Сохранить .
Стажер Игорь Власов
        До очередного отпуска стажеру Космической Курьерской Службы Нику Соболеву остаются считанные дни, когда он получает задание доставить ценный груз на исследовательскую базу, работающую в дальнем секторе галактики. Там в режиме строжайшей секретности земные специалисты пытаются пробиться в область закапсулированного неизвестно кем и когда пространства. Для этих целей инженеры создают ультрасовременный челнок "Валькирия", который и является этим ценным грузом. Не подозревая об этом, Ник самовольно меняет заложенный в бортовой компьютер "Валькирии" курс, чтобы успеть вернуться к началу отпуска. Небольшая погрешность приводит к тому, что он оказывается внутри неизвестной звездной системы, отрезанный от остальной Вселенной чудовищно искривленным пространством. Что ждет его впереди? Сумеет ли он преодолеть все испытания на тернистом пути домой?
        Власов Игорь
        "Стажер"
        Глава 1
        Ник соскочил с кровати, ошарашенно пытаясь понять, где находится и откуда исходит мерзкий зум видеофона. Наконец, с третьей попытки, ему удалось нащупать сенсорную панель. Экран остался тусклым, и женский механический голос произнес:
        - Стажеру Нику Соболеву явиться на командный пункт в 7:15 по внутреннему времени для получения инструкций! Отбой.
        Ник бросил взгляд на мерцающий в полумраке каюты циферблат. Было 6:45. Сонное сознание еще пыталось цепляться за обрывки приятных сновидений, но они ускользали, распадаясь на разрозненные пазлы.
        - Черт побери! - Ник помассировал ладонями лицо, пытаясь отогнать остаточную дремоту. - До вахты целых три часа! К чему такая спешка?
        Он хотел еще что-то добавить, но вспомнил с вечным прищуром взгляд Шефа, как за глаза все называли капитана базы, и послушно поплелся в ионный душ.
        "Терпение, дружок, до отпуска осталось каких-то две недели! - подбодрил он себя, и сердце радостно подпрыгнуло. - Вот уж оторвусь по полной!"
        Ему как стажеру курьерской службы полагалось целых тридцать земных суток очередного отпуска. Ник загодя распланировал чуть ли не каждый день столь долгожданного события. В первую очередь он отправится, конечно, на Землю к родителям и бабушке. Бабушка была экзобиологом, хорошо известным в научных кругах. В молодости ей довелось поработать на многих планетах, изучая различные формы внеземной жизни. Сейчас она возглавляет научную работу в Алтайском заповеднике и время от времени принимает участие в различных симпозиумах. Как-то так само собой повелось, что место их семейного сбора всегда было именно в ее доме, расположенном на живописном берегу Телецкого озера. По давно заведенной традиции семейные застолья проходили на большой летней веранде, с которой открывался прекрасный вид на горный хребет Корбу.
        Мама работала врачом-акушером в Восточно-Азиатском центре репродукции человека. Космические перелеты не любила. Можно было по пальцам пересчитать случаи, когда отцу удавалось уговорить ее провести совместный отпуск за пределами Земли. Работа отца была связана с частыми, а порой и длительными командировками на населенные планеты. Служба в Галактическом департаменте по чрезвычайным ситуациям отнимала много времени, поэтому в их семье так ценились те редкие моменты, когда наконец удавалось собраться всем вместе.
        Не забыть бы навестить учителя. Сергей Павлович ему будет рад. Ник почувствовал, что краснеет: он единственный из их выпуска, кто забыл поздравить учителя с юбилеем. Помнил ведь, даже сочинил стих. Записал его на мнемо-кристалл с планеты Призрак, который, прямо скажем, с большим трудом выпросил у ребят из группы георазведки. Положил рядом с письмами для отправки по нуль-почте и забыл, ну просто как отрезало. Хорошо, что бывшие однокашники догадались устроить общую нуль-связь на следующий день и он все-таки продекламировал стихи. Там была одна строчка: "Мы любим, ценим, помним и никогда не забываем", на что Ленка Синицына, естественно, не удержалась и ввернула в своей вечно ехидной манере, что для человека, работающего военным курьером, опоздать с поздравлениями и на месяц считается в порядке вещей.
        Потом дружной компанией рвануть на Эксельсиор. Эта планета была открыта столетие назад и до сих пор являлась излюбленным местом отдыха туристов со всего обжитого космоса. По классификации ESI[1 - ESI - индекс подобия Земле (показывает схожесть планеты с Землей и основан на сравнении физических параметров планеты с аналогичными параметрами Земли. ESI учитывает размер, массу, плотность, расстояние от звезды и температуру на планете и т. д.)] она входила в редкую подгруппу М и была полностью пригодной для жизни. А вот по шкале Гаусса[2 - PHI - индекс обитаемости планеты (является показателем вероятности существования жизни на планете и вычисляется с помощью дополнительных факторов: тип поверхности планеты (скалистая или ледяная), наличие атмосферы и магнитного поля, количество энергии, доступной для потенциальных организмов (свет солнца или приливное трение, разогревающее недра), наличие органических соединений и какого-либо жидкого растворителя и т. д.)] не дотягивала и до единицы.
        Несмотря на то что Эксельсиор была не намного моложе Земли, а по космическим меркам их можно было и вовсе считать погодками, полтора миллиарда лет назад эволюция биологической жизни планеты остановилась на простейших микроорганизмах. Одноклеточные образовывали гигантские колонии водорослей и дрейфовали по огромному океану, занимающему свыше девяноста процентов поверхности. Первые исследователи сразу окрестили океан Саргассовым. Видимо, по аналогии с земным Саргассовым морем.
        Экзобиологов удивлял тот факт, что колонии простейших старались держаться подальше от суши и никогда не подходили к прибрежной зоне. Почему жизнь на Эксельсиор не развилась дальше и не вышла на поверхность, как это случилось на Земле? Этот вопрос уже сто с лишним лет ставит в тупик лучших земных специалистов.
        Чтобы не нарушить уникальную экосистему Эксельсиора, но в то же время немного озеленить побережье, вдоль океана широкой полосой насадили псевдорастения, напоминающие тропические пальмы и мангровые заросли. После дождя деревья источали приятный аромат свежей зелени, цвели два раза в год и даже плодоносили. При этом в них отсутствовала и доля органики.
        Мягкий ровный климат, чистейший океан и полное отсутствие какой-либо враждебной человеку формы жизни привлекали на планету толпы туристов, предпочитающих спокойный и размеренный отдых. Однако все изменилось буквально несколько лет назад, как только на Эксельсиоре провели первый всепланетный фестиваль голографического шоу.
        В прошлый раз Нику с друзьями попасть на него не удалось. Количество билетов было ограничено, а желающие слетелись со всей галактики. Полю, его другу детства, повезло больше. Ему удалось, что называется, краем глаза понаблюдать часть представлений. Правда, с самой дальней орбиты. Он в то время проходил стажировку на пассажирском лайнере "Орион", который как раз был одним из многочисленных кораблей, доставляющих туристов на Эксельсиор. По его рассказам, это было поистине феерическое действие и никакое, даже самое продвинутое голо-ТВ не могло передать и сотой доли царящей там атмосферы. "Кто этого не видел, тот не жил!" - так обычно с пафосом любил он заканчивать очередной свой рассказ.
        По правде сказать, слушать его было интересно, несмотря на то что события каждый раз обрастали все новыми подробностями и деталями и Ник уже не мог отличить, где правда, а где игра воспаленного воображения товарища. В общем, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать…
        В этом году шоу обещало быть еще красочней и, по слухам, более экстремальным. Одно имя Рене Буатье, главного режиссера и постановщика, говорило само за себя. Что именно покажет он в этот раз, держалось в строжайшей тайне. А слухи, словно случайно просачивающиеся время от времени в нуль-сеть, только подогревали всеобщий ажиотаж.
        Стоило Полю нарыть в дебрях нуль-сети очередную сенсационную подробность предстоящего мероприятия, он в присущей ему юморной манере спешил поделиться ей с друзьями. Как к примеру в последнем сообщении: "По данным, полученным из достоверных источников, пожелавших тем не менее остаться неизвестными, команда специалистов по спецэффектам планирует устроить кометную бомбардировку Эксельсиора с последующим падением на нее довольно крупного астероида. Естественно, со всеми вытекающими последствиями. Приводится даже название будущего шоу - "Гибнущая планета".
        Понятное дело, что пропустить такое было просто непозволительно. Тем более что Сергей Павлович каким-то чудом сумел достать 30 билетов - ровно по числу своих выпускников. И не на какую-то там дальнюю орбиту, а в самый что ни на есть эпицентр ожидаемых событий.
        Отель Gorbovsky, а именно там Сергей Павлович забронировал для своих воспитанников пятнадцать роскошных номеров, располагался на Большом хребте, в самой его верхней точке, на высоте пяти тысяч двухсот метров. Большой хребет был единственным горным массивом на планете, являясь естественным разделом между океаном планеты и ее пустыней.
        Как можно было догадаться, отель Gorbovsky, расположенный на высоте более пяти километров, являлся лучшей площадкой для созерцания спецэффектов планетарного масштаба. "Если нам и будет суждено "погибнуть", то во всяком случае мы не пропустим самого интересного!" - подытожил общее мнение Поль.
        Достать такое количество билетов, да еще и в один из лучших отелей, было просто чудом. Может, это объяснялось тем, что начальником службы безопасности на Эксельсиоре был воспитанник Сергея Павловича Константин Климов? Но, как известно, в каждом чуде должна присутствовать доля загадочности, поэтому никто не стал чрезмерно любопытствовать, а учитель на все расспросы только скромно разводил руками.
        Ну и, конечно, положа руку на сердце, была еще и вторая причина, по которой его так тянуло в эту поездку: Ася по прозвищу Нефертити - отличница и, что, пожалуй, самое главное, первая красавица их выпуска. Она, как казалось Нику, весьма благосклонно принимала от него ненавязчивые знаки внимания, но в романтической обстановке, возможно, его могло ждать и нечто большее.
        Резкий зум видеофона вновь вернул его в реальность. "Иду-иду", - пробормотал Ник, поправляя форму. Еще раз критически окинув свое отражение в зеркале, он быстрым шагом вышел из каюты.
        Вот она, военная романтика! Хотя, конечно, курьерскую службу, куда он был приписан, с большой натяжкой можно было назвать военной. Да и сам военный флот, за ненадобностью, давно уже стал атавизмом.
        Врагов - при этой мысли Ник позволил себе улыбнуться - у Земного Содружества не было. Колониями, разбросанными по всей обитаемой части Вселенной, управлял Мировой Совет, опираясь на местные органы самоуправления. Что касается других встреченных землянами цивилизаций, то на данный момент были известны всего четыре гуманоидных расы. Они значительно отставали в своем развитии от Содружества. Только альдебаранцы, названные так землянами из-за близости их звездной системы к Альдебарану в созвездии Тельца, начинали делать первые шаги по выходу за пределы своей атмосферы.
        С открытыми цивилизациями Земля давно установила официальные дипломатические отношения. На их планетах трудились многие земные специалисты, в том числе и отец Ника Роман Соболев. Что же касалось не гуманоидных цивилизаций, то они жили в своем собственном замкнутом мире. Расширять свое влияние за пределы материнских планет никакого желания не выказывали. Что до контакта, то здесь было много открытых вопросов. Насколько знал Ник, восприятие реальности не гуманоидных рас разительно отличалось от восприятия среднестатистического землянина. Да и по поводу их разумности до сих пор то и дело вспыхивали острые дебаты в научном мире. Поэтому так называемым контактом занимался очень узкий круг специалистов.
        В Мировом Совете время от времени поднимался вопрос о полной ликвидации Военного Космического Флота и Военной космической академии. Но окончательного решения по этому пункту так принять и не удавалось. Возможно, были еще сильны традиции, да и, уж если честно говорить, из ВКА выходили лучшие специалисты в области звездоплавания. Не говоря уж о том, что и сам Галактический департамент по чрезвычайным ситуациям больше, чем на две трети, состоял из выпускников ВКА.
        Лет пятьдесят назад решено было переформировать Военный Космический Флот в обособленное подразделение ГДЧС, чем он, собственно, и являлся до сего времени. На всех крупных космических базах, в том числе и на той, где Ник проходил сейчас свою первую стажировку, располагались подразделения быстрого реагирования. Если в их секторе происходили какие-нибудь непредвиденные ситуации, пилоты бок о бок трудились с ребятами из ГДЧС.
        Пневмолифт бережно подхватил его и через секунду аккуратно выпихнул в просторную приемную командной рубки. Там уже были двое - Эмиль, долговязый блондин, в явно коротковатой для него форме, и низкорослый Пауло. Они, как всегда, о чем-то оживленно спорили. Сейчас, похоже, каждый из них пытался доказать, чем его курьерский челнок лучше челнока, на который был приписан оппонент. Эта парочка никогда не расставалась и всегда находилась в словесной перепалке. Что, судя по всему, их нисколько не утомляло, в отличие от окружающих.
        - Твой "Винт", стар-р-ричок, это уже прошлый век, - чуть заикаясь, втолковывал долговязый парень своему визави. - Пятьдесят парсек[3 - Парсек- единица измерения расстояний в астрономии, равная 206265 астрономическим единицам, что составляет 30,857?10 в 12 степени км. П. равен 3,26 светового года.] за один нуль-прыжок да это же тьфу! Так, пешая прогулка. Другое дело моя "Стрела" - сто парсек в один присест и не больше суток подзарядки!
        - Ну, это смотря какая там флуктуация, можно и на неделю застрять, - глядя снизу вверх, воинственно парировал коротышка, - а "Винт" и в пылевой туманности энергию насосет не хуже твоего пылесоса.
        - Эк как ты хватанул, скажи еще, что и от черной дыры дозаправится!
        Ник улыбнулся: чем-то эта парочка напоминала ему любимых в детстве мультяшных героев.
        - Шеф у себя? - наконец решился он прервать двух закадычных друзей. - Мне назначено на 7:15.
        - Да, - с видимой неохотой прервав свой спор, ответил Эмиль. - Только у него там какая-то важная шишка.
        - И мы сами его уже с шести часов ожидаем, - подтвердил Пауло и без перехода продолжил, обращаясь уже к долговязому: - А ты слышал, какой челнок нам на запасную верфь вчера пригнали?
        - И какой же? - загоготал Эмиль, смешно закидывая голову. - Опять твою рухлядь из капремонта? Удивляюсь терпению Овсянникова - у тебя что не вылет, так катастрофа!
        - "Валькирию"! - пафосно произнес коротышка.
        "Ого!" - мысленно присвистнул Ник. "Валькирия" была сверхсовременным легким челноком, по дальности прыжков почти не уступающим мощным звездолетам класса "А", предназначенным для исследования Глубокого Космоса. Насколько он знал, "Валькирии" были выпущены небольшой партией то ли в пять, то ли в семь штук, имели радиус прыжка до 300 парсек. В общем-то на этом месте его познания и заканчивались. Как, интересно, Шеф сумел его отхватить?
        - Не может быть! - выпучил глаза Эмиль и стал похож на выброшенную на берег глубоководную рыбину. - Ты ничего не пер-р-епутал?
        - Сам ты пер-р-епутал, - коротышка в деланном негодовании поджал губы. - Это ты волновой эмиттер от силового отличить не способен!
        - Интересно, кто же будет тем счастливчиком, кому она достанется? - не обращая никакого внимания на реплику товарища, мечтательно протянул Эмиль.
        - Да уж точно не тебе, - убежденно хмыкнул Пауло и почему-то подмигнул Нику.
        - А это еще почему? У меня почти пять тысяч часов самостоятельных полетов, в отличие от некоторых…
        - Да ты в нее просто не влезешь, стар-р-ричок, - передразнил Эмиля коротышка и, довольный своей шуткой, расхохотался.
        В этот момент дверь с легким шипением отошла в сторону, и с той стороны послышались приглушенные голоса. Ник узнал знакомый баритон Шефа:
        - Это где ж я вам, милостивый государь, тут столько профессионалов найду? Стоит только стажеру стать мало-мальски хорошим пилотом, как сразу его у нас переманивают, в том числе и ваша небезызвестная организация.
        - Эх, Глеб, профессионалов во все времена не хватает, а у тебя, смотришь, вчерашний стажер сейчас уже пилот экстра-класса. И как тебе их так быстро растить удается?
        - Ладно, Рудольф, умеешь ты подсластить пилюлю, - миролюбиво проворчал Шеф, - по поводу твоей просьбы вопрос уже можешь считать решенным. Только никак я в толк не возьму, почему именно на него пал выбор? Если не секрет, конечно…
        - А если я тебе скажу, что это не мое решение? - после непродолжительной паузы произнес незнакомый голос.
        - Даже так? - Шеф был явно удивлен. - Тогда вопросов больше не имею.
        - Вот и отлично, и еще раз прошу тебя, отнесись к этому со всей серьезностью, чувствую, в этом деле важны будут любые мелочи. Провожать меня не надо, связь через каждые двадцать четыре часа.
        В дверях показалась высокая фигура. Мужчина, окинув курсантов цепким взглядом, скользнул к пневмолифту. У Ника вдруг зачесалось между лопатками. Он попытался присмотреться к незнакомцу, но тот, сделав неуловимое движение, оказался у него за спиной. Когда Ник повернул голову, то увидел лишь закрывающиеся створки лифта. "Ого, лихо"! - Непроизвольно вырвалось у него.
        - Спец! - с выдохом подтвердил его догадку Пауло.
        - Ник, зайдите, не стойте истуканом! - Шеф, Глеб Иванович Шульгин, он же капитан космической базы "Тау Кита-1", названной так по ее стационарной дислокации в созвездии Тау Кита, приглашающе махнул ему рукой.
        Кабинет Шульгина был просторным. По центру находился большой овальный матовый стол из неотражающего материала. Всю дальнюю стену занимал четырехмерный голо-экран. На нем переливались мириады огоньков, пробегали, вспыхивали и гасли пунктирные линии различных цветов и оттенков. Так сказать, Вселенная в миниатюре. Естественно, мало-мальски изученная ее часть. Серая дымка, окаймлявшая всю эту проекцию, как раз и означала неизученный Глубокий Космос.
        - Сесть не предлагаю - цейтнот! - Шеф зачем-то постучал по левому запястью, хотя часы он отродясь не носил. - Задача - доставить груз на исследовательскую базу в сектор F-14056. Подробные инструкции и точные координаты получишь, как всегда, у Петра. Вопросы есть?
        Вопрос-то у него был, и причем только один. Маленький такой, просто малюсенький, о котором и говорить-то, только людей серьезных смешить: "А помнит ли уважаемый Глеб Иванович, что буквально на днях, а если уж быть совсем точным, позавчера, он подписывал мне увольнительную?"
        Ник уже совсем собрался с духом, чтобы напомнить начальнику эту маленькую деталь, но что-то его остановило. Шеф выглядел как-то иначе, не так, как всегда, а точнее, таким Ник его никогда не видел: жестким, собранным и встревоженным. "С другой стороны, у меня в запасе есть две недели, можно попробовать уложиться", - для себя решил Ник, а Шефу ответил:
        - Никак нет! Разрешите идти?
        - Иди, - Шеф устало махнул рукой. - Нет, постой! Ты же проходил обучение на "Берсеркере"?
        - Сто часов летного времени.
        - Вот и хорошо. "Валькирия" в управлении ничем не отличается, только двигатель принципиально другой. Все, давай, Петр тебя уже заждался!
        Наверное, у Ника был слегка ошалевший вид, потому что ни Эмиль, ни Пауло, нетерпеливо топтавшиеся в приемной, не задали ему ни одного вопроса, а только молча проводили взглядом.
        "Вот дела творятся! Честное слово, не понимаю! Хорошо, что не ляпнул про отпуск, а то бы в два счета отстранили от задания. А тут так подфартило, что голова кругом. Кому рассказать, не поверят. Летал на "Валькирии"! Нет, не так, выполнял особо важное задание! Ну ничего себе, тут не то что стажеры курьерской службы, тут уж и опытные звездолетчики с уважением и неприкрытым интересом начнут расспрашивать о тех или иных особенностях челнока.
        По возвращении обязательно ребятам голо-отчет скину! Особенно Полю, пусть обзавидуется. Хотя это, наверно, и запрещено. Тут эта секретность на каждом шагу, уже год как на службе, а все никак не могу привыкнуть. От кого секреты храним? Детские игры в альдебаранских шпионов напоминает. Но надо будет уточнить все же. И самое главное, - Ник чуть не пустился в пляс, - на таком корабле я и за пять дней туда-сюда обернусь. Как там Эмиль сказал? Это тебе не пешком ходить!"
        - О, черт возьми, совсем ошалел от радости, надо же Умку с собой прихватить, она заодно весь полет и зафиксирует. А то знаю я этих злословов-остроумов, вроде Ленки Синицыной. "Никушенька, а ты случайно не перепутал "Валькирию" с маминым флайером? Да-да-да, с тем самым, который ты разбил об трехсотлетний дуб, гордость нашего директора школы. При этом наврав всем, что прошел специальные летные курсы по вождению с закрытыми глазами. А может, это был и вовсе тот самый пятидесяти тонный робот-погрузчик, на котором ты умудрился перевернуться практически на ровной дороге? Как сказал потом спасатель из группы чрезвычайного реагирования, до тебя этот фокус еще никому не удавался". Ха-ха-ха! Когда поток остроумия достигнет своего апогея, в этот момент я достаю Умку и вуал?! Главное, не забыть заснять их лица в этот момент.
        Пребывая в отличном расположении духа, Ник защелкнул на запястье Умку. Чуть помешкав, прикрыл ее рукавом летного комбинезона. "Чего доброго Овсянников заметит, опять начнет по Уставу гонять, не остановишь". Придирчиво осмотрел себя в зеркале. Комбинезон сидел как влитой. Оставшись собою довольным, Ник улыбнулся отражению. "Ну что, стар-ричок? - подмигнул он. - Последнее задание и домой?"
        Не дожидаясь, пока дверь каюты с легким шипением за ним закроется, Ник чуть ли не вприпрыжку направился к лифтовой шахте. Всю дорогу до нижней палубы базы ему улыбались идущие навстречу люди и провождали его любопытными взглядами. "Я бы вам сейчас тройное сальто с места изобразил, но уже статус, простите, не позволяет", - ехидно подумал он и игриво подмигнул слишком уж серьезной девушке из отдела информатики.
***
        Более нудного человека, чем Петр Овсянников, Ник в своей жизни не встречал. Ухудшало положение то, что именно он был руководителем курьерской службы и главным начальником стажера Ника Соболева.
        Петру на вид было лет шестьдесят, не больше. Он обладал мощной комплекцией, что, правда, ничуть не сказывалось на быстроте его реакции. В этом Ник неоднократно убеждался в спаррингах по суб-бою. В общем, Петр Овсянников был, что называется, мужчина в расцвете сил. Да и его послужной список впечатлял. И если бы не это непроходимое занудство, то служить под его началом было бы весьма престижно. Петр в молодости работал с самим Альберто Старджони, участвовал в знаменитой Третьей экспедиции к Черному пульсару. Тогда их экипажу впервые за все исследование космоса удалось осуществить захват изначальной кварковой материи, что экспериментально подтвердило теорию синтеза протонов из кварков древней Вселенной.
        До перевода в курьерскую службу на базу "Тау Кита-1" Петр проходил службу в группе быстрого реагирования и снискал славу бесстрашного и опытного пилота. Рассказывали, как он с риском для жизни совершил посадку на ближайший спутник загадочной планеты Призрак и успел вывезти с гибнущей исследовательской базы восьмерых ученых. Потом вернулся обратно, чтобы забрать и ценнейшие пробы грунта. Героический по сути человек. Но занудой был каких еще поискать надо!
        Каждый раз перед очередным вылетом одно и то же!
        - Стажер Ник Соболев, назовите параграф 174, пункт 8 инструкции по технике безопасности межзвездных полетов на кораблях типа "А"!
        "Какие такие, черт побери, полеты? Да меня на звездолет типа "А" и на пушечный выстрел не подпустят. Знает же, что мой максимальный допуск на челноки типа "Д". И то второй месяц только пошел, как к самостоятельному пилотированию допустили".
        - Какие ваши действия, курсант, в случае попадания метеорита в отсек жизнеобеспечения?
        "Таких случаев, после повсеместного внедрения анти метеоритной локационной системы "ОКО", уже лет двести, как не случалось".
        И так далее и тому подобное…
        В общем, изгалялся так каждый раз перед очередным вылетом, а их уже за сотню, поди, перевалило. Ник поначалу думал, что Петр одного его так полюбил. А нет, всем доставалось.
        - Настоящий космолетчик должен всегда быть готовым к непредвиденным, нештатным ситуациям! - любил повторять Овсянников. А потом, с тяжелым вздохом, чуть понизив голос, добавлял: - А они, стажеры, рано или поздно имеют такое свойство случаться. И скажу я вам, как раз в самый неподходящий момент.
        После этого Нику почему-то становилось немного жалко Петра. Ему казалось, что именно с Овсянниковым как раз эти неприятности и происходят. И, по меньшей мере, пару раз на дню.
        В этот раз обошлось без нотаций. Петр был как всегда угрюм. Он кивком ответил на приветствие и, не оборачиваясь, направился к ангару. Ник также молча последовал за ним, высматривая глазами легендарный челнок. Когда же Овсянников наконец остановился перед одной из многочисленных летных машин, ничем не отличавшихся от других, Ник едва сумел скрыть свое разочарование. Шеф был прав, "Валькирия" ничем не отличалась от стоявших рядами вдоль пусковых шахт "Берсеркеров". Нику нравились стремительные и даже хищные формы этих челноков, но от "Валькирии" он подспудно ожидал чего-то большего.
        - Твоя задача в этот раз предельно проста - доставить груз. Получатель - лично руководитель исследовательской базы Кротов. Проверка на идентификаторе обязательна. - Петр нежно погладил матовые амортизаторы "Валькирии". Зачем-то слегка похлопав ладонью по шероховатому корпусу, длинно вздохнул и закончил: - И вернуться обратно целым и невредимым.
        Нику сразу стало понятно, кого именно он сейчас имел в виду.
        - Задача ясна?
        - Так точно! Доставить груз. Получатель Кротов. Обязательная проверка на идентификаторе.
        - Вот и хорошо, теперь давай-ка сюда свои пальчики, - Овсянников уже доставал из нагрудного кармана портативный идентификатор.
        Ник послушно протянул правую руку и положил ладонь в пятипалое углубление. Прибор чуть слышно загудел, и через секунду зажглась зеленая лампочка. Овсянников внимательно вгляделся в показатели, потом еще раз с каким-то сомнением посмотрел на Ника и только потом обронил: "Все в порядке" - в его голосе явственно просквозило разочарование.
        - А что вы там, позвольте полюбопытствовать, ожидали увидеть? - не смог удержаться от вопроса Ник.
        Петр пропустил его реплику мимо ушей и продолжил как ни в чем не бывало:
        - Координаты точек выхода уже загружены в центральный компьютер борта 103. Тебе, по сути, ничего не надо будет делать, единственно - идентифицировать получателя, передать груз и вернуться на базу.
        Затем Овсянников, по своему обыкновению, сделал паузу, понизил голос и добавил:
        - И никакой самодеятельности, - после этого, естественно, последовал фирменный овсянниковский тяжелый вздох, но на этот раз Ник испытал одно лишь раздражение.
        "Точно все с ума тут посходили с этой секретностью". Около двух месяцев назад на базе появились идентификаторы - приборы, как предполагал Ник, определяющие личность того или иного человека, а может, и еще что-нибудь, и теперь каждый по два-три раза в день подвергался такой вот проверке. И главное, никто из руководства толком ничего не объяснил, ссылаясь на инструкцию Центра. Кто-то возмущался по этому поводу, кто-то иронизировал, кто-то принял это как должное: надо значит надо - Центру виднее…
        Ник привычно отсалютовал и встал на подъемник.
        - Черт с ними со всеми и их секретностью! Через пару недель буду уже на Земле, в нормальном мире среди нормальных людей, без параноидальной шпионской мании.
        Оказавшись в рубке управления, он совсем уже успокоился. Когда "Валькирия" плавно вышла из шлюзовой шахты в открытый космос и медленно начала удаляться от базы, и вовсе выбросил этот разговор из головы.
        Каждый раз во время от стыковки его охватывал внутренний трепет, вперемежку с необъяснимым детским страхом. Вот и сейчас он специально включил боковой обзор и, откинувшись в кресле пилота, наблюдал, как "Валькирия" бесшумно отшвартовывается от материнской базы. Сначала она была везде, заполняя все экраны, как бы нависая над ним всей громадой, а потом по мере удаления принимала свое гантелевидное очертание, вокруг которого, словно рой пчел, сновали туда-сюда огоньки кораблей - одни побольше, другие поменьше, создавая ложное впечатление некоего хаотичного движения.
        "Валькирия" четко следовала по направляющему ее с базы лучу с заданным ускорением. У Ника было примерно около трех часов свободного времени, пока челнок не удалится на заданное расстояние, когда ему придется взять управление на себя. Хотя это, наверно, громко сказано, "взять управление на себя". По сути, программа не давала свободного выбора.
        "То ли дело раньше, - подумалось сейчас Нику, - когда существовала ГСП[4 - ГСП - Группа Свободного Поиска]. Прошел трехмесячные курсы летной и навигационной подготовки, бери корабль класса "Д" и лети куда глаза глядят. На свой страх и риск, разумеется. Вот раньше были времена! Но почему-то программа была закрыта с формулировками "нецелесообразность, большие ресурсозатраты и неоправданные человеческие смерти".
        Гибло, конечно, много народу, но открытия стоили того - за пятьдесят лет границы Глубокого Космоса были отодвинуты на тысячи парсек. До сих пор специалисты продолжают изучать сделанные тогда находки и открытия. А я сейчас сижу турист туристом в рубке ультрасовременного корабля, последнего достижения человеческой мысли, и в видеоэкраны глазею как дурак. И ничегошеньки от меня не зависит - координаты заданы, бортовой автопилот ведет корабль по заложенной айтишниками программе. Да, кстати, проверить-то курс не помешало бы, это-то я по инструкции сделать обязан".
        - Штурман, выведи-ка мне на центральный экран наш расчетный курс, - распорядился он компьютеру корабля.
        На экране тут же побежали столбцы малопонятных символов, Ник поправился:
        - Графически. Окей, спасибо, так-то лучше… А это что такое? Что же это такое? Черт тебя возьми!
        На экране высветился маршрут, схематически изображенный изломанной линией, соединенной между собой четырьмя желтыми пульсирующими точками. От последней шла, забираясь значительно левее и вверх, прямая, раза в два превышающая расстояние между первой и четвертой точками. Она заканчивалась зеленым крестиком, обозначавшим конечный пункт назначения. Но не причудливая схема вызвала недоумение Ника, а то, что прямая линия начиналась у самой границы серой области, а заканчивалась где-то далеко в ее глубине.
        - Вот это да! Ай да Петр, ай да сукин сын! Да и Шеф хорош, хотя как он сказал? "Подробные инструкции и координаты получишь у Петра. Вопросы есть?"
        В такой Глубокий Космос Нику прыгать не приходилось. Да что там не приходилось, только один раз они с Колькой Сафроновым доставили груз в дальний сектор созвездия Персея, который, честно говоря, с большой натяжкой можно было отнести к пограничным секторам. Там больше десяти лет назад уже были налажены регулярные сообщения по нуль-тоннелям.
        В его представлении для изучения Глубокого Космоса были предназначены хорошо подготовленные исследовательские звездолеты с обученными специалистами на борту. Ну, или сорвиголовы из ГСП.
        - А чего это ты так разволновался? - спросил он у себя. - Пять минут назад восторгался ребятами, прошедшими ГСП, и клеймил бюрократов из Мирового Совета, запретивших практику таких полетов, а теперь испугался, что ли, прыгнуть на 500 парсек в глубину? Тем более что там уже висит исследовательская база. Специалисты с Земли что-то там нашли и исследуют. Это же, в конце концов, не прыжок в никуда, где случись чего, всю жизнь спасателей прождать можно. А точнее, пока система жизнедеятельности корабля свой ресурс не выработает.
        Ответ он знал, но не хотел его для себя формулировать.
        - Штурман, сколько понадобится времени на осуществление заданного полета и возвращение на Базу?
        - От 30 до 45 дней, в зависимости от уровня флуктуации в точках выхода, - доложил механический голос, разрушив надежду, еще теплившуюся в глубине души Ника.
        - Дай мне расстояние до расчетной точки в парсеках до третьего знака, пожалуйста.
        - 1 067, 343 парсек.
        - Это же максимум три нуль-перехода для этого типа кораблей, насколько мне известно?
        - Координаты прыжков рассчитаны так, чтобы обеспечить наименьшие энергозатраты и безопасность переходов, - невозмутимо доложил механический голос.
        - Пересчитай возможные переходы в два конца, чтобы успеть вернуться максимум через 10 дней по локальному времени.
        По экрану прошла рябь, и появилась немного более прямая траектория - две желтые точки вместо четырех и далее такая же пунктирная линия, завершаемая зеленым крестиком.
        - Это расчет с 95, 555 % вероятности возвращения до заданного вами времени, - доложил робот.
        - Вот и чудненько, - не скрывая своего облегчения, Ник откинулся в кресло, - давай перепрограммируй и вперед. До старта меньше часа осталось.
        - Это вне моей компетенции. Координаты заложены Главным Информаторием базы.
        - Чья виза на ней?
        У Ника еще теплилась надежда, что, возможно, координаты задавали айтишники из отдела Стива Паттерсона. Его он знал еще до поступления на службу. Тогда был вариант договориться.
        - Завизировано личным кодом начальника курьерской службы.
        - Ну что ты будешь делать! Ну что за идиотизм - вечно усложнять простые вещи. Ведь достаточно одного, максимум двух прыжков до границы. Там день для полной подзарядки. Вон, по графику отчетливо видно. И безо всяких дополнительных расчетов ясно, что флуктуация там зашкаливает и задержки не будет. А там единственный прыжок, и мы на месте. Ну Петр! Ну Овсянников! Старый перестраховщик! - он не заметил, как вскочил с кресла: "Спокойно, Ник, сосредоточься, надо просто немного подумать. Кто тебе запрещает воспользоваться Умкой?"
        - Штурман, напомни мне код полета.
        - "Зеленый" код.
        - Так, так, так… - забарабанил Ник по приборной панели пальцами: он всегда так делал, когда немного нервничал.
        "Зеленый" код присваивался обычным, дежурным полетам. Был бы код "желтым" или тем более "красным", тут не посвоевольничаешь. (По правде сказать, ему еще ни разу не доводилось летать под этими кодами важности.) А здесь вопрос, можно сказать, решен.
        УМКА - Универсальный Многофункциональный Квантовый Андроид. Так для простоты называли первые модели. Когда Нику исполнилось десять, отец сделал ему поистине царский подарок. Это был компьютер нового поколения. Их серийный выпуск начался лишь спустя пару лет. Умка была и в самом деле универсальна. Конструкторы сделали ее полностью совместимой со всеми существующими устройствами. Во всяком случае, с какими Нику до сего времени приходилось сталкиваться. Она могла работать как автономно, так и через нуль-сеть, подключаясь к Большому Всемирному Информаторию и скачивая из него недостающие для выполнения той или иной задачи программы и данные.
        Умка спокойно заменяла летные компьютеры как флайеров типа "земля - земля", так и легких челноков класса "Д". Конечно, после закачки в нее необходимых навигационных программ. Ник в свое время позаботился об этом, загрузив в нее все сведения по астрофизике, космологии, космонавигации всех существовавших с незапамятных времен типов космических аппаратов и поставив в режим он-лайн обновления данных.
        Что самое главное, Умка обладала псевдоинтеллектом. За десять лет Ник привязался к ней, как к другу. И относился скорее не как к машине, наделенной колоссальным объемом информации, а как, пожалуй, к человеку. Вряд ли он в этом признался бы даже себе, но это было так. Если другие люди могли с легкостью заменить устаревшую модель компьютера на более новую, то Ник свою Умку просто модифицировал. Что, впрочем, не составляло особого труда. Или взять хотя бы имя - Умка. Вон тот же Поль. Как он только ни называл свои универсальные ПК. Была у него и Снежная Королева, и Дюймовочка. Когда повзрослел - Зайка, Киска и так далее, все и не упомнишь. Сейчас вроде Тигренок. Или как-то так. А Ник как назвал ее Умкой, так и зовет до сих пор.
        Использование универсальных ПК в курьерских полетах не приветствовалось руководством, но и прямо не запрещалось. Кроме разве "желтого" кода важности, ну и, естественно, "красного", который приравнивался к боевому. Но это и понятно.
        Ник решительно встал из командирского кресла и открыл блок управления корабля. Как и следовало ожидать, центральный компьютер был запечатан личной пломбой Овсянникова. Впрочем, сорвать ее проблем не представляло, что Ник с некоторым колебанием и проделал.
        - Ничего, - утешил он свою совесть, - если я выполню свою миссию в два раза быстрее, то, по идее, должен еще и благодарность заработать.
        "Что главное в курьерской службе? - всплыло в его памяти очередное изречение Петра. - Это четко и в кратчайшие сроки доставить адресату корреспонденцию, можно раньше, а позже… - обычно в этом месте Овсянников делал длинную паузу, обводил всех присутствующих суровым взглядом и заканчивал: - "Позже" - такого понятия в нашей службе НЕ существует! Понятно, стажеры?"
        Отщелкнув клеммы, Ник активировал Умку и вставил ее на место жесткого диска бортового компьютера. По Умке прошла легкая вибрация. Было видно, как она немного видоизменяется, подстраиваясь под размеры и разъемы клемм корабельного компьютера. Через секунду из динамика послышался знакомый женский голос:
        - Ну что, мой друг любезный, неужели успел по мне соскучиться? Или опять что-то случилось? Кстати, в твоем почтовом ящике 27 непрочитанных сообщений, 15 из них от твоей матушки, одно от отца и 11 от твоего дружочка Поля. Его сообщения смело можно удалить, не читая. Как всегда, ни одного бита ценной информации. А вот матушке давно пора бы и ответить. Ну а что касается письма от отца…
        - Умка, подожди, пожалуйста! Сейчас есть дела и поважнее…
        - Голубчик, от твоей Аси сообщений нет, я же помню, что ты меня просил информировать об этом в первую очередь, - в голосе Умки явно сквозил сарказм!
        - У меня задание, - прервал ее Ник, - протестируй корабль.
        - Я этим сейчас и занимаюсь, неужели ты и вправду подумал, что мне интересно вести с тобой бессмысленные разговоры? - с легкой обидой в голосе ответила она. - С твоей мамой я уже переговорила. 20-го числа вся семья тебя с нетерпением ждет. Хотят получить подтверждение. Письмо от отца закодировано лично тебе, советую прочитать.
        - Да в том-то и дело, что со сроками неувязка выходит. Отпуск уже был подписан, а тут, как назло, срочное задание. А из-за некоторого "хомо не сапиенса" все наши планы летят в черную дыру!
        - Я уже прослушала в записи ваш разговор с бортовым компьютером и могу предположить, что тебе от меня нужно.
        - Я сам прикинул, что, сократив два перехода, можно спокойно уложиться ко времени. Я просто не вижу смысла прыгать зигзагами четыре раза и на каждом выходе под завязку пополнять энергетические накопители. Такую задачу и на "Берсеркере" за 15 дней вполне можно успеть выполнить. Непонятно. Что скажешь?
        - Вопрос некорректен.
        - Извини, это просто мысли вслух. - Ник иногда забывал, что общается не с человеком, а с машиной, хоть и наделенной псевдоинтеллектом. Хотя порой это помогало ему думать логически и ставить конкретные вопросы.
        - Ты согласна со вторым расчетом бортового компьютера?
        - Да.
        - Пилотировать "Валькирией" сможешь?
        - В рамках заданной программы.
        - Первой или второй?
        - Первой.
        - А почему не второй?
        - Потому что вторая не задана.
        - Черт побери, Умка, я порой не пойму, ты что, шутить научилась?
        - Вопрос некорректен.
        - База вызывает борт 103. Как слышите? Прием.
        Ник от неожиданности вздрогнул. Из-за ничего не значащей словесной перепалки с Умкой, а скорее от того что не мог решиться на несанкционированное изменение заданного маршрута, он совершенно отвлекся от реальности.
        На главном экране появилась хорошо знакомая физиономия Мишки Бирмана из навигационной службы. Тот, будучи на дежурстве, всегда пытался выглядеть серьезным, но его усыпанное конопушками лицо и слегка оттопыренные уши выдавали в нем неугомонного остряка и балагура.
        - База, слышу вас хорошо. Прием.
        - Через 60 секунд отключаем луч, готовься брать управление на себя. Как понял? Прием.
        - Понял, база, через 60 секунд взять управление на себя. Прием.
        - Контрольное время прыжка после перехода на автономное управление три минуты. Как понял? Прием.
        - Понял, три минуты. Прием.
        - Даю двойной отсчет, спокойного Космоса!
        - Спокойного Космоса!
        Экран погас, сверху в правом углу побежали цифры обратного отсчета.
        Ник всем телом потянулся в капитанском кресле. Ладно, как говорил кто-то из великих, "вперед, без страха и упрека!"
        - Приказываю тебе принять на себя обязанности бортового компьютера борта 103, перепроверить расчеты второго варианта маршрута и приготовиться к прыжку.
        - Стажер Ник, исполняющий обязанности командира борта 103, вы подтверждаете приказ о моем назначении бортовым компьютером борта 103?
        - Подтверждаю, - Ник в этот момент даже не обратил внимание, если так можно выразиться, на щепетильность Умки. Обычно она сразу по подключении вступала в работу, моментально сканировала и переключала на себя все узлы управления челноком.
        - Приказ принят, перехожу на автономное управление, сэр!
        Априори считалось, что чувство юмора у машин отсутствует, но Умка его часто озадачивала. Вот и сейчас, как и всегда, когда они пилотировали летательные аппараты, она неизменно переходила на "сэр". Наверное, выкопала в старинных рассказах, что раньше так было принято обращаться к старшему по званию.
        - Вот и хорошо, а то мы уже почти минуту в неуправляемом полете. Давай готовиться к прыжку, потом у нас будет время пообщаться.
        - До прыжка 27 секунд, садитесь поудобнее, сэр! Включаю антигравитационную систему. И не забудь принять транквилизатор.
        - Не умничай, проверь лучше обстановку в точке выхода.
        Вот и сейчас, то ли заботится о нем, то ли издевается. У Ника была маленькая проблема - его укачивало во время перехода. Появлялись легкое головокружение и подташнивание. По статистике 0, 001 % людей испытывали подобные симптомы, но Ник, в душе считая себя космическим волком, комплексовал из-за этого и как мог скрывал их от всех.
        - В заданной точке выхода флуктуация в пределах нормы, начинаю обратный отсчет. Десять, девять, восемь…
        Ник почувствовал знакомую вибрацию, предшествующую нуль-прыжку. Только на этот раз она была не внешней, а более глубокой и, казалось, пробирала до костей. "Принципиально другой тип двигателя", - промелькнули у него в голове слова Шефа.
        - Четыре, три…
        Внешние экраны помутнели. В глазах пошла рябь, сердце ухнуло куда-то вниз.
        - Переход завершен, вышли в намеченный квадрат. Все системы стабильны. Сканирую ближайший сектор пространства, - голос Умки шел как бы издалека. Странно, но привычной тошноты не было и зрение быстрее обычного приходило в норму.
        - Какая емкость энергонакопителей?
        - 74 %.
        - Сколько? - Ник не поверил собственным ушам. - Какая дальность прыжка?
        - Расчетная, 390 парсек.
        Вот это да! "Валькирия" явно таила в себе много сюрпризов.
        - Я правильно понял, что мы сожгли меньше четверти энергии?
        - Да, я перепроверила. Набор емкости накопителей идет почти в два раза быстрее, чем на челноках типа "Берсеркер".
        - Так это мы так и без подзарядки можем допрыгать.
        - По правилам совершать переходы с объемом энергоемкости ниже 25 % не рекомендуется во избежание…
        - Знаю - знаю, оставь свои нотации новичкам-первогодкам, - перебил ее Ник.
        - К нам идет нуль-сообщение, - сообщила Умка.
        - С базы? С каким грифом? - "Уже всполошились, что ли?" - мелькнуло в голове.
        - Пока не ясно, только начинает формироваться. Полностью спакетируется через 2-3 минуты.
        - Быстро как-то нас вычислили. Как будто знали новые расчетные координаты.
        - Бортовой компьютер передал. Он обязан дублировать на базу все свои действия, в том числе и расчет новых координат.
        - Я об этом как-то не подумал, - признался Ник. - Проведи расчет новой точки выхода, в нескольких парсеках от второй заданной, у нас будет время на подзарядку. Что-то не хочется мне сейчас объясняться с Овсянниковым.
        - В 4, 756 парсек от ранее намеченной есть удобная точка выхода. Флуктуация в пределах нормы.
        - Начинай подготовку к прыжку, немедленно! - Ник привычно откинулся в кресло.
        - Начинаю обратный отсчет, - голос Умки был сейчас лишен каких-либо эмоций. - Десять, девять, восемь, семь….
        Второй переход ничем не отличался от первого. Такая же глубокая вибрация, рябь в глазах и короткое ощущение свободного падения.
        - Переход завершен, - вытащил его в реальность бесстрастный голос Умки. - Вышли в намеченный квадрат. Все системы стабильны. Сканирую ближайший сектор пространства.
        - Энергоемкость? - с небольшой хрипотцой в голосе спросил Ник.
        - 47 %. Прошли 410 парсек.
        - Ну что, неплохая работа. Какой это сектор?
        - F 20031 - пограничная зона, дальше Глубокий Космос.
        - Да, так далеко я еще не забирался, - Ника разобрало любопытство. - Открыть внешний экран!
        Рубка управления мгновенно сделалась прозрачной, и Ник, вскрикнув, вцепился руками в поручни кресла. Он словно оказался парящим в открытом пространстве. Иллюзия была настолько полной, что ему понадобилось какое-то время, чтобы убедить свои обманутые органы чувств в том, что челнок никуда не пропал, что сам он все еще находится в рубке управления. Он все-таки потянулся к пульту управления, также парящему в пустоте, и без всякой надобности пощелкал каким-то тумблером. Потом отстегнул ремни и осторожно слез с кресла. Пол рубки был абсолютно прозрачен, но под ногами привычно чувствовалась его упругость. Ник хотел для верности на нем попрыгать, но, поколебавшись, передумал.
        - Верни пол, - чуть дрогнувшим голосом приказал Ник.
        Пол так же мгновенно принял свой обычный вид - хорошо, что Умка правильно поняла его приказ.
        В отличие от "Берсеркера", где обзор ограничивался передним экраном и верхним куполом, в "Валькирии" конструкторы решили этот вопрос, прямо сказать, кардинальнее.
        Ник сел в кресло, переборол желание защелкнуть ремни и снова скомандовал:
        - Полный обзор.
        Вид открывался поистине фантастический. И абсолютно незнакомый. Если еще на базе он находил привычные созвездия, то из этого сектора космос выглядел совершенно иначе.
        - Умка, доложи расчетное время до полного набора энергии.
        - Если флуктуация в этом секторе существенно не изменится, то от 17 до 19 часов.
        - Теперь, судя по возможностям "Валькирии", спешить нам некуда, остался один прыжок и мы у цели.
        - Есть некоторая проблема, - тон Умки оставался таким же нейтральным.
        - Что опять за проблема? - Ник насторожился.
        - Я хотела сообщить это сразу по моей активации, но события начали развиваться очень быстро.
        - Продолжай.
        - Я не полностью управляю "Валькирией", точнее сказать, мне доступно не более четвертой части всех систем челнока.
        - Я не совсем понял, как это на четверть? - Ник был ошарашен. - Как это возможно?
        - Здесь много закодированных систем, и я не могу в них войти и, более того, я даже не могу понять их предназначение. Мои возможности ограничиваются управлением системами навигации и жизнеобеспечения, и то, по всей видимости, не в полном объеме.
        - Этого ведь достаточно для выполнения задачи?
        - Да.
        - Но есть что-то еще?
        - Координаты конечного пункта назначения, - Умка сделала паузу, как будто пыталась подобрать слова, что для нее было несвойственно, - приблизительны.
        Это было что-то совсем невероятное.
        - Как это приблизительны? Ты что, перегрелась? Ты же рассчитывала переходы согласно заданным координатам, да и бортовой компьютер также провел до тебя все расчеты.
        - Все верно. Так было, пока работал маяк в конечной точке выхода. Я обратила внимание, что после первого и второго перехода координаты каждый раз незначительно, но менялись. Сейчас маяк молчит.
        - Возможно, какой-то кратковременный сбой?
        - Возможно.
        Ник задумался. С самого начало шло все как-то неправильно. Он постарался вспомнить подробнее предшествующие события. Началось все с неожиданного вызова к капитану и получения внеочередного задания. Странно, конечно, что Шеф решил лично отдать ему приказ. Но так иногда бывало. Мало ли что? И ничего особенного, не считая, конечно, переноса на неопределенный срок долгожданного отпуска, в этом не было. Дальше мимолетная встреча в дверях с человеком из Центра. Скорее всего, из Центра. Тот явно был важной персоной, судя по тому как он держался с Шефом. Затем короткие инструкции и предписание на "Валькирию". Почему именно ему доверили новейший челнок? Ник прекрасно понимал, что на базе достаточно куда более опытных пилотов, чем он. Ну, возможно, все были заняты на других заданиях. Так, что еще? Значит, дают самый быстроходный челнок, чем подразумевается, что надо как можно быстрее доставить груз на исследовательскую базу. И, в то же время, в бортовой компьютер закачивают хаотичные координаты точек выхода, что значительно увеличивает время выполнения задания. Странно? Пожалуй. Кстати, а что насчет груза?
        - Умка, ты можешь уточнить, что за груз мы везем? Хотя бы посмотри его маркировку.
        - Грузовой отсек пуст.
        С минуту Ник невидящим взглядом смотрел перед собой, потом с силой хлопнул себя по лбу.
        - Ну, конечно же, как мне это сразу не пришло в голову! - воскликнул он. - "Валькирия" и есть тот самый груз! Какой же я глупец. Это и объясняет то, что Умке не удалось войти в заблокированные системы корабля. Должно быть, нужен специальный код доступа для активации неведомых программ.
        Для чего они нужны, Ник даже не пытался ломать голову. И код доступа наверняка есть только у получателя. Чем больше он об этом думал, тем больше находил каких-то, на первый взгляд, несуразностей, которые в совокупности таковыми уже не казались. Теперь он хотел лишь одного - как можно быстрее доставить "Валькирию" в пункт назначения, передать ее получателю в целости и сохранности. Тут ему почему-то вспомнился Петр Овсянников, с любовью поглаживающий амортизаторы "Валькирии". И отбыть на базу. Там его, наверняка, ждет самый что ни на есть серьезный разговор с Шефом. Правда, времени обдумать свои контраргументы у него будет достаточно в обратном полете, так что сейчас Ник решил об этом не беспокоиться.
        - Так, Умка, вернемся к нашим координатам. Предлагаю ориентироваться на последние данные от маяка исследовательской базы. Что, кстати, находится в том секторе?
        - Этот сектор практически не изучен, данных мало. Я специально сделала запрос в БВИ. Зачитываю ответ:
        "Сектор F-1456/0002 представляет собой сильно разряженную туманность вытянутой формы размерами около 60?45?115 парсек, местами имеются пылевые скопления веретенообразной формы. Данные получены от беспилотных исследовательских зондов БИЗ-12567/346 и БИЗ-23799/1007 в 2456 и 2489 годах соответственно. Дальнейших исследований не проводилось в связи с их нецелесообразностью".
        - Интересно получается, - присвистнул Ник, - значит, никаких исследований в связи с нецелесообразностью.
        В глубине души он уже начал жалеть, что самовольно изменил заданный маршрут. Сейчас задание уже не казалось таким простым и понятным, становясь все более запутанным, если не сказать странным. Ник отчетливо понял, что ответы на вопросы находятся далеко за пределами его компетенции.
        "Ну а раз так, то и не буду забивать себе голову. Моя задача - доставить груз получателю, этим и следует заняться" - резюмировал он.
        - Как идет набор энергии?
        - С опережением графика. Сенсоры отмечают возрастающую активность флуктуационного поля, что нехарактерно для этого района. Среднее натяжение по шкале Бернанда-Рихтера от 12 до 14 террагерц, сейчас оно приближается к 16.
        - Вот это как раз как нельзя кстати, - Нику не терпелось поскорее добраться до цели. - Какое расстояние зафиксировано между первыми и вторыми координатами маяка?
        - 0, 3 астрономической единицы[5 - Астроном?ческая единица (а. е., au) - исторически сложившаяся единица измерения расстояний в астрономии, приблизительно равная среднему расстоянию от Земли до Солнца.Применяется в основном для измерения расстояний между объектами Солнечной системы, внесолнечных систем, а также между компонентами двойных звёзд.А.Е = 149 597 870 700 км.].
        - Прилично, но думаю, на месте разберемся - или прыгнем в низком режиме, или дойдем на гипердвигателях.
        - Натяжение поля достигло 19 террагерц, - доложила Умка. - Мне не нравится скачкообразный характер натяжения. Также не удается выяснить причину столь мощного возмущения.
        Ник бросил взгляд на индикаторы, стрелка показывала 19, 2. Пока ничего критического. При натяжении поля более 25 террагерц увеличивалась погрешность точности в точках входа и выхода, а свыше 30 нуль-переходы становились и вовсе не безопасны.
        - Энергоемкость 50 %.
        - Готовность один! - Ник поудобнее устроился в кресле и привычно защелкнул ремни. Он специально отдал эту команду. Теперь даже если натяжение поля приблизится к 25 террагерц, компьютер не отменит прыжок. Ждать несколько дней, пока не утихнут флуктуационные возмущения, у него уже не было сил.
        - Натяжение 23, энергоемкость 65, - монотонно прозвучал голос Умки. - Даю обратный отчет. Девять, восемь…
        "Все-таки какие-то странные скачки поля…" - успел подумать Ник, проваливаясь в темноту.
        Глава 2
        Сознание не хотело возвращаться, ужасно тошнило, во рту явственно ощущался железный привкус крови. Ник с трудом открыл глаза. Было ощущение, что ему бросили в лицо пригоршню песка. Он попытался проморгаться и скривился от боли. Рубка двоилась и расплывалась. Ник попробовал сфокусировать зрение на пульте управления. Там тревожно мерцали красные огоньки. Пахло горелой проводкой и чем-то кислым. "Меня все-таки вырвало", - подумал он, и эта мысль, как ни странно, вернула его к действительности.
        - Умка, доложи обстановку, - прохрипел он, губы едва слушались, все лицо свело словно судорогой.
        - Системы жизнеобеспечения в норме, энергоемкость 2 %, наши координаты не установлены. Есть сбои в работе 4-го, 7-го, 9-го и 12-го контуров. Произвожу дальнейшую диагностику.
        "4-й - это эмиттер силового поля, - лихорадочно соображал Ник, - 7-й - батареи энергонакопителей, 9-й - сканы дальней разведки, 12-й - это аппаратура нуль-связи".
        - Так, а что у нас с навигационной системой?
        - Все показатели в норме.
        - Ты же сказала, что координаты не установлены?
        - Навигационная система работает в штатном режиме. Координаты не установлены, так как невозможно определить контрольные точки отсчета.
        - Что за ерунда? - Ник похолодел. - В таком случае, где мы находимся?
        - Мы находимся в звездной системе, не зарегистрированной ни в одном каталоге. Продолжаю сканирование. Пытаюсь установить контакт с контрольными навигационными маяками.
        Ник отстегнул ремни и тяжело вылез из кресла. "Надо привести себя в порядок и собраться с мыслями". Ужасно хотелось пить. Ник отправился в кухонный отсек. Только выпив не меньше литра освежающего напитка, отдаленно напоминающего апельсиновый сок, он почувствовал себя лучше. "Сейчас бы принять настоящий душ, смыть с себя липкий пот, кровь вперемежку с собственной рвотой", - Ник мечтательно представил, как стоит под холодными водяными струями, запрокинув голову. Но такой роскоши на челноке, естественно, не было, и ему пришлось ограничиться ионным душем. Поставив интенсивность на максимум, Ник через какое то время почувствовал себя несколько бодрее.
        "Будем действовать поступательно, - решил он, - первым делом установим, что же собственно произошло".
        - Умка, дай запись рубки управления за минуту до последнего прыжка. В восьмикратном замедлении желательно, - добавил он.
        На экране тотчас же появилось изображение. Ник увидел себя сидящим в кресле пилота. Ракурс был взят со стороны и чуть сверху, так что отчетливо можно было видеть показания всех приборов. Вот он беззвучно дает команду о готовности, одновременно пристегивается. Умка начинает отсчет, это видно по меняющимся цифрам в правом верхнем углу экрана: 9, 8, 7, 6, 5… Вот экран покрывается рябью, и одновременно изображение начинает вытягиваться, очень напоминая комнату смеха с кривыми зеркалами. 3, 2… Уже нельзя различить ни одного предмета, настолько они вытянулись в виде разноцветных линий. Последнее, что видно на экране, - это радуга и сразу чернота…
        Нику не один раз доводилось просматривать запись нуль-перехода. Ничего необычного и в этот раз. Он знал, что через секунду все до мелочей повторится, но только в обратной последовательности. Экран начал проясняться, вот уже можно различить пульт управления, очертания приборов, вот он сам, откинувшийся в кресле. Ник уже собрался ускорить воспроизведение, как вдруг центральный экран озарила нестерпимо яркая вспышка. Ник непроизвольно откинулся, что есть силы зажмурив глаза.
        - Стоп запись, уменьшить яркость, верни до вспышки, еще раз, стоп! - скороговоркой прокричал он.
        Когда в глазах перестали плясать радужные круги, уже спокойнее скомандовал:
        - Включай, Умка, и дай 16-кратное замедление.
        На этот раз свет от вспышки медленно заливал рубку управления. Умка немного затемнила изображение, и сейчас глаза не резало ослепительной болью. Все внимание Ника было приковано к центральному экрану. Сейчас стало заметно, как системы жизнеобеспечения пытаются снизить яркость излучения, включая один за другим световые фильтры. Но автоматы явно не успевали. Один за другим на панели управления вспыхивали красным цветом тревожные индикаторы. Нику не надо было всматриваться в их показатели. Было и так понятно, что корабль подвергается мощнейшему внешнему воздействию. Хорошо, что запись производилась в замедленном режиме. Звука не было. Ник представил себе одновременный вой датчиков тревоги, который еще недавно наполнял рубку, и поежился.
        Весь экран как будто залило море огня, и ничего нельзя было различить в этом адском пламени. Но вот автомат стал отщелкивать изображения на удаление. Картинка постепенно уменьшалась, яростное сияние словно стекало с периферии к центру экрана.
        - Вот это да! - только и мог выдавить Ник.
        В центре экрана, взметая, словно щупальца, огненные протуберанцы, величественно полыхала звезда. Зрелище было настолько завораживающее своей красотой и нереальностью, что чувство опасности куда-то отступило. Ник в ступоре смотрел в огненную пучину, в которую со скоростью 500 километров в секунду неотвратимо погружалась "Валькирия". Он почти физически ощутил, как гигантские гравитационные тиски звезды пытаются смять защитное поле челнока, чтобы потом в один миг превратить его в короткую вспышку фотонов.
        Экран снова зарябило, очертания поплыли, словно размазываясь. Затем наступила темнота. "Аварийный джамп-прыжок", - понял Ник. В этой ситуации компьютер жизнеобеспечения принял единственно верное решение. Аварийный джамп-прыжок применялся настолько редко, что Ник знал о нем только из короткого технического курса, который им начитывали перед зачислением в учебку. В критической ситуации, в которую он, похоже, и умудрился попасть, компьютер произвольно выбирал новые координаты выхода и без точных вычислений выбрасывал корабль из опасной зоны. Новая точка выхода могла оказаться на расстоянии от нескольких астрономических единиц до одного парсека. Правда, Ленька Пантелеев рассказывал, что опытные звездолетчики между собой называли его "билет в один конец". Что, мол, при аварийном джамп-прыжке можно оказаться размазанным в подпространстве, как масло на хлебе. Так ли это на самом деле или это была одна из многочисленных страшилок, передаваемая курсантами учебки из выпуска в выпуск, Ник не знал. Но он был жив, и это его вполне устраивало.
        Ник почувствовал, что опять на него наваливается усталость. Возможно, это была запоздалая реакция организма на пережитую опасность. Но расслабляться было нельзя. Несмотря на то что из отчета Умки следовало, что в данный момент кораблю ничего не угрожает, нужно было срочно прояснить сложившееся положение.
        Мысли путались, Ник не знал, с чего начать. Корабли класса "Д" ("Валькирия" принадлежала к ним, хотя, возможно, и превосходила их по своей технической оснащенности) были полностью автономны и практически не требовали участия человека в их работе. В бортовых компьютерах хранились бесчисленные множества алгоритмов действий во всех ситуациях, которые когда-либо случались в истории космонавтики. Конструкторы челноков предусмотрели и определенный резерв для воспроизводства вышедшей из строя аппаратуры. Пилот был, по большей части, наблюдателем, и в его задачи входила координация действий системы во внештатных ситуациях. Сейчас вмешиваться в работу систем корабля не имело смысла. Легкая вибрация и помигивание контрольных датчиков показывали, что "Валькирия" находится в режиме регенерации. Когда она закончится, Умка даст окончательное заключение о состоянии корабля.
***
        "Пожалуй, на данный момент главное - это установить мое местоположение", - Ник не совсем понял, что имела в виду Умка, когда сказала, что "координаты не установлены, так как невозможно определить контрольные точки отсчета".
        "Никогда не слышал, чтобы кто-то попадал в подобную передрягу. Ну не в том смысле, что никто до меня не оказывался в такой опасной близости от звезды. Вон, тот же Овсянников в экспедиции к квазару. Это еще похлеще будет. Но вот чтобы навигационные системы потеряли связь с нуль-пространственными маяками? Такого я что-то не припомню. Странно. Навигационная система же в норме? - размышлял Ник. - С другой стороны, вырваться из самого пекла звезды и без особых последствий? - Его в который раз пробил холодный пот. - Наверняка в навигационной системе все-таки произошел какой-то сбой".
        - Дать внешний обзор! - скомандовал он и тут же поспешно добавил: - Затемнить пол.
        В этот раз он был внутренне готов к "свободному" парению, но после всего недавно пережитого все-таки предпочел не только чувствовать, но и видеть привычное матовое покрытие рубки.
        "Валькирия" висела в темноте космического пространства. Конечно, это была иллюзия, корабль летел с той же скоростью, какую имел до прыжка, около 500 км/с. Возможно, даже больше. Чудовищная гравитация местного светила, в опасной близости от которого ему довелось оказаться, придала добавочное ускорение "Валькирии", затягивая ее в свою бездну. Но Ника сейчас это мало интересовало. "Валькирия", окруженная силовым полем, которое можно было заметить разве что по редким вспышкам сгорающих в нем мелких метеоритов, неуклонно удалялась от звезды. Ник развернул кресло на 180 градусов. Сейчас она казалась маленьким желтоватым пятнышком размером не больше шарика для пинг-понга. Аварийный джамп-прыжок прошел безупречно. "Валькирия" вышла на безопасном расстоянии, но и не оказалась слишком далеко. "Хоть в чем-то мне сегодня повезло", - грустно усмехнулся Ник.
        Что-то его тревожило, но он не мог понять, что именно. За последние часы произошло столько событий, что мысли разбегались в разные стороны, одна быстрее другой, и он не мог сосредоточиться ни на одной из них. Откуда взялась здесь звезда, да еще, по всей видимости, со своей звездной системой? Тут в радиусе 100 парсек космических тел размером больше астероида просто не могло быть.
        - Умка, проверь расчеты нашего прыжка в сектор F-14056/0002 с учетом скачка флуктуации в точке входа.
        - Уже проверила. Флуктуация не превышала 23, 5 единиц, поэтому погрешность точности выхода минимальна.
        - Тогда объясни мне, любезная моя, как вдруг здесь оказалась эта звезда? - неожиданно для себя перешел на шутливый тон Ник.
        - Судя по интенсивности и спектру излучения, она относится к звездам класса G2. Так что, мой дорогой Ник, она здесь уже не меньше пяти миллиардов лет.
        "А почему, собственно, и нет? - теперь мысли побежали в одном направлении. - Что если, действительно, исследователи обнаружили в этой туманности звездную систему, но по какой-то причине пока не занесли ее в общегалактический межзвездный реестр? Дали мне безопасные координаты выхода, а я, безмозглый самонадеянный кретин, взял да и по своему усмотрению их подкорректировал?"
        Мозаика, кажется, начала складываться, и Ник заметно повеселел. Если это так, а это именно так, а никак иначе, то остается только дать о себе знать или поймать сигнал с исследовательской базы. Жаль, конечно, что нуль-связь не работает. Но ничего, в радиусе звездной системы и лазерная связь сойдет. Конечно, это займет на порядок больше времени. Он поймал себя на мысли, что его уже не так беспокоит возможность опоздать на Эксельсиор. Главное - выполнить задание, а то, что ему пришлось недавно пережить, пожалуй, с лихвой заменит собой любое реалити-шоу. Только надо будет не забыть сделать копию записи полета. А то наверняка после разбирательства с руководством все данные бортовых компьютеров изымут. А то, что будет разбирательство на самом высшем уровне, Ник больше не сомневался.
        - Умка, что в эфире? Никаких сигналов с принимающей базы?
        - Нет, сканирую на всех частотах, в том числе и аварийных. Наши позывные так же идут с момента выхода корабля в этой точке пространства.
        Ника немного раздражало, что ему приходится задавать Умке риторические вопросы. Конечно, если бы сканы запеленговали позывные исследовательской базы, то ему об этом сразу же доложили бы. Но просто так сидеть и ничего не делать он не мог.
        Тут в нем проснулось любопытство. Интересно, чем это так заинтересовал исследователей этот сектор и почему работы проводятся в такой секретности?
        - Умка, есть уже какие-нибудь данные по этой звездной системе?
        - Как я уже говорила, это звезда класса G2, и на данный момент я зарегистрировала пять планет-спутников, находящихся от нее на расстоянии 0, 3; 0, 85; 1, 2; 3 и 5, 5 астрономических единиц соответственно. Более точные данные смогу привести после дополнительных расчетов их эксцентриситетов. К пятой, самой удаленной от местной звезды, планете мы приблизимся через 7 часов, если будем идти с той же скоростью. Далее располагаются два плотных пояса астероидов на расстоянии в 10 и 15 астрономических единиц. Первый, скорее всего, относится к смешанному классу SM: спектральный анализ показывает большое содержание как силикатов, так и металла; что касается второго пояса, то в связи с отказом в работе сканов дальнего действия…
        - Постой, - прервал ее Ник, - астероиды - это конечно очень занимательно, но меня все-таки больше интересуют планеты. Есть ли в них что-нибудь необычное, ну или, скажем так, редкое? Что-то же должно было заинтересовать земных исследователей?
        - В космосе много необычного, - Умку явно больше интересовали астероиды. - Две планеты, вторая и третья, если считать по удалению от их материнской звезды, можно отнести к подгруппе М. Точный индекс Гаусса без дополнительных исследований определить затрудняюсь, но, возможно, в диапазоне от 5 до 8.
        Ник просто остолбенел. Еще не до конца поверив в услышанное, он тихим голосом переспросил:
        - К какому классу относится эта звезда?
        - Мне несложно повторить это и в третий раз, - в голосе Умки он уловил нотки раздражения, или ему это просто показалось? - Звезда класса G2.
        Это было невероятно. Ник с трудом сдержался, чтобы не закричать: "Бинго!"
        "Конечно, это еще ни о чем не говорит, - мелькало у него в голове, - это, конечно, надо проверить, очень тщательно проверить и даже не один раз проверить. Это же надо, такое совпадение - звезда класса G2, планета, точнее две планеты, подгруппы М и от 5 до 8 по десятибалльной шкале Гаусса!" Он отчетливо вспомнил, как их преподаватель по экзобиологии любил повторять:
        "При всем бесчисленном многообразии Вселенной, найти звезду класса G2, к которому, как вы все хорошо знаете, принадлежит и наше Солнце, очень непросто. Тем более если у этой звезды есть своя планетарная система. А если там вдруг окажется планета подгруппы М, к которой относится и наша старушка Земля, то это просто неслыханная удача! На такой планете очень вероятно возникновение и существование биологической жизни. А чтобы определить потенциальную вероятность, и применяется метод Германа Гаусса".
        - Начинаем торможение! Рассчитай кратчайшую траекторию возвращения к третьей планете.
        - Расчет траектории готов, - Ник не переставал удивляться быстроте вычислений Умки. - Вывожу визуальный ряд на экран.
        На экране появилась трехмерная проекция звездной системы с пятью разными по размерам и цвету шарами. Пульсирующей точкой была отмечена "Валькирия". Пунктирная линия расчетной траектории почти вплотную приближалась к последней, пятой планете, огибала ее и устремлялась в обратный путь к их новой цели - к голубоватому и пока безымянному шарику. Нику сразу стало понятно решение Умки. Гравитация пятой планеты поможет существенно снизить скорость "Валькирии", что позволит сократить время для осуществления маневра разворота.
        - Расчетное время подхода к третьей планете составляет 19 часов.
        - Отлично, Умка, выполняй!
        По легкой вибрации Ник понял, что включился режим торможения - "Валькирия" меняла курс.
        Только теперь он почувствовал, как проголодался. "Сейчас надо плотненько так подкрепиться, а затем хорошенько выспаться, - решил Ник. - Тогда я снова стану полноценным человеком".
        Корабельный рацион был довольно разнообразным, но за год службы успел изрядно поднадоесть. Но в этот раз Ник с большим удовольствием соорудил себе несколько трехэтажных бутербродов, обильно полив их кетчупом, майонезом и горчицей. Дожевывая последний кусок уже в кресле пилота, промычал:
        - Умка, буди меня, только если рядом рванет сверхновая! - потом, немного поразмыслив, что машина может понять его буквально, добавил: - Приказ отменяется, работаем в штатном режиме.
        Кресло услужливо видоизменилось, приняв горизонтальное положение.
        Уснул он мгновенно, словно ушел в нуль-прыжок. Сказались выпавшие на его долю усталость и тревога. Но в отличие от состояния небытия при переходе, Нику снились сны, хаотично наплывающие друг на друга и плавно переходящие из одного в другой. Земля, родители, бабушка. Их дом на Телецком озере.
        Вся семья сидела за большим столом. Мама что-то оживленно рассказывала папе, при этом активно, в так любимой отцом манере, жестикулировала. Бабушка молча смотрела и улыбалась. Нику было хорошо и спокойно. Наконец-то не надо никуда спешить, а просто можно вот так сидеть, не спеша смакуя из заиндевевшего бокала ягодный морс. Ник безмятежно улыбался, понимая, что выглядит сейчас не как космический волк, а как мальчишка, безмерно соскучившийся после долгой разлуки с родными. И ничего не мог с этим поделать.
        Тут в дверь требовательно постучали, и, не дожидаясь ответа, в комнату вошел как всегда мрачный Овсянников. Почувствовав недоброе и чтобы понапрасну не тревожить родителей, Ник, радушно улыбаясь во весь рот, быстро поспешил к Петру навстречу, немного невежливо развернул его и, кивнув успокаивающе своим, вывел в сад.
        Стояла темная ночь. Беспрерывно трещали цикады, а теплый ветерок доносил сладковатый запах цветов. Черное небо было сплошь усыпано яркими звездами. Они мерцали, переливались и как будто подмигивали Нику. "Ну, что за человек этот Овсянников? Одним своим присутствием ухитрился испортить такую идиллию!"
        Петр, по своему обыкновению, тяжело вздохнул, ткнул пальцем в звездное небо и медленно с расстановкой произнес: "Стажер, если ты сегодня же не доставишь "Валькирию" до пункта назначения, звезд тебе больше не видать! И уж точно не из рубки управления каким бы то ни было кораблем".
        - Звёзды! - закричал Ник и проснулся.
        Сердце бешено колотилось. Он тупо уставился на циферблат часов. По ним выходило, что проспал он не больше двух часов. Звёзды. От нехорошего предчувствия сердце сжалось. Ник уже знал, что увидит. Он все-таки помедлил, прежде чем отдать команду:
        - Умка, полный обзор!
        Он молча стоял в пустоте, глядя прямо перед собой. Где-то впереди мерцало защитное поле, еще чуть дальше по курсу плыл красноватый шар пятой планеты. Он уже был величиной с баскетбольный мяч. Через час диск планеты увеличится вдвое и можно будет уже невооруженным глазом рассматривать рельеф ее поверхности. Ник обернулся. Звезда казалась светящейся точкой, "Валькирия" удалилась от нее по меньшей мере на 600 миллионов километров.
        Ник безучастно огляделся вокруг. Сейчас он думал только о том, почему он не заметил этого сразу? Может быть, так устроен человеческий мозг? Если глаза видят то, чего не может быть, тогда разум не верит своим органам чувств и просто блокирует сигналы? Правда, в данном случае все было наоборот. Глаза не видели то, что должны были видеть. Его окружала абсолютная, черная пустота. Привычной россыпи звезд не было. Только прямо по курсу висел красный диск приближающейся планеты, да позади еле тлел огонек неизвестной звезды. "Может, я еще сплю?" - пронеслась у него шальная мысль, но он ее тотчас отбросил.
        - Умка, я правильно понимаю, мы находимся в неизвестной звездной системе, с неизвестными координатами и эти координаты невозможно рассчитать, так как нет контрольных точек отсчета? - Ник начал потихоньку заводиться. - А если перевести это на нормальный человеческий язык, то в радиусе видимости нет ни одного известного нам созвездия, чтобы мы могли выяснить хотя бы примерное наше местоположение. А если быть совсем уже точным, то нет ни одной, даже самой завалящей звезды! - он уже почти кричал. - Хотя нет, что это я, есть одна, в которую мы чуть не влетели. Ох, какое везенье! И вот нате вам, оказывается и она НЕизвестная! - Скажи-ка мне, супермозг, как могло такое случиться: прыгнули по одним координатам, а вышли не то что по другим, а вообще ни по каким? Что это, другая Вселенная с одной звездой? Или черная дыра? Или, может быть, как там его раньше называли? Рай? - Ник понимал, что несет чепуху, но не мог заставить себя остановиться. - Что показывают твои хваленые супер датчики?
        - Во-первых, что у тебя поднимается артериальное давление, - невозмутимо произнесла Умка.
        - Во-вторых, это не черная дыра и не мини-Вселенная. Я не хочу даже дискутировать по этому поводу. В-третьих, прыжок прошел по заданным координатам. И если тебе это интересно, у меня есть кое-какие соображения по поводу того, где мы находимся…
        - Только соображения? Прекрасно! Я-то это уже знаю наверняка!
        - И где же мы? - все так же невозмутимо поинтересовалась Умка.
        - Где, где… - не выдержал Ник. - Чуть пониже спины! Только вот не знаю еще, у кого!
        - Я ожидаю данных от зондов-разведчиков, чтобы обобщить информацию, - не обращая внимания на его слова, продолжила Умка. - Но уже сейчас могу сказать, что это закапсулированная область пространства. Физические законы здесь тождественны законам нашей Вселенной, так что, спешу тебя успокоить, мы не в Раю. Единственно непонятно ведут себя квантово-волновые процессы. Возможно, в этом кроется причина практически полного отсутствия в этом секторе флуктуации поля.
        - Отсутствует флуктуация поля?
        - Да, натяжение поля в диапазоне от 0, 001 до 0, 003 террагерц.
        - Еще один сюрприз, - с досадой проговорил Ник, - а у нас осталось всего 2 % от мощности, все остальное ушло на переход и на эмиттеры защитного поля. Еще бы чуть-чуть, и превратились бы в фотоны этой звезды.
        - Уже 1,5 %, - поправила его Умка. - Здесь расход энергии идет значительно быстрее.
        - Какие варианты дозаправки?
        - Один. Местное солнце. Но понадобится время.
        - Сколько?
        - Один, максимум два процента мощности в месяц при условии полной гибернации.
        "Полная гибернация" - Ника даже передернуло. Он представил себе "Валькирию" с погашенными бортовыми огнями, безжизненно вращающуюся вокруг местного светила и себя, замурованного в ней, - полумрак аварийного освещения, ионный душ раз в месяц, питание таблетками-концентратами.
        - Это же как минимум полтора-два года, чтобы выбраться из этой западни? - на всякий случай уточнил он.
        - Не могу ответить наверняка. Возможно, мы не сможем пробить это пространство. Я бы рекомендовала попробовать сначала вывести аварийный зонд-передатчик. Сопоставив все имеющиеся факты, с большой долей вероятности можно считать, что исследовательская база как раз и занималась изучением этого объекта. Только она находится за пределами пространственного "кокона", а мы внутри него. И то, что здесь нет ни одного земного зонда, говорит о том, что кроме нас сюда попасть еще никому не удалось.
        - Пространственный "кокон", - как бы пробуя эти слова на вкус, повторил за ней Ник. - Это какая же вселенская катастрофа должна была произойти, чтобы свернуть пространство вокруг целой звездной системы?
        - Капсулирование этой звездной системы носит, скорее всего, искусственный характер. Технология, принципы и даже возможность осуществления такого масштабного действия мне не известны. Также очевидно, что для поддержания этой системы в стабильном состоянии необходима постоянная подпитка ее энергией. Какая требуется для этого мощность, не известно. Чтобы это выяснить, потребуется узнать природу искривления пространства и тип наведенных полей, вызвавших эту капсуляцию. Такие данные в моей памяти не содержатся. Однако речь, очевидно, идет о мощностях порядка петаджоулей, так что местная звезда почти наверняка закольцована в этот энергетический контур.
        Сказать, что Ник был ошеломлен, значит ничего не сказать. Слушая бесстрастный голос Умки, словно та рассказывала об очередной вспышке на Солнце, он еще не до конца понимал, какой сюрприз преподнес ему Его Величество Случай. Но то, что это далеко не заурядное событие не только для стажера Ника, но и для всего человечества в целом, было уже ясно.
        - Ты хочешь сказать, что мы наткнулись на сверхцивилизацию?
        - Точнее, пока только на следы ее деятельности. Ответ на твой вопрос может находиться на одной из трех ближайших планет этой звезды. Об этом можно судить по экстраполяции векторного натяжения поля. Через 15 часов подойдем к зоне досягаемости наших радаров, тогда проведем сканирование. Возможно, что-то удастся прояснить.
        - Будем вступать в контакт? - Ник пытался хоть что-нибудь вспомнить из курса лекций по возможным контактам с представителями другой цивилизации, но из-за волнения в голову приходили только несвязные обрывки.
        - Меня смущает, что кроме "кокона", других следов разумной деятельности мы пока не обнаружили. Я за все время не зафиксировала ни одного упорядоченного сигнала. Радиоспектр низкий. Его дает местная звезда. Возможно, когда подойдем ближе к третьей планете, удастся установить что-нибудь еще.
        - Да, это действительно странно, - Ник хорошо помнил из школьной программы, что радиоспектр планеты, освоившей радиовещание и телевидение, должен превышать радиоспектр материнской звезды. Цивилизация, сумевшая закрыть свою звездную систему пространственным "коконом", не может не знать радиологию. Одни сплошные догадки!
        - Можно предположить все, что угодно, но ты права, надо подойти ближе, - Ник задумчиво почесал подбородок. - Значит, у нас примерно 15 часов в запасе. Давай поговорим о "коконе". Ты считаешь, что из него нельзя вырваться. Тогда скажи мне, как мы в него сумели попасть?
        - Я это не утверждаю, а только предполагаю, основываясь на имеющихся данных. Натяжение здешнего пространства увеличивается в геометрической прогрессии с удаленностью от звезды и, наоборот, уменьшается к ее приближению. Возможно, нам просто повезло, что точка выхода была практически в ее "кроне". - При этих словах Ник снова поежился. - В противном случае "Валькирия" попала бы в горизонт событий и навечно осталась бы в пространстве-времени "кокона". Возможно, также сыграл свою роль гипердвижок корабля нового поколения. Из-за нехватки данных предположений можно настроить и больше. Но одно точно - без предварительных исследований и испытаний на зондах-разведчиках прыгать из "кокона" равносильно самоубийству.
        - Получается, что земная исследовательская база, скорее всего, бьется над проблемой проникновения в это пространство, - вслух начал размышлять Ник. - Для этого, видимо, им и понадобилась "Валькирия". А я вместо того чтобы доставить ее специалистам, умудрился решить эту задачу кардинально, вломившись сюда как слон в посудную лавку. А что теперь с этим делать, совершенно не представляю. Хорошенькая история получилась. Похоже, моя карьера в Космических Силах на этом и закончилась.
        Ему стало жалко себя, стыдно перед отцом, так мечтавшим, чтобы сын пошел по его стопам. В этот момент он как-то не думал, что ему никогда не удастся выбраться живым из этой передряги. Тому причиной была то ли молодость, то ли вера во всемогущество земной техники и людей, которые во что бы то ни стало придут к нему на помощь.
        Наверняка база зафиксировала возмущение пространства "кокона", когда его пронзала "Валькирия". Значит они знают что он здесь. Оставалось только ждать и по возможности исследовать эту загадочную планетную систему. Эта мысль немного приободрила Ника. Возможно, он первым вступит в контакт с ранее неизвестной разумной расой и его имя навсегда войдет в учебники по истории освоения Космоса. А победителей, как говорили еще в стародавние времена, не судят.
        - Умка, разбуди меня, когда подойдем на расстояние действия радаров, - Ник понял, что ему все же следует перво-наперво хорошенько выспаться. Мозг отказывался трезво анализировать поступающую информацию. Еще бы, он бодрствовал больше 40 часов!
        "Как много произошло за это время", - думал Ник, понемногу погружаясь в сладкие объятия Морфея.
***
        В этот раз он спал без сновидений, и как только мелодичные звуки колокольчиков достигли его сознания, он открыл глаза.
        - "Молодец Умка", - похвалил ее про себя Ник. Он терпеть не мог корабельные будильники, своим визгом напоминающие аварийную сирену.
        Ник чувствовал себя превосходно и первым делом отправился на кухню. Традиционно после пробуждения он пил кофе. К нему он пристрастился от бабушки. Удивительно, что когда-то натуральный кофе считался вредным для здоровья. Как, впрочем, и шоколад. Ника всегда удивляло, как медики разных эпох диаметрально противоположно трактовали воздействие на организм одних и тех же веществ.
        - Ну что там у нас? - с набитым ртом спросил Ник.
        - Даю неполную панораму, - тотчас же отозвалась Умка. - Мы находимся на расстоянии трех миллионов километров от третьей планеты. Час назад перешли в режим торможения. Через два часа можем встать на орбиту. Я выслала четыре зонда-разведчика, скоро начнем получать изображение ее поверхности.
        - Не мало ли зондов?
        - К сожалению, на "Валькирии" не предусмотрено больше десяти зондов. Шесть в данный момент изучают пояса астероидов. Вернутся не раньше, чем через пятьдесят часов.
        - Сдались тебе эти астероиды, - проворчал Ник, но потом миролюбиво добавил: - Ну, хорошо, в нашем положении спешить некуда.
        Жуя бутерброды с консервированной бужениной и прихлебывая неторопливо кофе, Ник осматривал окрестности. Собственно говоря, смотреть было не на что. Вокруг простиралась чернота, только впереди желтела звезда. Планету, к которой сейчас стремительно неслась "Валькирия", видно не было. Ник добавил увеличение, но безрезультатно. Та находилась в апогее от корабля и, вдобавок ее сейчас скрывал диск материнской звезды. Нику не терпелось поскорее рассмотреть планету, и он уже собрался спросить у Умки, когда та наконец появится в зоне видимости их сканов. Но машина вновь его опередила.
        - Начинаю получать сигнал, перевожу изображение на экран.
        Главный экран разделился на четыре квадрата. Три продолжали рябить, однако на четвертом начало проявляться изображение.
        - Ого! - помимо воли вырвалось у Ника. - Плывущий в темноте голубоватый шар неизвестной планеты пронзительно напомнил ему Землю. - Ого-го! - Ник непроизвольно подался к экранам. - Там еще и облака? Если состав атмосферы хоть на четверть окажется сходным с земным, я станцую ча-ча-ча!
        - Есть данные спектрального анализа атмосферы, - невозмутимо сообщила Умка.
        - Ну? - только и смог промычать Ник.
        - Даю данные до второй цифры после запятой. Более точные сообщу после забора атмосферы.
        - Давай, Умка, не тяни, - с мольбой в голосе попросил Ник.
        - Азот - 75, 03 %. Кислород - 21, 08 %. Аргон - 1, 01 %. Углекислый газ - 0, 04 %.
        - Вот это попадание! - еще до конца не веря услышанному, воскликнул Ник.
        - Идентичность с земной атмосферой - 98, 9 %. Есть превышение инертных газов, но для человеческого организма - в пределах нормы. Радиоактивный фон также не превышает земной. Период обращения вокруг материнской звезды - 324, 56 дня, оборот вокруг своей оси - 22 часа 16 минут.
        - Это просто невероятно! Она же близнец Земли! - запричитал Ник. - Этого просто не может быть! Вот это попадание так попадание! Это как же меня так угораздило-то, а?
        - Кто-то обещал ча-ча-ча, - бесстрастно отозвалась Умка.
        - Да я б тебя всю расцеловал! - захохотал Ник, пускаясь в пляс.
        На экранах тем временем пошли изображения немного с других ракурсов. Зонды специально вышли на разные орбиты. Нижний шел на высоте 50 000 км от поверхности и давал более четкую картину. На экране возникло изображение плотного слоя белых перистых облаков. Изредка в них попадались разрывы, и тогда можно было рассмотреть зеленые равнины, перемежающиеся с густыми лесами.
        - Остальные три зонда проводят топографию поверхности планеты, скоро у нас будет более-менее подробная ее карта.
        - Меня интересуют в первую очередь постройки искусственного происхождения.
        - Запасись терпением, если бы у нас не были повреждены сканы дальнего действия, мы бы еще 20 часов назад имели полную информацию по этой планете. Начиная от состава и температуры ее ядра до бактерий, живших здесь миллион лет назад.
        - Регенерация не удалась?
        - Нет, требуется полная замена всех сверхчувствительных датчиков. Силовое поле не смогло полностью погасить жесткое излучение звезды.
        - Ну что же, будем довольствоваться тем, что имеем. Ты говорила, что тебе неподконтрольна часть систем "Валькирии"?
        - Большая часть, - поправила его Умка.
        - Судя по всему, если мое предположение на счет "Валькирии" верно, - начал размышлять вслух Ник, - тогда наверняка она должна быть оснащена оборудованием для работы в этом секторе пространства. Конечно, ученые с исследовательской базы не могли точно знать, что здесь найдут, но как раз поэтому, возможно, попытались предугадать различные варианты развития событий. В любом случае надо попробовать активировать недоступное тебе оборудование.
        - Это возможно сделать только одним способом.
        - Да, Умка, придется отстранить тебя от управления кораблем, - уже подойдя к панели, сказал Ник.
        Отсоединив клеммы, он аккуратно достал Умку и, немного подумав, начал медленно ее растягивать. Обычно он носил ее как браслет на левой руке, но сейчас, растянув до нужной длины, защелкнул вокруг шеи. Теперь Ник мог отдавать ей команды, даже не произнося слова вслух, а для получения ответов не надо было подносить устройство к уху. Затем так же аккуратно он водрузил на место бортовой компьютер "Валькирии".
        - Компьютер борта 103 готов к работе, - тут же донеслось из динамиков. - Сканирование автоматических систем корабля показывает многочисленные сбои в работе контуров….
        - Отставить доклад, - перебил его Ник. Ему сейчас совершенно не хотелось выслушивать длинный перечень повреждений "Валькирии". Тем более что большую их часть можно было исправить или заменить только на стационарной верфи базы.
        - Что ты можешь сообщить мне по сектору, в котором мы сейчас находимся? - не особо надеясь узнать что-нибудь новое, задал вопрос Ник.
        - Предположительно мы находимся в звездной системе Z-2, сектора F-14056/0002, подсектор - А133. Звезда относится к группе G2, в ее планетарную систему входят пять планет….
        - Стоп-стоп-стоп… - скороговоркой прервал его Ник - Значит, система Z-2 сектора F-14056/0002 подсектора А133? Насколько мне известно, в навигационных картах не значатся ни система Z-2, ни подсектор А133. Сектор F-14056 есть, пожалуйста, а подсектора А133 в секторе F-14056 нет. Что ты мне на это скажешь?
        - Вам необходимо активировать код доступа к закрытым файлам. Введите пароль.
        - Что ты несешь! Какой еще пароль! - в недоумении воскликнул Ник. - Я в этом полете исполняю обязанности командира челнока "Валькирия", борта 103. Я обладаю полномочиями задействовать любые системы корабля.
        - Вам необходимо активировать код доступа, чтобы получить расширенные полномочия, - голос компьютера был совершенно бесстрастным.
        Ник был обескуражен. Ни с чем подобным ему до этого сталкиваться не приходилось. Но и злиться на машину было бессмысленно. "Надо попробовать зайти с другой стороны", - решил он.
        - Тебе поставили блокировку доступа к дополнительным файлам?
        - Да.
        - И активировать их возможно, только зная код доступа?
        - Нет, не только. Должно иметь место и другое условие.
        - И какое? - Нику казалось, что он общается с умственно отсталым человеком, а не с квантово-волновым компьютером с разрешающей способностью 10 в 32 степени операций в секунду.
        - Переход "Валькирии" в подсектор А133.
        "Люди, которые закладывали ограничители доступа к секретным файлам, - начал размышлять Ник, - не были глупцами". Скорее всего, они продумали и даже проиграли возможные варианты на специальном аналитическом суперкомпьютере, который, как он знал, на порядки превосходил бортовой компьютер его челнока. Их цель была пресечь любую утечку информации, пока "Валькирия" не окажется в звездной системе Z-2. И, признаться, им это удалось. Но, видимо, в миллиардах различных вариантностей не была учтена глупость и самонадеянность стажера Ника Соболева. И теперь все они находились в патовой ситуации. "Валькирия", можно сказать, благополучно добралась до подсектора А, а он не имеет доступа с секретным файлам и не может активировать программу, для которой, собственно, она и предназначалась.
        - Умка, - мысленно проговорил Ник.
        Конечно, Умка не могла читать его мысли, но тончайшие ее сенсоры безошибочно считывали рефлекторные напряжения его голосовых связок и переводили их малейшие вибрации в слова.
        - А не попробовать ли нам взломать код доступа? У нас это раньше неплохо получалось. - Ник даже улыбнулся. Он вспомнил, как в восьмом классе, с помощью Умки подобрав пароль, они вдвоем с Полем угнали флайер его мамы. В Южной Африке, на самом высоком из земных водопадов - водопаде Анхель - проходили соревнования по сплаву. Вид экстремалов сплавляющихся на самодельных конструкциях с километровой высоты, привел их тогда в неописуемый восторг. Так как в Москве в это время была ночь, они, никем не замеченные, ухитрились вернуться домой засветло.
        - При попытке взлома программы предусматривается самоликвидация "Валькирии", - как бы издалека прозвучал голос Умки.
        "От кого же могут быть такие секреты? - изумился Ник. - Вот так просто взять да уничтожить чудо техники?" В этот момент он как-то не подумал, чем бы это закончилось лично для него.
        - Получены первые топографические данные поверхности, - вывел его из задумчивости механический голос.
        - Дай изображение на экран.
        - Обследовано 10 % поверхности суши с возможностью идентификации объектов диаметром от 500 метров.
        - Выводи на экран, - Ник понимал, что это не даст ему даже общего представления о планете, но ему хотелось отвлечься от тяжелых мыслей.
        На экране появился объемный шар. Несмотря на то что в основном он был белого цвета - так компьютер показывал еще не исследованную область, местами угадывались контуры материков. Как и ожидал Ник, Северный и Южный полюса были на своих местах. Их покрывали торосы снега, возможно, льда. Размеры пока точно установить было нельзя, но ему показалось, что и здесь неизведанная планета, словно в насмешку, копирует Землю.
        - Замечен квантовый резонанс, - резанул слух машинный голос.
        "О, это уже что-то", - про себя подумал Ник.
        - Запеленговал координаты?
        - Да, меняю траекторию зонда 3. Он пройдет над этой областью через 18 минут. Изображение получим через 19 с половиной минут.
        - Сейчас что-нибудь можно сказать про природу этого явления? - Ник прекрасно знал, что квантовый резонанс может быть только искусственного происхождения, но самому озвучивать это почему-то не хотелось.
        - Характеристики напоминают биполярный квантовый резонанс с односторонней константой. Однако создающее его поле не идентифицируется.
        - Попросту говоря, еще одно неизвестное нашей науке поле, - протянул Ник. - Можно определить какую-то родственную взаимосвязь с полем "кокона"?
        - Мало данных, - металлический голос резал слух. - Замечен второй квантовый резонанс. Характеристики идентичны первому. Меняю траекторию зонда 2. Расчетное время - 49 минут.
        - Что показывает сканирование радиоспектра планеты?
        - Весь эфир планеты во всех диапазонах покрыт "белым шумом". Компьютерная модуляция с 99 % вероятности показывает, что "белый шум" - искусственного происхождения.
        - Они что, специально создают радиолокационные помехи? - Ник всячески старался избегать выражений, указывающих на присутствие разумных аборигенов, но сейчас слово "они" вырвалось у него непроизвольно.
        - Составляю радиолокационную карту планеты, она позволит определить координаты всех передатчиков радиопомех, - монотонно прозвучал голос и сразу без перехода добавил: - Замечен третий квантовый резонанс. Зонд 6 пошел. Характеристики идентичны.
        - Что тут, грибной сезон открылся? - не удержался Ник. Его настораживали все эти непонятные поля с их квантовыми резонансами.
        - Не понял вопроса. - И опять без перехода: - Четвертый квантовый резонанс. Есть изображение первого объекта.
        Одна четверть экрана перестала рябить. Сначала было видно только белое марево, и Ник не сразу понял, что это сильно приближенное изображение облаков. Потом в них замелькали прорехи, и наконец облака, словно сдутые ветром, исчезли с экранов. Ник подавил готовый вырваться вскрик. На равнине высилась и поблескивала, отражая солнечный свет, циклопическая пирамида ярко-янтарного цвета. Несмотря на увеличение, было трудно определить, монолитной ли была ее конструкция или аналогично пирамиде Хеопса сложена из исполинских блоков. Однако то, что она была огромной, не вызывало сомнений. По сравнению с ней редкие рощицы деревьев, словно разбросанные вдоль ее подножья, казались низкой травой.
        - Вот эта махина! - выдохнул Ник. - Какие же ее размеры?
        - Даю данные объекта, - монотонно затянул компьютер. - Высота 1, 778 километра. Длина сторон основания - 2, 750 километра. Периметр - 11 километров. Площадь основания - 636 километров.
        - С размерами достаточно, - прервал его Ник, - что еще?
        - Установленный объект является эмиттером обнаруженного квантового резонанса. В том числе является мощным источником "белого шума".
        - Чего-то подобного я и ожидал, - задумчиво произнес Ник и добавил: - Есть какая- то взаимосвязь между излучениями?
        - Пока не установлено.
        - То есть "белый шум" может быть побочным явлением квантового резонанса, а может быть и самостоятельным направленным излучением, так?
        - Требуются дополнительные исследования. Есть изображение второго объекта.
        На этот раз изображение было мельче - зонд 2 находился на дальней орбите, но более четким. Облачность, как по заказу, стояла нулевая. Насколько хватало экрана, внизу простиралась белая снежная пустыня. Посреди нее торчала точная копия предыдущей пирамиды.
        - Размеры? - быстро спросил Ник, уже зная ответ на свой вопрос.
        - Полностью идентичны первому объекту. Излучения также тождественны.
        - Думаю, то же самое будет и с третьим и четвертым. Вот понять бы, для чего они предназначены?
        - Недостаточно данных. Провожу анализ направленности квантовых резонансов. Смогу это определить, как только будут получены точные координаты третьего объекта… - и сделав едва заметную паузу, компьютер закончил: - С пятипроцентной погрешностью.
        - А сейчас с какой? - Ника раздражал этот его мертвый монотонный голос.
        - С пятнадцатипроцентной погрешностью.
        - Слушаю тебя.
        - Я бы рекомендовал дождаться отчета зонда 6. Он будет в районе пеленга через 37 минут.
        - И тем не менее, - с каким-то детским упрямством повторил Ник.
        - Направления квантовых резонансов с погрешностью 15, 7 % указывают на точки Лагранжа.
        Дальнейшие события слились в сплошной безумный калейдоскоп. Ник еще как следует не успел оценить значимость этой информации, как пронзительно завыла сирена.
        - Зонд 1 уничтожен. Зонд 3 уничтожен. Зонд 4 уничтожен, - бесстрастно бубнил голос.
        Ник оторопело смотрел, как один за другим гаснут экраны. Вот и по четвертому пошла рябь.
        - Координаты и тип атаки! - на автопилоте скомандовал он.
        - Атаки импульсные, типа "космос - космос", - и как всегда без перехода: - Нас атакуют.
        Центральный экран словно подернуло серой пеленой, и челнок ощутимо тряхнуло. Ник машинально защелкнул антигравитационные ремни, и в следующую секунду на "Валькирию" обрушились страшные удары. Все сочленения корабля жалобно застонали. По его корпусу как будто били гигантскими молотами, и от каждого такого удара "Валькирию" бросало в разные стороны. Потом корабль начало бешено крутить, словно щепку, с размаху брошенную в стремительный водоворот. Все незакрепленные предметы сорвались со своих мест и принялись хаотично носиться по рубке управления, ежесекундно сталкиваясь и круша друг друга. Ник рефлекторно ускорился, секунды растянулись, и картинка словно застыла. Он услышал, как из динамиков, медленно, словно по буквам растягивая слова, шел все такой же монотонный голос бортового компьютера:
        - Э-ва-ку-а-ци-я, го-тов-но-сть о-один…
        Прежде чем секунды опять побежали в своем привычном ритме, Ник увернулся от летящего ему в лицо увесистого кронштейна и в следующий момент почувствовал, как кресло, видоизменяясь, проваливается куда-то вниз. Свободное падение продлилось какую-то долю секунды, затем на него навалилась дикая перегрузка. Перед тем как потерять сознание, Ник еще успел удивиться тому ускорению, которое придала спасательной капсуле погибающая "Валькирия". Антигравитационные ремни полностью гасили перегрузки до 30 g.
        На месте "Валькирии" образовался ослепительный шар. От него в сторону спасательной капсулы устремились огненные языки, словно пытаясь поймать ускользавшую от них добычу, но в следующую секунду начали съеживаться и втягиваться обратно. Шар, сделавшись ярко-малиновым, стал быстро уменьшаться, затем, мигнув, бесследно исчез.
        Мозг корабля за наносекунды до своей гибели принял единственно правильное решение. Направив остатки энергии в гипердвигатель, он создал дыру в пространстве, которая, словно воронка, всосала в себя всю мощь последнего энергетического удара.
        Этого всего Ник уже не видел. Спасательная капсула стремительно неслась к третьей планете.
        Глава 3
        Охотники шли молча. Силы были давно на исходе, но никто не предлагал сделать привал. Лес был уже далеко, но ощущение его тяжелого взгляда продолжало гнать людей дальше и дальше. Из пятнадцати опытных охотников в живых осталось только пятеро. Да и назвать живым человека, лежащего на носилках, сейчас никто бы не решился.
        Сит нес носилки сзади, стараясь не сбиваться с ритма широких шагов Рона. От усталости гудели все мышцы, а кисти рук просто задеревенели. Раненый был крупным мужчиной. Но спина впереди идущего Рона выражала такое презрение, если не ненависть, что Сит только еще крепче сжимал шершавые жерди.
        "Я все сделал правильно - в который раз возвращаясь к последним событиям, подумал он. - Все, как учил меня Шептун".
        Хотя чувство необъяснимой тревоги не оставляло его ни на минуту, с того самого дня, когда в их деревне появился нарочный Хранителей. Вроде и нечего было волноваться, а совсем наоборот, полагалось радоваться, что Хранители обратились с просьбой именно к их деревне. Случалось такое не часто.
        Последний раз это было почти год назад. Хранителям, по одной им ведомой причине, понадобилась самка бородавочника. Охотники тогда почти две недели выслеживали ее. Живой довезти не успели, но так это-то и понятно, вне Леса твари долго не живут. Но, как Рон рассказывал, Хранители все равно остались довольны. Оказалось, что самка вот-вот должна была изойтись.
        В тот раз каждый из охотников получил в подарок по металлическому ножу в локоть длиной, а Рону как старшему вдобавок дали саженец пьяного дерева. К всеобщей радости мужского населения деревни, брага из него получалась отменной. Правда, не прошло и месяца, как деревце зачахло. То ли от каждодневного использования, то ли, как шептались мужики, от рук новой подружки Рона, которой быстро надоели частые вечерние посиделки.
        Сит больше всего любил рассказы охотников, побывавших в Городе. Это была его мечта. Не жить, конечно, в нем, нет. Об этом он даже и не думал. А просто хотя бы одним глазком взглянуть. Поэтому, когда староста сообщил им с Шептуном о новой просьбе Хранителей, Сит испытал противоречивые чувства. В этот раз требовалось найти и принести грибницу. А чтобы она не истлела по дороге, прилагалась какая-то коробка, выстланная внутри живым мхом. Шептун еще называл ее странным словом "контейнер". Староста добавил, что Хранители очень заинтересованы в получении грибницы и будут в этот раз особенно благодарны. Они также дали понять, что с этой просьбой обратились еще к нескольким деревням, находящимся на южной стороне Леса. Так что мешкать было нельзя.
        Шептун тогда попросил Сита выйти, и они со старостой долго спорили по этому поводу. По доносившимся до него фразам он понял, что Шептун против этого похода. До Сита долетали отдельные его слова: "Око Доминии становится все больше, споры грибов очень активны сейчас… Уже скоро Исход… И без этой грибницы все и так понятно… Идти придется глубоко в Лес… Пусть южане этим и занимаются… Жадность до добра не доведет…"
        В ответ слышался басовитый голос Старосты: - "Нам сейчас как никогда нужна благосклонность Хранителей… Я дам лучших охотников… Не преувеличивай… Сколько ты его еще оберегать собираешься?"
        Когда, наконец, раскрасневшийся от жаркого спора староста вышел со двора, Шептун молча поманил Сита к себе.
        - Сит, мальчик, садись-ка поближе, - впервые за время обучения он услышал ласковые нотки в голосе учителя. - Вижу, ты слышал наш разговор.
        Врать Шептуну было невозможно, Ситу иногда даже казалось, что старик читает его мысли.
        - Сразу скажу, что я не одобряю затею нашего старосты. Но грядет Исход, и нам сейчас необходима благосклонность Хранителей. Здесь с ним не поспоришь. Я бы сам отправился с охотниками в Лес, но добыть грибницу надо до конца декады. А я уже не так быстр, как раньше.
        - Я могу пойти, я знаю дорогу к Зеркальному озеру, - начал Сит.
        - Не перебивай, - все так же мягко продолжил Шептун. - Да, ты прав, назревшую грибницу в эту пору ближе всего можно раздобыть там. Но все не так просто. Поверь мне, не зря же Хранители обратились за помощью не только к нам, но и к южанам. А они, как ты знаешь, искусные охотники, не хуже нас. - Старик на минуту замолчал, как бы задумавшись. - Да дело даже не в них, - чуть позже продолжил он. - Что ты знаешь о грибницах?
        - Грибницы они и есть грибницы, - не задумываясь, ответил мальчик. - Ну, на них еще растут дымовики. - Сит улыбнулся, вспомнив с каким удовольствием при случае топтал эти желтые шары. Они с мелодичным звуком лопались под ногами и при этом окутывались желтоватым дымком. Дымовики не представляли никакой опасности, но и пользы от них было как от ленивцев мяса.
        - Понятно, - вздохнул Шептун. - Нет времени тебе сейчас растолковывать, да и не поймешь… - Он предостерегающе выставил руку, жестом останавливая уже готовые сорваться с губ Сита заверения в обратном.
        - Хочешь пойти? Так стремишься попасть в Город? - При этих словах Сит покраснел. Он и не подозревал, что старик догадывается о его давней мечте. - Молодость, молодость… - проворчал тот, ожесточенно теребя бороду. Верный признак, что старик нервничает. Это-то Сит уже хорошо усвоил за годы своего ученичества. - Ну хорошо, так тому и быть. Тогда слушай меня и хорошенько все запоминай. И да пусть будет к тебе благосклонна Доминия!
        Сейчас, обливаясь потом и с трудом переставляя гудящие от напряжения ноги, Сит пытался вспомнить тот момент, когда он вдруг почувствовал, что что-то пошло не так.
        До Зеркального озера они добрались, как и планировали, на четвертый день. Никаких сколько-нибудь серьезных происшествий в дороге не было. Если не считать Валу, который сел на подгнивший пень, чтобы перевязать разбухшие от влаги сандалии, и не заметил, что тот изъеден ядовитым мхом. Под сальные шуточки и веселые взгляды охотников Ситу пришлось обработать мазью его пятую точку. Валу стоически терпел, хотя, как Сит по себе знал, боль от ожога ядовитого мха была сильной.
        По дороге охотникам время от времени попадались небольшие стайки вечно голодных пожирателей. Когда их мало, эти твари особой опасности не представляют. Треснешь хорошенько копьем одной по башке, они и в рассыпную. Хотя странно конечно, до Исхода еще далеко, а они уже тут как тут в стаи кучкуются.
        Несколько раз охотники замечали иглоплюев, всегда пасущихся парочками. Их длинные иглы, красивым веером торчащие из хвостов, пользовались большой популярностью у женщин деревни. Но у охотников была сейчас другая цель. То, что не представляло непосредственной опасности для них, они не трогали. Убивать даже смертельно опасных тварей ради развлечения или сиюминутной прихоти было не в почете. Да и гневить Лес лишний раз было незачем.
        На третью ночь недалеко от их временной стоянки послышался рев и топот дерущихся стинхов. Рон, старший отряда, даже подумывал, не убраться ли им подальше от этих гигантов. Но шум борьбы вскоре удалился, и решено было остаться.
        Ситу выпало дежурить во вторую очередь и он, сидя у огня, внимательно вслушивался в Лес. А тот жил своей обычной буйной ночной жизнью и никак не реагировал на непрошеное вторжение людей. Ну и хвала за это Небесной Доминии! Мальчик все же еще раз прошептал положенные Слова не сводя взгляда с неподвижно висящего в ночном небе полумесяца. Доминия все так же безучастно светилась своим холодным, чуть зеленоватым светом. Как тут поймешь, благосклонна она к ним сегодня или наоборот?
        Старики поговаривали, что в стародавние времена люди умели с ней разговаривать. Ну, не все конечно. А только те, кто знал Истинное Слово. Ну, это-то и понятно. А сейчас нет. Даже Шептун не может. А Шептун-то ого-го! Всем шептунам шептун! Даже Лес его за своего принимает. Как он говорил? "Если хочешь что-то получить от Леса, представь это себе хорошенько в голове, а потом и проси. Да не так, как все люди просят, а самим сердцем своим проси". - Сит вздохнул. - Легко сказать, да трудно сделать. Может так и у Доминии надо спрашивать? Дурь, конечно, но что не попробовать? - Он задрал голову вверх, пристально вглядываясь в зеленый полумесяц и чуть слышно прошептал: "Всевидящее Око, ответь, что день грядущий нам готовит? Что ждать нам, радость иль беду?"
        Вдалеке протяжно заревел стинх. Тут же заухали шатуны. Где-то неподалеку зарыдал бородавочник. Затем раздался нарастающий стрекот, треск, шум борьбы. Совсем рядом что-то громко чавкнуло, и все смолкло. Как отрезало.
        Сит покрутил головой, прислушиваясь. Явной опасности не было. Рон выбрал хорошую поляну для стоянки. До ближайшего дерева не меньше тридцати шагов. Крупной твари незаметно не подобраться. Трава молодая, не кусачая. Земля, правда, кое-где вспучилась бугорками. Видать, рыхлитель где-то залег неподалеку. Так-то не страшно, медлительный он больно. Пока прокопается, их уже здесь и не будет.
        Однако треск какой-то совсем нехороший был. Так только желтобрюхи трещат. Хотя, какие сейчас тут желтобрюхи? Нечего им тут совсем делать. Вот когда Доминия свое Всевидящее Око откроет, тогда да. Тогда держи ухо востро! Тело мальчика пробила предательская дрожь. Словно в ответ на лике Доминии появилось темное пятно, живо напомнившее человеческий зрачок. Хотя нет. Всевидящее Око сейчас скорее походило на прищуренный глаз лесной твари, изготовившейся к смертельному броску. Сходство было настолько велико, что Сит непроизвольно вскочил на ноги, что есть сил сжимая в руке короткое копье. Спавшие рядом охотники сонно зашевелились. Риго даже привстал, опершись на локоть, но убедившись, что им ничего не угрожает, улегся обратно, укоризненно окинув мальчика взглядом.
        "Что-то я совсем плохой стал! - Сит сел на корточки, безуспешно пытаясь унять бьющую все тело дрожь. - Надо же такому привидеться. Обычное облако. Скоро начну от своей тени шарахаться. Хорошо, что только Риго меня таким увидал. Он не расскажет. А вот если бы зловредный Гоби, то да, до самого возвращения шуточек бы мне с головой хватило. Хотя, и впрямь, вид у меня тот еще был! - Сит непроизвольно улыбнулся, представив себя со стороны: взлохмаченный, с бешеными глазами и с судорожно отведенным для броска копьем. - А что бы сказал Шептун?" - Сит вздохнул. С учителем бы сейчас было намного спокойней.
        Старики, бывало, вполголоса рассказывали, что по молодости Шептун запросто уходил в Лес и чуть ли не жил там месяцами. А когда все уже его считали погибшим, как ни в чем не бывало возвращался с одними ему ведомыми кореньями и травами. Многие его не то что не любили, а побаивались. Но когда кто-нибудь в Долине заболевал или получал травмы на охоте, первым делом бежали к нему за помощью. Надо отдать ему должное, в ней старик никому не отказывал.
        Шептун жил обособленно, с самого края деревни. Почему он выбрал своим учеником Сита, никто не знал. Может, потому что Сит был подкидышем, без роду и племени. Его грудным ребенком нашли у ворот деревни. Может быть, потому что Сит, не отличаясь особой силой и выносливостью, рос сообразительным мальчиком, имел хорошую память и был очень любознательным. А может быть, просто потому, что годы уже брали свое, и пора было задуматься, кому передать свои знания.
        Давно, лет двадцать, если не больше, тому назад, был у него ученик. Как говорили старики, очень Шептун его любил, как собственного сына любил. Учил всему, что сам знал. Гордился сильно им. Подолгу брал с собой в Лес. Но как-то раз вернулся один, чернее тучи. Ни с кем больше года не разговаривал. Да и сейчас разговорчивым его не назовешь. Никто так тогда и не решился спросить, что произошло. Решили, что Лес забрал. С тех пор Шептун уже далеко и подолгу в Лес не ходил.
        Три года назад на их деревню выпал жребий Приношения Даров. Шептун, будто нехотя, сообщил Ситу, что первый этап его обучения закончен, и приказал собрать все необходимое в дорогу. Как подозревал Сит, их путь лежал к Каменным Вратам, туда, где из года в год приносятся дары Лесу и где, как он очень надеялся, и произойдет его посвящение.
        Целый день Шептун отбирал лучшие плоды, которые со всех окрестных деревень свезли к ним собиратели. Сит ходил за учителем по пятам, стараясь ничего не пропустить и все хорошенько запомнить. Тот не спеша бродил между рядами. Что-то шептал себе под нос, смотрел плоды на свет, нюхал и чуть ли не пробовал на вкус. Иногда он откладывал особо понравившийся в сторону, чтоб через какое-то время снова к нему вернуться.
        Плоды были один лучше другого. Это-то как раз и понятно. Каждая деревня собирателей стремилась к тому, чтобы именно ее плоды были принесены в Дар. Поэтому привозились самые отборные. Под конец дня Шептун наконец отобрал двенадцать лучших. Сит, набравшись мужества, все-таки задал учителю мучавший его весь день вопрос: чем привлекли его именно эти? На что Шептун в своей немногословной манере ответил, что надо прислушиваться к своему сердцу. Сит весь остаток вечера старательно прислушивался, но так ничего и не услышал. Наверное, это умение придет к нему после посвящения, решил больше не мучить себя мальчик.
        Конечно, он знал много Слов и мог заговорить любого случайно встреченного перевертыша или даже пару иглоплюев. Мог правильно попросить и взять у Леса побег, корешок или саженец. Но это умел делать почти каждый опытный охотник его деревни. А вот попросить Лес, как это делал Шептун, расступиться и показать самую короткую потаенную тропинку или заставить свернуть с пути бегущую во всю прыть голодную стаю ложеножек, на это Сита не хватало.
        Уже начало смеркаться, когда наконец Шептун огласил свой выбор. Столпившийся народ, уже порядком подуставший от томительного ожидания, с радостью приветствовал победителей. Из почти тридцати поселений собирателей, принявших в этом году участие в Праздновании, только восемь оказались победителями. А четыре из них даже дважды. У них Шептун отличил аж по два лучших плода.
        Те, кого на этот раз благословление Доминии миновало, не очень долго печалились. По старой традиции победители должны были всю ночь напролет поить проигравших доброй брагой и угощать всевозможной снедью, привезенной с собой. А так как наперед никто не знал, чьи плоды будут выбраны, то каждая деревня собирателей везла с собой лучшие угощения. Обычно праздник затягивался на три дня.
        Люд нестройной толпой потянулся к центру деревни, где женщины предусмотрительно накрыли столы. Шептун же вместе с Ситом отправились к себе заканчивать последние приготовления. К каждому дальнему походу в Лес Шептун всегда готовился основательно. Всю ночь они нараспев читали Слова и обкуривали себя благовониями из кореньев ветвистой мандры. Только на рассвете, когда Доминия закрыла свое всевидящее изумрудное Око, а ласковые лучи Орфиуса чуть тронули землю, они отправились в путь. Дорога была дальняя. Тогда-то Шептун и поведал ему Истинное Предание.
        Сит в детстве наслушался много разных историй и небылиц, которые рассказывали старики, коротавшие вечера у центрального костра. Ему, как и всем его сверстникам, нравилось слушать нескончаемые предания о событиях большой давности. Он почти все их знал наизусть, но то, что поведал ему учитель, выслушал, затаив дыхание. На этот раз обычно немногословный Шептун превзошел сам себя.
        "Когда-то, давным-давно, - глядя куда-то вдаль, затянул Шептун своим монотонным c хрипотцой голосом, - люди пришли в этот Мир, спасаясь от демонов. Они искали убежище, и Лес дал им его. Он пропустил бегущих людей, а перед демонами закрыл своими могучими ветвями дорогу.
        В то время многие из людей знали Истинное Слово. Лес внимал им и охотно делился своими плодами, ничего не требуя взамен. Все, что было надобно для жизни, люди брали у Леса. Пищу, одежду, кров - все это они находили в его ветвях. Сейчас те слова, которыми пользуемся мы, - всего лишь отблеск лучины, зажженной от костра Истинного Слова.
        Но с каждым поколением людей рождалось все больше и больше. И в какой-то день им стало тесно в Лесу. Многие ушли и построили Город. Часто в преданиях, которые ты, наверняка, слышал от наших стариков, его называют Старым, или Затерянным Городом. Люди стали возделывать поля и растить саженцы плодоносных деревьев. Так появились собиратели. Когда им требовались еще саженцы, люди шли и брали их у Леса. Так появились охотники. Это было счастливое время, эпоха всеобщего благоденствия. И если бы не человеческая жадность, то жили бы мы в мире и согласии до сих пор.
        Но людям нужно было все больше и больше. Они стали брать у Леса все, что им хотелось, не спрашивая на то его разрешения. Тогда-то и появились первые твари. С той поры только помнящие Истинное Слово могли беспрепятственно входить в их владения. Но таких оставалось уже очень мало. Чтобы сберечь Слово, они передавали его своим избранным ученикам. Слово переходило из уст в уста. Так и появились шептуны. Жаль, что изначальные, верные слова забылись от многократного пересказа, - в голосе учителя Сит услышал столь редкие для того нотки сожаления, - а может, мы их просто разучились правильно произносить? Этого уже никто не узнает.
        Но и тогда люди не остановились, не стали менее алчными. Они решили наказать Лес. Хорошо вооружившись, а в то время оружие было не чета нынешнему, воины вошли в него и принялись уничтожать тварей. Одну за другой. Шли не спеша, шаг за шагом проверяя каждый кустик, заглядывали под каждый корешок. Когда находили их гнезда, убивали всех. Кого убить не могли мечом, выжигали огнем. Долго продолжалась эта бойня. Не один раз всходил Орфиус на небосклон… А когда темнело, людям светила своим зеленым светом всевидящая Доминия. Так, уничтожая все на своем пути, воины дошли до Лесного озера, прародителя Леса. И вот тогда, когда победа, казалось, была окончательной, и случился Первый Исход.
        Мириады тварей живой волной прокатились по людям и хлынули дальше в сторону Города. Больше половины воинов погибло сразу. Те, кому посчастливилось выжить, повернули назад, ужаснувшись участи, ожидавшей их семьи, оставленные без защиты. Старый Город не имел таких неприступных стен, какими окружен сейчас Великий Город. Однако небольшой гарнизон, оставленный на страже, бился до последнего. Сражаясь и умирая с оружием в руках, он ценой своей жизни выпросил у Ушедших Богов немного времени. Благодаря этому старики, женщины и дети успели укрыться в подвалах своих жилищ и переждать нашествие. И вот с тех самых пор раз в десять лет свершается Исход. А чтобы он не был таким сокрушительным, как тот, Первый, люди накануне его начала и приносят дары Лесу".
        - Все, привал! - вывел его из задумчивости голос Рона.
        Орфиус, завершая свое привычное шествие по небосклону, медленно опускался за Костяной хребет.
        "Скоро стемнеет, надо успеть подготовить стоянку", - подумал Сит, с трудом разжимая занемевшие кисти рук. Немного размяв пальцы, он заставил себя осмотреть раненого.
        Риго был еще жив, но тело на ощупь казалось деревянным и холодным. Рана на бедре уже не кровоточила. Укус желтобрюха вызывал свертывание крови, она становилась густой, как смола, и человек неизбежно погибал. Сит беспомощно смотрел на умирающего. Он ничего не мог поделать. Если бы желтобрюх ужалил того в руку или ногу, тогда можно было сделать перетяжку выше укуса. Яд распространялся бы по телу значительно медленнее, и тогда была бы еще надежда успеть донести Риго в деревню живым. И если бы Сит не потерял мешочек с противоядиями, который собрал ему в дорогу Шептун!
        Тут Сит украдкой бросил взгляд на Рона. Охотник обходил по кругу поляну, где они решили сделать привал. Он то и дело тыкал копьем в подозрительные выросты на деревьях. "Ищет ложных меховиков", - устало подумал Сит. В этом весь Рон. Как бы ни был утомителен переход, безопасностью он никогда не пренебрегал и от других требовал того же. Жесткий человек был Рон, но охотники его уважали и слушались беспрекословно. Все знали, что для Рона жизнь соплеменника, что своя собственная.
        Что сейчас творилось у старшего на душе, об этом Сит даже и думать боялся. "И когда же я мешочек-то упустил? - Сит еще раз покрутил в пальцах обрубок ремешка. - Видать, желтобрюх его клешней-то своей и срезал. Просто чудом, как меня не зацепил. А то лежал бы себе сейчас у Зеркального озера, и ничего бы меня уже не тревожило. Эх, был бы Шептун сейчас здесь, он бы помог", - в который раз Сит вспомнил учителя.
        Став на колени, он кончиками пальцев коснулся висков Риго и закрыл глаза. Единственное, что Сит еще мог для него сделать, это уменьшить боль, погрузив раненного в глубокий сон. Если Риго и умрет, то пусть это будет во сне… Когда легкое покалывание в пальцах исчезло, Сит тяжело поднялся.
        Валу и Гоби сидели, привалившись к большому дереву, даже не сняв наплечные мешки. Рон, напротив, стоял, широко расставив ноги, и буравил колючим взглядом Сита.
        - Я все сделал правильно, - ответил Сит на его немой вопрос. - Лес согласился отдать нам грибницу. Это я почувствовал точно.
        - Тогда почему он на нас напал? - на скулах Рона ходили желваки, он едва сдерживал свою ярость.
        - Я не знаю, - Сит робко развел руками. - Это был кто-то другой. Я не могу объяснить. Как будто кто-то их позвал.
        Рон длинно сплюнул под ноги и отвернулся. Несмотря на душившее его бешенство из-за неожиданной гибели десяти его людей, он сумел взять себя в руки. Рон был опытным охотником и всегда отличался хладнокровием в самых гибельных ситуациях. Недаром его всегда выбирали старшим отряда. То, что они еще живы, была в первую очередь его заслуга.
        Когда вокруг начал твориться кромешный ад, он вместо того чтобы искать спасение в плотных зарослях мандры, бросил отряд вдоль кромки Зеркального озера. Это было почти безумием. Перепрыгивая с кочки на кочку, остатки отряда проскочили опасную топь и выскочили на спасительную каменистую почву. Буквально через мгновение серебряная гладь озера вспучилась и, словно гигантским языком, слизнула стаю желтобрюхов, преследующих охотников по пятам.
        Переводя дух после сумасшедшего броска, люди смотрели, как озеро втягивает в себя попавших в липкую западню тварей. Стоял дикий треск от сотен клацающих клешней. Некоторым желтобрюхам все же удалось выбраться на спасительную сушу. Тогда, не сговариваясь, охотники с дикими криками набросились на выживших и принялись добивать их быстрыми ударами коротких копий. Рон, чтобы не терять драгоценных минут, повел отряд дальше, не дожидаясь, пока последняя тварь перестанет сучить мохнатыми лапами. Серебряный перешеек озера всего локтей на двести, может быть, триста отделял охотников от снующих по берегу голодных бестий.
        Краем глаза Рон заметил, что не меньше сотни желтобрюхов отделились от основной стаи и быстро засеменили в обход озера, явно пытаясь отрезать людей от спасительных зарослей мандры. Это его очень удивило. Желтобрюхи не отличались сообразительностью и всегда лезли напролом. Но размышлять тогда времени не было. Сейчас же Рон прокручивал в голове события минувшего дня.
        "Мальчишка в чем-то прав, - признался он себе. - Точно. Тварей кто-то словно навел на нас. И откуда в этих краях, да еще в это время, взяться такой огромной стае желтых убийц? Они преследовали нас, словно мы разорили их гнезда. Даже когда мы укрылись в густых ветвях мандры, многие из них последовали за нами. Хотя для желтобрюхов это было равносильно погибели. Странные дела творятся…"
        - Надеюсь, грибницу ты не потерял? - спросил Рон жестко, но уже без прежнего гнева. - Вдовы погибших заслуживают хорошего вознаграждения. И я собираюсь получить его с городских сполна.
        - Здесь она, - стаскивая с плеч мешок, проворчал Валу. - В целости и сохранности, будь она не ладна! Давно я так не бегал, даже задница прошла.
        Сит улыбнулся, вспомнив опухшую и от того сделавшуюся еще больше пятую точку здоровяка.
        Первым начал тихо смеяться Гоби, потом его подхватил Валу, чуть морщась от боли. Рон сначала непонимающе смотрел то на одного, то на другого, а потом захохотал своим зычным голосом. Сит пытался сдержать улыбку, но через мгновение смеялись уже все, вытирая катившиеся из глаз слезы, и никак не могли остановиться.
        - Рон, дружище, - чуть отсмеявшись, спросил Валу, - как ты догадался, что мы успеем проскочить под самым носом у озера?
        - До зарослей, даже если напрямик, мы точно не успели бы, а так… - он помрачнел, - в детстве мы с Риго так на спор играли.
        Некоторое время все молчали. Становилось все темнее. Сит встал.
        - Пойду за хворостом, - произнес он, и в этот момент в небе словно лопнул гигантский пузырь.
        Все моментально вскочили, непроизвольно схватив оружие.
        - Вон там, смотрите! - тыча копьем в небо, заорал Гоби. Но все и так уже увидели.
        Высоко в небе со стороны Леса появилась раскаленная точка, которая, сначала, казалось, медленно плыла, а потом вдруг быстро начала соскальзывать, словно с горки, вниз, оставляя за собой яркий огненный хвост. Уже настолько стемнело, что небо было почти черным, поэтому людям показалось, что кто-то гигантским огненным ножом режет его пополам. Тем временем точка превратилась в шар, а еле слышный свист перешел в мощный рев. Охотники замерли. Теперь стало понятно, что что-то с огромной скоростью падает на землю. Вдруг шар словно набух, а потом разлетелся огненными брызгами во все стороны. Через секунду земля содрогнулась, а охотников обдало волной ветра и грохота. От яркого света Сит зажмурил глаза, а когда к нему вернулась способность видеть, небо было, как прежде, черное.
        - Что это было? Да хранят нас Ушедшие! - только и смог проговорить Рон.
        - У меня в ушах шумит, - пожаловался Гоби. - Как будто стадо стинхов в них протрубило.
        Из-за тучи выглянула Доминия. Поляну залил ее изумрудный свет.
        - Бывает, иногда с неба падают камни, - тихо сказал Сит, - мне об этом Шептун говорил.
        - Откуда на небе камни? - усмехнулся Гоби. - Если, конечно не Шептун их туда забрасывает.
        - Старики говорят, что это осколки звезд падают, - вступился за Сита Валу.
        - Старики, - передразнил Гоби. - Вон мать моей Скади, сколько себя помню, все ждет возвращения Ушедших. В сундуке хранит всякий хлам, кубики какие-то, пока с ними не наговорится по вечерам, спать не ляжет.
        Охотники засмеялись. В деревне все знали полоумную тещу Гоби.
        - Ладно, пока Доминия не спряталась за тучами, давайте готовиться к ночлегу, - сказал Рон, открывая свой мешок. - Сит, ты, кажется, шел за хворостом?
        Облаков сегодня действительно было много. Они то и дело закрывали Всевидящее Око, и становилось сразу темно. В этом лесочке светляки не водились, и только деревья еле светились, отдавая накопленные за день лучи Орфиуса.
        - Ушедшие Боги! - вдруг воскликнул Валу, задрав голову вверх. По поляне пробежала гигантская тень, и Сит, подняв глаза, увидел что-то темное, летящее над деревьями. Это было похоже на огромную шляпку дымовика, к которой какой-то шутник-великан зачем-то привязал веревочки, связав их внизу. Охотники, остолбенев, проводили ее взглядом, пока она, издавая легкий шелест, не скрылась за верхушками деревьев.
        Все посмотрели на Рона. Видно было, что старший колеблется. Им нужен был отдых. Несмотря на то что отряд значительно удалился от Леса, идти по саванне ночью было небезопасно. Если учесть, что двоим из них придется нести носилки, а не копья, опасно вдвойне. Но и ночевать поблизости от неизвестной опасности совершенно не хотелось.
        - Сделаем так, - решился, наконец, Рон, - Гоби, Валу и Риго, остаетесь здесь, - он с нажимом произнес имя Риго, как бы давая всем понять, что продолжает считать его полноценным членом отряда. - Огонь не жечь. Я и Сит пойдем на разведку. Надо получше рассмотреть, что это такое. Надеюсь, это не летуны. Если к рассвету не вернемся, не мешкая, отправляйтесь в деревню. За главного остаешься ты, Валу. Донесите Риго домой при любом исходе.
        Дождавшись, когда Валу молча кивнул, Рон закончил:
        - С грибницей ты знаешь что делать.
        Бросив быстрый взгляд на Сита, он подхватил копье и, не оборачиваясь, нырнул в высокую траву. Сит так же молча последовал за ним.
        До пролеска они добрались быстро. Рон какое-то время размышлял, не обойти ли его стороной, но, видимо, решил, что нет смысла тратить время. Пролесок был редкий, даже при слабом освещении хорошо просматривался, поэтому идти было легко и довольно безопасно. Только при выходе, когда деревья совсем поредели, они пошли осторожнее.
        Почва становилась влажной, и, судя по поднимающейся дымке, впереди начиналась болотистая местность. Рон молча вытянул руку, указывая Ситу направление. Когда порыв ветерка немного рассеял белую пелену, Сит увидел впереди небольшой холм. Осторожно ступая, они двинулись к нему. Проверяя дорогу копьями, охотники без особого труда добрались до холма. Теперь они старались слиться с его рельефом и практически ползком начали медленно подниматься. Когда до вершины было уже рукой подать, до них донесся посторонний звук. Охотники замерли, прислушиваясь. Шум шел с противоположной стороны холма. Раздавались какие-то чавкающие звуки, будто кто-то тяжелый ворочался в болоте. У Сита на голове зашевелились волосы. Он с ясностью представил, как шляпка гигантского дымовика превращается в такого же огромного перевертыша. Ему уже казалось, что он слышит, как склизкое чудовище медленно ползет по склону. Если бы не присутствие Рона, то мальчик давно бы бросился отсюда сломя голову.
        Вдруг снизу что-то в очередной раз чавкнуло, и до них донеслись человеческие ругательства. Человек ругался долго, основательно, нисколько не беспокоясь, что тем самым может привлечь к себе нежелательное внимание. Только через какое-то время до Сита дошло, что он ни слова не понимает из того, что слышит. Нет, то, что это были ругательства, не было никакого сомнения, но ни одно слово Ситу не было знакомо. По растерянному выражению лица Рона было понятно, что и он находится в полном замешательстве.
        Повинуясь внутреннему порыву, Сит высунулся из-за края холма и посмотрел вниз. Буквально в ста локтях спиной к ним стоял человек. Он был буквально с ног до головы перепачкан болотной тиной. В руках он держал веревки, которые тянулись от него и скрывались в болоте. Там кое-где еще виднелись части полотна, цветом напоминающие живот желтобрюха. Его, видимо, и пытался вытащить незнакомец. Судя по всему, это ему плохо удавалось. Вдруг человек резко повернулся, и их глаза встретились.
        Некоторое время они неподвижно смотрели друг на друга. Потом незнакомец широко оскалился, даже в полумраке болота Сит разглядел его крупные белые зубы, и, медленно подняв руку, помахал ему. Сит лихорадочно соображал, что делать дальше. Чтобы немного выиграть время, он также помахал рукой незнакомцу. Рон замер не двигаясь. "Правильно, - подумал Сит, - пусть этот думает, что я один. Но что делать дальше?" Вот что-что, а встретить в этой глуши ночью одинокого человека, этого Сит просто не ожидал. Мысли в его голове бежали обгоняя друг друга: "Может, это мерзляк? Да нет, вроде не похож. Да и уж мерзляка я точно почувствовал бы. Человек. Но кто? Откуда? Южанин?"
        Тем временем незнакомец сделал шаг навстречу и еще раз помахал рукой. Сит уже понял, что никакого гигантского дымовика, а тем более перевертыша внизу нет, да и не было. Как-то это было связано со странным незнакомцем, но как именно? Это надо было выяснить. Ведь за этим же они с Роном сюда и пришли. Спускаться вниз не хотелось. Но незнакомец, сделав шаг навстречу, явно приглашал его на контакт. Руки он держал на виду. Оружие у него если и было, то спрятанное под одеждой. "Хотя в такой-то одежке и ножа не утаишь, - мелькнула у Сита мысль, - странная какая-то одежка, никогда такую не видел".
        Тактически было лучше самому спуститься, чем дать незнакомцу подняться к ним. Рону, если что, легче будет сверху его подстраховать. Сит незаметно коснулся плеча товарища. Рон в ответ утвердительно кивнул. Тогда Сит медленно выпрямился и, подхватив копье, начал неторопливо спускаться. Мужчина тоже сделал несколько шагов навстречу. "Что он все скалится?" - думал Сит, осторожно ступая по скользкой земле. Его обостренные чувства ловили любое постороннее движение вокруг. На болоте было тихо. Только далеко, со стороны Леса, доносилось уханье шатуна. Когда до незнакомца оставалось уже не больше двадцати локтей, у Сита под ногой предательски поплыла глинистая кочка, и он, не удержав равновесие, стремительно заскользил вниз. Сит уже приготовился со всего маха влететь в болотную жижу, как его подхватила крепкая рука и, немного подержав в воздухе, поставила на землю.
        Оказавшись прямо перед незнакомцем, Сит невольно отступил на несколько шагов. С холма тот не казался таким большим. Мужчина был широк в плечах, а ростом, пожалуй, не уступал здоровяку Валу. Незнакомец же тем временем тыкал пальцем то на себя, то на мальчика и все также скалил свои белоснежные зубы. Сит не сразу сообразил, что теперь так же, как и тот, весь обляпан мокрой глиной, а когда понял это, то неожиданно для себя улыбнулся. Тогда незнакомец ткнул себя пальцем в грудь и сказал:
        - Ник.
        - Ник, - повторил Сит за ним, а когда тот энергично закивал головой, спохватился, показал на себя:
        - Сит.
        Что-то незнакомца очень развеселило. Тот начал хохотать, то и дело показывая то на себя, то на Сита, при этом повторяя: "Сит, Ник, Ник, Сит".
        "Может, он из отверженцев?" - подумалось Ситу. В детстве он слышал, что далеко на границе со степняками есть поселения, где живут уроды. С двумя головами или с восемью лапами, как у желтобрюхов. Сит считал, что это все взрослые придумали, чтоб расшалившихся детей пугать. Но, может, действительно, хотя бы часть правды в этих историях и была? Так вроде все сходится. Здоровенный детина, а хохочет как ребенок. Вроде что-то говорит, а ни слова не разобрать. С головкой точно у него не все в порядке. Как его тут еще не сожрали, только диву даешься. И что теперь с ним делать?
        Тут он услышал голос Рона:
        - Сит, поднимайся, оставь его! - Рон, сверху наблюдавший за происходящим, видно, тоже пришел к такому мнению. - И копье подбери, не забудь, - с ехидством добавил он.
        Сит покраснел. Мало того, что он так нелепо скатился под ноги чужаку, так еще и копье выронил. Странно, но здоровяк не вызывал у него опасения. Тем не менее он быстро подхватил валяющееся неподалеку копье. Потом, не надеясь, что тот его поймет, сказал:
        - Жди здесь. - И быстро вскарабкался наверх.
        - Что будем с ним делать? - чуть запыхавшись, спросил он у Рона.
        - Оставим здесь, - не задумываясь, ответил тот. - Не хватало мне еще тащить с собой умалишенного.
        - Он здесь и ночи не протянет, вон, слышишь, как бородавочники всполошились?
        - Не забывай, мы еще в двух днях пути от деревни. А с Риго даже в трех. Нет, это исключено!
        Сит понимал, что Рон прав. Неизвестно, что можно было ожидать от слабоумного человека. Саванна, конечно, не Лес, но опасности и здесь хватало. Однако просто так оставить одинокого человека он не мог.
        - Подожди, Рон, я хотя бы дам ему воды, - пробормотал Сит и, не обращая внимания на его укоризненный взгляд, спустился к чужаку.
        Тот стоял на том же месте, где Сит его оставил.
        - Хватит скалиться, - миролюбиво произнес Сит, снимая со спины мешок. - На вот, это вода, - он протянул ему бурдюк.
        Тот взял и принялся с любопытством разглядывать. Тогда Сит, длинно вздохнув, отобрал бурдюк. Расшнуровав горлышко, он сделал добрый глоток и, протянув его снова, сказал:
        - Вода. Пить.
        - Вода. Пить. Вода. Пить. Пить вода, - быстро затараторил незнакомец. Потом поднес ко рту и, немного отхлебнув, протянул ее обратно.
        - Это тебе, на! Бери, - Сит вытащил из мешка лепешку и, отломив половину, вложил ее в его свободную руку.
        Потом развернулся и побежал по склону вверх.
        - Тебе. Бери. Бери. Тебе… - слышалось ему за спиной.
        Уже наверху он посмотрел вниз. Незнакомец стоял на том же месте и смотрел на него. В одной руке у него был бурдюк, другая сжимала лепешку. Кивнув ему на прощание, Сит побежал догонять Рона.
        В лагере их ждали. Валу натаскал хвороста и соорудил костер, но не разжигал, ждал их возвращения. Гоби дремал, но, услышав их приближающиеся шаги, быстро поднялся. Пока Сит возился с Риго, Рон коротко рассказал о странной встрече. Все были настолько усталые, что обсуждать взаимосвязь таинственных происшествий с незнакомцем не стали. Рон вызвался дежурить первым, и остальные сразу уснули.
        "Может, все обойдется?" - уже засыпая, подумал Сит о найденыше. Что именно обойдется, он так и не успел додумать.
***
        Лучи Орфиуса грели лицо. Сит сел, пытаясь протереть глаза. Тело после вчерашнего перехода нещадно ломило. Костер давно погас. "Почему меня не разбудили?" Он должен был дежурить последним. Сит быстро осмотрелся. "Хвала Ушедшим"! Все было в порядке. Охотники мирно спали, а Валу по своему обыкновению басовито храпел. Видно, Гоби заснул на посту. Вон, спит сидя, положив копье на колени. "Получит он нагоняй от Рона, - лениво подумал Сит. - Да уж, вчерашний день всех потрепал изрядно". Тут Сит почувствовал на себе взгляд. Он нащупал подле себя древко копья и резко оглянулся. Под соседним деревом сидел вчерашний незнакомец и смотрел на него. Увидев, что Сит его заметил, он оскалил зубы и затараторил:
        - Ник, Сит, вода, пить! - С этими словами он вскочил и, как-то вдруг сразу оказавшись перед мальчиком, протянул ему его же бурдюк.
        Сит оторопело глотнул, поперхнулся холодной водой и чуть не закашлялся. В следующий момент все пришло в движение. Гоби вскочил на ноги, Валу, еще толком не проснувшись, стоя на одном колене, водил своим здоровенным копьем из стороны в сторону. Рон стоял, прижавшись спиной к дереву. Все во все глаза глядели на чужака. Тот, словно не замечая вызванного им переполоха, повторил:
        - Ник, Сит, вода, пить. - Потом повернулся к Валу, ткнул себя пальцем в грудь: - Ник.
        То же самое он проделал с каждым. Рону он, правда, еще и махнул рукой. Может, узнал его? Хотя вряд ли он мог вчера ночью его разглядеть. Воцарилась тишина. Сит, чтобы как-то ее сгладить, представил охотников, по очереди указывая рукой на каждого:
        - Валу, Гоби, Рон.
        - Да разрази меня гром! Что здесь происходит? - заорал Гоби.
        - Это я у тебя хотел бы узнать! - резко осадил его Рон.
        - Это тот дурачок с болот? - догадался Валу.
        - Валу дурачок, дурачок Валу! - во весь рот заулыбался незнакомец.
        - Он дурак или издевается? - заревел Валу.
        - Дурак, дурак. - поспешил встрять Сит.
        - Ду-рак, ду-рак… - будто пробуя слова на вкус, подтвердил Ник.
        Потом он вдруг опустился на колени, схватил обломанную ветку, затем разгреб в сторону остатки хвороста и принялся что-то рисовать. Охотники на это молча взирали. Сначала он нарисовал колесо, но почему-то без перекладин внутри. Затем сверху четырех человечков с палками в руках, рядом пятого, но как бы лежачего. Каждого человечка он назвал по именам: "Сит, Валу, Рон и Гоби". Потом ткнул в пятого и развел руками в стороны.
        Охотники молчали, никто ничего не понимал. Тогда Ник поднялся и, показывая по очереди на каждого из них, сказал: "Сит, Валу, Рон, Гоби". Потом подбежал к лежащему на носилках Риго и снова развел руками.
        - Риго, - первым догадался Сит.
        - Риго, Риго! - словно обрадовался незнакомец. Он снова опустился на колени и ткнул пальцем в нарисованное колесо. Потом снова развел руками.
        - Точно дурачок, - сказал Валу, - похоже, он и впрямь из этих. Отверженцев.
        - Это колесо, - все-таки предположил Сит.
        - Колесо! Колесо! - казалось, что незнакомец, именующий себя Ником, сейчас пустится в пляс. Он снова разгреб хворост и чуть ниже нарисовал что-то напоминающее наконечник копья. И снова развел руками.
        - Он с нами играет, что ли? - удивился Гоби.
        - Так, все! Пора собираться! - Рон смахнул ногой непонятные картинки. - Орфиус уже высоко, а я хочу засветло добраться до Костяного хребта.
        Сит подошел к Риго и сел перед ним на корточки. Цвет лица умирающего приобрел уже землистый оттенок. "День, - подумал Сит, - максимум два. Если успеем донести его за это время в деревню, шанс на выздоровление у раненого останется". У Шептуна для таких случаев были заготовлены различные противоядия. Он бы, возможно, и помог. Рон прав, надо спешить.
        Собрались быстро. Потухший огонь просто забросали мокрой травой. Тратить время на то, чтобы полностью скрыть следы ночной стоянки, они не стали. Валу и Гоби подхватили носилки. Рон ушел вперед, а Сит замыкал шествие. Незнакомец шел чуть поодаль. Сит краем глаза следил за ним. Тот легко ступал бесшумным шагом, то пропадая на время, то неожиданно появляясь впереди. Сит считал себя неплохим охотником. Он хорошо слышал Лес. Заранее замечал приближение опасных и не очень зверей. Шептун научил его за пятьдесят шагов чувствовать злобу, исходящую от притаившихся тварей. Но чужак умудрялся неожиданно появляться то тут, то там. Вот и сейчас, идет себе, скалясь во все зубы на расстоянии вытянутого копья. А ведь только же шел впереди рядом с носилками. Это его манера незаметно подкрадываться слегка раздражала мальчика.
        Найденыш, как не сговариваясь, окрестили его охотники, жестом остановил его и показал на висящий на ремне нож Сита. Мальчик недоуменно поднял брови. Тогда тот махнул рукой на свисающие лианы, потом подбежал к носилкам и сделал такое движение, как будто обвязывает их. Потом показал на мешок идущего сзади Гоби и затем на свою спину. Все остановились и молча смотрели на него. Тот снова повторил свое действие.
        - Что там у вас? - донесся спереди голос Рона. - Чего встали?
        - Да Найденыш вроде как свою помощь предлагает, - ответил за всех Валу. - Кажись, собирается Риго на своем горбе тащить.
        Тем временем Ник вытащил у опешившего Сита нож, ловко вскарабкался на дерево и принялся срезать лианы. Нарезав таким образом восемь штук примерно равной длины, он плотно в трех местах привязал безжизненное тело Риго к носилкам. Потом, убедившись, что лианы крепко держат того, ловко соорудил что-то похожее на заплечные лямки мешков. Все это происходило под молчаливые взгляды четырех охотников. Только когда он осторожно закинул носилки себе за спину, все одновременно выдохнули.
        - Ну, может, и получится, - высказался за всех Валу.
        - Сколько он сможет его так тащить? - с сомнением произнес Рон. - Ладно, идем, может, хоть какой-то толк от него будет.
        Какое-то время все шли не спеша, поминутно поглядывая на чужака. Тот шел, широко шагая и, казалось, не замечая веса человека за своей спиной. Через какое-то время Рон махнул рукой, и они двинулись быстрым походным шагом. Все немного повеселели. Теперь они точно успеют дойти до Костяного хребта засветло. А там еще один день пути, и они доберутся до Долины.
        Сит не завидовал Рону. Тому придется лично сообщать о гибели охотников их семьям. Это была большая утрата для всей деревни. Гибель десяти крепких мужчин будут долго вспоминать и наверняка свяжут и с именем Сита. Как же, ученик Шептуна, а не смог отвести от отряда тварей! Зачем тогда он вообще нужен? То, что тварей были сотни, не такое уж большое оправдание для овдовевших женщин. Рон, конечно, все честно расскажет, не скрывая ничего. Скорее всего, всю вину возьмет на себя. Только Ситу от этого не станет легче. Одно утешение - задание они выполнили. Грибница приятно оттягивала его заплечный мешок. Остается надеяться, что Хранители их хорошо отблагодарят и семьи погибших долгое время не будут ни в чем нуждаться.
        Пролески стали попадаться реже, трава постепенно редела, уже кое-где появлялась каменистая почва. Скоро вдали должен показаться Костяной хребет. Сит в который раз бросил взгляд на Найденыша. Тот все так же неутомимо шел своей размашистой походкой. Казалось, он даже не замечает веса привязанного к его спине раненого охотника. "Может, и впрямь он из отверженцев или вообще из степняков? Надо будет его Шептуну показать. Пусть со старостой решают, что с ним дальше делать. Но здоров парень, как стинх, - с завистью подумал Сит, - уже полдня идем, а он даже не запыхался".
        Идущий впереди Рон несколько раз останавливался и знаком просил всех замереть. Что-то его беспокоило. Он подолгу прислушивался, а один раз не поленился влезть на дерево. Что-то все пытался высмотреть. Сит ничего подозрительного не слышал. Лес был уже далеко. Хотя он и чувствовал иногда присутствие скрывающихся в траве тварей, но большого опасения те у него не вызывали. Вряд ли они отважатся напасть днем.
        "Твари остались далеко позади. Осталось пройти между гнилыми болотами, появившимися после последнего Исхода, и мы выйдем на открытое пространство, - размышлял Сит. - Там уже подкрасться незамеченной к нам даже ночью никакой гадине не удастся". Наверное, и Рон так же думал, не сбавляя темп движения отряда. Вот и последний пролесок. Здесь они ночевали в первую ночь их похода. Сит вздохнул. Тогда их еще было пятнадцать, и никто не мог предположить, чем все это обернется…
        Пройдя еще добрую тысячу шагов, охотники наконец вышли из зарослей на широкую поляну. Там их уже ждали. "Южане", - сразу понял Сит. Те не признавали одежду из нитей шелкопряда, которую носили в северных деревнях, а делали ее из шкур убитых тварей.
        Охотники остановились. Раньше северяне и южане враждовали между собой. Дело доходило до открытых вооруженных столкновений. В их конфликт тогда вмешались Хранители и четко поделили между ними территорию. С тех пор одна сторона старалась не пересекаться с другой во время охоты. В общем-то Лес был большой, места в нем для всех хватало.
        Но сейчас их явно ждали. Десять вооруженных мужчин стояли посередине поляны и угрюмо, исподлобья смотрели на охотников. Пятеро были вооружены увесистыми сучковатыми дубинками. Четверо держали в руках короткие луки. Плохое оружие. К Лесу с таким даже и приближаться не стоит. Однако вот, стоят. Стрелы на тетивах. В готовности.
        Чуть впереди южан - седовласый мужчина. На плече у него сидел молодой ядоплюй. Тварь, не моргая, смотрела на замерших охотников, время от времени отвратительно шипя. "Ведун", - неприятный холодок пробежал по спине Сита. Седовласый, словно услышав его мысли, поднял руку и громко произнес:
        - Я Уло, старейшина племени вакхов. Мы не хотим вашей смерти. Нам нужна только грибница.
        Охотники стояли, тяжело дыша после утомительного перехода: четверо изможденных воинов, один из которых еще подросток, против десяти вооруженных южан. Расклад сил был явно не в их пользу.
        - Так пойдите к Зеркальному озеру и возьмите, - спокойно сказал Рон. Он попытался выиграть немного времени. То, что беспокоило его во время последнего перехода, а возможно, подспудно и раньше, обрело форму. Они попались в заранее расставленную ловушку. Теперь Рон был уверен, что за ними по пятам идет еще один такой же отряд. А эти просто поджидали их здесь. Может, день или два, а возможно, все это было спланировано заранее. Загребать жар чужими руками было в духе южан.
        - У нас мало времени, охотник, - чуть прищурясь, произнес седовласый. В этот момент Сит почувствовал, как что-то коснулось его у висков. Он запоздало попытался закрыть свое сознание, но седовласый уже показывал на него пальцем:
        - Мальчик, принеси-ка мне свой мешок, - и, заметив колебание Сита, жестко добавил: - Не заставляй меня ждать!
        Рон лихорадочно соображал. Оказать сопротивление - значит погибнуть. Опытный охотник это прекрасно осознавал. Возможно, удастся ранить двоих или троих южан. Если повезет, то и отправить кого-то вслед за Ушедшими. Но люди его будут убиты. О себе он в этот момент не думал. Отдать же грибницу означало провалить задание, за которое отдали жизнь девять его друзей. На это он тоже пойти не мог. Был один шанс - вступить в неравный бой, отвлечь на себя вакхов и дать время Ситу скрыться. Возможно, мальчик сумеет убежать от преследователей. Тогда Рон не опозорит своего имени. Все решено. Рон уже собирался условным и неприметным для непосвященного жестом отдать приказ о нападении, как в тот же момент его виски словно стиснуло тисками, а мышцы одеревенели. Он буквально не мог пошевелить пальцами. Охотников словно парализовало.
        - Не надо геройствовать, - с усмешкой проговорил ведун, - если бы мы хотели, вы были бы уже мертвы. Зачем портить добрососедские отношения? - добавил он с издевкой в голосе.
        У Сита ломило в висках, но мышцы слушались его. По взгляду Рона он понял, что хотел от него охотник. Вздохнув поглубже, он бросился бежать в сторону чащи. Когда до спасительных зарослей оставалось уже несколько шагов, один из южан, несколько раз крутанув над головой веревку, коротким взмахом метнул ее вдогонку мальчику. Веревка с привязанными на концах грузиками, подвывая, рассекла воздух и, сделав несколько оборотов, захлестнулась на ногах Сита. Мальчик, нелепо раскинув руки, рухнул в сухую траву. Южане дружно загоготали.
        - Принесите мешок! - приказал седовласый, и двое сразу направились к упавшему Ситу. Он сделал попытку подняться, но ноги, сведенные судорогой, не слушались. "Все пропало!" - пронеслось в его голове.
        Лучи Орфиуса били лежащему навзничь мальчику прямо в глаза. Он различал только приближающиеся темные силуэты. Вдруг дорогу южанам преградила широкая фигура. Найденыш! Сит про него уже и думать забыл. Тот что-то им быстро говорил на своем непонятном наречии. Вроде южане решили просто оттолкнуть ненормального с дороги, но только в следующий миг оказались на земле.
        Сит прикрыл от режущего света глаза ладонью. С ревом поднявшись, вакхи с двух сторон накинулись на чужака. Когда Ситу уже казалось, что две дубинки одновременно обрушатся на голову Найденыша, тот неуловимым движением словно скользнул в сторону. Послышался глухой треск, вскрик, и южане медленно стали оседать. Один держался за разбитое плечо, второму повезло гораздо меньше. Дубинка соплеменника размозжила ему голову.
        В следующую секунду с треньканьем захлопали спущенные тетивы. Вакхи, не дожидаясь приказа, выстрелили в Найденыша.
        "Теперь нас точно всех поубивают", - отчетливо понял Сит. Он зажмурился, чтобы не видеть гибель встреченного им на болотах чужака. Что-то просвистело у него над головой. Раздался шелест, словно стрелы ушли в заросли. Сит осторожно приоткрыл глаза.
        Найденыш был все еще жив и вроде даже невредим. Вот он не спеша подходит к южанам и протягивает одному из них его же стрелу. Ведун что-то коротко кричит, и тогда уже все воины скопом набрасываются на него. Все происходило настолько стремительно, что у Сита в памяти остались лишь отдельные разрозненные картинки. Он запомнил только, как чужак, словно танцуя, стал быстро кружиться между нападающими и, как бы подхватывая, опускал их одного за другим на землю. Сит потом мог бы поклясться, что он это делал аккуратно, словно заботясь, чтобы те не сломали себе шеи при падении. Через секунду все кончилось.
        Найденыш стоял, опустив руки, и молча смотрел на седовласого. Тот в замешательстве сделал несколько шагов назад, и в этот момент ядоплюй выпустил короткую густую струю. Найденыш, явно не ожидавший этого, уклонился, но часть яда, видимо, попала ему на лицо. Он схватился за щеку, с недоумением глядя на зверька. В ту же секунду воздух разрезал короткий свист, и копье Рона с хрустом вошло в грудь ведуна.
        - Болотный бородавочник! - прорычал Валу, бросаясь к седовласому. - Ты нас оморочил, трусливое отрепье! - Он явно собрался довершить дело Рона, для верности пронзив ведуна и своим копьем. Однако, поймав взгляд Найденыша, остановился, будто натолкнулся на стену. Уло, судорожно обхватив древко, торчавшее у него из груди, начал биться в предсмертных конвульсиях. Копье Рона пробило его насквозь.
        Рон осторожно приблизился к лежащим на земле южанам и, наклоняясь, стал прикладывать ладонь к шее каждого.
        - Они живы, - больше ответил, чем спросил он у Найденыша, нисколько не беспокоясь, что тот его не поймет.
        В ответ Ник быстро закивал головой. Потом, закрыв глаза, сложил вместе ладони и, чуть склонив голову, прижал их к щеке. Так он проделал несколько раз, пока Рон не спросил:
        - Они спят?
        - Спят, спят, спят, - радостно закивал тот головой и по своей дурацкой привычке опять оскалил зубы. Правда, бросив взгляд на мертвого ведуна, тут же закрыл рот.
        Тем временем Сит, распутав наконец ноги, поднялся и, заметно прихрамывая, подошел к раненому южанину. Тот сидел на траве, сжимая здоровой рукой перебитую ключицу. Его явно мучила страшная боль, но он старался этого не показывать. Только раскачивался из стороны в сторону, не произнося ни звука.
        - Рон, что будем с ними со всеми делать? - озвучил мучавший всех вопрос Гоби. - Перережем глотки?
        Рон некоторое время молчал, переводя взгляд с одного охотника на другого. Потом все же сказал:
        - Не знаю, сколько они так проваляются. Но думаю, что после случившегося, - он как-то странно посмотрел на Найденыша, - они вряд ли бросятся за нами в погоню. Скорее, дождутся второго отряда. Нам надо к этому времени быть как можно дальше от сюда. - Потом Рон взглянул на Гоби и чуть тише произнес: - Довольно на сегодня смертей. А Уло сам напросился. Никому не позволю наводить на себя морок, словно на тварь лесную.
        Затем Рон подошел к Найденышу и, глядя прямо тому в глаза, сказал:
        - Не знаю, откуда ты, но за помощь спасибо. - Потом стукнул кулаком себя в грудь: - Друзья зовут меня Рон! Можешь называть меня так.
        - Ник! - ткнул себя в грудь чужак. На этот раз он не улыбался.
        Стараясь долго не мешкать, отряд продолжил свой путь. Сит, правда, ненадолго задержался. Подойдя к раненому, он немного поводил руками вокруг опухшего плеча, шепча слова и снимая ему боль. Этого должно было хватить на несколько часов. Южанин так и не проронил ни слова, но в его глазах Сит прочел благодарность.
        Глава 4
        Ник сидел на крыльце хижины Шептуна. Настроение было паршивое. Да и чему собственно радоваться. "Вот и слетал на Эксельсиор…" - в который уже раз Ник горько усмехнулся. После того как он принял решение изменить заданный маршрут, события стали развиваться слишком стремительно. Он просто не успевал осмыслить одно, как наступало другое. Ситуация будто развивалась сама по себе, отведя ему роль постороннего наблюдателя. Особенно эта неожиданная атака на "Валькирию". Сейчас Ник понимал, что он чудом уцелел. Энергетический удар, уничтоживший корабль, должен был быть огромной мощности. Смять, словно скорлупу, защитное силовое поле "Валькирии" можно было только импульсно-волновым оружием. "Как еще спасательную капсулу не зацепило?" - Ник непроизвольно поежился. Он вспомнил, что мозг корабля с огромным ускорением выбросил его в сторону планеты.
        Потом произошел еще один неприятный сюрприз. Пожалуй, здесь он мог погибнуть уже и во второй раз. При входе в плотные слои атмосферы отказали антигравитационные двигатели, что само по себе было неслыханным делом. Прекрасно зная принцип их работы, Ник, как ни пытался, не мог мысленно смоделировать ситуацию, приведшую к сбою в их работе. Как говорят местные аборигены - "Хвала Ушедшим Богам!" Правда, лучше сказать - "Хвала Неизвестному Конструктору!" По возвращении обязательно выясню, в чей светлый ум пришла идея оснастить, казалось бы, абсолютно безопасную спасательную капсулу давно устаревшей парашютной катапультой.
        "По возращении" - Ник в который раз поймал себя на мысли, что никак не может заставить себя реально оценивать сложившееся положение. Он оказался полностью отрезанным от своего привычного мира. Закапсулированная звездная система. Гибель "Валькирии". Он без каких-либо технических средств на чужой планете.
        Даже с Умкой и с той происходит что-то странное. После аварийной посадки ему только два раза удалось с ней коротко пообщаться. По ее словам, произошел сбой в субквантовом процессоре. Дестабилизировались почти все волновые связи. Как он понял, она пытается себя переформатировать, но, похоже, ей плохо это удается. Как это могло произойти?
        Сплошные вопросы. Да и с местной цивилизацией не все понятно. Правда, приняли его хорошо. Народ хоть и дикий, но гостеприимный. Ник задумался. Ему никак не удавалось определить ступень развития их общественной формации. Возможно, потому что он пытался провести параллель с историческим развитием земной цивилизации? Немного поразмыслив, он понял, что нет, тут что-то другое. Возьмем все по порядку.
        Налицо явно племенное устройство социума. Есть разделения на собирателей и на охотников. Это тоже проверенный факт. Только вот собиратели не совсем собиратели, как успел заметить Ник. Их можно было бы спокойно отнести к этой категории, если бы они не возделывали свои поля. Значит, что, они крестьяне-землепашцы? Тоже нет. Как оказалось (это ему с большим трудом удалось выяснить у Сита), саженцы, которые они культивируют, приносят из леса охотники. А те же охотники - не совсем охотники, во всяком случае, не в том смысле, какой вкладывал Ник в это слово. Когда Ник спросил у мальчика, какие звери съедобные, то не получил вразумительного ответа. Чуть больше он смог добиться от Рона. Оказывается, здесь на зверей охотятся не для того, чтобы использовать их в качестве пищи. Ну, если только в случае крайней необходимости. Вот, правда, для чего, Ник так и не понял. Видимо, сказывался его еще скудный словарный запас.
        Ну ладно, пусть пока будет так - охотники охотятся в лесу за саженцами, а собиратели эти саженцы выращивают и кормят себя и охотников. А что? Жизнеспособная модель жизненного уклада. Здесь еще более-менее логично. А вот с орудиями труда была полная неразбериха. Тут словно кто-то разом перемешал несколько исторических эпох. Еще в лесу, когда он шел вместе с отрядом Рона, Ник обратил внимание, что у Гоби и Валу копья имели наконечники, изготовленные из кости какого-то животного, а у того же Рона был явно железный. Что касается кинжала Сита, то он был и вовсе довольно искусно сделан. Ник не был специалистом по древнему оружию, но то, что кинжал был выкован из закаленной стали, не вызывало сомнений. Ник обошел всю округу, но не нашел ничего, что могло бы хоть отдаленно напоминать кузницу.
        Посуда аборигенов в большинстве своем была деревянная или из обожженной глины. Но встречалась и керамическая, а также, что самое интересное, сделанная из толстого матового стекла. И она была небьющейся! Это Ник, улучив момент, пока никто на него не смотрел, специально проверил, несколько раз незаметно долбанув по тарелке камнем.
        Но больше всего Ника поразила находка в доме Шептуна. Да что там поразила, у него чуть глаза на лоб не вылезли. Ник случайно заглянул в ящик, который накануне старик вытащил из своего подвала. К слову, это было единственное место в доме, которое он всегда держал под замком. Так вот, Ник без заднего умысла заглянул туда и остолбенел. Там аккуратными стопочками были разложены чашки Петри.
        Поморгав с минуту, безуспешно ожидая, что наваждение исчезнет, Ник достал одну из них. Сомнений не было, это действительно была чашка Петри. Раньше, на Земле, она широко использовалась в микробиологии для культивирования колоний различных микроорганизмов.
        Посуда, названная так в честь ее изобретателя, немецкого бактериолога Рихарда Петри, была настолько универсальна и практична, что до сих пор встречалась в современных лабораториях.
        Ник еще долго крутил ее в руках, тщетно пытаясь придумать какое-то другое, более соответствующее местному уровню развития, предназначение находки, пока не вернулся Шептун и не уволок свой ящик в подвал. На все его расспросы старик делал вид, что не понимает Ника. При этом его умные глаза хитро блестели из-под кустистых бровей.
        Шептун был интересной личностью. В деревне все относились к нему с уважением. Он тут был то ли шаманом, то ли колдуном. Держался от всех обособленно, но в то же время принимал активное участие в жизни племени. Сит был у него вроде ученика. Работа по дому целиком лежала на мальчишке, но того, судя по всему, это особо не тяготило.
        Шептун в первый же день приставил мальчика к Нику, обязав всячески помогать тому поскорее освоиться в деревне. Сит воспринял это задание с большим воодушевлением и ни на шаг теперь не отходил от него. Мальчик говорил без остановки, и временами Ник уже не знал, куда ему от него скрыться, чтобы в тишине сосредоточиться на своих мыслях. Однако в этом был и большой плюс. Обучение местному языку шло ускоренными темпами.
        Ник с улыбкой вспомнил, как глупо он выглядел, когда в тот первый день пытался установить контакт со встреченными им в лесу аборигенами. Тогда он нарисовал круг, подразумевая их планету, а треугольниками изобразил пирамиды, наивно считая, что уж такие огромные сооружения они наверняка встречали или хотя бы что-нибудь о них слышали. Охотники его, естественно, не поняли, а он долгое время продолжал считать, что их планета называется "Колесо". Только недавно выяснилось, что настоящее название планеты Териус, а тогда в лесу мальчик решил, что Ник нарисовал им колесо от повозки.
        Так что Ник усердно учил местный язык. Удивительно, но для столь примитивно развитого социума охотников он был очень богат и описателен. То и дело Нику встречались слова, смысл которых никто ему объяснить не мог. Приходилось идти к Шептуну за разъяснениями. Но и это не всегда помогало. Зачастую то ли Шептун сам не знал точного значения слова, то ли у Ника пока не хватало достаточного словарного запаса, чтобы понять объяснения. Вот, например, Ник полдня пытался добиться от Сита, что обозначает слово "звезда", "звёзды". Оно довольно часто встречалось в устойчивых выражениях типа: "Пропал, как звёзды", что означало - безвозвратно исчез, потерялся, заблудился и так далее. Или существовала присказка: "Когда звёзды на небе зажгутся", что, как понял Ник, означало невозможное в будущем событие. Вроде земного выражения "когда рак на горе свистнет".
        Понятно, что Ник не ожидал от мальчика определения наподобие того, которое дает Большой Всепланетный Информаторий: "Звезд? - небесное тело, представляющее собой массивный светящийся плазменный шар, в котором идут, шли или будут идти термоядерные реакции…" Нет, конечно. Но хоть что-нибудь! Хоть бог охоты, к примеру. Или забытая свеча Ушедших Богов, или что-то еще в том же духе.
        Нику как воздух нужна была информация. Любая. Мифы, легенды, сказки, все, что угодно. Их, во всяком случае, можно было попытаться интерпретировать в нечто более-менее вразумительное. Что-то ведь на этой планете произошло. И это что-то не могло не оставить свой след, если не в документальных источниках, то уж в устных преданиях точно. Но пока он не получил даже наводящей информации ни от Сита, ни от других членов племени. Ничего.
        А гигантские пирамиды? А боевая орбитальная станция, в конце концов? В том, что она боевая, сомневаться не приходилось, как и в том, что она не одна, тоже. На это указывало то, что все зонды-разведчики, находящиеся на разных сторонах планеты, были сбиты практически одновременно. Не говоря уже о пространственном "коконе", закрывшем их планетную систему от всей остальной Вселенной.
        - Один сплошной ребус, - подвел итог своим неутешительным раздумьям Ник и почесал Бантика за ухом. Точнее, там, где, по его мнению, оно должно было располагаться. Ну, во всяком случае, ядоплюю это нравилось. Он начинал по-особому шипеть и раскрывал свой шипастый воротник, который и становился похожим на большой оранжевый бант.
        Бантик оказался смышленым зверьком. В Нике он сразу признал хозяина и на руки шел только к нему. Правда, иногда мог залезть на колени и к Шептуну. Отношение к Ситу у него было особенное. Зверек словно чувствовал его страх. Он любил незаметно подкрасться к мальчишке, потом громко зашипеть, приняв угрожающую позу. Сит непременно вскакивал и, ругаясь, отбегал в сторону. Вообще-то, слюна ядоплюя, как смог Ник убедиться на собственном опыте, имела нервно-паралитическое действие. Плюс к этому сильно обжигала, попадая на кожу. Плевался он прицельно метров на десять- пятнадцать. В природе, скорее всего, ядоплюи использовали яд только в целях обороны. Это были травоядные животные. Как предположил Ник, токсины играли большую роль в их метаболизме. Поэтому они атаковали только в случае крайней необходимости. После этого, чтобы восстановиться, целый день объедались травой или корой деревьев.
        В который уже раз Ник с теплотой вспомнил о бабушке. Вот бы ее сюда. Да еще и с современной аппаратурой. Она бы быстро разобралась в местной экосистеме. Как успел заметить Ник, на этой планете очень сложно отличить флору от фауны. С первого взгляда было просто не понять, что или кто перед тобой. Некоторые представители этой экосистемы, как например, бородавочники, возможно, и вовсе являлись странным симбиозом животного и растения. Часть времени они предпочитали проводить в болотистых местностях, где пускали корни и питались таким способом, как деревья, беря необходимые питательные вещества из почвы. В обычном же состоянии были весьма опасными хищниками. Зачастую, собравшись в стаю, не боялись нападать и на людей.
        "Надо все-таки насесть на Сита и убедить его больше времени уделять изучению письменности и чтению". Ник подозревал, что мальчик и сам не очень-то в этом силен, поэтому и старается всячески избегать этой темы. Но ничего, Ник знал, как его можно уговорить. Сит, как и любой подросток его возраста, хотел научиться хорошо драться.
        После той памятной стычки в лесу он каждый день приставал к Нику с просьбой обучить его тем приемам. Ник сначала отнекивался. В тот злополучный вечер он невольно стал причастным к гибели трех людей из другого племени. И даже теперь, когда ему объяснили, что их самих не оставили бы в живых ни при каких условиях, вспоминание об этом вызывало приступы тошноты.
        В школе, в младших классах, у них была любимая игра в салочки. Правила были простые. Двое или трое игроков пытались коснуться водящего, а тот должен был как можно дольше не позволять им этого сделать. Кто осалит первым, становился водящим. И так далее. Специальное устройство подавало сигнал, так что фиксировалось любое, даже самое легкое прикосновение. Аппарат также засекал и время. Кто дольше продержится, тот и считался победителем. Уже потом, когда стал ходить на занятия по суб-бою, он с удивлением узнал, что детские салочки являются одним из видов тренировки ближнего боя. Так быстрее достигалось состояние спидинг-ап - состояние ускорения.
        В тот вечер, на поляне в лесу, Ник инстинктивно не дал себя коснуться, и произошла трагедия. То, что вакхи собирались его убить, причем без какого-то видимого повода, он хорошо понимал, но до сих пор не мог себе этого объяснить и, соответственно, принять. Похоже, на этой планете не очень-то ценилась человеческая жизнь. Аборигены набросились на него, ни слова не говоря, словно дикие звери. Потом практически в упор выстрелили из луков, метясь точно в грудь. Он еще как-то попытался показать свои миролюбивые намерения, вернув одному из нападавших его стрелу. Но сделать это ему не дали. Просто набросились все вместе. Пришлось отключить их одного за другим.
        "Планета сумасшедших, - с грустью подумал Ник, - и я таким же скоро стану. По возвращении точно понадобится курс психологической реабилитации".
        Тут он увидел вышедшего из-за поворота Сита. Мальчик был явно чем-то взволнован. Ник уже научился определять его настроение по походке. Сейчас тот шел торопливо, чуть подпрыгивая на ходу.
        Приблизившись, он сначала подозрительно покосился на Бантика. Ядоплюй лежал на скамейке, греясь в лучах Орфиуса, всем своим видом давая понять, что пришедший его совершенно не интересует. Сит, все же держась от него в некотором отдалении, быстро проговорил:
        - Мы идем в Великий Город! И ты идешь! - потом добавил: - Скажи спасибо Шептуну, это он настоял. Староста поначалу ни в какую не хотел соглашаться. Ты же знаешь, - чуть потупившись, добавил он, - тебя тут многие считают странным. Ну и Рон поддержал. Сказал, что без тебя грибницу бы не донесли.
        Он что-то еще говорил. Ник, по правде, половину не понимал, но главное уловил - появилась возможность попасть в их чуть ли не мифический город. Все о нем знали, бывали там единицы, но что-то конкретное никто сказать не мог. Возможно, это все было из-за языкового барьера. Ник постоянно ругал себя за свое тугодумие, но ничего поделать не мог. Он уже практически свободно общался на бытовые темы с селянами, но когда речь заходила о лесе, о животных, его населяющих, или, например, как сейчас, о городе, тут начинались какие-то иносказательные повествования, и Ник сразу терял нить разговора. "Ну что ж, - подумал он, - как говорится, лучше один раз увидеть…"
        Тем временем Сит продолжал тараторить:
        - Рон хочет выторговать у Хранителей побольше железных наконечников для копий и, главное, ножи. Но не такие ножи, как мой, а такие… - он развел руки в стороны. - Вот такие, длинные. Не помню, как называются, надо будет у Рона еще раз спросить. Ну и, конечно, саженцы. - При этом мальчик смешно округлил глаза. - Знаешь, какие у них саженцы? Таких даже в Лесу нету. То есть, конечно, есть, но не такие, а гораздо вкуснее. Мы их потом собирателям дадим. Они знают, как их сажать. Потом целый год разные вкусности есть будем! - Тут он бросил в сторону Ника хитрый взгляд. - Ну что тебе рассказывать, все равно ты вкуснее перевертыша ничего не ел. Или ел? Что вы там у себя в степи едите, колючки, что ли, разные?
        Ник поморщился. Как он ни пытался кому-либо объяснить, откуда он, все решили, что он из какой-то далекой степи. Один Шептун только заинтересовался. Сказал, что вернется к этому разговору, когда Ник получше их язык выучит.
        - Подожди, подожди, Сит! - решил он наконец прервать этот словесный поток, - ты-то вроде за другим в город мечтал попасть?
        - Ну, да, - потупился тот сразу, - ну интересно же посмотреть?
        С этим трудно было не согласится.
        - А далеко находится этот город? - Ник решил перевести разговор на другую тему. Сит как-то разоткровенничался и рассказал ему, что часто видит этот город во сне. Когда Ник спросил его, а что в этом особенного, Сит поведал ему, что его сны часто совпадают с описанием охотников, побывавших в нем. Вот он и хочет сам побывать там и убедиться. Или наоборот. Ник тогда промолчал. Мог бы сказать, что так бывает. Может, Сит в детстве слышал уже эти рассказы, а потом забыл, что слышал, и теперь воспоминания приходят к нему через сны. Такое в медицине называется deja vu[6 - Deja vu (франц. "уже виденное") психическое расстройство в виде ощущения, что все видимое в настоящее время (лица, события, обстановка) уже наблюдалось когда-то в прошлом.]. Хотя это-то как раз он объяснить ему вряд ли смог бы. Ну да ладно, в любом случае, зачем расстраивать мальчика. Больше они к тому разговору не возвращались.
        - Дня три пути, не меньше. Мы с собой еще и повозку возьмем. Чтоб побольше всего из Города привезти. Староста сказал, что поговорил с собирателями из Ближней Долины. Вроде старый Иго обещал ему двух ленивцев для похода одолжить. Ленивцы медлительные, конечно, но все лучше, чем на себе тяжесть-то обратно тащить.

***
        Сборы были недолгими. У Ника из его пожитков был только небольшой сверток. Шептун настоял, чтобы он переоделся в одежду людей Прилесья. Специально для него лучшие прядильщицы деревни сшили широкие штаны и свободную рубаху без рукавов. Он подпоясал ее веревкой, подсмотрев, как делают это охотники. Рубашку можно было также застегивать с помощью специально нашитых петелек. Нику одежда показалась вполне сносной. Тело поначалу чесалось, но потом кожа привыкла, и зуд прошел. Это, конечно, не летный костюм из высокотехнологичной наноткани. Но с местными обычаями приходилось считаться. Поэтому Ник свернул его и убрал в заплечный мешок. Многие местные жители носили на шее что-то, напоминающее обереги, поэтому на Умку никто внимания не обращал. Благо она еще в первый день их пребывания на планете мимикрировала под фактуру распространенной в этой местности растительности. Аборигенам должно было казаться, что у Ника на шее обычный коричневатый ремешок из древесной лианы.
        Единственно, что его очень расстроило, это то, что Бантика пришлось оставить в деревне. В этом все были категоричны. Как понял Ник из объяснений, существуют кордоны, через которые нельзя провозить даже семена местных растений. Не говоря уже о лесных зверях.
        Сейчас, следуя за повозкой, Ник опять попробовал вызвать Умку. В ответ почувствовал лишь слабое покалывание в области шеи. "Что могло произойти со столь совершенной машиной? - в который раз задал себе этот вопрос Ник. - Какая-то дестабилизация квантовых полей. И что-то она говорила про утечку заряда из энергонакопителей". Ник уже и не помнил, когда в последний раз заряжал ее. Да этого и не требовалось. Умка подзаряжалась от любого открытого источника энергии. А уж энергии местного светила для нее было более чем достаточно. Напрашивалась аналогия с той же проблемой, обнаруженной еще на "Валькирии": практически полное отсутствие флуктуации в этой звездной системе. Плюс искусственно наведенный кем-то квантовый резонанс и его явная связь с гигантскими пирамидами. Можно добавить к этому и сбой в работе антигравитационных двигателей спасательной капсулы в верхних слоях атмосферы. Ник чувствовал, что все это - звенья одной цепи. Но не знал, с какой стороны эту цепочку лучше ухватить. Да и как дальше ее разматывать, было вообще не понятно.
        Одно только совершенно ясно - случайно встреченные им на болотах аборигены не имеют ничего общего с этими загадками. Надо все-таки определить для себя какую-то реальную цель и двигаться в ее направлении. Ну, что бы я хотел сейчас получить? Помощь с Земли отбрасываем сразу. Это от меня не зависит. Ну, тогда, например, вступить в контакт с существами, создавшими пирамиды. Очевидно, тут он поправил себя - возможно, они были созданы как раз для получения эффекта квантового резонанса. Нет, не так. Скорее квантовый резонанс является побочным эффектом. Он возникает обычно при искривлении пространственного континуума. Насколько помнил Ник из общеобразовательной программы, КР считается одним из негативных факторов в работе с настройками субполей и, например, влияет на точность джамп-прыжка. Существа, создавшие пирамиды, естественно, знакомы с волновой теорией поля. Тогда… Что тогда? Дальше он заходил в тупик. Точнее, появлялось бесчисленное множество вероятностей. Ник несколько раз пытался провести экстраполяцию какой-нибудь на первый взгляд понравившейся гипотезы, но залезал в такие дебри противоречий,
что, в конце концов, решил бросить это занятие. "Все, хватит! - остановил он себя. - Надо просто найти ближайшую пирамиду. А там будет видно".
        Как ни странно, ему стало легче. Мысли перестали скакать хаотически, как молекулы при броуновском движении. Мозг начал ставить конкретные вопросы. "Первым делом надо найти информацию о пирамидах, - думал он. - Любое их упоминание. У Умки могли сохраниться в памяти точные координаты этих гигантов. Хотя нет. Когда зонды-разведчики засекли эти объекты, она уже не управляла "Валькирией". У нее, как и у меня, остался только визуальный ряд. Но и этого для Умки было вполне достаточно, чтобы по косвенным данным рассчитать хотя бы приблизительные их координаты. Я же не могу с определенностью сказать, в каком полушарии нахожусь, Северном или Южном? Сколько на планете материков? На каком континенте я?" Мысли опять побежали, обгоняя друг друга. "Так, спокойнее, - остановил Ник себя, - так не пойдет. Нельзя понять все и сразу. Будем действовать поступательно. Пока надежда на город. Города подразумевают сосредоточение знаний и технологий. Во всяком случае, так было на Земле. Будем надеяться, что и здесь с этим так же обстоят дела. Вот и хорошо, - он немного повеселел, - мы туда как раз и направляемся".
        Помимо Шептуна и Сита, к большой радости Ника, в дорогу с ними отправились Рон и Валу. Гоби остался в деревне. Его жена была на сносях и вот-вот должна была родить. Риго, благодаря вмешательству Шептуна, медленно шел на поправку. Правда он был еще настолько слаб, что о его участии в этом походе в город не могло быть и речи.
        Долина осталась далеко позади. Пейзаж как-то резко изменился, без заметного перехода. Вроде только что ноги ступали по мягкой траве, а колеса повозки неслышно катились по ней, если не считать легкого скрипа. А сейчас стучат по сухой каменистой почве. Наверное, этот звук и вывел Ника из задумчивости. Он оглянулся назад. Так и есть. Трава резко заканчивалась, словно ее срезали гигантским ножом или какая-то невидимая стена не пускала ее дальше. И так было на всем протяжении дороги, насколько хватало взгляда. Дальше практически без всякого перехода начиналась каменистая безжизненная почва. Ник даже хотел вернуться и рассмотреть эту естественную границу, но, взглянув на равнодушное лицо Сита, решил провести исследования на обратном пути.
        Шептун полулежал в повозке, откинувшись на мешки. Глаза его были прикрыты. Казалось, он спал. Сит бодро вышагивал справа от повозки, держа наперевес длинную жердь. Ей он время от времени бил по чешуйчатым спинам ленивцев. Тогда они начинали быстрее переставлять свои тяжелые когтистые лапы. Рон с Валу шли впереди на значительном удалении. Ник замыкал шествие. Делать было совершенно нечего, и он решил использовать время для добычи информации.
        - Сит! - позвал он мальчика. - А ты раньше здесь бывал?
        - Конечно! - тот удивленно взглянул на него, - раз в десять лет мы все здесь проходим. Перед каждым Исходом. Странный ты все-таки какой-то. А у вас, у степняков, Исхода нет, что ли? Да нет, такого не бывает. Видимо, ты заболел сильно, вот и не помнишь ничего. Даже как на болота попал. Повезло еще тебе, что я тебя нашел, а то бы всё, того. Шептун рассказывал мне, что если человеку по башке сильно треснуть, то он может все забыть. Вот ты, Ник, не помнишь? Может, тебе кто по башке стукнул, вот ты все и забыл? Хотя если тебе по башке кто-то и стукнул, то ты и этого не должен помнить. Фу-у-ух, запутал ты меня совсем. Но так вроде бы все сходится. Но ты, Ник, это, не переживай сильно. Шептун говорил, что бывает, что и вспоминает кто потом.
        "Вот так всегда, - размышлял Ник, - как на что-то интересное натолкнешься, то начинается чепуха какая-то. Вот возьмем их "исход". Все о нем говорят, а спросишь про него, ничего толком объяснить не могут. Какие-то общие, ничего не значащие фразы. Или как сейчас. Мол, по голове стукнули. Нику порой начинало казаться, что так оно и есть. Однако сейчас делать было нечего, идти, судя по всему, еще не один день. Да и Ситу деваться некуда. Не убежит, сославшись на неотложные дела, как всегда, когда Ник слишком уж допекал его своими расспросами.
        - Сит, - начал он издалека, - возможно, ты и прав. Может, меня кто и по голове стукнул, может, я сам головой ударился. От этого много чего и забыл. Так?
        - Ну вот, я же тебе об этом и талдычу всю дорогу, - радостно закивал мальчик. Видно было, что гордится собой. Надо же, сходу такой правильный диагноз поставил. Не зря учеником Шептуна считается.
        - А вот я тоже слышал от Шептуна, - тут Ник слукавил, - что людям с таким… м-м-м… с такой болезнью надо все объяснять, как, скажем, ребенку маленькому. Тогда они быстрее смогут все и вспомнить.
        - Ну… - Сит явно задумался, - так я ж тебе и так все объясняю. По несколько раз объясняю. А день проходит, ты опять за свое. Может, ты забываешь, что я говорю? Вот сейчас говорим, а завтра ты опять меня об этом спрашивать будешь, да, Ник? Надо сказать Шептуну, пусть он тебя в Городе целителю какому-нибудь покажет. Там знаешь какие там целители? Кого хочешь вылечат. Шептун в Городе многих знает. Как доберемся, я сразу его попрошу. Чай не ты, не забуду.
        "Вот и поговорили", - Ник все же он заставил себя ему улыбнуться. Обогнав повозку, он зашагал впереди нее своим размашистым шагом. "Даже в сложной ситуации есть позитивные моменты, надо просто постараться их разглядеть", - вспомнил он слова отца. Наверно, тот знал, что говорил. Больше тридцати лет заниматься гуманоидными цивилизациями, хочешь не хочешь, научишься. "А ведь мы с ним так редко общались, - с какой-то тоской вдруг подумал Ник, - даже когда он прилетал в свой очередной отпуск. Домашние посиделки всей семьей за круглым столом, где все обмениваются общими фразами, не в счет. Сейчас бы ой как кстати пригодились его советы".
        Хотя - Ник вдруг взглянул на ситуацию с другой стороны - любой сотрудник Комитета по Контактам, начиная от захудалого стажера, заканчивая самим Епифанцевым, не раздумывая, поменялся бы с ним местами. Ник усмехнулся, вспоминая курс лекций "Поведенческие аспекты контактов с представителями разумной гуманоидной расы. Теория и Практика". Он прослушал 40 часов занятий плюс сточасовой ускоренный гипнокурс. Там было собрано великое множество рекомендаций от специалистов самых высоких научных степеней и званий. А также воспоминания звездолетчиков - первооткрывателей внеземных цивилизаций, имена которых Ник знал с самого детства. Даже описывались весьма занятные курьезные случаи при первых контактах. Заканчивался же курс довольно лаконичным параграфом Љ 747-А из Устава Звездоплавания.
        "При обнаружении на планете признаков деятельности (в т. ч. бывшей деятельности без срока давности) инопланетного разума предписывается в кратчайший срок покинуть объект, предварительно уничтожив все следы своего пребывания".
        Далее следовало, что о находке полагалось немедленно сообщить куда следует, а именно в Комитет по Контактам или его ближайший филиал. Одним словом, надо было сразу бежать как от чумы, предоставив разбираться со всем этим профессионалам. Становилось сразу понятно, что весь прослушанный курс лекций и выеденного яйца не стоит. Предсказать, как, где и когда, а, тем более, чт? нужно будет делать в конкретной ситуации, было не под силу ни одному специалисту.
        Вот и сейчас Ник шагает по доселе не известной планете, вращающейся вокруг никому не известной звезды, а рядом преспокойненько идет представитель разумной гуманоидной цивилизации и доводит его своей тупостью до белого каления. Надо будет порекомендовать специалистам разработать дополнительный курс по контактам. Так часов на десять, нет, лучше двадцать. Он даже название им подскажет: "Как не выглядеть дураком в глазах тринадцатилетнего гуманоида". Нет, слово "дураком" лучше изменить на семантически близкое - "идиотом".
        Настроение, как ни странно, улучшилось. Впереди показалась небольшая деревушка. "Весьма кстати, - подумал Ник. Начинало темнеть. - Рон, скорее всего, специально подгадал, чтобы успеть добраться до нее засветло".
        Когда они подъехали, Валу уже договорился с местным старостой насчет ночевки. Рона видно не было. Наверное, уже прошел в одну из хижин. Шептун, кряхтя, выбрался из повозки и, ругаясь про себя, начал растирать затекшие ноги. Сит тем временем распряг ленивцев и повел их на задний двор к стойлу. Ник вздохнул полной грудью. Воздух пах чем-то цветочным и был слегка сладковатым, как на пасеке где-нибудь на Алтае. "Что-что, а с экологией здесь на пять с плюсом", - констатировал Ник.
        - Давайте сюда! - повернувшись на голос, он увидел Рона. Тот стоял на крыльце бревенчатого дома и махал им рукой.
        Ник закинул за спину довольно внушительный мешок Шептуна и не спеша зашагал к нему.
        Дом имел два этажа и отличался от соседствующих с ним хижин размером и какой-то солидностью. Он напоминал постоялый двор, во всяком случае, как представлял себе его Ник. Внизу располагалась просторная зала. Посередине стояли три длинных грубо сколоченных стола с такими же длинными скамьями рядом. По углам находились еще четыре столика с массивными стульями. В правом дальнем темном углу виднелась лестница, которая, как понял Ник, вела на второй этаж.
        Навстречу им вышла дородная пожилая женщина с длинной седой косой и молча, кивнув головой, направилась наверх. Все сочли это приглашением и последовали за ней. Один Валу, как ни в чем не бывало, уселся за самый большой стол, не удосужившись даже снять заплечный мешок.
        - Пак, дружище! - во всю глотку заорал он. - Кто-то в прошлом году проспорил мне бурдюк медовухи! - В тот же момент из-за неприметной дверки показался щупленький мужичок неопределенного возраста с взлохмаченными волосами.
        - Валу, толстяк, ты еще жив? А мне давеча рассказывали, что тебя сожрал бородавочник. То-то я не поверил. Такого толстопуза, как ты, ни одной твари не переварить!
        По тому, как они начали ржать и хлопать друг друга по спине, стало понятно, что состоялась долгожданная встреча давних друзей. Уже поднявшись наверх, Ник услышал, как мужичок фальцетом причитал:
        - Осторожней, жирный стинх, ты так мне все кости переломаешь!
        Женщина, все так же молча, указала охотникам на две свободные комнаты и заторопилась вниз. Одна была чуть попросторнее. В ней решили разместиться Шептун, Сит и Ник. Другая комната досталась Рону и Валу. Побросав прямо на пол свои нехитрые пожитки, все поспешили спуститься в залу. У Ника заурчало в животе. Из кухни доносился аппетитный запах жарившегося мяса.
        Ужин удался на славу. То ли сказался длительный переход, то ли еда и впрямь была вкусной, но смели ее в один присест. Потом хозяин, старый знакомый Валу, выставил на стол бурдюк с золотистой жидкостью. Напиток оказался весьма недурственен. По вкусу он в лучшую сторону отличался от браги, которую гнали в Долине из пьяного дерева. Ближе к ночи в дом ввалилась другая группа охотников. По приветственным возгласам Ник понял, что это люди из соседней с ними деревни. Они, наоборот, держали обратный путь из Города и, судя по восторженным выкрикам, были полны впечатлений. Столы сразу сдвинули вместе, и трапеза продолжилась с новой силой. Ник время от времени ловил на себе любопытные взгляды, но никто так ни разу к нему не обратился.
        - Я слышал, что ты со своими ребятами отправил к Ушедшим Уло, старейшину вакхов? - сказал один из них, глядя на Рона.
        - Да, это верно, - нехотя подтвердил Рон.
        - Когда придете в Город, держите ухо востро. Там целая делегация южан. Как мы слышали, к самим Хранителям пожаловали. Требуют справедливого возмездия.
        - Справедливого возмездия! - тут же встрял в разговор Валу. - Эти лживые детеныши желтобрюха заманили нас в ловушку, и если бы не этот Найденыш, наши души собирали бы сейчас нектар на Доминии.
        - Не кипятись, Валу. Вы же у нас герои, добывшие грибницу. Я просто предупредил. Ты же знаешь мстительный характер вакхов. Кстати, - меняя тему, продолжил он, - городские предсказатели на каждом углу кричат о необычайно сильном Исходе в этот раз.
        - О! Да вернутся Ушедшие Боги! - Валу деланно поднял глаза к потолку. - Ты что, не знаешь горожан? Чуть что - сразу в панику! У меня племянник, сын двоюродной сестры, в городской кузне работает. Так он рассказывал, что после Исхода те месяц из дома нос показать боятся, не то что за стены Города выйти.
        Все загоготали в один голос. То ли от удачной шутки Валу, то ли, что скорее всего, над ним самим. Все знали, что у здоровяка чуть ли не в каждой деревне Долины, а может, и за ее пределами есть внебрачные дети. Причем, всех их Валу неизменно звал племянниками или племянницами.
        - Ну не знаю, в башнях работа уже вовсю кипит. А стражники на переправе всех проверяют, как никогда. Вон, Руби до исподнего раздеться заставили.
        Все снова загоготали.
        - Что, Руби, показал им своего ядоплюя? - подлил масло в огонь Валу.
        От хохота, казалось, рухнет крыша. Ник не заметил, как стал смеяться вместе со всеми. В кругу этих простых, беззлобных, но мужественных людей он на время перестал ощущать свое одиночество.
        - Жаль, конечно, что празднования Первого Исхода не увидим, - чуть погодя, когда все отсмеялись, произнес кто-то из охотников. - Но, может, вам повезет. Есть где в Городе-то остановиться?
        - Да найдутся люди добрые, - как всегда уклончиво ответил Шептун. - А где твоя дочь? - обратился он уже к хозяину. - Я ей настой целебный приготовил и мазь кое-какую привез.
        По лицу хозяина промелькнула тень, но он тут же подозвал жену:
        - Лола, будь добра, позови-ка сюда Нийю.
        - Ты знаешь, сколько времени? Дети уже спят давно! - набросилась она на него.
        "Я уж начал думать, что она немая", - про себя подумал Ник. И словно подслушав его мысли, женщина накинулась на охотников.
        - Вы что тут, до утра пьянствовать собираетесь? Завтра вас не добудишься!
        - Лола, ты что, нас первый год знаешь, что ли? - раздались одновременные голоса охотников. - Ну у тебя она и бой-баба, Пак! Как ты с ней уживаешься-то столько лет?
        В этот момент Ник почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Он повернулся и увидел девочку. Та стояла под лестницей, скрытая ее тенью, и внимательно смотрела прямо на него. Ник поежился. Ее облик был необычен. Большая грушеподобная голова и маленькое хрупкое тельце настолько не гармонировали между собой, что он не смог скрыть своего удивления. Но что больше всего его поразило, так это ее огромные, в пол-лица глаза. У девочки была длинная коса, и Ник с запозданием сообразил, что это, вероятно, и есть дочь хозяев.
        - Нийя, девочка, иди сюда! - Шептун тоже ее заметил. - Не обращай внимание на этих дремучих лесовиков, - кивнул он на охотников. Те одобрительно загоготали, но сразу смолкли, увидев ее.
        Девочка, нисколько не смущаясь, подошла к столу и, глядя прямо в глаза одному из охотников, сказала:
        - То, что везешь из Города, выбрось. А лучше закопай подальше от жилища людей.
        Тот, несмотря на хмель, прямо позеленел на глазах.
        - Нийя, опять ты за свое, хватит честных людей пугать, - тут же вмешалась Лола.
        - То, что в Городе добро, здесь зло! - упрямо повторила девочка. - Закопай.
        - Да, хозяйка, ты права, что-то мы и впрямь засиделись, - проговорил один из охотников, поднимаясь, - пойдемте, мужики, завтра ни свет ни заря в путь.
        Охотники, бормоча слова благодарности хозяйке, один за другим загрохотали по лестнице. Тот, кого предостерегла от чего-то девочка, ни слова не говоря, вышел во двор. Рон, сославшись на хмель в голове, поднялся к себе, предварительно поручив Ситу проверить перед сном ленивцев. Воспользовавшись моментом, Валу с хозяином, прихватив недопитый бурдюк, устроились в углу залы.
        - Ну вот, Нийя, как всегда! - всплеснула руками Лола. - Не даешь добрым людям отдохнуть по-человечески.
        Похоже было, что она уже забыла, как минуту назад сама разгоняла захмелевших от медовухи охотников. Лола чмокнула дочку в ее несуразно большую головку и отправилась убирать со столов.
        Они остались втроем. Нийя залезла Шептуну на коленки и внимательно посмотрела на Ника. В ее взгляде он прочел непонятный интерес, даже скорее узнавание вперемежку с недоверием. Ник не знал, как реагировать, и просто улыбнулся ей в ответ. Вдруг девочка резко вздохнула, словно только этого и ждала все это время, и произнесла:
        - Так вот ты какой, Большой человек.
        Ник бросил недоуменный взгляд на Шептуна, словно ища у него поддержки. Старик сидел с отсутствующим видом, по своему обыкновению прикрыв глаза.
        Ник не умел общаться с детьми. У него не было ни братьев, ни сестер. Возможно, его родители так и не решились завести второго ребенка из-за длительных командировок отца. Он опять улыбнулся и сказал:
        - И где же мы с тобой встречались, маленькая леди?
        - Мы с тобой не встречались, Большой человек, - спокойно глядя на него, ответила Нийя.
        Вдруг Ника прошиб холодный пот: до него дошло, что он произнес последнюю фразу по-русски. Видимо, на него так подействовала медовуха, что он непроизвольно перешел на родной язык.
        - Что ты сказала? - Ник впился в нее глазами.
        Нийя все так же спокойно смотрела на него. Ее огромные глаза, казалось, затягивали его в свою бездну. Он резко тряхнул головой, сбрасывая наваждение.
        - Да, это ты, - загадочно проговорила девчонка.
        - Кто я? - глупо переспросил Ник.
        Вместо ответа Нийя взяла его руку и, сжав ее своими маленькими ладошками, умоляюще посмотрела на него.
        - Покажи мне их. Я знаю, они есть. Иногда я вижу их отблеск в своих снах.
        Ник внутренне запаниковал. Он никак не мог взять в толк, чего хочет от него эта странная девочка.
        - Они дальше Доминии и дальше самого Орфиуса, они так далеко, что их свет еще не озарил это небо.
        - Звёзды? Ты хочешь увидеть звезды? - Ник был ошарашен. Хорошо, что рядом не было Сита. Мальчик бы точно решил, что он безнадежно болен. Ник даже не заметил, как опять перешел на русский. Нийя молча кивнула. Ник на всякий случай посмотрел по сторонам. Не розыгрыш ли это? Валу с хозяином о чем-то оживленно спорили в углу. Похоже, что они распечатали еще один бурдюк и их кроме него ничего вокруг не интересовало. Шептун все так же сидел, откинувшись на спинку стула. Лола что-то напевала на кухне.
        - Покажи! - с какой-то мольбой в голосе произнесла девочка.
        - А черт с этим со всем! - решился Ник. Звёзды? Хорошо. Звезды, так звезды. Он прикрыл глаза. На память сразу пришла их открытая терраса на Алтае. Последний семейный ужин. Это было в прошлом году, а казалось, прошла уже вечность. Он в тот вечер как раз и объявил родным о своем поступлении в Военную космическую академию. Он думал, что мама будет шокирована его решением, и полагался на заступничество отца. Ну и ожидал, конечно, поддержки от бабушки. Но все оказалось наоборот. Мама, всплеснув руками, сразу заявила, что она давно мечтала о такой карьере для своего сына. По ее глубокому убеждению, мужчины, так или иначе не связавшие свою работу с Космосом, априори не могут быть интересны. И она просто не представляет себе своего сына, протирающего штаны в какой-нибудь земной лаборатории. Бабушка была более сдержанна. Покачав головой, она просто напомнила, что этот хваленый Космос забрал навсегда его деда и родного дядю по их линии. Не говоря уже об его отце, который потерял родителей, когда ему не было и десяти лет. Отец же просто назвал его болваном.
        После ужина, когда страсти немного поостыли, они с отцом стояли на террасе и смотрели на звезды. Небо было черное, практически без облаков. На его фоне мерцала россыпь звезд. Глаза привычно находили знакомые созвездия.
        "Считается, что человек всегда стремился узнать что-то новое, неизведанное. Подчинить себе законы природы. Заставить их работать себе на благо. Так уж мы все устроены, - сказал тогда ему отец. - Но я считаю, что не только это заставляет людей рваться все дальше и дальше в Космос. По большому счету, человечество уже достигло уровня полного самообеспечения. Нас больше сорока миллиардов. Мы расселились в радиусе десятков тысяч световых лет от старушки Земли. Мы научились добывать практически дармовую энергию, прыгать из одной точки пространства в другую за сотни парсеков. Средняя продолжительность жизни уже перевалила за двести лет. И это не предел. Так зачем нам еще и еще отправляться в Глубокий Космос? Рисковать своими драгоценными жизнями? В глубокой древности мужчины уходили из своей теплой, хорошо защищенной пещеры, чтобы добыть себе и своим близким пищу. Тогда риск был понятен и оправдан. А сейчас? Скажи мне, зачем?"
        Тогда Ник не нашелся, что ему ответить. Действительно, зачем это лично ему? Просто интересно? Любопытно? Побывать в тех местах, где не ступала нога человека, а потом в красках рассказывать об этом своим друзьям? Что-то открыть новое? Но он прекрасно знал, что львиная доля всех открытий происходит в научных лабораториях. И если тебе нужна слава первооткрывателя, то незачем отправляться так далеко.
        - Я тебе скажу так, сын, - закончил тогда отец. - Мы ищем себя. Отправляясь все дальше и дальше в глубины Космоса, мы пытаемся найти ответ на вопрос: кто мы, откуда мы, зачем мы? Все остальное, поверь мне, вторично.
        - Как красиво! - вывел его из транса голос девочки. Глаза ее горели. - А можно еще?
        Ник снова зажмурился. Абсурдность происходящего начала его забавлять. Ну, хорошо, вот тебе Туманность Андромеды. Сначала Ник представил, как она выглядит с Земли. Это он помнил еще по школьной экскурсии на Тибетскую обсерваторию. В тот раз Ника поразила густота ее звездных облаков, свивающихся в сложные спиральные структуры. Это был целый звездный мир, далекая галактика, включающая в себя не менее сотни миллиардов звезд.
        Потом Ник представил ее как бы уже изнутри. Вот так выглядит созвездие Андромеды. Это была та единственная поездка, когда они были втроем - мама, папа и он. Они летели на Эксельсиор. Трансгалактический звездолет "Посейдон" специально вышел в этой точке пространства, чтобы дать возможность всем желающим полюбоваться на открывающийся вид звездного скопления. Все туристы, и Ник в том числе, пришли в неописуемый восторг. Лайнер подошел почти вплотную, естественно, по космическим масштабам, к тройной звездной системе Аламак. Одной из составляющих этой системы была звезда ярко-оранжевого цвета, другой - изумрудно-зеленая. Чуть в отдалении можно было наблюдать захваченную в их гравитационную сеть третью - голубовато-белую звездочку. Красота и масштаб увиденного не оставили тогда никого равнодушными.
        Ник почувствовал боль в запястье и открыл глаза. Маленькие пальчики девочки так вцепились в его руку, что побелели от напряжения. Он аккуратно разжал их и посмотрел на нее. Глаза Нийи светились от радости. Ник не мог сдержать улыбку.
        - Я знала, что ты придешь, Большой человек, - прошептала она. - На, возьми это. - С этими словами Нийя сняла с шеи веревочку, на которой болтался большой матовый коготь.
        - Это коготь морока, - словно подтвердила она его мысль. - Он тебе поможет. Покажи его Ей, и она тебя не тронет. - С этими словами девочка вложила оберег ему в ладонь и, больше не сказав ни слова, убежала на кухню к матери.
        Ник ошарашенно покрутил его в руках. Голова гудела. "Что со мной?" - вяло подумал он, машинально повесив веревку с когтем на шею. Опираясь о стену, Ник на ватных ногах поднялся по лестнице. Уже укладываясь в кровать, подумал: "Странно, Шептун уже здесь. Спит. И Сит вон дрыхнет вовсю. А где Валу?" Словно в ответ, за тонкой стеной раздался богатырский храп здоровяка. Уже проваливаясь в сон, Ник опять увидел звёзды.
***
        - Вставай, лежебока! - голос Сита вырвал его из забытья. - Ну, ты и спать горазд! Все уже давно собрались, ждут тебя.
        Ник одним движением выдернул себя из кровати. Голова не болела, самочувствие было отличное. "Надо же такому присниться, - подумал он. - Впредь надо быть поосторожнее с местной медовухой". Уже выйдя во двор и на ходу застегивая рубаху, он вдруг нащупал какой-то предмет на груди.
        - О, нет! - не смог сдержаться Ник. Вчерашнее наваждение оказалось явью. - Интересные дела творятся в Датском королевстве, - только и смог прошептать он пришедшую вдруг на ум где-то давно услышанную фразу.
        Охотники уже вышли за околицу и стояли рядом с запряженными в повозку ленивцами. Как ни странно, все выглядели довольно бодро. Валу что-то оживленно втолковывал Ситу. Рон проверял сбрую. Шептун занял свое место в повозке. Ник было направился к ним, но тут его окликнули. Он повернулся на голос. В дверях хижины стояла мать Нийи.
        - Большой человек, спасибо тебе! - тихо произнесла она.
        - Это вам спасибо, Лола, - смутившись, пробормотал Ник, - ваше жаркое было божественным, никогда так вкусно не ел.
        - За дочку спасибо. - Женщина внимательно смотрела на него. - Вчера я впервые увидела ее улыбающейся.
        - Ой! - Ник совсем смутился. - Что вы, пожалуйста. В смысле, я рад. Передавайте ей привет от меня. На обратной дороге я привезу ей что-нибудь из Города.
        - Не надо, не утруждай себя. Не любит она Город и все, что с ним связано. - Женщина немного помолчала, словно намереваясь еще что-то сказать, но передумала. - Прямого пути и мягкой травы тебе, Большой человек!
        Ник кивнул ей в ответ и поспешил к ожидавшим его друзьям. Он еще долго чувствовал на себе ее взгляд, пока дорога резко не свернула в сторону и деревня не скрылась за поворотом.
        - Ну вот, Ник, - Сит явно был в приподнятом настроении. - Еще полдня пути, и мы доберемся до башни, а там рукой подать - и переправа. Знаешь, что такое переправа, Ник? Не знаешь. Наверняка не знаешь. Это словами не объяснить. Сам все увидишь. Ты Быстрой Воды случайно не боишься? А то я слышал, вы, степняки, воды как огня боитесь, или это на вас напраслину возводят? А, Ник?
        - А что это за быстрая вода, Сит? - с интересом спросил Ник. Он уже понял, что всю оставшуюся дорогу ему предстоит выслушивать разглагольствования мальчишки. Самое сложное было отфильтровывать этот поток слов и выуживать из них хоть какую-нибудь кроху полезной информации. Дорога была длинной, и Ник мысленно набрался терпения.
        - Как вы там живете? - с деланным недоумением продолжал Сит. Было видно, что ему нравится поучать старшего товарища. - Простых вещей не знаете. Правильно вас дикарями называют. - Тут он понял, что слегка перегнул палку, и поспешно добавил: - Ну, я это не тебя имел в виду. Это так просто люди поговаривают. - Потом он вдруг понизил голос: - А правду рассказывают, что вы своих умерших не хороните, а прям как есть сырыми съедаете?
        Ник даже поперхнулся. Потом выровнял шаг и, широко улыбнувшись, как можно небрежнее произнес:
        - Нет, это все выдумки. Зачем нам есть мертвечину? - При этом он плавно скользнул и мгновенно оказался прямо перед мальчишкой. Скорчив зверское лицо, низким басом прорычал: - Обычно мы едим маленьких детей!
        Сит от неожиданности отпрыгнул и, не удержавшись на ногах, упал на пыльную дорогу. Расхохотавшись, Ник добавил уже своим голосом:
        - А в первую очередь, самых болтливых! Они, как правило, намного вкуснее.
        - Ничего смешного! - проворчал Сит, отряхиваясь и незаметно потирая ушибленное место. - От вас, дикарей, что угодно ожидать можно!
        Какое-то время он шел молча, что-то бурча себе под нос. Вскоре дуться ему надоело, и он сказал примиряющим тоном:
        - Я вот тоже Быструю Воду только один раз, да и то со стены башни видел. Взрослые говорили, что твари в тот раз аж до самой переправы добрались. Всех ленивцев сожрали, ну заодно и пристань.
        - В какой тот раз? - ничего не понимая, переспросил Ник.
        Сит, видимо, собирался опять ответить что-нибудь в своем духе, но, поймав суровый взгляд Ника, пояснил:
        - Ну, как же, десять лет назад, когда последний Исход был. Тогда стражники столько тварей перебили! - У Сита от воспоминаний заблестели глаза. - Вся округа ими завалена была. Собиратели потом полгода убирались. Урожай хороший был, до сих пор запасы остались.
        - А твари-то здесь откуда взялись? - Ник ничего из его слов не мог понять.
        - Из Леса, дурья твоя башка! - не удержался Сит. - Откуда, по-твоему, они еще могли взяться?
        - Отстань ты от Ника, - раздался из повозки хриплый голос Шептуна. Оказывается, старик все это время внимательно следил за их разговором. - Видишь, не понимает он тебя. Расскажи все по порядку. Начни с предания, что я тебе поведал у Каменных Ворот.
        - А это можно ему рассказывать? - У мальчика округлились глаза. - Он же потом все своим степнякам передаст.
        - Не велика тайна, - пробурчал в бороду Шептун. - Да и он, право, такой же степняк, как ты горожанин. Тут Шептун захихикал. Наверное, нашел в этом сравнении что-то забавное.
        Мальчик с минуту поколебался, обдумывая слова старика. Потом решился.
        - Ну, если так, тогда слушай меня, Ник, - Сит понизил голос, сразу приняв загадочный вид. - И не перебивай меня, пока не закончу!
        Пока Сит вел свое повествование, Ник молчал, ни разу его не перебив. Вопросов в голове вертелось множество. Пожалуй, их даже прибавилось. С одной стороны, стало немного понятнее, что такое этот их Исход. С другой стороны, не ясно, как его можно было классифицировать. Что-то вроде стихийного бедствия, происходящего с равной цикличностью в десять лет? Как-то это странно. Да и лес получался какой-то библейский. Ник не был силен в истории земных религий. Смутно помнил только легенду об изгнании человека из Рая. Там тоже все вроде бы росло на деревьях. Трудиться не было никакой необходимости. Сорвал себе плод с дерева, вот тебе и обед. С другой стороны, что я знаю об их земледелии? Собиратели, к примеру. Почему такое название? Не возделыватели, не землепашцы, а именно собиратели. Как будто все само собой растет, а они только собирают. Да и животноводства здесь явно не наблюдается. М-да… Стало не намного яснее. Ник бросил быстрый взгляд на Сита. И этот конспиратор хорош. Не мог мне эту историю раньше рассказать. Было бы больше времени одно с другим сопоставить.
        Тут до них донесся радостный возглас Валу. Он указывал рукой куда-то вперед. Присмотревшись, Ник разглядел вдалеке силуэт, напоминающий средневековый замок.
        - А вот и башня, Ник, - Сит подтвердил его мысль. И уже обращаясь к Шептуну, спросил: - А Город еще больше, да?
        - Больше, больше, - с улыбкой ответил старик, - а ну-ка, подгони ленивцев, а то так и до вечера не доберемся. Как темнеет, переправу закрывают. Тогда под открытым небом заночевать придется.
***
        По мере приближения Ник с некоторым удивлением отмечал, что строение действительно очень похоже на средневековые з?мки, виденные им на берегах Рейна. Те же крепостные стены с высокими прорезями бойниц. Возвышающиеся над ними округлые башни. Для полноты картины не хватало разве что рва с водой, тяжелых кованых ворот и подъемного моста.
        "Ан нет, - поправил себя Ник, - ров есть, и даже не один". Их оказалось три, правда, без воды, но глубоких, по крайней мере, в четыре человеческих роста. Перед каждым торчали частоколом под углом в сорок пять градусов толстые грубо заостренные бревна. Вся земля по краям рвов была обожжена и покрыта какой-то жирной копотью. Попахивало соответственно. "От кого же такой частокол? - размышлял Ник. - Мамонты у них тут, что ли, водятся?" От открывшегося вида ему стало немного не по себе.
        В з?мке, или, как местные называли его, башне, кипела работа. По крепостным стенам сновало множество людей. Доносился перестук молотков и скрежет подъемных лебедок. Сквозь шум и лязг до охотников долетали обрывки витиеватых ругательств с упоминанием Ушедших Богов. На круглых сторожевых башнях мастеровые устанавливали какие-то механизмы. Об их предназначении Нику оставалось только догадываться. Снизу было невозможно все в подробностях разглядеть. Из-за бойниц виднелись лишь их отливающие медью широкие раструбы.
        Охотники обогнули замок по левой стороне и, к удивлению Ника, двинулись дальше. Дорога пошла вверх, и через какое-то время путники поднялись на пригорок. Отсюда открывался довольно живописный вид. В низине, километрах в двух, не больше, протекала широкая река. У причала, а то, что это был именно причал, у Ника не было сомнения, стояла пришвартованная баржа. Скорее, даже паром, поправил себя Ник. Там вовсю шли разгрузочные работы. С парома скатывали деревянные бочки и грузили их в большие повозки, запряженные ленивцами.
        - Что-то они загодя готовиться начали, - проворчал Шептун, - так еще и не переправимся сегодня. Вон, видите, бочки разгружают? В них горючая смола. Рвы заливать будут. Давай Сит, что стоишь рот раззявил, подгоняй ленивцев!
        Немного погодя их повозка остановилась у ветхой, грубо сколоченной будки. К ее перекосившейся крыше было, словно наспех, прикручено древко. На нем болталась бесформенная тряпка, в которой, имея определенную долю фантазии, можно было угадать флаг. Он был настолько выцветшим и запыленным, что понять, чт? именно на нем когда-то было изображено, не представлялось возможным. Около будки сидели трое мужчин и оживленно играли в игру. Один бросал кубики, двое других внимательно за этим наблюдали, не забывая комментировать каждый его бросок.
        Ник присмотрелся. Их одежда разительно отличалась от знакомой ему одежды жителей Прилесья. "Очень уж напоминает военную форму, - подумал Ник, - фасон больно одинаковый и практичный. Ничего лишнего". Обуты мужчины были в кожаные короткие сапоги. Плотные полотняные шаровары темного цвета и грубые серые рубахи, поверх которых были надеты легкие кольчуги, спадающие до колен, подтверждали его догадку. "Это уже интересно. Регулярная армия указывает на несколько иной уровень развития", - размышлял он, не переставая внимательно разглядывать играющих. В глаза сразу бросились длинные ножны с мечами, прикрепленные к толстым ремням. Рядом с одним стражником небрежно валялся арбалет.
        На путников стражники не обращали никакого внимания. Шептун, кряхтя, выбрался из повозки и направился к ним, держа в руке что-то, напоминающее скрученный папирус.
        - Уважаемые! - с почтением в голосе произнес он. - Вот наша подорожная. Мы бы хотели сегодня успеть на переправу.
        - Старик, не видишь, мы заняты! - даже не взглянув на него, буркнул один.
        - У меня подорожная, выписанная лично комендантом пристани, достопочтенным Арчи.
        - Да хоть самими Хранителями. Шляются тут всякие! - стражник повернулся и длинно сплюнул Шептуну под ноги. - Чего разъездились тут? В Город их всех потянуло. Что вам в своем Лесу не сидится? Одна грязь и зараза от вас!
        - Ладно, Хан, не заводись, - вступился за Шептуна другой. Видимо, ему сегодня везло в игре. - Знаю я этого старика, он у них там вроде колдуна. Давай-ка, дед, сюда свою подорожную.
        Стражник, которого назвали Ханом, посторонился, дав пройти Шептуну, при этом брезгливо скривил губы и поплевал через плечо.
        - Давайте, показывайте, что везете, - стражник мельком взглянул на бумагу и вернул ее Шептуну. - Правила все знают? - Он строго оглядел с ног до головы всех охотников.
        Охотники стояли с каменными лицами. Валу даже отвернулся. Тогда один из стражников залез в повозку и ногами стал выпихивать из нее их нехитрый скарб. Другой бесцеремонно принялся копошиться в мешках, вытаскивая вещи и бросая их прямо на пыльную дорогу.
        - Надо перчатки просить у Арчи, - процедил Хан, брезгливо доставая из свертка Ника его летный комбинезон. - А это еще что за дрянь?
        В этот момент со стороны пристани раздался долгий гудок.
        - А вот и сам Арчи пожаловал! Говорил же я тебе старик, не произноси его имя всуе. - Стражники сразу оставили мешки охотников в покое и быстрым шагом поспешили к причалу, на ходу приводя в порядок свою форму.
        - Они всегда так? - не удержался от вопроса Ник.
        - От смены зависит, - неохотно пробормотал Шептун. - А ну-ка, Сит, собирай все живее в повозку. Я же пойду поприветствовать своего старого знакомого. - И старик заторопился вслед за стражниками.
        Смеркалось. Шептуна не было больше часа, и Ник уже начал волноваться, как заметил вдалеке его приближающуюся фигуру. Тот остановился и принялся призывно махать им рукой.
        - Похоже, договорился, - Рон тоже заметил старика. - Он всегда договаривается. Мы с Валу пойдем вперед, постараемся пристроить на время нашу повозку, а вы с Ситом следуйте за нами.
        После этих слов охотники быстрым шагом направились в сторону причала.
        Когда ленивцы, наконец, доползли до реки, к ним подбежал Валу:
        - Поторопитесь, скоро отплытие! Давай, Сит, распрягай скорее. Я тут договорился с одним местным стражем, он присмотрит за ленивцами и повозкой, пока нас не будет.
        - А что, мы их здесь оставляем? - спросил Ник.
        - Конечно! - удивился Валу. - Лесным тварям за Быструю Воду никак нельзя.
        Ник понял, что дальше расспрашивать бессмысленно, и молча направился к парому. Издали он казался не таким большим, но отсюда выглядел весьма внушительно. Пар?м был разделен на две части. Которая поменьше, видно, предназначалась для перевозки людей, а та, что побольше, для грузов. Сейчас она была практически пустой. Видно, все бочки уже сгрузили на берег.
        Внимание Ника привлек громоздкий механизм. Он напоминал огромное колесо с отходящими в разные стороны грубо отесанными бревнами. В эти импровизированные оглобли были впряжены не меньше дюжины ленивцев. В середине располагалась большая бобина, от которой шел толстый трос. Ник проследил за его направлением. Он тянулся явно в сторону противоположного берега.
        "Все понятно, - догадался Ник. - Интересное решение". В этот момент раздались подряд три протяжных гудка.
        - Быстрее! Давай сюда! - прокричал Валу. - Отплывает!
        Они заскочили на паром, можно сказать, в последний момент. Погонщики, услышав условный сигнал, принялись что есть силы колотить по чешуйчатым спинам ленивцев. Те понуро зашагали. Трос с натяжным скрипом начал накручиваться на муфту, и паром, медленно покачиваясь, стал плавно отходить от берега.
        Глава 5
        Верховный сидел во главе большого овального стола. Тот был инкрустирован причудливой мозаикой. Считалось, что этот стол стоял здесь еще со времен Арчи Мудрого, то есть уже больше трех столетий. Верховный по привычке разглядывал его узоры, иногда проводил пальцами вдоль их шершавой поверхности. Это его почему-то успокаивало. Он уже давно смирился, что так и не поймет, что именно хотел изобразить старинный мастер, но глаза сами собой пытались вычленить хоть одно мало-мальски узнаваемое изображение. "Может, мастер был сумасшедшим? Или, напротив, гением? Что он хотел этим показать? То, что жизнь нельзя полностью осмыслить и надо ее принимать такой, какая она есть? Не по частям, а в целом?"
        "Как мне все надоело! - вдруг подумал он. - Особенно эти…" - Верховный попытался подобрать определение помягче, но в голову, кроме грязных ругательств, ничего не шло.
        - Мы провели тщательный анализ данных образцов, - вывел его из задумчивости гнусавый голос. - Сказать с полной определенностью, что активность возросла, мы не можем.
        - Алхимик, - перебил его лысый толстяк, сидевший напротив, - сколько лет тебя знаю, ты ни разу ничего определенного не сказал. - И по слогам добавил: Ни ра-зу.
        - Это тебе не воров на виселицу тащить да отверженцам головы рубить, - огрызнулся гнусавый. - Это на-у-ка, - так же по слогам произнес он.
        - Ха-ха-ха! - Не унимался лысый. - Если бы это было так, как ты про меня говоришь, то добрая половина твоих подмастерьев, если, с позволения Ушедших, так можно назвать этих бездельников, уже побывала бы на эшафоте.
        - Великорожденные! - поспешил остановить их извечную перебранку Верховный. - Давайте все-таки ближе к делу. Хочу напомнить, что речь идет о десятках тысяч человеческих жизней.
        - Человеческих, - проворчал лысый.
        - Да, человеческих! - с нажимом повторил Верховный и прямо посмотрел тому в глаза. Лысый, по обыкновению, быстро отвел взгляд и торопливо забарабанил толстыми пальцами по столу.
        - Как у тебя идет подготовка? - Верховный кивнул в сторону крепкого с военной выправкой мужчины.
        - Все согласно ранее утвержденному плану, - начал четко докладывать тот. - Ремонт башен полностью завершен, сейчас занимаемся доставкой горючей смеси. К заданному дню гарнизоны будут полностью укомплектованы.
        - И усилены?
        Военный скосил глаза на сидевшего в самом конце стола сухонького старичка. Все тоже посмотрели на него. Тот сидел с отсутствующим видом. Казалось, он просто присел на минутку передохнуть и заснул.
        - Казначей! - повысил голос Верховный.
        - А? Что? Это вы мне? - спохватился старичок.
        - Вы решили со Стражем вопрос о дополнительном довольствии?
        - Ваша Великосветлость! - казначей принялся быстро потирать своими стариковскими ладошками приговаривая. - Вы же знаете, на носу празднование Первого Исхода. А если учесть, что многие горожане считают по старому стилю, то это вообще юбилейная дата. Получается, ровно пять столетий тому назад. Мы не можем экономить на таком событии. Вы же понимаете?
        - И все же постарайтесь изыскать возможности, - спокойно ответил Верховный.
        - Эти вояки, - старичок бросил надменный взгляд на Стража, - уже забыли, как оружие в руках держать, а хотят двойное довольствие за каждый день дежурства в башнях. И еще набираются наглости просить деньги вперед! - Казначей перешел на фальцет. - Вот я помню, во времена моей молодости со степняками воевали, так никто о деньгах даже не заикался! А степняки - это вам, уважаемые, не эти безмозглые лесные твари!
        - Ну, знаете ли! - не удержался Страж. - У меня в каждый Исход почти четверть личного состава гарнизонов гибнет. Я уж не говорю о раненых и покалеченных.
        - Так я же и говорю, что воевать совсем разучились, - невозмутимо парировал старик. - Вот я помню…
        - Так, хватит! - Верховному давно надоел весь этот сыр-бор. Он мог наперед с точностью предсказать, что, кто и кому что дальше скажет. Эти диалоги повторялись каждый раз с удивительной точностью. Зачем все эти совещания? Дань какой-то древней традиции? Но он заставил себя продолжать дальше: - Вы все прекрасно осведомлены, об этом докладывают многие проверенные источники, что активность Леса возросла. Если мы не хотим повторения событий столетней давности, а уж тем более времен Арчи Мудрого, то надо хорошо подготовиться.
        - Помнится, десять лет назад мы тоже готовились - переготовились, а Исход дальше Прилесья и не пошел. Так же, как и предыдущие разы, собственно. - Лысый потянулся в своем кресле. - Я вообще считаю и вам всем об этом уже неоднократно говорил, что, похоже, уже наступила Эра Равновесия, предсказанная небезызвестным пророком Синг-Сином.
        - Если ты так увлекаешься древними пророчествами, - вступил в разговор до сего молчавший сухопарый человек с длинным с небольшой горбинкой носом, - то должен знать, что до Эры Равновесия должен сначала случиться Страшный Исход. А если уж совсем углубляться в древние трактаты, то можно вспомнить и о приходе Мессии, или Человека Издалека, или Посланца Ушедших Богов. Можешь выбрать любое название на свой вкус.
        - Слушай, Лесничий! - повысил голос Лысый. - Если ты такой у нас умный, то почему до сих пор не разобрался с тварями? Деньги-то на исследования регулярно из казны получаешь. А куда они утекают? Надо было бы уже давно моему ведомству с этим вопросом разобраться.
        - Это те жалкие крохи ты называешь деньгами? - вскочил со своего места сухопарый. - Да если бы мы снарядили экспедицию к Старому Городу, как я прошу уже который год, то давно нашли бы ответы на многие вопросы. Так нет, большая часть денег уходит на содержание твоих агентов-провокаторов и стукачей всех мастей. Они уже всех новорожденных готовы записать в отверженцы, лишь бы только их не лишали премиальных.
        - Так, все! - Верховный почувствовал, что у него начинает раскалываться голова. Верный признак надвигающейся многодневной мигрени. - На сегодня хватит. Собираемся тем же составом через декаду. Все свободны. Лесничий и Алхимик, останьтесь.
        Когда троица важно удалилась, Верховный позволил себе помассировать пальцами виски.
        - Когда твой человек появится? - поморщившись, обратился он к Алхимику. - У меня уже два месяца как травяной сбор закончился, мигрень постоянная, ночью заснуть не могу.
        - Должен сейчас на пароме плыть, - прогнусавил тот, - значит, завтра днем уже в Городе будет.
        - Хорошо, до завтра дотерплю. - На лице Верховного промелькнуло подобие улыбки. - Ну, что там все-таки с Исходом? Что говорят ученые мужи?
        - С точностью на этот вопрос ответить сложно, - начал Алхимик, но увидев нетерпеливый жест Верховного, быстро продолжил: - мои архивариусы из магистратуры раскопали в библиотеке один интересный манускрипт, датированный началом второго столетия, по всей видимости, как раз времен Арчи Мудрого. Так вот, там оказалась интересная сравнительная таблица значений активности подпочвенных спор. Вообще-то этот манускрипт мне попадался и раньше в руки, но подлинность его мы смогли подтвердить совсем недавно. Вы же знаете, как много развелось за последнее столетие подделок.
        - Прошу тебя, - поморщился Верховный, - избавь меня от ненужных подробностей.
        - Простите, мне показалось, что это важно. Так вот, чтобы быть совсем кратким, мы сопоставили значения таблицы трехсотлетней давности с данными, полученными от недавнего образца. Я, конечно, не знаю, какой именно методикой расчетов пользовался мой неизвестный предшественник, но надо заметить, что и тогда каким-то образом умудрялись достигать весьма недурственных результатов. Возможно, в арсенале ученых той поры были какие-то утерянные со временем реагенты или даже приборы, позволяющие…
        - Алхимик! - в очередной раз прервал того Верховный.
        - Давай лучше я, - пришел к тому на помощь Лесничий. - Данные той таблицы практически идентичны с полученными нами. Точнее сказать, наши цифры по ряду показателей даже превышают старые значения.
        - И? - нетерпеливо протянул Верховный.
        - Из различных летописей той поры мы знаем, что как раз тогда и происходили сильнейшие Исходы.
        - И?
        - Можно ожидать чего-то подобного, - осторожно закончил Лесничий.
        - Вот как? Значит, можно ожидать? - Верховный взглянул на него из-под своих кустистых бровей. - А также можно не ожидать?
        - Все-таки лучше ожидать, - неуверенно проговорил тот.
        - Почему вы оба не можете это озвучить на общем собрании? Вы все привыкли возлагать ответственность на вашего Верховного? Вот Страж, например, уверен, что его доблестные воины отразят любое нападение на гарнизоны. Естественно, если получат двойное довольствие. - Он недобро усмехнулся… - Судья, тот вообще решил, что живет в Эру Равновесия. Хотя, судя по тому, что у него слуг вдвое больше, чем у меня, а про количество жен и малолетних содержанок я вообще молчу, то да, он живет даже не в Эру Равновесия, а в Золотом Веке, по меньшей мере! - Верховный постепенно распалялся. - А я вам отвечу почему. А потому, что вам всем просто все равно, что происходит за Быстрой Водой. Когда вы последний раз сами были в Лесу? А? Экспедиция! - передразнил он Лесничего. - Где ты был, когда мой сын семь лет назад ушел с группой добровольцев в Лес и не вернулся? Где?
        - Но вы же сами были против этого, - залепетал сухопарый. - Я не решился ослушаться.
        - А, видимо, надо было. - Верховный как-то сразу сник. - Идите, - махнул он рукой.
        Уже когда они были в дверях, он окрикнул:
        - Алхимик! Стой! Что там с твоими хвалеными приспособлениями, как их там? Огнебросами?
        - Огнеметами, Ваша Великосветлость!
        - А попроще никак нельзя было назвать? - проворчал Верховный и, остановив взмахом руки готовый политься на него поток ненужных объяснений Алхимика, продолжил: - Пусть будет огнемет. Ну, так и что с ними, когда будут доставлены к башням?
        - Уже доставлены, - поспешил заверить его Алхимик. - Начинаем уже их монтировать на стенах. Я сам лично отправлюсь после Празднования проверить, как они пристрелены.
        - Вот это правильно. Вы вдвоем лично за это отвечаете. Поручать это Стражу не хочу. Вечно его вояки все напутают.
        Тогда его в два голоса заверили, что непременно так и будет.
        Когда же наконец за этими двумя закрылись тяжелые распашные двери, Верховный позволил себе откинуться в кресле и закрыть глаза. Эта чертова мигрень, преследовавшая его с того самого дня, когда ему сообщили о гибели сына, совершенно выбивала из колеи. Помогал только отвар лесного сбора, который доставал для него Алхимик.
        "Интересно получается, - подумал он о жителях Прилесья, - несмотря на постоянные опасности, таящиеся в Лесу, и практически полное отсутствие всяческих удобств, которых в изобилии хватает в Городе, они здоровые как стинхи. Да и шептуны Прилесья не чета местным доморощенным костоправам. Если верить Судье, так каждый сотый ребенок рождается с дефектами. Мы все, всегда и во всем виним Лес. А может, прав был Лео, когда говорил, что причина кроется в нас самих?" Он почувствовал легкий сквозняк от открывающейся двери и приоткрыл глаза.
        - Клео, девочка моя, это ты? Иди, обними своего старика.
        - Отец, - девушка внимательно посмотрела на него, - опять эти бездельники довели тебя до мигрени?
        - Да заберут их Ушедшие, - с улыбкой проговорил он. - Когда я вижу тебя, у меня все как рукой снимает. "Вылитая мать, - открыто любуясь ей, подумал он. - Такая же густая копна черных, как смоль, волос и неуловимая плавность в движениях".
        - Что на этот раз? - положив ему руки на голову, спросила она. - Опять грызню между собой устроили?
        - Их сейчас больше волнует подготовка к Празднованию, - Верховный скривил губы в недоброй усмешке. - Можно подумать, им и так праздников не хватает.
        - Ты же знаешь, народ любит зрелища. И тебя любит, - она погладила его по голове, - а это дорогого стоит.
        - Нехорошие у меня предчувствия, дочка, - вздохнул он, - сам не пойму, что со мной. Эх, если бы была жива твоя матушка. Вот у кого был настоящий Дар предвидения! Не то что у площадных крикунов, величающих себя оракулами и провидцами. Им только на ярмарках выступать да людей пугать очередным Последним Исходом.
        - Так всегда перед его приближением, папа. Мне тоже последнее время сны неприятные снятся. - Она замолчала, потом добавила: - Лео снился…
        - Давай не будем об этом, - сжал он ее ладонь.
        - Не вижу я его мертвым, отец! - Она выдернула свою руку и отошла на шаг. - Как ты этого не можешь понять!
        - Дочь, прошло семь лет. Семь!
        - Да, я понимаю. Но ведь никто так и не нашел их тела.
        - Это Лес. Там и месяц - огромный срок. Не мне тебе это объяснять, - он старался говорить спокойно.
        - Ты всегда говоришь, что я похожа на мать в молодости. Может быть, у меня нет того Дара, что был у нее, но и я могу слышать сердцем.
        - Хорошо. - Верховный о чем-то задумался. - Ты уже выросла. Как же быстро бежит время. - Было видно, что он хочет что-то сказать, но не решается. - Я тебе раньше об этом не говорил. - Он опять замолчал, - помнишь, мы снарядили тогда спасательную экспедицию?
        - Конечно, и что?
        - Тогда ничего не нашли. Только место последней стоянки. Вещи кое-какие. - Он опять замолчал.
        - Отец, что? - Клео уже почти кричала.
        - Была еще одна экспедиция, - через силу проговорил он.
        - Еще одна? - она непонимающе захлопала ресницами.
        - Да. Еще одна. Спустя год после его… - он запнулся, словно подбирал слова. - После их исчезновения. Я попросил об этом одного человека из Долины.
        - И что? Он их… - она не решилась закончить.
        Вместо ответа Верховный грузно поднялся из кресла и прошел в дальний угол к несгораемому шкафу, искусно задекорированному под общий интерьер залы. Клео знала, что отец хранит в нем важные бумаги. Верховный открыл один из ящиков и поманил ее к себе.
        - Охотник мне рассказал, что в этот раз он углубился в Лес так далеко, как никогда прежде. С большим трудом ему удалось обнаружить еще один их стояночный лагерь. Там было все перевернуто и разбросано в разные стороны. Конечно, все уже густо заросло растительностью, но он все же кое-что нашел. С этими словами Верховный протянул в ее сторону руку и разжал ладонь. Клео ахнула. Эту вещь невозможно было ни с чем спутать. Это был кулон Лео. Точно такой же, как тот, что висел сейчас у нее на груди. Два одинаковых кулона. Это был им подарок от матери, сделанный незадолго до ее смерти. Клео никогда его не снимала, даже когда ложилась спать.
        - Открой его, - отец внимательно следил за дочерью и понял, что она хотела спросить. - Охотник нашел его высоко привязанным к ветке дерева.
        Клео дрожащими пальцами нажала на скрытый механизм. Крышка кулона съехала в сторону, и в ее ладонь скользнул сложенный вчетверо затертый листочек бумаги. Она осторожно его развернула. Сомнений не было. Размашистый почерк своего брата она бы ни за что не спутала. Клео начала быстро читать.
        "Нас осталось трое. Вчера похоронили Шона. Его укусила какая-то болотная тварь. Но смерть его была не напрасной. Шон нашел неопровержимое доказательство, что здесь раньше жили люди. Мне трудно это описать. В одной старой книге я видел похожие картинки. Там была изображена большая самодвижущаяся машина. Она ездила по двум специально проложенным, скорее всего железным полотнам. Так вот, Шон нашел остатки этой дороги. Я еще больше убеждаюсь, что Старый Город - не миф. Сегодня мы отправляемся в путь. Решено идти вдоль нее. Да помогут нам Ушедшие Боги!"
        Клео еще несколько раз прочитала письмо. Потом аккуратно свернула его и спрятала на место. Слезы душили ее. Верховный хотел обнять дочь, но она отстранилась.
        - И ты все это время скрывал от меня?
        - А что ты хотела? - Верховный избегал смотреть на дочь. - Я потерял жену, потом сына, потерять еще и тебя? Прости, но это было выше моих сил.
        - Ты обязан был мне все рассказать! - ее глаза были полны гнева.
        - Да? Чтобы ты взяла своих дружков и рванула на его поиски? Я прекрасно помню, как мы с Гунн-Терром искали тебя в землях степняков. А тебе было тогда всего одиннадцать лет. Что вы в тот раз хотели найти? Книгу Пророчеств?
        - Книгу Просвещения, - поправила она, - и не одиннадцать, а двенадцать.
        - Это все Лео со своими вечными фантазиями о прошлой жизни. Видишь, куда это его завело?
        - Я, если честно, ему не верила, - Клео сглотнула слезы, - наверно, просто больше подыгрывала ему. А он верил. И оказался прав.
        - Ценой своей жизни, - Верховный не удержался, но под взглядом дочери осекся. - Только прошу тебя, не предпринимай ничего без моего ведома. Обещаешь?
        - Ты сведешь меня с тем охотником? - вопросом на вопрос ответила девушка.
        - Да, давай так договоримся, - отец посмотрел ей в глаза. - Через декаду начинаются Празднования. Потом будет Исход. Как все закончится, мы вернемся к этому разговору.
        - Я согласна, отец. Но только не думай, что сможешь уйти от этого разговора.
        - Вылитая мать, - Верховный улыбнулся, - давай ступай, тебе еще к Ритуалу готовиться. Не забыла?
        - Тебе что, так не терпится меня посватать? - наигранно насупилась Клео.
        - Не говори глупостей! - расхохотался Верховный. - Со времен Арчи Мудрого никому еще не удалось победить в Большой Охоте. Мне вообще кажется, что этот Ритуал выдумала его младшая дочь назло всем мужчинам. Она была до того страшная, что даже запрещала себя рисовать. Несмотря на ее влиятельного папашу, ее никто в жены не брал. Так, говорят, девицей и померла.
        - Мне мама рассказывала, как ты этот шрам получил, - Клео коснулась лба отца.
        - Молодой был, - деланно вздохнул Верховный, - думал, что только так и смогу обратить на себя ее внимание.
        - Ну так удалось же? - улыбнулась Клео. - Мама говорила, что когда увидела тебя в луже крови, то дала себе слово, что если ты выживешь, убить тебя собственными руками.
        - Да? Вот как? - поднял брови Верховный. - Она мне этого не говорила. - Потом, рассмеявшись, добавил: - Вообще-то, она всегда сдерживала свои обещания.
        - Это любовь, да, папа? - Клео немного погрустнела - Мне кажется, я так сильно не смогу никого полюбить.
        - Ну-ну, - Верховный нежно похлопал ее по спине, - я еще внуков понянчить собираюсь.
        - Ну этого уж точно не дождешься! - фыркнула девушка и, поднявшись на цыпочки, поцеловала отца в лоб. - Все, мне пора идти готовиться, вдруг найдется смельчак вроде тебя. Я должна быть неотразима!
        - Беги-беги, - улыбнулся отец и уже вдогонку прокричал: - Я слышал, тетушка Лу тебе с нарядами помогает?
        - Потом все узнаешь! - уже из-за двери донесся голос Клео.
***
        Когда охотники сошли на берег, было уже темно. "Здесь быстро темнеет, - размышлял Ник, - наверно, я где-то в экваториальной зоне планеты. Что это мне дает? - спросил он себя и невесело усмехнулся: - Пока, ровным счетом, ничего".
        Доминия освещала порт своим уже ставшим для Ника привычным изумрудным светом. Он мог хорошо видеть практически в полной темноте. Но добавочное освещение, которое давала вторая планета этой звездной системы, позволяло видеть гораздо дальше. Он с любопытством крутил головой во все стороны. Ник поймал себя на мысли, что похож сейчас на Сита. Мальчик с открытым ртом рассматривал неизвестные ему механизмы и погрузочные приспособления, которые в изобилии стояли на пирсе. Да и сам Ник не мог отделаться от ощущения, что они приплыли не на пароме, а как будто перенеслись на машине времени. "Из неолита прямиком в средневековье, - промелькнуло у него в голове, - какие сюрпризы еще готовит мне эта странная планета?"
        Его заинтересовал корабль, лениво покачивающийся в самом конце причала. Он был одномачтовый. По бокам в ряд с равными промежутками шли отверстия, предназначавшиеся, скорее всего, для весел. По всей видимости, там шли какие-то разгрузочные работы. Ник разглядел механизм, напоминающий подъемный кран с длинной стрелой. Похоже было, что его приводили в действие с помощью сложной системы всевозможных лебедок и противовесов.
        В этот момент со стороны корабля донесся громкий протяжный рев. Охотники тотчас же остановились и напряженно начали всматриваться в ту сторону.
        - Рогач! - Валу непроизвольно схватился за висевший на поясе длинный нож.
        - Взрослая тварь! - подтвердил его слова Рон.
        - Мерзкие бородавочники! - выругался Валу в сторону оставшихся на пароме стражников. Он никак не мог смириться с тем, что их заставили оставить копья на том берегу.
        - Зачем они его сюда привезли? - высказал общий вопрос Сит.
        - К Большой Охоте готовятся, - ответил Шептун. - Празднование Первого Исхода уже скоро начнется.
        - Нашли что праздновать, - проворчал Валу и, скривившись, добавил: - Горожане, что с них взять…
        Тем временем с пирса что-то закричали, и послышался звук работающей лебедки. Над темнеющим бортом корабля медленно показалась огромная клетка. Послышался еще один душераздирающий рев, и клеть начало раскачивать из стороны в сторону. Теперь уже с баржи донеслись крики людей. До охотников долетали только обрывки ругательств. Сзади раздался топот. Мимо них пробежало не меньше дюжины стражников. У каждого за спиной болтался арбалет. Последним бежал, видимо, старший.
        - Тысячу мерзляков вам в задницу! - орал он, подгоняя солдат. - Быстрее шевелите лапами, беременные желтобрюхи!
        Тут он заметил замерших охотников и резко остановился перед ними.
        - Чего глазеете, лесовики? - заорал он. - Своего сородича давно не видели? Пошли, пошли отседова!
        - Уже уходим, уважаемый, уже уходим, - быстро залепетал Шептун и, обращаясь уже к охотникам, сказал: - Пойдемте, пойдемте. Что мы, правда, рогача никогда в жизни не видели?
        Видимо удовлетворившись ответом, стражник окинул их напоследок недобрым взглядом и бросился догонять своих солдат.
        Охотники немного потоптались на месте, еще раз посмотрели в сторону корабля. Стрела крана уже перенесла клетку на берег и, сильно треща, стала медленно опускать ходящую ходуном клеть.
        - Все обойдется, - буркнул Шептун и пошел в сторону портовых ворот.
        Охотники потянулись за ним.
        У ворот их снова остановили два заспанных стражника. Один покрутил в руках подорожную и, зевнув во весь рот, вернул ее Шептуну.
        - Что за манера по ночам шляться? - проворчал он, пропуская их к выходу. - Пошли отсюда! И не забудьте отметиться в дорожной канцелярии!
        Когда ворота за ними с лязгом закрылись, все вздохнули с облегчением.
        - Какие-то эти горожане все нервные, - подвел итог Валу, - никогда не любил сюда ездить.
        - А где Город-то? - нетерпеливо поинтересовался Сит.
        - Сегодня переночуем у одного моего знакомого, а завтра отправимся с утра пораньше, - сказал всем Шептун. - Если поторопимся, то уже до заката в Городе будем.
        Дом знакомого Шептуна оказался, по счастью, недалеко. Старик как-то замысловато постучал в дверь, и вскоре она со скрипом отворилась. На пороге возник мужчина почтенного возраста. Он вместо приветствия кивнул и снова скрылся за ней. Шептун махнул охотникам рукой, предлагая следовать за ним, и прошел в дом.
        Комната оказалась довольно просторной. Посередине стоял небольшой стол, уставленный нехитрой снедью. По всему было видно, что их уже ждали. Вдоль стен располагались три топчана. Валу первым делом направился к столу, откупорил стоявший там бурдюк и сделал три добрых глотка.
        - Единственно, что мне нравится у горожан, так это их вино, - рыгнув, произнес он, - если бы в Долине такое делали, ноги бы здесь моей не было.
        - Не увлекайся, Валу, - сказал Рон, отбирая у него бурдюк. Потом, тоже хорошенько отхлебнув, добавил: - Не забывай, мы тут по делу.
        Охотники быстро перекусили и легли спать. Рон с Валу устроились на полу, подсунув мешки себе под головы, и дружно захрапели.
        Сит, Шептун и Ник легли на топчаны. Они были жесткие и пахли травой.
        "Что день грядущий нам готовит?" - на ум Нику вдруг пришли строчки когда-то услышанного стихотворения, и он провалился в сон.
        Ему опять снились звезды. Было ощущение, что он стремительно летит в пространстве и его цель впереди - маленькая, еле мерцающая звездочка. Ник чувствует, как его скорость стремительно возрастает. Звезды вокруг него вытягиваются в тоненькие светящиеся нити. Звездочка, наконец, начинает приближаться, увеличиваясь в размерах. Потом она раздваивается, и Ник понимает, что это глаза. Ник всматривается в них что есть силы. В лицо ему начинает дуть ветер. Ник пытается прикрыться от него рукой, но руки не слушаются. Он летит все быстрее и быстрее. Постепенно вырисовывается какой-то силуэт, и ему приходится щуриться, чтобы разглядеть его получше. Тут время замирает, и Ник видит красивое лицо девушки, окаймленное густыми каштановыми волосами. Большие чуть раскосые глаза смотрят на него внимательно и как бы удивленно. Ее полные, чувственные губы складываются в улыбку и голосом Умки произносят: "Я жду тебя, Большой Человек".
        - Вставай! Все уже заждались тебя! - Сит тормошил его за плечо. - Сколько можно спать?
        - Что, уже утро? - Ник протер глаза. За окном светало. - Чертовщина какая-то! - по-русски выругался он.
        - Что ты сказал? - Сит уже надевал свой заплечный мешок. - Догоняй давай! Скоро Город увидим!
***
        Идти было легко. Дорога была ровная и широкая. За ней явно следили. По обе стороны ее на всей протяженности были прокопаны канавы. Ник, поразмыслив, решил, что это для стока воды. Дорога проходила вдоль людских поселений. Деревнями их назвать у Ника язык не поворачивался. Дома были добротные и, как правило, все в два этажа. Некоторые напоминали небольшие з?мки. Почти все были окружены высокими каменными оградами. Кое-где играла музыка, слышался детский смех.
        Охотников несколько раз обгоняли повозки, запряженные четвероногими животными, очень напоминающими земных лошадей. Ник, как в первый раз их заметил, так чуть дар речи не потерял. Издалека их вообще было не отличить. Может быть, гривы были менее густые, да хвосты короче. Вот и все отличие. Да и мало ли разных конских пород на Земле. Может, и точно такие есть.
        Потом он стал размышлять: а что, собственно, его так это поразило? Почему-то, когда он в первый раз на болоте увидел охотников, его совсем не удивило, что они как две капли воды похожи на среднестатистического землянина. Ну, может, пониже ростом, а так если помыть как следует, да и постричь, что желательно, так и не отличишь. "Вообще-то помыться и мне совсем бы не помешало", - скептически осмотрел себя Ник. Но все равно весь оставшийся путь у него в голове крутилась какая-то мысль, которая никак не хотела формулироваться. Из задумчивости его вывел восторженный возглас Сита:
        - Город! Великий Город! - Мальчик, пока шли, все время вглядывался вперед и заметил его первым.
        В течение последующего часа охотники миновали еще три контрольно-пропускных пункта. Проблем не возникало. Беглый взгляд на подорожную, быстрый визуальный осмотр, и они продолжали свой путь. Единственно на последнем, третьем, им пришлось с полчаса подождать. Там скопилась большая группа таких же, как и они, пеших путников и дюжина груженых повозок. Стоял шум голосов, звучала легкая брань. Торговцы, которым и принадлежали эти повозки, вели словесную перепалку со стражниками.
        - А я вам опять говорю! - красномордый страж, то и дело поправляя висевшие у него на поясе внушительного вида ножны, пытался перекричать толпу. - Центральные ворота закрыты! И будут закрыты до начала Празднования. Что тут непонятного? Повозкам въезд через Западные, пешие идут через Восточные!
        Толпа в ответ возмущалась, кто-то тянул ему какие-то бумаги, другие обещали пожаловаться на самоуправство. Шептун подал незаметный знак охотникам. Они, не останавливаясь, обогнули кричащую толпу и подошли к пропускному пункту с левого края. Старик ловко проскользнул прямо к здоровенному стражу, с безразличным видом взирающему на гомонящих торговцев, и протянул ему подорожную.
        - А ну расступись! - бросив на нее один только взгляд, заорал тот. Толпа шарахнулась в разные стороны. Понизив голос, он уже тише добавил охотникам: - Проходите живее. Туда идите, через Восточные.
        - Что это со стражей такое случилось? - удивился Валу, когда охотники отошли на почтительное расстояние. - Никак Ушедшие вернулись, что нас вперед всех везде пропускать стали?
        Шептун в ответ только рукой махнул.
        "А город-то и впрямь Великий, - думал Ник, глядя на возвышающиеся белокаменные стены. - Из чего они сложены, интересно? Как будто отполированный мрамор". С этого расстояния стены казались сплошным монолитом. Не было видно ни стыков, ни швов. "Высота не меньше тридцати метров, - мысленно прикинул Ник, - а с башнями и все сорок. Интересно, откуда строители взяли столько камня? Я еще ни одной мало-мальской горной гряды здесь не встречал…" "Ты многое тут еще не видел", - назидательно напомнил он себе.
        Шептун уверенно вел их по узким улочкам. Видно было, что он чувствует себя здесь как рыба в воде. Чего нельзя было сказать об остальных. Каменные стены домов, возвышающиеся над их головами, и множество снующих по своим делам горожан действовали на охотников раздражающе. Да и они явно выделялись в этой суетливой, галдящей и пестро одетой толпе. Ник шел по скользкой брусчатке, аккуратно переступая через валяющийся под ногами и плохо пахнущий мусор, стараясь не задеть быстро идущий навстречу народ. "Муравейник просто какой-то". От этой суеты у него уже начало рябить в глазах. Охотники миновали большую оживленную площадь, потом прошли вдоль шумных торговых рядов и, следуя за Шептуном, свернули на узкую тихую улочку.
        - Вот и пришли, - наконец произнес старик, останавливаясь возле небольшой двери, над которой был прибит кожаный сапог. - На всякий случай запомните, улица называется Скотобойная, а это сапожная мастерская Реда. Его тут все знают. - С этими словами он три раза постучал в дверь.
        Дверь со скрипом отворилась, и на пороге возник кучерявый мальчуган.
        - Здравствуй, Соня! - поздоровался с ним Шептун. - Отец дома?
        - Здравствуй, Шептун, - быстро оглядев охотников, ответил на приветствие мальчик. - Заходите, он вас уже заждался.
        К удивлению Ника, дверца вела не в дом, а в довольно просторный квадратный двор. Там стояло несколько станков, по всей видимости, с ножным приводом и еще какие-то не совсем понятные ему механизмы. В углу двора находились несколько больших чанов, соединенных между собой трубами. Рядом была навалена целая куча разной величины отрезков шкур.
        - Приветствую тебя, Шептун! - навстречу им вышел невысокий мужчина с закатанными по плечи рукавами. На нем был надет основательно потертый кожаный передник.
        - Приветствую тебя, Ред! - в тон ему ответил Шептун. - Вижу, мы оторвали тебя от работы?
        - Не говори глупостей, - обнимая Шептуна, проговорил хозяин, - ты же знаешь, двери моего дома всегда открыты тебе и твоим друзьям. - И уже обращаясь к сыну: - Соня, а ну-ка дуй быстро к матери, пусть стол накрывает! Люди, поди, проголодались с дороги.
***
        Шептун шел не торопясь. Перед выходом он сменил свою одежду и теперь походил на зажиточного горожанина, не спеша прогуливающегося по улицам Великого Города. Шептун никому бы в этом не признался, но, пожалуй, он любил этот город. Сейчас его ждала важная встреча. Ради нее он и проделал весь этот путь. Спутники были просто прикрытием. Все, кроме Ника. Неожиданно Шептун почувствовал слабость в ногах. "Ну-ну, - сказал он себе, - соберись, ты на верном пути. - Однако тонкий голос подсознания ехидно напомнил: - Двадцать лет тому назад ты точно так же шел по этим улочкам и думал: - Вот оно! Наконец-то это случилось! И что потом? Ты ошибся".
        - Не в этот раз! - Шептун не заметил, как выкрикнул это вслух. Запоздалый прохожий испуганно шарахнулся от него. "Надо успокоиться, это никуда не годится. На карту поставлено слишком много". - Он вдруг улыбнулся неожиданному воспоминанию - можно сказать, с игры в карты все то как раз и началось.
        Уже стемнело, когда Шептун подошел к нужному дому. Он специально так подгадал. Афишировать свой визит явно не входило в его планы. Он не спеша, прогулочным шагом обошел дом вокруг. Дом был большим. Его окружал высокий каменный забор с часто торчащими острыми пиками. По периметру дома шла плотная живая изгородь. У входных ворот несла караул вооруженная стража. Слышался лай собак. Шептун подошел к малоприметному проходу и, убедившись еще раз, что за ним никто не следует, нырнул туда. Калитка оказалась не запертой. Его ждали. Так и есть. Под навесом стоял слуга, держа в руке переносной фонарь. Он молча кивнул Шептуну, давая понять, что узнал его и, повернувшись, пошел по тропинке в сторону дома. Шептун так же молча последовал за ним.
        В большой зале, потрескивая, горел камин. По стенам висели бездымные факелы, приглушенно освещая полумрак комнаты. Из-за массивного стола, стоящего в углу, вышел грузный, невысокого роста человек, и слегка гнусавым голосом проговорил:
        - Здравствуй, Рич! Вот и опять свиделись. Не говори, что я еще больше потолстел и почти облысел. Я и сам это знаю.
        - Привет, Фрайс! Время не остановить. Я тоже рад тебя видеть.
        - Ну, давай, садись, устраивайся поудобнее. Вижу, с дороги ты, сейчас распоряжусь с ужином.
        - Не утруждай себя, я не голоден, - остановил его Рич.
        - Ну а бутылочку "Лаврейского", как в старые добрые времена?
        - От "Лаврейского" не откажусь, - улыбнулся Рич.
        - Пока Чет поднимет его из погребов, расскажи, как добрался? - Фрайс позвонил в колокольчик, который стоял на столе.
        В дверях тотчас появился слуга.
        - Чет, принеси-ка нам бутылочку "Лаврейского" урожая 170 года по старому летоисчислению, и фруктиков там организуй.
        Слуга исчез в дверях так же молча, как и появился.
        - Что рассказывать? - Поудобнее устраиваясь на мягком диване, начал Шептун. - Вояки на границе совсем обнаглели, жителей Прилесья совсем за людей не держат. Уже и подорожная от Арчи им не указ.
        - Да, это может стать проблемой, - кивнул головой Фрайс. - Выписать тебе бумагу за личной подписью Стража мне труда не составит. Но люди Судьи сразу об этом пронюхают. Тогда каждый твой шаг будет под контролем его ищеек.
        - То-то и оно, - охотно согласился Рич. - Пока как-нибудь сам. Шептуну многие стражники чем-то да обязаны.
        - Наслышан, наслышан, - заулыбался Фрайс. - А правда, что ты начальнику пристани зелье от бессилия даешь?
        - Это врачебная тайна! - в тон ему ответил Рич.
        - То-то я смотрю, Арчи на молодухе жениться собрался! - загоготал Фрайс.
        Сзади бесшумно появился слуга с большим подносом в руках. Поставив его на стол, он протер своей белоснежной салфеткой чуть подернутую старой пылью бутылку и ловко откупорил крышку.
        - Все, Чет, свободен! - махнул рукой хозяин. - Дальше мы сами. Затем, обращаясь уже к Ричу: - Ну, что, как в молодые годы, до краев?
        - Ты еще помнишь, как мы с тобой познакомились? - Рич улыбнулся.
        - Точнее сказать, подружились, - наполняя бокалы, ответил Фрайс, - знакомы мы с тобой были, если мне не изменяет память, еще с первого курса магистратуры?
        - Славное было время, - чуть отпивая из бокала, улыбнулся Рич. - Весьма недурственно!
        - Недурственно! - с деланным возмущением воскликнул Фрайс. - Эта бутылка из погребов самого Арчи Мудрого!
        - Превосходное вино! - успокоил хозяина Рич и, сделав большой глоток, спросил: - Вот, Фрайс, ты обратил внимание, что все более-менее ценное и полезное было сделано во времена Арчи Мудрого? А прошло уже триста с гаком лет.
        - Нечасто хорошие правители рождаются, - со вздохом подтвердил Фрайс. - Да и времена были смутные, не чета нынешним. Череда сильнейших Исходов, постоянные набеги степняков, внутренние распри вдобавок ко всему. - Он махнул рукой. - Да что я тебе рассказываю, ты же не хуже меня знаешь историю.
        - Боюсь, что грядут перемены, и не в лучшую сторону, - Рич отодвинул бокал.
        - Ты об Исходе? - Фрайс залпом допил вино и тоже отодвинул свой бокал в сторону.
        - Не только. Что показали исследования грибницы? - он внимательно смотрел на Фрайса. - Хотя я и без твоего ответа уверен, что Исход ожидается большой силы. Но насколько большой?
        - Мнения, как всегда, расходятся. Я лично согласен, что готовиться нужно к худшему. Но вопрос стоит в другом - какие меры мы можем предпринять?
        - Я тебе писал еще в прошлом году свои соображения, - Рич не сводил взгляда с Фрайса. - Ты довел их до остальных?
        Фрайс встал и несколько раз прошелся по залу. Наконец, подбросив сухое полено в камин, он вернулся в свое кресло.
        - То, что ты предложил, рушит многовековые традиции, - Фрайс поднял кулак, как бы намереваясь стукнуть им по столу, но посмотрел на него и медленно опустил. - Я уже не говорю, что это прямое нарушение основных законов.
        - Эти законы писались во времена вашего любимого Арчи Мудрого. Они уже давно устарели и не отвечают сегодняшним реалиям.
        - "Вашего", - скривился Фрайс. - Я смотрю, ты совсем перестал отождествлять себя с Городом? Сорок лет в добровольном изгнании не прошли для тебя даром? - Фрайс чуть было не перешел на крик, но совладал с собой. - Прости. Я не должен был этого говорить. Последнее время нервы подводят меня.
        - Граница Леса приближается с каждым годом, - не обращая внимания на вспышку Фрайса, продолжил Рич. - Вам из Главной башни этого не видно, но мне, - это он выделил с нажимом, - жителю Прилесья, это очень хорошо ясно. Это простому горожанину, ни разу не бывавшему дальше Быстрой Воды, может казаться, что Лес слишком далеко, чтобы его взаправду можно было бы бояться. Хотя мне начинает казаться, что и Хранители не вполне отдают себе отчет, как на самом деле обстоят дела. Ведь так?
        - Ну ты сказал! - Фрайс откинулся в кресле. - Мы со всей серьезностью относимся к любой полученной на этот счет информации. - Он помолчал. - И не только твоей, смею тебя заверить.
        - Хотелось бы этому верить, - Рич чуть подался вперед и, глядя прямо в глаза Фрайсу, неожиданно спросил: - Ответь мне, когда были построены оборонительные башни?
        - Позже правления Арчи Мудрого, - чуть задумавшись, ответил Фрайс. - Намного позже…
        - Примерно сто пятьдесят лет назад. Плюс минус два десятка, - уточнил Рич. - А почему до этого их не было? А? Не думал об этом? Я тебе сам отвечу - потому что они были не нужны. Лес был так далеко, что охотники брали свой нехитрый скарб и просто отходили на безопасное расстояние. А после Исхода возвращались обратно в свои деревни. Некоторые и вовсе в схронах нашествие тварей переживали.
        - Ну и что? Башни неплохо справляются с этим, - возразил Фрайс. - Насколько я знаю, охотников не меньше гибнет в Лесу в обычное время, чем при Исходе.
        - Все ты понимаешь, - глядя в глаза Фрайсу, сказал Рич. - Ты можешь хорошо прикидываться глуповатым Алхимиком перед Верховным и его компанией, но я-то тебя хорошо знаю. Не перебивай, - Рич поднял руку. - Наступает время перемен. Хотим мы этого или нет.
        Я вижу два пути развития событий. Первый - это то, что Лес будет все так же неспешно наступать. Тогда, быть может, ты спокойно доживешь до глубокой старости. Я знаю, что для тебя предпочтителен этот вариант. Но будешь ли ты спокоен за будущее своих детей? Не думаю. Не говоря уж о внуках. Первый путь даст отсрочку на двадцать, максимум тридцать лет. И даже если это так, то именно сейчас самое время начинать проводить преобразования.
        - Второй вариант… - Рич тяжело вздохнул. - Мне кажется, что нам просто везло. Последние десятилетия Исходы были слабые. До башен докатывалась лишь слабая их волна. Я сам не сразу понял. А теперь просто уверен. Лес все это время копил силы. Представь, что случится, если Исход ударит по башням всей своей силой? - Рич еще раз тяжело вздохнул. - Да, ты прав, я сжился с этими людьми. Моим домом уже давно стало Прилесье. Но дело даже не в этом. Я давно еще, будучи студентом магистратуры, задумался об одной вещи. Тогда мне пришлось перекопать кучу архивных документов, но я нашел любопытные, подтверждающие мои мысли факты. Получалась интересная картина. С одной стороны, Город во все известные нам времена старался всячески дистанцироваться от жителей Прилесья. Как и сейчас, передача любых технических изобретений, машин и так далее, не говоря уже о снабжении современным оружием, преследовалась по Закону. С другой стороны, в тяжелые времена Город всегда приходил Прилесью на помощь. В приснопамятную эпоху Арчи Мудрого, после особо сильных Исходов, горожане помогали восстанавливать разрушенные поселения
охотников и собирателей. Снабжали одеждой, давали различные орудия труда и так далее. Или, как сравнительно недавно, Город выступил примиряющей стороной в столкновениях северян с южанами.
        Я задался естественным вопросом, почему так происходит. Ответ один. Городу выгодно использовать в качестве живой преграды людей Прилесья. Они в процессе своего существования сдерживают быстрое распространение Леса. То, что остается после очередного Исхода, или съедается, или выкорчевывается для дальнейшей культивации, или просто уничтожается. С другой стороны, Город всегда боялся, как бы охотники не позарились на его сытую жизнь. Вследствие этого всем известные запреты, облеченные в Законы. - Рич остановился, чтобы передохнуть. - Плесни мне еще вина Фрайс, давно не приходилось так много говорить.
        - Ты умный, Рич, - с уважением проговорил Фрайс, наливая тому вина. - Не зря Главный Архивариус выделял тебя на нашем курсе. - Теперь послушай меня, - он секунду поколебался, потом наполнил и свой бокал. - Ты мой старый друг. Пожалуй, единственный. Поэтому буду честен с тобой. Хранители прекрасно понимают это. Но что должно произойти, чтобы изменили Законы, я не представляю. Наверное, если только Лес прорвется за Быструю Воду.
        - Но тогда будет слишком поздно! - Не удержался Рич.
        - Что вилять нам с тобой? - Фрайс одним залпом осушил свой бокал. - Люди давно уже проиграли эту схватку. После того самого Первого Исхода. С тех пор так и повелось. Лес наступает, люди отходят. Мы-то с тобой знаем, что это только вопрос времени. - Он плеснул себе еще вина. - По молодости казалось, что мы-то сумеем все изменить. Конечно, мы же такие умные! Найдем Старый Город, откроем всем глаза. - Фрайс глотнул еще вина и, с горечью в голосе, продолжил: - А сейчас я понимаю, что даже если бы нам тогда и удалось осуществить задуманное, то это ничего бы не изменило. Людям не нужна правда. А главное, никому не нужны перемены. Как столетиями праздновали Исход, укрывшись за высокими стенами, так и будем праздновать. А как же Старый Город, спросишь ты? А пусть он так и останется просто красивой легендой. Все это всегда держалось в строжайшем секрете от обывателей. И сейчас я уверен, что это правильно. Вот ты мне все пытаешься рассказать о надвигающейся угрозе со стороны Леса. Возможно, ты и прав. Да, да, я говорю совершенно серьезно. Тебе наверняка виднее, ведь ты прожил там столько времени. А знаешь
ли ты, что существует и другая, еще более реальная угроза? - Фрайс принялся ходить взад-вперед. - Степняки расплодились уже настолько, что все пристальнее поглядывают в нашу сторону. Верховный, по подсказке Судьи, пытается приобщить их к ценностям Великого Города и таким образом избежать открытых столкновений. Все дороги забиты идущими туда обозами с дармовым продовольствием. Но мне кажется, что это заигрывание ни к чему хорошему не приведет. Это же надо, открыли границы, и теперь эти дикари целыми ордами заселяют Средние Земли. Как результат, коренные жители вынуждены уходить подальше от своих родовых мест. То там, то здесь вспыхивают вооруженные конфликты. Судья твердит, что это временно, что, мол, в скором времени произойдет смешение народов и настанет Эра Равновесия. Это же полный бред! Каждый ребенок знает, что у дикарей во все времена было табу на браки с иноземцами. Они искренне верят, что их прародительницей была священная Кобыла Лау-Тын, которая родила и вскормила первых степняков. И теперь в их жилах течет ее молоко. А кровосмешение с иноземцами есть страшный грех. - Фрайс остановился, чтобы
перевести дух. - Так что неровен час, тут такое может начаться, что впору будет всем взывать к Ушедшим Богам и просить вернуться.
        - До меня доходили слухи об этом, - Рич невозмутимо выслушал длинную тираду Фрайса.
        - Слухи, - Фрайс снова уселся в свое кресло. - Знаю я, о чем ты думаешь. Конечно, сейчас бы очень пригодились древние технологии Старого Города. Но это лишь недостижимая мечта. И ты это не хуже меня знаешь.
        - Есть еще один шанс, - тихо сказал Рич. - Я, кажется, нашел Его.
        - Кого его? - не понял Фрайс.
        - Его, - так же тихо повторил Рич.
        Фрайс набрал в легкие воздух, потом тихо выдохнул и принялся молча расхаживать по залу. Он всегда так поступал, когда находился в возбужденном состоянии. Рич это знал, поэтому просто наблюдал за ним.
        - Ты уверен? - нависнув над Ричем, спросил наконец он.
        - Тогда, двадцать лет тому назад, я был уверен, - Рич отвел глаза, - сейчас я хочу, чтобы ты тоже посмотрел на него. Второй ошибки быть не должно.
        - Где? - Фрайс снова заходил от камина к столу и обратно. - Где ты его откопал?
        - На болотах. Охотники нашли. - Рич с хрустом откусил яблоко. - Да перестань ты ходить туда-сюда. У меня скоро шея отвалится!
        - На болотах? - Фрайс остановился. - Это не та история со стычкой южан с северянами?
        - Быстро до вас информация доходит, - жуя, пробормотал Рич.
        - Судья тут рвал и метал вовсю, - улыбнулся Фрайс, видимо, вспомнив что-то забавное, - ты же знаешь его благосклонное расположение к югу.
        - Нет, - Рич насторожился. - Первый раз слышу.
        - Ну, это давняя и долгая история, - Фрайс тоже взял яблоко и наконец уселся в кресло. - Расскажу как-нибудь в другой раз. Так чт?, правду рассказывают, что твой найденыш пятерых один уложил, или врут, как всегда?
        - Десятерых, - Рич взглянул на Фрайса. - Голыми руками.
        - Интересно, - Фрайс погладил себя по лысине. - Но ты же не из-за этого решил, что это Он?
        - Естественно, я его в первую очередь прощупал, - в негодовании Рич вскинул брови.
        - И?
        - И ничего. Никакого контакта. Ни в одну, ни в другую сторону.
        - Может, хорошо закрылся? - недоверчиво произнес Фрайс.
        - Я уже обжегся двадцать лет назад, ты помнишь, - Рич отпил один глоток. - У тебя Дар сильнее, поэтому я и хочу, чтобы ты с ним встретился лично. Что-то исходит иногда от него. То, что можно по ошибке принять за Дар. Это случается редко, только когда он сильно взволнован. Или во сне, когда что-то ему снится, наверное. Мои охотники рассказали, что он взял ядоплюя на руки и тот спокойно пошел к нему. - В голосе Рича прозвучали нотки легкой зависти. - И это после того как тот атаковал его.
        - Интересно, - Фрайс внимательно слушал Рича.
        - Меня убеждает, конечно, не это. То, что он обладает огромной силой и говорит на несуществующем языке, да и не понимает простейших вещей, это, конечно, очень странно. Но я пошел на одну хитрость, - Рич сделал паузу. - Свел его с Нийей.
        - С той отверженкой с Приграничья?
        - Да. С той самой.
        - Интересно, - в который раз произнес Фрайс, - и что она ему сказала?
        - Вот это самое интересное, - Рич наклонился вперед. - Она ему не сказала. Она у него спросила. Точнее, попросила. - Рич откинулся на диван. - Я следил, покуда мог, но она увела его так глубоко, что я не рискнул последовать за ними. Понял только, что она попросила его показать ей то, чего нет. И он ей это показал.
        - То, чего нет, - повторил Фрайс, - интересно…
        - Тут впору и Ушедших вспомнить, - как бы извиняясь, добавил Рич.
        - Надеюсь, ты не стал их приверженцем? - проговорил Фрайс, но было видно, что он думает о другом. - Ты что, и в самом деле думаешь, что он с Дальних Земель? - чуть слышно произнес он.
        - Похоже на бред, понимаю, но по-другому я объяснить не могу, - Рич не заметил, как тоже перешел на шепот, - но двадцать лет назад я понял, что сделать то, что мы давно задумали, сможет только человек, родившийся не здесь. Пусть даже и на мифических Дальних Землях.
        - Может, я уже стар стал, но признайся, Рич, ты и впрямь до сих пор считаешь, что если и сумеешь найти тот самый Старый Город, то это что-то изменит?
        - Не знаю, - Рич вздохнул. - Но в одном я точно уверен. У Леса есть сердце, и я хочу его найти. Вопрос, где оно? Ответ на это я и надеюсь получить в Старом Городе. Ну и древние технологии, естественно…
        Фрайс помолчал, словно переваривая слова своего старого друга. Потом в который раз слез со своего кресла и несколько раз прошелся из одного угла залы в другой. Подбросив полено в камин, он, наконец, проговорил:
        - Ты слышал об одном охотнике по имени Колп? Он, если я не ошибаюсь, живет в одной деревушке у самого Леса на южных территориях.
        - Ты имеешь в виду Колпа-отшельника? - удивился Рич.
        - Да, вроде так его и называл Лесничий.
        - Доводилось встречаться. - Фрайс почувствовал в голосе Рича нотки уважения, - превосходный следопыт.
        - Так вот, - Фрайс по обыкновению сделал паузу, - помнишь ту историю, когда у Верховного бесследно канул в Лесу его приемный сын и все его сопровождавшие?
        - Это та история, которая произошла лет семь назад?
        - Да, именно. А знаешь, что он искал в Лесу?
        - Ну, мало ли какая блажь могла прийти в столь юную голову! - Рич презрительно усмехнулся.
        - Блажь? - Фрайс явно получал удовольствие от этого диалога. - Это ровно то, что и нам с тобой пришло в голову, если мне не изменяет память, почти сорок лет назад. Старый Город!
        - Старый Город? - Рич был явно озадачен. - А при чем здесь Колп?
        - Как я уже говорил, мальчишка бесследно исчез. Верховный был вне себя от горя и снарядил розыскной отряд. Правда, они ничего не нашли. Но старик не сдался и вышел через Лесничего на Колпа. Как он сумел его уговорить отправиться на поиски, я не знаю, но тот, в конце концов, согласился…
        - И? - Рич даже не пытался скрыть своего любопытства.
        - Колп нашел след пропавшей группы, - Фрайс победно смотрел на Рича. За всю жизнь можно было по пальцам пересчитать моменты, когда ему удавалось по-настоящему заинтриговать друга. - Но это не все. Видимо, и впрямь Ушедшие Боги благоволят дуракам и новичкам. Мальцу повезло. Он наткнулся на дорогу вроде той, которая описывается в древних трактатах по самоходной механике.
        - Как? Где? - Рич не заметил, как вскочил со своего дивана. - Ты ничего не путаешь?
        - Мне Лесничий рассказал, он в таких делах врать не будет. Вроде как малец записку оставил, там все и описывает. Да и Колп на словах то же самое подтвердил.
        - А что Лес? Не противился?
        - Колп ничего такого не говорил, - задумался Фрайс. - Правда, дальше вдоль той дороги не пошел.
        - Так это что же выходит, дорога может прямиком привести к Старому Городу?
        - Ну, вроде того. Только это совсем в другой стороне от того места, где мы с тобой предполагали.
        - Можешь показать?
        - Точно нет, но со слов Лесничего выходит, что на ладонь ближе к Северу.
        - Почти на краю карты, - не то спросил, не то сам себе ответил Рич. - Странно это, но по любому мне надо будет переговорить об этом с Колпом.
        - Значит, пойдешь? - Фрайс помрачнел. - Или все-таки ну его, этот Лес. Оставайся. Будешь жить у меня. Вместе старость коротать будем, а?
        - Самое благоприятное время идти в глубокий Лес сразу после Исхода, - как будто не слыша его слов, сказал Рич. - До следующего я уже могу и не дожить. Так что пойду, непременно пойду. А после твоего рассказа уже и подавно.
        - Ну и ладно, старый пень, - снял общее напряжение Фрайс, - права была моя покойная матушка, когда говорила, что горбатого только могила и исправит. Давай тогда выпьем по последней.
        - Давай, - устало согласился Рич, - мне давно пора обратно.
        - Решено, - подвел итог Фрайс. - Завтра же жду вас у себя, - и, чокаясь с Ричем, добавил: - А что ты ему скажешь по поводу встречи?
        - Я обещал познакомить его с человеком, у которого есть личная библиотека, - хитро прищурился Рич.
        - Вот как? Он еще и книгами интересуется?
        - Я же тебе говорю, он не от мира сего.
***
        Когда за Ричем закрылись двери, Фрайс подошел к камину и подбросил в него сразу пяток поленьев. Его знобило. Он знал, что зала была хорошо протоплена. Но несмотря на выпитое вино, все тело покрылось гусиной кожей.
        "Грядут перемены", - с горькой усмешкой повторил Фрайс недавно произнесенные слова Рича. Он с трудом перетащил тяжелое кресло поближе к огню. В голову лезли воспоминания далекой молодости. Тогда он был еще никому не известным студентом магистратуры. Его матушке стоило большого труда пристроить его туда. Как он узнал позже, она взамен отдала Городу остатки некогда огромной семейной библиотеки.
        История рода Фрайса началась задолго до правления Арчи Мудрого. Их генеалогическое древо уходило корнями, возможно, даже во времена строительства Великого Города. Но страсть к азартным играм, словно проклятье, преследовала мужчин рода из поколения в поколение. От былого величия у них с матерью остался лишь небольшой домик, примыкающий к западной крепостной стене, и малая часть библиотеки. Денег катастрофически не хватало. И он, несмотря на строжайший запрет матушки, начал играть.
        Надо сказать, что игроком Фрайс был отменным. Его многие считали везунчиком. Но он-то прекрасно знал, что дело было не в везении. У Фрайса с рождения был Дар. Или, как его по-другому называли, - Благословение Доминии. Фрайс был сообразительным молодым человеком. Он быстро смекнул, что не следует никому раскрывать свои способности. Поэтому играл он немного, зачастую специально проигрывал, а выигрывать старался не больше того, что в силах был заплатить проигравший. Жизнь потихоньку наладилась.
        Но в один прекрасный день, точнее, вечер, он совершенно неожиданно для себя продулся в пух и прах. Фрайс в тот раз играл в карты. Он наметил себе цель обыграть торговца с Белых скал, приехавшего намедни по делам в Город. Чтобы не спугнуть толстосума, Фрайс три часа вел игру, аккуратно повышая ставки. Потом он несколько раз подряд проиграл весьма приличную сумму, всем видом показывая, что собирается непременно отыграться. Ставки выросли уже настолько, что за столом остались только они с торговцем. Остальные игроки вышли из игры, решив не рисковать. Когда торговец потребовал "деньги на бочку", Фрайс понял, что клиент созрел. У него с собой не было столько наличности, поэтому пришлось отправлять посыльного за деньгами. Все присутствующие в этот вечер в игорном доме побросали свою игру и столпились вокруг их картежного стола. Когда, наконец, деньги были доставлены, пересчитаны и аккуратными золотыми столбиками поставлены на бочку, за их стол неожиданно подсел худощавый молодой человек. Фрайсу он показался отдаленно знакомым, но если где-то он его и встречал, то явно не в таком заведении, как это.
        Молодой человек с невозмутимым видом выложил на бочку стопку золотых монет, давая понять, что входит в игру третьим. Вокруг все зашептались. На кону стояла сумма, на которую можно было купить хороший особняк неподалеку от Главной башни. Фрайс бегло прощупал новенького и улыбнулся. Тот явно был новичок в игре и полагался на удачу. Деньги, которые тот поставил на кон, он как раз сегодня и стащил из сундука своего отчима. Фрайс отчетливо увидел этот старый сундук, обитый железом и накрытый сверху цветастым покрывалом.
        Все шло как по накатанному. Еще не взяв сданные ему карты, он увидел, что ему пришли три картинки старшей масти и две высшей. Торговцу сегодня и впрямь везло. Ему выпала хорошая карта - три картинки высшей масти и две старшей. У новичка карта пришла вразнобой. Будет менять все, понял Фрайс. Наступил ответственный момент. Фрайс все внимание сосредоточил на торговце. У того и так была выигрышная комбинация. Но он колебался: не улучшить ли ее? Этого допустить было нельзя. Краем сознания Фрайс отметил, как новичок скинул все свои карты и набрал из прикупа, не намного лучше прежних. Торговец все колебался. Фрайс еще раз прощупал прикуп. Сверху лежали три картинки высшей масти. "Мне они нужнее", - усмехнулся про себя Фрайс и посмотрел в глаза торговцу. Тот взгляда не отвел, но положил свои карты на стол, показывая, что менять не будет. "Ну и отлично! - Фрайс не спеша скинул две карты, - не буду переигрывать, четыре высшей масти более чем достаточно".
        Фрайс незаметно выдохнул. Его четверка била тройку торговца. Картами же новичка можно было только людей смешить. "Впредь будет ему урок, как деньги у отчима воровать!" - с издевкой подумал он.
        - Открыть карты! - последовала команда распорядителя стола. Фрайс, не глядя, одну за другой выложил свои карты на стол. Торговец (видно, что нервничает) положил свои. Толпа, замершая на все это время в полном молчании, пришла в движение.
        - Вот это игра! - неслись с разных сторон голоса. - Четверка против тройки.
        - Да еще на высшей масти! Давно такого не видел!
        - Не, а как он вытянул-то! Это ж надо, все сбросил и четыре за раз одной масти вытащил!
        - Да еще и высшей! Во как, братцы-то, бывает!
        - Правильно говорят - новичкам везет!
        "Кого это они новичком называют?" - Фрайс недоуменно взглянул на говорившего. Тот восхищенно смотрел на худенького паренька, сидевшего со смущенным видом. Фрайс вцепился взглядом в лежащие перед парнем карты. Но только взглянув в свои, он осознал, что его только что обвели вокруг пальца.
        - Да уж, Фрайс, - кто-то успокаивающе похлопал его по плечу, - вот не повезло тебе, так не повезло. С такими картами даже на блеф идти было глупо.
        Фрайс с трудом нагнулся и, крякнув по-стариковски, подкинул еще одно полено в огонь. Так они и познакомились с Ричем. Тот его трюк он запомнил на всю жизнь. Несмотря на то что у Фрайса способности использовать Дар были намного выше, чем у Рича, тот сумел ловко обмануть его. "Какая тонкая работа! - в который раз восхитился Фрайс. - Так виртуозно подсунуть мне ложные мыслеобразы, что я до последнего момента ни о чем не догадывался".
        Позже, когда после игры они сидели в соседнем заведении и заканчивали уже третью бутылку "Лаврейского", Рич признался, что долго к этому готовился. Это была, что называется, домашняя заготовка. Правда, ему действительно пришлось стащить из сундука отчима на время крупную сумму денег. После того как Рич предложил поделить выигранные у торговца деньги поровну, благодарный Фрайс спросил его, зачем он, собственно, все это затеял. Рич ответил, что давно понял, что Фрайс обладает Даром, но боялся, что тот никогда в этом не признается.
        "А ведь он так и остался моим единственным другом, - подумал Фрайс. - И ведь в том числе благодаря ему я сейчас занимаю такое положение. А могло бы быть совсем наоборот…"
        Фрайс тяжело поднялся с кресла, подошел к дальней, темной стене залы. Поморщившись, он отодвинул рукой тяжелую, пыльную портьеру и нажал на скрытый механизм. Раздался едва слышный щелчок, и потайная дверка отскочила в сторону. Фрайс протянул руку и на ощупь достал маленький бархатный мешочек с золотистой тесьмой. Вернувшись в свое кресло, он бережно развязал тесьму и двумя пальцами вынул золотую монету. На ней был изображен блистательный правитель прошлых лет, незабвенный Арчи Мудрый. На его плече восседала с гордым видом птица. В древности, как помнил Фрайс, ее называли крыланом. Этим птицам приписывалась мистическое свойство изменять судьбу в лучшую сторону, в общем, приносить удачу. Они вымерли задолго до правления самого Арчи Мудрого но почему-то на монетах его всегда изображали с ней на плече.
        Фрайс несколько раз провел пальцем по рифленому изображению. Эта монета была очень редкой. В молодости Фрайс ее получил, обыграв на крупную сумму сына главного казначея. Тому нечем было расплатиться, и он не придумал ничего лучшего, как стащить ее из коллекции своего папаши. Ценность обычной на первый взгляд монетки была в том, что при ее изготовлении лопнула форма, в которой она отливалась. Повреждение вскоре заметили, но пару дюжин таких монет все же успели отлить. На них Арчи Мудрый получился изображенным и с одной и с другой стороны, вместо герба Великого Города. Так же была подпорчена и птица. Один глаз ее плохо пропечатался, поэтому казалось, что она ехидно подмигивает.
        Фрайс опять тяжело вздохнул. Мысли его снова и снова возвращались в тот злополучный день.
        Они заканчивали последний курс магистратуры и оба были одержимы мечтой найти Старый Город. Друзья перелопатили огромное количество архивного материала, благо, являясь учениками магистратуры, имели почти неограниченный доступ к хранилищу. Это был титанический труд. Приходилось заниматься этим в свободное от учебы время. К тому же каждый раз придумывать объяснения, зачем им опять понадобилась библиотека. Информацию собирали, что называется, по крупицам.
        Б?льшая часть сохранившихся рукописей представляла собой обычный эпистолярный жанр. Там было полно всевозможных хвалебных речей и воспеваний ратных подвигов Арчи Мудрого. Более ранних книг было очень мало. Создавалось впечатление, что их просто изъяли. Если вдруг кто-то из друзей находил хоть какое-нибудь упоминание о Старом Городе, они заносили информацию в специальную таблицу, придуманную Ричем. Там были такие графы: название источника, автор, датировка источника, ссылки на другие источники, примечания. По мере заполнения таблицы, становилось легче сортировать информацию по степени ее достоверности. Если на источник вели три и более ссылки, то друзья ставили напротив пометку "считать достоверной". Через год они были уже уверены, что Старый Город действительно существовал, а не был просто красивой легендой. Проблема заключалась только в одном - установить его хотя бы примерное месторасположение.
        Как это иногда бывает, им помог случай. А может быть, их труды были вознаграждены Ушедшими Богами? Как бы то ни было, до Фрайса дошел слух, что некий старьевщик, прибывший с пограничных земель, продает старинные вещи. Так как друзья интересовались любой стариной, Фрайс, не скупясь, выложил круглую сумму и купил все, что у того было.
        На поверку б?льшая часть оказалась банальной подделкой. В лучшем случае это была просто старая рухлядь, не представляющая ничего для них ценного. В один из дней, копаясь в этом старье, друзья обнаружили странный рисунок, очень напоминающий топографическую карту. Поначалу они даже не поняли, что за местность была отображена на ней. Фрайс уже было собирался отправить его в помойку следом за остальным хламом, но Рич, присмотревшись к рисунку внимательнее, успел остановить его.
        Все современные карты, по которым они учились в магистратуре, изображались одинаково. В центре размещался Великий Город. Чуть западнее проходил водораздел, называемый Быстрой Водой. За ним начиналось Прилесье с долинным рельефом, где самая высокая точка не превышала и тысячу локтей. Дальше начинался собственно Лес, и карта на этом обрывалась. На Севере, как всем известно, располагались Белые скалы с их каменоломнями и железными рудниками. Там брала свое начало Быстрая Вода и затем устремлялась, с небольшими изгибами, на юг к степнякам. Картину довершала Мировая Гладь, простирающаяся на востоке. Ясная и понятная даже ребенку карта мира.
        Карта же, как выразился Фрайс, сумасшедшего художника разительно отличалась от общепринятой. Рич, прищурившись, долго рассматривал ее с разных сторон, крутил ее так и эдак, даже смотрел на просвет. Потом, ткнув пальцем почти в самый верхний правый угол, сказал:
        - Сдается мне, что мы как раз здесь.
        Фрайс поначалу с недоверием и даже с опаской поглядел на друга. Не нагрел ли тому голову Орфиус?
        - Сам посмотри, - оживленно продолжал Рич, - вот Быстрая Вода, ее ни с чем не спутать. Вот Белые скалы, а вот пустыня степняков. - Тут он немного задумался. - Лес только какой-то огромный получается. Хотя, с другой стороны, что мы о нем знаем?
        - А, по-моему, это мазня умалишенного! - Фрайс, когда что-то не укладывалось у него в голове, сразу переходил на повышенный тон. - А это что такое по самым краям карты?
        - Похоже на Мировую Гладь.
        - Ха, я тебе и говорю, что это бред! - во весь рот заулыбался Фрайс. - Последнему дураку понятно, что Мировая Гладь находится от Города на Востоке. А у него, так и на западе, и на юге, и даже за Белыми скалами на севере.
        Долго они потом спорили. Рич стоял на своем. Он говорил, что мы все настолько привыкли, что мир именно такой, каким мы его привыкли видеть. Но, во-первых, за многие сотни лет он мог сильно измениться. А во-вторых, это нынешние картографы, изображая мир, ставят в его центр Великий Город, а картографы, жившие пятьсот лет назад, видели его совсем иначе. В конце концов, Фрайс, уже почти убежденный доводами Рича, воскликнул: "Слушай, Рич, а может, тогда этот самый рисовальщик и жил в этом самом Старом Городе, а?"
        Потом они с линейкой в руках долго вымеряли точку по центру изображения. А затем всю ночь напролет сопоставляли ее с действующими ныне картами. Выходило, что с тех пор Лес значительно продвинулся на Восток, и если Старый Город находится там, где они предположили, то это означало, что его поиски будут сильно затруднены. Хотя правильнее сказать, и вовсе невозможны.
        Тогда-то впервые Фрайс и высказал мысль, что кому-то из них придется на какое-то неопределенное время отправиться к людям Прилесья. Возможно, пожив там, можно будет лучше узнать Лес, а если войти в доверие к охотникам, так и вообще набрать походную группу. Другой же, кто останется в Великом Городе, будет продолжать изучать архивы и готовить необходимые технические средства для экспедиции. А так как у него Дар сильнее, то и идти надо будет именно ему. Рич назвал эту затею идиотской, и какое-то время друзья о ней не вспоминали.
        Еще два года они собирали различный материал, касающийся Старого Города. Их интерес к нему не только не угас, а, наоборот, разгорался все больше и больше по мере того, чт? они узнавали. Теперь они удивлялись, как, казалось бы, такие простые вещи не пришли им в голову намного раньше?
        Взять, например, те же приборы, на которых под строжайшим контролем одного из главных магистров проводились лабораторные занятия. Ясное дело, что сейчас такие приборы не делают. Максимум реставрируют отдельные детали. Как-то им с Ричем удалось попасть в святая святых, в саму мастерскую по ремонту точных приборов. То, что они увидели, не вызывало сомнений. Искусные мастеровые не делали новые. Они просто снимали целые детали с безнадежно испорченных приборов и ставили их на еще работающие. Теперь друзья были уверены, что все это было изготовлено задолго до сегодняшнего времени. И след опять приводил их к Старому Городу. У товарищей захватывало дух от одной только мысли, какие еще удивительные вещи могут находиться там.
        Фрайс щелчком подбросил золотую монетку. Она высоко взлетела и, перевернувшись в воздухе несколько раз, неслышно упала на толстый ковер перед его ногами. Фрайс по-стариковски крякнул и потянулся за ней. В этот момент отблеск камина причудливо упал на монету, и он невольно вздрогнул. Фрайсу показалось, что крылан, как и в тот предательский день, сейчас снова подмигнул ему.
        "Почему я тогда смалодушничал?" - в сотый раз спросил он себя.
        В тот выпускной вечер, когда они наконец получили долгожданные мантии магистров, Рич сказал:
        - Ну что, Фрайс, тянуть больше нет смысла. Ты оказался прав. Без внедрения к жителям Прилесья нам не обойтись.
        Фрайс тогда замешкался. С того самого разговора, когда он это предлагал, прошло два года. За это время в его личной жизни наметились перемены. Пассией Фрайса была не кто иная, как дочь самого Главного Архивариуса. Этот союз мог в будущем привести его к высокому положению в обществе. Почему он тогда не смог прямо сказать об этом Ричу, Фрайс до сих пор не мог объяснить себе. И простить.
        - Давай отправимся вдвоем, - Рич продолжал, не замечая колебания друга. - Боюсь, что Город нам в этом уже ничем не поможет.
        - Нет, Рич, - возразил ему Фрайс, незаметно нащупывая в кармане заветную монетку, - если идти, то одному. И, как я уже говорил, мне будет намного сподручнее.
        - У меня тоже достаточно Дара, чтобы сыграть роль местного шептуна! - завелся Рич. - Если так стоит вопрос, то давай тогда уж бросим жребий.
        - Прям так сразу? - Фрайс еле удержался, чтобы тотчас же не согласиться. Все на редкость удачно складывалось.
        - А что тянуть? - Рич был полон решимости. - Время не ждет!
        - Ну, если ты так настаиваешь, - как бы с сомненьем протянул Фрайс.
        - Будем тянуть на палочках? - начал Рич.
        - Давай лучше бросим монету - перебил его Фрайс, доставая из нагрудного кармашка свой золотой.
        - Давай! - как-то весело согласился Рич.
        - Если выпадет мудрец, ты идешь за Быструю Воду, если герб, то я, - стараясь говорить твердо, произнес Фрайс.
        - Договорились, кидай!
        Большой палец Фрайса выщелкнул монетку вверх. Она несколько раз крутанулась в воздухе и как бы нехотя упала на землю. В последний момент своего падения монетка блеснула в лучах Орфиуса, и Фрайсу тогда показалось, что крылан ему подмигнул. Конечно, это была игра его воспаленного воображения.
        - Мудрец, - выдохнул Рич. - Ну вот, все и разрешилось. - Он даже не стал нагибаться, чтобы еще раз удостовериться. - Вот видишь, как судьба подмигнула тебе.
        - Да. Конечно. Жребий. Ничего не поделаешь - залепетал Фрайс, быстро поднимая с земли монетку с двухсторонним изображением Арчи Мудрого и пряча ее обратно в кармашек.
        За окном завыла сторожевая собака. Фрайс, откинувшись в кресле, несколько раз подбросил и поймал золотой. Как и положено, каждый раз выпадал Арчи Мудрый.
        "И эта косая птица, - ругнулся Фрайс. - Как тогда Рич сказал? - напряг он свою память. - "Вот видишь, как судьба подмигнула тебе". Да, правильно, так и сказал - "Судьба подмигнула тебе". - Фрайс вскочил с кресла. - Не улыбнулась, а именно подмигнула…"
        - Какой же я старый кретин! - Фрайс всем весом рухнул в кресло. Оно предостерегающе скрипнуло. - Он тогда догадался! Да нет же, тупой стинх! - ругнулся он на себя. - Он просто подыграл мне!
        Рука сама потянулась к бутылке, и Фрайс, не удосужившись даже налить вино в бокал, припал губами к ее горлышку.
***
        Шептун шел по центральной улице. Несмотря на поздний час, было многолюдно. Город готовился к Празднованию. Настроение было отвратительным. Фрайс прямо дал ему понять, что Хранители палец о палец не ударят, чтобы принять меры к спасению жителей Прилесья. "Хранители, - прошептал он, - кучка глупцов, радеющая только о своем спокойствии".
        Шептун шел напрямик, не петляя. Смысла в конспирации уже не было. Он знал, что вскоре привычная жизнь Города, да и всего Прилесья кардинально изменится. "Только отступать-то уже будет некуда", - со злостью подумал он.
        Глава 6
        Ночь прошла спокойно, без странных сновидений. Ник сел на кровати и огляделся. Все еще спали. "Когда это Шептун успел вернуться?" - подумал он. Тут он почувствовал легкое покалывание, и в ушах отчетливо прозвучал голос Умки:
        - Доброе утро, Ник. Ждала, когда ты, наконец, проснешься. Не хотела нарушать твой сладкий сон.
        - Умка! Ты ли это? - вслух воскликнул Ник. - Рад, что ты вернулась!
        - Ну, если быть точной, я никуда не уходила.
        - И у тебя, как я вижу, хорошее настроение? - Ник понял, что соскучился по знакомому голосу.
        - Можно это и так назвать. Мне удалось переформатироваться. Но боюсь, что временно. Сразу хочу предупредить, что большая часть памяти мне не доступна, возможно, даже потеряна. Как только мы вошли в верхние слои атмосферы этой планеты, мой центральный процессор стал сбоить, а чуть позже и вовсе отключился. Сейчас я могу оперировать только тем объемом памяти, которая на тот момент была задействована в операционной системе. Недоступны также и большинство моих функций.
        - Что хоть с тобой произошло, ты понимаешь? - Нику показалось, что он уловил в голосе Умки нотки сожаления.
        - Скорее всего, это побочный эффект искусственно наведенного квантового резонанса. То же самое, с большой вероятностью, произошло и с двигателем спасательной капсулы. Похоже, что на этой планете не могут функционировать устройства и механизмы, работающие на субволновом принципе.
        - Ого, это же львиная доля всех земных устройств, - Ник даже растерялся, - от бытовой техники, до ультрасовременных кораблей "А" класса.
        - От меня сейчас пользы меньше, чем от электронного утюга позапрошлого столетия. - Казалось, что если бы Умка умела вздыхать, она сейчас точно бы это сделала. - У тех хоть доступ в межгалактическую сеть был.
        - Это все пирамиды? - Ник еле удержался, чтобы не начать ее утешать. Ему порой хотелось вести себя с ней не как с псевдоинтеллектом, а как с обычным человеком.
        - Наверняка. Квантовый резонанс может быть только искусственного происхождения. Такого эффекта не наблюдается даже при взрыве сверхновой.
        - Спешу тебя утешить, - Ник улыбнулся. - Ты ненамного поглупела. Что ты говорила про свои утерянные функции?
        - Долго перечислять. Из прикладных, пожалуй, то, что потеряны все видео- и звуковые архивы. Они напрямую были связаны с центральным межквантовым процессором. Мне удалось освободить часть операционной системы на восприятие. Поэтому мы сейчас и можем общаться.
        - Досадно. - Ник представил себе, как он показывает Ситу какой-нибудь эпизод своей земной жизни. Или нет, лучше подошла бы "Высадка на Пандемии" из бесконечного сериала "Звездный десант". Интересно было бы взглянуть на его реакцию. - То есть получается, что твои сенсоры работают на прием, камера пишет, но воспроизвести ничего нельзя?
        - Я работаю над этим, но ничего гарантировать не могу. Ко всему к этому идет постоянная утечка энергии из моих аккумуляторов.
        - Какие-то повреждения?
        - В том-то и дело, что нет. Аккумуляторы в полной исправности. Сейчас утечка слабее. На месте же нашей аварийной посадки батареи разрядились меньше, чем за час.
        - Что тогда это может быть?
        - Мало данных, - Умка замолчала. Потом веселым тоном закончила: - Но в любом случае старайся больше бывать на солнце!
        Ник услышал, как заскрипела кровать Сита. Мальчик сидел, свесив с нее ноги.
        - Ник! С кем ты там шепчешься? - протирая заспанные глаза, спросил он.
        - Что, проснулся? - Ник улыбнулся. - Тебе показалось спросонья.
        - Ничего не показалось! - уперся Сит. - Я глаза открыл, а ты сидишь и губами шевелишь. Сначала я подумал, что ты молишься. Знаешь, есть такие чудики, Ушедшим Богам все время молятся. Вроде как помощи от них ждут. Чудики они и есть чудики. Скажи мне, Ник, вот зачем молиться богам, если они ушли?
        - Может, молятся, чтобы они вернулись? - Ник пожал плечами.
        - Но если они ушли, значит, их тут нет. Правильно, Ник?
        - Ну, вроде того, - мысли Ника были сейчас заняты совершенно другим, и он машинально поддерживал беседу.
        - Вот! - обрадовался мальчик. - А какой тогда смысл взывать к тому, кого здесь нет? Возьмем, к примеру, Валу, - начал рассуждать он, - слышишь, Ник? Храпит в соседней комнате. Вот можно прямо сейчас пойти разбудить его и попросить чего-нибудь. Хотя нет, лучше Валу не будить. Пока он не проспится, у него ничего не допросишься. Нет, давай другой пример возьмем. Лучше разбудить Шептуна. Вот что ты хочешь попросить у него? Прям сейчас возьмем и разбудим. Шептун - он добрый, никогда в помощи не откажет. Это мне понятно. А просить у Ушедших, по-моему, большая глупость и есть. Лучше уж тогда у Морока помощь попросить.
        - У кого-кого? - знакомое слово вывело Ника из задумчивости.
        - Ты что, Ник, меня совсем не слушаешь? - обиделся Сит.
        - Слушаю-слушаю, - Ник поспешил заверить мальчишку в обратном.
        - Ну, Ник, ты что, о Мороке ничего не слышал? Ты точно степняк, Ник. Почему Шептун считает, что ты не степняк? Что по мне, так точно степняк. Нет, конечно, Шептуну-то виднее будет. Шептун-то все знает, но…
        - Так что все-таки за морок или морок-то? - Ник пристально посмотрел на Сита, чуть сузив глаза. Он уже знал, что такой взгляд заставляет мальчишку отвечать по существу вопроса.
        - Ну так я тебе и объясняю. Что ты сразу на меня зыркаешь-то? Словно твой ядоплюй. Морок - это, если хочешь знать, не какие-то там Ушедшие. Он-то как раз всамделишный. Правда, никто его толком не видел. То есть видели, конечно, - поправил себя Сит, - только он в разных обличиях к разным людям приходит. Да что я тебе рассказываю, ты лучше Рона расспроси. Морок ему как-то жизнь спас. - Сит на секунду замолчал, словно переводя дыхание, потом продолжил: - Хотя нет, не любит Рон об этом говорить, давай лучше я тебе расскажу.
        Ник хотел было поторопить мальчишку, но сдержался. Не дай бог еще на какую-нибудь тему перепрыгнет.
        - Как-то Рон отправился к Черным болотам, - начал, наконец, рассказывать Сит, - у него тогда младший брат был. То есть он и сейчас есть, только тогда он совсем маленький был. Так вот, заболел он тогда болотной лихорадкой. Сильно заболел, весь зеленый стал, почти как бородавочник. Шептун что только ни делал, ничего не помогало. На какое-то время легче станет, а потом обратно. Тогда Шептун и сказал матери Рона, что, мол, есть одно средство, которое может помочь изгнать болезнь. Клин клином, говорит, вышибить болезнь только можно. Нужен для этого болотный корень. Но не с ближайших болот, там, говорит, корни слишком молодые. Для лекарства не годятся. А нужен корень с болот, которые в самом Лесу находятся.
        Ну ты же знаешь Рона, Ник, да? Он и говорит, мол, с Черных болот-то корень подойдет? У всех глаза на лоб полезли. Мать отговаривать его сразу кинулась. Шептун говорит, что и поближе болота-то есть подходящие. Но Рон уперся, ну ты же знаешь его, да, Ник?
        - Знаю, знаю, а дальше-то что? - вставил Ник.
        - Погоди ты! Сам же просил рассказать. Просил?
        - Да, просил-просил, - миролюбиво подтвердил Ник.
        - Так, значит, сиди и слушай, - нравоучительным тоном сказал Сит. - А то перебивать все горазды. Ну так вот. Собрался Рон в тот же день и пошел в Лес. Один. Никого тогда не взял с собой. Хотя многие свою помощь предлагали. Даже Риго с собой не взял. Хотя, знаешь, какие они с ним друзья? Но даже и его не взял. Сказал, что если что с ним случится, то Риго за старшего останется. Ну так вот. Быстро, говорит, шел. Даже на ночь не останавливался. То понятно, каждый день на счету был. В общем, дошел он, наконец, до этих самых Черных болот, а там бородавочников видимо-невидимо! И большие такие, что наш дом в Долине. К корням своим и на сто шагов никого не подпустят. Ну, это-то и понятно. Корни-то эти у них, как дети для матерей наших. Из них-то бородавочники и вырастают.
        Тут Рон и придумал хитрость. Ну, для Рона, может, и хитрость, а для кого другого - верная смерть. Недалеко от того места стая желтобрюхов паслась. Тоже, говорит, здоровые такие. Ясное дело, в глубоком Лесу еды-то полно. Они и вырастают. Вот такими жирными. - Словно для убедительности Сит развел во всю длину руками. - Так вот, подкрался он к ним незаметно и как треснет одного копьем по башке. Бах! Тот с перепугу на землю кверху брюхом, бац! И лежит, - Сит засмеялся, представляя себе эту картину. - Вот ты, Ник, видел, как желтобрюх кверху брюхом своим лежит, а? Нет? Обхохочешься! Лежит, лапками своими волосатыми сучит, клешнями хлопает, а перевернуться не может!
        - Ну другие-то, конечно, такой наглости не стерпели, - отхохотавшись и утерев выступившие от смеха на глаза слезы, продолжил он, - и как бросятся всей толпой на Рона. А ему это и нужно было. Рон как припустит в сторону болот. Желтобрюхи за ним. Бегут, челюстями хлопают, будто не жрали весь день. А Рон прямиком на болота. Бежит не оглядываясь, только под ноги смотрит. С кочки на кочку перепрыгивает. В общем, он правильно все рассчитал. Бородавочники как увидели, что на их кладку стая желтобрюхов несется, так заухали, заворочались, задницы свои здоровые от болота поотлепляли и навстречу пошли. Ты же знаешь, Ник, они друг друга на дух не переносят, да, Ник?
        - Да, Сит, - быстро подтвердил он, опасаясь, что мальчик опять переведет тему на Ника и его родство со степняками.
        - Ну вот, Рон и воспользовался этим. Пока они выясняли между собой, кто сильнее, он спокойно выдернул корень бородавочника и был таков. Вот так вот, Ник. Хороший охотник - Рон, да, Ник?
        - Рон - очень хороший охотник, - нисколько не кривя душой, подтвердил Ник. - Только, Сит, ты же мне о мороке хотел рассказать, - и, не удержавшись, передразнил мальчика: - Да, Сит?
        - Ну так это на обратном пути с ним случилось, - Сит не обратил на его подколку никакого внимания. - Вот что ты, Ник, за человек-то такой? Сначала сам просишь тебе что-нибудь рассказать, а потом перебиваешь через слово! Как вы там у себя в степях вообще между собой-то общаетесь? Один одно говорит, а другой одновременно с ним другое?
        - Ты отличный рассказчик, Сит. - Ник пошел на хитрость. - Мне просто о мороке хочется узнать побыстрей.
        - Не Мор?к, а М?рок, сколько раз тебе повторять? - строго отчитал он Ника. Но по глазам было видно, что слова Ника польстили ему. - Ну так вот, - продолжил мальчик, - Рон, конечно, посмотрел немного, как бородавочники с желтобрюхами мутузят друг друга. Я бы тоже на это с удовольствием бы посмотрел. А ты, Ник? Ведь, правда, интересно посмотреть-то?
        - Может, еще и увидим, Сит, - согласился с ним Ник.
        - Да, конечно, увидим! - глаза мальчишки радостно заблестели. - Ну вот, где я остановился? - спросил он себя. - А… ну Рону-то смотреть времени не было. Он и пустился в обратный путь. Вскоре темнеть начало. Так далеко в Лесу, ясное дело, и ночью светло. Не так, конечно, как днем, но шагов за двадцать хорошо видно. Все же Рон решил остановиться на ночлег. Шутка ли, четыре дня и три ночи бежать? Выбрал он полянку посуше, да от дуплистых деревьев подальше и устроился там поудобнее. Решил костер не разводить. Лес лишний раз не тревожить. Уже стал подремывать, усталость начала давать о себе знать, как услышал слабый треск. Как будто кто-то на ветку наступил. Мне бы говорит, сразу бежать оттуда что есть мочи. Но кто же знал, что это мерзляки пожаловали? Рон притворился, что спит мертвым сном, а сам из-под ресниц наблюдает.
        Тут-то он их и увидел. Идут не спеша, головой водят туда-сюда, словно высматривают или принюхиваются. Да только чем там им принюхиваться? Ни глаз, ни носа у них-то и нет. Сами все белые, до синевы. Рон говорит, что от их вида у него мороз по коже пробежал. Да и как иначе-то? На то они и мерзляки. Они все ближе подходят. Рон говорит, сижу, как вкопанный, не то что встать, копье поднять не могу. Чувствую, говорит, от них прям-таки холодом веет. Видать, много их тогда на поляне было. Если бы два или три, то Рон бы убежал от них, это точно. А так что ему оставалось делать? Сидеть и смотреть, как они к нему приближаются. - Сита аж передернуло.
        - А что это за мерзляки такие? - поинтересовался Ник.
        - Не знаю, - Сит пожал плечами. - Старики рассказывают, что это души пропавших охотников по Лесу бродят. Говорят, что им страшно холодно, вот они и ищут живых, чтоб погреться. Только после этого человек сам мерзляком становится.
        - Ну и что Рон тогда сделал? - Ник и впрямь был заинтригован.
        - Ну а что тут сделаешь? - развел руками Сит. - В таком положении только к Мороку взывать остается. Не к твоим же Ушедшим, в самом-то деле.
        - А как взывать-то? - неожиданно для себя вырвалось у Ника.
        - Ну, Ник, ты даешь! - мальчик очень серьезно на него посмотрел. - В такой момент каждый по-своему взывает.
        - Ну и..? - нетерпеливо спросил Ник.
        - Рон неохотно об этом рассказывает. Я-то подслушал эту историю, когда они с мужиками медовухи перепили. Рассказывает, что почувствовал, словно его жаром обдало. Рядом, руку протяни, словно из воздуха, появилось Оно. Вроде животное, но ни на одно виденное им раньше не похожее. А уж сколько Рону довелось разных тварей в Лесу повстречать, не пересчитаешь. Оно громко зарычало, да так, что аж до костей пробрало, и мерзляки разом остановились. Несмотря на страх, Рон старался разглядеть Морока получше, но не мог. Говорит, чувствую, вот оно, здесь. Тепло от тела исходит. Дыхание горячее. Краем глаза видишь, а как двумя посмотришь, так сразу словно растекается. Говорит, что вдруг стало так спокойно, как никогда раньше. Вдруг вижу, говорит, как бы со стороны свою мать, сидящую у кровати брата. Так ясно вижу, что даже испугался, что в родной дом мерзляков привел. Потом себя, убегающего от стаи рассерженных желтобрюхов. Смотрю как бы сверху, словно высоко на дерево забрался. Вижу, вот я вырываю из болота корень, и все. Дальше, говорит, ничего не помню. Пришел в себя, когда уже взошел Орфиус, далеко от той
поляны. Судя по сбитым ногам и царапинам по всему телу, бежал сломя голову всю ночь.
        - Вот такая история, Ник, - закончил Сит свой рассказ.
        - Так что же тогда получается, Сит, ваш морок - добрый и всегда приходит на выручку попавшим в беду?
        - Ты что, Ник, кто тебе такое сказал? - мальчик с искренним недоумением смотрел на него. - Вообще-то, говорят, он детей крадет.
        - А, ну конечно, - заулыбался во все зубы Ник, - давай угадаю, - тут он скривил жуткую гримасу, - потом он их сжирает!
        - Дурак ты, Ник! - обиделся мальчик. - И что у тебя за глупая привычка то и дело скалиться? Морок может помочь, а может и, наоборот, прихлопнуть тебя словно червя древесного. Сколько случаев рассказывали. Один раз он заманил охотников из Нижней деревни…
        - Что ты с утра пораньше, небылицы рассказываешь, - раздался скрипучий голос Шептуна - добрым людям спать не даешь?
        - Да это мы так, - Сит слез, наконец, с кровати, - разговоры разговариваем, да, Ник?
        - Давай, иди буди наших, а то они своим храпом, не ровен час, дом обрушат, - Шептун, кряхтя, начал одеваться. - Скажи, чтоб собирались быстрей. Пойдем сейчас отобедаем, а вечером нас с Ником в гости ждет один уважаемый человек.
***
        Клео открыла глаза. Сквозь тяжелый балдахин, висевший над ее кроватью, пробивались ласковые лучи Орфиуса. Настроение было радостное. Девушка поймала себя на том, что беспричинно улыбается. Она нахмурилась, словно пытаясь что-то вспомнить. Что-то ей сегодня снилось хорошее, но что? Какой-то свет, вроде мужское лицо. Да, симпатичное такое лицо. Кажется, он ей улыбался. Да, точно. Приятной такой, открытой улыбкой. И искренней. Она попыталась вспомнить черты его лица, но как это бывает, чем больше стараешься вспомнить свой сон, тем хуже это получается. Осталось только приятное ощущение чего-то легкого и хорошего.
        Клео тряхнула густыми волосами, и они волнами скатились ей на плечи. Девушка встала с кровати, распахнув пошире балдахин. Орфиус заливал своим светом всю ее огромную спальню. Мраморный пол, выложенный умелыми мастерами с Белых скал, прям-таки искрился в его лучах. Клео, как была, босиком подошла к большому, во всю стену, окну. Ее покои находились на самом верхнем ярусе Главной башни.
        Внизу, как на ладони, лежал Великий Город. Она улыбнулась. Город готовился с размахом отметить праздник Первого Исхода. По улицам сновали груженые повозки, мастеровые украшали разноцветными флагами фасады домов. Простые горожане спешили закончить все свои дела. Празднование продолжится целых три дня и три ночи. В это время, по давно заведенному обычаю, работать запрещалось. А то тварей из Леса накличешь.
        В северной части Города возвышалась Арена. Клео знала, что там сейчас полным ходом кипит подготовка к Ритуалу. Он был главным и самым ожидаемым событием. Посмотреть на него съедутся не только горожане, но и люд со всех окрестных земель.
        На сегодня ожидалось прибытие официальной делегации айваров. Это была правящая каста воинов с Белых скал. С айварами Город жил в мире и согласии со времен Арчи Мудрого, положившего конец беспрестанным войнам за железные рудники.
        А на завтра планировалась встреча Вождя Высочайшего Гурта степняков с его многочисленной свитой. Клео сморщила носик. Она не любила этих грязных, плохо пахнущих дикарей.
        Когда в двенадцать лет она сбежала из дома, ей пришлось больше месяца скитаться по их бескрайним степям. Хвала Ушедшим, ее вовремя разыскал Гунн-Терр со своими воинами. Несколько раз, изнемогающая от жажды и усталости, девочка приближалась к их стоянкам, надеясь на помощь и приют. Но ни один степняк так и не пустил ее в свой гэр. Несмотря на то что открытых столкновений Города с Высочайшим Гуртом не было больше двадцати лет, стойкая ненависть к горожанам, видимо, впитывалась ими с молоком матери.
        Приютила ее тогда древняя старуха-отшельница. Имени своего она так девочке и не открыла. Напоследок, прощаясь, старуха вложила в ее руку грубо вылепленную из глины фигурку человека. Через его голову была продета веревочка, сделанная из конского волоса. Клео с удивлением посмотрела на нее, и старуха шамкающим шепотом сказала: "Бери, девочка, не бойся, это онгон, он укажет тебе на твоего суженого, когда время придет". Клео скорее из вежливости спросила: "А как же он мне это укажет?" Старуха улыбнувшись беззубым ртом и ответила: "Как встретишь его, так онгон прахом и рассыплется".
        "А не надеть ли мне этот онгон и в самом деле на Ритуал? - Клео в задумчивости нахмурила лоб. - Может, найдется какой-нибудь смельчак, который решится принять участие в Большой Охоте? Ерунда, конечно, каждый знает, что это верная смерть. А если вдруг и случится такое, то, по правилам Ритуала, отказать победителю она будет не в праве, понравится он ей или нет. - Клео улыбнулась, вспомнив слова отца о младшей дочери Арчи Мудрого.
        - А, вот ты где! - обрадовалась девушка. Пока голова у нее была занята размышлениями о предстоящем празднике, она не переставала рыться в своих многочисленных сундучках и шкатулках. - Давай-ка я тебя все-таки примерю. Вряд ли, конечно, ты подойдешь к моему наряду. Хотя высокий ворот платья будет закрывать мою шею. Тогда и впрямь тебя можно незаметно под него надеть.
        Клео подошла к зеркалу и приложила глиняного человечка к своей груди.
        - Так, а как же тебя завязать на шее?
        Конский волос, выполняющий роль веревки, никак не хотел завязываться.
        - Ой! - узелок развязался, и глиняный человечек с глухим стуком упал на мраморный пол. - Вот ведь дура! - Клео зажмурила глаза. - Столько лет хранила! - Она с опаской посмотрела вниз, ожидая увидеть разлетевшиеся во все стороны осколки. Но нет. Онгон, как ни в чем не бывало, лежал на полу. Только закатился под кресло. Клео опустилась на колени и взяла его в руки.
        - А ты крепенький, однако! - она внимательно посмотрела, не отбился ли кусочек. Онгон, как ни странно, был целым и невредимым. - А по виду и не скажешь!
        Клео осторожно положила его обратно в шкатулку и закрыла крышку. "Теперь-то уж точно непременно надену! - решила девушка. - Только служанку попрошу помочь завязать".
***
        Ник стоял на пыльной брусчатке и с любопытством разглядывал местный люд. Жизнь в Городе кипела. Ник, привыкший уже к неторопливой, даже размеренной жизни в Долине, сейчас с удивлением крутил головой во все стороны. Первое, что бросалось в глаза, это пестрые и совершенно разные одеяния местных жителей. Казалось, что все соревнуются в неповторимости своих нарядов. Само понятие моды, похоже, здесь напрочь отсутствовало.
        Исключение разве что составляли стражники, сразу выделяющиеся из всей этой суетящейся толпы. Надо сказать, что стражников было немало. Посередине площади возвышался помост, на котором глашатай, не замолкая ни на минуту, призывал всех желающих принять участие в каком-то ритуале. Голос у него был зычным и хорошо поставленным. Поэтому, несмотря на гомон толпы, до Ника доносились обрывки его фраз.
        - …бросить вызов судьбе! - вещал глашатай. - Завоевать сердце красавицы… заслужить величайшую просьбу!
        "Что-то долго Шептун не возвращается", - подумал Ник. Его уже начала утомлять снующая вокруг толпа. Вдобавок воздух был просто пропитан запахом всевозможных нечистот. Ник вспомнил, как читал по школьной программе о земных городах эпохи Средневековья. Там, кажется, вообще принято было выливать помои чуть ли не перед домом. Здесь вроде до этого не доходило. Но то, что где-то неподалеку была выгребная яма, сомневаться не приходилось.
        Валу, Рон и Сит остались коротать время в корчме "Винный Погребок", а они с Шептуном отправились в городское казначейство, договариваться о получении награды за добытую грибницу. Старик велел ему ждать у парадных ворот, чем Ник уже битый час и занимался. Вечерело. Красноватый диск Орфиуса уже почти наполовину опустился за западную крепостную стену. Ему на смену поднимался зеленоватый полумесяц ближайшей планеты. Местные звали ее Доминией.
        Наконец, ворота распахнулись, и на ступенях появился недовольный Шептун.
        - Придется проторчать здесь до конца Празднования, - проворчал он, - у них де и без нас забот хватает.
        - А что это за праздник такой? - Ник обрадовался появлению Шептуна.
        - Начало Исхода празднуют, - буркнул старик, - что с этих горожан взять? Радуются неизвестно чему, словно дети малые. Ладно, Ник, пусть себе веселятся, а нам пора сейчас одного человека навестить. Это у него книг полно, помнишь, я тебе говорил?
        - Да, спасибо, Шептун! - Ник заметно оживился. - Он, наверное, очень много знает? - Ник чуть было не сказал "об этом мире", но вовремя одернул себя.
        - Достаточно много, - Шептун, видимо, хотел что-то еще добавить, но только махнул рукой. - Пошли, Ник, торопиться нам, конечно, некуда, но и на площади торчать неохота. Отвык я от всего этого шума-гама.
        По дороге им еще пару раз попадались глашатаи, зазывающие зевак на местное шоу. Чтобы хоть как-то скоротать время, Ник спросил:
        - А куда это они всех зовут-то, а, Шептун?
        - Да развлечения у них тут такие. Раз в десять лет собираются самые оголтелые мужики и дубасят друг друга до полусмерти.
        - А зачем им это? - удивился Ник.
        - Кому чего, - проворчал по своему обыкновению Шептун. - Кто молодуху хочет заполучить, кто Величайшую Просьбу, а кто и просто покрасоваться перед толпой.
        - А что за просьба-то такая, величайшая? - Ник хотел было спросить про "молодуху", но как-то постеснялся.
        - А кто все испытания пройдет, тот может просить, что ему надобно больше всего.
        - Какой интересный обычай.
        - Это все от безделья! - Шептун явно не одобрял его заинтересованности. - Столько здоровых молодых мужчин калечат друг друга. А ради чего? Вот скоро накличут Исход, вот тогда и посмотрим.
        Ник решил больше с вопросами к старику не приставать, и всю дальнейшую дорогу они прошагали молча. Уже совсем стемнело, как Шептун вдруг схватил его за руку и увлек за собой сквозь явно декоративный кустарник. Там, чуть поодаль от калитки, их уже поджидал человек с фонарем в руках. Молча кивнув, мужчина повернулся и быстрым шагом пошел к видневшемуся в темноте силуэту дома. Они так же быстро последовали за ним.
***
        Когда Чет открыл дверь и пропустил в залу гостей, Фрайс грузно поднялся со своего кресла, постаравшись натянуть на себя самую приветливую улыбку. Он быстро кивнул Ричу и внимательно оглядел его спутника. "Здоров! Ничего не скажешь. Когда в дверь входил, даже пригнулся слегка…" - отметил про себя Фрайс.
        Незнакомец стоял в дверях и улыбался во все свои крепкие белые зубы.
        - Ну что же вы стоите! - радостно воскликнул Фрайс, стараясь как можно искренне показать свое радушие. - Проходите и устраивайтесь, где пожелаете. - Тем не менее он жестом показал на низкий диванчик, приглашая Ника присесть на него. Фрайс был невысокого роста и не любил общаться с людьми выше себя. Он в свое время специально заказал такой диван. Посетители, когда садились на него, оказывались внизу. Теперь уже им приходилось смотреть на хозяина, восседающего на высоком кресле, снизу вверх, что давало тому некое психологическое преимущество. А если учесть, что сидеть на диванчике было еще вдобавок и неудобно, колени оказывались почти на уровне лица, то от этого эффект только усиливался. Ник, поблагодарив, сел, слегка развалившись и вытянув вперед во всю длину свои ноги. Похоже, чувствовал он себя на нем весьма комфортно. Рич незаметно улыбнулся. Он давно знал о фокусе Фрайса и всегда садился на стул рядом с его столом.
        - Ну что, не будем нарушать традицию? - Фрайс ловко откупорил бутылку "Лаврейского" и кивнул в сторону стола, загодя сервированного различными яствами и деликатесами.
        Когда бокалы были наполнены, хозяин спросил:
        - Вы останетесь посмотреть на Празднование? На этот раз Ритуал обещает быть еще более зрелищным. В нем примут участие, как я слышал, несколько воинов айваров. И ходят слухи, Высочайший Гурт выставит своих бойцов. Боюсь, что наши дальше первого испытания не пройдут.
        - Придется задержаться, - Шептун скривился. - Эти лентяи из казначейства, видите ли, не получили еще подтверждения от канцелярии.
        - О! Это одна из их любимых отговорок, - расхохотался Фрайс. - Я похлопочу, но только после Празднования. Сейчас бесполезно, они уже наверняка начали отмечать. А ты, Ник, - без всякого перехода спросил он, - ты когда-нибудь участвовал в Праздновании?
        - К сожалению, еще не доводилось, - Ник развел руками.
        - Наверное, издалека к нам пришел? - словно мимоходом поинтересовался Фрайс.
        - Лучше сказать, прилетел, - поправил его Ник, - только в это никто не верит, даже он, - Ник кивнул на Шептуна.
        - Вот как? - нисколько не удивился Фрайс. - Ты умеешь летать?
        - Люди сами по себе не могут летать, нужны специальные… - Ник задумался, - нужны специальные приспособления. Боюсь, мне не хватает слов из вашего языка, чтобы это объяснить, - Ник виновато потупился.
        - Не хватает слов, значит? Интересно. Ну ничего, ничего, - словно успокаивая его, проговорил Фрайс. - Ну и где же ты жил до этого?
        - Мы уже общались с Ником на эту тему, - пришел тому на помощь Шептун, - у тебя сохранилась карта?
        - Ты хочешь? - вместо ответа спросил его Фрайс.
        - Да. Покажи ему.
        Фрайс постоял какое-то время, словно раздумывая. Потом все же решился и направился в глубину зала. Через некоторое время он вернулся, держа в руке свернутую в трубочку карту, с виду напоминающую кусок пожелтевшего пергамента. Фрайс аккуратно развернул его и, положив на стол, прижал с двух сторон увесистыми на вид статуэтками. Все трое склонились над картой.
        - Ты что-нибудь в ней понимаешь? - с сомнением, даже чуть с пренебрежением, спросил Фрайс у Ника.
        - Подождите, - Ник нахмурился. - Это же Быстрая Вода?
        - Правильно, - приободрил его Шептун.
        - Тогда это Лес, - Ник ткнул пальцем в левую часть карты, - а это тогда, получается, Город. Тут степь, здесь скалы, забыл, как вы их называете.
        - Неплохо, неплохо, - проговорил Фрайс.
        - Только, видимо, это устаревшая карта или масштаб нарушен, - Ник не заметил, что произнес слово "масштаб" по-русски. Однако его, судя по всему, прекрасно поняли. - Сейчас Лес намного ближе, чем показано здесь.
        - Интересно… - протянул Фрайс. Он старался ничем не выдать своего удивления. Им с Ричем, чтобы разобраться в этой старинной карте, понадобилось куда больше времени. А этот дикарь, как про себя думал о Нике Фрайс, запросто читал ее.
        - Меня больше интересует не это, - как ни в чем не бывало, продолжал тот, - по карте видно, что мы, - он как бы обвел по ее контуру пальцем, - окружены, как это у вас называется?
        - Мировая Гладь, - Фрайс весь напрягся.
        - Назовем ее так, - Ник, казалось, не замечал ничего вокруг. - А покажите мне, пожалуйста, - он запнулся, подбирая слова, - более полную карту…
        - Более полную? - как можно небрежнее ответил Фрайс. На самом деле он был в полной растерянности. Разговор самым неожиданным для него образом свернул с заранее намеченного им русла на зыбкую почву. Дальше шли только совершенно засекреченные исследования, о которых знало ограниченное количество доверенных людей. Ни Рич, ни тем более Найденыш в их число не входили. Что из этого следовало? Фрайс лихорадочно просчитывал варианты. Кто этот дикарь? Шпион степняков? Айваров? Может, за этим стоит Судья? От этого старого хитреца, славившегося своими непредсказуемыми многоходовками, можно было ожидать любую пакость.
        - Нет более полной карты, Ник, - проговорил Рич, с нескрываемым интересом глядя на него. - Только эта, да и то ее достоверность под большим сомнением.
        - Странно, - Ник с удивлением посмотрел сначала на Шептуна, потом на Фрайса. До него только сейчас начало доходить, что эти люди могли просто не знать, что за пределами этого материка или острова существуют еще земли.
        Тем временем Фрайс сходил и вернулся с еще одной картой.
        - Вот, - раскладывая ее рядом на столе, сказал он, - эта самая последняя карта нашего мира.
        - Да, точно, я был прав. Лес и в самом деле проходит сейчас намного ближе к Быстрой Воде. - Ник внимательным взглядом окинул новую карту. - А почему Лес так урезан с Запада, и, как ее? Мировая Гладь изображена только с Востока? Это же только половина, если не меньше вашего мира?
        Рич с Фрайсом переглянулись. Настал момент, ради которого, собственно, и была организована эта встреча. За время разговора Фрайс несколько раз прощупал Ника. Как и говорил Рич, никаких признаков Дара у дикаря не обнаружилось. Также ему не удалось хоть как-то воздействовать на него. Что было само по себе очень странным. Таких случаев Фрайс не встречал за свою долгую жизнь ни разу. Дар действовал на всех. Как на людей, так и на любую, даже самую кровожадную лесную тварь. Все известные ему растения также реагировали на него. Другое дело, что обладающий Даром мог сопротивляться наведенному на него воздействию и даже полностью его нейтрализовать. Но дикарь не делал попыток закрыться от Дара Фрайса, он просто его не замечал.
        В другое время Фрайс с большим бы удовольствием поэкспериментировал с юношей. Возможно, со временем и удалось бы разобраться в этой его особенности. Но сейчас ему больше всего вдруг захотелось, чтобы этот найденыш был от него как можно дальше.
        Восемь лет назад, когда он сменил на посту умершего от старости Алхимика, в его распоряжении оказался большой закрытый архив. За те сведения, которые хранились в нем, юноша Фрайс без колебания отдал бы свою правую руку. Его несколько раз так и подмывало рассказать Ричу, что его догадка о возможном существовании Дальних Земель - не вымысел древних летописцев, а вполне достоверный факт. Но теперь он был Хранителем.
        Все исследования Мировой Глади были строго засекречены. Ими непосредственно руководил Верховный. Исполнителем же его воли был Судья. Как догадывался Фрайс, их цели не во всем совпадали. Между ними велась какая-то незримая игра. Оказаться же, что называется, между молотом и наковальней в планы Фрайса совершенно не входило. А тут вдруг на пороге его дома появляется какой-то дикарь, найденный при не совсем ясных обстоятельствах, и ведет разговоры о вещах, которые известны лишь избранным, как о само собой разумеющемся. За разглашение таких сведений, в лучшем случае можно было оказаться в каменоломнях Белых скал. А о худшем не хотелось и думать.
        "Надо от него поскорее избавиться, - размышлял Фрайс. - А Рич, судя по всему, так и остался одержим идеей поиска Старого Города. Хочет отправиться вместе с дикарем в глубокий Лес? Отлично! Мешать им не буду. Даже помогу чем смогу". Он кивнул Ричу, как бы давая понять, что он согласен.
        - Ты странный человек, Ник, - начал Рич, глядя тому в глаза, - словно не от мира сего. Оставим в покое твое происхождение. Прилетел ли ты, пришел, или приплыл - это не важно. Мне показалось, что ты чувствуешь себя здесь чужим, так?
        - Так, - Ник не стал отрицать очевидное.
        - И хотел бы вернуться обратно, так?
        - Так.
        - Но не знаешь, как это сделать, - в словах Рича прозвучало скорее утверждение, чем вопрос.
        - Да, Шептун, - кивнул ему Ник, - но я намерен это выяснить.
        - Вот и хорошо. Тогда тебя может кое-что заинтересовать.
        - Я весь внимание, - Ник непроизвольно подался вперед.
        - Здесь требуется некоторое отступление, - начал Рич, довольно поглядывая на Ника. - Помнишь ту историю, которую рассказал тебе Сит по дороге в Город?
        - Да, какая-то легенда о первом исходе, я полагаю…
        - Так вот, Ник, эта легенда не так далека от истины. Мы с Фрайсом несколько лет посвятили изучению различных манускриптов, так или иначе связанных с той эпохой. Не буду тебя утомлять их перечислением. На это ушла бы уйма времени, которого у нас, к сожалению, нет. Расскажу только о выводах, к которым мы пришли. Они не бесспорны, но это лучшее, что у нас есть. Так вот…
        Наши предки появились на этой земле примерно шесть-семь столетий назад. В старинных летописях нам удалось найти несколько ссылок на еще более древние источники, где сказано, что они пришли с Дальних Земель и основали Старый Город. Эти названия также упоминаются во многих устных преданиях. Поэтому мы и пришли к выводу, что Старый Город действительно существовал и был расположен вот в этом районе. - Рич ткнул пальцем в центр древней карты. - В течение довольно долгого периода, возможно, двух столетий, люди там жили и процветали. Потом по какой-то причине были вынуждены оттуда уйти. Я предполагаю, что причиной стало усиление активности Леса. Уходили, скорее всего, в спешном порядке. На это указывает, например, то, что Великий Город был заложен только спустя столетие после тех событий. Но ведь правильнее было бы сначала построить его, а уже затем начать переселение. Посему складывается впечатление, что люди просто-напросто бежали, спасая свои жизни. А если это так, то можно только представить, сколько добра было оставлено там. - Рич вздохнул. - Ты только не думай, что нас интересуют обывательские
ценности. Куда важнее будет найти там старинные приборы и приспособления, которыми пользовались наши предки. А они были куда искуснее, чем современные мастера. К сожалению, за все время существования Великого Города мы так и не научились даже копировать подобные механизмы. Кроме этого, я лично считаю, что только там можно докопаться до причины такого быстрого расширения Леса, - тут Рич взглянул на Фрайса, - хотя Хранителям, похоже, до этого совсем нет дела.
        Ник с интересом и некоторым удивлением слушал Шептуна. Он не ожидал от него такого красноречия. "А старик-то оказался не прост, ой как не прост, - думал Ник, - да и хозяин, тоже, видать, не последний человек в Городе. Во всяком случае, начинает вырисовываться хоть какая-то картина.
        История и впрямь очень интересная. Вполне возможно, что люди пришли сюда с материка. По какой-то непонятной пока причине оказались отрезаны от остального мира. Может, ядерная война? Нет, не похоже. Зонды-разведчики не обнаружили повышенного радиоактивного фона. Должно быть, что-то другое. Ладно, пока пропустим это. Что было дальше? Построили Старый Город. Логично. Двести лет жили там и, как говорится, не тужили. Потом произошел какой-то конфликт с Лесом. Стоп. Здесь опять начинаются непонятности. Что за конфликт? Экологическая катастрофа? Не похоже. Скорее, наоборот. Появление новых, агрессивных видов в животном мире? Мутации? Чем они могли быть вызваны? Жестким излучением? Тогда бы осталась остаточная радиация. Но исследования зондов показали ее отсутствие. - Ник понял, что в своих размышлениях пошел по второму кругу. - Это тоже пропустим. Что еще? Колонисты, назовем их так, пришли сюда с материка. Принесли с собой всевозможное оборудование, механизмы, приборы и так далее. Некоторые из них, если я правильно понял Шептуна, в рабочем состоянии до сих пор. Что не может не вызывать восхищения
создавшими их конструкторами и инженерами. Возможно, их и создавали, чтобы они могли работать в сложных условиях? - Мысли разбегались в разные стороны. Ник усилием воли заставил их течь в одном направлении. - Хорошее качество сборки, понятно, что дальше?"
        Тут вдруг ему вспомнилась история, произошедшая на планете с красивым, хотя и немного странным названием - Земля Обетованная.
        Насколько Ник знал, его отец проработал там наблюдателем в течение нескольких лет. Планета навсегда вошла в анналы истории освоения человечеством Глубокого Космоса. Ей до сих пор уделяют место в серьезных учебниках по самым разным научным дисциплинам.
        Земля Обетованная была открыта не так давно, лет за 50 до рождения Ника, но вся история началась гораздо раньше.
        В 2345 году с космической базы, расположенной на Плутоне, стартовала Девятая межзвездная экспедиция. Звездолет, несмотря на свое величавое название "Громовержец", представлял собой, по сути, обычный, хоть и очень большой грузовой космический корабль. До этого он использовался для доставки тяжелых ферм и конструкций, предназначенных для строительства орбитального завода по добыче тяжелых изотопов на спутнике Юпитера Ио.
        Все это происходило на самой заре полетов человека к звездам, когда земляне только-только начали осваивать нуль-пространственные переходы, называемые сейчас прыжками. В 2307 году, за 38 лет до описываемых событий, в звездной системе Альдебарана беспилотным разведывательным кораблем была обнаружена планета 3467-1008/К. Она оказалась пригодной для жизни человека. К ней отправили еще несколько зондов-разведчиков, которые полностью подтвердили полученные данные. Тогда и было принято решение о колонизации планеты 3467-1008/К.
        Для этих целей отлично подходил "Громовержец". Он должен был доставить на планету 45 000 первых колонистов и массу полезного груза. Единственная проблема заключалось в том, что он был оснащен ионными двигателями. Они хорошо подходили для передвижения в пределах Солнечной системы, развивая максимальную скорость до 200 километров в секунду, но, естественно, не годились для межзвездных перелетов. Было принято решение не проводить кардинальные изменения в конструкции звездолета. Земные инженеры просто навесили на него добавочные субпространственные двигатели типа "Пульсар".
        Планета 3467-1008/К находилась от Солнечной системы на расстоянии 50 парсек, или в 150 световых годах. Чтобы достигнуть звездной системы Альдебарана, используя двигатели типа "Пульсар", по расчетам требовалось сделать не меньше пятнадцати субпространственных переходов. Дальше звездолету предстояло идти к планете на ионных двигателях.
        Запуск "Громовержца" прошел в штатном режиме. Прямая трансляция шла по всей Солнечной системе. Отойдя от Плутона на расчетные сто тысяч километров, "Громовержец" ушел в субпространство. Что произошло дальше, никто так и не узнал, но в расчетной точке своего первого выхода звездолет не появился.
        Созданная для выяснения этого инцидента комиссия тогда ни к какому общему выводу не пришла. Высказывались различные и весьма противоречивые версии. Одна из самых популярных была та, что, мол, звездолет попал во временн?ю петлю и в точке выхода появится только через год или два после даты ожидаемого события. Эта версия была хороша только тем, что оставляла робкую надежду родным и близким ушедших в прыжок астронавтов. Тем же, кто не понаслышке был знаком с единой теорией флуктуационного поля, эта версия представлялась весьма сомнительной.
        О "Громовержце" вновь заговорили лишь спустя почти три столетия после его трагического исчезновения. В 2635 году была открыта планета 105787-35691/Р, в дальнейшем всем известная как Земля Обетованная. Открыта она была не случайно, а в ходе полномасштабной миссии по обнаружению планетарных систем с подходящими условиями для жизни. Она попала в список из одного миллиона планет, находящихся в малоисследованном секторе F. Этот список обнародовал Межгалактический департамент исследований, основываясь на обработанных данных более ста миллиардов планетоидов. Главным критерием отбора была, естественно, шкала Рихтера - Гаусса. После одобрения списка путем всеобщего голосования, к каждой из планет, попавших в него, был отправлен разведывательный зонд.
        В декабре 2635 года по земному стилю все обитаемые уголки Межгалактического Союза облетело сенсационное сообщение. Была обнаружена планета с населяющими ее разумными существами. Мало того, что эти существа были разумными, так они еще и относились к гуманоидному виду. А показанные во всеобщем эфире цифровые видеозаписи и снимки жителей неизвестной планеты и вовсе произвели эффект разорвавшейся бомбы. Аборигены - по крайней мере, по своему внешнему виду - практически ничем не отличались от людей.
        Это, конечно, была сенсация. Десятки, если не сотни тысяч энтузиастов-исследователей со всех уголков обжитого Космоса устремились туда. Межгалактическому департаменту по контактам срочно пришлось вводить карантин и устанавливать зону отчуждения. Допуск в нее был строго ограничен. Это были вполне адекватные меры. Если бы не они, то количество желающих пообщаться со своими братьями по разуму вскоре бы превысило количество этих самых братьев по разуму.
        Через какое-то время с развернутой над планетой орбитальной научно-исследовательской базы начали поступать первые сведения. Аборигены, условно говоря, находились на ранней, феодальной стадии развития. Вели между собой постоянные кровавые войны. Повсеместно использовался принудительный труд. Что же касается уровня развития у них культуры и искусства, то по этому вопросу приходилось пока только строить предположения.
        В Мировом Совете разгорелись нешуточные страсти по поводу того, что, собственно, делать дальше. Мнения, как всегда, разделились. Представители Департамента истории требовали немедленно отправить на планету группу своих ученых для обеспечения, как они выразились, сохранности исторического пласта, в котором жили ее обитатели. Представители от Департамента общественного обеспечения требовали незамедлительно выслать гуманитарную помощь, а директор Департамента здоровья и вовсе предложил чуть ли не насильственное лечение и поголовную вакцинацию аборигенов. Дальше всех во всеобщем хаосе прений зашел Департамент социологии, высказавшийся за срочное и безотлагательное внедрение в среду аборигенов общеобразовательной программы с постройкой для этого школ, а в дальнейшем и институтов.
        Словесные баталии бушевали довольно долго, пока слово не взял Громов, директор Департамента по контактам. Его выступление заняло не более трех минут и свелось к тому, что каждый должен заниматься своим делом, а так как речь идет об установлении контакта, то этот случай как раз и попадает в сферу его ответственности.
        Несмотря на царивший в тот день в Мировом Совете накал страстей, особых возражений не последовало. Скорее всего, из-за того, что многие ведущие ученые так или иначе были связаны с работой в Департаменте по контактам. Да и некоторые члены Мирового Совета занимали в нем ответственные посты. Был все же утвержден Наблюдательный Совет, в который вошло по одному представителю от каждого департамента.
        Специалисты Департамента по контактам со всем усердием принялись за работу. Сбор данных по планете и ее обитателям велся в круглосуточном режиме. Вскоре о планете 105787-35691/Р знали практически всё, начиная от содержания в процентном соотношении элементов в ее жидком ядре и заканчивая точными данными о количестве населения, как мужского, так и женского пола. Все сведения поступали сначала на орбитальную станцию, затем передавались аналитикам Департамента по контактам и параллельно в Институт исследования космоса на Земле.
        Как это ни странно, но первым заметил некие нестыковки никому тогда не известный молодой аспирант-аналитик Карл Вальштейн. Он в то время проходил свою первую практику в филиале Института исследования космоса, расположенном в штате Пенсильвания. Это уже потом ученые мужи только и могли, что разводить руками и говорить в свое оправдание, что, дескать, всех ввела в заблуждение изначальная установка на то, что жители планеты 105787-35691/Р - ее аборигены. Как бы то ни было, но именно отчет Вальштейна заставил всех посмотреть на находку под другим углом зрения. Вскоре были установлены все обстоятельства этой запутанной истории.
        Вспомнили, что в 2345 году с космической базы на Плутоне была отправлена трагически известная Девятая межзвездная экспедиция. Оказалось, что небезызвестный звездолет "Громовержец", нырнув в субпространство, вышел не в расчетной точке, а оказался выброшенным за две тысячи парсек в неизвестный сектор Вселенной. Что случилось дальше, было частично восстановлено благодаря чудом уцелевшему за три века дневнику корабельного врача.
        Капитан "Громовержца" и его команда повели себя как настоящие профессионалы.
        Благодаря их мужеству и самоотверженности удалось тогда избежать понятной паники среди пятидесяти тысяч пассажиров звездолета. В течение почти трех лет они безо всякой надежды на возвращение блуждали в неизвестном им Космосе. Пока, скорее всего, случайно и не была обнаружена планета с пригодной для жизни средой обитания. С легкой руки одного из пассажиров звездолета она была названа Землей Обетованной.
        Не успев оправиться от первого шока, Галактическое Содружество вверглось во второй. Поначалу все облегченно вздохнули. Стало понятно, что это не какая-то там инопланетная раса, а самые что ни на есть прямые потомки землян. Уже почти было принято решение отозвать полномочия у Департамента по контактам и передать их в какое-нибудь более подходящее для этого случая ведомство, как на очередном чрезвычайном совещании Мирового Совета взял слово академик Бенджамин Планк. Будучи по образованию историком-социологом и имея почти столетний опыт в изучении экзо социумов инопланетных рас, он быстрее всех разобрался в сложившейся ситуации.
        Прежде всего он попросил Совет не торопиться и не принимать поспешных решений. "Иначе, - предостерег он, - мы все окажемся в таком затруднительном положении, что недавнее фиаско с аборигенами покажется вульгарным, но вполне приемлемым анекдотом.
        Жители Земли Обетованной являются плоть от плоти землянами и, с одной стороны, имеют полное право войти в Галактическое Содружество. Если бы мы застали на этой планете непосредственно героев Девятой межзвездной экспедиции, то этот вопрос вообще бы не стоял на повестке дня. Период их интеграции в нынешний социум, я думаю, для многих из них прошел бы достаточно быстро и безболезненно. С этим, я уверен, блестяще бы справился Департамент социологии. Но за три века на планете сменилось, по меньшей мере, двенадцать поколений. Думаю, точная цифра вскоре будет установлена. Поскольку они были невольно изолированными от alma mater, коей для всех и всегда являлась Земля, произошла неизбежная и, главное, необратимая деградация их социума. Сколько понадобится времени, с позволения сказать, на подтягивание их до нашей планки, я не берусь сейчас судить.
        Но это только одна сторона медали. Есть и вторая. Как мы знаем, на планету благополучно высадились около сорока тысяч человек. Сейчас население планеты составляет более полумиллиона. Несмотря на довольно сложные местные условия существования, они сумели приспособиться к ним и значительно увеличить свою популяцию. Да, они утратили технические знания. Я думаю, все сидящие в этом зале видели видеозапись, как один из аборигенов использовал переносной молекулярный микроскоп в качестве приспособления для колки местных орехов. Но они сумели создать определенную структуру власти и общественной жизни. Понимаю, что любого современного человека откровенно шокирует многое, происходящее там. Но смею заверить, что и в истории Земли хватало черных пятен. Не хочу сейчас быть втянутым в долгие дебаты. На них еще будет время.
        Сегодня же я хотел бы попросить Совет рассматривать население этой планеты не как землян, попавших в бедственное положение, а как сложившийся социум и даже, не побоюсь этого слова, самодостаточную цивилизацию. И в заключение, прошу оставить все полномочия Департаменту по контактам для продолжения уже начатой им работы на Земле Обетованной…"
        Почему именно сейчас в голове всплыла эта история, Ник не знал. Всплыла, и все тут. Возможно, разум провел некую аналогию между теми событиями и его нынешней ситуацией? Как увязать воедино все несуразности мира, в котором он оказался по своей, впрочем, глупости? Возьмем для примера исполинские пирамиды, вызывающие квантовый резонанс и, пожалуй, имеющие прямую связь с капсуляцией целой планетной системы. Кто-то же их построил? Не охотники же, в самом деле? Тогда кто же эти загадочные сапиенсы? Ведь если разобраться, то только они и могут помочь ему выбраться из этого мира. Значит, надо их найти. А вот где их искать? Как любил говорить его отец, "любую информацию лучше всего черпать в первоисточниках". По логике вещей, первоисточник должен находиться как раз в этом самом Старом Городе.
        - Ну, что скажешь на это, Ник? - вернул его из задумчивости голос Шептуна. - Хочешь отправиться на поиски Старого Города?
        Ник не торопился с ответом. Ему не нравилась недосказанность, витавшая вокруг.
        - Хорошо, - наконец произнес он. Для себя Ник уже решил, что во что бы то ни стало пойдет туда. А недосказанность? Рано или поздно все встанет на свои места. - Я готов отправиться хоть сейчас.
        - Путь будет неблизким, и вас будут подстерегать опасности, - с энтузиазмом подхватил Фрайс. - Мы давно с Ричем, прошу прощения, с Шептуном, составили список необходимых вещей для этого мероприятия. Если нужно что-то еще, говорите сейчас. После Празднования все это будет ожидать вас в условленном месте.
        - Самым удобным было бы переждать Исход в Городе, а потом сразу выступить в путь. Активность Леса в первый месяц после Исхода значительно снижается. Надо воспользоваться этим и постараться успеть как можно дальше проникнуть в его глубь. Я переговорю об этом с Роном и Валу. Они подберут еще нескольких хороших охотников. Группа должна быть не слишком многочисленной, это только навредит. Скорее всего, Рон с Валу захотят быть во время Исхода со своими родными, поэтому присоединимся к ним уже после него. - Шептун умолчал о том, что и сам он должен быть с жителями своей деревни. Но сейчас он не хотел рисковать. Он так долго искал такого, как Ник, что если бы во время Исхода с ним что-то случилось, он бы этого не пережил. Теперь он просто обязан был беречь его до… До чего именно, Шептун не знал. Но на этот раз он пойдет до конца. Даже пусть этот путь будет только в одну сторону.
***
        До мастерской Реда Шептун и Ник добрались уже за полночь. Еще не успев переступить порог дома, они поняли, что что-то случилось. Хозяин, одетый в свой неизменный кожаный фартук, с озабоченным видом встретил их во дворе.
        - Беда, Рич! - кинулся он к Шептуну. - Городская стража арестовала твоих друзей!
        - Как это произошло? - Старик внешне отреагировал спокойно.
        - Точно не знаю, - Ред заметно нервничал, - я отправил туда Соню, ты же знаешь, мальчишке проще узнать будет.
        - Куда туда?
        - Как куда? - Ред всплеснул руками. - Ах, да, вы же ничего не знаете. В корчму "Винный Погребок". Там произошла какая-то драка. Кто-то вызвал городскую стражу, и всех забрали. Ты же знаешь, Рич, во время Празднования с этим строго!
        - Этого нам сейчас только не хватало! - Шептун задумался. - Давно Соня туда убежал?
        - Не знаю, часа с два назад. Когда Глон, сосед мой, в дверь постучал и сказал, мол, это не твоих лесовиков стражники задержали? - Тут Ред осекся: - Извини, Рич, ты же знаешь, тут все так вас называют…
        - Да ничего, Ред, продолжай, - подбодрил сникшего было хозяина Шептун.
        - Ну так вот, как он это сказал, я сразу тогда сорванца своего и отправил, может, разузнает чего. Ты же знаешь, Шептун, дети-то такие… - Ред замолчал, подыскивая слово, - пронырливые, дети-то…
        Старик тяжело вздохнул, словно подтверждая его слова. Тут калитка широко распахнулась, и во двор вбежал запыхавшийся Соня. Все с немым вопросом уставились на него. Мальчик, еще как следует не отдышавшись, начал рассказывать:
        - Ух, слушайте, новость из первых уст, значит. Кит, сын хозяина "Погребка", мой давешний приятель, значит, он как раз помогал отцу на кухне, когда все и случилось. Ну, знаете же, сейчас народу-то пруд пруди, понаехали со всей округи. Вот, значит, он и помогал там тарелки грязные разгребать, ну и все такое… - мальчик перевел дух и продолжил: - Кит и говорит, мол, лесовики спокойно сидели, ели, пили, никого не трогали, ну все как обычно было. А потом эти пришли, ну, тоже лесовики, только, в общем, странные такие. Одежда на них, ну никак у людей нормальных, а там, шкуры всякие, ну шерстью-то наружу. Вот, значит, а местов-то уже свободных-то и не было, но они сказали, что лесовики, ну те первые, вроде как их приятели и к ним сразу-то и подсели.
        Мальчик снова перевел дух. Ему явно нравилось, что четверо взрослых слушают его, ни разу не перебив:
        - А Кит-то такой, все видит и подмечает, хотя по виду и не скажешь. Подбежал, говорит, к ним заказ-то принять, мать, говорит, совсем закрутилась, гостей обслуживать не успевает. Подай-принеси, в общем. Народу-то много. Ну так вот. Подбежал к их столу и спрашивает, что, мол, изволите, гости дорогие? А те, здоровые такие мужики, восемь их было, говорят, мол, не надо нам ничего. Ну, Кит-то конечно, удивился. Как так, говорит, пришли в корчму, а заказывать не собираетесь? Тут один из них как схватит его своей лапищей за плечо! Сжал так, аж у того в глазах потемнело! И говорит: ступай, мальчик, отсюда подобру-поздорову. У нас тут разговор важный имеется. Ну, Кит-то конечно, сразу и убежал от греха подальше на кухню. Не прошло и минуты, как все, говорит, закрутилось, завертелось. Крик поднялся, все со своих мест повскакивали. Кто к дверям бросился, кто на столы полез. Стулья во все стороны полетели. Только, говорит, когда все понемногу успокоилось, смотрю, говорит, один из этих, ну, пришли которые, лежит лицом в пол. А из спины у него два копья торчат. Толстые такие, короткие. А шкура-то его уже кровью
вся пропиталась, и лужа под ним быстро так растекается. Ясно, в общем, как день, что Ушедших догонять отправился. А эти трое лесовиков стоят, рты открыли, видать, не поймут, что почем. А тот, который Кита за плечо-то хватанул, как заорет, что, мол, эти трое его друга убили. И пальцем в них тычет. Вот такие вот дела, - закончил свой рассказ Соня. Потом добавил: - Только вот Кит говорит, что не было у этой троицы-то никаких копий. Ножи были, он это точно разглядел, а копий не было. Да и куда им копья-то спрятать было. Полдня ели-пили. Точно, говорит. Некуда им их спрятать было. Потом и стражники подоспели, так всех их и забрали. Наверно, в тюрьму городскую и определили.
        - Плохо дело, - задумчиво проговорил Шептун, теребя свою бороду. - Убийство во время Празднования - это очень серьезно. Даже если убитый простой лесовик.
        - Но я не понимаю, откуда у Рона с Валу копья взялись? - Ник недоуменно посмотрел на Шептуна. - У нас их еще на том берегу забрали. Да и мы же с ними в той корчме вместе обедали!
        - Боюсь, все не так просто, - Шептун покачал головой, - не удивлюсь, что эти копья и впрямь нашими окажутся. - Судя по описанной Китом одежде, это были южане.
        - Южане? - Ник все так же непонимающе смотрел на старика. - И что?
        - Их просто подставили. - Шептун немного помолчал, как бы обдумывая что-то про себя. - Скорее всего, нам с тобой просто повезло. Мы успели уйти раньше. Наверняка целью южан, или кто там за этим стоит, были именно мы.
        - Подставили? - Ник все еще не мог поверить. - И ради этого они убили своего товарища? Нет, право, Шептун, прости меня, конечно, но, наверное, ты все-таки ошибаешься.
        Шептун долго смотрел на него, потом с какой-то непонятной грустью произнес:
        - Не знаю, откуда ты пришел, Ник, но все больше убеждаюсь, что жизнь там много лучше нашей. Ладно, пойдем спать. Сейчас все равно ничего сделать нельзя, а завтра с утра я попробую кое-что предпринять.
***
        Ника разбудил какой-то необычный шум, доносящийся с улицы. Он рывком сел на кровати, пытаясь разобраться что к чему. Наконец из этой какофонии ему удалось выделить протяжный вой труб и грохот барабанов. Отбросив занавеску в сторону, Ник выглянул в окно. По Скотобойной шел плотный поток людей. Многие несли в руках какие-то ветки, другие - длинные шесты с привязанными наверху чучелами то ли животных, то ли огромных насекомых. А может, и тех и других. Выглядели они, по меньшей мере, омерзительно.
        Толпа что-то скандировала вразнобой, но понять ничего было нельзя. Громкая какофония неслась откуда-то из-за дальних домов и напрочь заглушала крики людей. Ник увидел, что все окна домов вдоль улицы распахнуты настежь и горожане, высовываясь по пояс, бросают на головы проходящим людям охапки сухих листьев. Те в свою очередь тыкали длинными жердями с насаженными на них чучелами им в окна и при этом нечленораздельно ревели.
        Ник оглянулся на кровать Шептуна. Старика уже не было. Шум тем временем все усиливался. Ник постоял немного, раздумывая, что будет правильнее, закрыть окно или оставить его так же нараспашку. Так ничего и не решив, он быстро оделся и вышел из комнаты. Внизу он столкнулся с Соней. Мальчик пронзительно крикнул:
        - С Исходом! - и осыпал ничего не понимающего Ника листьями с ног до головы. Соня какое-то время молча постоял, видимо, ожидая какого-то ответного действия от Ника, но потом, не дождавшись, вприпрыжку выбежал за калитку.
        - Проснулся? - к нему на встречу вышел Ред. - Шептун просил передать тебе, чтоб ты из дома-то не выходил понапрасну. Боюсь, сказал, что вчерашнее опять повториться может.
        - Хорошо, Ред, я понимаю, - улыбнулся ему Ник, - а что тут у вас происходит? Шум стоит, что стадо стинхов идет, да и народу на улице полно!
        - Как это что? - удивленно взглянул на него Ред. - Ты что, с Доминии свалился? Празднование началось, день Первого Исхода! - Потом хозяин покачал головой и добавил: - Хотя Рич говорил, что лесовики, ой, прости неразумного, жители Прилесья, его не справляют?
        - Ну, я этого точно не знаю, - заулыбался Ник, - я сам живу немного дальше, но, по-моему, они к нему относятся с меньшей радостью, чем вы.
        - Вот как? - удивился Ред. - Чуть дальше? Это где же, интересно? Хотя, прости мое любопытство, это, конечно же, не мое дело. - Хозяин прервал сам себя и перевел разговор на другую тему: - Мое дело кожу дубить да сапоги ладные шить. Пойдем лучше к столу, по случаю празднования моя женушка пожарила мясо самого что ни на есть перекатыша. - Потом хитро улыбнулся и, подмигнув Нику, прошептал: - Только не вздумай переубеждать ее, что это обычная конина!
        Мясо, действительно, было вполне сносно приготовлено, и, хотя Ник и сам ни разу не пробовал ни конину, ни тем более отбивную из перекатыша, он, следуя совету Реда, изо всех сил нахваливал кулинарные таланты хозяйки. Обед уже подходил к концу, когда во двор неслышно вошел Шептун. По его виду Ник понял, что дело дрянь. Старик устало сел за общий стол, жестом отказался от предложенной ему еды. Жадно выпив плошку вина, сказал:
        - Информация о вчерашнем происшествии попала на стол самому Судье. - Нику это ни о чем не говорило, но по тому, как крякнул Ред, а его жена побледнела, ему тоже стало нехорошо. - Теперь я точно уверен, что эта провокация была спланированной. - Шептун со злостью стукнул кулаком по столу. Старик был явно взбешен. Ник таким его никогда не видел. - Чтобы какое-то там убийство лесовика лесовиком, и даже во время Празднования, попало в тот же день на стол Судье? И он принял его под свой личный контроль? Нет уж, я в это никогда не поверю! - Шептун замолчал, нервно покусывая губы. - Кто же за этим всем стоит? И почему мы?
        - О, горе-то какое! - Всплеснула руками хозяйка. - Что же теперь с ними будет?
        - Что будет? - Шептун ни на кого не смотрел. - Расследование уже завершено. Их вина доказана.
        - Как это доказана? - не удержался Ник.
        - Вот так и доказана! - Шептун что есть сил дернул себя за бороду. - Толпа очевидцев есть, орудия убийства в точности соответствуют копьям, которыми пользуются охотники Севера. По странному стечению обстоятельств, вместо пяти оставленных нами у парома копий стражники гарнизона насчитали только три. Добавь сюда вашу стычку с южанами у болот. В судебной канцелярии мне лично показали жалобу от племени вакхов, - Шептун криво усмехнулся, - на трех листах. Там красочно описывается, как до зубов вооруженный отряд охотников Долины из засады вероломно напал на ничего не подозревающих, измученных вакхов. Которые, кстати, возвращались с особо ценным грузом, добытым по заданию Хранителей Города. Трое вакхов, в том числе старейшина племени Уло, были убиты в неравном бою, а бесценный груз украден. Продолжать?
        - Но это же наглая ложь! - Ник не верил своим ушам. - Шептун, надо сейчас же пойти туда. Я расскажу, как было на самом деле! Я же был там!
        - Мальчишка! - крикнул на него Шептун. - Я сам оттуда еле ноги унес. Пришлось применить, - старик чуть запнулся, - некоторые способности.
        - Какая участь их ожидает? - тихо спросил Ред.
        - В лучшем случае пожизненные каменоломни, - так же тихо ответил Рич. - Против Судьи моих связей не хватит. Да и никто на него влияния не имеет. - Шептун опустил глаза. - Только разве Верховный, но это уж… - Он развел руками.
        - Или Ритуал, - вдруг подала голос жена хозяина. Мужчины тупо уставились на нее.
        - Ну ты, мать, скажешь! - первый сообразил Ред. - Надо же такое удумать. И кто же на такое дело отважится?
        Повисла пауза. Ник сидел, ничего не понимая, чувствуя мельком брошенные на него взгляды.
        - Ну нет! - решительно сказал Шептун. - Это глупая затея.
        - В чем дело? - взорвался Ник. - О чем вы все толкуете? Если есть то, чем я смогу помочь моим друзьям, я сделаю это!
        - Высочайшая Просьба, - вновь проговорила женщина.
        - Высочайшая просьба? - До Ника начал, наконец, доходить смысл сказанного.
        - Да, Высочайшая Просьба. - Женщина внимательно смотрела на него. - Победитель получает право на нее.
        - Это значит что, если я выиграю, то можно будет просить об освобождении? - осторожно спросил он.
        - Да там лучшие бойцы со всего Заречья! - Ред нервно потер щеки. - Альвары одни чего стоят. Да поговаривают, и степняки своих убийц в этот раз выставят!
        Шептун молчал. Он был в полной растерянности. Наверное, в первый раз в своей жизни он не мог принять никакого решения. Ему самому и в голову не пришло таким образом попытаться спасти друзей. Может, он не считал Ника хорошим бойцом? Да нет, тогда у болот он показал себя с хорошей стороны. Даже скупой на похвалы Рон, и тот уважительно отзывался о нем. Силища в этом дикаре была неимоверная. Шептун вспомнил, как Ник играючи вытащил застрявшую в топи повозку, хотя до этого пять охотников не могли этого сделать. "Может, я просто боюсь потерять его? - спросил он себя. - Что же ты, старый желтобрюх, собираешься пылинки сдувать с него всю дорогу? Сколько еще опасностей впереди? Только Ушедшие и ведают". Наконец Рич решился:
        - Можно попробовать. - Он поднял палец. - Но будешь делать только то, что я скажу. Сейчас я все-таки поем, а потом, не мешкая, отправимся к Арене. Надо успеть до захода Орфиуса внести тебя в списки участников. По дороге расскажу о правилах Ритуала.
        Сказав это, Шептун с аппетитом набросился на еду. Видимо, наконец сделанный выбор придал ему силы и решимости.
***
        Клео вышла на задний двор Главной башни. Орфиус стоял в зените, но лучи его в это время года не обжигали, а, скорее, ласкали тело. Она знала, что скоро начнется пора дождей, поэтому с особым наслаждением подставляла лучам свое лицо, как бы желая запастись впрок теплом светила.
        Как обычно, в это время на заднем дворе проходила ежедневная тренировка воинов Гунн-Терра. Тридцать лучших бойцов альваров, ее личных телохранителей.
        Клео росла бойким ребенком. С пяти лет, как и они, практически не пропускала занятий и преуспела во владении многими видами оружия. В то время когда ее сверстницам больше нравилось рисовать, вышивать узоры на платьях, плести кружевные платки, она тренировалась в метании боевых ножей, стрельбе из лука и арбалета. В мастерстве владения коротким альварским мечом Клео не уступала воинам Великого Города. Конечно, ведь ее с младых лет обучал такой мастер меча, как Гунн-Терр!
        Альвары испокон веков были воинами. Они не занимались политикой и никогда не работали. Их любимым занятием и одновременно почетной обязанностью была только война. Их род был древнее самого старого рода любого из Хранителей Города. В легендах говорилось, что альвары пришли на эту землю задолго до появления самого Города. В Белых скалах они заложили железные рудники, и в их задачу входила защита работающих на них камнетесов. Сначала альвары вели бесконечные войны с кочующими племенами степняков, сумев оттеснить тех к самым границам Большой Степи. Скорее всего, хотя в официальных источниках это и не упоминается, не без их поддержки был заложен и сам Великий Город. В дальнейшем, когда горожане решили прибрать себе издавна принадлежащие альварам рудники и шахты, началась Столетняя война. Как известно, положил ей конец прекрасный стратег и политик Арчи Мудрый.
        Альвары никогда и никому не служили. Единственным исключением был род Хильдов, к которому и принадлежала Клео. И то это касалось только женской его половины. По преданию, ее прапрапрабабка, которую звали Берта, сопровождала своего мужа в военном походе к Белым скалам. Действие происходило в самом начале правления Арчи Мудрого. Тогда решался спор по одному из богатейших рудников, расположенных у подножия центральной части Белых скал. В течение многих лет он переходил в руки то одной, то другой стороны. На этот раз Город решил любой ценой отбить этот рудник. Бои были кровопролитными. Несмотря на десятикратное преимущество, воинам Великого Города никак не удавалось выбить вставших насмерть альваров.
        Муж Берты, возглавлявший осаду, решил пойти на военную хитрость. Правда, в полной мере "военным" назвать то, что он задумал, ни у кого язык не поворачивался. Ночью он отправил две сотни воинов через перевал. Они, осторожно пробираясь, незамеченными обошли рудник западнее и, пройдя так еще несколько ночей, вышли к одной из деревушек альваров. Там оставались только женщины и дети. Все мужчины в это время защищали подступы к руднику.
        Несмотря на внезапность нападения, жители деревни оказали яростное сопротивление. Двумстам вооруженным воинам удалось пленить только тридцать человек. Это были в основном женщины на сносях и почти грудные младенцы. С такими же мерами предосторожности спустя несколько ночей отряд вернулся в лагерь с захваченными заложниками.
        Расчет воеводы строился на том, что альвары, спасая жизни своих жен и детей, уйдут с рудника. Но те ответили отказом. Даже несмотря на то что одной из заложниц оказалась Нора, жена вождя клана Терров.
        Перед воеводой встал трудный выбор. С одной стороны, отпустить пленников было равносильным признанию своего поражения. С другой, казнить беременных женщин и детей означало запятнать кровью имя своего рода на многие поколения вперед. Долгий месяц он не мог принять решение. Еще надеясь на благоразумие альваров, воевода послал к ним трех гонцов, чтобы узнать их окончательное решение. Спустя некоторое время вернулся только один из них, привезя с собой две отрубленные головы. Ответ был простой и понятный, вполне в духе альваров.
        Воевода тотчас распорядился вкопать тридцать столбов на открытом пространстве в поле видимости защитников рудников и подготовить хворост для публичного сожжения пленных.
        Берта была уже немолодой женщиной и, к большому ее горю, Ушедшие Боги не дали ей возможность иметь детей. Тем не менее она слыла добросердечным человеком, и история с пленными не могла оставить ее равнодушной. В течение всего этого месяца она делала все возможное, чтобы хоть немного облегчить их тяжелую долю. Пользуясь своим положением супруги воеводы, она беспрепятственно могла приносить им еду и теплые вещи. Только благодаря ее усилиям ни один из младенцев не умер. Тогда-то она и сдружилась с Норой. Хотя и по сей день злые языки поговаривают, что та ее просто околдовала.
        Нора была ведуньей с рождения и пользовалась большим уважением у своих соплеменников. Она предсказала Берте, что та вскоре родит ребенка и это будет девочка. И дальше в ее роду рождаться будут одни только девочки. До тех пор пока одна из них не встретит "Того, кто изменит Мир". Околдовала Нора Берту или нет, знать наверняка теперь никому не дано. Но, так или иначе, узнав о решении супруга на рассвете казнить всех пленников, она предложила ведунье помочь той сбежать. На что истинная альварка ответила, что одна она не уйдет. Спастись должны все или никто.
        Как удалось Берте вывести на свободу тридцать женщин и детей, история умалчивает. Однако когда на утро шатер с пленными оказался пуст, многие вздохнули с облегчением. Все-таки солдаты Великого Города были воинами, а не палачами. Тем не менее поступок Берты был военным преступлением, и по законам военного времени за него полагалась неминуемая казнь. То ли воевода безумно любил свою жену, то ли сам чувствовал свою вину за постыдное решение взять в заложники женщин и детей, но ее не казнили в тот же день, а отложили исполнение приговора до окончательного вердикта Арчи Мудрого. Осада рудника была снята, и войска отправились обратно в Город.
        Арчи Мудрый был поистине дальновидным политиком. В его планы давно входило примирение с кланами альваров и прекращение изматывающей ту и другую стороны войны. Он понимал, что намного выгоднее наладить торговые отношения с племенами бесстрашных воинов. У тех была руда, столь необходимая Городу, но катастрофически не хватало продовольствия. Почву в горах плодородной назвать было трудно, в то время как поля Великого Города давали большие урожаи, а сады плодоносили круглый год.
        Арчи Мудрый решил использовать провал военной кампании к своей выгоде. В первую очередь, он провозгласил себя Верховным Главнокомандующим и издал указ о создании регулярной армии, выделив на это чуть ли не половину городского бюджета. Дальше он инициировал ведение переговоров с главами кланов альваров с целью установления добрососедских отношений. В этом ему очень помог самоотверженный поступок Берты. Арчи Мудрый не зря носил такое прозвище. Он решил в полной мере использовать так своевременно выпавший ему шанс. Он не только отменил смертную казнь Берты, но и объявил ее послом Мира. А род Хильдов на все времена был освобожден от уплаты военного налога в городскую казну.
        Когда, согласно пророчеству, в следующем году Берта разродилась здоровой девочкой, к стенам Великого Города подошел отряд из тридцати воинов-альваров и присягнул в верности новорожденной. То ли это была такая завуалированная месть женщин племени Терра своим мужчинам, отказавшимся пойти на требования осаждающих, то ли Нора и сама верила, что когда-то женщина из рода Хильдов встретит "Того, кто изменит Мир". Возможно, это была дань за спасение, а может быть, просто политический ход, ведущий к примирению враждующих сторон. Как бы то ни было, но с тех самых пор тридцать воинов-альваров постоянно несли службу у Хильдов.
***
        Ник шел, широко шагая по пыльной мостовой, стараясь не отстать от Шептуна. Тот семенил быстрыми шажками, ловко лавируя между снующими людскими толпами. Ник же старался пропускать спешащих куда-то людей и то и дело терял Шептуна из виду. "Муравейник", - думал он. Настоящий большой людской муравейник, живущий по своим, неведомым ему, Нику, правилам. От этого ему стало как-то неуютно и тоскливо. Видно, в душе он все-таки возлагал надежды на Великий Город. "А на что ты рассчитывал? - со злостью спросил он себя. - На то, что ты придешь в город, тебя здесь встретят местные ученые светила? Ты посетуешь им, что вот, мол, попал в такую вот неприятную историю. Не могли бы вы, уважаемые братья по разуму, одолжить мне на некоторое время нуль-пространственный звездолет, ну, или, на худой конец, мало-мальский такой нуль-передатчик? Ах да, чуть не забыл, еще было бы неплохо снять на некоторое время пространственный "кокон" вокруг вашей прекрасной планетной системы. Да, и извините меня благодушно, вы не подскажете, как она все-таки называется?" - В этот момент какой-то брат по разуму больно задел его своим
заплечным мешком, доверху набитым гниющими, судя по запаху, фруктами, и, даже не извинившись, проследовал дальше.
        - Ну и черт с вами! - Ник в который раз вытянул шею, ища в толпе знакомую спину Шептуна. - Сейчас главное вытащить из этой передряги Сита, Рона и Валу, а потом всем вместе отправиться в этот их Старый Город. Нуль-передатчика я там, по всей видимости, не найду, но хоть какую-нибудь зацепку о строителях пирамид, возможно, и добуду.
        - Ник! Давай быстрее! - услышал он Шептуна. - Вон к тем воротам!
        Прорвавшись, наконец, через толпу, он увидел Шептуна, стоящего рядом с двумя глашатаями.
        - Вот он! Его запишите! - Шептун показывал рукой на спешащего к ним Ника.
        - Ха, ха, ха, - загоготал один из глашатаев. - Это другое дело, старик, а то мы уж решили, что ты совсем спятил на старости лет. Это ж надо, одной ногой в могиле, а все туда же, в Ритуале поучаствовать захотел.
        - Ну и как тебя записать-то, воин? - обратился второй уже к Нику, окинув его безразличным взглядом.
        - Пиши так, - вмешался Шептун. - Ник, из рода Вестгейров.
        - Вестгейров? - удивился глашатай. - Давно о нем не слыхивал. А что, у Вестгейров стали воины рождаться?
        - Давай не тяни, Ульф, записывай! - нетерпеливо зашипел второй. - Уже темнеет, а нам еще списки представлять смотрителям, - и добавил, уже глядя на Ника: - завтра с первыми лучами Орфиуса будь здесь, Ник из рода Вестгейров. И да сопутствует тебе удача!
        Это была, по-видимому, дежурная фраза, потому что глашатаи сразу же повернулись к собеседникам спиной, явно потеряв к ним всякий интерес.
        Глава 7
        Их было человек двести, не меньше. Колонна участников Ритуала, идущих по внутренней кромке арены, растянулась чуть ли не в половину ее радиуса. Ник шел в середине и с интересом рассматривал все вокруг. "Главное, старайся не выделяться!" - напутствовал его Шептун. Оглядев разношерстную массу, которую составляли остальные участники, Ник с удовлетворением отметил, что ничем особенным он выделиться просто не смог бы. На нем были надеты широкие серые штаны, затянутые ближе к ступням веревками, и просторная рубаха без рукавов, перехваченная на талии кожаным ремнем. От кожаных сандалий Ник отказался, как Шептун ни настаивал. Они были незаменимы в длительных переходах, но сейчас бы ему только мешали. От одеяний других участников состязания у него просто рябило в глазах. Одни были одеты в подобие туник разнообразных расцветок. Попадались как блекло-серых цветов, так и вызывающе-алых. На других можно было увидеть легкие кольчуги, ниспадающие до колен. Основная же масса участников носила кожаные доспехи самого различного вида.
        Из объяснений Шептуна и Реда Ник понял, что Ритуал состоит из нескольких этапов, после каждого из которых проигравшие отсеиваются. Первый был на состязание в ловкости. Стрельба из лука, метание копья, поднятие тяжестей и преодоление препятствий. На этот счет он не волновался, разве что в стрельбе из лука не мешало бы заранее попрактиковаться. Последний раз он стрелял из лука лет десять назад, на слете бойскаутов в Орегоне. Да и то там использовались спортивные луки с лазерным прицелом. Ладно, решил Ник, сориентируемся по обстоятельствам.
        Второй имел какое-то чудн?е название. Кажется, Шептун называл его то ли "перемирием", то ли "удовлетворением". Какая-то, видимо, игра слов, точный смысл которой Ник так и не уловил.
        Насчет третьего Ник тоже до конца и не понял. Это было что-то вроде показательного боя. В нем принимали участие только те, кто прошел два предыдущих этапа. Бой вел каждый за себя. Победителем считался тот, кто останется на ногах. Тут было не совсем ясно, потому что, как Ник понял из слов Шептуна, противники будут вооружены настоящим боевым оружием. На его вопрос, а не покалечат ли они друг друга, Шептун просто ответил, что, мол, с горожан возьмешь? А Ред все время твердил, что вот такие вот правила Ритуала и что это все глупая затея его жены и так далее. Для себя Ник твердо решил, что, во избежание всякой случайности, оружие в руки он не возьмет. У него до сих пор в ушах стоял хруст от входящего в тело южанина копья Рона.
        На трибунах арены стоял непрекращающийся гул десятков тысяч голосов. По всему ее периметру сбегали полными кругами многочисленные ряды ступенек для сидения. Свободных мест не было. Зрители, как один, вставали со своих мест и что-то скандировали, поддерживая своих любимых участников. Те в ответ тоже что-то выкрикивали, но из-за одновременного гвалта тысяч орущих глоток разобрать, что именно, было невозможно.
        Ник внимательно запоминая детали, обвел взглядом величавое сооружение, которое местные называли просто - Арена. Изнутри она чем-то напоминала старинный Колизей в Риме. Сама арена, по кромке которой сейчас шествовали участники, была почти правильной овальной формы. Примерно с футбольное поле, прикинул Ник, или все-таки немного больше. Видно для того чтобы обезопасить зрителей, сама арена была специально метров на десять-пятнадцать утоплена в землю. Над этой искусственной стеной шел частокол из толстых заостренных кольев, направленных под небольшим углом вниз. Чуть выше уже начинались битком набитые веселящейся толпой зрительские ряды.
        Внимание Ника привлек протяжный стон труб. По зрительским рядам прокатились рукоплескания, сначала слабые и редкие, а затем все более шумные и дружные. Ник посмотрел в ту сторону, откуда шел трубный звук, и увидел, как в центральную ложу быстрым шагом выходят тяжеловооруженные воины. Его внимание сразу привлекла их экипировка. Он даже замотал головой, чтобы развеять наваждение. В глаза бросились шлемы с высокими гребнями из конских волос. Они так и сверкали бронзой под яркими лучами солнца. Лица воинов были скрыты сплошными загнутыми нащечниками и массивными наносниками. Панцири, прикрывающие грудь и искусно повторяющие рельеф тела, были сделаны из такого же металла, что и шлемы. В левой руке каждый воин держал большой круглый щит с изображенным на нем замысловатым рисунком. В правой - вертикально поднятое длинное копье с блестящим наконечником. На поясе в ножнах висели короткие мечи. Голени воинов были закрыты бронзовыми поножами, а широкие наручники прикрывали правую руку, не защищенную щитом. Несмотря на расстояние, цепкий взгляд Ника выхватил эту картину в доли секунды.
        - Невероятно, - одними губами прошептал он, - как же похожи…
        Тут же на него накатила волна воспоминаний. Сколько тогда им было? Лет двенадцать-тринадцать? Двенадцать, точно. Тогда Поль опоздал на начало учебного года. Он летал на каникулы к родителям в звездную систему Альдебаран, и в том секторе пространства случилась флуктуационная буря. Нуль-пространство было на неделю закрыто для всех гражданских судов. Маясь на орбитальной базе от вынужденного безделья, Поль как раз там и познакомился с Генри Ландау, известным разработчиком программного обеспечения для сетевых игр. При прощании тот и презентовал Полю свою новинку - "Битва у Фермопил". Игра была адаптирована для по тем временам новейшего сенсорного игрового симулятора ZX-6.
        Ник улыбнулся, вспоминая, как плотно они тогда подсели на эту игрушку. Да что там они, вся мужская половина школы, от мала до велика, день и ночь резалась в "Фермопилы". Им понадобилось целых три месяца, чтобы дойти до последнего, заключительного уровня. Симулятор ZX-6 создавал полную иллюзию событий и быта людей материковой Греции 481 года до н. э. На первых уровнях игрокам приходилось учиться носить одежду, а затем и вооружение той эпохи. Ухаживать за доспехами, точить короткие спартанские мечи, метать дротики и виртуозно владеть длинными, двух с половиной метровыми копьями. Поначалу Нику было трудно правильно подгонять вооружение. Панцирь постоянно натирал плечи, не говоря уже о шлеме, от которого сразу же начинала неметь шея, а кожаный ремешок туго впивался под подбородок. Встречаясь в школе на занятиях, все с гордостью демонстрировали свои ссадины и ушибы, полученные при прохождении очередного уровня.
        В этой игре была своя фишка. Сразу попасть на заключительный уровень и дать последний бой войскам Ксеркса в качестве одного из 300 спартанцев царя Леонида было нельзя. Для начала нужно было овладеть определенными навыками. Только после того как ты набирал нужное количество баллов, симулятор пропускал тебя дальше. К концу второго месяца Ник, Поль, Пашка и Антон из параллельного класса уже воевали в составе союзных отрядов фиванского и феспийского легковооруженного ополчения. Затем стояли в фаланге эллинских гоплитов, пытаясь сдержать атаку "бессмертных", которых провел им в тыл предатель Эфиальт. И лишь к концу третьего месяца они были допущены в личную гвардию Леонида.
        К этому времени они уже перезнакомились в нуль-сети со всей своей командой. Лучшие из лучших игроков получили возможность дать свой последний бой. Призовые баллы складывались на последнем уровне из трех показателей - убить или смертельно ранить как можно больше воинов противника, продержаться как можно дольше по времени и сколько возможно не дать поразить царя Леонида.
        К слову сказать, долго не могли решить, кто, собственно, и будет Леонидом. Дело в том, что в последней битве, по сути, уже командовать не было необходимости. Только драться и еще раз драться с превосходящими силами противника. Все должны были умереть, но защитить своего царя! Поэтому никто и не хотел б?льшую часть боя провести, так ни разу и не взмахнув мечом, прячась за спинами своих товарищей. Компьютер же был запрограммирован на скорейшее уничтожение именно его. В конце концов, решено было Леонидом назначить Майка с колонии Эпсилон Эридана. У него был самый большой рейтинг в обороне, а вот в атаке ниже среднего.
        После долгого обсуждения наконец назначили день и время по Земному исчислению. Трудность заключалась в том, что игроки были разбросаны по разным уголкам обитаемой Вселенной. Ник хорошо помнил, как его бил мандраж в тот самый день, когда он залезал в симулятор и один за другим подключал к себе сенсоры.
        Персы атаковали с ходу. Небо на мгновение померкло от тучи стрел. Уже закрываясь большим круглым щитом, Ник увидел, как стремительно противник бросился в атаку. Гул от стрел в какой-то момент стал нестерпимым, потом раздался жуткий хруст, и Нику показалось, что на него рухнуло здоровенное дерево. Все триста человек единовременно выдохнули, принимая на свои щиты многотонный жалящий удар. Казалось, компьютер решил разом покончить с ними. По бокам от Ника раздались стоны, видно, часть стрел нашла лазейки между их плотно сдвинутыми щитами. Потом все разом смешалось. Уже впоследствии просматривая этот скоротечный бой в записи со стороны, он видел, как персы волнами накатывались на их ощетинившуюся во все стороны копьями черепаху и раз за разом откатывались, оставляя за собой горы убитых.
        Какое-то время спартанцам удавалось даже контратаковать неприятеля. Они короткой фалангой обрушивались на персов. Первые три ряда разили копьями, а потом, закрывшись щитами, давили что есть силы на врага. Задние ряды налегали на спины товарищей, создавая эффект многотонного пресса. И уже в спину убегающим в панике "бессмертным" летели короткие, но тяжелые дротики.
        Ника убили на тридцать второй минуте. Копье у него сломалось еще в самом начале. Ему приходилось биться коротким мечом, а после того как стрела, выпущенная из задних рядов персов, поразила его в левое предплечье, пришлось бросить и щит. Понимая, что конец уже близок, он бросился в гущу противника, успел смертельно ранить троих и упал, пронзенный ударом копья в спину.
        Поль продержался до сорок седьмой. Он оказался последним из оставшихся в живых воинов Леонида. Уже будучи смертельно раненным, он продолжал бешено крутить мечом, до последнего прикрывая своим телом Майка от персидских стрел.
        Дальше произошло и вовсе невероятное. Майк быстро сообразил, что шанс укрыться от стрел у него будет только в толпе врагов. Он совершил стремительный бросок и две с половиной минуты, словно берсеркер, выплескивал на персов всю свою старательно сдерживаемую до сего момента мощь. Прежде чем его поглотила толпа "бессмертных", он успел отправить к праотцам девятнадцать человек. Итог был такой: 2 937 убитых врагов; 49 минут 31 секунда - продолжительность боя и 49 минут 31 секунда - время жизни царя Леонида соответственно.
        В изнеможении буквально выпав из симулятора, Ник все же радостно улыбался. Это была победа! То, что потом все тело неделю просто ломило от ушибов и ссадин, было ерундой. Главное, они заняли первое место!
        Их результат в "Битве у Фермопил" продержался целых 56 дней, что для нуль-сетевых игр было весьма впечатляющим достижением.
        И вот сейчас, спустя восемь лет, за тысячи световых лет от Земли, он, можно сказать, перед собой видит практически полные копии гоплитов-спартанцев. Только уже не виртуальных, а самых что ни на есть из плоти и крови. Сходство было настолько невероятным, что Нику показалось, что он опять оказался в игре.
        Протяжный звук труб вывел его из оцепенения. Он покосился по сторонам. Вроде его временный ступор остался незамеченным. Все взгляды были обращены на центральную ложу. Там один за другим появились пять мужчин в одинаковых одеяниях. Если бы не разница в росте, издалека их можно было бы принять за близнецов. Они были одеты в белоснежные туники, вышитые золотыми украшениями. Поверх них свободно ниспадали насыщенно-зеленого цвета хламиды, крепившиеся на груди золотыми застежками, обрамленными драгоценными камнями. По рядам прошелестело:
        - Хранители! - И уже чуть позже вся Арена наполнилась рукоплесканием.
        В который раз протяжно застонали трубы, и на ложу взошла женщина. Ник напряг глаза, изображение тотчас приблизилось, и он смог хорошо рассмотреть ее. Это была девушка. Ее лицо было очаровательно и притягивало взгляд. Правильные черты, высокий лоб, обрамленный вьющимися черными, как смоль, волосами. Маленький, чуть вздернутый нос усиливал выражение дерзкой смелости, а большие слегка раскосые глаза смотрели вперед с какой-то милой непосредственностью. Ее лоб украшала диадема из драгоценных каменьев, а волосы волной ниспадали на плечи.
        Нику показалось, что она смотрит прямо на него, и он буквально начал тонуть в ее глазах. Все, кто еще сидел на своих местах, вскочили на ноги и, вытягивая шеи, чтобы лучше рассмотреть свою любимицу, стали дружно скандировать: "Клео! Клео! Клео!"
        "Тьфу ты, что со мной? - Ник шлепнул себя по лбу. - Что-то я совсем расклеился. Соберись, Ник! - приказал он себе. - Тебе надо выполнить то, за чем ты сюда пришел!"
        Еще пока проходили круг почета, Ник заметил, что посередине арены было сооружено что-то наподобие мишеней. Они напоминали чучела неизвестных ему животных. Были ли они настоящими или просто искусной подделкой, отсюда он понять не смог. Тем временем к неровной колонне участников приблизились смотрители состязаний и стали сортировать их на более-менее равные четыре группы, человек по пятьдесят в каждой.
        Временами раздавались возгласы недовольства. Видимо, кому-то хотелось по каким-то своим причинам быть в одной, а не другой группе. Но смотрители быстро прекращали вспыхивающие то и дело конфликты. Ник попал в третью по счету группу. Ему было ровным счетом все равно, единственно хотелось, чтобы все побыстрее уже началось. Он поискал глазами Шептуна, но зрительские ряды пребывали в таком разношерстном движении, что Ник отказался от этой попытки. В конце концов старик сказал же ему, чтобы Ник не беспокоился, он всегда в нужный момент будет рядом.
        Раздался протяжный рев трубы, и под нарастающий шум зрительских голосов состязание в меткости началось. Ник внимательно следил за происходящим, стараясь не упустить ни одной детали. С правилами он был знаком, прямо сказать, очень посредственно и боялся сделать что-нибудь неправильно. Хорошо, что его очередь была ближе к концу. Он обратил внимание, что большинство участников использует в стрельбе и метании свое оружие. Когда они подходили к рубежу, то к ним подбегал то ли помощник, то ли тренер и подавал лук со стрелами, а также, отдельно, метательные копья. Ник про себя усмехнулся - слово "тренер", пришедшее ему на ум, как-то уж очень не вязалось со всем здесь происходящим. Он покопался у себя в памяти. Как же раньше их называли? А, вроде оружейники. Хотя нет, скорее уж оруженосцы. Потом он нахмурился. Где же мне раздобыть боевой лук и копья? Решение участвовать в Ритуале возникло спонтанно, они в самый последний момент успели подать заявку.
        Увидев, что он не один такой, Ник немного успокоился. Смотрители выдавали оружие тем, кто не побеспокоился об этом заранее или не мог по какой-то причине приобрести его. Прямо сказать, таковых были единицы. Это-то было понятно, использование своего, хорошо знакомого, пристреленного лука давало его владельцу больше шансов успешно выполнить задание.
        Ник прикинул расстояние до мишеней. Выходило не меньше ста метров. То, что он когда-то стрелял из спортивного лука, оснащенного лазерным прицелом, с дистанции в пятьсот метров, сейчас ничего не значило. Ник прекрасно понимал, что помимо умения стрелка, очень многое зависит от технических характеристик самого лука. А также от стрел, оперенья и так далее, и так далее. Вот это "так далее" его сейчас очень беспокоило. Насколько он понял, давалось всего пять выстрелов. Если цель поражалась три раза, то участник переходил к следующему испытанию, если же нет… Никаких если, оборвал себя Ник, ты здесь не на слете бойскаутов. И здесь призом будет не какой-то там очередной кубок, который будет пылиться на полке среди десятка других, а, возможно, жизнь твоих друзей.
        Когда подошла его очередь, Ник был уже спокоен и собран. Он не спеша принял из рук смотрителя лук, проверил натяжение тетивы. На грубо сколоченном столе лежали пять стрел с белым опереньем. Он взял первую попавшуюся, повертел ее, пытаясь найти центр тяжести. Потом аккуратно положил на тетиву. Он делал все, как давно учил его инструктор по спортивной стрельбе. Еще раз взглянул на цель. Теперь он видел, что это муляж какого-то клыкастого зверя в рост человека. Чем-то он напомнил Нику гигантского тушканчика, стоящего на задних лапах. И если бы не звериный оскал с множеством загнутых острых как лезвия клыков, то можно было бы назвать его довольно милым. Ясно, метиться надо ему в грудь, решил Ник и стал медленно натягивать тетиву. Вдруг раздался сухой треск, лук переломился аккурат посередине, и Ник недоуменно уставился на две половинки, оставшиеся у него в руках.
        - О! - с какой-то непонятной радостью в голосе протянул один из смотрителей и, обращаясь к другому, сказал: - Этот, похоже, уже отстрелялся, давай-ка, Жих, вычеркивай его.
        - А в чем, собственно, дело? - до Ника сразу не дошел смысл услышанного.
        - Дело-то? - ухмыльнулся тот, стараясь не встречаться с ним взглядом. Потом, словно Ника здесь и не было, проворчал, обращаясь к напарнику: - Вот что за народ-то пошел, лук никогда в руках не держали, а всё туда же, славы им подавай. Что ты там копаешься так долго? Вычеркивай его, и все дела!
        Ник прокручивал в голове свои дальнейшие действия, попутно что есть силы пытаясь погасить свой праведный гнев. Это была явная несправедливость. Ведь понятно, что лук был бракованным. Ник не успел и наполовину натянуть его, как тот сломался, словно тростинка. Тем временем Жих раскопал в ворохе бумаг его, Ника, заявку на Ритуал. Макнув длинное перо в чернильницу, он явно собирался поставить жирный крест как на дальнейшем прохождении Ником состязаний, так и на светлом будущем его друзей. Кончик пера уже почти коснулся бумаги, как вдруг что-то его остановило. Жих некоторое время поводил пером из стороны в сторону, словно забыв, что собирался сделать секунду назад. Потом как-то неуверенно посмотрел на своего напарника.
        В этот момент, отодвинув плечом Жиха - несильно, но уверенно, между ними протиснулся воин в короткой тунике алого цвета. То, что это был воин, Ник понял сразу. И даже не по бронзовому панцирю, виднеющемуся под туникой и поножам на ногах, а по какой-то неуловимой выправке, присущей военным во все времена и, видимо, во всех мирах. Он посмотрел Нику прямо в глаза и произнес, не обращая ни малейшего внимания на смотрителей:
        - Я вижу, у тебя вышла маленькая неприятность. Ну так что ты хотел? Тебе подсунули лук, который может служить лишь пищей костру на привале. - С этими словами он махнул рукой, и из-за его спины вынырнул мальчишка, держащий большой лук из темного дерева. - На-ка, испытай этот, настоящий боевой, - в голосе воина прозвучали теплые нотки, - из эбенового дерева. Бьет убойно на триста шагов, а в умелых руках и на все пятьсот!
        - Спасибо тебе, воин, - поблагодарил Ник, еще не веря в удачу. Он бросил быстрый взгляд на смотрителей. Те стояли с отсутствующим видом, а на их лицах блуждали какие-то идиотские улыбки.
        - Как отстреляешься, вернешь моему оруженосцу, - воин коротко кивнул Нику и, резко повернувшись, зашагал в сторону стоящих в отдалении участников, тех, кто уже закончил стрельбу по мишеням.
        Ник с благодарностью принял из рук мальчишки тяжелый лук. По центру оружие было до блеска отполировано ладонью, что говорило о частом использовании. Оруженосец протянул ему колчан со стрелами:
        - Бери любые пять на выбор, наконечники из железа особой закалки. Летят точно, куда пошлешь.
        Ник вытащил наугад пять стрел и аккуратно разложил их на столе. Старые, не церемонясь, смахнул на землю. Да, этот лук не шел ни в какое сравнение с предыдущим. Он был более увесистым, в нем ощущалась мощь и надежность.
        - Я начинаю! - громко произнес он, уже не беспокоясь, слышат его смотрители или нет.
        Первая стрела вонзилась в землю, не долетев нескольких метров до мишени. Тетива больно хлестнула по левой руке. Ник закусил губу, потом несколько раз глубоко вздохнул, и, отрешившись от всего, сильно оттянул тетиву. Стрела с силой вошла в центр мишени. Остальные три одна за другой легли точно в разинутую пасть "тушканчика".
        - Так-то лучше, уважаемый, - залепетал смотритель, - так-то лучше. - Дальше у вас метание копий…

***
        Шептун украдкой смахнул выступившие на лбу от напряжения бисеринки пота. Он и раньше догадывался, что состязания проводятся не всегда по правилам. Впрочем, это его мало тогда интересовало. Другое дело сейчас. Надо еще раз предупредить Ника, чтоб не высовывался. Это же надо, уже в первом туре, а так практически в открытую начали сливать неугодных. Все произошло настолько быстро и неожиданно, что ему пришлось действовать непозволительно грубо. Смотрители, наверное, даже не поняли, где находятся. Но потом, когда придут в себя, мутный осадок воспоминаний у них все же останется. Будем надеяться, что они не станут обмениваться друг с другом мыслями насчет кратковременного помутнения сознания. Может, просто спишут на свою усталость. Еще повезло, что так вовремя подвернулся альвар. Эти горцы, с младых лет не расстающиеся с оружием, с молоком матери впитывают кодекс честного поединка. Это у них в крови.
        Шептун внимательно осматривал трибуны. Он чувствовал, что где-то там наверняка есть Особенные, наделенные таким же Даром, как и он сам. Они всегда были незримыми участниками каждого Ритуала. Но, как можно догадаться, играли в нем не последнюю роль. И надо сказать, что незаметные для простых обывателей битвы порой не уступали по своему накалу происходящим на арене. Во всяком случае так было, когда он был еще молодым и считал себя истинным гражданином этого Города. С тех пор вряд ли что могло измениться. Всегда находились люди, которым была выгодна победа того или иного бойца.
        Обладающие способностями люди были всегда. Почему-то считалось, что именно Доминия, каждую ночь освещающая своим изумрудным светом землю, наделяла избранных этими способностями. Так и говорили: "На этого человека снизошел Дар Доминии". Хотя большинство обывателей считали его проклятием.
        Шептун, конечно, понимал, что Изумрудное Око здесь ни при чем. Все дело было в наследственности. Когда он учился в магистратуре, среди учеников ходили слухи, что в закрытых лабораториях проводятся всякие опыты по изучению этого явления. Но если и были какие-то результаты у этих исследований, то о них никто ничего не слышал.
        Ясно было одно, Дар передавался по наследству. От матери к сыну, например. А бывало, он мог проявиться через пять и более поколений. Проследить закономерность не представлялось возможным. Поэтому одаренные дети с равной частотой появлялись в любом роду, знатный ли это был род или никому не известный. Были они и у альваров, и у степняков, ну и, конечно же, у жителей Прилесья.
        Во все времена обладающие Даром так или иначе преследовались властями. До Арчи Мудрого их любили публично сжигать на Центральной площади по праздничным дням. Существовал даже праздник с говорящим за себя названием - Чистый День. По правде говоря, определить того, кто по настоящему имеет Дар, мог только тот, кто сам им обладал. Поэтому зачастую в кострах гибли десятки и сотни обычных людей, чем-то немного отличающихся от нормы. К примеру, детей, рождающихся с любыми мало-мальскими физическими дефектами, не долго думая, умерщвляли в тот же день.
        И, конечно же, повсеместно царили доносы и лжесвидетельства. По этим обвинениям были истреблены тысячи талантливых людей. Особенно досталось врачевателям. Дошло до того, что их практически не осталось. Даже в теперешние времена Город ощущает нехватку хороших лекарей. На одного настоящего приходится не меньше дюжины шарлатанов.
        Арчи Мудрый прекратил эту практику, посчитав, что так Городу рано или поздно придет конец. Он издал Закон, по которому запрещалось умерщвлять ущербных младенцев. А Даром Наложенных приговаривать к смертной казни путем отсечения головы только при доказанности совершения ими преступления с использованием своих способностей.
        Конечно, и потом ни одно празднество не обходилось без публичной казни, но их количество заметно сократилось. Женщины же получили право самостоятельно принимать решение, оставить ли ущербного новорожденного себе или отправить его на выселки. Однако дремучие традиции оказались настолько сильны, что и по сей день в большинстве случаев роженицы продолжают отказываться от своих детей. Те, кому повезет, если это можно назвать везеньем, попадают в поселения отверженцев.
        Вот и сейчас, в который раз размышляя об этом, Шептун, прикрыв глаза, пытался нащупать незримые следы вмешательства. Пока он не заметил ничего необычного. Возможно, когда число участников сократится, это сделать будет легче. Или когда Ритуал подойдет к своей решающей стадии. Он мысленно улыбнулся, представив себе все тщетные усилия Особенных, когда они попытаются воздействовать на Ника. Потом Шептун одернул себя: "Нашел чему радоваться! Надо как-то еще раз предупредить Ника, чтобы раньше времени не привлек к себе внимание". Но как это сделать? Он, конечно, был записан как сопровождающий участника и мог находиться все время рядом с ним. Но кто даст гарантию, что его не узнают? Нет, если и придется открыться, то только в самый последний момент. Тут Шептун пожалел, что Ник не обычный человек. Так он мог бы подсказывать ему прямо отсюда, не вставая с этого места. С другой стороны, невосприимчивость Ника делает его неуязвимым и для врагов. "Палка о двух концах", - в который раз вздохнул Шептун и понял, что ужасно волнуется.
        На арене в это время уже начались состязания в метании копий. Первый этап был на дальность, второй будет на точность. Здесь у Ника затруднений не должно возникнуть. Шептун помнил, как он играючи зашвырнул копье Сита на поля собирателей. Мальчик потом долго его искал и нашел, по его словам, шагах в трехстах от дороги. Тут же надо было перебросить копье через деревянное ограждение в два локтя высотой с расстояния чуть больше ста пятидесяти шагов. Таковой, по преданию, была ширина Быстрой Воды в самом ее узком месте, когда первые люди, бежавшие из Старого Города, переправились через нее.
        Им тогда преградили путь степняки. Кочевники наспех возвели невысокий заградительный барьер на другой стороне реки и пресекали все попытки переправы. Тогда решено было выбрать самых умелых метателей копий. Эти герои забросали степняков копьями через реку, дав тем самым возможность без особых потерь форсировать ее ударному отряду.
        Каждый бросок участника сопровождался многоголосым ревом толпы. Зрители уже вовсю делали ставки. Сила эмоций возрастала с каждой минутой. Подошла и очередь Ника. Он коротко разбежался и, казалось, без особых усилий метнул копье. Оно взмыло высоко в воздух и, на мгновение словно зависнув, перелетело далеко за ограждение. Бросок был красивым, и по рядам прокатились овации. "Тысяча желтобрюхов! - не удержался Шептун и, спохватившись уже про себя, добавил: - Я же просил не выделяться".
        - Что, старик, не на того поставил? - загоготал толстяк, сидевший позади него. - Бабка-то твоя, поди, не знает, куда ты ее заначку-то профукал!
        В ответ Шептун только виновато развел руками, потупив глаза, чем вызвал у толстяка еще большую вспышку веселья.
        Состязания продолжались. Участники с разным успехом метали копья во врытые за сто шагов мишени. Более трети уже выбыли из борьбы. Шло все к тому, что их количество увеличится еще в ближайшее время. Проигравшие с поникшим видом плелись к Восточным воротам. Их сопровождал свист и улюлюканье разгоряченной бесплатной выпивкой толпы. По случаю Празднества Город выделил из своих запасников столько бочек вина, что, казалось, им можно было заполнить всю арену до краев. Специально приставленные к ним виночерпии не успевали наполнять фляги и бурдюки всем желающим отведать лучшие вина из погребов самих Хранителей.
        Трудно было сосчитать количество горожан и иноземцев, специально приехавших поглазеть на Празднование Исхода. Десятки тысяч людей сидели на каменных и деревянных скамьях, расходившихся кругами вверх от арены. В проходах толпились и оживленно обсуждали происходящие состязания те, кому не хватило сидячих мест. Тут же пронырливые личности собирали сделанные на того или иного участника ставки. В этой многоцветной толпе были и мужчины, и женщины, и дети. Многие пришли на праздник целыми семьями. Народ был в предвкушении дальнейших испытаний.
        Шептун в который раз облегченно вздохнул, когда Ник поразил мишень три раза подряд. Старик заметно нервничал. Он понимал это, но чем больше старался себя успокоить, тем меньше это ему удавалось. Впереди оставались два этапа. Мастеровые уже очерчивали барьеры, а смотрители готовились к проведению жребия. В центре поля был установлен большой чан. В него под одобрительный гул толпы бросались одинаковые деревянные таблички с именами оставшихся участников. Когда все начнется, смотрители вслепую, по очереди будут вытягивать дощечки, определяя таким образом пары воинов для нового состязания.
        Оно носило красивое название - Примирение. Это состязание вошло в Ритуал с самого начала и с тех самых пор оставалось неизменным. Примирение нравилось как простому люду, так и представителям высокого сословия. В молодости Шептун читал, что в стародавние времена члены знатных родов часто решали свои споры путем вызова обидчика на бой один на один. Право выбора оружия оставалось за тем, кого вызывали. Чаще всего бой проходил на мечах. Допускалось участие как в доспехах, так и без них. С мечом и щитом или только с одним мечом. Способов убить друг друга существовало предостаточно.
        Однако имелся свой кодекс правил и поведения. За этим следили доверенные лица, как правило, по двое от каждой из сторон. Их называли смотрителями. Они заранее оговаривали между собой условия поединка, согласовывали тип того или иного оружия, а также чт? считать моментом наступления сатисфакции, или, иначе говоря, примирения. Далеко не всегда Примирение заканчивалось гибелью одного из противников. Если суд чести признавал оскорбление легким или средней тяжести, то бились обычно до первого серьезного ранения.
        Обычай таким образом решать спор со временем также пришелся по нраву и простому люду и вскоре приобрел массовый характер. Если Высокородные прибегали к Примирению только в случаях, касающихся удовлетворения поруганной чести, то для безродных достаточной причиной для вызова могло стать несвежее мясо, проданное торговцем на рынке.
        Так как простой люд в подавляющем большинстве не умел владеть мечом, да и свободное ношение оружие простолюдинами было под запретом, большое распространение получило именно метание друг в друга дротиками. За их ношение полагался только небольшой штраф, тогда как за меч можно было легко получить несколько лет каменоломен. Да и стоили они куда как дешевле. Здесь также существовало несколько разновидностей выяснения отношений. Но самым распространенным стал такой. Противники вставали на расстоянии до пятидесяти шагов друг от друга и по команде начинали сходиться к барьерам, расстояние между которыми не превышало
        десяти шагов. Кто первым метнул дротик, должен был оставаться на том же месте, ожидая ответного броска. Если оба броска не поражали цель, то противники расходились, и все начиналось сначала. Это повторялось до тех пор, пока один из соперников из-за ранения или смерти не выбывал из поединка или не объявлялось Примирение по обоюдному соглашению сторон.
        Вызовы для Примирения в то время были обыденным делом. На этих поединках гибло или получало тяжелые увечья большое количество горожан. Видимо, поэтому одним из первых Указов Арчи Мудрый запретил этот варварской обычай. Горожан, решивших нарушить запрет, ожидала смертная казнь. Эти строгие меры свели к минимуму такого рода схватки. Смертность в Городе резко сократилась.
        Понимая, что своим указом он вызвал волну недовольства у всех слоев населения, Арчи Мудрый ввел Примирение в один из этапов Ритуала. Это сразу повысило его зрелищность и давало заклятым врагам возможность выяснить свои отношения. Правда, только один раз в десять лет, во время Празднования Исхода.
        Как поведет себя Ник? Об этом Шептун старался не думать. Он уже успел хорошо узнать Найденыша, как про себя продолжал его называть… Несмотря на свои внушительные физические данные, тот не признавал насилия ни в каком виде. Это было странно, даже как-то дико, но это было так. Что будет, когда ему придется сразиться с опытными воинами не на жизнь, а на смерть? Но что-то менять было уже поздно.
        Шептун решил, хотя бы бегло, прощупать отдыхающих после первых испытаний участников. Их оставалось еще очень много, больше сотни. Одни сидели на корточках, ели предложенную смотрителями еду. Другие лежали, вытянув уставшие ноги. Ник, отказавшись от еды, сделал лишь несколько глотков воды, стоял чуть в стороне и казался совершенно безучастным к происходящему. "Как бы ему что не подмешали, - заволновался Шептун. - Хотя, если этого и следовало ожидать, то вряд ли сейчас, - успокоил он себя. - Пока слишком еще много претендентов на победу, всех не перетравишь. А вот когда круг сузится, тогда надо будет следить во все глаза".
        Что-то Шептуна все-таки настораживало. Он переводил взгляд с одного участника на другого, но не мог определить причину своего волнения. Вот поодаль ото всех в кругу стояли семь воинов альваров. Держатся стороной, но это так они всегда. Ближе к парапету сидели на корточках степняки. Сколько их? Восемь. Поговаривали, что их будет значительно больше. Может, конечно, успели отсеяться. Среди них выделялся здоровый, свирепого вида воин. На нем была только короткая кожаная юбка, железные поножи прикрывали голени. Широченную грудь крест-накрест пересекали широкие, проклепанные железными пластинами кожаные ремни. До локтей мощные руки были защищены толстыми, усеянными острыми шипами кожаными наручниками. Его голова была выбрита налысо, только тонкая косичка черных волос спадала на спину. От степняка так и веяло звериной силой. "И куда же я, старый, обрюзгший желтобрюх, отправил Ника? - Шептун непроизвольно поежился. - Что за наваждение нашло тогда на меня?" - в который уж раз спросил он себя.
***
        Вновь завыли медные трубы, ознаменовав начало нового этапа. Ник потянулся всем телом, разминая мышцы. Со стороны он казался абсолютно спокойным. Но в глубине его разума что-то происходило. Он заглянул в себя. Волнение присутствовало, но это было нормальным. Небольшой мандраж всегда имел место перед соревнованиями. Ник знал, что легким усилием воли он мог заставить свое тело в любой момент полностью расслабиться. Но это сейчас было бы неверно. Организм реагировал так, как требовали того обстоятельства. Адреналина, правда, вырабатывалось все же немного больше, чем надо. Причиной, скорее всего, являлось то, что теперешняя обстановка разительно отличалась от спортивных соревнований, в которых ему доводилось раньше участвовать. И рев стотысячной толпы больше напоминал не крики скандирующих болельщиков на стадионе, а стон огромного раненого зверя. Угрюмые же, недружелюбные воины, окружающие его, только усиливали это впечатление.
        Ему в который раз стало неуютно. Великий Город, с его непонятными законами и средневековыми правилами, не оправдал его надежд. Теперь он, кажется, стал понемногу понимать нелюбовь жителей Прилесья ко всему городскому. Ему вспомнилась их деревня, дом Шептуна, милая мордочка ядоплюя. Ему даже стало неудобно, что поначалу считал их грубоватыми неулыбчивыми дикарями. А они были просто людьми, живущими в сложных условиях, в ежедневной борьбе за свое существование. И несмотря на враждебную среду, окружающую их, они тем не менее оставались честными, отзывчивыми и всегда готовыми прийти на помощь друг другу. В городе же было совсем наоборот. Несмотря на большое скопление людей, горожане на самом деле были разрознены, и, казалось, каждый был только за себя.
        Тем временем рев толпы нарастал. Ник посмотрел в центр арены. Там двое смотрителей доставали что-то из большого сосуда, а третий выкрикивал имена зычным голосом. Глашатаи на трибунах подхватывали его слова и передавали их дальше по заполненным битком рядам. При этом они использовали приспособления, напоминающие медные воронки. По-видимому, эти устройства служили усилителями звука. Участники, услышав свои имена, выходили к краю арены. Там уже другие смотрители разводили их по парам.
        - Ник из рода Вестгейров! - Протяжно и уже не в первый раз гудел смотритель. До Ника не сразу дошло, что это вызывают именно его. - И его противник, - смотритель немного замешкался, - Тын-Тын из стойбища Карантын! Эти два воина сойдутся в поединке, чтобы выяснить, кто из них достоин претендовать на Высочайшую Просьбу!
        Кто-то подтолкнул Ника, и он поспешил в сторону поджидавшего его смотрителя. Участник со странным именем уже был там. На нем была кожаная юбка до колен, а голый торс блестел, словно покрытый кремом для загара. Нику в нос ударил неприятный резкий запах давно не мытого тела вперемежку с еще чем-то более отвратительным. Это явно не крем, мелькнуло у Ника. Больше похоже на прогорклый жир. Ник постарался ничем не выдать своего отвращения, а когда увидел глаза противника, то по его спине пробежал холодок. Тот смотрел на него с такой неприкрытой ненавистью, что Ник поспешил отвести взгляд. "Почему он так на меня смотрит? Мы же до этого даже не встречались?"
        Тем временем смотритель, тоже морща нос от смрада, исходящего от воина, указал на дротики, лежащие на столе. Дротики были в метр длиной, с увесистыми на вид металлическими наконечниками. Нику бросилось в глаза, что одни были остро заточенными, другие же имели тупую, закругленную форму.
        - Какой бой выбираете? - хорошо поставленным голосом спросил смотритель. - Бескровный или смертельный?
        Вместо ответа противник Ника схватил со стола дрот с острым наконечником и, что-то прокричав, высоко поднял его над головой. Ему ответил дружный рев трибун.
        После того как оружие было выбрано, смотритель кратко зачитал правила.
        - Сходиться по команде. Первый метнувший останавливается. Движение начинать только после ответного броска. За барьер не заходить. - И, сделав короткую паузу, проорал: - Все ясно? Пошли!
        Ник молча стоял, ожидая команды. В руках он держал, так же как и стоявший в ста шагах от него противник, два увесистых дротика. Их шершавые рукоятки жгли ему ладони. Ник, словно размышляя о чем-то своем, покачал головой и решительно отбросил один в сторону. По зрительским рядам прокатился гул непонимания, а потом трибуны разразились рукоплесканием. Противник в ответ что-то прокричал Нику и, показав поочередно на живот и грудь, недвусмысленно дал понять, куда он собирается поразить его.
        В этот момент раздался гонг, давая сигнал на сближение. Ник так и не решил, что будет делать дальше, пошел неторопливо, не таясь, выпрямившись в полный рост. Со стороны, казалось, что человек решил просто немного пройтись. Свой единственный дротик он небрежно держал в правой руке наконечником вниз, слегка постукивая им по ноге. Его противник, напротив, приближался короткими перебежками, пригнувшись и как-то боком, напоминая подкрадывающегося к жертве паука. При этом непрерывно делая непонятные пассы руками. Один дротик, направленный острием на Ника, он держал впереди почти на вытянутой руке, второй прятал чуть сзади, очерчивая им замысловатые фигуры.
        Когда расстояние между ними сократилось до тридцати шагов, Тын-Тын, сделав движение, словно собирается бросать дротик правой, неожиданно сильно послал другой с левой руки. Бросок был выполнен безукоризненно. Ник видел, как черная точка приближается к его груди, и плавно шагнул в сторону. "Он бросил на поражение, - мелькнуло в мозгу - он не собирался меня ранить, а только убить". - Разум отказывался это принять.
        Второй бросок Ник прозевал самым постыдным для себя образом. Его противник, заметив, что тот уклоняется вправо, вслед за первым дротом послал второй. Все это было проделано с такой ловкостью и быстротой, что, казалось, дротики вылетели почти одновременно. Ник, завороженно следя за пролетающей в сантиметре от его тела черной смертью, только в последний момент почувствовал еще одно движение. Уворачиваться было уже поздно, и он резко, наотмашь, хлестнул своим дротом по летящему дроту противника. Тот, взвизгнув, отлетел прочь, едва не задев одного из смотрителей, следивших за поединком.
        Кровь ударила Нику в голову, и он, уже не раздумывая, круговым движением, словно палку, бросил свой дротик по ногам противника. Тот, разгадав его маневр, попытался перепрыгнуть его, но не успел. С перебитыми ногами воин рухнул на песок.
        Под дружное рукоплескание трибун и стоны вперемежку с проклятиями раненого Ник поплелся к кромке арены. Кровь пульсировала в его висках, и он только усилием воли заставил сердце биться ровнее. "Чему все радуются? - стучало в его голове. - Что за безумие здесь происходит?" Краем глаза он заметил, как двое смотрителей волокут по песку еще одного участника Ритуала. Судя по залитой кровью груди и безвольно мотающейся из стороны в сторону голове, тот был уже мертв. Стиснув зубы, Ник направился к стоящим поодаль воинам, уже закончившим это состязание.
***
        - Туда ему и дорога! - бесновался за спиной у Шептуна толстяк. Он ухитрялся есть, кричать, комментировать происходящее на арене, и все это делать одновременно. - Что, старик, не радуешься? Вон как наш степняку-то все ноги переломал! Надолго забудет теперь, как на своих двоих ходить. Конечно, лучше было бы его насквозь продырявить, но и так неплохо вышло. Я решил поначалу, что нашему-то хана, а он вон как! Из какого он рода, чего-то я прослушал? - хлопнув по плечу, спросил он у Шептуна.
        - Вестгейров, - чуть слышно ответил тот.
        - Да нет, старик, ты путаешь. Какие из Вестгейров воины-то? Да и не слышно про них уже давненько.
        - Да, уважаемый, - согласился Шептун, - видать, глуховат я на старости лет стал, вот и напутал чего.
        - Во-во, - хохотнул толстяк, смешно тряся животом и тут же, без перехода заорал: - Да кто ж так дрот-то метает! Понаехали со всей округи, а реальных бойцов-то по пальцам пересчитать! Давай же, кончай с ним уже!
        Шептун старался унять бешено стучащее сердце. Спина от поясницы до шеи задеревенела от напряжения. Спинки у каменной скамьи, на которой он сидел, не было, и он привалился на какого-то мужичка справа. Тот, нервно пережевывая жареные орешки, этого даже не заметил. Как и у всех вокруг, его внимание было всецело приковано к происходящему на арене.
        Потихоньку дыхание Шептуна выровнялось, сердцебиение замедлилось. "Пока все идет хорошо, - словно уговаривая себя, размышлял он, - Ник ни разу не ранен, все этапы уже позади, остался всего один, заключительный". Он уже и не помнил, когда в последний раз был здесь и наблюдал за Ритуалом. Казалось, что это было в прошлой жизни. Однако он прекрасно помнил, что до заключительного этапа добиралось не более дюжины участников. Да и то многие на этом и останавливались. Кто-то - получив благосклонность своей избранницы, кто из-за полученных ранений, а кто-то не хотел более рисковать.
        Сегодня же в последний этап уже прошли, по меньшей мере, три десятка воинов. Если учесть, что предыдущий только завершается, то участников будет и того больше. Ожидали ли такого устроители, или для них это так же явилось неожиданностью, Шептун не знал. Но то, что это все закончится кровавой резней, сомнений не вызывало.
        По правилам, введенным более трех веков назад, участников заключительного этапа при помощи жребия делили на два примерно равных по численности отряда. Но одно дело, когда сходятся, к примеру, четыре воина против пяти. Что же можно будет ожидать, когда не на жизнь, а на смерть и каждый за себя будут биться три десятка вооруженных людей?
        "Надо отказаться от дальнейшего прохождения Ритуала, - мелькало у Шептуна в голове. - Это равносильно самоубийству. Но что будет с охотниками? Даже Фрайс не в силах помочь! Почему все так не вовремя?"
        Протяжный вой труб, заставивший Шептуна вздрогнуть, возвестил окончание Примирения. "Соберись, Рич! - приказал он себе. - Твое дело страховать Ника. Вот и занимайся этим!" Как ни странно, это помогло. Он стал неторопливо пересчитывать воинов, вышедших в заключительный этап, заодно проверяя внутренним взором их состояние. Это было непросто сделать. Многие переходили с места на место, образуя небольшие группы, которые через какое-то время распадались. Вокруг других крутились оруженосцы, поправляя доспехи или оказывая врачебную помощь.
        Только с третьей попытки ему наконец удалось довольно точно всех пересчитать. Получалось, что четыре десятка человек вышли в заключительный этап. Более половины, невзирая на ранения различной тяжести, рвались в бой. Их ауры так и полыхали пурпурным цветом. Остальные твердо намеривались выйти из дальнейшего испытания. Шептун поискал глазами Ника. А, вот он! Ник неподвижно сидел рядом с кромкой арены в отдалении ото всех. Отсюда он казался каменной статуей. Ни малейшего движения нельзя было различить. Скорее машинально Шептун посмотрел на него внутренним взором и чуть не вскрикнул от удивления. Нет, он не увидел его ауру, столь естественную любому другому, - как и прежде, он ее не видел. Просто вокруг Ника шла какая-то рябь, как бывает, когда над раскаленным камнем волнуется воздух. Шептун даже непроизвольно несколько раз моргнул, хотя понятно, что внутренний взор никак не зависел от обычного зрения.
        "Держись, Ник, - одними губами прошептал Шептун, - и да помогут тебе Ушедшие Боги".
        Над всей Ареной, над этим огромным сооружением, висел гул людских голосов. Все обсуждали последние события. Кто-то радостно кричал, кто-то, напротив, громко проклинал побежденного воина, из-за которого он проигрался в пух и прах. Тут же делались ставки на последнюю смертельную схватку.
        Люди были в предвкушении еще более кровавого зрелища. Уже совсем скоро они узнают имя Победителя! И до следующего Исхода он останется героем, для которого будут открыты двери любого жилища, и даже Хранители сочтут за честь приглашать его за свой трапезный стол.
        Гортанный звук труб приглушил всю эту многоголосицу. Зрители обратили взгляды на арену. Начиналась жеребьевка.
        - А я тебе говорю, это полнейшая глупость поставить все деньги на одного! - Шептун услышал голос толстяка. - Только Ушедшие могут знать наверняка, кто победит.
        - Зато какой будет куш! - мечтательно парировал его визави. - Ты как хочешь, а я ставлю на того здоровенного степняка. Этот дикарь, - собеседник коротко хохотнул, - имя и по трезвому не выговоришь - так вот, мне, Куун, ну ты знаешь, тесть мой, по секрету рассказал, что этот степняк - телохранитель самого этого, тьфу ты, ну самого их главного.
        - Ну да, может и так, - не сдавался толстяк - А возьми альваров, к примеру. Они что, по-твоему, вроде наших хлебопеков, которые кроме сковороды другого оружия в жизни не видывали?
        - Ну не знаю, мой тесть, как напьется, начинает такие истории об этих степняках рассказывать, что мороз по коже пробирает. А он же не просто так, он же в Охранной канцелярии и по роду службы много чего знает.
        - Как хочешь, - махнул рукой толстяк, - а я дождусь, что жребий решит. А там и посмотрю, на какой отряд ставить. Так-то точно вернее будет.
        К удивлению Шептуна, изъявили желание покинуть арену только шесть воинов. Да это было и понятно. От полученных ран они истекали кровью и уже не могли самостоятельно ходить. Что-то здесь не так. Шептун раз за разом прощупывал оставшихся. Сомнений не было, как минимум, дюжина не особо рвалась в бой. Нехорошее предчувствие, и так все это время не оставлявшее Шептуна ни на мгновение, крепко сжало сердце.
        Он осторожно, словно легким ветерком, коснулся сознания смотрителей, тянущих в это время жребий. Все вроде нормально. Чужой, навязанной извне кем-то воли, не было и следа. Но что-то шло явно не так! Чувство опасности за все годы, проведенные в Лесу, его ни разу не подводило. Не сидеть ему на этом месте. Но здесь был не Лес, и, как ни странно, но там он чувствовал себя в большей безопасности.
        Тем временем жеребьевка подходила к концу. Ник оказался в одном отряде с четырьмя альварами. В него также попали несколько наемников и воины из Средних Земель. В этот раз судьба распорядилась не лучшим образом для Великого Города. Если не считать Ника, записанного вольно рожденным горожанином, в их отряде было еще только двое.
        Шептун перевел взгляд на противоборствующий отряд. "Это же надо, - присвистнул он, - похоже на проделки Ушедших". Как на заказ, в тот отряд попали все те же семь степняков. Только двое из них были легко раненными. Остальные все так же источали звериную силу вперемежку со злобой. "Неспроста, - вертелось у него в голове, - ой, неспроста…"
        Что-то планировалось, но что? Шептун все никак не мог понять, и только когда завыли трубы, оповещающие об окончании жребия, он прозрел. Старик вскочил, словно его ужалил ядовитый мох, и со всех ног бросился пробираться через плотную, неистово орущую толпу. Он знал, что не успевает, но оставаться на месте уже не мог. Толстяк, до этого с пеной у рта доказывавший преимущество альварского способа ведения ближнего боя перед степными дикарями, проводил Шептуна пристальным взглядом и неспешно проследовал вслед за ним.
        Тем временем отряды разошлись по разным сторонам арены. Воины занялись последними приготовлениями к предстоящему поединку. Один из смотрителей подошел к Нику и протянул ему загнутый на конце меч и маленький прямоугольный щит. Ник с отвращением посмотрел на оружие, но, чуть поколебавшись, решил все-таки взять. Он несколько раз взмахнул мечом и скривил губы в саркастической усмешке. Проведя большим пальцем по его лезвию, Ник только хмыкнул. Похоже, что его не точили никогда. Балансировка тоже оставляла желать лучшего. Щит, если его вообще можно было так называть, скорее всего, не выдержит и одного мало-мальски касательного удара. Все же от первоначального плана драться совсем безоружным он решил отказаться. Надо не дать втянуть себя в кучу-малу, решил он, а там, что называется, по ситуации.
        В который раз завыли трубы, и отряды, выстроившись цепью, пошли друг на друга. Ник старался идти в ногу со всеми, не отставая, но и не опережая других. Не дойдя друг до друга тридцати шагов, воины остановились. Между ними вышел Главный Смотритель. Приложив медную воронку к губам, он зычным голосом прокричал:
        - Волей Хранителей я спрашиваю вас, готовые на смерть. Есть здесь тот, кто откажется от последнего боя?
        Трибуны затихли. В абсолютной тишине раздавались только легкие позвякивания доспехов замерших друг напротив друга соперников. Отказаться от боя в такой момент означало получить навсегда несмываемое пятно позора. Ник краем глаза уловил, как по их цепочке прошло движение. Какой-то незнакомый ему воин сделал два шага по направлению к Главному Смотрителю и с лязгом, который, казалось, эхом пробежал по притихшим зрительским рядам, вытащил из ножен меч и бросил его на песок. Ник, плохо знакомый с обычаями Ритуала, жадно всматривался в лица стоящих перед ним противников. Одни с безучастным видом смотрели прямо перед собой, в глазах других читалось презрение вперемешку со злорадством. Кто-то даже сплюнул в песок.
        По Арене прокатился нарастающий гул голосов, но тотчас замер. Один за другим еще девять воинов вышли вперед и так же, как и их предшественник, швырнули свои мечи под ноги Смотрителю.
        Зрительские ряды пришли в движение. Те, кто все еще сидел, повскакивали со своих мест. Шум стоял ужасный. Что-либо разобрать в этой многоголосице было просто невозможно. Ник непонимающе крутил головой. Смотритель что-то кричал в свою воронку, но все звуки тонули в реве толпы. Воины, отказавшиеся сражаться, поспешно направились в сторону Восточных ворот. В них со зрительских рядов летело все, что только можно. В ход пошли и очистки, и недоеденные фрукты. Какой-то ветеран в сердцах кинул вниз свой костыль. Воины чуть ли не бегом, прикрывая головы щитами, скрылись за спасительными воротами.
        Тем временем рев толпы сменился на более-менее понятные крики. Зрители разделились на два лагеря. Те, кто ставил на отряд Ника, выкрикивали что-то гневное в адрес тех, кто поставил на их противников. Те же в ответ радостно кричали и улюлюкали, делая всякие неприличные жесты. Тут и там вспыхивали короткие стычки. По рядам забегали стражники, пытаясь не дать беспорядкам перерасти во всеобщее побоище.
        Пока продолжалась вся эта неразбериха, еще трое воинов из отряда Ника побросали оружие и направились к выходу. Чуть поодаль от него плечом к плечу стояли четверо альваров. Он не мог разглядеть их лица, скрытые за резными нащечниками шлемов, но их позы говорили сами за себя. Эти воины отступать были не намерены. Ник подошел к ним и встал рядом. Он чувствовал какое-то доселе не испытанное чувство. Рев многотысячной толпы, песок арены, местами пропитанный кровью. Где-то глубоко в подсознании зашевелились дремучие инстинкты, о которых раньше он даже и не подозревал. Сердце с силой толкало кровь, омывая, казалось, все клеточки его тела. Легкие с шумом качали воздух. Мозг, получив ударную дозу адреналина, был ясен, но в то же время пребывал в состоянии легкой эйфории.
        - Остаешься? - донесся до него будто издалека голос.
        - Да, - Ник узнал говорившего. Это был тот самый воин, который одолжил ему свой лук в самом начале состязаний. Сейчас, полностью экипированный в доспехи, он был неотличим от воинов, стоящих сейчас в Центральной ложе. - А что происходит? - Ник все же решил прояснить ситуацию.
        - Отличный способ достойно умереть, - Буднично произнес он. По его взгляду Ник понял, что это не бравада, а просто констатация факта. Потом, все же позволив себе небольшую эмоцию, чуть скривив в презрительной усмешке губы добавил: - Впрочем, ты еще можешь уйти.
        - Я здесь, чтобы победить. - Ник чувствовал, что этот человек признает только прямоту. В глазах у воина промелькнуло что-то вроде интереса и, как показалось Нику, подобие уважения. Тот критически осмотрел его с ног до головы:
        - Тогда тебе понадобится нечто другое. - Затем он три раза подряд выбросил над головой руку.
        Что это означало, Ник понял, только увидев спешащего к ним знакомого оруженосца. Мальчик тащил бронзовые доспехи, сгибаясь под их тяжестью. За ним спешил второй с большим круглым щитом на спине.
        - Deja vu, - только и смог прошептать Ник по-французски.
        Облачаясь в доспехи альваров, Ник в который раз удивился их поразительной схожести с эллинскими. Даже ремешки для креплений располагались на тех же местах. Мастера двух совершенно разных миров при их изготовлении следовали одной логике.
        Его также очень удивило, что смотрители в связи с новыми обстоятельствами не провели повторную жеребьевку. Пятеро против семнадцати - явно неравное состязание. Да и назвать весь этот Ритуал состязанием у него уже язык не поворачивался.
        Ник теперь понимал, почему Шептун так противился его желанию участвовать в нем. Он-то, дурак, предполагал, что это будет что-то подобное земным Олимпийским играм, а на поверку оказалось, что это обыкновенная бойня. И ему, Нику, уже никак не отвертеться от этого. Он вспомнил лица охотников - Рона с его нарочитой угрюмостью, здоровяка и балагура Валу и Сита, совсем еще ребенка, старающегося казаться взрослым. "Я вытащу вас, друзья мои, даже если мне придется убить кого-то для этого. А совесть? Ну что же, придется как-то жить дальше с ней. Отец, думаю, меня поймет, а мама и бабушка? Лучше бы они этого не узнали". Ник даже посмотрел в небо, не завис ли там какой-нибудь земной зонд-разведчик?
        Небо было чистое, если не считать разбросанных по всему небосклону маленьких белоснежных облачков, напоминающих игрушечных барашков. Нежно грело местное светило. Картина была просто идиллической. Если не знать, что где-то там на дальней орбите висит неопознанный объект, который в считанные мгновения разделался с "Валькирией", чуть не угробив при этом его, Ника. Да и в глазах стоящих напротив семнадцати вооруженных воинов явно читалось, что оставлять его в живых не входит сегодня в их планы.
        Ник почувствовал на себе взгляд и повернулся. Знакомый воин хотел ему что-то сказать, но подумал, что Ник перед битвой молится своим богам, и не решился прервать его.
        - Как твое имя, воин? - все-таки задал он вопрос.
        - Ник, - ответил он, но, увидев, как недоуменно у того поползли на лоб брови, быстро поправился: - Ник из Рода Вестгейров.
        - Я Бранд из клана Терров, - с достоинством произнес он. - Это доспехи моего брата. Не запятнай их позором.
        Ник в ответ почтительно склонил голову, не произнеся и слова. Почему-то он сразу понял, что слова будут здесь неуместны и что брата Бранда уже нет в живых. И погиб он в бою. Другой причины расстаться со своим оружием у этих воинов просто не существовало.
        "Жаль, что нет копья, - думал Ник, - только щит и короткий меч". У противников копий также не наблюдалось. Драться придется на короткой дистанции. Размышляя так, он цепко осматривал соперников. Ник сразу выделил группу из семи воинов. У них была похожая экипировка, да и держались они во время состязаний все время вместе. Кажется, кто-то их называл степняками. "Не о них ли мне все талдычил по дороге в Город Сит?"
        В этой группе выделялся здоровый, обритый на лысо воин. Мощные мышцы буграми перекатывались по его телу. Правой рукой степняк поигрывал булавой внушительного размера. Ее шаровидная ударная головка была вдобавок еще и утыкана острыми шипами. Левую руку защищал небольшой круглый щит. Другие его соплеменники были вооружены загнутыми мечами средней длины. У каждого из-за пояса торчала рукоятка тяжелого боевого ножа, а за спинами виднелись древки дротиков крест-накрест вложенные в специальные кожаные ножны. "С этими надо быть по внимательнее", - отметил для себя Ник, и в эту минуту прозвучал сигнал к бою.
        - Держаться вместе! - скомандовал Бранд, и они сомкнули щиты.
        По ним тотчас же звякнули первые дротики, не причинив никакого вреда. Сквозь дугообразные щели в шлеме Ник видел, как стремительно приближаются противники. Правда, строем это было трудно назвать. Они бежали словно наперегонки, задевая друг друга щитами, будто поспорили, кто быстрее покончит с малочисленным отрядом. Альвары стояли не шелохнувшись, и только когда расстояние до нападавших сократилось в десять шагов, стремительно рванулись вперед. Это было так неожиданно, что Ник, чуть замешкавшись, едва не отстал от них. Но это стало полной неожиданностью и для противника. Многие сбились с шагу, кто-то резко остановился. Шедшие позади со всего маха налетели на остановившихся.
        Альвары прошли через строй нападающих как нож сквозь масло. Раздались крики раненых вперемежку с проклятиями. Альвары разом развернулись и, не давая врагам опомниться, атаковали их вновь, теперь уже с тыла.
        Арена наполнилась грохотом сталкивающихся щитов и лязгом мечей. Зрители, затаив дыхание, следили за каждым выпадом и ударом, которыми ожесточенно обменивались противники. Ника схватка все же отбросила в сторону от альваров. Против него выступили трое. Они поочередно бросались в атаку, осыпая его попеременно градом ударов. Защищаясь своим широким щитом, Ник мало-помалу отступал, стараясь не упускать из вида сражающихся альваров.
        На них наседала дюжина воинов, среди которых выделялся здоровенный степняк. Его палица рассекала воздух с быстротой молнии. Глухой звук от ее ударов эхом разносился по всей арене. Альвары ожесточенно сопротивлялись, став в круг, спина к спине, и пока что сдерживали этот ураганный натиск. Трое раненых противников пытались выползти из-под ног сражающихся. Песок арены обагрился свежей кровью.
        Разве мог Ник, будучи двенадцатилетним подростком, подумать, что навыки, полученные им в игре "Битва у Фермопил", когда-нибудь в будущем ему пригодятся? Мама, категоричная противница подобных развлечений, всегда говорила, что это пустая трата времени. Отец только пожимал плечами, стараясь сохранять нейтралитет.
        Тело само вспомнило, казалось бы, уже давно забытые движения. Вот и сейчас, в очередной раз с лязгом парируя выпад особо настырного противника мечом, Ник сделал короткий шаг навстречу и кромкой своего массивного щита нанес сильный удар тому в голову. Спартанцы использовали щиты не только для обороны. В умелых руках он представлял собой грозное оружие. Нападающий как-то сразу обмяк и рухнул на песок. "Пожалуй, я перестарался", - мелькнуло у Ника в голове. Из-под шлема упавшего воина обильно заструилась кровь. Второго противника он просто подсек ногой и уже падающего коротко ударил рукояткой меча за ухо. "Этот выживет", - машинально отметил про себя Ник.
        Третий, увидев такую скоротечную расправу над своими друзьями, передумал нападать и начал кружить вокруг Ника, соблюдая дистанцию. Ник бросил взгляд в сторону другой дерущейся группы. Альварам приходилось туго. На ногах оставались трое. Четвертый лежал без признаков жизни, широко раскинув руки. Под ним медленно растекалось густое красное пятно.
        Медлить было нельзя. Ник сделал неуловимое движение и оказался на расстоянии вытянутой руки перед своим последним противником. Глаза степняка продолжали какое-то время бешено буравить то место, где Ник только что находился, затем начали медленно округляться. Во взгляде явственно проявлялось недоумение. Придумывать что-то времени не оставалось, и Ник просто проткнул его правое предплечье. Степняк, выпустив из сразу онемевшей руки меч, издал пронзительный вопль. Не понятно, чего в нем было больше, боли, ярости или досады.
        Ник, не обращая больше внимание на утратившего боеспособность противника, резко развернулся и, сделав два длинных прыжка, с размаху врезался в толпу степняков, теснившую альваров. Те, не ожидая нападения с тыла, несколько растерялись, чем Ник и воспользовался. Двое упали, не успев понять, что же произошло. Один - оглушенный тяжелым щитом, второй - с колотой раной в бедре.
        На какой-то миг схватка замерла. Противники остановились, тяжело дыша и свирепо сверля друг друга глазами. Ник огляделся. Даже беглого взгляда было достаточно, что бы понять, что положение альваров стало критическим. Все трое получили серьезные ранения. Их пошатывало от усталости и потери крови. Но в глазах читалась все та же непоколебимая решимость продолжать неравный бой.
        Девять оставшихся на ногах степняков были тоже изрядно потрепаны. У многих из глубоких порезов и ссадин сочилась кровь. Но, несмотря на ранения, они оставались все такими же грозными противниками. Трибуны неистовствовали, требуя продолжения смертельной схватки.
        Короткую передышку нарушил мускулистый степняк. Он, гортанно выкрикнув короткое ругательство, обрушил град ударов на ближайшего к нему альвара. Тот попытался защититься щитом, но после третьего мощного удара не выдержал и опустился на одно колено. Другой степняк, воспользовавшись моментом, метнул в открывшегося воина тяжелый дрот. В следующую секунду альвар повалился с пронзенным горлом. Бранд с напарником, не сговариваясь, бросились в контратаку, заставив здоровяка спешно укрыться за спинами своих товарищей.
        Ник вовремя заметил летящий в него дрот, пригнулся, пропуская его над головой, и, сделав выпад, поразил набегающего степняка в живот. Кожаный, проклепанный железными вставками панцирь не выдержал, и его владелец со стоном рухнул на колени.
        В следующий момент на Ника обрушился шквал ударов, и ему пришлось отступать, прикрываясь щитом. Сквозь прорези шлема он заметил, как степняки вновь начинают теснить оставшихся уже вдвоем альваров. Происходящее начало мелькать словно в калейдоскопе.
        Вот Бранд, отбросив ставший неподъемным щит, отражает непрекращающиеся удары мечом. В левой руке он сжимает дротик, готовясь поразить открывшегося противника. Второй альвар из последних сил делает обманный выпад и по рукоятку всаживает короткий меч в грудь наседающего на него степняка. Но вытащить его уже не успевает. Получив два проникающих ранения в спину, он, так и не выпустив противника из своих смертельных объятий, медленно заваливается на белый песок. Бранду удается почти в упор поразить дротиком в бок еще одного, но палица степняка все-таки настигает его. От мощного удара его меч переламывается у основания, лишь немного смягчив удар, и со сломанной ключицей Бранд валится на песок.
        Бой опять прервался на короткое время. Ник быстро осмотрелся. Сколько осталось против него? Шестеро. Хотя нет, двое не в счет. Покачиваясь и спотыкаясь, они медленно отходят в сторону кромки арены. Кровавые следы, стелившиеся за ними, говорят сами за себя. Значит, четверо. И среди них этот здоровяк, убивший двоих альваров и серьезно ранивший Бранда.
        Степняки стояли, тяжело дыша, и в их глазах читалась неприкрытая ненависть. И еще, где-то глубоко, страх. Они боялись. Его, Ника. И Ник с некоторым удивлением для себя понял, что это ему нравится. Он стоял посередине арены, весь заляпанный в чужой, запекшейся крови. Трибуны ревели, как стадо взбесившихся стинхов. Воздух был пропитан смертью. Только сейчас он осознал, что это не просто красивое словосочетание, для красного словца используемое в книжках и голо-фильмах. В воздухе отчетливо чувствовался сладковато-терпкий запах смерти.
        Степняк что-то гортанно выкрикнул, и они разом бросились на него. Ник видел их перекосившиеся от злобы лица, в которых не было ничего человеческого. Время остановилось. Он начал работать. Первого Ник просто смял массивным щитом. Второго коротким размахом локтя ударил в решетчатое забрало. Мощь удара, помноженная на скорость, заставила шлем промяться, словно тот был сделан из обыкновенной фольги.
        Ник не почувствовал сопротивления металла, но краем сознания отметил, что ушиб локтя он себе тем самым обеспечил. Третьего, еще только начавшего замах своим загнутым на конце мечом, пропустил за себя и наотмашь нанес ему сильный удар рукоятью в затылок.
        Здоровяк был быстр, но все-таки недостаточно, чтобы поразить Ника, вошедшего в спидинг-ап. Его тяжелая, с наваренными острыми шипами булава медленно приближалась. Степняк явно намеривался этим ударом размозжить ему голову и покончить с ним раз и навсегда. Ник, чуть присев, резко выбросил свой короткий меч, метясь тому точно в грудь, но в последний момент все-таки увел оружие чуть влево и вниз, насквозь пронзив правый бок степняка.
        Четыре тела упали практически одновременно. В пронзительной тишине было слышно их приглушенное песком падение. Зрительские ряды замерли, не в силах поверить в исход этого боя. Первыми очнулись те, кто считал свои деньги уже безвозвратно потерянными. Такой радостный вопль не оглашал Арену, вероятно, со дня ее основания. Потом заговорили уже все одновременно, делясь впечатлением от только что увиденного.
        Ник подбежал к Бранду. Воин был в сознании. Хотя лицо альвара было пепельным от боли и потери крови, из его уст не вырвалось ни одного стона. Во взгляде раненого Ник прочел только один единственный вопрос.
        - Мы победили! - ответил он, опустившись рядом с ним на колени.
        Воин благодарно кивнул и только после этого позволил себе потерять сознание.
        Смотрители что-то кричали в свои медные воронки. К раненым были допущены их оруженосцы и сопровождающие. К Нику спешил белый как мел Шептун. Подбежав, он, ни слова не говоря, принялся ощупывать Ника со всех сторон. Ник не сразу сообразил, что тот делает.
        - Где болит, Ник? Здесь? Может, здесь?
        Ник и сам не понимал, где у него и что болит. Боль придет чуть позже, когда в организме уляжется адреналиновая буря. Он с трудом снял шлем. Казалось, что тот весит не меньше тонны. Щит он отбросил, оказывается, еще раньше.
        - Все хорошо, мой мальчик, все хорошо… - Шептун, казалось, успокаивает больше себя, чем Ника. - Ты молодец, ты сделал это…
        Вокруг суетилось множество людей. Кому-то оказывали первую помощь, других молча волокли по песку. Шептун, сообразив, что Нику ничего не угрожает, занялся Брандом. Молча отодвинув в сторону суетящегося над телом хозяина мальчика, он присел на корточки и коснулся ладонями его висков. Поколдовав так некоторое время, он, кряхтя, выпрямился и сказал:
        - Срочно доставь его к хорошему костоправу! При должном уходе кости должны срастись. Что стоишь столбом? Жив он, жив!
        Мальчик, видимо, до этого уверенный в обратном, опрометью бросился за носилками. Лицо Бранда на глазах розовело.
        - Ну что, Победитель, - Шептун с неподдельной гордостью посмотрел на Ника. - Пора представить тебя Хранителям!
***
        Клео с интересом следила за происходящим на арене. Это было ее второе Празднование Исхода. Но первый раз она помнила плохо. Ей было всего восемь. Мама в то время уже была тяжело больна и не могла присутствовать на нем. Клео поспешила отогнать грустные воспоминания. Зато тогда рядом был ее брат, Лео. Она опять невесело усмехнулась. Почему все как огня боятся этого Леса? На арене состязались в силе и ловкости больше двух сотен мужчин. Они не побоялись участвовать в Ритуале, хотя многие из них сегодня умрут. Так почему же так сложно найти добровольцев для экспедиции в Лес? Что это, укоренившийся у горожан страх, который передается из поколения в поколение?
        Лично она страха перед Лесом не испытывала. И Лео тоже. Напротив, их всегда интересовало все, что так или иначе с ним было связано. Информации, к сожалению, только было маловато. В основном всевозможные предания, где не отличить вымысел от правды. Клео знала, что существовали закрытые архивы и секретные лаборатории. Но даже для нее, дочери Верховного Хранителя, доступ к ним был закрыт. На все ее расспросы отец лишь отвечал, что еще не время, "подрасти немного, зачем тебе все это надо?" И так далее, и тому подобное. После же случившегося с Лео с отцом и вовсе говорить на эту тему стало невозможно. Клео улыбнулась. До недавнего времени. Он обещал устроить мне встречу с охотником. После Исхода. Ну да ладно, ждать осталось недолго.
        Она повернула голову к отцу и улыбнулась. Он сидел с важным видом в центре, между другими Хранителями. Но, поймав ее взгляд, улыбнулся в ответ. Тем временем Судья вел свой давний спор со Стражем. Первый считал, что участие в Ритуале должно быть открыто для любого желающего, достигшего зрелости. Страж же, сторонник старых традиций, выступал против участия, как он любил выражаться "грязных иноземцев". Под это определение попадали все те, кто был рожден за пределами крепостных стен Великого Города. То, что в сегодняшнем Ритуале приняли участие воины с Белых скал и из Серединных Земель, с этим он еще как-то готов был смириться. Но участие степняков просто выводило его из себя. Судья же, хорошо зная это, всячески подливал масла в огонь.
        - Что-то, как я погляжу, маловато сегодня на арене воинов из городской стражи, - по своему обыкновению барабаня толстыми пальцами по подлокотнику кресла, протянул Судья. - Куда это подевались все твои хваленые герои?
        - Почему это подевались? - насупился Страж - Три дюжины намедни записались.
        - "Три дюжины", - передразнил его тот. - А ты знаешь, что участников больше двухсот? И твои "три дюжины" это так, - Судья в один глоток допил вино, потом заглянул в бокал, словно что-то там высматривая, и с радостью закончил: - что капля на дне моего бокала.
        - Так я ж про то и говорю, - Страж потихоньку начал закипать. - Зачем всякий сброд до Ритуала допускать? На этих вонючих степняков даже смотреть противно, не то что рядом находиться. Во времена Высокородного Арчи их вдоль дорог за ноги развешивали, а сейчас на празднования Первого Исхода со всеми почестями приглашаем.
        - Политика! - многозначительно поднял толстый пальчик Судья. - А потом, вот бы и показали этим степнякам твои доблестные воины, у кого причинное место длиннее. А то, допускать, мол, дикарей до состязания нельзя, потому что от них смердит! Ха-ха-ха! Правильно говорит Казначей, что обленились все твои от безделья.
        - Дармоеды! - с радостью поддержал тот Судью и принялся быстро тереть друг об дружку своими сухонькими ладошками.
        - Да ну вас! - Страж в сердцах махнул на них рукой. - Я вам об одном, а они мне о другом. Вот увидите, порвут мои этих, с позволения сказать, вояк. Если бы здесь девочки не было, - он махнул головой в сторону Клео, - то я бы вам все сказал, что думаю.
        - Ладно, не хвастай раньше времени, - Судья жестом приказал одной из служанок наполнить его бокал вином. - Вот Примирение начнется, там и посмотрим, кто чего ст?ит.
        Большинство воинов городской стражи, участвующих в сегодняшнем Ритуале, Клео знала лично. С некоторыми ей даже довелось провести не один тренировочный бой. Слабаками их нельзя было назвать. Но и противники у них были непростые. Лучшие воины из ближних и дальних земель съехались сюда, чтобы показать свое мастерство. Жаль, что не было среди них ни одного охотника из Прилесья. Посмотреть бы на них в бою. Или, еще лучше, познакомиться. Сколько же интересного о Лесе можно было бы разузнать у них! Почему эта простая мысль не приходила ей в голову раньше? Что она вообще знает об их жизни? По правде признаться, практически ничего. Тут ход ее мысли прервал рев трибун.
        - Вот и еще одного твоего вышибли! - с какой-то непонятной радостью в голосе воскликнул Судья. - И вышиб как раз-то один из этих вонючих дикарей!
        Клео присмотрелась. Так и есть. С арены выносили одного из воинов Города. Его лицо показалось ей знакомым, но точно отсюда не разглядеть. Носилки уже выносили в Восточные ворота. Оставалось только надеяться, что он останется жив.
        Тут ее взор привлек высокий широкоплечий воин, готовившийся к состязанию. Он был одет как простолюдин. В какие-то широкие штаны и в распахнутую на груди грязного цвета рубаху. Да к тому же еще и босой!
        Никаких, даже кожаных, доспехов на нем не было. Хотя, может быть, просто снял? В Примирении участвовать в защите не разрешалось. Она бы, наверное, сразу же и забыла про этого чудака, если бы смотрители не объявили его противника. Это был степняк из стойбища Карантын. Гунн-Терр как-то рассказывал, что воины из этого стойбища считаются самыми свирепыми даже среди самих степняков. Поговаривали, что у них есть обычай поедать своих поверженных врагов. Они верили, что тем самым к ним переходит часть их силы и ловкости.
        То, что она увидела дальше, заставило ее пересмотреть свое отношение к простолюдину. Сначала она удивилась, что тот отбросил в сторону, как ненужную вещь, один из своих двух дротиков. Этот непонятный поступок сразу вполовину уменьшил его шансы остаться в живых. Что это было, глупость или самоуверенность, Клео могла только гадать, но последующее ее поразило куда больше.
        Она сама очень неплохо метала дротики и прекрасно знала, что увернуться от выпущенного умелой рукой дрота с расстояния меньше чем в тридцать шагов было практически невозможно. Тем более в спокойно приближающегося противника. А тут степняк показал истинное мастерство, послав два дротика в цель практически одновременно. Клео сначала даже не поняла, что произошло, только, услышав глухой стук, догадалась, что простолюдин просто-напросто отбил их. Или, по крайней мере, один из них. Все произошло слишком быстро.
        Трибуны аж завыли от восторга, а когда тот еще умудрился ответным броском переломать степняку ноги, то зрительским симпатиям не было предела. Многие рукоплескали, встав со своих мест. Даже Гунн-Терр, находившийся все это время за спиной Клео, одобрительно хмыкнул. Так поступить со степняком означало покрыть его имя вечным позором. Тот был бы куда больше рад, если бы дротик поразил его в грудь.
        Не в такие уж и давние времена, когда Город вел частые войны со степняками, те любили так издеваться над своими пленными. Они ломали им ноги и оставляли одних в степи неподалеку от небольшого полу высохшего водоема. Большинство людей умирало в мучениях, так и не сумев доползти до живительной влаги. А теперь этот смельчак таким же образом поступил с одним из степняков. Позор, который мог быть смыт только смертью обидчика.
        - Вон, - Судья не преминул поддеть Стража, - даже голодранцы без роду и племени сражаются куда как искуснее.
        - Да, кстати, - подал голос Верховный, никак до этого не реагировавший на их словесную перепалку, - кто-нибудь мне скажет имя этого воина?
        - Сейчас, - Судья сделал кому-то знак, - сейчас узнаем.
        Через мгновение его помощник уже протягивал ему свиток с именами.
        - Так… - Судья пошевелил своими толстыми губами. - А, вот, вижу. Некий Ник, из Рода Вестгейров.
        - Вестгейры? - в задумчивости нахмурился Верховный. Что-то я такой и не припомню.
        - Это, если я не ошибаюсь, те, которые из врачевателей и счетоводов будут, - подал голос Алхимик.
        - А, тогда понятно. Название вроде знакомое показалось. Но у них в роду никогда до сего времени воинов-то не было. Вот я и удивился. Но парень-то молодец, молодец!
        Клео поняла, что отец тоже переживает. На этом Ритуале воины Города заметно уступали тем же самым степнякам. Ладно еще, если бы альварам или, на худой конец, наемникам из Срединных Земель. Но этих степных дикарей недолюбливали все. Кроме разве что Судьи. Тот этого даже не скрывал и, когда в заключительный этап вышли только трое вольно рожденных горожан, заявил:
        - Что и требовалось доказать. Один голодранец и два везунчика, - он мерзко хохотнул. - Прекрасный результат! - И уже обращаясь к Верховному закончил: - Вообще пора бы пересмотреть довольствие наших доблестных вояк.
        Клео всерьез решила, что Стража хватит удар. Тот весь побагровел и, забыв, наверно, что сейчас на нем не мундир, непроизвольно начал шарить рукой в поиске ножен.
        - Шучу, шучу! - Судья решил чуть сбавить обороты и примиряюще добавил: - Я, между прочим, тоже переживаю за наших. Если победит степняк, то это сильно ударит по репутации Великого Города. Но, будем надеяться на… - возможно, он хотел сказать "на чудо", но, взглянув на Стража, быстро закончил: - на нашу победу.
        Потом все же не удержался и, нарочито вздохнув, добавил: - Мне даже страшно подумать, какая у степняков будет их Высочайшая Просьба?
        Неизвестно, чем бы все это закончилось, но как раз в этот момент началась жеребьевка. Клео отыскала глазами простолюдина. Тот сидел на песке, странно скрестив под собой ноги. Что-то в нем ее насторожило, но в этот момент смотритель выкрикнул имя Бранда. Она молча посмотрела на Гунн-Терра. Тот так же молча кивнул ей в ответ. Они принадлежали к одному клану, а Клео хорошо знала, как много это значило для альваров.
        Ничто не предвещало того, что должно было случиться дальше. Главный смотритель задал, уже ставший просто данью старой традиции вопрос, не желает ли кто-нибудь с позором покинуть арену. До проведения жребия это волен был сделать каждый. Дойти до последнего этапа считалось и так очень почетным. Но отказаться после? Такого просто никогда еще не было. Во всяком случае, Клео о таком никогда не слышала. Опозорить свое имя, уже и так став одним из лучших? Это не укладывалось у нее в голове. И не только у нее. Трибуны просто ревели, проклиная трусов. Даже обычно невозмутимые телохранители, стоящие по бокам и позади ее ложа, позволили себе некоторое движение. Их можно было понять. Оставшаяся на арене четверка альваров была заранее обречена на смерть. А среди них, вполне возможно, был кто-то из их родственников. Клановые узы очень сильны у этого гордого народа.
        Никто поначалу и не заметил, что вместе с ними на арене остался стоять тот самый Ник из рода Вестгейров. Его нелепый наряд был незаметен рядом с ярко-красными туниками и блестевшими бронзой доспехами четверки альваров. Только когда он подошел к ним и встал рядом, Клео его увидела. Почему-то ей стало жалко этого самонадеянного юношу. Уж кто-кто, а он мог бы совершенно спокойно покинуть арену. Его имя вряд ли кто знал, да если и знали, то никто бы потом и не вспомнил. Куда более именитые воины, чем он, отказались сражаться.
        Когда же Бранд велел своему оруженосцу принести для того доспехи, по ряду телохранителей пробежали тихие возгласы. Гунн-Терр даже поднял руку, призывая к порядку. Однако и сам несколько раз клацнул мечом, как будто проверяя, так ли он легко выходит из ножен, как и прежде.
        Клео знала, сколь редки были случаи, когда альвары дарили свои доспехи чужакам. И дело было не в том, что их ковали самые искусные мастера с Белых скал, а в том, что это означало практически посвящение иноземца в свой клан. Она чувствовала, что мнения ее телохранителей о поступке Бранда разделились. Одни из них были против этого, другие же были не столь категоричны. Как бы то ни было, но воля чужака достойно умереть в бою плечом к плечу с альварами давала право Бранду принять такое решение.
        Когда трубы протяжным стоном возвестили о начале поединка, Клео случайно обратила внимание на Судью. Его глаза светились каким-то странным триумфом. "Чему он радуется?" - еще подумала она, но железный звон десятка схлестнувшихся мечей притянул к себе все ее внимание.
        Она, да и, наверное, никто из всей многотысячной массы людей, наблюдавших этот бой, не смог бы с точностью сказать, сколько он длился. Время то замирало, и тогда в память впечатывалась вся, вплоть до мелочей, картина, то неслось галопом, смешивая происходящее в стремительный водоворот разрозненных событий. Когда все закончилось, Клео еще некоторое время просидела в оцепенении, пока не почувствовала на своем плече руку Гунн-Терра. Воин с беспокойством заглядывал в ее глаза. Клео и сама не понимала, что послужило причиной такого ее ступора. Она заставила взять себя в руки и улыбнулась ему, давая понять, что все уже хорошо.
        В Центральной ложе закипели нешуточные страсти. Хранители, позабыв на время о своем величии, перебивая друг друга, делились впечатлениями о прошедшем бое. Только тридцать альваров сохраняли спокойствие, цепкими взглядами просматривая окружающий периметр. Но Клео не надо было смотреть на них своим внутренним взором, чтобы понять, что и их сердца переполняет гордость за сегодняшних победителей. Даже бывшие скептики теперь поддерживали поступок Бранда.
        "Отец наверняка доволен, - думала девушка, - ни один из знатных родов Великого Города не смог бы похвастаться такими близкими отношениями с альварами, как род Хильдов". На протяжении трех веков представители ее рода играли важную роль в сохранении и укреплении добрососедских отношений между Городом и воинственными кланами Белых скал. Вот и сейчас этот бой добавил еще один золотой гвоздь в их и так прочный союз. Выходило, что победа в Ритуале досталась как тем, так и другим в равной мере. А если учесть, что она была просто вырвана из рук уже ликующих степняков, то с политической точки зрения становилась просто бесценной.
        Тем временем на зрительских трибунах хаотическое ликование сменялось на упорядоченные крики, и уже вскоре все трибуны скандировали:
        - Просьба! Просьба! Просьба!
        Всем не терпелось поскорее узнать Высочайшую Просьбу Победителя.
        Клео видела, как Ник из рода Вестгейров завершает положенный круг почета по песчаной кромке арены. Его сопровождали мальчик-оруженосец и какой-то старец. Со зрительских рядов вслед им приветственно бросали разноцветные лепестки цветов, заготовленные зрителями заранее специально для этого торжественного момента. Многотысячная толпа чествовала Победителя. По трибунам прокатывались громогласные рукоплескания, которые стали еще громче, когда Ник и его спутники достигли широкой лестницы, ведущей в Центральную ложу.
        Оруженосец остался внизу. Воин отдал ему свой меч и так и не использованный в бою дротик. Приближаться к Хранителям вооруженным не дозволялось никому. Когда воин и следующий за ним старец поднялись и остановились в десяти шагах от них, протяжно завыли трубы.
        Клео теперь могла внимательно рассмотреть незнакомца. Тот был высок, широкоплеч, с темными густыми волосами. Но первое, что ей сразу бросилось в глаза, это его манера держаться. Воин стоял, чуть склонив голову, придерживая шлем на сгибе левой руки. Его поза выражала спокойствие и почтение, но в то же время в нем не чувствовалось и тени подобострастия, казалось бы, естественной в этой ситуации. Остановившись перед Хранителями, он внимательно, с какой-то приветливостью оглядел их. Когда же его глаза встретились с ее, он как-то очень мило улыбнулся, и Клео, вдруг смутившись, отвела взгляд.
        По традиции воин должен был преклонить колени и молвить о своей Высочайшей Просьбе. Глашатаи, которых было множество на зрительских трибунах, должны были донести его слова до каждого. Собственно, как чуть позже и решение Хранителей. Арена замерла. Все ждали, затаив дыхание. Но воин почему-то медлил. Старик, стоявший чуть позади него, подошел и что-то зашептал ему на ухо. Тогда тот, немного поколебавшись, как-то неловко опустился на одно колено.
        - Говори, Победитель! - Верховный сделал вид, что не заметил заминки. - И да пусть слышат тебя все!
        - В городской тюрьме по ложному обвинению находятся трое моих друзей. Я бы хотел, чтобы их выпустили и провели расследование должным образом. Я уверен в их невиновности и готов выступить в суде как свидетель.
        У Клео от удивления брови поползли вверх. Хранители тоже слегка опешили. Воин произнес странную просьбу. Он мог бы попросить дом в лучшем месте Города, телегу, груженную золотом, или даже небольшой железный рудник у Белых скал.
        - Назови их имена! - потребовал Верховный.
        - Рон, Сит и Валу.
        - Из какого рода эти люди?
        В этот момент вмешался старик.
        - Высокорожденный! - быстро произнес он. - Мой племянник Ник из рода Вестгейров много путешествовал за Быстрой Водой и там познакомился с людьми Прилесья. Он им многим обязан и теперь хотел бы вернуть свой долг.
        По мере того как с понятной задержкой глашатаи передавали сказанное в Центральной ложе, на арене стал нарастать шум изумления.
        - Вот как? - Верховный был поражен не меньше других. - Так эти люди - жители Прилесья?
        - Да, мой Верховный, они были задержаны накануне, а здесь находились, чтобы получить награду за оказанные Великому Городу услуги.
        Клео вся подалась вперед, боясь пропустить хоть одно слово. Оказывается, этот Ник из рода Вестгейров, странствующий воин! Она читала о таких в старых книгах, но никогда бы не подумала, что они еще встречаются и в наши дни. Да еще к тому же странствовал не где-нибудь, а за Быстрой Водой! Ее мысли бежали, обгоняя одна другую - девушка просто не могла поверить в такую удачу! Надо будет непременно пригласить его к ним сразу после завершения Ритуала. Что же отец медлит? Пусть скорее выпустят этих несчастных! Ах да, тюрьма находится в ведомстве Судьи. А этот толстяк почему-то тянет и что-то нашептывает на ухо отцу.
        Наконец Верховный поднялся со своего места и, подняв руку, зычно прокричал:
        - Достоин ли Ник из рода Вестгейров своей Высочайшей Просьбы?
        Зрители, не дожидаясь, когда глашатаи донесут ритуальный вопрос до самых дальних рядов Арены, начали дружно рукоплескать. Если где-то и были недовольные, то их крики затерялись в овациях, устроенных в честь Победителя.
        - Ник из рода Вестгейров! - Верховный, дождавшись, когда рукоплескания начали затихать, провозгласил: - Твоя Просьба будет удовлетворена. И да услышат меня Ушедшие Боги!
        В который раз трибуны утонули в рукоплесканиях. Клео заметила, что старец коснулся плеча воина и что-то ему сказал. Тот с видимым облегчением поднялся, выпрямился в полный рост и, подняв руки, поприветствовал зрителей. Клео могла поклясться, что выглядел он при этом очень смущенным.
        Толпа бесновалась продолжительное время, однако затем стали раздаваться все более дружные крики тысяч людей:
        - Охота! Охота! Охота!
        Только после того как Верховный, дав вволю толпе накричаться, поднял вверх свою руку, наступила тишина. Он повернулся к стоящему рядом с ним Нику:
        - Отдавая дань нашей традиции, я предлагаю тебе участие в Большой Охоте! - Он чуть помедлил. - Ты вправе от нее отказаться! Ты и так доказал всем, что ты Победитель!
        Клео смотрела на воина во все глаза. Не зная почему, но она сейчас страстно хотела, чтобы он ответил согласием. Это, конечно, была большая глупость. Если бы он сказал "Да", то неминуемо бы погиб. И тогда так нежданно свалившаяся на нее удача в его лице попросту бы исчезла. Но сейчас она в равной степени хотела и того и другого.
        Клео видела, как на лице воина появилась сначала растерянность, затем ее сменило недоумение. Он, как бы ища поддержки, бросил быстрый взгляд на старика. Тот отчаянно замотал головой. Тогда воин, глядя на Верховного, спокойно, но отчетливо, так что слышно было сидевшим в первых рядах, произнес:
        - Я благодарен, что вы услышали мою просьбу. Мне этого вполне достаточно. Что касается последнего предложения, то я непременно воспользуюсь им в следующий раз.
        На Арене стояла полная тишина. Слышны были только протяжные крики глашатаев, передающих его слова от нижних ярусов зрительских рядов к верхним. Все молчали, как будто переваривали сказанное. Потом люди начали смеяться. Сначала раздались отдельные смешки с разных сторон Арены, затем, уже через минуту, хохотали все. Даже в Центральной ложе послышались приглушенные кряхтенья. Клео тоже не смогла сдержать улыбку. Это было сказано таким будничным тоном, как будто человек, очень спешащий по своим делам, из вежливости отказывается принять приглашение в гости, но, чтобы не обижать хозяев, обещает обязательно зайти завтра.
        Да, сегодняшнее Празднование удалось на славу! Особенно порадовал всех новый Победитель. Сначала он доставил всем удовольствие своей отвагой и боевым мастерством, а вот теперь вдобавок показал, что остроумия у него ничуть не меньше, чем отваги!
        К Клео приблизился главный смотритель, держа обеими руками бордовую подушечку со свисающими по краям ярко-зелеными кисточками. На ней красовался венок Победителя, отлитый из чистого золота. Он был выполнен лучшими мастерами с Белых скал специально к этому случаю. В этот раз именно Клео выпала честь водрузить венок на голову Победителя.
        Зрители притихли, внимательно следя за происходящим. Девушка аккуратно приняла венок у главного смотрителя и подошла к воину. Вблизи он оказался еще выше, и, чтобы надеть венок ему на голову, Клео пришлось подняться на цыпочки. Их лица приблизились почти вплотную, глаза встретились, и оба замерли. Ее сердце, до этого бившееся в обычном ритме, сделало два сильных удара, замерло, а потом ухнуло куда-то вниз. Быстро, пока никто ничего не заметил, она возложила венок на копну его темных волос и, отступив на два шага, вернулась на свое место. "Это лицо, эти глаза, где-то я его уже видела. Но где? И когда?"
***
        Ник не помнил, как они очутились в просторном зале с накрытым столом в центре. Он сразу рухнул на первый попавшийся диван и с наслаждением вытянул ноги. Усталость этого дня давала о себе знать. Из-за толстых каменных стен приглушенно доносился гул трибун. Немолодая уже женщина протянула ему кувшин с холодной водой, и он, благодарно улыбнувшись, в три глотка осушил его до дна. Сейчас главное было побольше пить. Организму, чтобы быстрее восстановиться, требовалось много жидкости. При повреждении какого-либо участка его тела сразу запускался ускоренный метаболизм. Новые, здоровые клетки заменяли отмирающие, что способствовало заживлению ран и быстрому рассасыванию гематом.
        Подошел Шептун, с трудом держа железный таз с теплой водой и несколько чистых полотенец. Потом протянул какой-то плохо пахнущий коричневый брусочек.
        - На, держи, это мыло. Тебе надо помыться, - распорядился он, - я потом осмотрю тебя. Не хватало еще, чтобы раны загноились.
        Ник хотел ответить ему, что он не ранен, что это чужая кровь, а если бы даже было и так, то вряд ли бы раны загноились. Но сил спорить не было, да и помыться и впрямь совсем не мешало.
        Он мылся тщательно, намыливая раз за разом все тело и обливая себя сразу целым тазом воды. Ему все казалось, что чужая кровь никак не хочет смываться с него, что она, словно татуировка, вкипела в его кожу.
        "Если бы это было так, - думал Ник - это был бы пустяк". Минутная косметическая операция очистила бы его. К сожалению, осознание того, что сегодня он смертельно ранил или даже убил несколько человек, останется с ним на всю жизнь. И здесь ни одна хирургическая операция была уже не в силах ему помочь. Если только полная реморализация. Но после нее он уже будет не он.
        - Это последний, - Шептун со стуком поставил рядом с ним пятый по счету тазик и ворчливо добавил: - Совсем уже загонял старика.
        - Спасибо, Шептун. Тут столько налипло всего… - он не хотел уточнять, что именно налипло, и решил, что лучше перевести тему: - Ну, что там? Сказали, когда наших отпустят?
        - Обещали завтра, сказали к полудню приходить.
        - А сегодня никак? - Ник, прыгая на одной ноге, другой старался попасть в штанину. Тело было влажным, и штаны, прилипая, не хотели сразу натягиваться. Уходя, женщина оставила ему свежую одежду. Это было весьма кстати, потому что его прежняя восстановлению не подлежала.
        - Сегодня никак. Все на Праздновании, сам же видел, - Шептун вздохнул и, больше успокаивая себя, чем Ника, продолжил: - Ну, ничего, еще одну ночь перетерпят, а там сразу из Города ноги делать будем.
        - Что делать? - не понял Ник.
        - Уходить нам надо, Ник. И чем быстрее, тем лучше.
        Ник не стал возражать. Ему тоже хотелось убраться побыстрее из этого "великого" города. Надежда найти здесь для себя что-то полезное безвозвратно угасла. Оставался полумифический Старый Город. Может, там ему повезет больше?
        - Ты не голоден? - вдруг заторопился Шептун. - Если да, то ешь скорее или даже лучше с собой возьмем, по дороге перекусим. Что-то тревожно мне как-то.
        У Ника накопилось немало вопросов к Шептуну по поводу последних событий, но сейчас это обсуждать совершенно не хотелось. Пусть чуть-чуть эмоции улягутся, тогда можно будет все обстоятельно и обсудить. Шептун, по всей видимости, тоже чувствовал, что Нику не до разговоров, и старался тему Ритуала не поднимать.
        - Ну все, пора, - старик, поднялся, - а то скоро пожалуют сюда всякие Высокородные и Великорожденные. Не отвяжемся тогда.
        Они вышли из покоев и, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, стали спускаться к выходу. Широкая лестница была заполнена народом не меньше, чем зрительские ряды. Поэтому приходилось чуть ли не с силой пробираться сквозь возбужденную толпу. К счастью, без доспехов его никто не узнавал, и они мало-помалу продвигались к выходу.
        - Чего они не расходятся? - удивился Ник, и в этот момент откуда-то снизу раздался оглушительный рев. Он был такой силы, что сразу заглушил весь гомон многотысячной толпы. Несомненно, так реветь могло только огромное животное. И оно было явно разъярено.
        - Рогач! - Шептун, резко остановившись, схватил Ника за руку.
        Ник посмотрел вниз, пытаясь понять, откуда исходит этот дикий рев. На дальней от них части арены появилось большое прямоугольное отверстие, напоминающее яму или провал. Раньше там ничего подобного не было, это Ник точно помнил. Вот оттуда-то и доносились леденящие кровь звуки.
        - Сит! - Шептун побледнел. - Он там! Я его почувствовал! И Рон с Валу. Они тоже!
        - Кто? Где? Как? - Ник ничего не понимал.
        Рев зверя смешался с шумевшей толпой. Казалось, животное и люди стараются перекричать друг друга. Шептун что-то говорил ему, но Ник понимал это только по его губам. Слов различить было невозможно. Тогда Шептун просто указал ему рукой вниз. Ник, проследив за направлением его руки, увидел, как прямо под ними на арену выбегают какие-то люди. Нет, не выбегают, а как будто бы их выпихивают туда, а они, сопротивляясь, пытаются вернуться обратно.
        С этого места, где они стояли с Шептуном, увидеть, что там точно происходит, было невозможно. Приходилось смотреть через головы беснующихся людей. Нехорошее предчувствие сжало его сердце. Он уже понял, что хотел сказать ему старик, но пока отказывался в это поверить. Ник устремился вниз, к первым зрительским рядам, не обращая внимания на недовольные возгласы, летящие на него со всех сторон. Он, как ледокол, проходил сквозь толпу, а Шептун, стараясь не отстать, двигался за ним следом под прикрытием его широкой спины.
        Они довольно быстро достигли первых рядов и, растолкав стоящих там зевак, очутились у самого парапета. Небольшая насыпь с торчащими вниз под углом в сорок пять градусов толстыми, грубо обструганными деревянными кольями мешала полному обзору. Нику пришлось вскочить на парапет, и только тогда он увидел.
        Их было много. Люди метались, что-то крича, и пытались вернуться обратно, за закрывшиеся за ними тяжелые решетчатые ворота. Некоторые падали на колени и протягивали в мольбе руки. Большинство просто жалось к глиняной стене арены, словно ища у нее укрытия. Кто-то даже пытался на нее вскарабкаться, но безрезультатно. Стена была высотой не меньше десяти метров и абсолютно отвесной.
        Ник встретился глазами с каким-то изможденным мужчиной в рваной одежде. В его взгляде он прочитал страх и полное отчаяние. Ник, с трудом заставив себя оторвать от него взгляд, стал искать в толпе знакомые лица. "Может, Шептун ошибся? - с надеждой думал Ник. - Ведь с верхних рядов разглядеть кого-то было невозможно". В этот момент он и увидел их.
        Охотники стояли в стороне, чуть поодаль от в панике мечущихся людей. Наверно, поэтому он их сразу не приметил. Они не жались к стене арены, а просто стояли, тесно прижавшись друг к другу. Ник закричал, пытаясь привлечь внимание, но голос тонул в стоящем вокруг гаме.
        В этот момент по арене раскатился рык, еще более громкий, чем все предыдущие. Ник невольно взглянул в ту сторону и увидел, как из темного прямоугольного провала медленно показывается жуткая морда рогача.
        Зверюга полностью оправдывала свое название. В глаза бросились огромные изогнутые рога. Два из них росли прямо из больших надбровных дуг, под которыми диким светом горели красные глаза. Третий, чуть короче, но более массивный, располагался на клювообразной морде. Сзади, у самого основания толстой шеи начинался огромный костяной ворот, также весь покрытый острыми и длинными наростами.
        Животное медленно поднималось над краями провала, яростно ревя и раскачиваясь из стороны в сторону, словно пытаясь разорвать невидимые путы, до сих пор сдерживающие его. Теперь стало понятно, что рогача на арену поднимает огромная платформа. Что-то в его облике показалось Нику знакомым. Когда же подъемная плита сравнялась с песком арены и громадина предстала перед зрителями во всей своей красе, ассоциативная память сразу же связала его с трицератопсом.
        Насколько Ник помнил, эти травоядные динозавры жили около 70 миллионов лет назад по земному летоисчислению. Несколько десятков особей этого вида были успешно клонированы и прекрасно чувствовали себя в заповеднике на острове Фиджи. Конечно, утверждать то, что эта тварь является увеличенной копией трицератопса да вдобавок еще и исключительно травоядной, Ник сейчас все же не стал бы.
        Тем временем рогач обводил безумным взглядом арену и переминался своими массивными лапами, словно не понимая, где оказался. Зрительские ряды гудели, напоминая встревоженный улей. Ник, погруженный в созерцание этой махины, сначала не понял, кто теребит его за ногу, потом, увидев, что это Шептун снизу подает ему какие-то знаки, нагнулся и втащил старика на парапет.
        - Нас обманули, Ник! - Шептуну приходилось кричать Нику в самое ухо, чтобы тот смог его расслышать. - Я не знаю, что произошло, но их, похоже, и не собирались отпускать.
        - Что здесь происходит, Шептун? - Ник притянул Шептуна вплотную к себе. - Что это за люди внизу, на арене, и зачем здесь эта тварь?
        - Это Большая Охота, - Шептун еле мог говорить, так крепко стиснул его Ник. - Последняя часть Ритуала. Эти несчастные должны будут одолеть рогача.
        - Одолеть? - Ник с сомнением поглядел в сторону рогача. Навскидку эта тварь была высотой в три человеческих роста и весила не меньше тридцати тонн. - И как часто это кому-то удавалось?
        - Ни разу, - прохрипел Шептун. - Отпусти меня, наконец, ты же меня задушишь!
        Ник разжал пальцы. Ему самому словно сдавили горло железными тисками. В голове не укладывалось, но другого объяснения он не находил. Да и не верить Шептуну было совсем уже глупо. Выходило, что несколько десятков безоружных людей, в числе которых находились и его друзья, будут вскоре убиты. И все ради кровавого развлечения обезумевшей толпы?
        Ник заметил, как несколько стражников бросили вниз на арену четыре связки длинных копий. Они упали, подняв небольшие клубы пыли. Однако никто приближаться к ним не спешил. Обреченные, казалось, просто этого не заметили. А нет. Рон, Валу, а за ними и Сит подбежали к ближайшей к ним связке и быстро вытащили каждый по два копья. Их примеру последовало еще несколько человек. Но большинство продолжали кричать и ломиться в запертые ворота.
        Снова послышался рев рогача. Ник заметил, как к парапету со стороны зверя высыпала дюжина стражников, вооруженных тяжелыми арбалетами. Они синхронно прицелились и разом выпустили в того железные болты. Рогач трубно заревел, раскрыв огромную пасть, усеянную частоколом острых зубов. Потом, наклонив рогатую морду размером с четырехместный флайер, стал обводить арену своими злобными глазками, словно выискивая своих обидчиков.
        Дальнейшее произошло стремительно. Заметив, наконец, людей на противоположной стороне арены, рогач сначала медленно, потом все быстрее начал приближаться к группе обреченных. Люди в панике заметались. Ник посмотрел на охотников. Те стояли на том же месте, не двигаясь. Рогач быстро приближался, оставляя позади себя облако пыли. Когда зверь был шагах в ста, нервы людей не выдержали, и многие бросились в рассыпную. Несмотря на свои размеры, рогач оказался весьма проворным.
        Резко изменив направление своего движения, он повернул к самой большой группе бегущих. Несколько исполинских шагов, стремительный взмах рогатой морды, и Ник увидел, как люди, словно тряпичные куклы, взлетают высоко в воздух.
        Зрительские ряды одобрительно зашумели, перекрывая своим многоголосием предсмертные вопли убитых и раненых. Тем временем рогач, пробежав по инерции не меньше двадцати шагов, начал разворачиваться. Когда ветерок отнес клубы пыли в сторону, Ник увидел, по крайней мере, дюжину валяющихся на песке людей. Несколько человек были просто раздавлены. Об этом свидетельствовали грязно-бордовые пятна на желтом песке арены. Ник быстро отвел взгляд. Какой-то человек еще пытался ползти. Было видно, что несчастный потерял всякий ориентир, потому что вместо того чтобы ползти от гиганта в сторону, он прямиком подползал под его колоссовидные лапы.
        Ник поискал глазами охотников. Рон, Валу и Сит медленно пятились, стараясь увеличить дистанцию, отделяющую их от рогача, но когда тот, наконец, развернулся, опять застыли на месте. "Скорее всего, зверь больше реагирует на движение, - промелькнуло в голове у Ника. - Конечно, охотники об этом должны были прекрасно знать".
        Однако в этот раз их план не сработал. Люди, вместо того чтобы как можно больше рассредоточиться по всей арене, наоборот, жались поближе друг к другу, организовываясь в группы. Вот и к охотникам, словно ища защиту, бросилось сразу несколько человек. Рогач не заставил себя ждать. Издав протяжный рык, гигант прямым ходом направился прямо на них. Ник видел, как Валу с Ситом чуть разбежались в стороны, а Рон, стряхнув с себя какого-то обезумевшего от страха мужчину, сделал несколько шагов по направлению к бегущему многотонному зверю, создав как бы треугольную фигуру. Когда до рогача оставалось не более тридцати шагов, они одновременно, практически в упор бросили копья.
        Ник весь подался вперед, пытаясь сквозь взметнувшийся песок рассмотреть детали происходящего. Послышался рассерженный рев чудовища, и живая гора, вся состоявшая из брони и мышц, прокатилась по тому месту, где только что находились охотники.
        Дальше Ник действовал, словно в тумане. Освободив правую руку от побелевших пальцев Шептуна, мертвой хваткой вцепившегося в нее, он спрыгнул с парапета на насыпь и повис на одном из торчавших книзу кольев. Чуть раскачавшись, спрыгнул с десятиметровой высоты вниз. "Только бы не потянуть сухожилия", - промелькнуло в его голове. Ноги больно ударились о землю, и Ник, сгруппировавшись, перекатился несколько раз через голову, гася инерцию падения.
        Правое плечо и затылок предательски заныли. Не обращая на это внимания, он быстро вскочил на ноги. Нельзя было терять ни секунды. Рогач, ревя во всю свою зубастую пасть, уже разворачивался, готовясь к своему очередному смертельному нападению. Ник поискал глазами друзей, готовясь к худшему. Арена напоминала собой кровавую бойню. Куда ни падал взгляд, повсюду валялись бесформенные тела людей. Некоторые еще шевелились, кто-то даже пытался ползти, но это больше походило на агонию.
        Сита он заметил первого. Мальчик стоял на четвереньках и сплевывал песок, забивший ему рот.
        - Сит! - завопил что есть силы Ник, пытаясь перекричать шум трибун. Мальчик начал вертеть головой, еще не понимая, кто это его зовет. Тогда Ник выпрямился в свой полный рост и замахал над головой руками.
        - Я здесь, Сит! Сюда!
        Кто-то сильно сжал его за плечо.
        - Не ори! - это был Рон. Лицо охотника было серым от налипшей пыли и казалось застывшей маской. Только живые глаза яростно блестели из-под бровей. - Не привлекай внимания. - Казалось, он был ничуть не удивлен неожиданному появлению Ника. В отличие от Сита, который наконец подбежал к ним.
        - Ты откуда это, Ник? - во весь рот заулыбался мальчик и уже обращаясь к Рону: - Я же говорил, что они здесь…
        Рон вместо ответа кивнул в сторону рогача, как бы приказывая оставить все разговоры на потом. Зверь неистово ревел. Присмотревшись, Ник заметил, что из-под левой надбровной дуги у того, словно спичка, торчит древко копья. Один из трех бросков охотников все же достиг своей цели. Особого вреда копье не причинило, но явно доставляло боль животному. Рогач яростно водил из стороны в сторону своей огромной рогатой башкой, ни на минуту не прекращая реветь.
        Наконец, он высмотрел новую группу людей, недалеко от которой прямо на песке сидел Валу. Ник узнал его по длинным волосам, спадающим на плечи. Он ими очень гордился и трепетно за ними ухаживал. Обычно он делал из них хвост перехватывая кожаным ремешком. Сейчас же они представляли собой грязные, давно не чесаные пакли. Но это, несомненно, был Валу - единственный, кто держал в руке копье.
        "Вставай же, вставай! - мысленно прокричал ему Ник. - Ползи к стене!" Но Валу продолжал сидеть. Скорее всего, последняя схватка с гигантом не прошла для него без последствий. Когда рогач махиной устремился в сторону Валу и горстки людей рядом с ним, Ник, уже зная, что не успевает, рванулся к нему. Рон, вцепившись в Ника обеими руками, еле сумел его остановить:
        - Стой! - прошипел он, еле удерживая Ника. - Валу знает, что делает!
        Рогач тем временем неумолимо надвигался на людей, ускоряясь с каждым шагом. "Им надо бежать к стене, - мелькнула в голове Ника мысль, - длинные рога твари упрутся в нее и не позволят сожрать всех".
        По-видимому, точно такая же мысль пришла в голову сразу всем несчастным одновременно. С криками, которые полностью заглушала беснующаяся толпа зрителей, люди бросились к восточной стене арены. От нее их отделяло не больше сотни шагов, и шанс успеть у них явно был.
        Рогач моментально среагировал на движение людей. Он попытался тут же рвануть вслед за ними, однако инерция его огромного тела оказалась сильнее.
        Рогача начало заносить, и он пошел, словно многотонный погрузчик, юзом, обдав волной песка так и не сдвинувшегося с места Валу. Когда же он возобновил свой бег, люди были почти у стены.
        - Где у него слабое место? - прокричал Ник Рону.
        - Не знаю! - Рон так же прокричал ему в ответ. - Мы на них не охотимся!
        - На спине, ближе к шее, где начинается его костяной воротник! - неожиданно встрял Сит. - Мне только что Шептун показал!
        - Отлично, тогда остается только забраться на него. - Ник не стал уточнять у мальчика, что тот имел в виду под словами "только что показал". Решил, что просто послышалось. Шум вокруг стоял невыносимый.
        Тем временем рогач все ближе приближался к людям, пытающимся слиться с глиняной поверхностью стены. Ник тоже застыл, желая знать, что произойдет дальше. Но Рон, прокричав в ухо: "Надо сейчас, бежим!" и схватив его за руку, потащил вслед за бегущим рогачом.
        Ник последовал за ним, быстро просчитывая в голове варианты возможных событий. Чтобы вскарабкаться на гиганта, Нику требовалось, чтоб тот замедлил свой бег, а желательно, и вовсе остановился. "Рон прав, - мелькнуло в мозгу, - сейчас как раз такая возможность может представиться. Пока рогач своей рогатой мордой будет выковырять бедняг из-под стены, у меня будет несколько секунд, чтобы забраться на него". Приняв решение, Ник ускорил свой бег. "Не спеши, спокойнее, - мысленно повторял он себе, прикидывая, с какого боку сподручнее будет заскочить, - сейчас он остановится, вот тогда…"
        Однако рогач опять повел себя непредсказуемо. Он не стал, как на то надеялся Ник, пытаться своей зубастой пастью схватить замерших от ужаса людей. Он просто повернулся чуть боком и нанес сокрушительный удар хвостом.
        По тому, как содрогнулась и осыпалась часть стены арены, где находились люди, Ник отчетливо понял, что в живых там никого не осталось.
        "Прихлопнул, как мухобойкой" - почему-то именно это сравнение пришло ему в голову.
        Ник почувствовал, как ярость наполняет все его тело, и бросился вперед. Воздух уплотнился. Ник сделал несколько длинных шагов, беря разбег, и выстрелил всем телом вверх. Сделав в воздухе двойное сальто, Ник с размаху всем телом плюхнулся на покатый край спины животного.
        Спина рогача была покрыта широкими пластинами, напоминающими гигантские чешуйки. Они были липкими и скользкими. Ник наверняка бы рухнул вниз, если бы в последний момент не нащупал торчащий из пластины железный болт. Рывком подтянувшись, он забросил свое тело подальше от опасного края. Ник аккуратно, стараясь удерживать равновесие, поднялся. Босые ноги скользили по густой темной слизи с неприятным запахом.
        Ник огляделся. Стоя на спине рогача, он находился практически вровень с парапетом нижнего яруса трибун. Он хорошо видел лица зрителей, уставившихся на него с искренним недоумением. Видимо, такого им раньше видеть не доводилось. Ник бросил взгляд вниз. Рогач начал разворачиваться всем своим грузным телом, а Рон с Ситом, стараясь как можно дольше оставаться в слепой для монстра зоне, держались поближе к его правому боку.
        "Копье, - думал Ник, - мне нужно большое, длинное копье. Должно же быть у этого гиганта хоть одно незащищенное броней место. Какой-нибудь нервный узел. Или спинной мозг, например. Есть же у этой твари спинной мозг? Есть, непременно есть, просто не может не быть. Что там сказал Сит? В начале воротниковой зоны. Что-то вроде этого".
        Рон пронзительно свистнул, привлекая внимание Ника. Затем коротко размахнулся и несильно метнул свое копье в его сторону. "Молодец, Рон! - Ник без особого труда перехватил на лету копье охотника. - Теперь главное не поскользнуться и не скатиться прямиком под страшные лапы рогача".
        В этот момент, словно подслушав его мысли, рогач страшно заревел, и по всей его могучей спине волнами пробежали сокращения мышц. Правая нога Ника соскользнула между чешуйчатыми пластинами, и в следующий момент его ступню обожгла резкая боль. Скорее рефлекторно, чем осмысленно он успел выдернуть ногу. Животное начало разбег, и от этого его пластины стали сходиться внахлест и снова расходиться, словно гигантские ножницы.
        "Еще секунда, и я бы остался без ступни, - как-то отчужденно подумал Ник, - вот для чего этой твари нужна эта слизь. Она уменьшает трение между чешуей. Оригинальное решение нашла природа".
        Однако раздумывать времени не было. Похоже, рогач решил вернуться и закончить начатое с Валу. С трудом удерживая равновесие и внимательно следя, куда он ставит ноги, Нику удалось приблизиться к костяному вороту чудовища. Отсюда тот напоминал огромный зонт, раза в два выше него, но Ника сейчас интересовало другое. Ближе к тому месту, где начинал свой рост ворот, заканчивалась чешуя и обнажалась темная, лоснящаяся от слизи кожа. Из-под нее в нескольких местах выпирали какие-то желваки, непонятного вида и предназначения. Пробираться стало легче, и Ник позволил себе немного распрямиться. Скорее просто так, чем с каким-то умыслом, он ткнул копьем в ближайший от него желвак. Тот с легким хлопком разошелся, и из него прямо в лицо Нику, разворачиваясь словно жгутом, бросилась какая-то тварь. Ник от неожиданности отпрянул в сторону, и это его спасло. Челюсти твари лязгнули в опасной близости от лица, и она так же быстро свернулась обратно.
        - Чертова барракуда! - выругался Ник, отступая на пару шагов. Это сравнение - первое, что сейчас пришло ему в голову. Он опасливо посмотрел на остальные желваки, в хаотично разбросанные прямо у основания костяного ворота. Драться с ними сейчас не входило в его планы. Каждая секунда промедления стоила кому-то жизни.
        Ник сделал несколько глубоких вздохов, перехватил поудобнее шероховатое древко копья и прыгнул с места вперед. Краем глаза он заметил, как желваки начали лопаться один за другим и словно черные канаты метнулись к тому месту, где он стоял секунду назад. Сгруппировавшись в последний момент, он всей массой своего тела вогнал копье в незащищенную плоть рогача.
        Копье, не встретив ощутимого сопротивления, практически целиком погрузилось в желеобразную массу.
        Какое-то время ничего не происходило. Рогач, колышась всем телом, продолжал свой размеренный бег. Ник, лежа на спине и поджав под себя ноги, неотрывно следил за пульсирующими желваками, готовый в любой момент откатиться в сторону. Вдруг в ритме грузных шагов гиганта что-то неуловимо изменилось, а в следующий момент Ник почувствовал себя в свободном падении. Он успел развернуться и что есть сил упереться ногами в первый попавшийся костяной отросток. Ник всем телом ощутил, что гигант падает и его тащит вниз и вперед сила его инерции. Он еще успел бросить взгляд на вздымающийся над ним, словно огромный зонт, костяной воротник. Раздался страшный удар, и наступила темнота.
***
        Когда трубачи объявили о начале Большой Охоты, Клео некоторое время колебалась, остаться ей или уйти. С одной стороны, ей не хотелось смотреть, как лесная тварь разделается с обреченными людьми. Конечно, все они были насильниками и убийцами. Их в любом случае ждал топор палача. А так у них был хоть призрачный, но все-таки шанс с оружием в руках заслужить прощение. С другой стороны, девушке хотелось своими глазами увидеть повадки свирепой твари. Ведь, возможно, и ей самой в скором будущем предстоит встретиться с подобной во время экспедиции в глубокий Лес. А врагов, как говорится, лучше знать в лицо.
        В этот раз никаких сюрпризов ожидать не приходилось. Клео слышала, как Лесничий, явно бахвалясь, рассказывал гостям, как его команда, состоявшая из специально обученных людей, долго выслеживала в Лесу очень крупную тварь. Следовало долгое описание всех тягот и невзгод, выпавших на долю его людей при поимке рогача. Как они потеряли восьмерых, прежде чем удалось усыпить эту махину. Хотя Лесничий так и ни разу не обмолвился об охотниках Прилесья, Клео прекрасно понимала, что без их помощи в этом мероприятии явно не обошлись.
        Как бы то ни было, но тварь, которую доставили к сегодняшнему Празднованию, была и впрямь огромна. Четыре дюжины обреченных, в страхе мечущиеся на дальней стороне арены, казались по сравнению с ней маленькими букашками. По приказу смотрителей арбалетчики выпустили в рогача тяжелые болты. Они, не причинив тому видимого вреда, тем не менее раззадорили тварь.
        Немного покрутив утыканной длинными рогами башкой, рогач начал свой тяжелый бег. Он только с виду казался громоздким и неуклюжим. Каждый его шаг равнялся двенадцати человеческим, и обезумевшие от страха люди тщетно пытались не попасть под его огромные когтистые лапы. Хотя смотрители и побросали на арену несколько связок копий, но воспользовались ими единицы. Несколько смельчаков даже умудрились практически в упор метнуть в морду зверюги несколько копий. Что с ними стало дальше, рассмотреть не удалось. Поднятый колоннообразными лапами песок густым облаком скрыл на время все происходящее.
        Когда наконец пыль осела, Клео увидела валяющиеся повсюду изломанные тела. Некоторые еще шевелились, большинство не подавало никаких признаков жизни. Клео усилием воли сглотнула подступивший к самому горлу ком. Трибуны ревели в каком-то диком экстазе. Оставшиеся в живых люди из последних сил бежали в сторону Центральной ложи, стараясь оказаться как можно дальше от огромной лесной твари.
        Тот сначала, казалось, не спеша, а потом все быстрее и быстрее начал свой смертельный разбег. Рогач несся прямо на Центральную ложу. Только сейчас Клео по-настоящему смогла прочувствовать всю мощь и опасность, исходившую от этой махины. Ей на мгновение показалось, что эта здоровая тварь, высотой достигающая практически охранного парапета нижних зрительских рядов, устремилась именно к ней.
        И до того огромный рогач с каждым своим гигантским шагом все больше и больше вырастал прямо у нее на глазах. Казалось, что в мире не существует силы, способной остановить этого колосса, целиком состоящего из горы мышц и рогов.
        Мощный удар хвоста сотряс Центральную ложу. Несколько зрительских скамей рухнуло, не выдержав сотрясения. С разных сторон раздались крики. Трудно было определить, чего в них было больше, то ли боли, то ли страха. Началась суета, вот-вот грозившая перерасти в панику.
        Альвары быстро выдвинулись вперед, плотно сомкнув щиты и ощетинившись длинными копьями. Гунн-Терр вскочил на балюстраду и напряженно принялся вглядываться вниз, выискивая малейшую угрозу. Из-за закрывших ее спин телохранителей Клео лишилась возможности наблюдать за происходящим на арене. Только спустя продолжительное время Гунн-Терр дал знак своим воинам, что угроза миновала. Альвары так же четко вернулись на свои прежние позиции.
        Тем временем рогач, страшно ревя, уже удалялся от Центральной ложи. Клео пригляделась и чуть не ахнула от удивления. По спине рогача, чуть пригибаясь и слегка отведя в сторону руку с копьем, крался воин. Как он очутился там, было уму непостижимо. Клео до боли сжала кулачки. Никакого сомнения, это был он, Ник из рода Вестгейров, победитель Ритуала. Сейчас он был без доспехов, но Клео могла поклясться, что никакой ошибки нет. Но что он здесь делает? Ведь совсем недавно он сам отказался участвовать в Большой Охоте за право взять ее в жены. Передумал? Мысли скакали, обгоняя друг друга.
        Тем временем смельчак подкрался к самой голове рогача, там, где начинался его высокий костяной нарост, и сразу же пропал из виду. Клео вглядывалась до боли в глазах, пытаясь уловить хоть какое-нибудь движение, но с такого расстояния ничего не было видно. Ник словно канул в темноту.
        Толпа истошно ревела. Многие также заметили смельчака и подбадривали его криками, которые, сливаясь, превращались в неистовый рев. Рогач тем временем, глухо топая массивными лапами по арене, с каждым шагом наращивал бег. Вдруг тварь словно споткнулась. Передние ноги у нее разом подломились, и гигант всей своей массой рухнул в песок. Рогача по инерции протащило еще не меньше пятидесяти шагов. Арена притихла. Все завороженно смотрели на неподвижную тушу, вокруг которой неспешно оседали клубы пыли.
        Клео не заметила, как, отбросив все условности, встала в полный рост в своей ложе. Что-то кольнуло ее в ладошку. Она подняла руку и непонимающе уставилась на нее. Непонятно откуда взявшийся коричневатый песок, словно просачиваясь между ее пальцев, тонкими струйками сыпался на землю.
        - Онгон! - пронеслось у нее в голове. - Но как он очутился у меня в руке? Она точно помнила, как служанка сегодня утром повязала его на ее шее. Клео машинально ощупала глухой воротник своего платья. Чтобы снять онгон, потребовалось бы сначала снять весь наряд. Не говоря уж о том, что это невозможно было сделать без посторонней помощи. Тугие застежки платья располагались сзади, и она прекрасно чувствовала, как они и сейчас впиваются ей в спину.

***
        Глайдер шел совершенно бесшумно. Если бы не легкая дрожь, время от времени пробегающая по его корпусу, когда он прорезал небольшие липкие облачка испарений, поднимающиеся со дна каньона. Но Ник, мертвой хваткой вцепившийся в джойстик управления, знал, что уже давно превысил скорость в 2 Маха[7 - Сверхзвуковые скорости принято измерять в числах Маха. 1 М = 343 м/с = 1234,8 км/ч".], и продолжал со всей силой давить на акселератор.
        Закат, как, собственно, и восход, на темной стороне Призрака был величественным зрелищем. Он завораживал не только недавно прибывших новичков, но не оставлял равнодушными и старожилов этой планеты. Ник прибыл сюда всего неделю назад. Геологам, работающим на Призраке, потребовались дополнительные аккумуляторы для бурильных установок. Который месяц группа георазведки пыталась пробить твердую мантию планеты и добраться до ее жидкого ядра. Ученые полагали, что это поможет лучше понять происхождение и уникальные свойства загадочных мнемокристаллов.
        Период обращения Призрака вокруг местного солнца был равен периоду его же вращения вокруг своей оси, поэтому планета освещалась своей материнской звездой только наполовину. И если бы не шесть небольших естественных спутников, то на обратной его стороне всегда бы стояла непроглядная ночь.
        Сейчас спутники один за другим скрывались за горизонт. Быстро темнело. Ник не мог отделаться от ощущения, что на него со всех сторон наползает мрак. Впечатление усиливали вздымающиеся с двух сторон очень крутые отвесные склоны, уходящие вверх на несколько километров. Внизу, заполняя все узкое глубокое дно, бурлили ядовито-зеленые клубы пара. Время от времени из недр планеты били гигантские гейзеры, с силой выбрасывающие сотни тысяч кубометров газа на километровую высоту.
        Черт его дернул согласиться на шутливое предложение ребят из отряда георазведки пройти посвящение в планетарные геологи. Уставом это категорически запрещалось, и, как сейчас понимал Ник, вполне обоснованно. Но традиция, когда-то давно установленная первыми поселенцами, крепко вошла в местный быт и была жива и поныне.
        Посвящение заключалось в том, чтобы пролететь на легком глайдере один из самых протяженных каньонов планеты под поэтическим названием каньон Мертвецов. Стартовать можно было только после того, как за горизонтом скроется первый из ее спутников. Время было ограничено, так как последний, шестой спутник заходил ровно через 52 минуты после первого. Наступала кромешная ночь, и испытуемому приходилось заканчивать свой полет практически в полной темноте. Автопилотом, конечно же, пользоваться не разрешалось.
        Ник, не без оснований считавший себя неплохим пилотом и не один раз летавший на глайдерах этого типа, поначалу решил, что дело плевое. Он все-таки подстраховался и сегодня днем совершил пробный полет, чтобы лучше запомнить маршрут. Быстро развив скорость в 2 Маха, он без особого труда уложился в отведенное время. Единственной проблемой было вовремя уходить от воздушных возмущений, вызываемых выбросами бьющих внизу горячих гейзеров. Один раз его сильно тряхнуло и отбросило довольно-таки близко к усыпанному острыми разломами склону каньона, но в целом задача показалась ему вполне выполнимой.
        Сейчас все изменилось. Снизу накатывала тьма. Казалось, что отвесные стены каньона начали неотвратимо сходиться друг с другом, словно исполинские тиски. Ник умом понимал, что такой визуальный эффект дают причудливые тройные тени, падающие с разных сторон от трех закатывающихся за горизонт спутников. Стелющаяся внизу темнота уже не давала возможность заранее предугадать очередной выброс гейзеров и направить машину в обход.
        Глайдер начало мотать из стороны в сторону. Несколько раз он проваливался в воздушные ямы и в свободном падении пролетал не меньше километра вниз, чиркая фюзеляжем темноту. Когда за горизонтом скрылся предпоследний спутник, блеснув напоследок отраженным светом звезды, Ник понял, что безнадежно опаздывает.
        Скорость пришлось уже давно сбросить до звуковой. Он с трудом поборол желание снизить ее еще. Приборная доска тускло мерцала. Сейчас работал только альтиметр и индикатор скорости. Взгляд непроизвольно задержался на тумблере автопилота, но Ник шумно выдохнул сквозь зубы и, надавив на акселератор, бросил машину вперед.
        Темнота была снизу, сверху, со всех сторон, и только в самом конце, там, где заканчивался каньон, еще виднелось бордовое марево от заходящего за горизонт последнего спутника Призрака. Как же его название? Из головы напрочь выпали все имена этих небесных тел. Калипсо? Или, может, Калиостро?
        Глайдер опять сильно тряхнуло, Ника начало мотать из стороны в сторону. Такое ощущение, что машина не летела, а ползла по сильно разбитой дороге, то и дело подскакивая на кочках. И все время в ушах раздавался какой-то знакомый, но совершенно невозможный здесь, постоянно повторяющийся звук: скрип-скрип, скрип-скрип, скрип…
        Через мгновенье стали слышаться голоса. Заработал передатчик и ему что-то пытаются сообщить? Ник напряженно вслушивается, но из-за сильных помех ничего не может разобрать.
        Глайдер еще раз сильно подпрыгнул, да так, что Ник прикусил язык и очнулся.
        - Шептун, а может, он того, это…
        - Чего того? А ну-ка давай подгоняй животину! Нам надо затемно успеть добраться до места.
        - Так я что и делаю. Уже какую палку об ее хребет обломал. Со счета сбился! Так она и вовсе окочуриться может. Что тогда будем делать?
        - Что-что, сам знаешь, что, - на себе потащим.
        Ник помотал головой, стараясь рассеять наваждение. Мозг прострелила резкая боль, и он снова отключился.
***
        Ник лежал на чем-то жестком. Во всем теле чувствовалась ломота и слабость. Немного знобило. Глаза открывать совершенно не хотелось. Еще теплилась призрачная надежда, что это все сон. Сейчас он откроет глаза и окажется в своей спальне, в родительском доме. Выпрыгнет в окно как есть и с наслаждением вдохнет пьянящий воздух горного Алтая. Затем по пологому склону пробежится до Телецкого озера, с разбегу нырнет в его даже летом прохладные воды и, вволю накупавшись, подоспеет как раз к приготовленному бабушкой завтраку. Или, на худой конец, окажется на своей жесткой койке в тесной каюте на базе "Тау-Кита 1". Ник понял, что для сна рассуждает слишком логично и окончательно пришел в себя.
        Он вспомнил все, что с ним приключилось, но как-то отдаленно. Мозг услужливо заблокировал часть сознания, и Нику сейчас казалось, что недавние кровавые события на арене произошли не с ним, а с кем-то другим. А он находился там только в качестве зрителя.
        Ужасно хотелось пить. Голова кружилась. Симптомы были знакомы. Он явно переборщил со спидинг-ап. Организм истощил свои запасы, и теперь приходилось расплачиваться за это диким упадком сил. Первым делом надо напиться. Потом должен прийти аппетит.
        Ник кряхтя ничуть не хуже Шептуна, свесил ноги со своей лежанки и не спеша принял сидячее положение. В голове тут же зашумело, а перед глазами поплыли тысячи светлячков. Он с силой зажмурился, потом снова открыл глаза. В них еще рябило, но зрение начало восстанавливаться. "Все не так уж и плохо, - подумал он. - Как говорил отец: жить будем!" Тут Ник заметил, что все его ссадины, многочисленные ушибы и порезы заботливо смазаны какой-то густой мазью. О! Только не это! Ему стало неловко. Пока он был без сознания, его всего обмыли и одели в свежую одежду.
        На улице послышались приближающиеся шаги, дверь, скрипнув, чуть отворилась, и в образовавшемся проеме появилась озабоченная физиономия Сита. Когда их глаза встретились, на лице мальчика отразилась целая палитра чувств от удивления до радости, и он что есть мочи заорал:
        - Ник! Живой! - и не обращая внимания на скривившегося от шума в голове Ника, продолжал речитативом: - Бородавочника тебе в одно место! Ну ты и спать горазд, беременный перекатыш! Всех перепугал, понимаешь. То ли жив, понимаешь, то ли того, понимаешь. У тебя всегда все не как у людей! Ну что ты за человек! А, Ник?
        - Воды, - пытаясь остановить этот бурный словесный поток, произнес Ник - голос предательски дрожал. Получилось это как-то жалобно, и Ник, прокашлявшись, более твердо повторил: - Сит, воды. Принеси воды.
        - Воды? А, воды, конечно, воды. Сейчас я тебе принесу, и воды принесу, и отвар тебе Шептун приготовил. - Сит аж пританцовывал от возбуждения. - Ты это, только не спи больше, я быстро, одна нога здесь, другая там. То есть наоборот! Ну ты меня понял. Дождись меня, я быстро.
        Сит выскочил за дверь, и уже с улицы было слышно, как он орет:
        - Шептун! Сюда! Скорее! Лежебока проснулся!
        Ник со вздохом откинулся к стене, не замечая на своем лице глупую улыбку.
***
        - Ну, ты как? - Шептун в который раз справился о его самочувствии. Была уже ночь. Все вокруг заливал изумрудный свет Доминии. От этого даже привычные предметы выглядели незнакомыми. Огромный диск планеты, казалось, просто нависал над головами. Похоже, она находилась сейчас в перигее. Абсолютно черное небо, отсутствие мало-мальской облачности. Все это создавало прекрасные условия для наблюдения.
        "Эх, сейчас бы мне самый простенький телескоп, и можно было бы разглядеть целые континенты и моря, если таковые там, конечно, имеются". Нику казалось, что даже невооруженным глазом он различает замысловатый рельеф ее поверхности.
        - Око открылось, - Шептун заметил его интерес к Доминии и, по всей видимости, истолковав это на свой лад, добавил: - Быть беде.
        - Почему сразу к беде? - нехотя спросил Ник. Он был уже сыт по горло последними событиями, и ему совершенно не хотелось сейчас не то что обсуждать, а даже и думать о каких-то там возможных передрягах. - Такая вокруг красота, Шептун! - он обвел рукой вокруг.
        - Красота, - не то подтвердил, не то передразнил его старик. - Все сходится, Ник. - Заметив его непонимающий взгляд, Шептун пояснил: - Все, как в преданиях. Я-то, конечно, не всем там россказням верю, уж годы не те, чтобы верить-то небылицам всяким. А только так широко Десница со времен Первого Исхода не открывалась. Аж мурашки по коже бегут, стоит только взглянуть на нее. Да и в голове постоянно шумит, будто шепчет кто мне. Даже во сне этот голос слышу. Только понять ничего не могу. Да не смотри ты так на меня, как на дурь-травой укушенного, - усмехнулся старик, - точно говорю, не к добру все это.
        - Шептун, а если я тебе скажу, что это ваше Око Доминии просто-напросто такая же планета, ну в смысле такой же мир, что и здесь, ты мне поверишь? Или решишь, что это меня дурь-трава укусила?
        - Ну-ка посмотри на меня! - Шептун всем телом повернулся к Нику и впился в него пристальным взглядом.
        - Ладно-ладно, тебе, Шептун, - Ник, не ожидавший такой реакции, растерялся. - Око так Око.
        - "Орфиус в небе плывет, пылая, светом своим вокруг озаряя. Юниус, младший, горит весь в объятьях отца. Каприус, средний, - пуст и безжизненный он, Сантиус холоден, как мраморный лед. Лишь Терриус жизни родник, а чтоб не погибла она, сестра за нами следит, имя Доминия ей".
        Ник не сразу сообразил, что старик процитировал незнакомое ему четверостишие.
        - Это отрывок из одного трактата. Авторство приписывают Зану Мыслителю, жившему задолго до Первого Исхода, - после минутной паузы пояснил Рич. Потом так же пристально посмотрел на Ника и добавил:
        - Вижу, что это имя тебе ни о чем не говорит. И это еще более странно. Не много я встречал людей, читавших труды Зана. А уж те, кто разделял его взгляды на устройство мироздания, мне и вовсе не попадались.
        Вместо ответа Ник поднялся, нашел валяющуюся на земле сломанную палку и, протянув ее старику, попросил:
        - Нарисуй.
        - Ладно, только где ни попадя не повторяй, а то сочтут умалишенным, - потом, усмехнувшись чему-то своему, добавил: - Хотя тебе к этому, похоже, не привыкать.
        Старик быстро и вполне сносно схематично изобразил местную солнечную систему, только линейно, расположив планеты в ряд.
        - Можно мне? - протянул руку Ник. Шептун с любопытством передал ему палку. - Это Орфиус, так? - Ткнул он в самый большой кружок. - Это Юниус, это Доминия, это Терриус, мы здесь, так? - Старик молча кивал. - Это тогда Каприус и Сантиус.
        - Молодец этот ваш Зан Мыслитель! - с уважением произнес Ник. - Только кое-чего здесь не хватает. Он начал чертить пунктирными линиями орбиты этих планет.
        - Эти круги я тоже на старых рисунках видел, - в голосе старика зазвучал неподдельный интерес, - только вот непонятно, что художник этим хотел сказать?
        - Все эти миры вращаются вокруг Орфиуса, а Терриус еще и сам вращается вокруг себя.
        Шептун долго молчал, изредка шевеля губами, как будто спорил сам с собой. Ник так же молча осторожно наблюдал за ним. Наконец, старик вздохнул и произнес:
        - Возможно, и так, а возможно, и не было никакого Зана Мыслителя.
        Вдруг далеко у самого горизонта небо прочертили всполохи молний. Старик вздрогнул как-то всем телом. Потом вскочил с бревна, служившего им импровизированной скамьей, и с напряжением уставился в ту сторону. Полыхнуло еще раз.
        Ник посмотрел на далекий горизонт. Что так насторожило Шептуна? Молний, что ли, испугался? Но они били так далеко, что даже отзвуки их громовых разрядов были едва слышны. Хотя, возможно, сильных гроз здесь никогда и не было, вот Шептун и занервничал. А ведь так оно и есть, сколько я уже на этой планете, а серьезного дождя что-то и не припомню. Так, поморосит немного и прекращает. Может так и по нескольку раз в день. А вот, чтобы с молниями, да как из ведра, такого точно не было.
        - Начинается! - Шептун был явно встревожен. - Но почему так рано? Очень рано! - Было похоже, что он мыслит вслух. - Не успеют! Многие просто не успеют!
        - Что начинается? - Нику передалась тревога, но он ничего не понимал.
        - Исход! Исход начинается! Слышишь, как там грохочет? - Шептун крепко схватил Ника за руку.
        - Да, слышу, конечно, и что с того?
        - Это Небесный Предвестник! Он всегда предвещает начало Исхода! - Шептун почти кричал. Потом посмотрел на Ника и уже сдержаннее произнес: - Завтра выходим. Сможешь идти?
        - Шептун! Ник! - они резко обернулись. К ним бежал весь всклокоченный Сит. Видно было, что мальчишка только что с кровати: - Исход! Исход начинается!
        Они еще раз оглянулись на полыхающий горизонт и пошли в сторону дома. В воздухе запахло озоном. Откуда-то налетел легкий ветерок, но Нику показалось, что его пробрало до костей. Где-то далеко завыли собаки. Конец
        notes
        Примечания
        1
        ESI - индекс подобия Земле (показывает схожесть планеты с Землей и основан на сравнении физических параметров планеты с аналогичными параметрами Земли. ESI учитывает размер, массу, плотность, расстояние от звезды и температуру на планете и т. д.)
        2
        PHI - индекс обитаемости планеты (является показателем вероятности существования жизни на планете и вычисляется с помощью дополнительных факторов: тип поверхности планеты (скалистая или ледяная), наличие атмосферы и магнитного поля, количество энергии, доступной для потенциальных организмов (свет солнца или приливное трение, разогревающее недра), наличие органических соединений и какого-либо жидкого растворителя и т. д.)
        3
        Парсек- единица измерения расстояний в астрономии, равная 206265 астрономическим единицам, что составляет 30,857?10 в 12 степени км. П. равен 3,26 светового года.
        4
        ГСП - Группа Свободного Поиска
        5
        Астроном?ческая единица (а. е., au) - исторически сложившаяся единица измерения расстояний в астрономии, приблизительно равная среднему расстоянию от Земли до Солнца.
        Применяется в основном для измерения расстояний между объектами Солнечной системы, внесолнечных систем, а также между компонентами двойных звёзд.
        А.Е = 149 597 870 700 км.
        6
        Deja vu (франц. "уже виденное") психическое расстройство в виде ощущения, что все видимое в настоящее время (лица, события, обстановка) уже наблюдалось когда-то в прошлом.
        7
        Сверхзвуковые скорости принято измерять в числах Маха. 1 М = 343 м/с = 1234,8 км/ч".

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к