав, что его сейчас накроет огнём с головой, он прижал к себе Хизер и зажмурил глаза. Взрыв отбросил их на несколько метров, догоняя обломками и огнём. Боль зазвенела в ушах и Ник, почувствовав, как Хизер падает из его рук, попытался удержать её, но потерял сознание.
        Пустота и тьма сменилась красновато-жёлтым заревом, когда он пришёл в себя. Их с Хизер отбросило друг от друга на несколько метров, и было похоже, что она без сознания. В ушах звенело и перед глазами всё расплывалось. «Ещё и башкой приложился». Несмотря на тошноту и головокружение, он поднялся и направился, хромая, к напарнице. Правая нога была травмирована, но судя по ощущениям - не сломана, по виску катилась горячая капля крови, которую Ник размазал по всей щеке.
        - Хизер, очнись! - Ник перевернул лежащую лицом вниз напарницу и поднял её на руки. - Ты жива, ответь, Хиз? Надо убираться отсюда, - собственный голос сейчас казался чужим. Наклонившись ухом к лицу напарницы, он почувствовал слабое дыхание. Хизер дышала поверхностно, а на губах выступила кровь. - Надеюсь, ты просто десну разбила. Держись, скоро подлатаю тебя, - он огляделся вокруг, снял с себя куртку и завернув в нее Хизер, как ребёнка, направился по узкой тропинке, ускоряя шаг.
        Над головой сверкнула молния, подсвечивая дорогу, и раздались первые раскаты грома - вот-вот начнётся дождь. Наконец, тропинка вывела его на дорогу, к стоящим вдоль неё старым домам. Ник пробежал мимо нескольких - тех, что были без крыш или стен, и зашёл в дом, всё ещё державшимся в неравной схватке с погодой и временем. Опустившись на холодный пол у стены, он аккуратно уложил напарницу и достал из приклада несколько ампул, подбирая подходящие вещества. Выбрав препарат, останавливающий возможное кровотечение и снимающий отёки внутренних органов, он ввёл жидкости в вену на руке Хизер.
        По крыше забарабанил дождь и стало ощутимо прохладней. Шум становился сильнее, гипнотизируя и навевая сонливость. Снова взяв её на руки, он прислонился к стене. «Ты только выживи». Голова нещадно раскалывалась и ныла нога, но на себя Ник решил лекарства не тратить, опустив затылок на прохладную поверхность стены он погрузился в тяжёлый, болезненный сон. Из темноты его потянуло за собой прикосновение к щеке тёплой ладони.
        - Теперь ты со мной сидишь, - Хизер слабо улыбнулась и убрала руку от лица напарника.
        - Не пугай так, вечно хочешь умереть раньше времени, - Ник попытался размять затёкшие руки и спину, но активные действия доставили немало неприятных ощущений. - Мы давно уже здесь, - он поднял голову, рассматривая высокое окно и понял, что ночь ещё не закончилась, а небо все также затянуто тучами, хотя, дождя не слышно.
        - После того, как ты схватил меня, больше ничего не помню, - Хизер потёрла рукой лоб и глубоко вздохнула. - Мы попали под взрыв?
        - Да. Нас хорошенько откинуло, но я очнулся почти сразу, а ты похоже пострадала сильнее, - он старался опереться на раненую ногу. - Похоже, я уже могу идти, а ты?
        Хизер тяжело поднялась, но слегка покрутив головой и сделав несколько шагов, кивнула.
        - Могу. Давай вернёмся в Палладиум.
        ***
        Генри что-то ворчал и неодобрительно покачал головой, когда в помещение грузно ввалился Ник, придерживая напарницу.
        - Генри, подлечи её. Я давал ей вещество для остановки внутренних кровотечений и против отёков, но ей досталось, - он и сам тяжело дышал, раненая нога ныла и стоять становилось всё тяжелее.
        - Во что ты опять вляпался? - Генри подхватил качающуюся Хизер и проводил её к ближайшей койке за потрепанной ширмой.
        - Да так, непредвиденные обстоятельств, - Ник вымученно улыбнулся.
        - Тебе обезболивающих не дам, - Генри пожал плечами. - Сам влез, теперь терпи, - он кивнул на поджатую Ником ногу, - фламинго недоделанный.
        - Кто?! - Ник поднял брови в удивлении и хохотнул.
        - Иди уже отсюда, займусь твоей подругой, - Генри демонстративно зашагал к шкафчику с медикаментами. - А ты отоспись.
        Сон после произошедших событий получился беспокойным и рваным, в голову постоянно навязчиво лезли мысли о странной машине и пачке документов, лежащих у кровати. Ник ворочался, вставал, чтобы покурить, проваливался в сон. Что-то в голове сильно чесало подкорку - хотелось точно знать, что скрывается за загадочным названием, кто такие «Прайм» и почему раньше Ник о них ничего не слышал. Он пялился на стопку документов, лежа на животе, и медленно, в десятый раз, перебирал листы, пока его взгляд не зацепился за незамеченную ранее деталь - печать. Красная печать, поставленная в правом нижнем углу последней страницы, и изображенный на ней трёхлистных узор что-то напоминал.
        Его глаза расширились, а сон, и так приходящий неохотно, окончательно развеялся. Он соскочил с кровати и сжав в руке мятые листы понёсся вверх по лестнице, не обращая внимания на сильную боль в ноге, отталкивая в сторону редких, сонных трейсеров. Дверь в квартиру Джейсона распахнулась с грохотом, и Ник оглядывался по сторонам в поисках капитана. За его спиной в молчаливом удивлении стоял пожилой постовой, а в дверном проеме застыл Надзиратель.
        - Джейсон, ублюдок! - проорал Ник, размахивая листами у себя над головой. - Где ты, мать твою?!
        - Ник! - постовой, наконец, вышел из транса и закашлявшись обратился к нему. - Он только что ушёл. Куда - не докладывал. Ты бы так не врывался, всё-таки, - Худощавый мужчина переминался с ноги на ногу.
        - Куда его понесло в полдень? - Ник оглянулся на дежурного. - Значит, здесь подожду, сколько понадобится.
        Он обошёл массивный стол, и, плюхнувшись в кресло, вытянул ноги, закидывая их на столешницу. Заметив недоумение старика, он только усмехнулся.
        - Закрывай дверь. У тебя проблем не будет. Обещаю.
        Дежурный глубоко вздохнул, покачав седой головой и вышел, прикрывая за собой дверь. Ожидание затянулось. Сквозь плотную, тёмную ткань, пробивались лучи солнца - уже середина дня. Ник бродил по кабинету из стороны в сторону, недостаток сна сказывался, и он снова сел в кресло, складывая руки на столе и опуская на них голову.
        - Не понял!
        Громогласный голос Джейсона заставил Ника резко поднять голову и разлепить сонные глаза. Он почувствовал, как сильная рука капитана берёт его за воротник и пытается скинуть с кресла.
        - Пошел вон отсюда! - Джейсон с усилием приподнял Ника, отталкивая в сторону.
        - Прошу прощения, капитан, - процедил Ник сквозь зубы. И, швырнув листы на стол указал на печать пальцем. - Узнаёшь?
        Джейсон наклонился к документу. На секунду Нику показалось, что он нисколько не удивлен, но капитан скривил губы и как-то странно повел головой.
        - Этот символ. Это нашивка Надзирателей, - Джейсон нахмурился, откидываясь на мягкую спинку. - И что дальше?
        По рассказам Выживших, Надзиратели появились почти сразу после Столкновения - через пару месяцев. Надзиратели вывозили из городов почти всё, что могло показаться полезным - оружие, автомобили, технику, медицинское оборудование. Когда города были обчищены, они стали приходить реже. Один раз, как говорил Леон, они привезли им десятки шприцев с лекарствами, всем сделали уколы, якобы против влияния распыленных химикатов. После того, как первые недели и месяцы минули, Надзиратели стали постоянными спутниками обычных людей.
        Шло время, и за десятилетия система работы с ними была выработана до автоматизма, никто уже и не помнил, кто они и откуда появились, теперь они стали часовыми в Палладиуме, патрульными на улицах и поставщиками ресурсов. Вынужденное сотрудничество с ними и так было для Ника саднящей раной, которую так и хотелось расчесать ногтями до крови, а теперь они ещё оказались как-то связаны с некой организацией.
        - Что дальше?! Я нашел эти документы в странной машине, стоящей в лесу недалеко от Риверкоста. Эта «база» под завязку напичкана техникой, оборудованием.
        - Странно, что они встали так близко к резервации, - Джейсон пожал плечами.
        - В каком это смысле? - от удивления Ник сделал шаг назад. - То есть ты знаешь, что это база?
        - Неужели ты думал, что Надзиратели с неба падают? И из воздуха ресурсы добывают?! - Джейсон ухмыльнулся, сложив руки на груди.
        - Нет, - в горле встал ком. Ответить было совершенно нечего, но ещё один вопрос всё ещё мучал его. - Ты знаешь, кто такие «Прайм»?
        Лицо Джейсона переменилось, стало серьёзнее. На несколько мгновений показалось, что он действительно о чём-то задумался. Дым из трубки лениво поднимался к потолку, и, встретив препятствие, растворялся. Тишина в кабинете нарушалась только постукиванием пальцев капитана. Он хмурился, смотрел то в стол, то в стену, отворачивался и чесал бороду. Затем, как-то резко подняв взгляд, медленно и угрюмо произнес:
        - Возможно. Но разговаривать с тобой на эту тему не собираюсь, - на его лице отражалось раздражение, говорил он медленно, но громко. - Не лезь не в своё дело.
        - Так ты знаешь. А ещё, наверное, знаешь, куда попадают люди, которых забрали Надзиратели, так?! - удушливая волна поднималась по телу и контролировать себя становилось сложнее.
        - Ты не понял меня? Я сказал забудь об этом и не лезь. У меня найдется с десяток причин, почему я действую или бездействую, и ещё с сотню, почему я не буду перед тобой отчитываться, - Джейсон продолжал курить трубку, разглядывая потолок.
        - Так ты один из них или... - Ник невольно подался вперёд, инстинктивно поднося руку к ножу на поясе.
        - Нет! - Джейсон резко встал из-за стола, собирая листы и швыряя их в сторону Ника. - Не копайся в этом - дружеский совет. Пошёл вон отсюда или снова окажешься в подвале!
        Ник остановился, пытаясь собраться с мыслями и глубоко вдыхая душный воздух кабинета, присел, чтобы собрать листы. Оказаться запертым в клетке сейчас было бы слишком не предусмотрительно. Он развернулся и вышел из кабинета, почти сбивая с ног оказавшегося слишком близко к двери Надзирателя. Что-то внутри требовало решения, просило о действии, но Джейсон, как не прискорбно это было признавать, в чём-то был прав. Куда сунется он в одиночку, что сможет сделать? Его просто расстреляют и забудут. Сидеть на месте не было сил, но выходить из Палладиума днём, даже после проливного дождя не имело смысла. Отдышавшись, он сел за стол в пустующем холле, разложив перед собой документы.
        - Что это? - за стол присел Мэтт, подвигаясь поближе к командиру.
        - Снова не спишь? - Ник оторвал взгляд от бумаги, посмотрев на парнишку.
        - Я поспал. Но не могу до сих пор привыкнуть к режиму. В Центре было по-другому. Можно с тобой посидеть?
        - Сиди, - Ник хмыкнул, рассеянно бегая взглядом по не понятным ему строчкам.
        - А что это, скажешь? - Мэтт как-то виновато улыбнулся, указывая на листы.
        - Что-то связанное с Надзирателями. Сам не знаю точно, - Ник пожал плечами, собирая бумагу в стопку. - А узнать хочется... Эти уроды... - Ник не закончил.
        - Почему ты их так ненавидишь? - Мэтт хлопал глазами. - Ну, я вот их боюсь, но ты то... Тебе чего их бояться.
        - Я не боюсь. Просто хочу знать, кто они такие. А ещё, хочу, чтобы они все передохли, - Ник облокотился на руку.
        - Не совсем понимаю, - Мэтт грустно склонил голову.
        - Я видел, Мэтт, видел много раз, как они увозят людей. Стреляют в них второй и третьей категорией. Эта боль невыносимая. Когда я думаю, что кто-то чувствует то же, что и я несколько раз, меня передёргивает. Когда меня только привезли в Риверкост, они забрали много людей - женщин, детей, Выживших. Столько криков я не слышал никогда. А мы - трейсеры, просто стояли и ждали, когда всё это закончится, - Ник потер переносицу, краем глаза заметив, как кто-то, стоявший за их спинами, спешно удаляется в сторону выхода.
        - Так они никогда не забирают трейсеров? - Мэтт поёжился, представляя картину, которую описал Ник. - Алекс говорил, что забирают.
        - Это бывает редко, я даже не помню, когда они в последний раз забрали хотя бы одного их нас, - Ник посмотрел на напряжённого Мэтта и потрепал по коротко стриженной макушке, - так что, за это можешь не переживать.
        - Хорошо... - Мэтт слабо улыбнулся и поднялся. - Я, наверное, попробую ещё поспать.
        - Удачи с этим, - Ник проводил его взглядом и решил дождаться, когда солнце скатится к горизонту - был ещё один человек, который, возможно, мог бы рассказать ему о «Прайме».
        Взяв куртку из комнаты, быстрыми шагами он унёсся по узкой улочке, направляясь к Леону. Глубоко вдыхая ещё сырой воздух после ночного проливного дождя, он преодолел расстояние от Палладиума до обычного места обитания Леона всего за пару минут. Ни слова не говоря удивленному старику, он уже по привычке плюхнулся на тряпки и подушки, доставая из-за пазухи пачку документов.
        - Леон, скажи, что ты знаешь этот язык! - он протянул ему помятые листы.
        Старик внимательно всматривался в напечатанный шрифт, хмурился и почесывал редкую бороду худощавой рукой:
        - Это язык я помню плохо, но... Какая-то таблица, в ней много всяких формул, я в этом никогда особо не разбирался. Также тут говориться о веществе, каком-то, и ещё одна таблица с возрастами людей. Так, - старик перелистал несколько страниц. - Вот, ещё, понимаю: «Исследования должны проводиться в специальных лабораториях на основной базе „Прайм“. Помните, что экспериментальная часть исследований требует от испытуемых находиться в здравом уме и быть физически здоровыми».
        - Мы с Хизер нашли эти документы в одном странном месте. Что это за организация такая? Не знаешь? Судя по тому, что техника в здании работает, то и организация ещё существует.
        - Нет, сынок, я ничего об этом не знаю, - Леон пожал плечами отводя в сторону взгляд. - Ники, стоит ли лезть в это? - старик сидел, опершись на руки, и отрешённо рассматривал звёздное небо. - Всё равно, останется всё так, как есть, и ничего не изменить.
        - Нет, Леон, как-то всё это странно. Знаешь кого-нибудь, кто может больше рассказать?
        - Знаю, но я думал, что никогда не придётся рассказывать об этом. На окраине есть дом, там живёт женщина. После Столкновения она оказалась в Риверкосте. Но даже первое время, пока она была с нами, казалась какой-то чужой, испуганной - скрывалась и почти не разговаривала ни с кем. Прошло около года, когда она покинула город, приходила сюда редко, иногда что-то обменивала быстро, обновляла одежду и оглядываясь по сторонам, убегала. Несколько раз я разговаривал с ней. Она сказала, что если её найдут, то сразу казнят и что на глаза Надзирателям ей попадаться нельзя, мнится мне, что она как-то связана с военными. Может, её уже и нет в живых, она не приходила очень давно, - Леон вздохнул. - Я покажу тебе куда идти, чтоб добраться до её дома, но провожать не буду.
        - Ты уже и так помог больше, чем я мог рассчитывать, - Ник поднялся. - Попробую попасть к ней в ближайшее время.
        Леон выдохнул, провожая Ника взглядом и, оглядевшись по сторонам, подозвал к себе светловолосую женщину, сидящую неподалёку. Он быстро нацарапал что-то на листе бумаги, складывая его несколько раз и передал ей. Она наклонилась к нему и выслушав несколько коротких фраз, сказанных на ухо, двинулась по направлению в центр города.
        Глава 10
        Ник рассеянно наблюдал за дрожащим огоньком в лампадке, иногда переводя взгляд на серые, облезшие стены. В голове росла невидимая стена, оставляя желание что-то поменять с одной её стороны, и забыть обо всём - с другой.
        - Мне иногда кажется, что если не принесу еду, ты, в конце концов, умрёшь от голода, - Хизер поставила поднос и напряжённо выжидала, будто, не решаясь что-то спросить.
        - А? Ага, ты права, - Ник на ощупь находил рукой куски мяса и, овощей, отправлял их в рот, не отрываясь от огонька.
        - Ник, я взяла на себя наглость сходить к Джейсону и попросить в отряд двоих, ты меня не убьёшь за это?
        - Я хотел сделать это позже, - он мрачно вздохнул и уставился на напарницу.
        - Ну, они уже прибыли сегодня, это новички... Никто из тех, кто есть в Палладиуме, к нам не захотел, и я подумала, что мы успеем провести совместную тренировку. Пусть познакомятся с нами, привыкнут... - она не закончила, увидев, как Ник закатывает глаза и утыкается в карту.
        Холл постепенно заполнялся отрядами. Сегодня Ника сверлило чувство, что время вокруг него заморозилось и впало в бесконечный цикл - оно будто не желало, чтобы дальше что-то происходило. Ощущение, скажем так, не из приятных. Хизер носилась от стола к столу, приветствуя кого-то, снова занимала очередь за едой и периодически подскакивала к напарнику с повседневными вопросами. Чувство незавершённости происходящего никак отпускало, мозг был перегружен событиями и информацией, отказывался принимать решения и молил обо всём забыть. Ник рассматривал подрагивающий огонёк в лампадке, когда к нему присоединились Сэм и Алекс.
        - Эй, командир! - Сэм приветливо хлопнула его по плечу, присаживаясь на скамейку. - Где пропадаешь? С прошлого рейда тебя не видно, а Хиз молчит - ничего не рассказывает! - Сэм протянула ему какой-то свёрток, в котором оказался табакили нечто подобное. - Вот, может, разговорчивей будешь!
        К столу неуверенно подошли двое - девочка и парнишка, подозрительно похожие друг на друга. Оба были невысокими и тощими, одежда из Центра, одинаковая почти у всех новичков - старые рабочие костюмы из плотной ткани, серые и протёртые на коленях и локтях. Обоим подросткам не по размеру - рукава рубах завёрнуты по локоть, штанины обрезаны. Эти двое отличались длиной каштановых волос и ростом. Нику показалось, что девочке не пятнадцать лет, а меньше. Возможно, такое впечатление было из-за одежды не по размеру.
        - Вечер добрый, командир, - юноша поздоровался, не глядя Нику в глаза, - присоединиться можно?
        - Не особо вы мне тут нужны, буду честным, но садитесь и расскажите, кто вы, - Ник указал рукой на свободное место за столом.
        - Я Симон, а это Хелена, - он кивнул на девочку. - Моя сестра. Хелена отлично стреляет из пистолетов, винтовки для неё тяжеловаты, а у меня есть катана, - он вытащил катану из ножен и продемонстрировал Нику. - Кого хочешь ею положу.
        - Даже так? - Ник вопросительно поднял бровь. - Может, подерёмся, а то скучно.
        - Не начинай... - Хизер, которая, как оказалось, уже давно стояла за ним, подала голос.
        - Нет, драться не буду, - Симон покачал головой.
        - А жаль, - Ник демонстративно вздохнул, - было бы весело.
        Симон присел за стол, подтягивая сестру поближе к себе. Находиться в Палладиуме было непривычно. Сейчас его мысли были заняты, тем что он не был ограничен Центром, а значит, если найти карту, то можно попытаться добраться домой, узнать, живы ли родители. Ник казался тем, кто мог бы знать, куда идти или ехать, но разговаривать с ним об этом сейчас было бы странно. Несмотря на напряжение, Симон осознавал, что лучше не нарушать условия контракта, «выкаченного» ему и сестре перед отъездом из Центра. Работа взамен на обеспеченность - лучшее, что сейчас он мог сделать для Хелены. Перед отправкой в Риверкост ему объяснили, что Палладиум в этом городе выполняет функцию местного правительства и что быть трейсером выгоднее, чем фермером или простым рабочим. К тому же, знаний и физической подготовки Центра могло хватить даже для выживания в одиночестве.
        Несмотря на бесчисленные тренировки и довольно прохладное отношение тренеров, Симону нравилось в Центре - учили многому, еды и одежды хватало. Ресурсы привозили из тех резерваций, куда потом распределяли после обучения, а Надзиратели почти никогда не появлялись. Среди тренеров и учителей было много Выживших, наверное, жизнь там как-то была похожа на прошлое. Симон никогда не видел тех, кто управляет Центром, но от чего-то ему казалось, что эти люди совсем не такие, как тренеры или дети, находящиеся там.
        Хелена молча уткнулась взглядом в стол, не решаясь смотреть в глаза сидящему напротив командиру. С ней рядом присела Хизер, что-то шепча на ухо, а она лишь иногда кивала или отрицательно мотала головой.
        - Твоей сестре ведь нет пятнадцати? - Ник перевёл взгляд с девчонки обратно на Симона. - Почему она здесь?
        - Как ты узнал? - Симон нахмурился, иногда поднимая взгляд.
        - Догадался, - Ник пожал плечами.
        - Ей тринадцать. Мы были в центре вместе, - Симон немного повернулся к Нику, хотя всё ещё не смотрел ему прямо в глаза.
        - Как так вышло? Она младше, и к тому же родственников разлучают, - Ник выдохнул, вспомнив мутные образы своих родных.
        - Это я, - Симон склонил голову. - Мы обманули людей из Центра, притворились, что не родственники, чтобы быть вместе, и с возрастом обманули.
        - Тебе было восемь, что ты мог сделать?
        - Всё придумали наши родители. В резервации, где мы жили, детей было очень мало, и нас забирали в Центр почти насильно. Папа сказал, что если мы останемся вместе, то нам будет проще выжить. Он оказался прав. Мы помним и дом, и родителей, и не озверели за всё это время. А я больше всего на свете не хотел остаться без сестры, - Симон тяжело вздохнул.
        - Каково это - хорошо помнить детство и родителей? - Хизер слушала Симона, не отрываясь. - Я совсем ничего не запомнила из детства.
        - Хорошо и... И больно, - Симон поднял взгляд на Хизер. - Знать, что они где-то есть, но не иметь возможности увидеться, бояться, что их забрали или убили - это страшно. Иногда я думаю, что лучше бы не помнил.
        - Не говори так! - встряла в разговор Хелена, повышая голос. - Мы не для того старались остаться вместе, чтобы сейчас ты говорил такое!
        - Хелена... - Симон проводил взглядом вскочившую из-за стола сестру, следя за тем, как она обиженно уходит к пустующему столу в дальнем углу холла.
        Её можно было понять - родители, пожалуй, единственное, что стоило помнить из всего, что пережили они за свою недолгую жизнь. Опустошённая резервация с заражённой землёй и совсем малочисленным населением. Симон скучал по родителям - матери с уставшими тёмно-зелёными глазами, отцу, что проводил всё своё время среди грядок, увядающих и дающих так мало плодов. Но почти никто не уходил - было страшно идти через радиоактивные зоны от брошенных и взорвавшихся атомных электростанций, не зная, будет ли на пути укрытие от палящего солнца, хватит ли воды, чтобы дойти.
        - Ваша резервация другая, - Симон отвлёкся от мыслей. - Порядка у нас не было - из жителей собирались банды, которые налаживали отношения с пиратами, по сути, они там всем и заправляли. Надзирателям не было до них никакого дела...
        - А трейсеры? - Ник слушал парнишку, пробуя понять, откуда именно он прибыл.
        - Они почти не работали, да и мало их было. Мне кажется, они что-то делали, чтобы только себя прокормить, - Симон поморщился. - Я думал, если попаду после Центра туда, то буду обеспечивать семью, а до остальных мне тоже дела нет.
        ­ - Я был несколько раз в резервации под названием Морибанд, похоже, это и был твой дом, - Ник поднял глаза к потолку, прикидывая, в каких резервациях он ещё побывал.
        - Может быть, - Симон пожал плечами. - Название не так важно, знать бы как попасть туда. Я пойду к Хелене, - Он встал из-за стола.
        - Твою сестру я не беру в завтрашний рейд, - Ник сказал это ему почти в спину, но короткий кивок увидел.
        Ник проследил за ним взглядом. Если Симон сможет поточнее описать свою резервацию, то определить её по картам будет не сложно. Хотя, отпускать ли его на поиски родителей или нет, Ник пока не решил.
        - Хиз, пока не стало жарко, пройдёмся до Хэнка? - Ник подбросил в ладони несколько капсул.
        - Тебе что-то нужно срочно купить? - Хизер зевнула, устало жмурясь.
        - Нужно забрать у него кое-что, пойдём, ­ - он поднялся, направляясь к выходу.
        Предрассветный Риверкост всегда казался каким-то нереальным - все люди на улицах расходились по домам, гасли лампы и факела. Подёрнутые утренней дымкой, городские пейзажи становились призрачными. От центра шумного когда-то города убегали в разные стороны десятки дорог, пересекая собой пространство, отделяя жилые районы от заброшенных, где дома пришли в негодность и стояли полуразрушенные. В черте небольшого города почти нет зелени и потому в солнечный жаркий полдень укрыться от обжигающих лучей почти невозможно и лучше оставаться в прохладе бетонных стен. Когда-то Леон назвал это «безнадёгой», Нику слово показалось смешным, но со временем он понял, что старик был прав. Нику сравнивать не с чем, но Леон рассказывал, как до Столкновения в городе кипела жизнь, как сновали по улицам большие и маленькие автомобили, спешили куда-то люди, горел яркими огнями парк аттракционов, а в Северном море, даже в прохладной к концу лета воде, плескались дети и взрослые. Ник плохо представлял эту картину, но побывав в бункере, ощутил необъяснимое чувство утраты того, старого мира, к которому и отношения-то не имел.
        - Хэнк! Замри на месте! - крикнул Ник, когда заметил в паре десятков метров от себя торговца, собирающего в ящики свои товары.
        Хэнк поднял глаза и улыбнулся, похлопав себя по животу.
        - Ну, с добрым утром, - Хэнк пожал Нику руку, всё также довольно улыбаясь. - Ты сегодня поздновато, - он хохотнул и кивнул Хизер.
        - Что у тебя есть из огнестрельного оружия? - Ник облокотился на ящики, подпирая голову руками.
        - Ах ты... - Хэнк развёл руками. - Кажется, ничего.
        - Нагло врёшь, - Ник фыркнул, продолжая разглядывать Хэнка. - Расплачиваюсь капсулами. Пистолет - три штуки, винтовка - восемь.
        Хэнк нервозно помялся на месте, явно над чем-то размышляя и прикидывая, видимо, кому можно выгодно перепродать химикаты.
        - Есть один, - словно вспомнив, он поднял указательный палец и отвернулся, копошась в ящиках. - Вот, - Хэнк протянул Нику серебристый, начищенный пистолет.
        - Отличная штука, - Ник повертел его в руках. - Автоматический, магазин на месте, ага, - Ник вытащил магазин, показывая Хэнку, что патронов нет. - Патроны?
        - Ах да, - Хэнк засуетился, перебирая в ящике маски и оружие. - За три капсулы только на один магазин дам патронов, - он демонстративно нахмурился. - Если дашь восемь капсул, как за винтовку, то дам второй магазин, а патронов на... - он задумчиво скривил губы. - На четыре полных магазина. Идёт?
        - Шесть капсул, - Ник азартно оскалился, прокручивая на пальце усердно пистолет.
        Хизер молча поглядывала за ними, сложив руки на груди и переводя взгляд то на торговца, то на напарника. Она, вообще, плохо понимала, зачем Ник решил рвануть к Хэнку ранним утром, да ещё и за пистолетом, будто точно знал, что у торгаша найдётся огнестрел.
        - Зараза, - ругнулся Хэнк. - Почему шесть-то?
        - Потому что знаю, у кого и когда ты обменивал капсулы на оружие, и это были далеко не местные жители, - Ник выпрямился и уселся на ящик, покачиваясь, будто отсчитывая время, которое отведено Хэнку на принятие решения.
        - Негодяй, - Хэнк усмехнулся. - Я согласен.
        - Ещё бы ты не согласился, - Ник насыпал в ладони торговца капсулы. - Я бы мог и «за так» забрать пистолет, понимаешь? - Ник издевательски ухмылялся, глядя на растерянного торговца.
        - Понял, понял, - буркнул Хэнк, выкладывая на ящик запасной магазин и отсчитывая патроны в небольших коробочках. - Пользоваться умеешь? Вставляешь магазин, передёргиваешь затвор, вот и предохранитель...
        - Не учи, - Ник сгрёб в охапку коробки с патронами и сложил их в потрёпанную сумку. - Ещё увидимся.
        - Бывай, - Хэнк снова пожал Нику руку и принялся собирать остатки товаров по ящикам.
        Уже около главного входа Ник остановился, доставая магазин и заряжая его патронами. Хизер наблюдала за движениями пальцев сонными глазами. Когда Ник закончил, она подняла взгляд, встречая его довольную ухмылку.
        - Чего? - она вопросительно подняла бровь.
        Ник проверил предохранитель и протянул ей серебристый пистолет. В её маленьких ладонях с тонкими пальцами, пистолет казался гораздо больше, чем в руках Ника. Она рассмотрела его со всех сторон, не понимая, что делать дальше.
        - Он твой, - Ник сложил руки на груди, наблюдая за недоумевающей напарницей.
        - Какой повод для подарков? - она хлопала глазами, бережно держа в руках пистолет, будто он был стеклянным.
        - Не знаю точно, но примерно в конце лета ты оказалась в моём отряде. Пять лет назад.
        Хизер улыбнулась, поднимая глаза, но Ник отвернулся, глядя куда-то в сторону.
        - Неожиданно. Я потеряла счёт времени, - она вздохнула, крепче сжимая пистолет.
        - Всё на этом. Спать иди, - Ник, снова став собой, ухватился за воротник её куртки и рукой направил к входу. - Надо выспаться.
        ***
        - Мне снова сидеть в машине? - бледный Уолтер облокачивался на машину, проверяя снаряжение. - Мне уже лучше.
        - Бочки таскать не будешь, а так, - Ник размял затёкшую после сна в неудобном положении шею. - Нас слишком мало. Нужно прочесать территорию, а это следует делать по парам. Так что, в стороне не останешься.
        Усыпанное веснушками лицо Уолтера засияло - из-за травмы он не мог полноценно участвовать в рейдах, да и развлечения ему были не особо доступны. Ему хотелось быть полезным, и новость, что охранять машину не придётся, его осчастливила. Он радостно запрыгнул в салон, с усилием закрывая скрипучую дверь.
        - Кстати, Ник, - он выглянул из водительского окна. - Я взял с собой еды, сегодня можно между рейсами подкрепиться! - он широко улыбался, поднимая к окну забитый чем-то замызганный пакет.
        Ник кивнул, отворачиваясь от автомобиля, и, постукивая ботинком по асфальту, нетерпеливо ждал, когда спустятся остальные. Вслед за Симоном к главному входу вышла и Хелена, беспокойно оглядываясь по сторонам.
        - Я тебя в рейд не беру, знаешь? - Ник подошёл к темноволосой девочке.
        Она выглядела совсем маленькой и напуганной. Не скажешь, что провела в Центре несколько лет, хотя, когда есть на кого рассчитывать, когда есть тот, кто тебя защитит, остаёшься слабым.
        - Знаю, - она передала Симону несколько капсул с бледно-жёлтой жидкостью. - Я просто хочу проводить.
        - Смотрю, и капсулы припасла? - Ник наблюдал, как Симон убирает капсулы во внутренний карман чёрной безрукавки, которую временно одолжил ему Алекс.
        - Остались с последней тренировки в Центре, - она пожала плечами.
        - Того оружия, что вы привезли с собой, будет достаточно, или мне запрашивать ещё? - Ник перевёл взгляд на Симона, который явно волновался перед рейдом.
        - Пока достаточно. У меня есть катана и химический пистолет, а у Хелены... Как долго ты не будешь брать её с нами?
        - Ей необходимо ещё потренироваться, она слишком... - Ник не знал, как подобрать слова, ведь Хелена провела в Центре столько же времени, сколько и Симон, хоть и была младше, - маленькая.
        - Понял...
        Дав отряду последние указания, Ник запрыгнул в багажник, облокачиваясь на заднюю стенку кабины, и, уперевшись ногами в стоящую ближе всех бочку, откинул голову назад, искоса разглядывая сумеречное побережье. Над невысокими морскими волнами поднималась убывающая луна, создавая блики. Поросшие невысокими кустарниками пустыри тянулись вдоль песчаного берега, а по правую сторону уже высился тёмной грядой лес.
        Несколько рейсов в Риверкост обошлись без происшествий. Ник решил остановиться и передохнуть неподалёку от плотины, чтобы с новыми силами сделать ещё несколько рейсов, тем более, что ночь оказалась спокойной, а Уолтер взял с собой еду.
        - Так что там у тебя? - Ник подбросил несколько веток в костёр, разглядывая пакет с едой.
        - Так, - Уолтер улыбнулся и полез в пакет. - Картофель, несколько початков кукурузы, яблоки и какие-то очень древние консервы. Я купил их у одного кочующего торговца.
        - Яблоки радиоактивные? - Ник сидел на траве, скрестив ноги, и упирался локтями в колени.
        - Что? - Уолтер перевёл взгляд на командира, но тот лишь усмехнулся. - Вроде нет, - протянул он.
        - Может, кто-нибудь расскажет историю? - Саманта уже помогала Уолтеру разбирать пакет. Она оглянулась на отряд. - Только не очень громко.
        - Интересно, а для ядовитых змей, что здесь за каждым камнем, громкость твоих баек сильно важна? - Алекс рассмеялся, ловко увернувшись от полетевшей в него картофелины.
        - По зубам получишь! - Сэм шутливо огрызнулась. - Тебе, наверное, просто нечего рассказать.
        - Зато ты о своих похождениях можешь много поведать!
        - Как вы задолбали со своими спорами... С тебя история, Сэм, - Ник наблюдал за ними, чувствуя, что постоянно преследующее чувство тревоги немного отступило.
        - Командир, чего это я? - она демонстративно захныкала.
        - Инициатива, знаешь ли...
        - Поняла, - она нахмурила брови. - Расскажу. Ну... Было мне лет двенадцать, наверное, когда в Центр привезли мальчика...
        - Только об этом и можешь, - пробурчал Алекс. - Давай следующую.
        - Ревность, что ли, гложет? - Сэм скорчила ехидную гримасу. - Не бойся, это было давно, и он был совсем ребёнком. Идиот, - она отвернулась от него, продолжая, - он был таким напуганным первое время... Когда он увидел меня впервые, подбежал и обнял очень крепко. Назвал своей сестрёнкой. Мне пришлось очень долго объяснять, что я не его сестра. Но при этом мы подружились, если можно это так назвать. Я помогла ему привыкнуть, еду свою делила с ним. В общем, стала почти как сестра, хоть я и не знаю каково это по-настоящему. А потом меня увезли в Риверкост. Интересно, где он сейчас и жив ли...
        - Ты скучаешь по нему? - спросил Симон.
        - Думаю, да... - она грустно улыбнулась.
        - Нам пора продолжать, - Ник решил сменить тему, заметив, что все задумались о чём-то своём. - Доедайте побыстрей и перед тем, как уехать, пройдёмся по ближайшей территории. По парам. Я один схожу к противоположному берегу. Не будем терять время.
        Глава 11
        В глазах женщины отражались языки слабого костра. В маленькие морщинки, в уголках синих глаз, закрались тени. Она слушала ветер, завывающий в пустых домах, окружавших её убежище. Одиночество стало привычным. Она поворошила костёр, наблюдая, как взметнулись в небо искры. За спиной раздался шорох, и она обернулась, инстинктивно хватая винтовку.
        - Спокойно, Кэт, - мягко прозвучал мужской голос. - Нужно поговорить.
        - А, - она отложила оружие, снова поворачиваясь к костру, - в очередной раз?
        Мужчина вышел вперёд, оставаясь наполовину в тени, но она точно знала, кто это и что ему нужно. Кэти покачала головой, глубоко вздыхая и бросая на него недовольный взгляд.
        - Не в настроении? - Голос мужчины немного сменил тональность и прозвучал иронично. - Ты не в том положении, чтобы выказывать недовольство.
        - Я вообще промолчала. Давно тебя здесь не было, - она пожала плечами.
        - Ты знаешь, дела и заботы. У тебя скоро объявится один парнишка, - мужчина хмыкнул, - расскажи ему о чём следует.
        - Сколько ещё парнишек сюда придёт? - Кэти нахмурилась, не сводя глаз с костра.
        - Столько, сколько потребуется, - тон мужчины стал более холодным. Не забывайся. Или ты осмелела за последние пару лет?
        Кэти промолчала, стиснув зубы и ссутулившись. Она ничего не ответила, лишь стиснула худыми пальцами ткань потёртых штанов.
        - Ты же прекрасно помнишь, кому и за что обязана жизнью и безопасностью, да малышка? - мужчина говорил размеренно и спокойно.
        - Что ему рассказать? - она, наконец, подала голос.
        - То же, что и паре предыдущих. И помни, что твоё существование, дорогая, зависит от нас.
        - Я не забывала, - её колотила крупная дрожь и Кэт изо всех сил старалась не показывать своего страха и волнения непрошенному гостю.
        - Вот и славно, жди, ­ - мужчина развернулся и удалился вдоль тёмного переулка, не сказав больше ни слова.
        Кэти долго вглядывалась в густую темноту, прежде, чем облегчённо выдохнуть и расслабить напряжённое тело.
        ***
        Ник ускорил шаг, возвращаясь по растрескавшемуся покрытию плотины назад, когда увидел, что навстречу ему несётся перепуганный Симон, а за ним прихрамывая бежит Уолтер.
        - Ник, там он и эти, волки... - Симон тяжело дышал, указывая пальцем в том направлении, куда они с Мэттом должны были пойти на разведку. - Я только отвернулся ненадолго, а он куда-то делся, у него ещё и фонарик сел, я не смог его найти. Потом... Я...
        - Да не мямли ты! - Ник схватил парнишку за грудь, притягивая к себе и отрывая его ноги от земли. - Что произошло?!
        - Я плохо понял, но Симон говорил про несколько волков, помчавшихся туда, куда ушёл Мэтт, - Уолт догнал их, встав рядом.
        - Твою мать! - Ник отпустил Симона и тот от неожиданности упал задницей на бетон. - Ещё раз. Куда он пошёл? - Ник схватил всё ещё сидящего парнишку за волосы на макушке, запрокинув тому голову, чтобы посмотреть в глаза.
        - Туда... - трясущейся рукой он указал примерное направление.
        Мечась по чаще в поисках мальчишки, Ник слышал вдалеке сдавленный рык и шорох когтистых лап. Криков о помощи не было, и это заставило насторожиться. Он нашёл Мэтта вскоре после того, как ему послышалось рычание. Он вышел из-за деревьев перехватив косу руками. Два волка, услышав звук хрустящих веток, обернулись. Отражая свет луны их глаза сияли, и с острых клыков капала свежая кровь. Тишина нарушалась только учащённым дыханием Ника.
        - Сука... - Ник подался назад в то мгновение, когда звери поняли, что перед ними потенциальная жертва, и бросились на него.
        Ник выпустил из рук косу и схватил автомат, не отводя взгляда от хищников. По лесу прокатился звук двух точных выстрелов, и волки почти одновременно рухнули на землю. Ник всё ещё держал автомат, уже никуда не целясь. Лишь ровно дышал, пытаясь найти хоть одну мысль. Он вернул автомат на плечо и волоча за рукоять подобранную косу, двинулся к мальчишке. Мёртвые глаза Мэтта смотрели куда-то в небо, кровь всё ещё струилась из разорванной шеи, а на одежде повсюду проступали бурые пятна.
        - Эй... - Ник навис над телом. Холод поднялся к груди, на мгновение перехватывая дыхание. Он сжал рукоять так сильно, что кажется, слышал, как захрустели кости. - Давай, поднимайся... - Ник говорил медленно и тихо, будто сила убеждения могла сработать. - Вставай...
        - Ник, он умер.
        Плечи дёрнулись - узнав голос, он обернулся и увидел Хизер с пистолетом и фонариком, он даже не слышал, как она подошла. Покосившись на неё в вполоборота, он снова посмотрел на Мэтта. Тело не хотело двигаться, в горле встал ком. Нет, это случилось не впервые, и не было необычным событием - все умирают. Но сейчас мозг упорно отказывался работать рационально.
        - Пойми, он мертв... - Хизер сделала пару шагов в сторону напарника.
        - А я, что, по-твоему, и на второй глаз ослеп? - Ник медленно повернулся в её сторону, поднимая косу одной рукой и отводя за спину, - думаешь, я не вижу эту лужу крови?
        Оскал стал непривычно жутким, а тяжелые шаги заставили Хизер попятиться назад.
        - Ты чего, успокойся, я просто... Я хотела отвлечь тебя... Нас ждут, мы уже ничего не сможем для него сделать! - глаза Хизер смотрели с опаской и ужас пробирался по спине.
        Она упёрлась спиной в дерево, неравно пытаясь найти решение - от точного размаха, если он случиться, увернуться будет сложно. Рука, державшая пистолет вытянулась вперёд почти инстинктивно.
        - Я сказала, успокойся! - пальцы скользнули к предохранителю, и тихий звук передернутого затвора на мгновение остановил его. - Смотри, у меня в руках твой подарок. Хочешь почувствовать запах пороха? Я его тебе устрою! - она старалась говорить чётко, почти в приказном тоне.
        Взгляд Ника был затуманен, и он не произносил ни слова, только сделал ещё один шаг. Звук выстрела оглушил. Хизер, пошатнувшись, снова упёрлась спиной в дерево. Пуля пролетела мимо лица Ника, обжигая кожу. Смазанная картинка в голове растаяла, и он опустился на колени. Хизер, бросив пистолет на землю, осторожно подошла к напарнику и взяв за плечи попыталась заглянуть в глаза.
        - Ты в порядке? Извини за это - я просто испугалась.
        - Нет... - хрипло произнес Ник. - Я не в порядке...
        - Мне очень жаль, что он погиб... - Хизер заглянула за плечи Ника. Голос задрожал.
        Ник ничего не сказал. Поднявшись, он вернулся к окровавленному телу и прикрыв глаза парнишки рукой, поднял его.
        - Зачем ты его забираешь?
        - Попрощаться.
        Хизер пошла вслед за напарником обратно к электростанции. Никто из отряда не посмел нарушить молчание, когда из леса черной тенью вышел Ник с Мэттом на руках. Красно-бурые пятна растекались по одежде и рукам командира. Он прошёл мимо, и они поняли, что произошло, провожая его взглядом к широкому парапету.
        - Я не собираюсь оставлять его здесь, - не поворачиваясь к отряду, сказал Ник. - Если хотите попрощаться, я подожду. А ты... - он обернулся, глядя на Симона, почти светящимся жёлтым, в свете луны, глазом. - Какого черта, ты, блять, упустил его? - Прошипел он, наблюдая, как новичок съёживается от страха.
        - Я не успел, я лишь на минуту выпустил его из вида, - - Симон с усилием сжимал ножны катаны, опустив голову.
        - Всего лишь? - Ник развернулся, делая несколько размашистых шагов по направлению к парнишке. - Мы что, на прогулке?! - Рука сжималась в кулак.
        - Я... - Симон невольно сделал шаг назад, чувствуя подступающий холод. - Простите меня, - по щеке новичка прокатилась прозрачная слеза, оставляя дорожку от налипшей на лицо пыли.
        - У него прощения проси, - Ник сплюнул на землю, обходя Симона, и оказавшись за его спиной добавил. - Не думай, что я просто забуду об этом...
        Он сел спиной к парапету, устало вглядываясь в густоту леса, рассматривая окровавленные печатки. Ник вытер кровь о сочную траву, оставляя на ней темнеющие следы. Вскоре к нему присоединилась Хизер, присаживаясь рядом.
        - Я думаю, уже всё, - Она была расстроена, но понимала, что оставаться на одном место долго нельзя, тем более что на горизонте занимался рассвет.
        - Понял, - ответил Ник, не поворачивая к ней головы, - ждите меня в машине, сегодня рейсов больше не будет. Я скоро вернусь.
        Ник подхватил Мэтта на руки и двинулся по плотине в сторону противоположного берега. Он искал глазами место, где можно было бы оставить Мэтта так, чтобы его не разорвали животные. Почти у другого берега Ник увидел небольшое возвышение с металлической дверью - это оказалось какое-то техническое помещение. Оборудование, когда-то находящиеся здесь, судя по обрывкам проводов давно растащили, и забрали всё, что могло пригодиться. Комната пахла сыростью и в ней не было ни одного окна. Ник положил Мэтта на пол.
        - Мне нужно идти. Это место только временная могила. Я сделаю кое-что, пусть для тебя это и не будет иметь значения.
        Ник вышел за дверь, с усилием прикрывая её, а за тем, передёрнул затвор и вскинул автомат к светлеющему небу. Один выстрел, второй и третий. Громкие хлопки разнеслись по округе, оставляя за собой чуть слышное эхо от бетонных стен и растворяясь в прохладном воздухе. Он возвращался назад, закинув автомат на плечо, больше всего хотелось быть дальше от этого места.
        - Что это было? Выстрелы. Зачем ты стрелял в небо? - Хизер осталась около плотины, дожидаясь Ника.
        - Прощание, - Ник глубоко затянул в лёгкие сизый дым тлеющей сигареты и шумно выдохнул. Бинты на запястьях пропитались кровью и её потеки уходили небольшими дорожками куда-то под беспалые перчатки. - Я хочу поскорей закончить это чертов рейд. Я устал... Нужно идти.
        Что-то поднималось к груди и беспощадно царапало изнутри. Сколько было тех, кто, презрительно глядя уходил из отряда? Тех, кто погиб, было даже меньше, чем тех, кто в отвращении покидал его. Его отряд - один из тех, в котором постоянно менялся состав, где не было никого старше двадцати лет. «Да не удивительно, я это заслужил», - тяжёлые мысли перекатывались в опустевшей голове. Как ни старался он сейчас отрезать от себя мысли о Мэтте - не получалось. «По глупости погиб. Что жалеть...», - эта мысль ударила по затылку, заставляя закусить губу, зажмуривая глаза. Мысль была лживая, как и то безразличие, с которым он объявил отряду о смерти Мэтта. Впрочем, он и сейчас не верил себе. Что-то осталось незавершенным. Всё, что только что произошло было не правильным, до одури тупым и настолько разрушительным, что Нику показалось - вот-вот и остатки разума покинут его. Но он дышал, дышал размеренно, заставляя себя не думать.
        - Ник, я хочу отдать тебе кое-что... - на полпути к загруженной машине, Хизер немного обогнала его, преграждая дорогу и протянула цепочку, старательно очищенную от крови. - Это было на шее Мэтта, я сняла её, когда подходила к нему.
        В ладонь легла цепочка с прикрепленным жетоном. На одной стороне было выцарапано имя «Мэтти», а на другой - крыло птицы, похожее на крылья, которые Ник видел в найденной книжке.
        - Наверное, он ему достался от родителей. - Ник протер жетон чистым краешком бинта. - Я заберу...
        Отряд возвращался домой в молчании, только шорох колёс немного разбавлял давящую на плечи тишину. Ник ни с кем не стал прощаться - спрыгнув с багажника, он быстрым шагом направился прямиком к лестнице. Когда Хизер догнала его уже на пути ко второму этажу, он коротко оглянулся на неё, давая понять, что разговаривать сейчас нет никакого желания. Сон не приходил. Ник лежал на спине, затягиваясь помятой и плохо забитой самокруткой, рассматривая пятна на потолке и пытаясь понять, что, всё-таки, не так. Он настойчиво отгонял от себя мысль, что всё случившееся его вина. «Но это тупо. Я не виноват, что Симон упустил его», - он снова глубоко затягивался с силой выдыхая белёсое облако. «Не могу понять, почему так...», - он нахмурил брови, протирая глаза руками. Становилось невыносимо оставаться на месте. Быстро спустившись по лестнице, он вышел в солнечный день, прищурив глаза.
        - Ник, - его остановил голос Алекса, стоявшего под козырьком у входа в Палладиум. Уставшие голубые глаза смотрели укоризненно.
        Ник остановился, молча поворачиваясь.
        - Почему ты ушёл молча? Тебе совсем нечего было нам сказать?
        - Что бы я сказал вам? - Ник пожал плечами, опуская взгляд.
        - Симон не виноват. Это ты поступил сомнительно и необдуманно, ставя их в пару. Два новичка. Такое чувство, что в последнее время твоя голова забита чем-то совсем другим, - Алекс говорил медленно, но нотки раздражения в его голосе отчетливо прослеживались. - Случившееся - только твоя вина.
        - Правда? - Ника неуловимо что-то кольнуло, он дёрнул плечами.
        - Правда. Послушай, командир, я знаю тебя чуть больше года. Ты не меняешься, отказываешься слушать, понимать и принимать. Разве тебе действительно всё равно, кто рядом? Всё равно, почему рядом никто не задерживается надолго? Ты не способен меняться, ты застрял где-то в детстве, и я не знаю, как ты стал таким, но, - Алекс вздохнул, ­ - если мы тебе хоть немного нужны, тебе придётся измениться.
        - А если я не смогу? - Ник поднял глаза, отрываясь от разглядывая бетонного пола.
        - Тогда ты снова останешься один, - Алекс бросил на него короткий взгляд и развернулся, исчезая в темноте коридора.
        Ник передвигал ногами неохотно, сейчас не хотелось даже прятаться от обжигающих лучей. Глаз слезился и в голове черным пятном расплывалась тяжелая субстанция, оставляя после себя пустоту, похожу на выжженные радиацией пустыни. Леон, как всегда, сидел под навесом, перебирая небольшую горстку мелкой посуды и старых столовых приборов. Он щурился от ярких лучей и двигаясь вслед за тенью от плотной ткани, пересаживался с места на место.
        - Ники, сынок, - он поднял взгляд, по-прежнему улыбаясь, но заметив мрачное выражение лица Ника, он спросил: - Что случилось?
        - Я не знаю, - Ник завалился на спину, предплечьем закрывая глаза. - Я не могу понять. Я не могу уснуть, не могу ни о чем думать... - он тяжело выдохнул и повернул голову к Леону.
        - Расскажи, что произошло, иначе, как я смогу помочь? - старик добродушно улыбнулся и коснулся ладонью плеча Ника. Леон выжидал, слушая, как тяжело и прерывисто дышит Ник, он почти слышал, как тот собирается с мыслями, как в его голове крутится какая-то неприятная картина.
        - Погиб мой новичок, - Ник хотел сказать что-то ещё, но слова застряли в горле.
        - Тебе больно?
        - Я не знаю, - Ник сел, но взгляд на старика поднять не решился. - Алекс сказал, что это моя вина, что мне нужно измениться...
        - А ты как считаешь?
        - Я не...
        Ник вдруг почувствовал пустоту, такую, которая затягивает всё глубже. Когда-то он чувствовал такое - уезжая из дома в Центр. Когда в последний раз видел глаза матери и отца. Потом он забыл. Забыл их лица и имена, но само ощущение осталось где-то глубоко внутри. Потом он оказался в Риверкосте, где его окружали лишь те, кому было плевать на него и себя, и сейчас Нику казалось, что ему всё ещё тринадцать лет, и с той точки он не сдвинулся ни на шаг за все прошедшие годы.
        - Я оставил его в какой-то бетонной будке на ГЭС, - Ник не ответил на вопрос старика.
        - Что ты мог сделать там, в рейде? - Леон сочувственно покачал головой.
        - Я всегда их хоронил, - Ник кашлянул, вспоминая тех немногих, кто погибали в его отрядах. - А его оставил там. Этот парнишка сказал, что хотел бы, чтобы я был его братом, зная меня пару дней...
        - Не ври себе, сынок, говоря, что тебе никого не жаль. Я не знаю, как долго ты проживешь, но если также, как я или другие Выжившие, то.... Жить с болью нельзя так долго, Ники.
        - Что мне делать? - Ник опустил голову и отросшие черные пряди закрыли глаза.
        - Только то, что сочтешь нужным, тут я тебе не советчик, - Леон улыбнулся, потрепав Ника за волосы. - Может, и вправду, пора что-то изменить?
        Несколько минут Ник молчал, вглядываясь в яркое небо из-под тени навеса.
        - Мне нужно похоронить его, а потом я отравлюсь к женщине, про которую ты мне рассказал, - Ник поднялся, прощаясь с Леоном
        - Приходи поскорей, - Леон лучезарно улыбнулся, провожая Ника, и чуть слышно добавил, когда между ними было уже несколько десятков метров: - уже давно всё пора менять.
        Ник двинулся к станции вдоль узких улочек Риверкоста, неторопливо вышагивая по асфальту и слушая звук ботинок. Пешком до станции было идти далековато и солнце уже значительно припекало, но сейчас это не имело большого значения. Нужно просто идти, устать, вымотаться, чтобы потом, когда он закончит то, что хочет сделать, просто провалиться в темноту без снов. Рядом с ГЭС воздух был влажным и тяжелым, шум воды разносился на десятки метров. Ник направился по плотине к тому небольшому помещению, где несколько часов назад оставил Мэтта. Тяжёлая металлическая дверь скрипнула и в нос ударил сырой запах. Темно. Широкая полоса света от открытой двери осветила тело, лежавшее на бетонном полу.
        Перед тем, как выйти к плотине с телом Мэтта на руках, он потряс вынутой из кармана небольшой фляжкой - бензина для розжига костров осталось не очень много, но должно было хватить. Он прищурился, оглядываясь вокруг, солнце поторапливало, становилось всё жарче, и Ник, решившись ненадолго снять куртку, завязал её рукавами на бедрах, нужно было поторопиться и собрать ещё достаточное количество сухих веток.
        Тело Мэтта окоченело, он казался неподатливой куклой и поднимая его с холодного пола, Ник неосознанно дёрнул головой, чувствуя, как по спине проходит волна холода. Скольких своих бойцов он хоронил, закапывая или придавая огню? Всех. Даже тех, от кого оставались только кровавые ошмётки. Разворачиваясь лицом к выходу из помещения, Ник глубоко вздохнул.
        - Да, Леон, мне больно, - сказал он вслух, прикрывая глаза.
        Ник, сидя на разогретом бетоне, долго наблюдал, как огонь охватывает тело Мэтта, как жаркий и тяжелый, летний ветер поднимает к небу языки пламени, смешивающиеся с пеплом сгоревших веток, которые он подложил под тело. Ветер превращал тело в прах, отпуская на свободу. Маленький мирок, построенный на болоте из иллюзий, рассыпался в то самое мгновение, когда глаза Мэтта навсегда закрылись.
        Плечи уже сильно щипало. Ник покосился на плечо и понял, что солнечные ожоги, всё-таки заработал, а в придачу к ним скорый озноб и высокую температуру. «Перетерплю». Перед тем как уйти, он оглянулся на море, которое хорошо было видно с плотины. Ник увидел над рябью волн белый силуэт. «Нет, не может быть, их нет. Точно не здесь... У меня уже галлюцинации», - он протёр глаз, но силуэт не исчез, а продолжал парить над волнами, иногда взмахивая белоснежными крыльями. «Птица».
        Глава 12
        Вернувшись в Палладиум, Ник пробежал по этажам, стараясь не попасться на глаза никому из отряда. Сейчас он хотел только забрать пачку документов из комнаты и отправиться к женщине, про которую рассказал Леон. К вискам подкрадывалась боль, солнечные ожоги болели сильнее. Ник дождался, когда солнце спустится поближе к горизонту и, минуя холл, вышел на улицу.
        Дорога до дома отшельницы заняла около сорока минут, и Нику порядком надоело бродить среди развалин, которые когда-то были самой отдалённой частью города - многоэтажек в этом районе не было, только дома с одним или двумя этажами. Их расположение похоже на те дома, где он искал место, чтобы подлечить Хизер после взрыва, но сам находился район в другом направлении. В эту часть почти никто не заглядывал - большинство домов давно разобрали на доски, лужайки перед ними заросли колючими кустарниками и сорняками. Все, кто когда-то здесь жил, перебрались поближе к центру города - к людям. Свернув с улицы и побродив в переулках, он увидел красноватый отсвет на стене одного из домов. Ник повернул голову, заметив небольшой костёр у покосившегося дома, облицовка которого давно отвалилась, а крыша темнела провалами в нескольких местах.
        У костра сидела женщина с длинными, тёмными волосами, собранным в высокий хвост. Одежда на ней износилась, рукава серой куртки были оборваны чуть ниже локтя, под курткой виднелся тёмный свитер грязно-зелёного цвета. Коричневые штаны с множеством карманов ей были велики - женщина была худощавой и явно невысокой. Ник в очередной раз убедился, что замедленное старение проявляется на всех Выживших - на вид женщине было лет сорок, а может и меньше. Она жарила над костром какую-то мелкую зверушку и грела небольшой котелок. Оружия при ней не было, во всяком случае, она не держала его на виду. Ник вышел из-за угла с поднятыми руками, и не спеша направился к костру.
        - Ты ещё кто такой?! - женщина привстала и подняла с земли винтовку.
        «А вот и оружие», - подумал Ник.
        - Я не пират, я трейсер из Риверкоста, мне рассказал о тебе Леон - Выживший, - Ник медленно двигался в сторону костра, внимательно следя за действиями отшельницы.
        Она не сводила взгляда с тёмной фигуры Ника, пока его лицо не стало отчётливо видно в свете костра. «Это он, что-ли, прийти должен был?» - она нахмурилась, вспоминая недавнего гостя, предупредившего о визите некого человека. Стоящий с поднятыми руками парень действительно не очень-то похож на мародёра.
        - ­­­­­­­И за каким хреном ты сюда приперся? - спросила женщина, наблюдая за движениями Ника.
        - Узнать кое-что. Я не сделаю тебе ничего плохого, хочешь, оружие выброшу? - Ник подошел уже совсем близко и между ними оставалось около полутора метров. - У меня только револьвер и пара ножей на поясе.
        - С чего бы мне верить тебе? - Она хмуро смотрела на него исподлобья, явно изучая, какое ещё оружие может быть у Ника с собой. ­ - И не говори со мной, будто с умственно отсталой или сумасшедшей.
        - Чего?! - его лицо вытянулось в удивлении. - Я не... В прочем, неважно. У меня нет причин тебя убивать. Снимай с меня оружие и поговорим. Меня Ник зовут.
        Отшельница несколько долгих секунд смотрела на него, а затем молча опустила винтовку и снова присела к костру. Она устало выдохнула, совсем перестав следить за Ником.
        - Хрен с тобой. Садись, - она указала рукой на бревно у костра и чуть слышно добавила: должок всё равно оплачивать.
        - Что? - Ник её не расслышал.
        - Я говорю, меня зовут Кэти, - она налила в кружку воды и протянула ему кусок мяса. - Будешь?
        - Не откажусь, - Ник забрал еду и кружку. - Я хотел узнать, сможешь ли ты прочитать, что тут написано, ­ - свободной рукой он залез во внутренний карман куртки, и протянул ей пачку документов.
        Кэти удивилась - впервые к ней пришёл кто-то, у кого помимо вопросов были какие-либо материалы. Она взяла документы, медленно перелистывая страницы. В тот момент, когда она разглядела красную печать на последнем листе, дыхание перехватило. «Значит, этот парень не просто с набором вопросов пришёл?» - мысль промелькнула в голове и быстро угасла.
        - Ты сможешь это прочитать? - Ник жевал предложенное мясо и наблюдал, как Кэти хмуро пробегает взглядом по строчкам документов.
        - Мне понадобится некоторое время, чтобы всё прочитать и понять, я давно уже не практиковалась, - она грустно улыбнулась, делая вид, будто понятия не имеет, о чём документ. - Можешь остаться здесь, пока я разбираюсь.
        - Кто ты? - Ник наклонил голову, пытаясь разглядеть лицо собеседницы получше.
        Кэти замялась. Почему-то никто из приходивших сюда до Ника такого вопроса ей не задавал, только спрашивали о Надзирателях, и кто за ними стоит. От вопроса ей стало не по себе. Указаний, рассказывать ли о себе, ей никогда не поступало. На несколько секунд ей показалось, что Ник вовсе не тот, о ком говорил информатор. «Проверка, может? Тогда... Что ему сказать? Вот чёрт...» - мысль закрутилась в голове, и Кэти судорожно соображала, как проверить нового знакомого.
        - Я... Нууу... - протянула Кэти, - Что-то я немного замёрзла.
        Краем глаза наблюдая за Ником и не поворачиваясь к нему спиной, она подтянула к себе большой потрёпанный рюкзак и вытащила из него чёрную куртку из плотной ткани, с пластиковыми вставками на груди, плечах и локтях. Когда она накинула её на плечи и вновь искоса посмотрела на Ника, ей показалось, что время остановилось, а звуки потрескивающего костра кто-то приглушил. Ник молчал, внимательно рассматривая куртку, пока его взгляд не остановился на нашивке с красным узором.
        - Что это значит? - голос Ника прозвучал хрипло.
        Не смотря ему в глаза, она услышала, как щёлкает взведённый курок пистолета. Она медленно перевела взгляд на напряжённое лицо Ника и попыталась улыбнуться.
        - Ты чё лыбишься, мразь? - Ник поднялся, делая шаг в сторону отшельницы, и мгновенно оказался рядом, направив револьвер ей в грудь.
        - Убьёшь? ­­ - Кэти хотелось, чтобы голос казался ровным, но сердце ускоряло ритм. Не для того она столько лет скрывалась и выполнял все требования информатора, чтобы сейчас вот так просто расстаться с жизнью. Но дёргаться не хотелось.
        - Нет, - Ник качнул головой. - Это не смертельная категория. Отвечай - кто ты, блядь, такая.
        - Убери пистолет, - Кэти нервно выдохнула, поддерживая куртку руками. - Я только хотела проверить кое-что... Я не Надзиратель. Уже.
        Ник прищурился, всё ещё не решаясь опустить револьвер. Время тянулось, но Кэти теперь молча переводила взгляд с костра на Ника и обратно, кажется, стрелять он всё-таки не собирался.
        - Я расскажу тебе, только сядь и убери пистолет, - она указала рукой на соседнее бревно у костра. ­ - Я думала, меня проверяют...
        - Ни хрена не понял, - Ник опустил револьвер и вернулся на место, оставив пистолет в руках.
        - И так, - Кэти нервно побарабанила подошвами по земле. - К тем Надзирателям, которые сейчас шарят по Риверкосту и другим резервациям, я не имею отношения. Наверное, среди них мало тех, мог бы меня знать лично, но... Неважно. До Столкновения Надзирателями нас никто не называл. Мы были частной военной организацией ­ - наёмниками, проще говоря. Хорошо подготовленные бойцы, способные выполнять самые сложные задачи. Я тогда была очень молодой.
        Она задумалась, наблюдая за взмывающими в небо искрами костра. Она никогда ещё не рассказывала кому-либо об этом, да никто и не спрашивал. Обычно, приходящих сюда интересовала лишь пара вопросов, а о её прошлом не спрашивал вообще никто. За такое долгое время можно было и забыть, но как бы она не старалась - не получалось.
        - И что дальше? - Ник прервал её. Он упёрся локтями в колени, слегка покачивая револьвером в руке.
        - Я была даже слишком молода. Сколько же мне было? Кажется, чуть больше восемнадцати лет. Мои родители были военными, мой старший брат тоже. Они всю жизнь были для меня примером, я знала армию почти изнутри. Много времени проводила за тренировками, потом подалась на юношеские военные сборы. Грезила армией. При этом, я вовсе не хотела отсиживаться по кабинетам. Но меня взяли, сказав, что места для такой молоденькой как я даже в канцелярии не найдётся. А может, папа так решил и воспользовался своими связями.
        - Тогда как ты попала к Надзирателям? - Револьвер из руки Ника исчез.
        - Ну, за годы, проведённые разными с людьми, я обросла знакомыми. Они мне рассказали о частной военной организации, дали контакты человека, с кем нужно было связаться. Я прошла тесты, подготовку, а потом подписала контракт. Только знаешь, - она усмехнулась, - читать надо было внимательней.
        - Почему это? - Ник уже сполз с бревна на траву и слушал с интересом.
        - Скоро поймёшь. Всего через два года нас наняла организация «Прайм», я так думаю, что документ, который ты принёс - О них. Поначалу ничего особенного не было - охраняли секретные базы, какие-то лаборатории, сопровождали шишек из правительства, которые посещали «Прайм». Мы не задавались вопросами, чем они занимаются. А мне хотелось большего, и вскоре я уже была среди тех, кто охранял и сопровождал верхушку организации. И тогда я начала понимать, что мы, по сути, к армии вообще не имеем никакого отношения...
        - Так значит, все Надзиратели - просто наёмники? - в голове Ника вопросы рождались один за другим.
        - Не знаю, как сейчас, и что они из себя представляют, - Кэти сделала вид, будто задумалась, - но тогда мы были просто наёмниками и до поры я не знала, чем вообще «Прайм» занимается. Когда узнала малую часть, поняла, что нужно выбирать, а оказалось выбор у меня был только один - умереть или продолжать работать на них.
        - Почему же так? - Ник снова прервал её, обратив на внимание странную, по его мнению, деталь.
        - Потому, что нужно было внимательно изучать контракт, - она почти рассмеялась. ­ - Я была неопытной и моя мечта об армии настолько затуманила разум, что когда мне дали контракт, объявив, что я им подхожу, я подписала его почти не глядя. А потом я выяснила, для тех, кто попадает к верхушкам «Прайма» или других подобных организаций - либо служба, либо смерть. Выход на пенсию за выслугу лет там не предполагался, контактировать с родными нам позволяли раз в год под жёстким контролем. Но я не задумывалась. Мне казалось, что так будет только сначала. Я ничего не знала, поэтому, мне становилось страшно.
        - Ты уже несколько раз сказала про «Прайм» - это название я слышал, когда нашёл документы. Расскажи о них. Я так понимаю, что они всё ещё существуют.
        - Я устала, - Кэти немного поёжилась. - Для меня это сложно, рассказывать всё и сразу. Может, ты тоже расскажешь о себе? А о «Прайме» я расскажу, когда изучу документы.
        - С чего мне рассказывать о себе? - Ник поднял голову, отвлекаясь от костра.
        - Моя история, вся, взамен на твою. Расскажи мне о своих шрамах, о каждом из них, - она улыбнулась, подливая в кружку горячую воду. - Мне кажется, я заслуживаю немножко твоей истории.
        - Ну спасибо, теперь мне это всё вспоминать, - буркнул Ник, покосившись на расслабившуюся Кэт. - Об этом мало кто знает, - он задумался на секунду, - Можно сказать, вообще никто.
        - Я тебе чужая, значит, будет не так сложно, ­ - она качнула головой, широко улыбаясь.
        Ник глубоко вздохнул и рассказал Кэт о обожжённом ещё в юности кислотой левом глазе, об ожоге, что тянулся по всему телу и о том, как пробирался по горящему, высушенному на солнце дому, вспыхнувшему от упавшего факела. Показал каждый шрам на руках, пытаясь вспомнить, где и когда он был получен. Кэти внимательно рассматривала его, слушала, иногда покачивая головой, но всё же, улыбалась, потому что уже так давно не говорила ни с кем просто так - из-за интереса, а не по приказу. Ночь подходила к концу и рассвет занимался светлеющей полоской у горизонта. Воздух стал теплее, а забытый костёр тлел, тонкими струйками серого дыма поднимаясь к небу.
        - Спасибо, - тихо сказала она, когда Ник закончил рассказ и вопросительно посмотрел на неё. - Мне давно никто и ничего не рассказывал.
        - Ну, - не зная, как реагировать, Ник на секунду запнулся, но вспомнив кое-что, полез в один из карманов куртки. ­ - Куришь? Это меня Выжившие научили сигареты делать и Леон чем-то вроде табака снабжает, - Ник протянул ей самокрутку и прикурил от костра.
        - Общение с Леоном не прошло даром, - Кэти кивнула и как-то тепло улыбнулась, глядя на мятую сигарету, а затем всмотрелась в рассвет. - Оставайся в доме, у меня на первом этаже есть, где поспать.
        - Договорились. Завтра расскажи, что в этих документах, - Ник зевнул, поднялся с травы, и протянул Кэти руку, помогая подняться.
        Перед тем, как подняться на второй этаж, Кэти вручила Нику пару протёртых одеял и указала на матрац рядом с лестницей.
        - Гости бывают? ­ - Ник оглянулся на поднимающуюся по ступенькам Кэти.
        - Иногда нет сил подниматься наверх, - она тоскливо улыбнулась, и, махнув рукой исчезла в темноте второго этажа.
        Ник, проснувшись не застал Кэти в доме, а когда вышел на улицу, понял, что стемнело уже давно. Центр Риверкоста горел тёплым светом. Над этой частью города тёмное небо переливалось бесчисленным количеством звёзд, а тишину нарушали только поскрипывающие на ветру деревья и сухие кусты. Ник обошёл вокруг дома, но отшельницу так и не обнаружил. Документы она оставила в доме, а костёр и вовсе не разжигала. «Сбежала, что-ли? Ладно, подожду её» - Ник неторопливо собрал сухие ветки и развёл костёр. К тому моменту, когда на узкой дорожке показалась Кэти с несколькими тушками, перекинутых через плечо зайцев, он уже успел несколько раз подкинуть дров в костёр.
        - О, хранитель очага верно ждёт свою добытчицу и поддерживает огонь! Как это мило! - она улыбалась, растягивая слова, и явно была в хорошем настроении.
        - Я думал, что ты решила сбежать, - Ник ухмыльнулся её шутке и пожал плечами.
        - Зачем сбегать? - Кэти присела рядом, качая тушками перед лицом Ника. - Зайцы сами себя не освежуют. Приступай.
        - Ты обещала мне рассказать, ­ - он хотел начать прерванный вчера разговор. - Ты смогла прочитать документы?
        - Да, но для начала, давай поедим. Не знаю, как у вас там, а мне хочется кушать регулярно, ­ - Кэти на секунду помрачнела, но постаралась улыбнуться.
        - Понял, понял, - Ник вытащил нож поострее, и взял в руки первого зайца.
        Кэти наблюдала, как вьётся дымок самокрутки, и смотрела куда-то сквозь костёр. С одной стороны - она была сыта, тревога и страх ослабли, а с другой - снова пересказывать заученную наизусть историю не хотелось. Не хотелось рассказывать именно Нику. Она коротко выдохнула, и перевела взгляд на Ника, запрокинувшего голову и устремившего взгляд на звёздное небо.
        - Я прочитала документы ещё днём. Мне не спалось, ­ - теперь отступать точно было некуда, и она продолжила, поймав на себе внимательный взгляд. - Я не учёный и не врач, очень многих терминов я не поняла, но в общих чертах...
        - Так что же там написано? ­ - Ник смахнул с лица волосы, приготовившись слушать.
        - Сначала расскажу то, что помню из прошлого, потом о документе, - она глотнула воды из фляги, - иначе не поймёшь. Когда я стала частью подразделения, которое охраняло глав «Прайма», узнала многое, но, конечно, полностью структура их работы и конечные цели мне были неизвестны. «Прайм» были многопрофильной организацией, они занимались разработками лекарств, химического оружия... Да-да... - она остановилась, уловив на лице Ника удивление, - те самые категории, которыми все сейчас пользуются изобрели тоже они. В «Прайме» состояло множество учёных - химиков, физиков, биологов, да и чёрт знает, кто там был ещё. Для военных они тоже вели разработки, сотрудничали с правительствами разных стран.
        - То есть, люди в «Прайме» вообще не были военными? ­ - Ник снова сполз с бревна, внимательно слушая рассказ.
        - Совсем немногие, скорее, только те, кто пришёл из армии. Нас - наёмников им вполне хватало. Они проводили долгие собрания, показывали разработки, я думаю, что продажа разработок была основной их целью, хотя... Сейчас я стала сомневаться. В общем, однажды на базу приехали несколько представителей разных стран, что-то долго обсуждали... Потом устроили скандал. Я была среди постовых, крики из зала, где они сидели, были слышны на весь коридор. Я думаю, что уже тогда всё пошло наперекосяк.
        - И что-же случилось между «Праймом» и теми, людьми из правительств?
        - Как бы тебе объяснить, - Кэти задумалась и закусила ноготь на большом пальце, хмурясь и качая головой. - Случилось столкновение интересов, и потом всё изменилось...
        - Столкновение интересов, - Ник покачал головой, - это вы - Выжившие назвали то, что произошло тогда Столкновением, да?
        - Мы просто не знали, как это ещё называть, ­ - она пожала плечами, грустно улыбнувшись. - Это не было спланированной войной, захватом власти или случайной катастрофой. Я расскажу тебе, как это выглядело в моих глазах, потому что правды, считай, не знаю.
        - Хорошо, - Ник вздохнул, хотелось уже закончить этот разговор, узнав, насколько возможно, больше.
        - Как я уже сказала, я не знаю всей правды. Из всего происходящего я поняла, что интересы людей из правительств не совпали с тем, что предложили в «Прайме». Нас распределили по разным базам, и я оказалась в одной из лабораторий, там, где проводили испытания того химического оружия, которым мы сейчас и пользуемся. Нам было приказано не покидать базу и ждать дальнейших распоряжений. Лаборатории были огромными, комнаты, где проводили испытания - с огромными панорамными окнами от пола до потолка. Я видела всё. Действие их опытных образцов, эксперименты с оружием массового поражения, мне рассказали о бактериях и вирусах, над которыми работали в «Прайме». Как же мне было страшно...
        - Это они потом напали на всё Побережье? - Ник подвинулся немного ближе и жестом попросил у Кэти воды.
        - Не совсем. Мы не знали, что творится за пределами лаборатории, но однажды нам сообщили о всеобщей мобилизации, о подготовке всей техники, что была у «Прайма». Вскоре мы поняли, что конфликт с государствами так и не разрешён, и к нашим базам подвели военных. Конечно, не всю армию, ведь никто не рассчитывал, что у «Прайма» найдутся силы отбиваться. Наверное, они просто забыли, что разрабатывалось для них в стенах этих баз, ­ - она грустно усмехнулась.
        - Так ты участвовала в этой войне или нет? - Ник почувствовал, что устал. Голова раскалывалась от количества информации, которое вывалила на него Кэт.
        - Это не было войной. Лишь отчасти. Организация сначала только отбивалась, но вскоре в ход пошли все самолёты, что были у них... У нас на вооружении. Пришлось применить оружие, которое даже не успели протестировать, закончить разработку. Они думали, что смогут отпугнуть военных, но тем уже было всё равно - они привели войска, пытались бомбить базы, а «Прайм» распыляли свои химикаты над городами, уже не разбираясь, кого это может коснуться и как... Нас отправили в города, когда всё утихло. Куда делить военные - я не знаю. Из баз «Прайма» точно уцелела одна, она находится относительно недалеко отсюда. Перед тем, как мы выехали на разведку, нам вкололи препарат, чтобы защитить от всего того, что было в воздухе, приказали сделать такие же уколы тем, кто остался в живых... - она устало потянулась и посмотрела Нику в глаза. - Видишь, я не очень-то много знаю.
        - Ты сказала, что вычитала в документах что-то, - Ник постарался сделать понимающее выражение лица.
        - Да, - Кэти кивнула. - Теперь даже мне стало понятно кое-что. Судя по документам, разработки они ведут до сих пор, для чего ­ - конечно, я не знаю, но, в документах что-то сказано о препаратах, влияющих на ДНК, - она встретила непонимающий взгляд Ника и поправила себя, - в общем, на структуру клеток организма, если совсем просто говорить. Одной из их разработок была вакцина, способная продлить жизнь и молодость человека на два-три десятка лет, а может и больше. Возможно, на Выживших эта вакцина подействовала.
        - А мы? ­ - Ник не стал объяснять вопрос, увидев, что Кэти его поняла.
        - Не знаю, ­но люди им по-прежнему нужны, это факт. Что ты будешь делать с этой информацией?
        - Пока не знаю, - он покачал головой, чувствуя, как в висках стучит кровь.
        - Я думаю, у них есть гораздо больше ресурсов, чем они дают вам, обладая их техникой и оборудованием, вы могли бы жить лучше, избавиться от контроля, - Кэти неосознанно повторила Нику заученную фразу, сказанную уже не раз, и не ему одному. - Они не заслуживают своего положения, вот если бы кто-то смог пойти против них... - она замолчала, понимая, что страх снова заставил сказать то, что от неё требовал информатор.
        ­ - Как ты сбежала? - Ник сделал вид, что проигнорировал её слова, хотя сказанное невесомо царапнуло где-то внутри, тяжело оседая в мозгу.
        - Я очень устала, ­ - она покачала головой, - и больше не хочу разговаривать, я, кажется рассказала тебе всё, что знала, рассказала о документах...
        - Почему ты прячешься столько лет, а не обратилась за помощью к военным? - Ник не отставал, многолетнее бегство не укладывалось у него в голове.
        - Да потому, что мне пришлось выбирать! - Кэти повысила голос. - Выбирать между спасением собственной шкуры и жизней других людей! Ты думаешь, что мне было просто? Я боялась и тех, и других! Военные могли обвинить меня в преступлении, запереть на всю жизнь или казнить, «Прайм», поймай они меня, не ограничились бы просто казнью, они бы пытали меня! Я видела, как они умеют это делать... ­ - Кэти прервалась, пытаясь успокоиться. - Это невозможный выбор, понимаешь? Я струсила, сбежала, и страдаю до сих пор, я до сих пор... - осознав, что чуть было не сказав лишнего, она замолчала, уставившись в догорающий костёр.
        - Я думаю, выбирать легко. Если тебе в любом случае грозила смерть, нужно было поступить правильно, остановить то, что могла ещё остановить, ­ - Ник пожал плечами.
        - Да что ты, - Кэти посмотрела на него с отчаянием и злобой, ­ - что ты можешь знать? Хорошо, если в твоей жизни так будет всегда. Не желаю тебе встать перед выбором, который ты не в силах будешь сделать... - почти прошипела она. - Если всё так легко, тогда, собирай всех, кто может держать оружие и штурмуй «Прайм», ты ведь хочешь жить лучше? - она замолчала, понимая, что перегнула - её не просили провоцировать напрямую.
        - Я, - Ник задумался, - больше не задам тебе вопросов.
        Первые лучи солнца уже рисовали длинные тени в переулках пригородного района, окрашивая руины домов в жёлтые и оранжевые цвета. Всё ещё свежий и прохладный ветер гладил примятую траву. По небу медленно проплывали густые облака с моря.
        - Я уйду сегодня вечером, - Ник поднялся с травы. - Надо поспать.
        ***
        Джейсон уже второй час сидел в кабинете под пристальными, но безликими взглядами масок с затемнёнными стёклами. Их было трое, они так и не ответили ни на один его вопрос. Наконец, дверь в кабинет открылась, и в душную комнату вошёл высокий, поседевший мужчина без маски. Он медленно обошёл кабинет, пристально вглядываясь в усталое и раздражённое лицо Джейсона почти бесцветными глазами.
        - Где этот парень? ­ - Мужчина явно не собирался разъяснять свой вопрос.
        - Ты явился сюда собственной персоной, - Джейсон оглядел безмолвных Надзирателей, - и почти без охраны, чтобы спросить меня об этом?
        - Нет. Ты прекрасно знаешь, каков был план. А сейчас я приезжаю, но не могу найти одного сопляка, который мне нужен - это раздражает. Где он?
        - Я ему не мамаша, чтобы следить за каждым шагом. Понятия не имею, где он, - Джейсон меланхолично пожал плечами.
        - Ты же понимаешь, когда наши предписания не выполняются, это может очень плачевно закончиться, причём, даже не для тебя, - мужчина вопросительно изогнул бровь, от чего морщины на его лице с впалыми щеками, исказились. Он говорил медленно, почти безразлично.
        - Ты не посмеешь, - прошипел Джейсон, пытаясь привстать с кресла, но стоящий рядом Надзиратель надавил ему на плечо, заставляя сесть.
        - О, я не посмею, посмеют те, кто услышит от меня, что ты не выполнил одно простое поручение. А может, ты его предупредил? Поверь, я узнаю, - голос расхаживающего по кабинету человека был спокойным и холодным. Он держал руки за спиной, и слегка кивал в такт своей речи.
        - Я и так многое отдал... - он не успел продолжить, когда ледяной взгляд посетителя прервал на полуслове.
        - Смешно. Твои жертвы ­не имеют ценности. Твоя жизнь скоро тоже перестанет быть хоть сколько-нибудь важна. Подумай над этим и скажи, где сопляк?
        - Я уже ответил - не знаю, - Джейсон сцепил пальцы в замок и последние слова прорычал в них.
        - У тебя есть сутки, чтобы найти его. Дальше мы будем действовать по-своему, и совсем не обязательно аккуратно. И совсем не обязательно, что продолжим выполнять свою часть сделки. Ты понял?
        Джейсон напряжённо молчал. Он взял трубку, пытаясь прикурить утрамбованный табак полупустой горелкой, но рука тряслась и огонёк норовил погаснуть, так и не добравшись до чаши.
        - Ещё раз, - мужчина остановился, буравя взглядом Джейсона, - ты меня понял?
        - Да, - сухо ответил Джейсон. Его голос позвучал хрипло и глухо.
        - Я на это очень надеюсь, - мужчина жестом указал Надзирателям на выход и направился за ними, прикрывая за собой тяжёлую дверь в кабинет.
        Джейсон поднял взгляд. Он молча смотрел в одну точку, сжимая пальцами трубку и чувствовал, как скрипят его зубы, как подступает к горлу тошнота, а в висках отчётливым эхом раздаётся сердечный ритм.
        - Сука! ­ - Джейсон швырнул трубку в закрытую дверь, наблюдая, будто в замедленном действии, как отламывается тонкий мундштук, а чаша разлетается на несколько частей. - Сука...
        Глава 13
        Кэти внимательно выслушала приказ относительно действий в ближайшем городе. Она давно не спала - голова кружилась, а мышцы болели. Пройдя по длинному коридору, она открыла нужную дверь картой доступа. Диод моргнул зелёным и дверь отъехала в сторону почти бесшумно. Машинальным движением Кэти сняла с полки небольшой, но тяжелый чемоданчик, проверила, всё ли на месте. Прозрачные шприцы, наполненные розоватой жидкостью, лежали в чемоданчике ровными рядами. Карточка на крышке подтверждала - вещество то самое. Ноги не слушались - выходить из хранилища хотелось всё меньше. Удушливый, неповоротливый страх сковал, и не позволял двинуться дальше. «Что-же там… Что там сейчас происходит? Не хочу знать… Или… Может, попробовать?» - мысли оборвались, когда на поясе зашипела рация, сообщив, что автомобиль и группа разведки готова. Она повела головой и выдохнув, покинула хранилище, направляясь к гаражу. Трое из её группы уже сидели в кабине внедорожника без крыши. Ей бросили маску и Кэти, передав чемоданчик, запрыгнула в автомобиль.
        На въезде в город они никого не встретили. Кэти смотрела по сторонам, стараясь дышать ровно. «Что там был за приказ?» ­ - мысли постоянно путались и сосредоточиться никак не получалось. «Да-да, провести зачистку. Убрать раненых, ослабленных… Остальным, вне зависимости от возраста, вколоть вакцину...» ­ - мысль снова оборвалась, когда внедорожник подскочил на куче мусора. Выжившие не теряли времени ­ - она разбили витрины, разграбили магазины, разорили склады. Городок, по которому неспешно двигался автомобиль был разрушен и отравлен. Кажется, армия ушла отсюда уже давно, решив, что ни за город, ни за оставшихся жителей бороться нет смысла. Он казался подёрнутым серо-зелёной дымкой, по обочинам ютились разбитые и сожжённые машины. Немыслимое количество разломанной мебели, бутылки, техника. Стояла тишина. Звенящая, льющаяся из каждого переулка тишина.
        Она попросила остановить машину, когда увидела в метрах сорока от них пошатывающегося подростка. Он медленно переступал, подволакивая, кажется, сломанную ногу. Глаза впали и под ними выступили тёмные круги. На грязной, серой футболке, бурым пятном в районе живота растеклась уже подсохшая кровь. Кэти, достав из чемоданчика шприц, выпрыгнула из внедорожника и направилась к нему. «Безоружный… Ранен… Кажется, сильно» ­ - она приблизилась к нему быстрым шагом, заглядывая в мутные глаза.
        - Как тебя зовут? Ты сильно ранен?
        Парнишка посмотрел на неё невидящим взглядом и только кашлянул.
        - Я могу помочь, но мне нужно осмотреть тебя…
        В горле пересохло. Парень сильно отравлен. По всему телу синяки и ссадины, нога сломана, а рана на животе явно немаленькая. «Убирать раненых» - отдалось в голове.
        - Что у тебя там? Мы же видим, что он труп, убирай и возвращайся в машину, ­ - хрипло раздалось из рации.
        Она сухо сглотнула. «Ещё минута и они просто подъедут сюда, и тогда…». Кэти развернулась к внедорожнику, показывая жестом, что плохо расслышала сообщение. Нужно было решать быстрее.
        - Я могу дать тебе вакцину, но тебе надо убраться отсюда, иначе мне придётся убить тебя, или они убьют, понимаешь?
        В затуманенных глазах парня что-то мелькнуло. Он сделал шаг навстречу и протянул руку, касаясь её куртки кончиками пальцев.
        - Убей... Пожалуйста…
        «Пиздец…» - винтовка на ремне моталась где-то за спиной, в затылок были направлены взгляды группы. Рация снова что-то хрипло проговорила и Кэти собралась повернуться к машине… Время будто стало вязким. Боковое зрение уловило, как голова парнишки заметно дёрнулась назад, а во лбу появилось аккуратное отверстие, и на его краях проступили капельки крови. Несколько секунд, долгих, словно вечность, она наблюдала, как тело безвольным мешком упало на асфальт, поднимая небольшие облачка пыли.
        «Бежать…» - молниеносная мысль сопровождала её, когда она кинулась длинным прыжком в переулок, чтобы скрыться от группы.
        Направо. Налево. Снова направо. Только не на главную улицу. Дальше. Направо. Подальше отсюда. От них. Дыхание стало прерывистым и тяжёлым, рука потянулась чтобы снять маску, и та со стуком ударилась об асфальт. Шум в ушах.
        Кэти остановилась - силы были на исходе. Прислонившись к стене, она глубоко вдохнула. На несколько секунд её глаза расширились и она, глядя перед собой, с силой подняла правый рукав куртки. На внутренней стороне предплечья, под кожей, виднелся небольшой квадратик - GPS-датчик, вживлённый каждому солдату, чтобы легко было отыскать друг друга, если связь оборвётся. Отыскать. Она прерывисто вздохнула, сползая по стене и достала из ботинка небольшой нож. Рука тряслась, а по лицу катился выступивший от долго бега пот. Кэти наметила маршрут ножа и с силой сжав в зубах воротник куртки, сделала первый надрез. В глазах на секунду побелело.
        «Нормально, можно терпеть. Скорее. Хотя-бы два надреза и всё… Скорее» - Она пыталась сосредоточиться. Резать левой рукой оказалось трудно. Сделав второй надрез, она уронила нож и пальцами попробовала вытащить скользящий под кожей чип. Кэти швырнула на асфальт оказавшийся в руке окровавленный датчик, и поднявшись, с силой раздавила его ребристой подошвой ботинка. Послышался рёв двигателя. Как близко находилась группа ­было непонятно - звук отражался от стен и разносился по пустой улице. «Бежать… Бежать… Бежать!!!»
        - Эй!
        Кэти резко открыла глаза, когда услышала сквозь морок сна голос. Дышать по-прежнему было тяжело. Она приподнялась на локтях, пытаясь сфокусировать взгляд на разбудившем её Нике. В комнате стоял удушливый полумрак. Сквозь ткань болотного цвета на окне было видно, что день в самом разгаре и только недавно перевалил за полдень. Пыльная комната, в которой не было ничего кроме покосившегося шкафа без дверцы и смятого матраца, всё ещё казалась расплывчатой.
        - Ты что-то неразборчиво говорила во сне, потом странно стонала, я пришёл проверить, ­ - Ник встревоженно смотрел на неё. - Что случилось?
        - Как ты вообще услышал? - пробормотала Кэти уже немного успокоившись.
        - Чутко сплю, привычка, - он пожал плечами. - Кошмар?
        - Что-то вроде, - Кэти поёжилась и тряхнула головой.
        - Бывает, - Ник ухмыльнулся. - У меня тоже бывают кошмары. Ну, если всё нормально, я спущусь вниз.
        - Может, останешься здесь? Так мне будет… Спокойней… - проговорила она, глядя на Ника исподлобья.
        - Останусь, - он улыбнулся, слегка подталкивая её к краю матраца и заваливаясь рядом. - Спи, до вечера ещё далеко.
        Кэти отвернулась в сторону окна, когда почувствовала на плече тяжёлую руку, обнимающего её Ника. Стало спокойней. Сон, так часто преследующий её отнял последние силы, и она закрыла глаза.
        ***
        Ник проснулся намного позже заката. Из-под ткани, служившей занавеской на окне струился прохладный ночной воздух. Не разбудив сопящую во сне Кэт, быстрым шагом он спустился, торопливо собирая оставленное на первом этаже оружие и накидывая куртку. Кэти показалась на ступеньках ко второму этажу. Она сонно наблюдала за сборами до те пор, пока Ник не направился к двери.
        - Уходишь?
        - Мне пора, я задержался. Я узнал, всё что мне было нужно, ­ - он обернулся. - Ты помогла с информацией, спасибо.
        - И всё? - она нерешительно переступила, будто собираясь сделать шаг вниз, но осталась на месте.
        - Ну, да. А что ещё? - Ник пожал плечами, искоса поглядывая на дверь.
        - Ничего, - быстро ответила она, - мне просто показалось. Удачи тебе, - Кэти улыбнулась одним уголком рта и неуверенно помахала рукой.
        - Увидимся, - Ник кивнул и шагнул за порог.
        В этот раз, возвращаясь в Риверкост, он не услышал привычного шума. На первых, освещённых факелами улицах, Ник увидел стоящих по обочинам Надзирателей. Из глубины квартала, по освобожденной от людей дороге, не спеша двигались два грузовика, выезжая из центра. Ник свернул на небольшую улицу, обходя процессию по широкой дуге и остановившись перед площадью у Палладиума, встал за углом дома. Он искал глазами Хизер, высматривал её в толпе, но напарницы нигде не было.
        На площади было несколько десятков человек. Среди трейсеров, хватающихся за кровоточащие раны, суетился Генри с помощниками, оттаскивающими раненых в здание. Кто-то из лежащих на асфальте не шевелился и, скорее всего, был мёртв. Некоторые корчились в судорогах, похожих на те, что бывают, когда в тело попадает третья категория, но противоядия не хватало на всех. Стояла непривычная тишина, в которой раздавались редкие приказы Генри и хриплые стоны раненых. Ника передёрнуло от увиденного, но он решил направиться к зданию. Пройдя всего с десяток метров, он увидел, что к нему быстрым шагом приближается Эван, показывая руками крест и кивая на ближайший переулок. Ник свернул и, всё ещё оборачиваясь на площадь, проследовал за Эваном.
        - Что произошло? ­ - Ник непонимающе посмотрел на Эвана. - Напал «Мятеж»? Откуда столько Надзирателей?
        - Нет не «Мятеж», - Эван покачал головой, вглядываясь в конец переулка, - Надзиратели искали тебя.
        - Чего?! ­ - Ник поднял бровь, - На какой хрен я им нужен и откуда ты об этом знаешь?
        - Узнал от взбешённого Джейсона, который ищет тебя за каждым ящиком. Слушай, - Эван немного наклонился и понизил тон, - зачем ты им понадобился, я не знаю. Они приходили ещё позавчера. Вернулись сегодня и, когда не нашли тебя, перевернули вверх дном весь Палладиум, устроили погром.
        - Если искали меня одного, зачем устроили всё это?! - Ник указал рукой в сторону площади.
        - Потому, что мы начали сопротивляться, - Эван нахмурил брови, ­ - терпение не вечное. Не важно, за кем, или за чем они пришли - они напали. Когда не нашли тебя, они похватали людей и уехали…
        - В тех грузовиках были люди?
        - Да, много наших и весь твой отряд, думаю, это просто уловка, чтобы найти… - он не договорил.
        - Хизер тоже? - Ник слегка дёрнулся, собираясь сделать шаг в сторону Палладиума.
        - Не спеши, - Эван предусмотрительно схватил его за рукав куртки, ­ - я успел её спрятать. С ней всё нормально.
        - Твою мать, - Ник дёрнул рукой, освобождаясь от хватки Эвана. - Что теперь?
        - Тебе нельзя показываться там, если Джейсон тебя увидит, то сдаст. Тебе нужно уйти подальше…
        - У меня с собой ни хрена нет, оружия по-минимуму, карты нет. Куда я, блядь, пойду?! - ситуация начинала сильно раздражать.
        - Иди к ГЭС, я соберу твои шмотки и оружие, постараюсь найти расширенную карту, - Эван вопросительно качнул головой, - решай.
        - Блядство… - Ник шаркнул ботинком по асфальту, поднимая глаза на Эвана. - Договорились. Но…
        - Ещё поговорим, тебе надо убраться отсюда. Жди примерно через час, - Эван хлопнул Ника по плечу и, оглядываясь по сторонам, вышел из переулка.
        Он добрался до этажа Ника, перепрыгивая по несколько ступеней за раз. Зная Ника уже много лет, он не раздумывая хватал оружие, которое могло пригодиться, скидывая пистолеты, капсулы и ножи, в общую кучу на кровати. Он снял со стены арбалет, пошарил по ящикам в поисках стрел. Вытряхнув из грязного рюкзака вещи, он скинул всё оружие, кроме арбалета туда. Быстро оглядев комнату и затолкав в рюкзак кое-что из одежды, он уже собирался уходить.
        - Чёртова коса. Ладно, тебя тоже заберём, - он подхватил косу и не закрывая дверь направился вниз по лестнице.
        Спускаясь, Эван несколько раз оглянулся, почувствовав, будто за ним кто-то наблюдает, но никого на лестнице не обнаружил. Толкнув тяжёлую дверь в подвал, он вошёл, выискивая глазами Анну, которая уже ждала его.
        - Как всё прошло? - изумрудные глаза Анны мелькнули в полумраке, когда она приблизилась.
        - Гладко. Где Хизер? Ты дала ей с собой воды? ­ - Эван снял рюкзак с плеча и оглядел подвал.
        - Да тут она, сейчас, - Анна направилась к небольшому техническому помещению.
        Хизер опасливо оглядывалась, придерживая лямку небольшого рюкзака рукой. Она умоляюще посмотрела на Эвана, будто задавая немой вопрос.
        - Всё в порядке, - Эван перехватил у неё рюкзак, поворачиваясь к Анне. - Я вернусь через пару часов, ты, конечно, меня не видела и ничего не знаешь.
        Анна коротко кивнула и сообщив Хизер, что в рюкзаке небольшой запас еды и воды, удалилась к противоположному концу подвала. Эван жестом показал Хизер на дверь и пуская её вперёд, постарался выйти из Палладиума так, чтобы не привлекать к ним внимания. В коридоре, ведущему к выходу, почти никого не было, только слонялось несколько трейсеров из разных отрядов. Никого из командиров они не встретили, а значит, что скорее всего, большая часть из них сейчас у Джейсона. Это играло ему на руку.
        Хизер молча шагала в указанном направлении, стараясь смотреть только перед собой. На её лице не отражалась ни одна эмоция.
        - Хиз, тебе тоже лучше уйти из города, - Эван поравнялся с ней, когда они уже приближались к окраине, а вокруг не было ни души.
        - Что значит «тоже»? - она подняла на него удивлённый взгляд.
        - Ник не сможет сюда вернуться. И на тебя тоже могут охотиться, уходи вместе с ним, - Эван постарался улыбнуться.
        - Я ничего не понимаю, ­ - она опустила голову, голос дрогнул. ­ - Но… Они забрали всех… Я думала, Ник вообще не вернётся...
        - Сейчас не время, - Эван приобнял её. - Надо добраться до ГЭС.
        - Подожди… - Хизер приостановилась, оглядываясь по сторонам и явно прислушиваясь.
        - Послушай, мы поговорим, когда дойдём до ГЭС, а сейчас…
        - Нет, подожди, ­ - Хизер шикнула, снова оглядываясь и оборачиваясь, - мы не одни, - она вытащила из кобуры пистолет и встала ближе к Эвану.
        Казалось, что рядом никого нет, но Эван вскинул винтовку, поворачиваясь к Хизер спиной и рассматривая пространство впереди. Прошло несколько минут, когда Хизер, сделав шаг в сторону, направила пистолет к небольшому куску разрушенной стены. Эван, услышав это движение, повернулся в ту же сторону.
        - Выходи! - коротко приказала она. - Я вижу твою тень!
        Из-за стены показалась голова. Парнишка опасливо вышел из укрытия, подняв руки.
        - Какого чёрта, Симон?! - Хизер опустила пистолет и подошла к нему вплотную.
        - Я думал, что тебя тоже забрали Надзиратели, ­ - Эван удивился, узнав новичка. ­ - Где ты спрятался?
        - Я дежурил на складе, ­ - он не поднимал взгляд. - Когда всё началось, я прятался в дальнем углу, среди ящиков…
        - Но, - задать вопрос Эван не успел.
        - Они забрали Хелену! Мне сказали, что её забрали! - Симон повысил голос, делая шаг вперёд.
        - Тише, пожалуйста, - Хизер попыталась его успокоить.
        - Я думал, они и тебя забрали, нигде не мог найти, но потом я увидел, как Эван спускается по лестнице с косой Ника и проследил! ­ - Симона потряхивало, он часто дышал, пытаясь успокоиться. - Раз он, - Симон кивнул на Эвана, - несёт оружие Ника, значит, вы знаете где он?
        - Знаю, но тебе лучше вернуться в Палладиум, - ответил Эван спокойным голосом. - Тебе не нужно с нами идти.
        - Будто я спрашивал разрешения… - Симон ненадолго замолчал. ­ - Я всё равно пойду, даже если прикажете возвращаться. Я не боюсь наказания…
        - Мы теряем время. Пойдём, разберёмся на месте, - Эван глубоко вздохнул и качнул головой в сторону дороги.
        ***
        Ник сидел на парапете, наблюдая за медленным течением воды. Он постукивал ботинком по бетону, будто отсчитывая время. Осознание приходило медленно, но нарастало, подобно волне, заглушая остальные мысли. Его жизнь изменилась. Путь назад был закрыт.
        - Куда теперь? ­ - спросил он вслух, будто ожидая услышать ответ.
        Отряда в городе нет, на него открыта охота. Ник не мог понять, для чего понадобился Надзирателям и что они хотят от него. От Риверкоста, по нескольким направлениям можно было дойти до ближайших резерваций, где, возможно, его не знают. «Тебя там никто не ждёт, придурок. Ты теперь бесполезен», ­ - неприятная мысль заставила протяжно выдохнуть. Ник поднял голову к небу - ничего не изменилось. Над головой всё так же сияли бесконечные звёзды. Всё так же чернел за спиной лес, а вдали выли на луну волки. Смутное решение пришло в голову неловко и быстро, правда, что с ним делать Ник всё ещё не понимал - отправиться к базе «Прайма». Размышления прервал звук приближающихся шагов.
        - Ник!
        Он спрыгнул с парапета и не успел ничего сказать, когда Хизер подбежала и заключила его в объятия. Следом за ней шёл Эван, который подгонял Симона.
        - А ты что здесь делаешь? - Ник посмотрел на бледного Симона, отцепляя от себя напарницу.
        - Объясни мне, почему они искали тебя, а забрали Хелену? - Симон смотрел исподлобья. - Почему она должна страдать из-за твоих проблем?!
        - Откуда мне знать, почему меня искали, пацан? - Ник раздражённо оскалился, стараясь не повышать голос.
        - Да плевать! Это ты виноват, что её теперь нет рядом! - Симон с силой сжимая в руках ножны катаны, подняв на Ника взгляд, наполненный отчаянием. - Я понял, что они приходили за тобой, когда Эван вывел из Палладиума Хизер… Почему? Почему Хелена страдать из-за тебя?!
        - Вот же блядство… - Ник на секунду закрыл лицо рукой, смахивая назад тёмные пряди. - Ты думаешь, я знаю, что делать?
        - Так придумай! - Симон бессильно сел на траву.
        - Так, - в разговор вмешался Эван, - я не могу больше здесь находиться. Мне нужно уходить. Ник, я взял для тебя карту, но на ней только ближайшие резервации и несколько секторов, более подробной у меня нет, - он протянул Нику сложенную в несколько раз карту.
        - Спасибо. ­Подождёшь немного? - он оторвал от карты небольшой кусочек. - Есть карандаш?
        - Да, ­ - Эван достал из нагрудного кармана небольшой огрызок карандаша.
        - Отлично.
        Через несколько секунд Ник передал Эвану мятый клочок бумаги с выцарапанной шифром запиской: «Старик, я ухожу. Береги себя».
        - Передай это Леону, пожалуйста, ­ - Ник вымученно улыбнулся, понимая, что старика, возможно, больше никогда не увидит.
        - Хорошо, Леон - ­это один из Выживших, да? - Эван кивнул. - Постарайся не умереть, - с этими словами Эван крепко пожал руку Ника и, похлопав по плечу, быстрым шагом направился в сторону Риверкоста.
        Ненадолго повисла тишина, прерываемая только сбивчивым дыханием Симона. Хизер повернулась к Нику, и молча дёргала за ручку рюкзака на своём плече, будто не решаясь что-либо сказать.
        - Я не знаю, - Ник повернул к ней голову, заранее отвечая на вопрос, который она, как ему казалось, хотела задать.
        - Куда же нам идти? - Хизер поджала губы и опустила глаза.
        Ник не ответил, резко набрасывая на плечи рюкзак и, схватив за руку, поднял Симона с травы.
        - За мной, быстро. Идти далеко, - Ник ускорил шаг.
        - Эй, куда? - напарница еле поспевала за ним, иногда оглядываясь назад, чтобы убедиться в том, что Симон не отстал.
        - К Кэти, нужно её предупредить, - Ник коротко оглянулся через плечо.
        - Кого? - Хизер не поняла о ком он говорит. Ник больше ничего не сказал, оставалось только подстраиваться под его быстрый шаг.
        Кэти сидела у костра, снимая шкурку с очередного пойманного зайца, когда в сумраке и отблесках костра заметила на дороге три тёмных силуэта. Она поднялась, поднимая винтовку, но уже через несколько секунд рассмотрела в одном из силуэтов Ника.
        - Быстро же ты решил снова навестить меня, - она улыбнулась, убирая оружие. - Да ещё и с компанией.
        - Кэт, тебе нужно уходить, - Ник взял её за предплечье, утаскивая в дом. - Собирайся и уходи отсюда подальше.
        - Что? - Кэти старалась притормозить ногами, но Ник с усилием втолкнул её в дом.
        - Уходи. Они могут прийти и за тобой, - встретив непонимание в её глазах, он продолжил: Надзиратели. Возможно, они узнали, что я был у тебя, что ты рассказала мне о «Прайме».
        - Как? - Глаза Кэти округлились, и она слегка отшатнулась от него. - Ты кому-то рассказал? А это кто такие? - спросила она, подозрительно посмотрев на Хизер и Симона, которые молча стояли рядом с дверью.
        - Это мой отряд, точнее то, что от него осталось, - не поворачиваясь к напарнице и Симону, ответил Ник. - Я не знаю, кто и как мог узнать, я вообще не знаю, зачем мог им понадобиться, но тебе лучше уйти отсюда.
        - Твою мать, - Кэти выругалась и быстро поднялась по лестнице на второй этаж.
        Она носилась по комнате, собирая пожитки в потасканный рюкзак и надевая на себя ту одежду, что в него не умещалась. Скрипучие доски пола постанывали, и поднятая ботинками пыль танцевала в лучах полной луны. Ник наблюдал за движениями Кэти молча.
        - Куда ты пойдешь? - решил он спросить, когда она, наконец, остановилась, оглядывая ещё раз своё убежище.
        - Пока не знаю… Чёрт, - Кэти повернулась к нему. - Я думала наша следующая встреча будет поприятней. А ты?
        - Я хочу отравиться к базе «Прайма», знаешь, где она?
        - Зачем? - Кэти удивлённо подняла брови. - Что ты там забыл?
        - Мою сестру! ­ - вмешался Симон. - Это из-за него весь наш отряд забрали, это всё из-за него!
        - Правда? ­ - Кэти перевела взгляд с Симона обратно на Ника.
        - Да, - Ник устало повёл головой, - весь мой отряд забрали Надзиратели. Мне нужно знать, где база…
        - У меня где-то была запасная карта, сейчас, - она скинула с плеча рюкзак и подошла к одному из ящиков.
        Перебрав ворох бумаг и небольших коробок, Кэти нашла потрёпанную карту, на которой была береговая линия, простиравшаяся на десятки километров, а за ней, довольно внушительная часть суши с названиями, дорогами и указателями.
        - Я могу сделать отметки, что и где находится, но не ручаюсь за полную точность. Только вот, что ты собираешься делать?
        - Я пока не знаю. Но дороги назад мне всё равно нет, - Ник качнул головой, - как и Хизер.
        Кэти посмотрела на притихшую Хизер, стоявшую у Ника за спиной.
        - Красивая девушка, - она улыбнулась, замечая, как Хизер подняла на неё взгляд. - А парнишка, он тоже пойдёт с тобой?
        - Я бы не хотел, - Ник повернулся к Симону. - Ты можешь вернуться в город. Мне не нужна лишняя обуза в дороге.
        - Я что, по-твоему, слабак и недомерок? - Симон оскалился. - Ты отправляешь меня назад, думая, что я так и сделаю? Когда моя сестра где-то…
        - Послушай, - Ник слегка наклонился к парнишке, - я не знаю куда идти и что там будет, у меня нет плана и… Я действительно не хочу брать с собой тебя. Я не взял бы и Хиз, но её тоже в городе ждут, понимаешь?
        - Я не хочу возвращаться, - буркнул Симон, немного успокоившись. - Я не знаю, живы ли родители… Теперь ещё и не знаю, где сестра…
        - А ты помнишь свой дом? - Кэти подошла поближе к Симону. - Сможешь показать на карте?
        - Я помню примерное направление, не помню только название. Наверное, смог бы сориентироваться по местности, - Симон заинтересованно посмотрел на отшельницу.
        - Мне тоже некуда идти. Можем отравиться туда. Всё-таки, вдвоём безопасней, - она тепло улыбнулась и потрепала его по волосам.
        - Хорошо, ­ - Симон выдохнул. - Обещай, что вернёшь мне сестру… - обратился он уже к Нику, почти не слышным голосом.
        - Как я могу что-то пообещать, не зная…
        - Так соври! Просто соври… Дай надежду… Хелена,­ это всё, что у меня есть…. - Симон снова повысил голос.
        - Хорошо. Я найду тебя, когда разыщу Хелену, - Ник скривился, отводя взгляд от парнишки. - Хиз, может, ты тоже пойдешь с ними?
        - Нет, - она посмотрела Нику прямо в глаза, - я даже слушать тебя не буду. Иду с тобой и всё.
        - Хорошо, - Ник махнул рукой. - Мы теряем время.
        - Выйдем на улицу, я сделаю пометки на карте, - Кэти подхватила рюкзак, направляясь к лестнице.
        Потрёпанную временем карту пришлось раскладывать на ровном участке растрескавшегося асфальта. Склонившись над ней, Кэти старательно делала пометки, и что-то рисовала тонким кусочком угля, закусив нижнюю губу. Луна освещала карту, которая под её бледными лучами казалась невесомой и почти прозрачной. Наблюдение за действиями Кэти погрузило Ника в подобие транс, и он не сразу понял, что она закончила, протягивая ему сложенную в несколько раз бумагу.
        - Вот и всё. Не суди строго, я отметила всё, что смогла вспомнить. Вот здесь, - она пальцем указала на дальнюю часть карты, где у берега обвела небольшой участок кругом, - примерно в этом месте располагается главная база. На точность не рассчитывай, но примерно там, - Кэти устало потянулась.
        - Спасибо. И прости, что так вышло, - Ник отправил карту во внутренний карман куртки и отвел взгляд.
        - Не волнуйся обо мне, - она подняла рюкзак и передала Симону часть оружия. - Если повезёт, мы ещё встретимся.
        - Не смей подыхать, ­ - Ник подал ей руку.
        - Ты тоже, - Кэти проигнорировала жест и коротко обняла Ника. - Берегите себя.
        От дома Кэти уходила прямая дорога, ведущая к выезду из Риверкоста. Небо уже начало светлеть, и они разошлись в разные стороны. До рассвета оставалось несколько часов, а значит, что после того, как они пересекут Сектор №12, можно будет пройти ещё несколько километров, прежде, чем начинать поиски укрытия от пагубного солнца.
        Скрываться от солнца не в здании, а среди высохших деревьев и кустарника, оказалось не простой задачей. Силы на исходе, а горячий воздух уже обжигал лёгкие. До большого города оставалось всего пара часов пути, но до его границ простирался пустырь - ни деревьев, ни домов, только дорога и поднятая ветрами пыль. Идти через это поле в полуденный зной - не самое лучшее решение. Хизер пробиралась сквозь кустарник и тихо ругалась себе под нос, в поисках подходящего укрытия. Она нетерпеливо дернула Ника за рукав, когда обнаружила останки большого дерева, внутри которого зияла пустота - то ли оно высохло так, то ли укрытие было сделано специально. Места для двоих было маловато, но для того, чтобы не попадать под лучи и немного поспать - вполне достаточно.
        Ник не мог уснуть, и подложив под голову рюкзак, изучал карту. Развалины большого города были совсем рядом, за ними - неизвестность, отметка ядерной пустыни и ещё одна точка, над которой нарисован символ «Прайма» - видимо, там располагается одна из баз, дальше снова неизвестность, отметка резервации №34, а в дальнем углу карты - всё тот же символ, только больше размером и несколько направленных к нему стрелок.
        Глаза болели, но сон так и не пришел до самого вечера. Ник решил не будить Хизер до заката. Как только солнце уползло за горизонт, он толкнул её в бок. Пустынная местность, которая тянулась до самой территории чужого города, в уходящем закате казалась красноватой, лес обмельчал и теперь вокруг были одни лишь редкие кустарники. Луна ещё не поднялась, и картинка была довольно угрюмая. Безумно хотелось пить, хорошо, что ночью это желание не было таким явным, воды осталось не так уж и много.
        Тишину лунной ночи прервал гул двигателей. Примерно в километре от них пронеслась колонна автомобилей и мотоциклов, направляясь куда-то на юг. Рёв моторов и неразборчивые громкие голоса в тишине пустыря были слышны так, словно находились совсем рядом. Ник проводил взглядом колонну, подумав, что началась ночная охота или вроде того. Когда огни города были совсем близко, его оглушил громкий звук, а фары, несущихся к ним автомобилей, ослепили. Ник, прикрывая глаза ладонью, ухватил Хизер за руку и инстинктивно попятился назад, но давить их не собирались. Шорох колёс стих, а мерное рокотание двигателей подсказало, что машины остановились, и теперь, темные силуэты, в которых было трудно кого-либо разглядеть из-за ярких фар, спрыгивали на землю, неспешно окружая незваных гостей.
        Конец 1 части.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к