Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Путь к свету Алекс Войтенко
        Произошла всемирная катастрофа. После нее прошло почти 300 лет. Многое погибло, многое исчезло из памяти. Но многое и осталось. Люди до сих пор находят, какие-то артефакты, оружие, записи. Что-то удается запустить в работу, а что-то остается неразгаданным. Многие технологии исчезли, а вместо них появились другие. Сейчас это мир пара и электричества. Тех, кто занимается артефактами называют Техномагами. Попытка изобразить такой мир с элементами стимпанка.
        Алекс Войтенко
        Путь к свету
        Предисловие автора
        Итак, я - техномаг. Самый обычный, каких довольно много в нашем непростом мире. Разве, что может чуточку сильнее, чем другие. Нет, я не буду утверждать, что я самый сильный, самый могучий и т.д. Хотя, кто знает? С другой стороны, вряд ли я отношусь к тем магам, о которых один мой старый знакомый высказался, как «Ярмарочные факиры». Но да это не так важно. Я прожил довольно долгую, и совсем неспокойную жизнь (тут нужно было писать во множественном числе, хотя…) и хочу рассказать о ней. Именно о ней, потому, что первая моя жизнь, не заслуживает, вашего внимания. Честно говоря, я и сам не хочу о ней говорить. Начну же я с того, как попал сюда, как осознал себя здесь. Потому, что во всех моих достижениях, здесь, опыт прошлой жизни пригодился, разве, что на первых порах. Да и то, смотря с какой стороны глянуть на это.
        Когда-то я хотел написать поэму. Красочно описав мое попадание сюда, соответственно приукрасив, все что можно и нельзя. Выставить себя так сказать непобедимым героем, все знающим и умеющим. А после подумал: А зачем?! Может, кому-то и будет это интересно, но будет ли это правдой? Да и нужно ли это мне? И поэтому, поэма так и осталась ненаписанной. Да и, честно говоря, я просто не помню, как все это произошло. Я имею в виду, сам переход сюда. В общем, я его банально проспал.
        Когда-то давно, еще в той прошлой жизни, я любил почитывать фантастику, особенно про так называемых, «попаданцев». И как-то даже не предполагал, что стану одним из них. Так вот, что самое интересное; все они помнили, как попали в другой мир. Их сбивали автомобили, взрывали, сжигали, скидывали с поездов, расстреливали, травили, в общем, издевались, как хотели и все они до последнего мгновенья помнили, как все это происходило. Наверное, это были действительно великие люди, с отличной памятью. Мне даже немного завидно. С другой стороны, мне их немного жаль. Согласитесь, помнить эти кошмары(!) не самое приятное воспоминание.
        Была еще такая идиома, как «Рояль в кустах», т.е. герою, на его пути подкладывали различные предметы, умения и т.п. что бы он быстрее получил развитие, в той или иной области. Возможно, вам покажется, что и здесь встречается подобное. Скажу сразу, вы глубоко заблуждаетесь. В данном случае, это счастливое стечение обстоятельств, всего лишь. Более того, я постарался убрать из текста, многое из того, что покажется вам, этим самым «Роялем», хотя и такое случалось в моей жизни. Поэтому, положа левую руку на сердце, а правую на Библию: «Обещаю рассказывать правду и ничего кроме правды».
        Все что будет написано ниже, скорее мемуары, нежели приключенческая литература. Вряд ли любителем оной, будет интересно это читать. Впрочем, если вы сочтете написанное мною интересным, я был бы этому только рад.
        Все-таки я решил начать мое повествование с недописанной «поэмы», она как мне кажется, наиболее точно отражает, тот последний день моей прошлой жизни. Да и все-таки жалко выбрасывать, по-моему, очень неплохие стихи, как мне думается.
        Часть первая
        1
        …Ночь уходит. Сумрак. Где-то, слышен всплеск, играет щука, по реке малька гоняя. В робких проблесках рассвета, из низин туман вползает, заволакивая берег и топя в белесой мути камыши и лес прибрежный. Тишина. Как будто кто-то, взял, и выключил все звуки, оставляя на мгновенье вас наедине с собою, предлагая породниться: с лесом, речкой, берегами. Показать насколько мелки по сравнению с природой все стремленья и заботы, что выдумывают люди. Научить познать ошибки, подсказать, как их исправить. Но мгновения уходят. Кто-то там, не видя смысла продолжать пустые игры, звуки вновь включает: шелест, камыша в прибрежных водах, плеск воды от щучьих игр. Понимая, что утратил откровения моменты, ты встаёшь в недоуменье, зябко поводя плечами, мысль вернуть себе, пытаясь ускользающую в вечность. Будто, что-то не хватает, что-то тает вместе с дымкой уходящего тумана, но списав всё на усталость, ты, собрав улов нехитрый, с грустью медленно уходишь, позабыв коробку спичек и вчерашнюю газету.
        В ожиданье электрички, ты стоишь в толпе безликой, жадно шаря по карманам. Понимая, что напрасно, ты комкаешь сигарету и с толпой плывёшь к вагону, торопясь попасть на поезд. Повезло. Находишь место и под стук колёс о стыки, ты спокойно засыпаешь, несмотря на шум и гомон.
        Тебе сняться приключенья, бой быков и шум корриды, бесконечность океана, острова в заморских странах, заново переживаешь все прочитанные книги, видя в них себя героем. Сердцем жаждешь перемены, наяву же, пустошь жизни, обязательства, работа. Поезд движется на запад, в суету людей и улиц. Дом работа, дом работа, день за днём, недели в годы превращаются незримо, жизнь проходит незаметно, оставляя за собою лишь печаль и грусть о прошлом, что ушло и не вернется, и надежду в перемены, но и их проносит мимо. Жизнь как сон проходит где-то, утекая между пальцев, что песок морского пляжа, разогретый южным солнцем. Незаметно пролетает час, отпущенный на дрёму. Суета в вагоне, поезд, приближается к вокзалу. Вместе с шумною толпою, ты уносишься на выход, взмах рукой, «Такси! В Отрожку!», снова едешь, погрузившись в свои думы и тревоги, и тихонько засыпаешь…

* * *
        …На мгновение прихожу в себя. Встревоженный голос:
        - Ант, что с нашим сыном?!
        - Он упал с цикорита, видимо задел слизня, и неудачно приложился головой.
        - О боги, скорее неси его в дом и вызывай врача!
        - Да, Хана…
        …Мне снится странный сон; Я, подросток, иду сквозь невиданный лес, с незнакомыми растениями. Светит солнце, и оно будто улыбается мне и говорит, что-то приятное. Рядом со мной мужчина, почему-то я воспринимаю его, как своего отца, хотя он совершенно не похож на него. Он показывает мне на деревья, больше похожие на стебли цветов, срывает какие то плоды и очистив от кожуры подает мне. Я вгрызаюсь в сладко-кисловатый плод, сок брызжет во все стороны и течет по лицу. Отец довольно улыбается и рассказывает мне что-то, слов почему-то не слышно. Он обнимает меня за плечи и мы подходим к странному экипажу, похожему одновременно и на паровоз и на древний автомобиль, на широченных серовато-зеленых колесах. Отец берет кочергу, приоткрывает топку и, поправив что-то, кидает туда пару поленьев, после садится за руль. Пыхнув паром, это чудо почти не слышно, трогается с места. Впрочем, я не воспринимаю ее за чудо, и пристаю к отцу, чтобы он пустил меня за руль, вначале тот противится, но после уступает, и я гордый оказанным доверием трогаюсь с места и осторожно еду по проселочной дороге. Сидящий рядом мужчина,
которого я воспринимаю как своего отца, иногда, что-то подсказывает мне, поправляет, но по его виду можно сказать, что он страшно доволен, несмотря на его, казалось бы, строгое лицо. Мы въезжаем во двор усадьбы. Мужчина нажимает какую-то кнопку и раздается протяжный гудок. На крыльцо большого, добротного дома выходит красивая женщина, почему то мне кажется, что это моя родная мать. Мы подъезжаем к крыльцу и останавливаемся, отец подсказывает, как нужно правильно остановить машину и выходит из нее. Подходит к матери, нежно обнимает ее и что-то говорит ей, гордо показывая на меня…
        Вновь голоса:
        - Ант, он не приходит в себя!
        - Успокойся, Хана, Шер ведь сказал, что это просто сильный ушиб, и наш мальчик сейчас спит. Тем более он, дал выпить ему настой трилистника.
        - Ант, но ведь прошло уже столько времени! Я, очень волнуюсь за нашего маленького Рона!
        - Всё, будет в порядке, я уверен!
        …Я поднимаюсь на восходящих потоках прогретого воздуха и словно птица парю над землею. Подомною широкая, чистая река. Даже с высоты полета отчетливо просматривается дно с золотистым песком и разноцветными камнями кое-где. По правому берегу виден довольно большой поселок, утопающий в зелени садов, это Инурия.
        Слева, от самого берега, и вглубь до каменной пустоши, раскинулся оазис моего отца. По контуру он чем-то напоминает, грушу, неровно разрезанную рекой вдоль плода. С востока оазис окружают высокие, сорока - пятидесятиметровые скалы, возвышающиеся над ним. Купаясь в лучах солнца, я парю на восток, в сторону пустошей. Сверху они кажутся совершенно плоскими и безжизненными, лишь кое-где прорезанные ущельями и трещинами. Вижу большой разлом, заваленный огромными камнями. Какая-то сила тянет меня вниз, спускаюсь, и вижу в одной из стен пещеру. Вхожу в нее. Огромный с высоким сводом грот, с абсолютно ровным гранитным основанием. Чуть глубже, небольшое чистейшее озеро, Сквозь немногочисленные трещины в потолке, в пещеру поникают лучи солнца и, отражаясь от поверхности воды и кварцевых вкраплений в стенах грота, создают неповторимую игру света. А чуть зеленоватые внизу, от густого мха, и выше серо-голубые с темно бурыми вкраплениями стены, придают гроту особую, строгую торжественность. Некоторое время любуюсь, впитывая в себя красоту созданную природой. Возле озера, на небольшом пятачке вижу какую то тень.
Будто, что-то стоит там. Внимательно приглядываюсь, но это что-то, ускользает от меня. Лишь краем зрения я могу поймать это, но так и не понимаю, что. Выхожу из пещеры, и вдруг приходит понимание что, несмотря на хаотичные завалы камней, в пещеру можно достаточно свободно спуститься. Вновь поднимаюсь ввысь и лечу дальше. В поле зрения появляется огромное грязно-бурое пятно, при приближении, оно принимает форму идеально ровного круга, лишь кое-где по краям видны небольшие вкрапления из-за нанесенного на него мусора и камней. Неподалеку от него в некоторых местах, видны развалины каких-то строений, судя по всему, ими не пользуются уже достаточно давно.
        Я поднимаюсь еще выше и где-то вдалеке, на пределе видимости, угадывается еще одно похожее пятно, связанное с первым неровной пунктирной линией, скорее всего остатками дороги. Я пытаюсь дотянуться до него, но что-то большое и сильное мягко останавливает меня, слышу: «Потерпи. Всему своё время!» И я просыпаюсь.
        Я открываю глаза и вижу большую светлую комнату, уставленную какой то мебелью. Взгляд скользит по столу, шкафам, кровати, в которой я нахожусь, все это воспринимается мною, как давно привычное и знакомое. Я встаю и достав из шкафа шорты и футболку, привычно одеваюсь. Оглядываю себя и только тут понимаю, что все это не моё. Тело, одежда, комната. От осознания этого кружится голова, и я вновь оказываюсь сидящим на краю ложа. Некоторое время пытаюсь понять, что же произошло со мной, как получилось, что я оказался здесь, в другом теле? С удивлением рассматриваю свои руки, тело, как бы привыкая к новым ощущениям и пытаясь осознать эту реальность. Пытаюсь вспомнить, как произошло то, что я здесь? Увы, не помню ничего. Невольно вспоминаются, мои недавние сны, и то последнее напутствие, перед пробуждением. Выходит, что все не так просто. Видимо, кому-то там, понадобилось мое перемещение в это тело. Кому? Зачем? Невольно появляются вопросы в моей голове.
        Подхожу к высокому, почти в мой рост зеркалу, висящему на стене. На меня смотрит мальчик, лет четырнадцати, невысокий, русоволосый с правильными чертами лица, чем-то неуловимо похожий на мужчину из моих снов. Невольно задумавшись, понимаю, что помню себя, как прошлого, так и настоящего. Т.е. все знания моего реципиента остались со мной, добавившись к моим. «Хоть, не сочтут сумасшедшим», - приходит в голову мысль.
        Но почему именно я? Возможно со временем, я и найду ответ на эти вопросы, но даже если нет, то все равно рад тому что, что-то изменилось в моей жизни. И мне дан шанс прожить ее заново.
        Подхожу к окну и осторожно выглядываю сквозь плотные, тяжелые шторы во двор. Там все как обычно, матери не видно, отец возле крыльца возится с локомобилем. Быстро спускаюсь вниз и присоединяюсь к нему. Отец, что-то подтягивает на двигателе, потом просит: «Разводной ключ» Подаю, он берет и спустя пару секунд резко поворачивается, с удивлением глядя на меня. Я делаю невинное лицо, и с трудом прячу свою улыбку.
        (Я всегда был дружен со своим отцом. Наверное, он был лучшим из всех, с кем я когда-либо общался. Он никогда не наказывал меня, готов был часами разъяснять мне то, с чем я обращался к нему. Если он, по каким то причинам не знал ответа на мой вопрос, он не успокаивался до тех пор, пока не находил ответа на него. Когда-то давно, еще до моего рождения отец служил в гвардии клана. За заслуги в какой-то из войн, глава клана наградил отца поместьем. И после выхода в отставку, он с матерью переехал сюда. А четырнадцать лет назад, уже здесь, родился я, Рон ди Арн. - Накатывают на меня воспоминания прежнего владельца)
        Спустя минуту отец приходит в себя и после недолгих разговоров о моем здоровье, и о том, как это я умудрился упасть, да еще и приложиться головой. «Ведь там не может быть камней, а земля достаточно мягкая!» - уверяет он. Мы тут же решаем съездить с ним, на место происшествия. Тем более, что мать пока не знает, о том что я выздоровел, и наверняка будет против этого. Посчитав, что я пока слаб для этого. Отец заводит мобиль, и мы, оглядываясь, чтобы не попасть на глаза матери, выезжаем со двора усадьбы. Приехав на место, мы обходим вокруг злополучного дерева, и я вдруг спотыкаюсь о какой-то камень.
        - Па, смотри! А ты говорил, что здесь не может быть камней!
        Нагнувшись, я пытаюсь поднять с земли, небольшой, но очень тяжелый камень размером с мой кулак, который из-за своего веса, выскальзывает у меня из рук.
        - А тяжелый то какой! - произношу я, все же подняв его со второй попытки и подавая камень отцу.
        Тот взял его внимательно рассмотрел, попутно очищая его налипшей земли, и произнес: - Ты не представляешь себе, насколько все это ужасно!
        - Что случилось, па?!
        - Не здесь, Рон. Дома поговорим.
        До этого момента я никогда не видел отца таким.
        Отец прячет камень в сумку, с которой практически никогда не расстается, мы садимся в мобиль и направляемся к дому. Всю дорогу отец молчит, хмурясь, и ничего не отвечая на мои вопросы.
        По приезду домой, мы собираемся в нашей гостиной. Мама вначале пытается пожурить за то, что уехал с отцом, ничего ей не сказав, но отец пресекает это, сказав, что есть серьезный разговор, который касается, всех нас.
        Мы усаживаемся за стол, и отец немного подумав, начинает тяжелый для него разговор:
        - Хана, ты помнишь, из-за чего началась та война, за которую мне пожаловали это поместье?
        - Не помню точно, но вроде там были какие-то споры из-за серебряных рудников, с кланом Амацуками. - отвечает мать. - А что произошло?
        - Не торопись. Сегодня, мы с Роном, ездили к тому дереву, с которого он так неудачно упал, приложившись головой о камень. Мы, точнее он нашел его. Вот он, - отец достает из сумки камень и выкладывает его на стол.
        - Ну и зачем, ты притащил домой эту гадость? Да еще и положил на чистую скатерть! - раздается негодующий голос матери.
        - Ты вначале приглядись к нему, а уж после делай выводы.
        Мать пробует приподнять камень, но не рассчитав сил роняет его.
        - Тяжелый какой - придвинув его поближе и вглядевшись, она восклицает. - О, боги! Неужели это оно? Золото?! Ты хочешь сказать, что вы нашли золото на нашем участке! И теперь мы богаты?!
        - Да, именно так. Но не думаю, что мы станем богаче. Скорее наоборот.
        - Почему? Ведь это наша земля!
        - Вспомни серебряные рудники. Если хоть малейшие слухи просочатся отсюда, представь, что тогда будет! А то, что о нем, кто-то узнает, я просто уверен. Это просто невозможно долго скрывать.
        - Что же нам делать?! - восклицает мать, прикрывая в волнении рот ладонью.
        - Пока не знаю. Будем думать. Единственное, что хочу сказать, пусть все сказанное сегодня, за этим столом, останется здесь же…
        2
        …Я стою на краю каменной пустоши, и тоской смотрю на нашу бывшую усадьбу. Мысленно прощаясь со своим, таким недолгим детством и любящими меня родителями. Увы, все это было очень недолгим. И в этом виновато отнюдь не золото, которое мы нашли с отцом.
        Спустя примерно неделю, после того дня, до нас дошла весть о смене главы клана и о том, кто встал на его место. Отец сделался угрюмым, и было видно, что он сильно переживает. Потом отец собрал кое-какие вещи и, ничего не объяснив, уехал на локомобиле. Вернулся он, спустя несколько дней, еще более угрюмым, и уже на попутном катере. Они уединились с матерью и о чем-то долго беседовали без меня. Еще через неделю, когда все вроде бы успокоилось, и даже отец стал немного веселее, к нашей пристани пристало несколько катеров, откуда высыпали военные. Они быстро организовали оцепление, ворвались к нам в дом и арестовали моего отца. После этого, какой то чиновник, зачитал нам с матерью приказ о передаче нашего имения во владение другому человеку и, дал нам час на сборы. После чего нас с мамой перевезли на другой берег реки, высадив у пристани Инурии.
        Имеющихся у нас с матерью сбережений, хватило на покупку небольшого, дряхлого домика на дальнем конце поселка, за железнодорожной станцией. Из-за ареста отца, вокруг нас образовалась пустота. Если раньше люди искали повод, что бы поприветствовать моих родителей, то сейчас большинство, из них старались перейти на другую сторону улицы, лишь бы даже случайно не встретиться с нами. На попытки матери найти какую-то работу, везде отвечали отказом. Я целыми днями пропадал на станции, берясь за любую работу, благо приезжие не знали о нашем несчастье, и мне удавалось ее найти. От всех этих невзгод, мать очень переживала и не находила себе места. Видя это, я старался, как-то подбодрить ее, и иногда, но с каждым разом все реже и реже, мне это удавалось. Тогда она рассказывала мне, о прошлой жизни. О людях, о нашем мире. О страшной войне, которая произошла более трехсот лет назад, что практически уничтожило цивилизацию. О том, как люди, выжившие в той войне, строили заново свою жизнь. О том, что до сих пор существует, множество следов оставшихся от прежней цивилизации. До сих пор, некоторые авантюристы,
бродят по разрушенным останкам древних, в попытках найти какой-либо артефакт. И многие из них погибают, находя незнакомые вещи, и не зная назначения найденного.
        С каждым днем мать, все больше уходила в себя, и однажды ее не стало.
        Я похоронил ее на городском кладбище и, спустя некоторое время, не видя для себя будущего в Инурии, решил покинуть поселок.
        За это недолгое время, я успел заново полюбить моих новых родителей. И мне очень тяжело далась утрата, вначале отца, а затем и матери. Я остался один. В большом, незнакомом и таком враждебном мне мире. Я много думал о том, чем я мог бы заняться, что бы прокормить себя, встать на ноги. Собрав то немногое, что у меня было, решил сесть на любой поезд, что отходил от Инурии, неважно в каком направлении.
        Напоследок, решив попрощаться с нашей усадьбой, перебрался выше по течению на другой берег, поднялся на каменную пустошь, и прошел до скал возвышающихся над нашей усадьбой.
        Увиденное поразило меня до глубины души. Новый хозяин усадьбы вырубил почти все деревья, так заботливо взращиваемые моими родителями, оставив лишь узкую полоску вдоль берега реки. Весь участок был огорожен несколькими рядами колючей проволоки, и уже возводился высокий забор. На месте вырубленного леса стояли уродливые бараки и какое-то оборудование. Несколько десятков рабочих, что-то строили, а кое-где были видны вооруженные ружьями охранники с собаками. Решив не привлекать к себе их внимания, я постарался быстро покинуть это место, за столь короткое время, ставшее мне чужим.
        По дороге назад, наткнулся на ущелье, беспорядочно заваленное крупными камнями, мне сразу же вспомнился мой сон, и я решил проверить существование этой пещеры.
        Спустившись в разлом, я нашел довольно приличную дорогу, змеей тянувшуюся вниз между валунов. Дойдя до ее конца, обнаружил пролом в стене и вошел. Увидев, что находится в гроте, я вначале не поверил своим глазам. Возле озера, на небольшом пятачке, стоял наш локомобиль. Слегка покрытый пылью, от более, чем трехмесячного бездействия, он, тем не менее, приковывал мой взгляд, приглашая прикоснуться к нему. Он казался мне сейчас самым родным существом на свете. И будто говорил мне: «Ну, вот же я! Подойди! Прикоснись ко мне! Я жду именно тебя!» Выйдя из ступора, я кинулся к нему. Добежав и положив руку, на покрытую лаком сталь бортов, я как бы прикоснулся руке отца. Вспоминая то недолгое время, проведенное в его обществе, мысленно заговорил с ним, рассказывая ему о том, что произошло с нами, с нашей усадьбой. Обойдя вокруг локомобиля, не отрывая руки от его борта, открыл кабину и заглянул внутрь. Довольно просторный салон был почти битком загружен различными вещами и инструментом. Свободными оставались, только два сиденья впереди. На одном из них лежал большой запечатанный конверт, без каких либо
надписей. Дрожащей от волнения рукой, я аккуратно взял его и отошел от машины поближе к свету. Присев на небольшой камень у входа, я положил письмо на колени, и слегка уняв волнение, аккуратно вскрыл его. Это было письмо отца.
        «Здравствуй, сын.
        Если ты читаешь это письмо, значит нас, меня и твою мать уже разлучили с тобою. Если сможешь, постарайся не винить нас в этом.
        Для того, что бы тебе было понятнее, я хочу рассказать тебе историю нашей семьи. Не все, что тебе рассказывали об этом раньше, является правдой. Сделано это было для того, что бы по возможности оградить тебя от неприятностей. Увы, это не дало результата.
        Итак: Я, Ант ди`Арн, признанный внебрачный сын, бывшего главы клана Росс. В молодости, я служил в гвардии своего отца, Торна ди`Арн. Начал службу рядовым, и вышел в отставку, командиром отряда мобильной разведки.
        Во время празднования победы в войне против клана Амацуками, я встретил девушку, это была Ханна ди`Трол, дочь одного из аристократов нашего клана. Мы полюбили, друг друга с первого взгляда, и со временем она стала твоей матерью. К сожалению, не все было гладко с нашим браком. На твою мать претендовал, один из старших, родных, сыновей отца. Но судьба распорядилась по-другому. Ее мужем стал я, но отец приказал мне покинуть столицу, дабы не раздражать своим присутствием, утраченные надежды среднего сына, который пытался еще тогда отомстить нам за это. И поклялся, что сделает всё, что бы разлучить нас, как только у него появится такая возможность. Он пожаловал мне оазис, неподалеку от Инурии, и мы с твоей матерью переехали туда. Здесь ты и родился. Все было бы нормально, но сложилось так, что главой клана после смерти моего отца, стал именно Седрик ди`Арн, хотя в списках наследия он стоял лишь седьмым. Почему получилось именно так, сказать не могу, но именно он и станет причиной трагедии, произошедшей с нашей семьёй. Я пишу об этом в «будущем» времени, потому, что только предполагаю подобную
возможность. И если ты читаешь это письмо, значит, мои предположения оказались верными.
        Вот собственно и вся история, которую я хотел тебе рассказать.
        Я не знаю, как ты планируешь свою дальнейшую жизнь, но могу предложить тебе следующее. В этом гроте, я был уверен, что однажды ты посетишь его, стоит наш локомобиль, как пользоваться им ты знаешь. В его салоне лежат вещи, предназначенные именно тебе, так же имеется немного оружия и деньги, которых должно хватить тебе на первое время. Думаю, имея все это, легче будет уехать отсюда, и начать новую жизнь. Как мне кажется, ты решишь поступить именно так. Если у тебя нет вещей, которые, ты хотел бы забрать с собою, свой путь ты можешь начать прямо отсюда. В локомобиле имеется достаточный запас продуктов для путешествия и топлива для машины. Ты волен поступать, как пожелаешь, но я хочу дать тебе несколько советов, независимо от того, примешь ты их или нет. Не стоит тебе ехать на север и северо-запад, это центральные области земли, принадлежащие клану Росс. Не думаю, что там будут рады отпрыску с твоим именем, хотя бы в свете последних событий. Наилучшим вариантом, мне кажется, будут восточные и юго-восточные области, приграничье, там не смотрят на твое имя, ты сможешь назваться любым, а если достаточно
хорошо, покажешь себя, то заработаешь себе имя самостоятельно.
        Внимательно выбирай себе друзей, и не слишком доверяй людям, пока не узнаешь их достаточно хорошо. Если все же надумаешь отправиться в приграничье, то там есть такой городок Семск, в нем живет некто Клайд о`Ши, он держит таверну под названием «Приют ветерана». Если тебе понадобится помощь, причем любая, назови этому человеку свое имя.
        Впереди у тебя целая жизнь, неважно, долгая или нет. Важно прожить ее достойно. Помни об этом
        Любящий тебя. Твой отец Ант ди`Арн».
        Я еще долго сидел в пещере, перечитывая письмо, вспоминая родителей, и нашу жизнь до роковых событий. Вначале, я хотел вернуться в город, что бы забрать, те немногие вещи, приготовленные мной. Но после решил, что не стоит этого делать. Там не было ничего памятного для меня. И я решил, начать свой путь именно отсюда.
        Между тем наступил вечер. Решив, что не стоит ехать по незнакомой дороге в ночь, я задумался о ночлеге. Из вещей сложенных в машине, достал покрывало и расстелил его на переднем сиденье, подумав, что провести ночь в салоне будет гораздо приятнее, чем на камнях грота. Тем более что мой рост, позволял мне не испытывать неудобства. Перекусив взятыми еще в городке продуктами и запив это водой из озера, которая оказалась необыкновенно вкусной, я улегся на передний диван и еще долго лежал, перебирая в уме все произошедшее со мною. Незаметно для себя я уснул.
        С первым лучом солнца, проникшем в пещеру, я проснулся. Некоторое время лежал, пытаясь осознать, где я нахожусь. Калейдоскопом мелькали события вчерашнего дня и, я осознал, что моя жизнь, благодаря заботе отца, ощутимо изменилась. Что теперь у меня есть хотя и не совсем ясное, но хоть какое-то будущее. Что из бродяги, решившего ехать в неизвестность, я в одночасье превратился, в достаточно обеспеченного человека, которому есть где преклонить голову и появилась цель в жизни, которую я собираюсь осуществить. И для этого у меня есть все необходимое на данный момент. Поднявшись, достал из небольшого ящика под сиденьем лежащие там свечи, зажёг одну из них и выбрался из машины. Обойдя ее вокруг, я подошел к котлу и, проверив наличие в нем воды, разжёг котел, начиная подготовку локомобиля к поездке.
        Во всем чувствуются заботливые руки отца, готовившего локомобиль для поездки. Эта машина довольно долгое время служила моей семье, но несмотря то, что была выпущена еще до моего рождения, благодаря качеству сборки и заботам отца, прекрасно сохранилась. Когда-то это был военный локомобиль, выпушенный на одном из заводов клана Амацуками. На передней панеле, до сих пор сохранился шильдик с ящерицей кусающей свой хвост и надписью «lizard savanna». Машина досталась отцу, во время одного из разведывательных рейдов. С тех пор она служила моей семье.
        В ней имелся достаточный запас дров для растопки котла. Был так же бак, в который заливалось жидкое топливо. Судя по мерному стеклу, он был полон, но я решил воспользоваться пока дровами, их запас было легче восстановить. Вход в пещеру находился на западном склоне ущелья и поэтому, как только взошло солнце, тьма отступила. Пока котел разогревался, я умылся и набрал из озера воды в дорогу, заполнив все свободные емкости. После перекусил, найдя в машине довольно много продуктов длительного хранения и приготовился в путь. Так же я нашел пару револьверов с небольшим запасом патронов, и охотничье ружье. Снарядив один из них, я положил его в карман куртки, а охотничье ружье, на соседнее сидение.
        Проверив еще раз в машине все, о чем постоянно напоминал мне отец, я плавно тронул машину с места, и не торопясь, выехал из пещеры. Проехав по извилистой, от наваленных камней тропе, по которой мобиль с трудом протиснулся я поднялся на плато. Так как мне было, в общем, все равно куда ехать, я решил последовать совету отца и двинуться на юг0-восток.
        3
        Каменные пустоши представляли собой, почти идеально ровное поле, будто, какой то великан, ради своего удовольствия, взял и срезал верхушки скал, выровняв их и убрав лишние камни.
        Погода была отличная, местность просматривалась до самого горизонта на юго-востоке, и до подножия Скалистых гор, на юге.
        Примерно через четыре часа неторопливой езды по каменной пустоши, я подъехал к огромному буро-коричневому полю. Оно казалось идеально ровным, лишь по краям, кое-где были небольшие наносы из мелкого щебня и пробивающейся иногда травы. Я вышел из машины и подошел к краю поля, начинающемуся у моих ног и теряющемуся где-то вдали. Взяв в руки небольшой камень, я бросил его на поверхность круга. Немного прокатившись по нему, камень остановился. Судя по звуку, поверхность была достаточно твердой. Я вернулся к машине. Тронувшись, я решил проехать вокруг поля, все же из осторожности, не заезжая на него. Спустя некоторое время я подъехал к развалинам, каких то строений, вплотную примыкавшим к заинтересовавшему меня полю. Выйдя из машины, я подошел к ним. Прямо возле меня, стояла довольно высокая полуразрушенная арка, видимо бывшая некогда входом в помещение. По верху арки сохранились остатки букв, когда-то выступающих на ее поверхности. Увы, из того, что осталось, трудно было сложить, что-то понятное. Пройдя через нее, я увидел ступени, ведущие глубоко вниз и теряющиеся во мраке помещения. Вернувшись к
локомобилю, я подогнал его поближе и, взяв с собою небольшой аккумуляторный фонарь, зарядившийся по дороге сюда, вошел в проем.
        Спустившись вниз, я обнаружил большой зал с остатками, каких то сооружений, от которых остались лишь металлические конструкции. Видимо довольно давно разграбленные искателями, о которых рассказывала мне мать. Но, судя по толстому слою пыли, помещение давно не посещалось. Пройдя по залу и увидев небольшой коридор, я вошел в него. Он был совершенно пуст, лишь в конце его стояла массивная металлическая дверь с полустершейся надписью на ней: «Atte.tion! The.nt…ce, only…h t.e d… officer!», которую я перевел как, «Внимание! Вход только в сопровождении дежурного офицера» Вместо дверной ручки имелся небольшой штурвал, какая-то коробка с крышкой на петлях. Откинув крышку, я увидел кнопки кодового замка. «Вряд ли за эту дверь смог кто-то пробраться»- подумал я. Подергав на всякий случай и покрутив штурвал, я не добился никакого результата. Развернувшись, я пошел обратно. «Интересно», - размышлял я - «что может находиться, за дверью, куда можно пройти только с дежурным? Скорее всего, или какое-то хранилище документов, или оружейная комната. В любом случае, туда было бы интересно заглянуть». Дойдя до машины,
я уж совсем было, собрался уезжать, но вдруг вспомнил книжку, которую читал когда-то, еще в прошлой жизни. Там говорилось о том, что обычно коды в армии, для подобных вещей, не делали слишком сложными, и что те кнопки, которыми пользуются, бывают более затерты или отполированы, от частых прикосновений. Подумав об этом, я решил проверить свои догадки, и тот час же вернулся обратно в коридор. Окинув крышку пульта, я осветил его лучом фонаря. «Даже если некоторые клавиши и затерты, вряд ли из-за такого слоя пыли, можно что-то разглядеть» - подумал я и дунул на пульт. Прочихавшись от поднятой пыли, я вновь взглянул на пульт. Клавиши на пульте располагались обычным порядком, примерно как на клавиатуре компьютера, только клавиша «0», была слева, а «Ent», занимала всю правую сторону. Наиболее затертыми были клавиши «4», «8», «6», «0». «Так, что нажимать, я в принципе определился, теперь бы еще решить порядок введения цифр, и тогда нам будет «Счастье» - подумал я. Прикидывая, в каком же порядке мне нажимать клавиши, я положил руку на пульт, не глядя на него. Опустив взгляд, я слегка оторопел, мои пальцы,
покоились точно на найденных мною кнопках, все пять - 0, 4, 8, 6, Ent. «А ведь все просто» - решил я - «Вряд ли здесь будут изобретать, что-то сложное. Скорее всего, наоборот, ведь эта дверь, если за ней оружейная комната, или что-то подобное должна открываться быстро, следовательно, и код доступа должен быть таким, что бы его можно было набрать не глядя, и даже в темноте». И я попробовал нажать эти клавиши в том порядке, как легла моя рука.
        Вначале была тишина. Я уже обозвал себя дураком, вспомнив, что прошло около трехсот лет и вряд ли здесь, сохранилась хоть какая то капля напряжения. Вдруг, я услышал тихий щелчок, и мне показалось, что дверь слегка стронулась с места. Я направил свет фонаря в ее сторону, и заметил пыль, стоящую в воздухе, видимо поднятую сдвинувшейся дверью. Взявшись за штурвал, попробовал потянуть ее на себя, но дверь не шелохнулась. Тогда я начал крутить его. Спустя мгновенье, дверь потихоньку начала открываться. От волнения я бросил штурвал, и отошел от нее. Придя в себя, и подождав пока уляжется пыль, я продолжил вращать штурвал. Когда проем стал достаточно широк, протиснулся в него, и расфокусировал луч фонаря, что бы осветить большую площадь. Моим глазам открылась небольшая, метров двадцати по площади комната. Все было, несмотря на изолированность комнаты, покрыто толстым слоем трехвековой пыли. Слева от входа стоял металлический стол с лежащей на нем толстой книгой, и какими то письменными принадлежностями. Позади стола был штабель из пяти ящиков, в каких, в мое время перевозили оружие. Справа во всю длину
стены был стеллаж-стойка, в котором я увидел несколько винтовок. На нижней полке стояли снаряженные магазины для них. Обрадовавшись бесценной находке, решил заглянуть в ящики стоящие у противоположной стены.
        Вскрыв верхний ящик, обнаружил точно такие же винтовки, что и на стеллаже, только лучше сохранившиеся, за счет упаковки в виде вакуумных пластиковых мешков. В ящике было шесть винтовок и столько чемоданчиков, видимо с приспособлениями к ним. На наклеенных на каждую упаковку бирку, я прочел название, там было написано: «Barrett REC7». Аккуратно прикрыв ящик, открыл стоящий рядом поменьше размеров. Найденное, обрадовало меня еще больше. Ящик был плотно забит небольшими оцинкованными овальными с торцов, коробками в которых обычно хранят патроны.
        В течении полутора часов после этого, я перетаскивал найденное в локомобиль. В итоге я забрал из бункера, шесть винтовок с тактическими чемоданчиками и четыре десятка цинков с патронами, решив, что для начала этого хватит. Внимательно осмотрев комнату, в поисках другого оружия, я больше ничего не нашел. Помимо того, что я вынес из нее, там оставалось еще восемь ящиков с такими же винтовками и патронами. Я решил оставить их на месте. Неизвестно, что меня ждет дальше, а вдруг придется еще раз наведаться сюда, подумал я. После чего вышел из бункера и, закрутив штурвал в обратную сторону, закрыл дверь, услышав знакомый щелчок. Если я когда-нибудь смогу вернуться сюда, то попробую открыть ее набором кода, но даже если у меня ничего не выйдет, то лучше, если найденное мною останется на месте, чем достанется кому-то еще.
        Отъехав немного от места находки, я остановился, что бы получше уложить найденное оружие, и что бы оно не слишком бросалось в глаза. Откинув спинку переднего сидения, мне удалось уложить пять винтовок на пол между сиденьями, под сложенные там вещи. Туда же поместились чемоданчики и часть цинков с патронами. Одну из винтовок я решил оставить себе.
        Увлекшись искательством, и сегодняшними находками, я позабыл про еду, провозившись, весь день. И только увидев, что солнце садится, я решил подумать о ночлеге и приготовить себе, что-нибудь поесть. Наскоро перекусив, я поудобнее устроился на переднем сиденье локомобиля и тут же провалился в сон.
        Едва взошло солнце, я проснулся. Локомобиль стоял на сохранившемся участке, когда-то асфальтированной, а сейчас разрушенной от времени и непогоды, дороге. Умывшись и перекусив оставшимися с ужина продуктами, решил, что не стоит сразу продолжать поездку. В связи с пополнением багажа, следовало разобраться с вещами. Что-то положить поближе, а кое-что подальше. К тому же необходимо было вычистить и подготовить оставленную для себя винтовку. Да и о еде не стоило забывать. Разведя небольшой костер, я подвесил на треноге котелок, и пока варится похлебка, начал разбирать, доставшиеся мне, вещи выгрузив их из салона. Первым делом я сложил заднее сиденье, решив, что так будет больше места. В ящик, что имелся под ним, сложил пять не нужных пока винтовок, часть инструмента и охотничье ружье, доставшееся от отца, оставив себе лишь несколько наиболее необходимых гаечных ключей, небольшую пилу и топорик. На проход за спинкой переднего дивана уместились почти все цинки с патронами, я оставил себе только пару. После этого начал укладывать вещи, попутно перебирая их. В самый низ легли, не нужные сейчас теплые, так
как сейчас был самый разгар весны. Так постепенно разбирая их, я заполнил салон, почти до верха спинки переднего сиденья. Видимо сложенное заднее сиденье, дало дополнительные места. После этого, я накрыл все это покрывалом, и у меня образовалось довольно широкое и мягкое спальное место, чему я очень обрадовался. Все-таки спать на переднем диване было не слишком удобно. Перекусив подоспевшей похлебкой, я принялся за чистку своей новой винтовки.
        В чемоданчике, помимо четырех запасных магазинов, на тридцать патронов каждый, глушителя, средств по уходу за оружием и оптического прицела, находилась брошюрка с инструкцией, по разборке и чистке автомата. Она была напечатана на английском языке. Хотя, мы русские, не очень любим, пользоваться подобными вещами, но в этот раз, я решил нарушить традиции, что бы случайно не повредить драгоценное оружие.
        Внимательно изучив инструкцию, я разобрал винтовку, и тщательно вычистил все детали от консервирующей смазки. После чего вновь, сверяясь с мануалом, собрал ее. Установив на планку Пикатинни, коллиматорный прицел, я вскрыл один из цинков с патронами и набил ими магазин. Убрав все инструменты в кейс, я положил его под переднее сиденье и решил немного пострелять, что бы проверить свое приобретение. Чтобы не создавать много шума, я укрепил на стволе имеющийся здесь же глушитель. Выбрав цель и привыкая к прицелу, отстрелял рожок одиночными, и после перезарядки очередями. После чего, не разбирая его, насколько раз прошелся шомполом по стволу, убирая свежий нагар. В целом, винтовка мне понравилась. Легкая, около трех килограммов, выполненная из алюминия ствольная коробка, хромированные детали газоотводной трубки и канала ствола, регулируемый приклад, удобная рукоятка. Чувствовалось, что оружие было сделано для людей. Т.е. учтено было практически все, что необходимо для удобства пользователя.
        Решив, что выполнил на сегодня все запланированные задачи, я проверил котел, почистил топку и собрав промасленную ветошь, оставшуюся от чистки оружия, разжег его. Пока поднималась температура и давление в котле, набил четыре магазина патронами. Присоединив один к автомату, а остальные, уложив в сумку неподалеку от меня, двинулся в дальнейший путь.
        Сегодня я ехал по остаткам автомагистрали, которая вела, строго на юго-восток. Когда-то великолепное, а ныне сильно побитое шоссе, с сохранившимися, кое-где участками относительно ровной поверхности, позволяло держать приличную, для этих мест скорость, и я уже прикидывал проехать в этот день, максимально возможное расстояние. Лишь иногда приходилось притормаживать, что бы объехать небольшой нанос из камней, или очередную рытвину. И через 25 -30 километров, приходилось останавливаться, так как падало давление в котле. Необходимо было, доливать воды и подчищать топку от шлака и добавлять дров.
        Ласковое солнце, свежий ветерок, приветливо залетающий в открытое окно, практически ровная дорога, позволяющая держать приличную скорость. Что еще нужно для хорошего настроения? Разве, что любимая мелодия, из радиоприемника, настроенного на музыкальную волну. Но, увы, в этом мире еще не додумались до такого. Вспомнив подходящую мелодию, я начал напевать:
        «Мы себе давали слово.
        Не сходить с пути прямого.
        Но так уж суждено
        И уж если откровенно всех пугают перемены
        Но тут уж все равно
        Вот новый поворот и мотор ревет
        Что он нам несет пропасть или взлет
        Омут или брод и не разберешь
        Пока не повернешь
        Вот новый поворот и мотор ревет
        Что он нам несет пропасть или взлет
        Омут или брод и не разберешь
        Пока не повернешь
        И пугаться нет причины если вы еще мужчины
        Вы кое в чем сильны
        Выезжайте за ворота и не бойтесь поворота
        Пусть добрым будет путь
        Вот новый поворот и мотор ревет
        Что он нам несет пропасть или взлет
        Омут или брод и не разберешь
        Пока не повернешь за поворот
        Новый поворот и мотор ревет
        Что он нам несет пропасть или взлет
        Омут или брод и не разберешь
        Пока не повернешь за поворот
        Новый поворот и мотор ревет
        Что он нам несет пропасть или взлет
        Омут или брод и не разберешь
        Пока не повернешь пока не повернешь»
        Примерно часа через четыре, я подъехал, ко второму пятну, и вскоре увидел развалины строений похожие на те, где я обнаружил склад оружия. После недолгого раздумья, я решил не останавливаться здесь. Винтовок найденных ранее, мне пока хватало, а терять время на обследование пыльных помещений не хотелось. Тем более, что в прошлый раз я довольно сильно испачкался, а запасенной воды, хватало только на разве, что умыться и приготовить поесть. А до ближайшего источника, как мне казалось, было еще далеко. С сожалением, оглянувшись на развалины, я не снижая скорости, последовал дальше.
        Примерно через шесть часов езды, дорога неожиданно оборвалась, и скорость пришлось снизить до минимума. Спустя некоторое время я выехал на край каменной пустоши. В паре десятков метров ниже, раскинулась огромная зеленая равнина, кое-где виднелись леса и озера. Увы, как бы мне этого не хотелось, я не мог попасть туда. Пустошь обрывалась отвесными скалами, и в пределах видимости не было никакого спуска. Достав из кейса оптический прицел, я использовал его в качестве подзорной трубы. Хотя он и давал слишком узкую видимость, я заметил, что на юге долина повышается, переходя в холмы. «Наверное, где-то там я найду место спуститься в нее» - подумалось мне. Поэтому, повернув, я поехал вдоль обрыва на юг.
        Время от времени я останавливался, разыскивая более приемлемую дорогу для локомобиля, так как попадалось довольно много разломов и завалов камней. В итоге, потеряв целый день, я уперся в непроходимую расщелину. Ничего не оставалось делать, как вернуться обратно. Выбрав наиболее ровную площадку, я заглушил двигатель и перекусив улегся отдыхать, решив продолжить путь завтра.
        «Нет, все-таки зря я выбрал эту дорогу» - с трудом переваливая через очередной завал, думал я - «хотя с другой стороны, кто знает, что было бы, реши я проехать по другому пути. Сомневаюсь, что там было бы иначе. И ведь возвращаться уже не стоит, тут и осталось то всего ничего, по сравнению с пройденным. Ой! Нет, я точно без зубов останусь пока выберусь из этих чертовых завалов! Бли-и-ин! Теперь язык прикусил. Ну! Еще немного, еще чуть-чуть! Последний бой, он трудный самый! Все! Хватит с меня, торможу и нужно отдохнуть!» Я вышел из машины обойдя вокруг нее проверил, все ли в порядке, и пошел вперед посмотреть долго ли мне еще мучиться.
        Спустя полтора- два часа, я наконец вздохнул посвободнее, камни кончились, и хотя дороги не наблюдалось и дальше, все же по земле было ехать не в пример легче. Я, все-таки выехал к холмам. Поднявшись на один из них, вышел из машины и огляделся. Слева в нескольких километрах от меня, расстилалась долина, виденная еще вчера. Вправо, холмы, плавно переходящие в предгорья. Дальше, все выше и кое-где были видны снежные шапки на вершинах. Туда я точно не поеду. «Хотя если следовать на юго-восток, как советовал мне отец, нужно ехать как раз параллельно этому хребту» - подумал я - «Но для начала нужно выбрать какой-нибудь лесок рядом с речкой, или озером. Хоть в порядок себя привести, да и запасы пополнить, дров то считай, и не осталось, на раз подкинуть только и хватит».
        Опять воспользовавшись прицелом, я отыскал небольшой лесок, как мне показалось у воды, я не слишком хорошо разглядел ее за деревьями. Проехав километров пять, я спустился с холмов, и мне открылось небольшое, чистейшее озеро, кое-где по краям поросшее камышом. Возле озера была небольшая рощица. Место было идеальным, для отдыха и пополнения запасов.
        Отогнав машину поближе к деревьям, я притушил котел, и решил остановиться на отдых. Вначале я захотел искупаться, но попробовав воду в озере понял, что она еще холодна для водных процедур поэтому, раздевшись, набрал из озера ведро воды, и разбавил ее кипятком из еще неостывшего котла. После чего с удовольствием вымылся, смыв с себя всю грязь и пот, собранные за время путешествия по пустоши.
        Почувствовав себя чистым и отчасти счастливым, я принялся готовить себе обед. Разведя костер, я вдруг заметил стайку уток плавающих недалеко от моей стоянки. Решив, что мясо не будет лишним, я взял винтовку, и чтобы не привлекать внимания к себе лишним шумом, навернул глушитель. Три выстрела дали мне двух, довольно больших уток, один раз я, увы, промазал. И все-таки пришлось лезть в холодную воду, что бы достать их. «Но зато теперь у меня будет мясной бульон». - Обрадовался я.
        Я провел возле озера три дня. За это время переделал все возможные дела. Заготовил и подсушил дров для локомобиля, настрелял с десяток уток и хорошо их прожарив, сложил в свободную кастрюлю, залив жиром. Вдоволь порыбачил, найдя в инструментальном ящике, когда-то забытую удочку, и срезав орешник на удилище. И еще я все-таки наладил, лазерный целеуказатель. Благо, что у него вместо батарейки оказался литий ионный аккумулятор. После долгой возни, и едва не спалив его я смог, наконец, присоединить его к зарядному устройству в локомобиле, а после установил на винтовку. После этого стало значительно легче выцеливать уток на озере и стрелять им в голову, потому что, пуля калибра 6.8 мм Remington SPC все-таки тяжеловата, для подобного, и пока я приноровился попадать в голову или шею, пару уток просто разорвало. Жить у озера было конечно приятно, но нужно было продолжать путь. Все-таки долго оставаться в одиночестве, очень тяжело, а я хотел жить среди людей. И я вновь двинулся в сторону Семска.
        4
        Вот уже второй день, я двигался по окраине леса. Останавливаясь лишь для того, что бы поесть и пополнить запас дров и переночевать. Время приближалось к вечеру, и я начал уже подыскивать, полянку, для ночлега. Найдя вполне подходящее место, я свернул туда, и вышел из машины, немного размяться. Вдруг, где-то недалеко послышались крики, и выстрелы. Нырнув в машину, я подхватил свою винтовку, и сумку с запасными магазинами. Револьвер всегда был у меня на поясе, в самодельной кобуре, которую я смастерил, на одной из стоянок. Я конечно мог попытаться сбежать, но после решил, что стоит посмотреть на то, что там происходит. И если в моих силах будет оказать помощь, то сделать это.
        Вооружившись, я побежал на доносящиеся до меня крики. Метров через пятьдесят, показался просвет между деревьями, и небольшая полянка на краю леса. Получается, что я всего чуть-чуть не доехал до нее, когда подыскивал себе место. На полянке догорал, небольшой, семейный локомобиль, и неподалеку он него, стояли два грузовика размалеванные черепами и нецензурными лозунгами. Бандитов было человек десять, хотя после того, что я увидел, трудно было называть их людьми.
        Было еще довольно светло, и я хорошо разглядел, что творилось на поляне. Возле догоравшего локомобиля, лежал истерзанный труп мужчины. Неподалеку от него, три бандита, со смехом и похабными шутками, насиловали лежащую в крови женщину, которая уже не подавала признаков жизни. Пятеро сидели у разведенного костра и что-то пили, из большой бутыли, выхватывая, ее друг у друга из рук. Еще двое спали возле грузовиков. Решив, что это нельзя оставлять безнаказанным, и понадеявшись, что смогу устранить, большую часть боевиков, прежде чем поднимется тревога, я начал отстрел.
        Не надеясь, из-за волнения на коллиматорный прицел, включил лазер. Первыми отправились, в ад, двое спящих, возле грузовиков. Благодаря глушителю и шуму на поляне выстрелы были слышны только мне. И это мне очень помогло. Вслед за ними отправились, начавшие разбредаться по поляне бандиты, до того момента занятые женщиной. Остались пятеро бандитов сидевших у костра. Хотя они и были сильно пьяными, первый же выстрел в любого из них мог изменить обстановку не в мою пользу. Так как опыта боев у них было гораздо больше моего. Поэтому я решил немного подождать, тем более, что было еще довольно светло. Сменив, на всякий случай рожок, я затаился, наблюдая за бандитами.
        Вскоре мое терпение было вознаграждено, еще одним трупом. В итоге их осталось четверо. Все это время, пока занимался отстрелом бандитов, Я находился в каком то трансе, воспринимая их, скорее как цели в тире, нежели как людей. Оставшаяся четверка продолжала пьянку, не собираясь никуда расходиться, между тем темнело, и я решил рискнуть. Переведя автомат на стрельбу очередями, и сосредоточившись, я несколько раз провел маркером по целям, запоминая, как буду вести стрельбу, и дал очередь. У меня почти получилось. Автоматная очередь, перечеркнула сидящих спиной ко мне бандитов, и сразила троих из них наповал. Но не всегда, к сожалению бывает, так как планируешь. Один из них за мгновенье до выстрела нагнулся и пуля, предназначенная ему, прошла мимо. Боевик был достаточно опытен, потому после моей очереди не поднялся, но наоборот постарался вжаться в землю, прикрываясь трупами.
        Между тем быстро темнело. Я понял, что если я не покончу с ним в ближайшее время, то ситуация может измениться в худшую для меня сторону. Не теряя из виду место, где я завалил последних бандитов, я отполз, пятясь, к ближайшему дереву, и аккуратно, тщательно скрываясь, встал за ним. Теперь я видел полянку гораздо лучше. Тщательно рассмотрев трупы лежащие у костра, попытался определить, кто же из них еще жив? Двое отпали сразу. Я прекрасно видел перечеркнутые очередью, и окрашенные кровью трупы. Остались двое. Что бы ни рисковать, навел маркером на одного из них, и дал небольшую очередь. На третьем выстреле очередь захлебнулась, по неопытности я выпустил все патроны из рожка. Быстро выщелкнув пустой магазин, я вставил новый и передернул затвор. Но оставшийся бандит, видимо понял, что у меня что то пошло не так, и вскочив на колено, выпустил в мою сторону заряд картечи сразу из двух стволов. Адская боль пронзила всю левую руку, казалось, что она горит огнем, от боли, я чуть не потерял сознание. Я упал на колено, и с огромным усилием, превозмогая боль, дал очередь в сторону стрелявшего в меня бандита.
Время, как бы замедлилось, и я отчетливо видел фонтанчики крови в местах попадания пуль на его груди. После чего, потерял сознание.
        Я очнулся под утро. Левая рука онемела, и малейшее прикосновение к ней вызывало тупую боль. С трудом, поднявшись на ноги, и закинув на плечо винтовку, я подобрал упавший вчера рожок и, шатаясь, от потери крови и усталости побрел на место вчерашнего боя. Рана на левой руке, причиняла мне сильнейшую боль, при малейшем движении. Тем не менее, я решил закончить с этим, а после заняться собой. В живых не осталось никого. Дойдя до грузовиков, и видя, что в живых не осталось никого из банды, я уже собирался возвращаться к своей стоянке, как услышал тихие стоны и всхлипы, неподалеку от себя. Достав из кобуры револьвер и с трудом взведя курок, подошел к грузовику, из которого были слышны звуки. Распахнув дверь, что отозвалось болью в раненой руке, я направил оружие в кабину грузовика, и увидел, заплаканную, грубо связанную девочку, в рваном платье, с испугом глядевшую на меня.
        - Ты то откуда взялась? - спросил я.
        Девочка молча отшатнулась, вскрикнув. Спрятав револьвер в кобуру, я достал нож, чем испугал ее еще больше.
        - Да не бойся ты! Давай веревки сниму. Некого больше бояться.
        Девочка не двигалась, продолжая всхлипывать. Положив нож на пол кабины, схватил девочку за руку, при этом, сильно поморщившись от боли, задев раненую руку, и притянул ее поближе к себе.
        - Да не дергайся ты, а то порежу, еще.
        И начал перепиливать туго связанные веревки на руках.
        - И не бойся, ты. Нет больше твоих обидчиков!
        - Ты, врешь! Ты из их банды! - вскрикнула она.
        - Не хочешь, не верь, дело твое. Все, что мог, я сделал, и не собираюсь тебя уговаривать.
        - Я не верю, тебе!
        - Не верь! Я и так еле стою, после вчерашнего, боя. Ранили меня.
        Наконец веревки опали, и девочка стала тереть занемевшие руки.
        - Если хочешь, пойдем со мной! - предложил я.
        - Нет!
        - Как пожелаешь, может тебе больше, нравится среди мертвых?! Я не буду уговаривать.
        Развернувшись, я вышел с поляны на дорогу и побрел в сторону своей стоянки.
        Дойдя до своей машины, в первую очередь я решил поесть. Я потерял, как мне думалось, много крови и поэтому нужно было восстановить силы. Ведь мне еще предстояло, удалять из ран картечь, и я боялся, что могу не вынести этого от слабости. Тем более все, что я об этом знал, было вычитано мною из художественной литературы. Никакого другого опыта лечения подобных ранений я не имел. И потом в книгах, что я прочел рассказывалось, что операцию, по извлечению пуль или осколков, обычно делал кто-то раненому, пусть даже под его руководством, мне же придется делать ее самому себе, причем никакого обезболивающего, у меня не было, разве что спирт. «Но, если я выпью его, кто тогда займется пьяным мною?!» - подумал я.
        Основательно перекусив, я достал аптечку, приготовил воды, слив ее из котла, спирт для обработки раны, и приступил к операции.
        Отделив острым ножом, рукав от рубахи на раненой руке, и обильно смачивая ее водой, я стал потихоньку отделять окровавленную ткань от ран. В это время, ко мне подошла спасенная девочка и, не говоря ни слова, принялась помогать мне. Очистив раны, от грязи и вынув из одной из них торчащий осколок, промыв их спиртом, девочка вопросительно посмотрела на меня.
        - Сможешь зашить? - спросил я
        Она кивнула головой и, вдев смоченную спиртом шелковую нить, из аптечки, в обычную иглу, ушила мне рану, стягивая ее края своими пальчиками. После чего, перебинтовала мне руку. Все это время я сидел, с трудом сдерживая стоны и скрипя зубами от боли.
        - Спасибо тебе! - сказал я, когда все закончилось.
        Девочка, молча кивнула и, поднявшись, пошла прочь.
        - Постой! Куда ты? - крикнул я ей и подбежал к ней.
        Девочка закрыла лицо руками и, зарыдала.
        Теперь мы были вдвоем. Когда боль от раны немного утихла, мы похоронив близких, Лии, так звали девочку, людей, тронулись в путь. Вначале, забившись в уголок, Лия, ушла в себя, переживая за смерть бабушки и деда, с которыми она ехала на ярмарку в ближайший городок. Пытаясь разговорить ее, что бы отвлечь от мрачных мыслей, я задавал ей вопросы, на которые она односложно отвечала. Видя это, я начал рассказывать ей о себе, о своем путешествии. Понемногу, девочка приходила в себя и, даже однажды улыбнулась.
        К вечеру, я решил остановиться на ночлег. Когда я сказал ей это, Лия, в испуге забилась в уголок, огромными глазами взглянув на меня. Как мог, успокоив ее, я проехал поглубже в лес, что бы машину не было видно с дороги и, остановившись, вышел из машины. Не разжигая костер, я открыл топку и подогрел вчерашний обед. После чего, расстелив покрывало, позвал девочку ужинать. Лия аккуратно присела на край покрывала, и все еще с опаской, стала есть. Поев, я убрал посуду, и стал готовиться ко сну. Лия отошла в сторону и настороженно наблюдала за мной. Достав и расстелив еще одно одеяло, на сложенных в салоне вещах, я достал плед и свернув его перегородил салон локомобиля, подвесив на крючки. После чего позвал попутчицу и предложил ей место за импровизированной перегородкой.
        - А, ты где? - спросила она.
        - На переднем сиденье, я часто тут сплю, так что не беспокойся.
        - Отвернись - сказала она и, смущаясь, залезла на свое ложе.
        Спустя некоторое время мы уснули.
        Едва взошло солнце, я проснулся. Вспомнив, что рядом еще спит освобожденная девочка, я осторожно, стараясь не раскачивать локомобиль, вылез на полянку, и принялся за хозяйство. Первым делом, спилив стоящий недалеко сухой ствол, я заготовил из него дров, и разжег небольшой костер. Подвесив на него котелок с водой, взялся проверять все ли в порядке с котлом двигателем. Действовать одной рукой было не слишком удобно, но я справлялся. Закинув в закипевшую воду кусок прожаренной утки, я достал винтовку и, разобрав ее, приступил к чистке механизма. Чуть позже засыпав крупу и изредка помешивая, продолжил возиться с оружием. Увлекшись, я не заметил, как подошла Лия.
        - Скажи, - начала она - зачем тебе это все?
        - Что именно?
        - Я. Ты спасаешь меня от бандитов, заботишься обо мне, не пристаешь?
        - Не знаю. - Я отложил чистку и задумался - Наверное, потому, что я, так же как и ты остался один, без родителей. Потому, что у меня никогда не было сестры, хотя мне очень этого хотелось. А может еще, почему-то. Не могу сказать.
        Девочка отвернулась от меня и, расплакалась. Отложив автомат, я подошел к ней и, обняв за плечи, постарался успокоить ее. После того, как Лия немного успокоилась, я предложил ей позавтракать, как раз подоспела каша с уткой, которую я приготовил. Правда, пока я успокаивал девочку, каша слегка подгорела. Но, несмотря на это, мы умяли ее в один присест.
        Третий день, мы двигались по степи, на юго-восток. Не зная правильной дороги, мы так и не попали, на ту злополучную ярмарку, куда так стремилась Лия. Я же, старался придерживаться направления, данного мне отцом. Доехав до опушки леса, и видя, что до самого горизонта, не видно ни одного деревца, мы заготовили, и загрузили локомобиль дровами и водой, заполнив ею, все имеющиеся емкости. Теперь наша машина, была похожа, на дровяной сарай. Порубленные чурки лежали даже на крыше, увязанные веревками, но конца этому бесконечному полю, не было видно. Зато, заросшая невысокой травой степь, обеспечивала мягкую езду, нашему перегруженному локомобилю, и можно было развивать достаточно высокую скорость. Вечерами мы останавливались, я разводил костер, А Лия начинала готовить нам ужин. Я же мог заниматься, чем-то другим.
        Вначале, Лия еще хмурилась и переживала, но со временем боль отошла, и она стала гораздо если не веселее, то разговорчивее. Я часто забирался на крышу нашей машины, и через оптический прицел оглядывал горизонт, в надежде увидеть, какой-нибудь поселок. У нас уже заканчивались продукты, и необходимо было пополнить запасы. Не было только проблем с мясом. В степи, нам часто встречались стада животных, и в один из дней, я пополнил его запасы, подстрелив довольно большую косулю.
        Сегодня, мои поиски увенчались успехом. Где-то вдалеке, я увидел какие-то строения, о чем тут же сообщил Лии. Она, обрадовавшись известию, тут же взобралась ко мне на крышу и, выхватив прицел, вгляделась в него. За время поездки, мы достаточно привыкли к совместной жизни, решив называться братом и сестрой. Лия даже воспользовалась моей одеждой, потому, что ее платье, почти совсем изорвалось. Но она все же тщательно заштопала его и, берегла. Пока же мы были только вдвоем, свободно носила предложенные мною штаны и рубашку. А некоторое время назад, я отдал ей второй револьвер, научив стрелять из него и смастерив кобуру, и она постоянно носила его на поясе. Правда, я так и не смог поверить, что она сможет в кого-то выстрелить. Зато теперь она была более спокойна, и считала, что сможет защитить себя.
        На следующий день, едва рассвело, она тут же разбудила меня, и едва успев перекусить, мы двинулись дальше. Увы, нашим мечтам, не суждено было сегодня сбыться.
        Мы двигались на довольно большой скорости, и я едва успел затормозить. Степь немного поднималась в гору, поэтому я не сразу заметил, как она обрывается. Наш путь пересекал огромный каньон. До противоположного склона было, не меньше полукилометра, а глубоко внизу текла река, казавшаяся ручейком. От такого разочарования, на щеках Лии, потекли слезы. Как мог, успокоив ее, мы сели в машину и поехали вдоль каньона на восток. Спустя десяток километров, въехав на холм, мы увидели внизу, в небольшом распадке какой-то поселок. По довольно широкой улице стояли два десятка домов.
        Наконец-то мы вышли к людям.
        Вопреки моим опасениям, нас приняли очень радушно. Сюда редко доходят новости, поэтому, рады любому гостю. Лия оказалась хорошей рассказчицей, и послушать ее сбегалась вся деревня. Оказалось, что мы сильно отклонились, от намеченного мною маршрута и теперь нам предстояло двигаться вдоль каньона на восток. Что касается виденных нами недавно строений на другом берегу ущелья, это был разрушенный город оставшийся со времен большой войны. Там практически никто не жил, лишь изредка заглядывали искатели в надежде, добыть какой-нибудь артефакт. Но чаще безрезультатно. Отдохнув насколько дней в деревне, и закупив круп и свежих овощей, мы, узнав дорогу, двинулись в дальнейший путь.
        Спустя неделю, спокойной езды, мы без приключений добрались, до цели нашего путешествия. По дороге, мы с Лией, не раз обсуждали, наши дальнейшие действия. Путешествовать, конечно, интересно но, нужно как-то обустраиваться, где-то жить. К тому же скоро кончится лето, а зимовать в локомобиле, как-то боязно. В итоге, мы все-таки решили обратиться за помощью, к человеку, рекомендованному мне отцом. И посмотреть, что он нам посоветует.
        5
        В городок, стоящий на небольшом холме, мы въехали ближе к вечеру. Пока добрались до таверны, уже почти стемнело. Въехали в просторный двор с хозяйственными постройками и увидели мальчишку, который показал нам место для стоянки и, рассказал, где найти хозяина этого заведения.
        Еще проезжая по улицам этого городка, я заметил, что все мужчины здесь, имеют оружие. То есть, или револьвер в кобуре, или ружье, за плечом, но все вооружены. «Впрочем, ведь это приграничье», - подумалось мне - «видимо иметь при себе оружие, это норма».
        Поэтому, выйдя из машины, я прихватил с собой винтовку и повесил на пояс револьвер.
        Мы вошли в огромный зал, занимавший почти весь первый этаж, большого трехэтажного дома, и увидели за стойкой огромного рыжеволосого мужчину. Судя по прошлым рассказам отца, это и был его друг и соратник Клайд О`Ши.
        Когда мы проходили сквозь зал, многие сидевшие за столиками мужчины, провожая нас взглядами, неодобрительно провожали нас взглядами, а некоторые еще и посмеивались, указывая на меня. Видимо виной тому было то, что я по сути еще мальчишка, был вооружен, невольно причисляя себя к взрослому мужчине. Подойдя к стойке, я услышал вопрос, заданный хозяином мне:
        - Здравствуйте, молодой человек. Если, вы думаете что, нацепив винтовку, стали взрослым, то вы жестоко ошибаетесь! Вы уверены, что сможете выстрелить, в человека?
        Достаточно громко произнес мужчина стоящий за стойкой, и сидящие в зале мужчины одобрительно зашумели, поддерживая говорившего.
        - Да. - Просто ответил я.
        - Ну. Что ж, пусть это будет на вашей совести, только боюсь, многие захотят проверить, ваше утверждение.
        - Я не против, пусть проверяют.
        Прижимающаяся ко мне Лия, порывалась, что-то сказать, в ответ, но я сжав ей руку, показал, что не стоит этого делать.
        - Итак, что бы вы хотели, молодой человек?
        - Если, мне правильно, вас описали, то вы Клайд О`Ши, хозяин этой таверны. Так?
        - Вроде, а кто вам обо мне рассказал?
        - Мой отец. Если не трудно прочтите часть вот этого письма, - попросил я, подавая ему заранее сложенный лист.
        Человек взял бумагу и начал читать: «Если все же надумаешь отправиться в приграничье, то там есть такой городок Семск, в нем живет некто Клайд О`Ши, он держит таверну под названием «Приют ветерана». Если тебе понадобится помощь, причем любая, назови этому человеку свое имя.
        Впереди у тебя целая жизнь, неважно, долгая или нет. Важно прожить ее достойно. Помни об этом».
        Прочтя письмо, человек вопросительно поднял брови. Подойдя к нему поближе, я в полголоса произнес: «Я Рон Ди`Арн». Внимательно посмотрев на меня, он произнес:
        - То-то мне показалось знакомым ваше лицо, молодой человек. Ну что ж, лучше нам все же поговорить в другом месте.
        Я попросил хозяина, покормить стоящую рядом со мной Лию. На что он, кивнув, вызвал из кухни, какую то женщину и дал ей соответствующие указания. Мы с сестрой заранее договорились, действовать именно так, поэтому она не противилась, понимая, что у меня то же могут быть секреты. Поднявшись на второй этаж, мы вошли в одну из комнат, и закрыв за собой дверь уселись у стола.
        И я начал свой рассказ. О моем путешествии сюда, о том, как я смог вскрыть бункер и приобрести оружие, о перестрелке в лесу. Рассказывая, я вручил ему автомат, и он долго разглядывал его, интересуясь его качествами и характеристиками. Когда я рассказал о том, что смог оживить лазерный целеуказатель, он вначале не поверил, но увидев его в работе, просто выпал в осадок:
        - Да, у тебя неплохие задатки техномага! - воскликнул он.
        - А, причем тут магия?
        - Ты просто не понимаешь! Здесь приграничье. Пройди с десяток километров на юг, и ты попадешь в ничейные земли. Там со времен большой войны осталось множество поселков, строений. Многие люди, живущие здесь, зарабатывают себе на жизнь именно походами туда. Помимо охоты, они часто приносят различные артефакты найденные там. И очень немногие, можно сказать, что почти никто не может хотя бы разобраться, что же это такое. А уж оживить найденное? Честно говоря я не встречал здесь таких специалистов. И если, все, что ты мне рассказал, правда, то у тебя большое будущее сынок. Да, что там говорить! Посиди минутку!
        Мужчина вскочил и выбежал из комнаты. Вернувшись, он принес с собой, что-то завернутое в грубую ткань. Положив это на стол, развернул и предложил. Посмотри, что это такое, может у тебя, получится? Бросив взгляд на принесенный предмет, я сразу догадался, что это такое. Однако, не подав вида пару минут, разглядывал и переворачивал принесенный прибор.
        Это оказалась солнечная батарея. С виду в довольно приличном состоянии, нужно было только отчистить рабочую поверхность и проверить распайку элементов в задней части прибора. Попросив хозяина принести мне отвертку, спирт и протирочный материал, я начал промывать рабочую поверхность батареи. В это время кто-то постучал в дверь. Хозяин подошел к двери и спросил, не открывая ее:
        - Кто?
        - Девочка уже поела, и хочет увидеть брата. - ответили через дверь.
        Клайд взглянул на меня, как бы спрашивая совета.
        - Пусть приведут ее сюда, если можно.
        - Хорошо. - ответил он. И дал указание.
        Пока я разбирал заднюю панель, привели Лию. Делая свою работу, я поинтересовался у Клайда, что бы он посоветовал нам? И есть ли возможность купить небольшой домик в городе, где мы могли бы жить?
        Хозяин задумался.
        - Что бы купить дом, нужны деньги, и немалые. - Сказал он - Но может быть лучше, вы будете жить у меня?
        - Хотелось бы конечно, что-то свое, но на первое время, возможно, это лучшее предложение. Скажите, а сколько может стоить моя винтовка, и скажем тысяча-две патронов к ней?
        - Ну, за пару таких, возможно и найдется подходящее жилье, но ведь их еще нужно найти. Или ты собираешься съездить к тому бункеру? - с улыбкой спросил он.
        - У меня есть с собой еще три. - Ответил я
        - Ты не перестаешь меня удивлять!
        - В бункере было их конечно больше, но я не решился забирать все. Это отличное оружие, но было, не известно смогу ли я добраться сюда, или нет.
        - В этом ты прав. Ну, что ж я поговорю завтра с людьми.
        Закончив чистку прибора, я собрал его и предложил хозяину таверны подождать до завтра с его испытанием, сказав, что прибор должен основательно просохнуть, а я сильно вымотался с дороги, и хотелось бы поесть и отдохнуть. Клайд согласился со мной. И выделил нам с сестрой комнату, с двумя кроватями. Поужинав, я поднялся в свою комнату и мгновенно уснул.
        Утро встретило меня обычной суетой, царящей в заведениях подобного рода. Я, спустившись из номера вниз, попросил себе завтрак, и плотно перекусив, вышел во двор. Здесь уже вовсю кипела жизнь. Хозяин таверны уже был здесь и раздавал указания.
        - Привет Рон!
        - Доброе утро.
        - Ну, как готов к испытаниям?
        - Можно попробовать, правда, я не гарантирую, что прибор будет работать, но надеюсь на это. По моему мнению, он вполне исправен.
        - Может тогда ты, мне объяснишь, что же это такое?
        - Как раз с этим проблем нет. Вот смотрите что здесь написано: «solar panel Exmork 100w 24v poly-si». - Я показал ему на очищенную мною вчера бирку. - Это язык древних, он практически забыт в наше время. В общем, здесь написано, что это солнечная батарея. И если ее установить, скажем, на крышу дома, то в солнечный день она будет выдавать 24 вольта напряжения. При мощности 100 ватт. Т.е. это своего рода генератор тока, только без паросиловой установки.
        Хозяин таверны, слушая меня, впал в ступор.
        - Т.е. я теперь смогу обеспечивать себя энергией?!
        - Ну. Не то что бы обеспечивать… Но пару лампочек днем зажечь можно.
        - Только днем?
        - Ну да. Ну, или зарядить аккумулятор, и включить эти лампочки ночью.
        - Ну а попробовать то сейчас можно?
        - Разумеется. Только нужен, какой-нибудь стол, что бы положить батарею и пара проводов с лампочкой, для проверки.
        Спустя пару минут все было принесено, и присоединив к клеммам провода, лампочка загорелась.
        Я не заметил, как на испытание собралась, целая толпа народу. Тут были и работники таверны и завсегдатаи, пришедшие с утра пораньше выпить чашечку кофе. Все стояли, затаив дыхание, как бы в ожидании чуда. Когда лампочка загорелась, поднялся шум, выкрики. Я с удивлением обернулся. Клайд, приобняв меня за плечи, вчера мы договорились, что мы с Лией будем считаться его племянниками, сказал, обращаясь к толпе:
        - Друзья! Радуйтесь! В нашем городе появился техномаг! Он стоит рядом со мной. Это мой племянник, Рон!
        Поднялся невообразимый шум.
        - Ну, что вы, дядя, - проговорил я. - Ну какой из меня техномаг?
        Но меня уже никто не слышал. Возбужденная толпа народа, с шумом подхватила меня, и мы оказались в таверне. Сегодня я стал героем дня.
        Утренние события, постепенно переросли в праздник и закончились поздно вечером. Многие со мной старались познакомиться, рассказывали какие-то истории, пытались заручиться моим словом. В общем, весь день пролетел в какой-то суматохе, и к вечеру, от постоянного шума голова просто раскалывалась на части.
        Утро следующего дня началось с чашки горячего кофе. За время путешествия, я немного поотвык от этого божественного напитка, зато сейчас отрывался по полной. Допив кофе, я вышел во двор. Дядя, был уже там. Казалось, он вообще никогда не ложился спать. Я поздоровался с ним, и он, сказав, что есть хорошие новости, попросил подождать его в общем зале. Взяв пару сэндвичей и чашку кофе, я уселся у окна, решив заодно позавтракать.
        Пару минут спустя, ко мне присоединился, Клайд.
        - Есть хорошие новости, Рон.
        - Я слушаю, вас.
        - Я договорился с людьми, винтовки плюс тысяча патронов на каждую, у тебя возьмут хоть сегодня. Я знаю этих людей и то, что оружие попадет в хорошие руки, я гарантирую. Второе. Почти напротив таверны есть неплохой домик. Сейчас там живет тетушка Эллис, но она собирается уезжать, и потому согласна уступить его тебе. Домик не сказать, что бы большой, но думаю, тебе подойдет лучше всего. Два этажа. На первом небольшой магазинчик, Тетушка там продавала, свежую выпечку, и кухня. На втором три комнаты. Есть небольшой дворик, как раз хватит, что бы загнать туда твой локомобиль. Я считаю это хорошее предложение, но решать тебе. Единственный минус, двух проданных винтовок на это не хватит.
        - А, трех? - уточнил я.
        - С лихвой, еще и останутся деньги. Хватит, на обзаведение хозяйства, и так на какое-то время.
        - Я не против дядя. А когда его можно будет посмотреть?
        - Да, хоть сейчас.
        - Тогда, если вы, не против пойду, позову Лию, и мы вместе сходим туда?
        - Хорошо. Давай так и сделаем.
        Дом нам понравился. Сложенный из природного камня, он показался мне неприступной крепостью. На первом этаже было просторное помещение, где я мог заниматься, своими поделками. За перегородкой располагалась большая кухня с хорошей плитой топившейся дровами. Так же, в нее были встроены элементы водяного отопления, и проведены трубы в лавку и на второй этаж. Достаточно было открыть кран, и в доме становилось тепло. На втором этаже три комнаты. Две спальни и большая гостиная, окна которой выходили в сторону, дядиной таверны. Лии, так понравилось, что она тут же выпалила:
        - Чур, вот эта спальня будет моей!
        В доме имелось два входа. Один с улицы, через лавку, второй со двора. Во двор можно было попасть, через большие, кованые ворота, которые запирались изнутри на засов. Дворик был небольшим, но туда как раз помещался мой локомобиль, и оставалось еще немного места, что бы пройти к небольшому сарайчику, в котором хранился запас дров на зиму.
        Уладив все формальности, через два дня, мы въехали в уже наш дом. Лия, да и я, что уж говорить, были на седьмом небе от радости. Вся последующая неделя была занята, приятными хлопотами. Мы обживали наше жилище, бегали по лавкам, покупая нужные в хозяйстве мелочи, в общем, создавали уют. Оказалось, что в доме, еще есть довольно большой и холодный подвал, в него можно было попасть из коридора под лестницей. И не менее большой чердак, при некотором желании, его можно было улучшить, превратив в мансарду. Но пока нам хватало и того, что уже имелось.
        Я, наконец, разгрузил свой локомобиль. Мне даже показалось, что он вздохнул с облегчением и, стал немного повыше. Перетаскав все вещи в дом, мы с сестрой еще полдня разбирались с ними, споря, куда и как их нужно складывать. Оставшееся оружие, я сложил в своей спальне, спрятав его, подальше от чужих глаз. А чемоданчики с ЗИПом, и имеющийся инструмент, вынес в лавку, рассудив, что там им будет, самое место. Ведь я собирался там работать. Кстати винтовки я продал, лишь установив на них оптические прицелы, и дав для каждой по два магазина, из четырех. А коллиматоры и лазерные маркеры, имеющиеся для каждой из них, остались у меня. Правда при продаже, мне пришлось, несколько раз разобрать и собрать автомат, что бы показать покупателю, как это делается. Кроме того, у меня остались еще больше тридцати цинков с патронами. Даже если учесть, что срок их хранения давно истек, я мог считать себя обеспеченным ими на довольно долгое время.
        Понемногу, начали появляться клиенты. Мне приносили различные механизмы и приборы, найденные в руинах, и просили попробовать запустить их, или хотя бы сказать, что это такое. Большей частью, принесенное годилось только на выброс, но встречались и вполне живые артефакты, которые я смог восстановить и запустить в работу. Это были в основном солнечные панели. Однажды мне принесли цифровой тестер, и я с трудом уговорил хозяина продать его мне, объяснив, что это такое и для чего он нужен. За него пришлось отдать помимо денег еще и пару отличных кинжалов, подобранных мною, на месте стычки с бандитами. Особенно много приносили лазерных дисков. Многие из них были поцарапаны, но встречались и вполне рабочие, но, к сожалению, пока не было ни одного плеера или чего-то подобного, что бы прослушать то, что на них записано. С дядей мы виделись ежедневно, заходя вечером к нему попить кофе с пирожными, которые так понравились сестре, или он сам заходил к нам, не ища при этом никакого предлога, и относясь ко мне по-родственному. В ответ я старался делать также.
        Тем временем, лето почти закончилось. Я уже оборудовал себе мастерскую, работа в которой почти не переводилась. Благодаря практичному характеру сестры, наш домик обрел неповторимый уют. В общем, все было хорошо. Можно было спокойно глядеть в будущее, не переживая о заработке.
        Но мой неуемный характер, не позволял долго просиживать на одном месте, и я уже с тоской вспоминал о своем путешествии. Меня манили просторы ничейных земель, неисследованные руины, артефакты. Я любил слушать рассказы охотников об их похождениях, и мечтал оказаться на их месте.
        Особенно меня заинтересовала, ходящая здесь, в приграничье, легенда о Крисби-неудачнике. В ней говорилось, о том, что лет десять назад жил в этих краях, человек. Хотя и считался он охотником, но кроме хвастливых рассказов о своих похождениях от него никто ничего не ждал. Потому как все его рассказы оканчивались обычно одинаково. Когда он шел назад, после очередной «удачной» охоты, с ним всегда случалась какая-то каверза, в результате которой он терял все найденное им. Но рассказчиком он был великолепным, и люди с удовольствием слушали о его похождениях, хотя и мало кто верил в его рассказы. Он был, как бы местным «бароном Мюнхгаузеном». Обычно он ходил в ближайшие руины, не рискуя забираться слишком далеко. И поэтому отсутствовал в городе не больше недели. Но однажды он пропал очень надолго, люди уже начали беспокоиться о нем. Когда же о нем начали потихоньку забывать, то возвращающиеся с руин охотники вдруг случайно наткнулись на него, совсем недалеко от города. Он был очень грязен, оборван, видно было, что он давно ничего не ел. Его принесли в город. Крисби-неудачник, всю дорогу бредил,
рассказывая о каком-то огромном подземном городе. О множестве оружия и других артефактах хранящихся там. О бесчисленных рядах техники стоящей в огромных ангарах. И о многом, многом другом. К вечеру он умер. Люди так и не смогли добиться от него, рассказа, как же он попал туда, где искать вход в это загадочное место. Перед смертью у него из руки выпала небольшая пластинка, с выгравированными на ней буквами и цифрами.
        Странно, но ему, почему-то поверили. После этого разгорелся настоящий бум. Многие охотники неделями пропадали в руинах, разыскивая вход в подземный город. Но, увы, все поиски оказались тщетны. Казалось, что еще немного и эта тайна будет раскрыта. И вроде кто-то, даже находил похожие надписи на стенах или где-то еще. Но дальше этого дело не пошло. И вскоре об этом забыли, начав считать это предсмертной, но очередной байкой выжившего из ума охотника.
        Все было успокоилось, как совсем недавно пропал, Молчун-Билли. Спустя довольно долгое время, он неожиданно нашелся, в нескольких шагах от городской черты. Добиться от него сколь ни будь вразумительного рассказа, не удалось. Он был фактически при смерти, из-за многочисленных ожогов покрывавших его исхудавшее от долгого голодания тело. Единственными словами его были: «Я, был там. Крисби не обманул. Плюющийся огонь» и он скончался.
        На этот раз охотничий азарт длился значительно дольше, и лишь немного начал стихать ко времени моего приезда сюда. Особенно непонятными были его последние слова о «плюющемся огне», хотя рассказывали, что в некоторых местах его тело было прожжено до самых костей. Видимо он нарвался, на какую то защиту, думал я.
        Слушая эти рассказы, я все больше горел желанием попасть на руины. И часто заводил разговоры об этом с дядей. В ответ, тот старательно отговаривал меня от подобных желаний. Рассказывая, при этом об опасностях которые поджидают охотника, о часто случающихся обвалах, в древних поселениях, об одичавших и выродившихся непонятно во что животных, а иногда и людей, встречающихся там. Но это только подогревало мой, и так высокий интерес к приключениям.
        Еще больше давила на меня, Лия. Узнав о моих мечтах, она, вначале отговаривала меня от этого. Потом ругалась и, в конце концов, обозвав меня дураком, замолчала на целую неделю, вообще перестав со мной разговаривать.
        Не желая и дальше портить отношения с сестрой и дядей, я решил отложить разговоры об этом до весны. Тем более что наступила осень, а вместе с ней, начались долгие проливные дожди. О каких либо поездках можно было надолго забыть. И я занялся своей основной работой. Люди, узнав, что в городе поселился техномаг приезжали издалека, только для того, что бы увидеть меня, привозили множество приборов и прочего, в надежде на «исцеление». В итоге я стал достаточно известным и обеспеченным человеком в городе. В свободнее время, я сделал небольшой навес во дворе, и теперь мой локомобиль стоял под крышей, а я мог усовершенствовать его, не боясь намокнуть.
        Так я установил, на крышу машины солнечную панель, и теперь ее энергии должно было хватить, что бы заряжать аккумуляторы локомобиля. И можно было включать освещение на долгих стоянках, не выводя паровик на рабочий режим. Кроме того, установил над котлом багажную решетку, и новый более вместительный бак для жидкого топлива. К сожалению, здесь почти не добывали нефти, и она была в большом дефиците. Для паровых котлов, чаще использовали растительное топливо, но оно было очень дорогим. Впрочем, сейчас, я мог себе это позволить. Хотя и чаще всего, при недолгих поездках по городу, или вне его, пользовался дровами. Так же по моему заказу, местный кузнец немного переделал топку котла, добавив к ней небольшую плиту, на которой вполне умещалась небольшая жаровня, для приготовления пищи. В салоне я сделал специальные кронштейны, для своей винтовки. Находясь там, она совершенно не мешала и, тем не менее, была под рукой.
        В общем, не заводя разговоров, о поездке, я все равно готовился к ней. Видя это, Лия постоянно хмурилась, но ничего не говорила.
        6
        В конце зимы, в городок просочились слухи о возможном набеге. По рассказам дяди, это случалось иногда, в особенно голодный год, И хотя в прошлом году не было ни засухи, не урагана, жители городка, все же готовились к его обороне. Хотя я и не видел хмурых лиц, ожидающих набега. Наоборот, у всех было приподнятое настроение. На вопрос почему? Дядя ответил, что собственно, в этом нет никакой опасности: «Ну, налетят три-четыре десятка бандитов на грузовиках, ну постреляют немного. Зато будут трофеи, и ходить никуда не нужно. Глядишь, после и бандитов поубавится. И искать их не нужно, сами пришли. Да и развлечение, хоть какое-то!»
        Набат прозвучал в один из вечеров. Мы с Лией, уже собирались в таверну к дяде, когда зазвонил колокол, на пожарной вышке. Подхватив свою винтовку, и приготовленную для этого случая сумку, со снаряженными магазинами, и запасными батареями для целеуказателя. Мы, заперев дом, кинулись в таверну. Там уже собирался народ. Слышались шутки, смех. Все были в приподнятом настроении, или хотели казаться такими.
        На крыльцо вышел дядя. Воевавший когда-то с отцом в отряде мобильной разведки, сержант Клайд О`Ши считался командиром народного ополчения, как раз на такой случай. Он был вооружен автоматом Barrett REC7, на поясе, в специально сшитом подсумке, торчали снаряженные магазины. Не так давно, в начале зимы, дяде исполнилось пятьдесят лет, и мы в таверне праздновали этот юбилей, я подарил ему точно такую же винтовку, как у меня, и чемоданчик со всеми приспособлениями. Помнится дядя, с удивлением посмотрел на меня, ведь я говорил, что в запасе было только три автомата. Но я видел, что подарок ему очень понравился.
        Шум во дворе сразу утих.
        - Шутки кончились, друзья! - начал говорить он. - У города, по докладам разведки, с юга, стоит банда по численности до сотни боевиков. Вооружение стандартное. Т.е. дробовики, револьверы, встречаются арбалеты, так что будьте внимательнее. Ближе двухсот шагов лучше не подпускать. У нас есть с десяток снайперов с соответствующим оружием, попрошу их выйти и подойти к крыльцу. Сейчас основная работа предстоит им. Остальным просьба, обеспечить прикрытие для них. С разделением на отряды, и места дислокации, все ознакомлены, надеюсь. Трофеи будем делить после победы. Вы знаете, кого это касается. Вопросы есть? Тогда давайте начнем.
        Благодаря наличию у меня винтовки, я попал в число снайперов. Если благодаря моим навыкам техномага, меня и приравнивали к взрослому населению, но пока еще относились немного свысока. Не все еще верили в то, что я ношу оружие по праву, и действительно смогу выстрелить в человека. Здесь, в приграничье, больше доверяли своим глазам, чем рассказам, хотя и любили послушать.
        Собрав нас, сержант распределил сектора, и отправил нас занимать позиции. Мне достался пост на пожарной башне. Это была, конечно, не передовая, но и расстояние до противника не превышало трехсот метров. К тому же меня старались сберечь от случайной пули, не в каждом городе есть свой техномаг. Но меня это не очень расстроило. Расстояние до лагеря боевиков вполне перекрывалось дальнобойностью моей винтовки, а лазерный целеуказатель LaserScope 100мВт. Обеспечивал маркер до пяти километров.
        Поднявшись на башню, и поздоровавшись с сидевшим там дозорным, я приготовился к работе. Я воспринимал это именно как работу, пусть и не совсем приятную. Настроив автомат, я прицелился.
        - Оставь, парень, не трать зря патроны. Все равно отсюда ты никуда не попадешь, - услышал я. - Ты же понимаешь, почему тебя поставили именно сюда.
        - Хочешь убедиться? - Спросил я.
        - Ну, тогда убеди меня, - со смешком в голосе проговорил мой собеседник.
        - Тогда смотри. - я прицелился - видишь справа от грузовика, двое о чем то беседуют?
        Дозорный поднес к глазам бинокль.
        - Да.
        - Левый. - Сказал я и выстрелил.
        Бандит упал. Боевик стоящий рядом с ним тут же залег и начал осматриваться по сторонам
        - Правый - произнес я, залегший, получил свою порцию. - Слева от костра, Слева от дороги, рядом.
        Я стрелял и комментировал каждый свой прицел. Целеуказатель давал отличную возможность не выцеливать противника а, глядя обоими глазами, просто искать очередную цель и нажимать на спусковой крючок. Я не старался попасть в голову, что бы убить наповал, для меня было важнее ранить противника. Поэтому я стрелял каждый раз, когда маркер касался очередного тела, независимо от того, куда он указывал. Подняв голову, меняя магазин на винтовке, я с удивлением увидел стоящего рядом со мной остолбеневшего дозорного.
        - Виктор, что с тобой? Очнись! - я слегка толкнул его свободной рукой.
        - Ну, ты монстр! - воскликнул он, - Честно говорю, я никогда не видел такой стрельбы! Да, и не верил, что ты сможешь это сделать!
        Развернувшись в сторону города, он, что-то быстро просигналил вспышками фонаря. Спустя пару минут, на вышку поднялся дядя, и с ним еще двое мужчин.
        - Что случилось, Виктор? Зачем ты вызвал нас сюда?
        - Посмотрите, как он стреляет! - произнес Виктор указывая на меня.
        - Плохо? - с сарказмом произнес один из сопровождающих.
        - Наоборот! Все наше воинство, не стоит одного его выстрела!
        - Ну что ж, посмотрим. Покажи-ка Рон, чего ты стоишь! - произнес дядя, поднося к глазам бинокль.
        Я сделал несколько выстрелов.
        - Ты воспитал, отличного снайпера, Клайд! - воскликнул один из мужчин наблюдающих за мной.
        - Увы, не я. Но я горд за тебя, Рон! - сказал дядя, улыбнувшись.
        Перестрелки с бандой продолжались еще сутки. Никто из бандитов так и не решился подняться в атаку, а нашим это было просто не нужно. К вечеру следующего дня изрядно поредевшая от потерь банда, расселась по уцелевшим от боя грузовикам, и бежала от города. Я усталый и разбитый, вернулся домой и завалился спать. Так закончился набег на город, в отражении которого, я впервые принял участие.
        … Я нахожусь в огромном парке, разбитом на окраине какого-то мегаполиса. Аккуратные дорожки, выложенные разноцветной плиткой, хаотично пересекают, зеленеющие коротко подстриженной травой, полянки, на которых с шумом резвятся дети. Местами видны группы деревьев, дающие тень и прохладу. Вдоль дорожек установлены удобные деревянные скамейки с резными спинками. То там, то здесь видны степенно прогуливающиеся люди. Полюбовавшись идиллией, я неспешно иду по направлению к городу. И выхожу к небольшой станции монорельсовой дороги, органично вписанной в ландшафт парка. Пройдя, через турникет выхожу на перрон. Через минуту, почти неслышно подъезжает поезд, и я сажусь в него. Мягкие удобные кресла, мерно покачивающийся вагон, легкая ненавязчивая музыка. Все это создает, неповторимый уют и хорошее настроение. Спустя несколько минут приятный голос объявляет мою остановку, и я выхожу из поезда.
        Высокие стеклянные дома, окружающие меня, теряются, где-то высоко в облаках. Широкие асфальтированные улицы, полны, улыбающихся встречным, людей. Ухоженные цветники и газоны, радуют взгляд. Я иду по улицам счастливого города, и чувствую, их радость. Вхожу в какое-то здание, и скоростной лифт, стремительно возносит меня на его крышу. Здесь, тоже разбит небольшой скверик. Растут карликовые сосны, придавая воздуху неповторимый аромат. Играет солнечными бликами небольшой фонтан, дающий дополнительную свежесть в жаркий солнечный день. По краю крыши идет невысокий, по пояс взрослому человеку парапет, украшенный горшками с вьющимися растениями. Чуть дальше стоят еще несколько домов, на крыше которых тоже разбиты сады, и кажется, что ты на каком то летающем острове, плывущем среди облаков, которые находятся гораздо ниже тебя.
        Я раскидываю руки в стороны и, становясь невесомым, взлетаю ввысь. Облака далеко внизу, как по мановению волшебной палочки рассеиваются, и я одним взглядов охватываю этот огромный город, вмещающий в себя миллионы жизней. Вдруг я слышу тонкий звук постепенно переходящий в визг. Свет. Вначале нежный и ласковый, но с каждым мгновением все более жаркий и испепеляющий. Вначале едва заметный, но уже через секунду, сияющий как тысячи солнц. Бросаю взгляд на город. Дома, как свечи, начинают плавиться и оплывать, оставляя после себя причудливые скульптуры, созданные сумасшедшим художником. Некогда зеленые и прохладные парки, и дома, вмиг превращаются в черные и усыпанные пеплом руины. Там где еще мгновенье назад были люди, остались лишь тени и прах развеявшийся, поднявшимся ветром…
        …- Сделайте же, что-нибудь, вы же видите у него жар! - слышу голос Лии, и вновь впадаю в забытье.
        … Подвал. Сложенные из крупных каменных блоков, пол и стены. Высокий, даже если вытянуть вверх руку, я не достаю до его свода. Воль стен стоят стеллажи, заполненные различными припасами. На протянутой проволоке, висят окорока и колбасы. У меня за спиной вещмешок, набитый припасами, а в руках автомат. Я подхожу к дальней стене, встаю на цыпочки и, вытянув руки в стороны, стараюсь нащупать, небольшие углубления, слева и справа, выше меня. Наконец у меня это получается. Я что-то нажимаю, и слегка поворачиваю. Отойдя на шаг назад, жду результата. Спустя пару секунд, на моих глазах, огромная плита, замаскированная под камень, плавно уходит вниз. Перед моим взором открывается, бесконечный коридор, под небольшим углом спускающийся вниз. Я делаю пару шагов и оказываюсь там. Хотя в коридоре нет, не единого источника света, я все прекрасно вижу. Плита плавно становится на свое место. Взяв автомат на изготовку, включив фонарь, я осторожно спускаюсь вниз по коридору, оглядываясь по сторонам. Вдруг замечаю слева от себя небольшую овальную дверь, снабженную штурвалом, легко тяну на себя, и она открывается.
        Большой полукруглый стол, заставленный различной аппаратурой, удобные кресла вокруг него. На стенах развешаны какие-то плакаты, схемы из материала, больше похожего на пластик, чем на бумагу. Не найдя ничего полезного мне выхожу из комнаты и иду дальше. Еще одна дверь. Открываю и, выхожу на широкий балкон. Он находится на высокой отвесной стене. Прямо подомной огромный зал с различными механизмами, кажется, что его только что покинули люди, и вот-вот вернутся, и все опять придет в движение. Но проходит вечность, а все остается на своих местах, подернутое паутиной и покрытое пылью. Вижу лестницу идущую вдоль стены, но что-то не пускает меня туда и…
        …- Спи Рон, теперь тебе будет легче! Я люблю тебя, - нежный голос сестры, вырывает меня из сновидения.
        - Где я?! Что со мной? - еле слышно, шепчу и вновь забываюсь.
        … Горы. Узкая тропа шириной в три ладони, упрямой змеей ползет к вершине. Справа от меня скала, слева бездонная пропасть, закрытая плывущими ниже облаками. Осторожно, шаг за шагом я поднимаюсь по ней, все выше и выше. Иногда возникающий порыв ветра пытается сбросить меня вниз. Я, прижимаюсь к скале всем телом, как бы врастаю в нее, стараясь слиться с монолитом камня. Голодный, усталый и замерзший, я делаю очередной шаг. Слышу голоса:
        - Я, вижу его! Он на карнизе!
        - Стреляйте! Не дайте ему уйти!
        - Здесь нельзя шуметь! Может быть обвал!
        - Огонь! Я сказал!
        Делаю очередной шаг, и нащупываю какую-то трещину в скале, способную укрыть меня от преследователей. Еще шаг и я буду спасен. Звучат выстрелы, выбивающие осколки камня у меня из-под ног. Я оступаюсь, и лечу вниз, пытаясь хоть за что-то уцепиться. Вдруг, падаю, на что-то мягкое, и вкатываюсь в небольшую пещерку на отвесной скале.
        - Где он? Куда он делся?!
        - Видимо поскользнулся и сорвался со скалы.
        - Ну, что ж, туда и дорога!
        Голоса потихоньку удаляются.
        С трудом отдышавшись, я ощупываю себя. Оглядываюсь вокруг, и вижу. Небольшой карниз на краю пещерки, завален ветками, перьями, чем-то еще. Видимо когда-то здесь было гнездо, какой-то большой птицы. Это меня и спасло. Но надолго ли? Размышляя, как же мне отсюда выбраться, вновь оглядываю пещеру и…
        …Просыпаюсь. Яркое весеннее утро. Я лежу в своей кровати, рядом со мной в кресле, в неудобной позе, тихо посапывает моя сестренка. Аккуратно встаю, и укрываю ее пледом. Тихо одеваюсь и выхожу из комнаты. Как же я хочу есть! Нужно срочно спуститься на кухню, наверняка, там найдется чего-нибудь вкусное. Крадучись подхожу к двери и тут:
        - Ты, Куда! А ну быстро в постель! Ты же больной!
        - Я не больной! Я есть хочу!
        Мое мелкое чудо, подлетает ко мне и, схватив в охапку, тащит обратно к постели, я в шутку сопротивляюсь, но даю уложить себя обратно. Нежно обняв мою сестренку, я долго не отпускаю ее, глядя в эти радостные голубые глазки.
        - Может, все-таки покормишь больного? - смеясь, спрашиваю ее.
        Она вырывается, и я уже слышу топот ее ног бегущих на кухню.
        7
        Наконец, после долгих и настойчивых уговоров, дядя теперь был более уверен, что я смогу постоять за себя, я вырвался на охоту. Это была поездка, действительно с целью добыть мясо, а не поход в руины. Хотя попутно мне обещали показать и их.
        Мы выехали, ранним утром, на двух грузовиках. После того набега на город, нам в качестве трофеев достались, четыре локомобиля. Два из них представляли, что-то похожее на полуторку времен отечественной войны из моего мира. При распределении, их решено было оставить, на нужды города. Например, для таких поездок как эта.
        Спустя час, довольно тряской езды, мы доехали до огромных развалин, тянущихся на многие, многие километры. За века прошедшие, со времени большой войны, все это заросло лесом, в некоторых местах появились овраги, и болота. Но, несмотря на такие изменения, даже с первого взгляда можно было утверждать, что когда-то здесь стоял город.
        Выйдя из машин, мы начали прочесывать местность, с целью подстрелить, какое-нибудь животное. Здесь водилось много оленей, косуль, встречались и более мелкие обитатели, вроде зайцев и лис. Зимой была опасность нарваться на голодных одичавших собак, сбивающихся в стаи. Но сейчас, вероятность этого была мала, так как в это время большая часть их уходила на запад. Почему именно туда, никто не знал, да и не задумывался над этим вопросом. Некоторое время спустя, раздались выстрелы, и вот уже более удачливые охотники, волокут, привязанного за ноги к шесту, оленя. Мы же идем дальше, вдруг и замечаю шевеление в кустах, вскидываю винтовку и поднимаю руку в знак: «Внимание, что-то вижу!» Идущие рядом со мной замирают. Секунда и я вижу большие рога, поднявшиеся над зарослями, прицеливаюсь, выстрел! Взбрыкнув в агонии и сдвинувшись на пару шагов, олень замирает и валится наземь.
        - Хороший выстрел! - говорит мой напарник.
        И быстро срубив молодую березку, делает из нее шест. Привязав убитое животное, мы, с трудом приподняв его, почти волоком стаскиваем к лощине, видимо когда-то бывшей дорогой в городе. И принимаемся разделывать тушу.
        Постепенно грузовик заполняется мясом. Мы же идем дальше. Вдруг лес обрывается, и мы выходим на огромное поле. Здесь почему-то ничего не растет. Вся поверхность завалена оплавившимися глыбами похожего на стекло материала. Чуть дальше стоят пять причудливо изогнутых и покрытых какими-то потеками изваяния. Будто здесь поработал какой-то сумасшедший художник, вырезая из стекла и металла, только ему понятные странные фигуры.
        - Что это?! - с удивлением спрашиваю я.
        - Кто, знает… - слышу в ответ, - может скульптура.
        Вдруг, у меня темнеет в глазах, и, покачнувшись от неожиданности, отчетливо вспоминаю свой сон, виденный во время болезни.
        - Ну, что идем дальше?
        - Подожди. Нам нужно сюда.
        - Зачем? Тут ничего нет.
        - Нужно! Я чувствую это. - Отвечаю я, и как сомнамбула иду вперед.
        Подойдя вплотную к первой «скульптуре» я, положив ладони рук на ее поверхность, прислушиваюсь к чему-то.
        - Когда-то, очень давно здесь жили люди. Тысячи людей. Я видел этот дом. Он был такой высокий, что терялся среди облаков. А по этим улицам ходили счастливые, улыбающиеся друг другу люди. Мне нужно дальше. - Чуть слышно вещаю я.
        Мой напарник, потрясенно замирает. Из леса начинают появляться охотники, напарник знаками, что-то показывает им, и они собираются вокруг меня.
        Я как во сне, иду дальше. Пройдя около сотни шагов, подхожу к другому изваянию и прижимаюсь к нему ладонями.
        - Это здесь. Мне нужно туда. - Чувствую я.
        Оглянувшись вокруг себя, подбираю какой то камень и с размаха ударяю им по оплывшей стене. Камень отскакивает не причинив никакого вреда. Ещё удар! Ещё! После третьего удара появляется трещина, и вскоре, камень проваливается внутрь здания. У окружающих меня охотников вырывается изумленный вздох. Расширив проем, я пролезаю внутрь. Огромный холл, подернутый кое-где потеками от высокой температуры, в чем-то все же сохранил свои очертания. В холле царит полумрак. В стенах зияют проемы, некогда закрытые сгоревшими дверьми, видны пятна копоти. Я иду к одному из проемов. Лестница, ведущая вниз, местами залита как бы потеками лавы, стекающей по ней и застывшей причудливыми волнами. Включив фонарь, я аккуратно, стараясь не оступиться, спускаюсь по ней. Пройдя несколько пролетов, попадаю в такой, же холл, но лучше сохранившийся, чем первый, видимо жар, царивший на верхних уровнях, не дошел сюда. Здесь даже сохранился выложенный мозаикой пол, и двери, выполненные из какого то материала, текстурой напоминающие дерево. Поворачиваюсь к своим спутникам: «Просьба, пока ничего не трогать!» Вхожу в одну из дверей.
Комната, открывшаяся мне, заставлена стеллажами, на которых в идеальном порядке выстроены бесконечные ряды коробок с лазерными дисками. На каждой коробке надпись, определяющая название или содержание диска. На одном из стеллажей несколько десятков коробок с портативными компьютерами. Картонные коробки расслоились от времени, а пенопласт, что служил в качестве прокладок, рассыпался в мелкий горошек. От этого стопка слегка перекосилась. Посередине комнаты стоит большой компьютерный стол с несколькими мониторами и клавиатурой. По краям две колонки громкоговорителей. Возле одной из них ящик системного блока с несколькими дисководами. На передней панели нарисована стрелка, указывающая на кнопку включения. От него в соседнее помещение, отходит жгут проводов, через грубо сделанный пролом. Возле стола стоит изрядно обветшавшее кресло. В кресле, откинувшись на спинку, и положив руки на подлокотники, находится то, что когда-то было хозяином этого помещения. Высохшая от времени, мумия взрослого человека, одетая в выцветший от времени комбинезон, с длинными, спускающимися ниже плеч седыми волосами. Сам не
осознавая, что делаю, нажимаю кнопку запуска, на системном блоке. Начинает мигать синий светодиод, пошла загрузка.
        Изумленно несколько секунд смотрю на засветившиеся экраны мониторов, оглядываюсь в поисках стула и, найдя глазами какой-то ящик, пододвигаю его к столу, отодвинув кресло с покойником, и присаживаюсь.
        Загрузка продолжается. Позади меня полукругом стоят изумленные охотники, с любопытством и некоторым испугом разглядывающие то, что происходит.
        Появляется рабочий стол с выведенным на него обращением:
        «Здравствуй, далекий потомок!
        Если ты, читаешь эти строки, значит, я не зря потратил дарованное мне время. Здесь, в этой комнате, собрана вся информация, до которой я смог дотянуться. Какая то часть ее залита в компьютер, это то устройство, с экрана которого ты читаешь этот текст. Остальное, загружено на диски и карты памяти сложенные, на стеллажах этой комнаты.
        Ниже на экране даны подробные инструкции по пользованию данным устройством. В том, что оно будет работать и через сотни лет после моей смерти, я почти не сомневаюсь, ведь не зря я потратил столько времени, прокладывая дополнительные, много раз дублирующие себя кабели, выводил на крышу и стены панели солнечных батарей. Старался защитить все, что было в моих силах, от грызунов и прочих невольных вредителей. Поэтому, если здание не разрушено и, по-прежнему, светит солнце, информация дойдет до тебя, потомок!».
        Далее шли инструкции по использованию компьютера. Отвлекшись на минуту, я попросил сообщить недавно созданному Совету Охотников, о найденном, и пригласить сюда его представителя. А также обеспечить охрану этого здания, так как находка слишком ценная. После чего принялся читать дальше.
        «Здесь, в компьютере, в основном собраны всевозможные исторические факты, предшествующие катастрофе и, ее возможная причина. Дана подробная карта города и прилегающей к нему местности, с указанием всех имеющихся построек и их назначение. Показаны все, склады, магазины, гаражи и военные объекты. Конечно, многие из них сильно разрушены, а некоторые и уничтожены, но все же я отметил их местоположение, что поможет тебе в их розыске.
        В мое время, многое говорили о грядущей войне, было написано множество книг, снято фильмов. Все это собрано в этой комнате на электронных носителях. Если судить по этим данным, то наверняка наступит разруха и многие ремесла, знания и прочее будет утеряно или забыто. Надеюсь, что собранное мной в этой комнате, будет достаточно оценено и востребовано.
        На прощание, хочу пожелать тебе, далекий потомок, успехов во всех твоих начинаниях. Верю, что, ты никогда не допустишь того, что произошло с нами!
        P.S. И еще одна маленькая просьба, касающаяся лично меня. Если к тому времени, как ты обнаружишь эти записи, что-то останется от моего тела, прошу тебя, похорони меня по католическому обряду. В жизни я всегда был ревностным католиком. Надеюсь на твое понимание.
        Дин Форрестер».
        Отправленная в город весть взбудоражила его, похлещи, чем нападение банды. К вечеру, прибыли все свободные охотники во главе с Советом, в который входил мой дядя.
        После некоторых раздумий, было решено перевезти найденное оборудование в город, все-таки здание простояло более пятисот лет, и было достаточно опасно находиться в нем. Пока же, выполнялись работы по его демонтажу, я выдал первые координаты для поиска. Охотники с энтузиазмом приступили к раскопкам. Вскоре в город хлынул нескончаемый поток вещей добытых охотниками. Не все из них были работоспособными, многое вышло из строя, от времени или разрушений. Но, тем не менее, артефактов было так много, что этим заинтересовались в столице клана и сопредельных с кланом территориях.
        Все это вызвало нездоровый интерес. В Семск, хлынул поток авантюристов, город бурлил, от наплыва людей. За считанные недели, заштатный, но тихий и уютный городок превратился в муравейник. На улицах стали появляться подозрительные личности, возникали драки, пока еще изредка были слышны выстрела. Исчезли с улиц, некогда заполнявшие их дети, а вечерами, в окраинных районах стало небезопасно. Часто в разговорах с охотниками и дядей, я сожалел о том, что было найдено, и уже начал подумывать об отъезде. Конечно, было очень жаль терять с таким трудом обретенный уют, но и жить здесь с каждым днем становилось все хуже и хуже.
        Ближе к осени, в городе появился наместник главы клана, в сопровождении роты гвардейцев. Благодаря его решительным действиям, в городе вскоре был наведен порядок. Из города были удалены посторонние люди и наконец, установился относительный порядок. Хотя теперь, большую часть артефактов охотники были вынуждены сдавать, по установленным ценам в заготовительную контору, порядок наведенный в городе, стоил того. Да и поток добываемого в руинах, не сильно уменьшился.
        К новогодним праздникам, был устроен торжественный прием, в резиденции наместника города. Помимо уважаемых людей города, известных охотников, туда был приглашен и я. Во время взаимного представления, наместник подошел ко мне, и вгляделся в мое лицо:
        - Принц, ди`Арн? Как вы здесь оказались?
        - Вы ошибаетесь, я не принц, я техномаг этого города. Мое имя Рон о`Ши.
        - Возможно… - проговорил наместник и задумчиво отошел в сторону.
        Незаметно пролетела зима. Я повзрослел. От ежедневных тренировок, раздался в плечах, и совсем уже стал походить на взрослого мужчину, хотя в этом году мне должно было исполниться всего семнадцать. Лия, для своих четырнадцати лет выглядела просто красавицей. В общем, все было хорошо, хотя надомной уже начали сгущаться тучи. Частенько, от приближенных наместника, я ловил на себе косые взгляды, изредка видел людей наблюдающих за мной издалека, но до последнего момента не обращал на это внимания, считая, это за зависть успешному человеку и техномагу. Увы, все оказалось иначе.
        В этот день, мы как обычно с сестрой собрались, на вечернюю чашку кофе с пирожными, и пошли в таверну. Придя туда, сели за свой столик и приступили к тому, что уже стало традицией, когда в зал вошел дядя, и подойдя ко мне, сказал, что ему нужно поговорить со мной. Это иногда случалось, поэтому меня и Лию нисколько не встревожило. Пройдя с ним, мы вошли в отдельную комнату. Там, за накрытым легкими закусками, столиком, сидел сержант, из гвардейской роты наместника. Поприветствовав меня, он произнес:
        - Вам нужно уехать из города, принц!
        - Вы ошибаетесь, я не принц! - ответил я и уже хотел уйти, но дядя задержал меня.
        - Ты должен выслушать этого человека Рон! - я удивленно посмотрел на Клайда. - Этот человек, хорошо знал твоего отца, более того, на нем висит долг жизни! Когда-то, твой отец, спас его от смерти, и я был тому свидетелем.
        - Хорошо, дядя - ответил я и, присел к столу.
        Гвардеец начал свой рассказ:
        - Вы помните, принц, разговор с наместником на новогоднем балу?
        - Прошу, вас, не называть меня принцем. Мое имя Рон. Рон о`Ши.
        - Хорошо, пусть будет так, и все же?
        - Да, помню.
        - Начиная, с того дня, наместник собирал все сведения о вас. Он проследил весь ваш путь от каменных пустошей и, до приезда в этот город.
        - Зачем ему это? - удивленно спросил я.
        - Вас, разыскивает глава клана. И за вашу поимку, назначена, очень высокая награда. До недавнего времени считалось, что вы погибли, вслед за вашей матерью, это произошло, как все думали в один из тех дней, когда вы внезапно исчезли из города, оставив все вещи, в купленном вами доме. Как выяснилось сейчас, вы просто не стали за ними возвращаться.
        Вчера, телеграфом был получен приказ, задержать вас и доставить в столицу. Приказ подписан главой клана.
        - Почему, вы говорите все это мне?
        - Я должен, вашему отцу, а так как не смог отдать долг ему, отдаю его вам. У вас есть три часа. После этого вас арестуют.
        - И что же мне делать? - я обратился к дяде. - допустим, собраться мне недолго, но что делать с сестрой, мне не хотелось бы брать ее с собою, ведь вы должны понимать, что это не увеселительная прогулка.
        Дядя, подумав несколько секунд, ответил:
        - Думаю, тебе не стоит брать Лию, с собой. Я смогу позаботиться о ней. Мне не хотелось бы и тебя никуда отпускать, но ты взрослый мужчина, и уже не раз доказывал, что сможешь позаботиться о себе. И все же, как мне этого не жаль, тебе лучше уехать. Прости, что не смог защитить тебя здесь.
        - Вы не виноваты в том что произошло, здесь скорее моя оплошность, я стал слишком известным человеком. Главное, позаботьтесь о сестре. Я оставлю ей достаточно средств, но все же.
        - Не думай обо мне плохо, Рон! Лия и ты стали для меня родными, за это время.
        - Прощайте дядя, возможно когда-нибудь и свидимся еще.
        - Прощай Рон.
        …Выехав из города, я остановился на небольшом холме, километрах в десяти от города. Мы с сестрой вышли из локомобиля и, встав рядом с грустью, прощались с местом, ставшим за неполные три года родным. На глазах у Лии появились слезы. Постояв некоторое время, мы продолжили наш путь. Я чувствовал огромную вину, перед сестрой, за произошедшее с нами:
        - Прости меня сестренка!
        - За что, Рон?!
        - За то, что не смог обеспечить нормальной жизни для тебя. За нашу неустроенность. За этот побег. Я все понимаю, но поверь, я не мог оставить тебя в городе. Те, кто преследует меня, очень сильны. Они бы просто схватили тебя и шантажом вынудили бы меня вернуться назад и, я не уверен, что с тобой было бы все нормально после этого.
        - Глупый, мне не нужен никто, если рядом нет тебя, - у Лии на глазах появились слезы. - Если тебе плохо, то плохо и мне. Пусть мы все потеряли, зато я смогла сохранить тебя, а это для меня самое главное!
        Остановив машину, мы долго сидели, прижавшись, друг к другу и, просто молчали.
        8
        И вновь мы в пути. Проехав километров двадцать от города, мы въехали в небольшую рощу и, остановились, выбрав полянку для ночлега. Вскипятив, на еще горячей топке котла чайник мы, перекусив захваченными из таверны пирожными, улеглись спать. Наутро нам предстояло выбрать маршрут нашего путешествия.
        - С добрым утром сестренка! - произнес я и поцеловал Лию в щечку, - вставать будешь, красавица?
        Лия сладко потянулась, и открыла глаза.
        - А, что, уже пора?
        - Наверное. Или ты решила здесь остаться? - улыбнулся я.
        - Ну, тогда, разводи костер, а я сейчас поднимусь.
        - Уже и чайник вскипел! Выходи скорее. Я пошел кофе заваривать.
        Спустя пять минут, мы сидели на расстеленном, на траве покрывале и пили утренний кофе.
        - Ну, что ж, давай решать куда поедем.
        - А ты, что думаешь, Рон?
        - Наверное, все-таки на восток. Ехать придется далеко, но зато почти безопасно и к осени мы вполне сможем подобрать себе место для зимовки, а возможно и остаться жить. Там должно быть довольно много городков и поселков.
        - Тогда, давай так и сделаем. Только вначале нам нужно навести порядок в машине, все-таки, когда собирались, мы покидали вещи в беспорядке, там даже спать неудобно.
        Мы провозились с разборкой и сортировкой вещей и припасов почти до обеда. Зато теперь, зная, где и что лежит, нам не нужно стало раскидывать все вещи в поисках необходимого предмета.
        За время долгой стоянки, пока мы жили в Семске, хорошо продумал и немного усовершенствовал кузов нашей машины. Наверное, чувствуя, что придется куда-то ехать. Теперь, задние двери по высоте, открывались только до середины кузова. Окна же, были соединены с кузовом и не открывались совсем, а на месте заднего окна, был небольшой шкафчик для личных вещей, немного выступающий из салона, и нависающий над водяным котлом двигателя. Задние сиденья были удалены, а кузов от спинки переднего дивана и до задней стенки салона перегораживал тонкий железный лист, деля заднюю часть салона на два вместительных шкафа с тонкими откидными полками. Сверху, чуть ниже уровня окон, был настелен помост из тонких деревянных досок, создавая, таким образом, отличное спальное место. Особенно если укрыть его сверху матрацем. Теперь там спала Лия, но при необходимости, можно было уместиться и двоим, не мешая друг другу. На крыше стоял вместительный багажник, сделанный из тонких кованых прутьев. Туда мы сложили наши продукты, взятые в путь, укрыв их от возможной непогоды куском толстой ткани, пропитанной каким то составом,
защищающим от намокания. Она же, при необходимости, легко превращалась в четырехместную палатку. Передний отсек салона, остался почти без изменений, только вместо двух отдельных сидений там стоял диван, во всю ширину салона, и добавились небольшие ящички, закрытые крышками, для всякой мелочевки. В крыше над передним сиденьем был врезан люк, раскрывающийся на две половинки, с установленными на нем панелями солнечных батарей, от которых мы запитывали ноутбук, доставшийся мне в найденном мною убежище Дина Форрестера. Так же из люка при необходимости, можно было вести стрельбу, встав на переднее сиденье. Оставшиеся у нас с Лией винтовки, были укреплены на специальных кронштейнах ввинченных в крышу возле люка., теперь достать их и изготовиться к стрельбе бело делом нескольких секунд.
        Котел и двигатель, локомобиля так же подверглись изменениям. Теперь на месте старого, стоял новый более мощный, паровик с турбо наддувом и двойным расширением. Я не совсем понял, что все это обозначает, но в связи с моими нововведениями и увеличившимся весом машины, согласился с его установкой. Как показали ходовые испытания, я ничуть не прогадал. Благо деньги на это у меня имелись. Теперь без дополнительной подкладки дров, я мог проезжать до пятидесяти километров. Сверху и с боков двигатель защищал стальной лист, держащий крупную дробь, или винтовочную пулю, на излете. Так же дополнительная защита была установлена и в передние двери. Были добавлены крылья, закрывающие колеса, всех трех осей и широкая подножка. Впереди, прямо под лобовым стеклом, теперь нашло свое место запасное колесо. Выдаваясь чуть впереди колес, оно так же играло роль бампера, и было неплохой защитой от случайного выстрела. В целом локомобиль был хорошо подготовлен для дальних поездок, и еще, будучи в городе, я не раз ловил завистливые взгляды и, предложения продать технику.
        Утро, солнце, музыка, доносящаяся из ноутбука, что еще нужно для хорошего настроения! Обходя южнее город, в котором до сих пор велись раскопки, мы двигались на восток, навстречу приключениям.
        Ближе к вечеру, мы остановились. Пока Лия готовила наш ужин, я решил начать разбираться с наследством доставшимся мне. Дело в том, что я выдал для раскопок только координаты находящиеся в городе. Это были в основном гражданские объекты. То есть, все найденное там не имело никакого отношения к вооружениям. Возможно, со временем, я дал бы и остальное, но из-за моего отъезда, я просто не успел этого сделать. Решив, что имеющиеся базы без моего участия достанутся возможному врагу, ведь в городе не было техномагов, следовательно, разбираться с базами, будет кто-то из людей наместника, я забрал все военные базы с собой. Причем, это касалось не только тех, которые находились в городе и окрестностях, но и те, что лежали в восточных районах. По сведениям, полученным из того же источника, в тех районах находились важные стратегические объекты. Ничейные земли, которые сейчас находятся на востоке, и являются целью нашего путешествия, когда-то входили в состав страны, на территории которой сейчас обосновался клан Росс. Что бы, техномаг, в будущем разбирающий оставшиеся архивы, не заметил пропажи, я перемешал
их, удалив наклейки с надписями. И теперь сложно было понять, есть ли там что-то важное, или нет. Все оставшиеся базы, указывали на то, что в тех областях расположены в основном гражданские и аграрные объекты, что не вызывало большого интереса для их раскопок.
        Вставив диск в компьютер, я решил проложить подробный маршрут нашего дальнейшего движения. Конечно, за столь долгое время очень многое изменилось, но я старался, как-то совместить имеющуюся у меня современную, хотя и очень неточную карту, со сведениями, содержащимися в диске. После долгой и кропотливой работы, начал вырисовываться наш маршрут. В целом дорога не составляла больших неудобств, за исключением пары мест. Нам нужно было дважды пересекать реки, а надеяться на наличие моста, по пути следования было просто смешно. Причем первая из рек, проходила по дну каньона, виденному нами, по пути в Семск три года назад. Можно было конечно вернуться в ту деревню, которая нам встретилась тогда на пути, и переправиться там, ее жители говорили, что часто переходят на ту сторону по вполне удобному броду, но для этого нужно было вернуться в город, что было для нас неприемлемо. Поэтому я решил двигаться по проложенному маршруту в надежде, что и там отыщется переправа.
        До каньона, нам предстояло проехать, около трехсот километров. Такое расстояние получилось потому, что приходилось давать большой круг объезжая Город, раскопками которого занимались охотники. Причем нужно было объехать его так, что бы ни попасть на глаза случайному свидетелю. Нам это было сейчас совсем не нужно. Составив приблизительный маршрут, мы поужинали и улеглись спать.
        К вечеру третьего дня мы добрались до большого каньона. Дорога прошла спокойно и без приключений, поэтому я не буду рассказывать о ней. Всю дорогу, Лия занималась изучением последней из имеющихся винтовок, которая досталась ей. Выдвинув небольшой столик, она разбирала и собирала ее, доводя движения до автоматизма, чистила детали, набивала и разряжала магазины патронами. Вечерами я учил ее, как правильно прицеливаться, как рассчитывать расстояние до цели, брать упреждение и, тому подобным премудростям.
        Когда мы ехали в Семск, то Лии, из-за ветхости ее платья, пришлось воспользоваться моей одеждой. Помню, она тогда жутко стеснялась и, всегда краснела, когда я глядел на нее. После того, как я нашел базу данных в зпброшеном Городе, я показал ей найденный там фильм, в котором многие женщины ходили в брюках и шортах, ничуть не стесняясь этого. Вначале сестренка, была против подобной моды но, подумав, сочла ее вполне удобной, для выездов на природу. И даже заказала и, сшила несколько комплектов костюмов для таких целей. И вот сейчас она, ничуть не смущаясь, щеголяла в чуть мешковатых шароварах, легкой блузке и курточке, не создавая неудобств ни мне, ни себе.
        Мы стояли на краю, огромного каньона, пересекающего степь, по которой мы двигались последние полдня. На дне его текла широкая река, казавшаяся нам небольшим ручейком, из-за глубины каньона. Взяв бинокль, я разглядывал склоны, в поисках удобного спуска к реке. Километрах в трех севернее, я нашел, как мне показалось, вполне удобный спуск. Проехав до этого места, мы осторожно, на самой малой скорости начали двигаться вниз. Часто приходилось останавливаться, искать объездные пути, возвращаться назад. Между тем наступил вечер, и стемнело. Решив дальше не рисковать и дождаться утра, мы перекусили и легли спать. Как, обычно поднявшись на рассвете, я решил не тревожить сестру и, выйдя из локомобиля, прошел вперед разведать дорогу. Надо сказать что, даже выходя по нужде, я всегда брал с собою винтовку, так я приучил себя еще с прошлой поездки. И именно эта привычка, спасла меня в очередной раз.
        Спускаясь по песчаному склону, между изъеденными эрозией, утесов и скал, я больше внимания уделял поиску хорошей дороги, чем окружающей местности. Вдруг, позади меня раздался грозный рык, и какая то тень, пронеслась надо мною. В испуге, отскочив в сторону, я упал, перекатившись на спину и, схватившись за винтовку, увидел огромного, черного кота. Мое падение, и уход с траектории его полета спасло меня. Он промахнулся, но тут же, немысленным образом извернувшись, вновь напал на меня. Находясь в сильном возбуждении и одновременно трясясь от страха, я направил на него ствол, и выстрелил. Мне повезло дважды. В стволе оказался патрон, и флажок переводчика огня стоял на стрельбе очередью. Я выпустил в него почти весь магазин, остановившись только тогда, когда тело летящего кота, упало на меня. К счастью, кот был уже мертв. Хотя я и получил сильные ушибы, от упавшей на меня, почти стокилограммовой туши, и с ног до головы испачкался в его крови, в остальном мне невероятно повезло. С трудом, выбравшись из-под лежащего хищника я, первым делом сменив магазин, побрел к локомобилю, оглядываясь на каждый
почудившийся мне шорох. Дойдя до машины, я столкнулся с сестрой, вооруженной винтовкой и собирающейся бежать вниз, мне на помощь. Видя меня грязного и окровавленного, она уронила винтовку и, прижав кулак ко рту, отчаянно завизжала от испуга.
        Спустя полчаса, я кое-как успокоил ее. В итоге, раздевшись, я отмылся от крови хищника, а сестра с ног до головы осмотрела меня в поисках малейшей царапины. Переодевшись в чистое, и отложив окровавленные тряпки до ближайшего водоема, мы спустились на локомобиле до места схватки. Заставив сестру залезть в машину, и через верхний люк оглядывать окрестности, я положив рядом с собой автомат, приступил к разделке туши. Кошачье мясо, я бы есть конечно не стал, но иссиня-черная, с густым длинным мехом шкура, сильно привлекла мое внимание и я решил не оставлять ее здесь, а взять с собою.
        Из-за отсутствия опыта, я провозился с этим более четырех часов. После этого присыпав ее, с внутренней стороны солью и аккуратно свернув, мы, слегка перекусив, двинулись дальше вниз.
        К вечеру после частых остановок и долгих объездов мы, спустились к реке. Река протекала по широкой плоской равнине, усыпанной ослепительно чистым белым песком. Вода была, до того прозрачна, что был виден каждый камешек лежащий на дне. Мы решили остановиться здесь. И провести некоторое время у реки. За хоть и недолгое время поездки, скопилось некоторое количество вещей требующих стирки, да и сами мы были не прочь искупаться и привести себя в порядок. Первым делом я достал свернутую шкуру. Попытавшись сначала отскоблить ее от остатков жил и мяса, подумав, я просто притопил ее недалеко от берега, прижав ко дну найденными неподалеку камнями. Я решил, что все то, что я с трудом очищал от шкуры, боясь ее порезать, с легкостью объедят за какое то время рыбы, живущие в реке. В итоге, когда мы собрались ехать дальше, я вынул из воды совершенно чистую шкуру. Конечно, в связи с последним происшествием, мы были все время начеку. И если один занимался, какой то работой, то второй в это время караулил окрестности.
        Мы задержались у реки на сутки, выехав дальше только на следующее утро. Я решил ехать по долине вдоль реки, вниз по течению разыскивая брод, с мыслью, что - или брод будет найден, или мы доедем до той деревни, что встретилась нам по пути в Семск. В любом случае, мы двигались вперед.
        К полудню, мы нашли достаточно удобное место для переправы. Река течением подмыла стоящую у воды скалу и, та рухнула поперек русла. Причем упала так удачно, что несколько камней перекрыли друг друга, образовав, нечто вроде тоннеля, по которому сейчас и текла вода. Получился своеобразный мост, по которому с трудом, из-за нагромождения камней, но можно было проехать на другую сторону реки. Конечно, со временем вода его размоет, но сейчас, он был еще вполне в приличном состоянии, поэтому, решив не обращать внимания на неудобства, мы переправились на другой берег. Проехав еще около километра, мы нашли неплохой подъем, и после четырехчасового пути, выехали в степь на другой стороне каньона. Подсохшая за день пути на крыше локомобиля шкура, теперь лежала на спальном месте в салоне машины, чуть свисая на спинку переднего сиденья. Шкура так понравилась сестренке, что она долго гладила ее, прижимаясь к мягкому, черному, блестящему меху.
        Вот уже четвертый день мы едем по ровной как стол степи. Лия в итоге, добилась своего, усевшись за руль паромобиля. Через пару часов езды она уже чувствовала себя вполне уверенно и, я смог отвлечься от дороги, уткнувшись в компьютер. Мы отклонились от проложенного ранее маршрута примерно на двести пятьдесят километров к северу. Точка была определена с большой погрешностью, так как ориентиров пока не наблюдалось. Нудная, однообразная езда сильно выматывала нас, поэтому мы частенько останавливались, что бы слегка размяться, или заварить свежего кофе. По моим подсчетам нам нужно было проехать еще около сотни километров, что бы достичь реки.
        Солнце уже перевалило за полдень, я сижу, уткнувшись в ноутбук, разбирая файла, Лия, напевая какую то мелодию, ведет нашу машину. Под колеса попадает какой-то бугорок, отчего идущий на приличной скорости локомобиль, чуть взлетает. Я слышу испуганное: «Ой, мамочка!», и наша машина начинает, стремительно, куда то проваливаться. Мы оказываемся в какой-то огромной яме, с пандусом ведущим куда-то вниз. Лия нажимает на тормоз но, машина продолжает катиться и спустя пару секунд, почти остановившись, упирается в большие, чуть приоткрытые, металлические ворота. Мы сидим, с изумлением глядя друг на друга, все еще не понимая, что с нами произошло.
        - По-моему, мы куда-то влетели! - говорит Лия, - вернее провалились.
        - Скорее всего, ты права, - отвечаю я.
        И спустя секунду нас разбирает смех. Отсмеявшись, чуть не до слез, мы выходим из локомобиля. Оглядываясь по сторонам, прихожу к выводу, что мы попали к входу в какой-то бункер. Поднявшись вверх по пандусу, я вижу на стенках обрывки металлической сети с мелкими ячейками. Видимо оно закрывала пандус сверху, маскируя его. Со временем на нее попал грунт и, проросла трава, поэтому она ничем не отличалась от окружающей степи, а может так было задумано и сразу. Причем прочность сети, была довольно велика, и наверняка выдерживала вес крупного скота, иначе бы бункер обнаружили гораздо раньше. Масса же нашего локомобиля, оказалась слишком велика для нее и сетка прорвалась. Нам просто в очередной раз «повезло». Я с усмешкой посмотрел на сестру:
        - Это же какой нужно обладать «удачей», что бы на территории в сотни тысяч квадратных километров, найти одну единственную яму, и провалиться в нее?
        - А я, что? Специально, что ли?! - смущенно и чуть с обидой, ответила она.
        - А кто всю дорогу мечтал найти, что ни будь невиданное? Вот, мечты сбываются. Ну, что ж, давай разбираться с находкой.
        Развернув, на всякий случай, паромобиль лицом к выходу. Мы вооружившись и взяв с собой фонари, протиснулись в приоткрытую створку ворот и вошли в помещение бункера.
        Огромное помещение, похожее на подземную стоянку открылось нашим глазам. Весь бункер был заставлен различной военной техникой, начиная от командирских колесных вездеходов и заканчивая тяжелыми танками. Все это представляло собой жалкое зрелище. Из-за неплотно прикрытых, уж не знаю по какой причине ворот, в бункер попала вода, она и теперь, стояла чуть ниже входа, огромным смрадным болотом. От этого вся техника, находившаяся здесь, была покрыта толстым налетом ржавчины и противным даже на вид мхом. Прогнившие и местами осыпавшиеся кузова машин, стоящих в черной воде скрывающей их колеса, наводили удручающее впечатление. Полчища, комаров и мошек потревоженные нашим появлением, тут же накинулись на свежую добычу. Мы с трудом успевали отмахиваться от них. Все это было скорее кладбищем, нежели складом техники. С минуту постояв у входа, я придержал рвущуюся вниз Лию, и осторожно вывел ее назад.
        - Туда не стоит идти!
        - Но почему?
        - Ты же видела, там сплошное болото!
        - Ну и что? Не думаю, что там очень глубоко!
        - Дело не в глубине. Даже если не считать того, что там могло завестись, за прошедшее время, там просто опасно находиться из-за оружия, которое наверняка находится внутри всей этой техники.
        - Почему же? - недоуменно спросила Лия.
        - Оно все ржавое, и поэтому может случиться что угодно, вплоть до взрыва, или обрушения. Поэтому от таких мест нужно держаться подальше. Запомни это на будущее, - пояснил я.
        Лия с сожалением оглянулась на бункер и, поднявшись по пандусу, мы продолжили наше путешествие. Отметив текущий километраж на спидометре, я надеялся, что как только появится подходящий ориентир, отметить этот бункер на своей карте.
        9
        К вечеру того же дня мы выехали на берег очень широкой, но изрядно обмелевшей реки и, еще до темноты свободно переправились на другой берег. Остановившись возле небольшой рощи, решили сделать привал. Нужно было привести себя в порядок, после четырехдневного пути сквозь степь, пополнить запасы воды и дров, да и просто хотелось отдохнуть.
        На следующий день, сориентировавшись, на местности, я отметил точку на карте, где мы находились. Оказалось, что до первоначально отмеченного места, осталось около ста километров. Решив, что расстояние не столь велико, мы остались на реке до следующего утра.
        Утро встретило нас противно моросящим дождем. Все небо было затянуто, какой-то серой мутью, было холодно и совсем не хотелось покидать теплый салон локомобиля, даже для того, что бы собрать оставшиеся на улице вещи. Однако, нужно было ехать дальше. Собрав, и уложив по местам, оставленное вчера и прогрев котел, мы тронулись дальше.
        Выбравшись из поймы реки, мы выехали на достаточно хорошую грунтовую дорогу. Видно было, что эта местность, довольно плотно заселена. Часто встречались отдельно стоящие усадьбы, обработанные поля и огороды. Хотя дома и были огорожены высокими заборами, было заметно, что люди не особо опасаются за свою жизнь. Дальше дорога перешла в холмы и, поднявшись на один из них, мы остановились, что бы осмотреться. Выйдя из машины, и оглядевшись, мы заметили впереди, небольшой городок, от которого в нашу сторону, спустя некоторое время, отъехал небольшой паровичок, грязно-зеленого цвета. Мы решили подождать его, что бы расспросить. Чтобы не мокнуть под дождем, Лия укрылась в салоне, а я остался, возле локомобиля, накинув капюшон плаща. Спустя несколько минут, увиденный нами локомобиль подъехал и остановился, в десятке метров от нас. Из него вышли трое вооруженных дробовиками и револьверами, мужчин. Я слегка напрягся, взяв винтовку с плеча в руки. Двое из мужчин остались на месте, а один, приподняв руки открытыми с открытыми ладонями, показывая мирные намерения, пошел ко мне. Не доходя, десятка шагов, он
остановился и произнес:
        - Приветствую, вас! Я, Тор Анри, старший мобильного патруля, прошу представиться и назвать цель поездки.
        - Рон Хайкер, техномаг, путешествую с сестрой. Думаю поселиться, где-нибудь здесь.
        - О! Таким гостям мы всегда рады!
        Спустя полчаса, мы въехали в городок, сопроводивший на патруль, показал, как доехать до гостиницы и отстал, продолжая нести службу.
        Въехав во двор гостиницы, мы взяли номер и, спустившись в уютный ресторанчик, плотно пообедали. Цены оказались, вполне приемлемыми, а еда отменной. По совету, владельца, мы оставили винтовки в номере, заперев их в специальный шкаф и, вооружившись револьверами, пошли прогуляться по городку.
        Городок нам понравился. Добротные дома, ухоженные улицы, все говорило о спокойной и размеренной жизни. Вернувшись на постоялый двор, мы попросили хозяина рассказать нам о городке. Он оказался довольно словоохотлив, и мы узнали много нового для себя.
        Городок Хиллтаун, появился здесь, около сотни лет назад, на месте развалин, то ли какой то крепости, то ли городка, стоящего здесь до катастрофы. В общем, место было очень удобным. К тому же, благодаря развалинам, не было нужды завозить стройматериалы. Все пошло в ход. Городок располагался на нескольких холмах, отсюда и появилось название. На одном из древних языков, по словам нашего собеседника, это означало, что-то вроде «Города на холмах».
        - Здесь в округе, очень много развалин, - рассказывал собеседник, - охотники постоянно находят, что-то интересное. К сожалению, в городе нет техномага, поэтому приходится возить артефакты, за двести километров в Грассланд, но это единственное неудобство. Некоторое время назад, примерно года три, у нас в округе появилась банда, как водится, собралось ополчение и банду, частью повыбили, частью разогнали. На совете города, тогда и решили создать, мобильный патруль. Собрали денег, и теперь три локомобиля постоянно дежурят на въездах в город. Вас, наверное, тоже встречал один из них.
        Время от времени, я поддакивал ему и, задавал наводящие вопросы, хозяин же продолжал:
        - С тех пор так и живем. Раз в месяц, каждый взрослый мужчина, должен сутки отдежурить, в мобильной группе. Чаще всего это, полная скукотища, для хоть какого-то развлечения, один из паровиков, объезжает город, по заранее установленным маршрутам, Другие два, постоянно стоят на выездах из города.
        - А можно ли здесь снять небольшой домик. Нам с сестрой понравился городок, думаем временно поселиться здесь.
        - С этим особых проблем нет. А какой дом вам нужен?
        - Нам бы, не очень большой и желательно, что бы неподалеку, а лучше в самом доме было помещение для лавки, или небольшой мастерской. И конечно с двориком, что бы можно было держать в нем локомобиль, а он довольно большой. Как вы думаете, можно ли здесь найти, что-то похожее?
        В это время, в ресторанчик, зашел представительный мужчина, и хозяин, оторвался от разговора с нами, что бы обслужить его. Перебросившись с ним парой слов, они подошли к нашему столику, и хозяин познакомил нас:
        - Это наши гости - Рон и Лия Хайкер. А это мэр нашего городка, эр Барли. Все вопросы, касающиеся покупки домов, решаются с ним. Вам очень повезло, что он зашел сюда, это нечастый гость в моем заведении.
        Мужчина поздоровался с нами, и испросив нашего разрешения, присел за наш столик:
        - До, меня дошли слухи, что в город прибыл техномаг. Вы имеете к этому, какое то отношение, молодые люди?
        - Да, - ответил я ему.
        - А не молоды, ли вы для этого занятия? Что то меня берут сомнения в вашей компетенции. Откуда, вы прибыли?
        - Я бы не хотел отвечать на этот вопрос, а что касается молодости, то это быстро проходит.
        - Да, к сожалению. Но меня больше беспокоит, ваши знания и умения.
        - Пока еще никто не жаловался на мою работу. А то, что мы, покинули наш город, это сугубо наши проблемы, в которые, мне не хотелось бы посвящать вас.
        - Не стоит быть таким грозным, молодой человек, ведь мне же, как мэру, интересно знать о моих будущих горожанах. Тем более что в моих силах решить вопрос о вашем жилье. Но я и опасаюсь, за благополучие своего города.
        - Не думаю, что городу, что-то грозит с моей стороны, что же касается моей компетентности, можете устроить мне испытание. Я ничуть не против этого.
        - Ну, что ж. Давайте попробуем.
        Тем временем, хозяин заведения, поставил на стол, вино, закуски и по просьбе сестры принес для нас ягодный морс. И присев к столу, прислушивался к нашему разговору с мэром.
        Мужчина, тем временем, вытащил из кармана небольшой футляр, и достал из него небольшой предмет, положив его на стол, со словами:
        - Попробуйте определить, что это такое, эр Хайкер. Эта вещь достаточно, часто попадается при раскопках в северном бункере. Но пока еще никто не смог найти ей применения. Правда некоторые из похожих на нее вещиц имеют другие формы, чаще в виде каких то зверушек. Такие обычно достаются детям. Но мне почему то кажется, что она имеет другое предназначение. Как вы думаете, эр Хайкер?
        Взяв в руки небольшой, овальный на концах вытянутый предмет, я с первого взгляда, определил в нем обычную флешку. Покрутив ее для вида, я снял с одной стороны закрывающий USB-вход колпачок:
        - Это, так называемая, карта памяти. Если есть желание, мы можем посмотреть, что на ней записано. К сожалению надписи, стерты, поэтому на глаз, я не смогу назвать ее объема, но если, вы подниметесь ко мне в номер, мы сможем это выяснить.
        - Очень интересно!
        Мы поднялись в номер, и я, достав ноутбук, открыл его, включив загрузку системы. Видя мои действия, Он изумленно глянул на меня:
        - Я сам, бывший охотник, и мне попадались, книжицы вроде вашей, но сроду не думал, что ее используют именно так!
        - Это ноутбук, мне он достался на одном из раскопов. Конечно многое пришлось отлаживать, но пока работает. Правда приходится часто делать подзарядку батарей.
        Вставив флешку в компьютер, я открыл ее. Она оказалась совсем пустой с емкостью в 4гигабайта. О чем я и сообщил ее владельцу.
        - А что это значит? - спросил он.
        - Ну, например, сюда можно загрузить, порядка четырех, или чуть больше, тысяч книг. Или что-то еще связанное с информацией. А читать загруженное, можно с помощью вот такого компьютера как у меня.
        - Понятно… - задумчиво проговорил он.
        - Если будет попадаться, что-то подобное, приносите, а вдруг там, что-то важное. Посмотрим, прочтем.
        - Обязательно. Ну что ж давайте вернемся к нашему разговору.
        После недолгого обсуждения, он предложил нам домик, на восточной окраине городка. Дом принадлежал городу. И мне предложили его, за весьма скромную плату. Осмотрев его, мы немедленно согласились, и уже к вечеру, въехали в наше новое жилье.
        Я не хотел покупать дом, потому, что было пока не известно, насколько долго мы задержимся в этом городе.
        Поставленный на фундамент, оставшийся со времен катастрофы, дом, представлял собой вытянутый прямоугольник, широкой стороной, обращенный к улице. Узкие, похожие скорее на бойницы, окна, вделанные в стену мощные кованые ворота, встроенного в дом гаража, делали его похожим скорее на крепость, чем на жилое строение. Схожесть дополнял выстроенный, вокруг всего участка, высокий каменный забор. С такими же коваными воротами, для въезда в него, как и на гараже. Эр Барли, показывая нам дом, рассказал, что он был выстроен, в числе первых домов города. Его когда-то построил и жил охотник, который пропал без вести на руинах. С тех пор дом отошел во владение городу, и иногда использовался как слад. Сейчас дом был совершенно пуст. Вселившись, мы первым делом доехали до подсказанного нам столяра, и заказали необходимую нам мебель, которая к вечеру следующего дня, была уже доставлена. В доме было три, просторные комнаты и большая кухня. Зимою дом отапливался встроенными в стены печами, что было, не очень удобно. Но мэр заверил нас, что зимы не столь холодны, да и находящаяся неподалеку шахта, добывает прекрасный
уголь, который можно дешево купить, в любом количестве.
        Во дворе дома находились, хозяйственные постройки, мастерская и оставалось еще достаточно места, для нашего локомобиля. Гараж я собирался после небольших дополнений использовать в качестве, своей основной мастерской техномага.
        Снятые и убранные во двор ворота с гаража, с согласия градоначальника, заменили легкой деревянной перегородкой, с дверью и широким окном. Также был поставлен стол для меня и еще одна перегородка, с дверью разгораживающая гараж на две половины. Таким образом, через три дня после заселения, я был готов к работе, тем более что все необходимые мне инструменты, мы привели с собой.
        Вечерами, мы с сестрой гуляли по городу, и даже нашли небольшой семейный кабачок неподалеку от дома, куда после часто заходили попить кофе. Хиллтаун, раскинулся на нескольких холмах и был довольно большим городом, поэтому, что бы попасть на рынок, или куда то еще, нужно было заводить локомобиль, что было не очень удобно. Прогуливаясь с сестрой, еще в первые дни пребывания здесь, мы заметили, что многие жители города пользуются велосипедами и небольшими одно и двухместными четырехколесными пароциклами. Мне показалось это очень удобным и, посоветовавшись с Лией, мы постарались прояснить эту тему. Оказалось, что подобную технику изготавливает небольшая мастерская, на южной стороне городка, мы тот час поехали туда.
        Поговорив с хозяином мастерской, мы приобрели, двухместный пароцикл, с большими багажниками спереди и сзади. Что было очень удобно для перевозки покупок. К тому же посоветовавшись, и оставив в мастерской наш локомобиль, мы на следующий день забрали его с укрепленной позади паровой машины подножкой, куда свободно вставал и крепился наш пароцикл, правда, со снятыми колесами.
        Пароцикл питался жидким топливом, и был готов к поездке уже десять пару минут, после растопки. Теперь для езды по городу, мы использовали только его.
        Жизнь потихоньку входила в привычную для нас колею, появились заказы, знакомые. Я по прежнему изучал файлы, доставшиеся мне, и уже готовился к походу на одну из баз в нескольких километрах от города. Изредка, мы с сестрой выезжали за город, где стреляли из винтовок, совершенствуя свое мастерство. У Лии неожиданно, проявился талант к стрельбе. И теперь, скорее она, чем я наставляла меня как лучше это делать.
        В один из выходных, мы с сестрой выехали на разведку, к базе, которую я так долго изучал. Нужно было посмотреть, насколько она сохранилась в действительности, нужно ли какое то дополнительное оборудование для проникновения туда. В общем, решили прокатиться, благо было недалеко.
        Приехав на место указанное на карте, мы обнаружили только большой холм, поросший кое где лесом. Покружив вокруг него и даже поднявшись на его вершину, мы не обнаружили, даже намека, на какой либо вход. Возможно, здесь закралась какая то ошибка, или с определением места, или что-то еще. Но, так или иначе, проведя день впустую, к вечеру мы вернулись домой, так ничего и не найдя.
        Мы часто обсуждали с сестрой наши возможные действия. За эти три года, что мы прожили рядом, мы настолько сроднились, что порой понимали друг друга, с полуслова. В итоге мы с ней решили, что все возможные проникновения на руины, мы будем проводить вместе. Хотя я и был против этого. Но сестра все-таки убедила меня, хотя бы в том, что если со мной что-то случится, то и она никому не будет нужна в этом мире. В чем я был с ней, в общем, то согласен. Скрепя сердце я все-таки согласился с ее доводами и, с этого дня мы начали совместные тренировки.
        В свободное время, мы выезжали за город, где в лесу, или каких то развалинах тренировались ходить, лазать по стенам и деревьям, понимать знаки, переданные друг другу. Прикрывать напарника, в общем, отрабатывали боевую слаженность. Вечерами мы садились рядом, и я объяснял ей, как правильно работать на компьютере, взламывать коды, с помощью имеющихся и написанных мною программ. К слову сказать, в будущем все это нам очень пригодилось. Занимаясь подобными вещами, мы настолько тесно сблизились, что я просто не мыслил себя без нее. Уверен, что и она имела похожие чувства.
        Так прошло лето.
        Понемногу пришли холода, небо из ярко голубого, стало серым. Начались проливные дожди. Мы готовились к зиме. Завезли уголь, спрятали до весны наш пароцикл, и теперь на рынок ездили на локомобиле. Изредка в хорошую погоду выбирались за город, потренироваться, или просто на пикник. Работа в моей мастерской почти не прекращалась. То, что раньше везли за более чем двести километров в Грассланд, теперь приходило ко мне. Я был этому только рад. Все это не только давало хороший доход, но и позволяло не умереть со скуки.
        10
        В один из таких дней, я спустился в наш погреб, вход в который находился из мастерской во дворе дома. Погреб был глубоким, и температура в нем всегда была очень низкой. Вода не замерзала, но продукты хранились идеально. Спустившись вниз, я уже собирался отрезать кусок окорока, как…
        … На меня как будто напал столбняк. Ведь это же тот самый подвал. Из моего сна. «Сложенные из крупных каменных блоков, пол и стены. Высокий, даже если вытянуть вверх руку, я не достаю до его свода. Воль стен стоят стеллажи, заполненные различными припасами. На протянутой проволоке, висят окорока и колбасы» - пронеслись в голове кадры из моего сна. Я подошел к стене и, встав на цыпочки, потянулся, к виденным во сне точкам. Все было на месте. Спустя несколько секунд, плита плавно опустилась, открыв вход в бесконечно длинный коридор идущий вниз. Нет. Я не пойду туда сейчас. Я пока не готов. Мы пока не готовы! Решил я и, вновь потянувшись до точек открытия, повернул их обратно. Несколько секунд и плита встала на место. Вспомнив о том, зачем пришел сюда, я отрезал кусок окорока и поднялся наверх.
        Прошла неделя сборов. Мы с сестрой стоим полностью экипированные в подвале нашего дома. У каждого из нас налобный фонарь, и запасные аккумуляторы к нему, рюкзак, со всеми необходимыми вещами и запасом продовольствия и патронов, винтовка, охотничий нож. Кроме того, у меня полностью заряженный ноутбук, с дополнительными батареями и шнурами, на случай если мы найдем электропитание. Все файлы в нем заменены программами, для взлома кодов и доставшиеся, мне базы данных. Переглянувшись с сестрой, я киваю головой, и Лия взбирается на заранее приготовленный табурет. Раскинув руки в стороны, она нащупывает и поворачивает стопоры запора. Спустя пару секунд, плита плавно скрывается в основании погреба.
        - Все, будет хорошо! - говорю я сестре - Помнишь? Два часа!
        - Да, Рон.
        Я делаю несколько шагов вперед и, оглядываюсь на Лию. В это время плита поднимается, вставая на свое место и отрезая меня от внешнего мира.
        Включив фонарь, я тщательно сантиметр за сантиметром, исследую стену оставшуюся за моей спиной. Не найдя ничего, похожего, я перехожу на прилегающие стены. Мне нужно найти механизм, отвечающий за открытие панели с этой стороны. Иначе вся наша подготовка, ничего не стоит. Нет смысла лезть в бункер, из которого нет выхода! А посвящать в это кого-то еще? У нас нет настолько доверенных людей, что бы можно было надеяться, на них.
        Время быстро летит, пройдя фонарем по левой, примыкающей к выходу стене, я перехожу на правую сторону. А, если?! Внезапная догадка приходит ко мне. Подойдя вплотную к выходу, я приподнимаюсь на цыпочки, и пытаюсь нащупать, что-то похожее на запор с той стороны. Но мои пальцы встречают лишь абсолютно ровную стену. Внезапно, я оступаюсь, ровная до сих пор стена проваливается, под моими пальцами и, плита плавно уходит вниз. Он неожиданности я делаю шаг вперед и утыкаюсь в грудь стоящей на табурете сестры. От неожиданности она со вскриком отшатывается назад, чуть не упав с табурета, но я, делая шаг вперед, оказываюсь в подвале и, подхватываю ее тело.
        Выход найден.
        Всю прошедшую неделю, мы готовились к походу в найденный бункер. Обсуждали и составляли списки того, что нам будет необходимо и, укладывали вещи. Объездили и предупредили всех знакомых, о том, что собираемся, на несколько дней, съездить в Грассланд, что бы нас никто не искал. Подгоняли снаряжение, и привыкали ходить с грузом за плечами. Конечно, все это было дилетантством, мы понимали это, но у нас не было того, кто смог бы научить нас, как все это делается. Наконец все приготовлено. Я в очередной раз открываю вход, подхватываю табурет, и мы делаем первые шаги в неизвестность.
        Взяв автомат на изготовку, мы осторожно спускаемся вниз по коридору, оглядываясь по сторонам, Лия идет в паре шагов позади меня и чуть левее. Вдруг замечаю слева от себя небольшую овальную дверь, снабженную штурвалом, легко толкаю, и она открывается.
        Большой полукруглый стол, заставленный различной аппаратурой, удобные кресла вокруг него. На стенах развешаны какие-то плакаты, схемы из материала, больше похожего на пластик, чем на бумагу. Мы входим в комнату. До меня доходит почти неуловимый запах тлена. С изумление поворачиваю голову. В одном из кресел вижу ссохшийся от времени труп человека.
        - Помнишь, нам рассказывали, о пропавшем без вести охотнике, жившем в нашем доме? - говорю сестре. - Скорее всего, это он.
        Сестра молча кивает.
        - Не будем его беспокоить. Пусть эта комната останется за ним.
        Мы выходим из комнаты и я, взявшись за штурвал на двери, плотно закручиваю его. Мы же идем дальше. Через несколько десятков шагов коридор плавно сворачивает, и мы оказываемся перед стальной дверью, в его торце. Открыв ее, выходим на широкий балкон. Он находится на высокой отвесной стене. Прямо под нами огромный зал с различными механизмами, кажется, что его только что покинули люди, и вот-вот вернутся, и все опять придет в движение. Но проходит вечность, а все остается на своих местах, подернутое паутиной и покрытое пылью. Вижу лестницу идущую вдоль стены и, мы аккуратно, стараясь не поднимать пыль, начинаем спуск вниз. Лестница вьётся по отвесной стене, между небольшими площадками-балконами, со стальными дверями, закрывающими проходы на различные уровни подземного города. Наверное, не хватит и всей жизни, что бы исследовать каждый из них.
        Пройдя с десяток этажей, мы оказываемся в огромном круглом зале, заставленном небольшими колесными экипажами. Из зала отходит несколько высоких, с овальным сводом тоннелей. Своими фонарями, мы выхватываем только часть общей картины. Случайно мне на глаза попадает дверь с характерным рисунком. Череп со скрещенными костями под ним. И, сделав знак сестре, направляюсь туда. Подойдя к ней, вижу небольшой висячий замок. Сбиваю его прикладом автомата и открываю дверь. Лия, тенью следует за мной. Мы входим в помещение. Множество щитов с рубильниками, по стенам, подтверждают мою догадку. Посредине стоит, огромный агрегат, похожий на тепловозный дизель, с генератором. К нему подключено множества различных труб и кабелей. Подхожу ближе и провожу рукой по дизелю.
        - Что это, Рон?
        - Дизель-генератор, Ли. Если нам удастся его запустить, это будет очень хорошо. Возможно, у нас будет свет.
        Проведя рукой по поверхности, я заметил что, несмотря на толстый слой пыли, покрывающий машину, нигде не видно потеков масла и ржавчины.
        - Удивительно! Он очень хорошо сохранился.
        Обойдя вокруг, заметил, что к дизелю крепится небольшой двухцилиндровый моторчик воздушного охлаждения, служащий, скорее всего для запуска машины. К нему была прикреплена небольшая коробочка с выходящей рукояткой, для ручного старта. Потянув за нее, с небольшим трудом провернул вал пускателя.
        - Еще бы топливо было, - проговорил я.
        Осмотревшись, увидел небольшой бачек, с плотно завернутой крышкой, и медной трубкой, тянувшейся к нему. Взобравшись на какой-то ящик, валяющийся под ногами я, отвернул крышку и заглянул внутрь. Больше чем наполовину Бак был залит какой-то жидкостью, по запаху напоминающей керосин. «Так теперь, солярку бы еще найти» - подумал я, оглядываясь по сторонам. - «Вот, что-то похожее». Из стены торчала труба с краном, ведущая к топливному насосу дизеля. Открутив кран, я услышал бульканье, текущей по трубе жидкости.
        - Ну, что ж, будем пробовать. Сейчас будет немного шумно, но ты не пугайся. - Обратился я к сестре.
        Еще раз все проверив, я дернул за рукоятку, ручного пуска. После третьего раза, пускатель затарахтел. «Где-то здесь, должен быть рычаг сцепления», - подумал я. Найдя искомое, плавно опустил его вниз. Тарахтение движка перешло в другой более низкий тон. Спустя мгновение, вал дизеля провернулся на своей оси, и басовито загудел, набирая обороты. Убрав сцепление, я отключил маленький двигатель и, осмотревшись по сторонам, подошел к пульту, крепившемуся, возле генератора.
        - Рискнем? - улыбнулся сестре.
        - А не взорвется?
        - Не должен, - ответил я и, включил рубильник.
        Спустя несколько мгновений, как бы нехотя замигала и всю сильнее с каждой секундой стала разгораться лампочка, висящая на стене, возле одного из щитов. Лия от радости, захлопала в ладони и повисла у меня на плечах.
        Мы выключили фонари и, повернувшись к рубильникам, стоящим возле стен я произнес:
        - Ну, давай попробуем, что-то включить.
        На шкафах были нарисованы, какие то схемы, надписи на непонятном мне языке, поэтому я решил включать их по очереди.
        После третьей попытки, появилось освещение в большом зале и зажглось несколько лампочек над лестницей вьющейся по стене. Видимо, это был аварийный генератор, и он обеспечивал освещение, по коридорам, двери которых, мы заметили, спускаясь вниз.
        Мы прошлись по парковке и осмотрели стоящую там технику. Это были небольшие двухместные, электромобили, для местных поездок. К сожалению, ни одного целого среди них не оказалось. Давно прохудившиеся аккумуляторные отсеки, с натекшей и давно высохшей кислотой, и изъеденными от этого шинами, говорили об их полной негодности к движению. Мы осмотрели все кары, но ничего не нашли. Кроме, нескольких тоннелей и электрощитовой, на этом уровне, ничего не было. Поэтому, поднявшись по лестнице до первой площадки, я открыл дверь в коридор, начинающийся от нее и, оставив возле двери сестру, спустился вниз, что бы по возможности включить освещение в коридоре.
        Услышав крик сестры, означающий подачу электроэнергии, я поднялся к ней, и мы вошли внутрь.
        Всю неделю, мы исследовали коридоры и кабинеты, встречающиеся в них. Благодаря освещению, работа проводилась гораздо быстрее и качественнее. В основном нам попадались, различные документы, диски, насколько компьютеров. Все это мы стаскивали в коридор, через который попали в бункер. К вечеру каждого дня я, выключал генератор и, перетащив все найденное за день работы в дом, мы усталые отправлялись спать. Собрав все что можно, к концу недели мы решили сделать перерыв в исследованиях. Накопилось слишком много информации, в которой следовало разобраться.
        Найденные документы, окончательно убедили меня в том, что я нахожусь не в своем мире. Архивы, доставшиеся мне, от Дина Форрестера, ничего не говорили об истории этого мира. Там основное внимание уделялось, хранилищам и складам, оставшимся после катастрофы. Здесь же, нам достался архив бывшей военной базы. В нем, помимо точной даты апокалипсиса, были и сведения о дальнейшей жизни, оставшихся в живых людей, населяющих этот подземный город. Но начну по порядку.
        Точная дата катастрофы: 21 декабря 2012года. То, что со страхом ожидали в моем мире, произошло здесь. Огромный метеорит, прилетевший из глубин космоса, столкнувшись по пути с Луной. Расколовшись на несколько частей, метеорит упал на землю. Особенно пострадали Северная и Южная Америка, Австралийский континент, Центральная часть Евразии. Полностью уничтожены нефтеносные районы Северной Африки, Аравийского полуострова, Черноморского побережья. Сильные удары, вызванные падением, активировали подвижки коры, извержения вулканов, цунами, случайные срабатывания ядерных зарядов. Многие острова, исчезли, взамен появились другие, материки изменили свои очертания. В итоге от поднятых в атмосферу твердых частиц наступила «Зима» продолжавшаяся пятьдесят лет. К моменту ее окончания от населения, по подсчетам специалистов, осталась едва десятая часть.
        Сильно разрозненные группы населения, стали объединяться в так называемые кланы. Так возникли новые государственные образования, полностью перекроившие, ранее имеющиеся границы территорий.
        За прошедшее время сменилось несколько поколений, в итоге, из-за разобщенности, отсутствия информации, невозможности подготовки кадров, человечество откатилось в своем развитии. Благодаря сохранившимся от бывшей цивилизации остаткам техники, вооружений, некоторым книгам и документам, откат был не настолько велик, как предполагалось ранее. Но, тем не менее, помня «недавнюю» катастрофу, и не подозревая порой, о ее истинных причинах, правительства многих кланов, сознательно тормозили прогресс человечества, ограничившись лишь использованием пара и электричества.
        Денежная система, подразумевала, эквивалент золота и серебра. В ходу были золотые и серебряные монеты разного достоинства, при полном отсутствии бумажных денег и банков. Никакого обмена на местные валюты не производилось. Монеты, отчеканенные в разных кланах, тем не менее, имели практически одинаковый вес, и свободно принимались, на всех обжитых территориях континента. Любое сообщение между различными материками практически отсутствовало.
        Сейчас мы находились на Евразиафриканском континенте. Год 2284й. Таким образом, с момента катастрофы прошло 272 года. Но не это поразило меня больше всего. Последняя запись в найденных нами документах, датировалась - Апрелем 2229 года! «То есть еще совсем «недавно» бункер был обитаем!» - озарило меня - «Так вот, откуда прекрасно сохраненные документы, вещи, вооружение! Вот почему у меня с первого толчка заработал дизель-генератор! И ведь есть такой шанс, что кто-то до сих пор живет в подобных подземных городах!»
        Судя по данным, бункер, обнаруженный нами, был расположен в одной из среднеазиатских республик АСР, еще одно отличие с моим миром. Здесь страна называлась Альянсом Социалистических Республик. Некоторые из республик входившие в состав СССР в моем мире, здесь входили в Объединенный Анклав, государственным языком которого, был английский. Поэтому строения встреченные мною в пустошах имели английские надписи. А те огромные бурые площадки, лежащие там представляли собой подземные ракетные пусковые установки нацеленные на АСР. Бункер, являлся лишь частью, огромного подземного комплекса, протянувшегося на многие десятки километров, строительство, которого, должно было завершиться в начале 21 века. В случае, возможного ядерного удара, в комплексе, были бы приготовлены места для проживания более миллиона человек в течение пятидесяти лет. В проекте имелись жилые комплексы, госпитали, военные городки, школы и вся инфраструктура, для длительного и вполне комфортного пребывания под землей. К сожалению, не все удалось осуществить, как было задумано. Из возможного миллиона, удалось спастись, только нескольким
десяткам тысяч человек. А упавшие осколки метеорита, повредили большую часть, так и недостроенного комплекса.
        Но и того, что оставалось, хватило бы нам на исследования, до конца жизни. Судя по схеме, найденной в документах, между найденным бункером и остальными постройками комплекса, были проложены тоннели, начало которых мы видели. Некоторые из них на сегодняшний день были разрушены, другие тянулись до нескольких десятков километров. Имелись так же выходы на поверхность, одиночные, подобные тому, что находился в нашем подвале и выходы для техники. Их еще предстояло нам найти, хотя они и были указаны на схемах.
        Изучив, большую часть полученной информации, и определив дальнейший маршрут, мы с сестрой начали готовиться к выходу в очередную экспедицию. Прежде всего, нужно было решить вопрос с транспортом. После недолгих раздумий, было решено затащить в подвал наш пароцикл. Конечно, увезти на нем можно совсем немногое, но зато, не придется идти по темным тоннелям пешком. Да и самый большой по протяженности тоннель, мы сможем преодолеть в течение дня. Хорошо бы иметь два пароцикла но, покупая второй, мы этим самым привлечем к себе излишнее внимание, так как сезон, для езды на нем давно закончился. Поэтому было решено, обойтись одним, но загрузить его дополнительными продуктами, что бы организовать базу.
        На изучение документов и, подготовку к новому походу, мы потратили больше двух месяцев. Зато теперь, мы на 90% были уверены, что следующий поход будет удачным. И вот наступило 29 февраля 2284 года. Сегодня мы отправляемся в поход. Насколько он затянется и, что принесет нам?
        11
        Рон.
        … Горы. Узкая обледенелая тропа шириной в три ладони, упрямой змеей ползет все выше и выше. Справа от меня скала, слева бездонная пропасть. Осторожно, шаг за шагом я поднимаюсь по ней, чудом цепляясь окоченевшими пальцами, за выступы и трещины на скале. Иногда возникающий порыв ветра пытается сбросить меня вниз. Я, прижимаюсь к скале всем телом, как бы врастаю в нее, стараясь слиться с монолитом камня. Голодный, усталый и замерзший, я делаю очередной шаг. Удивительно, что я до сих пор жив. Истрепанные в хлам сапоги и мокрые портянки, изорванные во многих местах куртка и штаны, совсем не защищают от холода. Каждый следующий шаг, добавляет только боль в мое измученное тело. В голове нет почти никаких мыслей, только одно: «Шаг. Еще шаг. Удержаться. Не сорваться. Отомстить!» Только это. Только то, что я должен, просто обязан отомстить, движет меня, все выше и выше, по этому ледяному кошмару. Огибаю очередной выступ и вжимаюсь в трещину за ним. Нужно отдышаться и, хоть минуту передохнуть перед следующим шагом. С трудом пытаюсь сжать замерзшую руку в кулак. Сжать - разжать - сжать - разжать. Нет. Даже
это не приносит ни малейшего чувства согревания. Опускаю глаза вниз. Бездонная пропасть, прямо под ногами белесая муть облаков закрывающая, далекое дно ущелья. «Даже не понятно, куда я буду падать, когда оступлюсь!» - приходит в голову мысль, которую я гоню прочь от себя. - «Я. Должен. Дойти. Я. Должен. Отомстить. За нее!»
        Ветер доносит до меня голоса:
        - Я, вижу его! Он на карнизе!
        - Стреляйте! Не дайте ему уйти!
        - Здесь нельзя шуметь! Может быть обвал!
        - Огонь! Я сказал!
        Делаю очередной шаг, и нащупываю какую-то трещину в скале, способную укрыть меня от преследователей. Еще шаг и я буду спасен. Звучат выстрелы, выбивающие осколки камня у меня из-под ног. Я оступаюсь, и лечу вниз, пытаясь хоть за что-то уцепиться.
        Вдруг, падаю, на что-то мягкое, и вкатываюсь в небольшую пещерку на отвесной скале.
        - Где он? Куда он делся?!
        - Видимо поскользнулся и сорвался со скалы.
        - Ну, что ж, туда и дорога! Так даже лучше. Все, отбой.
        Голоса потихоньку удаляются.
        С трудом отдышавшись, я ощупываю себя. Оглядываюсь вокруг, и вижу. Небольшой карниз на краю пещерки, завален ветками, перьями, чем-то еще. Видимо когда-то здесь было гнездо, какой-то большой птицы. Это меня и спасло. Но надолго ли? Как выбраться отсюда? Размышляя, вновь оглядываю пещеру и… теряю сознание.
        Открываю глаза и, вижу каменный свод. Не проснувшись до конца, с удивлением оглядываюсь. Моим глазам, открывается огромная пещера, по слегка красноватым стенам, движутся блики костра, горящего неподалеку от меня. По стенам развешаны мешочки, пучки каких то трав. У костра спиной ко мне сидит мужчина, что-то, помешивая длинной деревянной палочкой, в булькающем, висящем над огнем, котелке. Изредка, он достает из мешка какие-то травы и, добавляет в котелок, приговаривая при этом незнакомые слова. Я лежу на каком-то камне, укрытый шкурами с жестким коротким мехом. Видимо услышав мои шевеления, мужчина поворачивается ко мне, и мы встречаемся взглядами. С минуту вглядываемся, друг в друга, и он произносит:
        - Очнулся, соколик. - Последнее слово он произносит с сарказмом. - Полетать решил? И как тебе там? В небе. Понравилось?
        - Где, я? - с трудом ворочая сухим, как доска языком, говорю я.
        - У меня в гостях, - человек обводит руками пещеру. - Как тебе мое жилище? Нравится?
        - Мне бы, воды
        - Придется потерпеть. Сейчас доварю и напою тебя.
        Мы спускаемся по склону горы, мужчина наклоняется и, осторожно выкопав цветок, поворачивается ко мне:
        - Смотри, это Родиола. Ее еще называют Золотым корнем. Чуешь запах? Чем-то похоже на запах розы. - Он надрезает корень и подает его мне. - Он очень полезен, мы пьем чай, добавляя его. Говорят, что те, кто употребляет его постоянно, проживет больше ста лет. Может это и так.
        Мы идем дальше.
        - Горы это не просто камень. Горы дают человеку все, что ему нужно для жизни, пищу, силу. Нужно только любить и знать горы. Но люди не понимают их. Они уходят в каменные города и подземелья, думая, что это заменит им горы. Люди ищут силу там, где ее никогда не было. Но они неправы. Смотри! - он показывает чуть голубоватый камень, выступающий из земли. Верхняя площадка абсолютно ровная, и будто отполированная. - Это место силы. Сядь, как я тебя учил.
        Я разуваюсь, взбираюсь на почти двухметровую глыбу, и принимаю позу лотоса.
        - Выброси из головы все мысли. Попробуй услышать голос ветра, голос камня. Слушай! - человек с каждым словом будто удаляется от меня. И его голос теряется где-то вдали.
        Я замираю и, через мгновение, взлетаю ввысь. Все, что до сих пор казалось мне обыденным, приобретает новые краски. Как будто какой-то художник, заново раскрасил все, не пожалев для этого самые яркие тона. Пыльная зелень травы, стала изумрудно-зеленой, цветы настолько яркими, что хочется зажмурить глаза. Блекло-голубой камень, на котором сидит мое тело, раскинув руки, стал ярким и блестящим. От него в небо уходит широкий луч, переливающийся всеми цветами радуги. Мое тело как бы купается в нем, двигаясь в ритм неизвестной мне мелодии, которую я слышу все отчетливей с каждым мгновением.
        - Нет, не так. Подними ладонь, чуть повыше, и доверни ее. Представь, что у тебя на ладони лежит капля воды. Она должна лежать ровно посередине, - говорит мне наставник - А теперь, возьми свою силу и направь ее, ориентируя как бы, на каплю воды. Да, вот так. Видишь, все получилось! Теперь сам попробуй.
        - Ненависть - страшная вещь. В холодном виде она столь же яростна, как и горячая, но эта ярость не слепая и безумная, ничего не желающая слышать, а хитрая, расчетливая и изобретательная. Все существо, вся сущность ее носителя устремляется на решение острой задачи, поставленной ненавистью - мести. Месть - это результат ненависти, ее логическое завершение. Горячая ненависть стремится осуществить месть немедленно, не считаясь с силой и последствиями. Холодная ненависть стремится к мести, но расчетливой, жесткой и желательно жестокой. Для врага нет ничего страшнее холодной ненависти в сочетании со столь же холодной жестокостью. Но нельзя отдаваться мести. Нельзя жить, думая только о ней. Иначе, после ее свершения, у тебя не останется ничего. Пустота. Еще никто не смог выжить в пустоте.
        Лия.
        … Тьма. Я иду по этим бесконечным коридорам, кажется уже целую вечность. Куда? Не знаю. Но пока у меня есть силы сделать хотя бы один шаг, я сделаю его. Зачем. Ну, зачем я настаивала на этом походе? Мне плохо жилось? Чего-то не хватало? Приключений мне на больное место не хватало!
        Шорох за углом. Я беру в руку кинжал, единственное оружие оставшееся у меня, и осторожно крадусь, стараясь не потревожить даже пыли. За время, проведенное здесь, глаза настолько привыкли к темноте, что кажется, я различаю даже малейшую тень, даже тень, от тени промелькнувшую во тьме. Крыса. Она еще не видит меня. Не ощущает даже моего запаха, настолько я сжилась с этими пропыленными темными коридорами. Но зато я вижу ее. Бросок, удар! Сегодня я усну сытой! Тщательно вытерев кинжал и, уложив его в ножны, я, раздвигаю нанесенную рану и прикладываюсь губами к ней, пью эту еще горячую, чуть солоноватую жидкость, стараясь не уронить ни капли.
        Скажи мне кто, еще несколько дней назад, что я буду охотиться на крыс! Да я бы умерла от страха, только представив это! Нет, я не стала вампиром. И мне противно пить эту жижу. Но я должна! Просто, обязана выжить и, отомстить за брата. А что бы выжить, я готова охотиться на крыс и, на что угодно, только бы выбраться из этих бесконечных, темных коридоров.
        Выпив бедное животное, я снимаю свой заплечный мешок, чудом оставшийся при мне и, завернув тушку, в какую то тряпку, укладываю ее внутрь. Я пока сыта. Но усталость уже берет свое и нужно подобрать место для ночлега. Вот этот уголок, меня устроит. Прижавшись спиной к стене, сползаю на корточки, и тихо засыпаю, прислушиваясь к пустым коридорам.
        Слышу гулкий звук шагов, разносящийся по пустым тоннелям и, мгновенно просыпаюсь. Крадучись ощупывая стены, углубляюсь в проем и, оступившись, падаю в какую-то дыру. С трудом, сдержав вскрик, лечу по наклонному желобу, ускоряясь с каждой секундой. Вдруг желоб заканчивается. Мгновения полета и, падаю в воду. Течение подхватывает и несет меня все дальше и дальше по бесконечному тоннелю. Вода настолько холодна, что еще немного, и я превращусь в кусок льда. Слышен шум падающей воды, вновь полет, и я попадаю в огромное подземное озеро, освещенное лучами солнца, бьющего из расщелин в своде над ним. Замерзшая от ледяной воды, из последних сил доплываю до берега и выползаю на чистейший, искрящийся в редких лучах солнца песок, застывая в изнеможении. Отдышавшись и придя в себя, поднимаюсь и закоченевшими пальцами, начинаю скидывать с себя одежду. Отжав и разложив одежду на прибрежных камнях, сажусь на корточки под один из лучей и сжимаюсь в комок, пытаясь хоть чуточку согреться. Взгляд падает на заплечный мешок. Там должна быть еда! Достаю из него пойманную вчера крысу и, разрезав ее и отбросив кишки и
требуху, выгрызаю мясо с внутренней стороны шкуры. Холодные жесткие куски падают в голодный желудок, и я чувствую, что начинаю согреваться. Отскоблив ножом последние кусочки мяса, со шкуры, и оттерев ее песком, сворачиваю шкурку в трубку и укладываю в мешок. «Пригодится» - думаю про себя.
        Придя немного в себя, встаю и брожу вдоль берега, с тоской поглядывая на лучи солнца, проникающие из-под высокого, недосягаемого свода. Спустя некоторое время, согревшись от еды и прогулки, натягиваю слегка подсохшую одежду и, прицепив на пояс кинжал, подхватив мешок, иду дальше по берегу озера.
        Сколько я нахожусь здесь? Иногда мне начинает казаться, что всю жизнь. Все воспоминания связанные с поверхностью только сон. Чтобы не сойти с ума, я начинаю рассказывать себе сказки, петь песни. Особенно мне нравятся те, что пел мне Рон. Рон. Это мой брат, ставший мне роднее всех на свете. Он самый лучший. Как жаль, что его нет, и больше никогда не будет со мной. Когда я вспоминаю его, у меня начинают течь слезы.
        Я пробираюсь, по бесконечным темным тоннелям. Здесь всегда тишина. Покой. Только, чуть слышный плеск воды, текущей по этой бесконечной, подземной реке. Если отбросить весь негатив, то эти места, даже можно назвать красивыми. Порой встречаются изумительные, гроты, пещеры, где даже, несмотря на вечную тьму, мои глаза различают гармонию и изящество. Но даже здесь, в полном отсутствии солнечного света, есть жизнь. И благодаря этой жизни, я еще жива, и у меня есть силы. Да. Я забираю эту жизнь, что бы питать свою, не обращая внимания на мерзкость слизней, улиток, червей во множестве обитающих здесь. Зато у меня есть силы, что бы продолжать свой путь.
        Иногда, очень редко, мне удается поймать какую-то рыбу, живущую в этой реке. Еще реже крысу - в этот день у меня праздник. Я с наслаждением пью, эту горячую, живую, чуть солоноватую жидкость, и мне кажется, что это самое вкусное блюдо, из всех, что я пробовала в своей жизни.
        Я уже не чувствую холода. Мой организм уже настолько привык к нему, что кажется это естественным. Одежда, что была на мне, давно уже лежит в заплечном мешке. Я берегу ее только для того, чтобы было, что одеть, если мне удастся выйти отсюда. Обувь, бывшая на мне давно истрепалась и сейчас мои ступни обернуты шкурками оставшимися от крыс, которых я съела. Хоть немного, но они дают тепло моим ногам. С каждым днем надежды остается все меньше и, меньше. Иногда мне кажется, что я гном, из сказок, когда-то рассказанных мне Роном. Они жили в глухих пещерах, добывая руду. Руда это, наверное, те улитки, которых я собираю на прибрежных камнях. Они довольно вкусные, правда, иногда слегка горчат.
        Иногда я пою. И пусть у меня нет голоса, и хорошо, что меня никто не слышит. Я пою для себя. Чтобы не потерять себя, в этом безмолвии. Особенно мне нравится вот эта песня, она как никакая другая отражает мое сегодняшнее состояние:
        Как легко решить, что ты слаб,
        Чтобы мир изменить,
        Опустить над крепостью флаг.
        И ворота открыть.
        Пусть толпа войдет в город твой,
        Пусть цветы оборвет.
        И тебя в суматохе людской,
        Там никто не найдет.
        Как легко знать, что ты в стороне,
        Что решаешь не ты.
        Пусть другие побеждают в войне.
        И, сжигают мосты.
        Полпути позади и немного осталось,
        И себя обмануть будет легче всего.
        От ненужных побед остается усталость,
        Если завтрашний день не сулит ничего.
        И как трудно стерпеть,
        И сберечь все цветы,
        И сквозь холод и мрак,
        Поднимать на мачте мечты,
        Свой единственный флаг.
        Я обязательно найду выход из этих мрачных тоннелей, и я отомщу за тебя Рон! И пусть хоть кто-то попробует встать поперек, чтобы помешать мне!
        Рон
        Я стою, на небольшом балкончике. Рядом брызжущий слюной, эр Барли. Я навсегда запомнил эту противную рожу. «Куда ты денешься, ублюдок, и не таких обламывали! Смотри!» - он показывает вниз - «Вон она. Твоя Лия. Ты думаешь, мы и с тобой будем церемониться?» Я вглядываюсь вниз и с ужасом вижу окровавленное тело. «Лия?» - проносится мысль. «Она самая!» - будто отвечая на мой беззвучный возглас, говорит Барли. - «У нас, знаешь ли, некоторый дефицит, слабого пола. Приходится использовать то, что есть!» Его жирная, лоснящаяся туша начинает издавать хрюкающие звуки смеха. «Но ты не бойся. Среди нас нет любителей мальчиков!» - уже хохочет он. Я пытаюсь вырваться, но двое охранников, стоящих рядом со мной, удерживают меня. «Но, но! Не шали! Ты этим сделаешь хуже только себе!» - бросает эр Барли - «Уведите его, пусть подумает о своем поведении!» Меня уводят, крепко держа за руки. Вывернув голову, я встречаюсь глазами с виновником наших бед «Я убью тебя!» - с хрипом бросаю ему. В ответ вижу лишь улыбку и… в ужасе просыпаюсь.
        - Опять сон? - спрашивает наставник.
        - Да.
        Калейдоскопом мелькают перед глазами события.
        …Мы с Лией садимся на пароцикл, трогаемся и, едем в один из выбранных тоннелей. Здесь абсолютно темно и, лишь свет, исходящий от фары, вырывает небольшую картинку, по пути движения. Проехав несколько километров, я замечаю небольшой завал из камней, почти перегородивший дорогу, притормаживаю. Остановившись, мы покидаем транспорт и, подсвечивая себе фонарем, подходим к завалу:
        - Наверное, придется вернуться, - говорю сестре
        - Да, скорее всего. Тут неизвестно, сколько возиться, и еще непонятно, что дальше будет. - Соглашается она.
        Мы разворачиваемся и возвращаемся к пароциклу.
        Вдруг откуда-то сверху падает сеть, в которой я мгновенно запутываюсь и, слышу вскрик сестры. Резко разворачиваюсь, пытаясь вскинуть винтовку. Позади меня мелькают какие-то тени, слышу звук напоминающий, вылетевшую пробку от шампанского, укол и, я теряю сознание.
        …Темная узкая комната, у одной из стен дощатый настил шириной в три доски и проход где можно лишь с трудом развернуться. В торце тяжелая, кованая дверь запертая снаружи. Сквозь неплотно прикрытый глазок, проникает узкий луч света, достаточный для того, что бы разглядеть обстановку. Четыре шага, от двери до тупика, в изголовье настила. И столько же обратно. Руки скованы наручниками, от которых тянется к кольцу в стене тонкая, но прочная цепь, позволяющая сделать только эти четыре шага, развернуться через левое плечо, и пройти назад. И так до бесконечности. И тишина. Я слышу лишь звуки своих шагов. Даже когда открывается глазок в двери, я замечаю это лишь по изменившемуся освещению. Иногда открывается небольшое окно в двери, и в камеру влетает пакет. Это моя еда. Обычно она состоит из небольшой пластиковой бутыли с теплой, слегка затхлой водой и каких-то волокон, похожих на водоросли. Они совершенно безвкусны, но вполне питательны. Я не знаю, сколько я здесь нахожусь. Такое впечатление, что обо мне вспоминают лишь тогда, когда смотрят в глазок, или кидают очередной пакет с едой. Вначале, я кричал,
пытаясь привлечь внимание к себе, колотил в дверь. Но до этого никому нет дела. Сейчас я просто хожу. Четыре шага, от двери до тупика, четыре шага назад. И потихоньку схожу с ума от неизвестности и тишины.
        - …А кто тебя сюда звал? Сидел бы в своем бункере, и не высовывался. Да еще и девчонку с собой прихватил. А у нас для них только одна дорога, сам понимать должен. - Эр Барли прохаживается по огромному, отделанному дубом кабинету. - Мне тут не нужны шпионы!
        - Шпионы? - я удивлен.
        - А ты хочешь, что бы я считал тебя простым охотником? Или как сейчас модно, техномагом? Не смеши меня! На поверхности нет, техномагов твоего уровня! Самое многое, на что они способны, это обжать контакты или почистить прибор от грязи. А ты пользуешься компьютером, причем на хорошем уровне. Думаешь, я не понимаю, где, ты мог этому научиться?! Только на базе Объединенного Анклава!
        - Я, вас не понимаю.
        - Ты думаешь ты первый, такой умный? Да, я каждый год вылавливаю минимум одного из вас. Все, почему-то хотят попасть в мою лабораторию, как медом вам тут намазано!
        - Я не знаю ни о какой базе!
        - Хорошо, допустим. Но зачем ты тогда полез в бункер? Тебе, что не хватало того, что ты зарабатывал, оказывая услуги охотникам? Или приключений захотелось? В любом случае, ты их получил, так что ко мне нет претензий!
        - Что с моей сестрой?
        Мужчина поворачивается, изумленно вскидывая брови:
        - Забудь. У нее своя работа. Ты ее больше не увидишь. А для тебя только один путь. Делать то, что прикажу я. Иначе…
        - Я убью тебя!
        - Уведите его…
        - …А потом я сбежал. Все произошло совершенно неожиданно, как для них, так и для меня. Просто появилась такая возможность и я ею воспользовался. Почему-то, мы оказались в горах. Меня преследовали. Я почти перешел перевал, но оступился и упал в пропасть. К счастью зацепился, за какой то карниз, и не долетел. Дальше не помню.
        - Знаю я, эту лабораторию. Тебе повезло. Тебе очень повезло.
        - ?? - удивленно смотрю на наставника.
        - Ты думаешь один такой «счастливец»?
        - Но откуда? - перебиваю я наставника.
        - Пожалуй, тебе стоит узнать больше… - учитель на некоторое время задумывается, и начинает свой рассказ.
        Лия.
        «…Огромная пещера, освещенная тусклым зеленоватым светом. Вечный полумрак царит под ее сводами. Все дно, поделено на делянки, засеянные бледными, склизкими грибами. Посередине, на невысоких, железных подпорках, проложена узкая металлическая дорожка, по которой постоянно проходит надзиратель с плетью. На делянках, не поднимая головы, работают десятка два женщин и детей. Они, согнув спины, пропалывают, обирают улиток, червей с выделенных им участков. Некоторые собирают урожай, укладывая аккуратно срезанные грибы в специальные ящики. От слабого освещения и, кисловатого запаха исходящего от грибниц, постоянно слезятся глаза и ноют не разгибающиеся весь день спины.
        Надзиратель, прогуливающийся по помосту, зорко следит за ними и пользуется своим орудием, по малейшему подозрению, или в зависимости от настроения, просто для профилактики. Тот, кому достался очередной удар, стараются еще ниже согнуться и, еще быстрее двигать руками, сжимая зубы от боли. Иначе последует еще более тяжкое наказание.
        Иногда, некоторые из работниц, заметив, что надзиратель отвернулся, кидают только, что сорванный гриб в рот. Говорят, он снимает усталость и боль, на некоторое время. Украдкой, прожевав его, глотают выделенный сок, и так же осторожно сплевывают оставшуюся кашицу, на грядки, тут же перемешивая ее с землей.
        Вот уже неделя, как я нахожусь здесь, работая вместе с остальными. Вечерами нас заводят в большое помещение, и закрывают, выдав каждой из нас небольшой пакет с литровой бутылкой затхлой воды и спрессованный, грязно-зеленого цвета, брикет, похожий на водоросли. Это наша еда. На весь день. Нужно скорее бежать отсюда…»
        …Я просыпаюсь. Некоторое время лежу, пригревшись на разложенной одежде, наслаждаясь теплом, или мне это только кажется.
        …Впереди шум падающей воды. Наверняка, вода перекрыла весь тоннель и мне придется вновь лезть в эту ледяную купель. Как все это надоело! Вспоминаются слова бабушки: «Не лезь в воду! Девочкам вредна холодная вода! Застудишь себе все, что после делать будем?» Мне кажется, что сейчас, мне уже ничего не вредно. Все, что можно и нельзя, давно застужено. На мне сейчас вообще одна кожа осталась. Я провожу рукой по ребрам. Даже мяса нет, не то, что жира. Так и есть. Опять придется нырять. Поправляю, мешок и ощупываю ножны, главное не потерять нож! Осторожно стараясь не поскользнуться, вхожу в ледяную воду, переправляясь сквозь водопад. Вода льется на меня, кажется со всех сторон, еще несколько шагов и я выбираюсь на берег. Как же мне холодно! Скидываю, потяжелевший мешок и делаю несколько энергичных приседаний, стараясь, хоть чуточку согреться. Хорошо, хоть сквозняков нет, а то вообще бы околела от холода.
        …Ну вот. Приплыли. Я нахожусь в пещере, а река, что текла всю дорогу возле меня, скрывается под камни. И что же мне теперь делать? Нырять? Или идти обратно, разыскивая другую дорогу? Я присаживаюсь на корточки, и тихо плачу от досады.
        Опять эти бесконечные тоннели и пещеры, к прочим неудобствам прибавилось еще полное отсутствие воды. Пока, как-то перебиваюсь соком съедаемых насекомых, но что будет дальше, просто не представляю. Все-таки эти места не для человека. А я вообще уже не человек, а так не пойми, что. Но нужно идти и, я иду. Новая напасть, почему-то стало гораздо холоднее, чем было раньше, да и тропа, почему-то все время забирает вверх. Может, я приближаюсь к поверхности? Вот только есть ли выход на эту поверхность?
        Сегодня, подвернула ногу. И теперь на нее больно наступить. «Под ноги нужно смотреть, дура!» - Это я себе. А куда тут смотреть если ничего не видно, и пробираешься скорее на ощупь. По наитию. Выходит моё «наитие», меня подвело. Видать и оно устало. Наверное, придется все же одеться, пусть вся одежда изорвется в конец, но хоть немного теплее будет. Хотя, для кого, я ее берегу? Кто сказал, что я выйду отсюда? Прочь такие мысли! Я должна выйти, а значит выйду. Вопрос только когда это будет?
        Рон.
        - …Я попал туда еще мальчишкой. Мне не было и семи лет. - Начинает рассказ учитель. - Не знаю, за какие грехи. В общем, мою мать и меня отправили вниз. Там целый город, даже больший, чем наверху. - наставник, как - бы выхватывает отдельные моменты своей жизни, поэтому рассказ его получается несколько сумбурным. И еще видно, что ему очень тяжело вспоминать об этом.
        - Мы работали на грибных плантациях. Если скажу весь день, это будет неправильно. Потому, что мы не видели солнечного света, и не знали день на дворе, или ночь. Нас поднимали и, гнали на работу. Сколько времени мы там находились, я не знаю. Помню только, что к концу работы, мы уже не могли стоять на ногах, и с огромным трудом, доползали до камеры, где нас запирали на ночь. Кормили. Вряд ли это можно назвать полноценной едой. Это был пакет из непонятного материала, в котором лежал спрессованный брикет, каких-то растений и небольшая бутыль с водой. Но даже эту еду, приходилось вырывать с боем. Обычно охранники открывали дверь, разгоняли всех по стенам, и на середину комнаты, прямо из принесенного мешка, вываливали кучу пакетов. После того как они выходили из камеры, кто-то из них давал команду и, мы как стая голодных псов налетали, на это «угощение». Пакетов обычно не хватало. И вовсе не из-за того, что кто-то схватил два, нет. Просто, никто из охраны, никогда не считал, сколько нас. Или наоборот, специально давали меньше, что бы наблюдать, как мы делим еду.
        Они всегда толпились у дверей, о чем-то спорили, смеялись, в то время, когда мы добывали себе пропитание.
        Но даже добытый пакет с едой, нужно было сохранить. Его могли вырвать у тебя из рук, уже после того, как все успокаивалось. Часто бывало так, что мы с мамой ложились спать голодными.
        Учитель замолкает, сосредоточенно помешивая похлебку в котелке, и несколько минут о чем-то думает, хмуря брови.
        - Эр Барли. Я видел этого, толстого, визгливого и вечно всем недовольного мальчишку. Он приходил всегда со своим отцом, поразительно похожим на него. Уже тогда, он требовал к себе почтения. Помню, как он избил плетью какого-то охранника, только за то, что тот, не добавил к имени, обращение - Эр. Не думаю, что он изменился в лучшую сторону.
        Да. То место называли лабораториями. Однажды одна из женщин, что работала вместе с нами, призналась в том, что раньше она работала, в другом месте. Там было идеально чисто, всегда хорошо освещено, женщины были все в белых халатах. Там перерабатывали, грибы, что выращивались, на наших делянках, в какое-то лекарство. По ее словам, оно придавало сил и возвращало молодость. Женщина в чем-то провинилась и ее бросили к нам. А через несколько дней ее забили плетьми.
        Мне удалось сбежать только благодаря матери и, случаю. Однажды, нас вместо того, что бы загнать на плантации, выгнали на поверхность. Нужно было очистить территорию, от мусора. Не знаю, наверное, кого-то ждали. Мы с мамой и еще несколькими женщинами работали на огромной плотине перегораживающей какую-то реку в горах. Помню, мать меня вдруг обняла, крепко прижимая к себе, и у нее потекли слезы из глаз. А после, она резко оттолкнула меня, и я полетел, с огромной высоты в реку. Я закричал ей: «За что, Мама!». Меня долго несло вниз по течению. Я почти захлебнулся когда, наконец, смог выбраться на берег…
        … Тогда, я был ужасно зол не нее, за такое предательство. И только после, я понял, что это был единственный шанс спасти меня. Если бы она прыгнула вслед за мной, то наверняка бы, нас поймали. А так. Кому нужен, мальчишка упавший вниз? Никто, наверное, и не заметил этого. А если и обратили внимание, то посчитали меня погибшим.
        … Я долго скитался, в горах пока, как и ты, не встретил своего наставника, знания которого, я сейчас передаю тебе.
        - Наставник, ты не хочешь понять меня! Я должен спасти ее!
        - И как, ты это сделаешь? У тебя есть армия, что бы освободить ее, или ты уже искусный маг? Как?
        - Но она же погибнет там! Я. Я просто не переживу этого!
        - Значит, ты готов погибнуть, но попытаться спасти ее? По-моему, проще прыгнуть со скалы. Эффект будет тот же.
        - Но что же делать, наставник?
        - Учится, мой мальчик. Возможно, ты не успеешь ее спасти. Но хотя бы сможешь отомстить за ее смерть! Поверь, это уже очень много.
        Лия
        - Как же хочется спать! Но попробуй-ка, усни в этом могильном холоде. Нет уснуть то конечно можно, но вот проснусь ли я потом? Нет уж, буду терпеть. А еще больше я хочу пить. Даже не есть, хотя это тоже бы не помешало, а именно пить. Той влаги, что достается мне с камней и насекомых, явно маловато, для моего «растущего организма». Вот только когда он стал растущим? Да. Что-то я совсем расклеилась. Ну, вот очередной завал. Что, опять возвращаться?! Ну, уж нет, полезу вверх, а вдруг? Хотя какой там может быть вдруг. «Блин!» - нога только подживать начала и опять. Блин это бы хорошо! А лучше пару. Десятков. Интересно, а почему Рон, всегда вспоминал блины? Вот и я их вспоминаю теперь. Нет, у меня, что с глазами, или вправду светлее стало? Да, нет! Точно светлее! А ну-ка, ну-ка, давай еще поднажмем! Нет лучше потихоньку, а то опять свернешь, что-нибудь.
        Ну да. Мне везет, как утопленнику, или скорее подземленнику. Так вернее будет. Через эту щелку только червякам пролазить. Хотя можно посидеть тут еще пару недель, тогда точно пролезу. Но свет есть. Этого не отнять. И сквознячок небольшой, тоже присутствует. Все как всегда. Вроде и рядом, а не достанешь! Как обидно все-таки! - у меня невольно начинают течь слезы. - Так, хватит реветь! Думай! - я вглядываюсь, в полумраке пещеры, в завал и про себя рассуждаю. - Щель есть. Наверняка, мне нужно убрать всего с десяток камней, что бы расширить проход. Вот видишь, как все просто! А ты, ревела! Где тут камешки поменьше? Сейчас я вас пошевелю!
        - Уф! Десяток! Какой тут десяток?! Уже под сотню перекидала, а толку-то? Так, нужно передохнуть. И червячки все попрятались. Даже перекусить некем! Ну, все, давай работай! Хватит дрыхнуть тут! Нашла место! - заставляю себя, ворочая, неподъемные камни. Я уже больше чем по пояс в рукотворном тоннеле, и если, что-то сдвинется, то тут мне и конец. Осознав это, я с ужасом оглядываюсь по сторонам. - Ну и пусть! Хоть отмучаюсь!
        С трудом отодвигаю еще один камень и, вижу небольшой тоннель, что забирает от меня вправо и, как будто ветерок, да еще с привкусом дымка. Неужели я нашла? Только бы не обмануться! Только бы протиснуться в эту щель! С каждым новым шагом, все более ощутим запах дыма и, все более узким и низким, становится этот тоннель. Я уже не иду, а ползу на коленях пропихивая впереди себя мешок с одеждой. Еще несколько шагов, и я вижу блики от костра, играющие на стенах. Проход настолько низок, что еще пара движений и мне придется изображать из себя змею. Нет, скорее червяка. На змею я никак не тяну. Сама себе удивляюсь, я еще могу шутить, значит не все потеряно. Или это так действует на меня близкая свобода? Интересно, а если я застряну, как я буду выбираться назад? Ну, еще немного! Я с трудом протискиваюсь, на выдохе сквозь, ставшую совсем узкой трубу и… вываливаюсь в огромную пещеру.
        По слегка красноватым стенам, движутся блики костра, горящего неподалеку от меня. По стенам развешаны мешочки, пучки каких то трав. У костра спиной ко мне сидит мужчина, что-то, помешивая длинной деревянной палочкой, в булькающем, висящем над огнем, котелке и что-то рассказывающий собеседнику сидящему напротив него. Услышав шум от падения моего тела, они оборачиваются, и я, встречаюсь взглядом с одним из них. На меня смотрит, такое любимое, дорогое лицо. С изумлением я вглядываюсь в него:
        - Рон?! - и теряю сознание.
        Часть вторая
        Год спустя
        1
        Как незаметно летит время. Кажется еще вчера, я бегал босиком по усадьбе своего отца, а ведь это было так давно. За это время столько всего произошло, что когда начинаешь вспоминать, голова идет кругом. Радует, что время потрачено не зря. Многое узнал, многому научился, нашел сестру, за которую готов отдать жизнь, наставника, который научил меня понимать жизнь и бороться за нее. Но время идет и пора собираться в путь. Новые дороги, находки и приключения ждут нас. Не дело сидеть на месте, когда вокруг столько всего неизведанного. И моя Лия, с этим полностью согласна. Дороги зовут нас за собой.
        Сегодня мы прощаемся с человеком, который спас нас и научил всему, что знал сам. Мы стоим перед ним и молча смотрим ему в глаза. Я с трудом сдерживаю себя. Еще немного и кажется я заплачу. У Лии, уже текут слезы по щекам.
        - Идите, дети мои! И пусть удача, идет рядом с вами! - говорит он, и чувствуя, что мы не можем решиться сделать первый шаг, слегка подталкивает нас - Не нужно грустить. Не дело сидеть на месте! У каждого из нас свой путь.
        С трудом сдерживая слезы мы уходим.
        Отойдя уже на довольно порядочное расстояние, я оглядываюсь назад. Невысокая фигурка человека, кажется совсем маленькой из-за расстояния, но я вижу, что он до сих пор стоит и смотрит нам в след, желая нам только счастья. Я стискиваю зубы в напряжении, и мы, держась за руки, идем дальше и дальше. «Он прав» - думаю я. - «У каждого из нас свой путь».
        К вечеру, того же дня мы выбрались на древнюю почти полностью разрушенную дорогу. Лишь местами сохранившееся асфальтобетонное полотно, когда-то широкой автострады, вело на юг. Сейчас же большей частью поросшее лесом, местами заваленное камнем от горных лавин, оно являлось скорее «направлением», чем полноценной дорогой. Было видно, что ею давно никто не пользуется. Выбрав участок почище, мы сделали привал, решив переночевать здесь. Подрубив пару стоящих неподалеку, друг от друга березок и натянув на них полотнище, мы соорудили небольшой навес на случай возможного дождя. Разведя костер, приготовили ужин и, перекусив, улеглись спать.
        На следующий день, позавтракав, мы решили двигаться дальше на юг. По возможности нам нужно было избегать поселений, так как из оружия у нас имелись лишь два кинжала, небольшой топорик и самодельный лук, которым впрочем, вполне можно было подстрелить небольшую косулю. За прошедший год, Лия неплохо научилась им пользоваться, и последнее время снабжала нас свежим мясом. По сведениям, полученным ранее, на юге почти не сохранилось каких либо поселений людей, но вместе с тем вполне могли сохраниться старые, пусть и разрушенные города. Так как нам было, в общем, все равно куда идти, то мы решили двигаться туда, в надежде отыскать если не транспорт, то хотя бы какое-то оружие, оставшееся от древних. А может и еще, что-то, что могло нам пригодиться.
        К вечеру пятого дня путешествия, дойдя почти до самого перевала, мы заметили, что от основной дороги отходит ответвление в сторону. Вначале подумали, что это видимо, какое-то горное село, Когда-то располагавшееся в этой местности, и уже продолжили свой путь дальше, решив пройти мимо, когда взгляд зацепился за какие-то развалины. Они не были сразу заметны, так как дорога сворачивала за холм. Приглядевшись к ним, подумалось, что они очень напоминают мне блокпост, разрушенный от времени. Рассыпавшийся небольшой домик с заасфальтированной площадкой перед ним и два небольших бетонных столбика по обеим сторонам дороги. Видимо, когда-то здесь был шлагбаум. Обсудив это с Лией, мы решили проверить мою догадку. Все-таки наличие такого строения подразумевает, что-то охраняемое. Какой то объект или военную базу. И мы решили исследовать ее, тем более, что дорога, судя по всему была давно заброшена. Никаких свежих следов на ней не наблюдалось. Следовательно, риск нарваться на какую-нибудь банду был минимален. Нам приходилось быть очень осторожными из-за отсутствия у нас возможности защитить себя.
        Пройдя довольно большое расстояние по извилистой дороге, мы наткнулись на разрушенный от времени поселок, видимо, когда-то бывший военной базой. Решение это пришло оттого, что по периметру его сохранились кое где остатки бетонных и металлических столбов с обрывками проржавевшей донельзя проволоки на них. А в углах периметра сохранились остатки наблюдательных вышек. В поселке находились несколько развалившихся зданий барачного типа и отдельных домиков. Так же имелся большой гараж с покосившимися и упавшими местами воротами и ржавого хлама выглядывающего оттуда, некогда носившего гордое название - военной техники. Техника была в таком состоянии, что ее скорее можно было назвать хламом, чем как то еще. Обойдя останки былого великолепия, мы уже было, совсем собрались возвращаться обратно, когда заметили продолжение дороги на другом конце военного городка. Там так же находилась разрушенная будка охраны и даже сохранилась труба, положенная на столбики у дороги, видимо исполняющая роль шлагбаума. Подойдя к ней, я с удивлением увидел, что она даже сохранила первоначальный блеск. Рассмотрев ее поближе, я
понял, что это была нержавеющая сталь. Удивившись, я списал использование более дорогого материала, на военные причуды, что было довольно характерно в армии любой страны. Провозившись несколько минут, я стал обладателем, метрового куска трубы из нержавеющей стали. «Пусть это не автомат, но сойдет хотя бы за дубинку» - решил я. Тем более, что труба по размеру как раз подходила к моей руке. И была достаточно удобной для использования ее в этом качестве. Очистив ее от вековой грязи и, привязав с одной стороны небольшую веревку, кольцом, я подвесил получившуюся дубинку к заплечному мешку. Теперь я мог в любой момент воспользоваться ею. Посоветовавшись мы решили заночевать здесь, а на завтра пройти дальше и все же выяснить, на что же мы наткнулись. Ведь не станут же делать КПП для охраны, какой то второстепенной дороги.
        Дальнейшая дорога оказалась погребена под толстым слоем беспорядочно наваленного камня. До самого вечера следующего дня мы пробирались сквозь нагромождение камней и когда вконец вымотались достигли полуразрушенного тоннеля в конце ущелья. Перед самим тоннелем, так же имелись развалины какого то здания и были видны остатки проводов идущих по стенам вглубь прохода. Пройдя по нему около ста метров, нам пришлось вернуться, так как дорогу преграждал завал из камней. Заночевав на входе, и заготовив достаточное количество факелов, мы решили наутро повторить попытку, так как довольно сильный сквозняк говорил о том, что проход все же есть.
        Сидя вечером у костра, я задумался: «Почему интересно до сих пор никто не пытался пройти по этой дороге? Ведь кроме следов естественного разрушения от времени или камнепадов других не было», - рассуждал я. - «Ведь все говорит о том, что в конце дороги, что-то есть и, достаточно ценное, раз для его охраны стоял целый военный городок. С другой стороны, катастрофа произошла столь неожиданно, что наверняка военных сдернули с места на более важный объект, а оставшиеся в карауле были погребены под завалами, или просто дезертировали. А со временем, вряд ли остался кто то, кто был в состоянии вернуться сюда. Да и с момента катастрофы сменилось минимум 5 -6 поколений. Так что если кто и помнит об этом месте, то, скорее всего на уровне слухов или легенд. А уж показать точку на карте, вообще никто не сможет. А еще ведь эта дорога сейчас находится достаточно далеко, от новых поселений и не используется по назначению. Так, что если только случайность, как у нас, могла привести кого-то сюда. Что ж будем надеяться, что и сам объект, ради которого мы идем, сохранился достаточно хорошо. А то может это и для нас
пустые хлопоты…» Рассуждая сам с собою, я незаметно для себя уснул.
        Наконец-то мы достигли своей цели. Или вернее будет сказать, что мы видим, куда пришли и наши старания далеко не напрасны. И хотя до конца пути еще далеко, но цель уже видна.
        Почти три дня мы потратили на разборку завалов в тоннеле, последний день, работая уже только из упрямства, мы все же выбрались из этого царства мрака и камней.
        Сейчас усталые, но довольные успешным завершением трудов мы стоим на краю обрыва. Это место где заканчивается тоннель. Когда-то здесь была подвесная дорога, ведущая в небольшую, но уютную зеленеющую долину, расположенную метрах в сорока ниже нас. Сейчас от нее сохранились лишь ржавые опоры, с кое-где висящими обрывками канатов. По склонам гор окружающих долину установлены, большей частью, пришедшие в негодность ветрогенераторы, но некоторые из них еще вращаются. А значит, и вполне могут быть работоспособны. В причудливом беспорядке разбросанные домики, и кое-где полностью разрушенные, говорят о довольстве и вкусе тех, кто жил здесь, когда-то. Однако некоторое запустение указывает на то, что сейчас там никого нет, что не может ни радовать нас. Хотя все это порядком запущено и уже успело зарасти лесом, но еще проглядывается довольно широкая серая лента дороги, тянущаяся к противоположному склону горы и ныряющая вглубь ее. Думаю, что это и есть цель нашего путешествия.
        Позади нас слышится грохот падающего камня. Через несколько секунд из чрева тоннеля выметаются клубы пыли и несколько мелких камешков. Произошел очередной обвал, и тоннель опять замурован. Обратной дороги нет. Может это и к лучшему. Будем надеяться, что никто не захочет или не сможет расчистить его и открыть дорогу сюда. Осталось только найти возможность спуститься в долину., что очень непросто оттого, что склон горы почти вертикальный.
        Вот уже третий час мы бродим по развалинам коттеджей, расположенных в долине. Увы, пока ничего ценного нами не найдено. Создается впечатление, что люди в панике бежали отсюда, не захватив с собою ничего из вещей. К сожалению, природа взяла свое и, все оставшееся имущество безнадежно испорчено. Даже в чудом сохранившихся домах, мы обнаружили лишь сгнившие и пришедшие в негодность мебель, бытовую технику, предметы обихода. К вечеру того же дня мы вышли на противоположный край долины и решили остановиться на ночлег. Спуск с горы отнял очень много сил. И мы решили все же отдохнуть.
        2
        Если я вспоминаю нашу армию, то только теплыми и добрыми словами. Прапорщиков, готовых утащить все, что плохо или хорошо лежит, что бы сложить все это в другое место, где все это будет лежать еще лучше, но будет доступно только ему. Офицеров, заступающих в караул, которым лень, запоминать новые коды доступа и пароли. И исполняющих роль скорее свадебного генерала, чем начальника караула. Не говоря уже о солдатах, для которых служба в армии это добровольно-принудительный срок лишения свободы. И первые, и вторые, и третьи, несут службу по одному и тому же принципу. По принципу - «Отвяжись». Если бы все было по-другому, то вряд ли у нас, когда-либо появилась возможность попасть сюда.
        А так все получилось очень даже просто, можно сказать стандартно. Точно такая же дверь, как и в оружейной комнате на Каменной Пустоши, Точно такой же замок с цифровым набором. И даже код доступа совпал совершенно точно. Я даже не стал приглядываться к тому, какие клавиши более затерты. А просто нажал то же сочетание, что и в прошлый раз - 0, 4, 8, 6, Ent. И даже не удивился, услышав знакомый щелчок, и увидев взметнувшуюся пыль с верхнего косяка двери. Даже несмотря на то, что здесь была территория АСР, а на пустошах, где я нашел свою первую винтовку, военная база Анклава. Все до мелочи совпало. И это было удивительнее всего.
        Это был тоннель. Он начинался у подножия горы и вел вглубь ее. Сразу было видно, что это не естественное образование, а сделанное руками человека. По дну тоннеля, шла неплохо сохранившаяся асфальтированная дорога, через два десятка метров упирающаяся в металлическую дверь. Причем ширина дороги и размеры двери, были настолько разными, что это сразу бросалось в глаза. Зачем было прокладывать такой дорогу, если в итоге сквозь дверь могли пройти разве, что пара человек? Дверь была притянута обычной пружиной, без какого либо замка. Пройдя через нее, мы попали в караульное помещение. Здесь находилась стойка, перегораживающая комнату и две металлорамки, и небольшая застекленная будочка охраны между ними. На удивление, все это хорошо сохранилось, хотя и было покрыто толстым слоем пыли. Что интересно, ни в первой, ни во второй комнате, не обнаружилось никакой оргтехники, даже не единого листа бумаги. Мне даже показалось, что прежде чем покинуть все эти посты, все это было тщательно собрано и вынесено отсюда. Во внутренние помещения вела обычная деревянная дверь покрытая лаком и защелкой на поворотной
ручке.
        За дверью нас ожидал широкий длинный коридор с расположенными по обеим его сторонам, помещениями по виду похожий на обычную контору. Стены были отделаны блестящими панелями, и блики от наших факелов создавали футуристическую картину, чего-то нереального.
        Пройдя по нескольким комнатам мы не нашли ничего стоящего для себя. Обычные столы, стулья хотя и покоробленные от времени, но вполне хорошо сохранившиеся. У стен стояли застекленные шкафы, сквозь запорошенные пылью дверцы, которых проглядывались какие то папки и книги. Ни одного компьютера или на худой конец калькулятора мы так и не заметили. Мы решили пока ограничиться визуальным осмотром, а уж после можно будет и попробовать разобраться, что же нам досталось.
        Так проходя из комнаты в комнату, мы добрались до конца коридора, где неожиданно увидели, что он сворачивает вправо. Вы, наверное подумаете, что автор заврался, и как можно было не увидеть этого сразу. Но, вы не учитываете того, что все освещение, которое присутствовало здесь, было от наших самодельных факелов. Т.е. от веток обмотанных на конце тряпками и обмазанных сосновой смолкою. Это согласитесь не достаточное освещение, что бы заметить все подробности. Даже заходя в какую-то из комнат, нам приходилось, очень долго приглядываться ко всему, так как освещение создавало скорее блики, а весь свет, что давал факел, освещал не больше квадратного метра непосредственно под ним.
        Свернув вместе с коридором, и пройдя несколько шагов, мы уткнулись, в хорошо знакомую мне металлическую дверь с кодовым замком. Возле нее находилась небольшая конторка, служащая видимо рабочим местом, для дежурного.
        Подойдя поближе и осветив ее светом факела, я чисто рефлексивно открыл крышку цифрового замка и нажал на те же самые кнопки, что и в прошлый раз когда, покинув отчий дом, ехал по каменной пустоши.
        Когда я, раскрутив механизм затвора, открыл дверь и случайно обернулся, то увидел стоящую в ступоре Лию, огромными удивленными глазами глядевшую на меня.
        - Ты, что уже был здесь? - взволнованно спросила она.
        - Нет.
        - Но, ты же открыл дверь не секунды не задумываясь, как это сделать!
        Я рассказал ей, о подобном случае, некоторое время назад, и о том, что здесь это получилось совершенно случайно, на автомате. Лия кивнула мне, но я чувствовал, что она все равно очень сомневается в моем ответе.
        Я надеялся, что за дверью, обнаружится комната, похожая на ту, где я добыл, так часто выручавшие меня винтовки. И что мы вновь сможем обрести для себя оружие, так недостающие нам в этом походе. Но увиденное просто поразило наше воображение. Нет, это было не совсем оружие, хотя позже мы нашли и его.
        Огромная, даже затрудняюсь сравнить, с чем-либо, пещера открылась перед нами. Было видно, что пещера естественного происхождения. Лишь кое-где подправленная человеком, для удобства нахождения и работы в ней, она вздымалась на недостижимую высоту, своими красно-бурыми стенами. На потолке причудливыми разноцветными сосульками висели сталактиты. Несмотря на отсутствие видимого освещения, в пещере все было отчетливо видно. Факелы своим светом, скорее мешали, чем помогали, что-то разглядеть в ней. Прямо от двери вглубь ее была проложена небольшая дорожка, огражденная невысокими металлическими перилами, прекрасно сохранившимися, несмотря на прошедшие века. Хотя и подернутые кое-где ржавчиной и, небольшими наростами, видимо от капель влаги сочащейся со свода, они все же сохраняли свою первоначальную функцию.
        Зачарованные увиденным мы некоторое время стояли, замерев от восхищения. Придя в себя, мы продолжили наше путешествие. Идя по проложенным мосткам, мы продолжали разглядывать, это чудо природы, на время, забыв о цели нашего появления здесь. Иногда останавливались и подолгу стояли, восхищаясь местными красотами. Казалось, что сами камни пещеры, давали освещение в ней, переливаясь всеми оттенками радуги.
        Пройдя глубже, мы обнаружили огромное озеро с чистейшей чуть голубоватой водой. Сверху, через небольшие проломы в своде, в пещеру падали лучи солнца и отражаясь от поверхности озера, придавали всему окружающему пространству, некую загадочность и уют. Сойдя с дорожки, мы подошли к озеру. Напившись, холодной и вкуснейшей воды, мы решили сделать привал и перекусить. Какими бы не были красоты этой пещеры, не может быть, что бы только ради них, была создана такая усиленная охрана. И хотя мы еще ничего не нашли, но решили продолжить свои поиски.
        Вернувшись на дорожку, мы продолжили наш путь. Через некоторое время, своды пещеры заметно опустились, и дорога нырнула в небольшой тоннель, пришлось вновь зажигать факелы, так как стало очень темно. По стенам тоннеля были проложены какие то кабели, и кое-где стояли небольшие плафоны освещения, которые увы, не работали. Пройдя около сотни метров по невысокому, в рост человека извилистому переходу, мы заметили, что впереди, вновь становится светлее. Выйдя из перехода, мы попали в очередную пещеру. Не такую огромную и красивую, как предыдущая, но совсем не это удивило нас более всего.
        Посередине пещеры, на толстых тросах притянутых к массивным камням на дне пещеры, парило, нечто похожее на катер. Именно парило. Потому что, было очень заметно, что тросы были туго натянуты и с трудом удерживали это сооружение, готовое подняться еще выше, к самому потолку. От легкого сквозняка, оно слегка покачивалось, отчего натянутые канаты поскрипывали. Вокруг него были установлены различного рода мостки и переходы, ведущие ко всему сооружению на разных уровнях.
        Осторожно, стараясь не поскользнуться на сырых ступеньках, мы поднялись к нижнему корпусу. Все мостки возле него, были заставлены различным оборудованием, но судя по всему, все оно предназначалось скорее для изучения, чем для изготовления или ремонта, этого аппарата. Здесь были останки фото и кинотехники, компьютеры со жгутами проводов идущие к корпусу, облепленному различными датчиками. Другая, незнакомая мне аппаратура. Все это было сильно покороблено от сырости и времени. Все, за исключением одного.
        Сам парящий корабль, выглядел так, будто только вчера был спущен со стапелей в свободное плавание. Матово-серый борт не имел ни одной царапины, и на ощупь казался даже слегка теплым. Несмотря на то, что находящаяся вокруг аппаратура и сами мостки сильно пострадали от сырости, борт корабля был абсолютно сухим и чистым.
        Не веря своим глазам, мы облазали все мостки и лестницы, разглядывая невиданную технику.
        Корабль представлял собой два вытянутых цилиндра. Верхний более толстый, диаметром до пяти метров в средней части, был выполнен из темно-серого металла, зауженный на обоих концах. В задней части верхнего цилиндра был укреплен высокий, чуть овальный киль, опускающийся почти до самой нижней гондолы. Он был сделан из материала по цвету и текстуре напоминающей дерево.
        Крайняя часть киля была сделана поворотной и, судя по всему, служила рулем корабля. На верхней части ближе к середине находился еще один киль похожий на плавник, а по его бокам два небольших крыла, также с поворотной кромкой и небольшими подвесными бочонками, сделанными непонятно зачем. Верхний цилиндр крепился к нижней гондоле с помощью темной металлической рамы и нескольких тросов. Впрочем, возможно тросы играли и несколько другую роль.
        Нижний цилиндр, или гондола, была меньшего диаметра, всего около трех метров и короче верхней. Он представлял собою скорее жилой отсек. И хотя внутрь, я еще не попал, но по борту его были видны небольшие круглые иллюминаторы, из чего я и сделал этот вывод. Задняя часть нижней гондолы, заканчивалась большим пяти лопастным винтом, сделанным из блестящего металла похожего на алюминий. Так же в передней части была чуть выступающая небольшая остекленная надстройка, видимо служащая рубкой управления этого фантастического корабля. Позади рубки имелось небольшое, до полуметра квадратное углубление, огражденное небольшими перильцами из матово-серых труб, в передней части которого, в стенке рубки вырисовывался овальный контур похожий на дверь ведущую внутрь корабля, с левой стороны которого была небольшая овальная рукоятка. По бокам нижней гондолы также выступали небольшие крылья. Под ними были подвешены короткие бочонки, непонятного назначения.
        Поднявшись по нижнему крылу к рубке мы подошли в овальной двери и, я повернул ручку.
        3
        В тоже мгновенье, раздался голос: «Внимание! Для получения доступа, необходимо пройти идентификацию!»
        Я с удивлением огляделся по сторонам. Лия испуганно замерла. Меж тем голос вновь произнес: «Внимание! Для получения доступа, необходимо пройти идентификацию! Для комплексной идентификации положите левую руку, на панель сканирования! Внимание, при попытке взлома или несанкционированного доступа на мостик будет подано высокое напряжение!» Тут же чуть выше овала двери открылось небольшое окно и, оттуда выехала небольшая панель с углублением в виде раскрытой ладони левой руки. Еще раз, взглянув на замершую в удивлении Лию, я с опасением приложил к сканеру ладонь. Что-то щелкнуло и, мою руку обхватил небольшой браслет, фиксирующий ладонь и прижимающий ее к сканеру. По руке побежали «мурашки», потом, что-то острое укололо меня в указательный палец. После этого браслет отпустил мою руку. С изумлением, подняв ее к лицу, я увидел на кончике указательного пальца, капельку крови. Видимо сканер брал ее анализ. Панель сканирования в это время неслышно убралась обратно в стену, и окно закрылось.
        Некоторое время ничего не происходило. Переглянувшись с сестрой, мы уже собрались на всякий случай покинуть негостеприимное место, как вновь раздался голос: «Универсальный Тактический Модуль УТМ-3.141592ббио, приветствует Лорда. Вам предоставлен доступ категории А-003. Модуль находится на консервации. Для разблокировки модуля требуется 6 часов. Начать разблокировку? Да. \ Нет.
        - Да - помимо своей воли произношу я.
        - Принято. Разблокировка модуля начнется через 60 секунд. Просьба покинуть мостик. Возможны перепады напряжения.
        Обернувшись, я увидел, что Лия пытается, как можно быстрее покинуть непонятное место. Я ринулся за нею. Догнал я ее только внизу. Лия взволнованно посмотрела на меня.
        - Кто ты?!
        - Я сам не могу понять, что произошло!
        - Не ври!
        - Правда! Все, что там происходило, для меня не менее неожиданно, чем тебе! Я даже не представляю, во что мы сейчас вляпались!
        После долгих уговоров и объяснений, Лия наконец, успокоилась и пришла в себя. Мы отошли на некоторое расстояние от модуля и, устроившись поудобнее, сели перекусить. Между тем с кораблем происходили странные вещи. Вначале, он будто вздрогнул и, показалось, что по нему прошла какая-то волна. Через минуту она повторилась, и весь корпус стал значительно светлее, как после хорошей чистки. Замигали какие то лампочки по обеим корпусам, а секунду спустя загорелись ярким, ровным светом, от которого в пещере стало светло, как днем. Вдруг, все навешенные на корпус датчики и провода разом опали, а еще через несколько секунд, вся стоящая на мостках аппаратура пришла в движение, и с грохотом попадала на пол пещеры. В страхе, мы подскочили с места и отбежали подальше от происходившего на наших глазах. Задвигались рули на корпусе, включился и заработал винт, отчего корабль сдвинулся вперед, и лишь удерживающие его тросы, не дали ему улететь. Еще через минуту корабль затих и будто присел немного. Больше никаких движений не происходило. Осталось лишь наружное освещение. Он будто уснул.
        Постояв немного, мы решили посмотреть, что же находится в пещере кроме корабля, благо освещение идущее от него, позволяло увидеть все. Возле одной из стен, пещеры, находилась небольшая постройка, туда мы и направились.
        К сожалению, из-за сырости ничего не сохранилось. В пристройке мы обнаружили лишь полуразвалившуюся мебель, разбухшую от воды и кучу слипшихся и заплесневелых бумаг, на которых невозможно было ничего прочесть. Открыв один из металлических шкафов стоящих в помещении, мы обнаружили стойки с оружием. Увы, автоматы стоящие там настолько проржавели, что до них было даже страшно дотрагиваться. Пол постройки был вздут, а стены казалось, колыхались от каждого нашего шага. Поэтому, вздохнув с сожалением, мы покинули помещение и вышли в пещеру. Ничего больше не обнаружив, мы пошли дальше по проложенной по дну пещеры дорожке. Она петляла, огибая выступающие скалы, и тянулась всё дальше и дальше. Послышался шум водопада. Пройдя еще несколько десятков шагов, мы увидели огромный проем, заполненный падающей вниз водой. Дорожка, по которой мы шли, прижимаясь к скале, подходила, почти к самому водопаду и скрывалась в небольшом тоннеле, слева от него. Пройдя по ней до конца, мы вышли на небольшую площадку, огороженную каменной балюстрадой, сложенной из идеально подогнанных камней. Она находилась слева от водопада,
на высоте более сотни метров, на отвесной скале. Вода, срываясь с невообразимой высоты, падала вниз, играя на солнце разноцветными брызгами. Весь поток и площадку, на которой мы стояли, окружала туманная дымка, состоящая из мельчайших капель воды. Воздух был до того свеж, что не хотелось покидать это место. Перед нами находилось глубокое ущелье, простирающееся, казалось до самого горизонта. Вода, падая вниз, стекала по его дну меж огромных камней, образовывая реку, которая с высоты площадки казалась тоненьким ручейком. Шум падающей воды был настолько силен, что приходилось кричать, что бы собеседник мог услышать тебя.
        Постояв еще некоторое время, мы решили вернуться. По дороге назад мы решили, что этот проем вполне, по размерам, подойдет для выхода корабля. Вот только сомневались, выдержит ли он напор падающей воды. Мы все же решили, еще раз подняться на его борт. Я убедил Лию, что если мне предоставлен какой то допуск, пусть хотя бы минимальный, следует им воспользоваться. Тем более это транспорт, а нам идти еще очень далеко. Она, хоть и с некоторыми опасениями, но согласилась со мной. А уж, как там меня назвали, это дело десятое. Ведь друг для друга, мы остались прежними, а это самое главное.
        Корабль полностью преобразился. Он стал, как бы светлее, чище. Подойдя ближе, мы увидели, что боковая стенка нижней гондолы откинута на мостки в виде небольшого трапа с поручнями. Над ней светился овал входа в салон судна.
        Взяв Лию за руку, я вступил на первую ступеньку.
        - Универсальный Тактический Модуль УТМ-3.141592ббио, приветствует Лорда. Раскосервация закончена. Модуль готов к отплытию. Начать движение? Да. \ Нет, - произнес знакомый голос.
        - Нет - ответил я. - Мы бы хотели осмотреть корабль.
        - Принято.
        Мы вошли внутрь, и попали в рубку управления. Именно так, наверное, нужно было называть эту комнату. Слева, у передней стены, полукругом располагался пульт, с множеством кнопок, переключателей и рычагов. На стене перед ним были укреплены четыре больших и с десяток маленьких экранов. Возле пульта стояли два удобных, кожаных кресла с подлокотниками. Возле боковых стен, располагались две глухие тумбы, около метра высотой. Справа от входа, стояла перегородка с овальной дверью в соседнее помещение. Примерно от середины комнаты, которая была длинной около трех метров, находилась небольшая лесенка, из материала похожего на дерево, ведущая в верхнюю рубку. Высота комнаты была чуть больше двух метров. Потолок и свободные от приборов стены были облицованы, чем-то напоминающим мягкую светлую кожу.
        - Если у Лорда, появились вопросы, я готов ответить на них. - Произнес знакомый голос.
        - Кто ты? - Спросил я.
        - Биоэнергетический компьютер шестого поколения, с голосовой связью.
        - А попроще? Можно ли называть тебя как-то иначе?
        - Да. Лорд может дать мне имя, которое пожелает.
        - Я буду звать тебя Гид.
        - Принято.
        - Хорошо. Ты можешь рассказать нам, что это за корабль? Откуда он здесь взялся? Почему ты называешь меня Лордом?
        - Вы находитесь, на Универсальном Тактическом Модуле УТМ-3.141592ббио. Модуль предназначен для полетов в атмосфере, на высоте от 3 метров до 12 километров. Максимальная скорость до 112км\час. Автономность полета неограниченна. Привод движителя, навигационных приборов, компьютеров и средств самообороны осуществляется с помощью преобразования солнечной энергии, в мано-электрическую. Преобразователем служит обшивка обеих корпусов судна. Внутрь верхнего корпуса, закачан гелий с переменным давлением, в зависимости от которого изменяется высота полета модуля. При необходимости газ восполняется из атмосферы планеты. Нижний корпус модуля поделен на 3 основные части. Это: Рубка управления - здесь находятся приборы и инструменты для осуществления движения в атмосфере, проведения широкого круга исследовательских работ и обороны судна. Имеется так же вспомогательная рубка, на поверхности нижнего корпуса, дублирующая основную. Под лестницей находится шкаф с личным оружием экипажа.
        Жилой отсек: Он расположен справа, от основного входа на модуль. Отсек оснащен средствами жизнеобеспечениями. В отсеке имеются: Пищевой синтезатор модель: Олонсо-459, холодильный шкаф: модель Пиксма-27, биотуалет совмещенный с душевой кабиной: модель Айзауин -111. Все модели имперского производства. Встроенная мебель и предметы личного обихода. При необходимости жилой отсек может быть преобразован в грузовой или десантно-штурмовой бокс, вместимостью до четырнадцати разумных или до трех тон массы перевозимого груза. На случай ранения членов экипажа, имеется регенерационная капсула модели: СКР-2000. Обеспечивающая диагностику и некоторые аспекты лечения. Также в случае необходимости, погружение больного в стазис-сон на срок до шести месяцев.
        Двигательный отсек: Доступ ограничен уровнем пользователя.
        Универсальный тактический модуль предназначен для комплексного исследования планеты и постоянного проживания экипажа состоящего из трех разумных.
        Модуль изготовлен из высокопрочных керамиковых сплавов, способных выдержать прямой удар до 1,3958 ктл. По шкале Гранера-Шильда. Вид модуля адаптирован под реалии большинства воздушных судов, на момент начала исследований. При необходимости из корпуса выдвигается фальштруба, имитирующая наличие на судне парового движителя.
        Модуль был спущен в атмосферу планеты и, выполнял исследовательские функции в 1897году, по местному летоисчислению. В 1900году, модуль был поставлен на консервацию, экипаж эвакуирован.
        Лорд является инициированным ментооператором. Согласно директиве 68347609-6452.684 Империи Квериум, доступ к модулю имеет право получить лорд-маг не ниже третьего уровня силы, обусловлено особенностями управления модулем.
        Условия доступа соблюдены полностью.
        Лия поворачивается ко мне и с удивлением вглядывается в мое лицо:
        - Так ты Маг?!
        - Так ты же знала об этом! Ты же помнишь мои занятия с учителем.
        - Да, Маугли… - задумчиво произносит она.
        Я как-то рассказал анекдот с этим присловьем, и с тех пор оно прочно прицепилось к сестренке, употребляющей его по любому поводу.
        - А может, стоит проверить и твои способности? Гид, мы можем это сделать?
        - Да, Лорд. Прошу положить левую ладонь на сканер.
        - Может не надо?! - Закапризничала Лия.
        - Надо, надо. Меня будешь меньше доставать, если все получится.
        Лия, опасливо кладет ладонь на сканирующее устройство. Слышится щелчок, и браслет охватывает ее ладонь, прижимая ее к пластине. Лия неожиданно вскрикивает, в момент взятия анализа крови. Зажим открывается и она, так же как и я с удивлением слизывает капельку крови на указательном пальце. Несколько секунд тишины, прерываются голосом Гида.
        - Универсальный Тактический Модуль УТМ-3.141592ббио, приветствует Аббатису. Госпожа не инициированный маг-целитель. Инициация может быть проведена на основной исследовательской базе планеты. Аббатиса, усредненный ранг целителя до инициации. После проведения ритуала будет определен истинный ранг и уровень доступа к объектам империи. Место расположения базы обозначено точкой SSV-056, в навигаторе модуля.
        Я с немым удивлением смотрю в невероятно огромные глаза сестры.
        4
        Следуя инструкциям Гида, я положил руку на сенсорную панель, обозначая этим присутствие в модуле мага с соответствующим допуском. На моих глазах все приборы и экраны ожили. Из рубки управления я видел всю пещеру, при желании, мог увеличить любой видимый участок. «С такой аппаратурой и иголку в стоге отыскать не проблема» - подумал я.
        Отцепились и втянулись в корпус, швартовочные канаты, чуть слышно шипя, поднялся входной пандус, закрывая вход в модуль и, корабль, плавно двинулся к выходу из пещеры. Гид предупредил меня, что я могу в любой момент перехватить управление на себя, но лучше это сделать там, где будет возможность для безопасного маневра. Я с ним согласился и сейчас ничуть не жалел об этом, выступая в роли наблюдателя. Да и что бы, что-то нажимать, нужно знать, что! Я же пока мог выступать, только в роли наблюдателя, следя за действиями модуля.
        Гид вел модуль с филигранной точностью, буквально в миллиметрах вписываясь в довольно узкие повороты и обходя торчащие камни скал. Все это отображалось на многочисленных мониторах, рубки управления. Пройдя все эти препятствия, мы приблизились к водопаду.
        - Просьба занять кресла и пристегнуться. - Послышался голос Гида.
        Выдвинув из паза в спинке кресла ремень, я помог пристегнуться Лие, и сделал то же самое у себя. Стрелка, показывающая обороты двигателя винта задрожала, сдвигаясь вправо и модуль, рывком двинувшись с места, ворвался под струи падающей воды. Слегка присев под ее напором, корабль уже спустя пару секунд выскочил на простор. Это, наверное, было фантастическое зрелище, для наблюдателя со стороны, как из покрывающих скалу струй водопада, вырывается фантастический корабль, взламывая собой поток, весь в брызгах расступившегося водопада и сверкающий на солнце от капелек воды.
        - Вы можете покинуть кресла, Лорд - произнес Гид - пожалуйста, введите маршрут, отметив точку на мониторе навигатора.
        - Ну и куда мы полетим? - посмотрев на сестру, спросил я. - Нам ведь необязательно прямо сразу двигаться на основную базу, я прав Гид?
        - Лорд может делать то, что пожелает.
        - А мы можем подняться наверх? На палубу. - Смущенно спросила Лия.
        - Конечно. Пока прямо Гид, по ущелью, вдоль реки.
        - Принято.
        Поднявшись по узкой лесенке в верхнюю рубку, мы открыли дверь, и вышли на небольшую площадку за ней. Встав рядом и держась за поручень, подставив лица встречному ветру, мы плыли в волнах воздушного океана. Мир казался огромным, и принадлежал, только нам двоим. Пройдя немного по ущелью, модуль по нашему желанию поднялся выше и сбавил скорость. На такой высоте, да еще среди гор, было довольно холодно, и мы спустились вниз. Пройдя в салон и заказав в синтезаторе две чашки крепкого кофе, оказавшегося на удивление вкусным, мы устроились у навигатора и начали обдумывать наш маршрут.
        После долгих споров и размышлений, мы решили двигаться, на юг. Во первых этот маршрут мы избрали, еще когда шли пешком, а во вторых это направление, почти совпадало с маршрутом на базу, где будет проходить инициацию сестренка. Единственное пожелание, не торопиться. Мы будем останавливаться, во всех заинтересовавших нас местах, но тем не менее идя в сторону нашей цели. До точки, обозначенной на навигаторе модуля, нужно было пройти 17600 километров.
        Неясное беспокойство разбудило меня ближе к утру. Некоторое время, я продолжал лежать, пытаясь осознать, что именно заставило меня проснуться. Поняв, что уснуть больше не получится, я осторожно спустился со второго яруса вниз, стараясь не потревожить сестру, мирно спящую на своем ложе. Не включая свет, пробрался к выходу из салона и прошел в рубку управления модулем. Заказав в синтезаторе чашку крепкого кофе, я уселся в кресло пилота и активировал экраны внешнего обзора. Модуль плыл по широкому ущелью на небольшой скорости, хотя время суток не играло никакой роли, искин модуля одинаково хорошо «видел» и днем и ночью, тем не менее, мною был отдан приказ не увеличивать скорость установленную ранее. Мы все-таки путешествовали, и не хотели пропустить что-нибудь интересное, мимо которого могли пролететь во время сна. А Гиду, было дано указание, при обнаружении по пути следования, каких либо руин, или остатков поселений, сделать остановку и ожидать дальнейших распоряжений. К тому же при достаточно высокой скорости, появлялась довольно сильная вибрация. И хотя искин утверждал, что ничего страшного в этом
нет, я все-таки опасался, ведь с момента постройки судна прошло более 400 лет.
        Я сидел за столиком, примыкающим к пульту управления, и неторопливо потягивал ароматный кофе, приготовленный для меня, искоса поглядывая на мониторы и слушая звуки, доносившиеся до меня с внешних микрофонов.
        Вдруг мое внимание привлек резкий, неприятный скрежет и яркая вспышка, последовавшая за ним. Спустя секунду модуль резко повело в сторону и вниз, будто он от чего-то уварачивался. Схватившись руками за столешницу, я с трудом удержался от падения. Спустя секунду, последовала очередная вспышка и звук похожий на взрыв
        - Что это?! - вскричал я.
        - Модуль атакован - послышался невозмутимо-механический голос искина.
        - Улучшить обзор. - Произнес я, усаживаясь ближе к пульту и пристегиваясь.
        Включившееся забортное освещение, чуть прояснило наше положение. Видимо мы вошли в охраняемую зону, какого то объекта. Модуль завис на месте. На отвесных скалах, на моих глазах открывались проемы, откуда показывались жерла боевых установок нацеленные на нас. Видимо, то что судно остановилось, дало какой то сигнал, и хотя оборонные комплексы активизировались, тем не менее, не открывали огня. Хотя и продолжали держать нас в прицеле, поворачиваясь вслед на слегка сносимый ветром модуль. Видя это, я подумал, что даже если мы захотим уйти назад, все равно возможна атака, поэтому спросил:
        - Гид, мы можем отойти на безопасное расстояние?
        - Вероятность успешного отступления, 3%. Предлагаю ответную атаку.
        - Шансы на успех?
        Спустя мгновенье пришел ответ.
        - Расчет атаки закончен. На выполнение требуется 12 секунд, вероятность успеха 97%.
        - Атакуй! Картинку на экран.
        Внешнее освещение слегка померкло, а затем активировались системы обороны модуля.
        Слегка поблекшие экраны, вдруг осветились десятками разрядов идущих от судна во все стороны. Молчащие динамики вдруг ожили треском и грохотом, вызываемым разрядами похожими на молнии, каждая из которых находила свою цель. За ними спустя мгновение послышался взрыв, другой, третий, отмечающие попадание в цель. Еще спустя пару секунд скала стоящая напротив нас рухнула, вызвав сильный камнепад и подняв огромную тучу пыли. По обшивке модуля застучали разлетающиеся осколки камней от рухнувшей скалы.
        - Атака завершена. Цели поражены. - Послышался голос искина
        Случайно оглянувшись назад, я увидел стоящую в дверях Лию, смотрящую огромными испуганными глазами на экраны мониторов, закусив поднесенный к лицу кулак. Казалось еще немного и она закричит.
        Вскочив с кресла, я подбежал к ней и успокаивая ее подвел к свободному месту. Усадив, быстренько сотворил в синтезаторе две чашки горячего кофе, одну из которых подал в руки сестре. Заставив ее сделать несколько глотков, я постарался успокоить сестру, объясняя возникшую ситуацию. Постепенно Лия пришла в себя.
        С рассветом, мы двинулись дальше. Постоянно сканируя ближние и дальние скалы и приведя в полную готовность оборонные средства модуля, мы осторожно двигались вдоль ущелья, пытаясь понять, что же такое охраняли разрушенные модулем установки автоматического огня. В том, что здесь не было живых людей, мы практически не сомневались. Скорее всего, это были автоматические установки оставшиеся от древних. В наше время уже не делались подобные вещи, потому как многие технологии были утрачены, да и специалистов для этого уже не осталось. Ведь если даже меня, только знакомого с принципами работы электронных устройств, и то называли техномагом, то уж создать подобное мог только архимаг по здешним понятиям.
        Чем дальше мы продвигались вглубь ущелья, тем более поражались мощностью боевого оружия доставшегося нам вместе с модулем. Помимо обрушений в местах попаданий и взрывов установок, многие скалы были оплавлены до такой степени, что сохранились потеки камня вперемежку с расплавленным металлом. Конечно, все это уже застыло, но все равно представляло собой фантастическое зрелище. С другой стороны, разрушения были столь значительны, что от позиций установок ничего не осталось. Однако мы все же надеялись получить ответ на наши вопросы, и продолжали тщательно исследовать местность. И наши поиски увенчались успехом.
        Дальше вглубь ущелья, мы наткнулись на скалу, которую не задели разрушения после нашей атаки. В ней на уровне примерно ста метров от подножия ущелья, мы заметили полузакрытый проем, у подножия которого находилась широкая площадка, выступающая из скалы. Площадку поддерживали мощные колонны, упирающиеся в стену. И хотя вся она была засыпана снегом и камнем, было заметно, что это, или выход для какой-то оборонительной установки или, скорее всего, взлетно-посадочная площадка. Подлетев поближе, я поинтересовался у нашего искина, сможем ли мы, как то освободить площадку от снега, по возможности не повредив ее, и сам проход вглубь скалы. Получив подтверждение, дал приказ сделать это.
        Отойдя на некоторое расстояние от площадки, Гид задействовал свои системы огня и, в считанные минуты снег, покрывающий ее, исчез, открыв на широкий проем в скале наполовину прикрытый раздвижными створками ворот.
        Приблизившись к освобожденному, от завала проему, модуль завис, но гуляющий на этой высоте ветер, не дал возможности, судну находиться на одном месте. Приходилось постоянно подрабатывать винтом и рулями, что бы хоть на минуту оставаться на одном месте. Приказав искину подойти как можно ближе к воротам и открыть выход модуля, я быстро выскочил из него и подбежал к воротам. Пройдя через створки, обнаружил огромное пустое помещение, с высокими сводами.
        «Если убрать ворота», - подумал я - «То модуль как раз сможет войти внутрь, ничего не зацепив, но это нужно сделать очень аккуратно. И тогда, обеспечив надежную стоянку судну, мы вполне сможем исследовать эти помещения, практически ничего не опасаясь».
        Выглянув из-за ворот, я знаками показал, что бы модуль принял меня на борт, и когда тот приблизился, быстро запрыгнул на судно. Обрисовав свои задумки, мы решили попробовать их выполнить.
        Гид отвел судно на небольшое расстояние, направив его носом на ворота, активировал одну из своих установок. Из-под правой консоли, полился поток высокотемпературной плазмы. Спустя несколько секунд, ворота и часть площадки перед ними просто расплавились и стекли вниз по скале. После того, как атака была завершена, и проем немного остыл, модуль двинулся вперед и вошел в открытое помещение.
        Включив внешнее освещение, мы прошли еще около ста метров вглубь и остановились перед очередной преградой. Ворота на этот раз были заперты, и мы решили продолжить наше продвижение вперед, покинув модуль.
        Выдвинув из себя специальные опоры, Гид остановил двигатель и встал на стоянку, открыв шлюз и выдвинув лестницу для нашего выхода. Облачившись в теплую одежду, имеющуюся на судне, и взяв бластер, который мог служить так же резаком, мы покинули судно.
        5
        Сейчас, когда у нас появился модуль, жизнь стала намного комфортней. Самое главное, теперь у нас было место, где мы могли отдохнуть, согреться, не нужно было заботиться о пропитании. Появилась теплая одежда, хотя и старомодная, да и с размерами не совсем подходящая, но все же, очень вовремя.
        Немного поработав резаком, взятым на модуле, мы смогли открыть небольшую дверь, встроенную в ворота, и попали в огромное помещение сплошь уставленное, летающей боевой техникой. Истребители, боевые вертолеты и другая неизвестная мне техника, плотными рядами выстроилась от самых дальних стен и до выхода из подземного ангара. Казалось, сейчас прозвучит сигнал тревоги, выбегающие из соседних помещений пилоты, займут свои места, и вся эта летающая армада взлетит в воздух, поражать неведомого врага. Но тишина, нарушаемая лишь звуком наших шагов, вставшие на диски, от потрескавшейся за столетия резины покрышек, говорили лишь о том, что все здесь давно мертво. И все это лишь памятник былому величию страны, создавшей всю эту технику, ангары и средства обороны. Да и самой страны уже давно нет, и вряд ли сохранилось даже ее название.
        Мы шли сквозь скопление этой техники, с удивлением разглядывая невиданные ранее аппараты, заглядывая внутрь, и тихо переговариваясь между собой, как бы боясь нарушить древнюю тишину, поселившуюся здесь.
        Дойдя до дальней стены ангара, мы увидели несколько дверей стоящих рядом. Толкнув одну из них, мы с удивлением обнаружили, что они не заперты, и прошли в соседнее помещение.
        Здесь не было никакой техники, зато имелся длинный коридор и множество дверей. Подойдя к ближайшей двери, мы попали в небольшую комнату, заставленную металлическими шкафчиками. Открыв один из них, я увидел странный костюм, запаянный в какой то прозрачный материал. Достав его, внимательно осмотрел со всех сторон. Было похоже на высотный костюм пилота истребителя. Приложив к своему телу, решил, что он несколько маловат и, подозвав Лию, приложил его к ней. Костюм показался мне, близок к ее размеру. Я объяснил сестренке, что это такое и, вскрыв его из вакуумной упаковки, развернул его. Костюм казался как новенький, несмотря на все время, что он пролежал здесь. Пошитый из плотной, но мягкой ткани, с меховым утеплителем на внутренней стороне, и даже на ощупь, казался теплым и приятным телу. Он был похож на комбинезон рабочего. Только в отличие от него был цельным, застегивался на металлический замок и оканчивался внизу, вшитыми в него ботинками, на толстой подошве. Лия с визгом выхватила его у меня, и тут же забежала за соседний шкаф переодеваться. Переодевшись, она с гордым видом вышла из-за шкафа,
демонстрируя мне обнову. И хотя костюм найденный мною, оказался ей, как раз впору, ботинки были, чуть великоваты. Видимо, все это шилось на мужчин, у которых размер должен быть большим, чем у сестры. Костюм был настолько приятен для тела, что Лия урчала от удовольствия. А благодаря утеплителю, быстро согрелась. В таком можно и в мороз, подумал я.
        Он был достаточно легок и сестренка, подумав, взяла еще один и, не раскрывая упаковки, свернув его в плотный валик, привязала поверх своего вещмешка, пару которых мы захватили из модуля, с небольшим термосом горячего кофе, и несколькими бутербродами, перекусить. В том же шкафчике, нашлись и теплые меховые перчатки и шерстяная шапочка, так же в вакуумной упаковке. Через некоторое время, перебрав несколько костюмов, я подобрал подходящую одежду и себе.
        Посовещавшись с Лией, мы отобрали с ней еще несколько комплектов, и решили отнести все их на модуль.
        Через час мы уже наслаждались вкусным обедом и отогревались, в нашем уютном летучем домике. Больше всего, мне нравилось то, что у нас теперь появилась возможность нормально помыться и отдохнуть. Несмотря на то, что душевая кабина была несколько маловата для меня, зато было вволю горячей воды достаточные запасы моющих средств. Кроме того имелась небольшая стиральная машина, встроенная, так же в душевой кабине. При нашем дефиците одежды это было просто подарком. Постель на модуле, тоже была выше всяких похвал. Единственное неудобство было в том, что одному из нас приходилось покидать жилой отсек, пока другой приводил себя в порядок. Лия, все таки была девушкой и стеснялась, да и я не настаивал на другом, прекрасно понимая ее.
        С исследованиями на сегодня, мы решили закончить, хорошо отдохнуть и продолжить на следующий день. Гид, закрыл вход, и мы еще долго сидели, делясь впечатлениями прошедшего дня.
        Выспавшись и плотно позавтракав, мы решили продолжить наши исследования. Сейчас, мы уже были облачены, в более удобные и теплые летные комбинезоны. Подхватив приготовленные вещмешки, с припасами, фонари и пару резаков мы двинулись в путь.
        Ангар с летающей техникой на этот раз, мы прошли достаточно быстро, вряд ли она представляла, для нас какой-то интерес. Если внутри ее, что-то и было то, скорее всего уже пришло в негодность. Нас же в первую очередь интересовало оружие, а наиболее сохранившееся за прошедшее время, можно было найти, только в специальных складах. То же оружие, что предлагалось нам модулем, было слишком специфическим, а адаптированные под старину образцы сильно устаревшими, для сегодняшней реальности. Теплой и практичной одеждой, мы тоже были на какое-то время обеспечены. Продукты исправно выдавал нам пищевой синтезатор, хотя и не натуральные, но неотличимые от них, а потому и не было смысла искать другие.
        Пройдя ускоренным шагом сквозь ангар и прилегающие к нему, уже обследованные нами помещения, мы попали в коридор, комнаты которого были похожи на жилые помещения. Каждая из них была оборудована несколькими кроватями, шкафами, кое-где стояли столы и стулья. Чуть дальше по коридору была комната, похожая на столовую. В ней стояли легкие металлические столики, покрытые пластиком, и стулья возле каждого из них. Было еще несколько комнат, но они не представляли никакого интереса для нас. Поэтому мы, не особо рассматривали эти помещения, а шли дальше. Пройдя до конца и ничего, не обнаружив кроме вышеперечисленного, мы вернулись обратно в ангар, решив двигаться вдоль его стены, в надежде обнаружить, еще какие-нибудь проходы во внутренние помещения. Пройдя с полсотни шагов, обнаружили просторный асфальтированный проход ведущий в глубину скалы. В конце его обнаружилась широкая металлическая дверь, запертая на внутренний замок. Поработав около десяти минут резаком, я сумел срезать запоры замка и открыть дверь. Увиденное превзошло все наши ожидания. Мы наткнулись, на огромный склад. Высокие металлические
стеллажи, десятками рядов тянулись далеко вглубь помещения, и были буквально завалены различного рода ящиками, поддонами, контейнерами. Справа от прохода, находилась небольшая площадка, уставленная автопогрузчиками. Конечно за столь долгий срок, все они к сожалению, пришли в негодность. Хотя среди них, мы обнаружили и ручные, приспособления, что для нас уже было огромным плюсом. Впоследствии мы приспособили пару из них в качестве тележек, для перевозки груза на модуль. Даже если учесть, что пусть девяносто девять процентов имущества найденного на складе, пришло в негодность, оставшегося процента нам хватит очень надолго. И хотя мы еще не знали, что же хранится здесь, но были уверены, что обязательно найдем нужное для себя. Обрадованные найденными богатствами, мы долго бродили вдоль нескончаемых рядов, разглядывая их, и пытаясь разобраться в надписях, коими были снабжены все эти предметы. Чтобы не вскрывать все подряд, нужно было найти какие либо документы, или что-то еще, что бы сократить время наших поисков. Иначе, это грозило бы затянуться на очень продолжительное время.
        Следующие несколько дней, мы ходили сюда, как на работу, на время, переквалифицировавшись в грузчиков. К сожалению, никаких бумаг говорящих о содержимым склада, найдено не было хотя мы и перерыли все шкафы и столы в небольшой конторке в углу, на территории хранилища, поэтому, мы просто вскрывали очередной контейнер, просматривали его содержимое, и по возможности, убирали все обратно, чтобы не загромождать проходы. За это время, через наши руки прошли, тонны запчастей, обмундирования, строительных материалов, компьютерной техники. Все это было очень интересно, но мы искали совершенно другое, хотя и отобрали много полезного для себя. Начав с дальней стены склада, мы двигались к выходу, стараясь не пропустить ничего стоящего для нас. Постепенно, некогда образцовый склад стал напоминать, что-то похожее на свалку. Все больше загромождая проходы, мы приближались к выходу, обследовав почти всю левую сторону. Вещи, которые мы решили забрать с собой, складывались у выхода, а после перевозились в модуль. Вскоре жилой отсек модуля, был наполовину забит нашими приобретениями, разобраться с которыми, мы решили
позже, когда закончим здесь и тронемся в дальнейший путь. Конечно многое из того, что мы принесли, придется выбросить но, понимая это, мы все же не могли так сразу отказаться от найденного нами.
        Уже отчаявшись в поисках оружия, мы совершенно случайно наткнулись, на несколько немаркированных ящиков, задвинутых под стеллаж у дальней стены склада. Видимо они не числились на балансе и потому были припрятаны. Открыв их, я не поверил своим глазам. В ящиках находились автоматы, пара пулеметов, пистолеты, винтовки местного и иностранного производства. Все это было залито густой смазкой, со временем почти окаменевшей. Причем все это оружие, явно предназначалось не для обычной армии. Тот же легко узнаваемый АК был снабжен дополнительными приспособлениями, установленными на нем планками Пикатинни, лазерными и оптическими прицелами. На каждом из них имелся подствольный гранатомет, приспособление для бесшумной стрельбы. Ножи и кинжалы, найденные в одном из ящиков имели самую различную форму. От обычных обоюдоострых и прямых, до волнистых, или формой напоминающих револьвер. Два ящика из пяти найденных были отданы под патроны и гранаты. Все это было упаковано в цинковые коробки, плотно уложенные и так же залитые какой то смазкой.
        До позднего вечера, мы перетаскивали доставшееся нам богатство, на модуль. Оказалось, что на нем даже имеется небольшой подъемник, позволяющий поднимать и укладывать необходимое на верхнюю палубу. После недолгих размышлений, мы решили складировать доставшееся нам вооружение во вспомогательной рубке. Тем более, что все это, в скором времени придется чистить от смазки и возможной ржавчины, а это лучше делать в отдельном помещении. Такими у нас были только рубка-2 и верхняя палуба. Закончив с этим, мы слегка перекусили и моментально заснули.
        На следующий день, вернувшись в найденный склад, мы еще раз тщательно проверили все подозрительные темные места, в надежде обнаружить, что-нибудь подобное вчерашней находке. Но, к сожалению больше, ничего не нашли. Уже с некоторой ленцой мы выборочно проверили несколько контейнеров на не просмотренных еще стеллажах, и решили на этом закончить. Хотя разворошили, едва ли половину склада. Взяв с собой еще пару десятков комплектов постельного белья, которое довольно хорошо сохранилось, решив использовать его в качестве протирочного материала, и несколько канистр с керосином, пару вместительных пластиковых ванн, мы покинули склад. С трудом, закрыв дверь и с помощью резака как-то приварив ее к косяку, мы вернулись на модуль.
        Конечно, кому-то может показаться, что мы занимались мародерством, прикрываясь высокими словами. И как такового исследования, или поиска, чего-то неизведанного, мы не проводили. Возможно, тот, кто так подумает и прав. Но с другой стороны, помня о том, что однажды, исследуя подобный подземный город, мы чуть не попали в рабство, с трудом избежав этой участи, сейчас мы старались, не слишком увлекаться подобными поисками. Даже работая на складе, мы прислушивались к каждому шороху, боясь опять наткнуться на подобное. К тому же сейчас у нас даже не было оружия, что бы защитить себя. А резак, как я его навал, да это оружие, но и им нужно уметь пользоваться. Я же освоил его больше в качестве инструмента.
        Может быть, позже, когда мы достигнем цели нашего путешествия, и вернемся сюда, что бы более тщательно исследовать базу, но сейчас главное было нами найдено, и мы решили отложить дальнейшие исследования на будущее, в надежде, что тогда мы будем лучше подготовлены к этому.
        6
        Завершив все запланированные здесь дела, мы двинулись на юг. Всю следующую неделю, мы занимались разборкой и сортировкой найденных вещей. К нашему удивлению, искин модуля, с нашего одобрения принял в этом самое активное участие. Все найденное нами, тщательно классифицировалось, и составлялся учетный лист, с помощью того же Гида. Особенно его заинтересовали найденные компьютеры и диски с различной информацией. Установив ноутбук в специальные зажимы, на пульте управления, наш искин, умудрился каким то образом получать информацию, загруженную в него. И теперь мы только успевали менять лазерные диски, потому что Гиду не требовался сон и, он обрабатывал информацию непрерывно. Причем это не мешало ему одновременно: помогать нам в разборе вещей и мониторинга самого полета модуля. Когда я спросил у него об этом, тот ответил, что имеет возможность одновременно работать с более чем сотней потоков, сейчас же задействовано максимум половина.
        После того как мы разобрались с вещами, к удивлению, всему нашлось место в необъятных шкафчиках и антресолях нашего судна, так что ничего не пришлось выбрасывать, а мы занялись чисткой оружия. Искин и тут оказал нам неоценимую помощь. Оказалось, что среди информации, добытой им с дисков и компьютера, есть так же и подробные инструкции, по всем видам, найденного нами оружия. Что нам очень помогло. Ведь нам достались не простейшие образцы, типа Автомата Калашникова, а наиболее усовершенствованные, и сложные в разборке-сборке и обслуживании модели. Зато теперь, получив необходимую информацию, мы уже более свободно обращались с оружием, не боясь, что-либо испортить. Кроме того, оказывается на судне, имеется возможность, проверки пороховых зарядов. В прошлый раз, когда я использовал найденные патроны, в первое время часто случались осечки. Из-за этого патроны пришлось заново переснаряжать, используя порох местного изготовления. Это хотя и избавило от осечек, но добавило работы по чистке оружия, потому, что качество было много ниже и, ствол получал больше нагара. Сейчас же, Гид гарантировал,
бесперебойную работу, магически восстановив порох более чем, трехсотлетней давности.
        Лия, тут же облюбовала себе, Heckler und Koch G3A легкую немецкую штурмовую винтовку. Судя по данным, выданным искином, её вес составлял всего 5,5кг в полностью снаряженном состоянии. С регулируемым спуском и телескопическим прицелом «Шмидт унд Бендер». Прочтя название, я улыбнулся, вспомнив «великого комбинатора».
        Я же взял себе FN SCAR 17 Standard под патрон 7,62в51, такой же, как у Лии, что бы иметь сходный боезапас, на всякий случай. Винтовка была снабжена универсальными направляющими Picatinny, имеющимися в верху ствольной коробки и, позволяющих крепить к оружию любые типы оптических, ночных, коллиматорных прицелов, лазерные дальномеры и целеуказатели. Все это и многое другое имелось в найденных нами ящиках.
        Также имелось два пулемета FN Minimi SPW - Special Purpose Weapon, в варианте для Сил Специальных Операций, облегченный, с направляющими типа Picatinny для установки оптических и ночных прицелов.
        Когда мы разобрались со всем оружием, найденным нами, то показалось, что оно было приготовлено для каких то диверсантов или специальных подразделений. Настолько все оно было унифицировано и вместе с тем нестандартно.
        После чистки оружие заняло свободные ячейки в оружейном шкафчике, а основная масса патронов, после процедур проведенных Гидом, в рубке-2 на верхней палубе модуля.
        После всего этого, Лия по моему совету взялась шить нам разгрузочные жилеты. Я как смог нарисовал ей, то что хочу, и когда она поняла идею, то тут же взялась за ее исполнение, не пожалев на это один из запасных комбинезонов. Когда мы подбирали себе их, то один случайно оказался гораздо большего размера, вот его она и взялась перешивать. После недельных трудов, у нее вышло довольно неплохое подобие задуманного. Конечно, это была всего лишь самоделка но, тем не менее, теперь, помимо автомата я мог нести до шести дополнительных рожков с боеприпасом, пару гранат, ножи, пистолет и еще кучу всякой мелочи. Главное суметь все это донести, потому, как все имеет свой вес. Но все равно это было гораздо удобнее, чем переносить в вещмешке. Да и доставать легче и быстрее.
        В один из дней нашего путешествия, искин сообщил нам, о резком изменении погоды. Поднялся сильный ветер, что бы обезопасить полет, Гид принял решение, с нашего согласия, подняться выше до десяти километров. Хотя при этом мы и не могли, как следует держать заданное направление, но хотя бы была гарантия, что не разобьемся о землю. Шторм продолжался несколько дней. Шквалистый ветер, часто меняя направление, играл с модулем, как с мячом, бросая его в разные стороны. И хотя искин, старался контролировать ситуацию, у него это плохо получалось. Просто не хватало мощности движителя, что бы выровнять курс. Сильный дождь с грозой грозился пронизать молниями наше маленькое суденышко, но каким то чудом это не произошло. Сказалось, то ли искусство Гида, то ли просто повезло. Все это время, мы провели или привязанные к креслам в рубке управления, или к ложам в жилой каюте. Проблемой было даже перейти из одного помещения в другое. Приходилось цепляться изо всех сил за укрепленные на стенах скобы, видимо предусмотренные, как раз для таких случаев, и буквально по сантиметру передвигаться, боясь упасть и
расшибиться.
        К концу, восьмого дня ветер стих, и мы вздохнули с облегчением. За все время шторма, мы не могли нормально поесть, настолько непредсказуемым было следующее мгновение полета. Если первый день мы и пытались это сделать, то после, старались довольствоваться, чем-то легким. Булочкой, или куском мяса, которое легче было удержать руками, не боясь, что оно опрокинется на тебя, или на пол. С другой стороны, даже, несмотря на такие неудобства, мы все же были рады хотя бы тому, что теперь даже такой шторм, нам не страшен благодаря модулю.
        Через некоторое время, искин выдал наши текущие координаты. Оказалось, что ветер за это время отнес нас далеко на восток, и мы должны вот-вот увидеть западное побережье северной Америки. Это, в общем, не нарушало наши планы поэтому, мы согласились с тем, что так даже лучше. Теперь достигнув побережья, которое по прогнозам искина, должно было появиться уже к утру, мы, пройдя немного вглубь материка, сможем идти на юг, к цели нашего путешествия. К тому же, исходя из того, что в мое время, США были хорошо развитым государством, то сейчас на его территории должно было сохраниться довольно много интересных объектов. И мы их, если найдем, обязательно исследуем.
        Однако, ни утором, ни в последующие дни, побережья мы так и не достигли. Хотя все возможные измерения и сопоставления были проведены, а искин утверждал, что по все расчетам мы уже должны находиться в глубине материка, под нами расстилались спокойные и безбрежные воды океана. Хотя и очень неглубокие, по уверению искина.
        По нашей просьбе, модуль поднялся на максимальную высоту. Благодаря отсутствию облаков мы попробовали визуально отыскать наличие суши, благо аппаратура, стоящая на модуле, давала прекрасное увеличение, и это должно было нам помочь.
        После долгих поисков и смен курса, мы заметили далеко на юге несколько островов. После некоторых размышлений, решили двинуться туда, в надежде разрешить наши проблемы.
        Наутро следующего дня, мы достигли группы островов, узкой цепочкой уходящих на юго-восток. Ни на одной карте имеющейся у нас, ничего подобного не было. Искин пытался найти похожие группы, сверялся со всеми картами, но увы, безрезультатно. По всем показателям, мы находились именно над Северо-Американским континентом, но увы нашли только группу островов. Континент исчез.
        Первый из найденных нами островов, представлял собой высокую конусообразную гору, совершенно безжизненную с виду. От самого подножия, тянулись вверх изломанные ущельями каменные джунгли. Ни малейшего даже намека, на какую то растительность, мы не заметили, хотя и облетели вокруг него достаточно близко. Что интересно, на нем не было даже птиц, хотя на расположенном сотне метрах от него таком же скалистом острове, их было очень много. Не найдя ничего интересного мы последовали дальше. Следующие несколько островов были в виде небольших скал, торчащих из поверхности воды, как я уже упоминал, хотя они и были лишены всякой растительности, но были густо облеплены гнездами, бакланов и чаек.
        До самого вечера мы облетали остров за островом. Наконец, решили остановиться, выбрав для этого небольшой островок с неплохим пляжем. Опустившись возле небольшой рощи, модуль выдвинул стояночные опоры и приземлился и выдвинул трап. По совету Гида, я закрепил модуль швартовочными концами за два толстых дерева, растущих неподалеку. Было тепло, термометр показывал около 25*С… Мы решили отдохнуть после шторма, поваляться на пляже, немного позагорать и искупаться.
        На следующий день, позавтракав, мы, с Лией прогуливаясь по берегу нашего временного пристанища, увидели дымок, поднимающийся над одним из островов дальше к югу. Решив, что мы сможем найти там людей, которые ответят на наши вопросы, мы вернулись на модуль. Взлетев, направили наше судно в сторону увиденного дыма. Вооружившись на всякий случай, мы поднялись на верхнюю палубу, и вышли на смотровую площадку. Легкий южный ветерок, запах моря и предстоящая встреча с людьми, навевали хорошее настроение. На небольшой скорости и высоте, модуль двигался в сторону островка.
        Перед нами открывался большой зеленый остров. Вот уже показались хижины на берегу, слепленные из подручного материала и покрытые пальмовыми листьями. Небольшая пристань, уставленная деревянными лодками. Мы приближались.
        - Гид, поднимись повыше, что бы осмотреть остров. - Приказал я.
        Модуль набрал высоту и завис на высоте примерно тридцати-сорока метров.
        Увиденное с высоты, поразило нас настолько, что отпало все желание общаться с обитателями этого острова.
        В центре острова, была вытоптана огромная круглая площадка. На краю ее, на небольшом возвышении сделанном из каких то ржавых конструкций, стояло какое-то подобие железного трона, собранного из какого то хлама. На нем сидела огромная, чернокожая туша местного царька. Украшенная перьями обрюзгшая, с толстыми жировыми складками шкура этого существа, блестела на солнце, от пота. Жирное, лоснящееся от множества складок и подбородков лицо, с вывернутыми пухлыми губами, маленьким, похожим на пятачок носом, и глубоко посаженными глазками, выдавали самодовольство презрение к окружающим. Возле него стояли две полуголых девушки с привязанными к шестам пальмовыми листьями и обмахивали его, отгоняя мух и создавая прохладу. Возле трона стоял небольшой столик, уставленный яствами. Время от времени, царек протягивал руку, указывая на очередное блюдо, которое тут же подхватывалось свободной девушкой-слугой и подносилось ближе. Другая девушка брала кусочек, чего-то съестного и с поклоном, подносила его, к лицу повелителя. Тот оглядывал его и кивком давал разрешение, после чего девушка подавала пищу ему в рот.
        Внизу, по обеим сторонам трона, стояли два десятка воинов, облаченных в разноцветные перья и обрывки ткани, с вдетыми в нос и уши металлическими и костяными кольцами. Они были вооружены копьями, а в левой руке у каждого был высокий и узкий щит сделанный и легких прутьев и обтянутый кожей. На щите были намалеваны страшные рожи, чем то напоминающие обитателей деревни.
        В это время на площади полтора десятка чернокожих мужчин разделывали какие-то тушки, готовя их на костер, возле которого уже стояли рогатины для вертелов. Вокруг площади стояло около полусотни жителей с благоговением смотревших на своего повелителя, и будущее угощение.
        Я с интересом разглядывал это представление, как вдруг Лия вскрикнула, показывая рукой на костер. И резко отвернулась, зажимая рот. Я глянул в ту сторону, и увидел, что тушки, которые так старательно готовились на жаркое, когда-то были людьми.
        В это время, Лия, очнувшаяся от шока, уже прицеливалась из винтовки направленной вниз. Я с трудом успокоил ее понимая, что этим мы ничего не изменим, и дав команду Гиду подняться повыше, увел сестру в каюту.
        Это оказалось племя людоедов. Видя такое, мы решили впредь быть осторожнее с высадкой на острова, и быть внимательнее, выбирая себе собеседников.
        Модуль тем временем двигался все дальше, вдоль гряды островов.
        7
        Мы двигались, от одного острова к другому, оглядывали их с высоты полета и летели дальше. Не было никакого желания, остановиться, поговорить с аборигенами и что-то узнать. Да и вряд ли мы бы, что-то узнали. Вся обстановка любого из увиденных нами островов, говорила о том, что люди населяющие их скатились очень далеко вниз. Мы ни разу не видели, что бы кто-то использовал хоть какую то технику. Поля обрабатывались вручную, охотники использовали лук, рыбаки примитивные сети, сплетенные из самодельных нитей. Одежда местного населения была изготовлена из листьев, каких то деревьев и украшена птичьими перьями. Некоторые из людей завидя наш модуль в страхе прятались, другие падали ниц и начинали молиться, возможно, принимая нас за богов.
        Дни проходили за днями, наше судно двигалось дальше на юг, так и не давая ответа на загадки, заданные нам.
        Судя по составленным искином новым картам, и сопоставлением их со старыми, мы появились на территории Северной Америки, в районе штата Калифорния. В поисках земли мы пересекли области ранее занимаемые штатами Невада, Аризона и часть Нью-Мексико, где и нашли первый из островов встреченных нами. Дальше двигались на юго-восток, и сейчас находились примерно в районе Мексиканского залива. Увы никакого материка не было и в помине.
        Впереди показался остров, представляющий собой, высокую скалу, отвесными стенами поднимающуюся из пучины океана. Погода была солнечная, и мы двигались на высоте не более 10 метров над уровнем моря. Мы уже хотели просто обогнуть остров, как на одном из мониторов заметили человека, стоящего на краю обрыва. Он почти сливался и окружающими его скалами за счет своей одежды. Я даже удивился. Ведь до сих пор мы не встретили никого в нормальной человеческой, в нашем понимании, одежде.
        - Стоп, машина! - резко приказал я. - Гид, поднимись до края скалы! Скорость подъема минимальная.
        - Что случилось?
        - Смотри, Лия - указывая пальцем на монитор, произнес я. - И он не в перьях, как остальные! Нужно подлететь поближе.
        Человек же, стоящий на скале, заметив наше судно, тут же покинул свое место спрятавшись от нас или убежав. Больше мы его не видели.
        Модуль подойдя к скале, начал медленно подниматься.
        - Увеличение на экраны! - скомандовал я. - Включить внешние микрофоны!
        Поднявшись до края скалы, мы увидели, что похожее на огромный кратер потухшего вулкана. Диаметр кратера составлял несколько километров, Внутренние склоны скалы, поросли молодым лесом. По мере нашего подъема, мы увидели ручей, стекающий со склона горы в небольшую долину, образовавшуюся внутри кольца гор. В центре долины, возле идеально-круглого озера, стояло огромное здание. Высокие каменные стены, башенки с высокими стрельчатыми окнами, украшенными мозаичными стеклами, статуи людей и животных установленные по краю верхних этажей, создавали неповторимую красоту и строгость исполненные в камне. Озеро и храм на его берегу обрамлял сосновый лес, сквозь который были проложены аккуратные дорожки ведущие, к небольшому поселку стоящему поодаль. В поселке было около двух десятков, аккуратных небольших домиков, с красными черепичными крышами.
        Мы уже набрали достаточную высоту и не торопясь, двигались вглубь острова, разглядывая открывающиеся нам подробности. На первый взгляд, здесь жили вполне цивилизованные люди, мы заметили нескольких человек и детей в поселке. Все они были одеты во вполне приличную одежду, разве, что несколько непривычную для меня. Но все это можно было объяснить местной модой. Возле большого здания, которое я назвал храмом, находились еще несколько мужчин и женщин в длинных, до земли свободных одеяниях, с откинутыми на спину капюшонами, они о чем-то весело переговаривались, изредка доносился смех.
        Из храма выбежал какой то молодой служка, и оглядевшись по сторонам, что-то произнес. После чего все стоящие у подножия храма люди, подняв головы, посмотрели вверх. Увидев приближающийся модуль, они засуетились, о чем-то переговариваясь между собой, и показывая в нашу сторону. Появились еще люди, некоторые из них были вооружены, какими-то странными громоздкими винтовками. Однако никто не пытался показывать агрессии в нашу сторону. Они лишь оживленно переговаривались, а некоторые из них махали руками, как бы приглашая или приветствуя нас.
        Рон.
        - Первое из трёх гигантских извержений вулкана в Йеллоустонском заповеднике произошло 2,1млн. лет назад. Да я понимаю, что тогда и заповедника то не было никакого, и возможно динозавры еще кое-где бродили, однако для удобства буду называть это место именно так. Тогда от взрывов распадались горные цепи, выбросы поднялись на высоту 50км., - до верхней границы стратосферы; вулканический пепел покрыл более четверти территории Северной Америки. Катаклизмов такого масштаба не было за всю историю человечества до 2012 года, (если взять для сравнения самую большую геологическую катастрофу истории - извержение индонезийского вулкана Тамбора в 1815 году, то во время его извержения в атмосферу было выброшено 160кмЁ горной породы; но это - в 15 раз меньше, чем при первом извержении Йеллоустонского вулкана, когда объём выброса составил по оценкам ученых 2500кмЁ). Второе извержение вулкана произошло 1,27млн. лет назад; в этот раз проснувшийся вулкан Йеллоустон выбросил только 280 кубических километров горной породы. Третье извержение произошло более 640 000 лет назад; оно было вдвое слабее, чем в первый раз. Но
вершина вулкана провалилась, образовав кальдеру - огромную круглую впадину с длиной окружности 150км. И, наконец, четвертое, самое сильное извержение.
        Первые признаки, появились в начале апреля 2012 года. Повысилась температура воды в озерах, животные, предчувствуя извержение, стали покидать местность. Были еще некоторые признаки, однако правительство, бывшее в то время у власти, старательно скрывало все эти факты, не делая ничего для эвакуации людей. Те же материалы, что просачивались в печать, сразу объявлялись шарлатанскими домыслами и паникерством.
        И вот наступил день катастрофы, 21 декабря 2012года. Огромный метеорит, прилетевший из глубин космоса, столкнулся по пути с Луной. Расколовшись на части, метеорит упал на землю. Сильные удары, вызванные падением, активировали подвижки коры, извержения вулканов, цунами, случайные срабатывания ядерных зарядов. Один из таких осколков упал как раз в районе вулкана, пробудив его от долгой спячки. Несмотря на прогнозы, извержение, последовавшее за этим и другие природные катаклизмы, лишили человечество целого континента. После того, как буйство стихий улеглось, от континента остались лишь несколько десятков островов на юге, часть Аляски и северные территории Канады. Только на Северо-американском континенте погибло более 60млн. человек. И это лишь приблизительные данные. Согласитесь, молодые люди, что при сегодняшних возможностях вряд ли можно собрать более точные сведения. - Профессор отвлекся, сделав глоток кофе и, продолжил свой рассказ.
        - С другой стороны, нет повода горевать. Человечество выжило, и это самое главное. Да, несомненно, мы всей душой скорбим о погибших в катастрофе. Да и после нее многие и многие ушли из жизни. Но что делать?! Такова жизнь! И наша задача, сохранить хотя бы то немногое что осталось в нашей памяти. Конечно, я понимаю, что до того могущества, которого достигли ушедшие, нам шагать еще очень и очень долго. Но зато, открылись новые пути, возможно толчок этому и дала катастрофа. Кто знает? Магия! Вот новый путь, по которому пойдет человечество! Впрочем, вам это объяснять не нужно, судя по Вашей ауре и ауре вашей сестры, вы маги. Вы молодой человек - универсал со склонностью к воздушной стихии, а ваша сестра - магиня жизни?
        - Вы не ошибаетесь, профессор. Но я еще не настолько хорошо знаю, как пользоваться своим даром, что бы называться Магом.
        - Хе-хе-хе, да еще практически никто в этом мире не знает, как им пользоваться! И пройдет еще немало лет, пока появится тот, кто научится им пользоваться по настоящему! Так, что не скромничайте! Вы маг уже потому, что имеете этот дар!
        - Если только так. А сестре еще нужно инициироваться, она потенциальный маг, но возможно достаточно сильный. Во всяком случае, кое-кто утверждает именно так.
        - Кто, если не секрет?
        - Тат кто первым заметил ауру у нее. Мой наставник. (Здесь я, немного покривил душой, хотя до сих пор считаю, что сделал правильно, ведь у каждого из нас есть свои секреты.) К сожалению, он не смог провести инициацию, но надеюсь, мы найдем специалиста в этой области. Хотя об этом рано еще говорить. По его словам, пока не следует с этим торопиться.
        - Ну да ладно. Вернемся к вашему вопросу. Некоторые изменения произошли и с Южным материком, но не столь фатальные. Так же по слухам, изменениям подвергся Австралийский континент и некоторые из островов Индонезии.
        В общем, то это все сведения, которыми располагает наша община. Конечно, если вы пожелаете, я могу вам предоставить еще кое-какие документы, свидетельства очевидцев и тому подобное. Но вряд ли они что-то добавят к нарисованной мною картине.
        - Не стоит, благодарю, вас. Меня интересует еще вот такой вопрос. Какие изменения произошли на южном материке, и насколько они глобальны? Стоит ли нам продолжать путь, ведь мы хотели попасть именно туда.
        - Ну, здесь не все так печально. Конечно, изменения есть, но не настолько сильные. Пострадала северная часть материка. На ее месте теперь располагается, множество островов. Они идут цепью, с севера на юго-восток, затем поворачивают на юго-запад, образуя как бы полуокружность. Наш остов как раз и входит в их число…
        Лия.
        …После долгих переговоров, и взаимных гарантий мы, наконец, приземлились неподалеку от озера, на противоположной стороне от храма, на небольшой полянке. Гид к тому времени уже расшифровал язык местных жителей. Оказывается, у него есть возможность создавать автопереводчик. Теперь у нас с Роном к уху прицеплена небольшая клипса, дающая возможность понимать собеседника. Более того, как отметил искин, со временем, при долгом общении, надобность в клипсе отпадет. Это как-то связано с мозгом носителя устройства. Еще несколько подобных аппаратов, мы получили, для передачи собеседнику. Теперь мы могли свободно общаться с местным населением.
        Рон, зануда, опять убежал в храм. Ему, видите ли, нужно узнать, как обстоят дела с материками, один из которых мы так и не нашли. Что в этом интересного я не понимаю. Зато я теперь совершенно свободна и смогу, наконец, съездить на центральный остров, там как говорят много интересного. Мне дали в провожатые, милую девочку и как мне кажется, мы сможем подружиться. Правда, я так и не понимаю, зачем брат сказал, что бы я носила этот дурацкий пистолет?! Он совсем не идет к моему платью, и только мешает.
        Оказывается, здесь между островами, проложена железная дорога, и мы сможем доехать до центра острова, всего за каких то три часа. Никогда не ездила на поездах это, наверное, жутко интересно. Хорошо хоть денег брат не пожалел. Конечно, местных монет у нас нет, но Рон выделил мне слиток золота, который я смогу поменять при желании, на местные монеты.
        Все, садимся в поезд! Жалко, что брат не видит этого.
        Уф, наконец, то мы доехали. И это чудовище называют средством передвижения? Что бы я еще, хоть раз! Это просто ужас, какой то! Этот постоянный стук колес, дым от паровоза проникающий во все щели, шум такой что не слышно, что говорит подруга, да и самой приходится чуть ли не кричать! А когда я посмотрела на себя в зеркало, то ужаснулась! Все лицо было серым от копоти, а ведь я всего лишь выглянула в окно! Нет, не нужно мне такого счастья! И это современная техника?!
        Кое-как, приведя себя в порядок, мы пошли прогуляться по городку. Увы, здесь я тоже сильно разочаровалась. Узкие пыльные улочки, однообразные каменные дома, хмурые лица горожан, все это, навевало какую то тоску. Даже в магазинах, все товары показались мне какими то серыми и однообразными.
        На одной из улиц, я заметила небольшую оружейную лавку. Товары представленные в ней просто убили меня на месте, одними своими названиями. «Паровая винтовка» - представьте себе чудо оружейной мысли. Ружье с дополнительным баллоном и шлангами, ведущими от нее к довольно большому, наспинному ранцу, в котором нужно носить около пяти литров воды, постоянно подогреваемой спиртовой горелкой. Не говоря о том, что это чудо инженерной мысли в снаряженном состоянии весит порядка двадцати килограмм, так ведь еще и само по себе взрывоопасно! Ведь один из баллонов находится под давлением почти в двенадцать атмосфер. А если неудачно упадешь или баллон не выдержит давления? Этак ведь и обвариться можно запросто!
        Все остальное вооружение сделано по похожим принципам, громоздкое, несуразно тяжелое и неудобное.
        Разочаровавшись этой экскурсией, я в тот же вечер села на поезд и поехала обратно, несмотря на все уговоры своей сопровождающей.
        8
        Рон
        День выдался насыщенным, и я порядком устал. Весь день пришлось провозиться в архиве выискивая документы, касающееся изменений, произошедших во время катастрофы. Благо к вечеру появился профессор Янгли, и мы провели с ним достаточно продуктивную беседу.
        Но хуже всего было то, что Лия, вдруг стала вести себя, не совсем адекватно. Вначале она вообще не хотела высаживаться на этом острове. После долгих уговоров, она все же согласилась, но вдруг, ни с того ни с чего отказалась сопровождать меня в наших поисках. А потом в почти приказном порядке, потребовала, что бы я отвез ее на центральный остров, для того, что бы прикупить, что ни будь из одежды. И ладно бы все эти требования были произнесены с глазу на глаз, так ведь нет. Все это она высказывала при посторонних, и я просто не знал, куда деться от стыда. Благо, что профессор Эйшли, заметив такое поведение не показал виду, а после постаравшись успокоить сестру, выделил одну из своих студенток в качестве экскурсовода, после чего Лия наконец успокоилась и взяв у меня слиток золота, для обмена на местную валюту убежала на местную станцию, что бы успеть на поезд. Я же, наконец, смог заняться делом.
        Храм у озера, что мы обнаружили с воздуха, оказался местным университетом, хотя его называли именно - Храм Науки. Здесь в основном обучались студенты, имеющие природный дар к магии. Хотя как сказал один из преподавателей, - «мы скорее сами учимся, чем обучаем студентов. Еще не скоро появится маг с полным правом называться таковым. Мы делаем лишь первые шаги в этом искусстве».
        Я тоже показал некоторые моменты своего обучения, и владения силой воздуха. Взамен один из профессоров храма, обучил меня некоторым, ранее неизвестным приемам. Так что время было потрачено не зря. Тем более, что я смог найти ответы по поводу исчезновения, материка и проложить оптимальный путь к нашей цели, используя знания местных географов.
        Подведя итоги сегодняшнему дню, и скинув информацию Гиду, я, зная, что сестру нужно ждать не ранее завтрашнего дня спокойно лег спать.
        Лия.
        Вообще то, в этом, что-то есть. Вот сейчас боковой ветер сносит дым в сторону, и совсем другое дело! Даже стук колес не очень мешает разговору. Такая поездка начинает мне нравиться.
        - А если шторм? Поезда не ходят? - обращаюсь я к Дине.
        - Само собой, ведь ты же видишь, дорога проложена всего лишь чуть выше уровня моря. При большой волне нас просто захлестнет.
        - А почему же тогда не сделали мосты повыше?
        - Здесь большие глубины, ты, наверное, заметила, что поезд идет не по прямой между островами, а как бы зигзагом.
        - Точно! - я выглянула в окно, - а почему так?
        - Из-за больших глубин, пришлось выбирать места для опор, ну, там где есть выступающие скалы, или просто помельче, но все равно некоторые опоры достигают тридцати метров. Поэтому и дорогу пришлось прокладывать так низко. А на случай шторма, или поломки пути у нас есть суда, которые могут ходить между островами. А еще у нас красивые закаты. Посмотри, разве это не прекрасно?
        Я смотрела в окно и любовалась ослепительно прекрасным закатом солнца, ничего подобного я раньше не видела. Дина вдруг начала читать стихи:
        - Догорает солнце, рассыпает жар,
        на море и в небе плещется пожар.
        Золотая тропка к берегу бежит
        и в волнах купаясь, на ветру дрожит.
        Искры блещут в брызгах, пена лижет их.
        День, устав трудиться, на закате стих.
        Смотрит вдаль, любуясь радугой небес.
        В красках свод играет заревом чудес.
        Переливы тонут в пышных облаках.
        Но не дремлют стрелки - мчатся на часах.
        Миг, еще и, солнце, за Предел, упав,
        лучик свой последний на море послав,
        позабыв про землю, кануло в ночи.
        Вспыхнули на небе звездные лучи.
        В кружевах узорных сини полотно,
        дышит Тайной давней, глаз манит оно.
        А в кайме небесной теплится закат.
        Еще долго тлеет и чарует взгляд.
        - Это твои? - затаив дыхание, спросила я
        - Нет. Это древняя поэтесса. Она называла себя Рапана.
        Еще находясь под впечатлением услышанных стихов, я повернулась к окну. Поезд заходил в очередной поворот, и потому двигался еле-еле. Вдруг впереди поезда, возле самого полотна, я увидела, множество лодок с причудливо изогнутыми носами. На фоне заходящего солнца, они казались, необычайно уместными.
        - Ты эти лодки, называла судами?
        - О, Боги! Только не это! - воскликнула Дина.
        Рон.
        Тревожная трель звонка, прозвучавшая в салоне модуля, где я ночевал, разбудила меня посреди ночи. Вскочив как ужаленный, я некоторое время не понимал, где я и что происходит. Зажегся свет в салоне, раздался голос искина:
        - Внимание! Объект Лия, испытывает сильную боль! Объект удаляется на север.
        - Почему? С чего ты взял это?
        - При высадке на остров, вы получили прибор, позволяющий понимать чужую речь. Этот прибор, приемопередатчик. Все что слышите и говорите вы, передается на модуль, где переводится и транслируется обратно. Так же, я с точностью до пятисот метров могу отслеживать ваше месторасположение и получаемые эмоции. Это помогает мне в переводе. Так же при необходимости я могу выслать помощь или сообщить о нужде в ней.
        - Ясно. Так что с Лией?
        - 16 минут назад, у госпожи случился сильный выброс эмоций. Это обычно может произойти при…
        - Неважно, дальше!
        - 7 минут назад, госпожа испытала сильную боль. Продолжающуюся три с половиной минуты. В данный момент, эмоции полностью отсутствуют, что может быть объяснено потерей сознания. Однако согласно информации поступающей от переводчика, госпожа жива, и удаляется со скоростью до 15км.\час на северо-запад. Точное, месторасположение объекта, смогу определить, при приближении к нему на дистанцию в пять километров.
        - Все ясно. Срочный взлет, направление на сигнал.
        - Принято выполняю.
        Из-за открытой двери на верхней палубе, послышался шорох убираемых швартовов, затем легкое покачивание от набора высоты и, наконец, несильный рывок от начала полета. Я в это время, наскоро умывшись, переоделся в найденный нами камуфляж и, надев пошитую Лией разгрузку, быстро вооружался, готовясь к поиску сестры.
        Осмотрел и, прицепив к своей винтовке ночной прицел, лазерный целеуказатель, навернул на ствол глушитель, проверил и вставил в гнезда на жилетке шесть магазинов, по 30 патронов в каждом, седьмой установил сразу на автомат. На пояс кобуру с пистолетом Глок17, нож. В ранец бросил аптечку, несколько витаминизированных брикетов, которыми снабдил меня синтезатор, несколько пачек патронов для винтовки и пистолета. Немного подумав, укрепил подствольный гранатомет, и с десяток гранат для него уложил в специальную сумку на поясе. На голову приготовил, легкую кевларовую каску с ПНВ. Тщательно обмотав ноги портянками, вбил ноги в сапоги. Вроде готов. «Может, следовало взять что-то еще?» - подумал я и, укрепил на поясе лазерный резак. Теперь точно готов.
        Пройдя в рубку, взял в синтезаторе чашку крепкого кофе и присел в кресло, всматриваясь в мониторы. Модуль в это время продолжал полет, следуя по одному ему известному направлению.
        - Гид, куда мы летим, и сколько осталось до цели?
        - Группа островов, северо-восточнее острова Храма. До цели три минуты.
        - При подлете к цели, включи режим маскировки, и дай изображение острова на экраны
        - Принято. Выполняю.
        На экране монитора, появилось изображение небольшого островка. Чем-то он напомнил мне каменную пустошь, из моего детства. Почти полностью лишенный растительности, остров казалось, состоял и кучи грубо брошенного камня, лишь у самого берега росло несколько пальм, и кое-где виднелась трава. Там же стояло несколько хижин, покрытых пальмовыми листьями, и небольшая пристань, где сейчас виднелось около десятка больших пирог, с вырезанными из дерева причудливыми фигурами в носовой части. В глубине, у подножия скал горел костер, вокруг которого извивались в диком танце, под дробь барабана, с десяток вооруженных копьями и дубинами дикарей. Чуть левее костра, в одной из отвесных скал, был виден большой проем, видимо ведущий в пещеру. Возле него стояло три вкопанных в землю креста, на которых были распяты обнаженные тела светлокожих людей. На их лица, были надеты разрисованные маски. Из-за этого, я не смог узнать есть ли среди них моя сестра.
        Отблески костра, крики и барабанная дробь, создавали предчувствие чего-то ужасного, что вот-вот должно было произойти, или уже происходило.
        Пора вмешиваться понял я:
        - Гид, высади меня слева от поселка. И проверь еще раз, где находится Лия?
        - Принято. Госпожа находится в 320 метрах от текущего месторасположения модуля. Точное местонахождение объекта будет передаваться с помощью клипсы переводчика в режиме реального времени.
        - Понял, прекрасно. Значит, я смогу позвать тебя?
        - Да, двухсторонняя связь включена.
        - Все, поехали.
        Модуль завис в нескольких метрах от берега. Спустившись по трапу, я спрыгнул в воду. К счастью, здесь было неглубоко и, погрузившись до пояса, я спешным шагом, выбрался на берег. Отряхнувшись и проверив оружие, мелкими перебежками, стал продвигаться, в сторону костра. Подобравшись поближе, и спрятавшись за стволом одной из пальм, я осмотрелся. Поселок, состоящий из нескольких хижин, был пуст, похоже, все его обитатели, в данный момент, находились у костра, где до сих пор были видны извивающиеся в диком танце фигуры. Внимательно осмотрев дикарей, я не нашел среди них, ни одной женщины, или ребенка. Это меня обрадовало, несмотря на ненависть питаемую за похищение сестры, вряд ли я смог бы выстрелить окажись среди них дети.
        Что бы не вызвать переполоха раньше времени, я начал отстрел, с края костра, стараясь в первую очередь уничтожать тех, кто или лежал, или не попадал в поле зрения других. Благодаря лазерному целеуказателю, я довольно быстро избавился от десятка дикарей, но к сожалению последний выстрел оказался неудачным. В последний момент тот дернулся, и я попал ему в плечо. Он издал вопль, привлекший внимание остальных. Поняв, что сейчас начнется, настоящая бойня, быстро сменив магазин, и переключившись на автоматическую стрельбу, я начал отстрел очередями, уже не заботясь, о том, что меня могут обнаружить. Не смотря на попытку оказать сопротивление, я все-таки вышел победителем. Хотя несколько копий и стрел были выпущены в мою сторону, ни одно из них не нанесло мне вреда.
        После того, как упал последний из дикарей я, подождав минуту, и тщательно осмотревшись, вышел на поляну. Подойдя ближе, я осмотрел убитых, и дострелив некоторых из них, подошел к распятым на крестах людям. Сняв с них уродливые маски и разрезав ножом путы, я освободил их. Хотя они были порядочно избиты, все же находились в сознании. Это были двое мужчин и девушка, которая сопровождала Лию в поездке в город. Быстро расспросив ее, я двинулся в сторону пещеры, куда по ее словам, была унесена сестра, как вдруг, меня остановил визгливый голос одного из освобожденных мужчин:
        - Стойте! Вы обязаны срочно доставить меня на центральный остров! Я - военный советник Лестер, вы слышите меня?! Я приказываю!
        Я с удивлением оглянулся, посмотрев на него.
        - Что, вы стоите, бегом, что не видите, что я ранен?
        Еще не совсем поняв, я с удивлением оглядел этого человека. Это был слегка обрюзгший, с пухлым холеным лицом мужчина лет сорока. Хотя он тоже был снят мною с креста, но по видимому, ему досталось, меньше чем остальным. Если второй мужчина и девушка были основательно избиты, что было видно даже в сете костра, то он выглядел, лишь слегка помятым и почти без единой царапины. Еще я заметил, что другие двое сразу отодвинулись от него и настороженностью, и каким то страхом поглядывали в его сторону, боясь встретиться с ним взглядом.
        Мужчина тем временем, найдя какое то полотно, обернулся им, и еще раз презрительно взглянув на остальных, визгливо произнес.
        - Не стойте, как истукан! Я отдал приказ!
        - Да, плевать. Дина, что это за шут? - обратился я к девушке.
        - Что?! - завизжал тот - Да я сгною тебя за эти слова!
        - Эт-то с-советник Л-лес-стер - слегка заикаясь, произнесла девушка. - Он, глав-ва н-наших с-сил с-сам-мообороны.
        - То есть это он должен бы защищать вас от нападения дикарей?
        - Н-ну как бы д-да.
        - Так это по твоей вине, похитили мою сестру, гнида! - шагнув, я от души врезал ему в челюсть. Советник, взвизгнув, упал на землю.
        - Гид, - вызвал я модуль - посадка на поляну.
        - Принято.
        - Трап с верхней палубы, забери двоих.
        - Выполняю.
        Спустя минуту, чуть в стороне от меня выдвинув стояночные опоры, приземлился модуль, с верхней палубы которого выпала раздвижная лесенка.
        - Поднимайтесь на палубу, указал я девушке и стоящему возле нее мужчине. Ждите меня там.
        После того, как они поднялись, и модуль, свернув трап, поднялся в воздух, я выдвинулся в сторону пещеры.
        Сделав всего несколько шагов, я почувствовал, некие волны, как бы всколыхнувшие остров. Казалось, будто кто-то бросил в воду камень, и от него идут концентрические волны. Послышался неясный гул с каждым мгновением усиливающиеся, и переходящий в грохот. И новые волны идущие одна за другой с каждым разом все сильнее и сильнее.
        Сквозь грохот и поднявшуюся пыль я услышал голос Гида.
        - Внимание! Срочная эвакуация! Повторяю, срочная эвакуация!
        Я отмахнулся, решив продолжить свой путь, однако, что-то обхватило меня за пояс и резко взметнуло ввысь.
        Лия.
        Вначале была боль. Она была везде. Казалось, что каждая клеточка моего организма, живет лишь для того, что бы создавать ее. Каждую секунду, приходя в сознание, я от боли теряла его, что бы вновь очнуться и, почувствовать эту боль. Я хотела кричать, но не могла произнести ни единого звука. Открыть глаза, но даже это отказывалось подчиняться мне. Не знаю, сколько времени прошло, наверное, вечность. Я умирала и рождалась, но и здесь и там меня ждала только она. «А может быть так и должно?» - подумала я, - «Может, так было и будет всегда? А если так, то почему же я страдаю от этого?» Мысли роились в моей голове, складываясь в причудливые сочетания, переворачивая уклад жизни и создавая новый. «Наверное, мне нужно принять эту боль и сделать ее своей, а не оказываться от нее? Может она хочет от меня именно этого? А может именно этого, хочу я?»
        Я мысленно потянулась к своей боли. Я нежно касалась ее, стараясь не отгородиться от нее, но наоборот усилить её. Стараясь, почувствовать ее всю, от начала и до конца сделав своей. Стараясь не подчинить, но слиться с ней. Я начала даже получать удовольствие, от общения с ней. И тогда я поняла, что это самое главное, что у меня есть - моя боль. Моя любовь и моя жизнь. Мое счастье и мое проклятие. Моя сила! Я приняла её. Я стала ею.
        И тогда я впервые в жизни открыла глаза.
        Пещера. Высокие закопченные от факелов стены окружали высокий помост из черного, гладкого камня, на котором лежала я. Спутанные волосы закрывали мое лицо, и я потянулась к ним, но не смогла даже пошевелить рукой. Дернув головой, смахивая их в сторону, я разглядела, что руки были привязаны толстыми веревками, кажется так, это называлось. «Странно?!» - удивилась я. - «Зачем?» Я мысленно потянулась к своей боли. Та моментально откликнулась. Тогда я направила её к кистям рук и пожелала освободить их. Почувствовав, как они налились силой, я потянула их вверх и почувствовала треск рвущихся волокон. Освободив руки и смахнув с лица, мешающие мне пряди, села согнувшись в поясе, и огляделась по сторонам. Неподалеку от плиты, на которой я находилась, в центре пещеры, горел костер, вокруг него не издавая не единого звука, проносились тени извивающихся в диком танце нескольких полуголых мужчин, изукрашенных перьями. На некотором удалении от меня, и вокруг костра стояли еще четыре помоста, или скорее алтаря, на которых лежали привязанные тела людей. Бросив взгляд на свое тело, я с удивлением увидела, что оно
разукрашено непонятными рисунками. Мазнув рукой по ним и поднеся ладонь к лицу, поняла, что они были выполнены с помощью крови. Моей крови! Поняла я. По всему телу виднелись надрезы, от которых и тянулись, эти замысловатые линии, покрывающие меня с ног до головы. У костра продолжался дикий танец. Что-то показалось мне неправильным во всем этом. Чего-то не хватало. Призвав свою силу и, освободившись от пут на ногах, я осторожно слезла с алтаря. И тут, словно, что-то взорвалось в моей голове. Пещера неожиданно заполнилась звуками. Нет, это были не просто звуки. Все перемешалось - выкрики танцующих дикарей с их заунывными песнями, треск костра и стоны жертв на соседних алтарях. Все это бурным потоком ворвалось в мою голову, заставив присесть от неожиданности, зажав её руками. Несколько мгновений я приходила в себя, пытаясь привыкнуть и понять, как я оказалась здесь.
        За эти несколько мгновений я вспомнила всё; боль, страдания, доставшиеся мне, и бушующие до сих пор. Где-то в глубине меня, зарождалась ярость, поднимающаяся все выше и выше. Всё это соединялось с моей болью, с моей силой и переполняло меня, пытаясь вырваться наружу и сокрушить. Все мои мысли и чувства были направлены именно на это. Отомстить, разорвать, уничтожить все вокруг.
        С трудом, удерживая себя, я поднялась и сделала несколько шагов. В этот момент, кто-то из дикарей заметил меня и, издав возбужденный крик, кинулся на меня. Видимо от неожиданности или испуга я выпустила копившуюся во мне ярость.
        Казалось, всколыхнулась сама земля и волною, как от брошенного в воду камня, пошла от меня. Бушующие крики и звуки на мгновенье смолкли, сменившись треком и грохотом рвущегося камня и воплями дикарей. Видя исказившиеся в смертельном ужасе лица, я расхохоталась. Это вызвало еще одну более мощную волну разрушений. С каждым мгновением, все это приносило мне неописуемую радость и удовлетворение. Продолжая изливать свою силу, я смеялась и радовалась своему могуществу. Своей мести. Я уже не осознавала себя, действуя в каком то полусне, круша все вокруг.
        Рон.
        …- Скорее всего, тут, имело место быть, спонтанная и неконтролируемая инициация. Ведь, как это проводится в обычном порядке? В присутствии наставника, а если предполагаемая сила велика, приглашаются и дополнительные силы, так сказать, маги поддержки. То есть, все это проводится под контролем и по строгим правилам, обычно в местах силы. Иногда случается, что и этого бывает недостаточно, тогда сила вырывается из под контроля, и… случиться может всякое. Здесь же, инициация мага, была неконтролируема. Возможно боль, обряд принесения в жертву, или что-то еще, проводимое дикарями, подстегнуло и ускорило данный процесс. В итоге, вывернув на изнанку силу, получился сильнейший маг смерти, который и разрушил весь остров, а возможно и себя вместе с ним. Причем, я даже не утверждаю, что это была твоя сестра. Хотя мы и проверяем, наших соплеменников, на наличие дара с самого детства, но мы делаем только первые шаги, Рон. Возможно, это был спящий дар, возможно из-за чьей-то халатности мы пропустили данного человека при проверке. Магия еще долго будет оставаться для всех искусством доступным единицам. И даже эти
немногие, кому он будет дарована, не вправе будут называться магами. Жизнь и смерть всегда идут рука об руку. Видимо сложилось так, что твоя сестра предпочла смерть жизни. Почему так произошло? Кто знает.
        - И, что же теперь делать?
        - Увы, здесь я бессилен. Я бесконечно благодарен тебе, за спасение моей племянницы. Но спасти твою сестру, я не в силах, да и уверенности в том, что она осталась жива, у меня тоже нет. И думаю, ты поймешь меня правильно, если я скажу, что возможно это и к лучшему. Вряд ли, даже если она жива, это прежняя Лия. Боюсь то, что произошло, убило в ней все человеческое.
        Я больше не мог оставаться здесь. Попрощавшись с профессором, я быстро собрался и покинул остров, принесший мне столько горя. Взлетев и сделав круг над островом, я все же решился и направился к месту гибели сестры. «Я не смог спасти ее, так хоть отдам дань ее памяти, запомнив место, где я потерял самое дорогое для себя» - решил я. Через некоторое время, я уже находился в районе острова.
        Стоя на верхней палубе, я смотрел на место ставшее могилой самого родного для меня человека. Остров представлял собой груду развалин. Обломки скал, концентрическими кругами, расходились от его центра к побережью. Ни одного кустика, не единой травинки не осталось от некогда заросшего пальмами побережья.
        Модуль, словно скорбя вместе со мной, медленно дрейфовал вокруг острова. Я же, до боли сжав поручни верхней палубы, смотрел и вспоминал дни, проведенные с сестрой.
        Время близилось к вечеру, и я окончательно попрощавшись с местом гибели, решил продолжить свой путь. Хотя какой путь теперь ожидает меня? Я даже не представлял себе, куда дальше мне идти. И все же нужно это сделать. Встряхнувшись, я взялся за ручку шлюза, и вдруг послышался голос искина: «Внимание! В центре острова обнаружен человек!»
        Часть третья
        1
        - Рон, уже седьмой час, а ты до сих пор не готов! Мы же собирались на прием! Ты не забыл?
        - О, Ли, если б ты знала, как мне надоели эти приемы! Все эти чопорные дамы, обливающие себя литрами духов и забывающие перед этим помыться, подсовывающие мне своих разукрашенных дочурок, со смазливыми личиками оштукатуренными так, что под всеми этими пудрами и кремами, невозможно разглядеть, что там есть на самом деле. Все эти заискивающие лица, смотрящие на нас, и мечтающие об очередном чуде или подачке. Вся эта толпа бездельников, желающая только какой ни будь халявы, и не желающая совершенно ничего делать!
        - Я тебя понимаю, Рон, но занимая наше положение, мы просто не можем игнорировать, все это. К тому же, мне ведь тоже давно пора замуж, а где я еще смогу отыскать себе жениха, кроме, как там? Да и тебе тоже кстати, давно пора найти себе невесту.
        - Ли, если бы ты хотела замуж, то давно бы уже была там. Но почему-то у тебя появляется это желание только перед выходом в свет, и сразу же пропадает в момент прихода, в этот так называемый «свет»! А мне, хватает и тебя.
        - Да нет, итак целыми днями в твоей башне сижу, так еще и в общество выйти не могу. Я же женщина! Мне хочется поговорить, а от тебя и слова целыми днями не дождешься! И что значит хватает меня? Я, что так надоела тебе, что не знаешь, как от меня избавиться?
        - Почему сразу надоела? Просто я привык к тебе и мне вполне хватает твоего присутствия. А привыкать еще к кому-то мне как то не хочется. И вообще, можно подумать, я только молчу, у меня, так язык иной раз отваливается после лекций.
        - То совсем другое, и ты это прекрасно понимаешь! Ну, Рон, хватит придуриваться, пойдем уже!
        - Ну, ладно, ладно уже иду, - отложив книгу я поднимаюсь из глубокого мягкого кресла, стоящего возле камина и делаю пару шагов. Останавливаюсь, хлопая себя ладонью по лбу и, сокрушенно продолжаю. - Ведь надо же! Представляешь?! Я забыл заказать экипаж! Совсем из ума выжил! Совсем старый стал!
        Лия разворачивается лицом ко мне и, уперев руки в бока, смотрит на меня:
        - Не придуривайся, Рон! У нас четыре локомобиля, и один из них, вместе с шофером, вот уже сорок минут ждет нас у выхода.
        - Правда, что ли?! А я и не знал?! - с удивлением смотрю на сестру.
        - Всё! Хватит! Если ты сейчас же не пойдешь одеваться, я обижусь!
        Притворно кряхтя, я направляюсь в свою комнату, а Лия провожает меня взглядом, иронически улыбаясь. Эта игра у нас продолжается уже несколько лет, как только Лия собирается меня, вытащить на какой-нибудь бал или прием. Самое интересное в том, что мне ни разу не удалось найти отговорку, что бы остаться дома.
        Через десять минут я уже готов. Лия, как обычно, придирчиво оглядывает меня, хотя я до сих пор не могу понять, что она хочет найти, и взявшись за руки, мы входим в кабину лифта. Спустившись в холл первого этажа, накинув на плечи плащи, мы выходим на небольшую лужайку у подножия башни. У выезда со двора нас уже ждет локомобиль.
        Кто бы знал, сколько я потратил сил и времени, что бы освободить этот кусок скалы, от нагромождения камней. И сколько еще на завоз плодородной земли из долины и благоустройство нашей небольшой лужайки. Но, что только не сделаешь ради прекрасных глаз Лии, и собственного спокойствия. Зато теперь, можно в любой момент выйти в собственный дворик, огороженный каменной оградой, от завистливых глаз, и спокойно отдохнуть, наслаждаясь зеленой травой, несколькими деревцами и ручейком, берущим начало у подножия скалы и журчащим через лужайку.
        Через пятнадцать минут неторопливой езды, по довольно узкому серпантину, огибающую скалы, на которых воздвигнут наш город, и минуя несколько высоких мостов, мы подъезжаем к высоким стенам королевского замка. Хотя в них нет никакой нужды, но замок окружен высокими массивными стенами, выложенными из природного камня. Замок, как наша башня, да и все остальные дома нашего города большей частью вырублен прямо в скале. Лишь выступающий из нее фасад выложен из камня. Не знаю, кому первому пришла в голову такая идея, но сейчас весь город расстраивается именно так. Выбирается свободная скала, и в ней вырубаются, жилища, дороги, и все остальное, что требуется для нужд жителей. Между собой, все это соединяется мостами и тоннелями. Вы скажете, что это очень непрактично и дорого, но не забывайте, что все это, ну или большая часть, делается с помощью совершенных паровых машин и магии. Да, да! Именно магии. Поскольку весь этот город построен ими и для них. Пожалуй, единственным недостатком города, является почти полное отсутствие усадеб и зелени. Лишь самые состоятельные, могут позволить себе завоз земли из
долины. Да и само наличие участка возле дома, уже говорил о многом.
        Локомобиль проезжает под высокой аркой ворот и попадает на широкую площадку, перед парадным входом во дворец. Услужливые лакеи тут же оказываются возле машины, открывая дверцы и помогая нам выбраться из салона. Мы поднимаемся, по широкой мраморной лестнице и чуть приостанавливаемся, слыша голос Лорда-церемониймейстера объявляющего о нашем появлении.
        - Магистр воздуха Тираунской Академии Магии, Лорд-маг Рональд ди`Арн, Леди Аврелия ди`Арн
        Лорд-церемониймейстер делает шаг в сторону и, мы с сестрой входим в огромный зал, заполненный приглашенными на прием.
        Далеко за полночь, мы возвращаемся, в нашу башню. Лия, набравшаяся впечатлений на ближайшую декаду, мирно посапывает на моем плече и на ее лицо наползает улыбка. Локомобиль подъезжает к дому, я аккуратно, стараясь не разбудить, беру ее на руки и отношу в спальню. После на цыпочках выхожу из комнаты и устраиваюсь в своем любимом кресле, вытянув ноги к горящему камину. Закуриваю трубку и долго гляжу на играющие языки пламени…
        …Мысль. А вдруг это она?! Хватаю поручень, перевешиваясь через борт, и пытаясь разглядеть: «Гид, срочно туда, посадка!» Модуль подлетает ближе и, я в изумлении вижу лежащую без сознания сестру. С трудом дожидаюсь, выдвигающийся трап и буквально выпрыгиваю из модуля, подбегая к сестре. Лия, изломанной куклой, лежит на месиве из камней. Осторожно поднимаю ее на руки и слышу слабый стон. «Жива!» - понимаю я. Аккуратно, стараясь не оступиться на камнях, иду к трапу модуля и осторожно заношу ее в салон.
        - Гид, она жива. У тебя есть, что-то, что может ей помочь?
        - Реанимационная капсула будет готова, через три с половиной минуты.
        Беру влажную губку и, стараясь не причинить боль, вытираю тело сестры от грязи и непонятных мне линий нанесенных на неё. Через пару минут открывается боковая ниша и оттуда выдвигается капсула, куда я и укладываю сестру. Капсула наполняется, какой то жидкостью, на электронном табло мигают цифры и строятся какие-то графики. Я с надеждой смотрю на это действо. Капсула возвращается на свое место, раздается голос искина:
        - Больной помещен в стазис-сон, проводятся диагностические мероприятия. Результаты ожидаются через семь часов.
        - Она придет в себя?
        - Ответ будет по результатам диагностики, через 6 часов 59 минут.
        Я не нахожу себе места, бегая по модулю, каждую минуту прося у искина результаты диагностики. Так прошло почти три часа. За это время модуль взлетел и направился на юг в сторону базы.
        По словам Гида, там находилось лучшее медицинское оборудование на планете. И даже если помощь, оказываемая модулем, будет недостаточна, то на базе будет проведена повторная диагностика, и излечение Лии будет проходить более качественно и быстро. Пока же больная помещена в стазис-сон и ей ничего не грозит, даже если искин не сможет провести лечения самостоятельно. Это меня мало успокоило, но я все же отдал приказ на взлет и следование на базу на максимально возможной скорости.
        Заказав очередную чашку кофе, я присаживаюсь на диван и мелкими глотками пью обжигающий напиток, уставившись на панель закрывающую капсулу. Сделав очередной глоток, чувствую какую то неправильность в напитке. Кружится голова и, туман в глазах и, я засыпаю…
        - Рон, ну неужели нельзя дойти до спальни и лечь, в кровать, как все нормальные люди?! Почему обязательно нужно спать в кресле, как будто бездомный! Ну, как так можно Рон? - разбудил меня голос сестры.
        - Не ворчи. Просто сел, о чем-то задумался и не заметил, как уснул.
        - Вот почему-то у меня хватает сил дойти до кровати и лечь, как все нормальные люди, а у тебя вечно находятся какие-то причины.
        - Кто бы говорил, Ли. Ты уснула еще в машине, и мне пришлось тебя нести по всем лестницам на третий этаж. И это с моим то радикулитом. Естественно, что я чуть не надорвался и присел отдохнуть.
        - Мог бы и разбудить, чтобы не надрываться. - Лия надувает губы и уходит. Я вскакиваю с кресла, догоняю ее, и нежно обняв, что-то шепчу ей на ухо. После чего мы идем завтракать.
        - Что ты сегодня собираешься делать, Рон?
        - А, что ты хочешь предложить?
        - Можно проехать по магазинам, или еще куда, надоело целыми днями сидеть дома.
        - Вообще то я собирался немного поработать. Да и в Академию неплохо бы заглянуть.
        - Сегодня у тебя нет лекций, так что мы вполне можем провести этот день вдвоем. И вовсе не обязательно это делать сидя у камина. Так, что завтракай и давай решать, куда мы поедем.
        - Знаешь, у меня есть идея. Давай-ка, мы и вправду съездим с тобой в одно место.
        - Куда это?
        - Пусть это, будет для тебя сюрпризом. А то и вправду засиделись мы, что-то в последнее время.
        Еще, через полчаса, мы двигались в долину на огромном спортивном локо, подаренным мною Лие пару лет назад. Это бы двухместный локомобиль, с мощной паровой турбиной питающейся от встроенного газового баллона. На ровных участках дороги, он развивал скорость до 150км\час. Что для сегодняшнего дня было очень приличной скоростью. Практически бесшумный, за счет парового двигателя, он имел высокую подвеску, очень длинный передний капот, с выступающими по бокам блестящими трубами, и откидную прорезиненную крышу, убирающуюся в проем за сиденьями. Всем своим видом он очень напоминал Хорьх 853а, 1935 года. Был выкрашен в вызывающий красный цвет, и очень нравился сестре.
        - Как ты думаешь, Ли. Может нам стоит съездить отдохнуть куда-нибудь? - предложил я сестре.
        - Неплохая идея, вот только куда? Все, что есть в округе уже несколько приелось, Если только куда-нибудь подальше, вот только куда?
        - Есть у меня одна идея, вот только не знаю, как ты на нее отреагируешь?
        - А в чём, проблема?
        - Понимаешь. - я задумался пытаясь сформулировать, - дело в том, что это не курорт. Там нет тех удобств и развлечений, к которым мы привыкли за последнее время. Хотя. Да, удобства там будут, даже может быть и получше привычных, а вот с остальным.
        - Что ты имеешь в виду, - вкрадчиво поинтересовалась Лия.
        - Ну, вообще-то там можно будет, например, поохотиться. Помню, ты, когда-то неплохо стреляла, да и сейчас частенько заглядываешь на стрельбище.
        Лия задумалась.
        - А, что неплохая идея, но все равно ты, что-то темнишь!
        - Даже и не знаю, как сказать.
        - Да, говори, как есть.
        - Ну, в общем, сама увидишь, а после решим. Хорошо?
        Между тем мы спустились в долину и въехали в городское предместье.
        - Вот здесь, пожалуйста, направо, Ли.
        - Рон, там только промзона!
        - Да, я знаю.
        - Интересно, куда это ты меня везешь?
        - Увидишь.
        Через несколько минут, мы подъехали к фабричным корпусам Олдсена.
        2
        В сопровождении директора фабрики, мы прошли в ангар. Лия, видя, чудо стоящее там от восхищения взвизгнула, и некоторое время разглядывала его, повернувшись ко мне, спросила: - Откуда он взялся, Рон?
        - Все вопросы дома, Ли. Сейчас просто смотри.
        Это был огромный, похожий на ската дирижабль. Окрашенный в бело-голубой цвет он казался, каким то легким и воздушным. А выступающий чуть вперед носовой отсек с рубкой управления, создавал впечатление стремительности. Казалось, что он вот-вот взлетит. Чуть приплюснутый баллон с легким газом был сделан в виде крыльев, на кончиках которых были закреплены электродвигатели с винтами, обеспечивающие ему приличную скорость. Под плоскостью крыльев находилась встроенная в основной корпус гондола, ранее предназначавшаяся для перевозки грузов массой до 15 тонн. Теперь, же большей частью, переделанная в пассажирский отсек. Благодаря специальному покрытию, верхняя плоскость баллона, являлась солнечной батареей, мощности которой, хватало на обеспечение полета и жизнедеятельности остальных систем воздушного судна. К тому же, за всем этим следил специальный компьютер, встроенный в системы управления. Кстати в качестве искина выступал, уже знакомый нам Гид, которого я по его же просьбе перенес и подключил на это судно.
        Корабль был оснащен стандартным вооружением, такого же типа, как и на нашем модуле. Сейчас, некоторое оборудование и вооружение было удалено, чтобы не привлекать внимания, во время переделки судна. Однако после окончания ремонта, я планировал посетить базу, что бы восстановить, целостность и оснащенность корабля, надеясь справиться с этим самостоятельно.
        Где-то полгода назад, я его переправил с базы, в наш городок, для необходимых изменений. И вот недавно, пришла телеграмма от владельца фабрики, о том, что мой проект готов, и я могу в любой момент забрать его.
        Открыв боковой вход, мы прошли на корабль, и попали в небольшой холл, отделанный дубовыми панелями и зеркалами, со встроенными шкафами для верхней одежды. Осмотрев его, через красивую, украшенную резьбой и покрытую лаком дверь, попали в большой овальный салон, занимающий центральную часть корабля. Он так же был отделан светлой кожей, по бортам возле широких овальных окон стояли диваны и кресла на причудливо изогнутых ножках. Возле них невысокий столик, так же как и остальная мебель украшенный резьбой. Все было сделано добротно и основательно, и говорило о том, что хозяин не чужд роскоши и может себе это позволить. Все это сейчас было укрыто специальными чехлами из светлой ткани. В дальней части салона, возле прохода ведущего в подсобные помещения и грузовой отсек, был устроен небольшой камин. Мне нравилось вечерами, посидеть у открытого огня и выкурить трубку. Так как, на нашем дирижабле в качестве летучего газа использовался не водород, а гелий, устройство камина было, в общем безопасно, конечно, если соблюдать элементарные правила.
        Из салона можно было попасть в короткий коридор, а из него в отсек управления и, две отдельные спальни расположенные ближе к носу по обоим бортам судна. В каждой из них располагалась широкая, удобная кровать и встроенные в стены шкафы для одежды. В торце каждой спальни, находилась дверь, ведущая в душевую кабину и туалет.
        Лия, осмотрев все это, двинулась дальше по коридору, и попыталась пройти в рубку управления. Дверь была закрыта.
        - А тут закрыто, - удивленно посмотрела на меня.
        - Да. Там все осталось без изменений, и есть кое-какие секреты касающиеся только нас.
        Развернувшись, мы вновь прошли через салон и попали в небольшой коридор с несколькими дверями.
        - Здесь располагается оружейная комната, - я показывал сестре помещения, - это небольшой склад с морозильными камерами, для продуктов, а вот эта дверь ведет в грузовой отсек, в котором вполне может поместиться один из наших локомобилей. Не все же нам летать.
        Конечно, локо подобный тому, на котором мы приехали сюда не поместится, но более компактный, который я собирался взять на базе, войдет наверняка. На это собственно я и рассчитывал.
        Я нажал кнопку возле двери. Тихо зашипели насосы гидропривода, и задняя стенка опустилась, образовав пандус для въезда в грузовой отсек. По нему мы и спустились на пол ангара, где стоял наш дирижабль.
        Некоторое время мы еще прохаживались вокруг него, рассматривая корпус и я отвечал на многочисленные вопросы сестры. После чего, пройдя в кабинет директора, подписал все необходимые бумаги, говорящие о приеме работ и мы покинули фабрику.
        … Я стою на верхней палубе модуля, двигающегося к нашей цели. Осталось совсем немного. Прошла неделя, с момента начала полета, и столько же с момента погружения Лии в регенерационную капсулу. Увы, картриджей и программ для излечения сестры у модуля не нашлось. Теперь вся надежда только на пресловутую базу. Сестра погружена в стазис-сон и пока находится в капсуле, в том же положении, как и в момент погружения. Но уже есть и хорошие новости. Получен радио сигнал, что база близко, и вроде бы оборудование, находящееся на ней сохранилось. Гид передал и получил несколько сообщений от искина базы, и я полон надежд, на успешное завершение дела. Хотя сигнал, полученный от искина, не совсем стабильный, но гид относит это скорее к помехам на его пути. Остались последние минуты, еще немного и мы достигнем нашей цели, и тогда…
        - Внимание, мы прибыли на место, - слышится голос Гида. - Вход на Центральную Исследовательскую Базу, находится в 175 метрах прямо по курсу.
        - И где же он! Я ничего не вижу!
        - Согласно, сообщениям искина ЦИБ, около 300 лет назад, точную дату можно озвучить.
        - Неважно дальше!
        - Произошла катастрофа, вызвавшая множественные землетрясения…
        - Пропусти, я знаю об этом.
        - …Которые вызвали множественные оползни и камнепады. Последнее землетрясение произошло около 17 лет назад. Вызванный им обвал закрыл главный вход в ЦИБ. Толщина залегания камней варьируется от 5 до 12 метров у основания входа.
        - Если был главный вход, значит, должны быть и второстепенные?
        - Дополнительный вход на ЦИБ замурован согласно приказу при эвакуации персонала. Второй грузовой портал, недоступен, по причине, отсутствия спецтранспорта.
        - То есть?
        - На модуле имелась специальный двухместный управляемый батискаф для исследования дна водоемов с глубиной погружения до 60 метров. Он так же служил для резервного входа на базу через озеро Пуэло, расположенное с противоположной стороны хребта. Утерян, при попытке погружения в озеро Титикака, из-за превышения глубины погружения.
        - Да, весело тут у нас… - я задумался. - Спустись ниже к обвалу и пройди вдоль всего ущелья, дай обзор по завалам на мониторы. - Приказал я, спускаясь в рубку управления.
        Модуль опустился на дно ущелья и на небольшой скорости стал дрейфовать вдоль завала.
        Завал был столь велик, что камнями было засыпано все ущелье, а самые крупные из них перегораживали выход из него, закупорив его собой. Зависнув, по моему приказу возле каменной преграды, я уже прикидывал, как из имеющихся гранат и мин сделать закладку, что бы прорвать заваленный выход из ущелья, как вдруг вспомнил недавний обстрел с помощью вооружения своего судна. Перед глазами вновь встали оплавленные потеки камня и металла.
        - Гид, твое вооружение исправно? - спросил я.
        - Вооружение всегда исправно и готово к бою. - Послышалось в ответ.
        - Скажи, ты сможешь выстрелить так, что бы убрать из этой расселины закупоривающие ущелье камни?
        После десятисекундного молчания, я услышал ответ:
        - Расчет атаки произведен, для проведения атаки требуется 37% мощности.
        - Начинай, скомандовал я усаживаясь в кресло.
        Модуль отошел от завала и поднялся на высоту семидесяти метров, оказавшись почти вровень с гребнями понижающихся к выходу из ущелья скал. После его предупреждения, я пристегнул ремни безопасности и стал дожидаться результата атаки. Экраны слегка потемнели, что бы ни ослепить меня, яркой вспышкой, послышался неясный гул и вдруг, все пространство перед модулем взорвалось вспышками молний бьющих в камни. Спустя несколько секунд атака прекратилась, и я услышал, все нарастающий грохот камней, вызванный обвалом, который был инициирован модулем. Поднялась туча пыли, послышалась дробь ударов мелких камней об обшивку судна, и модуль взлетел повыше.
        Грохот падающих камней продолжался около двадцати минут. Наконец все стихло, но еще очень долго стояла пыль мешающая опуститься в ущелье и рассмотреть результаты атаки модуля.
        Когда пыль, наконец, осела, появилась возможность рассмотреть, что же у нас получилось. Несмотря на то, что мы открыли ущелье, и какая то часть камней ушла вниз, до победы было еще далеко. Атаку пришлось повторить еще трижды, что по времени заняло около восьми часов, но и после этого, около четырех часов, модуль маломощными импульсами сплавлял остатки камней в районе прохода, чтобы не допустить нового обвала. С учетом, времени потраченного на подзарядку накопителей модуля, прошли целые сутки.
        Но, наконец, все было завершено, и обменявшись кодами доступа с главным искином, модуль плавно вошел в центральный ангар ЦИБ.
        Скажу сразу: Все мысли мои в тот момент касались только здоровья сестры, поэтому первые впечатления, от посещения базы у меня появились лишь к концу следующего дня. Сейчас же, я занимался лишь доставкой капсулы в реабилитационный центр, расконсервацией и подключением энергостанции и прочими вопросами, связанными с болезнью сестры. Когда же, наконец, все было сделано, и автодок выдал обнадеживающие прогнозы, по лечению, я просто вырубился в первом попавшимся кресле и проспал в нем больше двенадцати часов.
        База. Я бы скорее назвал это место небольшим городом. Я бродил по, казалось бесконечным улицам, переходам, тоннелям этого подземного города. Разглядывал небольшие домики, заходил, в некоторые из них. Меня поразили уютные комнаты, отделанные с простотой и изяществом. Было видно, что живущие в них, устраивались всерьез и надолго. Причем умели не только работать, но и отдыхать. Что было самым удивительным, это то, что в любом и домов, куда я заходил, совершенно не было пыли. В каждом домике имелся, уже знакомый мне синтезатор пищи. Когда я проголодался то заказ сделанный в ближайшем доме, тут же исполнился. А, поев, я сбросил использованную посуду в утилизатор, который с негромким урчанием тут же переварил ее. Еще больше удивило то, что обернувшись к столу за которым я обедал, я не нашел не единого следа моего присутствия. Т.е. все следы, возможные крошки тут же исчезли, и стол стал девственно чистым. Что это? Магия, или технология, зашедшая столь далеко, я не знал.
        Мне казалось, что жители покинули дома, совсем недавно и вот-вот вернутся обратно. Хотя с момента их исчезновения прошло более трехсот лет. Возле домов были проложены неширокие улицы с чуть приподнятыми пешеходными дорожками, выложенными красноватым камнем. Единственное, что не хватало здесь, это полное отсутствие растений. Хотя имея столь совершенную технику, способную построить такой город, вполне можно было рассчитывать и на какую либо зелень, что придало бы городу больший комфорт. Хотя, кто знает, какие условия для жизни были на родной планете пришельцев. Возможно, они привыкли именно к такой обстановке, подумал я и решил при случае поинтересоваться об этом у искина.
        Здесь имелась вся инфраструктура, необходимая для проживания нескольких тысяч разумных в течении длительного времени. Все это размещалось в целой анфиладе естественных гротов и пещер, укрепленных специальными строительными материалами, и магическими структурами. Что и говорить, если всё это пережило такую катастрофу, при которой чуть было, не погибла вся земная цивилизация. Создавалось впечатление, что здесь была база будущей колонии, а не что-то еще. И где-то в глубине души, возникало чувство благодарности тем, кто заставил их, бросить все и, покинуть нашу планету…
        …- Ну, вот опять! Ну, сколько можно мне с тобой ругаться? Неужели нельзя, как все нормальные люди…
        Я поднялся из кресла, в котором вновь провел всю ночь, и подойдя к Лии, прервал ее монолог, долгим поцелуем. Оторвавшись от нее, я посмотрел в эти прекрасные глаза и, видя, что она еще не выговорилась, и пытается продолжить, повторил его. Через минуту, Лия уперевшись в меня руками, вырвалась из моих объятий и со словами: «Да, ну тебя!» убежала в столовую.
        - Я жду тебя на завтрак! - услышал я ее голос.
        Через некоторое время, мы завтракали в столовой.
        - Чем, ты собираешься сегодня заняться? Опять весь день с книгой у камина просидишь?
        - Как раз наоборот. Ведь мы же собирались с тобой в путешествие.
        - Что прямо сейчас?
        - Нет. Но я собирался съездить на фабрику и перевезти, корабль в ангар, который арендовал в порту. Можно было конечно оставить его и там, но в порту мне кажется, будет удобнее.
        - А я?
        - А ты пока подумай, что нам нужно взять с собою, ну и возможно купить.
        - Да, ты пожалуй прав. Но мы так и не решили, насколько долго затянется наше путешествие?
        - Рассчитывай месяца на три. Как раз на все каникулы в академии.
        - Куда это ты так надолго собрался?
        - Вначале, я думаю посетить ЦИБ, для установки недостающего оборудования. Да и локомобиль лучше взять оттуда. Там есть достаточно проходимая модель, к тому же она мне кажется, будет удобнее, чем местные драндулеты.
        - Это мой локо, ты называешь драндулетом! Как тебе не стыдно Рон?!
        - Вообще то я имел ввиду свою машину. Тем более, что твоя, вряд ли влезет в грузовой отсек, да и для путешествия нужно что ни будь другое. Кто знает, какие нас ждут дороги, и будут ли они вообще. Ты же сама, любишь в такие дебри забираться, что…
        - Не говори глупости, Рон! - прерывает меня Лия. - Все, как раз наоборот. Я же предпочитаю, уют и комфорт.
        - Ну ладно, ладно. - Примирительно соглашаюсь я, встав из-за стола, и поблагодарив за вкусный завтрак, ухожу.
        - Ну, я пошел собираться.
        - Иди, уж! Стрелочник. - Доносится до меня.
        3
        Вряд ли читателю будут интересны подробности наших сборов в путешествие. Поэтому, я решил опустить этот момент, хотя в дневнике, что я веду, все это подробно описано. Возможно, впоследствии я вернусь к некоторым событиям, которые будут представлять интерес, или объяснят некоторые нестыковки, дальнейшего повествования.
        И вот, наконец, все сборы закончены, и мы в воздухе. Наш незаменимый искин Гид, ведет наше судно, по проложенному маршруту, Лия наводит порядок, распределяя взятые с собой вещи по встроенным шкафам и полкам, а я устроился в кресле у камина. Короче семейная идиллия. Нет, я конечно, предложил свою помощь, но Лие не очень понравилось мое усердие, и она отправила меня заняться, чем ни будь другим, что я и делаю.
        От мыслей отвлек возглас сестры:
        - Нет, ну, что за привычка у тебя?! Опять в кресле у камина, я то думала, что все это останется в башне, так ведь нет! И здесь ты занимаешься тем же самым!
        - Чем, тем же самым?
        - Дремлешь в кресле! И стоило из-за этого нам уезжать? Ведь дома ты проводил вечера точно так же!
        - Просто не хотел тебе мешать, наводить порядок, вот и присел ненадолго.
        - Твое, ненадолго, скоро перейдет в сон.
        - Ну, я же не виноват, что ты настолько увлеклась, что забыла обо мне.
        - Это не я забыла, а ты вспомнил. И не меня, а свою дурную привычку.
        - Ну ладно не кипятись, пойдем лучше в рубку, сотворим по чашке кофе и поговорим о наших планах.
        - Ну наконец то, я уж думала ты и не вспомнишь об этом. И вообще, мог бы и сам подняться в рубку и принести кофе сюда. И вообще хорошо бы установить синтезатор здесь, а не мотаться каждый раз туда.
        - Ты права, мы так и сделаем, когда прибудем на базу. Ну, ты же понимаешь, что я не мог поставить его здесь, пока проводился ремонт. Как ты думаешь, какие вопросы бы возникли в этом случае?
        Через несколько минут, мы вдвоем уже сидели у камина, и пили ароматный кофе, со свежей выпечкой от Гида, и разговаривали о дальнейших планах.
        Первым делом мы решили посетить базу, для установки недостающего оборудования и вооружения. К тому же нежно было пройти профилактический осмотр в медкапсулах, что делалось нами ежегодно.
        Кстати говоря, это делалось, больше для сестры, чем для меня. Все дело в том, что те повреждения, что были получены ею, на том злополучном острове, были столь сильны, что даже технологии базы не смогли справиться с ними полностью. Да «болезнь» была остановлена, но не излечена до конца. В связи с этим, по-прежнему, были заблокированы магические способности сестры. Был составлен график дальнейших процедур. И хотя Лия относилась к этому отрицательно, в общем, чувствуя себя здоровой, мы все же проводили все назначенные ежегодные процедуры в надежде на полное выздоровление.
        В этом году должен быть окончательный, так сказать проверочный осмотр. После этого, если все будет нормально, можно будет провести обряд инициации. И хотя Лия, уже не особо стремилась к этому, но после долгих раздумий, все же решилась на него.
        После проведения всего запланированного, мы собирались пересечь океан и добраться до берегов Австралии. Все-таки жажда путешествий еще не до конца выветрилась из наших голов. А тем более на таком прекрасном судне, что имелось у нас, мы вполне могли себе это позволить.
        Следующая неделя, после прилета на базу, оказалась загруженной еще больше, чем время подготовки к путешествию. Но если тогда суетилась Лия, то сейчас, все это легло на меня. Пока сестра проходила процедуры в регенераторе, мне пришлось выбирать и устанавливать дополнительное оборудование на модуль, готовя его к дальнейшей эксплуатации. Это и синтезаторы питания, и запасные картриджи, и дополнительное вооружение, и еще множество всякого оборудования. Хотелось взять с собой если не все предложенное, то хотя бы большую его часть. Но, увы, модуль имеет определенный объем и грузоподъемность, и поэтому приходилось выбирать. А это самое сложное. Я настолько уставал, что к вечеру, почти без сил падал и мгновенно засыпал, что бы проснувшись утром продолжить начатое. Но все когда-то заканчивается, и я думаю, мои приготовления не пропадут даром.
        Особенную трудность в выборе, представляло средство передвижения. К моему огромному удивлению из всех представленных на базе моделей транспорта, а их было более десяти, ни в одном не было бензинового или дизельного двигателя. Все транспортные средства представляли собой, паровики. Да высокой мощности, отличного качества, но именно с паровым двигателем. У меня даже закралось сомненье, не перемудрили ли они с данной техникой. Я понимаю, что техника представленная здесь была адаптирована под эпоху того периода, но не до такой же степени, что даже образцы, поставленные на длительное хранение, соответствовали прошедшей эпохе.
        Хотя, немного подумав, я решил, что так даже лучше. Ведь паровой двигатель может питаться любым топливом, в отличие от ДВС, а в наше время проще нарубить дров, чем найти высокооктановый бензин. А, судя по показанной мощности, некоторые образцы, даже превосходили технику моего времени.
        Установив необходимое оборудование, я приступил к выбору локомобиля.
        Не зная, будущего маршрута передвижения, нами были определены лишь общие планы путешествия, я старался выбрать локомобиль с наилучшей проходимостью. Мне не нужна была высокая скорость, хотя и это тоже было немаловажным фактором, но большее внимание, я уделял именно проходимости и запасу хода, а поразмыслив, и защите.
        В итоге мой выбор остановился на стосильном пикапе, с высокой подвеской, полным приводом на четыре колеса и достаточно просторной трехместной кабиной. Кузов пикапа закрывался металлической крышей, с доступом, как снаружи, так и из кабины. В нем можно было разместить необходимые запасы, как топлива, так и снаряжения. На крыше имелся хороший металлический багажник, куда можно было уложить вещи не поместившееся в кузов. Кроме того, имелась, мощная тридцатиметровая лебедка, с приводом от распредвала двигателя, чуть выше которой, крепилось запасное колесо. Локомобиль, судя по документам, имел грузоподъемность в одну тонну и по ровной дороге мог двигаться со скоростью до 80км\час. Локомобиль был окрашен в серо-зеленый цвет. Когда-то в молодости, еще в прошлой жизни, похожий на него был для меня недоступной мечтой. Я проверил локомобиль, заправил его полностью топливом, которое имелось в достатке на базе, и загрузил его нашим, найденным ранее оружием и боеприпасами, которые до сего времени хранились здесь. После чего немного прокатился на нем по подземным дорогам базы. Локомобиль полностью удовлетворял
моим требованиям. Перед загрузкой локомобиля в модуль я еще раз проверил его и добавил в инструментальный ящик, несколько деталей сняв их с соседних локомобилей. Решив, что запчасти лишними не бывают, как оказалось впоследствии, они очень даже пригодились.
        Укрепив локомобиль специальными ремнями в кузове модуля, и еще раз проверив приготовленные запасы и снаряжение, я приготовился терпеливо ждать вердикта в отношении сестры, которой осталось лежать в медкапсуле меньше суток.
        Увы, наши надежды не оправдались. Хотя медицинский искин, и признал Лию полностью здоровой, но инициация ее как мага жизни не получилась. Способности сестры, по-прежнему были заблокированы, и она даже несколько расстроилась.
        Правда по уверению искина, была еще одна, последняя возможность, активации способностей Лии. И хотя, от нее веяло чем-то мистическим, но после недолгих раздумий мы все же решили попробовать провести этот обряд. Тем более, что никаких побочных эффектов от него не ожидалось, хотя и сомнения все же имелись.
        Дело в том, что каждый маг империи, к которой принадлежали пришельцы, создавшие на земле исследовательскую базу поклонялся своему богу. Не то что бы у каждого из них был свой собственный бог, нет, богов было около десятка. Просто некоторые из них покровительствовали магам воздуха, огня, жизни и так далее. И иногда боги, после соответствующего обряда, могли дать силу своим избранникам, чаще всего тем у которых имелась к данной силе предрасположенность. Богиней жизни в этом пантеоне выступала многорукая богиня Ашу. Я спросил, какое отношение мы имеем, к этой богине, ведь не предлагает же искин лететь нам в империю, для проведения обряда. Оказалось, нет, никуда лететь не нужно. Культ богини Ашу, существовал и на земле. Правда здесь она чаще выступала под другим именем. Хотя и это имя упоминалось среди тысячи других. Предоставленные искином материалы дали нам ясное представление, о ком говорил искин. Это был индийский трактат: «Деви Махатмья».
        В этом трактате описывается Богиня (Деви). Богиня в Индуизме это Шакти, Сила и Желание Бога Всемогущего. Именно Она, согласно Индуизму, и разрушает все зло в мире. Ее называют по-разному, отражая Ее многогранность - Махамайя, Кали, Дурга, Деви, Ашу, Лолита… Встречается даже имя Аллах.
        У Нее множество имен, известен трактат «1000 имен Лолиты» Шри Шанкарачарьи, где он описывает Ее в тысяче имен, первое из которых - «Священная Мать, которая дает не только все хорошее, что любящая Мать дает своему ребенку, но также высочайшее знание, знание Божественных вибраций тем, кто поклоняется Ей». Шри Нишчинта (Лишенная беспокойства), Шри Нихсамшайя (Неимеющая сомнений), Шри Ракшакари (Спасительница), Шри Парамешвари (Основной правитель), Шри Ади Шактихи (Первичная Сила, Святой Дух), Вишва-Гарбха (Вся вселенная заключена в Ней) - такими именами Шанкарачарья характеризует Силу и Волю Бога Всемогущего.
        Также Шанкарачарья и Деви Махатмья описывают Разрушительную силу Богини. Вот что написано в седьмой главе:
        2.Получив такой приказ (уничтожить Богиню), даитьи (злые силы) во главе с Чандой и Мундой, воздев оружие, выступили армией четырех родов (войск).
        3.И на золотой вершине высокой горы они увидели Деви, с легкой улыбкой восседавшую на льве.
        4.И увидев Ту (Деви), одни направились пленить Ее, а другие подошли к Ней, вытащив мечи и натянув луки.
        5.Тогда в Амбике проснулся страшный гнев на врагов, в ярости Ее лик стал черным как смоль.
        6.А из Ее высокого лба с нахмуренными в гневе бровями вдруг вышла Кали - страшноликая, несущая меч и аркан,
        7. - Держащая дивный венчанный черепом посох, украшенная гирляндой черепов, облаченная в шкуру тигра, повергающая в трепет видом (Своей) истощенной плоти,
        8.С широко открытым ртом, страшно шевелящимся языком, с глубоко запавшими алыми глазами, оглашавшая ревом стороны света.
        9.И стремглав обрушившись на великих асуров, убивая и пожирая воинства врагов небожителей,
        10.Она одной рукой хватала слонов с их охраной, погонщиками, воинами, колоколами, и бросала их Себе в рот…
        15.Иных убивал Ее меч, иных поражал удар венчанного черепом посоха; иные асуры встретили смерть, растерзанные Ее острыми клыками.
        16.Во мгновение ока погибло все войско асуров, и видя это, Чанда (демон) бросился к несказанно страшной Кали.
        17.Ужасным ливнем стрел тот великий асур, а также Мунда (демон) - тысячью брошенных дисков, накрыли (богиню) повергающего в трепет облика.
        18.Но влетая Ей в рот, те бесчисленные диски казались Дисками многих солнц, исчезающими в глубине облака.
        19.И страшно взревев, Кали грозно рассмеялась в великой ярости, - повергающие в дрожь клыки блистали в Ее ужасной пасти.
        20.Тут восседавшая на великом льве Богиня устремилась к Чанде и, ухватив за волосы, мечом отсекла ему голову.
        21.И видя гибель Чанды, Мунда сам кинулся (к Богине), но был повергнут наземь свирепым ударом Ее меча.
        22.При виде смерти Чанды и великого в доблести Мунды остатки войск в страхе бросились во все стороны.
        23.И подхватив голову Чанды, а также Мунды, Кали приблизилась к Чандике и сказала, чередуя слова с неистовым смехом:
        24.«Я принесла Тебе Чанду и Мунду, двух великих животных на жертвоприношении-битве, а Шумбху с Нишумбхой (других 2 демонов) Ты убьешь Сама!»
        Именно поэтому ей и были даны следующие имена: Шри Уграпрабха (Излучающая ярость), Шри Нарамандали (Одетая в гирлянду из черепов), Шри Кродхини (Космический гнев). Но при этом - Шри Виласини (Океан радости), Шри Бхогавати (Верховный даритель радости в мире), Шри Манорама (Высочайшая Божественная милость и очарование) - ведь Она символизирует защиту человечества от зла, а также материнскую любовь и заботу. Согласно «Деви Махатмья» Она всегда приходит на выручку праведным и хорошим людям.
        Именно она и стоит во главе обряда, который может активировать способности Лии, к магии жизни. Я пытался возразить, что ей всегда приносили человеческие жертвы, а если так то как она может покровительствовать жизни?
        - К сожалению, всегда находятся люди, которые могут использовать религию в своих целях. Так возник в Индии культ Кали, основатели которого, пользуясь невежством простых сельских жителей, совершали ужасные вещи, убивая людей. Представители почти всех религий иногда считают себя вправе убивать во имя Бога, здесь можно вспомнить и мусульманских шахидов, и христианских крестоносцев, и много кого еще. Но последователей этого ужасного культа уместнее сравнить с сатанистами, настолько они далеки от духа индуизма, настолько неверно они поняли суть Богини. - ответил мне искин, - Что касается времени, которое называется «Кали Юга», то и здесь существует множество неверных взглядов. Время Кали - это время, когда человеческие иллюзии достигают своего максимума, заставляя человека страдать. Сделано это вовсе не из ненависти к человечеству, а для того, чтобы люди задумались об источнике своего страдания, начали искать Истину и самореализацию. И именно Ашу и дает возможность самореализации, через магию жизни.
        В общем, по уверениям искина, нам нужно лететь в Индию, искать храм богини Кали и проводить соответствующий обряд, который даст или вернее сказать, возможно, вернет сестре способности мага. Так как мы все равно собирались провести время в путешествии, то почему бы не слетать в Индию. В общем, Лия согласилась с моими доводами и в один из дней, попрощавшись с главным искином базы, мы начали свое путешествие.
        4
        Увы, даже самая совершенная техника иногда выходит из строя. Первые признаки грядущей аварии, появились еще при пересечении Тихого океана. Причем большая часть пути была уже пройдена, и возвращаться назад, не имело смысла.
        Видимо долгие годы стоянки, а возможно некачественная консервация судна, сказались на прочности. При наборе высоты, в баллоны был подан дополнительный объем газа, видимо это как-то повлияло на конструкции расположенные внутри баллона. Послышался противный скрежет и, давление стало падать. Пришлось срочно снижаться. Искин смог отделить поврежденную камеру баллона от остальных и удалить из нее газ. Но это мало помогло. Видимо сломанная конструкция, вызвавшая пробой баллона, при снижении давлении внутри камеры еще больше подверглась деформации, что вызвало продолжение получившегося разрыва.
        Были предприняты всевозможные меры по исправлению аварийной ситуации, но ничего сделать не удалось. В результате высота полета заметно упала, а последнюю тысячу километров, наше судно буквально глиссировало по поверхности океана, а мы почти не смыкали глаз, готовясь в любой момент покинуть его.
        На четвертые сутки, под утро, судно выбросило на пустынный песчаный берег Австралии. Хотя наше путешествие началось так печально, мы были рады хотя бы тому, что остались живы.
        Немного отойдя от пережитого, мы выбрались из потерпевшего аварию судна на берег. Осмотревшись, с помощью подручных средств и канатов, имеющихся на судне, я как смог укрепил его расположение. Теперь, если не будет шторма, была хоть какая та надежда, что модуль не смоет в море.
        Поднявшись на плоскость баллона, я осмотрел его. Увы, увиденное мною, заставило задуматься о продолжении путешествия. Разрыв плоскости был настолько велик, что ни о каком ремонте не могло быть и речи. Во всяком случае, подручными средствами, имеющимися на судне, залатать разрыв было невозможно. Но даже если бы удалось залатать разрыв, я ничего не смог бы исправить в поврежденной конструкции. Из-за попавшей внутрь баллона сырости, несущая балка насквозь проржавела и, обломившись от перегрузок, во время полета пробила обшивку камеры. Если бы это произошло вблизи базы, возможно и удалось бы что-то исправить, здесь же это было просто нереально. К тому же, даже если бы удалось заменить балку и залатать дыру, на модуле не осталось летучего газа, а добыча его из атмосферы, для заполнения баллонов, по самым скромным подсчетам заняла бы несколько месяцев.
        Обсудив все это с Гидом и Лией, нами было решено, отправиться в дальнейший путь на локомобиле. Модуль же, как не жаль почти сроднившегося с нами Гида, придется оставить на побережье. Решив это, мы начали готовиться к походу на локомобиле.
        Для начала, выкатив его из судна, и отогнав подальше на берег, я разгрузил его и тщательно проверил все узлы, детали, конструкции и двигатель на предмет возможных неисправностей. И хотя это заняло больше трех дней, зато теперь я был уверен в том, что хотя бы эта техника не подведет нас в пути.
        После проверки, локомобиля я залил во все найденные емкости жидкое топливо, помня из прошлой жизни, что Австралия по большей части пустынна и, что найти дерево для растопки котла будет проблематично. К тому же еще в Храме Науки, меня предупреждали о том, что Австралия, тоже подверглась каким то изменениям. Решив, что изменения вряд ли исправили, что то в лучшую сторону, я готовился к обратному. Укрепив бочки с топливом на верхнем багажнике локо, я провел снятые с модуля медные трубки от бочек, до форсунок подачи в котле, решив, что в первую очередь буду использовать дополнительные емкости, выбрасывая их по мере опустошения. Кроме того, сняв с модуля две емкости по сто литров каждая, я укрепил их с помощью хомутов по бокам кузова, наполнив свежей водой, что бы не испытывать дефицита в пустынных районах которые нам предстояло пересечь. Таким образом, непосредственно кузов нашего пикапа, остался практически свободным. В него мы решили загрузить наши вещи и продукты питания, которыми сейчас занималась Лия, готовя их на синтезаторе, который, к сожалению, невозможно было взять с собой. Когда было почти
все готово, Лия, случайно задев емкость с топливом, лежащую на крыше пикапа, обожглась. Нам пришлось задержаться еще на один день, что бы снятыми серебристыми листами обшивки модуля, огородить лежащие на крыше емкости, закрыв их от палящего солнца. Хотя это и мало помогло, но все же, была какая то надежда, снизить температуру и уберечься от возможного возгорания. К тому же эти листы были сделаны из довольно прочного материала, и по уверениям Гида легко держали пулю винтовочного калибра. Немного поразмыслив, я укрепил еще несколько листов на боковых стенках и дверях пикапа, защитив тем самым нас от возможной неприятности.
        По просьбе Гида, я все же залатал, как смог, пробоину в баллоне. При этом пришлось удалить проржавевшую и вышедшую из строя балку. Кроме того, мы максимально облегчили трюм судна, выбросив из него все ненужное оборудование и мебель установленную нами. После этого, перед самым отъездом, я следуя указаниям искина, активировал его возвращение на центральную базу, без этого, модулю пришлось бы остаться на берегу ожидая своей гибели или полного разграбления. Теперь же, после добычи достаточного количества гелия из атмосферы, модуль сможет, пусть и не сразу, но добраться до базы. Хотя я в это и не очень верил, но все же была какая то надежда. Плюс к этому, Гид дал нам маяк, который я установил в локомобиле. При успешном возвращении на базу, нам на встречу будет выслан модуль, на котором при желании, мы сможем вернуться назад. Модулей подобных тому, что мы когда то нашли, было несколько штук. Поэтому если все сложится хорошо то когда-нибудь, мы вновь увидим наш «Летучий домик» пусть даже с другим искином.
        Наконец все было готово. Еще раз, проверив, взятые с собой веши и оружие мы, попрощавшись с Гидом, двинулись в путь. По имеющимся у нас картам нам нужно было пройти более 3000 километров до северного побережья Австралии. Там мы надеялись нанять, по возможности, какой ни будь корабль, что бы переправившись на острова Индонезии или дальше до Малайзии. Но там уже как получится. Для оплаты корабля, у нас имелось достаточное количество золотых монет и слитков, которые мы взяли с собой.
        Отъехав от побережья и поднявшись на небольшую возвышенность, мы с Лией вышли из локомобиля и долго смотрели на израненный модуль, мысленно прощаясь с ним и той жизнью, что была у нас. Вряд ли, когда-нибудь, мы сможем вновь попасть в Южную Америку, и войти в нашу башню, встретиться с друзьями или просто посидеть у камина. Несмотря на все приготовления, мне мало верилось в благополучный исход.
        Изменения, произошедшие с материком и населяющими его людьми, сразу бросались в глаза. Во-первых, я не смог обнаружить ни одного поселения вблизи места нашей аварии. А ведь когда то это была территория столичного округа, а следовательно заселена она была более, чем плотно. Сейчас же признаков жизни не было видно вообще, сколько я не разглядывал окрестности в 12-кратный бинокль. К тому же юго-восточное побережье раньше было довольно зеленым, сейчас же лишь кое-где были видны островки леса. В остальном же, это была каменная пустошь. Приготовив на всякий случай оружие, мы двинулись в путь. К вечеру не смотря на трудности, вызванные полным отсутствием, каких либо дорог, нам удалось проехать около двухсот километров. С учетом того, что скорость редко превышала 40км\час, это было неплохое расстояние. Мы двигались все время на запад и северо-запад, в надежде обнаружить если не приличную дорогу, то хотя бы достаточно ровную местность, для дальнейшего пути. Пока же ничего не находилось. Поднявшись, на очередную возвышенность, мы решили остановиться на ночлег. Хотя погода и была достаточно теплой,
заночевать решили все же в локомобиле. Лия расстелила себе ложе в кузове пикапа, Я же улегся на передних сиденьях. Как оказалось, мы сделали правильный выбор. Всю ночь вокруг локомобиля был слышен топот и вой животных, несколько раз кто-то из них царапал кузов, пытаясь добраться до нас. Благо, что локо был плотно закрыт, и кузов имел металлическую крышу с глухими стенками. Но все равно ночь выдалась довольно беспокойной.
        Наутро, мы обнаружили множество следов похожих на собачьи. Кое-где валялись обглоданные кости. Видимо это была стая диких собак Динго, коренных обитателей Австралии. Позавтракав, мы тронулись в дальнейший путь. Всего нам нужно было проехать, более трех тысяч километров, до северного побережья. Когда-то там находился город Дарвин с неплохим портом. Там мы надеялись нанять судно для дальнейшего путешествия.
        Эх, дороги, пыль да туман. Нет тут никакого тумана. А вот пыли хоть, ж… короче много. Так много, что не продохнуть. А еще жара под сорок и вся пыль из под колес в кабине. Пробовали тканью лицо закрывать, еще хуже, полчаса вроде нормально, а после что есть, что нет ее, одинаково дышать нечем, да плюс еще пот градом. В общем мрак полный. Голая и ровная как стол степь и ни одного кустика на горизонте. И воды осталось только, на локомобиль. И не известно, сколько нам еще ехать по этой жаре. Ладно, я мужик, а вот как сестренка терпит все это, просто не представляю! Так и мчим в тишине, даже поговорить невозможно. Откроешь рот слово сказать, а после не знаешь, что с грязью делать, что в рот набилась. И сплюнуть нечем, вся глотка сухая. И, что меня понесло сюда, сам не знаю. Хотя думали же, что будет лучше, быстрее. Нет, все-таки нужно было по побережью ехать, пусть почти вдвое дальше, зато хоть в океане помыться можно. Ну, да теперь поздно об этом говорить. Если назад возвращаться, то, скорее всего пешком. Для локо воды уже не хватит. Хотя неизвестно, может и здесь скоро пешком придется идти. Непонятно,
когда это безобразие закончится. Воды осталось всего ничего, около ста литров, а ехать еще долго, похоже. Накаркал, блин. Вон водомерка опять к красному приблизилась.
        Касаюсь рукой сестры и даю знак остановки. Так и общаемся, знаками, скоро с полувзмаха друг друга понимать будем. Поднимаем стекла и локомобиль останавливается. Пару минут сидим, ожидая пока уляжется пыль на дороге, после подхватываем винтовки и вываливаемся из пикапа. Лия, тут же взбирается на крышу, оглядывая в бинокль окрестности, я открываю капот двигателя и начинаю подкручивать, подмазывать, все что можно. Локомобиль, это наше все. Мы оба понимаем, что если с ним что-то случится, вряд ли мы сможем выжить на такой жаре и без воды. Проверив и подтянув все что нужно, добавляю в питатель воды и вновь замерив уровень, наполняю водой небольшую флягу. Плотно закрыв кран, встаю на подножку и протягиваю сестре флягу с водой. Распахнув двери настежь выметаю из кабины, всю накопившуюся в ней пыль. Немного задуло. Боковой ветер это хорошо, хоть он и горяч, но все же помогает освободить кабину от пыли. Оставляю двери открытыми взбираюсь на крышу, сменить Лию. Взяв у нее бинокль и флягу, слегка всполаскиваю горло и делаю пару глотков. Вода противно горячая, и совсем не освежает, но другой нет, и приходится
пить такую. Лия, спустившись вниз пытается вытряхнуть пыль набившуюся в одежду, но видя, что толку от этого немного, махнув рукой, достает из кузова закрытую сумку.
        По быстрому перекусив, запасенным еще на модуле мясом, и выпив по паре глотков воды, мы вновь садимся в локомобиль и продолжаем наш путь. Боковой ветер немного усилился и сносит поднявшуюся из-под колес пыль в сторону.
        Ровная степь, позволяет держать приличную скорость. Вот еще бы песок на зубах не скрипел, и водички бы холодной. Нет, я в принципе знаю, как сделать ее холодной на такой жаре. Достаточно флягу обернуть в какую ни будь ткань и намочив выставить на солнцепек. Вода из ткани испарится, а во фляге будет холодной. Проблема в этом только одна. Что бы вода достаточно охладилась нужно повторить эту процедуру несколько раз. А при нашем недостатке воды, все это просто нереально. Охладив одну флягу, мы потеряем гораздо больше. А вообще странная погода здесь, в Австралии. Днем жара под сорок, а ночью холодно, конечно не минус, но все равно зябко. И куда то пропали все животные, за все три дня только и были собаки в первую ночь, а после как отрезало. А ведь говорят здесь когда-то кенгуру, чуть ли не на каждом шагу прыгали, а сейчас ни одного не видно. А с другой стороны, откуда им здесь взяться? Воды то нет.
        Вечереет. Еду пока совсем не стемнеет, можно конечно включить фары и продолжать путь ночью, но как-то боязно, дороги нет, мало ли.
        Останавливаемся. Я выхожу из кабины, перекрываю кран на топливо и, возвращаюсь обратно. Сестренка расстилает себе спальный мешок я, как обычно на передних сиденьях. Тишина. Сплю очень чутко, просыпаясь от малейшего шороха.
        Утро. Встаю с рассветом и, стараясь не сильно раскачивать локомобиль, забираюсь на крышу, что бы оглядеться. Сестра, еще спит. Где-то на пределе видимости замечаю, что-то серо-зеленое, похожее на деревья. Настроение сразу поднимается, всматриваюсь до рези в глазах. Прикидываю направление. Да, почти по пути, десяток километров в сторону, но оно того стоит. Спускаюсь вниз, проделываю обычные манипуляции с мотором, проверяю все, что нужно, растапливаю котел. Лия уже проснулась и готовит нехитрый завтрак. Я ничего не говорю ей об увиденном мною, не желая расстраивать, если это только мираж. Мы завтракаем и вновь наш локо начинает движение.
        Ближе к обеду, мираж превращается в реальность. Я дотрагиваюсь до дремлющей сестры и показываю вперед. Она вначале ничего не понимает, но осознав увиденное, оживляется и начинает ерзать на сиденье, стараясь получше разглядеть появившуюся на пути рощу.
        На горизонте появляется группа деревьев с каждой минутой приближающаяся к нам. Вот уже мы замечаем несколько домиков стоящих там. Вскоре перед нами открылся небольшой поселок возле рощи. Мы останавливаемся и, подхватив винтовки, выходим их локомобиля. Нас уже заметили. Возле домов появляются люди. Спустя некоторое время, от толпы отделяется двое мужчин, и неторопливо идут в нашу сторону. Я обнимаю сестру за талию, Лия, улыбаясь, смотрит мне в лицо.
        5
        - Это вам еще повезло, что никого не встретили. Там банда на банде сидят. Считай, все отморозки там собрались. А что ты хочешь, древние города, хоть и мало, что осталось уже, однако же, копаются, ищут, что-то. Бывает, и находят, на свою голову. И сюда бывает, наведываются. Сейчас, правда, редко. Ну, так и не сезон вроде. А вот по весне, да, бывает. Налетят, постреляют, скот бывает угонят. А так вообще то у нас спокойно. Да, сам посуди, считай почти неделю сюда добираться, а хоть один ручеек, видел по дороге? Вот то тоже. Это уж когда совсем там прижмет, тогда и едут. Раньше, хуже было. Они по побережью да через перевалы, а сейчас считай, и дорог то через них не осталось. Где лавина прошла, а где еще, что. Вот и получается, что одна у них дорога по степи.
        - А здесь, что местные не шалят?
        - Раньше бывало. Но сейчас в основном, поуспокоились. Встречаются еще мелкие, но это редкость. Какая-никакая власть появилась, и жить стало полегче, поспокойнее. Рейнджеры опять же за порядком смотрят, что ни так и по шее можно отхватить.
        - А не подскажете, как нам лучше поступить? Мы хотели проехать до Дарвина, и нанять корабль для дальнейшего путешествия. Нам нужно попасть в Индию или хотя бы на один из островов Индонезии.
        - Корабль? А разве там есть порт?
        - А что разве нет?
        - А откуда ему взяться? Там до ближайшего моря около тысячи миль?
        - Странно.
        - А, что в этом странного?
        - Судя по картам, имеющимся у меня, там побережье Австралии, штат Северная Австралия. И город Дарвин, стоит как раз на побережье, Тиморского моря.
        - Северная Австралия? Впервые слышу. Да и нет у нас штатов. Дарвин знаю, бывал там, когда-то, хороший городок, спокойный, зеленый, но до моря там далековато. Озеро есть, большое, довольно глубокое, а моря нет. А вот в Тиморе море есть, но до него еще почти тысяча миль от Дарвина. А карту можешь показать?
        Вот уже третий день, мы отдыхали в небольшом городке Лонгрич расположенном неподалеку от реки Томпсона. Не смотря на то, что от старого города находящегося на этом месте еще до катастрофы, ничего не осталось, но городок хотя бы сохранил свое имя.
        Некогда довольно крупная река, протекающая невдалеке от города, то же значительно обмелела, хотя возможно это было следствием сухого сезона. Люди, живущие здесь, занимались скотоводством и охотой. Кстати именно здесь мы впервые увидели кенгуру.
        Лия, вначале испугалась, завидя, такого невероятного для нее зверя, но после немного освоилась, и даже осмелилась покормить животное с руки.
        Нам нужно было хорошенько отдохнуть, после тяжелой дороги, да и узнать дальнейший путь, посоветовавшись с местными жителями. Этим в основном я и занимался. Самым плохим известием, было то, что здесь практически невозможно найти жидкого топлива, да и с углем или деревом, тоже были проблемы. Но по мере бесед, кое-что начинало проясняться. Во всяком случае, уж литров двести мазута нам пообещали, хотя при этом нам придется отвезти попутную почту, а возможно и сопровождающего с ней. Тем не менее, эта была вполне взаимовыгодная сделка, и я был согласен на это.
        А сегодня выяснились еще кое какие для нас новости. Оказывается после катастрофы, произошли сильные землетрясения. В общем, то это не новость, но все дело в том, что последствием этих землетрясений, явились сильные сдвиги земных пластов в районе Арафурского моря и островов Индонезии. В результате чего Австралия, приросла новыми землями, объединившись с северо-востока с островом Папуа, а севера с островом Тимор. Так же произошли довольно сильные изменения в цепочке островов, лежащих севернее и северо-западнее Тимора. По слухам это был один или два острова вместо, более чем, тридцати, как показывали мои карты. Но, к сожалению, это были только слухи, так как подробных карт не имелось. Хотя нам пообещали их найти, но не здесь, а в Дарвине, куда мы согласились доставить почту.
        Пока же, на имеющейся у нас карте, был проложен подробный маршрут до г. Дарвин. Длина его составила 2247 километров. Нам обещали достаточно хорошую дорогу, и отметили места, где мы могли бы остановиться, для отдыха. Это были несколько поселков и пара небольших городков. А так как мы собирались захватить с собой попутную почту, то нам гарантировали теплый прием в любом месте, где бы, мы не остановились.
        На пятый день нашего пребывания в Лонгриче, мы тронулись в путь. До первой остановке, нам нужно было проехать около двухсот километров. Это был поселок Уинтон. Перед самым отъездом, Когда мы уже загруженные топливом, почтой и продуктами, полученными от жителей Лонгрича, собирались отправиться в путь, к локо подошел шериф городка и, улыбнувшись, спросил:
        - Ну, что, найдется место, для старого холостяка?
        - Вы, хотите ехать с нами?! - с удивлением спросил я.
        - А, что мне уже и отдохнуть нельзя от этих бездельников?
        - Не знаю, конечно, найдется!
        - Вот и ладненько! А тут и без меня справятся, я надеюсь.
        - А обратно как же?
        - Да, через пару недель сюда почтовый дилижанс пойдет, вот с ним и вернусь.
        - Я только, за! - произнес я.
        Шериф закинул свой мешок назад, и устроился возле правой двери, пристроив меж колен свою видавшую виды винтовку. Лия, вначале сидевшая меду нами, чуть позже перебралась в кузов пикапа. Откинув боковое сиденье и разложив столик, она принялась за чистку оружия. Видя с каким профессионализмом она занимается этим, шериф вначале сильно удивился, но позже одобрительно покачал головой соглашаясь с необходимостью этого занятия.
        Присутствие с нами шерифа было, пожалуй, лучшим вариантом, о котором я, и не смел мечтать. Во-первых, это был представитель власти, что уже давало нам большие преимущества. Во-вторых, по уверениям большинства, из тех с кем я беседовал за время отдыха, его знали во всех поселках и городках на всем протяжении маршрута, и не просто знали. Он был для всех, кем-то вроде местного героя, которого уважали, за былые да и сегодняшние заслуги. И, в-третьих, это был просто интересный человек, с которым было приятно пообщаться на любую тему.
        К вечеру, того же дня, остановившись буквально на несколько минут в Уинтоне, мы добрались до поселка Кайнуна, на реке Диамантина. Мы за день проехали больше 340 километров, но чувствовали себя, вполне нормально. Шериф всю дорогу рассказывал нам разные истории из своей жизни. Замечательный рассказчик, он умел преподнести все так, что почти всю дорогу мы смеялись. В свою очередь мы тоже, рассказывали ему о нашем путешествии, хотя наверное и не так интересно, как это получалось у него. Дорога была утоптана до такой степени, что пыли почти не было, и одно это очень нас радовало. К тому же на протяжении всего пути, возле дороги, или невдалеке от нее, располагались возделанные поля, и деревья, что тоже говорило о довольно плотной заселенности этих мест.
        Вначале нас приняли несколько настороженно но, видя вылезающего из локомобиля шерифа, тут же изменились. Сразу собралась толпа народа. Послышался смех, шутки, было видно, что здесь уважают этого человека. Дети, присутствующие при этом, тут же облепили локомобиль, пытаясь получше рассмотреть и потрогать машину, никогда не виданную здесь. Шериф представил нас обществу, и мы уже собирались проследовать в один из домов, как послышался стук копыт.
        С противоположной от нашего въезда стороны в поселок влетел всадник на взмыленной лошади. Осадив её, он буквально вывалился из седла. Это был мальчик лет четырнадцати. Сделав пару глотков воды из поднесенной фляги, мальчик, почти теряя сознание от усталости, произнес: «Мак-Кинлей. Бандиты, с побережья. Около сотни!»
        Шериф, тут же начал раздавать указания, а мужчины поселка разбежались по домам вооружаться и седлать коней.
        - Джон, что случилось, - подошел я к шерифу.
        - В семидесяти километрах от нас поселок, Мак-Кинлей. Ты слышал, Рон. Сейчас соберем подмогу и тронемся туда.
        - Я с вами.
        - Это не твоя война, Рон. И потом два часа на лошади не каждый выдержит, пойми меня правильно.
        - Если я оставлю здесь все вещи я смогу взять семь-девять человек. Но не хотелось бы возвращаться назад за ними. Ты сможешь договориться, что бы их доставили туда. И тогда мы доедем гораздо быстрее!
        Шериф на секунду задумался и, приняв решение, сказал:
        - Не беспокойся, с ними ничего не случится, вещи доставят следом за нами.
        Я кинулся к локомобилю и, с помощью сестры, отстегнув и сняв крышу с кузова начал складывать на нее наши вещи. Лия помогла мне, а после залезла в кабину и быстро переодевшись, стала снаряжать дополнительные магазины и готовить оружие к бою. Сгрузив вещи, я проверил котел, добавил воды и через пять минут уже был готов к выезду.
        Шериф послал нескольких женщин с новыми указаниями, и через несколько минут возле локомобиля начали собираться вооруженные мужчины. Тут же на моих глазах подъехала телега и остающееся в поселке люди, и начали перекладывать туда наши вещи, что бы след за нами перевезти их. Я указал людям, куда можно садиться и они быстро стали занимать свои места.
        - Может не стоит, привлекать к этому твою сестру, Рон? Она вполне может добраться следом за нами вместе с вещами. - Сказал шериф, - не женское это дело, война.
        - Лия снайпер. Она стреляет лучше любого из нас. И потом, если бы ты знал, Джон, во скольких передрягах мы побывали с нею вдвоем. Поверь, она не будет лишней.
        Шериф с некоторым удивлением глянул на Лию и, пожав плечами, отошел к кузову. Проверив, все ли нормально разместились в кузове и, предупредив, что бы люди покрепче держались, шериф влез в кабину. Мы тронулись, набирая скорость.
        Наш локомобиль мчался на всех парах. Это была бешеная гонка. Я едва успевал ориентироваться на дороге и, с трудом удерживал машину на поворотах. Не представляю, что чувствовали люди, сидевшие отнюдь не на мягких креслах, в кузове пикапа. Причем все это происходило почти в полной тишине. Паровой двигатель не издает никакого рева, при своей работе, в отличие от двигателей внутреннего сгорания. И поэтому был слышен лишь скрип рессор и кузова, и чуть слышный ход поршней в ходовых цилиндрах. Пользуясь этим, шериф, заранее, распределял роли каждого в будущей стычке. На левую руку, каждого из участников стычки, был повязан белый платок, чтобы лучше ориентироваться в суматохе ночного боя, и все были предупреждены, что местные жители поступят так же. Конечно те, кто успеет это сделать. Предупреждения, были скорее для нас с Лией, потому, что как сказал шериф, это местное правило известное всем.
        Наша машина, приближалась к городку. Вот уже стали слышны выстрелы раздававшиеся там. По указанию шерифа, не доезжая городка, мы притормозили. Тут же четверо мужчин, покинули кузов и, следуя ранее полученным указаниям, перебежками стали выдвигаться, к месту сражения. Мы же свернув налево, начали объезжать городок. Нападавшие пришли с побережья, следовательно, их нужно было ждать с противоположной стороны. Проехав несколько сот метров, мы по приказу Джона, остановились и выскочили из машины. Растянувшись в цепь, перебежками приближались к врагу. Через некоторое время, мы достиг ли линии обороны. Шериф переговорил с кем-то и, повинуясь его приказам, мы вступили в бой.
        По пути, переговорив с шерифом, мы решили, что будем действовать с Лией отдельной парой. Благодаря дальнобойности нашего оружия, мы могли исполнять роль снайперов. Джон с нами согласился. Ему тоже не хотелось, не то чтобы подвергать нас опасности, но скорее, вносить нас в общий рисунок сражения, так как он не знал наших возможностей. Да и думаю, еще не до конца доверял нам.
        Выскочив из локо и проверив оружие мы выдвинулись вперед. Прикоснувшись к сестре, привлекая ее внимание, я произнес: «Вспомни, Хиллтаун» - Лия, молча кивнула. - «Все, разговоры закончены. Работаем».
        6
        Комиссар полиции Северо-Австралийского Союза.
        Шериф Джон Мак-Картней
        Это была обычная инспекторская проверка. Уж не помню, кому там взбрело в голову, делать подобное, но дважды в год несколько человек из нашего управления разъезжались по стране, с целью проверки местных органов правопорядка. Мне, конечно, не обязательно было участвовать в подобном мероприятии, но что-то в этом году решил тряхнуть стариной и немного проветриться. Что-то я начал уставать в этом шумном городе. Да и дело уже к старости, кто знает, смогу ли я еще когда-нибудь выбраться сюда. А ведь когда-то, я начинал службу в этих краях. А раз уж решил, то много ли нужно старому холостяку, вроде меня. Подхватил свою винтовку, револьвер, кинул в мешок пару белья и запас патронов, сел в почтовый дилижанс и вот я здесь.
        Как и следовало ожидать, моя инспекционная поездка больше напоминала затянувшийся пикник. В каждом поселке или городке, куда я приезжал, меня очень тепло встречали и долго не хотели выпускать с этого праздника. А поводов для него всегда находилось, ну предостаточно. Что, в общем, то и не мешало моей основной работе, а в некоторых случаях даже помогало ей. Так переезжая из поселка в поселок, я и добрался до Лонгрича, приграничного городка нашего союза. Как и следовало ожидать, встреча, плавно переросла в грандиозную попойку, которая длилась несколько дней. Когда же закончилось виски, да и сопутствующая ему проверка местного ополчения и службы шерифа, я стал готовиться в обратную дорогу. Конечно, только намекни я на это и для меня, тут же нашлась бы лошадь и все, что угодно. Но торопиться было, в общем то некуда, и я решил задержаться в Лонгриче и, дождаться почтового дилижанса, до которого оставалось чуть больше недели.
        Я сидел в таверне, где снимал номер, и потягивал виски, беседуя о чем-то со старыми друзьями. Вдруг прибежал, какой то мальчишка и захлебываясь, скороговоркой и размахивая руками, выдал:
        - Там на въезде, там что-то огромное, рыжее и дымит, как паровоз! А еще люди. Двое! Стоят возле него!
        Мы переглянулись и, решив посмотреть, что же там такое рыжее, вышли из таверны. На улице, уже собралась небольшая толпа.
        На пригорке, на въезде в городок стоял неизвестной мне модели локомобиль, возле которого стояли два человека, видимо не решаясь, или опасаясь въехать в городок. Решив прояснить ситуацию, взяв с собой одного из местных жителей, направился к ним.
        - Здравствуйте, - произнес мужчина, - Я, Рональд ди Арн, маг. Мы с сестрой потерпели крушение, на юго-восточном побережье Австралии. Хотим добраться до Дарвина. Можем ли мы въехать в ваш городок, пополнить запасы воды и топлива, увы, то и другое заканчиваются.
        - В смысле, гипнотизер? - произнес я.
        - Нет. Именно маг. Моя стихия воздух, хотя есть и некоторые другие умения.
        Я не совсем понял его объяснения, да и не верю я в это. Но не стал требовать доказательств.
        Это была странная пара. По их словам, они потерпели крушение, где-то на побережье. Я еще не поверил в это. Ведь всем известно, что юго-восточный район самый криминальный в Австралии. А ведь он еще целую неделю, по их словам, сидели на побережье, готовя локомобиль к поездке. Это было просто невероятно. За это время их должны были с десяток раз ограбить и подстрелить. Но, тем не менее, они никого не встретили и именно это, и вызывало мои сомнения. Я уж было подумал, что они, из какой то банды. Вот только никак не мог понять, зачем в таком случае они приехали сюда. Да еще и вдвоем. Шпионить? Да нет, не делают там этого, да и что такого, они могли узнать в этом случае? Странно все это. Если только они не беглецы. Но в этом случае, они представляют собой угрозу. Ведь если так, то возможна погоня, и тогда пострадают местные жители. С другой стороны, пересечь вдвоем, половину континента, при полном отсутствии источников воды. Это или полное безрассудство или… Думаю, что не стоит оставлять их одних.
        Еще я обратил внимание на оружие находящееся у них в руках. Причем, женщина его держала ничуть не менее уверенно, чем мужчина. То есть, было видно, что она знает его и умеет им пользоваться, это тоже склоняло меня к мысли о побеге их с юга. Точно, нужно сделать так, чтобы не выпускать их из поля зрения надолго. Как этого добиться, пока не знаю.
        Странно было и то, что они называли друг друга братом и сестрой, хотя совершенно не были похожи. Но с другой стороны, в их отношениях не было ничего, что бы заподозрить в них любовников. Это были действительно, скорее родственные отношения, чем что либо еще.
        По мере общения, некоторые загадки прояснялись, но тут же возникали новые еще более непонятные. Я уже начал подумывать, а может все нормально и, это я накручиваю себя? Но все же решил не делать поспешных выводов, а попытаться во всем разобраться.
        Во-первых, меня удивило полное незнание нашего материка. Судя по словам Рональда, граница материка проходила в районе Дарвина, хотя всем известно, что это не так. Оказалось, что он пользуется картами четырехсотлетней давности. Впрочем, взглянув на эти карты, я и сам очень удивился. Оказывается, когда-то еще до катастрофы, Дарвин, действительно стоял на побережье. Но это было так давно что, наверное, уже и не помнит никто об этом. Да и другие проблемы были после катастрофы. Тут бы выжить, а уж географию изучить, можно и после. Тем не менее, по моей просьбе Рональд отдал мне копию, старой карты, покажу ее нашим высоколобым, может хоть спасибо кто скажет.
        Следующий момент, еще более укрепил мои сомнения, в том, что эта пара, местные жители. Проявилось это в реакции Аврелии, сестры Рональда, на кенгуру. Или она великая актриса, или…. Нет, скорее она действительно увидела кенгуру, впервые в жизни. Такую реакцию, просто невозможно подделать, или я вообще не разбираюсь в людях.
        Несколько дней отдохнув, они собирались ехать дальше. У Рональда были большие проблемы с топливом, для локомобиля. Подумав, я предложил им свою помощь в этом вопросе. В городке, был некоторый запас нефти, она вполне подходила в качестве топлива, но это были так сказать, стратегические запасы, и просто так они не выдавались. Поэтому, я предложил ему захватить с собою почту, заверив, что в этом случае вопрос пополнения топливом можно решить. Рональд сразу же согласился, попросив при этом сопровождающего. Что меня полностью устраивало.
        Локомобиль Рональда, был скорее небольшим грузовиком, или фургоном. Впереди рядом с водительским местом, располагались еще два сиденья, что делало кабину довольно просторной. Сразу за спинками, находился кузов, закрытый съемной металлической крышей. Сестра Рональда, сразу перебралась туда сев на откидное сиденье и занявшись чисткой своей винтовки. Кстати оружие у Рональда и его сестры, тоже было очень интересным. Это были автоматические винтовки оставшиеся от древних. Причем они находились в отличном состоянии, что меня здорово удивило. По их словам, оно досталось им с какого то древнего склада, где хранилось законсервированным. Что же касается патронов, то Рональд отмахнулся, сказав, что они магически восстановленные. Я не понял, что это означает, но не настаивал на объяснении.
        К вечеру того же дня, мы доехали до небольшого городка Кайнун, близ Диамантины. В пути рассказывали друг другу разные истории из жизни. Конечно, говорил больше я, но и от них услышал много занимательных историй, об их путешествиях. Теперь я относил их скорее к обеспеченным людям, искателям приключений. Возможно они занимались поиском в древних городах, на этом и сколотили свое состояние, но продолжали искать приключения на свою голову. Что ж, встречаются и такие.
        Встреча в Кайнуне, в общем не сильно отличалась от других городков. Разгрузив почту предназначенную для них и велев собрать новую для следующих поселков на нашем пути, мы уже собирались отправиться отдыхать, в местную гостиницу, как в поселок прискакал вестник из небольшого городка в семидесяти километрах от Кайнуна. Оказалось, что Мак-Кинлей подвергся нападению банды с побережья. Там сохранилась, довольно приличная дорога, от побережья через перевал, и потому иногда особо отмороженные банды прорываются к городку. Тем более что там есть что взять. На одноименной реке, работает много старателей, добывая золото. Естественно, мне пришлось организовывать помощь. Хотя и надежды добраться туда вовремя почти не оставалось. Но тут, ко мне подошел Рональд, с предложением помощи. Прикинув все выгоды от этого, я конечно согласился, хотя и понимал, что это не его война, и он вполне мог не вмешиваться в нее. Но больше всего меня поразило то, что и его сестра тоже выразила желание участвовать в этом. Вернее не так. Ее участие даже не обсуждалось. Она просто быстро переоделась в другой костюм и, заняв место
рядом с нами тут же начала готовить оружие. Я, было, попробовал отговорить Рональда, от участия сестры, но у меня ничего не вышло. Впрочем впоследствии я ничуть не жалел об этом.
        Мы добрались до городка, меньше чем за час. Никогда в жизни, я не ездил на такой скорости, а тем более, ночью. Порою, во время пути мне было даже страшновато, а что чувствовали люди сидящие в кузове, я не могу себе представить.
        Машина Рональда мчалась, светя фарами, по пыльной дороге с визгом вписываясь в повороты, почти не снижая скорости. Единственным человеком, совершенно не обращающим на эту бешеную гонку внимания, оказалась сестра Рональда. Всю дорогу, она занималась подготовкой оружия и снаряжением магазинов патронами, лишь изредка отрываясь от этого на особенно крутых поворотах, и то только для того, что бы ухватиться рукой за поручень. Однажды скосив глаза на ее работу, я с удивлением увидел установленный оптический прицел странного вида и дополнительную рукоятку с каким то выступом, прямо под стволом. Ловко извернувшись, она накинула на себя какой то жилет с множеством карманов и рассовала по ним снаряженные магазины. После чего достала похожий и повторила с ним то же самое, видимо готовя его для брата. Выдвинув из под сидения небольшой ящик, достала странный прибор с большими круглыми стеклами и, проверив его, одела на голову. Точно такой же положила рядом с собой.
        В это время мы подъехали к городку. Попросив Рональда притормозить, я высадил часть людей, объяснив им их задачу, после чего мы въехали в городок.
        Бандиты окопались в северной части городка в районе Мидлтон-стрит, и двигались к центру городка. Мы же высадились на перекрестке Уайлд-стрит, Пул-стрит примерно в четырехстах метрах южнее от них. Развернувшись в цепь, начали выдвигаться. Высадившаяся ранее группа, должна была зайти с тыла.
        Мы не армейское подразделение, поэтому ни о какой слаженности действий не могло и вестись речи. Каждый сам выбирал себе позицию, как ему было удобней, и как он считал правильным. Но не это поразило меня, а грамотные, можно сказать отработанные до автоматизма действия Рональда и его сестры. Рональд произнес несколько слов, Лия кивнула в ответ и они как бы мгновенно преобразились. Прикрывая друг друга, повинуясь одним им понятным знакам, они выдвинулись и вступили в бой. Я старался быть недалеко от них, что бы не терять их из вида. Эта пара действовала с такой поразительной эффективностью, что даже у меня, видавшего многое захватывало дух. В ходе перестрелки, я в какой то момент оказался рядом с Рональдом. Увидав меня, он указав на окраину поселка проговорил:
        - Там техника. Ваша или пришельцев.
        - Бандитов. Здесь не используют локомобилей.
        Он кивнул и продолжил.
        - Уничтожить, или просто вывести из строя?
        - Вряд ли ты сможешь ее уничтожить, слишком далеко она от нас.
        - 450 метров. Это не далеко.
        Я удивился, но произнес:
        - Если есть возможность, лучше сделать так, что бы сейчас они не могли ею воспользоваться. Только если можно резину не порти, здесь с этим проблемы.
        - Окей. - произнес он непонятное слово и дал какой то знак своей сестре, которая вела огонь с крыши соседнего здания.
        Я прильнул к биноклю.
        К утру, перестрелка стихла. Не смотря на некоторые потери с нашей стороны, мы отбили атаку. Впервые, наверное за всю историю городка, мы уничтожили всех бандитов, пришедших с побережья. Когда я оказался возле оставленной бандитами техники на окраине городка, то с удивлением увидел отверстия от попадания пуль Рональда и его сестры. Повреждены были в основном котлы и топливная аппаратура. Причем именно на тех локомобилях, которые каким то образом перегораживали дорогу, мешая другим покинуть стоянку. В результате этого пять локомобилей стоящих в центре скопления техники, оказались нетронутыми. Лишь на некоторых из них были видны царапины и пробоины от дроби и картечи, оставленные от ружей жителей поселка. Самое большое удивление, у местных жителей вызвало появление Рональда и его сестры. Все кто сражался рядом с ними, отзывались только в самых восхищенных выражениях, и дружески похлопывали по плечам. А когда, Аврелия сняла головной убор и встряхнула головой, расправляя волосы, все буквально замерли от удивления, обнаружив, что лучший стрелок, сражавшийся рядом с ними, оказался женщиной. Это настолько
потрясло всех, что многие потеряли дар речи.
        На третий день пребывания в Мак-Кинлей мы, наконец, тронулись в дальнейший путь. Практически весь город высыпал на улицы, провожая нас.
        7
        Мы расстались с шерифом в порту Тимора. Хотя мы уже давно знали, что Джон Мак-Картней не шериф, но по-прежнему называли его так. На прощание, я подарил ему один из наших пистолетов Глок-17 с запасом патронов. Джон долго отказывался, ссылаясь на то, что нам в дальнейшем он больше понадобится, но в итоге принял подарок. И я видел, его радость. А это самое главное.
        Благодаря его связям, мы нашли судно, которое доставит нас на остров Шри-Ланка. Это каботажное судно с паровым двигателем. На его палубе, уже установлен и жестко закреплен наш локомобиль. По совету шерифа, всю дорогу мы проведем именно в нем. Судно не пассажирское и удобства кают гораздо хуже, чем кузов нашего локо. Дело даже не в том, что каюты плохо оформлены. А в здешней жаре. А в этом времени, еще не придумали кондиционеров. Мы же арендовали площадку, на палубе, на которой, помимо установки нашего локо, осталось еще немного свободного места, где мы растянули тент, накрыв его и нашу машину. Благодаря этому, и хотя бы небольшому ветерку, у нас будет вполне прохладно. Во всяком случае, мы на это надеемся. Питаться же, мы сможем в кают-компании судна.
        Пароход совершит каботажный рейс вдоль островов Буса-Тенгра, Ява, Суматра, с заходом в некоторые порты. Затем пересечет Бенгальский залив и сделает остановку в порту Тринкомали, на восточном побережье острова. Где мы и покинем его. Таким образом, нам придется пройти 3600 миль и при этом пересечь экватор.
        Эти 18 дней плаванья я запомнил на всю жизнь. Я не хочу сказать ничего плохого в отношении шерифа. Он сделал все, что мог. Мы же, даже имея возможность заплатить, вряд ли смогли бы найти судно в столь короткое время. И поэтому, несмотря на все тяготы пути, я благодарен ему.
        Это был древнее судно, переделанное в пароход. Паровая машина стояла прямо на палубе, лишь огороженная металлическими листами. Перед ней, ближе к носу судна была построена металлическая коробка, в которой находились несколько кают и рулевой мостик. Казалось, что судно не красили со дня его постройки, единственный цвет, который преобладал на судне, был буро-коричневый.
        Раскаленная палуба была настолько горяча, что неосторожное прикосновение, к любому металлическому предмету, могло вызвать ожог. Духота и вонь от немытых и пропотевших тел пассажиров, которые размещались на палубе, вызывали такие спазмы желудка, что даже я с трудом сдерживался. Сестра же почти всю дорогу, находилась в полубессознательном состоянии. Нас спасала только моя магия, позволяющая иногда создавать ветерок, и тент, натянутый над локо и рядом с ним. Постоянно хотелось пить, а вода, запасенная нами и имеющаяся на судне, была противно горяча. Из-за жары и жажды, совершенно не хотелось ничего есть, к тому же блюда, подаваемые в кают-компании, имели специфический вкус и запах. Однажды попробовав их, мы единогласно отказались от этого, предпочтя использовать свои продукты, запас которых сделали по совету шерифа. В итоге, все 18 дней мы питались только ими.
        Ко всему прочему, нельзя было даже на минуту оставить локомобиль без внимания. Единожды отлучившись на несколько минут, мы с трудом пробились обратно. Возле локо, под развернутым тентом, тут же поселилось несколько семей аборигенов, а некоторые из них уже копались в замках, пытаясь вскрыть двери. Разогнать их удалось, лишь несколькими выстрелами в воздух и палочными ударами подоспевшей на помощь команды судна. После этого мы отлучались только по одиночке, и ходили постоянно вооруженными. Ночью же приходилось спать, в наглухо закрытом локомобиле, что тоже не добавляло удобств.
        На девятый день плаванья мы пересекли экватор. Когда-то давно я читал о том, что пересечение экватора, праздник. В этот день все наряжаются в разных морских чудовищ, и приносят символические жертвы богу морей Нептуну. Для нас же этот день, не отличался от остальных. Разве, что было чуть жарче, да и то вряд ли. Мы его просто не заметили.
        Когда, мы окончательно измучались и уже готовы были лезть на стену, наше плаванье подошло к концу. Показались берега острова Шри-Ланка. Это придало нам сил, и мы начали собираться в дорогу. После швартовки судна, мы были уже полностью готовы, оставалось лишь снять крепеж, удерживающий локомобиль на палубе. Но, увы, нам пришлось просидеть еще более трех часов, пока все пассажиры, не освободят судно. После этого, портовый кран, наконец, зацепил наш локо и мы оказались на берегу.
        Еще, через полчаса, мы сидели на веранде уютного домика в пригороде Тринкомали, и наслаждались прохладой и ароматным чаем, с плантаций нашего хозяина, Алекса Мак-Дональда, кузена шерифа. Впервые услышав его имя, я улыбнулся возникшей ассоциации, но скорее всего он был просто однофамильцем, хозяев сети ресторанов с одноименным названием. Алекс был уроженцем Австралии, но позже перебрался, на Шри-Ланку.
        Это был сильный, чуть больше тридцатилетний мужчина с волевым лицом и повадками дикого зверя. Он чем-то напоминал большого кота, вышедшего на охоту. Хороший рассказчик, он так преподносил свои истории, что невозможно было его не слушать. Вполне обеспеченный, Алекс, имел возможность путешествовать и объездил Цейлон, так сейчас многие называли остров, вдоль и поперек. В магию, он почти не верил, возможно потому, что сам не имел этого дара, да и сколь ни будь сильных магов на острове не было. Остальные же, были, по его словам, скорее «ярмарочными факирами» чем магами. Однако же, узнав о цели нашей поездки, предложил свою помощь, которую мы с благодарностью приняли. Тем более, что помимо всего остального, Алекс, в совершенстве знал местные языки и обычаи.
        Первая наша поездка произошла спустя три дня после приезда на остров. По пыльной, частью песчаной дороге, мы затратили всего один день, что бы проехать чуть более трехсот километров до городка Чилау, где находился храм индуистских богов. Вроде и небольшое расстояние, но вездесущая пыль просто морально убивает. Хотя как говорит наш гид, в сезон дождей гораздо хуже, тогда убивает грязь. Так или иначе, но храм мы нашли. Прежде чем посетить его, зашли в гости к одному из старых знакомых Алекса. Не представляю, что бы мы делали без его поддержки? Отдохнули, привели себя в порядок, а посещение храма решили отложить на следующий день.
        Чилау, небольшой рыбацкий городок к северу от столицы острова. В меру грязный и запушенный. О том, что люди занимаются здесь рыболовством, чувствуется по запаху, еще за несколько километров от него. Но главное не это. Если мы надеялись увидеть здесь величественный храм, посвященный Кали, то жестоко ошиблись. Впрочем об этом нас предупреждали, но увиденное, оказалось еще хуже. Возможно, когда-то он и был роскошным, но мне в это что-то не верится. Я бы скорее отнес его к храмам, так называемого районного масштаба, хотя может я и ошибаюсь.
        Храм находился на окраине городка, среди одноэтажных домиков с красными черепичными крышами. У цветастых ворот, прямо на земле, развалы торговцев. Фрукты для приношений, красные цветы, которые положено преподносить богине. Банки с красной краской которой мажут лоб, тощие барашки и козлики, которых можно принести в жертву. Горы безвкусно выполненных статуэток Ганеши и прочих божков. И довольные, сытые торговцы «священным» товаром. От улицы и торговых рядов, храм огорожен покосившимся каменным забором.
        Довольно большой двор храма завален кучами мусора и объедками. Тут же гуляют тощие «священные» коровы, которые копаются во всем этом, лениво подъедая то, что попадается им на глаза. Чуть в стороне жирный довольный жрец, разделывает тощего черного козленка. Толпы прихожан, большей частью женщины в разноцветных платьях снуют по двору или просто сидят на земле, что то обсуждая между собой. Толпа попрошаек, завидя прилично одетого человека, тут же выстраивается вокруг него и рассказывают ему сказки, о том как им плохо живется, выпрашивая пару монет. Вдоль забора клетки с огромными замками и не менее жирными жрецами, охраняющими статуи местных богов посаженых за решетку. Наверное, боятся, что те сбегут.
        У входа в алтарь толпятся прихожане. Ритуал слишком прост: приносят дар, будь то корзина с фруктами или животное, жрец его освящает минут за несколько минут, на протяжении которых верующие стоят с молитвенно сложенными руками, и возвращает людям. Они же распоряжаются жертвой по своему усмотрению: часть оставляют жрецам, часть скармливают коровам, часть едят сами. На этом поклонение завершается для одних, но продолжается для других: люди идут потоком. С десяток жрецов храма Кали сменяют друг друга в алтаре и на пункте приема жертв. Здесь же временами открывают ящик для пожертвований. Жрецы, ничуть не стесняясь, пересчитывают деньги и, как только сумма приношений достигнет определенного значения, ее тут же уносят и возвращают пустой ящик на прежнее место. И верно, что стесняться, ведь никто не думает, что богиня Кали спустится за деньгами. Деньги для жрецов - они их берут. Никого это не смущает.
        Все это настолько поразили и меня и Лию, что отпало всякое желание, проводить какой либо обряд. Переглянувшись меж собой, мы одновременно развернулись и вышли из храма вон. По-моему, это не вера, это какой то фарс. И что-то добиться в этом театре, или обрести, не просто невозможно, а смешно.
        К вечеру следующего дня мы вернулись в Тринкомали. Желание найти храм богини, почти пропало. Все это мы объяснили нашему доброму хозяину, и решили просто посетив Индию возвращаться обратно. Нужно было прикинуть дальнейший путь. Алекс вначале предложил два варианта. Первый, паромом от Джаффны в Ведараньям, городок на юго-восточном побережье Индии и второй путь, из Тринкомали до Пури. В первом случае 35 километров и путь займет около 6 часов, правда придется проехать на локомобиле, до Джаффны около 350км. во втором пароходом около полутора тысяч километров и четверо суток. От парохода мы отказались единогласно вспомнив, как плыли сюда из Австралии. Оставался только паром. Вздохнув, мы решили, что это лучший вариант на сегодня. Достав карту, мы начали обдумывать дальнейший путь. Алекс приглядевшись к карте, вдруг хлопнул себя по лбу и произнес:
        - Господа, я ввел вас в заблуждение! Прошу простить меня за это. Есть еще одна дорога и пожалуй наилучшая на сегодняшний день!
        - Какая же? - удивленно спросил я.
        - Адамов мост!
        - Если судить по карте, он был размыт еще более трехсот лет назад. - Сказал я.
        - Все гораздо лучше. Сейчас «Адамов мост» в рабочем состоянии и даже во время прилива более чем на метр возвышается над уровнем моря.
        - Что это за «Мост», Алекс? - спросила Лия.
        - Согласно местным легендам, мост, соединивший Индию и Шри-Ланку, был построен по приказу легендарного древнеиндийского царя Рамы, являющегося седьмым воплощением верховного индуистского божества Вишну. Индуисты и многие современные ученые считают Раму реально существовавшей исторической фигурой, царем, который правил большей частью современной Индии более млн. лет тому назад.
        По преданию, Раме однажды потребовалось переправить свое войско на остров Шри-Ланку для сражения с армией царя-демона Раваны. И он приказал Нале, сыну легендарного божественного зодчего Вишвакармана, построить огромный мост через весь пролив. Что любопытно, в возведении этого гигантского сооружения участвовали не только люди - подданные индийского царя, но и его союзники - армия человекообразных обезьян под предводительством царя обезьян Ханумана. В «Рамаяне» сказано, что Хануман «стрелял» молниями из своего посоха по гигантским прибрежным скалам, после чего они обрушивались точно в то место, которое было необходимо, и становились основанием будущего моста. Говорят еще до катастрофы, мост был разрушен. Именно это видно на карте принадлежащей Рональду. Однако после нее уже при повторном заселении острова, обнаружилось, что мост, чудесным образом восстановлен. Осколки метеорита прилетевшие из космоса, непонятным образом не только не повредили его, а упали именно в те места, где мост был разрушен, причем на Остров не попало не единого камня! Тут поневоле начнешь верить в богов!
        8
        Спустя неделю мы, попрощавшись с нашим гостеприимным хозяином, покинули его жилище и поехали на север. К вечеру следующего дня мы достигли перешейка, соединяющего остров Шри-Ланка, и материковую часть Индии. Ширина «Адамова моста» по словам Алекса, составляла от пятисот метров в самом узком месте, поверхность же была плотно утрамбована множеством телег пользующихся этим сооружением постоянно. Поэтому мы не стали останавливаться на ночлег, а решили ехать сразу. Тем более, что были нормально отдохнувшие, а длина моста составляла, чуть больше пятидесяти километров. Через полтора- два часа мы прибыли в небольшой городок, расположенный на побережье Индии, Ведалай. Это был обычный рыбацкий городок, без особых достопримечательностей и поэтому, остановившись неподалеку от него и наскоро перекусив, мы легли отдыхать.
        Еще готовясь к этой поездке, мы задумались о том, как же будем объясняться с местным населением? Ведь, даже несмотря на то, что модуль подвезет нас почти к самому храму, все равно нужно было знание языка. Сейчас же, потерпев крушение, мы благодаря главному искину базы знали если и не в совершенстве, то вполне могли объясниться с местным населением, как по-английски, так и на санскрите. Хотя и второй язык дался нам куда труднее первого. Но тем не менее какие то знания имелись. Поэтому, проезжая очередной городок или деревню, мы вполне могли быть задать вопрос и понять ответ на него. Благодаря советам Алекса, и с его помощью разменяли с десяток золотых монет на целый мешок меди и серебра, и теперь вполне могли расплачиваться за предоставляемые нам услуги. Главной из которых было топливо для нашего локомобиля. Страна по которой мы сейчас путешествовали, была хоть изобильной по части фруктов и овощей, но достаточно бедной, если судить по населению. За пару медных монет, нам готовы были загрузить полный кузов дровами, которые стали нашим основным топливом. Нефть же залитую в баки локомобиля, мы решили
приберечь для нештатной ситуации. Об ее почти полном отсутствии, нас предупреждали еще на Цейлоне, и как оказалось правильно. Нефть или ее производные применявшиеся в качестве топлива можно было получить лишь в крупных городах на побережье, но и там за нее ломили такую цену, что проще было нарубить дров.
        Хотя наша поездка по Индии была не в пример легче, чем по Австралии, но все равно порядком утомила нас. Особенно города. Прежде всего, это грязь. Мусор вываливаемый из домов, прямо на улицу, неопрятность жителей, ленивые, тощие и упрямые коровы бродящие где им вздумается. Все это очень напрягало. Однажды, такое «священное животное» вздумало улечься прямо посредине улицы, да так, что объехать ее было невозможно. Я попытался, было отогнать ее, но еле успел сбежать сам, так как тут же появилась толпа народа вооруженная дубьем и с явно нехорошими намерениями. Причем явно в мою сторону, а не в сторону коровы. Пришлось срочно разворачиваться и искать другую дорогу.
        Еще не понравилось откровенно-вымогательское отношение к нам у местного населения. Стоило кому-то увидеть наш локомобиль, тут же цены на любые товары взлетали до небес. Достаточно было задать вопрос о дальнейшей дороге, и тут же в ответ тянулась рука за вознаграждением. Поэтому мы старались или оставить локомобиль, где-то в стороне и пройтись пешком, или все необходимое нам приобретали в деревнях, которые проезжали. Там отношение к приезжим было гораздо лучшим.
        Через неделю после выезда с острова мы добрались до главного храма Кали, в городе Калькутта.
        Собственно города, как такового, не было. Некогда огромный город, бывший одно время столицей Индии, лежал в руинах. Многочисленные храмы, построенные разным богам, были разрушены. Не осталось практически ничего, говорящего о былом величии города. Лишь в самом центре руин, на берегу Хугли, возле небольшого, но чистейшего озера стоял бело-серый величественный храм с куполами. Это был храм богини, к которой мы стремились.
        Доехав до края руин, мы остановились возле реки на ночлег, решив продолжить наш путь на следующий день. По словам местных жителей здесь стоило опасаться лишь диких зверей, облюбовавших развалины города еще со времен катастрофы. В остальном же, здесь было вполне безопасно. Вдоль реки шла хорошо расчищенная дорога до самого храма. В сентябре в самом храме, устраивались празднества в честь богини. Но и в остальное время тоже хватало паломников, потому как Кали, являлась главной богиней Бенгалии, на территории которой мы находились.
        Лия.
        Мы входим в огромный храм, медленно поднимаясь по ступеням. Рон берет меня за руку и будто, какие то силы начинают наполнять мое тело. Подходим к образу Кали и возложив дары у ее ног зажигаем свечи и опускаемся на колени. Склонив головы, молчим думая каждый о своем.
        Приподняв лицо, я вглядываюсь в образ великой матери и мысленно прошу её:
        - Мне, ничего не нужно, пусть только ему будет хорошо! Пусть ОН будет счастлив!
        Проходит вечность и, я слышу, чей то голос:
        - Я, знаю, дочь моя. Знаю все твои мечты, все твои желания. Не говори мне ничего!
        - Кали?! - удивляюсь я.
        - А ты хотела найти здесь кого-то еще? - ирония слышится в ее голосе.
        - Но…
        - Знаю. И это тоже я знаю. Поверь. Нет ничего лучше любви. Только она, даёт полное могущество над всем живым. Только она способна вознести тебя на вершину блаженства или скинуть в пропасть!
        - Но, как я могу?! А вдруг это оттолкнет его? А я так боюсь потерять…
        - Ты не потеряешь! Но обретешь всё!
        От этих слов краска заливает мое лицо.
        - Решайся дочь моя! Сейчас или никогда!
        Я собираюсь с духом и подняв опущенную голову, поворачиваюсь к Рону…
        Рон.
        Я беру за руку Лию и мы, медленно поднимаясь по ступеням, входим в храм. Сестра одета в шикарное сари купленное недавно, у нас в руках богатые приношения и гирлянды красных цветов, предназначенные богине.
        Храм поражает воображение. Все настолько красиво, что просто не хватает слов для описания этого.
        Мы прибыли сюда с самым рассветом, прямо к открытию храма. Обговорив процедуру с одним из жрецов и пожертвовав на храм богатые дары, я попросил его, задержать обычных паломников и дать нам возможность «поговорить» с богиней наедине. Жрец, обрадовавшись дарам, согласился с нами и обещал, что до нашего выхода из храма, туда никто из верующих не войдет.
        Войдя внутрь и возложив у статуи Кали богатые дары, мы опустились на колени и…
        - Дитя мое, - раздался голос в моей голове- тебе не нужно много знать, чтобы угодить мне. Только люби меня всем сердцем. Говори со мной так, как ты хотел бы поговорить со своей матерью, если бы она взяла тебя на руки.
        - Помоги моей сестре, великая мать! - мысленно произнес я. - Она способна на большее, но потеряла возможность обрести свой дар.
        - Не беспокойся за нее. Все что нужно она уже получила. Но и ты должен помочь ей. И не только ей, но и себе. Неужели ты не видишь, что она любит тебя? Почему ты называешь её сестрой? Дай ей то, что она жаждет получить от тебя, и тогда бутон ее дара раскроется и обретет поистине великую силу!
        Я склонил голову ниже, краснея от слов услышанных от великой богини. Странно, но я никогда не верящий в богов, считая это предрассудками, слышал голос. Слышал и понимал, принимая его сердцем, а не разумом.
        - Я же знаю, что ты любишь ее. Знаю обо всех твоих снах и мечтах к ней. Почему же ты боишься сказать ей об этом? Мучаясь сам и мучая её.
        - Но… Я всегда называл ее сестрой, что скажут…
        - Молчи! - прерывает меня голос богини. - Какая разница, что скажут другие, если вы любите друг друга?! Почему, Я, должна уговаривать тебя?
        - Прости… - смог вымолвить я.
        - Сейчас или никогда! Сделай этот шаг!
        Я поднимаю голову и поворачиваю ее к Лии. Через секунду мы встречаемся взглядами. Я смотрю в эти любимые глаза и, мгновенно вся жизнь, прожитая рядом с ней, проносится передо мною. Я тянусь к ней и чувствую, что и она делает то же самое. Через мгновенье мы сливаемся в долгом поцелуе.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к