Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Войкин Александр: " Проклятый Долг " - читать онлайн

Сохранить .
Проклятый долг Александр Андреевич Войкин
        Гвара. Королевство, поделенное на шесть княжеств, чьи владетели подчиняются верховному королю. Вот уже двадцать лет страной правит узурпатор, однако, грядут серьезные перемены. На востоке появились драконы, запад и юг полыхают в огне сражений, а далеко на севере неприступной крепостью возвышается Эль-Тора - сердце фехтовального искусства. Альберт был одним из многих послушников в Гильдии, однако, нарушив устав, был вынужден отправиться в изгнание. Что ждет неопытного юношу на пути? Кем он станет? И кем являлся когда-то?
        Александр Войкин
        Проклятый долг
        Пролог
        Серые грозовые тучи хмуро взирали на землю. Дождя еще не было, но вдалеке уже слышался нарастающий рокот грома. В воздухе остро ощущался запах свежести.
        Ничем не примечательный мужчина лет тридцати, с густыми каштановыми волосами, редкими усиками и трехдневной щетиной стоял под старым раскидистым дубом и просто наблюдал за мной. Причем в его взгляде не угадывалось ни малейшей эмоции. Лишь пустота.
        Одет он был в легкие льняные брюки, шелковую рубаху и куртку. При моем приближении он вежливо поклонился и произнес:
        - С возвращением, милорд.
        Я лишь качнул головой и направился по выложенной гравием дорожке к дому. Несмотря на сумрачный день, в окнах не было видно света. Поднявшись на крыльцо по старым рассохшимся и жутко скрипящим ступеням, я постучал в дверь. Тишина.
        Повернув ручку, понял, что не заперто. Открыв дверь и шагнув внутрь, снова поразился запустению, царившему здесь. Прямо передо мной были две лестницы, ведущие наверх, к комнатам. Справа расположена гостиная, слева - кухня. Я знал расположение комнат лучше любого из слуг. Раньше. Когда жил здесь.
        Я поднялся по лестнице, держась за перила. Краска на них облезла, дерево покрылось трещинами от старости и влаги.
        На втором этаже крыша провалилась внутрь дома, перегородив коридор, ведущий в гостевые комнаты. Впрочем, туда я бы ни за что не пошел. Время уничтожило былую красоту, оставив искореженные остовы мебели.
        Повернув направо, я шагнул в дверной проем. Раньше здесь была моя комната. Окна и сейчас выходят в сад. Когда я был ребенком, щебет птиц и легкий запах цветущей сирени будил меня по утрам. Сейчас и от сада не осталось ничего.
        Я погладил потертый деревянный стол, за которым провел столько времени, читая учебники. Мне было всего лишь семь, но я очень старался запомнить все, что отец приказал выучить.
        Кровать покосилась, одним боком лежала на полу. Книжные шкафы, как ни странно, продолжали стоять на том же самом месте - по обеим сторонам от двери.
        Улыбнувшись воспоминаниям, я снова повернулся к окну и замер: передо мной стоял слуга, встретившийся на пути к дому. В голове мелькнула несколько запоздалая мысль, что дом стоит так уже много лет, все слуги наверняка покинули эти стены. Этот человек просто не может быть слугой. Но кто он?
        Мужчина изогнул губы в подобии улыбки. Впрочем, в его исполнении это больше напоминало оскал. Во рту мелькнули острые клыки, а затем он бросился на меня. Смазанный силуэт, и в следующую секунду я проваливаюсь в темную пропасть, не имеющую дна. А в ушах стоят последние слова убийцы:
        «Ты проклят, жалкий крысеныш. Проклят навеки». Последним, что я услышал, был дьявольский смех существа…
        Глава 1
        Я с хрипом сел на постели, судорожно пытаясь вдохнуть. Сердце колотилось как бешенное, все тело стало липким от пота, простыни смяты.
        Опять этот кошмар. Каждую ночь одно и то же, на протяжении полугода. Поднявшись с кровати, я подошел к окну и распахнул ставни. Потихоньку занимался рассвет, ночные тени неохотно уползали прочь. Свежий воздух хлынул в комнату, не дожидаясь приглашения. Я с наслаждением сделал вдох и понял, что больше не смогу заснуть. При воспоминании о странном существе, убившем меня в неизвестно какой раз, тело била мелкая дрожь. Каждую ночь, каждый сон он делал это по-разному. И я ничего не мог предпринять. Был всего лишь наблюдателем, запертым в своем теле. Чертовы кошмары.
        Холодный ветер скользнул по полу и коснулся ног. Я зябко передернул плечами и поспешил одеться. Заправив кровать, вышел из комнаты и направился прямо по коридору, к лестнице на первый этаж.
        Вообще, в здании Гильдии этажей было четыре. На первом находилась столовая, тренировочные залы, библиотека и бассейн. На втором располагались комнаты учеников. Третий этаж занимали кабинеты преподавателей, ну а на четвертом устроились Мастера - мудрые руководители Гильдии.
        Сейчас я собирался наведаться в столовую, чтобы немного перекусить. До завтрака еще далеко, нужно успеть кое-что сделать.
        Выпросив у поваров кусок мяса и хлеба, я сел за стол и принялся жевать, при этом морщась от жуткой головной боли, что преследовала каждый день.
        Подкрепившись, отправился в сад, что располагался на заднем дворе Гильдии. Многие из учеников любили там отдыхать после занятий. Поговаривают, будто на сад наложено какое-то заклятье, делающее это место умиротворенным. Не знаю. Главное, что сад отлично подходит для медитации.
        Песчаная дорожка вывела меня к небольшому пруду. Здесь, на берегу, я и медитировал по утрам последние полгода. Это место заставляло меня забыть кошмары, хоть и ненадолго.
        Если бы мои родители были живы, то смогли бы помочь с ночными ужасами. Я почти уверен в этом. Но они мертвы. Так мне сказали.
        До тринадцати лет я себя не помню. Мастер Доминик, мой наставник, говорит, что это защитная реакция организма на полученный тогда стресс. Но я ему не верю. Не может все быть так просто. Хоть что-то я должен помнить о своем детстве. Увы.
        Моя жизнь началась в тот момент, когда я стоял перед болтающимися на виселице телами родителей и рыдал. Сзади подошел какой-то мужчина, что-то произнес и мягко, но настойчиво повел меня куда-то. Как оказалось впоследствии, это был Мастер Доминик. Он-то и привел меня в Гильдию. До семнадцати лет я жил здесь и учился читать, писать, ездить на лошади и хорошим манерам - все то, что полагается знать мальчику из богатой семьи. Я не знаю, была ли моя семья зажиточной, но уж не простой точно.
        Мастер Доминик пытался разузнать что-либо о моих родителях, но безуспешно. Такое ощущение, будто их никогда не существовало. Никаких документов, ни родственников, ни друзей. Только старый дом в предместьях Драхмы.
        Сев на колени, я прикрыл глаза. Глубокий вдох, медленный выдох. Вдох. Выдох.
        С каждым разом настроиться на нужный темп получалось все лучше. Спустя полчаса остатки сна бесследно улетучились. Полностью сосредоточившись на медитации, я не заметил, как пошел дождь. Вначале мелкий, он становился все сильнее и сильнее. Открыв глаза, я вскочил на ноги и повернулся к выходу из сада.
        Они уже ждали. Трое: Руф, Эрик и Клод. Парни, вечно не дающие мне прохода. Уж не знаю, чего они хотели добиться, но одно у них вышло: сделать меня недоверчивым.
        Эрик, как самый главный из троицы, шагнул вперед и улыбнулся. Вот только я ни на секунду не усомнился в его намерениях. Немудрено: лицо парня пересекал кривой шрам, начинавшийся от правого виска и пересекавший нижнюю губу. Это делало его улыбку оскалом хищника.
        Тряхнув намокшими белобрысыми волосами, Эрик развел руки и громко сказал, стараясь перекричать шум дождя:
        - Доброе утро, Альберт! Я смотрю, ты тоже любишь рано вставать. Помнишь, в прошлый раз мы не закончили наш разговор? Я считаю, стоит его продолжить.
        Я скривился, как от кислой клюквы.
        - Не думаю, что эта тема стоит продолжения, - неуверенно произнес, настороженно следя за двумя товарищами Эрика. Руф был широкоплечим худощавым брюнетом с разноцветными глазами. Правый его глаз был карий, а левый - голубой. Многие дразнили парня за эту особенность, но ровно до тех пор, пока не случилась первая драка с его участием. Она-то и показала, что за уродливой внешностью скрывается яростный огонь.
        Клод являлся полной противоположностью своему приятелю: приземистый, толстый, его маленькие черные глазки постоянно бегали туда-сюда, пытаясь за всем уследить. В их компании он никогда не ввязывался в бой, дожидаясь конца, чтобы поглумиться над поверженной жертвой и сломать пару ребер острыми концами сапог.
        Услышав мои слова, Эрик улыбнулся еще шире.
        - Право слово, Альберт, неужели ты думал, что мы позабудем о нашем старинном друге, - он сделал особое ударение на последнем слове. Я стиснул зубы. Подонки. Бьют тех, кто слабее и не может дать им отпор. Но я мог, и это задевало ублюдков сильнее всего. Впрочем, против троих я все равно не смог бы ничего сделать. Руф с Эриком на пару уделают меня очень быстро. Все-таки я лишь недавно начал осваивать Мастерство.
        - Очень на это надеялся, - честно сказал я, прыгая в сторону. Руф, не сумевший меня схватить, разочарованно вскрикнул. Я повернулся к Эрику и резко ударил ногой под колено. Он взвыл от боли и неожиданности.
        Его приятель тем временем снова кинулся на меня и в этот раз увернуться не вышло. Я оказался сбит с ног качественной подсечкой и быстро измазал новую форму в грязи. Руф навалился сверху, бил несильно, но точно в цель. От удара в челюсть я дернулся и попытался вырваться. Бесполезно. Урод держал крепко.
        Подошел Эрик и присел рядом.
        - Ну и что ты пытаешься доказать? Что можешь противостоять нам? Ха. У одиночки вроде тебя, Альберт, ничего не выйдет. Так что прекрати брыкаться и живо клянись мне в верности, - он надменно выпятил подбородок и протянул вперед руку. Рука была ухоженная, каждый ноготь аккуратно подпилен. Никогда бы не подумал.
        - Пошел ты, - выплюнул я, за что получил от Руфа под дых. Мир перевернулся. Я тщетно пытался вдохнуть, но легкие отказывались это делать.
        - Что ж, раз таков твой выбор… - задумчиво произнес Эрик, поглаживая подбородок. - Сломай ему нос, - скомандовал он, поднимаясь. Руф обрадованно кивнул и вскинул кулак. В следующий миг окружающий мир взорвался осколками боли, и я потерял сознание.
        Открыв глаза, увидел перед собой зеленый потолок. Попытавшись сесть, я заскулил от боли. Все тело ощущалось как один сплошной синяк, но больше всего болел нос.
        При воспоминании о стычке внутри меня закипела злость. Уроды! Найду каждого и покалечу!
        - Успокойся, Альберт, - раздался рядом тихий голос. Повернув голову на звук, я увидел Мастера Доминика, своего наставника. Он сидел в кресле рядом с кроватью. Повертев головой насколько позволяло нынешнее положение, я убедился что нахожусь в лечебнице.
        - Как долго… - произнес я и сам удивился, насколько хриплым оказался мой голос. - Как долго я здесь?
        - Ну, мне сказали, что ты пробыл без сознания довольно долго. Те трое, что избили тебя, ждали, пока очнешься, но испугались, когда через десять минут ты продолжал валяться без чувств. Они позвали лекаря. Так что здесь ты находишься часов пять, - перечислил Мастер, задумчиво глядя мимо меня.
        - Я только вернулся и сразу пришел сюда. Эти гаденыши получили по заслугам.
        У меня на душе сразу потеплело от слов Мастера.
        - Какое наказание их ждет? - поинтересовался я.
        - Их изгнали из Гильдии, Альберт, - внимательные глаза учителя нашли меня.
        По спине пробежали мурашки. Их изгнали? Вот так запросто?
        - Жизнь ученика - серьезный повод для изгнания, - словно угадав мой следующий вопрос, сказал Мастер. - Если бы они всего лишь побили тебя, то отработали бы в столовой. Но они сломали тебе нос, что могло привести к смерти, если бы ты захлебнулся кровью. За такое наказание бывает только одно. Но ты знал про царящие здесь порядки, а они начали обучение только три месяца назад. Поэтому совет решил наказать и тебя тоже.
        Наставник вздохнул.
        - И что же решил совет? - спросил я потрескавшимися губами.
        - Ты будешь изгнан из Гильдии на год за то, что устроил драку. Ты нанес первый удар - трое твоих обидчиков это подтвердили. Так что, прости, парень, но тебе придется уйти.
        Мастер отвернулся, но я знал, что его глаза сейчас полны горечи. Он воспитал меня, как собственного сына. Но я должен покинуть эти стены, пусть и на год. Кто знает… В Гваре сейчас небезопасно.
        - Когда мне необходимо уйти? - спросил я. Наставник повернул ко мне лицо.
        - Завтра на рассвете. Целитель хорошенько поработал с тобой, так что к вечеру все заживет. Я не смогу проводить тебя, но отправлю Гладиуса, чтобы он был рядом. Хотя бы до Восточного тракта. Удачи, малыш, прости, но против совета я пойти не могу. А жаль… - он крепко обнял меня, но боли не ощущалось. Наверное, из-за слез.
        На рассвете я стоял на пороге своей комнаты и прощался с тем местом, где провел последние пять лет своей жизни. Что ж, надо идти.
        Заперев дверь на ключ, спустился вниз. Возле выхода меня уже ждал Гладиус - высокий улыбчивый парень, с черными, как и у меня, волосами, золотистого цвета глазами и острыми чертами лица. Мы с ним общались крайне редко. Он, как и я, жил здесь с детства, родители умерли много лет назад. Поначалу мы с Гладиусом сильно не ладили, но сейчас наша вражда переросла во взаимное уважение, не более. Подозреваю, Мастер Доминик отправил со мной именно его только потому, что Глад никогда не задавал лишних вопросов.
        - Доброе утро, Альберт, - приветствовал он меня.
        - Доброе, Гладиус, - усмехнулся я. Протянув ключ от комнаты, попросил:
        - Подержи его у себя, до тех пор, пока я не вернусь.
        Парень лишь молча кивнул.
        Выйдя из основного здания, мы направились к конюшням. Каждому ученику, достигшему семнадцати лет, полагалось иметь лошадь. Впрочем, у меня она появилась намного раньше.
        Вьюга, моя гнедая кобыла, уже была запряжена. Я перекинул сумки с вещами через седло. Выводя лошадь за ворота, невольно оглянулся назад. Очень надеюсь, что вернусь сюда. Домой.
        Гильдия располагалась в центре города, так что до тракта мы добрались не скоро. Повезло еще, что горожан на улицах было мало. Большинство еще мирно почивали, когда мы выехали за ворота города. Впереди расстилался Восточный тракт.
        - Ну что, давай прощаться, - сказал я Гладиусу.
        - Постой, - он спешно полез в сумку и достал оттуда длинный предмет, замотанный в плащ. - Мастер Доминик передал тебе вот это.
        Я с трепетом принял подарок. Размотав плащ, ахнул от восторга: в руках у меня был самый настоящий меч. Не те деревянные тренировочные, которыми нас вооружали в Гильдии. Нет. Настоящий меч, в новеньких ножнах.
        - Спасибо, - проговорил я, посмотрев Гладиусу в глаза. Он серьезно кивнул и протянул руку для пожатия.
        Попрощавшись с проводником, я направил Вьюгу прямо на восток, куда и вела дорога. Для начала путь наш лежал в Суо, небольшой городок на побережье. Там я надеялся осесть на некоторое время, чтобы обдумать, что к чему.
        Глава 2
        Ночное небо накрыло мир своей тенью. Я подбросил хвороста в костер и прислонился спиной к старому дереву. Вьюга похрапывала во сне, стоя неподалеку.
        Я вынул из сумки новенькую тетрадь и открыл на первой странице. Может быть, это глупо, но решил вести дневник, чтобы считать прошедшие дни, да и будет куда описывать все, что увижу.
        Поднял глаза к небу и увидел россыпь звезд. Они насмешливо блестели, словно говоря: «Чего же ты ждешь? Иди навстречу своей судьбе». Свежий ночной ветерок взлохматил волосы и охладил чувства. Я покачал головой.
        Впереди целый год, который нужно потратить с пользой. Не хочу вернуться в Гильдию таким же недоученным юнцом. Мне нужны знания. Вот только где их взять? Возможно, кто-нибудь из Мастеров сочтет достойным и поделится крупицей. Немало их раскидано по просторам Гвары. Вот только это все из разряда мечтаний, которым не суждено сбыться. Потому что Мастера - законченные эгоистичные сволочи, и вряд ли готовы расстаться с толикой своих умений. Так что остается лишь одно - найти книги. Немногие из высшей иерархии Гильдии изучили свои навыки на практике. Большинство довольно долго грызли гранит теоретической науки. Придется повторить их путь.
        Подкинув остатки хвороста в костер, я улегся на постеленный плащ и закрыл глаза. Встать придется рано, так что следует поспать.
        Густой туман стелется у самой земли. В воздухе пахнет свежестью. Довольно сыро.
        Я поежился и чихнул. Не хватало еще заболеть, для полного счастья.
        Вьюга недовольно фыркнула и тряхнула гривой. Дальше двух шагов не видно дороги, так что лошадь ступала довольно медленно.
        Сверху упала капля. Одна, затем вторая. Вскоре начал моросить мелкий дождик. Я тяжело вздохнул и накинул капюшон. За что мне такое наказание? Мало изгнания, так теперь еще и непогода. До Суо еще как минимум пара дней пути. Провизии мне хватит, но ужасно хотелось бы оказаться под надежной крышей, а не брести в тумане, под нескончаемым дождем.
        Вдруг, чуть в стороне от дороги, я заметил смутные очертания хижин. Не может быть, неужто деревня?
        Вьюга дважды едва не оступилась и не попала в небольшие, но глубокие ямы. Похоже, дорогой давненько не пользовались. Иначе с чего бы такое запустение?
        Оказавшись возле крайней хижины, я почуял неладное. Слишком тихо было. Нехорошо.
        Принюхавшись, различил плотную атмосферу отчаяния и животного ужаса над деревенькой. Что, Харак меня побери, тут произошло?
        Спешившись, крепко схватил поводья, чтобы не отпускать Вьюгу далеко от себя. Мало ли. Не нравится мне это место, сильно не нравится.
        Дошел до самой крупной хижины, даже огороженной плетнем, остановился. Привязал лошадь к столбу, вбитому посреди небольшой площади.
        Поднявшись по ступеням, постучал в дверь. Тишина.
        - Эй, есть тут кто? - спросил неуверенно, но громко. Шорох, неясная тень, едва различимая краем глаза.
        Я едва успел отпрыгнуть в сторону, когда существо бросилось на меня.
        Вполне обычная женщина, разве что темные, лишенные зрачков глаза, да серая корка по всему телу выдавали в ней ведьму. На лекциях нам много рассказывали о таких созданиях. Не люди, но и не твари, нечто среднее. Рассказывали и о способах борьбы с ними. Единственное, чего не учли наставники - испытание жизнью. Я оказался не готов к встрече с подобной тварью так близко к предместьям Драхмы. Впрочем, она вполне могла появиться здесь недавно.
        Ведьма зашипела и попыталась вонзить в меня свои когти, внешне мало чем отличающиеся от обычных. Обманчивое впечатление. Они вполне способны разрезать даже взрослого быка, что уж говорить о человеке.
        Прыжок в сторону, перекат. Я не пытался атаковать, тем более, что меч остался приторочен к седлу. Мне не хватило опыта, чтобы перевести свои смутные ощущения в подозрения и подготовиться к схватке. Харак, как же быть?
        Ведьма неожиданно шустро кинулась вперед и впечатала пятерню мне в грудь. Словно гигантским молотом припечатала. Я отлетел от нее шагов на десять и с размаху влетел спиной в окно одного из домов. Хлипкие ставни не выдержали столкновения и я оказался внутри дома. Сзади раздался чей-то испуганный вскрик, и в голове мелькнула мысль, что кто-то здесь все же есть. Затем я нащупал рядом что-то тяжелое и бросился наружу.
        Ведьма как раз подходила к окну и, похоже, не ожидала, что я так быстро восстановлюсь. Впрочем, для меня подобная живучесть также оказалась сюрпризом.
        Однако, это не помешало мне с размаху всадить найденный предмет в грудь существа. О, как она завизжала. С удивлением я отметил, что неосознанно схватил серебряный подсвечник.
        Ведьма упала на колени и выла на одной ноте, прекратив даже думать о сопротивлении. Тем лучше. В два шага я подскочил к Вьюге и схватил меч. Буквально несколько секунд понадобилось, чтобы вернуться обратно и снести твари голову.
        Пальцы разжались, и меч упал на землю. Сам я без сил рухнул на колени. Быстротечная схватка изрядно вымотала. Все же я не ожидал, что удастся справиться с ведьмой. Все решил банальный случай. Будь иначе, то уже лежал бы мертвецом. Коротко всхлипнув, закрыл глаза. Скрипнула дверь и кто-то опасливо зашагал ко мне.
        - Господин, - чья-то хрупкая ладонь тронула плечо. - Господин, вы в порядке?
        - Тами! Быстро вернись в дом! - раздался сзади крик. В нем чувствовались страх, беспокойство и усталость.
        - Отец, все хорошо. Он убил ее, - ответил женский голос. Затем она снова обратилась ко мне:
        - Вы не ранены?
        Я покачал головой. Сил говорить не было, но все же.
        - Просто устал, - произнес, с трудом разлепив пересохшие губы. Осознание того, что могла сотворить со мной ведьма, привело в состояние панического ужаса. Внутренности смерзлись, в горле пересохло, а в голове билась лишь одна мысль: «Неужели я мог так запросто умереть?».
        Не знаю, когда потерял сознание. Очнулся уже в доме старосты. Его дочь, та девушка, что подошла ко мне, помогла встать и усадила за стол. Не слушая протестов, поставила передо мной чашку, полную аппетитного мясного рагу. Пока я утолял голод, Тами рассказывала о том, что же случилось с деревней.
        Она пришла с севера, около двух недель назад. Чумазая бродяжка, в рваных лохмотьях. Селяне пожалели женщину и приютили у себя. Накормили, переодели. Позволили остаться, пока не поправится. На свою голову.
        Через пару дней стали пропадать люди. В деревне жило человек двадцать с небольшим. За два дня тварь утащила в лес и разделала пятерых. На поляну с трупами наткнулись во время поисков пропавших.
        Виновника вычислили довольно скоро, так что темному существу пришлось прятаться среди дремучих зарослей леса. Однако по ночам она возвращалась, и с утра жители вновь не досчитывались пары человек.
        Видимо, сегодня ведьма решила рискнуть. К тому же пасмурная погода позволила ей незаметно подобраться к деревне. Первым на пути твари попался юродивый Шас. Перед тем, как погибнуть, он успел закричать и этим предупредил остальных об опасности. Люди спрятались в домах, в надежде, что ведьма тронет не всех.
        Слава Дису, к тому времени, как прибыл я, тварь не успела больше никого тронуть. После нашей схватки труп ведьмы сожгли, а пепел развеяли по ветру. Вот, собственно, и вся история.
        - Вы настоящий герой! - восторженно воскликнула Тами, подперев руками подбородок и глядя на меня сияющими глазами. Я смутился и одновременно понял, что девушка очень и очень привлекательна. Во время обучения в Гильдии я, конечно, общался с девушками, но времени на более тесные отношения не было. К тому же, Мастер Доминик выказал неодобрение в тот единственный раз, когда я пришел в свою комнату под утро, будучи пьяным, после ночи с девушкой. Так что, после того случая, заводить связи с женщинами опасался.
        - Что вы, госпожа, я всего лишь выполнял свой долг, - начал отнекиваться я. Не скажешь ведь, что с удовольствием проехал бы мимо, если бы знал, что здесь завелась ведьма. Не так поймут. Или наоборот.
        - Не скромничайте, юноша, - раздался позади зычный мужской голос. Повернувшись, я увидел старосту, стоявшего на пороге дома. Вскочив на ноги, отвесил мужчине короткий поклон, как обязан сделать младший при виде старшего. - Вы спасли нас всех от медленной и мучительной смерти. Увы, времена нынче суровые, так что предложить вам ничего особо не можем. Разве что малость припасов, да хороший мешок.
        Староста вежливо склонил голову, в знак благодарности. Я повторил его жест и, дождавшись разрешения, снова сел на место. Сам мужчина устроился во главе стола.
        Сейчас я мог получше его рассмотреть. Немолод, уже под пятьдесят. На голове имеются небольшие залысины. Глаза под мощными бровями смотрят цепко - есть еще сила. Телосложением староста также не был обделен - широкие плечи, руки крепкие.
        Вздохнув, мужчина вытер вспотевший лоб рукавом и пожаловался:
        - Ох и взметнулось же пламя, когда подожгли мерзость эту. Чуть самого не опалило.
        Я вздрогнул. Ведьма была так сильна? Невероятно! Силу ведьмы можно определить лишь двумя способами: с помощью специально настроенного медальона, который стоит довольно дорого и не всем по карману, либо во время сожжения. Чем выше взметнется столб пламени, тем сильней была ведьма. В крупных городах, где есть Храмы, даже ставят специальные столбы с отметками.
        - Насколько высоким было пламя? - поинтересовался я. Староста потер ладонь.
        - Кабы не соврать. Локтей десять, наверное, не меньше.
        Что ж, не Высшая, но тоже не слишком приятная была тварь. Скажи мне кто дня три назад, что смогу победить настолько могучего противника, рассмеялся бы в лицо. Что-то тут не так. Либо ведьма была сильно ослаблена, либо есть еще какие-то факторы. Ладно, теперь уже неважно.
        - Что ж, дело сделано, - я закончил есть и посмотрел на старосту. - Раз вам больше ничего не угрожает, то я, пожалуй, пойду.
        - Погодите, господин, - староста от волнения обратился ко мне чересчур уважительно. - Возьмите хоть немного в знак благодарности.
        Он зыркнул на дочь и та выбежала из комнаты. Через пару минут вернулась с большим холщовым мешком, чем-то под завязку наполненным.
        - Не стоило, - смутился я, но наткнулся на взгляд старосты и замолчал. Если откажусь, он сильно обидится, а мне не хочется портить настроение этим добрым людям.
        Молча взяв мешок, я вышел наружу. Подошел к столбу, отвязал Вьюгу. Привязал мешок к седлу и повернулся к дому старосты. Они с дочерью уже вышли и теперь стояли около крыльца. Взяв поводья, подошел к ним.
        - Удачи, парень! - староста крепко пожал мою руку. - Ах да, меня зовут Мад. Ежели что, то тебе всегда будут здесь рады.
        Я кивнул. Тами шагнула вперед и быстро чмокнула меня в щеку. Затем, покраснев, отошла к отцу. Я смущенно что-то пробормотал и вскочил в седло. Вьюга уверенно направилась к тракту.
        Только сейчас я понял, что дождь кончился. Лучи солнца пронзили хмурые тучи. Хоть и дул свежий ветерок, чувствовалось, что завтра будет тепло. Впрочем, меня согревало не это, а робкий девичий поцелуй на щеке.
        Глава 3
        Людям свойственно оценивать окружающих по их поступкам. На каждое ваше действие они будут реагировать. Вопрос только в том, что вы выберете: созидание или разрушение. В обоих случаях реакция будет абсолютно разная.
        Что вообще такое человек? Набор мыслей, чувств, эмоций, или же нечто большее? Я не знаю ответа на этот вопрос. Может ли называть себя героем или рыцарем тот, кто спас котенка, сняв его с дерева? Нет. Герой, рыцарь - это состояние души. Манера поведения, общения с окружающими, целый кодекс чести и обетов.
        Я спас одну деревеньку, но не мог назвать себя героем. Впрочем, и человеком, который знает, чего хочет достичь в жизни, я тоже назвать себя не мог. До недавних пор я не жил, а существовал. Учился, занимался своими делами. Но я не совершал каких-либо поступков, которые можно назвать благородными или наоборот, мерзкими.
        Сейчас я ощущаю себя чистым листом бумаги, на котором можно написать что угодно. Каждый встреченный мною может оставить свой след в душе. Я обладаю мыслями, чувствами и эмоциями, но у меня нет еще той манеры держаться, которая свойственна людям, повидавшим жизнь. Слишком мало я уделял внимание окружающей действительности. Теперь придется вдвойне тяжело.
        С такими мыслями я сидел возле ночного костра, задумчиво покусывая кончик пера и глядя на чистый лист дневника. С наступлением ночи философские мысли просто в огромных количествах полезли в голову, заставляя выплескивать их на бумагу. В любом случае, все, что я сейчас записал, является чистой правдой.
        Я не знаю кто я и кем могу стать. Именно сейчас крайне важно сделать выбор. Дело в том, что мне этого не хочется. Выбрать, значит возложить на свои плечи ответственность за последующие поступки. Могу ли я быть уверенным наверняка, что все мои действия окажутся полезными для окружающих? Смогу ли не навредить им, научиться вести себя как подобает ученику Гильдии? Не могу поручиться. Никто не знает, что ждет его за следующим поворотом дороги судьбы. Быть может, счастливый случай, а может, и верная смерть. Жизнь - не самая простая штука, увы. Я не могу себя защитить в полной мере от всех ее опасностей. Мне придется научиться, или погибнуть.
        Теперь я знаю, что делать дальше. Выбор не из легких, но кто сказал, что будет просто? Вся наша жизнь - вечно постижение и повторение уроков. Это неизбежно, как наступление дня и ночи. Тот, кто перестает познавать новое - погибает. Или превращается в овощ.
        Мне нужно найти наставника. Такого, который обучит искусству меча. Хоть я и занимался фехтованием раньше, но крайне мало. Случись серьезная драка - мне не выжить.
        Завтра к вечеру мы с Вьюгой уже достигнем Суо. Там вертится множество разнообразных личностей, может, найдется желающий помочь. Поглядим.
        Среди ночи я опять проснулся из-за кошмара. Снова старый дом, комната, слуга. Проклятый круг. Что это все может значить?
        Так не пойдет. Надо найти в городе ясновидящую, быть может, она объяснит, что со мной происходит.
        Остаток ночи просидел у костра, подкидывая сучья и глядя на звезды. Несмотря на то, что не выспался, голова была ясной. Теперь у меня есть цель, что может быть лучше?
        Я улыбнулся первым робким лучам солнца, возникшим на горизонте. Новый день несет в себе новые события. Плохие или хорошие, это уже каждый решает сам.
        Портовый город Суо оказался крайне оживленным местом. Стража возле ворот содрала с меня целый серебряный за проход, так что неудивительно, что я был не в духе. Если так пойдет дальше, скоро все мои сбережения закончатся. Нужно найти работу.
        Вьюгу оставил в конюшнях, неподалеку от городских ворот.
        Узкая кривая улица привела меня в торговые ряды. Разномастные купцы, рыбаки, охотники и иже с ними вовсю расхваливали свой товар, предлагая остановиться и посмотреть.
        Пока что у меня есть все необходимое, поэтому не стал даже останавливаться. Оставив ряды позади, вышел к порту. В доках было пришвартовано несколько кораблей, судя по всему, купеческих. На одном из них моряки как раз выгружали товары.
        Кажется, именно про это место мне говорил Руэл, один из приятелей в Гильдии. По его словам, в порту Суо собирается много разных людей: как хороших, так и не совсем. Стоит пообщаться с кем-нибудь, расспросить о работенке.
        Внимание привлекла пара старых моряков справа от меня. У одного отсутствовала нога, у второго - левая рука была отнята по локоть. Оба сидели на пузатых бочонках и разговаривали.
        - Драконы? Ты, должно быть, шутишь, Азри, - недоверчиво воскликнул однорукий. Его приятель негодующе покачал головой.
        - Говорю тебе, внук сам видел. Неподалеку от Ан-Ро. Огромная тварь с гигантскими крыльями и зубастой мордой. Сожгла полдеревни и полетела дальше, на юг.
        Разговор выходил весьма любопытный.
        - Да ну. Может, твоему Равику показалось? - насмешливо сощурился однорукий моряк. Второй старик махнул рукой.
        - Кракен тебя побери, мальчишка. Равик никогда не врет своему дедушке. Да и не только он видел зверюгу - уважаемый Тарри тоже что-то такое рассказывал, аккурат перед нашим отплытием из Нарассо.
        Ничего себе! Он назвал второго старика мальчишкой. Это сколько же лет одноногому моряку?
        - Простите, что вмешиваюсь, уважаемые! - я шагнул вперед и почтительно склонил голову, в знак уважения возрасту моряков. Одноногий старик взглянул с подозрением, но смолчал. Зато его приятель улыбнулся, открыто, искренне.
        - Ничего, парень. Заблудился, поди? Сразу видно - не из местных. Одежка уж больно хороша, оружие, опять же.
        Он кивком указал на клинок. Я смутился.
        - Да, вы правы. Я из предместий Драхмы. Ищу работу, может, подскажете что?
        Моряки переглянулись.
        - Из столицы, значит, - протянул однорукий. - Ишь, далеко же тебя занесло. Не из гвардии случайно выгнали?
        - Нет. Из Гильдии.
        В Гваре было несколько крупных Гильдий, и, по меньшей мере, десяток незначительных. Пускай думают, откуда именно меня вытурили.
        Старики снова переглянулись. Взгляд одноногого неожиданно потеплел.
        - Из Гильдии, выходит. Что ж, не повезло тебе, мальчик. Что дальше делать будешь? - мягко спросил он.
        - Еще не решил, - признался я. - Но одно знаю точно: хочу найти наставника и закончить обучение.
        - Тогда тебе к старому Дарзу, - добродушно посоветовал однорукий. - Он раньше был наемником. Подучит тебя железкой махать, а там, глядишь, и серьезное занятие себе подыщешь.
        - Спасибо за совет, - я поклонился. Старики по-доброму загудели, стараясь скрыть смущение. Хорошие люди. Неплохо их жизнь потрепала.
        - Пустяки. Ступай в Ремесленный квартал, лавка «Одноглазый рыцарь». Скажешь, что старина Эрви отправил, - подмигнул однорукий. - Удачи, парень!
        Я еще раз поблагодарил за совет и направился по указанному адресу. Поглядим, что за наемник такой.
        Лавку я нашел довольно быстро. Пришлось пару раз спросить дорогу, но ничего страшного.
        Небольшой двухэтажный дом. Краска на фасаде местами облупилась. Вывеска с изображением рыцаря выглядела весьма старой. Похоже, хозяин лавки не особо следит за домом.
        Толкнул дверь и вошел внутрь. Темно, лишь пара свечей на полках дает немного света. На стенах висела только пара топоров, да ржавые доспехи в дальнем углу угрюмо смотрели на мир.
        На скрип двери из соседнего помещения вышел крепкий мужчина лет пятидесяти. Широкоплечий, мощная шея, сильные руки. Волосы темные, с проседью. Ярко-зеленые глаза сурово поблескивают из-под густых бровей на потемневшем от загара лице.
        - Чего надо? - угрюмо поинтересовался он. Я растерялся. Если это хозяин лавки, а, судя по ее состоянию, это и есть тот самый Дарз, то это очень странно. Моряк назвал его стариком, передо мной же предстал воин, пусть и немолодой.
        - Прошу прощения, - извинился я. - Старина Эрви шлет вам привет.
        Мужчина сдвинул брови.
        - Так ты от него? Что случилось?
        - Ничего. Со стариком Эрви все в порядке. Просто мне нужна ваша помощь. Я хочу стать хорошим мечником, - произнес я. Дарз молчал.
        - Что ж, - наконец сказал он. - Если так, то проваливай. Я не даю уроки меча кому попало. Пусть даже ты и от Эрви.
        Он скрестил руки на груди, многозначительно глядя на меня. Как же так? Неужели он прогонит меня? Куда мне идти?
        - Простите, я буду послушным учеником. Я могу присматривать за домом, если вы хотите, - робко произнес я. Мужчина еще сильнее сдвинул брови.
        - Мне не нужны подмастерья. Я уже сказал - проваливай. Если не уйдешь сам, придется тебе помочь.
        Я вздохнул и направился на выход.
        - Простите за беспокойство, - произнес, открывая дверь. Заглянувшее в дверной проем солнце на секунду ослепило. Глаза заслезились.
        - Погоди! - вдруг остановил меня голос Дарза. Я развернулся. Мечник подошел.
        - Дай взглянуть на твой меч.
        Я вынул клинок из ножен и протянул ему. Если возьмет в ученики, пусть хоть себе забирает. Все равно из меня сейчас мечник аховый.
        - Это знак Гильдии, верно? - указал он на небольшую гравировку на гарде. Надо же, я и не замечал.
        - Так и есть.
        - Гильдия Почтовиков? - усмехнулся Дарз. - Как там поживает старина Доминик?
        - Вы знаете Мастера Доминика? - изумился я. Мечник рассмеялся. Он неожиданно показался мне более расслабленным чем раньше.
        - Когда-то давно мы были друзьями. Мы жили совсем рядом и часто исследовали город вместе. Однако позже наши пути разошлись.
        Дарз вздохнул.
        - Пусть ты и знаком с моим старым другом, парень, я не могу взять тебя в ученики. Моя сила уже не та, что прежде, да и не такой уж хороший из меня мечник. Лучше отправляйся в Эль-Тору. Говорят, там лучшие наставники фехтования во всей Гваре.
        Мечник глядел на меня внимательно, без враждебности. Похоже, он действительно не хочет меня учить только потому, что считает себя плохим фехтовальщиком. Жаль.
        - Простите за вторжение, - я склонил голову в знак уважения. - Мне пора.
        - Счастливого пути, - негромко пожелал старик, прежде чем дверь за моей спиной закрылась.
        Шагая по улице, я тщетно пытался привести мысли в порядок. Цель, ради которой так стремился сюда, в Суо, оказалась недостижимой. Старый мечник прогнал меня. Куда идти теперь? Попытать счастья в загадочной Эль-Торе? Или же наняться матросом на один из кораблей, пришвартованных в порту? Я не знал.
        Одно ясно точно: назад пути нет. Это самое важное. Я изгнан из Гильдии, пускай и на определенный срок. Кто знает, захочу ли вернуться туда?
        Я знал ответ. Он таился глубоко в моем сердце: да, захочу. Потому что там мой дом. Мне больше некуда возвращаться.
        Тем временем, погода безнадежно испортилась. Серые тучи затянули все небо, закрыли солнце. Накрапывал дождик. А я ведь даже не позаботился о том, чтобы заказать номер на постоялом дворе. Болван.
        Ноги неожиданно вынесли меня на причалы. Старики, указавшие мне путь к Дарзу, неторопливо собирались куда-то. Наверное, укрыться от набирающей силу непогоды.
        - Что, парень, прогнал тебя Дарз? - хохотнул однорукий моряк, завидев меня. Я сокрушенно кивнул.
        - Поделом тебе, бестолковый, - проворчал одноногий. - Неча ерундой заниматься. Шел бы лучше носильщиком работать - вон какой здоровый!
        На самом деле я никогда не считал себя даже крепким, не то что здоровяком. Единственный плюс, который имелся в моем телосложении - это рост. Почти два метра, однако мяса на костях было крайне мало. Неудивительно - расти я закончил совсем недавно, Мастер обещал, что через пару месяцев организм сам станет набирать массу. Главное - побольше есть.
        - Ну, старина, зачем так строго, - пожурил приятеля однорукий Эрви. - Если хочешь, парень, идем с нами. Переждем непогоду, а заодно обсудим, что же тебе делать дальше.
        - Вы шутите? - изумился я. Никак не ожидал, что старики позовут меня с собой.
        - Ничуть, - рассмеялся Эрви. - Но тебе лучше поспешить помочь старине Азри, пока он не поскользнулся и не поцеловался с землей.
        - Не нужна мне ничья помощь! - отмахнулся одноногий моряк. - Лучше за собой следи, дружище.
        Однако он все же позволил мне взять себя под руку. Доски, покрывающие причал, намокли от дождя и стали довольно скользкими. Вместе со стариками я добрался до портовой таверны, где мы заняли стол в углу.
        Сбросив мокрую куртку, с наслаждением потянулся. В зале было тепло, в очаге весело потрескивали дрова. Посетителей было довольно много. Судя по одежде и поведению, это были моряки, как и мы, укрывшиеся от непогоды и обсуждающие последние новости.
        - Что, парень, продрог? - усмехнулся старик Эрви, массируя плечо. - Проклятая непогода всегда плохо влияет на мои старые кости.
        - Так и есть, - поддакнул Азри. Посмотрел на меня. - Владелец сдает пару комнат наверху, мальчик. За дополнительную плату слуги принесут бадью с горячей водой. Тебе стоит поторопиться, пока все не заняли.
        - А как же вы? - не понял я. - Неужто не хотите погреться?
        - Нам хватит и горячей пищи, - отмахнулся Эрви. - Ступай, парень. Мы будем ждать здесь.
        Я кивнул и поднялся из-за стола.
        - Передай привет от меня служанкам, когда будешь тащить их в постель, - весело рассмеялся Азри. Я покраснел и быстрым шагом направился к хозяину таверны, который расположился за стойкой, неподалеку от входа.
        Судя по внешности, у владельца заведения была буйная молодость. На вид я дал бы ему около пятидесяти. Плечи широченные, грудь колесом, правда весь бравый вид портил объемный живот.
        - Что желаете? - зычным голосом поинтересовался он у меня.
        - Эм…добрый вечер, - слегка оробев, поздоровался я. - Мне нужна комната.
        - Это будет стоить два серебренника, - кивнул трактирщик. - Вам с бадьей али без?
        - С бадьей, - произнес я, выкладывая на стойку две серебряных монеты.
        - Тогда еще десять медяков.
        Внутренне борясь с жадностью, выложил требуемую сумму.
        - Пожалуйте наверх, - расплылся в улыбке трактирщик. - Гринда вас проводит. Гринда! Бегом сюда!
        На крик мужчины с кухни выплыла стройная девушка лет шестнадцати.
        - Проводи молодого господина наверх в его комнату, - приказал хозяин таверны. - И распорядись насчет воды.
        - Хорошо, господин, - девушка склонила голову. Затем, бросив на меня быстрый взгляд, направилась к лестнице на второй этаж. Тут я заметил, что почти все присутствующие провожают взглядами стройную фигурку. Некоторые откровенно давали мне советы, что и как лучше делать наедине с молодой красивой девушкой.
        Я стоически терпел насмешки и вздохнул с облегчением, когда мы оказались наверху. Гринда открыла ключом первую дверь справа.
        - Прошу, господин, проходите, - она пропустила меня внутрь. - Что еще вам нужно кроме горячей воды?
        - Ничего, спасибо.
        Я ужасно нервничал, находясь с ней наедине. Похоже, девушка это прекрасно поняла, потому что внезапно оказалась совсем рядом.
        - Может быть, вы хотите, чтобы я оказала вам…особые услуги? - она томно потянулась, поправив воротник простого платья так, что моему взору предстали девичьи прелести.
        - Н-нет, спасибо, - я отшатнулся. Девушка обиженно сморщила носик.
        - Неужели я вам не нравлюсь? Посмотрите хорошенько, господин!
        Она повернулась, намеренно выставляя напоказ свои достоинства. Несомненно, девушка была очень красивой. Ладная фигурка, миловидное личико, с ясными голубыми глазами и светлые волосы. Однако мне еще ни разу не приходилось общаться с девушками так близко и тем более бывать наедине.
        - Меня ждут внизу, - попытался я отказаться от приставаний. Гринда рассмеялась.
        - Глупый господин! Все отлично понимают, зачем хозяин послал меня с вами. Не бойтесь, ваши спутники никуда не денутся.
        Все. Больше мне не продержаться. Все мое существо было только за продолжение знакомства. Еще никогда девушки так явно не пытались затащить меня в постель. Не может быть, чтобы ее пленила моя красота. Скорее - мои деньги. Но после всего мой кошель опустел почти полностью.
        - Простите, госпожа, но мои средства не позволяют… - от волнения я даже обратился к ней на «вы». Гринда снова рассмеялась.
        - Это не имеет значения, господин. Мне достаточно будет мелкой монетки. Прекратите противиться, а то я решу, что вы не мужчина.
        Дальнейшее сопротивление было бы бессмысленным. Мне пришлось сдаться.
        Это было…весьма приятно. Гринда ушла где-то через пару часов, оставив меня без сил. Вскоре слуги принесли бадью с водой и я получил истинное блаженство, умывшись и окончательно согревшись.
        Старики все так же сидели внизу, что-то обсуждая. Когда я присоединился к ним, Азри весело подмигнул мне.
        - Ну как? - заговорщицким шепотом поинтересовался он. Я лишь многозначительно хмыкнул. Моряки благодушно рассмеялись.
        - Ладно, парень. Мы тут посовещались и кое-что решили. Ешь и слушай, - пододвигая мне тарелку с тушеным мясом и картофелем, сказал Эрви.
        Я молча кивнул, отправляя в рот полную ложку. После случившегося разыгрался дикий аппетит.
        - В общем, мы с Азри решили, что тебе стоит попытать счастья здесь, в порту. Есть здесь пара капитанов, которые прислушиваются к нашим советам. Мы можем порекомендовать им тебя. Поработаешь пару месяцев, получше узнаешь город. Может быть, нужда в учителе меча отпадет. Как ты на это смотришь?
        Я проглотил очередную порцию и сказал:
        - Тоже думал об этом. Честно говоря, понятия не имею, как лучше поступить. Вся моя жизнь была в Гильдии, а теперь…кажется что все разрушено. Я мало знаю о том, что творится в Гваре.
        Старики переглянулись.
        - Тогда слушай парень, - произнес Эрви. - Слушай и запоминай. Все, что происходит. Люди говорят, что сейчас на юге идет война. Жестокая, беспощадная, как оно и бывает. Еще поговаривают, будто на востоке завелись драконы. Огромные чешуйчатые твари, которые могут летать. Правда или нет, не знаю. Но Азри об этом рассказал его внук, Равик. Также купец, известный под именем Тарри, поведал нам об этом в Нарассо. На западе, вроде как, объявились какие-то разбойники. Требуют свержения ихнего князя. Но это все политика, мы от нее далеки. Такие дела, парень. Так что есть, куда тебе податься. Хочешь - езжай на юг, сражаться на войне и бестолково помереть. Хочешь - двигай на запад, к тем самым разбойникам, но будь готов закончить на виселице. Еще можешь пойти в Ан-Ро, но если там и впрямь драконы, то можешь стать их обедом. Но я бы тебе, парень, посоветовал остаться здесь. Хорошо там, где нас нет. Слушай и запоминай, мальчик. Никогда не знаешь, что пригодится тебе в жизни.
        Старик замолчал. Я сидел и напряженно размышлял. Как ни крути, а он прав. Если на юге и впрямь война, то не стоит туда лезть. На западе тоже худо. На востоке все неясно, однако лучше туда не ехать.
        - А что на севере? - неожиданно для себя, спросил я. Моряки снова переглянулись и дружно расхохотались.
        - Мне нравится этот парень, Азри, клянусь кракеном! - воскликнул Эрви. - На севере, малыш, дикие края. Там мало кто решается поселиться. По ночам, говорят, бродят разные твари, ловят неосторожных путников. Но самое главное - там Эль-Тора. Сердце фехтовального искусства Гвары. Я слышал, что это город-крепость в горах, и добраться до него не так-то просто. Вроде как, каждый, кто сможет это сделать, проходит какое-то испытание и только потом может войти в город. Но наверняка это все пустяки.
        - Не слушай нас, старых ворчунов, - поддакнул Азри. - Поступай, как знаешь, парень.
        - Благодарю вас за все, - склонил я голову. - Вы мне очень сильно помогли! Однако предложение насчет работы в порту я принять не могу. У меня есть цель, которой во что бы то ни стало нужно достичь.
        - Что ж, это похвально, - задумчиво протянул однорукий Эрви. - Тогда я могу лишь пожелать тебе удачи парень. Будь осторожен. На дорогах нынче опасно, хотя, откуда нам знать…
        Азри усмехнулся и полез в карман своей куртки. Затем протянул мне небольшую темную монетку.
        - Это на случай, если передумаешь. Покажи ее любому матросу в этом порту и тебе укажут дорогу к нам.
        - Спасибо вам, - искренне поблагодарил я. Надел куртку, еще не просохшую до конца. Положил монетку в карман. - Мне нужно идти. Прощайте.
        Отошел от стола на пару шагов, вспомнил кое-что важное.
        - Меня зовут Альберт… - повернулся к старикам. Столик пустовал. Сидевшие за ним пару секунд назад моряки исчезли.
        Глава 4
        Ранним утром я отправился в путь. Несмотря на то, что хотел это сделать сразу, решил переночевать в таверне. Странное исчезновение стариков вывело меня из равновесия, заставило размышлять.
        С утра я набил запасами сумку у трактирщика и направился в город. Рассвело совсем недавно, поэтому улицы были почти пустыми. Изредка встречался патруль стражи, да несколько случайных прохожих.
        Завернув в переулок, наткнулся на симпатичную девушку, шедшую навстречу. Мы столкнулись, отчего она чуть не упала.
        - Прошу прощения, - извинился я. - Вы в порядке?
        - Ничего страшного, - мило улыбнулась она. У девушки были темные густые волосы, стройная фигура и симпатичное личико. Я, все еще пребывающий в крайне возбужденном состоянии после ночи с Гриндой, не мог это не отметить. Возможно, если бы было время…однако нужно поторопиться, если хочу успеть добраться в Эль-Тору до холодов.
        Девушка неожиданно повисла на моей шее.
        - Пожалуйста, помогите мне, - горячо зашептала она мне на ухо. - Мои родители уехали в столицу, а вчера вечером я случайно уронила тяжелый шкаф. Если они вернутся и увидят беспорядок, то убьют меня!
        Я растерялся. Такое назойливое внимание к собственной персоне смущало.
        - Отстань от парня, курва! - позади девушки возник мечник Дарз. Старик выглядел хмурым и чем-то сильно недовольным. - Найди себе другую жертву.
        Я не понимал, о чем речь. Однако девушка отреагировала довольно странно: она отшатнулась от меня, выругалась сквозь зубы и быстрым шагом скрылась за поворотом.
        - Что вы имели в виду? - я проводил незнакомку удивленным взглядом. Мечник схватил меня за локоть и потащил вниз по улице.
        - Это крупный порт, парень. Здесь помимо обычных горожан, встречается и разное отребье. Шлюхи, воры, головорезы. Те, кому плевать на твою жизнь. Ты еще слишком молод, чтобы это осознавать, но поверь: в крупных городах всегда нужно быть настороже.
        Я молчал. Мы миновали рыночную площадь, где только-только стали располагаться торговцы.
        - А как вы сами оказались в том месте? Как раз когда мне потребовалась помощь.
        - Я следил за тобой, - признался мечник. - Старик Эрви рассказал мне о том, куда ты собрался. Хочу кое-что показать и рассказать, прежде чем ты окончательно определишься с выбором.
        Мы оказались перед лавкой Дарза. Он вынул из кармана куртки ключ, отпер дверь и впустил меня в дом. Здесь царил полумрак, пахло сыростью. Мечник прошел через торговый зал, затем завернул за угол.
        - Долго ты там стоять собрался? - донесся до меня его недовольный голос.
        - Прошу прощения! - отозвался я, быстрым шагом пересекая зал и оказываясь позади старика. Он толкнул дверь, и мы вышли на задний дворик лавки.
        Здесь царил порядок. У стены дома аккуратно сложены поленницы дров, по центру дворика пустое пространство, на котором видны отпечатки ног. Похоже, здесь кто-то тренируется постоянно. У забора расположилась пара чучел, изображающих людей. Ну и по всему периметру дворика росли небольшие кустики сирени, отчего запах здесь витал весьма приятный.
        - Хорошее место, - улыбнулся я. Дарз покосился, хмыкнул, но было видно, что ему очень приятна похвала. Неужели, кроме старика в лавке никто не живет? Скучно, наверное, вот так, одному доживать свой век. Хотя, он еще крепок. Возможно, найдет себе спутницу жизни.
        Тряхнув головой, поглядел на мечника. Дарз взмахнул руками, и к моим ногам упала деревянная палка. Точно такая же покоилась в левой руке старика.
        - Вы хотите, чтобы я с вами дрался? - удивился я. Дарз оскалился в усмешке.
        - Нет. Хочу показать тебе, чего можно достичь. Нападай.
        Я покачал головой, взмахнул палкой, затем резко бросился на старика, метя в ногу. Спустя мгновение осознал себя лежащим на земле, а мечник приставил свое «оружие» к моему горлу.
        Вскочив, разозлившись, схватил палку и снова бросился на Дарза. На этот раз целился в грудь. Прошел сквозь защиту, ударил по правому боку. Однако оружие моего противника было быстрее. Деревяшки столкнулись, с громким треском разлетелись на части. Старик рассмеялся, шагнул вперед, и, пока я с недоумением разглядывал разбитое оружие, врезал мне кулаком под дых. Согнувшись от боли, с ненавистью глянул на мечника. Он хмыкнул, затем исчез, сразу же оказавшись сзади. Мощный удар под колено заставил меня упасть на землю. Перевернувшись набок, увидел над собой довольное лицо старика.
        - Это лишь малая часть возможностей мечника Эль-Торы, парень. Но, поверь мне, плата за обучение может оказаться тебе не по силам.
        - Тогда зачем вы устроили эту демонстрацию? - прохрипел я, сплевывая вязкую слюну на землю. Старик резко осунулся, побледнел, тяжело опустился на землю рядом. Его внимательные глаза с неожиданной теплотой взглянули на меня.
        - Хотел предостеречь. Ты должен знать, что тебя ждет. Не имею права разглашать подробности испытания, здесь ты должен справиться сам. Но могу сказать одно: не важно, сколь умелый ты мечник. Важно то, что сокрыто в твоей груди, мальчик. Верь своему сердцу, пусть твой боевой дух не угаснет во время странствий. Когда я попал в Эль-Тору, мне было немногим меньше лет, чем тебе. Мое искусство меча оставляло желать лучшего. Однако я был полон решимости стать сильным мечником, чтобы защитить королевство и близких.
        Старик шумно вздохнул.
        - Но ничего не вышло. Впрочем, это дела давно минувших дней. Следуй своему сердцу, парень. Оно никогда не предаст.
        - Спасибо, - искренне поблагодарил я. Дарз улыбнулся. Только сейчас я понял, что ему намного больше лет, чем кажется на первый взгляд.
        - Возвращайся. Когда закончишь обучение, я буду ждать тебя. Нам есть о чем еще поговорить. К тому же, старина Эрви не станет просить за первого встречного мальчишку. Ты приглянулся ему.
        - Кто он такой? - задал я важный вопрос. Мечник усмехнулся.
        - Не могу сказать, - произнес он, поднимаясь. Я вскочил следом. - Если он захочет, то расскажет сам при следующей встрече. А теперь ступай. Возле двери возьмешь мешок с припасами. Если отправишься в путь незамедлительно, то как раз поспеешь к сезону холодов. Врата крепости закрываются на зиму.
        Мы вернулись в дом. Возле выхода и впрямь оказался объемный мешок с едой и необходимыми припасами. Старик самолично вручил мне шерстяной плащ темно-зеленого цвета, почти новый.
        - Почему вы помогли мне? - спросил я, приторочив мешок к седлу и погладив доставленную слугой Вьюгу по лохматой гриве.
        Старый мечник задумчиво почесал подбородок.
        - Даже не знаю. Я слишком давно знаю и Эрви, и Мастера Доминика, чтобы не доверять их впечатлениям. Если оба нашли в тебе что-то особенное, значит - так и есть. Правда, мне думается, что на сей раз старики ошиблись.
        - Все настолько плохо? - несколько обиженно пробормотал я. Дарз рассмеялся.
        - Я бы сказал, все еще хуже. Тебе придется худо в Эль-Торе, мальчик. Тебя учили управлять людьми, а не убивать их. Хоть ты и неплохо машешь клинком, против умелого воина не выстоишь и минуты. Впрочем, все зависит от тебя. Талант кое-какой я вижу. Правда, пока лишь робкий зародыш, но все же. Работай усердно. Передашь привет сэру Дитриху, скажешь, от Серого Пса. Он поймет.
        - Спасибо вам, мастер! - снова поблагодарил я, запрыгивая на лошадь. Старик серьезно кивнул, его глаза устало блеснули под хмурыми кустистыми бровями.
        - Удачи тебе, парень. Не сдавайся! Помни - это лишь начало пути. Лестница наверх не всегда бывает гладкой. Порой ты будешь спотыкаться, но, если не утратишь желания и силы воли, то достигнешь мастерства. Прощай!
        Я пришпорил Вьюгу и галопом направил вверх по улице, по направлению к городским воротам. Не оборачивался. В груди поселилось твердое чувство уверенности. Кто бы мог подумать, что этот ворчливый старик окажется настолько добрым и благородным? Я не могу оставить это просто так. Теперь у меня есть неоплаченный долг, который рано или поздно придется вернуть. Надеюсь, в Эль-Торе есть голубиная почта.
        На ночлег пришлось остановиться в поле. К вечеру погода испортилась, подул пронизывающий ледяной ветер. Пришлось запахнуться в плащ и устроиться на земле, предварительно набросав туда кучу травы. Вьюга меланхолично жевала овес, предусмотрительно положенный стариком в мешок. Пальцы мои замерзли, и никак не удавалось написать хоть строчку в дневнике. В конце концов, плюнув на это глупое дело, я надвинул капюшон на голову и закрыл глаза.
        Утро выдалось теплым. Яркое солнце припекало вовсю, заставляя щуриться и улыбаться. Дорога дальше шла прямая и ровная, без каких-либо колдобин. К вечеру мы с Вьюгой добрались до первого северного городка - Исми.
        Местные жители выглядели весьма угрюмыми, провожая меня косыми взглядами. Краем уха слышал громкие перешептывания, пару раз раздавались злые смешки. Городская гостиница оказалась весьма неприятным местом, к тому же, за ночлег с меня содрали целых два серебряных. Даже в столице на такие деньги можно было выпить в одном из лучших трактиров. Впрочем, выбора у меня не было - пришлось платить.
        Сидя в углу зала и медленно пережевывая жесткое недожаренное мясо, я проклинал судьбу за то, что привела меня сюда. Зачем я сцепился с парнями в Гильдии? Зачем поехал в Суо? Что забыл в этой дыре? Что, если меня разыграли, и Эль-Тора - всего лишь красивая сказка?
        Тихо вздохнув, я прикончил остатки ужина и поднялся наверх, в номер. Открыв протяжно заскрипевшие ставни, устроился на подоконнике и наблюдал за городской жизнью.
        Надо сказать, людей в городишке оказалось довольно мало. Такое ощущение, будто половина жителей отправились на промысел в другие места. Широкие улицы выглядели запустевшими, многие лавки закрыты, чумазые ребятишки ковыряются в уличной грязи, женщины поголовно исхудавшие, с запавшими тусклыми глазами.
        Не нравится мне это место. Острое предчувствие неотвратимой беды сжало сердце.
        При тусклом свете крошечного огарка свечи писать было неудобно. Выругавшись, отложил тетрадь в сторону и лег в постель. С дороги все тело довольно сильно гудело, поэтому уснул почти сразу.
        Среди ночи меня разбудили громкие крики, топот ног за дверью и отчетливый запах гари. Вскочив, быстро натянул на себя вещи и выглянул в окно. Полыхала единственная часовня. Удивительно, как вообще в этом захолустье люди до сих пор верят в Диса? Судя по их угрюмым лицам, впору вызывать священников и проводить обряд изгнания нечистой души.
        Выскочив за дверь, бегом спустился по лестнице. Меч болтался на поясе, готовый к бою. В нижнем зале люди встревоженно переговаривались, трактирщик сумрачно хлебал пиво из потемневшей от времени деревянной кружки.
        - В чем дело? - поинтересовался я, в три шага оказавшись возле него. Смерив меня подозрительным взглядом, он все же выдавил:
        - В церкви бесы завелись, грят, святого отца в первую очередь порешили, а потом ужо и сам дом подожгли. Люд тушить пытается, да не особливо выходит, значитца.
        - Почему вы здесь, а не там?
        Трактирщик гулко захохотал.
        - Да какое нам дело до сраной церкви, пацан? Пусть хоть все там перемрут, авось полегче жить-то станет.
        - Ублюдки, - процедил я, шагая к выходу. В сердце разгоралась ярость. Неблагодарные твари! В северных землях издавна обитают темные твари, для которых человеческое жилье - будто маяк. Только священнослужители могут оградить обычных людей от темных духов и тварей. Местные, похоже, совсем из ума выжили, раз готовы отдать священника на растерзание.
        Часовня находилась почти в самом центре города. Я добежал за пару минут, остановившись перед ярко горящим зданием. Несколько человек стояли, молча глядя на бушующее пламя. Ни один из них не пытался потушить пожар.
        - Чего встали? - заорал я. - Бегом за водой! Если не остановить огонь, то скоро весь город будет гореть!
        На меня посмотрели, как на глупца, и лишь несколько сдвинулись с места и помчались прочь. Выругавшись, обнажил клинок и бросился к входу. Хлипкая дверь рухнула внутрь от удара ногой, а затем я прыгнул сквозь пламя в церковь, чувствуя, как затрещали волосы. Левое ухо обожгло. Зашипев от боли, не останавливаясь, пробежал до самого главного зала.
        Балки кое-где рухнули, на полу толстый слой копоти, лики святых на витражах оплыли, скривились в жутких гримасах. Людей видно не было.
        Прикрыв глаза, прислушался. За ревом пламени раздался какой-то посторонний звук. Цоканье когтей? Хриплое дыхание. Испуганные всхлипы.
        Определившись с направлением, бросился вправо, перепрыгнул обломки скамей, оказался на относительно большом пространстве. Прямо передо мной к стене прижимался седовласый священник, не сводя испуганного взгляда с темной твари.
        Гибкая, похожая на кошку, с длинным тонким хвостом, кончик которого был острее любого клинка. Морда вытянутая, с широкой зубастой пастью и узкими злыми глазами. Услышав шум, тварь резко повернулась ко мне. Лесс. Крайне неприятный противник. Главное в схватке с лессом - не делать резких движений. Порой эти твари сами отступают, не тронув жертву. Однако, если ты побежишь - считай, труп. Лесс очень быстр. И столь же беспощаден.
        Я взглянул твари в глаза. Они этого не любят. Этот тоже недовольно зашипел, мотнул головой, рыкнул.
        - Тише, парень, - прошептал я, зная, что он прекрасно понимает мои слова. - Я не хочу тебе зла.
        Лесс склонил голову набок, внимательно следя за мной. Я же замер, чтобы не спровоцировать тварь.
        Все испортил священник. Он вдруг дико закричал что-то о «воздаянии Господнем» и бросился в сторону, в один из боковых коридоров. Лесс стремительно развернулся, в длинном прыжке добрался до старика. В воздух взметнулись фонтанчики крови. Я с горечью прикрыл на мгновение глаза, отдавая дань уважения старому священнику.
        Глупец! Он решил, что тварь отвлеклась и попытался убежать. Но не учел того факта, что лессу не нужны глаза, чтобы видеть. У этих тварей хорошо развито чувство восприятия, поэтому они точно знают, что расположено вокруг них на несколько метров.
        Как только темная тварь бросилась на меня, я резко взмахнул клинком, разрубая воздух. Лесс зашипел, отскочил, припадая на раненую лапу. Попал. Даже на тренировке не всегда удавалось провести настолько быструю атаку. Но здесь правила иные.
        Тварь принялась кружить вокруг меня, выбирая удобный момент для атаки. Я не мог позволить ей такую вольность, поэтому бросился в сторону, а затем резко прыгнул назад. Пролетевший почти вплотную лесс разочарованно рыкнул. Не давая ему времени, чтобы развернуться, я вонзил клинок в спину твари, а затем рванул на себя. Лесс завизжал от боли, в приступе ярости взмахнул лапой, оставив глубокий рваный след на моей левой руке. Вскрикнув, я шагнул вперед, одновременно атакуя. Промах. Лесс успел увернуться и прыгнул сбоку, метя в горло. Едва уклонившись, я ударил клинком вправо. Лесс протяжно закричал, меч глубоко завяз в шее зверя. Он рухнул на пол, заливая все вокруг кровью. Я выдернул клинок, заставив тварь забиться в судорогах. Затем резко опустил меч, отрубая лессу голову.
        - Покойся с миром, - прошептал туше убитого монстра. Ноги подкосились, и я упал рядом с убитой тварью, измазавшись в крови. Руки дрожали, рана на предплечье сильно саднила. Бросив туда взгляд, поморщился: три широкие рваные борозды сочились кровью, из ран выглядывало мясо. Меня чуть было не стошнило от такого зрелища, но сил больше не осталось.
        На пределе сумел подняться и, подхватив голову лесса, выбраться на улицу. Все вокруг плыло, будто в тумане, люди отшатнулись от меня, испугавшись крови. Я сделал еще пару шагов, а затем упал на землю, лицом вниз. Удара уже не помнил, похоже, сознание покинуло меня еще в момент падения.
        Глава 5
        - Встать! - усталое сознание еще не пробудилось окончательно, когда сильный удар по ребрам заставил охнуть от боли. С трудом открыв глаза, увидел рядом с собой обрюзгшего мужичка, уже преклонного возраста, с сальными спутанными волосами и мелкими бегающими глазками. Губы его страшно кривились от злости.
        - Встать, сказал!
        Снова удар. Медленно перекатившись набок, тяжело поднялся, хрипло дыша. Удар в лицо едва не опрокинул обратно, во рту поселился мерзкий привкус крови.
        - Вот он, господин! Тот самый тип, что убил вашу зверушку, - произнес незнакомец.
        Я поднял голову и увидел, как от стены отделилась тень, обретшая форму высокого статного человека лет тридцати-сорока. Мужчина казался весьма уверенным в себе, темные глаза с любопытством глядели на меня, а затем брови сошлись на переносице.
        - Этот? Забавно. Он ведь ничего не стоит, как воин. И смог победить мою любимую игрушку…
        - При нем было это, - толстяк подобострастно протянул мой клинок мужчине. Тот взял, повертел, задержался взглядом на гарде.
        - Гильдия, значит? - он уже более внимательно посмотрел на меня. - Как тебя звать?
        Я закашлялся, пытаясь произнести свое имя. Толстяк злобно выдохнул и с замахом ударил меня в лицо. Вокруг правого глаза запульсировало болью.
        - Перестань, - приказал господин. Толстяк поклонился и поспешно отступил назад. Мужчина подошел ко мне, приподнял подбородок правой рукой. Его жесткие глаза, казалось, пронзили насквозь.
        - Почтовик? - в голосе послышалась насмешка. - Занятно. Что ты забыл так далеко от столицы, мальчик?
        Я не ответил. Он покачал головой.
        - Не стоит молчать. Твоя жизнь находится в моих руках. Спрошу еще раз: что ты здесь забыл?
        - Я…иду в Эль-Тору, - прохрипел, не отводя взгляда. Он довольно кивнул.
        - Не врешь. Это хорошо. Кто послал тебя туда?
        - Никто.
        Он нахмурился. Затем неожиданно весело рассмеялся.
        - Каков идиот! - воскликнул, отпустив меня. - Ты слышал, Анз?
        - Да, господин, - хихикая, отозвался толстяк.
        Я не понимал, что происходит. И как я вообще здесь оказался?
        - Кто вы?
        Господин перестал веселиться. Темные глаза нехорошо сверкнули.
        - Тебе незачем это знать. Мне невыгодно, чтобы ты добрался до Эль-Торы, мальчик. Не обессудь, это слишком важное дело, ты тут ни при чем. Отдай его Моринусу.
        Последняя фраза предназначалась толстяку. Тот послушно кивнул и, подойдя, схватил меня за шею, прошипев на ухо:
        - Только дернешься - сломаю!
        Я лишь молча сглотнул. Как вообще оказался в этом месте? Кто эти странные люди? И что им от меня нужно?
        - Почему? - отважился просипеть, уже у самой двери. Господин вопросительно изогнул правую бровь. - Почему вы хотите убить меня?
        Он рассмеялся. Весело, искренне и довольно. Затем острый взгляд пронзил меня насквозь, выбив дыхание из легких и заморозив все мысли.
        - А кто сказал, что ты умрешь? Столь ценный ресурс, как ученик Гильдии, пусть и не закончивший обучение, будет весьма полезен мне в будущем. Моринус только доработает тебя. Завершит плетение формы. А теперь - вон!
        Ледяное дыхание коснулось моего лица. Больше ответов не последует. Он и так сказал слишком много.
        Слуга, глухо ворча себе под нос, волочил меня за собой. Мы шли темными коридорами, пропахшими сыростью и гнилью. С потолка временами капало, под ногами чавкала грязь. Подземелье? Похоже, меня в бессознательном состоянии забрали из города и привезли сюда. Только для того, чтобы сделать со мной…что-то?
        За поворотом оказалась лестница, ведущая вниз. Толстяк, видимо, отлично видел в темноте, потому как не стал зажигать факел, висевший на стене. Он спускался по ступеням, по-прежнему держа меня за руку цепкими пальцами.
        Мы спустились довольно глубоко, а затем направились по еще одному коридору к тусклому свету впереди. При приближении, это оказалась средних размеров комната, центр которой занимал большой металлический стол. По углам помещения расположились многочисленные ящики, поверх которых лежали инструменты и медицинские скальпели.
        Меня затрясло. Толстяк почувствовал это, довольно хмыкнул.
        - Моринус! Выходи, гад ползучий! Я привел тебе новую игрушку! - закричал он, шагнув в лабораторию и рывком заставляя меня идти следом. В дальнем углу что-то зашуршало, отодвинулась занавеска, отделяющая общее помещение от небольшого личного пространства, и на свет вышел худощавый старик.
        Он выглядел довольно жутко: невероятно худой, костлявый, сгорбленный, с горящими желтоватым светом глазами, нижняя челюсть слегка сдвинута набок, из-под верхней губы выглядывают острые потемневшие от гнили клыки.
        - Новая игрушка? - удивился Моринус, затем взглянул на меня. - Ого! Какой молоденький! Красавец. Жалко будет портить столь юное создание.
        Он находился на расстоянии пяти шагов от нас, но даже так смрадное дыхание старика чуть не лишило меня сознания. Чем он питается? Даже столичная помойка не так гнусно воняет, как это создание!
        Сглотнув подкативший к горлу ком, я прислушался к разговору.
        - Его милость приказал сделать из парнишки завершенное творение, - сообщил толстяк. Жиденькие брови Моринуса взлетели вверх.
        - Пятая стадия? - протянул он. Затем меня окинули оценивающим взглядом. - Выдержит ли?
        Слуга изогнул жирные губы в мерзкой ухмылке.
        - Господин уверен что будет. Но ты уж постарайся! Иначе, сам понимаешь…
        Моринус поспешно кивнул.
        - Как прикажет его милость. К вечеру объект будет готов. А теперь - вон. Не мешай операции!
        Толстяк, хихикая, пошел прочь, отпустив мою руку. На прощание мазнул по мне сальным взглядом.
        - Будь уверен, малыш, мы еще встретимся!
        Я вздрогнул. Что с этим местом не так? Странные люди, операции…как мне выбраться отсюда?
        Покосившись на старика, задумался. Что, если убить его, а затем выбраться из здания вверх по лестнице?
        Нет, глупая затея. Кто знает, сколько здесь этажей? Быть может, одни подземелья занимают несколько уровней. Как же быть?
        - Раздевайся! - приказал Моринус, насмешливо глядя на меня. Я замер. Проклятье!
        - Что вы собираетесь сделать со мной?
        - Всего лишь проведу небольшой осмотр, - рассмеялся уродливый старик. - Ты даже не почувствуешь боли.
        Оглянувшись на дверь, несмело стащил с себя одежду. Может, еще есть шанс сбежать? Оставшись в одних портах, взглянул на странного доктора.
        - Ложись, - приказал он, шаркая к столу. Так это для операций? Харак побери этого старика и его хозяев!
        Я лег на ледяную поверхность стола и постарался дышать глубже. Быть может, он пока просто осмотрит меня, а затем отпустит обратно в ту камеру? В любом случае, я успею что-либо предпринять.
        Неподалеку зазвенели железки, а затем шаркающие шаги приблизились.
        - Так-так, - пробормотал Моринус, склонившись надо мной. - Похоже, ты не только красив, но и крепок. Настоящая находка для нашего господина!
        - Что он хочет сделать со мной? - поинтересовался я, стараясь унять дрожь. Старик хохотнул.
        - О, тебе понравится. Уверен, ты будешь в неописуемом восторге от того, кем станешь совсем скоро. Надо лишь потерпеть…немного. Раз!
        Неожиданно острый укол в шею заставил болезненно вскрикнуть. Что-то невероятно жгучее и вязкое разлилось от места укола по всему телу. Я ощутил, как мышцы налились усталостью, а веки потяжелели.
        - Спи, мальчик. Тебе понадобится много сил для предстоящего сражения…с самим собой! - прошипел доктор, а затем его странный смех раздался в полупустом помещении. Но я слышал все это словно сквозь туман, заложивший уши и замедливший мысли. Сознание плыло, и вскоре окончательно погасло.
        Вспышки света. Резкая, пронизывающая боль в конечностях. Сердце заходится в бешеном ритме. Темнота.
        Я снова стою на дорожке перед домом. Однако на этот раз слуги не видно. Шагаю к крыльцу, поднимаюсь по скрипучим ступеням наверх, затем через холл - на второй этаж. Опять моя комната - уцелевшая в этом хаосе. Покосившаяся кровать, шкафы, стол. Окна выходят в сад. Я гляжу на цветущую сирень и понимаю, что этот момент имеет какое-то значение. Для чего-то ведь снятся эти кошмары? Вернее, один и тот же, с каждым разом все более и более отчетливый.
        Что Дис хочет сказать мне этими снами? Что нужно найти этот дом? Эту комнату? Этот сад? Для чего? Да и существуют ли они до сих пор? Вряд ли.
        Половицы скрипят под чьей-то ногой. Резко оборачиваюсь - и вижу перед собой красивую молодую женщину. Ей не больше тридцати - молодость только начала покидать гибкое тело, а первые морщинки образовались в уголках глаз. Темно-каштановые волосы сплетены в длинную косу, ярко-золотистые глаза излучали тепло и доброту. Мягкая, по-матерински нежная улыбка скользила на губах.
        - М…мама? - недоверчиво прохрипел я. Женщина скользнула вперед, взяла мое лицо в свои ладони. Затем легонько коснулась губами моего лба. Все тело мгновенно переполнилось энергией, бурлящей, словно фонтан. Я ощутил, как оковы тьмы спадают, освобождая душу, наполняя силой.
        Женщина успокаивающе кивнула, а затем отступила назад, медленно растворяясь в воздухе.
        - Мама! Подожди! Мама! - закричал я, бросаясь вперед и протягивая к ней руки, но поймал лишь яркие светящиеся огоньки, оставшиеся после нее. Рухнув на колени, зарыдал, размазывая по лицу горячие слезы. Сердцем чувствовал, что это и правда была мать, которую не помнил. Значит, она действительно умерла давным-давно?
        Грудь защемило от невыносимой тоски, я поспешно хватал ртом воздух. Чуть успокоившись, поднялся и утер слезы. Ничего. Привык ведь жить без родных, верно? Справлюсь.
        Спасибо за прощальный дар, мама!
        Коснувшись пальцами лба в том месте, где был поцелуй, улыбнулся. Благословение? Очищение? Не знаю. Но это и правда помогло избавиться от темных чувств и снова ощутить себя цельным.
        И в этот момент мир вокруг рассыпался осколками разноцветного стекла, а я полетел в бездну, жадно раззявившую свою голодную пасть.
        Чтобы сразу же распахнуть глаза и резко сесть, хватая ртом воздух. Все тело горело, пылало жаром, сердце колотилось, как бешеное. Отдышавшись, смог оглядеться. Вокруг была уже не лаборатория, а самая обыкновенная комната. Я сидел на кровати, из другой мебели имелся лишь стул, да старая ржавая вешалка в углу. Темная дверь, ведущая наружу, закрыта.
        Взглянув на себя, охнул: руки покрывала сеть замысловатых узоров. Потерев их пальцем, вскрикнул: ударило острым. Молния? Татуировки, бьющие даже своего носителя? Что за дрянь?
        После тщательного осмотра заключил: подобные узоры имеются и на груди, минуя лишь шею и лицо. Как обстоят дела со спиной, не знал. Ноги были чистыми.
        Что Моринус сделал со мной? На первый взгляд, других изменений не произошло. Да и ощущал я себя все тем же. Вот только наверняка эти рисунки на теле не сулят ничего хорошего. Как же выбраться отсюда?
        Скользнув с кровати на пол, отметил, что порты с меня сняли. Для чего? Ладно, это не столь важно. Все жизненно необходимые органы на месте.
        Подойдя к двери, дернул за ручку. Бесполезно. Заперто на ключ. Наклонившись, заглянул в замочную скважину и отпрянул: с той стороны на меня глядел белесый зрачок неизвестного существа.
        Уняв колотящееся сердце, принялся исследовать комнатушку. Ни при первом, ни при последующих осмотрах не нашел ничего полезного. Только рваная простынь на кровати, да деревянный стул, который можно попытаться разобрать. Вот только зачем? У надзирателей наверняка есть оружие при себе, так что моя дубинка им что укус комара. Только разозлит.
        Присев на краешек кровати, и обернув простынь вокруг таза, призадумался. Однако долго размышлять о смысле жизни не пришлось: в двери повернулся ключ и на пороге возник толстяк. Его довольная ухмыляющаяся физиономия подпортила мне настроение.
        - Здравствуй, мой сладкий! - протянул слуга, закрывая дверь и неспешно шагая ко мне. - Вот мы и встретились снова.
        Я занервничал. Что ему надо? Явно не просто поговорить.
        Толстяк неожиданно резво скинул с себя штаны и полез ко мне обниматься. Во мне вскипела ярость: вот значит как? Рассматривать меня в качестве объекта похоти? Ублюдок!
        Сильный удар ногой между ног заставил слугу согнуться пополам и завыть от боли. Я добавил локтем в затылок, и толстяк кулем свалился на пол, потеряв сознание. Обыскав его, обнаружил в одном кармане горсть монет, а в другом - ключ и записку.
        Стащив с насильника штаны, натянул их на себя. Были великоваты, но не сильно. Подпоясался поясом толстяка.
        Осторожно выглянув за дверь, не обнаружил ни единой души. Кто тогда заглядывал в замочную скважину?
        Выбравшись в коридор, обрадованно выдохнул: напротив двери было окно! И вело оно прямо во двор, по-видимому, особняка. Внизу суетились люди, выгружая добро с повозки, запряженной двойкой лошадей. Удачно. Тут всего-то второй или третий этаж.
        Вернувшись в комнату, взял стул, выбрался обратно в коридор. Примерившись, с размаху ударил по окну. Зазвенело стекло, а в следующее мгновение я сиганул в образовавшийся проем. Благо, решеток не было.
        Упал неудачно, больно ударившись левой ногой. Хромая, побежал к распахнутым воротам. Отовсюду доносились крики, кто-то бежал наперерез. Не глядя отмахнулся рукой, послышался звук удара. Тело отлетело в сторону. Ого! Не думал, что могу бить с такой силой. Но времени на размышления не было.
        Выбежав за ворота, поспешно осмотрелся. Слева - густой лес, справа - тропинка, ведущая к полю. Прямо - какое-то поселение. Не город, всего несколько домов.
        Стиснув зубы от боли в ноге, помчался в лес. Густая листва скроет от глаз преследователей, а там можно будет и спрятаться.
        Как ни странно, погони не последовало. Неужели после всего этого странный господин отпустит меня так просто? Не верится. Впрочем, сейчас гораздо важнее добраться до города. Мои вещи остались в трактире, к тому же нужно узнать имя похитителя.
        Присев за крупным валуном, отдышался. Затем бросил взгляд на татуировки. Зачем вы мне нужны? Какие чары в вас вложил Моринус?
        Ответа, естественно, не последовало. Вздохнув, поднялся и быстрым шагом побрел вперед. До вечера еще далеко, нужно выяснить, где нахожусь. А затем уносить ноги подальше. Встречаться с Господином и его людьми снова у меня не было ни малейшего желания.
        Глава 6
        Каково было удивление трактирщика, когда я показался на пороге его заведения.
        - Господин? Вы живы? Вас же бес загрыз, я самолично видел!
        Подойдя к нему, пристально взглянул в глаза. Мужичонка побледнел, затем отвел взгляд в сторону.
        - Как видишь, со мной все в порядке, - процедил, стараясь унять дрожь. Из одежды на мне лишь штаны, да и те великоваты. Денег нет, оружия тоже. Остается уповать на милость Диса.
        - Простите, господин. Не могли мы супротив владетеля идти, - вздохнул трактирщик. Затем посмотрел на меня. - Если вы сбежали, то скоро стража заявится сюда. Идемте, дам вам одежду. В таком виде негоже по улицам разгуливать.
        Удивленно кивнув, направился вслед за тучным мужиком в кладовку. Здесь трактирщик склонился над крупным сундуком, разгребая вещи.
        - Так…не то…это не подойдет…во! В самый раз!
        С этим словами он резко развернулся и резанул меня длинным ножом. Грудь обожгло огнем, я вскрикнул и отшатнулся. Лицемер, ухмыляясь, встал во весь рост и медленно наступал на меня. Вот его рука замахнулась снова.
        И мир вокруг замер на пару ударов сердца.
        Что это? Момент перед смертью? Я умру вот так глупо? Или же нечто другое? Подарок татуировок?
        Время вновь понеслось вскачь. Я не успел увернуться, и правая рука тоже окрасилась кровью. Бросившись в сторону, споткнулся о сваленные вещи и оказался в самом углу.
        - Не уйдешь! За тебя десяток золотых обещают! - прошипел трактирщик, скалясь. Затем он оказался совсем близко. Я покрутил головой, зацепился взглядом за кочергу, невесть как оказавшуюся здесь. Не долго думая схватил инструмент.
        Мужик в этот момент сделал последний шаг, сокращая расстояние между нами, замахнулся - и оказался наколот на острый конец кочерги. Изо рта изумленного жирдяя вырвался сгусток крови, а затем он тучно осел на пол. Не веря, взглянул на торчащую из верха живота железку, рухнул на спину. Остекленевшие глаза безжизненно пялились в потолок.
        Вот тебе и добрый человек.
        Впрочем, мне удалось взять себя в руки и, стараясь не глядеть на труп, заставить заглянуть в сундук. Там действительно оказалась одежда. Различные платья, крестьянские рубища, пара неплохих сапог, штаны, куртка и несколько почти чистых рубах. Нарядившись в темные штаны, рубаху и куртку, почувствовал себя значительно лучше. Все же здесь, на севере, значительно холоднее, и бегать почти голышом не самое приятное занятие. Больше в сундуке ничего не было, поэтому пришлось осматривать кладовку. В шкафу оказался относительно крепкий мешок, а в корзинах - овощи и фрукты. Также нашелся хлеб, а на крюках под потолком висели вяленые окорока. Набив мешок, пересиливая себя, склонился над телом трактирщика и схватил его нож. Мертвому ни к чему, а мне пригодится. Также при нем обнаружился отличный кожаный ремешок, которым я и прихватил клинок к бедру. Теперь будет проще отбиться от недоброго путника.
        Осторожно выбравшись из кладовой, быстрым шагом пересек зал и поднялся наверх. Моя бывшая комната пустовала, даже закрывать ее не стали. Однако дорожного мешка с припасами и тетрадью с записями не было. Плохо. Это был подарок Мастера Доминика, когда я успешно сдал экзамены несколько лет назад.
        Спустившись вниз и выйдя на улицу, задумался. Господин наверняка отправил своих воинов на поиски. Он не дурак, и быстро поймет, куда я направился в первую очередь. Теперь-то меня точно не пощадят - смерть слуги наверняка была расценена как плевок в лицо. Что же делать?
        Эль-Тора. Только там смогу укрыться от столь могущественного врага. Что он вообще хотел со мной сделать? Я ведь даже имени его не знаю.
        Стиснув зубы, направился к конюшням. Вьюга была там, целая и невредимая. Потрепав лошадку по пышной гриве, бросил конюху пару медяков - заслужил. Деньгами я разжился все в той же кладовке. Хоть чем-то мертвый трактирщик оказался полезен.
        Прицепив мешок с припасами к седлу, забрался на лошадь и тронул поводья. Вскоре уже мчался по тракту на север, как можно дальше от Исми.
        Позже вечером, когда остановился на ночлег под старым раскидистым дубом в стороне от дороги, с удивлением отметил, что рана на груди перестала болеть. Задрав рубаху, различил едва видный шрам, оставшийся от широкой царапины. Занятно. Откуда столь быстрое заживление? Покосившись на вязь узоров, хмыкнул. Понятно. Это и то странное умение, когда время вокруг замерло - вот наследие Моринуса. Пока неясно, для какой цели он нанес эти узоры на мое тело, но явно не просто так. Быть может, в их планы входил побег. Не мог доктор не заметить реакцию толстяка на меня, а значит, знал о последствиях. И все равно Господин не поставил охрану у дверей комнаты. Получается, все идет по их плану?
        Но какая роль в нем отводится мне? Жертва? Охотник?
        Я покачал головой. Нет, слишком слаб для охотника. Но жертвой быть точно не намерен. Однако сражаться на равных с таким врагом не могу. Нет ни знаний, ни навыков. Возможно, если бы я окончил обучение в Гильдии…
        Нет, не стоит об этом думать. Иначе тоска с новой силой схватит мое сердце и будет сжимать свои когти, заставляя думать о невозможном. О возвращении.
        Нет, мне разрешили вернуться через год, но не уверен, захочу ли. Возможно, та жизнь была не для меня, и произошедшее - не что иное, как указующий перст судьбы?
        Улыбнувшись своим мыслям, поднял голову к звездному небу. Что будет дальше? Разве это важно? Главное, что есть сейчас, в это самое мгновение. Я жив, чего еще желать? А остальное само собой разрешится. Нет ничего невозможного.
        К вечеру следующего дня я достиг небольшой деревеньки у подножия гор. Местные жители оказались чуть более приветливыми, чем в Исми, и угостили меня простым, но сытным ужином, взяв за это всего несколько медяков. Переночевав, наутро я направился к горному перевалу.
        Переход занял почти две недели. Последние припасы подходили к концу, когда я, наконец, спустился с гор в долину. Вьюга устало всхрапнула и ткнулась мордой мне в плечо.
        Я отрастил бороду и, кажется, отморозил все внутренности. По крайней мере, сердце мое ощущалось большой глыбой колотого льда. Даже теплые солнечные лучи, насколько может быть теплым зимнее солнце, не смогли растопить его. Впрочем, я заметил, что мое тело стало гораздо выносливее и менее чувствительно к холоду, находясь в горах. Происходи все до моей встречи с Моринусом, точно отморозил бы какую-нибудь конечность. Сейчас же ощущал себя более-менее сносно. Сжевав остатки припасов и покормив Вьюгу, направился через долину к опушке леса, за которой виднелось поселение. Находясь в горах, я видел, что за этим лесом и поселением есть еще одни горы, чуть поменьше. Именно там, судя по всему, находится Эль-Тора. Легендарное место паломничества всех мечников. Опасное и непредсказуемое место. Примут ли меня? Или изгонят, как из Гильдии?
        Ответа на этот вопрос я не находил. Будущее покажет.
        На подходе к деревне мне повстречался мальчишка лет десяти-двенадцати. Он вынырнул из леса и побежал вдоль дороги, внимательно наблюдая за мной. Я чуть осадил Вьюгу, замедлив шаг.
        Мальчик рассматривал меня темными глазенками, чуть склонив голову набок.
        - Как тебя зовут? - наконец, выдал он, видимо, посчитав меня неопасным.
        - Альберт. А тебя? - улыбнулся я. Ребенок слегка высунул кончик языка, затем смутился.
        - Гал. А ты издалека?
        - Ну, видимо да. Из столицы, - рассмеялся я. Гал смешно наморщил лоб.
        - А где она, эта столица?
        - О, это за горами, за лесами, да за полями. Очень далеко отсюда.
        - Зачем же ты уехал оттуда?
        - Так получилось, - пожал я плечами. - Мне пришлось уйти, потому что не было иного выбора.
        - Ясно, - протянул мальчишка, по-взрослому кивнув головой. - Ты остановишься у нас?
        - Если позволят, - неуверенно произнес я. Он аж подскочил на месте.
        - Конечно позволят! У нас редко бывают чужаки! Расскажешь интересную историю?
        Детские большущие глаза умоляюще глядели прямо на меня. Вздохнув, покачал головой.
        - Расскажу, если будешь вести себя тихо.
        - Буду, - пообещал Гал, вприпрыжку помчавшись вперед. Уже у плетня он прокричал:
        - До встречи, чужак Альберт!
        И скрылся между домами. Я хмыкнул. Он сильно напомнил мне одного парнишку, с которым играл в детстве. Он был попрошайкой, к тому же весьма ловко обчищал карманы на рынке. Не помню его имени, но он точно также не мог усидеть на месте. Все время куда-то бежал, что-то делал, всегда активно размахивал руками при разговоре.
        Ему отрубили руки по локоть, когда поймали на крупной краже. Слышал, после этого он покончил с собой, бросившись с обрыва в море. Грустная история.
        Тряхнув головой, отогнал воспоминания прочь. Не время и не место предаваться думам. Куда более важно сейчас пополнить запасы еды и, если позволят, остаться на ночлег. Мне бы очень хотелось отдохнуть, но внутренний голос шептал: «Быстрее, быстрее!». Тревожное чувство зудело где-то в затылке, не позволяя расслабиться ни на минуту.
        Крестьяне следили за мной, пока шел по главной улице, ведя Вьюгу в поводу. Остановившись у одного дома, обратился к крепкому мужчине, немолодому, но внушающему уважение одним своим видом: здоровый, в плечах шире меня, мышцы бугрятся под тонкой рубахой. Он колол дрова на заднем дворе, но, услышав мой голос, повернулся. Ярко-голубые глаза, черты лица грубые, но мужественные. Над правой бровью изогнутый старый шрам.
        - Что тебе нужно, парень? - переспросил он.
        - Я хотел спросить, можно ли у вас где-нибудь остановиться на ночлег? - несколько робко поинтересовался я. Мужчина хмыкнул.
        - Почему нет? Коли заплатить есть чем, останавливайся хоть бы и у меня. Впрочем, если работы не гнушаешься, хозяюшка забесплатно моя покормит, только подсоби с сараем.
        - Хорошо, благодарю вас, - довольно кивнул я. Мужчина улыбнулся, неожиданно добродушно и, шагнув вперед, протянул мне руку через забор.
        - Меня Харальдом звать. Я здешний плотник. Добро пожаловать в Крестцы, парень.
        - Я Альберт, - представился я. Харальд кивнул. Зайдя во двор, я привязал Вьюгу рядом с невысоким забором, а сам присоединился к плотнику, взяв второй топор. Вдвоем мы быстро справились с колкой дров, а затем пришел черед сарая.
        Как оказалось, там изрядно провалилась часть крыши, и пришлось очень многое залатать. Пока Харальд стучал молотком наверху, я пыхтел от натуги и держал широкую деревянную балку, не давая настилу рухнуть внутрь. В конце концов, нам удалось починить постройку.
        Довольно потирая ладони, плотник спрыгнул вниз и хлопнул меня по плечу.
        - А ты неплох, парень! Клянусь Штормбогом, руки у тебя откуда надо растут!
        Он весело засмеялся. Я смущенно улыбнулся. Похвала простого работника была приятна, что и говорить. Особенно мне, не слишком много времени уделявшему подобным делам в прошлом.
        - Идем, ты небось проголодался-то с дороги, да после работы на свежем воздухе, - Харальд направился в дом, поманив меня. Я потрепал Вьюгу по гриве и поспешил следом.
        Хозяйку дома и жену плотника звали Зилиса. Это была полноватая, но милая женщина, приветливо улыбнувшаяся мне и ничуть не расстроившаяся столь бесцеремонному вторжению в ее дом. Она лишь молча поставила на стол котелок с похлебкой и вручила нам с Харальдом по тарелке и ложке.
        Затем села в уголке, глядя, как мы жадно набрасываемся на угощение. Насытившись, я поблагодарил за обед и устало вздохнул.
        - Куда путь держишь, Альберт? - утирая усы и бороду, полюбопытствовал плотник. Я призадумался. Соврать? Зачем? Он не выглядит плохим человеком, так что не станет трепаться обо мне.
        - В Эль-Тору.
        Брови Харальда удивленно взлетели вверх, но он быстро справился со своими эмоциями. Непохоже, что этот мужик всю жизнь пробыл плотником. Не иначе, как пришлось и в армии отслужить.
        - Вот как, - протянул Харальд. Добрые глаза внимательно взглянули на меня, заново оценивая. - Опасную дорогу ты выбрал, парень. Немногие добрались до Эль-Торы, еще меньше смогли попасть внутрь. На замке лежит заклятье. Говорят, якобы лишь чистый помыслами и душой воин сможет войти. Ну и тот, в ком кроется талант к мастерству. Не тому, которым на каждом углу кичатся, а истинному, подлинному, воспетому в легендах. Из сотни добравшихся до стен крепости, лишь двое станут послушниками.
        - Вот как, - пробормотал я, обдумывая услышанное. Выходит, старый мечник не зря отговаривал меня ехать. Впрочем, препятствовать особо он тоже не стал. Сказал лишь, что это опасно. Теперь я знаю, почему.
        - Но это твой выбор, и я уважаю его, - кивнул Харальд, в глазах которого мелькнуло одобрение. - Немногие отважатся отправиться в столь далекое путешествие ради своей мечты. Я и сам по молодости пробовал счастья у стен Эль-Торы. Увы, мне не повезло.
        Вот значит как. Теперь ясно. Он не смог стать мечником, поэтому, скорее всего, отправился в армию.
        - Спасибо, - искренне поблагодарил я плотника. Он махнул рукой.
        - Пустое, Альберт. Надеюсь, у тебя получится. Впрочем, в тебе есть стержень. Пусть пока ты всего лишь юнец, но в будущем, если не свернешь с выбранного пути, то станешь сильным воином. Да благословят боги твой меч.
        Я лишь молча встал и поклонился воину. Затем с тоской покосился на пояс, где раньше висел клинок. Проклятый Господин отобрал его.
        Харальд правильно истолковал мой взгляд. Лицо его застыло каменной маской, затем он сокрушенно покачал головой.
        - Воин без меча - лишь половина воина. Что ж, мы что-нибудь придумаем. Ступай, отдохни. Идем, провожу тебя в твою комнату.
        Харальд поднялся и направился к лестнице на второй этаж. Я послушно последовал за ним.
        Плотник толкнул ближайшую дверь и пропустил меня внутрь.
        - Располагайся, - радушно предложил он. Я попытался было протянуть монеты за ночлег, но воин покачал головой. - Я не возьму с брата по оружию ни гроша. Оставь себе.
        Затем он вышел, прикрыв за собой дверь.
        Я стянул с бедра ремень с ножом и положил на пол у кровати. Затем, сняв с себя верхнюю одежду, рухнул на постель, почти сразу же забывшись крепким сном.
        Глава 7
        Я проснулся от чужого взгляда. Приоткрыл один глаз и увидел перед собой довольную физиономию вчерашнего мальчишки. Заметив, что не сплю, он улыбнулся еще шире.
        - Утро доброе, Альберт! А ты правда останешься у нас еще? Мама приготовила завтрак! Идем скорее!
        Я сел в постели, тряхнул головой, собирая сонные мысли в кучу. Затем вновь взглянул на ребенка.
        - Ступай, я скоро спущусь.
        Он закивал, затем сорвался с места и побежал в коридор. Было слышно, как он топал по лестнице, а затем громко сообщил о моем пробуждении. Улыбнувшись и покачав головой, поднялся на ноги и принялся одеваться. В углу, на табурете, уже стояла небольшая чаша с водой. Похоже, хозяева озаботились. Наскоро ополоснув лицо, спустился вниз. Харальда видно не было, зато его жена и пацаненок расположились за столом, ожидая меня.
        Поздоровавшись с Зилисой, сел рядом.
        - А где же ваш муж?
        - О, староста попросил телегу справить, вот он и ушел с утра пораньше, - улыбнулась женщина, подвигая ко мне тарелку с блинами. - Кушайте, вам понадобятся силы, чтобы добраться до крепости.
        - Ого! Так ты идешь в Эль-Тору? - воскликнул Гал. Я кивнул. Глаза мальчишки восхищенно заблестели. - Ничего себе! А почему один? Где твои друзья?
        Зилиса строго взглянула на сына и покачала головой. Гал уткнулся в тарелку, изредка поглядывая на меня.
        А я молчал, пытаясь вспомнить хоть одного приятеля в Гильдии. И не мог. Все, с кем общался, были всего лишь приятелями, или просто учениками. Ни с одним из них у нас не было общих интересов, да и цели не совпадали. Разве что Гладиус…он казался самым честным из парней, но, как и я, держался особняком.
        Нет, у меня были друзья, в детстве. Однако все они являлись простыми горожанами, детьми ремесленников и лавочников. Со временем между нами выросла пропасть, обусловленная социальным различием. Гильдия - это престиж. Своего рода элитная школа, где обучались и дети дворян. Мне посчастливилось попасть туда. Однако я не был счастлив. За всю свою жизнь - ни разу.
        - Друзья? - горько прошептал я. - Нет, у меня нет друзей.
        Гал пристыженно шмыгнул носом, затем снова взглянул на меня.
        - Прости. Зачем ты хочешь стать мечником? Папа говорил, что это слишком опасно и обучение в крепости выносят далеко не все!
        Я пожал плечами.
        - Меня изгнали из Гильдии, поэтому, кроме как писать и читать я ничего не умею.
        Конечно, я несколько преуменьшал свои качества, но ненамного. Не стоит им знать о других моих навыках. Они…не слишком честные.
        Зилиса с некоторым любопытством посмотрела на меня, а Гал так и вовсе лучился довольством.
        - Круто! Ты был учеником Гильдии? А какой?
        - Это не слишком важно, - улыбнулся я, давая понять, что не намерен раскрываться полностью. Мальчик обиженно вздохнул и вернулся к еде.
        Доев свою порцию и поблагодарив хозяйку, я вышел во двор, где столкнулся с возвращавшимся Харальдом.
        - Уже уходишь? - пожав мне руку, спросил он. Я хмыкнул.
        - Наверное. Здесь меня ничто не держит. Как и в целом, в этой жизни.
        Харальд сурово сдвинул брови.
        - Не говори так, парень. Жизнь дается лишь однажды, и надо наслаждаться каждым мигом. Оставить после себя след. Иначе, какой прок в пустом существовании?
        - У нас несколько разные взгляды на жизнь, - улыбнулся я. - Мой же состоит в том, чтобы постараться выжить и не заглядывать вперед. Чем больше строишь планы, тем больнее потом смотреть, как рушится все, что ты создал.
        Тяжелая рука плотника легла на мое плечо. Понимающие глаза Харальда по-отечески тепло сияли напротив.
        - Все будет хорошо, Альберт. Ты просто еще не чувствовал вкуса жизни. Поверь, настанет день, когда ты изменишь мнение и поймешь, что не все так плохо. А пока…следуй к своей цели, парень.
        Я сглотнул неожиданно образовавшийся ком и молча кивнул. Харальд улыбнулся.
        - Вот и славно! Идем, у меня есть для тебя подарок.
        - Вы и так сделали больше, чем надо, - запротестовал было я, но плотник отмахнулся.
        Мы зашли в дом, поднялись по лестнице на второй этаж. Затем Харальд направился к двери в конце коридора. Отперев ее ключом, он пропустил меня внутрь.
        Оказавшись в комнате, я удивился: она была почти пустой, если не считать пары картин на стенах, да небольшого, потемневшего от времени сундука в углу. Плотник направился к нему. Отпер, и, откинув крышку, достал длинный, завернутый в плащ предмет. Затем повернулся ко мне и, подняв внезапно заблестевшие от гордости глаза, протянул сверток.
        - Держи, Альберт. Владей им с честью, достойной настоящего воина!
        В горле внезапно пересохло, я взял неизвестный предмет, потянул ткань. Плащ рухнул на пол, а под ним оказался невероятно прекрасный клинок.
        Простой, но вместе с тем изящный: длинное, почти в три локтя лезвие, шириной в полторы моих ладони. По краешку, узкой вязью тянется нить символов, теряясь близ гарды. Рукоять обтянута мягкой кожей, потертой, но еще крепкой. Навершие простое, без отделки, но выполнено в виде скалящегося зверя. Непонятного зверя. Вытянутая хищная пасть, острые клыки, узкие глаза. Настолько маленькая деталь, но невероятно точная!
        Сама гарда выполнена в виде крестовины, не слишком широкой, но и не маленькой, для соблюдения баланса. При столь длинном и широком клинке, меч был удивительно легок. Не то чтобы я махал им будто деревянной ложкой, но все же. Гораздо легче, чем можно ожидать от такого громоздкого оружия. Если хорошенько потренироваться, то можно даже орудовать им одной рукой. Но до этого еще далеко.
        - И вы отдаете мне ЭТО? - изумился я. Харальд рассмеялся. Ему явно было приятно слышать похвалу.
        - Да. Этот меч выковал мой отец, он был одним из лучших кузнецов королевства. Так говорят. Я не помню его, он погиб на войне, когда мне было немногим больше пяти. Но оставил в наследство клинок. Я собирался передать его Галу, но…мальчик не станет воином. Он слишком мягок для этого ремесла. Поэтому я хочу, чтобы им владел ты. Этот меч чист, у него нет имени. Можешь назвать его как пожелаешь.
        Я замер. Имя? Неужели…
        - Это зачарованный клинок?
        Харальд едва заметно кивнул.
        - Только не стоит кричать об этом на каждом углу. Отец заплатил немалую сумму за чары. Но то ли маг был пьян, то ли еще что…они не работают. В этом мече нет ничего особенного. Кроме разве что очень легкой и острой стали. Мне до сих пор не удалось повторить этот сплав.
        Коснувшись кончиками пальцев тонкой вязи символов на лезвии меча, я ощутил легкое покалывание. Татуировки на моем теле зачесались. Что это было? Распознание магии? Если да, то какой именно? Ох, сколько вопросов по поводу этих символов на мне…
        Тряхнув головой, поклонился Харальду.
        - Почту за честь владеть этим клинком.
        Плотник кивнул.
        - Мне будет приятно знать, что ты им владеешь. Надеюсь, все у тебя получится, будущий Мастер Альберт.
        Я смутился.
        - Не уверен, что когда-нибудь смогу именоваться этим титулом. Его ведь нужно заслужить не только воинским мастерством.
        Харальд промолчал. Лишь протянул мне перевязь для меча. И тот самый плащ, в который он был завернут.
        Внизу меня уже ждал дорожный мешок, вдоволь набитый припасами. Выйдя на улицу, потрепал Вьюгу по пышной гриве. Затем, привязав мешок к седлу, оглянулся на семью плотника. Все трое тепло улыбались, глядя на меня. Неужели, этим людям есть дело до моей судьбы?
        На сердце, кажется, треснул лед, расходясь в стороны. Я шагнул вперед и обнялся с Харальдом, затем поклонился Зилисе, благодаря за пищу и кров. Потрепал по лохматой голове Гала.
        Устроившись в седле, крепче затянул перевязь на груди. Сам меч висел за спиной, внушая спокойствие. Накинув поверх плащ и запахнувшись, помахал рукой гостеприимным хозяевам и тронул поводья.
        На душе было легко и спокойно. Если бы я встретил таких людей еще в начале своего пути, кто знает, кем бы вырос тогда? Быть может, не пришлось бы делать выбор…
        И тогда мое тело не украсили бы странные узоры. Коснувшись груди там, где под одеждой горела вязь татуировок, вздохнул. Мне еще предстоит понять, что значит это жжение. Предчувствие? Возможно.
        Теперь, если не удастся пройти испытание мечников, я знаю, куда могу вернуться. Уверен, что Харальд поможет устроиться в Крестцах. Прожить жизнь спокойно и тихо в небольшой деревеньке - что может быть лучше?
        Однако в глубине души я понимал, что обманываю сам себя. Это не то, чего желает мое сердце. Но что тогда? Чего на самом деле хочу? Правда ли стать мечником? Для чего? Чтобы вернуться и показать Мастерам, что вот он я, справился сам, без вашей помощи и наставлений? Потешить самолюбие?
        Губы тронула горькая улыбка. Да. Тысячу раз да. Дис, как же я эгоистичен…Думаю лишь о собственных желаниях и интересах, не заботясь о мнении окружающих и их мыслях. Почему?
        Потому что у меня никогда не было семьи. Не было тех, о ком можно заботиться, кому можно поведать о своих страхах, мечтах и желаниях. Я одинок. Всю свою жизнь. Даже сейчас, оказавшись вдали от столицы и Гильдии, продолжаю лелеять свое одиночество. Быть может, это мой путь? Моя судьба? Кто знает…
        Вытерев слезы рукавом куртки, тяжело вздохнул. Мой выбор, это только мое решение. Пусть даже один, но я проживу жизнь так, чтобы не жалеть о последствиях.
        На ночлег остановился в лесу. Костер не разводил, здесь было несколько теплее, чем в долине. Перекусил вяленым мясом и пшеничной лепешкой, а затем лег спать.
        Чтобы проснуться среди ночи от пронзившей грудь стали. Острая боль взорвалась в левой стороне груди, совсем рядом с сердцем. Изо рта вместе с хрипом выплеснулась кровь. Надо мной склонилось лицо разбойника, едва различимое в темноте.
        - Готов! - воскликнул он, обернувшись назад. Я пытался различить черты лица, запомнить, но понимал, что это конец. Конец пути. Силы покидали меня, боль медленно захватывала все тело, кончики пальцев онемели, а из-за клинка, торчавшего в груди, не мог произнести ни слова.
        Тускнеющим взором следил за тем, как бандит поднялся вытряхнул из мешка все вещи, склонился, перебирая.
        - Ого, да ты у нас богатей! Гляди, Зрым, сколько жрачки! - обрадованно заговорил он. Из-за спины разбойника показался второй. Луна вышла на небосвод, позволив мне увидеть его лицо: хмурое, но благородное, чуть крючковатый нос ничуть не портит общей аристократичности. Это явно не бандит. Почему тогда они напали на меня?
        Угасающее сознание все еще пыталось думать, ухватиться за ниточки, соотнести наблюдения, сделать выводы. Однако с каждым ударом сердца из меня вытекало все больше и больше крови, а вместе с ней - жизнь.
        - Пригодится, - неожиданно мелодичным голосом произнес Зрым. Необычное имя для аристократа. Кто же он такой?
        Внезапно он подошел ко мне и встал на одно колено рядом. Острые глаза поймали мой собственный взгляд, и я ощутил, как что-то происходит со мной.
        Аристократ коснулся раны пальцами, надавил, заставив меня выгнуться от боли.
        - Терпите, zy'aen. Осталось совсем немного.
        Что он делает? Какого Харака здесь происходит?
        Очередной приступ боли набатом ударил в затылок, выбив сознание из тела. Последнее, что я ощутил, это как Зрым выдернул клинок.
        Темнота. Приступы боли. Полет.
        Я снова стоял на дорожке перед домом. Вот только теперь особняк полыхал. Ревущее пламя вздымалось к небу, столбы дыма сносило ветром. Запах гари забивал ноздри, лез в горло, заставлял надсадно кашлять.
        Похоже, мой давний кошмар претерпел изменения. Что на этот раз?
        Крыша с грохотом обрушилась внутрь дома, погребая под собой все, что там оставалось. Сердце пронзила внезапная боль. С этим домом были связаны какие-то воспоминания, но вот какие? Что-то из детства? Откуда вообще мое подсознание взяло образ этого особняка?
        - Грустное зрелище, - раздался рядом мужской голос. Резко обернувшись, я увидел Мастера Доминика. Он смотрел на бушующее пламя, а на лице моего наставника разлилось выражение печали и…благоговения?
        Наконец, он повернулся ко мне. Теплые глаза как и раньше, согрели сердце, заглянули в душу, узнав самое сокровенное. Пожалуй, если кто и был мне роднее всех на этом свете, так это Мастер. Только его я могу назвать другом. Наверное…
        - Ты возмужал, - заметил он. В голосе слышалось одобрение, отеческая любовь и доброта. Я кивнул. К горлу подкатил комок. Как же я скучал по вам, Мастер!
        Только затем до меня дошло. Мастер Доминик - в кошмаре. Рядом со мной.
        - Что вы здесь делаете? - воскликнул я. Наставник улыбнулся.
        - Это долгая история. А у нас не так много времени. Впрочем, если вкратце, то ты только что умер. Стал жертвой древнего ритуала.
        - Ритуал? Меня ведь убили разбойники!
        Мастер покачал головой, удивляясь моей глупости.
        - Нет, это были не разбойники, Альберт. Их кто-то нанял. Не могу назвать тебе имя, но, судя по всему, ты встречался с этим человеком. Господин, да? Так ты его про себя называешь?
        В голосе наставника сквозила насмешка.
        - Что ж, отчасти правда. Он действительно может многое. Но не стоит бояться его. Он потерял власть над тобой.
        - Разве она у него была? - изумился я. Затем понял.
        - Печать, - кивнул Мастер. - Те самые татуировки на твоем теле. Он приказал своему верному псу Моринусу наполнить их силой, а затем пометил тебя как своего раба. Для любого, обладающего даром, ты был как факел в ночи, мой мальчик.
        - Для чего он так поступил?
        - Чтобы тебя заметили те самые «разбойники». Господин знал, куда ты направляешься. И это совпадало с его собственными планами. Вот только…он не учел один момент.
        - Какой? Мою смерть?
        - Нет. Это пустяки. Ты не нужен ему. Только как сосуд для магии. Нет, он не учел кое-что другое: твои собственные способности.
        Я замер, не веря своим ушам. Способности? У меня? У того, кого называли слабейшим одаренным в Гильдии? Мои магические задатки не внушали доверия даже Мастерам, что уж говорить о наставниках.
        - Да. Врожденный дар, который был запечатан так глубоко, что даже я не сразу сумел его разглядеть. Признаюсь, сначала я был удивлен. Ты, маленький мальчик, и такая сила. Потом понял, что это лишь поверхность озера, а на глубине скрывается нечто совершенно иное.
        - Что же? - нетерпеливо спросил я. Обрушилась балка, и часть стены обвалилась наружу, в воздух взвились искры.
        - Ничего. Абсолютно. Кроме крошечной искорки дара, - Мастер улыбнулся, когда я разочарованно вздохнул. - Но этой искорки хватило бы, чтобы разжечь Мастерство. Правда, для этого понадобились бы твои личные качества, а также упорство и стремление стать сильнее. И я понял, что ты никогда не станешь одаренным, Альберт. Ты ведь рос крайне меланхоличным мальчиком. Никогда не интересовался учебой, предпочитая мечтать и смотреть на звезды. Время шло, и вскоре я с удивлением заметил, что искра стала чуть больше. А поверхность озера по-прежнему бурлила силой, но некому было ее зачерпнуть.
        - Поэтому меня считали слабейшим?
        - Да. Кто-то сознательно влил в тебя такое количество магии, чтобы спрятать искру. Однако из-за ее небольшого размера, сила не может быть использована тобой по назначению.
        - Попросту говоря, я будто сосуд наполненный магией до краев, но не имеющий возможности ею воспользоваться?
        Наставник лишь молча кивнул. Я озадаченно покачал головой. Ничего себе! Все открывается совершенно с другой стороны. Весь мой мир изменился в одно мгновение.
        - Но что же тогда хотели сделать те люди?
        Мастер почесал подбородок, задумчиво поглядел на пасмурное небо.
        - О, они хотели вызвать дракона, воспользовавшись твоей силой. Но не рассчитали одну маленькую деталь.
        - Искра…, - прошептал я одними губами. Мой наставник довольно кивнул.
        - Не завидую я тебе, мальчик мой. Стать Мастером в столь юном возрасте, не имея ни малейшего понятия об устройстве мира и твоих собственных возможностях…это непосильная ноша.
        Ноги подкосились, и я рухнул на землю. Все тело била мелкая дрожь, голова звенела, порождая образы, названия которым не мог бы придумать даже Дис.
        - Мастер, - пробормотал я. Затем вдруг рассмеялся. Поднял глаза на наставника. Доминик внимательно следил за каждым моим движением, будто стараясь запечатлеть в памяти. - Вы пошутили, правда ведь?
        Однако его глаза и выражение лица были абсолютно серьезными. И я осознал.
        Это все не сон. Это мое подсознание, претерпевшее изменения, перестраивается под новую форму.
        - Неужели…все Мастера - драконы? - негромко спросил я. Он услышал.
        - Нет. Есть и исключения. Но, в большинстве случаев, мы не выбираем для себя этот титул. Мир делает все за нас. Ты еще поймешь, что быть человеком гораздо труднее, чем драконом. И гораздо труднее им остаться. Пока же…до встречи, Альберт. Круг Мастеров приветствует тебя, как младшего брата. Возвращайся, когда истечет срок…
        Напоследок, перед тем, как исчезнуть, он улыбнулся мне. Я лишь молча кивнул, не в силах произнести хоть слово. Мастер растворился в воздухе, оставив меня сидеть на земле, обдумывая все услышанное.
        Выходит, я стал драконом? Одним из мифических существ? Откуда же во мне была эта маленькая искра, давшая такой эффект? И как теперь вернуться обратно в тело?
        Сознание все решило за меня. Толчок, падение в бездну, обрывки картин.
        Полет. Громкий крик. Острые когти рвут беззащитные тела. Боль, пронзающая все тело, а затем блаженство, когда крылья распахиваются за спиной. И снова боль, когда приходится возвращаться обратно…
        Очнулся я на поляне, там же, где умирал. Неподалеку валялись растерзанные трупы слуг Господина, а на губах чувствовался острый привкус крови. Между тем, я был полон сил, а от раны на груди остался лишь тонкий шрам. И вязь символов исчезла. Правильно, печать ведь была сломана.
        Занимался рассвет. Взглянув на медленно розовеющий небосклон, я вдруг понял, что изменилось.
        Окружающий мир обрел краски, которые никогда не видел прежде.
        Глава 8
        Неделю спустя я стоял перед воротами крепости. Эль-Тора. Легендарная обитель мечников, к которой так стремилась моя душа. Вот только зачем? Теперь, когда я претерпел смерть и изменение, все вокруг кажется таким зыбким и хрупким, что боишься лишний раз чихнуть. Для чего мне становиться мечником?
        Я не знал. Но чувствовал, что так нужно.
        Целую неделю без отдыха шагал вперед, к горной крепости, останавливаясь лишь на ночлег. Тело стало более выносливым, но все равно плохо слушалось меня. Я по-прежнему оставался неловким Альбертом, которого невзлюбили в Гильдии. Однако где-то в глубине груди поселилась уверенность в себе. Я знал, что все будет хорошо. Хотя бы ближайшие несколько недель. А там…жизнь подчас насылает испытания, которые закаляют волю и характер, меняя человека. Я не боюсь ударов Судьбы. Теперь - нет. Впрочем, каким-то особенным себя также не ощущал. Те мгновения полета и пьянящая сила теперь казались лишь сном. Действительно ли я становился драконом, рвал своих убийц на части, а затем взлетал ввысь, приветствуя новый день? Быть может, это лишь грезы?
        Мир не собирался отвечать на мои бесконечные вопросы, поэтому пришлось молча шагать вперед, к цели. И вот, я здесь. Забраться на гору оказалось не так уж трудно, по сравнению с тем горным перевалом на пути сюда. Вьюга недовольно фыркала позади, тыкалась мордой в спину, мол, хозяин, пора бы и покормить бедное животное. Я виновато покосился на лошадь, вздохнул и погладил по гриве. Моя красавица, прости уж. Если все пройдет гладко, то вскоре тебе достанется большая чаша с овсом. Обещаю.
        Эль-Тора безмолвным великаном возвышалась надо мной, холодная и неприступная. Ворота, высотой не менее трех с половиной метров, казались тяжелыми и неповоротливыми. Как же их открывают? Вряд ли человеку под силу сдвинуть массивные створки. Механизм? Скорее всего.
        Прошло уже более часа, а ко мне так никто и не вышел. Морозец, до этого лишь слегка кусавший за щеки, да щекотавший ноздри, начал серьезно подбираться к пальцам ног и рук. Совсем скоро кожа онемеет и перестану ощущать конечности. Где же хваленое драконье пламя? Или я неправильный дракон? Скорее всего. Быть не может, чтобы Хозяйка Дорог не подшутила и на этот раз. Старая карга небось до смерти рада возможностью поизмываться над вашим покорным слугой, получившим пару десятков лет к своей жизни. Суметь бы еще прожить ее как подобает, а то ни крова, ни друзей, ничего.
        Глухая тоска вновь сжала сердце. Драконы живут гораздо дольше обычных людей, а значит, мои мучения будут длиться чуть ли не вечность. Семья, родные…будут ли эти слова что-либо значить для меня? Время покажет. Не хотелось бы кануть в бездну, не оставив после себя мало-мальски значимого следа. Пусть даже для отдельно взятого человека, но все же…
        Мои мысли прервал хриплый голос стражника, появившегося на стене над вратами.
        - Чаво надо?
        Масса презрения во взгляде и вид бывалого вояки. К чему вся эта шелуха? Ты можешь сколь угодно пыжиться, выставляя напоказ свои, якобы, лучшие стороны, но окружающим ведь виднее. И то, что тебе кажется прекрасным, отразится уродливым и мерзким шрамом на теле мира. Именно поэтому я всегда старался не лгать. Ни к чему изображать из себя того, кем вовсе не являешься. Когда правда откроется, ты навсегда утратишь доверие тех, перед кем бахвалился.
        - Я пришел пройти испытание мечника, - твердым голосом сказал, глядя на воина. Он слегка поколебался, затем буркнул что-то себе под нос и неторопливо зашагал по стене к башне.
        Его не было довольно долго. Поднялся ветер, взметнувший снежную пыль и колючими горстями бросавший в лицо. Дышать стало труднее, щеки горели, а пальцы медленно, но верно утрачивали чувствительность.
        Где же носит этого стражника? Неужели так привечают странников в Эль-Торе? Не думал, что это место настолько негостеприимно. Столько легенд о благородстве мечников из крепости, и все ложь.
        Начало клонить в сон. Глаза медленно закрывались, вокруг все плыло мутными отблесками зеркал, а сознание тускнело, будто старый ковер. Я ощущал, что еще немного - и шагнуть в бездну окажется гораздо проще, чем ухватиться за жизнь, но ничего не мог с собой поделать. Все же я человек. В большей степени, чем Мастер. Да и какой из меня Мастер? Смех один…
        - Эй ты! - не сразу услышал голос вернувшегося стража. С трудом подняв голову кверху, различил рядом с ним новое действующее лицо. Сквозь застилавшие глаза слезы невозможно было разглядеть в подробностях, но ясно, что этот человек гораздо выше по положению, чем стражник. Держится уверенно, никаких лишних движений, лишь взгляд, холодный, мертвенно-синий, пронизывает меня насквозь.
        Сдавайся, шепчет разум, здесь тебе нечего ловить. Этот человек убьет тебя, лишь только ступишь во двор крепости. Он опасен. Опаснее всех, кого ты встречал.
        Я стиснул зубы, ощущая, как лопаются замерзшие губы. Нет! Больше никаких сомнений. Это не мои мысли, кто-то нашептывает их на ухо. Столько идти, чтобы сдаться вот так - на самом пороге?
        Показалось, будто за ухом кто-то тяжело дышит. Обернувшись, поймал лишь пустоту - неизвестный дух ушел так же внезапно, как и появился. Обострившиеся чувства кричали о том, что здесь было существо иной реальности, но глазами-то его не видел.
        Вместе с духом меня покинули оставшиеся силы: ноги подкосились, глаза окончательно закрылись, а сознание опустело. Лишь ветер завывал в коридорах разума. Последним, что я увидел, была довольная улыбка на суровом лице того господина.
        Чувствительный пинок под ребра заставил меня вскочить на месте. Сознание еще не пробудилось, а тело уже готово действовать. Открыв глаза, увидел перед собой того самого стражника. Он все также надменно усмехался, темные глаза с презрением ощупывают мое лицо.
        - Добро пожаловать в Эль-Тору, пацан. Меня зовут сэр Лодвейн, и я буду твоим наставником ближайший месяц.
        - Наставник? - наверное, на моем лице отразилось непонимание, потому что страж стиснул зубы и сдавленно выругался. - Простите, сэр Лодвейн, но я не понимаю, что происходит.
        - Ты прошел испытание духа, и дух крепости позволил тебе пройти. Сэр Дитрих приказал разместить тебя в казарме, ну и заняться твоим обучением. Скажу прямо: мне не слишком нравится перспектива нянчиться с таким молокососом, как ты. Однако приказ есть приказ, и я выбью из тебя всю дурь, но сделаю хорошим воином для прохождения второго этапа.
        Он говорил прямо, то, что думает. Я видел, что в этом человеке нет зла, лишь недовольство тем, что приходится заниматься подобной ерундой. В нем не было надменности, как показалось вначале. Это была гордость, настоящая гордость старого воина. И он был, несомненно, мудр, потому как не стал вколачивать в меня мастерство сразу же, а позволил осознать произошедшее.
        Итак, я в Эль-Торе. Древняя крепость пропустила новобранца, а некий сэр Дитрих, который, похоже, играет здесь не последнюю роль, позволил остаться. Сэр Дитрих…откуда мне знакомо это имя?
        Точно! Старик Дарз сказал передать привет сэру Дитриху в Эль-Торе! Нужно срочно отыскать его.
        - Простите, сэр Лодвейн, - несмело обратился я к стражу. Он величаво кивнул, дозволяя говорить. - Могу я встретиться с сэром Дитрихом? У меня есть послание для него.
        Глаза Лодвейна блеснули яростью.
        - Если бы ты не оказался здесь только вчера, то знал бы, что новобранцам не положено говорить со старшими офицерами! Чтобы встретиться с сэром Дитрихом, тебе понадобиться вкалывать на плацу не менее полугода, парень. И, будь уверен, я прослежу, чтобы ты усвоил каждый урок.
        Мое сердце бешено забилось. Похоже, нравы здесь действительно крайне суровые и обучаться искусству мечника будет не так-то просто. Но испытания не пугают меня. Чтобы заслужить уважение наставника и круга Мастеров, мне надлежит стать гораздо сильнее. Впрочем, набивать шишки да синяки - мое любимое занятие. И уж точно единственное, которое получается с удивительной легкостью.
        - Простите, - я поклонился сэру Лодвейну, чем вызвал его искреннее удивление. - Я не знаю всех традиций, принятых здесь, но прошу вас: научите меня!
        Воин на миг поколебался, но затем нехотя кивнул.
        - Ладно, так и быть, расскажу тебе о наших устоях. Но для начала - марш переодеваться! Твоя форма возле кровати. Если через пять минут не появишься на плацу, я буду крайне недоволен.
        Последняя фраза стража вызвала табун мурашек по спине. Вроде бы не такая большая угроза, но ясно дает понять, что не стоит шутить с ним. Недобрый старик.
        Сэр Лодвейн размашистым шагом вышел из казармы, а я, наконец, смог оглядеться. Стройные ряды простых кроватей с маленькими шкафчиками рядом. Моя кровать была возле окна, на шкафчике рядом лежала аккуратно сложенная одежда. Мои вещи по-прежнему были на мне, дорожная сумка валялась у кровати, в меч бережно прислонили к стене.
        Быстро переодевшись в грубые штаны из неизвестной ткани и точно такую же рубаху, прицепил перевязь с мечом и побежал наружу. Миновав длинный коридор, оказался во дворе. Здесь не было ни души, если не считать дымчатого кота на крыльце, покосившегося на меня левым глазом и недовольно дернувшего усами.
        Повертев головой, разглядел вдалеке ровную ленту тренировочной площадки и побежал туда. Клинок хлопал по спине, вызывая не слишком приятные ощущения в мышцах.
        На плацу занимались несколько отрядов таких же молодых парней, как и я. Стоило приблизиться, как на меня уставились десятки удивленных и любопытствующих взглядов. Почувствовав себя неловко, я направился к сэру Лодвейну, который насмешливо наблюдал со стороны.
        - Зачем тебе клинок, если не умеешь им пользоваться? - был первый вопрос, едва я подошел.
        - Я умею.
        Он издевательски изогнул бровь, затем приглашающе махнул рукой в сторону стоек с учебным оружием. В обители были такие же, сделанные из легкого, но прочного материала. Таким клинком не поранишь противника, но наставить синяков можно.
        - Вы хотите, чтобы я…
        - Покажи мне, чего ты стоишь, - перебил Лодвейн. Я сглотнул, ощущая, как пересохло в горле. Желудок недовольно заурчал, призывая съесть хоть что-нибудь. Взгляд стража стал еще более ледяным, заставив меня покраснеть.
        Схватив тренировочный меч, повернулся к своему новому наставнику. Сэр Лодвейн кивнул.
        - А где же ваше оружие? - не понял я. Он усмехнулся.
        - Оно мне не нужно. Если не смогу одолеть тебя голыми руками, значит пора в отставку. Нападай.
        Я стиснул зубы. Этот старик постоянно издевается надо мной. Что я такого сделал, чем заслужил подобное отношение? Нужно проучить его, стереть эту ухмылку с лица.
        - О, кажется, мы разозлились? - поддел мечник. Я стиснул рукоять клинка в ладони так, что хрустнули суставы. Затем рванул вперед, надеясь достать старика. Он с легкостью увернулся от выпада, а моя пятая точка ощутила мощный пинок. Со стороны раздались смешки. Похоже, старик решил разыграть представление?
        Разворот, удар, затем обманка в грудь. В последний момент выворачиваю кисть и бью старика в левую ногу. Точнее пытаюсь, однако он ловко уходит от выпада, подставляя руку.
        - Неплохо. Что-то ты, несомненно, умеешь, - гораздо серьезнее заметил Лодвейн, встряхивая рукой. - Однако недостает плавности движениям. Слишком спешишь. Не надо нервничать. Меч - продолжение руки, ты должен чувствовать его при ударе. Это не дубинка, чтобы махать им без разбора. Еще!
        Послушно делаю подшаг вперед, левая рука отставлена в сторону, правая несется к наставнику. Удар силен, поэтому он не собирается блокировать, лишь пропускает мимо себя, а затем, шагнув ко мне, вырывает меч из руки. Подсечка, рывок и вот уже валяюсь на земле, тяжело дыша.
        Сэр Лодвейн протягивает ладонь. В его взгляде больше нет насмешки, лишь интерес. Хватаюсь за руку, поднимаюсь.
        - У тебя есть кое-какая база, парень. Но видно, что мало времени уделял развитию. Техника не отточена, движения резкие, нет равновесия. Ты клонишься то на одну чашу весов, то на другую. Остановись посередине, замри в точке равновесия. Тогда ты поймешь, что значит чувствовать меч.
        Я молча поклонился мастеру. В том, что сэр Лодвейн не простой стражник, уже не было сомнений. Что же он тогда делал на стене? Прогуливался? Возможно.
        - На сегодня закончим. Сэр Дитрих хотел видеть тебя. Идем, я провожу.
        Он направился в сторону двухэтажного дома, и мне не оставалось ничего другого, кроме как последовать за стариком.
        - Но вы ведь сказали, что новобранцы не могут…
        - Я пошутил. Ты ведь не думал, что у нас тут все настолько строго? - мечник лукаво покосился на меня. - Впрочем, неважно. Эль-Тора - это не Гильдия, парень. Да, у нас есть устав и традиции, но, мы скорее братство, нежели организация по воспитанию мечников, как полагают несведущие люди.
        - Вот как, - протянул я.
        - О чем ты собирался поговорить с сэром Дитрихом? - полюбопытствовал старик. Он не излучал явного интереса к цели моей беседы с офицером, но был бы не прочь ее узнать.
        - Меня просили передать ему привет, - честно ответил я. Во взгляде Лодвейна мелькнуло удивление, но погасло столь же быстро, как и появилось.
        Он не стал спрашивать, кто просил. Вместо этого лишь вздохнул и поднял лицо к небу.
        - Стало быть, ты все еще жив, друг. Столько лет прошло…
        - Вы знаете господина Дарза? - обрадовался я. Сэр Лодвейн неохотно кивнул.
        - Когда-то мы вместе обучались здесь. Однако после случилось кое-что, из-за чего Дарз покинул обитель, отправившись в одиночное странствие. Что ж, я рад, что Серый Пес еще жив.
        Поднявшись на крыльцо дома, старик распахнул дверь и пропустил меня внутрь. Сам же остался снаружи.
        - Вы не идете?
        - Сэр Дитрих хотел видеть только тебя. Ступай. Мы еще встретимся, чуть позже.
        Я благодарно кивнул и направился прямо по коридору к двери, из-под которой виднелась узкая полоска света. Постучавшись, дождался разрешения и вошел.
        Это был самый обычный кабинет. Стол, пара стульев, шкаф, забитый книгами и окно, занавешенное плотными шторами.
        За столом, заваленным бумагами, расположился вчерашний офицер, внимательно читавший какое-то письмо и недовольно морщивший лоб. Подняв взгляд на меня, он лишь молча кивнул на стул напротив. Я послушно сел, осмотрелся. Обстановка не располагала к уюту, видно, что кабинет используется только в рабочих целях. Ничего лишнего, даже шторы, и те безо всяких узоров.
        Наконец, сэр Дитрих отложил листы в сторону и взглянул на меня.
        - Добро пожаловать, юноша. Вчера нам не довелось познакомиться, поэтому я надеюсь исправить это упущение. Меня зовут Дитрих. Сэр Дитрих. Как твое имя?
        - Я Альберт.
        Он кивнул, внимательно наблюдая за мной.
        - Откуда ты прибыл, Альберт? В твоих вещах не было ничего, указывающего на твое происхождение. Однако твой меч весьма необычен.
        - Это подарок, - пожал плечами я. - Мои вещи украдены разбойниками, поэтому пришлось просить о помощи добрых людей.
        - Понимаю, - сэр Дитрих сцепил пальцы в замок. - Я наблюдал за вашим поединком с мастером Лодвейном. Похоже, ты где-то обучался искусству меча.
        - Я был послушником в Гильдии, господин. Однако меня изгнали. Я искал занятие, когда услышал об Эль-Торе.
        - И ты сразу же решил проверить легенду? - рассмеялся сэр Дитрих. Я смутился.
        - Нет. Но мне поведали о крепости крайне необычные люди. Вам знакомы имена моряков Азри и Эрви?
        Я готов был поклясться, что он вздрогнул. Затем уставился на меня пронизывающе-ледяным взглядом.
        - Откуда ты знаешь их?
        - Эти старики рассказали мне об Эль-Торе и подтолкнули к выбору. Я повстречал их в Суо, там же, где живет и ваш старый друг - Дарз.
        - Дарз?! - вскричал сэр Дитрих, вскакивая. Сильные руки схватили меня за плечи и сжали до боли. - Он жив? Что с ним?
        - Жив. Он живет в Суо, владеет собственной оружейной лавкой. Я просил его о помощи, и старик показал мне мастерство мечника.
        Тяжело выдохнув, сэр Дитрих сел обратно в кресло. Его взор был затуманен мыслями, а на губах блуждала улыбка.
        - Старый друг…ты все-таки жив. Как же я рад! Благодарю тебя за добрую весть, Альберт. Скажи, обзавелся ли Дарз семьей?
        - Нет, господин. Он живет один. Возможно, есть кто-то, но я не имел чести быть представленным.
        Офицер покачал головой.
        - Он всегда был таким. Одиночкой. Сильным и несгибаемым.
        - Мне кажется, ему нравится такой образ жизни. Господин Дарз выглядел весьма довольным собой, к тому же…он благословил меня. Сказал, что предстоит тяжелый путь, но он был уверен, что я смогу стать мечником.
        - Зачем? - тяжелый взгляд сэра Дитриха заставил меня замереть. - Зачем ты желаешь ступить на этот путь?
        - Чтобы стать сильнее. Мой Мастер…сообщил мне тяжелые вести. Я взял на себя ответственность, которой пока не могу вынести. Чтобы не опозорить свою честь и честь наставника, я обязан стать сильным. Иначе, боюсь, мне нет места в этом мире, - произнес я, глядя перед собой. Ощущение полета, того, как весело свистит ветер, как тепло он обволакивает крылья - вот моя мечта. Сколько бы ни пытался, не могу вызвать превращение. Быть может, это был только сон? И на самом деле не я убил тех людей, а Мастер?
        Сэр Дитрих кашлянул, выводя меня из задумчивости.
        - Что ж, это твое решение. Дух пропустил тебя, значит, ты готов постичь мастерство. В таком случае не в моем праве останавливать столь сильное стремление. Учись усердно, Альберт. Мастер Лодвейн станет твоим наставником и передаст все знания, которыми обладает сам. Ступай. Твой учитель покажет тебе обитель.
        - Благодарю вас, сэр Дитрих, - поднявшись, поклонился я.
        - Не стоит. Я не могу отказать названному сыну моего старого друга, - улыбнулся мужчина.
        Лишь выйдя наружу, я осознал его слова. Названный сын? Почему он так решил? Да, Дарз тепло отнесся ко мне, но все же. Или же есть что-то еще, какой-то элемент мозаики, который я упустил? Стоит спросить Лодвейна насчет этого.
        Добравшись до казармы, я рухнул в постель, явственно ощущая, как гудит голова от всех этих разговоров. Обитель мечников - удивительное место. Похоже, здесь все кажется совершенно не тем, чем является на самом деле.
        Взять хотя бы сэра Лодвейна. Старик показался мне крайне грубым и надменным типом, еще там, на стене. Однако после короткого поединка он резко изменился и даже стал проявлять некое подобие дружелюбия. Только из-за того, что я немного умею махать мечом? Вряд ли. Думаю, здесь дело в другом. Он что-то увидел во мне, или почувствовал. И это изменило мнение мечника. Знать бы еще, что именно. Впрочем, полагаю на его манере обучения подобное не скажется. С первого взгляда ясно, что Лодвейн крайне требовательный наставник. Тем лучше.
        В Гильдии нас никто не заставлял заниматься с оружием. Да, эти уроки входили в общую систему, но каждый был волен в своем желании ходить или нет. Это и останавливало меня. Природная лень, или же что-то другое, но я редко посещал тренировочный зал. Лишь последние полгода уделял пристальное внимание физическому развитию. О чем теперь жалею.
        Вздохнув, прикрыл глаза. Усталость последних дней сказалась, или же впечатления от знакомства с крепостью, но я уснул. Крепким и приятным сном.
        Глава 9
        Подъем оказался не из приятных. Громогласный крик: «А ну встать!» прямо в ухо заставил меня подпрыгнуть на постели, а затем резко вскочить на ноги. Только потом я открыл глаза и увидел перед собой донельзя ехидную физиономию сэра Лодвейна.
        - Доброе утро, ученик! - мастер меча так и лучился довольством. - Вижу, кое-кто любит поспать?
        - Никак нет, сэр! - растерянно отчеканил я. Мечник покачал головой.
        - Впрочем, это твои личные проблемы, парень. Через две минуты ты должен стоять у выхода. Время пошло.
        Насвистывая незатейливую мелодию, сэр Лодвейн направился в коридор. Быстро оглядевшись, я отметил, что казарма абсолютно пуста. Значит, другие ученики уже поднялись? Почему же меня никто не соизволил разбудить?
        Мне хватило двух минут, чтобы натянуть штаны и рубаху, сунуть меч под кровать и выбежать наружу. Наставник одобрительно кивнул и зашагал к плацу. Я пристроился рядом, поглядывая на мастера. Все же он явно из благородных. Слишком правильный профиль, к тому же в юности он был, несомненно, весьма красив и изящен. Однако с годами приобрел некую грузность и превратился в довольно сурового воина, тем не менее, не растеряв той породистой красоты, присущей аристократам.
        - Господин, могу я задать вопрос?
        - Обращайся ко мне наставник, или мастер, - откликнулся Лодвейн. - И да, ты можешь спросить.
        - Почему сэр Дитрих вчера назвал меня названным сыном Дарза? - сорвался с моих губ неожиданный вопрос. Кажется, буквально мгновение назад я собирался спросить нечто другое, но…все же это событие волновало больше.
        Сэр Лодвейн задумчиво пожевал губами, затем покосился на меня. Вздохнул и остановился. Мне пришлось сделать то же самое. Мастер внимательно изучил мое лицо, а затем взгляд его подобрел и приобрел некое лукавство.
        - Все просто, парень. Сэр Дитрих разглядел в тебе черты Дарза. По меньшей мере, одну из них. Ту, что старик оставил в качестве подарка на будущее.
        - Какую же? - полюбопытствовал я. Наставник насмешливо покачал головой.
        - Ты еще не понял? Ослиное упрямство, конечно же!
        Он весело расхохотался, заставив меня пристыженно покраснеть. Затем, отсмеявшись, хлопнул по плечу и подмигнул.
        - Не обижайся. Думается мне, сэр Дитрих и сам не понял, почему назвал тебя сыном нашего старого друга. Впрочем, судя по твоей силе духа, вы с ним слеплены из одного теста, и это чувствуется. Главное, чтобы ты умел учиться. Я собираюсь сделать из тебя умелого мечника, парень. Ты ведь не подведешь старика, верно?
        Он был серьезен, и действительно собирался вложить душу в мое обучение. Из-за того ли, что сэр Дитрих просил его об этом, или же в угоду собственным интересам, я не знаю. Но мастер имел полное право называться таковым. Он был мудр и силен. И в который раз я поблагодарил судьбу за ту встречу в порту Суо с двумя странными стариками. Именно разговор с ними привел меня сюда, в Эль-Тору. Я нашел свой Путь, по которому должен идти.
        - Верно, мастер. Я буду стараться, - постаравшись вложить всю твердость в ответ, сказал я. Судя по одобрительной ухмылке, наставник остался доволен.
        - Идем, завтрак ты уже пропустил, а обед еще нужно заслужить! Если не поторопишься, останешься голодным до ужина.
        Улыбнувшись, я поспешил за Лодвейном. Он был похож на учителей из Гильдии, но весьма отличался от них манерой поведения и отношением ко мне, как к равному. Несмотря на первое впечатление, оставленное им вчера, я был доволен сэром Лодвейном.
        Прежде чем зазвучал звон колокола, оповещающий об обеде, с меня сошло не меньше семи потов. Наставник ничуть не щадил своего ученика, заставив бегать вокруг площадки, а затем очень долго упражняться с деревянным мечом и чучелом, имитирующим человека. Только когда мои руки налились тяжестью, а меч выскальзывал из ладони, мастер сжалился и позволил отдохнуть. Пару минут. Затем настал черед спарринга с одним из младших учеников. Парень был неплох, его техника явно превосходила мою, так что одними синяками я не отделался.
        С трудом передвигая ногами, я плелся в трапезную и мысленно проклинал старого мечника. Неужели это только начало Пути? Сколько же боли ждет дальше? Что-то мне расхотелось обучаться искусству меча…
        Без аппетита поев, выбрался на свежий воздух, где тут же наткнулся на мастера.
        - Ну что, наелся? Пора бы и поработать!
        Сознание покинуло меня ближе к вечеру, на седьмом или восьмом круге спарринга, с высоким белобрысым парнем, который был сложен намного крепче меня и в целом весьма умело обращался со своим оружием. Помню лишь сильный удар в висок, а затем темнота ласково обступила со всех сторон.
        Очнулся я в казарме. Было темно, и судя по звукам чужого дыхания, все уже спали. Осторожно поднявшись, выскользнул в коридор. Голова раскалывалась, но, выбравшись на свежий воздух, почувствовал себя немного лучше. Небо сегодня было ослепительно красивым: яркие звезды всевозможных размеров насмешливо подмигивали, будто призывая взлететь к ним, дотронуться кончиком крыла до небес…
        Вздохнув, ощутил в груди невыносимую боль.
        - Душевные раны заживают гораздо дольше телесных, - раздался рядом голос Лодвейна. Наставник стоял, прислонившись спиной к стене казармы, и смотрел на звезды.
        - Вы правы, мастер. Порой они не затягиваются совсем и всю жизнь приходится терпеть боль от кровоточащей царапины, которая с каждым прожитым годом становится все глубже. Никакая магия не поможет избавиться от нее.
        Наставник метнул в меня заинтересованный взгляд.
        - Довольно мудрые речи, Альберт. Я удивлен. В столь юном возрасте ты уже можешь чувствовать мир.
        - Еще нет, - покачал я головой. - Это лишь попытки, словно…словно пытаешься смотреть на небо сквозь пальцы. Вроде и видно, но лишь отдельные кусочки. А убрать ладонь не выходит, потому что у тебя нет рук, и вообще, не суждено когда-нибудь увидеть всю прелесть небесной синевы…
        Внимательный взгляд мастера заставил меня смутиться.
        - Простите.
        - Ничего. Твоя рана гораздо глубже моей. Я ведь не успел стать Мастером, хоть и подавал большие надежды. Однако…боги рассудили иначе, и мне никогда не познать прелесть Первого Полета. В этом ты, несомненно, более удачлив.
        Он издал горький смешок. Сейчас я отчетливо ощущал его тоску, пожирающую Лодвейна изнутри. И вдруг понял, что ему немногим больше тридцати лет, просто эта грусть, незаживающая рана, разъедает мастера изнутри, заставляя стареть раньше времени.
        Мне внезапно захотелось, чтобы он стал счастливее. Пусть на самую чуточку, но все же. Шагнув вперед, я коснулся кончиками пальцев плеча наставника, заставив его вздрогнуть.
        А в следующее мгновение разряд молнии пронзил все мое существо, загнав в самые глубины сознания. Я видел картины прошлого, молодого Лодвейна, исполненного гордости и силы. Видел, как он упрямо шагал наверх, к своей цели - стать Мастером, и видел, как он был сброшен вниз в один лишь миг…
        Я пришел в себя резким толчком, судорожно вдохнул. Крепкие руки мастера придерживали меня за плечи, не давая упасть. Внутри была до дрожи глубокая пустота, однако где-то в глубине нее…находились все страхи и сомнения Лодвейна. Но я знал, что вскоре пустота исчезнет, отступит на задний план, вернув мои чувства и эмоции на место.
        - Ты в порядке? - заботливый голос наставника заставил меня повернуть голову. Он изменился. Морщины вдруг резко разгладились, лицо приобрело живость, а глаза засияли внутренней силой и мудростью.
        - Да, мастер.
        Он улыбнулся.
        - Спасибо, - шепнул одними лишь губами. Я только отмахнулся, а затем, пошатываясь, вернулся в казарму. Добравшись до кровати, упал без сил.
        И только перед тем, как заснуть, подумал: что я только что сотворил?
        Последующие несколько месяцев прошли в тяжелых и изнурительных тренировках, постоянной перепалке с мастером и редких выходах наружу, за ворота крепости.
        Со временем мои движения перестали быть неуклюжими, в руках появилась сила, а тело стало крепким и гибким. Теперь я уже не проигрывал белобрысому крепышу раз за разом, а все чаще и чаще стал одерживать победу в наших поединках.
        Впрочем, мы изучали владение не только мечами, но и копьями, топорами, кинжалами, пиками и прочими. Однако самым любимым моим оружием был и остается двуручник. Сейчас я уже мог с легкостью работать им двумя руками, но не мог удержать клинок в одной и пары минут. Да и никто из учеников не мог. Только мастер Лодвейн время от времени показывал свою силу, размахивая двуручником в правой руке с такой легкостью, будто он сделан из дерева.
        Мне трудно было сойтись с кем-то из учеников, но я все же подружился с одним. С тем самым белобрысым парнем. Его звали Заф, он был пятым сыном рыбака из одной мелкой деревушки, что расположена на берегу моря. Заф с детства привык помогать отцу и рос крепким малым. Однако в один ужасный день их деревню сожгли дотла люди из отряда местного вождя, после чего уцелевшим пришлось уносить ноги. Родители Зафа погибли, а из братьев уцелел лишь один. Он тоже учился в Эль-Торе, невысокий, коренастый, с хмурым взглядом и крепкими кулаками.
        Заф мечтал закончить обучение и податься на службу к Его Величеству. Грезил карьерой военного. Я крайне скептически относился к его мечте, но все же молчал, не собираясь разрушать веру парня в свои силы. К тому же он был на пару лет младше меня, а обижать маленьких…не в моих принципах.
        В один прекрасный день наставник обрадовал меня вестью о том, что мы отправляемся в ближайший город, дабы закупить необходимые припасы и договориться о следующей партии. Конечно, этим обычно занимались хозяйственники, но один из них на днях неудачно упал и повредил ногу, а другой находился в невменяемом состоянии по причине опьянения.
        Телега уже стояла у ворот, а сэр Лодвейн нетерпеливо постукивал каблуками сапог по намерзшему на земле льду, когда я, на ходу поправляя меч за спиной, выбежал за ворота.
        - Долго же ты собирался! - упрекнул мастер, впрочем, не особо злясь. Наши отношения давно переросли по большей части в дружеские, так что наставник редко когда повышал голос на своего ученика.
        - Простите, мастер, - повинился я. Он покачал головой, но промолчал, забравшись на козлы и взявшись за вожжи. Устроившись рядом с ним, я невольно оглянулся. Ворота сзади медленно закрывались, отсекая крепость от внешнего мира.
        Подул холодный ветер, заставив покрепче запахнуть плащ и надвинуть капюшон на голову. Несмотря на то, что зима почти закончилась, погода не желала становиться теплее. Похоже, весна будет довольно суровой.
        Мы спустились в долину, и, обогнув гору справа, оказались в густом сосновом бору. Тропа была накатанной, но из-за недавнего снегопада, телега шла тяжело, и пару раз пришлось слезать и подталкивать завязшее в сугробе колесо. Благо, я стал более массивным за последние месяцы и теперь мог бы потягаться с лучшими силачами в Гильдии. Впрочем, сила не играла для меня значимой роли. Главное - мастерство.
        К вечеру лес расступился, и телега выбралась на пригорок, с которого открывался отличный вид на городишко с забавным названием - Лисья нора.
        Как бы там ни было, мастер посоветовал мне быть начеку и опасаться воришек. Заплатив на въезде приличную пошлину, он направил лошадей на рынок. Купив все необходимое, мы отыскали дешевую, но вполне приличную ночлежку, где и оставили телегу с лошадьми на попечение хозяина, также заплатив немалую сумму. Затем, выбравшись на оживленную улицу, сэр Лодвейн задумчиво поглядел на меня и почесал подбородок.
        - Кхм, парень, я думаю, у тебя есть дела поважнее, чем таскаться за стариком, верно? Держи.
        Он протянул мне небольшой кошель, в котором звонко позвякивали монеты.
        - Можешь пойти развлечься. Сегодня разрешаю.
        Он улыбнулся и, не дав мне что-либо произнести, направился прочь, сразу же скрывшись в толпе.
        Развлечься? Что он имел в виду?
        Затем я понял, и от этой догадки покраснел. Неужели наставник подумал, что мне нужна девушка для того, чтобы расслабиться? И эта его улыбка…Он явно подразумевал, что мне следует пойти на улицу красных фонарей.
        Покачав головой, я фыркнул и зашагал прямо. Сам не знаю, почему, но ноги вывели меня к центру городка, где находился небольшой сквер, предназначенный для гуляющих парочек и просто тех, кому хочется посидеть на «природе».
        Устроившись на скамье, устало прикрыл глаза. В чем-то мастер прав, мне действительно не помешало бы отдохнуть. Сам он явно не собирается попусту тратить свободное время. Чем же заняться?
        В это время года даже цветов не видно, все вокруг покрыто снегом, хрустящим от мороза и никак не желающим становиться снежком.
        Вздохнув, открыл глаза, с удивлением увидев перед собой довольно симпатичную девушку, явно на несколько лет младше меня. Густые темные волосы волнами ниспадали на плечи, укрытые теплым шерстяным плащом. Личико миловидное, черты мягкие, плавные, линия носа и изгиб губ наводят на мысли о не совсем обычном происхождении незнакомки. Ну а ярко-голубые глаза явно не оставят равнодушным ни одного мужчину. В том числе и меня.
        - Добрый день, - с мягкой улыбкой приветствовала меня девушка. Я кивнул, затем спохватился и, вскочив, поцеловал протянутую руку.
        - Добрый, миледи.
        Затем замер, раздумывая, что сказать. В крепости не было девушек, так что за прошедшие месяцы я совершенно отвык от общения с противоположным полом.
        Впрочем, девушка ничуть не смутилась. Сев на ту же скамью, где располагался и я, он подняла на меня свои прекрасные глаза.
        - Как же вас зовут?
        Усевшись на место, я улыбнулся.
        - Мое имя Альберт, миледи. А ваше?
        - Имиана.
        - Красиво, - протянул я. - И наверняка что-то значит, верно?
        Она смущенно кивнула.
        - Утренний цвет, - негромко произнесла, отведя взгляд.
        - Вам идет, - ничуть не солгав, сказал я. Девушка мило покраснела, прошептав «спасибо».
        Пошел снег. Сразу стало гораздо теплее, к тому же близость столь прекрасного создания заставляла меня испытывать трепет.
        - Вы ведь не из наших краев? - вдруг спросила девушка.
        - Нет, я учусь в Эль-Торе, - ответил я. Имиана удивленно округлила глаза.
        - Правда? Вы - мечник?
        - Пока еще нет, - рассмеялся я. - Но иду по этому Пути.
        - Это замечательно, знать Путь, по которому следует идти, - неожиданно грустно сказала девушка. Я замер. Похоже, передо мной еще одна мятущаяся душа, еще один рваный шрам на сердце.
        - Вас что-то беспокоит, миледи?
        Имиана вздохнула, затем покачала головой.
        - Нет, не стоит переживать. Это так, вырвалось, простите.
        - Я мог бы помочь вам, если пожелаете, - просто сказал я. И был удостоен быстрого удивленного взгляда. Боги, неужели ей никто никогда не предлагал помощь? Такое яркое сочетание надежды и детского удивления заставило меня затрепетать от нежности и желания защитить это юное создание.
        - Вы действительно этого хотите?
        - Скажем так, главное, чтобы этого хотели вы, - с улыбкой выкрутился я. И с облегчением отметил, что такая же улыбка тронула и ее губы.
        - Хорошо, я расскажу вам. Но…здесь становится холодно, вы не находите?
        Кокетливый взгляд из-под полуопущенных ресниц. Она действительно пытается мне что-то сказать. Но что?
        - Что вы предлагаете, миледи?
        - Я бы хотела пригласить вас в свой дом, если вы не против, Альберт.
        Взгляд девушки отдает теплотой, которая потихоньку растапливает мое заиндевевшее сердце.
        - Как пожелаете, леди Имиана.
        - Можете звать меня просто Ими, - движение плеча, короткий взмах волос, быстрый взгляд пронзительно-синих глаз. Я ощутил, как мое сердце бешено забилось в груди, стремясь вырваться наружу.
        - Благодарю за оказанную честь.
        Особняк лорда Бальда, отца Имианы, находился на окраине города. В народе он носил название Лисья Нора, и был построен много сотен лет тому назад, как северное укрепление на случай войны с Островами. Затем, постепенно, у подножия холма, на котором возвышался особняк, вырос город. Небольшой, но все же. И заселили его суровые, но добрые люди.
        Имиана усадила меня в гостиной, а сама упорхнула раздать распоряжения слугам. Отца не было дома, он уехал в столицу несколько дней назад, а мать девушка потеряла еще в раннем детстве. Теперь понятно, почему она подошла ко мне. Сидеть одной в таком большом поместье должно быть, невероятно скучно. А новое лицо в городе вызывает интерес и желание познакомиться.
        Вскоре мы уже пили чай с вкусным шоколадным печеньем и негромко беседовали, под уютный треск камина. Девушка была довольно умна, начитана и оказалась интересным собеседником.
        И, кажется, я начал догадываться, какие демоны терзают ее душу.
        Тоска. Тоска по душевному теплу. Отец слишком редко бывает дома, юная госпожа предоставлена сама себе. Вокруг только послушные слуги, да книги. И нет никого, кто мог бы согреть, пожелать приятного дня, подсказать, что следует делать молодой девушке. Она не видела своего будущего, и очень этим тяготилась. Мир вокруг нее казался абсолютно серым, и только сейчас, встретив меня, он слегка приобрел цветные оттенки.
        Имиана рассказывала что-то о недавно прочитанном трактате известного путешественника, а я мог только задумчиво следить за движением ее губ, мысленно пытаясь успокоить разбушевавшееся сердце. А затем вдруг накрыл своей рукой ее, лежавшую на столе.
        Краткое мгновение. Искра, пробежавшая между нами. Удар в самое глубокое - душу. Миг полета, картины прошлого, пьянящая слабость в голове, медленно вращающийся мир вокруг.
        - Что вы себе позволяете! - вскричала Имиана, вскакивая. - Я думала, что вы особенный! Я начала считать вас своим другом, Альберт! А вы…
        Она внезапно затряслась в рыданиях. Искаженным восприятием я видел, что это лишь последствия выхода темных эмоций, которые вновь, как и в случае с Лодвейном, растворились во мне.
        Нужно было как-то поддержать, успокоить ее, но, едва попытавшись встать, я рухнул на столик, больно ударившись рукой и головой. Ноги отказывались повиноваться, а накатившая слабость вкупе с жутким головокружением превратили меня в бессловесное мычащее существо. Я слышал взволнованные крики Имианы, затем топот ног, чьи-то руки, несущие меня, и снова, старая добрая темнота.
        Глава 10
        На этот раз очнулся я не скоро. А открыв глаза, застонал от острого приступа головокружения. Тело ощущалось таким тяжелым, непривычно слабым и неподвижным, будто меня запихнули в чужую личину и заставили жить в ней. Казалось, стоит лишь захотеть, вспорхнуть, как оболочка рассыплется прахом, а я смогу ощутить полет…
        Острая пощечина привела меня в чувство, мигом очистила разум от дурных мыслей и заставила оглядеться.
        Я лежал на кровати в незнакомой комнате, а рядом с постелью, чем-то ужасно взволнованная, расположилась Имиана. Именно она и залепила мне раскрытой ладонью по лицу. На глазах девушки выступили слезы, она порывисто обняла меня и громко зарыдала.
        - Простите, умоляю вас! Я не хотела…если бы только знала, что вы сотворили со мной, никогда бы не сказала тех слов, клянусь!
        Она долго извинялась, утирала слезы и начинала плакать вновь. Я же не мог и пошевелиться, боясь разрушить сладкое удовольствие, лужицей меда разлитое в груди. Затем, словно очнувшись от долгого сна, мягко коснулся пушистой пряди ее волос.
        - Вам не стоит извиняться за то, чего не делали, Ими. Это целиком и полностью моя вина, моя ошибка, за которую последовала равноценная плата. Прошу вас, не корите себя. И перестаньте плакать, ваши слезы ранят мне сердце…
        Имиана робко улыбнулась, отстранилась и счастливо вздохнула. Я с трудом сел, поморщившись от жуткой головной боли и ломоты в правой руке. Точно, я ведь упал на нее, сломав столик. Бросив взгляд на кисть, досадливо цокнул языком: лиловый синяк, припухлостью вздувшийся ближе к предплечью, надолго оставил меня без тренировок. Неприятно.
        - Все же вы неправы, - подала голос девушка. Я повернулся в ее сторону, проследил взглядом за тонкими нежными пальцами, ловко поправившими выбившийся локон. - Вы спасли меня от этих ужасных чувств, заставили снова ощутить радость. Зачем?
        Я отвел глаза, сердце дико забилось в груди. Глубокий вдох, выдох. Взяв себя в руки, снова взглянул Имиане в лицо.
        - Я сделал бы это снова, если бы пришлось, миледи. Эти чувства погубили бы вас, именно поэтому пройти мимо - все равно, что совершить жестокий проступок, стоящий наказания. Я не могу позволить себе такой эгоистичности. Да, я не герой, но поклялся защитить тех, кто в этом нуждается. А вы нуждались, как никто другой.
        В ее взгляде я различил безмерную благодарность, но там было что-то еще…точно! Искра, промелькнувшая между нами в тот миг, когда я ворвался в ее душу, истоптав там все своими мерзкими лапами. Что же это было за чувство?
        - Ты поступил верно, парень, но чересчур опрометчиво, - раздался от двери голос наставника. Подняв взгляд, я встретился с ним глазами. Сэр Лодвейн был рассержен, но я ощутил его облегчение, что ученик все же жив, а не шагнул за Грань.
        - Я знаю, мастер, - кивнул, скрывая смущение. Он беспокоился обо мне. Как же глупо я поступил, заставив волноваться наставника и леди!
        - Однако ты не мог иначе, понимаю, - он завершил мою фразу. - Впредь будь осторожнее, Альберт. С каждым разом это становится более опасным для тебя, нежели для других. Однажды ты не сможешь вернуться. Быть может, стоит поберечь силы для себя, не растрачивая их на других?
        - Возможно, - не стал спорить я. - Однако, это мое решение. Даже если бы я находился при смерти, не стал бы поступать иначе. Если пройду мимо страждущего, достоин ли буду называться Мастером?
        В глазах сэра Лодвейна мелькнуло какое-то сильное чувство. Он хмыкнул, шагнул вперед и положил руку мне на плечо. Затем взглянул на Имиану, все это время тихонько слушавшую наш разговор.
        - У этого рыцаря большое сердце, миледи. Но некому проследить за тем, чтобы он не разбивал его на кусочки, делясь с окружающими. Как думаете, сможете взять на себя эту смелость?
        Девушка вдруг стала пунцовой, робко взглянула на меня, затем на моего наставника. Кивнула.
        - Я постараюсь. Если, конечно, он не будет против.
        - Не будет, - подмигнул мне сэр Лодвейн. - Думается, рыцарь и сам не прочь такой помощи…
        Вскоре нас накормили завтраком. Как оказалось, я провалялся в постели всю ночь, очнувшись на рассвете. Сэр Лодвейн с трудом нашел меня, а затем смиренно дожидался моего пробуждения.
        Щедро снарядив нас в дорогу, Имиана вместе с нами вышла во двор поместья. Наставник молча зашагал к воротам, а я повернулся к девушке.
        Ее задумчиво-печальный взгляд о многом сказал мне. Но мы ведь не можем быть вместе, верно? Ученик мечника и леди из знатного рода. Слишком большая разница между нами. Слишком…
        - Спасибо, - прошептала Имиана.
        - Это мне стоит благодарить вас, миледи, - поклонился я. Девушка смутилась.
        - Вы не должны…разве нельзя остаться еще ненадолго?
        Неожиданный вопрос заставил меня изумленно пошатнуться. Словно прозрев, я отметил и румянец на щеках Имианы, и теплую нежность во взгляде, смешанную с горечью расставания.
        А затем шагнул вперед и легонько сжал ее в объятиях. Она уткнулась носом в мое плечо и всхлипнула.
        - Не бросай меня, прошу…что с нами будет теперь?
        - Все будет хорошо, - с уверенностью произнес я, хотя внутри все сжималось от осознания того, что мы не сможем увидеться раньше, чем через несколько месяцев.
        - Ты ведь вернешься, правда? - она отстранилась, глубокие глаза с надеждой изучали мое лицо. Я кивнул.
        - Так скоро, как только смогу.
        - Я буду ждать… - тихое, едва слышное обещание. А затем - обжигающе-нежный, страстный, мягкий поцелуй, коснувшийся моих губ. Он длился долго, но для меня - не более одного вдоха.
        Напоследок коснувшись ее ладони, я развернулся и зашагал прочь. Безумно хотелось оглянуться, но я не смел. Боялся, что не смогу уйти.
        Наставник понимающе кивнул, стоило мне выйти за ворота поместья. Тронул поводья и телега, нагруженная припасами, покатилась вперед. Туда, где снова ждали бесчисленные часы изнуряющих тренировок, поражений и побед, работы над собой, требующей постоянного совершенствования. Но теперь я знал, что меня ждут, и это согревало сердце даже в постепенно разбушевавшуюся метель.
        Полгода тянулись мучительно долго. Зима оказалась на редкость злой, морозной и беспощадной. Перевалы замело, поэтому на долгие три месяца мы оказались заперты в крепости, не имея возможности выбраться наружу. Затем распогодилось, и с первым же обозом я отправился в город, чтобы повидаться с Имианой. Я провел у нее всю ночь, а наутро, нетвердой походкой вернулся в трактир, где ждали Заф и сэр Матиас, один из сильнейших наставников.
        Едва мы вернулись в Эль-Тору, как снова разыгралась вьюга, стихшая только пару недель назад.
        Первая стадия моего обучения близилась к концу, как поведал сэр Лодвейн. Наставник старался казаться серьезным, но насмешливые искорки в уголках глаз выдавали его довольство. Впереди была практика, которая покажет, кто из учеников достоин ступить на путь Мастерства. Не сдавшие экзамен так и останутся всего лишь учениками, получат ранг младшего мечника и смогут вступить в ряды доблестной армии Его Величества. Однако прошедшие испытание будут допущены к более глубокому обучению мастерству меча. И только после еще полутора лет смогут считаться мастерами.
        Заф сильно трусил перед предстоящим экзаменом, боялся оступиться и не получить ранг. Мне же было, по сути, все равно. Меч уже давно стал лучшим другом, с которым мы понимали друг друга с одного движения.
        Настал судьбоносный день. Мы поднялись за час до рассвета и, наскоро умывшись, отправились на разминку. Есть перед экзаменом не позволялось, якобы сытость уменьшает скорость реакции. В целом я был согласен с этим утверждением, после еды всегда клонит в сон и без наставника, заставляющего заниматься с оружием до изнеможения, мало кто добровольно отправился бы на площадку.
        Хорошенько размявшись, я расположился на краю плаца, привалившись спиной к дереву. Рядом устало плюхнулся Заф. Вчера мы отрабатывали новую связку ударов, поэтому сегодня оба находились не в лучшей форме.
        - Будет тяжело, - задумчиво протянул приятель. Я пожал плечами.
        - Неважно. От этого зависит, каким Путем ты пойдешь дальше. Стоит постараться, как думаешь?
        Заф фыркнул.
        - Когда ты так говоришь, я невольно представляю вместо тебя мастера Эйнарта, у него такие же занудливые речи.
        Мы рассмеялись. Мастер Эйнарт был старейшим преподавателем в крепости. Он также являлся хранителем библиотеки, которая занимала один из нижних этажей. Старик частенько любит поучать младших, рассказывая весьма интересные истории из своей жизни. Мне удалось подружиться с ним, ведь я всегда любил книги. Взамен мастер позволил приходить в библиотеку в любое время.
        - Мне еще далеко до его острого ума, - улыбнулся я. - По меньшей мере, десяток лет.
        - Ты слишком низко себя ценишь, Аль, - насмешливый взгляд Зафа вдруг превратился в абсолютно серьезный. - Хоть раз взгляни правде в глаза - ты уже давно перерос всех учеников. Никто и нас не может быть тебе равным противником.
        - Разве? - лениво удивился я. - Мне казалось, что многие могли бы с легкостью одолеть нас обоих. Скажешь нет?
        Заф насупился.
        - Ты не прав. Наставники давно поговаривают о твоем таланте. Тебе стоит почаще смотреть по сторонам.
        - Я не так уж и одарен, - вздохнул, почесав нос. - Просто хочу побыстрее закончить обучение.
        - Есть причина?
        - И не одна. Я должен вернуться в Гильдию. Круг будет недоволен, если их не поприветствуешь, как должно.
        Заф единственный из всех, не считая сэра Лодвейна, кто был в курсе моего прошлого.
        - Это точно. Я уверен, что скоро ты станешь лучшим Мастером! - улыбнулся приятель. Я благодарно кивнул. Порой Заф казался мне младшим братом, который преданно верит в силу старшего и превозносит его над остальными. Впрочем, это не мешало ему время от времени одаривать меня синяками и ссадинами.
        Наставники вышли в центр площадки и привлекли всеобщее внимание. Ученики затихли, напряженно ожидая слов старших.
        Сэр Лодвейн откашлялся и шагнул вперед.
        - Итак, юные мечники, экзамен на первую ступень мастерства объявляется открытым!
        Парни возбужденно закричали, приветствуя начало переломного этапа в нашей жизни.
        Наставник неожиданно поймал меня взглядом и ободряюще улыбнулся.
        - Вашей задачей будет выстоять против мастера три минуты. Как только оружие одного из противников окажется на земле, он считается проигравшим. Первым на сдачу экзамена приглашается…Альберт ар-Нисо. Экзаменатор - сэр Матиас Лодви.
        Я? Первый? Странно. Почему наставник решил вызвать меня первым? К тому же поставил противником сэра Матиаса. Старик весьма силен, но, что гораздо важнее - я ни разу не видел его в деле, только слышал разговоры о мастерстве добродушного мечника.
        Насчет приставки к имени…так меня назвал сэр Дитрих. Якобы это родовое имя Дарза - старого мечника, встреченного мной в Суо. Не думаю что он обрадовался бы, узнав о том, что я ношу его имя, но и против бы не был. Мы тепло расстались с ним тогда. Я обязательно должен навестить старика!
        Выйдя в центр площадки, я потянул двуручник из ножен за спиной. Сэр Матиас напротив предпочел два острых клинка. Ударил гонг, и в ту же секунду мастер сорвался с места. Он стрелой пролетел разделявшее нас расстояние и стремительными ударами насел на меня.
        Отбив один выпад, я зарычал и с трудом уклонился от второго. Готов поклясться, на губах наставника мелькнула довольная улыбка. А затем его удары слились в один, мелькая с невероятной быстротой.
        Чудо, но я мог их парировать. С трудом, но отбивал или отклонял все выпады, впрочем, не имея возможности ударить в ответ. Не думал, что способен выдерживать такую скорость. Наконец, подгадав момент, оттолкнул мастера от себя, заставив разорвать дистанцию между нами. Длинный взмах моего клинка - и мастер пятится, дабы не попасть под серьезный удар. Я же машу двуручным мечом с непонятной даже для самого себя легкостью. Неужели и впрямь стал сильнее?
        Не стоило об этом думать. Ощутив мое замешательство, сэр Матиас скользнул вперед, ловко уклонился от выпада, и острая сталь клинка пронзила мое плечо.
        Пальца сами по себе разжались, выпуская рукоять меча. Время вокруг замерло, будто я угодил в кисель. Я с ужасом следил за тем, как клинок приближается к земле. Моя правая рука больше не может держать оружие. Но кто сказал, что я не могу ударить левой?
        Наклон, пальцы сжимаются на рукояти, резкий разворот - острый выпад. Наставник шипит от боли, а струйка крови стекает по его раненому боку.
        Я разорвал дистанцию, уйдя в оборону. Вовремя - спустя миг сэр Матиас разозлился и град ударов заставил меня медленно отступить. С трудом отклоняя вездесущие уколы двух клинков, я молился Дису, чтобы время бежало чуть быстрее. Нужно продержаться еще немного, еще совсем чуть-чуть…
        Острый укол в бок, затем болью взрывается левая нога. С трудом остаюсь стоять, но чувствую, что мышцы напряжены до предела. Еще немного - и рухну на землю, потеряв сознание.
        «Держись!», - крикнул самому себе. Если ты сдашься сейчас, разве это будет не трусость? Разве сможешь тогда звать себя Мастером?
        Скрипя зубами, ощущая на губах кровь, я сдерживал натиск ударов. Однако внезапный пинок под колено заставил пошатнуться. Хлесткий удар клинка лишил меня равновесия и опустил на одно колено. Все еще могу держать двуручник, но уже с трудом. Пальцы дрожат, усилием воли удерживая рукоять меча. Однако лезвие чужого уже несется ко мне, еще миг - и ужалит.
        Спасительный удар гонга обрывает бой. Сэр Матиас довольно улыбается напротив. Я вонзаю меч в землю, поднимаюсь сам, едва держась на ногах.
        - Бой…засчитан! - произносит сэр Лодвейн, и на его губах играет улыбка мастера, довольного своим учеником.
        - Ты хорошо держался, Альберт, - похвалил сэр Матиас, помогая мне добраться до дерева, где я и опустился на землю. Бережно прислонив клинок к стволу, устало утер пот со лба. Благодарно кивнул наставнику.
        - Спасибо, сэр Матиас. Вы заставили меня изрядно попотеть.
        Он рассмеялся, довольный похвалой. Сейчас я точно мог сказать, что ему намного больше пятидесяти. Уже старик, но еще полон сил. Удивительный мечник.
        - Рад приветствовать тебя в рядах мастеров, мальчик.
        - Еще нет, - я поморщился от боли в ранах. Сэр Матиас пожал плечами.
        - Тебе осталось совсем немного. Признаться, я был удивлен твоей силой и ловкостью. Лодвейн ничуть не преувеличивал, когда хвалил тебя. Мой ученик все же неплохо поработал.
        - Мастер Лодвейн…ваш ученик? - изумленно пробормотал я. Наставник кивнул.
        - Это было давно. Он был лучшим из всех. И самым амбициозным. Уже после, когда огонь в его глазах потускнел, он перестал любить свое дело. Мне было больно смотреть, как страдает этот талантливый юноша. Но когда он повстречал тебя…кажется, ты смог изменить его. Спасибо за это, Альберт.
        Я лишь молча поднялся и поклонился старику. На это меня сподвигла лишь одна его фраза. Он назвал сэра Лодвейна юношей…это значит, что старому мечнику гораздо больше лет чем моему учителю. Удивительно, как он может в таком возрасте так ловко орудовать мечом?
        Сэр Матиас ушел, а я отправился к лекарю, дабы перевязать раны.
        Нашего лекаря звали Айнарис, ему было немногим больше лет, чем мне. Он совсем недавно закончил обучение в академии и решил посвятить свою жизнь помощи мечникам Эль-Торы. Или же ему просто нравилось тут работать.
        Недовольно покачав головой при виде моих ран, Айнарис все же щедро смазал их своей пахучей мазью, а затем ловко забинтовал, скрыв от посторонних глаз. Поблагодарив лекаря, я побрел обратно на тренировочную площадку.
        И вовремя: там как раз сражались Заф и сэр Лодвейн. Мой друг отступал под мощным натиском наставника, орудовавшего одноручным, но весьма увесистым мечом. Сам Заф предпочел более узкий клинок, и гораздо длиннее. Что, впрочем, не облегчало ему жизнь. Сэр Лодвейн с легкостью оттеснял Зафа к краю арены. Но вот парень сумел уклониться, а затем ловким выпадом заставил мастера отступить.
        То, что произошло дальше, привело меня в дрожь. Заф как-то странно крутанулся, шагнул вперед и мощным выпадом пронзил плечо наставника. Сэр Лодвейн покачнулся, но выстоял, однако на его лице проступило искреннее недоумение. Он никогда не учил Зафа такому. Откуда тот узнал столь странный прием?
        Удивление на лице мастера сменилось яростью. Мощный град ударов сломил защиту Зафа, а затем сильнейший выпад вырвал клинок из его руки. Сам парень рухнул на колени, крича от боли и зажимая обрубок кисти.
        Сэр Лодвейн стоял над ним, и я видел в его глазах боль и жалость. Он действительно любил своего ученика.
        - Ты преступил законы нашего братства, - произнес он с горечью. - Ты втайне изучал запрещенное боевое искусство! Этим ты покрыл позором себя и своего наставника.
        Он покачнулся, и стало видно, что поступок Зафа ранил учителя гораздо глубже, чем он показывал.
        - С сегодняшнего дня ты не имеешь права изучать мастерство меча, ни одна школа не возьмет тебя учеником, к тому же я лишил тебя кисти, дабы ты помнил до конца дней своих о позорном поступке. Ты мог бы победить и так, но возгордился, посчитал себя выше остальных, прибегнул к запрещенному и…проиграл. Убирайся прочь!
        По щекам Зафа катились слезы, я почти физически ощущал его боль и раскаяние. И не выдержал.
        Растолкав собравшихся, подбежал к другу. Коснувшись его плеча, крепко сжал, а затем повернулся к мастеру.
        - Тот, кто лишает раскаявшегося второго шанса, недостоин зваться мастером!
        В глазах Лодвейна заплясало удивление, сменившееся пониманием и болью. Ученики зашумели, осуждая мои слова.
        - Настоящий Мастер никогда не станет подвергать ученика изгнанию. Каждый достоин шанса на прощение. Быть может, и ему стоит позволить остаться?
        Лодвейн покачал головой.
        - Нет, Альберт. Он нарушил законы Эль-Торы и будет изгнан.
        - Это решение наставника, но не Мастера, - произнес я, задувая внутри себя пожар ярости и злости. Разум очистился от лишних мыслей, а сердце вдруг стало колючим куском льда. - Мастер обязан прежде всего использовать все пути. Изгнание - крайний метод, доступный любому деспоту! Но сможешь ли ты простить? В первую очередь - самого себя, за этот жестокий шаг?
        Воцарилась мертвая тишина. Я видел боль в глазах наставника, знал к чему она приведет. Простите, учитель, мы больше не сможем следовать одному пути…
        В следующее мгновение Лодвейн сделал то, чего я от него не ожидал. Он опустился на колени и склонил голову.
        - Тогда, - его голос был хриплым от слез, но разносился во все уголки двора. - Извольте назначить наказание для меня, Мастер.
        Он не поднял головы, но я ощутил его эмоции, который заставили меня замереть от ужаса. Сэр Лодвейн подчинился мне. Принял меня Мастером. Почему? Из-за поспешно сказанных слов? Какой Харак дернул меня за язык? Как же быть?
        Отступать поздно, поэтому и шумно вздыхаю и говорю:
        - Наказание каждый назначает себе сам. Мастер не вправе этого делать, вам ли не знать, сэр Лодвейн. Но не каждый сможет это сделать, открыть душу перед самим собой и задать главный вопрос.
        - Какой же? - прошептал он, наконец, взглянув на меня. Глаза Лодвейна были полны сожаления и раскаяния.
        - Кто виновен. Легко повесить вину за проступок на того, кто его совершил. Но порой за жестокостью кроется воздействие извне. А значит, он не виноват в совершенном. Вы в самом деле полагаете, что Зафайн смог бы лично изучить запрещенное искусство? Нет, его кто-то обучил. Вы же следовали поспешным выводам, тому, что лежит на поверхности. Вам обоим следует поразмыслить над своими ошибками. И уже потом ответить на этот вопрос.
        В глазах Лодвейна мелькнула благодарность, а тишина вокруг сменилась шквалом аплодисментов. Словно пробудившись от состояния оцепенения, я обвел взглядом собравшихся. На их лицах явственно читалось потрясение, вкупе с восхищением и довольством справедливым решением.
        Заф покачнулся и упал на землю, потеряв сознание. И все сразу пришли в движение. Я подхватил друга на руки и, не обращая внимания на раны, понес в лазарет. Позади слышался гул голосов, наставники пытались навести порядок, но тщетно.
        Не знаю, откуда вдруг во мне взялись эти слова, но своей речью, заставившей склониться сэра Лодвейна, я наверняка зародил в учениках семена сомнения.
        И даже думать не хотелось, к чему это все приведет.
        Глава 11
        Однажды, когда бушевала свирепая буря, Великий Мудрец пришел к королю. Он просил его о помощи, предлагая несметные богатства. Король выслушал Мудреца, а затем обвел рукой, позволяя взглянуть на сверкающую золотом обстановку тронного зала.
        - У меня есть все, что можно желать, Великий, - сказал он Мудрецу. - Рядом со мной любимая женщина, а плод нашей любви растет с каждым днем.
        Он указал на сына, мальчика шести лет. Седой Мудрец покивал головой и, сверкнув глазами, промолвил:
        - Тогда почему твои губы кривятся в омерзении, а уголках глаз залегли мрачные тени? Почему же твои мышцы покрылись жиром, а могучий торс заплыл ленью? Что стало с тем великим королем, о чьей воинской славе ходили легенды? Неужели ты не хочешь вернуть те времена?
        Король промолчал. Мудрец ушел, так и не добившись ответа. На следующее утро замок был разрушен войсками неприятеля, однако поговаривают, будто старый король сражался со свирепостью льва и рвал врагов в клочья, словно дракон. В конце концов, он погиб, но погиб как воин, с мечом в руке, лишь на пороге смерти познав свои ошибки и мудрость, которую предлагал ему старец.
        Эту историю поведал мне Мастер Доминик, лет десять назад, когда у меня начали неплохо получаться упражнения с мечом и я стал задирать сверстников. Он пришел ко мне в комнату поздно вечером и, устало поглядев на непутевого ученика, тихим голосом рассказал легенду о Великом Мудреце. Затем Мастер лишь молча кивнул и ушел, оставив меня наедине с мыслями. Больше с тех пор я на рожон не лез, но все равно находились личности, которым мое присутствие досаждало. Драться приходилось часто.
        Впрочем, из этой истории я извлек весьма полезный урок. Не стоит лениться - это раз. Никогда не пытайся отказаться от своей судьбы - это два. Второе, пожалуй, гораздо болезненнее для многих, в том числе и для меня. Слово «долг» …какое жесткое и неприятное! Стоит лишь произнести, как ощущаешь множество уколов на языке и горечь во рту. Было время, когда фраза, что я что-то кому-то должен сделать, приводила в бешенство. Однако позже я успокоился и принял свою судьбу, которая, как мне думалось, заключалась в службе Гильдии. Однако изгнание сильно повлияло на мой характер и взгляды на окружающих. Теперь я не доверял никому и старался разглядеть в человеке истинную сущность. Да и побывав в гостях в Господина, невольно проникся тем, с какой легкостью вышестоящие могут забрать твою жизнь и сделать с ней все, что пожелается. Неужели так будет всегда? Возможно. С этим вряд ли можно что-либо поделать. Остается лишь терпеть, стиснув зубы, и кланяться, когда так хочется врезать кулаком в надменное лицо.
        Сдав бессознательного Зафа на руки лекарю, я шумно выдохнул и вышел наружу. Поднялся пронизывающий ветер, раны пульсировали болью. День выдался на редкость тяжелым. Взглянув в сторону тренировочной площадки, заметил, что ученики начали расходиться. Похоже, наставники решили перенести оставшиеся бои на другой день. Разумно.
        Какой Харак дернул меня поучать сэра Лодвейна? Возомнил себя самым умным? Решил, что можешь сравняться по мудрости с Мастерами? Как бы не так! Ты всего лишь глупый наивный мальчишка!
        Который, тем не менее, заставил своего учителя склониться. Сердце сжалось от боли и злости на самого себя. Как теперь взглянуть в глаза Лодвейну? Мастер наверняка возненавидит меня после случившегося. Сочтет излишне дерзким и недостойным ранга мечника. Как же быть? Уйти самому, чтобы не позорить учителя? Или же дождаться встречи с ним. Но зачем? Я и так знаю все, что скажет мечник. И мне очень не хочется слышать этих слов.
        Сердце со скрипом билось в груди, щемящей болью ударяя по ребрам. Проклятье, как же стыдно!
        Зачерпнув пригоршню снега, растер лицо, заставив табун мурашек пройтись по всему телу. Стало гораздо холоднее, но боль утихла, хотя бы временно.
        С трудом передвигая ноги, направился в казарму. Невыносимо хотелось спать, усталость навалилась на плечи гигантским булыжником, давила к земле. Глаза закрывались сами собой, казалось, еще шаг - и рухну в снег, навеки забывшись мертвым сном. Что же так сильно меня вымотало? Схватка с сэром Матиасом? Или же жестокая речь в адрес наставника? Не знаю. Ясно одно: прежним после случившегося мне не быть. Утром проснется совершенно другой Альберт, отринувший прошлое, оборвавший все нити. Почему так? Просто чувствую это.
        Наставник стоял у крыльца, на плечах уже намело небольшие сугробы. А я и не заметил, как пошел снег.
        Остановившись напротив сэра Лодвейна, несмело поднял глаза. Мастер…улыбался. Это настолько сбило меня с толку, что несколько минут не мог промолвить ни слова.
        - Почему? - наконец, с трудом справившись с собой, задал вопрос. Он понял.
        - Это было еще одно испытание, последнее. Прости, но я должен был знать, что ты действительно достоин стать Мастером. Помнишь последнюю заповедь Мастерства?
        Я ощутил, как промерзшие мысли с трудом ворочаются в голове.
        - Мастер обязан жить не для себя, но для жаждущих помощи? - спросил наугад. Я помнил все заповеди, но сейчас разум категорически отказывался что-либо соображать. Лодвейн кивнул.
        - Да. Обычно такому испытанию подвергаются уже ступившие на порог постижения мастерства. Я догадывался, что ты стал гораздо сильнее в последнее время, но не думал, что настолько. Тебе удалось удивить меня, Альберт. Даже более того, ты поразил сэра Матиаса своей речью. А этого старика трудно заставить даже засмеяться.
        - Вот как? - мне удалось взять себя в руки. - Но для чего вы испытывали меня? С какой целью?
        Сэр Лодвейн улыбнулся. И я вдруг осознал, что его ответ мне совершенно не понравится.
        - Чтобы вручить тебе этот знак, конечно же! - он подмигнул и с хитрой улыбкой полез за пазуху. Затем извлек на свет небольшой, всего с большой палец величиной, медальон на серебряной цепочке. Изображение меча в окружении побегов плюща. Знак Мастера.
        Сэр Лодвейн шагнул вперед и торжественно протянул мне медальон. Я не отреагировал. Брови наставника поползли вверх, глаза удивленно округлились.
        - Разве ты не собирался стать Мастером меча? - спросил он. Я кивнул, сам не понимая, чего боюсь. Тогда Лодвейн взял мою руку и, разжав пальцы, вложил медальон в ладонь. Холодный металл оказался на удивление тяжелым. Он одновременно обжигал и охлаждал кожу. Странное чувство.
        - Разве я заслужил честь носить его? - тусклым голосом произнес я. Крепкая ладонь мастера сжала мое плечо. Понимающие и мудрые глаза напротив излучали гордость и одобрение.
        - Если кто и заслужил, так это ты, Альберт. Только тот, кто, под страхом оказаться изгнанным заступился за несправедливо обвиненного, может считаться Мастером. Пусть даже и мастером меча.
        - Мне ведь еще далеко до истинного Мастерства, - пробормотал я. - К тому же…что будет с Зафом? Он ведь прошел испытание, верно? Он хорошо сражался, в этом нет сомнений.
        - Ты прав, - кивнул Лодвейн. - Но прежде чем он получит свой знак, нам придется разобраться с его знаниями. Где он мог изучить запрещенное искусство? Кто за всем этим стоит? Пока это не выяснится, ни один ученик не покинет пределы крепости.
        - Вы отрубили ему руку, - бесцветным голосом произнес я. Сэр Лодвейн вздрогнул и опустил голову.
        - И я действительно сожалею об этом, - его слова сочились горечью. - Я поступил поспешно и необдуманно. Ты был прав, там, на арене. Я подвел своего ученика.
        Я ощутил его боль, более сильную, нежели моя собственная. Мастер действительно искренне переживал за Зафа. Но корить себя - неверная стратегия.
        - Винить стоит не вас, а того, кто научил Зафайна. Кто бы это ни был, он заплатит за свой поступок.
        - В этом я могу поклясться тебе, - Лодвейн вновь взглянул на меня, и в его глазах плескалась ярость. Я вздохнул и, отвернувшись, взглянул на затянутое тучами небо. Метель разыгралась не на шутку. Похоже, путь из Эль-Торы снова закрыт на какое-то время. Но я все же должен…
        - Теперь ты уйдешь? - вопрос наставника не стал неожиданностью.
        - Вы знаете правила. Мне придется это сделать, вне зависимости от моего желания, - пожал плечами я. Лодвейн хмыкнул.
        - Ты слишком легко принимаешь чужие правила и законы, Альберт. Быть может, хоть иногда стоит выступить против?
        - Зачем? Правила написаны, чтобы их выполнять, разве нет? Если мы отбросим прочь законы, что тогда с нами будет? Превратимся в кровожадную и беспощадную толпу? Это не то, чего я хочу.
        - Возможно. Но есть ведь страны, где люди живут, не подчиняясь никаким правилам. И живут весьма неплохо.
        - Если такие страны и есть, то очень далеко отсюда. Там, за гранью мира…
        Я скривил губы в усмешке и прикрыл глаза. Что-то происходило со мной, что-то глубоко внутри стремилось выбраться наружу. Всеми силами я сдерживал его натиск, но так будет продолжаться недолго. Однажды он победит…и, боюсь, я буду даже рад этому.
        - Мне пора, - произнес я, повернувшись к наставнику. Лодвейн покачал головой.
        - Куда ты пойдешь, в такую-то вьюгу?
        - Для начала - навещу Имиану. А потом…думаю, стоит проведать старика.
        Глаза мечника задорно блеснули.
        - Дарза? Ха, старый хрыч небось уже давно ждет! Скажи ему, что я все еще должен кружку эля.
        - Я угощу его за вас, - улыбнулся, ощутив, как сердце, наконец, бьется ровно.
        Лодвейн кивнул. Затем зашагал в сторону конюшен, махнув мне рукой. Ничего не оставалось, кроме как последовать за теперь уже бывшим наставником.
        Вьюга была оседлана, сумки с припасами приторочены к седлу. Похоже, Лодвейн заранее угадал исход нашей беседы.
        - Вы так стремитесь поскорее от меня избавиться? - шутливо спросил я. Сэр Лодвейн внезапно погрустнел и покачал головой.
        - Нет, Альберт. Ты, наверное, лучший мой ученик за последний десяток лет. Я рад, что довелось работать с тобой. И я верю, что ты вернешься сюда истинным Мастером. Ты ведь отправишься в Гильдию, так?
        - Возможно. Еще не решил.
        - Будь осторожен с Кругом. Они никого не принимают просто так, поэтому следуй своему сердцу. Впрочем, думаю, Доминик позаботится о тебе.
        - Я и сам способен за себя постоять, - улыбнулся я. Лодвейн рассмеялся и потрепал меня по голове.
        - Это правда. Неужели всего год прошел? Даже меньше, а все мы так изменились…
        Я кивнул. Затем вскочил в седло и крепко сжал поводья. Вьюга нетерпеливо всхрапнула, стремясь выбраться на волю. Потерпи, милая. Еще немного.
        - Спасибо вам за все, мастер. Не представляю, кем бы я стал, если бы не вы, - поблагодарил я Лодвейна. Он лишь молча отмахнулся. На секунду мы замерли, глядя друг на друга в немом обещании встретиться вновь, уже как два мечника, а затем я тронул поводья и радостная Вьюга рванула за ворота крепости.
        Ветер едва не срывал капюшон плаща, пытался забраться за пазуху, но мне было все равно. Обучение завершилось, пусть довольно внезапно, но я стал мечником! Более того, мастером меча. Теперь, по правилам Эль-Торы, я должен на протяжении трех лет оттачивать свое мастерство, помогая нуждающимся и защищая невинных.
        Это будет долгий путь. И весьма трудный. Не уверен, что у меня все получится, но не могу подвести Лодвейна. Мой наставник, затем друг - он дал мне все, и даже больше. И теперь мой клинок послужит на благо королевства.
        Спустя месяц пути я вновь оказался в Суо. Пришлось сделать круг, навестив Лисью Нору и погостив у Имианы несколько дней. Девушка поведала мне, что отец собирается забрать ее в столицу, так что, возможно, в следующий раз мы встретимся там.
        Порт ничуть не изменился. Все такой же шумный, оживленный город, наполненный запахами моря и соленой рыбы. В этих краях весна уже вступила в свои права, так что мне пришлось сменить теплый плащ на куртку. И все же, нет-нет, а погода портилась, солнечный день сменялся бесконечными ливнями.
        По пути я повстречал множество путешественников, некоторым из них пригодился мой клинок, в качестве защиты до ближайшего города. Многие щедро платили, но большинство, насмехаясь над моим возрастом, отсыпали лишь горсть медяков. Я молчал, не желая вступать в спор. Мечник должен служить на благо народа, а не цепляться по пустякам. Но внутри меня всякий раз разгорался небольшой пожар, иногда хотелось буквально раздавить жадных торговцев, которые столь неблагодарно отнеслись к искренней помощи.
        В этот раз причал пустовал. Старых моряков не было видно. Я уже давно понял, что они оба не люди, но все же было бы приятно повидаться. Как-никак, именно эти старики указали мне Путь.
        Заглянув в памятную харчевню, где я впервые стал мужчиной, с улыбкой увидел Гринду. Служанка похорошела, постройнела и привлекала еще большее количество взглядов. Я шагнул вперед как раз в тот момент, когда девушка пробегала мимо. Наткнувшись на меня, она ойкнула, отшатнулась, подняла глаза. Замерла на месте, удивленная.
        - Это…ты?
        Я лишь улыбнулся. Приятно, что она запомнила невинного мальчишку, с которым провела несколько часов в комнате наверху.
        Впрочем, поговорить нам удалось не более пятнадцати минут, а затем, чмокнув меня в щеку на прощание, Гринда упорхнула на кухню. Мы оба не обмолвились о прошлом ни словом.
        Выйдя на улицу, я вдохнул полной грудью свежий воздух и ощутил нечто вроде счастья. Приятно встретить старого знакомого, с которым, пусть и виделся всего один или два раза, но рад был пообщаться.
        Дом Дарза ничуть не изменился. Фасад еще больше потускнел, краска почти вся облезла. Вывеска покачивалась на одной петле, изображение рыцаря едва можно было различить. Нехорошее предчувствие кольнуло сердце.
        Толкнув дверь, прошел внутрь. Полки были пусты, ни оружия, ничего. Только пыль.
        - Кого там еще принесла нелегкая? - раздался до боли знакомый ворчливый голос. Раздались шаркающие шаги и из каморки вышел Дарз.
        Старик сгорбился, некогда широкие плечи увяли, ярко-зеленые глаза потускнели, а волосы стали абсолютно седыми. Теперь передо мной был не воин, а всего лишь старик, которого не пощадила жизнь.
        Увидев меня, он сжал губы, а затем процедил:
        - Чего тебе, мальчик? Не видишь, лавка закрыта!
        Он не узнал меня. Осознание этой мысли болью кольнуло сердце. Наверное, что-то отразилось у меня во взгляде, потому что старик сдвинул брови и произнес:
        - Какие-то проблемы? Если так и будешь молчать, то убирайся прочь, здесь не приют милосердия.
        - Отец, - разлепив, наконец, пересохшие губы, прошептал я. Он услышал. Глаза округлились в удивлении, губы затряслись. Дарз покачнулся, но устоял, опершись о стену.
        - Мальчик…
        Ему пришлось продать все, чтобы покрыть долги. Вот уже более полугода лавка пустовала, а сам старик подрабатывал грузчиком в порту. Мне было больно видеть, каким стал некогда благородный воин.
        - Ты возмужал. Изменился не только внешне, - улыбнувшись, заметил он. Мы сидели за столом в маленькой комнатушке по соседству с торговым залом, и пили чай. Здесь же, в углу, валялся потрепанный матрас, истончившийся от времени. Старик стыдливо накрыл его покрывалом, когда я вошел.
        - Мне пришлось. Тренировки в Эль-Торе были действительно суровыми, как ты и говорил. Но сэр Лодвейн - хороший наставник.
        - Лодвейн, - пробормотал Дарз. - Я помню его. Когда-то мы были друзьями. Я, Дитрих и Лодвейн. Боги, как же давно это было…
        - Они все еще помнят и уважают тебя, - улыбнулся я. Надеюсь, моя улыбка не выглядела гримасой, потому что говорить было поистине больно. Дикая, грызущая боль скреблась внутри, царапала сердце. Старик, что с тобой стало?! Неужели ты сломился, не выдержал ударов Судьбы?
        - Я этого не заслуживаю, - вздохнул Дарз. - Посмотри, в кого я превратился сейчас. Мое сердце работает на последнем издыхании, мое тело рассыпается на части. Я скоро умру, Альберт.
        - Не говори так! - воскликнул я. - Ты не можешь умереть! Не можешь. Мы ведь должны с тобой так много обсудить…
        Я задохнулся от боли. Слезы просились наружу, но плакать я не мог. Только хрипеть. Старик положил ладонь на мое плечо. Его рука оказалась неожиданно теплой. Тепло проникало в меня, согревая лучше самой плотной одежды и самого горячего чая. Я взглянул в его глаза, теплые, по-отечески добрые и всё понимающие.
        - Прости меня, сынок. Я был плохим отцом, пусть и названным. Я даже никогда не называл тебя сыном…
        - Мне плевать. Ты направил меня, помог найти свой Путь. Выполнил главное предназначение. За это мне никогда перед тобой не расплатиться, отец.
        По его щекам покатились слезы. Старик улыбался, глядя на меня. Затем его рука коснулась моей груди, напротив сердца.
        - Береги то, что находится здесь, мальчик. У тебя большое сердце, но не позволяй злости затмить доброту. Будь сильным. Этот мир и так полон грязи, которую тебе еще предстоит увидеть. Мне жаль, что я не могу больше ничем помочь тебе, но ты и впрямь стал Мастером. Пусть еще только начал свой Путь, но я верю, что однажды он приведет тебя наверх.
        Я молча сжал его в объятиях. И лишь спустя какое-то время ощутил, что не слышу дыхания старика. Осторожно положив его на матрас, проверил пульс.
        Дарз умер.
        Я сидел несколько часов, глядя перед собой, прежде чем решился что-либо сделать. Поднявшись на ноги, отыскал лопату в груде инструментов в чулане и направился в сад. Вырыл большую яму, а затем, давясь слезами, опустил туда тело названного отца. На лице Дарза застыло выражение покоя и безмятежности. Перед смертью он, наконец, стал цельным, обрел умиротворение.
        Сверху на насыпь я вонзил единственный оставшийся меч - широкий одноручник, с крепкой рукоятью и сверкающим лезвием. Нашел его на полу каморки, рядом лежал точильный камень. Похоже, в свободное время, старик натачивал лезвие. Даже на пороге смерти он сумел остаться гордым мечником.
        Последующие несколько дней я вычищал дом, а затем обставил его, выбросив стеллажи и прилавок, заменив их уютной мебелью. На полу появился теплый ковер, вдоль стен книжный шкафы, пока пустующие, но все же. Некогда заложенный кирпичами камин пришлось вернуть в исходное состояние, чтобы его можно было использовать. В городском совете пришлось заверить документы, по которым дом и сад принадлежали теперь мне. Я не хотел, чтобы последнее пристанище Дарза попало в чужие руки. В каморке нанятые мною плотники вырубили окно, а каменщик заложил печь. Кухня вышла небольшой, но пригодной для готовки.
        Несколько дней я пожил в обновленном доме, а затем, попросив брата Гринды, служившего в городской страже, приглядывать за домом в мое отсутствие, и оставив девушке ключ, направился в столицу.
        Мне больше нечего было делать в Суо.
        Теперь я понял, каково это - терять близких. Своих родителей я не помнил, поэтому не слишком переживал по поводу их отсутствия. Однако Дарз, пусть мы были знакомы всего несколько дней, сумел стать родным и близким человеком. И тем больнее было осознавать, что старика больше нет.
        Оказавшись в предместьях Драхмы, заехал в памятную деревушку. Ее жители радостно приветствовали меня, а староста Мад сразу же пригласил в свой дом - отобедать вместе. Его дочь Тами вышла замуж и теперь жила с мужем в соседней деревне. Скоро в их семействе ожидалось пополнение, так что будущий дед был в приподнятом настроении.
        Он отметил мою стать и внутреннюю силу, сказав, что «благородный юноша превратился в не менее благородного мужа», на что я лишь тихонько посмеялся. Мне не казалось, будто я сильно изменился. Возможно, сказывалась усталость с дороги, но было все равно, что думают окружающие. Пообщавшись с дружелюбным Мадом и переночевав у него, наутро отправился в столицу.
        К вечеру я добрался до Драхмы и, заплатив пошлину, въехал в город. Ступая по улицам, знакомым с детства и вдыхая ароматы свежеиспеченных булочек, доносившиеся от пекарни, ощущал себя разделенным на две части. Одна была рада вернуться сюда, а вот второй было все равно. Собственное равнодушие начинало пугать. Возможно, смерть Дарза так сильно повлияла на меня, быть может, что-то еще.
        Но все это стало неважным, едва я оказался у ворот Гильдии. Кованная ограда, высотой в полтора человеческих роста, возвышалась передо мной.
        - Вот мы и дома, - прошептал я Вьюге. Лошадь тряхнула гривой, довольно заржала. На шум вышел привратник.
        - Кто таков? По какому делу?
        - По какому делу? Передайте Мастеру Доминику, что Альберт Ар-Нисо, Мастер меча явился, - внезапно обретя спокойствие, приказал я. Слуга пожал плечами и зашаркал прочь.
        Я же задрал голову, осматривая старое здание. Это, наконец, случилось. Я вернулся. Будут ли мне здесь рады? Посмотрим.
        Но в одном уверен точно: уйдя отсюда мальчишкой, я вернулся мужчиной. И теперь никто не станет делать скидку на возраст.
        Мастера будут разговаривать со мной, как с равным.
        Глава 12
        Спустя какое-то время раздались шаркающие шаги и привратник вернулся. Он быстро отпер ворота и поклонился.
        - Добро пожаловать в Гильдию, Мастер Альберт! Простите, что не признал сразу.
        - Вам не стоит извиняться за то, в чем нет вашей вины, - улыбнулся я. Затем зашагал по дорожке к зданию.
        - Мастер Доминик ожидает вас у себя в кабинете, - донеслось сзади. Я не ответил.
        Коридоры Гильдии остались все такими же светлыми и просторными, как и крыло преподавателей. Я ощутил, как забилось сердце, чувство чего-то родного охватило мою душу. Быть может, именно так должен выглядеть дом?
        Остановившись перед дверью кабинета, замер. Сердце забилось чаще. Сколько раз я стоял вот так, не решаясь постучать и войти. Мастер Доминик наставлял меня, всегда был добр, давал ценные советы, но я все равно опасался его. Это разумно. Ученик должен бояться наказания за непослушание.
        Я поднял руку, намереваясь постучать, однако из-за двери раздался голос:
        - Входи уже. Долго собираешься там стоять?
        Я смутился, потянул за ручку и зашел в кабинет. Он ничуть не изменился. Простая, но приятная обстановка, настраивающая на рабочий лад: крепкий стол, кресло, небольшой диванчик для посетителей, вдоль стены пара книжных шкафов, на окне расположился горшок с геранью. Мастер любил цветы.
        Сам Доминик расположился за столом, сложив руки на груди и лукаво поглядывая на меня. Он даже не постарел за тот год, что мы не виделись. Лишь пара новых морщин, залегших в уголках глаз, дала понять, что время не ушло впустую.
        Он поднялся, подошел ко мне. Окинул гордым взглядом отца, приветствующего своего долго отсутствовавшего сына. Затем мы крепко обнялись.
        - Я рад, что ты вернулся, мальчик мой, - мягко произнес Мастер. - Вижу, ты весьма возмужал. Мастер меча, да? Похоже, путешествие прошло успешно.
        - Не совсем, - грустно улыбнулся я. - У меня не выходит превратиться. И это разбивает мне сердце.
        Мой наставник вздохнул и вернулся к столу. Устроившись в кресле, он снова взглянул на меня. Я сел на диванчик, устало прислонившись к стене.
        - Жизнь не всегда подстилает нам под ноги ровную и прямую тропу, Альберт. Порой, чтобы чего-то достичь, нужно чем-то пожертвовать. Думаю, ты уже прекрасно это понял.
        Я кивнул.
        - Значит, мне никогда не удастся взлететь?
        Мастер покачал головой.
        - Я этого не говорил. Сказать по правде, драконы, подобные тебе, крайне редко посещают наш мир. Они не умеют летать, но могут слушать и слышать. Все остальные пути открыты для тебя. Можешь стать кем угодно, впереди у тебя долгая жизнь.
        - Мне не нужны все пути, учитель. Лишь один, - прошептал я. Он понимающе кивнул.
        - Это сложно. Но если иного выхода нет, то попробуй следовать своим путем. Создай тропу сам. Возможно, тебе удастся то, что не получилось у остальных.
        - И откуда же мне начать поиски?
        - Сердце само подскажет тебе, - улыбнулся Мастер. - Ну, хватит этих печальных разговоров, расскажи лучше о том, где ты побывал.
        Мой рассказ занял довольно много времени. Услышав о смерти Дарза, Мастер опечалился.
        - Он был отличным воином и мудрым наставником. Одно время Дарз преподавал фехтование в Гильдии, ты тогда был слишком мал, чтобы помнить. Потом он ушел, но я больше не встречал столь интересного человека. Как его названный сын, прими мои искренние соболезнования. Он ушел, но оставил память о себе. Он подарил тебе родовое имя.
        - Имя? - удивился я.
        - Ар-Нисо. Один из древнейших родов Гвары, издавна состоявший на службе у Его Величества. Когда-то это был богатейший и процветающий клан, но пришел в упадок более ста лет назад. Впрочем, полагаю, в столице еще остались представители рода. Думаю, они будут не слишком рады тебе, но все же представься своим названным родственникам.
        - Вот как, - задумчиво протянул я. Значит, Дарз был аристократом? Почему же он жил в Суо, в бедности, хотя мог попросить родных о помощи. Если те обосновались здесь, в Драхме, то наверняка обладают определенным состоянием. Или же мой отец рассорился с родными?
        - Что насчет моих настоящих родителей? - неожиданно спросил я. Мастер закашлялся, удивленно взглянул мне в глаза.
        - Почему ты спросил только сейчас? Прошло уже много лет…
        - Потому что раньше это не являлось важным. Сейчас же я хочу знать: кто я и кем были мои родители. Если мой дар унаследован от них, то имена скажут гораздо больше, чем годы поисков.
        Мастер качнул головой.
        - Ты и впрямь вырос, Альберт. Я ошибся, когда сказал, что ты не смыслишь в Мастерстве. Уже тогда ты был на пороге. Оставалось лишь сделать шаг.
        - Я все еще там. И шаг пока не сделан, - улыбнулся я. Доминик рассмеялся.
        - Ты ошибаешься. Кто понимает твою душу лучше меня, мальчик? Я вижу, что ты уже принял свою судьбу, хоть и не смирился с ней. Мне жаль, что такое случилось с тобой, поверь. Быть Мастером - величайшая ответственность. Поэтому я поведаю тебе все, что знаю, о твоих усопших родителях.
        Я благодарно склонил голову.
        - Как ты помнишь, их повесили. Однако я никогда не говорил тебе, по какой причине. Король велел отправить твоих родных на виселицу за государственную измену.
        - Что? - вырвалось у меня. Измена? Но почему? Раз их обвинили в преступлении, почему тогда меня оставили в покое?
        - Твой отец, Карл де Ольван, был повинен в покушении на жизнь Его Величества. Это была запутанная и темная история, что-то, связанное с жертвоприношением. Твой отец был магом, и одним из Круга Мастеров. Сильнейший из всех, кого я знал. Твоя мать не была замешана в этом, но поклялась отомстить, поэтому ее насильно осудили на повешение. Мне с большим трудом удалось убедить короля пощадить тебя. Ты один из немногих выживших де Ольван. Многих убили, кто-то сошел с ума. Насколько я знаю, сейчас род возглавляет твой дядя, Винсент. Я уже назначил вам встречу на завтрашний полдень.
        - Вы знали о том, что я захочу поговорить о родителях? - удивился я. Рассказ о преступлении отца больно ранил, заставил сердце сжаться. Однако то, что мой род жив, вселило надежду.
        - Подозревал. В любом случае, я собирался тебе рассказать эту историю, - мягко улыбнулся Мастер. - Ты уже достаточно взрослый, чтобы принять решение.
        - Какое же? Мстить королю? Думаю, это было бы довольно глупо с моей стороны. Если мой отец совершил преступление, он должен быть наказан, верно? Но я должен узнать, чего он добивался. У него ведь было все. Титул, власть, уважение. Почему он так поступил - и поставил под удар семью?
        - Я не знаю. Мой брат всегда поступал так, как ему вздумается.
        - Ваш брат…выходит, мы с вами родня? - бесцветным голосом произнес я. Столько лет он скрывал это…зачем?
        - Дальние. Моя матушка была троюродной тетей твоего отца. Но мы все же были с ним дружны. Он делился со мной своими мыслями, даже накануне того ужасного события все было спокойно…Не понимаю.
        - Что ж, - я поднялся. - Будем надеяться, дядя Винсент прольет свет на его поступок. К тому же, мне еще нужно встретиться с Ар-Нисо.
        - Не забудь про ее светлость Имиану, - хитро подмигнул Доминик. - Миледи еще вчера прибыла в столицу.
        - Вот как, - хмыкнул я. - Буду иметь в виду. Спасибо за то, что сказали правду, дядя.
        Мастер вздохнул.
        - Что бы ни случилось, Альберт, знай: я всегда желал тебе лишь добра. Помни об этом.
        - Обязательно, - пообещал я, направляясь к выходу.
        - Завтра утром тебя ждет встреча с Кругом, - нагнал меня голос Мастера. - Это лишь формальность, на самом деле мы все следили за твоими успехами, но правила есть правила.
        - Как пожелаете, - выдохнул я и покинул кабинет. На душе царило спокойствие. То, что я узнал, должно было смутить меня и расстроить, но это не так. Прошлое осталось в прошлом. Моя цель - узнать правду и понять, почему отец так поступил. Остальное - неважно.
        Спустившись на второй этаж, я остановился перед дверью своей комнаты. Нерешительно потянул за ручку. Заперто.
        Точно! Я ведь оставил ключ у Гладиуса, когда покидал обитель. Надо бы найти его, иначе не смогу попасть в комнату.
        Повернувшись к лестнице, я наткнулся на незнакомого парня моего возраста. Высокий, с темными волосами и ярко-золотистыми глазами. Плечистый, довольно крепкий. Лишь спустя какое-то время я понял, что это Гладиус.
        - С возвращением, Альберт! - он улыбнулся и протянул мне ключ. - Я сохранил его для тебя.
        - Спасибо, Глад, - искренне поблагодарил я. - Как поживаешь?
        - Неплохо. Скоро предстоит экзамен на первую ступень Мастерства. На улице такая чудесная погода, а я вынужден просиживать все время за книгами. А ты, вижу не терял времени даром, Мастер?
        В его голосе слышались нотки зависти, а глаза смотрели на меня с печалью.
        - Мне еще далеко до Мастера, поверь. Все, чего я добился за прошедший год - это ранг Мастера меча. Но это было необходимо, в наше время нужно уметь сражаться. На дорогах полно разбойников.
        - Значит, тебе уже доводилось убивать? - полюбопытствовал он. Я нехотя кивнул.
        - Не сказать, чтобы мне это нравилось. Но иногда нет иного выхода, кроме как принять бой и…забрать чью-то жизнь, чтобы жить самому. Чтобы что-то сохранить, нужно от чего-то отказаться…
        Теперь я осознал те слова, которые произнес Доминик. Действительно, все довольно просто, но, вместе с тем, невероятно сложно. Почему мы вынуждены лишать себя радости ради горя? Жизнь слишком жестока к тем, кто старается поступать по совести.
        Глад шумно вздохнул и тряхнул головой.
        - Прости, ты наверняка устал с дороги, а я сразу напал на тебя с расспросами. Отдыхай! Еще увидимся.
        Он махнул рукой и направился вниз по лестнице. Я глядел вслед этому странному парню, не зная, что и думать.
        Где-то в глубине души я чувствовал, что Гладиус изменился. Та моя часть, что изменилась после превращения в дракона, откуда-то знала, что парню недолго осталось ходить в учениках.
        Он уже стоял на пороге. Еще шаг - и Глад станет Мастером.
        Оказавшись в своей комнате, я рухнул на кровать и задумался.
        Как странно, раньше я считал Мастеров кем-то вроде недосягаемых божеств, которым следует подчиняться и не задавать лишних вопросов. Теперь же вокруг меня слишком много тех, кто поступает мудро и может считаться одним из них. Неужели так было всегда? Но ведь учитель говорил, что Мастеров мало. Может быть, все дело во мне? Я им всем зачем-то нужен?
        Я хмыкнул и поднялся. Не стоит забивать голову ерундой. Имиана в столице, а значит, я должен поскорее встретиться с ней!
        Но еще столько всего предстоит сделать. И начать нужно с уборки!
        Я потратил порядка двух часов на то, чтобы привести комнату в более-менее чистый вид. Затем распахнул окно, чтобы помещение просвежилось. На улице тепло, так что можно оставить его открытым.
        Утром - встреча с Кругом. В полдень - с дядей Винсентом. Ну, и напоследок - род Ар-Нисо. Будете невежливо, если я не предстану перед ними. Думаю, Дарз бы хотел, чтобы его сын проявил уважение.
        Тем временем на улице начало темнеть. Кажется, довольно поздно для визита к миледи. Но сидеть дома тоже нет сил.
        Наскоро переодевшись из дорожного костюма в повседневный, я отправился на прогулку. Столица совсем не изменилась, улицы все такие же светлые, а люди беззаботные. Они будто и не подозревают о том, что происходит за городскими стенами. Разбойничьи нападения на обозы торговцев участились, а в лесах уже долго время замечают темных тварей. Похоже, близятся смутные времена. Как это отразится на мне? Смогу ли защитить тех, кто для меня дорог?
        Ближе всех лишь Мастер Доминик и Ими. Сэр Лодвейн и Заф далеко отсюда. Дарз покоится в земле. Ну а больше у меня нет друзей.
        Печально осознавать, что я нужен лишь нескольким людям на этом свете. Возможно, все дело во мне? Быть может, я всегда вел себя неправильно, поэтому никто не хотел дружить со мной? Скорее всего, так оно и есть.
        Однако теперь я изменился. Мне больше не нужны друзья. Пусть даже я буду страдать от одиночества, но мой долг - помогать другим. Возможно помимо их собственных желаний. И это - мое проклятье.
        Ноги сами вынесли меня на площадь. Когда-то здесь был крупный рынок, но теперь поставили довольно красивый фонтан, вокруг которого расположились вычурные скамейки. На некоторых сидели парочки, мило щебечущие обо всем, на других устроились старики, грея косточки под лучами заходящего солнца.
        Я присел на краешек свободной скамьи, задумчиво взглянул на фонтан. Струя прозрачной воды лилась из рук симпатичной девушки, чья поза напоминала позу просителя. Она стояла на коленях, подняв ладони над головой и опустив лицо. Словно протягивает кому-то чудесную воду из волшебного источника.
        Я хмыкнул и прогнал бесполезные мысли. Снова замечтался, задумался о пустяках. Интересно, как там Ими?
        Я повернул голову направо и остановился взглядом на очередной парочке. Они неспешно прогуливались по дорожке, улыбаясь, что-то обсуждали. В глазах девушки я видел обожание и любовь, а юноша выглядел счастливым.
        Вот только это была Имиана с незнакомым мне парнем. Острая боль пронзила сердце, я понял, что задыхаюсь. Упал со скамьи на землю, кое-как поднялся на колени, держась за грудь. Сердце отказывалось биться, боль не стихала.
        Почему?
        Почему она с другим? Я ведь…мы действительно были счастливы все то время, что находились вместе. Что случилось?
        Наверное, расстояние сыграло злую шутку с нами обоими. Она влюбилась в другого, а я…слепо продолжал хранить верность, не понимая всей абсурдности ситуации. Как же глупо…
        Парочка прошла мимо, не удостоив меня даже взглядом. Еще бы, всего лишь перебравший с вином юноша, который не сумел удержаться на месте. Не стоит внимания.
        Сердце, наконец, поймало ритм и снова застучало в груди. Я шумно выдохнул и проводил Имиану взглядом. На ней было шикарное темно-синее платье с красивым серебристым пояском. Шелковые волосы распущены и свободно струятся сзади.
        Наверное, так даже правильно. Я бы не смог сделать ее счастливой. У меня нет какой-либо прибыльной работы, я не состою на службе у короны. Всего лишь странник, перекати-поле.
        Не стоило мне открывать свое сердце первой встречной.
        Я не помню, как шел обратно. Перед глазами все плыло, ноги заплетались а в сознании царила оглушающая пустота. Будто кто-то ударил по затылку молотом, выбив мысли и вогнав меня в пьяное состояние.
        Остановившись у ворот Гильдии, запрокинул голову и взглянул на звезды. Яркие. Блестящие. Но абсолютно пустые. Жалкие оболочки, внутри которых лишь труха. Что случится, если разбить звезду? Думаю, останется только пепел, который легко развеять по ветру. Как и любовь. Какое глупое чувство…и столь же болезненное. Любить - значит постоянно страдать. Ощущать боль от невозможности быть рядом, и, как следствие, от разрыва отношений. Зачем вообще нужна любовь? Чтобы почувствовать себя кому-то нужным? Наверное.
        Мне тоже хотелось, чтобы меня ждали, ценили, и, конечно же, любили. Но это невозможно. Теперь-то уж точно.
        - Альберт?
        Мелодичный голосок разрезал ночную тишину не хуже раскатов грома. Я медленно повернулся и увидел перед собой Имиану. Она держала за руку того самого парня и с удивлением смотрела на меня.
        - Ты приехал сегодня?
        - Да.
        - Но почему не пришел? Я была бы рада повидаться с тобой.
        - Теперь уже неважно, - тусклым голосом произнес я. - Можешь поступать, как тебе вздумается. Я никогда более не потревожу вас, миледи.
        Она что-то сказала, пыталась броситься ко мне, но юноша удержал ее. Я криво усмехнулся и, толкнув ворота, направился по дорожке к зданию Гильдии.
        И, казалось, что с каждым шагом связи, удерживающие меня на плаву, рвутся с оглушительным треском, все глубже загоняя того, кем я был.
        Дверь Гильдии открыл уже другой Альберт. И, думаю, мне было бы омерзительно видеть себя со стороны.
        Утром я с трудом заставил себя подняться. Было уже светло, коридор оказался совершенно пустым, а значит, ученики отправились на занятия. Взяв полотенце, отправился в умывальню. Неспешно привел себя в порядок и долго разглядывал свое отражение в зеркале, пытаясь понять, что не так.
        Лишь после до меня дошло: глаза. Они потеряли свой цвет. Из зеленого превратились в почти черные, блеклые и неприятные.
        Сердце все еще болело, но я спрятал чувства так далеко, как только смог. Вернувшись в комнату и надев лучший наряд, отправился к наставнику.
        - Вижу, ты уже привел себя в порядок. Отлично! Все уже собрались, ждем только тебя, - жизнерадостно воскликнул Мастер, косясь на меня. В глубине его глаз я разглядел сочувствие. Похоже, от Доминика не укрылось мое состояние, и он прекрасно понял, чем оно вызвано. Старик всегда хорошо разбирался в людях.
        Мы миновали один этаж и оказались на четвертом. Я еще не был здесь. Обычно преподаватели работали на третьем, четвертый являлся закрытым, только для Мастеров. Ученикам сюда ходить запрещено. Конечно, находились такие, кто пытался попасть на закрытый этаж, но все они были жестко наказаны, что отбило охоту продолжать походы сюда.
        Доминик толкнул массивную дверь и пропустил меня. Оказавшись внутри, я невольно прищурился: солнце светило в окна, ослепляя и заставляя морщиться от выступивших на глаза слез. Проморгавшись, увидел небольшой стол, за которым восседали пятеро человек. Сейчас все они глядели на меня, каждый по-своему, оценивая и подмечая что-то для себя.
        - Итак, господа, я рад представить вам нашего юного коллегу - Мастера Альберта Ар-Нисо де Ольван! - громко произнес Доминик, преодолевший расстояние до стола и устроившийся во главе.
        Я вышел на середину комнаты и поклонился.
        - Для меня большая честь оказаться в этом зале вместе с вами, - сказал я. - Однако я считаю, что еще не имею права зваться Мастером. Моих знаний и навыков не хватает для принятия этого титула. Я уже говорил это Мастеру Доминику, и готов повторить.
        В их взглядах мелькнуло одобрение.
        - Он не так уж плох, ты был прав, - пробормотал себе под нос небольшой лысый старик, чье сморщенное лицо походило на тыкву. Однако в его глаза плескалась мудрость, и он явно был старше пары сотен лет.
        Только теперь я осознал, что нахожусь в одном помещении с теми, кто связан с миром настолько тесно, что связи эти невозможно разорвать. Драконы. Все они признали меня, как равного, несмотря на отсутствие опыта и прав. Неужели я сдамся? Нет!
        - Мальчик еще так юн и неопытен. И у него на душе царит смятение, - покачала головой женщина, выглядевшая лет на тридцать, но на деле, конечно же, намного старше. Ее темные волосы и бледное лицо создавали чудесный контраст, а ярко-голубые глаза были прекрасны.
        - Ох уж эти дети, - всплеснула руками старушка, сгорбившаяся в кресле. Ее глаза были прищурены, а рот расплывался в добродушной улыбке. Что такая милая бабуля забыла среди Мастеров?
        - Любовь…когда-то и мы были столь же юными и прекрасными, - покивал головой симпатичный парень лет двадцати, чья прическа выглядела весьма вульгарно на фоне остальных: начисто выбритые бока и густой ежик волос посередине. Темно-коричневые глаза лукаво глядели на меня, а губы изгибались в хитрющей улыбке. Внешность обманчива, ему около двухсот лет. Я просто чувствовал это.
        - Это все эмоции. Как только он станет старше, то отбросит прочь ненужные чувства, - слегка надменно заметил высокий худощавый мужчина, чья коротко стриженная бородка казалась неуместной на фоне длинных усов, висевших по обе стороны, словно у сома. Ну а длинные волосы, схваченные в пучок на затылке, навевали мысли о Восточном Княжестве. Кажется, именно там было модно носить длинные усы и волосы.
        - Мне кажется, не совсем уместно обсуждать это при молодом человеке, - улыбнулся Доминик. - К тому же, мы собрались здесь, чтобы приветствовать его.
        - И правда, - всплеснула руками бабуля. - Можешь звать меня Аири, Несущая Ветер Бури. Клан Говорящих-с-ветром.
        - Маджэзи, Укротитель Пламени. Клан Огненного Цветка, - представился юноша.
        - Тилиис, Повелительница Лунного Света. Клан Полуночи, - кивнула красавица.
        - Самин, Владыка Железного Когтя. Клан Каменной Тверди, - улыбнулся старик.
        - Элазайн, Властитель Солнца. Клан Дневного Света, - процедил усатый.
        Я еще раз поклонился, слегка шокированный их именами.
        - Доминик, Верховный Владыка Неба. Клан Путешествующих-по-снам, - произнес мой бывший наставник.
        Пришлось снова согнуться в поклоне, стиснув зубы от боли в спине.
        - Ну что ж, теперь, когда это, наконец, случилось, нам нужно разрешить один важный вопрос, - улыбнулся Доминик. - Как ты хочешь назвать свой клан, Альберт?
        - Что? - изумился я. - Мой…клан?
        - Да, - кивнул Верховный Мастер. - У каждого из нас есть свой клан, свой замок и верные люди. У дракона должен быть дом, символизирующий его связь с миром. Таковы правила.
        - Вот как, - прошептал я. - Значит, у меня будет свой собственный замок?
        - Возможно. Если будешь хорошо себя вести, - рассмеялся Маджэзи, подмигнув мне. Я смутился.
        - Наши крепости находятся в разных концах Гвары, но мы можем в любой момент переместиться туда. Как только замок признает тебя хозяином, ты всегда сможешь дотянуться до него мысленно. Это одно из естественных умений дракона, - пояснил старик Самин.
        - А где мне взять верных людей? - поняв нестыковку, спросил я. - У меня ведь нет никого на примете…
        - Есть пустующие замки, которые охраняются дворецкими. Это весьма почетно - служить Мастеру, так что каждый такой слуга - выходец из древнего и знатного рода. У тебя тоже будет такой, - улыбнулась Тилиис.
        - А набрать свою гвардию и последователей ты всегда сможешь из тех, кого повстречаешь во время странствий. Многие люди в благодарность за помощь захотят служить тебе, - сказала бабуля Аири.
        - Так что твоей задачей является лишь назвать клан, - подытожил Доминик. Я задумался. Ворох новой информации ворочался в голове, никак не желая осесть на дно сознания. Замок, дворецкий, клан? Все то похоже на сон. Какой из меня дракон, если я даже взлететь не могу?
        Полет…я словно пепел, оседающий на землю и сливающийся с ней.
        - Пусть будет клан Пепла, - тускло произнес я.
        - Ты уверен? - встревоженный взгляд Верховного пытался мне что-то сказать, но я не понимал.
        - Да.
        - Что ж, это твое решение. Но позволь слегка изменить его. Пусть это будет не просто Пепел, а Пепел Последнего Неба.
        - Как пожелаете.
        - Вот и славно! Что касается твоего личного титула…тут стоит обдумать все хорошенько. Мы объявим его тебе чуть позже. Пока что можешь отдыхать. Завтра утром мы свяжем тебя с замком и ты сможешь отправиться домой. Ступай, Альберт.
        - Благодарю вас, - я склонил голову. Затем развернулся и вышел из зала.
        Путь до сада не занял много времени. Устроившись на берегу пруда, я прикрыл глаза. Затем слегка улыбнулся.
        Дом, да? Занятно. Неужели и впрямь существует место, которое я мог бы так именовать? Мне всегда казалось, что Гильдия и есть мой дом. Затем я понял, что ошибался. Недавно, пожив в доме Дарза, я думал, что он подойдет, но все же…нет. Интересно, как долго еще Хозяйка Дорог будет играть со мной, словно с куклой?
        Раздались мягкие шаги. Кто-то направлялся сюда. И он был не один.
        Я открыл глаза и неохотно повернул лицо к песчаной дорожке.
        Там стоял вчерашний парень, сопровождавший Имиану. А позади него расположились мои старые знакомые: Руф, Эрик и Клод. Те самые парни, драка с которыми изменила мою жизнь.
        Однако они не выглядели торжествующими, казалось, их ничуть не смущала встреча со старым врагом. Они просто смотрели на меня, все трое.
        А потом вчерашний незнакомец вдруг встал на одно колено и склонил предо мной голову.
        - Именем, данным мне при рождении, я клянусь служить тебе, Мастер Альберт Ар-Нисо де Ольван верой и правдой, пока смерть не разрушит связывающие нас узы.
        Он не поднял головы, словно ожидая ответа. Вот только я был совершенно шокирован и не мог вымолвить ни слова.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к