Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Экзорцист Алексей Верт
        Стен с юных лет считал, что знает все о правильной жизни. Долг. Любовь. Дети. Он экзорцист - страж на границе Темного мира и мира людей. Что может быть благороднее? Он муж и отец. Что может быть правильнее? Но отчего-то ничего не складывается. И жена уходит, и с детьми не ладится. Да и на службе все почему-то не так… Пытаясь все это пережить, он узнает тайны людей, поймет себя и станет легендой.Исходники для обложки взяты с сайта depositphotos.
        Пролог
        Едва слышно простой люд обсуждает странности, сторонясь представителей власти. Чиновники же косятся на гвардейцев, но тихо вторят людской молве. Гвардейцы особого подразделения, в свою очередь, строго молчат, но если выпьют, говорят о том же, добавляя к слухам свои истории.
        Молва гласит, что открыв врата в Темный мир, можно увидеть Свет, прорывающий пелену. В ответ на магические печати по ту сторону врат руны точно так же сиянием рисуют свои знаки. Фиолетовым отблеском меч разрезает темное существо, и то с рычанием рассеивается. Кто-то еще непременно поспешит сказать о золотых глазах, блестящих в полумраке. Правда Тьма, как и прежде, поглощала все, подобно черному дыму. Врата закрывались, а если отворялись вновь, ? все повторялось.
        Эти странные разговоры заставили бы Рейнхарда огорчиться. А слова о том, что он сам, будучи стариком, с радостью станет слушать подобные сказки, вызвали бы в нем такое отторжение, что он закатил бы глаза, презрительно фыркнул и поспешил бы все забыть. Но в его жизни не было хороших пророков, и сны о будущем его не посещали, а до старости было еще далеко. К тому же Рейнхард считал себя человеком опытным, зрелым и разбирающимся во Тьме, а значит прекрасно знающим, что может быть, а чего быть в принципе не может. Рейнхард был еще не стар, ему не было и сорока, но, будучи человеком, вступившим в свой первый бой в совсем юном возрасте, он отличался особым консерватизмом во взглядах. Проверенные годами правила проникли в его разум, вызывая только почтение и благоговение смертного перед словом Бога. При этом его мало волновало, имело ли все это хоть какое-то отношение к Богу, просто кодекс ордена и сам орден Креста был для мужчины Божеством. Ученик же его, хоть и чтил правила и бесспорно был талантлив, но производил впечатление случайного человека, по какому-то волшебному стечению обстоятельств
обратившему на себя внимание самого епископа.
        Наставника откровенно раздражала мания юноши куда-то «выпадать», слушать вполуха, витать в облаках и отвлекаться на всякие глупости в самый неподходящий момент. В то утро было так же.
        Подопечный шел впереди, беспечно разглядывая росу на траве под ногами. Края его сутаны собирали капли и темнели, но его это, казалось, радовало. Его пальцы скользили по ветвям и листьям деревьев. Он даже замер, чтобы прислушаться к пению птиц, будто никогда всего этого не видел, а теперь изучал.
        - Иногда ты меня поражаешь, ? усмехнулся мужчина, следовавший за юношей на расстоянии нескольких метров.
        Рейнхард был одет так же. За его спиной прятался меч, но ему не было никакого дела до птиц, в то время как его взгляд следил за каждым жестом ученика, а разум продолжал негодовать. Вот только юноша озадаченно обернулся, с самым невинным видом приподняв бровь. В его синих глазах плясали игривые огоньки восторга, но через миг он заметно смутился, осознав, наконец, о чем говорил его учитель, и искренне чувствуя себя воришкой, пойманным на разглядывании чужих сокровищ.
        - Красивое утро просто, ? неловко попытался оправдаться он, продолжив путь. - Я давно такого не видел. В городе таких не бывает.
        - Когда я ходил на экзаменационные задания в свое время, я боялся даже дышать в сторону, а тут открытая местность, возможность внезапной атаки, а ты ходишь словно на прогулке, ? негодовал наставник, искренне не понимая такого поведения еще и в ответственный момент.
        Его лоб сразу прорезали гневные морщины, а в скулах появилось напряжение, но его ученику не было до всего этого никакого дела.
        - Так и есть, ? ответил он, не оборачиваясь. - Когда я еще вот так пройдусь в поисках одержимого?
        - На кону стоит твое звание экзорциста, или ты решил задержаться в инквизиторах?
        Рейнхард сам назначил этот экзамен, сам сказал, что ученик готов, втайне желая, чтобы этот малый не справился и стал серьезнее, но в то же время он не мог подвергать подобному испытанию того, кто не выйдет из него живым. Он видел подопечного в бою, знал, что тот почти безупречно владеет мечом, может собраться в экстренную минуту, но точно так же он не забывал о том, что вопросы энергии явно были не лучшей стороной его ученика. То он пылал, то гас. То швырялся энергией, то не мог выжать из себя ничего. Потом, вроде, находил баланс, держался какое-то время, а после неожиданно выдавал такой оглушительный всплеск, словно забывал зачем вообще экзорцисту нужны силы. Опытный воин был просто уверен, что все это по вине несобранности, именно поэтому так яро старался пристыдить идущего впереди.
        - Господин Рейнхард, ну не смешите меня, ? тихо пробормотал ему в ответ молодой человек.
        - Ты так уверен в себе?
        Этот вопрос заставил юношу обернуться и внимательно посмотреть в глаза мужчины, явно испытывающего его.
        - Я? Шутите? - спросил он, приподняв брови. ? Вы же знаете, что перед теорией я ночами не спал, чтобы ее сдать.
        Рейнхард согласно кивнул, не в силах отрицать, что собеседник действительно сделал все, чтобы не опозорить ни себя, ни своего наставника, и для этого смог подтянуть очень многие хвосты своего местечкового образования, сильно отличавшегося от столичного, вот только ослаблять напор не собирался. Продолжая изучать молодого человека взглядом, он холодно напомнил:
        - Практика важнее.
        В ответ юноша пожал плечами и продолжил путь.
        - Я пришел помочь человеку, других целей я с собой не взял.
        Этот ответ был хорош тем, что делал Рейнхарда совершенно беспомощным. Не мог же он сказать, что это неправильно, и не мог признаться, что в искренность этих слов он все же не может поверить.
        Теперь нужно было придумать новую тактику, но сделать это мужчине не удалось, ибо ученик вдруг замер, выбрасывая левую руку назад, предупреждая об опасности. При этом вся беспечность мгновенно куда-то исчезла: правая рука скользнула к рукояти меча, нога описала дугу и заняла более устойчивую позицию, даже дыхание чуть замерло.
        - Вы это чувствуете? - спросил он очень тихо, словно опасаясь привлечь чье-то внимание.
        - Что? - не понял мужчина, сделав несколько шагов назад, как того требовали правила экзамена.
        Опасности он не ощущал. Запаха темной энергии не было, а ведь этот зловонный аромат постоянно выдавал одержимых и свободные Темные силы.
        - Воздух стал другим, ? прошептал юноша. - Он тяжелее прежнего.
        Мужчина нахмурился, вновь прислушался к своим ощущениям, но никаких перемен не заметил.
        - Я не…
        Он не успел озвучить свою мысль, ибо небо мгновенно померкло, а дикое существо набросилось на его ученика. Рейнхард смог увидеть только черную тень некогда человека. Мелькнул топор, и все принципы мужчины тут же улетучились.
        - Стен! - вскрикнул он, жалея уже, что вообще затеял все это.
        Только своего голоса он уже не услышал. Черная дымка охватила всё почти мгновенно, поглощая голос, пробираясь в его уши, горло, легкие. Он уже не мог понять, звал ли он ученика или ему это только показалось. Зато он отчетливо чувствовал, как сжалось внутри самое важное, похолодело, отяжелело и устремилось вниз. Захваченный врасплох опытный воин не успел создать барьер и теперь сам попался в путы демона, почти потеряв способность двигаться. Теперь оставалось только одно: принять Тьму и отвергнуть ее изнутри. Раньше ему нужно было настраиваться, создавать в голове образы, мысленно прорисовывать руны. Теперь же опыт за его плечами позволял сделать все проще. Закрыть глаза. Сделать глубокий вдох -тот самый болезненный в жизни вдох, когда вдыхаешь такой холод, что кажется, будто он застывает кристалликами льда прямо в твоем теле. Затаить дыхание. И в этот миг кажется, что всё, больше тебе уже не жить. И сердце замирает так, словно не бьется, и биться уже не сможет…
        И вот он выдох, полный жара, от которого ты тоже умираешь на краткий миг, но больше Тьме тебя не коснуться.
        Покрытый тонким слоем Света, Рейнхард был готов приступить к бою, но Тьма тут же рассеялась, будто мощный порыв ветра разогнал дымку.
        Перед экзорцистом появилась удивительная картина. Юнец, которого он мысленно успел похоронить, уверенно стоял на ногах. Он успел выхватить меч, но не ранил одержимого, а только остановил удар топора, отклонил его в сторону, заставив оружие полоснуть плечо. И только мастер мог понять, какой должна была быть скорость, чтобы этот мальчишка успел перехватить меч в левую руку, отразить удар, забрать меч правой и буквально принять атаку собственным телом, дабы избежать смертельных ран. Только так и не иначе он мог не рубануть голову обезумевшему нечеловеку.
        Мужчина этого не видел, но понимал так точно, что, казалось, был свидетелем этого короткого боя в кромешной тьме. А сейчас послушник и одержимый застыли. Между ними замерло лезвие освященного меча, способное перерезать горло и одному и другому, но пальцы левой руки парня уже коснулись потемневшей кожи на лбу противника. Не было ни ярких вспышек, ни Света, одна лишь голубая искра, медленно поднимающаяся ввысь.
        Рейнхард боялся дышать. Он понимал, что перед ними не рядовая аморфная Тьма, а настоящий демон. Что могло это существо? Даже опытный боец не знал ответа, вот только для него было очевидно, что данная задача совсем не экзаменационная. Это уже не проверка. Он подверг опасности несколько жизней в угоду своим убеждениям. Для таких врагов одного экзорциста мало, и в тоже время вмешиваться было уже поздно.
        Пауза длилась всего несколько секунд, но ужас Рейнхарда, ожидающего результата, растягивал эти мгновения в часы, в которых он боялся дышать. Но темная масса шевельнулась под пальцем молодого инквизитора. Шевельнулась и разбежалась по коже человека письменами изгнания.
        Демон что-то отчаянно прохрипел на темном языке, еще пытаясь шевелить человеческими губами, которые больше ему не принадлежали.
        Рейнхард пораженно наблюдал за учеником, которого знал не первый день, но вместо него видел кого-то совершенно другого. Этот человек не ведал страха и, казалось, не чувствовал боли, только хриплый голос почему-то заставил его оскалиться, будто темное создание было его личным врагом.
        Демон больше не мог ничего и потому покидал захваченное тело, обращался то дымом, то черным огнем, стремясь принять подобие человеческой формы и распадаясь вновь.
        Опустошенный человек, тем временем, осел, словно тряпичная кукла. Теперь было ясно, что суть темного существа, захватившего его, слаба. Просто, наполнившись человеческими силами, демон смог устроить столь эффектный прием своим врагам, за которым, однако, не было ничего, кроме блефа. Этот вывод позволил Рейнхарду выдохнуть. Теперь было неважно сможет ли мальчишка довести все до конца или нет, если нет, то он легко завершит все сам, не позволив овладеть телом юноши. Кое-кто однозначно вернется в Темный мир, из которого вылез. Такие мысли всегда радовали Рейнхарда, но сегодня он быстро забыл о них, наблюдая за событиями с особым интересом.
        Демон, поверивший в свободу, рванул в сторону, но молодой человек, словно играючи, мягко развернул кисть, и искра пришла в движение. Рассыпаясь сотнями мелких бликов, она будто рисовала нить, один конец которой стремился к медленно поднимающимся пальцам человека, чтобы осветить эту руку, позволить плоти себя коснуться и тут же обратиться рунами. Символ, зацепившись за символ, в долю секунды становился подобен звену цепи, мгновенно ухватившей Тьму.
        Демон мог лишь беспомощно рычать, пока его гонитель даже не собирался на него смотреть.
        - Тебе пора домой, ? едва слышно прошептал молодой инквизитор.
        Цепь сжалась. Сгусток темной силы в последний раз захрипел и исчез, словно втянутый в свое собственное нутро, оставляя после себя только искры от той цепи и той силы, что заставила его покинуть этот мир.
        Мгновение Стен стоял неподвижно, глядя туда, где только что был враг. Темные прожилки в его глазах быстро растворялись, возвращая ему беспечный вид.
        - И как ты только смог защититься от Тьмы? - поразился Рейнхард, приближаясь. - Ты был куда ближе меня, а значит влияние демона было сильнее и достигло тебя раньше.
        Юноша мог бы улыбнуться, объявить, что он просто такой молодец, но сознание его меркло. Затемняя восторг победы, медленно опустилась раненая рука, и боевой меч просто рухнул на землю. По телу Стена ходила дрожь. Он старался дышать, но отчаянно проваливался куда-то. Пустой разум казался туманным, а в груди поднималась тошнота. Он перестал и слышать, и видеть, и чувствовать.
        В действительности он не знал ответа на вопрос наставника - не пробирало его тем холодом, который был ведом другим, не тошнило его от вони, но, как и любому человеку, ему бывало страшно, и это было бы глупо скрывать.
        Сегодня же все было иначе. Черная пелена, застилающая взор, сползала слишком медленно, а сердце странно сжималось. Тело казалось чужим…
        - Ты что творишь?! - воскликнул Рейнхард совсем рядом.
        Этот голос прорвался в сознание ученика, и тот тут же вздрогнул, почувствовав и боль, и головокружение, и собственные пальцы, раздирающие рану. Такое уже было, и это совсем не страшно, только ответил он все же невпопад:
        - Голова кружится. Он жив? - спросил Стен тут же, едва дыша, но все равно кивая на тело одержимого. - Я ведь не задел его мечом, правда?
        Страх и волнение в голосе подопечного еще больше обезоружили Рейнхарда. Он не мог теперь давить на человека рядом, но и ровней считать его опасался, потому, промолчав, склонился над мужчиной, кожа которого покрылась характерной мраморной бледностью.
        - Жив.
        - Простите, ? совершенно внезапно проговорил Стен и окончательно потерял связь с телом.
        Он чувствовал, как закрываются глаза, как падает его тело, но не мог повлиять на ход этих вещей. Такое уже было однажды, и объяснить это он никак не мог. Рана не была тому виной. Она была несерьезной, в его жизни были раны и пострашнее. Боль? Да, она могла его замучить, но в этот раз не было такой боли, чтобы из-за нее вот так беспомощно падать на ровном месте. Истощением это тоже не было. Он хорошо знал, что такое истощение: когда ты выложился на полную и не можешь стоять на ногах, не можешь пошевелить даже пальцем, закрыть веки, ибо у тебя нет на это жизненных сил. Это было другое. Силы были. Тогда приходила мысль об одержимости, но он точно знал, что он один и ему не с кем бороться. Опасно было этому верить, но усомниться Стен не успел, ибо тело снова вернулось к нему так же внезапно, как исчезло.
        Дрожь неба над головой показалась ему в первый миг очень уместной, словно этот ритм совпадал с волнами его бесформенного размышления. Никаких слов, никаких картин, только мысль, не ведомая даже ему самому.
        Он не сразу понял, что лежит на тележке и вот-вот окажется в стенах столицы, но как только память озарением прояснила его разум, он тут же вскочил.
        - Не дергайся! - строго осадил его Рейнхард. - Еще рана откроется.
        Мужчина сидел рядом и с хладнокровным видом курил папиросу так, словно его не волновало ни состояние ученика, ни ход экзамена, ни тот факт, что ему пришлось просить о помощи.
        - Простите, ? только рассеянно прошептал парень.
        Наставник же вздохнул, не желая в таких обстоятельствах озвучивать свое решение о ходе экзамена. Ему импонировал тот факт, что этот юноша вместо эгоистичных жалоб молчал и, видимо, считал, что должен был сделать больше и лучше. Потом ему, конечно, нужно объяснить, что может быть «лучше» и было возможно, что к «лучше» стоит стремиться, но то, что он сделал, это куда больше, чем требуется от инквизитора и даже от рядового экзорциста. Сейчас же пусть он хорошенько запомнит это чувство относительности победы, чувство собственной беспомощности, которое в их работе порой приходит даже когда ты сделал всё. Он оставил это время для размышлений и ученику, и себе самому. В конце концов, он никак не ожидал в этом бойком, чудном ребенке такой силы воли и бесстрашия. Он давно не видел, чтобы кто-то вот так вплотную подходил к одержимому, смотрел в его глаза и при этом не дрожал от инстинктивного ужаса.
        Стен не просто казался задумчивым, он был таким. Его наставник во многом ошибался, приписывая беспечность наивности и ровняя ее с небрежностью. Этот юноша думал слишком много. Ему было не все равно, кого он спас и как, кого изгнал, куда изгнал. Он задавал себе те вопросы, о которых многие даже не задумывались, и потому казался порой потерянным. Зато потом, осознав что-то, он словно заново видел мир и восхищался им. Если бы Рейнхард это понимал, он бы сделал все, чтобы сохранить эту черту, ибо время стачивает подобные свойства. Но Рейнхард только холодно следил за учеником, которому совсем не было никакого дела до чужих разговоров и недовольства врача в госпитале ордена. Рассеянные ответы и взгляд, устремленный в окно, все так же раздражали наставника, но на его решения уже не могли повлиять.
        Стен же не помнил даже, как заполучил себе право уйти от всех разговоров. Его не волновала ни рана, ни результат экзамена, что-то другое мучило его так сильно, что он забыл о вежливости и приличиях. Болезненным скрежетом зарождалось в его груди предчувствие, а он понятия не имел, о чем оно может быть, но и забыть о нем просто не получалось.
        Скучный внутренний двор столичного подразделения ордена не мог, казалось, ничем его удивить. Однако внезапно это ему удалось.
        Он просто увидел ее - ту самую девушку, которая не так давно сказала, что заметит его, только если судьба сведет их вновь. И вот она, совершенно случайная особа, живущая совершенно в другом конце города, прямо сейчас шла по каменной кладке. Стен не заметил, что на ней было надето. Это было неважно. Одной копны ее рыжих волос было достаточно, чтобы сердце сжалось, а разум забыл про все свои мысли в надежде, что это действительно она.
        Он невольно чуть приблизился к окну, дернувшись в тот момент, когда врач завершал шов на его ране, но даже не обратил внимания на боль, потому что ее черты лица, а главное зеленые глаза заставили сердце Стена замереть.
        «Это она. Она!» - стучало в его голове.
        Это не было любовью с первого взгляда, когда один миг делает чужого человека полубогом, но это была та молния, которая заставляет нас делать самые непонятные поступки. Он должен был узнать ее, должен был удержать именно сейчас, когда она ускользает от его глаз. Зачем? Он не знал ни тогда, ни потом, но им правило то притяжение, с которым демона привлекает ангел, а ангела демон. Он буквально чувствовал кожей, что это не просто красивая девушка, не просто привлекательная особа - она была чем-то большим, чем-то, что стоило разгадать.
        Пришлось вспомнить о реальности. Впрочем, мысли его впервые мгновенно улетучились, так и не дойдя до своего финала. И это было уже неважно.
        - Долго еще? - спросил Стен, внезапно посмотрев на старого врача.
        - Ну, почти все, надо еще повязку…
        - Я ведь на сегодня свободен? - не слушая, спросил он у Рейнхарда, сидевшего рядом с какими-то бумагами.
        Мужчина кивнул, поражаясь такому внезапному оживлению.
        - Вот и славно!
        Больше ничего не объясняя, Стен просто сорвался с места, не дав даже перевязать рану, и помчался вниз, на ходу натягивая рубашку.
        - Это что было?
        От такой дерзости у старого врача аж лицо перекосилось, а Рейнхард подошел к окну и с усмешкой прошептал:
        - Молодость…
        После увиденного в лесу его поразила та неловкость, с которой его ученик догнал девушку и пытался ей что-то объяснить, смущаясь то от своих слов, то от пятна собственной крови на рубашке. Старому воину было сложно понять, как один человек мог бесстрашно сражаться с демоном, словно настоящее чудовище, и смущенно извиняться за последствия этого сражения, словно кровь была ему в диковинку, но именно такой странный человек был перед ним. Он был еще молод, и было в нем что-то по-настоящему особенное, сочетающее в себе точность воина и задумчивость философа. Это что-то, заметное только при внимательном рассмотрении, когда-нибудь обязательно покажет себя. По крайней мере, Рейнхард в это верил, давая Стенету звание экзорциста и впервые задумавшись над тем, что все в этом мире может быть далеко не так, как кажется на первый взгляд.
        Новоиспеченный экзорцист же смотрел в зеленые глаза, смущенно улыбался и краснел от женского смеха, переходящего в детский плач…
        Стен резко сел на постели, разгоняя сон о далеком прошлом, и бросился к детской кроватке, чтобы подхватить на руки плачущего сына, такого маленького, слабого, едва живого, но смотрящего на мир яркими зелеными, как у матери, глазами.
        Глава 1
        Экзорцист первого ранга Стенет Аврелар одернул черную куртку, выдохнул и открыл высокую узкую дверь, стучать в которую было неприлично.
        - Вы хотели меня видеть, ваше преосвященство? - спросил он, найдя взглядом седовласого мужчину, застывшего у окна с древним фолиантом.
        - Присядь, Стен, ? сказал старец, ? поговорим без лишних церемоний о том, что ты просишь в своем последнем рапорте.
        Стен подчинился, стараясь скрыть свое раздражение.
        - Итак, ты хочешь перевестись в восточный округ в городок Ксам, в котором ты учился и служил первые годы. Другими словами, ты хочешь вернуться из столицы в глушь, из которой прибыл. Почему? Знаешь, обычно люди рвутся в столицу и держатся за свои места всеми возможными способами.
        Глава ордена действительно не понимал, почему один из его лучших бойцов вдруг решил оставить столичное подразделение.
        - Это нужно для физического и морального здоровья моих детей, ? спокойно ответил Стен, хотя о личном говорить совсем не хотелось.
        - Твоих ли детей? - внезапно спросил епископ, заставляя подчиненного оскалиться.
        - Моих.
        - Ты так уверен? - спросил старик, поднимая брови и занимая, наконец, место напротив, чтобы наблюдать за глазами экзорциста.
        - Я так решил.
        В этом ответе не было ни тени лжи. Как бы ни складывались его отношения с женой, куда бы она ни пропадала и когда бы ни возвращалась, сводя его с ума своей рыжей шевелюрой и зелеными глазами, это никак не должно было повлиять на мальчишек, которых он называл своими сыновьями. Думать о том, что он мог оказаться кому-то из них не отцом, Стен просто не хотел.
        - А уверен ли ты, что в этих детях не таится ничего темного, ведь мы оба знаем, как коварны ведьмы и как легко они обманывают любые инстинкты. Можешь ли ты ручаться, что эти мальчики не несут в себе ведьмин дар?
        Стен сглотнул. Слухи о том, что его супруга была не просто сложная женщина, а настоящая ведьма, призывающая в мир Тьму, заставляли мужчину внутренне содрогаться от ужаса. Верить в них он не хотел, но сердце сжималось так, что хотелось взвыть от боли, а это заставляло сомневаться. Уже двенадцать лет его жена Анне, ведьма она или нет, была его болезнью.
        Только, выдыхая, он напомнил себе, что детей это не должно касаться.
        - Нет, я не уверен, что в них нет ведьминых сил, ? признался он честно, ? но для меня они просто дети, ни в чем не виновные, а если в них что и дремлет, то на то я и экзорцист, чтобы сберечь их души.
        - И даже понимая, что это могут быть совсем не твои дети, ты все равно готов отказаться от карьеры, которая ждет тебя здесь? - спросил епископ тихим вкрадчивым тоном, стараясь прочитать ответ в глазах Стена.
        Он его не понимал. Стенет был тем человеком, который, по мнению самого епископа, заслуживал уважения. Он приметил его еще мальчишкой, приехавшим в столицу, за умные и глубокие глаза. Именно епископ позаботился о том, чтобы Стен остался в столице, и именно он дал безродному парню благородно звучащую фамилию Аврелар, оставив свое вмешательство абсолютной тайной для самого Стена. Теперь же, глядя на мужчину немалого сана, с силой экзорциста первого уровня, он видел затуманенные глаза, полные отчаянной боли.
        Епископ хотел знать, понимает ли разум за этой пеленой мучений всю ситуацию, а главное способна ли эта душа победить Тьму, которая поспешит к ней сквозь нанесенную судьбой рану.
        С высоты своего опыта он с сожалением признавал, что никого нельзя оградить и любое страдание лишь сделает человека сильнее, если он устоит.
        «Устоишь ли ты? - вот что мысленно спрашивал епископ. ? Не пошатнется ли твоя воля?»
        Но воля крепко держала тайну истинных чувств. Оттого, сохраняя визуальное спокойствие, Стен невозмутимо ответил:
        - Я служу не ради славы.
        - Но что ты будешь делать там?
        «Не бежишь ли ты?»
        И Стен не бежал, продолжая отвечать:
        - То же, что и здесь: служить на страже этого мира.
        И епископ принял эту позицию, согласившись, что личная битва пройдет за закрытыми дверями, но веря, что сил этому бойцу должно хватить. Однако понимая это, он чувствовал сожаление. Огромный потенциал, который хранил в себе Стен, мог исчезнуть где-то в далеком уголке этой темной страны людей. Именно этим чувствам он дал теперь волю:
        - Ты мог бы стать здесь паладином, а с годами наверняка занял бы мое место.
        - Я приехал сюда лишь по вашей воле, лишь для дела, и если когда-нибудь вам будет нужна моя сила, я приеду ? это мой долг, ведь я душою экзорцист, а не званием.
        Епископ вздохнул. Все это было верно и правильно, и говорящий искренне верил и следовал этому. Епископу было смешно видеть подобную самоотверженность, которую он, впрочем, был готов использовать.
        Он все же хотел оставить Стенета при себе, но уж слишком решителен был взгляд этого человека. Поэтому старик был готов смириться:
        - Мне не изменить твоего решения, верно?
        - Простите, ? только и смог ответить ему на это Стен.
        - Хорошо, я понимаю, и отпущу тебя, но пообещай мне две вещи.
        - Какие?
        - Во-первых, ты будешь верен клятве и поможешь в столице при необходимости.
        Стен кивнул, понимая, что ему совсем нечего возразить.
        - Во-вторых, если у тебя будут проблемы с этими мальчиками, ты обратишься за помощью ко мне или к столичному ордену!
        Быстро ответить на такое было непросто. Все же Стен понимал и тревогу епископа и то, как сложно бороться с тем, что дорого, но знал, что едва ли не попробует все сделать сам. Правильно было бы соврать сейчас, но он слишком хорошо знал старого епископа, чтобы обманывать его.
        - Я не могу обещать, что поступлю именно так, но даю слово, что не забуду об этом, учту и постараюсь использовать как самый верный выход.
        Епископ кивнул.
        - Что ж, в таком случае, со следующей декады ты ? глава восточного экзархата и можешь назначить любой из наших храмов центральным.
        - Глава экзархата? ? пораженно переспросил Стен. ? Но я ведь слишком молод для подобной должности.
        - Мне все равно нужен там надежный человек, и хоть прежде не было столь молодых глав, нигде не указано, сколько лет должно быть экзорцисту на этом посту. Известно лишь, что он должен быть достоин, а ты достоин, и справишься. Даже причина твоего перевода подтверждает мою правоту.
        Спорить с епископом было бы глупо, вот Стен и не стал, принимая его волю как должное. Теперь он мог вернуться в родной город, в дом своего отца, где можно будет прожить достойную, но тихую жизнь.
        Именно об этом думал Стен, пытаясь правильно распорядиться месяцем до вступления в должность.
        Младший сын, Артэм, подло брошенный матерью сразу после рождения, уже может и не походил на умирающего, но, родившись раньше срока, требовал много внимания. Нужно было давать ему лекарства по часам, следить за температурой и почти всегда держать на руках.
        Со старшим десятилетним Лейном было еще сложнее. Замкнутый, необщительный мальчик теперь не желал выходить из дома. Для него новость о смерти матери стала настоящей трагедией. Сказать ему, что женщина просто сбежала, бросила их, оставив записку, Стен не смог. Отношения родителей никогда не были простыми, но Лейн об этом даже не догадывался. Он видел сияющую мать, подставляющую щеку под поцелуй отца, и не знал, что она уходила по ночам из дома и пропадала в темноте, а когда отец говорил, что она отправилась в соседний город на ярмарку, в действительности он просто не знал, где она находится, а потом сам покупал мальчишке «ярморочный» подарок. Лейн не знал, что все попытки выяснить отношения его мать прерывала поцелуями и просто лишала отца всякого рассудка. Ничего об этом мальчик не знал. В его мире была прекрасная мамочка, которая умерла, родив ему братика. Конечно, он не знал, что она сама выпила отвар, вызывающий роды, и, пожелав младшему сыну смерти, сбежала.
        Всего этого Стен не мог сказать сыну, как и то, что было в письме, которое Ани оставила ему. Он просто старался не оставлять мальчика одного.
        Лейн храбрился, старался быть сильным, и пока они готовились к переезду, натягивал улыбку, уходил от ответов, сидел часами на месте, глядя в окно, и вечерами просил рассказать о матери. Стен рассказывал, стараясь сохранить образ лучшей женщины на свете.
        Последнее, о чем думал Стен, было новое назначение. Новый, крайне важный пост его не заботил, даже невзирая на то, что он не понаслышке знал о беспорядке в восточном экзархате. Все, что он сможет, он сделает, как только вступит в должность, а как именно - думать заранее Стен не видел смысла.
        И вот, когда вещи были собраны и экипаж стоял у дома, Стен дождался, когда Лейн спустится вниз и, держа на руках Артэма, в последний раз осмотрел свое столичное жилье. С этими тремя комнатами в его жизни была связана целая эпоха. Здесь он поселился, приехав в столицу, недоумевая, зачем ему столько простора. Сюда он впервые привел Анне. Здесь ее впервые поцеловал. Именно здесь родился Лейн. Здесь он сделал первый шаг и сказал первое слово.
        В этих комнатах Стен готовился к испытанию экзархата. Живя здесь, получил звание экзорциста, стал мужем и отцом, а заодно лжецом и, видимо, дураком.
        Вся его жизнь здесь в его мыслях была связана с ней, но он больше не хотел ее ждать, не хотел знать, с кем спит его жена, и не хотел помнить, что она была жива.
        Артэм несмело заплакал, даже скорее захныкал, словно поторапливая отца с прощанием, невольно напоминая о причинах всего происходящего. Все же именно Артэм убил для Стена Анне. Ведь Стенет мог простить ей любую измену, любое оскорбление, любой скандал. Он был готов принять любой ее поступок, понять любую ее блажь, но не это. «Надеюсь, это проклятое дитя умрет», ? написала Анне, и это стало концом. Такое не прощают даже святые ? и в это верил Стен, целуя маленького сына в лоб.
        Закрыв дверь, он с удивительно легким сердцем отдал ключ смотрителю, радуясь улыбке Артэма и улыбаясь ему в ответ.
        Глава 2
        До Ксама путь был не близким.
        Лейн просто смотрел в окно, не задавая вопросов, но Стен знал, что как только мальчик приободрится хоть самую малость, начнутся расспросы, и был готов к этому.
        Артэм мирно спал как обычный младенец, словно его совсем ничего не тревожило. Стен тоже смотрел на мир вокруг, хорошо знакомый по пройденным за это время миссиям, но почему-то совершенно чужой. Он узнавал здесь каждый холмик, угадывал, куда идет дорога, но вместо печали чувствовал облегчение, надеясь поскорее покинуть знакомые земли. Все это тоже было частью его решимости.
        Когда солнце застыло прямо над экипажем и жара начала донимать, а Артэм проголодался и Стен кормил его из бутылочки, оживился Лейн:
        - Пап, а какой он, дедушкин дом?
        Для Стена это был самый простой вопрос из всех, которые только мог придумать пытливый мальчишка. Он хорошо помнил это место, прожив там всю свою юность.
        - Этот дом построил твой дед, и в крепости он не уступает столичным деревянным усадьбам. Он, конечно, невелик, но в нем целых пять комнат, большая печь и камин наверху. У самого дома сад со старыми яблонями и река. Да и воздух там совсем другой.
        - А учиться я там буду?
        - Конечно, будешь, в такой же школе при храме, правда она немного меньше и ребят там не так много, но она не хуже той, где ты учился прежде.
        На этом поток вопросов Лейна не угас, а скорее стал еще активней. Мальчику было интересно знать, где вырос его отец и какая жизнь ждет его самого.
        Стен охотно отвечал, рассказывал о родных местах, о своих юношеских приключениях, жизни в словно ином мире, ведь столица была совсем не похожа на маленький городок. Он рассказывал сыну о своих родителях, о наставниках, о своих шалостях, маленьких и больших достижениях. Он не боялся признавать, что бывал в чем-то неправ, рассказывая, как ему это стало уроком. Вроде как просто воспоминание, но в то же время поучительный рассказ.
        За первым днем пути пришел второй, а там и третий. Истории сменяли друг друга, а когда появились знакомые виды, Стен мог спокойно вспоминать их, глядя в окно.
        Он узнавал изгиб реки, вспоминал высокий дуб на холме и, глядя на все это, чувствовал себя свободным от прошлого, свободным от Анне, словно ее и не было вовсе.
        Шагая по деревянному полу отцовского дома, Стен начинал новую жизнь. Половицы поскрипывали в привычных местах, он даже нарочно шагал так, чтобы слышать этот деревянный скрип, улыбался и смешил Лейна, с загадочным видом предсказывая, заскрипит или нет.
        Этот дом был стар, но действительно крепок, и практически не нуждался в восстановлении. Пыль, чуть протекающая крыша, пару крыс в подвале, да сломанные ветром ставни - вот и все беды этого дома.
        Все было как нельзя лучше.
        Артэм быстро набирался сил. Лейн практически сразу нашел себе приятелей и стал своим среди учеников архангельского храма. Казалось, судьба и этот дом благословляли их на счастливую жизнь.
        Вступая в должность, Стен уже ни о чем не беспокоился и, имея возможность сосредоточиться на работе, которая всегда вызывала в нем гордость, всерьез взялся за дело.
        Он окружил себя молодыми, амбициозными инквизиторами и даже послушниками, не прошедшими еще инквизиторской инициации. Он не давал им постов, не обещал им золотых гор, а лишь направлял их пыл и их страсти, давая им разного рода поручения в стенах храма, одновременно обучая и отдавая им свой многолетний опыт.
        Он потратил немало времени, чтобы разобраться в том, что происходило здесь многие годы, найти виновных и, помиловав их, сослать подальше от центрального храма. Он изучил множество лиц, состоящих в его командовании, не жалея на это времени, чтобы оставить тех, кто действительно на что-то годен.
        Стен менял многое и не боялся этих перемен. Он стал больше времени уделять обучению. Даже сам читал некоторые лекции у послушников.
        Ему едва хватало на все времени и сил, но о своих детях он тоже не забывал, интересуясь успехами Лейна. Мальчик быстро стал одним из лучших, стремясь во многом соответствовать положению отца. Стен сам старался заниматься с ним, видя интерес мальчишки к собственному опыту.
        Маленький Артэм, между тем, подрастал, проводя много времени в храме среди монахинь, ухаживающих за брошенными детьми. Они были рады, что сын главы экзархата был тут, ведь так и сам глава уделял больше внимания приюту, понимая его нужды и проблемы.
        Жизнь закрутила Стена, поглощая в своем бесконечном круговороте с головой. Дни. Месяцы. Годы. Он не замечал хода времени, не давая себе возможности расслабиться ни на минуту, не позволяя себе хоть на миг остаться без дела, ведь по ночам, когда в нем были силы видеть сны, ему снились рыже-алые локоны, знакомая улыбка, и накрывало дикое желание кого-нибудь убить, только бы исчезло это наваждение. Оттого он спешил как можно сильнее измотать себя за день, чтобы когда он закончится просто упасть на кровать и забыться до самого рассвета.
        Он спал с каждым годом все меньше.
        Стен не позволял себе покоя даже в святые дни, полностью посвящая их детям. Выбирался с сыновьями туда, куда им хотелось. Он обучал повзрослевшего Лейна бою, даже позволял сыну попрактиковаться со своим собственным освященным мечом. Хотя когда-то был уверен, что никому не позволит коснуться своего двуручника.
        В такие дни он все же ненадолго чувствовал себя счастливым и свободным, но когда заходило солнце и маленький Артэм засыпал в его постели под очередную историю, а Лейн уже занимался своими делами, Стен оставался совсем один. Чтобы не думать об этом, он целовал маленького сына в лоб и доставал большую папку с бумагами, уходя в работу, словно она и была всей его жизнью.
        Он знал, что убегает от своих мыслей, но не видел другого пути, чтобы переболеть свою слабость, ведь назвать это иначе он не мог.
        Время шло совсем незаметно. Проходили зимы, случались новые свершения, очередные битвы, молитвы и заклинания.
        Он сам спешил от миссии к миссии, от места к месту, от разговора к разговору, от приказа к приказу.
        Росли и его дети. Маленький Артэм взрослел и все больше проявлял интерес к жизни своего отца, к его работе, знаниям. С каждым днем мальчик все больше тянулся к Стену, а Лейн, напротив, становился все дальше. Он входил в тот период, когда Стен и сам был далек от семьи, находясь в мечтательных рассуждениях о мире и приключениях. Все реже Лейн был с братом и отцом, все чаще убегал прочь к своим товарищам, навстречу приключениям. Стен не стремился удержать его, напротив, отпускал, стараясь сохранить доверие. Ведь чем старше становился Лейн, тем больше он напоминал Стену самого себя.
        - Папа, а расскажи мне вот об этом! - попросил как-то вечером пятилетний Артэм, показывая отцу изображение на листе.
        Стен отвлекся от своих дел, как делал всегда, если кто-то из сыновей требовал внимания, и взял лист.
        Узнав в них не самые добрые знаки экзорцистов, он нахмурился.
        - Где ты взял это? - спросил он после долгих раздумий.
        - У Лейна, ? признался Артэм. - Он разрешил мне брать его книги, когда его нет, и я увидел этот лист у него на столе, там таких много, но я не видел таких у тебя, и в книгах тоже. Что это, папа?
        Стен вздохнул и, усадив сына на колени, постарался сохранять спокойствие:
        - Есть разные способы экзорцизма.
        - Разные способы изгнания?
        - Нет, сынок. У изгнания есть лишь разные пути, но есть и иные способы побеждать Тьму, кроме изгнания.
        Говорить подобное Стену было тяжело, но оставлять сына без ответа или врать ему мужчина совсем не хотел, ведь Артэм, хоть и был еще совсем ребенком, а умел думать и очень многое хотел знать, порой нелепо стремясь догнать старшего брата.
        Артэм послушно ждал, пока отец объяснит, но Стен вздохнул еще раз:
        - Иногда наши предки убивали тех, в ком была Тьма.
        - Чтобы защитить от Тьмы других?
        Стен кивнул.
        - Да, то были не самые лучшие времена, и наши предшественники не всегда могли справиться. Они мало знали о силах Тьмы и ее связях с людьми, поэтому боролись, как умели.
        - И эти символы, они…
        - Нет, это не те символы. Убить можно и без печатей, достаточно пронзить сердце и сжечь тело…
        - И тогда Тьма не вернется?
        - Тьма уйдет туда, откуда пришла, но не исчезнет.
        Артэм подумал немного, затем понимающе кивнул:
        - А как тогда эти знаки связаны с прошлым?
        - Это руны экзорцистов той эпохи. Они не убивают тех, в ком Тьма, но они причиняют вред их телам и душам.
        Сказав это, Стен поднес лист к свече, позволяя пламени поглотить неиспользованные знаки, которые заискрились синевой под напором пламени, но тут же угасли.
        - Но разве может экзорцист вредить людям?
        Стен старался не смотреть на сына, поражаясь, как тот умеет поймать суть вопроса, да так, что ответить станет крайне сложно.
        - Понимаешь, любой экзорцист имеет силы, превышающие человеческие. Даже инквизиторы способны погубить человека своей волей.
        - Но ведь устав экзархата и церкви велит хранить души и тела людей, ? прошептал Артэм, хорошо выучив основные позиции, проводя свое время в приюте храма. Все же монахини дурному не научат, особенно ребенка.
        - Верно, и мы - служители экзархата - должны следовать воле нашего создателя.
        - Все лишь из-за создателя?
        Стен усмехнулся, радуясь глубине мысли маленького ребенка.
        - Нет конечно. Просто воля создателя и его законы - это те правила, которые следует соблюдать ради мира в своей душе. ? Он коснулся груди ребенка. ? Когда ты соблюдаешь его правила и живешь так, чтобы твоя душа всегда была чиста, а разум без страха мог сказать правду, ты недосягаем для Тьмы, которая всегда следит за каждым из нас.
        Мальчик посмотрел на руку отца, что замерла на его груди, и обнял ее.
        - Значит, создатель своими законами оберегает нас?
        - Да, и каждый из нас со временем может познать их, понять и почувствовать. Однако чтобы ощутить их истинную силу, нужны годы и время, опыт и ошибки, нужно хотя бы раз столкнуться с Тьмой в собственной душе. И чтобы эта борьба была не так сложна, мудрость наших предков легла в основу кодекса и писания церкви. Не Бог писал все наши уставы. Не Бог диктовал всё это нашим предкам, но именно Бог провел их по многим мукам, дабы они смогли набраться опыта и понять его законы, прочувствовать их на своей душе и ощутить их силу.
        - Значит наши предки, основатели экзархатов, победили Тьму в себе самих прежде, чем начать побеждать ее в других?
        - Именно. Сначала они поняли Тьму, почувствовали ее, узнали ее силу и ее слабости. В их времена не было экзорцистов, и Тьма, пробравшаяся глубоко в человека, не могла быть изгнана так, как это делается сегодня, но даже в ту пору были те, кто хотели бороться с ней, и побеждали.
        - И сейчас есть те, кто сами побеждают Тьму?
        - Они всегда есть. Изо дня в день к каждому из нас подкрадывается Тьма и пытается овладеть нами, выискивая слабые места, и каждый из нас ведет свой личный бой. Ведь долгое время она не дает о себе знать, но проявляет себя так, чтобы мы ее заметили. Но она может пробраться в человека, но так и не получить волю благодаря его внутренней силе.
        - И ты тоже сражался с Тьмой?
        Стен посмотрел на маленького сына, чувствуя, как тошнотворным комом боли оживает его Тьма. Глаза Артэма были ее глазами. Его улыбка была частью этой битвы. Его мать и была самой страшной Тьмой Стена, но говорить о подобном ребенку никто не собирался.
        - Конечно, ? невозмутимо ответил Стен. ? Я немало лет живу на свете и сталкивался с Тьмой. Когда я был еще послушником, мой мастер, инквизитор Онор, говорил, что все мы каждый день ведем сражение за свою душу, и каждый из нас хоть раз в моменты слабости пускал Тьму в свое сердце, позволяя ей обращаться в тоску, отчаянье, печаль или страх.
        - Страх - это тоже Тьма? - удивился Артэм.
        - Не совсем, страх - это инструмент Тьмы. Когда появляется страх, мы становимся уязвимыми.
        Артэм задумался и долго сидел так, потирая кончик носа.
        Стен же наблюдал, подмечая, что, невзирая на внешнее сходство с матерью, мальчонка стремился походить на него и перенимал его привычки, казалось, даже подражал. Это заставляло улыбаться от гордости.
        - Тогда Лейн не должен изучать эти знаки, потому что они сделают его уязвимым перед Тьмой и станут искушением.
        Стену и добавить было нечего. Именно так он подумал, увидев эти символы. Он верил в силы своего сына, но, в отличие от Лейна, знал всю коварность Тьмы.
        - Почему Лейн не понимает этого? - удивился Артэм. - Ведь он знает все то, что рассказал мне ты.
        Стен вздохнул:
        - Понимаешь, Артэм, все дело во времени. Каждый человек в своей жизни проходит определенные периоды, и перед периодом понимания приходит период сомнений, когда человек спешит взять все правила на пробу, понять все их стороны, а порой даже нарушить, чтобы увидеть и ощутить результат. Сейчас твой брат находится в периоде сомнений, он в поиске своего пути и основ своей веры. Он все знает не хуже моего, но, в отличие от тебя, он уже видел достаточно, чтобы усомниться, но не набрался опыта, чтобы убедиться.
        - Значит брат готов приблизиться к Тьме, чтобы почувствовать силу Света?
        Стен кивнул, поражаясь, как эти простые слова ребенка отражают истину.
        Уложив младшего спать, Стен стал ждать старшего, пытаясь обдумать предстоящий разговор.
        Лейн вернулся поздно, но удивился странному взгляду отца. Он пришел позже обычного, но явился ко времени, о котором они когда-то договорились, но вид у Стена был настолько обеспокоенным, что это было сложно не заметить.
        - Что-то случилось? - спросил Лейн.
        - Ты будешь есть? - спросил Стен, уклоняясь от ответа и отводя зачем-то взгляд.
        - Вообще, я ел в храме, но, кажется, уже вновь голоден.
        Стен вздохнул. Он был подавлен и даже зол, но не хотел выдавать этого, чтобы не сорваться на крик и не испортить. Стараясь держать себя в руках, Стен отправился на кухню, усадил сына за стол и закурил. Непривычно было курить в доме, но, выдыхая дым в открытое окно, он понимал, что это единственный способ сохранить самообладание.
        Лейн долго поглядывал на отца, не прекращая есть, прежде чем все же спросить:
        - Что-то случилось, отец?
        - Я узнал, что ты изучаешь цепные руны древних.
        - Печати Мендела, ? проговорил Лейн, словно поправляя отца.
        - Именно, ? выкидывая папиросу, прошептал Стен и сел напротив сына. - Артэм принес мне лист с твоими набросками и спросил, что это.
        Лейн молча смотрел на отца, принимая его взгляд и явно не чувствуя никакой вины, лишь уверенность в своей позиции.
        - Почему ты вообще знаешь о них? - спросил Стен с явной печалью в голосе.
        - Хочешь сказать, найдется хоть один инквизитор, не знающий о них?
        - Лейн, ? процедил сквозь зубы Стен.
        - Ну что я такого сделал? Это не запрещено церковью, и вся инквизиция об этом знает, и все применяют.
        - Инквизиция, Лейн. Инквизиция! - не выдержал Стен, все же повышая голос. - Ты не инквизитор и еще даже не послушник, но уже изучаешь это.
        - Считаешь, что я не стану инквизитором? У меня скоро экзамены, и через пару месяцев я буду послушником, почему я не могу…
        Стен не дал договорить:
        - Потому, что всему свое время. Да, ты наверняка поступишь, а затем станешь инквизитором, будешь изгонять Тьму, наберешься опыта и получишь сан экзорциста, но сейчас…
        - Я изгоняю Тьму уже сейчас! - гордо заявил Лейн и, гневно бросив ложку, встал из-за стола. - Ты даже не представляешь, на что я способен, но утверждаешь, что мне не время знать о печатях Мендела. Если я превосхожу тебя, это не моя вина!
        Бросив эти слова, Лейн поспешил удалиться к себе, не желая разговаривать с отцом. Стен же остался один в растерянном недоумении. Он никак не мог предположить, что его сын мог участвовать в обрядах инквизиции, что кто-то прямо под его носом привлекает мальчишек к подобным делам, а он - глава экзархата - об этом и не догадывается.
        Посидев немного и все обдумав, он все же решил поговорить с сыном еще раз. Постучав в дверь его комнаты, он проговорил:
        - Лейн, пожалуйста, давай поговорим. Я ведь не против твоего развития, ты же знаешь.
        Дверь резко открылась.
        - Но ты всегда учил меня лишь тому, что положено.
        - Тому, что знал сам, ? поправил Стен еле слышно.
        - Ты знаешь много больше!
        - Я знал много меньше в твои годы, Лейн. Тебе всего пятнадцать, и я давал тебе максимум всегда, просто есть вещи, которые нужно узнавать…
        - Когда вырастешь?!
        - Нет, когда получишь определенный опыт, чтобы по-настоящему понять их смысл.
        - По-твоему, я не способен понять?! Почему ты так меня недооцениваешь?
        - Не стоит кричать так, ты разбудишь Артэма. И нет, я не считаю, что ты не способен понять смысл и надобность этих знаний в экзорцизме, но ты еще не представляешь, как это выглядит в действительности. У тебя нет практики…
        - Есть! - рыкнул Лейн, собираясь закрыть дверь перед отцом, но Стен подставил ногу, не позволяя это сделать.
        - Хорошо, есть, но откуда? - спросил он серьезно, стараясь избавить свой тон от гнева, ведь все же Лейн был слишком на него похож.
        Подросток не ответил, только отвернулся.
        - Ну, если я не знаю о твоих достижениях, то расскажи мне о них, ? спокойно проговорил Стен. - Кто тебя учит?
        Лейн посмотрел на отца уже не так злобно.
        - И как много ты уже смог сделать?
        - В действительности немного, ? признался Лейн, отпуская дверь и отступая, явно пуская отца в свою комнату. - Хотя в групповых ритуалах изгнания я участвовал много раз, сам лишь один раз изгнал зарождающуюся тьму из ребенка.
        - Какого ребенка?
        - Ну, сына мельника, младшего…
        Стен нахмурился, но промолчал, понимая, что каждое его слово сейчас ничего уже не изменит.
        Лейн не хотел больше говорить, хоть, кажется, и смягчился.
        - Ладно, ? проговорил Стен. - Просто будь осторожен.
        Сказав это, он вышел, зная, что не оставит все это без внимания и найдет ответы на свои вопросы.
        Глава 3
        Ближе к полудню Стен постучал в дверь мельника, собираясь узнать все лично. Открыли ему почти мгновенно. Хозяйка дома замерла в недоумении.
        - Ваша светлость… ? прошептала она, зная, как и многие другие, главу местного экзархата в лицо.
        В родном городе Стен давно стал известной личностью, но это совсем не испортило его характер, скорее напротив - всегда давало стимул соответствовать тому посту, который он занимал и в рамках положения, и в рамках людского мнения.
        - Извините за беспокойство, однако я хотел бы посмотреть на вашего ребенка, ? без лишних объяснений сообщил Стен, приветственно кивая хозяйке. - Это возможно?
        - Да, конечно, ? прошептала она, пропуская главу экзархата. - Он плохо спал, но экзорцисты уже были у нас, и теперь все хорошо.
        Стен не стал ничего спрашивать, лишь последовал за женщиной, которая быстро привела его в детскую.
        - Сэр Валден заверил меня, что все хорошо, и молодой экзорцист, подготовленный по ускоренному проекту, справился, но раз вы здесь…
        - Все в порядке, просто этот молодой человек - мой сын, и я лично хотел бы убедиться в его успехе, ? проговорил Стен, мягко улыбаясь.
        Он был доволен, ведь женщина уже назвала имя виновного. На разговорчивость женщины он рассчитывал с самого начала, чтобы без вопросов получать ответы, не выдавая себя.
        - Такой замечательный юноша, ? продолжала женщина, ? а ведь он даже похож на вас. Такой представительный и серьезный. Он нам помог: Селин спал уже на следующую ночь.
        Пока женщина говорила, Стен изучал взглядом ребенка. Полугодовалый Селен выглядел здоровым бодрым малышом, без признаков какой бы то ни было Тьмы, более того, без намека, что эта Тьма в нем была когда-то. Этот ребенок был нетронут Тьмой, и в подобном Стен не мог ошибиться.
        - Так говорите, он стал хорошо спать сразу после обряда? - уточнил Стен, желая потянуть время, ведь должно было быть что-то, что мучало малыша прежде.
        - Да, он долго не мог спокойно спать, все время плакал, нервничал, тревожился отчего-то, а после обряда все стало очень спокойно, как прежде.
        Наверно интуитивно Стен присмотрелся к изголовью детской кроватки, но ничего зримого глазу там не было, вот только, коснувшись его рукой, он все же понял, что именно мучило мальчика, но промолчал, невольно оскалившись.
        - Сэр Валден нам очень помог. Хорошо, что он дружен с моим мужем, - продолжала женщина. - Он тут же вызвался помочь, но пришел не один. Сказал, что его ученик тоже справится, что ему практика нужна, а наш случай нетяжелый, мол, Тьма нашептывает нашему сыну кошмары…
        Стен кивнул.
        - Все хорошо, вам действительно не о чем беспокоиться, ? подтвердил он, рисуя на изголовье пальцем святой крест, дабы избавить покой ребенка от остатков нелепого влияния и обратить это дерево в защиту.
        - Вы меня еще раз успокоили, спасибо вам.
        Женщина была рада и довольна, а Стен не спешил открывать ей глаза, ведь ни к чему простому люду знать о тайнах и проблемах экзархата. Наспех попрощавшись, Стен поспешил в храм, дабы как можно быстрее поговорить с так обнаглевшим Валденом.
        Однако в храме ему сказали, что Валден в академии, занимается с группой желающих лучше подготовиться к испытаниям послушников. Большего Стену и не нужно было. Вся головоломка сложилась в его голове. Он, взял с собой отряд стражей-инквизиторов, так называемых крестоносцев, и поспешил в академию, на ходу посвящая в ситуацию капитана.
        Шагнув в зал, где занималась небольшая группа мальчишек, Стен в полной тишине подошел к столу их учителя. Ни испуганный взгляд Лейна, ни растерянность Валдена не смущали его. Он лишь осмотрел записи, книги, которые лежали на столах, письмена на доске. Ничего незаконного здесь не было, но это всё был экзорцизм, который для этих ребят был еще далек, а Валдену не дозволялось их обучение.
        - Валден Окларт, вы задержаны, ? сказал Стен, глядя прямо в глаза старому товарищу.
        - Что?! Да в чем меня вообще обвиняют?!
        Возмущение охватило и учеников, которые дружно вскочили со своих мест, но не осмелились заговорить, видимо, тут же вспомнив, что перед ними глава экзархата.
        - Вы обвиняетесь в привлечении Тьмы, распространении скрытых знаний экзархата непосвященным, нарушении устава, и, что самое главное, - тайном манипулировании невинными, ? сообщил Стен, пока крестоносцы окружали экзорциста. - Ваше дело будет направлено лично епископу для рассмотрения в верховном дисциплинарном суде Белого Креста.
        Валден лишь оскалился.
        - Уведите, ? велел Стен и лишь затем обратился к ребятам, находившимся в зале. - Сядьте, ваша лекция закончена на сегодня.
        Ребята безропотно подчинились. Лейн, все это время сидевший на месте, скалился, не поднимая глаз.
        - Ваш наставник, возможно, был вам хорошим учителем, однако, обучая вас, он нарушал множество правил и даже привлекал Тьму ради вашего обучения, что является главным преступлением экзорцизма. На подобное я не имею права закрывать глаза, однако, как я понимаю, вы все продвинулись благодаря этим занятиям много дальше, чем должны были. Ваши знания будут оценены, и вы получите места в соответствии с ними. Кого-то из вас зачислят в послушники, а кто-то, возможно, даже будет допущен к экзаменам инквизиции, но для начала вам нужно будет ответить на вопросы нашей святой стражи. Завтра же каждому из вас будет назначен наставник, который оценит ваш новый уровень, и я лично прослежу, чтобы это было объективно.
        С этими словами Стен жестом передал ребят капитану крестоносцев, а сам поспешил удалиться - ему еще нужно было сделать много дел, а главное составить послание для епископа, чтобы эта история не обрела локальный характер и не исчезла в молве округа. Он был уверен, что подобное должно стать уроком для многих, и был готов преподнести миру этот урок.
        Сам Стен тоже хотел это понять и усвоить, оттого, как только бумаги были готовы, спустился в темницу, чтобы лично, без свидетелей и протоколов поговорить с Валденом, который в годы юности был его боевым напарником, товарищем и соратником. Когда-то они учились вместе, плечом к плечу прошли первые миссии и вместе впервые узнали о существовании печатей Мендела.
        Зайдя в темницу и велев закрыть за собой дверь, Стен замер в молчании. Валден тоже не спешил с ним говорить. Бросив лишь короткий взгляд, он отвернулся к стене.
        - Я лишь хочу знать, зачем все это? - спросил Стен.
        Валден посмотрел на главу восточного экзархата с явным презрением, а затем прошептал лишь одно слово:
        - Сила.
        Стен ничего, естественно, не понял, однако задавать вопросы не спешил.
        В памяти у него мелькали первые миссии изгнания, уже искаженные Тьмой люди, похожие на живых мертвецов, - одержимые.
        Словно вспоминая то же самое, Валден проговорил:
        - Эти ребята - свежая молодая кровь, и я делал из них не послушных последователей Кодекса, а настоящих борцов с Тьмой, стражей, которые снесут все на своем пути.
        - И людей?
        - Да, если они одержимы!
        - Валден, они люди, они живые, с ними нельзя так…
        - Как так? Печати Мендела не канули в прошлое, они снова и снова используются инквизиторами, а значит, в этом есть смысл и разум!
        Стен молчал.
        - Да, я привлекал Тьму, ну а как мне иначе по-настоящему создать из них то, что нужно нашему экзархату уже давно?!
        - И что, по-твоему, ему нужно?
        - Армия, а не сборище святош. Сам вспомни, в тот день, когда мы чуть не погибли, и не будь с нами того, кто…
        - Тише, ? прошептал Стен.
        - Будешь делать вид, что ты не помнишь?
        - Нет, молиться, ? прошептал Стен, закрывая глаза и вспоминая ту далекую ночь, когда он впервые узнал о существовании древних печатей.
        …Поиски оскверненного Тьмой тела затянулись. Настала ночь, а они все еще бродили по лесу в поисках умчавшегося от них старика. На вид он был слишком слаб, но, видимо, Тьма в нем была достаточно сильна.
        Утром всем казалось, что это простейшее задание и одного экзорциста с двумя молодыми инквизиторами будет достаточно. Изначально вся эта миссия была учебной для молодых посвященных. Экзорцист поехал с ними лишь потому, что все опытные инквизиторы были заняты, но вот уже больше двенадцати часов они бродили по лесу в поисках старика, который сумел их физически одолеть и убежать так быстро, что никто из деревни не смог за ним угнаться.
        - Может его уже нет в лесу? - предположил Валден, переводя дух.
        - Еще скажи, что он исчез и ушел в мир Тьмы, ? раздраженно шикнул Стен.
        Он уже порядком устал от этой беготни, и его нетерпение брало верх над здравым смыслом. Все его мысли были лишь о том, чтобы победить уже, наконец, Тьму в этом старике, а не бегать тут, в темноте, рискуя переломать ноги о какую-нибудь корягу.
        - Тише, ? прошептал экзорцист, застыв у одного из деревьев. - Он заманивает нас.
        От этого Стен сразу оживился, предчувствуя, наконец, возможность проявить себя, но, видимо, их лидер не разделял такого энтузиазма, высматривая в небе сокола, отправленного за помощью в храм.
        - Не ждите их. Если бы они хотели, то уже прислали бы нам подкрепление, ? уверенно сказал Стен. - Нам придется действовать самим.
        Экзорцист Леоран посмотрел на него строго, но не сказал ничего - в конце концов, Стен все это время сохранял благоразумие и говорил все крайне тихо и тактично, в отличие от вечно сомневающегося Валдена. Да и мужчина понимал, что этот парень прав, и действовать придется втроем.
        Он думал, а мальчишки ждали. Им не было еще и двадцати, они всего год были среди инквизиции и видели достаточно, но не так много, чтобы шагать в западню Тьмы. Ни Стен, ни Валден даже не предполагали, что их ждет.
        - Он там, ? проговорил Леоран, указывая вперед.
        Стен тут же сделал шаг в указанном направлении, обнажая свой тяжелый двуручный меч.
        Леоран закрыл глаза и пошел следом, прижимая к груди крест и убеждаясь, что Валден уже держит наготове библию с письменами. Слово, вера и сила - три основных орудия против Тьмы. Слово, дабы остановить ее. Вера, чтобы не потерять контроль. Сила, чтобы не позволить ей проникнуть в собственное сердце. Каждый экзорцист использует все три элемента, инквизиторы же всегда используют или силу, или слово, ибо вера для них еще недосягаема. Они слишком юны, чтобы познать веру и принять ее в сердце так, чтобы она могла быть не только опорой для силы и слова, но и отдельным элементом боя.
        У них было все, и казалось, они были способны справиться с чем угодно, однако стоило сделать еще пару шагов, и они оказались в огромном кругу, отрезанном от остального леса стеной синего пламени, а впереди была живая человекоподобная тень, готовая порвать свою жертву на части.
        А еще через миг настала тьма.
        Прежде, чем кто-нибудь успел понять свою уязвимость, эта тень уже сшибла с ног Стена, явно собираясь убить, и вцепилась когтями в его плечи, раздирая тело до самых костей, благо юноша успел закрыть себя мечом, подставляя сверкающую сталь под острые клыки.
        Стукнув несколько раз клыками по мечу, тень отлетела прочь от удара ногой.
        Да, Стен не растерялся и смог сохранить самообладание, однако вместе с возбуждением от начала схватки в нем теперь был страх. Он видел глаза некогда старика, видел в них Тьму, и та была настолько огромной и всесильной, что победа над ней казалась уже невозможной.
        Стоило тени потерять контакт со Стеном, как в этой тьме она нашла другую жертву. Валден вскрикнул. Неподалеку полыхнула отлетевшая в сторону библия.
        Отчаянный, испуганный Стен метнулся в сторону этой вспышки, но она очень быстро угасла, не оставляя юноше ориентира. На смену вспышке возник яркий свет. То была сила веры, которая ярким крестом осветила все. Теперь Стен видел врага и видел его когтистую лапу, занесенную для удара, который явно станет смертельным для испуганного, обездвиженного весом чудовища Валдена.
        Не успев по-настоящему осмыслить происходящее, Стен сделал то, что стало интуитивным порывом: отрубил чудовищу руку. И пусть меч был недостаточно остер, но освящен, а это позволяло рассекать Тьму. Он и сам не ожидал подобного эффекта, но перед его глазами пролетала отсеченная конечность, обливая лицо багрово-черной кровью.
        Ужас захватил Стена. Одно дело - сражаться с бесформенной Тьмой, и совершенно другое - с живым человеком, и наносить самый настоящий удар не по страшному черному туману, а по живому человеческому телу, пусть даже и не похожему на человека.
        Крик чудовища, похожий на человеческий вопль, в котором было звериное рычание, прошиб его холодным потом и дрожью в руках.
        Раненый монстр бросился на него. Валден с разодранным плечом не сможет помочь, а сам Стен уже ронял меч, потеряв самообладание и лишившись силы. Земля ушла у него из-под ног, оставив только ужас.
        Острые клыки мелькнули совсем близко, когда Стен обессиленно закрыл глаза, не в силах сопротивляться.
        Но клыки лишь задели его левую щеку, оставляя глубокую царапину. Владелец этих зубов тут же отлетел прочь, попав под влияние алой печати.
        Старик завис в воздухе, крича что-то на неизвестном Стену языке…
        - Я никогда не забуду крик того старика и его останки, ? прошептал Стен, открывая глаза.
        - Ты не понимаешь: знай мы о печатях и разберись мы с ним с самого начала - и ничего этого бы не было! - С этими словами Малдрен ткнул пальцем в щеку, где когда-то был заметный след:
        - Ты еще легко отделался, а я практически лишился правой руки!
        Стен возражать не стал, осознавая, что им друг друга просто не понять.
        …Стен стоял перед ямой, на дне которой лежало завернутое в полотно тело старика. В нем все сжалось от ужаса и сожаления, словно он сам еще час назад был и Тьмой, и смертью, и этим стариком, словно это он и умер, и нес смерть, и был изгнан из чужой души.
        «Это неправильно», - стучало в его голове, но озвучить подобное он не решился.
        - Мы должны упокоить его, Стен, ? напомнил экзорцист Леоран, положив руку на плечо молодого инквизитора.
        Стен лишь отчаянно выдохнул, с трудом возвращаясь к реальности.
        Он понимал, что сейчас только он, да этот уставший мужчина могут что-то сделать, и хоть все самое тяжелое было уже позади, но закопать останки убитого человека у юноши духу не хватало.
        - Если хочешь, я все сделаю сам, ? проговорил Леоран, понимая, что эти ребята были не готовы к подобному.
        - Нет, я сам, вы и так взяли на себя самое страшное.
        Стену казалось, что даже голос его звучит откуда-то издали. Он знал, что просто необходимо сделать над собой волевое усилие и закончить это.
        На Леорана он не хотел смотреть, а еще не хотел думать, помнить и знать то, что теперь знал, стараясь сейчас сосредоточиться на простой физической работе.
        Вооружившись лопатой, взятой в деревне, он стал неспешно сбрасывать землю в яму, стараясь не глядеть на то, как исчезает за слоем земли ткань, и уж тем более не вспоминать, что прячется под ней.
        Леоран же открыл свои письмена и стал читать очистительные молитвы и слова за упокой. Стен совсем ничего не слышал, воспринимал все как далекий гул, и только когда все закончилось, остановился и обессиленно сел у могилы. Израненное когтями плечо заныло, но это он понял лишь теперь, прижимая к нему руку и чувствуя кровь.
        - Держи, ? прошептал Леоран, протягивая парню флягу.
        Запах алкоголя ударил молодому человеку в нос, но он тут же отказался, не желая забываться в этот миг.
        Леоран вздохнул:
        - Ты молодец.
        Стен не ответил, выдохнул и спросил, глядя на лежащую рядом лопату:
        - Валден же поправится?
        - Да, конечно. У него повреждено плечо, рана серьезная, но жизни…
        - Я о Тьме…
        Леоран вздохнул еще раз.
        - Любой из нас мог заразиться…
        - Он здоров?
        - Это покажет время.
        Стен закрыл глаза, понимая, что он хоть и спас товарищу жизнь, но не смог его по-настоящему защитить.
        - Это моя вина, ? прошептал Леоран.
        Стен же покачал головой и встал, не принимая таких заявлений.
        - Идемте назад, не стоит оставлять Валдена одного.
        Взяв лопату, он подал старшему товарищу руку, догадываясь, что скоро ему откроют тайну о тех самых ужасных печатях, которые он никогда не забудет, но продолжит ненавидеть…
        - Ты вечно правильный и не понимаешь, что такое новый путь. Ты вечно боишься…
        - Я ничего не боюсь, Валден, ? прошептал Стен. ? Я просто стремлюсь жить так, чтобы мне нечего было бояться. Подвергать непосвященных опасности я не позволю. ? Поражаясь строгости и суровости собственного тона, он продолжил: ? Твое дело будет передано в центральный экзархат. Завтра тебя увезут.
        Выйдя из камеры, он закрыл глаза, услышав щелчок замка.
        «Прости меня, но я не в силах тебя защитить, как и тогда. Могу лишь спасти, остановив от греха».
        Глава 4
        Мысли и воспоминания не хотели оставлять Стена, напротив, они врывались в его разум снова и снова. Он вспоминал свои старые встречи с древними печатями, те единичные моменты, когда он видел их, и тот единственный раз, когда он сам писал их, чтобы спасти маленького ребенка. Все это отдавало горечью и мучительными уколами совести.
        «Это неправильно», ? вновь стучала мысль в его висках, но он держал себя в руках, продолжая заниматься делами.
        Он всеми силами старался сосредоточиться на чем-то другом, но все равно возвращался к этому вопросу.
        Верно или неверно? Имел ли он право решать подобное? Имел ли Валден право решать? Трусость? Смелость? Слабость? Воля? Все казалось каким-то неполным, неверным, не тем. Он не стал судьей, ведь всегда боялся судить и ставить себя выше, он лишь остановил бессмысленные игры с Тьмой, опасной самой по себе. Он выполнил свой долг, поступил верно, но почему тогда горечь не оставляла и внутри роились сомнения?
        Из размышлений его вырвал маленький Артэм, вбежавший в его кабинет:
        - Пап, когда мы уже домой пойдем?! ? воскликнул он со всей своей детской непринужденностью.
        Стен посмотрел на сына, все же постепенно смягчаясь. Маска беспристрастия, под которой пряталась натура экзорциста, медленно сползла с его лица, показывая усталость и печаль. Все же Стенет не мог врать своим родным, особенно любимым сыновьям.
        Не говоря ни слова, он жестом позвал к себе сына и, усадив мальчика на колени, посмотрел в окно.
        Уже медленно темнело. Городок затихал.
        - Па,? начал было Артэм, но Стенет тихо прошептал:
        - Сейчас пойдем.
        Он затушил свечу на столе, но продолжил сидеть так, придерживая мальчика на своих коленях.
        Его истерзанная сегодняшним днем душа просто грелась от тепла отцовских чувств. Сыновья, став его смыслом, были и его светом, единственным светом во всей жизни.
        Сейчас, сидя в темном кабинете с маленьким мальчишкой на руках, он забыл про инквизицию, дела экзархата и цепные печати древних. Переставая быть воином и стражем, он становился просто человеком, отцом, доброй душой, которой очень не хватало тепла.
        Улыбаясь тому, что маленькие ручонки с интересом щупают его пальцы, Стен все же ожил и смог на время забыть обо всех своих страхах и тревогах. Его дети были живы и здоровы, а большего он у неба и не просил.
        - Ты устал за сегодня? ? спросил он у Артэма.
        Мальчик, слега заскучавший, тут же ожил, весело улыбаясь:
        - Не-а! ? воскликнул он. ? Сегодня было так интересно…
        Он стал рассказывать, как много узнал и чему научился. Так они и направились домой вдвоем: вприпрыжку шагающий мальчик, рассказывающий отцу о травах и книгах так, словно мужчина мог этого не знать, и улыбающийся глава экзархата.
        Однако насыщенный день дал о себе знать, и бодрость Артэма стала медленно исчезать. Его шаг замедлился, его рассказы сменялись вопросами, а стоило Стену взять сына на руки, как тот мирно уснул, бормоча что-то себе под нос о том, что он обязательно покажет, как правильно складывать из бумаги кораблики.
        Стен привычно поцеловал мальчика в лоб и продолжил свой путь, но улыбка его быстро угасла. С энергией Артэма, который тихо, мирно спал, посапывая, исчезала и легкость на сердце Стена. Казалось, этот маленький мальчик разогнал тучи над головой отца, но стоило ему уснуть, и они сгустились вновь.
        Гнетущее чувство вернулось, ложась на светлое лицо темной маской печали.
        Именно с этой хмурой маской поверх улыбки, он и вернулся домой.
        Его встретил недовольный, разгневанный взгляд Лейна:
        - Его преосвященство соизволили явиться домой, вспомнили про смертных?! ? с язвительной иронией спросил Лейн, сложив руки на груди.
        Страсти души Лейна соответствовали страстям отца. Для Лейна домой вернулся настоящий предатель, влезший в его тайны, чтобы разрушить часть жизни, важную часть.
        Стена же не волновал язвительный сарказм сына, да и вообще он держался так, словно его все это не касалось. Ведь одного взгляда Лейна было достаточно, чтобы его расслабившаяся натура вновь облачилась в крепкие доспехи самообладания.
        Он сделал вид, что совсем ничего не слышал, направляясь к лестнице.
        - Эй! ? еще более гневно воскликнул Лейн. - Что, уже даже говорить со мной не станешь, высокомерный предатель!
        Лейну было непонятно, каким же Богом возомнил себя отец, если смеет так самоуверенно судить людей?
        - Я положу Артэма, и тогда поговорим, ? только и сказал сыну Стен, чувствуя, как ему все труднее держать себя в руках.
        Он действительно спешил положить спящего мальчика в теплую постель и поцеловать его в лоб, как он делал это обычно. Но покоя его сердцу сегодня было не видать.
        Как говорить с Лейном, он не знал. Они были похожи, но в то же время были совершенно разными. Разбалованный Лейн, эгоистичный, самовлюбленный, страдающий без материнской любви, не мог понять отца, знающего, что такое учиться на голодный желудок, розги, и почему работать - это тяжело. Слишком разную жизнь они прожили, чтобы понимать друг друга по-настоящему.
        Сидя у постели Артэма, Стен предпочел бы провалиться куда-нибудь, но не разговаривать сейчас с Лейном. Он не чувствовал в себе сил для подобного разговора. Он знал, что его выдержка себя практически исчерпала, а разум уже терял способность искать решения, но он не забывал о том, что юношеские амбиции и страсти требуют не только всего самого лучшего, но и ? сию минуту.
        В его сыне не было терпения и покорности, он хорошо это знал, не забывая, что и сам не обладает подобными качествами. Он слышал злобное топанье там, внизу, и это угнетало его еще сильнее.
        Выдохнув, Стен встал, понимая, что разговор отложить не удастся. Теперь оставалось лишь спуститься и пройти еще один бой с собственным негодованием, но этому бою не суждено было состояться в том виде, в котором он его ждал. Прежде, чем Стенет спустился, за Лейном захлопнулась дверь. Его своенравный сын не смог вынести подобного пренебрежения.
        Эта закрывающаяся дверь была настоящей пыткой для Стена. Он уже видел, как уходил родной человек, больше он не хотел этого переживать. Помчавшись следом после недолгого оцепенения, он надеялся найти мальчишку, но все его попытки были не больше, чем беспомощным метанием по округе.
        Город, тем временем, спал, исчезая во мраке. Огни гасли.
        Единственным неспящим местом была таверна на окраине города, живущая скорее по ночам, чем при свете дня. И именно к ней, словно мотылька к свету, приманило Стена. Смех, шум, запах курева и предвкушение выпивки. Как же давно это было частью его жизни. Словно позабытая реальность, этот трактир предстал перед экзорцистом, как наваждение.
        С этого все и началось…
        Сбросив служебный мундир и вывернув его наизнанку, он просто повязал его на пояс, создав узел из рукавов. Так делал когда-то его отец в жаркие дни, снимая свою рабочую куртку, потертую и старую, чтобы было легче работать, так сделал и он, чтобы было легче исчезнуть среди народа. Вид у него и без того был слишком приличный для простака в местечковом трактире, но без мундира на него вообще никто не обратил внимания. Возможно, даже с ним пьяному народу было бы плевать на офицера ордена Белого Креста.
        Стен получил возможность ненадолго забыться. Выпивая бутылку за бутылкой, он чувствовал, как тает его гнев, слабеет воля и становится туманным разум, но остается неизменным гнетущий зуд в области сердца.
        Ему хотелось рычать и, чтобы подавить это желание, он пил снова, но болезненный рык раздирал его горло. Приходилось пить еще.
        Рядом кто-то снова и снова ныл, всё говоря, что женщины ? предательницы, что они продажны и ничтожны. От этого зудящего бубнежа внутреннее неспокойствие Стена только обострялось, словно каждое слово колючей лозой царапало его окровавленную рану. Словно с каждым глотком он, теряя свою силу, готов был выпустить демона, грызущего его весь вечер.
        В висках стучало гневное «заткнись», руки заметно дрожали от нетерпимости и беспокойства, но бубнеж среди этого гула продолжался. Он и сам не знал, кто именно все это говорит, не понимал, откуда этот голос, не знал, говорит ли это кто-то, или он сам уже бубнит всё это. Зато знал, что еще миг - и его просто разорвет на части этим бесконечным внутренним воем.
        - Хватит, ? велел он самому себе, но вместо того, чтобы остановиться и пойти домой, дабы оставить все до завтра, он в один миг опустошил еще одну бутылку и, встав, со всего размаху разбил ее о первую попавшуюся голову какого-то пьяного рабочего мужика…
        Глава 5
        Стен забыл про все: про Лейна, про службу, про свою боль. Он просто спал словно механическая игрушка, у которой кончился завод ? упал и отключился.
        Его свободный разум не рисовал ему картины личного рая, не обещал ему ничего хорошего, и не уносил его в мир грез. Он даровал Стену пустоту, для страдальцев именуемую ? забытье.
        Ему не виделись разбросанные по подушке спутанные огненные локоны, не слышался нежный шепот, и руки во сне не скользили по бархатистой женской коже. Не было криков, вопросов и непонимания, как не было и попыток понять, как простое человеческое тепло может обратиться в столь страшную пытку.
        Не было ничего, только пустота и тишина уставшего от мыслей разума.
        Из этого забытья, словно из мрака, к жизни Стена стали выводить прикосновения чего-то холодного. Неопределенное мокрое нечто касалось его разодранной в драке щеки. Это было противнейшим чувством.
        Он невольно оскалился, резко приходя в движение. Он был готов броситься на этого неизвестного не как воин, которого внезапно разбудили, не как тренированный человек с отточенными рефлексами, а как раненый зверь, в которого ткнули палкой. Стен, возможно, и мнил себя этим зверем, пытаясь рукой, словно когтистой лапой, избавиться от обидчика.
        Большие зелены глаза Артэма отразили на миг ужас. Ребенок словно кожей ощутил этот гнев и, увидев глаза того, кто намеревался его ударить, не узнал отца.
        Стен же сына узнал. Один взгляд детских глаз, так похожих на глаза проклятой бестии, сводящей с ума, - и разум мужчины прояснился.
        Он обнял сына, в ужасе понимая, что мог навредить ему, прижал к себе и замер, спасая не то себя, не то его самого.
        - У тебя кровь, ? пробормотал Артэм, уже и позабыв минутный ужас.
        Его отец снова был собой, а энергичный мальчик хотел обработать его раны, как тот это делал для Артэма. Все же этот малыш любил Стена и видел в нем одном родное существо. Лейн, будучи много старше, теперь казался Артэму совсем чужим, а Стен практически всегда был рядом, показывал ему что-то новое, и чему-то учил. Именно поэтому Артэм и знал, как и зачем надо промывать раны, понимая, что ссадина на щеке практически то же самое, что сбитая коленка.
        Подставив раненое лицо под руки мальчишки, Стен уже не чувствовал боли прикосновения, зато до его ума медленно добиралась совесть, спешащая напомнить все, что он творил вчера.
        Стен хотел исчезнуть, ощущая всю глубину собственного позора, помня весь тот звериный гнев, что управлял им последних несколько часов, и ужасаясь тому, что едва не ударил маленького сына - самого важного из людей на этой земле…
        Благо Артэм лишь протирал ссадину и весело улыбался, называя боевой раной следы от пьяной драки.
        Для людей мыслящих подобное всегда становится уроком. Им не нужно повторять дважды, и они не ищут по жизни закрепления урока, тут же делая вывод и стремясь его никогда не забыть.
        Стен свой вывод сделал мгновенно. Благо, что ничего этой ночью не случилось, никто не погиб в этой драке и по-настоящему его не узнал, однако его лицо говорило само за себя, вот по городу и пошли слухи о буйстве главы экзархата, но в то же время его не стремились осуждать. Город, полный слухов, как губка впитывал все, передавая любое событие от одного угла к другому. Все быстро узнали, что Лейн ушел из дома и что один из служителей Святого Креста призывал Тьму в личных целях. К счастью для самого себя в глазах народа Стен был жертвой интриг и непонимания, героем, спасшим город от злодея и поплатившийся за это сыном. Молва простила ему один дебош, и тот недоказанный. Если это и был он, то что уж поделать: не выдержал, такое бывает. А в городе Стена и правда любили за то, что он был из простых, что народ понимал и что неграмотным людом не брезговал, к тому же он сам лично не раз помогал тем или иным жителям местной округи, чем, конечно, тоже получил славу. Для народа он оставался героем, благо только сам Стен об этом не знал. Он не смог бы вынести жалости простого народа так же, как не вынес бы и
порицаний. Ему досталась тишина.
        Он вернулся к делам, вновь стараясь как можно больше времени уделять воспитанию и развитию младшего сына, но все чаще вечерами выпивал, то совсем немного для успокоения, то много больше, чтобы забыться.
        В судьбу Лейна он решил не вмешиваться, давая сыну право решать все самому. Он, конечно, знал, что старший сын живет у одного из своих товарищей, что его зачислили в послушники, и по возможности узнавал все о его успехах, стараясь при этом самому Лейну на глаза не показываться. Откровенно говоря, Стен считал, что упустил уже возможность объясниться с сыном, а теперь он мог лишь ждать, когда его своенравное дитя даст ему еще один шанс.
        Стен остался в гнетущем покое, чуть притупленном алкоголем.
        Зато Лейну покоя не было. Пока его отец был героем, он для молвы стал эгоистом. Даже его товарищи, поначалу возмущенные, теперь с большим уважением говорили о Стене. Теперь они знали, за что в действительности был арестован их наставник, и понимали, что глава экзархата был прав и с ними потупили вполне справедливо в условиях сложившейся ситуации. Сначала Лейн был виновен в том, что являлся сыном Стенета, потом, что отвернулся от родного отца.
        В этом неравенстве людского духа пока никто не смел тревожить самообладание отца, давить на сына никто не боялся.
        Лейну было сложно среди бесконечных пересудов заметить молчаливое ожидание отца. Он то и дело узнавал, что тот тихо и безмолвно интересуется его судьбой, но при этом совсем не ищет встреч.
        Поначалу все это только сильнее раздражало Лейна. Он злился оттого, что отец ничего ему не объяснил, не учитывая, что сам он едва ли был настроен кого-то слушать, и что за ним великодушно приглядывали, при этом высокомерно избегая встреч. Лейну было невдомек, что в действительности его просто ждали и о нем беспокоились. Ему казалось, что его испытывают.
        Лейн не хотел понимать, что вся боль, которую он переживает ? итог его эгоистичных требований, гордыни и мнимого первенства. Он загнал себя в моральный тупик, выход из которого должен был стать для него уроком.
        Он был достаточно горд, чтобы не позволять себе сидеть на чужой шее, но и достаточно избалован, чтобы попробовать выжить на жалкое жалование послушника, ютясь в небольшой каморке при храме. Лейн был достаточно уязвлен собственными предрассудками, чтобы вернуться домой. Ему казалось, что то пренебрежение, с которым его встретил отец, было желанием его никогда не видеть.
        Со временем горделивый Лейн стал допускать мысль, что неверно истолковал действия отца. Он почти убедил себя в этом, вспоминая мягкую постель в собственной комнате.
        Так через несколько месяцев он вновь оказался на пороге отцовского дома. Было уже поздно, и Лейн, внутренне пристыженный всей этой ситуацией, постучал в родную дверь, не посмев зайти просто так, хотя и видел свет в окне гостиной и понимал, что дом еще наверняка не заперт.
        На его стук никто не ответил.
        Лейн был даже готов повторить свой подвиг, но, поднеся руку к двери, ощутил себя ненужным. Словно его вновь бросили, только теперь не мать, а отец. Его бросил даже отец…
        Полный отчаянной горечи, он хотел было уйти, но как только он отступил, дверь отворилась.
        На пороге стоял Стен. Он был пьян.
        Он пил недостаточно, чтобы почувствовать хоть какое-то облегчение. Зато регулярное употребление алкоголя притупляло саму суть его чувствительности. Его эмоциональность погасла. Та зияющая пустота, которая осталась от потерянной любви и заполнилась гневом, теперь вновь казалась пустотой, притупленной, неопознанной массой. Монстр крепко спал под этой бесконечной анестезией, а хозяин тела незаметно и медленно терял способность к здравомыслию, живя словно в тумане, чудом сохраняя контроль. С годами это убивает, но пока прошло мало времени, и Стенет чувствовал лишь как легче ему проживать день до конца.
        Утром безупречный, днем уставший, вечером заметно одурманенный, оглушенный и пустой, как старая деревянная кукла - таким его и застал Лейн.
        - Заходи, ? вот и все, что он услышал от отца после долгого отсутствия.
        Стен был просто жалок.
        Это был тот самый период, когда Лейн был достаточно взрослым, чтобы видеть, делать выводы и, как следствие, ? судить, но еще совсем неопытен, чтобы понимать.
        Этот миг и тот осадок, который остался после, выработал яркую склонность осуждать отца. Он видел в нем человека падшего и лживого, человека, который только притворяется на людях. Для этого вывода ему хватило одного лишь взгляда. Стен был пьян, а значит, по мнению Лейна, не достоин внимания и веры народа. То, что он так долго слушал от других, сыграло с ним злую шутку. Его отец был умным, достойным человеком, полным смелости и отваги? Да, конечно! Перед собой прямо сейчас Лейн видел падшее создание, начинавшее свою дорогу в бездну. И из-за этого ничтожного человеческого куска мяса столько толков и шума, столько людей считали своим долгом попрекнуть его, Лейна! Это только смешило юнца, вызывая в нем презрение.
        Ничто не могло сгладить этого глубокого впечатления, вызванного множеством несоответствий, даже долгий разговор, состоявшийся в тот вечер, в котором Стен от сына спешил узнать все, что произошло за месяцы молчания.
        Лейн вернулся домой, но частью семьи он больше не был. В Артэме он видел любимчика отца, в отце - лицемера. И стоило хоть кому-то произнести доброе слово в адрес Стена, как Лейн смеялся, говоря, что его отца просто плохо знают.
        Конечно, подобное не могло быть не замечено самим Стеном, однако с каждым днем и каждым глотком его способность принимать волевые решения слабела. Зато росло смирение и чувство безразличия. Он просто принял потерю сына, оставшись мягким только с Артэмом, все чаще на людях надевая маску полного безразличия.
        Переломным моментом его осознания стал вызов в столицу. Старый глава ордена хотел его видеть. По слухам, неуверенно бродящим в ордене, старик был при смерти. Ему было уже девяноста три года, обычно экзорцисты столько не живут. Он же дожил до этих почтенных седин, оставив себе право на спокойную старческую смерть, которая для борцов с Тьмой всегда была практически недосягаема.
        Епископ действительно угасал, и, возможно, именно оттого и желал видеть Стенета, который не пожелал прибыть ни на одно торжество со дня своего назначения и предпочел избежать участия в суде над своим товарищем. Теперь же епископ звал его лично, прикрепляя к вызову письмо, в котором на правах старого друга желал бы видеть экзорциста. Стен не мог отказать и, отправив ответ о своем приезде в назначенный день, стал собираться.
        Несмотря на легкую неофициальность, или, напротив, именно из-за нее другие экзорцисты стали посматривать на Стена косо. А не готовят ли его в приемники? Впрочем, для местечковых служак это был лишь повод для пересудов, в столице же это подняло настоящее волнение, ведь было достаточно желающих занять место главы, вот только сам глава предпочитал их всех не видеть.
        Стен же не задумывался над подобным и не понимал, что ему есть чего опасаться. Он просто ехал в столицу.
        Лейн брезгливо поморщился в ответ на предложение отправиться с отцом, сославшись на службу. Он теперь довольно часто отправлялся на задания экзархата. Зато маленький Артэм обрадовался возможности увидеть новые места. Ему было уже шесть. Он учился в школе при храме и был все так же любопытен. Новые знания только усиливали его интерес к учебе, и, как следствие, он все больше спрашивал и вместе с тем приближался к отцу. Для него эта поездка была большим приключениям. Одна мысль о предстоящем путешествии приводила его в восторг, поэтому он шумно рассуждал, спрашивал, оживленно бегая вокруг отца. Это было спасением Стена, он улыбался, обо всем забывая, живя одним лишь общением с собственным ребенком.
        В таком настроении он и направился в столицу с бодрой усмешкой на губах. По дороге Стен рассказывал сыну о разных местах, припоминая старые легенды и факты официальной истории из летописи ордена. Мальчик уже сейчас утверждал, что пойдет по стопам отца, и хотя Стен понимал, что этот ребенок может еще не раз передумать, это его радовало.
        Эта дорога была счастьем для мальчишки и пыткой для Стена. Он все время был с сыном, и это начинало изматывать. Да, он не притворялся перед ним, но отсутствие какого-либо полноценного дела и невозможность его найти делало разум свободным, а значит доступным для разного рода мыслей и сомнений. К тому же при Артэме он не мог позволить себе пить, и лишь на небольших остановках украдкой делал несколько глотков, но это было ничто после долгого, стабильного опьянения. Его разум настойчиво прояснялся, мысли ходили по кругу, а на лицо его ложилась серая маска болезненных мук. Он не мог спокойно есть и спать, а от понимания, что ему придется появиться в местах, связанных с Анне, не хотелось и жить. Иногда он ловил себя на том, что сам изводит и мучает себя подобного рода мыслями, и гнал их прочь, но в голове снова появлялись зеленые глаза и рыжие локоны.
        Наверно, у дурмана самое страшное свойство в том, что он проходит, а притупленные чувства возвращаются с новой силой. Так случилось и со Стеном. Его зверь, до этого спавший, теперь пробуждался, и каждое его движение выворачивало наизнанку. Он успел позабыть, что такое настоящие внутренние страсти, и теперь с ужасом чувствовал скрежет прежних чувств.
        Три дня пути стали показывать ему собственное лицо. Чем меньше он пил, тем хуже ему становилось, и тем сильнее он ощущал свою беспомощность. Если бы сейчас Лейн озвучил все, что думал об отце, Стен согласился бы с самым жестоким обвинением. Так, кроме боли и гнетущих мыслей, на него наваливалось отчаянье и чувство собственной ничтожности. Словно загнанный зверь его нутро рвалось наружу, будто стремясь проломить ему грудь. Внутреннее метание разрывало его на части, а странные ощущения лишали разума. Он уже ничего не понимал. Только острее ощущал свою беспомощность.
        Если бы не Артэм, он, наверно, просто остановил бы все это, наложив на себя руки. Чем ближе они были к столице, тем меньше улыбался ради сына Стен, и все чаще его рука, дотянувшись до фляги и открыв ее, тут же закрывала вновь. Казалось, что за эти дни неведомая болезнь разбила его, превратив в серую тень самого себя.
        В столицу он прибыл, постарев лет на десять.
        Там началась другая пытка. Уехав отсюда шесть лет назад, он четко разделил свою жизнь на «до» и «после», и к столкновению этих двух миров был совсем не готов.
        Мало того, что все вокруг напоминало о ней, возвращая в памяти разные мелкие истории их совместного счастливого прошлого, так она ему виделась в каждой рыжей девушке, в случайных, совершенно не похожих на нее женщинах. Ее голос слышался ему и в пьяном смехе, долетавшем на улицу из трактира, и в журчании фонтана.
        Каждый раз, когда она мерещилась ему в столичной суете, он ощущал то нелепое мощное внутреннее возбуждение, полное и страсти и неловкости. То самое внутреннее возбуждение, от которого влюбленные так часто глупо и нелепо себя ведут. Эта одухотворенная дрожь падала на него и тут же становилось гневом. Память говорила, что эти чувства просто недопустимы. Мгновенная смена внутренней любви на ненависть вызывала приступ тошноты, но он все равно смотрел туда, где видел ее, зная, что ее нет, чтобы прогнать призрак.
        Но все случалось снова и снова. От каждого такого внутреннего удара на его черной голове появлялся белый волос. Потеряв вид здорового человека в пути, он белел головой, окончательно старея.
        Остановиться в общежитии экзархата Стен не смог. Только приблизившись к зданию, он почувствовал, как сердце беспомощно сжимается от этой безостановочной пытки, а руки холодеют.
        - Здесь я жил когда-то, и тут ты родился, ? сообщил он Артэму, стараясь все так же говорить сыну о разных местах, даже если каждое слово было равнозначно удару в кровоточащую рану.
        Он обещал Артэму, а значит, он должен был это делать, радуясь, что они прибыли в город поздним вечером, и у него была ночь для того, чтобы привести себя в чувство. К тому же, кто знает, может солнечный свет отпугнет призраков прошлого?
        Остановился он в одном из небольших постоялых дворов, где его никто не знал, просто отчитавшись, что прибыл, в главном храме, собираясь встретиться с епископом вечером следующего дня.
        Артэм немного беспокоился за отца, который выглядел совсем нездоровым и очень часто вздрагивал, становясь то горячим, то холодным. Оттого ребенок старался лишний раз не тревожить его, порой даже умалчивая свои вопросы, считая их не особо интересными.
        Но дорога и блуждания по городу сделали свое. Мальчишка быстро уснул, оставив отца себе самому.
        Одиночество за мимолетным облегчением приносило Стену новые терзания.
        В темноте ночи, как только тишина упала на его душу, а алкоголь стал противен от первого глотка, как он бывает мерзок, когда пробуешь его впервые, Стен подошел к сыну, не имея сил мерить комнату шагами.
        - Что же мне делать? ? спросил он, садясь на пол у постели ребенка.
        Подобный вопрос ждал ответа только от него самого, но он его не знал.
        Маленькая ручонка поймала его руку и, притянув к щеке, опять застыла. Артэм что-то пробормотал, видимо, услышав что-то сквозь сон, а после опять уснул.
        Стен смотрел на это светлое создание и улыбался. Его искренне радовало то, как этот малыш прижимал его грубую руку к своей щеке. Эта рука грела его душу и возвращала временный покой. Его истерзанный дух постепенно успокаивался, и Стен, положив голову на край подушки, закрыл глаза. Вскоре его сознание захватил сон…
        Ему снились битвы и задания, где инквизиторы гибли один за другим в сражении против неизвестного одержимого, лица которого они даже не могли разглядеть, прямо в этом здании. Его товарищи отчего-то были безликими, словно поверх каждого лица были надеты маски, и когда они умирали, эти маски трескались, открывая черные гнилые массы, из которых выбирались черви. Вот только Стена это совсем не удивляло, он просто наблюдал и злился, что погибают люди.
        С каждой смертью он старел, а мундир на нем получал звание. Так, оставшись единственным живым в этом доме, он был совсем стариком, облаченным в одеяния епископа, но, невзирая на старость, меч в своих руках держал крепко. Теперь он был единственным, кто сможет остановить эту очень сильную Тьму, выросшую в человеке. Он один должен был это сделать, и только это его заботило, когда он бродил по коридорам, переступая через тела и наступая босыми ногами на ползущих по полу червей. Так он ходил по зданию, выискивая врага, пока, наконец, не увидел его силуэт на фоне яркого света, которым среди ночи стал вспыхнувший камин.
        Одержимый медленно отступал к огню, словно заманивая Стена, при этом ему интуитивно казалось, что Тьма улыбается и уже смакует свою победу.
        Это сделало опытного воина осторожней. Не спуская глаз с врага, он неспешно приближался к нему, следя за каждым уголочком пространства. Вот только ничего не происходило, словно одержимый собирался сдаться и именно это и принесет ему победу. Подобные мысли, прокрадываясь в его разум, казались Стену среди сна вполне естественными при всей их нелепости. Он будто чувствовал этого одержимого. Ему казалось, что когда тот улыбается, что-то внутри Стена тоже улыбалось. Когда одержимый что-то думал, его мысли отражались в разуме Стена.
        И вот они оказались в одной комнате. Одержимый, высокий и статный, стоял спокойно и величаво, глядя в огонь.
        - Вот и смерть твоя пришла, ? проговорил он очень знакомым голосом и медленно обернулся.
        Стен невольно отшатнулся, ведь перед ним стоял он сам, только совсем молодой и сильный, а вместо синих глаз был глянец Тьмы, в котором отражалось пламя.
        Стен и верил и не верил. Всеми силами он старался относиться к этому как к иллюзии, которой одержимый влияет на его сознание. Он даже был готов допустить, что в нем самом была некая Тьма, которая резонировала с этой мощью, делая его жертвой подобного.
        Одержимый улыбнулся:
        - Нет, старик, это не иллюзия.
        И через миг статный молодой экзорцист с черными глазами оперся на двуручный освященный меч, а на его плечо легла женская рука. Молодая Анне, такая нежная, но чужая, целовала этого юнца, а он, истинный Стен, старый, ослабленный и безоружный, медленно сползал на колени, чувствуя, как сердце, словно сжатое в тисках, бешено колотится и, уставая, начинает замедляться. Холод касался его пальцев.
        - Ты создал меня, ? сказал ему юнец, отталкивая рыжую бестию и наслаждаясь муками старца.
        Он присел на корточки, глядя в глаза умирающему:
        - Я и есть твоя сила экзорциста. Все, что в тебе есть сильного, ? это я…
        Потом он засмеялся.
        Стен, задыхаясь, уже видел желания этого создания и то зло, которое он готов породить в мире смертных, окончательно уничтожив орден Белого Креста, разбив его изнутри.
        Грянул гром…
        Тяжело дыша, Стен открыл глаза. Его сердце сильно болело и, жадно хватая воздух, он понимал, что лежит на полу, покрытый холодным потом, а прямо перед ним пылает камин. Он даже не заметил, что ему снилась эта комната.
        За окном вновь громыхнуло, и, казалось, вздрогнуло все здание.
        Ужас Стена взял над ним верх. Дрожа от страха, он схватил бутылку и почти тут же ее опустошил.
        В груди все равно болело, а руки продолжали дрожать.
        Он задыхался, словно только что умер, но по воле дьявола был выброшен обратно в жизнь.
        В дверь постучали. И этот стук стал для Стена вестником беды.
        Он отшатнулся от двери, готовый защищаться от любых врагов.
        - Ваша светлость, епископ хочет видеть вас прямо сейчас…
        Реальность окончательно прорвалась в разум Стена.
        В одно мгновение, после одной фразы, он снова вернулся к жизни. Спокойно взял мундир, и, накидывая его на ходу на плечи, вышел.
        За ним пришел молодой послушник, явно выбившийся из сил:
        - Его преосвященство дома, ? сообщил он взволнованно, а после тихо добавил: ? Кажется, он умирает…
        - Веди, ? только и ответил Стен с хладнокровной серьезностью.
        Теперь он просто делал то, что счел бы правильным, попросив лишь прислать кого-нибудь к Артэму, чтобы тот не оставался один.
        Глава 6
        Его звали Эвар Дерос, в молодости его именовали Эв. Еще совсем ребенком, потеряв родных, он попал в орден. Сначала он был жертвой, затем наблюдателем, после послушником, потом стал экзорцистом, паладином и главой ордена. Вся его жизнь была связана именно с этим. Орден был его детищем, его семьей и его смыслом жизни. Его чистую душу, не тронутую Тьмой, волновало лишь будущее экзорцистов. Его место должен был занять достойный, тот, кому он доверял.
        Его он избрал уже давно, а теперь лишь ждал.
        Эвар Дерос ждал Стенета. Он помнил, что за душой главы ордена всегда приходит один из сильнейших врагов, а значит скоро будет битва, и это шанс для приемника напомнить о себе.
        Для епископа все было уже решено. Только, уходя, он хотел предостеречь своего избранника, предупредить его о том, что ждет его впереди.
        - Ваше преосвященство, он…
        Старая рука отмахнулась от посланца, видя знакомое лицо.
        - Оставьте нас, ? сказал он тихо, не желая видеть всех собравшихся у своей посели.
        Стенет неловко поймал протянутую руку епископа и опустился на колени у ложа умирающего.
        - Я здесь, ваша светлость, не стоит беспокоиться.
        - Мне так много нужно тебе сказать. Это важно, ? прошептал епископ хриплым голосом. - Что ж ты не приезжал раньше?
        Стен и не знал, что ответить, глядя в глаза старика.
        - Скажи, чтобы они все ушли, ? попросил епископ своего помощника. - Я хочу, чтобы они совсем ушли.
        - Но…
        - Эйд, это важно.
        Только теперь Стен обратил внимание на того, кто был рядом. Эйд, он же Эйден Асер, - один из тех немногих, кого Стенет мог бы назвать приятелем прошлого. Пока этот давний товарищ выводил всех остальных из покоев, Стен заметил немало знакомых лиц, с трудом припоминая их имена.
        Дверь закрылась. Они остались одни. Он увидел озадаченное, явно недовольное лицо Эйда, и начал догадываться о том, что его ждет. Эти догадки ему не нравились.
        - Стенет, скоро появится Тьма, пришедшая за мной. Это неизбежно. Ты должен показать себя в бою. Знаю, ты давно не сражался, занимая свой пост, но не спорь. Уважь старика.
        Епископ добродушно улыбнулся. Эта слабая улыбка на его старческом морщинистом лице казалась высшей степенью спокойного принятия. Его рука легла поверх пальцев Стенета.
        - Это важно, я хочу, чтобы ты занял мое место…
        Стен невольно отшатнулся, высвобождая свою руку. Против битвы он не смел возразить, но стать епископом было просто немыслимо.
        - Поверь мне, невзирая на…
        Старик помолчал, потом заговорил:
        - Доверься мне, это просто необходимо.
        - Я не…
        - Не отказывайся. Нельзя уйти от судьбы. Если ты не станешь им сейчас, ты станешь им потом. Это неизбежно.
        Понимать это разум Стена просто отказывался. За какое-то мгновение вместо череды мыслей и бесконечного блуждания в неясном тумане он почувствовал тяжесть и головную боль.
        Все это было просто немыслимо. Он хорошо понимал, что слаб, более того находится в довольно шатком состоянии, буквально на грани падения. Он уязвим, и в любой миг может поддаться даже слабой мимолетной Тьме. Он корил себя часами и был готов приступить к самобичеванию, а ему предлагали возглавить орден, от которого зависит будущее всего человечества.
        Невольно вспомнился лик из недавнего кошмара, где у Тьмы были его глаза.
        - Поймите, ? начал было Стен, подбирая слова, ? я не…
        Он так и стоял на коленях, глядя в пол, не представляя, как можно объяснить предчувствие, или скорее просто страх собственной одержимости.
        Епископ будто понял его:
        - Поверь мне, тут не так важна чистота души, как чистота помыслов.
        С трудом привстав на постели, старец сел. Видя его иссохшие ноги, где на каждой кости можно было разглядеть каждую жилу, Стенет только ниже опустил голову, безмолвно покоряясь. Юношеская робость вновь овладела им. Словно мальчишка, он был готов принять любую мудрость старика.
        Тонкие пальцы епископа коснулись его головы.
        - Посмотри на меня, сын мой.
        Несмело подняв глаза, Стен почувствовал руки этого святого на своих висках, и ему показалось, что боль в голове отступает.
        - Не бойся, ты не одержим и не будешь.
        Промолвив это, старик коснулся сухими губами лба Стенета. Покрываясь холодным потом, экзорцист чувствовал себя больным на пороге выздоровления, словно очнулся от долгого лихорадочного бреда. Его разум медленно прояснялся, а легкая улыбка епископа давала новую жизнь.
        - Все дело в том, что твоя жена, Анне…
        Стен отшатнулся. Все наваждения просто рассеялись. Ему показалось, что от ее имени он мгновенно отрезвел. Вскочив на ноги, он отступил, не понимая, зачем вообще говорить об этой женщине. Кровь тут же ударила в голову, лишая всякого здравомыслия, пробуждая в нем юношескую горячность.
        Его трезвость в действительности была дурманом. Он не мог уже ни слушать, ни думать, ни, тем более, понимать.
        - Причем тут…
        - Стен, когда ты уехал, она…
        - Я не хочу ничего знать о ней! - буквально взвыл Стен, хватаясь за голову.
        В его голове всплывали старые воспоминания, давние обиды. И та горечь, та боль, которую когда-то он стерпел, теперь ударила его слишком внезапно. Он не ожидал, что здесь кто-то мог заговорить о ней, особенно епископ, пред которым он был так открыт.
        Отступая как можно дальше, Стен крепко сжимал собственную голову, словно опасался, что она просто взорвется.
        - Стенет, ты должен знать. Ведь ты…
        В этот миг дверь открылась, впуская в душную спальню поток живого воздуха.
        - Началось, ? сообщил вошедший Эйд. - Одержимый прямо в нашей часовне.
        Стен опустил руки, призывая на помощь свою волю.
        - Для меня место в команде найдется? - спросил он тут же, помня, что о подобном заботятся заблаговременно.
        - Ты в списке мечников этой битвы.
        Стен лишь кивнул. Он уже все понимал. Недовольство Эйда было теперь понятным, а его место в команде очевидным. Будущее казалось предрешенным. Однако внутри что-то противилось. Более того туманный разум, опаленный жаром давней боли, не хотел мыслить. Он только хотел выплеснуть весь свой гнев в схватке.
        - Стен, поспеши, ? проговорил епископ тихо. - Возвращайся как можно быстрее, я должен открыть тебе твою собственную тайну.
        Эйд внимательно посмотрел на них. Видно этот взгляд не понравился епископу, и он поспешно протянул Стену руку, словно намереваясь попрощаться.
        Стен принял это как должное, в соответствии со всеми правилами. Преклонив колени, он поспешно коснулся губами старой руки, заметив однако, как губы старика чеканно но беззвучно вывели: «Я буду ждать тебя».
        Стен кивнул, не отдавая себе даже отчета, на что соглашается, и спешно вышел.
        Свежий воздух коридора и шум голосов привели его в чувства. Слишком много он испытал за крайне короткий срок, слишком сильно это его утомило, слишком сложно было теперь успокоиться. Однако его радовало, что все это можно превратить в силу. Все его волнения, всю ту энергию, которая разрывала сейчас его сердце, можно было направить против Тьмы. Это было в некотором роде спасением от самого себя. Только Стенет даже думать об этом не хотел, спеша больше узнать о своей новой боевой команде.
        Тем временем епископ был вновь уложен в постель. Он все сетовал, что не успел сказать Стенету самого важного, просил вернуть его, умолял срочно позвать его, но лекарь сказал, что у епископа жар, и он, видно, уже во власти лихорадки.
        Старик отчаянно умолк, но уходящему Эйду строго наказал взять двуручный меч, висевший на стене, и отдать его Стенету.
        Эйд обещал выполнить просьбу, но, взяв меч, решил поступить по-своему.
        Так оно нередко бывает, когда мы доверяем людям, не до конца искренним и честным с нами, когда за помощью человека таятся свои планы и намеренья, нередко мелочные и алчные. Стен был прав в своих догадках: его бывший товарищ не желал его видеть в роли приемника епископа, но и сам не рвался. Он был умен, а его тщеславие, благодаря этому уму, имело довольно зрелые и разумные рамки. Вот и цели его были довольно прозаичны. Он хотел остаться здесь, при главной епархии, будучи одним из первых. Такое ему позволили бы многие, но не Стенет. Это он знал слишком хорошо, да и был наслышан о его работе в округе. Он именно оттого и опасался Стенета у власти, что знал о его честности. Эйд не привык выкладываться и как-то не намеревался менять свое поведение, но ему льстило носить при себе меч самого епископа.
        Эйд хорошо помнил принципы Стена, но почти ничего не знал о его внутреннем духе и настрое. Стенету не было дела до всех этих интриг, он хотел сражаться. Его мысли были посвящены лишь битве, а за битвой он видел лишь дорогу домой.
        Он спешно оказался среди тех, кому предстояло объединиться на время схватки. Как обычно команда состояла из десяти экзорцистов, четверо из которых были мечниками. Тут он знал всех. Первый - Леар Вейс, высокий, худощавый человек с темными кругами под глазами, постоянно хмурый и словно чем-то недовольный. Он казался медлительным и вялым, однако в битве движения его клинка всегда были точны и уверенны. Стен это помнил с юных лет. Второй - почтенный Рейнхард - этот экзорцист был уже немолод, однако его техника, классическая и уверенная, была просто безупречна. Он был наставником Стена. Поэтому, войдя в зал, он тут же поприветствовал Рейнхарда. Третьим мечником должен был стать Эйден, которого Стен все равно будет именовать только Эйдом. Четвертый же - сам Стен.
        Кроме мечников в команде было четверо заклинателей, с ними почти со всеми пришлось знакомиться, ибо из всех он знал лишь одного - вооруженного библией экзорциста Лоренса Мара - довольно старого представителя этого ремесла. Ему уже миновало девяносто, а может уже и сто, но он продолжал быть маленьким быстроногим стариком с волей, способной на сильнейшие заклинания. Лоренса Стен также поприветствовал почтительным кивком как одного из тех, кто наставлял его в юности.
        Вторым заклинателем был полноватый мужичок с глупым именем - Обер Ко, которого Стен совсем не мог воспринимать всерьез, к тому же он то и дело зевал и почесывал пузо, и вообще наблюдал за всем с отсутствующим видом. То ли он был не в форме, то ли попал сюда по какой-то ошибке, а может и вовсе это все были лишь небольшие чудаковатые странности. Стен не знал ответов и не спешил судить. Просто отметил его как возможное слабое звено. Третьим был ничем не примечательный мужчина, стоявший возле стены, с простым именем Олли, просто Олли.
        «Ну, пусть Олли, там посмотрим» ? только и подумал Стен о нем, переводя взгляд на четвертого, действительно интересного заклинателя. Видимо Олли просто присматривал за ним, поэтому и был в команде, ведь мальчишка, лет двенадцати, с черными как бездна глазами сидел в своем кресле именно возле этого Олли.
        - Я Ричард Эрд, инвалид и темный от рождения, ? проговорил мальчишка, внимательно глядя Стену в глаза.
        Случалось порой, что дети то там, то тут рождались не одержимыми, а именно темными. Тьма не вселялась в них, не меняла, не уродовала, она просто была ими. За такими наблюдали. Чаще всего они просто жили под присмотром, проявляя странные способности, изредка эти дети вступали в ряды ордена и сражались с Тьмой.
        - Рад видеть тебя, брат, ? проговорил Ричард, улыбаясь.
        Стен невольно отшатнулся от этого страшного взгляда и этой зловещей улыбки. Он словно наяву в глазах этого мальчишки увидел темного себя из ночного кошмара. Этот мальчик словно знал все тайные страхи стоящего перед ним воина.
        - Рич, прекращай! - велела ему молодая особа, быстро перехватывая внимание Стена. - Я Лира Астер, мы с Робом Тором будем вашей поддержкой.
        Она бодро пожала Стену руку, при этом от растерянного взгляда экзорциста не ускользнул тот факт, что ее пышная грудь несколько раз всколыхнулась под сутаной. Подобное открытие быстро выветрило из головы Стена странные слова мальчишки.
        Астер была настоящей красавицей, и уж ей точно стоило быть в поддержке: увидев такую, уже становишься чуточку сильнее, а если она еще и способна лечить, то цены ей нет. А вот Роб оказался много проще. Крупный от природы, он походил на строгого медведя, исчезающего в своей рыжей бороде и веснушках, покрывавших все его суровое лицо
        Вот, в общем-то, и вся команда. Как только подоспел Эйд, они были готовы выступать.
        Меч епископа Эйд оставил себе, на что и Рейнхард, и Лоренс посмотрели с большим недоверием, но промолчали. Стенету же он дал один из стандартных мечей. Примерив его к руке, Стен счел оружие слишком легким, однако признал, что это было лучше, чем ничего.
        - Командиром будет Стенет, ? проговорил Рейнхард, еще раз взглянув на второго старейшину в этой команде.
        - Так хотел Его преосвященство, ? поддержал его Лоренс.
        Так все и было решено. Впрочем, Стен не противился, не имея ни желания, ни времени. Все его мысли занимала битва.
        Он осмотрел комнату и, убедившись, что нужная пентаграмма на полу давно готова, стал в центр зала, проговорив:
        - Тогда начнем. Только я не знаю большинства из вас и не знаком с вашими умениями, так что сообщайте мне о своих планах на первых порах, но начнем с классической схемы захвата. Это позволит собрать информацию о противнике.
        Пока он говорил, вся команда выстроилась кругом, занимая места на семи вершинах начертанной звезды. Лишь Роб и Астер заняли места подле Стена, создавая с ним свой малый треугольник.
        Никто не возразил Стену, во многом соглашаясь с ним, ведь было практически очевидно, что против них будет сильное создание, которое не взять простыми схемами и классическими подходами, однако с чего-то надо начинать. Стен был уверен, что справится, ведь уже делал подобное в прошлом, пусть и в менее важных боях.
        Однако прежде нужно было совершить ритуал, крайне важный в будущей работе. Это был древний способ объединения сознаний, позволяющий экзорцистам общаться при помощи мыслей. Теперь все соединялось в сознании Стенета, а он сам, после ритуала резко открыв глаза, почувствовал, как выпускает на волю свою боль и своих демонов, ничего уже не замечая и шагая к часовне, словно та Тьма, которая сокрылась там, была источником его боли и тревог.
        Стен превратился в страшного бойца, не способного заметить, как блестели черные глаза Ричарда, так внимательно следящие за ним.
        Глава 7
        Часовня была окружена вооруженными мечниками ордена.
        - Вы пришли? Наконец-то! - воскликнул один из бойцов, видно лидер данного отряда. - Он очень силен, боюсь, еще немного, и он разрушит здешние стены.
        Словно в подтверждение этих слов смех сменился рычанием, и что-то сотрясло ударом каменную стену часовни.
        Молодые мечники с оружием наготове невольно отшатнулись. Стен знал этот страх и понимал весь ужас перед неизвестностью, но не стал об этом долго думать, а лишь коротко взглянул на свою команду, чтобы убедиться, что с ним идут профессионалы, которые не дрогнут. В их глазах он увидел то, что искал: и силу, и решимость, и бесстрашие. Они были готовы сражаться и если нужно - умирать.
        - Эйд, Олли, Ричард и Роб, со мной к южному входу. Остальные, под командованием Рейнхарда, - к северному.
        Это было последнее, что Стен сказал вслух своей команде, и поспешил к нужным дверям. Когда же они достигли цели, а на это потребовалось всего несколько минут, перед ними были простые двери часовни, наспех укрепленные металлическими брусами. Двери были готовы тут же отворить, но Стен задержал их жестом, подняв руку.
        «Готовы?»
        «Да», ? ответил Рейнхард в его сознании.
        «Тогда на счет три».
        Показывая цифры пальцами на поднятой руке, Стен отсчитал три последние секунды и резко опустил руку, давая команду открывать. Все сработало, как часы. Распахнувшись, обе двери выпустили на волю затхлый аромат зловонного разложения. Так пахли лишь очень сильные посланники Тьмы. Но в этом отряде и не ждали другого, бесстрашно ступая в темную пустошь, окутавшую часовню будто живыми щупальцами.
        Стену действительно казалось, что этот темный туман и его запах буквально обнимали его, словно принимая в свои объятья нового брата, как мать обнимала бы родное дитя. Такова иллюзия Тьмы. Она ласкает тебя, пригревает и утаскивает на самое дно, где ты опомнишься лишь тогда, когда будет слишком поздно спасаться. Тьма прогрызет тебя насквозь, и тогда ты почувствуешь всю ее боль и свою глупость. Экзорцистов этим нельзя было обмануть, и даже боль Стена не могла нарушить его убеждений и заставить поддаться сладкому дурману темного забытья.
        Как только все десять бойцов оказались в часовне, двери вновь захлопнулись. Тусклый свет огней исчез. Осталась лишь тьма, в которой невозможно было даже дышать, а они продолжали думать и действовать.
        Несколько тихих шагов по деревянному полу, и в полной тишине стал разноситься напевный голос Ричарда, который с самого начала не собирался действовать по схеме. От этого пения темный зарычал.
        Словно отвечая на это самоуправство, вспыхнул свет, созданный другими заклинателями. Форму задавал старейший из них, Лоренс Мар, поэтому все увидели привычную спираль света, которая, поднимаясь от самого пола, ползла по стенам вверх, сохраняя бесконечное движение и освещая все равномерным голубоватым сиянием.
        Тогда они и увидели одержимого. Это был один из ни в чем не повинных звонарей. Его серое одеяние, подобное сутане, было испачкано кровью, говорящей о том вреде, который руки этого человека уже нанесли, став рабами темных сил. Он был покрыт черными язвами и, казалось, сам уже умер.
        При свете экзорцисты переглянулись.
        «Попробуем спасти», ? принял решение Стен, ибо по-другому не умел. Он искренне верил, что каждый служитель ордена, каждый посвященный должен быть готов умереть во имя мирных людей, особенно если речь идет о тех, кто годами помогал ордену.
        Тут же на одержимого легли призрачные сияющие цепи, деликатно сжавшие его дух. А Ричард пел, словно насмехаясь. И эта насмешка, эти его дивные напевы выводили из себя то, что жило в этом человеке.
        Вдруг Ричард стих, и, помолчав немного, заговорил громко и четко:
        - Кхерекер экренрос, викра срадос.
        «Выходи, иначе я запою песнь твоей боли», ? прозвучало в голове Стенета, будто мальчишка переводил для растерянных экзорцистов, не знающих ни слова на языке Тьмы.
        Эти слова никому не понравились, а Олли, тут же став строгим, приставил нож к горлу подопечного с темной душой. Однако Тьма внезапно покинула жертву и огромным туманным демоном вырвалась наружу. С диким криком пронеслось воплощение Тьмы над головами экзорцистов, собираясь ударить в стену, но благоразумно скользнуло вдоль спирали и помчавшись ввысь.
        Классический план проваливался мгновенно. Захвата не вышло, да и теперь, глядя на этого черного змея, который формировался из тумана, все они понимали, что никакой классический захват не удастся.
        «Лестницу», ? скомандовал Стенет, а сам метнулся к телу одержимого, шипящему от цепей света. Быстро сбросив их, Стен передал его Астер.
        «Найдите убежище и позаботьтесь о нем. Если что, я позову».
        Девушка кивнула, отступая с раненым, но живым человеком.
        Тем временем заклинатели завершили магическую «лестницу», которая лишь называлась так, а в действительности представляла собой пентаграммы, находящиеся на разном уровне в пространстве. Теперь можно было сражаться с летающим змеем, но неистовый враг, быстро сделав круг, атаковал своих противников первым. Один удар хвостоподобной единственной конечности пригвоздил большую часть команды к стене, буквально вбивая их в каменные плиты часовни. При этом старику Лоренсу не повезло. Он стоял слишком близко, и все происходило слишком быстро, поэтому верный ордену заклинатель пролетел до ближайшей колонны и, сломав ее своим хрупким телом, пал замертво.
        Стен успел уйти выше, быстро прыгая на пентаграммы. Он все прекрасно видел, но понимал, что перед ним слишком могучее создание, чтобы тратить время на скорбь во время боя.
        «Попробуйте его сковать», ? велел Стенет живым заклинателям, бросаясь в бой.
        Рейнхарду, который избежал удара тем же способом, он не сказал ничего: хватило лишь решительного взгляда, чтобы учитель и ученик дружно вонзили в темное создание свои мечи и, разрывая тот плотный дух, что заменял ему тело, тут же атаковали вновь.
        Первым вмешался Ричард. Он не смог спастись от удара и, вылетев из коляски, прокатился по полу и ударился о стену. Он почти не чувствовал боли и лишь потерял время на то, чтобы сесть на новом месте так, чтобы видеть врага. После этого он тут же приступил к исполнению приказа, понимая, что другим нужно будет больше времени. Выбросив вперед руки, мальчик быстро и уверенно рисовал пальцами фигуры мощных оков, которые мгновенно появлялись и окутывали змея, стягивая его. Другие заклинатели присоединялись к работе юноши.
        Обер Ко оказался мастеровитым чудом, успевшим закрыть себя щитом от молниеносной атаки, а теперь заставлял брыкающуюся Тьму покрываться пленкой света от его заклинаний, а строгий Олли создавал сложные защиту в виде столбов, напоминающих клетку.
        Пока заклинатели колдовали, Леар Вейс и Эйден присоединились к мечникам. Цепи трещали от резких движений плененного змея. Он то и дело бил хвостом по защитным прутьям, сбрасывая с себя и мечников, и жалкую световую пыль, которая только злила его. Напрасно мечи царапали и рвали покров, который защищал этого страшного змея.
        Все это пугало Стенета. Пользуясь опытом и знаниями, он мог организовать слаженность атак всей команды, однако он никогда не видел ничего подобного. Не стыдясь признать свою неосведомленность, Стен только убедился, что еще никто в команде не видел таких змеев, не сражался с ними и не знал, как себя вести. О чем-то подобном, но меньшего размера, было упоминание в древних книгах ордена, но никто не мог сказать, как их древние предшественники смогли победить, более того, он не был уверен, что победа была.
        Постепенно команду охватывала неуверенность. Каждый из них понимал, что они удерживают Темного змея буквально своей волей, но это не может продолжаться вечно и неизбежно наступит тот миг, когда такая тактика истощит их. Нужно было что-то придумать, и как можно быстрее.
        Лира сообщила, что спасти звонаря ей не удалось, и, конечно, тут же поспешила им на помощь. Роб вышел много раньше, он пытался передавать заклинателям энергию и помогал им держать свою волю, ведь именно она была источником их силы. Первой сломалась воля Олли, и Тьма поглотила его. Подобное могло случиться с любым экзорцистом, особенно с заклинателем, ведь он соединяет свой дух с бушующим чудовищем и подчиняет его себе, сковывает его и закаляет себя, но порою Тьма может взять верх над ним и, пробравшись в его сердце, высосать его силу и его жизнь, не оставив ему ничего. Так и случилось с Олли: он мгновенно посерел, иссох, словно мумия, и рухнул, а вместе с ним и созданные им световые прутья, мешающие змею.
        Темный змей тут же встрепенулся, сбрасывая с себя остатки света. Наступало время его мести. Он метался по часовне, стараясь избавиться от цепей Ричарда, но упрямый малый старательно сжимал их всё крепче, бормоча что-то под нос. Более того, чтобы не потерять связь с созданной световой цепью, он соединил ее с собственным телом и тут же был вскинут змеем ввысь, ибо темное создание не могло терпеть жгучую боль и рвалось наружу, таща за собой слабое тело мальчика.
        Змей сбросил Рейнхарда, заставляя его прокатиться по полу. Эйдена он ударом хвоста отправил в стену, и мужчина упал без сознания. Поспешивший к нему Роб утверждал, что жить мечник будет, однако сражаться точно не сможет.
        «Лишь бы жил», ? только и успел подумать Стен, однако в этот же миг змей схватил зубами Вейса, пробивая его тело насквозь острыми клыками и тут же выплевывая, словно некую мерзость.
        Тогда-то и Стен рассвирепел и, буквально рыча, бросился в атаку. Его меч глубоко вошел в шкуру змея, но застрял там. Обезумевший от боли монстр сбросил нападающего, сломав клинок.
        В этот миг из подвала поднялась Лира, и на нее была обрушена часть винтовой лестницы, пострадавшей от буйства раненного змея. Глупо и бессмысленно успела вскрикнуть единственная женщина в команде и тут же пала.
        Роб, безмерно ее любивший, взвыл от боли.
        Змей не успокаивался. Он вместе с цепью взмыл вверх и тут же рухнул, в очередной раз ударив Ричарда о пол, словно неживое тело. Умное создание Тьмы понимало, что не сможет так улететь и рванулось к выходу. Ломанувшись в дверь, оно вынесло ее вместе с частью стены и почти получило свободу, однако было отброшено мощным ударом внезапно возникшей преграды. Это было заклинание Обера Ко, который стоял теперь подле обломков лестницы, выбросив руку вперед. Он был оглушен, голова его была разбита, но в нем еще была воля, чтобы сражаться, и он отбросил змея, лишив его рвения на несколько мгновений.
        Это был разгром. По-другому Стен не мог назвать случившееся. Они жестоко проигрывали. Обезоруженный, ослабленный и уже избитый мощным противником командир с трудом смог встать на ноги, оглядывая содрогающуюся часовню изнутри. Созданная спираль света постепенно разрушалась, рассыпаясь на огни и теряя свою силу. Она тоже устала.
        Рядом лежал Эйд, бережно уложенный Робом на пол. Он стонал, жадно хватая воздух. Его сломанная правая рука была неестественно вывернута, но куда сильнее его мучала боль в спине, обратившая все его тело в единый ком беспомощного отчаянья. Подле Эйда расположилось тело Лоренса Мара. Казалось, он просто спал, опираясь на стену. Великий старик был мертв, и об этом жестоком факте напоминали капли крови на его губах и голова, упавшая на плечо. Шея опытного заклинателя была сломана. Вот только даже мертвым он выглядел мирно и спокойно, будто и не заметил собственной гибели. У ног старика тянулась кровавая полоса, которую оставил Ричард, прокатившись здесь по полу. И словно по иронии этот кровавый след бережно огибал иссохшую уродливую мумию в церковном одеянии, которая когда-то была Олли.
        С остальной командой Стена разделял оглушенный змей, копошащийся в цепях, но Стен мог их видеть. Рейнхард, с трудом шевелясь и заметно хромая, оттаскивал от змея Ричарда, убедив юношу больше не злоупотреблять собственным мужеством и разорвать связь с цепью. Это было своевременно, ибо за несколько мгновений буйства змей столько раз протащил его по камням, что почти вся тонкая кожа темного экзорциста слезла, превратившись в кровавые лохмотья. Ричард не чувствовал боли и мог еще держать цепь силой своей решимости, однако он устал и на его лбу выступили капли холодного пота. Роб уже ничего не видел. Стоя совсем рядом, он прижимал к себе бездыханное окровавленное тело красавицы Лиры и рыдал, проклиная силы Тьмы и эту работу.
        Завершал сцену трагедии далекий силуэт Обера Ко, который, прислонившись к стене, тяжело дышал, стараясь еще держаться на ногах. Он был цел, не считая удара камнем, который оглушил его при падении лестницы, но эта рана не была так опасна, как то количество энергии, которое было отдано, чтобы удержать врага в часовне. Он был бледен, истощен и просто выжат. Волосы на его лбу слиплись от пота и напряжения. Тьма пробиралась все ближе к его воле, и борьба с ней становилась все труднее. Чтобы не поддаться мощному чудовищу и не пасть, как Олли, он спешно отвернулся, прислонив висок к холодной стене. Так змея держали теперь лишь цепи Ричарда, и те справлялись лишь потому, что змей был еще оглушен.
        Это Стен мог назвать лишь провалом. Хотя он прекрасно понимал, что как бы ни ужасно было все случившееся, он не был в этом виновен. Как командир он сделал все верно, и команда работала отлично, просто их противник внезапно оказался слишком силен. Таких надо брать несколькими командами.
        Оглядывая всё, что успел за пару минут натворить этот змей, он все же не мог не признать, что не сделал ничего особенного. По-настоящему часовня еще стояла, а змей был скован лишь благодаря мужеству Ричарда и внезапной мощи Обера. И все жертвы, которые пали в этом бою, погибли нелепо и стремительно просто по жестокой воле рока. Ведь никто не ожидал столкнуться здесь с чем-то столь мощным, столь быстрым и столь развитым. Для такой Тьмы нужна была куда большая сила, воля и смелость. Стен чувствовал это.
        Пока мысли мгновенно проносились в его сознании, открывая разуму невероятные идеи, никто, к счастью, не видел, как чернели его глаза и как дрожал в них Свет решимости.
        «Рейнхард, ? мысленно сообщил он суровым тоном, ? на тебе подкрепление. Подготовь еще одну, а то и две команды, затем возвращайся с ними».
        Старик не стал возражать. Это было бы глупо: кто кроме него мог теперь покинуть часовню, создать еще одну команду и возглавить ее? Только сам Стен, но он не мог покинуть это место.
        «Роб, соберись. Для тебя есть работа. Перенаправь энергию всей команды мне».
        Но Роб его не слушал.
        «Если ты не хочешь, чтобы смерть Лиры была напрасной, ? выполняй!»
        Имя возлюбленной заставило Роба глухо зарычать, но этот рык остудил его самого, заставляя опомниться и вновь стать частью почти разбитой команды.
        «Эйд, твоя энергия мне тоже нужна».
        «Что ты задумал?» ? озадаченно спросил Обер.
        «Попробую хотя бы ранить его, раз уж я один могу еще сражаться почти в полную силу».
        Этот ответ был ложью, однако ложью невольной и неумышленной. Стен и сам не понимал, что находится на гране человеческих физических сил, просто было в нем что-то большее, заставляющее действовать. Его очищенный разум оставил все тревоги и заботы за пределами этой часовни, будто не было ничего до этой битвы и не будет ничего после.
        Не думая уже ни о чем и не до конца сознавая, что именно он планирует сделать, Стен поднял меч, принадлежащий епископу. Эйд выронил его, и теперь это оружие, словно знак судьбы, было у самых ног безоружного Стена. Тяжелый двуручный меч как родной лег в руку мужчины.
        Змей, тем временем, вновь начал движения, отходя от удара и готовый вновь крушить.
        «Ричард, отпускай его».
        Юный заклинатель сверкнул черными глазами, будто предчувствуя что-то по-настоящему особенное, однако цепи убрал.
        Змей вздрогнул, получив свободу, и тут же повернул свою зловещую голову в сторону Стена. Команда все же работала. Все, даже раненый, почти бездыханный Эйд, теперь наполняли Стена энергией, но она, казалось, не могла проникнуть в него, создавая внешний покров света, озаряющий мечника и его оружие.
        Тем временем огни спирали почти угасли.
        Тьма, в лице этого неистового монстра, безошибочно определила врага и по решительному взгляду Стена точно знала, что уйти ей не удастся, если не обойти этого экзорциста, с глазами чудовища.
        Змей зарычал, выдыхая черное зловоние прямо в лицо Стену, подобно ответу на его решимость. Огни погасли. Повисла Тьма.
        Только Стена она словно огибала. Он не чувствовал ее ни вокруг, ни в своем сердце, будто был неприкасаемым для этой силы. Легко скользнув в сторону, он промчался по телу змея буквально стрелой и вонзил меч ему в голову. Но зверь не пал так просто, он взвыл, зарычал, стал старательно сбрасывать с себя экзорциста, но все было тщетно. Опустившись на одно колено, Стен держал меч одной рукой, вгоняя его все глубже в материальную форму Тьмы. Другой же рукой он вцепился в шкуру и с помощью сияния, так заметно покрывшего его, буквально вонзался в нее пальцами.
        Змей неистовствовал, но от руки смелого, можно даже сказать, безумного экзорциста постепенно разбредались письмена. И чем больше они разрастались, тем сильнее змея в этой тьме прибивало к полу, словно он тяжелел. Вот только гнев его лишь усиливался, и темные волны подле него сгущались. Змей терял свою форму, но письмена не давали ему сбежать.
        Теперь все видели, какое безумство задумал Стен. Те печати, которые теперь сползали с тела Тьмы и рисовались дальше в воздухе, были известны всем. Печати Лоре-Дана - так они звались. Все знали их, но никто кроме их создателя не мог отважиться на их использование. Тот, кто один раз применил эту печать, пал, завершив ее. Лоре-Дан - один из известнейших паладинов древности - был равновелик как в битве, так и в умении творить чары. Он и придумал способ изгонять Тьму лишь своей волей. Однако по закону битвы Света и Тьмы, эти две противоборствующие силы встречаются лишь в сердце человека. Лишь человеческая душа могла соединить два этих мира.
        Спокойный размеренный Свет, будучи самой Жизнью и Миром, никуда не спешит. Он протекает в своем естественном проявлении, не тронутый ничем. Он не стремится к Тьме, не избегает ее, не страшится и не борется с ней. Он неуязвим для Тьмы.
        Тьма же в своей неистовой пляске, в нервном поиске ответов, в боли и страхе постоянно мечется, сама не зная, чего желает. Она рвется, причиняя сама себе боль, и стремится разрушать. Она могла бы закрыть собой весь Свет, но она боится его, не понимает, что его покой - это не презрение.
        В каждом живом существе обе силы сталкивались в один поток. Именно поэтому Тьму старались изгнать через то сердце, которое пустило ее в этот мир. Врата внутри него считались открытыми.
        Печать Лоре-Дана позволяла открыть врата в мир Тьмы в собственном сердце и изгнать ее.
        Впуская Тьму в самого себя, утягивая ее из мира, Стен превращал себя самого в поле битвы, где Тьма сражалась за неведомую мечту, в которой нет боли. Подобная иллюзия была самой страшной для его болезненного сердца. Он мог бы потерять спокойное смирение и свою мудрость, отдаваясь этой мечте, и вместе с Тьмой начать бессмысленный поиск забвения.
        Стен не был тем, кем привык быть. Его сердце билось иначе. Его боль была холодной, будто небрежное касание льда. Усталость превратилась в дуновение ветра, а яркий свет стал искрой. Черные глаза сияли. Кожа переплетала на себе оба узора. Свет рисовал на нем письмена печатей. Тьма ? черные молнии. А Стен не понимал, что медленно опускаясь на каменный пол часовни и поглощая остатки змея, наливался мощью, которую не знал прежде.
        Когда все закончилось, а его ноги вновь коснулись пола, он не мог уже объяснить, как сумел сделать все это. Открывал ли он врата? Закрывал ли он их? Была ли в нем еще Тьма? Был ли он Стеном? Ничего этого он не знал. Он чувствовал лишь легкость, которая уносила его куда-то прочь.
        Ему виделась та усмешка Ричарда, которая совсем недавно пугала. Теперь она казалась родной, естественной, понятной.
        Была в мире Тьма куда большая, чем эта беснующаяся мелочь, - он точно знал это, запоздало понимая, что падает на каменный пол под испуганные крики своих товарищей.
        Так Стенет действительно смог проявить себя и поразить своей волей весь орден. Казалось, он оправдал надежды епископа, однако старик предпочел бы увидеть Стена еще раз, чтобы все же сказать самое важное. Он метался в поисках того, кому можно было бы доверить тайну будущего епископа, но не находил. Он мог бы передать номер заветного отчета или место хранения особого секретного донесения, но не было рядом того, кому можно было доверять. Порой он даже тянул к кому-то руку, ловил черную мантию, привлекал к себе, но видел глаза и, ужасаясь, отворачивался. Покой старца сменился агонией, будто Тьма овладела им, но он был чист, даже слишком чист для угасающей натуры.
        Он пытался найти в себе опору, успокоиться и сдаться, но чувствовал холодные пальцы смерти и жадность в глазах товарищей, оттого понимал: трагедия неизбежна, если только кто-то не станет хранить Стена, как сам Свет хранит этот мир.
        Если бы мудрый епископ верил в нечто большее, чем та воля, что крестом ложилась на плечи каждого, он бы взмолился этой силе за душу своего приемника. Он бы просил, впервые желая мощи большей, чем ему была дарована.
        - Верьте Стенету, ? прошептал он как в бреду. - Чтите нового епископа…
        Никто не разобрал его последних слов, да и, разобрав, не понял бы их смысла. Епископ затих. Его веки закрылись. Агония его духа угасла. Он будто вновь обрел мир внутри себя.
        Большие окна покоев тут же были распахнуты. Ворвался запах далекого тлена, смешавшийся с весной. На улице шумели, восторженно кричали и суетились. Рассвет поднимался над центральной епархией, начиная новую эпоху.
        Все верили, что дух епископа умчался в небеса вместе со свитой павших воинов, где они познают совершенство Света, и только павшие знали, что совершенства нет.
        Глава 8
        Когда Стенет очнулся в палате госпиталя, в первое мгновение ему захотелось раствориться в этой реальности и стать бездной, в которой исчезло бы его собственное существование.
        Сюда его доставили сразу после боя, опасаясь за его жизнь. На нем не было серьезных ран, но было очевидно, что мужчина истощен и возможно даже опасен, ведь никто не мог сказать наверняка, что Тьма прошла сердце насквозь и исчезла в ином мире. Точно так же она могла остаться в нем и медленно пускать корни в теле человека. Никто не мог сказать, чем завершился бой, и только Ричард смеялся, утверждая, что сердце Аврелара закрыто даже для самой сильной Тьмы. Его никто не понимал. Точно так же, как не понял бы его Стен, чувствующий себя окончательно разбитым. Ему казалось, что он вырывался из кошмара, а тот никак не исчезал.
        Более того, он испугался за себя и свою душу в тот самый миг, когда понял, что просто физически не может очнуться, будто между ним и телом была невидимая преграда. Он боялся, что имя этой преграды «Тьма». Ему было страшно даже представить, чем могла обернуться его ошибка. Вот только вспоминая случившееся, он понимал, что никаких признаков неудачи не было, но ясность ума и полное отсутствие тела по-настоящему пугали. Сначала он думал, что проиграл Тьме. Затем, не найдя подтверждения первому предположению, решил, что просто умер, но как только в его сознании мелькнула эта мысль, он внезапно вновь увидел обрывок своего сна. Темноглазый Он смеялся ему в лицо, только на этот раз заговорил о другом:
        - Возвращайся! - приказал темный и что было сил толкнул Стенета рукой в грудь.
        Или экзорцисту так только показалось. Просто он не почувствовал прикосновения, но внезапно полетел куда-то прочь, отчетливо ощутив падение и удар обо что-то мягкое.
        В следующий миг ощущения вернулись. Слабое, онемевшее тело казалось беспомощным. Он с большим трудом открыл глаза, но свет солнца сразу причинил ему боль. Стен тут же зажмурился и попробовал пошевелиться. Это ему удалось, но с большим трудом, он смог изменить положение.
        - Не дергайся, будущий епископ, у тебя истощение, ? с явной насмешкой сообщил ему голос Ричарда откуда-то со стороны.
        От странных ощущений внутри ему хотелось исчезнуть, но, пересиливая их, мужчина заставил себя повернуть голову в ту сторону, откуда доносился голос.
        Ричард лежал на кровати, практически весь покрытый бинтами, но ничто не мешало ему улыбаться, даже цепи, приковывавшие его руки к кровати.
        - Ну и видок у тебя, старик, ? сказал он. ? Ты тут всех напугал. Давно я не видел, чтобы так бегали с… Впрочем, надо бы позвать кого-то, пусть убедятся, что все с тобой нормально.
        Он усмехнулся и, схватив со стола книгу древних, запустил ею в дверь.
        Стен даже не успел возмутиться, медленно соображая своим оглушенным разумом. Ему было не понять этого темного, который помогал сражаться против своих. Да, он знал, что такое случается. Ему приходилось видеть темных, которые, имея черные глаза и особые силы, чувствовали себя обычными людьми. Они не знали языка Тьмы, не осознавали, кем являются, и ужасались новости о своем происхождении. За такими лишь наблюдали и ради их же блага не спешили раскрывать тайну другим. Обычно говорилось, что это просто особенные люди, понимая, что невозможно сказать обществу, что эти существа носят внутри себя порождение Тьмы, что они сами и есть это существо. Зачем они появлялись и проживали смертную жизнь, никто не знал. Но сомнений в их природе давно не было. Святые предметы реагировали на них, как на темных. Печати изгнания - убивали. Тьма никогда не могла вселиться в их тела, но могла пробудить, превратить в чудовище, которому уже не стать человеком. Всё это выяснили еще предки, а орден современности просто изредка сталкивался с подтверждением данной теории.
        Вот только появление Ричарда и его знания выдавали в нем особенного. Стен еще не знал всех тайн этого юноши, но было совершенно очевидно, что зная темный язык, он может знать и нечто большее.
        Думать об этом было некогда, в палате оказались врачи и экзорцисты, которые обступили Стенета и отругали Ричарда за очередную выходку.
        - Тихо, вышли все отсюда! ? приказал примчавшийся на шум врач, халат которого был одет поверх сутаны.
        Этого человека Стенет хорошо знал, еще юношей не раз попадая к нему как пациент. Теперь из рядового врача-заклинателя Сморт Онгри превратился в главу госпиталя. Это Стенет понял не только по его грозному тону, но и по отличительному символу на вороте сутаны. То, что спорить с ним никто не стал, только подтверждало предположение Стенета. Он даже поразился, что смог заметить символ, не видя ничего остального. Его рассеянное внимание никак не собиралось на гуле голосов, но на лидере он сосредоточился сразу, изучив его внешний вид и не упуская его слов.
        - Итак, Стенет, ? заговорил Сморт, как только все остальные покинули палату, ? у тебя нет серьезных ран, проверка на одержимость сразу дала отрицательный вариант, но мы не могли быть уверены…
        - Вы просто не делаете выводов, ? перебил его Ричард. ? Я вам сразу сказал, что с ним, а вы…
        - Замолчи, иначе я переведу тебя в другую палату!
        - Я из нее сбегу, ? ухмыльнулся Ричард, явно насмехаясь и над своими ранами, и над цепями, и даже над властью экзорцистов.
        Врач явно разозлился. Вены нервно вздулись на его висках, а в лицо ударила краска. Казалось, он взорвется от негодования и просто бросится на темного мальчишку, однако Стенет невольно вмешался:
        - Помолчи, Ричард.
        Он, конечно, мог приказывать этому пареньку, как старший и как экзорцист более высокого звания, но было очевидно, что Ричард не признавал подобных правил, но почему-то кивнул и затих. Это поразило врача, а Стенета даже не удивило, словно это было так же естественно, как существование рассвета.
        - Что вы хотели мне сказать? ? невозмутимо спросил Стен, будто ничего и не произошло.
        - Я хотел узнать, все ли нормально, действительно ли единственная проблема ? слабость?
        Стенет медленно сел на кровати и неспешно расправил плечи, затем стал неторопливо проверять подвижность всех суставов. Тело слушалось безукоризненно, но слабость приходилось перебарывать. Только правое плечо немного ныло, в чем Стенет тут же признался.
        - Я в полном порядке, разве что потянул, наверно, правое плечо: ноет немного.
        Врач что-то спешно пометил в личной карте Аврелара и пробормотал:
        - Это я проверю, но у меня есть один деликатный разговор.
        Мужчина вновь покосился на Ричарда, а тот только хихикнул, словно предвкушая что-то.
        - Говорите спокойно при нем.
        Врач внимательно посмотрел на Стена и резко спросил:
        - Ты алкоголик?
        Такого вопроса Стенет не ожидал и оттого застыл, словно в оцепенении.
        Понимая молчание как ответ, врач заговорил вновь:
        - Я говорю это на основании анализов. Подобное просто недопустимо для экзорциста любого уровня…
        - Я знаю, ? перебил его Стен и все же признался: ? В последнее время я действительно злоупотреблял алкоголем, однако не думал, что все зашло так далеко. Впрочем, я решу эту проблему.
        Врач помолчал. Конечно, он понимал, что никто не любит подобных разговоров. Он видел решимость Стенета, вот только это был далеко не первый случай в ордене. Сталкиваясь с Тьмой и ее ужасами, в разное время и по разным причинам послушники, инквизиторы, экзорцисты, паладины и даже епископы порой давали слабину, и мало кто из них легко и быстро справлялся.
        - Конечно, вы можете с этим справиться и сами, однако я обязан взять это дело на контроль. - Врач проговорил это совершенно невозмутимо, глядя прямо в глаза сидящему на постели Стену. Он даже ожидал споров или просьб о сокрытии, как это бывало обычно, но глава восточного экзархата спокойно принял эту новость.
        - Конечно, поступайте согласно правилам, ? а через миг тут же уточнил: ? Если я не решу все сам, меня отстранят от должности, или есть основания отстранить меня сразу?
        - Для отстранения сейчас нет оснований, но вы едва ли не знаете правил ордена.
        - «Омраченное и одурманенное сознание не может руководить другими».
        Цитата из книги древних заставила врача на миг почтенно склонить голову.
        - В таком случае, отдыхайте. Если ничего не изменится, завтра утром я отпущу вас.
        Стен кивнул и тут же спросил о том, что его волновало:
        - Вы не знаете, где мой сын?
        - В местном приюте ордена. Он рвался к вам еще ночью, но ему пришлось соблюдать правила, однако волноваться вам не о чем.
        Стенет лишь кивнул и вновь опустился на подушку. Для людей ордена было вполне естественно, уходя на задания, порою оставлять своих детей в приютах своей организации, и еще никогда это не вызывало беспокойства. Вот и теперь Стен сразу расслабился, зная, что о маленьком мальчике позаботятся. Он даже забыл про бой, про странные сны и о соседстве с Ричардом. Правда, последнее еще напомнило о себе сквозь приходящую к нему дрему.
        - Эй, Сморт! ? воскликнул темный, когда врач хотел уйти. ? Куда ты пошел, а цепи с меня снять?
        - Не положено! ? раздраженно бросил мужчина и быстро вышел.
        - Вот же зануда, ? продолжал посмеиваться Ричард, совершенно не огорчившись из-за отказа.
        Теперь Стен заметил его снова, открывая глаза, и в очередной раз задумался над странными реакциями этого ребенка. От мыслей желание спать куда-то исчезло.
        - Я, видимо, чего-то не знаю, но разве темных держат на цепи? ? спросил он, глядя в черные глаза Ричарда.
        - Так я ж не темный, я демон.
        Юноша вновь рассмеялся и стал весело греметь цепями с тем же энтузиазмом, как маленькие дети шумят погремушкой.
        - Я помню все о своем настоящем существовании и свободно пользуюсь своими демоническими дарами.
        Стен его совсем не понимал. Страха в нем не было, но в груди возникло странное неприятное чувство. Он точно так же, как и все, не любил непонятное и неявное, а как экзорцист всегда напрягался от слова «демон», однако его интерес только возрос, ведь рядом был самый настоящий враг, который отчего-то помогал сражаться со своими сородичами.
        - И ты помнишь все с самого начала?
        - Да, с рождения, и имя «Ричард» мне было принять куда сложнее, чем это тело.
        Стенет помолчал, внимательно глядя на мальчишку, который даже не думал страдать от многочисленных ран. Это поражало Стена, и он никак не мог понять, кто именно находится перед ним: шутливый ребенок, который просто глумится, или настоящее чудовище, которое ведет свою игру.
        - Ты не понимаешь меня, верно? ? спросил парнишка, чуть склонив голову на бок.
        Он не ждал ответа. Внезапно сел на постели. Цепи затрещали. В ответ мальчишка лишь дернул левой рукой, и цепь, державшая ее, лопнула. Подобной мощи в сухом юношеском теле нельзя было ожидать, но Стен не чувствовал опасности и только наблюдал, понимая, что ему может открыться что-то особенное.
        Ричард, тем временем, отбросил в сторону простынь и аккуратно передвигал неподвижные ноги, пока не смог сесть на краю кровати так, чтобы смотреть на своего собеседника, и при этом больше ничего не скрывало его покрытое бинтами тело.
        Этот юноша выглядел странно. Он улыбался, а тьма в его глазах буквально ослепляла. От него пахло силой так, что беспомощность тела казалась незначительной, словно способность свободно двигаться - дело совершенно ненужное.
        - Я расскажу тебе, Аврелар. Расскажу тебе все, ибо без тебя мне не остаться в ордене.
        Он небрежно махнул правой рукой, и цепь с нее просто слетела, словно ни на чем и не держалась, будто прежде мальчишка лишь позволял цепям себя касаться, а теперь прогонял их прочь.
        - Я не всегда был таким. Родился я в здоровом теле, но…
        Он стал срывать с себя бинты, показывая свежие раны и черные пятна, подобные на те, что появлялись на одержимых перед их смертью.
        - Моя сила разрушает это тело, и жить мне не больше пяти лет, быть может, даже меньше. Когда я умру, приму истинную форму. Я не хочу быть изгнанным в мир теней.
        Стен нахмурился.
        - Олли был моим хозяином, человеком, который мог блокировать мои силы и которому я поклялся подчиняться, но его больше нет, а я готов слушать только тебя, поэтому я и оказался с тобой в одной палате.
        У Стена закружилась голова.
        - Ты должен принять меня…
        Головокружение сменилось болью, а человеческий язык вдруг обратился языком Тьмы:
        - ..кхаркара имаро кирар…
        Стенет Аврелар потерял сознание или напротив провалился в свое собственное и начал видеть странные картины.
        Быть может, это был лишь сон или самое настоящее ведение. Палата заполнилась тьмой и, вновь открыв глаза, он почувствовал демоническое пламя на своей коже, но вместе с ним пришли и силы. Он сразу смог сесть и посмотреть на Ричарда почти в упор.
        - Керхар, надеюсь, ты еще не забыл, что не должен даже заикаться о моем существовании? ? спросил он у черноглазого мальчишки.
        - Простите, господин, ? ответил ему Ричард, почтительно склонив голову. ? Я думал, что вам можно говорить все.
        - Не называй меня господином, Керхар. Я такой же, как ты, а ты такой же, как я…
        Рука Стенета коснулась лба юноши, и темное пламя на его пальцах поглотило все окончательно.
        Глава 9
        Когда Стен вновь открыл глаза, было светло. Он так внезапно очнулся, что тут же вскочил на кровати, поспешно понимая, что слабость совсем исчезла.
        - Эй, тихо ты, ? как и в прошлый раз рядом раздался голос Ричарда. ? Аккуратно, а то отключишься как тогда, после разговора с врачом.
        Стенет обернулся, чтобы взглянуть на собеседника. Он ожидал бесовских глаз и любой опасности, но рядом был только юноша с книгой. Ричард просто читал, устроившись на горе подушек. Цепи все еще держали его руки, и ничто не говорило о том, что их ломали или мистическим образом сбрасывали.
        - Как тебя зовут? ? спросил Стенет, хмурясь.
        - Ричард. Я же представлялся. Тебе что, хуже стало?
        - Нет, но… У тебя ведь есть другое имя, демоническое. Как тебя зовут как демона?
        Ричард рассмеялся.
        - Батенька, ты что? Откуда я знаю? Не помню я ничего кроме своей жизни в теле человека. Ричард я.
        - Но ты же знаешь язык темных, ты поешь песни теней…
        Мальчишка пожал плечами.
        - Когда я научусь понимать, что делаю, то обязательно расскажу об этом служителям ордена.
        Стен замер. Не было похоже, что мальчишка сейчас врет или играет с ним, он явно ничего не понимал и даже испытывал неловкость от подобных вопросов.
        - Погоди, после ухода Сморта мы с тобой не говорили?
        - Нет, ты сразу уснул и спал почти весь день.
        Стен сел на постели, не чувствуя ни малейшей слабости, размял правое плечо, ожидая легкой боли, но ничего кроме напряжения мышц не почувствовал. Это его удивило. Он вновь посмотрел на Ричарда, который спокойно продолжил читать, и все же решил его потревожить, задав собственный вопрос из столь реалистичного сна:
        - Я, наверно, чего-то не понимаю, но разве темных держат на цепи?
        Ричард посмотрел на него поверх страниц книги, затем все же отложил свое чтение и усмехнулся:
        - А вдруг Тьма заразна? Возьму покусаю вас, и вы тоже станете как я, а?
        Стен понял всю свою бестактность, однако не представлял, как подобное можно спросить деликатно, оттого просто извинился, уверенно встал и вышел. Ему просто хотелось как можно быстрее покинуть это место.
        Казенное одеяние госпиталя никогда не казалось ему удобным, а палаты не вызывали ничего, кроме тоски. Оттого он даже в юности спешил сбежать из этих стен, как бы ни были тяжелы его раны. В постели его могла удержать лишь неспособность долго стоять на ногах, но это был совершенно другой случай, теперь он был в полном порядке, потому, в очередной раз подписав бумаги о своей несвоевременной выписке, облачился в потрепанную в бою сутану и покинул госпиталь.
        Больше всего на свете он хотел бы просто поехать домой, но должен был задержаться. Похороны епископа были назначены на завтра, и он считал, что должен быть на них, более того, было совершенно очевидно, что скоро состоится и собрание экзорцистов. Новый епископ должен быть избран, и он обязан присутствовать на этом собрании как глава восточной епархии. Он понимал это, но совершенно не думал ни о покойном, ни о том, что кто-то должен был занять его место. Все эти мысли отступали на второй план. Всё перекрывал бесконечный поток неуместных воспоминаний.
        Артэм, которого Стенет поспешил забрать из приюта, никак не мог понять состояние отца и только наблюдал странные метания. То Стенет что-то рассказывал, то вдруг внезапно умолкал и уже не слышал сына. Он невольно ломал пальцы и то и дело касался фляги, но тут же откладывал ее в сторону, пока и вовсе не вышвырнул из окна. Его даже не волновало, что этот уникальный предмет принадлежал когда-то его отцу, а рисунок на ней был сделан его дедом. Все это было неважно в потоке противоречивых эмоций и мыслей.
        Маленький Артэм видел, что с его отцом что-то происходит, и все же решился спросить:
        - Ты в порядке, папа?
        От голоса сына Стенет вздрогнул и даже осмотрелся. Они по-прежнему были в той самой комнате, где остановились накануне. Да, он забрал сына, но гулять с ним по городу отказался, сославшись на слабость. Он действительно чувствовал себя дурно и не был уверен, что ему не станет хуже где-нибудь в городе, но боялся не слабости, а своего безумия, а теперь, глядя на взволнованного мальчика, понимал, что уже ведет себя как безумец, нервно расхаживая по комнате.
        - Может тебе не стоило уходить из госпиталя так рано? ? спросил мальчик, наслышанный о подвиге отца. ? Кто знает, сколько сил ты потратил…
        Стен вздохнул. Действительно, никто не мог знать, сколько сил он потратил за годы бесконечной борьбы с самим собой. Он просто сел на край стола и продолжил смотреть на мальчика.
        - Сынок, бой в часовне едва ли виновен в моем состоянии.
        Мальчик явно его не понял, но, окончательно отложив в сторону книгу, был готов слушать отца, а Стен не боялся быть по-своему четным с сыном.
        - Помнишь, мы говорили о том, что в каждом человеке идет борьба с Тьмой? Сейчас я на грани поражения в этой битве.
        Артэм непонимающе моргнул.
        - Тогда почему ты ничего еще не сделал, ты же экзорцист первого уровня, ты должен знать, как разогнать Тьму, а если тебе не хватает сил, тебе просто обязаны помочь другие. Почему же ты ничего не делаешь?
        Слова Артэма были как всегда точны и просты. Он, как все дети, еще не усложнял свое видение мира. Он считал, что на всё есть ответ, а на все задачи имеются решения, и в сущности был прав, вот только эти решения не так уж и легко найти.
        - Да, я экзорцист и я знаю, как изгнать Тьму, пришедшую в сердце человека из мира теней, но не знаю, как прогнать Тьму, в нем зарождающуюся. Сейчас Тьма не пытается овладеть моим сердцем, а просто ждет, когда оно падет.
        - И никто не может тебе помочь? Совсем никто? ? спросил мальчишка дрожащим голосом.
        - Помочь, возможно, кто-то и сможет, но победить должен я сам.
        Артэм решительно встал на ноги и подошел к отцу:
        - Я буду тебе помогать! ? объявил он, хватая отца за руку. ? У тебя сильное сердце, я это точно знаю, иначе оно не смогло бы прогнать того страшного змея.
        В голосе мальчика не было ни тени сомнения, он настолько был уверен в отце, что протянул бы ему руку даже в тот миг, когда в его глазах появились бы тени.
        - Расскажи мне, что это за зло, и я буду бороться вместе с тобой.
        Это было очень странно, однако Стен не спорил и рассказал ему все, только так, чтобы мальчик не увидел в рассказе ненужного.
        - Когда-то давно я встретил в этом городе особенного человека, который изменил всю мою жизнь, но Тьма забрала его, оставив в моем сердце серьезную рану, а теперь всё здесь напоминает мне о том человеке и заставляет ту самую рану болеть.
        - Так значит во всем виноват город? Тогда мы перепишем всё, что ты знаешь об этом городе, я тебе обещаю!
        Мальчик был готов бежать на улицу прямо сейчас и творить некое свое чудо, но было уже слишком поздно, и Стен с большим трудом уговорил его подождать до завтра, но уже в постели мальчишка рассказал ему, как родился план спасения:
        - Помнишь, когда я был маленький, я очень боялся чулана? Бегал мимо него, боясь даже задержаться рядом. Тогда ты рассказал мне о духе-хранителе нашего дома и вместе со мной пошел в чулан ? тогда я узнал, что в нем нет ничего страшного, а монстры были только придуманы мною. Вдруг и твоя Тьма тоже ненастоящая? ? пробормотал мальчик, засыпая.
        Стен же усмехнулся, целуя его в лоб. Вся эта простота и логичность не могли его не умилять, но, вздохнув, он понимал, что всё не может быть так просто.
        Хотелось просто забыться, опустошив несколько бутылок. Алкоголь притупил бы его чувства, заставил бы боль отступить, а после помог бы уснуть, но подобную слабость он больше не мог себе позволить. Потому Стену пришлось просто лечь спать. В его висках стучала сильная боль, и он думал, что его ждет очень тяжелая ночь, полная бессонных метаний, но стоило закрыть глаза, как он тут же провалился в неизвестность, и только утром тьма сознания будто бы выбросила его обратно в ответ на голос, докричавшийся до него сквозь дрему:
        - Папа, папа, проснись, слышишь?! ? буквально кричал Артэм, до боли впиваясь в руку отца.
        Испуганный голос мальчика заставил мужчину резко открыть глаза, вскочить и тут же крепко обнять сына. Оказалось, был уже день, а ребенок перепугался до дрожи, когда понял, что его отец спит так крепко, что даже не слышит его. Сознание Артэма тут же стало рисовать ему страшные предположения.
        - Тебе нельзя было уходить из госпиталя, ? всхлипывая, бормотал он, старательно пряча слезы, ? ты все еще слаб, и тебе нужна помощь.
        Стен хотел возразить, но не смог. Сон - это та часть нашей жизни, которую мы не замечаем и даже не уделяем ей должного внимания, пока все не начнет выходить за пределы привычного, как это было сейчас со Стеном.
        Он не видел во сне Анне, не целовал ее губ, не умирал от звонкого смеха и не кричал ей в след до боли в глотке.
        Он не мог сказать, что рисовал его разум этой ночью, но все еще слышал в своей голове глухое шипение языка темных. Может ему стоило серьезно забеспокоиться за свое здоровье? Первая и наверно самая разумная мысль толкала его вернуться в госпиталь, рассказать о том, что с ним происходило, и просить о помощи. Вот только он хорошо понимал, что ни о чем подобном сам раньше никогда не слышал, никто и никогда не страдал подобной проблемой. Он хотел было все списать на истощение и на безумный прием, совершенный им в последнем бою, но тут же вспомнил, что первый сон настиг его разум еще до битвы.
        - Все хорошо, ? механически прошептал он. ? Все хорошо. Я в порядке. Я просто крепко спал. Просто спал.
        - Правда?
        - Конечно правда. Я, возможно, поторопился, оттого и провалился в столь глубокий сон, такое бывает при истощении.
        Сын ему поверил, но буквально потребовал, чтобы отец вернулся в госпиталь. Артэм не был капризным ребенком, но в этом деле оказался как никогда упрям. Стену пришлось согласиться побывать у врача, и, если будет нужно, остаться в стенах тоскливой палаты.
        Думать о похоронах и вовсе было слишком поздно. Тот, кто был намерен проститься с покойным по всем традициям, должен был встать ранним утром. Теперь же мчаться на кладбище Стенету казалось глупым.
        Потому он совершенно спокойно даже не попытался куда-то успеть, чтобы не привлекать своим опозданием лишнего внимания, зато выполнил требование сына и оказался наедине с врачом. Сморт Онгри решил заняться им лично.
        - Итак, что случилось? ? спросил он, закрыв дверь, ? Раньше ты не возвращался, даже если расходились швы.
        Стен усмехнулся, вспоминая свою беспечную юность и то, насколько далеко заходил в своей невнимательности ко всему телесному. Ему даже невольно вспомнилась одна глупость, которая чуть не стоила ему жизни. Когда-то в свои двадцать лет он сбежал из госпиталя, выпрыгнув из окна второго этажа, чтобы помчаться на свидание с Ани. Тогда он ее совсем еще не знал, как и не знал, придет ли она на эту встречу, сможет ли он найти ее после, зато знал, что раны точно разойдутся от беготни по городу. Ани пришла, не потерялась и сразу узнала, что имеет дело с отчаянно влюбленным экзорцистом. От этих воспоминаний он невольно улыбнулся, и в то же время губы скривились от боли. А что, если бы он не пришел и они не встретились, не нашлись, не сошлись, не любили? Что, если…? Все это спрашивал себя Стенет уже через двадцать лет, которые нельзя было отменить.
        - Мой сын настоял, чтобы я пришел, ? спокойно признался Стен, спеша просто забыть все и вернуться к реальности.
        - Почему?
        Врач явно удивился, боясь представить, что могло заставить ребенка надавить на отца.
        - Я просто провалился в сон, ? ответил Стен, расхаживая по комнате.
        Он сам не заметил, как вместо того, чтобы сесть, начал мерять шагами кабинет.
        Врач же вернулся к столу, нашел карту Стенета и внимательно слушал.
        - Я спал так крепко и так долго, что он стал волноваться, впрочем, я тоже удивлен, ? продолжал Аврелар. - Я, конечно, при истощении не раз проваливался в спячки, но тогда у меня было соответствующее самочувствие, а теперь все отлично, даже легкая слабость прошла еще вчера днем, но ночью я явно отключился от нехватки сил.
        - А теперь?
        - Теперь все снова в порядке.
        - И поэтому ты носишься как безумный?
        Стен застыл и внимательно посмотрел на собеседника, понимая, что действительно ведет себя неразумно.
        - Ты пил? ? спросил Сморт.
        - Нет, ? тихо отозвался Стенет и все же сел.
        Врач долго смотрел на него, изучая взглядом и надеясь на дополнительные объяснения, но Стенет ничего не мог ему пояснить и оттого просто молчал.
        Понаблюдав за ним, Сморт выдохнул и внезапно заговорил:
        - Ты ведь знаешь, что покойный епископ хотел передать свой пост именно тебе?
        Такая перемена темы сильно поразила Стена. Пока он думал о своих проблемах с алкоголем и темных голосах в голове, то потерял цельную картину реальности и уже не мог так просто вернуться к разговору, внезапно сменившему направление.
        - Ну не делай такое лицо, ты не мог не знать…
        - Я просто не понимаю, зачем вы говорите об этом. Если вы считаете, что я не в состоянии принять подобный пост…
        - Погоди, ? перебил его врач, чувствуя, что напряжение и развитие темы принимает неприятный оборот. ? Просто выслушай меня. Я не думаю, что ты не способен. Более того, я не думаю, что у тебя все плохо. Поверь, не ты первый и не ты последний, кто дает слабину на этом пути. Прежде, в годы твоей юности, я видел в тебе особую, необычайную энергию, которую принято называть талантом. Не только Его светлость, добрая ему память, видел это. Все видели, и никто не сомневался, что тебя ждет большое будущее в ордене. Сейчас ты, конечно, кажешься уже не тем: нет того огня и пылающих глаз, но все же ты продолжаешь удивлять. Если даже на границе сломленной воли ты смог изгнать Тьму через свое сердце и не проиграть, то что ты можешь, когда придешь в норму? Лично я, как врач, считаю, что вернув тебя в строй в полной мере способного действовать, я сделаю для ордена больше, чем проведя десятки операций.
        Стенет нервно прикусил губу, чувствуя, как огромный груз ответственности ложится на его плечи с каждым словом.
        - Поэтому я, напротив, считаю, что ты должен занять этот пост, ? продолжал врач. ? Неужели ты думаешь, что тебе совсем нечего сделать для ордена?
        - Я думаю, что я не готов сделать для него то, что мог бы…
        - А мне кажется, самое время. Ты еще не потерял живое мышление молодости, по крайней мере, я на это надеюсь, но при этом обрел немалый опыт и уже довольно долго и успешно находишься на руководящей должности. К тому же подобное дело потребует от тебя всех твоих сил и времени и, если ты отдашься ему, то непременно забудешь обо всем остальном.
        Стен промолчал. В его голове начинали роиться совершенно новые мысли, но он не хотел их обсуждать с другими, тем более с главой госпиталя.
        - Я подумаю, ? прошептал он и поспешил сменить тему: ? Я могу успокоить сына?
        - Несомненно. Как бы это ни было удивительно, но объективно ты в отличном состоянии, а легкая слабость, головокружение и желание спать, после твоего подвига - вполне нормальны.
        Стен понимающе кивнул, но не спешил вставать, ибо только сейчас он понял, что его беспокоит еще один вопрос:
        - Я могу спросить кое-что совершенно постороннее?
        - Спрашивай, ? удивленно согласился врач.
        - Что будет с Ричардом?
        - В каком смысле?
        - Разве гибель Олли ничего не меняет?
        Сморт тяжело вздохнул и, скрестив руки на груди, нахмурился:
        - Почему ты вообще спрашиваешь?
        - Это трудно объяснить, но мне небезразлична его судьба. Я хотел бы помочь этому юноше.
        Это успокоило Онгри.
        - Ты ведь ничего о нем не знаешь?
        Стен кивнул:
        - В той битве я видел его впервые.
        Большего врач не спрашивал, а предложил Стену взять дело Ричарда Эрда в архиве, а уже завтра после прочтения приходить для разговора.
        Подобное немного смутило Стена, но спорить он не стал, понимая, что все может быть сложнее, чем он предполагал.
        - А зайти к нему сегодня я могу?
        - Да, конечно, если ненадолго.
        Стен кивнул и удалился, спеша к сыну.
        Маленький Артэм ждал его в коридоре. Он не мог усидеть на месте и бесконечно бродил, изучая взглядом разные двери и читая надписи на них. Однако воспитанный мальчик никому не мешал и всегда извинялся, оказавшись на чьем-то пути.
        Когда Стен вышел в коридор, Артэм говорил с одним из пациентов:
        - Папа очень хороший, ? уверял мальчик раненного, который сидел перед ним на очень скверном кресле с колесами.
        Именно в этот момент мальчик увидел отца и бросился к нему:
        - Я тут с твоим боевым товарищем познакомился, он говорит, что ты особенный.
        Стен не успел удивиться и поймать бросившегося к нему мальчика, как кресло развернулась. Безумная, дикая улыбка застыла на лице Ричарда.
        Ужас и растерянность отчетливо блеснули в сознании Стенета. Сердце испуганно замерло, и он внимательно посмотрел на Артэма, но маленький мальчик явно не чувствовал никакой тревоги. Он говорил и делился всеми своими новыми впечатлениями.
        Тогда Стен вновь посмотрел на Ричарда, но ничего зловещего в нем не заметил. Парень улыбался, но в этой улыбке была лишь печаль, но никак не злоба.
        - Я увидел тебя из окна и удивился, ? произнес Ричард, ? Не поверил, что что-то могло случиться, вот и познакомился с твоим сыном. Он удивительный ребенок, уникальный.
        Стен еще раз посмотрел на сына и ласково потрепал по волосам смущенного мальчика, но промолчал.
        - Ладно, идите уже, ? бросил Ричард, спеша развернуть свое кресло и направить его в сторону своего отделения.
        Этот темный был действительно сложной натурой, и это не было той выдуманной сложностью, за которой обычно прячутся подростки, путаясь в своих эмоциях и мыслях. Ричард очень хорошо знал и понимал свои эмоции, принимал свои странности, но по опыту знал, что все это ему лучше оставить при себе.
        - Погоди, давай мы тебя проводим, ? предложил Стен, понимая, что парню не помешает помощь.
        - Не утруждайтесь, ? буркнул Ричард и с силой толкнул колесо, пытаясь ускориться. От столь неловкого резкого движения коляска нелепо дернулась и, напротив, встала.
        - Ладно тебе, Ричард! ? воскликнул Артэм, бросившись к юноше. ? Из-за этих цепей тебе не удастся быстро управиться с этой штуковиной, а нам нетрудно тебе помочь, правда, папа?
        - Правда, к тому же, я хотел заглянуть к тебе, ? признался Стенет.
        Он даже не заметил цепей, которые больше не приковывали руки Ричарда к кровати, зато они тянулись от одной руки к другой, как и прежде существуя лишь для того, чтобы сдержать Тьму.
        - Зачем я тебе сдался? ? пробормотал парень, пряча глаза.
        Однако помощь он явно принял, складывая руки на коленях. Вот только забинтованные руки дрожали и старались спрятать цепи под покрывало.
        Стен вздохнул и посмотрел на сына:
        - Артэм, мне очень надо поговорить с Ричардом наедине, ты можешь спуститься по этой лестнице и подождать меня на первом этаже?
        Артэм посмотрел на отца, затем на Ричарда и только потом на указанную лестницу. Он явно дул губы и не скрывал недовольства, но подчинился и только у самой лестницы обернулся и заявил:
        - Если бы была возможность, я бы с радостью стал тебе другом, Ричард.
        После этих слов он быстро побежал по лестнице, слыша отчаянный, безумный смех темного.
        - Почему ты смеешься? ? спросил Стен, двинув кресло в нужном направлении.
        Он не мог видеть лица подростка, однако смех оборвался и тихий голос произнес:
        - С такими как я не дружат. Таких как я боятся.
        - Не говори глупостей, просто не все могут тебя понять.
        - Заткнись. Ты сам испугался пару минут назад.
        - Так вот почему ты так реагируешь. Позволь мне объяснить.
        Вместо того чтобы везти его дальше, Стен свернул в сторону большого балкона, считая его отличным местом для беседы.
        - Мои странные реакции не связаны с тобой. Надеюсь, я могу быть с тобой откровенным и говорить то, чего я не говорил другим?
        Он посмотрел на удивленного Ричарда и закурил. Ответа не было, но тот взгляд черных глаз, который следил за ним, был куда откровеннее любых слов.
        - Меня измучили страшные сны, в них я вижу себя с черными глазами, это сделало меня нервозным.
        - А что тебе говорил тот ты? ? заинтересованно спросил Ричард.
        Казалось, он оживился от этого признания и словно что-то понял, явно не удивляясь.
        - Он говорит, что и есть я, но, пожалуй, оставим это и поговорим о другом.
        - О чем же? - спросил Ричард так, словно ни о чем другом не может быть интересно беседовать.
        - О тебе. Я, конечно, не могу утверждать подобного, но мне кажется, что тебе нужна помощь.
        Ричард прищурился и прикусил губу, явно напрягаясь:
        - Какая разница, нужна она мне или нет? Давай ты просто отвезешь меня в палату и пойдешь домой.
        Скрестив руки на груди, юноша показательно отвернулся.
        - Ричард, почему ты так реагируешь? Я действительно хотел бы тебе помочь.
        Ричард все же посмотрел на собеседника, явно о чем-то задумавшись, а после спросил:
        - Ты станешь епископом сейчас или предпочтешь сбежать?
        Этот вопрос для Стена был слишком внезапным, а для Ричарда ? явно определяющим.
        - Я не знаю. Все слишком сложно.
        - Если это для тебя сложно, то не берись за другое! Прежде, чем идти ко мне со своей помощью, лучше помоги себе самому.
        На этот раз Ричард не стал отворачиваться, а, напротив, с явным вызовом посмотрел в глаза Стенету, но, видя его растерянность, видимо, сжалился и заговорил уже мягче:
        - Ты не сможешь мне по-настоящему помочь, пока не разберешься в себе. Более того, я совершенно не хочу быть твоим способом отвлечься, так что приходи, когда решишь, чего ты по-настоящему хочешь.
        Больше говорить было нечего, причем этот факт был таким явным, что Стенет просто выкатил коляску с балкона. Только в палате он заговорил:
        - Но если вдруг тебе нужна будет какая-то помощь, ты можешь попросить ее у меня.
        - Хорошо, ? согласился юноша и ловко пересел на кровать.
        Все же в нем что-то изменилось. Он явно перестал защищаться, искать подвоха и даже раздражаться, словно в действительности он всегда был просто другом, которого забыли, а теперь нашли. Стен хорошо видел большие черные глаза юноши, но не находил в них и тени зла.
        - Иди уже, ? внезапно бросил Ричард, почти смеясь.
        Неловко попрощавшись, Стен поспешил к сыну.
        Мальчик на территории ордена, он был в безопасности. Тут его никто не обидит и не позволит натворить глупостей, поэтому Стен был спокоен, но понимал, что сын мог просто обидеться на долгое отсутствие. Артэм действительно дулся и, стоя у стены, просто ждал, ничего не изучая и никуда не заглядывая.
        - Меня долго не было? Извини, ? сразу проговорил Стен, протягивая мальчику руку.
        Артэм принял эту руку. Его серьезное лицо с чуть скривившимися бровями сразу переменилось, и он искренне ответил:
        - Ты быстро, но мне очень хотелось его проводить. Он показался мне хорошим. С ним куда проще, чем с Лейном.
        Стен усмехнулся, только теперь осознавая, что Ричард годится ему в сыновья. Просто о его возрасте было слишком легко забыть. Впрочем, не только о возрасте, но и о самом Ричарде Стен и его маленький сын пока решили забыть, направляясь на свою прогулку.
        - Веди меня в самые значимые места! ? потребовал мальчик.
        - В самые знаменитые, ты хотел сказать?
        Артэм аж вспыхнул от такого уточнения:
        - Папа, не притворяйся! Мне нужны самые важные места в твоей памяти.
        Стен только вздохнул. Он был уверен, что детская беспечность позволит Артэму забыть его вчерашние планы, но мальчишка хотел совершить чудо. Слишком ярко он видел его в своем уме, чтобы отказаться от своей, казалось бы, наивной идеи. Вот только маленький мальчик был прав.
        Изучая город и слушая истории сына, сочиненные на ходу, он внезапно для себя вновь и вновь открывал столицу. Время, может, и не исцеляет раны и не смягчает боль, но оно безжалостно уничтожает все следы прошлого. Просто чаще всего мы не желаем замечать, что памятный нам мостик был давно разрушен, а на его месте стоял уже совсем другой, куда изящнее. Мы не желаем видеть, что нет больше той «нашей» скамейки в парке, а старый дуб уже спилили. Так устроен человек: ему проще хранить все так, как оно запечатлелось в яркий момент времени, находя сходство в самых мелких деталях, но не замечая очевидных различий. Конечно, если бы Стен шел по городу с легким сердцем, а рядом с ним шагала Анни, они вместе наверняка с доброй улыбкой примечали бы перемены и вспоминали то, что забрало время. Она бы присела на несуществующую скамейку и кокетливо наблюдала бы, притворяясь, словно читает. Но он был один в этом городе, и единственным ценным, что у него еще осталось, были воспоминания, а он отводил им в сердце слишком много места.
        Зато теперь, наблюдая, как маленький мальчик проносится по каменной кладке, представляя себя большой птицей, спустившейся с небес, он понимал, что создает новые воспоминания, не имеющие к ней отношения. Он вдруг понял, что хранит в себе просто призраки чувства, надежды, прошлого. Стройная рыжая бестия, бесконечно танцующая на улицах столицы, исчезла, и мужчина просто улыбнулся, слушая сына.
        - Вот представь, это ведь могло быть полем битвы - такая огромная каменная площадь прямо перед дворцом короля. Будь я Тьмой, я бы обязательно показал свою силу здесь, но я будущий экзорцист, и если она появится…
        Артэм не сказал, что случится в случае ее появления, вместо этого он уверенно стал в боевую стойку и поразил воображаемого врага своим невидимым острым мечом, а затем сложил руки для молитвы.
        - Верни эту Тьму в ее логово и прости ее, Господи, ? прошептал он тихо.
        Было уже темно, и лицо Артэма освещал тусклый свет фонаря, рисуя глубокие тени. Это делало детское лицо взрослее. Сказанные слова обретали глубину.
        Это произвело на Стена особо сильное впечатление. «Простить Тьму» ? подобной молитвы Стенет еще не слышал, более того, он даже не думал, что ее можно прощать и частенько забывал, что она и вовсе живая.
        Мальчик весело посмотрел на отца и спешно добавил:
        - Но главное, береги папу.
        Стен в очередной раз улыбнулся, показывая тем самым, что чудо действительно случилось и сыну удалось по-настоящему помочь.
        Аврелару действительно стало легче, словно он, наконец, выдохнул тяжелый ком невысказанной боли и тут же окончательно о ней забыл. У него были дети и работа, а о ней можно было подумать позже.
        - Нам пора возвращаться, ? проговорил Стен, протягивая сыну руку, ? Что бы ты хотел посмотреть завтра?
        Мальчик тут же поймал руку отца и стал быстро и эмоционально рассказывать обо всех своих мыслях, чтобы потом, по возвращению, крепко уснуть.
        Этой ночью и Стен уснул быстро и спокойно. Ему не слышались голоса, и он не видел своих глаз в черном тоне, да и проснулся он ранним утром, словно его никогда ничего не тревожило.
        Глава 10
        Выбор нового епископа был неизбежным точно так же, как восход солнца. Причем это было делом неотложным, столь важным, что заседание проводилось так скоро, как только все главы экзархатов прибыли в столицу. Именно поэтому собрание состоялось только через неделю после похорон.
        Стен спокойно выслушал доклад о воле покойного епископа, назвавшего его своим приемником, и даже не подумал возражать, как и спешить, чувствуя, как закипает большинство людей в зале.
        - Он слишком молод, ему еще и сорока нет, ? тут же возразил глава одного из столичных подразделений. - Нельзя доверять такое дело юнцу.
        - Но он уже шесть лет успешно управляет целым округом и значительно улучшил его показатели. Самым бедным и глухим округом, между прочим! - тут же возразили ему.
        - Финансирование у восточного округа такое же, как у всех.
        - Но это глушь, где слишком много совершенно неграмотных людей, не понимающих всей значимости ордена.
        - Неграмотные наоборот преувеличивают эту значимость.
        - Спор вообще не о том!
        Стен только слушал, переводя взгляд с одного говорящего на другого, словно речь шла не о нем. Он задумчиво упирался пальцами в висок и чуть придерживал голову, словно она не желала во всем этом участвовать. Им владела полная отрешенность, позволяющая все происходящее видеть словно со стороны.
        - Да, совсем не о том. Мы не можем сделать главой ордена алкоголика!
        Это заявление заставило зал умолкнуть и посмотреть на Стенета. Онгри, который тоже был здесь, сразу вздрогнул, понимая, что его друг только что выдал его болтливость, но Стен только мягко улыбнулся так же, как улыбался, наблюдая за мелкими шалостями маленького Артэма.
        - Это очень громкое обвинение, ? прошептал Рейнхард, не желающий воспринимать подобное.
        - И это грубое искажение действительности, ? начал было Онгри, стараясь оправдаться.
        - У меня действительно проблемы с алкоголем, ? внезапно признался Стен, убрав наконец руку от виска, ? но я над этим работаю, и вот уже четыре дня, как я совсем ничего не пил.
        Это заявление вызвало явное оживление, но Стен тут же продолжил:
        - Только прежде, чем вы начнете обсуждать мои грехи, быть может, вы выслушаете мое мнение?
        Рейнхард тут же согласно кивнул.
        - Что ты можешь сказать, если у тебя есть полное право занять это место по воле прошлого главы?! - нервно вскрикнул глава центрального округа, который еще в юности невзлюбил Стена за чрезмерную дотошность в отчетах.
        - Точно так же у меня есть право отклонить свою кандидатуру, ? сказал Стен, скрестив пальцы в замок.
        - Стенет, может быть, ты этого не понимаешь, но в действительности ты очень нужен ордену, ? заговорил Рейнхард. - Что бы тут не говорили, но ты особенный. В тебе есть та сила, которой орден давно не видел.
        - Простите меня, учитель, но я не только экзорцист, но еще и отец. Мой старший сын - подросток, с которым очень сложно, а младший еще совсем ребенок. Я не могу сейчас занять такой пост. Более того, начатая мною перестройка восточного округа еще не завершена, и я не могу передать его другому главе в подобном виде. Я просто не имею права бросать недоделанную работу, лишать своих сыновей внимания и эгоистично идти на должность, с которой я не смогу справиться. По крайней мере, сейчас ни мое моральное состояние, ни моя реальность не позволят мне стать епископом. Я отказываюсь от права названного приемника.
        В зале вновь повисло молчание.
        - Я думаю, что переубеждать его было бы глупо, ? проговорил Рейнхард. - Однако я настаиваю на его переводе в столицу, ибо то, что он сделал в последней битве, однозначно говорит о том, что он должен работать на уровне всей страны, а не в своем глухом округе.
        На это не смог возразить никто, даже Стен.
        - Согласен, но прежде я должен довести до ума восточный округ, или вы предпочтете снять меня силой?
        Желающих отбирать должность у самого молодого члена данного собрания не нашлось. Все перешли к поиску иного кандидата на должность епископа. Здесь уже Стен оживился, подключившись к обсуждению. Через несколько часов сложных споров епископом был объявлен Серед Шард - глава центрального столичного подразделения или, как его иногда называли, - королевского. Серед устроил всех. Он не был молод, но и не был стар. В свои пятьдесят два года он имел достаточно опыта и в то же время не растерял свою мощь для сражений. Он был хорошим руководителем, мудрым человеком и был готов учиться. Правда, можно было сказать, что в нем не было ничего удивительного, и дикий огонь не плясал в его глазах, зато в верности его сомнений быть не могло.
        Решение было принято, можно было ехать домой с чистым сердцем и начинать новую жизнь. Именно так на все это смотрел Стен и улыбался, покидая зал заседаний. Ему не нужны были извинения Онгри, потому он просто отмахнулся от врача, но с удовольствием пожал крепкую руку старого наставника и дал обещание вернуться в столицу.
        - Можете не сомневаться, я обязательно вернусь, и снова буду сражаться под вашим командованием.
        - Боюсь, пришло время мне исполнять твои приказы, ? усмехнулся Рейнхард, отпуская ученика.
        Стен не стал спорить, а просто поспешил завершить последнее дело, чтобы как можно скорее вернуться домой. Это дело носило имя «Ричард», только теперь Стен точно знал, что далеко не всегда этот мальчишка отзывался на человеческое имя, и не просто так на его губах порою скользила дикая улыбка.
        Казалось бы, куда логичней было не трогать Ричарда и просто забыть о нем, но в тот момент, когда пелена дурмана спала с его глаз, личное дело Ричарда уже было у него в руках. Быть может, если бы Стен не зашел за этими бумагами сразу после госпиталя, то просто забыл бы о них.
        Ранним утром он увидел личное дело на своем столе и после недолгих сомнений открыл папку. То, что он там прочел, объяснило ему многое.
        Этого юношу мать хотела назвать Нором, но, когда он родился, она увидела черные глаза и испугалась.
        В семье экзорцистов родился темный.
        Оба его родителя были служителями ордена Белого Креста, и если мать просто боялась, то отец негодовал. Мальчика все же назвали Нором, зарегистрировали в списках темных и оставили у себя, хотя детально узнавали о возможностях отказа от этого «порченного» дитя. Кто-то, видимо, убедил их оставить ребенка. Так Нор рос рядом с отцом Каслом и матерью Эмили.
        Вот только с каждым годом его мать все больше боялась его и шарахалась всякий раз, когда черноглазый мальчик шел к ней. Когда Нору было пять, его мать вновь ждала ребенка и, чтобы не нервничать, запирала ребенка в чулане или выгоняла из дома. Это стало распространять слухи о жестокости родителей-экзорцистов и, чтобы унять их, Касл начал брать Нора с собой на миссии и задания. Об этом времени мало что было известно. Сам мальчик не говорил о нем ни слова, но коллеги его отца утверждали, что мальчишка боялся отца и часто был неестественно тих, а на его руках и ногах почти всегда виднелись синяки и ссадины. Касл говорил, что его сын очень невнимательный и бестолковый. Это принимали за правду и не оспаривали. Мальчик же молчал.
        У него родилась сестра - нормальная, здоровая девочка с синими глазами. Эмили окончательно перестала признавать сына, заботясь только о дочери. Мальчик продолжал молчать.
        В том личном деле Стен прочитал не просто биографию, а выдержки из протокола расследования, среди которых были и сухие, скудные комментарии самого темного.
        Что происходило в его душе и как он пережил подобный ужас, было неизвестно, но скупые факты говорили лишь о терпении ребенка. Он просто молчал, даже тогда, когда Тьма начала на него охоту. Когда ему было восемь, одержимый, с которым сражалась команда его отца, набросился на мальчика и попытался его задушить. Испуганный ребенок, к которому почему-то не пришли на помощь мгновенно, совершенно внезапно заговорил на языке Тьмы, заставив темное создание покинуть тело человека и убраться восвояси. Это был первый случай магической активности мальчика. Отчет об этом происшествии стал причиной обучения юного гения.
        У него оказался удивительный талант к магии экзорцистов. Он легко запоминал сложнейшие письмена и воспроизводил их, и уже через несколько месяцев занятий был в бою не просто обузой, а поддержкой для своего отца и его команды. Вот только чем чаще он вступал в бой, тем быстрее на него нападали новые темные, словно они знали, кто он, и заведомо его боялись, пока однажды десятилетний мальчик не впал в ступор при виде одержимого. Он смотрел на него и не делал ничего, не подчинялся приказам и, казалось, не слышал, что чуть не привело к гибели одного из инквизиторов. Тогда в ответ на вопросы мальчик лишь плакал и повторял только одно: «не могу». Отец темного впервые ударил его при свидетелях, и это могло бы превратиться в жестокое избиение, если бы нервного мужчину не остановили.
        Позже мальчик признался, то чувствовал давление этой Тьмы и ему казалось, что если он сделает хоть одно движение, то окажется во власти врага, оттого он старался даже не дышать. Подобная реакция была очень странной, но никто не стал обвинять ребенка.
        С того дня нападения на Нора участились. Казалось, существа приходили именно за ним. Мальчишку просто заперли. Это страшное и жестокое решение привело к трагедии, из-за которой Нор оказался в столице, сменил имя и почти всегда носил цепи.
        Той ночью в доме была маленькая сестра темного, его мать и сам Нор. Касл ? отец семейства - очень поздно возвращался с миссии, но, подойдя к дому, услышал пронзительный крик своей жены и помчался домой быстрее.
        События той ночи были настолько ужасны, что Стен с трудом сдерживал дрожь, представляя себе цельную картину, собирая ее из множества разбросанных осколков. Когда он прочел все это, то тут же отправился в госпиталь.
        - Мне снова очень нужно поговорить с Ричардом, ? признался он сыну. ? И возможно это потребует много времени.
        Оставив сына в приюте ордена, он поклялся, что все объяснит ему чуть позже. В нем смешались ужас и сожаление, но теперь он вдруг понял смысл своего странного сна.
        Была ли в нем темная сущность, или это только иллюзия, но она явно говорила Стену о человеке, нуждающемся в помощи.
        Никому ничего не объясняя, не заходя к Онгри, он помчался в палату Ричарда, чтобы открыть дверь и застать мальчишку за спокойным чтением.
        - Твои кошмары уже гоняются за тобой? ? спросил он, явно насмехаясь.
        - Нет, я пришел за тобой.
        Ричард расхохотался.
        - Я не шучу. Скажи мне, Ричард, ты хотел бы уйти отсюда со мной? Одно твое согласие - и я усыновлю тебя, а затем увезу из столицы. Больше не будит ни цепей, ни тестов, только стандартные проверки в случае необходимости.
        Ричард долго смотрел на мужчину, стоявшего в дверях и предлагающего подобное.
        - Я вроде уже говорил, что пока ты не разберешься с собой…
        - Про себя я все знаю, и епископом сейчас не буду. Я не готов. Зато отцом на бумаге и другом реально для тебя я могу быть уже сейчас. Мой старший сын как раз твой ровесник.
        - Не знаю, что ты там придумал, но вообще-то я убийца своей семьи и призыватель демонов. Я преступник, отрабатывающий свой грех…
        - Вздор, ? отмахнулся Стен и, переставив стул от стены ближе к кровати собеседника, заговорил: ? Это Олли так говорил?
        Ричард только зловеще усмехнулся.
        - Ты ведь этого не делал, ? продолжил Стенет. ? Я хотел бы узнать, что в действительности произошло той ночью.
        - Я призвал демона, и он убил мою мать и сестру, а когда отец справился с ним, он планировал применить ко мне печать изгнания и начал вырезать ее на моем теле, но завершить не успел, потому что я первым убил его. - Все это Ричард проговорил так спокойно и насмешливо, будто это было просто пустяком.
        Стен вздохнул, понимая, что парень просто повторяет обвинение, не говоря правды.
        - Хорошо, ? проговорил он, ? только это моего предложения не отменяет. Я готов усыновить тебя даже с такой правдой.
        - Даже? ? переспросил Ричард. ? Разве ты не боишься, что я сделаю то же самое с твоей семьей?
        - Нет, ты же сам назвал меня братом, точно так же, как темного я назвал в моем сне братом Керхаром.
        Ричард вздрогнул и опустил глаза, теряя контроль над своей насмешливой маской.
        - Зачем тебе все это?
        - Я еще и сам не понимаю, но в одном из моих странных снов ты попросил меня о помощи, назвавшись Керхаром, и эта просьба сделала меня неравнодушным. Ричард, я одинок и мне точно так же нужен друг, как и тебе. Неужели ты не хочешь, чтобы у тебя была семья?
        - У меня уже была…
        Мальчишка не смотрел на Стенета, а напротив показательно отвернулся, боясь выдать свои слезы. Убеждать его Стен не стал.
        - Я не стану тебя уговаривать, но мое предложение остается в силе. Передумаешь - просто дай знать.
        - Проваливай…
        Стен ушел, прекрасно понимая, что имя Керхар для Ричарда - не пустой звук, а значит, он не мог ошибиться.
        С тяжелым вздохом он забрал Артэма, признавшись сыну, что хотел усыновить Ричарда. Мальчик тоже огорчился отказу.
        Теперь же, когда вопрос с избранием епископа был решен и можно было возвращаться, Стен захотел поговорил с Ричардом еще раз, и если мальчишка останется непреклонным, дать ему хотя бы адрес, чтобы он мог написать, если решит попросить о помощи.
        Вот только парня на месте не оказалось.
        - Он выписался пару часов назад, ? пояснила Стену медсестра.
        - И кто забрал его? ? недоумевал Стен.
        - Никто, он сам уехал.
        Для собеседницы это казалось нормальным, а Стена просто ужаснуло. Он, конечно, понимал, что Ричард не был пленником, знал, что его давно ни в чем не обвиняют, а лишь наблюдают, в то время как мальчишка сам позволял и сдерживать себя, и использовать. Теперь же он сбежал.
        Как человек совестливый, Стенет искал в случившемся свою вину, пытаясь проанализировать каждое слово. Он опасался, что мог затронуть слишком болезненную тему, и тем самым травмировать парня своими глупыми вопросами и разговорами. Возвращаясь туда, где он остановился с сыном, Стен думал о том, как стоит искать Ричарда, но, поднявшись наверх, услышал в своей комнате голоса и ускорил шаг, опасаясь, что кто-то недобрый мог проникнуть в комнату к его сыну.
        Стен хорошо знал Артэма, и для него было очевидно, что мальчик не пустил бы никого незнакомого или малоизвестного, но ведь кто-то мог ворваться и силой. Резко открыв дверь, он сразу услышал звонкий смех мальчика, сквозь который послышалось бормотание, которое мгновенно его успокоило. Артэм весело болтал с Ричардом.
        - Как ты сюда попал? - пораженно воскликнул Стенет, не скрывая своей радости.
        - Я боялся, что вы уедете, ? тихо проговорил юноша. - Вы ведь не передумали?
        - Нет, Ричард, я только что был в больнице и уже начал волноваться, что ты так внезапно исчез.
        - Я спешил сюда.
        Голос Ричарда дрожал, и он как никогда внимательно и открыто смотрел на собеседника.
        - Я хочу рассказать всю правду.
        Стен кивнул и посмотрел на Артэма. Присев возле сына на корточки, он стал думать о том, что бы сказать мальчику, чтобы его не обидеть.
        - Ты хочешь, чтобы я ушел, потому что я маленький, а у вас взрослые разговоры? - надув губы, спросил Артэм, видя выражение лица отца.
        Стен невольно улыбнулся и ласково потрепал волосы мальчика.
        - Нет, я хотел попросить не смущать Ричарда, которому нужно рассказать кое-что очень личное.
        Артэм посмотрел на юношу внимательно и, видя, как тот нервно отводит взгляд, все же согласился пойти почитать книгу в соседней комнате.
        Стен сел напротив и заговорил первым:
        - Ты никогда не рассказывал о том, что случилось?
        - Это никому не было нужно, ? ответил парень, нервно ломая пальцы, заставляя себя быть честным. ? Все началось еще тогда, когда на меня впервые напали. До этого момента я был просто ребенком с черными глазами. Я боялся этого мира, и все меня пугало, но тот одержимый и его запах, когда его пальцы сомкнулись на моем горле - я даже обрадовался, что, наконец, покину этот мир. Тогда я все вспомнил. Я больше не был тем мальчиком, который хотел исчезнуть. В моей голове от страха открылось все. Я отчетливо знал, зачем и как я пришел в этот мир. Моя цель отчетливо была в моем сознании, и я точно знал, что жалкое создание передо мной не может мне помешать. Тогда я заговорил впервые, и в тот миг точно знал, что я делаю и как, но когда это существо ушло, оставив шлейф противной вони, я понял, что ничего не могу объяснить и даже вспомнить смысл того, что я говорил, но это пробуждение изменило меня. Я стал старше, я это чувствовал. Я меньше боялся и легче сносил отцовские побои, словно эта смертная часть истории действительно не имела ни малейшего смысла. Зато меня начали учить, и каждый раз, когда я читал
заклинение, активировал пентаграмму или запускал в движение энергию внутри себя, что-то просыпалось во мне, и подобие смутных воспоминаний мерцали в моем сознании. Так я видел себя в двух разных темных ипостасях. Одна была почти как человеческая, но совсем не детская, и глаза у меня действительно были черными, но иногда я терял эту форму, превращаясь в бесформенное чудовище, по доброй воле становясь страшным существом, чтобы сражаться с такими же темными. Я воевал с ними по ту сторону. Поверишь ты мне или нет, но я не вру. Я действительно видел свои битвы против темных ради другого такого же, как я черноглазого с твоим лицом, который звал меня Керхаром.
        Стен удивленно посмотрел на Ричарда, но перебивать его не стал.
        - Все одержимые, нападавшие на меня, тоже произносили это имя. Я к десяти годам уже легко понимал их, но крайне редко мог ответить, только тогда, когда тот самый Керхар пробуждался. Это он говорил с ними моими губами. Он побеждал их и безжалостно изгонял, а когда он уходил, мне становилось страшно, но я не мог никому рассказать о проблесках своих воспоминаний. Я боялся, хоть и становился сильнее и старше с каждым таким пробуждением. А однажды я и вовсе увидел того, кого не имел права тронуть.
        Ричард, взгляд которого нервно и взволнованно скользил по полу и частенько застревал на сомкнутых в замок пальцах, внезапно посмотрел на Стена и прикусил губу:
        - Я до сих пор не могу объяснить, что именно тогда произошло и что я чувствую в подобных случаях. Просто в определенный миг я понял, что мой враг зовет меня, причем того меня - монстра, уничтожающего темных. Он будто вызывал меня на бой. Если бы я принял вызов, я бы его уничтожил, но в то же время я знал, что на этом моя жизнь оборвется, и я уже никогда не сделаю то, ради чего пришел сюда.
        - Ты имеешь в виду свою цель?
        - Наверно, правильнее сказать - мечту. Я пришел сюда ради мечты, но если бы я принял бы истинную форму, то случилось бы что-то ужасное. Поэтому я тогда ничего не сделал, хотя понимал, что еще миг - и он убил бы Эстара, а Эстар… хорошо относился ко мне, один из всего подразделения.
        Мальчик чуть не плакал, по крайней мере, его голос дрожал, и он нервно покусывал губы, стараясь взять себя в руки.
        - Меня тогда назвали предателем, хотя я просто боялся причинить им вред, и не только им. Я, правда, не был ни в чем виноват. Впрочем, я и теперь ни в чем не виновен, кроме того, в чем признался.
        - Ты действительно убил своего отца?
        Ричард кивнул, вновь отвернувшись.
        - Ты не обязан это рассказывать, ? напомнил ему Стен.
        - Я знаю, ты ведь готов принять меня с любой правдой, но…
        Мальчишка улыбнулся и посмотрел на Стена:
        - Мне очень хочется разделить все это с кем-то.
        - Может принести тебе воды или, если хочешь, могу налить немного вина.
        Ричард только нервно покачал головой.
        - Я справлюсь, просто, когда я понимаю, что не приди я в этот мир - и все было бы иначе, мне становится очень горько. Моя сущность приносит людям столько горя. А мою маму она и вовсе убила. Ты же читал мое дело, да?
        Стен кивнул.
        - Значит, ты знаешь, что меня заперли, только вряд ли знаешь, что меня держали в холодном подвале, словно ждали, пока я там замерзну, ибо голодом морить не решались. Я грелся тем, что рисовал маленькие печати и запускал энергию. Я ведь тогда еще ходил и мог легко исписать каждый уголок подвала разными письменами. Тогда, сам того не понимая, я перешел с писем экзорцистов к каким-то другим. Я не знаю их значения, но они согревали меня, но я точно знаю, что никого не призывал. Это был древний язык, который знал Керхар, и этот язык имеет куда большую силу, чем современная магия, но он не открывает врат в мир Тьмы, не вызывает ее! Но то существо все равно пришло за мной. Я не знаю, как и почему, я даже не знаю, как оно появилось, просто я почувствовал, что меня вызывают на бой прямо здесь и сейчас, а после услышал крик матери. Зная, что отца нет дома, я понимал, что только я могу защитить ее и сестренку. Я был готов даже принять этот вызов. Я кричал и бил люк подвала, требуя, чтобы оно никого не трогало, а просто пришло за мной, я клялся ему на языке Тьмы, что приму его вызов вне дома, если он никого
не тронет. И в доме стало тихо, а после он согласился, вот только в следующий миг моя мать, видно, решила поиграть в героя и, судя по тому, что я слышал, сама напала на этого монстра, и тот ответил на ее удар обороной. Я слышал звуки борьбы, старался вырваться, пока не выбил люк заклинанием и не поднялся наверх. Спасти мать я уже не мог, я только услышал ее последний крик, прежде чем это чудовище переломило ей позвоночник.
        На лестнице заплакала моя маленькая сестра, разбуженная криками. Она была очень хорошей и доброй. Она любила меня, немного эгоистично и странно, но любила. Называла меня Нори и частенько щипала за нос, но она была очень добрым и веселым ребенком, который не верил, что я плохой. И я никогда не желал ей смерти, что бы там не говорили другие. Когда она закричала от страха, это чудовище сразу помчалось к ней.
        В этот момент появился отец. Я стоял внизу, у лестницы, старательно пытаясь собраться и говорить на языке Тьмы. Фразы получались рваные и довольно бредовые. Я уже не мог говорить складно, наверно, поэтому он и не слушал меня. Отец же оттолкнул меня и бросился на темную бесформенную массу, внутри которой я с самого начала читал подобие гигантской собаки. Отец победил, но маленькая Сина была безжалостно сброшена с лестницы, а я впал в такой ступор, что даже не попытался ее поймать. Теоретически у меня могло получиться. Она бы наверняка пострадала, но была бы жива, попробуй я ее поймать, а я стоял и смотрел на все происходящее, словно парализованный.
        Когда же поверженный темный исчез, отец что-то кричал, но я его не слышал и даже не видел. Я не знаю, что было со мной в тот миг, но я словно находился в каком-то ином месте и оттуда наблюдал за происходящим, но когда в меня ударилась печать изгнания, я ожил и одним движением руки разбил ее прежде, чем она навредила мне. В тот миг мой владела вся моя память. Это был Керхар, но, появившись, он тут же исчез, окончательно разозлив моего отца. Он обвинял во всем меня, говорил, что я за все буду платить… Дальше все как по протоколу… Он сначала бил меня, чтобы я уже не мог сопротивляться, потом вырезал на моем теле печати изгнания, а когда начал их активировать и волна энергии пошла по моим ногам, мне стало казаться, что мои ноги превращаются в туман и рассеиваются. Я испугался, потому что исчезать мне не хотелось. Этот страх пробудил силу вновь. Я не знаю как, но Тьма, черным дымом исходившая от моих ног, вдруг стала моим оружием и разрушителем печатей.
        Ричард устало уронил голову.
        - Я убил его, спасая себя. Мне просто не хотелось умирать, и я призвал на помощь свою истинную темную сущность.
        - То есть Керхар убил твоего отца?
        - Можно и так сказать, но я и есть Керхар. Между нами разница лишь в знаниях, и та довольно быстро стирается.
        - Но ты ведь контролируешь себя? Что-то я не вижу причин держать тебя в цепях.
        Ричард неловко поправил браслет от магической цепи.
        - Неужели тебе нельзя доверять? Тебе, как Керхару?
        Ричард неловко пожал плечами:
        - Не доверяли и вряд ли будут после моего преступления.
        - А по-моему преступник тут твой отец, обрекший тебя на ад и в итоге еще сделавший тебя инвалидом своей бессмысленной жестокостью; и Олли, решивший приручить темного, словно собачонку, уж прости за это сравнение.
        - Олли был хороший. Ему нужны были деньги, вот он и выкрутился столь странным методом, но он заботился обо мне, терпел мои выходки и возился со мной. Он был сносным опекуном.
        Стен рассмеялся.
        - Что ж, надеюсь, я тоже смогу быть сносным, ну а пока будь как дома, Возможно, удастся сделать все нужные бумаги быстро, и мы отправимся домой, но прежде, чем я займусь всем этим…
        Стен встал и без всяких церемоний взял руки мальчика и легким движением вскрыл магический замок цепей, заставив их слететь. Он планировал начать для Ричарда совершенно новую жизнь, благо всё действительно можно было сделать быстро, ибо Стен, надеявшийся все же на подобный исход, заранее подготовил немало бумаг, чтобы теперь все оформить в считаные часы и стать отцом уже не двоих, а троих сыновей: Лейна, Артэма и Ричарда.
        Глава 11
        Возвращение Стенета Аврелара домой оказалось для всех неожиданным. Известие о его отказе от должности поразило его родной округ.
        - Странный у тебя отец, ? говорили друзья Лейну, а тот в ответ только хмурился и молчал.
        Когда стало известно о смерти епископа и том, что приемником он называл именно Аврелара, Лейн злился и все время бормотал, что его отец совсем не тот, каким кажется. Он был уверен, что никто просто не знает всей слабости и ничтожности духа его отца. Когда же заговорили о том подвиге, который совершил Стенет в столице, Лейн искал способы обмануть других в подобной игре и не находил.
        Однако, слушая слова других, он невольно привыкал к мысли о будущем своей семьи и находил пользу для себя. «Он не может упустить подобный шанс» ? думал Лейн и строил планы о жизни в столице.
        Когда Лейн узнал, что отец возвращается, то снова разозлился. Теперь ему казалось, что Стен не только слаб, но еще и глуп. Поэтому он встретил родных с крайне недовольным видом, но, как только дверь открылась, и радостный Артэм вбежал в дом, растерялся. В полном недоумении он наблюдал, как порог преодолело инвалидное кресло. Блеснули черные глаза и зловещая усмешка.
        Темный уже был не в духе от усталости.
        - Привет, Лейн, ? спокойно проговорил Стен. ? Это Ричард, и он отныне будет жить с нами. Ричард, - это Лейн, мой старший сын.
        - Как я и думал, ? ехидно прошипел Ричард, глядя на юношу своих лет, ? коль младший гений, - старший бездарь.
        - Что?! ? злобно взвыл Лейн и хотел даже броситься на парализованного наглеца, но крепкая рука отца остановила его.
        - Спокойно, Лейн, он просто специфически смотрит на вещи.
        Проговорив эту туманную фразу, Стен сразу обратился к Ричарду:
        - Это очень грубо по отношению к сводному брату, извинись, пожалуйста.
        - Но он действительно слишком обычный, чтобы не называться «бездарным», ? пробормотал Ричард.
        Лейн его уже не слушал. Он взволнованно посмотрел на отца:
        - Сводного! Хочешь сказать, что этот хам - твой сын?!
        Настала очередь Стена лишиться дара речи. Для него было очевидно, что он не мог иметь внебрачных детей, особенно такого возраста, но, видимо, Лейн смотрел на все иначе.
        Ричард сразу залился смехом, буквально вздрагивая от приступа хохота.
        - Ричард наш брат, папа подписал все нужные бумаги, чтобы он стал им. ? заявил Артэм, чуть хмурясь. ? И лично я очень рад, что теперь он будет с нами.
        При этом мальчишка обнял Ричарда, который продолжал смеяться, и тем самым унял нервный смех темного.
        - Я усыновил Ричарда, ? спокойно пояснил Стен и тут же вновь обратился к подопечному: ? Ты наверняка устал, хочешь отдохнуть или осмотреть дом?
        - Я бы немного полежал, ? признался Ричард. ? Спина болит.
        Стен просто кивнул и молча покатил коляску к гостевой комнате на первом этаже.
        - Тут, правда, все довольно скучно, если захочешь что-нибудь изменить…
        - Не захочу, ? перебил его Ричард, даже не дослушав. ? Зачем что-то менять, если я все равно скоро умру.
        - Я хочу, чтобы ты менял и делал все, что захочешь для себя сейчас, не думая о том, что будет после.
        - Похоже, ты дурак, ? смущенно прошептал Ричард и, легко перебравшись на постель, буквально упал, позволив себе расслабиться. ? Большая кровать - это очень хорошо, ? прошептал он.
        - Можно я посижу с тобой? ? спросил маленький Артэм, заглянув в комнату.
        - Ричард устал, дай ему отдохнуть…
        - Пусть остается, ? уверенно заявил темный, ? Я ему почитаю, да и говорить с ним мне всегда приятно.
        Стен кивнул. Это было единственное, что он мог сделать: просто принять волю Ричарда и дать ему право решать самому. Стен хотел поговорить с Лейном и попытаться ему все объяснить, однако тот успел уйти, в очередной раз хлопнув дверью.
        Стен вздохнул и принялся разбирать бумаги, которые накопились дома. Солнце уже клонилось к закату, и идти в город в свой рабочий кабинет было глупо. Не собирался же он там ночевать. Поэтому он просмотрел отчеты и поужинал с сыновьями, правда без Лейна, ибо тот так и не вернулся.
        - Если я не хочу участвовать в миссиях? - неуверенно спросил Ричард вечером. - Мне можно отдохнуть или я все же обязан?
        - Не обязан. Отдыхай, сколько сочтешь нужным, но если решишь заняться чем-то другим, я тебе помогу.
        Ричард явно такого не ожидал:
        - Я правда могу не сражаться?
        - Да, ты ведь свободный человек. Ты даже обет ордену не давал, а просто являешься сотрудничающим лицом. Может раньше тебя могли запугивать и заставлять, но теперь я никому не позволю это сделать.
        - А если захочу, я могу вообще ничего не делать для ордена?
        - Имеешь полное право, главное - не действовать против него.
        Ричард хмыкнул, явно собираясь подумать над этим, но уже через пару минут вся серьезность исчезла с его лица. Подобно беспечному ребенку, он весело смеялся, болтая с Артэмом, а после они еще и устроили своеобразную игру, пытаясь догнать друг друга, пока коляска не врезалась в одну из тумб, а старинная ваза не слетела с нее. И ребенок и подросток испуганно посмотрели на Стенета, перечитывавшего один из отчетов.
        - Я понял, в гостиной нужно очистить пространство, ? только и сказал Стен, посмотрев на них. ? Не волнуйтесь, я все уберу.
        - Я могу и сам, ? поспешно выпалил Ричард, словно старался загладить вину.
        - Не сомневаюсь, ? усмехнулся Стенет, ? но ты еще успеешь побыть за старшего, а сегодня у меня на это есть время, так что не беспокойтесь.
        Всё еще немного сконфуженные ребята скрылись в комнате Ричарда. Убирая осколки, Стен отчетливо слышал голос темного, читающего мальчишке очередную историю, но вскоре Ричард тихо позвал Стена.
        Артэм спал под боком у парня, тихо посапывая.
        - Он уснул, его ведь надо накрыть чем-нибудь теплым, а то замерзнет, ? робко прошептал он.
        - Он очень беспокойно спит, так что я отнесу его к себе. Нужно будет придумать тебе способ подниматься наверх - мало ли, что может понадобиться.
        - Ты и так делаешь для меня очень много.
        Стен не стал спорить, предпочитая дать этому юноше время, чтобы свыкнуться с новой жизнью.
        - Ты сам-то не замерзнешь? ? уточнил Стен, вспомнив, что здесь было лишь легкое одеяло, а дом был протоплен слабо.
        - Нет, все хорошо.
        Стен кивнул, бережно забирая маленького Артэма. Однако вскоре вернулся с теплым шерстяным покрывалом, которое просто положил на край кровати.
        - На всякий случай, ? прошептал он и, пожелав черноглазому доброй ночи, оставил его одного.
        Беспокоиться было не о чем. У Ричарда все было прямо в комнате, и Стен уже успел убедиться, что действительно ничего кроме одеяла не забыл, а сам Ричард настолько ловко владеет собой и своим телом, что легко справится сам.
        - Если что, зови, ? добавил Стен, ? я еще поработаю тут, внизу. Хочу дождаться Лейна.
        - Жалко, все же, что ты отказался от должности, ? внезапно прошептал Ричард. ? Из тебя получился бы хороший епископ.
        - Может хороший, но очень наивный, ? усмехнулся Стен.
        - Это да.
        Ричард тут же рассмеялся.
        - Ты в этом смысле просто идиот, ? проговорил он и тут же испугался: ? Извини, я…
        - Расслабься, я прекрасно знаю, о чем ты, и помню, что в этом есть твоя правда. Так что не делай такое лицо.
        - Не будь таким добрым, за языком мне нужно учиться следить.
        - Учись, ? вновь усмехнулся Стен и тихо вышел, понимая, что с этим юношей не так уж и трудно, как казалось на первый взгляд.
        Однако самому Ричарду было тяжело. Он хорошо понимал, что ему желают добра, но не знал, как к этому относиться. Ему было куда проще среди настороженных людей, которым легко можно было язвить и играть роль злобного гения. Здесь же он чувствовал вину всякий раз, когда надевал маску, и совсем не умел выражать свои чувства, не знал, о чем говорить и чего ждать. Его принимали так, как никто никогда не принимал прежде, вот он и смущался и терялся, сталкиваясь с искренней открытостью отца и сына. Но ни думать об этом, ни спать он не мог, потому долго читал, прислушиваясь к тишине за стеной. И когда под утро вернулся Лейн, хлопнув дверью, Ричард точно знал, что Стен уже поднялся к себе.
        Ричард ждал его, и пока Лейн гремел тарелками на кухне, в дверях возникла коляска.
        - Ты зачем так шумишь? Твои все спят.
        Лейн обернулся.
        - И что? ? спросил он не очень трезвым голосом.
        - Ну ты и говнюк, однако. Отец тебя ждал.
        Лейн рассмеялся:
        - Ты мне будешь нотации читать? Кто ты вообще такой?
        - Отныне я твой старший брат, ? невозмутимо отозвался Ричард.
        Насмешливый Лейн решил проучить незнакомого наглеца с черными глазами и замахнулся, чтобы показательно стукнуть собеседника.
        Ричард не растерялся. Стоило Лейну вскинуть руку, как Ричард ее поймал и с силой сжал запястье, заставив молодого послушника вскрикнуть.
        - Мои руки заменяют мне ноги, так что мне хватит силы не только остановить тебя, но и переломить тебе кости за дерзость.
        Сказав это, Ричард еще сильнее вцепился в руку сводного брата и тут же отпустил, оставляя на месте пальцев заметные кровоподтеки.
        - Иди спать, а завтра будешь извиняться за свой эгоизм, ? уверенно велел ему Ричард и тут же развернул коляску, покатив ее назад к себе.
        - Не боишься, что я тебя изгоню? ? крикнул ему вслед Лейн.
        - Силенок не хватит, ? прошептал Ричард и скрылся, чтобы, наконец, лечь спать.
        Эта маленькая перепалка оживила его, придала сил. В конце концов, он сейчас вел себя так, как привык вести себя с другими. Ему даже было приятно с кем-то повздорить, надеть маску и показать себя с темной стороны, если, конечно, так можно было выразиться.
        Лейна же это только раздражало, но спать он все-таки пошел.
        На рассвете Стен нашел всех своих сыновей в постелях. Маленький Артэм спал, обнимая подушку. Ему Стен нежно поправил одеяло и поцеловал мальчишку в лоб.
        Лейн спал прямо в одежде, явно буквально рухнув в постель. Глядя на него, Стен тяжело вздохнул, понимая, что явно дал сыну слишком много свободы, стянул с вредного ребенка ботинки и набросил покрывало.
        Ричарда он нашел крепко спящим с книгой в руках. Темный укрылся теплым покрывалом и сопел, прячась в нем по самый нос. Аккуратно забрав из рук воспитанника книгу, Стен положи денежную купюру вместо закладки и тихо ускользнул на работу.
        Настоящая забота почти всегда совершенно невидима. Ею движет уважение к чувствам и делам другого. Так и Стен старался помогать своим детям и делать все, чтобы они знали, что их всегда ждут дома. Все остальное было в руках мальчишек, экзорциста же ждала работа. Первым делом он занялся разбором бумаг, но еще до полудня закончил с большей их частью и отправился по своим небольшим делам.
        Он посетил местный госпиталь. Глава старого сооружения торопливо засуетился, увидев главу экзархата. Невольно улыбаясь, Стен сразу заверил его, что пришел по личным вопросам. Первым делом он сказал, что его самого нужно взять на контроль по алкоголю и все результаты отправлять в столицу.
        - А какие должны быть результаты? ? едва слышно спросил врач.
        - Что за вопросы? ? негодовал Стен. ? Настоящими, какими бы они ни были, или вы тут фальсификацией занимаетесь?!
        - Нет, нет. Конечно нет, что вы! Просто речь же о вас…
        - Речь о законах ордена, а они едины для всех! ? объявил Стен и решил не переходить ко второму вопросу, а просто спросил, кто в госпитале профилируется по поражениям тьмой.
        Ему ответили, боясь уже задавать вопросы.
        Стен просто отправился к указанному врачу. Это оказался уже известный ему, постоянно требующий чего-то Дилан Гарден. Стенет уважал этого человека, старательно пытающегося найти все самое лучшее для своих пациентов.
        - Вот, вы видите в каких мы условиях? ? тут же спросил он, увидев Аврелара.
        - Я повторюсь: потерпите еще немного, ремонтировать это здание невыгодно, а строительство нового мы начнем буквально через пару недель. Надеюсь, вы видели проект?
        - Проект? ? удивился Дилан. ? А он существует?
        - Да, я его даже утвердил перед отъездом, новый госпиталь будет построен возле Собора Прощения. Он уже давно должен был к вам попасть для ознакомления, к тому же я настаивал, чтобы проектировщики учли пожелания врачей.
        - Видно мне специально ничего не сказали, ? огорченно прошептал Дилан.
        - Не волнуйтесь, все, на что вы жаловались, в том проекте учтено, но все же посмотрите и сообщите мне, если будете с чем-то не согласны.
        Дилан кивнул.
        - Я ведь думал, что вы мне врете, просто чтобы я перестал просить ремонта.
        Стен только усмехнулся.
        - Вообще я по личному вопросу. Мы могли бы поговорить?
        Дилан кивнул и пригласил экзорциста в свой кабинет. Стен хотел шагнуть за ним, но обернулся, ощутив чей-то взгляд. На него смотрела девушка, которая поспешно отвернулась, краснея.
        Она показалась ему удивительной. Белокурая, синеглазая, с робкой улыбкой на пухлых губах, словно маленькое чудо, но этот ее взгляд он счел иллюзией, назвал своей выдумкой и поспешил продолжить путь, вот только ангельское создание в строгой сутане действительно смотрело на него, не понимая, что такие как он избегают женских глаз далеко не просто так. Впрочем, сейчас Стена волновало совсем другое.
        - О чем же вы хотели поговорить? ? поинтересовался Дилан. ? У вас есть повреждения после битвы в столице?
        - Нет, у меня было только истощение, симптомов которого я давно уже не чувствую.
        - Это действительно удивительно, но зачем тогда вам я?
        - Вы когда-нибудь работали с темными?
        Дилан удивленно распахнул глаза.
        - Видимо, нет, но, надеюсь, вы ничего против них не имеете?
        - Речь о темном из ордена?
        - Почти. Он не приносил клятву, но подписал договор о сотрудничестве и сражался как заклинатель с раннего детства. За то, что он маралью свой, я ручаюсь. ? Понимая, что Дилан заинтересован, Стенет протянул ему документы: ? Здесь значится имя Нор Селтос, но сейчас он Ричард Аврелар, мой приемный сын.
        Дилан удивился еще больше, листая карту.
        - Он не может ходить из-за повреждений, оставленных печатью изгнания, ? продолжал Стен. ? Он оборвал цикл и потому еще жив, однако процесс медленно продолжается, распространяясь по его нервам. Как мне сказали, его нервная система погибает под действием незавершенной печати.
        - Я вижу, но мы не сможем восстановиться погибшую ткань и поставить его на ноги, ? ответил врач, с восторгом изучая бумаги, очень радуясь чему-то совершенно новому.
        - Я понимаю, но, быть может, есть способ замедлить процесс? В столице ему пророчили весьма короткую жизнь и страшную смерть.
        - Да, я вижу, тут все написано, ? пробормотал Дилан, а потом, подняв глаза, спросил: ? Ему не помогли в столице, и вы думаете, что я здесь смогу ему помочь?
        - У них там не горят глаза, ? ответил Стен, вставая. ? Вы просто подумайте, и если будут идеи, сообщайте мне.
        Стен знал, что зажигает в этом человеке искру, и понимал, что эта искра может свершить чудо. Он даже жалел, что не догадался сразу пойти к этой страстной горячей личности.
        Это было первое небольшое дело Стена, затем он отправился в боевой отдел, где тренировались, дежурили и готовились к миссиям боевые команды его города. Ему нужен был один из них, самый лучший, по его мнению.
        - О, Стенет, ? приветствовал его этот самый лучший, усмехаясь, ? пришел узнать о сыне?
        - И это тоже, ? спокойно ответил Стен. ? Как он тут в мое отсутствие, ничего не натворил?
        - Ох, сложный он. Слишком большого мнения о себе, благо он действительно способен на многое. Так-то все спокойно, но боюсь, с его гонором у него будут проблемы с командой.
        - Значит они его чему-нибудь научат. Но вообще я хотел попросить взять меня в команду.
        Воин пораженно уставился на начальника.
        - Не смотри на меня так, Женд, меня отпустили из столицы завершать свои проекты только при условии, что я потом вернусь в боевой отряд, а я просидел в кабинете не один год.
        Жендар Форс, знавший Стенета еще мальчишкой-послушником, присвистнул.
        - Ну да, после того, что ты сделал, было бы глупо оспаривать твое право находиться в элите ордена.
        Стен жалобно посмотрел на коллегу, будто умолял не иронизировать.
        - Вообще-то ты совершил невозможное.
        - Я сделал это случайно, благодаря большому везению, ? пробормотал Стен. - Так ты возьмешь меня?
        - Шутишь? Ты мой начальник, имеешь право делать, что захочешь.
        - Ты меня не понял, Женд. Я прошусь под твое командование. Возьмешь ли ты меня в команду рядовым мечником?
        - Рядовым? Стен, не смеши меня. Ты первоклассный боец, и там, куда ходят рядовые мечники, тебе даже меч не понадобится, но я буду звать тебя на все сложные случаи, раз уж ты хочешь практики.
        - И на том спасибо.
        - Кстати, видел перемены в статистике?
        Стен кивнул:
        - Повсеместно участились атаки Тьмы первого и второго класса, мы это даже обсуждали в столице, но пока сочли это эпизодической проблемой: системности у этих атак пока никто не выявил.
        - Да какая там система? Просто Тьма становится сильнее, а мы остаемся на том же уровне уже много веков.
        - Ну а что я могу сделать? - вздохнул Стен, пожимая плечами.
        - Стать епископом или хотя бы паладином!
        Женд был явно раздражен, словно собеседник относился к вопросу несерьезно.
        - Почему я? - тут же спросил Стен, действительно не понимая.
        - Если бы ты мог увидеть себя моими глазами, то сразу понял бы, что твое место не в этой дыре, да и оружие твое - не меч, ? уже куда мягче проговорил опытный боец.
        - Не меч? А что тогда?
        - Твоя душа.
        Рука Женда легко хлопнула Стенета по плечу.
        - Ты сам и есть оружие, жаль, что ты этого еще не понял…
        Стен действительно этого не понял и не мог понять, по крайней мере сейчас.
        Глава 12
        Стен начал свою настоящую деятельность.
        Когда он обнажал меч и неспешно вырисовывал боевые формы, растягивая каждое идеально отточенное движение, его глаза сияли. За такими тренировками главы экзархата с восторгом наблюдали молодые мечники, послушники и даже простые люди.
        За пять лет Стен изменился до неузнаваемости. Ему было теперь уже за сорок, но он, казалось, помолодел и ожил, только волосы стали совершенно седыми. Экзорцист отрастил их, собирал в хвост на затылке, а порой позволял этим белым прядям рассыпаться по широким плечам. Он совсем перестал пить, и возраст словно исчез с его лица.
        Стен казался совсем молодым, особенно из-за блеска живых синих глаз. Только единичные морщины на лбу и в уголках губ напоминали о том, что юность прошла. Несмотря на это, в такой блистательной форме он не был никогда. Стоило ему взять в руки меч, как тут же сквозь сутану начинали читаться движения объемных мышц. Его показательные тренировки превратились в настоящее представление, на котором он переходил от медленных движений к внезапным скоростным финтам, а после резко замедлялся, поражая владением собственным телом. Это была основа боя всех экзорцистов. Нападения на Тьму должны были быть стремительными, настолько быстрыми, насколько только мог атаковать человек. Но когда меч поражал Тьму, экзорцист должен был замереть, замедлиться, сделать меч продолжением своей собственной души и нанести главный удар.
        Стен владел этим в совершенстве. Он легко менял скорость, изменяя даже сознание, чтобы резкие движения не становились рваными, а медленные не теряли смысл. Это делало тренировку похожей на представление для простых людей, плохо понимающих, зачем это нужно, и уроком для других бойцов ордена.
        Лишенный тщеславия Стен предпочел бы, как и прежде, тренироваться у себя в саду, но лидеры боевых групп настаивали на том, что Аврелар должен показывать свой опыт молодым ребятам. Первое время Стен даже смущался, когда, забываясь, превращал скучную отработку движений в самый настоящий танец с оружием в руках, а после получал целую кипу вопросов, на которые ему было сложно ответить, но со временем привык, стал открыто делиться опытом, вкладывать меч в руки молодых ребят и их рукой совершать движения, которые те не могли понять.
        Все это превратило Стена в еще более уважаемого человека.
        Он продвинулся не только в боевом искусстве. Новый построенный госпиталь уступал, разве что, столичному. Объединившись с королевскими чинами округа, он перестроил всю структуру региона, создав прочные, тесные связи меж властями и орденом, чтобы две структуры легко и беспрепятственно могли помогать друг другу.
        Он принимал восхищенные взгляды своих неофициальных учеников и уважительные поклоны коллег, улыбаясь и отвечая на все легким поклоном. Он брал задания и исполнял их быстро и точно. Он даже нашел себе приемника и медленно вводил его в курс дела, назначив замом. Он заранее обсудил его кандидатуру и планомерно передавал дела, позволяя себе порой исчезать на миссиях. К одному он только никак не мог привыкнуть: к нежному, влюбленному взгляду одной особы. Та девушка из госпиталя, его видение, оказалась вполне реальным существом, и взгляд ее был действительно волшебным, но Стен продолжал избегать этих глаз, особенно когда она приносила бумаги из госпиталя и робко говорила что-то. Он часто ловил себя на том, что внимательно изучат ее руки и фигуру, ускользающую из кабинета, но не может поднять на нее глаз, пока она стоит перед ним.
        - Поговори уже с ней, ? постоянно говорил Ричард, тихо посмеиваясь. - Она явно к тебе неравнодушна.
        - Она маленькая девочка, которой впору крутить роман с тобой или Лейном, ? бормотал Стен в ответ.
        - Как будто мы ей нужны, ? с явным смехом отзывался Ричард.
        Он тоже изменился за это время. Его характер не сильно, но все же смягчился. Он больше не напрягался от каждого слова, не прятался за маской, а его зловещая улыбка обрела ноту насмешливой. Он стал больше наблюдателем и в то же время советчиком, который не таил своих знаний, не использовал их, чтобы больнее уколоть, а пытался помочь всем вокруг. Он, как никогда прежде, хотел быть полезным. Изначально он просто не мог сидеть без дела и очень скоро попросил себе работу, не связанную с боями. Такую Стен ему быстро нашел, предложив бумажную работу в своей команде. Ричард с радостью принял это предложение, но то, как Стен привел его в отдел и как представил, было для него неожиданным. Нет, Аврелар-старший не спешил сообщить своим коллегам, что этот юноша - его приемный сын, и уж тем более не стал говорить о том, что будет лично защищать его. Вместо этого он сказал:
        - Позвольте вам представить вашего нового коллегу. Его зовут Ричард, и он боевой заклинатель с раннего детства, мужество которого заслуживает особого уважения, поэтому прошу разумно принять его желание перейти на мирную работу и отнестись с пониманием к некоторым его особенностям.
        Сотрудники отдела даже не сразу заметили, что Ричард был темным, а когда заметили, уже были знакомы с сильным юношей и только поразились своему открытию. Вот только когда Стен стал уходить на миссии, Ричард все чаще отправлялся с ним и с довольной улыбкой участвовал в бою. Тогда в округе узнали, что слова главы - не пустой звук и этот парень действительно был гением. Так сложилась команда из двух бойцов. Ричард и Стенет все чаще выходили на задания только вдвоем, особенно теперь, когда состояние Ричарда значительно улучшилось. Дилан действительно смог найти способ помочь ему. Хотя несколько попыток были неудачны, одна из них даже временно ухудшила состояние Ричарда, парализовав его целиком, но парню было нечего терять, и ради шанса он был готов рисковать, пока сам врач пытался сделать хоть что-то. Подобное упрямство увенчалось успехом. Встать на ноги Ричард, конечно, не смог, но распространение повреждений было остановлено. Его больше не мучали боли, и за одно только это Ричард был готов служить ордену вечно.
        Кому-то для счастья нужны деньги, слава, успех, признание, а Ричарду было достаточно отсутствия боли и понимание.
        У него появилась семья, и он не мог этому не радоваться, так же, как не мог воспринимать Стена отцом. Он видел в нем скорее старшего брата - более опытного, независимого, но по сути равного себе. Они свободно могли обсуждать вещи, которые Стен не мог бы сказать своим сыновьям, например, эту девушку или прошлое, причины прежних срывов, тягу к алкоголю, темный язык, странные сны. Все, что угодно, Стен мог легко сказать Ричарду, и в ответ Ричард делился своими мыслями.
        Для темного это было настоящим чудом, при этом его не пугала перспектива провести всю жизнь в инвалидном кресле, никогда не найти себе пару и быть лишь служителем ордена. Он не тешил себя надеждами, что когда-нибудь какая-нибудь девушка разглядит в нем что-то особенное и примет с его изъяном. Скорее напротив, он понимал, что этого никогда не будет, и выводил логически, что так даже лучше.
        - Неудивительно, что ты запил в таком одиночестве, я тоже из-за него стал очень зависим от своих дурманящих лекарств, ? признался он Стену. - Теперь я даже понимаю, почему ты меня забрал. Мы с тобою похожи, и тебе был нужен товарищ, так же, как он нужен был мне, чтобы развеять тоску.
        Темного немного пугало появление этой девушки, но он напоминал себе, что ей не быть Аврелару тем другом, каким был сам Ричард.
        - Поговори с ней, ? повторял он вновь, - и не говори, что ты уже стар. Если ты ее интересуешь, значит твой возраст ее не волнует, и, глядя на тебя, я не поверю, что ты не сможешь угодить женщине. Неужели ты не хочешь создать полноценную семью? У вас ведь даже дети могут быть.
        Стен только выдохнул.
        - Я правда ничего подобного не хочу, просто меня завораживает ее присутствие.
        - Боже, даже Лейн сообразительнее! - рассмеялся Ричард.
        Лейн действительно был сообразительнее в вопросах личной жизни. Он постоянно менял дам, путаясь порою в своих интригах, но всегда точно знал, чего желал и что именно его не устраивает.
        Его отношение ко всему сильно изменилось, а характер становился все тяжелее. Он то ссорился со своими друзьями, то пропадал с ними непонятно где. Многого хотел, постоянно требовал, но не так много делал для достижения своей цели. Он даже не смог сдать экзамены на экзорциста и винил во всем то отца, то комиссию, не думая о том, что мог где-то допустить ошибку.
        Провал сына сильно удивил Стенета, и он поспешил поговорить с комиссией. Его коллеги, принимавшие экзамены, прекрасно знали Стена и понимали, что тот был настроен на честный результат.
        - Что он сделал не так? Мне казалось, что его подготовка неплоха, - спросил он, не боясь быть понятым неверно.
        - Он действительно хорошо подготовлен. Отлично владеет мечом, знает печати, может их использовать, но он не контролирует себя.
        - Его эмоциональность отражается на заклинаниях?
        - Хуже: его заклинания зависят от его эмоций, а не от его веры.
        Стен понимал, что при таком раскладе давать парню пропуск на дальнейшее развитие нельзя, напротив, его нужно еще многому учить, правильнее даже сказать, учить самому главному - быть экзорцистом. Вот только объяснить это Лейну Стен никак не мог. Сын совсем его не слушал и отдалялся, бесконечно рыча.
        Он видел в отце наивного глупого старика, который вдруг решил добиться славы, и во всех его движениях, в сиянии меча и в огнях печатей он видел бесполезную манерность. Ему казалось, что Стен просто красуется, привлекая внимание. Он просто не видел способа применения большей половине движений, в то время как опытный Стен в каждом движении видел смысл и мысленно сражался с противником, которого встречал прежде, представляя новый бой.
        - Пойми, Лейн, в нашем деле не столько важно, как ты это делаешь, сколько важна цель. Если бы владение мечом все решало, то королевская стража легко бы спасалась от Тьмы, ? пытался разъяснить ему Стен.
        Лейн только негодовал, говоря, что его товарищи с навыками на порядок ниже смогли сдать, а он нет.
        - Это явно твоих рук дело! - кричал он на отца. - Ты убедил их не принимать меня.
        - Что ты несешь? - поразился Ричард. - Кому ты нужен, чтобы кого-то в чем-то убеждать? Тебе же говорят: ты умеешь махать мечом и понятия не имеешь, зачем этот меч тебе нужен, но вместо того, чтобы это исправить, ты продолжаешь рычать. И, между прочим, этим доказываешь, что тебе не место среди экзорцистов!
        Лейн только в очередной раз хлопнул дверью.
        - Да не расстраивайся ты, ? тут же сказал Ричард Стену. - Не знаю, с чего ты взял, что он похож на тебя. Твой сын - отменный дурень, и именно поэтому он скоро вернется.
        Лейн действительно возвращался, злился, психовал, ругался, снова уходил и потом возвращался. Иногда он был готов учиться и слушать, но потом опять убегал.
        - У него нет мира с собственным разумом, как он обретет мир со своим духом? - спокойно спросил Артэм. - Очевидно, никак.
        С этим мальчишкой было трудно спорить, особенно если учесть, что в свои годы он уже стал послушником. Так уж сложилось, что в десять лет Артэм попросил у отца разрешение сдать экзамен, чем сильно его удивил, однако препятствовать ему Стен не стал, но прежде, чем начался экзамен, все же поговорил с комиссией. Он не пытался помочь сыну сдать, чтобы не наблюдать еще одну истерику после провала, наоборот, он просил строже отнестись к его младшему сыну.
        - Он умный и талантливый, но я не уверен, что он готов.
        - Он, несомненно, готов, ? ответили ему часом позже.
        Так Артэм внезапно оказался на одном уровне с братом, старшим его на десять лет, и в отличие от него, он старательно учился у всех, внимательно следя и за отцом, и за Ричардом. Даже много раз просился с ними на задание.
        - Я обещаю даже не вмешиваться, позвольте мне просто посмотреть.
        - Не-е-е-ет, ? протяжно бормотал Ричард.
        - Позже мы обязательно тебя возьмем, когда ты побываешь на паре простых заданий, ? поддерживал его Стен.
        - А то еще увидишь это и передумаешь.
        - Как будто я не знаю, на что вы способны!
        Так обычно выражал свое недовольство Артэм, а после долго сидел с книгами, но в итоге послушно принимал решение отца и старшего брата.
        За это, как только Стену выдался случай попасть на простое задание, он решил взять с собой Артэма и еще двоих послушников.
        - Ты следишь за малышней, я сражаюсь, ? сразу обозначил Ричард.
        - Вообще-то, ты заклинатель, а основной бой обычно ведут мечники, ? напомнил Стен с улыбкой.
        - Какой кошмар! - засмеялся в ответ темный. - Да я еще и не в составе ордена. Просто ужас! ? он манерно закатил глаза и тут же стал серьезным, заявив: ? Ты их учишь, я - воюю.
        Стен только рассмеялся, но спорить не стал.
        - Наша цель довольно проста: одержимый низшего уровня со слабой активностью. Нам нужно просто освободить жертву и изгнать Тьму, ? сказал Стен послушникам по дороге. - Насколько я знаю, все вы уже были на похожих заданиях и должны знать, что в таких случаях обычно достаточно одного экзорциста-мечника, ибо изгнать слабую Тьму из человека не так уж и трудно, но я не случайно взял с собой только заклинателей. Сегодня мы вам покажем нестандартный подход.
        - Стандартных подходов вы еще насмотритесь, а вот чего-то особенного в ордене не так уж и просто найти, ? посмеивался Ричард.
        - Хотите сказать, что изгнание будет без мечника, я правильно понял? - уточнил тучный юноша, едва поспевающий за остальными.
        Стен кивнул.
        - Ричард, значит ты будешь петь? - обрадовался Артэм.
        - Это вряд ли, со слабыми существами во мне не просыпаются такие желания. Я планирую все сделать классическими печатями.
        - Победить Тьму одними печатями? - удивлялся еще один послушник. - Но нас же учат, что печать - это поддержка мечников.
        - Именно поэтому я вам сразу сказал, что подход будет неклассический, ? с улыбкой напомнил Стен. - Вдруг когда-нибудь вы окажетесь один на один с одержимым, а мечника рядом не найдется.
        Ричард ускорился, передвигаясь первым.
        Стен же следовал за ним, отвечая на многочисленные вопросы. Один только Артэм молчал. Для него было очевидно, что заклинатель не должен быть беспомощным в отсутствие мечника, но об этом он думал только изредка, мечтая о чем-то новом в истории печатей.
        - А разве может сражаться не член ордена в одиночку?
        - В одиночку нет, но технически Ричард со мной, ? пояснял Стен, ? и я ему просто доверяю, поэтому и за последствия отвечать мне, как его командиру.
        - А у вас есть связь?
        - Нет, нам не нужна связь, мы уже пять лет в команде и как-то без связи можем понять друг друга.
        - Значит вы все-таки ненастоящий командир.
        - Зато он настоящий глава экзархата! - вмешался Ричард. - Так что следите за своими словами.
        После подобного замечания надолго повисла тишина, которой хватило, чтобы команда дошла до места.
        Их встретили взволнованные крестьяне, но слушать их речи Ричард совсем не хотел.
        - Он там? - уточнил он, указывая на сарай.
        - Да, да, мы загнали его туда палками.
        - Люди… такие люди, ? прошептал он многозначно и заставил коляску двинуться к сараю.
        - Мы с этим разберемся, ? поспешил успокоить людей Стен. - Вам не стоит волноваться, скоро ваш ребенок будет в порядке.
        Ричард же не торопился попасть в запертый сарай. Казалось, он ждал Стена, хотя в действительности просто старался успокоиться. Он всегда остро переживал жестокость к одержимым и, видя тяжелый замок на сарае, раздраженно цокал языком.
        - Ты не передумал? - уточнил Стен тихо, положив руку ему на плечо. - Когда ты зол, тебе нельзя сражаться.
        - Все нормально, ? отозвался Ричард. - Я зайду, а вы останьтесь у входа, хорошо?
        - Как скажешь.
        - Тогда открывай.
        Голос Ричарда мгновенно охрип и стал протяжно глубоким.
        Лучшего показателя его собранности и готовности просто быть не могло, поэтому Стен приложил палец к губам, глядя на послушников, и открыл замок сарая. Дверь сама тихо скрипнула, и Ричард легко открыл ее, продвигаясь вперед. Порога здесь не было, и ничто не могло ему помешать. Правда, колеса немного завязли в песке, но к этому темный давно привык и в помощи не нуждался.
        - Эй, вечер добрый, чучело! - крикнул он в темноту. - Я пришел изгнать тебя.
        В ответ что-то зарычало.
        - А разве можно…? - начал было спрашивать тучный послушник-заклинатель, но прежде чем успел среагировать Стен, Артэм дернул его за рукав, заметно хмурясь, давая понять, что сейчас ему стоит умолкнуть.
        Его послушали. Артэм хоть и был мал, можно даже сказать, слишком мал для послушника, но его знания и способности ставили его даже выше своих товарищей, и никто не смел с этим спорить, просто чувствуя его превосходство.
        Ричард действовал против инструкции, которая требовала от членов ордена осторожности и запрещала пугать и уж тем более провоцировать одержимых.
        Инструкции писались для активных бойцов, вступающих в схватку. Ричард же был сильно ограничен в движении, поэтому не мог подобраться к врагу. В то же время ему не хотелось применять тяжелые травмирующие заклинания, а для мягкого ему нужно было прикоснуться. Провокация удалась. Одержимый ребенок с силой и ловкостью настоящего чудовища спрыгнул на парализованного с верху, словно мог ползать по потолку, и тут же вцепился ему в горло.
        Послушники испуганно ахнули, видя быстро растущие черные клыки, явно готовые разорвать наглого заклинателя, но Ричард был спокоен. Он не чувствовал боли от ран, которые когти оставляли на его шее. В нем не зарождался страх, он просто и легко коснулся указательным пальцем лба мальчика.
        Вспыхнула синяя руна, и мальчишка обмяк, сонно падая в руки заклинателя. Зато черная бесформенная масса, так внезапно изгнанная из тела ребенка, вскипела, взвыла и зарычала так, что зловонный дух мощной волной окатил всю команду, но Тьма даже шевельнуться не успела, как тут же оказалась на цепи голубоватого света, выброшенной левой рукой Ричарда. Заклинатель спокойно поддерживал ребенка, с тела которого быстро исчезали серые пятна, и в то же время держал монстра.
        - Керхар ендор менрос, ? внезапно прохрипела Тьма.
        Стен вздрогнул, в очередной раз понимая, что темный язык ему понятнее родного, и зная, как отреагирует Ричард на эти слова.
        «Керхар еще вернется во Тьму». Быть может он вернется, а может быть и нет, но никто кроме Стена не мог произнести это имя, не вызвав в Ричарде приступ гнева.
        - Никогда, ? прохрипел Ричард в ответ, но так жестко и рвано, словно это было одно из слов темного языка.
        Его рука выпустила цепь и тут же что-то внутри темного существа лопнуло. Портал между мирами раскрылся прямо в темном существе, будто у него было сердце, способное соединить оба мира. Демон втягивал себя самого и ничего не мог с этими поделать, спешно сжимаясь.
        - Вен дерос! - прохрипел заклинатель и резко сжал кулак.
        Портал закрылся, заставив вздрогнуть реальность. По воздуху пронесся жестокий мощный хлопок.
        - Что это было? - ужаснулся один их послушников, понимая, что Тьма исчезла в неизвестности вместе с цепью.
        - Он велел ему убраться, ? грустно пояснил Артэм, совсем не удивившийся своему пониманию темного языка.
        Стен же бросился к подопечному, которого нервно трясло.
        - Ричард, посмотри на меня! ? властно командовал он. - Соберись и успокойся сейчас же!
        Схватив молодого человека за плечи, он нервно тряханул его, видя черные жилы на его коже.
        - Не смей терять человеческое лицо!
        Ричард жалобно зарычал, но сжатые в кулак пальцы медленно расслабились. Он больше не держал ребенка мертвой хваткой. Вот только нервно дрожал.
        - Забери его и оставь меня ненадолго.
        Стен принял спящего ребенка, больше ничего не спрашивая, ибо в глазах Ричарда не было ни гнева, ни демонической жажды, только болезненное отчаянье. Он просто вышел с ребенком на руках и закрыл дверь, прислонившись к ней спиной.
        Сарай содрогнулся от рева, от дикого надрывного рычания совсем не человеческого существа. Это был крик чудовища, готового уничтожить себя за свою сущность, но постепенно этот дикий рык стал криком человека, а крик обернулся безумным смехом.
        Все это заставляло Стенета молчать и впервые задуматься над тем, что действительно чувствовал Ричард, сражаясь с Тьмой. Его определенно радовали подобные сражения, но ровно до тех пор, пока ему не напоминали, что он тоже часть темного мира. Тогда в нем что-то обрывалось.
        Он не был человеком и только хотел им казаться, но и демоном он уже не был. В нем была лишь способность рычать и демонические глаза. Наверно, он медленно становился тем чудовищем, которое от лица людей готово убивать врагов человеческого народа.
        Все стихло, и Стен отступил, позволяя двери открыться, а Ричарду как ни в чем не бывало появиться на свете солнца. Его совсем не волновали испуганные глаза послушников. Он только посмотрел на медленно катящийся к горизонту красный шар, протянул к нему руку и тихо произнес:
        - Хочу домой…
        - Скоро будешь дома, ? мягко ответил ему глава экзархата.
        Осталось лишь отдать невредимого мальчонку родителям, настоять, чтобы они привели его в госпиталь завтра, когда он проснется, а после осмотра забыли все случившееся как страшный сон.
        Но мог ли это забыть Ричард?
        - Ты в порядке? - заботливо спросил Артэм.
        - Нет, Керхару больно…
        Едва слышно сказав это, Ричард закрыл глаза. Он научился не врать своей новой семье, но в то же время он отчетливо понимал, что говорить всего не сможет, да и не способен. Где-то в глубине души он порою все еще мечтал узнать, что он не темный, а просто порабощен темным существом, что Керхар - это вовсе не он, а создание, захватившее его при рождении, но сколько бы он не говорил о нем в третьем лице, он сам оставался Керхаром.
        Глава 13
        После увиденного послушники засыпали Стена вопросами, на которые тот долго отвечал, отпустив Артэма и Ричарда домой, чтобы, вернувшись, застать Артэма одного.
        - Где Ричард?
        - Заперся у себя с того момента, как мы пришли. Мне кажется, к нему вернулись боли.
        Такое предположение сразу взволновало Стена. Он хорошо знал, что Ричард чувствовал все иначе. Он не замечал царапин, порезов, ссадин и даже переломов. Боль не доходила до него, он мог заметить только прикосновение, и то если речь шла об активной части тела, однако были у него другие боли, которые он остро ощущал. У него болели кости, по крайней мере, именно так он описывал это ощущение, возникающее при пробуждении незавершенной печати изгнания.
        Стен постучал. Ответа не было.
        - Ричард, это я. Можно я войду?
        Тихо щелкнул замок, и Стен беспрепятственно зашел в комнату. Там было темно, Ричард сидел на кровати и смотрел в какую-то только ему известную точку.
        - Садись и слушай, ? внезапно сказал он низким, но все же человеческим голосом.
        Стен закрыл дверь и тихо прошел к креслу:
        - Я за тебя беспокоюсь, ? начал было он.
        Вот только Ричард уверенно перебил, отмахнувшись:
        - Просто слушай.
        Его рука, так резко брошенная в сторону, застыла. Пальцы сжались в кулак с такой силой, что кожа возле суставов побелела, но через миг эти пальцы ослабли и устало рухнули на кровать, зато их владелец резко поднял голову, гордо глядя в глаза своему опекуну.
        - Я все знаю о себе, ? заявил он.
        Черные глаза засияли, словно в этой тьме могла быть мощная, настоящая душа.
        - Я больше не могу молчать и притворяться человеком. Мое имя Керхар, и я один из трех верховных демонов - по вашим знаниям и создатель темного мира - по своей памяти. Ты должен знать все, что известно мне о Тьме.
        Стен кивнул, чувствуя, как комнату заполняет странная сила. Она явно была темной, но в то же время ничего общего с зловонной Тьмой не имела, а ее горьковатый терпкий запах бодрил.
        - Что там говорит ваша правда об авторе книги истин? Кто ее написал?
        - Наши предки, основатели ордена.
        - А кто его основал? Есть ли там хоть одно имя?
        - Разве что Редагар…
        Ричард рассмеялся.
        - Он первый глава ордена?
        - Именно так.
        - Жалкий трус…
        Ричард выдохнул, прикрыл черные глаза, неспешно скрестил пальцы, сложив руки на коленях, а после вновь раскрыл блестящие черные глаза.
        - Книгу истин написали верховные демоны Темного мира: Керхар, Авелар и Медлар, ? произнес он. - Ты скажешь, что я вру, но я с раннего детства вспоминал обрывки из этой книги не теми, какими вы их читаете, а теми, какими они писались. Ты скажешь, что тем, кто правит темным миром, глупо писать книгу о том, как спастись от существ Тьмы, но кто тебе сказал, что Тьма рождается в Темном мире? Вы так решили, но в действительности только единицы темных духов являются с той стороны реальности, остальные рождаются здесь, под ярким светом, под вашим носом, в тени ваших собственных сердец. И в глубине души ты знаешь, что я говорю правду!
        - Говори, ? прошептал Стен, действительно чувствуя странное, буквально гипнотическое понимание внутри себя.
        - Когда-то давно, до основания ордена, этот мир был полон Тьмы. Она была незрима, и ничто не могло ее победить. Она выжирала людей изнутри, и только единицы могли видеть ее. Таких людей именовали магами. Я был одним из них. Я бродил из города в город, пытаясь помочь людям. Я старался растолковать им, что происходящее с ними - это темная энергия, которую они сами создали и позволили ей разрастись внутри. Люди мне не верили и прогоняли меня. Пока однажды я не встретил Авелара. Он не был магом, он был человеком, но очень светлым, таким светлым, что глядя на него, я долго искал в нем отголосок Тьмы. Искал и не находил. Он тоже помогал людям по-своему. Он беседовал с ними, пытался научить жить иначе, но они его не слушали. Тогда я решил, что он такой же, как и я, но оказалось, что нет. Он никогда не видел Тьмы, зато вокруг него было много тех людей, кто столкнулся с ней внутри себя и победил. Например, Медлар. Впрочем, его звали как-то иначе при жизни, но это имя унес куда-то черный ветер. Да и оно не играет никакой роли. Важно понять, что Медлар тоже был когда-то человеком, который научился видеть
Тьму.
        Он немного помолчал, переводя дух, и тут же снова продолжил:
        - Мы вместе решили изменить этот мир, спасти его. Для этого мы изучали Тьму, искали универсальные законы, учились ее уничтожать. И знаешь, чтобы победить, часто нужно было раскрыться.
        Он медленно разомкнул пальцы на руках и развел руки, глядя куда-то вперед. При этом казалось, что еще миг - и свершится чудо: он сможет подняться на ноги и застыть, став символом креста.
        Стен явственно видел, буквально чувствовал, как когда-то сам разводил вот так вот руки, открывая свою душу и просто говоря людям о том, что значит быть человеком, и совсем по-другому теперь понимал силу креста на собственной шее.
        - Первым крест надел Авелар, затем и я, и Медлар, и Редагар, да и простые люди стали надевать, пытаясь защититься. Сколько бы мы не говорили им, что источник зла в них самих, они нас не понимали, а мир, тем временем, полнился Тьмой. В больших городах было трудно дышать от зловонной черной пелены. Даже Авелар, не видя этого тумана, этих сгустков, не ощущая этой вони, страдал там, где Тьмы становилось слишком много. Именно поэтому мы решились на самую безумную магию. Собрав сотни смельчаков, мы создали темный мир, отделив материальное от духового, проведя границу и унеся с собой всю Тьму, какую только смогли собрать, но оставляя людям надежду. Каждый из нас троих что-то отдал людям. Я подарил им способность к магии, чтобы каждый мог при желании защититься от Тьмы, но мой дар прижился у всех по-разному. Медлар дал человечеству способность видеть. Он показал Тьму всем, да так, что она по сей день не может остаться незамеченной. Авелар дал им свет, истинный свет своей души, но мир наш получился незавершенным, ибо ключ от нашего мира достался Редагару. Он должен был его уничтожить, но вместо этого он
отдал его людям, чтобы те могли открывать темный мир и изгонять свою Тьму. Он собрал наши записи, наши кресты и основал орден, стоящий на страже границы…
        Он выдохнул, опустив глаза.
        - Впрочем, быть может, он был прав, ибо сколько бы Тьмы мы не унесли с собой, сколько бы линий не провели, сколько бы жертв не забрали, а люди останутся людьми, и никакие стены не остановят их в стремлении разрушить самих себя. Я не знаю, что было бы, заверши мы свое заклинание, уйди Редагар с нами и стань он четвертым хранителем темной земли, быть может, нам удалось бы сделать больше, но тогда в мире не осталось бы тех, кто защитит людей и расскажет им правду…
        Он умолк, а после вновь резко отмахнулся.
        - Все, я устал, ? сказал Ричард совсем другим, человеческим голосом. ? Мне нужно отдохнуть.
        Стен сидел неподвижно. Ему казалось, он видел перед глазами те картины, о которых говорил Ричард, слышал голоса и шипение темных субстанций.
        - Темный мир - это три человеческих сердца, забравших на себя всю Тьму мира?
        Ричард только кивнул.
        - И эти сердца пали под таким напором?
        - Не сразу, но да. Наши души почернели, даже свет Авелара померк…
        Стен встал, чувствуя горечь предательства Редагара, словно он сам таил в себе тайну Темного мира.
        - Ты пришел, потому что хочешь стать человеком?
        - Я хотел вспомнить, зачем я сражаюсь… - с этими словами Ричард спокойно улегся в постель и закрыл глаза. ? Я вспомнил, зачем, и ни о чем не жалею, а сейчас мне надо отдохнуть и снова стать человеком, который верит, что Тьма приходит из другого мира.
        Стен поправил ему небрежно наброшенное на ноги покрывало и вышел, понимая, что Ричард ничего не забудет, но вряд ли захочет еще когда-нибудь говорить о Керхаре.
        - Спасибо, что дал Керхару все это рассказать.
        Во тьме спряталась зловещая усмешка Ричарда, но он не сказал ни слова, отчетливо чувствуя, как по телу разбредается сильная боль. Он еще в бою понял, что печать пришла в движение, но предпочел закрыть глаза, как и сейчас. Он все же надеялся, что к утру все пройдет, но боль пульсирующий волной распространялась, а лечение уже не помогало.
        - Будем искать новый способ восстановить равновесие, ? сказал Дилан, изучая новые темные пятна на теле Ричарда.
        - Больше никаких экспериментов.
        Такое заявление поразило Стена, но юноша только улыбнулся, поясняя:
        - Мне больше не страшно возвращаться, я только хочу знать, сколько еще смогу жить и контролировать себя.
        - Лет пять, возможно даже больше.
        - Пять лет ? это роскошь, вы увеличили мою жизнь почти вдвое, и вместо того, чтобы гордиться этим, смотрите на меня с явным ужасом. Прекратите, я смогу еще порадовать этот мир своим присутствием.
        С тех пор в нем что-то изменилось. Он мало спал, отказывался от обезболивающих и только улыбался в моменты сильных приступов, а после долго что-то писал.
        - Что ты задумал, Ричард? ? взволнованно спрашивал Стен.
        - Я просто оставлю тебе подарок. Ты найдешь его, когда меня не станет.
        Он говорил это так легко, что в доме уже никто не пытался убедить его в необходимости бояться смерти.
        - Я надеюсь, что успею увидеть тебя экзорцистом, ? очень тихо сказал он Артэму однажды.
        Он учил мальчика тому, что умел сам. Стен немного опасался этих знаний, но в то же время верил в сына, видя, как тот набирается сил и осваивает все новые и новые печати. Одному только не учил Ричард ? открывать порталы в мир Тьмы.
        - Ты не доверяешь мне? ? спросил Артэм, стараясь понять сводного брата.
        - Нет, что ты. Я доверяю тебе, но внутри тебя и без моих уроков отворятся врата в темный мир, и лучше тебе научиться никогда их не открывать.
        Артэм молчал, не понимая этих слов, но чувствуя в них что-то особое, к чему нужно прислушаться.
        Совсем иначе обстояли дела с Лейном. За него темный тоже взялся, но по-своему.
        - Зачем ты так гневно лупишь воздух? ? спросил он однажды. ? Не лучше ли направить свой гнев на кого-то реального?
        - На кого я его направлю, если меня почти не допускают к миссиям?! ? прорычал Лейн. ? Я Тьму вижу реже, чем раз в месяц.
        Ричард рассмеялся.
        - Ты живешь под одной крышей с демоном и говоришь, что не видишь Тьмы. Да у тебя проблемы со зрением!
        Он этого насмешливого комментария Лейн в очередной раз потерял самообладание, начав рычать, но тут же отвернулся, стараясь сосредоточиться на тренировке. Ему уже давно было мало роли послушника и тесно в рамках учебных тренировок, оттого он постоянно практиковался с мечом в саду, даже не замечая, что старается подражать отцу. Он отрабатывал удары древних мастеров, еще не понимая, что именно из них состояли «танцы» Стенета. Он старательно пытался замедлять атаки и злился, когда не выходило, а если Стен хотел помочь, то тут же взрывался бранью. С Ричардом подобное не проходило, он только больше насмехался над Лейном, но в этот раз он молча подождал, пока Лейн совершит несколько атак в пустоту, и тут же заговорил:
        - Я не шучу. Победи меня, Лейн!
        С этими словами он внезапно раскинул руки, и темный дым заплясал вокруг него, быстро обращаясь черным пламенем. Лейн был готов поклясться, что перед ним настоящее чудовище. Ему даже померещились черные крылья за спиной Ричарда.
        - Ты же хотел врага. Вот он, враг, так одолей же меня!
        Провокация сработала, и Лейн тут же бросился на Ричарда, словно собирался его убить. Темный только улыбнулся. Противник ударился в черную стену и отлетел прочь.
        - Даже добраться до меня не можешь? Ну, ничего, ты ведь совсем еще юнец, а я же демон, так что я дам тебе еще столько шансов, сколько тебе понадобиться, чтобы разбить свой упрямый лоб.
        Не слушая Ричарда, Лейн вновь бросился в атаку. История повторилась множество раз, пока темный не атаковал, больно ударив Лейна черной печатью.
        - На сегодня с тебя хватит, попробуешь завтра, и если хочешь меня победить, то лучше тебе нормально отдохнуть, а не бегать по барам и девушкам.
        Лейн зарычал, но впервые остался вечером дома и даже отправился спать до полуночи.
        - У Лейна синяки на руках явно от печатей, вы что, подрались? ? поинтересовался Стен на следующий день.
        - Странный вопрос, ? ответил Ричард, невозмутимо разбирая документы. ? Мне кажется, мы с твоим сыном уже взрослые мальчики и как-нибудь сами разберемся.
        - Ты что-то задумал?
        - Боже, Стен, не будь нянькой! Лейн взрослый наглый лоб, которому от тебя уже давно нужна не забота, а хорошая порка! - возмутился Ричард, посмотрев на Стена спокойного, но внимательного, тяжело вздохнул и сдался: ? Я попробую его тренировать без его согласия. Мне удалось его спровоцировать, осталось показать ему собственную глупость.
        Стен многозначно закатил глаза и вернулся к работе, собираясь просто наблюдать, как Лейн упрямо пытается проломить защиту заклинателя. Первое время это казалось издевательством сильного над слабым. Снова и снова щит демона отбрасывал послушника, оставляя на его теле синяки, но со временем бессмысленные атаки и гневное упрямство сменилось упорядоченными ударами. Через пару дней Лейн уже не отлетал, атакуя барьер, через неделю начал замедляться, через месяц повреждать щит, правда тот восстанавливался слишком быстро - куда быстрее, чем Лейн мог повторно атаковать, но с каждой атакой в нем было все меньше гнева и все больше концентрации.
        - Зачем ты хочешь победить меня? ? спросил Ричард, видя, что противник близок к прорыву.
        - Ты сам дал мне такое право!
        - Не спорю, но ты с радостью принял его…
        - Ты демон!
        С этими словами Лейн вновь атаковал, прорезав на миг темный огненный щит так, что лезвие меча скользнуло возле самого носа темного.
        - Да, я демон, но разве я враг тебе?
        Лейн не ответил, а просто атаковал, вот только щит исчез, а Ричард просто замер, отдаваясь на волю послушника. Меч замер у его горла, не вызвав в нем никаких эмоций.
        - Ты сдаешься? - удивился Лейн.
        - Только если ты понял смысл этой победы.
        Меч опустился, и послушник просто отступил.
        - Спасибо, ? произнес он тихо, не говоря больше ни слова. Он долго молчал, о чем-то думал и лишь через несколько дней попросил Ричарда потренировать его.
        - Научу всему, что знаю, ? тут же отозвался темный.
        Так он начал тренировать Лейна по-настоящему и вскоре поздравил его с саном экзорциста.
        - Почему ты сам еще не стал экзорцистом? - спросил парень, не понимая, как Ричард столько лет помогает ордену, не став его частью.
        - Мне это не нужно. К тому же, я демон, а демон-экзорцист - это слишком смешно даже для нашей реальности.
        В действительности же Ричард просто привык к этому. Его не волновали ни звания, ни награды, но ему было приятно быть полезным и делать что-то значимое. Одно это для него уже было победой над собой, но если раньше он предпочитал молчать, язвить или оставлять довольно туманные намеки, то теперь он открыто делился информацией со Стеном, не боясь показаться чрезмерно осведомленным о силах Тьмы.
        Его знания были нужны как никогда. Все чаще появлялись сильные существа, не те бесформенные темные массы, а именно существа темной природы, захватывающие людей. Ричард именовал их низшими демонами и часто подсказывал их слабые места.
        Такие перемены заставляли беспокоиться.
        - Неужели кто-то постоянно открывает врата? - спросил Лейн как-то вечером, когда вся семья собралась на кухне.
        Легко сдав экзамен через пару месяцев тренировок, он быстро стал одним из лучших, и теперь, поработав по-настоящему, он точно знал, что его отец никогда не вмешивался в его дела, потому у него был новый повод для злости: он был только сыном Стенета Аврелара, а не Лейном Авреларом. Впрочем, когда дома речь заходила о работе, этому гневу не было места.
        - Это совсем не похоже на правду, ? сразу среагировал Артэм, отставляя чашку с чаем и включаясь в размышления.
        Он хоть и был мальчишкой, но в свои двенадцать был хорошим заклинателем, и если бы не возрастные ограничения, то наверняка стал бы инквизитором. Ему нужно было ждать, но это не мешало ему часто бывать на заданиях и говорить о делах на равных с взрослыми.
        - Я понимаю, что это нереально, но разве есть другие причины появления демонов?
        - Есть теория, что скопления темной энергии могут вызвать нарушение равновесия между двумя мирами, делая барьер нестабильным, ? ответил Стен, убирая посуду. - Этой теории придерживаются в столице.
        - Как-то это сомнительно, ? прошептал Лейн, скрестив руки на груди. - Сами посудите: ни особых скоплений, ни уникальной активности, но демоны есть. Что изменилось?
        Артэм и Стен рефлекторно посмотрели на Ричарда, да так, что тот чуть не подавился чаем.
        - Что?! - воскликнул он пораженно, отвлекаясь от книги. - Я же ничего не сказал.
        - Но нам интересно, что ты думаешь, ? спокойно ответил Стен, прекрасно понимая, что Ричард все хорошо слышал, хоть и делал вид, что читает.
        Он даже отвлекся от своего дела и внимательно смотрел на воспитанника, который после недолгого раздумья отложил книгу.
        - Я не могу быть ни в чем уверен, но такая активность - явный признак нарушения равновесия. Керхар предполагает, что всему виной изменение количества верховных демонов по ту сторону. В конце концов, именно их задача держать равновесие.
        - Другими словами, это твоя вина? - уточнил Лейн.
        Ричард усмехнулся, манерно взял чашку, сделал несколько глотков и так же медленно и нарочито открыл книгу и только потом посмотрел на Лейна:
        - Да, можно и так сказать, ? прошептал он, ? но не только я из верховных демонов по эту сторону стены. Да и к тому же, виновен, возможно, тот, кто остался там. Он мог поддаться Тьме, не удержать границу, обезуметь, в конце концов. А может вы, экзорцисты, запихнули в Темный мир так много, что его уже просто мало, и потому граница пропускает излишки назад, но не нужно быть гением, чтобы понять: демонам проще прорваться, чем бесформенной Тьме.
        - Они тоже были людьми? - спросил Артэм. - Низшие демоны.
        - Нет, ? рефлекторно ответил Стен, заставляя Ричарда тихонько посмеяться.
        Однако темный все же пришел ему на помощь и пояснил:
        - Низшие демоны - это животные, попавшие в мир Тьмы при его создании, а обычные демоны - это люди, тоже туда вошедшие, но по доброй воле.
        - То есть ты один из тех, кто по доброй воле отдал душу создателям темного мира? - уточнил Артэм, не знавший правду о Керхаре.
        - Да! - гордо ответил темный и улыбнулся. - И я бы это повторил, если бы мог вернуться в прошлое.
        Лейн закатил глаза:
        - Иногда я сомневаюсь в твоей вменяемости, ? признался он. - Вроде логично рассуждаешь, а потом начинаешь выдавать что-то совершенно несуразное.
        Ричард расхохотался, понимая, как все меняют известные ему детали, но тут же затих из-за очередного приступа боли, оборвавшего все разговоры и чаепития.
        Глава 14
        Есть такая склонность у людей - ждать грозы, но в целом ничего не делать для ее предотвращения. Человеку нравится бодрящий дух раскат грома.
        Орден предчувствовал беду. О странной активности говорили всюду, даже за пределами ордена. Были увеличены патрули, активней обсуждались вопросы безопасности. Мирным гражданам чаще рассказывали о Тьме, но все это было лишь способом заметить беду, но не предотвратить ее.
        Стен проводил почти все время в городе. Как лицо официальное он говорил с горожанами, ездил в другие отделения, несколько раз побывал в столице на собрании. Последнее с каждым разом становилось все большей тратой времени. Каждый раз Стен обещал себе, что не поедет на собрание, а отправит зама, но все равно ехал сам, чтобы после опять жалеть о потраченном времени. В столице отмечали, что он изменился, и постоянно вспоминали об обещании вернуться.
        - Уже скоро, ? отвечал Стен и тут же менял тему разговора.
        Зато дети его активно действовали. Лейн ходил с одной миссии на другую, только забегая домой. Артэм был постоянным добровольцем патрулей и изредка бывал в сражениях. Только Ричард не появлялся в отделе, почти не выходил из комнаты и, казалось, прятался от мира. Улыбка с его лица исчезла. Он только хмурился, о чем-то думая.
        Накануне грозы Стен в очередной раз попытался поговорить с ним.
        - Что с тобой происходит, Ричард? ? спросил он тихо, видя, как молодой человек замер, глядя в пустоту.
        - Потом, ? прошептал темный и пришел в движение, спеша вернуться к себе, но доехав до своей комнаты, вдруг застыл и прошептал: ? У меня дурное предчувствие. Будь завтра готов.
        - К чему?
        - К чему угодно.
        Стен ничего больше не спрашивал, но серьезно отнесся к предупреждению, а придя утром в отдел, сразу дал распоряжение об усилении патрулей.
        - А что случилось? ? спросили у него.
        - Ничего, и лучше, чтобы ничего не случилось.
        Но грянул гром.
        Мгновенно в один миг в самых разных точках страны на свет вышли темные создания.
        Маленький городок Ксам буквально содрогнулся. Стен тут же выбежал из тренировочного центра, где разговаривал с коллегами о тактических маневрах в случае разного рода атак.
        Ксам иногда трясло и прежде из-за землетрясений и мощных обвалов в горах. Тогда орден помогал властям эвакуировать людей, размещая их в своих подземных убежищах. Глава экзархата даже был готов отдавать распоряжения на случай очередного землетрясения, но тут же застыл.
        Ксам содрогнулся еще раз. Прямо над головой Стена в небе открылась дыра, словно тонкая пленка порвалась, выпуская сокрытое за ней. Зловонный дым тут же заполнил городские улицы, а из прорези в небе полезли мелкие темные создания.
        - Что за Тьма? ? начал ругаться кто-то из экзорцистов, выводя Стена из оцепенения.
        - Отряды «5», «7» и «12» эвакуирует людей согласно плану «S», ? тут же скомандовал он. ? Отряды «1», «4» и «6» прикрывают их, остальные пытайтесь уничтожить Тьму и выжить.
        Сказав это звучно и четко, он тут же сорвался с места, спеша в штаб.
        Ксам еще раз содрогнулся.
        Столб черного дыма поднялся вблизи леса, практически за городом, там, где стоял дом Авреларов.
        - Ричард, ? прошипел Стен, подавляя в себе желание помчаться туда.
        Стиснув зубы, он быстро взлетел по лестнице, на ходу отдавая приказы. Точно так же спешно поймал нужного заклинателя и заставил его подключить свое сознание ко всем воинам поддержки, а затем поднялся на самый верх.
        Из смотровой башни, построенной во время работы Стенета, был виден весь город, но сейчас он походил на ряды крыш, меж которыми клубился черный туман. В его глубине периодически мерцали вспышки магических атак.
        Город содрогнулся вновь, только на этот раз портал захлопнулся. Этот хлопок напомнил Стену о том, что он не имеет права на слабость, особенно сейчас. Он взял себя в руки, через отряды поддержки связался со всем подразделением и уже точно знал величину потерь. Слишком много экзорцистов пало в первые минуты боя, еще больше продолжали сражаться.
        - Как только завершите эвакуацию, переходите на крыши и гоните их к центру построением «солнце», приказал Стен и тут же помчался вниз по лестнице.
        На смотровой башне ему делать было нечего. С нее нельзя было следить за событиями, невозможно отдавать приказы. Она была полезна только во время эвакуации.
        Мысли о судьбе Ричарда не давали Стену покоя, пока он бежал вниз. Знал ли темный об атаке? Пришли ли эти демоны за ним? Кто и как закрыл портал?
        Словно читая его мысли, один из лидеров боевой группы внезапно связался с ним:
        - У нас тут Ричард. Он ранен, но требует принять его в команду.
        - Берите его с собой, ? тут же ответил Стен.
        - Но он говорит, что это он закрыл портал и что без него мы не справимся. Разве такое возможно?
        - Да, так что берите его с собой и передайте ему, что я ему доверяю.
        Стен сказал это вместо позволения действовать по своему усмотрению, в то время как для Ричарда это было настоящим благословением. Он действительно чувствовал, что нечто подобное могло случиться, он буквально кожей ощущал, что Тьма, как в древности, вернется на улицы городов, но при этом он даже не мог предположить, что Темный мир внезапно выплюнет своих обитателей.
        Когда все началось, Ричард сразу вступил в бой на окраине города и поспешил закрыть образовавшиеся дыры, начиная с той, подле которой оказался. Один из демонов смог его достать и сильно порезал ему лицо, другой повредил плечо, но серьезных ран не было. Вот только в голове звучали слова: «Керхар, это все твоя вина», ? и от этих слов внутри все замирало. Он признавал долю своей вины и был готов нести ответ за нарушение границ перед самим собой и неукротимой Тьмой, но от одной мысли, что Стенет может обвинить его или, того хуже, предположить, что именно Ричард привлекает Тьму, у молодого человека все обрывалось.
        - Он сказал, что доверяет тебе, ? удивленно прошептал экзорцист.
        Эти слова придали молодому человеку силы.
        «Спасибо, брат», ? ответил он про себя, но передавать ничего не стал, желая поскорее узнать о стратегии и вступить в бой.
        Лейн уже бился. Он был в первом отряде, а значит с самого начала прикрывал эвакуацию. Разгоряченный битвой он был готов стремительно мчаться к центру города, и только приказы лидера сдерживали его.
        Артэм же был куда благоразумнее. Он не спешил в бой, прекрасно понимая, что его умения хоть и были на достойном уровне, но не были закреплены опытом. Он признавал, что ему не хватает хладнокровия, замечал, что вздрагивает от каждой темной тени, в то же время четко выполнял приказы и неплохо справлялся, опережая порой опытных бойцов техникой, зато принять решение ему было чрезвычайно трудно. Оттого, немного подумав, он вызвался остаться хранителем печатей. Так было заведено в ордене, что в случае эвакуации, особенно такой массовой, с людьми непременно оставался один экзорцист, задачей которого было удерживать защитные барьеры и не пускать Тьму в убежище. При таких объемах это была нелегкая задача, но, взяв это на себя, он отпускал опытного экзорциста, хотя подобное решение нужно было согласовать с лидером. Немного подумав, Стен согласился, только сразу предупредил:
        - Артэм, если поймешь, что не справляешься, сразу сообщи.
        Младший был сообразительным и сразу согласился.
        Защита мирного населения легла на плечи ребенка.
        «Да что он может?», - подумали люди, но видя, как браво мальчишка расставляет печати, выпуская из убежища боевых товарищей, сразу переменили свое мнение.
        Когда же этот ребенок взялся помогать раненым, уже никто не мог сказать, что кто-то поступил неверно, вот только мало кто тогда еще знал, что перед ними был младший сын их любимого мудрого Аврелара.
        Сам же Стенет, присоединившись к одному из отрядов, начал проникновение вглубь города, постоянно передавая новые указания. Наладив связь с Ричардом, они создали новый план.
        Мечники сгоняли демонов и мелкую нечисть к центру горда, на главную площадь. Под ней не было убежищ, а значит можно было без страха сражаться любыми способами. Одержимых, если такие попадались, старались быстро очистить и передать врачам госпиталя, если же это не получалось, то их тоже отправляли к центру города. Отряды поддержки передвигались по крышам вместе с заклинателями, создавая связи и оказывая самую разную помощь. Этот этап им нравился куда больше, чем эвакуация, во время которой то и дело приходилось закрывать глаза погибшим товарищам и мирным людям.
        Заклинатели гнали легкими печатями все то, что нагло летало над городом. Один только Ричард следовал за мечниками, вслушиваясь в монотонный скрип колес своего кресла. Тихий и едва различимый - он ему нравился. Он успокаивал в нем бурю и помогал сосредоточиться.
        Глядя на него, можно было подумать, что ему все это просто безразлично, но как только показалась площадь, его взгляд и его лицо сразу переменились.
        «Ты готов?», ? спросил он у Стена по связи.
        «А ты?»
        «Куда я денусь…»
        Каждый из них молчал. Стен успел отдать приказы и уже слушал отчеты об их исполнении, а сам думал, не сошли ли они с Ричардом с ума, и понимал, что иного выхода нет, даже если это - чистое безумие.
        Каждый из них верил в другого, но боялся, что этот риск может оборвать жизнь одного из них.
        «Не бойся, одержимым ты никогда не станешь», ? напомнил ему Ричард, прежде чем оборвать связь сознаний.
        Стен передал командование заму и тоже отключился, убедившись, что все знают свои задачи.
        Если бы кто-то в это время забрался на смотровую башню и посмотрел на площадь, он непременно поразился бы красоте удивительного танца Тьмы и Света. Десятки освященных мечей поднялись ввысь, заставляя солнечный свет играть на гранях металла. Светлая энергия, образовав кольцо, сомкнулась на двух полюсах и следом за блеском стали устремилась ввысь, сверкнула в небе и застыла подобием сетки, внутри которой неистовой бурей металась Тьма. Она кричала, но каждый ее крик, проходя сквозь Свет, терял свою силу и казался подобием писка в тишине опустевшего города.
        Свет застыл, и тишину нарушила песня. Хрипловатый глухой голос. Древние слова, переплетенные с темным языком.
        Мир содрогнулся вновь, и на границе Света небо разорвалось, обрушив на город новый поток темных сил. Только они никак не могли выбраться за границы светлой стены, постепенно обращаясь странным подобием песочных часов, Тьма в которых то спешила вверх, то стремилась вниз, а тонкая нить между двумя половинами то крепла, то истончалась.
        Голос вздрогнул и налился новой силой. Задрожали блики на мечах. Задрожала сталь, дополняя голос звучным эхом.
        Темные «часы» застыли в положении идеального равновесия, но свет стал прорываться в темные массы, образуя сияющие яркие жилы.
        Писк демонов перешел в неистовый крик, но голос уже ничто не могло удержать. Он был сильнее любого вопля. Он звучал отовсюду. Он отражался от каждого меча и становился все сильнее и звучнее, и вдруг на пике вздрогнул.
        Ричард сделал глубокий вдох, переводя дух, и резко выбросил руку вверх. Тьма ожила, пришла в движение, забурлила и устремилась к черной небесной дыре, прерываясь проблесками сияния.
        Вновь зазвучал тихий голос песни, и вновь вздрогнул мир под ногами экзорцистов, но в небе был лишь рассеивающийся свет. Мечи опустились. Уставший Стен, пропустивший сквозь себя все эти потоки, медленно опустился на одно колено, тяжело дыша и не веря, что все получилось. Не верил никто, боясь даже дышать, и только Ричард тихо, почти беззвучно пел, перейдя уже на чистый древний язык.
        Вновь вздрогнула земля и голос оборвался.
        Стен с ужасом посмотрел на другую сторону площади, где прямо за спиной Ричарда раскрылась дыра и черные шипы пронзили грудь молодого человека. Он отчетливо видел, как в черных глазах показалась синева, как губы исказились в подобии усмешки. На них появилась кровь.
        - Я справлюсь, ? прошептал Ричард одними губами.
        Шипы резко двинулись назад, оставляя безжизненное тело.
        Тот ужас, который испытывали сейчас экзорцисты, был несравним ни с чем. Измученные, успевшие выдохнуть в восторге, они теперь не могли даже дышать, не то, что сражаться, а из замершей дыры вновь ударил поток темных существ, буквально накрывая волной тело мужественного мальчишки.
        Стен рванулся, попытавшись встать, и тут же вновь рухнул, не способный управлять своим телом.
        Еще миг - и Тьма просто смела бы ряды измотанных стражей людского покоя, но дикий рык заставил ее остановиться и застыть.
        Высокий, статный силуэт вдруг поднялся из черного тумана.
        - Керхар, ? невольно прошептал Стен.
        Словно в подтверждение существо посмотрело на него внимательно, а после вновь зарычало протяжно и властно, заставляя Тьму буквально уползать обратно.
        И вот он стоял один, перед телом павшего героя этой битвы, подобный человеку, облаченному в мантию, сотканную из самой Тьмы.
        - Помните, что вы не одни, ? сказал он четким человеческим голосом Ричарда. - По ту сторону тоже идет битва.
        С этими словами он шагнул к порталу, бесцеремонно переступая через того, кем когда-то был.
        - Ричард! - закричал Стен, вспоминая, как тот не хотел уходить.
        Существо не обернулось, коснувшись границы реальности.
        - Керхар! - крикнул он из последних сил.
        Демон обернулся, неспешно сбросил капюшон, позволив длинным черным волосам рассыпаться по мантии. Он был человеком с черными глазами, с черными жилами на лице. Он был человеком! Зловещая улыбка мелькнула на его губах, и он тут же сделал последний шаг, оставив после себя легкий хлопок и звенящую тишину самой великой и самой горькой победы в истории ордена.
        ***
        Спасенный Ксам пребывал в тишине. Испуганные, еще не до конца верящие в свое спасение люди медленно разбредались по домам, тихо плакали, обнимая родных.
        Никто не мог сказать ни слова. Разве что кто-то пытался говорить спасибо экзорцистам, которые сами были похожи на тени живых людей. По городу медленно собирали тела погибших, искали раненых, словно весь город находился в тяжелом дурмане после долгой лихорадки.
        Стен старательно пытался что-то организовать и дать указания, хотя поначалу не мог даже толком пошевелить губами. Он принимал решения, с трудом думая, слушал новости из разных отделений и регионов. Такие атаки были не только в Ксаме. По всей стране, практически всюду была прорвана реальность, но всё закончилось так же внезапно, как началось.
        - Неужели этот парень..?
        Заместитель Стенета даже не смог озвучить свое предположение, но сам Аврелар точно знал, что, вернувшись, Ричард восстановил равновесие или, быть может, даже взял на себя его целиком, чтобы удержать границу между мирами.
        «Мне больше не страшно возвращаться», ? так сказал сам Ричард, но Стен понимал, какой жертвой было это возвращение.
        Керхар вынырнул из мутной болотной воды, сделал вдох и вновь нырнул обратно, прекрасно зная, что рано или поздно его воздух вновь закончится. Думая об этом, Стен невольно перестал слышать и видеть реальность, но та требовала его внимания.
        - Вас ждут в столице, ? уверенно сказал юноша, читающий письма Стена по его же просьбе. - Епископ был убит во время атаки.
        Стен устало что-то простонал.
        - Вы нужны на совете для выбора нового епископа.
        - Наследник есть?
        - Да, ? сходу ответил молодой экзорцист и стал быстро читать внимательнее, а после пораженно замер и прошептал: ? Вы названы наследником.
        Стен выдохнул и закрыл болезненные глаза.
        - Позови Натаниэля и ступай, ? велел он, желая поговорить со своим замом и приемником с глазу на глаз.
        Всё это время Стен полулежа располагался на небольшой тахте в своем кабинете. Ему запретили вставать. На теле то там-то здесь виднелись небольшие пятна, россыпью темных ожогов покрывающих кожу, поверх которых кое-где проходили черные полосы, выдающие темную энергию, которая все же прошла через него в момент церемонии. Стен знал, что был щитом команды от темного дара Ричарда, но не спешил говорить это другим.
        Когда же пришел его приемник, он сразу протянул ему наспех написанную бумагу о передаче полномочий.
        - Собирайся и выезжай в столицу, ? проговорил ему Стен. - Это мой последний тебе приказ. Тебе лучше попасть на похороны епископа, а потом окончательно утвердить свою кандидатуру на пост главы восточного экзархата и принять участие в выборе нового епископа.
        - А вы? - чуть хмурясь, спросил мужчина.
        - Я возвращаюсь в столицу.
        Натаниэль лишь поклонился и удалился, понимая, что уставшему лидеру нужен отдых. Он давно знал, что Стен неизбежно останется его начальником и лидером.
        Стен же о лидерстве не думал. В нем роились мысли о Ричарде. В его голове никак не умещалась мысль, что этого темного больше нет. Он привык к нему, сроднился с ним и теперь понимал, что потерял не друга, не сына, а скорее брата, настоящего брата, которого у него никогда не было. Потерял то живое существо, с которым можно было легко говорить на равных обо всем на свете, не боясь быть понятым неверно.
        Совсем ничего не замечая, вернувшись домой, Стен сразу отправился в комнату погибшего, чтобы с изумлением обнаружить огромные стопки исписанной бумаги. Эти листы хранили в себе частичку Ричарда и потому резко оживили Стена, но когда он стал изучать их, то почти сразу позвал и Артэма и Лейна, чтобы показать «подарок», оставленный темным. Это были печати - древние печати и письмена с подробным описанием боевых техник, разных демонов и их уровней. Ричард записывал почти все, что только мог вспомнить, оставив после себя многотомную энциклопедию, которую нужно было только собрать.
        Подобная находка во многом определила багаж семейства. Стен уезжал с Артэмом, забирая с собой в первую очередь именно записи, а Лейн пока оставался здесь, чтобы чуть позже тоже перевестись в столицу. Так они решили сами, но это будет потом, а сейчас их ждал восторг от найденного, который неизбежно должен был смениться тихой печалью на похоронах всех павших в страшной битве, в которых первым был гроб того, кто спас город, да и, признаться, всю страну от исчезновения.
        Ричард Аврелар был погребен среди людей вопреки обычному правилу об отдельном захоронении темных. Над его могилой поставили высокий серебряный крест с черным камнем в центре, и к этому кресту будут ходить послушники, чтобы вымолить себе удачу в первых своих битвах.
        Ричард Аврелар навсегда вошел в историю ордена как великий темный, выбравший человечество, ну а пока над его могилой долго стояли трое: двое мужчин и один мальчик.
        Глава 15
        Сражаться с чем-то туманным и незримым практически невозможно. Все, что нельзя ощутить, увидеть или потрогать, едва ли пригодно для борьбы. Разве можно пронзить мечом свою мысль? Или, быть может, ударить собственное сомнение? Едва ли. Зато каждый из нас может накричать на незадачливого друга, попавшегося нам под руку в неподходящий момент, или ударить в запале неприятеля. Когда ты видишь врага, ты можешь с ним бороться, а если нет, борьба становится уделом узкого круга особенных людей. Такой борьба была до создания Темного мира. Неосязаемая, невидимая Тьма казалась человечеству мифом и глупой сказочкой, и только единицы знали о ней правду, в то время как сама Тьма безжалостно поражала всех знающих и незнающих. Для нее все были едины. Так было раньше, но теперь она была зрима. Верховные демоны и их последователи отдали свои жизни, свою плоть и кровь, чтобы эта чернь стала врагом, с которым можно сражаться. Теперь она была страшнее, больше, живее, но все же уязвимей. Более того, человечеству было дано оружие против Тьмы - магия экзорцистов, но на что годами уходила эта магия? Она лишь полнила темный
мир и взваливала все больше на плечи темных повелителей.
        Такая сказка могла бы позабавить ребенка, но Стенета она по-настоящему тревожила. Оттого, прибыв в столицу накануне собрания, он не спал всю ночь, думая обо всех ошибках прошлого. Раньше все казалось очень простым: есть добро и зло, тьма и свет, а экзорцист - защитник этой границы, человек, призванный разделять их. Вот только теперь Стенет доподлинно знал, что Тьма и Свет не были противоположностями, а являли собой два разных проявления одной и той же силы. Он ощутил на себе все могущество Тьмы и Света в единстве, пропустив сквозь себя всю магию Ричарда и силу всего своего подразделения. Вот только темные пятна быстро исчезли, а мелкие ожоги от света оставили на нем россыпь небольших шрамов, которые на загорелой коже напоминали звезды в ночном небе. В глубине души Стен чувствовал, что это естественный ход вещей. Впрочем, после смерти Ричарда и письменных откровений Керхара, будущий епископ уже ничего не мог знать наверняка. Все это разрушало в нем привычные представления о мире, о силе, о борьбе. Будучи человеком покладистым, привыкшим к своей работе и своему долгу, он плохо понимал теперь, что
действительно должен делать, но точно знал, что совершенно неверно бороться с Тьмой старыми методами, точно так же, как неверно с нею не бороться.
        - Что мне делать, если я стану епископом? - спрашивал он у пустоты, пытаясь представить ответ воспитанника.
        Разум рисовал одну лишь усмешку и больше ничего. Вот и приходилось засыпать без ответов, оставаясь без точных решений даже перед самым важным днем.
        - Ты знаешь, что делать, ? слышался ему во сне знакомый хриплый голос. - У тебя достаточно знаний, так что не бойся принимать решения, а если нет, то можешь просто положиться на свою интуицию. Она не обманет тебя.
        Он так хотел спросить о многом у этого наваждения, но оно отрицательно покачало головой и исчезало, тихо обещая:
        - Я приду, если ты позовешь, только зови тогда, когда без меня уже будет невозможно…
        Когда утром Стен открыл глаза, эти слова звучали в его голове отчетливо, словно он услышал их мгновение назад. Его веки чуть приоткрыли черные глаза и тут же медленно опустились, давая хозяину миг для окончательного осознания своих снов и мыслей, а глазам - время вернуть синеву.
        На совет он пришел совсем один, без помощников и замов, полностью подтверждая свой уход с прежней должности. На нем была лишь строгая черная сутана, на которой не было ни одной из множества его наград. Только серебряный крест с черным камнем висел на груди.
        К его появлению в столице были уже наслышаны о событиях в Ксаме, о подвиге Стена и героической, совершенно новой магии Ричарда, оттого все почтенно и молча приветствовали приемника и главного кандидата на роль нового главы, надеясь все же услышать правду из первых уст. Именно поэтому, когда Стен попросил слова, никто не возражал.
        Он не говорил с места, как это было в прошлый раз. Он вышел к трибуне, чтобы все могли хорошо его слышать.
        - Несколько дней назад каждый из нас столкнулся с самой страшной атакой Тьмы за всю историю ордена, ? проговорил он спокойно. - Наши потери в этом столкновении огромны, но может ли кто-нибудь из вас сказать, что действовал как настоящий профессионал?
        Ответом ему стало понимающее молчание.
        - Я думаю, все из вас в той или иной мере испытали то же, что почувствовал я, а именно - растерянность и страх. Едва ли хоть кто-то в тот день не допустил мысли, что это будет его последний бой, но мне и Ксаму повезло больше остальных: у нас был Ричард, он же воплощенный Керхар - верховный демон Темного мира.
        По залу прошелся пораженный шепот.
        - Это мне сообщил сам Ричард, и так как я видел его в битве, у меня нет ни малейших причин для сомнения в его честности. Как я понимаю, здесь нет ни одного человека, кто еще не знал бы о том, что я доверился этому темному и дал ему в распоряжение практически всех своих людей. Ему удалось, соединив две энергии, вновь разделить Тьму и Свет, и если сопоставить это с происходящим в других городах, легко можно понять, что сделано это было не только в Ксаме. Равновесие тут же было нарушено вновь, но после смерти Ричарда, ? он запнулся, понимая, как неуместно и неверно здесь слово «смерть», ? не я один видел появление демона, который, впрочем, едва ли отличался от обычного темного, а его возвращение в Темный мир окончательно стабилизировало границу. Разве все это не говорит нам о бесконечном заблуждении, которым мы руководствуемся в своей борьбе? Нас учили с юных лет, что демоны - это существа совершенно иного мира, которые претендуют на нашу землю, что Тьма - это потустороннее явление, от которого мы должны защищать мир, но знаете, что писал об этом Ричард? Тьма рождается на свету, в тени человеческих
страстей! Мы сами веками порождаем Тьму, а те, кто создали мир Тьмы, только отделили ее от нас, дали ей плоть и возможность нам бороться с ней, но могут ли они держать темный мир, в который мы бесконечно сливаем новую энергию? Не нужно быть гением, чтобы понять всю очевидность невозможности этого явления. Рано или поздно Темный мир взорвется как гнойник, если мы не изменим свою политику. Поэтому, как названный наследником и как претендент на роль епископа, я должен вас предупредить. Если вы дадите мне право стать лидером, наша борьба не будет прежней, если же вы предпочтете следовать старым догмам, то я уйду уже сегодня. Человек на мою должность уже есть, отчет о событиях в Ксаме я предоставил, и любой из вас может ознакомиться с деталями. Все записи, которые оставил Ричард, тоже будут предоставлены ордену, независимо от вашего решения, но лично я не смогу жить так, словно ничего не происходило. ? Он немного помолчал, прикрыв глаза, и невольно коснулся черного камня на своем кресте. ? Это все, что я хотел сказать. Если у вас есть вопросы, я готов на них ответить, ? проговорил он, отогнав мгновение
слабости.
        - Что будет новой борьбой?
        Этот вопрос был самым тяжелым и самым важным для Стена.
        - Ответить на это однозначно я не могу. Новый путь придется создавать совместно, но если учесть все, что я знаю теперь, цели ордена мне видятся иначе. Посудите сами: если Тьму порождают люди и она всего лишь второе воплощение энергии, которое теоретически можно изменить, то почему бы не найти способ очищать темную энергию, а не загонять в другое изменение? Если верить Ричарду и принять за истину, что темные - это демоны, которые смогли частично очистить энергию Тьмы, а прожив в мире человеческую жизнь, они могут стать обычными людьми, то мы просто обязаны помочь им пройти этот путь! Более того, вы можете в это не верить, но он утверждал, что множество людей после смерти становятся демонами, и среди этих людей большинство экзорцистов, потому что они, то есть мы, несем внутри себя слишком много Тьмы. Лично я уже не сомневаюсь, что после смерти окажусь в Темном мире. Во что будете верить вы - решать вам самим, но Керхар оставил нам очень много записей о древней магии, о тайнах темного мира, о демонах и людях, на основании которых можно найти новый путь, вывести новые техники и утвердить новые
принципы работы.
        По залу прошел шепот.
        - Как я понимаю, вопросов больше нет?
        Все затихли.
        - В таком случае я удаляюсь, чтобы дать вам возможность все открыто обсудить. Мой новый адрес в моем личном деле, так что найти меня не составит труда.
        На трибуну он положил папку.
        - Это копия моего отчета о Ксаме и некоторые выписки и записей Ричарда.
        Больше не говоря ни слова, он удалился, слыша, как зашумел зал, как только он закрыл дверь. Управлению ордена было о чем поговорить. Стен же не хотел тратить на это время и силы. Он просто поспешил домой.
        Откровенно говоря, он не чувствовал себя членом ордена и нуждался в некой независимости, оттого совершил довольно дикий поступок для экзорциста своего уровня. Он не стал въезжать в служебную квартиру, а продав все свои награды, купил небольшой добротный домик на окраине столицы, где теперь пытался обжиться с младшим сыном. Продать же отцовский дом он не смог, но передал его Лейну.
        Казалось, у него есть свой план, которого он сам еще не понял. Наверняка он знал только одно: жить как прежде он не будет никогда. И потому, вернувшись домой, он сразу приступил к работе, застав Артэма за разбором рукописей.
        Гостиная, как самая большая комната, превратилась в настоящее подобие магической лаборатории. На полу лежали разложенные листы, по которым рисовались копии описанных печатей. На стенах висели листы с самыми разнообразными пометками. Весь стол был завален новыми записями и повсюду мелом были начертаны разнообразные символы.
        - Они не приняли тебя? - спросил Артэм, поднимая глаза от своей работы.
        - Скорее я сказал, что не приму их прежними, теперь они думают, а я не хочу тратить время на разговоры.
        С этими словами Стенет опустился на пол и продолжил работу.
        - Ну и правильно, я тоже до сих пор не стал на учет в столице, ? пробормотал Артэм и вновь начал рисовать древние знаки.
        У них было еще слишком много работы, чтобы тратить время на условности.
        Ответа от ордена не было, впрочем, нельзя сказать, что Стен его ждал. Ему было куда важнее найти решение, хотя бы первое, базовое, чтобы не быть голословным, а предлагать ордену конкретную альтернативу. Благо в этой работе он был не один. Артэм помогал ему. Ученик Керхара хорошо понимал почерк наставника и легко расшифровывал символы, когда рука писавшего вздрагивала. Даже там, где Ричард невольно переходил на язык Тьмы, мальчишка легко понимал смысл. Это открытие поразило Стена.
        - Почему ты удивляешься? ? не понимал Артэм.
        - Люди не должны понимать этот язык, ? неуверенно ответил Стенет, осознавая, что это тоже старая догма, которую стоит еще проверить.
        - Ты ведь тоже его понимаешь, разве ты не человек? ? спросил Артэм.
        - Человек, но я был уверен, что всему виной проход в Темный мир, открытый прямо в моем сердце. Кстати, проход ли это?
        - Нет! ? воскликнул Артэм и стал что-то искать в записях, а когда нашел, прочел: ? Ровно так же, как уничтожить Тьму, человеческая душа способна ее поглотить и сделать частью себя. Этот метод впервые применил Ларе-Дан, что привело к расщеплению его души. Позже при той же технике Стенет Аврелар смог поглотить Тьму и подчинить ее, в то время как все его предшественники, поддавшись Тьме, становились ее частью. ? Мальчишка отложил листы и внимательно посмотрел на отца, а после вывел: ? Так что нет, ты поглотил того низшего демона.
        Стена эта новость озадачила. Ему было куда проще думать, что тот черный змей, пройдя через его сердце, исчез в ином мире.
        - Впрочем, если он часть тебя, ? продолжал Артэм, ? можно допустить, что именно так ты и узнал темный язык, но тогда мои знания выглядят странно.
        Стен кивнул, но, не желая увязать в пустых теориях, спросил:
        - Часто он пишет о существующих печатях?
        - Нет, очень редко, ? он протянул отцу небольшую стопку. ? Правда все эти печати он критикует и расписывает их возможные полезные перестройки.
        Стен взял бумаги и стал читать, отвлекаясь от своих разборов догм и основ. Так они условились. Пока Стен искал новые принципы для экзорцизма в целом и то, что могло помочь мечникам, Артэм пытался систематизировать все, что писалось о печатях. Потому Стен о некоторых вещах сначала узнавал от сына, а потом заглядывал в оригинал, который изучал в мельчайших подробностях так же внимательно, как сейчас. При этом он даже не заметил странный внимательный взгляд Артэма, изучающего черты лица отца. Только тогда в душу мальчика прокрались сомнения. Он не раз замечал схожесть Лейна с отцом, особенно в улыбке и манере спорить. Они были очень похожи. Артэм же был не таким как отец и старший брат. Привыкший быть честным и искренним, юный заклинатель нервно прикусил губу и, промолчав, поспешил вернуться к работе и очень скоро отбросил эти мысли.
        Только на третий день тишины Артэм вышел из дома и заодно решил узнать, что слышно о новом главе ордена. Он отправился в лавку через дорогу, потому Стен отпустил его одного, но вернулся он не только с покупками, но и новостями.
        - Представляешь, совет ордена так и не принял решение, ? сообщил он по возвращению. - Там, говорят, третий день шумные споры. Уже ходит слух о возможном расколе ордена.
        - А что с обстановкой? - спросил Стен, словно его совсем не волновал вопрос правления в организации.
        - Вроде, все тихо, ? пожимая плечами, проговорил мальчишка. - Или они скрывают, или работа идет в штатном режиме: никаких демонов, захватов, дыр в Темный мир - ничего.
        Это было хорошей новостью.
        - Надеюсь, совету хватит ума сохранить орден цельным, ? проговорил Стен и вернулся к работе, понимая, что уже сейчас он может предложить кое-что конкретное.
        Глава 16
        Когда вечером того же дня в дверь постучали, Стен открыл ее, ожидая увидеть кого угодно, но не своего наставника Рейнхарда.
        - Я могу войти? - спросил исхудавший, совсем постаревший мужчина.
        - Да, конечно, ? неловко отозвался Стен, спешно пропуская наставника, к которому всегда питал особое уважение. - Проходите, правда у меня тут легкий хаос.
        Рейнхарду было странно видеть Стена таким. Он привык к собранному, сдержанному и всегда серьезному юноше, который следовал всем правилам и традициям, а сейчас перед ним стоял растрепанный и, мягко говоря, странный человек. Его нельзя было назвать старым и даже определение «человек в возрасте» ему не подходило.
        Рейнхард с удивлением изучал Стена, словно видел впервые. Все казалось ему необычным: кожа, явно впитавшая в себя немало солнца и познавшая силу горного ветра, взгляд, полный огня, уверенности и задумчивой печали, мелкие звездочки, как метки, разрезающиеся тонкими морщинками в уголках глаз, седые локоны, подобные серебряным нитям, падающие на черную одежду, испачканную мелом. Во всем облике Стена он не находил ни одной условности, ни одного правила, напротив, он словно перечеркивал все. Даже сутана внезапно стала другой. Без золотых наград, белоснежных воротников и даже без креста она вдруг предстала строгим сдержанным нарядом человека, отдавшего себя своему делу.
        - Я пришел от имени совета, ? начал было Рейнхард, но войдя в гостиную и увидев происходящее в комнате, тут же умолк.
        Машинально кивнув мальчику-послушнику, он осмотрел исписанные стены и бумаги, заполнившие всю комнату в сложном, трудно уловимом порядке.
        - Это все оставил Ричард? - пораженно уточнил мужчина.
        - Да, он чуть больше полугода писал все это. Тут много разных записей, например, это.
        Стен совершенно спокойно протянул наставнику несколько листов, описывающих влияние разного рода ударов освященных мечей на энергии темных существ. Причем все это сопровождалось конкретными цифрами и примерами из истории ордена.
        Только просмотрев на эти листы, Рейнхард почти потерял дар речи.
        - Я…
        - Не волнуйтесь, я не буду прятать эту информацию, просто в таком виде, как мы ее нашли, ее сложно предоставить, она нуждается в систематизации и переработке, ? спокойно сказал Стен. - У Ричарда отвратительный почерк, впрочем, учитывая его болезнь, его сложно в этом винить.
        Рейнхард прекрасно понимал, что без пометок Стена поверх сильно искаженных букв он бы очень долго разбирал некоторые слова и фразы. Он даже не догадывался, что в мелких буквах порою встречались руны древнего языка Тьмы.
        - Он как будто предчувствовал…
        - Нет, ? уверенно покачал головой Стен. - Он просто знал, что жить ему еще несколько лет и спешил записать все, что открывалось ему в моменты прозрения. Память Керхара не всегда была ему доступна. Я думаю, что он планировал сам все это систематизировать и написал бы много больше, если бы не погиб.
        - Но почему он молчал столько лет?! - пораженно воскликнул Рейнхард, в очередной раз скользя взглядом по стенам.
        - А вы бы его послушали?
        Вместо ответа старый боец многозначно вздохнул и отвел взгляд, все же признавая, что в столице паренька никогда не воспринимали всерьез, видя в нем только инструмент.
        - Вот видите, так зачем вы пришли? - спросил Стен, наконец расчистив место на небольшом диване, чтобы усадить гостя.
        Сам он устроился на подушке на полу, как и сидел до появления наставника. Артэм к тому моменту успел незаметно ускользнуть на кухню, понимая, что может помешать разговору, но старательно вслушивался в происходящее в гостиной. Пока Стен искал ответы, юный заклинатель, опасался, что в ордене испугаются перемен, отвергнут Стена и те знания, которыми так отчаянно хотел поделиться Ричард.
        - Мы очень долго спорили, ? заговорил Рейнхард. - Жаль, конечно, что нельзя было показать все это тем, кто не хотел верить твоим словам, но в итоге…
        Мужчина выдохнул и заговорил явно официально:
        - Мы просим вас - Стенет Аврелар - принять командование Орденом Креста.
        Стен долго смотрел на наставника так, словно собирался отказаться от всего этого. Вместо ответа он потянул серебряную цепочку на своей шее и извлек из-под черного одеяния серебряный крест, взглянул на него, а после молча и почтительно кивнул.
        - Ты согласен? - взволнованно уточнил Рейнхард.
        - Я приду завтра и принесу клятву. Можете не беспокоиться.
        Он улыбнулся мягко и легко, словно речь шла о простой беседе, а не о руководстве огромной организацией, нуждающейся в реформах.
        С тех пор эта улыбка была с ним всегда в стенах главного отделения, но за его пределами, когда кто-то из официальных лиц становился у него на пути, Стен обращался в настоящее чудовище - уверенное, грозное и беспощадное.
        Даже король, вынужденный принять все требования нового епископа, шутливо спросил:
        - Он у вас точно человек?
        Для Ордена ответ был очевиден.
        Большинству инквизиторов нравился новый епископ. Он не выделялся внешне и часто мелькал в огромных коридорах в самой простой черной сутане. Оттого молодые ребята, еще не знавшие его в лицо, частенько попадали в неловкие ситуации, но Стен только улыбался и ускользал по своим делам. Он предлагал конкретные реформы и не принимал единоличного решения, вынося на обсуждение каждое предложение, при этом нередко оставлял совет ордена обсуждать новые проекты, а сам уходил в свой кабинет, чтобы быть и рядом и не мешать им.
        Он четко обозначал свою позицию, предлагал варианты и позволял ордену выбирать. А когда решение было принято, он, покидая здание совета, надевал золотую звезду как символ своей должности. Тогда в нем что-то менялось и, защищая позицию ордена, он уже не был мягок. Он добивался, доказывал, порой стучал кулаком по столу и даже в некотором роде угрожал: он описывал такие возможные исходы, что у чиновников волосы белели от ужаса.
        - Тогда нападения прошлого месяца покажутся вам раем, ? говорил он страшным тихим голосом. - Так что подписывайте и не сомневайтесь в том, что это нужно.
        Его слушали, боясь даже возразить.
        Так за первую неделю своей работы он стал личностью, которую в лицо знали даже дворовые мальчишки. Видя его на улице, простые люди частенько кланялись, в очередной раз поражаясь отсутствию регалий. И только на окраине города ночью соседи епископа удивленно наблюдали, как на балконе человек в черном одеянии долго курил, нервно хмурясь. Он не стал переезжать в центр, заселяться на территории ордена, утверждая, что прогулки пойдут ему на пользу.
        Молодой епископ с большой радостью неспешно шагал домой, наблюдая, как город прячется в ночь, как кто-то спешит с работы, забирая ребенка домой. Он беседовал с сыном. Они временно забывали о делах, вскользь обсуждали их и переходили к беседам о самих себе. Артэм делился планами и мыслями о самых разных вещах, начиная теориями Тьмы и Света, заканчивая обстановкой нового дома, которая была еще не завершена. Утром же, напротив, Артэм чаще молчал, думая о том, что ему предстояло сделать сегодня как члену команды разработчиков новых печатей. Он все еще оставался послушником, но в нем уже признавали гения и обращали внимание на его идеи, не превращая мальчишку в расшифровщика записей Ричарда.
        Зато Стен ловил запах свежей выпечки, порой задерживался, чтобы переговорить с кем-нибудь из городских властей или с необычайно хмурым лавочником, позволяя сыну опередить себя и приступить к работе. Все это давало ему сил, чтобы лучше видеть свои собственные цели.
        Он очень быстро привык к существующему положению вещей и был уверен, что готов ко всему, но не прошло и месяца, как на его лице возникло выражение испуганной растерянности. Он просто спешно выскочил из кабинета и чуть не сбил белокурую целительницу.
        - Камилла? - только и смог прошептать он, не веря, что на него вновь смотрят те самые завораживающие глаза.
        Заливаясь краской, молодая женщина опустила голову и отступила.
        - Вы знаете мое имя, ? прошептала она тихо. - Я думала, вы давно его забыли.
        - Что ты здесь делаешь? - недоумевал Стен.
        - Я перевелась сюда, ? прошептал ласковый голос, - чтобы быть рядом с вами.
        В этот миг она все же решилась посмотреть на него. Именно тогда их глаза впервые встретились по-настоящему, не вскользь, не убегая в сомнении.
        Она видела сильные глаза, которые, чуть дрожа, озарились надеждой.
        Он видел живые осколки неба и поражался, как мало он знал о той, что вот уже пять лет робко завораживала его взгляд.
        Камилла улыбнулась мягко и нежно. Стен сразу опомнился и спешно отвернулся, вспоминая, что все-таки женат, а через миг, посмотрев на нее, он был уже серьезен, словно ничего, кроме общей родины, их не связывало.
        - Это хорошо, что ты здесь. Ордену сейчас нужна любая помощь. Добро пожаловать в команду.
        Он мягко улыбнулся и, признавшись, что спешит, ускользнул, отчаянно понимая, что сердце в его груди беспокойно стучало какой-то давно позабытый ритм.
        Он не был готов говорить с ней. Он снова и снова напоминал себе, что не был вдовцом, что врал все эти годы, что браки не расторгаются и что где-то в этом мире есть его законная жена, а эта девочка не заслуживает такой безжалостной жестокости, и главное от кого - от самого епископа! Этого Стен просто не мог допустить. Он уходил в дела так, что все чаще оставался ночевать в своем кабинете, особенно тогда, когда в столицу прибыл Лейн. Он не спешил сюда, опасаясь не быть таким же особенным, как в Ксаме. Будучи натурой тщеславной, в этом он отличался от отца. Молодой Стен, получив возможность попасть в столицу, не раздумывал. Он прекрасно понимал, что дома он - молодое талантливое дарование, а в столице просто мальчишка, которого заметили, но одна мыль о том, что у него будет возможность учиться у самых лучших, путешествовать по всей стране и осваивать то, что в Ксаме просто невозможно, - приводила его в восторг. Лейн же хмурился, понимая, что ему придется вновь завоевывать авторитет и доказывать всем, что он не просто сын своего отца, а тоже способен на что-то значимое. Он не был готов признаться
себе, что попадает в столицу только потому, что туда переехал отец, а не потому, что поразил умениями столичного мечника, как это было со Стеном.
        Долгие раздумья, сомнения и уговоры младшего брата все-таки убедили Лейна приехать. При этом у него был вид человека, делавшего одолжение своей семье, который заставил Артэма смеяться.
        Стен же не обращал на это внимания, буквально перепоручив капризного юнца своему наставнику.
        - Много у него спеси, ? жаловался старый Рейнхард, ? но ничего, мы его перевоспитаем.
        Стен только улыбался, прекрасно зная, что Рейнхард может и научить, и осадить, если надо, и даже проучить, и ничего дурного в этом не видел, потому даже не думал вмешиваться и вслушиваться в жалобы сына.
        В особо сложные дни Стен оставался в кабинете. Его дети уже не ждали его, а Артэм сам уходил домой и встречал Стена там, если тот все же появлялся, как правило в полном мраке.
        В ту ночь он уснул в кабинете незаметно для самого себя.
        Перед ним в ярком свете стоял тот самый черноглазый с его лицом, совсем молодой, улыбчивый, но странно бледный. Никогда прежде Стен не мог рассмотреть его так внимательно, как сейчас. Белая кожа темного казалась прозрачной и словно призрачный туман едва прикрывала черные жилы. Стен был уверен, что в прошлый раз он был явно сильнее, а теперь казался истощенным и болезненным.
        Темный жестом позвал епископа к себе, и Стен шагнул, чувствуя себя его марионеткой.
        - Кто ты? - прошептал он взволнованно.
        - Ты знаешь, ? беззвучно ответили тонкие губы.
        - Как тебя зовут?
        Бледная рука коснулась губ епископа.
        «Ты знаешь», ? эхом звучало в его голове.
        А в сознании почему-то вновь всплывали странные обрывки воспоминаний, где он стоит на холме, видя перед собой белый город в зелени, и медленно разводит руки, словно открывается этому миру.
        «Авелар!» ? кричит ему испуганный взволнованный голос.
        А он оборачивается и видит синие глаза Керхара, полные мольбы, но без малейшей жалости лишь закрывает веки и шепчет:
        «Пора…»
        А темный смотрел на него и смеялся, медленно коснулся своей груди и вдруг на глазах у Стена разорвал свою грудную клетку, словно кожа - только тряпица, а кости - жалкий песок. На его лице не отражалась боль. Он улыбался. Нет ни единой капли крови, и сердца в его груди нет, только огромный черный камень, идеальный шар, в котором потоки Тьмы исполняют свой танец.
        Стен не успел даже испугаться, как темный протянул ему этот камень.
        - Смотри, ? прошептал он тихо. - Смотри внимательно, если хочешь увидеть Керхара…
        Это имя заставило Стена буквально вцепиться в странный шар и смотреть в него, словно он мог открыть ему тайну всего мироздания, но ничего не происходило. По пальцам пробежали спазмы, голова начала кружиться, а к горлу подступил ком тошноты.
        Он поднял глаза, но темного не было, а свет быстро исчезал, охваченный Тьмой со всех сторон. Она подкрадывалась к нему и, касаясь, вызывала в нем такой страшный холод, что он терял самого себя. Камень выскользнул из рук.
        Свет разлетелся осколками, а звон мгновенно увяз в пелене темной массы. Все исчезло. Стен был готов поклясться, что его больше нет, что он сам эта Тьма, струящаяся в этих непроглядных потоках. Ему хотелось достичь того, кто сидел прямо перед ним. Раньше он его не видел, но теперь впереди на алтаре сидел мужчина, прислонившись к кресту. Капюшон не скрывал его лица, а мантия походила на лохмотья. Он был бледен и истощен так же, как тот темный, что встретил его в этом сне, но его темные глаза были завязаны бинтами. Стен почти достиг ее, но внезапно уперся в преграду. Странная стена из тусклого незримого света охраняла этого человека. Только теперь можно было различить сияние, исходившее от лица и дрожащих рук. Его губы что-то шептали, но различить слов было нельзя.
        Возникла еще одна фигура. Он сразу ее узнал. Керхар медленно приближался к неизвестному, но только когда смог коснуться его бледной руки, заговорил:
        - Это я, Медлар. Я вернулся.
        Существо с завязанными глазами тут же дернулось, пришло в движение и буквально вцепилось в мантию Керхара. Он что-то говорил, вернее, отчаянно хрипел, неспособный внятно выражаться.
        - Все хорошо, ? прошептал Керхар.
        А это существо буквально рвало на нем мантию и прорывалось к его груди, чтобы точно так же вскрыть ее и застыть.
        Яркая пульсирующая искра осветила купол. И Тьма отступила, а Стен невидимой, бесформенной силой, напротив, устремился к свету и стал восторженно плясать вокруг этих двоих. Он не мог объяснить, чему рад, но что-то подсказывало, что нет ничего лучше этого света.
        Керхар сорвал повязку с товарища, раскрывая две зияющие дыры, в которых явно не было ничего похожего на глаза человека, но тут же в пустых глазницах шевельнулась Тьма, и мгновенно распахнулись узкие огненные зрачки.
        Медлар улыбался и словно оживал, буквально вдыхая свет.
        - Пора, ? прошептал Керхар и поднял руку ввысь.
        Он был уже совершенно цел, словно никто его и не трогал, точно так же, как его товарищ казался полным сил.
        Светлая звезда поднялась ввысь и, озарив все, взорвалась. Вновь заплясали вихри тьмы и света, а в тишине магии зазвучал хохот, столь дикий, что Стен вскочил, резко делая вдох и замирая в своем кресле у стола.
        Перед ним стоял темный - молодой, полный сил и уверенности. Он держал в руках меч епископа и смеялся.
        - Какой же ты дурень, ? проговорил он, неспешно кладя меч на стол и тут же исчез, заставляя Стена провалиться в полное забытье.
        Утром, открыв глаза, он стразу невольно застонал от сильной боли в груди, но через миг увидел меч на своем столе и в ужасе не смог уже дышать, а часом позже епископ был найден в своем кабинете без сознания. У этого горячего, сильного экзорциста было все же сердце человека, которое устало и отправило Стенета Аврелара на больничную койку.
        Столица и орден испуганно затихли, боясь даже обсуждать инфаркт нового епископа. Сомнений не было: мужчина просто измотал себя.
        - Ты уже не молод, ? сказал ему Онгри. - Надо учитывать это.
        Но Стен подозрительно смотрел сквозь него во время всех нотаций. Как ни странно, свое состояние его волновало мало. Он продолжал работать даже в постели, но одно его задание всем показалось странным:
        - Мне нужна вся активность Тьмы в ту ночь.
        - Зачем? - не понимал его помощник.
        - Надо!
        Ничего необычного среди происшествий не было. Он вновь перепроверил всё и только убедился, что не только в столице, но и вообще во всей стране эта ночь была тихой настолько, что ее можно было считать ненормальной.
        - Тогда узнайте обо всех происшествиях этой ночью, ? потребовал он, да так настойчиво, что врачи, наблюдавшие за этим, начали сомневаться в его вменяемости, но так как буквально через миг епископ становился привычно сдержанным и спокойным, всем пришлось смириться, что у Аврелара просто личный интерес. Особых происшествий не нашлось, но список мелких ему все же предоставили. И как только ему позволили встать, он сразу занялся их изучением.
        Все было просто. Он точно знал, что оставил меч дома. Он брал его редко, прекрасно понимая, что он теперь лицо официальное, а в случае необходимости в здании ордена для него нашлось бы оружие. К тому же благодаря «наследию Керхара» ? а именно так был назван целый ряд мощных печатей - он мог сражаться без меча, давая Тьме шанс обратиться обратно светом или стать хотя бы неопределенной силой человеческого духа. Впрочем, сейчас важен сам факт того, что меча при нем не было, теперь же, изучая меч, в пазах рунной резьбы он заметил едва различимые следы крови и ужаснулся от одной только мысли, что его мечом могли причинить вред человеку.
        Все это так сильно волновало Стена, что он не мог ни о чем думать, даже не замечал Камиллу, которая все время старалась за ним ухаживать во время болезни, а когда замечал, поддавался ей невольно, нуждаясь в беседе. Он говорил с ней вечерами и даже не заметил, как начал позволять ей касаться своих рук, сжимать ладонь, ронять голову на свое плечо, как сам скользил пальцами по ее запястью, гладил ее светлые локоны и по-своему пытался заботиться об этой девочке.
        Но стоило ему встать на ноги, как он спешно бежал подальше от госпиталя, чтобы не думать, как объяснить этой юной особе свою слабость. Благо ничего недопустимого он все же не совершил, а их сближение не перешло черту, чтобы нужно было действительно что-то объяснять.
        Зато самому себе Стен просто обязан был объяснить следы крови на своем оружии. Первым делом он заглянул в один небольшой кабачок, мимо которого нередко ходил на работу. В ту ночь там случилась странная драка, в которой был убит человек. С хозяином он был знаком, поэтому легко узнал все детали случившегося. Все оказалось довольно банально. Ревнивый муж застал жену в кабаке с любовником и зарезал незадачливого. Стен хмыкнул и забыл об этом. Было еще одно ограбление, в котором никто не пострадал, и драка, в которой все действующие лица были известны.
        Изучив все детали, Стену пришлось сдаться, просто вычистить оружие и вернуться к нормальной жизни.
        Глава 17
        Камилла, наблюдавшая странности епископа, сама решила узнать о той ночи, что так волновала мужчину. Первым делом она спросила у охраны главного подразделения, где был Стен той ночью. Ей сказали, что он ушел очень поздно и вернулся на рассвете с мечом, при этом ни с кем не разговаривал и одет был в штатское. Это удивило девушку, ибо она точно помнила, что сам Стен утверждал, что провел ночь в кабинете и что видел кошмар. Но она промолчала, просто поблагодарила стражу, соврав, что это важно для его лечения, и удалилась, радуясь тому, что едва ли кому-то придет в голову интересоваться подобным.
        Она его действительно любила и продолжала украдкой наблюдать, пока он все же не заговорил с ней сам, поймав в одном из коридоров:
        - Мы можем поговорить? - спросил он без лишних церемоний.
        - Да, конечно. Как вам будет угодно, ? ответила она с явной готовностью принять любые его желания.
        - Я хочу поговорить не здесь, ? продолжил он.
        Голос его становился тише, он коснулся ее руки и лишь затем посмотрел в глаза.
        - И говорить я хочу не о работе, ? прошептал он смущенной Камилле. - Мы можем встретиться вечером?
        Она только кивнула и, приняв его предложение, умчалась, краснея до самых ушей. О подобном она даже не мечтала. Он же понимал, что так больше не может продолжаться, и хотел навсегда покончить с этим напряженным молчанием и симпатией, которой нельзя было существовать.
        С полной решимостью со всем покончить, он направился на встречу, но когда увидел ее, обо всем забыл. Перед ним стояла не скромная девочка в черном одеянии, а чудо в светло-голубом платье. Белые локоны большими волнами падали на ее плечи, создавая настоящий ореол теплого мягкого света.
        - Я так рада поговорить с вами, ? прошептала она, садясь с ним рядом в центральном парке столицы. - Я так привыкла к нашим беседам, что мне без них стало очень грустно.
        Он смотрел на нее и уже не знал, какой выбор был верным, однако все же заговорил, решив просто быть честным:
        - Камилла, я хотел бы, чтобы ты вернулась домой, ? признался он.
        Девушка сразу поникла и опустила голову.
        - Я вас раздражаю?
        - Нет. Вовсе нет, ? он даже испугался такого предположения и невольно коснулся ее руки. ? Ты удивительная, и для меня ты похожа на глоток свежего воздуха, но я старше тебя на двадцать лет и не могу…
        Он сам сбился, понимая, что в своих словах выдал все свои мысли.
        - Не на двадцать, а на восемнадцать, ? исправил его тихий голос.
        Тонкие пальцы легли поверх его ладони, и она повернулась к нему, не поднимая глаз, просто подалась ближе и заговорила очень тихо:
        - Я ведь все понимаю. Я знаю, что вы не можете, что вы - лицо официальное, и служебные романы не для вас, но я ничего не могу с собой поделать. Много лет назад, когда вы вернулись в Ксам, я увидела вас. Тогда вы были очень печальны и так строги, а я была совсем юной девочкой. Вы заметили меня среди сирот при епархии. Вы наверняка этого не помните, но дали мне яблоко и погладили по волосам, и с того дня я постоянно думала о вас.
        Она посмотрела на него своими огромными голубыми глазами. Он же вспомнил эти глаза и поразился, осознав, что та угловатая девочка с короткими волосами и ссадиной на лице и была та самая Камилла, которая теперь сидела перед ним прекрасным ангелом.
        - Моих родителей убил одержимый, только меня спасли, а я тогда всех ненавидела, весь мир, и совсем ничего не хотела, пока не появились вы, ? продолжала девушка. - Я живу ради вас и благодаря вам. Да, сначала это была детская глупость, но я наблюдала за вами с тех самых пор и знаю о вас очень много. Мне кажется, я понимаю вас, и я люблю ваши мысли, ваши поступки, вашу горячность и вашу улыбку. Я правда все это люблю!
        Ее тонкие пальцы крепко сжали его руку и в порыве прижали ее к своей груди.
        - У меня от вашего присутствия сердце замирает, поверьте мне, я не стану компрометировать вас, плести интриги и делать глупости, просто позвольте мне остаться рядом, как и прежде.
        Она говорила это так, что он не мог даже извиниться за свои слова, за свое мнение и желание избавиться от нее. Вместо этого он ласково привлек ее к себе и обнял.
        - Просто ты мне нравишься, я думаю о тебе, но не хочу разрушить твою жизнь, ? прошептал он тихо.
        - Вы не можете ее разрушить, потому что она принадлежит вам.
        После таких слов Стен не мог устоять, но, поймав себя на желании ее поцеловать, вовремя остановился.
        - Камилла, я не могу заводить отношения, ? поспешно сообщил он, отстраняясь.
        - Из-за должности?
        - Не только, даже скорее совсем не из-за нее.
        - Вы беспокоитесь о том, что вы женаты? - внезапно спросила Камилла
        Стен вздрогнул и посмотрел на девушку, не веря своим ушам.
        - Я знаю, вы всем говорите, что вы вдовец и ваше жена умерла, но не так уж и сложно при желании узнать, что ваша жена исчезла, оставила вас с двумя детьми, а вы все еще не хотите ей изменять? ? поразилась девушка. - Разве она стоит такой верности?
        - Нет, но…
        Стен мягко взял ее руки в свои и посмотрел в ее глаза:
        - Я не хочу, чтобы ты была с тем, кто не может предложить тебе настоящую семью, настоящий брак, настоящую верность.
        - Но для меня это неважно, ? прошептала девушка. - Если я могу быть с вами, я буду рада быть кем угодно. И никто не узнает. А если захотите, я даже ребеночка вам рожу. Я была бы даже рада родить от вас малыша.
        - Глупенькая, в нашем мире внебрачным детям трудно, ? прошептал он, поражаясь сиянию ее глаз.
        - Это вы глупый, ? ответила она. - Трудно всем, но куда важнее быть живым и здоровым, и совершенно неважно - в браке ты родился или нет. Важно прийти в этот мир, а если ты придешь в него благодаря любви, то будешь благословлен самой великой силой на земле.
        - Ты права, ? прошептал он, позволяя тонким рукам Камиллы обнять свою шею.
        Но как только ее нежные губы коснулись его дыхания, он крепко обнял тонкую фигурку, за которой пряталось невероятно сильное, завораживающее существо.
        С этого момента их странный, медленный роман стал очень бурным, и уже через пару дней молодая любовница епископа переехала к нему домой.
        Артэм принял это спокойно. С Камиллой он все давно обсудил до ее окончательного переезда, поймав ее на попытке подружиться с ним.
        - Не надо мне угождать, ? проговорил он холодно тогда.
        Эти слова напугали девушку, но улыбающийся Артэм продолжил:
        - Не делай такое лицо. Ты ведь не думаешь, что я буду называть тебя мамой?
        - Нет, но…
        - Все хорошо, ? перебил ее мальчишка. - Я нормально отношусь к тебе, ты хорошая девушка, но твои отношения с отцом меня не касаются. Как он решит, так и будет, так что просто живи спокойно.
        Проговорив это, он вновь вернулся к чтению старинной книги о магических печатях.
        - И ты не боишься, что отец станет уделять тебе меньше внимания? - поразилась девушка, ожидавшая совсем другого поведения от ребенка.
        - Нет, ? Артэм даже удивился такому предположению. ? Отец всегда найдет на меня время, если я его попрошу.
        - И ты не считаешь, что он теперь занят больше обычного?
        Артэм рассмеялся и все же отложил книгу.
        - Всю мою жизнь отец был занят. У него была работа, но он никогда мне не отказал, никогда он не оставлял меня тогда, когда это было нужно, и всякий раз исполнял мои просьбы. Да, иногда нужно было немного подождать, но мой отец останется моим отцом, что бы там между вами не происходило. Так что я повторюсь: просто живи дальше.
        Лейн же отреагировал совсем по-другому:
        - Отец, ты сошел с ума! - кричал он, считая, что его предка настигло старческое безумие.
        Камилла наградила экзорциста хлесткой пощечиной быстрее, чем Стен успел что-то возразить.
        Лейн привычно хлопнул дверью. Артэм отвлекся от своих дел, а Стен только вздохнул, хорошо зная Камиллу и ее острые реакции на несправедливость.
        - Он такой неблагодарный, ? после тихо проговорила она епископу. - Ты ведь вырастил его. Я видела, как много ты для него делал, а он совсем этого не ценит.
        - Это не повод с ним ссориться, не обращай внимания.
        Но она обращала, и потому отношения с Лейном у нее совсем не складывались.
        - Кто ты такая вообще?! - ругался Лейн после очередного ее замечания. - Ты мне не мать, а если бы мама была жива, в нашем доме не было бы таких продажных женщин, как ты.
        В этот раз Лейн получил пощечину от отца. Никогда в жизни Стен не был так зол на него и никогда прежде не поднимал руку, но теперь смотрел на сына буквально диким зверем. Все в нем тогда смешалось: и гнев от того, что Лейн вспомнил о матери, и негодование от сравнения двух совершенно разных женщин в его жизни, и сам факт оскорбления той, которая делала все ради него. Тогда он впервые посмотрел на Лейна холодным высокомерным взглядом и приказал:
        - Извинись.
        Лейн только гневно смотрел на него.
        - Извинись немедленно или убирайся.
        Его голос был леденяще спокоен, а на лице не дрогнул ни один мускул.
        - Вот и уйду! - крикнул Лейн в ответ. - Не желаю жить в этом притоне!
        Он промчался мимо Стена к себе, спеша собрать вещи и уйти. Ему было не понять, как болезненно и остро сжалось отцовское сердце. Он не мог даже представить, как горела от боли рука, посмевшая ударить свое продолжение, и о муках совести он ничего не знал.
        Стен же молча пил таблетки, вновь ощущая тяжесть в груди, и обнимал Камиллу, не желая ничего объяснять. Она же догадывалась, но молчала.
        Камилла действительно знала многое. В детстве она отмечала отношение Стена к своему сыну и даже немного завидовала ему. Она находила в Лейне черты Стена, читала в характере их сходства, но куда ярче она видела их отличая, делавшие их совершенно противоположными людьми.
        - Если хочешь, я поговорю с ним и верну домой, ? сказала она на следующее утро, видя, как нервно курит Стен. - В конце концов, я могу жить отдельно, а ты бы приходил ко мне как прежде.
        Он потушил сигарету, словил ее тонкую руку и поцеловал пальцы.
        - Не надо, ты ни в чем не виновата, ? прошептал он. - Я давно потерял контакт с ним, просто не надо было его бить.
        Только так он выдал свои мысли и тут же привлек ее к себе, чтобы скользнуть губами по ее шее. Ее любовь и ее ласка становились для него источником энергии, благодаря которому он продолжал свою революцию в истории экзорцизма.
        Уже через полгода все подразделения отказались от техник изгнания. Через год большинство действующих экзорцистов освоили техники захвата и изоляции Тьмы. По всей стране начались проповеди о необходимости хранить покой внутри себя. В столице их нередко читал Стен.
        - Важно по-настоящему понять, что отсутствие порока не защитит вас от темной энергии. Вы можете бесконечно долго отказывать себе в низменных желаниях, так и не поняв, что беда таится не в действии, а в самом желании, в чувстве, которое толкает вас к нему, ? спокойно говорил он в стенах храма. - Важно понять, что темная энергия такая же часть вас, как и светлая, и вы сами решаете, какую сторону примет ваша душа, а действия - это только отражение того, что живет внутри вас.
        Он запнулся, ибо в толпе горожан мелькнули яркие рыжие локоны. Странно до боли, до спазма в груди содрогнулось все, а неизвестная в толпе чуть отступила в сторону и показалась ему. Тот комок нервов, который сжимал его грудь, внезапно оборвался.
        Она внимательно смотрела на него без улыбки, без страха, без сомнения.
        Стен закрыл глаза, глубоко вздохнул и продолжил, стараясь смотреть в другую сторону, но все же глазами невольно вновь и вновь находил ее в толпе. Он наблюдал, как она уходила, и чувствовал, как замирает его сердце.
        В дверях она обернулась. Изумруды ее глаз сверкнули в солнечном свете, а губы что-то прошептали.
        Стен сделал вдох, надеясь на облегчение, но стало только хуже. Она уходила, а это значило, что прямо сейчас, появившись на краткий миг, она могла исчезнуть навсегда.
        - Простите, я не могу продолжать, ? признался он, отступая от трибуны.
        - Стен, снова сердце? - взволнованно спросила Камилла, быстро подбегая к нему.
        - Хуже, ? неоднозначно ответил он и сорвался с места.
        Выскочив из храма с черного хода, он выбежал на улицу и увидел ее, стоящую совсем рядом. Она улыбнулась, поднимая глаза.
        Это была она. Ему не показалось, она - его Анне - стояла перед ним. В голове клубился туман. В висках нервно стучала кровь. Не помня себя, он метнулся к ней и сразу с силой сжал тонкое запястье женщины, прижимая ее к стене. Она изменилась, на ее лице глубокими полосами ложились морщины, но, как и прежде, нервничая, она кусала губы.
        Не находя слов, он коснулся лбом ее лба и только посмотрел в ее глаза.
        - Что, опять возьмешь меня силой? - спросила она тихо.
        Он тут же отшатнулся, опасаясь своих чувств и желаний. Тяжелое дыхание мешало говорить, но ее тонкие пальцы безжалостно скользнули по щеке.
        - Ты не тронешь меня. Мой Стенет не такой, ? тихо прошептала она, прильнула к нему и продолжила: ? Я люблю тебя…
        И тут же отстранилась, чтобы поспешить уйти.
        Он не мог ничего говорить, только смотрел в стену. В глазах темнело. В ушах стоял гул. Найдя наощупь стену, он слышал дикий хохот того темного в своих ушах, пока тихий голос не окликнул его. Кто-то бережно коснулся его плеча, а он, внезапно обернувшись, крепко обнял белокурую Камиллу.
        - Что случилось? - спросила она.
        - Просто не оставляй меня, ? сказал он, целуя ее светлые волосы.
        С ее появлением он снова смог дышать. В голове прояснилось, а наваждение отступило. Он словно очнулся от кошмара и еще не мог унять дрожь.
        - Я не уйду, ? прошептала Камилла, обнимая его. - Я никогда не уйду.
        Она не понимала его, но знала, что никто кроме нее никогда не увидит его слабости. Никому и никогда он не покажет эту нервную дрожь в руках и голосе. Никому и никогда он не признается, что есть еще в этом мире вещи, способные выбить его из колеи.
        Камилла соврала, что ему плохо, и обеспечила ему небольшой отдых. Она с волнением замечала, что его время от времени бросало в жар, затем он вновь становился бодрым и здоровым, но через пару часов словно как в бреду бормотал что-то странное.
        - Стен, Стенет! - звала она его.
        Тогда он вздрагивал и смотрел на нее быстро светлеющими глазами.
        - Мне кажется, что ты куда-то уходишь, ? сказала она, и крепко обнимая, поцеловала его лицо.
        Он обнял ее в ответ и попытался понять, что на этот раз так упрямо нашептывал ему темный голос, но ничего не мог вспомнить.
        На следующий день он вновь стал самим собой и все же признался той, что хранила его душу:
        - Я вчера видел ее.
        - Анне Аврелар? - поразилась Камилла.
        - Да, я боюсь, что она найдет наших детей, и тогда… Как они вообще это примут? - не скрывая тревоги, сказал он.
        - Тогда ты должен сам им все рассказать. Это в любом случае лучше, чем если это станет для них шоком.
        - Лейн не поймет.
        Лейн и не понял. В этот же вечер на улице его остановила женщина в черном одеянии, и юноша, узнав мать, подумал, что сошел с ума.
        Глава 18
        С самого своего рождения Артэм Аврелар был особенным. В первый день своей жизни он столкнулся с необходимостью выживать и выжил, в то время, как дети более крепкие и здоровые нередко погибали. Да, его отец сделал все, чтобы спасти ребенка, но его старания не могли зародить в маленьком тельце желание жить. Только сам новорожденный мог вцепиться в эту надежду и держаться за нее. Он окреп, подрос и стал впитывать все, что только мог. Его тяга к знаниям стала проявляться в самом раннем возрасте. Ему еще не было и года, а он с интересом разглядывал изображения разных печатей. Тогда Стен только умилялся, но в три года этот маленький гений бегло читал, а в пять попытался активировать свою первую печать, безуспешно, но все же.
        Если бы тогда Стенет велел ему никогда так не делать, отругал его за испорченную мебель в комнате и измазанную одежду, возможно, вся жизнь мальчишки прошла бы иначе. Он мог пойти по стопам брата и увязнуть в бесконечных ссорах с отцом, мог замкнуться и спрятаться где-то в своем мире. Но Стен стал говорить с мальчиком как с равным. Вместо упреков и наказаний он объяснил сыну, что в одиночку такие вещи делать слишком опасно, что неправильно активированная печать может не только сжечь стол, но и убить заклинателя. Он не стал ничего запрещать, а напротив разрешил делать пробы и опыты, но при нем. С того дня был сделан первый, самый важный шаг в развитии одного из самых невероятных талантов за всю историю ордена.
        Сильные мечники постоянно появлялись в рядах ордена, некоторые из них были даже гениальными, периодически рождались хорошие целители, но ни с кем не было так трудно, как с заклинателем. Если у послушника обнаруживались хоть минимальные способности, его уговаривали стать заклинателем, ведь доподлинно было известно, что те, кто обладают силой без особого обучения, непременно становятся особенными.
        Артэм активировал свою первую печать в семь лет, причем не просто дал ей энергию, заставил письмена вспыхнуть - это он делал и раньше, в тот день он активировал и применил ее, создал самый настоящий щит и закрылся от мелких осколков разбитого стекла. Тогда он испугался хулигански брошенного в окно приюта камня, и этот страх активировал в нем то, что все это время рвалось наружу. Другой бы попытался закрыть лицо, закричал, заплакал, но не Артэм. Он даже подумать не успел, а его рука метнулась вверх и тут же вперед, раскрывая перед собой и малышами сияющий щит.
        Стен никогда не обладал такой силой, более того, в начале его пути никаких способностей в магии в нем не наблюдалось, они появились много позже в процессе тренировок, медитаций и духовных практик. У его же сына был уникальный дар, который Стен не смел подавлять, хотя не раз взволнованно советовался с опытными заклинателями, пытаясь понять, как развить эти способности и в тоже время удержать их в неких безопасных рамках. Он занимался с сыном, и тем самым помог явиться на свет могущественному заклинателю.
        В десять лет Артэм стал послушником, потому что отец подписал разрешение, в тринадцать стал экзорцистом, потому что Стен подписал приказ как епископ, вот только это не было просьбой сына - за него просили опытные заклинатели.
        Это решение далось Стену нелегко. Если бы речь шла о допуске к экзамену любого другого молодого дарования, он бы с гордостью и радостью его подписал. Он бы даже не вникал, полагаясь на чутье опытных людей, но здесь речь шла о его ребенке. Он понимал, что Артэм талантлив, но слишком юн, чтобы открыто сражаться.
        - Твой сын три часа держал восемь защитных печатей высшего уровня во время боя в Ксаме и даже не устал, ? напоминал ему Рейнхард, посмеиваясь, ? а ты тут сидишь и сомневаешься.
        Разве можно было держать в послушниках дарование, которое одним из первых освоило печать Керхара, незримо участвовало в разработке и испытании новых техник? Как епископ он понимал, что подобное стратегически неверно, но как отец не мог закрыть глаза на то, что его сын оставался ребенком.
        - Ты знаешь, что меня просят подписать приказ о твоем допуске к экзаменам? ? спросил он у сына.
        - Да, мне говорили, чтобы я был готов к сдаче, ? спокойно ответил мальчишка, ? но я еще не начинал.
        Он оторвался от своих бумаг и посмотрел на отца:
        - Ты его не подпишешь, да? ? спросил он холодно, будто его не беспокоило это решение.
        - А ты хочешь, чтобы оно было подписано?
        - Мне все равно, ? пожал плечами Артэм. ? Разве по-настоящему что-то изменится от этого экзамена? Я сейчас участвую в разработках печатей, два-три раза в неделю попадаю на боевые задания, где мне дают свободы больше, чем положено послушнику. Так что изменится? Разве что мой статус на бумаге и жалование. Я все равно продолжу заниматься печатями в отделе разработок и ходить на задания в присутствии другого заклинателя. ? Мальчишка еще раз пожал плечами. ? Поступай, как сочтешь нужным. Мне все равно есть, чему учиться.
        - Учиться есть чему всегда, ? прошептал Стен, только теперь осознавая, что его сын уже давно не был послушником.
        Экзамены были лишь формальностью, которая действительно ничего не изменит.
        Бумага была подписана, и после экзамена Стен поспешил узнать, как все прошло у председателя комиссии. Заклинатель сразу скривился и тяжело вздохнул:
        - Если бы я не видел его в деле, я бы подумал, что он просто дурачится, ? признался он. ? Да, он сдал, потому что он очень сильный заклинатель, прекрасно понимающий, зачем ему сила, но на экзамене он не проявил ни малейшей доли старания и не стал выкладываться даже наполовину своих возможностей.
        - Мне он сказал, что для него этот экзамен ровным счетом ничего не меняет, ? пожал плечами Стен, где-то в глубине души понимая сына.
        - Это было слишком заметно.
        Вечером Стен рассказал об этом Артэму.
        - Они ведь поручились за тебя, поэтому им было трудно принять такое отношение.
        - Они меня простят, ? уверенно заявил мальчишка. ? Иди сюда, я покажу, чем был занят последний год.
        Подойдя ближе, Стен увидел странные печати. Это была невероятная смесь печатей Мендела, тех самых, что причиняли одержимым сильный вред, и печатей Керхара.
        - Садись, тут беглого взгляда не хватит. Вот смотри, если начать активацию отсюда, то первым делом Тьму выбросит из одержимого, а потом уже печать начнет работать по кругу и…
        Мальчишка умолк, заметив, что отец его не слушает. Стен был так поражен, что не мог ни говорить, ни слушать. Он только рассматривал сложные композиции из разнообразных символов.
        - Даже если это работает, ? с трудом начал он, ? тут же нужны колоссальные запасы энергии.
        - Вот сразу видно, что ты мечник ? видишь только поверхностные руны атаки, а основу не читаешь, ? посмеивался Артэм. ? Она подключится к самой Тьме и будет брать ее энергию, заклинателю нужно лишь немного воли, причем куда меньше, чем для сдерживания и усмирения Тьмы.
        Для молодого гения все было просто. Он хорошо понимал, что далеко не каждый сможет поглотить Тьму и остаться собой, даже если этой Тьмы будет немного. Такие действия рано или поздно сломают экзорциста. Конечно, речь не шла о совершенно уникальных людях, которые могли с удивительной легкостью поглощать темную энергию и быстро обращать ее в светлую. Таких было очень мало, и даже они должны были находиться в безупречном состоянии духа и тела, чтобы все прошло гладко. Другими словами, он просто знал, что как бы не делили перед поглощением Тьму, как бы не смешивали со светом, когда-нибудь она начнет порабощать. Поэтому еще в самом начале работы над новыми печатями он задумался о способе уничтожения Тьмы и нашел его.
        - Большой ком нерастворенной соли мешает воде свободно двигаться, ? говорил он позже своим наставникам-заклинателям. ? Если он очень большой, то может даже остановить течение, но если раздробить его, то мелкие кусочки просто растворятся. Люди тоже куда быстрее поддаются пороку группами, но если эти группы разбить и поместить отдельных ее членов в другое общество, им куда легче будет забыть о прежней жизни. Так почему Тьме и Свету не жить по тем же законам? Они две стороны одного и того же. Выходит, что разбив Тьму на мельчайшие осколки, мы растворим ее в Свете и победим без риска для себя и загруженности темного мира.
        Это была лишь теория, неподкрепленная практической проверкой, к которой отдел разработок поспешил приступить после подобных доводов.
        Через неделю Артэм заявил отцу:
        - Печати не дали еще ни одного сбоя, но мы решили проверить их на по-настоящему трудном враге, а не мареновой Тьме, давно сидевшей на цепи. Мы откроем портал в мир Тьмы. Приходи, это будет здорово.
        Стен поразился этому невероятному сочетанию ума, логичности и детской бодрости, но на эксперимент все же пришел.
        В тот день на смотровой площадке собралось много экзорцистов. Все хотели увидеть новую технику, способную теоретически просто разрушить внушительный поток Тьмы, потому нервно смотрели вниз со всех возможных уровней. Епископа же разместили на балконе, с которого было видно лучше всего, полагая, что успех при таком наблюдателе обеспечит быстрое продвижение новой техники. Из тех же соображений глава экспериментального отдела поспешил рассказать лидеру все детали эксперимента.
        Это было опасное испытание, потому кроме заклинателей, проводящих эксперимент, были готовы две боевые команды. Стен был уверен, что все три экспериментатора будут участвовать, но в процессе подготовки на площадке остался только Артэм.
        Оказалось, что они распределили обязанности. Один заклинатель открывал портал, другой закрывал, руководствуясь печатями Керхара, Артэм же активировал свою новую печать.
        По полу прошла легкая дрожь, и в воздухе возникла небольшая дыра, из которой сразу стал струиться черный дым. Он разрастался, медленно выползая, а после мгновенно заполонил защищенную площадку. Стен в шоке дернулся, видя, как его сын исчез в потоке темной энергии. Вот только рука начальника экспериментального отдела легла на его плечо.
        - Он даст сигнал, если что-то случится, ? тихо предупредили Стена.
        Площадка ожила.
        Тихо хлопнул закрывшийся портал.
        Столб света поднялся среди черной дымки. Тьма расступилась, открывая взорам юного заклинателя, поднявшего руку вверх. Его пальцы резко распахнулись, и яркий столб света вдруг развернулся сияющей печатью. Она буквально расцвела, словно волшебный цветок с резными лепестками. Затем вывернулась, изогнулась и начала расти, образуя большой купол.
        Под темной пеленой расползалась другая руна. Ее блеск пробивался сквозь темные скопления, которые странным образом съеживались и извивались, будто что-то незримое терзало их.
        Заклинатель опустил руку. Рост печатей прекратился, они застыли, притягивая темную энергию. Та в ответ шипела, брыкалась, даже рычала, но ничего не могла сделать. Заклинатель же резким жестом словно ударил невидимые стены по сторонам от самого себя и уперся в них руками. В ответ на это движение края обеих печатей сомкнулись, заключив всю Тьму внутри себя вместе с заклинателем.
        Стало тихо, причем настолько, что можно было различить потрескивание энергии и легкий выдох Артэма. Затем глубокий звучный вдох. Короткая пауза, в которой руки медленно опустились и столб света начал уверенно разрастаться, захватывая экзорциста, а через миг этот напряженный свет взорвался, лопнул, как натянутая струна.
        Всепоглощающая вспышка.
        Свет стал рассеиваться как дымка, в которой стоял один экзорцист, сложивший вместе ладони, словно в молитве. Его окружала тонкая пленка, не дававшая ни Тьме, ни Свету коснуться его кожи.
        Когда Артэм открыл глаза, ни Тьмы, ни Света уже не было, только воздух казался необычайно легким. Он только успел улыбнуться, как зал наполнился овациями. Только тогда юный заклинатель поднял глаза и заметил сотни экзорцистов, наблюдавших за ним, мгновенно смущаясь.
        В случае успеха он часто радостно вскрикивал или и вовсе прыгал на месте, как маленький ребенок, сегодня же густо залился краской, чтобы все свои эмоции выдать потом, дома, когда маленьким семейным кругом отмечался его триумф.
        - Когда на меня хлынул этот поток, вот клянусь, я дико испугался, ? эмоционально рассказывал мальчишка. ? У меня были защитные печати, но я на миг поверил, что эта Тьма поглотила меня, но когда активировал печать…
        Ему даже не хватало слов.
        - Мы ведь не использовали ее на таких объемах, она не проходила через заклинателя, а тут… Я даже описать не могу, что именно почувствовал, но это так… Ну, вы ведь это видели!
        - Это было потрясающе, ? признался Стен. ? Я все еще под впечатлением.
        - Я тоже, ? поддержала Камилла. ? Особенно поражает, что все это не привело к перегрузке.
        - Все потому, что энергию я тратил только на активацию и немного на направление, а так она черпалась от Тьмы, а значит не было никаких лишних затрат.
        В этот момент кто-то открыл дверь. Поворот ключа легким эхом донесся до кухни, и Артэм сразу сорвался с места.
        - Лейн! Неужели он все-таки пришел? - воскликнул он, спеша встретить старшего брата.
        В коридоре повисла такая тишина, что Стен поспешил следом за сыном.
        Это действительно был Лейн. Он стоял в дверях, а подле него была рыжеволосая женщина. Она внимательно посмотрела на Артэма.
        - Собирайся, тебе говорят! ? рявкнул Лейн на брата. ? Ты пойдешь с нами!
        - Никуда он не пойдет, ? строго заявил Стен.
        При этом он мягко отстранил младшего сына, буквально пряча за своей спиной.
        Лейн как дикий зверь бросился на отца. Хватая ворот сутаны и держа его, он со всей силы ударил Стена по лицу и тут же дернул на себя.
        - Какая же ты тварь! ? кричал он в лицо человеку, любившему его, несмотря ни на что. ? Смотри, вот она! Живая! Скажи ей в лицо, что она умерла, тварь!
        Губы Стена вздрогнули. Возле глаза спешно наливался багровый синяк, но вместо сопротивлений и скандалов, глядя прямо в зеленые глаза, он прошептал:
        - Моя Анне умерла тринадцать лет назад…
        - Лжец! ? прохрипел Лейн и хотел снова ударить отца, но застыл, видя блеск металла, смотрящий прямо на него.
        Артэм, о котором все забыли, стоял теперь, направив меч на брата.
        - Отпусти отца и убирайся, ? сказал он безапелляционно.
        - Артэм, ? пораженно прошептал старший, ? тебе врали всю жизнь. Твоя мать жива, вот она, посмотри на нее.
        Он отпустил отца и метнулся к матери.
        - Хорошо, я знаю, но я останусь с отцом, ? совершенно спокойно ответил мальчишка, опуская оружие.
        - Артэм, сынок, послушай, ? начала было Анне, но мальчишка не желал ничего слушать.
        - У меня есть отец, и этого мне достаточно.
        - Но он не твой отец! ? вдруг вскрикнула Анне. ? Зато я настоящая, твоя родная мама.
        - Уходите, ? прошептал мальчишка. ? Я никуда не пойду.
        В нем что-то оборвалось, а радость успеха мгновенно рассеялась. Ему уже не было дела до того, что мог сказать Лейн, Стен, эта странная женщина, называющая себя матерью. Ему просто хотелось побыть одному.
        Он не соврал, говоря, что знает о матери. Как не соврала и Камилла, утверждая, что не так уж и трудно узнать правду, если пожелать. Еще тогда, выискивая схожесть с отцом и не находя, он задумался о матери.
        - Скажи, а я похож на мать? ? спросил он Лейна, как только тот прибыл в столицу.
        - Нет, ? буркнул тот неуверенно. ? Я ее, конечно, плохо помню, но мне кажется, что нет.
        Подобный ответ не удовлетворил мальчишку, но он не стал пытать брата, а обратился к архивным документам. Так он узнал, что мать служила ордену, будучи информатором. Она обладала особой способностью чувствовать Тьму. Ни один темный не мог ее обмануть, и потому ее еще юной девочкой прозвали белой ведьмой, а после просто ведьмой. Он узнал о том, что она пропала и что сделала прежде, чем сбежать. Он знал все, но молчал, оставив эту правду при себе, пытаясь представить себе разговор с отцом. Подходящих слов для этого он так и не нашел, но успокоил душу другим случайным разговором.
        - Не могу я слушать проповеди нашего епископа, ? говорил как-то один из послушников. ? Они такие лицемерные. Он говорит о праведности, а сам нагло крутит роман прямо в стенах управления.
        - И что? ? вдруг спросил Артэм, обнаруживая свое присутствие.
        Болтающие подростки тут же напряглись, но прятаться было уже поздно.
        - Давайте я расскажу вам правду, ? проговорил он, присаживаясь на краешек стола подле ребят. ? Моей матери нет рядом с ним с самого моего рождения. За всю свою жизнь я никогда не видел отца счастливым. Ни одна женщина не бывала в нашем доме, не было ни одного романа и ни одной сплетни, пока не появилась Камилла.
        Он посмотрел на того, кто посмел назвать его отца лицемером и, глядя ему в глаза, продолжил:
        - Он не крутит с ней роман, он живет с ней. Он заботится о ней, и я впервые вижу в его глазах проблески счастья.
        Он выдохнул, понимая, что должен был все это сказать самому себе, а не этим ребятам, которые все равно ничего не поймут.
        - У моего отца есть причины не вступать в брак, но нет причин не любить. Хотите ? верьте, хотите - нет. Отношения моего отца и Камиллы Верен честные и настоящие.
        Тихий шепот и хихиканье стало ему ответом. Артэм вздохнул, спрыгнул на пол, сделал несколько шагов, а после резко развернулся.
        - В следующий раз, если я услышу от вас нечто подобное, вместо объяснений вызову вас на бой, а мечом я владею не хуже печатей.
        Сказав это и не дожидаясь реакции, он поспешил удалиться, осознав все для себя самого. Перед его глазами мелькало множество разных сцен из детства. Он вспоминал минуты своей слабости и беспомощности, когда отец защищал его. Ему вспоминалось, как совсем маленьким во время болезни он тянулся к отцу, а тот отменял все дела, чтобы посидеть с трехлетним Артэмом. Ему вспоминалось, как он бежал к отцу и говорил: «Хочу в Кергут на выставку минералов!», а тот становился серьезным, доставал записную книжку, что-то выискивал и говорил: «В следующую субботу, ладно?» ? и оставалось только дождаться субботы. Он даже сам однажды слышал разговор отца с коллегами: «Я не могу, я уже обещал сыну». Он слышал смех в ответ, но в выражении лица Стенета ничего не менялось. Тогда зачем сейчас Артэм думал о непонятных деталях прошлого? Что он хотел для себя решить, если у него был отец, который всю свою жизнь посвятил ему?
        Вот только что теперь, с появлением этой странной женщины? Зачем она сказала эти страшные слова? Он не сын Аврелара? И что теперь? Артэм не представлял и не хотел представлять другого отца. Он действительно был сыном Стенета, может и не по крови, но по манере, по науке, по развитию. Он стал невольным продолжением Стена, его наследником, и это было так очевидно, что никто не смог бы это оспорить. Мальчик как губка впитал в себя каждую отцовскую мысль, пропустил ее сквозь себя и осознал.
        Теперь пришла какая-то женщина и отняла у него все. В тот миг Артэму впервые за многие годы захотелось рыдать. На глаза наворачивались слезы. Он кусал губы и держался, но в дверь его комнаты постучали. Мальчик вздрогнул, и с ресниц сразу сорвались крупные капли соленой воды. Он спешно вытер их руками и вжал голову в плечи. Теперь в его голове всплывали всякие страшные, дикие истории о том, что бывало, когда отцы узнавали, что их дети - совсем не их дети, и ему становилось жутко, а главное стыдно и за эти мысли, и за свое происхождение, молчание, свои сомнения в прошлом и отчаянье в настоящем.
        - Артэм, можно я войду? - спросил тихий голос, хотя дверь была не заперта.
        Ему хотелось кричать, ругаться, отчаянно требовать, чтобы его оставили в покое, но в памяти всплыл Лейн, и сразу стало мерзко от возможной схожести с ним.
        Дверь все же тихо приоткрылась.
        - Сынок, я…
        Стен не знал, что говорить, но сам того не понимая, случайно сказал самое главное. Артэм рванулся к нему и крепко обнял, тихо всхлипывая.
        - У меня никого кроме тебя нет, отец. Ты один - моя семья, ? пробормотал он. ? Ты ведь не откажешься от меня?
        Сильная рука легла на голову ребенка.
        - Ты для меня родной, был, есть и будешь, ? спокойно ответил Стен.
        Он шел сюда, думая, как объясниться с сыном, как попросить прощения за свою ложь и не потерять своего ребенка.
        - Ты знал? ? поразился Артэм, понимая, что в отце нет ни малейшего смятения по этому поводу.
        Отстранившись, он внимательно посмотрел в отцовские глаза, поражаясь их спокойной печали. Ему показалось, что на него смотрел тот прежний раздавленный человек, словно одним своим видом эта женщина отменила все, что достигалось годами напряженной работы над собой.
        - Нет, я не знал. Просто когда ты родился, об этом говорили так много и столько всего предполагали, что я имел возможность подумать даже об этом.
        Губы Артэма задрожали.
        - А я знал, ? прошептал он.
        - Знал? ? удивился Стен.
        Мальчик кивнул и пошел к столу, где среди рабочих бумаг хранились разные выписки их архива. Не говоря ни слова, он протянул эту папку отцу.
        - Прости, что я ничего тебе не сказал, но…
        Листая документы, Стен внезапно стал находить факты, о которых даже не догадывался. Так он никогда не знал, что его Анне обладала даром чувствовать Тьму, не знал, что она служила ордену, а главное не мог даже предположить, что перед своим исчезновением она напишет отчет о том, что родила ребенка от одержимого.
        - Вот почему я знаю темный язык, ? дрожащим голосом прошептал Артэм. ? Вот почему она хотела убить меня. Наверно из-за этого Ричард мне был роднее Лейна и вот почему я такой…
        Голос его дрогнул. Стенет просто крепко обнял мальчика.
        - Но ты не темный, не одержимый, ? сказал ему Стен. ? Ты мой сын, и ты человек, особенный человек. Ты талантливейший заклинатель.
        Артэм зажмурился от боли, позволяя последним слезам упасть с ресниц, и просто прижался к человеку, которого всегда хотел считать отцом.
        Глава 19
        Артэм злился, долго метался, много думал, но его больше не трясло от собственных мыслей. Он точно знал цену всему в своей жизни, а потому спокойно вернулся к работе и старательно делал вид, что ничего не произошло. Стен его в этом поддерживал. Они говорили вечерами, даже не касаясь этого вопроса, но мальчик не мог не заметить, что между его отцом и Камиллой что-то изменилось. Стен редко смотрел на нее, старался не встречаться с ней взглядом, не касался вскользь ее руки. Она все больше молчала и частенько смотрела куда-то в сторону, но вмешиваться Артэм не стал, понимая, что его это не касается.
        Отношения Стена и Камиллы действительно дали трещину. Они не ссорились, не выясняли отношений после появления Анне, но что-то изменилось в глазах Стена. Они постоянно хмурились и покрывались неясной густой пеленой. Ему не было больше покоя, он обнимал Камиллу и не чувствовал тепла не от того, что изменились его чувства, а от того, что боль терзала его сердце, меняя все, что было прежде.
        Лейн постоянно так или иначе давал о себе знать, изматывая отца своими скандалами, но совсем не это терзало Стена.
        - Она умерла, ? шептал он, стараясь убедить себя самого и снова поверить в эту ложь.
        Ничего не получалось. В висках вновь стучало беспокойное волнение. Сердце отчаянно замирало. Ему хотелось поговорить с ней, хотелось утром в лучах рассвета увидеть рыжие локоны. Рыжие, а не белые.
        Все проходит, но след остается.
        Он любил Анне, любил по-настоящему. Сначала он не мог принять ее утрату. Потом не мог научиться жить без нее. Потом почти забыл. Оставил в прошлом. Заполнил пустоту другим. Но вот она снова была в его жизни, жила с ним в одном городе, была так близко… и так далеко.
        Равнодушным быть совсем не получалось.
        Если человек смог полюбить однажды по-настоящему, приняв другого, отдав всего себя и почувствовав, как симпатия, влечение и страсть постепенно превращаются в выбор, прочно записанный в самых тайных глубинах сознания, - то он уже никогда не сможет забыть это чувство.
        Он любил Анне так, что ни одна интрига, ни один роман не могли сравниться с этим чувством. Ему не хватило бы и сотни, тысячи женщин, чтобы утолить эту жажду.
        Ему было просто мало: мало испытывать влечение, мало привлекать внимание, мало засыпать и просыпаться с кем-то рядом. Его нутро хотело большего: чтобы как тогда его захватило, увлекло, чтобы не было контроля, не было мыслей, только голые чувства, обнаженные нервы и тихое понимание, что рядом тот самый, особенный человек.
        Без нее он почти не жил, отдавая всего себя детям и работе, пока не появился Ричард и не показал ему, что он может многое даже без любви. Темный раскрыл ему глаза на собственные возможности.
        Его удовлетворило бы одиночество, если бы не чувства Камиллы. Эта девушка полюбила его так нежно и так трепетно, что он просто не мог не заботиться о ней, не оберегать. Разница в возрасте, в опыте, во взглядах и чувствах предопределили их взаимоотношения. Она любила, он позволял любить, отвечая заботой и лаской. Ему было нужно это.
        Он просто поддался чувствам девочки, отогрелся в лучах ее нежности и даже забылся, но теперь понимал, что не должен был так поступать, вот только не мог ни отказаться от нее, ни быть с ней прежним.
        Она же наблюдала за этими переменами и молчала. Она видела его темные глаза, знала о Стене больше него самого, но понимала, что ему нужно время, чтобы принять происходящее.
        Только ночью сквозь сон она все чаще слышала тихое бормотание на языке Тьмы, открывала глаза и видела, как он нервно расхаживает по комнате.
        - Стен, ? окликала она его.
        Он останавливался и внимательно смотрел на нее черными глазами.
        - Я разбудил тебя? Прости, ? шептал он и чаще всего возвращался в постель, реже намеревался уйти.
        - Иди ко мне, ? говорила она тогда, протягивая к нему руку.
        На его губах появлялась усмешка, но он принимал ее и почти тут же прижимал к кровати, нависая над ней и внимательно изучая ее глаза.
        - Ты ведь знаешь, что все сложно, ? шептал он, не сводя с нее глаз.
        - Ты знаешь, что я об этом думаю, ? отвечала она.
        Темные глаза ей не врали. Стен улыбался и целовал ее так, словно никого и никогда не любил, кроме нее.
        Именно поэтому настал тот день, когда вечером она нарушила покой хмурого Стенета, нежно коснувшись его плеча.
        - Нам нужно поговорить, ? прошептала она.
        Он сразу вздрогнул, но тут же перехватил ее руку, усаживая ее рядом.
        - Что-то случилось? - спросил он. - Надеюсь, тебя-то Лейн не трогал?
        - Пару раз он пытался меня задеть, когда был в госпитале, но ничего серьезного, ? призналась девушка. - Да и я совсем о другом.
        Она умолкла и посмотрела в глаза Стена. Они были глубокие, печальные, измученные. Им не хватало ни уверенности, ни силы. Камилла понимала, что он не готов, но не сказать просто не могла, потому, прикрыв на миг глаза, уверенно произнесла:
        - У нас будет ребенок.
        Ей хватило мужества понаблюдать всю бурю его реакции. В его глазах мелькнул ужас, который тут же сменился стыдом.
        Он поспешно опустил голову, словил ее руку и поцеловал ее пальцы, стараясь все осознать.
        - Камилла, милая, ? начал было он, но она тут же его перебила:
        - Только не говори мне, что я должна от него избавиться.
        Ее голос был холоден и полон решимости настолько, что Стен почувствовал легкую дрожь, пробежавшую по коже, словно мальчишка, которого заподозрили в шалости.
        - Нет, что ты, я даже не думал, просто…
        Он сразу запнулся, понимая, что лучше не говорить сейчас ничего и все обдумать и только затем обсуждать, но она настаивала:
        - Говори как есть.
        - Может тебе лучше вернуться в Ксам?
        Она отвела взгляд, тяжело вздохнув.
        - Ты не подумай ничего, я не отказываюсь ни от тебя, ни от ребенка, просто сейчас тут слишком неспокойно. Я никогда не знаю, что вытворит Лейн: то он швыряет камни в окно моего кабинета, то вламывается в дом без особых церемоний, а тебе нельзя…
        Она коснулась рукой ее губ, не в силах слушать оправдания. Все это было так, но ее волновало другое:
        - Помнишь, ты просил меня не оставлять тебя?
        Она заставила себя взглянуть на его взволнованное, измученное лицо. В дрогнувших губах и виновато искаженной морщинке на лбу она увидела ответ и убрала руку, чтобы спросить самое главное:
        - Ты мне только честно скажи: ты чувствуешь то же, что и прежде, глядя на меня, или тех чувств больше нет?
        Его губы вновь вздрогнули и чуть приоткрылись, чтобы сжаться тонкой линией. Он не мог сказать ей правду, точно так же, как не мог соврать. Его губы даже дернулись, чтобы сказать то, что должно, чтобы успокоить ее, но ее глаза, ее мудрость и вся та откровенность, что была между ними прежде, не позволила ему соврать. Он никогда не говорил, что любит ее, избегая этого болезненного для себя слова, но он не скрывал ее ценности в своей жизни, ее значимости и своей искренней привязанности, но теперь все это отступало под гнетом совершенно других страстей.
        - Я поняла, ? прошептала она, читая на его сжатых губах ответ. - Тогда мне действительно лучше уехать.
        Она тут же встала, намереваясь ускользнуть от мужчины, но он, подскочив, обнял ее со спины и уронил голову на ее хрупкое плечо.
        - Ты все еще очень важный для меня человек, ? прошептал он, ? и останешься им. Я ни от чего не откажусь - ни от тебя, ни от ребенка. Никогда. Просто так будет лучше.
        - Я знаю, ? прошептала она в ответ, - но тебе все равно нужно разобраться в себе, а мне лучше позаботиться о будущей новой жизни внутри меня.
        Ее спокойствие только сильнее разожгло в сердце чувство вины.
        На следующий день она уехала, спешно решив все вопросы. Стен дал ей ключи от своего дома в Ксаме, невзирая на ее протесты.
        - Ты будешь жить в моем доме, и это правильно, ? безапелляционно сказал он, отправляя ее в дорогу.
        При этом он выдал ей крупную сумму денег и список людей, к которым стоит обращаться за помощью.
        - Они тебе не откажут. Я им напишу и предупрежу о тебе, только, пожалуйста, береги себя, хорошо?
        Она улыбнулась и крепко обняла его на прощание.
        - Я напишу тебе, ? пообещала она, запрыгивая в экипаж, но сердце почему-то сжалось в странном предчувствии, что им больше никогда не увидеться.
        Стоило ей скрыться из виду, как Стену сразу стало ее не хватать. Тихая тоска прокралась в его сердце. Дом показался пустым. Отсутствие Лейна стало ощущаться куда острее. Благо Артэм просто был на миссии и должен был вернуться утром.
        Ночь в пустом доме далась ему необычайно тяжело. Он привычно выкурил сигарету, но руки тянулись за другой. Он не догадывался, что в глубине его глаз плясало черное пламя.
        - Ты должен взять себя в руки, ? внезапно прозвучал знакомый голос за его спиной.
        Он обернулся, ожидая увидеть Керхара, но в тусклом свете луны можно было различить только неясные черты инвалидного кресла.
        - Ричард? ? поразился он, готовый сорваться с места.
        - Тише, стой там и не смотри на меня так, ? сказал все тот же голос.
        Стен видел, как шевельнулась рука и легла на покрывало, скрывающее ноги.
        - Демону не понять тебя, зато человек может, ? продолжало ведение. ? Я пришел предупредить…
        Голос медленно удалялся, становясь почти вязким.
        - О чем?!
        Силуэт медленно таял, и Стен ворвался в комнату, желая поймать это наваждение, буквально врезаясь в Керхара.
        Черноглазый демон внимательно смотрел на него.
        - Ты скоро потеряешь себя, Стен, если не признаешь правду о самом себе, ? проговорил он, исчезая черным туманом.
        Ком тошноты и боль в сердце мгновенно захватили разум Стена, унося куда-то бесконечно далеко от реальности.
        Он сам не мог бы объяснить, как это вышло, но вместо Керхара перед ним стоял тот самый темный.
        Стен отшатнулся, видя безумную усмешку.
        - Ты?! Что тебе на этот раз нужно?
        - Мне? ? удивился демон с его лицом.
        - Да, тебе. Что ты сделал в тот раз и зачем пришел сейчас?
        Стен был полон решимости стать сильнее и вцепиться в глотку этого черноглазого притворца, но тот медленно обошел вокруг экзорциста и словно змей прошипел на ухо:
        - Я - это ты, забыл?
        Он сделал еще несколько шагов и прохрипел в другое ухо:
        - Чего ты желаешь сегодня?
        Вся решимость Стена куда-то исчезла, он почувствовал себя ватным, отчаянно измученным и бесконечно уставшим.
        - Я хочу уснуть, ? прошептал он.
        - Что ж, это самое простое. Убегать всегда легко…
        Голос исчез, буквально тая внутри сознания.
        Стену казалось, что весь мир исчез. Не было больше темного, пустого дома, ордена, проблем, был только он и густая Тьма вокруг.
        «Разве я убегаю? ? спрашивал он себя. ? Я всегда принимал проблемы и старался решать их. Разве я убегаю?»
        «Что ты решаешь сейчас?» ? тут же спросил собственный голос.
        - Я решаю жить! ? упрямо объявил он, и наваждение мгновенно рассеялось, оставив его совсем одного в пустой спальне.
        Он был совсем пустой. Сил не было.
        Не замечая первых лучей рассвета, прокрадывающихся в переулок за окном, он рухнул в постель, неожиданно для себя увидев самый странный сон.
        Ему виделся этот дом, но вместо пустоты в нем кипела жизнь. В гостиной Ричард читал рыжим близнецам какую-то книгу, а мальчишки слушали его с благоговением. Артэм с Лейном о чем-то оживленно спорили, приводя примеры из своего боевого опыта, а на кухне рыжеволосая женщина готовила завтрак, вот только обнимал ее не он, а седовласый демон с его лицом. Она улыбалась, целовала его и счастливым голосом называла Стеном.
        Епископ вскочил в холодном поту.
        Был уже день. Солнечный свет заливал спальню. Можно было услышать, как шлепал босыми ногами Артэм. Он попытался встать, но жгучая боль в груди помешала ему двигаться. Пришлось неспешно вставать и искать лекарство. В спальне он его не нашел, потому спустился вниз.
        Артэм нервно встрепенулся от неожиданности.
        - Ты дома? В такое время? ? удивился он. На голове у него красовалась повязка со следами крови.
        - Я проспал, ? признался епископ. ? Что с головой?
        При этом он не волновался, зная, что будь рана хоть немного опасной, сын был бы сейчас в госпитале, а не дома. Ожидая ответа, он спокойно искал свои лекарства.
        - Мелочи, ссадина на лбу, ? признался мальчишка, наблюдая за отцом. ? Мы думали, что одержимый один, а их оказалось двое. В итоге я был неудачно сбит с ног, а что ты ищешь?
        Артэм был уже достаточно опытным бойцом, чтобы спокойно делиться такими подробностями и думать о другом. Сейчас его волновало странное поведение отца.
        - Я не помню, где мои капли, ? ответил Стен, чувствуя себя стариком.
        Артэм молча открыл шуфлядку, достал флакон и поставил на стол.
        - Как это Камилла ушла и оставила тебя одного без лекарств? ? удивился он. ? Она же всегда следила за твоим состоянием.
        - Она уехала, - коротко ответил Аврелар-старший, занявшись лекарством и стараясь не смотреть на сына.
        - Что случилось?
        В голосе Артэма застыла тревога.
        - Она беременна, так что будет лучше, если…
        Стен замолчал на середине слова. Все это время он спокойно капал лекарство в воду, наблюдая, как медленно изменяется ее цвет, а после застыл, понимая, как все же бесчестно он поступил, отослав ее подальше, прикрываясь какой-то логикой. Любимую он бы не отпустил.
        «Я сволочь?» ? спрашивал он себя, не решаясь задать этот опрос вслух, понимая, что ответил бы ему Ричард.
        «Ты хуже», ? сказал бы он, посмеиваясь, и был бы прав.
        - Мать была здесь и обидела ее? ? спросил Артэм, не скрывая тревоги.
        - Мать? ? переспросил Стенет, наконец подняв глаза и посмотрев на сына. ? Зачем ей приходить сюда?
        - Она не говорила с тобой?
        - Нет, я не видел ее с того дня, откуда такое предположение?
        - Я встретил ее утром возле дома, ? начал Артэм. ? Она сказала, что хочет встретиться с тобой и поговорить, вернее, с нами обоими. Мол, ей есть, что объяснить.
        Мальчишка пожал плечами и вернулся к мытью посуды.
        - И да, кстати, она обещала угомонить Лейна.
        - Было бы неплохо, ? прошептал Стен, быстро выпив лекарство.
        - Поговорить с ней?
        - Угомонить Лейна.
        После этого исправления Стен поспешил уйти, предупредив, что он все же пойдет на службу. Спорить с ним Артэм, конечно, не стал, но сильно задумался о происходящем с отцом.
        Глава 20
        Артэм надеялся поговорить с отцом, но когда Стен вернулся домой, хмурый и напряженный, мальчишка не нашел нужных слов.
        Зато епископ рассказал сыну об очередной стычке с Лейном:
        - Честное слово, не далек тот час, когда я его по-настоящему ударю, ? пробормотал Стен, словно самому себе, и скрылся в кабинете.
        Молодой заклинатель остался расхаживать по гостиной, задумчиво потирая бинты на лбу, пытаясь что-нибудь придумать.
        Вместо идей разум напоминал ему, что он просто ребенок, которому не стоит во все это лезть. Он не понимал отца и чувствовал интуитивно, что ему это не под силу, но был неравнодушен к его судьбе, потому все же решился. Он тихо зашел в кабинет без стука, так, как делал это в детстве, и посмотрел на отца.
        Стен стоял у окна, напряженно вглядываясь во тьму ночи, как будто искал в ней что-то, способное принести ему облегчение.
        - Отец…
        Стен не ответил, лишь обернулся. Артэм не Лейн, с ним Стену было много проще, поэтому он не пытался притворяться равнодушным или сильным, а посмотрел на сына, не скрывая печали и усталости.
        - Не хочешь поговорить? - спросил Артэм, закрывая дверь кабинета.
        Стен вздохнул.
        - Я не знаю, что сказать, сынок. Просто не знаю.
        Он вновь посмотрел в окно. Его раздирало огромное количество чувств. Сотни мыслей роем гремели в его голове, но ни одну из них он не смог бы обличить в слова, и уж тем более произнести.
        - Ты ведь встретишься с ней? Она твоя мать…
        - Отец, сейчас речь о тебе.
        - Что я? Твоя мать, она… Я любил ее всю свою жизнь, но… Женщины - они странные создания. Они могут кричать, что ненавидят, клясться, что любят, проклинать и молить о помощи, но при этом все это будет ложью и все это будет правдой. Просто женщины… Наверно, правда для них не в том, что они говорят, и не в том, чего они желают, а в самом мужчине. Может я не тот мужчина, которого желала твоя мама, а может я просто плохой для нее, хоть и ее… Я не знаю, но думаю, что теперь я слишком стар для этих страстей.
        Артэм промолчал, чувствуя, что слова излишни. Отца он понимал, или ему так только казалось, мать - нет, и сомнений здесь быть не могло.
        - Так значит, ты не станешь с ней встречаться? - спросил он робко.
        - Видимо так. Вам она мама, мне она пытка, поэтому я постараюсь все забыть, пока не стало поздно…
        - Разве бывает поздно?
        - Конечно бывает, особенно, когда любовь становится ненавистью.
        Артэм долго смотрел на отца. Придя сюда, он хотел понять, что именно его волновало и, быть может, найти способ ему помочь. Он был уверен, что черная тень на лице епископа связана с отъездом Камиллы и поведением неблагодарного Лейна, но Стен сам обозначил совершенно другую тему, выдавая все свои чувства.
        Его давно не обижали выходки Лейна, но они беспощадно задевали старинную болезненную рану. Отсутствие Камиллы заставляло острее чувствовать одиночество, а осознание своей ответственности давило на него, но все это было бы куда проще, если бы одна из его частей не рвалась бы сейчас в другую реальность, в другой дом, к другой женщине.
        Артэм даже не догадывался, что в темноту за окном смотрели черные глаза, что буря внутри самого важного человека становилась реальной стихией.
        - Я надеюсь, ты не думаешь об отставке? ? спрашивал он.
        - Думаю, ? шептал Стен, ? но не могу себе этого позволить. Просто я не хочу ее видеть.
        Чувствуя неловкость и беспомощность, мальчик хотел было попросить прощения за то, что побеспокоил отца так бестолково, за мать, которая так странно себя вела, за брата, за весь этот жестокий мир, будто он был виноват, словно весь груз ответственности мог лечь на его плечи, но это было настолько сложно для его детского ума, что он просто молчал, глядя в пол.
        - Спасибо тебе, сынок, ? прошептал Стен, наконец, отходя от окна.
        - За что?
        - За то, что пытаешься мне помочь.
        Он подошел к сыну, провел по его лбу рукой, едва касаясь кожи, нарисовал подобие креста и тут же поцеловал его в лоб, благословляя тем самым и как отец, и как епископ.
        - Все это не твоя вина, ? сказал он, словно чувствовал напряжение мальчишки. ? Тебе будет трудно меня понять, и ты не сможешь мне помочь. ? Его рука легла на плечо мальчика. ? Это все мой бой с Тьмой, и только я могу в нем победить, ты просто поступай, как сочтешь нужным. Я не хочу, чтобы ты потерял брата и не виделся с матерью.
        - Но ведь ты…
        - Я это я. Ты - это совсем другое дело, ? перебил его Стен, вороша жесткие черные волосы. ? Ты не выбираешь между мной и ими. Тебе нужно просто решить чего именно ты хочешь, и действовать в зависимости от этого решения, а я в любом случае буду с тобой.
        - Я хочу выслушать ее, ? признался Артэм.
        - Ну вот, тебе все же важно, что она может сказать. Узнай это.
        Легкая и печальная улыбка отца показалась Артэму странной, но он ничего не сказал. Он не мог даже предположить, что произнося эти слова, Стен говорил больше о себе, нежели о сыне. Ему было действительно не все равно, он хотел знать правду, услышать те слова, что она нашла для него. В глубине души он все еще надеялся ее понять, но не мог даже подумать об этом без приступа удушья.
        Любовь движет этим миром, творит чудеса, побуждает их творить, открывает новые возможности и заполняет людей целиком.
        Любовь к миру, к матери, к женщине, к ребенку, к науке и к истине.
        Стена она закалила и превратила в пылающий факел, придя к нему под личиной Тьмы, с которой надо бороться, после в облике женщины, которой стоит покориться и, наконец, в виде лучшего из сыновей. Только женщина по-прежнему действовала на него как вулкан. Один ее взгляд - и в жарком пламени все взрывалось так, словно она все еще повелевала этим огнем.
        Вновь начиналась борьба. Он снова метался меж свободой и желанием принять ее и понять. Ему хотелось увидеть ее, выслушать и, быть может, наконец, осознать случившееся много лет назад, но он напоминал себе о долге и отпускал на эту встречу сына, надеясь в тайне хоть так узнать ответы, и в то же время не имея силы признать это.
        Артэм ничего не усложнял, а просто делал то, что считал верным, потому в условленное время пришел в выбранное матерью место.
        Женщина уже ждала его, нервно расхаживая по двору храма. Увидев мальчика, она встрепенулась, но тут же поникла, а вместо приветствия спросила:
        - Он не придет?
        - Нет, и я надеюсь, что вы не станете его преследовать.
        Он не был задет и казался спокойным, но все же не мог скрыть напряжения и спешно скрестил руки на груди, приподнял подбородок и мысленно рисовал стены.
        Женщина только вздохнула, в очередной раз предложила поговорить у нее дома, но Артэм уверенно отказался и первым зашел в здание, чтобы скрыться в одном из архивных служебных помещений.
        - Здесь нам никто не помешает.
        Он кивнул на стул, предлагая присесть, а сам устроился на подоконнике, скрестив руки на груди.
        - Я слушаю.
        Женщина тяжело вздохнула, села и посмотрела на парнишку.
        - Я очень виновата перед тобой, ? начала она, но Артэм резко отмахнулся:
        - Давайте опустим излияния вашей совести, ? попросил он строго. ? Чего конкретно вы хотите?
        - Прощения и помощи, ? выдохнула она и спешно добавила: ? Твой отец нуждается в помощи, и никто кроме нас ему не поможет.
        - Отец?
        Она кивнула, прикрыла глаза, глубоко вздохнула и все же сказала то, что боялась озвучить всю свою жизнь:
        - Твой отец одержим, и демон в нем сильнее всех тех, с которыми мы сталкивались прежде. Именно этот демон - твой настоящий отец.
        Артэм соскользнул с подоконника.
        - И поэтому вы бросили его?
        Она отвела взгляд и вместо ответа прошептала:
        - Я изгоню этого демона, и тогда все изменится.
        Артэм долго и внимательно изучал ее взглядом, пытаясь понять, можно ли ей верить, найти намек на правду в ее словах. Он прожил с отцом много лет, видел его самым разным и не замечал ничего демонического. Он общался с Ричардом и понимал язык Тьмы, но никогда не говорил на нем. Он не отличался ни агрессивностью, ни деспотичностью.
        Она же была с ним когда-то давно и говорила подобные вещи, не приводя ни одного доказательства.
        - Я вам не верю, ? сказал он прямо после короткого размышления.
        Женщина встрепенулась.
        - Но я своими глазами видела…
        - Покиньте служебное помещение, ? строго проговорил мальчишка.
        Женщина опешила, видя полное пренебрежение со стороны ребенка и его строгий взгляд, словно он все знал и без нее, а ее слова теперь казались глупостью.
        - Прости, ? прошептала она, спеша удалиться.
        Такая реакция Артэма напугала ее окончательно. Что если Артэм в сговоре с демоном? Что если он служит ему? Подобные предположения сильно беспокоили ее, и она решилась на самый отчаянный поступок ? увидеть Стена.
        Ничего не подозревающий Стенет был занят работой. Пока он разбирал бумаги, бури в его душе утихали, он обретал мир и получал возможность думать как епископ, забывая обо всем остальном.
        Когда к нему зашел помощник, он, не отрываясь от документов, жестом дал понять, что слушает.
        - Так, один из информаторов требует личной встречи с вами, утверждая, что над орденом нависла страшная опасность.
        Стен поднял глаза, нахмурился и тут же согласился принять этого человека, кем бы тот ни был.
        Помощник скрылся.
        Вошла Анне. Ее появление заставило все внутри сжаться.
        - Могла бы ко мне и по личному вопросу попасть, ? прошептал он сдавленно.
        - Но демон действительно есть, ? проговорила она. ? Ты выслушаешь меня или прогонишь?
        Он молча указал на кресло у стены, давая понять, что готов слушать, но вставать из-за стола, чтобы быть ближе во время разговора, не стал.
        Ему хотелось быть как можно дальше от нее, хотя ему уже казалось, что он чувствует запах ее волос и даже слышит, как бьется ее сердце.
        - Я должна была сразу тебе все рассказать еще двадцать лет назад…
        Она подошла к столу и застыла.
        Его внимательные глаза буквально парализовали ее. Она действительно любила Стена. Внутри все замирало в его присутствии, а сердце переходило на бег. Не только его годами мучали сны, в которых переплетались пальцы двух людей, и жизнь была совсем иной. Не только он чувствовал горечь холода ночами не столько от одиночества, сколько от сожаления, что рядом нет того самого человека. Не он один не смог довольствоваться подобием чувств и долго избегал разговоров о любви. Ей тоже все это было знакомо.
        Теперь, придя сюда полная решимости, она застыла, чувствуя, что все это неважно.
        - Наверно уже слишком поздно что-то объяснять, ? вдруг прошептала она.
        В ее глазах появились слезы.
        Она видела перед собой того мужчину, с которым хотела прожить всю свою жизнь, но вместо этого только и делала, что убегала от него.
        Она давным-давно приняла решение: изгнать его из своей жизни. Ее так сильно пугали черные глаза, что она не могла жить рядом с ним.
        Темный говорил, что любит ее, никогда не причинял вреда, но от его энергии кровь стыла в жилах. Она объявила ему войну, а теперь смотрела в глаза епископа и понимала, что проиграла и эту битву, и эту войну еще в тот миг, когда начала ее. Она смотрела на человека, которого любила всю свою жизнь.
        - Я люблю тебя, ? невольно прошептала она. - Всегда любила.
        Ей вдруг стало страшно от понимания и осознания всей той боли, которую она причинила своему мужу. Она разбила ему сердце, и себе тоже. В память об этом тихо болело что-то в груди. Она забрала у него сына, который только и делал теперь, что проклинал отца. Она сейчас причиняла ему боль, только чтобы победить Тьму внутри него, но видя печальные, измученные глаза мужчины, понимала, как страшна ее жестокость.
        Остатки решимости покинули ее. Она уже не могла беспощадно натравить епископа на самого себя.
        - Прости, ? прошептала Анне дрожащим голосом и попыталась сбежать.
        Крепкая рука поймала ее запястье. Стен просто не мог отпустить ее. Он не знал, что сказать, не знал, что делать. Даже не смог бы сам себе объяснить, чего хочет.
        Он поймал ее руку быстрее, чем смог задуматься о том, что будет после. Она застыла и посмотрела на него испуганными влажными глазами.
        Все слова потеряли смысл. Думать ни о чем не хотелось.
        Он крепко обнял ее, прижал к груди, не говоря ни единого слова.
        Она не попыталась вырваться, только прижалась к нему и тихо заплакала, буквально цепляясь за черную сутану.
        Его губы коснулись ее лба. Она подняла глаза и поцеловала его так нежно, словно они снова были молоды, а впереди была вся жизнь.
        Они забылись оба. Солоноватый привкус слез только усиливал страсть объятий. Словно девчонку ее ловко усадили на стол. Она полностью оказывалась во власти своего мужчины, своего мужа и не пыталась от него сбежать. Она не думала ни о чем до тех пор, пока его губы не отстранились.
        Его глаза оказались холодными и беспощадными. Они были черными.
        Едва слышно вскрикнув, она хотела вырваться, но уже не могла. Сильные руки тут же прижали ее к столу.
        Черноглазый навис над ней, внимательно глядя в ее глаза.
        - Отпусти меня, ? прошептала женщина испуганно.
        - Ты сказала, что любишь меня, ? ответил ей привычный голос Стенета.
        - Не тебя, а его!
        Демон вздохнул, словно звук этого крика мог ударить его, но подобный удар был нестрашен, а боль от него ничего не значила.
        - Что я сделал тебе? ? спросил он тихо, приблизившись настолько, что от его дыхания она с ужасом ощущала темную энергию.
        - Ты забираешь у меня Стенета…
        - Но я и есть Стенет, ? в очередной раз проговорил демон.
        - Пусти! ? продолжала требовать она, стараясь вырваться.
        Он чуть отстранился, хватка ослабла, но он все равно не давал ей освободиться.
        - Разве можно любить и не слышать…
        Она не слышала, не слушала, а воспользовавшись мгновением слабости черноглазого, выхватила свое оружие и нанесла удар.
        Ее рука крепко сжимала серебряный крест, покрытый печатями, который, ударившись о скулу мужчины, оставил глубокий ожог, заставляя кожу зашипеть.
        Он оскалился, рыкнул, и крест тут же треснул.
        - Смешно, ? выдохнул он, когда серебро стало рассыпаться пылью.
        Он тут же вновь крепко прижал ее к столу.
        - Крест Авелара - это, конечно, что-то новенькое, но это мой крест!
        По его коже прошла легкая дрожь.
        Он смотрел на нее внимательно, словно искал в ней что-то, щурясь и едва заметно скалясь.
        - Ты так и не поняла, что я не одержимый, я - Авелар. Стенет и я - одно целое, ? сказал он спокойно. - И я люблю тебя…
        - А я тебя ненавижу! ? прорычала Анне. ? Мне нужен только Стен, а тебя я уничтожу!
        С этими словами она все же смогла дернуться и попыталась вцепиться ногтями в его лицо.
        - Хватит! - рявкнул демон, опрокидывая ее на стол и прерывая все возмущения уверенным поцелуем, оставляющим на губах кровавые следы страсти, а потом оттолкнул к двери. - Уходи.
        Она подняла на него свои зеленые глаза, принимая решение.
        ***
        Стен не знал, что произошло. В груди стояла ноющая боль. В горле ? тошнота. В голове медленно распространялся звон. Туман с трудом сползал с его глаз.
        Он сидел на полу, прислонившись к стене.
        Кто-то стоял над ним. Этот нечеткий силуэт показался ему знакомым. Блеск пламени за плечами неизвестного только усиливал туман в голове и резь глазах. Внезапно мелькнувшее лезвие мгновенно пробудило инстинкты. Стен дернулся, вызывая тем самым острую боль в спине, но зато, наконец, увидел все происходящее.
        На него смотрело лезвие его собственного меча, залитого кровью.
        Оружие держал сам Керхар. Он смотрел внимательно и злобно, буквально скалясь. За его спиной плясало пламя, охватившее руины каменного строения. Запах обгоревшей плоти вызывал тошноту.
        Он не знал, что произошло. Испуганный, пораженный он не мог отвести глаз от Керхара, ничего не понимая.
        Демон заглянул в его глаза и замер.
        Он опустил меч, но продолжал смотреть внимательно на того, кого когда-то считал другом.
        Стен хотел заговорить с ним, спросить о случившемся, но в горле все пересохло, и вместо слов вырывался неясный хрип. Услышав его, Керхар нахмурился, но меч не поднял.
        Тогда Стен попытался встать, но не смог даже приподняться и тут же рухнул обратно, захрипев.
        Керхар вздохнул, бросил меч и отступил.
        Ужас в сознании Стенета только усилился. Он протянул руку, желая удержать демона, поймать его и, что главное, не дать ему уйти.
        Керхар не обернулся. Даже не пытаясь говорить, он открыл проход в темный мир и скрылся во мраке, оставив Стена медленно терять сознание в пылающем полуразрушенном здании.
        Глава 21
        Трагедия в столице всколыхнула всю страну.
        Столкновение темных сил прямо на территории ордена пугало еще больше, чем предыдущее вторжение Тьмы. Слухи о случившемся быстро разбрелись по городу, противореча друг другу. Кто-то говорил, что экзорцисты сами вызвали демона. Кто-то рассказывал, что видел, как два демона сражались друг с другом, и никто не мог их остановить. Кто-то утверждал, что это была организованная атака демонов на орден. Кто-то, что орден, отказавшись от старых своих законов, навлек на себя беду.
        - Нельзя было верить темному, ? рассуждали простые люди.
        - И Тьму нельзя было рассеивать.
        - Хорошо, что жилые дома не пострадали, и вообще никто из мирных.
        - Экзорцисты пострадали…
        - Погибших много, раненных еще больше.
        - Они сами виноваты!
        - Они погибли, защищая нас. Им ведь удалось удержать Тьму.
        - Не хватало, чтобы из-за их опытов еще кто-то пострадал!
        - Говорят, церковь отказалась от ордена.
        - И епископ сбежал…
        - Вранье. Погиб он в бою с демоном.
        - Сбежал, тебе говорят!
        - Жив он и никуда не сбегал, ? не выдержал Артэм.
        Он слушал эти разговоры каждый день, но терпеливо молчал, когда говорили об ордене, обвиняли его технику, но когда речь заходила об отце, он тут же вспыхивал.
        - Стенет Аврелар сейчас в госпитале в тяжелом состоянии.
        Он видел в глазах людей так много противоречивых реакций, замечал усмешки или виноватые взгляды. Это злило еще сильнее.
        - Да что вы понимаете?! ? отчаянно вскрикивал он и спешно уходил, забывая о том, что заставило его выйти из дома.
        Ему было трудно смириться с тем, что никто не знал, что действительно произошло, но факт оставался фактом: весь столичный экзархат был разрушен, архив сожжен. Из-под обломков все еще доставали погибших.
        Выжившие не могли сказать, что именно случилось. Они утверждали, что внезапно появилась Тьма, настолько сильная, что никто не мог ее остановить. Энергия просто сносила экзорцистов и тут же убивала их, а в центре нее стоял демон или человек, окутанный черным огнем. Он никого не трогал, не нападал, не реагировал на удары, но именно от него пульсациями расходилась Тьма, словно он был живым порталом.
        Энергия рвалась из него дикой силой, способной разбивать стены.
        Говорили даже, что на демоне была сутана ордена, а в руках меч епископа.
        Этот демон просто шел по коридору, что-то бормоча и игнорируя все печати и мечи. В него даже в отчаянье метали вещи, но что бы ни коснулось его пламени, оно исчезало, осыпаясь пеплом.
        Так было до тех пор, пока на пути неизвестного не открылся проход в темный мир. Из зияющий дыры появился Керхар с еще одним потоком черной дымки.
        - Эти две Тьмы были совсем не похожи, ? рассказывал один из очевидцев в госпитале. - Та, что пришла из Темного мира, была подобна туману, обретшему форму. Она проходила сквозь предметы и вела себя совсем как Тьма, к которой мы привыкли, а та ? другая ? была очень густой. Она словно состояла из комочков, плотных мелких шариков, и очень легко причиняла вред. Она врезалась в кожу, в стены, в оружие и при этом разбивала все.
        - Та Тьма раскрошила мой меч словно стеклянную игрушку. Она только коснулась, а меч покрылся трещинами, ? говорил другой.
        - Мне на какой-то миг показалось, что я вижу сияние сквозь черное пламя. Причем не просто сияние, а блеск слез, скользящих за этой пеленой. Знаю, это похоже на бред, но это было именно так! - кричал в ужасе третий.
        - Не знаю, кто он, и не могу сказать, что он желал нам зла, но он разрушал все на своем пути и непременно вышел бы в город. Мы поставили задачу загнать его в подземелье, но все усилия были тщетны. Что бы мы не делали, он продолжал двигаться к смотровой башне.
        - Я уже был уверен, что мы проиграли. Но появился второй демон и сцепился с ним. Внезапно, сразу. Просто открылся проход, и он тут же набросился на неизвестного. Второй демон по описанию похож на Керхара, и я верю, что это именно он. Вряд ли кто-то другой сражался бы так за нас.
        - Появление Керхара изменило ситуацию, но, что самое ужасное ? увеличило опасность. Вторая Тьма не трогала нас, даже защищала от первой, но битва двух демонов - это действительно страшно.
        - Когда печать сталкивалась с лезвием меча, одной только волной энергии выбивало окна. Стены трескались. А если один из них все же доставал другого, то, отбросив противника, непременно проламывал дыру в стене, рушил несколько этажей или и вовсе обрушивал часть здания.
        - Когда рухнула смотровая башня, ? признавался Рейнхард, ? я взял командование на себя. Мы не могли найти епископа, и я воспользовался правом старшего по званию. Понимая, что в этом бою мы ничего не решаем, я объявил эвакуацию под свою ответственность.
        - То есть вы признаете, что орден просто сбежал? ? спрашивал расследующий это дело вельможа из королевских приближенных.
        - Нет, мы не сбежали, а сменили позицию, чтобы выжить, ? спокойно отвечал Рейнхард.
        Он тоже был ранен, но раны его не были тяжелыми. Сломанная рука и пара ожогов не мешали ему взять на себя ответственность за судьбу ордена и держать оборону пред властями от лица всех экзорцистов.
        - Не было никакого смысла становиться жертвами падающих стен и потолков. Нам никто не мог гарантировать, что Керхар, если он вообще сражался за нас, победит в этой битве. Поэтому нам нужно было подготовиться на случай, если демон попытается выйти с территории епархии в город.
        - И что вы сделали?
        - Организовали несколько команд и подняли барьер. Однако наше вмешательство не потребовалось. Все стихло само.
        - Значит вы не знаете, кто и как победил?
        - Нет. Мы только видели, как неизвестный демон пытался взлететь, создавая крылья из той густой Тьмы, но Керхар сбил его печатью, и после недолгих звуков борьбы, все стихло. Мы только слышали, как открылся и закрылся портал - это происходит с характерным звуком.
        - Значит вы не можете гарантировать, что на территории руин нет Тьмы и демонов?
        - Нет, ? честно признавал Рейнхард. ? Поэтому мы не пускаем туда гражданских и сами занимаемся обыском обрушенных зданий. Однако печати никакой темной энергии не находят.
        - А что вы скажете о мече епископа? Он был у демона, не так ли? И говорят, на нем следы человеческой крови. Уверены ли вы, что ваш епископ не одержимый? У нас есть показания, утверждающие именно это.
        Рейнхард пораженно смотрел на мужчину, даже не зная, как можно ответить на подобный вопрос, но, подумав немного, заговорил:
        - Ума не приложу, кто мог такое сообщить, но это исключено. На оружии Стенета действительно следы крови, но это кровь самого епископа и его супруги, явно убитой темной энергией.
        - У Анне Аврелар обожжены руки, насколько я знаю.
        - Да, обожжены Тьмой, и умерла она именно из-за потока темной энергии, грубо говоря, сгорела от удара Тьмы. Раны епископа куда прозаичнее, и ваши эксперты подтвердили, что нанесены они его собственным мечом. Это было бы очень странно для одержимого - атаковать себя самого.
        - Но ему была выгодна смерть жены…
        - Об этом я ничего не знаю. Личная жизнь епископа меня не касается, но как боевой экзорцист, я повторюсь: одержимость Аврелара совершенно неразумная выдумка. Более того, мы считаем, что именно епископ вступил в битву с демоном первым.
        Ему казалось, верили, но тут же задали другой вопрос:
        - А что вы думаете о новой технике? Не она ли стала причиной возникновения новой Тьмы?
        Рейнхард так не считал, но понимал, что доказать это будет очень трудно, и уже сейчас думал о том, как будет держать оборону, защищая орден, епископа и его сына.
        Вот только защищать никого не пришлось. В день суда неожиданно для всех в зале появился сам епископ. Он с трудом ходил, опираясь на трость, говорил тихо, и казался живым мертвецом, но отступать не хотел.
        - Ты не обязан это делать, ? напомнил ему Рейнхард. - Еще вчера мы не знали, выживешь ли ты, а сегодня ты собираешься идти на суд и представлять орден.
        - Я просил перенести слушанье, но мне отказали, ? спокойно ответил Стен, неспешно надевая сутану поверх бинтов, покрывающих почти все тело. - Если они не дают мне права восстановиться до этого момента, и не дают вам работать до суда, значит я обязан выйти.
        Сложно сказать, был ли он прав, но многие обвинения потеряли вес, как только он сам появился в зале. Вот только, к всеобщему сожалению, Стен не помнил ничего о событиях того дня.
        Врач на суде утверждал, что это нормально, и в это даже поверили, пока свидетелем не вышел Лейн.
        - Мой отец, Стенет Аврелар, - одержимый, ? заявил он. - Моя мать, Анне Аврелар, знала это, но не хотела вредить его карьере, однако она неоднократно писала донесения в орден. На них не реагировали, а после она сама решила изгнать демона из тела черного епископа. Когда она приняла это решение, все и случилось.
        От такого заявления зал ахнул. Артэм был готов наброситься на брата с кулаками. Он даже рванул к нему, но его удержали. Зато Стен увидел надменные глаза сына и просто ужаснулся, не понимая, откуда столько ненависти могло возникнуть в глазах его ребенка. Эта новость и этот взгляд повергли Стена в такое отчаянье, что он с большим трудом заставил себя продержаться до конца заседания, чтобы, в итоге, снова слечь с сильным жаром.
        Представленные документы, казалось, полностью доказывали слова Лейна, но в них были лишь свидетельства покойной Анне, и никто не мог их подтвердить.
        - Видели ли вы когда-нибудь черные глаза у Стенета Аврелара?
        - Нет, ? отвечал Рейнхард, как его наставник.
        - Нет, ? отвечали другие экзорцисты.
        - Нет, ? говорил кто-то быстро, а кто-то чуть погодя.
        - Нет!
        Даже Лейн был вынужден ответить «нет», но появление Ричарда, перемена политики и трагедия укладывались в столь ладную цепочку, что подозрения только усиливались.
        За одним судом был второй, а затем третий.
        - Все очевидцы утверждают, что Керхар сражался с неизвестным демоном. Это значит, что они не были за одно, ? говорил Стен, стараясь сохранять самообладание.
        - Вы можете быть уверенны, что это был Керхар?
        - Больше некому было быть.
        - Тогда призовите Керхара как свидетеля.
        - Это невозможно! - быстрее Стенета воскликнул один из заклинателей. - Речь о верховом демоне Темного мира!
        - Тогда не ссылайтесь на него, ? заключил судья, окончательно подтверждая убеждение Стена, что судьба ордена уже решена.
        За третьим судом был четвертый. На пятый Лейн пришел уже в форме гвардейца, а Артэм не пришел, проклиная всю эту бумажную систему.
        Все это могло длиться бесконечно. Голос Стена охрип. Орден раскололся. Появились те, кто вдруг стали поддерживать обвинение:
        - Слушать темного было нельзя. Он сам легко мог устроить атаку и потом спасти нас. Что ему стоил подобный маневр для усыпления нашей бдительности? Древние письмена и книга истин, в частности, гласили, что темным верить нельзя, что демоны во все времена будут опасны. Мы же посмели усомниться в мудрости древних и пустили к власти отступника.
        Стен на это уже даже не протестовал. Защищать свою честь он уже не хотел. Главное было возобновить работу ордена.
        - Если во всем виноват я, если я - темный, если я - отступник, если это я виновник всех трагедий, то почему бы не арестовать меня прямо сейчас и снять обвинения с ордена? Ведь это значит, что они такие же жертвы, как власти и представители народа.
        - Не насмехайтесь над судом, мы склонны предполагать, что все вы в едином сговоре, ? холодно отвечал обвинитель, вызывая в Стене отчаянное желание просто уйти из зала суда, но он оставался.
        Пока шла эта бесконечная тяжба, темные мысли и чувства в сердцах людей продолжали существовать и вырываться наружу. Это заставило орден начать действовать тайно. По приказу Стенета, Рейнхард отобрал тех, кому можно было доверять, тех, кто действительно сражался за покой людских душ.
        - Наши предшественники воевали в тени, ? говорил старик. - Я сам начинал именно так. Именно поэтому не стоит бояться. Считайте, что вы просто на заданиях, требующих особой осторожности, и действуйте по протоколу.
        Артэм с радостью вернулся к работе.
        Когда его вызывали в суд, он явился только чтобы сказать, что уже предоставил все бумаги о своих исследованиях и ему нечего добавить. После этого он сразу ушел, наградив брата злобным взглядом.
        Шестой. Седьмой. Восьмой, а там и десятый. Стен выдержал их все, но все больше молчал, лишь отвечая на вопросы. Он перестал пытаться говорить с чиновниками, которые даже слушать его не хотели. Перестал требовать и стараться повлиять на короля. Более того, ему случайно удалось услышать разговор, в котором советники короля размышляли о том, как выгодно преподнести падение ордена. Вздохнув, он решил тогда, что ему не случайно дали услышать эти слова, и больше не приходил.
        Его состояние ухудшалось. Каждый раз врачи убеждали его не идти на заседание. Он медленно худел, превращаясь в живой призрак самого себя, словно что-то пожирало его изнутри. Его кожа стала такой же белой, как и его волосы. Светлые «звезды» окончательно растворились, не оставив даже и воспоминания. Только нежная рука Камиллы, скользнув по его щеке, нашла бы эти крохотные шрамы. Но ее не было. Она была далеко.
        Каждое ее письмо Стен долго читал, изучая каждое слово, зная, почему вздрогнул тот или иной символ. Понимая все ее эмоции, он не находил слов, чтобы ответить. Точно так же, как не находил слез для того, чтобы оплакать свою Анне. Боль постепенно сменялась равнодушием, гнев - безразличием, а желание бороться - смирением.
        Но даже так в решающий момент он предстал пред судом от имени ордена. Он принял обвинение в свой адрес без тени страха.
        - Вы обвиняетесь в разрушении древней системы, пособничестве демоном и распространению темной силы путем манипулирования орденом и своими детьми. Вы признаете свою вину?
        - Нет, ? спокойно ответил он.
        Только это уже ничего не решало. Его признали виновным, а орден объявили вне закона. Когда же Стена собирались взять под стражу в зале суда, экзорцисты были готовы сражаться за него, но он лишь покачал головой и произнес:
        - Защитите моих детей. Большего мне не нужно.
        С этим спорить никто не мог. Один лишь Артэм проклинал их и ругался, не понимая, как могли допустить подобное. Он кричал и плакал, но в действительности просто винил самого себя в том, что не был рядом, что не нашел в себе сил защитить отца, а трусливо сбежал. Именно поэтому он очень старался продолжить дело отца, сохранить новый тайный орден и укрепить его тихую деятельность.
        Кто-то отказался от клятвы и от епископа, уйдя на королевскую службу в подразделение борцов с Тьмой, задача которых состояла в старом добром изгнании. Кто-то отрекся и просто навсегда ушел от этого дела, желая забыть словно страшный сон все случившееся. Кто-то отказался отрекаться и был вынужден покинуть столицу и вечно быть под наблюдением, помня о запрете на любую деятельность в сфере экзорцизма.
        Лейн выбрал первый путь еще до суда, потому в новом подразделении стал командиром и смело отдавал приказы. Он не брезговал в своей работе ни печатями Мендела, ни случайными убийствами одержимых, прикрывая это все вынужденной необходимостью.
        Артэм, как полная противоположность старшему брату, покинул столицу, стал частью тайного ордена и стремился тихо и незаметно рассеивать Тьму, снова и снова вспоминая отца. Вместо него он с большим трудом нашел в себе силы появиться на пороге старого дома, чтобы сказать Камилле о том, что случилось. Она уже все знала и только обняла мальчишку, обещая, что они это как-нибудь переживут.
        Глава 22
        Только через три года после суда Артэму позволили увидеть отца. Он просил об этом неоднократно, но ему отказывали снова и снова, заставляя потерять надежду.
        Внезапный положительный ответ напугал Артэма.
        Он тут же сорвался в столицу, боясь предполагать о его причинах.
        Его встретил Лейн.
        - Отец умирает, ? сразу предупредил он, провожая брата в темницу. - Я просил его отказаться от всего не один раз, но он меня…
        - Не говори мне об этом, ? перебил его Артэм. - Если он действительно покидает нас, то я просто хочу с ним проститься без всей этой политики.
        - Ты хоть понимаешь, что это возможно только благодаря мне?! - злился Лейн. - Это я убедил короля позволить тебе попасть в столицу ради этой встречи.
        Взгляды братьев встретились. Младший долго изучал дрожащие морщины гнева на лбу брата, а после спросил:
        - А ты понимаешь, что без твоего предательства всего этого просто бы не было?
        - Он убил нашу мать!
        «Эта она убила его», ? мысленно ответил Артэм, но не произнес ни слова, понимая, что споры могут все усложнить.
        Ему просто нужно было увидеть отца.
        Он опасался, что при таком обвинении и пожизненном заключении без права свиданий и писем его держат в ужасных условиях, но к своему удивлению нашел мужчину в светлой темнице, больше похожей на кабинет, лишенный окон.
        Его отец сидел в кресле, не открывая глаз, и не походил на живого человека, скорее на призрак, иссохший, белый и равнодушный ко всему происходящему. Он даже не сразу заметил появление своих сыновей. Вот только ошеломленный Артэм быстро справился с волнением и просто бросился к ногам отца.
        - Папа, это я, Артэм, ты слышишь меня? - тихо прошептал он, опасаясь, что мог опоздать.
        Белые веки медленно распахнулись, открывая глаза, как и прежде полные силы и энергии.
        - Мальчик мой, ? почти беззвучно прошептали синеватые губы старика.
        Он поднял руку, и его худые пальцы коснулись черных волос сына.
        - Ты так вырос…
        Он неспешно убрал волосы с лица юноши, чтобы внимательно рассмотреть его.
        - На меня он так не реагирует, ? вздохнул Лейн.
        В нем смешалось все: и зависть, и пренебрежение, и гнев. Он сам не знал, чего хотел от отца: то ли признания, то ли ненависти. Но ни того, ни другого не получил. Стен словно не замечал его, и тем самым выводил Лейна из себя.
        Теперь, видя прояснение в лице отца и радость в глазах брата, Лейн просто отступил, оставив их наедине.
        - Мне так много нужно тебе рассказать, ? прошептал Артэм. - Ты даже не представляешь, как много всего произошло.
        Он рассказывал, а Стен слушал, внимательно наблюдая за каждой чертой своего сына. С большим изумлением он видел в них свои черты, свои привычки, свою манеру приподнимать брови и кривить губы. Он с радостью слушал все, что мог рассказать ему Артэм: о маленьком сыне, которого родила Камилла, о смерти Рейнхарда, о тайном ордене, о выходках нового отдела. Даже самый печальный рассказ не мог омрачить радости понимания, что именно Артэм продолжает его дело, что Артэм дышит тем же, что обжигало самого молодого Стена и заставляло его не отрекаться от своих идей.
        - Поверь мне, мы обязательно сможем защитить людей, и когда-нибудь…
        В этот миг тяжелая дверь распахнулась и в темницу зашел стражник:
        - Вам пора уходить, ? заявил он строго.
        Артэм посмотрел на него, послушно кивнул и обнял отца.
        - Что мне передать Камилле? - спросил он, незаметно вкладывая в руки отца какие-то бумаги.
        - Передай, что я любил ее, ? ответил Стен, пряча листы пергамента.
        Он не знал, что скрывается в них, но понимал, что его сын не принес бы ему ничего ненужного.
        Артэм отступил, понимая, что уже никогда не увидит отца. Он хотел сказать, что любит его, что ему его не хватает, что он был самым лучшим отцом, что никто и никогда не сможет стать таким же экзорцистом, как он, но видя любовь в родных глазах, понимал, какие жалкие все эти слова. Сжимая до боли зубы, он просто ушел, чтобы так же молча ускользнуть от Лейна и покинуть столицу, невзирая на темноту ночи.
        Стен же остался наедине с бумагами, которые ему принесли.
        Есть он уже давно не мог, чувствуя упрямую тошноту. Спать тоже не получалось. Сознание вновь оживало, наполняясь странной силой.
        Он читал. Документы, которые он видел, были странными. Все они когда-то принадлежали архиву Ксама, но были удалены из него. Судя по печатям и подписям, его приемник приказал изъять их и убрать упоминание о них. Получила же их Камилла. Он даже не догадывался, что все это время эти старые бумаги лежали в его старом доме только для того, чтобы сейчас попасть в его руки. Он ведь не знал, что в год его рождения, даже в тот же месяц, в лесу подле городка был найден ребенок с черными глазами. Маленький мальчик был помещен в приют ордена. Его принесли поздней ночью, на утро же обнаружили, что Тьма в глазах ребенка исчезла, и решили, что совершили ошибку. Чуть позже мальчика усыновила местная семья, его семья. Тогда, видимо, все и забыли об этом.
        Странный холод овладел Стеном от прочтения. Он не чувствовал себя напуганным или пораженным, скорее внезапно заболевшим. Его рука сама потянулась к свече. Листы мгновенно вспыхнули, затрещали, и пепел стал осыпаться в расплавленный воск. Только холод внутри никуда не исчезал.
        «Так значит это был я?» ? спрашивал он у себя спокойно, впервые предположив, что все обвинения могли быть правдой.
        Сознание становилось туманным, словно он погружался в очередной сон. Свеча погасла, оставив тонкий столбик дыма.
        Он остался в темноте.
        Закрыл глаза, выдохнул.
        Едва различимая вспышка - и перед ним снова знакомый силуэт, окруженный светом.
        - Ты? - удивился Стен, предчувствуя появление вечного гостя своих снов.
        Силуэт чуть приблизился, показывая свое лицо. Это действительно был он - тот самый черноглазый, который снова и снова приходил к нему. Его молодое лицо и седые волосы.
        Он не изменился. Только Тьма в глазах стала сильнее.
        - Понял наконец? - смиренно и даже отрешенно спросил демон.
        - Значит ты Авелар? - спросил Стен, не желая отвечать, но зная, что он и так почувствует ответ в его сердце.
        - Нет, ? ответил демон, приближаясь. - Это ты ? демон Авелар, а я всего лишь человек.
        Еще шаг - и он сел напротив в таком же кресле, став отражением Стенета. Это был не сон, но и не реальность.
        Ему предстояло познакомиться с самим собой.
        - Значит это я убил Анне? - спросил Стен, чувствуя, как мысль об этом впивается в его сознание.
        - Не торопись, ? прошептал черноглазый. - Давай по порядку. Зачем ты пришел в этот мир?
        - Я хотел…
        «А ведь и правда, чего я хотел?»
        Вот только сознание рисовало странную местность, где среди Тьмы стоял алтарь, а Керхар устало вздыхал.
        - Иди, если хочешь, ? спокойно сказал мужчина с золотыми глазами.
        - Только не забирай ничего с собой! - возмущался Керхар. - Хочешь идти - давай, но оставь душу нам. Мы понятия не имеем, что может произойти.
        - Тогда это не будет иметь смысла. Чтобы знать, люди мы или демоны, мне нужна моя душа…
        - Душа, полная Тьмы и демонов, ? закончил фразу черноглазый. - И как, человек ты или демон?
        Стен не знал ответа, потому молчал.
        - Может быть, ты узнаешь ответ, когда все вспомнишь, ? скучающим тоном сказал черноглазый.
        Его белые волосы стали длинными и рассыпались по плечам, отражая синеватое сияние. Его глаза казались холодными, но Тьма в них словно живая переливалась в ярком свечении. Стен смотрел в эти глаза и постепенно вспоминал всё. Он всю свою жизнь, сам того не понимая, прибегал к силе демона. Еще в юности в трудный миг, оказываясь в темной дымке, он невольно скалился, и глаза его темнели, помогая видеть врага, чувствовать его. Его тело на короткие мгновения обретало особую силу, и совсем редко он забывался, как тогда, в далеком бою на глазах у старого епископа. Стен был уверен, что, одолев демона, он рухнул без памяти, но теперь он точно знал, что вышел на свет, представ перед епископом во всей своей демонической красе: черные глаза, жилы на руках, хриплый голос и ледяное спокойствие - вот, что могло охарактеризовать того молодого человека.
        - Как твое имя? - спросил Эвар Дерос, видя, что демон спокойно убирает меч и явно не собирается причинять ему вреда.
        - Авелар, ? ответили ему тонкие губы, ? но я слишком устал для бесед.
        После этого он действительно рухнул от сильного истощения, чтобы потом открыть глаза и жаловаться на полную опустошенность.
        - Только теперь заметил, что данная тебе фамилия так созвучна с этим именем, не так ли? - спросил черноглазый. - А ведь это не случайно…
        - Все было не случайно, ? невольно прошептал Стен, забыв уже о демоне.
        Он был ему больше не нужен.
        Правда медленно возвращалась в его сознание. Он был демоном с самого начала, но все было не так, как думали многие, не так, как думала Анне.
        Почти сразу после свадьбы он показал ей свою истинную сущность. Он не был опасен, не угрожал ей, не проявлял агрессию, просто от переизбытка чувств не смог скрывать свое истинное лицо. Темный глянец вырывался наружу, голос начинал меняться, но она тут же била его чем-нибудь тяжелым. Сколько же споров было между ней и демоном? Он постоянно пытался ей все объяснить, но она не слушала. Быть может, если бы Стен сказал хоть раз то же самое, что говорил темный, она бы ему поверила, но он ничего не помнил, не понимая ее странных вопросов:
        - Тебя когда на одержимость проверяли?
        - Вчера. После каждого контакта положена проверка, ты же знаешь, ? растерянно отвечал Стен.
        - И все было хорошо? - настороженно спрашивала она.
        - Если бы что-то было не так, я бы не пришел домой: меня бы просто не отпустили, ? отвечал он на это, обнимая ее за плечи, и хриплый голос шептал ей на ухо: ? Демоны не бывают одержимы.
        Стен до боли сжимал виски, понимая как глупо и губительно было отрицать свою собственную сущность.
        «Я не демон, я все еще человек», ? с этой мыслью он шагнул в этот мир, чтобы разделить себя самого на две половины. Вот только зло или Тьма внутри него? Да, она необузданна, свирепа, сильна, но разве она была когда-нибудь ему врагом? Давным-давно была. Теперь он помнил, как было больно от этой чужой Тьмы, когда она выжирала его душу, когда впивалась в его собственные страхи, в его боль и сомнения. Он помнил теперь, как ломало его, как ломало его товарищей, как они дичали и теряли человеческое лицо и как обретали вновь, находя, наконец, силу подняться.
        Тогда он возвысился первым, осознав, что его страхи, его боль, его суть - ничто перед его Светом. Теперь же он смотрел на свою смертную жизнь и понимал, как сильно его свет проиграл, как он был глуп и слаб рядом с самым страшным демоном в истории - его истинным лицом. Именно Тьма заставила его принять Ричарда, именно Тьма заставила его бороться, именно Тьма изменила орден, именно она вдохнула в него жизнь своим нетерпением, своей жаждой и стремлением. Конечно, не вдохни он в нее свою волю, свой дух, свои цели, эта необузданная сила могла бы разрушить мир, но она была его Тьмой, а значит жила по его законам.
        Просто Анне была его бедой, его болью и его смыслом. Чувства к ней не подчинялись никакой логике. Сначала он случайно увидел ее в городе и потерял контроль. Только теперь Стен с ужасом понимал, что тот ревнивый муж, зарубивший любовника, так и не найденный, был он сам, обезумивший от боли, от ревности, от собственной Тьмы.
        Этого ей было мало.
        Во имя него она решила разрушить всю его жизнь до самого основания. Отобрала сына, явилась к нему и там…
        Если бы она только послушала его, если бы она остановилась, но она не желала уходить. Более того, она схватила меч и набросилась на разгоряченного демона.
        Это было так смешно и нелепо. В нем кипело все: и ненависть, и злость, и любовь. Ей нужно было просто уйти, ведь еще миг - и он наконец-то осознал бы истину своих проблем. Если бы в тот день она ушла, закрыв дверь, Авелар и Стенет встретились бы в кабинете епископа, чтобы стать единым целым навсегда. Тогда продолжилось бы откровение Тьмы, раскрылись бы ее тайны. Мир узнал бы, на что способны создатели Темного мира.
        Но она не ушла. Она напала на него. Оружие просто отлетело от мощного темного потока. Дальше все уходило в туман. Он видел, как эта Тьма отравила ее, он помнил, как горечь ослепила в нем не только человека, но и демона.
        Монстры тоже могут страдать.
        - Смешно, но величие проиграло битву женщине, ? усмехнулся Керхар.
        Стен пораженно поднял глаза, удивляясь, что во Тьме вдруг появился этот знакомый голос, чеканящий слова темного языка.
        - Не удивляйся, ты сам призвал меня.
        Демон с улыбкой протянул ему руку.
        - Ты не злишься на меня? - удивился Стен, чувствуя, как жизнь возвращается в его тело.
        - Ты мой брат. Я просто должен был остановить тебя.
        Стен кивнул, зная, что ответы не нужны. Неспешно встал. Темные глаза позволяли безупречно видеть во мраке. Белые волосы падали на черную демоническую мантию.
        К телу вернулась сила. Одно резкое движение - и в руку скользнул тот самый меч. Он просто возник в его руке, отозвавшись на зов экзорциста, и покорился демону. Голубое сияние рун сменилось насыщенным фиолетовым светом.
        Два демона исчезли во мраке.
        Мечник и заклинатель.
        Эпилог
        С того времени, как перестал существовать орден, прошло уже десять лет. В суете столицы о нем уже успели забыть, словно его никогда и не существовало. За десять лет появилось много новых тем для слухов и обсуждений. Только единицы помнили, но молчали, ибо даже руины, оставшиеся от главного здания этой организации, давно уже сровняли с землей, а на их месте возвели новые постройки.
        В больших городах, пропитанных политикой, подобное не редкость, в маленьких же такого не бывает. В Ксаме только делали вид, что все забыли. Здесь молча каждый год поднимали кубок за павших героев, шепотом говорили о тишине, охвативший страну и несомненном тайном существовании великой организации. Здесь здание ордена все еще стояло, но целиком превратилось в приют и школу, а смотровая башня стала достопримечательностью. Госпиталь стал больницей, в котором многие прежние работники продолжали помогать людям, как во времена «лучшего главы восточного экзархата».
        Орден исчез из Ксама, но крест с черным камнем все еще оставался на кладбище. Когда церковь, отказавшись от экзорцистов, была готова перенести могилу Ричарда, жители города встали на ее защиту, да так, что местной церкви пришлось тихо признать право этого темного остаться среди людей. Более того, тут же был поставлен еще один крест. Символическая пустая могила Стенета Аврелара стала еще одним безмолвным памятником ордену. Сюда не ходили толпы, не преклонялись, опасаясь строгих взглядов королевских гвардейцев. Зато эти две могилы были постоянно усыпаны цветами, а кресты сияли в любую погоду, словно что-то хранило их от сил времени.
        Артэм знал, что эту силу зовут Камилла, которой порою помогали жители города. Сам он приходил сюда не так часто, как хотелось, но всякий раз, когда появлялся в Ксаме, смотрел на блеск металла в лучах солнца, молчал и вспоминал, за что сражались его учителя.
        - Так значит, ты все же живешь в Ксаме, ? внезапно заговорил с ним очень знакомый голос.
        Артэм резко обернулся, невольно положив руку на ремень, где прятал множество разных магических свитков. Он изменился за эти годы: вырос, стал шире в плечах. На его лбу уже сейчас рисовались единичные морщинки, выдающие постоянное напряжение, в котором жил этот молодой человек.
        Его глаза не стали тусклыми или печальными. В них не мелькала паника, зато в них еще ярче отражалась сила настоящего заклинателя-экзорциста.
        Перед ним стоял брат, которого он не видел все эти годы. Лейн тоже изменился. Он стоял в форме капитана королевской гвардии, показательно положив руку на рукоять меча. Понимая, что Артэм не собирается ничего ему объяснять, он кивнул в сторону крестов.
        - Я не мог тебя найти, ? заговорил Лейн. - Ты постоянно регистрировался в новом городе. Даже не надеялся тебя встретить здесь.
        - Если бы ты хотел, то узнал бы, что Камилла живет именно здесь, ? холодно ответил Артэм, убирая руку.
        Он не желал видеть брата и говорить с ним.
        - Зачем мне Камилла? - не понимал Лейн, шагнув к брату.
        - Она родила сына от нашего отца, ? ответил Артэм и отступил, ? а я помогаю ей.
        - Боже, зачем тебе жалкий приблудыш? - устало выдохнул Лейн.
        Это были те слова, которых ему не стоило произносить. Артэм, напряженный с самого начала этого разговора, среагировал, как взведенный арбалет. Не помня уже себя и не сдерживаясь ни на миг, он резко ударил брата кулаком по лицу, да так, что боевой офицер просто рухнул на могилы рядом.
        - Убирайся! И никогда не приходи сюда! - грозно заявил Артэм, буквально скалясь. - У меня нет ни малейшего желания разговаривать с жалким предателем вроде тебя.
        Лейн злобно посмотрел на брата, вытирая кровь с разбитой губы, и неспешно встал. Вся доброта и снисходительность сползла с его лица.
        - Эти кресты снесут, ? заявил он холодно. - Таково решение властей.
        - Пусть попробуют, ? уверенно ответил Артэм, разминая кулаки.
        При этом из-под его черного плаща выглянул серебряный крест с черным камнем, принадлежавший когда-то их отцу.
        - А тебя за один этот крест могут посадить до конца жизни, если ты не начнешь меня слушать, ? продолжил Лейн с надменной усмешкой. - Только откажись от отца, и я найду тебе хорошую работу, нормальное место жительства…
        - А душу ты мне тоже новую найдешь?
        Лейн умолк, непонимающе глядя на брата.
        - Уходи, а то я покажу, на что способны разгневанные заклинатели в отставке!
        - Тебе запрещено пользоваться печатями, ? высокомерно сказал Лейн, пряча руки в карманы плаща. - Только попробуй, и тебя казнят.
        Артэм только рассмеялся и шагнул к Лейну, чтобы взглянуть в его темные глаза.
        - Убирайся в столицу и создавай себе карьеру, но если ты еще раз придешь сюда, я не пожалею своей жизни, чтобы забрать твою, ? сказал он тихо и тут же просто прошел мимо, задевая брата плечом.
        Теперь он точно знал, что стал сильнее Лейна, что мог дать ему отпор, и никакая власть или деньги не помешают ему в этом. Высокомерный взгляд старшего брата, его положение, звание, должность, золотые погоны на плаще - все это делало его ничтожным в глазах Артэма. Они были разными настолько, что никому бы даже в голову не пришло, что эти двое могли быть детьми одной матери и отца. Ни их желания, ни стремления, ни даже ценности не были похожи. Эта встреча взволновала их обоих, но если Лейн злился и испытывал дикое желание отомстить, то Артэм, уходя, окончательно убедился, что сделал много лет назад правильный выбор и теперь следует верной дорогой. На его губах появилась та самая улыбка, которую когда-то часто видели на губах Стенета Аврелара. Именно с этой улыбкой он тихо шагнул в старый отцовский дом.
        - Я вернулся, ? объявил он с легкостью и тут же поймал на руки бросившегося к нему навстречу мальчишку.
        - Бра-а-а-ат! - закричал темноглазый ребенок, полный счастья.
        Подхватывая его на руки, Артэм почти смеялся.
        - Ты хорошо себя вел, Нор? - спросил он.
        - Да, командир! - объявил мальчик. - Я ничего не натворил, никого не обижал и никому не выдал наших тайн.
        Артэм поцеловал его в лоб и опустил на пол, чтобы разуться.
        - Значит ты заслужил награду.
        В проходе показалась Камилла.
        - Ты как раз к ужину, ? сообщила она.
        Только эта Камилла была уже не той стройной, легкой девушкой, скорее это была исхудавшая женщина с тоскливыми глазами и мягкой, доброй улыбкой. Она посмотрела на мужчину и тут же скрылась, чтобы спросить уже из кухни:
        - Ты надолго?
        - Нет, дня на два, а там мне нужно будет отправиться в Шерд.
        Он зашел на кухню и попытался стащить кусок пирога, но тут же получил полотенцем по руке.
        - Что ты как маленький? - негодовала Камилла. - Сейчас будем есть нормально. Иди мой руки.
        - А ты посмотришь мою рану? - спокойно спросил Артэм, корча рожицу маленькому брату, который посмеивался над ним.
        - Что-то серьезное?
        - Меня одержимый укусил, рана плохо заживает…
        - Вот как ты только умудряешься?
        - Ну, тайно работать сложнее.
        Артэм лишь пожал плечами и вышел из комнаты. Камилла последовала за ним.
        - Показывай сразу.
        Как работник госпиталя, она всегда осматривала раны родственника.
        Артэм же не спорил, относясь к ней как к союзнику и другу. Он сбросил плащ и рубашку, открывая следы зубов на плече. Сложно было представить, что так укусить мог человек. Глубокие следы покрылись черной коркой, от которой тянулись темные полосы по коже.
        - Тебя на заражение проверили? - в первую очередь спросила она.
        - Да, но можешь проверить еще раз.
        Камилла отступила, чтобы достать нужные ей лекарства и бинты. В это время маленький Норас подскочил к брату и стал внимательно изучать рану.
        - У-у-у-у, ? протяжно проговорил он. - Страшно, но я все равно пойду по стопам отца!
        Артэм сел на край дивана, усадил малыша к себе на колени и тихо прошептал:
        - Само собой, ты ведь тоже сын Авелара.
        Мальчик гордо поднял голову, чувствуя, что где-то за этими словами прячется нечто действительно великое.
        - Правда, что ты в мои годы был уже послушником? - спросил он. - Почему мне нельзя?
        Артэм вздохнул.
        - Время другое, ? проговорил он, ? но я постараюсь заняться твоим обучением.
        - Я уже много умею!
        Мальчик вскочил, выбежал из комнаты и вернулся с деревянным мечом, чтобы долго показывать разные приемы, которым его научил старый экзорцист распущенного ордена.
        Артэм смотрел на него и улыбался, понимая, что когда-то сам держал именно этот меч, что отец располагал свою руку поверх его детской ручонки и медленно, аккуратно направлял ее. Теперь же Артэму казалось, что порой в бою все так же невидимая рука ложилась поверх его ладони, чтобы сделать движения увереннее, а магию сильнее. Думая об этом, он даже не заметил, как Камилла обработала его плечо и закрыла рану повязкой.
        - Ну, хватит, Нор. У тебя еще будет время все показать брату, а сейчас давайте есть.
        С ней никто не спорил. Подобно самой обычной семье, они ели простую еду, пили чай и смеялись с выходок ребенка. Словно никогда не было ни битв, ни бурь, ни Тьмы. Вот только каждый из них знал, что борьба бесконечна, что новый тайный орден ничуть не слабее прежнего, а их дело остается правым, а главное, что где-то там, за гранью реальности, все еще есть черные глаза, которые следят за ними. Сильные руки по-прежнему сжимают меч, а белые волосы блестят в сиянии заклинаний Керхара. И совершенно неважно, во что будут верить все остальные люди вокруг этого дома. Неважно, что скажут власти и напишет история.
        - Мы дети Авелара, ? говорил Артэм брату. - Мы дети ордена Креста, мы экзорцисты по крови. Когда-нибудь ты по-настоящему поймешь, что это значит. Когда-нибудь ты увидишь Тьму в словах простых людей и Свет в черных глазах. Тогда ты и поймешь, за что мы сражаемся.
        Мальчик спал и ничего не слышал. Он просто знал, что орден вновь существует только благодаря Рейнхарду. Мечник возглавил его после заточения Стенета. После Рейнхарда главой стал кто-то еще, и когда-нибудь орден возглавит его брат или он сам, потому что все в этом мире возвращается к справедливости - так ему сказала мама, а он поверил.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к