Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Рыцарь Александр Андреевич Войкин
        Проект «Тьма» #2
        Юноша, оказавшийся в мрачном и жестоком мире, изменился. Теперь он не оруженосец, он - рыцарь Конклава, а это обязывает. Кей должен вступить в Орден, чтобы лучше узнать свои новые возможности, а также научиться сражаться с тьмой. Но не кроется ли она в нем самом? И если да, то как избавиться от скверны?
        Александр Андреевич Войкин
        Рыцарь
        (Проект Тьма-2)
        Пролог
        Темный ночной лес был полон шорохов. Казалось, будто за каждым кустом таится опасность, готовая растерзать на части. Обе луны скрылись за тучами, будет дождь.
        Под ногами хрустела опавшая листва. Осень вступила в свои права даже здесь, в густой чаще. Воздух полон свежести, какая бывает, когда близится зима и теплые деньки сменяются зябкой прохладой.
        Тем не менее ночной путник не мерз. Он был тепло одет и точно знал, куда идет. Не испугался, даже когда на дереве рядом заухал филин. Лишь улыбнулся своим мыслям и, поправив сумку на плече, зашагал дальше.
        Едва заметная глазу тропинка привела его на поляну, где уже ярко горел костер, потрескивали дрова. Над костром висел котелок, в котором уютно булькало какое-то варево.
        Рядом расположился немолодой мужчина в старой потрепанной одежде. На лице уже прорезались морщины, но если сбрить густую черную с сединой бороду, то можно дать лет тридцать пять. Мужчина спокойно поднял голову и кивнул, приветствуя путника. Тот, хмыкнув, подошел к костру и с облегчением сбросил сумку на землю.
        - Далеко же ты забрался! - пожаловался он. Бородач насмешливо улыбнулся.
        - Здесь меня точно никто не сыщет. А если найдет…
        - То получит топором по макушке, - закончил за него путник. Мужчина кивнул. Топор был здесь же, под рукой, прислоненный к бревну.
        - Что слышно в последнее время? - полюбопытствовал бородач. Путник неопределенно пожал плечами.
        - Много чего. Война Юга и Аонора завершилась в пользу последнего. Много потерь с обеих сторон, но есть и ценное приобретение.
        - Мальчишка, - качнул головой мужчина.
        - Так ты уже знаешь о нем?
        - Конечно. В нашем мире мало тех, кого можно назвать полубогами. Едва ли с десяток наберется. Кроме епископов из Совета, никто не имеет такой силы. А ты просто взял и поделился ею с первым попавшимся юнцом!
        Чума весело рассмеялся, присаживаясь напротив собеседника.
        - Ну, его трудно назвать первым попавшимся. Ты ведь знаешь, кто он такой.
        Он не спрашивал, скорее утверждал.
        - Парень тысячу лет пробыл в безвременье, а это большой срок. Кто знает, какие изменения претерпела его душа за эти годы. Быть может, он теперь опасен для королевства? - угрюмо пробубнил бородач.
        - Не думаю, - покачал головой Миор. - Сейчас его помыслы благородны, а действия полны самоотверженности. Он готов спасти каждого, если будет единственным пострадавшим. Пусть мальчик и повзрослел, пройдя через множество испытаний, ему все еще не достает тех жесткости и прагматизма, что присущи мужчинам. Он только начал свой путь к былому могуществу.
        - И прошел первую ступень развития, - хмыкнул бородач. - Забавно, как ни крути. Из него может выйти монстр похлеще тебя.
        - Разве я похож на монстра? - деланно обиделся Чума. - Мы ведь знакомы уже полтора века, как ты можешь считать меня чудовищем?
        Галл махнул рукой, с досадой цокнув языком.
        - Болтун ты, а не монстр! Сравнил себя и его. Ты забыл, кем он был тысячу лет назад?
        - Нет, - Миор вмиг стал серьезным. Его взгляд пронзил собеседника насквозь, обдав холодом. - Но теперь он другой. Темная часть Кея все еще бродит по миру, мечтая вернуть былое могущество. Но мы имеем дело с другим Низвергнутым. С тем, кто готов на многое, если не на все, ради других. Он - настоящий рыцарь. Если не по виду, то по духу. И я уверен, что еще удивит нас.
        - Мне бы твою уверенность, - вздохнул Галл. - Хорошо. Дадим мальчику срок в пару лет. Если за это время не сорвется, значит, твоя взяла.
        - Как скажешь, - хитро прищурился Чума. - Но тогда будешь должен мне бочонок пива.
        - Заметано, - рассмеялся приятель. - Главное, выиграй сначала.
        - Вот увидишь, парень справится с самим собой, - уверенно сказал Миор, подбрасывая веток в огонь. Галл не ответил.
        - А что, если нет? - заговорил он спустя какое-то время. - Что, если тьма завладеет им? Кей живет в столице Аонора, там очень много людей. Тебе подсказать, что будет, если один сумасшедший полубог решит убивать направо-налево?
        - Нет, - мрачно ответил Чума. - Но я контролирую ситуацию. Поверь мне, если он начнет делать что-то подобное, я буду рядом и сумею его остановить.
        - Как знаешь, - покачал головой Галл. Однако его слова затронули в душе Миора сомнения. Что, если Кей действительно перестанет быть собой? Можно ли остановить его? Сейчас объективно он гораздо сильнее парня, но так будет не всегда. Как оградить юношу от тьмы?
        Никак. Будущее полубога только в его руках. Миор может лишь помочь советом, но шаги по лестнице в небо Кей должен делать сам.
        А ему остается только наблюдать, как мальчик превращается в мужчину.
        Стадия первая
        В ее глазах я прочитал многое, но с языка черноволосой красавицы сорвалась лишь одна фраза:
        - Похоже, ты сделал выбор.
        Я слегка виновато улыбнулся.
        - Да.
        - И почему же Орден Тьмы? Почему не, например, Пепла? Или Пламени?
        Казалось, ее действительно волновал этот вопрос. Думает, что на мое решение повлияла связь с ней? Глупая. Разве я стану смешивать долг и личные интересы?
        - Потому что только здесь я могу по-настоящему пригодиться, - я произнес те же слова, что сказал сэру Енусу. - Орден Тьмы на передовой, верно? Значит, именно здесь у меня есть возможность расти. Ты наверняка в курсе того, что со мной произошло?
        Она промолчала. Значит, и впрямь знает.
        - Тогда должна понимать, что разбойники и мелкие твари мне не соперники, - продолжил я. - Существу вроде меня трудно расти в тепличных условиях. Мне должно быть больно. Я должен быть все время на грани. Только так.
        - Ты перегибаешь палку, - не выдержала она. - Зачем стремиться наверх? Чего ты хочешь этим добиться? Разве мало получил? О подобном могуществе многие не смеют даже мечтать!
        В ее глазах застыла боль, и я понял, что, несмотря на всю свою силу, она, кажется, слабее меня. Моргнув, различил наконец цифры над ее головой: «105». Забавно. Разница между нами незначительная. Но, похоже, девушке не суждено больше подняться. Раз за тысячу лет не выросла в уровнях, то и теперь не сможет.
        - Я должен, - с мягкой улыбкой сказал я. - Да, возможно, это излишне, но я так хочу. Хочу превзойти его.
        Она поняла, о ком я. Нахмурилась, тряхнула челкой. В глазах мелькнули слезы, отвернулась в сторону.
        - Прости, - повинился я. - Понимаю, тебе больно об этом говорить. Но поверь, мне это нужно, так что решение менять не стану.
        Она неохотно кивнула.
        - Это твое право, - проронила наконец сквозь зубы. - Поступай как знаешь. Мне все равно.
        Она лгала сама себе, и мы оба это прекрасно понимали. После той ночи ей не могло быть все равно. Как и мне. Потому что был мир вокруг, а были мы. Двое. Связанные крепчайшими узами, перед которыми бессильны даже боги.
        Я поднялся и, быстро преодолев разделявшее нас расстояние, порывисто обнял ее. Она вскрикнула от неожиданности, уперлась ладонью мне в грудь, зашипела ругательство, но быстро сникла.
        - Прости меня, Чия, - прошептал я. - Ты ведь знаешь, что я должен. Мы оба не в силах это изменить. Он сделал это со мной специально, чтобы мог дать отпор. И я не собираюсь отсиживаться в стороне.
        - Я знаю, - шепнула она, успокоившись. Затем прохладные пальчики коснулись моего лица. Наши глаза встретились, а затем ее губы призывно открылись. Я не сумел устоять перед столь явным приглашением. Нам обоим этого хотелось.
        Спустя несколько часов, когда мы вновь сидели напротив друг друга, неспешно потягивая вино, я задал вопрос:
        - Так все же ты возьмешь меня в свой Орден?
        Она лукаво усмехнулась, слегка сощурила глаза.
        - Взять тебя? Даже не знаю. А сдюжишь ли? Не сломаешься под давлением многочисленных тренировок?
        - Нет, - уверенно сказал я. Она рассмеялась.
        - Поглядим. Поверь мне, сила еще не означает, что ты стал более умелым воином. Обретя могущество, сначала стоит научиться его применять. Владеть им.
        - Ты ведь меня научишь? - улыбнулся я. Она кашлянула.
        - Не могу отказать в столь искренней просьбе, хотя и не одобряю твой выбор.
        Я рассмеялся.
        - Хорошо, я принимаю тебя в Орден Тьмы, - со вздохом сказала Чия.
        - И все? - удивился я. - Никаких обрядов? Никаких знаков?
        - А чего ты ожидал? Пентаграммы со свечами, жертвоприношений, колец-печаток со специальными символами? Может, особых татуировок? - расхохоталась эта язва. Я пожал плечами.
        - Наверное.
        - Брось, Кей. Ты ведь не маленький мальчик и уже должен понимать, что деловой организации вроде Ордена не нужны какие-то лишние знаки. Мы сами по себе мощь. И прекрасно это осознаем. Конечно, для обывателей Орден Тьмы носит знак ворона на одежде, но между собой мы не считаем нужным как-то выделяться.
        - Знак ворона? - встрепенулся я.
        - Ты удивлен?
        - Немного. Знак ворона носил на щите Низвергнутый. Тот, тысячелетний, - пояснил я. Она кивнула. Значит, осведомлена об этом. - К тому же род моего отца также существовал под знаком ворона.
        - Это просто объяснить, - улыбнулась Чия. - Эл Кионы всегда тесно общались с Орденом Тьмы. Основатель рода был одним из наших рыцарей, поэтому предпочел взять знаком рода привычного ворона. А что касается Низвергнутого… Он тоже, кажется, был связан с нашим Орденом. Но вот каким образом, уже не помню. Орден Тьмы существовал еще до основания Собора сэром Лансом.
        - Вот как? - протянул я. - Занятно. Выходит, Низвергнутый вполне мог быть членом Ордена Тьмы?
        - Может быть, - пожала плечами девушка. - Если хочешь, спроси Палача. Он наверняка в курсе тех событий.
        Я вспомнил мрачного старика и вздрогнул.
        - Нет, спасибо. Обойдусь без этого знания.
        Чия легко рассмеялась.
        - Что ж, раз с официальной частью покончено, можно перейти к знакомству?
        - С кем?
        - Не с кем, а с чем. С обителью Ордена, - поправила епископ. - Идем, покажу тебе новый дом.
        Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за своей госпожой.
        Обитель находилась в паре миль за городом, укрытая за высокой скалой. Со всех сторон тропинку к башне скрывали густые деревья, так что если не знать наверняка, то не найти. Коней мы вели в поводу. Несмотря на то что дорога шла в гору, идти было комфортно: мягкая хвоя под ногами приятно пружинила, смягчала шаги. Чия шагала чуть впереди, плавно покачивая бедрами. Я невольно засмотрелся на фигурку в обтягивающем костюме, но вовремя одернул себя. Мне все же не семнадцать лет, чтобы так нагло пялиться на женщину. Некрасиво, да и неправильно. Мы оба перешагнули многовековой рубеж, поэтому и ценности должны быть соответствующие. Правда, думаю, другим это не помешало бы.
        Мое отношение к девушке было двойственным. С одной стороны, с ума сходил от любви, особенно когда видел ее вблизи. С другой - понимал, что не можем быть вместе, время не то. Будь у нас мирная страна, безо всякой угрозы для жизни, тогда, возможно… Сейчас же мы жили в страхе, ожидая вторжения тьмы. Я и в Орден-то пришел, по большому счету, чтобы научиться сражаться с ней. В такой ситуации разве есть место флирту и простым радостям вроде совместной жизни? Не думаю. Чия прекрасно это понимала, гораздо лучше меня, потому и скрывала слезы, когда покидали ее особняк. Мне было безумно жаль девушку, но не в моей власти что-либо изменить. Мы - слуги короны и Девятерых. Наши судьбы нам не принадлежат, и, возможно, уже завтра мы погибнем от рук каких-нибудь заморских захватчиков, так и не познав радость совместной жизни. Это весьма маловероятно, но порой случается и не такое.
        Мы в опасности. И пока что-либо не изменится, нам не суждено быть вместе. Возможно, я бы попытался что-то предпринять, но взгляд Чии пару часов назад ясно дал понять, что это будет лишним шагом. Ее устраивала даже такая связь, ненадежная и хрупкая. Она была - и епископ собиралась наслаждаться каждым моментом.
        Тряхнув головой, я поднял взгляд и удивленно присвистнул: башня действительно была внушительной. Порядка шести метров в высоту, с бойницами и крепкими окованными железом вратами. Не было никакого дворика, забора и тому подобного. Просто башня, словно прилипшая к скале.
        - Это и есть ваша обитель? - спросил я, задрав голову. Крыша башни была купольной, и сбоку виднелось оконце. Если там есть комната, то я ее хочу! Всегда мечтал пожить на чердаке башни.
        - Наша обитель, Кей, - поправила Чия. - Да, это она. Не смотри, что башня маловата, есть еще помещения под землей.
        - Ого, - протянул я, уважительно глядя на обитель Ордена. Действительно, хорошее место. - А что если решат атаковать?
        - Об этом месте знают лишь члены Ордена Тьмы, - удивила меня Чия. - Даже другие епископы из Совета не ведают, где наша база.
        - Даже так? - хмыкнул я. - Умеете вы скрываться.
        - Еще бы. Прятаться, а затем наносить удар - наша специальность. Некоторых из нас, - поправилась она. Ну да. Большинство рыцарей Ордена наверняка предпочитают старый добрый бой в лоб. Но стоит взять на заметку, что есть и убийцы. Те, кто таится в тенях, выжидая момент, а затем резким ударом прерывает твою жизнь.
        - Идем, - позвала меня Чия, шагнув к тяжелым створкам врат. При ее приближении они медленно разошлись в стороны, пропуская епископа внутрь. Я шмыгнул следом.
        Внутри было довольно светло из-за висевших повсюду факелов. Помещение за вратами оказалось большим коридором, с правой стороны которого у стены стоял стол, за ним расположился страж. Увидел нас, вскочил и вытянулся по струнке.
        - Госпожа Чия! Все спокойно, никаких происшествий нет!
        - Отлично, Гарк. Вольно! - командирским тоном сказала девушка. Я впервые видел ее такой: суровой железной леди, госпожой целого Ордена рыцарей. Преображение было разительным. И пугающим. Если уж она своих солдат муштрует, то что будет со мной?
        Я тихонько рассмеялся про себя. Разве может быть что-то хуже того, что уже случилось? Я прошел через все круги ада и достиг маленькой, но цели. А значит, мне не страшно обучение, каким бы оно ни было.
        Мы прошли длинным коридором, в конце оказалась дверь. За ней - холл башни, от которого в разные стороны вели еще два коридора.
        - Налево кухня и прочие служебные помещения, - заговорила Чия. - Направо - комнаты учеников и зал для занятий.
        - А прямо? - я, наконец, заметил едва видимую в падавшем сквозь небольшие окна свете узкую винтовую лестницу впереди.
        - Лестница наверх. Там комнаты для медитации и изучения техник. А также спальни преподавателей.
        Я кивнул. Ясно. Значит, здесь тоже есть свои наставники, что безвылазно сидят в башне и учат молодняк. Впрочем, добравшихся до обучения в Ордене трудно назвать молодняком. Это ветераны, прошедшие схватки с людьми и добившиеся высоких рангов в искусстве меча. Орден для них - лишь новая ступень на бесконечном пути роста, способ еще больше развить навыки и отточить владение оружием и телом.
        - Где моя комната? - полюбопытствовал я, видя, что Чия задумчиво смотрит перед собой. Девушка неопределенно пожала плечами.
        - Пока не знаю. Вообще, насколько мне известно, все жилые комнаты на первом этаже уже заняты. Зато есть свободные на этажах повыше.
        - А что насчет чердака? - стараясь не выдать заинтересованности, спросил я. Чия удивленно покосилась на меня, а затем громко рассмеялась.
        - Значит, хочешь ту комнату?
        - Ну, не то чтобы… - смутился я. Быстро она меня раскусила.
        - Это можно устроить. Вот только есть одна проблема, - протянула девушка, при этом лукаво взглянув на меня.
        - Какая?
        - Я там живу, - фыркнула она. Я раскашлялся. Неловко получилось. Выселять епископа из ее покоев - это уже чересчур. Услышь кто из членов Ордена - сочли бы оскорблением, не иначе.
        - Прости, - извинился я. - Тогда можно любую другую.
        - Так легко отступишься от своей цели? - она вопросительно изогнула бровь. Я понял, что это очередной тест. Чия проверяет мою целеустремленность. И как быть в такой ситуации? Что ответить?
        - Не совсем. Просто в этот раз моя цель оказалась несущественной.
        Она снова рассмеялась.
        - Значит, так? Что ж, это твой выбор. В наказание я прикажу дать тебе ключ от комнаты этажом ниже. Будешь завидовать тому, что сам отказался от своего счастья! - совсем по-детски заявила она, быстрым шагом направившись к лестнице. Я пожал плечами и бросился следом. Похоже, черноволосая слегка обиделась. Но манеру поведения этой женщины мне до сих пор не понять. То она в роли мудрой воительницы, а то и вовсе - маленькая девочка. Как себя поставить с таким человеком, чтобы не нанести душевную рану? Пока неясно.
        Чия взяла ключ у завхоза на втором этаже, а затем вручила мне.
        - Пошли, покажу твою комнату.
        Мы поднялись на пятый этаж, повернули налево. Здесь было всего две комнаты по обе стороны коридора. Да и сам этаж оказался довольно небольшим: четыре комнаты, по две на каждый коридор. Моя была в левой секции с правой стороны.
        Повернув ключ в замке, я шагнул внутрь и замер.
        - Невероятно!
        - Нравится? - довольно подбоченилась Чия. - Все еще не передумал вступать в Орден?
        - Теперь точно нет, - улыбнулся я. Комната оказалась очень большой, с двумя смежными помещениями поменьше. У стены расположилась кровать, рядом, у окна, письменный стол, напротив - шкаф с книгами. На полу постелен мягкий ковер, так что я стянул сапоги, с наслаждением погрузив ступни в ворс.
        - Как же хорошо!
        Чия с удовольствием наблюдала за мной, мягко улыбаясь.
        Заглянул в две соседних комнаты, бегло осмотрелся. Одна из них была своего рода ванной, там даже расположилась средних размеров бадья со сливом в нижней части. Похоже, в башне даже трубы проложены. Неплохо здесь все обустроено!
        Вторая комната оказалась кладовой. Без окон, зато имелась пара шкафов и полки. Теперь есть где хранить свои скудные пожитки.
        - Нравится? - полюбопытствовала моя госпожа, когда я вернулся в большую комнату. Я кивнул.
        - Еще бы. Это самые комфортные апартаменты, что я здесь встречал.
        - Если посчастливится побывать в одном из старинных особняков знатного рода, заговоришь по-другому, - заметила она, но было видно, что похвала хозяйке башни приятна.
        - Мне и этого более чем достаточно. В конце концов, я ведь сюда прибыл учиться, - отмахнулся я. Чия кивнула, при этом улыбка слегка потускнела.
        - Да, и правда. Что ж, тогда сегодня осваивайся, а с завтрашнего утра займемся изучением медитативных техник. Кое-что ты уже наверняка умеешь, но все же расскажу подробней.
        - Хорошо, - согласился я. Девушка бросила на меня странный взгляд, а затем вышла из комнаты.
        Усевшись на подоконник, я распахнул окно и вдохнул полной грудью свежий лесной воздух. Прямо подо мной раскинулся лес, густые зеленые кроны потихоньку сменялись желтизной осени. Пройдет еще немного времени, и листва опадет, а деревья превратятся в голых мертвецов, чтобы, спустя полгода, вновь зацвести. Вечный круговорот жизни в природе. Интересно, что происходило со мной там, в безвременье? Если бы помнить хоть что-то…
        Можно попытаться кое-что провернуть. Помнится, Чума говорил, что можно нырять в Нексус раз в неделю и открывать не больше трех навыков за один заход. Последний раз был довольно давно, так что стоит попробовать.
        Я прикрыл глаза и сосредоточился. Звуки окружающего мира постепенно исчезли, уступив место тишине. Медленно, но верно перестал ощущать тело, а вскоре разум оторвался от земли и взмыл ввысь… чтобы через мгновение рухнуть в бездну.
        Нексус встретил все той же палитрой зеленого с желтым. Выходит, в моей душе, как и снаружи, царит осень?
        Цветы, к счастью, по-прежнему призывно сияли, завлекая внешним видом. Но теперь я видел их названия и мог определить, что нужнее.
        «В. Год первый, октябрь, 23», - взгляд зацепился за цветок с синими лепестками. Недолго думая, склонился над ним и мягко коснулся подушечками пальцев.
        Тело почти привычно пронзило молнией насквозь, боль стрельнула в затылок, а затем перед глазами возник старый добрый экран. Снова кино.
        Низвергнутый казался совсем юношей, по сравнению с самим собой из третьего года. Он был более худощавым, более… светлым, кажется.
        Он шел по коридорам какого-то здания, приветливо улыбаясь встречным. И этот парень возненавидел весь мир? Как-то с трудом верится. Здесь он слишком хорош. Вылитый сэр Ланселот Озерный. Длинные волосы стянуты в пучок на затылке, фигура, пусть и жилистая, но крепкая, облачена в полный доспех. Правая рука Низвергнутого лежала на рукояти меча, что висел на поясе. Левая же держала розу. Дивной свежести цветок приковывал к себе взгляд. Юноша то и дело косился на него, мягко улыбался, подносил лепестки к губам, втягивал приятный запах, что донесся даже до меня. Аромат розы.
        Коридор вскоре кончился, и Низвергнутый вышел наружу. Здание показалось мне странно знакомым, а затем я понял, что это академия. Но ведь во времена первого Низвергнутого ее еще не существовало! Как такое возможно?
        Тем не менее юноша вышел в сад академии, где спиной к нему уже сидела какая-то девушка. Ее волосы были иссиня-черными, а фигурка показалась также знакомой. Вот юноша приблизился, и девушка повернула голову. Я чуть было не вскрикнул от неожиданности: это была Чия! Но ведь она сказала, что не знала его лично! Выходит, солгала?
        Юноша встал перед девушкой на одно колено и поднес цветок. На губах Чии заиграла мягкая улыбка, а взгляд преисполнился нежности. Она приняла розу, вдохнула ее аромат, а затем взглянула на своего кавалера. Низвергнутый посмотрел на нее в ответ. Их взгляды пересеклись, и я увидел самую настоящую любовь. Выходит, у нее был роман с Первым? Но раз это первый год, как он попал в этот мир, почему стоит академия? Что-то не сходится по срокам. Низвергнутый появился здесь за тысячу лет до настоящего времени, а значит, за несколько сотен лет до основания академии и Собора. Как он может разгуливать по коридорам академии, если в это время должен быть мертв?
        Значит, это не тот Низвергнутый. Может, был еще один? Второй? И сколько их тогда вообще приходило в этот мир после гибели Первого?
        Я ощутил, как жутко разболелась голова. Экран мигнул и погас, скрывая поцелуй двух влюбленных. Я же чувствовал себя разбитым, и морально, и физически. Не глядя, зацепил пару цветков с навыками, решив глянуть попозже, и на волнах дикой боли погрузился в бездну.
        И даже там мысли не переставали одолевать меня. Изначальный Низвергнутый совершенно точно погиб от рук Девятерых около тысячи лет назад. Та его часть, что является мной, отправилась в круговорот перерождения, а Темный оказался выброшен в мир. Но что, если я вышел из круговорота спустя пару сотен лет? Что, если был знаком с Чией и другими епископами прежде? Возможно, Плачущая Госпожа все же соизволит ответить на накопившиеся вопросы. Потому что мысли пожирали мой разум, грозя разорвать изнутри.
        Кем был тот юноша? Если он Второй, то что натворил, за какие грехи Девятеро вновь отправили его в круговорот? Или же боги тут ни при чем?
        Слишком много вопросов и ни одного внятного ответа, только собственные догадки. Но они никак не помогут разобраться. Только еще больше усугубят ситуацию. Нет. Здесь нужен кто-то, кто точно присутствовал при тех событиях. До города недалеко, но и не близко. А под боком только Чия. Значит, придется спрашивать у нее. И добиваться ответа любыми способами.
        Потому что, если не услышу его, то могу сойти с ума от бесконечного потока мыслей, что стаей голодных пираний набросились на мой разум. В самом деле, узнать, что до тебя был еще один такой же… это чересчур. Неужели Чума не в курсе? Как-то с трудом верится. Этот прохвост знает если не все, то близко к этому. Не верю, что он мог упустить что-то, связанное с моим прошлым, а значит, не все гладко с этим Вторым. Миор бы рассказал, не будь это опасным для меня.
        Что ж, рано или поздно любая правда оказывается на поверхности. Нужно лишь копнуть поглубже, чтобы заставить ее всплыть. И я готов это сделать.
        Потому что это мое прошлое, и я обязан о нем узнать.
        Стадия вторая
        Утро началось с разминки и комплекса упражнений с мечом. Чия отвела меня в один из залов для тренировок, где я смог хорошенько разогреться. Затем, приказав мне сесть на пол, Плачущая Госпожа заговорила:
        - Сегодня мы с тобой рассмотрим медитацию. Ты уже осваивал медитативные техники?
        - Только в общих чертах, - покачал головой я. Да, у меня получалось медитировать, но пока что довольно посредственно.
        - Не беда. Значит, расскажу о пользе медитации. Во-первых, это состояние ты можешь использовать для восстановления сил и отдыха. Пока ты медитируешь, твое тело расслабляется, и, вновь открыв глаза, ощущаешь прилив сил и бодрости. Второе ее применение - изучение боевых техник.
        - Разве медитацию можно применять в качестве оружия? - удивился я. Чия улыбнулась.
        - В некотором роде. Достигнув более глубокого погружения в себя, ты сможешь развивать физические навыки, пребывая в собственном сознании. Это очень сложный процесс и потребуется много времени, чтобы овладеть техникой погружения.
        - Но в результате мне не нужны будут обычные тренировки с мечом? - уточнил я. Девушка кивнула.
        - Верно. Ты достигнешь той ступени владения своим телом, когда погружение в глубины собственного разума заменит годы простых тренировок.
        Я покачал головой. Звучит слишком уж нереально, даже учитывая, что это магический мир.
        - Не веришь? - усмехнулась Чия. - Что ж, можем устроить небольшой сеанс. Пробный. Закрой глаза.
        Я подчинился. Прохладные пальцы ласково коснулись моего лица, а затем я ощутил, как падаю в бездну. Почти привычное ощущение, учитывая, сколько уже раз побывал в Нексусе. Только вот вряд ли окажусь именно там. Тогда где?
        Это была не поляна. Небольшой зал в японском стиле. Додзё. Деревянный пол, светлые стены. И манекены с оружием у дальней стены. Я прошелся, внимательно осмотрелся. Слишком все натуральное. Будто бы и впрямь в какой-то Нексус попал. Может, таких вселенных несколько? Тех, что связаны с нашей лишь косвенно. Надо бы уточнить у Чии.
        Какова же цель моего пребывания здесь?
        Стоило об этом подумать, как неподалеку из мрака соткался силуэт мужчины. Его лица не было видно, сам он был одет в простые штаны и рубаху. В руке сжимал полуторный меч. Безликий воин. Жутко было осознавать, что ты не видишь даже глаз противника. В том, что нам предстоит сразиться, я не сомневался: мужчина недвусмысленно на это намекнул, швырнув меч мне под ноги и взяв со стойки другой. Я наклонился, поднял клинок. Выпрямившись, взглянул на соперника. Крепкая фигура, будто бы сотканная из тьмы. Стойка простая, но видно, что привычная. Он не казался сильнее или опаснее простого солдата, но это обманчивое впечатление. Опасный враг.
        Я принял среднюю стойку, коснувшись пальцами левой руки лезвия меча. Клинок находился прямо под ладонью, правая рука надежно сжимала рукоять. Это отвлечет противника, собьет с толку. Вряд ли он видел много бойцов, способных драться в таком положении. Если так, то это мой шанс победить.
        Воин слегка склонил голову набок, будто бы разглядывая меня. Затем издал тихий смешок и, сделав шаг вперед, за мгновение преодолел разделявшее нас расстояние. Лезвия мечей со звоном скрестились. Я слегка отвел клинок врага чуть в сторону, сведя контакт к минимуму, а затем, разорвав дистанцию, сменил стойку. Теперь мой меч смотрел прямо в лицо противнику, а левая рука располагалась вдоль туловища.
        - Победа или смерть, - непонятно зачем, произнес я. Воин снова тихонько рассмеялся, а затем бросился вперед. Обманный финт, удар метит мне прямо в сердце. Но я ощутил неточность и понял, что враг атакует в другое место. Уклонившись, скользнул в сторону, блокируя его выпад, а затем, слегка изменив траекторию, ударил в плечо. Враг зашипел от боли и отшатнулся, прикрывая рану рукой. Теперь он не спешил, медленно кружа вокруг, оценивая.
        Я выдохнул, одновременно сокращая дистанцию между нами. Меч со звоном наткнулся на динамичный блок. Сил у бойца было побольше, чем у меня, поэтому рука дрогнула под его натиском. Меч на мгновение оказался ниже корпуса, и этого хватило, чтобы черная рука направила свой клинок прямо мне в сердце.
        Боль пронзила всего насквозь, и на ее волнах я оказался выброшен в реальный мир.
        Тяжело дыша, весь покрытый потом, упал на спину и поглядел в потолок.
        - Надо же. Это действительно оказалось непросто, - пробормотал, усмехнувшись.
        - А ты сомневался? - насмешливо полюбопытствовала Чия, сидевшая рядом. - Твой разум сам подбирает противников, подходящих по уровню мастерства. Поэтому победить будет не так-то просто, Кей.
        - Уже понял, - садясь, проворчал я. - Все тело болит, будто несколько часов мечом махал.
        - Ну вообще-то, с момента начала медитации прошло чуть меньше трех часов.
        - Серьезно? Мне показалось, что схватка заняла от силы десять минут, - протянул я, разминая кисть. Руки ныли от нагрузки, а на груди расплывался большой синяк. - Похоже, раны, полученные там, проявляются и здесь в какой-то мере.
        - Верно, - кровожадно усмехнулась Плачущая Госпожа. - Поэтому, если не хочешь ходить весь в синяках, начни побеждать!
        - Легко сказать, - скривился я. - Тот парень, он был намного опытнее меня. Несмотря на огромное количество схваток, через которые я прошел, мне не удалось победить.
        - Но ты наверняка был близок, верно? Вспомни, как двигался твой враг, какие приемы использовал. Твой разум использует твою же память для создания противников. Поэтому тот человек не мог владеть искусством меча, которого ты не знаешь. А раз так, то тебе по силам его победить.
        - Возможно, - не стал спорить я. - Легче сказать, чем сделать. Сражаться с ним сложно.
        - Зато действенно, - скрестив руки на груди, заметила Чия. - Так ты гораздо быстрее получаешь практические навыки и становишься сильнее с каждой минутой.
        Я кивнул. Действительно, все движения черного воина до сих пор были перед глазами. А мое тело будто бы помнило его удары, и то, как я отвечал. Похоже, это и впрямь отличный способ дальнейшего развития.
        - Что ж, на этот раз ты должен попасть туда самостоятельно.
        - Хорошо.
        Я прикрыл глаза и попытался представить себе тренировочный зал. К моему удивлению, это вышло без особых проблем. Тогда потянулся к этой «картинке» и ощутил, как бездна вновь приветливо распахивает объятья.
        Победить в этот день так и не удалось. Дважды я был близок, но всякий раз воин удивлял очередным приемом, пронзая сердце или шею. Синяки теперь были по всему телу и неприятно побаливали. Впрочем, они довольно быстро исчезали благодаря регенерации. Все же есть кое-какие преимущества в том, что я больше не человек.
        Несмотря на очевидный проигрыш, Чия была довольна.
        - У тебя получилось несколько раз войти в это состояние и продержаться там долгое время. Это отличный прогресс даже для того, кто изучает технику воплощенной иллюзии на протяжении пары месяцев. Так что можешь собой гордиться.
        Однако я не разделял ее оптимизма.
        - Чем? Тем, что продул этому парню все бои? Это лишь показало, насколько я еще слаб.
        Чия рассмеялась.
        - Глупый! Тот воин наверняка по силе не уступает епископу, а значит, ты должен гордиться тем, что смог выстоять так долго. Все приходит со временем, Кей. Однажды ты сможешь победить его. Если будешь упорно тренироваться, конечно же.
        - Я постараюсь, - кивнул я.
        - Вот и славно. Теперь давай поговорим о восстановительной медитации.
        - Восстановительной? Зачем? - не понял я. - Мое тело ведь и так неплохо справляется с заживлением ран.
        - Это тебе так кажется, - нахмурилась Чия. - Без особой медитации ты все равно остаешься не в форме. Техники восстановления помогут снять усталость и расслабить мышцы. Нет, если ты, конечно, хочешь через десяток лет превратиться в дряхлого старика, то, пожалуйста, продолжай в том же духе.
        - Нет уж, - представив подобную картину, вздрогнул я. Епископ победно усмехнулась.
        - Вот и славно. Тогда тебе стоит занять удобную позицию и закрыть глаза. Затем расслабься, представь, как сознание постепенно отделяется от тела.
        Ее голос становился все тише, будто бы я засыпал, находясь при этом в сознании. Перед глазами неожиданно мелькнула вспышка, а затем я увидел себя со стороны.
        Я парил под потолком, глядя сверху вниз на свое застывшее в неподвижности тело. Чия стояла напротив, скрестив руки. Затем снова заговорила:
        - Получилось? Отлично! Теперь взгляни на себя изнутри.
        Я приблизился, внимательно осмотрел свое тело со всех сторон. Как же мне внутрь заглянуть?
        - Коснись его, болван! - прорычала моя наставница. Я с трудом подавил смешок и легонько дотронулся до своей груди. Перед моим взором предстала картина сосудов и мышц, составляющих весь организм. Не прерывая контакта, я мог видеть, в каких местах мышцы воспалены - они подсвечивались желтым. Находившиеся в нейтральном или здоровом состоянии - синим.
        - Молодец, - похвалила Чия. - Теперь можешь осторожно расслабить поврежденные участки. Только не перестарайся.
        Я молча кивнул, аккуратно разглаживая желтые места. Мышцы поддавались неохотно, будто сведенные судорогой. Тогда я слегка погрузил пальцы в тело, и процесс пошел чуть быстрее. Работа по расслаблению связок и тканей заняла у меня порядка двух часов. Затем последовал процесс освобождения сознания от лишних мыслей. И вот, когда почти ощущал себя пустым и свободным, Чия приказала возвращаться.
        - Ого! - воскликнул я, открыв глаза. Усталость совершенно покинула меня, а энергия била через край. Казалось, будто бы родился заново, настолько легким было тело.
        - Чувствуешь разницу? - насмешливо полюбопытствовала девушка. Я кивнул.
        - Да. Будто бы опять через перерождение прошел. Ничего лишнего. Никакой усталости. Выходит, я редко бывал полностью отдохнувшим?
        Не зря задал этот вопрос. Судя по ощущениям, мой организм всего пару раз за всю жизнь был в таком состоянии, как сейчас. Полное энергии тело и отдохнувший разум. Почему же прежде не доводилось испытать подобные ощущения?
        - Видишь ли, многие факторы влияют на наше тело. К тому же, каждый организм по-своему уникален. Кому-то достаточно пары часов, чтобы выспаться, а кому-то мало и десятка. Все зависит от положения солнца и лун, а также от твоего настроения. Если ты с радостью встаешь по утрам - это хорошо. Значит, ты действительно отдохнул и твое тело готово работать. А если хочется послать всех куда подальше, это говорит лишь о том, что ты не избавился от усталости за ночь. Подобный настрой может здорово испортить твою подвижность, ловкость и сообразительность в течение дня. Поэтому нужна восстановительная медитация. Это самый простой способ отдохнуть, которым можно заменить даже сон.
        - Правда? - не поверил я. - Значит, мне теперь не нужно спать?
        - Почему нет? Сон все же необходим. Я бы не стала отказываться от такого бесплатного удовольствия, - рассмеялась Чия.
        - Но в случае нужды я вполне могу заменить его медитацией? - уточнил я. Плачущая Госпожа пожала плечами.
        - Конечно. Но не рекомендую увлекаться подобным. Все же это искусственный процесс, в отличие от сна. Не стоит чересчур усердствовать.
        Она замолчала, задумавшись о чем-то своем. Я решил, что это шанс узнать ответ на насущный вопрос.
        - Скажи мне, после Низвергнутого был еще один?
        Чия вздрогнула и с тревогой посмотрела на меня.
        - Откуда ты…
        - Значит, был, - вздохнул я. - И ты любила его.
        Она не стала отрицать, лицо девушки неподвижной маской застыло напротив.
        - Почему не сказала мне? Зачем было скрывать?
        - Это знание опасно для тебя, - промолвила епископ. - Боги могут решить, что ты вспомнил слишком много. И тогда я снова лишусь тебя, Кей…
        - Хочешь сказать, что скрывала это ради меня? - не поверил я. - Но зачем? Разве я не имею права знать правду?
        - Имеешь, - вздохнула Чия. - Но некоторые вещи должны остаться там, где им самое место - в забвении.
        - Каким был Второй? - огорошил я ее вопросом. Девушка задумалась, на губах мелькнула мечтательная улыбка.
        - Он был рыцарем. Кавалером. Любил делать подарки и никогда не требовал что-либо взамен. Настоящий мужчина. Жаль, что его убили, как только он достиг двадцатипятилетнего возраста.
        - Кто это сделал?
        - Девятеро. Не сами, но они указали путь. По которому последовали люди. Он был добрым. Очень добрым для рыцаря Церкви. Закончил академию с отличием, подавал большие надежды. Я тогда была еще молодой, его искренние речи одурманили меня. Можно сказать, влюбилась в его образ. Но он предал мое доверие, когда тьма подчинила его своей воле. Он изменился. Резко, в одночасье. Убил своих друзей, а затем попытался прикончить и меня. Я оказалась не по зубам этому парню, и он бежал. Но королевские ищейки нашли его и казнили, положив при этом четыре десятка лучших бойцов. Страшное было зрелище.
        - Почему он изменился? - спросил я, размышляя над этим. Тьма должна была отступить, оставить меня. Но смутное беспокойство грызло изнутри. Если она вернется, сумею ли дать отпор? Выстою? Или паду, как тот мальчишка, сраженный темным копьем прямо в сердце?
        - Тьма захватила его душу, - озвучила мои опасения Чия. Ее взгляд блуждал где-то далеко, в глубинах прошлого, заново переживая те события. - Он стал более злым, раздражительным, хотя прежде никогда не позволял ярости затмить его разум. Но время тогда было трудное, и мы закрывали на его поведение глаза. Как оказалось, зря. В итоге мальчик оказался одержим тьмой и вышел из-под контроля.
        Девушка замолчала, в уголках ее глаз я заметил маленькие слезинки.
        - Ты любила его, - прошептал я, желая и одновременно боясь подойти. Девушка кивнула, прикрыв глаза. Улыбка, на этот раз более светлая, озарила ее лицо.
        - Он был чистым, не чета остальным. Выделялся среди толпы своей статью, манерой поведения. По нему сохли все придворные дамы, но он выбрал меня. Яростную воительницу, Плачущую Госпожу, главу Ордена Тьмы. До сих пор не понимаю, почему. Что во мне было такого, что ОН полюбил меня? Не герцогинь, графинь и принцесс, а меня.
        Я улыбнулся.
        - Ты сияешь ярче любой женщины этого мира, и Второй наверняка это видел. За внутренний свет он и полюбил тебя. Неважно, кем ты являешься, главное, какова твоя душа. Будь у меня шанс, я бы вернулся за тысячу лет назад, предотвратил безумие Низвергнутого и взял тебя в жены. Тогда мы оба были лишь детьми… а теперь…
        - Теперь уже поздно, - горько усмехнулась Чия. Я кивнул.
        - Да. Наши жизни больше нам не принадлежат. Мы оба лишь слуги Церкви и короля. Мне жаль, что все так обернулось. В этом есть моя вина…
        - Довольно этих слов! - воскликнула девушка, смахивая слезы и насмешливо глядя на меня. - Уж не думал ли ты, что я стану твоей так просто? Госпожу Ордена Тьмы еще нужно заслужить, новобранец!
        Я рассмеялся.
        - Раз так, то придется очень постараться. Чтобы защитить тебя и всех остальных от тьмы.
        Чия снова помрачнела от этих слов.
        - Тьма. Она гораздо ближе, чем ты думаешь, Кей. Тьма в каждом из нас, затаившись, ждет своего часа. Когда здесь будет ее войско, она потребует нашего подчинения. И тогда настанет схватка не только с мертвецами, но и с самим собой. Ты должен быть к этому готов.
        - У меня есть защита от ментальных атак, - заметил я. Чия фыркнула.
        - Тьма разъедает не столько разум, сколько душу. Ты сам не заметишь, как окажешься под грузом сомнений и будешь думать лишь о том, как поступить в той или иной ситуации. И зачем вообще что-либо делать. Сомнения будут грызть изнутри, и постепенно ты поймешь, что все твои принципы рушатся, становятся не более чем иллюзией. И ты сам всего лишь жалкий человек, посмевший помыслить о большем. Когда поймешь свою ничтожность по сравнению с ней, тьма раздавит тебя и подчинит себе.
        Чия замолчала, оставив меня наедине с мыслями. Выходит, ей уже доводилось сражаться с тьмой? Причем в самом мерзком ее обличье - с темной половиной себя самого. Если так, то стоит прислушаться к словам епископа. Несмотря на разницу в силе, у нее громадный опыт за плечами. Тысячелетний. А это многого стоит, учитывая, что я достиг сотого уровня лишь недавно и еще не освоился.
        - Значит, это случалось с тобой?
        Она кивнула, отвернувшись в сторону. Губы плотно сжаты, глаза смотрят в одну точку.
        - И Второй был тем, кто тогда спас тебя, приняв удар? - неожиданно понял я. Чия всхлипнула.
        - Он был слабее, поэтому пал. И тебе пришлось убить его, чтобы избавить от страданий, - прошептал я. Девушка спрятала лицо в ладонях. Ее плечи затряслись от сдерживаемых рыданий.
        Ну вот, Кей, посмотри, до чего ты довел красивую молодую девушку. Не стыдно?
        Я поднялся и одним движением оказался рядом. Обхватил за плечи, прижал к себе. Даже сквозь одежду ощутил холод ее тела. Замерзла? Или же это последствия переживаний? Возможно ли, что, испытывая сильное беспокойство, Чия становится холоднее? Вполне.
        Я коснулся ее волос, затем лица, отняв ладони. Постепенно тепло моих пальцев согрело ее, а затем мои губы нашли губы девушки.
        Нам не нужна была физическая близость, чтобы передать друг другу тепло душ. Мы оба понимали это без слов. И сейчас стали гораздо ближе, чем прежде.
        - Ты не должен все время помнить о тех прошлых ипостасях, - пробормотала Чия, отогревшись. Мы сидели на полу, тесно прижавшись друг к другу.
        - Возможно. Но они - это я. Разбитый на части, разбросанный по временам. А значит, есть шанс, что подобное вновь повторится. Поэтому следует быть готовым к схватке с самим собой. Я не хочу, чтобы пострадал кто-то еще. Уж лучше это буду только я.
        - Не говори так, - возразила она. - Ты не один. С тобой я и твои друзья. Орден Тьмы также поддержит одного из рыцарей. И Совет с Его Величеством…
        - Если подобное случится со мной… не хочу втягивать кого-то еще, - сказал я. Чия тряхнула головой, но промолчала. Все понимает. Знает, что не могу переложить свои проблемы на чьи-то плечи.
        - Будем надеяться, на этот раз нам повезет, - прошептала девушка. Я не ответил.
        - Если начну меняться в худшую сторону… - заговорил было я, но она перебила:
        - Я не стану этого делать, даже не проси!
        Глаза епископа пылали яростью, а голос звенел. Мне оставалось лишь улыбнуться и покачать головой.
        - Действительно. Ты никогда так не поступишь, верно?
        Она кивнула.
        - Что ж, значит, буду бороться до последнего вздоха.
        Поднявшись, я на секунду прикрыл глаза, а затем зашагал к выходу из зала. На пороге обернулся.
        - Спасибо за занятие. Я узнал очень много нового.
        - Это моя обязанность как главы Ордена, - отозвалась девушка. На мгновение наши глаза встретились, а затем я покинул тренировочный зал.
        Добравшись до комнаты, снова уселся с ногами на подоконник и задумался. Выходит, Второй так же слетел с катушек, как и Первый? Но что явилось причиной? Тьма? Не смешите меня, чтобы она захватила душу, нужно войти в прямой контакт с зараженным, как было со мной. Нет, что-то здесь не сходится. Возможно, у тьмы есть какая-то связь со мной? Связь, по которой она может до меня добраться. Если так, то шансов выйти из схватки целым крайне мало. В прошлый раз удалось совладать с тьмой в себе, но уже тогда я ощутил ее силу. И страх перед этой сущностью.
        Борьба со страхом всегда была самым тяжелым испытанием для человека. Как просто шагнуть в пропасть - и как сложно это сделать! Особенно когда позади преследователь, а ты совершенно не знаешь, что ждет внизу - острые скалы или же водная гладь. Страх перед неизвестностью гложет изнутри, путая мысли и чувства. Придется взять себя в руки и заставить двигаться дальше, несмотря ни на что.
        Потому что я не должен впутывать в это тех, кто мне дорог. Ни Чия, ни братья, ни ученики академии не должны страдать из-за меня. Уж лучше буду единственным, кто сразится с тьмой, чем увижу, как вновь кто-то рядом умирает, а я все еще жив.
        Я стану сильнее и, если тьма атакует душу, буду готов принять этот бой. Потому что другого выхода нет, и никогда не было.
        Стадия третья
        - Твои навыки владения клинком хороши, но все еще неидеальны. Похоже, многому ты научился во время реальных схваток, но приемы необходимо отточить до совершенства, чтобы ты мог применять их в бою, не задумываясь. Твое тело должно стать оружием. Сейчас ты похож на плохо заточенный меч. Да, ты рыцарь и заслужил это звание, но мастером меча зваться не можешь.
        Сегодня Чия не смогла заняться моим обучением, поэтому я попал в цепкие руки немолодого наставника. Звали его Джунг. Мужчина выглядел старше своих лет: почти седые волосы, щетина, крючковатый нос и цепкие чуть раскосые глаза небесно-голубого цвета. Он был выходцем с юга, пришел в Аонор из горной страны Ру. Тамошние жители издавна славились своим боевым искусством, основанным на использовании своего тела в качестве мощного оружия. Конечно, мечами они тоже владели в совершенстве, но вот их тела мастера доводили до состояния невообразимой мощи. Правда, как мне было известно, настоящих мастеров в королевстве Ру немного.
        Сейчас я стоял перед наставником в одном из тренировочных залов. Чуть поодаль занималась группа учеников Джунга, парни от двадцати лет и старше. Они отрабатывали навыки рукопашного боя, в то время как сам мастер устроил для меня лекцию.
        - Я готов делать все, что вы скажете, мастер, - произнес я, взглянув в его глаза. Джунг насмешливо хмыкнул, явно не веря моим словам. - Мне пришлось через многое пройти, и теперь я не боюсь смерти. Ведь мне есть ради кого бороться.
        В его взгляде промелькнуло нечто, похожее на уважение, но быстро испарилось.
        - Что ж, уверен, ты быстро об этом пожалеешь. Арк, бегом ко мне!
        Последняя фраза предназначалась невысокому парню в просторной рубахе и обычных штанах, разминавшемуся у стены. С виду он не казался сильным, выглядел даже меньше меня.
        - Да, учитель, - парень шустро приблизился. Джунг оскалился в предвкушении.
        - Это новобранец Ордена. Рыцарь Кей, - слово «рыцарь» мастер выделил особенно, издеваясь надо мной. Впрочем, это не было слишком грубо, скорее просто привычка. Похоже, у наставника такой стиль общения. - Введи его в курс дела и прогони через начальный этап.
        - Как скажете, учитель, - кивнул парень. - Идем.
        Это уже мне.
        Мы отошли подальше от мастера, расположились друг напротив друга.
        - Меня зовут Арк, - улыбнувшись, представился юноша. Я кивнул и крепко пожал протянутую руку. В следующее мгновение пол и потолок поменялись местами, я ощутил, как лечу куда-то наверх. Затем в спине отдалось болью, когда моя тушка шумно приземлилась на мат.
        - Это был базовый бросок «Ветер Тьмы», - подсказал Арк, помогая мне подняться.
        - Понял, - кивнул я. Жаловаться было бесполезно, сам ведь изъявил желание подчиняться приказам мастера.
        Однако стоило оказаться на ногах, как парень сходу припечатал меня ладонью в грудь. Отлетев к стене, я больно ударился спиной. Стиснув зубы, с ненавистью поглядел на мучителя.
        - Это был базовый удар «Длань Тьмы», - спокойно произнес он, улыбаясь. Я поднялся и принял стойку. Ну, держись! Как-никак я академию закончил и драться там научился.
        Он понимающе хмыкнул. Затем превратился в смазанный силуэт, рванув ко мне с невообразимой скоростью. С трудом удалось зацепиться взглядом за Арка, а уж отбить его удар получилось только чудом.
        Снова я отлетел к стене. Парень задумчиво потер кулак.
        - Неплохо. Что-то ты однозначно умеешь. Но придется долго работать над твоими рефлексами. Слишком много думаешь, мало уделяешь внимания окружению.
        Он вновь бросился вперед. На этот раз я усилием воли прогнал все посторонние мысли из головы и сосредоточился на противнике перед собой. Без особого труда удалось разглядеть все его движения на той же самой скорости. Арк оказался рядом, крутанулся на месте, сбивая меня с толку, а затем попытался провести подсечку. Однако я был начеку, заблокировал удар и толкнул бойца в ответ. Он отскочил, криво усмехнулся.
        - Молодец!
        А затем совершенно исчез, растворившись в воздухе. Возник справа и снизу, мощным ударом под ребра опрокинул меня на пол, вышибив воздух из легких.
        - «Копье Тьмы», наносит пронзающий урон, - объяснил мой противник. - Чтобы подобраться к тебе, я использовал «Шаг Тьмы».
        - В чем же его суть? Я даже не заметил твоих движений, - пожаловался я. Арк рассмеялся.
        - В положении ног в момент ускорения. Ты используешь голень, чтобы уйти с траектории зрения врага, а затем оказываешься рядом с ним. Хорошему воину нужен лишь один удар, чтобы сразить противника.
        - Но что, если враг слишком силен? - вспомнил я о Чуме. Пусть мы и не враги, но вдруг встретится на моем пути кто-то равный ему по силе? К тому же не стоит забывать о богах. Они тоже не слишком-то рады, что бывший Низвергнутый до сих пор жив.
        - Тогда тебе пригодятся более сложные техники, - пожал плечами Арк. - Но для начала освой хотя бы эти четыре. Как думаешь, какая из них важнейшая?
        - «Ветер Тьмы»? - наугад спросил я. Арк покачал головой.
        - Нет. Бросок важен только тогда, когда твой враг не намного тяжелее тебя самого. В противном случае ты просто не сможешь его опрокинуть.
        Он как-то странно шагнул назад, на ходу сменив опорную ногу.
        - Важнейшей из основных техник является «Шаг Тьмы». Только научившись ему, ты сильно поднимешь свой уровень владения боевым искусством Ордена.
        - Можешь показать еще раз? - попросил я, слегка морщась от боли в спине. Удары Арка были неслабыми, даже для меня. Но это быстро пройдет благодаря регенерации. Вот бы она была хотя бы на десяти процентах - я превратился бы в настоящего монстра. А так… Раны, конечно, заживают гораздо быстрее, чем у обычных людей, но медленнее, чем хотелось бы.
        - Конечно, - пожал плечами Арк. - Смотри внимательно.
        Он шагнул вперед. Шагнул вроде бы спокойно, не ускоряясь, но вмиг оказался на расстоянии вытянутой руки. Я смотрел на его ноги, но заметил лишь смазанное движение. Как же так? Неужели его скорость выше моей? Но он ведь обычный человек!
        - Тебе просто необходимо почувствовать свою внутреннюю энергию, - подсказал парень. - А затем шагнуть вперед, сменив опорную ногу в момент движения. Так ты преодолеешь гораздо большее расстояние за короткое время.
        - Но это наверняка отнимет много сил, - заметил я. Арк кивнул.
        - Так и есть. Но тебе не о чем беспокоиться. У тебя столько энергии, что мне даже завидно становится.
        - Если бы еще правильно ее применял, - пробормотал я. Он усмехнулся.
        - Это не так уж сложно, стоит только понять принцип. Попробуй.
        Я сосредоточился на своих ощущениях, пытаясь нащупать ту самую энергию. Вроде бы удалось, потому что почувствовал нечто огромное внутри меня. Потянувшись к нему, шагнул вперед, на ходу сменив темп движения. Ноги прострелило болью. Мышцы свело судорогой и, зашипев, я упал на пол.
        - Неплохо для первого раза, - одобрил Арк. - Правда, тебе еще нужно научиться рассчитывать силы. Слишком много зацепил. К тому же твое тело пока не готово к таким нагрузкам. Стоит натренировать его.
        Это прозвучало весьма обидно, учитывая, сколько времени я потратил на то, чтобы прийти к нынешней физической форме. Но этот парень гораздо опытнее меня и стоит прислушаться к его советам.
        - Давай передохнем, - заметив мои дрожащие руки, предложил Арк. Я согласился. Мы покинули зал и выбрались на открытую лоджию. Там стояли кресла и столики, похоже, чтобы члены Ордена могли посидеть и отдохнуть в перерывах между занятиями.
        Расположившись в мягком кресле, я взглянул на голубое небо и улыбнулся. Погода была на редкость приятной для начала осени. Похоже, даже извечные для этого времени дожди отступили перед натиском яркого теплого солнца. И не скажешь, что недавно чувствовался почти зимний холод.
        Арк протянул мне стакан воды, налил себе тоже из стоявшего на столике кувшина. Я глотнул и довольно зажмурился: прохладная! Самое то после изнурительной тренировки. Вроде бы не слишком много поработал, но устал, будто целый день отпахал.
        - Твое тело должно привыкнуть к тому, что энергия теперь не только накапливается, но и наружу выходит, - произнес Арк, потягивая воду. - После первого раза всегда дикая слабость и легкое головокружение. К вечеру пройдет, но тренироваться сегодня больше не стоит. Да и вообще лучше избегать излишних физических нагрузок.
        - Хорошо, постараюсь, - пообещал я, но вспомнил о Чие и осекся. Неудобно получилось. Похоже, придется моей красавице сегодня потерпеть.
        - Скажи, зачем ты стал рыцарем? - спросил вдруг Арк. Я чуть было не поперхнулся водой, слишком уж неожиданным оказался вопрос.
        - Ну, это долгая история. Скорее всего, потому что был слаб и не мог за себя постоять, и уж тем более защитить кого-либо. К тому же один человек произвел на меня сильное впечатление, и после встречи с ним я поклялся стать сильнее.
        - Ты достиг своей цели? - поинтересовался парень. Я задумался. Достиг ли цели? Осуществил ли мечту? Со стороны может показаться, что да, но на самом деле…
        - Не думаю. Я все еще слаб, несмотря на то, что оброс мышцами и кое-какими навыками обзавелся. И защитить всех мне не под силу. Но хочу попытаться. Поэтому и стремлюсь обучиться искусству Ордена. Пусть не сейчас, но в обозримом будущем стать достойным оказанного доверия.
        Арк кивнул, будто бы ждал подобный ответ.
        - Значит, ты все еще ищешь себя, - вынес вердикт он. Я пожал плечами.
        - Можно сказать и так. Мне говорили, что мой путь будет очень долгим и не всегда легким, но я сам его выбрал. И не собираюсь об этом жалеть.
        Арк улыбнулся.
        - У тебя сильное сердце, Кей. Пусть ты сам этого пока не осознаешь, но ты из тех, кто готов на все, лишь бы помочь другим.
        Я смущенно кашлянул.
        - А что насчет тебя?
        Арк вопросительно приподнял бровь.
        - Откуда ты? - пояснил я.
        Он нахмурился.
        - Это долгая история. К тому же все случилось очень давно…
        - Если не хочешь… - начал было я, но парень покачал головой.
        - Нет, расскажу. Мой отец был фермером в деревушке, что на границе с Наитаном. Жили не бедно, но порой приходилось затягивать пояса. Я рос крепким малым, помогал отцу в поле, возился с младшим братом и сестренкой. Мама не могла на нас нарадоваться. Она учила меня читать и писать. Но все изменилось, когда на деревню напал отряд разбойников. Похоже, те парни были либо слишком смелые, либо глупые, потому как разорять деревню близ границы - самоубийство. Но в тот момент никто не задумывался о подобном. Они жгли дома, убивали мужчин, на наших глазах насиловали женщин, а стариков сгоняли в амбар, чтобы затем поджечь. Я пытался спасти своих, но меня быстро скрутили и бросили на землю. Я видел, как убили отца и толпа мерзких грязных ублюдков насиловала мою мать и сестру. Ей было всего девять, Кей. Она умоляла о пощаде, но они лишь смеялись. Я кусал губы в кровь, выл, пока не сорвал голос. Меня оставили жить, чтобы затем продать на невольничьем рынке на юге. Тогда мне было плевать на собственную жизнь, ведь я потерял то, что ценил превыше всего: дом, близких и душу. Меня продали старику по имени Джезах,
который владел тремя борделями и площадью в одном из южных городков. Он хорошо ко мне относился: кормил, одевал, нанял учителя, чтобы сделать из меня воина. Чтобы не оказаться снова в лапах работорговцев, я старался не расстраивать старика. Учился прилежно, наставник был мною доволен, правда, огорчался, что сражаюсь без огня внутри. Но я побеждал на тренировочной арене и этого было достаточно для всех.
        Так бы и продолжалась моя спокойная жизнь в доме Джезаха, если бы торговец не был стар. У него были больное сердце и молодая жена, которая постоянно пыталась намекнуть мне на близость. Но я не хотел портить отношения с господином, а потому делал вид, что мне все равно. В одну из ночей Ула, так ее звали, отравила Джезаха и пришла ко мне. То была поистине жаркая ночь. А наутро госпожа даровала мне свободу, предложив стать ее мужем. Но я был не настолько глуп, чтобы согласиться. Собрав свои вещи и попрощавшись с наставником, я покинул город. Ула отправила следом погоню, но мне удалось скрыться, а затем подстеречь отряд на обратном пути. Я оглушил их и оставил послание для госпожи.
        После мой путь лежал на север. Я нанимался охранять торговые обозы, зарабатывал неплохие деньги. Мой клинок всегда был в цене. Но затем в одном из западных городков я повстречал госпожу Чию.
        Губы Арка тронула мягкая улыбка.
        - Она была прекрасна и с тех пор стала только лучше. В тот день был праздник и проходили бои на мечах в центре города. Я тоже участвовал и победил бы, если бы в финале не встретился с ней. Впервые с тех пор, как взял в руки меч, я проиграл. А потом госпожа предложила мне стать рыцарем Ордена. И я согласился. Такая вот история.
        Арк замолчал, глядя на меня.
        - Она знает о твоих чувствах? - спросил я. Парень пожал плечами.
        - Вероятно, да. Госпожа отлично разбирается в людях. Она видит окружающих насквозь, в том числе и меня. Но я счастлив просто быть под ее началом. Видеть каждый день, служить ей - этого достаточно.
        - Вот как, - протянул я. Теперь мне было неловко находиться рядом с тем, кто так восторженно отзывался о моей любимой. Стоит ли мне опасаться Арка как соперника? Есть у Чии к нему хоть какие-то чувства? Возможно.
        - Я не встану между вами, - рассмеялся парень, правильно расценив мое молчание. - Я лучше, чем кто-либо другой, осознаю, что не смогу ее защитить. В отличие от тебя.
        - Думаешь, у меня хватит сил?
        - Вполне. Боевого опыта мало, пусть ты и стал ветераном войны. Пройдя через множество схваток, привыкнешь к сражениям и тогда станешь сильнее. Думаю, однажды она полностью доверит тебе свою жизнь.
        - Надеюсь на это, - улыбнулся я. Мы пожали друг другу руки.
        - Спасибо, что выслушал, Кей, - поблагодарил Арк. - Давно не доводилось вот так поговорить с кем-либо по душам.
        - Всегда к твоим услугам, - кивнул я. - Надеюсь, ты не откажешься обучить меня своим техникам?
        - Не откажусь, - пообещал парень. - Думаю, на сегодня мы закончили, но завтра обязательно продолжим.
        - Конечно, - улыбнулся я.
        Попрощавшись с новым приятелем, поднялся наверх, остановившись перед комнатой Чии. Сердце вдруг бешено заколотилось в груди, а спина покрылась потом. Проклятье, прошел через столько сражений, а по-прежнему ощущаю себя мальчишкой перед этой женщиной. Есть в ней что-то такое, что заставляет меня замирать в замешательстве.
        Я закусил губу. Хватит, пора взрослеть. Как-никак, мне тоже далеко не одна сотня лет. Надо вести себя соответственно возрасту.
        Решившись, тихонько постучал в дверь. С той стороны раздалось милостивое «Войдите». Я выдохнул и толкнул дверь, оказавшись в комнате любимой женщины.
        Чия сидела в кресле перед зеркалом, расчесывая волосы. На ней был только коротенький халат, едва прикрывавший особо аппетитную часть. Я невольно засмотрелся на аккуратную фигурку девушки.
        - Как прошла тренировка? - полюбопытствовала епископ. Я отмахнулся.
        - Неплохо. Рукопашные техники оказались намного сложнее, чем представлялось в начале. Но мне попался отличный спарринг-партнер.
        - И кто же?
        - Арк. Наставник Джунг попросил его поработать со мной.
        Глаза Чии удивленно расширились.
        - Серьезно? Арк согласился?
        Я кивнул.
        - Ага. Он показал мне свои техники, но я пока не сумел их запомнить. Надеюсь, завтра смогу повторить хотя бы «Шаг Тьмы».
        Чия по-прежнему молча смотрела на меня.
        - В чем дело? - не понял я. Девушка встрепенулась, задумчиво прикрыла глаза.
        - Видишь ли… Арк не один из учеников Ордена. Более того, он прошел эту ступень еще около сотни лет назад.
        - Сколько же ему сейчас? - сдерживая изумление, пробормотал я.
        - Думаю, порядка полутора сотен. Он еще молод, но уже достиг звания мастера боевых искусств. Даже Джунг иногда ему проигрывает, а этому хрычу опыта не занимать.
        - Почему же тогда Арк согласился стать моим партнером?
        - Понятия не имею, - хмыкнула Чия. - Но будь с ним настороже. Даже мне трудно его понять. Этот парень довольно силен для своих лет.
        - Сильнее меня?
        Она задумалась. Плохой знак.
        - Возможно, сейчас немного сильнее, - негромко сказала девушка. - Но только за счет опыта. И Арк уже почти достиг своего потолка, тогда как ты только начал развитие.
        Я фыркнул, стараясь скрыть удовлетворение. Все же в итоге могу стать тем, кто защитит ее. Вот только для этого придется работать намного усерднее. Потому что если среди тех, кто верен Тьме, будут подобные Арку, нам придется туго.
        - Я соскучилась, - прошептала вдруг Чия, одним плавным движением оказавшись рядом. Ее большие светлые глаза оказались напротив моих. И я ощутил, как этот свет поглощает меня, не оставляя шансов…
        Чуть позже, глубокой ночью, когда девушка уснула, я поднялся и вышел на балкон. Темное небо было усеяно звездами, каждая из которых казалась маяком, указывающим путь. Столько времени прошло с тех пор, как я оказался в этом мире. Я изменился, обрел силу, гораздо большую, чем у большинства здешних жителей. Встретил Чию. Узнал правду. Хотя меня по-прежнему гложут сомнения.
        Чума. Какие цели преследует этот бог? Ради чего помогает мне? Хочет завербовать как верного союзника или же пытается моими руками разгрести жар? Пока неясно. Мне очень хочется довериться ему, но этот мир отучил от поспешных выводов. При следующей встрече обязательно спрошу у Миора многое. А пока остается только расти. Рано или поздно я догоню тебя, Чума. И возможно, удастся одолеть тебя хоть один раз из десяти.
        Стадия четвертая
        Следующие три месяца прошли относительно спокойно. Каждый день я тренировался до изнеможения, постигая техники Ордена. Рукопашному бою обучал мастер Джунг, а фехтованию - Чия. Пожалуй, сложно так сразу сказать, кто из этих двоих был более суровым и требовательным наставником. Джунг действовал жестко, силой вдалбливая в меня науку боя, после занятий с ним я весь оказывался покрыт синяками и ушибами. Но Чия поступала куда хуже. Она не оставляла ни единого шанса на победу, всегда выкладываясь на полную. Даже учитывая небольшую разницу в уровнях между нами, я сильно проигрывал в опыте. Все же эта девушка очень много времени провела в схватках, и справиться с ней было непросто. Каждый день мы проводили порядка двадцати схваток и едва ли четверть из них оказывалась за мной. Ни разу за все время не услышал я слов похвалы от своих учителей. Но это не требовалось. Я сам ощущал, как становлюсь сильнее. Спустя два с лишним месяца занятий уже мастер Джунг постепенно сдавал под моим натиском на тренировках. Ну а наш счет с Чией был равным.
        Однако мирная жизнь закончилась резко, когда ранним утром я проснулся, ощутив, как когтистая лапа с силой сжимает сердце. Дыхание перехватило, в висках билась боль, а Чия на кровати рядом выгнулась, закусив губу и скривившись в гримасе. В уголках ее глаз виднелись слезы.
        - Какого хрена? - прохрипел я, скатываясь с кровати и хватаясь за клинок. Но сражаться было не с кем. Тогда откуда пришла опасность?
        Ответ явился сам собой, стоило только глянуть в окно. Небо из черного превратилось в багрово-красное, словно кто-то неимоверно огромный щедро плеснул крови на небосвод.
        - Это же… - прошептала Чия, тяжело дыша.
        - Кровавое затмение, - процедил я. Она кивнула, покосившись на меня.
        - Откуда ты знаешь?
        - Мне удается постепенно возвращать старые воспоминания, - пояснил я. - В одном из них был эпизод с похожим затмением. Кажется, тогда Низвергнутый сражался с одним из древних порождений Тьмы.
        - Верно, - подтвердила Чия, поднимаясь и поспешно натягивая одежду. - Тварь из бездны, не имеющая облика и не гнушающаяся использовать черную магию. Ты одолел ее, но то был страшный бой, и даже боги содрогались от боли еще долгие годы после того дня.
        Я надел штаны, затем облачился в рубаху и поверх натянул кожаный панцирь. Здесь, в башне Ордена, я не носил стальную броню. Она только мешала бы, к тому же врагов в этих стенах нет.
        - Похоже, зарево идет со стороны Суана. Как бы столица не оказалась под властью кого-то вроде того монстра, - забеспокоилась епископ.
        - Будь это так, мы бы почувствовали, - возразил я. - Не думаю, что чудище подобной силы существует. Скорее всего, это некромант, вышедший на разведку.
        - Обычные некроманты не могут вызывать затмение, - Чия взглянула мне прямо в глаза. Я ощутил ее волнение и страх. - Это кто-то столь же сильный, как и ты, Кей.
        - Тогда нам следует поспешить, - решил я.
        Чия заставила меня нацепить полный доспех, пока она сама отправилась раздавать указания. Похоже, девушка собиралась мобилизовать силы Ордена на схватку с темной тварью.
        Пока облачался в сталь, в груди настойчиво нарастало острое чувство тревоги. Что если там действительно могущественный монстр? Смогу ли одолеть его? Нет, сможем ли мы? В силах Чии я уверен, к тому же ей не занимать опыта, но вот что насчет меня самого? Да, несколько месяцев я тренировался как проклятый, к тому же сумел открыть еще несколько полезных навыков в Нексусе. Но мои силы были непостоянными, я по-прежнему плохо контролировал подаренное Чумой могущество.
        Спустя час отряд из десятка рыцарей выехал в сторону столицы. Чии удалось собрать еще восьмерых, среди которых был и Арк. Последний месяц мы редко спарринговали, по сути, вообще не виделись. Даже сейчас юноша лишь коротко кивнул мне, поклонился Чие и погрузился в себя, стоило только оказаться в седле. Я помнил слова любимой о том, что этот парень опасен, и потому относился к Арку настороженно. Но он был моим братом по оружию, как и любой человек в Ордене, а потому я не имел оснований не доверять ему.
        Еще подъезжая к столице, мы ощутили резкий запах дыма. Огонь пылал на месте казарм городской стражи, размещенных неподалеку от Западных ворот. Сами ворота были широко распахнуты, а в проеме виднелись человеческие фигуры. Вот только двигались они несколько странно и, подъехав поближе, я понял почему: это были мертвецы. Обычные зомби в форме городской стражи. Похоже, и впрямь повезло нарваться на некроманта.
        - Отродья Тьмы! - прошипела Чия, спрыгивая на землю. - Дальше пойдем пешком. Кони нам будут только мешать.
        Мы послушно спешились, следуя приказам лидера. Стоило только оказаться в городе, как отовсюду послышался звон стали, крики о помощи и стоны раненых. Метрах в пятидесяти от нас отряд из пяти стражников сражался с десятком мертвецов, с трудом сдерживая натиск. Еще через сотню метров, прямо по улице, я разглядел похожую картину.
        - Натан, Шен, помогите этим. Арк, Кей, за мной! Остальные - ищите выживших! Найдете некроманта - дайте знак.
        Рыцари послушно кивнули и рассредоточились. Мы же с Арком переглянулись и бросились следом за помчавшейся вперед госпожой.
        Чия неслась, не обращая внимания на группы мертвецов и сдающих под их натиском людей. Казалось, ей не было никакого дела до помощи слабым, но я чувствовал боль девушки и желание спасти окружающих. Однако остановить некроманта было гораздо важнее. Если не сделать этого сейчас, то жертв окажется намного больше.
        Из-за угла дома на нас бросилась мертвая псина, широко распахнутые челюсти едва не задели мое лицо. Повезло, что успел вовремя засечь краем глаза движение твари и уклониться, отделавшись царапиной. Мертвечина зарычала, оценивающе глядя на нас.
        - Идите вперед, - бросил соратникам. - Догоню вас позже!
        Они побежали дальше, а я, усмехнувшись, взмахнул клинком. Меч Падшего Бога со свистом разрезал воздух. Псина зарычала, явно ощутив исходящую от оружия магию. Но все же не выдержала, бросилась вперед. Я уклонился, слегка шагнув в сторону, меч с легкостью перерубил тело твари напополам. Псина рухнула на землю, рыча и царапая когтями камни. Я не стал рисковать и обрушил клинок на голову мертвеца. Тварь дернулась и затихла.
        Я побежал дальше, стараясь не обращать внимания на трупы, валявшиеся повсюду. Женщины, дети, стражники - все они пали жертвами некроманта. Какой же силой должен обладать этот монстр, чтобы так запросто ворваться в крупный город?
        Однако, припомнив рассказ Чумы о прошлом и кое-какой эпизод, невесело покачал головой. Если сюда заявился кто-то похожий на Миора, нам конец. Останется лишь молиться богам и сражаться до самого конца. А наступит он очень быстро.
        Мои соратники обнаружились на главной площади, напротив дворца. Едва только ступив на мощеные камни, всей кожей ощутил, насколько это место пропиталось магией. Причем это было нечто весьма близкое мне, почти родное. Я не задумываясь вытянул руку вперед ладонью вверх и сжал в кулак. Магия слегка рассеялась, впитавшись под кожу, а я почувствовал себя несколько сильнее. Неужели именно об этом говорил Чума, когда советовал использовать Тьму для подпитки и получения энергии?
        Шагах в ста от меня Чия и Арк замерли напротив высокой худощавой фигуры в длинном темно-сером плаще. Капюшон был откинут назад, и моему взору предстало обычное лицо человека средних лет. Трудно было сразу назвать его возраст, наверное, в пределах тридцати пяти-сорока лет. Длинные волосы до плеч, темно-русые, слегка свалявшиеся от грязи. Черты лица острые, волевые, плюс крючковатый нос выдавали в нем человека с западной части материка. Иссиня-черные глаза смотрели цепко, зло, с вызовом. Тонкие губы кривились в усмешке.
        - Вижу, сама госпожа Чия почтила меня своим присутствием, - произнес некромант и, несмотря на то, что он был довольно далеко, я прекрасно расслышал его слова.
        - Зачем ты пришел, Унве? - к моему удивлению, Чия, оказывается, знала этого мага.
        - Мне стало скучно в той пещере, а вода и время знатно подточили дальнюю стену. Так что пришлось потратить капельку сил и выйти на свободу. Ты выбрала плохое место для заточения некроманта, радость моя, - рассмеялся Унве.
        Я почти физически ощутил ненависть Чии.
        - Ты заплатишь за то, что сделал! Ты погубил сотни живых!
        - Мне же нужно чем-то питаться, - виновато развел руками некромант. - Я, знаешь ли, изголодался за сотни лет.
        - Больше я не совершу ошибку, оставив тебя в живых, - процедила девушка. Она бросилась вперед, размытой тенью мелькнула за спиной мага. Вот клинок епископа взлетел в воздух… и Чия застыла, не в силах пошевелить ни единым мускулом.
        - Ай, как невежливо, - возмутился Унве, сделав шаг вперед и боком повернувшись к Чие. - Мы ведь еще не договорили! Разве можно быть такой невежливой, сладенькая?
        Я ощутил, как разгорается ярость внутри. Хватило одного короткого импульса энергии в ноги, чтобы преодолеть разделявшее нас расстояние в сотню шагов и схватить мага за горло.
        - Заткни свой поганый рот!
        Он не испугался. Темные глаза с любопытством изучали меня, а затем рот некроманта расплылся в довольной улыбке.
        - А, рыцарь Кей! Я ждал нашей встречи. Мой господин хотел бы лично повидаться с тобой, но, увы, он еще довольно далеко отсюда. Но не волнуйся, скоро вы встретитесь и свершится пророчество.
        - Что ты несешь? - не понял я. Унве рассмеялся.
        - Поймешь сам, когда настанет время. Но мне не запрещали чуток поиграться с тобой, а заодно поучить эту девку манерам. Так что…
        Мои пальцы внезапно нащупали пустоту. Маг исчез. Появился он чуть в стороне, ухмыляясь, а затем я ощутил невидимый удар в грудь. Затрещали ребра, с трудом выдержав давление, сравнимое разве что с ударом тягача на скорости в сотню километров в час. Я отлетел далеко назад, резко врезался в гору трупов. Грудь превратилась в один сплошной синяк, дышать получалось с трудом.
        Еле заставив себя подняться, увидел, как Арк вихрем налетел на некроманта, отвесив тому мощный удар в печень. Маг согнулся от боли, телепортировался в сторону, с ненавистью глянул на моего соратника.
        - Как тебе? - с улыбкой поинтересовался юноша. - Понравилось? Тогда не убегай, мы еще не закончили!
        - И не думал, - хихикнул вдруг маг, телепортируясь прямо к рыцарю. Припечатал того ладонью в грудь, пробормотав какое-то заклинание. Юноша закричал от боли, рухнув на колени и схватившись за голову. Я с ужасом увидел, как вместо глаз у Арка зияют два темных провала, из которых льется черная кровь.
        Протянув ладонь, я впитал столько энергии, сколько смог, а затем рванул к некроманту.
        - О, ты еще можешь двигаться? Занятно, я рад, что ошибся в оценке твоих способностей, мальчик, - обрадовался Унве. Я взмахнул мечом, рывком переместившись за спину мага, а затем, помня об участи епископа, шагнул влево. Воздух справа от меня загустел, концентрация энергии в том месте просто зашкаливала. Впервые с начала боя у меня возникла мысль: «Откуда, черт побери, взялся этот ублюдок? Неужели у нас под носом сидел такой могущественный маг, а Совет даже не почесался?».
        - Мальчик, твои штучки не сработают против меня, - надменно произнес маг, оборачиваясь. Он явно надеялся увидеть меня сзади и никак не ожидал удара слева. Я припечатал его рукоятью меча в челюсть так, что во все стороны брызнула кровь и осколки зубов. Некромант отшатнулся, с недоверием коснулся разбитых губ.
        - Ах ты шученыш! - прошепелявил он, с ненавистью взглянув на меня. - Ну держишь!
        Унве развел руки в стороны, между пальцами замелькали иссиня-черные искры. Позади мага нарастало совершенно темное пятно. Что-то мне подсказывало, что попадать туда не стоит. Можно не выбраться обратно.
        Я рванул в сторону, уходя от электрического разряда, который разъяренный маг запустил, не дожидаясь завершения заклинания. Уж не знаю, что за пятно он там создает, но ни мне, ни городу это не сулит ничего хорошего. Нужно прикончить тварь прямо сейчас!
        Слегка зазевался и тут же получил мощный разряд в бок. Мышцы скрутило спазмом, меч вывалился из застывших пальцев.
        - Отбегалшя! - обрадовался некромант. Пятно за его спиной разрослось до высоты в два человеческих роста, а затем вдруг набросилось на своего создателя. Унве вмиг оказался внутри странной темной субстанции, крича от боли.
        Я ощутил, как судорога отпустила, и рухнул на землю. Трудно было даже дышать, не говоря уже о том, чтобы продолжать схватку. Да и с кем?
        Но, как оказалось, расслабился рано. Со стороны мага вдруг раздалось шипение, от которого у меня по коже пробежали мурашки. Повернув голову, я увидел, как субстанция преображается в жуткую тварь. Длинное, покрытое черной чешуей тело на четырех когтистых лапах. Узкая изогнутая морда, без носа, со ртом, полным острых зубов. Маленькие черные глазки с ненавистью уставились на меня, а длинный хвост с шипом на конце забил по земле, оставляя большие вмятины.
        Я вскочил на ноги, позабыв об усталости. Тварь распахнула рот, с шумом втягивая воздух. Затем запрокинула голову и завыла. Небо над нами еще сильнее побагровело, меж сгустившихся туч промелькнули молнии. Твою ж мать…
        Я не стал дожидаться продолжения, схватив клинок и бросившись на монстра. Сейчас впервые за все время схватки ощутил всю тяжесть доспехов. Проклятье, как же болит все тело! Хочется просто бросить оружие и лечь на землю, закрыв глаза. Но я должен спасти Чию!
        Монстр перестал выть, глаза-бусинки снова нашли меня. Готов поклясться, пасть твари расплылась в улыбке, а затем чудище бросилось на меня.
        Мы схлестнулись в центре площади, в месте наибольшего скопления энергии. Я видел, как тварь впитывала ее в себя, увеличивая скорость. Теперь приходилось защищаться, отбиваясь клинком от резких и мощных ударов когтями.
        Улучив момент, я рванул в сторону, а затем использовал Шаг Тьмы, чтобы оказаться за спиной твари. Время замедлилось, как всегда при остановке после Шага, но монстр все равно двигался довольно быстро. Я подпрыгнул, приземлился на спину твари и вонзил клинок между ребрами и позвоночником.
        Мерзость завизжала от боли, упав на землю и принявшись кататься. Я едва успел отпрыгнуть в сторону, но все равно досталось мощной лапой. В голове зазвенело от удара, я с трудом устоял на ногах. Позади с руганью упала на землю Чия.
        - Оставайся там! - приказал я. Госпожа не ответила, но я ощутил, что она меня поняла.
        Тварь довольно быстро пришла в себя, вскочив на лапы. Двигалась уже не так быстро, но я разглядел, как раны на теле бывшего некроманта затягивались сами по себе. Похоже, энергии он в себя вобрал столько, что даже отруби сейчас все лапы - отрастут новые.
        Как же быть? Я одернул себя. В любом случае, маг уже не настолько проворен, а значит, урон сказался. Надо лишь продолжать в том же духе.
        Темная тварь не выдержала, с шипением бросилась на меня, клацнули челюсти. Больших усилий стоило уклониться в самый последний момент, наградив монстра ударом клинка в шею. Хлынула черная кровь, с шипением залила землю вокруг.
        В этот раз тварюга не стала брать перерыв, рывком приблизилась, мощной лапой подбросила вверх. Мне удалось принять часть удара на правую руку, державшую меч, но все равно подлетел на добрых три метра. Монстр распахнул пасть, глаза жадно сверкнули. Надеется, что удастся меня сожрать? Зря!
        В воздухе я применил Шаг, переместившись в сторону, а затем, крутанувшись, рубанул мечом, приземляясь на спину твари. Монстр не успел ничего понять, когда его голова отлетела в сторону.
        Я скатился с рухнувшей туши на землю, держась рукой за ноющую грудь. Похоже, ближайшие несколько дней будет не до тренировок. Проклятый некромант!
        Подскочила Чия, сунула мне в рот флягу с водой. Сделав пару глотков, я спросил:
        - Как там Арк?
        Епископ сокрушенно покачала головой.
        - Он мертв.
        - Почему Унве так запросто смог убить его? Разве Арк не сильнее меня?
        - Уже нет. Ты сам не заметил, как перешел на новую ступень, недостижимую для него. Это я виновата в том, что он погиб. Если бы не моя несдержанность…
        - Не вини себя, - прошептал я, коснувшись ладонью ее щеки. Аккуратно вытер слезы, с улыбкой глядя в глаза девушки. - Арк знал, на что шел.
        Чия с трудом выдавила улыбку. Затем покосилась в сторону, глаза девушки испуганно расширились.
        - Берегись! - крикнула, отталкивая меня. В следующую секунду епископа снесло мощным толчком гигантской лапы, а прямо на меня уставились горящие огнем глаза.
        - ТЫ! - пророкотала тварь, неведомо как отрастившая себе голову. Я не успел даже среагировать, когда когти схватили меня за туловище, с легкостью приподняв над землей. Громадная пасть была совсем близко, когда мне удалось выхватить зачарованный кинжал из-за пояса и вонзить монстру в глаз.
        Тварь заревела, закружилась вокруг. Пророкотал гром, все вокруг затряслось, страшный грохот оглушил меня.
        А потом вокруг нас с бывшим некромантом возникла темная бездна. Последним, что я увидел перед падением в нее, это полный боли взгляд Чии, поднимавшейся с земли.
        Я очнулся на снегу, рядом лежал меч. На удивление, чувствовал себя неплохо, а значит, прошло довольно много времени с тех пор, как провалился в бездну. Вот только где это я? В Аоноре сейчас только конец осени, первый снег сошел совсем недавно.
        Поднявшись, с удивлением осознал, что нахожусь у подножия какой-то скалы. Высокая, вершины отсюда не видать, скрывается за серыми облаками. Площадка, на которой я очнулся, была небольшой, примерно пять на пять метров. И заканчивалась резким обрывом. Заглянув через край, увидел внизу, метрах в десяти, труп некроманта. Он был в человеческом обличье, напоролся спиной на острый выступ скалы. Похоже, площадка была лишь своеобразным ярусом, а находился я на горе. Как теперь прикажете отсюда спускаться? И что это вообще за место?
        Тело врага внизу не настраивало на оптимистичный лад, поэтому решил осмотреться более внимательно. С другой стороны площадки также был резкий обрыв, ухватиться не за что, а вот третья сторона меня порадовала: скалистая стена покрыта трещинами, за которые легко смогу держаться. Вот только спускаться вниз в полном рыцарском доспехе - самоубийство. Но иного выхода у меня нет. Разве что снять с себя всю сталь?
        Думал я недолго. Жизнь дороже железок, а потому без особых сожалений стянул с себя броню, оставшись в поддоспешнике и нацепив на пояс перевязь с мечом. Пора.
        Бросив последний взгляд на скалу позади, начал свой спуск вниз.
        Стадия пятая
        Поначалу это казалось несложным: знай себе цепляйся аккуратно за широкие выступы на теле скалы, смотри вниз, ставь ногу на следующий выступ и постепенно приближайся к земле. Однако на деле проделать подобное оказалось весьма нелегко, учитывая, что восстановился я все же не полностью после схватки с некромантом. Да, организм ощущал себя относительно неплохо, но мышцы по-прежнему ныли и пальцы то и дело скользили по гладким выступам. В такие моменты сердце испуганно замирало в груди, а взгляд невольно опускался туда, где далеко внизу виднелась покрытая снегом земля.
        Ума не приложу, каким чудом удалось без травм спуститься. Наверное, Девятеро все же не так сильно жаждали моей гибели и время от времени присматривали за своим бывшим врагом вопреки всем заверениям Чумы. Так или иначе, когда ноги мои коснулись снежного наста, я выдохнул с облегчением и чуть было не рухнул, так сильно дрожали колени. С трудом взяв себя в руки, поправил перевязь с мечом и, покосившись на скалу, невесело усмехнулся.
        Затем, осмотревшись, решил направиться на юг от горы - там густой лес, возвышавшийся вокруг, слегка расступался, плавно перетекая в долину. Возможно, удастся найти пристанище. Сейчас все, чего я желал - погреться у огня и выпить чего-нибудь крепкого. Голод, опять же, постепенно подкрадывался. Видно, немало времени провалялся я наверху. Определившись с направлением, я зашагал вперед.
        Пока спускался с горы, времени подумать не было, разум то и дело подбрасывал жестокие картины того, что случится, если сорвусь. Но теперь я мог относительно спокойно поразмыслить о произошедшем.
        Некромант использовал телепорт, чтобы отправить нас обоих… куда? Судя по всему, в достаточно удаленное от людских поселений место. Возможно, север Аонора? Я не бывал там, но слышал, что в северных провинциях есть горы. Вот только чего добивался Унве? Думал расправиться со мной здесь и промахнулся с местом? Возможно. Так или иначе, ублюдок мертв. Ну а мне остается только найти людей и узнать, в какие края занесло нерадивого рыцаря Конклава.
        Больше всего я беспокоился не о себе, а о Чие. В столице творилось невесть что, и девушка наверняка в опасности: горстка выживших гвардейцев да отряды ополчения вряд ли смогут легко одолеть десятки мертвецов, поднятых некромантом. Правда, есть мнение, что они могли «умереть» вместе со своим хозяином, но этого узнать никак не выйдет. В любом случае, в Суане сейчас творится хаос. В такой ситуации приди армия тьмы под стены города, столица сдастся без особого боя. Впрочем, есть еще остальные епископы, помимо моей любимой. Уж они-то наверняка должны обладать силой, сравнимой если не с мощью Чумы, то хотя бы с моей. Плюс тысячелетний опыт. В целом, я могу быть спокоен за город. Главное, мне удалось отвлечь некроманта на себя, и в конечном итоге все обернулось как нельзя кстати.
        Постепенно стемнело, и, как назло, луны сегодня отказались почтить этот мир своим присутствием, а посему двигался я едва ли не на ощупь. Где-то невдалеке завыли в лесу волки. Я не стал замедлять шаг. Обычные звери мне не помеха, даже в темноте. Будь на их месте магические твари, тогда возможно. Но излишняя самонадеянность тоже штука опасная, поэтому все же положил ладонь на рукоять меча.
        Но все опасения развеялись, стоило завидеть на краю заснеженного поля ряд домов. В нескольких светились окна, а значит, местные еще не легли спать. Удачно! Надеюсь, не откажутся приютить на ночь нищего рыцаря, у которого ни единого медяка за душой. Кошель мой вывалился где-то на площади Суана, так что теперь я был без денег, без брони, но зато с оружием. Типичный образец сына бедного кузнеца, отправившегося в большой город искать удачу. Как правило, «удача» в виде матерых головорезов находит подобных юнцов сама и жестоко наказывает. Хорошо, если остаются в живых. Тогда, полагаю, жажда приключений навсегда выветривается из головы.
        Стоило мне подойти ближе к деревне, как разглядел один домик на отшибе. То была небольшая землянка, припорошенная снегом, с небольшим двориком, огороженным покосившимся низеньким заборчиком. В окошке горел слабый огонек свечи, а к дому вела узкая тропа посреди дорожки снега. Было несколько странно, что дом стоял в отдалении от остальных. Может, местный хозяин не слишком дружит с деревенскими? В любом случае, мне это на руку. Незнакомец, прибывший поздним вечером, наверняка вызовет суматоху и обоснованную настороженность. К тому же с такой внешностью, как у меня: с хорошим мечом, но без вещей и теплой одежды. Возникнут ненужные вопросы, которых хотелось бы избежать.
        Именно поэтому я прошел по дорожке к маленькому домику и решительно постучал в дверь. Какое-то время царила тишина, а потом с той стороны раздались шаркающие шаги. Хриплый старческий голос спросил:
        - Кого Девятеро принесли на ночь глядя?
        - Я путник. Ищу приют на ночь.
        За дверью помолчали. Затем голос настороженно поинтересовался:
        - Деньги-то есть?
        - Увы. Со мной приключилось несчастье, я остался без вещей и кошеля, лишь при оружии, - как можно более искренне поведал я. Обладатель голоса помолчал.
        - Если будешь буянить, выброшу наружу. Заходи.
        Дверь скрипнула и приоткрылась. Шире распахнуться не давал сугроб на крыльце. Я ухватился за край широкого полотна и резко потянул на себя, сметая снежный наст со ступени. Затем решительно шагнул в дом, прикрыл дверь за собой. Странно, что в этом доме она не открывается вовнутрь, как обычно ставят в северных районах. Случись сильный снегопад, из дома не выйдешь с такой дверью.
        Обернувшись, я был удивлен: передо мной стоял не старик, как подумал вначале, а женщина средних лет, закутанная в теплую шаль, с перевязанным шарфом горлом. На вид я бы дал ей едва ли больше тридцати пяти, но болезнь и усталость одарили хозяйку дома морщинами и теменью под глазами. Но должен признать, даже в таком виде она была привлекательна. Длинные иссиня-черные волосы ниже лопаток, ярко-зеленые глаза, принявшиеся с любопытством меня разглядывать. Губы женщины тронула улыбка: она явно ощутила интерес к своей персоне.
        - Проходи, коль вошел, - прохрипела, посторонившись и пропуская меня в комнату. Я последовал приглашению.
        Гостиная оказалась довольно маленькой: всего три на три метра, но здесь была пара кресел и очаг, в котором уютно потрескивали дрова. На столе у окна тускло горела свеча в подсвечнике.
        Женщина вошла следом, приглашающе махнула рукой на кресло.
        - Садись. Сейчас принесу поесть.
        - У меня нет денег, - напомнил я. Она хмыкнула.
        - Это я уже поняла. Пусть так. Расплатишься другим способом.
        Мне на ум пришло несколько вариантов, но самым страшным из них была женитьба. Вряд ли эта женщина может потребовать что-либо ужаснее. Со всем другим я справлюсь без особых проблем.
        Она вышла из комнаты, вернувшись через пару минут. Поставила на столик рядом с креслом тарелку с ароматно пахнущим рагу. Похоже, ужин был приготовлен совсем недавно.
        Рядом положила пару кусков свежего хлеба. Едва учуяв запах еды, ощутил, как рот наполняется слюной, и, пробормотав слова благодарности, я набросился на столь поздний ужин.
        Женщина села в соседнее кресло, с легкой улыбкой разглядывая меня. Разговор она не начинала, пока я не прикончил остатки рагу. Лишь потом, убрав тарелку со стола и принеся нам кружки с травяным отваром, спросила:
        - Откуда ты?
        - Из Суана, - честно признался я. Брови женщины изумленно взметнулись вверх.
        - Правда? Какая нелегкая занесла тебя столь далеко от столицы Аонора?
        - Долго рассказывать, - попытался замять этот вопрос я. Она усмехнулась.
        - Мы не спешим.
        Я встретился с ней взглядом и понял вдруг, что этой женщине можно довериться. Было в ней что-то родственное мне, какой-то стержень и еще капелька магии.
        Мой разговор занял порядка часа, рассказывал в общих чертах, упомянув о своем долгом путешествии и становлении рыцарем. О сражении с армией Юга и потере названного отца. О вступлении в Орден и месяцах тренировок. Затем поведал о схватке с некромантом Унве и о том, как оказался на заснеженной вершине горы.
        - Это место называется Небесный Перст. Одна из самых высоких скал западной стороны Руанских гор. Мало кто отважился бы спуститься с нее, и уж точно единицы смогли бы выжить. Ты везунчик, рыцарь Кей. Девятеро хранят тебя.
        - Возможно, - не стал спорить я. - Пока что я им нужен.
        Она кивнула, не став подтверждать или опровергать это утверждение. У меня сложилось впечатление, что моя собеседница знает куда больше, чем хочет показать. Уж слишком спокойно ведет себя с незнакомым человеком.
        - Почему ваш дом расположен на удалении от остальной деревни? - задал я интересующий вопрос. Она рассмеялась.
        - Все просто. Я знахарка, а обычные люди опасаются всего, связанного с волшебством. Меня уважают и боятся. Посему, дабы не смущать умы, устроилась на отшибе. Так и мне, и им гораздо спокойнее.
        - Вот как, - протянул я. - Раз уж вы лечите людей, почему себе не поможете?
        Ее взгляд на секунду потемнел, но затем женщина улыбнулась.
        - Моя слабость. С детства не переношу простуду. Доводилось встречаться с лихорадкой, оспой и мором, и с легкостью выжить, но обычная простуда валит с ног. Забавно, не так ли?
        Я хмыкнул. И впрямь. Ирония судьбы. Человек, умеющий залечивать смертельные ранения, оказывается бессилен перед простейшей простудой. Впрочем, других она наверняка сумела бы излечить, не особо напрягаясь. А вот себя - дело другое.
        - Все-таки где я оказался? - наконец отважился спросить. Знахарка фыркнула.
        - Стоило ли бродить вокруг да около? Так бы сразу. Ты в стране Ру.
        - Страна Ру? - брови мои поползли вверх от удивления. Далеко же замахнулся некромант, другой конец материка. Страна Ру граничила с королевствами Соа и Нав, но находилась гораздо западнее, на побережье лютого Ледяного моря. Удивительно, но климат здесь разительно отличался от соседних государств, где круглый год царило лето. Страна Ру выделялась суровыми холодами. Даже северные варварские племена уважали выходцев из горной страны, которым не страшны любые морозы. Подобная странность климата ничем не объяснялась, разве что очередной проделкой магов древности, напортачивших с заклинаниями и изменивших здешнюю природу. В любом случае до Аонора отсюда по меньшей мере пара недель пути, это если учитывать, что оказался я в северной части Ру. Значит, при самом плохом раскладе топать до Суана никак не меньше трех месяцев. Паршиво.
        Видимо, мрачное настроение отразилось на моем лице, потому что знахарка весело рассмеялась.
        - Похоже, славный рыцарь куда-то спешит?
        - Есть немного, - согласился я. - Сколько отсюда ехать до Аонора?
        Женщина призадумалась.
        - От этой деревеньки до столицы Ру неделя пути. До границы с Аонором оттуда никак не меньше месяца. Вот и выходит порядка полутора месяцев. Это если на коне. Пешком дольше выйдет.
        Я едва слышно застонал сквозь зубы. Твою так мать! Угораздило же Унве забросить нас к черту в зад! На ближайшие месяцы я выведен из строя и никак не смогу помочь Ордену и Конклаву. Да и связаться с ними возможности нет.
        - В деревне, как понимаю, лишних лошадей нет? - полюбопытствовал я. Знахарка покачала головой.
        - У старосты есть кобыла, но и та на последнем издыхании. На ней он возит шкуры на продажу в большой город раз в сезон. Попробуй поговорить, скоро как раз торговая неделя в Нардане, Глуб наверняка повезет товары. Может, возьмет тебя с собой. Но это не раньше, чем через две недели.
        Выходит, на две недели я заперт в этой глухой деревеньке на краю материка. Что и сказать, перспектива не самая радужная. Но во всем стоит искать свои плюсы. Смогу немного отдохнуть и набраться сил перед долгим походом обратно домой.
        Уже и сам не заметил, как стал считать Аонор домом. Действительно, как иначе, если я рисковал жизнью, защищая те земли от захватчиков. Потерял кучу верных солдат, один раз даже умер сам, но благодаря богу Смерти сумел вернуться в этот мир переродившимся. Это уже второй шанс в этом мире и третий, если считать смерть в своем. Следующего раза, с вероятностью в девяносто процентов, не будет.
        - Что ж, раз я тут надолго, стоит обговорить цену за проживание? - уточнил я, поглядев хозяйке в глаза. Знахарка пару мгновений молчала, а затем весело расхохоталась.
        - И впрямь наглец. Я ведь даже не предложила тебе кров на эти две недели. Что ж, так тому и быть. Сумеешь ублажить меня в постели - будет тебе кров и еда.
        Глядя на мою вытянувшуюся физиономию, женщина опять рассмеялась.
        - Шучу, не надо так напрягаться. Мне лишние разговоры ни к чему, и так шепотки уже с утра пойдут по деревне, мол, знахарка полюбовничка завела, молодого и красивого. Поможешь работой по дому да снег поутру расчистишь во дворе. Ну и еще мелочи разные, коль попрошу. Потом можешь отдыхать или у мужиков в деревне поспрашивай, уверена, лишние руки не помешают.
        - Хорошо, - кивнул я.
        - Идем, покажу твою комнату, - встала она. Я послушно поднялся и последовал за женщиной. Мы миновали небольшую кухоньку со столиком и разными шкафами, а затем оказались в одной из двух смежных комнатушек. Здесь была низкая неширокая кровать, застеленная шкурами. Из остальной мебели - табурет у стены, на который знахарка водрузила подсвечник с изрядно уменьшившейся за время нашей беседы свечой.
        - Устраивайся как дома. Учти, подъем ранний. Так что не думай слишком много.
        В ее голосе промелькнула насмешка, а затем, пожелав мне крепких сновидений, женщина покинула комнату. Я пару минут разглядывал полог, за которым она скрылась, потом задул свечу и лег на кровать. Поначалу считал, что не усну, но глаза сами собой закрылись, и сон снежным покрывалом загасил мысли.
        Утро и впрямь началось спозаранку. Рассвет еще не окрасил багровым горизонт, когда знахарка явилась в комнату и растолкала вашего покорного слугу.
        - Вставай, рыцарь! Завтрак готов.
        Я послушно вскочил, натянул рубаху и последовал в гостиную. Завтрак наш был прост: яичница и стакан теплого парного молока.
        - Деревенские время от времени приносят дары, - пояснила знахарка. - У меня-то скотина не приживается.
        - Есть причина?
        - Рука, видать, тяжелая. Мрут животные, сколько ни пыталась коров завести или, на худой конец, коз, - вздохнула женщина. Я кивнул. И впрямь случаются подобные вещи. Может, злой рок, а может, шутка богов. В этом мире любую мелочь не стоит списывать со счетов - все имеет значение.
        Поев, принял из рук хозяйки теплый полушубок и, вооружившись широкой деревянной лопатой, отправился во двор расчищать снег.
        Работа заняла у меня порядка часа, уж слишком много намело сугробов. Зато потом, тяжело дыша, полюбовался своей работой в свете занимавшегося рассвета. Со стороны деревни раздавались голоса, мелькали дети, взрослые суетились, жизнь шла своим чередом. Уже полчаса как я ощущал на себе любопытные взгляды, но никто не спешил подходить и знакомиться.
        Закончив с расчисткой двора, вернул лопату хозяйке и поинтересовался насчет дальнейших действий.
        - Сходи-ка к старосте, попроси нормальной одежды. У него сын как раз пару месяцев тому в городскую стражу ушел, его вещи должны тебе подойти.
        - А даст? - засомневался я.
        - Глуб мужик нежадный, к тому же - умный. Попросит помочь в чем-нибудь, но слишком нагружать не станет, - было мне ответом.
        Тяжело вздохнув, я отправился за околицу - знакомиться с местными. Пока шел по деревенской улице, собрал на себе взгляды всех местных от мала до велика. Пару раз ловил откровенно пожирающие - молоденьких девиц, едва обретших округлые формы. Оно и понятно: деревня небольшая, всего десяток домов. Мужчин хватает, но девок больше. Новых лиц нет, поэтому явление парня, пусть и чужака, событие грандиозное.
        Дом старосты я нашел сразу, он единственный высился в два этажа. Неплохие хоромы местный управитель отгрохал! Сам бы не отказался в таком домишке пожить.
        Осторожно стряхнув снег веником у входа, постучал в дверь. С той стороны позволили войти, и я оказался в доме.
        Жилище старосты разительно отличалась от домика знахарки. Здесь было светло, просторно, красиво и аккуратно. Сам хозяин дома расположился во главе небольшого, но длинного стола, бережно наливая в стакан из крупной бутыли. Увидев меня, чуть было не выронил ее, но вовремя сжал пальцы, лишь немного расплескав драгоценную жидкость. Похоже, кто-то уже с самого утра «довольствуется» жизнью.
        - Итить твою мать! - пробурчал, слизывая капли с руки. - Ты кто таков будешь?
        Я поведал слегка подкорректированную версию своих похождений, рассказав, что из столицы Аонора, в сражении с темным магом случайно оказался заброшен сюда. Я не стал называться рыцарем, чтобы не возникло лишних вопросов. Но и этой версии оказалось достаточно - староста приосанился, пригладил длинную седую бороду и протянул:
        - Досадно, конечно, но что поделать. Помогу чем смогу, парень! Вещички Власьки моего можешь взять, но взамен помощь от тебя потребуется.
        - Всегда готов, - откликнулся я.
        Мужик довольно крякнул.
        - Вот и славненько! Кузнецу нашему Хрольфу подмога надобна. Сынишка его Код пару дней тому руку сломал. Аглая, знахарка наша, поколдовала, конечно, но сказала, что недели две точно срастаться будет. А кузнец без помощника что баба без… кхм, ну ты понял. Так что шуруй к Хрольфу, скажешь, что от Глуба.
        Я послушно кивнул и, приняв теплые вещи, переоделся на месте. Поверх своих штанов натянул теплые, подбитые мехом. На поддоспешник сверху надел жилет из шерсти дикого кабана, а поверх нацепил теплую куртку с капюшоном. Полушубок знахарки оставил у старосты, условившись потом забрать.
        Дом кузнеца, а также пристройка в виде кузницы находились через два дома от хором старосты. Хрольф оказался высоченным широкоплечим мужиком явно за сорок. Он встретил меня с улыбкой и, крепко пожав руку, поинтересовался, откуда взялся. Пришлось снова пересказывать свою «историю». Услышав, что я пришел помочь ему, кузнец явно обрадовался. Крепко сжав мои плечи, одобрительно хмыкнул и потащил меня в кузницу.
        - Куртку свою сними, можешь в углу положить. Здесь жарче, чем у демонов, лишняя одежда только помешает, - скомандовал он. Я послушно стянул куртку, жилет, и поддоспешник, оставшись в одной рубахе.
        Хрольф приказал мне взять молот и обработать пару пластин, пока сам мастерил кольчугу из множества мелких колец, собранных в широкой емкости.
        Уже через десять минут я сильно вымотался, вспотел и ощутил, как ноют соскучившиеся по нагрузке мышцы. Вроде сутки не занимался, а уже готов к тренировкам. Неплохо в Ордене меня выдрессировали.
        Через час кузнец забрал у меня молот и придирчиво осмотрел работу. Но, видимо, остался доволен, так как лишь хмыкнул и, бросив на меня взгляд исподлобья, отправил заготовки в отдельную корзину.
        - Пока что все. Идем обедать, после продолжим.
        Я пытался отказаться, чтобы не стеснять Хрольфа и его семью, но кузнец был непреклонен.
        - Ты помогаешь мне, а значит, моя обязанность - покормить тебя, парень. Никаких возражений не приму.
        Так что ничего не оставалось, кроме как последовать за здоровяком в дом. Жена кузнеца, пухленькая розовощекая Тильда, поприветствовав меня с улыбкой, усадила за стол. Обед был плотный, и из-за стола я выползал с набитым брюхом.
        Передохнув десяток минут, вновь отправились в кузню. На этот раз Хрольф приказал мне качать меха, а сам выложил на верстаке заготовки. Когда пламя в горне разгорелось достаточно сильно, кузнец сунул одну из железных пластин внутрь. Подождав, пока раскалится, Хрольф вынул заготовку и положил на верстак, продолжая держать щипцами. Затем спокойно и размеренно застучал молотом, обрабатывая поверхность и выравнивая мелкие косяки. Наблюдать за работой профессионала было одно удовольствие, и я невольно засмотрелся. До тех пор, пока Хрольф не прикрикнул:
        - Парень, следи за огнем!
        Я спохватился и принялся заново раздувать пламя в горне.
        До вечера мы провозились в кузне, в итоге подготовив две заготовки для мечей. В конце дня Хрольф похвалил меня:
        - Неплохо поработали сегодня, парень. У тебя есть мышцы.
        Я улыбнулся и поклонился, поблагодарив за науку. Кто знает, быть может, однажды придется самому ковать себе клинок? Нет, ни в коем случае не сомневаюсь в навыках Чумы, создавшего меч Падшего Бога, но все же…
        Когда вернулся в дом Аглаи, на дворе уже стемнело и небеса были усыпаны звездами. Знахарка терпеливо ждала, закутавшись в шаль и сидя у очага.
        - Как прошел день? - спросила она, и я заметил, что сегодня женщина выглядит гораздо лучше. Часть морщин разгладилась, усталость покинула лицо, а на губах играла легкая улыбка.
        Уплетая за обе щеки картофель с рыбой, поведал о своей договоренности со старостой и о работе в кузнице. Аглая с улыбкой выслушала, а затем, поправив выбившуюся прядь волос, заметила:
        - Похоже, тебе здесь действительно нравится.
        Я открыл было рот, а затем замер. И впрямь мне нравилось находиться здесь, среди этих простых открытых людей, помогать им, не требуя ничего взамен. Здесь не нужно продумывать каждый свой шаг наперед, не нужно опасаться удара в спину или со страхом ждать рассвета, который может принести как боль, так и радость. Здесь было спокойно и легко. Почти как дома, на Земле.
        По крайней мере, на тот момент я полагал именно так. Но ошибался, думая, что здешняя жизнь отличается миром и спокойствием. Отправляясь в постель, даже не думал, что для многих деревенских эта ночь станет последней.
        Потому что сразу после полуночи на нас напали.
        Стадия шестая
        Еще после первой моей потери, когда погиб Нор, я ощутил интерес богов к своей персоне. Их любопытство и гнев. И понял, что, как бы ни хотелось, Девятеро никогда не позволят жить мирной жизнью. Куда бы ни ступила моя нога, повсюду следует смерть. Я постоянно ощущаю ее дыхание за спиной, чувствую, как ледяные пальцы едва ощутимо касаются моих волос, ласково, будто любящая мать ласкает ребенка. Но знаю, что это обманчивое впечатление. Смерть жестока ко мне, даже если ее избранник в этом мире - мой покровитель Чума. Пусть он зовет себя богом Смерти, на деле может лишь топтать землю и наблюдать, изредка помогая людям. Смерть в его руках похожа на одичавшего пса, цапнувшего хозяина за руку и отскочившего на небольшое расстояние, чтобы посмотреть, что он станет делать. И эта гончая неотступно следует за мной, посмеиваясь и уничтожая тех, кто мне дорог. Могу ли остановить ее? Не думаю. Как можно уничтожить то, что уже давным-давно мертво? Мертво с самого основания мира.
        Вот и теперь, среди ночи проснулся от острого чувства тревоги, стиснувшего грудь. Опасность таилась повсюду, что-то темное бродило вокруг деревни, поджидая удобный момент для нападения, скалилось, рычало, брызгало слюной. Еще немного - и оно хлынет сюда, сметая все и вся, в очередной раз доказывая мне, что нельзя расслабляться, нельзя открывать душу окружающим, а задерживаться на одном месте дольше положенного - опасно.
        Я вскочил, поспешно натягивая вещи. Куртку надевать не стал, нацепил жилет поверх рубахи и на пояс перевязь с мечом.
        Стоило выйти из комнатушки, как столкнулся со знахаркой. Аглая с тревогой взглянула мне в глаза.
        - Там тьма. Тебе не стоит идти, Кей!
        - Я знаю, - кивнул, не в силах выдержать взгляд ясных зеленых глаз. Она действительно боялась, но не за свою жизнь - за меня. Почему? То ведомо лишь богам. Может, симпатия к молодому парню, захотевшему поселиться у нее, а может, нечто иное. Не время гадать.
        - Тогда зачем? - воскликнула Аглая. - Останься здесь! В доме они нас не тронут.
        - Я бы не был так уверен. Тьма достаточно умна и изворотлива, найдет способ добраться до меня.
        - Хочешь сказать, они здесь только из-за тебя? - не поверила знахарка.
        - Скорее всего, - пожал плечами я. - А может, то воля богов, за что-то невзлюбивших эту деревню.
        - Если так, нам не спастись, - ее прекрасное лицо исказилось от ужаса. Я оскалился в усмешке.
        - Это мы еще посмотрим. Даже богам подвластно не все. К тому же мне доводилось испытывать на себе их гнев, и, как видишь, остался жив.
        - Будь осторожен, - женщина начертила в воздухе сложный знак, а затем шепнула пару слов на непонятном языке. Я ощутил, как сил заметно прибавилось.
        «На вас наложено усиливающее заклинание. Срок действия: 1,5 часа».
        Неплохо. Какая-никакая, а помощь. Поблагодарив Аглаю, вышел за дверь, плотно закрыв ее за собой. С той стороны опустился засов. Знахарка не собиралась рисковать своей жизнью. Оно и правильно.
        От дальних домов уже слышались крики боли, рычание резало слух. Волки?
        Подойдя ближе к центру деревни, увидел их. Нет, не волки. Гораздо крупнее, длинные лапы, шерсть лишь на туловище, морды также удлиненные, с крупными зубами. Глаза налиты кровью, прямо передо мной одна тварь с легкостью перекусила женщину.
        Я вытащил меч из ножен, неторопливо взмахнул. Ярость клокотала внутри, но тускло, равнодушно. Да, было жаль этих людей, но после схватки с некромантом что-то внутри меня изменилось. Нечто важное было утеряно, разбито навеки, словно старая хрупкая ваза, которую склеили потом обратно, да вкривь и вкось. Но трудно сразу понять - что именно не так. Потребуется время, чтобы кусочки срослись окончательно. А лишних минут, часов и дней никто не подарит просто так.
        Мужики высыпали из домов, сжимая кто вилы, кто топоры. Лица испуганные, но полные решимости защищать близких. Староста был тут же, крепко стискивал рукоять боевого молота, незнамо как оказавшегося в этом месте - казалось бы, лучше сельхозинструментов вряд ли что найдется в деревеньке, а поди. Увидев меня, кивнул.
        - Волколаки! Поганые твари, напали посреди ночи. Троих уже задрали, да двух ребятенков. Надо покончить с ними, пока не убили еще!
        - Сбившись в кучу, вы только упрощаете им жизнь, - сказал я, уклоняясь от прыгнувшего сбоку волколака. Клацнули крупные челюсти, рык прогремел прямо над ухом. Поморщившись, шагнул вперед, а затем использовал Шаг Тьмы, чтобы оказаться вне зоны видимости твари. Взмах мечом, и монстр, скуля от боли, оказывается разрублен надвое.
        - Действуйте по двое! - приказал я смотревшим с уважением мужикам. - Один пусть отвлекает тварь, а второй в это время прикончит. Цельтесь в голову, с проломленным черепом не выжить никому.
        Они покивали, рассредоточились вдоль домов. Монстры выжидали, скрываясь в темноте, изредка то один, то другой выпрыгивали на людей, пытались цапнуть. Кому-то отгрызли руку, и он валялся на снегу, воя от боли. Но спустя пару минут вопли внезапно стихли. Похоже, мужики добили страдальца. Зря. Знахарка смогла бы залечить рану, а жить без руки вполне возможно. Но это их выбор, видимо, не хотят привлекать всех волколаков в одну сторону.
        Я ощутил, как посторонние мысли покидают сознание, осталась лишь пустота и рефлексы. Я чувствовал каждую из тварей, что бродили вдоль домов, неотрывно наблюдая за людьми. Почти слышал мысли монстров, ощущал злобу и ненависть. Они напали, потому что так приказал Древний. Попытавшись увидеть образ этого самого Древнего, я потерпел неудачу. Волколаки не могли точно представить его себе, в их сознании он был могучим, злым и жестоким вожаком. Очень занятно, но сейчас это знание лишь мешает.
        Одна тварь не выдержала, бросилась из теней на меня. Я развернулся на месте, рубанул, разделяя тело монстра на две неравные части. Слева прыгнул еще один, и третий вынырнул позади.
        Крутанувшись, я пнул ближайшего, а другого заставил отступить взмахом меча. Волколак зарычал, осознавая свое бессилие. Ну да, тварь, ты вполне себе можешь прикончить взрослого крепкого мужика, но против рыцаря Ордена не выстоишь. Не зря я учился сражаться против таких, как ты. Пусть и недолго.
        Левый не выдержал, рванул прямо в лоб, но в последний момент отпрыгнул в сторону, отвлекая внимание от товарища. Я вовремя ощутил опасность сзади, сделал подшаг вправо, пропуская волколака мимо, а затем пронзил мечом бок. Потянул вниз, выдирая клинок. Осколки ребер выглянули наружу, тварь заскулила от боли, закрутилась волчком, из разреза вывалились кишки. Второй волколак зарычал от злости, в длинном прыжке почти настиг меня, заставил увернуться от острых клыков, но когтистая лапа ударила в плечо, разрывая ткань рубахи и кромсая плоть. Кровь живо побежала по руке, ощутил, как плечо превратилось в рваное месиво. Плохо дело, пальцы правой руки теперь предательски разжимались, грозя выронить клинок. Вовремя перехватив оружие левой, я развернулся к монстру, и вовремя - тот уже находился в опасной близости.
        Вскинув меч, защищаясь от челюстей твари, не рассчитал, и монстр напоролся горлом на лезвие, прошедшее сквозь плоть как нож сквозь масло. Голова отлетела в одну сторону, а туша волколака придавила меня к земле.
        Отбросив труп от себя, поднялся, тяжело дыша. Кратковременная схватка вымотала, выбила из сил. Если не считать нападение некроманта, до этого все мои бои на протяжении долгого времени были тренировочными, поэтому смертельное сражение заставило изрядно попотеть, вспомнить, каково это - находиться на самом острие, меж жизнью и бездной.
        Бросив взгляд на селян, я отметил, что еще трое были убиты, а Глуб с четырьмя мужиками отбивался от двух волколаков. Больше тварей поблизости не ощущалось, значит, это последние.
        Короткий рывок, удар, которому меня научила Чия, и две туши падают на снег, буквально рассыпавшись на куски. Сложная в освоении техника, которая далась далеко не сразу. Да и сейчас не был уверен, что смогу применить, все же Удар Двадцати Лезвий для уровня мастера меча, никак не для простого рыцаря вроде меня.
        Усталость вдруг накатила разом, как и боль в разодранном плече. Не в силах стоять, рухнул на снег, прислонившись спиной к забору. Судя по взглядам старосты и селян, ничего хорошего моя рана собой не представляла. Глуб отрывисто что-то приказал мужику помоложе, тот кивнул и бросился к дому Аглаи.
        Я лишь усмехнулся и прикрыл глаза. Отдохнуть бы, время, кажется, едва перевалило за полночь. Столько трупов…
        Знахарка появилась довольно быстро. По приказу старосты направилась сначала ко мне, присела, взглянула на плечо.
        - Не стоит, - прохрипел я. - Лучше посмотри, что с другими. Эта рана затянется через несколько часов, кровь уже перестала бежать.
        Они недоверчиво взглянула мне в лицо, затем кивнула и отправилась проверять остальных раненых. Подошел Глуб.
        - Здорово ты порубал этих тварей, парень. Простой солдат на такое не способен, бежал бы в страхе куда глаза глядят.
        - Ну так и вы не побежали, - заметил я. Он хмыкнул, почесал в затылке.
        - Ну дык тут наш дом, куда нам бежать-то? Защищали, как могли. Но без тебя, сэр рыцарь, полегли бы все.
        Староста благодарно поклонился. Я лишь отмахнулся.
        - Не стоит. Как иначе я мог поступить? Вы дали мне кров и пищу, нечестно было бы бросить вас в беде.
        - Если бы все рыцари так считали, - крякнул Глуб, распрямляясь. - Матус поможет тебе добраться до постели. Ну а мы тут пока соберем уцелевших да решать будем, как дальше быть.
        Я кивнул. Подошел Матус, невысокий крепыш лет сорока, помог подняться на ноги. Неожиданно в стороне раздались яростные крики. Я бросил туда взгляд.
        В свете факелов двое мужчин забивали волколака палками, довольно посмеиваясь. Тварь была ранена, похоже, перебита передняя лапа, но все равно огрызалась, норовя цапнуть мужиков. Непонятно, как я не ощутил этого зверя раньше. Может, он затаился, опасаясь попасть под мой меч?
        Повинуясь непонятному порыву, зашагал туда. Решительно коснулся плеча ближайшего селянина:
        - Оставьте зверя в покое.
        На меня взглянули, как на идиота.
        - Ты что, парень? Это же тварь темная, поганая! Детишек наших на части рвала! Как можем мы в живых ее оставить? - крикнул один из мужиков. Я покачал головой.
        - Она мне еще пригодится. Пусть лежит здесь, позже займусь этим.
        Селяне переглянулись, оценивающе поглядели на меня, будто размышляя, убить или оставить в живых. Как бы невзначай, я коснулся рукояти меча. Мужики разом сникли, бросили ненавидящие взгляды на волколака и разошлись.
        Я присел рядом с монстром. Он зарычал, видимо, чувствуя во мне явного врага. Темные глаза впились в мои.
        - Успокойся, я тебе не враг, - заверил монстра. Он склонил голову набок, совсем как пес, оскалился. Я ощущал его мысли. Волколак не верил мне, опасаясь внезапного удара. Что ж, возможно, приручить его не выйдет. Но почему-то хотелось попытаться.
        - Будь здесь, лежи тихо, и тогда тебя не тронут, - приказал я. Зверь слегка качнул головой, но по-прежнему держался настороженно.
        Я поднялся и отправился в дом знахарки. Казалось бы, сна не было ни в одном глазу, но, стоило лечь в постель, как крепко уснул.
        Когда открыл глаза, уже рассвело. Плечо ныло, поверх была наложена повязка. Похоже, Аглая приходила. Странно, что не ощутил ее прикосновений, обычно чутко сплю.
        Поднявшись, выбрался в гостиную. На столике были кувшин с молоком, хлеб и пара яиц. Наскоро перекусив, я накинул куртку и вышел из дома.
        Селяне суетились, тела погибших уже сложили в телегу, а парнишка лет тринадцати седлал коня. Похоже, повезут на кладбище или где здесь близких хоронят.
        Волколак был на том же самом месте, чуть поодаль стояла группа детишек. Они разговаривали и изредка кто-нибудь швырял камень в зверя. Тварь дергалась, рычала, но подняться не могла, оттого ярость бурлила в ней еще больше.
        - Успокойся, - произнес я, подходя ближе. Протянул зверю кость, выпрошенную у Глуба. Волколак вцепился в угощение, едва не оттяпав руку. Какое-то время хрустел едой, а потом облизнулся и уставился на меня.
        - Если будешь вести себя смирно и слушаться, никто тебя не тронет, - заверил я. Оглянулся, дети уже убежали по своим делам.
        Зверь недовольно заворчал. Похоже, ему неприятна сама мысль о служении кому-то, кроме Древнего.
        - Для тебя так будет лучше, - пояснил я. Волколак тихонько рыкнул, затем нехотя кивнул. - Вот и славно.
        Я осторожно дотронулся до его головы ладонью. Зверь был напряжен, но не делал попытки навредить мне. Я потрепал его за ухом, заставив расслабиться и довольно зажмуриться. Я ощущал, что никогда прежде ему не было так приятно. А затем вдруг все ощущения затмили ярость и гнев.
        Едва успев отдернуть руку, упал на спину, а зверь прыгнул на меня, распахнув челюсти. Времени, чтобы достать клинок не было. Да и само время вдруг застыло на краткий миг. Я увидел налитые кровью глаза зверя и понял, что таинственный Древний вмешался в нашу связь, заставил волколака напасть на меня. Неужели темный маг? Но какой силой нужно обладать, чтобы контролировать целую стаю измененных тварей?
        Мысли пронеслись вихрем, а рука оказалась перед монстром, защищая горло и лицо. Я сам не понял, что сделал, но пальцы вдруг сложились в непонятном жесте, а губы произнесли пару слов на странном каркающем языке.
        С кончиков пальцев к твари скатилось темно-серое облачко, вмиг охватившее всего волколака. Время вновь пошло дальше, монстр упал, воя от боли.
        Я поднялся на ноги, со всех сторон бежали селяне. Облачко не думало пропадать, пожирая плоть волколака заживо. Вой вскоре стих, а затем облачко впиталось внутрь туши.
        «Вы изучили умение «Дыхание Тьмы». Будучи в смертельной опасности, ваше тело вспомнило древнее заклинание умерщвления и оживления мертвых».
        - Вы в порядке? - спросила молодая красивая девчонка из тех, что вчера жадно разглядывали меня.
        - Да.
        Непонятно, как я смог изучить умение, не попав в Нексус? Это было более чем странно. Как мое тело могло вспомнить это заклинание? Я ведь никогда не сталкивался с магией. Быть может, это из-за экстренной ситуации? Но все равно неясно, каким образом мне удалось его воспроизвести. Остается списать на защитную реакцию организма.
        - Оно встает! - крикнул вдруг кто-то. Я бросил взгляд на тушу волколака. Она зашевелилась, медленно поднялась на лапы и безошибочно нашла меня в толпе пустыми глазницами.
        Народ отпрянул подальше, со страхом глядя на мертвяка и на меня.
        - Некромант! - воскликнул кто-то. Я огляделся, затем взглянул на мертвую тварь и мысленно обратился к ней: «Отойди подальше, к тому дереву».
        Пару секунд ничего не происходило, а затем мертвяк развернулся и, покачиваясь, зашагал в указанную сторону.
        Прибежал Глуб. Староста выглядел напуганным и злым. Бросил короткий взгляд на мертвяка, а затем уставился на меня.
        - Чего еще мы о тебе не знаем, парень? То ты называешь себя обычным жителем столицы, потом оказывается, что ты рыцарь, так теперь еще и некромант? Что дальше?
        - Я сам об этом не знал, - признался я, и это была чистая правда. Глуб недоверчиво хмыкнул, положив руку на рукоять молота на поясе. В один миг из уважаемого воина и спасителя деревни я стал презренным некромантом. Как же быстро меняется мнение людей, стоит им увидеть нечто, выходящее за рамки их представлений!
        - Брешешь! Как можно не знать о том, что ты некромант?
        - Я не лгу. Хотел только приручить эту тварь, но она напала на меня, и дальше само собой вышло, что применил какое-то заклинание. Выхватить меч времени не было. Хотите верьте, хотите нет.
        Какое-то время староста молча смотрел, размышляя. Поодаль торчали остальные жители деревни, кто с любопытством, кто со страхом разглядывали меня. Показалась Аглая. Что-то спросила у ближайшей к ней девчонки, та горячо зашептала на ухо. Брови знахарки удивленно взлетели вверх, а затем женщина с тревогой взглянула на меня. Направилась было к нам, но я покачал головой. Не стоит тебе в это соваться, милая. Попадешь под раздачу, припомнят все грехи, даже те, что ты не совершала.
        - Значит так, - заговорил наконец Глуб. - Тварь эту как хошь, но убей! Чтоб духу ее здесь не было. Завтра дам тебе коня и езжай на все четыре стороны. Нам здесь такие не нужны, особенно после этой ночи. Как знать, может тварей именно ты натравил, чтобы выставить себя героем?
        Я ощутил, как скулы сводит от ярости. Эти слова были жестоким оскорблением для человека вроде меня, поклявшегося защищать жизни других перед самим королем и епископами Конклава. Поклялся всем - жизнью, честью и богами, что буду щитом и мечом королевства всегда, где бы ни был.
        - На первый раз я стерплю подобное оскорбление с вашей стороны, - негромко произнес, глядя старосте в глаза. Глуб осознал сказанное им самим, стремительно побледнел. - Я сделал то, что мог, дабы спасти свою жизнь. Можете считать меня кем угодно, но я рыцарь Конклава, а значит, поклялся защищать людей. Как мог поставить ваши жизни под угрозу?
        Он кивнул, принимая сказанное. Я же развернулся и мысленно приказал мертвяку следовать за мной. На глазах жителей деревни мы направились в лес. Когда дома скрылись за деревьями, остановился и приказал твари подойти. В его сознании, кажется, оставались еще зачатки разума, потому что на мой вопрос мертвяк сумел ответить предельно ясно.
        Мне не было известно развеивающее заклинание, но, повинуясь наитию, взмахнул рукой, сложив пальцы в уже знакомый знак, и мертвый волколак упал на снег. Пару минут я стоял неподвижно, разглядывая груду костей и плоти, а затем зашагал обратно в деревню.
        По дороге обдумывал полученную информацию. Хозяин волколаков обитал где-то в горах. Подъем там был трудный, но для зверей вполне возможный. Древний приказывал тварям приносить ему еду, а иногда натравлял их на крупные деревни. В такие вылазки они убивали детей и женщин, а хозяин смеялся, радуясь пролитой служками крови.
        Это были мысли той части погибшего волколака, что еще какое-то время жила в поднятом мертвяке. И они заставили меня серьезно обеспокоиться. Если этот Древний живет неподалеку, то он явно представляет угрозу для местных. Мне не удалось узнать примерный маршрут до логова некроманта, но кое-какой ориентир дали два плоских камня у входа в ущелье. Осталось лишь узнать у селян, есть ли поблизости подобное место.
        В любом случае, некромант не остановится, пока не наиграется вдоволь. Для него не составит труда взять под контроль новых волколаков, а значит, он будет мстить деревенским. Нужно предупредить старосту.
        Возможно, это было глупо и кто-то другой на моем месте просто ушел бы, не сказав ни слова. Но я не мог так поступить. Пока не мог. Несмотря на явную неприязнь местных, все еще готов был их защищать, поэтому и собирался поведать Глубу о некроманте.
        Добравшись до деревни, заметил, что селяне снова разбрелись кто куда, но зато у дома старосты теперь дежурили двое мужиков, опасаясь нападения. Или, быть может, меня?
        С трудом добившись разрешения войти, я оказался в уютной гостиной. Глуб сидел за столом, дрожащими руками наливая самогон. Увидев меня, вздрогнул, а затем поставил второй стакан.
        - Садись, в ногах правды нет.
        Я послушно присел рядом, принял предложенную выпивку. Мы не чокаясь выпили, поминая погибших.
        Затем, закусив соленым огурцом, я поведал Глубу о некроманте и его связи с волколаками, а также о нападениях на другие деревни.
        - Да, было такое, - кивнул староста. - Месяца три тому началось. То на одну деревню нападут волки, то на другую. Мы думали - с голодухи, зима все же, ан нет, вишь оно как обернулось. Что ж, спасибо за предупреждение, рыцарь.
        Судя по потеплевшему взгляду, староста перестал относиться ко мне настороженно. Или, быть может, это действие спиртного?
        Мы выпили еще и еще, а затем я сказал:
        - Поблизости есть плоские камни и ущелье?
        - Тут кругом горы, - обвел рукой Глуб, улыбаясь. - Ущелий полно. Насчет плоских камней не скажу, не видал рядом с нашим селением. Надо в Нардане поспрашивать. Вот снарядим через два дня телегу и повезем с тобой на продажу в город, там и спросишь!
        - Но я ведь…
        - Ничего не хочу слышать, - отрезал староста. - Кем бы ты ни был, пользы от тебя больше, чем зла, парень. Посему оставайся до тех пор, пока не отправимся в город. А теперь ступай, Аглая уже извелась, тебя дожидаясь.
        Он хитро подмигнул и пожал мне руку. Слегка пошатываясь, я отправился к знахарке. Стоило ступить на крыльцо, как дверь распахнулась. На пороге стояла Аглая, взгляд ее был полон тревоги.
        Я мягко улыбнулся и, повинуясь внутреннему порыву, шагнул вперед, заключая женщину в объятия.
        - Ты чего? Эй, юноша! Да ты ведь пьяный!
        Она рассмеялась, отпихнув меня. Я с трудом стянул с себя куртку, а затем отправился в постель. Огромных усилий стоило стащить штаны и рубаху, а потом просто-напросто повалился спать.
        Проснулся среди ночи от прикосновения обнаженного женского тела. Аглая прижалась ко мне, горячо зашептала на ухо:
        - Не прогоняй! Мне так страшно…
        - Чего ты боишься? - спирт окончательно выветрился из головы, и я ощущал мягкую бархатную кожу знахарки, ее теплое дыхание.
        - Вдруг они снова придут? А тебя не будет рядом. Мы все умрем.
        - Я предложил Глубу покинуть деревню, но он отказался. Сказал, что это его дом и он ни за что не позволит каким-то темным тварям его захватить.
        - Очень похоже на него, - рассмеялась зеленоглазая. - Что планируешь делать дальше?
        - Через несколько дней Глуб повезет товары в город. Там постараюсь подзаработать, куплю коня, какую-нибудь броню и отправлюсь в Аонор.
        - Тебя там ждут, - с грустью заключила она. Я кивнул.
        - Да. Там мой дом, который поклялся защищать. Я не могу не вернуться.
        - Понимаю, - ее глаза оказались напротив моих, а губы слегка приоткрылись. - Тогда хотя бы эту ночь…
        Я запечатал ее рот поцелуем, не дав договорить. Аглая не сопротивлялась. Я ощутил, как страсть захлестывает с головой нас обоих, а горячая плоть призывает слиться в диком танце.
        Много позже женщина уснула, а я лежал, глядя в потолок, и думал о Чие. Вот и изменил любимой, повинуясь сиюминутному порыву. Но так было нужно, для меня и для знахарки. Не мог уйти, не отблагодарив ее напоследок за все хорошее, что сделала для меня. Кто знает, возможно, прямо сейчас мы зачали ребенка, и через девять месяцев Аглая родит малыша, который скрасит ее одиночество.
        Я же наверняка забуду о ней спустя пару месяцев, как уже начал забывать лица тех, кого потерял на войне. Нор, Фран, братья, мой названный отец, чье родовое имя теперь с гордостью ношу… Все они так много для меня значили, и все равно уже сейчас не могу вспомнить, как выглядели. Почему? Возможно, из-за того, что моя жизнь постоянно движется, события сменяют друг друга с большой скоростью и не успеваю замереть хоть на миг, чтобы вновь подумать о тех, кто был мне дорог.
        В такой ситуации, если я задержусь здесь дольше, не забуду ли Чию? Ее волосы, лицо, светлые глаза и мягкие теплые губы. Ее фигуру, плавные изгибы которой всегда дрожат под моими пальцами, требуя ласки. Неужели даже эти воспоминания постепенно исчезнут? Я бы не хотел.
        Возможно, столица уже пала, и все, кого знал, мертвы. В таком случае я вернусь на пепелище старой жизни, где для меня уже не будет места. Но все равно должен попытаться, хотя бы ради тех, кто остался там.
        К тому же я уверен, что в трудную минуту Чума придет на помощь Аонору. Это государство крайне важно для него, так же, как и для меня.
        Мысли переключились с Аонора на бывшего землянина. Где, интересно, бродит сейчас этот странный парень? И какие цели преследует на сей раз? Уверен, даже мое воскрешение для него являлось очередной ступенькой, кирпичиком в крупном плане, исполнение которого крайне важно для бога Смерти.
        И все же, что будет, если он свергнет Девятерых? Да, такой исход маловероятен, но как знать - целеустремленности этому типу не занимать. Он сделал меня полубогом и пытался подвести к мысли об уничтожении местного пантеона, а значит, надеется, что рано или поздно мы вдвоем разрушим старый мир. И что тогда? Сдается мне, это не имеет смысла. Без богов этот мир не сможет существовать, а вдвоем мы не справимся. Как бы ни хотелось это признавать, но Девятеро сильны. Мой же путь только начался.
        И впереди лежит еще длинная, полная неизвестности, дорога.
        Стадия седьмая
        Следующие несколько дней я помогал знахарке по хозяйству, а также выполнил несколько мелких поручений Глуба. С Аглаей не говорили о произошедшем между нами, да это и не требовалось. Мы взрослые люди и прекрасно понимали, что вряд ли когда-нибудь увидимся вновь. Поэтому и не пытались слишком привязаться, чтобы не было никому больно.
        Деревенские постепенно снова начали мне доверять, а история с волколаком кое-как забылась. Правда, то и дело пытался уговорить старосту увести жителей из деревни, чтобы им не стать жертвами нового нападения, но Глуб не желал слушать. В конце концов я плюнул на попытки вразумить старика и просто занялся своими делами.
        На исходе третьего дня староста сам пришел в наш дом. С порога он стянул с головы шапку и кивнул мне.
        - Пора, парень. Завтра на рассвете выезжаем.
        - Товары-то собрали? - спросил я насмешливо. Глуб хмыкнул.
        - Еще бы. Дадут боги, торговля в этом году неплохо удастся. Я зашел предупредить, допоздна не засиживайся, хорошенько выспись. Путь впереди длинный, нам понадобятся силы.
        - Спасибо, - кивнул я. Староста отмахнулся и вышел за дверь. Я слышал его тяжелые шаги на снегу, но смотрел лишь на Аглаю. В уголках ее глаз появились слезы, и я ощутил, как сердце сжимает острая лапа сожаления. Мы могли стать прекрасной парой, вырастили бы нескольких детей. Я помогал бы кузнецу, завел хозяйство…
        Грустно улыбнувшись своим мыслям, покачал головой. Кого пытаюсь обмануть? Я не создан для мирной жизни. Тысячу лет назад Низвергнутый в моем лице был сильнейшим существом в этом мире, и Девятеро до сих пор боятся тени былого. И ненавидят. Поэтому, как бы мне ни хотелось, не имею права на обычную жизнь. Кто угодно, но не я.
        Она все поняла. Всхлипнула, сдерживая рыдания, быстро скрылась в соседней комнате. Я сидел, глядя на пламя в очаге, и пытался унять дрожь. Даже крепкое вино не помогало успокоить нервы. Почему так переживаю за нее? Мы ведь знакомы едва ли неделю. Какое дело мне до этой женщины?
        Но, похоже, такова была моя натура: беспокоиться за окружающих, того не желая. Внутренний голос нашептывал, что рано или поздно Древний натравит своих псов вновь, и меня уже не будет рядом, чтобы защитить этих людей. Конечно, можно успокаивать себя тем, что не увижу их гибель, но это мало помогало.
        Она вернулась, застыла на пороге гостиной. Заплаканные зеленые глаза с вызовом глядели на меня.
        - Я иду с тобой!
        Покачал головой, растянув губы в печальной улыбке.
        - Ты не можешь так поступить и сама это прекрасно знаешь. У тебя есть долг перед жителями деревни, они не выживут здесь без знахаря.
        - Плевать! - голос сорвался на крик. Аглая взяла себя в руки, заговорила уже спокойнее. - Плевать. Я не могу без тебя, понимаешь? Кем бы ты ни был, хочу следовать за тобой и быть твоей. Мне не важно, есть у тебя невеста или нет, я готова стать даже рабыней.
        - Хватит, - чуть громче произнес я, по-прежнему не глядя на нее. - Ты пожалеешь об этих словах, поверь мне. Ты молода, красива и еще можешь устроить свою судьбу. Просто забудь обо мне. У меня нет будущего, в любую минуту могу оказаться на краю, и ты это знаешь.
        Она бессильно ударила кулаком по стене, согнулась в беззвучных рыданиях. Я не хотел видеть Аглаю такой, поэтому не шелохнулся, продолжая наблюдать за языками пламени.
        - Тогда… - горячо зашептала она, подняв лицо. Я не видел, но чувствовал ее движения. Знахарка медленно поднялась, прислонилась к косяку. - Тогда подари мне хоть эту ночь. Прошу тебя!
        - Нет, - покачал головой я. - Это будет ошибкой. После такого мы не сможем разорвать узы, они станут прочнее любого железа. А мне бы этого не хотелось.
        Она поняла, горячие слезы обиды и ярости потекли по щекам.
        - Убирайся! Уходи! Ненавижу тебя!
        Каждый гневный крик все сильнее заставлял меня дрожать, то ли от холода, идущего из самого сердца, то ли от злобы на самого себя. Медленно поднявшись, не глядя на нее, покачиваясь, зашагал к выходу. С трудом накинул на плечи куртку, схватил пояс с мечом и вышел во двор. Громкий женский плач позади ранил похлеще вражеской стрелы.
        Морозный воздух немного охладил голову и заставил мыслить более ясно. Я не считал себя виноватым, так было нужно. Если Аглая пойдет со мной - погибнет. Да, она знахарка и умеет неплохо врачевать, но в реальной схватке некогда будет следить за ее защитой, и какой-нибудь ловкий монстр разорвет женщину на части. И тогда мне будет в стократ больнее, чем сейчас. Пока еще это лишь привязанность, не переросшая в любовь.
        Я зашагал к дому старосты. Глуб не спал, без вопросов открыл дверь и молча впустил меня в дом. Мы сели за стол, староста разлил самогон. Я принял стакан, тупо глядя на пламя в очаге.
        - Будем, - пробормотал Глуб, одним глотком осушив свою тару. Я выпил, даже не ощутив горячую жидкость, скользнувшую в желудок.
        - Иди спать, парень. Уже поздно для размышлений. Жена постелила тебе в соседней комнате.
        Я кивнул, тяжело поднялся и зашагал в спальню. Сил раздеться не было, поэтому упал в постель как есть.
        Утром с трудом удалось разлепить свинцовые веки. За окном еще царила темнота, но в гостиной Глуб уже прощался с супругой.
        Я сел на лавке, пригладил растрепанные волосы, затем встал на ноги. Вспомнился вчерашний вечер и искаженное горем и злостью лицо Аглаи. Надеюсь, она не придет нас провожать, жуть как не хочется смотреть знахарке в глаза.
        Завтракали молча. Затем принял мешок с провизией от жены Глуба, а сам староста направился во двор, чтобы вывести коней.
        Вся деревня собралась у дома, когда я вышел, многие приветствовали меня, кто с улыбкой, кто равнодушно. Окинув толпу взглядом, к своему облегчению, не нашел Аглаю. Оно и к лучшему.
        Забравшись в телегу, положил меч под руку и помахал селянам. Кто-то громко желал мне удачи, девушки пустили слезу. Глуб хекнул, прикрикнул на коней, и мы тронулись в путь.
        Глядя на постепенно удалявшиеся дома, я ощущал сосущую пустоту на сердце. Было грустно и стыдно, что так обошелся с Аглаей. Можно ведь было помягче, попытаться объяснить…
        Но я понимал, что иначе нельзя. В противном случае дал бы ей ложную надежду, заставив поверить, что у нас есть совместное будущее. А так она со временем успокоится, свыкнется с мыслью, что меня нет рядом. И будет жить дальше.
        Глуб неожиданно остановил коней у развилки.
        - Иди, - бросил мне. - Тебя ждут.
        Я повернул голову и увидел знахарку под кроной дерева. Она стояла, сложив руки на животе и глядя перед собой.
        Спрыгнув на землю, быстро преодолел разделявшее нас расстояние. Вещей при Аглае не было, а значит, она не собиралась ехать с нами. Одно это уже успокаивает.
        - Я хочу попрощаться. Нормально, не так, как вчера, - негромко сказала она. Я качнул головой, соглашаясь.
        - Прощай, - с мягкой улыбкой произнес, коснувшись ее прохладных тонких пальцев. Аглая вздрогнула, подняла глаза на меня. Они сияли, как два огромных изумруда.
        - До встречи. Мы еще увидимся, рыцарь Кей. При других обстоятельствах и гораздо позже. Но увидимся. И тогда твой сын будет сопровождать меня.
        Черты ее лица неожиданно изменились, став более тонкими, аккуратными. Глаза превратились в слегка раскосые, по-эльфийски крупные. Фигура стала тоньше, а губы тронула счастливая улыбка. Аглая сделала шаг вперед, поцеловала меня в щеку.
        - Спасибо тебе, избранник Смерти. Теперь я вновь обрела смысл жизни.
        И растаяла в воздухе, оставив на прощание лишь легкое ощущение теплых губ на щеке.
        Я недоуменно огляделся, но женщины, превратившейся в молодую девушку, уже не видно рядом. Что это было? Под личиной знахарки скрывалось другое существо? И про какого сына она говорила?
        Вернувшись к телеге, обо всем рассказал Глубу. Староста хмыкнул, тронул поводья коней.
        - Богиня жизни раньше часто являлась в этот мир различным героям, дабы испытать их дух и веру. Говорят, достойнейшие из достойных даровали ей детей, что становились полубогами. Но то лишь легенды, в них мало кто верит. Но, похоже, некоторые все же оказались правдой.
        Он покачал головой и принялся насвистывать песенку себе под нос, не забывая при этом поглядывать по сторонам. Я же прислонился спиной к тюкам с товарами и призадумался.
        Выходит, в облике знахарки Аглаи в деревне меня ожидала богиня Инао? Но зачем? Только чтобы заполучить мое семя? Слишком сложный ход, я мог бы и не согласиться разделить ложе с ней. Нет, здесь что-то еще.
        Выходит, теперь у меня будет ребенок от богини? Странная мысль, одновременно приводящая в ужас и восторг. Как же другие восемь богов, что они думают по этому поводу? Какое будущее ждет малыша? Как к этому отнесется Чия?
        Если она еще жива - напомнил внутренний голос. Я стиснул зубы. И впрямь. Что, если черновласой больше нет в этом мире? Ради кого сражаться дальше? Да, я поклялся королю защищать Аонор и его жителей, но самую большую ценность для меня представляла лишь одна воительница. Нужно было спросить у Инао о ней! Какой же я болван!
        Какое-то время еще размышлял о том, что сейчас творится в Аоноре, а затем сам не заметил как уснул.
        Путь до Нардана - ближайшего крупного города, занял у нас два дня. Утром третьего мы въехали в ворота, заплатив пошлину страже. Глуб уверенно направлял повозку по широкой улочке к торговой площади. Я же с любопытством осматривался по сторонам.
        Если Суан, столица Аонора, был похож на крепость, то Нардан - на цивилизованный торговый центр. Улицы здесь были широкими, просторными и чистыми, несмотря на большое количество жителей. Стены города не были и вполовину так же высоки, как стены Суана, но зато в толщину занимали никак не меньше двух человеческих ростов. Дома Нардана не были столь вычурными, как в богатом районе Суана, но и не столь бедными, как в нижнем городе столицы.
        Большую часть центральной улицы занимали различные торговые, а также ремесленные лавки. Глуб миновал наиболее оживленные ряды торговцев на площади, а затем остановил повозку у стены кожевенной лавки.
        - Вот и приехали, парень, - с улыбкой сказал он.
        - Спасибо, - спрыгнув с телеги, поблагодарил я. Староста отмахнулся. Затем протянул объемный кошель.
        - Держи. Это тебе за помощь в спасении деревни. Не боги весть что, но снять комнату в таверне хватит. А там, думаю, сумеешь заработать деньжат на дорогу домой.
        Я снова поблагодарил Глуба за помощь. Было видно, что старик смутился, но крепко пожал мне руку.
        - Помни, парень, тебе всегда рады в нашей деревне. Будешь в королевстве Ру снова - заезжай в гости.
        - Обязательно, Глуб. До встречи!
        Я помахал старосте рукой и направился мимо торговых лавок, высматривая таверну. Подходящая нашлась на соседней улочке: двухэтажное здание, неказистое с виду, но вполне уютное внутри. За стойкой расположилась крепкая женщина лет пятидесяти, с умными хитрыми глазами, что сразу же просканировали меня на наличие денег, стоило только войти в дверь.
        - Добро пожаловать! Чего изволит молодой охотник?
        Похоже, из-за простой одежды меня приняли за одного из множества охотников, кои, по рассказам Глуба, часто бродили по окрестным лесам, стреляя дичь, а затем продавая на рынке Нардана, за что выручали неплохие деньги.
        - Мне бы снять комнату, подешевле, на пару дней, - произнес я. Похоже, мой изрядно потрепанный внешний вид вызвал сомнение, но боевые шрамы внушили уважение, и трактирщица кивнула.
        - Десять медяков, по пять за ночь. Плата за еду отдельно.
        Я с едва слышным вздохом расстался почти со всей наличностью. В кошеле остались позвякивать лишь семь медяков, а настроение слегка упало. Приняв ключ от комнаты, сходил наверх, проверив свои апартаменты на ближайшие двое суток. К удивлению, помещение оказалось вполне чистым, а дырявый матрас лишенным кусачей живности. Так что изрядно повеселев, я спустился вниз и, попрощавшись с доброй женщиной, вышел на улицу.
        Прогулка по городу подняла настроение еще больше, но омрачало все лишь отсутствие работы. Поспрашивав в нескольких лавках насчет лишних рук, получил вежливый, но категоричный отказ. Похоже, сейчас не сезон. Все рабочие либо приняты, либо утверждены на следующий период. И как прикажете поступить в таком случае?
        Ноги случайно занесли меня на рынок, располагавшийся на другом конце города. В Нардане было две торговых площади: одна для ремесленных товаров и различных бытовых вещей, вроде одежды, инструментов и тому подобного, а другая для еды.
        Здесь настолько аппетитно пахло свежей выпечкой, что я чуть было не подавился слюной. Как же хочется есть!
        Заглядевшись на фигуристую девчушку лет семнадцати с полной корзиной румяных пирожков, едва не прозевал юркого воришку, ловко срезавшего мой кошель и бросившегося наутек.
        - Эй, а ну стоять! - рявкнул я, рванув вдогон. Вор оказался на редкость быстрым и стремительными темпами отрывался от меня, лавируя между людьми. Я так ловко передвигаться не мог и после сотни метров все же задел молодую девушку, со вскриком упавшую на землю.
        - Простите, леди! - на ходу извинился, продолжая бежать. Но оказался под прицелом защитника девушки.
        - Эй ты, хам! Обожди! - раздался позади звонкий мальчишеский голос, а затем топот ног возвестил о том, что за мной тоже начали погоню. Ну что за день!
        Я выбрался с рыночной площади, завернул за угол и остановился. Воришки и след простыл! Как и моего кошеля, а в нем, между прочим, было целых семь медяков! Куда теперь без денег?
        - Вот ты и попался, грубиян! - воскликнули позади меня. Я обернулся.
        Юноша, лет шестнадцати-восемнадцати, стройный, не худой, довольно крепок при своем высоком росте. Длинные каштановые волосы стянуты в хвост на затылке, а угольно-черные глаза с вызовом смотрят на меня. В целом довольно красив и явно не обделен женским вниманием.
        - Защищайся, нахал! - выкрикнул мальчишка, выхватив из-за пояса длинный тонкий меч, неуловимо смахивающий на шпагу. Гарда круглая, защищает кисть хозяина. Само лезвие не шире мизинца и длиной около метра. Да это же рапира! Довелось нарваться на «д’Артаньяна».
        Между тем юноша на полном серьезе рванул ко мне, сходу пырнул клинком. Я легко уклонился, пропуская лезвие мимо себя, а затем без особых излишеств ударил мальчика кулаком в зубы. Он отшатнулся, недоуменно и с некоторой обидой коснулся разбитых губ. Затем тонкие ноздри хищно раздулись от гнева.
        - Мужлан!
        - Сочту за комплимент, - слегка поклонился я. Доставать меч не хотелось, этот парень явно новичок во владении клинком, уж слишком просто удалось его подловить. Да и не хочется ранить мальчишку, все же за честь дамы вступился. Вот, кстати, и она.
        Сбитая мною девушка появилась из-за угла, остановилась, оценивая ситуацию. Довольно симпатичная, надо признать: стройная фигурка слегка угадывается под длинным темно-зеленым плащом, подбитым мехом. Лицо узкое, но черты мягкие, плавные. Маленький носик, небесно-голубые глаза и светло-русые волосы - хоть сейчас на обложку журнала мод. Явно не простолюдинка, да и одета более чем хорошо: на ногах мягкие полусапожки из темной кожи. Сам же плащ я бы назвал довольно дорогим: такой явно стоит никак не меньше десяти золотых. Повезло же оскорбить аристократку.
        Девушка не стала вмешиваться, лишь сложила руки на груди, нахмурив брови, и взглянула на меня.
        Я пожал плечами и снова издевательски поклонился своему противнику. Юноша вскричал, бросился вперед, ткнул рапирой, метя в бок. Я лишь сделал полшага вправо, вновь пропуская лезвие меча близ своего тела. Затем легко схватил мальчика за кисть, сдавил, заставив разжать пальцы и выронить оружие.
        - Может, хватит? - спросил с легкой улыбкой. - Я приношу свои искренние извинения молодой госпоже, но у меня была веская причина, по которой я не смотрел по сторонам. Видите ли, воришка стащил мои последние деньги, и я не мог позволить ему уйти, что случилось по вашей милости.
        Отпустил руку юноши, позволив ему отойти на пару шагов. Мальчик настороженно смотрел на меня, потирая кисть. Будет синяк, но так надо. Если хочет стать хорошим мечником, ему предстоит многое усвоить, главным образом - через боль. Любой другой на моем месте обошелся бы гораздо жестче.
        Я наклонился и поднял рапиру. Затем протянул юноше. Он недоверчиво изогнул бровь.
        - Возьмите. Мне ваше оружие ни к чему, есть свое.
        Я продемонстрировал ему свой клинок, раза в три шире его собственного и намного массивнее. Глаза парня расширились от удивления, похоже, он только сейчас увидел меч у меня на поясе. Пара секунд понадобилась, чтобы осознать разницу в наших уровнях. Кстати, а какова разница-то?
        «***, уровень 26», - гласила табличка над головой юноши. Имя не видать, досадно. Но уровень небольшой, хотя для своего левела он слишком слаб. Видимо, тоже из аристократии, сынок богатенького папаши, с детства привыкший к подчинению окружающих.
        - Как ваше имя? - подала вдруг голос девушка. Я взглянул на нее и увидел неподдельный интерес в голубых глазах.
        - Меня зовут Кей, госпожа, - слегка поклонился. В Аоноре рыцари не обязаны совершать глубокий поклон перед аристократами, достаточно церемониального. Я не знал, какие нравы царят здесь, но судя по тому, что мои собеседники ничуть не разозлились, разницы не было.
        - Кто вы?
        - Рыцарь, госпожа, - коротко отозвался я. Ее брови взлетели вверх, но девушка быстро справилась с удивлением.
        - Что делает рыцарь в таком захолустье?
        - Я слышал, что Нардан - довольно крупный торговый город, - насмешливо заметил я. - Полагаю, местные жители не согласились бы с вашим утверждением.
        Девушка слегка покраснела.
        - И все же? - настаивала она на своем.
        - Я из Аонора, госпожа. Мне довелось сразиться с темным магом, из-за чего я оказался заброшен в горы в нескольких днях пути отсюда. Я добрался до ближайшей деревни и с помощью ее жителей оказался здесь.
        Услышав о том, что я аонорец, девушка слегка поморщилась. Но быстро овладела эмоциями и налепила на лицо улыбку.
        - Твои навыки боя впечатляют. Судя по тому, что вор стащил все твои деньги, теперь ты нищий?
        Я подавил смешок. Глупая девчонка. Как воин может быть нищим?
        - Для того, кто владеет мечом, всегда найдется работа, - произнес с ехидной улыбкой. Госпожа довольно кивнула. Похоже, девчонка ожидала именно такой ответ.
        - Тогда как насчет того, чтобы пойти ко мне на службу?
        - Зависит от оплаты, госпожа, - не стал давать поспешное согласие. Девушка задумалась.
        - Десяток золотых в неделю?
        - Меня устраивает такая цена, - кивнул я. В самом деле, в Нардане не найти работы лучше. Да и что может понадобиться девчонке от рыцаря? Защищать покои, пока она будет кувыркаться с очередным отпрыском местного лорда?
        - Тогда я беру ваш меч сроком на три месяца, - заявила аристократка. Я пожал плечами. Три месяца - достаточно немного. Если в Суане отбили атаку тварей некроманта, столько времени продержатся и без меня. А если нет… Что ж, мне тем более нет смысла возвращаться. К тому же, если моя нанимательница занимает не самое последнее место в местной политике, смогу отправить весточку домой.
        - Я согласен.
        Она качнула головой.
        - Тогда следуй за мной, Кей.
        Развернувшись, девица зашагала вниз по улице, в сторону рынка. Юноша, бросив на меня яростный взгляд, потопал следом. Хмыкнув, я зашагал за ними, обдумывая, во что на этот раз вляпалась моя задница.
        С виду все выглядит вполне себе аппетитно. Неплохая зарплата, насчет условий, думаю, договоримся. А вот что от меня требуется?
        Спустя пятнадцать минут мы остановились возле хорошего трактира. Довольно богатое местечко: здание в три этажа, фасад из декоративного кирпича, а внутри отделка более чем хороша. Девица лишь на пару минут зашла внутрь, отдала несколько приказов, а затем вышла на улицу. Спустя пять минут появился и телохранитель. Или воздыхатель? Кто его знает…
        Мальчишка лет восьми подвел к нам троих коней, протянув поводья юноше. Госпожа ловко запрыгнула в седло и сверху вниз приказала мне:
        - Садись, рыцарь.
        Я послушно взял поводья и забрался в седло соседнего коня. Третьего занял дворянчик.
        - Куда мы едем? - полюбопытствовал я, когда мы миновали пару улиц.
        - В столицу, - ответила девушка. Я слегка опешил. Серьезно? Эти двое из столицы? Выходит, в Нардане они также были проездом? И стоило лишь нанять меня, как отправились в путь?
        - С какой целью вам потребовались мои услуги? - задал я важный вопрос. Госпожа покосилась на меня, слегка усмехнулась.
        - Мне нужен был телохранитель и, увидев твои навыки, я решила, что ты подходишь.
        - Вот оно как, - протянул я. - Вы только за этим прибыли в Нардан?
        - Нет, - покачала головой девушка. - Но подробности тебе знать необязательно.
        - Если я должен защищать вашу жизнь, то просто обязан знать все, - резонно заметил я. Аристократка задумчиво хмыкнула, а затем кивнула.
        - Хорошо. Мой отец отправил меня сюда, чтобы заключить кое-какую сделку с одним из местных баронов.
        - Надеюсь, не брачный союз? - пошутил я. Девица как-то странно посмотрела на меня, а затем фыркнула и дернула поводья, заставив коня скакать быстрее.
        Со мной поравнялся ее защитник, недовольно покосился, но в конце концов не выдержал и сказал:
        - Не брачный союз. Миледи заключила выгодный договор для обеих семей. Но она еще молода для того, чтобы вступить в брак. И впредь, прошу, воздержись от подобных вопросов, сэр рыцарь. В высшем обществе не принято грубить. За это тебя могут лишить головы.
        Я кивнул. И впрямь что-то разошелся. Повезло еще, что девушка, похоже, не обратила на мою шутку особого внимания. Иначе не сносить мне головы. Особенно учитывая, что моя новоявленная хозяйка вхожа в высшее общество.
        - Как же зовут нашу госпожу? - спросил я. Юноша изумленно вытаращился на меня, а затем неожиданно звонко рассмеялся.
        - Ах да, ты ведь не подданный королевства! Нашу госпожу зовут Лианел и она урожденная принцесса страны Ру.
        Стадия восьмая
        Сказать, что я был удивлен, значит ничего не сказать. Я был ошеломлен. Мне казалось, что моя хозяйка всего лишь дочь какого-нибудь мелкого дворянина, на худой конец, барона, но чтобы принцесса…
        Владычица дорог вновь посмеялась надо мной, обнажив ровные белые зубы. Выходит, судьба у меня такая: влипать в неловкие ситуации.
        Юноша тихо посмеивался, видя мое состояние, но в открытую насмехаться не решился, еще помнил недавнюю схватку.
        - Что ж… кхм… это большая честь для меня служить Ее Высочеству, но для чего вам понадобился обычный рыцарь? - собравшись с мыслями, спросил я. Парень слегка пожал плечами.
        - Это надо спросить у Лиа. Она внезапно решила, будто бы еще один защитник не помешает.
        - Есть причина? - напрягся я. Мальчик рассмеялся.
        - Слава Девятерым, нет. Просто наша принцесса любит ощущать себя в безопасности. Девять охранников стерегут ее покои и еще двое сопровождают повсюду.
        Я на всякий случай огляделся, но никого поблизости не увидел. Оно и неудивительно: будь иначе, ощутил бы чужое присутствие.
        - Почему же я никого из них не вижу?
        Юноша понизил голос до шепота.
        - Потому что в столице не знают об отсутствии Ее Высочества. Эта поездка - целиком и полностью инициатива Лиа. Она загорелась мыслью помочь своему отцу в одном деле и посему неделю тому мы прибыли в Нардан, чтобы заключить выгодную сделку.
        - Удалось?
        - Еще бы. Лиа мастер красноречия, - улыбнулся парень. Я призадумался.
        - Выходит, вам потребовалась неделя, чтобы уговорить потенциального партнера?
        Он кивнул.
        - Да. Граф Одо долго не соглашался. Он уже стар и с трудом ведет дела рода, но хватка этого волка по-прежнему крепка.
        - И он ничем не выразил свое удивление по поводу отсутствия привычной охраны госпожи? - спросил я. Юноша нахмурился.
        - И впрямь. Граф пару раз спрашивал, одна ли приехала Лиа и знает ли король об этой поездке.
        - И что ответила принцесса?
        - Правду, - черные глаза честно взглянули на меня. Я с трудом удержался от того, чтобы не шлепнуть себя ладонью по лицу. Какие же идиоты! Если этот граф не дурак, а он явно не дурак - все же дожил до преклонного возраста, то за нами уже отправлен отряд убийц. Меня и этого недалекого юношу прикончат, а принцессу возьмут в плен и под другим именем будут требовать выкуп. Ну или заключения политической сделки, что там в ходу у местных аристократов.
        - Нам надо ускориться, - мрачно произнес я. Глаза парня расширились от понимания той задницы, в которой оказались. Пришпорив коней, мы догнали Лианел.
        - В чем дело? - недоуменно взглянула на меня девушка. Я сдвинул брови, принимая максимально уверенный вид, все же с принцессами еще разговаривать не доводилось.
        - За нами погоня, госпожа. Можете считать меня параноиком, но вы зря открылись старому лису. Говорят, дикий зверь перед смертью способен на всякие вещи. С людьми это тоже работает. Поэтому стоит поспешить покрыть большее расстояние за день.
        Она вмиг все поняла, молча кивнула. Вот вроде неглупая девчонка, а просчитать подобный вариант не смогла. То ли привыкла доверять всем и каждому, то ли специально это сделала. Если последнее, то становится понятно, зачем ей я.
        - Давайте на чистоту, миледи, - произнес я, сощурив глаза. - Если хотите получить мое доверие, научитесь быть честной в ответ. Если я должен защищать вас от опасности, то хочу хотя бы знать, от какой именно. Не верится, что неглупая девушка вроде вас так просто выдала все секреты.
        Она смутилась, лицо покрылось красными пятнами. А ведь очень мило выглядит, будь она чуть постарше…
        - Прошу простить меня, сэр Кей, - заговорила, взглянув прямо в глаза. Это правильно, по-честному. Если человек отводит взгляд, то он, скорее всего, лжет. Девочка же была искренней. - Я должна была сразу открыть вам правду. Но мы ведь знакомы едва ли пару часов и пока еще не можем доверять друг другу полностью, не так ли?
        И взглянула по-хитрому из-под полуопущенных ресниц. Я хмыкнул, признавая ее победу. Действительно, навешал лапшу на уши подросткам, но всей правды тоже не сказал. Око за око, как говорится.
        - Хорошо, как только остановимся на привал, расскажу о себе. Но в ответ жду подобной откровенности, миледи. Как по-вашему, этого достаточно?
        Она кивнула с легкой улыбкой на губах. Затем отвернулась и дернула поводья. Юноша, ехавший чуть позади во время нашей беседы, поравнялся со мной.
        - Вижу, вы действительно рыцарь, сэр Кей.
        Его глаза впервые с момента нашего знакомства не выражали настороженность. Я кивнул.
        - Конечно. Зачем мне было лгать? Кстати, как ваше имя?
        - Я уж думал, вы не спросите, - рассмеялся он. - Сэл, личный паж Ее Высочества.
        Я пожал протянутую ладонь, улыбнувшись в ответ. Не такой уж и напыщенный малый, каким казался поначалу. Думаю, мы сможем подружиться. Хотя разница в возрасте огромная. Впрочем, мало кто из ныне живущих является ровесником ввиду моего истинного возраста. А физическому телу едва ли перевалило за второй десяток, так что внешне я не слишком отличался от этих детей.
        Но вот внутренне… Слишком многое пришлось пережить, чтобы остаться прежним. За неполные три года, что я нахожусь здесь, мой характер столько раз подвергался влиянию извне, что хватило бы на несколько жизней. Окажись я сейчас там, в своем мире, любая опасность вызвала бы только смех и пренебрежительное фырканье. Кучка гопников в подворотне? Я могу расправиться с ними за минуту. Несущийся на полной скорости автомобиль? С моей скоростью реакции не составит труда увернуться.
        Этот мир жесток, и не похож на сказку. К тому же у меня здесь лишь одна жизнь, как и там. Права на ошибку нет. Наверное, именно поэтому я так сильно изменился под влиянием пережитого. Лишь оказавшись вдалеке от Аонора в глухой заснеженной деревушке, я смог все обдумать и прийти к таким выводам. Пожалуй, еще пара лет, и действительно смогу принять свой тысячелетний возраст. Что случится тогда, трудно предсказать. Но, думаю, многие вещи станут гораздо проще, что-то откроется с другой стороны.
        - Полагаю, вы дружите с детства, - заметил я. Сэл кивнул.
        - Вы очень наблюдательны, сэр Кей.
        - Для друзей - просто Кей. Мы все-таки служим одной госпоже.
        Он склонил голову в знак согласия.
        - Почту за честь стать вашим другом. И как друг рассчитываю на небольшую помощь в обучении фехтованию.
        Его взгляд с надеждой был обращен на меня. Я не выдержал и рассмеялся, уж очень комично выглядел этот парень. Сэл обиженно надулся, но, похоже, долго молчать было не в его природе, и юноша фыркнул.
        - Я не против, - сказал я, погладив коня по шелковистой гриве. Тот пошевелил ушами, слегка повернул голову, скосив на меня умный глаз. Я улыбнулся.
        - Правда? - обрадовался паж. - Здорово! Наставник во дворце слишком строг и приказал мне явиться на занятие лишь тогда, когда научусь хорошо двигаться. А я не слишком проворен, как вы… ты мог заметить.
        - Это не беда, - хмыкнул я. - Но если ты считаешь, что я в роли наставника сама доброта, то глубоко заблуждаешься. Мне доводилось тренировать сотню солдат, так что можешь не рассчитывать на поблажки.
        На лице парня отразилось сомнение в правильности сказанных прежде слов, но он справился с собой и молча кивнул. Неплохо, какой-то стержень у Сэла все же имеется, а остальное приложится позже. Так всегда.
        К вечеру разыгралась метель. Ветер, как назло, был встречный и щедро швырял в лицо горсти снега, колючего, будто еловые иголки. Щеки горели, а глаза постоянно щурились, чтобы не получить порцию ледяного песка. Я не раз мысленно благодарил Глуба за подаренные вещи - теплая куртка отлично защищала от холода, а штаны неплохо грели, не пропуская порывы ветра. Правда, сапоги сильно износились и местами потрескалась кожа, отчего ноги постепенно заледенели. Как ни старался шевелить пальцами, холод, казалось, впивался все сильнее в плоть.
        К счастью, справа от дороги выплыла широкая скала, к которой мы и направились. Уже смеркалось, и я опасался, как бы конь в темноте не подвернул ногу. Но обошлось, и к скале добрались без происшествий.
        На широком каменном теле обнаружилась небольшая пещера, в которой тем не менее без особых проблем удалось укрыться всем - и нам, и коням. Привязав животных к небольшому уступу, я отправился за ветками наружу, оставив Сэла и Лианел в пещере. Вокруг скалы был относительно густой лес, так что я быстро собрал охапку хвороста и зашагал обратно. Судя по тому виду, что открывался с дороги, пока мы ехали сюда, в королевстве повсюду были скалы наподобие этой. И если хотя бы часть из них изъедена пещерами, то можно легко экономить на тавернах. Другой вопрос, жители королевского дворца явно привыкли к условиям получше, им будет сложно ночевать почти под открытым небом.
        Костер удалось развести с первой попытки. Сказались многочисленные тренировки в бытность обычным воином на службе Церкви и Короны, когда мы находились в разведке. Помнится, тогда рядом всегда были друзья, готовые прикрыть спину и помочь.
        Зимний ночной холод щедро швырнул порыв ветра ко входу в пещеру, когтями коснулся моего сердца. Быть может, это было лишь воображение, а может, и впрямь кто-то невидимый насмешливо тронул ледяной ладонью.
        Тем не менее постепенно стало тепло. Мы расселись на плащах у костра, прижимаясь друг к дружке. К моему удивлению, принцесса ничуть не стеснялась меня. Похоже, ей не впервой ночевать в диких условиях, подумалось вдруг. И я еще больше проникся к девушке симпатией.
        Перекусили вяленым мясом и хлебом, насыпали овса лошадям. Затем я сказал детям ложиться спать, оставшись дежурить у костра. Веток еще хватало, поэтому неспешно подкидывал, только когда пламя сильно опадало и начинали тлеть угли.
        Мысли неспешно крутились в голове, и больше вокруг Аглаи, нежели происходящего в Аоноре. Выходит, знахарка была богиней жизни Инао? Но для чего ей понадобился я? Кажется, не так давно этот вопрос уже возникал в моей голове, но ответ на него найдется не скоро. На удивление, похоже, не все из Девятерых ненавидят меня. Кое-кто набросил на себя личину обычной женщины, чтобы втереться в доверие и провести со мной ночь. Но пусть даже так, я не держал зла на богиню. Все же в Аглае было многое от Инао, и Жизнь в своем истинном обличии мне более чем понравилась. Уверен, встреча однажды случится вновь, да и сама богиня так сказала. Надеюсь, она не попытается использовать меня для усиления влияния на других богов. Ну, а если так…
        Я все равно буду держаться нейтралитета. После того, как получше узнал того же Чуму, стал относиться к нему несколько настороженно. В прошлом этот парень натворил немало бед, и с него станется совершить нечто глобальное и жестокое, стремясь к своей цели. Да, я какое-то время симпатизировал Миору, да и сейчас, чего уж, доверяю ему больше, чем кому бы то ни было. Но все же… Червячок сомнений не давал покоя, нашептывал, что Чуме верить не стоит. Он бог Смерти, как-никак, с него станется разрушить весь континент ради благой цели, а затем начать игру заново. Вот только я все равно пока слишком слаб, чтобы выступить против кого-либо из Девятерых. Между тем, интересно, какой там у меня уже уровень?
        ИМЯ: Кей эл Кион
        УРОВЕНЬ: 112
        РАСА: Полубог
        КЛАСС: Рыцарь
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        Сила - 105
        Выносливость - 108
        Ловкость - 114
        Интеллект - 107
        Дух - 156
        ЭФФЕКТЫ:
        Сопротивляемость Тьме - 53 %
        Сопротивляемость кровотечению - 78 %
        НАВЫКИ:
        Владение клинком - 87 %
        Владение копьем - 13 %
        Регенерация - + 2,5 %
        Красноречие - 44 %
        Запах тьмы - 26 %
        Чутье Тьмы - 23 %
        БАЗОВЫЕ:
        Дыхание Тьмы - 1 уровень
        Длань Тьмы - 2 уровень
        Копье Тьмы - 2 уровень
        Шаг Тьмы - 2 уровень
        Ветер Тьмы - 3 уровень
        Неплохо. Выходит, уровней мне отсыпали за некроманта Унве? Волколаки были довольно слабы, не верится, что за них могли реально что-то дать.
        Огорчило, что характеристики теперь стали расти гораздо медленнее. Как и эффекты с навыками. Похоже, понадобится сразить больше сильных существ, чтобы достичь хотя бы трехсотого уровня, на котором можно будет пару секунд выстоять против Чумы. Сейчас же я для него все равно что младенец с зубочисткой. Вроде и колется, но как-то едва ощутимо. Хотя, на мой взгляд, даже зубочисткой можно неплохо поранить - при должном умении, конечно.
        Среди ночи Лианел неожиданно заворочалась, скривилась, будто от боли, вскрикнула. Я подошел, присел рядом, коснулся рукой влажных волос. Лоб девушки был прохладным, но вся она насквозь промокла от пота. Странно. Настолько сильно одолели кошмары?
        Сэл уже не спал, с сочувствием глядел на принцессу.
        - С ней часто такое бывает? - спросил я. Юноша кивнул.
        - Лиа постоянно мучают кошмары. Последние лет пять точно. С тех самых пор, как умерла ее мать. Принцессе было всего десять.
        Я удивился, но не подал виду. Выходит, Лианел пятнадцать? А выглядит чуть постарше своих лет, в хорошем смысле этого слова.
        Я провел рукой по волосам девочки, коснулся мягкой щеки, затем утер пот со лба.
        - Тише, девочка, спи спокойно.
        Морщины на лбу разгладились, а затем принцесса задышала спокойнее. Сэл с удивлением глядел на меня.
        - Тебе удалось успокоить ее! Как?
        - В этом нет ничего сложного, - улыбнулся я. - Нужно лишь поделиться с ней своим теплом. Утром придется сменить на ней одежду, а эту высушить, иначе наша госпожа простудится. Мне бы этого не хотелось.
        Мальчик кивнул. Я поднялся и вернулся к костру. Сэл чуть помедлил, но присоединился ко мне.
        - Не могу уснуть, - пожаловался он. - Ветер снаружи воет слишком сильно. Напоминает стаю волков.
        - Дело твое, - пожал плечами я. - Тогда расскажи о себе, пока я сам не уснул.
        Он хмыкнул, призадумался.
        - Мой отец - капитан гвардейцев Его Величества. С детства он готовил меня к мысли о том, чтобы стать воином. Но я не чувствовал в себе достаточно сил для этого. Однажды, гуляя по дворцу, я встретил Лианел. Удивительно, но мне не доводилось видеть ее прежде. Мы как-то сразу подружились, и через пару месяцев я стал ее пажом. Всюду тенью следовал за ней, участвовал во всех ее авантюрах и выполнял любые прихоти. Для меня это было несложно, а Лиа больше не чувствовала себя одинокой. Ты не представляешь, как холодно и тяжело ей было одной после смерти матери. Моя мать жива, слава Девятерым, поэтому мне сложно понять ее, но все же прекрасно чувствую, когда принцесса грустит. Мы дружим с самого детства, Кей. И у меня нет никого ближе нее в этом мире.
        Он поднял на меня свои черные как смоль глаза, ожидая реакции.
        - Могу предположить, что твой отец был не в восторге, - сказал я. Он кивнул.
        - Это так. Он сильно злился, кричал, что я позор семьи и предал его доверие, но в конце концов пришлось смириться, ведь я, как-никак, паж самой принцессы, а это гораздо почетнее, чем обычный рядовой гвардеец.
        - А как король отнесся к вашей дружбе? - полюбопытствовал я. Сэл улыбнулся.
        - Его Величество очень добр. Он никогда не запрещал Лиа заводить друзей среди простолюдинов. И я уверен, что он не прогонит меня, даже когда его дочь станет замужней женщиной.
        - Очень ценное качество для короля - позволить своему ребенку познать мир таким, каков он есть, без деления на высших и низших.
        Мальчик смутился. Затем как-то странно покосился на меня.
        - А что насчет тебя? Ты сказал, что ты аонорец. Кем были твои родители?
        Я задумался. Конечно, за этот день, проведенный вместе, я стал немного доверять Сэлу, но все же не настолько, чтобы поведать всю правду. Тем более, что из всех моих друзей ее знали только Чия и отец.
        - Этот вопрос мы оставим на потом, - нехотя сказал я. - Когда буду готов довериться вам настолько, что смогу рассказать правду. Не хочу лгать. Как видишь, я предельно честен.
        Он кивнул, ничуть не обидевшись.
        - Скажу лишь, что отец был великим рыцарем на службе Церкви. Дед носил титул герцога, но лишился его по политическим причинам. А мой отец являлся командором Академии рыцарей и был моим наставником.
        - Как его звали? - пробормотал завороженный Сэл.
        - Его звали Дарн эл Кион.
        - Тот самый Дарн эл Кион? Великий мечник Аонора? Но я слышал, что у него не было детей!
        - Я его названный сын, - признался я. - Отец дал мне свое имя и знания, а также символ рода. И надеюсь когда-нибудь вернуть эл Кионам былую славу.
        - Я верю, что у тебя все получится, - горячо воскликнул мальчик. Я шикнул на него, покосившись на принцессу, но та крепко спала. Сэл улыбнулся.
        - Благодарю, - кивнул я. - Это много значило для отца, и теперь мой долг завершить то, чего он желал.
        На мгновение мне послышалось, будто снаружи лязгнула сталь, но завывания ветра могли искажать любые звуки, так что я не придал этому особого значения. Но все равно подвинул меч ближе. Сэл это заметил.
        - В чем дело?
        - Послышалось кое-что, - сказал я. - Знаешь, побудь здесь, пойду проверю. Неспокойно мне.
        Парень протянул руку и схватил свою рапиру.
        - Я с тобой!
        - Не глупи, - спокойно произнес я. - Что, если там действительно враги? Или какой-нибудь монстр? Тебе не справиться с ним, а у меня побольше опыта в таких делах, все же я готовился сражаться с тьмой.
        Сэл был удивлен моим последним словам. Проклятье, похоже, мальчик и впрямь не знал о предназначении Академии рыцарей Аонора. Впрочем, я и сам не сразу понял суть этой организации. Как выяснилось позже, не все учащиеся Академии становились борцами с тьмой. Некоторые, из тех, что послабее, становились просто рыцарями, чей долг - защищать людей от разбойников и следить за порядком в королевстве. Те же, кто действительно посвятил жизнь сражению с тьмой, вступали в Ордены, выбирая согласно своим предпочтениям и талантам.
        Я надел куртку и, выхватив Меч Падшего Бога, зашагал к выходу. Метель с готовностью бросила в лицо щепоть колючек, заставив прищуриться. Было темно, но белый снег создавал какую-никакую, а видимость, так что удалось различить в десятке шагов от входа группу вооруженных людей. Их лица были закрыты повязками, защищающими от вьюги, а броня как на подбор: темная кожа, плотные перчатки и сапоги, подбитые мехом. Я понял это по одному внешнему виду. В руках неизвестные держали узкие, слегка изогнутые клинки. Доводилось раньше слышать, что подобные носят убийцы в Наитане. Выходит, это наемники. Что ж, все, как и предсказывал. Наша госпожа навлекла на себя чей-то гнев.
        Пара мгновений понадобилась им, чтобы понять, что они замечены. Затем все пятеро бросились вперед одновременно. Их скорость уступала моей, но незначительно. Подскочив ко мне, убийцы нанесли никак не меньше десятка ударов на каждого. Мне стоило больших усилий отразить все. Затем я отпрыгнул назад, покосившись на порванный рукав куртки. Криво усмехнувшись, одним движением сбросил сковывающую движения вещь на землю.
        Они, не сговариваясь, напали вновь. Но на этот раз был небольшой рассинхрон между атаками, чем я и воспользовался.
        Шаг Тьмы, и вот я уже позади крайнего. Один удар лезвием меча в затылок, и он мертв. Быстро и почти безболезненно. Я уважал наемников, все же надо иметь большую отвагу, чтобы сражаться за деньги там, где тебе прикажут. А ведь они обычные люди, в отличие от меня, пусть и неплохо раскачанные.
        Я не видел, но четко услышал, как заскрипели от злости зубы оставшихся четырех. Снова бросились скопом, но из-за смешанных чувств синхронность еще хуже, чем в прошлый раз. Мне хватило пары мгновений, чтобы ткнуть рукоятью в висок одного, а затем перерезать горло другому. Осталось лишь двое, и они явно были ошарашены столь быстрой смертью напарников.
        Теперь действовали осторожно, не бросаясь в лоб, ступая вокруг меня. Глаза неотрывно следят, лезвия клинков покачиваются, выжидая удобный момент. Все же они были очень опытными убийцами и не полагались лишь на зрение. Я понял это, когда тот, что слева, шагнул вперед, расплывшись в воздухе. Возник он сзади и сбоку от меня, ткнул клинком снизу вверх, надеясь разрубить ребра. Его удар был силен, я с трудом сумел блокировать, и все равно получил ощутимый тычок в бок.
        И в это время второй внезапно оказался на расстоянии ладони. Изогнутое лезвие легко вошло мне в живот, пронзив насквозь. Я ощутил, как перехватило дыхание, а изо рта выплеснулась кровь. Мир закружился перед глазами, но я устоял, рубанул мечом наискось, разделяя тело врага на две половинки. Тот, что позади, попытался скользнуть влево, но я оказался быстрее: развернулся лицом к нему и, крутанувшись, снес голову.
        А затем тяжело опустился на снег, зажимая рану. Как же больно-то…
        Казалось, в меня вонзили раскаленный стержень, который теперь медленно проворачивали внутри, задевая органы. Боль простреливала от кончиков пальцев до макушки, я чувствовал, как сильно свело мышцы.
        Выбежал Сэл, замер у входа в пещеру, с ужасом глядя на меня. Я махнул в сторону одного из тел.
        - Этого вырубил. У него должно быть… противоядие.
        Надо сказать, мальчишка сообразил сразу. Кинулся к убийце, которого я приласкал ударом в висок, затормошил его, что-то кричал. Звук доносился, будто из глубины, перед глазами все плыло.
        «Надо было качать сопротивляемость отравлениям», - подумал, заваливаясь набок. Холодный снег с радостью принял меня в свои пушистые объятия, а пуще прежнего разыгравшаяся метель швырнула сверху горсть белого. И уже теряя сознание, я различил у входа в пещеру стройный женский силуэт.
        Все-таки проснулась…
        Стадия девятая
        В голове словно били молотом по наковальне, и вибрация от этих ударов достигала мозга, раздражая изнутри. Сознание медленно возвращалось ко мне.
        Стоило прийти в себя, как чуть было не зашипел от боли: все суставы выворачивало, а рану жгло огнем. Проклятье, что за мечи были у этих ребят, если даже мне, полубогу, хреново?
        С трудом открыв глаза, я вмиг ощутил тяжесть век, а зрение не сразу приспособилось к тусклому свету костра. Надо мной склонилось лицо принцессы, обеспокоенное, со слезами на глазах, но при этом довольно милое.
        - Сэл! Он очнулся! - воскликнула Лиа, наклоняясь еще ближе. Заплаканные глаза оказались совсем рядом. - Как вы, сэр Кей?
        - Все хорошо, - прохрипел я. Голос был севшим, звуки с трудом извлекались изо рта. Неплохо меня приложило. Все же и на титана есть маленькая букашка. Правда, в этот раз букашек оказалось пятеро.
        С трудом пошевелившись, принял сидячее положение. Лиа отпрянула, я различил на ее щеках едва видимый румянец. Сбоку подскочил Сэл, взгляд напряженный, внимательно смотрит на меня.
        - Все в порядке, Кей?
        - Как видишь, пока еще дышу, - пошутил, скривившись от прострелившей живот боли. - Благодаря вам.
        Юноша печально улыбнулся, под глазами залегли тени, похоже, и впрямь сильно переживал. Ох уж эти дети, на что мне сдались? Но все же было чертовски приятно, что хоть кто-то в этом мире беспокоится за меня.
        - У того, которого ты оглушил, и впрямь было противоядие. Сам он, правда, скончался через десяток минут.
        - Похоже, я немного не рассчитал силу, - развел руками. Сэл кивнул.
        - Но нам удалось узнать у него насчет заказчика. Ты был прав, это граф Одо.
        - Слишком просто, - покачал головой я. - Не думаю, что старик лично встречался с наемниками и сам отдал приказ убить Лианел. Это был бы человек, которому он доверяет, но тогда убийцы не знали бы имени заказчика. Выходит, есть еще третье лицо, заинтересованное в смерти госпожи.
        Сэл призадумался. На лбу появились морщинки, но спустя пару минут разгладились.
        - Ты прав. Было бы слишком нелогичным для старика самому отдавать распоряжения убийцам, которые в случае провала могут выдать его.
        - Вот именно. Кто вообще эти парни? Они слишком хороши для простых наемников.
        Принцесса как-то странно покосилась на меня, а Сэл рассмеялся.
        - Это были лучшие из лучших, элитные убийцы из Наитана. Их оружие зачаровано, способно отравить жертву, стоит только лезвию погрузиться в плоть. Немногие воины могут справиться даже с одним таким.
        Взгляд мальчика требовал ответа, но я покачал головой и вздохнул.
        - Может и так. Они были быстрыми, но не более того. Будь их оружие не отравлено, я справился бы без потерь.
        Лицо Сэла удивленно вытянулось, но он промолчал. Я поднялся и зашагал к выходу из пещеры. Небо потихоньку начинало светлеть. Что ж, выходит, скоро выдвигаться в путь.
        Тела убийц лежали там же, неподалеку от входа. Я подошел, склонился. Быстро проверил карманы, но не нашел ничего ценного. Кроме коротких узких ножей да тех самых клинков, элитные наемники ничего при себе не имели. Никаких зацепок, которые могли бы указать на заказчика. Впрочем, я и не ожидал, что все так легко выяснится.
        Выпрямившись, зашипел от боли. Обычно регенерация работает лучше, почему же сейчас мне так неприятно? Наверное, все дело в яде, попавшем в кровь. Возможно, все силы заживления были брошены на то, чтобы вывести токсины, а теперь очень медленно затягивается сама рана. В любом случае уверен, что будь на моем месте обычный человек, он бы не выжил.
        Вдохнув полной грудью свежий предутренний воздух, я тихо рассмеялся. Затем, развернувшись, отправился в пещеру.
        - Собирайтесь, время отправляться в путь, - скомандовал, поднимая с земли перевязь с мечом и затягивая на поясе. Сверху, поморщившись, нацепил поврежденную куртку. Рукав безнадежно испорчен, клинок хорошенько порезал его в одном месте. Придется по приезду в столицу озаботиться сменой гардероба, а то не пристало стражу принцессы разгуливать бомжом.
        Эта мысль, как ни странно, придала уверенности. Атака отбита, я цел, не совсем здоров, но это пустяки. Главное, что жив и могу двигаться, дышать, говорить. Остальное - заживет. Теперь бы поскорее доставить Лианел домой, под защиту ее личных телохранителей, а самому хоть сутки отоспаться. Видимо, именно из-за регенерации мое тело чувствовало себя ужасно уставшим.
        Собрались довольно быстро, молча покинули убежище и спустя несколько минут выехали на дорогу. Солнце только-только взошло, светило нам в спины.
        - Вы хорошо выглядите для человека, едва не отправившегося на встречу с богами, - заметила Лиа, спустя какое-то время. Я чувствовал на себе ее тревожный взгляд. Похоже, мое быстрое восстановление и впрямь со стороны кажется странным.
        - Просто я не совсем человек, моя госпожа. Моя кровь… чуть сильнее, чем у обычных людей, поэтому раны заживают быстро.
        Она кивнула.
        - Да, я чувствую в вас что-то странное. Но это на поверхности. В глубине же кроется…
        - Тьма, - сказал я. Она вздрогнула, смутилась, но нехотя качнула головой.
        - Так вы знаете.
        - Еще бы. Это все - результат заражения. Я был на востоке от Аонора, когда посчастливилось подхватить заразу. Священники в столице помогли мне подчинить ее, а затем и вовсе использовать в своих целях. Но вчера как-то позабыл об этом своем умении, иначе все сложилось бы гораздо проще.
        - Выходит, используя тьму, ты гораздо сильнее? - вклинился Сэл. Я улыбнулся.
        - Да. Тьма дает больше сил, поэтому могу сражаться дольше и эффективнее. Но мне…страшно использовать это. Кто знает, вдруг мой разум подвергнется воздействию и превращусь в безумного зверя? Тогда окружающие пострадают в первую очередь.
        Они оба задумались над этим. Так и ехали какое-то время, пока я не скомандовал привал. Перекусив, отправились дальше.
        Сэл и принцесса негромко переговаривались, их кони шли бок о бок чуть впереди, я же, поддавшись размышлениям, находился сзади, позволяя подросткам пообщаться без лишних ушей. Заодно мог контролировать пространство вокруг, мало ли кто еще соизволит напасть на наш небольшой отряд. Хватит уже неожиданностей.
        Что ж, подведем итог ночной схватки. Меня могут ранить обычные люди. Нет, насчет обычных я погорячился. Хорошо подготовленные люди, считай, элита, используя зачарованное оружие и яд. В их силах заставить меня защищаться, немного отступать, ослабить свои атаки. Ну и раны, оставленные таким оружием, весьма болезненны для меня. Это из минусов.
        Из плюсов: я силен по меркам людей. Слишком силен, мало кто может вызвать у меня затруднения в схватке один на один. Не спорю, толпой забьют и льва, но в обычной драке - уделаю любого воина. Впрочем, зарекаться не стану, вдруг на пути встретятся те, кто сильнее меня? Те же епископы - темный лес, ведь сражался пока только с Чией, и был на равных, иногда проигрывая, побед не одержал, что о многом говорит. Кем бы ни был загадочный сэр Ланс - он здорово поработал над своими протеже, дал им очень много сил и власти. Еще бы понять, откуда он действительно взялся.
        К тому времени как стало смеркаться, я начал клевать носом. Глаза сами собой закрывались, рана ныла и организм настоятельно требовал отдыха. Я даже шепнул краткую молитву богам, и они, похоже, сжалились над своим старым врагом: в сотне шагов за деревьями блеснул свет в окошке. Да и в подступающей темноте глаза сумели различить дым из печной трубы.
        - Там постоялый двор, - сказал Сэл, обернувшись. - Сможем переночевать в хороших комнатах. Мы останавливались здесь на пути в Нардан.
        - Хорошо, - только и смог вымолвить я. Перед глазами все расплывалось, сознание потихоньку покидало тело. Смутно помню, как сполз с коня, бросив поводья мальчишке-конюху. Шагая за Сэлом и принцессой, даже не глядел по сторонам. Но стоило двери трактира распахнуться, как запахи еды и тепла заставили кровь бежать сильнее, а глаза мои широко открылись. Организм оживился, предвкушая подпитку и отдых.
        Мы устроились за столиком у окна, Сэл подозвал молоденькую служанку, стройную, но фигуристую там, где надо. На вид я бы дал ей больше шестнадцати, но меньше двадцати. Сначала она мило улыбнулась Сэлу, внимательно выслушала заказ, а затем бросила взгляд на меня. Глаза заблестели, улыбка стала шире, и, усердно виляя бедрами, она зашагала на кухню.
        - Сколько еще до столицы? - спросил я.
        - Дня три, - сказал Сэл, осматриваясь. - Как раз успеем к началу празднеств.
        - Есть повод? - удивился я. Лиа тихонько рассмеялась.
        - Зимний праздник, Кей, - как ребенку, пояснил мне юноша. - В столицу съедутся все мало-мальски важные аристократы, будет бал. Ты обязательно должен на нем побывать!
        - Если только в качестве стража, - пробормотал я, покосившись на принцессу. Лианел кивнула.
        - Увы, но вам придется защищать меня даже на балу, сэр Кей. Если такова моя воля.
        - Это мой долг, - пожал плечами. - Но, что самое важное, там наверняка будет заказчик. Возможно, удастся его выследить и убить.
        В глазах принцессы промелькнул ужас, а Сэл, кашлянув, произнес:
        - Судить убийцу имеет право лишь король. Если тот из знатного рода, разумеется. Но даже чтобы казнить простолюдина, надо идти к градоправителю и просить его совета.
        - Суровые у вас порядки, - заметил я. Служанка принесла поднос с едой, и мой рот мгновенно заполнился слюной.
        - Разве в Аоноре не так?
        - У нас, если ты действуешь от имени Конклава, то можешь вершить суд над кем угодно. Мне довелось однажды воспользоваться этой привилегией.
        Они переглянулись. Я взял с подноса чашку с тушеным картофелем и принялся уплетать за обе щеки. Долго ждать моих спутников не пришлось.
        Вскоре поднос опустел, и Сэл отправился к хозяину постоялого двора, договариваться насчет комнат. Вернулся довольно быстро, довольный, сообщив, что снял две. Одну для нас с ним, другую для принцессы.
        Посидев еще немного, мы поднялись на второй этаж и разошлись по комнатам. Наша с Сэлом оказалась небольшой, но чистой, две кровати у стен, шкаф возле двери, маленький стол, пара стульев и большое окно, сквозь которое заглядывали Луны. Я стянул с себя куртку, повесил на спинку стула. Затем, морщась, снял рубаху и взглянул на повязки. Они пропитались кровью, но снялись на удивление легко. Впрочем, причина выяснилась быстро: под слоем ткани оказалась розовая кожа, ни малейшего следа раны.
        Сэл присвистнул.
        - Вот это восстановление! Даже не болит?
        Я укоризненно уставился на мальчика. Он хмыкнул и принялся снимать с себя верхнюю одежду.
        Бросив рубаху на стул, я подошел к окну. Снаружи было тихо, даже шепота ветра не слышно. Только Луны серебрят одеяло из снега да мириады звезд подмигивают с небес. Сна на удивление не было ни в одном глазу.
        - Неужели ты не устал? - насмешливо спросил Сэл, уже вытягиваясь на кровати. Я пожал плечами.
        - Кажется, нет. Пока ехали сюда, готов был свалиться мертвым сном, а сейчас бодр.
        Он вздохнул.
        - Мне бы так. Разбуди тогда на рассвете, ладно?
        И тотчас заснул. Я с улыбкой слушал сопение юноши, затем, укрыв Сэла плащом, вышел в коридор. Скрипнула под ногой половица, но снизу доносились громкие голоса, и этот звук никому не помешал.
        Но слух принцессы оказался весьма чутким, потому что дверь комнаты сразу же приоткрылась, мелькнул голубой глаз, а затем девушка открыла ее шире.
        - Не спится, сэр Кей?
        - Увы, - развел я руками. Она улыбнулась.
        - Тогда, может, зайдете?
        Я качнул головой.
        - Как пожелаете, госпожа.
        - Это не приказ. Просьба, - пояснила она.
        Я шагнул вперед и оказался в комнате принцессы. Здесь все было таким же, как в нашей, разве что кровать только одна. На ней и устроилась Лианел, поджав ноги и взглянув на меня.
        - Что же вы стоите, сэр рыцарь?
        В ее голосе сквозила насмешка. Я слегка смутился, подошел и присел рядом, порадовавшись, что надел рубаху перед тем, как выйти из комнаты. А то чувствовал бы себя неловко, будучи почти обнаженным перед особой королевской крови. Да что там, принцесса - она же, в сущности, еще ребенок.
        Мы молчали; я - разглядывая доски пола и думая о том, зачем оказался здесь, наедине с Лиа. О чем думала принцесса, не знаю.
        - Так вашим отцом был Дарн эл Кион? - заговорила вдруг она. Я кивнул.
        - Похоже, вы слышали наш разговор прошлой ночью.
        - Да. Только, кажется, это было словно во сне. Мне снился кошмар, а потом откуда-то извне пришел яркий свет, принеся чувство защищенности. И я видела яркий сон, а сверху слышала ваш голос.
        - Вот как. Значит, мне не придется рассказывать дважды, - улыбнулся я. Она смотрела в сторону, похоже, в окно, а теперь вдруг взглянула мне прямо в глаза.
        - Но вы не рассказали о себе, сэр Кей. Вы были рыцарем Конклава, верно?
        - Да, миледи. Но в рыцари меня посвятили недавно. До этого я был учеником Академии, а после участвовал в войне с южными государствами. Именно в последней битве потерял отца.
        - Мне жаль, - ее голос дрогнул, и я с удивлением увидел слезы в глазах принцессы.
        - Спасибо. Но это дело прошлого, я смирился с утратой и нашел в себе силы двигаться дальше.
        - Вы сильный человек, - заметила она. Я рассмеялся.
        - Возможно. Но сила - это понятие растяжимое. Она бывает разной. Ты можешь быть сильным физически, но последним трусом в духовном плане. И наоборот. Смотря какой смысл вы вкладываете в категорию силы.
        Она задумалась, затем вздохнула.
        - Признаюсь, поначалу я вас недооценила, сэр Кей. В нашу первую встречу вы показались мне обычным рыцарем, недалеким, этаким солдафоном, грубым и умеющим лишь сражаться. Но после я поняла, что это не так. Вы куда более интересный человек. И мне бы хотелось узнать вас получше.
        - Для этого у вас есть все возможности, миледи, - слегка поклонился я. - На следующие три месяца я целиком и полностью в вашем распоряжении.
        - Тогда расскажите о себе больше, - попросила Лиа. - Чем вы занимались после войны?
        Я вздрогнул, вспомнив те дни, что были до посвящения в рыцари. Ходил сам не свой, скорбя о Дарне, и лишь разговор с сэром Енусом привел меня в чувство и заставил взглянуть вперед.
        - Искал дальнейший путь, - ответил честно. В глазах принцессы мелькнуло понимание.
        - Вам удалось?
        - Да. Я понял, что мое предназначение - сражаться с Тьмой в первых рядах, ведь ничто более не могло стать для меня опасностью, кроме сильных монстров и могучих воинов. И тогда я вступил в Орден Тьмы.
        Рассказ об обучении занял какое-то время. Я умолчал о своих отношениях с епископом Чией, понимая, что принцессе как девушке, причем весьма юной и восприимчивой, будет неприятно об этом знать.
        Лиа слушала внимательно, задавала интересующие ее вопросы. Она оказалась отличным слушателем, знала, где нужно кивнуть, где улыбнуться, а где спросить.
        Закончил я рассказом о некроманте и схватке с ним, а затем поведал о событиях в деревне. Лиа очень внимательно отнеслась к предупреждению относительно Древнего. О том, что я теперь тоже могу поднимать мертвых, сообщать не стал. Судя по реакции деревенских, к такому здесь относятся весьма негативно и меня вполне могут отправить на костер.
        - Как только прибудем в столицу, я расскажу отцу об этой угрозе, - пообещала принцесса. В знак признательности я встал на одно колено и коснулся губами руки девушки. На щеках Лианел заиграл румянец.
        - Скажите, сэр Кей, - глядя в сторону, произнесла она. - У вас есть дама сердца?
        Я застыл. Вот как теперь быть? Скажу, что есть, она обидится, а если совру, то дам девочке лишний повод. Для чего? Влюбиться, конечно. Еще бы, сидела малышка Лиа в своем королевском дворце, общалась с близкими друзьями, видела лишь напыщенных аристократов, а тут таинственный рыцарь, да еще и расправившийся с убийцами на раз-два. Думаю, понятно, что для девочки ее возраста впечатлений более чем достаточно, чтобы, поддавшись порыву, вбить себе в голову, что я - идеал мужчины. А ведь это отнюдь не так. Но и резко ответить не могу, ведь таким образом оборву только наладившиеся отношения.
        - Скажем так, есть одна женщина, которую люблю, но мы не можем быть вместе по разным причинам, - сказал я. Глаза принцессы заблестели. Ну да, история любви, все девчонки такое обожают.
        - Расскажите, сэр Кей! - попросила она. Я вздохнул. Затем поведал ей о нашей с Чией связи, опустив детали вроде возраста епископа и моего. Сказал, что из-за служения Конклаву и короне мы не можем создать семью, а потому вынуждены довольствоваться лишь свиданиями.
        Девушка впитала эту историю как губка, а затем с грустной улыбкой покачала головой.
        - Как же повезло вашей любимой!
        - Это почему?
        - Ну… вы ведь такой благородный рыцарь, к тому же герой, - смущенно выдала Лиа, пряча глаза. Я хмыкнул.
        - Поверьте, миледи, порой мне приходится совершать разные поступки, и не все из них можно считать хорошими. Жизнь такова, что не всегда в ней твой выбор является приемлемым для окружающих. Иногда, казалось бы, правильный поступок может разрушить чью-то жизнь, даже несмотря на то, что вы пытались сделать как лучше.
        - Вы правы, - негромко сказала Лиа. - Но мне все же кажется, что вы хороший человек. Плохой не стал бы, рискуя жизнью, сражаться в одиночку с группой убийц. Вы же сделали это не раздумывая. К тому же отвергли помощь Сэла, а ведь вдвоем у вас было больше шансов.
        - Не думаю. Сэл еще мальчик, ему нужно многому научиться, и я готов дать эти знания. Пока же он неплох в качестве фехтовальщика, но слаб как воин.
        Лиа улыбнулась.
        - Думаю, он будет только рад урокам. Сэл очень уважает вас, сэр Кей.
        - Вы можете звать меня просто по имени, миледи.
        Она удивилась. Затем вдруг подалась вперед, на короткий миг наши губы соприкоснулись, а затем Лиа отпрянула, глядя в сторону. Щеки принцессы пылали, как два алых мака.
        - Не стоило этого делать, - грустно заметил я. - Вы ведь понимаете…
        - Да, - сказала она. - Но это была моя благодарность за спасение жизни. Лишь малое, чем я могу…
        - Вы моя госпожа, и мой долг - защитить вас от любого врага, - твердо сказал я. - Поэтому прекратите думать, что должны мне что-то.
        Она понуро кивнула, то ли обидевшись, то ли и впрямь стыдясь своего поступка. Я поднялся.
        - Доброй ночи, миледи.
        - Доброй, Кей.
        Оказавшись в своей постели, я почти сразу же уснул.
        Утром, позавтракав, мы тронулись в путь. Сэл что-то весело рассказывал принцессе, а я глядел по сторонам, оставаясь настороже. Мало ли, вдруг вслед первой группе заказчик отправил вторую? Судя по качеству наемников, деньги у него водятся, а значит, хватит надолго. И либо кончатся убийцы, либо я. С другой стороны, пока рано делать выводы. Вот доберемся до столицы, а там уже смогу оценить обстановку, будучи рядом с Лианел на балу. Чужое внимание сумею ощутить, но проблема в том, что людей там будет много. Придется попотеть.
        Через три дня мы добрались до Сайдры, столицы королевства Ру. Когда въезжали в город, стражники насели на меня, как на самого старшего. Принцесса накинула на голову капюшон, скрывая лицо. Сэл же, понаблюдав за моими потугами, выступил вперед и быстро объяснил стражам причину нашего приезда в город. Я не слышал их разговор, так как отступил назад, пропуская юношу, но лица защитников города удивленно вытянулись, а взгляды, бросаемые на меня, приобрели более уважительный оттенок, хотя до этого смотрели как на смерда.
        - Что ты им сказал? - спросил я Сэла, когда въехали в город и направили коней вниз по улице.
        - Сказал, что ты внебрачный сын барона Эгиля, долгое время путешествовавший по свету и вернувшийся домой.
        - Чего же они так испугались?
        - Барон Эгиль - глава разведки нашего королевства, - сказала принцесса, хихикая в кулачок. Я пару мгновений осмысливал услышанное, а затем громко фыркнул. Сэл не выдержал и расхохотался.
        - Теперь понятно, почему они так на меня смотрели. Кто же захочет связываться с родственником такого человека, пусть даже с бастардом.
        - Именно, - кивнул Сэл. - Впрочем, на самом деле Его Милость весьма добр, и мухи не обидит.
        - С трудом верится, - буркнул я. Добряка вряд ли поставят руководить шпионами и выполнять самую грязную работу, которую другой человек посчитает худшей. А значит, барон нарочно прикидывается душкой, скрывая за маской умелого и виртуозного кукловода.
        Миновав городской рынок, мы выбрались на широкую улицу, дома здесь выглядели гораздо богаче, чем на предыдущей. Похоже, город построен по другому принципу, нежели Суан. Если столица Аонора разделена на две разные части - бедную и богатую, то здесь переход довольно плавный, так что не сразу замечаешь, что низкие дома сменились более высокими, а простые ограды - витиеватыми, с различными украшениями.
        Королевский замок высился неподалеку. Оказавшись ближе, я понял причину: дворец выстроили на холме, что находился как бы над городом. К нему вела широкая дорога, вымощенная булыжником, а прямо напротив замка был возведен большой фонтан. Правда, сейчас вода в нем была замерзшей по случаю зимы. Повсюду виднелись облаченные в железо стражники, безопасность на высшем уровне.
        Стоило нам остановиться у крыльца, как подскочил мальчишка-конюх, схватил поводья. Сбоку вынырнул еще один, с поклоном принял сумки. На меня покосился с любопытством и надменностью.
        - Мне стоит переодеться, миледи, - сказал я. Лиа окинула мою одежду взглядом, закусила губу и кивнула.
        - Хорошо, Сэл проводит тебя. Но после жду обоих в тронном зале.
        Я поклонился, а когда выпрямился, девушки и след простыл.
        - Идем, - паж взял инициативу в свои руки. - Подберем тебе что-нибудь, негоже телохранителю принцессы и рыцарю щеголять в обносках, ты уж прости.
        - Понимаю, - усмехнулся я. - Мои доспехи покоятся на вершине скалы далеко отсюда, увы.
        - Ничего, наша броня гораздо лучше того, что куют в Аоноре, - похвастал мальчик. - Сам увидишь.
        Я не ответил, шагая следом за ним. Замок принял обоих в свое гигантское чрево, захлопнув за спиной массивные двери. Пути назад не было.
        Теперь мне предстоит встретиться с отцом Лианел, с человеком, чья власть здесь неограниченна. С королем Ру.
        Стадия десятая
        Размеры дворца поразили. Снаружи замок казался огромным, но стоило оказаться внутри, как он стал еще больше. Сам холл, где мы сейчас стояли, легко бы вместил в себя малую площадь Суана, а ведь столица Аонора далеко не крошечный город.
        Прямо напротив широких дверей замка, на расстоянии около ста метров, была длинная лестница, ведущая на второй этаж. Справа и слева от входа виднелись проемы коридоров, настолько просторных, что можно спокойно поместить пару карет с лошадьми. Отделка стен и пола также оставляла впечатление роскоши: вместо золота в горном королевстве использовали серебро, видимо, считая его более благородным металлом. Крупные светильники висели под потолком, разгоняя тени, трусливо забившиеся по углам.
        Сэл быстрым шагом направился в правую сторону от входа, даже не оглядываясь на меня. Хмыкнув, я последовал за парнем.
        Длинный коридор вскоре разделился на несколько поменьше, и мы нырнули в центральный из них. Миновав еще с десяток различных дверей, Сэл остановился у одной, довольно непримечательной. На ней не было никаких табличек или любых других опознавательных знаков. Но все же юноша нажал на ручку и шагнул в помещение.
        Я с любопытством заглянул через его плечо… и замер. Было отчего: комната, открывшаяся моим глазам, представляла собой очень и очень большой гардероб. Всюду, куда ни посмотри, виднелись вещи, а по центру стояло крупное зеркало. Вот тебе и королевское ателье!
        - Так, на прием к королю пока наденешь какой-нибудь камзол, а броню мы тебе позже подберем, это дело спешки не любит, - деловито пояснил Сэл, шагая к вешалкам и перебирая различные наряды. - Какие цвета предпочитаешь?
        Я кашлянул.
        - Даже не знаю. Наверное, темные.
        Парень понятливо кивнул и быстро выцепил из общей кучи несколько костюмов. Протянул мне один.
        - Примерь.
        Это был темно-синий камзол, расшитый серебристыми узорами, и темно-синие же штаны, слегка зауженные, но не чрезмерно, видимо, по местной моде. Пока я облачался в этот наряд, Сэл нашел подходящие по тону сапоги.
        Когда я закончил, паж придирчиво расправил несколько складок и предложил взглянуть в зеркало. Бросив взгляд, я удивленно хмыкнул. Костюм действительно был хорош и очень неплохо смотрелся на мне. Я бы даже сказал, более чем неплохо.
        - Думаю, для начала сойдет, - вынес вердикт друг принцессы. - Идем, не стоит заставлять ждать Его Величество.
        И снова длинные коридоры, двери и повороты. Вскоре мы оказались у входа в замок, но на этот раз направились к лестнице. Стоило подняться на второй этаж, как в глаза бросилась двустворчатая дверь, по бокам от которой стояли два стражника.
        Стоило нам подойти поближе, как один из них качнул головой и без вопросов пропустил вперед. Похоже, Сэл действительно обладал здесь обширными полномочиями в качестве пажа принцессы и был вхож в любое место.
        Створки двери медленно открылись, постепенно позволив нам увидеть огромный тронный зал, в дальнем конце которого восседал правитель королевства Ру. Рядом с ним стояла принцесса.
        Я тихонько вздохнул и зашагал рядом с Сэлом, чей взгляд даже не дрогнул. По красной дорожке мы приблизились к трону и оба поклонились.
        - Ваше Величество, по приказу Ее Высочества новый телохранитель принцессы прибыл, - сказал Сэл, выпрямившись. Я последовал его примеру и бросил любопытный взгляд на короля. В этом мире мне довелось лично пообщаться с правителем Аонора, и эта встреча оставила только положительные эмоции. Интересно, каков характер у этого человека?
        Внешне отец Лианел выглядел довольно молодо. Я бы дал ему около сорока-сорока пяти, причем, по большей части из-за посеребренных волос. На лице короля не было видно ни единой морщинки, а взгляд ярко-голубых глаз, казалось, пронзал насквозь. Лицо волевое, надменное, ясно показывало силу. Покосившись на уровень над головой Его Величества, я чуть было не присвистнул: «Ниандай, король Ру, уровень 163». Как такое возможно? Почему правитель горной страны в разы сильнее епископа Аонора? Или же Чия мне соврала, и только ее уровень из всего Совета был равен ста пяти? Но даже если так, сила этого мужчины потрясала.
        - Как твое имя? - его голос, казалось, гремел, проносясь по тронному залу. Я ощутил, как табун мурашек пробежался по спине. Наверное, даже при сражении с тысячами солдат юга мне не было настолько неуютно, как сейчас под взглядом короля. Но вместе с тем его сила и давление, что он оказывал на меня, пробудили внутри ярость и нежелание сдаваться под этим натиском.
        - Меня зовут Кей эл Кион, приветствую Ваше Величество, - холодно произнес я, выпуская давление духа ничуть не меньше, чем у короля. Он на мгновение замер, а затем, казалось бы, каменные губы раздвинулись в подобии улыбки.
        - Он и впрямь интересный, как ты и сказала, Лиа, - сказал король. - Обладать подобной силой в столь юном возрасте… Ты ведь родом из Аонора, так?
        - Да, Ваше Величество.
        Давление на меня ослабло, что позволило вздохнуть спокойнее и отступить самому. Но все же взгляд короля оставался пронзительно-холодным.
        - Моя дочь сказала, что ты герой войны. Это так?
        - Я сражался в рядах войск Аонора в качестве ученика Академии Конклава, - кивнул я. - По окончании последней битвы король удостоил меня чести и посвятил в рыцари Аонора. Мне доводилось командовать малыми и большими отрядами, доводилось убивать и терять. Но не могу сказать, что являюсь героем. Рядом со мной сражалось множество тех, кто более достоин этого титула. Часть из них пала в бою, но навеки останется в сердцах тех, кто выжил.
        После этих слов выражение лица короля Ниандая изменилось. Даже его взгляд потеплел на одну тысячную.
        - Хорошо. Вижу, ты и впрямь опытный воин, несмотря на свой возраст. Но все же, прежде чем взять тебя на службу, я должен удостовериться лично в твоих возможностях.
        - Отец, не нужно, - взволнованно проговорила принцесса. Король взмахнул рукой, заставив ее замолчать, ледяной взгляд был прикован ко мне.
        - Ты будешь щитом и мечом моей единственной дочери, Кей эл Кион. Как король я бы заверил твою кандидатуру не раздумывая, основываясь лишь на том, что вижу перед собой. Но как отец должен проверить лично.
        - Я понимаю беспокойство Вашего Величества, - кивнул я. - И готов в любое удобное для Вас время.
        Он усмехнулся.
        - Хорошо. Тогда, пожалуй…
        Размытая тень бросилась ко мне со скоростью молнии. Не будь у меня опыта множества схваток, я оказался бы не готов принять первый удар Ниандая. Скорость короля превосходила пределы моего понимания, она была чем-то, с чем я пока не готов столкнуться. Но все же за мгновение до того, как сияющий синим клинок коснулся моей кожи, я выставил меч Падшего Бога, блокируя удар.
        Раздался ужасный грохот, меня отбросило по меньшей мере на сотню метров назад, в то время как король не сдвинулся ни на дюйм. На его губах играла довольная улыбка.
        - Неплохо! Совсем неплохо! - похвалил он. Миг, и фигура впереди исчезла, чтобы оказаться за моей спиной. Еще один удар. Напрягая все свои мышцы, я уклоняюсь в сторону, мгновенно разворачиваясь и принимая выпад на свой клинок.
        В этот раз выпад короля был гораздо сильнее, заставив меня пролететь на спине больше сотни метров и врезаться в стену зала. Во все стороны брызнула каменная крошка. Я ощутил, как по спине текут струйки крови, а в голове звенят колокола.
        Проклятье! Насколько же силен этот старик! Он явно старше своих лет, в возрасте чуть больше сорока… просто не может обладать подобной силой. Раз так, пора преподать ему урок!
        После того, как Миор сделал меня полубогом, мое развитие перешло на качественно новый уровень, и теперь я мог посещать Нексус раз в неделю и открывать по три навыка сразу. Но из-за усердных тренировок в Ордене и произошедших после событий, успел воспользоваться этой возможностью лишь пару раз, открыв шесть новых навыков. Однако открыть - не значит использовать. Чтобы суметь применить умения на практике, я должен был осознать их, чем и занимался по пути в столицу королевства Ру.
        Мне понадобилось лишь мгновение, чтобы вскочить на ноги, а затем рвануть навстречу королю, который, оскалившись, ждал контратаки.
        Схватив клинок Падшего Бога двумя руками, я прорычал сквозь зубы: «Рассвет Сотни Клинков!».
        Яркая вспышка мелькнула перед глазами, энергия внутри моего тела сразу же упала почти до нуля. Однако об этом я совершенно не жалел, ведь результат оказался сверх ожиданий.
        В свете, озарившем весь тронный зал, с кончика меча сорвалась сотня ярких лезвий, со скоростью молнии рванувших к Ниандаю. Взгляд короля изменился, став напряженным. Он взмахнул клинком, ударной волной надеясь остановить поток лезвий, но бесполезно.
        Вздох, другой, и множество мечей ударило в короля, поднимая в воздух кучу пыли от разрушенных плит пола.
        Я не удержался на ногах и рухнул на колени, глотая подступившую кровь. Похоже, применение навыка оказалось слишком затратным на данном этапе. Но насколько же большой мощью обладал Низвергнутый! Как он в одиночку сумел достигнуть такой ступени? Это ведь невозможно сделать без использования артефактов или божественного вмешательства. Хотя если вспомнить Чуму…
        Пыль улеглась, явив взору фигуру короля. Ниандай стоял, опершись на меч, на его лице не было ни царапинки, но одежда оказалась порвана в нескольких местах. Впрочем, он этому совершенно не огорчался, с улыбкой глядя на меня.
        - Тебе удалось удивить меня, Кей эл Кион! Ты первый за последнюю сотню лет, кто сумел ранить меня в бою.
        - Это оказалось непросто, - признался я, кашляя. - Ваше Величество слишком сильны.
        Ниандай весело рассмеялся.
        - В твоем возрасте я был гораздо слабее тебя. Так что заслуженно гордись собой. Можешь взять его в качестве телохранителя, Лиа.
        Он обратился к дочери. Принцесса, казалось, была шокирована. Она стояла, прикрыв рот ладонями и изумленно глядя то на отца, то на меня. Затем, похоже, шок отступил, и Лианел разразилась потоком возмущения:
        - Отец! Ты действительно напал на него! Зачем ты это сделал? Что, если бы сэр Кей пострадал?
        - Хах. Но ведь все обошлось, верно? - рассмеялся король. - Ты не держишь на меня обиду, Кей?
        - Как можно, Ваше Величество, - кряхтя, я сумел подняться, но все еще ощущал слабость в ногах. Применение Рассвета истощало физически не хуже, чем восьмичасовая тренировка с Чией.
        - Ну вот. Все довольны, дитя мое, - развел руками Ниандай. Лиа сурово сдвинула брови и отвернулась.
        - Ваше Высочество, не стоит обижаться на вашего отца. Он действовал из благих побуждений, - заметил я. - Тем более, в итоге действительно никто не пострадал и мы оба получили бесценный опыт. Благодарю вас, Ваше Величество.
        Король кивнул, его взгляд больше не источал лед, скорее, теплую прохладу летнего вечера.
        - Ты не похож на простолюдина, которого посвятили в рыцари, - сказал вдруг он.
        - Род моего отца когда-то был известен по всему Аонору, но после за провинность нас лишили титула и земель. В те далекие времена эл Кионы звали себя герцогами, - вздохнул я. Брови короля взметнулись вверх. Впервые за время нашей встречи он был удивлен. Было отчего. По сути, титул герцога находился на ступень ниже королевского, а некоторые роды могли похвастаться такой же родословной, что и королевский, а то и лучше. Так что, будь у меня титул герцога, я автоматом стал бы вхож не то что во дворец, но и в королевский кабинет без предварительной аудиенции.
        - Вот как. Мне жаль, что так произошло. Что за преступление это было?
        - Не имею чести знать. Но я слышал, что все было подстроено, и предок на самом деле ничего не совершал. Вспоминая своего погибшего отца, могу подтвердить, что род эл Кион действительно известен своей честью и преданностью родине. Когда-нибудь я надеюсь вернуть былую славу нашему роду.
        Ниандай серьезно кивнул.
        - Я верю, что у тебя получится, сэр Кей. Ну а пока позаботься о моей дочери как следует, хорошо?
        - Если понадобится, буду сражаться до последнего вздоха, - сказал я, преклонив колено. Это действительно было тем, что я ощущал: желанием защитить Лиа, которая неспособна была постоять за себя. Я помнил нашу встречу, тогда за нее вступился хрупкий Сэл, но ему не хватило навыков и опыта чтобы противостоять мне. Сама же Лиа была слишком слабой и нежной. Похоже, король понимал это гораздо лучше меня.
        - Я ценю это. Завтра после полудня начнется Зимний праздник, и я хочу, чтобы ты ни на миг не отводил глаз от Лианел. Если понадобится, ни один человек не должен ее коснуться.
        - Я позабочусь об этом, - пообещал я.
        На этом встреча с королем закончилась. Сэл повел меня в выделенные покои, а Лиа осталась с отцом.
        - Ты действительно заставил отступить самого короля! - восхищенно говорил мальчик. - Невероятно! Его Величество - сильнейший воин страны Ру!
        - Тем, кто отступил - был я, - настроение у меня было паршивое, так что я ничуть не разделял оптимизма Сэла. Он фыркнул.
        - Неправда! В тот самый миг, когда клинки обрушились на него, король отступил на несколько шагов. Мало кто в нашем королевстве способен заставить его так поступить. Скорее, вообще никто.
        - Ты преувеличиваешь, - пробормотал я. Сэл обиженно надулся. - Ладно, ладно, пусть так. Но все же, будь это реальной схваткой, я бы оказался мертв.
        - Почему?
        - Потому что последний мой удар потребовал всех оставшихся сил, - мрачно сообщил я. Сэл недоверчиво хмыкнул. - Это правда. Мои ноги до сих пор с трудом передвигаются. Восстановиться к утру будет непросто.
        - Это лишний раз доказывает, что наш король - сильнейший! - воскликнул Сэл. - Но и ты весьма силен. Просто у Его Величества за плечами опыт двухсот семидесяти лет.
        - Сколько? - опешил я. Ничего себе! Неужели этот король и впрямь настолько стар? Хотя чего удивляться, если тысячелетние епископы выглядят на двадцать. И все же - такая мощь… Он гораздо сильнее Чии. Почему так? Плачущая Госпожа еще тысячу лет назад была известна как беспощадная и непобедимая воительница. Но в настоящее время, потратив все свои силы, я смогу победить ее. Ниандая - нет. В чем причина? Может ли быть, что со временем сила Чии уменьшилась? Или же она сознательно себя сдерживает? И каковы другие епископы - лучше или слабее?
        Еще одна причина вернуться домой.
        Мои покои были в западном крыле дворца, где по большей части жили слуги. Впрочем, стоило шагнуть в комнату, как я ничуть не обиделся подобному расселению, ведь это место выглядело гораздо роскошнее, чем дом Чии или моя комната в Ордене. Теперь понятно, что воительница имела в виду, говоря о домах богачей.
        - Отдыхай, - сказал Сэл, оставляя меня одного. - Но утром пойдем выбирать тебе доспехи. Так что будь готов встать пораньше.
        - Как скажешь, маленький командир, - шутливо поклонился я. Сэл фыркнул и убежал.
        Я же, стянув с себя камзол, распахнул окно, впуская в комнату морозный зимний воздух. Кожа покрылась мурашками, но я терпел до тех пор, пока голова не охладилась. После событий сегодняшнего дня стоит привести мысли в порядок. Я уже обрадовался, полагая, что в этом мире для меня нет достойных противников, и жестоко ошибался. Несмотря на, казалось бы, небольшую разницу в уровнях, король навалял мне по самое не балуй. Это наводило на определенные подозрения. Выходит, все, что мне говорили до этого, оказалось ложью?
        Чия уверяла, что я один из сильнейших в этом мире воинов и легко смогу противостоять любому противнику. Но вот, спустя какое-то время встречаюсь с королем Ру, который не только быстрее, но и сильнее меня! Пусть даже ему около трех сотен лет, но ведь и я не двадцатилетний парень, каким выгляжу. Мне более тысячи лет, а сила моих навыков позволяет превосходить любого из людей. Но в итоге оказался истощен всего за пару обменов ударами и применение недавно изученного умения. Это было… обидно. Вроде как прошло уже столько времени, тренировался, не жалея сил, но все равно по-прежнему слаб.
        Но, с другой точки зрения, это был не обычный воин, а король. Тот, кто стоит на вершине этой страны. Так что моя самооценка, упавшая ниже плинтуса, потихоньку поднялась до прежнего уровня. Пусть не могу пока быть соперником Ниандаю, но ведь и не проиграл всухую! Мой путь только начался, и, если изучать и осмысливать навыки из Нексуса, хотя бы те шесть изученных, я стану гораздо сильнее уже через пару месяцев. Правда, при этом стоит взять во внимание тот факт, что у меня крайне мало энергии. Чтобы повысить ее количество, нужно много тренироваться. А когда этим заниматься, если не после заката?
        Несмотря на истощение, чувствовал, как тело постепенно восполняет потраченные запасы сил. Накинув на себя верхнюю одежду, выбрался из замка на задний двор, провожаемый удивленными взглядами стражников.
        Здесь была просторная площадка, как раз для отработки навыков. Схватив меч, я сделал пару пробных движений, вспоминая сегодняшнюю битву. Скорость Ниандая была выше моей как минимум вдвое. А значит, нужно отрабатывать движения ног еще больше!
        Удар, уклонение, рывок вперед, разворот, прыгнуть вверх, ударить со всей силы, не останавливаясь, рвануть в сторону, уходя с линии атаки, а затем неожиданно броситься назад, одновременно применяя режущий выпад.
        - Неплохо, - раздался негромкий голос. Я, тяжело дыша, замер, позволяя прохладному ветру обдувать разгоряченную кожу. Затем обернулся.
        Король стоял, внимательно глядя на меня. Похоже, наблюдает уже давно. Неужели и ему не спится?
        - Ощутил всплески энергии и решил взглянуть, кто это тут скачет на ночь глядя, - насмешливо пояснил он.
        - Прошу прощения, что помешал вашему сну, Ваше Величество, - поклонился я. Он фыркнул.
        - Твои извинения излишни. Будь у меня желание спать, я уснул бы без проблем. Но захотелось взглянуть на твою тренировку. Могу сказать, у тебя весьма хорошие и отточенные движения. Ты состоишь в Ордене, верно?
        Он понял это лишь по моим движениям? Неужели сталкивался прежде с рыцарями Конклава?
        - Так и есть. Я рыцарь Ордена Тьмы.
        Он качнул головой.
        - Да, эти движения мне определенно знакомы. Когда я был принцем, то много путешествовал по миру, знакомился с разными людьми и однажды повстречал Плачущую Госпожу.
        Я вздрогнул. Похоже, такова судьба Чии - разбивать мужские сердца. Даже сейчас, по прошествии стольких лет, в голосе короля слышится некая… мечтательность.
        - Она была прекрасна, и мне довелось увидеть ее в бою. Эти движения определенно невозможно забыть, - произнес Ниандай с улыбкой. - У нее грация кошки, яростной и беспощадной, ты же похож на волка. Несмотря на то, что вы принадлежите одной школе, ваши стили различаются. И так уж сошлось, что я могу дать тебе несколько уроков. Изучив новые движения, ты сможешь значительно повысить свой уровень владения мечом.
        - Ваше Величество слишком добры ко мне, - смутился я. - Не хочу обременять вас.
        - Мне нисколько не трудно, - фыркнул король. - Во время сегодняшнего спарринга с тобой я вновь ощутил, каково это - сражаться против сильного противника. Человек быстро привыкает к одним и тем же условиям. Так и я - в королевстве лишь единицы тех, кто способен сражаться со мной на равных. И все они принадлежат знатным семьям. Ты же - слуга моей дочери, человек со стороны. Для меня будет крайне любопытно скрестить с тобой мечи еще раз и даже помочь в развитии. Ведь тогда наши схватки станут гораздо лучше!
        Он засмеялся, я же ощутил некую теплоту и благодарность к этому человеку. Казалось бы, он король - надменный и всемогущий повелитель этой страны, но разговаривает на равных со мной, простым рыцарем и телохранителем его дочери. И даже более того - предлагает помочь в обучении мастерству клинка. Наверное, во всем мире не найти такого же странного короля.
        - Для меня будет большой честью принять ваши наставления, - кивнул я.
        - Тогда начали! - воскликнул Ниандай, выхватывая из воздуха свой сверкающий синим клинок.
        Мы тренировались около четырех часов, и закончили, лишь когда я падал от изнеможения. Впрочем, сам король выглядел не намного лучше. На прощание условились встретиться на этом же месте завтра ночью, а затем разошлись по своим комнатам.
        Во время схватки с Ниандаем меня не покидало ощущение, что он сдерживался. Более того, даже на том «экзамене» в тронном зале король не показал всей мощи. И это пугало.
        Но с другой стороны, под его руководством мое развитие действительно пойдет быстрее. Учитывая, что каждый спарринг - балансирование на грани между жизнью и смертью. За время сражения я не сумел дотронуться до короля ни разу, тогда как он наставил мне кучу царапин и синяков по всему телу.
        Рухнув на кровать, я зашипел от боли. Проклятый Ниандай, не мог обойтись полегче! Мне ведь утром еще готовиться к балу, на котором впервые буду в роли телохранителя. Да и вообще окажусь в высшем свете первый раз в жизни. Мне придется быть настороже каждое мгновение, ведь там наверняка соберутся тысячи известных людей королевства Ру.
        Раз так, то пара лишних умений не помешает. Я прикрыл глаза и сосредоточился на дыхании. Десяток ударов сердца, и вот она - знакомая поляна. Нексус.
        Здесь царила звездная ночь, в воздухе летали светлячки, а цветы переливались различными красками. Тут не было снега, и даже от земли тянуло теплом. Наклонившись, я сорвал три цветка с навыками, а затем повернулся к ряду воспоминаний.
        Мое внимание привлек темно-зеленый цветок, чьи лепестки отливали фиолетовым. Коснувшись его, потянул на себя, вырывая из земли.
        «В. Год одиннадцатый, март, 24», - появилось передо мной. А затем мир вокруг изменился, ночная поляна превратилась в берег озера. На земле еще виднелись остатки снега, был яркий солнечный день, едва ли перевалило за полдень.
        Я переступил с ноги на ногу, осматриваясь. Земля хрустела, будто битое стекло, вокруг ни души, а слева, чуть дальше от меня, виднелась маленькая пристань.
        Что это за место и как я сюда попал? И с каких это пор воспоминания стали проигрываться таким образом?
        - Эй, ты все-таки пришел! - раздался вдруг сзади довольный голос. Я обернулся и встретился глазами с парнем лет семнадцати, черты лица которого мгновенно показались мне знакомыми. Приглядевшись, застыл: юноша был почти точной копией короля Ниандая, только моложе на двадцать с лишним лет. Как такое возможно?
        - Ты чего? - удивился парень, заметив мое замешательство. - Это же я, Ханс! Кеанор, ты меня слышишь?
        - Да, - прохрипел я. - Просто… задумался. Рад тебя видеть.
        Этот человек определенно не был Ниандаем, но выглядел, как он, а значит, являлся одним из предков короля. Судя по времени воспоминания, мог быть даже одним из первых королей Ру!
        Стадия одиннадцатая
        Ханс шагнул вперед и крепко обнял меня, словно мы были старыми друзьями или даже братьями.
        - И я рад встрече! Скольких врагов ты убил на этот раз?
        Он с усмешкой склонил голову набок. Затем рассмеялся, видя мое замешательство.
        - Не отвечай, я спросил из любопытства. Мой названный брат не может размениваться на мелочи, а значит, их было очень много, не так ли?
        - Возможно, - туманно отбрехался я, лихорадочно размышляя. Что это за новый способ передачи информации? Неужели Нексус предоставляет и такую возможность - попасть в шкуру Низвергнутого, пережить то, что пережил он? Но ведь тогда, по идее, я должен быть лишь наблюдателем, а не участником.
        - Ты как всегда немногословен, Кей, - изрек юноша, заставив меня вздрогнуть. Прежде он назвал меня Кеанором, выходит, у Низвергнутого было почти такое же имя? Хотя чему тут удивляться, у нас ведь схожее мышление.
        - Нет настроения, - пожал плечами, повернувшись к озеру. Легкие порывы ветра создавали волны на поверхности, бившиеся о берег. - Зачем ты позвал меня?
        Первой фразой Ханс как бы дал понять, что это он меня пригласил, а значит, особо не рискую. Впрочем, кто знает, насколько реально окружающее.
        - Ты сказал обращаться в любой момент, когда потребуется твоя помощь, - на лбу парня залегли морщины, а взгляд похолодел. Глаза у него ярко-голубые, совсем как у Ниандая.
        - Это так. Что случилось?
        Ханс сделал несколько шагов вперед, наклонился, схватил первый попавшийся камушек и с досадой бросил в воду.
        - У меня не получается править! Ты помог основать королевство, но я воин, а не владыка. Мне никогда не понять, как управлять своим народом и, самое главное, как привести его к процветанию!
        Я мягко улыбнулся. Что ж, теперь все встало на свои места. Выходит, даже у того Кея были свои хорошие стороны, о которых не знал? Он ведь помог этому юноше основать королевство Ру и стать первым королем. Но что же тогда заставило Низвергнутого ненавидеть все и вся?
        - Теперь вижу, что ты и впрямь станешь прекрасным королем, - заметил я. Ханс обернулся, в глазах беспокойство, а губы слегка дрожат от волнения.
        - Почему? Я ведь все делаю не так! Совет не слушается моих приказов, все спорят со мной, твердят, как лучше, но тем самым унижают мой народ! Как мне поступить? Послушаться совета стариков или же попытаться угодить простым людям?
        Я вздохнул. Сложный вопрос, парень. Не ты первый и не ты последний, кто задал его. Но ответ найти весьма и весьма непросто, ведь истина, как обычно, скрывается где-то посередине. И все же я должен что-то сказать.
        - Слушай свое сердце, Ханс. Лишь оно может указать тебе верную дорогу. Но не стоит и ссориться с Советом. Старики злопамятны, они живут лишь ради блага своих внуков, поэтому делают все, чтобы защитить их и обеспечить спокойное будущее. Действуй так, как считаешь верным, и если тебя не слушают, найди другие слова. Впрочем, иногда одних слов недостаточно. Ты должен заставить уважать себя не только как славного воина, но и как правителя. Докажи делом, что можешь обеспечить развитие королевства, и тогда даже черствые старики из Совета поверят в тебя.
        Он молча выслушал мою краткую речь, а затем вдруг опустился на одно колено.
        - Благодарю тебя, мой господин. Как всегда, ты не раздумывая пришел на помощь, хотя мог бы не отвечать. Я ценю это и мой долг тебе не оплатить до самой моей смерти.
        - Брось, - фыркнул я. - Мы ведь братья, какие долги меж нами? Моя обязанность как старшего - позаботиться о тебе. Поэтому всегда можешь положиться на меня.
        Ханс вскинул голову, ясные глаза сияют на бледном лице.
        - Тогда позволь хотя бы угостить тебя ужином! Я знаю, что у тебя много забот, и чересчур эгоистично с моей стороны просить уделить еще немного времени…
        - Пойдем, а то, кажется, собирается дождь, - прервал его. Юноша согласно закивал, вскочил и быстрым шагом направился по тропинке между деревьями.
        - Я приказал приготовить запеченного быка в твоем любимом соусе! Изельда лично вызвалась его приготовить. Сестра весьма неравнодушна к тебе, Кей.
        Он лукаво покосился на меня. Я хмыкнул.
        - Как она?
        - Уже лучше. Пытается обустроить замок по-своему, забывая о том, что это все же оплот, а не предмет роскоши.
        В его голосе послышалась досада. Мы миновали небольшой парк, а затем, словно огромный зверь, показался замок, который я сразу же узнал. Именно в нем сейчас находилась моя спящая тушка, пока сознание бродило по закоулкам памяти.
        Ханс что-то еще рассказывал, но его голос постепенно превратился в монотонный шум, а затем окружающее пространство медленно расплылось, словно намокшая картина. Я моргнул, а в следующее мгновение вокруг вновь была звездная ночь. Покачав головой, уселся на траву и задумался. Зачем было нужно это воспоминание? Показать связь между мной и далеким предком Ниандая? Но я ведь понял лишь самую малость, не зная сути. Возможно, отношения между Низвергнутым и Хансом были куда более сложными. Но все же, к моему удивлению, величайший злодей этого мира открылся с неожиданной стороны. Выходит, он тоже умел любить? И заботился о тех, кто ему дорог. Как-то не вяжется с божеством, заставившим дрожать Девятерых своей ненавистью. Не хватает кусочков паззла. От меня по-прежнему ускользает несколько важных деталей, которые находятся где-то на этой поляне. Все в один голос заклеймили Низвергнутого чудовищем, но, может, он не всегда таким был?
        Я окинул взглядом море цветов. Слишком много. И жизни не хватит, чтобы вновь обрести память. Да и нужно ли? Что, если с ней вместе вернется и тьма его души? Мне не хочется обрекать этот мир на гибель, я уже успел полюбить его. Но все же…без воспоминаний прошлых жизней мне никогда не обрести целостность и завершенность.
        Вздохнув, я покинул Нексус.
        Утром меня разбудил Сэл, деликатно постучавший в дверь.
        - Телохранителю принцессы негоже дрыхнуть до обеда, - проворчал мальчик, когда я впустил его в комнату.
        - Прости, вчера выдался сложный день, - виновато сказал я. Паж отмахнулся.
        - Одевайся и следуй за мной. Его Величество приказал подобрать тебе хороший наряд, подобающий телохранителю Лианел.
        - Ты вроде вчера говорил, что мне понадобится броня? - напомнил я, натягивая штаны. Сэл кивнул.
        - Да, но не подумал, что на балу это будет смотреться… не очень красиво.
        - Так ведь мне же не перед аристократами крутиться, а принцессу защищать, - резонно заметил я. Юноша вздохнул.
        - Его Величество считает иначе. Кажется, он хочет, чтобы на сегодня ты стал сопровождающим его дочери.
        Я замер, почти застегнув пуговицы камзола.
        - Чего? Сопровождающим? То есть…
        - Тебе придется всюду быть вместе с Лиа.
        Я стиснул зубы. Проклятье, Ниандай! Чего ты там себе удумал? Я ведь не соглашался играть роль парня этой девчушки. Моя задача состоит лишь в том, чтобы оградить ее от опасностей.
        - Надеюсь, мне не придется танцевать, - пробурчал я, выходя из комнаты и запирая дверь. Сэл хихикнул.
        - Я бы на твоем месте не был так уверен, - насмешливо поддел он.
        - Да ты шутишь, - прошептал я, а злость медленно поднималась изнутри. Серьезно? Расхаживать под ручку с принцессой весь вечер, будучи на виду у всех? Ниандай вообще в курсе, чем должен заниматься телохранитель?
        Мое недовольство не исчезло даже когда выбирали наряд. Сэл долго спорил с королевским портным - невысоким седеющим мужчиной лет пятидесяти - и в итоге сошлись на светло-серых штанах, черных туфлях, белой рубашке и темно-синем фраке поверх.
        - Отлично! - произнес Сэл, придирчиво осматривая меня со всех сторон. - Подготовьте к вечеру.
        Последняя фраза предназначалась портному. Тот кивнул, а затем я с большим удовольствием избавился от нарядной одежды, облачившись в позаимствованные здесь же простые темные штаны и серую рубаху.
        - Как хочешь, а я на свежий воздух, - категорически заявил я Сэлу. Паж попытался было возразить, но махнул рукой.
        - Иди. Только к полудню будь здесь.
        - Вернусь даже раньше, - заверил я его.
        Выбраться из замка не составило труда. Затем повернул налево и по широкой дорожке зашагал в королевский парк. Он выглядел почти так же, как в моем воспоминании, только дорожки были шире, а деревьев стало больше. Ну, если подсчитать, сколько сотен лет минуло с тех пор, то не удивлен.
        Вскоре деревья кончились, а дорожка сузилась, убегая вниз с холма. Я остановился на вершине, глядя на озеро. Оно было покрыто льдом, припорошенным сверху снегом.
        Я спустился к берегу, остановился на том самом месте, где произошла встреча с Хансом. Что чувствовал Низвергнутый тогда? Радость, беспокойство, заботу? Как жаль, что воспоминания не передают всей полноты эмоций, это позволило бы лучше понять, кем я был и кем стал теперь. Впрочем, и без того ясно, что сейчас меня можно назвать разве что бледной тенью прошлого.
        Я стоял на берегу до тех пор, пока не замерзли ноги. Лишь потом, встряхнувшись от дум, направился обратно в замок. Как бы я ни старался узнать о тех событиях побольше, на это уйдет не одно десятилетие. При условии, что доживу, разумеется.
        Сэл уже ждал меня в холле.
        - Идем быстрее! Скоро здесь будет не продохнуть от гостей. Нужно переодеться и найти Лианел.
        - Я бы для начала перекусил, - выразил я пожелание.
        - Я прикажу принести обед тебе в комнату, - отозвался паж. Оставалось лишь пожать плечами и повиноваться.
        Наскоро перекусив, вновь облачился в парадную форму, с которой Сэл пытался сдуть несуществующие пылинки.
        - Успокойся, ты уже скоро дырку продуешь, - осадил я пыл юноши.
        За окном тем временем миновал полдень, и я с тоской подумал, что так и не успел потренироваться. Разве что ночью выдастся свободная минутка, к тому же, Ниандай обещал показать пару приемов. Хотя учитывая, какой наплыв гостей предвидится на балу, сомневаюсь, что ему будет до меня - со всем бы разобраться.
        В коридорах замка уже царила суматоха, туда-сюда бегали слуги, на лестницах попадались богато одетые люди, лица которых походили друг на друга своей надменностью. Интересно, в туалет они с таким же выражением ходят?
        - Лиа, наверное, еще у себя, - сказал мне Сэл. - Ты должен сопроводить ее на бал.
        - Да понял я! - множество взглядов со всех сторон, как оценивающих, так и пренебрежительных, не способствовали улучшению настроения, поэтому к моменту, когда мы добрались до комнаты принцессы, я был ужасно зол.
        - Миледи, вам лучше поторопиться, - громко произнес я, постучав в дверь.
        - Еще пара минут! - откликнулась Лианел. Я покосился на пажа.
        - У нас есть время, - успокоил меня тот. - Самое главное, не теряйся на празднике. Там будет очень много людей, к тому же на тебя как сопровождающего принцессы обратят внимание. Будь внимателен, не поддавайся на провокации и давление со стороны кого-либо. Это своего рода испытание короля.
        - Я уже понял, - вздохнул я. - Постараюсь сделать все, что в моих силах.
        - Просто будь рядом с Лиа. Не упускай ее из виду, - посоветовал Сэл.
        Я лишь молча кивнул.
        Принцесса вышла минут через десять. Я едва сумел сдержать восхищенный вздох: Лианел выглядела очень… величественной. Длинное светло-голубое платье выгодно подчеркивало фигуру, на ногах блестели серебром туфли. Длинные волосы были аккуратно уложены в не слишком сложную, но милую прическу, поверх которой покоилась серебряная диадема.
        - Выглядите прекрасно, миледи, - произнес я, слегка поклонившись. Лиа чуть покраснела, благодарно кивнула.
        - Вам очень идет этот фрак, - негромко заметила она. Я улыбнулся, склонил голову.
        Принцесса взяла меня под руку, и мы неспешно зашагали вниз, в тронный зал. Лианел молчала, даже не касаясь ее кожи, я ощущал волнение девушки. Это странно. Не думаю, что она переживает по поводу праздника, как принцесса королевства Ру Лиа давно привыкла к подобным торжествам. Тогда… из-за меня? Возможно, ей несколько стыдно идти на бал с телохранителем, а не с каким-нибудь сыном аристократа.
        Впрочем, уже на входе в тронный зал меня ожидал сюрприз.
        - Ее Высочество Лианел и герцог Кей эл Кион! - объявил церемониймейстер. Я вздрогнул. Герцог? С каких это пор из простых рыцарей я взлетел до герцога?
        Так вышло, что мы входили последними, и внимание всех присутствующих сразу переключилось на нашу пару. Мигом ощутив на себе взгляды сотен человек, я слегка струхнул. Проклятье, мне не было страшно даже в последней битве за Аонор, когда против нас вышла многотысячная армия врага. Но здесь, казалось бы, в мирной обстановке, столь пристальное внимание напрягало, заставляло вспомнить о несуществующих изъянах собственной внешности.
        Ладошка Лианел чуть крепче сжала мою руку, и это заставило встряхнуться. Натянув на лицо мягкую улыбку, я зашагал прямо, увлекая принцессу за собой. С нами здоровались, я отвечал, с кем-то перекидывался парой фраз, отмечая заодно отношение к себе. Многие, услышав мой «титул», сразу сделали стойку, решив подлизаться, и теперь заискивающие заглядывали в глаза, прямо-таки источая комплименты.
        Невольно я поймал взгляд короля, расположившегося на троне. Ниандай улыбался. Ну, держись, сукин ты сын! Подложил мне такую свинью, а теперь лыбишься во все тридцать два.
        Спустя какое-то время король объявил начало праздника, и все разошлись кто куда. Многие общались со старыми приятелями, кто-то наоборот - заводил знакомства. Мы же отошли к колонне.
        - Зачем твой отец так поступил? - спросил я. Лиа улыбнулась.
        - Он решил, что так тебе будет проще влиться в высшее общество. К тому же мы ведь даже не солгали. Ты сам говорил, что твой род носит титул герцогов.
        - Но нас ведь лишили его, - возразил я.
        - Это мелочи, кто здесь узнает? - хмыкнула принцесса. - Идем лучше вон к тому столу, хочу попробовать маринованные огурчики.
        Я вздохнул и последовал за госпожой. Но по пути был остановлен одним из гостей.
        - Отрадно видеть возле нашей принцессы столь выдающегося молодого человека, - сказал высокий широкоплечий мужчина. У него были грубоватые черты лица, но в целом внешность не вызывала отвращения, была… простоватой. Карие глаза внимательно глядели на меня, а в их глубине притаилась насмешка. Опасный товарищ, с таким лучше не разводить диспуты.
        - Что вы, во мне нет ничего выдающегося, - слегка рассмеялся я. - Вы более чем преувеличиваете, господин…
        - Шерн, - подсказал он. - Барон Шерн. Скромность лишь делает вам честь, герцог. Откуда вы, если не секрет?
        - Из Аонора, - ответил я честно. Брови барона изумленно взметнулись вверх, но он почти мгновенно справился с удивлением.
        - Вот как. И что же привело вас в наше королевство?
        - Захотелось посмотреть мир, - с улыбкой ответил я. - Надоедает, знаете ли, воевать. Иногда хочется и отдохнуть душой.
        - О, так вы участвовали в последней войне? - заинтересовался он.
        - Довелось. Я командовал полком.
        - В вашем возрасте это весьма хорошее начало, - похвалил барон. - Куда планируете отправиться дальше?
        - Мне пока нравится здесь, - вопросы Шерна уже не казались безобидными. Какое-то слишком явное любопытство. Хотя, может так у них принято? - Месяца два, думаю, побуду в Сайдре.
        Глаза барона странно блеснули.
        - Что ж, желаю вам удачи, герцог Кей. Но будьте осторожнее, в столице нынче опасно разгуливать по ночам. Город большой, люди разные встречаются.
        Да это прямой намек! Впрочем, барон не кажется дураком, чтобы в лицо угрожать кому-либо. Возможно, он преследует какую-то цель?
        Я вдруг понял, что рядом нет Лиа. Проклятье, этот Шерн совсем меня заболтал!
        - Благодарю за совет, - кивнул я. - Но прошу простить.
        Он улыбнулся и зашагал прочь. Я же огляделся в поисках принцессы. Лианел нигде не было видно. Куда запропастилась?
        Возле столов девушки не нашлось. В конце концов я прикрыл глаза и принялся ощупывать пространство. Где-то на периферии загорелся нужный огонек. Ну, наконец-то!
        Лиа была на балконе. Стояла, опершись ладонями о перила, и смотрела на темнеющее небо, подставив лицо теплому ветерку.
        - Вот вы где, миледи, - сказал я. - Не стоит убегать так далеко, еле нашел вас.
        - Прости, что заставила волноваться, - она виновато посмотрела на меня. - Но там так душно, что мне захотелось на свежий воздух.
        Я подошел ближе. Вид с балкона открывался замечательный - на парк, озеро и город.
        - Красиво здесь.
        Лианел согласно кивнула.
        - Знаешь, Кей, иногда мне хочется уехать отсюда подальше, чтобы не видеть больше этих лицемеров, льстиво кланяющихся и наперебой кричащих о своих достоинствах. Но потом смотрю на это все и понимаю, что не могу оставить позади. Мой дом здесь.
        - Так и должно быть, - негромко сказал я. Она повернулась ко мне, наши лица оказались совсем близко.
        - Я… - начала было принцесса, но я сделал шаг назад.
        - Идемте, миледи. А то нас совсем потеряют из виду и начнут беспокоиться.
        Она опустила голову, скрывая смущение.
        В зале тем временем объявили танцы. Я попытался было ускользнуть за колонну, но Лиа неожиданно цепко схватила меня за руку и потянула на середину.
        - Я не слишком хорош в танцах, - отнекивался я.
        - Это очень простой танец, - насмешливо сказала принцесса.
        - Но все же, танцор из меня никудышный.
        - Лучше, чем вы себе представляете, я уверена.
        - Боюсь разочаровать вас, принцесса.
        Лиа разозлилась.
        - Еще слово - и я вас накажу!
        Я замолчал, не испугавшись наказания, а просто впечатленный молниями, которые метали ее глаза. Впервые видел Лианел рассерженной.
        Впрочем, стоило нам оказаться на середине зала, как она вмиг стала спокойной. Заиграла легкая музыка, вокруг начали собираться другие пары. К своему удивлению, я понял, что они танцуют «медляк».
        Лиа вложила свою ладонь в мою и взглянула прямо в глаза, когда я почти уверенно повел ее в танце.
        - Ну вот, а говорили, что не умеете.
        - Не так. Я сказал, что не очень хорош в этом.
        Принцесса фыркнула.
        - И все же порой вы ведете себя по-детски, Кей.
        - Как и вы, миледи.
        Она нахмурилась, но почти сразу рассмеялась.
        - Это так. Но я могу себе позволить подобное только с близкими людьми.
        - Рад, что вы доверяете мне, - оценил я честность. Она повернула голову, глядя в сторону.
        - Мне сложно понять вас. Вы очень разный. То добрый, а то вдруг становитесь невероятно жестоким.
        - Я сам себя порой не понимаю, - признался я. Принцесса кивнула.
        - Думаю, так со всеми. Но я рада, что повстречала вас. Иначе меня бы здесь не было.
        - Я лишь выполнил свой долг. Вы наняли меня в качестве телохранителя, и я делал свою работу, - пожал я плечами.
        - Это так, но все же… мне бы хотелось вас отблагодарить.
        - Не стоит, миледи.
        - Отец согласился со мной, - сказала Лианел. Я был удивлен. Вот уж не думал, что Ниандай руководствуется чувствами, принимая какие-либо решения. Мне он показался более рациональным, чем кто-либо из знакомых.
        - Это не имеет смысла, - вздохнул я.
        - И все же вы вольны выбрать любую награду, какую пожелаете, - ясный взгляд принцессы смеялся.
        - Могу я отложить этот выбор?
        Она кивнула. Я слегка повеселел. Вот это действительно неплохо. Не хватало мне еще требовать какой-то награды с королевской семьи. Но вот маленький должок на будущее - это неплохо. Лишним уж точно не будет.
        Танец закончился. Как мне показалось, Лиа не очень была этим довольна. Впрочем, она вполне дружелюбно общалась с подходившими к нам аристократами, мне же приходилось лишь улыбаться и кое-где вставлять свои пять копеек - будучи в роли деревянного болванчика близ девушки.
        К концу бала удалось свести еще пару знакомств помимо барона Шерна: с виконтом де Круа, с графом Ундом и с рыцарем Ремо. Все трое оказались приятными собеседниками, к тому же не столь настораживающими, как пресловутый барон. Виконту было всего двадцать, он впервые попал на королевский бал и был этому очень рад. Мы нашли общий интерес в виде фехтования и пообещали друг другу скрестить мечи в ближайшее время. Граф Унд был уже немолод, но обладал располагающей внешностью и напоминал этакого «доброго дедушку», который сразу же заставляет себя полюбить. С ним мы поговорили о погоде, событиях в Аоноре, и после старик пригласил меня на ужин в следующий понедельник. Как оказалось, многие аристократы проживали в столице, что неудивительно, если вспомнить тот же Суан.
        Ремо был единственным рыцарем из моих знакомцев. Изначально он подошел приветствовать принцессу, и я был очень удивлен, увидев среди достаточно взрослых людей мальчика лет семнадцати. В его глазах отражалось обожание, когда он смотрел на Лиа, и мне стоило больших усилий не рассмеяться, глядя на смущение принцессы. Когда сэр Ремо начал досаждать Лианел, я не выдержал и попросил его оставить девушку в покое.
        В ответ мальчишка окинул меня таким ревнивым взглядом, что я даже на секунду растерялся. Но юноша уже развернулся и исчез в толпе.
        Бал закончился спокойно, и гости, которые жили в столице, разъехались по домам. Оставшиеся же разошлись по выделенным комнатам.
        Проводив принцессу до ее покоев, я отправился к себе, где с большим удовольствием стянул надоевшие вещи. Фрак, как оказалось, неприятно жал в плечах и доставлял массу неудобств.
        Но все это ерунда, учитывая, что за весь вечер я ни разу не почувствовал чужого внимания к Лиа. Не так, этого самого внимания было хоть отбавляй, но недобрых намерений оно не несло. Странно, учитывая, что совсем недавно за девушкой посылали убийц. Либо наниматель решил пока залечь на дно, либо чего-то выжидает. В любом случае, не стоит расслабляться.
        Я переоделся и неслышно покинул свою комнату, отправившись на тренировочную площадку. Возможно, Ниандай все же сдержит обещание, и я смогу задать ему так волнующие меня вопросы. Если же нет - хоть немного разомнусь перед сном.
        Но тем, кого я увидел на площадке, был вовсе не король. Спиной ко мне, размахивая мечом, стоял незнакомый мне мужчина, а перед ним на коленях был не кто иной, как барон Шерн.
        Стадия двенадцатая
        Пришлось поспешно использовать Шаг Тьмы, чтобы спрятаться за деревом. Ночь была на удивление тихая, так что я прекрасно слышал разговор.
        - Госпожа недовольна тобой, - процедил незнакомец. Я почти ощутил, как задрожал барон от этих слов. Похоже, неведомая женщина пугала его невероятно.
        - Я… впредь буду осторожней! - воскликнул он. Незнакомец фыркнул.
        - Этого недостаточно. План уже вступил в решающую стадию. Совсем скоро темный закат скроет небо над столицей. И мы будем править. Но твои действия сегодня были неприемлемы, они могут привести к краху.
        Я рискнул слегка выглянуть из-за дерева и увидел изрядно побледневшего Шерна. Кажется, еще немного - и в обморок грохнется, а то и инфаркт схватит.
        - Пощадите, господин! - барон, на балу казавшийся таким высокомерным, ударил лбом о землю, кланяясь незнакомцу. - Я все исправлю! Лично прикончу выродка, если потребуется!
        Всем своим существом я ощутил волну раздражения от неизвестного.
        - Тебе с ним не справиться, - бросил он. - Герцогом займусь лично. Откуда он только взялся?
        - Из Аонора, господин, - с готовностью откликнулся барон.
        Я застыл. Приехали, называется. Говорят господа явно обо мне, но что я натворил? Вроде никого не оскорбил и не прикончил, если только… эти ребята не связаны с таинственным заказчиком, пославшим убийц за принцессой. Тогда дело принимает серьезный оборот. Они явно задумали недоброе, и предыдущие слова незнакомца насчет плана и прочего говорят о том, что вскоре нам предстоит столкнуться с трудностями.
        - Это все объясняет, - хмыкнул незнакомец. Я наконец решился тихонько его просканировать и чуть было не выругался сквозь зубы: он оказался некромантом. Причем гораздо сильнее того, с которым я сражался в Суане. Неужели тот самый Древний, что пытался уничтожить деревеньку близ гор?
        Он собирается лично взяться за меня. Если так, мне сильно не поздоровится. Я с Унве-то еле разобрался, куда уж с этим типом устраивать бой. Но и выбора особого нет. Если ублюдок хочет схватки - он ее получит.
        - Значит так, - продолжил некромант. Барон подобрался, вскинув голову и глядя на хозяина преданными глазами. - Особо не светись, езжай в свое поместье. Если понадобишься, я призову тебя. Не ввязывайся ни во что, понял меня?
        Голос так и отдавал холодом, я отчетливо различил смертельный ужас на лице Шерна.
        - Да-да! - он закивал быстро-быстро, а затем, еще раз поклонившись, вскочил на ноги и бегом направился прочь. Некромант остался стоять на том же самом месте. Казалось, он был чем-то озадачен. Лица я не видел, маг не желал поворачиваться в мою сторону. Да я и не уверен, что смог бы спрятаться от его взгляда. Пока я не в его поле зрения, могу маскироваться с помощью Шага, но если захочет найти - найдет.
        Вдруг он слегка повернул голову вправо, словно прислушиваясь. Я застыл, боясь шевельнуться. Сейчас совершенно не был готов к схватке - оружие лишь тренировочное, вещи тоже.
        Некромант постоял еще пару минут, а затем хмыкнул и исчез. Я больше не ощущал его присутствия, но на всякий случай не выходил из-за дерева еще пару минут.
        Усевшись на землю, издал протяжный вздох. Ну и дела! Вот уж не думал, что придется столкнуться с некромантом в сердце королевства Ру. К тому же этот странный заговор… Мне не удалось услышать что-то важное, только про какой-то темный закат. Что это вообще должно значить? Хотят обратить всех местных жителей в мертвяков? Слишком глупо, такая армия будет отнимать кучу сил для поддержания заклинания, а толку от нее не особо.
        - О чем задумался, герцог? - раздался прямо над ухом насмешливый голос Ниандая. Я от неожиданности подскочил и чуть было не съездил королю по лбу клинком. Он рассмеялся. Затем, наткнувшись на мой весьма серьезный взгляд, осекся.
        - В чем дело?
        Я подробно изложил подслушанный разговор, а также свои мысли по поводу всего этого. Король хмуро покачал головой.
        - Вот уж не ожидал, что Шерн… Один из самых преданных короне аристократов… был.
        - Меня больше волнует некромант, - заметил я. - Моих сил сейчас недостаточно, чтобы победить его.
        Ниандай моргнул и уставился на меня.
        - Сколько времени тебе нужно для того, чтобы стать на порядок сильнее?
        - Как минимум месяц. И то за это время мне не освоить все, что нужно, - протянул я. Король выругался.
        - У нас нет столько. Судя по твоим словам, скоро они что-то устроят. Учитывая, насколько опасен некромант, только мы с тобой сможем его победить. Но помимо мага будут еще враги, в этом я уверен.
        - Нельзя запросить помощь у союзников?
        Ниандай посмотрел на меня, как на дурака.
        - Я понятия не имею, кому сейчас могу доверять, кроме близких.
        - Но мне-то вы поверили, - хмыкнул я. Король кашлянул.
        - Ну, тебе я обязан спасением дочери, да и не чувствую зла в твоей душе. А вот насчет других утверждать не могу. Ладно, давай займемся твоим обучением!
        - Вы уверены? - засомневался я. Куда лучшим вариантом для короля было бы развиваться самому, все же он уже сейчас гораздо сильнее меня.
        Ниандай кивнул.
        - Более чем. Моих сил, вероятно, хватит, чтобы остановить некроманта. Но вот с его игрушками придется разбираться тебе. Так что хватай меч!
        Эта тренировка выдалась сложнее предыдущей. Король меня совершенно не щадил, награждая синяками и ушибами. В перерывах между схватками он объяснял различные комбинации ударов, которыми пользовался сам.
        В какой-то момент я понял, что сознание отключается, а тело действует чисто на автомате: отбить, уклониться, поднырнуть, ударить самому. Правда, после очередной контратаки Ниандая, от которой я улетел в кусты, разум слегка очухался.
        - Шел бы ты отдыхать, - вздохнул король. - На сегодня достаточно.
        Но я не слушал его. Перед глазами выскочило сообщение: «Не щадя себя и работая на пределе сил, вы получаете уникальную способность Познание Прошлого, что помогает повысить силу путем осознания текущего уровня навыков и способностей».
        Какое-то слишком пространное объяснение. Как это - осознание навыков? Хоть бы подсказку написали, но нет.
        - Ты меня слушаешь, Кей? - голос короля был полон тревоги. Я встряхнулся.
        - Да, Ваше Величество?
        - Я говорю, иди отдыхать. Ты не в себе, - повторил Ниандай, махнув рукой. Я поднялся на ноги и благодарно кивнул. Затем, не прощаясь, отправился в свою комнату.
        Спать не хотелось, поэтому, стянув запылившиеся вещи, я уселся на полу и прикрыл глаза, сосредоточившись на собственных ощущениях. Так, прохладно, из-под двери дует. Болят мышцы, но это ничего. Нужно почувствовать свою силу, найти место, откуда она исходит.
        Не знаю как, но спустя пару часов мне удалось нырнуть в глубины подсознания. Это был не Нексус, нечто совсем иное, больше похожее на библиотеку с забитыми полками. Книги были разные: некоторые идеально новенькие, иные же потрепанные, дышащие на ладан. Я походил возле полок, окинул взглядом названия. Не на всех корешках они были. Безымянные книги я попытался взять в руки, но безуспешно - они будто были намертво втиснуты между другими.
        В конце концов удалось выявить какую-то систему: «названными» было всего два десятка книг - по числу моих навыков и способностей. Какие-то из способностей я и вовсе еще ни разу не пытался применить, помня о Рассвете Сотни Клинков, который сжирал весь мой запас энергии без учета силы тьмы. Остальные, безымянные, видимо, не разблокированные навыки Низвергнутого. Оглядев огромное пространство библиотеки, я тихонько рассмеялся. М-да уж, работы непочатый край.
        Усевшись на полу, перед собой сложил стопкой «названные» книги, взял первую попавшуюся. Открыв, даже удивился: в ней описывалась история навыка и способы его различного применения, о некоторых я вовсе не догадывался.
        Книги, хоть и выглядели толстыми фолиантами, на деле занимали каждая едва ли по сотне страниц. Я потратил несколько часов, чтобы прочитать все, а затем, захлопнув последнюю, ощутил изменения.
        Мои силы значительно возросли. Если раньше я едва ли был равен по силам паре процентов от всей мощи Низвергнутого, то теперь эта цифра уверенно колебалась между тремя-четырьмя процентами. Неплохо, учитывая, что добился этого всего лишь «чтением». Выходит, это и есть то самое Познание? Очень даже удобно. Открыл навык - прочитал книгу - получил полное представление о том, как этот самый навык применять, и стал намного сильнее.
        В который раз убеждаюсь, каким же читером был Низвергнутый! Каждый его навык буквально идеален, а все вместе и вовсе превосходит пределы человеческого понимания. Как он смог этого добиться в одиночку? Какими методами пользовался на пути к своей цели?
        И может ли быть так, что его желание выбраться из этого мира было сильнее, чем у того же Миора?
        Я открыл глаза перед самым рассветом, на удивление бодрый и в неплохом настроении. Спустившись на кухню, наскоро перекусил ароматными булочками, а затем отправился к покоям принцессы. Уже у самых дверей столкнулся с Сэлом - паж тоже спешил к своей госпоже.
        - Утро доброе, Кей! - поздоровался он. - Как вчера все прошло?
        - На удивление неплохо, - кивнул я. - Но уж больно непривычно было чувствовать себя аристократом.
        Юноша рассмеялся.
        - Могу тебе только посочувствовать! Слышал, госпожа сегодня собиралась на конную прогулку.
        - Вот как? - удивился я. Не стоит нам замок покидать пока что - мало ли… Знаешь, Сэл, тут такое дело…
        Я поведал мальчику о подслушанном разговоре и своих размышлениях на эту тему. Паж отнесся к этому на удивление серьезно.
        - Нужно сказать Лиа. Я сейчас.
        Он постучал в дверь, дождался приглашения и скрылся в покоях принцессы. Я же остался стоять в коридоре, продумывая свои шаги в качестве телохранителя. Если Лианел все же не откажется от своей идеи с прогулкой, мне придется постоянно быть начеку. Но и ослушаться принцессу не имею права - мы заключили контракт.
        Сэл и Лиа вышли через десять минут. Принцесса выглядела бодрой, но серьезной.
        - Миледи, - поклонился я. Девушка качнула головой.
        - Сэл мне все рассказал. Я ценю вашу заботу, но все же вынуждена настоять на своем - мы едем в город. Мне нужны кое-какие вещи, поэтому хочу, чтобы вы меня сопровождали, Кей.
        - Как пожелаете, - со вздохом произнес я. Лиа мягко улыбнулась.
        - Отец был не против, когда заходил утром. Он сказал, что может доверить вам мою защиту.
        - Ну, если Его Величество разрешил, то кто я такой, чтобы требовать остаться в замке? - развел я руками.
        Буквально через десять минут мы втроем выезжали за ворота. Широкая дорога вела в богатый район столицы.
        - Как вам вчерашний праздник? - полюбопытствовала принцесса.
        - Понравился, - улыбнулся я. - Было необычно и весело.
        - Я рада, - рассмеялась Лианел. - Хотелось бы как-нибудь повторить наш танец.
        - Не смею отказать.
        Девушка бросила на меня кокетливый взгляд, а затем покрутила головой по сторонам.
        - Веди нас в «Усадьбу», - приказала она Сэлу. Тот понятливо кивнул.
        - Звучит как название лавки садовода, - заметил я. Принцесса хихикнула.
        - Нет, «Усадьба» - это салон одежды. Я всегда заказываю там платья и костюмы.
        - Ни в жизни не догадался бы, - пробормотал я. Кто ж дает лавке портного такое название? Совершенно несозвучно.
        - Вы, похоже, не любитель модно одеваться? - предположила Лианел. Я пожал плечами.
        - Мне все равно, как выглядит одежда, если она удобная.
        Принцесса надула губки.
        - Но ведь это неправильно! Аристократ обязан выглядеть красиво и элегантно! Вы ведь должны это знать…
        И наткнулась на мой насмешливый взгляд. Мигом осознав сказанное, Лиа покраснела.
        - Простите, я совсем забыла, что вы жили не как герцог.
        - Ничего страшного. Я совсем не жалею об этом, - хмыкнул я. Принцесса выглядела слегка удивленной моими словами. Затем озорно улыбнулась.
        - Мы это исправим! Клайв наверняка сможет и вам подобрать отличный наряд!
        - Не стоит, правда. Меня сейчас больше заботит другое, нежели красивая одежда, - вздохнул я. Лиа вздрогнула.
        - И впрямь. Наверное, я кажусь вам ужасно глупой? Болтаю о моде и всяких нелепостях, тогда как вы вынуждены размышлять об опасностях.
        Я взглянул на небо, затянутое серыми тучами. Похоже, сегодня погода порадует снегопадом.
        - Ничуть, миледи. Ваш голос помогает мне хоть немного расслабиться, почувствовать себя равным. К тому же, это мой долг - защищать вас, так что не нужно беспокоиться, для этого я здесь.
        Лиа не ответила, лишь благодарно кивнула. До самой лавки портного мы больше не разговаривали, Сэл попытался было начать беседу, но уловил общее настроение и замолчал, также задумавшись о своем.
        В «Усадьбе» Лианел долго выбирала предложенные наряды, то и дело заставляя нас помогать. Спустя несколько часов я готов был лопнуть от раздражения. Сколько можно подбирать цвета? Возьми то платье, которое понравилось, и незачем столько голову ломать!
        В конце концов жестокая принцесса сжалилась над нами и, определившись с выбором, дала указания портному доставить наряды в замок.
        Вопрос: на кой ляд тогда надо было нам сюда тащиться, если все это можно дома примерить?
        - Давайте пообедаем в городе? - радостно предложила Лиа, едва мы вышли на улицу. Я скептически отнесся к этой идее, но Сэл неожиданно поддержал подругу.
        Миновав пару улочек, мы устроились в уютной маленькой таверне. Хозяин заведения, как ни странно, не признал принцессу, приняв нас за приезжих аристократов, но обслужил вежливо и цены особо задирать не стал.
        - Вы вернетесь домой по окончании срока контракта? - спросила вдруг принцесса, когда первый голод был утолен. Я нехотя кивнул.
        - Да. Когда я покидал Суан… там было жарко. Но я оставил город в надежных руках и, надеюсь, они справились с опасностью.
        - А что, если… - начала Лиа, но запнулась, смутившись. Впрочем, ей хватило смелости продолжить. - Если я предложу вам остаться здесь навсегда?
        Я негромко рассмеялся.
        - Спасибо за предложение, миледи, но это невозможно для меня. Моя родина - Аонор, за нее пролил немало крови и прикипел душой. Там ждут меня люди, которым нужна моя защита и поддержка. К тому же, я дал клятву служить своему королевству.
        - Очень жаль, - понурилась Лианел. - Я была бы рада видеть вас рядом.
        - У вас есть Сэл, - подмигнул я парню. - Я научу его хорошо сражаться, и он прекрасно защитит вас.
        - Вы правы, - принцесса, кажется, перестала грустить. - Что ж, давайте возвращаться.
        Я поднялся со скамьи, но в этот момент на плечо легла чья-то тяжелая рука.
        - День добрый, господа, - раздался знакомый голос, который я совершенно не ожидал услышать здесь и сейчас.
        Повернув голову, встретился взглядом с давешним некромантом, ехидно ухмылявшимся во весь рот. Лицо видел впервые, но узнал ублюдка по сгустившемуся вокруг него энергетическому полю.
        Выглядел маг достаточно молодо - лет за тридцать. Узкие черты лица, светло-серые глаза, тонкий нос и небольшие губы. Длинные волосы пепельного цвета.
        - Вот и встретились, малыш, - прошипел он. Я бросил быстрый взгляд в сторону Лиа и Сэла.
        - Бегите отсюда! Живо!
        Они были растеряны, но отнюдь не напуганы. Сэл мрачно кивнул и потащил Лианел в сторону выхода. Некромант проводил их взглядом, но, как ни странно, не попытался остановить.
        - Чего тебе надо? - спросил я, схватившись за рукоять меча. Он коротко рассмеялся.
        - Хотел повидаться с любителем подслушивать чужие разговоры.
        Я ощутил, как пересохло в горле. Так он все-таки почувствовал мое присутствие! Силен, зараза! Мало кто из местных способен на подобное.
        - И что с того? - мрачно отозвался я в ответ. - Работа у меня такая.
        - Понимаю, - покивал маг. - Тогда извини.
        Я даже не успел понять, что он сделал, как вылетел спиной вперед через окно на улицу. Больно не было, просто неприятно заныла грудь. Бросив взгляд, увидел ясный отпечаток ладони некроманта прямо по центру. Вот это силища!
        - Ты оказался крепче, чем я думал, - заметил маг, появляясь из-за угла. - Значит, сможешь развлечь меня какое-то время.
        - Ублюдок! - прошипел я, с ненавистью глядя на эту тварь. Не знаю почему, но один вид этого… существа порождал во мне ярость и злость. В нем трепыхалась та же тьма, что была сокрыта в глубине меня, но при этом чувствовалась какая-то разница. Его мрак был… грязнее.
        Но я не обольщался насчет своих возможностей: схватка будет кровавой, жесткой и смертельной для одного из нас. И даже если смогу победить, цена окажется высока.
        Вот только есть ли у меня выбор?
        Стадия тринадцатая
        Некромант лишь коротко хмыкнул и атаковал. Жестко, без предисловий.
        Я только-только поднялся на ноги, когда мощный удар коленом в грудь подбросил меня в воздух, сбив дыхание напрочь. Упасть на землю маг мне не позволил, подпрыгнув и от души врезав кулаком в челюсть.
        Показалось, будто в лицо влетела по меньшей мере скала. Я несколько раз крутанулся в полете, прежде чем врезаться в стену здания. Во все стороны брызнуло каменное крошево.
        Я сплюнул кровь и вытянул Клинок Падшего Бога из ножен, с ненавистью глядя на неспешно шагающего ко мне некроманта. Очень силен! Пожалуй, не получи я новое умение и не переосмысли все разблокированные навыки, сейчас валялся бы дохлой кучкой мяса и костей. Но мне повезло: вовремя прокачался, и теперь удары мага не наносили такой беспощадный урон, какой могли бы. Да, болезненно, причем весьма. Но не смертельно.
        Я смогу выжить. Вот только у него в руке посох, которым он пока не воспользовался. Может, хочет уработать меня одними лишь магическими навыками? Тогда все чуть проще.
        Осознав эту мысль, я выпрямился и зашагал навстречу, взмахнув клинком.
        «Рассвет Сотни Клинков!», - активировался навык. Некромант слегка удивленно приподнял брови, разглядывая летящие к нему световые мечи. Затем насмешливо фыркнул и, вытянув вперед правую руку, раскрыл ладонь.
        Сотня клинков застыла на расстоянии пары сантиметров от руки мага, а затем медленно начала темнеть, покрываясь иссиня-черной ржавчиной. Спустя десяток ударов сердца от мечей не осталось и пыли.
        Но я уже несся навстречу врагу, держа меч наизготовку. Он с легкой улыбкой стоял, ожидая, пока я влечу в приготовленные сети. В том, что они есть, я не сомневался - уж больно гнусный противник. Такому палец в рот не клади - откусит руку по плечо.
        Но и мы не лыком шиты. За десяток метров до мага я подпрыгнул, используя Шаг Тьмы, преодолел расстояние до врага, а затем рухнул сверху вниз, используя новый навык:
        «Приветствие Небес».
        Некромант ухмыльнулся, полагая, что это всего лишь обычный усиленный удар сверху вниз, но выражение его лица изменилось, когда он осознал. Потоки ветра сбили его с ног, а сверху, окутанный молниями, приземлился я, вбивая лезвие меча в грудь мага.
        Клинок бессильно звякнул о скрытый под длинным плащом доспех, а враг засмеялся.
        - Отличный удар, малыш! Если бы не кольчуга, ты бы застиг меня врасплох.
        - Проклятье! - процедил я, нанося град ударов, нельзя позволить ему подняться. - Используй оружие!
        Некромант хихикнул и дернул рукой.
        Воздушный поток отбросил меня в сторону. Я врезался в окно, больно ударился головой о стену. Поднявшись, понял, что оказался в чьей-то комнате. Внизу послышались изумленные и испуганные голоса, а затем кто-то бросился наверх. Я выпрыгнул обратно на улицу, приземлившись рядом с магом.
        - Ты и впрямь весьма живучий мальчуган, - протянул он. - Но мой посох может сегодня отдохнуть. Справлюсь и без него.
        - Кто стоит за тобой? - потребовал я ответа. Скажи мне имя, ублюдок! И тогда мы с Ниандаем прикончим твою хозяйку или кого бы то ни было.
        Он вдруг весело рассмеялся, утирая слезы. Затем светло-серые глаза, так напомнившие Чию, уставились прямо на меня.
        - Скоро ты все узнаешь, парень. Но тебе не понравится правда.
        - Откуда тебе знать? - разозлился я. Он пожал плечами.
        - Довольно болтовни. Пора с тобой заканчивать.
        Он развел руки в стороны, и я с каким-то нарастающим напряжением увидел снующие меж пальцев черные искры. Тьма накапливалась в его ладонях, сгущалась за спиной. Даже пространство вокруг, казалось, потемнело.
        Я бросился вперед, чтобы не дать магу завершить свою волшбу. Но клинок бессильно ударил о защитный кокон. Даже использование еще одного навыка - Поцелуя Смерти, не спасло ситуацию. Один из сильнейших приемов, способный разом уничтожить сотню смертных, не вызвал даже трещины в защите колдуна.
        А спустя пару мгновений меня со всех сторон окутала тьма. Исчез дневной свет, пропали все звуки, окружающие дома, предметы, все скрылось под темной пеленой.
        И меня пронзила боль. Судорогой стянула ноги, заставив рухнуть на колени, безжалостно ударила в виски, вызывая головокружение и жуткую боль. Хлынула из носа кровь, сердце в груди забилось часто-часто. Я понял, что мое сопротивление тьме никак не спасает, что эта тьма вокруг через несколько минут окончательно убьет меня, разорвет на части. И я исчезну в кромешной бездне.
        С трудом, будто преодолевая многотонное давление, вытянул вперед руку. И активировал свой последний козырь: «Прах Бездны». Это был один из сильнейших навыков Низвергнутого, даже странно, как мне удалось разблокировать его, будучи таким слабым.
        Главной особенностью Праха было то, что он развивался соответственно уровню применившего его адепта. И, естественно, росла также эффективность навыка.
        В чем же заключается действие Праха? Все просто: навык создает этакую черную дыру в пространстве, затягивающую в себя все вокруг. Буквально все. При этом носителю вред не причиняется. Звучит слишком хорошо, но есть и подводные камни. На начальных уровнях Прах мог затянуть лишь небольшие объекты вроде людей, предметов и различных веществ, таких как ядовитые газы. На это его свойство я и надеялся, когда активировал навык.
        Энергия упала ниже нуля, а тьма вокруг сгустилась еще сильнее, когда от моей руки отделилось небольшое черное облачко, мгновенно принявшееся всасывать в себя все вокруг.
        Через пару ударов сердца мир снова стал прежним, и я наткнулся на удивленный взгляд некроманта.
        - Вот так сюрприз! Удивил, не спорю. Не ожидал, что ты владеешь подобной способностью.
        - Пошел… ты! - прохрипел я, сплевывая кровь. В груди нарастала боль, перед глазами все плыло, я не мог даже подняться на ноги, не говоря уже о том, чтобы схватить меч и продолжить схватку.
        Прах Бездны отнял действительно все силы.
        Маг присел рядом, глядя сочувственно, издевательски похлопал по плечу.
        - Бедняжка, выложился на полную, истратив все силы. Что же дальше? Позовешь на помощь? Давай помогу. Эй, есть тут кто? Помогите!
        На крики колдуна никто не отозвался. Он вздохнул.
        - Ну вот, похоже, всем плевать на тебя, рыцарь. Тогда давай повеселимся еще!
        Он вынул из-за пояса узкий серповидный кинжал, поднес ближе к моему лицу.
        - С чего же нам начать, сладенький? Может…
        Резкое движение, вспышка боли слева. Кровь шустро потекла по щеке, а маг, довольно ухмыляясь, покрутил в пальцах ухо. Мое ухо.
        - Оставь его, Рауд! - раздался сбоку голос, который я никак не ожидал услышать. Нет, только не она… Этого просто не может быть.
        - Госпожа! - воскликнул некромант, вскакивая и кланяясь. - Мальчишка схвачен, как вы и приказали.
        - Отлично, дальше я им займусь.
        Она показалась справа, лицо надменное, совершенно другой человек, нежели полчаса назад. Лицо, казавшееся ранее милым и вечно смущающимся, выглядело ледяным и равнодушным ко всему. В том числе и к человеческой жизни.
        - Миледи… - прошептал я. Она криво усмехнулась.
        - Мы поговорим чуть позже, герцог. Уверяю вас, вы все услышите из моих уст.
        - Как же так, - протянул я, глядя, как принцесса Лианел разворачивается и шагает прочь.
        - Заберите его, - бросила она через плечо. Я ощутил, как меня грубо подняли с двух сторон, боль вновь пронзила все тело, заставила потерять сознание.
        Очнулся уже в темнице, висящий на цепях. Руки скованны над головой, тело безвольно висит, касаясь пятками ледяного пола. Все болело, особенно голова. Место, где раньше было левое ухо, противно ныло.
        В камере, где меня поселили, было темно, только откуда-то сзади падал слабый дневной свет. Сколько я пробыл в бессознательном состоянии?
        - Ты очнулся.
        Голос принцессы заставил меня вздрогнуть от неожиданности. Глаза еще не привыкли к темноте, поэтому не мог различить, где находится девушка. Впереди загорелось пламя в небольшой жаровне, на мгновение ослепив меня. Проморгавшись, наконец, увидел Лианел. Принцесса стояла в нескольких шагах от меня.
        - Почему? - спросил я, не особо надеясь на честный ответ.
        - Так было нужно, Кей, - холодный тон, казалось, вымораживал мои внутренности, лишая чего-то важного. - Мой отец слишком зарвался, перестал думать о благе народа. Я могу построить лучшее общество.
        - Но ты приняла руку тьмы!
        - Тьма не имеет разума, - пожала плечами Лиа. Ее ледяные глаза прожигали меня насквозь. - Как инструмент она более чем хороша. Да и в тебе самом есть тьма, гораздо больше, чем можешь себе представить.
        - Откуда тебе знать? Я могу сдерживать ее, - возразил я. Принцесса холодно улыбнулась.
        - Не можешь. Рано или поздно придется ее принять. Но тебе как полубогу будет несложно это сделать, верно?
        Я похолодел. Откуда она узнала? Некромант сказал? Он вполне мог разглядеть во мне эту силу, но вот сама Лиа вряд ли.
        - Чего ты добиваешься? Смерти своего отца?
        Она фыркнула.
        - Вот еще. Мне не нужна его жизнь. Я лишь хочу править этим королевством. Для начала.
        Внезапно я услышал дикие крики снаружи, кажется, за пределами стен замка. Тусклый свет в окошке исчез совсем, а внутри меня яростно запульсировал огонек тьмы. Не понял… это еще что за новости?
        - Началось, - сказала Лиа. Ее глаза довольно блестели в темноте. - Тьма пришла в Сайдру.
        Пару мгновений я пытался осознать ее слова, а затем взвыл от ярости.
        - Идиоты! Что вы наделали? Ты обрекла на смерть всех жителей столицы!
        - Рауд сможет сдержать эту тьму, Кей, не беспокойся. Лучше переживай о себе.
        Принцесса повернулась в сторону выхода.
        - Можешь заняться им.
        Дверь за Лианел захлопнулась, а передо мной появился Сэл. Юноша тоже изменился, от ребяческой радости не осталось и следа, темные глаза источали жестокость и ненависть.
        - Сэл, - прошептал я. - Не надо.
        Он скривился.
        - Тьма избрала тебя, Кей, - прошипел, приблизив свое лицо. - Госпожа очень интересуется тобой и хочет обрести схожую силу. В твоих же интересах отдать ее добровольно.
        - Прекрати, Сэл! - крикнул я. - Я не могу отдать это. Оно является частью меня.
        Он холодно хмыкнул, развернулся и шагнул к жаровне. Взял раскаленный прут.
        - Тогда тебе придется несладко.
        Пара шагов, короткое движение - и запах паленой плоти возник в воздухе. Я сжал зубы так сильно, что казалось, они раскрошатся. Боль пронзала до самого мозга, я силился не закричать, рана от уха снова раскрылась, потекла кровь…
        Время шло, часы сменялись днями, Сэл пытал меня, кажется, часов по пять, затем уходил и возвращался снова спустя какое-то время. Прошло, наверное, дней десять, прежде чем я снова увидел Лианел. На этот раз играла она. В то время как паж использовал грубые орудия вроде прутьев, крюков и молотка, которым было так легко дробить кости на ногах, принцесса предпочитала раскаленные иглы и вонзала их отнюдь не под ногти.
        Сначала мне изуродовали лицо, а затем, когда я едва дыша пытался не скатиться в бездонную пропасть, Лиа переключилась на тело. Я ощутил прикосновения к мужскому органу, мягкие, почти ласковые.
        - Ведь так тебе нравится, верно, Кей? - томно спросила она, прижавшись губами к моему уцелевшему уху.
        - Катись в бездну, тварь.
        Мой голос был хриплым и едва слышным. Но она услышала. Короткий смешок, а затем игла пронзает член.
        Я кричал, наверное, до тех пор, пока не сорвал голос. А Лиа лишь посмеивалась, продолжая вонзать иглы в болевые точки…
        Дни сменялись днями. Уже через неделю пыток я проклял свою регенерацию, которая не давала мне сдохнуть. Из-за нее всегда восстанавливался от ран, какими бы тяжелыми они ни были, к приходу своих палачей.
        Мне было плевать на пытки Сэла, они почти всегда быстро заканчивались потерей сознания и болезненным покачиванием на волнах меж явью и бредом. Но вот Лианел… Ее фантазия оказалась куда хуже. Девушка любила растягивать удовольствие, доставляя куда больше боли, чем ее паж. При этом меня до дрожи пугала ее мягкая улыбка и как контраст - ледяные глаза палача.
        Скоро я сбился со счета, ныряя в глубины подсознания всякий раз, как мучители покидали камеру. Я посещал Нексус раз в неделю, открывая навыки, а затем перемещался в «библиотеку», осмысливая их. Не знаю, для чего занимался этим, наверное, чтобы не слететь с катушек окончательно. Возможно, даже надеялся отомстить. Но напрасно.
        Прошло, как мне кажется, несколько месяцев, прежде, чем пытки Лианел приобрели более жестокий характер. Я уже знал, что снаружи, за стенами замка, творится невесть что: толпы зараженных бродят по улицам столицы, а немногие уцелевшие скрываются в подвалах домов. Стражники у дверей камеры болтали о том, что король сошел с ума, когда узнал о коварстве своей дочери, а власть взяли в свои руки те аристократы, что были не согласны с правлением Ниандая.
        Меня кормили один раз в день. Похоже, Лиа хотела растянуть удовольствие подольше. Но даже так, каждые последующие сутки становились более невыносимыми. Нет, тело постепенно привыкло к боли, и я даже научился отгораживаться от нее. Но вот разум медленно, но верно разрушался. Я ощущал, как дают трещину защитные стены, выстроенные мною, не позволяющие сойти с ума от перенапряжения. Каждый следующий день все больше и больше разрушал эти ненадежные оковы, пока в конце концов не настал час.
        В этот день снова была очередь Лианел. Принцесса понемногу отрезала пальцы на ногах, что-то рассказывая вслух.
        - Знаешь, я очень рада, что ты все еще не покинул меня, любимый, - сказала вдруг она. Ласковое обращение заставило меня взглянуть в глаза Лиа, оказавшиеся неожиданно теплыми и нежными. Ее полные губы слегка приоткрылись, а в следующее мгновение принцесса страстно поцеловала меня. Такого напора и такой всепоглощающей нежности нельзя было ожидать от подобной твари.
        Это и послужило спусковым крючком. Я ощутил, как с громким треском рухнули стены подсознания, лавина мыслей, образов и чувств захлестнула меня. Кажется, в моем разуме заговорили одновременно более двадцати разных личностей, а затем слились в две: темную и светлую.
        - Вот ты и допрыгался, сопляк, - брезгливо произнес Темный, глядя с укоризной. Светлый только вздохнул, покачав головой.
        - Ты же видишь, что ему пришлось пережить.
        - Это не оправдание. У него всегда под рукой был источник тьмы, но он не пожелал им воспользоваться! Видите ли, слишком благороден для этого, - процедил Темный, поражаясь моей тупости.
        - Он не должен позволять тьме завладеть его душой! - возразил Светлый. Его собрат фыркнул.
        - Вот еще! Ты тоже веришь в эту чушь? Пойми, болван, тьма не решает, кем тебе быть! Она лишь дает силу. Выбор ты делаешь сам. То же самое, что утверждать, будто производители молотков и пил порождают убийц. Только от человека зависит, как распорядиться полученной силой.
        - Ты лжешь, - не поверил Светлый. Темный скептически хмыкнул.
        - Можешь опровергнуть?
        - Могу! Что, если не тьма, завладело душой принцессы?
        Темный рассмеялся.
        - Ее собственные пороки. Жадность, зависть, гордыня и одиночество. Она сама загнала себя в бездну, вытащила наружу самое мерзкое из темных закоулков души. И ее уже не спасти. Но вот ты еще можешь принять тьму в себе, Кей. Сделаешь это - и выживешь, отомстишь всем! Сдашься - и сдохнешь как подзаборный пес, а тьма поглотит этот мир, пусть не сейчас, но очень скоро.
        Я слушал их разговор, сидя посередине между спорщиками и покачиваясь взад-вперед, обхватив руками колени. Взгляд был устремлен в никуда, а душой овладевало безразличие. Плевать, что будет со мной. Для чего все это? Зачем продолжать жить? У Аонора есть Чума, он всех спасет. Всегда приходит вовремя, стоит почуять беду. А королевство Ру и так падет под дланью Тьмы. Мое существование ничего не изменит.
        Совершенно. Чаша весов уже качнулась в другую сторону. Судьба Низвергнутого вновь сделала очередной поворот, туда, к тонкой грани безумия.
        Темная бездна так близко. Манит. Зовет. Притягивает спокойствием и тишиной, обещает счастливое забытье, такое мягкое и приятное.
        Я готовлюсь сделать шаг.
        - Вспомни о Чие! - вдруг выкрикнул Светлый. Я вздрогнул, разбитые осколки разума на миг застыли в воздухе, все еще не рухнув в темный провал. - Кто позаботится о ней, если не ты? Будь Миор способен защитить всех, надеялся бы он на тебя? Ты нужен этому миру!
        - Мне плевать, - прошептал я, бросив взгляд на Темного. Чия, епископы, Конклав, Чума, дурацкая горная страна, полная жалких предателей. Как посмели они измываться надо мной - бывшим богом? Над тем, кто заставил дрожать в страхе Девятерых! Что ж, рановато, кажется, падать в темный провал, для начала хочу полюбоваться на кишки недругов.
        - Давай сюда свою силу. Вы все меня достали. Я выберусь отсюда и убью всех, кто причастен к Тьме. А затем уничтожу ее источник.
        - Как хочешь, - довольно улыбнулся Темный. Его ладонь коснулась моих волос, мягко, нежно, словно отец ласкает сына. - Тебе решать. Тьма - лишь инструмент.
        В тот же миг яростный поток силы устремился в меня, срывая все барьеры, перемешивая осколки разума, все личности, чувства и воспоминания воедино. Теперь я уже не мог сказать точно, кто я есть, кем был когда-то и для чего пришел в этот мир. Все вокруг перестало иметь значение, кроме водоворота силы, заполняющего меня. Силы, явственно отливающей темным.
        Удивительно, как смог принять ее всю и не погибнуть, но когда через какое-то время поток закончился, целиком впитавшись в меня, я был жив и здоров. Только, кажется, утратил какие-то важные чувства… Но это уже не имело значения.
        «Восстановлено 25 % прежней силы носителя», - гласила выскочившая перед глазами табличка. Я был немного удивлен. Выходит, приняв тьму, обрел целых двадцать пять процентов силы Низвергнутого? Неплохо, мне это сейчас более чем необходимо.
        Светлый и Темный пропали, слившись с моим сознанием. Что ж, эти ребята помогли мне вернуться к жизни, и за это я был им благодарен.
        А теперь пора покарать тех, кто посмел поставить меня на колени. Заставить их захлебнуться собственной кровью!
        Я прикрыл глаза, покидая подсознание. Чтобы открыть их уже в реальности. Напротив стояла изумленная Лианел. Принцесса растеряла свою холодность, выглядела почти как раньше.
        - Ты… как ты это сделал?! - крикнула она. Я усмехнулся.
        - Это все неважно.
        Одно короткое движение - и цепи, удерживающие меня, распались, обратившись прахом. Я оказался на ногах, потирая затекшие кисти. Лиа медленно отступала назад, глядя расширившимися от ужаса глазами.
        - Поиграем? - подмигнул я, бросившись вперед. Принцесса успела лишь испуганно пискнуть, совершенно потеряв свою надменность и царственность.
        Я схватил ее за горло левой рукой, а правую вонзил в живот. Ладонь пронзила кожу с легкостью, я выдернул ее обратно. Брызги крови в лицо, вывалившиеся кишки, изумленная Лианел, недоверчиво глядящая на дыру в теле.
        - Нравится? Полагаю, ощущать боль самой не так уж и весело, правда?
        Она захрипела, на губах кровь, капает на пол. Я мягко улыбнулся, выдернул часть кишечника, обернул вокруг шеи Лиа. Потянул на себя, затягивая петлю, а затем, повернувшись, подвесил на один из крюков в стене. Принцесса задергалась, боль терзала ее изнутри, а снаружи петля не давала вдохнуть воздух.
        Я смотрел на нее до тех пор, пока Лианел не дернулась в последний раз и затихла. По стене стекала кровь, она же была повсюду на полу. Я стер капельки с лица, бросил взгляд на свое обнаженное тело, все в грязи и кровоподтеках. Раны почти мгновенно зажили, даже шрамы с лица пропали, больше не чувствовал их.
        Что ж, можно считать первую месть свершенной. На очереди еще два главных ублюдка, а затем позабавлюсь, убивая зарвавшуюся знать. Пора очистить столицу от скверны.
        Не то чтобы мне это было нужно, но теперь, когда тьма прочно связалась с моим телом, став источником силы, энергия мерзости, вызванной Раудом, окажется как нельзя кстати.
        Я открыл дверь и выбрался в коридор. Стражей не было видно. Странно, обычно они всегда снаружи камеры. Впрочем, будь они здесь, уже бросились бы спасать свою правительницу.
        Шагая к лестнице наверх, наткнулся на одного стражника, дремавшего на табурете в углу. Он не проснулся, даже когда я приблизился вплотную.
        - Эй, очнись! - потряс я вояку за плечо. Он встрепенулся, ошалелыми глазами уставился на меня. - Какой сегодня день?
        - Эм… середина весны, господин…
        Он наконец понял, с кем разговаривает. Глаза стали еще больше, рука метнулась к оружию. Я вскинул ладонь, и стражник обмяк со сломанной шеей.
        - Спасибо.
        С него стянул штаны и рубаху, пропахшую соленым потом. Впрочем, выбирать не приходится. Главное - прикрыть наготу, а то начнется рубка - будет неприятно, если попадут по ценному. Возможно, и отрастет, но лучше не рисковать. Боли я уже не ощущал.
        Тряхнув головой, зашагал вверх по лестнице. Прошло полгода с момента моего заключения. Мир наверняка изменился, но теперь я готов к любой ситуации. Пусть и лишенный эмоций, кроме ярости и гнева, я был жив, и это главное.
        Скоро некромант, Сэл и иже с ними будут рыдать кровавыми слезами.
        Стадия четырнадцатая
        Лестница привела в дальнюю часть замка. Петляя по коридорам, я удивлялся царящей здесь пустоте. Казалось бы, каких-то полгода назад это место было невероятно оживленным, снующие слуги, голоса и смех… Теперь же лишь тишина и разруха. Мебель местами побита; заглянув на кухню, я не увидел поваров, только осколки посуды и бардак. Как же они тут питаются?
        Шел не слишком быстро, но все же торопился быстрее встретиться с Ниандаем. Интуиция говорила мне, что королю еще можно помочь, но для этого надо понять, в каком он состоянии. Зачем мне это надо? Остатки былой благодарности и не до конца уничтоженное тьмой чувство справедливости.
        Двери тронного зала распахнуты настежь, одна створка чуть покосилась, на дереве виднеются подпалины. Похоже, тут кто-то с кем-то дрался. Не исключено, что тот же Ниандай пытался дать отпор заговорщикам до тех пор, пока не увидел свою дочь.
        Я шагнул в зал, оглядываясь по сторонам. Мебель здесь тоже разбита, занавески местами содраны, похоже, знатно ублюдки пограбили.
        Напротив дверей, на троне, как и прежде, сидел Ниандай. Выглядел король не слишком опрятно, некогда аккуратная одежда потрепана, местами порвана, лицо осунувшееся, бледное, острые скулы выступают вперед. Пустой взгляд смотрит в одну точку, на установленный перед троном штатив с картиной.
        Я подошел, остановился в двух шагах от человека, которого полгода назад считал одним из сильнейших в этом мире. Бросил взгляд на картину и хмыкнул: портрет Лианел, веселой, беззаботной девчушки, ясно улыбающейся каждому. Кто в здравом уме мог подумать, что это лишь маска, за которой скрывается подлая и гнусная мразь?
        - Ниандай, - позвал короля. Он даже не вздрогнул, не перевел взгляд на меня. Будто и не слышал мой голос. Похоже, все куда хуже, чем мне думалось.
        Я коснулся кончиками пальцев висков короля, чуть прикрыв глаза. Пары мгновений хватило, чтобы определить источник проблемы, и еще один удар сердца, чтобы его устранить.
        Открыв глаза, увидел, как ошеломленно заморгал Ниандай. Тряхнув головой, он хриплым голосом спросил:
        - В чем дело?
        - У нас проблемы, - отозвался я, а затем коротко обрисовал ситуацию. Король попытался было снова впасть в отчаяние, услышав о предательстве и гибели дочери, но я хлестким ударом ладони по лицу привел его в чувство.
        - Держись! Ты король, а не обоссанная тряпка, в твои обязанности входит защита королевства! Возьми себя в руки и займись тем, чем должен.
        - Кто у нас тут? - раздался насмешливый голос позади. Я ощутил, как гнев застилает разум.
        - Рауд, - прошипел, резко оборачиваясь.
        Некромант стоял посреди зала, скалясь и глядя на меня.
        - Рад снова видеть тебя, мальчик. Похоже, ты и впрямь оказался интересной игрушкой для госпожи, раз сумел ее прикончить. За это придется тебя наказать.
        - Попробуй, - предложил я, беря эмоции под контроль. Гнев и ярость - похоже, единственное, что осталось во мне от человека. Остальное пожрала тьма. Но сейчас они лишь помеха, нежели инструмент.
        Два удара сердца - и Рауд на расстоянии ладони. Светлые глаза внимательно изучают мое лицо, а брови удивленно поднимаются вверх.
        - Ого, а ты неплохо так вырос! Поделишься секретом?
        Вместо ответа ударил его ладонью в грудь, отбросив через весь зал к выходу. Казалось, Рауд не ожидал такой мощной атаки от того, с кем без труда справился полгода назад. Он несколько раз перекувыркнулся через голову, а затем ударился о стену. На лице некроманта застыло изумление, которое сразу же сменилось яростью.
        - Ублюдок!
        Он снова рванул вперед, но и я не остался на месте. Несколько движений, я на середине зала, отвожу руку в сторону, слегка сжимая кулак. Маг, замахнувшись посохом, подпрыгнул в воздух.
        Мощный удар, который должен был сбить меня с ног и как минимум переломать конечности, я встретил одной рукой. Схватил посох посередине, сжал. Захрустело дерево, ломаясь под пальцами, на лицо некроманта наползло отчаяние.
        Я схватил его другой рукой за горло, отбросив остатки посоха в сторону.
        - Ну что, поиграем? - подмигнул Рауду. В его глазах ничего, кроме ужаса, не увидел. И этот червяк сумел унизить меня? Что ж, он как минимум действовал по приказу госпожи, хотя и сам по себе мерзкий тип.
        Я протянул правую руку вперед, схватил его за голову.
        - Передавай привет шлюшке Лианел, - попросил, сжимая ладонь и поворачивая голову мага вокруг своей оси. Раздался неприятный хруст, Рауд резко обмяк. Я разжал пальцы, и тело некроманта безвольной куклой упало на пол.
        Со стороны входа в зал раздался сдавленный возглас. Я поднял взгляд и увидел Сэла. Паж выглядел не просто испуганным, он трясся от ужаса. Стоило взглянуть на него, как мальчик развернулся и бросился бежать.
        За одно мгновение я догнал его и швырнул обратно через весь тронный зал. Сэл приземлился недалеко от трона, с которого Ниандай внимательно смотрел на меня.
        - Знаешь, мне почему-то, казалось, что мы с тобой друзья, - произнес я, шагая к парню. - Мне действительно этого хотелось. У нас была одна цель: защитить госпожу, но вы оба с самого начала использовали меня втемную. Но пусть бы и так, могу это простить.
        Я наклонился к Сэлу, схватил рукой за левую ногу, дернул вбок. Хруст, громкий вопль мальчика.
        - Но пыток, от которых ты получал удовольствие, не прощу.
        Одну за другой я переломал все конечности пажа, а затем разрезал грудную клетку и живот, оставив его умирать от кровотечения.
        - Ты слишком изменился, - заметил Ниандай, недовольно глядя на дрожащего и скулящего Сэла у трона.
        - Правда? А мне казалось, наоборот, обрел себя, - со смешком сказал я. Король покачал головой.
        - Рано или поздно это сожрет тебя. Злоба и ненависть.
        - Мне плевать, - пожал плечами я. - Главное - перед этим уничтожить источник скверны.
        - Хочешь избавить мир от Тьмы? Мне показалось, теперь ты не настолько благороден, как прежде.
        - Я делаю это ради себя, - фыркнул я. - Тьма и все, что с ней связано, достало меня. Избавившись от нее, обрету покой.
        - Так ли это? - взгляд короля, казалось, пытался найти что-то внутри меня… и не находил. - Ты и впрямь лишился самого важного. Что ж, это твой путь, Кей. Я не вправе мешать, и уж тем более, останавливать тебя. Прошу лишь помочь.
        - В чем? - по старой дружбе я был готов оказать одну услугу Ниандаю и его королевству.
        - Уничтожь скверну в столице. А потом можешь ступать куда тебе угодно.
        - Идет, - согласился я. Теперь, обретя четверть силы Низвергнутого, я получил и новые знания, которыми не обладал прежде. В моем распоряжении оказалось около полусотни навыков, которые я мог с легкостью применять один за другим, не боясь выдохнуться. Конечно, я не был уверен, что смогу с легкостью победить того же Чуму или всех епископов вместе взятых, но уж точно не погибну в первые минуты боя.
        Как выяснилось, слуги замка большую часть времени прятались по комнатушкам, боясь некроманта и его мертвых слуг, коих я, кстати, так и не увидел. Уже через час все повылазили из своих нор, начали наводить порядок в комнатах, громко ворча. Замок перестал быть обителью зла, но вот в городе по-прежнему творился ад.
        Король лично вручил мне комплект хороших доспехов, предназначенных обычно для его личной охраны. Я с благодарностью принял кольчугу, штаны, сапоги и поддоспешник, но отказался от панциря, наплечников, налокотников, наголенников и тому подобного. Нет, я мог быстро двигаться и в тяжелом доспехе, с нынешней-то силой, но все же без него было удобнее - ничто не сковывало движений. Вооружившись Клинком Падшего Бога, найденным в арсенале, я отправился в город.
        Стоило мне выйти из замка, как сразу открылся потрясающий в своей мерзости вид: окутанные черным туманом улицы города, искореженные дома, и бродящие повсюду зараженные. Это не были зомби в привычном виде, у них организм функционировал, как и у обычных людей, но кровь была отравлена скверной, поэтому внешность претерпела некоторые изменения. Помертвевшая плоть тому пример.
        Спустившись с холма на улицы, ощутил, как резко потяжелел воздух, возникло почти физическое давление со всех сторон. Тьма пыталась подчинить меня, завладеть телом и душой. Впрочем, душе вряд ли что-то грозило: она уже была под властью тьмы.
        Интересно, действительно ли Рауд мог контролировать эту скверну? Сильно сомневаюсь, учитывая его реальный уровень. Скорее всего, он обманул принцессу, сообщив о своем умении управлять заражением, но на деле не собирался этим заниматься, отправив его в свободное плавание. Даже отсюда я чувствовал, что тьма распространялась прочь от города, захватывая близлежащие земли. Не очень быстро, но даже такими темпами через пару сотен лет крайне большой участок королевства будет заражен.
        Я шагал по улице к центру города, не скрываясь, разглядывая сквозь завесу черноты разрушенные здания. Интересно, это результат призыва скверны или же некромант не сумел удержать магию под контролем, и вырвавшийся поток уничтожил одни дома, а другие искорежил до неузнаваемости? В любом случае, тем, кто на тот момент был внутри, жутко не повезло.
        Зараженные косились на меня, но не трогали, предпочитая скалиться на расстоянии. И правильно. Сейчас я не напрягаясь мог уничтожить этот город применив как минимум один из десятка сильнейших навыков. Как бы мне хотелось повидаться с Чумой! Всего лишь небольшой спарринг, чтобы оценить свои силы.
        Я усмехнулся. Думаю, это было бы не слишком простым делом, но весьма плодотворным. Да, Миор на данном этапе намного сильнее меня, но через пару лет подобного развития мы сравняемся.
        Несмотря на явно жесткие условия для жизни в зараженном городе, я четко ощущал в некоторых зданиях выживших. Похоже, что многим жизни спасли защитные амулеты, другие же, вроде авантюристов и беженцев из Аонора, просто почуяли опасность наперед, спрятавшись в подвалах. Весьма разумное решение с их стороны.
        Остановившись в центре города, прикрыл глаза и обострил все чувства, ощущая проходящие через меня потоки скверны, а также разлитую в воздухе боль природы. Ей не нравилось это заражение, словно раковая опухоль распространяющееся по земле, пожирающее абсолютно все. И сегодня, позабыв о новых принципах, я был готов вспомнить прежнего себя и помочь природе избавиться от мерзости.
        Глубокий вдох, чтобы позволить раскрыться каналам внутри тела. Пора.
        Мир вокруг дрогнул, а затем мое тело превратилось в небольшую воронку, стремительно всасывающую окружающий черный туман. Скверна, попадая в меня, подстраивалась под структуру организма, преобразовывалась в энергию. Понадобилось чуть меньше десяти минут, чтобы впитать всю тьму вокруг, позволив тучам над городом раздвинуться, выпустить яркое солнце.
        Я открыл глаза, на мгновение ослепнув от бивших лучей небесного светила. Зашипев от боли, заморгал, приспосабливаясь к смене освещения. Затем, оглядевшись, собрал в кулак побольше энергии и выпустил на свободу одно из магических плетений, впечатав его в землю.
        Словно волна разошлась от центра города к окраинам, сжигая толпы зараженных на своем пути. А в том месте, где я коснулся земли, засияла печать. Теперь Сайдре не угрожает скверна, моя защита будет держаться очень долго.
        Я повернул голову и встретился взглядом с мальчиком лет семи, удивленно смотревшим на меня из окошка второго этажа.
        - Можете выходить, - сказал ему, попытавшись улыбнуться, но мои губы лишь слегка разошлись. Что ж, похоже, плата за силу и впрямь оказалась существенной. Чувства и душа, в обмен на безграничное могущество. И некого винить за это: сам сделал свой выбор.
        Ниандай выглядел даже довольным, выслушав о результатах работы. Вот только в глазах короля плескались тоска и боль, тщательно скрываемые необходимостью жить: не для себя, для королевства.
        - Я призвал отряды лояльных мне дворян, чтобы восстановить столицу, - сообщил он. - Теперь все будет хорошо.
        - Ты справишься с этим, - кивнул я. - И еще найдешь женщину, способную родить прекрасного наследника.
        Он нехотя качнул головой, принимая сказанные мною слова.
        - Что насчет тебя? Мы еще встретимся?
        - Сомневаюсь, - усмехнулся я. - Мне предстоит самое главное дело в этой жизни. А останусь ли в живых, сам пока не знаю.
        - С твоими силами ты без труда одолеешь даже бога, - улыбнулся Ниандай.
        - Возможно. Но мой враг куда хуже. И часть его находится внутри меня. А себя победить куда сложнее, чем кого бы там ни было. Прощай, король Ниандай.
        Я протянул ему руку. Король крепко пожал ее, глядя в глаза.
        - Прощай, сэр Кей. Ты спас не только меня, но и мой народ. Я в неоплатном долгу перед тобой.
        - Просто продолжай править, - попросил я. - Это будет лучшим выходом для нас обоих.
        Мы попрощались, и затем я помчался в сторону Аонора. Одним из преимуществ обретения четверти силы был навык передвижения. Он позволял мне очень быстро перемещаться, используя минимум энергии.
        Таким образом, за день я преодолевал порядка сотни километров, останавливаясь лишь чтобы перекусить. Впрочем, теперь еда мне не сильно требовалась - впитанная скверна отлично заряжала тело необходимой энергией.
        До Аонора я добрался за месяц, и еще через несколько дней был у Суана. Еще на границе королевства заметил следы вражеской армии, а затем и сами отряды врага. Они заняли пограничные города, и оттуда двинулись в центр Аонора, постепенно уничтожая и захватывая мой дом. Впрочем, понаблюдав за воинством Тьмы, я мог смело сказать, что это не одни лишь мертвяки. Большая часть - люди. Видимо, то самое восточное королевство, впоследствии захваченное Тьмой, которую они же и породили.
        Теперь, стоя на холме, я смотрел на столицу, наблюдая над ней яркий защитный купол. Похоже, епископы озаботились обороной Суана на случай появления врага.
        У стен города собралась наша армия. Сотни шатров, патрули, боевые учения и крики командиров… Издали войско Аонора напомнило мне муравейник, обитатели которого суетятся, каждый играет свою роль, образуя единый слаженный механизм. Кое-где мелькали знакомые лица, но близнецов среди них не заметил. Оно и к лучшему. Возможно, признав их прошлые заслуги, епископы повысили моих парней. Скоро узнаем.
        Купол столицы на удивление легко пропустил меня, а стража на воротах не заметила. Я вихрем пронесся по улицам города, почти таким же опустевшим, как в Сайдре. Неудивительно, когда был здесь последний раз, Суан наводнили мертвяки и царила полная разруха. С тех пор минул почти год. Даже странно, что горожане смогли дать отпор врагу и организовать довольно грамотную оборону.
        Остановился лишь перед зданием Конклава, где и обитал Совет. Чия…
        После слияния с тьмой я не знал, какие чувства во мне остались, кроме гнева и ярости. Теперь же ощущал, что любовь и радость также исчезли, но некая тревога присутствовала. Мне хотелось узнать, что с воительницей все в порядке.
        Поэтому я шагнул под своды храма, где царили тишина и покой, принесшие в душу смутное чувство защищенности и домашнего уюта.
        Надеюсь, здесь найду ответы на вопросы.
        Стадия пятнадцатая
        Все пятеро были в большом зале, правда, обстановка там несколько изменилась с момента последнего посещения: троны расставили вокруг круглого стола, и епископы восседали за ним, что-то бурно обсуждая.
        Шум шагов заставил их повернуться в мою сторону. Стоило им увидеть меня, глаза всех пятерых изумленно расширились.
        - Кей! - вскрикнула Чия, мигом вскочила, опрокинув трон, и бросилась ко мне. Ничуть не смущаясь остальных, прильнула, жадно целуя мои губы, щедро делясь своим теплом.
        - Как ты? - негромко спросил, когда девушка слегка отстранилась. В ее глазах беспокойство смешивалось с радостью и усталостью.
        - Все хорошо. Но где ты был столько времени? Мы… думали ты погиб, - в голосе сквозила боль, застарелая, но не зажившая рана. Я заставил тебя страдать, черновласка…
        Что-то в самой глубине груди слегка шевельнулось, но спустя миг ощущение исчезло. Вновь превратился в заледеневший кусок плоти, отдаленно имеющий смелость называться человеком.
        - Пришлось постараться, чтобы вернуться домой, - мне хотелось бы улыбнуться, но лицо представляло собой лишь холодную маску. Чия застыла, во взгляде блеснуло болезненное понимание.
        - Кей… ты…
        - Все уже позади, - отрезал я, имея в виду сразу несколько вещей: и долгий путь назад, и нечеловеческие пытки, которые заставили измениться, переступить через себя, отрезать целый пласт души, превратиться в жалкое подобие человека, могущественное, но лишенное чувств.
        Несколько шагов тьмы, и я уже возле стола. Остановился, обвел взглядом четверку епископов.
        - Какова ситуация?
        На глазах у всех, протянул руку и извлек из воздуха похожий трон, куда и умастил свой зад.
        - Рад видеть тебя в добром здравии, сэр Кей, - подал голос Ар, глава Совета. С неким мимолетным удивлением я отметил у него среди черных прядей посеребренные. Похоже, непросто дались эти полгода верхушке Аонора.
        - В добром ли? - в моем смешке отсутствовали эмоции, и это заставило епископов напрячься - прямо ощутил их настороженность. - Полегче, господа и дамы. Да, я принял Тьму, но не позволил ей овладеть собой. Лишь отдал на откуп малую часть.
        - Думаешь, оно того стоило? - негромко спросил блондинчик-Сар. - Прежним уже не стать.
        - А то я не знаю, - язвительно откликнулся я, покосившись на усевшуюся рядом Чию. Она растеряла недавнюю радость, казалась теперь опустошенной, потерянной. - Но поверьте, будь иначе, не вернулся бы вовсе.
        - Путь героя всегда непрост, - хихикнув, пробормотал лысый Мар.
        - Не думаю, что выслушав рассказ, вы все еще захотите называть меня героем.
        - Деяния редко отражают суть, - мягким, бархатным голоском зашелестела светловолосая Кая. - Важен лишь результат.
        - Кто бы спорил, - кивнул я. - Что ж, раз не хотите рассказывать сами, послушайте меня.
        Повествование заняло несколько часов. За это время нас беспокоили лишь слуги, принесшие ужин и вино. Я повествовал неторопливо, во всех подробностях расписывая пережитые события, не жалея красок, но и не прибавляя лишнего. Благо слушатели были благодарными, не перебивали, изредка вставляли уточняющие вопросы, но не более.
        Остановился я, когда за окнами стемнело. Епископы сидели, мрачно переглядывались, не решаясь начать обсуждение. Оно и понятно - слишком многое теперь воспринимается иначе, все же филиал Тьмы в мирной стране - не то, что можно спустить на тормозах.
        - Некромантов в последнее время развелось многовато, - вздохнул Ар. - Тьма приближается.
        - Не надо этих пафосных словечек, - фыркнул я. - Пора уже рассказать, что из себя эта самая Тьма представляет. В подробностях, поверхностные туманные бредни я уже слышал.
        Глава Совета неодобрительно покачал головой.
        - Ты сильно изменился, рыцарь. Возможно, это дало тебе могущество, но потерял гораздо больше.
        - Мне прекрасно известно, кем я являюсь теперь, старик, - прошипел я, ощутив, как ярость легкой волной пробежала по телу. В глазах Ара мелькнул отголосок страха, что заставило меня мгновенно остыть. Древний епископ боится меня? Неудивительно, учитывая внезапное появление, приказной тон и резкость. Нужно следить за своим поведением, вокруг не враги, а люди, которые, как и я, заинтересованы в уничтожении Тьмы.
        - Ладно, если вы не против, я расскажу, - вызвался Мар. Поначалу он производил впечатление легкомысленного парня, со своей ехидной усмешкой и лукаво блестящими глазами. Но копнув глубже, понимаешь - не все так просто. Лысый обладает мудростью веков, да и неудивительно - пятеро прожили долгую жизнь.
        Остальные спорить не стали, предоставив слово товарищу.
        - Тьма - это люди, Кей. Именно они стоят за созданием магического проекта глубокой древности.
        - Что за проект?
        - Так и назывался - Тьма. Наши восточные соседи - из королевства Фрай, издревле отличались хорошими навыками в познании магии и плетений. Именно они изобрели заклинание-заразу, что пожирает все на своем пути. А затем выпустили его близ Аонора. Естественно, приграничное поселение фрайцев тоже пострадало, но разве несколько сотен человек идут в счет, когда речь о прогрессе? Отличная возможность изучить воздействие заклинания в полевых условиях - так считали маги Фрая. Но никто не ожидал, что буквально за пару суток зараза пожрет деревни фрайцев, захватит границу и перейдет на Аонор, поглотив ближайшие деревеньки и пограничный торговый город. Все жители этих поселений оказались заражены и превратились в бездушных тварей, темных, лишенных привычного нам разума и движимых лишь чувствами гнева и голода. Казалось бы, типичные мертвяки, верно? Но нет, это не зомби. У них есть разум, и даже сохранилась речь. Это люди, Кей. Измененные, сожранные и переваренные Тьмой люди. Их невозможно излечить, остается лишь облегчить страдания, отправив на небеса измученные души. Другого выхода нет.
        - Мерзко, - равнодушно отозвался я. Действительно, очень хороший способ уничтожения вражеского государства, похлеще ядерной бомбы. Зомби хотя бы всего лишь пустые оболочки, лишенные души, а этих - иначе как поглощенными не назовешь. Поистине, человеческий разум не знает границ, когда дело доходит до придумывания орудий убийства себе подобных.
        - Не то слово, - согласился Мар. - Дальше, естественно, прибыли к границе наши священники, их сопровождал я. Мы смогли сдержать скверну, понаставили кучу защитных печатей, заклинаний и прочего, дабы не пустить Тьму дальше на земли королевства. И что, ты думаешь, сделали фрайцы? Они с радостными воплями принялись изучать зараженных - те самые приграничные поселения, материала много, поле непаханое. Что самое интересное, на них зараза не действовала и в ту сторону дальше не распространялась. То ли дело в защитных амулетах, то ли еще в чем. Но так было недолго. Вскоре, кажется, по неосторожности, один фрайский чародей выпустил заклинание-вирус в крупном городе. На сей раз заражение прошло гораздо быстрее, за сутки весь город был поглощен Тьмой. Как и маг-неудачник, амулет по какой-то причине ему не помог. Три тысячи зараженных (город был немаленький) ринулись к границе с Аонором. Фрайцы мигом прикрыли скверну со своей стороны, остановив распространение, зато наша защита не выдержала напора, и темные хлынули на земли королевства. Пришлось вновь собирать небольшую армию и выдвигаться к границам. Выжгли
всех до единого, но изрядный кусок земель на востоке оказался непригоден для жизни. Естественно, наш король не стал терпеть, отправил весточку венценосному собрату в Фрай, потребовав прекратить опасные эксперименты. Тот не послушал, не соизволил даже ответить. С тех пор мы не получаем никаких новостей из восточного королевства.
        - То есть, вы сдержали Тьму печатями, но все равно боитесь, что она пойдет дальше?
        - Печати, заклинания - всего лишь костыли, - отмахнулся Сар, встревая в разговор. - Надолго их не хватает. Как ты мог заметить, армия Фрая совместно с зараженными вторглась на наши земли. Значит, оковы пали, а сосед решил расширить владения за счет Аонора. Непонятно только, как сумели обуздать темных.
        - Я бы назвал их Поглощенными, - предложил я, постукивая пальцами по столу. Сар фыркнул.
        - Можно и так. Плевать, как нам их изгнать отсюда? Зараженные плохо влияют на землю - создают локальные очаги, откуда скверна потихоньку распространяется вовне.
        - Пока что давайте соберем столько сил, сколько сможем, - я задумчиво уставился на дальнюю стену, поверхность которой была покрыта витиеватым узором. - А после позволим им прийти сюда.
        - Хочешь разрушить Аонор? - Кая хищно облизнулась. Махнула рукой, как бы невзначай демонстрируя острые ногти.
        - Хочу, чтобы вся вражеская армия, до единого, оказалась здесь, - мне было плевать на ее представление, внутренняя сила девушки крайне низкая, понадобится от силы пара минут, чтобы убить.
        - Хочешь поглотить, - качнул головой Ар.
        - Почему бы и нет? Мне удалось провернуть подобное в Сайдре, и, как видишь, остался цел, - я откинулся на спинку трона. Епископы переглядывались меж собой, словно мысленно совещались. Затем поднялся Глава Совета.
        - На сегодня все, ступайте отдыхать. А нам с рыцарем нужно кое-что обсудить. Идем.
        Чия на прощание ласково коснулась моей ладони кончиками пальцев, а затем направилась к выходу.
        Ар провел меня длинным коридором в небольшую комнату, наподобие кабинета. Кроме стола, нескольких кресел и полупустого шкафа, в ней ничего не было. Только ветер колыхал занавески на открытом окне.
        - Присаживайся.
        Епископ устроился за столом, я - напротив.
        - Все тобой рассказанное весьма интересно, Кей, - заговорил он. - Но шито белыми нитками. Что, если концентрация Тьмы окажется слишком высока? Подсказать, какие будут последствия?
        - Меня разорвет, а земли Аонора окажутся заражены. Впоследствии скверна захватит весь материк, а после - мир, - пожал плечами я. Ар кивнул.
        - Понимаешь. Это хорошо. Но все равно жаждешь попробовать?
        - А разве есть иной путь?
        Епископ поджал губы. Затем вздохнул.
        - Вряд ли. Быть может, фрайцы знают, как остановить Тьму окончательно, удалось же им это сделать на своей территории. Но придется найти и поймать опытного мага, которому известны подробности давнего проекта.
        - Если надо - поймаем, будем пытать сколько угодно, пока не расколется, - неважно, какими средствами, но я уничтожу скверну.
        Ар коротко рассмеялся.
        - Хорошо. Пусть ты утратил человечность, но все еще полон желания очистить мир от заразы. Это вселяет надежду. Будь иначе…
        - Совет прикончил бы меня, - завершил я фразу за него. Глава промолчал.
        - Его Величество изо всех сил старается поддерживать дух своего народа, но многие потеряли надежду, - в его голосе слышалась горечь.
        - Она вернется, как только скверна будет уничтожена, - заверил я. Ар покачал головой.
        - Ты стал сильнее, Кей, намного сильнее любого воина не только в Аоноре, но и на всем материке. И все же… этого недостаточно. Я полагаю, фрайцы создали из обычных людей могущественных тварей, способных дать отпор даже члену Совета.
        - Считаете, они насильно изменяют воинов Тьмой?
        - Доказательств тому нет, но, раз уж используют скверну в качестве оружия, то могут додуматься и до такого.
        - Объединившись с Советом, разве мы не сумеем победить? - спросил я. Ар взглянул, глаза усталые, словно несколько суток не спал, в глубине кроется мудрость и немного раздражения.
        - Совет не так слаб, как тебе кажется, Кей. Порядка пятисот лет назад мы наложили на себя печати, дабы сковать истинную силу.
        - То есть вы намного сильнее нынешнего уровня? - перспективы открывались неплохие. Выходит, епископы обвели меня вокруг пальца. Все это время я полагал, будто они лишь кажутся могущественными, а на деле…
        - Наша сила такова, что сняв печати и собравшись в одном месте, члены Совета смогут уничтожить мир, - голос Главы ввинчивался в мозг, отпечатывая слова на стенах памяти.
        - Неплохо, - одобрил я. - Так почему не снимете?
        - Сложно контролировать, будучи рядом с обладателями схожих сил, - поморщился епископ. - Проще ограничить, довольствуясь жалкими крохами.
        Крохами? Насколько большая разница истинной силы епископа с нынешней? Неужто они смогли приблизиться к богам?
        - Кем был сэр Ланс? - задал я возникший в голове вопрос. Ар хмыкнул.
        - Низвергнутым. Лансом его назвали мы, сам он величал себя Кеанором.
        Я замер. Нет, подобный поворот событий вполне вписывался в схему, но многих кусочков паззла еще не хватало.
        - Это был Первый, или?..
        - Или, - смешок епископа отдавал грустью. - Первого мы не застали, он сражался с Девятерыми на иных землях. Сэр Ланс являлся второй реинкарнацией Низвергнутого, более благородной, по крайней мере, так нам казалось изначально. Он очистил Аонор от диких племен северных варваров, помог местным стать цивилизованными, основал города и принял в веру наш народ. А после появились мы, каждый из разных уголков мира, собрались на земле Аонора, полюбили ее всем сердцем и поклялись вечно защищать от любых опасностей.
        - И что стало с Кеанором после?
        - Боги ниспослали ему безумие в виде жестокой и коварной женщины. Она была чародейкой, довольно могущественной, странно, что мы не разглядели сразу ее гнилую суть. Лаура украла сердце сэра Ланса, что уже правил страной в качестве короля, и он последовал за ней на восток, в далекие горы. Где колдунья провела ритуал, последствия которого эхом отдаются до сих пор.
        - Что она сделала?
        - Ты увидишь. Очень скоро. Когда армия Фрая придет под стены Суана. Я чувствую его длань, ведущую и людей, и Поглощенных.
        - Отлично, - я повернулся к окну. - Пусть приходят, когда угодно. Мы справимся.
        - Да неужели? - раздался от двери голос, который я меньше всего ожидал здесь услышать.
        Оборачиваюсь - и впрямь он. Стоит, ухмыляется, ничуть не изменился за прошедшее время.
        Прошел к креслу, упал в него, закинул ноги на стол. На лице епископа отразилось неудовольствие, но он смолчал.
        - Вижу, паренек наш неплохо подрос, - заметил Чума. Ар кивнул.
        - Знакомство с королевством Ру сильно изменило его.
        - Ну, сильно - это мягко сказано. Просто принял то, что должен был давным-давно, - фыркнул бог Смерти.
        - Раньше не мог, - отрезал я. - Да и, полагаю, полгода постоянных пыток даже тебя заставили бы понервничать.
        - О! - глаза у него стали круглыми, а рот приоткрылся в восхищении. - Как круто! Расскажешь?
        - Да ты ведь и так все слышал, - бросил я, мельком глянув на епископа. Тот кивнул.
        - Эх, какие вы все скучные, - огорчился Чума. - Нет в вас духа авантюризма и здорового мазохизма.
        - Ближе к делу, - мой голос не отличался теплотой. Миор обиженно надулся.
        - Ладно-ладно. Раз уж ты теперь качнулся до трехсотого, думаю, выдержишь мою специальную тренировку. Мне довелось испытать ее на себе едва ли не в первый месяц пребывания здесь.
        На губах божества заиграла мерзкая улыбочка.
        - Как обычно, на грани? - поддел я. Он внезапно стал совершенно серьезен.
        - Иначе никак, братец.
        - Тогда идем, - я слегка поклонился епископу и направился к двери.
        - Верни его не позже чем через неделю, - услышал позади просьбу Ара.
        - Будет зависеть от нашего юного Джеронимо, - фыркнул Чума.
        Тяжкий вздох Главы Совета сопровождал закрывшуюся дверь кабинета.
        - Куда мы? - полюбопытствовал я, едва выбрались на улицу. Миор задумчиво поглядел на высыпавшие звезды, почесал в затылке и, повернувшись на каблуках, указал пальцем на восток.
        - Туда.
        Место называлось Ущельем Пламени. Находилось в паре дневных переходов от восточной границы королевства. По сути, небольшая горная гряда, где образовалась достаточно широкая и глубокая впадина, вроде долины, дно которой раньше было заполнено водой, но из-за некоего катаклизма оказалось высушено и ныне представляло собой потрескавшуюся поверхность земли. Жар стоял неимоверный, несмотря на только недавно начавшуюся весну.
        Чума обладал схожим навыком передвижения, так что добрались за трое суток, останавливаясь лишь на ночлег. На первом же привале состоялся такой разговор:
        - Почему раньше не сказал о том, что Тьма - люди?
        Он задумчиво почесал щеку, лег на спину возле костра и уставился на усыпанное звездами небо.
        - Ты не спрашивал.
        - И все же, - мне было любопытно услышать его версию. Понятно, что Мар не стал бы лгать, но Миор явно знает гораздо больше. Бог Смерти, как ни крути.
        - Ну, старикан все верно обрисовал. Кучка чокнутых магов-исследователей из королевства Фрай решили провернуть хитрый фокус: одним махом завалить нескольких зайчиков. И заклинание-вирус испытать, и соседу насолить, и получить повод в дальнейшем попасть на территорию Аонора. В перспективе ведь нет оружия в этом мире мощнее Тьмы.
        - Это я уже понял. Но как им удалось? И почему даже священники не могут сдержать заразу надолго?
        - Хрен его знает, - он не лукавил. Действительно, правда была неизвестна даже Чуме. - Полагаю, что кто-то помогал яйцеголовым разработать заклятье. С нынешним уровнем развития магической науки вряд ли фрайцы сами допетрили б.
        - Почему так уверен? Епископы считают, что их уровень гораздо выше нашего.
        - Нашего? - он хихикнул. - Равняешь себя с местными? Глупо. Ты гораздо выше любого существа этого мира, со временем станешь богом, нужно уметь отсеять зерна от плевел.
        - После случившегося в Ру я, кажется, потерял нечто важное, - произнес я, глядя на пляшущие язычки пламени. Где-то там, в их глубине, мелькали лица, воспоминания, бездна боли и попытки превозмочь ее. Похоже, эта часть прошлого никогда не исчезнет из разума.
        - Так и есть, - кивнул он. - Прежним уже не будешь. Но постепенно твой организм отрастит заменители чувств, сможешь испытывать радость и печаль… в гипертрофированной манере. Пора привыкнуть к тому, что за любой бонус здесь идет плата. И как бы тебе ни хотелось, человеком остаться невозможно. Только вперед.
        Забавно. Раньше я обязательно попытался бы оспорить его утверждение, разозлился, полез бы что-то доказывать, но теперь… в душе было пусто. Сплошное равнодушие и спокойствие, словно действительно перестал быть человеком. Кто-то наверху решил заменить меня бездушной машиной, паразитом, способным только убивать и поглощать чужую боль, ненависть, злобу и страх.
        - Думаешь, удастся уничтожить Тьму окончательно?
        Чума долго молчал, даже показалось, будто бог уснул.
        - Не вижу способов это сделать, - заговорил он наконец. Я ощутил некую горечь в голосе и щепотку усталости. - У нее есть источник, и это явно не склянки и пробирки магов. Нет. Ядро скверны находится дальше и глубже на восток. Постепенно оно приближается, а носитель ведет армию мертвых.
        - Хочешь сказать, у Фрая два источника Тьмы?
        Он неопределенно покрутил рукой.
        - Пока лишь догадки. Воняет скверна одинаково, что пробирочная, что натуральная. Но ту, что искусственно создана, можно поглотить. А вот с ядром будут сложности. Концентрация слишком высокая.
        - Если поглощающий не справится…
        - Разнесет половину мира, - улыбнулся Миор. - Будет весело, но к цели нас не приблизит. Да и ты вряд ли выживешь. Слишком слаб, несмотря на неплохой рост за последний год. Этого мало.
        - Когда же будет достаточно, - я ощутил небольшое раздражение. Чума фыркнул.
        - В этом вся прелесть. Вечный рост, безграничное совершенствование, дальше, сильнее - и так из века в век. Но, хочу заметить, у тебя вышло лишь раз за последнюю тысячу лет достичь статуса бога - в Первой версии. Остальные копии оказались, мягко говоря, слабоваты. Кому-то не хватало мотивации, другой возомнил себя благородным героем, принялся спасать мир и пал от когтей средней опасности зверюги. Бывало разное. Так что прямо сейчас реши для себя - готов ли идти до конца или ты здесь, чтобы однажды сдаться?
        Я усмехнулся. Вышло явно не очень, что-то не так с мышцами лица, почему улыбки даются с трудом? Чуму моя гримаса даже несколько покоробила, бог Смерти ощутимо вздрогнул.
        - Знаешь, будучи изо дня в день раздираемым пытками детишек-садистов, спасаясь в Нексусе и хранилище знаний, мечтал лишь о том дне, когда боль прекратится. Когда я смогу отомстить и вернуться домой, к близким. Но потом мой палач проявил неправильные, деформированные эмоции, которые заставили меня дрогнуть. И сломаться. Я сошел с ума, приятель. И уже почти сдался на волю жадной, манящей бездны безумия, радовался, предвкушал, как утону в ее водах. Меня спасли осколки души. Темный, Светлый, какая разница? Они лишь образы, не более. То, на что я изначально себя разделил в попытках уравновесить добро и зло внутри. Это было глупо и очень наивно - полагать, будто меж ними есть существенная разница. Разницы нет. Значение имеет лишь то, как поступаешь ты сам. В момент, когда тьма внутри меня вырвалась на свободу и поглотила все тело, я это осознал. И добровольно отдал то, что в тот момент мешало - эмоции, чувства, так необходимые человеку частички души. Сейчас уже поздно сожалеть, да мне и все равно. Главное - уничтожить Тьму. Не хочу больше перерождаться вновь. Надоело.
        Он с минуту глядел на меня, потом медленно кивнул.
        - И впрямь соглашусь с тобой. Есть некая ирония в случившемся. Ты обрел огромную по меркам смертных силу, но добровольно отрекся от куда более важного. Утратил себя - и стал цельным. Занятно. Но тебе все еще не хватает огромного куска, что бродит где-то неподалеку вместе с армией мертвяков. Зная его амбиции, уверен, он ведет их за собой.
        - Ты о носителе ядра?
        - Нет, о Низвергнутом. Твоем альтер-эго, темном братце и прочая, прочая. Правда, сейчас разница меж вами едва ли заметна.
        - И то верно, - я издал нечто, похожее на смешок.
        На том разговор двухдневной давности завершился. Следующие беседы не несли особой ценности, мы просто обсуждали мелочи, словно заключили молчаливое соглашение не касаться надоевшей темы.
        И вот утром четвертого дня мы пересекли границу Ущелья.
        - Что с этим местом такое? - поинтересовался я, наклонившись и коснувшись ладонью земли. Она была довольно горячей, не выше пятидесяти градусов, но и это ощутимая температура по сравнению с местностью за пределами долины.
        - Наверное, здесь повеселился кто-то из моих братьев по оружию, - почесал в затылке Чума.
        - Хочешь сказать, один из Девятерых? - я был немного удивлен. Не думал, что боги часто посещают бренный мир. Хотя вспомнить ту же Инао - может, и остальные время от времени гуляют по просторам материка.
        - Полагаю, да. Имя сам назовешь или подсказать? - он лукаво взглянул.
        - Зау, - негромко сказал я. - Бог пламени. Кто еще мог так покалечить землю? Странно, что Сио не залечил рану.
        - Ну, в тот момент у него были немного другие мысли, - Чума отчего-то засмущался. Я пристально уставился на бога Смерти.
        - Только не говори мне, что… ты с ним дрался?
        Он скривился, будто проглотил не меньше ведра лимонов. Нехотя кивнул.
        - Пришлось. Переусердствовал с насмешками, и сцепились. Гаденыш оказался сильнее, чем я думал, пришлось переключиться с Зау на него.
        - Погоди, ты посмел бросить вызов одновременно двум богам? - у меня в голове не укладывался подобный идиотизм. - Совсем мозги отшибло?
        - Скучно было, - пожал плечами Миор. - Зато потом оказалось весело, когда явилась Умо и всех остудила. Зау забавно шипел, пар за километр видно было.
        - Да уж, божественные разборки, - буркнул я. - Лучше скажи, зачем сюда меня притащил?
        - А что, отличное же место? - прикинулся валенком бог. - Прямо курорт! Шашлыки можно жарить на земле, сэкономим на дровишках.
        Я ощутил, как ярость охватывает тело, разливается по венам вместо любых допингов и антидепрессантов.
        - Шашлыки, говоришь? - я с ревом кинулся на Чуму, сходу проводя Удар Двадцати Лезвий. Атака бессильно разбилась о выставленную ладонь, а сам бог Смерти притворно нахмурился.
        - Хочешь поиграть? Ладно, начнем тренировку. Тебе понравится…
        Шлепок ладонью по лбу я позорно проморгал, да и неудивительно: скорость Миора превосходила мою в несколько раз. При всем желании, даже выложившись на сто двадцать процентов, я не смог бы отразить удар.
        Окружающий мир исчез, окутался черным беспросветным туманом. Воцарилась мертвая тишина, исчезли звуки ветра и даже легкое гудение от горячей земли. Которая, к слову, стала еще жарче.
        Я ощутил, как растекаются месивом сапоги и начинает жечь пятки. Какого черта, он спалить меня хочет?
        Запрыгав на месте, прозевал прилетевший из темноты нож. Лезвие вонзилось в правое плечо, мигом вывело руку из строя.
        Ясно, двойная атака. Заманил меня в другое измерение, где может устраивать любые аттракционы на свой вкус. Сделал землю горячее, отрубил любые видимые предметы, кроме оружия. Это и есть специальная тренировка бога Смерти? Занятно.
        К постоянному нагреву поверхности под ногами удалось привыкнуть почти сразу. Другое дело невидимые атаки из воздуха. Их было много и все невероятно разнообразные. Невозможно угадать заранее, откуда прилетит удар, даже дико развитое чутье пасовало перед волей Чумы.
        В который раз отбивая клинком удары с разных сторон, я подумал, что Чума поистине силен. Не знаю, каковы возможности других богов, но этот - очень опасный противник. Не уверен, что смогу когда-нибудь одолеть его, все же не только я развиваюсь.
        Уклониться от стрелы с зазубренным наконечником, пригнуться к земле, пропуская огромные двуручный топор, и сразу вбок, дабы не оказаться нанизанным на парные изогнутые клинки. И ни минуты покоя.
        Теперь я начинал понимать, для чего весь сыр-бор. Первые полчаса учился адаптироваться к условиям окружающей среды, в нашем случае - крайне горячей земле. Затем Миор решил прокачать реакцию, используя различные виды оружия, каждое из которых отдельно гарантирует мучительную болезненную смерть, а уж в совокупности…
        Наивно было полагать, что на этом хитрец остановится. Как бы не так! После нескольких часов непрерывной пляски и уклонений Чума решил повысить сложность. Теперь оружие было только одно, но какое: длинный, порядка полутора метров, меч с широким листовидным лезвием, по краям которого вились незнакомые мне письмена. Или узоры, сразу не разберешь. Рукоять обычная, затертая от частого пользования, а гарда в виде острых костей. Навершие представляло собой ухмыляющийся череп какого-то монстра, больше похожего на дракона: вытянутая морда, большие глазницы, крупные зубы и маленькие рожки на лбу.
        Орудовал клинком некий темный силуэт, слегка подсвеченный бледно-зеленым. Таким же цветом пылали и глазницы черепа в навершии, стоило хозяину меча принять боевую стойку.
        Хочешь поиграть? Вперед!
        Он бросился со скоростью, ничуть не уступающей Чуме, но теперь я каким-то образом мог поспевать. Движения воина были резкими, порывистыми, больше эмоций, чем техники. Но и силы - хоть отбавляй. Первый же удар сверху-вниз, который я неосмотрительно попытался парировать, едва не вбил меня в землю. Ощутив, как многотонная тяжесть легла на плечи, рыкнул и, пнув врага под колено, отпрыгнул назад. Пару минут мы кружили друг против друга, внимательно следя за движениями. Первым вновь атаковал Теневой Рыцарь, на сей раз проведя целый финт: целился слева по корпусу, но в последний миг изменил траекторию движения меча, рубанув снизу-вверх, отрубая мне руку, сжимающую клинок.
        Неиллюзорная боль пронзила все тело, кровь толчками брызнула из раны. Я попытался отступить назад, но враг одним ударом отделил мою голову от плеч.
        Вспышка невыносимой боли и ненависти, а через секунду вновь стою, сжимая меч, напротив - Теневой Рыцарь. Раунд два.
        По моим подсчетам, мы бились несколько суток без перерыва, после внутренний счетчик смертей заклинило, и я перестал обращать на него внимание. Главной целью стало победить противника.
        Не сказать чтобы Рыцарь был дико силен, но что-то в нем не давало одержать победу. Или проблема во мне? Снова мимо. На двадцатый или тридцатый раз удары точно проходили по врагу, я чувствовал сопротивление плоти под лезвием меча. Но противник, словно наплевав на боль, шагал вперед и рубил, колол, кромсал мое тело. Снова смерть. Респаун. Бой.
        У меня не было времени обдумать тактику и стратегию, сразу по воскрешении - новая схватка, без предисловий и тайм-аутов. Теневой Рыцарь не знал усталости. Приходилось подстраиваться, соответствовать врагу. Я чуть ли не физически ощущал, как растут уровни, прокачивается выносливость, сила, ловкость. И, конечно, дух.
        Полагаю, ни у кого в этом мире не было столь высокого показателя Духа. Кроме разве что Чумы. Путем недолгих размышлений еще в пути, понял, что Дух растет только когда я попадаю в жестокие переделки, где более испытываются воля и разум, нежели тело. Что ж, логично, но какие именно бонусы эта стата дает, пока не осознал.
        Удар, уклонение, меч соперника проносится в паре миллиметров от тела, подшаг, нырнуть вбок, уколоть клинком, будь Рыцарь живым, ребра и часть кишок обязательно вылезли бы наружу - с распоротым боком и сражаться, и жить трудновато.
        Ускоряюсь, используя шаги тьмы, отступаю назад. Противник не отстает, будучи раненым, с легкостью преследует меня, заносит свой огромный меч, крутит им в воздухе, как пушинкой.
        Не дожидаюсь, пока клинок опустится, пригибаюсь к земле, рывок навстречу, удар - меч вонзается в шею врага, брызжет кровь. Не останавливаюсь, продолжаю движение - пока клинок не наткнулся вдруг на пустоту. Голова Рыцаря катится по земле. Первая победа.
        Но долго радоваться не приходится - враг появляется в трех шагах, сходу бросается в бой. Промедление - смерть, невидимый кукловод не соизволил залечить мои раны, а посему выход один - победить снова.
        После полутысячного поединка мы оба начали использовать техники и навыки. Оказалось, Теневой Рыцарь умеет не только атаковать с грубой силой и обманками, в запасе у него припасено много опасных трюков.
        Но я не собирался сразу раскрывать все карты, использовал лишь малую часть умений, выжидая, пока Рыцарь проявит себя полностью.
        Шел примерно десятый день тренировки и тысяча семьсот двадцать первый бой, когда это случилось.
        Пространство за спиной Теневого Рыцаря сгустилось, сам он, казалось, разросся, стал больше и шире, увеличился и меч. Скорость, техники, приемы - все вышло на качественно новый уровень. Это довелось ощутить сразу, едва враг рванул вперед, проводя серию из нескольких комбинаций ударов. Давление возросло, то, что раньше сдерживал относительно легко, теперь отбрасывало назад, прорывалось сквозь блоки, наносило повреждения.
        Пришлось действовать на максимуме.
        Рассвет Сотни Клинков прямо навстречу противнику - Рыцаря откидывает, кое-где в броне видны дыры, но он не сдается, без промедления бросается вновь.
        Ускоряюсь так, что в висках ломит, из носа брызжет кровь, но враг слегка замедляется. Отлично, вот он - шанс!
        Удар Двадцати Лезвий сносит левую руку Рыцаря, почти кожей ощущаю, как возрастает давление, словно режиссер спектакля потянул за ниточки и добавил сил любимой марионетке.
        Восприятие постепенно возвращается в обычное состояние, посему спешу, нужно нанести как можно больше повреждений за короткое время. Я не проигрывал почти тысячу раундов, несмотря на все сложности. Не хотел и теперь.
        Серия из высокоскоростных ударов - Крылья Ветра, доспехи врага оказываются почти разорваны на клочки, но и мой запас энергии укорачивается на треть. Стоило ослабить контроль - скорость приходит в норму, и Теневой Рыцарь движется так же быстро, как и я.
        Уклониться от его мощных выпадов, после которых остаются неприятные рваные раны по всему телу, но не в этот раз. Приблизиться, атаковать приемом ближнего боя - Прощением Земли. Пожалуй, единственное умение из арсенала земли, которое я активировал. Попавший под его воздействие окажется либо смят в лепешку, если слабее меня, либо будет сильно измотан и с поломанными костями, как в случае Рыцаря.
        Но он не сдается, готовит очередную пакость - пространство вокруг врага мерцает, наливается ядовито-зеленым. Неужто наконец массовая атака?
        Массовыми я назвал умения, атакующие по площади, предназначенные в основном для больших групп противников, но эффективные и против сильного врага. Весьма эффективные.
        Отпрыгиваю на безопасное расстояние, но уже поздно - зеленое облако следует за мной, мигом охватывает все тело, разъедает доспехи и кожу, впитывается в кости, вызывает невыносимый зуд, после накатывает ноющая боль, постепенно нарастающая, ввинчивающаяся в мозг, заставляющая желать смерти - как избавления.
        Но я успеваю выпустить свой главный козырь.
        Плач Тьмы. Прием массового поражения, вызывающий с небес темную скверну, что дождем проливается на врагов, пожирает все на своем пути и возвращается к создателю, напитывая его полученной энергией.
        Я уже почти растекся лужицей по черной земле, когда тьма поглотила Теневого Рыцаря вместе с остатками брони и дивным клинком, а затем устремилась ко мне, мгновенно впиталась в остатки плоти, напитывая, создавая, восстанавливая.
        Спустя десяток ударов сердца я вновь стоял на прежнем месте. Только на сей раз враг не появился.
        Тьма рассеялась, мир рассыпался мириадами острых осколков, чтобы собраться вновь - в Ущелье Пламени, льющийся с небес дождь, восседающего под навесом у небольшого костерка Чуму и меня, рухнувшего на колени от накатившей слабости и дикого голода.
        - Присаживайся, тебе нужно хорошенько подкрепиться, - Миор указал на место рядом с собой.
        Я доплелся, рухнул на мягкую медвежью шкуру, двумя руками схватил кусок мяса из котелка, впился зубами.
        - Как ощущения? - полюбопытствовал бог Смерти. - Понравилось? Не гляди так яростно, лучше лопай. Лопай и слушай. Вижу, что понравилось, за десять дней неплохо вырос, победил мою любимую куклу, заодно отточил навыки. Чем не тренировка? Дальше должно быть полегче какое-то время, чую, к столице подбираются войска неприятеля, среди них есть несколько интересных… существ. Не заскучаешь. А ежели заскучаешь, так всегда можешь обратиться ко мне - помогу чем смогу.
        Он ехидно ухмылялся, но я не обращал внимания. Голод терзал изнутри и утих лишь после десятого куска мяса. Откинувшись назад, я взял протянутый мешок с вином, сделал долгий глоток.
        - Отлично, - прохрипел, чувствуя, как восстанавливаются силы. - Ну-ка, глянем, насколько сильнее стал.
        Открывшееся окно характеристик изрядно удивило, слишком давно туда не заглядывал, будучи занятым навалившимися проблемами. Между тем отношения с фракцией Аонора стали дружескими, с Югом - по-прежнему враждебные, с королевством Ру - что-то между нейтральными и приятельскими, с Наитан также нейтральные, а вот с Фрай - откровенно враждебные, что намекало - договориться не получится. Как будто собирался.
        ИМЯ: Кей эл Кион
        УРОВЕНЬ: 402
        РАСА: Полубог
        КЛАСС: Рыцарь
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        Сила - 165
        Выносливость - 180
        Ловкость - 192
        Интеллект - 121
        Дух - 290
        ЭФФЕКТЫ:
        Сопротивляемость Тьме - 67 %
        Сопротивляемость кровотечению - 84 %
        НАВЫКИ:
        Владение клинком - 92 %
        Владение копьем - 21 %
        Регенерация - + 22 %
        Красноречие - 54 %
        Запах тьмы - 36 %
        Чутье тьмы - 47 %
        УМЕНИЯ:
        Удар Двадцати Лезвий - 5 уровень
        Рассвет Сотни Клинков - 3 уровень
        Приветствие Небес - 3 уровень
        Плач Тьмы - 2 уровень
        Прах Бездны - 1 уровень
        Поцелуй Смерти - 2 уровень
        Крылья Ветра - 3 уровень
        Познание Прошлого - 6 уровень
        БАЗОВЫЕ:
        Дыхание Тьмы - 1 уровень
        Длань Тьмы - 2 уровень
        Копье Тьмы - 2 уровень
        Шаг Тьмы - 4 уровень
        Ветер Тьмы - 3 уровень
        С каждым следующим разом окно расширяется и расширяется. Интересно, у богов статы на несколько страниц или есть возможность как-то по вкладкам раскидать?
        - Полюбовался? - насмешка Чумы ничуть не обидела, да и не собирался он вызывать во мне ярость.
        - Более чем, - ответил я, ничуть не покривив душой. Вернее, ее остатками.
        - Тогда собирайся. Идем обратно. Полагаю, нас уже заждались в Суане. Хотя, мне там всегда не рады, а вот тебя примут с распростертыми объятиями.
        - Ну, ты здорово попортил нервишки всему Конклаву в свое время, - поддел я бога Смерти. Тот отмахнулся.
        - Что поделать, если местные святоши слабо воспринимают мой юмор? Это оскорбление! Я, мать его, гениален, а демонстрировать гениальность некому - эти не приемлют, иные даже не поймут, еще и обидятся. Тьфу. Кучка бесполезных отбросов.
        - Ну-ну, - не стал развивать я тему дальше. Видно же, как бы ни ругал - Чума любит Аонор и его жителей, даже пресловутых святош. Только ни за какие богатства мира не признается - слишком гордый.
        - Не нукай, не запрягал, - огрызнулся бог и поднялся, отряхиваясь от несуществующей грязи. - Шевелись, а то рискуешь добираться в одиночестве.
        Я молча принялся собирать сумку. Спорить не хотелось, нужно как можно быстрее добраться до Суана. Пусть часть меня навеки погибла в пыточной королевского замка страны Ру, но теперь нахожусь здесь, дома. И обязан защитить его.
        К тому же, нужно поговорить с Чией и узнать об Аи.
        Слишком давно отсутствовал там, где нужен больше всего.
        Стадия шестнадцатая
        Обратный путь занял несколько суток, что неудивительно - далековато на восток забрались. При этом за первые сутки не встретили ни единого отряда врагов, до рассвета второго дня.
        Двухтысячная армия двигалась на запад, в сторону столицы, размеренным маршем. Мы следовали на расстоянии, возле тракта, пока не встревая в бой.
        - Идут на Суан, рассчитывают встретиться близ города с подкреплением и вдарить объединенными силами, - Чума задумчиво жевал травинку.
        - Ничего не выйдет. У стен столицы их ждет крупная армия Аонора, смогут дать достойный отпор, - я пристально вглядывался в ряды воинства, вычленяя мертвяков и обычных людей. Как ни странно, и те, и другие мирно сосуществовали. Кто же вас контролирует?
        - Умоются кровью аонорцы, вот увидишь, - бог Смерти был мрачен, всю веселость и благодушие как ветром сдуло. - Это лишь малая часть общего войска. Или ты наивно полагаешь, будто фрайцы бросят мертвяков и людей на наших - заваливать трупами? Восточные ребята не так просты, Кей. У них есть в запасе и орудия, и твари пострашнее рядовых зараженных.
        Даже так. Тогда тем более не стоит подпускать врага к столице. Три дня пути до Суана - достаточно небольшое расстояние. В целом-то мы можем обогнать армию и отправиться куда шли, предупредим Совет и будем ждать полноценное войско. Но с другой стороны, гораздо лучше уничтожить этих, благо, опасности не видать.
        - Разомнемся? - предложил Чуме, извлекая клинок из ножен. Бог Смерти усмехнулся.
        - Почему нет? Только берегись темных рыцарей - они довольно опасны. В остальном - здесь только сброд.
        - Понеслась.
        Я рванул на полной скорости, сходу вгрызся в строй, принялся рубить направо-налево. Пока враг осознал, что на них напали, порядка двух сотен солдат и полсотни мертвяков отправились на корм клинку. Затем ряды остановились, шустро развернулись, сомкнули щиты. Но разве может обычная сталь противостоять орудию, сделанному богом?
        Меч взрезает защиту, как нож - консервную банку. Пора выковырять немного добычи. Впиваюсь в брешь, словно пиранья, брызжет кровь, обычные воины мрут от легких ударов, падают на землю, открывая путь к задним рядам. В глазах - ни страха, ни обреченности, одна лишь твердая воля и желание добраться до меня.
        Фрайцы сильны. Не физически, но духовно, и это похвально. Однако против Клинка Падшего Бога им не выстоять.
        Земля уже пропиталась кровью, когда я понял, что Чумы рядом нет. Оглядываюсь - так и стоит у дороги, скрестив руки на груди, наблюдает.
        - Очередная проверка на прочность?
        Бог Смерти пожал плечами.
        - Считай как угодно. Если уж тебе скучно с этими драться, мне и подавно. Ждем подкрепления.
        О чем это он?
        Внезапная опасность спереди, отскакиваю в сторону, ряды солдат разлетаются, как кегли, в воздух взметнулась пыль.
        Едва она осела, увидел перед собой высокого, почти два метра, рыцаря в матово-черных доспехах с непонятным символом на левой стороне груди - коса, срезающая сноп травы на фоне закатного солнца. Что бы это значило?
        - Готовься к смерти, ублюдок! - от воина так и веяло злостью. А еще - Тьмой. Судя по всему, зараженный, но сохранивший разум. Может, из тех самых модифицированных солдат?
        - Заезженная фраза, тупица, - я рассмеялся и крутанул мечом. Раз - и Рассвет Сотни Клинков пронзает броню насквозь. Два - подпрыгиваю, наношу сверху Приветствие Небес, приземляюсь точно на плечи бугая, меч вонзается в стык меж шеей и шлемом.
        Мертвец застыл, словно кто-то выключил его с пульта управления. Странно, по идее, должен был подохнуть.
        Громадная ладонь вдруг резко поднялась вверх, схватила меня за шиворот и швырнула на сотню с лишним метров. Проламывая спиной деревья, я пытался понять, каким случаем вражеский воин выжил.
        Рухнув на землю, я перекатился спиной вперед. Враг уже близко, довольно быстрый, сученок! Ничего, я ведь тоже не всю силу показал.
        Рывок, активирую Крылья Ветра, пространство вокруг застывает - слишком высокая скорость, даже рыцарь превращается в подобие черепахи - с трудом двигается вперед, как сквозь кисель.
        Чистые удары, нанесенные с молниеносной быстротой, лишают его возможности продолжать бой - голова отлетает в одну сторону, изрешеченное туловище в другую.
        Бросив мимолетный взгляд на поверженного врага, бегу обратно к тракту. Кажется, чуть в стороне, среди основных сил фрайцев, ощущалась схожая сила. Нельзя упускать возможность прокачаться.
        Однако стоило выбежать на дорогу, как глазам предстало занимательное зрелище: кучи трупов, валяющиеся на земле, поодаль целая горка из тел вражеских воинов, а сверху восседал Чума, ехидно улыбаясь во все тридцать два зуба.
        - Вижу, размялся, - он спрыгнул вниз, зашагал по тракту в сторону столицы. - Идем, задерживаться дольше нет смысла. Здесь одни слабаки.
        Я покачал головой. В целом, относительно уровня бога, он прав - воины королевства Фрай слишком слабы, чтобы стать поистине значимой угрозой. Но тот рыцарь был неплох, выстави против меня хотя бы пятерку таких - станет жарко.
        - Они и впрямь научились модифицировать солдат? - я вытер меч об одежку ближайшего трупа. Бог Смерти задумчиво хмыкнул.
        - Похоже на то. Улучшенные сила, ловкость и скорость реакции. Пожалуй, во всей армии Аонора не найдется воинов, способных выстоять против таких… обращенных. Не будем упоминать епископов из Совета, для них это лишь пешки. А вот обычным людям придется туговато.
        - Нет способа повысить навыки наших солдат?
        Он тихонько рассмеялся.
        - Может, и есть. Но использовать его святоши не позволят, потому как - темная магия, грех и все такое.
        - Все же попробую уговорить, - идея показалась мне дельной. Если уж враг настолько силен, почему бы не улучшить собственную армию, дабы не распыляться в бою на мелких врагов самим?
        - Ар упрется рогом и ни за что не разрешит настолько противоречащие церковным нормам деяния.
        - Как знать, невозможно быть настолько принципиальным, когда враг у порога. Для выживания сгодится любое средство.
        Чума одобрительно кивнул.
        - Раньше ты выразился бы иначе.
        - Раньше я был наивен.
        - А теперь?
        - За гранью жестокости наивность чудесным образом испаряется, оставляя после себя лишь желание убить тех, кто стоит на пути.
        Бог Смерти вздохнул.
        - Прости. Я должен был оторваться от дел и помочь.
        - Не стоит. В конце концов, я даже благодарен судьбе за случившееся, - отрезал я. - Теперь никакие розовые очки не будут мешать в принятии решений. Я стал собой.
        Миор окинул меня задумчивым взглядом, потом отвернулся.
        - Боюсь, что ты все же утратил нечто важное. То, что есть даже у меня.
        - Эмоции?
        Он фыркнул.
        - Нет. Они у тебя имеются, просто заморожены на какое-то время. Речь о другом. Лимитер.
        - Ограничитель? - удивился я. Чума кивнул.
        - Да. У каждого живого существа есть определенный барьер, дальше которого, что бы ни случилось, оно не шагнет. К примеру, когда ты в детстве дурачишься с друзьями на улице, вы в шутку деретесь, никто ведь не бьет с такой силой, чтобы прикончить? Существует ограничитель, сдерживающий тебя в определенных границах. Само собой, у каждого он свой, зависит от моральных норм и самосознания. У тебя же, как мягче сказать… лимитер вырван с мясом, на его месте зияет кровоточащая рана.
        - Хочешь сказать, я сам уничтожил свой предел?
        - Вероятно. И теперь, случись серьезная схватка, такая, что потребует напряжения не только физических, но и моральных сил, ты можешь слететь с катушек. Перестанешь быть человеком.
        Я задумался. Значит, пытки и последующее перерождение сделали меня полным отморозком, у которого отсутствуют психические тормоза? Такая себе перспектива. Пусть сейчас все отлично, контролирую себя лучше, чем когда-либо прежде, но в будущем… Нужно быть осторожнее, не позволять гневу и ненависти поглотить себя целиком.
        - Придется держать себя в руках.
        - Это будет лучшим выходом для всех, - развел руками бог Смерти.
        До самой столицы на нашем пути больше не встретились отряды врага, так что через два дня мы добрались до Суана. Армия у стен города стала больше, значит, обещанное подкрепление прибыло. Аонор выставляет все силы в грядущей битве. По лезвию пойдем, если проиграем - никто не сможет защитить королевство.
        - Здесь я тебя покину ненадолго, - Чума остановился на холме, бросил печальный взгляд на залитую солнцем долину. - Вернусь к началу заварушки.
        - Как знаешь, - я пожал руку бога Смерти, развернулся и помчался в город. Стража по-прежнему не заметила моего появления, так что я беспрепятственно миновал ворота и чуть поодаль, у рыночной площади, замедлился, неторопливо зашагал в сторону района знати. Нужно навестить Чию, в прошлый раз не удалось толком поговорить.
        Открыл мне тот же дворецкий.
        - Проходите, сэр. Вас ожидают.
        Она сидела в гостиной, задумчиво смотрела на пляшущие язычки пламени в камине, в руке бокал с вином. На лице видна грусть, следы усталости и некое чувство… обиды.
        - Я пришел, - я шагнул вперед, преклонил колено, коснулся губами кончиков пальцев на свободной руке.
        В глазах девушки блеснули слезинки.
        - Как же долго… Я ждала тебя в тот день! Как ты мог уйти, даже не…
        Чия всхлипнула. Это была не епископ Конклава и даже не могущественная древняя воительница. Всего лишь девчушка, с головой хлебнувшая одиночества сразу после мгновений ослепительного счастья.
        - Прости, милая.
        В моем голосе не было эмоций, слова значили только то, что ей хотелось услышать. Мне бы хотелось проявить хотя бы каплю сочувствия, показать ласку, подарить тепло, в котором Чия так нуждалась. Но нет, вместо этого - пустота. Как там сказал Чума - зияющая рана? Похоже на то.
        - Что с тобой стало, Кей?
        Ее голос дрогнул, слезы двумя тонкими тропинками пробежали по щекам. Я поднял ладонь, осторожно вытер мокрые дорожки.
        - Много чего. Теперь я не тот, что прежде.
        - Я чувствую, - прошептала она, глядя белыми озерами глаз. Что-то глубоко внутри меня на краткий миг, на жалкую долю секунды, дрогнуло, а затем вновь все стало на свои места. Никаких чувств, лишь ледяной рассудок, неспособный хоть как-то помочь в этой ситуации.
        Но в тот самый миг, когда невидимая струна на дне моей души легонько качнулась, глаза Чии широко раскрылись. Все воспоминания прошедших месяцев хлынули волной, затопили разум девушки, заставили задохнуться от пронзившей все естество боли. И ненависти.
        Я коснулся кончиками пальцев лба епископа, забирая всю боль на себя. Чия замерла, с полуприкрытыми веками, пыталась прийти в себя. Ей было очень тяжело справиться с полученными эмоциями, весь спектр чувств оказался слишком тяжелым, слишком жестоким даже для многовековой воительницы, привыкшей к любой боли.
        - Как ты вообще можешь быть спокойным, испытав это? - негромкий голос наполнился хрипотцой, в каждом звуке слышны отголоски ужаса.
        Я попытался усмехнуться, вышло паршиво, лицо исказилось в уродливой гримасе.
        - Сразу после эмоции исчезли, остались лишь ненависть, ярость и какое-то странное веселье. Чума сказал мне, что я уничтожил свой ограничитель. Полагаю, теперь придется постоянно контролировать любое проявление эмоций, если таковые возникнут, иначе - стану безумцем.
        - За что Девятеро так покарали нас… - шепчет, в глазах снова слезы.
        - Не нас - меня. И хватит на этом, слезами ничего не решить, - да, жестко, но видеть сильную Чию такой сломленной - неприятно.
        Она через силу улыбнулась, качнула головой.
        - Ты прав. Нельзя расслабляться, враг уже близко.
        - Мы уничтожили один отряд, - рассказ не занял много времени, но известие о темных рыцарях заставило епископа нахмуриться.
        - Плохо, нас всего шестеро, вместе с тобой, кто может победить столь сильного врага. Рыцари Конклава возьмут на себя мертвяков и воинов Фрая, а ведь есть еще предводители.
        - Есть у меня одна мысль.
        Озвученная идея не вызвала особого энтузиазма.
        - Совет не станет подвергать опасности мирное население. Если эксперимент провалится, мы окажемся меж двух огней.
        - Вот не верю, что вам никогда не доводилось прежде использовать магию для усиления обычных людей, - я испытующе уставился воительнице в глаза. Чия раздраженно фыркнула и отвернулась.
        - Ладно, ты прав. Приходилось. Но испытания показали, что подопытные живут максимум пять дней после того, как примут зелье. По истечении срока их тела расползаются под воздействием скверны.
        - Издать указ. Пусть на подобный шаг идут лишь добровольцы. Думаю, пара сотен наберется, а с таким числом мы сможем переломить ход боя.
        - Не знаю, Кей. Надо обсудить с Аром и другими, - вздохнула девушка.
        - Я сам расскажу Главе. Ладно, как там Аи? - мне хотелось узнать о сестренке. Как там поживает девочка, однажды ставшая моим утешением?
        - Все отлично. Настоятель взялся обучать ее письму и чтению, заодно прививает любовь к труду - девочка помогает на кухне.
        - Ну, это у нее хорошо получается, - от моей улыбки Чию передернуло. - Прости, это тело нескоро привыкнет к новым условиям.
        - Ничего. Мы вместе вернем тебя в прежний вид.
        Оба знали, что это ложь. Мне никогда не стать таким, как до проклятой камеры пыток.
        - Рейвенрок хорошо защищен? Смогут отбиться от врага, случись нападение?
        - Само собой. У них хорошо обученный гарнизон, полгода назад набрали молодняк, думаю, сейчас крепость даже длительную осаду выдержит с легкостью.
        Я взял пустой бокал, наполнил вином. Задумчиво покрутил в руке, сделал глоток.
        - Хоть в чем-то можно быть уверенным. Интересно, Аонор когда-нибудь получит мир и спокойствие?
        Не то чтобы мне был интересен ответ на этот вопрос, но все же. Складывалось ощущение, будто боги нарочно подкидывают больше и больше испытаний на многострадальный народ королевства. Заносчивые ублюдки!
        - На все воля богов, - Чия действительно верила в непогрешимость Девятерых. В отличие от меня.
        - Как знаешь, - я отставил бокал в сторону, поднялся. - Пошли весточку настоятелю Рею, передай, что вскоре нас ждет крупное сражение. Пусть, в случае чего, уходят дальше на север.
        - Я же сказала, Рейвенрок отлично защищен, - возмутилась епископ. Я повернулся, спокойно взглянул девушке в глаза.
        - Если падем мы, никакой Рейвенрок не спасет Аонор и всех его жителей от уничтожения. Сделай, как я прошу. А мне нужно встретиться с Аром.
        Она вскочила, порывисто обняла меня, уткнулась лбом в плечо.
        - Возвращайся после заката. Я буду ждать.
        - Непременно, - пообещал я, освобождаясь от объятий. Наклонился, поцеловал в щеку, быстро развернулся и ушел, пока Чия не успела отреагировать.
        Зал Совета оказался пуст, зато в кабинете Главы горел свет, а сам Ар уткнулся в бумаги, что-то записывал, хмурился, то и дело качал головой.
        - Вернулся? - он услышал меня еще задолго до того, как я пересек порог. - Как успехи?
        - Более чем.
        Поведав о столкновении и идее по усовершенствованию солдат, откинулся на спинку кресла, выжидающе глядя на епископа.
        - То, что врага ослабили - хорошо, - одобрительно кивнул он. - А вот эксперименты со скверной ничем хорошим не закончатся.
        - Чия сказала, вы уже проделывали подобное, - я сцепил пальцы в замок и слегка склонил голову набок. Черноволосый священник раздраженно скрипнул зубами.
        - И что с того? Подвергать наших воинов мучительной и медленной смерти? Это гораздо хуже, нежели от вражеского клинка. Тьма медленно сожрет их изнутри.
        - И? - мне были непонятны его опасения. Ну да, солдаты погибнут, но ведь дадут нам шанс расправиться с верхушкой армии фрайцев. - Равноценный обмен. Жизнь за силу. К тому же, необязательно всех подряд брать, можно ограничиться добровольцами. Предупредить о последствиях, пусть знают, что их ждет. В награду пообещаем посмертные медали и все такое.
        Ар скривился, на лице мелькнула злоба.
        - Считаешь себя вправе распоряжаться людскими жизнями? Не слишком ли высокого мнения о себе, мальчик?
        - В самый раз. На войне нет понятий добра и зла. Есть лишь выжившие и мертвые. Одни напишут историю, другие уже никогда ничего не скажут.
        Я спокойно встретил его взгляд, в котором смешались усталость, страх, ненависть и… согласие. Похоже, епископ сам порядком утомился от бесконечных размышлений, но все еще цеплялся за свою человечность, не хотел жертвовать таким количеством народа.
        - Это наши люди, Кей. Среди них и ветераны, и молодняк, только недавно взявший в руки меч. Хоть представляешь, каково это - подписать смертный приговор десяткам и сотням человек?
        Я выпрямился, задумчиво постучал кончиками пальцев по столу. На душе было пусто и немного… паршиво.
        - Прекрасно представляю, Глава. Но без этой жертвы нам не выиграть ни битву, ни войну. Армия мертвых уничтожит Аонор, все города, деревни, веси, все пойдет прахом. Их не остановят границы, весь материк окажется во власти зараженных, а значит - и тьмы. Эту ношу ты хочешь на себя взвалить? Ответственность за гибель мира?
        - Ты, щенок! - Ар стукнул кулаком по столу. - Я выносил судьбоносные решения, когда тебя здесь не было. И, поверь мне, прекрасно осознавал последствия каждого. Но нельзя просто взять и перечеркнуть всю религию, мораль и законы, обратившись к тьме, даже для победы.
        - Тогда готовьтесь остаться на пепелище, - я поднялся.
        - Сидеть! - порыв ветра опрокинул меня назад. Хотел было перейти в боевой режим, но взглянул в лицо Ара и замер.
        Он резко постарел, осунулся, из глаз ушло все, кроме усталости и безнадежности. Если раньше епископ выглядел на двадцать, то сейчас можно дать все пятьдесят.
        - Мы сделаем по-твоему, - слова дались через силу, он будто выплевывал каждое. - Но их смерть останется на твоей совести, рыцарь Кей. Всегда помни об этом.
        - Обязательно, - кивнул я.
        - Теперь, - Ар внезапно уставился прямо мне в глаза. - Сэр Енус, ректор Академии, погиб во время разведывательного рейда.
        Я ощутил, как чуть быстрее забилось сердце.
        - Почему он вообще туда отправился?
        - Хотел лично понаблюдать за вражескими отрядами, наступающими с юга. И заодно отбить пару захваченных людьми деревень. Увы, враг оказался не по зубам. Пали все.
        Епископ поднялся, взял из шкафчика непрозрачную бутыль, два стакана. Поставил на стол, разлил.
        Я принюхался, по запаху на вино не похоже.
        - Самогон, из Наитана, - с грустной усмешкой пояснил Ар. - Выпьем за павших воинов.
        Мы опрокинули не чокаясь.
        - Теперь же… место ректора Академии свободно. Из тех, кому его можно доверить, больше подходишь только ты.
        - Нет, - сразу отказался я, скрестив руки на груди.
        - Почему? Сэр Дарн был ректором-командором, разве не хочешь пойти по его стопам?
        - Не хочу брать на себя высокую ответственность, - пояснил. - Можете отправить меня хоть одного против всей армии Фрая, пойду. Именно потому, что один и никто не станет мешаться рядом. Но быть руководителем столь серьезной организации, постоянно следить за каждым бойцом… не мое.
        - И что же ты предлагаешь? - мой ответ, похоже, не стал откровением для епископа.
        - Возьмите Куна. Он парень смышленый, был помощником у отца, все схватывает на лету, да и боец умелый, мало чем уступал мне до перерождения.
        Ар хмыкнул, повернулся к окну.
        - Видишь ли, Кей. Кун всего лишь человек, ему далеко даже до истинных рыцарей, не говоря уж о нашем уровне. Разве сможет он повести за собой не только Академию, но и королевскую армию, случись нужда?
        Думал я недолго. Слишком много времени провел вместе с братьями, оценил уровень и способности каждого, а также отдаленные перспективы. И знал, кому кем быть.
        - Сможет. Для него не составит труда стать истинным рыцарем Конклава. Уверен, сейчас Кун далеко не так прост, каким я его помню. Дайте время, и из орленка вырастет гордый и мудрый хищник.
        Ар тихонько рассмеялся.
        - Хороший ответ, сэр Кей. Впрочем, уже не совсем сэр. Ладно. Отправляйся в Академию, отдохни, хорошенько выспись. Заодно сообщишь Куну новость - пусть вступает в должность с завтрашнего утра. Жду вас обоих на заседании Совета с первыми лучами солнца.
        - Как пожелаете, Глава.
        Я поднялся, слегка поклонился и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
        Время перевалило за полдень, улицы слегка оживились, рабочий люд, как обычно, спешил управиться с задачами до заката, а обычные горожане попадались редко. Похоже, народ сильно напуган грядущей битвой. Неудивительно - только недавно отгремело сражение с союзной армией Юга, и вот новая напасть.
        На несколько минут оказался занят мыслью о том, как бы повел себя, будь обычным человеком. Без преимуществ, дарованных излеченным заражением, без принятой крови бога и прочих плюшек - кем бы стал? Слабым воякой вроде рыцарей королевской гвардии или того хуже? Нет, местные воины сильны, по меркам людей, только вот я давно перерос эту категорию. Как-то тяжело ощущать себя монстром, способным в порошок стереть крупный город вместе со всеми домами, жителями, улицами…
        Власть развращает, заставляет мнить себя богом, тогда как недавно был слепцом, неспособным защитить себя. Есть, о чем задуматься.
        Академия ничуть не изменилась, все так же слонялись ученики, на лицах ни капли страха, один лишь энтузиазм и жажда приключений. Молодняк. Быстро ощутят на себе всю прелесть реальных схваток насмерть - если выживут.
        Впрочем, попадались и ветераны, эти меня знали, уважительно кивали, перекидывались парой фраз. Я с некоторым удовлетворением отмечал возросшие уровни ребят, в которых когда-то сам вложил частичку себя.
        Выжившие братья - Кун, Вун и Ран, поселились в комнате по соседству с моей. Я остановился перед дверью, затем негромко постучал.
        - Кого там принесло? - недовольный голос Рана.
        - Санэпидемстанция, с проверкой, - брякнул я, пинком распахивая дверь.
        - К… Командир? - Ран вскочил, не веря своим глазам. - Правда, ты!
        Крепко обнял меня, похлопал по спине.
        - Даже не верится. Почти год прошел, где ты пропадал, Кей?
        - Разное случилось, - я огляделся. Куна и Вуна не было. - Где остальные?
        - Кун молодняк муштрует, а Вун читает лекции вместо сэра Енуса. Ты уже знаешь о нем?
        - Да, епископ Ар сообщил, - махнул я рукой. - Что ж, дождемся остальных, расскажу о себе. А пока поведай мне, как вы тут все это время жили?
        Рассказ Рана растянулся надолго. Оказалось, после моего ухода сэр Енус приблизил братьев к себе, поставил тренировать новобранцев и набираться опыта. Постепенно парни стали пользоваться всеобщим уважением, неплохо прокачали навыки, и командор стал доверять им лекции, так как наставников катастрофически не хватало - многие погибли на прошлой войне. Так скромный и обидчивый Вун превратился в уважаемого преподавателя истории и политики. Ран заведовал службой безопасности Академии, помогал лично сэру Енусу, а Кун стал кем-то вроде главного мастера меча. И, что самое главное, всех троих король не так давно посвятил в рыцари.
        Нет, кроме братьев в Академии хватало умелых бойцов из числа ветеранов прошлой войны и даже предыдущего набора. Да и несколько наставников по-прежнему вели занятия, но возвышение юных рыцарей сыграло на пользу - видя перед собой такой пример, молодняк стремился учиться и развиваться. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы.
        Дело шло к вечеру, когда в комнату зашли Кун и Вун. Мне пришлось несколько мгновений наблюдать отличную скульптурную зарисовку, а потом братья накинулись с вопросами.
        Мой рассказ занял почти весь вечер. Уже смеркалось, когда я замолк и взглянул на друзей.
        - Да, командир, досталось тебе, - в их глазах плескались сочувствие и уважение. Понимали, что не каждый сумел бы вытерпеть подобное.
        - Все в прошлом. А по поводу будущего, - я сотворил некое подобие улыбки. - Быть тебе, Кун, командором Академии.
        - Мне? - парень удивился. - Почему не Рану?
        - Так решил Глава, - развел я руками. - Принимай должность, завтра утром мы оба обязаны посетить заседание Совета.
        Братья переглянулись.
        - Что ж, раз таков приказ… Давайте отметим! - воскликнул Ран.
        - У меня как раз припасена бутылочка отличного вина, - Вун бросился к шкафу, покопался в ящике, выудил на свет означенную бутыль.
        Спустя пару минут мы оккупировали кухню, устроились за дубовым столом. Повара, узнав о новой должности Куна, рассыпались в поздравлениях, накрыли целую поляну и даже достали откуда-то четыре красивых бокала.
        - Ну, за нашего Куна, нового командора Академии! Да будет его правление долгим и гладким, - пожелал я. Выпили.
        После третьей налегли на еду, парни наперебой рассказывали различные случаи, произошедшие за этот год, я слушал, удивляясь тому, что на душе стало спокойно, несмотря на полное отсутствие эмоций. Нет, все же какие-то чувства остались - теплота, спокойствие и легкая радость от встречи с друзьями. Выходит, Чума прав и однажды я смогу вновь испытывать весь спектр?
        Разошлись далеко за полночь. Однако отправиться на заслуженный отдых мне не позволили. Возле комнаты поймал слуга, передал послание от короля. Его Величество срочно ожидал во дворце.
        Врубив ускорение, добрался до замка за пару минут, взлетел по ступеням, остановился перед рабочим кабинетом.
        - Входи.
        Скользнул за дверь, с порога поклонился. Его Величество стоял у окна, с легкой улыбкой глядел на чистое темное небо. Он тоже постарел, стресс и отсутствие нормального отдыха дают о себе знать, седых волос прибавилось, но взгляд по-прежнему сиял добротой и мудростью.
        - Рад снова видеть тебя, сэр Кей, - кивнул король.
        - И я вас, Ваше Величество.
        Он мягко улыбнулся.
        - Присаживайся, расскажи, что произошло с тобой и где довелось побывать.
        Король указал на мягкий диванчик, куда я и пристроился. Его Величество сел рядом, чем несколько удивил меня.
        По новой рассказывать то же самое было утомительно, но королю не отказывают, потому пришлось постараться.
        - Что ж, тяжкие испытания выделили боги на твою долю, сэр рыцарь, - он задумчиво покачал головой, едва я закончил повествование. - Но ты выжил и вернулся домой. К тому же избавил союзное королевство от скверны, что можно считать подвигом. Король Ниандай, зная о нашей беде, выделил полторы тысячи всадников на помощь Аонору. Благодаря тебе, мы получили еще немного надежды на победу. Посему я принял решение.
        Король поднялся, я тоже вскочил.
        - На колено! - голос Его Величества по-прежнему пробирал до мурашек. Может, он тоже из высокоуровневых? Короткий взгляд - нет, всего-навсего семьдесят первый. А жаль. - Властью, данной мне предками, я, король Шайн из рода Андаров, признаю предка славного рыцаря Кея эл Киона невиновным в злодеянии. Засим считаю себя вправе вернуть рыцарю Кею титул герцога эл Киона, а также родовые земли с правом наследственного владения.
        Король схватил меня за плечи, поднял на ноги, с улыбкой протянул серебряное кольцо-печатку - по центру замысловатый узор черной вязью, кругом овивающий ворона.
        - Благодарю вас, Ваше Величество, - я поклонился. Шайн вздохнул.
        - От себя хотел бы принести извинения, Кей. Еще мой отец знал о несправедливости наказания эл Кионов, но не придавал этому значения. Я собирался вернуть титул твоему отцу сразу после того, как разберемся с союзной армией Юга, но увы…
        - Думаю, он рад тому, что род эл Кионов, наконец, возродился из пепла, - благодарно кивнул я.
        - Как и я. Весь Конклав, все королевство надеется на тебя, юный герцог, - глаза короля подернулись дымкой усталости. - Ты, способный на равных сражаться с темными тварями и некромантами, определенно победишь тьму. А Совет поможет в этом нелегком деле.
        - Вы льстите мне, Ваше Величество. Тьма сильна, и даже всех моих нынешних сил может оказаться недостаточно. Но я сделаю все, что смогу. Не потому, что мне есть дело до Аонора, теперь нет. Просто тьма изменила меня, превратила в такое существо, бездушную оболочку, способную лишь убивать. Хочу избавиться от нее, уничтожить раз и навсегда. Даже если потребуется умереть самому.
        В глазах Шайна заблестели слезы.
        - Я верю в тебя, Кей. И ты верь. Вместе мы сможем одолеть скверну и принести мир на эти земли. Тогда твоя боль уйдет.
        - Возможно, - шепнул я. - Простите, мне нужно идти. На рассвете будет Совет.
        - Ступай, - король снова повернулся к окну. - И помни, что ты не только воин, одаренный могуществом. Ты еще и человек. Всегда помни об этом.
        Я поклонился и покинул кабинет короля. Перстень на пальце казался слишком массивным и холодным, вселенский холод пожирал душу изнутри. Слова короля глубоко отпечатались в сознании, затронули некие струны.
        Быть человеком? Смогу ли когда-нибудь вновь это понять? Да и нужно ли?
        Меня устраивает нынешнее существование. Все равно единственная цель - уничтожить скверну и ее источник. Что дальше - плевать. Я не герой, давно перестал им быть.
        В тот самый миг, как услышал голос принцессы Лианел на улице, будучи сраженным некромантом. Именно тогда моя душа превратилась в глыбу льда, а последующие пытки окончательно заморозили ее.
        Если подумать, существуют ли в этом мире настоящие герои? Здесь даже разделение добра и зла неправильное. Чума - казалось бы, отпетый злодей, бог Смерти, спасает Аонор от гибели, далеко не в первый раз. Что им движет? Ностальгия? Благородство? Прагматизм?
        Скрытых мотивов может быть великое множество, ведь Миор до сих пор загадка для меня. Он совершил очень быстрый рост от смертного до бога, не может быть все так просто. Кто-то явно помог Чуме стать сильнее, кто-то дал ему направление.
        Но разве можно управлять богом?
        Скорее всего, нет. Но ведь он не всегда был таким. Возможно, на ранних этапах Миор повстречал некое существо, раскрывшее его потенциал и позволившее стать могущественным некромантом и воином?
        Как бы там ни было, этот мир не знал героев. И никогда не познает. За каждым красивым подвигом есть история, полня боли, грязи и ненависти.
        Такова реальность. Как бы банально это ни звучало, мы всего лишь делаем свою работу. Даже если это - спасение мира.
        Стадия семнадцатая
        На собрание отправился вместе с Куном. Новоиспеченный командор хмурился и нехило переживал грядущую встречу с епископами лично.
        - Успокойся, они не кусаются, - поддел я приятеля, на что Кун нервно хмыкнул.
        Все пятеро уже собрались за столом, разглядывали разложенную карту и что-то вполголоса обсуждали.
        - Всем утра, - поздоровался я, падая на мини-трон. На соседний несколько неуверенно сел командор.
        - Вы вовремя, - кивнул Ар. - Отряды врага слились в единую армию и теперь форсированным маршем двигаются в нашу сторону.
        - Осада, значит, - я задумчиво взглянул на карту. - Откуда они придут? С восточной стороны?
        - Скорее, с юго-западной, - Мар почесал лысину и ткнул пальцем на прибрежную линию. - Приречные города захвачены, похоже, фрайцы надеются в будущем перебросить войска через Каи и испытать на прочность Наитан.
        - Скверно, - я поморщился. - Что по численности?
        - Около десяти тысяч воинов плюс порядка трех тысяч мертвяков, имеются темные твари, слепленные некромантами из убитых людей, а также пара десятков метательных орудий, - ответила Кая.
        - Разведка неплохо поработала, - я провел пальцем линию от побережья до Суана. Если считать, что последним они захватили западный форпост, то будут здесь самое большее - через три-четыре дня. Эту мысль и озвучил вслух.
        - Ты прав, по срокам примерно так, - одобрительно хмыкнул Сар. - Как раз все подкрепления подойдут, и можно разместить часть войск за городскими стенами, а остальных отправить в атаку.
        - Глупо, - я отрицательно покачал головой. - Их размажут численностью. Если у врага хотя бы парочка умелых некромантов, то больше трупов им на руку.
        - Что предлагаешь? - впервые заговорила Чия. Девушка не сводила с меня глаз. Ночь провели почти не смыкая глаз, под конец думал, что моей выносливости не хватит - настолько одержимой оказалась епископ. Словно в последний раз видимся.
        - Две трети перевести за стены, пусть это будет пехота, орудия и часть конницы, а кавалерию было бы неплохо разместить где-нибудь неподалеку, но так, чтобы враг не учуял и мы могли весточку послать и получить поддержку с фланга в любой момент.
        - Неплохая мысль, - одобрил Ар. - В девяти милях на север есть заброшенный форпост, там можно укрыть около сотни солдат.
        - Надо бы начать готовиться к длительной осаде, - пробормотал я, пытаясь прикинуть, сколько времени понадобится врагу, чтобы расковырять стены столицы. По всему выходило минимум две недели, с учетом, что будут закидывать мертвяками и прочей гадостью. Но на подобный случай у нас есть епископы, их защита должна выдержать. Если совсем прижмут, поставлю печать, как в Сайдре. Уж через нее точно ни один темный не проникнет.
        - Уже, - фыркнула Кая. - И вообще, с каких пор мальчик стал распоряжаться?
        Я бросил на красотку короткий равнодушный взгляд. В глазах - раздражение и неприязнь, что лично ей сделал такого? Не припомню. Наверное, нервы, девушка с характером.
        - Имеет право. Герцог, как ни крути, - в голосе Ара четко слышалась насмешка, но не в мою сторону, а в адрес Каи.
        Белобрысая удивленно стрельнула глазенками, затем задумчиво облизнулась.
        - Вот как… Высоко взлетел, поздравляю.
        - Плевать на ранги, главное стянуть всех врагов сюда, и поводыря также, - отмахнулся я. - Вместе его точно заломаем, а без кукловода мертвяки станут неуправляемыми, пойдут убивать своих же союзников.
        - Время покажет, - не стал опровергать Глава Совета. - На сегодня закончим. Сар, Мар и Кая - займитесь обороной. Чия, Кей - установите защитные печати на каждой стене города. Кун - бери командование ополчением, готовь гвардейцев и своих бойцов к сражению. Пара дней в запасе у нас есть, не больше.
        - А ты чем займешься? - не удержался я. Ар улыбнулся.
        - Свяжу все печати воедино и накрою столицу куполом. Защита такого масштаба требует больших затрат. Пока буду занят, за старшего Чия. Работайте.
        На том и разошлись. За сутки мы с черновлаской наложили печати с четырех сторон города, что изрядно вымотало в плане энергии. Рисовать черточку за черточкой сложный узор оказалось чуть ли не хуже, чем тренировка Чумы. Так что к ночи я завалился на боковую совершенно разбитый.
        Зато на следующий день началось самое неприятное - ожидание. С первыми лучами солнца я забрался на южную стену и задумчиво поглядел на раскинувшуюся равнину. В чистом поле врага видно издалека, так что часовые подадут сигнал загодя. Но все равно червячок глодал изнутри, вроде нервов нет, но легкое возбуждение от грядущей схватки имелось - хочется скорее покончить со всем. Правда, сомневаюсь, что это будет легко. Армия Фрая многочисленна, у них некросы, которые запросто увеличат ряды бойцов, стоит появиться первым трупам. Значит, нужно сначала выпилить некромантов, как только пойдет замес. Одному мне будет сложно, попробую уломать Ара выделить пару епископов в помощь - пусть отвлекают врага, пока я вырезаю темных магов.
        Вечером засиделся с парнями в Академии, опомнились, когда перевалило за полночь. Решил не топать к Чие, девушка наверняка уже спит, остался в своей прежней комнате.
        После всех испытаний сплю не то чтобы чутко, скорее, вполуха, любой посторонний шелест мигом выдергивает из дремы. Вот и сейчас, стоило поймать волну и устремиться в пучины сновидений, как едва слышный скрип двери заставил пробудиться. Незаметно принюхался и поморщился - Кая. Что белобрысой надо?
        Правда, епископу удалось меня удивить, девушка с тихим шелестом скинула плащ и скользнула пол одеяло, прижалась разгоряченным телом ко мне. Правая рука ощутила мокрое лоно. Вот, значит, как.
        - Думаешь, мне нравятся такие, как ты? - усмешка тронула губы, на сей раз лицо почти не исказилось.
        Кая хихикнула.
        - Разве нет? Высокомерные недоступные дряни в твоем вкусе, юный герцог. Или, скажешь, Чия не такая?
        Я промолчал. Не то чтобы черноволосая воительница была высокомерной, но некая холодность в ней присутствовала, пока не узнала, что мне также за тысячу годиков перевалило. Да и сейчас, по сути, я уже не испытывал прежних чувств к Чие. Можно даже списать вспыхнувшую после памятного бала страсть на алкоголь и отсутствие женщин в течение долгого времени.
        Мне больше не хотелось отношений. А вот скрасить ночь в компании красивой девушки, у которой с фигуркой полный порядок - неплохой вариант.
        Потому я повернулся, схватил Каю за подбородок и впился поцелуем в полные чувственные губы. Другая рука в это время орудовала снизу, заставляя епископа стонать от удовольствия.
        Она оказалась ненасытной, неистовой демоницей, с каждым следующим разом сильнее и сильнее загонявшей мою выносливость до невообразимых пределов. Думаю, ее стоны слышала бы вся Академия, не навесь я купол, заглушающий все звуки.
        Угомонилась лишь перед самым рассветом, рухнув на постель. Пышные светлые волосы рассыпались на подушке, грудь тяжело вздымается, глаза полуприкрыты.
        - Похоже, тебе этого сильно не хватало, - я поднялся, отхлебнул воды из кувшина. Ощутил спиной задумчивый взгляд девушки.
        - Такого - точно, - рассмеялась она. Затем вдруг вздохнула.
        - Что не так?
        - Да нет, все отлично, - Кая тоже поднялась и взяла с пола плащ. - Но как же я завидую Чие.
        Я хмыкнул.
        - И в каком же плане? Тоже хочется долгосрочных отношений без всяческих перспектив?
        Она качнула головой.
        - Ты утрируешь, Кей. Любой женщине хочется, чтобы перед ней был сильный и смелый мужчина. Такой, с которым не только в постели, но и семью можно…
        - Вы - слуги Девятерых, у вас нет такой возможности, - отрезал я, накидывая рубаху, а поверх поддоспешник.
        Кая скривилась.
        - Верно. Но мечтать-то никто не запрещает?
        Я пожал плечами.
        - Обманывайте себя иллюзиями. Вы никогда не станете нормальными обывателями.
        - А ты?
        Наши взгляды пересеклись, я увидел горечь, усталость и тень надежды.
        - А мне с недавних пор плевать на будущее и свое место в нем. Лишь бы уничтожить Тьму, остальное неважно.
        Нацепил кольчугу, на пояс клинок, на бедро кинжал. Готов к труду и обороне. Правда, не от кого пока оборонять.
        Кая шагнула вперед, коснулась ладонью моего лица. В глазах - слезы.
        - Бедный, как же сильно искалечена твоя душа… Сколько ни пытайся, прежним не станешь. Но человечность можешь вернуть - если захочешь.
        - А я не хочу, - убрал ее руку, отвернулся. - Для убийцы, вроде меня, человечность лишнее.
        - Тогда будь готов к последствиям. Ты очень скоро умрешь, и ничто не спасет твою душу. Даже Чума.
        Кая резко развернулась и быстрым шагом вышла из комнаты.
        - Как будто мне есть дело до спасения души, - пробормотал я, криво усмехнувшись.
        Еще через сутки зарядил дождь, проливной, тот самый, когда небеса становятся темно-серыми, не пропускают ни единого лучика солнца, а земля под ногами размякает настолько, что невозможно пару шагов сделать, не измазавшись.
        Именно в такую погоду враг и подошел к стенам Суана. Пехоту, орудия и часть легкой конницы мы заранее переместили за первую стену, оставшиеся всадники отправились в форпост на севере.
        Тут стоит добавить, что за год, пока я «отдыхал» в королевстве Ру, Конклав выстроил вокруг столицы еще одну стену, расширив город. Прибыв сюда, я не стал заострять на этом внимание, отметив как факт, но теперь сей момент оказался очень важен, учитывая, что расстояние между первым и вторым кругом стен занимало порядка десяти километров. На столь обширной площади разместили мастерские, конюшни и казармы патрульных, где и обитали теперь войска Аонора. Не все, правда, часть пришлось перевести в Академию, а остальные поселились возле дворца, благо тамошние «общежития» военных намного больше.
        Глядя со стены на разномастное войско Фрая, я готов был выругаться: здесь хватало непонятных тварей. Обычные мертвяки, люди, коих большинство, метательные орудия, пара десятков непонятных монстров, напоминающих человеческие многоножки, какие-то зомби-носороги, похоже, в качестве транспорта, и собранные из костей проворные тварюшки, чьи удлиненные тела вызвали лишь брезгливость. Правда, острые костяные наросты на передних и задних лапах, а также на лицевой части головы дали понять, что с монстриками стоит быть поаккуратней. Вдруг порежемся.
        - Вот и кончилось спокойствие, - Чия возникла рядом бесшумно, напряженная, взгляд бегает по рядам неприятеля, явно считает количество.
        - Не вижу в них большую угрозу. Или ты не чувствуешь? - я не ощущал поводыря среди подступившего войска. Возможно, есть еще подкрепление, которое возглавляет носитель истинной Тьмы?
        Зато свое альтер эго увидел где-то в середине войска - мертвый рыцарь в полном доспехе, с дырой в груди разъезжал на мертвом коне, контролируя солдат. Не людей, понятное дело, а сородичей, темных тварей.
        Стоило мне взглянуть на него, как Низвергнутый дернулся, поднял лицо, наши глаза встретились. На мертвую рожу наползла предвкушающая улыбочка.
        - Увидимся, тварь, - прошептал я. Он коротко кивнул.
        - Сегодня атаковать наверняка не будут, - Чия указала на «человеческую» часть войска. Те выглядели измотанными и явно не готовыми к бою.
        - Ошибаешься, - я хмыкнул и откинул назад мокрую челку. - Заправляют у Фрая не люди.
        - Уверен?
        - Более чем. Кукловод пока не явился, но здесь бегает его собачонка. А значит, нападать будут, когда он захочет.
        Чия поняла.
        - Тогда нужно предупредить Ара. Пусть люди готовятся.
        - Нужно больше солдат на стены, нельзя пускать темных даже за первое кольцо. У нас неплохие шансы отбить несколько штурмов. Если б еще метатели их уничтожить…
        - Не смей, - в ее голосе прорезалась сталь. - Слишком безрассудно.
        - Знаю. Но было бы неплохо. В принципе, я в одного могу это сделать, но пока повременим. Не думаю, что они сразу начнут применять орудия. Вначале попробуют нас на прочность с помощью мертвяков.
        Епископ кивнула.
        - Я считаю так же. Но Главе стоит сказать.
        Девушка убежала.
        Враг напал к ночи, когда и без того темное небо потухло окончательно, а стена ливня лишила нас видимости. Хорошо еще, над галереей (или валгангом, если вспомнить земные термины) кое-где установили навесы, под которыми чадили факелы, дабы иметь хоть какой-то источник света.
        Вначале фрайцы бросили на город мертвяков, как я и предсказывал - около трех сотен. Причем они явно не походили на киношных зомби - двигались проворно, приставили лестницы, шустро принялись карабкаться наверх, откуда приходилось темных сбрасывать. Оттолкнуть лестницу, когда на ней пара десятков мертвяков - задача не для обычного смертного. Но я почти легко проделывал подобный трюк, глядя, как разлетаются облепившие лестницу зомби.
        Некоторые счастливчики умудрялись все же забраться на стену, но в качестве стражей сегодня были ученики Академии - парни споро кромсали врага на части, а затем впятером сталкивали и самбуку.
        Осознав, что первый штурм вышел комом, вражеский командующий приказал использовать осадные орудия. Защелкали баллисты, широкие стрелы с мощными наконечниками проносились в опасной близости: то ли у стрелков глазомер подводит, то ли защита Главы заработала.
        Правда, спустя пару часов осады ощутил, как лопнула и осыпалась осколками сфера, опутывавшая город. Теперь баллисты стали ощутимой проблемой, вынося зазевавшихся бойцов. Одновременно с метателями пошли на второй заход мертвяки.
        Бросив взгляд вниз, понял, что среди зараженных затесались и люди. С этими будет посложнее - как ни крути, а скорость и реакция у человека повыше.
        Отсидеться в ту ночь так и не вышло - под ливнем мы рубили и толкали, ожидая, когда неприятель поймет бесполезность попыток и даст отдохнуть.
        Штурм утих к рассвету, хотя пробуждением дня это назвать было трудно - небо лишь немного посветлело, а непрекращающийся дождь начал раздражать даже меня.
        Бойцы на стене сменились, я тоже отправился перекусить да вздремнуть пару часиков. После обеда вновь вернулся на стену, где уже суетилась Чия, вовсю раздавая приказы.
        - Идут! - бросила мне, пробегая мимо.
        Вздохнув, занял свое место, сжимая в руке меч. Не сказать, чтобы в тот день нам сильно попортили кровь, но несколько десятков убитых было. А меня заела скука, хотелось нормальной схватки, а не постоянного кромсания и без того мертвых воинов.
        И судьба предоставила такой шанс. Третий день осады начался с прекратившейся непогоды. Разошлись беспросветные тучи, робко выглянуло солнце, даже прохладный ветер поутих. На лицах солдат появились неуверенные улыбки, мелькнула надежда, которая погасла, едва со стороны вражеской армии полетел снаряд, запущенный катапультой. Темный шевелящийся клубок, от которого явственно воняло скверной.
        Я сходу рванул в ту сторону, примерно прикинув, куда приземлится нечто. Первая улица квартала богачей.
        Стоило выбежать из-за угла, как снаряд с небес рухнул на землю, взметнув вверх каменные осколки. «Оно» зашевелилось, приподнялось, явив миру уродливое создание: большое, порядка двух с половиной метров, туловище, вытянутое, обвитое темными прожилками, с длинными конечностями, наподобие человеческих, только пальцы заканчивались матово-черными когтями. Морда представляла собой узкую треугольную харю с затянутыми тьмой глазами, провалом на месте носа и широкой пастью, в которой виднелись маленькие острые зубки. Кожа, покрывавшая туловище, покрыта короткой шерстью иссиня-черного цвета.
        - Кто ж тебя, такую страхолюдину, породил-то? - пробормотал я, срываясь с места. Монстрик не стал дожидаться, побежал навстречу, чуть припадая к земле. Опирался он на все четыре конечности, при этом двигался не намного медленнее меня.
        Встретились почти в киношном стиле - посередине улицы. Удар, рывок в сторону, активация Рассвета Сотни Клинков - тварь визжит так громко, что у меня даже закладывает уши. Приземляюсь, применяю Плач Тьмы. С небес низвергается черный дождь, но монстру хоть бы что - в прыжке вытягивает передние конечности, надеется достать меня когтями. Как бы не так.
        Похоже, тьму тьмой вышибать - вариант не очень. Это как микроскопом гвозди… Придется по старинке - мечом.
        Проскальзываю под тварью - клинок оставляет глубокую рану, что не прибавляет врагу привлекательности и шарма. Визг стоит дикий, а волна ненависти настолько мощная, что невольно качаю головой. Надо же, похоже, фрайцам удалось создать интересную зверушку. Но надолго ли ее хватит?
        Крылья Ветра наносят монстру дикий урон - левая нога отлетает куда-то в сторону, по всему туловищу куча резаных ран, темная кровь капает на землю. Черные глаза встречаются с моими, наблюдаю одну лишь нечеловеческую злость. И щепотку гнева.
        Что ж, было весело, но всему приходит конец. Пора и нам закругляться.
        Приветствие небес перебивает твари позвонки аккурат посередине спины, конечности подламываются, прыгать и бегать оно явно больше не сможет.
        - Ничего личного, это просто бизнес, - непонятно зачем произнес я, снося монстрику голову. И был неприятно удивлен, когда от тушки повалило скверной, а земля принялась стремительно чернеть. В стороны от чудища направились словно темные щупальца, скверной разносясь по всей улице.
        М-мать…
        Становлюсь на одно колено, касаюсь ладонью вязкой черной жижи, вдох, еще один. Скверна замирает, затем стремительно мчится ко мне, впитывается под кожу с готовностью щенка, желающего угодить хозяину. Пара минут в попытках замедлить сердцебиение - я открываю глаза.
        Улица являла собой пример того, что могут сделать два могущественных существа в городской зоне. Дорожный камень взрыхлен, дома кое-где порушены, а со стороны Академии спешит отряд под предводительством Рана.
        - Ты как? - первым делом осведомился приятель.
        - Отлично, - я сунул меч в ножны, устроился прямо на земле. Ноги слегка дрожали. Вроде и несложный выдался бой, а все равно - напряжно.
        Ран взглянул на останки твари, сглотнул.
        - Что это вообще такое?
        - Самому интересно, - пожал плечами. - Неведомая хрень. Но забрось они сюда таких хотя бы штук пять - и город окажется заражен. Мне не справиться с отрядом подобных зверюшек.
        - Твою ж… - процедил рыцарь, мрачнея еще больше. - Нужно доложить Главе Совета!
        - Сам ему скажу. А ты займись делом. Приберите тут, что ли, - я, кряхтя, поднялся и зашагал к собору.
        Совет собрался тем же вечером. Новый штурм отбили с трудом - враг усилил напор, полагаясь, видимо, на «диверсанта», и мы потеряли около сотни бойцов.
        - Итак, что, по-вашему, делать дальше? - Ар постучал пальцами по столу, привлекая внимание. Я оторвался от чистки ногтей и задумчиво пожевал губами.
        - Полагаю, надо выходить за стены города. Если у Фрая еще несколько таких тварей - мы не удержим город. Заражение они вызывают очень и очень быстрое. А кроме меня, полагаю, никто не может поглощать Тьму без последствий?
        Обвел взглядом собравшихся: епископы, Кун, Галл, непонятно где шлявшийся прошлые Советы, и Палач. Этот пугал меня даже сейчас - угрюмый, взгляд исподлобья, хотя прямой ненависти я не ощущал, но все же, кто знает, что в этой патлатой черепушке…
        - Может и так, - Сар грыз палец, взгляд епископа блуждал где-то в обители раздумий.
        - Я против, - надула губки Кая. - Неужто не продержимся? Нас пятеро, да герцог - вшестером сумеем уничтожить монстров.
        - Мечтай, - хмыкнул я. - Только через несколько минут после гибели тварей весь город и ближайшие земли окажутся заражены. У фрайцев на этот случай наверняка есть антидоты, а у нас куча обывателей за стенами, ждут, надеются. Хочешь их всех махом прикончить?
        - С каких пор тебя стали заботить жизни других? - на ее лице показалось искреннее удивление.
        - Хочу избежать ненужных жертв. Да и сидеть здесь, отбивая эти нелепые нападения… Быстрее будет решить все одним ударом, - я откинулся на спинку трона. Ар задумчиво глянул на меня, вздохнул.
        - Что ж, коли так… есть, что еще добавить? Мар? Чия?
        - Я за, - откликнулся лысый епископ. А вот воительница что-то заупрямилась.
        - Против! Мы можем продержаться в осаде, если совершим короткую вылазку и уничтожим тварей на стороне врага. Незачем рисковать жизнями воинов и горожан.
        Короткий взгляд на меня, поджатые губы, волна холода - ясно, госпожа обиделась на некогда верную собачку, за то, что та переспала с другой. Ну, мне как-то плевать, родная.
        - А кто сказал, что пойдут войска? Хватит и троих, - ухмылка на моем лице получилась намного лучше, но выступившее на лицах епископов раздражение порадовало вдвойне.
        - Предлагаешь епископам облачиться в броню и совершить диверсию? - нахмурился Ар.
        - Почему нет? Или вы не поклялись защищать Аонор, даже ценой жизни? Сейчас весьма подходящий момент - я, и двое из вас выйдем наружу и уничтожим этих гомункулов, а заодно повредим метатели. Дальше - по обстановке.
        - Слишком неразумно. Что, если появится их владыка? Думаешь, справитесь с ним? - взгляд епископа излучал ледяное спокойствие. Похоже, Ар для себя все уже решил. Интересно, что именно?
        - Всегда можно отступить, - пожал плечами я. - На войне риски оправданы. Как иначе нам победить? Сидеть в скорлупке и ждать у моря погоды?
        Глава хмыкнул.
        - И впрямь. Слишком эгоистично с нашей стороны даже не попытаться. Мар, Сар - завтра на стены вместе с Кеем. Чия и Кая - вы наблюдатели. Но что бы ни случилось - запрещаю отправлять подмогу за стены. Ясно?
        Епископы кивнули, принимая приказ.
        Разошлись снова поздно. На сей раз приватного разговора с Главой не вышло, да и нечего нам обсуждать, все и так ясно: завтра опасная вылазка, нас будет трое, тех, кто стоит армии. Но и враги - не обычные смертные. Войско мертвяков, что обычно выступает в авангарде, следом фрайцы, среди которых где-то кроются некроманты, до сих пор себя не проявившие, а также запертые в клетках темные твари. Придется попотеть.
        Но именно так смогу выманить поводыря и прикончить. Навсегда изгнать Тьму из этого мира. Вопрос только в его уровне и умениях. До сих пор мы не пересекались, я даже не видел его в составе вражеской армии. Опаздывает? Умело скрывается? Кто знает… Но, раз у него в командующих мое альтер эго, то явно тип непростой. Да и слова Чумы про истинную Тьму… Кто-то ведь должен быть носителем?
        И если это он, то не получится ли так, что даже моих нынешних сил окажется недостаточно для победы?
        Я поднялся, подошел к окну. Сомневаюсь. После пыток Лианел я стал в разы сильнее, а тренировка Миора позволила закрепить и приумножить опыт. Теперь мало кто способен заставить меня выложиться по полной. Значит, не стоит напрягаться понапрасну.
        Новый день даст подсказку, а сейчас нужно отдохнуть. Завтра мы переломим ход войны.
        Стадия восемнадцатая
        Фрайцы атаковали почти на рассвете. Едва горизонт начал светлеть, как первые метатели отправили снаряды в сторону городских стен. Я, Сар и Мар, облачившиеся в броню, стояли на галерее, глядя на бросившихся штурмовать мертвяков. Сегодня их было гораздо больше, чем вчера, похоже, некроманты не спят. Найти бы их еще среди такой армии - жизнь проще стала бы. Но на фоне зараженных ауры некросов определить почти невозможно, остается надеяться, что выловим во время диверсии.
        Дождавшись, когда первые мертвецы окажутся на галерее, мы начали действовать. Защитники города были заранее рассредоточены так, чтобы по центру стены остались только мы трое. Всего лишь мера предосторожности, все же в пылу битвы не всегда контролируешь силы на сто процентов, и велика вероятность задеть своих, а галерея не такая уж и широкая, свободы действий маловато.
        Лично я не стал тратить на зараженных драгоценную энергию, ограничился простыми связками атакующих приемов из арсенала мечника. Сар и Мар действовали по схожей схеме, экономно расходуя имеющиеся ресурсы.
        Нырнуть вбок, пропуская мертвяка мимо, ударить вслед, пробивая клинком голову. Слева и справа уже атакуют двое, отклонить меч первого так, чтобы он пронзил живот второго. Пока зараженный пытается удержать вываливающиеся кишки, отрубаю первому голову, а раненного скидываю со стены пинком.
        Порядка полутора часов мы развлекались тем, что зачищали стену от нападавших, но после мне это надоело.
        - Господа, не пора ли нам перейти в наступление? - выдергивая клинок из очередной тушки, бросаю взгляд на соратников. Епископы казались возбужденными и довольными собой. Еще бы, давненько, наверное, не доводилось вот так помахать мечами, прогнать кровь по телу.
        - Соглашусь с герцогом, - кивнул Сар, тряхнув головой. Обычно стянутые в хвост, сейчас волосы свободно рассыпались по плечам. Надо же, прямо светлый герой и защитник всего доброго в мире.
        - Атакуем, - ответ Мара был коротким. Давно заметил, что лысый епископ не любит болтать попусту. Деловой человек, такие мне нравятся.
        Не глядя на товарищей, точно зная, что последуют за мной, я спрыгнул со стены. Мгновение полета, врезаюсь в землю, потрескавшуюся под тяжестью моего тела. Враги, находившиеся внизу, разлетелись в стороны, некоторые превратились в кровавую кашу.
        Зараженным потребовалось несколько секунд, чтобы осознать изменения, после чего на меня ринулось сразу несколько десятков. По бокам мягко приземлились епископы, мечи наизготовку.
        - Понеслась, - сказал сам себе, глубоко вдохнул и приготовил целый арсенал различных приемов. В такой толпе одиночные атаки неэффективны, гораздо разумнее использовать массовые, дабы нанести как можно больший урон.
        Мелочиться некогда, взмахнув рукой, вызываю Плач Тьмы. Небеса темнеют, сверху низвергается темный ливень, поражая мертвецов не хуже пулеметной очереди. Вот странно, на вчерашнюю тварь не подействовало, а зараженным очень хреново от темных абилок. В чем разница? В уровнях? Или монстра напичкали защитой от скверны по самое не балуй, тогда как массовое производство армии мертвых подобного не предусматривает? Не суть.
        Шагаю вперед, раздаю удары налево-направо, постепенно ускоряясь больше и больше, враги превращаются в медленных истуканов, мне даже напрягаться не приходится, чтобы вынести десяток за десятком.
        Не вижу, но чувствую - епископы ни разу не хуже. Пусть используют в качестве энергии что-то светлое, но дамажат дико - мертвяки разлетаются только в путь. Прикрытие истосковавшимся по доброй драке рыцарям явно не требуется. Мне же лучше, могу сосредоточиться на поиске Низвергнутого и поводыря. Заодно и некромантов просканирую.
        Одного увидел метрах в трехстах, стоял, воздев руки, громко кричал заклинания. С пальцев срывалась скверна, впитывалась в землю, откуда, спустя некоторое время, вылезали новые особи. Эти уже типичные зомби, не зараженные, никакой осмысленности, тупо кукла. Ну, держись, мелкий ублюдок!
        Врубаю скорость повыше, крошу ближайшие ряды, прорубая коридор к некроманту. Хватило нескольких мгновений, чтобы пространство передо мной расчистилось, ныряю в образовавшийся просвет. Темный маг в недоумении, явно не ожидал такой прыти от «рыцаря». Оказываюсь рядом с ним, хватаю за шкирку.
        - Ну что, дружок, подскажешь, где мне искать вашего владыку?
        Он затряс головой, губы задрожали, в глазах лютый ужас.
        - Я ведь могу и по-плохому, - терпения хоть отбавляй, но времени мало - мертвяки скоро кончатся, и в дело вступят твари на пару с людьми. Тогда нам втроем придется туго.
        Хватаю за руку, дергаю, ломая плечо, маг верещит от боли вперемешку со страхом.
        - Ну!
        Мой крик заставляет его говорить сбивчиво и заикаясь.
        - На холме восточнее города ставка командующего. Но владыка силен, куда сильнее тебя!
        Страх резко сменяется злостью и предвкушением.
        - Ты падешь под гнетом первозданной Тьмы! Да славится Тень Её!
        Ждать окончания пафосной речи выше моих сил. Короткое движение, хруст - и мертвый мешок с костями падает на землю. Оборачиваюсь, дабы оценить обстановку.
        Сар и Мар отлично держатся, потихоньку прорываются вперед, сокращая поголовье мертвецов в рядах вражеской армии. Со стены их поддерживают стрелами, метатели использовать Глава запретил, дабы случайно не задеть своих.
        Пора заканчивать пляски с марионетками. Время вызвать настоящего кукловода.
        Рывок вперед, создаю несколько дыр в пространстве, куда мертвяков начинает затягивать с неимоверной силой. Прах Бездны - мощное заклинание, полагаю, даже богу можно им навредить.
        Кидаю несколько на большом расстоянии друг от друга, одновременно взвинчиваю скорость до максимума, тем самым превращаюсь в смертоносную карусель. Натыкаясь на меня, враги разваливаются на части, не успевая что-либо предпринять.
        Чуть погодя, ко мне присоединяются епископы, используют похожие приемы, да и скорость у них явно не сильно уступает моей. Бросаю взгляд на уровни, теперь отчетливо вижу: двести восемьдесят седьмой у Сара и триста одиннадцатый у Мара. Хороши, не зря раньше не мог разглядеть - был слабее. А на Советах как-то не до того, иные мысли занимали голову. Сейчас же просто совпало: адреналин, совместная работа, высокий темп заставили сознание работать в ином режиме.
        Однако в какой-то момент мы остановились посреди поля, усеянного трупами. Мертвяков и зараженных больше не осталось, только люди поодаль готовились атаковать, напряженно и мрачно разглядывая нас. С левого фланга уже порывалась вперед легкая конница, а за спинами пехоты лучники накладывали стрелы.
        - Пробьемся? - Сар явно занервничал, пот по лицу градом, волосы слиплись, взгляд усталый.
        - Должны, - а вот Мар все так же спокоен, даже взгляд не изменился, по-прежнему цепко отслеживает движения врага.
        - Если начнется мясорубка, отступайте, - не то чтобы я хотел показаться альтруистом, просто из нас троих шансы выжить у меня побольше. - Прикрою и вернусь следом.
        - Поглядим, - светловолосый епископ недобро усмехнулся. - Вперед, что ли.
        Чувство опасности набатом вдарило по нервам. Я оттолкнул Сара в сторону, зеленоглазого зацепить не успел. Время замедлилось, на моих глазах огромный, непонятно из чего состоящий монстр выпрыгнул из-под земли и одним коротким движением располовинил епископа, после чего тело Мара скрылось в гигантской пасти.
        - Беги! - крикнул Сару, сам рванул вперед, с разбега вонзил клинок в морду твари. Та даже не почесалась, просто крутанула головой и меня снесло в сторону.
        Перекатившись, взглянул на противника. Метра три с половиной ростом, на четырех конечностях, напоминающих человеческие, но будто слепленных из остатков тел. Еще две «руки» находились по бокам громоздкого туловища, похожего на кровоточащий кусок темного сырого мяса. Морда схожа, крупные глаза, абсолютно черные, носа нет, как и ушей, зато имеется пасть размером со взрослого человека, полная мелких, но очень острых на вид зубов.
        Ощущение такое, будто этого «красавца» слепили из трупов, причем сделал это кто-то с очень нездоровой фантазией. И темной силы плеснул немало - даже отсюда чувствую, насколько сильна тварюга.
        Короткий взгляд назад - Сар уже у стены, а значит, могу заняться этим шедевром искусства поближе. Отступать сейчас бессмысленно - подобный монстр, окажись в городе, запросто за десять минут расколошматит пару сотен человек. Мне лично такой подарочек в тылу нафиг не сдался. Придется утилизировать.
        Рывок, на ходу достаю из набедренного чехла кинжал. Ты выручил меня в битве с древним вампиром и потом помогал не раз, не подведи уж и сегодня.
        «Мясник», как я про себя окрестил тварь, зашевелился и достаточно шустро бросился ко мне, из раззявленной пасти высунулся большущий язык. Какая милая собачка, так тебе и позволил себя лизнуть.
        Случайно бросаю взгляд в сторону - поодаль, за рядами войска, на мертвом коне возвышался совершенно черный человек. Нет, не афроамериканец, тут было иное. Казалось, человек весь состоял из тьмы, был соткан из нее. Благодаря превосходному зрению полубога, я смог разглядеть его в подробностях. Подтянутое тело, без каких-либо признаков одежды, лицо лишено носа, ушей и рта, только глаза, даже более темные, чем тело, поблескивали из-под надбровных дуг. Растительности на Черном Человеке не было.
        И от него очень сильно тянуло Тьмой. Не такой, как от зараженных, некромантов и всех, кого доводилось встречать прежде. Он был иным. Более… правильным. Органичным. Он не держал Тьму в себе, скорее, был ею.
        Я понял, что он крайне силен.
        Но отвлекаться в бою нельзя, потому сосредоточился на противнике, оставив Черного Человека на потом. Никуда Блэкмен не уйдет, если он тот, о ком я думаю.
        Скользнуть вбок, чудом не оказавшись в пасти Мясника, полоснуть кинжалом по мерзкому туловищу, выпуская кровь и протухшую плоть наружу. Даже несмотря на огромный опыт сражений и отсутствие сильных эмоций, мне стало противно от запаха и вида этого существа. Человек, пусть и оскверненный, не сможет создать такую пакость. Здесь поработал иной разум.
        Вонзаю меч чуть повыше, рывком взбираюсь наверх, пытаюсь проткнуть кинжалом кожу на спине, но тщетно: в этом месте она будто покрыта некой пластиной, прозрачной, слегка шершавой. Странно, по идее кинжал режет все, что угодно. Ладно. Попробуем Клинок Падшего Бога.
        Меч с некоторым усилием, но пронзает пластину, вызывая у Мясника дикие вопли. Монстр запрыгал, пытаясь меня сбросить, затем понял, что бесполезно, перекатился по земле. Пришлось подпрыгнуть, избегая угрозы быть раздавленным, а затем приземлиться на голову. Кинжал в ножны, меч наизготовку. Выдох - лезвие входит в левый глаз.
        Меня чуть не сносит звуковой волной - столько ненависти и боли в реве Мясника. А потом руки по бокам туловища вдруг резко удлинились, одна схватила меня и отшвырнула подальше.
        Пропахав спиной порядка четырехсот метров, перекувыркнулся через голову и бросился обратно. Между тем Мясник тоже не терял времени зря. Скорость твари увеличилась в разы, как и разрушительная сила. Уклонившись от удара левой рукой, я оказался снова отброшен правой. Даже ощутил острую боль с левой стороны груди. Похоже, пара ребер сломана. Не страшно.
        Ускоряюсь еще больше, начинаю кружить вокруг монстра, выискивая удобную позицию для атаки. К моему удивлению, адреналиновый пик от испытанной боли явно заставил Мясника действовать очень умело. Тварь кружила напротив, ловко защищая фланги и не позволяя вновь повторить трюк с верхней атакой в лицо.
        Что ж, пора использовать техники.
        Рассвет Сотни Клинков откинул Мясника назад, на мгновение дезориентировав, чем я и воспользовался, подпрыгнув и в приземлении вызвав Приветствие Небес. Пластина на спине твари с громким треском лопнула, обнажив сочащуюся кровью и покрытую личинками кожу. Вздрогнув от омерзения, я вонзил меч на всю глубину, заставив Мясника заорать сильнее прежнего. Руки попытались сдернуть меня со спины, но я держался крепко, используя усиление тела, вместе с этим посылая импульсы Тьмы сквозь клинок в тело монстра.
        Пара ударов сердца, и Мясник забился в конвульсиях. Я выдернул меч, отпрыгнул в сторону, глядя, как тварь на последнем издыхании пытается дотянуться, схватить. Взглянув в уцелевший глаз, вонзаю клинок в морду. Конвульсии прекратились.
        Вытащить меч, опереться, переводя дыхание… Однако чувство опасности заставило рвануть со всех ног подальше от туши монстра.
        И вовремя: тело Мясника взорвалось кровавыми ошметками. Взрыв оказался на редкость сильным, меня унесло довольно далеко, в сторону вражеской армии, но успел краем глаза разглядеть, как задрожала и начала осыпаться южная стена Суана.
        Рухнув на землю, я скривился от прострелившей тело боли, но пересилил себя и поднялся на ноги. Чтобы взглянуть в лицо Черного Человека, спешившегося и замершего напротив.
        «Здравствуй, Избранник Тьмы», - прозвучал в моей голове странный безжизненный голос.
        - А не пойти бы тебе… к демонам? - оскалился я, крутанув в руке меч. Однако в следующую секунду ноги подкосились, голова закружилась, а энергия по капле принялась вытекать наружу.
        Какого?..
        «В крови моего творения находился яд, чей эффект способен лишить сил даже тебя. Поспи, Избранник. Нам нужно многое обсудить, ты еще не готов», - голос становился все дальше и дальше, пока я не осознал себя падающим в глубокую темную яму, совсем не похожую на уютную бездну, ведущую в Нексус.
        Под спиной что-то мягкое, шкура животного? Брони на мне нет, только штаны и сапоги, даже рубаху забрали. Как и оружие. Где я вообще? Понятно, что в лагере врага, но где конкретно?
        Открыл глаза. Нахожусь в какой-то палатке, из обстановки только табурет, шкуры на полу, да небольшой столик в углу. Небогато. И никого не видать. Может, удастся свалить по-быстрому?
        Сканирую местность на живых существ. Облом, возле входа пасутся двое, люди. Чуть поодаль целый отряд, скорее всего, у костра собрались. Сквозь полог виден краешек звездного ночного неба. Многовато я тут провалялся. И где хозяин палатки? Наверняка ведь должен появиться, начать втирать мне свою пропаганду.
        Я сел, охнув от боли в боку. Странно, обычно регенерация почти мгновенно включается, даже сложные переломы заживают за несколько минут, а тут полдня прошло - и никак. Может, Блэкмен что-то со мной сделал?
        «С пробуждением», - а вот и он, легок на помине. Отдернув полог, в палатку вошел Черный Человек. Постоял, глядя на меня внимательным взглядом. Хотя в этих кромешно-темных глазах эмоций не углядеть при всем желании. Что ж, попробуем поговорить.
        - Кто ты такой?
        «Дитя Тьмы, как и ты», - он почти по-человечески пожал плечами, взял табурет и сел напротив меня.
        - Я человек. По крайней мере, был им раньше, - мне не сильно понравилось сравнение с этим… мутантом.
        Он издал какой-то странный хрипящий звук. Лишь спустя какое-то время я понял, что это был смешок.
        «Я тоже. Но Тьма преобразила меня, сделала лучше и сильнее».
        Его голос был спокойным, ноль эмоций, и я невольно осознал, что Блэкмен напоминает меня самого. Только, в отличие от мутанта, я пока еще могу испытывать хоть что-то.
        - Уверен? Мне лично думается, что от Тьмы одни проблемы. И никакой пользы.
        Он задумался.
        «Ты не прав, Избранник. Тьма лишь инструмент, у нее нет воли, только тебе решать, как воспользоваться полученным даром. Я вижу в твоей душе следы множества перерождений, и всякий раз Тьма становилась твоей госпожой. Так не лучше ли принять ее целиком и полностью?»
        Он издевается надо мной? Да нет, ни капли насмешки, все тот же серьезный тон. Черный Человек искренне верит в то, что говорит. В таком случае, он явно безумец, раз обожествляет Тьму. Эта дрянь может заразить скверной весь мир и превратить в прах, как можно превозносить подобное?
        - Катись в бездну со своей Тьмой, - я сплюнул на пол. - Единственное, что меня держит на этом свете - желание уничтожить твою госпожу, стереть ее с лица земли.
        «И в чем причина такой ненависти?», - кажется, он искренне заинтересовался.
        Я хмыкнул и начал неторопливый рассказ. Делать больше нечего, от этого типа мне не сбежать, остается тянуть время и надеяться, что он рано или поздно свалит по делам.
        Потому что цифр уровня над головой врага не видать. Это может значить только одно - он намного сильнее меня. Как минимум, в полтора раза. Но учитывая исходящие эманации Тьмы, все еще хуже. Просто так прикончить ублюдка не получится. На текущем этапе для меня он - сильнейший противник.
        Черный Человек спокойно выслушал рассказ, а затем снова рассмеялся.
        «То, что с тобой произошло, могло случиться с любым другим человеком. Никто не застрахован от подобного. На войне умирают люди, и нет твоей вины в гибели друзей. Ну а что касается принцессы… она сама сделала свой выбор. И винить Тьму в обычном безумии - по меньшей мере глупо».
        Его слова звучали довольно логично, а непробиваемое спокойствие вызвало раздражение. Но и сомнения тоже. Что, если я ошибался? Быть может, Тьма действительно способна послужить инструментом для хорошего?
        Нет.
        Я видел последствия применения Тьмы - обезлюдевший зараженный город, все жители которого стали мертвяками. Видел ужас в глазах выживших и робкую надежду, когда очистил Сайдру от скверны и установил печать.
        Ощутил действие Тьмы и на себе. Прежде, до принятия внутренней сути и скверны, я был героем - защитником Аонора, альтруистом, наивным, но добрым и способным на любые подвиги. Не раздумывая бросался в пламя, чтобы спасти даже одну жизнь.
        Теперь же - циничный, прагматичный ублюдок, с обрубками-эмоциями, думающий лишь о собственных целях и не считающийся с желаниями других. Мне плевать, сколько погибнет людей, главное - уничтожить Тьму, и это само по себе плохо. Я чувствую, как с каждым днем становлюсь все более и более оскверненным. Совсем скоро, возможно, позабуду о своей цели и превращусь в столь же хладнокровного монстра, лишенного даже лица.
        - Ты не прав, - заговорил я, глядя Черному Человеку в глаза и ощущая, как в душе пробуждаются прежние чувства: радость, злость, восхищение, любовь и ярость. Они сплелись в один плотный клубок, а после растворились внутри меня. Я вновь стал равнодушно-холодным, но глубоко в себе ощущал отголоски прошлого, что придавали сил.
        «В чем именно?».
        - Тьма - инструмент, все верно. Но и у нее есть собственное сознание и воля. Будь иначе, мы не менялись бы так сильно после слияния с ней. Что бы ты ни говорил, Тьма распространяет скверну, разъедающую мир и убивающую все живое на своем пути. Обычное орудие не способно на такое без воли хозяина. Поэтому я должен уничтожить это.
        Его аж передернуло от тона, которым я произнес последнее слово. Неожиданно в глазах Черного Человека мелькнула злость. Он поднялся, опрокинув табурет, шагнул ко мне. Склонился, наши взгляды оказались точно напротив.
        - Я застав… лю те… бя пожа… леть об э… том, - на сей раз голос раздался из отсутствующих уст, искаженный, странный, будто измененный в аудио-редакторе.
        - Попробуй, - усмехнулся я. - С удовольствием поучаствую в развлекательной программе.
        Блэкмен рыкнул и, резко развернувшись, вышел из палатки.
        Спустя пару минут полог откинули, и внутрь робко скользнула девушка-служанка. Хотя, бросив взгляд на ее шею и увидев узкую полоску кожи, понял, что она рабыня.
        Девушке было немногим больше шестнадцати, довольно миловидная, если бы не тонкий шрам, шедший от виска к нижней губе. Маленький прямой нос, чуть пухлые губы, ярко-зеленые глаза.
        На меня бросила лишь короткий взгляд и сразу же уставилась вниз. Подняла табурет, извлекла из сумки на плече горбушку хлеба и кусок сочного мяса.
        - Господин приказал покормить вас.
        Голос мелодичный, некогда звонкий, сейчас тихий, едва слышный. Рабам не позволено громко говорить.
        - Эта тварь, - я кивнул на вход, - отдает тебе приказы?
        Девчушка покраснела, быстро покачала головой.
        - Не он. Герцог Манели, владыка Западного Надела королевства Фрай.
        - Ты его личная рабыня? - полюбопытствовал я. Она кивнула. - Как зовут?
        - Лими, - прозвучало едва слышно.
        - Хорошо, Лими, - взял еду и откусил мяса, принялся жевать, ощущая, как же проголодался. - Почему же твой господин позволил нанести тебе увечье?
        Она непроизвольно коснулась рукой шрама на лице, вздохнула.
        - Я повела себя недостойно.
        - Что именно ты сделала? - понимаю, что давить на девчонку неэтично, но мне нужен информатор здесь. А кто лучше расскажет все, что творится, кроме женщины?
        Из глаз девушки покатились слезы.
        - Черный Владыка вызвал меня к себе. Чтоб я была его личной наложницей. А я не сумела ублажить… он остался недоволен, взял нож и порезал мне лицо…
        Я оказался удивлен. Когда Блэкмен был здесь, удалось его разглядеть получше, и, учитывая отсутствие одежды, никаких половых признаков я не узрел. У него даже сосков на груди не было.
        - Разве у него есть… чем орудовать?
        Девушка вздрогнула, порывисто задышала.
        - Когда нужно, он позволяет этому показаться. У него… огромный, никогда таких не видела. А когда не смогла принять целиком, Владыка разочаровался во мне… я такая бесполезная…
        Я поднялся, шагнул вперед и легонько коснулся волос девушки. Она дрогнула, прижалась ко мне всем телом, уткнулась лицом в плечо.
        - Тише, успокойся, Лими. Все позади, он больше никогда не сможет тебе навредить.
        Девчонка не ответила, только всхлипывания стали тише. Мы стояли так довольно долго, после чего она отстранилась, робко улыбнулась и отвела взгляд.
        - А вы… не хотите особых услуг?
        Я застыл, ощущая ненависть к хозяину этой глупышки. Мало того, что позволил навредить слуге, так еще использует ее в качестве шлюхи.
        Пальцы сами сжались в кулак. Похоже, что-то такое мелькнуло во взгляде, потому что Лими вздрогнула, глянула, испуганно отшатнулась.
        - Простите, господин. Больше не повторится.
        - Уходи, - попросил я, усаживаясь обратно на шкуры. Девчонка выбежала из палатки, а мне почему-то перехотелось есть. Тем не менее, пришлось запихать в себя остатки, после чего лег, задумчиво уставился на потолок.
        Враг оказался весьма опасен, гораздо сильнее и умнее всех, с кем приходилось сталкиваться раньше. У него есть идеология, он носит в себе истинную Тьму, которая, по заверениям Чумы, намного хуже искусственной. Что связывает Черного Человека и королевство Фрай? Почему он ведет их? Подчинил силой? Посулил богатства и земли Аонора?
        Не думаю, что верхушка Фрая настолько глупа, чтобы повестись на столь очевидный развод. Доверять одержимому Тьмой существу - очень и очень опасная затея. Стоит лишь послушать его речи, как понимаешь одно: тварь не остановится ни перед чем, пока Тьма не захватит весь мир. Такова его цель, с этим гимном он идет в бой. Хотя как раз-таки в бою его видеть еще не доводилось. Может, оно и к лучшему.
        Учитывая отсутствие цифр в строке уровня, мне сейчас не победить. Остается бежать, требовать у Ара, чтобы епископы сняли ограничители и использовали полную мощь в сражении с этим существом. Впервые приходится признать себя слабаком перед лицом сильного врага. Это не Чума, который испытывает ко мне нечто вроде братских чувств и желания вывести на новый уровень. Готов поклясться, случись сразиться с Блэкменом - мутант не будет сдерживаться и попросту размажет меня по земле тонким слоем. Вот тогда всему точно придет конец.
        Если только Бог Смерти не явится раньше. Он единственный, кто может что-то сделать. Хотя, я ведь не знаю, каковы истинные возможности епископов без ограничителей. Вдруг они на уровне богов, или немногим слабее? Тогда даже моего вмешательства не понадобится. Нужно лишь убедить Главу Совета начать действовать.
        А пока что мне остается лишь выжидать удобного случая. Почему не попробовать бежать сейчас? Очевидно глупая идея.
        Уходя, Черный Человек что-то навесил на палатку, вроде сигнализации или подобного. Реши я рвануть прочь, и мутант мигом примчится ловить любопытную, по его мнению, зверушку.
        В целом, есть догадки, зачем я ему нужен. Либо в качестве подопытной крыски, либо хочет еще усилиться за мой счет. Оба варианта, как понимаете, меня категорически не устраивают. Поэтому наш метод - сидим, терпим и не высовываемся, а как только представится случай - бьем и бежим.
        Со вздохом я прикрыл глаза и попытался уснуть. Чует моя задница, завтра будет веселый денек.
        Помешанный на Тьме мутант-садист с огромным либидо может устроить все, что его фантазии угодно.
        Стадия девятнадцатая
        Оскверненный явился наутро, приведя с собой Дырявого Рыцаря. Мертвяк застыл у входа, буравя меня ненавидящим взглядом, Блэкмен же шагнул вперед, уселся на табурет. Ни следа вчерашней злобы, вновь непрошибаемое спокойствие.
        - Доброе утро, - ехидно приветствовал я обоих. Мертвяк не отреагировал, а Черный Человек задумчиво склонил голову набок.
        «Для тебя оно не такое уж и доброе, Избранник Тьмы».
        - Почему же? Расскажи, у вас здесь развлечений маловато.
        Он отвел взгляд.
        «Ты отверг служанку. Есть причина?».
        - Я не педофил, малолетки не в моем вкусе, - прозвучало жестко, но ему, полагаю, все равно.
        Смешок.
        «Интересное ты существо. Что ж, дело твое, я не вправе указывать. Хочу спросить - присоединишься ко мне?».
        - Разве мы вчера не обсудили этот вопрос?
        «Я не делал предложения, лишь высказал свою точку зрения и выслушал твою», - он был предельно серьезен.
        - Тогда о чем речь? Ты знаешь о моей ненависти к Тьме и хочешь, чтобы я был на твоей стороне? - мне действительно было непонятно, какой логикой руководствуется этот мутант.
        «Как там говорят люди? От ненависти до любви - один шаг. Сегодня ты против связи с госпожой, а завтра станешь ее верным рабом и союзником», - кажется, в голосе Черного Человека мелькнула насмешка.
        - Не надейся, моя позиция не изменится.
        Он показательно вздохнул, закинул ногу на ногу, вновь посмотрел на меня.
        «Тогда стоит тебе кое-что рассказать».
        - Я весь внимание, удиви меня, - я уселся поудобнее, скрестил руки на груди.
        «Возможно, ты понял меня не совсем верно во время вчерашнего разговора. Я не сторонник слепого подчинения Тьме, скорее, наоборот. Моя цель - завладеть ею, заставить служить мне, быть именно орудием, безвольным, способным лишь молча выполнять приказы господина. Но одному мне сложно, а найти подходящих существ, что могут вынести бремя власти - ничтожно мало. Поэтому я нуждаюсь в твоей помощи, Избранник», - в его взгляде показалось нечто вроде надежды. Неужели и впрямь так жаждет, чтобы я стал его союзником? Слабо верится, учитывая ум и силу этого парня.
        - Не убедил. Ты хочешь поработить Аонор, а я поклялся защитить королевство. Смекаешь?
        Он рассмеялся.
        «Глупо держаться за невыгодные клятвы и союзы. Эти людишки тебе не соперники».
        - Скажи это Совету Конклава, - криво усмехнулся я. - Думаю, епископы, объединившись, раскатают тебя в тонкий блин.
        «Наивно полагать, будто старики смогут навредить мне», - в его взгляде мелькнули фиолетовые искры. - «Их истинная сила не превосходит мою».
        Значит, Блэкмен умеет определять уровень, как и я? Очень странно, узнать бы побольше о нем. Кто, откуда и зачем. Вот и попробуем.
        - Как тебя зовут?
        Легкое удивление.
        «Это неважно. Я был рожден давным-давно и когда-то являлся человеком. Гордым рыцарем в сияющих доспехах. Я правил обширными землями, мудро и справедливо».
        Он замолчал, кажется, вспоминая прошлое. Мне же в голову забрело ощущение дежавю. Помнится, не так давно на Совете довелось услышать нечто похожее…Точно! История о первом короле Аонора - сэре Лансе. Если брать за факт, что Дырявый Рыцарь - Первый Низвергнутый, а Ланс - Второй, после припомнить, что Черный Человек пришел с востока, где и сгинул когда-то правитель королевства, то…
        «Но однажды я встретил женщину. Неописуемой красоты и мудрости, она мигом пленила мое сердце. Я был слеп и не разглядел угрозы для своего государства, а колдунья этим воспользовалась. Заманила меня в горы на востоке, где связала и провела ритуал», - продолжил меж тем Блэкмен.
        - Как ей удалось связать тебя, ты был сильнейшим в мире. И что за ритуал?
        «Всему свое время», - он, похоже, не удивился моей осведомленности. - «Наложить путы на влюбленного дурака - дело несложное. А затем, когда Лаура начала петь заклинание, я словно очнулся ото сна. Но было поздно: колдунья уже вызвала истинную Тьму из глубокой бездны междумирья, а меня использовала в качестве сосуда. Похоже, полагала, что давление скверны вытеснит или разрушит мой разум и она получит послушную своей воле куклу, способную уничтожить мир. Не вышло. Я сумел подавить Тьму и подчинить своей воле, но разум повредился, а тело испытало трансформацию в такое вот существо. С тех пор я затаился в горах, выжидая и наблюдая».
        Он замолк.
        - Что стало с Лаурой? Ты убил ее?
        Черный Человек кивнул.
        «Пришлось. Не вышло связать ее, так что вынужден был избавиться от столь опасной соседки».
        - Чего ты ждал все это время? Копил силы и мечтал захватить весь мир? - глупое предположение, но пусть лучше будет расслабленным.
        «Вовсе нет», - рассмеялся мутант. - «Я уже тогда был столь же могущественным. Просто хотел отдохнуть от всего. Отпуск затянулся, только недавно я пробудился ото сна и начал действовать. И - нет, ты не прав насчет мирового господства. К чему мне это? Моя цель лежит в другой плоскости - заставить Девятерых спуститься на землю. Спросить у них, как вышло, что их верный слуга и основатель религии Аонора стал в конце концов таким уродом. Почему боги не помогли, не защитили?».
        Кажется, в нашем темном товарище начали просыпаться чувства. Вот уже необузданная ярость проглядывает. Но какая ирония! Тот, кто больше всего сделал для Аонора и Девятерых, сидит сейчас передо мной, считается величайшим злом за всю историю и ни разу даже благодарности не услышал в свой адрес.
        С другой стороны, выходит, Черный Человек - еще одно из моих альтер эго? Тогда на данный момент в палатке собрались целых три Низвергнутых: Первый, Второй и я, уж не знаю точно свою очередность. Первый, будучи лишь частичкой меня, озлобился на богов и тысячу лет бродит по миру то духом, то мертвяком, пытаясь отыскать способ насолить обидчикам. Второй же, подвергнувшись жестокому изменению Тьмой, впал в некую кому, проспал почти тысячу лет и решил также отомстить Девятерым. Объединенные ненавистью, эти двое готовы на что угодно ради мести. Меня же, как ни странно, местные боги особо не трогали. Возможно, именно по их воле я оказывался в различных безвыходных ситуациях с плохим концом, но все это сделало меня сильнее, тем, кто я есть. Да и, несмотря на нынешние атрофированные эмоции, готов признать, что Аонор - мой дом. Каким я буду защитником, если предам тех, кто доверился мне, такому мелочному, эгоистичному созданию?
        - Что ж, это твои личные проблемы, дружок, - пожал плечами, слегка зевнул. - Но знай, Аонор я тебе не отдам.
        Глаза мутанта полыхнули красным, раздались странные хрипы.
        «Ты не врешь. Даже странно, учитывая, что некогда мы были одним целым. В таком случае, не обессудь, Кеанор, но мне придется тебя заставить. Или поглотить. Таков закон этого мира: или жрешь ты, или тебя».
        Он поднялся, кивнул Дырявому Рыцарю. Тот подошел, схватил меня за волосы, дернул, поволок по земле наружу.
        Я пытался вырваться, но безуспешно - хватка мертвяка была железной. Способ, которым он тащил меня, являлся одновременно и болезненным, и унизительным. На глазах у вражеских солдат Дырявый Рыцарь подволок меня к столбу посреди небольшой расчищенной площадки и одним резким движением стянул цепью руки над головой, после чего приковал цепь к деревянному монолиту. Я повис над землей, ощущая, как растягиваются мышцы, через несколько часов они одеревенеют, это станет пыткой.
        «Подумай над своим решением, Кеанор. Я вернусь чуть позже», - Черный Человек зашагал прочь, зато мертвяк остался на месте. Встал чуть поодаль, уставился на меня, не отводя взгляда. Психологическая атака? Ничего, после пыток детишек в королевстве Ру вам трудно будет чем-то удивить мою тушку.
        Оказалось, я сильно ошибся. Второй вернулся через пару часов, когда солнце было в зените и нещадно палило, заставляя ощущать себя рыбешкой на сковороде.
        Мутант подошел, задумчиво поглядел, затем коснулся раскрытой ладонью моего лба. Я почувствовал прохладу, а затем и вовсе жуткий холод, пробравший от кончиков волос до самого низа. Следом за ним пришла боль.
        Она накатила, словно волна, захлестнула с головой так, что я чуть было не захлебнулся, но сумел вынырнуть, увидел равнодушные глаза Черного Человека и снова ушел на дно.
        В какой-то момент сознание решило взять тайм-аут, и я, как всегда, провалился в бездну. Только на этот раз она походила на коридор в Нексус.
        Правда, очутился я не на знакомой поляне, а в какой-то пустыне. Всюду, куда ни взгляни - море песка, над головой нещадно палящее солнце, а я почти раздетый, без оружия и припасов. Что за шуточки?
        Валяться на месте было бы по меньшей мере глупо, поэтому я поднялся и зашагал куда глаза глядят. Песок был плотный, ничуть не похожий на привычный мне приречный. Ноги погружались по щиколотку, двигаться сложно, еще и солнце неимоверно напекало затылок. Как вообще оно на меня воздействует, я же полубог, мать вашу!
        Прошло, наверное, часов пять, а то и больше, когда пустыня вдруг резко сменилась полумраком лесной чащобы. Здесь было сыро, свежо, даже слишком, и вполне уютно. Я с удовольствием шел вперед, наслаждаясь прохладой, один раз наткнулся на небольшой родник, вдоволь напился воды.
        Еще через несколько часов пейзаж преобразился в горную местность, покрытую снегом, с ревом ледяного ветра и чернотой ночи над головой. Хватило нескольких ударов сердца, чтобы замерзнуть и припустить бегом, пытаясь разогнать кровь по телу. Какого черта? Что за симулятор ходьбы? Будь это Нексус, я мог бы в любой момент вернуться в реальность, но сюда-то попал не своей волей. И чего от меня хотят - тоже неясно.
        Попробовал развернуться назад, но уперся в невидимую стену, которая больно ударила по носу. Намек вполне очевиден - чья-то «нежная» рука направляет меня вперед, навстречу… чему? Приключениям? Ну их в пекло! Хотя выбора все равно нет, верно?
        Пробежка выдалась долгой, и, если бы не возможности прокачанного тела полубога, давно откинулся бы и валялся где-нибудь внизу на острых камнях.
        Впереди выплыл огромный храм, сложенный из гладко отесанных камней, странной формы - нечто вроде многоугольника, у которого все углы разные, верхушка наклонена в одну сторону, левая часть выпирает вперед, правая наоборот, будто вдавлена в скалу, к которой храм прилегает. Основание и вовсе - равнобедренный треугольник острым концом ко мне. Ощущение, словно это не храм даже, а космический корабль, застрявший в скале.
        Ступени ко входу вели вполне обычные - каменные. Я поднялся на вершину лестницы, замер перед гладкой стеной. Пришлось подождать какое-то время, прежде чем от нее отделилась панель размером где-то три на четыре метра и отъехала в сторонку, пропуская меня в странное сооружение.
        Обстановка внутри соответствовала королевскому замку, который внезапно превратили в склад различного хлама или библиотеку - высоченные потолки, стеллажи у стен, резные светильники, ковры на полу, и в каждом углу что-то валяется: оружие, предметы гардероба, книжки, научные приборы и многое другое. Что-то было мне знакомо, а иные вещи видел впервые.
        Что за дикая помесь хайтека с прогрессивным средневековьем? Куда меня занесла Бездна?
        Широченный коридор вывел в большой зал, который я сразу же окрестил про себя читальным, потому как лестница в дальнем конце помещения шла наверх, на второй ярус, который занимали столы и скамейки. Первый же ярус был отведен под приемную: те же мягкие ковры, по центру богатый массивный стол, уставленный различной канцелярией, напротив пара удобных на вид кресел. Нет, не совсем читальный зал, скорее, канцелярия какая-нибудь.
        Стоило мне подойти к столу, как за ним оказались двое: уже знакомый мне Темный, одна из моих личностей, который и наделил меня силой Тьмы в том злосчастном подвале королевского замка Ру, и мужчина неопределенного возраста, не старше сорока и не младше двадцати, в больших уродливых очках и с прилизанной челкой. Где-то я его видел… Точно! Это к нему попал, когда Вильям пытался снять заражение. Странно, мне казалось, что это лишь видение. Вот так встреча.
        - Вот так встреча! - радостный голос очкарика заставил меня вздрогнуть от неожиданности. Темный молчал, с интересом разглядывая мою персону.
        - И вам не хворать, - брякнул я, усаживаясь в кресло. - Кто вы такой и что это за место?
        - Стало быть, про него все знаешь? - лукаво подмигнул мужчина и указал на Темного.
        - Он вроде как моя личность. Одна из…
        Оба переглянулись и расхохотались.
        - Надо же, личность, - фыркнул, отсмеявшись, очкарик. - А ничего, что к тебе он особо никакого отношения не имеет? Нет, ты слыхал, Тод?
        - Ага, - у Темного оказалась ослепительная улыбка. Я замер. Тод? Бог Плоти? Но каким чертом он тогда пробудил во мне Тьму? И кем был Светлый, так яростно защищавший мою жизнь?
        - Кажется, клиент начал дозревать, - чуть склонив голову, очкарик постучал пальцами по столу. Темный кивнул.
        - Думаю, можно посвятить мальчика в пару тайн.
        - Я бы поостерегся, но без этого он точно раньше времени загнется, - поморщился очкарик.
        - Ладно тебе, Кону, очевидно ведь, что против нас он ничего не замышляет. Да и цели общие, как ни крути.
        Кону? Бог Разума? Неужто меня занесло в какие-то божественные чертоги?
        - Мечтай, - рассмеялся очкарик. - Это лишь пограничная реальность между нашим миром и твоим. Здесь власть Девятерых почти безгранична, а смертные вроде тебя способны выжить и добиться аудиенции. Потому ты и попал сюда.
        - Вам от меня что-то нужно, - хмыкнул я. Тод слегка качнул головой, а Кону снова засмеялся.
        - Надо же! Нам от него что-то нужно… не льсти себе, мальчик. Ты просто оказался в удобном для нас положении - беззащитный, со всех сторон охваченный истинной Тьмой лакомый кусочек. Вот и выдернули твою душонку на поболтать.
        - Хотите сказать, мое тело сожрала Тьма? - мне трудно было в это поверить. А как же сопротивляемость? Я ведь добился почти семидесяти процентов!
        - Хотел бы - сказал. Прекращай верить в цифры, парень. Они не всегда отражают истину. К примеру, все пятеро епископов - полубоги пятисотого уровня, но их сила далеко превосходит полотно характеристик. Вместе могут одолеть даже бога!
        - Значит, им удастся остановить Ланса?
        Кону отвел взгляд, а Тод поморщился.
        - Для активации ритуала, снимающего ограничения, нужно пять епископов. Пять! А их осталось только четверо. Даже если ты каким-то чудом сумеешь вернуться в свое тело и сбежать от Ланса, нестабильность твоих магических потоков может навредить полубогам, и тогда мир окажется в ситуации похуже, чем заражение Тьмой.
        - Весело, - констатировал я, почесав в затылке. - Как же быть? Одному на данном этапе мне с этим уродцем не справиться.
        - Для того ты здесь и оказался, - признался наконец Тод. - Мы даруем тебе способность, если воспользуешься ею с умом, то сможешь стать сильнее и помочь своим. Нет - значит, наша ставка неудачна.
        Занятно. Двое из Девятерых предлагают мне помощь в защите Аонора от сил Тьмы. В чем их интерес? Верующие? Полагаю, религии других государств и народов не сильно отличаются от местной и других богов в этом мире нет. Здесь что-то иное.
        - Какой вам прок от спасения Аонора?
        - Это государство мы помогли создать сэру Лансу, - нехотя выдавил Кону, скривившись, словно от зубной боли. - Тогда он был истинным рыцарем, верил нам и нес этот свет людям.
        - Понятно, - кажется, пара кусочков паззла встала на свои места. - Вы испытываете к королевству теплые чувства и не хотите терять сильнейший оплот веры.
        - Именно, - во взгляде Тода мелькнула надежда.
        - Почему же сами не сойдете на землю и не уничтожите Тьму? Для вас это наверняка проще простого! - мне действительно было непонятно.
        Кону шлепнул себя ладонью по лицу, едва не сломав очки, а Тод тяжело вздохнул.
        - Видишь ли, Кей, в каждом из Девятерых есть частичка Тьмы, той самой, первозданной и истинной. Все мы рождены из хаоса других миров и, ступив на земли этой планеты, принесли скверну с собой. Именно на нас лежит вина за то, что Лаура сумела вытащить Тьму из глубокой бездны и поместить в тело Ланса. Но мы не в силах ему помешать, Тьма сильна количеством. Стоит Девятерым собраться вместе возле источника - и велика вероятность, что скверна захватит наши разумы, обратит на свою сторону.
        - Гораздо безопаснее раз за разом помогать болванчику по имени Кей, или Низвергнутый, обучаясь на ошибках и не повторяя их вновь, - медленно проговорил я, не глядя на богов. По тяжелому дыханию Тода понял, что угодил в цель. - Сколько попыток было до меня?
        - Двадцать семь, - нехотя выдавил Кону. - Первый получился сильнейшим, но оказался нестабилен, психика не выдержала давления силы, и он сошел с ума. Нам пришлось уничтожить его. Второй стал тем, чего мы боялись больше всего - вместилищем Тьмы. Последующие ничего выдающегося не совершили. Кто-то погибал на старте, другие чуть позже. Но дольше ста лет не проживал никто.
        - Ты первый за долгое время, кто сумел продержаться под гнетом тяжелейших испытаний, - в голосе Тода слышалось сожаление. - Вся наша надежда только на тебя.
        - А как же Чума?
        - Он силен, но будет выжидать до последнего. На такого нельзя положиться, слишком эгоистичен, - Кону извлек из воздуха стакан с водой и сделал глоток.
        Я почувствовал, как мелко дрожат руки. Давно со мной такого не бывало.
        Выходит, в сильнейшем бедствии этого мира виноваты боги? Они принесли с собой скверну, и они же позволили колдунье призвать Тьму. Наверняка чародейка была на уровне полубога, если не лучше, обычной магичке сил не хватило бы провернуть такое.
        И теперь на меня вновь пытаются взвалить груз обязанностей, спихнуть грязную работенку. Нет, я и сам собирался уничтожить Тьму, но знай заранее, кто во всем виноват… Что бы изменилось? Принимать сторону заразы, превращающей людей в жестоких и бездушных существ? Увольте. Да, я изменился, но сделал это по своей воле и только ради цели. Потому…
        - Давайте сюда вашу способность и верните меня обратно, - я устало прикрыл глаза, голова раскалывалась. Не время спать. Я вновь взглянул на богов.
        Тод поднялся, подошел ко мне, коснулся ладонями висков. Я ощутил, как сила по капле прибывает в опустошенное тело, а новое умение приживается, становится своим.
        «Вы получили божественную способность - Поглощение», - выскочило передо мной. Название интригует, но что именно эта абилка может? Пара мгновений - и волей Тода я уже знаю ответ.
        - А теперь ступай, Кей, - негромко прошептал Темный, склонившись. - Моя сестрица Инао шлет привет. Сынок растет сильным и здоровым…
        Я попытался вскочить, но мир канцелярии рассыпался разноцветными кусочками, в следующее мгновение я осознал себя висящим на том же самом столбе.
        Все тело изнемогало от боли, кожу жгло огнем. Бросил взгляд вниз, увидел на груди черные потеки, словно кто-то поливал меня смолой. Пытки Тьмой? Оригинально, сэр Ланс.
        Дырявый Рыцарь все также стоял неподалеку, молча глядя на меня. Черного Человека не видать, снова ушел по своим делам.
        Я ощущал себя на удивление сносно. Да, тело нещадно болело, но, стоило лишь захотеть, как сознание отрубало болевые ощущения, превращая в зудящее на периферии неудобство.
        - Иди сюда, выродок, - хриплым голосом позвал я мертвяка. Тот моргнул, оскалился, но подошел, замер напротив.
        «Чего тебе, ничтожество?», - о, и этот мыслеречью может общаться. Семейка Адамс, блин.
        - Хочешь, фокус покажу?
        Я сосредоточился, призвал Поглощение, наложил на Дырявого Рыцаря. Между нами образовалось некое подобие нити, по которой сила хлынула в мое тело потоком. Я пожирал не только энергию, но и саму суть альтер эго, его чувства, умения, знания.
        Он отшатнулся, махнул рукой, что-то забормотал, но застыл, покорный моей воле. Еще минута - и личность Низвергнутого исчезла, растворилась во мне, отправилась перевариваться. Однако перед тем, как окончательно уступить, Дырявый Рыцарь что-то скомандовал своему телу.
        Что именно, я понял, едва закончился перенос. Доспехи мертвяка лопнули, тело вспухло, словно опухоль, а затем взорвалось кровавыми ошметками, явив миру занимательную тварь: похожую на ту, что забросили в город, только покрупнее, без шерсти, но с теми же длинными крепкими конечностями и треугольной мордой. И ощущение силы от нее исходило не в пример больше.
        Я наклонился, разрывая цепь, оттолкнулся от столба и перелетел через тварь, приземлился поодаль. Короткая команда - тело покрывается костяной броней, иссиня-черного цвета, даже лицо покрывает маска, лишенная ясных очертаний, похожая на черную туманную дымку, с ярко-красными огоньками вместо глаз.
        Сила Тьмы заструилась по телу, раны затянулись, а в руке возник дымчатый клинок, вместо лезвия все тот же темный туман, рукоять костяная.
        - Потанцуем? - подмигиваю монстру, бросаюсь вперед одновременно с ним. Сталкиваемся через сотню метров, дымчатое лезвие натыкается на плотную пластинчатую кожу - тварь тоже решила эволюционировать. Неплохо.
        Извернувшись, пинаю в живот, отталкиваюсь, отпрыгиваю в сторону. Монстр приземляется с грохотом, недовольно рычит, ускоряется, кидается на меня.
        - Не сегодня, малыш.
        Туманный клинок пронзает шею твари, та визжит, кровь плещет во все стороны. Всего лишь царапина на такой огромной туше, она ничуть не мешает со всей силы садануть по мне лапой.
        Отлетаю, в воздухе группируюсь, приземляюсь на ноги, но по инерции меня еще сносит назад. Вонзаю меч в землю, торможу, в тот же миг сверху нависает монстр. Взвинчиваю темп до максимума, едва уклоняюсь от мощного броска, во все стороны трещины, ненавидящие глазки бывшего Низвергнутого совсем близко.
        Не раздумывая, бью клинком в морду, туманное лезвие взрезает плоть на лице с легкостью, кровь брызжет в стороны, а тварь теряет возможность смотреть.
        Тем не менее органы чувств позволяют ей принимать информацию из окружающего пространства, потому она немедленно атакует. Формирую на левой руке костяной щит, принимаю удар на него. Зверюгу отбрасывает на несколько метров, бегу следом, Удар Двадцати Лезвий - и на шкуре врага еще несколько кровоточащих ран. Не замедляя темп, орудую мечом в ближнем бою, здесь щит не нужен, удлиняю клинок, хватаюсь обеими руками. Удар за ударом, тварь отступает, визжит от боли, земля уже покрыта черной склизкой кровью.
        Завершающий финт - и меч отрубает башку монстра. Тяжело дыша, опираюсь на рукоять, пот струится по спине.
        Но еще не все - из дохлой туши вываливается старый добрый Дырявый Рыцарь, только без брони, но с моим Клинком Падшего Бога в руке. Сходу атакует, используя Рассвет Сотни Клинков.
        Отбиваю все мечи щитом, мимолетно удивившись технике мертвяка. Неплохо действует, но он на последнем издыхании. Остается лишь добить.
        Рывок, туманный меч отбивает клинок врага, пробивает мертвое тело насквозь, разъедая внутренности. Подхватываю упавшее оружие, гляжу, как кучкой плоти оседает грозный соперник. Без Поглощения мне с ним, возможно, было бы не справиться - знает те же техники, что и я, плюс опыта побольше. А так - осталось добить только пустую оболочку, способную лишь на базовые атаки.
        Убираю костяную маску, вдыхаю полной грудью. Прохладный ветерок освежает разгоряченное лицо, на губах появляется улыбка.
        Надо же, победить оказалось проще, чем я думал. Помощь Тода пришлась очень кстати.
        Позади раздались громкие хлопки. Я обернулся. Черный Человек шагал ко мне, хлопая в ладоши. В темном взгляде видна заинтересованность, тело наливается плотной темной аурой.
        «Отличная работа! Но как ты сумел поглотить его? Неужели…», - начал было он, но я уже атаковал. Бросился вперед, финт Клинком Падшего Бога и одновременная атака туманным мечом. Лезвие легко пронзило плоть Черного Человека, но вместо звуков боли я услышал лишь смешок.
        Ланс поднял руку и коснулся пальцем моего лба. Опять тот же трюк? Не пройдет!
        Но вместо холода, который я готов был отразить, в сознании промелькнули образы и видения: уничтоженный Суан, зараженные земли, Ниандай - окровавленный, на коленях перед Черным Человеком, и, наконец, Чия, чей мертвый взгляд устремлен куда-то вдаль. Нет! Нельзя допустить таких последствий! Он не сможет этого сотворить!
        Я насильно выдернул себя из транса, провернул лезвие меча в ране Второго, затем швырнул рядом с ним Прах Бездны. Черная дыра получилась гораздо больше, чем раньше, принялась поглощать все окружающее: людей, оружие, лошадей.
        Ланс отвлекся, уставился на последствия заклинания, а я на полной скорости рванул к городу. Мы еще встретимся, темный ублюдок, но не сегодня.
        Вблизи разрушенная стена представляла собой жалкое зрелище - каменные обломки высились на два с лишним метра, с обеих сторон огрызки, взрывная волна угодила как раз ближе к центру. Забравшись на остатки центрального участка южной стены, я задумчиво вздохнул: повреждения затронули и казармы солдат. Не критично, но наверняка пришлось потесниться.
        Что ж, с этой стороны мы теперь менее защищены, так что придется заканчивать эту войну максимально быстро. Но для начала нужно рассказать обо всем Ару. Глава Совета более опытен в вопросах тактики и стратегии, так что наверняка сможет разъяснить дальнейшие действия. К тому же хочется узнать насчет ритуала разблокировки способностей епископов. Если возможно провести его с моей помощью - буду только рад. Я, конечно, сумел коснуться Черного Человека, но не уверен, что нанес значимый урон. Ублюдок действительно очень силен.
        Ар был в кабинете, нахмурившись, разбирал бумаги. Не поднимая головы, тихонько хмыкнул.
        - Живой, стало быть.
        - А что мне сделается? - я махнул рукой, уселся напротив епископа. - Зато принес много новой информации.
        - И развил Тьму в себе, - принюхался Глава. Взгляд его стал более строгим, а намек на усмешку пропал. - Мне нужно убедиться, что ты не опасен, Кей. Нельзя рисковать, мы уже потеряли южную стену и часть войска.
        - Как пожелаешь, - все равно, лишь бы отоспать пару часов где-нибудь, а потом плотно поесть.
        - Тогда Палач займется тобой, - в голосе Ара промелькнуло сочувствие. Не понял, меня что, опять на опыты этому старику-садисту отдают?
        - Может, по-семейному разберемся? - робко предложил, чем вызвал искренний смех епископа.
        - Я бы и рад, но правила есть правила, прости. Стража!
        На выходе нарисовались двое молодцев, молча выслушали приказ Главы Совета, подхватили меня под руки и повели в подземелье Собора.
        И снова я закован в цепи, вишу в той же самой камере, что и в прошлый раз. Время идет, а метод дознания и амнистии не меняется, как погляжу.
        Итого, что мы имеем? Поглощенную, но не переваренную вторую частичку себя, очень полезный навык, возможность принимать вторую ипостась, покрываясь костяной броней (похоже, бонус от поглощения Низвергнутого) и кучу проблем в ближайшем будущем. Остается надеяться, что Совет не посчитает меня социально опасным настолько, что решит избавиться от герцога эл Киона раз и навсегда.
        С другой стороны, будет даже забавно поглядеть, как они станут ковырять мою новую броню. Сдаваться без боя я не намерен, правда всегда за мной, как иначе?
        За дверью послышались шаркающие шаги. О, вот и маразматик заявился. Чувствую, сейчас будет весьма продуктивный диалог, полный пафоса и фанатичного блеска в глазах. Слава богам, не моих.
        Дверь медленно открылась…
        Стадия двадцатая
        Старик ничуть не изменился со времени нашей последней встречи. Даже одежда, кажется, та же. Бледно-серый взгляд с порога уперся в меня, бесцветные губы изогнулись в усмешке.
        - Вот ты снова здесь, мальчишка.
        - Честно? Век бы тебя не видел, - буркнул, вызвав у Палача хриплый смешок.
        - Не все в этом мире подвластно воле человека.
        Старик подошел, слегка склонил голову набок. В глазах ни намека на усталость, одно лишь любопытство и предвкушение. Тоже мне - садист недоделанный.
        - Итак, чем ты, дорогуша, занимался в лагере врага? Попивал чаек или, быть может, снюхался кое с кем?
        Вкрадчивый голос Палача раздражал, ввинчивался в сознание раскаленным прутом.
        - Не дави на меня, старик. И так расскажу, - попросил, после чего боль утихла. Рассказ занял не так много времени, но я старался вспомнить все детали, включая встречу с богами. Не вижу смысла скрывать, Палачу наверняка больше лет, чем моей изначальной версии, знает много, умеет еще больше. Наверняка сумеет подсказать, как так вышло, что Тод активировал во мне тьму.
        Выслушав историю моих похождений, старик задумчиво пожевал губами, хмыкнул, почесал крючковатый нос.
        - Значит, все-таки их вина. И ведь сами исправлять не пожелали, чужими руками…
        Он фыркнул, покачал головой.
        - За тысячи лет так и не научились думать заранее, к чему приведут их действия. Детишки…
        От слов старика повеяло такой древностью, что я невольно задержал дыхание. Но наваждение уже схлынуло, уступило привычной насмешке во взгляде и серьезному выражению лица.
        - Что ж, в любом случае я верю тебе, герцог. Но обязан провести тщательную проверку, не превышает ли уровень Тьмы в твоем теле пределы допустимого.
        Палач коснулся пальцами моих висков, я ощутил, как внутри заскользили невидимые ледяные щупальца, принялись копаться, выискивать угрозу.
        - Скажи, неужели в каждом из епископов также присутствует частичка Тьмы?
        Он вздохнул.
        - Да. Небольшая, намного меньше, чем у Девятерых, но есть. Все же божественные силы несут в себе малую долю хаоса, бездны, из которой и происходит истинная Тьма.
        - Значит, даже если снять ограничения, у Совета не выйдет остановить сэра Ланса? Тьма поглотит их разумы, обратит на свою сторону.
        Палач скривился.
        - Не доказано. Может, да, а может, и нет. Нужно пробовать, чтобы узнать наверняка. Но попытка дорого обойдется этому миру, если окажется неудачной.
        - Четыре свихнувшихся полубога сотрут все в порошок, - хмыкнул я, но на самом деле было ничуть не смешно. Думаю, даже находясь в отчаянии, епископы не пойдут на такой шаг, прекрасно осознавая последствия. Да, вместе мы легко размажем тонким слоем всю армию Ланса, но сам Черный Человек надавит Тьмой, и тогда начнется борьба в душе каждого из четырех. В себе я почти уверен, два раза мутант воздействовал на меня и не сумел обрести власть. Значит, сопротивляемость работает. Насколько сильны в ментальном плане члены Совета, утверждать не могу, но учитывая, как легко тварь на поле боя поглотила Мара, епископам далеко до уровня мутанта.
        - Все в порядке, - старик отошел, пригладил волосы. - Твой уровень контроля превышает возможности полубога. Пожалуй, если кто и справится с Лансом, то только ты. Но будь осторожен - истинная Тьма гораздо сильнее той, которую ты уже поглотил.
        Палач освободил меня от цепей и хлопнул по плечу. Затем развернулся и вышел из камеры. Я направился следом, но, оказавшись в коридоре, никого не увидел.
        - Чертов старик.
        В зале Совета царила тишина. Мрачные епископы сидели за столом, не глядя друг на друга. Место Мара служило немым укором.
        Я прошествовал, сел на трон епископа, заслужив удивленный взгляд Ара.
        - Что дальше?
        Глава отвернулся, вздохнул.
        - Придется бросить все силы на атаку.
        - Решить все одним ударом? Уверен, что получится?
        - Что хочешь услышать от меня? - во взгляде мелькнули усталость и раздражение. - Заверения в нашей победе? Их не будет. Шансы ничтожно малы, а гибель Мара лишила нас возможности снять печати и ударить в полную силу.
        - Мар бы вам не помог, - я повторил свой рассказ. Епископы какое-то время сидели ошеломленные и задумчивые. Действительно, знать, что твои покровители когда-то сами обрекли этот мир на медленную и мучительную смерть, не очень приятно. Возникает вопрос: а так ли нужно продолжать цепляться за веру, если она не может предложить явных преимуществ? Во все времена и во всех религиях боги совершали неблаговидные поступки, проявляли качества, присущие людям: коварство, любовь, ненависть, злость и многие другие. Но почему-то поклонники продолжали неистово верить, будто вседержители идеальны и в любой момент придут на помощь, спасут мир от гибели. Наивные. Богам побоку, падет мирок или нет, они могут создать кучу таких же, не особо напрягаясь. Стоит ли тратить силы на спасение, если проще с нуля собрать? Думаю, ответ очевиден.
        - Значит, мы сами по себе, - пробормотал Ар, сжимая и разжимая кулаки. - Девятеро умеют создавать проблемы. Но ты точно уверен, что активация печатей и пробуждение наших сил приведут к плохому исходу?
        - С вероятностью в восемьдесят процентов, - кивнул, бросив короткий взгляд на Чию. Воительница выглядела сильно уставшей, осунувшейся и чересчур бледной. Нельзя так загонять себя, девочка.
        - И каков твой план? - Сар растерял былую насмешливость, был собран и серьезен.
        - Если честно, пока не думал над этим. Но, полагаю, другого выхода, кроме как разом бросить все силы в атаку, нет. Кун возьмет на себя командование армией, Глава незаметно выведет жителей города на случай поражения, а мы вчетвером займемся оставшимися тварями и Лансом. Даже так: Ланса можете оставить мне.
        - Уверен, что справишься? - к моему удивлению, Кая встревожилась. И ты туда же, красавица? Не стоит обо мне беспокоиться, я хоть и утомился от жизни такой, но без боя сдаваться не намерен. Еще повоюем.
        - Нет. Но Тод и Кону поделились со мной кое-чем, так что шансы есть. Да и один раз я сумел нанести темному удар. Это не было так уж сложно.
        - В таком случае, примем план за рабочую версию, - подытожил Ар. - У нас есть еще пара дней на подготовку, я более чем уверен, что атаковать сейчас Ланс не станет.
        - Он лишился командующего и почти всех мертвяков, - усмехнулся я. - Будет пополнять ряды.
        - Именно. Нам это на руку. Теперь перейдем к твоему вопросу, Кей, - Глава сцепил руки в замок и пристально уставился на меня.
        - А что? У меня рога выросли или, может, третий глаз открылся?
        Епископ хмыкнул.
        - Ничуть. Но изначально мы собирались казнить тебя, если Палач отыщет угрозу.
        - У вас бы ничего не вышло, ну да ладно, продолжай, - отмахнулся я. Ар покачал головой.
        - Хорошо, что с тобой все в порядке. Нам пригодятся твои силы и умения в последней битве. Не хочется признавать, но даже вместе мы не ровня сэру Лансу. А у тебя есть шанс, учитывая, что получил знания от богов. Посему общим решением мы, Совет Конклава, предлагаем герцогу Кею эл Киону стать главой Ордена Пепла вместо погибшего Мара.
        Неожиданно. Честно говоря, даже не подозревал, что старичкам в голову придет мысль пропихнуть меня в Совет. Что я там забыл? С другой стороны, будучи одним из епископов, получу безграничную власть в пределах Аонора, а это кое-чего стоит. Пригодится, пусть не сейчас, но позже. Если доживем.
        - Согласен.
        Они как-то сразу расслабились, словно скинули с себя огромный груз. Не понял? Так сильно боялись отказа? Или причина в другом?
        - На сегодня, пожалуй, все. Кей, тебя ожидает Его Величество. Нужно поставить печать епископа. К тому же он о чем-то хотел поговорить, - Глава поднялся. Я молча кивнул, подождал, пока остальные соберутся, подошел к Чие.
        - Хочу извиниться, - негромко сказал. Кая бросила на меня долгий взгляд, но покинула зал Совета. Как и другие.
        - За что? - брови девушки взметнулись вверх.
        - За свое поведение. Пусть я изменился, потерял нечто важное, но не должен был так наплевательски относиться к тебе и твоим чувствам. Если можешь, прости. Сейчас я ничего не могу с собой поделать, но в будущем все вернется на круги своя.
        Чия улыбнулась, на щеках заблестели дорожки слез.
        - Просто оставайся собой, Кей. Другого мне не нужно.
        - Я навещу тебя этим вечером, - пообещал я, прежде чем уйти. В ответ - благодарный взгляд и легкая улыбка.
        Его Величество был в своем кабинете. Кроме него там находился епископ Галл, вечно пропадающий где попало, когда дело доходит до планирования.
        Я с порога поклонился королю, затем по знаку подошел ближе.
        - Все епископы обязаны получить королевскую печать, подчеркивающую статус и положение, - Шайн был бодр и казался гораздо моложе, чем в последнюю нашу встречу.
        По приказу короля я снял рубаху, одолженную у Главы, и подставил правое предплечье. Епископ Галл коснулся кожи кончиком указательного пальца, и я с некоторым удивлением наблюдал, как на руке расплывается знак: корона, от которой в разные стороны расходятся девять лучей. Забавно.
        Татуировка мгновенно зажила, стоило Галлу убрать руку. Затем епископ вышел из кабинета, оставив нас с королем наедине.
        - Присаживайся, - Шайн махнул рукой в сторону дивана. Я устроился поудобнее, приготовился слушать.
        Король какое-то время задумчиво глядел в окно, затем вздохнул и сел рядом.
        - Никогда не любил сообщать дурные вести, - негромко пожаловался он. - Рейвенрок пал. Темные твари разрушили крепость и убили почти всех жителей и защитников. Спастись удалось небольшому отряду из полутора десятков человек. Включая твою сестру.
        - Где они сейчас?
        - Несколько часов назад вошли в город через северные ворота. Я приказал разместить всех в казармах, но малышку взял к себе.
        - Она не ранена?
        - Слава богам, нет. Только напугана, но держалась молодцом. Сейчас спит в одной из гостевых комнат.
        - Спасибо, - я склонил голову.
        - Пустое. Ты один из самых преданных Аонору людей, разве могу я оставить ребенка? Позабочусь о ней, как о собственной дочери.
        Король замолчал, углубившись в свои мысли. Я же думал о том, что за твари могли с легкостью разрушить Рейвенрок?
        - Настоятель Рей мертв?
        Его Величество неохотно кивнул.
        Старик… Я ощутил, как в глубине меня встрепенулось нечто неосязаемое, но сразу опало, растворилось. Настоятель был хорошим учителем и добрым другом. Жаль, что так все вышло.
        - Завтра мы устраиваем бал. Возможно, последний в этой жизни, - заговорил Шайн. - Ты должен присутствовать.
        Вот же неймется городским аристократам. Смерть за порогом бродит, а они все туда же - в развлекушки. Идиоты.
        - Хорошо, - через силу согласился я. - Могу идти?
        - Иди.
        Его Величество устало откинулся на спинку дивана, прикрыл глаза. Я неслышно выскользнул из кабинета и неторопливо зашагал вниз по лестнице. Завтра - бал, послезавтра решающий бой, который наконец завершит эту войну. Конечно, есть вероятность, что мы проиграем, и тогда всему конец, но я в это не верил. На нынешнем этапе способен на равных сражаться с Черным Человеком, а другого и не надо.
        Для начала отправился в комнату в Академии, чтобы переодеться и встретиться с Куном.
        Облачившись в потертые, но крепкие штаны и натянув поверх рубахи плотную куртку, запер комнату и зашагал к кабинету командора.
        Сколько воспоминаний… Когда-то, кажется, давным-давно, здесь постоянно находился сэр Дарн, мой названный отец. Позже и мне довелось недолго побыть на его месте. Потом произошла главная битва с армией Юга, и Дарна не стало. Интересно, что бы он сказал, увидев меня таким изменившимся? Думаю, понял бы и попытался вразумить, направить на истинный путь. Он был слишком благородным для этого мира, настоящим героем и умелым руководителем. Жаль, мне не удалось обрести тех же качеств.
        С другой стороны, теперь я один стою целой армии, а это уже немало. Остался один долгий рывок - и все решится, к лучшему или худшему, неважно. Главное, что эта осточертевшая война закончится.
        Кун очень обрадовался мне, но огорчился, узнав о грядущем сражении и своей роли.
        - Как бы мне хотелось вернуть время вспять, когда мы дрались бок о бок, - вздохнул командор, наливая вина и протягивая бокал. - Тогда не нужно было думать о ком-то, кроме себя и товарищей рядом. А теперь под моим началом целая прорва молодых безумцев, жаждущих схватки, но не осознающих всех последствий.
        Я усмехнулся.
        - Так всегда случается с новобранцами. Потом они либо выживают и запоминают урок, либо… он им уже никогда не понадобится.
        - Есть ли у нас шансы, Кей? - взгляд Куна был полон тревоги и затаенного страха. Парень хотел жить несмотря ни на что. Мне даже виделись его мечты: большая дружная семья, пятеро детей, красавица-жена, хлопочущая по дому, братья и я, веселые, беззаботные. Всего лишь грёзы, но какие реалистичные! Разве можно винить Куна в том, что он боится навсегда кануть в бездну, не оставив после себя потомства? Нет, я бы не посмел. Кажется, именно сейчас мои чувства начали пробуждаться вновь. Страх и тревога командора болью отозвались в собственном сердце, заставили стиснуть зубы и кулаки.
        - Шансы есть всегда, брат. Но одно могу пообещать точно: я постараюсь не допустить лишних смертей. Нужно убить одного, и тогда все закончится. Так или иначе.
        - Выживи, Кей. Прикончи ублюдка, но выживи сам, - на глазах Куна выступили слезы. - Без твоих советов и помощи разве сможем мы двигаться дальше?
        - Сможете, - мой голос не дрогнул, излучая уверенность. - Впрочем, умирать я не собираюсь. Не в этот раз.
        На сознание резко обрушилось невероятно реалистичное видение: огромная армия мертвяков, одинокий воин, создающий «Прах Бездны» и быстро уничтожающий ряды неприятеля. Затем смена кадров - перед ним стоит Черный Человек, что-то произносит. Воин шагает вперед и одним ударом сносит Лансу голову. Затем мне показывают лицо убийцы. Мое лицо.
        Наваждение схлынуло, оставив неприятное послевкусие и головную боль. Что это было? Будущее? Но разве может схватка с Черным Человеком закончиться так просто? Не верю.
        Тряхнул головой и кивнул Куну.
        - Пойду, пожалуй. Еще увидимся.
        Шагать по пустым коридорам Академии было грустно, так что я поспешил выбраться на свежий воздух. Вот и привычный сад, сколько времени провел я здесь, будучи еще учеником!
        - Чего раскис, друг мой ненастный? - бодрый голос Чумы вдарил по нервам. Я пожал плечами.
        - Скоро все закончится.
        - Так радоваться надо, дурында! Заживешь со своей ненаглядной черновлаской, детишек наштампуете, - я резко развернулся и наткнулся на спокойный взгляд бога Смерти.
        - Ты ведь знал, что во всем виноваты Девятеро.
        Он неохотно кивнул.
        - Само собой. Я ведь один из них, как ни крути.
        - Тогда ответь на такой вопрос: почему они больше подвержены воздействию Тьмы, чем мы с тобой?
        Миор призадумался. Затем наклонился, сорвал ромашку, понюхал, фыркнул и сел на скамейку.
        - Все дело в природной сопротивляемости. Девятеро изначально вышли из хаоса, порождены бездной и все такое, долгая история, короче. Суть в том, что их потолок, при котором они могут выдерживать давление Тьмы - тридцать пять процентов. Тридцать пять, Карл! Даже ты на нынешнем уровне развития имеешь больший порог.
        - То есть стоит любому из богов оказаться рядом с источником Тьмы, как он тут же окажется заражен?
        - Немного неверно, но по смыслу да. Грубо говоря, семя Тьмы в нем пробудится и начнется процесс поглощения собственной силы бога этой самой Тьмой. Преобразования, перестройка каналов и тому подобное. Пройдет пара минут, прежде чем всемогущее божество, один из Девятерых, станет подобием Ланса, только с большей разрушительной силой и отсутствием хоть каких-то тормозов. У Черного Человека есть хотя бы самоцель - спустить богов на землю и покарать. У поглощенных Девятерых не останется ничего, кроме жажды крови.
        - Жестко, - присвистнул я. - А мы с тобой не в их числе, потому что прокачали сопротивляемость Тьме выше пятидесяти процентов и получили шанс побороться за свои тушки?
        Чума кивнул.
        - Да, у нас есть привилегии, недоступные местным богам. Но не обольщайся, истинная Тьма - это тебе не детская песочница, где самое страшное - получить пластмассовой лопаткой по башке. Она давит, исподволь захватывает душу, пробуждает самые темные и низменные твои желания, делает их доминантными и тем самым ослабляет твой контроль. Дальнейший захват разума - дело техники.
        - Не поддаваться и не вестись на обещания, - пробормотал я, покручивая меж пальцев травинку.
        - Это будет очень сложно для тебя, Кей. Ты достиг семидесяти пяти процентов сопротивляемости, но это не гарантирует легкой схватки. И сражаться будешь не с абстрактным злом, а с самим собой. Это сложно.
        - Ты уже испытывал подобное, - понял я. Бог Смерти хмыкнул.
        - Недолго. Хватило десятка секунд, чтобы отказаться от затеи поглотить эту Тьму. Но то было давненько, я тогда только стал богом.
        Он шмыгнул носом, отбросил цветочек в сторону и поднялся.
        - Сядь поудобнее, хочу тебя кое-чему научить.
        - Надеюсь, не плохому? - я сел на траву, прислонился спиной к стволу дерева. Миор наклонился, схватил меня за плечи и… дунул в лицо.
        Мир вокруг смялся, как лист бумаги, завертелся, разорвался на части. Я оказался в темно-серой комнате, лишенной мебели. Однотонные стены, пол и потолок - прямо киберпанк какой-то.
        Напротив возник столб света, а через мгновение из него вышел безликий воин в темном плаще с капюшоном.
        - Ты в состоянии воплощенной иллюзии, - раздался откуда-то сверху голос Чумы. - Помнится, раньше тебе доводилось изучать эту технику. Сегодня займемся ею более детально.
        Безликий рванул вперед, извлек из воздуха меч и одним резким ударом отрубил мне голову. Вспышка боли, секунда полета, и вот я снова на том же месте, а враг замер, словно робот.
        - Здесь тебя могут пытать, убивать, причинять немыслимую боль и много чего еще. Любой опыт, полученный в этом месте, запоминается реальным телом. Вопросы? Да нет у тебя вопросов. Победи этого болванчика, чтобы открыть доступ к тренировке со мной. Начали!
        Безликий бросился вперед, скорость едва ли уступает моей. Отпрыгиваю в сторону, оружия нет, но все умения из реального мира со мной. Принимаю второй образ, все тело покрывается костяной броней, а в руке возникает меч.
        Отбиваю удар противника, контратакую, но лезвие пронзает лишь воздух. Рефлексы врага идеальны, он увернулся ровно в последний момент, пропустил клинок мимо тела, после чего без всяких затей пронзил мечом мою шею.
        Острая боль, полет, снова комната. В груди зарождается рык, безликий образ врага раздражает, неужели нельзя дать ему хоть какое-то лицо?
        Костяной доспех, призываю еще щит, мгновенно взвинчиваю темп, противник не дремлет, бросается в бой. Сталкиваемся почти в центре комнаты, щитом отбиваю нацеленный в голову удар, мой меч пронзает плечо врага. Крови нет, из раны выплескивается черный дым, а соперник впервые с момента встречи издает звуки. Шипение, похожее на шелест, разносится по комнате, враг отпрыгивает назад, отводит меч в сторону. Шагом направляется по кругу, следит за моими движениями, ловит момент для атаки. Не дождешься!
        Удар Двадцати Лезвий оставляет в теле противника еще одно отверстие - в левом боку, зато заставляет безликого ринуться в ближний бой. Сшиблись, на сей раз не получилось достать врага, он уклонился, пропуская лезвие меча в опасной близости от тела, затем подшаг вперед - и клинок неприятеля пронзает мое плечо, заставляя расформировать щит. Кровь с готовностью побежала по руке, готов поклясться, ощутил довольство со стороны противника. Значит, так? Хорошо!
        Оттолкнуться от пола - в воздухе использую Приветствие Небес, обрушиваюсь всем весом на врага. Левая рука неприятеля изгибается под немыслимым углом - больше он ею не воспользуется.
        Сходу применяю Крылья Ветра, высокоскоростное комбо заставляет противника отступить, уйти в глухую оборону, но брешей полно. Туда-то я и нацелился.
        Раз - клинок пронзает опорную ногу. Враг теряет равновесие. Два - пинок под колено подбрасывает тушку в воздух. Три - меч входит ровно в центр груди, под весом противник падает вниз, оказывается пришпилен к полу.
        Победа.
        - Неплохо, но однообразно. Впрочем, для первой тренировки сойдет. Возвращайся.
        Меня выдергивает из серой комнаты в реальный мир, и сразу наваливается глухая усталость, мышцы перенапряженные, дыхание тяжелое, тело покрыто потом.
        - Что ж так хреново-то? - процедил, восстанавливая дыхание. Чума рассмеялся.
        - Потому что высочайший уровень сложности. Для твоей категории. Вот и отдача будь здоров. Зато, когда восстановишься, увидишь, как навыки возрастут.
        - Спасибо, - прохрипел, утирая пот со лба. - Хоть и хочу тебя сейчас прикончить, но спасибо.
        Он ухмыльнулся.
        - Тренируйся, братишка. Немного времени у вас есть на мирную жизнь. А потом - финита ля комедия. Убедись, что не станешь ни о чем сожалеть.
        - Постараюсь. Ты придешь к развязке?
        Он отвернулся, кашлянул.
        - Вряд ли. Если все закончится, как надо, найду тебя позже. Желаю удачи!
        Чума помахал рукой и растворился в воздухе.
        - Шут поганый, - беззлобно буркнул я, с трудом поднимаясь на ноги. Затем заковылял к выходу с территории. Время к ночи, нужно навестить Чию. Обещал, как ни крути, а слово нужно держать.
        Тем более что завтра будет не до того. Еще один день, и мы с Лансом встретимся лицом к лицу. Готов ли я к этой схватке? Трудно сказать. Уровень врага был скрыт, а значит, он намного выше моего. С другой стороны, сможет ли мутант нанести мне вред Тьмой?
        Выясним опытным путем. Не стоит гадать, скоро все станет неважным. Значит, я должен насладиться остатками мирной жизни.
        Пусть даже это пир на осколках.
        Стадия двадцать первая
        С первыми лучами солнца я смылся из дома Чии, на прощание чмокнув спящую воительницу в щеку. День впереди насыщенный, учитывая, что большую его часть предстоит провести на балу в окружении местной аристократии, характер которой явно не улучшился с наступлением войны. Так что я решил по-быстрому перекусить и обсудить с Куном вопрос защиты столицы на время празднества. Уверен, Глава уже прополоскал новоявленному командору весь мозг, но лишний раз напомнить о надобности защиты не помешает. Кто знает сэра Ланса, вдруг носитель Тьмы решит устроить геноцид пораньше?
        Что еще плохо - мне нельзя надевать доспехи на балу. Само собой, раньше, будучи рыцарем Конклава, я мог носить броню где угодно и когда угодно, но теперь, став полноценным герцогом, обязан следовать этикету и положениям, принятым в обществе. Какой кретин только надоумил Шайна устроить веселуху накануне жестокого кровопролития?
        Нет, с одной стороны поддерживаю - народу стоит хоть немного отвлечься от ужаса за городскими стенами. С другой же - гвардия обязана присутствовать на балу в усиленном виде, а это распыление ресурсов, особенно принимая во внимание коварство Черного Человека и любовь к подлянкам. Надеюсь, что хоть кто-то из епископов соизволит проторчать на стене (точнее, ее остатках) всю ночь и бдить неустанно за вражеским войском.
        Кун как раз завтракал в столовой Академии, так что я присоединился к товарищу.
        - Новости есть? - усердное пережевывание омлета с беконом не мешало спрашивать. Командор вздохнул.
        - Пока нет. Шебуршат там, конечно, но явной активности не видно. Похоже, и впрямь зализывают раны после недавнего боя.
        - Это хорошо. Его Величество загорелся сегодня праздник сообразить, - поделился я. Кун мрачно хмыкнул.
        - Да ладно? А я-то думаю, чего ко мне с утра королевский гонец заявился с требованием Шайна выделить полсотни бойцов на защиту дворца?
        - Уже успел, значит, - я задумчиво почесал в затылке. - Ну, ты все равно бди, кто знает этого сэра Ланса - вдруг нагрянет посреди веселья?
        Кун скрестил руки на груди и окинул меня скептическим взглядом.
        - Знаешь, сынок, не учи дедушку, что делать с бабушкой, - выдал он, заставив меня поперхнуться компотом.
        - Действительно, - прокашлявшись, пробормотал я. - До обеда свободен?
        - Да вроде тихо все, а что?
        - Пойдем, проведаем Аи.
        - Она здесь? - встрепенулся командор.
        - Ага. Вчера приехала. Слышал ведь, что Рейвенрок пал?
        Друг мрачно кивнул.
        - Пятнадцать человек спаслись. Тьма поистине жестока. А мы ведь думали, что крепость невозможно захватить.
        - Нет таких крепостей еще, которые нельзя было бы разрушить или овладеть, - я назидательно поднял палец вверх. - Допивай и пошли. Малышка уже, небось, извелась вся.
        Аи как раз закончила завтракать на королевской кухне, когда заявились мы. Издав громкий вопль, девочка бросилась мне на шею, крепко сжала в объятиях, слезы хлынули в три ручья.
        Когда страсти немного поутихли, мы втроем устроились в саду, где сестренка рассказала, то и дело всхлипывая, историю падения Рейвенрока.
        Темные твари напали вскоре после полуночи. Ночь, как назло, выдалась безлунная, часовые не разглядели врага, только услышали, бросились бить тревогу, да поздно - монстры поперли волной прямо по стенам, цеплялись конечностями, забирались во двор, рвали и кромсали все, что движется. Настоятель Рей разбудил Аи, быстро одел и препоручил небольшому отряду, что отправился за стены крепости через подземный ход. Сам старик остался защищать свой дом до последнего вздоха. Беглецам же удалось беспрепятственно покинуть Рейвенрок, а затем они бежали до самого рассвета. Остановились в небольшой деревушке, где поведали жителям об опасности и разжились телегой с крепким крестьянским конем. Оттуда и отправились прямиком в столицу.
        Я с удовольствием наблюдал, как выросла Аи, стала еще красивее и серьезнее. Думаю, через несколько лет, как созреет, любой парнишка готов будет все отдать ради ее руки. Если мир не рухнет.
        - Здесь, однако, ситуация не особо лучше, - поморщившись, произнес я, катая меж пальцев травинку. - Сегодня-завтра будет решающий бой, который покажет, останемся в этом мире мы или они.
        - Я понимаю, - вздохнула девочка. - Но не хочу больше убегать. Останусь здесь с тобой, братик!
        - Нет, - я твердо взглянул Аи в глаза. - Мы выведем жителей за стены города с другой стороны, они отправятся куда угодно, как можно дальше отсюда. И ты пойдешь с ними.
        - Ни за что! - в меня вперился не менее твердый и упрямый взгляд. Ого, малышка и впрямь выросла. Интересно, это Рей в ней такой характер развил или уже было?
        - Ты все равно поступишь так, как скажу я. Исход битвы неизвестен, но если мы падем, ничто не останется прежним. Я хочу, чтобы ты выжила любой ценой. И сделаю для этого все, что в моих силах.
        Аи яростно пыхтела, но молчала. Только пламенный взгляд из-под опущенных бровей готовил для меня изощренную пытку.
        - Однажды ты поймешь, - я поднялся, стряхнул со штанов траву и землю. - Если доживешь.
        После чего отправился искать короля.
        Со стороны главного зала уже раздавались громкие крики, шум и топот ног. Похоже, приготовления к празднику в самом разгаре. Впрочем, думаю, раньше пяти вечера не начнут.
        Шайн обнаружился в собственном кабинете, заваленный отчетами.
        - Война войной, а документы - по расписанию, - пожаловался он. - Все-таки пришел! Молодец! Мне нужен будет твой острый взгляд на празднике.
        - Есть причины для волнения? - напрягся я. Его Величество фыркнул.
        - Да нет, все прекрасно. Какой глупец захочет мыслить недоброе против короля в такое время? Нет, просто, раз уж ты теперь герцог, приглядись, оцени настроение среди знати, подбодри кого нужно, кому-то пригрози. Разберешься, думаю. А пока мой лакей подберет тебе подобающий наряд. Арнье!
        Из соседней комнаты показался худощавый юноша серенькой внешности.
        - Приодень герцога эл Киона как подобает! Заодно поможешь с другими вопросами, если потребуется.
        Я склонил голову и вышел из кабинета вслед за слугой.
        Личный портной короля оказался сухоньким старичком неопределенного возраста, но явно старше восьмидесяти. Крепкими крючковатыми пальцами он снял мерки, а затем удалился в смежную комнату, чтобы подобрать подходящий по размеру наряд. Я же, воспользовавшись передышкой, устроился на табурете. Арнье сидел рядом, задумчиво глядя перед собой.
        - В честь чего праздник-то? - я решил разговорить парнишку.
        - Ну… - он слегка смутился. - Господа решили, что нужно устроить хороший бал, на случай, если…
        - Если последний бой окажется не в нашу пользу, - хмыкнул я. Слуга кивнул.
        - Да. Будет примерно три десятка господ, из тех, кто остался в городе. Ну и Ваше Сиятельство.
        - Как считаешь, все ли пройдет спокойно? - я испытующе взглянул на него. Арнье вздохнул.
        - Будем надеяться. Да и какой смысл кому-то строить козни против Его Величества, когда за стенами города вражеская армия? С ними ведь не договоришься.
        - Ты прав, - похвалил я, вызвав улыбку. И все же, нехорошее предчувствие грызло изнутри. Да, время неподходящее для переворота, но ведь дураков не остановит. Придется поменьше отвлекаться на балу и больше наблюдать. Нафиг мне под боком крысы?
        Портной появился через полчаса с симпатичным темно-синим нарядом, состоявшим из плотных бархатных штанов, мягких туфель, бледно-кофейного цвета рубашки и камзола под стать ночному небу.
        Облачившись в предложенное шмотье, я взглянул на себя в зеркало и остался доволен. Вполне себе представительный юноша, правда, предпочел бы лучше доспех, ну да ладно. Арнье услужливо рассыпался в комплиментах, а затем предложил отобедать. Я не стал противиться, подпоясался, пристегнул меч и зашагал за лакеем.
        Устроились мы на королевской кухне, где вовсю шли приготовления к балу. Кто считает, что на подобных торжествах главное - музыка и танцы, глубоко заблуждается. Мальчишка поведал мне, что аристократы любят пожрать больше, чем кто-либо еще, особенно после пары пробных танцулек. И длиннющие королевские столы очищают за каких-то полчаса. Вот и приходится в ущерб ресурсам готовить горы еды.
        Перекусив, я захотел взглянуть на главный зал. Все же интересно, как проходит процесс подготовки к торжеству, никогда прежде не удавалось взглянуть за кулисы.
        Мы сходу оказались в творческом хаосе: повсюду валяются украшения, какие-то тряпки, вазы с цветами, носятся как угорелые служанки, а посреди всего бедлама, скрестив руки на груди, громко раздавал приказы немолодой мужчина с длинными седыми волосами, крючковатым носом и бледно-зелеными глазами, напомнивший дирижера из городского оркестра. Он был еще и во фраке, что усиливало некое сходство.
        - Господин Удран, распорядитель Его Величества, - подсказал Арнье. Я кивнул. Действительно, этакий режиссер театра абсурда. Но дело свое знает, сразу видно. Видит все и вся, вот и нас сразу заметил.
        - Вы еще кто такие? Не мешаемся, топаем отсюда! - раздраженный рык распорядителя вызвал у меня усмешку.
        - Герцог Кей, господин Удран, - слегка испуганно взглянув на меня, поклонился Арнье. Мужчина зыркнул исподлобья, крючковатый нос зашевелился, глаза сузились.
        - И что с того? Приходите вечером, вашество. Не мешайте моим людям делать свою работу.
        - Как пожелаете, - не стал спорить я, потянул лакея из залы.
        Мы еще немного прошлись по первому этажу дворца, наблюдая суматоху и бесконечный движняк, затем Арнье потребовался королю, я же остался не у дел, после чего решил отправиться на тренировочную площадку Академии.
        Моим спарринг-партнером оказался Ран, показав весьма достойный уровень мастерства. Мы прозанимались порядка двух с лишним часов, после чего я решил прекратить тренировку. Быстро смыть пот, переодеться в праздничный наряд и опять во дворец.
        На сей раз главный зал блистал украшениями, аккуратными рядами столов и стульев, повсюду вышколенные слуги, много напитков и постепенно подтягивающиеся гости.
        Шайна видно не было, зато я разглядел в толпе Каю. Белобрысая-то что тут забыла?
        Протолкавшись к епископу, протянул перехваченный у слуги бокал с вином.
        - Позвольте поинтересоваться, госпожа, как вы здесь оказались?
        Девушка лукаво взглянула, приняла бокал, отвела взгляд в сторону и слегка улыбнулась.
        - Когда-то я была принцессой в далекой стране, которой давным-давно нет на карте мира. Попав сюда, я полюбила религию Девятерых и стала епископом. Но династия королей Аонора до сих пор помнит мой титул и время от времени приглашает на различные приемы.
        - Понятно, мне следовало догадаться, - я взял со стола кусочек яблока и отправил в рот, разглядывая прибывающих аристократов.
        - Возможно, - легкое прикосновение к лицу заставило меня вновь взглянуть на Каю. Во взгляде девушки светилась страсть, смешанная с надеждой и толикой грусти.
        - А ты упорная, - заметил, приобнимая епископа за талию. - Никак не поймешь, что мне на тебя плевать?
        Ее губы дрогнули, но Кая упрямо качнула головой, натянула улыбку.
        - Что с того? Это, вероятно, последний спокойный день… и ночь. Почему бы не расслабиться?
        - Нет желания. Найди себя мальчика посговорчивее, - поморщился я. В глазах девушки мелькнули слезы, но она все же попыталась прильнуть ко мне.
        - Даже не думай. То, что у нас было один раз - ничего не значит. Для меня - точно.
        - Какой же ты высокомерный наглец! - фыркнула Кая, овладевая собой и легонько отталкивая меня кулачком в грудь. - Ничего, я еще припомню!
        - Всегда пожалуйста, - я учтиво склонил голову и отправился дальше, здороваясь со знакомыми, иногда раскланиваясь с теми, кто останавливался приветствовать меня.
        Король последним зашел в зал. Двери за ним с шумом захлопнулись, церемониймейстер объявил прибытие Его Величества Шайна.
        Прошествовав к возвышению, на котором стоял трон, король повернулся к собравшимся.
        - Друзья мои! Ни для кого не секрет, что за стенами города находится вражеская армия, а впереди нас ждет решающий бой, который выявит победителя в этой войне. И все же на пороге битвы, мне бы хотелось подарить вам хотя бы один вечер спокойствия и радости. Наслаждайтесь этим мгновением!
        Гости одобрительно загудели, закричали, приветствуя речь Его Величества. Шайн принял кубок от подошедшего слуги, вскинул руку вверх. Многие собравшиеся сделали то же самое. Я же решил воздержаться от алкоголя. Не то чтобы мне это хоть как-то могло навредить или ослабить мышление. Просто… не хотелось.
        Праздник начался, заиграла приятная музыка, источником которой была группа музыкантов возле королевского возвышения. Я неторопливо зашагал по залу, разглядывая собравшихся. Чувство тревоги, возникшее утром, не утихало. Что-то явно случится. Но кто из них представляет собой угрозу?
        - Герцог эл Кион? - рядом со мной остановился высокий худощавый мужчина за сорок, с окладистой бородкой и мудрыми спокойными глазами. Длинные черные волосы с проседью свободно разлетелись по плечам. - Наслышан о вас! Я - барон Гейдель. Рад познакомиться!
        - Взаимно! - я поклонился в ответ. - Кажется, вы владетель северного региона?
        - Именно, - он улыбнулся. - К сожалению, война и долг вынудили покинуть родной дом и отправиться в столицу, дабы помочь Его Величеству.
        - Похвальное стремление. Полагаю, не каждый слуга короля способен на такую самоотверженность, - произнес я, наблюдая за реакцией Гейделя. Барон вздохнул.
        - Увы. В прежние времена люди были более благородными, самоотверженно шли на любой риск, лишь бы сохранить мир на землях королевства. А теперь… каждый печется о себе.
        - Война срывает маски, - насмешка из моих уст прозвучала не зло, скорее, с нотками грусти. Гейдель согласно кивнул.
        - Именно. Но о вас, юный эл Кион, я слышал только самое лучшее. Вы действительно герой! Сильнейший воин Аонора - так, кажется, вас называют в народе?
        - Возможно, - пожал плечами я. - Слава, конечно, вещь приятная, но не имеет особого значения. Куда важнее - уничтожить Тьму раз и навсегда.
        - О, поистине благородная цель, достойная легенд, - во взгляде барона появился фанатичный блеск. - Тьма - вечный бич королевства, несколько раз изгнанная обратно в свои норы, но вновь вернувшаяся спустя время. Разве существует в мире оружие, способное уничтожить эту напасть?
        Он был совершенно искренним человеком, действительно заинтересованным благополучием Аонора. Значит, моя тревога связана не с ним. Но кто тогда?
        - Скоро мы это узнаем, барон. Даю вам слово.
        Гейдель кивнул, в глазах появилась грусть, смешанная с робкой надеждой на хороший исход. Впрочем, если поглядеть на любого из собравшихся - в каждом можно ощутить тревогу, едва тлеющий огонек надежды и напускное веселье. Они буквально заставляют себя радоваться этому дню, прекрасно осознавая, что будущего может не быть. Каждое утро просыпаться, ожидая нападения, видеть повсюду вооруженных солдат, ощущать гнетущую атмосферу в воздухе, запах смерти…
        Я вздохнул, направился к столу с едой. Однако стоило закинуть в рот пару кусков мяса, как сбоку нарисовалась Кая.
        - Что, уже соскучилась? - беззлобно буркнул, пережевывая пищу. Девушка фыркнула, тряхнула копной светлых волос.
        - Не надейся, показушник. Просто… сложно делать вид, что все хорошо. Еще и это чувство неприятное…
        - Тоже предвидишь опасность? - я развернулся к епископу, пристально взглянул в лицо. Действительно, бледнее обычного, давящая атмосфера показного веселья и головная боль постепенно подводят ее к стрессу.
        Протянул руку, коснулся кончиками пальцев головы Каи, небольшой импульс энергии - и зрачки девушки расширились, дыхание стало более спокойным, а давление отступило.
        - Спасибо. Да, чувствуется нечто… неосязаемое, но мерзкое. Будто кто-то замышляет недоброе, но еще не готов окончательно совершить.
        - Наблюдай за ними, - я кивнул в сторону толпы. - Если увидишь кого-то подозрительного, дай знать.
        - Ты тоже, - обдав меня запахом сирени, епископ скрылась среди аристократов.
        Хмыкнув, отправился в другую сторону. Прислушиваясь к эмоциональному фону, понял, что это достаточно бесполезное занятие - у собравшихся он был схожим, и даже если несколько человек отличаются от остальных, их слишком мало, чтобы подать сигнал, общий фон перекрывает. Придется полагаться на зрение.
        Еще пару раз останавливался, завел знакомство с графом, еще одним бароном и виконтом, крайне уважаемым среди столичной знати.
        Подустав от суеты, отошел к колонне, прислонившись, стал наблюдать за залом. Шайн восседал на троне, о чем-то переговаривался с толстяком в богатом наряде. Тот не выглядел лебезящим, скорее, походил на старого товарища. Почему бы и нет?
        - Селдон опять выслуживается, - раздался рядом противный визгливый голос. Я скосил взгляд, увидел худощавого приземистого мужичка, сутулого, с лицом, напоминающим то ли крысу, то ли шакала. Неприятный тип.
        Рядом с ним было двое: высокий статный лорд, кажется, Энрид, уважаемый столичный аристократ, далекий родственник супруги Шайна и старый друг семьи, и красивая молодящаяся женщина - из тех, которые разменяли пятый десяток, но по-прежнему считают себя красавицами и пытаются выглядеть на тридцать, хотя молодость безвозвратно потеряна. Звали ее вроде бы Феама.
        - Простим старику его маленькую слабость, - рассмеялся Энрид. - Тем более что плясать Селдону осталось недолго.
        Опа-па. Вот и намеки пошли. Неужели эта троица - причина моего сегодняшнего невроза?
        - Потише, Энрид, - зашипела Феама. - Не раскрой нас раньше времени!
        - Успокойся, Фи. Все так увлечены этим лицемерным празднеством, что никто не станет слушать чужую беседу. К тому же план уже готов и через пару часов будет приведен в исполнение. Что может пойти не так?
        Действительно. Кроме того, что я могу в любой момент взять и размазать тебя по полу тонким слоем? Вроде бы ничего.
        Спрашиваете, откуда у меня такая привилегия? Очень просто: я епископ Конклава, а каждый из нас стоит практически на равных с королем, обладая возможностью вершить суд над кем угодно и когда угодно. Полагаю, именно этим решил воспользоваться Шайн, попросив меня наблюдать за аристократами. А я разве против? Как уже сказал ранее, крысы за спиной не нужны, устраивает нынешний король и правящая верхушка. Потому, желающие урвать кусочек - не обессудьте. Жить вам недолго.
        - Всегда есть возможность провала, - поморщился визгливый.
        - Будь оптимистичнее, Трастен, - хлопнул его по плечу Энрид. - Все уже не по одному разу обговорено и готово. Просто наслаждайся праздником, как и посоветовал Шайн.
        Произнеся имя короля, лорд невольно покосился в сторону трона. При этом во взгляде мелькнула искренняя ненависть. Интересно, что Шайн сделал этому человеку? Его Величество не особо похож на того, кто любит «закручивать гайки», всегда пытается найти компромисс. Но, похоже, недовольные были и будут.
        - Тебе легко говорить! - огрызнулся Трастен. - Не в твоих руках оружие, которым следует прикончить короля. Это, знаешь ли, давит.
        - Будь мужиком, - презрительно процедила Феама. - Только и можешь, что ныть!
        - Заткнись, сучка! Не тебе меня попрекать, - мигом окрысился визгливый.
        - Друзья мои, нет нужды ссориться, - включил режим добряка Энрид. - Глядите, вон герцог эл Кион, давайте познакомимся, что ли.
        Я сделал вид, что внимательно разглядываю Каю, кружившуюся в танце с каким-то молоденьким виконтом.
        - Кхм-кхм, добрый вечер! - Энрид вышел из-за колонны и встал передо мной. Сбоку замерли его прихвостни.
        - Приветствую вас, кажется, лорд Энрид, верно? - я слегка склонил голову. Мужчина одобрительно кивнул, поклонился в ответ.
        - Рад лично повстречать героя Аонора и сильнейшего воина. Все только о вас и говорят, - попытался подлизаться лорд. Я улыбнулся.
        - Не знаю, чем заслужил такую славу. Я всего лишь выполняю свой долг, защищая королевство.
        - Молодым воинам следует поучиться у вас благородству, герцог, - покивал Энрид. - Впрочем, времена уже не те, юноши больше думают о женских юбках, нежели о ратном деле. Да и многие офицеры заняты тем же.
        Понятно, куда он клонит. Пытается навести на мысль, что «правительство скатилось», «демократию народу» и прочее.
        - Полагаю, вы никогда не поступали плохо? - чуть насмешливо поинтересовался я. Лорд на полном серьезе задумался, видимо, прокручивая в голове варианты ответа.
        - Думаю, не ошибусь, если скажу, что нет на свете безгрешных людей, - чуть погодя осторожно начал он. - В каждом из нас есть и темное, и светлое, и иногда обстоятельства требуют отринуть добро, чтобы поступить плохо. Но этот поступок в дальнейшем приведет к лучшему. Так можно ли сказать, что он по-настоящему плохой?
        Неплохо сказал. Будь я помладше да поглупее - купился бы. Но пережив столько дерьма в этом мире, разве мог я не разглядеть откровенной лжи за его словами? К тому же теперь угроза явственно чувствовалась именно от Энрида, не от Трастена или Феамы. Не такой уж ты и добрячок, лорд.
        - Спорить на эту тему можно бесконечно долго, оправдываясь тем, что нет раздельных категорий добра и зла, что все относительно и любой поступок можно трактовать с обеих точек зрения. Но поймите вот что: для пострадавшей стороны все равно какими там благородными принципами вы руководствуетесь, совершая злодеяние. Они будут проклинать вас, ненавидеть и пытаться убить. Потому что для них вы - чистое зло. Даже если мечтаете построить рай на земле.
        - Очень… мудро для столь юного возраста, - после небольшой паузы выдавил Энрид. Взгляд лорда больше не излучал доброту и спокойствие, из глубины выглянули злость, ненависть и неподдельный страх. Неглуп ты, дяденька, совсем неглуп. Но слишком поздно для тебя отступать, верно?
        - А вы уверены, что я столь же молод, каким кажусь? - с легкой улыбкой спросил я, делая небольшой шажок вперед. Энрид замер, страх овладел им полностью, захватив все сознание, все тело. Трастен и Феама еще не понимали, что их заговор оказался раскрыт, недоуменно переглядывались между собой, пытаясь осмыслить услышанное.
        - Ты не посмеешь! - прохрипел лорд, отступая назад.
        - Уверен? - я демонстративно огляделся. - А кто меня остановит? Я не только герцог, еще и епископ Конклава, глава Ордена Пепла. У меня есть право карать и миловать согласно собственным понятиям морали и чести. Естественно, принимая в расчет догматы Девятерых и волю Его Величества Шайна. Так ответь же мне, Энрид - посмею я казнить тебя, Трастена и Феаму за предательство Аонора или нет?
        Услышав последние слова, визгливый и женщина рванули было прочь, намереваясь сбежать из зала, но невидимая цепь обвила их шеи и потянула назад, пришпиливая к колонне.
        Энрид развернулся и побежал от меня к центру зала, громко закричал, призывая на помощь. Гвардейцы шагнули было вперед, но я жестом остановил их, показывая, что разберусь сам и все по правилам.
        Гости, похоже, смекнули, что происходит нечто, выходящее за рамки задуманного, и разошлись в стороны, очищая пространство в центре зала. Энрид оказался один, сзади него неспешно шагал я, а справа поодаль на троне восседал Шайн.
        - Ваше Величество! - лорд рухнул на колени, пополз к королю, по щекам побежали слезы. - Пощадите! Ничего дурного не замыслил, все клевета!
        - Ты… - взгляд Шайна затуманился, в нем промелькнула ярость и боль от того, что дальний родственник жены посмел предать его. - Ты усомнился в честности епископа Кея?
        Энрид задрожал, перевел взгляд на меня. Что, дружок, думал, я блефую? Как бы не так.
        - Ваше Преосвященство! Не казните! Темный затуманил мой разум!
        - Не думаю, - покачал я головой. - В тебе нет Тьмы. Только жадность, завистливость и гордыня. Ты посчитал себя достойным восседать на троне Аонора, да что там, ты, ничтожество, решил предать королевство накануне последней схватки! Ты понимаешь, что за такое нет прощения?
        Лорд взвыл, выхватил из-за пояса кинжал, бросился на меня, попытался ударить в живот, но я лишь легонько оттолкнул его руку. Раздался хруст, конечность Энрида повисла плетью, клинок отлетел в сторону. Сам лорд завизжал от боли, рухнул на колени. Я протянул правую руку, положил на затылок предателя.
        - Лорд Энрид, владетель Западного Региона, я, герцог эл Кион, епископ Конклава и глава Ордена Пепла, с согласия Его Величества Шайна из рода Андаров, приговариваю тебя к смертной казни за подлое предательство Аонора. Приговор надлежит исполнить немедленно.
        Мои пальцы сжались, раздался громкий хруст, голова Энрида лопнула, как переспелый арбуз, во все стороны разлетелись комочки плоти.
        Собравшиеся побледнели, кто-то принялся прочищать желудок, другие отворачивались, не в силах вынести зрелища. Шайн сидел мрачнее тучи.
        - То же самое относится и к Трастену с Феамой, сообщникам Энрида.
        Я развернулся, сделал пару шагов в сторону прикованных к колонне заговорщиков. Визгливый побледнел, затрясся от ужаса, а лицо женщины исказилось в отвратительной гримасе ненависти и страха.
        Я махнул рукой, и голова Феамы покатилась по полу, разбрызгивая кровь. Трастен завыл, задергался, в воздухе разнеслась вонь. Не выдержал, стало быть?
        Короткое движение - и визгливый оказался обезглавлен. Я развернулся к королю, поклонился.
        - Приговор исполнен, Ваше Величество.
        Шайн поднялся, обвел зал взглядом.
        - Праздник окончен, прошу простить за это происшествие.
        Гости потихоньку разошлись, и вскоре остались только мы с королем.
        - Через десять минут жду тебя в кабинете, - Шайн не смотрел в мою сторону, отдал приказ и ушел.
        Я неспешно поднялся по лестнице, остановился перед дверью. Подождал пару минут и постучал. Усталый голос короля позволил войти.
        Шайн сидел в кресле, с печалью разглядывал полный стакан в руке.
        - Почему они решили так поступить, Кей? Почему сейчас?
        - Негодяям все равно, когда совершать гадость. Чем хуже нам, тем лучше для них. Простите за жестокость, но я обязан был сделать это именно так, - устроившись напротив, пояснил я.
        Король кивнул.
        - Ты все сделал как надо. Теперь никто более не посмеет пойти против короны в столь трудный час.
        Он лично наполнил второй стакан и протянул мне.
        - Выпьем. За лучшее будущее для всех нас.
        - За то, чтобы оно было, - с грустной насмешкой сказал я. Король вздохнул. Выпили.
        - Ты сделал очень многое для Аонора и для меня лично, Кей. Потому я хотел бы кое-что предложить.
        Шайн поднялся, подошел к шкафу, достал из верхнего ящика небольшую шкатулку. Открыл крышку, достал кольцо-печатку, на котором был выгравирован каплевидный щит с эмблемой королевства.
        - Немногие знают об этом, но у Аонора издавна имеются четверо защитников. Палач, Отравитель, Советник и…Щит. Последнего долгие годы не мог найти мой отец, а после и я. И теперь, когда ты показал настоящую решимость и желание защитить королевство, я предлагаю тебе стать Щитом Аонора. Тем, кто примет на себя любой удар, когда угодно.
        - То есть я должен по первому зову короля стать защитой королевства?
        Шайн вздохнул.
        - Понимаю, это очень трудно принять. Но я не знаю никого, кто подошел бы на эту роль лучше тебя.
        - Кто остальные? Палач, Отравитель и Советник?
        - Палача ты знаешь, он редко покидает подземелья Собора. Отравитель - наш общий знакомый, Миор. Советник - Глава Совета, епископ Ар. Трое сильнейших воинов королевства. Ты можешь стать четвертым. Или отказаться, я пойму.
        Я усмехнулся, глянул в сторону окна. Отказаться… а смысл? Последние годы только и делаю, что пытаюсь защитить Аонор всеми силами, трачу прорву энергии ради королевства, которое меня приютило. В любом случае я уже защитник Аонора, официальным титулом больше или меньше - разницы нет.
        - Согласен. И благодарю Ваше Величество за оказанное доверие.
        В уголках глаз короля блеснули слезы, Шайн поднялся, встал и я. Король вручил мне кольцо, наблюдал за тем, как я надеваю его на указательный палец.
        - Приветствую Щит Королевства! - поклонился Его Величество, как только ритуал был завершен. Я отвесил ответный поклон.
        Шагая по ночной улице к Академии, размышлял о том, что взвалил на себя очередное бремя, но самое страшное - ничуть не боюсь этого. Так сильно изменился морально, что готов к любым испытаниям? Возможно.
        Сегодняшний случай с заговорщиками показал всем мои истинные намерения - жестокость и непримиримость по отношению к врагам короны. Наверное, оно к лучшему, но публичная казнь была излишней. Слишком резкий переход от праздника к скотобойне, простым людям сложно пережить подобное.
        С другой стороны, скоро мы все можем погибнуть, хоть и постараемся сделать все возможное, чтобы избежать такого исхода.
        Ну, а я изменю своей новой роли и вместо Щита стану карающим Мечом, что оборвет жизнь Ланса и покончит с Тьмой.
        Стадия двадцать вторая
        Следующим утром, когда мы с Куном и братьями завтракали в столовой Академии, раздался гул сигнального рога. Три длинных, один короткий - значит, враг перешел в наступление.
        - Пора, парни, - спокойно сказал я, отложил ложку в сторону и направился к выходу.
        Снаружи небо медленно затягивалось иссиня-черными тучами, любой хоть сколько-нибудь умный человек поймет, что они имеют магическую природу. Похоже, вожак стайки шакалов решил сделать свой ход. Замечательно.
        Ощутил, как адреналин рванул в крови. Клинок Падшего Бога привычно лег в ладонь.
        Со стороны южной стены раздался грохот, в воздух взметнулась пыль. Враг уже разрушил остатки ограждения? Быстро они.
        На полной скорости рванул вниз по улице, но замер, завернув за угол. Мертвяки нестройными рядами хлынули в город, среди них виднелись несколько тварей, напоминавших ту, что слопала Мара, только поменьше.
        Как им удалось так быстро прорваться? Неужели армия Аонора настолько бессильна?
        Стиснув зубы, врубил ускорение и побежал навстречу врагам, на ходу активируя боевые комбинации, закладками выстраивая на периферии сознания, чтобы быстро использовать в ходе сражения. Этому трюку научился недавно, но счел его достаточно полезным, чтобы применять постоянно. Экономит время и ресурсы.
        Пара ударов сердца - врезаюсь во вражеские ряды, клинок мелькает, со свистом разрубая конечности, левая рука атакует тех, кто решил подобраться сбоку. Концентрация зашкаливает, даже время, кажется, замедляется, мертвецы движутся, словно сонные мухи, позволяя без особых проблем уничтожать их группами.
        За каких-то полторы минуты улица передо мной наполовину опустела, и я оказался рядом с двумя монстриками. Это уже задачка поинтереснее.
        Скольжение вбок, уклоняюсь от удара когтистой лапы, подпрыгиваю, отталкиваюсь от спины твари и сверху вниз вонзаю клинок в шею. Кровь хлещет в лицо, но медлить нельзя, потому вновь прыгаю, опять ускорение - второй монстр подо мной, скалится, не успеваю никак.
        Хлесткий выпад сносит меня в стену ближайшего дома. Пробив спиной дерево, оказываюсь в помещении, на груде изломанной мебели. Вскочив на ноги, встряхиваю головой и бросаюсь обратно на улицу.
        Тварь раздраженно рыкнула, почуяв снова мое присутствие. Повернулась, злобные глаза уставились на меня не мигая, внимательно следят за каждым движением. Думаешь, я тебе по зубам, малышка?
        Одновременно прыгаем вперед, в полете тварь распахивает пасть, на солнце блестят острые клыки, когти на лапах тянутся ко мне. Создаю перед монстром воздушный барьер, тот со всего маха врезается всем телом, на какое-то время теряет ориентацию в пространстве. Мне достаточно. Кувырок, ускорение, клинок скользит по телу твари, разрезая на две части. Разбрызгивая кровь, куски мяса рухнули на землю.
        Со стороны дворца уже спешили отряды рыцарей, гвардия, епископы и члены Орденов.
        - Как тут? - спросил Сар, останавливаясь рядом. Кая хмуро кивнула мне, а Чия бросила беспокойный взгляд.
        - Почему ни один из вас не был на стене?
        Они переглянулись.
        - Смена. Полчаса на отдых после ночной, но именно в этот промежуток и напали фрайцы. Вижу, ты расправился с зараженными, - епископ кивнул на туши убитых тварей. Я поморщился.
        - Это лишь отбросы, пушечное мясо. Главный враг еще впереди. Но надо зачистить улицы от этих. Глава выведет жителей за стены?
        - Сейчас этим и занимается, - ответила Чия. - Мы же должны победить… или задержать их как можно дольше.
        - Будем надеяться на первый вариант, - я крутанул меч в руке и бросился вперед. - Займитесь этими, я разберусь с оставшимися монстрами.
        Они молча вклинились во вражеские ряды, принялись рубить и кромсать, открывая проход для рыцарей. Я миновал одну улицу, огибая мертвяков и время от времени раздавая смертельные тычки. За углом, перед внутренней стеной, обнаружилось еще несколько тварей, успешно давящих на солдат Аонора. Нехорошо. Надеюсь, что таких зверушек у Ланса не слишком много, иначе придется распыляться на мелочевку.
        Очередное ускорение, Удар Двадцати Лезвий - и крайняя тварь взрывается кровавым фонтаном из плоти. Две других поворачиваются в мою сторону, недовольно рычат, ступают по кругу, надеясь застать врасплох.
        Почему бы не попробовать кое-что новенькое? Врубаю Поглощение, цепляю на зверушек, и сразу ощущаю контакт - энергия от тварей мощным потоком перенаправляется в мою сторону. Каких-то десять секунд - и от - монстров не осталось даже следа.
        - Сдерживайте их, - командую солдатам, бросаюсь в сторону врат. Здесь действительно царит мясорубка: бойцы Аонора с трудом сдерживают натиск вражеских воинов. Похоже, все мертвяки сейчас в городе, и Черный Человек бросил в атаку фрайцев. Но за ними численное превосходство, к тому же зараженные сильно потрепали наших ребят, изрядно сократив количество. Придется туго. Помогу немного, пока не прибудут епископы.
        Взмах клинка, и десятки вражеских солдат разрублены напополам, остальные в страхе отступают, недоверчиво глядя на меня. Наши, наоборот, подбадривают громкими криками, бросаются в бой, воодушевленные донельзя.
        Оставляю на них сражение с людьми, вновь бегу вперед сквозь нагромождение осколков, бывшее когда-то южной стеной. Перепрыгиваю на другую сторону - и замираю.
        Он стоит метрах в ста, выжидающе смотрит в мою сторону.
        - Ну, здравствуй, ублюдок, - криво усмехаюсь, шагаю вперед.
        «Давно не виделись, Избранник Тьмы. Вижу, ты стал немного сильнее», - в его голосе слышится издевка. Типа, как бы ты ни пыжился, я-то все равно круче. Это мы еще посмотрим.
        Рывок, активирую костяной доспех, лицо затягивается черной дымкой, энергия в теле прибывает мощным потоком. Клинок Падшего Бога хищной змеей тянется к Черному Человеку, но натыкается на блок.
        Иссиня-черный клинок с дымящимся лезвием легко выдерживает давление моего меча, а взгляд Ланса оказывается напротив - спокойный, насмешливый и злой.
        «Тебе еще рано тягаться со мной, мальчик. Лучше остановись!».
        - Не мечтай.
        Он делает неуловимое движение рукой, и меня сносит на несколько сотен метров назад, впечатывает в груду камней.
        - Кей! - Чия спрыгивает сверху, бросается ко мне. - Ты как?
        - В порядке. Лучше отойди в сторону, он тебе не по зубам.
        Поднимаюсь на ноги, ловлю встревоженный взгляд черновласки.
        - Давай вместе, у него не будет шансов, - предлагает Чия. Секунду обдумываю возможные последствия, качаю головой.
        - Нет. Лучше отступи в город, я смогу его победить.
        Она пару ударов сердца пристально разглядывает мое лицо, словно пытаясь запомнить получше, потом бросается на Ланса.
        - Стой! - кричу, но уже поздно.
        Черный Человек и епископ схлестнулись поодаль, он, окутанный Тьмой, она - с молниями за спиной. Чия бьет клинком сверху вниз, одновременно кастуя нечто вроде сферы молний. Я почти отчетливо слышу смешок Ланса, а в следующее мгновение воительница изломанной куклой летит мимо, безвольно врезается в камни.
        - Нет!
        Подбегаю быстро проверить пульс - еще дышит, но раны слишком серьезные. Щедро вливаю энергии, пусть тело залечивает само себя. Затем поднимаюсь, неторопливо иду в сторону Ланса.
        - Ты только что серьезно так влип, приятель, - сообщил ему, покручивая Клинок Падшего Бога в руке. - Бить мою любимую женщину не позволено никому, будь ты хоть одним из богов. За подобный поступок я могу пообещать долгую и мучительную смерть.
        «Не надорвись, слишком тяжелая ноша для тебя», - рассмеялся Черный Человек.
        - Не беспокойся. Просто смотри.
        Ускорение на полную, отталкиваюсь от земли так, что в воздухе поднимается пыль, активирую Рассвет Сотни Клинков.
        Светящиеся мечи летят в сторону Ланса, но тот спокойно выставляет перед собой левую руку, и клинки замирают.
        Я уже рядом, бросаю Прах Бездны рядом с Черным Человеком, тот от неожиданности ослабляет контроль и пара мечей вонзается в его плоть.
        «Неплохо. А как тебе это?», - он исчезает, появляется сзади, скорость не уступает моей, а черный клинок оказывается достаточно мерзким, вонзившись в мое плечо и прожигая плоть Тьмой.
        Бросаюсь вперед, резкий разворот, но Ланс уже совсем близко, насмешка в глазах становится более отчетливой, рука со свистом разрезает воздух и вонзается мне в живот.
        Ударной волной меня сносит далеко, десятки раз кувыркнувшись на земле, врезаюсь в ствол дерева. Все тело болит, силы стремительно вытекают, словно кто-то проделал гигантскую дыру в моем хранилище. Хотя прекрасно известно, кто именно.
        С трудом приподнимаюсь на локтях, но руки трясутся, и снова падаю на спину. Жизнь ручейком утекает из тела, вместе с потоком крови из огромной раны на животе. Как он вообще сумел пробить костяной доспех?
        В любом случае, похоже, я отбегался. Оказался слишком самоуверенным и подвел Аонор. Подвел Чию, короля, епископов, Дарна…даже Чуму.
        Миор.
        Я ощутил, как из глубины поднимается дикая ярость. Никогда! Чума прошел через ужасные пытки и испытания, прежде чем стал богом, разве я хуже? Разве может жалкий сэр Ланс, тень от тени, убить меня?
        Да хрен там!
        Рывок - вскакиваю на ноги, меч послушно ложится в ладонь. Рана на животе стремительно затягивается, обрастает сверху недостающими пластинами доспеха. И сам доспех претерпевает изменения: иссиня-черная броня покрывается красными узорами, словно трещинами, я почти ощущаю, как воздух вокруг меня наливается Тьмой. Вот и резервный источник задействовался. Всего лишь нужно ощутить всплеск негативных эмоций.
        Встречаюсь взглядом с Черным Человеком. В его зрачках отражается ужасный монстр - черный с красными вкраплениями доспех, дымчатое лицо и ярко-красные глаза. Физически ощущаю страх оскверненного. Надо же! Боится? Меня?
        - Покажи мне всю свою мощь! - с громким рыком бросаюсь вперед, чувствую, как изменяется Клинок Падшего Бога в моей руке, становится шире, больше, из одноручного клинка превращается в двуручный.
        Ланс не сдается, ускоряется больше, черный меч взрезает воздух, несется со страшной силой на меня.
        Грохот и звон стали - мы столкнулись на середине пути, два непримиримых врага, у каждого - своя цель и стремления. Он хочет наказать Девятерых, я - защитить Аонор, свою родину, королевство, что находится теперь под моей вечной защитой.
        Сила удара сносит нас обоих на несколько метров, но опять мчимся вперед, сшибаемся, выискиваем бреши в защите. Ярость не дает мне покоя, прибавляет сил, хотя уже сейчас ясно, что расплата будет жестокой. Если вообще останусь жив.
        Но думать об этом некогда, Черный Человек сдает под моим натиском, даже сила Тьмы не помогает ему против моей голой мощи. Активирую Поглощение, Ланс оступается, изумленно смотрит на меня, не в силах поверить.
        «Это же…откуда оно у тебя? Где ты изучил этот прием?!», - кричит, но уже поздно. Защита из Тьмы лопается, черная глянцевая кожа трескается, выпуская наружу окровавленную плоть того, кто некогда был человеком. Я использую Крылья Ветра, наношу огромное количество ударов на высокой скорости, кромсая тело Ланса. Он падает, кричит от боли, и тогда я совершаю последний удар.
        Голова Черного Человека катится по земле.
        Звенящая тишина обрушилась на меня, словно мешком по затылку. Дрожь охватила все тело, силы покинули окончательно, и я рухнул на колени рядом с трупом сильнейшего врага. Протянув руку, использовал Поглощение, чтобы впитать всю энергию и душу Ланса. Как недавно сделал это с Дырявым Рыцарем.
        Десяток ударов сердца - и силы вновь переполняют меня, раны затягиваются, а на душе воцаряется какое-то невыносимо приятное спокойствие.
        «Собрав воедино осколки своих воспоминаний, вы обретаете целостность и себя самого. Восстановлено 70 % прежней силы носителя», - услужливо вылезло сообщение.
        Несколько заторможенный, я открыл окно характеристик.
        ИМЯ: Кей эл Кион
        УРОВЕНЬ: 700
        РАСА: Полубог
        КЛАСС: Рыцарь
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:
        Сила - 200
        Выносливость - 210
        Ловкость - 200
        Интеллект - 150
        Дух - 330
        ЭФФЕКТЫ:
        Сопротивляемость Тьме - 82 %
        Сопротивляемость кровотечению - 91 %
        НАВЫКИ:
        Владение клинком - 100 %
        Владение копьем - 21 %
        Регенерация - + 50 %
        Красноречие - 63 %
        Запах тьмы - 40 %
        Чутье тьмы - 52 %
        УМЕНИЯ:
        Удар Двадцати Лезвий - 6 уровень
        Рассвет Сотни Клинков - 4 уровень
        Приветствие Небес - 4 уровень
        Плач Тьмы - 3 уровень
        Прах Бездны - 3 уровень
        Поцелуй Смерти - 2 уровень
        Крылья Ветра - 4 уровень
        Познание Прошлого - 8 уровень
        Поглощение - 10 уровень
        БАЗОВЫЕ:
        Дыхание Тьмы - 1 уровень
        Длань Тьмы - 3 уровень
        Копье Тьмы - 2 уровень
        Шаг Тьмы - 6 уровень
        Ветер Тьмы - 4 уровень
        Некоторое время тупо смотрел на полотно цифр и надписей, а затем засмеялся в голос. Надо же, Черный Человек стоил жалкие триста уровней. При этом, поглотив последний фрагмент Низвергнутого, я так и не достиг 100 % прежней силы. Какая ирония! Даже преодолев весь этот путь, не сумел выполнить то, к чему меня подталкивал Чума. Оно и верно - разве можно стать богом так просто? Придется еще попотеть. Но потом. Сейчас надо разобраться с остатками вражеской армии.
        Неожиданно, меня скрючило от боли, пронзившей все тело насквозь. Она шла от затылка до кончиков пальцев на ногах, электрическими зарядами усиливаясь с каждым новым приступом.
        Проклятье! Похоже, усвоить источник Тьмы будет не так уж просто. Скверна разъедает изнутри, с каждым вдохом чувствую, как распространяется по организму. Что же делать?
        Но тело уже решило само. Очередной наплыв боли - и сознание разрывается на части, с быстротой молнии падает в бездонную пропасть. Который уже раз? И сколько еще предстоит?
        Чтобы через несколько мгновений оказаться в знакомой комнате. Только на сей раз стены и пол были не темно-серыми, а иссиня-черными. Логично. Раз уж принял источник Тьмы, то все должно измениться. Вот только где мой враг?
        Словно отвечая на мой вопрос, раздался тихий шелест, казалось, нечто стекалось отовсюду, чтобы собраться… во что? Напротив меня, метрах в трехстах, возник… я. Точная моя копия, покрытая костяной броней с красными прожилками, с клубящейся Тьмой вместо лица и красными угольками глаз. Вот так сюрприз. Прикажете драться с самим собой? Типа, в конце останется только один, и все такое?
        Как будто у меня есть выбор.
        Усилием воли пробуждаю весь доступный запас энергии - справиться с этим парнем будет непросто, поверьте мне. Враг делает то же самое, а затем срывается с места.
        Я всегда такой быстрый?
        Альтер-эго наносит серию ударов, но блокирую все, а затем атакую в ответ. Боковой, сверху-вниз и сразу же применить Крылья Ветра. Не тут-то было! Я-другой активировал костяной щит, принял на него все выпады, после чего навалился всем весом, принялся давить грубой силой.
        Да ладно? Парень, ты в курсе, что мы совершенно одинаковые? С другой стороны, что-то этот товарищ кажется тяжелым даже в сравнении с Лансом. Присмотревшись, я обнаружил, что энергия Тьмы, окутывающая альтер эго, в разы мощнее моей. Вот оно как! Похоже, источник принял его своим носителем, подпитывает теперь, чтобы хватило силенок справиться со мной. Повсюду читеры, даже в самой последней схватке не дают сразиться честно.
        Разбежались!
        Рывок в сторону, пропускаю выпад противника, крутанувшись, обрушиваю клинок на спину врага, одновременно вонзая кисть левой руки под ребро. Альтер эго шипит от боли, но не отступает, делает полшага назад, а затем как-то по-особому взмахивает мечом, лезвие фальшивого Клинка Падшего Бога пронзает мое правое плечо. Пальцы едва не разжимаются от боли, но усилием воли держу меч, нельзя сейчас давать слабину.
        Враг, однако, не собирается оставлять время для отдыха, активирует Прах Бездны, и тут на себе ощущаю всю «прелесть» черной дыры в пространстве. Меня засасывает с неимоверной силой, так что приходится вонзить меч в пол, чтобы удержаться, одновременно кастую печать, дабы закрыть брешь. Трачу драгоценную энергию, которой гораздо меньше, чем у противника. Тот уже бросается ко мне, замахивается мечом.
        Никак не успеваю выдернуть клинок и отбить удар, свободная рука также занята печатью. Проклятье!
        Меч обрушивается на грудь, с легкостью разрубая доспех и плоть. Кровь брызжет фонтаном, меня сносит в сторону, меч остается в полу, концентрация и силы уходят чуть ли не в ноль, поэтому слетает и костяная броня.
        Лежа на полу, ощущаю, как растекается подо мной лужа крови, а боль накрывает все больше и больше. Почему-то твердо уверен, что в этом месте смерть будет означать полный конец. Тогда вместо меня откроет глаза одержимый Тьмой Кей, верный наследник Черного Человека.
        Это будет иметь ужасающие последствия. Как предсказывал Чума, мир рухнет, охваченный скверной, расползется по швам, осколками осыплется в бездну. Погибнут все, кого я знаю, только теперь по моей вине. Потому что не смог справиться с Тьмой, дал слабину, переоценил себя и проиграл.
        Теперь недавнее видение в кабинете Куна обрело новый смысл. Там я с легкостью победил Ланса, но пал в схватке с Тьмой, сошел с ума и был убит Миором. Но что если в этот раз его не будет поблизости? Кто сможет прикончить меня?
        Мир точно окажется на грани уничтожения, и никто, кроме Чумы, не встанет на пути Тьмы. А в одиночку, будь он хоть трижды богом Смерти, Миор не остановит заразу.
        Стиснув зубы так, что раздался громкий скрежет, я заставил себя сесть. Альтер эго уже рядом, застыло напротив, меч опущен, враг внимательно смотрит на меня, словно чего-то ждет.
        И ты станешь последним, кого я увижу в этой жизни? А кто даст гарантию, что меня ждет следующая? Слишком много шансов упустил в этом мире, слишком часто оказывался на грани, даже богам, желающим разгрести жар моими руками, в конце концов, может надоесть, и меня просто спишут, отправят в серое ничто.
        Ну уж нет!
        Собрав остатки сил, я покрыл руки костяными перчатками и с места бросился на врага. Облаченные в пластинчатую броню когтистые пальцы неожиданно легко разодрали доспех альтер эго и вонзились в податливую плоть.
        Лезвие меча вошло мне в бок, но я вытерпел, лишь усилил темп, разрывая противника на куски. Сколько бы ты ни пытался выжить, мы оба знаем, кто из нас фальшивка! Потому получай, ненастоящий Кей, у тебя не выйдет овладеть моим телом!
        Враг захрипел, кровь и плоть разлетались в разные стороны, он попытался поднять руку, схватить меня за шею, но лишь дернулся в последний раз и затих. Победа…
        С трудом перекатившись набок, я шумно вздохнул, прижал руку к ране. Скверно, слишком глубоко вошел меч, кровь быстро вытекает, а энергии кот наплакал.
        Хотя постой.
        Поглощение вышло слабеньким и расползающимся по швам, но поток силы Тьмы из останков врага хлынул в тело сразу же. Каких-то полторы минуты - и все кончено. Раны медленно затягивались, но уже не были смертельными, а скверна окончательно слилась с моими внутренними каналами, утратив свой облик, став частью резерва. Теперь ничто больше не угрожает миру, и я могу вернуться. Нужно лишь захотеть раздвинуть границы этой иллюзии…
        Пора обратно. Меня ждет Аонор!
        Мир рассыпался темными осколками, в очередной раз отправляя в пропасть.
        Открыв глаза, я рывком сел и сразу застонал от прострелившей тело боли.
        - Тише, парень, не нужно так дергаться.
        Теплая ладонь твердо вернула меня в лежачее положение. Под головой ощущался скрученный плащ, а рядом лежал бурдюк с водой. Я схватил, жадно присосался, до тех пор, пока сухость во рту не отступила.
        - Ты опять опоздал, - возмущенно ткнул пальцем в Чуму. Тот рассмеялся.
        - Вовсе нет. Наблюдал за боем с холма. Неплохо ты действовал, только простенько и не использовал весь свой арсенал. Но в общем сойдет, хотя для финального боя и рискованно, конечно.
        - Зато теперь я обрел целостность. Правда, - я хмыкнул, - до прежнего уровня так и не добрался.
        - Дальше будет проще, - заверил Чума. - Больше половины пути пройдено, уже хорошо. Как ощущения?
        Я прислушался к себе. Болело все, но через пару часов раны затянутся окончательно и боль уйдет. Зато медленно просыпалось чувство голода.
        - Жрать хочется. И поспать хотя бы пару часиков.
        Бог Смерти рассмеялся.
        - Вполне обоснованные желания. Но для начала давай-ка вернемся в Суан.
        - А как же армия Фрая?
        Чума помог подняться и указал рукой на гору трупов возле бывшей южной стены.
        - Ты про них?
        - Все же помог Аонору в трудную минуту, - поддел я. Миор фыркнул.
        - А куда деваться? Ты занимался источником, епископы сами за всем уследить не могут, вот и пришлось впрягаться бедному старику.
        - Не прибедняйся, для тебя это даже разминкой не назовешь.
        - И то верно.
        Мы неторопливо шагали к городу, болтая обо всяких пустяках и глупостях. Было понятно, что, несмотря на разруху в столице и множество других факторов, опасность миновала. Я поглотил источник Тьмы и даже не подавился, а это значит, что теперь Аонор действительно очищен. И мир может вздохнуть спокойно.
        До самого заката я бессовестно продрых, пока меня не разбудили братья вместе с Аи и не потащили в лазарет к черновласке.
        Чия почти восстановилась, но все же не могла пока самостоятельно передвигаться. Я просидел рядом с девушкой несколько часов, рассказывая о бое с Лансом и последующем вторжении Тьмы в мой разум. Было действительно приятно посидеть вот так, никуда не спеша, и поговорить с любимым человеком.
        Да, кое-какие изменения во мне все же произошли - прорыв в уровнях и поглощение огромного источника энергии что-то сдвинули на место и прежние эмоции частично вернулись, хотя тем добряком Кеем уже не стать никогда. Да и не больно хочется.
        Следующие несколько недель выдались сложными: мы очищали город от трупов и мусора, затем начали восстановление южной стены. В конце второй недели король вызвал меня, Чию, Куна и остальных епископов к себе, чтобы поделиться принятым решением.
        - Господа и дамы, взвесив все за и против, я решил, что мы можем себе позволить захват земель королевства Фрай и освобождение мирных жителей от гнета, - обведя всех собравшихся взглядом, сказал Шайн.
        - Поддерживаю, - кивнул я. - Будет неплохо закрепиться на востоке, теперь там чистые плодородные земли, с которых можно получить хороший урожай.
        В общем, никто не был против решения короля. На радостях Шайн откупорил бутыль коллекционного вина, которое мы дружно и распили.
        Возвращался в Академию поздно, далеко за полночь. Ступив на дорожку, захотел каким-то внутренним чутьем зайти в сад.
        Он сидел там, на скамейке, смотрел на звезды и мечтательно улыбался. Я пристроился рядом, поднял голову, с некоторым восхищением взглянул на безоблачное ночное небо. И только сейчас полностью осознал, насколько свободнее стало дышать.
        - Ощущается, верно? - Чума бросил короткий взгляд.
        - Что именно?
        - Этот мир с готовностью откликается на любые изменения. А ведь он еще достаточно молод, впереди целая вечность развития. Что получится в итоге?
        - Поглядим. Мы ведь вроде как долгожители, - улыбнулся я. Миор вздохнул.
        - Так и есть. Но я устал быть здесь. Все эти годы, с самого первого дня в этом мире, мечтал о том, как бы вырваться наружу, вернуться домой, зажить нормальной жизнью… Теперь понимаю, насколько это глупо. Насчет нормальной жизни. А вот поглядеть другие миры - очень даже можно. Я выполнил свой долг Защитника перед Аонором и готов двигаться дальше. Что и тебе советую.
        - Куда именно - дальше? - я не мог уловить ход его мыслей. Зачем покидать мир, который только что спасли?
        - А есть ли разница? Миров - бесчисленное множество, выбирай любой.
        В его взгляде мелькнула затаенная грусть, но схлынула, вытесненная предвкушением новых приключений.
        - И что, мы больше никогда не увидимся? - мой голос слегка дрогнул. Чума был тем, кто не раз помогал мне здесь с самого первого дня. Было время, я подозревал его в плохом, но понял, что мы в одной лодке и движемся к общей цели. Теперь же старый друг покидает меня…
        - Не глупи, - он фыркнул. - Как будто ты вечно будешь прозябать здесь? Прокачаешься до тысячного, станешь богом и получишь возможность путешествовать между измерениями. Тогда и увидимся вновь.
        - Это будет нескоро, - хмыкнул я. - К тому же… в этом мире есть еще один материк. Для начала отправлюсь туда.
        - Был я там, - отмахнулся Чума. - Не особо интересное место, всего три государства, живущие в мире, но твари водятся забавные. Для гринда подойдут как нельзя кстати.
        - Посмотрим, - я отвернулся в сторону. - Все же чувствуется некая… опустошенность. Словно бежал-бежал десятки километров, устал, пошел пешком, а оказалось, что до финиша было рукой подать.
        - В том и суть. Когда достигаешь одной цели, нужно ставить перед собой новые, более сложные, - он покрутил в пальцах цветок. - Жить без цели долго не сможешь. Потому как можно скорее отправляйся в путешествие. Будь уверен, Девятеро подкинут тебе новых забот.
        - Спасибо им за это, - саркастически пробормотал я. Миор грустно улыбнулся, отбросил цветок в сторону и поднялся.
        - Ну что, Кей, пора прощаться. Не знаю, когда увидимся и встретимся ли вновь, но точно могу сказать: ты прошел долгий путь и можешь собой гордиться.
        - Спасибо… друг.
        Мы крепко обнялись, после чего Чума растворился в воздухе, напоследок подмигнув.
        Вот и ушел мой старший товарищ и наставник. Отправился в путь к новым, неведомым реальностям. Что ждет его там? Увидимся мы снова, или эта встреча была последней?
        Я просидел в саду до самого рассвета, осмысливая все произошедшее за последние дни, а потом отправился завтракать. Опустошенность внутри рассеялась с первыми лучами солнца, и теперь я точно знал, что не буду жалеть ни о чем.
        Мы сделали все, что могли, и даже больше.
        Эпилог
        Через день после ухода Чумы с должности Отравителя и в целом из этого мира расстроенный король велел организовать пир, чтобы отпраздновать победу над Тьмой и хоть немного сгладить горечь расставания с полюбившимся ему божеством.
        Собрались все: и аристократы, и епископы, и военная верхушка, и даже горожане (для них соорудили столы прямо на улицах, во дворец, естественно, не пустили). Знать опасливо косилась на меня, чем вызывала искреннюю радость и желание подколоть.
        Перед началом торжества Его Величество встал у трона и жестом призвал всех к молчанию.
        - Друзья мои! Все мы помним, сколь страшной оказалась война с восточными соседями - королевством Фрай и поглотившей его Тьмой. И я безмерно скорблю о каждом погибшем в горниле сражений. К счастью, все виновные понесли заслуженную кару, и в заботе о подданных своих я хочу объявить о походе на восток! Мы займем земли королевства Фрай и освободим его жителей.
        Собравшиеся одобрительно зашумели, приветствуя такое решение.
        - Также я хочу особо выделить героев войны, тех, кто сделал все и даже больше - ради победы. Первый среди них - герцог Кей эл Кион, епископ Конклава, глава Ордена Пепла и герой Аонора, сразивший вражеского командующего и изгнавший Тьму навеки.
        К моему удивлению, гости закричали, загомонили, раздались тосты и здравицы в мою честь.
        - Надо же, как меня любят, - шепнул я Чие, стоявшей рядом.
        - Шутишь? - воительница округлила глаза. - Тебя просто обожают. Если бы не ты, нас не было бы в живых.
        Я хмыкнул, не став оспаривать сие утверждение.
        Под конец вечера изрядно набравшийся король, широко улыбаясь, озвучил дату начала похода:
        - Выступаем на рассвете! На каком? Да на любом! Все вопросы - к командующему эл Киону.
        После чего удалился в свои покои. Я же оказался завален просьбами желающих вступить в ряды «Армии очищения» и с трудом сумел отвязаться от всех, сославшись на позднее время и неготовые отчеты.
        Однако так просто спрыгнуть с поезда мне не дали. Шайн, даром что был бухущий вдрызг, слова свои помнил, а потому спустя еще неделю мы выступили в поход на восточные земли. Со мной в роли главнокомандующего. Сами понимаете, какое у меня было настроение, учитывая, что вообще-то я планировал сыграть свадьбу с Чией и отправиться на другой материк.
        Путешествие пришлось отложить на несколько месяцев. Нам понадобилось довольно много времени, чтобы занять ключевые города королевства Фрай, а затем объявить народу о свободе от Тьмы и новом правительстве. Не скажу, что фрайцы прямо обрадовались, но и особо против не были, так что довольный Шайн изрядно расширил восточные границы Аонора.
        Возвращение домой вышло триумфальным, учитывая, что наместником в бывшем Фрае король посадил очень влиятельного родственника, при этом лояльного роду Андаров и Шайну лично. На радостях новоиспеченный управитель выделил крупную сумму для празднования победы, и в Суан мы въезжали с помпой.
        Потом было две недели пирушек, благо Чия вырвала меня из загребущих ручонок Его Величества на исходе первой и потребовала готовиться к свадьбе. Предложение я, кстати, сделал через несколько дней после сражения с Лансом.
        Свадебку сыграли еще через пару недель, причем торжество готовил лично сам Шайн, выступая в роли моего родственника. Кун, Вун и Ран были так рады за бывшего командира, что упились вдрызг через час после начала празднования. Аи сидела рядом с Чией, то и дело шепчась с моей женой. Я же чувствовал себя действительно счастливым.
        Ночь была жаркой. Мы выбились из сил только под утро и, утомленные, уснули в объятиях. А к обеду продрав глаза, я сразу ощутил, что аура Чии изменилась. Похоже, ей удалось забеременеть!
        Любимая долго не могла поверить нашему счастью, потом расплакалась и повисла у меня на шее. Чтоб вы понимали: слуги Девятерых, истинные слуги, редко когда могут иметь детей, и это был сильнейший страх Чии.
        Мы немного расширили ее особняк в столице, сделав пристройку\ с учетом будущего малыша. Затем, примерно через месяц после свадьбы, я сообщил о своем желании отправиться в путь.
        - Зачем тебе это? - Чия недоумевала. - Разве не здорово просто наслаждаться жизнью, не думая о каких-то опасностях?
        - Здорово, - кивнул я. - Но не мое. Понимаешь, я не могу останавливаться в развитии, если хочу однажды превзойти его. А на том материке есть для этого все ресурсы. Обещаю, вернусь как можно скорее.
        - Я пойду с тобой, - твердый взгляд бесцветных глаз горел решимостью. Я покачал головой.
        - Нет. Подумай о малыше. Здесь, в столице, о нем есть кому позаботиться: Совет, парни, король, малышка Аи. Будучи рядом со мной, ты не можешь гарантировать все удобства нашему ребенку.
        Она всхлипнула. Я шагнул к жене, осторожно обнял, потерся щекой о ее щеку.
        - Тише, милая. Все будет хорошо. Я ведь ни разу не нарушил обещания, верно?
        Чия кое-как согласилась, и, собрав вещички и попрощавшись с королем и друзьями, я отправился на юг.
        Путешествие через земли Соа и Нав заняло несколько недель, потому что двигался я не особо быстро, знакомясь с разными людьми и помогая нуждающимся. Лишь пообщавшись с южанами поближе, понял, что они довольно неплохие ребята, не стоило судить о захватчиках из союзной армии.
        К концу третьей недели я добрался наконец до портового городка Альдо. Остановившись в гостинице, отправился искать капитана корабля, который шел бы к другому материку. Поиски не увенчались успехом: встреченные мной моряки были расслабленными и довольными жизнью, не собираясь рисковать и отправляться в долгое плавание через опасные морские воды.
        Расстроенный, я вернулся в гостиницу и, заказав эля, сел за столик у окна.
        Наблюдать за городской суетой по ту сторону окна было занятно, к тому же спешить особо некуда. Не вышло найти нужное судно сегодня, отыщу завтра. Или послезавтра.
        Скрипнула скамья напротив. Я повернул голову и встретился взглядом с ним.
        - Ты?! - удивление, похоже, ясно виделось на моем лице, потому что он рассмеялся.
        - Не ожидал? Поверь мне, я и сам не думал, что вернусь так скоро. Хотя… лет двести прошло по меркам того мира, где я застрял, - Чума задумчиво поскреб заросшую щетиной щеку.
        - В каких мирах ты побывал?
        - Только в одном, - улыбнулся он. - Но весьма любопытном. Представляешь, там нет твердой суши, как у нас, а мир находится над облаками в виде отдельных клочков земли с городами, усадьбами и прочим.
        - Как же они передвигаются? - заинтересовался я.
        - Воздушные корабли. Используют топливо, называемое «син», и с его помощью парят над облаками. Забавный, в общем, мирок. И магия у них необычная. Можно сказать, что не магия вовсе, а волшебство. Не подчиняется каким-либо законам, ограничено только фантазией волшебника.
        - Интересно, - протянул я. - Ну и зачем ты вернулся, если там так хорошо?
        Бог Смерти задумчиво пожевал губами.
        - Скучно стало. Решил вас проведать. Заглянул в Аонор, все такие счастливые и довольные ходят, беременная Чия сказала, что ты отправился в путешествие, и я сразу смекнул, куда именно. Поздравляю, кстати.
        - Спасибо. Рад тебя видеть.
        Он улыбнулся.
        - Взаимно. Но мы еще долго не простимся, ведь я иду с тобой.
        - Серьезно? - изумился я. - Разве ты не был на том материке?
        - Был, - кивнул Чума. - Не понравилось. Но теперь оттуда веет чем-то… необычным. Надо бы проверить. Заодно тебе экскурсию проведу, чтоб не чувствовал себя деревенским выпускником, приехавшим поступать в мегаполис.
        - Неужели у них все настолько отличается?
        Миор насмешливо постучал по столешнице.
        - Как небо и земля. Другие законы, другие правила. Даже религия, и та другая. Правда, местные божки с нами не особо контактируют, побаиваются, слабенькие они. Но факт остается фактом - Н’радил опасное место. И как старший товарищ я хочу немного помочь.
        - Почему бы и нет, - я вновь поглядел в окно. - Только корабль нам найди.
        - Уже, - Чума поднялся. - Идем. Отплываем через пятнадцать минут.
        - Твою ж! - выругался я, вскакивая на ноги и бросаясь следом за богом Смерти. - Раньше сказать не мог?
        - Тогда было бы не так весело! - прокричал он на бегу.
        Чуть позже, когда город и материк остались далеко позади, мы устроились на носу корабля.
        - Именно это всегда двигает меня вперед, - с довольной улыбкой сказал Чума, словно не замечая бьющих в лицо порывов ветра. - Дух приключений! Интрига, тайна, загадка. Что скрывается за тем холмом? Почему там выжженная земля? В чем смысл нашего существования?
        - Ты просто вечный искатель, - поддел я его насмешливо. Миор фыркнул.
        - Скорее, вечный странник. Дорога - мой дом, небо - моя земля, как было в одной песне. И я действительно этому рад. Потому что, стоит только остановиться - и ты тормозишь в развитии, делаешь скачок назад. Я же хочу стать сильнее, умнее и найти еще больше вопросов, на которые требуется ответить.
        Я ощутил, как внутри меня зашевелилось нечто, испытывающее симпатию к сказанному Чумой. Есть в этом некая романтика - постоянно в пути, в познании нового и осмыслении старого. Разве не поэтому я покинул спокойный дом и отправился на другой конец мира?
        - Как и все мы, брат, - с улыбкой сказал я Миору. - Как и все мы.
        - Тогда ты готов принять мой новый подарок, - вполне серьезно отозвался он. Протянул маленький сверток, не больше половины ладони. - Разверни, тебе понравится.
        Я нащупал под слоем бумаги нечто твердое, да и сама бумага не местная. Неужели… с Земли?
        Дрожащими пальцами разорвал узел, обертка полетела на палубу, ветер подхватил ее, понес далеко, в неведомое.
        Я держал в руках МП3-плеер. Старенький, потертый, но такой родной.
        Тот самый, что родители подарили на шестнадцатилетие.
        Распутал наушники, медленно вставил капельки в уши, включил плеер - экран загорелся темно-синим. Выбрал подходящий трек и нажал на «Play».
        Там, за третьим перекрестком, и оттуда строго к югу,
        Всадник с золотою саблей в травы густо сеет звезды.
        Слышишь? Гроздьями роняет небо из прорех зерно стальное,
        Горные лихие тропы покрывая пеленою.
        Ветер порывами ласкал лицо, лохматил волосы, но солнце все равно пробивалось сквозь облака и дарило какое-то неописуемое счастье. Чума улыбался, будто слышал песню сквозь плеск волн и шум ветра. Скорее всего, так оно и было.
        Дороги сплелись в тугой клубок влюбленных змей,
        И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло…
        Лукавый, смирись! Мы все равно тебя сильней,
        И у огней небесных стран сегодня будет тепло.
        Долгая эра страданий, боли и войн завершилась. Теперь впереди была дорога - кривая, поросшая травой и истоптанная множеством ног, но моя. Рядом тот, кто всегда подскажет и поможет, а за спиной родной дом, где меня будут ждать, сколько бы времени ни прошло.
        Разве это не истинное счастье?
        От автора
        Дорогой читатель! Только что ты перевернул последнюю страницу дилогии «Проект Тьма», на которую твой покорный слуга потратил примерно полтора года своей жизни. Очень надеюсь, что история, поведанная мной на этих страницах, оказалась для тебя интересной и действительно понравилась.
        Тяжело расставаться с этим миром и полюбившимися мне персонажами, пусть не все из них вышли такими, как задумывалось изначально. Но я рад этому, ведь обе книги стали испытанием для меня, в качестве автора.
        Изначально в серии существовала только книга про Чуму, про то, как он попал в этот виртуальный-реальный мир и начал свой путь. Потом возникла мысль переписать, с новым персонажем и другим сюжетом, но в том же мире. Так родился Кей - сперва трусишка, затем оруженосец, желающий помочь всем и защитить каждого, после - рыцарь, обладающий силой и влиянием, изменившийся в результате жестоких событий и отбросивший прежнюю мягкость ради выживания. Я искренне надеюсь, что ты, читатель, разглядел прогрессию и изменение характера главного героя, а также сопереживал и прошел через это вместе с ним.
        Да, не спорю, история не лишена недостатков, в ней имеются изъяны, но, смею надеяться, это простительно, ведь «Проект Тьма» - первый логически завершенный мой проект. Можете считать это первой книгой, и будете правы. В дальнейшем, я постараюсь стать лучше и разнообразнее, чтобы еще увлекательнее доносить до вас свои истории.
        Спасибо, что прочитали эту работу до конца, и увидимся в новых мирах. Будьте счастливы!
        Искренне ваш, автор

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к