Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Верт Алексей: " Отбор Против Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Отбор против любви Алексей Верт
        Когда невеста ? красивая волшебница с уникальным даром, а в пару ей ищут простого человека, желающих побороться за ее сердце наберется немало. Все захотят завоевать любовь, обрести богатство и долголетие. Только никто не знал, что отбор ? лишь прикрытие для коварного заговора.Когда клятва будет дана, ловушка захлопнется и бежать станет некуда. Останется надеяться на раба-полудемона и мага-стража, желающих разгадать все тайны и защитить свою госпожу.Исходники для обложки взяты с сайта depositphotos.
        Пролог
        - Рисуй быстрее! - рявкнул маг на мальчишку.
        Тот только посмотрел на своего господина, но не ускорился, медленно макая кисточку в алую краску и чертя на каменном полу подземелья знаки. Ему хоть и было всего семь лет, но он знал, что любая малейшая ошибка в пентаграмме будет стоить ему жизни, да и вечно спешащему магу тоже.
        Маг и сам понимал это, потому оставил ребенка в покое и поспешил к столу со старыми книгами, где его послушно ждал слуга, удерживая яркий фонарь, чтобы господин мог рассмотреть каждую букву.
        Подойдя, он выбрал одну из книг, открыл ее, пролистал и наконец улыбнулся.
        - Имя пиши: «Дер-Каред»! - крикнул он мальчишке.
        - Вы уверены, сэр? - робко спросил слуга. - Это же один из десяти могущественнейших демонов нижнего мира. Такого едва ли сможет удержать даже сотня магов.
        - Глупец, - рассмеялся в ответ маг. - Мне нужно сильное потомство. Демон-подручный мне такого не даст!
        - Но, сэр, вы же один…
        - Оставь фонарь и уходи. Мне твои причитания здесь не нужны! - заявил маг, взял свиток и шагнул к центру зала, зловеще улыбаясь. - Маги Жизни то, маги Жизни это… Покажу я вам настоящую райскую жизнь, которую ваш Дар заслуживает, - пробормотал он себе под нос, обходя по кругу пентаграмму, проверяя каждую линию и руну, выведенную рукой мальчишки.
        - Хорошо, молодец, - заключил он, бросая мальчишке монету, - а теперь убирайся.
        Ловко поймав заработанные деньги, мальчишка проверил золото зубами, а затем, спрятав его в карман, подхватил свои кисточки и ведерко с краской и осторожно отошел от надписей. Он пятился, но наблюдал, как только что нарисованные им символы наполнялись красным светом, а вслед за ним по письменам пробегало полупрозрачное пламя.
        Мальчик знал, что должен уйти, но не мог отвести зеленых глаз от странного света.
        Маг что-то говорил, а ребенок его не слышал, он прятался за каменной колонной, вжимался в стену и наблюдал.
        Красное полупрозрачное пламя чернело, серело, вспыхивало и, наконец, разгорелось, превращаясь в столб яркого ослепительного огня.
        Мальчишка замер, перестав дышать. Резкий дикий рык заставил его вздрогнуть и выронить ведерко с краской. Красные брызги покрыли потертые штаны и старые ботинки, прожигая ткань и кожу, но даже этого мальчик не смог ощутить.
        Он смотрел на свет. Он слышал рев. Он видел огромные черные крылья с красным отблеском, которые, взмахнув, прошли сквозь огонь и затушили его.
        Демон смотрел на мальчишку. Огромный, больше двух метров ростом. С красными узорами на серо-черной груди. С огромными когтями. С изогнутыми рогами, которые красными тяжами со лба ложились на гриву длинных черных волос. С глазами черными, как две бездны. Он смотрел именно на мальчика и усмехался, обнажая клыки.
        Мальчик хотел закричать, заплакать, убежать или хотя бы закрыть глаза, но не мог. Так и стоял, глядя прямо в черные глаза одного из владык нижнего мира.
        Демон сделал шаг и замер от внезапного удара кнута по крыльям.
        «Это его разозлит», - только и успел подумать мальчишка, видя, как демон резко разворачивается к магу.
        - Ты подчинишься! - скомандовал заклинатель, запирая демона с пентаграммой внутри большого щита. - У меня на тебя большие планы, приятель, вернее на твоих детей.
        Почему демон упал на колени, и как на его шее вдруг появился металлический ошейник, мальчик не успел понять, но он точно знал, что этот демон не покорится, а значит его скоро придется отпустить. Только мальчик не знал, что ему предстоит увидеть не один призыв Дер-Кареда, который будет происходить всякий раз, когда в доме появится подходящая женщина.
        Глава 1 - Наследница
        Альбера Эндер-Ви считалась сильнейшим магом жизни нового поколения, и не удивительно, ведь она была дочерью прославленного рода, известного во всем мире своим уникальным даром. Древние легенды о первых магах и их классах гласили, что первого Эндер-Ви поцеловала сама Жизнь, вдохнув в него силу. Глядя на Альберу, в это можно было поверить. Она, статная девушка со светлыми волосами, буквально лучилась любовью ко всему живому. Ее глаза сияли, а руки скользили в каждом движении так завораживающе, что многие мужчины были готовы пасть к ее ногам, но Альбера их не замечала, увлекаясь своим даром. Она была влюблена в него, и лишь один человек мог отвлечь ее от дел.
        Он отвлек ее и сегодня. Магесса застыла, склонившись над пышным розовым кустом в саду пансиона, где жили все учащиеся столичной академии магии. Кто-то юркий, промчавшись мимо, сломал одну из больших веток, усыпанную маленькими белыми розами. Альбера предполагала, что это был невоспитанный кот ее соседки, из-за которого они как раз повздорили с той утром. Просто она считала, что имея пять комнат и трех слуг, ее товарка могла бы и держать вредителя под присмотром. Альбера любила животных, но этот невоспитанный кот, разрушающий все на своем пути, ей совсем не нравился. Как воспитать приличного кота, она никогда не задумывалась, но искренне верила, что если ты на это не способен, то защити других от присутствия неспокойного животного. Вот и теперь, видя сломленную ветку, она коротко разозлилась, но ее гнев мгновенно сменился сожалением в адрес поврежденного растения.
        Осторожно присев на траву, она провела пальцами по ветке, пытаясь понять, осталась ли в ней жизненная искра. Ветка была еще жива, но медленно стремилась к угасанию. Короткого прикосновения Альбере было достаточно, чтобы понять, что уже завтра с цветков опадут лепестки, послезавтра начнут слетать листья и вскоре эта веточка превратится в сухую тень самой себя, и ее безжалостно выбросят прочь. Жалея куст как живого человека, она взяла в руки ветку, не опасаясь шипов, и закрыла глаза, передавая растению свою силу.
        Ее руки засияли, стали почти прозрачными от приятного глазу пронизывающего свечения. Тонкие пальцы скользнули по веточке, возвращая ей прежний вид.
        - Ваш отец будет очень недоволен, - со вздохом проговорил молодой мужчина, возникший рядом.
        - Что? - тут же спросила Альбера, поднимая глаза.
        Руки ее так и остались на ветке, но сияние стало не таким ярким, ведь магесса отвлеклась и теперь расплылась в улыбке, видя своего защитника. Реоран де-Веран был единственным представителем ее свиты. Как боевой маг-стихийник, оставивший когда-то военную службу, он был ее личным телохранителем. Так уж сложилось, что кровь мага жизни является готовым эликсиром молодости, и всегда находилось немало желающих эту кровь заполучить. Именно поэтому род Эндер-Ви дал своей наследнице лучшую защиту.
        Реоран, а Альбера именовала его просто Ран, опустился рядом с ней на траву и открыто обворожительно улыбнулся.
        - Ваш отец будет крайне недоволен ранами на ваших руках, а вы, как всегда, исцарапали себе все пальцы и даже не заметили.
        Девушка посмотрела на свои руки и поняла, что по запястьям действительно стекали мелкие струйки крови, хотя боли она совсем не чувствовала.
        - Ничего, я на все лето хочу остаться тут, так что ничего он не узнает, - ответила она, неловко улыбаясь и отворачиваясь, чтобы возобновить свою работу.
        - Не думаю, что вам это удастся, - с улыбкой сообщил Ран. - Я как раз получил вестника от вашего отца, и что-то мне подсказывает, что нас с вами вызовут в поместье, вы и так уже два года уклонялись от визитов домой.
        - И снова ты со мной на вы, - вздыхая, прошептала Альбера, поглаживая ветку, чувствуя, как к той возвращается жизнь.
        - Мы в общественном месте, госпожа Альбера, - мягко сообщил маг, ожидая, когда магесса завершит начатое.
        Наследница магии жизни только надула губки, имитируя обиду, и тут же забыла о разговоре, завершая свою работу. Медленно оторвав руки от ветки, она осмотрела как сияла и полностью затягивалась линия перелома, а потом убрала руки и повернулась к своему стражу.
        - Что там в вестнике? - спросила она с улыбкой.
        - Я не читаю ваших писем, - с усмешкой ответил Ран, доставая из-за пазухи конверт, но тут же возвращая его назад. - Только сначала руки к осмотру, сударыня!
        Альбера смущенно улыбнулась, опустила глаза и протянула вперед руки ладонями вверх. Оцарапанная кожа уже начинала ныть, но боль еще была не сильной. Видеть свои раны она не хотела, но тяжелый вздох стража говорил о том, что она опять увлеклась. Так с ней случалось часто: спасая чью-то жизнь, она всегда забывала о себе.
        - Все же я не понимаю, почему вы, маги жизни, не можете исцелить себя сами, или даже друг друга, - прошептал Ран, взмахивая рукой и извлекая тем самым воду из земли. - Как по мне, вы должны быть неуязвимы.
        - Мы и так долго живем, и раны наши заживают быстрее, чем у других, и вообще маги жизни болеют реже, - пробормотала Альбера, чувствуя, как водные потоки по велению мужских рук заскользили по ее пальцам, отмывая руки и промывая глубокие царапины.
        Вода была холодной и приятной, потому особо радовала девушку, а мысль о том, что о ней заботится ее Ран, заставила щеки покрыться робким румянцем.
        - Вы беззащитны, потому бессмертие было бы разумной платой за такую силу, - заключил Ран, заставляя воду снова собраться в аморфный шар и направляя ее в землю. - Так-то лучше, держите.
        Теперь он просто положил конверт на совершенно сухие ладошки, вытянутые вперед.
        Альбера тут же схватила конверт с маленькими нарисованными крылышками и открыла его, чтобы достать письмо. Отец писал ей редко, и потому в первую минуту она взволновано вчитывалась в строки, опасаясь беды, а потом медленно начала хмуриться, осознавая истинную причину письма.
        - Ты знал? - спросила она у Рана.
        - Что именно?
        - О том, что отец собирается вызвать меня домой, - пробормотала она себе под нос.
        - Я это предположил с самого начала, - развел руками маг-стихийник.
        - А причина?! - поднимая на мужчину влажные глаза, воскликнула девушка.
        - Я не знаю, - пожал плечами маг. - Что-то случилось?
        Альбера только кивнула. Встав на ноги, она тихо пробормотала:
        - Меня выдают замуж, - и тут же поспешила назад к дому, придерживая подол длинной юбки.
        Ран невольно присвистнул и последовал за ней, зная, что его госпоже эта новость точно не понравилась.
        «Альбера к браку не готова, - думал он, шагая по аллеям, - а к любви и подавно».
        Вот только его мысли никого не волновали. Он должен был просто сопроводить наследницу рода Эндер-Ви домой и обеспечить ее безопасность.

***
        Альбера расхаживала по комнате, то расплетая светлые волосы, то снова сплетая их в толстую косу, то вновь расплетая и закручивая в узел на макушке чтобы снова расплести. Шелковистые локоны, скользящие при этом меж пальцев, ее успокаивали, помогая перенести ожидание.
        Вернувшись домой и пережив церемониальные приветствия со всем родом, она спешно вызвала к себе подругу как единственное спасение от всего происходящего в ее жизни.
        Наконец дверь в покои распахнулась.
        - Гвен! - воскликнула Альбера, бросившись через весь зал к златовласой подруге. - Как хорошо, что ты приехала! Я думала, что просто не вынесу все это!
        Гвен, она же Гвенделин, широко улыбнулась, демонстрируя ямочки на щеках, и сбросила с головы капюшон дорожного плаща, чтобы обнять свою сокурсницу и ближайшую подругу.
        - Разве могла я не приехать? - спросила прибывшая ласково.
        - Я знаю, что ты с дороги, но не оставляй меня, прошу! - взмолилась Альбера. - Мы должны что-то придумать.
        - Конечно придумаем, - согласилась Гвен, расстегивая единственную застежку плаща и тут же замирая, понимая, что чьи-то руки услужливо подхватили пыльную одежду.
        Обернувшись, она увидела молодого слугу. Голова его была чуть опущена, оттого рваные черные пряди закрывали глаза и бросали на лицо тень, не давая его рассмотреть. Молодой человек тут же бесшумно отступил, повесил плащ в угол и стал его вычищать без приказов.
        Гвен только удивленно моргнула, ничего не понимая, и тут же обернулась к подруге.
        - Я уже говорила с отцом! - взмахнув руками, жаловалась Альбера. - Я умоляла деда, но они безжалостны! Не могу же я сказать им, что люблю…
        - Альба! - перебила ее Гвен, косясь на слугу.
        - Что? - не поняла Альбера, вздыхая.
        - Мы не одни, - напомнила ей Гвен, садясь за стол.
        Хозяйка покоев только рассмеялась, занимая место за столом.
        - Я совсем забыла, что ты впервые у меня дома, хотя мы так долго дружим. Это Гарпий. Он раб, так что не обращай на него никакого внимания. Он что-то вроде моего питомца, можешь просто его не замечать, - развела руками Альбера, представляя ту часть своей жизни, которую обычно скрывала, и стала наливать чай и продолжать жаловаться на свою жизнь: - Если бы мне дали право выбирать, я бы, наверно, отказалась от дара, нет, правда, я могла бы…
        - Аль, - прошептала Гвен тихо. - А если он все расскажет твоему отцу?
        - Кто? - не поняла Альбера, а потом сообразила: - Гарпий? - Девушка тут же звонко рассмеялась. - Гвен, он полудемон и рожден рабом. Он безволен, хуже самого примитивного бездушного фамильяра, правда.
        - Но он же все слышит.
        Видя скепсис в глазах подруги, Альбера скривилась - все же не просто так она никогда не брала полудемона с собой, и позвала раба с усталым вздохом:
        - Гарпий, иди ко мне.
        Молодой человек тут же подошел, совершенно бесшумно передвигаясь по комнате, словно не касался ногами земли.
        - На колени, - равнодушно пробормотала Альбера.
        Раб послушно опустился на пол, только голову склонил еще ниже.
        Гвен в ужасе замерла, наблюдая, как подруга сделала пас рукой и меж двумя серебряными браслетами на запястьях раба возникла цепь, отражая власть магессы.
        - Видишь? - спросила Альбера. - Он полностью мой. Только не смотри на меня так, Гвен. Я не издеваюсь над ним, но ты и сама знаешь, что рабы с демонической сутью не могут оставаться без цепи. Это против правил.
        Она тут же сделала еще один пас рукой, и цепь исчезла, оставляя лишь браслеты на запястьях.
        Гвен только вздохнула. Она была просто шокирована и не знала, как реагировать. Подобного от близкой подруги она никак не ожидала.
        - Уйди, - выдохнула Альбера, понимая, что только больше озадачила Гвенделин. - И не появляйся до завтрашней церемонии, - добавила она, как только раб поднялся на ноги.
        Не поднимая головы и не поворачиваясь спиной, раб просто проплыл к двери и вышел, а Альбера сразу вздохнула.
        - Знаю, это мерзко, - прошептала она, - мне его подарил отец, когда он был еще мальчишкой, не выкинуть же его, такого. Отец сказал, что это научит меня заботиться и управлять. Он же даже не спал без моего разрешения первые годы, а сейчас соблюдает режим, который я ему велела соблюдать, но если он тебя смущает, то я легко отправлю его в другую комнату.
        - В другую? Он живет в твоей комнате? - удивилась Гвен.
        - Да, тут, в гостевых покоях. Это моя территория, тут его никто не обидит, разве что Ран, но Ран его бережет так же, как и я, такой заботливый и внимательный…
        Альбера мечтательно вздохнула, вспоминая, как ее телохранитель носил маленького раба на руках. Сила Рана, его улыбка и доброе сердце давно покорили Альберу.
        - А что если Реоран тоже пройдет испытания? - внезапно спросила Гвенделин, словно это не она только что боялась дышать от шока.
        - Ран? Испытания… Но ведь он маг, отец не позволит…
        - Подожди, - перебила ее Гвен. - Пусть он участвует не как кандидат на твою руку, а просто как образец ловкости и сообразительности, скажи, что они должны его превзойти, чтобы заслужить твое внимание! Так даже испытания женихов станут сноснее, ты сможешь смотреть на Рана и наслаждаться зрелищем, бои, кстати, будут?
        Альбера развела руками. Она понятия не имела, сколько кандидатов ей в мужья отобрал отец и какие испытания им приготовил, потому могла лишь пожимать плечами.
        - Альба, а ты сама хоть что-то будешь решать? - испуганно спросила Гвенделин.
        - Мне разрешили отсеять до начала испытаний всех, кто мне внешне не понравится, - призналась девушка, отламывая ложечкой кусочек пирога. - И то отец сразу сказал, что отсеять можно не больше половины, а потом я могу выбрать из тех, кто пройдет испытания.
        - А если никто не пройдет? - спросила Гвен, смеясь.
        - Как это? - почти испуганно спросила Альбера. - Не может быть таких страшных испытаний.
        - Но мы же можем им помешать! А если мы твоего раба тоже отправим к участникам, то он может стать твоим настоящим оружием. Вот что будет делать твой отец, если ни один жених не пройдет испытания?
        - Наверно, соберет новых, - неуверенно пробормотала Альбера.
        - А если мы и их опозорим?!
        - Не знаю, - призналась девушка, забыв о пироге.
        - Подумай об этом. По крайней мере, так мы выиграем время, а я помогу, я ведь с тобой рядом буду до конца!
        В дверь коротко постучали. Не дожидаясь ответа, в комнату зашел молодой мужчина с обворожительной широкой улыбкой и блестящими от радости глазами. Чему радовался личный охранник Альберы Реоран было никому не известно, но, коротко поклонившись, он объявил:
        - Госпожа Альбера, леди Гвенделин, господин Эдерью желает видеть вас обеих именно сейчас.
        Он тут же прикрыл глаза и развел руками.
        - Уж простите, я не смог убедить его дать вам немного времени на беседу, но я могу сопроводить вас, как и положено стражу.
        Пользуясь таким его предложением, Альбера тут же вскочила и шагнула к двери, подхватывая мужчину под руку.
        - Вам я все что угодно прощу, мой дорогой Ран.
        - Рад это слышать, - все так же улыбаясь отвечал мужчина.
        Гвен же, прикрыв глаза и сдержанно усмехнувшись, последовала за ним, стараясь не мешать влюбленной, как ей казалось, паре.
        Ран не замечал странностей в их поведении. Улыбаясь, он привел девушек в большой кабинет, где их ждал Эдерью Эндер-Ви - отец Альберы. Это был высокий светловолосый мужчина. Его длинные волосы были сплетены в косу, которая падала на его плечи. Он улыбнулся и вышел из-за стола чтобы поприветствовать гостей.
        - Здравствуйте, леди Гвенделин, - сказал он добродушно. - Я очень рад, что именно вы прибыли помочь моей дочери сделать свой выбор.
        - Здравствуйте, господин Эдерью, - ответила девушка, изобразив почтительный реверанс.
        - Присаживайтесь, - предложил гостье мужчина и тут же обратился к стражнику: - Ран, ты можешь идти.
        - Ран останется! - заявила Альбера. Она сама расположилась в одном из кресел, расставленных полукругом у небольшого стола, на котором была вырезана карта континента.
        - Я хочу поговорить о предстоящем отборе, - сообщил Эдерью. - Зачем ему здесь быть?
        - Я хочу, чтобы Реоран участвовал в испытаниях.
        Боевой маг растерянно посмотрел на подопечную, все так же открыто улыбаясь.
        - Я? Но, Альбера, я вообще-то маг, - сообщил он мягко. - Я не могу участвовать.
        - Я помню, Ран, не волнуйся, - спокойно, почти холодно сообщила девушка. - Просто я знаю его возможности, и так мне будет проще оценивать участников, к тому же сам Ран сможет лучше узнать кандидатов и выявить тех, кто явился с недобрыми намерениями.
        - Все кандидаты прошли особую проверку, - строго сообщил Эдерью, расположившись в одном из кресел.
        Спорить с дочерью он явно не собирался, но вопрос решил обсудить, жестом попросив Рана остаться и тоже присесть. Когда маг сел между Альберой и Гвен, хозяин дома продолжил:
        - Я, конечно, понимаю твои опасения, но никого подозрительного мы не пустили бы даже на порог. Все кандидаты проверены несколькими магическими датчиками.
        - Отец, не будь так наивен, - вздохнула Альбера. - Студенты академии только и делают, что выдумывают способы обмануть датчики, неужели нельзя заплатить магу, чтобы тот создал качественный блок?
        - Господин Эдерью, - вмешался Реоран, - отчасти ваша дочь права. Не стоит расслабляться. В замке будет слишком много новых людей. Мне не трудно будет пройти пару испытаний, раз уж это невсерьез, но может тогда Гарпий тоже поучаствует? - предложил внезапно страж, словно подслушал беседу девушек.
        - Гарпий? - удивился Эдерью. - Он-то зачем?
        - По его возможностям действительно проще оценить участников, - пожал плечами Ран. - Что может Гарпий - хорошо известно Госпоже Альбере, значит и использовать его как точку отсчета тоже возможно. Я маг, а он ведь почти человек.
        - Он почти демон, - нахмурившись, напомнил хозяин дома.
        - Не смешите меня, - улыбнулся Ран, легко принимая гневный взгляд. - Я знаю, что такое настоящий демон. Гарпий просто особенный мальчик… впрочем, уже не мальчик, но он может быть мне полезен. Так уж вышло, что Альбера еще в детстве научила его слушать меня, так что я смогу использовать его как своего помощника. Что мы теряем?
        - Это просто смешно, - сказал Эдерью недовольно.
        - Пожалуйста, - тихо попросила Альбера. - Мне будет действительно проще, если Реоран будет там, и если он считает, что Гарпий может ему помочь, то почему не позволить им вместе поучаствовать в испытании?
        - Как ты предлагаешь объяснить это кандидатам?
        - Но зачем им что-то объяснять? - робко спросила Гвенделин. - Можно ведь просто никому не говорить, что они чем-то отличаются от остальных кандидатов? Мы просто будем знать правду. Неужели сэр Реоран не сможет притвориться человеком?
        Ран растрепал волосы и усмехнулся.
        - Чем я вам не Рио из Вендера?
        - Кто такой Рио? - спросил недовольно Эдерью.
        - Понятия не имею, я его только что придумал, - пожал плечами маг. - Просто первое, что пришло в голову. Гарпию еще проще: он ведь в демоническую форму без приказа перейти не сможет, а так - обычный мужчина двадцати шести лет.
        - Мне нравится такой план, - весело сообщила Альбера, едва не хлопая в ладоши.
        - Ладно, - вздохнул Эдерью. - Пусть будет так, но теперь я тем более должен сообщить тебе, что без стражи свои покои ты не будешь покидать во время отбора, а личные встречи с кандидатами я и вовсе запрещаю.
        Альбера закатила глаза.
        - Отец, ты помнишь, что речь идет о моем будущем муже? Как я должна его выбрать, если не могу с ним хотя бы поговорить?
        - Сможешь, но только после первых шести испытаний. Количество участников к тому моменту должно уменьшиться, а значит никто не навредит тебе.
        - Это разумно, - поддержал подобное решение Ран, пресекая возмущения всем недовольной магессы. - Если тебе будет кто-то интересен, просто скажи мне, и я все узнаю, - пообещал он, улыбаясь.
        Его солнечная открытая улыбка заставила Альберу смущенно опустить глаза. Эдерью же напротив тяжело вздохнул.
        - Леди Гвенделин, - обратился он спокойно. - Признаюсь, на вас одна надежда. Моя дочь слишком легко увлекается. Ее просто обмануть и пустить ей пыль в глаза. Умоляю вас, проследите, чтобы она не увлеклась каким-нибудь полоумным.
        - Отец, ты же утверждал, что все кандидаты прошли проверку, - со смехом напомнила Альбера.
        - Ты всегда найдешь неприятности, и твои израненные руки тому подтверждение, - строго сказал мужчина, а затем снова обратился к Гвенделин: - Надеюсь, я могу положиться на вас?
        - Разумеется, - пообещала девушка сдержанно. - Я ради этого и приехала и постараюсь помочь Альбере выбрать действительно достойного.
        - Благодарю, - произнес мужчина, приложив руку к груди и чуть склонив голову. - В таком случае, раз уж вы все понимаете, я бы хотел поговорить с дочерью наедине.
        Ран молча встал и подал Гвенделин руку, но девушка только посмотрела на нее и встала, так и не приняв помощь мага. Стража это не смутило, скорее напротив раззадорило. Улыбаясь как счастливый безумец он обогнал Гвен чтобы открыть ей дверь, но даже тогда девушка не обратила на него внимания.
        Когда дверь вновь закрылась и представители рода Эндер-Ви остались наедине, Эдерью, резко встав, заговорил с дочерью совсем другим тоном:
        - Отец дал нам всего лишь месяц, - сообщил он, подходя к окну. - Он может лишить нашу родовую ветвь земель и замка, если ты не родишь к концу года.
        Альбера на такую новость только скривилась, отчаянно выдыхая. Подобные распоряжения главы семьи, ее деда Адерела Эндер-Ви, всегда казались девушке откровенной глупостью.
        - Как он себе это представляет? - спросила она со вздохом.
        - Он давно просил нас решить вопрос с твоим замужеством, - ответил Эдерью. - Тебе уже сто двадцать лет, Альбера. Ты давно достигла пика магической силы. - Мужчина обернулся и посмотрел на дочь. - Я в свое время, как и ты, думал, что все это глупости и поздно женился, в результате лишь ты унаследовала дар. Твоя сестра хоть и маг, но она лишь тень истинного мага жизни, а твой брат, когда вырастет, не сможет стать даже целителем. Наша династия под угрозой, и если ты сейчас не родишь сильного наследника, то очень скоро не сможешь этого сделать, именно поэтому у тебя месяц и не больше!
        Альбера только отвернулась, не желая таким образом устраивать свою личную жизнь.
        - От тебя зависит судьба рода Эндер-Ви, - заключил мужчина и снова отвернулся. - Ступай и выспись. Женихи уже начали прибывать, завтра вечером ты сможешь на них взглянуть и исключить всех, кто тебе неприятен.
        - Сколько их? Надеюсь, не три сотни? - иронично съязвила Альбера.
        - Семьдесят шесть человек, - ответил ей невозмутимо, - а теперь иди.
        «Семьдесят шесть человек?!» - повторила Альбера мысленно, не пытаясь скрыть ужаса.
        Как оглушенная она вышла из кабинета и шагнула к большому резному окну, чтобы выглянуть во двор. Там, несмотря на темноту позднего вечера, кругом горели огни, суетились слуги, пытавшиеся разместить прибывающие экипажи, из которых появлялись будущие претенденты на ее руку. Их лиц она не могла разглядеть так же, как не могла заметить крылатую фигуру, сидевшую на крыше. Никем не замеченный наблюдатель видел все: и гостей, и Альберу, так беспечно стоявшую у окна с ужасом в дивных глазах, и даже Рана, пытающегося догнать гордо шагающую вперед Гвенделин.
        Глава 2 - Лишний кандидат
        Ран влетел в указанную слугой комнату, размахивая шелковым белым шарфом.
        - Мы будем в одной комнате. Здорово, правда?! - спросил он у Гарпия, со скептическим видом натягивающего поверх магических браслетов странное подобие кожаных наручей.
        Его привели сюда пару минут назад и выдали новую одежду, которая полудемону совсем не нравилась. Особенно его смущал странный пояс с цепями, который он просто бросил на кровать.
        - Тебе не нравится моя идея? - спросил Ран, так и не дождавшись реакции. - Да перестань, это же твой шанс.
        Он буквально подбежал к молодому человеку, схватил его за руку и подвел к зеркалу. Гарпий неохотно подчинился, напрягаясь всем телом так, что на обнаженных руках выступили жилы.
        - Подними голову, расправь плечи. Взгляни на себя, ну! - велел Ран.
        Гарпий только посмотрел на него недобрым взглядом, чуть повернув голову набок, и тут же отступил в сторону.
        Боевой маг недовольно фыркнул, схватил полудемона за руку, заломил ее назад, заставляя Гарпия повернуться к зеркалу и расправить плечи. Счастливо улыбаясь, Ран убрал с лица раба волосы и посмотрел на отражение.
        Он знал Гарпия с шести лет и в отличие от Альберы давно заметил, что худенький лохматый мальчишка вырос в крупного широкоплечего мужчину с серьезными глазами.
        - Ну что у тебя с лицом?! - возмутился Ран. - Расслабься, тут же никого кроме меня нет, а то у тебя жилы даже здесь выпирают от напряжения.
        Он бесцеремонно ущипнул молодого человека за щеку и оттянул ее в сторону. Гарпий сразу дернулся и, освободившись, снова опустил темные пряди волос на лицо, пряча глаза.
        - Ты серьезно?! - разочарованно спросил Ран. - Это твой шанс! Прояви себя, заставь посмотреть на тебя иначе. Она же ничего не знает, Гарпий!
        Раб молча вернулся к кровати у окна, явно считая ее своей.
        - Ты серьезно? - развел руками Ран. - У тебя не будет еще одной возможности. Ответь уже, что не так?
        Гарпий резко обернулся и бегло посмотрел на Рана исподлобья. Темные карие глаза блеснули красным светом, но раб так ничего и не сказал. Просто опустив голову, он поправил застежку на штанах, задетую неугомонным магом.
        - Так! - объявил Ран. - Если никаких адекватных возражений не будет, то ты у меня пройдешь испытания и признаешься ей!
        Раб снова посмотрел на мага, чуть склонив голову набок.
        - Во всем признаешься, Гарпий! Я это проконтролирую!
        Полудемон скривился, но все равно не стал возражать, а просто подошел к окну, глядя на приготовления в саду.
        - Во всем признаешься, - повторил настойчиво Ран и заглянул в шкаф, чтобы найти новый костюм для церемонии. - Ты знаешь, что сейчас будет?
        Гарпий не ответил, но Рана это не смутило, и он сразу же продолжил:
        - Сначала Альбера пройдет один ритуал, правда для тебя и остальных это будет просто танец, но по сути она даст клятву выбрать мужа, если, конечно, не решит соврать у отца на глазах. Есть там в ритуале лазейки. Ну а потом она посмотрит на всех женихов и уменьшит их количество. Вообще все будет просто. Она пройдет мимо нас с особенной пластинкой в руках. Тем, кому она позволит участвовать, протянет эту пластинку, а они должны будут коснуться. Наша задача не прикасаться. Мне так вообще нельзя. Сразу мага в себе выдам, а вот тебе можно было бы и шлепнуть пятерней. Будешь настоящим кандидатом. Если она принесет клятву всерьез, так и делай! За чувства надо бороться. Испытания завтра, но разведкой мы займемся уже этим вечером. Нам ведь не нужны враги подле Альбы?
        Он застегнул темную кожаную куртку и посмотрел на Гарпия, сидящего на окне. Тот наблюдал за приготовлениями во дворе и, казалось, совсем не слушал мага.
        - Кстати, нам выдали номера. Твой последний - семьдесят восьмой, - сообщил Ран и бросил товарищу круглый медальон. - Привяжи его лучше к поясу, пусть болтается.
        Гарпий поймал стальную метку, но на пояс только покосился.
        - Он тебе подойдет! Даже не сомневайся, а если драться придется, будешь выглядеть как бог. Кстати, как по-твоему, я хорош в роли простака Рио?
        Гарпий замер и посмотрел на мага удивленно и растерянно.
        - Гвен явно считает меня самовлюбленным павлином, - насмешливо пояснил Ран. - Самое время заставить ее передумать. Или тебя имя смущает?
        Гарпий только отвернулся.
        - Ну, извини, - развел руками Ран. - Я выдал первое, что пришло в голову, к тому же я уже привык. Кстати, ты так и будешь молчать?
        Гарпий снова не ответил, только потер рукой шею, явно о чем-то задумавшись.
        - Боишься? - спросил маг, подходя ближе. - Не стоит. У тебя действительно есть все шансы привлечь ее внимание, я же знаю ее вкусы.
        Гарпий зло посмотрел на Рана. Он хорошо знал, о ком мечтает Альбера. Он сам не раз писал за свою госпожу письма, имитируя ее почерк. Магесса ходила по комнате, рассказывая, какой Реоран удивительный, как он смел и силен и как она, Альбера, сожалеет, что не может заключить союз с магом.
        «Как я была бы рада, - писал однажды полудемон с ее слов, - если бы дар покинул меня и я смогла бы открыто броситься в его объятья. Я точно знаю, он не может полюбить меня только потому, что долг и честь для него не просто слова».
        В ее речах было много наивности, но Гарпий хорошо знал, что стража госпожа оценивала по достоинству, потому даже злиться на такую правду у раба не получалось. Считая эту затею глупой, он привязал к поясу номер и все же застегнул его поверх кожаных штанов.
        - И черный тебе идет, - одобрительно продолжал Ран, а потом взглянул на себя в зеркало. - Мне, вроде, тоже, но все равно неприятно. Годы службы напоминает. Я до сих пор не понял, рад я своей службе Эндер-Ви или терпеть ее не могу. - Он пожал плечами, широко улыбнулся и объявил: - Идем, уже пора. Скоро женихи начнут выходить к церемонии, а я хочу выйти первым и бегло осмотреть их всех. Есть кто-то, кто тебе уже не нравится?
        Гарпий кивнул.
        - Тогда непременно покажи его мне. Вдруг у тебя есть демоническое чутье?
        Раб подошел ближе, заглянул магу в глаза и ткнул его пальцем в грудь. Реоран сразу расхохотался.
        - Вот и дружи с демонами, потом окажется, что ты им никогда не нравился. А я ведь хороший… Иногда.
        Улыбка Рана мгновенно превратилась в наигранно-зловещий оскал, а потом маг стал серьезен.
        - Идем. Нам действительно стоит посмотреть на кандидатов.
        Он открыл дверь и вышел первым. Их комната располагалась на первом этаже, там, где разместили бедных безродных кандидатов. На верхних этажах настоящие покои занимали состоятельные женихи, но все здесь знали, что никого не волнуют финансы. Важны только гены здорового мужчины с немагической кровью и чистая совесть, которую и собирался проверить Ран.

***
        Альбера стояла у зеркала, изучая свое отражение в кружевном белоснежном платье.
        - Как по твоему, мне идет? - спросила она, украшая волосы розами из ткани.
        - Белый всегда был тебе к лицу, - ответила Гвенделин, отвлекаясь от списка кандидатов, который она с присущей ей педантичностью внимательно изучала.
        Прибывшие в замок женихи ее интересовали явно больше, чем саму невесту, которая красовалась у зеркала.
        - Знаешь, - начала Альбера, радостно улыбаясь, - мне сегодня приснился очень добрый сон. Во время церемонии с печатью клятвы я подошла к Рану, а он посмотрел на меня так внимательно. - Она глубоко вздохнула и закусила губу, вспоминая то странное ощущение, что было у нее во сне. - Знаешь, я по глазам поняла, что вот теперь он все понял. Он схватил меня за руку, привлек к себе и сказал, что никаких клятв не будет. С неба ударила молния и разбила печать, а он сражался со стражей, а потом…
        Она закружилась по комнате, раскидывая руки, и, врезавшись в кресло, просто рухнула на мягкое сидение.
        - Осторожно, Альба.
        Только подруга ее все равно не слушала. Она улыбалась так, словно ее сон был явью.
        - Мы с ним сбежали, Гвен, - шептала она мечтательно. - Я так хочу, чтобы он на этом отборе понял, как он любит меня, открылся и начал бороться за меня.
        - Кто знает, может он будет бороться как кандидат, - пожала плечами подруга невесты и снова заглянула в список. - Номер семьдесят семь, Рио Серд, - прочла она. - Двадцать три года. Это ему-то двадцать три?!
        Она пренебрежительно фыркнула и отложила список, так и не дойдя до последнего имени.
        - Ну, подумаешь, - усмехнулась Альбера. - Двести тридцать или двадцать три, какая разница? Кстати, я думаю, что ему за триста.
        - Какая разница, если ума не набрался, - пробормотала едва слышно Гвен и тут же встала, чтобы подойдя к окну, посмотреть на происходящее во дворе.
        Там постепенно появлялись мужчины разного роста и комплекции, все одетые в черное.
        - Как же их много, - прошептала Гвенделин ошарашенно.
        - Ничего, человек тридцать я сразу отсею, а то и больше. Сможешь вычеркнуть из нашего списка всех, кому я не дам печать? - беспечно поинтересовалась Альбера, подходя к окну.
        - Да, я на церемонии буду с тобой только чтобы убедиться, что ты не исключишь слишком много кандидатов. Так распорядился твой отец.
        Гвен хотела было отступить, но подруга поймала ее за руку.
        - Смотри! - воскликнула она, указывая в сторону беседки у северного крыла. - Это же Ран! Смотри, как он внимательно за всеми следит. Даже улыбаться перестал. Волнуется.
        Альбера хлопнула в ладоши и отошла от окна, а Гвен, напротив, внимательно присмотрелась к мужчине, который стоял у колонны и действительно внимательно наблюдал, но стоило Альбере отвернуться, как Ран заметил кого-то в толпе и, махая рукой, помчался к нему, улыбаясь своей широкой открытой улыбкой.
        - Позер, - буркнула Гвенделин раздраженно, сама толком не понимая, отчего так зла на этого мужчину, и тут же отошла от окна, чтобы сложить бумаги в папку.
        Едва она успела покончить со сборами и поправить косу, уложенную на макушке, как слуга сообщил, что им пора выходить.
        Альбера тут же взяла себя в руки, успокоилась, коротко взглянула на себя в зеркало, чтобы убедиться, что длинная коса, украшенная лентами и цветами, не пострадала от ее восторга, а затем, подхватив подол длинного платья, гордо последовала за слугой.
        Солнце стояло в зените, и его лучи освещали весь двор, заливая розовые кусты и каменные дорожки светом. Альбера в белоснежном платье шагнула на каменную дорожку как сказочная фея. Ее сдержанная улыбка и чуть опущенные веки придавали ее лицу очарование, перед которым мало кто из женихов смог бы устоять.
        Она дошла до круглой площадки и подала руку отцу. Не поднимая глаз, магесса вышла в центр круга, боясь смотреть на мужчин. Она чувствовала их взгляды, видела их силуэты и заливалась краской, понимая, что Ран тоже должен смотреть на нее.
        В полной тишине средь тихого пения какой-то одинокой птицы ее отец вложил ей в руки маленький круглый артефакт, похожий на монетку. Альбера знала, что с одной стороны изображено солнце, а с другой луна, закрыла глаза, накрыла знак второй ладонью, поднесла руки к груди, затем к губам и, зная, что стоит теперь одна, закружилась в ритуальном танце.
        Кто-то из женихов даже едва слышно ахнул, когда невеста в изящном движении сделала шаг в сторону, а юбка приоткрыла часть голени и белую туфельку.
        С каждым движением Альберы свет собирался вокруг нее и, казалось, что вся она сияла. Монета в ее руках росла, превращаясь в пластину.
        - Я - наследница рода Эндер-Ви, нареченная Альберой, - прошептала она, замирая и прижимая к груди золотой знак размером с блюдце, - клянусь избрать себе мужа среди мужчин, способных разделить эту клятву и пройти двенадцать испытаний, даровать ему долгую жизнь и силу своего сердца.
        Только теперь она открыла глаза и посмотрела на мужчин в черном, выстроенных полукругом согласно номерам. Их было так много, что Альбере тут же стало страшно. Она даже отступила назад, в ужасе поджимая розовые губки, но отцовская рука поддержала ее и уверенно подтолкнула к Гвен, стоявшей у начала построения женихов.
        На груди первого из мужчин Альбера сразу же заметила металлический знак с номером и машинально протянула ему пластину, даже не взглянув на его лицо. У нее кружилась голова, к горлу подступала тошнота, но она машинально следовала ритуалу.
        Рука первого кандидата легла поверх пластинки и тут же озарилась мягким светом, а знак солнца, соединенного с луной, как символ рода Эндер-Ви, белой меткой возник на коже мужчины.
        Только тогда Альбера подняла глаза и посмотрела на мужчину. Зеленоглазый брюнет улыбнулся ей осторожно и, как показалось магессе, сочувственно. Смутившись еще больше, Альбера шагнула дальше, протягивая пластину кандидатам, не видя их лиц, замечая лишь номера, пока Гвен не прошептала ей на ухо:
        - Альба, ты грозилась отсеять минимум тридцать человек, а одобрила первую десятку не глядя.
        Укор в голосе подруги заставил Альберу поежиться. Все происходящее и так казалось ей чем-то отвратительным, но понимая, что Гвен была права, она хотела сначала просто давать пластину каждому второму, но тут же представила, как отберет себе каких-нибудь чудовищ, на которых смотреть станет больно, и буквально заставила себя посмотреть на следующего кандидата. Вторую десятку она с трудом обошла, не приняв двух неприятных ей претендентов. К третьей десятке она стала смелее, а к четвертой и вовсе легко проходила мимо почему-то не понравившихся ей мужчин. Она даже не задумывалась, что с ними было не так, просто проходила мимо, протягивая пластинку следующему. Никто не возражал, разве что один круглолицый парнишка, совсем юный, с выгоревшими волосами заговорил с ней, когда она хотела пройти дальше, не видя ничего интересного в серых глазах на покрытом веснушками лице.
        - Дайте мне шанс, - попросил он негромко.
        Что-то в его мягком, но уверенном голосе заставило Альберу помедлить, она еще раз взглянула в серые глаза и все же позволила ему получить метку.
        Гвен фыркнула. Она успела зачеркнуть номер, потому теперь магическим пером написала его снова. Это был пятьдесят третий кандидат, а значит осталось уже немного.
        Других происшествий ничего не предвещало. Осталось два ненастоящих кандидата, и Гвен едва не захлопнула папку, зная, что вычеркивать никого не придется.
        Альбера с трудом протянула пластину Рану, тут же опуская глаза от стыда и волнения. Она знала, что никакого чуда не случится, но сердце замирало в волнении, видя, как маг подносит руку к пластине. Он не коснулся, но знак на его руке все равно возник. Это была иллюзия, и Альбера это видела, оттого ей стало горько. На глаза навернулись слезы, и она шагнула к последнему, зная, что сейчас Ран должен будет создать еще одну лживую метку. Ничего толком не видя, она застыла, едва различая мужскую ладонь, но тут же вздрогнула, понимая, что она озарилась настоящим светом, и подняла глаза, полные слез.
        Гарпий растерянно дернулся, машинально убрал от лица волосы и взглянул на Альберу. Их глаза встретились впервые, хотя они были знакомы много лет. Раб не хотел слушать мага, не хотел играть со своей госпожой, но упрямый Реоран, все за всех решивший, просто толкнул его в бок так, что рука сама, дрогнув, коснулась пластины. Теперь же он растерянно и виновато смотрел на Альберу. Та же, увидев человека перед собой, забыла о слезах и происшествии. Она знала, что последним должен был быть Гарпий, но совершенно его не узнавала. Серьезные карие глаза с красным отливом напоминали ей спелую вишню. Она помнила глаза Гарпия, когда тот был ребенком - почти черные, матовые, похожие на грязное стекло. Теперь же она понимала, что видит глаза совсем другого человека, и отступила растерянно, понимая, что Гарпий, снова опускающий голову и прячущий глаза за черными волосами, был чуть выше Рана и заметно шире его в плечах. Зная полудемона почти всю его жизнь, она только сейчас заметила крепкие мышцы на его руках, словно впервые увидела в нем живое существо.
        Стыдливо опустив глаза, она шагнула к отцу.
        - Я, Эдерью Эндер-Ви, становлюсь свидетелем и гарантом этой клятвы! - объявил он.
        Это был последний миг в официальной церемонии, потому Альбера, разрываемая на части смесью эмоций, подхватила подол юбки и побежала назад к дому, желая как можно быстрее скрыться от внимательных мужских глаз.
        Когда она скрылась, господин Эдерью объявил:
        - Все допущенные к испытаниям сегодня вечером получат конверт с первым заданием, а пока на этом все.
        Жестом давая понять, что все свободны, он пошел в дом, намереваясь поговорить с дочерью.
        - Круто я все придумал? - тут же спросил Ран, положив руку на плечо Гарпия.
        Полудемон дернулся, чем мага совсем не удивил. Скорее Ран ожидал подобной реакции от раба. Он был уверен, что сейчас Гарпий отстранится и посмотрит на него исподлобья, но он внезапно развернулся, схватил его за грудки и дернул на себя, встряхнув.
        Ран даже вздрогнул от неожиданности, видя, как в темных глазах блеснули красные искры.
        - Эй, потише, - прошептал он. - Господин Эдерью может увидеть…
        Гарпий рыкнул невнятно и отпустил мага, отступая.
        - Ты мне потом спасибо скажешь, - фыркнул Ран, - а если всерьез надумал морду бить, то лучше наедине, а не здесь.
        Полудемон только отвернулся, поправляя кожаные наручи, прятавшие магические кандалы.
        Маг вздохнул, хорошо понимая чувства раба. Даже улыбка исчезла с его лица. Он хотел сказать что-то ободряющее или хотя бы признаться, что он и сам страшился бы происходящего на месте Гарпия, но не успел.
        - Парни, а я вас не видел на утреннем собрании, опоздали что ли? - спросил у них тот самый смельчак, решивший выпросить у невесты шанс.
        Окинув его беглым взглядом, Ран тут же улыбнулся и почесал затылок с самым нелепым видом.
        - Да, опоздали. Повезло нам, что господин Эдерью нас все же допустил, мог бы на порог не пустить, но нам уже рассказали, что к чему, - признался он. - Это все я виноват, брат вот, до сих пор злится.
        - Зря! - воскликнул парнишка. - Все же обошлось. Меня зовут Лир, - представился он, демонстрируя свой номер. - Я пятьдесят третий и, как вы наверно поняли, мне ничего не светит.
        Сказав это, Лир звонко рассмеялся и махнул рукой, явно не собираясь переживать.
        - Разве ты не просил шанс у госпожи Альберы? - удивился Ран. - Кстати, я Рио, - представился маг. - А это мой старший брат Гар.
        Лир радостно пожал Рану руку и тут же рассмеялся.
        - Я участвую только чтобы где-то пережить ближайших пару дней, ну и если повезет - найти работу, - признался он, разводя руками. - Просто если бы она меня не допустила к испытаниям, ночевал бы я в ближайшей канаве.
        Маг рассмеялся, видя этого открытого бесхитростного парня, оказавшегося среди участников такого непростого ритуала.
        - А если ты вдруг победишь? - спросил он, с трудом успокоившись.
        - О! Это было бы невероятно, госпожа Альбера очень красивая, и я наверняка влюбился бы в нее по уши, если бы только мог себе такое позволить, но не думаю, что мне это удастся.
        - Ну ты даешь! - воскликнул Ран с изумлением, не замечая никакой фальши в словах парнишки.
        - Зато честно, - пожал плечами Лир. - Я и госпоже признался бы во всем, если бы мог с ней поговорить. Признаюсь наверно, если так и не найду работу. Кстати, не знаете, кому может пригодиться писарь или секретарь? Я раньше у одного барона работал, пока он спал с моей матерью, а когда она умерла, вышвырнул меня чуть ли не без штанов, а я, по сути, кроме как писать правильно и красиво, ничего не умею.
        - Надо подумать, - признался Ран. - Кстати, ты сказал, что нас не видел, ты что, остальных всех запомнил?
        - Да, - спокойно ответил парень. - Я со всеми успел познакомиться, у всех спросил про работу и все запомнил. Вы, кстати, кем будете и откуда?
        - Мы? - Ран обернулся, чтобы взглянуть на Гарпия, но вдруг понял, что его нет рядом. - Ты заметил, когда мой брат ушел? Вот вечно он ничего не скажет!
        Лир растерянно осмотрел опустевшую площадку и пожал плечами.
        - Нет, я не знаю, куда он делся. Вроде был тут.
        - Ладно, найдется, расскажу тебе о нас, так честнее будет, - пообещал Ран, хлопнув парня по плечу, - А пока давай ты мне расскажешь о других кандидатах, чисто по-дружески, а я обещаю, что до канавы ты точно не дойдешь.
        Он приобнял парнишку за плечи и с усмешкой толкнул его к беседке.
        Большая часть женихов разошлась, еще часть бродила по саду и с кем-то переговаривалась. За Гарпия Ран не волновался. Он лучше, чем все остальные, знал полудемона и верил в его здравомыслие, потому решил просто выяснить после, что именно случилось, если, конечно, раб не решил побыть в одиночестве и успокоиться, что с ним тоже порою случалось, но никакой беды не предвещало. Куда больше мага интересовало, что мог рассказать ему Лир.
        - Номер один - Маркус Сил, - начал Лир так, словно имел при себе досье на кандидата. - Он ушел уже, так что не покажу. Его комната на третьем этаже сразу возле лестницы. Он ученый, артефактолог, хорошо разбирается в магии, во всех ее заморочках, классах, думаю, что он что-то ищет тут.
        - С чего ты так решил? - спросил Ран растерянно.
        Его поражало количество информации и выводы, которые выдавал юноша, а еще больше его злило, что артефактолога допустили до испытаний.
        «Чем думал Эдерью, зная, что кровь магов жизни сама по себе магический предмет?» - подумал он, мысленно желая ударить работодателя.
        При этом он продолжал беспечно улыбаться с видом восторженного простака.
        - Ну-у, - протянул Лир задумчиво. - Он ходит всюду, попросил доступ к библиотеке, расспрашивает слуг. Точно ищет что-то.
        - Ты так много знаешь! Невероятно! - воскликнул Ран, падая на лавку под крытой беседкой. - Ты про всех вот так вот можешь? Мне бы пришлось записывать.
        - У меня память хорошая, - прошептал Лир смущенно, - и да, я про всех могу.
        - Что ж, рассказывай! Мне очень интересно, кто наши соперники, а то мне очень надо, чтобы брат победил, он, в отличие от меня, влюблен в Альберу, - гордо заявил Ран.
        - Тогда ему действительно стоит победить.
        Лир одобрительно кивнул и начал свою лекцию о сорока шести кандидатах, допущенных ритуалом к испытаниям.

***
        Альбера взволнованно ходила по комнате, ломая пальцы и закусывая губы. Она очень боялась, что отец проверит пластину и пересчитает искры на ее ребре, потому отправила Гвен все разузнать, а теперь ждала подругу.
        - У меня плохие новости, - сразу сообщила Гвен, вернувшись.
        - Он понял, что есть лишний кандидат? - спросила Альбера, закрывая лицо руками. - Он злится? Я ему скажу, что это я? Оно как-то само вышло, я не хотела. Не знаю, как это произошло, но Гарпий не виноват, понимаешь? Наверно у меня рука дрогнула от волнения.
        - Успокойся, - прошептала Гвен, садясь на кресло. - Твой отец ничего не проверял и не собирался, но проверила я.
        - И? - спросила невеста, ничего не понимая.
        - Все сошлось, - прошептала Гвен, не скрывая тревоги. - Настоящих кандидатов сорок четыре, а мы с тобой знаем, что должно быть сорок пять.
        Альбера побледнела и буквально упала в кресло, словно могла вот-вот лишиться чувств.
        - Как это? Я же видела и ты видела. Разве такое может быть?
        - Может, если есть еще один маг, который зачем-то прячется среди участников конкурса на твою руку, - строго сообщила Гвенделин.
        - Но зачем?
        Ответить Гвен не успела, вздрогнув от странного удара по стеклу, словно птица задела ставни распахнутого окна, вот только никакой птицы не было. Обе девушки только переглянулись, понимая, что странный звук к магии не имел никакого отношения.
        Глава 3 - Цветок для мага жизни
        - Ты где был? - спросил Ран, когда Гарпий вернулся в комнату.
        В голосе мага не было возмущения, только любопытство, которое он не пытался скрыть, сидя на кровати с книгой.
        Гарпий не ответил, а просто прошел к окну.
        - Эй! Ты помнишь, что я вроде как присматриваю за тобой? - напомнил Ран, откладывая книгу и многозначительно кивая на окно, за которым давно стемнело, и тут же перевел тему: - Ты что-то узнал?
        Полудемон резко обернулся, приложил палец к губам и кивнул на дверь.
        Ран удивленно обернулся и тут же расплылся в радостной улыбке, понимая, что дверь без стука распахнулась и в комнату ворвался Лир.
        - Парни, вы задание видели? - спросил он, размахивая распечатанным конвертом.
        - Нет еще, - ответил Ран, - а вообще в дверь стучать положено, вдруг мы тут коварные планы обсуждаем.
        - Прости, - выдохнул молодой человек. - Я просто… ты говорил, что я могу обращаться, а я…
        - Так что там с заданием? - спросил Ран, не вскрывший свой конверт без Гарпия.
        Полудемон подобный жест не оценил и теперь, открыв свой конверт, читал задание, явно не полагаясь на болтовню Лира.
        - Там какой-то подвох, - выдохнул светловолосый. - «Подарить цветок», но ведь это слишком просто.
        Ран хмыкнул и одобрительно кивнул, улавливая всю каверзу.
        - Ловко, - прошептал он, лукаво улыбаясь.
        - Ты понял?! - обрадовался Лир. - Скажи мне, что не так с этим заданием, пожалуйста! Умоляю! Там парни гадают, какой цветок может ей понравиться, но ведь все не должно быть так просто. Не должно же?
        - Ну-у-у, - протянул Ран, расхаживая по комнате, раздумывая, стоит ли говорить правду. - Первое задание должно быть простым.
        - Но и оцениваться оно должно просто, - простонал Лир. - Что-то вроде «да» или «нет», разве не так?
        Ран хмыкнул и сделал шутливо-умное лицо.
        - Дай подумать. Ах, да, точно! Ты знаешь, что смысл таких конкурсов в том, что кандидаты должны не угадывать замысел организатора, а проявить себя? - спросил маг, не переставая улыбаться.
        - Рио, я тебя умоляю, не учи меня вот этому всему, правильному. Я уже проиграл, помоги мне теперь просто продержаться тут еще немного, - взмолился Лир, поймав собеседника за руку.
        - Кто подарит цветок - проиграл, - сообщил внезапно низкий хрипловатый голос.
        Лир даже вздрогнул, осознав, что успел забыть о присутствии еще одного человека в комнате.
        Гарпий смял лист с заданием и ловким резким движением выбросил его в урну в углу.
        - Это как? - спросил Лир, отследив траекторию полета бумажного комочка и снова вздрогнув, когда он исчез в мусоре, и тут же вновь заговорил: - Без цветка не будет выполнено задание и… Рио, пожалуйста, объясни.
        Маг, став серьезным, внимательно осмотрел раба, явно давшего понять, что парню стоит помочь.
        - Он о живом цветке, - пояснил Ран спокойно, но явно неохотно. - Ты вообще хоть что-нибудь знаешь о магах жизни?
        - Ну-у-у-у, - задумчиво протянул Лир, но тут же выдохнул, виновато опуская голову, и признался: - Нет, это наверно очень плохо.
        - Учитывая твои цели, нормально, - махнул рукой Ран, жестом предлагая парню занять один из стульев, а сам, расположившись на краю кровати, продолжил: - Маги жизни очень чувствительны ко всему живому, и сорванный цветок - это убитый цветок. Для мага жизни подобное зрелище сравнимо с физической болью.
        Глаза Лира пораженно округлились.
        - Это значит, что завтра большинство парней провалят испытание, - прошептал он испуганно.
        - Да, и ты не станешь подсказывать другим, - строго и уверенно потребовал Ран. - Извини, но я вообще не хотел тебе ничего говорить. Если господин Эдерью узнает, что мы это обсуждали, он может просто выгнать нас, а мы тут за победой. Уж извини.
        - Да, конечно, прости, - выдохнул Лир. - Я никому не скажу, и спасибо, что все же уберег меня от ошибки.
        - Это брату моему спасибо скажи. Ты ему, видимо, понравился, - пожал плечами Ран. - Я просто выполнил его просьбу и помог тебе. Да, не удивляйся, ему говорить порою трудно, вот я и подрабатываю его голосом, а теперь иди и подумай хорошенько, что именно ты будешь делать.
        - Да, спасибо вам обоим за все, - искренне прошептал Лир, склонив голову. - Обещаю больше без стука не врываться.
        Он встал, поклонился как хорошо воспитанный слуга и вышел.
        - Забавный парень, - выдохнул Ран. - Думаю, он подарит ей горшок с цветком, только это не самая лучшая идея, правда? Не провалится, но Альбера не оценит.
        Он покосился на Гарпия, ожидая реакции. Полудемон же явно не собирался говорить. Он стоял у окна и всматривался в темноту двора, а потом почти с остервенением стал срывать с себя одежду.
        Ран едва заметно нахмурился, поймал сброшенную рубашку и принюхался к ней как пес.
        - Верхний дом? Серьезно? - удивился Ран. - Зачем ты ходил туда, если тебя трясет от одного его существования.
        - Книга рода, - коротко ответил Гарпий и, предугадывая вопрос мага, показал метку на своей руке.
        Ран присвистнул.
        - Что ж, молодец, что подошел к делу серьезно, но… стой!
        Мага передернуло, когда собеседник повернулся к нему спиной, изрезанной старыми шрамами, среди которых читались свежие, не до конца зажившие рубцы.
        - Кто?! - зло спросил Реоран. - Ты принадлежишь Альбере, и они права не имеют…
        Он умолк, понимая, что Гарпий его не слушает и явно даже не собирается реагировать на его речь, натягивая на себя другую одежду.
        - Прости, что Альбера не берет тебя с собой, - прошептал Ран, понимая, что он может хоть до конца года топать ногой и кричать о правах, а положение друга не изменит. - Думаю, мне надо с ней поговорить и все рассказать. Пора уже.
        - Нет, - отозвался Гарпий уверенно, погасил свет и тут же забрался в постель.
        - Да почему нет? Пообещай, что хоть задание выполнишь хорошо!
        Ему не ответили.
        - Может, мыслями поделишься? - не унимался Ран.
        - Нет, - уверенно ответил раб и отвернулся от собеседника.
        - Нехороший мальчик, я на тебя госпоже нажалуюсь. Пусть она тебя накажет, - откровенно кривляясь пробормотал маг, укладываясь спать.
        Гарпий не реагировал, он только смотрел в стену, думая о происходящем.
        - Спокойной ночи. Надеюсь, ты сделаешь лучший подарок для нее, - мягко прошептал Ран.
        Раб снова не ответил, а просто закрыл глаза. Он не хотел проходить испытание, но разум сам мгновенно выдал идею, которая, как ему казалось, должна привести Альберу в восторг.
        Он старательно отгонял эту мысль прочь, запрещал себе думать, приказывал оставаться на месте, но тем самым только распалял возбужденный идеей разум.
        Через несколько минут незримой, но жестокой схватки в живом сознании он резко сел, медленно протяжно выдохнул и, встав, решительно выпрыгнул в окно, прямо в растущий у замка кустарник.
        - Молодец, - с улыбкой прошептал Ран, довольно улыбаясь.

***
        Альбера тяжело вздохнула, отставляя чашку. Любимый душистый чай сейчас ее совсем не радовал.
        - Тебя что-то беспокоит? - спросила Гвен, замечая перемены в настроении подруги.
        Альбера вздохнула, выглянула во двор, где можно было заметить нескольких из кандидатов, и призналась:
        - Я знала, что будет трудно, но все усложнилось с самого начала. Я почти не спала всю ночь, беспокоилась.
        - О том, что среди кандидатов прячется еще один маг? - спросила Гвен, закидывая ногу на ногу, спокойно смакуя чай и дополняя его вкус ломтиком сладкой пастилы. - Разве не для этого при тебе служит Реоран? Мне казалось, суть его работы в том, чтобы решать подобные проблемы? И раньше он с этим справлялся.
        - Да, он всегда справлялся, и я уверена, что он сможет защитить меня, но я боюсь не за себя, а за других. Кто знает, что на уме у этого неизвестного? Чего он хочет? Этого никто не знает, - Альбера вновь вздохнула, взглянула на свою чашку и тут же подняла глаза, чтобы взглянуть на подругу: - Еще и Гарпий теперь среди кандидатов. Отец, если узнает, наверняка разозлится и обвинит скорее его, чем меня, а ведь отвечать должна именно я, как его хозяйка. Не смотри на меня так, Гвен. Я всегда чувствовала свою ответственность за него, а теперь, зная, что там, среди кандидатов, может быть просто опасно, я боюсь, что он может пострадать. Он силен, но без приказа…
        - Я приказал ему защищаться, если будет необходимо, - внезапно заявил Ран, заходя в гостиную. - Доброе утро, дамы. Как и обещал, я принес вам к утреннему чаю теплых булочек мадам Жорже. Она сегодня в ударе. Столько мужчин желает отведать ее стряпни!
        Привычно улыбаясь, он поставил на стол блюдо с маленькими булочками и расположился в одном из кресел, чтобы тут же налить себе чаю.
        - Ты один? - удивилась Альбера. - А где же Гарпий?
        - Выполняет мое секретное задание, - с усмешкой ответил маг.
        В действительности он понятия не имел, куда подевался полудемон, но не прикрыть друга просто не мог.
        - Надеюсь, ты знаешь, что в крыле кандидатов может быть опасно? - спросила Гвенделин, строго взглянув на мужчину.
        В ее голове никак не укладывалось, что этот совершенно несерьезный человек может за что-то отвечать и с чем-то справляться.
        - Ой, брось, - усмехнулся Ран. - Выполняющие задания кандидаты подерутся за клумбу? Ах, да, они забросают друг друга цветами до смерти! Все будет хорошо, леди, можете не волноваться. Я отменил все катастрофы на сегодня и даже отправил стражу охранять особо ценные кусты господина Эдерью, чтобы он не вышел из себя, если кто-то срежет с них тебе белую розу. Да, это было бы действительно трагично. Убит взглядом мага жизни - что может быть нелепей.
        - Не паясничай! - не выдержала Гвен. - Только не говори, что ты не знаешь!
        - Не знаю? Хм… того, что ты проснулась в дурном расположении духа, юная мегера? Уже знаю, - насмешливо ответил Ран.
        - Нет, - вмешалась Альбера мягко. - Она о том, что среди кандидатов не только ты с поддельной меткой.
        - Ах, это, - выдохнул Ран. - Не хотел вам этого говорить, но да, кто-то из кандидатов тут не ради брака. Я знаю. Пересчитал метки еще во время церемонии, потому и толкнул Гарпия, чтобы все сошлось. Не хватало, чтобы господин Эдерью волновался. Я справлюсь с этим, леди. Вам точно не стоит беспокоиться.
        Гвенделин нервно хмыкнула. Альбера же вздохнула с облегчением.
        - Так это ты толкнул Гарпия, а я все не могла понять, как так вышло.
        - Да, извини, что не предупредил, - пожимая плечами, проговорил Ран. - Надеюсь, ты не сердишься.
        - Нет, только волнуюсь за него, но ты же его защитишь?
        - О, дорогая Альбера. Он защитит себя сам, - ласково пообещал маг. - Я хорошо его обучил, к тому же разрешил переходить в демоническою форму, если враг окажется силен.
        - Разве безвольное существо способно оценить ситуацию? - спросила Гвен, еще больше убеждаясь в безответственности мага.
        - Гарпий точно способен, - пожал плечами Ран. - У него есть четкая инструкция, а если тот, за кем он следит, совершит что-то, что оценить не удастся, он позовет меня.
        Ран указал на висевший на поясе крест из темного металла, который был не просто украшением, а сигнальным артефактом демоноборцев , с помощью которого полудемон мог позвать на помощь, если та понадобится. Этот крест Реоран носил много лет, но еще ни разу темный камень в его центре не засветился, и маг даже не знал, хорошо это или плохо, но продолжал верить, что в настоящей опасности Гарпий действительно его позовет, ведь не просто так он привязал маленький черный камень к рабскому браслету.
        Задумавшись об этом, Ран на миг перестал улыбаться, вспоминая первую встречу с другом, тогда еще маленьким перепуганным мальчишкой.
        - Ран, - прошептала Альбера, коснувшись его руки и возвращая в реальность. - Все хорошо? Ты как-то внезапно…
        - Переменился? - со смехом спросил Реоран, тут же превращаясь в улыбчивого волшебника. - Что ты хочешь от профессионального демоноборца? Я просто чую запах добычи. Выслежу лжеца и порву на кусочки, как верный страж рода Эндер-Ви.
        Видимо подтверждая свои слова, он рассмеялся и показательно закинул в рот одну из булочек, кривляясь так, словно уничтожал таким образом врага.
        Альбера, не удержавшись, засмеялась, Гвен закатила глаза, а Ран, не прекращая своей игры, улыбнулся.
        - Мадам Жорже бесподобна. Это лучшее, что я ел последних лет сто, так что очень прошу, ни о чем не беспокойтесь. Альбера, тебе и вовсе стоит расслабиться и насладиться, ведь тебя ждет настоящий вечер цветов.
        Он с нежной улыбкой поймал ее руки и почтительно поцеловал, заставляя залиться краской и опустить глаза.
        - Боюсь, из-за этого испытания пострадает немало цветущих растений, - прошептала магесса, стараясь скрыть свое смущение за волнением.
        - Думаю, леди Гвенделин защитит вас от подобных картин, не так ли? Не поверю, что господин Эдерью об этом не позаботился.
        - Позаботился, - подтвердила строгая целительница. - Я заберу все подарки, сложив их в специальные коробки с номерами. Естественно, никаких букетов я не принесу.
        - Надеюсь, ты не будешь против, если я пойду с тобой и первым осмотрю все дары? - с улыбкой спросил Ран. - Не хотелось бы, чтобы ты поранилась, если вдруг кто-то из кандидатов окажется совсем глупеньким и решит совершить что-то безумное и бессмысленное.
        - До шести вечера все подарки должны быть в центральном зале, думаю, к восьми ты справишься с осмотром, - строго ответила Гвен, не желая оставаться с магом наедине.
        - Я справлюсь быстрее, - ответил Ран.
        На краткий миг его улыбка превратилась в болезненный оскал, а потом он обернулся к Альбере, чтобы заверить ту, что все хорошо и беспокоиться не о чем, хотя сам так не думал, разрываясь между желанием помчаться искать Гарпия, остаться с Альберой, дабы она наверняка была в безопасности, и убить половину кандидатов просто потому, что они были хоть немного подозрительны.
        На Альберу его слова подействовали. Она даже улыбнулась, но снова нахмурилась, оставшись одна.
        Стараясь успокоиться, при этом думая о замужестве и рождении ребенка, Альбера зашла в библиотеку. Старые книги всегда успокаивали ее. Они пахли временем и покоем, к тому же в библиотеке никто никогда ее не тревожил, позволяя побыть в полном одиночестве.
        - Госпожа Альбера? - удивленно произнес кто-то, заставляя магессу вздрогнуть.
        Она обернулась и увидела мужчину в черном строгом костюме. Он держал в руках одну из древних книг и смотрел на магессу так же удивленно, как она смотрела на него, явно не ожидая подобной встречи.
        - Мне сказали, что тут никто не бывает, - сообщил мужчина, быстро взяв себя в руки.
        Он положил книгу на полку и почтенно склонил голову, церемониально приложив руку к груди.
        Альбера выдохнула, не понимая, кто этот человек и как себя вести с этим неизвестным.
        - Мое имя Маркус Сил, - представился мужчина. - Я один из кандидатов.
        - Тогда что вы делаете здесь? - спросила Альбера, отступая.
        Она была уверена, что никого из посторонних в эту часть дома не допустили бы.
        - Не бойтесь, госпожа Альбера, - мягко сказал мужчина, чуть поднимая руки, чтобы собеседница хорошо понимала, что он ничего не пытается от нее скрыть. - У меня есть разрешение от вашего отца. Если хотите, я покажу вам бумагу. Я не хотел вас тревожить и пугать.
        Альбера выдохнула.
        - Извините, я просто не ожидала здесь кого-то встретить.
        - Понимаю, - спокойно согласился мужчина, кивнув. - Ваш род так силен, что сама ваша кровь уже магическое зелье, а ваше сердце - артефакт. Я изучал все это и понимаю, что найдется немало безумцев, возжелавших кусочек вашей жизни, но уверяю вас, я человек другого толку.
        - Очень сложно верить в таких вопросах словам, - прошептала Альбера, отступая еще на шаг и вытаскивая с полки маленькую книгу с боевыми рунами.
        - Я не опасен, и защищаться вам не надо, - спокойно сказал мужчина. - Уж простите, но я все вижу. Мой профиль - артефакты сферы призыва, подчинения и демонических сил. О магии Жизни я знаю на уровне прилично образованного человека, поэтому не стоит меня бояться, - сообщил он спокойно, все так же держа руки на виду. - Я поставлю книгу и уйду. Я, знаете ли, дал слово вашему отцу, что не буду выносить их из этой комнаты и поставлю строго туда, где взял.
        - Вы - артефактолог? - удивилась Альбера. - Как вас допустили до отбора?
        - Я давно знаю вашего отца, - пожал плечами мужчина. - Наверно поэтому я и первый в списке.
        - Отец подослал вас шпионить? - спросила Альбера, перехватывая книгу так, чтобы можно было швырнуть ее в мужчину.
        - Да, - внезапно признался мужчина. - И в то же время нет. Я бы сказал, что он хотел своего человека среди кандидатов, а мне нужно было попасть в вашу библиотеку, к тому же я надеюсь заслужить ваше внимание.
        - И поэтому вы говорите мне, что являетесь шпионом моего отца? - удивилась Альбера, откровенно злясь и на этого человека, и на свою семью.
        - Я этого не говорил, - возразил мужчина, косясь на книгу. - Я лишь сказал, что ваш отец хотел, чтобы я присматривал за кандидатами и сообщал ему, если кто-то из них мне не понравится. Думаю, он рассчитывает на мою способность распознавать артефакты. Их у кандидатов неприлично много.
        - Вы умеете их распознавать? Вы маг?
        - Нет, что вы. Я просто ученый. Я изучаю подобные вещи с раннего детства и просто могу отличить безделицу от предмета, обладающего силой, в конце концов, не нужно быть магом, чтобы купить и принести сюда боевой артефакт, впрочем, у вас же наверняка есть защитники и… умоляю вас, не кидайте в меня книгой, она наверняка ценная, еще порвется, и мне будет стыдно перед вашим отцом.
        Он улыбнулся, и Альбера тут же вспомнила его на церемонии. Этот мужчина действительно был первым. Тогда он пытался ее подбодрить одним лишь взглядом, теперь же неловко извинялся.
        - Простите, просто когда в последний раз в доме появился чужак, на меня напали. Хорошо, что я была не одна, - призналась Альбера, осторожно возвращая книгу на место. - Но как вы поняли, что я хочу ее бросить?
        - По вашему взгляду. Хотя я не был уверен, что правильно понял ваши мысли, - пожал плечами мужчина.
        - Вы умеете предугадывать чужие намерения? Разве такое возможно?
        - Иногда судьба заставляет стать нечеловечески внимательным, чтобы выжить, но об этом я расскажу вам, когда и остальные кандидаты будут иметь возможность поговорить с вами, а пока прошу меня простить, но мне все еще нужна полка прямо за вашей спиной.
        Он указал на полку двумя поднятыми руками и неловко усмехнулся, явно считая эту ситуацию глупой.
        - Тогда, наверно, уйду я. Вы ведь собираетесь работать дальше, правильно?
        - Хотелось бы, но правила нарушать я все же не решусь. Раз уж нам не положено общаться, то зачем-то это нужно.
        - Только вы это уже нарушили, - хмыкнула Альбера и еще раз осмотрела собеседника.
        Людей столь строго одетых она еще никогда не видела. Человек перед ней был слишком правильный, слишком вежливый и слишком спокойный. Такие всегда что-то скрывают, но опасности она не ощущала.
        - Впредь буду спрашивать у стражи о вашем присутствии, прежде чем появляться здесь, - пообещала она.
        - Я тоже, госпожа Альбера.
        Видимо понимая, что она решила уйти, он сам отступил, чтобы собеседница могла пройти мимо, не приблизившись.
        - Благодарю, - прошептала магесса, удивляясь такой проницательности.
        Она хотела как можно быстрее покинуть библиотеку и забыть об этом неловком эпизоде, но мужчина внезапно спросил:
        - Скажите, цветы в горшке вас ведь явно не порадуют, верно? Вам, наверно, постоянно дарят что-то подобное в столице.
        - Почему вы так решили?
        - Вы красивы, и наверняка за вами часто пытались ухаживать, но это явно не то, чего вы желали. Мне так кажется, а я привык полагаться на интуицию.
        - Тогда что именно вы хотите услышать? - не понимала Альбера.
        - Видимо я просто пытаюсь извиниться, - пожал плечами мужчина. - Я буду банальным кандидатом, по крайней мере, в этом испытании, но все же надеюсь, что таких голубых роз вам еще не дарили.
        - Посмотрим, - фыркнула Альбера, стараясь скрыть улыбку.
        Было в этом человеке что-то, что буквально заставляло ему верить, но в то же время смущало.
        «Надо быть осторожней», - напомнила она себе, быстро покидая библиотеку.

***
        Ран, проверив все цветочные подарки, собрал все букеты и торжественно сжег их прямо в зале, пока никто из Эндер-Ви не увидел их, и спокойно вернулся в свою комнату. Больше всего его порадовало присутствие таинственного маленького мешочка в ячейке с номером «78». Это значило, что Гарпий успел вернуться, где бы он при этом не пропадал весь день.
        - Ничего не хочешь мне сказать? - спросил маг, входя в комнату и плотно закрывая за собой дверь.
        Гарпий не ответил. Он лежал на кровати, уткнувшись носом в подушку, и не шевелился, только плечи его поднимались от глубокого дыхания.
        Понимая, что говорить полудемон ничего не собирается, Ран стал в недовольную позу и язвительно спросил:
        - Налетался, бесенок неблагодарный? Что, крылышки болят? Может мне массаж сделать, заодно ощипать пару перьев, а?!
        Гарпий приподнялся и молча швырнул в мага подушкой, чтобы тут же рухнуть обратно.
        - Надеюсь оно того стоило, - со вздохом произнес Ран, увернувшись. - Только смотри, если ты повредил крылья, лучше заняться ими сейчас, а не через пару недель. Ты же не летал… сколько ты не летал, Гарпий?
        Ему не ответили, да и некому было отвечать. Полудемон просто спал, тихо посапывая.
        - И так всегда, - фыркнул Ран и хотел было натянуть на плечи друга покрывало, но тут же убрал руку, решив просто не тревожить ни спину, ни крылья, ни обладателя вредного для раба характера.

***
        Альбера сидела на ковре, распаковывая коробки.
        - Сколько человек выбыло сегодня? - спросила Альбера, вынимая очередную брошь в форме цветка.
        - Не так много, как я предполагала, - сообщила Гвен, пожимая плечами. - Всего одиннадцать, горшечников побольше будет.
        Она хихикнула, кивая на стол, уставленный большими открытыми коробками, в которых были поставлены горшки с разного рода цветущими растениями.
        - Брошек, кажется, еще больше. А еще вот: серьги!
        Альбера показала подруге золотые серьги в виде цветочного букета из разных драгоценных камней.
        - Пошлятина, - выдохнула Гвен.
        - Не то слово, - согласилась Альбера, пряча серьги в коробку. - Запиши подарившему «минус сто очков» в наш список. Я должна знать, кто не имеет вкуса и сорит деньгами без толку. Кстати, там, среди горшков, есть голубые розы?
        - Да, - кивнула Гвен, с серьезным лицом приписывая дарителю сережек утраченные очки, которые ничего не значили.
        Альбера же встала и, осмотрев стол, тут же нашла голубые розы. Их сложно было не заметить. Маленький кустик дал всего один цветок, но это красота заставляла обратить на себя внимание. Большие лепестки были темно синими у основания бутона, затем, становясь небесно-голубыми, они белели у края.
        Осторожно прикоснувшись к цветку, Альбера выдохнула, замечая несколько нераскрытых бутонов.
        - Эту розу обязательно надо посадить в саду. Она действительно прекрасна. Поставь первому номеру звездочку. Чудной он, конечно, но нравится мне. - Она снова осмотрелась и спросила: - А где подарок Рана? Я хочу взглянуть на него, а то уже голова кругом от всех этих украшений.
        - Коробки «77» и «78» стоят вон там на комоде. Я специально отставила их, - сообщила Гвен, педантично выводя звездочку возле имени первого кандидата.
        Альбера же, забыв обо всем, быстро открыла коробку предпоследнего кандидата и извлекла на свет медальон.
        - И тоже украшение, - фыркнула Гвен.
        - Нет, это не просто украшение, - затаив дыхание, прошептала Альбера. - Это талисман. Его талисман, который он передал мне. Явно мечтая меня защитить, понимаешь?
        Гвен только вздохнула, видя, как бережно подруга жнадела медальон на шею и спрятала под платье круг, на котором линии рисовали узоры, напоминающие лепестки.
        - Он не столько выполнял задание, сколько говорил, что ему важна я, - прошептала Альбера, вскрывая вторую коробку.
        Маленький мешочек ее озадачил, быстро развязав его, Альбера выронила на ладошку маленькое семечко. Дыхание у нее сразу сбилось от волнения. Она посмотрела на Гвен и тут же бросилась к двери.
        Ей не терпелось спуститься в сад и спрятать в землю подобный подарок.
        - Это не безопасно, - предупредила ее Гвен, радуясь, что стражник, приставленный к покоям молодой госпожи, последовал за ними. - Уже темно. Неужели нельзя отложить до утра?
        Только Альбера ее не слушала. Она пробежала мимо клумб, добралась до любимой беседки и, буквально перепрыгнув через кусты, опустила семечко на землю, просто положила его на траву, чтобы дать ему силы.
        Маленькое зернышко под ее рукой жадно стало впитывать ее энергию и тут же ожило, сначала пустив корни, а затем создав маленький росток.
        - Ну, кто же ты, мое чудо? - спросила Альбера, укрывая двумя руками сияющий маленький росток.
        Она была счастлива. Ей было даже неважно, что именно прятало это семечко. Для нее сам факт его существования был чем-то вроде чуда.
        Под ее руками поднималось молодое деревце. Его извитой ствол быстро тянулся вверх, раскидывая ветви с белоснежными листьями.
        - Не может быть, - прошептала Гвен. - Неужели это горное дерево эверот? Разве оно не одно в мире?
        Альбера ошеломленно отползла. Она уже не давала силы своему подарку, он продолжал расти, закрывая ветвями крышу беседки, поднимаясь все выше и разрастаясь вширь. Толстый светлый ствол, словно скрученный из веревок, замер только когда стал шире беседки, возле которой рос. Раскинув свои ветви во все стороны, белое дерево покрылось маленькими, чуть желтоватыми цветами, похожими на звездочки.
        - Гвен, - прошептала Альбера, сидя на земле у дерева из своих грез. - Кажется, это признание.
        - Но это подарок Гарпия, - почти испуганно прошептала Гвен, не понимая, как могло появиться здесь семечко дерева, растущего на другом конце света.
        - Это второй подарок Рана, - прошептала Альбера, явно думая о другом. - Ведь именно он сейчас отвечает за моего раба, и это… невероятно.
        Она просто рухнула на траву, раскинув руки, чтобы насладится видом сияющей белой листвы над головой и проблесками темного неба, такого же невероятного, как дерево в ее саду.
        Глава 4 - Улыбка Рана
        Гвенделин завершила свой утренний туалет и собралась приступить к завтраку в полном одиночестве. Она знала, что ее подруга все еще спит. После ночного разбора цветочных подарков это было неудивительно. Счастливая Альбера спала, а Гвен, напротив, так и не смогла уснуть. Подремав несколько часов, она встала, чтобы обдумать собственное волнение. Слугам только стоило покинуть комнату, как в дверь тут же постучали.
        - И кого там принесло в такую рань? - спросила она себя, действительно не понимая, кто это может быть, но открыла дверь и тут же закатила глаза. - Ну конечно же: ты! Что ты вообще здесь делаешь?
        Реоран тут же улыбнулся так обаятельно, как только мог.
        - Я подумал, что после вчерашнего дня пошлых цветов ты захочешь увидеть настоящие плоды. Что ты скажешь, например, о персиках?
        Он показал девушке небольшую корзину, которую прятал за своей спиной с видом человека, совершившего подвиг.
        - Доброе утро и до свидания! - ответила на это Гвенделин, намереваясь закрыть дверь, но Реоран просто не позволил.
        - Я знаю, что ты любишь персики, - сказал он серьезно, удерживая рукой дверь. - И ты пустишь меня сейчас, чтобы мы могли поговорить!
        Понимая, что силой не сможет остановить назойливого мага, целительница тут же отступила от двери к окну, не желая даже смотреть на Рана, медленно вошедшего в комнату.
        - И что тебе надо? Мне казалось, что разговоров было уже достаточно. Я просила не оказывать мне знаков внимания!
        - Знаков внимания? - удивился Ран, располагаясь в кресле словно хозяин. - В обществе неприлично являться с вопросами и просьбами без презента.
        Гвен выдохнула и неспешно обернулась, стараясь держать себя в руках.
        - И что ты хочешь от меня? - спросила она холодно.
        - Всего лишь узнать, понравился ли Альбере цветок от Гарпия? - пожал плечами Ран, невинно улыбаясь.
        - Ты издеваешься?! - буквально выкрикнула Гвен, вздрагивая от гнева. - Как ты смеешь приходить ко мне и задавать такие вопросы?! Что ты вообще о себе возомнил? Думаешь, что самый крутой?! Так вот: нет, Реоран де-Веран, забирайте свои персики и выметайтесь отсюда!
        Ран тут же перестал улыбаться, но с места не сдвинулся. Закинув ногу на ногу, он зло посмотрел на целительницу.
        - На тебя в детстве что, магический справочник уронили, или ты просто сама по себе чокнутая? Может, ты не целительница, а просто ведьма-чернокнижница, у которой душа в пятки уходит от моего присутствия?
        - Убирайся! - повторила Гвен, указывая на дверь. - Я не буду помогать тебе играть с чувствами Альберы.
        - Играть с чувствами Альберы? - переспросил Ран. - Девочка, ты в своем уме? Я защитник Альбы, я ее хранитель, самый настоящий, связанный клятвой крови, если с ней что-то случится, я тоже умру! По-твоему, с таким можно играть?
        - Можно или нельзя - это иной вопрос. Уходи сейчас же, я не хочу иметь ничего общего с пустым улыбчивым болваном вроде тебя! Вон!
        Она топнула ногой и снова указала на дверь, едва сдерживая внутреннюю дрожь.
        Ран закрыл глаза, стараясь не злиться, и тут же улыбнулся.
        - Не знаю, что ты там себе придумала обо мне, но если ты желаешь добра Альбе, то просто обязана мне помочь с этим отбором.
        - Ах вот оно что? - воскликнула Гвен. - Ты считаешь меня хорошим прикрытием? Нет! Вы сильно ошиблись, Реоран Самовлюбленный! Я люблю Альберу как сестру и никогда не буду помогать интригану вроде вас! А теперь уходите!
        - О нет, я не уйду, - заключил Ран холодно. - Пока ты мне все не выскажешь прямо в лицо. Что еще ты там думаешь обо мне?
        - Если не уйдете вы, я сама уйду! - пригрозила Гвен.
        - И почему ты меня так ненавидишь? - разводя руками, спросил Ран. - Я ведь не сделал тебе ничего плохого.
        - Естественно вы ничего не сделали. Никто и не сомневался, что вы невинный, как младенец! - ответила Гвен, открывая дверь. - Уходите, или уйду я.
        - Неужели так сложно ответить на один вопрос? - едва слышно спросил Ран, даже не глядя на собеседницу.
        Ему не ответили.
        - Я тебя не понимаю, - продолжил Ран мягко. - Действительно не понимаю, почему ты так на меня злишься. Невинным я себя никогда не считал, но может объяснишь, чем я провинился перед тобой?
        Он хотел посмотреть на девушку, мягко улыбаясь, но тут же понял, что сидит в комнате один. Вечно веселое лицо тут же стало печальным. Закрыв глаза, Ран просто сделал глубокий вдох, выдохнул и едва слышно прошептал:
        - Наивная девочка, сражающаяся с тем, чего нет. Она так похожа на меня прежнего.

***
        Гвен тихо всхлипнула, стоя у окна в библиотеке, которую Альбера называла своим убежищем.
        - С вами все в порядке? - спросил кто-то.
        Целительница вздрогнула от неожиданности и посмотрела на зеленоглазого мужчину, протянувшего ей платок.
        - Кто вы? - спросила она, стараясь сделать вид, что она и не думала плакать.
        - Я Маркус Сил, первый из кандидатов, - представился мужчина. - А вы Гвенделин Оуен-Лен, подруга невесты? Не волнуйтесь, я тут с разрешения господина Эдерью и никому не скажу, что видел вас столь огорченной. Возьмите, это меньшее, что я могу сделать.
        - Спасибо, - прошептала Гвен, все же принимая платок и аккуратно смахивая набежавшие на ресницы слезы.
        - Вас кто-то обидел? - спросил Маркус и тут же спешно добавил: - Простите, если лезу не в свое дело, просто иногда людям помогает высказаться.
        Гвен тяжело вздохнула.
        - У вас наверняка своих проблем хватает…
        - Если бы у меня не было времени на вас, я бы не подошел. Простите, если это прозвучало странно, но джентльмен не может оставить даму в печали.
        Он сказал это так строго, словно читал лекцию, и Гвен не смогла не улыбнуться.
        - Все хорошо, спасибо. Просто мне нравится человек, который совсем не должен мне нравиться, - призналась она.
        - Запретные чувства?
        - Нет, он нехороший человек. Он как-то заставляет всех девушек любить себя. Я знаю, что он коварен, но все равно…
        - Все равно попались? - с усмешкой спросил Маркус, осторожно коснувшись ее руки. - Не огорчайтесь. Подобное со всеми порой случается. Если вы знаете, что это обман, вы уже на полпути к победе. Так можно одолеть даже сильные чары, а тут, как я понимаю, речь идет о невинной симпатии. А еще вы всегда можете его убить.
        - Вы шутите с таким серьезным лицом, - прошептала Гвен растерянно.
        Маркус улыбнулся мягко, словно извинялся.
        - Простите, иногда я забываю показывать эмоции, слишком привык себя контролировать, но вы наверняка знаете, о чем я, не так ли?
        - Нет, я не понимаю вас, - прошептала Гвен.
        - Простите, значит я немного увлекся своими мыслями, - развел руками Маркус. - Мне нужно вернуться к книгам.
        - Да, конечно, спасибо.
        Гвен протянула ему платок, но он отрицательно покачал головой.
        - Оставьте его себе. В следующий раз, когда вас попробуют обидеть, можете дать им обидчику по лицу. Ему ничего не будет, а вам станет легче.
        - Снова вы шутите с серьезным лицом, - шептала Гвен.
        - На этот раз я не шучу, - ответил мужчина, - но это вам решать, что делать со своими обидчиками. Прошу меня простить.
        Он коротко поклонился и тут же удалился, спеша на другой конец библиотеки, где были разложены книги и его записи, но они его совсем не волновали. Достав из кармана пиджака маленькую записную книжку, он быстро открыл ее, пробежал глазами записи, пока не нашел нужное имя - Гвенделин. Поставив рядом вопросительный знак, он тут же спрятал записную книжку, осмотрелся и снова взялся за древние письмена о демонах.

***
        Ран специально хлопнул дверью, вернувшись в комнату, надеясь разбудить полудемона, но тот даже не шевельнулся, так и лежал на животе, подпихнув под голову часть покрывала.
        - Вставай! - велел Ран. - У нас много работы. Там кандидаты собираются, пытаются заранее разгадать второе задание, скоро там будет интересно, так что я намерен послушать, и ты мне нужен.
        Видя, что на него никак не реагируют, маг схватил свою подушку и швырнул ее в Гарпия, попав точно в голову, отчего полудемон все же шевельнулся.
        - Вставай! Давай, живенько, уже давно утро!
        Раб сел на кровати, не открывая глаз, и медленно потянулся, напрягая плечи и спину.
        - Дерево эверот твой подарок, правильно я понимаю? - спросил Ран, становясь в позу.
        Гарпий только кивнул, медленно открывая красные глаза, потом выдохнул и снова закрыл.
        - И чем ты думал?! - гневно спросил Ран. - Так далеко ты никогда не летал, да и вообще все эти твои шалости разве назовешь полетами?! Ты же почти сутки, выходит, на крыльях провел! Живо показывай!
        Гарпий посмотрел на него исподлобья. Глаза его были уже темно-карими, но снова быстро начинали краснеть, словно наливались кровью, от зрачка по всей радужке.
        - Покажи мне крылья! - строго велел Ран. - Иначе я буду вынужден приказывать.
        Гарпий вздохнул. В способностях Рана и креста на его поясе он не сомневался, потому послушно встал, плотно зашторил окна, запер дверь и осмотрелся. Комната была не очень большой, а полудемону не хотелось ничего ломать. Отодвинув небольшой стол к стене, он указал Рану на дальний угол комнаты, а сам неспешно опустился на одно колено у кроватей.
        Маг спешно ушел в указанную сторону и затаил дыхание. Его всегда завораживал момент превращения Гарпия из человека в демона. Ран запоздало осознал, что в последний раз видел это много лет назад, и перед ним был далеко не взрослый демон с еще растущими крыльями, потому, когда по обнаженной спине раба прошла едва заметная судорога, и он чуть подался вперед, упираясь рукой в пол, Ран раскрыл рот от изумления. Он видел много демонов во времена своей службы, но таких крыльев не видел никогда. Они были действительно огромными и, возникнув первыми, едва не ударились о стены комнатушки. Черные с красным отливом, больше двух метров каждое, они вздрагивали в такт дыханию, чуть раскрываясь, и медленно складывались, закрывая сероватую кожу. Плетеобразный черный хвост, пробив штаны, хлестнул пол и замер. Гарпий медленно поднялся на ноги и обернулся.
        - Теперь ты доволен? - спросил он, отбрасывая кончиками длинных черных когтей пряди волос от алых глаз. - Только не говори, что тебе страшно, я не поверю.
        Полудемон усмехнулся, приоткрывая длинные клыки, казавшиеся белоснежными рядом с сероватыми губами. Цепь меж его руками стала видимой, но двигаться совсем не мешала, словно была странным украшением, а не ограничением.
        - Ничего себе, - с трудом выдохнул Ран. - Ты в курсе, что ты даже держишься иначе в этом облике.
        - На меня цепь совсем не влияет, когда я демон, и, да, это развязывает мне язык, - фыркнул Гарпий. - А теперь давай смотри, что ты там хотел, пока я не обнаглел, как положено демону!
        - Невероятно, - выдавил из себя Ран, обходя друга. - Да это, считай, другая личность!
        - Прекрати, - устало попросил Гарпий. - Мы рискуем.
        - Я могу сказать, что приказал тебе, - пожимая плечами, сказал Ран, рассматривая крылья.
        - Для забавы? Давай не будем проверять, что об этом подумает господин Эдерью.
        - Это он тебя бил? - спросил Ран, найдя на крыльях маленькие кровавые точки, явно возникшие он напряжения.
        - Маги жизни не терпят чужой боли, - напомнил Гарпий.
        Ран все же прикоснулся к крыльям, горячим, словно перед ним не демон, а настоящий дракон. По телу демона прокатилась боль, но он не вздрогнул, даже глаз не закрыл, только спросил с насмешкой:
        - Решил меня помучить?
        - О, нет! Извини. Сейчас. Они ведь болят, верно?
        - Есть немного, - буркнул демон, пожимая плечами.
        - Знаю я твое «немного», - со смехом ответил Ран и пошел искать нужную склянку в своих вещах. - Так почему тебя били, Гарпий? Неужели ты шалишь тут без нас, не верю!
        - Я не дурак, Ран, чтобы шалить, но меня без вас как-то поймали в библиотеке, пришлось пройти проверку, - ответил Гарпий, глядя куда-то в сторону.
        - Не уходи от темы, проверка - это, конечно, жестоко, но на спине у тебя простой кнут гулял, почему? - упрямо спрашивал Ран, вскрывая найденную баночку.
        - Из-за того, что я далеко от хозяйки, господин Эдерью приказал меня пороть раз в полгода. Ему кто-то больно умный сказал, что так я точно останусь послушным.
        - Что? - ошарашенно переспросил Ран, едва не выронив банку с целебной мазью. - И так все восемь лет учебы Альберы? И ты все это время молчал?! Гарпий, ты должен был сказать мне!
        - Как ты себе это представляешь? - спросил Гарпий, обернувшись так резко, что едва не снес мага крылом. - Спаси меня, Ран, отец моей хозяйки идиот? Как бы ты объяснил, что ты об этом знаешь, умник? Я бы выдал нас обоих, если бы только заикнулся!
        Ран медленно расплылся в улыбке.
        - Вот с таким тобой надо непременно познакомить Альберу! - воскликнул он радостно.
        - Ну уж нет, - буркнул полудемон, отворачиваясь. - Делай, что хотел, и я вернусь в человеческую форму.
        Он чуть раскрыл крылья, чтобы маг мог хорошо их видеть.
        - Жаль, что у тебя духу не хватает быть таким всегда, - проговорил он, словно перед ним был не демон, а какое-то прекрасное существо. - Будет сначала сильно жечь, - предупредил маг, начиная наносить мазь на крылья там, где они были особенно горячими и темными от кровавых следов под кожей.
        - Это вообще не больно, - пробормотал Гарпий едва слышно.
        - Только для тебя, видимо, - грустно прошептал Ран, в очередной раз почувствовав свою вину.
        Он столько лет наблюдал за откровенным безумием, но так ничего и не сделал, и теперь мог только молча мазать уставшие крылья мазью и надеяться, что они быстро придут в норму.
        - Ты не останешься здесь после отбора, я тебе обещаю, - сказал маг, отступая от крылатого друга.
        - Прекрати. Ты не в ответе за все, что происходит, - пробормотал в ответ демон, складывая крылья и вновь меняя форму. - Ты и так помог мне сохранить рассудок вопреки всему.
        Крылья просто таяли в воздухе, серая кожа светлела. Мирно лежавший на полу хвост змеей пополз наверх и стал исчезать. Широкие сильные плечи снова стали сутулыми. Человеческая рука Гарпия поправила волосы, прикрывая глаза. Цепи уже не было, только два браслета с медленно угасающими рунами.
        Ран только кивнул, наблюдая, как полудемон одевался, так спокойно и размеренно, словно вообще ничего не происходило. Маг хмурился и молчал, думая о самом факте существования полукровки. Представить любовь между демоном и человеком он не мог, и даже похоть ему казалась неуместной, но полудемон был, и спорить с этим было сложно, особенно когда он стоит перед тобой и ждет распоряжений.
        Несмотря на свои мрачные мысли, Ран улыбнулся, махнул рукой, наводя порядок одним заклинанием, а потом, осмотрев убранные кровати, скривился:
        - Ой, кажется, я случайно использовал магию, - попытался он пошутить.
        Гарпий шутку не оценил, а молча первым вышел из комнаты, на ходу пряча руки в карманы, и направился в главный зал, где кандидаты шумно обсуждали свои версии.
        - Точно что-то силовое будет! - уверенно заявил кто-то. - Иначе зачем нам дали отдых?
        - А силовое-то зачем?
        - Ну, муж Альберы должен ее защищать, или ты хочешь, чтобы ее охрана была у супружеского ложа? - шутил кто-то.
        Гарпий, тихо скользнув в комнату, стал у стены и закрыл глаза. Так ему было легче распознавать эмоции в чужих голосах.
        - Лишь бы не заставили нас убивать друг друга, - взволнованно предположил кто-то с явным ужасом.
        - Это вряд ли…
        - Стой, всем молчать! - вдруг воскликнул долговязый черноволосый юноша, выскакивая в центр зала. - Не говорите ничего, среди нас шпион!
        Он тут же указал на вошедшего в зал Рана.
        - Я? - удивился маг.
        - Да! - подтвердил долговязый. - Ты Реоран де-Виран - личный страж госпожи Альберы. Не знаю, зачем ты здесь, но тебе меня не одурачить!
        Ран опустил глаза, потом смущенно скривил брови и, робко покусывая нижнюю губу, спросил:
        - Неужели мы с ним так похожи?
        - Не прикидывайся, таких сходств не бывает! Я следил за Альберой в столице и знаю кто ты!
        - Нет, не знаешь, - прошептал Ран, опуская глаза. - Я не Реоран, я его сын.
        От такого заявления в зале стало на миг совсем тихо.
        - Внебрачный сын мага-аристократа?! - ошарашенно спросил долговязый парнишка, отступая.
        Он подобного явно не ожидал.
        - Вот только… - прошептал Ран, оборачиваясь. - Брат, я…
        - Лжец, - хрипло бросил Гарпий и поспешил к двери, подыгрывая магу.
        - Брат, я все объясню! - вскрикнул Ран, оставляя ошарашенную публику и выбегая из зала, чтобы придумать, что теперь делать дальше.
        «Вот же следяга», - ворчал он мысленно, подходя к полудемону, ждавшему его чуть поодаль от двери.
        - Гар, я… - начал он, стараясь отыграть волнение, но тут же замолк, видя, как товарищ кивает на что-то за его спиной.
        Обернувшись, Ран увидел первого из кандидатов.
        - Идемте со мной, - попросил он, приблизившись.
        Переглянувшись, Гарпий и Ран последовали за ним, готовые к чему угодно. Коротким военным знаком он даже попросил Гарпия быть готовым к битве, полудемон на это только кивнул и первым шагнул в комнату внезапно вмешавшегося мужчины.
        - Заходите, - сказал Маркус Сил.
        Он первым сел в кресло, приглашая гостей сделать то же самое.
        - Чего вы хотите? - спросил Ран, выходя вперед.
        - Это я и хотел сказать, - сообщил Маркус. - Уж простите, господин Реоран, но вам, кажется, нужна помощь, и я могу вам помочь.
        Ран стал в позу.
        - Неужели так сложно поверить, что…
        - Простите, но я мастер своего дела, - перебил его Маркус. - У вас на поясе крест Агрелора, и это не талисман, а настоящий артефакт. Насколько я помню, такие носят только профессиональные демоноборцы, а безродный необученный мальчишка такой никогда бы не взял. Ваша метка поддельная, и, да, вы улыбаетесь так, что я бы узнал вас, если бы встречал в прошлом, чего, впрочем, не случалось. Я ничего не буду спрашивать, я просто готов помочь вам.
        - Зачем? - спросил Ран, хмурясь.
        - Я намерен жениться на Альбере, поэтому хочу знать ее свиту, к тому же мне действительно нечего скрывать, господин Реоран, и лучший способ это доказать - открыть вам все самому, например, сейчас, когда это вам поможет.
        Он встал, открыл один из сундуков и достал белую маску.
        - Марфолик? Настоящий? - удивился Ран.
        - Да, это самый простой способ организовать вашу встречу с вашим отцом и доказать всем, что вы не Реоран.
        Маг нахмурился и, не зная что делать, он обернулся и посмотрел на Гарпия, стоявшего с закрытыми глазами.
        - Как думаешь, он врет? - спросил он.
        Полудемон отрицательно покачал головой и быстро вышел из комнаты, чтобы уже в коридоре открыть алые глаза, сделать вдох и загнать демоническую суть туда, где ей самое место, - глубоко внутрь.
        Он возвращался в комнату, шел к окну и ждал.
        - Я понимаю - это глупая затея, - со вздохом сказал Ран, придя следом, - но кто ж знал, что мое лицо вообще кому-то известно, как и имя. Я, вроде, личность не прославленная.
        Полудемон посмотрел на него, щурясь так, словно хотел ударить. Маг лишь развел руками.
        - Это смешно. Я собираюсь испортить репутацию себе, а злишься ты, - сказал он с усмешкой, присаживаясь на край стола.
        - Ты? Или он? - вдруг строго спросил Гарпий.
        Ему не нравилась эта внезапная помощь первого кандидата, такого догадливого и умного, а его идея и вовсе выводила полудемона из себя.
        - Ребята! - внезапно воскликнул Лир, ворвавшись в комнату.
        Гарпий тут же отвернулся, а маг просто рассмеялся.
        - Лир, ты обещал больше не врываться без стука, - напомнил он добродушно.
        Молодой человек тут же стыдливо опустил глаза.
        - Простите, я думал вас надо спасать, пока вы совсем не рассорились. Бегал искал вас, а потом слышу голоса. У вас все хорошо?
        Он так искренне беспокоился, что его брови выгибались волнами от подобного зрелища.
        - Все нормально, Лир, - с трудом выдавил он. - Гар конечно дуется, что я от него такое скрывал, но он же мой старший брат, разве он может всерьез на меня злиться, правда, Гар?
        Полудемон посмотрел на него, нахмурился и тут же отвернулся. Ему казалось, что защитник его госпожи просто сошел с ума, и теперь просто развлекается, пользуясь тем, что оказался средь участников отбора.
        - А ты был в зале, когда все произошло? - спросил маг, наконец отсмеявшись.
        - Да! Там были почти все. Только я не знаю, кто такой этот Реоран, или как его там?
        Лир почесал затылок, неловко улыбаясь.
        - Вот видишь, он знать не знал. Думаю, остальные тоже, - фыркнул Ран в сторону полудемона и тут же снова обратился к Лиру. - А кто это был? Ну тот, что на меня набросился? Не помню ничего примечательного о нем. Ты же рассказывал?
        - Да, я про всех рассказывал, - махнул рукой Лир, словно это были сущие пустяки. - Это был Мил Дорас, уроженец столицы. Больше о нем ничего примечательного и не скажешь. Единственно, он, кажется, служит писарем при магической академии, просто он сам этого не говорил, но у него чернильница с их эмблемой стоит на столе. Если так, то не удивлюсь, если он притащил с собой кучу всяких свитков, талисманов и зачарованных предметов, но парень он неплохой, только мнительный немного.
        - Или скрытный? - уточнил Ран.
        - Нет, именно мнительный. Сначала присматривается, потом отвечает. Он в первый раз, когда я к нему подошел, заявил, что мы не знакомы, поэтому ничего мне не скажет, пришлось сначала знакомиться и ждать, но через пару часов он стал уже приветливее. Чудак.
        - Кто бы говорил! - воскликнул Ран и тут же рассмеялся.
        Лир тоже захихикал, понимая, что сам ничуть не лучше, но потом добавил:
        - Вы, парни, тоже еще те странные типы, неудивительно, что у Мила на вас приступ паники развился. - Он покосился на Гарпия и добавил шепотом: - Особенно твой брат.
        Лир рассчитывал, что это услышит только Рио, и едва не упал от ужаса, когда мужчина у окна резко обернулся. Молодому человеку показалось, что он видел пламя в глазах Гара, но тут же понял, что дело было не в нем.
        Дверь в комнату без стука открылась. На пороге стоял роскошно одетый молодой мужчина, как две капли воды похожий на Рио, только он не улыбался, а хмурился, изучая всех в комнате.
        - Все вон, кроме вот этого! - заявил он, указывая на Рио.
        - Это что и есть тот самый страж Альберы? - спросил очень тихо Лир, явно не собираясь никуда уходить.
        Ран не ответил, а только встал. Он тоже перестал улыбаться, но даже не хмуря брови он казался куда серьезнее и внушительнее своей копии.
        - Зачем ты пришел? - спросил он, невольно рассматривая Маркуса в образе самого себя.
        «Неужели именно так я и выглядел сто пятьдесят лет назад? - спросил он себя. - В черной форме демоноборца это выглядело еще страшнее».
        Эта мысль тут же заставила его улыбнуться, превращаясь в добродушное создание.
        - Надеюсь, ты решил повидаться, хотя странно, что только теперь.
        - Мне доложили слуги, что ты посмел назвать меня отцом, - ответил на это поддельный страж Альберы, схватив собеседника за ворот рубашки, и прошипел ему в лицо: - Я хочу, чтобы ты немедленно убрался из этого дома.
        - И не подумаю, - ответил Рио, не переставая улыбаться.
        - Тогда я вышвырну тебя силой!
        Он резко отшвырнул Рио в сторону.
        - Произвол! - закричал Лир.
        Он рванул из комнаты и стал звать на помощь, привлекая внимание остальных кандидатов, и без того слышавших шум.
        - Ты уедешь сегодня же! - заявил стражник.
        - Нет! - бессмысленно протестовал Ран, ожидая, когда сюда прибежит побольше народу.
        - Зачем ты вообще сюда явился? - спросил у него разгневанный мужчина.
        - Ну уж точно не ради тебя, папочка, - саркастично ответил Рио, видя в толпе Мила.
        Для Маркуса эта фраза была сигналом. Он замахнулся, намереваясь ударить мага.
        - Пустяки, если ты мне реально оставишь под глазом синяк, мне придется на завтра его магией пририсовывать, - смеялся маг, когда они продумывали это представление. - Так что бей всерьез, чтобы поверили.
        Потому Маркус спокойно и замахнулся, но тут же вздрогнул, понимая, что его кулак ударил в чью-то ладонь.
        Возникший словно из неоткуда Гар сжал его кулак так, что человек едва не вскрикнул от боли, с ужасом глядя в темные глаза последнего кандидата. Его пальцы сами выпустили Рио, который, вцепившись в плечо брата, испуганно шептал:
        - Отпусти его, Гар. Отпусти его, слышишь. Прошу тебя, отпусти.
        Полудемон все же послушался. Он отпустил кулак, но толкнул мужчину в грудь так, что тот просто вылетел из комнаты и едва не ударился о стену коридора.
        - Уходи, - сказал Ран, испуганно глядя на свою копию. - Просто уходи. Не думаю, что господину Эдерью все это может понравиться.
        Он захлопнул дверь и непонимающе посмотрел на Гарпия.
        - Ты что творишь? Еще немного и ты размазал бы по стене боевого мага!
        - Ты сам сказал, что я твой старший брат, - ответил полудемон и отвернулся, понимая, что поступил глупо.
        Все произошло само собой. Жалкая пародия на Рана выводила его из себя, и хотелось действительно размазать этого первого по стене, но пришлось только вышвырнуть его из комнаты.
        Ран мог бы много сказать, но он смотрел на спину друга и боялся вспоминать импульсивность и неуправляемость настоящих демонов. Одной мысли о том, что когда-нибудь полукровка может обрести не только демоническую форму, но и демоническую сущность, было достаточно, чтобы настроение у мага испортилось окончательно. Он не знал, что в это время Маркус в своей комнате снимал с шеи особый артефакт, открывал свои записи и делал новые пометки.
        Глава 5 - Дорога в гору
        Реоран выбежал на крышу, охваченную огнем. Все было как прежде: черная форма, меч в руках, активный артефакт и демон впереди. Пламя врага явно не пугало. Он совсем его не замечал, методично разрывая кого-то на части, словно речь шла не о живом человеке, а о тряпичной кукле.
        Ран нахмурился - улыбаться при таком едком запахе хаоса было просто невозможно. Взмахом руки он погасил огонь и шагнул вперед, поднимая меч. Камень в рукояти вспыхнул, привлекая демона.
        «Давай, посмотри на меня, чудовище!» - приказал мысленно Ран, зная, что говорить с демонами бесполезно, но тут же вздрогнул, видя сломленную цепь.
        «Этого не может быть», - подумал он испуганно. Ему хотелось посмеяться, как это было прежде, что маг-неумеха опять призвал того, кто ему не по зубам, и за это поплатился, но разум успел узнать крылья. Руки сразу задрожали. Стоило демону обернуться, как тот, кто пришел его убить, отступил, чувствуя, как дрожат пальцы и подкашиваются ноги.
        - Этого не может быть, Гарпий, - простонал он отчаянно. - Ты ведь человек. Я знаю.
        Демон его не слышал, только сверкал алыми глазами, становясь невидимым.
        - Рио, - услышал он хриплый голос, и реальность вздрогнула.
        Ран подскочил на кровати и с облегчением выдохнул, понимая, что это был лишь дурной сон.
        Гарпий смотрел на него своими темно-карими глазами, чуть хмурился и не то будил, не то тревожился, положив свою тяжелую руку магу на плечо.
        - Я проспал? - спросил Ран, мотая головой.
        Демон не ответил, просто бросил на кровать друга конверт и отступил.
        - О, второе задание! - воскликнул Ран, вскрывая конверт. - Итак, что нас ждет? Оу…
        Вместо листа с надписью его ждала картонка с простой картой, где на местности был нарисован извилистый маршрут, заканчивающийся крестиком у фонтана.
        - Верхний дом? - удивленно спросил Ран у самого себя, разглядывая картонку, но ничего не находил - ни времени, ни какой-то другой инструкции. - Кто придумывает эти глупые задания? Пешком через горы, чтобы что? Плюнуть в фонтан ее дедули? Я в этом не участвую.
        Ран выдохнул и снова рухнул в кровать, не потому что действительно хотел продолжить спать, а чтобы хоть немного развеять напряжение.
        Гарпий или понимал его, или был слишком занят своими мыслями, чтобы реагировать на шутки. Он просто заворачивался в дорожный плащ и складывал в сумку подготовленные в дорогу припасы и простые снаряжения.
        - Ты уже все подготовил? - удивился Ран, снова садясь. - Погоди, это ты решил дать мне выспаться? Где мой квакун?
        Полудемон спокойно указал на комод.
        - Вот это номер, - усмехнулся Ран и извлек из комода шумящий дергающийся артефакт, спрятанный между одеждой.
        Он походил на небольшую толстую монетку на веревочке, скачущую в пространстве словно лягушка, не то квакающая, не то булькающая. Эта мелкая безделица всегда будила Рана на рассвете, но он лег слишком поздно, чтобы выспаться. Следил за одним из кандидатов.
        - С каких пор ты обо мне заботишься, мальчишка? - с усмешкой спросил Ран, выключив квакуна и отбросив его на кровать.
        - Собирайся, - хрипло ответил ему полудемон, завязывая сумку, прежде чем закинуть ее на плечо.
        - Может, ну его? - спросил Ран. - Ты меня на крыльях отнесешь, посмотрим что там, и обратно. Это ведь тоже будет считаться?
        - Собирайся, - спокойно повторил Гарпий, а сам шагнул к двери.
        - Э! Ты что, без меня уйдешь?
        Полудемон не ответил, а просто распахнул дверь прямо перед носом у нерешительного Лира, который никак не мог постучать.
        - Ой, вы уже уходите? Можно я с вами? - почти жалобно простонал он. - Почти все уже ушли, боялись не успеть, боялись, что на пути будут ловушки, а меня никто в свою команду взять не захотел.
        - Команду? - уточнил Ран, подбегая к двери. - Какую еще команду?
        - Ну, ребята решили объединиться, чтобы было легче пройти первые этапы. Это ведь разумно.
        Ран рассмеялся.
        - Заходи, - сказал он, добродушно хлопнув парнишку по плечу. - Мы еще не уходим. Это брат у меня собрался, а я только встал. Зря парни всполошились. Никто не будет их убивать.
        - Ну не знаю. Зачем мы тогда все ту бумагу подписывали?
        - Какую? - спросил Ран, прячась за ширму, чтобы переодеться.
        - Ты что, не читал? - поразился Лир, присаживаясь на стул. - Ну, о том, что если с нами что-то случится во время отбора, всю ответственность мы берем на себя. Там даже было написано, что если мы умрем, то никто не виноват.
        Ран присвистнул. Он такой бумаги, разумеется, не подписывал и с трудом мог представить, чтобы такую бумагу решил составить господин Эдерью. Он, напротив, бегал по дому и нравоучал слуг, что они должны воспринимать всех как его гостей.
        - Ладно, - согласился Ран, натягивая рубашку. - На втором задании нас не станут убивать, скорее просто посмотрят, как мы справимся, дорога же не из легких - горная тропа как-никак.
        - Да, - вздохнул Лир. - И времени всего лишь до заката.
        - Почему это? - снова не понял Ран.
        - Как? Ты что, совсем бумаги не читал?
        «Да я их в глаза не видел!» - ворчал мысленно Ран, представляя, как он все выскажет хозяину дома, не посвятившего его в столь важные детали.
        - В правилах было прописано, что если не указано время завершения испытания, то оно должно быть выполнено до захода солнца, - с видом ученого сообщил Лир и тут же стал раскачиваться на стуле как подросток. - Кстати, а Гар-то ушел!
        - А? - Ран посмотрел на закрытую дверь и тут же махнул рукой. - Нет, он точно ждет меня в коридоре с каким-нибудь яблоком в руке, чтобы объявить его моим завтраком.
        Лир хихикнул, но ничего не сказал, просто молча дождался Рана, чтобы выйти вместе с ним в коридор.
        Гарпий действительно нашелся там, он ждал у двери, а при появлении Рана действительно протянул ему яблоко.
        - Что я тебе говорил? - усмехнулся маг, отбирая яблоко. - Он предсказуем.
        Гарпий даже не заметил выпад в свой адрес. Он внимательно наблюдал за Маркусом, спускающимся с лестницы.
        - Вы еще не ушли? - спросил артефактолог, увидев их. - Я уж думал, что буду последним.
        Гарпий прищурился. Вчера этот человек его злил по почти необъяснимым причинам, а сегодня он не вызывал совсем никаких эмоций, словно не его вчера хотелось разорвать на части.
        Ран, заметив напряжение в лице полудемона, коснулся его плеча, напоминая о своем присутствии, и тут же обратился к Маркусу:
        - Можешь считать, что мы ждем тебя. У меня есть к тебе разговор.
        - Всегда к вашим услугам, - с готовностью ответил Маркус, спешно сбегая вниз.
        Он был как всегда в строгом костюме, совершенно не предназначенном для горной дороги, но его это явно не волновало.
        В таком составе они и двинулись в путь, а там, пользуясь энтузиазмом Лира, браво шагающего впереди, и бдительностью Гарпия, следившего за лесной узкой дорогой, петляющей по пологому склону, Ран решил не предупреждать наивного паренька, что здесь можно встретить хищного зверя, а поймав под руку Маркуса, специально чуть отстал.
        - Раз уж ты знаешь, кто я, и думаю, понимаешь, зачем я здесь, то я скажу прямо, - начал Ран. - Мне нужно убедиться, что все метки кандидатов настоящие. Ты понял, что моя фальшивая, можешь ли ты это сделать с другими?
        - Да, могу, - спокойно ответил Маркус, даже не смущаясь подобной просьбы. - Мне главное обратить на нее внимание и присмотреться. Это не так просто, но я могу обращать внимание на все метки.
        Ран хмыкнул. Он ожидал, что будет сложнее. Маркус казался ему странным, но на злодея он совсем не тянул. Такого подозрительного парня маг решил держать поблизости, чтобы было проще за ним присматривать.
        - И что ты хочешь взамен? - нахмурившись, спросил Ран, все еще не веря, что это оказалось так просто.
        - Взамен? - удивленно спросил Маркус и странно посмотрел на мага, словно только теперь заподозрил неладное. - Я буду рад, если ты просто время от времени будешь отвечать на мои вопросы. Я пытаюсь разобраться в одном деле и хочу подружиться с Альберой, даже если мне не суждено победить, - сообщил мужчина, чуть отстранившись, и поправил воротник рубашки, словно боялся, что тот мог растянуться.
        - О деле ты не расскажешь? - уточнил Ран.
        - Быть может, но не сейчас, - глухо отозвался Маркус, странно отводя глаза, потом поспешно пояснил: - Это личное.
        - Ладно, - пожал плечами маг, мысленно отметив все странности собеседника. - Может, какие-то вопросы есть уже сейчас?
        Маркус пожал плечами, задумался и внезапно заговорил:
        - Вопросов нет, но может быть ты просто удовлетворишь мое любопытство?
        - Ну, давай попробуем. Что такого любопытного тебя терзает?
        - Ты ведь здесь давно, верно? Я в библиотеке дома заметил одну странность. Там за стеллажом есть руны. Их замазывали, прятали, но это символ привязки демона. Если честно, я даже не знаю, что поражает меня больше: что в этом доме есть демоны или что кто-то держал их на привязи в библиотеке.
        - Не знал, что в доме такое есть, может они очень древние? - невозмутимо соврал Ран. - Мне никто о демонах не говорил, я думаю, у меня бы спросили мнения, зная о моем прошлом.
        - Не думаю, что они старые, - пробормотал Маркус себе под нос и тут же поднес палец к губам, словно сам себя заставлял молчать.
        - А ты разбираешься в демонологии? - спросил Ран, пользуясь возможностью.
        - Да, это мой основной профиль, - признался артефактолог.
        - И это не смущает господина Эдерью? - удивился Ран.
        - Нет. Он давно меня знает, я помогаю ему в одном вопросе…
        «Уж не ты ли автор глупых советов?» - подумал Ран, с трудом сдержавшись, чтобы не сжать кулак.
        О делах хозяина дома спрашивать он не стал, но решил иначе проверить свою догадку.
        - Слушай, раз это твой профиль, вопрос к тебе, как к эксперту! - внезапно заявил маг, положив руку на плечо мужчины. - Тут недавно один мой знакомый заявил, что есть такая новая концепция, что, мол, если демон далеко от хозяина, его стоит наказывать, чтобы он не вышел из-под контроля. Что ты об этом думаешь?
        - Думаю, что тебе стоит пересмотреть круг своих друзей, - серьезно заявил Маркус. - Это самое нелепое, что я вообще когда-то слышал о подчинении. Если демон подчинен и цепь на нем настоящая, и воля полностью в этой цепи, и не имеет значения, где хозяин, неважно даже был ли приказ подчиняться кому-то другому. Подчиненный демон останется подчиненным демоном, пока не будет разрушена цепь, а за все время это не удалось еще ни одному демону с завершенным ритуалом.
        - Я так и думал, что он опять перепил и все перепутал, - с усмешкой ответил Ран. - Но если честно, немного испугался, что я уже совсем отстал от жизни.
        Он похлопал Маркуса по плечу и тут же махнул рукой Лиру, остановившемуся, видимо, чтобы поговорить с ними. Гарпий на это совсем не обратил внимания, уверенно продолжая свой путь.
        - Что, устал бежать впереди? - спросил Ран.
        - Не то чтобы, - пробормотал Лир, потирая шею. - Вам не кажется, что слишком тихо? Да и мы все еще никого не догнали, а вроде быстро идем. Как думаете, может что-то случится?
        - Что может случиться? - удивился Ран. - Задание явно на выносливость, ну и на находчивость: целый день в горах - это не для каждого. Уверен, что дойдут не все. Да и мы ведь медленно идем, не правда ли, Гар?
        Маг решил спросить у того, кто был сейчас действительно человеком. Он сам тренировал полудемона, знал, что в человеческой форме он силен и вынослив, но это был результат труда, а не особых возможностей, значит он мог оценивать человеческий шаг, самому же Рану казалось, что он просто вышел погулять по маршруту, который подошел бы ему для хорошей утренней пробежки, если бы он надумал вернуться в настоящую боевую форму.
        Гарпий обернулся, посмотрел на них задумчиво и коротко ответил, набрасывая на голову широкий капюшон:
        - Медленно.
        Этот жест отчетливо говорил Рану, что полудемона что-то тревожит, но спрашивать сейчас маг не решился и обратился к Лиру:
        - Вот видишь, мы медленно идем.
        - Если ты прав, - вмешался Маркус, - то зачем вообще нужно такое задание?
        - Чтобы отсеять всех слабеньких и нездоровых! - воскликнул Лир, явно гордясь, что хоть о чем-то догадался сам. - Все, конечно, предоставляли справку о здоровье, но я лично свою купил. Не подумайте ничего такого, просто времени не было ее делать, но если я смог, то и другие могли скрыть что-то.
        Ран пораженно посмотрел на парнишку и тут же мысленно выругался. Лир, как всегда, не врал, а это значило, что та самая проверка кандидатов была проведена из ряда вон плохо.
        - Да, выходит, нас просто проверяют на здоровье, - пожал плечами Ран, стараясь выглядеть как можно непринужденнее.
        - Только знаете, - прошептал Лир, - я здоров, но я уже устал.
        - Да, небольшой перерыв не помешал бы, - согласился Маркус.
        - Привал?!
        - Ну…
        Ран задумался и тут же застыл, спешно жестом останавливая собеседников. На тропу медленно вышел рычащий волк. Еще нескольких маг смог распознать в кустарнике рядом. Не понимая, как он не заметил их раньше, он только выдохнул, наблюдая за Гарпием.
        Полудемон посмотрел на зверя, медленно оскалился и сверкнул красными глазами, словно предупреждал, что с ним связываться не стоит. Зверь этот знак понял. Его рычание стихло, уши прижались к макушке, и он осторожно попятился к товарищам.
        Полудемон выдержал мгновение, а потом сделал шаг вперед. Волк резко бросился в сторону, а следом за ним, шурша кустами, и его товарищи.
        - Он испугался твоего брата? - едва слышно спросил Лир, успевший с перепугу спрятаться за Маркуса.
        - Он у тебя точно человек? - спросил артефактолог, внимательно наблюдавший за Гарпием.
        От этого вопроса Ран едва не вздрогнул. Улыбнуться не вышло, но он заставил себя ошарашенно изогнуть бровь:
        - Что ты имеешь ввиду?
        - Да я шучу, - с улыбкой ответил Маркус. - Просто чудной он, конечно.
        Лир рассмеялся:
        - Это точно. Всем чудакам чудак!
        - Идите сюда, - внезапно подозвал их Гарпий, подойдя к одному из деревьев у самой дороги.
        Ран тут же поспешил к нему, мечтая убежать подальше от Маркуса.
        «Держать его рядом, видимо, плохая идея. Если он разгадает тайну Гарпия…»
        Что тогда будет, он не успел даже подумать, потому что застыл на полпути, слыша впереди крик, а за ним треск веток.
        В небо с криком сорвались птицы. Не успел маг даже обдумать случившееся, а полудемон сорвал что-то с дерева и побежал, явно забывая, что за ними могут наблюдать.
        Впереди прямо на дороге обнаружилась огромная яма с каменным дном.
        - Ничего себе! - воскликнул Лир, стоя на ее краю. - Это что значит, все же нас действительно решили поубивать?! - спросил он, не скрывая своего ужаса.
        - Это очень странный метод для выбора жениха, - пробормотал Маркус, осматривая рану на голове одного из участников, угодивших в эту яму.
        - Это глупый метод, - поддержал Ран, вытаскивая последнего раненого со сломанной ногой.
        - Это я теперь не дойду, да? - спросил парень, глядя на повернутую в сторону ногу.
        - Мы тебя здесь не оставим, - уверенно ответил Ран. - Главное скажи, вас было трое?
        Раненый закивал.
        - Да, они втроем ушли, - подтвердил Лир, глядя еще на одного, пытающегося собрать разбросанные вещи.
        Ему досталось меньше остальных, потому именно на него Лир и выплеснул свою обиду.
        - Так вам и надо, нечего было меня бросать! - заявил он, становясь в позу.
        - Не говори глупостей, Лир, - шикнул на него Ран. - Пойди лучше найди пару крепких веток, чтобы ногу этому парню перевязать. Все равно надо отсюда куда-то добираться.
        Лир кивнул и бросился выполнять задание.
        - Что у вас вообще случилось? - спросил Маркус, сооружая повязку на раненой голове.
        - Мы не знаем, мы просто шли, - пробормотали ему в ответ.
        - Сейчас разберемся, - уверенно заявил Ран, возвращаясь к яме и протягивая Гарпию руку, собираясь помочь полудемону выбраться, но тот только отмахнулся и опустился на дно, пытаясь найти что-то в камнях.
        Решив просто не привлекать к товарищу внимания, Ран вернулся к помощи пострадавшим.
        - И все же я не понимаю, - заключил Маркус, снова осмотревшись. - Такую яму сложно не заметить.
        - Ее не было, - простонал один из раненых. - Она возникла внезапно прямо под ногами, но сначала я уколол обо что-то ногу.
        - Об это? - внезапно спросил Гарпий.
        Его голос был похож на рык, но об этом тут же все забыли, видя в руках вылезшего из ямы парня дощечку с рунами, в центре которой была длинная тонкая игла, способная пробить подошву ботинка.
        - Что это за ерундовина? - спросил Лир.
        - Столичная игрушка, - пробормотал Маркус, забирая дощечку. - Я знаю парней из академии, которые такой глупостью торгуют. Для активации вложенного заклинания нужна кровь. Яму, видимо, выкопали, но прикрыли чем-то, что вот эта безделица разрушила.
        - Столичная, говоришь? - прошептал Ран, хмурясь. - Выходит, это не часть испытания.
        Лир нервно засмеялся.
        - Вы шутите, да? Не говорите, что кто-то из участников решил просто убить конкурентов?!
        Гарпий посмотрел на него, вздохнул, считая именно так, но говорить ничего не стал, просто протянул Маркусу еще одну дощечку с письменами, на которой остался кровавый след.
        - Эту ты сорвал с дерева? - спросил Ран, вспоминая жест полудемона.
        Гарпий кивнул.
        Маркус же покрутил деревяшку, осмотрел руны и заключил:
        - Она и привлекла волков. Эта штука способна разозлить любого зверя.
        Ран покосился на Гарпия, понимая, что тот наверняка тоже ощутил ее влияние, потому и вел себя так своеобразно.
        - Тогда надо сломать ее, чтобы она еще кого-нибудь к нам не привлекла. У нас тут и так есть раненые, - заключил он.
        Спорить с ним никто не стал. Маркус просто отдал ему магический предмет, понимая, что магу сломать его будет проще, чем человеку, но Ран рассудил иначе, радостно передав ее Гарпию.
        - Я знаю, что ты хочешь превратить ее в опилки, - с улыбкой сказал он.
        Полудемон действительно хотел, потому просто смял дощечку в кулаке как бумажку и тут же спрятал руку в карман, буквально чувствуя, как демонической силой наливается конечность. Гнев всегда плохо на него влиял.
        - Итак, - заключил Ран, привлекая внимание на себя. - У нас есть раненый, который не сможет идти без поддержки. Пока мы с Гаром возьмем его на себя. Если что, будете нам помогать. Ногу мы, вроде, хорошо закрепили, как-нибудь доковыляет. Проблема в том, что впереди могут быть еще ловушки и их жертвы. Мы можем пойти вперед и попытаться им помочь, а можем вернуться назад, найти господина Эдерью и сорвать задание за нарушение правил.
        - Мы не можем назвать это нарушением правил, - жалобно пробормотал Лир. - В правилах нет ни слова о запрете на вред другим. Там просто ничего об этом не сказано.
        - Он прав, - подтвердил Маркус. - И лично я не хочу вылететь сейчас.
        Ран хмыкнул. Он, конечно, мог бросить все и вернуться в одиночку, но предпочитал не терять контроль над ситуацией.
        - Хорошо, тогда, Лир, - ты отвечаешь за того парня, - он указал на кандидата с перевязанной головой. - Следи, чтобы ему не стало плохо. Пока он, вроде, в порядке, но бог его знает, чем этот удар для него закончится. Маркус, ты сможешь как-то проверять местность на вот эти игрушки?
        - Возможно, подожди.
        Артефактолог достал из своей небольшой сумки сверток и развернул его прямо на дороге, демонстрируя коллекцию амулетов-идентификаторов. Подумав немного, он вытащил два из них и спрятал остальные.
        - Активированные найду, а вот если будет еще один с иглой, могу пропустить.
        - Гар, у тебя чутье, помоги ему, - попросил Ран.
        Полудемон на это лишь кивнул.
        - Ну а я буду идти в конце с нашим хромоножкой, - заключил маг. - Пока так, а дальше разберемся.
        - А привала не будет? - жалобно спросил Лир.
        - Будем считать, что мы отдохнули, - развел руками Ран. - Нам придется идти намного медленней, и делиться нам не очень безопасно - мало ли что еще есть впереди.
        Пытаясь утешить Лира, Гарпий молча протянул ему флягу, а парнишка, не глядя, хлебнул джина, тут же его выплевывая с явным ужасом. Такого крепкого алкоголя молодой человек еще никогда не пробовал.
        Ран и Маркус не удержались от смеха, но, похлопав младшего в своей группе по плечу, быстро собрались и выдвинулись в путь.
        Маркус же, пользуясь возможностью, решил заговорить с Гарпием:
        - Надеюсь, ты больше не злишься на меня из-за вчерашнего? - спросил он. - Вы с Рио явно близкие друзья. Не знаю, почему ты разозлился, но просто знай, что я не хотел ничего дурного.
        Гарпий только кивнул, натягивая на глаза капюшон и поправляя рукой волосы, спускающиеся с макушки на самую переносицу.
        - У тебя метка настоящая, - удивленно прошептал Маркус, видя руку собеседника. - Это для прикрытия или ты действительно участвуешь? - едва слышно спросил артефактолог, понимая, что Гар, кем бы он ни был, являлся помощником Реорана, явно подосланным сюда невестой.
        Гарпий только посмотрел на любопытного мужчину и, ничего не отвечая, ускорил шаг.
        - Не торопись так, другие не успеют, - напомнил ему Маркус, подавляя желание достать из кармана кристалл, реагирующий на демоническую силу.
        «Сейчас не время», - сказал он сам себе, боясь даже верить собственным догадкам, буквально силой возвращая свои мысли и внимание к дороге, за которой ему было поручено приглядывать.
        Глава 6 - Повелители фонтана
        Дальнейший путь оказался спокойнее, чем они предполагали. По дороге им встречались странно сломленные деревья с руническими деревяшками на стволах. Нашлась еще одна яма, уже не такая глубокая и пустая. Видимо, попавшие в нее сами смогли выбраться.
        - А когда принесли конверт? - спросил Ран, пытаясь понять, кто мог все это вытворять.
        - На рассвете, - сообщил ему бодро Лир. - Я проснулся, когда его принесли, открыл, посмотрел и решил еще немного поспать, а потом пожалел об этом.
        - Выходит, наши хулиганы могли уйти первыми, - фыркнул он и тут же умолк, радуясь тому, что по дороге они больше не находили раненых, хотя предполагалось, что они наверняка были, просто товарищи их бросать не стали.
        Когда же они добрались до каменного завала прямо на дороге, парень со сломанной ногой, отпустив плечо Рана, просто рухнул в траву.
        - Все. Я больше не могу, - сказал он устало. - Черт с ним с испытанием. Я дальше никуда не пойду.
        - Но… - хотел было возразить его товарищ, но тут же пораженно замолк, видя яркую вспышку.
        Прямо возле кандидата, готового выбыть из испытаний, открылся портал, из которого тут же вышли два стражника в рыцарских доспехах и высокий черноглазый мужчина - их начальник.
        - Забирайте этого! - приказал он, осматривая остальных.
        Ран тут же стал в позу, кривя самую недовольную из рож, на которую только был способен.
        - Кто-то еще хочет завершить испытания? - спросил лидер стражи с явной насмешкой. - Желающих нет?
        Он осмотрел всех и усмехнулся, увидев и узнав Гарпия даже с капюшоном до самого носа.
        «На меня смотри, садист проклятый! - мысленно выругался Ран, буквально силой запихивая эту мысль в сознание коллеги, которого давно ненавидел. - Если вы следили, то почему не вмешались?! Отвечай, Грос!»
        «С демоненком своим так разговаривай, - так же телепатически ответил маг-стихийник Грос Авер. - У меня не было приказа следить за шкурами участвующих в этом цирке полудурков».
        «Один из этих полудурков через месяц станет твоим господином!» - напомнил ему Ран, чувствуя, что от гнева на его висках вздулись вены.
        «Это будет его проблема», - бросил в ответ лидер стражи рода Эндер-Ви и шагнул за своими товарищами в портал, только напоследок из исчезающего света сообщил:
        - Я слежу за тобой!
        Каждому показалось, что эти слова были обращены к нему, но Ран знал, что имел в виду Грос, потому не удержался и все же плюнул ему вслед, прекрасно понимая, что исчезнувшего мага это никак не заденет.
        Пока остальные приходили в себя после столь внезапного вмешательства, Гарпий, делая вид, что его все это не касается, первым полез на каменный завал, пытаясь понять достаточно ли он крепок.
        - Это кто был? - ошарашено спросил Лир, первым осознав, что одного из участников просто забрали.
        - Стража поместья, - ответил ему Маркус. - Только нам некогда на это отвлекаться, мы и так идем последними.
        - Но есть те, кто не дошли, - почти с ужасом прошептал Лир.
        Для него этот отбор и это задание уже казались кошмарным сном. Рисковать своей жизнью парень совсем не хотел. Только какое-то странное упрямство помешало ему попроситься пойти вместе со стражниками подальше от этой тропы, а теперь он даже немного жалел об этом решении, глядя то на дорогу назад, то на каменный завал впереди.
        - Не сомневайся, Лир, - внезапно сказал ему Ран, словно уловив его настроение, и тоже полез на камни, ловко взбираясь на кривую двухметровую стену. - Ну что? - спросил он у Гарпия, стоявшего на другой стороне.
        Полудемон показательно разломал очередную дощечку с иглой и кивнул, считая, что ничего действительно опасного в завале нет. Да, хулиганы немного дернули скалу, насыпали камней со склона, но явно промахнулись, и того, кто на эту дощечку наступил, лишь напугали.
        - Вообще это запрещенные игры! - уверенно заявил Лир, довольно ловко взобравшись на каменный завал. - Предлагаю выяснить, кто это сделал и хорошенько ему настучать по голове! Кто «за»?
        - А кто у нас, кстати, столичный? - спросил Ран, помня, что парнишка умудрялся помнить все и про всех.
        - Их всего двое: Мил, который немного параноик, и Гордан Франк. Я почти уверен, что он причастен к этому делу! - заявил Лир, бездумно сбегая вниз по камням с криком пятилетнего ребенка, посаженного на лошадку: - Уху!!!
        При этом, разогнавшись, он едва не рухнул, споткнувшись о камень, благо Гарпий успел его поймать за шиворот, не дав разбить лицо.
        - Спасибо! - радостно воскликнул Лир, забыв испугаться, и тут же вернулся к разговору о своем подозреваемом, явно испытывая восторг от собственной полезности: - Гордан тут самый богатый и самый важный. Он занимает последний этаж. Вообще привез сюда своего повара и охрану. Ему сказали, что охрану нельзя, так он парней участниками пропихнул. Так что с ним ходит два буйвола - Йорик и Крендель. Как их зовут на самом деле, я не знаю, но уверен, что вот они точно могли по-быстренькому накопать пару ям на дороге!
        Ран вопросительно посмотрел на Маркуса, желая знать его мнение. Артефактолог только пожал плечами.
        - Я лично согласен с этим парнем, - внезапно вмешался молодой человек с перевязанной головой. - Если из-за него все это, и господин Эдерью его не выгонит, я ему лично столько слабительного налью, что он месяц никуда не выйдет.
        Ему было на вид не больше двадцати пяти, но затуманенный после удара взгляд, прояснившись, стал очень серьезным и строгим, несмотря на простоту одежды и растрепанность рыжих волос.
        - Это, кстати, Тэд Гайд, - представил Лир вмешавшегося в их разговор. - Он хоть и молод, но он отличный врач и вообще крутой парень, только немного сам по себе. Я вообще думал, что он тихушник, но вот это вот со слабительным, это было круто!
        - Давайте разберемся сначала с заданием, а потом решим остальное, - уверенно предложил Ран. - Нам осталось завернуть вон за ту скалу, и мы будем уже близки к цели. По крайней мере, наш путь будет уже вниз по склону.
        - Да, это было бы здорово, но я ужасно голодный, - внезапно признался Лир и тут же едва успел поймать брошенное ему большое красное яблоко. - Гар, ты сад ограбил? Почему яблоки? Всю дорогу одни яблоки!
        - Потому что их легко можно есть на ходу и их люблю я! - гордо заявил Ран, - Вообще мог и сам что-нибудь прихватить.
        - Я захватил булочки, но съел их еще пока искал, с кем пойду, - пробормотал Лир, жуя на ходу.
        Ран не смог не рассмеяться, но тут же напомнил, что вот теперь они легко могут ускориться и побыстрее добраться до места.
        - Солнце сядет часа через три. Это не так уж и много, - сообщил Маркус, спеша за Гарпием, который первым продолжил путь, пока остальные болтали.
        Дальнейшая дорога вообще оказалась чистой, вот только добравшись до сада и миновав ворота, они застыли в изумлении. Участники, прибывшие раньше, стояли перед большой стеной огня.
        - Что? - спросил Лир, пытаясь понять, как высоко поднимается пламя.
        «Пустышка», - подумал Ран, подавляя желание одним взмахом превратить это пламя в маленький огонек, но ему пришлось сдержаться и дождаться мнения остальных.
        Маркус нахмурился, осмотрел огненную стену и сообщил:
        - Судя по характеру пламени…
        - Это огонь из бутылки, - внезапно договорил за него подошедший к ним мужчина.
        На вид ему было чуть за тридцать, пышная каштановая шевелюра его была зачесана назад, подчеркивая светлую кожу аристократа и его серо-голубые внимательные глаза. Ран едва не выдал себя, узнав этого человека, а он, сделав вид, что даже не заметил удивления на лице мага, тут же заговорил:
        - Я пытаюсь собрать группу ребят, способных перебраться за стену. Это будет рискованно, но может среди вас найдутся смельчаки?
        Он почти однозначно смотрел на Рана, явно обращаясь к нему лично.
        - Каков план? - спросил маг.
        - Кто готов его выслушать, идемте со мной, - заявил мужчина и шагнул в сторону ворот.
        - Это Бернард лен Деред, - сообщил тихо Лир.
        - Лен Деред? - удивленно переспросил Маркус. - Это разве не род магов огня?
        Лир радостно закивал.
        - Бернард сын самого Джоувела лен Дереда и какой-то служанки. Джоувел сына сразу признал, по слухам, Бернард родился сильным магом, но мачеха бастарда не приняла и отравила мальчишку. В результате он лишился магического дара, так его и не обретя. Хотя кровь все же проявляется, ведь ему уже сорок девять лет, а выглядит он много младше. Не удивительно, что он здесь. Даже его отец выглядит моложе его, не говоря уже о старших сестрах. У него так точно есть причина бороться за союз с Альберой.
        Ран только кивнул, зная, что все эти слухи о Бернарде были правдивы. Он лично знал отца Бернарда и то, что он признал сына лишь из-за силы огня, зародившейся в его наследнике, потому был только рад, когда сын мага, дойдя до ворот, обернулся и сообщил:
        - Мне нужен кто-то один. Не думаю, что ворота выдержат много людей, а только с них можно заглянуть через пламя и увидеть всю позицию.
        - Я пойду, - тут же вызвался Ран. - Все посмотрю и вам расскажу, - пообещал он и шагнул к воротам, помогая Бернарду их запереть на массивную щеколду, чтобы они не расшатывались. Уже взбираясь наверх по резной решетке, Ран понял, что потомок магического рода решил переговорить с ним не скрываясь. Ворота явно могли выдержать троих, а то и четверых взрослых мужчин.
        Устроившись наверху, словно мальчишка, залезший на забор, Ран осмотрелся.
        - Надеюсь, вы не будете против, если я не стану притворяться, что поверил в устроенный вами спектакль? - спросил Бернард, устроившись рядом.
        - Нет, я буду рад, если ты будешь говорить прямо, - сообщил Ран, не пытаясь притворяться перед тем, кого знал лично. - Только давай на «ты».
        - Хорошо, - согласился Бернард, коротко кивнул и перешел к делу. - Конечная точка маршрута - фонтан, именно он окружен стеной пламени. Мы думали, что ее можно обойти, но тут с двух сторон стены. Их можно перелезть, но там все равно огонь, но за южной стеной есть дерево, и его ветка, вот та, - он указал на толстую ветку, близко подходящую к стене огня, - с нее, в теории, можно перепрыгнуть, но полдела перелететь пламя, надо еще приземлиться, не переломав ноги. У фонтана пятеро. Они точно не позволят нам спокойно взять водички и потушить часть пламени, чтобы подпустить остальных. Есть я, и еще двое парней на это способных. Другим смельчакам я это не готов доверить.
        - Я пойду, - тут же ответил Ран, рассматривая троих хорошо видимых парней, стоящих у фонтана.
        Один из них курил самокрут, а потом выбросил окурок прямо в фонтан, заставляя Рана оскалиться.
        «Вот за это я тебе руки сломаю», - пообещал Ран и снова кивнул, завершая свое размышление.
        - Даже вчетвером с тобой у нас есть шанс.
        - Сейчас поговорю с парнями, думаю, нас будет пятеро, - сообщил он и начал спускаться, чтобы довольно скоро спрыгнуть вниз и подойти к своим парням. - Ситуация такая, - сообщил он. - Есть пятеро нехороших парней, которым надо настучать по голове, но сначала надо перелезть через каменную стену, а потом спрыгнуть с ветки к этим парням.
        - Через огонь? - спросил Лир, умудряясь смешать в голосе восторг и ужас.
        - Да, высота пламени около двенадцати футов, так что, парни, подумайте, сможете ли вы это сделать, не пострадав.
        - Я смогу! - тут же заявил Лир.
        - Ты не пойдешь, - уверенно заявил Ран, положив руку на плечо парня. - Без обид, Лир, но ты слишком молод для таких рисков, к тому же для тебя будет важная миссия. Нам нужен человек, который сможет организовать здесь всех, пока мы будем тушить пламя и разбираться с парнями там. Кроме тебя с этим никто не справится. Если они ломанутся сразу, как только появиться щель, без жертв не обойдется.
        - Солнце скоро сядет, поэтому парни нервничают, - прошептал Лир, явно принимая свою задачу.
        - Лучше собери всех, у кого есть вода, пусть они помогут нам с этой стороны, когда мы начнем. Сначала надо обезвредить парней по ту сторону, ясно?
        Лир кивнул и поспешил выполнять то, что умел всегда: договариваться и выяснять, что у кого есть.
        - Я пойду, - сообщил Маркус. - Не сомневайся, у меня есть опыт в подобных вещах.
        Ран только кивнул, артефактологу в этом вопросе он доверял, чувствуя, что мужчина не стал бы, в отличие от Лира, рваться в бой ради бравады.
        - Я тоже пойду, - сообщил рыжеволосый врач. - Не смотрите на меня так. Я уже в порядке, и вырос я в одном из бандитских районов Штроуба, так что проблемой для вас не буду. К тому же если там есть вооруженные, лучше оказать раненым помощь как можно скорее, хотя надеюсь, что в этом не будет надобности.
        - Хорошо, - согласился Ран. - Идите к Бернарду.
        Сам же маг шагнул к Гарпию и, положив ему руку на плечо, прошептал:
        - Ты не идешь.
        Полудемон посмотрел на него алыми злыми глазами, сверкнувшими из-под капюшона.
        - Это приказ, - повторил Ран тихо, но настойчиво. - Грос наверняка где-то рядом и следит за тобой. Сделай вид, что я приказал тебе охранять парней здесь, хорошо?
        Полудемон отрицательно качнул головой.
        - Так надо, - повторил Ран, игнорируя отказ и явную обиду друга. - После этого задания мы поговорим с Альберой, а пока ты будешь здесь.
        - Нет, - тихо рыкнул Гарпий в ответ.
        - Это приказ, - повторил Ран, хватая полудемона за руку, чтобы с силой сжать запястье, заставляя холодный браслет цепи завибрировать от его воли, вызывая легкую дрожь в теле раба. - Поможешь Лиру, - заключил Ран, хлопнув Гарпия по плечу, и тут же отступил, спеша к остальным ребятам, уже собравшимся у стены.
        - А Гар не пойдет? - удивленно спросил Маркус. - От него однозначно был бы толк.
        - Был бы, но он не пойдет. Мой брат очень боится огня, так что пусть лучше останется здесь, - спешно сообщил Ран, кивая двум незнакомцам, которых успел отобрать Бернард.
        - Тогда идем, - заключил организатор этой миссии, первым начав взбираться на каменную стену, делящую сад на сектора.
        Добравшись до дерева и еще раз его осмотрев, Ран вздохнул, понимая, что все это напоминает военную службу.
        - Я пойду первым, - сообщил он, на миг задумавшись.
        Ему вдруг показалось глупым все затеянное. Он мог в одиночку спрыгнуть с ветки, пару раз щелкнуть пальцами и при желании выпороть на месте наглецов, но подобного показательного выступления ему не простят. Решив все же сохранить за собой роль простого смертного человека, Ран сбросил плащ, закатал рукава и ловко взобрался по стволу к нужной ветке. Первый шаг по пружинящему дереву - и он тут же забыл о своей службе и вспомнил Альберу, ради которой ввязался во все это.
        Когда они встретились впервые, трехлетняя Альба гордо шагала по деревянному мостику, перекинутому через небольшой пруд, именно здесь, в саду Верхнего Дома. Ее дед в очередной раз напоминал Рану, в чем отныне и до конца дней будет состоять его работа, а он смотрел на маленькую девочку, раскинувшую руки и осторожно шагающую с бревнышка на бревнышко, вымеряя каждый шаг.
        Она напоминала магу его сестру, которую тот больше никогда уже не встретит. Наверно в тот самый миг он понял, что Альбера - не его работа, а просто девочка, которой нужна защита сильного друга, старшего брата, которого не дала ей жизнь.
        Улыбаясь, тогда он шагнул к Альбере, а сейчас резко делал последние шаги по упругой ветке и спрыгнул к тем, кто собирался испортить его названной сестре жизнь.
        - Ну здравствуйте, мальчики! - с насмешкой заявил он, легко приземляясь на каменную дорожку и отступая в сторону, зная, что остальные придут за ним следом.
        Лир оказался прав. Во главе компании был именно Гордан Франк. Его сложно было не заметить: в дорогом дорожном костюме, худой, с очками на носу и с перстнем на каждом из длинных пальцев. Наглец ухитрялся лукаво улыбаться, сидя на каменном ограждении фонтана, словно тот был его троном.
        Зато его спутники, простые на вид, но высокие и явно сильные, тут же побросали свои самокруты, окончательно засоряя фонтан, и двинулись к магу, доставая из-за пояса дубинки.
        - Не боитесь, что вас выгонят, парни? - спросил он. - Этот откупится, а вот что будет с вами? К тому же, кто сказал, что задание не засчитают всем тем, кто уже очень близко? Что они сделают с вами, когда вы снова окажетесь в одном здании? Вы готовы не спать ночами, боясь расправы? - спросил маг, улыбаясь и медленно отступая к пламени от замедлившихся в сомнениях врагов.
        Пока маг говорил, к нему спрыгнул Бернард. При виде него парни с дубинками почему-то попятились, а потомок магов поправил волосы и отступил, чтобы не мешать Маркусу приземлиться на каменную кладку.
        - Вы хотите драться? - спросил Бернард. - Что, даже со мной? Не боишься лишиться всего, когда мой отец об этом узнает?
        Говорил он медленно, явно специально растягивая слова и демонстративно расхаживая перед противником, стреляя взглядом в Гордана, чтобы остальные парни успели к ним присоединиться.
        Гордан осмотрел всех своих новых противников и внезапно спросил:
        - Интересно, который час? Сейчас посмотрим, сколько осталось до заката.
        Он неспешно отправил руку во внутренний карман дорожной куртки, словно собрался за часами, но вместо них внезапно вытащил магострел, тут же направляя его на Бернарда.
        Потомок магов замер, понимая, что условия диктовать будут именно ему, явно считая лидером.
        - Ты один можешь подойти ко мне, - заявил Гордан. - Да, я даю тебе выбор: или ты будешь со мной заодно, или я просто тебя пристрелю, а потом мои парни забьют твоих дружков до смерти!
        Бернард выдохнул, медленно поднимая вверх руки и разворачиваясь так, чтобы закрыть собой мага, который был единственной настоящей защитой.
        - Допустим, - прошептал мужчина, стараясь не замечать оружие и смотреть противнику в глаза. - Чего ты добьешься, оставив нас вдвоем?
        - Очаровать барышню я смогу. Уверен, что такие правильные ханжи вроде тебя ей давно приелись. Их тьма в ее окружении, а вот таких как я - нет!
        - Смешно, - прошептал Бернард и тут же добавил громко: - Хорошо, я согласен, только учти, что помогать убивать своих товарищей я не стану.
        От этого внезапного уверенного заявления пораженно застыл даже Ран. Если лен Деред-младший внезапно решил кого-то обмануть, то сделал он это слишком правдоподобно. Только подумать об этом маг не успел. Стоило Бернарду сделать шаг к фонтану, как одна из дубинок едва не врезалась магу в лоб, но Ран умел драться с демонами, потому легко успел присесть и тут же ударил обидчика кулаком под ребра так, что тот взвыл, опрокинувшись на камни.
        Тед одним внезапным тычком пальца в шею одному из напавших ухитрился его отключить, не позволив напасть на Маркуса, а два других парня разобрались с третьим в пару ударов.
        Зато четвертый, поймав за шиворот врача, просто швырнул его к огненной стене.
        Пламя из бутылки обжигало не так сильно, как настоящее, но пролетев сквозь такую стену, легко можно было остаться без кожи и волос. Ран хотел было щелкнуть пальцами, но тут внезапно понял, что рыжеволосый Тед просто замер, будто кто-то успел его поймать, а потом отпустил, позволяя застыть на месте.
        Ран выдохнул, кривясь, просто понимая, кто это мог быть.
        Оставался только Гордан, но и он, как оказалось, уже сидел под дулом собственного магострела.
        - Вы долго, - усмехнулся Бернард, державший оружие. - Оставим его в живых или пристрелим?
        - Парни, вы что? - испуганно спросил мужчина.
        - Пристрелим, - сказал один из парней аристократа.
        - Я бы ему просто отстрелил что-нибудь ценное, - фыркнул Тед, все еще не понимая, как остался цел.
        - Вы не посмеете, - пробормотал Гордан, видя, как на него наступают парни, вооруженные дубинками его подручных. - Вас же выгонят.
        - Зато мы отучим тебя использовать второсортные магические предметы, - заявил Маркус, явно злясь на все, что сегодня видел. Из правильного педантичного ученого он вдруг превратился в настоящего мстителя, злобно сверкающего глазами и постукивающего дубинкой по ладони.
        - Я…
        Только договорить Гордан не успел. Внезапный выстрел за спиной заставил всех обернуться. Один из парней, приподнявшись, достал второй магострел, только выстрелил почему-то вверх, а потом рухнул, словно от сильного пинка. Оружие при этом буквально растворилось в воздухе.
        - Это что было? - отделяя каждое слово, спросил Тед, окончательно понимая, что его действительно спас кто-то невидимый, каким бы глупым не казалось это предположение.
        Маркус спешно отодвинул полу пиджака и заглянул в карман. Красный камень индикатора уверенно мерцал алым светом.
        - Видимо, нам решили помочь местные власти, - сообщил Ран, пытаясь отвлечь остальных от происшествия. - Давайте просто свяжем этого… и все! Надо потушить пламя и дать парням подобраться к фонтану до заката. Небо вон уже красное.
        Остальные мигом согласились, даже Маркус кивнул, хоть и все еще косился в сторону огненной стены, не понимая, что именно только что произошло.
        Глава 7 - Настоящий демон
        Когда Гордан был связан и торжественно посажен в фонтан, как в лужу, а стена огня была потушена, Ран мигом нашел в толпе Лира.
        - Ты не знаешь, где мой брат? - спросил он у паренька.
        - Я думал, он с вами, - растерянно прошептал Лир.
        - Понятно, - только и ответил Ран, бросаясь от фонтана прочь, и тут же едва не налетел на Гарпия, кутавшегося в плащ.
        Ран выдохнул, осмотрел полудемона с ног до головы, даже капюшон сорвал с его головы, совсем не церемонясь, но видя усталый, чуть обиженный взгляд, почти успокоился.
        - Ты в порядке? - спросил он все же.
        Полудемон кивнул, отстранился и молча показал спрятанный за поясом магострел, но тут же снова завернулся в плащ и шагнул к фонтану, явно не желая ни о чем говорить. К тому же пламя совсем исчезло по воле Гроса Авера, внезапно возникшего у фонтана.
        - Все вы прошли, - сообщил он, жестом открывая портал. - Теперь можете вернуться в свои комнаты и ждать завтра к обеду новое задание.
        - А эти? - спросил кто-то из толпы, видя, как стражники вытаскивают Гордана из фонтана и снимают с него веревку.
        - Они тоже прошли и возвращаются с вами. Только напоминаю: драки в стенах замка запрещены!
        - И тут он прав, - пробормотал себе под нос Лир, шагнув к порталу.
        Настроение у всех разом испортилось, потому, несмотря на все свои совместные приключения, парни расходились молча, только махнув друг другу рукой.
        Ран же помедлил, выйдя из портала в сад возле дома, затем осмотрел Гарпия и еще раз тихо спросил:
        - Ты точно в порядке?
        Гарпий лишь кивнул.
        - Хорошо, тогда мы прямо сейчас идем к господину Эдерью. Лично я не собираюсь оставлять все это так.
        На это заявление Гарпий согласно кивнул и даже сам шагнул в сторону арки, чтобы, обойдя здание, зайти в дом с другого входа там, где кандидаты едва ли могли его заметить.
        Открыв магу дверь, полудемон мгновенно изменился: опустил голову, снова стал сутулиться и последовал за Раном словно его тень, не способная принимать решения.
        Мага это не смущало. Они оба хорошо знали правила этой игры. С каждым шагом улыбчивый Ран все больше мрачнел и хмурился, а пред покоями господина Эдерью замер с видом злого инспектора и в дверь постучал также, явно не боясь потревожить господина в поздний час.
        - Господин уже ушел в спальню, - сообщил ему слуга, открыв дверь.
        - Значит пойди и скажи ему, что мне срочно нужно с ним поговорить, - велел маг, бесцеремонно заходя в кабинет и садясь в одно из кресел.
        Закинув ногу на ногу, он ждал, зная, что Гарпий тихо зайдет следом и станет за ним, как и полагалось рабу с демонической силой.
        - Что-то случилось, Реоран? - спросил господин Эдерью, вбегая в кабинет в домашнем халате и тапках.
        Он явно вскочил с постели и решил не тратить время на приведение себя в порядок.
        - Да, - уверенно сообщил Ран и положил на стол магострел, который был у Гордана, а затем протянул руку назад, чтобы Гарпий мог вложить в нее второе смертельное оружие.
        - Что это? - испуганно спросил отец Альберы, словно не понимал, что именно видит перед собой.
        - Это результат проверки кандидатов. Сегодня один из них решил убить своих соперников, и это было у него, - сообщил Ран, положив второе оружие рядом с первым. - Надеюсь, объяснять, чем это могло закончиться, не надо?
        Эдерью не ответил. Он просто рухнул в кресло, с ужасом глядя на то, против чего магам жизни нечего было противопоставить.
        - При этом кандидат, о котором я говорю, все еще здесь, - продолжал Ран, едва не рыча.
        - Я не могу его исключить, - прошептал Эдерью, буквально зеленея от ужаса. - Реоран, я вообще ничего не решаю в этом отборе. Все в руках моего отца. Он глава рода, он принял это решение, и его человек отбирал и проверял кандидатов, но… Ран, этого человека нельзя оставлять среди женихов моей дочери, ведь…
        Мужчина не договорил, потому что маг-стихийник внезапно ударил кулаком по столу.
        - Почему вы с самого начала не сказали, что ситуация находится не под контролем? Вы вообще понимаете, что меня там могло не быть, если бы не прихоть Альберы? Гарпия там могло не быть, и кого-то из невинных парней застрелили бы в вашем доме! Он и так неизвестно скольких покалечил сегодня, и все потому, что вы не позаботились о безопасности собственной дочери и не дали мне их проверить!
        От гнева у Рана осип голос, но он скалился, пиля взглядом своего господина, словно забыл, кто здесь принимает все решения.
        - Я не думал, что…
        Эдерью снова не договорил, понимая, как глупо все это будет звучать.
        - Как я понимаю, сделать вы ничего уже не можете? - уточнил Ран, стараясь успокоиться.
        - Увы, но не могу.
        - Тогда дайте мне все бумаги и правила этого глупого отбора, а также все, что у вас есть на кандидатов, если вы еще хотите не загубить свою дочь!
        Эдерью только кивнул, все еще с ужасом глядя на магострелы, и поспешил дать магу все бумаги, даже не спрашивая, что Ран будет с ними делать. Как бы там ни было, но страж его дочери знал свое дело, и в этом никто не смел сомневаться.

***
        Устало выдохнув, Маркус с огромным наслаждением расстегнул верхнюю пуговицу рубашки так, словно она мешала ему дышать, сбросил пиджак и, хотел было шагнуть к столу, чтобы сделать новые записи, но замер, видя алый отблеск. Кристалл-индикатор неуверенно мерцал, предупреждая о присутствии рядом демона.
        - Не может быть, - прошептал Маркус, подхватил мерцающий амулет и выскочил из комнаты.
        Коридор был пуст, только внизу слышались негромкие голоса.
        Растерянный мужчина подумал немного и шагнул к лестнице, глядя на камень. Мерцание стало сильнее. Маркус быстро спустился вниз - камень вспыхнул. Он сделал шаг к общему залу, а индикатор запульсировал в его ладони.
        Ничего не слыша и не понимая, артефактолог сжал камень, видя, что Гарпия в зале нет, только несколько парней о чем-то возмущенно перешептывались, обсуждая сегодняшнее происшествие.
        Не веря своим глазам, Маркус снова взглянул на камень, но тот уже ничего не показывал, превратившись в темную стекляшку.
        «Неужели в доме действительно есть настоящий демон? Настоящий невидимый демон?» - спросил он себя, боясь даже поверить в подобное предположение.

***
        - Как и обещал, на этот раз я не один! - объявил Ран, заходя в комнату к Альбере ранним утром.
        Ничем не выдавая бессонную ночь, он тут же расположился в одном из кресел, чтобы улыбнуться молодой магессе. Та улыбнулась ему в ответ, отложила книгу и с нежностью посмотрела на Гарпия, застывшего у двери.
        - Иди сюда, - попросила магесса, забывая о приказном тоне, которым ее учили говорить с рабом.
        Гарпий подчинился. Как всегда в присутствии Альберы он сутулился, не поднимал головы и прятал глаза за падающими на лицо черными прядями.
        - На колени, - на этот раз уже приказала магесса, странно улыбаясь.
        Она была просто рада видеть раба, не замечая его напряжения.
        Бесшумно полудемон опустился на колени у ее ног и замер, положив руку так, чтобы из-под манжет рубашки выглядывали браслеты невидимой цепи.
        - Знаешь, Ран, - начала Альбера, осторожно касаясь черных волос полудемона, - Я не думала, что будет так трудно его отпустить. Оказывается, я очень привыкла, что дома он всегда рядом. Моя комната без него словно опустела.
        Гарпий закрыл глаза, подставляя под ее пальцы макушку, и почти коснулся лбом ее колена, не веря, что его отсутствие вообще было замечено.
        - А еще я все же беспокоилась за него, - продолжала Альбера, нежно почесывая макушку полудемона, пропуская между пальцами пряди его волос. - У вас ведь все хорошо? Надеюсь, Гарпий не кажется парням слишком странным?
        - Он заметно чудаковат, - пожал плечами маг, не сводя глаз с полудемона, который осторожно, незаметно для своей госпожи, гладил ремешок ее туфельки на щиколотке. - Но, что касается Гарпия, мне нужно поговорить с тобой, Альбера.
        Полудемон отреагировал на эти слова мгновенно. Его пальцы сжались в кулаки. Злые красные глаза тут же уставились на мага, поблескивая настоящим пламенем сквозь пряди растрепанной челки. Альбера же перемены не заметила, только удивленно приподняла брови.
        - Что-то случилось?
        - Можно и так сказать, - продолжил Ран, лукаво улыбаясь, словно дразня друга, наконец-то получившего внимание своей госпожи. - Вчера без него я бы не справился с одним неприятным инцидентом.
        Под конец фразы Ран все же скривился, выдавая свое нежелание говорить о случившемся.
        - Он тебе помогает? - радостно воскликнула Альбера. - Я рада. Только что за инцидент, Ран? Мне не говорили, что что-то случилось.
        - Не удивительно, - фыркнул маг. - Тебе решили не сообщать, да и меня твой отец просил помалкивать, но я подумал, что ты должна знать о кандидатах все и уж тем более такое…
        - Не тяни, Ран, - попросила Альбера, подхватывая с тарелки маленькое воздушное печенье и протягивая его Гарпию. - Держи. Когда ты был мальчишкой, они, кажется, тебе нравились. Почему я такая невнимательная, Ран? - спросила она, внезапно вновь взглянув на мага и упустив тот миг, когда губы полудемона едва не коснулись ее пальцев, аккуратно забирая печенье. - Ты ведь понимаешь в демонах. Воля - это одно, а… Им нужна забота, или… Я даже не знаю, как это сказать. Мне просто кажется, что я слишком мало уделяла ему внимания, считая его присутствие чем-то должным.
        - Как-то ты поздно об этом подумала, - ответил Ран, расплываясь в улыбке. - Только демонам забота не нужна, у них нет такого понятия и ничего человеческого в них нет. Все эти чувства им неведомы, только Гарпий не демон. Человеческого в нем всегда было больше, чем демонического. Я это сотни раз говорил твоему отцу, но слушать меня никто не собирался.
        - А почему ты не говорил этого мне? - удивленно спросила Альбера, понимая, что сама не задавала никаких вопросов.
        Ей с самого начала не нравился такой подарок, и она была рада просто перепоручить его Рану.
        - Ты не смотрела на него как на демона, Альба, и сейчас не смотришь, - с улыбкой ответил Ран, - вот я и не пытался тебя исправить. Ты и так была к нему добра.
        Альбера вздохнула, снова погладила раба по голове, не понимая, когда он успел снова ее опустить и совсем спрятаться за черными прядями.
        - Я тебя поняла, - прошептала она и снова посмотрела на мага. - Вернемся к происшествию. Что я должна знать о кандидатах?
        - Вчера один из них организовал группу, которая мешала другим выполнить задание. Из испытания выбыло семь человек, трое из них с травмами и еще десять остались, несмотря на полученные ранения. То, что они вчера устроили из простейшего задания, чудом не закончилось ничьей гибелью.
        - Не может быть, - прошептала Альбера. - Их же проверяли. Как могли такого человека сюда пустить?
        - Это уже другой вопрос, Альба. Факт, что он здесь и из испытаний не исключен.
        - Гарпий, принеси мне папку с комода, - велела магесса, становясь серьезной. Полудемон мгновенно подчинился, ничем не выдавая своего разочарования. Все же сидеть у женских ног и смотреть на линию колен, очерченную тканью длинной юбки, было приятней, чем выполнять мелкие поручения.
        - Ты знаешь имя кандидата? - спросила Альбера, как только папка оказалась в ее руках.
        - Да. Гордан Франк. Между прочим, богатейший в твоем списке, - сообщил Ран с насмешливой ухмылкой.
        Пробежав пальцем по списку, Альба быстро нашла Гордана и тут же устало вздохнула.
        - Ах, это тот самый человек без вкуса, - сообщила она, видя выведенную рукой Гвен надпись. - Он на первом испытании подарил мне дорогие, но совершенно пошлые серьги, не думала, что встречу человека без вкуса и чувства меры, у которого еще и совести нет.
        Она вздохнула и захлопнула папку, тут же задумавшись. Гарпий, стоявший за ее спиной, прищурился, явно о чем-то размышляя, а Ран снова улыбнулся.
        - И что ты будешь делать? - спросил Ран, словно ребенок, нашедший новую игрушку.
        - Боюсь, что я ничего не могу сделать, - с сожалением выдохнула Альбера. - К тому же они прошли ритуал, и просто так вряд ли можно их выгнать, но я хочу, чтобы этот человек и его подручные ушли. Неважно, чем он их купил. Если человека можно купить, то доверять ему не стоит.
        Она снова замолчала, задумчиво постукивая пальцами по папке с именами.
        - Ты хочешь, чтобы они ушли? - уточнил Ран. - Парни готовы устроить им настоящее возмездие. Можно просто им это позволить.
        - Нет, - уверенно заявила Альбера. - Я понимаю, что наверняка многие недовольны, но, Ран, нельзя устраивать самосуд!
        - Тогда устрой свой суд, - развел руками маг.
        - Если бы я могла, - она замолкла на миг, затем встала, прошлась по комнате и вдруг заявила: - Ран, если я попрошу тебя исполнить мое решение, ты это сделаешь?
        - Для тебя, Альба, все что угодно, - ответил маг, искренне желая помочь магессе.
        - Я хочу, чтобы ты не дал никому натворить чего-либо ужасного, но пусть этот Гордан Франк и его люди сами уедут отсюда.
        - Я могу сделать это любыми способами? - уточнил Ран.
        - Любыми, но они должны или уехать, или не пройти следующее испытание.
        - Хорошо, - согласился Ран, вставая. - В таком случае нам пора возвращаться, ведь скоро появятся конверты с новым испытанием, да и парни остались без присмотра.
        Он усмехнулся и шагнул к двери, не заметив, как зловещая усмешка мелькнула на губах Гарпия, без приказа последовавшего за ним.

***
        Пока в ожидании нового задания кандидаты тихо переговаривались в общем зале, Гордан заперся в своих покоях, забрав к себе всех четверых помощников.
        - Нам теперь ничего не светит, - сказал один из них, расхаживая по комнате. - Парни нам жизни не дадут.
        - Драки в замке запрещены, - напомнил другой.
        - И что? Рано или поздно нам придется выйти из замка…
        - Мы в доме магов Жизни, - вмешался третий. - Лучше бы подумали о том, что мы сделали не так. Откуда вообще взялись эти парни?
        - Откуда? С дерева! Я сразу вам сказал, надо было избавиться от той ветки, - фыркнул первый.
        - Ноги они должны были переломать, оттуда прыгая! - возмутился четвертый, пытаясь раскурить самокрутку.
        - Это ты со своим весом должен был переломать, а эти парни не переломали.
        - Хватит! - вмешался Гордан, со злостью швырнув бутылку в стену. - Мне все равно, кто там и откуда взялся! Суть в том, что вы оказались никчемными, бесполезными верзилами!
        - Не то слово! - с насмешливым рычанием произнес еще один совершенно незнакомый голос.
        Гордан дернулся и тут же решил спрятаться за своих помощников, видя то, чего всегда боялся. Большая крылатая тень с блестящими красными глазами неспешно шагнула на свет.
        - Нет! - взвизгнул Гордан, едва не выпрыгивая в окно. - Не подпускайте его ко мне!
        Демон, зайдя в комнату, только усмехнулся. Верхняя часть его сероватого лица была закрыта черной карнавальной маской, но ее золотые узоры только подчеркивали острые клыки и звериный оскал.
        - Ты что думаешь, что кто-то из твоих людей сможет меня остановить? - спросил демон, медленно приближаясь. - Они так же бесполезны, как твоя запертая дверь.
        На его обнаженной груди стали проявляться красные узоры, на руках проступили черные вены, а когтистые пальцы сжали цепь, натянутую меж браслетами, явно давая понять, что та скорее станет оружием, чем помехой.
        - Нет, прошу! - взвизгнул Гордан, понимая, что его парни мгновенно расступились, явно не собираясь его защищать.
        Демон приближался, а богатейший из женихов вжимался в окно, не зная, что ему делать.
        - Не подходи! - вдруг вскрикнул он. - Я прыгну, если ты подойдешь, а это не понравится твоему хозяину!
        - Прыгай! - ответил демон. - Сломаешь себе пару костей и окажешься вне замка, вынесу тебя за территорию и брошу волкам. Надеюсь, еще пару дощечек, вызывающих их гнев, у тебя найдется? Нет, что ж, я могу вырезать нужные руны прямо на твоей наглой роже!
        Он резко взмахнул крыльями и дернулся вперед, буквально в один рывок преодолевая половину комнаты, и вцепился в ворот Гордана.
        Понимая, что демон освободил проход, один из подручных хотел было метнуться к двери, но длинный черный хвост демона быстро поймал его ногу и опрокинул тяжелого мужчину на пол, а затем медленно подтащил к ногам товарища. Намек поняли все. Один со страху даже поднял руку, а бледный Гордан от ужаса мог только дрожать, глядя в алые глаза, в которых кровь смешивалась с пламенем.
        - Госпожа Альбера расстроилась из-за вашей выходки, - внезапно заговорил демон. - А я не люблю, когда она расстраивается!
        Резко развернувшись, он буквально швырнул Гордана в кресло, заставляя мужчину вскрикнуть и дрожащими руками поправить съехавшие очки.
        - Если до полудня вы отсюда не уберетесь, то в полдень я вернусь и превращу вас всех в кровавую кашу, ясно?!
        - Но… у тебя же метка кандидата на руке, - с ужасом прошептал один из парней, вжимаясь в стену.
        Вчерашние герои с дубинками вмиг превратились в испуганных мальчишек, знающих, что сила демона в сотни раз превосходит человеческую.
        - Ничто не помешает мне превратить вас в свой обед, - ответил демон, обходя комнату по кругу и заглядывая в глаза каждому. - У вас остался час, если поймаю вас в полдень на территории замка, это будут ваши проблемы.
        Сказав это, он зловеще оскалился и исчез, не оставив после себя ничего, кроме ужаса.
        Несколько секунд никто не смел даже шевелиться, а затем тот, который был уложен хвостом на пол, вскочил, наконец решившись двинуться, и заявил:
        - Лично я забираю деньги, документы и бегу отсюда!
        - Стоять! - вскрикнул зеленый от ужаса Гордан. - Я тебе платил за защиту, и ты…
        - Ты нам платил за защиту от людей, - заявил второй, следуя к двери.
        - Да, мы вот с этим драться не будем!
        - Да!
        - Стойте, вы должны меня защитить хотя бы…
        Гордан замолк, понимая, что приказывать уже некому. Ругаясь как последний сапожник, он едва не выскочил из комнаты босиком, потом все же обулся, набросил плащ на расстегнутую рубаху и помчался вниз по лестнице, нервно оглядываясь, все еще видя красные блестящие глаза. Он уже знал, что они будут преследовать его в кошмарах еще не одно десятилетие.
        - Гордан, старый друг! - внезапно с насмешкой окликнул его Бернард, стоя в дверях общего зала. - Куда это ты спешишь? Мы тут как раз обсуждаем, сколько ног стоит тебе сломать, чтобы ты выбыл из состязания.
        Сказав это он рассмеялся, и смех его поддержали другие. На самом деле аристократ, напротив, помогал Рану отговорить остальных от мести.
        - Лучше просто свяжем его, и пусть сидит в своих покоях, пока следующее испытание не закончится, - предлагал он мгновение назад, а теперь просто не мог не посмеяться, видя зеленое от ужаса лицо.
        - Я сам ухожу, - сообщил Гордан, явно не испугавшись новых угроз, вот только почему-то замер и сообщил: - Никогда не злите Альберу. Никогда, иначе к вам придет он, и тогда у вас будет всего пару часов, чтобы убраться куда-нибудь подальше от его гнева…
        - Кто он? - хмурясь, спросил Маркус, приближаясь к говорящим.
        - Демон, которому плевать на собственные цепи, - коротко ответил Гордан и тут же побежал прочь так, словно за ним гнались.
        Ему смотрели вслед с явным недоумением.
        - И что он нес? - растерянно спросил Лир. - Тед, ты решил исполнить свою угрозу? Неужели вместо слабительного насыпал ему дурман-травы?
        - Ничего я ему не подсыпал, - рассеянно пробормотал Тед. - Да уходит и уходит. Нам же лучше.
        - И то правда, - согласился Лир, усмехаясь. - Еще час до полудня, мы сможем отметить нашу победу!
        - Неизвестно еще, какое будет задание, - строго напомнил Маркус, - так что не советую пить.
        Хлопнув Лира по плечу, он шагнул к хмурому Рану, застывшему у стены.
        - Так я же про чай! - возмутился Лир.
        Артефактолог его уже не слушал. Подойдя к магу, он тихо прошептал:
        - Гара, как всегда, здесь нет. Это выглядит странно.
        - Он не любит подобные сборища, - невозмутимо ответил маг.
        - Верю, но не один я могу это заметить.
        Кивнув на прощание, артефактолог вышел, снова проверяя на ходу кристалл. Тот по-прежнему светился.
        «Надо менять тактику, иначе я никогда его не найду», - подумал мужчина, быстро возвращаясь к себе.
        Глава 8 - Тайные желания
        - Что ты творишь?! - спросил Ран, влетев в комнату, и тут же замер, видя Гарпия во всей своей демонической красе.
        Полудемон медленно снял карнавальную маску с лица и обернулся, явно не спеша менять форму.
        - Что ты сделал с Горданом?
        - Ничего, - спокойно ответил Гарпий, отбрасывая маску и убирая от лица волосы. - Только напугал, они так убегали, что ты…
        Договорить ему маг не дал, внезапно наотмашь ударив по щеке.
        - Теперь по замку пойдет слух о том, что здесь есть демон! - рявкнул Ран на подопечного, которого обычно защищал. - Ты что, хочешь внимания Гроса? Тебе было мало? Или, может, ты хочешь назад в подвал и пройти обряд подчинения с начала? Так давай, я это быстро устрою!
        Он вдруг указал на дверь, тяжело дыша от гнева, и тут же замер, видя кровавые, совершенно неживые глаза.
        - Прости, - выдохнул Ран, понимая, что перешел черту. - Просто нельзя так рисковать. Нельзя! Ты не должен был действовать без моего ведома!
        - Определись уже, - с трудом выдавил из себя Гарпий, медленно отворачиваясь.
        Узоры на его груди то вспыхивали красным, то чернели, постепенно исчезая на сероватой коже, то снова вспыхивали. Хвост постукивал по полу, выдавая напряжение своего хозяина.
        Уперевшись руками в небольшой комод у окна, полудемон застыл и тут же заговорил вновь:
        - То ты говоришь, что я должен проявить себя, что я должен бороться, то злишься потому, что я сделал то, что счел правильным, - он резко обернулся и взглянул на Рана: - Я не хочу, чтобы она расстраивалась еще и из-за каких-то дураков, вроде этого Гордана. Что плохого в слухах? Пусть все знают, что Альберу и ее семью нельзя огорчать.
        - Гарпий, ты думаешь, она не огорчится, если тебя заберут? Да я даже не знаю, что с тобой сделают, если узнают правду. Очнись, Гарпий! Да, я хотел, чтобы ты показал себя Альбере! Именно ей, а не всем остальным!
        С каждой фразой маг нервно взмахивал руками, губы у него дрожали, а в сознании все путалось, и даже сердце, которое успело повидать многое, сжималось от старых воспоминаний о ребенке в цепях в подвале Верхнего Дома Эндер-Ви.
        - Никто не должен знать твоей тайны кроме Альберы, - прошептал он очень тихо.
        - И что тогда? Что, ты уже жалеешь, что притащил меня сюда? По глазам вижу, что жалеешь. Может тебе еще и жаль, что ты не оставил меня в том подвале? Ну, скажи! - он медленно двинулся к магу, скалясь и смеясь. - Меня несложно было доломать тогда, зато теперь у тебя не было бы никаких проблем, Реоран!
        - Замолчи! - не выдержал маг, снова ударив собеседника по щеке. - Успокойся и смени форму! Немедленно. Ты знаешь, что я ни о чем не жалею, и злюсь только потому, что волнуюсь за тебя.
        Гарпий отступил, опустив голову. Крылья за его спиной растаяли. Рисунки на груди исчезли. Цепь тоже растворилась, но, казалось, превратилась в невидимую ношу, под которой трудно поднять голову. Рукой без когтей полудемон просто опустил на лицо длинную челку и молча шагнул к оставленным на кровати вещам, собираясь одеться.
        - Я правда боюсь, что не смогу тебя защитить, - выдохнул Ран. - Просто скажи мне, если намерен что-то делать. Да я, если что, совру, что это я тебя послал, но… Просто не делай ничего подобного без моего ведома, ясно?! - спросил маг, мгновенно переходя на командирский тон.
        Полудемон лишь коротко посмотрел на него исподлобья, натягивая рубашку, и тут же отвернулся, хмурясь.
        - Если тебе трудно говорить - пиши. Просто дай мне как-нибудь знать, что у тебя есть план, - просил Ран.
        Гарпий на это только скривился не то обиженно, не то устало.
        Ран хотел было сказать что-то ободряющее, ему даже показалось, что он был слишком строг, ведь, по сути, ничего страшного не случилось. Он даже успел поймать себя на мысли о том, что разозлился лишь оттого, что потерял контроль над ситуацией.
        «Он уже не мальчик, которому нужна твоя опека», - напомнил он себе, обдумывая извинения, но тут же замер, видя в комнате молодую беловолосую девушку, похожую на Альберу. Такой же невысокий рост, почти такие же белые пряди, только рассыпались они по плечам локонами с крупными кудрями. Маленький, чуть вздернутый носик, пухлые губы. Она была действительно похожа на Альберу, только это была не она.
        На замечая мага, девушка, непонятно как вошедшая в запертую заклинанием комнату, подошла к полудемону и ласково коснулась его плеча. Гарпий резко обернулся, зыркнул взглядом так, словно хотел убить, но тут же застыл. Чуть покрасневшие глаза мгновенно округлились, почернели и задрожали от ужаса. Девушка улыбнулась, мягко коснулась щеки полудемона и вдруг прошептала тихим нежным голосом, так похожим на манеру Альберы говорить о самом сокровенном:
        - Я так люблю тебя.
        Она встала на носочки и едва не коснулась губами приоткрытых губ растерянного Гарпия.
        Кода ее странное дурманящее дыхание почти коснулось его губ, он вдруг отвернулся и резко толкнул ее в грудь, да так, что она опрокинулась на соседнюю кровать и вдруг растаяла, оставив после себя только маленькую картонку.
        - Иллюзия? - ошарашенно спросил Ран, сам себе не веря. - Я ведь даже этого не увидел. Как ты понял, Гарпий? - спросил маг.
        - Она дышала как суккуб, - коротко ответил полудемон, мотая головой, словно сбрасывая с себя наваждение.
        - А ты знаешь, как дышат суккубы? - шутливо спросил маг, беря картонку.
        На одной ее стороне был знак луны, встретившейся с солнцем, такого же голубого цвета, как и метка на руках кандидатов, на другой же обнаружился текст:
        «Вы прошли третье испытание. Для прохождения дальнейших испытаний необходимо явиться в главный зал южного крыла замка. Эта карточка ваш пропуск».
        Ниже было приписано мелкими буквами:
        «При потере карты или передаче ее другому вы теряете право продолжать испытания».
        - Так это было задание? - едва не смеясь, спросил маг, отдавая Гарпию его честно заслуженный пропуск. - Представляю, что теперь творится с остальными кандидатами. Кстати, она была очень похожа на Альберу, интересно у всех так, или…
        Он не успел договорить, услышав стук в дверь.
        - Это, наверно, моя красавица. Надеюсь, она будет похожа не на Альбу! - хихикнул маг, снимая заклинание с замка и распахивая дверь перед носом у слуги.
        - Вам просили передать, - прошептал он очень тихо, протягивая Рану две картонки.
        - Спасибо, - прошептал маг, быстро проверяя обе и тут же расплываясь в улыбке.
        «Вот ты и попался, второй маг. Ты просто не получишь свое третье испытание!» - с восторгом подумал он, пряча обе карточки в тайный карман на поясе.

***
        Вернувшись в свою комнату, Маркус снова открыл записи, перечитал все и с огромным трудом удержался, чтобы не отправить записную книжку в стену. У него ничего не сходилось, а значит или он в чем-то ошибся с самого начала, или, напротив, приблизился к ответу так близко, что ему решили помешать.
        Нервно расстегнув две пуговицы рубашки, чтобы было лучше дышать, он уперся руками в стол, пытаясь понять, что именно в его размышлениях могло быть не так.
        - Маркус, - внезапно окликнул его женский голос.
        Обернувшись, мужчина застыл в изумлении, не веря своим глазам. Перед ним стояла молодая смуглая девушка с черными как бездна глазами. Ее длинные волосы были сплетены в толстую косу, которая лежала на плече и падала почти до самого пола. На старом платье были свежие заплаты, но даже так Маркус не мог не заметить в ней благородную стать, как у родной матери.
        - Ты искал меня? - спросила девушка. - Зачем?
        - Ты… действительно…
        Он шагнул к ней, не в силах даже спросить то, что хотел, коснулся ее щеки и резко отшатнулся.
        - Ты не хочешь прикасаться ко мне? Почему? Оттого, что я дочь демона? - со слезами на глазах спросила девушка, бросаясь за ним следом, пытаясь поймать за руку.
        - Оттого, что ты жалкая иллюзия, - с горечью ответил Маркус, доставая из кармана амулет и прикасаясь им к девичьему лбу. - И когда уже вы все оставите меня в покое? Выходи, демон, и говори то, что велел тебе хозяин, эти игры со мной не пройдут!
        Застывшая девушка растаяла как дым, а Маркус просто вернул амулет на место, ожидая ответа. Того не последовало, тогда артефактолог открыл одну из шкатулок и замер, видя, что индикатор молчит. С трудом представляя себе другой источник подобных иллюзий, он обернулся и заметил на полу картонку, и едва не рассмеялся, понимая, что к чему, но тут же вздрогнул, слыша вопль Лира.
        Метнувшись к двери, артефактолог едва не пришиб ею одного из кандидатов. Высокий черноволосый парень посмотрел на него растерянно и тут же отступил, опуская темные глаза.
        - Ты что-то хотел? - спросил Маркус, понимая, что эти глаза кажутся ему знакомыми.
        Молодой человек не ответил, а, шагнув к лестнице, пошел наверх, словно его это не касалось. Артефактолог нахмурился, но вопль повторился, и Маркус предпочел запереть комнату и поспешить вниз.
        - Там! Там! Там такое! - кричал Лир, указывая на дверь своей комнаты.
        - Что? Что там? - спросил Ран, тряся парня за плечи так, словно не понимал, в своем ли он уме.
        - Там женщина, - очень тихо и испуганно ответил Лир. - Голая. И я ее не знаю.
        Маг тут же отпустил парнишку и расхохотался. Даже стоявший рядом Гарпий с улыбкой покачал головой.
        - Нет, чего вы смеетесь?! - обиженно спросил Лир. - Я ее не знаю! Впервые вижу, а она голая в моей постели!
        - А ты что, голых женщин не видел? - басовито спросил русоволосый мужчина, хлопнув Лира по плечу.
        - Видел, но… А ты вообще кто? - ошарашенно спросил Лир, не узнавая собеседника.
        Мужчина рассмеялся.
        - Вот и осечка вышла, Лир Ор. Сломалась твоя хваленая память. Я, вообще-то, Вильям Озес, занимаю соседнюю с тобой комнату.
        - Вил! - ошарашенно воскликнул Лир, осматривая мужчину. - Но почему… ты что, побрился? Просто побрился?!
        Вильям развел руками, и только тогда Ран признал в широкоплечем басовитом человеке одного из тех, кто участвовал в штурме огненной стены.
        - Так что успокойся, Лир. Твоя барышня - это только иллюзия. Я свою красотку раскусил и решил сбрить бороду, да и в человека превратиться, а то нам, вроде как, в крыло к невестушке идти, - улыбаясь, сообщил Вильям, показывая свою карточку.
        - Правильное решение, - поддержал его внезапно Мил Дорс, вышедший из главного зала в строгом костюме. - Я тут все жду, когда хоть кто-нибудь с этим разберется, чтобы одному туда не идти.
        - Ты-то как понял, что это иллюзия? - удивился Лир. - Неужто твоя паранойя тебя спасла?
        Мил развел руками.
        - Ко мне пришел секретарь королевского департамента и сообщил, что я назначен главой столичной академии. Нужно быть полным дураком, чтобы не понять, что это не может быть правдой.
        - А кем нужно быть, чтоб об этом мечтать? - спросил Маркус. - Впрочем, иллюзия была очень сильной. Человек с ослабленной волей никогда от нее не избавился бы.
        Ран коротко посмотрел на Гарпия, мотанул головой и осмотрел парней, к которым присоединился еще и Тед, почесывающий нос своей карточкой.
        - Тогда, наверно, идите, - сказал Ран. - Вильям прав: раз мы идем в южное крыло, неплохо бы привести себя в порядок, так что я бы задержался, а то и голова нечесана и рубашка мята.
        - А я? - вдруг жалобно спросил Лир.
        - Что ты? - не понял маг.
        - У меня нет такой картонки, как у парней, - прошептал парнишка.
        - Так иди и забери на кровати. Она после иллюзии остается, - рассмеялся маг, подталкивая его в плечо.
        Парнишка послушно побежал в свою комнату. Мил же решил снова возмутиться:
        - Парни, вы все же уверены, что Рио можно доверять? - спросил он, скрестив руки на груди. - Вот Вильяму можно, его я понимаю. Тед свой парень, а Маркус, Рио и этот, - он указал на Гарпия, - я бы с ними никуда не ходил.
        - Мне эти парни жизнь спасли, - пожал плечами Тед, - ну или, по крайней мере, помогли. Да и в чем проблема? Даже если они что-то там замышляют, то что с того? Они нас сожрать не смогут. Чего ты боишься, Мил? Неужели тебе есть что скрывать?
        - Мне? - удивился столичный житель. - Нет, но если есть человек, его всегда можно подставить.
        - Или придушить, - злобно пошутил Вильям, хлопнув Мила по плечу. - Успокойся, я с этими парнями подручных Гордана Франка на место ставил. Они свои. Ручаюсь.
        Видимо слово Вильяма для Мила что-то значило. Он покачал головой, задумчиво осмотрел всех и со вздохом сказал:
        - Простите, парни. Просто у меня на работе все пытаются всех подсидеть, и потому я с трудом верю незнакомым людям, особенно, если они кажутся странными, а вы трое, мягко говоря…
        Он вдруг вздрогнул, взглянув на Маркуса. Артефактолог непонимающе посмотрел на парня, но тут же, опомнившись, спешно застегнул рубашку, пряча выглядывающие края грубых рубцов, поднимающихся по груди до самой шеи, словно создавая некий рисунок.
        - Странные вы, в общем, - заключил Мил, стараясь делать вид, что ничего не заметил.
        Неловкую заминку разрядил внезапно выглянувший из комнаты Лир.
        - Парни, я не могу ее найти, - сказал он. - Я все обыскал, а ее нигде нет.
        - Ой, глупости, - фыркнул Тед, заходя в комнату парнишки. - Сейчас найду.
        - Нет ее ни на кровати, ни под нею, ни рядом. Нигде! - дрожащим голосом сообщал Лир. - Это как я теперь докажу, что я от иллюзии просто сбежал?
        - Никак, - развел руками Вильям, похожий на грозного великана, но тут же похлопал парнишку по плечу: - Не паникуй, сейчас разберемся.
        - Да, без паники, Лир, - поддержал Ран и тут же тихо прошептал Гарпию: - Иди проследи за другими этажами. Помни: никто не должен украсть карточку.
        Гарпий кивнул и отступил в пустой общий зал, чтобы именно там исчезнуть в воздухе, превратившись в невидимую тень самого себя. Так выполнять любое поручение было куда проще.
        Ран же, зная, что полудемон должен справиться, поспешил помогать в поисках и тут же замер в дверях:
        - Лир, а окно у тебя было открыто? - спросил он, видя щель между оконными створками.
        - Нет, - удивленно ответил парнишка, посмотрел на окно и с ужасом бросился к нему. - Я запирал его. Я точно его запирал!
        Распахнув полностью и без того открытое окно, он выглянул на улицу, едва не утыкаясь носом в розовый куст.
        - Это первый этаж, через окно в комнату легко залезть, - озвучил печальную мысль мага Вильям. - А написано, что если потерял, то потерял.
        - Это я теперь вылечу из отбора? - спросил Лир и, не дожидаясь ответа, обессиленно сел на разоренную поисками постель.
        - Погоди, мы не всё проверили, - заявил Тед. - Если было открыто окно, то ветром ее могло… не знаю… под комод забросить.
        Лир посмотрел на него грустно, вздохнул и трагическим голосом умирающего сообщил:
        - Это конец. Дальше без меня.
        Парнишка рухнул на кровать и накрыл голову подушкой, не то намереваясь плакать, не то притворяясь страусом.
        Ран вздохнул, понимая, что случившееся очевидно. Кто-то успел украсть карточку, а значит план не допустить мага с поддельной меткой к дальнейшим испытаниям просто провалился.
        Еще раз осмотрев Лира, оценив его метку, маг спросил:
        - А под тумбочкой ты смотрел?
        - Да, - донеслось из-под подушки.
        - А за?
        - Что толку, если под - нету? - пробормотал Лир.
        Ран пожал плечами и ловко, чуть отодвинув тумбу, переместил в руку одну из своих карт.
        - Ну-у-у, может вот поэтому? - спросил он, показывая карточку всем. - Тед прав: надо искать везде.
        - Не может быть! - радостно воскликнул Лир. - Ты ее нашел! Ты правда ее нашел! Ты волшебник, Рио!
        Подпрыгнув на кровати, парнишка бросился к магу, забирая волшебную картонку и тут же обнимая своего спасителя.
        - Я просто увидел, что что-то застряло между тумбой и стеной, думаю, что любой бы так поступил, - с улыбкой ответил Ран, похлопав парнишку по спине.
        - Спасибо, спасибо вам, ребята, - осмотрев всех, сказал Лир. - Теперь мы можем идти в южное крыло! - объявил он и первым выбежал из комнаты, словно это не он только что пытался похоронить себя под подушкой.
        - Мы оставим тут такой беспорядок? - спросил Маркус.
        - Не наша комната, значит и беспорядок не наш, - пожал плечами Вильям и вышел за парнишкой следом.
        Артефактолог спорить не стал, просто осмотрел разоренную поисками комнату и пошел закрывать окно.
        Тед же, подойдя к Рану, тихо прошептал:
        - Я проверял за тумбой.
        - Значит плохо проверял, - пожал плечами маг.
        - Я так и понял, - усмехнувшись, ответил Тед, спеша за остальными.
        - Иди с ними, Маркус, - попросил Ран, дождавшись артефактолога в дверях. - Мы с братом задержимся: действительно стоит немного привести себя в порядок.
        Маркус посмотрел на него внимательно, молча запер дверь в комнату Лира, поражаясь беспечности парнишки, и тихо сказал:
        - Не надо мне врать. Надо задержаться - значит надо. Я не стану спрашивать, - махнув рукой, он поспешил к выходу к парням, которые ждали его на улице.
        Ран пожал плечами, понимая, что отчасти Маркус прав, стал в опустевшем коридоре и крикнул:
        - Гар! Куда ты опять подевался?
        Ответа он, разумеется, не ждал, но был уверен, что полудемон его услышит и явится, но того почему-то не было, зато появился русоволосый кучерявый парнишка лет двадцати.
        - А почему так тихо, все уже ушли? - робко спросил он.
        - Часть парней ушла, а я брата жду, - пожал плечами Ран, словно его ничего не волновало.
        - Понятно, - прошептал парнишка, поправил белый шелковый галстук и тоже удалился.
        Маг же, чувствуя волнение, пошел наверх. Звать Гарпия еще раз он скорее опасался, просто тихо шагал по коридору, беззвучно, медленно ступая и вслушиваясь в звуки из каждой комнаты. В них было тихо, почти у каждой двери пахло магией перемещения: видимо все попавшиеся в сети иллюзии были мгновенно перемещены куда-то, откуда они покинут замок.
        На третьем этаже за его спиной внезапно скрипнула половица. Ран обернулся, но никого не увидел. Это заставило мага сосредоточиться, мгновенно собраться и присмотреться к пустоте перед собой. Магически скрытых от глаз предметов или людей в длинном коридоре не было, тогда, закрыв глаза, Ран прислушался к инстинктам, привыкшим определять демонов, начиная злиться на Гарпия, который затеял какую-то нелепую игру.
        С усмешкой он почти уловил силу нижнего мира, но тут же вздрогнул от внезапной магической волны, словно магия лопнула, как мыльный пузырь, оставляя невнятные искры, не ставшие пламенем.
        Не думая, чья это может быть комната, Ран тут же открыл дверь и вбежал в подобие гостиной.
        Бернард лен Деред сидел в кресле и смотрел на карточку в своих руках. Белый как мел, словно неживой, он, казалось, даже не дышал.
        - Бернард! - окликнул его Ран, приближаясь. - Ты в порядке?
        Потомок мага кивнул и с большим трудом выдохнул:
        - Это было слишком жестокое испытание, - прошептал он, видимо, все еще приходя в себя.
        - Что ты видел?
        - Огонь, - коротко ответил Бернард, печально улыбаясь. - Свой огонь, но ведь это невозможно, и это тому подтверждение.
        Он показал руку с меткой, которая сейчас его явно злила тем, что была настоящей.
        - Ты помнишь, что такое твой огонь? - тихо спросил Ран, не представляя, каково это - быть магом без силы.
        - Мне было пять лет, когда дар исчез совсем, - ответил сын его прежнего товарища. - Я успел поиграть в слабого, но все же мага огня.
        Резко выдохнув, Бернард встал, явно запрещая себе уходить в эти размышления.
        - Идем, - сказал Ран, понимая, что этот разговор никому не будет приятен, а откровения о странной вспышке могут стать только ложной надеждой.
        «Надо просто за ним понаблюдать, кто знает, как на него повлияет общение с родом Эндер-Ви. Может, маги жизни способны исцелить и такие раны».
        Вслух этого он не сказал, а просто пошел с Бернардом вниз, рассказывая историю о панике Лира, чтобы немного разрядить обстановку.
        - Забавный парень, - усмехнулся Бернард. - Но как-то слишком легко он входит в контакт со всеми и становится приятелем каждому. Мне кажется это странным.
        Ран только пожал плечами, видя Гарпия, стоявшего на первом этаже у лестницы.
        - Все нормально? - коротко спросил маг, сожалея, что сейчас совсем нет времени на нормальный разговор.
        Полудемон кивнул, странно хмурясь и пряча глаза. То, что случилось несколько минут назад, он просто не мог ни рассказать, ни понять. Это было не видение, не столкновение, а ощущение, от которого всю его демоническую сущность поразило словно молнией и обожгло знаки на теле так, что они болели до сих пор, несмотря на человеческий облик.
        Глава 9 - Дюжина избранных
        Ран осмотрел кандидатов, собравшихся в галерее южного крыла. Их осталось всего одиннадцать, и маг, стоя у стены как раз между портретом Альберы и господина Эдерью, видел каждого и пытался рассмотреть их метки.
        «Что мы имеем? - подумал Ран, еще раз все вспоминая. - Испытания проходили только обладатели настоящей метки. Поэтому меня иллюзия не посетила, и потому карточки выдали две: мне и Гарпию. Второй маг, а он должен быть еще здесь, испытание пройти не мог, но зато мог украсть ее у Лира, труда бы это ему не составило, но… Никто из них не похож на мага кроме Бернарда, а ему красть карту не пришлось. Или пришлось?»
        Он внимательно посмотрел на потомка магов огня, беседовавшего с Милом о новой столичной моде на самопишущие перья, ставившей под угрозу профессию секретаря. Эта простая светская беседа явно заполняла их ожидание и заставила Рана вспомнить, почему он сам был склонен верить Бернарду.
        «И метка у него настоящая», - напомнил себе маг, осматривая остальных.
        По-настоящему среди парней выделялся лишь один: широкоплечий, высокий парень с коротко стриженными черными волосами, который стоял у стены и наблюдал за всеми почти так же, как это делал Ран.
        «Гиден Ви, - сам себе напомнил маг. - Ничего толком не известно. Родился и вырос где-то в окрестностях замка. В одной из деревень? Даже в личном деле ничего конкретного, только округ, но и у него метка настоящая, хотя уж слишком явно он ее сейчас показывает. Надо его проверить на вшивость, но кто тогда маг?»
        Он еще раз осмотрел всех и понял, что у него совсем нет вариантов.
        - Это все? - спросила у стражников вошедшая в зал женщина, а когда ей кивнули, обратилась к кандидатам: - Добрый день, молодые люди. Мое имя Ирма Эндер-Ви. Я мать Альберы, и сейчас я хочу рассказать вам правду о том, что такое быть супругом мага Жизни.
        Не дожидаясь реакции, она просто шагнула к одному из портретов, заставляя женихов расступиться и молча наблюдать за статной дамой, которая казалась слишком молодой для роли матери взрослой магессы. Несмотря на юное лицо, Ирма не лукавила, она знала, что такое быть частью рода, поглощенного своим даром.
        - Вот этот господин, - сказала она, указывая на один из портретов, - был просто влюблен в собак и помешан на них. Он тянул в дом каждую бездомную, больную, раненую собаку и спокойно селил их в крытой оранжерее, куда приносил таких же раненых псин, а потом лечил и тех и других, но не заметил тяжелой простуды у собственного сына. Если бы не его жена, мальчик бы умер, имея отца, способного исцелить даже вырванное из груди сердце. - Она усмехнулась, осмотрела всех и продолжила: - Вы думали, что маги Жизни это просто? Альбера увлечена кустарниками и деревьями. Кто-то додумался подарить ей семечко дерева эверот. Красивый жест, но совершенно безумный, неспроста ведь это дерево одно на свете. Не хочет оно выживать в других местах, но моя упрямая дочь вырастила его, и каждый день будет вливать в него силы, не замечая ваших подвигов, и это, господа, не эгоизм. Это просто ее суть. Она всю свою жизнь будет смотреть на мир, ловить какую-то лишь ей понятную истину и тратить себя, а заодно и своего мужа, по крупице, по капле вытягивая из него все моральные силы, нервы, чувства. Я вам больше скажу: маги Жизни не
способны любить так, как любят другие люди или маги, в их сердцах мир занимает слишком много места, чтобы там поместился еще и человек. Их любовь едва уловима, почти незаметна, но верна. Подпустив к себе, маг Жизни сделает вам подарок. Имя ему «долголетие». Оно станет кошмаром того, кто победит в этом «отборе». Для магов этот мир куда глубже, чем можем увидеть и понять мы - люди, лишенные силы. Они даже взрослеют медленней лишь потому, что вместо своего развития заняты познанием тонких материй и своими связями с ними. Думаю, здесь все знают, что любой маг до ста лет - сущее дитя просто потому, что познает собственную магию. Вам всем в детстве надо было научиться ходить, говорить, освоить профессию, на это у вас не ушло и двух десятилетий, не правда ли? Маги Жизни же играют в это познание вечно, потому что, как сказал мой муж: жизнь безгранична и открыта для них всей своей красотой.
        Стало тихо.
        - Можно вопрос? - робко спросил Лир, ошарашенно глядя на женщину.
        - Разумеется.
        - Вы пытаетесь нас напугать? - поинтересовался паренек, чуть склонив голову набок.
        - Нет, только предупредить, потому что сейчас испытания на выбывания закончились. Вас ждет короткий разговор с моей дочерью, после которого вы должны решить: уйти или остаться. Если вы остаетесь, значит просите ее руки, а мне не хотелось бы, чтобы это делали люди, рассчитывающие на иллюзорное благополучие. Быть с магом Жизни - тяжелое испытание. Его надо действительно полюбить, понять и принять таким, какой он есть, даже если вам до конца своих дней придется искать его внимания.
        Говорила Ирма о себе или о магах Жизни в целом - сказать было сложно, кандидаты молча переглядывались, но молчали, смутно понимая, что женщина имеет в виду.
        - Просто помните, что их сердца принадлежат этому Миру, - заключила Ирма. - Именно Мир они будут любить той любовью, которую обычно ждут от супруга, а вам достанутся лишь крошки и долгая жизнь, которую придется на что-то потратить, не сойдя с ума.
        - У меня столько планов, что вечности не хватит, - прошептал себе под нос Тед, явно не понимая, где женщина нашла проблему.
        - Я надеюсь, все обдумают мои слова, - заключила Ирма, возвращаясь к двери, из которой вышла. - И еще подумайте на что потратить свои пять минут с Альберой, может у вас есть важные вопросы. Скоро вас начнут вызывать согласно порядковому номеру, - сообщив это, она удалилась.
        - Хорошо не быть первым, - усмехнулся Лир, хлопнув артефактолога по плечу.
        - Маркус глупостей не наговорит, - с улыбкой вмешался Вильям, - а вот тебе, Лир, стоит хорошенько обдумать каждое свое слово. Женщины не любят мужчин, говорящих слишком много.
        Лир неловко хихикнул и почесал затылок, понимая, что ему действительно стоит подумать, и тут же вздрогнул от объявления слуги:
        - Маркус Сил, вас ожидает госпожа Альбера Эндер-Ви.
        - Удачи, - едва слышно прошептали парни, отправляя первого на личную встречу с невестой.

***
        Альбера вздохнула, осматривая маленькую комнату и столик, который должен был разделять ее и кандидата.
        - Все будет хорошо, - прошептала Гвен. - Я рядом и охрана тоже.
        - Я помню, - прошептала Альбера, складывая руки на краешке стола. - Просто дурно от мысли, что все они теперь мои женихи.
        - Ты поклялась выйти за одного из них замуж, - напомнила Гвен. - Ты должна дать роду нового мага Жизни, а для этого тебе нужен обычный человек. Хотя бы постарайся с ними поговорить.
        Альбера кивнула.
        - Начинаем, - скомандовала Гвен и отступила, прижимая к груди папку. - Если захочешь что-то пометить, скажи как только он уйдет. Я все запишу.
        Альба снова кивнула, не представляя, как себя вести. С новыми людьми ей всегда было сложно, но когда она увидела Маркуса, ей сразу стало легче. Мужчина с зелеными глазами, в строгом костюме едва заметно улыбнулся, сразу понимая, что от него требуется, и сел напротив.
        - Здравствуйте, госпожа Альбера, вот и настал момент, когда говорить нам с вами не запрещено.
        - Здравствуйте, - невольно улыбаясь, ответила Альба. - Вы все еще занимаетесь своими исследованиями?
        - Да, и продвинулся в них, только, если вам интересно, я расскажу об этом в другой раз, а сейчас я хотел бы сказать вам одну важную вещь. Я не самый молодой из кандидатов. Мне уже давно за тридцать и характер у меня сложный, но я признаюсь сразу: мне важна ваша дружба, поэтому, если вы предпочтете иметь в моем лице верного товарища, я буду этому рад.
        - Вы уверены? - удивилась Альбера. - Стать моим женихом - это очень странный способ подружиться.
        Говоря это, она перешла на шепот и чуть приблизилась к собеседнику, чтобы тот ее услышал.
        - Не побороться за вашу руку было бы совсем глупо, - ответил Маркус, также переходя на шепот. - Вы достойны этой борьбы.
        Он странно грустно улыбнулся, опуская глаза. В нем промелькнуло что-то, от чего Альбера склонила голову набок, пытаясь рассмотреть потускневшую зелень.
        - У меня для вас кое-что есть, - внезапно сказал артефактолог. - Ваша матушка упомянула дерево эверот и сказала, что вы тратите на него много сил. Попробуйте подложить под корни вот это.
        Он достал из маленького кармана пиджака старую монету с древними рунами и положил ее на стол, чтобы магессе не пришлось принимать ее из рук. Альбера осторожно взяла старую потертую монетку, рассматривая ее знаки.
        - Это талисман, а не артефакт, но легенды гласят, что он может исполнить тайное желание мага. Вдруг он вам поможет.
        - Спасибо, - прошептала Альбера. - Я обязательно расскажу, чем закончится этот эксперимент, Маркус Сил, а вы расскажете мне о своих исследованиях.
        - Непременно, - согласился Маркус, вставая, чтобы не затягивать этот короткий разговор.
        За первым кандидатом появился второй. Высокий блондин в очках. Звали его Девил Солсо. Он сообщил, что занимается проектированием мостов, и это, по его утверждению, очень романтично.
        - Мост создан, чтобы соединять разделенное, и в этом есть что-то от любви, - сказал Девил вкрадчиво, приближая свою руку к руке Альберы, так и не прикасаясь. - Если вы позволите, я построю самый красивый мост между нами.
        Говоря это, он смотрел невесте прямо в глаза, заставляя Альберу краснеть от внимания голубоглазого красавца.
        После Девила появился Тед и с улыбкой показал ей свой номер тринадцать.
        - На самом деле счастливый для меня. Я очень рад, что нам с вами наконец-то можно общаться. По профессии я врач и просто уверен, что мы с вами сможем понять друг друга, госпожа Альбера.
        Магессе он показался очень простым парнем, каким-то уютным, по крайней мере, короткий разговор с ним оказался действительно легким.
        После Теда появился худощавый мужчина с аккуратными усами.
        - Шуар Кардо, - представился он, протягивая ей руку, словно это была деловая встреча.
        Альбера, принимая такие правила игры, пожала ему руку, а потом едва не рассмеялась от заявления жениха о том, что только от него она сможет родить умного ребенка.
        - Остальные здесь не имеют достаточного интеллекта.
        - Я учту, - пообещала Альбера, но как только жених вышел, попросила Гвен пометить, что он высокомерный дурак.
        Подобный подход к делу магессу почти расстроил, но ситуацию тут же исправил Вильям.
        - Кандидат номер двадцать четыре прибыл для официального знакомства, - заявил он прежде, чем занять место напротив, и тут же спросил: - Этот умник вас огорчил? Хотите, я ему потом по шее дам, может ума меньше станет и он будет походить на человека.
        Альбера невольно улыбнулась, видя перед собой такого добродушного широкоплечего мужчину.
        - Не надо по шее, - попросила она. - Лучше расскажите о себе.
        - Вильям Озес - капитан северного пограничного полка. Всегда могу дать кому надо по шее и не зашибить, и шкаф, если надо, переставлю.
        Альбера все же рассмеялась.
        - И еще, видимо, могу поднять настроение, - разводя руками, заключил Вильям. - Для вас, госпожа, я, наверно, простоват, но на мою верность и преданность вы всегда можете рассчитывать.
        Альбера, улыбаясь, позволила мужчине даже поцеловать ее изящные руки, не сомневаясь в его искренности.
        - Хороший человек, - сказала она Гвен, - дивно даже, что военный.
        - Да, по виду и не скажешь, - прошептала в ответ Гвенделин, все же помечая слова Альберы, хоть та и не просила.
        Следующим появился Мил Дорас. Сев напротив, он мгновение просто смотрел на Альберу, не замечая, как она вопросительно подняла бровки и скривила губы.
        - Вы позволите? - наконец дрогнувшим голосом спросил он, потянувшись к ее руке.
        Альбера, не возражая, протянула ему руку и едва не вздрогнула, когда горячие пальцы поймали ее ладошку. Наклонившись, Мил стал целовать выступающие косточки у основания пальцев, а затем стал осыпать короткими поцелуями ладонь, пока не замер, прижимаясь щекой к ее руке.
        - Простите, - прошептал он тихо, закрывая глаза. - Вы, наверно, меня не помните, но я безумно рад, что могу побороться за вас, госпожа Альбера. Вот уже два года мое сердце принадлежит вам, только я не смел даже приблизиться, а теперь могу признаться: вы та, ради которой я готов на все. Помните об этом и знайте, я люблю вас.
        - Но кто же вы? - испуганно спросила Альбера, не спеша освободить руку.
        - Мил Дорас, - неспешно отпуская ее пальцы, представился мужчина, когда время короткого свидания подошло к концу. - Я секретарь академии, в которой вы учитесь.
        Поклонившись, мужчина вышел, а Альбера посмотрела на Гвен.
        - Все в порядке? - спросила целительница, видя волнение в глазах подруги.
        - Да, просто он все это так искренне говорил и делал, что… Дайте мне воды кто-нибудь. Я что-то очень разволновалась. Мне нужен небольшой перерыв.
        Переубеждать ее никто не стал. Бокал родниковой воды тут же был в ее распоряжении, а место жениха заняла Гвен, чтобы лучше видеть, как от волнения подруга то краснеет, то бледнеет.
        - Альбера, это была как раз половина, - сообщила она. - Еще четверо, и сюда зайдет Ран.
        Альбера только кивнула, не понимая, почему ее сердце переняло взволнованный ритм кандидата, прижимавшегося щекой к ее руке.
        Немного успокоившись, она тяжело вздохнула и объявила, что готова продолжать. В комнату тут же позвали следующего кандидата. Им оказался приятный молодой человек с кудрявыми волосами. Его утонченные, почти девичьи черты лица и ореол кудряшек были столь очаровательными, что создавали образ милого мальчишки. Это не мог изменить даже строгий костюм с галстуком.
        - Здравствуйте, - первой поздоровалась Альбера.
        - Здравствуйте, прекрасная госпожа, - ответил ей молодой человек, внимательно изучая ее взглядом.
        Альбера часто ловила на себе взгляды мужчин. Кто-то смотрел на выглядывающие из-под длинного платья ножки, кто-то пытался заглянуть в неглубокое декольте или долго рассматривал шею, а кто-то так странно смотрел на пухлые губы магессы, что она боялась даже дышать. Этот же мужчина смотрел на ее волосы, руки, на складки кружев на плечах, на серьги, блестящие средь белых волос. Взгляд его был другой: не жадный, не безумный, а мягкий, словно он любовался не женщиной, а пейзажем.
        Словно читая ее мысли, он заговорил:
        - Как художник, я должен сказать, что ваш портрет в галерее ужасен. Настоящая вы куда прекрасней. Вокруг вас действительно все меняется и выглядит иначе, словно вы вдыхаете жизнь даже в собственное платье.
        - Что вы такое говорите? - растеряно прошептала Альбера, краснея. - Я вас не понимаю.
        - Я так странно прошу у вас позволения писать вас. Говорят, я умею это делать, но писать вас явно придется учиться. Ой, простите, я ведь не представился. - Он приложил руку к груди и чуть опустил голову, словно кланяясь. - Мое имя Колин Маквей, быть может, оно вам даже о чем-то говорит.
        - Да, - прошептала Альбера, не веря своим ушам. - Я слышала о вас. Говорят, вы гений портретов, я думала вы старше.
        - Не смотрите, что я так молодо выгляжу. Мне уже тридцать два года, и волшебную кисть я начал осваивать в пять лет, так что уверен, что могу считать свой путь к успеху долгим. Только вы мне так и не ответили. Вы позволите писать вас?
        - Да! - воскликнула Альбера. - Портрет вашей рукой - это большая честь.
        - В таком случае я надеюсь в ближайшее время начать ваш портрет в полный рост и рассчитываю на беседу о красоте этого мира.
        Снова приложив к груди руку, он коротко кивнул и вышел, уступая место следующему жениху, которого Альбера сразу узнала.
        - Бернард! - воскликнула магесса и бросилась навстречу знакомому. - Ты тоже здесь?
        - Здравствуй, Альба. Да, как-то так. А ты не рада человеку своего круга?
        - Тебе рада.
        Она сама проводила его к столу, села напротив и улыбнулась.
        - Расскажи, как ты. Мы ведь уже полгода не виделись.
        - Все по-прежнему, что у меня может измениться? Служба в королевском департаменте - дело скучное, а кот моей сестры все еще тебе докучает?
        - Да, он настоящее чудовище! - радостно воскликнула Альбера. - Он разгрыз мой учебник ментальной магии.
        - Тот, который на семь сотен страниц? - удивился Бернард.
        - На семьсот двадцать! Как он его стащил со стола - ума не приложу. Кстати, следующим испытанием будет прием, думаю, если ты здесь, надо пригласить твою семью. Ты будешь рад видеть сестер?
        - Я буду рад украсть тебя на первый танец, - уклончиво ответил Бернард.
        - Ладно, я тоже не особо хочу видеть Лейвиту и Дейрену, - едва слышно весело прошептала Альбера, - но я должна была спросить.
        Бернард в ответ только улыбнулся и по-дружески погладил Альберу по руке, пообещав, что у них еще будет много времени на разговоры.
        - Бернард, - обратилась к нему магесса, когда мужчина уже хотел уйти, - а ты серьезно собрался быть одним из женихов?
        - Я серьезно хочу стать твоим мужем, - ответил потомок магов, кивнул и удалился.
        На смену ему пришел Лир. Только зайдя в комнату, он замер, глядя на Альберу.
        - Проходите, - с мягкой улыбкой попросила магесса.
        - Да, вы просто такая красивая, а я… Можно мне быть одним из ваших женихов?
        - Вы уже им стали, - напомнила Альбера, улыбаясь. - Присаживайтесь.
        Лир, наконец, сел, поймал ее за руку и заглянул в глаза магессе.
        - Поймите, я тут очень случайный человек, но теперь, глядя на вас, мне хочется поверить в судьбу и заявить, что все случайности не случайны. В вас так сложно не влюбиться.
        Он встрепенулся, отпустил ее руку, выпрямился и сделал серьезное лицо, такое по-детски послушное, что Альбера едва не рассмеялась, но сдержалась, чтобы не оскорбить молодого человека.
        - Меня зовут Лир Ор, мне всего девятнадцать лет, но я очень быстро учусь всему на свете, так что прошу вас не делать скидок на мой юный возраст.
        Он так очаровательно улыбнулся, что Альбера едва не погладила его по голове как хорошо работающего мальчишку-слугу.
        - Я учту ваше пожелание, Лир.
        - А я буду серьезно бороться за ваше сердце, госпожа Альбера.
        Произнеся это как клятву, он удалился.
        Следующим зашел высокий мужчина с короткими черными волосами. Он сел напротив и сразу посмотрел на Альберу. Его темные глаза, почти черные, словно обладали некой силой, скрытой мощью, от которой у магессы по спине пробежали мурашки.
        - Меня зовут Гиден Ви, - сказал он уверенным безэмоциональным голосом, - и я не мастер речей. Не умею говорить всяких красивых слов. Я привык работать, а не болтать.
        - Понимаю, - прошептала Альбера, кивая, но больше ничего сказать так и не смогла, только смотрела в черные глаза на каменном, словно лишенном чувств, лице.
        Мужчина так и просидел молча отведенное время и ушел, не прощаясь. Альбера выдохнула, словно вышла из забытья.
        - У него такой взгляд, - прошептала она тихо. - Он словно душу из меня вынул.
        Гвен хотела спросить, все ли хорошо, но лишь прикусила губу, увидев вошедшего в комнату Рана.
        - Привет, - сказал маг, занимая место за столом. - Тут все очень сложно, Альба. Я вечером к тебе зайду, нужно будет серьезно поговорить. Грос, - обратился он к главе стражи, который стоял в стороне у стены. - Нужно усилить охрану корпуса, где живут женихи.
        - Они скоро все перейдут в эту часть дома, - холодно ответил Гросс.
        - Тогда учти, что их надо охранять друг от друга.
        - Все так серьезно? - испуганно спросила Альбера.
        - Есть среди кандидатов странные люди, - коротко ответил маг, забыв о своей вечной улыбке. - Я буду очень надеяться, что заблуждаюсь, но все же лучше быть готовыми ко всему. Альба, твоя помощь мне тоже нужна. Постарайся узнать, кто именно отвечал за третье задание.
        - Я поговорю с отцом.
        - Спасибо, - коротко ответил Ран. - До вечера.
        - А Гарпий?
        - Сейчас придет, он ведь последний в списке. Не волнуйся, он справится со своей ролью.
        Все же улыбнувшись на прощание и подмигнув строгой Гвен, маг вернулся к кандидатам.
        - Ну, вот и как Гарпий справится без четкого приказа? - взволнованно спросила Альбера сама у себя, помня, что полудемон всегда делает то, что ему велят.
        - Наверно Реоран уже отдал все нужные приказы, - тихо предположила Гвен, видя, как раб осторожно зашел в комнату.
        Никого не замечая, Гарпий прошел к столу, сел напротив Альберы и медленно поднял голову, чтобы видеть ее глаза.
        - Надеюсь, у тебя все хорошо? - прошептала Альбера.
        Гарпий не ответил, просто посмотрел ей в глаза.
        Магессе показалось, что он даже улыбается, едва уловимо, уголками губ. И взгляд у него был не пустой, не стеклянный, а живой и внимательный.
        Подавшись немного вперед, Альбера вздрогнула, понимая, что рука раба легла поверх ее ладони и осторожно сжала пальцы.
        - Гарпий, неужели…
        Спросить то, что вдруг пришло ей в голову, она не решилась, отложив этот разговор на время, когда они смогут остаться наедине.
        Раб странно моргнул, словно попытался заменить этим коротким движением кивок, и тут же осторожно соскользнул пальцами с ее руки, встал, поклонился и вышел, не опуская головы, как это было прежде.
        Глава 10 - Похититель маски
        Альбера вышла на балкон, радуясь прохладному ветру, ударившему в горящее от волнения лицо.
        - Альба, все хорошо? - спросила Гвен, спешно выходя за нею следом. - Тебя что-то тревожит?
        - Да, - тихо призналась магесса. - Гарпий.
        - Твой раб? - удивилась девушка.
        Она была уверена, что Альбера просто устала от обилия впечатлений или чего-то испугалась, но такого ответа Гвен никак не ожидала.
        - Я не могу никак понять, - тихо прошептала Альбера. - Я была слепа и ничего не замечала, или он меняется на этом отборе? Очень быстро меняется.
        Гвен не ответила, позволяя Альбере погрузиться в воспоминания.

***
        - У меня для тебя особый подарок, - заявил господин Эдерью в день столетия своей дочери.
        - Да, и что же это? - радостно спросила Альбера, складывая вместе ладошки.
        Она любила подарки и любила свои дни рождения, но никогда прежде отец не приходил утром в ее комнату, чтобы вручить подарок, обычно он ждал вечера и в большом зале в присутствии гостей вручал своей наследнице что-то удивительное.
        - Он может тебе не понравиться, - предупредил мужчина, хлопнув в ладоши.
        Альберу подобное предупреждение почти напугало, но она посмотрела в сторону двери, открытой слугами. На ее пороге стоял мальчик. Очень худой и бледный. Серая рубашка и штаны казались огромными для его иссохшего тела, а цепь, которая тянулась от одного серебряного браслета к другому, выглядела неподъемной для ребенка. Такую магическую цепь Альбера никогда не видела, но все равно безошибочно поняла, что она значит.
        - Отец, это…
        - Это и есть мой подарок, - перебил ее Эдерью. - Не смотри, что он ребенок. Он демон, самый настоящий демон, теперь ты должна будешь повелевать им. Это научит тебя отдавать приказы и заботиться о своих подчиненных. Иди сюда! - грозно приказал он мальчишке.
        Раб мгновенно подчинился, бесшумно ступая по полу босыми ногами.
        Эдерью резко схватил цепь и как нынешний хозяин демона вложил ее в руку своей дочери.
        - Он твой, - снова повторил маг.
        Альбера почувствовала, что цепь переходит в ее власть, хотя ничего не вспыхивало и не сияло. Мальчик тоже что-то почувствовал, медленно поднял голову и заглянул ей прямо в глаза, словно по неозвученному приказу. У него были матовые черные глаза, покрытые пеленой, безжизненные, словно слепые. Именно так выглядят глаза подчиненного демона.
        ***
        Ран думал о том же, вспоминая время, когда сам научил мальчика по имени Гарпий отыгрывать роль хорошего раба. Для ребенка, не понимающего, чего от него хотят, это был вопрос выживания. Для мага - делом чести, но теперь, глядя на взрослого Гарпия, едва заметно улыбающегося шуткам Лира, Реоран понимал, что все сделанное прежде не было выходом.
        От мрачных мыслей его отвлек Лир.
        - Когда ты хмуришься, ты почти страшен, - сказал он, присаживаясь на соседнее кресло и протягивая Рану бокал. - Надеюсь, ты не откажешься от бокала вина?
        - Нет, сегодня можно и расслабится, - заявил маг, принимая бокал.
        - А брат твой отказался, - хихикнул Лир и посмотрел было туда, где только что был Гарпий, и расхохотался, не найдя его на месте. - Он, как всегда, сбежал. И как ты его терпишь?
        Реоран пожал плечами, неспешно пробуя вино из запасов Бернарда.
        С отбором все было уже решено. Сегодня вечером все кандидаты должны будут переехать в новые комнаты, завтра в качестве испытания пережить прием во дворце и произвести впечатление на Альберу. Эти новости почти никого не волновали, куда больше кандидаты переживали из-за перспективы личных свиданий.
        - Это ужасно, - возмущался Мил. - Как это можно назвать свиданием, если нельзя даже из сада выйти?
        - Но ты будешь с ней один на один, - невозмутимо напомнил Вильям.
        - И с охраной, - фыркнул Мил.
        - Зато без конкурентов, - с усмешкой напомнил Тед, поднимая свой бокал. - Ваше здоровье, парни. Завтра мы уже будем каждый сам за себя.
        - Да, - грустно вздохнул Лир и тут же обратился к магу, рядом с которым сидел: - Рио, ты ведь не обидишься, если я поборюсь за Альберу? Да, я понимаю, что без вашей помощи я бы тут не продержался, но она такая удивительная…
        - И что, если я скажу, что обижусь, ты решишь не бороться? - с интересом спросил Ран.
        - Ты обещал, что поможешь мне с работой, и, если честно, работа мне важнее призрачного шанса стать ее мужем, - прошептал Лир, опуская глаза.
        - Выбирать все равно Альбере, - пожал плечами Ран, - попробуй.
        - Спасибо, Рио! Ты действительно самый крутой парень на свете! - воскликнул Лир, вскакивая на ноги. - Сам ты не передумал? Не будешь бороться?
        - Я не хочу быть мужем мага Жизни, - пожал плечами Рио.
        - Но ведь это Альбера, а она…
        Какая она, Лир сказать не успел, потому что рядом внезапно возник Маркус.
        - Все, Лир, успокойся, мне надо с Рио поговорить, - сказал он строго, положив парнишке руку на плечо.
        - Это ты так просишь меня уйти?
        - Да, - невозмутимо подтвердил артефактолог, занимая место, которое только что занимал парнишка.
        - Ладно, - буркнул Лир растерянно. - Спасибо, Рио. Ты крут, хоть и не понимаешь, что возможно больше других достоин победы.
        Заявив это, Лир все же удалился, а Ран посмотрел на Маркуса, ожидая пояснений.
        - Помнишь свою просьбу? - спросил артефактолог, едва заметно кивая на свою метку. - Я проверил всех.
        - И?
        - Нет того, на кого я могу тебе указать, - уклончиво ответил мужчина.
        - Ты проверил всех, кто остался? - шепотом спросил маг.
        - Всех, - спокойно подтвердил Маркус, кивая.
        - Ты уверен?
        - Сомнений быть не может. Твоя подделка очень хороша, лучше только оригинал. - Мужчина похлопал мага по плечу и встал: - Я пойду собирать свои вещи. У меня много мелочей, требующих правильной упаковки. Если захочешь что-то обсудить, заходи.
        - Договорились, - хмыкнул Ран, обдумывая сказанное.
        Он и сам уже понимал, что поддельной метки нет, потому поспешил удалиться вместе с Маркусом, чтобы еще раз взглянуть на круг с метками и пересчитать их. Благо доступ к артефакту, спрятанному в покоях господина Эдерью, он имел.
        Знаков оказалось десять.
        - Ну и как же так? - растерянно спросил Ран и на всякий случай посчитал голубые точки еще раз и едва не уронил магическую пластину.
        Знаков было одиннадцать, вот только один из них прямо на его глазах угас и тут же вспыхнул вновь, словно передумал исчезать.
        - Что это? - ошарашенно спросил маг у самого себя, не представляя, с кем вообще это можно обсуждать.
        ***
        Маркус поднялся наверх и замер, глядя на дверную ручку. Он был уверен, что оставлял на ней охранную руну, призванную не пустить демона в комнату, но теперь не находил ее, только смазанное пятно от краски и легкий запах гари.
        «Неужели появился кто-то настолько сильный?» - спросил сам у себя артефактолог, тут же бесстрашно открывая дверь.
        - Ах вот оно что! - воскликнул он, заходя в комнату. - Полукровка?
        Демон, стоявший у сундука, медленно обернулся. У него были огромные черные крылья и черно-серый торс, расписанный алыми узорами. Черные глаза мелькнули прежде, чем демон успел одеть морфолик - ту самую белую маску, которая еще хранила лицо Реорана.
        Не переставая быть демоном, существо превратилось в мага. Было дико видеть именно Реорана с черными сверкающими глазами, с крыльями за спиной и зловещей усмешкой, обнажающей клыки.
        - Я не отдам тебе морфолик, парень, - строго сообщил Маркус, доставая из-за пазухи светящийся крест, который одним движением превратился в меч с полупрозрачным сияющим лезвием. - Давай сначала поговорим. Мне не хочется тебе вредить. - Говоря это, Маркус медленно расстегивал рубашку, демонстрируя вырезанные на груди узоры, такие же, как на груди у внезапного гостя.
        Демон явно понял намек, склонил голову набок, звякнул цепью, которая соединяла его руки, и неспешно потянулся к маске.
        - Спасибо, - прошептал Маркус, не спеша убирать меч. - Я знаю, что ты лишь выполняешь приказы. Расскажи мне, каков твой приказ, и я помогу тебе.
        - Смешно, - грубым полурычащим голосом прошептал демон, медленно снимая маску когтистой рукой с голубой меткой кандидата. - Ты даже себе помочь не сможешь.
        Внезапно ударив по полу хвостом, демон дернулся вперед, мгновенно надел маску обратно и буквально насадил артефактолага на когти, крепко сжимая вооруженную руку.
        - Я умею убивать сородичей, так что твои узоры меня не волнуют! - заявил демон голосом Рана и рассмеялся, вспарывая испуганному артефактологу живот.
        - Нет, - прохрипел Маркус, сползая на пол.
        Руку он уже не чувствовал, только слышал, как о пол ударился крест. Ноги подкашивались. Боль заполнила все сознание, а демон так и смеялся, искажая широкую улыбку Реорана, а затем растворился в воздухе, словно его никогда и не существовало.
        Мысленно ругаясь, хрипя, не в силах что-то сказать, Маркус попытался дотянуться до дверной ручки, но рука только ударила по двери, безвольно падая на зияющие кровавые раны.
        ***
        Ран задумчиво поморщился, глядя на исчезающий знак, и вернул семейную реликвию на место.
        Обдумав все и вспомнив свое обещание заглянуть к Альбере, Ран решил прежде еще раз поговорить с артефактологом. Вдруг тот сможет подсказать что-то дельное.
        Вернувшись в западное крыло, маг постучал в дверь нужной комнаты, но ответа не последовало.
        - Маркус, это я, есть разговор, - крикнул он в дверь и тут же замер, видя, как из-под двери в коридор медленно выползает кровь.
        Ни о чем больше не думая и не церемонясь, Ран влетел в комнату и бросился к лежащему на полу Маркусу.
        - Парни! - крикнул он как можно громче. - Найдите кто-нибудь Теда, срочно!
        Надеясь, что врач сможет помочь, маг пробежался взглядом по старым узорам из шрамов, замечая сходство со знакомыми знаками на демонической груди Гарпия, и стал осматривать раны. Четыре глубокие полосы пересекали почти весь живот от края до края. Такие следы оставляли когти демонов, и Ран хорошо это знал.
        Выдохнув, он заставил себя вспомнить, что знает как помочь раненому. Отгоняя прочь дурные воспоминания, маг взмахнул рукой, словно собирал что-то невидимое. В его ладонях оказалось немного воды, которая тут же разрослась, наполняясь светом и холодом. Словно волшебную мазь, Ран распределял по ранам ледяную воду.
        - Что случилось? - спросил прибежавший на шум Тед.
        Лир за его спиной ойкнул что-то и отступил.
        - Заходите внутрь и заприте двери, - велел Ран, не оборачиваясь.
        - Да, только я тоже зайду, - предупредил Бернард, буквально впихивая в комнату Лира и запирая дверь на ключ, оставленный в замке. - Что здесь случилось?
        - Понятия не имею, - зло пробормотал Ран, убирая руки от водяной повязки, которая должна была остановить кровотечение. - Помогите перенести его на диван, до кровати далеко.
        - Рио, я его от этого не спасу, - предупредил Тед, мигом включаясь в работу. - Тут нужен маг, потому что даже если бы у меня были инструменты…
        - Будет тебе маг, -нервно перебил его Ран, подхватывая едва дышащего Маркуса.
        Втроем они легко смогли поднять худощавого артефактолога и переложить на тахту. Лир заботливо подпихнул под голову раненого подушку и молча, с ужасом в глазах посмотрел на остальных.
        - Тед, твоя задача не дать ему умереть до того, как я приведу целителя, - скомандовал Ран. - Бернард, проследи, чтобы вот это все никто не увидел. Лир, - он посмотрел на перепуганного парня, явно шокированного увиденным, и строго сказал: - Просто сиди тихо и помоги парням, если понадобится.
        - Э… А вот с этим что будет? - спросил Тед, явно не представляющий, как работать с такой водной защитой на ране.
        - Ничего, - быстро сообщил маг. - Она не даст ему потерять много крови и немного уменьшит боль. Если захочешь что-то сделать в ране, вода тебя пропустит. Все, я быстро.
        Решив не возиться с запертой дверью, маг открыл окно и выпрыгнул прямо с третьего этажа, игнорируя ошарашенный вопль Лира. Конспирация сейчас не имела никакого значения.
        Без стука и церемоний он просто ворвался в комнату Гвен, отбросил даже служанку, застав целительницу за попытками причесать свои золотистые волосы.
        - Ты совсем с ума сошел! - воскликнула она с таким видом, словно была не одета. - Убирайся из моей спальни!
        - Мне нужна твоя помощь, - словно не слыша ее, заявил Ран.
        Отсутствие улыбки и нервные морщины, пересекавшие его лоб, заставили Гвен на миг задуматься, но стоило магу схватить ее за руку и потянуть к двери, как она взвизгнула и что было сил ударила мага расческой по лицу, оставляя царапины на щеке.
        - Я никуда с тобой не пойду! Пусти меня немедленно!
        - Речь о жизни человека, - жестко заявил Ран, глядя ей в глаза. - Если ты не поможешь, он просто умрет.
        - Веди, - коротко сказала Гвен, кивая и отбрасывая в сторону расческу, понимая, что даже такое нелепое оружие ей сейчас не поможет.
        Часом позже Ран сидел в кресле и ждал новостей. Гвен, и он был ей благодарен за это, не стала задавать никаких вопросов, только потребовала, чтобы раненого все же перенесли в спальню, а теперь, взяв в помощники Теда, приступила к работе.
        - Хорошо, что вы сразу меня позвали, - сказала она, осмотрев раны. - Жить будет, обо всем остальном - после основного лечения.
        Что происходило за закрытой дверью спальни, Реоран не знал и не был уверен, что хочет знать. Он только смотрел на свои дрожащие руки и гнал прочь страшные воспоминания. Его родной дом, разодранные когтями тела и его совсем еще маленькая сестра в луже собственной крови. Кажется, тогда он поклялся, что больше никогда не будет иметь дел с демонами, как бы хорошо за это не платили. В тот день он так же закрывал раны водой, вытирал слезы с детского личика и умолял подождать еще немного.
        Воспоминание о сестре сменилось другой картиной, которая словно спешила ответить на его вопрос. Он видел Гарпия - четырехлетнего мальчишку с черными крыльями и ужасом в глазам. Сжимая кулак, страж Альберы не хотел даже думать, где сейчас полудемон, но разум упрямо напоминал, что его когти способны сотворить подобное с человеком.
        - Рио, - тихо обратился к нему Лир, забравшийся с ногами на соседнее кресло.
        - Что? - зло спросил маг, поднимая на него глаза.
        - Так ты все же маг, да? - робко, почти виновато спросил парнишка, мечтая отвлечься от страшного гнетущего ожидания.
        - Да, демон тебя раздери! - ответил маг, вскакивая на ноги. - Я Реоран, страж Альберы, Мил был прав. Это тебе помогло?!
        - Нет, - прошептал Лир, вжимая голову в туловище, словно кто-то хотел снести ее с плеч в порыве гнева.
        - Не бросайся на парня, - попросил Бернард, стоявший у стены.
        Он один в этой ситуации смог сохранить полное хладнокровие, но скрещенные на груди руки выдавали его неравнодушие.
        Ран выдохнул, понимая, что Лир ни в чем не виноват, и уж тем более парнишка не мог понять, отчего мага так трясет. Даже сам Ран боялся это понимать.
        «Это не мог быть Гарпий», - говорил он сам себе, но верил скорее в обратное.
        - Я сделала все, что смогла, - сообщила Гвен, внезапно открывая дверь и выходя в гостиную.
        Все тут же посмотрели на нее, даже Лир, бледнеющий еще больше от вида окровавленного полотенца, которым целительница вытирала руки.
        - Твоя водная повязка его спасла, - сообщила Гвен, стараясь оставаться хладнокровной. - Я закрыла все раны. Останутся, конечно, шрамы, и ему придется поберечь себя какое-то время, но жить он должен. Хотя я не уверена, что на когтях не было яда. Это ведь были когти демона, верно? Если на них был яд, то никаких гарантий я не дам.
        - На них не было яда, - тихо отозвался Маркус из спальни.
        Ран тут же рванул к нему, чтобы убедиться, что артефактолог действительно жив.
        - У этих демонов нет яда, я точно знаю, - прошептал белый как полотно Маркус.
        - Кто это был? - спросил маг. - Все, что знаешь. Тип. Класс. Отличительные приметы.
        - Это полудемон, поэтому о классах сложно говорить, - устало прошептал артефактолог.
        - Полудемон? - удивился Тед, сидевший у кровати и оттирающий от крови свои руки. - Он, наверно, бредит уже. У него в любом случае должен подняться жар…
        - Полудемоны существуют, - перебил его Маркус тихим, но уверенным голосом.
        - Я знаю, - прошептал Ран. - Что ты о них знаешь?
        - Многое.
        - Не мучай его расспросами, - вмешалась Гвен. - Только самое важное. Ему сейчас нужно поспать. Твой товарищ прав: скоро поднимется жар, и лучше нам всем оставить его в покое.
        Ран кивнул, понимая, что некоторые вещи могут подождать. Маркус тоже это понял и, поймав мага за рукав, дернул на себя, привлекая внимание.
        - Он украл морфолик, а вместе с ним и твое лицо, - прошептал артефактолог, едва шевеля бледными губами.
        Ран переменился в лице. Сначала в его глазах мелькнул ужас, потом непонимание и наконец гнев, превращающий его вечно улыбчивое лицо в лик страшного убийцы.
        - Отличительные приметы есть? Хотя бы размах крыльев.
        - Метров шесть, - тихо ответил Маркус, осторожно стягивая одеяло, чтобы показать шрамы на груди. - У него такие же знаки. Красные на темно-серой коже.
        Рана прошиб холодный пот. Буквально отшатнувшись от кровати, он узнал линии на груди артефактолога. Еще недавно их мерцание на груди Гарпия казалось ему забавным, а теперь ничего ужасней он и представить не мог.
        - Я побуду с ним, - сообщила Гвен, ловя мага под руку, чтобы вывести из спальни.
        - Нет, - уверенно заявил Ран, хмурясь и хватая ее за руку. - Ты должна быть с Альберой, с ним посидит Тед. Только пожалуйста, я очень вас прошу, сохраните все это в тайне.
        - В тайне? - удивился Тед, поправляя одеяло. - Не понимаю, о чем ты? Кто ты вообще такой? Не видишь, у меня друг простудился. Его лихорадит, иди отсюда! - заявил врач, делая самое строгое лицо.
        - Спасибо, - прошептал Ран, выводя Гвен из спальни, чтобы Маркус действительно мог уснуть.
        Артефактолог криво усмехнулся, когда закрылась дверь.
        - Спи, - велел ему Тед. - Я буду рядом.
        Раненый кивнул и тихо прошептал:
        - Столько лет от них уходил, а стоило отдать глупый талисман, как на когти напоролся. Вот и не верь в древние предметы.
        - Что ты там бормочешь? Если больно, так и скажи, я отвар сделаю.
        - Все нормально, - отозвался артефактолог, закрывая глаза.
        ***
        Ран влетел в комнату, не надеясь застать там Гарпия, но к своему изумлению увидел полудемона сидящим на полу с книгой в руках. Упираясь руками в колени, Гарпий перелистывал страницы и даже не заметил появления мага.
        - Сидишь? - едва не рыча спросил Ран.
        Только тогда его заметили. Полудемон посмотрел на него из-под черных волос блестящими красными глазами, не спеша отложить книгу.
        - Верни морфолик! - уверенно заявил Ран, доставая из-за пояса короткий черный нож с тупым лезвием.
        Полудемон не шевельнулся. Только его взгляд скользнул по телу мага, заметил нож и тут же поднялся наверх. Гарпий медленно закрыл книгу и отложил ее в сторону, не спеша ни встать, ни ответить.
        - Не зли меня! - рявкнул Ран. - Просто верни морфолик и тогда, быть может, мы сможем решить все без господина Эдерью.
        - Зачем тебе оружие? - вместо ответа хрипло спросил полудемон.
        - Не притворяйся!
        Маг сделал резкий выпад вперед, вонзая нож в пол у ног Гарпия, но, описывая дугу, оружие зацепило невидимую цепь и, делая материальной, пригвоздило ее к полу не хуже любой печати.
        - Никогда не думал, что ты будешь способен на такое, - проговорил маг, глядя в быстро краснеющие глаза.
        Гарпий не ответил, дернул на себя цепь и, убедившись, что так ему не освободиться, внезапно оскалился.
        Ран знал, что такое иметь дело с демоном, но воспринимать Гарпия как настоящего демона не мог, а значит и ожидать от него атаки было выше его моральных сил, но полудемон внезапно ударил хвостом по черному ножу, выбивая его из пола, раскрыл крылья, снося половину мебели, и рванул вперед. Буквально перелетев через мага, он перебросил цепь через его шею и застыл, чтобы прошептать на ухо:
        - Ты сам учил меня драться и знаешь, что я могу победить тебя даже в человеческой форме.
        «Без магии», - подумал Ран, превращая крест в меч, но тут же застыл, понимая, что не может вогнать это лезвие в бок полудемона, просто не может поступить так с тем, кого считал единственным другом.
        Цепь исчезла, просто растворилась в воздухе, оставляя после себя запах гари и скверны нижнего мира. До этого момента Реаран даже не предполагал, что его ученик способен перемещаться в пространстве, используя родину всех демонов.
        «Может это был не он?» - убеждал себя Ран, возвращая оружие на место и проклиная себя за подобную нерешительность.
        - Демонов надо убивать быстро, мгновенно, не давая им шанса на атаку, - учили когда-то Реорана, но он старательно хотел этого не помнить, поднимая с пола книгу. Он надеялся увидеть там безобидную историю континента или очередной сборник легенд, словно это могло оправдать полудемона, но, поднимая книгу, сжал до боли кулак. «Демонические цепи. Слабые места и опасные аспекты. Автор: Маркус Сил», - сообщала обложка.
        Это было похоже на улику.
        Глава 11 - Все не то, чем кажется
        Переведя дух и разогнав странные мысли, Альбера, как и обещала, решила поговорить с отцом. Пройдя к его кабинету по узкому коридору с высокими потолками, полюбовавшись колоннами, так похожими на стволы деревьев в саду, магесса постучала в дверь, как бы предупреждая о своем визите, и сразу зашла. Будучи любимым ребенком, она пользовалась особым отношением своего отца, а тот даже не думал ее в этом упрекать, встречая дочь ласковой улыбкой.
        - Проходи, Альба. Как тебе сегодняшняя встреча с женихами? Я, вот, как раз изучаю список. Интересная вышла десятка.
        - Десятка? - удивилась Альбера, привычно располагаясь в мягком кресле. - Кто-то отказался от своего участия?
        - Нет, но ведь их осталось всего десять. Не думаешь же ты, что Реорана и твоего раба стоит считать за женихов?
        - Ой, правда, - выдохнула Альбера. - Я становлюсь такой рассеянной, когда волнуюсь. Не представляю, как можно вот так выбрать себе мужа.
        Она вздохнула и отвела взгляд, опасаясь, что отец заметит что-нибудь неуместное на ее лице. Ей не хотелось, чтобы кто-то узнал о настоящей метке на руке Гарпия или ее чувствах к Рану.
        - Альба, милая, ты не обязана его любить вот так сразу, - начал было Эдерью, пытаясь успокоить дочь, но та, напротив, вспыхнула, не дав ему договорить:
        - Не обязана любить? Может я еще и семьей его считать не обязана? Что тут такого - просто муж, от которого я должна родить мага Жизни. Очень замечательно!
        - Альба, наш дар - особая ценность, и мы не всегда можем выбирать, - мягко ответил мужчина, словно не замечая гневных искорок в глазах дочери.
        - Ты же смог выбрать, - жалобно простонала девушка.
        Эдерью грустно улыбнулся, покачал головой и тихо признался:
        - Ты ошибаешься, Альба. Я отказался от подобного отбора, ушел из дома в твои годы и попытался объявить бунт всем правилам, но через столетия меня все равно заставили жениться, и даже выбирать уже не позволили. Я твою мать перед свадьбой даже не видел. Зато теперь из-за моей выходки ты одна обладаешь даром магии Жизни, и тебе никто не позволит сбежать.
        Такой правды Альба совсем не ожидала, спешно отворачиваясь, боясь даже думать о смысле отцовских слов, а Эдерью продолжил:
        - Я у твоего деда единственный ребенок с даром только потому, что моя мать отказалась быть с ним из-за его измен. Твой дядя и обе тети родились не в браке, просто никто об этом не знает. Валент и вовсе был рожден какой-то волшебницей, имя которой каким-то чудом удалось скрыть.
        - Не надо, - перебила отца Альбера, понимая, что еще немного подобной правды, и она просто расплачется.
        Думать о том, что ее дед обзаводился любовницами, а ее бабушка принимала бастардов за своих детей, ей совсем не хотелось, а жить подобной жизнью тем более.
        Эдерью умолк, выдохнул и решил сменить тему:
        - Ты решила, с кем пойдешь на первое свидание? - спросил он.
        - Да, я выбрала Бернарда. Мне с ним будет нестрашно наедине, - тихо призналась Альбера.
        Сама она очень хотела выбрать Рана, но боялась, что ее поймут как-то не так.
        - Значит он получит свое письмо, - спокойно пожал плечами Эдерью. - Думаю, он отличный кандидат на твою руку. Я был бы рад такому зятю, к тому же, мне кажется, ты могла бы его полюбить.
        - Возможно, - тихо ответила Альбера, понимая, что от этих размышлений к горлу подкатывает тошнота.
        Ей не хотелось гадать, сможет ли она кого-то полюбить, ей хотелось это чувствовать, хотелось выбирать мужа сердцем, а не разумом, словно тот не человек, а кресло, в котором придется сидеть очень долго, а потому оно непременно должно быть удобным. Такой подход ей совсем не нравился, потому магесса решила сразу поговорить о том, зачем пришла:
        - Реоран просил узнать, кто занимался третьим испытанием. Он почему-то был очень обеспокоен сегодня.
        Эдерью хмыкнул.
        - Третье испытание было на волю. Насколько я знаю, иллюзии для него создавал специальный артефакт.
        - Но кто-то ведь должен был его активировать? Как мне сказали, там были еще и карточки, кто-то ведь за них отвечал.
        Эдерью выдохнул и тихо признался:
        - Я не знаю, этим всем занимается твой дед. Конечно, он кому-то поручил, но…
        Альбере захотелось взвыть от отчаянья. Ее окружало какое-то безумие, попытки разобраться в котором не вызывали ничего, кроме дрожи в тонких пальцах.
        - Ладно, - выдохнула она, прекрасно зная упрямство и деспотичность собственного деда. - Про следующее испытание ты тоже ничего не знаешь, да?
        - Отчего же? Там все просто. Обычный прием с небольшим количеством гостей, ужин и танцы. Всё как всегда, если не считать твоих женихов в качестве гостей.
        - Просто это кажется мне жестоким. Далеко не все кандидаты привыкли к такому обществу и едва ли они за вечер смогут научиться всем тонкостям этикета на такого рода мероприятии.
        Эдерью пожал плечами.
        - Тому, кого ты выберешь, все равно придется этому научиться. Никто ведь не выгонит их, если они возьмут в руки не ту вилку, но зато можно будет посмотреть на их находчивость, сообразительность и умение собраться. Сразу поймешь, как они относятся к трудностям.
        - Я поняла, - прошептала Альбера, пряча глаза, и снова сменила тему: - Я хотела спросить еще кое о чем. Наверно очень странно интересоваться этим теперь, но я совсем не хотела ничего об этом знать раньше.
        - О чем ты? - хмурясь, спросил мужчина, видя, как дочь нервно перебирает складки платья на собственных коленях.
        - Я хотела спросить про Гарпия, - призналась магесса. - Откуда он?
        - Что ты имеешь ввиду? - хмурясь, спросил мужчина.
        - Откуда он у тебя? Я нигде ничего не читала о полукровках и, признаю, даже не уверена, что он не человек.
        - Ты за столько лет не видела его демонической формы? - поразился мужчина.
        - Нет, а должна была? - почти испуганно спросила Альбера, чувствуя себя очень глупо. - Зачем она мне могла понадобиться?
        - Действительно, - согласился мужчина, понимая, что полудемон для дочери был не больше, чем слуга. - Он твой и ты сама решаешь, как его использовать.
        От этих слов Альберу передернуло. Ничего более мерзкого она даже представить не могла. Закрыв глаза, она с трудом взяла себя в руки и сообщила:
        - Я верю, что он демон, как ты и говорил, но где ты его взял, прежде чем подарить мне?
        Эдерью усмехнулся.
        - Действительно странно, что ты спрашиваешь об этом сейчас.
        Альбера только опустила глаза. Ей не хотелось говорить, что получив в подарок раба, она не только не хотела ничего о нем знать, но даже видеть его не хотела, мечтая перепоручить мальчишку кому-нибудь, чтобы только не иметь дел с рабскими цепями.
        - Что ж, в этом нет никакого секрета. Я забрал его в четыре года из одного приюта. Там никто не ожидал, что подкидыш окажется демоном. Силу свою он не контролировал, форму тоже. Было два варианта: или убить его, или подчинить.
        Альбера вздрогнула и с ужасом посмотрела на отца.
        - Он был человеком или демоном, когда вы надели на него цепи?
        - Какое это имеет значение, Альба? Он демон.
        - Человеком или демоном? - едва не крича, вскакивая на ноги, спросила Альба, не совсем понимая, отчего ее всю трясет.
        Ей снова вспоминался худой мальчишка, которого она увидела впервые, и огромная цепь на его руках. Она всегда была уверена, что отец просто купил его где-то и зачем-то решил подарить ей, но она никогда не предполагала, что эти цепи могли надеть ее родные, что они смогли подчинить волю живого существа, чтобы сделать демона неопасным. Даже поверить в это магессе было трудно.
        - Демоном или человеком? - спросила она, буквально чувствуя тяжесть этих цепей.
        - Я не помню, - прошептал Эдерью. - Но какая разница, Альба, он все равно был чудовищем.
        - Большая разница, - дрожащим голосом ответила Альбера.
        Она не могла объяснить, в чем эта разница заключалась, просто чувствовала, что она была, и всем своим нутром сжималась, словно это ее пытались сломать магическими оковами.
        Боясь расплакаться, она просто выдохнула, подхватила длинную юбку и выбежала из кабинета, чтобы тут же застыть, видя Рана, прислонившегося к одной из колонн.
        Он улыбнулся, махнул ей рукой, явно приветствуя, и сделал к ней шаг.
        Альбера всхлипнула, чувствуя, что слезы все равно набежали на ресницы. Что с ней происходило и о чем так странно говорил ее дар, она не знала, но ей безумно хотелось вцепиться в руку своего стража, уткнуться носом в его плечо и заплакать.
        - Альба! - внезапно окликнула ее Гвен, быстро шагающая по коридору.
        Магесса обернулась к подруге, вздрогнула и выдохнула, словно голос целительницы рассеял наваждение из чужих непонятных чувств.
        - Ты почему такая бледная? - спросила Гвен, подойдя к подруге.
        - Я просто…
        Не зная, что ответить, Альбера посмотрела туда, где только что стоял Ран, и растерянно моргнула. Мага не было совсем, словно он ей только привиделся.
        - Я, наверно, перенервничала, - прошептала Альба тихо.
        - Да, наверно, пойдем. Ты ведь хотела выбрать платье для завтрашнего вечера, - напомнила ей Гвен, едва заметно кивая вышедшему за дочерью Эдерью, стараясь сообщить, что она обязательно присмотрит за наследницей.

***
        Лира никто не вынуждал оставаться с Маркусом. Напротив, Тед сказал, что справится сам, даже пошутил, что Лиру с его страхами лучше уходить подальше от жертвы зловещего нападения.
        - Он может вернуться? - с ужасом спросил Лир.
        - Рио поставил тут какую-то охрану, но я не знаю, сработает ли она, - равнодушно ответил Тед.
        Его, казалось, совсем ничего не пугало. Он не задавал никаких вопросов, даже не пытался понять, как Реоран ухитрился перенести Маркуса в новую комнату в другом здании. Теда, видимо, совсем ничего не интересовало, кроме жара раненого артефактолога.
        Тед методично сменял холодные компрессы на лбу своего пациента и не замечал дремавшего в кресле паренька, даже когда тот просыпался и пытался о чем-нибудь поговорить. Врачу все это было явно неинтересно, только утром, когда жар спал, он разбудил Лира, велев парнишке последить за Маркусом.
        - Мне надо немного поспать. Вряд ли жар поднимется вновь. Магия целителей обычно не дает таких сбоев, - сказал он, устраиваясь в кресле, - но, если что, разбуди меня. - Под изумленным взглядом Лира рыжеволосый врач накрылся собственным пиджаком и мгновенно уснул.
        - Хорошо, - только и прошептал парнишка, не зная, нужен ли кому-то его ответ.
        Он успел даже заскучать, обошел комнату несколько раз, заглянул в коробку с книгами, бережно собранными Бернардом, хотел даже заглянуть в сверток с амулетами, но вспомнил, что его пугали опасными чудесами, и передумал. Проверять шутил ли Бернард о том, что этот сверток превратит его в кучку пепла, Лир не стал, но очень обрадовался, когда услышал тихий голос Маркуса:
        - Лир, где это мы? - спросил мужчина, приподнимаясь.
        - Тише, лежи, - попросил его Лир. - Тебе, наверно, нельзя вставать.
        Маркус послушно опустился на подушку, прислушиваясь к собственному телу. Там, где вчера была дикая боль, сегодня осталось только неприятное жжение.
        - Это твоя новая комната в другой части здания. Я сейчас разбужу Теда…
        - Не надо, - остановил Лира мужчина. - Я хорошо себя чувствую. Мне бы только воды немного.
        Парнишка тут же метнулся к графину, но замер и нерешительно спросил:
        - А можно?
        - Немного всегда можно.
        Лир кивнул и выполнил просьбу. Сделав пару глотков и поморщившись от внезапной короткой боли, Маркус снова опустился на подушку.
        - А где Рио? - спросил он. - Мне нужно все ему рассказать.
        - Он ушел, - пожал плечами Лир. - Не знаю, куда. Сказал никому из здания не выходить. Еще дал какое-то задание Бернарду. У него сегодня свидание с Альберой.
        - Не повезло, - странно прошептал Маркус и тут же попросил дать ему одну из книг, которую пришлось искать в большой коробке.
        «Демонический дар и его предназначение», - гласила надпись на обложке.
        Заполучив книгу, Маркус тут же забыл про Лира, сам приподнялся на подушке, чтобы было удобнее читать, и стал что-то искать, время от времени потирая переносицу.
        - Можно я тогда к себе схожу? - попросил парнишка. - Я только переоденусь и вернусь.
        Артефактолог только махнул рукой, не тратя времени на ответ.
        Лира это даже обидело. Конечно, он понимал, что Маркус занят чем-то важным, понимал, что Тед всю ночь боролся с жаром, но парню очень хотелось по-настоящему помочь, а выходило, что он всем только мешал.
        Вернувшись к себе, он бормотал под нос недовольные речи, но тут же вздрогнул, забыв обо всем. На столе в его комнате лежал белый конверт. Эти конверты Лир уже ненавидел.
        «Зачем я вообще в это ввязался?» - спросил он себя, с дрожью в руках раскрывая послание.
        «На приеме не дай Рио подойти к Альбере», - коротко и четко гласило новое задание светловолосому парню.
        Руки у Лира дрожали, в голове путались мысли, но он все равно сжигал послание в камине, переодевался и напомнил себе, что деньги за работу он уже получил.
        «Просто не дать ему поговорить с Альберой, что здесь такого?» - говорил он себе, а сам вспоминал раненого Маркуса и сильно сомневался, что мешать стражу во время приема не является преступлением.

***
        Альбера пила свой утренний чай, когда слуга сообщил о визите Бернарда.
        - Так рано? - удивилась Альба, но сразу же махнула рукой, позволяя слуге пустить мужчину.
        Гвен, присутствующая при этом, только пожала плечами. Она сдержала свое обещание и провела с Альберой всю ночь. Притворилась спящей во время примерки платьев. Как и ожидалось, Альба не стала ее будить, а лишь укрыла теплым покрывалом.
        До самого рассвета Гвенделин слушала тишину, держа в руках амулет, способный призвать Реорана на помощь. Все происходящее целительнице совсем не нравилось.
        - Нужно сообщить об этом, - говорила она магу накануне.
        - Нет, - уверенно ответил демоноборец. - Это мог быть Гарпий, и тогда у Альберы будут большие проблемы, и у меня тоже.
        Подобное признание совсем незнакомого ей сурового Реорана заставило целительницу сжать медальон.
        - Утром тебе на смену придет Бернард, - пообещал маг, - И помни: если приду я, то первым делом сообщу, что небо сегодня неприлично голубое.
        - Это очень глупая фраза, - возмутилась Гвен, но маг не стал даже отвечать на это, только смерил ее холодным взглядом и поспешил удалиться.
        Теперь же, как он и обещал, рано утром явился Бернард. На нем был светлый парадный костюм, который подходил больше для вечернего приема, чем для чаепития, но очень удачно подчеркивал благородные черты и осанку своего владельца.
        - Госпожа Альбера, леди Гвенделин, доброго вам утра.
        - Доброго, Бернард, - ответила Альба, легким жестом приглашая гостя занять место рядом. - Давай обойдемся без излишних церемоний.
        - Можно и без церемоний, - согласился мужчина, занимая одно из кресел. - Вас что-то печалит? - спросил он, следя за действиями молодой магессы.
        Та налила чай в третью чашку, оставленную на случай, если Реоран все же появится, и поставила ее перед гостем.
        - Не печалит, - прошептала она. - Я ждала Рана еще вчера, а он так и не пришел. Я начинаю беспокоиться.
        - Именно поэтому я так рано, - сообщил Бернард. - Он просил передать, что поговорить с вами сможет только на приеме. Из-за подготовки и гостей он очень занят.
        Говоря это, мужчина осторожно коснулся под столом ноги Гвенделин. Целительница едва не вздрогнула, но тут же все поняла, видя подставленную открытую ладонь. Вложив в нее медальон, она тут же почувствовала облегчение, словно теперь опасности никакой не существовало.
        - Еще он просил передать, что вам не стоит покидать сегодня дом. Знаю, вы любите прогулки по саду, но он тестирует какие-то охранные печати, и это может быть небезопасно.
        - Сегодня тестирует? - удивилась Альба. - Это очень странное решение.
        Бернард только пожал плечами.
        - Меня просили передать и остаться с вами до самого приема.
        - Ну, в таком случае я не буду вам мешать, - поспешно сообщила Гвен, вставая и изображая реверанс. - До встречи на приеме.
        Целительнице очень хотелось спать. Она поняла это в тот же миг, когда пальцы отпустили медальон. Потраченные на лечение раненого силы требовали восстановления, потому девушка спешно покинула комнату Альберы.
        Магесса проводила ее взглядом, и как только дверь закрылась, тихо спросила, приблизившись к Бернарду:
        - Почему ты вдруг со мной на «вы»?
        - При твоей подруге это вышло само собой, - ответил мужчина, смущенно опуская глаза.
        - Она и вчера была с нами, когда мы говорили, - усмехнулась Альба.
        Бернард пожал плечами, улыбнулся и подумал, что их ждет самое странное свидание из всех возможных.
        - У тебя есть пожелания? - спросил он, когда слуги унесли чай. - Быть может ты хочешь чем-то заняться или что-то обсудить?
        Магесса смущенно пожала плечами, не представляя, как себя вести.
        - Что ж, раз нам никуда нельзя ходить, то у меня к тебе совершенно неприличное для нашего общества предложение.
        Альбера испуганно посмотрела на мужчину, вжалась в спинку своего кресла, видя, как он странно усмехается. Спросить, что это было за предложение, она не смогла, только смотрела на мужчину, который, приблизившись, едва не коснулся губами ее уха, чтобы тихо прошептать:
        - Давай я научу тебя складывать из бумаги птиц?
        Его бархатистый шепот заставил Альберу вздрогнуть, а медленно доходящий до нее смысл слов заставил улыбаться.
        - Хочу! - вскрикнула она, едва не хлопая в ладоши. - Неужели ты помнишь?
        - Конечно помню, - улыбаясь, ответил сын мага, вспоминая их первую встречу.
        Восемь лет назад он помогал сестре с вещами. В ее дорожных сумках было что-то настолько ценное, что она не хотела доверять их слугам. Отец пообещал их донести, но встретившись с Реораном, переложил эту обязанность на сына. Бернард спорить не стал, хотя предпочел бы даже не ездить в столицу. Ему не хотелось появляться в высшем обществе, где на него смотрят косо, а на территории академии ему и вовсе было неуютно. Магия здесь была повсюду. Будущие боевые маги в своей черной форме хвастались приемами прямо во дворе и весело смеялись, словно специально старались показать Бернарду то будущее, которого он теперь лишен навсегда.
        - Надо показать тебя еще одному эксперту, - настаивал отец накануне этой поездки, чем только окончательно испортил сыну настроение.
        Бернард не спорил, понимая, что это бессмысленно. Он приехал в столицу, не замечал взгляды магов, шагал по двору академии и даже занес сумки в комнату шумной сестры. Тогда он впервые и увидел Альберу. Та была смущена и растеряна. Шумная Лейвита успела утомить ее своей болтовней.
        - Все, иди разбирай свои вещи, - сказал он строго, словно был старшим.
        - А это мой младшенький братик Бернард, - с усмешкой сообщила Лейвита. - Он страшный зануда, потому что уродился не магом.
        Она рассмеялась и действительно скрылась в комнате, пообещав еще вернуться.
        - Идите скорее к себе, пока она не вернулась, - посоветовал Бернард, едва заметно улыбаясь.
        Альбера подняла на него большие голубые глаза, закусила губу и кивнула.
        - А еще не огорчайтесь, - попросил мужчина и, вынув из кармана маленькую бумажную птицу, протянул ее Альбере. - Возьмите, говорят, они спасают от невзгод.
        Магесса обычно ничего не принимала из чужих рук, но тут пальцы сами сжали подарок.
        - Красивые, жаль я не умею так, - прошептала она, разглядывая сложенные крылышки.
        - Когда-нибудь научитесь, если захотите, - сказал тогда Бернард, радуясь появлению отца и возможности наконец покинуть это место.
        Теперь же он улыбался, видя, как в голубых глазах Альберы вспыхнули радостные огоньки.
        - А бумага подойдет любая? - спросила Альбера, вставая. - У меня, наверно, цветной нет.
        - Чтобы учиться, подойдет любая, - уверенно сообщил Бернард. - Нужно только выбрать удачное место.
        - Прямо здесь ведь тоже можно, правда?
        Она встала, распахнула окна своей гостиной, наполняя ее светом, и улыбнулась солнцу. Думать о том, что у нее свидание, магессе совсем не хотелось. Зато она с большой радостью была готова провести время с другом.
        - Итак, что надо делать? - спросила Альбера, разложив на столе бумагу.
        - Садись рядом и повторяй за мной, - спокойно ответил Бернард.
        Он успел сбросить свой камзол и закатать рукава рубашки, словно собирался хорошенько потрудиться, а потом, встряхнув тонкий лист, положил его перед собой.
        - А вот это магическое «па» тоже надо повторить? - спросила Альбера, пытаясь так же встряхнуть листочек.
        - Обязательно, - с притворной важностью заявил Бернард. - В нем и заключается вся суть работы.
        - Судя по всему, я уже все испортила, - со смехом призналась Альбера.
        - Мы все исправим. Бернард уже спешит на помощь! - заявив это, мужчина с улыбкой мальчишки стал медленно складывать первую птичку, проверяя каждое движение Альберы.
        Он пояснял, как и куда надо отступить, порой мягко опускал свою руку поверх ее ладони, чтобы направить движение ее кисти.
        Они сидели вместе на небольшой софе, и Альбера даже не замечала, как прижималась к мужчине всем телом, как его руки обнимали ее плечи, руководя ее движениями. Она просто радовалась, что может создать что-то новое. Она всегда любила такие моменты, а Бернард лишь смотрел на ее тонкую шею, словно подставленную под поцелуй, и старался ее не замечать, улыбаясь, когда она радостно вскрикивала, складывая очередную крылатую фигурку.
        - Это так здорово! - сказала она. - Как ты вообще этому научился? Я едва ли запомнила, как вот это вот все…
        Бернард пожал плечами и решил все же рассказать свою историю:
        - Когда стало известно, что мой дар окончательно угас, я стал не самым лучшим сыном. Это все было очень обидно, а я в свои пять лет чувства мог выразить лишь глупыми шалостями. Мой отец, конечно, любит меня, но предпочитает говорить, что я просто приемный ребенок в семье. Мол, он усыновил мальчика с даром огня, а дар угас…
        Мужчина замолчал, понимая, что тонкие пальцы Альберы легли поверх его ладони. Она смотрела на него большими взволнованными глазами, полными сочувствия. Не жалости, не насмешки, а какого-то доброго сочувствия, словно она хотела попросить прощения за то, что все сложилось именно так.
        - Альба, все хорошо, - сказал он, легонько ткнув пальцем в кончик ее носа. - Просто именно тогда мой наставник стал учить меня складывать птиц. Меня это сначало злило, и я хотел их сжечь, но так как пламя мне больше не подчинялось, я сделал их очень много.
        - Помогло?
        - Можно и так сказать. Я смог принять случившееся, - пожав плечами, ответил Бернард.
        - Значит мне тоже надо сделать их очень много. Может быть и мне поможет, - грустно прошептала Альбера, раскладывая перед собой белый лист и пытаясь самостоятельно повторить отложенную в сторону птицу.
        - Расскажешь? - спросил Бернард, чуть отстраняясь, чтобы видеть не только ее руки, но и ее лицо с нервно поджатыми губами.
        Альба кивнула и тихо прошептала:
        - У меня совсем нет выбора с этим замужеством. Моей семье нужен новый маг Жизни, и я должна его им родить, а потом…
        Рука у нее дрогнула, и лист порвался, но магессу это, казалось, не расстроило. Она просто посмотрела на разорванную бумагу и смахнула ее на пол.
        - Моя семья состоит из притворцев, и они ждут, что я рожу наследника, потом еще пару магов Жизни, так, для страховки, а потом… А потом я смогу делать что угодно: заводить любовников, рожать от других мужчин и вообще развлекаться, как мне только захочется.
        Она сжала свои маленькие руки в дрожащие кулачки и едва не заплакала. Она просто не хотела все это говорить, не хотела даже думать об этом, но стоило озвучить свои мысли, как слезы тут же набежали на глаза.
        - Альба, так многие дворяне живут, особенно маги, - прошептал Бернард, осторожно касаясь ее руки.
        - Но я не хочу так!
        Она встрепенулась, посмотрела на собеседника и тут же виновато опустила голову. Говорить о том, что все эти интриги ужасны, человеку вроде Бернарда, расплачивающегося судьбой за грех своего отца, было по меньшей мере глупо.
        - Извини, - прошептала Альбера, - просто я пока не знаю, как с этим жить.
        - Тогда тебе действительно стоит сложить много птиц, - совершенно серьезно ответил мужчина. - Обычно, пока складываешь их, много думаешь, и в конце концов что-то для себя решаешь. Если бы был универсальный ответ, я бы тебе сказал, а так я могу только побыть рядом.
        - И сложить мне еще одну птичку, - усмехнулась Альба, ловя тонкими пальцами не упавшие слезы. - Я сейчас умоюсь и вернусь. Спасибо тебе, Бернард. Ты мне сейчас действительно очень помог.
        - Не за что.
        Маг развел руками и тут же озадаченно посмотрел на собственные пальцы. Ему показалось, что на них что-то блеснуло, но амулет он хорошо спрятал, а перстней никогда не носил.
        «Не может быть», - подумал он и, сосредоточившись, сжал кулак, чтобы резко его раскрыть. Пламя не возникло, магия не ожила, но мелкие искры пробежали от центра ладони до кончиков пальцев.
        Не веря своим глазам, он перевернул ладонь. Метка на его руке мерцала, то светлела, то снова становилась ярким голубым знаком.
        - Не может быть, - едва слышно прошептал мужчина, боясь поверить в то, что видел.
        Глава 12 - Жаркий прием
        Когда в замке стали появляться первые гости, на лице Альберы не было и тени печали. Она беспечно улыбалась, кокетливо перебирая рюши на корсете своего платья, опускала глаза, смущаясь, и приветствовала всех изящным реверансом.
        Ей полагалось встречать гостей вместе с отцом, которому ее буквально передал Бернард.
        - Надеюсь, моя дочь вас не утомила? - тихо спросил Эдерью. - Вы кажетесь взволнованным, а я подобной склонности за вами не наблюдал.
        Бернард невольно поежился. Он был уверен, что его внутреннее смятение ничем не выражалось, но внимательный взгляд мага явно успел что-то распознать.
        - Ваша дочь - очаровательное существо, - тихо ответил он. - Она удивительная, быть может, слишком удивительная, - едва слышно добавил и с облегчением пронаблюдал понимающий удовлетворенный кивок.
        Что бы не подумал Эдерью, это устраивало Бернарда, потому что правду он не хотел раскрывать, как не раскрывают загаданное под упавшей звездой желание. Мужчине хотелось как можно быстрее ускользнуть прочь. Теперь Альбера была в безопасности. Рядом с ней была охрана, отец, да и Ран был уже где-то рядом, по крайней мере, маг заверил, что здесь юную магессу можно спокойно оставить. Ему полагалось смешаться с толпой, но он предпочел выскользнуть из зала, чтобы закрыться в своей комнате, сосредоточиться и прислушаться к своему телу.
        - Маги Огня, настоящие, чистые - не стихийники, а маги Огня, как мы с тобой, - говорил ему отец давным-давно, - обладают особой душой, особым сердцем. Она, сила, всегда с нами. Она похожа на пожар в груди. Закрой глаза и попробуй увидеть это пламя.
        Вспоминая эти слова, прижимая к груди кулак, Бернард закрыл глаза и прислушался. Когда-то давно он видел это пламя. Ему было чуть больше трех лет, но он видел настоящий пожар в темноте. Языки пламени поднимались перед глазами и плясали так, что сердце замирало, а огонь в камине разрастался, слыша его сердце. После он очень часто закрывал глаза и вглядывался в себя самого, искал хоть маленький огонек, но не находил. Там было темно, пусто и холодно. После подобных взоров его долго трясло в болезненном ознобе, потому он перестал искать в пустоте свой огонь и забыл о нем, но теперь он просто не мог не закрыть глаза и не попытаться увидеть его.
        Искать ничего не пришлось. Маленький огонек раскачивался в темноте, словно пламя на фитиле свечи, забытой у распахнутого окна. Это маленькое пламя хотелось закрыть руками от ветра, спрятать, даже если оно обожжет пальцы, но это было невозможно.
        Медленно открыв глаза, Бернард выдохнул, боясь надежды, как страшного зверя.
        Когда он смог взять себя в руки и вернуться на прием, гости уже общались, окружив зал, где молодые пары развлекались танцами в ожидании вечерней трапезы.
        Альберы не было видно, зато Маркуса мужчина заметил сразу. Артефактолог стоял у стены, опираясь локтем на тумбу, украшенную декоративным канделябром с высокими белоснежными свечами. Его поза казалась совершенно расслабленной, даже небрежной. Словно философ, задумавшийся о мимолетности бытия, он следил за тем, как капли воска медленно сползают вниз.
        - Как вы себя чувствуете? - прервала его размышления Гвен, осторожно подойдя к тумбе.
        Маркус едва не вздрогнул от ее появления, но тут же улыбнулся, поражаясь сдержанному переливу ожерелья на ее шее. Он всегда замечал детали и рассчитывал их стоимость. Осознание того, что это ожерелье качественное, но подделка, его даже обрадовало, потому он сделал шаг вперед и с улыбкой протянул Гвенделин руку:
        - Вашими стараниями я почти в порядке, - сообщил он и тут же спросил: - Не хотите продолжить этот разговор в танце?
        - Вы уверены? - почти испуганно спросила Гвен, глядя на протянутую руку.
        - Мои раны мне точно не помешают, - ответил мужчина. - Вам нечего бояться.
        - А Альбера? - уточнила целительница, все же принимая эту руку. - Она может этого не понять.
        - Думаю, танец она нам простит, к тому же мы уже говорим неприлично долго вдали от других гостей.
        Гвен завораживала странная, едва различимая, но строгая усмешка этого человека. Ученые люди всегда казались ей чем-то невероятным, а выдержка, с которой мужчина принял все вчерашние испытания, показались ей верхом мужества. Вчера, как бы она ни старалась, а убрать боль полностью совсем не могла, и сокрушалась, видя, что мужчина очнулся. Такие серьезные раны у людей она никогда прежде не лечила, а по реакции раненых животных знала, что процесс этот не просто болезненный, как писали в книгах, а почти невыносимый. Артефактолог же не издал ни звука и ни разу не дернулся, чтобы ей не мешать, только сжимал простыню до белизны в пальцах. Он был ей интересен, и разум предательски сравнивал его с Реораном, говоря, что артефактолог явно лучше, но тут же припоминал, что вчера страж вел себя совсем иначе. Отгоняя все эти мысли прочь, Гвен качнула головой и согласилась:
        - Если вы уверены, что это вам не повредит, я буду рада подарить вам танец.
        Стоило паре скользнуть в центр зала, как в дверях появился Реоран. Запоздало осмотрев всех, кивнув Бернарду, он направился к лидеру стражи.
        Грос Авер в черном строгом костюме стоял у стены и зловеще усмехался. Эта усмешка была естественной для его лица, но Реорана все равно раздражала, напоминая о жестокой натуре этого человека.
        - Гарпий уже здесь? - без предисловий спросил Реоран.
        - Не видел его, а ты что успел потерять этого демоненка? - едва не смеясь, спросил Грос.
        - Он выполняет мое задание. Как выполнит, придет сюда, - невозмутимо ответил Ран. - Придержи его, чтобы здесь не потерялся. Ему в этом обществе лучше не попадать в неприятности.
        Грос медленно расплывался в довольной улыбке.
        - Строишь из себя безразличного, - шептал он, - значит у тебя проблемы. Что, наигрался в праведника? А я говорил, что он не сломлен, что его еще надо ломать, но ничего, скоро он ко мне вернется, и уже тогда…
        Слушать дальше Ран не хотел, потому ушел, словно говорили совсем не с ним. Грос мог думать что угодно, пока решения принимал не он, это не имело никакого значения, по крайней мере так хотелось думать Рану, выискивая взглядом Альберу. Вместо нее нашлась Гвен, мирно смеющаяся в плечо артефактолога. От этой картины маг начинал злиться на нее, на себя, на сам факт собственного гнева и, отворачиваясь, скользнул в ту часть зала, где предпочитал быть господин Эдерью. Уж он точно должен был знать, где его дочь.
        Зал был наполнен светом, музыкой и светскими беседами. Наблюдать это со стороны было так же приятно, как смотреть на холст великого художника, но Гарпий, сидевший на крыше другого корпуса, хмурился и нервно стучал цепью по собственному колену, пытаясь понять, что ему теперь делать и куда идти.
        Ответа не было, а Ран не знал о его мыслях. Ему вдруг показалось, что в толпе мелькнуло платье Альберы. То, что это была именно она, он не был уверен, но ему казалось, что в столице она покупала именно такое светло-голубое с белыми кружевами и россыпью кружевных синих бабочек платье. Он еще шутил, что это по-детски, а она дула губки, заявляя, что ей нравится.
        Он был уверен, что никто кроме нее подобное носить не станет. Осталось ее поймать за руку и увести подальше от толпы, чтобы все рассказать. Только теперь страж понял, насколько опасны и губительны были его секреты от той, которую он защищал.
        - Рио, - внезапно окликнул его Лир, поймав за локоть и дернув мага на себя, буквально заставляя обернуться.
        - Какого демона! - вскрикнул Ран, совершенно не замечая взглядов окружающих. - Что тебе, Лир?!
        Ему хотелось просто приложить парня чем-то тяжелым или хотя бы стукнуть кулаком по макушке, но напомнив себе, что людей убивать нельзя, Ран зло уставился на парня.
        - Ты пропадал весь день, - робко прошептал Лир.
        - Да, я занят, - коротко отозвался Ран, отмахнулся и снова осмотрел зал, начиная ненавидеть эту семью за склонность к чрезмерным изыскам.
        Этот маленький прием человек на семьсот самых близких друзей выводил мага из себя. В таких условиях было просто невозможно отвечать хоть за какую-то безопасность, а самое главное, его, как всегда, ни о чем не спрашивали и даже толком не предупреждали. Сам разбирайся как хочешь.
        Ран злился не только потому, что его жизнь была связана с жизнью Альберы, скорее напротив, собственная участь мало заботила мага, а судьба магессы была искренне небезразлична, словно речь шла о его родной сестре, по следу которой шел демон.
        Альберу он уже найти не мог, зато смог заметить господина Эдерью, что-то обсуждающего с собственным братом, высоким черноволосым мужчиной, пришедшего в мантии даже на прием. Валент Эндер-Ви был достаточно эксцентричной персоной, чтобы не считаться с обществом и просьбами старшего брата и даже отца. Подобное качество Реорана даже восхищало, ведь не каждый мог противостоять напору главы этого дома, сам стихийник не смог.
        - Рио, погоди, - внезапно вновь заговорил Лир, выскакивая перед Раном словно из неоткуда. - Маркус очень хотел поговорить.
        - Маркус твой танцует с Гвенделин.
        - Да, но… он возвращался в комнату вечером перед приемом и что-то проверил, - прошептал он очень тихо. - Это важно.
        Рану захотелось оторвать голову и этому мальчишке и Маркусу, который решил прогуляться в другой корпус, несмотря на запрет, но он только вновь осмотрел зал, не понимая, куда успел подеваться еще и Эдерью.
        - Да и Бернард о тебе спрашивал, - продолжал Лир. - У него тоже что-то важное, по крайней мере, он был взволнован.
        Вот это уже удивляло. Бернарда Ран видел, но тот не подал даже виду, что хочет о чем-то поговорить. Решив, что это все не срочно, маг отмахнулся от паренька и хотел возобновить поиски, но Лир буквально вцепился в его локоть.
        - А еще…
        - Ты мне мешаешь, - шикнул Ран и резко вжал парнишку в стену, больно стукнув ладонью в грудь, а потом прошептал: - По дому ходит полудемон с моим лицом, а ты мешаешь мне защищать Альберу, может быть ты его сообщник?
        В глазах Лира мелькнул ужас. Его пугал не столько гнев мага, не этот удар о стену и не рычащий шепот, а тот факт, что он и сам уже боялся оказаться сообщником кого-то вроде того демона.
        - Альбера танцует с Вильямом, - тихо прошептал он, с трудом выталкивая воздух, а потом добавил: - Прости.
        Ран обернулся и правда увидел Альбу в центре зала. На ней действительно было то самое голубое платье с синими бабочками. Она весело смеялась, вытанцовывая бодрые «па» заводного танца, ловя Вильяма за локоть.
        Офицер не растерялся и увлек магессу в быстром танце. Медленный вальс заставил бы ее смущаться, теряться и бояться прикоснуться к совершенно незнакомому человеку, а вращения, повороты и едва ощутимые касания рук ей нравились. У этого танца было главное преимущество: он позволял держать небольшую, но комфортную для нее дистанцию, а главное - Альбера смелела. На разгоряченных щеках выступил озорной румянец, и она уже не отводила глаз от своего партнера, уверенно сжимая его руку.
        - Для простого офицера вы очень хорошо танцуете, - сообщила Альба Вильяму, пришедшему сюда в парадном темно-синем мундире с серебряными погонами.
        - У меня была бурная студенческая молодость, - с усмешкой сообщил мужчина, ловко перехватывая руку Альберы. - Не только парни с боевого факультета магической академии пользуются женским вниманием, ученики королевской военной школы тоже интересуют дам.
        Он иронично усмехнулся и тут же расплылся в доброй улыбке.
        - Мне всегда казалось, что люди-военные очень суровые ребята, - призналась Альбера, кружась в танце вокруг собеседника.
        - Мы такие, - согласился Вильям и тут же посмотрел на нее строго, словно она была нарушителем государственной границы и должна быть арестована.
        Альбера не выдержала и рассмеялась, прервав танец. Этот суровый взгляд, нахмуренные брови и гневно искривление губы были бы действительно ужасны, если бы в глубине мужских глаз не мерцали насмешливые искорки.
        - Вы просто невероятны, - призналась она, приложив руку к груди и выскользнув из круга танцующих, явно намереваясь отсмеяться, и тут же угодила в руки Реорана.
        - Ты мне очень нужна, - строго сказал маг, подхватывая ее под руку. - Надо поговорить.
        - Да, конечно, Ран, - ответила Альбера и пообещала озадаченно смотрящему на мага офицеру: - Я обязательно к вам вернусь, Вильям, обещаю.
        Махнув рукой, она засеменила за Раном, который непривычно сильно тянул ее за собой в сторону большой открытой террасы.
        - Что-то случилось? - спросила она, осматривая мага с ног до головы, и с изумлением отметила, что на его поясе не висит крест, с которым бывший демоноборец никогда не расставался.
        - Кое-что действительно случилось, - ответил Ран и буквально силой дернул ее к выходу.
        - Альбера, не иди с ним! - внезапно закричал на весь зал Реоран.
        Магесса вздрогнула, обернулась и увидела другого Рана, спешащего сюда. Дернувшись, она попыталась освободиться, но державший ее оказался сильнее. Буквально одним рывком он вышвырнул ее из зала на террасу. Магесса вскрикнула, оступилась, запутавшись в пышной юбке, и рухнула на каменный пол. За ее спиной хлопнули крылья. Запахло серой.
        Дрожа от ужаса, Альбера обернулась. Закричать она не смогла, отползти тоже. Одного вида демона с лицом знакомого мага было достаточно, чтобы от страха она перестала дышать. Ее хотели убить - она это видела в красных глазах, но не могла ни бежать, ни звать на помощь, сжимаясь от дикой энергии того, чьи крылья прорвали одежду и теперь раскрывались.
        Демон зловеще усмехнулся, искажая такое знакомое лицо Реорана, сверкнул когтями и хотел было броситься на беспомощную магессу, но внезапно был сбит с ног кем-то, буквально рухнувшим с неба.
        Альбера взвизгнула и, наконец, отползла в сторону, наблюдая, как два демона сцепились на террасе ее дома.
        По шрамам на обнаженной спине и поясу с цепями Ран сразу узнал во втором демоне Гарпия, но понимал, что в схватку этих двоих лезть нельзя.
        - Никому не выходить, - крикнул он, мгновенно превращая крест в меч и, обходя демонов по дуге, поспешил к Альбере, чтобы защитить ее.
        Сбитый с ног демон нервно бил крыльями по каменному полу, от чего в сторону летели мелкие языки пламени. Гарпий сидел сверху и, поймав когтистые руки в петлю из своей цепи, попытался стащить с противника маску.
        Свою личность полукровка явно хотел скрыть, потому что было сил стеганул хвостом по боку врагу, но Гарпия это не остановило. Он, казалось, не заметил удара, дернул цепи на себя, норовя оторвать противнику руки, а затем ударил своим хвостом по маске. Морфолик треснул. Лицо Рана исчезло, став белым фарфором.
        Видимо это заставило напавшего демона действительно рассвирепеть. Он взревел, ударил крыльями так, что дерущихся охватило кольцом пламени, а затем, вырвав одну руку, замахнулся и попытался ударить Гарпия по лицу. Тот мгновенно заблокировал удар рукой, но это движение ослабило петлю.
        Нападавший в маске освободил вторую руку и дернул раба на себя, собираясь насадить его на собственные когти.
        Гарпий рыкнул и наступил противнику на хвост, приподнимаясь, а своим оттянул руку в сторону, позволяя когтям лишь задеть и без того раненый бок.
        Тут же ударив маску кулаком, он заставил ее раскрошиться и осыпаться, а потом замахнулся, выставляя когти. Ему явно ничего не стоило прямо сейчас убить противника, но он почему-то замер.
        Противник тоже перестал двигаться.
        Мгновение два демона смотрели друг на друга. Символы на груди Гарпия наливались огнем, вспыхивали и жгли его до боли.
        Драться уже никто не пытался. Они словно говорили без слов, глядя друг другу в глаза.
        Первый полудемон вышел из оцепенения. Он резко зарычал и рванулся в сторону, буквально сбрасывая с себя врага, и тут же исчез в огненной вспышке. Сбежал, не продолжая схватку с открытым лицом.
        Он ушел через нижний мир, и Ран это понимал, с выдохом опуская меч.
        Пламя быстро гасло, словно таяло, а Гарпий поднялся на ноги и обернулся, желая убедиться, что Альбера в порядке.
        Видя красные глаза на темно-сером знакомом лице, магесса тихо охнула и закрыла рот руками, понимая, что ее рабу сейчас никто не давал приказа, более того его поза, жест с которым он дернул рукой, поправляя цепь, чтобы прикрыть рану на боку, говорили о полной его свободе.
        - Браво! - внезапно со смехом заявил Грос Авер, иронично аплодируя. - Я всегда знал, что этот гаденыш только притворяется. Теперь ты от меня никуда не денешься…
        Без страха подойдя к демону, он схватил цепь и дернул ее на себя, явно не заботясь о том, что за всем этим наблюдают гости и кандидаты.
        - Гар, - прошептал Лир, с ужасом узнавая в демоне знакомого.
        - Вот тебе и странный парень, - выдохнул Вильям, стоявший рядом.
        Гарпий всего этого не слышал, даже не видел. Повинуясь рывку цепи, он обернулся и увидел глаза начальника стражи - злые, жестокие глаза человека, который измывался над ним когда-то давно. Одного этого взгляда было достаточно, чтобы Гарпий опомнился и понял, наконец, что натворил. Да, нужно было спасать Альберу, но что мешало ему потом повести себя иначе, не так вольно, не так уверенно. Он слишком привык быть совершенно свободным в демонической форме, привык к покровительству Рана и даже забыл подумать о чем-то, кроме участи своей хозяйки. Теперь же он совсем не хотел назад в подвал Верхнего дома, туда, где его били, морили голодом и отдавали самые глупые приказы, запрещали спать без разрешения и не давали умереть примитивной магией.
        Ему на миг показалось, что он снова видит Гроса, с усмешкой ставящего перед ним воду и напоминающего, что трогать ее нельзя. Во рту сразу пересохло, словно не только разум, но и тело не успело за двадцать лет забыть ту страшную пытку жаждой.
        Назад он не хотел. Решив, что смерть лучше, он вдруг сверкнул алыми глазами и, сжав цепь двумя руками, дернулся в сторону, швыряя обидчика прочь. Грос от неожиданности рухнул на камни. Он имел дело с маленьким Гарпием и его человеческим воплощением, потому никак не мог предположить, что демон окажется настолько сильным.
        - Гарпий, стой! - крикнул Ран, бросаясь к полудемону. - Не трогай его, слышишь? Становись человеком!
        - Не подходи ко мне! - рыкнул Гарпий, отпрыгивая и становясь в боевую стойку.
        - Я на твоей стороне, - тихо прошептал Ран, понимая, что сам потерял доверие.
        - Хватит! - внезапно вмешался Эдерью, неспешно выходя на террасу. - С рабом справиться не можете, стража еще называется!
        Он вышел вперед и стал так, чтобы оказаться перед Гарпием. Полудемон сглотнул. Красные глаза потускнели. Все внутри сжалось, чувствуя близость первого хозяина, человека, надевшего цепи, человека, отдавшего первый приказ, того, перед кем колени подогнулись впервые, заставляя опуститься на пол.
        - На колени! - приказал Эдерью.
        Гарпий вздрогнул. Тяжело задышал, споря сам с собой. Ноги с готовностью подкосились, чуть согнулись, но он стиснул зубы, не позволяя себе опуститься на пол.
        - На колени немедленно! - крикнул Эдерью, почти скалясь.
        Полудемон рыкнул сквозь зубы и вместо того, чтобы выполнить приказ, резко выпрямился, с вызовом дергая плечом.
        - Реоран, - обратился к магу хозяин дома, не сводя глаз с полудемона. - Выведи его из замка и убей. Не вижу смысла подчинять его повторно.
        Ран вздрогнул, посмотрел на Эдерью, не зная, стоит ли напоминать, что это не входит в круг его обязанностей.
        - Стойте, - дрожащим голосом вмешалась Альбера. - Вы не можете!
        Оббежав отца, она бесстрашно встала между ним и полудемоном, расставляя руки, чтобы закрыть его от Реорана и даже от едва поднявшегося на ноги Гроса.
        - Он мой! - заявила она, с трудом сдерживая слезы.
        Ее платье было разорвано. Тонкие белые руки ободраны при падении. Прическа из крупных локонов рассыпалась, но она изо всех сил старалась сохранить уверенность в себе.
        - Если он мой, то только я могу распоряжаться его участью, - сказала она, глядя отцу в глаза.
        - Отойди, пока он на тебя не напал, - строго велел Эдерью.
        - Он не нападет, - уверенно сообщила Альбера и, опуская руки, все же обернулась.
        Демон был выше нее. Знаки на обнаженной груди вспыхивали огнем на каждом напряженном вдохе, но он успел сложить крылья и только смотрел на магессу пораженно и растерянно.
        - На колени, - тихо и устало попросила Альбера.
        На приказ ее тон совсем не походил. Демон не вздрогнул, цепи его не дернулись, но он безропотно опустился на колени у ее ног, превращаясь в человека.
        Альбера сделала глубокий вдох, стараясь успокоится, и положила руку на голову рабу.
        - Он мой, и убивать его я не позволю, - сказала она уверенно, глядя отцу в глаза.
        Цепь все еще была видима, но теперь от нее побежала еще одна, буквально создаваясь в воздухе, и замкнулась на возникшем металлическом ошейнике.
        - Ран, - обратилась она к своему защитнику. - Запри его в своей комнате, а я подумаю, что со всем этим делать.
        Она убрала руку с головы раба, утешительно потрепав его волосы, и подошла к магу, чтобы тихо прошептать:
        - Запереть - это в том смысле, чтобы никто его не тронул. Цепь я уберу через полчаса.
        Ее не волновал уже ни прием, ни гости, ни тем более кандидаты на ее руку, она прошла мимо расступающейся толпы прочь отсюда, чтобы побыть в одиночестве с мыслью о том, что ее пытались убить в собственном доме.
        Глава 13 - Ночь признаний
        Альбера упала на маленький диванчик в своей гостиной, уткнувшись носом в подушку, и мечтала расплакаться. Ободранные руки саднило. Сердце стучало так, что тугой корсет казался куда уже, чем он был в действительности. Было гадко, больно, страшно, а слез не было.
        Когда в дверь постучали, она не ответила, только накрыла руками голову, не желая видеть света.
        - Альба, милая, - тихо заговорила Ирма Эндер-Ви, заходя в комнату с большим подсвечником в руках. - Что ж ты сидишь в темноте, доченька?
        Не дожидаясь ответа, она стала зажигать свечи в комнате, в очередной раз сетуя, что в этом доме в личных покоях не принято держать магические светильники, такие удобные и простые в использовании.
        - Так и будешь лежать? - спросила она, ставя подсвечник на маленький столик у диванчика и опускаясь в кресло. - Там отец ухитрился убедить всех, что это было лишь представление и все хорошо. Ты спустишься?
        - Нет, - прошептала Альбера, сожалея, что не может разрыдаться в голос или возмутиться.
        Кем нужно быть, чтобы поверить, что произошедшее - лишь представление, она не понимала. В памяти снова всплывала мужская рука с меткой кандидата, кажется, настоящей меткой. Этой рукой ее совсем недавно едва не убили. От подобных воспоминаний по спине девушки пробежала противная дрожь. Ни говорить, ни видеть кого-то ей уже не хотелось.
        - Совсем? Милая, может лучше переодеться и…
        - Ты вообще понимаешь, что говоришь? - спросила Альбера, подскакивая.
        Ей казалось, что над ней просто издеваются. Ее раздражало даже взволнованное лицо Рана, стоявшего позади матери. Там же застыла не менее перепуганная Гвенделин, но на нее Альбера даже не взглянула.
        - Ладно, - невозмутимо согласилась Ирма. - Тогда хотя бы скажи, с кем ты завтра пойдешь на свидание.
        - Свидание? - отчаянно спросила Альбера. - Какое еще свидание?
        - Ты должна встретиться с одним из кандидатов завтра, иначе ты не успеешь повидаться с каждым, - спокойно сообщила женщина.
        - Мама, какое свидание? - дрожащим голосом спросила Альбера. - Меня пытались убить, а отец приказал убить того, кто меня спас! Ты вообще понимаешь, что я не хочу никаких свиданий. Ничего не хочу! Оставьте меня все!
        Она вскочила на ноги и отбежала к окну, чтобы посмотреть на темноту сада и хоть немного успокоиться.
        - Ты называешь имя, и мы уходим, - спокойно заявили Ирма, показательно постукивая пальцами по столу, не замечая возмущений дочери.
        - Имя? Я завтра встречусь с Рио! - заявила Альбера, резко обернувшись. - Все. Уходи.
        - Альба, но я не могу, - умоляюще проговорил Реоран. - Мне надо искать этого демона и…
        - Я выбираю тебя, а ты делаешь что хочешь! - перебила его Альба, вцепившись в спинку своего дивана. - А теперь оставьте меня.
        - Ладно, теоретически она действительно может выбрать Рио, он есть в списке, - согласилась Ирма, вставая. - Письмо с оповещением тебе все равно принесут. Надеюсь, ты посадил этого демона на цепь?
        Ран только криво улыбнулся, не зная, что ответить, но Ирма его реакции не ждала. Она с важным видом прошлась по комнате и обернулась у двери, чтобы ткнуть в воздухе веером в сторону дочери:
        - Я очень советую тебе успокоиться. Не в первый и не в последний раз в нашем доме кого-то пытаются убить. Ты жива и цела, так что успокойся и лучше подумай, как ты объяснишь отцу свою глупую выходку с рабом. Он свое право на жизнь сегодня потерял.
        Альбера побелела от этих слов, но, цепляясь за спинку дивана, устояла на ногах, видя, как закрывается дверь.
        Гвен с Раном тут же бросились к ней, ловя под руки.
        - Альба, - тихо обратился к ней Ран, боясь, что девушка сейчас просто упадет без чувств.
        - Оставьте меня, - прошептала магесса в ответ, уже ничего перед собой не видя.
        - В таком состоянии мы тебя не оставим, - уверенно заявил маг, тут же подхватывая ее на руки, чтобы осторожно усадить в кресло. - Гвен, принеси ей какой-нибудь успокоительный отвар. Магам Жизни нельзя принимать все так близко к сердцу.
        Гвен только кивнула и метнулась к двери, понимая, что оставлять все так совсем нельзя.
        - А как мне все это воспринимать? - тихо спросила Альбера.
        Она смотрела в глаза Реорана, и они уже не казались ей совершенными. В памяти снова вспыхивало опасное пламя, а с ресниц стали срываться крупные слезы, которые девушка попыталась закрыть белыми ладошками.
        - Он хотел убить меня. Он этого действительно хотел. Это было в его глазах. Он буквально ненавидел меня, - прошептала она, всхлипывая. - Если бы не Гарпий… Он разорвал бы меня на части. Просто разорвал…
        - Альба, послушай, я учил его драться именно для того, чтобы он мог тебя защитить, если придется, - сказал Ран, сидя у ее ног и пытаясь заглянуть в ее глаза, чтобы немного успокоиться. - Прости, что меня не было рядом. Я мог не успеть, но все обошлось…
        - Ты знал?! - внезапно спросила Альбера, убирая руки от лица и кривя губы в болезненную тонкую нить.
        - Альба, если ты о Гарпии, то знал, - тут же признался маг, осторожно ловя ее ладошки, чтобы утешительно погладить ее руки. - Когда его тебе подарили, я не знал, как ты отнесешься к правде, а потом он не хотел говорить. Это был наш с ним секрет, Альба. Никто больше не знал.
        Альбера закрыла глаза, вырвала у мужчины свои руки, чтобы закрыть лицо, спрятаться куда-нибудь от стыда. Ее мучило поведение отца, обращение Гроса, а главное - свое собственное отношение к Гарпию в прошлом.
        - Альба, послушай, - прошептал Ран, поглаживая ее колено, - ему было хорошо при тебе. Я это точно знаю, - сказал он, буквально угадывая ее мысли по покрасневшим ушам и дрожащим тонким пальцам. - Ты его не била никогда, невыполнимых поручений не давала. Сидеть в библиотеке ему, конечно, не нравилось поначалу, но это же не ты, а я, изувер, заставлял его учиться, но ведь зато он мог быть тебе и слугой и писарем…
        - Ран, ты должен был мне сказать, - отчаянно прошептала она, вспоминая все, что говорила в присутствии Гарпия.
        О самом рабе она обычно никак не высказывалась просто потому, что даже не думала о нем, но зато о других говорила все, что в голову приходило. Подчиненный демон - это существо без чувств и воли, не способное оценивать факты. Она и вела себя соответственно, диктуя ему свои самые личные письма, позволяя заворачивать себя в полотенце, вынырнув из ванны, или давая развязать корсет. Гарпий знал и видел так много, что его впору было бы действительно убить, но даже от подобной шутки Альберу бросило бы в холодный пот.
        Дернувшись от мага, она отвернулась, вытерла слезы и спросила:
        - Как он? Рана показалась мне несерьезной, но…
        - Рана пустяковая, - тут же сообщил маг. - Когти кожу распороли, мышцы задели, но ничего серьезного. Он ждет тебя.
        - Нет, - мотнула головой Альба. - Пусть Гвен его подлечит, а я не могу. Я должна поспать…
        Прошептав это, она встала и, хватаясь за мебель, поспешила в спальню. Голова кружилась, ноги казались ватными, все тело было словно чужим и холодным, а в горле стоял ком из еще не упавших слез.
        - Альба, вам стоит поговорить, - сказал Ран, подхватывая ее под руку. - Не сейчас, а вообще. Сегодня ты отдохнешь, завтра я найду второго полудемона, и все будет хорошо.
        - Ничего не было хорошо, поэтому не будет, - прошептала Альба, отталкивая мага и падая поперек кровати. - Оставьте меня одну, большего мне ничего сейчас не надо, и позаботьтесь о ранах Гарпия.
        - Хорошо, - тихо прошептал Ран и хотел было накрыть ее покрывалом, но магесса шикнула:
        - Уходи.
        - Зови, если что, я буду рядом. Печати только на твоих покоях обновлю и исчезну. Не выходи никуда без меня, ладно? Я не хочу, чтобы ты пострадала.
        Альбера не ответила. Она накрыла голову руками, мечтая заплакать, но разум снова и снова воспроизводил черные глаза демона, полные ненависти и жажды убить, причем не кого-нибудь, а именно ее.

***
        Оставшись в одиночестве, Гарпий потушил единственную свечу и вытянулся на полу. От недавней драки ныла спина, да и сердце еще странно замирало не то от страха, не то от усталости. Воспоминания о детстве, нахлынувшие совсем недавно, буквально заставили лечь на пол и смотреть, как лунный свет мерно заполняет комнату. Там, в подвале, этого света не было, а каждый отблеск факела предвещал новую боль.
        Он был совсем маленьким, когда его забрали из приюта. О чем говорили взрослые, он не понимал и плакал, не желая расставаться с единственным своим другом, псом Рио. Пес, видимо, что-то чувствовал и попытался защитить его, рычал и даже кусался, но Гроса это только разозлило. Он одним движением прирезал пса. После этого маленький Гарпий долго не мог говорить, пока не появился Реоран.
        Маг почему-то пытался ему помочь, разговаривал, гладил по голове и твердил, что надо притвориться, послушаться, потерпеть, и тогда его оставят в покое. Это было проще понять, чем сделать, но в конце концов он смог выучить роль безупречного раба. Даже глаза каким-то странным образом «гасли», когда это было нужно. Правду знал только маг, которого он по детской глупости называл Рио, как своего первого и единственного друга. «Реоран» для него звучало слишком сложно, а вот «Рио» было просто, и губы не дрожали, произнося это имя.
        Как не странно, бывший демоноборец даже не обиделся, когда потом узнал, кто такой Рио и почему именно так Гарпий его называл, только потрепал его черные волосы и усадил за очередной учебник. Наверно именно поэтому было так страшно понимать, что Ран отвернулся от него сейчас.
        - Прости, - сказал маг, приведя его в эту комнату. - Альбера сказала тебя защитить. Цепи обещала снять, но пока явно придется посидеть тихо, справишься?
        Гарпий только кивнул, тогда маг быстро осмотрел его бок и, убедившись, что там нет ничего серьезного, выдал бинты и исчез, сказав, что ему нужно идти.
        Позаботиться о собственной ране Гарпий действительно мог, но что делать с взбунтовавшимися чувствами, он не знал.
        Лежа на полу в запертой комнате, он ощущал, как горят на груди демонические знаки. Теперь он понимал, что это за странное чувство накрыло его недавно. То же самое он пережил, заглянув в глаза своего врага. Тот, видимо, испытал нечто подобное и замер. Этот демон, или вернее полудемон, заставлял демоническую кровь реагировать. Что это значило, Гарпий не знал.
        «Надо потом найти его и поговорить», - решил он для себя, понимая, что Рану о подобном намерении не стоит рассказывать. Маг явно намеревался убить напавшего, ничего не пытаясь понять.
        Когда в двери щелкнул замок, Гарпий тут же резко сел, ожидая мага с его вопросами. Наверняка он захочет узнать все в подробностях и о демоне-враге, и об украденной у артефактолога книге, но как только дверь приоткрылась, понял, что это не Ран.
        Не разбираясь, кто это может быть, он вскочил на ноги, зная, что ничего хорошего его ждать не может, и бросился к окну, готовый прыгнуть вниз, чтобы уже в прыжке изменить человеческую форму на демоническую.
        - Стой! - крикнул Маркус, закрывая дверь. - Не убегай, я тебе не враг!
        Гарпий медленно обернулся, не веря, что слышит голос именно этого чудака, но в комнате действительно стоял Маркус Сил, подняв вверх руки, в одной из которых мерцал ключ.
        - Я пришел только поговорить. Выслушай меня, пожалуйста, - попросил он почти умоляюще.
        Гарпий отступил от окна, но приближаться не стал. Было как-то спокойней, когда между ним и артефактологом были стол и кресло. Осмотрев его внимательным взглядом, в котором блестели красные искры, полудемон с трудом спросил:
        - Откуда ключ?
        - Украл, - ответил Маркус, неловко улыбаясь. - Я подворовывал в детстве, - признался он, не опуская рук. - Никогда не видел своего отца. У меня была только мама. Денег никогда не было. Она бралась за любую работу, я тоже пытался, но кто возьмет шестилетнего пацана? Зато иногда удавалось что-нибудь украсть. Дети быстро учатся, и я научился таскать монеты из карманов.
        Гарпий нахмурился, не понимая, зачем ему это рассказывают, но артефактолог продолжал, не сводя с него взволнованных глаз:
        - Мама запрещала воровать. Порола меня, когда об этом узнавала, обещала выкинуть ворованные деньги, но потом тайком от меня покупала на них хлеб, чтобы было что есть. Было приятно засыпать сытым, даже если задница после ремня болела, - он нервно мотанул головой, прогоняя глупую улыбку, и тут же продолжил: - Знаю, ты не понимаешь, почему я это говорю, но это важно. Хочу, чтобы ты понимал, как все произошло.
        Гарпию эти слова не нравились. Он отступил, чтобы коснуться руками холодной стены между большими окнами, открывающими вид на горы и чистое ночное небо.
        - Мне однажды очень повезло, - внезапно признался Маркус, сглотнув. - Я нашел работу. Одному магу нужен был человек, способный нарисовать нужную руну на полу. Краска была опасной. Она разъедала кожу, символы были сложные, и нужно было таскать три, а то и четыре кисти разной толщины, но за одну руну он платил целый золотой! Конечно, я вцепился в эту работу, а дети быстро учатся, вот и выучил я все руны… золотой же на кону! Только я не знал, во что ввязываюсь. Он сначала вызывал разных демонов, что-то проверял. Сейчас я понимаю, что он изучал цепи и свои возможности.
        Гарпий скривился и резко отвернулся, чувствуя, как от этих слов его начинает подташнивать, словно одно слово «цепи» может причинять боль.
        - Это правда важно, - тихо прошептал Маркус. - Ты сейчас поймешь, почему. Когда этот человек понял, на что способен, он призвал Дер-Кареда, одного из верховных демонов, сильнейших демонов.
        Тошнота Гарпия сменилась болью в груди от этого имени. Пошатнувшись, полудемон ухватился за подоконник и коснулся лбом холодного стекла между резных решеток.
        - Он призвал твоего отца, - вдруг сказал Маркус совершенно уверенно.
        Гарпий вздрогнул и сразу обернулся.
        - Ошибки быть не может, - сообщил артефактолог. - У всех его детей, как и у него, один и тот же знак, знак его рода, его потомства, понимаешь?
        - Чего ты хочешь? - рыкнул Гарпий, не понимая, злится он сейчас или ему просто плохо от того, что он долго пробыл в демонической форме.
        - Рассказать тебе все, - прошептал Маркус, медленно опуская руки. - Ты должен знать правду. Тот человек находил женщин, платил им хорошие деньги. Какой-то врач их осматривал, и если они были здоровы, высчитывал какой-то правильный день, тогда я получал свой золотой. Я плохо понимал, что к чему, и, дурак такой, не остановил свою мать, когда она тоже пришла к этому магу. Только тогда я узнал, что все эти женщины, когда брали деньги и соглашались, не знали, что рожать им придется от демона. Не все даже выживали после ночи с Дер-Каредом. Если после беременность не наступала, а это было редко, то женщину просто выкидывали, а если беременность была, то следили за ее здоровьем до самых родов. Магу были нужны мальчики. Девочек он сразу убивал. Ну, ты, наверно, не знаешь, но демонесс невозможно подчинить, они неуправляемы, и, видимо, он опасался, что полукровок-девочек тоже не сможет сломить.
        Гарпий смотрел на Маркуса, вцепившись в подоконник, и понимал, что его начинает бить мелкая дрожь, а артефактолог не унимался, медленно и осторожно приближаясь:
        - Моя мама забеременела, - признался он, - а потом сбежала, бросила даже меня. Она уже была близка к родам. Ее бросились искать, нашли, но она к тому моменту уже родила и, несмотря на все пытки, так и не сказала, куда дела ребенка. Ее убили, а я остался там, заложником проклятой золотой монеты. Мне тогда уже никто не платил. Держали на цепи, иногда кормили, и я рисовал эти проклятые руны только чтобы меня не били. Я очень хотел сбежать, и однажды у меня появилась возможность. Дом, где все это происходило, был в глухом лесу, и ночью мне надо было добежать до города, а за мной послали полудемонов. От них нельзя было спастись. Они были еще маленькими, но очень сильными. Каждый из них в одиночку мог разорвать меня на части. Тогда я вырезал на собственной груди знак Дер-Кареда, чтобы они меня не трогали. Не был уверен, что это сработает, но должен был рискнуть. Они спутали кровавый знак и родовую метку, не убили меня, когда нашли. Маг, наверно, страшно их за это наказал. Он человек беспощадный и страшный, но мне было важно, что я сам, наконец, получил свободу. Чуть освоившись, я сразу стал искать
ребенка моей матери. Был почти уверен, что это девочка. Женщины обычно чувствовали пол полукровки. Поэтому я был уверен, что ищу сестру, но, видимо, ошибся, - Маркус выдохнул и посмотрел на Гарпия очень внимательно, словно пытался что-то найти в его чертах, а потом тихо прошептал: - Теперь я точно знаю, что искал тебя. Я выяснил, что на постоялом дворе в сене конюшни нашли ребенка, а потом отдали подкидыша в приют. Именно в этом приюте был странный ребенок, у которого время от времени вырастал хвост. Не надо быть гением, чтобы понять, что это значило. Этого ребенка забрал Эдерью Эндер-Ви. Это все, что я знал, когда решил, что только этот глупый отбор поможет мне попасть в дом. А теперь я точно знаю, что он привез в тот год тебя. Гар, я твой брат.
        Он хотел было подойти к полудемону еще ближе, но тот вдруг отступил, нервно на него косясь, сверкая красными глазами.
        - Ты боишься меня? - удивился Маркус. - Я правда не желаю тебе зла. Я хочу тебе помочь. Я всю свою жизнь тебя искал, понимаешь?
        - И что с того? - хриплым сдавленным голосом спросил Гарпий, чувствуя, как внутри все странно сжимается от незнакомых чувств.
        - Как что? - не понял Маркус. - Мы семья, понимаешь? Я знаю, что Эндер-Ви могут помочь. Если доказать, что полудемоны - это все же не демоны, а вы больше люди, я это знаю, то можно полностью вернуть все права, сделать тебя свободным и…
        Он умолк, видя, как Гарпий внезапно садится на пол.
        - Будет непросто, но…
        Маркус тут же затих, понимая, что в темноте перед ним не человек, а демон, сверкающий красными глазами, гневно скалясь.
        - Ты видимо глухой, - процедил Гарпий сквозь зубы, демонстрируя клыки. - Эдерью считает полудемонов монстрами, и он уже приказал меня убить. Иди, мечтай где-то в другом месте.
        - Ладно, я неправ, - выдохнул Маркус, - но о нашем родстве я не шутил. Я могу выкупить тебя, и тогда ты тоже будешь свободным, даже если придется оставить эту цепь. Хотя нет, эта сильная, но можно заменить на слабую, которую ты даже не заметишь. Я разбираюсь в этом и…
        - Уходи! - перебил его Гарпий, указывая на дверь. - И ключ оставь, я и так Рану расскажу, что ты воришка.
        Артефактолог замер. Он и сам не знал, что будет, когда его поиски завершатся. О благодушном приеме он не мечтал, но подобная реакция выбивала землю из-под его ног.
        - Да, тебе наверно нужно время, чтобы все понять, - прошептал он, отступая к двери. - Я вот сюда на тумбу положу ключ. Запри дверь, а то мало ли кто может прийти. Знай, что я буду ждать тебя и твоих слов, - сказал он, прежде чем выйти, понимая, что сейчас убеждает себя, а не полудемона, которому явно все равно, что их мать умерла, пытаясь его защитить.

***
        Тед осторожно постучал в дверь соседней комнаты, пряча за спиной резную бутылку дорогого виски.
        - Кто? - раздраженно отозвался Вильям и только потом открыл дверь.
        Осмотрев рыжеволосого врача, он нахмурился и кивнул в сторону комнаты, давая понять, что можно войти.
        - Чего тебе? - спросил военный, потирая переносицу.
        - Ты с приема ушел. Да и нечего там делать, - начал Тед, неловко пожимая плечами. - Настроение отвратное, решил зайти к тебе и сказать «спасибо».
        Он показал бутылку, разводя руками.
        - Какое еще «спасибо»? - не понял Вильям, но бутылку забрал, чтобы тут же достать пару неуместных металлических кружек.
        - За то, что ты меня не выдал, - прошептал Тед, косясь на военного, который не мог его не узнать.
        - Ой, нашел причину, - фыркнул Вильям, наливая в обе кружки виски до самого края и протягивая одну из них врачу. - Я же не дурак, знаю, как ты связан с бандой. Пей.
        Тед сглотнул. Говорить о своем бандитском прошлом, которое все время догоняло его, совсем не хотелось, но спорить с Вильямом он не стал.
        Обоим действительно просто хотелось выпить после увиденного и услышанного.
        - Все еще думаешь, что эта семейка лучше братьев Скрадж? - спросил офицер, выпивая содержимое своей жестянки одним махом, не разбирая вкуса, и рухнул на диван, нервно стукнув по столу кружкой.
        Тед сдержанно сделал пару глотков и сел напротив, радуясь, что его не стали прогонять.
        - Альбера не такая, - сказал он уверенно. - Мне кажется, она это сегодня доказала.
        - Ну да, а что будешь делать, если она выберет не тебя? - спокойно спросил Вильям, явно не пытаясь злорадствовать.
        Врач только растерянно пожал плечами, все же отставляя кружку. Много пить и болтать глупости ему совсем не хотелось.
        - Расскажи, как ты так вляпался? - спросил Вильям с интересом, подаваясь вперед и упираясь руками в колени.
        - Я там родился, - тихо признался Тед. - Мальчишкой был, как все, то подворовывал, то курьером у них бегал. По-другому не заработать было, а потом, как только смог, уехал, думал, закончу университет, забуду все как страшный сон. Закончить не успел, а меня за шиворот и лечить головорезов. Я, вроде, успешный человек, работа, наука, пациенты, но покоя все равно нет. Они в последний раз обещали лечебницу мою сжечь, если я не…
        - А служить пойдешь? - спросил Вильям, снова наполняя свою кружку.
        - В армию? - уточнил Тед. - Кто меня возьмет без рекомендаций?
        - Ну, я могу обеспечить тебе рекомендации. Думаю, для тебя не составит труда подтвердить квалификацию в военной медицинской школе.
        Тед замер с открытым ртом, не понимая, за что ему, человеку, связанному с бандой, могло так повезти.
        - Ты за это попросишь рассказать все, что мне известно? - спросил он испуганно.
        - Демоны, Тед, если бы я думал, что ты можешь знать что-то толковое, ты бы был не здесь, а за решеткой. Так что, за твою новую жизнь? - спросил Вильям, поднимая полную кружку.
        Тед ответить не успел, потому что в дверь постучали.
        - Ну, кто там еще? - рявкнул Вильям.
        - Это я, - прошептал Лир, заглянув в комнату. - Ой, извини, я думал, что… Я потом зайду.
        - А ну стоять! - быстро переместившись к двери, военный буквально за шиворот поймал парнишку. - Нашкодил?
        Лир испуганно посмотрел на него, а потом выдохнул:
        - Мне помощь нужна, я, кажется, вляпался.
        Вильям многозначительно посмотрел на Теда, а потом толкнул Лира в комнату, чтобы запереть дверь.
        - Рассказывай, куда вляпался, когда, с кем. Можешь считать, что ты арестован и чистосердечное может тебя спасти, - пошутил мужчина, почесывая подбородок с едва заметной вечерней щетиной.
        - Не смешно, - простонал Лир.
        - Ладно, рассказывай, - вмешался Тед, вместо хозяина кивая на кресло. - Не думаю, что кто-то тебя съест. Наверняка ж ничего серьезного.
        Лир скривил брови домиком, выдохнул и прошептал:
        - По-моему, все очень серьезно. Я, кажется, имею отношение к покушению на Альберу.
        Усмешка сползла с лица Вильяма. Он сразу нахмурился и сел на прежнее место.
        - Рассказывай. Если хочешь, могу налить немного для храбрости, - предложил он.
        Лир отрицательно покачал головой, сцепил пальцы в замок и начал свою историю:
        - Помните, я говорил, что мне надо любыми способами продержаться, потому что иначе я останусь на улице? Это правда. Я не врал, когда говорил, что был писарем, а потом меня выставили. Просто сюда я бы не попал без помощи человека, который меня нанял.
        - Кто он? - спросил Вильям.
        - Я не знаю. Правда не знаю! - ответил Лир, поднимая голову. - Меня нашел слуга, сказал, что нужен человек тут, на отборе. Мол, надо помочь победить его господину. Мне нужно было только выполнять задания в конвертах. Мне некуда было идти, и я согласился. Да, подло, конечно, но… - он замолк, виновато опустив голову и сжимая кулаки.
        - Рассказывай, - мягко попросил Тед, лучше, чем кто бы то ни было понимая, что значит выкручиваться.
        - Я взял деньги, приехал сюда. Мне дали краткие сведения про всех и сказали выучить. Потом в первом конверте было задание: подружиться со всеми, потом - выяснить про последних кандидатов, про Рио и Гара. У меня никаких данных на них не было, но у меня никто ничего о них не спрашивал. Я просто на всякий случай крутился рядом. После второго задания я вообще подумал, что меня нанял Гордан Франк, но…
        - Лир, давай без предположений, только факты, - перебил его Вильям.
        Парнишка кивнул, сглотнул и продолжил:
        - Потом поручений долго не было, а на третьем испытании мне велели свою карточку оставить на окне, а потом поднять шум в коридоре. Не было никакой голой женщины, мне мама привиделась живая и счастливая.
        - Мальчишка, - фыркнул Тед.
        - Я не знаю, кто ее забрал, - простонал Лир. - Кто угодно мог, кроме вас.
        - А покушение тут причем? - спросил Вильям.
        - Сегодня мне велели не дать Рио подойти к Альбере. - Он скривился, закусил губу и едва не заплакал, понимая, что он действительно помешал магу.
        Тед задумчиво фыркнул, посмотрел на Вильяма и, немного подумав, сообщил:
        - Накануне этот демон напал на Маркуса и украл морфолик. Ран знал о демоне, и ты тоже знал, - напомнил он Лиру, одарив его строгим взглядом.
        - Знал, и если бы не я, на Альбу не напали бы, да и Гар… А Гар мне, между прочим, помогал. Что мне теперь делать-то?
        - Рассказывать все Реорану, - спокойно сообщил Тед, и тут же пояснил для Вильяма: - Наш Рио все же и есть Реоран, который страж Альберы, так что Мил был прав: он шпион.
        - Он страж, а шпион тут Лир, - заключил Вильям, - но ничего, что-нибудь придумаем, главное, больше не выполняй никаких поручений.
        - Конечно не буду! - вскрикнул Лир. - Просто я боюсь, что меня кто-нибудь прибьет за это, а я правда не хотел, я думал…
        - Все, не причитай, - перебил его Вильям. - Иди за подушкой, будешь спать на диване в моей комнате, чтобы тебя точно никто не прибил. Днем будем разбираться со всем этим. Днем. Тед…
        Врач сразу поднял руки, словно сдается, и выпалил:
        - Ничего не слышал, не видел, не знаю. Меня вообще здесь не было.
        - Спасибо, - простонал Лир, умирая от стыда.
        Глава 14 - Неожиданное тепло
        Настроения у Реорана не было. Вернувшись утром в комнату, он выругался, осознав, что потерял ключ, но замок тут же щелкнул.
        Гарпий бросил на мага короткий взгляд и пустил его в комнату. Громко гневно ругаясь, поминая нижний мир, правящих демонов и все, что можно со всем этим делать, Ран зашел в комнату, хлопнул дверью и выдал:
        - Все бесполезно. Вас, полукровок, не проймешь. Ничего толком не работает - ни приманки, ни поисковики, - словно в этом здании демонов нет вообще!
        Гарпий не стал на это реагировать, просто сел на пол под окном и закрыл глаза, будто его это не касалось. Говорить с магом ему совсем не хотелось.
        - О, мой ключ, что он тут делает?
        - Ты забыл, - коротко ответил Гарпий, не открывая глаз.
        - Я? - не поверил Ран, хмурясь и точно вспоминая, что дверь, уходя, он запирал. - Почему ты на полу? Вставай давай, я на бок твой посмотрю.
        Под черной челкой мелькнули алые глаза и тут же исчезли.
        - Не веди себя как обиженный ребенок, - встал в позу маг. - Откуда я мог знать, что тут будет демон, так похожий на тебя?
        Полудемон не отреагировал. Он смотрел в пол, думал о рассказе Маркуса и о глазах того, второго, которого он совсем не знал.
        - Ну и сиди там, нет времени с тобой нянчиться, - зло фыркнул Ран и подошел к окну, чтобы посмотреть в сад, хмурясь еще больше.
        Гвен, под ручку с Маркусом, шла по аллее, что-то шептала и сочувственно поглаживала мужчину по плечу. Он неловко улыбался ей в ответ и что-то говорил, то глядя вниз, то робко поглядывая на целительницу.
        - Кокетничает, гад, - фыркнул Ран, понимая, что больше, чем эта картина, его злит только собственная реакция.
        Он ревновал Гвенделин, с которой не смог наладить даже приятельские отношения, а думать о том, что она давно ему нравилась, совсем не хотелось. Проще было помириться с единственным другом, но тот сидел на полу и отрешенно смотрел в пол.
        - Супер, - выдохнул Ран и почти с облегчением услышал стук в дверь. - Да!
        - Можно? - спросила Альбера.
        - Конечно, заходи, - спешно сказал Ран, открывая дверь. - Хотя я просил тебя никуда не ходить.
        - Я прошла по коридору три шага, - рассеянно ответила Альбера и посмотрела в сторону Гарпия, быстро поднявшегося на ноги.
        О чем с ним говорить, она не знала, но неспешно подошла, видя, как раб сцепил руки, чтобы было удобней активировать цепи. От этого стало только хуже, но Альбера решила не реагировать, пытаясь найти верные слова.
        - Прости меня за все, - прошептала она.
        Гарпий склонил голову набок, наблюдая за тем, как дрожат от волнения ее губы.
        - Я была очень невнимательна к тебе и безразлична…
        - Нет, - возразил Гарпий.
        От этого короткого хриплого слова Альбера отшатнулась. Она никогда не слышала голоса Гарпия и невольно заглянула в его глаза. Они показались ей черными, но такими внимательными и теплыми, что она смогла лишь неловко улыбнуться.
        - Альба, если ты хочешь с ним поговорить, лучше прикажи ему перейти в демоническую форму, - вмешался Ран, стоявший в стороне, скрестив руки на груди. - Ему трудно говорить, когда он человек.
        - Оставь нас, - строго попросила Альбера, понимая, что присутствие стража смущает ее еще больше.
        - Но… - хотел было возразить Ран, но тут же понял, что это глупо. - Я уйду в спальню, но прошу, поговори потом со мной, я тебе многое должен рассказать о происходящем.
        - Ты уже вовремя рассказал, - прошептала себе под нос Альбера, но, согласно кивнув, снова посмотрела на Гарпия.
        Раб также внимательно смотрел в ее глаза, а потом, внезапно опомнившись, опустил голову, будто был в чем-то виновен.
        - Я правда хочу просто поговорить на равных, - сообщила Альбера тихо. - Ран сказал правду?
        Гарпий кивнул, не поднимая при этом головы.
        - Тогда, если тебе не трудно, может…
        Она не договорила, увидев, как резко Гарпий дернул головой, чтобы снова заглянуть ей в глаза. Он хмурился, и в его темных глазах полыхали страшные огни.
        Альбера отшатнулась, едва не вскрикнув от внезапно нахлынувшего ужаса, а полудемон резко стянул с себя рубашку и бросил на пол.
        - Гарпий, что ты делаешь? - простонала Альбера, видя алые глаза, мерцающие под взъерошенными черными волосами.
        Полудемон не ответил, а размеренно опустился на одно колено, опираясь рукой в пол.
        Альбера хотела сказать, чтобы он встал, но тут же выдохнула, замирая от изумления. Когда огромные крылья разворачивались, едва не проломив потолок, чуть раскрывались и медленно складывались, она смотрела на них, изучая взглядом красные отблески и жилы.
        - О чем вы хотели поговорить, госпожа? - спросил Гарпий, сложив крылья, но не спеша подниматься на ноги.
        - О тебе, - тихо прошептала Альбера, не веря, что стоявший перед ней на коленях демон с огромными крыльями, мощными широкими плечами может быть тем, кого она годами не замечала. - Встань, пожалуйста.
        Гарпий неспешно поднялся, озадаченно хмурясь и отбрасывая от лица волосы. Подобное обращение казалось ему непонятным и скорее пугало, чем радовало.
        - Я хотела извиниться, - прошептала Альбера, приближаясь. - За все.
        Подойдя ближе, она сама коснулась руки демона. Пальцы чуть дрогнули, демонстрируя длинные когти, но это магессу совсем не смутило. Вчера эти руки спасли ей жизнь, и сегодня она не испытывала страха, только немного неловкости и смущения.
        Гарпий же не понимал, что она делает, но от ее робких касаний все внутри замирало. Ее маленькие нежные пальчики едва ощутимо поглаживали его руку, словно изучая грубую темно-серую, плотную, словно кора дерева, кожу, а та остро отзывалась на эту ласку. От каждого короткого прикосновения от руки по всему телу бежали мелкие мурашки, раскатывались по груди, заставляли сердце замирать, скользили к крыльям, которые чуть расправлялись в такт сбившегося дыхания и опускались к хвосту. Тот начинал вжиматься в пол и нервно тереться о край ковра, вибрируя самым кончиком.
        - Я много думала, - призналась Альбера, скользя пальцами по руке и замирая на браслете, от которого тянулась цепь. - Что бы я сейчас не сказала, это ничего не исправит, и тысяч моих «спасибо» будет мало.
        Она провела пальцем по браслету, медленно выводя какой-то знак.
        Гарпий выдохнул. От ее действий кружилась голова, но он не мог даже отвести взгляд от ее пальцев, таких белых на фоне его руки.
        - Так будет правильно, - внезапно уверенно и строго произнесла Альбера, резко ударила пальцем по браслету, попадая в центр начерченной линии, и отступила.
        Браслет таял, рассыпаясь, исчезая вместе с цепью.
        Не веря своим глазам, Гарпий посмотрел сначала на одну руку, затем на другую. Даже в демонической форме кожа под браслетами была светлее, на человеческих руках она наверняка оказалась белоснежно белой рядом с его загорелой, привыкшей ко всему кожей.
        - Это… что? - спросил он, ничего не понимая.
        - Ты свободен и сам можешь выбирать свою судьбу, - сказала Альбера, внимательно наблюдая за растерянным великаном с дрожащими от волнения крыльями.
        Гарпий посмотрел на нее почти с ужасом, но Альбера тут же пояснила:
        - Я хочу, чтобы ты подумал, чего хочешь. Ран наверняка сможет помочь тебе с документами, но мне кажется, что…
        Она умолкла и перестала дышать, видя, как демон расправляет плечи и становится словно еще больше, а потом шагает к ней.
        - Нельзя торопиться? - спросил он.
        - Да, - с трудом выдохнула Альбера, чувствуя, как от его взгляда взволнованно стучит сердце. - Если ты уйдешь из этого дома, тебе придется скрывать свое происхождение.
        - А здесь не придется? - с кривой усмешкой спросил Гарпий, подходя к ней совсем близко и глядя на нее сверху вниз.
        Альбере показалось, что он может раздавить ее одним своим взглядом, но она заставила себя поднять глаза и ответить:
        - Я не знаю, но когда ты решишь, чего желаешь для своей жизни, я, в свою очередь, постараюсь тебе помочь.
        Его улыбка стала мягче, глаза чуть закрылись и открылись уже другими, бездонными черными зеркалами. Знаки на груди впервые равномерно засветились, вырисовывая каждую линию. Рука демона легла на ее талию, скользнула по спине, не задевая когтями нежную ткань.
        - Я знаю, чего я хочу, - едва слышно прошептал Гарпий.
        Альбера хотела спросить, что он имеет ввиду, но вдруг поняла, что буквально видит этот ответ в его глазах. Словно завороженная она смотрела в эту ласковую теплую тьму, не замечая, как подается назад, чуть прогибаясь в спине, буквально опускаясь на сильную руку.
        - Я всегда знал, - едва слышно прошептал Гарпий, закрывая глаза и касаясь губами ее распахнутых от изумления губ.
        Альбера вздрогнула, чувствуя, как горячие губы демона обжигают ее. Вчерашний раб нагло украл ее первый поцелуй, а она не смела даже возразить, прижимая к груди руки. Ей было не то страшно, не то душно, не то так жарко, что голова шла кругом, но ее губы вздрагивали и отвечали лаской на прикосновение черных губ демона.
        Закрыв глаза, она внезапно оказалась в теплых объятьях. Все ощущения смешались, словно обнимали не ее тело, а саму душу. Она уже не знала, был поцелуй или не было, но все тревоги, страхи и волнения отступили, словно кто-то выпил их до дна.
        Открыв глаза, она замерла, понимая, что стоит одна в пустой комнате с открытым окном, а робкий горный ветер скользит по ее лицу.
        Гарпия не было. Он ушел, оставив ее стоять с прижатыми к груди руками, словно наваждение, которого никогда не существовало.

***
        Утренняя прогулка немного успокоила Маркуса. После бессонной ночи он все же вышел в сад, понимая, что его вряд ли станут добивать после случившегося, а свежий воздух может помочь привести мысли в порядок.
        Выйдя из здания, он замер, делая глубокий вдох и слушая пение птиц. Они о чем-то робко пересвистывались, прячась за белой листвой большого дерева эверот, накрывшего беседку. Цветов на нем было мало, а на зеленой траве лежала россыпь белых листьев и пару лепестков.
        - Похоже на несбыточную мечту, - едва слышно прошептал он, пряча руки в карманы.
        - Возможно, так и есть, - внезапно ответила Гвен, появившись рядом. - Семечко эверота подарил Гарпий, раб, спасший вчера Альберу.
        Маркус вздрогнул и пораженно посмотрел сначала на нее, затем на дерево и тихо прошептал:
        - Ясно.
        Теперь он действительно понимал, что проблемы его брата были куда глубже, чем ему казалось. Прикрывая губы сжатым кулаком, он опустил голову и нахмурился.
        - У вас что-то случилось? - участливо спросила Гвен. - Выглядите вы не очень хорошо, рана дает о себе знать?
        - Ой, нет, вовсе нет, - встрепенувшись, ответил артефактолог, натянуто улыбаясь. - Давайте лучше пройдемся.
        Целительница согласилась, даже приняла его руку в качестве опоры. Ее отчего-то интересовала морщинка на лбу мужчины, а Маркусу было жизненно необходимо излить кому-то душу. Он рассказал ей все, опуская историю рождения полудемонов, зато не скрывая всех своих чувств и надежд, разбитых вчера о полное безразличие.
        - Я сам виноват, - признавал он. - Не стоило так торопиться и требовать от него понимания в такой момент. Ему сейчас не до меня.
        - Зато теперь он знает, и обязательно вас поймет, - прошептала Гвен, поглаживая его по плечу.
        Она еще долго говорила всякие утешительные глупости и робко улыбалась. Глупости не помогали, а вот от улыбки становилось теплее. Каждый раз, когда ее строгость исчезала, сменяясь мягкой улыбкой, она буквально превращалась в юную особу, которую хотелось защитить от всех невзгод. Она казалась Маркусу почти родной. Они были чем-то похожи, и молчать с ней было куда проще, чем с Альберой.
        - Спасибо, что выслушали меня, - сказал он, прощаясь. - Быть может, завтра я снова встречу вас перед утренней прогулкой и на этот раз выслушаю вас?
        Гвен удивленно вскинула брови.
        - Не делайте такое лицо, - с мягкой улыбкой попросил артефактолог. - Мы с вами похожи, а значит вам есть, что рассказать тому, кто никогда не выдаст ваших тайн.
        - Не думаю, что это прилично…
        - Прогулки не могут быть неприличными, - перебил ее Маркус. - И если вы боитесь, что это уронит меня в глазах Альберы - напрасно, я вряд ли смогу всерьез бороться за женщину, ради которой мой брат с другого конца континента принес символ несбыточной мечты. Но кто знает, быть может, я смогу быть другом не только ей, но и вам, или вы считаете дружбу между мужчиной и женщиной неприличной? - Спросив это, мужчина внимательно посмотрел в ее глаза, не пытаясь скрыть свой интерес.
        - Я подумаю, - невпопад ответила Гвен, отводя смущенный взгляд и спеша удалиться.
        Ей был интересен этот человек, но разум напоминал, что она маг и, в отличие от Альберы, она не сможет продлить чужую жизнь. Такой интерес ничем хорошим не заканчивается.
        Маркус же об этом не думал. Жизнь научила его не делить окружающих на расы, не замечать их способности, а видеть только глаза и поступки. Гвенделин ему была понятнее Альберы. Он просто хотел изучить ее как новый артефакт, как диковинный предмет, как загадочную душу, спрятанную под маской строгих правил, и, быть может, не только разгадать.
        С едва заметной улыбкой он вернулся в ту часть здания, где теперь располагались кандидаты. Там его поймал Тед.
        - И где ты ходишь? - спросил он строго, став в позу. - Я тут собрался убедиться, что ты в порядке, а он гуляет.
        - Это значит, что я в порядке, - невозмутимо ответил артефактолог.
        - Ел что-нибудь? - тут же спросил Тед.
        - Нет, а стоит?
        - Да, пойду напрягу слуг, чтобы тебе организовали что-то полегче нашего завтрака.
        Он тут же поймал за плечо молодого слугу и стал что-то объяснять, Маркус же спорить не стал и просто зашел в столовую, где уже собрались почти все кандидаты.
        После вчерашнего приема настроение у всех было неважное, и привычных разговоров не было. Кто-то из парней изредка перебрасывался короткими фразами, произнесенными вполголоса, а Мил и вовсе втыкал вилку в кусок мяса и смотрел строго то на одного, то на другого.
        - Ты чего? - спросил у него Бернард, когда ему показалось, что еще немного, и он эту вилку воткнет ему в бок.
        - У напавшего на Альберу была метка, - прошипел Мил, - а значит это один из нас…
        - Метку можно и подделать, - невозмутимо ответил Бернард.
        Мил скривился, ничего не ответил и тут же воткнул вилку в свою еду.
        - Перестаньте, молодой человек. Это моветон так вести себя за столом, - не выдержал Колин Маквей, буквально вздрагивающий каждый раз, когда вилка со скрежетом ударялась о тарелку. Художник просто не мог спокойно позавтракать в такой обстановке, особенно после бессонной ночи. Он до самого утра делал наброски, на которых два демона сражаются за прекрасную даму. Ему виделась экспрессивная картина, которую он был просто обязан нарисовать, но все эскизы казались недостаточно эмоциональными. Им не хватало того накала, тех чувств, которые он видел вчера, и понимая, что никакие языки пламени это не исправят, он делал новый набросок, пока не понял, что за окном рассвело.
        Мил скривился, но все же извинился, понимая, что действительно ведет себя хуже притихшего Лира.
        - Так, отставить это настроение! - объявил Вильям, зайдя в столовую. - Вы задание видели?
        Задав вопрос, он помахал конвертом, который только что получил.
        - Нет, а что там? - спросил Тед, довольно хмыкнув на порцию кашеобразного варева из тушеных овощей, которое принесли Маркусу.
        - А там полное безумие, - сообщил Вильям, едва не смеясь. - Мы все вместе с Альберой вечером идем на пикник. Кажется, составитель этих заданий не в своем уме.
        - Задания составлялись заранее, - напомнил Бернард, невольно нахмурившись. - Если я правильно понимаю суть обряда, с которого все начиналось, теперь уже нельзя изменить ни одно из них.
        - Это плохо, - заключил Вильям, - но ничего, значит придется придумать, как мы будем развлекать Альберу, чтобы при этом не запугать ее еще больше. Думайте, что вы можете.
        - Ой, смотрите! - внезапно подал голос Лир, глядя мимо Вильяма в сторону двери. Все тут же посмотрели в ту же сторону и затихли. В дверях стоял Гарпий. Под внимательными взглядами его рука сама потянулась к вороту серой холщовой рубашки, словно это он, а не волнение мешало свободно дышать.
        - Привет, - сдавленно и почти испуганно сказал Лир, тут же невольно сглатывая подкативший ком ужаса.
        Гарпий только посмотрел на него. Он все еще был охвачен чувством собственной свободы.
        Когда цепи начали исчезать, он ощутил это раньше, чем смог увидеть.
        Дышать внезапно стало легче. Крылья сами захотели расправиться. Короткий взгляд - и вместе с пониманием происходящего с плеч словно свалилось что-то чудовищно тяжелое.
        Подобной легкости в теле он еще не испытывал, но вместе с ней пришла растерянность и чувство собственной ненужности, словно его не освободили, а отвергли. Пришел страх, но тут же исчез. Стоило поднять глаза и увидеть Альберу, как все снова переменилось. Ее чувства, ее боль, ее страхи, волнения, тревоги - они словно живые, осязаемые темные потоки крутились вокруг нее, пронизывая нежное тело магессы скользкими нитями отчаянья.
        Захотелось от всего этого избавиться, сожрать, уничтожить, утянуть, а потом согреть ее, но стоило прикоснуться губами к ее губам, как все внутри взбунтовалось. Руки сами с силой прижали ее к себе, и никакое влияние на ее эмоции не могло помешать насладиться прикосновением ее пухлых розовых губ. Хотелось украсть ее, закинуть на плечо и унести далеко в какие-нибудь горы, где никто и никогда их не найдет.
        С большим трудом оторвавшись от ее губ, он убедился, что магесса ничего не замечает, находясь в подобии транса. Вокруг нее уже не роились тревоги, и вся она буквально светилась изнутри его искренними настоящими чувствами, а его распирало гневом, желаниями, собственной свободой и странным чувством всесилия, словно он никогда не был рабом, а повелевал и этим миром, и демонами, и всем человеческим естеством.
        Подобное почти безумное состояние заставило резко открыть окно, задержать дыхание и, став невидимым, прыгнуть вниз, зная, что крылья, и без того стремившиеся в полет, поймают ветер.
        Становиться человеком не хотелось. Все чувства обострились. Эмоции казались острее, вкуснее, живее. Улетев подальше в горы, он выдохнул, приземлился и позволил себе закричать так, словно хотел заставить этот мир рухнуть.
        Каждая мысль была почти материальной, каждое чувство отдавало в сердце болью. Чужое отчаяние мешалось с собственным и, превращаясь в крик, медленно таяло.
        Улетающие птицы ничего не значили. Горное эхо терялось между деревьями, а он царапал камни и пытался обуздать свою демоническую сущность.
        Стать человеком теперь было уже сложно. С огромным напряжением он изгнал силу демона, сменив облик. Руки продолжали царапать камни, буквально стирая пальцы в кровь. Боли не было. Вместо нее приходило осознание. Свобода свободой, но Гарпий был достаточно образован, чтобы понимать свое положение. Медленно превращаясь в человека, он долго думал о том, чего действительно хотел. По всему выходило, что он действительно с самого начала знал, чего желает, а метка на руке только напоминала об этом. Он должен был посмотреть на свою судьбу, не прячась под маской раба, без чувств и мнений.
        Вернуться к замку было нетрудно. Натянуть взятую с собой рубашку и зайти в дом - еще легче, но шагнуть к парням, обсуждающим следующее испытание, оказалось по-настоящему страшно.
        Он знал, что придется говорить с Маркусом и Раном, и наверняка с самой Альберой. Это страшило, но казалось преодолимым, а вот стоять в дверях и видеть тот страх и растерянность, с которыми на него смотрят, оказалось тяжело. Всесильного демона не было. Человек в нем был слаб и уязвим. Рука сама поймала ворот рубашки и оттянула, только дышать легче не стало, скорее напротив, ком в горле только вырос от осознания, что ни рубашка, ни воздух не виновны. В нем поднимался банальный страх, словно эти люди действительно могли ему навредить.
        С трудом выталкивая из груди воздух, он сделал короткий шаг назад, готовый выскочить в коридор и спрятаться в каком-нибудь углу, где на него не будут смотреть.
        Ошарашенный его появлением Вильям очнулся первым:
        - Не ожидал, - признался он, мгновенно прогоняя с лица недоумение. - Позволь пожать тебе руку. То, что ты сделал вчера, - настоящий подвиг.
        Офицер улыбнулся и протянул полудемону руку так же, как сделал бы это, говоря с коллегой. Гарпий сначала посмотрел на эту руку испуганно и растерянно. Рабам руки не жмут, а Грос любил дразнить его, когда он был мальчишкой: поманить чем-нибудь, чтобы потом обвинить в плохом поведении, но глядя на искреннюю улыбку военного, все же принял эту руку и осторожно пожал, боясь проявлять силу.
        Вильям присвистнул, видя полоску белой кожи там, где еще вчера был рабский браслет, но руку не отдернул, напротив, улыбнулся еще шире и добавил:
        - Поздравляю. Альбера действительно достойная девушка.
        Гарпий смог только кивнуть, поправляя рубашку, чтобы не выдавать все и сразу.
        - Вильям прав, - внезапно поддержал молчавший все это время Девил Солсо.
        Строитель мостов давно успел позавтракать и сидел в стороне от стола с книгой, время от времени вслушиваясь в разговор других кандидатов, но теперь, отложив книгу, смотрел на Гарпия с легкой настороженностью.
        - То, что ты сделал, - продолжил он, - действительно подвиг, но я, уж извини, тебя побаиваюсь, а главное не понимаю, что ты здесь делаешь.
        - Он один из кандидатов, - уверенно сообщил Маркус, справившись, наконец, с собственной бурей эмоций. - Где ему еще быть?
        Мил нервно засмеялся.
        - Какой из него кандидат? Уж извини, - он посмотрел на Гарпия. - Во-первых, ты действительно страшен, во-вторых, это просто противоестественно. Да и ты же раб, как тут можно быть кандидатом?
        - Это все очень спорно, - уверенно заявил Маркус, откладывая приборы и с раздражением швыряя салфетку на стол. - Он больше человек.
        Гарпий сбежал бы, если бы только слушал этот спор. Вместо этого он внимательно смотрел в черные глаза Гидена Ви, так же внимательно изучающего его взглядом.
        «И что теперь?» - возник вопрос в голове у Гарпия.
        Ответить он не смог, чувствуя, как на него давят превосходящей мощью. Опуская голову, хмурясь и не зная, что ему делать, вчерашний раб был готов просто уйти, но его поймал за локоть Вильям и уверенно заявил:
        - Так, прекратите все эти разговоры! Здесь и сейчас он один из нас, а значит, как минимум, имеет право спокойно позавтракать.
        Подобное заявление полудемона скорее напугало, но возражать никто не стал.
        - Иди сюда, Гарпий, - попросил Маркус, кивая на место рядом. - Так ведь тебя по-настоящему зовут?
        Гарпий только коротко кивнул, боясь заглянуть в глаза артефактолога. Перед ним было просто стыдно.
        - А у меня спросить не хотите? Может я тоже боюсь? - спросил Тед и тут же рассмеялся, видя, как полудемон осторожно, почти виновато на него взглянул. - Шучу я, иди садись, только оставайся человеком, а то я упаду со стула и переломаю себе со страху ноги.
        - Да, - поддержал его Лир чуть дрогнувшим голосом.
        - А я бы с радостью посмотрел на демоническую ипостась, - задумчиво протянул Колин, сидевший с другой стороны стола. - Прекрасный образец для картины. Демоны опасны и безумны, а ты явно в своем уме и… о, еще и без цепей! - восторженно воскликнул он. - Вот это я понимаю, искусство жизни!
        Мил после этого заявления буквально отшатнулся от стола, хотя Гарпий был далеко от него.
        - Не обращай внимания, - спокойно предложил полудемону Бернард, сидевший напротив. - Если кто и доказал свое право здесь находиться, то именно ты. Можешь считать, что Мил просто боится конкуренции.
        Вильям расхохотался, даже не пытаясь сдержаться.
        - Ненормальные, - прошептал себе под нос Мил и в поисках поддержки взглянул на сидевшего во главе стола Гидена.
        Вилка из рук мнительного секретаря столичной академии выпала, вымазав его штаны, но он этого не заметил, побелев от ужаса. В черных глазах Гидена танцевало пламя.
        Мил уже не видел, как напугавший его встал и молча вышел, никого не замечая, зато он услышал голос взволнованного Лира:
        - Мил, ты там живой? - спросил у него парнишка. - Выглядишь словно всерьез перепугался.
        Мужчина вздрогнул, пробормотал себе под нос что-то невнятное и, не помня уже, чего так испугался, занялся спасением испачканных штанов.
        Гарпий выдохнул, радуясь, что мужчина все же вышел из оцепенения, и тут же нахмурился.
        «Встретимся через час у водопада. Надеюсь, ты знаешь, где тот водопад», - все еще звучало в его голове, и что с этим делать, полудемон не знал, не замечая уже косых настороженных взглядов.
        Глава 15 - Путь полукровки
        Вместо того чтобы отправиться к себе, Гиден по-хозяйски без стука зашел к Шуару Кардо. Хозяин комнаты склонился над какими-то бумагами.
        - Мне надо уйти, - сообщил Гиден.
        Шуар вздрогнул. Монокль выскользнул и звякнул, ударившись о стол, только затем мужчина обернулся и внимательно осмотрел визитера:
        - Я думал, тебя уже уничтожили после вчерашнего провала, - признался Шуар после недолгого молчания.
        - Кто тогда будет выполнять всю грязную работу? - спросил Гиден, криво улыбнувшись, при этом человеческие губы обнажили демонические клыки.
        Шуар поморщился от этой картины, но невозмутимо ответил на вопрос:
        - Твои братья способны…
        - Не способны, - перебил его Гиден, даже не дослушав. - Они не справятся с этим парнем.
        - Хочешь сказать, что этот раб действительно силен? - удивился Шуар. - Неужто он всерьез тебя одолел? Он же даже не рогатый.
        Гиден презрительно фыркнул.
        - Его явно учили драться как человека, а не как демона, но огромный потенциал неразвитых способностей очевиден. Энергия у него очень сильная. У меня есть приказ на его уничтожение?
        - Нет, у меня вообще еще нет распоряжений. Видимо, Он думает. Раб, в любом случае, видел твое лицо, а значит скоро тебя схватят.
        - Он не выдаст меня.
        - Почему?
        - Если еще не выдал, то не выдаст.
        Шуар рассмеялся.
        - Наивное дитя цепей и подвалов, - сквозь смех процедил он. - Люди хитры и изворотливы. Тобой можно манипулировать, если…
        - Ты самый умный? - внезапно перебил его Гиден, скрестив руки на груди. - Смотрю, тебе голова уже не нужна. Могу и оторвать, раз так.
        Шуар умолк, нахмурился, но решил не напоминать собеседнику его место, зная что это совершенно бесполезно.
        - Куда ты хоть собрался? - спросил он, делая вид, что угрозы не заметил.
        - Гулять.
        - Гиден, я серьезно, - процедил сквозь зубы Шуар. - Мне не нужны проблемы.
        - У тебя их и не будет. Новых приказов нет, старый я пытался выполнить. Если меня и решат наказать, то это будут не твои проблемы. Просто знай, что я ушел за пределы территории, и мне понадобится время, чтобы вернуться при вызове. Если будет что-то срочное, сними ограничения перед вызовом, я перемещусь.
        Шуар тяжело вздохнул и кивнул, не понимая, кто из них тут начальник. Играть высокомерных он умел, но таковым не был, даже приказы толком отдавать не научился. Вот подручный и делал, что хотел, благо хоть сообщал о своих действиях, как сейчас, а не исчезал в неизвестность.

***
        Гарпий, пользуясь занятостью Рана и незнанием слуг о его новом положении, спокойно вернулся в комнату мага, а, не застав его там, забрал украденную у артефактолога книгу, и направился к нему.
        Маркус собирался немного поспать, но увидев в дверях Гарпия, мгновенно оживился:
        - Заходи, я рад тебя видеть. Ты что-то хотел? - спросил он без малейшего страха.
        Гарпий молча показал ему книгу.
        - Хотел вернуть, - хрипло признался он.
        - О, я даже не заметил, что она пропала, - нервно рассмеялся Маркус, растерянно потирая шею и не спеша забирать книгу. - Мог бы попросить, если она тебе нужна была. Хочешь, подарю?
        Гарпий не ответил, а просто прошел вглубь комнаты, чтобы положить книгу на стол.
        - Да, глупая идея, - прошептал Маркус, нервно закусывая губу.
        Молчание полудемона добавляло неловкости. Как себя вести с ним, артефактолог плохо понимал, а точнее, не понимал вовсе.
        - Если хочешь, я могу дать тебе свои записи, - проговорил он, подумав. - О полудемонах. Я много видел, и, быть может, тебе это поможет.
        Гарпий посмотрел на него с интересом, подошел, внимательно посмотрел мужчине в глаза и спросил:
        - Зачем тебе все это?
        - Зачем мне делиться с тобой своими знаниями и наблюдениями? - уточнил Маркус. - Нужно же с чего-то начинать.
        Он даже пожал плечами, растерянно глядя в черные внимательные глаза.
        - Зачем ты это изучал? - спросил Гарпий, не выдав ни одной эмоции.
        - А, это, - почти разочарованно выдохнул Маркус, все же отступая в сторону от тяжелого испытывающего взгляда.
        Подойдя к окну, он выдохнул, чувствуя, что за ним следят нечеловеческие глаза.
        - Я с самого начала знал, что эта история не оставит тебя в покое, и меня, наверно, тоже. Нет, теоретически, после побега я мог прожить жизнь так, словно ничего никогда не видел и не знал, но тогда нужно было отказаться от поисков, - он выдохнул, закрывая глаза. - Мне хотелось знать, чего ждать, и быть готовым ко всему. Тот маг где-то рядом, и он узнает меня, и о тебе, наверно, все понял, а я даже сейчас знаю недостаточно, чтобы разгадать его замысел. Хотя уехать сейчас еще можно.
        Резко обернувшись, он посмотрел на Гарпия.
        Полудемон так и стоял в центре комнаты, внимательно наблюдая за мужчиной.
        Маркус понимал, что убеждать Гарпия сбежать отсюда бесполезно, да и успел смириться с перспективой встретить убийц своей матери, и бессмысленно изучал брата взглядом, пока не увидел светлую полосу кожи без браслета. Брови артефактолога изумленно приподнялись, но он тут же нахмурился:
        - Ты в порядке? - спросил он взволнованно, кивая на руку. - После снятия цепей сила должна была возрасти.
        - Боишься? - с едва различимым любопытством в голосе спросил Гарпий.
        - Да. За тебя боюсь. Твоя сила может быть опасна для тебя самого. Если вдруг станет сложно ее контролировать, можешь смело идти ко мне, я помогу.
        Гарпий кивнул, продолжая внимательно смотреть на мужчину. Только взгляд его стал мягче, и это помогло артефактологу немного расслабиться.
        - Так как насчет моих записей? Там то, чего нет еще ни в одной изданной книге. Полудемонов ведь не существует.
        Он даже усмехнулся, понимая глупость своей шутки, и испуганно посмотрел на брата, но Гарпий не разозлился, напротив, едва заметно улыбнулся.
        - Это интересно.
        От подобного признания полудемона артефактолог засиял и бросился к столу. В ящике, запертом на ключ, лежали две папки, он достал верхнюю.
        - Тут только половина, но здесь в основном наблюдения и немного теории. Еще есть много моих соображений, догадок и прочего. Потом, если захочешь, тоже дам. Я могу и сейчас, - нелепо суетясь, сказал Маркус. - Просто я боюсь, что у тебя возникнет много вопросов. Не подумай, я не считаю…
        Гарпий осторожно коснулся его плеча, заставляя прекратить поток взволнованных речей.
        - Спасибо, - сказал он, осторожно забирая протянутую папку. - Я попробую понять.
        - Спрашивай, если что. В любое время, хоть ночью.
        Гарпий, с интересом рассматривавший тиснение на коже полученного сборника записей, поднял на Маркуса глаза и, плохо понимая такой порыв собеседника, только кивнул. Сейчас он должен был уйти, но вместо этого продолжал стоять на месте и следить за неловкими движениями человека, утверждающего, что он его брат.
        Маркус поправил и без того безупречные манжеты рубашки, проверил пуговицу на воротнике и тихо заговорил:
        - По поводу украденного ключа, ты ведь уже сказал, что…
        - Я не говорил, - перебил его Гарпий, - и не скажу.
        - Спасибо, - с облегченным выдохом сказал Маркус. - Не то чтобы я собирался это повторить или украсть что-то более значимое, но все же неловко и даже стыдно.
        Гарпий покосился на книгу, которую сам просто стащил из комнаты артефактолога, и, видя глупое сходство, усмехнулся.
        Маркус, словно прочитав его мысли, сдавленно хохотнул в кулак.
        - Мало мать меня порола за нас двоих, мало, - признался он, едва не смеясь, а Гарпий кивнул, не понимая, почему так глупо улыбается.

***
        Ран, уже не надеясь найти Гарпия, вбежал в ту часть здания, где поселили кандидатов, и едва не сбил с ног Маркуса.
        - Ты чего? - спросил улыбающийся артефактолог, словно это не его едва не уронили на пол.
        - Гара видел? - спросил маг, нервно осматриваясь. - Парня, которого я называл своим братом.
        - Да, видел я Гарпия, буквально пару минут назад с ним расстался, - невозмутимо ответил Маркус, приводя в порядок свой костюм. - А что случилось?
        - Куда он пошел? - спросил Ран, хватая мужчину за рубашку.
        - Не знаю, сказал, что у него есть дела, а что случилось-то?
        Артефактолог нахмурился, чувствуя что-то неладное, и попытался догадаться, зачем маг в такой спешке ищет полудемона. Друг он ему или враг?
        - Неважно, куда он мог пойти? Хоть что-то он говорил?
        - Нет, он вообще мало говорит, но если его освободили, то он может идти куда угодно, разве не так?
        Ран побелел.
        - Ты и это знаешь, - прошептал он отчаянно.
        - Увидел, и не я один. Ран, что случилось? Пойми, я на его стороне по некоторым причинам, поэтому спрашиваю, - с искренним беспокойством пояснил Маркус.
        - Он сбежал, когда Альбера сняла цепь. Эдерью в бешенстве, грозится вызвать демоноборцев и устроить на него охоту. Если я не найду его прямо сейчас, не знаю, чем это может закончиться.
        Маркус замер, вспоминая, что полудемон вел себя сдержанно, но очень спокойно, словно ему совсем ничего не угрожало. Он нахмурился, ничего не понимая, но кивнул, веря магу на слово.
        - Я буду искать его с тобой. Если что, помогу с точки зрения документов и обоснований. На Гарпия нет причин открывать охоту.
        - Главное, чтобы причины не появились, - процедил сквозь зубы Ран.
        Он не представлял, как найти одного полудемона, способного стать невидимым, и защитить Альберу от второго, который может обладать схожими способностями, а делать все это надо было одновременно.
        - Ладно, идем со мной, расскажешь заодно все, что знаешь, - сказал он Маркусу. - В какую сторону он направился?
        - В сад, - с готовностью ответил артефактолог.
        Усталость от бессонной ночи прошла, а здравый смысл подсказывал, что от мага ничего нельзя скрывать, даже о его родстве с полудемоном, а значит пришло время рассказать Реорану все.

***
        Гиден вышел в сад и, перемахнув через забор, не разбирая дороги, направился в сторону гор. У него не было ни плана, ни приказа. Что делать, он не знал, пытаясь выбрать между забавой и разговором. На ходу сломав одну из толстых веток, он стал обрезать сучья, чтобы получилась длинная прочная палка размером с меч. Довольно хмыкнув, он закинул готовое оружие себе на плечо, представляя, как весело будет сломать пару конечностей сильному полукровке.
        Дойдя до небольшого водопада, он замер, наблюдая, как вода тонким потоком падала с высоты в небольшое озеро и разбегалась в две стороны маленькими речушками. Он смог бы перешагнуть каждую из них. Это уменьшало их величие в его глазах, но даже так его это место радовало полнотой звуков и легкой приятной прохладой. Он всегда любил воду. Наверно, при всех побегах его ловили именно у воды.
        Ждать пришлось недолго. Звук взмаха демонических крыльев он сразу узнал и тут же обернулся, видя, как приземлившийся Гарпий становится сначала призрачным, а потом видимым.
        - Невидимость, завидую, - с усмешкой сообщил Гиден, перехватывая свое оружие, чтобы продемонстрировать его. - Драться будем или говорить?
        - Говорить, - коротко ответил Гарпий.
        Он решил остаться демоном, хоть собеседник и стоял перед ним в человеческой форме. Демоном Гарпий был сильнее и уверенней, по крайней мере так ему казалось, пока собеседник не разрушил это наивное мнение.
        - Хорошо, значит будем говорить, - мгновенно согласился Гиден, выбрасывая палку в воду.
        Он быстро шагнул к Гарпию и бесцеремонно схватил его снизу за подбородок, заставляя поднять голову и обнажить длинные клыки. Он был только человеком, но даже так Гарпий отчетливо ощутил его мощь и собственную слабость рядом с ним.
        - Вроде взрослый уже, а клыки мелкие и рога не прорезались. Слабак, - презрительно заявил Гиден, сверкая красными глазами.
        - Отпусти, - с трудом ответил Гарпий, ударив его по руке и отступив на шаг.
        - Еще и смущается, вот дурень, - рассмеялся Гиден, едва не сложившись от хохота пополам. - Да я тебя голыми руками в человеческой форме порву, если захочу!
        - Но я же сказал, что не хочу с тобой драться, - сдержанно парировал Гарпий.
        - Зачем тогда полез? - спросил Гиден, пряча руки в карманы. - Неужто тебе так нужна твоя хозяйка, или ты так свободу свою зарабатывал?
        - Я не за этим сюда пришел, - не сдержав возмущенный тихий рык, напомнил Гарпий.
        - Если ты будешь пыжиться, может и рога выдавишь из дурной головы, - насмешливо улыбаясь, сказал Гиден.
        Ему давно не было так весело. Он целую вечность не дрался с равным. Последнему равному десять лет назад он сломал шею голыми руками, а теперь безумно хотелось подраться, но раз враг не хотел, а приказа не было, можно было позабавиться и иначе. Пьянящее чувство присутствия сородича дразнило и смешило одновременно. Еще совсем недавно он подумал, что ему показалось, потом даже успел разозлиться, что его хозяин решил прислать еще кого-то, и только потом, наконец, понял, что это другой полукровка, от которого обостряются все инстинкты.
        - Я хочу знать, зачем ты помешал мне выполнить приказ, - сказал Гиден, медленно облизывая быстро вырастающие клыки.
        Растерянность и страх в красных глазах сородича его смешили.
        - Я люблю ее, - не то рыча, не то шипя ответил Гарпий.
        Гиден рассмеялся.
        - Любишь? Госпожу Альберу? Ты еще скажи, что хочешь быть с ней до конца своих дней, даже если будешь ее рабом! - насмешливо воскликнул он.
        - Хочу! - не задумываясь, рявкнул Гарпий и шагнул к собеседнику, еле сдерживаясь, чтобы не наброситься на него.
        - Видимо, ты очень любишь боль, - протянул Гиден. - Только неясно, почему же ты не хочешь испытать ее в бою.
        - Я хочу знать, почему ты это делаешь, - уверенно сказал Гарпий, с трудом взяв себя в руки. - Ладно приказ, но ты искренне желал ей смерти.
        Гиден фыркнул. Его веселье мгновенно рассеялось. Нахмурившись, он отвернулся, чтобы посмотреть на падающую воду.
        - Если бы ее не было, ничего этого тоже не случилось. Мне не пришлось бы убивать таких же как я, не пришлось бы убегать и…
        Он резко обернулся. Гарпий видел его чувства, его гнев и его боль, только они не вращались вокруг, они проходили сквозь полукровку, делая в его энергии дыры, которые тут же затягивались.
        - Ты меня разозлил, а значит я все же тебя порву, - внезапно сообщил Гиден, мгновенно меняя форму.
        Демоном он был куда внушительней, даже стал выше на полголовы. Его крылья, появившись, не дрогнули, а тут же мирно сложились за спиной. Его красные рога росли на лбу и укладывались дугой по всей голове до самого затылка. Когти были длиннее, хвост сильней и толще. Щелкнув по земле, он выбивал искры.
        Вот теперь его действительно стоило бояться, но Гарпий склонил голову набок и не испытывал ни гнева, ни страха, скорее ему было просто жаль существо, так безжалостно обманывающее себя самого.
        Его звали просто «Эй, ты», иногда добавляли «Да, ты», когда он мешкал. Он не знал другой жизни и иного отношения, думал, что так и должно быть, когда спал на каменном полу среди других таких же как и он безымянных «эй».
        У него первого появился хвост и начали резаться клыки. Это было больно, и все время хотелось что-то грызть, но ничего не было. Тогда он кусал свой собственный хвост, иногда в кровь, чтобы потом испуганно зализывать рану, боясь, что кто-нибудь увидит.
        Еду всегда надо было заслужить выполнить какое-то задание. Сначала они были простые, потом стали сложнее, но и он был сильнее, справлялся со всем и с радостью обгрызал кровавое мясо на кости.
        Главное было слушаться больших людей и не нарушать их правила. Правил было немного. Нельзя было драться с другими и выходить из темного зала без задания. За нарушение наказывали. Он видел, как били других, и не хотел знать, почему они так скулят при этом.
        Он думал, что живет хорошо. У него всегда был сочный кусок мяса и горячая кровь после выполнения заданий. Ему нравилось справляться одним из первых, а еще больше ему нравилось ловить одобрительный взгляд главного из больших людей. Однажды ему даже перепала честь поцеловать руку этого человека и получить сладкую награду.
        Все изменилось, когда зеленоглазый мальчишка, сидевший на цепи, сбежал. Его велели найти. Ужин ждал лишь того, кто сможет это сделать. Он смог, нашел его, поймал, обнюхал. Мальчик пах кровью, серой и страхом, но инстинкты говорили, что он такой же как те, с кем драться нельзя. Фыркая и не понимая, что к чему, он долго смотрел в испуганные зеленые глаза и все же отступил. Такая охота ему не нравилась. Загнанная жертва не радовала, потому он решил отпустить его и посмотреть, что будет дальше.
        Мальчишка помчался прочь, кутаясь в свои лохмотья, то и дело спотыкаясь о корни деревьев. Следовать за ним было куда интересней, это напоминало охоту на собственный обед. Иногда ему приходилось ловить курицу или зайца в темноте среди множества преград, потом ему разрешали его съесть. Тогда он сам сдирал шкуры или обрывал перья, а потом или ел так, или все же обжигал собственным пламенем.
        Следуя за мальчишкой, он чувствовал себя на такой же охоте и думал, позволят ли его съесть если не целиком, то хотя бы немного, и можно ли откусить от него кусочек, когда он его поймает. Подобные мысли его веселили, но когда мальчишка вышел из леса, он забыл о нем, увидев блеск бегущей мимо воды.
        Рек он никогда прежде не видел. Вечерами его заставляли отмываться в большом тазу и грозили побить, если он этого делать не станет. Та вода казалась ему противной, гадкой, даже немного вонючей, а эта привела в такой восторг, что он забрался в воду и радостно хлопал крыльями и бил хвостом по водной глади, ловил руками мелкую рыбу и тут же отпускал. Есть ее совсем не хотелось.
        Он даже не заметил, когда стемнело. Ночью вода казалась ему еще прекрасней, а отражение его блестящих глаз завораживало, ему даже удалось пару раз заставить мелкие языки пламени скользить по волнам.
        Ему было весело и хорошо, а потом пришли люди, те большие люди, которых надо было слушаться. Закинув ему петлю на шею, они вытянули его из воды, а потом били ногами, пока он не провалился в темноту.
        Ему было шесть лет, но он об этом даже не знал. Он просто понял, что его жизнь совсем не хороша. Охотиться уже не нравилось, выполнять задания не хотелось, но голод становился нестерпимым, и он делал то, что ему велели, чтобы получить хотя бы крошки.
        Он перестал быть лучшим, не выполнял задания одним из первых и всё смотрел в окно, когда его вели в подвал или выводили из подвала в комнату заданий или наказаний. Его не волновало ничего, кроме проблеска голубого неба за окном, хотя он сам не понимал, зачем ему это небо.
        Однажды ему удалось сбежать и поплескаться в реке, а потом он пошел дальше и увидел других мальчишек. Они были без когтей и крыльев. Тогда он захотел стать таким же, и стал. Как это получилось, он не понял, просто кожа стала светлой, знаки с груди исчезли, и крылья с хвостом растворились в воздухе, остались только клыки, и те уменьшились.
        Мальчишки сначала ему обрадовались, а потом почему-то испугались.
        Он не знал, почему они с криками убежали, но оставаться одному было больно. Тогда крылья появились сами, и он впервые смог по-настоящему взлететь, а потом внезапно рухнул, понимая, что не может шевелиться.
        За ним снова пришли люди, но теперь уже не били, а привели к тому главному, самому страшному из них. Он заговорил с ним непонятными словами, и тело перестало подчиняться. Ему велели, а он делал, не хотел, но делал. Человек смеялся.
        - Ты - моя вещь, мое оружие, - сказал ему человек, и он запомнил.
        Он больше не пытался убегать, но в окно продолжал смотреть, иногда даже выбирался тайком из подвала на ночь и возвращался к утру. Иногда его ловили и наказывали, но он все равно продолжал выходить к реке, летать между деревьев и мечтать о других реках и лесах.
        Он снова стал выполнять задания, зарабатывать свою еду, чтобы хватало сил на ночные вылазки, а потом его поставили против такого же, как он, и приказали:
        - Убей!
        Противнику, видимо, приказали то же самое, но убивать такого же, как он, мешала странная внутренняя сила. Даже ударить его было страшно и немного больно где-то в центре груди.
        Их заперли. Драться не хотелось обоим, но время шло, а люди не возвращались. На него напали, и он стал защищаться. Жить хотелось больше, чем умирать, и не ради куска мяса, а ради неба, которого он еще не видел. Он смог победить, хотя это было сложно.
        Потом стало проще.
        Ему говорили: «Убей», и он убивал, не разбирая, кто это. Он выполнял все команды того страшного человека, боясь снова стать безвольной куклой, не владеющей своим телом.
        Он раскрывал и развивал свои способности. Он действительно стал лучшим, и ему порой разрешали в человеческом обличье пройти по округе. Он сам возвращался, помня, что он только чужое оружие, а потом ему сказали убить ту, что виновна в его существовании, и он пошел с человеком по имени Шуар делать это как-то правильно.
        Он был хорошим оружием, но почему-то теперь стоял на коленях, цепляясь в руку другого демона и плакал, переживая все с самого начала, не в силах загнать назад ужас от нежелания быть просто оружием. В нем словно со дна реки поднималась жажда свободы, и это было больнее всех его прежних наказаний. Он плакал и ненавидел имя «Гиден», на которое ему велели отзываться. Ненавидел этот день и этого странного безрогого, который вместо драки заглянул к нему в глаза и заставил чувствовать все это.
        - Что это за способность такая? - с трудом спросил он дрожащим голосом. - Что ты сделал со мной?
        - Просто спросил, кто ты. Без слов, - ответил Гарпий, выдыхая и опускаясь на колени рядом с ним.
        Он и сам не понял, как это сделал, как проник в чужое сознание и увидел все прошлое другого демона, почувствовал его страхи и его боль.
        - Давай попробуем уничтожить того человека, ведь это он, а не Альбера делал все это. К тому же я знаю того мальчика с зелеными глазами, и он, возможно, сможет помочь.
        Гиден рыкнул, вскинул голову, тяжело дыша, и оскалился:
        - Что за игры?! Это она тебя прислала?
        - Это не игры. Я вижу эмоции и часто понимаю истинную суть, если мне удается заглянуть в глаза. Твои глаза просили о помощи.
        Рыча как зверь, Гиден с силой оттолкнул собеседника и вскочил на ноги, расправляя крылья.
        - Я демон и в помощи не нуждаюсь.
        - Мы полукровки, а не демоны, - спокойно напомнил Гарпий.
        Он не стал подниматься, а напротив уселся на землю, демонстративно положив хвост на свое колено.
        Гиден же метался, не понимая, отчего весь его внутренний порядок мгновенно рухнул. Слез уже не было, только гнев на того человека и на этого недоразвитого демона, ухитрившегося его победить.
        - Мы почти люди, - спокойно продолжал Гарпий. - Я много читал о демонах, и поверь - не ты, не я не являемся одними из них.
        Он закрыл глаза и вдруг понял, что его спокойствие внезапно сменилось бессилием. Мечущийся рядом демон снова казался огромным и непобедимым, а он маленьким и слабым. Он даже не заметил, что стал человеком, не в силах оставаться в демонической форме.
        Зато Гиден заметил это, и, внимательно изучив его взглядом, понял, что его никто не пытался победить. Перед ним действительно был сильный демон, ничего толком не знающий о собственных способностях.
        - Я подумаю, - сказал он, - но ты и сам понимаешь, что не выполнить приказ я не смогу.
        Он даже не сомневался, что сидевший на земле полукровка его понимал.
        Гарпий открыл глаза и просто кивнул.
        Ему хотелось спать, а в сознании откуда-то возникло убеждение, что так надо, потому что чужие эмоции должны уничтожаться и превращаться в его силу, а не пускать корни в его душу.
        Глава 16 - Игры с чувствами
        - Куда ты смотрела?! - не пытаясь соблюдать церемоний, спросил Эдерью у Гвенделин. - Ты должна была проследить за ней!
        - Она прогнала меня вчера, - попыталась оправдаться целительница.
        - Значит надо было караулить под дверью, чтобы она таких глупостей не натворила!
        Гвен не ответила, только опустила голову.
        - Позови мне Альберу, - велел мужчина, отступая к окну, - а сама не попадайся мне на глаза.
        Гвен хотела возразить, сказать, что Альбе по замку бродить небезопасно, но не осмелилась, понимая, что хозяин дома только разозлится в ответ на ее слова. Стоило ей удалиться, как мужчина стал нервно расхаживать по кабинету, сдерживая желание выругаться. Вчерашнее нападение его почти не волновало после новости об освобождении раба и странном молчании Реорана на требование привести его немедленно.
        - Не говори мне, что ты понятия не имеешь, где он! - вскрикнул тогда Эдерью и впервые в жизни едва не рухнул без чувств, понимая, что так оно и есть.
        Отправив мага на поиски, он вызвал к себе Гвенделин, но приставленная к его дочери целительница вообще ни о чем не знала, что разозлило еще больше. Когда же зашла Альбера, мужчина тут же замер, сложил руки на груди и одарил дочь таким взглядом, что она замерла, ничего не сказав.
        - Как ты могла отпустить раба, ни с кем не посоветовавшись?! - кричал он. - Чем ты думала?!
        - Отец, он спас мне жизнь, - попыталась возразить магесса, робея от собственного ответа.
        Даже голос ее стал тише, а руки потянулись закрыть лицо, чтобы никто не мог смотреть в ее испуганные глаза.
        - Альба, ты хоть понимаешь, что ты сделала?! Кого ты отпустила?
        Магесса не ответила. Она знала, что была права, но злому отцу возразить не могла, а Эдерью, рыча, схватил со стола какие-то бумаги и едва не швырнул наследнице в лицо.
        - Читай! - велел он, отступая и пытаясь взять себя в руки.
        Альбера приняла бумаги и стала на них смотреть. Первый документ она уже видела. Когда-то она лишь просмотрела его и тут же вернула отцу. Это были документы на Гарпия, утверждающие, что он помесь высшего и низшего демона. Эта очевидная ложь еще тогда разозлила Альберу, но она добросовестно прочла весь документ, гласивший, что ее подарок был куплен в специальном питомнике, где демонов еще детьми вызывают и подчиняют для последующей продажи. Дальше указывался какой-то класс, цифры свойств, какие-то проценты, в которых магесса ничего не понимала. Демонология никогда ее не интересовала, потому, как раньше, так и теперь все эти значения ничего ей не говорили. За этим документом был какой-то протокол, в котором фигурировали совсем другие цифры, даже класс был присвоен другой. Протокол был с красной печатью королевских демоноборцев и описывал высшего демона. Затем было извещение с требованием передать демона властям за большую компенсацию. Завершало череду документов официальное прошение Эдерью, в котором под свою ответственность маг просит оставить раба у себя, и в случае потери контроля обязуется
уничтожить. Прошение было одобрено за подписью нескольких демоноборцев и даже короля.
        Эта бумага Альберу напугала.
        - Что это? - спросила она, понимая, что этого ей точно не показывали.
        - Смотри протокол, - ответил Эдерью, хмурясь, но уже взяв себя в руки.
        - Я ничего не понимаю в этих цифрах…
        - Красную печать видишь? Знаешь, что она значит? - сдержанно спросил мужчина.
        - Нет.
        Эдерью закатил глаза. Он много лет назад поручал Реорану рассказать все, но тот, видимо, решил иначе.
        - Протоколы демонической силы обычно составляют, когда демон вырастает, но я вызвал демоноборцев намного раньше, и уже тогда они поставили красную печать, а это значит «особо опасен, подлежит уничтожению», у него есть способности не просто высших, правящих демонов, те, что считаются опасными, у него выявили дар, отнесенный к трем запретным. Его не убили на месте только потому, что это было в нашем доме!
        Альбера испуганно вжала голову, снова посмотрела на бумагу с красной печатью, а потом взглянула на отца виновато и испуганно:
        - Какая способность?
        - Управление эмоциями. Эта цепь должна была подавить этот дар целиком, ее специально настроили так, а ты…
        - Но почему никто мне не сказал? Почему вчера ты сразу решил его убить? Он же…
        Она не договорила, замолчала, чувствуя, что голос от волнения дрожит. Ей хотелось просто расплакаться, но при отце она не смела так выражать свои чувства. Губы обожгло воспоминанием, разумом она понимала, что действительно отпустила опасную силу, но самого Гарпия не боялась.
        Ей очень хотелось сказать, что он не опасен, но она хорошо понимала, что свои слова ничем подкрепить не сможет.
        Дверь в кабинет внезапно открылась. На пороге стоял Реоран, взволнованный и даже, казалось, напуганный.
        - Ты нашел его? - зло спросил Эдерью, вновь мгновенно вскипая.
        - Нет, но…
        Договорить ему не дали. Трость, возникшая из-за его спины, осторожно тронула его руку. Маг тут же отступил и поклонился, позволяя зайти невысокому, полноватому мужчине с белой аккуратной бородой.
        Это был Адерел Эндер-Ви, облаченный в строгий светло-серый костюм. На его руках было множество перстней, а шагая, он опирался на трость с манерной строгостью, что давало понять, что этот предмет был данью прежней моды, а не необходимостью.
        - Отец?! - удивленно воскликнул Эдерью и запоздало поклонился.
        Адерел только отмахнулся от него и шагнул к внучке, спешно изображающей глубокий почтительный реверанс.
        - Альбера.
        - Да, дедушка, - прошептала она, не смея поднять глаза.
        - Расскажи мне, что ты натворила, - внезапно мягко попросил мужчина.
        Она коротко заглянула ему в глаза и, виновато кривя брови, протянула бумаги.
        - Простите, дедушка, но я просто отпустила его. Он спас мне жизнь и…
        Она стихла, заметив строгий взгляд отца.
        - И? - настойчиво спросил Адерел, явно желая знать все.
        - Я уверена, что он не опасен, - призналась Альбера.
        - Тогда почему он сбежал? - гневно спросил Эдерью.
        Альбера тут же залилась краской, вспоминая тот неожиданный поцелуй. Может он просто смутился или испугался ее гнева? Только говорить она об этом не могла и боялась, что кто-то заметил ее волнение, особенно внимательный и обычно строгий глава семьи, но он, к счастью, обернулся.
        - С тобой у меня будет отдельный разговор, - жестко сообщил он сыну, угрожающе демонстрируя бумаги. - Ты своих дел уже натворил, а теперь молчи!
        Альбера вздрогнула, но тут же виновато опустила глаза, как только старший родственник снова посмотрел на нее. Он не злился. Магесса ощущала это по ровному тону, но все равно робела.
        - Ты не хочешь, чтобы его убивали? - уточнил Адерел, касаясь ее подбородка, чтобы заглянуть в глаза.
        - Да, не хочу. Он не заслужил подобного.
        - Иногда для блага мира нужно жертвовать невиновными, но я обещаю тебе, что его не убьют, - сказал пожилой мужчина и тут же вновь обернулся: - Реоран де-Веран.
        - Да, господин Адерел, - с готовностью ответил демоноборец.
        - Сейчас займись безопасностью Альберы, а в полночь я жду тебя и этого демона в Черном зале Верхнего дома. Опозданий не потерплю.
        Он стукнул тростью по полу, грозно сверкая голубыми глазами, и тут же обернулся, мягко улыбаясь Альбере:
        - Ступай и ни о чем не беспокойся. Тебе сейчас положено наслаждаться обществом своих кавалеров. Они, между прочим, уже начали собираться в саду, прямо под белым деревом. Ступай и развлекайся, завтра я тебе сообщу свое решение по данному вопросу.
        Жестом он дал понять, что она может идти, и Альбера едва не выбежала из комнаты, мечтая вырваться из этого страшного напряжения. Ран, поклонившись, последовал за ней.
        В кабинете стало тихо. Адерел дошел до стола, положил бумаги, неспешно обернулся, но говорить не спешил. Его молчание сводило Эдерью с ума. Он знал, что его отец был страшен в гневе, и то, что он мягко обошелся с Альберой, совсем ничего не значило.
        - Отец, я…
        - Объясни мне только одно, - перебил его Адерел, быстро приближаясь. - Зачем ты отдал его Альбере?
        На последних словах он почти кричал, и, несмотря на невысокий рост, глядя на сына снизу вверх, он все равно умудрялся его подавлять и решительностью, и энергией.
        - Она не стала бы развивать в нем демонический дар, - тихо прошептал Эдерью, отступая.
        - А ты бы стал?!
        Маг Жизни неловко улыбнулся, едва не дрожа от ужаса.
        - Он полудемон, настоящий, - прошептал он взволнованно. - Существо по определению немыслимое, еще и с такой силой, я…
        Он не договорил, внезапно падая на колени и задыхаясь.
        Один из перстней на руке Адерела засиял ровным красным светом, потом почернел и потух. Только тогда Эдерью смог сделать вдох, но не посмел ни поднимать головы, ни говорить.
        - За какие грехи у меня такой дурень в наследниках, - задумчиво прошептал Адерел, жалея, что он не контролировал все действия сына.

***
        Покинув кабинет отца, Альба быстро зашагала вперед, не дожидаясь стража. Обещание деда ее не успокоило. Своему сердцу она верила больше, чем бумагам, и была просто убеждена, что Гарпий не может быть опасен. Вся эта история ее сильно злила, хотелось просто поговорить с полудемоном и убедить его, что все будет хорошо, что нет никакого смысла прятаться и убегать.
        - Альба, не спеши так, а то еще упадешь, - мягко попросил Ран, следующий за ней.
        Магесса в ответ только фыркнула и побежала вниз по лестнице.
        Невнятно шипя сквозь зубы страшные проклятия, маг побежал за ней, чтобы уже у двери обогнать и попытаться образумить:
        - Альба, прошу тебя, сейчас не время на меня обижаться. Да, я виноват. Кругом виноват, каюсь! Но давай мы сейчас позаботимся о твоей безопасности?
        Альбера посмотрела на него внимательно. Ей хотелось обидеться на него всерьез или совсем перестать злиться, но внутри ныла невнятная обида, а главное - она смотрела на него и понимала, что совсем его не любит. Он был все еще близким, важным человеком, другом, братом, кем угодно, но не возлюбленным. От этого магессе становилось еще страшнее. Как вести себя с мужчиной и что вообще делать, она не знала. Ей очень хотелось стать сильной и умной прямо сейчас, в одно мгновение, но ничего подобного просто не могло произойти.
        «Мог ли Гарпий повлиять на мои чувства к Рану? Мог ли он внушить мне, что сам не опасен? Что, если я действительно выпустила кого-то, способного переделывать других под себя?» - подумала она и побоялась своих мыслей.
        На ее лице в этот миг смешалось все. Она скривила брови, посмотрела на мага огромными влажными глазами и не знала, что ей делать.
        - Альба, мы справимся, - пообещал ей Реоран и обнял, прижимая к своей груди, как маленькую девочку. - Просто сейчас не отходи от меня. Полудемонов мои поисковики не находят, когда они люди.
        - Ран, - прошептала магесса, вцепившись в его кожаную куртку. - Помоги мне разобраться. Я ничего не понимаю, и мне очень страшно.
        - Я сам мало что понимаю, - признался маг, гладя ее по голове. - Мне от этого тоже страшно, но мы справимся, просто не обижайся на меня сейчас. Я обязательно защищу тебя от всего.
        - Да, это твоя работа, - грустно прошептала Альбера, отстраняясь и отворачиваясь, подняла носик и похлопала ресничками, надеясь, что так быстрее высохнет влага в глазах.
        - Альбера, послушай, дело не в работе и не в обязательствах, - начал Ран, осторожно взяв ее за руку.
        «Даже не в смертельной клятве тебя защитить», - добавил он мысленно, понимая, что ей этого действительно не стоит знать.
        - Мне небезразлична твоя судьба, - признался он.
        Альбера вновь взглянула на него. Сердце у нее сжалось. Казалось, настал миг исполнения ее давней мечты, а она не чувствовала ничего, кроме неловкости.
        - Я люблю тебя, - тихо сказал Ран.
        Альбера неловко улыбнулась, не понимая, что ей делать, а маг продолжил:
        - …так же, как любил свою сестру. Ты мне как родная. Может, я плохой брат и слишком сильно опекаю, но я делаю это не со зла…
        Альбера едва не рассмеялась, теряя самообладание, но тут же обняла мага. Ей мгновенно стало легче, словно она никогда не мечтала сбежать с этим человеком, никогда не хотела от него другой любви. Сейчас она была просто счастлива оттого, что он дорог ей так же, как она дорога ему.
        Ран осторожно обнял ее в ответ и погладил по голове, даже не заметив, что поддельная метка исчезла с его руки, словно даже она чувствовала поставленную сейчас точку.
        - Пообещай не принимать без меня решений, - попросила Альбера, прижимаясь к его груди щекой.
        Ее сердце ровно и спокойно билось так же, как сердце мага, все еще гладящего ее светлые волосы.
        - Хорошо. Если тебе важно все сделать самой, я помогу. Постараюсь все объяснить и рассказать, только и ты обещай, что не станешь рисковать.
        - Обещаю! - радостно объявила Альбера, отпрянув и улыбаясь, глядя магу в глаза, а потом, вспомнив давнюю детскую игру, протянула ему руку, выставив вперед мизинец: - Клянись!
        - Клянусь! - мгновенно согласился Реоран с самым серьезным видом, протягивая мизинец, чтобы пожать им маленький пальчик магессы.
        - Клянусь, - поддержала его Альбера, мгновенно становясь серьезной.
        Эта клятва не имела никакой магической силы, но они оба знали, что для них она будет больше, чем настоящей клятвой.

***
        - Стелите покрывало для Альберы прямо под деревом, - скомандовал Вильям, осматриваясь.
        - Прямо на лепестках? - удивился Лир. - А ее это не смутит?
        Вильям скривился, задумавшись, и вопросительно посмотрел на Гвенделин, которая согласилась им помочь.
        - Не смутит, - с готовностью ответила целительница и все же поинтересовалась, глядя на корзины, стоявшие на траве: - Надеюсь, вы тут не припрятали бутербродов с зеленью?
        - Обижаешь, - насмешливо протянул Вильям.
        - Мы учли, что маги Жизни восприимчивы к зову погибающих живых существ, - спокойно пояснил Мил, помогающий Лиру разобраться с мягким покрывалом для главной гостьи.
        - Да, - со смехом согласился Тед. - У нас тут все строго и по-мужски. Жареный хлеб, сушеная рыба…
        - Пива только не хватает, - с разочарованным вздохом добавил Мил.
        Ему вся эта затея явно не нравилась, но его голос был не в счет.
        - Мил, замри, - внезапно попросил его Колин, который, сидя в траве, делал наброски магическим карандашом в небольшой тетради. - Ты когда возмущается, у тебя очень интересная мимика. Мне надо это зарисовать.
        Вильям криво улыбнулся и посмотрел на Гвен:
        - А что, пиво можно было? При желании можно быстро достать для Альбы легкого медового. Как она смотрит на такие шалости?
        - Она больше бокала вина за вечер никогда не выпивала, так что не думаю, что это хорошая идея, - пожав плечами, ответила целительница.
        - В таком случае, ты молодец, Тед, что придумал нам пить квас, только я не понял, где гитара, ты же обещал!
        Врач посмотрел на военного и виновато улыбнулся:
        - А что с ней делать? Я-то могу ее принести, но приличных песен я не знаю. Только те, что тут петь просто нельзя.
        - Неси, там разберемся, - махнул рукой Вильям. - И поторопи Шуара и Девила, куда они вообще пропали?
        Не дожидаясь, когда врач уйдет, военный осмотрел поляну между клумбами как стратегический объект. Вид у него был такой грозный, словно он был не участником отбора, а по меньшей мере главнокомандующим, который должен придумать стратегию главной битвы своей эпохи.
        - Нормально ее так с Раном отделить? - все же спросил он у Гвен, указывая на зеленую полосу между покрывалом Альбы и местами для остальных. - Ей наверняка будет комфортней, если дистанция между нами будет, пусть и небольшая.
        - Да, думаю, так и есть.
        - Конечно! - возмутился Мил, раскладывавший подушки на покрывале магессы.
        Позировать Колину он совсем не хотел, и вся нелепость происходящего его только злила.
        - Он все еще боится, что на нее опять нападут, - пояснил Лир, пожимая плечами. - У нападавшего ведь была метка, как у нас.
        Гиден, подошедший в этот момент к дереву, невольно прищурился, но не спешил реагировать на это предположение.
        - Я уверен, что эта метка была ненастоящая, - взмахнув рукой, заявил Вильям. - Гар видел лицо нападавшего, если бы это был один из нас, то он бы сразу об этом сказал.
        - Разумно, - согласился Лир и тут же радостно воскликнул. - Альбера! Она идет, уже идет!
        Гиден невозмутимо отошел от дерева, чтобы оказаться подальше от россыпи белых лепестков, приветственно кивнул Вильяму и занял место возле художника. Он даже заглянул в его блокнот, удивляясь способности так рисовать.
        Вильям же, поздоровавшись с Альберой, поспешил прошептать Рану пару слов:
        - Гарпий спит в комнате Маркуса. Его час назад принес Гиден.
        - Спит? - удивился маг, плохо представляя, как полудемон мог уснуть в неподходящий момент. Он-то хорошо знал, что Гарпий полностью контролирует свое тело.
        Вильям лишь пожал плечами и тут же тихо уточнил:
        - То, что Маркус так о нем печется, - это нормально? Он на нем опыты не ставит?
        - Не ставит, все хорошо. Спасибо, - улыбнулся маг, искренне пожимая Вильяму руку.
        Он даже не предполагал, что внезапно найдет такого сообразительного союзника.

***
        Шуар метался по комнате, готовый рвать на голове волосы. Новость о том, что Гиден принес Гарпия, выбила из него остатки самообладания.
        «Что он творит? - подумал мужчина, нервно шагая то в одну сторону, то в другую. - Его же так уничтожат, и меня вместе с ним. Еще и приказа нет. Плохой знак. Может нас уже решили убрать?»
        Его поток мыслей прервался. Внезапно открывшаяся дверь заставила мужчину затаить дыхание, но увидев в дверях Девила Солсо, Шуар нахмурился.
        - Что тебе надо, строитель мостов?
        Девил усмехнулся:
        - Зашел спросить, куда подевалась твоя жена?
        Шуар вздрогнул и невольно отступил, не веря своим ушам.
        - Ты ее съел вместе с настоящими документами? Тут вообще знают, что ты был женат? Мне казалось, что вдовцы здесь тоже никому не нужны.
        - Кто ты такой? - спросил Шуар, внимательно глядя на спокойного мужчину.
        Он боялся предполагать, кто и зачем прислал столь осведомленного вестника.
        - Не узнаешь? - удивился Девил. - А так? - Он снял очки, зачесал волосы назад, зловеще усмехнулся и, гордо задрав подбородок, презрительно посмотрел на собеседника.
        Шуар замер на миг и тут же рухнул на колени.
        - Спасите меня, умоляю! - воскликнул он, не скрывая своего отчаянья, словно это не он только что смотрел на мужчину как на врага.
        Девил хмыкнул, но ответить не успел. В дверь постучали и, не дожидаясь реакции, заглянули внутрь.
        - Вот вы где! - воскликнул Тед и тут же осекся. - Что это у вас тут происходит?
        - Ничего, - тут же беспечно ответил Девил, пряча янтарные глаза за очками. - Шуару просто припекло порепетировать признание, а ты его смутил. Теперь он точно будет злой и испортит нам вечер своим нытьем.
        Разгоряченный от волнения Шуар действительно казался злым. Поднявшись на ноги, он вскинул голову и смерил врача презрительным взглядом.
        - В любом случае, - неловко прошептал Тед, - там Альбера уже пришла, а меня просили вас поторопить.
        - Спасибо, - кивнув, поблагодарил Девил и обернулся: - Что ж, тебе не повезло. Придется признаваться без репетиций.
        Шуар скривился. Он понимал, что созданная им репутация предполагала язвительный комментарий, только придумать его он не смог.
        - Лучшее признание - это песня! - мгновенно сменил тему Тед, показывая свою гитару, на гриф которой была повязана красная лента. - Может вы приличные песни знаете?
        - Прости, я только в клавишных инструментах разбираюсь, - искренне извинился Девил.
        - Буржуй, - шутливо заявил врач.
        - Извини, - снисходительно ответил на это строитель мостов, уводя врача подальше от раздавленного Шуара, который не мог совладать с собой.
        Он думал о своей жене, которую мог спасти только хорошей работой, а в сознании роились разные воспоминания.
        - Когда ты все сделаешь, он все равно убьет ее, если захочет, - сказал ему когда-то Гиден.
        - Он дал слово!
        Полудемон на подобное возражение лишь пожал плечами и продолжил:
        - Он может даже мне приказать убить и ее, и тебя.
        - И ты убьешь?
        - Я люблю убивать, особенно женщин, с ними можно много чего сделать…
        - Нет! - перебил его Шуар. - Ты не сделаешь с ней ничего!
        Гиден презрительно фыркнул:
        - Что ты бесишься? Возможно с ней уже давно все сделали. Может она даже мертва.
        Для демона эти слова ничего не значили, а Шуар так и не смог найти себе места. Ему оставалось только надеяться, что слову можно верить, а хорошей работой - заслужить жизнь, если не свою, то хотя бы той, которую любил.
        Чтобы взять себя в руки, ему понадобилось время, потому, когда он вышел во двор, там уже весело шумели, показательно чокаясь большими кружками кваса.
        Альбера, сидевшая под деревом возле Реорана, сдержанно посмеивалась с неловких шуточек Лира.
        Колин рисовал. Он успел отложить свой блокнот и, разложив разноцветные мелки, наносил короткие штрихи на деревянную доску. Только Альбера на его работе не сидела на покрывале, а раскачивалась на качелях, подвешенных прямо на ветке дерева с белой листвой. Художнику нравилось, как она смеялась, и он совсем ничего не слышал, увлекаясь своей работой.
        Магесса почти расслабилась, прислонившись к стволу дерева. Между пальцами она вращала монету, подаренную Маркусом, и пыталась настроиться. Просто она понимала, что должна именно сегодня спрятать ее под корнями дерева, вложив в нее немного своей силы, если она еще хочет спасти дерево эверот. Только настрой был неподходящий. Мысли путались, потому она решила прогнать всё из своей головы музыкой.
        - Тед, сыграйте нам что-нибудь, - попросила она. - Я ведь правильно помню ваше имя?
        - Да, но…
        Возразить Теду не позволил Лир, толкнувший его локтем в бок:
        - Давай, - сказал он ободряюще. - Покажи свои таланты.
        - Ладно, - неохотно согласился рыжеволосый мужчина и все же взял гитару.
        Длинные пальцы сразу зажали аккорд, пробежали по струнам, создавая мелодию. Мгновение мужчина, видимо думая, наигрывал что-то невнятное, а когда все внимание сосредоточилось именно на нем, заиграл быструю веселую мелодию, от которой хотелось пойти в пляс, а потом запел.
        Альберу поразила эта песня. Веселая музыка и печальные, почти драматичные слова, странным образом переплетались в нечто новое, прежде ей неизвестное. Даже насмешливые нотки, которые проскальзывали в голосе рыжеволосого врача, не казались странными. Они дополняли историю одинокого моряка, полюбившего цветочницу в далеком порту. Альбера даже смогла забыть о своих тревогах, сжала монетку между ладошками и представила эту пару. Веселая рыжеволосая цветочница и грозный моряк с повязкой на глазу, желающий любви, но чем все закончилось, узнать было не суждено. Стоило Теду спеть о том, как мужчина уволок свою возлюбленную в темный переулок, где их никто не увидит, как песня тут же оборвалась. Вильям внезапно выдал певцу звучный подзатыльник и отобрал гитару.
        - Я предупреждал, - с неловкой улыбкой пробормотал Тед, потирая голову, но офицера это уже не волновало.
        - Что за молодежь пошла, - проворчал он. - Все за них делать надо.
        - Так говоришь, как будто старый, - хихикнул Лир.
        Вильям смерил его строгим взглядом и тут же улыбнулся Альбере:
        - Что ж, модных песен не обещаю, а вот те, что бродили в столице пятнадцать лет назад, - легко!
        Он закрыл глаза и начал играть, неспешно перебирая струны.
        Альба тоже закрыла глаза, вслушиваясь в музыку. Ей казалось, что несколько мелодий накладывались друг на друга, словно здесь не одна гитара, а по меньшей мере три. Текст романса и голос мужчины завершали волшебное впечатление. Она буквально видела картину несчастной любви простого героя и дочери знатного вельможи. Сколько бы подвигов герой не совершал, а ровней его не признавали, а он любил, страдал, боролся. Она любила и ждала.
        - Простите, - внезапно сказал Вильям, как только допел песню, где любовь принесла лишь боль и разлуку.
        - Ой, что вы, это было удивительно, - искренне проговорила Альбера.
        - Благодарю, но я все же отойду ненадолго.
        Он отложил гитару, встал и быстро пошел прочь.
        «Что я здесь делаю?» - спрашивал он себя, вспоминая дни своей юности и ту, которую когда-то любил.
        - Вильям, - окликнул его Бернард, который все это время тихо и отрешенно наблюдал за происходящим.
        Военный обернулся, позволяя потомку магов себя догнать.
        - Ты в порядке? - спросил Бернард с видом человека, который сам нуждается в этом вопросе.
        - Да, а ты?
        - Ко мне возвращается магия, - внезапно признался мужчина, которому нужно было хоть с кем-то поделиться.
        - А ко мне сердце, - с усмешкой ответил Вильям и тут же тяжело вздохнул, понимая, что правда несмешная. - Давай пройдем немного, поговорим. Альбере наши печальные лица точно ни к чему.
        Глава 17 - Сделки с совестью
        Когда Гиден зашел в общий зал, держа на руках Гарпия, равнодушных не нашлось. Одни испугались за Гарпия, другие поразились силе Гидена, третьи просто шокированно ничего не понимали.
        Тед первым делом начал проверять пульс бывшего раба.
        - Что случилось? - спросил он, давая разрешение уложить полудемона на диван.
        - Без понятия, - соврал Гиден, пожимая плечами. - Я нашел его таким за территорией.
        - Как ты вообще смог его принести? - удивленно спросил Лир, косясь то на Гарпия, то на Гидена. - Он же нелегкий.
        - А я не слабый, - ответил Гиден и просто ушел к себе, словно его это не касалось.
        Он и без Теда знал, что Гарпий просто спит. С ним тоже подобное случалось, когда он только учился пользоваться своими способностями. Сначала всплеск, потом усталость, от которой лишь одно спасение - крепкий сон. У него еще и тело болело, особенно после перемещений и ускорения, а после пробуждения огня парня лихорадило. Что происходило с другим, таким же, сейчас он мог только предполагать, но знал, что Гарпий точно это переживет. От собственной силы не умирают.
        Зато Маркус испугался не на шутку.
        - Он просто спит, - пожимая плечами, заключил Тед. - Крепко, но спит. Вон глаза как двигаются, даже сны какие-то видит и ни о чем не думает.
        - Это нормально? - спросил Лир, робко выглядывая из-за плеча Вильяма.
        - Почем мне знать? - удивился Тед. - Я человеческий врач. Мало ли как у него все работает.
        - Видимо, иначе, - заключил Вильям. - Значит перенесем его в кровать и пусть спит, а нам надо готовиться к вечеру с Альберой.
        - Я останусь с ним, - заявил Маркус, даже не пытаясь скрыть своего волнения.
        Пикник его не волновал. Он даже решил объясниться с Альберой, чтобы не вводить ее в заблуждение, но это могло подождать, а состояние брата - нет.
        - Отнесите его в мою комнату. На него ведь явно не рассчитывали здесь, - попросил он, помня, что комнат всего лишь десять.
        Спорить с ним никто не стал, только Вильям уточнил, уверен ли артефактолог в своем решении. Он был уверен во всем, и когда остался один, разложил на столе амулеты и свитки. Он поочередно разворачивал их над Гарпием и подносил к нарисованным на свитках знакам черный камень с мелкими искрами внутри, похожими на звездное небо глубокой ночью. Камень ни на что не реагировал, и это все больше волновало Маркуса.
        - Не может это быть человеческим сном, - пробормотал он, сворачивая очередной свиток, а сам с опаской покосился на стол.
        Будучи мальчишкой, он видел, как полудемоны внезапно сползали на пол и крепко засыпали после пробуждения какого-то дара. Их господин утверждал, что их тела приспосабливаются к новому потоку энергии. Гарпий спал так же крепко, только в отличие от них, отчего-то хмурился и иногда кривил губы. Дыхание его сбивалось, приходило в норму, а порой даже останавливалось, что сводило артефактолога с ума.
        Он и сам себе не верил, но из оставшихся выбрал свиток с запретными способностями. Развернув его, он почти с ужасом посмотрел на четыре большие сложные печати, но, затаив дыхание, поднес к одной из них камень. Он не отреагировал, потому Маркус решился сделать вдох. Поднес камень к другой печати, прикрыл глаза, понимая, что и здесь реакции нет. Перевел камень к третьей и перестал дышать, видя, как «звезды» в «ночном небе» стали разрастаться сияя.
        «Управление чувствами», - сообщил он сам себе, понимая, что эта способность у его брата явно пробудилась давно. Думать о ее опасности Маркус не мог. Проверять четвертую артефактолог не собирался, помня правило об отсутствии способностей одной группы, но Гарпий внезапно дернул рукой, словно пытаясь что-то отогнать, Маркус отшатнулся и едва не рухнул, видя, как сияет четвертая печать на свитке, а «звезды» в камне краснеют.
        - Не может быть, - прошептал он, быстро сворачивая свиток и пытаясь решить, куда его деть.
        Сначала он хотел его спрятать, потом уничтожить, а потом осознал, что это ничего не изменит, убрал все свои «демоноведческие штучки», тихо сел у кровати и просто ждал.
        Со двора в открытое окно залетали звуки гитары, смешиваясь с пением птиц. В замке было так тихо, что казалось, никого кроме кандидатов и Альберы и вовсе не существовало, а Маркус слушал ровное глубокое дыхание.
        Под звуки смеха в саду Гарпий медленно открыл глаза. В голове еще крутились чужие воспоминания, обрывки каких-то знаний и картин чужого далекого мира, полного демонов, пламени и сложной структуры власти.
        Солнечный свет больно ударил в красные глаза. К горлу подкатила тошнота, но тут же отступила. Разум мгновенно опустел.
        - Ты как? - спросил Маркус. - Все помнишь?
        Ему не ответили, только моргнули, от этого у артефактолога все внутри перевернулось.
        - Я не знаю, как это может работать, - взволнованно пробормотал он. - Не понимаю, что ты сейчас чувствуешь, и… ты ли это или уже…
        Он не договорил, просто не смог, отгоняя все мысли и предположения.
        Гарпий медленно сел, коснулся собственного лба, затем носа, губ, словно проверял, кто он есть, а потом посмотрел на артефактолога:
        - Где мы? - спросил он, осознав, что отключился прямо возле водопада.
        - В замке Эндер-Ви. Тебя принес Гиден. Что вообще случилось?
        - Ничего, - уверенно ответил Гарпий, мотнув головой, пытаясь отогнать последние проблески наваждения, и встал на ноги.
        Тело, как ни странно, слушалось. Пройдя по комнате и убедившись, что он действительно в норме, Гарпий выглянул в окно и, увидев компанию под белым деревом, спросил:
        - Почему ты не там?
        И сам поразился тому, как легко это прозвучало, даже коснулся собственной шеи, пропустив мимо ушей ответ артефактолога.
        Когда-то давно рабу-мальчишке приказали молчать, если его не спрашивали, наказывали за нарушение этого правила, и в горле постепенно рос незримый камень. Гарпию казалось, что он стоит поперек горла, мешая звуку превращаться в слова. Он понимал, что имя этому камню «страх», но не решался с ним бороться, чтобы не выдать самого себя. Теперь говорить ничего не мешало, кроме легкой неловкости от звука собственного голоса.
        - Гарпий, - окликнул его Маркус, приблизившись. - Ты меня слышишь?
        - Извини, - коротко ответил полудемон и посмотрел на мужчину, пытаясь понять, что ему делать.
        - Ты точно в порядке? - уточнил артефоктолог, вглядываясь в черные глаза. - Я волнуюсь.
        Гарпий глупо кивнул, плохо понимая, что надо делать, если о нем волнуются. Ран всегда свои тревоги выражал совсем иначе, и в его глазах не было столько отчаянного волнения.
        - Идем, нам надо быть там, а не здесь, - сказал полудемон, кивая в сторону сада, чтобы сменить тему.
        Маркус кивнул, но, подумав немного, спросил:
        - Ты действительно хочешь стать мужем Альберы?
        Гарпий, готовый уйти, внезапно обернулся и в его глазах мелькнуло что-то такое, чего артефактолог успел испугаться. Ему почудилось, что он оказался в чужой власти, не телом, а всем своим естеством.
        - Извини, я просто хочу понять, можешь не отвечать, если не хочешь, - поспешно стал оправдываться Маркус, понимая, что ему явно лишь почудилось.
        - Хочу, - ответил Гарпий, - но это невозможно, да?
        Маркус растерянно пожал плечами. Он считал, что это действительно невозможно, но сказать это не смог. Только его взгляда, жалостливого и болезненного, полудемону было достаточно, чтобы поправить рубашку и выйти.
        Хмурой тенью, с молчаливым Маркусом рядом, он вышел в сад, спугнув кого-то из слуг. Он этого даже не заметил, быстро приближаясь к дереву. Его осыпающиеся листья падали прямо на светлые волосы Альберы. Он смотрел на это и понимал, что сломанная ветка была бы красивой диадемой для невесты. Он сам мог бы вплести ее в мягкие волосы, если бы только от этого Альбера не заплакала, да и ему самому было бы нестерпимо больно, но разум все равно рисовал эту картину, словно упиваясь собственным отчаянием.
        - Гарпий, Маркус, вы как раз вовремя! - воскликнула Альбера, внезапно обернувшись, и обворожительно улыбнулась, демонстрируя монетку, переливающуюся ее энергией. - Я хочу дать дереву шанс, вы ведь мне поможете?
        - А мы? - с надеждой спросил Мил.
        Гитара была у него. До появления полудемона он наигрывал модные веселые мелодии, а пел Лир, порой коверкая слова. От того развлекательные песенки становились совсем комичными, но это спасало настроение магессы.
        - Маркус подарил мне этот талисман, а Гарпий семечко, так что у них больше прав.
        - Я, пожалуй, откажусь, - пожимая плечами, ответил Маркус и тут же подмигнул Альбере: - Главное в дружбе - умение вовремя отстраниться.
        Он подтолкнул Гарпия к Альбере, а сам шагнул к другим кандидатам.
        Растерянный полудемон в полной тишине опустился на колени возле Альбы. Он смотрел ей в глаза и ему казалось, что больше ничего ему и не надо, но стоило ее пальцам коснуться его руки, и стало нужно сразу все. Запрещая себе прижимать ее к себе, он просто сел рядом.
        - Я вложила в нее свою силу, - сказала Альбера, передавая ему монету. - Давай вместе отдадим ее дереву и позволим ему выбрать: остаться с нами или исчезнуть, ведь если ему плохо здесь, разве это не похоже на рабство?
        Гарпий вздрогнул. Приступ безумной нежности мгновенно угас, сменяясь холодным пониманием.
        Он кивнул, без слов принимая ее желание, и поднес маленькую монету к корням дерева. Земля расступилась. Одна из веточек буквально схватила ее и утянула куда-то вниз, не оставляя никаких следов, а Гарпий посмотрел на рыхлую почву и попросил, не зная, к кому обратить свои молитвы:
        - Если я действительно люблю ее, пусть это дерево выживет.
        Он даже не заметил, как сказал это вслух.
        Присутствующие сделали вид, что ничего не услышали, только Альбера смущенно зарделась, невольно прикасаясь к губам. Воспоминание о жаре поцелуя ее успокаивало.
        К концу вечера она совсем расслабилась. Сидеть между Гарпием и Раном ей было особенно комфортно. Сначала она осторожно отламывала кусочки рыбы, потом под шутки Лира начала ее грызть и смеяться от облегченных вздохов простых парней.
        - Вот теперь осталось квас заменить на пиво! - все еще смеялся Лир.
        - А есть? - оживившись, спросила Альба, мгновенно краснея, но не поддаваясь смущению. - Я бы попробовала совсем немножко.
        Вильям, собравшийся выдать Лиру подзатыльник, тут же передумал. Он был хмурым и молчаливым почти весь вечер, а тут даже усмехнулся:
        - Будет, - заявил он уверенно.
        - Я против! - тут же возразил Мил. - Господин Эдерью будет недоволен, зачем нам такие проблемы?
        - Мы ничего ему не скажем, - пожал плечами Тед, - а общие секреты сближают.
        - Поздно, - с улыбкой сообщил Бернард, кивая в сторону магессы.
        Альбера уронила голову на плечо Гарпия и, закрыв глаза, дремала. Дни, полные волнений, сменились спокойствием доброжелательной компании и теплом куртки Рана, бережно наброшенной на ее плечи при первых признаках вечерней прохлады. Для удобства не хватало только подушки, но сильное плечо бывшего раба оказалось ничуть не хуже.
        Она даже не заметила, как прильнула к нему и задремала.
        - Да, уже пора расходиться, - согласился Девил, - надо только отнести ее к себе.
        - Подождите, она не выбрала того, с кем пойдет на свидание завтра, - с надеждой напомнил Мил. - Она ведь должна выбрать сегодня.
        - Она выбрала, еще до встречи, - спокойно сообщил Ран. - Это будет Маркус.
        Артефактолог хотел возразить, но увидев взгляд мага, кивнул, понимая, что это лучший способ поговорить с магессой.
        - К тому же помощь Маркуса ей сейчас просто необходима, - заключил Ран, вставая на ноги. - Вы все должны это понимать.
        - А если это ход самого Маркуса? - внезапно заговорил молчавший весь вечер Колин. - Он сначала изучает демонов, потом крутится везде, теперь, после нападения, не отходит от Гарпия. Это странно. Он может быть связан со всем этим.
        При этом, говоря все это, он даже не смотрел ни на Рана, ни на артефактолога, собирая свои изрисованные дощечки и валяющиеся в траве мелки.
        - Странно, - согласился Реоран. - Но он сам уже рассказал мне о своей связи, так что нет смысла беспокоиться. Никакого плана нет.
        Спорить с ним никто не стал. Даже Маркус, окинув всех взглядом, решил не оправдываться, хотя ему не хотелось скрывать свое родство с полудемоном. Скорее напротив, он хотел сказать, что они равные. Вот только, взглянув на брата, понял, что тот даже не следил за происходящим.
        Гарпий, не дожидаясь просьбы от Рана, осторожно подхватил Альберу на руки и отошел от дерева. Магесса мирно посапывала, явно не собираясь просыпаться. Стоило Гарпию отойти, как он буквально кожей ощутил недовольные взгляды других кандидатов. Маркус их мало волновал.
        - Я тоже мог бы ее донести, - пробормотал себе под нос Мил, отворачиваясь, понимая, что его возражение о справедливости никого не тронет.
        - Она такая маленькая, что даже я мог бы, - пожал плечами Лир.
        - Отставить нытье! - шутливо приказал Вильям. - Она к нему привыкла, так что смиритесь и помогите мне тут все убрать.
        - А слуги? - удивился Девил.
        - Это мы тут все натворили, причем тут они? - развел руками военный, явно не понимая вопроса. - А ты вообще штрафник, даже не помогал, - добавил он, ожидая возражений.
        - Хорошо, значит уборка на мне, - неожиданно спокойно согласился Девил, но при этом, пообещав вернуться, спешно догнал уходящего стража. - Реаран, можно вас на пару слов?
        - Меня? - удивился маг. - Что-то случилось?
        - Это я и хотел спросить, - уклончиво ответил Девил, поправляя очки. - Вам нужна помощь? Я имею связи и могу попросить о поддержке на любом уровне.
        Ран нахмурился, окинул взглядом кандидата, но тут же соврал, не решаясь ему доверять:
        - Справимся. Надо только найти нападавшего.
        - Простите, если лезу не в свое дело, но ведь это не ваша работа. Почему здесь еще нет ни демоноборцев, ни королевской гвардии? Это повод беспокоиться за наши жизни? Или семья Эндер-Ви считает подобное частью испытания?
        - Все это не я решаю, - бросил Ран и, извинившись, поспешил к замку.
        Слова Девила его злили своей правдивостью и разумностью. По всему выходило, что помощь действительно нужна, но он, будучи стражем Альберы, не мог ее просить. Он мог только убедить Адерела в том, что сами они могут не справиться, а опыт напоминал, что со стариком просто невозможно договориться. Оттого магу оставалось только нервно стиснуть зубы и идти к Гарпию, ожидавшему его поодаль.
        - Нападавший больше не вернется, - сообщил полудемон, даже не пытаясь скрыть, что подслушал чужой разговор.
        - Я смотрю, у тебя и слух обострился и язык развязался, - раздраженно шикнул маг, прекрасно понимая, что зол не на Гарпия.
        - Завязать? - спокойно спросил полудемон, одарив мага взглядом, похожим на угрозу.
        - Нет, извини, я просто злой из-за всего происходящего в замке, - вздохнул Ран, сожалея, что в такой важный для друга момент от него нет никакой пользы. - Лучше поясни, почему он не вернется?
        - Я просто это знаю.
        - Помогло, - саркастично воскликнул маг. - Ладно, но даже если ты прав, может прийти кто-то другой. Давай ее мне, а сам приведи себя в порядок: нас в Верхнем доме ждет господин Адерел.
        Гарпий сглотнул и даже остановился:
        - Зачем?
        - Давай ты пойдешь, превратишься в хорошего слугу, а я положу Альберу спать и потом приду за тобой, по дороге поговорим. Прости, Гарпий, но сейчас, правда, нет времени.
        Полудемон не ответил, понимая, что спорить бессмысленно. Он просто передал магессу Рану, с трудом удержавшись от желания прикоснуться губами если не к ее розовым губам, то хотя бы к щеке или волосам, но при маге не осмелился, только скользнул пальцами меж ее локонов, наслаждаясь их мягкостью, и поспешил в свою каморку.
        Так называемая его комната напоминала чулан, в который втиснули узкую тахту, выполняющую роль его кровати. Впрочем, здесь он бывал очень редко, только когда Альбера просила его исчезнуть, что случалось с ней нечасто. В остальное время, даже когда магесса покидала дом, он спал на широком мягком диване в ее гостиной, а иногда даже в ее постели, особенно когда она уезжала, а простыни еще хранили запах.
        Здесь всегда было тихо и пусто. Отсутствие окна никогда не мешало. Глаза полудемона даже в человеческой форме хорошо видели в темноте, но на этот раз они его подвели, не заметив чужое присутствие.
        Стоило ему заглянуть в маленький комод с собственными вещами, как внезапный голос привлек внимание:
        - И вот это то, за что ты борешься? - спросил Гиден.
        Обернувшись, Гарпий понял, что второй демон сидел на полу в углу и зачем-то листал записи Маркуса, совершенно ничего в них не понимая.
        - Как ты нашел это место? - спросил Гарпий, забыв испугаться.
        Почему-то второго полудемона он совсем не боялся, хорошо понимал его силу, осознавал его превосходство, но чувствовал, что тот ничего ему не сделает, по крайней мере, сейчас.
        - По запаху, - ответил Гиден, убирая бумаги. - Мы с тобой не договорили.
        - Да, но ты еще не подумал.
        Отвечая, Гарпий спокойно раздевался, чтобы сменить костюм по просьбе Рана и отправиться в верхний дом в том виде, к которому все здесь привыкли, разве что без цепей.
        - Я и думаю, - сообщил Гиден, вставая. - Интересно мне, что у тебя на уме. Вот эта нора хуже моего подвала, а сейчас у меня есть куда больше, чем у тебя.
        Гарпий не стал на это отвечать, понимая, что собственные слова злят собеседника. Это вызывало скорее сочувствие, чем раздражение.
        - Да и шрамы на твоей спине говорят, что ты тут на особом счету, но все равно защищаешь эту малявку, почему?
        - Я уже говорил, что люблю ее, - равнодушно ответил Гарпий, натягивая рубашку.
        - Ты это всем сказал сегодня. Смотри, после такого кто-нибудь обязательно сожжет твое дерево. Даже мне захотелось сделать это из…
        - Зависти? - спросил Гарпий, заглядывая собеседнику в глаза.
        Гиден не ответил, не рыкнул, хотя в нем мгновенно поднялся гнев.
        - Подумаешь, - пробормотал он рассеянно, не желая мириться с точностью формулировки. - Чему тут завидовать?
        - Тебе виднее, - просто ответил Гарпий, застегивая строгий темно-зеленый жилет и спешно завязывая пышный белый галстук. - Можешь сжечь дерево, только ее не трогай, - добавил он, словно улавливая чужие мысли.
        Гиден рыкнул, злясь еще больше.
        - Я тебя лучше сожгу, но потом… когда-нибудь.
        Гарпий едва заметно улыбнулся, понимая, что тут он уже сделал свое дело, осталось дождаться, когда Гиден сам примет правду, перестанет себя обманывать и осознает, в насколько ужасной ситуации он остался.
        - Можешь побыть в моей шкуре этой ночью, я вряд ли вернусь до утра. Так что оставайся здесь, если хочешь, а нет - уходя, закрой за собой дверь и сложи, пожалуйста, бумаги туда, где их взял, - сказал он, набрасывая на плечи сюртук в тон жилета.
        Застегивать его по последней моде придворных слуг не полагалось, а так как Эндер-Ви не хотели отставать от королевского двора, особенно в Верхнем доме, Гарпий не стал его застегивать, даже, не удержавшись, спрятал руку в карман узких брюк, добавляя своему виду небрежности, и вышел. Он знал, что бешеный от гнева Гиден наверняка собьет кулаки о стену, но потом сложит бумаги и ляжет спать на узкой тахте, не понимая ни себя, ни Гарпия, ни Альберу, ни этот странный мир вокруг.

***
        Разговор у Гарпия с Реораном не задался, потому, обменявшись сухими фактами, они молча шли по подземелью, при этом Ран не спешил делиться своими подозрениями, а Гарпий не собирался выдавать Гидена. Не доверять друг другу было странно для обоих. Прежнее взаимопонимание сменилось странной неловкостью. Свободный Гарпий и беспомощный Реоран были просто незнакомы, и что делать с этим - не понимали. Времени на выяснение отношений и новое знакомство судьба им не дала, а атмосфера подземелья только больше портила настроение.
        Каждый из них вспоминал здесь свою историю. Ран думал о своих обязательствах перед Эндер-Ви. Гарпий не хотел вспоминать свое детство, но с каждым шагом его попытки строить из себя уверенного и во всем свободного человека сменялись скованностью и привычным ужасом. Запах Верхнего дома действовал хуже любых угроз. Все внутри сжималось. Хотелось сбежать, но он продолжал шагать за Реораном, чувствуя, как от эмоций в животе все скручивается в тугой узел.
        Прежде он попросил бы Рана замедлить шаг, потоптался бы на месте, чтобы успокоиться, а теперь не решался, только бессмысленно застегивал сюртук, чтобы тут же расстегнуть его вновь.
        - Кстати, забыл сказать, - внезапно начал Ран, поднимаясь по лестнице и на ходу зажигая огненные светильники. - Ты сломал Гросу руку. Маги уже исцелили ее, но он вне себя, так что постарайся никого не злить, особенно Адерела. Если он отдаст тебя Гросу, я ничего не смогу…
        - А ты собирался что-то делать? - внезапно перебил его Гар, не веря в искренность мага.
        - Я должен был предупредить, - вместо ответа сообщил страж и ускорил шаг, пытаясь смириться с тем, что он совсем ни за что сейчас не может быть в ответе.
        В действительности Ран точно знал, что не бросит полудемона в беде и обязательно попытается ему помочь, вот только в собственных возможностях не был уверен, потому и говорить ничего не стал. Сомнения Гара его задевали, но собственные подозрения мешали возмутиться. Пришлось просто шагать молча, только буря его эмоций не могла скрыться от полудемона. Благо Гарпий понимал, что гнев, раздражение и недовольство мага могли означать что угодно, потому с выводами не спешил.
        Лестница сменилась коридором, затем еще одной лестницей. Все эти ходы, напоминающие лазы муравьев, испещряли все горы во владениях Эндер-Ви, соединяя все дома. В Верхнем доме последний ход открывался прямо в Черный зал.
        - Ты готов? - спросил Ран, замирая у нужной двери.
        - Я не буду готов, - признался Гарпий, - так что давай.
        Маг кивнул и приложил руку к руне у двери. Охранные письмена наполнились светом, узнавая визитера. Дверь тут же распахнулась сама, открывая взору огромное помещение, заполненное огнями. Магических светильников здесь не было, потому в каждом канделябре танцевало настоящее пламя. Его мерцающий свет тонул в черном бархате стен и мягкой мебели, зато стелился бликами по мраморному полу.
        Адерел уже был там, он сидел в высоком кресле, словно на троне, и что-то читал.
        - Вы пришли на десять минут раньше, - сообщил он, не скрывая своего недовольства.
        - Простите, - ответил на это Ран, тут же опуская голову, но не смея оправдываться.
        - Заходите, - все же разрешил глава рода, резко закрывая свою папку с бумагами.
        Только после подобного позволения страж решился зайти в зал. Полудемон последовал за ним. Гарпий понимал, что смотреть сейчас на Адерела не стоило, лучше было опустить голову и вспомнить давно выученную роль раба, но вместо этого отчаянно пытался различить эмоции главы рода.
        Адерел не выражал ничего не только лицом, но и аурой, словно все эмоции были ему чужды.
        - Проверь письмена, - приказал он Реорану, указывая на пол у своих ног. - Я не доверяю Гросу в этих делах.
        Только теперь маг заметил красные знаки, рисующие щит против демонов. Шагнуть в такой круг Гарпий просто не сможет, а если решится, то скорее потеряет сознание от боли, чем сделает первый шаг. Подобное открытие Рана почти напугало, но он заставил себя внимательно осмотреть печать, чтобы убедиться в ее верности.
        - Если вы хотите его убить за попытку к вам приблизиться, то все верно, - ответил он, добавляя к своему ответу предупреждение для друга.
        - Хорошо, - так же равнодушно ответил маг, - а теперь поди вон. Ты мне больше не нужен.
        Его небрежный, откровенно презрительный тон Рана задел, но спорить с Адерелом он не мог, потому что цена его свободы была давно уплачена.
        - Я жду тебя за дверью, - едва слышно прошептал он Гарпию, проходя мимо, давая понять, что он останется рядом.
        Это значило: «Зови, если что», вот только оба понимали, что пользы от этого зова не будет.
        Когда дверь за магом закрылась, Адерел внимательно посмотрел на Гарпия, не скрывая своего любопытства.
        - Так и будешь стоять? - спросил он с легкой насмешкой.
        - Если хотите, чтобы я преклонил колено, я могу это сделать, - так же спокойно ответил Гарпий, удивляясь тому, что его собственный голос звучит именно так в тот момент, когда ему хочется сбежать куда-нибудь от своего панического страха.
        - А если я предложу тебе присесть? - не скрывая своего любопытства, спросил маг.
        - Я постою.
        Ответ вырвался быстрее, чем полудемон успел обдумать вопрос, и тут же вызвал в нем смятение. Его проверяли? Испытывали? Чего тогда от него ждали? Он не знал, и, не понимая правил игры, боялся даже дышать.
        - Хорошо, тогда перейдем к сути, - начал Адерел, вдруг заговорив с ним как с равным. - Твоя метка настоящая. Это случайность?
        - Не случайность, - с трудом ответил Гарпий, выдавливая из себя слова.
        - Поясни.
        - Так получилось, но теперь я пытаюсь бороться за ее внимание.
        Говорить вновь становилось сложнее. Гарпию казалось, что воздух от присутствия мага сгущается и после каждого вдоха снова собирается в ком ужаса в глубине горла.
        Разум даже вспомнил тот единственный миг, когда Адерел увидел его впервые. Целители в очередной раз не давали ему умереть, а он чего-то просил в бреду - не то смерти, не то покоя, - а потом появился он, и мгновенно стало легче. Боль стихла, жар спал, но от гнева в его глазах холодели и пальцы, и губы, и даже сердце.
        - Рабам положено молчать! - не то приказал, не то заявил тогда маг, и в горле все сжалось так, что на мгновение полудемону стало тяжело дышать.
        Теперь это ощущение возвращалось, но Гарпий с силой выталкивал из себя слова.
        - И как ты себе это представляешь? - без гнева спросил маг.
        - Никто из Эндер-Ви никогда не смотрел на происхождение. Среди ваших предков есть немало неудобных людей. Даже ваш дед до брака с вашей бабушкой был каторжником. Я видел книгу рода.
        - Он оказался на каторге по ложному обвинению.
        - А я в рабстве по любви? - с внезапным гневом ответил Гарпий, невольно цитируя одного из философов.
        - Отсылка к Олверу Солсаресу? - удивился Адерел. - Ты у нас что, еще и образованный?
        - Немного, - почти виновато ответил Гарпий, опуская глаза. - Недостаточно, чтобы считаться действительно образованным.
        - Реоран?
        Гарпий вздрогнул. Всему он был обязан именно Реорану. Именно маг научил его, как сыграть роль раба и обмануть других, читать и писать, а потом выбирал для него книги, но права на это он не имел. Внезапно все обиды на мага сменились волнением.
        - Что ему за это будет? - спросил он вместо ответа, глядя хладнокровному магу прямо в глаза.
        - Ничего. Сейчас меня интересуешь только ты, - пожал плечами Адерел. - Если будешь хорошо себя вести и мне не придется привлекать демоноборцев, то никто о его делах не узнает, ну а если спросят, то отвечать он будет не мне, а королевскому суду.
        Гарпий сглотнул, помолчал, все обдумывая, а затем спросил, заметно хмурясь:
        - Чего вы от меня хотите?
        - Ну, для начала хочу понять, чего ты стоишь. Ты знаешь, что имеешь дар, за который демонов в этом мире убивают?
        - Нет, - чуть помедлив, ответил Гарпий, догадываясь о какой именно способности может идти речь.
        - Знаешь, какой?
        - Предполагаю, - честно ответил полудемон, понимая, что врать точно бессмысленно.
        - И что мы будем с этим делать? - спросил Адерел, странно улыбаясь.
        Гарпий смотрел на него и не понимал: издевается над ним этот пожилой могущественный маг, насмехается или, быть может, действительно ждет ответа.
        - Я не знаю, - признался Гарпий.
        - И на что ты готов пойти?
        Полудемон нахмурился. Хотелось сказать «на все», но демон в нем так отчетливо запротестовал, что порыв так и остался лишь мыслью.
        - Не знаю, - прошептал он, снова опуская голову.
        - Зато честно, - хмыкнув, сказал Адерел. - Что ж, тогда я тоже буду честным. Я не хочу расстраивать Альберу. Я потерял троих детей с даром Жизни, и моя надежда - это первое дитя бестолкового Эдерью, а она верит тебе. Хорошо это или плохо - неизвестно, но судя по твоим эмоциям, ты не причинишь ей вреда.
        - Эмоциям? - пораженно спросил Гарпий, вдруг наконец осознав, что он не видит чувств собеседника не потому, что их нет, а потому, что тот имеет схожий дар, только не демонический, а магический.
        - Да, ты правильно понял, - хмыкнул маг. - Ты и сам немного маг Жизни, только по законам нижнего мира, а не нашего.
        - И что это значит? - спросил Гарпий, с трудом произнося каждое слово по слогам.
        - Что жизнь устроена одинаково для всех, - пожал плечами маг. - Я опасался, что ты обманул Альберу, но теперь вижу, что это не так, поэтому тебя не станут ни убивать, ни запирать в подземелье. Я готов позволить тебе остаться, но при одном условии.
        Гарпий не успел даже спросить, как маг кивнул в сторону стола, где лежало два серебряных браслета, безумно похожих на его цепи.
        На миг сердце у Гарпия остановилось. Назад под власть артефактов ему не хотелось, но, прежде чем он успел возмутиться, понял, что они ненастоящие.
        - Не стоит посторонним знать, что ты свободен. Среди слуг уже пошли слухи и даже появились первые желающие уволиться и сбежать после твоего выступления на приеме. Всем будет проще, если посторонние будут по-прежнему считать тебя рабом.
        Гарпий понимал мага и в то же время не мог согласиться, зная, что это ничего не решит.
        - Это временная мера, - предупредил Адерел. - Я буду за тобой следить с их помощью, и в последствии нужно будет придумать что-то еще, но панику нужно прекратить, а значит или лживая цепь, или я вызываю демоноборцев. Что ты выбираешь?
        - Цепь, - тихо, но почти мгновенно ответил полудемон.
        - Замечательно…
        Глава 18 - Кровный дар
        Альбере снился странный сон. Она была совсем маленькой, а какой-то человек держал ее на руках и нес в темноте подземелья. Его лица она не видела, но почему-то не боялась, даже пыталась прижаться к бархатной накидке.
        Человек открывал какие-то двери, шагал по темным коридорам, затем нажал на какой-то камень и открыл проход в другой коридор, ведущий к высокой узкой двери, за которой скрывался огромный светлый зал.
        Он встретил их прохладой. Пламя факелов перестало быть красным и внезапно посинело. Запах серы Альбере совсем не нравился. Она морщила нос и хотела возмутиться, но внезапно поняла, что не может ничего сказать. От этого стало так страшно, что к горлу подкатил ком слез, но плакать она тоже не могла.
        Ее тело больше ей не принадлежало.
        Мужчина, который мгновение назад бережно нес ее на руках, просто швырнул ее на каменный алтарь и стал что-то приказывать другим. Его слов она не разбирала. В глазах стояли слезы, а какие-то чужие люди в черных одеяниях сковывали ее руки и ноги цепями, бесцеремонно задирая пышную юбочку ее платьица. Потом было больно. В нее вонзали какие-то иглы, и по рукам текла кровь.
        Альбера попыталась закричать, но горло сжалось, и даже дышать стало невозможно…
        Дернувшись, магесса резко открыла глаза, с огромным трудом делая глубокий вдох. По виску бежала слеза. Сердце в груди испуганно стучало, а разум вспоминал давнюю историю.
        - Когда ты была маленькая, то очень плохо спала, - не один раз рассказывала ей мама. - Тебе снились какие-то подвалы, залы и цепи, а утром ты в слезах просила тебя спасти и никак не могла сказать от кого.
        Женщина смеялась, рассказывая это, а Альбере было не смешно. Ей всегда становилось страшно, когда об этом вспоминали, а теперь ей казалось, что страх этот не был напрасным: слишком уж ночной кошмар походил на воспоминание. Ее дурные сны прекратились, когда появился Реоран. Страж сидел у ее кровати и клятвенно обещал никого к ней не пустить. Видимо, ему это действительно удалось, потому что на долгие годы подвал и его цепи были только дурным воспоминанием.
        «Интересно, если я захочу пройтись тем путем - от комнаты до зала из сна, Ран позволит?» - подумала она, постепенно вставая и вспоминая, как вчера уснула.
        К собственному стыду приходилось признать, что она не помнила ничего. Платье, так с нее и не снятое, говорило о том, что она действительно уснула в саду, не договорив со своими женихами, а ведь ей очень хотелось сказать им спасибо за то, что не пытаются на нее давить, не забрасывают подарками, признаниями и безумными поступками. Сейчас все это только утомило бы.
        Встав, она порадовалась, что кто-то додумался ослабить корсет ее платья. Решив не вызывать служанку, она сама сменила платье на простой домашний наряд и, позвав слугу, велела подать завтрак в свою комнату.
        - И передайте Реорану, что мне нужно с ним поговорить, - бросила она вслед слуге и вышла на балкон, надеясь, что свежий горный воздух рассеет ее страхи.
        Белое дерево эверот встретило ее приветливым шепотом раскидистых веток. Среди белой листвы были заметны новые цветы. На глазах магессы они раскрывались, подставляя свои лепестки лучам солнца. Альбера улыбнулась, но тут же тяжело вздохнула. Жизнь дерева ее радовала, но внутреннее беспокойство только нарастало. Она вспомнила слова Гарпия накануне и его смущенный взгляд после. Благо Ран быстро разрядил обстановку, а Вильям его поддержал, развивая отвлеченную беседу. Иначе она бы просто умерла от волнения и стыда.
        - Альба, зачем ты вышла? - взволнованно спросил Реоран, зайдя в комнату. - Это может быть небезопасно.
        Он фактически выбежал на балкон, отстраняя магессу от парапета и осматриваясь.
        - Но ты же говорил, что тут защитные руны и полудемону сюда не зайти.
        - В демонической форме не зайти, - поправил Ран, кивая в комнату.
        Альбера заглянула туда и заметила Гарпия, застывшего у двери с опущенной головой.
        - К тому же, - продолжал Реоран, приобнимая подопечную, стараясь ее заградить даже от выдуманной опасности, - на открытом пространстве, вроде этого, руны слабее, да и можно банально выпустить в тебя стрелу вон с той крыши.
        Альбера вздрогнула и осмотрелась.
        - Ты пошутил, да? - спросила она испуганно. - Скажи, что это была шутка.
        - Увы, но я считаю, что возможно все. Тебя пытались убить, это не так сложно сделать, потому я очень тебя прошу: без меня не выходи даже на балкон и окна полностью лучше не открывай. Не надо дразнить судьбу.
        - А папа говорит, что бояться нечего.
        - Он у тебя много чего говорит.
        Маг позволил девушке первой вернуться в комнату и снова обернулся. Ему действительно казалось, что кто-то наблюдает за ними, и это ощущение ему не нравилось, но пугать Альберу он не хотел.
        «Так остро я обычно реагирую только на демонов», - сказал он сам себе, вспоминая прошлое, заточившее его инстинкты, и, подумав немного, обратился к Гарпию:
        - Выгляни ты, может что-то увидишь.
        Полудемон просто кивнул и шагнул к балкону, при этом Альбера увидела браслеты, выглядывающие из-под манжет рубашки, и чуть не вскрикнула от отчаянья.
        - Это что? - спросила она у Рана, жалобно морща брови.
        - Если ты про цепи, - уточнил маг, - то они ненастоящие. Они не подчиняют, но, как я понял, силу частично ограничивают. Это временная мера. Я даже привел его сюда только чтобы рассказать все. Твой дед настоял, чтобы никто не знал о его освобождении.
        - Они точно ему не вредят? - спросила Альбера тихо, наблюдая, как Гарпий, чуть щурясь, изучает взглядом окрестности.
        - Это у него спрашивать надо, - шепотом ответил Ран. - Не должны, но я ни в чем не уверен. Неизвестно, как его сила на все это реагирует.
        Гарпий не спешил возвращаться, куда-то всматриваясь, а маг не хотел его торопить, потому перешел к другому:
        - Самое главное, что никто не должен знать о том, что цепи действительно были сняты. Мы скажем, что для заживления раны надо было сделать их невидимыми. Никто же толком не знает, что она была несерьезная.
        - Я на нее посмотрю…
        - Нет смысла, Альба. Она уже затянулась, только рубцы остались.
        - Так быстро?
        - Демоны хорошо регенерируют, - пожал плечами маг.
        - Никого нет, - сказал Гарпий, вернувшись, при этом условным жестом дал магу знать, что им надо потом поговорить.
        Ран знак заметил, но поблагодарив, тут же непринужденно вновь заговорил с Альберой.
        - Маркус придет через час. Я передал ему бумаги на Гарпия, он сам их посмотрит и все объяснит. Беда в том, что они врут, но с этим вы сможете разобраться. К тому же он еще многое тебе расскажет.
        Усадив Альбу в кресло, Ран расположился рядом, а Гарпий, выгнав слугу, занялся сервировкой стола, даже не задумываясь, что делать это теперь не обязан. Ему нравилось подобным образом ухаживать за Альберой.
        - Расскажи, о чем ты хотела поговорить? - напомнил Ран.
        - Ах, да, - выдохнула магесса, успевшая забыть о своем намерении. - Ты помнишь историю о моих детских кошмарах?
        - Да, конечно, но ведь это были просто сны.
        - Я так не считала, и теперь… Мне сегодня снова приснился тот зал, и я готова поклясться, что такое не может быть просто кошмаром.
        - Что ты имеешь в виду? - не понял маг, хмурясь.
        - Я хочу спуститься в подземелье и пройти маршрутом из сна. Если тот зал действительно существует, значит в детстве кто-то делал что-то с моей кровью, - неуверенно прошептала Альбера, понимая, что это звучит глупо.
        - Это обязательно проверять сейчас? - уточнил Ран, понимая, что это может быть опасно.
        - Я не верю в случайность такого воспоминания.
        - Да, тебе могли это внушить и заманить в ловушку.
        Альба выдохнула, поджала губы, а потом жалобно посмотрела на мага. Она сама не понимала почему, но была почти уверена, что обязательно должна все проверить именно сейчас.
        - Ладно, я подумаю, как это сделать, - согласился Ран. - Тогда позову Гвен, чтобы ты пока не была одна, а вы как раз поговорите с Гаром.
        Возражать никто не стал, но когда за магом закрылась дверь, в комнате стало тихо. Гарпий сидел на полу у стола и молчал, не зная, что ему говорить. Только сердце нервно стучало от волнения. Альбера, затаив дыхание, смотрела на него, почему-то вспоминая свои пальцы в его волосах.
        - Я хотела узнать, все ли хорошо? - спросила магесса, боясь тишины. - Мое опрометчивое решение тебе не навредило?
        - Нет, госпожа. Все хорошо, - ответил Гарпий. - Я хотел извиниться. После освобождения я вел себя непозволительно дерзко, но я хотел, чтобы вы знали о моем желании побороться за вас. - Он неспешно поднял голову, чувствуя усталость от такого количества слов. - Если вы подобного не потерпите, прошу, скажите мне это сейчас.
        - Гарпий, я…
        Только договорить Альбера не смогла, видя черные глаза. Что она чувствует? Почему едва не дрожит от черных глаз? Все это Альбера не могла понять, потому ответить была просто не способна и обрадовалась скорому появлению Гвен.
        Стоило подруге зайти, как магесса вскочила и подбежала к ней, сообщив, что полудемон может быть свободен, но залитые краской щеки и дрожащие пальцы выдавали ее смущение. Только Гарпий не обратил на них внимания, беззвучно покидая покои Альберы.

***
        Девил поправил галстук, снял очки и осмотрелся. Дверь была заперта. В круглом зеркале, установленном на столе, отражались только шкаф и часть стены. Свет утреннего солнца под удачным углом заглядывал в окно, чтобы не бить мужчине в глаза.
        Не найдя ничего, что еще стоило бы поправить, он провел пальцем по зеркалу, активируя артефакт. Зеркальная гладь всколыхнулась, словно вода в холодном озере, а потом засветилась ровным голубым светом.
        - Доброе утро, Девил! - ответил из зеркала бодрый голос, как только там появилось изображение.
        - Доброе утро, Ваше Величество, - невозмутимо отозвался мужчина, хотя и видел перед собой пустое кресло.
        Ареул Мирозлатый еще никогда не отвечал ему, сидя за столом кабинета, потому было очевидно, что правитель в очередной раз листает какую-нибудь книгу, ставит новые метки на свежей карте или просто задумчиво наблюдает за птицами из окна. Девил уже привык к подобному за два столетия работы при дворе, хотя когда-то ему казалось, что маг Созидания в лице короля - худшее из зол вселенной, понять которое просто невозможно.
        - Как твои дела в поместье Эндер-Ви? - спросил повелитель, опускаясь в кресло, чтобы видеть своего собеседника. - Невеста уже покорена, или ты - плут, обманувший меня и теперь спешащий покаяться, как всегда?
        Ареул обворожительно улыбнулся. На вид ему было не больше тридцати, но голубые глаза пугали своей глубиной, выдавая мага, прожившего уже почти тысячелетие, а светлые вьющиеся волосы добавляли образу беспечности. Не попасть под влияние его обаяния было просто невозможно.
        - Вы правы, - едва заметно улыбаясь, сказал Девил и приложил руку к груди, чуть склонив голову, словно действительно в чем-то раскаивался. - У меня были недобрые предчувствия, которые, кажется, имеют почву.
        - Что случилось? - став серьезным, спросил король, тут же забывая о церемониальной витиеватости слов и шутках, которыми обычно обменивался с собственным министром.
        - Сложно ответить на этот вопрос. Видимо, всё. Вы, например, знали, что ваш племянник связан клятвой крови?
        - Реоран? Разве он не просто защищает Альберу Эндер-Ви, потому что ему опостылело убивать демонов?
        Девил вместо ответа развел руками.
        - Ты уверен?
        - Вы сомневаетесь в силе моих глаз? - уточнил Девил.
        Зрачки его янтарных глаз резко сузились, выдавая легкое возмущение своего владельца.
        - Нет, но… Это все?
        - Это меньшее из зол, - спокойно сообщил Девил, глаза которого быстро пришли в норму. - В этом доме есть раб-полудемон.
        - Наполовину человек? - не поверил король. - Это разве возможно?
        - Драконы-полукровки тоже невозможны, - напомнил министр, хмыкнув, - но драконьи глаза и особая продолжительность жизни моего рода доказывает обратное.
        - Да, конечно, - растерянно пробормотал правитель, хмурясь.
        Тайны своих приближенных он знал, но как подобное могло оставаться тайной в его стране - было совершенно неясно.
        - И это тоже не все, - продолжал Девил. - Есть еще один полукровка, попытавшийся убить Альберу.
        - Что? Девил, ты точно в моей стране? Хочешь сказать, что Адерел выводит полудемонов и превращает их в рабов, шантажирует и подчиняет моего племянника, а кто-то оборачивает его оружие против его же рода и заодно пытается убрать сына моей сестры? А главное, все это происходит на каком-то конкурсе женихов?
        - Да, вы очень верно истолковали мое видение ситуации, но это еще не все. Кто-то держит в заложниках Эльвиру Кардо. Шуар здесь, и, судя по всему, пока она не будет в безопасности, он будет против Альберы.
        Король вздохнул, задумчиво потер подбородок, затем сообщил:
        - Я отправлю людей на ее поиски, кого прислать к тебе?
        - Сюда пока никого, но лучше, чтобы в окрестностях в ближайшее время случайно оказалась подготовленная группа демоноборцев и отряд гвардейцев, лучше даже два отряда.
        - Хорошо, что-нибудь еще?
        - Пока нет, я попытаюсь разобраться, что к чему. Самое главное - это как мне заполучить доверие Реорана? Он явно знает много больше, чем я и кто бы то ни было еще.
        - Скажи ему правду. Уверен, что роль моего приближенного - лучшая из возможных рекомендаций для моего родственника. Ран, конечно, предпочел всего добиться сам, но он хорошо знает, что возле себя я двуликих не потерплю, может поэтому Адерелу и запрещено появляться в столице?
        Девил улыбнулся. Он любил такие шутки короля, но Ареулу было не до смеха, он снова помрачнел и спросил:
        - Полудемоны опасны?
        - Сложно сказать, но, как видите, я не спешу поднимать тревогу. Парень, проживший несколько лет рабом в этом доме, похож на человека с уникальными способностями и демоническим обликом, но даже в нем он сохраняет рассудок. Аура второго демона тоже не несла в себе следов хаоса, но вы ведь понимаете, что люди тоже бывают опасны и безумны.
        - Другими словами, по-настоящему тебе неизвестно ничего?
        - Но я уже знаю, кому известно, осталось только собраться, пойти и по-настоящему познакомиться с вашим племянником, - спокойно сказал Девил, надевая очки. - Жаль, что мы не были официально представлены при дворе.
        - Держи меня в курсе. Если понадобится, я приеду сам, - заключил правитель и, не дожидаясь ответа, что-то нажал на своем зеркале, обрывая сигнал.
        - Это будет слишком для этой деревни, - с усмешкой ответил Девил, пряча зеркало в стол и спеша выйти из комнаты, чтобы найти стража юной невесты.

***
        - Итак, что ты там увидел? - спросил Ран, запирая дверь своего кабинета.
        - Там был полудемон на крыше, прямо над нами, - ответил Гарпий и тут же добавил: - Не тот, что напал на Альбу.
        - Еще один? - почти с ужасом спросил Ран. - Да сколько их может быть?!
        - Трое, - тут же уверенно ответил Гарпий, машинально потирая запястье. - Я четвертый. Думаю, больше таких не существует.
        - Что? Откуда ты знаешь?! - пораженно спросил Ран, понимая, что собеседник ни на миг не сомневался в своих словах.
        Гарпий посмотрел на него задумчиво. Ему не хотелось выдавать Гидена да и распространяться о том, что он заглянул в его прошлое тоже, к тому же сейчас его куда сильнее волновали браслеты, странным образом раздражающие все внутри и буквально заставляющие следить за собой. Это почему-то злило, хотя прежде цепь давила на него куда сильнее. Вместо тревог стража полудемону хотелось развеять свои собственные.
        «Что если я и правда опасен? - спрашивал он себя. - Что если Ран не знал про запретные способности и не помогал бы мне, зная? Что если…?»
        Всех этих «если» было так много, что Гарпию становилось страшно, будто только сейчас он осознал, кем именно является. Подумав немного, вместо ответа он спросил:
        - Ты знал, что я подлежу уничтожению?
        Ран выдохнул, сглотнул и отвернулся. Он хотел бы об этом не знать или хотя бы сделать вид, что никогда этого не знал, но ему все было давно известно.
        - Знаю. Это, наверно, единственная причина, по которой я просто не выкрал тебя при первой встрече. Мне понадобилось немного времени, чтобы все обдумать.
        - Тебе стыдно, - констатировал Гарпий, не пытаясь больше скрывать, что видит эмоции мага. - Это оттого, что ты нарушил кодекс демоноборцев?
        - Нет! - зло воскликнул Ран. - Я медлил. Я должен был сразу тебе помочь, а когда я пришел, было уже поздно. Я мог снять цепи, если бы пришел сразу, а потом уже нет. Их связь с тобой была слишком сильна и подвластна только…
        - Хозяину, - закончил за него Гарпий.
        Ран поморщился, прошелся по комнате и посмотрел на полудемона:
        - Давай я поясню тебе один момент раз и навсегда. Я не считаю тебя демоном, хотя, признаюсь, боюсь, что когда-нибудь нечто подобное может в тебе пробудиться. Я знаю, что ты можешь быть очень опасен, но еще я знаю, что ты вряд ли когда-нибудь совершишь что-то действительно ужасное. Так вот, если когда-нибудь ты действительно обратишь свою силу против людей и магов, то я буду среди тех, кто придет за твоей жизнью, потому что в ответе за тебя. Пока ничего подобного не случилось, я сделаю все, чтобы тебя защитить как человека, который не виноват в том, какая в его жилах течет кровь. Ясно?
        Под конец своих слов он почти кричал, но не от гнева, а от внутреннего напряжения, поднимающегося в нем от подобных тем.
        - Ясно, - кивнув, ответил Гарпий. - Спасибо, что честно.
        - Ты расскажешь мне, откуда ты знаешь, сколько существует полудемонов? - спросил Ран. - Это важно для безопасности Альберы.
        Гарпий кивнул.
        - Я расскажу тебе все, только не скажу, кто именно напал на Альбу и как я его нашел, но мы с ним встретились после и поговорили.
        Сделав глубокий вдох, он рассказал все, даже о своей внезапной способности заглядывать в чужое прошлое.
        Выслушав его, Ран присвистнул, даже не пытаясь скрыть, что озадачен.
        - Вот об этой способности больше никому не рассказывай, - тут же сказал он, озадаченно массируя висок. - Два запретных демонических дара тебе не простят.
        - А сколько их?
        - Четыре, - коротко ответил Ран, но назвать их не успел, потому что в дверь внезапно постучали. - Кто? - спросил он громко, злобно щурясь.
        - Девил Солсо, мне нужно вам кое-что сообщить, - ответили из-за двери.
        - Гарпий, посмотри на него внимательно, что-то он очень активно пытается влезть в ситуацию, - едва слышно попросил маг, прежде чем открыть дверь.
        - Добрый день, - спокойно произнес Девил, медленно снимая очки. - Позволите?
        Ран попятился, не веря, что ему не мерещится. Он точно знал, что янтарные глаза могут быть только у представителя одного рода, приближенного к королю.
        - Вы…
        Договорить он не смог, потому что Девил закрыл дверь и чуть склонил голову:
        - Девил Абрахам Солсарес, к вашим услугам, - представился он и тут же пояснил: - Я не решился выдавать себя без одобрения Его Величества, а теперь, на правах Министра внутренних дел, я прошу вас ввести меня в курс дела, иначе я буду вынужден запустить официальное расследование.
        Ран только посмотрел на Гарпия, понимая, что защитить друга от законов может быть очень сложно.
        - Что будет с ним? - спросил он прямо.
        - Нам, конечно, понадобятся какие-то образцы, данные о его силе, но я уже заверил Его Величество в том, что он не демон, а полукровка, способный отвечать за свои поступки. Более того, я уже связался с нужными людьми и скоро получу временный паспорт для Гарпия. Судя по всему, его порабощение было незаконным, и с этим еще придется разобраться, только на судьбу Гарпия это уже не повлияет. Если хотите, можете больше не притворяться. Как представитель королевской воли, я могу сказать, что отныне вы, Гарпий, под защитой властей, как уроженец королевства с особыми способностями.
        Ран ошарашенно замер, открыв рот.
        - Вы серьезно? - спросил он, приходя в себя.
        - Разумеется.
        - Но король лично подписал разрешение сохранить Гарпию жизнь под ответственность семьи Эндер-Ви!
        Девил закатил глаза:
        - Вы как маленькие, право слово. Да, я уже поднял документы из архива. В них речь идет о чистокровном демоне и ни слова о том, что это существо с человеческим сознанием. Если вы, Реоран, хотели ему помочь, то вам стоило обратиться к Его Величеству и изложить реальное положение вещей.
        - Мне сказали, что он все знает и велел скрыть существование подобного уродца, - процедил Ран сквозь зубы.
        - Видимо, вы очень плохо знаете своего дядю. Как один из его «уродцев», могу заверить, что он так никогда бы не поступил, если бы от него не скрыли правду. Ничего пока не могу обещать, но почти убежден, что Гарпия ждет хорошая придворная должность с лучшим образованием, если он согласится присягнуть королю.
        - И я правда могу это снять? - растерянно спросил Гарпий, указывая на странно раздражающие его браслеты.
        - Да, разумеется. Я больше не буду скрывать свое имя, чтобы хоть как-то повлиять на беспредел, здесь творящийся, - уверенно заявил Девил.
        Гарпий провел пальцем по стыку двух половин одного из браслетов, вспоминая слова Адерела. Простит ли ему глава рода такой шаг? Не сочтут ли это изменой?
        - Почему медлишь? - с любопытством спросил Девил.
        - Не уверен, что меня поймут в этом доме, а я действительно хочу побороться за Альберу, - прошептал Гарпий, понимая, что едва ли может облечь свои сомнения в слова.
        - Если ты думаешь, что это тебе как-то поможет, то лучше тебе забыть про Альберу и оставаться рабом, - уверенно заявил Девил и тут же обратился к Рану: - Теперь я могу рассчитывать, что вы расскажете мне все, что вам известно?
        - Разумеется, - коротко ответил Ран, приглашая мужчину присесть.
        Он только покосился на Гарпия, сжимавшего кулаки, и со вздохом перевел тему:
        - Пожалуй, если вы не против, я задал бы вам еще один вопрос, - сказал он. - Почему именно строитель мостов?
        - Потому что для порядка в стране я должен уметь строить мосты между людьми и магами, разным родами, округами, и даже, порою, расами. К тому же я действительно люблю проектировать настоящие каменные мосты. Это мое хобби.
        Девил даже усмехнулся собственным мыслям, но его усмешка тут же сменилась ужасом. Что-то в глубинах замка громыхнуло, словно молния родилась в одном из залов и заставила вздрогнуть стены кабинета.
        - Что это? - спросил он озадаченно.
        - Демон, - ответили ему два голоса, как один.
        Глава 19 - Умение выбирать
        - Что-то не так? - спросила Гвен, наблюдая, как Альба нервно постукивает ложечкой по блюдцу.
        - Не знаю, - рассеянно ответила магесса. - Почему сейчас я должна заниматься отбором? Я не хочу! Как вообще можно думать о браке в такой ситуации?!
        - Тебя кто-то расстроил? - заботливо, словно мама, спросила целительница, аккуратно забирая у подруги ложечку, чтобы сжать ее руки двумя ладонями.
        Это был единственный способ дать понять, что она будет рядом с ней, что бы ни произошло.
        Альбера лишь вздохнула, сама не понимая, что мучало ее больше: ночные кошмары, страхи о собственном будущем или осознание того, что ей стоит объясниться с Гарпием. При этом, как относиться к полудемону, она не знала, как и не могла понять природу собственных чувств.
        - Расскажи мне все, - попросила Гвен, и Альба рассказала, не пытаясь скрыть историю с поддельными документами на полудемона и его особых способностях, а главное о том, что она странно, очень ярко реагирует на его присутствие.
        - Я не знаю, что это, - призналась Альба, - но ведь так не бывает, правда? Я совсем недавно была уверена, что влюблена в Рана, а теперь я робею в присутствии совсем другого человека.
        - Ты испытываешь к Гарпию именно то, что раньше испытывала к Рану? - предположила Гвен, пытаясь представить, как подобное может работать.
        - Нет, это что-то совсем другое.
        - В таком случае, не думаю, что можно было вот так легко взять и переменить твои чувства, если он и пытался это сделать. А что об этом сказал Ран, ты рассказала ему все?
        - Ран? - удивилась Альба, словно не понимала, причем тут страж. - Мы с ним поговорили, и он признался, что я ему дорога как сестра. Даже не понимаю, как я могла быть в него влюблена. Он, конечно, очень крутой и классный, но мы так много времени провели вместе. Он действительно мне как брат, а я даже не думала об этом.
        Альба пожала плечами и тут же сжала двумя ладошками чашку, чувствуя себя очень глупо.
        - Как сестра? - удивленно спросила Гвен, невольно краснея.
        От осознания и собственных мыслей целительница прижала к животу маленькую подушечку и стала крутить пальцем кисточку на ее уголке. Альба этого заметить не успела, потому что в дверь постучали, и она с волнением метнулась к зеркалу. Казаться кому-то потрепанной или слабой ей совсем не хотелось. Благо все ее тревоги превратились лишь в едва заметную бледность.
        Пробежав руками по сплетенным в косу волосам, проверив складки платья, Альбера открыла дверь.
        - Доброе утро, госпожа Альбера, - поприветствовал ее Маркус, чуть склонив голову. - Что ж вы даже не спрашиваете, кто? Реоран сказал, что вам сейчас совсем не стоит вот так выглядывать.
        - Я вас ждала, - призналась магесса, отступая и почти с интересом изучая носки собственных туфель.
        - Все равно не стоило открывать мне дверь, - назидательно сообщил Маркус и тут же опомнился: - Простите, я просто беспокоюсь.
        - Я тогда пойду, - прошептала Гвен, спешно вставая, забыв при этом оставить подушку.
        - Не торопитесь, леди Гвенделин, - попросил ее артефактолог, приветственно склонив голову. - Я бы хотел, чтобы вы задержались.
        Целительница автоматически села на место, сдавив подушку что было сил. Сегодня утром после рассвета она уже виделась с мужчиной, прогуливалась с ним по саду и даже улыбалась, позволяя ему касаться собственной руки, но теперь все это казалось неразумным, а память буквально рисовала строгий взгляд Реорана. Она видела его таким лишь один раз, но отчего-то запомнила лучше вечно сияющей улыбки.
        - Проходите, - вежливо пригласила Альбера, спешно наливая мужчине чай. - Я рада, что есть человек, способный мне все объяснить.
        - Мне тоже нужно многое вам рассказать, но для начала я хотел бы объясниться, - начал Маркус, заняв одно из кресел.
        При этом он так внимательно посмотрел на Гвенделин, что целительница чуть не выронила подушку из рук, но все же поймала ее и снова сжала, цепляясь за кисточку как за спасительную соломинку, которая могла еще что-то исправить.
        - Я слушаю вас, - мягко сообщила Альба. - Надеюсь, вы не совершили ничего ужасного, за что теперь хотите покаяться?
        - Может и совершил, - с улыбкой сказал артефактолог, неверно трактуя эмоции Гвенделин. - Я не могу бороться за вашу руку.
        - Почему? - удивленно спросила Альбера. - Сначала вы хотите на мне жениться, затем просите дружбы, а теперь…
        - Да, выглядит немного странно, но я буду честен с вами. Я прибыл сюда, чтобы найти своего брата, и нашел его. Им оказался Гарпий.
        Альбера тут же поставила на место чашку, хотя только успела к ней прикоснуться.
        - Вы тоже…?
        - Нет, что вы! - покачал головой артефаколог, догадываясь, о чем подумала магесса. - Я человек, и как так вышло, что мы братья, я расскажу вам сегодня. Об этом просил Реоран, но прежде я хотел бы сказать, что просто не могу стоять на пути у брата, испытывающего к вам искренние чувства. К тому же судьба явно знает толк в чужих сердцах и заставила меня посмотреть на другую женщину в вашем окружении. Если вы позволите, я бы хотел именно у вас попросить разрешения ухаживать за вашей подругой - леди Гвенделин.
        - За Гвен?! - радостно переспросила Альбера. - Но разве я могу здесь отвечать?
        Альбера действительно обрадовалась. Подругу редко замечали кавалеры, и все внимание чаще доставалось именно ей, хотя девушку это только смущало.
        - Технически я просил вашей руки, - напомнил Маркус, - потому мне не хотелось бы предпринимать хоть каких-то шагов без вашего согласия.
        - Если Гвен согласна, то я не возражаю, - поддавшись вперед, она взяла мужчину за руку и прошептала: - Теперь я точно уверена, что мы подружимся.
        - Я очень на это надеюсь, потому что без вашей помощи доказать, что полудемоны не должны быть рабами, будет очень трудно.
        - А вы знаете, как это доказать? - обрадовалась Альбера, сама не представляющая ничего подобного.
        - Да, я много над этим работал.
        Рассказать о своей работе Маркус не успел. Где-то рядом что-то ударило о каменный пол. Стены содрогнулись, и воздух наполнился запахом серы.
        - Кто-то призвал демона, - тут же ответил артефактолог, оборачиваясь к двери.
        - Как это? В доме? - спросила Альбера, вцепившись в молчаливую подругу.
        - В доме, - коротко ответил Маркус, доставая из кармана два амулета. Маленький красный камень ярко светился, а черный полумесяц лениво покачивался.
        «Слабый демон, - заключил артефактолог. - Только зачем? Чтобы отвлечь?»
        Иного варианта он придумать не смог, да и не успел, потому что в комнату ворвался Гиден.
        - Нужно уходить, - выпалил он, внимательно глядя на Альберу.

***
        Что могло быть проще? Нужно было открыть дверь, ворваться в комнату, схватить Альберу за руку и, выбежав с ней на балкон, раскрыть крылья и улететь. Она бы наверняка брыкалась, пыталась сопротивляться, но все равно не смогла бы вырваться. Одной оплеухи хватило бы, чтобы вырубить ее. Никто не смог бы ему помешать. Инстинкты Рана должны были быть заняты вызванным демоном. Гвен и Маркус для него не соперники. Вот только, открыв дверь, Гиден зачем-то посмотрел на нее и не увидел в ее глазах страха. Как назвать то чувство, что отразилось на лице магессы, он не знал, но был готов поклясться, что это совсем не ужас, к которому он привык.
        - Нужно уходить, - сказал он автоматически, понимая, что потерял заветное мгновение.
        Эти слова разозлили его еще больше. Теперь нужно было еще и врать, а делать этого Гиден совсем не умел, а ведь все было просто: забрать Альберу и отнести своему хозяину, и пусть бы он делал все, что хотел, но ему зачем-то нужно было вспоминать слова Гарпия о том, что эта беловолосая ведьма какая-то другая.
        - Тебя прислал Реоран? - спросил Маркус, закрывая собой девушек.
        Он был склонен не доверять никому, потому не спешил слушать пришедшего; а Гиден не торопился отвечать, понимая, как глупо все это выглядит.
        - Нет, - признался он, чувствуя, что придумать ложь все равно не в силах. - Только ведь это провокация. И все знают, где комната госпожи Альберы. Нельзя здесь оставаться.
        Он действительно так думал, особенно зная о собственном задании. Если станет ясно, что он по каким-то причинам медлит, то пришлют кого-нибудь другого. Если после его застанут здесь, объяснить случившееся будет очень сложно. Спрятаться где-нибудь - было бы лучшим решением, заодно можно было подумать, что делать. Признаваться себе в нежелании похищать Альберу Гиден не хотел, убеждая себя, что он ждет особого момента.
        - А где Реоран? Где Гарпий? - спросила Альбера, все же обегая Маркуса.
        Тишина ее пугала настолько, что она была готова выбежать из комнаты и сама искать демона только бы знать, что именно происходит.
        - Они побежали туда, где все случилось, - коротко ответил Гиден.
        Он действительно видел, как эти двое с Девилом Солсо пробегали вниз по лестнице, а страж что-то поручал обоим.
        - Мы должны им помочь! - тут же заявила Альбера. - Нельзя прятаться, когда…
        - Госпожа Альбера, успокойтесь, - строго велел Маркус, поймав ее за руку, чтобы магесса никак не смогла вырваться и выбежать из комнаты. - Мы только будем там мешать.
        - Как? Вы же разбираетесь в демонах. Если вы сможете подсказать им его способности…
        - Реоран и без меня сможет определить его способности, при этом с его опытом и магией он сделает это куда быстрее. От меня есть толк в планомерных вдумчивых работах, но не в бою.
        - А я могу лечить, и Гвен тоже! - возразила Альбера.
        - Вас придется защищать. Демоны чувствуют слабых, а если уловят хоть ноту страха, то тут же нападут на вас. Поверьте мне, демоны - это не то же самое, что Гарпий. Их сложно не бояться.
        Гиден невольно хмыкнул. Он демонов видел и никакого страха не испытывал, только азарт. Ему всегда было интересно, сможет ли он одолеть настоящего демона. Только артефактолог был во всем прав, а Гиден и вовсе понимал, что стоит Альбере показаться в том зале, и ее наверняка прихлопнут. Может не так уж и нужна ее кровь его господину. Судя по всему, смерть магессы ему была нужнее.
        - Мне не нравится это хлюпик, - сказал Гиден, кивая на Маркуса, - но он дело говорит. Вам туда нельзя. Даже я там буду только мешаться под ногами у магов.
        - Ну спасибо, - с иронической усмешкой ответил артефактолог и осторожно взял Альберу за плечи, заглядывая ей в глаза. - Послушайте, лучшее, что мы можем сделать, - это не мешать. Как только все закончится, я сам отведу вас куда угодно, чтобы вы могли помочь своим защитникам, но сейчас нужно хорошо спрятаться.
        - Умный парень, - фыркнул Гиден. - У вас же должно быть место, куда в случае опасности можно уйти. Такое во всех дорогих домах есть.
        - Да, есть убежище в подземельи, но туда спускаются все и…
        - Реоран сказал ее туда не водить, - вмешалась Гвен, наконец отбросив подушку и собравшись с мыслями. - Для Альберы есть другое место, тайное.
        - Главное, чтобы о нем знал Реоран, - заключил Маркус. - Госпожа Альбера, напишите ему записку, по которой он сразу поймет, где вас искать, а мы уйдем отсюда. Гиден прав: вы здесь не в безопасности.
        Альбера посмотрела на Гвен, пытаясь найти поддержку, а потом снова обратилась к Маркусу:
        - Но если им помощь нужна?
        - Так, всё! - воскликнул Гиден и, бесцеремонно подхватив девушку под коленки, закинул к себе на плечо. - Ты, - он ткнул свободной рукой в Маркуса, - пиши что-нибудь быстро. А ты, - посмотрел он на Гвен, - показывай, куда идти. Иначе мы тут будем стоять, пока кто-нибудь не проломит пол или стену.
        Альбера визжала, возмущалась, даже пыталась брыкаться, но Гидену было все равно. Он спокойно держал ее рукой, а удары кулаками и коленями воспринимал как массаж. Ему было все равно, кто и что будет думать, главное было убраться отсюда, пока за ней не прислали кого-то еще.
        Благо остальные присутствующие разделяли его мнение и тут же подчинились, заставив Альберу отчаянно вздохнуть.
        - А кто знает об этом месте, кроме стража? - спросил Гиден, наблюдая, как Гвен открывает проход в стене.
        - Про подземелье знают все, а вот это место Ран показал только мне. Он его сам создал после последнего нападения на Альбу.
        - Это был секрет, - пискнула магесса, понимая, что собственной судьбой ей не позволят распоряжаться даже сейчас.
        - Да, и я не уверена, что могу вести вас туда, - прошептала Гвен, зажигая магией один из факелов, реагирующих на любую энергию.
        - Да, сейчас самое время сказать, что тут есть чужаки, - хохотнул Гиден. - Хотите вдвоем побродить по подвалу, в котором бог весть что может происходить? Идите, я могу вас отпустить.
        Он уже начинал злиться. Подобная медлительность в столь важный момент его просто раздражала.
        - Нет времени препираться, - сообщил Маркус, успевший быстро написать записку для мага. - Нужно оказаться в безопасном месте, а там решим, что делать дальше.
        - Там спрятан артефакт связи, мы сможем переговорить с Реораном прямо оттуда, - сообщила Гвен, наконец перестав сомневаться, и шагнула вперед, освещая остальным спуск по крутой винтовой лестнице.
        - Ему сейчас только связи с нами и не хватает, - проворчал Гиден, но этого уже никто не заметил.
        Даже Альбера притихла, а потом тихо попросила:
        - Отпустите меня, пожалуйста. Я сама могу иди.
        - Нет, мне так будет спокойней, - отрезал Гиден, понимая, что ему действительно спокойней, когда его добыча в его руках.
        Так было даже проще не думать о том, что с этой жертвой делать.
        Он опустил ее на пол только в небольшой комнате, в которую вел потайной ход в коридоре у основания лестницы.
        - Богачи, - невольно проворчал он, осматривая помещение, больше похожее на гостиную, чем на убежище, и только теперь понял, что он предал своего господина, спрятав его жертву там, где никто из его людей ее не найдет.
        Что будет потом, когда найдут его самого, он думать не хотел, и понимать, что все это значит, тоже. Просто он вдруг осознал, что она действительно другая, а значит как бы ее кровь не влияла на его рождение, она в этом явно была не виновна.
        «Женщины - точно зло», - мысленно проворчал он, скрестив руки на груди и падая в кресло, словно на этом его миссия была полностью завершена.

***
        Мил осмотрел всех присутствующих за завтраком и резко отложил столовые приборы, словно бросал вызов всему миру.
        - Вам не кажется странным отсутствие заданий? - спросил он.
        - Кажется, - спокойно отозвался Вильям, но не стал развивать тему, забросив в рот кусок мяса.
        - Я проверил правила, - продолжал Мил. - Нам должны были сообщить о новом задании или предупредить заранее, что сегодня его не будет. Вчера никакого предупреждения не было.
        - Может забыли? - пожал плечами Лир.
        - Очень смешно, - недовольно буркнул Мил, подавляя желание стукнуть по столу. - Это не то место и не тот случай, чтобы о подобном забывать. Мне это не нравится.
        - По-хорошему, Мил прав. - Вильям все же оторвался от завтрака и грозно скрестил руки на груди. - Все очень странно. После нападения любой нормальный человек свернул бы весь отбор. Я понимаю, что Альба дала клятву, но если она умрет, ничего хорошего не будет. Если нападавший среди кандидатов, то это тем более опасно. Хотя вы помните, что я в это не верю, но тот же пикник был настоящим бредом в данной ситуации.
        - К чему ты клонишь? - подключился к разговору Тед.
        - Я думаю, стоит поговорить с господином Эдерью, - заключил Вильям. - Не знаю, кто его советник, но на его месте я держал бы свою дочь подальше от нас всех, по крайней мере до тех пор, пока не узнаю виновного.
        - И ты хочешь прийти и сказать ему: знаете ваше господчество, ваши стражники - идиоты, поэтому давайте мы что-то будем с этим делать, пока вы не приняли еще больше глупых решений? - хихикнул врач.
        - Стойте, мы вообще не имеем права к нему ходить и что-то говорить. Это непозволительная грубость, - вмешался Мил, закатывая глаза.
        - Он прав, - поддержал Бернард. - Даже я, имея технически равное положение, будучи его гостем, могу лишь передать через слуг свое желание поговорить и ждать, пока он сам решит меня принять. При этом, даже если он меня примет, обсуждать отбор и решение рода будет дурным тоном.
        - Тогда что говорить? Сидим и ждем ясности, - пожал плечами Тед. - Ну, или начинаем свое расследование.
        - Последняя мысль мне нравится, - хмыкнул Вильям.
        - Подобное превышение полномочий может обернуться против нас, - строго напомнил Мил. - У меня есть другое предложение. Я хочу написать официальное обращение с просьбой изменить условия отбора так, чтобы жизнь Альберы не подвергалась опасности. Быть может, господин Эдерью не решается вмешиваться только потому, что существуют правила, с которыми мы согласились, и изменить их сейчас уже нельзя.
        - Другими словами, ты хочешь попросить его изменить правила от имени всех кандидатов из-за покушения, так? - уточнил Вильям, словно собеседник говорил на другом языке.
        - Именно! - воскликнул Мил. - Мне нужна ваша помощь, чтобы учесть все аспекты ситуации. Да и потом надо будет убедить всех подписать бумагу, но мне кажется, если она будет разумной, то это будет нетрудно.
        Тед пожал плечами.
        - И я тоже могу помочь, да? - обрадовался Лир.
        - Ты можешь не мешать, - строго попросил Мил, словно этот юноша раздражал его своим присутствием. - Не думаю, что ты можешь дать дельный совет.
        - Да будет вам известно, сэр повышенного самомнения, я имею опыт работы с официальными бумагами и не хуже вас владею техникой официальной речи, а грамотные формулировки витиеватых мыслей - мой профиль! - возмутился Лир, делая самый строгий вид.
        - Да неужели! - воскликнул Мил и хотел ответить придиркой на это заявление, но не успел.
        Что-то громыхнуло где-то так близко, что у него заложило уши. Окно за его спиной вздрогнуло. Звук был таким сильным, что Милу показалось, что что-то взорвалось прямо у него в голове. В нос ударил тошнотворный насыщенный запах серы, настолько едкий, что захотелось закашляться, но даже это показалось невозможным.
        Лира поразило еще сильней. Он схватился за голову, побледнел и не смог ничего сказать. Зато Бернард и Вильям приняли случившееся стоически. Первый тут же вскочил на ноги, странным жестом словно отогнал от себя и запах и удар звука, поразивший других, и объявил так, что услышали все:
        - Кажется, это демон!
        Второй, кивнув, тут же поднялся, взмахнул рукой, заставив браслет засиять, и призвал свой меч, явно не собираясь бояться.
        - Мил, Лир, вам лучше спрятаться, - велел он, мгновенно лишая свое лицо всяких эмоций. - Бернард, ты со мной?
        - Однозначно, - сказал маг и машинально щелкнул пальцами, вызывая россыпь искр, разлетающихся по воздуху.
        - Что значит спрятаться? - спросил Мил, с трудом вставая и морщась от гула в голове. - Альбера в опасности, никто не имеет права прятаться и бежать!
        Вильям удивленно приподнял бровь и окинул парня взглядом. Ему всегда казалось, что Мил - самый настоящий типичный трус с неоправданной претензией на особый интеллект. Коротко признавшись себе, что он, кажется, ошибся, Вильям кивнул, давая каждому право решать за себя.
        - Я тоже с вами! - заявил Лир, схватив со стола вилку, словно та была настоящим оружием, и неспешно поднимаясь на ноги, словно сомневался в них.
        В собственном решении он даже не думал сомневаться. Чувство вины, тихо грызущее его последние дни, не позволяло оставаться в стороне, какой бы страшной не казалась реальность.
        - Тогда одно условие: я иду первым, и вы с этим не спорите! - объявил Вильям и поспешил в коридор, выставив вперед меч так, чтобы можно было мгновенно и защититься, и нанести удар.
        Стоило открыть дверь, как он увидел Шуара, стоявшего в коридоре. Мужчина в черном костюме пытался развязать галстук, будто тот мешал ему дышать. В его глазах замер ужас, и губы его дрожали.
        - Что? - коротко спросил Вильям, понимая, что он явно что-то видел.
        - Там, - только и ответил Шуар, указывая в сторону холла.
        Ему одного вида демона хватило, чтобы забыть все клятвы и угрозы, и позабыть даже о Гидене, которому он передал задание. Он даже забыл, что сам положил нужный свиток в центр зала и активировал его артефактом. Он не знал, что произойдет в следующий миг и сам не верил, что успел убежать, но ему показалось, что синее пламя поразило что-то вне его тела, а черные глаза демона до конца его дней будут смотреть прямо ему в душу, не давая шанса на спасение.
        Ему хотелось крикнуть: «Помогите!», но дыхания для этого не хватало.
        «Прости меня, Эльвира», - подумал он, сползая на пол, схватившись за голову, словно только теперь понял, что именно делает.
        - С ним бы слугу оставить, - прошептал Лир.
        - Знать бы вообще, куда все слуги подевались! - воскликнул Вильям, вспоминая, что не видел ни одного из них уже больше часа.
        Решать подобные вопросы времени не было. Что-то снова громыхнуло и будто обвалилось, потому Вильям решил ни о чем не думать и рванул в указанную сторону, понимая, что должен сделать хоть что-нибудь. В конце концов, офицер он или нет?!
        Глава 20 - Вести из нижнего мира
        Девил выбежал к лестнице первым и тут же снял очки, глядя на демона. Его глаза позволяли ему видеть суть даже таких существ, потому он тут же сообщил класс демона и основные его способности.
        - Понял, - мгновенно отреагировал Ран, срывая висевший на цепи крест и превращая его в меч с сияющим лезвием, энергия которого дрожала от напряжения своего владельца. - Гарпий, сможешь отвлечь его, пока я подготовлю щиты и печати?
        - Будешь изгонять? - уточнил полудемон, закатывая рукава рубашки.
        Маг кивнул, понимая, что на товарища можно положиться.
        - А я, пожалуй, лучше отступлю, - прошептал Девил, делая шаг назад, чтобы демон его не заметил.
        Он не раз видел существ нижнего мира и уже не испытывал страха ни от их вида, ни от их ауры, но глаза этих диких созданий по-прежнему сводили его с ума. Стоило настоящему демону поймать его взгляд, и Девилу казалось, что его разум раскалывается на части. Однажды он едва не сошел с ума, а теперь не хотел даже рисковать, по крайней мере без особой надобности.
        Ран ничего не стал спрашивать, ему было даже проще рассчитывать на себя и Гарпия, которого знал достаточно хорошо, чтобы полностью ему доверять и правильно оценивать возможности. Только он не предполагал, что полудемон решит остаться человеком.
        Гарпий посмотрел вниз, странно щурясь, словно пытался что-то понять о демоне и, не отводя от него глаз, быстро зашагал от одной лестницы к другой. Его рука легла на резные перила и скользила по ним так, словно Гарпий просто прогуливался.
        Это можно было бы назвать безумством, если бы только черный демон не смотрел на него завороженно. Он почти не походил на человека, скорее на буйвола, стоявшего на задних лапах с огромными копытами, чем-то даже напоминающих каменные ботинки. То черное, чем было покрыто его тело, казалось чем-то средним между шерстью, дымом и пламенем.
        Мгновение назад это существо металось по холлу, сломало одну из дверей и даже снесло колонну. Хвост с огненной кисточкой на конце бил по полу и стенам. От его неистовства успели обуглиться гобелены и ковры. Статуи и витражи покрылись сажей. Демон успел раскидать обрывки обгоревшего свитка и стереть следы призывного круга, но, увидев Гарпия, остановился. Он просто стоял внизу, аккуратно положив хвост у своих ног, и следил глазами не то за смуглой рукой с поблескивающим на запястьи браслетом, не то за краснеющими глазами.
        Ран с сомнением покачал головой. Что бы это ни значило, ему это не нравилось, однако тратить время на размышления он не стал, быстро спустился вниз и нарисовал на одной из колонн руну. Он всего лишь провел пальцем по камню, но это оставило на нем голубоватый след, а маг поспешил дальше.
        Изгонять демонов - дело хлопотное и энергозатратное. Обычно их просто убивали, но делали это не в одиночку, а командой минимум из трех человек. Ран считал риск в данном случае неоправданным. У него есть следы круга призыва. Они остались на полу черной меткой. Есть демон, которого в этот круг можно загнать, осталось расставить направляющие руны и открыть портал. Если призванный так и будет смотреть на Гарпия, его можно будет очень быстро и легко вернуть в родной мир и не рисковать ничьей шкурой, только, разве что, имуществом. Двух открытых порталов холл не переживет. Но разве это волновало мага?
        Он успел оставить три руны из шести, держа наготове меч, когда вдруг услышал подобие стона.
        Демон дернулся, взревел и бросился в сторону, да так, словно собрался одним прыжком перелететь через лестницу и оказаться возле внезапно появившихся кандидатов.
        Мил, увидев это существо, тихо простонал, отступил и вжался в стену. Ему всегда казалось, что он видел уже достаточно ужасов. В академии боевые маги часто дрались так, что их показательные бои превращались в настоящие разрушительные войны. Тогда руинами становилась даже администрация. К тому же, кто-нибудь создавал таких химер, что кровь стыла в жилах. Это же был всего лишь буйвол с черной силой, но от его ауры ноги подкашивались, а в голову вдруг врывались старые страхи, но так, что они были реальнее всего остального.
        В детстве Мил боялся темноты так сильно, что, проснувшись ночью, не мог заснуть от ужаса, а прячась под одеяло, дрожал, сжимаясь в маленький комочек. Еще больше он боялся, что кто-то узнает о его страхах, и тогда старшие братья его засмеют. Повзрослев, он поборол это, забыл об этом, но теперь ему казалось, что вся его жизнь была лишь сном. Стоило демону дернуться, рыкнуть и взглянуть на него, как Мил вдруг ощутил себя мальчишкой, волшебный сон которого закончился. Академия, работа, отбор и его чувства к Альбере стали нереальными. Зато страх стал настоящим, чистый ужас, от которого он вжимается в кровать, кутаясь с головой в одеяло, и дрожит от страха.
        Лир взвизгнул, понимая, что это существо бросилось к ним. Вильям коротко ругнулся, выставляя вперед меч, понимая, что демон действительно прыгнул.
        Ран дернулся к ним, но понял, что уже не успеет.
        Зато Гарпий оказался быстрее всех. Оставаясь человеком, он просто бросился на буйвологолового сверху вниз, мешая его прыжку, и рухнул с ним вместе.
        Лучше всего Гарпий умел именно прыгать, словно крылья были у него даже тогда, когда он оставался человеком. Вот и сейчас он вцепился противнику в шерсть, перевернул его в воздухе, а когда тот был готов рухнуть на пол прямо на него, успел откатиться в сторону и вскочить на ноги, тут же скалясь.
        Рану на мгновение показалось, что полудемон просто забыл о том, что он человек, и стоял чуть согнувшись, будто тяжелые крылья тянули его назад, разводил пальцы, словно выставлял длинные когти, и скалился, будто обнажал клыки. В его глазах поблескивало пламя, но демона это уже не завораживало. Тяжело поднявшись, он посмотрел на Гарпия, фыркнул и, ударив хвостом по полу, зарычал, извергая черный удушающий дым.
        - Гарпий, уходи! - закричал Ран, проклиная себя за то, что не рванулся добивать демона, а замер, наблюдая за другом.
        Гарпий почему-то убежать не попытался, а демон двинулся на него, замахиваясь хвостом.
        - Ну уж нет! Иди сюда, рогатая пустоголовка! - крикнул Вильям и метнул меч демону в спину.
        - Мочи его! - подхватил Лир, взявший себя в руки.
        Но его пыл тут же утих, когда острый меч, ударившись о спину врага, не вонзился в плоть, а, треснув, отлетел в сторону.
        Демона это отвлекло. Он рыкнул, топнул копытом, заставляя пол треснуть, и посмотрел на своих врагов.
        - Ран, рисуй свои руны! - скомандовал Вильям, понимая, что маг медлит. - Мы уж как-нибудь его удержим.
        В подтверждение своих слов он выхватил двуручный меч, который держался на подставке, словно в руке старинного доспеха элитного гвардейца.
        - Ну, иди сюда! - со смехом приказал он демону, выставляя вперед тупой поддельный меч, прекрасно понимая, что он скорее дубина в его руках, чем настоящее оружие, но был уверен, что для пустоголового это в самый раз.

***
        Гарпий всегда читал книги о демонах. Ему говорили, что они чудовища, и хоть Ран смог убедить его, что он не похож на демона, ему всегда хотелось знать о них больше, чтобы понять, как его видят другие люди. Все, что он находил о демонах, всегда читал, даже если половины не понимал, но странное состояние, в котором его способности управляли им самим, оставалось непонятным. Просто время от времени он знал, что делать и как делать, не понимая, откуда взялось это знание. Вот и теперь он поймал взгляд демона и просто повел его за собой, словно на поводке. Если бы кто-то спросил, что он делает, объяснить бы Гарпий не смог. Он просто знал, что с этим демоном прямо сейчас надо поступить именно так, как поступает он, особенно, если Ран не собирается его убивать.
        Почему правильность действий зависит от плана демоноборца, Гарпий тоже не знал, доверяясь самому себе. Зато когда демон зарычал и посмотрел на ребят, он знал, что именно произошло. Пожиратель страхов нашел себе жертву, ощутив чей-то настолько сильный ужас, что демон не мог его не заметить. Гарпий тоже увидел его плотной аурой, которая быстро сжималась вокруг Мила, ловя его в плен собственного сознания.
        Заниматься им сейчас Гарпий не мог, потому бросился на демона, уронил его на пол, но уже не знал, что делать. Черный дым и крик Рана были понятными. Гарпий знал, что его ждет, но даже не предполагал, что вместо удушья ощутит странный волнующий аромат, совершенно ему незнакомый. Он не был похож на запах цветов или еды, не отдавал серой, но был густым и тягучим, словно медленно плавящийся от жара воск.
        Черный дым вокруг превращался в непроглядную тьму, такую густую, что реальность исчезала. Не было ни света, ни звука, а темный тоннель вел куда-то вниз. Зачем Гарпий и куда идет по нему, он не знал, даже не думал об этом. Что-то говорило, что так надо, и он ему верил, буквально стекая вниз.
        Когда тоннель закончился и он оказался в черном мире над скалами, по камням которых плыла лава, он понял, наконец, что так пахла именно она. Ее запах, пьянящий, приятный, будоражил все в его сознании, а что-то невидимое продолжало тянуть его дальше, вниз, сквозь пламя, камни, залы, где в высоких креслах восседали демоны. Разные, но все похожие на людей, только с чешуей, клыками, рогами, хвостами, когтями, мохнатыми лапами…
        А потом был он!
        Все сразу остановилось. Гарпий смотрел в его глаза, и в их темноте поднималось пламя. Он не видел ничего, кроме глаз, но знал, что имя этому владыке - Дер-Каред.
        Демон прищурился, рыкнул и медленно поднялся с трона. Он был немного зол, недоволен и почему-то рад. Последнее чувство глушило остальные, но при этом пугало больше любого гнева. Людей подобная радость убила бы.
        Странный импульс поразил Гарпия, и в сознании возникли новые знания. Их было так много, что к горлу подкатила тошнота. Перед глазами замелькали карты, нарисованные алыми линиями на черных каменных таблицах, странное подобие рун, порталы, открывающиеся и забирающие маленьких демонов, и повелители этого мира, которые давно не получали наследников, потому что большинство детей нового поколения так и не стали взрослыми.
        Когда когтистая рука потянулась к нему, Гарпий отшатнулся. Как он смог это сделать, он и сам не понял. У него не было ног, чтобы отступить, но чистое сознание метнулось назад, зная, что если рука поймает его, он уже не сможет вернуться.
        Новая волна снова ударила по его разуму. Видимо, Дер-Каред пытался убедить его, что он нужен нижнему миру демонов, потому что сила правителей угасает, наследников нет, маги из верхнего мира скоро приведут их к гибели.
        «Если не хочешь оставаться, хотя бы скажи, как попасть к ним, и мы отомстим им за все», - дополнил свой поток информации Дер-Каред, видимо, разобравшись, что мышление Гарпия работает иначе.
        - Нет, нет, нет! - попытался закричать Гарпий, понимая, что он не хочет иметь ничего общего с демонами, и уж тем более не хочет, чтобы те нашли дорогу в мир магов.
        Ему было, что защищать в том мире, и совсем ничего не волновало его здесь.
        Хвост Дер-Кареда ударил по каменному полу, осыпая зал огненными искрами.
        Он больше не передавал свои мысли, но Гарпий знал по его глазам, что мнение наследника демона не волнует. Он готов силой удерживать, заставлять и, если надо, приказывать.
        Дер-Каред поднял руку, расставил когти и…
        Гарпий рванул назад, вспоминая, как Ран уговаривал его, что он не чудовище, не демон, не такой, как они, только бы умчаться подальше до того, как его отец озвучит приказ, которому он будет не в силах противиться.
        Залы. Камни. Пламя. Небо. Тьма. Удар о каменный пол при падении.
        Он просто потерял сознание на короткое мгновение, но, хватаясь за голову, понял, что это не безумие и не мираж, он - наследник Дер-Кареда, одного из повелителей нижнего мира, и теперь его отец сделает все, чтобы найти его и вернуть.
        Гарпий просил только об одном: чтобы именно это волновало владыку демонов больше, чем уничтожение магов, а еще лучше, если Девил сможет убедить короля запретить призыв демонов навсегда.
        Только это все потом, сейчас надо вернуть одного юного пожирателя страха домой, пока его родня не рассвирепела.

***
        Соглашаясь с замыслом Вильяма, Бернард подхватил тяжелый канделябр. Он хорошо понимал, что ранить демона им все равно не удастся, а значит придется просто его отвлекать, пока маг пишет руны.
        - Надо прикрыть Гарпия, - сказал Вильям, кивая в сторону полудемона, лежащего на полу, и тут же стукнул буйвологолового.
        Меч плашмя стукнул по макушке между рогов. Демон зарычал, снова ударил копытом по полу, и на этот раз он треснул, заставляя мраморные платы рассыпаться под ногами мужчин, попытавшихся разбежаться.
        Лир, оступившись, рухнул к ногам врага, но, не растерявшись, воткнул вилку прямо в хвост демона. Огненная кисточка ударила ему в плечо, но, вскрикнув от боли, упрямый парнишка все равно вогнал вилку в хвост, понимая, что пусть и так, но ему действительно удалось ранить демона.
        - Уходи оттуда! - крикнул ему Бернард, понимая, что еще мгновение - и демон, развернувшись, нанесет удар, от которого Лиру уже не спастись. - На меня смотри!
        Он швырнул в демона канделябр и угодил ему прямо в рог, который внезапно треснул, заставив демона опять взвыть, но от Бернарда он лишь отмахнулся, ловя хвостом отползающего Лира и делая к нему шаг.
        - Я не боюсь тебя, тупое рогатое нечто! - кричал Лир, бестолково тыкая вилкой в хвост, который крепко обвивался вокруг его лодыжки, отчего обуглилась штанина.
        В действительности он врал. Ему было страшно и больно. Он хорошо помнил, что где-то читал о том, что хвосты демонов уязвимы, особенно к серебру. Он знал, что причинит боль этому созданию своим, казалось бы, глупым поступком, но умирать вот так ему совсем не хотелось.
        Демон замахнулся, Лир беспомощно посмотрел на когти его лапы, и осознал, что спасти его уже никто не успеет. Меч, брошенный Вильямом, стукнулся и просто отлетел, а демону было уже совсем плевать. Он хотел уничтожить того, кто смог ему навредить.
        «Говорила тебе мама, что ты не герой и не злодей, просто дурак ты, Лир», - сказал он сам себе и просто закрыл глаза, понимая, что дергаться нет смысла, а потом вздрогнул от внезапного вопля демона.
        Это был не рев, а вопль, от которого содрогнулись стены. Открыв глаза, Лир увидел стену огня прямо перед собой. Хвост, обуглившись, уже не держал его, потому он отполз в сторону, понимая, что огненный кончик потух. Но откуда взялось это мощное золотистое пламя, он понять не мог, пока не услышал отрывистый сбивчивый голос Бернарда.
        - Ненавижу, - прошептал маг, пытаясь отдышаться.
        Он и сам не понял, как сделал это. Просто выбросил руку вперед, мечтая отгородить демона от Лира, а теперь даже не осознавал, что совершил, а, оскалившись, щелкал пальцами, метая в демона золотистые огненные шары, буквально загоняя его в центр зала.
        - Бернард, стой! - крикнул ему Вильям, но маг не хотел его слушать.
        Демон рычал, метался, пытался закрываться от огня огромными лапами, оттого все больше выл от боли.
        Ран не пытался остановить Бернарда, хотя как маг хорошо понимал, что неумение управляться с собственными внезапными возможностями очень быстро истощит повелителя огня, именно поэтому он спешил быстрее закончить с рунами. Осталось нарисовать всего одну, когда Бернард внезапно замер и накренился в сторону, грозясь упасть.
        «Не успею», - подумал Ран, бросаясь к последней колонне, на ходу делая пас рукой и пытаясь заковать в лед ногу демона.
        Разъяренному пожирателю страха его жалкая попытка не помешала сделать шаг. Лед треснул мгновенно. Лир с обожженными ногой и плечом смог отползти в сторону и даже метнул в демона обломок рухнувшей колонны, но не смог попасть в него.
        Вильям подхватил Бернарда, браслетом призвал свой меч обратно в руку и застыл с ним, понимая, что при следующем столкновении с демоном он просто разлетится на части, но бросить беспомощного товарища просто не мог.
        Мысленно проклиная все, понимая, что теперь разъяренного демона надо остановить любой ценой или малой кровью, как его учили, Ран зажмурился и быстро начертил последнюю руну.
        Синяя огромная печать, словно сеть, натянулась через весь зал, но демона это не волновало: он был слишком далеко от ее центра и скалился, фыркая черным дымом, явно мечтая разорвать своих обидчиков.
        Нанести удар демон не успел. Отчего-то застыв, он вдруг содрогнулся всем телом и обернулся. За его спиной стоял Гарпий в демонической форме, раскинув крылья, и наматывал на кулак обгоревший израненный хвост сородича, а потом рывком дернул его на себя, заставляя упасть к ногам, и просто протащил в центр зала.
        - Гарпий, не ходи туда! - отчаянно крикнул Ран, понимая, что полудемон окажется в круге, но было уже поздно.
        Синее пламя вспыхнуло, повторяя врата призыва, и закрыло собой обоих демонов. Руна неспешно угасла. Синее пламя опускалось, а руки у Рана дрожали. Он боялся, что портал захлопнется, унеся с собой обоих. Тогда в кругу синего пламени никого не останется. Огонь угасал, показывая Гарпия. Его рубашка была разорвана и болталась обрывками на человеческом теле. Полудемона это, видимо, не волновало. Он снимал с рук браслеты, чтобы с тяжелым вздохом швырнуть их на пол.
        - Нужно найти Альберу как можно быстрее, - устало сказал он, зная, что это еще не конец, а скорее начало чужой игры. - Только…
        Он поспешил в сторону Мила, понимая, что со всем остальным Ран сможет разобраться сам, на ходу срывая рваную одержу. Опустившись на колени возле бледного секретаря, сидевшего у стены с ужасом в глазах, Гарпий провел рукой, словно страх был просто паутиной, которую можно было сорвать.
        Ему от этого не стало страшно, только пальцы чуть потяжелели. Стало немного холодно и зябко, но зато Мил моргнул и с трудом выдохнул.
        - Ты все пропустил, - спокойно сообщил Гарпий, тут же поднимаясь и подавая ему руку.
        Мил посмотрел на него, потом на руку полудемона, помня, что совсем недавно утверждал, что не хочет иметь с ним ничего общего. Но понимая, что из кошмара его вытащил именно Гарпий, принял его руку, неуверенно вставая на ноги и осматриваясь.
        - Спасибо, - прошептал он, но полудемон его не слушал. Он спешил к Альбере, не дожидаясь остальных.

***
        Девил подошел к Шуару и с силой дернул его за плечо.
        - Эй, возьми себя в руки.
        Мужчина, сидевший на полу, поднял на него глаза и дрожащими губами прошептал:
        - Я не знал, что это…
        - Ясно, - спокойно ответил Девил и сел рядом. - У меня для тебя новость.
        Ничего не объясняя, он подал ему свои карманные часы. Дрожащей рукой Шуар открыл часы и тут же едва не заплакал, видя свою черноволосую Эльвиру, бледную, но живую, сидевшую в кресле и что-то кому-то говорящую.
        - Мне сообщили меньше часа назад. Она у тебя умница, проглотила свой медальон королевской академии, а он с магическим датчиком, так что ее быстро нашли недалеко отсюда, в доме посреди леса. Она в порядке, только немного истощена.
        - Она уже была свободна, когда…
        Договорить Шуар не смог, снова хватаясь за голову и не в силах сказать «спасибо», застрявшее в горле рядом с ужасом от содеянного.
        - Ты можешь сказать, кто отдает приказы? - хладнокровно спросил Девил, даже не пытаясь жалеть химика королевской академии.
        - Нет, - тихо прошептал Шуар. - Я дал клятву, а значит умру быстрее, чем смогу произнести это имя. Не уверен, что могу даже намекнуть.
        - Понятно, но приказы выполнять ты больше не будешь, верно?
        - Нет. Конечно, нет…
        Дрожь в его голосе Девила не впечатлила, он просто встал и уверенно заявил:
        - Учти, что потом тебя в любом случае ждет суд, и королю решать, считать ли тебя виновным, а сейчас возьми себя в руки и включи свой мозг. Ты как минимум должен загладить вину перед Альберой, или твоя совесть тебя покинула?
        Шуар посмотрел в суровые желтые глаза и, не сумев ничего сказать в свое оправдание, просто встал на ноги. Ему хотелось сказать, что он постарается, поблагодарить за спасение той, чья жизнь была действительно важна, но понимал, что все это бесполезно, потому выдохнул, зачесал назад волосы и нахмурился, пытаясь что-то придумать.
        - Я отправил полудемона ее похитить, - сказал он. - Нужно как можно быстрее мчаться к ней, и если она еще там, я могу отменить приказ.
        Девил хотел выругаться, но решил не тратить на это время и бросился к комнате Альберы, чтобы застыть в ужасе, видя распахнутые окна и развевающиеся шторы.
        Глава 21 - Лицо рода Эндер-Ви
        Девил осмотрелся и тут же строго посмотрел на Шуара:
        - Если ты отдавал приказ, значит он должен быть в твоей власти. Позови его назад, - буквально приказал он.
        - Все не так просто, - со вздохом сказал Шуар. - Он не раб, а фамильяр.
        - Что? - ошарашенно спросил Девил. - Фамильяр? Живое существо из плоти и крови? Этого не может быть!
        Шуар пожал плечами. Он, конечно, понимал возмущения министра и сам совсем недавно считал, что это невозможно, но при этом верил собственным глазам. Потому вместо споров он просто пояснил свои возможности в данном случае:
        - Я могу дать ему понять, что хочу, чтобы он явился ко мне. Этот сигнал я послал ему сразу, надеясь, что это его задержит, но…
        Реакции от Гидена действительно не было, потому Шуару оставалось только невнятно развести руками. Ситуация, к его огромному сожалению, была неуправляемой.
        Девил осмотрел мужчину с ног до головы и сделал вид, что не злится, даже не собирается выходить из себя. Вместо выражения бесполезных чувств он со спокойствием профессионала стал изучать комнату, пытаясь найти какие-то зацепки. Понять, отличается ли она хоть чем-то от нормальной комнаты магессы, министру было сложно, но записку, на край которой был поставлен чайник, он заметил. Стоило ему только шагнуть к столу, как в комнату вошел Гарпий, бесцеремонно распахивая дверь.
        - Что с демоном? - спросил Девил, осматривая полудемона, на котором глаза мужчины легко читали очень странные следы хаоса, словно тот, как змей, пытался обвить Гарпия, но почему-то не смог и оставил только смазанный спиральный след.
        - Нет его, - коротко ответил Гарпий и тут же шагнул к столу, мгновенно найдя записку.
        Схватив ее первым, он пробежал глазами по буквам и небрежно бросил ее обратно, чтобы шагнуть к комоду, и достать другую рубашку, словно был один в комнате.
        Девил, плохо понимая, что все это может значить, взял записку и понял, что беспокойство полудемона явно отступило после прочтения.
        Маркус был лаконичен:
        «Мы ушли с Альберой в ее убежище. Гиден с нами».
        Хмыкнув, Девил не смог не отметить, что это говорило все и ничего просто потому, что где убежище, особенно с пометкой «ее», поймут далеко не все, но присутствие Гидена в сообщении его смутило.
        «Что он тут забыл?» - спросил сам у себя Девил и тут же показал записку Шуару:
        - Ничего не хочешь мне сказать?
        Шуар быстро прочел написанное и с нескрываемым облегчением вздохнул, спешно прикрыв глаза, но Девил успел заметить дрогнувшее в них удивление, но сделал вид, что ничего ничего не произошло, оставляя наблюдения при себе.
        К тому же в дверях появился Ран, которому Девил поспешил показать записку.
        - Что делать будем? - спросил он, понимая, что несмотря на свое положение, не имеет морального права командовать.
        - Без вариантов, пойдем к ней, а там разберемся, - тут же выдал Ран. - Неизвестно, что еще может произойти, так что надо держаться вместе. Надеюсь, все понимают, что тут опасно, по крайней мере сейчас. В подземелье может быть не лучше.
        - Вместе мы можем больше, - пожимая плечами, сказал Вильям.
        - Да, - подтвердил Лир, буквально висевший у офицера на плече и прискакавший сюда на одной ноге, - только…
        - Что?
        - А где Тед? - почти испуганно спросил парнишка. - Он же был с нами в столовой.
        - Но до демона не дошел, - испуганно прошептал Бернард, понимая, что понятия не имеет, в какой момент пропал рыжеволосый шутник.
        Ран осмотрел парней, взглянул на записку и тоном главнокомандующего заявил:
        - Нам придется разделиться. Кто-то пойдет с Гарпием в подземелье к Альбере и займется ее защитой, а кто-то останется со мной искать Теда и Колина. Нельзя же их здесь бросить. Решайте сами, в какой группе вы хотите быть, а я пока свяжусь с Альберой.
        Он был почти уверен, что она в порядке, но хотел убедиться в этом, услышав ее голос, только чтобы потом спокойно заняться поиском пропавших. Отойдя в сторону, он достал из кармана парный амулет, близнец которого хранился в убежище.
        Остальные парни переглянулись, пытаясь понять, как стоит поступить.
        - Я останусь здесь, - тут же заявил Девил, понимая, что вот теперь без государственного вмешательства уже не обойтись. - Шуар пойдет к Альбере. Лиру тоже лучше в убежище, к тому же оба целителя там.
        - Бернард, тебе тоже лучше отправиться к Альбе. То, что ты уже снова стоишь на ногах, ничего не значит, - мягко, чуть ли не по-отечески проговорил Вильям, несмотря на то, что он был ровесником потомка магов. - А я останусь. Думаю, новое оружие вы мне найдете, а то мой меч немного пострадал в бою. Мой опыт в расследованиях не помешает.
        Девил кивнул, понимая, что при таком раскладе он останется с двумя профи, хорошо знающими, что такое работа в подобных условиях. В отличие от всех остальных, и Ран, и Вильям знали, на что подписывались.
        Спорить с таким решением никто не стал. Даже Бернард не стал геройствовать. В голове у него все еще немного гудело, а в руках был странный противный холодок.
        Быстро переговорив с Альберой и узнав, что она действительно в убежище и никаких сюрпризов в подвале она и ее спутники не встретили, маг позволил большей части ребят уходить.
        - Гарпий, головой за Альбу отвечаешь, - бросил он вслед уходящим.
        Полудемон коротко кивнул. Он и сам считал, что это его основная задача, и был благодарен магу за возможность как можно быстрее оказаться рядом с возлюбленной.
        Как только Девил, Вильям и Ран остались одни, переглянувшись, они решили продумать план.
        - Есть идеи, куда мог исчезнуть Тед? - спросил Девил, припоминая, что военный с врачом, казалось, дружили.
        - Нет, - коротко ответил Вильям.
        Он успел обдумать этот момент и даже удивиться такому поведению Девила и его глазам, но тут же отложил этот вопрос и свои предположения, понимая, что сейчас не время.
        - Демон не мог на него повлиять? - уточнил Ран, помня реакцию Мила.
        - Маловероятно, - тут же коротко ответил Вильям. - Ситуация с Тедом очень странная, но он не так беспомощен, как может показаться. Поэтому я предлагаю начать поиски с Колина.
        - Согласен, - мгновенно согласился Ран. - Художник вряд ли мог что-то противопоставить проблемам.
        - И под влияние демона мог попасть, - согласился Девил. - Я его сегодня не видел, а вы?
        - Тоже нет, так что начнем с его комнаты, - принял решение Ран.
        - Начнем с оружия, - исправил его Девил, - а еще я собираюсь вызвать подкрепление, надеюсь, возражений не будет?
        Ран отрицательно покачал головой. Если появление демоноборцев и гвардии ничем не грозило Гарпию, он был более чем спокоен, а мнение господина Адерела его уже не волновало. Сегодняшние события переходили все возможные грани.
        Зайдя в комнату Девила, они направились к художнику, осторожно передвигаясь по совершенно пустому, словно заброшенному замку.
        Комната Колина встретила их запахом гари и настоящим разорением. Стоило открыть дверь, как стало ясно, что здесь тоже что-то произошло.
        В полном молчании мужчины зашли внутрь. Первым шагнул демоноборец, знаком позволяя зайти остальным, и тут же указал в сторону дивана. Чьи-то торчащие ноги ничего хорошего не предвещали.
        - Это Тед, - тут же прошептал Вильям, узнавая ботинки товарища и, не спеша прятать меч, шагнул к другу.
        - Демонов тут нет, - заключил Ран, проверяя амулетом комнату и тут же ставя щит, прежде чем превратить свой меч просто в крест.
        - Как он тут оказался? - ничего не понимая, прошептал Вильям, осматривая рыжеволосого врача.
        У Теда была разбита голова.
        - Судя по всему, его просто отбросили в сторону, только это вряд ли сделал человек, - осмотревшись, сказал Ран и поспешил помогать.
        Все же его учили оказывать первую помощь не только руками, но и магией. Толку от этого было немного, но лучше, чем ничего. Магу как минимум хотелось привести врача в чувство и узнать, что именно здесь случилось.
        - Я пока осмотрю тут все, - сказал Девил, понимая, что от него во врачевании толку никакого.
        Через пару минут возни Рана с врачом мужчина, вяло отмахиваясь, застонал. Приходить в себя ему явно не хотелось.
        - Тед, соберись, - шепотом приказал ему Вильям. - Нам нужно знать, что здесь произошло.
        В ответ рыжеволосый только простонал, ощупывая свое лицо и голову, словно не верил, что все еще жив. Приоткрыв глаза, он тут же снова их закрыл, морщась, но все же заговорил:
        - Я услышал крик и…
        - Когда мы вышли из столовой? - уточнил Вильям.
        Тед кивнул.
        - Я не был уверен, что мне не показалось. Заглянул сюда, а тут…
        Он сбился, поморщился, снова потянулся руками к голове, но благоразумно не стал трогать место, где Ран соорудил водную повязку.
        - Демон забрал Колина и его работы, - выдал Тед, пытаясь сказать самое главное.
        - Ты пытался помешать? - уточнил Ран, чтобы окончательно понять ситуацию.
        Тед скривился. Видимо, ему хотелось зло посмеяться над самим собой, но сил хватало лишь на болезненную гримасу.
        - Он ударил меня крылом и все, - сообщил он.
        - Это точно был демон или полудемон? Он был похож на Гарпия? - спросил Ран, понимая, что врач явно не готов приходить в чувства.
        - Похож, - коротко ответил Тед, тяжело и мучительно вздыхая.
        - Нужно дать ему поспать, - прошептал Ран, - а еще лучше как можно раньше показать Альбе. Не уверен, что он просто легко ударился головой.
        Вильям кивнул. Они осторожно переложили Теда на диван и решили устроить еще одно совещание.
        - В целом, все сходится. Мимо комнаты Колина мы как раз пробегали, - заключил Вильям. - У меня в голове гудело так, что я мог ничего не услышать. Одно неясно: зачем похищать Колина?
        - У меня есть теория, - тихо прошептал Девил и показал товарищам лист с эскизом. - Если я прав, то для вас это будет очень странно.
        На листе быстрыми штрихами была обозначена странная, но легко узнаваемая сцена. Крылатый демон тянул за хвост товарища с бычьей головой. Небрежные линии напоминали сеть печати, а грубые группы штрихов воспроизводили обстановку разрушенного холла.
        - Он не мог этого видеть, - прошептал Вильям, понимая, что просто не может молчать об этом пусть и очевидном факте.
        Девил только пожал плечами, спешно пряча другую находку, на которой миловидная девушка буквально забирала руками жизнь из тела неизвестного мужчины, в то время, как крылатый демон собирался вонзить когти в ее спину. Показывать это взведенным парням он просто не решался.

***
        Гиден сидел на месте и озадаченно наблюдал за метаниями Альберы, не понимая, почему его не злит ее поведение.
        Альбера же Гидена не замечала. Она ходила из стороны в сторону, заламывала руки и тяжело вздыхала, ожидая новостей.
        - Альба, тебе надо успокоиться, - прошептала Гвен. - Твой отец настоял бы, чтобы тебе дали успокоительных капель.
        - Отстань от меня со своими каплями, - простонала Альба. - Они там рискуют, а мы просто…
        - Давайте не просто, - предложил Маркус. - Если мы не можем ничем помочь, давайте ждать с пользой. Последние события доказывают, что вам действительно стоит очень многое узнать. Быть может, мы с вами присядем в стороне, и я расскажу вам самое важное?
        - Боюсь, в таком состоянии я буду очень плохим учеником, - прошептала Альбера.
        - Ничего страшного. Мы начнем с того, что усвоит даже самый плохой ученик, - мягко пообещал артефактолог и протянул ей руку.
        - Вы такой мудрый человек, Маркус, - со вздохом прошептала Альбера, принимая эту руку, и послушно последовала за ним.
        Ей казалось, что она ни за что ничего не поймет, но Маркус стал рассказывать о своей жизни, просто и легко, явно упуская многие подробности, но магессе казалось, что она вместе с ним идет в мир демонологии. Новость о том, что человек, сидевший рядом, - брат ее бывшего раба, прибывший сюда, чтобы его найти, теперь успокоила Альберу.
        - Я рада, что у него есть вы, - прошептала она, выдыхая. - Теперь можно быть спокойной за его будущее. Вы его не бросите, а с таким человеком сложно пропасть.
        - Боюсь, он не согласится с вами, - почти смеясь, ответил артефактолог. Он тоже волновался, но старательно прятал это, улыбаясь и отвлекая Альберу своими рассуждениями. - Гарпий не хочет, чтобы его проблемы решали. Он плохо понимает, что они вообще у него есть и, мне кажется, что его страшит лишь разлука с вами.
        Альбера залилась краской и невольно прикрыла губы рукой. Ей показалось, что поцелуй сам воплотился и снова обжег ее горячим дыханием. Возразить мужчине она не могла и боялась неловкого молчания, но Маркус, видимо, и сам все понимал и невозмутимо продолжал рассказ, поясняя цифры в документах. Осознание, что в бумагах речь идет именно о Гарпии, помогало их понять. К моменту, когда сработал артефакт связи, она уже понимала все, что было написано в протоколе, и даже знала, что у полудемона могут быть и другие способности, которые тогда просто не успели пробудиться.
        - Обычно силы демонов полностью раскрываются к пятнадцати-семнадцати годам, порою позже, если что-то им мешает, а Гарпию мешали рабские браслеты, - спокойно прошептал он, даже не догадываясь, что их может подслушивать нервно скалящийся Гиден.
        Полудемон никак не мог поверить, что этот мужчина мог быть тем зеленоглазым мальчишкой, который привел его к реке и открыл глаза, сам того не понимая.
        «Бесит», - повторял он мысленно, испытывая совершенно другие эмоции.
        Когда маленький камень на полке задрожал, засветился и стал издавать звенящие призывные звуки, все позабыли о своих делах, а Альбера метнулась к нему, чтобы сжать в руке и поднести к уху.
        - Альба? - спросил у нее голос Рана, чуть взволнованный, отчего сердце магессы сжалось.
        - Да, Ран. Вы в порядке?! - тут же выпалила она.
        - Смотря кого считать нами, - уклончиво ответил Ран и тут же добавил, чтобы не мучать подопечную: - Мы с Гарпием в порядке. Демона нет, но среди кандидатов есть раненые. Твоя помощь не помешает. Они придут к тебе с Гарпием, а я немного задержусь.
        - Почему?
        - Нужно найти тех, кто пропал, и обыскать дом. Происходит что-то странное. Дождитесь меня там, хорошо? Демон к убежищу точно не подойдет.
        - А полудемон? - машинально спросила Альбера, беспокоясь о Гарпии.
        - Все как всегда. На него мои руны не влияют. Остальные, кто с тобой, тоже в порядке? - спросил Ран, желая быстро закончить разговор.
        - Да.
        - Тогда жди гостей. Вам там будет немного тесно, но уж потерпите. Главное, без меня никуда, поняла?
        - Да, - снова кротко прошептала Альбера и тут же отложила камень, чувствуя, как он стал холодным.
        Видимо, маг действительно спешил. Коротко рассказав остальным о своем разговоре с Раном, она застыла в ожидании. Через пять минут новости вместе с кандидатами хлынули в узкую дверь.
        Лир, несмотря на боль, не умолкал, пересказывая все. Он стал настоящей звездой. Пока Гвен его лечила, он активно махал руками, пытаясь передать весь накал битвы.
        Бернард виновато отводил глаза. Метка на его руке окончательно исчезла, и Альба, занятая его восстановлением, это заметила, но вместо слов просто обняла, буквально сердцем чувствуя, что для этого человека не могло быть иного верного пути.
        Гиден и Шуар только переглянулись.
        «Чего смотришь? - спросил полудемон, вкладывая в сознание человека свои мысли. - Он меня бесил, и я решил взбесить его в ответ».
        «И что с тобой будет?»
        Гиден пожал плечами, даже не опасаясь, что кто-то это заметит, и отвернулся, не желая ничего обсуждать.
        Его глаза тут же нашли Гарпия. Тот едва заметно улыбнулся, поймав взгляд, и это злило, но даже с этим Гиден мог справиться сам.
        Внезапный сигнал артефакта снова привлек всеобщее внимание. Плохо понимая, что происходит, опасаясь вестей от Рана, Альба выхватила камень из рук Гвен. Она просто подумала, что подруга решила его подать, иначе зачем же она держала его на ладони, не спеша принять вызов?
        Так жестоко Альба еще не ошибалась. Стоило поднести камень к уху, как отцовский голос оттуда закричал:
        - Где вы? Где Альба? Почему утром не было отчета? Я зачем тебе учебу оплатил, чтобы ты забывала мне докладывать? Где и с кем сейчас моя дочь? Почему над замком дым? Гвен, немедленно отвечай, негодная девчонка!
        Ошарашенная Альбера медленно протянула руку к Гвен и раскрыла ладонь, отдавая камень. Что все это значит, понимать ей не хотелось, но слезы набежали на глаза, и целительница все понимала.
        - Прости, - прошептала она.
        Альбера не ответила. Камень просто выпал из ее рук, а сама она бросилась к двери, не желая рыдать при всех.
        «Значит, все это было ложью? Все? - думала Альбера, выбегая в коридор. - Восемь лет дружбы были просто приказом моего отца? Докладывать? Он сказал докладывать?»
        Слезы застилали глаза, мешали видеть, а ноги несли ее по коридору прочь, хотя изначально она не хотела никуда уходить.
        - Госпожа Альбера! - окликнул ее Гарпий.
        От этого сердце у магессы сжалось. Слез в глазах стало только больше. Ее подруга была шпионкой. Ее защитником был тот, у кого ее отец просто отнял свободу, и теперь вернуть ее было не так уж и просто. Было ли хоть что-то настоящее в ее жизни?
        - Там может быть небезопасно, - прошептал Гарпий, догнав ее и резко обнимая за плечи.
        Он прижал ее к своей груди, обняв со спины, чтобы наконец остановить, но она только сильнее разрыдалась, стала пытаться вырваться и закричать.
        - Не надо, не делай ничего, только не забирай мои эмоции, слышишь! Не смей.
        - Не буду, - тихо прошептал Гарпий, прикасаясь носом к ее шее.
        Ему действительно хотелось сделать очень глубокий вдох и втянуть в себя тот злой черный рой, что окружал возлюбленную. Он просто закрыл ее крыльями от мира, пытаясь защитить, но ее слова отрезвляли.
        - Я не хочу, - прошептала Альбера, всхлипывая. - Отпусти меня.
        - Не могу, - коротко ответил Гарпий. - Я отвечаю за вас перед Раном.
        Альбера всхлипнула и вдруг притихла, пытаясь обнять его руку.
        - Прости, что убежала. Я не должна была, но не забирай мои эмоции, они нужны мне, даже такие. Мне нужно их пережить, - прошептала она очень тихо. - Ты ведь уже делал это, правда?
        - Простите, - прошептал Гарпий. - Больше не буду. Я только хотел помочь. Можно мне сейчас остаться?
        - Как она могла? - говорила Альбера, сама не зная, у кого она это спрашивает и зачем сжимает руку полудемона, явно пытаясь его удержать, словно он пытался сбежать.
        - Она любит вас. Какая разница, с чего все началось? - тихо спросил Гарпий, явно не понимая, в чем беда.
        - Ты знал? Почему же я не знала? - ошарашенно спросила Альбера, оборачиваясь, чтобы взглянуть в черные глаза с красными огнями.
        - Вы не хотели знать, - тихо прошептал Гарпий.
        Он оставался человеком, только за его спиной были крылья, которые создавали купол над ними, отделяя от остального мира.
        - Кажется, мне надо было обращаться к тебе на «вы», - ошарашенно прошептала Альбера, растерянно всхлипывая.
        - Не надо! - почти с ужасом воскликнул Гарпий.
        Даже крылья его вздрогнули, словно его сейчас пытались отвергнуть.
        - Просто позвольте мне побыть с вами, как раньше, когда вас что-то огорчало. Я могу очень тихо, молча… Только не гоните.
        - Что ты, - она вздохнула и чуть отстранилась, не понимая, почему видит его черты в этой темноте. - Я просто хочу, чтобы ты говорил мне «ты» и больше не называл госпожой, раз уж мы теперь на равных и так давно знакомы.
        Гарпий вздрогнул, не веря собственным ушам. Обращаться к Альбере просто по имени? О подобном он даже не мечтал.
        - Только пообещай мне, - продолжала Альба, - что ты будешь мне настоящим другом и не будешь ничего скрывать, и в эмоции мои вмешиваться не будешь. Ладно?
        Голос у нее вновь дрогнул, и она едва не разрыдалась, но сильные руки прижали ее к груди. Она даже испугалась, что Гарпий ее не послушается, но тут же поняла, что ей легче не от его демонического дара, а от простого человеческого тепла.
        - Я буду настоящим другом, Альбера. Обещаю, - проговорил Гарпий тихо, словно боялся что-то спугнуть.
        - И даже расскажешь мне все, что я не хотела знать? - без особой надежды ответила Альбера.
        - Если тебе это нужно, расскажу…
        Гарпий смотрел на влагу в глазах Альберы, замечал, как от этого в ее глазах блестят красные огни, и не знал, что делать. Ее эмоции роились вокруг черными тяжами, пронизывающими все то светлое, что она обычно излучала. Там был страх, отчаяние, разочарование и печаль. Их Гарпий хорошо знал по собственному опыту и не сомневался, что побороть их непросто. Она же хотела это сделать. Решимость в ее глазах тоже была очевидной, но Гарпий знал, что этого недостаточно. Ему решимости не хватило, чтобы пережить все. Без поддержки он никогда бы не справился.
        - Терпи, - говорил ему Ран. - Сейчас, когда есть я, конечно, можешь поплакать и пожалеть себя. Я знаю, что ты устал, но никому другому это показывать нельзя. Ты же хочешь выбраться отсюда? Я очень хочу, чтобы ты выбрался живым и сильным.
        - Как тут стать сильным, если я… я…
        Гарпий даже объяснить не мог то странное чувство собственной беспомощности.
        - Ты становишься сильнее, - уверял его маг, крепко сжимая ладонь. - Ты станешь очень сильным, если сможешь все это побороть, поверь мне. Я знаю, что ты сможешь. Еще немного, и ты выйдешь из подвала, а там я буду все время рядом, слышишь?
        Это «рядом» было единственным, что спасало, потому он прижимал Альберу к себе и вытирал ее слезы, чтобы она знала, что он будет рядом, только бы она не относилась к нему как к чужаку, не говорила этого страшного холодного «вы» и не пыталась спрятать свои чувства.
        Она могла его не любить, это он понимал, с этим он даже был готов смириться, но быть чужим - никак не согласен.
        - Я все расскажу, все, что захочешь, - прошептал он, осторожно, вытирая слезы, срывающиеся с ее ресниц. - Давай только вернемся к убежищу, там безопаснее.
        - Мы не сможем там поговорить, - с тоской призналась Альба. - Да и негоже, чтобы меня видели такой…
        Гарпий хотел сказать, что она прекрасна и так, но понимал, что дело совсем не в этом. Альба защищала не свой вид, а свой образ, свое положение в обществе, и играть с этим даже Гарпий не хотел.
        - Мы не пойдем внутрь, просто побудем рядом, поговорим. Ран может вернуться в любой момент. Он будет очень волноваться, если на найдет нас там.
        Альба только вздохнула и обреченно кивнула. Хотела отойти, но Гарпий поймал ее за руку, привлек к себе и подхватил, как маленькую девочку.
        - Я отнесу, а ты плачь, если хочешь. Никто не узнает. Обещаю.
        Сложив одно крыло, он закрыл ее другим, словно пытался оградить от всего мира, и понес назад, чувствуя, как она цепляется за его рубашку.
        - Как она могла? Как? - снова прошептала Альбера, всхлипнув. - Я ведь думала, что она моя подруга. Есть ли хоть что-то настоящее в моей жизни, Гар? Ран тоже все это делает из-за денег, да?
        - Все настоящее, - прошептал Гарпий. - Гвен любит тебя и считает настоящим другом. Да, господин Эдерью нанял ее восемь лет назад. Она не выигрывала никакого конкурса: семья Эндер-Ви оплачивает ее учебу, а она должна за это следить за вами и докладывать, но она давно привязалась по-настоящему.
        - Откуда ты знаешь? Она же впервые в этом доме, - всхлипнула Альбера. - Не надо меня утешать, правда, не надо.
        - Не впервые. Восемь лет назад она была здесь. Вряд ли она меня заметила, но я ее видел, и уверен, что она, гордая, давно бы отказалась от всего, если бы не дорожила вами. Откажись она - и приставили бы другую. Разве было бы лучше? Господин Эдерью к ней как к собаке на поводке относится. Сами же… сама ведь слышала, как он кричал.
        Альба вздохнула и крепче прижалась к мужской груди.
        - Она докладывала, это правда, - продолжал Гарпий, понимая, что ничем кроме правды не сможет помочь Альбере сейчас. - Только ничего страшного в ее докладах не было. Когда на третьем курсе вы провалились на экзамене, она так об этом никому и не сказала. Никто и не узнал.
        Альба вздрогнула.
        - Ты-то откуда об этом знаешь? Я же ничего не говорила!
        - Догадался, - коротко ответил Гарпий. - Вы учились все лето и приехали очень уставшей. Спасали, наверно, кого-то.
        - Спасала, - ошеломленно прошептала Альбера. - В столичном зоопарке черная ласка родила слабенького малыша. Такой бы не выжил без меня. Мне сказали, что я глупая, но я три дня с ним просидела, а потом пошла на экзамен. Наверно, я правда глупая.
        - Я так не думаю, - честно сказал Гарпий и взглянул на Альбу. - И Гвен, и я, и Ран - мы вас любим такую. Разве важно, как судьба свела нас?
        - Важно, - прошептала Альба. - Но ты прав, я ведь тоже вас люблю.
        Прошептала и явно испугалась, что Гарпий поймет ее слова как-то превратно, а он улыбнулся, радуясь, что она поставила его в один ряд с друзьями.
        - Только я все равно хочу знать, Гарпий. Что еще мне неведомо, расскажи мне? Я не догадывалась, что мой отец сделал тебя рабом, не знала, что он купил Гвен как шпиона. Чего еще я не знаю о своем окружении? Ран тоже что-то скрывает?
        Это была не его тайна, но, коротко взглянув на Альберу, Гарпий все же кивнул. Они как раз вернулись к убежищу. Он стал у стены, но не спешил ее отпускать, любуясь ее влажными глазами.
        - Расскажи мне, умоляю.
        - У Рана есть сестра.
        - Да, я знаю. Только они почему-то не общаются.
        - Таково условие вашего деда.
        - Моего?! - воскликнула Альба, отшатнувшись.
        - Твоего, - прошептал Гарпий, смущаясь того, что снова и снова срывается на «вы» в общении, а она огорчается от каждой подобной фразы еще больше.
        Он все же опустил ее на пол, повинуясь безмолвной просьбе.
        - Причем тут дедушка? - испуганно спросила Альба. - Разве Рана не нанял мой отец ради моей защиты? Ран давно сказал, что привязался ко мне и моя защита для него не просто работа, но…
        - Ран дал клятву крови. Если что-то случится, он умрет вместе с тобой.
        Альба ахнула и отшатнулась:
        - Что? Разве это вообще законно? Разве можно…
        - Добровольно - можно, - холодно ответил Гарпий.
        - Но ведь он же умный, он не…
        Она замолчала, закрыв рот руками и с ужасом уставившись на Гарпия.
        - Семью Рана убили демоны, - сообщил Гарпий, глядя Альбе прямо в глаза, не пытаясь приукрасить правду. - Его сестре было десять лет, и она умирала, когда он туда пришел. Чтобы спасти ее, он заморозил ее тело, а потом бегал по всем лекарям. Спасти ее никто не мог, а господин Адерел позвал его к себе и согласился ее воскресить.
        Альба выдохнула, с ужасом глядя на Гарпия.
        - Если верить записям о силе магов Жизни, после смерти и воскрешения люди теряют все прежние связи, а некоторые из них причиняют им боль. Сестра Рана совсем его не помнит, а он отдал за это свою жизнь, став вашим стражем.
        - И рабом моей семьи, - отчаянно прошептала Альба. - Ему в пору ненавидеть меня.
        - Ты была маленькая. Когда-то он сказал, что ты слишком хорошая, чтобы быть наследницей этого дома. Поверь, ни он, ни я, ни Гвен не врали тебе в своем отношении. Это правда.
        Альба выдохнула и прижалась к груди полудемона, пытаясь не плакать.
        Она всегда считала, что ее дар, ее сила существуют для того, чтобы помогать всему живому в этом мире, а не превращать их в рабов.
        - Прости меня, - прошептала Альба, всхлипывая. - Прости, что ничего этого не видела. Мама права: я витаю в облаках и не знаю ничего о жизни. Глупая я, очень глупая, прости меня и мою семью за все. Прости.
        - Это тебе надо простить их, - только и смог прошептать Гарпий, прижимая ее к себе.
        Ее разочарование и ужас буквально пронзали кожу холодом, но он не прикасался к ним, веря, что Альба сможет все это принять.

***
        Эдерью метался по комнате, с ужасом выглядывая в окно. После того, как связь с Гвен оборвалась, а ответа он так и не услышал, что думать, он уже не знал. Больше на вызов ему не отвечали, а столб черного дыма над домом был слишком очевиден. В убежище дочери не было. Реоран не отвечал.
        - Что происходит? - нервно спросил Адерел, осмотрев своих сыновей. - Неужели вы ничего не можете с этим сделать?
        - Я могу пойти туда, - пожимая плечами, сказал Валент.
        Он, в отличие от брата, спокойно сидел в кресле, натянув на голову капюшон своей мантии, словно его не волновали ни законы приличий, ни судьба племянницы.
        - А ты ничего не хочешь мне сказать? - строго спросил у него Адерел, словно был готов обвинить в чем-то младшего из сыновей.
        - Не имею ни малейшего представления, что бы это могло быть, - равнодушно ответил Валент, но поднялся на ноги и резко сбросил капюшон.
        - Ты занимался кандидатами, заданиями и прочими делами отбора!
        От такого заявления отца Эдерью вздрогнул и с ужасом посмотрел на брата. Ему казалось, что в словах отца была угроза. Обоснованная или нет - значения не имело, ведь Эдерью знал, что отца это вряд ли остановит.
        - И что? - спокойно спросил Валент. - Ты действительно думаешь, что отбор имеет к этому отношение? Или, быть может, ты сам во всем виноват? Об этом ты, конечно же, не думал, не так ли, отец?
        То, как Валент говорил с отцом, глядя ему в глаза, поразило Эдерью. Он отшатнулся к окну, не веря собственным глазам. Адерел оскалился, внезапно схватил сына за мантию и дернул вниз, заставляя наклониться.
        Валент знал, что отец предпочел бы увидеть сына, преклонившего колено, но лишь нагнулся, чтобы их глаза встретились.
        - Все возвращается, - сказал он строго. - За все приходиться платить. Ты отправил демонов в чужой дом, а теперь они пришли в твой. Неужели ты не понимаешь, что это естественный ход вещей?
        Адерел невнятно рыкнул, оттолкнул сына и выбросил вперед руку. Его перстни засияли все разом, но Валент просто поправил волосы и набросил на голову капюшон.
        - Твоя магия давно на меня не действует, - сообщил он отцу. - Можешь делать что угодно, но я не стану перед тобой пресмыкаться. Ты можешь только убить меня или, что будет разумней, отправить убирать за тобой в дом Эдерью. Что вы выберете, глава рода?
        - Валент! - рявкнул Адерел. - Как ты смеешь?!
        Маг в алой мантии только развел руками, насмешливо кривясь.
        - Мне надоело притворяться. Давай решай: доверишь ты мне наведение порядка или нет? Кому еще хватит силы и знаний прибраться после всего, что ты натворил, а, отец? Или ты хочешь сказать, что тебя беспокоит хоть что-то, кроме жизни Альберы? Обычно тебя это не волновало, особенно, когда…
        Договорить Валент не успел. Рычащий от гнева Адерел внезапно ударил его тростью по щеке, содрав кожу на скуле.
        - Иди и разберись там со всем! Принеси мне голову виновного, и тогда я сделаю вид, что ничего не слышал! - приказал он, раздувая щеки от гнева.
        - Как прикажете, - с усмешкой прошептал Валент, поклонился и шагнул к двери, а потом обернулся: - Брат, я думаю, тебе пора бежать отсюда, пока ты еще цел.
        Вслед ему полетела старинная ваза, но Валент спокойно уклонился, склонил голову в насмешливом поклоне и вышел. Все происходящее его несказанно радовало.
        Глава 22 - Выбор пути
        Пока Вильям сооружал подобие носилок из ножек стола и покрывала, Ран решил рассказать Девилу о странных снах Альберы:
        - Она уверена, что это не случайно, и я с ней согласен. Только это легко может оказаться ловушкой. Есть демоны, способные влиять на сны, а наш враг явно не гнушается их помощью, - заключил он свой рассказ, надеясь на совет.
        - Это действительно похоже на ловушку. Не удивлюсь, если на этот раз Альбере приснился другой путь, - сказал Девил, - но нам надо что-то делать. Хочешь отправиться, не дожидаясь подмоги?
        - Даже используя систему порталов, твои ребята будут тут только к вечеру, - начал было Ран.
        - Через три часа, - исправил его министр. - Я еще вчера велел направить сюда группу, но ты не хочешь ждать? Считаешь, что это может спровоцировать новую атаку?
        - Что-то в этом роде. Нас или отвлекали, или пугали, но сейчас в доме тихо, а значит, от нас чего-то ждут. Где слуги, например, - неясно. Они могут оказаться в заложниках. Он может призвать нового демона и…
        - Ты считаешь, что ничего не делать - это разозлить его?
        - Да, к тому же очевидно, что ему нужна Альбера, живая или мертвая, но, видимо, все-таки живая, а значит пойти с ней в его логово - быть может, не самый плохой вариант.
        Девил задумчиво покачал головой, взвешивая все варианты.
        - Эта история напоминает мне одно дело, - начал внезапно Вильям, закончивший свою работу. - Полгода назад я брал одного мага-психопата, и тогда лучшим решением оказалось начать ему подыгрывать. Как только он получит свое, он сможет расслабиться. Не люблю рисковать женщинами, но ждать, пока кто-нибудь проломит стену и заберет ее, - тоже не выход.
        - А убежище могут найти? - уточнил Девил.
        - Могут, - хмыкнул Ран.
        - Все, что спрятано, можно найти, - констатировал Вильям. - В этом суть всех пряток, так что, я думаю, нам стоит разделиться: кому-то пойти с Альбой, а кому-то остаться здесь и вести расследование.
        Девил выдохнул.
        - Очевидно, что мне придется возглавить оставшихся, - заключил он. - Хорошо, наладим связь и пойдем, но сначала надо доставить Теда нашим целителям. Там и решим все.
        Спорить с этим никто не стал. Врача осторожно переложили на носилки и вернулись назад. В доме по-прежнему было зловеще тихо, и это пугало. В подземелье же их встретили два ярких глаза, заставивших Рана выхватить меч и тут же выругаться.
        - Гарпий, ты в своем уме? Зачем так пугать?! - спросил он, убирая оружие, но буквально отщепляя от него несколько голубых огней, чтобы те осветили коридор и лестницу, по которой спускались его спутники.
        Только тогда он осмотрел полудемона по-настоящему и озадаченно моргнул, не понимая, как тот умудрился быть с крыльями в человеческом обличье. Спросить он ничего не смог, увидев Альберу.
        - Мы говорили, - призналась она и метнулась к стражу, поймала его за руку, сжала ее и заглянула Рану в глаза: - Гарпий все мне рассказал. Прости, что наши судьбы встретились так. Мне очень стыдно за мою семью, честно.
        Ее глаза наполнились слезами, а и без того хмурый маг скривился и зло посмотрел на полудемона:
        - Забудь, ты здесь ни при чем, - сказал он Альбере, укоризненно оглядывая друга, которому доверил самую сокровенную тайну - причину вечно лживой улыбки. - Сейчас надо как можно быстрее вернуться в убежище.
        Он шагнул первым, увлекая Альберу за собой, чтобы буквально втолкнуть ее в комнату, а потом пропустить остальных. Все же носилки проще было нести, когда кто-то держит потайную дверь.
        - Ей это было нужно, - тихо сказал ему Гарпий и шагнул в убежище.
        Его крылья исчезли так же внезапно, как и появились, глаза потухли, став черными, а главное, на его рубашке не было никаких следов перевоплощения, словно крылья были лишь миражом.
        - Демоны способны на такую магию, какую нам даже понять сложно, - говорили когда-то Рану в академии, а он только теперь понял, что все это значит, но почему-то не боялся, только хмурился и обижался разве что на длинный язык полудемона, заранее зная, что ему полегчает, как только он сможет стукнуть кулаком по столу и сказать, что Гарпий предатель. Неожиданно стало легче от одной только мысли, а главное стало понятно, что полудемон на предателя не тянул даже с очень большой натяжкой.
        - Мы не уверены, что рана не серьезнее, чем кажется, - признался Вильям, когда Альбера склонилась над Тедом.
        - Альба, не надо, - тут же остановил ее Ран. - Гвен, посмотри на него. Если ты сможешь ему помочь, Альбере лучше поберечь силы.
        - Почему? - удивилась магесса, - Я ведь точно могу ему помочь…
        - Альба, ты можешь исцелить вещи и посерьезней, - строго сказал маг, - будет обидно, если потом тебе не хватит энергии, чтобы кого-то спасти. Береги ее.
        Он отчеканил это командирским тоном, убедился, что бледная и какая-то очень подавленная Гвен шагнула к раненому, заставил себя об этом забыть и тут же сообщил:
        - Нам нужно разделиться. Я, Гарпий и Альбера пойдем дальше в подземелье. Это будет опасно, скорее всего, очень, поэтому сначала подумайте, хотите ли вы с нами. Здесь нужна будет помощь Девилу…
        Он замялся, не зная, как объяснить, но министр, поняв заминку, сам представился и дал понять, что он намерен начать расследование до появления королевской гвардии.
        - Поэтому мне нужен будет секретарь или кто-то, кто с подобной работой справится, - заключил он. - Очень надеюсь на добровольца на эту роль.
        - Я пойду с Альберой! - тут же выпалил Мил.
        - Уверен? Демон тебя мгновенно из строя вывел, - напомнил ему Бернард без малейшего ехидства в голосе, скорее беспокоясь.
        - У него была уязвимость, теперь ее нет, - ответил за секретаря академии Гарпий.
        Лир вздохнул, повел плечом, где совсем недавно был ожог, а сейчас красовалось только красное пятно, а потом заявил:
        - Я возьму бумаги на себя, только сейчас поговорю с Альберой, ладно?
        - Я тоже хочу быть с Альберой, - взмолилась Гвен. - Я не могу…
        - Ты однозначно остаешься, - перебил ее Ран строго и решительно. - Здесь может понадобится целитель.
        - Я сейчас поставлю Теда на ноги, - затараторила целительница, но маг остановил ее резким жестом.
        - Забудь, он врач, а не маг. Для страховки здесь нужно остаться тебе. Сейчас не время заниматься решением личных вопросов. Совсем!
        Его холодный тон и совершенно беспристрастное лицо, почти незнакомое целительнице, заставили ее опустить голову и умолкнуть, сосредоточившись на голубом сиянии, окутавшем Теда. Кроме разбитой головы у него было несколько ушибов, но все это для Гвен труда не составляло. В том, что врач скоро придет в себя, она даже не сомневалась.
        - Я пойду с Альберой, - сказал Гиден, все так же сидевший в кресле с самым недовольным видом.
        Ран хотел уточнить, с чего это вдруг, но Гарпий остановил его коротким прикосновением.
        - Он пойдет с нами.
        - Ладно, под твою ответственность.
        - Я тоже с вами, - сказал Вильям, осмотрев меч, выданный ему магом. - С этой штукой от меня будет польза.
        - Ну, а я сделаю как скажете, - развел руками Маркус. - Буду ли я вам полезен, Реоран? Мешаться под ногами будет глупо.
        - Мне пригодятся твои знания, - признался Девил. - Так что я буду рад, если ты останешься.
        Маркус согласно кивнул.
        - Тед пусть остается, вряд ли он будет в состоянии идти с нами, - сказал Бернард. - А я с вами. Я кое-что помню из того, чему меня учили, меч в руках держать умею. Думаю, толк от меня какой-то будет.
        - Шуар тоже останется, - настоял Девил, все еще не совсем доверяя мужчине.
        Ран осмотрел тех, кто должен был идти с ним, скептически окинул взглядом Мила, но секретарь гордо дернул головой и прошипел:
        - Я умею драться. Меня учили.
        - Да я и не сомневаюсь, - вздохнул Ран, понимая, что совершенно не знает, что их ждет впереди.
        Лир, тем временем, отвел Альберу в сторону и осторожно вложил в ее ладошку серебряный медальон в виде изогнутого пера.
        - Возьмите это от меня, прошу, - сказал он очень тихо. - Я сюда попал совершенно случайно, много глупостей совершил, но вы… Вы - удивительная, госпожа Альбера, и я почти влюблен в вас, просто знайте, что я не достоин вас, и все тут.
        - Лир, что вы такое…
        - Не перебивайте, - шикнул парень, мотнув головой, и сильнее сжал ее пальцы, чтобы она не могла вернуть его подарок. - Благодаря вам я понял очень многое, осознал и… Я боялся оказаться без работы и дома, а теперь я куда больше боюсь оказаться подлецом, потому что рядом с вами хочется быть лучше. Поэтому умоляю, просто примите этот медальон. Когда-то мой отец подарил его моей маме. Это самое ценное, что у меня есть, но я хочу, чтобы вы знали, что я теперь понял, что такое любовь и что такое быть достойным человеком. Только вы достойны кого-то умнее, сильнее и разумнее меня.
        Не поднимая на нее глаз, он быстро склонился, поцеловал ее руку и отступил, и только затем посмотрел на растерянную и немного озадаченную Альберу:
        - В следующий раз, когда мы встретимся, я ничего вам не скажу об этом, и вы не думайте, просто знайте, что вы - особенная, и не пытайтесь мне на это отвечать.
        Он резко поклонился и быстро метнулся к Девилу, громко и радостно объявляя:
        - Секретарь Лир Ор в вашем полном распоряжении и несмотря на свой драный, потрепанный вид способен писать в любых условиях на трех языках без словаря с соблюдением всех правил ведения документации.
        Эта немного разрядило обстановку, наполнив комнату сдержанным, но все же искренним смехом, под который Гвен шагнула к Альбере и услышала тихое:
        - Все хорошо, я не сержусь. Мы потом поговорим, обещаю.
        Она обняла подругу, очень надеясь, что они еще встретятся, хотя сердце странно щемило непонятным недобрым предчувствием, словно такой, как прежде, ей уже никогда не выйти из этого подвала.

***
        Колин сидел в углу темницы, подставлял под тусклый свет факела измятый лист, и пытался зарисовать образ человека с демоническими крыльями, закрывающего от света хрупкую девушку. Обломок угля, который он нашел в своем кармане, успел сломаться не один раз, и рисунок приходилось заканчивать грязными пальцами. Часть линий художник и вовсе процарапал краем ногтя с таким остервенением, что мог порвать бумагу, понимая, что даже это его не остановит.
        Еще вчера он назвал бы подобное состояние вдохновением. Ему приходили в голову образы, и он хотел их запечатлеть, набросать, чтобы когда-нибудь превратить это в картину. Сейчас же все эти образы в собственной голове казались безумными. Затуманенный после бессонной ночи разум совсем ничего не понимал, а пальцы, лишившиеся угля, отбросив измятый лист, сами начинали рисовать мужчину, шагающего по темным коридорам.
        Больше всего на свете Колину сейчас хотелось спать, и пусть бы все это безумие как можно скорее закончилось. Он даже бормотал об этом, стирая в кровь пальцы о каменный пол, забывая, что рядом с ним здесь два полудемона. Он уже где-то видел каких-то похожих существ, но где и когда это было, художник вспомнить не мог.
        Слипшиеся от пота и чьей-то крови кудри лезли в глаза, а он отбрасывал их назад, вымазывая еще больше, а потом снова рисовал. Он вздрогнул и оторвался от работы только когда его облили ледяной водой.
        Дыхание перехватило, сердце сжалось и стало как-то до безумия страшно. Колин вдруг вспомнил про демонов, вспомнил, что его схватили, запихнули в мешок и приволокли сюда, как кролика на ужин, небрежно швырнув на пол, а он в своей одержимости даже не осмотрел зал.
        Сжавшись от холода, обнимая собственные плечи, он поднял глаза и обомлел. Теперь он понял, какого человека пытался рисовать. Мужчина из его воображения стоял перед ним и смотрел с таким презрением, словно речь шла действительно о кролике.
        - Ты забрал его рисунки? - спросил пришедший у одного из демонов.
        Тот тут же упал на колени и протянул папку, низко склонив голову.
        - Хорошо, - мужчину это явно удовлетворило.
        Он стал рассматривать наброски, используя подставленные руки демона как стол.
        - И откуда же у тебя пророческий дар? Ты знал о нем?
        Колин даже не сразу понял, что мужчина обращается к нему, а когда осознал, смог только простонать что-то невнятное. Его трясло уже не от холода и даже не от ужаса, а от какой-то другой неведомой силы. Он стучал зубами и не верил своим глазам.
        - Его бабушка была провидицей, - тихо сказал престарелый слуга, державший факел. - Это указано в его личном деле кандидата.
        Вмешался он очень вовремя. Второй демон собрался было встряхнуть художника, чтобы тот поторопился с ответом. Он хорошо знал, что господин не любит ожидания.
        - Допустим, - задумчиво прошептал мужчина, не отрываясь от эскизов. - А где девчонка?
        Он поднял глаза, осмотрел зал, затем демонов и тут же нахмурился.
        Демон, стоявший возле Колина, спешно рухнул на колени и склонил голову, второй весь съежился и тоже постарался опуститься как можно ниже, не переставая притворяться маленьким столиком.
        - Где еще один?! - внезапно рявкнул мужчина, да так, что сразу стало понятно, что это настоящая угроза.
        - Простите, хозяин. Мы не знаем, хозяин. Он не появлялся, хозяин, - как-то жалобно залепетали оба демона.
        Мужчина рыкнул, взмахнул рукой и тут же недовольно скривился. Видимо что-то с его магией было не так. Он помедлил немного, словно прислушивался к своим ощущениям, потом вновь взмахнул рукой и помрачнел:
        - А химик где? - спросил он уже у слуги.
        - Простите, господин, не знаю, - сообщил старец, почтенно склонив голову. - С ним нет связи.
        - А жена его где?!
        - За ней пришли гвардейцы, и я велел парням уйти. Они как-то нашли ее, поэтому я счел разумным, - он замолк, попятился, видя гнев в глазах мужчины, и тут же оправдался: - Пусть лучше забирают ее, чем видят ваших полукровок. Простите.
        Он сделал еще шаг, и Колин едва не задохнулся от изумления. Ладно этот господин, но узнать слугу он никак не ожидал. Именно этот человек, называясь купцом из Ленфера, рассказал ему про отбор и красоту юной магессы Альберы.
        Сказать что-то об этом Колин не смог, просто не успел. Тот, кто явно был здесь главным, шагнул к нему, схватил за волосы и заставил взглянуть на один из эскизов:
        - Где вот этот наглец? - спросил мужчина.
        Колин уставился на изображение. Широкоплечий мужчина забросил девушку на плечо и шагал по узкой лестнице куда-то в темноту. Откуда он мог знать, где он сейчас, если даже не знал, кто это может быть?
        - Где он? - снова рявкнул мужчина и оттолкнул Колина.
        Схватившись за голову, художник замер и вдруг понял, что знает ответ, хотя понятия не имеет, что все это значит и как такое вообще возможно. Просто что-то внутри отвечало на вопросы злодея.
        - Где?
        - В подвале, - с трудом просипел он, понимая, что зубы от попытки заговорить нервно стучат друг о друга.
        - Что он там делает? - спросил мужчина, и его голос, переходя в крик, буквально бил по голове.
        - На кресле сидит, - почти заикаясь, ответил Колин и отполз подальше, чувствуя, что мужчине этот ответ не понравится.
        - Что?!
        Кажется, вместе с вопросом что-то где-то лопнуло, и на пол посыпались осколки.
        - Почему я не могу его призвать?!
        - Он под защитой владыки демонов, - ответил Колин, закрывая голову руками.
        Он и сам не понимал, что несет и откуда в его голове все эти ответы и что они значат. Он просто надеялся, что вопросы закончатся как можно быстрее, и страшная головная боль уйдет.
        - Что? Какой еще владыка?
        - Истинный…
        Голос у Колина осел и дрожал так, что его стало сложно разбирать.
        - Напои его, - внезапно скомандовал мужчина и куда-то отступил, словно потерял интерес к художнику и его работам.
        Подняв глаза, Колин снова увидел слугу. Тот приложил палец к губам и протянул ему кувшин.
        - Пейте. После вы сможете поспать, - мягко сказал ему старец, словно беспокоиться было не о чем.
        Колин ему не верил, но спать хотелось дико, да и напиток пах очень приятно. Хуже, казалось, быть уже не может, потому он взял кувшин и сделал несколько глотков. Тело заполнил жар. Разум опустел, и тело рухнуло быстрее, чем он успел закрыть глаза.
        Вместо покоя, о котором он мечтал, видения охватили его целиком, заставляя смотреть на прошлое, будущее и настоящее, на белое дерево, мальчика в красном и девочку, лежавшую на алтаре.

***
        У Теда все еще кружилась голова. Очнувшись, он с трудом вспомнил, что произошло, и совсем не мог понять, когда это он успел кому-то что-то рассказать. Как он говорил с Вильямом и Раном он не помнил совершенно. Спорить о том, где ему быть теперь, он тоже не стал. Чувствуя себя не то пьяным, не то оглушенным, он выбрался из подземелья, опираясь на руку Маркуса. Ноги держали его, и в них он не сомневался, но с поддержкой было как-то спокойней.
        - Ты точно в порядке? - уточнил у него Вильям, прежде чем они разошлись, видимо, считая своим долгом опекать будущего подопечного с бандитским прошлым.
        - Все просто супер, как после недели во вшивом борделе Кравда, - ответил Тед и тут же ощутил себя виноватым.
        Озадаченные глаза Альберы, хохот солдата и Ран, закативший глаза, дали хорошо понять, что он действительно не до конца понимает, где находится и что стоит говорить. Благо извинений от него никто требовать не стал.
        - Если шутит, то жить будет, - отмахнулся от него Вильям и спокойно направился в ином направлении.
        Тед же принял все как есть. Послушно вышел в холл и сел на ступеньку, где ему велели.
        Гвен, хмурая и бледная, села рядом. Она, вроде как, должна была присмотреть за ним, но Теду почему-то велели присмотреть за ней. Остальные же осмотрели разгромленный холл.
        - Маркус, сможешь составить отчет о том, что ты здесь видишь без учета того, что тебе уже известно? - спросил Девил.
        - Так, словно Лир ничего мне не рассказывал? - уточнил артефактолог, изучая разводы, оставшиеся от портала на полу.
        - Именно.
        - Относительно Гарпия…
        - Пиши все, как есть. Какими бы он там способностями не обладал, ему за это ничего не будет, - отмахнулся Девил. - Шуар, побудь пока его помощником. Лир, а тебе придется много писать. Гвардейцев будем ждать здесь, а потом уже подумаем, куда могли деться слуги.
        - А почему не проверить в пристройке для слуг? - растерянно уточнил Лир. - Их же могли просто туда позвать и запереть.
        - Если так, то с ними ничего не случится, если мы придем через пару часов, а если там окажется демон, от нас костей не останется, - шикнул министр, не скрывая своего раздражения.
        Лир почесал затылок, невнятно пробормотал что-то о своем согласии и побежал искать бумагу, чернила и прочее добро, зная, что в таких домах прямо возле холла всегда есть коморка дворецкого, где должны быть припрятаны подобные мелочи. Оставалось только эту коморку найти.

***
        Как только группа Девила покинула убежище, Ран спрятал артефакт связи в нагрудном кармане так, чтобы все это видели, осмотрел парней и сообщил:
        - Мы идем в глубины подземелья, и там нас может ждать что угодно, поэтому нужно быть максимально внимательными, а главное, кто-то всегда должен отвечать за безопасность Альберы. Нам придется менять тактику, но кто-то всегда должен будет держать ее за руку и не отпускать.
        - Ран, но…
        Маг даже не стал слушать магессу, резким жестом дав понять, что это не обсуждается.
        - Я не буду, - коротко и безапелляционно заявил Гиден.
        Ран хотел было прочесть лекцию о важности дисциплины в командной работе, но снова вмешался Гарпий:
        - Пусть. Ему и без этого дело найдется, а я, если надо, дважды возле Альберы подежурю, - сказал он, чуть прикрывая Гидена.
        Рану подобное поведение полудемона уже не нравилось. С какой стати он так защищает, можно даже сказать, опекает одного из кандидатов? В других обстоятельствах он бы давно схватил Гара за шиворот, встряхнул, как котенка, и потребовал объяснений. По крайней мере Ран искренне хотел верить, что ему подобное по силам. Сейчас же он не мог себе позволить тратить на это время.
        «Видимо, плохо он усвоил мои уроки», - с раздражением подумал он и согласился, радуясь тому, что никто не стал возражать.
        - Хорошо, сейчас я иду впереди, - скомандовал Ран, словно перед ним были не просто люди, а бойцы, хорошо понимающие, что будет дальше. - Гарпий, ты первым отвечаешь за Альберу. Гиден, Бернард и Мил, пока отдыхаете, но все равно будьте начеку. Вильям, будешь замыкающим, следи за пройденным путем.
        Военный просто кивнул и взял второй факел.
        Вперед они двинулись молча. Ран действительно шел впереди, освещая дорогу. Альбера семенила за ним, постукивая каблучками и иногда тихим шепотом сообщая о нужном повороте. Тогда они останавливались. Ран шагал один в новый коридор. Гарпий прикрывал магессу крылом и ждал сигнала от мага. Тот возвращался, давал молчаливый знак, и они шагали дальше. При этом маленькие пальчики Альберы крепко сжимали ладонь Гарпия. Ей было очень страшно, но с полудемоном становилось спокойней. Он не сжимал ее ладошку, но тепла было достаточно, чтобы жесткая рука казалась спасительной.
        - Кажется, направо, - прошептала Альбера чуть дрогнувшим голосом.
        С каждым шагом она все больше сомневалась в своей затее и воспоминаниях. Ей даже казалось, что они давно свернули не туда. Ран это чувствовал по перемене голоса, но только кивал и вновь проверял коридор.
        Гарпий привычно закрыл Альберу крылом и почувствовал, что кто-то едва ощутимо тронул его плечо, при этом странная волна прошла по коже, словно его звали. Не веря своему ощущению, Гарпий обернулся и тут же увидел в темноте черные глаза Гидена.
        «Мы идем в верном направлении, но это плохой путь», - снова возникли в разуме Гарпия чужие мысли.
        Тот нахмурился и попытался ответить так же:
        «Почему плохой?» - спросил он, словно сам у себя.
        «Там ловушки», - ответил Гиден, но разговор пришлось прервать.
        Вернулся Ран и дал сигнал, что можно идти. Гарпий, хмурясь, последовал за ним, не отпуская Альберу и не давая крыльям исчезнуть. Почему-то он был уверен, что сможет закрыть ими магессу и от огня, и от оружия, словно те были неуязвимым щитом. Это было не так, но что-то внутри не хотело об этом думать, сжимаясь от странного предчувствия.
        Коридор стал шире, и полудемон снова и снова оглядывался по сторонам, опасаясь, что из стены появится что-то, чего Ран просто не мог увидеть. От напряжения его глаза стали красными, все чувства обострились настолько, что он ощутил внезапную острую тревогу Гидена и тут же скомандовал:
        - Стой!
        От чего при этом он пытался предостеречь мага, Гарпий даже не предполагал. Что делать дальше, тоже. Ран замер, медленно обернулся и посмотрел на него, явно требуя пояснений.
        - Дальше нельзя, - уверенно сообщил он, сам не понимая, почему он даже не сомневается в собственных ощущениях.
        - Почему? - тихо спросил Ран, опасаясь вездесущего подвального эхо.
        Вместо ответа Гарпий только сильнее сжал ладонь Альберы и просто посмотрел на мага. Что сказать, он не знал. Нельзя, потому что нельзя. Большего он ничего не мог сказать.
        Зато Гиден мгновенно рассеял все сомнения. Он внезапно без лишних церемоний оторвал пуговицу от пиджака Мила и под возмущения секретаря, нагнувшись, кинул ее вперед, словно камушек, который должен был проскакать по водной глади.
        Пуговица два раза ударилась о пол, пролетела дальше и исчезла в грохоте рухнувших перекрытий. Гарпий тут же прижал к себе Альберу, закрывая ее от пыли и каменной крошки.
        Ран запоздало поставил щит, но все равно закашлялся от воздушного потока, ударившего ему в лицо.
        - Ты что творишь?! - возмутился он, когда смог ругаться.
        - Я не знал, что будет, - пожал плечами Гиден, словно это все объясняло.
        Он казался ребенком, которому просто внезапно захотелось сорвать пуговицу и бросить на пол, а теперь он разводил руками, поднимал брови и чуть заметно улыбался, мол «весело же».
        - А если бы там был взрыв? - спросил Ран, стараясь не кричать.
        - А если бы там были мы?! - воскликнул Мил, машинально потирая то место, где совсем недавно была пуговица.
        - Не ругайтесь, - прошептала Альбера, чувствуя, что у нее от ужаса кружится голова и подкашиваются ноги.
        Она цеплялась за руку Гарпия, а он осторожно поддерживал ее и обнимал, не замечая споров остальных. Его волновало только ее состояние.
        - Да, хватит споров, - вмешался Вильям. - Стойте здесь, а я проверю путь отступления. Что-то я уже не уверен в его безопасности.
        Не дожидаясь согласия, он обернулся и неспешно пошел назад, изучая взглядом пол, потолок и стены. Ран опустился на пол, коснулся рукой камней и стал изучать магические следы. Таких не обнаруживалось, и это злило. Верить, что подобное было сделано без магии, ему совсем не хотелось.
        «Должна быть хоть какая-то зацепка», - думал он и никак не мог связать все воедино.
        - Мы теперь не сможем продолжить путь? - тихо спросила Альбера, понимая, что коридор впереди рухнул.
        - Сможем, я восстановлю его магией, - уверенно заявил Ран, вставая, щелкнул пальцами и вдруг осознал, что не чувствует в себе никаких магических сил. - Бернард, попробуй вызвать искру огня, - попросил он растерянно.
        Бернард тут же щелкнул пальцами и нахмурился, когда ничего не произошло, закрыл глаза и едва не вздрогнул, увидев, что творится с его внутренним пламенем.
        - Мой огонь далеко от меня, - сказал он растерянно, зная, что маг должен его понять.
        Ран выдохнул, напоминая себе, что ругаться нельзя.
        - У меня дурные новости, - сообщил Вильям, вернувшись. - Там больше нет прохода, только тупик.
        - Выходит, рухнувший коридор нужно просто разобрать, да? - спросил Гиден и, не дожидаясь реакции, толкнул Гарпия в плечо. - Пошли, мы с тобой быстро с этим разберемся.
        Гиден усмехнулся и шагнул вперед, на ходу срывая рубашку и мгновенно, на глазах у всех, меняя форму.
        - Что?! - ошарашенно спросил Ран, узнавая демона.
        - Позаботься об Альбере, - коротко попросил Гарпий. - Мы действительно можем с этим справиться.
        Ничего не поясняя, он поспешил за крылатым, на ходу меняя форму, чтобы поравняться с ним уже таким же демоном с темной кожей и сияющим знаком на груди.
        - Я решил, - сказал Гиден негромко. - Буду на вашей стороне, но ты должен мне кое-что пообещать.
        - Что?
        - Если он снова будет управлять мной, просто убей меня.
        Он не просил, он сообщал о своей воле, и Гарпий знал, что не сможет с этим спорить, вместо этого он просто взял первый каменный обломок и оттащил в сторону. Все же сила демонов в разы превосходила человеческую.
        Глава 23 - Тайны из прошлого
        В подземном тоннеле становилось холодно, да так, словно неощутимый ледяной ветер пробирался под одежду. Камни казались замерзшими. Альберу уже трясло от холода. Ран отдал ей свою куртку, но этого было мало и, обнимая свои плечи, магесса сползала на пол.
        - Держите, - Вильям протянул Альбере свой жилет, проверив, чтобы ничего не осталось в карманах. - Не стоит садиться на голые камни.
        - А вы? - спросила она робко, оглядывая мужчину в одной рубашке.
        - Я и не к такому привык, - отмахнулся Вильям, действительно не чувствуя ничего страшного в холоде. - Я попробую развести огонь. Всем станет теплее.
        Мягко улыбнувшись, словно волноваться не о чем, он шагнул к Милу и бесцеремонно подтолкнул его к Альбере.
        - Иди посиди с ней. Отвлеки от всего этого.
        Мил тут же кивнул, выйдя из задумчивого оцепенения, в котором он замер у стены, и поспешил к магессе, а Вильям, мгновенно становясь серьезным, подошел к Рану.
        Маг замер, сложив руки на груди, и буквально пронзал двух полудемонов глазами.
        - Оставь их в покое, Ран. Они делают то, что нам сейчас не под силу, так что лучше просто забудь.
        - Не понимаю, почему Гарпий ничего не сказал. Он же явно знал, - тихо и зло ответил Ран. - Мне казалось, я его знаю, но он делает все не так.
        - Не так, как тебе хочется? Расслабься, они понимают друг друга лучше, чем мы их. Договорились между собой и все. Ты вон какой злой, как тебе что-то рассказывать?
        Вильям даже усмехнулся и толкнул мага локтем в бок. Шутку бывший демоноборец не оценил, становясь еще злее. В его глазах гнев становился чем-то почти ощутимым, словно одним взглядом Реоран мог уничтожать своих врагов.
        - Потом спросишь у Гара, какой у них уговор, и все, - завершил Вильям. - Они не люди, так что с ними надо всегда вести переговоры.
        - Гарпий - человек, - шикнул Ран, поспешно осознавая, что уговаривает в этом себя самого.
        - Да? - с насмешкой спросил Вильям. - Он не демон, это очевидно, но если он человек, то я - дракон.
        Хмыкнув, он посмотрел на полудемонов. Им явно не нужно было говорить, чтобы понимать друг друга, не нужен был свет, чтобы видеть, да и за час работы они, казалось, оба не устали. Несколько раз особо крупные камни Гиден бил хвостом, и те разламывались на осколки, которые было куда проще вытащить, а Гарпий все чаще замирал и прислушивался, словно пытался что-то найти.
        - Судя по всему, при всей их силе, они не разберут это быстро, так что нам нужны пламя и вода. Как думаешь, через сколько они устанут?
        Ран только скривился. Ему казалось, что Гарпий уже должен был быть на пределе, но не видел в полудемоне ни малейшего напряжения. Сила Гарпия явно росла, и демоноборца это пугало, словно вестник чего-то недоброго.
        - Ладно, у меня есть огниво. Пойду узнаю у парней, есть ли там хоть немного дерева. Обломки балок, перекрытий - должно же быть что-то. Разведем огонь, потушим факел. Его надо беречь, а ты успокойся. - Вильям хлопнул Рана по плечу. - Твой воспитанник вырос хорошим, пусть и не человеком. Не понимаю, почему ты в этом сомневаешься.
        Усмехнувшись, он жестом попросил Бернарда пойти с ним и шагнул вперед.
        - Парни, отвлекитесь на минуточку, надо поговорить.
        Гарпий тут же замер и обернулся, а Гиден неохотно сел на один из камней. Ему явно не терпелось со всем покончить, потому теперь хвост нервно бил воздух у его ног.
        Вильям коротко бросил на это взгляд и решил подойти к Гарпию, сторонясь второго, которому доверял куда меньше:
        - Как думаешь, вы быстро справитесь?
        Гарпий отрицательно покачал головой.
        - Я боюсь, что скоро тут все начнет осыпаться. Над нами, видимо, сад, - сообщил он. - Если мы сделаем выход наружу, Альба сильно расстроится?
        - Альба, такими темпами, скоро замерзнет. Не знаю, как вам, а нам здесь уже порядком холодно. Есть из чего развести огонь?
        Гарпий осмотрел сложенные у стен камни, завал и указал на обломок деревянной балки, торчащий одним краем.
        - М-да, - скривился Вильям, понимая, что ничего хорошего их не ждет.
        - Гиден, а как у тебя с пламенем? - внезапно спросил Бернард, вспомнив, что во время битвы вокруг полудемонов плясало настоящее пламя.
        Вместо ответа Гиден взмахнул рукой и протянул вперед когтистую ладонь, на которой плясал огонь.
        - Теплый, - с облегчением прошептал Бернард, поднеся к нему руку. - Выходит, вашу магию никто не отменял, странно.
        - Может тогда перерыв? - предложил Вильям. - Если что, мы тут продолжим. Я хоть согреюсь так. И Альбу однозначно надо согреть.
        Гарпий понимающе кивнул, посмотрел на Гидена, словно намеревался его уговаривать, затем на Рана и со вздохом сам себе признался, что отправить полукровку одного он никак не может.
        - Как знаете, только вот там осторожней, - он указал на правый угол, - а вот тут можно разбирать. Видите корни?
        Вильям поднял глаза и пораженно моргнул. Над обвалившимися камнями потолка оказалась тугая сеть белых корней, переплетенных так, что казалось, словно это настоящий потолок.
        - Это что, корни эверота? - не поверил он своей догадке.
        Гарпий равнодушно пожал плечами и направился к Рану.
        - Ничего не хочешь мне сказать? - спросил маг, как только полудемон оказался рядом.
        - Потом, - отмахнулся Гарпий и поспешил к Альбере. - Холодно? - спросил он и тут же поймал ее холодные пальцы своими горячими руками. - Давай я тебя обниму и станет теплее, - предложил он, чувствуя ее дрожь.
        Мил скривился, но ничего не сказал, ощущая, как от существа в демонической форме исходит жар, который сейчас явно нужен магессе. Альба тоже не спорила, позволяя демону затянуть ее в горячие объятия.
        Сев на пол, Гарпий прижал ее к своей обнаженной груди, поцеловал в макушку и накрыл крылом, словно одеялом.
        Гиден, зная, что от него требуется, сел напротив и взмахом руки заставил пламя вспыхнуть на холодных камнях коридора, словно поджег охапку невидимых дров.
        - Интересно, почему у магов силы исчезли, а у вас нет? - спросил Мил, протягивая озябшие руки к огню.
        - У Маркуса спрашивали? - уточнил Гарпий, глядя на Рана.
        - Нет, связи нет, а почему он должен нам помочь? - спросил маг, садясь на пол у огня так, чтобы видеть обоих полудемонов.
        - В его записях было о том, что полукровки могут пожирать магическую силу в определенных условиях, - пояснил Гарпий, стараясь не двигаться, чтобы не смущать и без того покрасневшую Альберу. - Если я правильно все понял, то тут должен быть спрятан артефакт, вытягивающий энергию из мага и отдающий ее полудемону.
        - Тогда, может, стоит спросить у него? - уточнил Ран, кивая на Гидена и показательно касаясь меча.
        - Я больше не выполняю приказы, - коротко ответил Гиден, словно не замечал угрозы, - и, если бы что-то знал, уже сказал бы не вам, так Гарпию.
        - Пожалуйста, только не воюйте друг с другом, - прошептала Альбера, хотя сама смотрела на Гидена с легкой опаской.
        Она понимала, что именно он напал на нее тогда, но почему-то не могла его в этом винить.
        Рана же подобное не удовлетворяло.
        - Тогда, может, скажешь, кто отдавал приказы? - спросил он с явным вызовом в голосе. - Я скорее поверю, что ты как-то обманул Гарпия, чем в то, что ты сменил сторону.
        Гиден равнодушно пожал плечами и ответил:
        - Приказы передавал Шуар, а отдавал их тот, кого я не могу назвать. Клятва фамильяра сильнее меня. Если Гарпий не видел его в моей памяти, то вспоминай сам, я его показывал.
        Сказав это, Гиден закрыл глаза и расслабился, явно спеша воспользоваться моментом для передышки.
        - В воспоминаниях? - переспросил Ран, обращаясь уже к Гарпию. - Он сказал фамильяр? Что все это значит, Гарпий?
        - Я видел его прошлое. Он не раб, он - фамильяр, только лица его господина я так и не увидел, лишь силуэт. Видимо, клятва защищает даже там, а вот показать…
        Сомневаясь, Гарпий посмотрел сначала на Гидена, потом на Рана, затем хмыкнул и поманил мага жестом к себе. Он был уверен, что Гиден не шутит. Ран, не совсем понимая, что задумал старый друг, приблизился и тут же вздрогнул, чувствуя, как сильная рука схватила его за ворот и потянула на себя, а в сознание ворвался кто-то чужой и решительный. Воспоминания замелькали сломанным калейдоскопом, обрывками, смазанными бликами, тенями, наслаивающимися друг на друга, и вдруг замерли.
        Ран стоял в галерее и изучал Гидена взглядом. Его метка словно специально была подставлена под взгляд мага. «Смотри, она настоящая», - словно говорил своим жестом крупный черноглазый мужчина. Рана это злило, но тогда он не заметил, что пальцы буквально указывали на портрет, возле которого стоял полудемон.
        «Смотри сюда», - вот что тогда сказал Гиден.
        Рука ослабла, выпуская мага. Тот выдохнул, вздрогнул и с ужасом посмотрел на Гарпия. Теперь они оба знали, кто именно отдавал приказы.
        На том портрете в большом кресле сидел Адерел, словно король. Его старший сын Эдерью стоял по правую руку, а слева у его ног сидел младший, совсем еще юный черноволосый мальчик. Тогда еще надеялись, что Валент тоже имеет дар Жизни, но это оказалось не так, и большого портрета младшего из сыновей в зале так и не появилось.
        - Не может быть! - едва не простонал Ран, не желая в это верить.
        - Может, - ответил ему Гарпий, понимая, что это все объясняет, начиная со снов Альберы, заканчивая подставными кандидатами вроде Гидена и Шуара.

***
        Бернард выдохнул и затянул узел из рукавов рубашки на поясе.
        - Устал? - спросил Вильям, прислонившись спиной к стене и вытирая пот на лбу.
        - Мы очень мало сделали, - ответил Бернард понимая, что ответ и так очевиден.
        - Зато согрелись, - усмехнулся Вильям и попытался сдвинуть огромный камень, возле которого стоял.
        Внезапно горячая рука демона легла на его плечо, явно стараясь остановить. Вильям невольно дернулся и резко обернулся, но тут же рассмеялся:
        - Гарпий, не пугай меня так. Зачем подкрадываешься?
        Полудемон пожал плечами:
        - Отдохните и погрейтесь нормально, - сказал он, осматриваясь. - Мы выяснили, что я могу поддерживать пламя Гидена, так что мы по очереди будем разбирать. Осталось решить проблему с водой, и продержимся.
        - Да, вот воды действительно не хватает, - согласился Вильям и тут же покосился на корни дерева. - Слушайте, а мы знаем что-нибудь о соке эверота? Я, конечно, понимаю, что это ценное дерево и мы собираемся его корни как крышку использовать, но умереть от жажды - не самый лучший выход.
        - Надо спросить у Рана, - сказал Гарпий, обернувшись. - Может он что-то знает.
        - Да, отравиться тоже не вариант, - хмыкнул Бернард. - Ладно, Вильям, иди обсуди это с Раном, а я тут расскажу Гарпию, что мы с тобой сообразили, и попробую хоть немного ему помочь.
        - А Альбера меня не убьет за такое предложение? - шепотом спросил Вильям.
        - Она согрелась и уснула, - спокойно сообщил Гарпий, кивая в сторону огня, где магесса действительно спала на руках у собственного стража. - Пусть отдохнет.
        - Отлично, я, скорее всего, сейчас вернусь. Если что, первым и рискну это выпить.
        - Нет, лучше я, - уверенно сказал Гарпий, оглядывая корни. - У меня есть шанс выжить, даже если оно ядовито.
        - Потому что ты принес семечко?
        - Потому что я демон, - не глядя на собеседника, ответил Гарпий и легко откатил в сторону камень, который мгновение назад не мог сдвинуть Вильям.
        Можно было подумать, что Гарпий двигал не камни, а макеты театральных декораций.
        Вильям присвистнул, но комментировать подобное не стал. Все и так знали, что демоны сильнее и людей и магов.
        - Ладно, я ушел на переговоры, потом вернусь. У меня еще немного сил осталось.
        Бернард, кивнув, обратился к Гарпию:
        - Мы тут осмотрелись и поняли, что единственный наш шанс - это проскочить под ветками, но проход надо делать как можно уже. Неизвестно, как далеко тянутся корни и где само дерево. Если оно начнет оседать, ничего хорошего нас не ждет.
        - Оно рядом, - сообщил Гарпий. - Я чувствую ту монету с энергией Альбы. Видимо, беседка прямо над нами, а это тоже ничего хорошего нам не сулит.
        - М-да, - выдохнул Вильям. - А если ничего не сделать, какова вероятность, что нас найдут?
        - Никакой, - уверенно ответил Гарпий. - Если у нас нет связи с остальными, то и они не определят нас магией, а если проход закрылся, то нас вообще никогда не найдут в этой западне. - Он еще раз осмотрел корни, потом окинул взглядом Бернарда и спросил: - Ты же образованный? Хоть что-нибудь в строительстве понимаешь?
        - Очень немного, - честно признался Бернард. - Ты думаешь, что разбирая одну половину, стоит подумать об укреплении другой?
        - Именно это я и думаю. Если корни - наша единственная надежда, то надо дать им какую-то другую опору.
        Бернард пожал плечами. Он, конечно, понимал, что полудемон рассуждает разумно, но ответа он не знал, разве что мог предположить:
        - Можно попробовать ставить поперек обломки камней, но знаешь, они же нас и зашибить потом могут.
        - А порода плавится?
        - Наверно. Магический огонь обычно почти всё плавит, а вот демонический - не знаю.
        - Ладно, пока мы мало разобрали, потом с Гиденом попробуем, - отмахнулся Гарпий, явно не желая долго болтать.
        Бернард хотел было сказать, что он может помочь, но, открыв рот, тут же его закрыл, видя, как ловко полудемон выкатывает булыжники, а застрявшие в обломках камни раскалывает ударом кулака. Было очевидно, что он будет только мешаться под ногами у Гарпия.
        Это странное ощущение собственной ненужности, неуместности совершенно неожиданно захватило его целиком, словно обрушилось на него лавиной с незримых гор собственных тайн.
        - Избавься от этого, если не хочешь снова лишиться пламени, - внезапно сказал Гарпий, застыв на мгновение.
        Он даже не обернулся, но Бернарду показалось, что даже так демон внимательно за ним наблюдал, и от этого по спине пробежали мурашки.
        - О чем ты? - с трудом спросил он, пытаясь улыбнуться.
        Гарпий не ответил. Он расколол еще один камень, когтями выдрал обломок и быстро отступил, позволяя части рухнувших камней скатиться к его ногам, и только потом посмотрел на Бернарда. Его черные глаза казались холодными, словно пронизывающими насквозь. От этого взгляда хотелось спрятаться, но Бернард решил не убегать. Он уже успел услышать, что Гарпий обладает какими-то особыми способностями и не то читает эмоции, не то напрямую душу. Что именно он делал, для Бернарда не имело никакого значения, ему хотелось знать правду о собственной магии. По крайней мере, он был уверен, что ему есть, что знать.
        - Ты не знаешь? - удивился Гарпий. - Не понимаешь, о чем я?
        - Нет, - с трудом ответил Бернард.
        Он смотрел в черные глаза и не понимал, что именно в них меняется, но происходило что-то незримое, неуловимое, но пробирающее дрожью до кончиков пальцев.
        Бернард едва не рванул прочь, когда демон вдруг шагнул к нему, положил руку на шею и дернул на себя, чтобы глаза оказались еще ближе. Он даже вцепился в эту руку, но внезапно провалился в собственное прошлое.
        Он сидел на большом мохнатом ковре и с огромным энтузиазмом пытался разыграть битву между демоноборцами и демонами. Обе армии были из железных фигурок. Отец говорил, что их он точно не сможет сжечь. Деревянные он совсем недавно случайно опалил. Увлекся игрой и, переставляя фигурку, превратил ее в горстку пепла. Огорчился, даже заплакал. Только отец не стал его ругать, не стал говорить ему как мачеха, что мальчики не плачут. Он гордо потрепал его волосы и сказал:
        - Для трех лет ты очень силен, так что не думай расстраиваться, просто постарайся быть осторожнее, ведь пламя может и поранить неумелого мага.
        Он еще что-то говорил, чему-то учил, но Бернард все прослушал, а тяжелым металлическим фигуркам очень обрадовался. Они даже на ковре стояли лучше, и выстраивать их в ровные ряды было приятней.
        - Не ходи к нему, - внезапно услышал он строгий голос мачехи.
        - Почему? - удивился юный девичий голос. - Он же там один.
        Он понимал, что это одна из сестер, а кто именно, совсем не знал, но невольно прислушался.
        - Пусть и сидит один.
        - Но, мама, ему же, наверно, скучно.
        - Пусть! Ты что, не понимаешь? Он вообще нам не нужен. Магом он уродился. Он безродный, грязный мальчишка, место которого не здесь, а там, откуда его притащил твой отец!
        Бернард моргнул. Он еще помнил маму и ту каморку на чердаке, где они жили. Папа тогда только приходил и часто спорил с мамой, пока она не уснула. Он не смог ее разбудить, только плакал, понимая, что она холодная и совсем не думает о том, что ему хочется кушать. Было страшно, а потом пришел папа и просто забрал его сюда. Тогда и появилась комната с мохнатым ковром и сад, в котором можно было играть, правда под присмотром взрослых.
        Обычно без папы он так и сидел в комнате, только пухлая служанка приносила ему еду.
        - Ты хоть понимаешь, что теперь этот мелкий станет наследником, а все почему? Потому что может портить мебель своим пламенем.
        Почему это было обидно, Бернард не понимал, но ему хотелось плакать. Горячие слезы сами капали и почему-то прожигали дыры в его штанах и ковре.
        Он закрыл руками уши, зажмурился и попытался посмотреть в себя, как его учил отец. Огонь внутри ослеплял, захватывал все и прожигал, буквально рвался изнутри.
        Хлопнула дверь, и он тут же открыл глаза и вскрикнул.
        Ему не хотелось, чтобы она подходила. Прожженный ковер и запах гари его не волновал. Он просто хотел, чтобы она не подходила.
        Он махнул рукой. Между ним и дверью внезапно вспыхнуло пламя. Маленькие солдатики стали плавиться, превращаясь в бесформенные глыбы с облезшей краской. Кто-то что-то кричал. Пламя охватывало ковер, мебель, стены, ползло к окну. Оно закрывало его кольцом, но не трогало, а он плакал, прятал в ладошках лицо и хотел, чтобы к нему никто не подходил, но огонь кто-то потушил. Его схватили за руку, дернули, а потом долго лупили чем-то по спине и ногам. Он ничего не слышал, не понимал и даже почти не чувствовал. Только потом лежал в кровати, поджав ноги, смотрел на обгорелую стену и боялся пошевелиться.
        - Ты здесь никому не нужен, и с твоими выходками никто не будет нянчится. Испортил комнату, так теперь и живи! - сказал строгий голос, а он даже не понял, кому он принадлежал, только смотрел на стену, а потом закрыл глаза и смотрел внутрь.
        Там было темно, холодно и пусто. Не было ни одной искры, способной его согреть.
        Когда через неделю вернулся отец, синяки на теле зажили, комнату отремонтировали, только солдатиков выкинули, а он их уже не хотел. Смотрел в стену и ничего не говорил…
        Бернард сглотнул и отшатнулся от Гарпия. Его уже не держали, но отзвук забытых давних воспоминаний страшно бил по голове.
        - Не хочешь снова лишиться огня - избавься от этого, - спокойно повторил Гарпий и, как ни в чем не бывало шагнул к камням, чтобы продолжить работу.
        Бернард же закрыл глаза. Пламя уверенным костром горело в глубинах его самого, чуть отдаленное, но ЕГО пламя, которое он сам когда-то потерял.

***
        Альбера помнила, что сначала было тепло, а потом навалилась какая-то слабость. Она легла на плечи, вместе с шалью, в которую она завернулась, спеша покинуть зал. Оставаться в Верхнем доме она не хотела, сама не зная отчего. В нем странно пахло, и что-то внутри замирало. Почему именно, Альбера не знала, просто предпочитала спать не здесь, а в своей постели.
        - Когда ты станешь главой семьи, тебе придется жить именно здесь, - всегда говорил Адерел, но Альбера только улыбалась.
        Иногда даже обещала, что обязательно научится любить это место, а сегодня и вовсе соврала о головной боли, чтобы быстрее вернуться домой.
        Гарпий, сопровождавший ее, шел рядом так, чтобы освещать ей путь, а сам раб как-то умудрялся быть позади, шагая с подсвечником в руках.
        Своего молодого худощавого раба она не пыталась понять. За последние несколько лет он быстро вытянулся, догнал ее в росте, но Альбера, заметив это, лишь вздыхала. Ей казалось, что еще немного и вездесущий раб начнет просто давить на нее своим молчаливым присутствием. Он не то чувствовал это, не то просто был хорошим рабом, как говорил отец, но она не ощущала его присутствия и все чаще забывала о нем, словно подсвечники сами могли освещать ей дорогу, а шаль, только что протянутая ей, прилетела из комнаты сама.
        - Альбера! - внезапно окликнул ее мужской голос.
        Она обернулась и радостно улыбнулась дяде:
        - Дядюшка Валент, что-то случилось?
        - Я хотел поговорить с тобой, - строго сказал мужчина и тут же перевел взгляд на Гарпия: - Отойди! - приказал он рабу.
        Только теперь Альбера поняла, что подсвечник оказался между ней и дядей, словно преграда, но выполнять чужие приказы раб не собирался. Он так и стоял у стены, опустив голову.
        - Ты что, меня не слышишь?!
        - Дядя, не злись на него. Он привык слушать только меня. Отойди, Гарпий, - скорее попросила она, чем приказала.
        Раб отступил. Как тень, скользнул в сторону и замер где-то за ее спиной.
        - Ох уж эти демоны, - вздохнул Валент, шагнул к Альбере и замер, словно увидел что-то ужасное, выдохнул, сглотнул и нервно потер переносицу.
        Альбера обернулась, но так ничего и не поняла. Гарпий, как обычно, смотрел куда-то в пол, а огонь свечей покачнулся от ее резкого движения. Темный коридор ночного замка заполнили тени, но ничего устрашающего в них не было.
        - Я только хотел спросить, не нужна ли тебе помощь в подготовке к поступлению, - сказал Валент, кашлянув в кулак.
        - Нет, я справлюсь. Там нет ничего сложного для меня, нужно только выучить некоторые вещи, - беспечно ответила Альбера.
        - Хорошо, тогда ступай, пока совсем не стемнело, - быстро отчеканил он и, косясь куда-то в темноту, поспешил удалиться, словно убегал.
        Только тогда Альбера ощутила, что за ней стоит что-то огромное и сильное, обернулась, но ничего. Тьма. Подсвечник и просто раб с опущенной головой.
        - Идем, - сказала она, понимая, что это излишне, и шагнула вперед, не удивляясь свету у своих ног.
        Альбера сделала шаг и резко открыла глаза, смутно понимая, что успела уснуть, согревшись на руках у Гарпия. Стало даже стыдно за такую слабость, а за собственную память - и подавно. Как можно было так явно чего-то не видеть?
        - Проснулась? - спросил Вильям и улыбнулся.
        Альбера тут же дернулась от него, прикрываясь курткой Рана, словно кто-то мог ее раздеть, пока она спала. Проснуться на руках совсем другого человека она была не готова.
        - Прости, - прошептал Вильям. - Просто мы огонь потушили и караулим возле тебя, чтобы ты не замерзла. Холодно тут.
        - А где все? - испуганно спросила Альбера, натягивая куртку на плечи.
        - Вон видишь, огонек мерцает? - спросил Вильям, указывая в сторону завала. - Там все. Коридор делают. Уже почти разобрали, но корни дерева начали провисать, поэтому там настоящая стройка. - Он даже рассмеялся. - Можем пойти посмотреть. Тебе понравится. Там Мил сидит на плечах у Гарпия и держит каменные щепки, которые плавит Гиден, а Ран и Бернард эти щепки готовят. Я тоже этим занимался, пока не пришла моя очередь тебя греть.
        - Я так долго спала? - испугалась Альбера, машинально облизывая пересохшие губы.
        - Всего пару часов, просто демоны в нашей команде сильные и упрямые. Они быстро решают такие задачи.
        - Сильные и упрямые, - едва слышно повторила Альбера и посмотрела туда, где мелькали блики огня.
        - Держи, - Вильям протянул ей небольшую фляжку. - Это почти вода, только немного сладковатая.
        Альбера приняла флягу, ничего не спрашивая, и сделала глоток. Пить очень хотелось, и сердце замирало от страшных догадок.
        - Идем к ребятам. Там теплее, - предложил Вильям, а потом опомнился: - Ничего, что я на «ты»? Просто в такой передряге сложно думать о приличиях и церемониях.
        - И правда, - согласилась Альбера, возвращая ему флягу. Она даже не заметила, что мужчина заговорил с ней как-то иначе. - Спасибо, только можно мы немного посидим тут? Мне приснился странный сон, и надо его обдумать.
        - Снова про подвал? - уточнил Вильям. - Конечно, мы можем остаться, но лучше идите ко мне, - он постучал по своему бедру, - так теплее будет. Меня Ран убьет, если узнает, что вы сидели на полу. Хотя Гарпий может оторвать мне голову раньше. Идите, я правда ничего дурного не подразумеваю.
        - А на «вы», чтобы было приличней? - усмехнулась Альбера, смущенно опуская глаза, но послушно пристраиваясь возле мужчины.
        - Да, - усмехнулся Вильям, обнимая ее плечи и накрывая пиджаком Мила. - Расскажешь о сне?
        Альбера поджала губки, посмотрела на мужчину, выдохнула и тихо призналась:
        - Это не о подвале. Можно сказать, что это о Гарпии, только я не очень понимаю, как это можно рассказать. Вам когда-нибудь казалось, что вы часть своей жизни прожили, в чем-то ошибаясь, не так понимая или не то делая?
        Вильям улыбнулся:
        - У меня есть на эту тему целая история!
        - Расскажете?
        - Будешь мучать меня почтенным тоном, как старика? Ладно, пусть так. Расскажу, конечно, - он даже подмигнул, чтобы она не огорчалась, а потом серьезно добавил: - Только это будет очень откровенная история. Просто останови меня, если это окажется неприятным. Тебя это тоже касается.
        - Меня? - поразилась Альбера, вглядываясь в глаза мужчины, в которых буквально сияла его добродушная улыбка.
        - Так уж вышло, - Вильям едва заметно пожал плечами и продолжил: - Сейчас не то место и время, но, быть может, это поможет. Когда-то давно, когда я был очень молод, можно даже сказать, юн, прямо как Лир, я учился в столице, бывал на разных приемах, вечерах. Тогда я и начал играть, петь и… Я был популярным молодым человеком, что уж скромничать. Я нравился женщинам, но сам был ветреным, пока не влюбился в ту, кого любить было не по статусу.
        Он умолк, нахмурился и замер, словно прислушался к себе. Альбере показалось, что нота боли мелькнула в отведенных в сторону глазах, потому она осторожно коснулась руки мужчины.
        - Если вам больно об этом говорить, то…
        - Это не больно, - усмехнулся Вильям. - Это уже совсем мелочи, словно привычка. Я не буду рассказывать детали, и имя ее называть не стану, незачем все это. Главное, что она тоже полюбила меня, только не по статусу я ей был ни как человек, ни как солдат. Мое офицерское звание ничего не изменило бы. Я простолюдин, челядь для ее отца, половой коврик у входа для слуг. Как-то так он меня называл, но это было не так страшно, как ее брак с другим. Я был готов ее украсть, сбежать с ней на край света. Куда угодно, хоть в империю Да-арх, только бы с ней, но она против воли отца не пошла, и во мне что-то сломалось. Не знаю, как это объяснить. Я не озлобился, не возненавидел весь мир, но внутри была словно смертельная рана, от которой я все никак не мог умереть. Чтобы не думать о ней, я стал все больше учиться, забыл о вечерах, умчался на границу, сделал карьеру. В какой-то гонке от несуществующей раны я прожил несколько десятков лет, а потом один человек рассказал мне про отбор и о том, что маги Жизни лечат души своим присутствием. Я посмеялся, сказал, что у меня все хорошо, а вот человек этот не в себе,
только потом всю ночь не мог уснуть, все думал об этом диком ощущении чего-то умирающего или уже даже мертвого внутри. - Он выдохнул и рассмеялся, немного нервозно, тихо, стараясь разогнать печаль, которой заполнилась его речь. - Этот человек был прав. Маги Жизни лечат души, а мне было что лечить. Только теперь я понял, что все иначе, что все вопросы, которые я себе задавал, уже не имеют значения. Я любил ее, действительно любил, но что от этого осталось? Ничего. Важно ли это теперь? Нет. Это только тень прошлого. Теперь я понимаю, что зря бегал от этой боли, проще было посмотреть на нее и признать, что все уже закончилось и осталось в прошлом. Может быть, и ваша история уже осталась в прошлом, а вы этого не заметили?
        Альбера моргнула. Ей показалось, что на нее обрушилось куда больше, чем мужчина хотел сказать. Она вдруг ощутила всю силу отвергнутой любви, всю ее боль и отчаянье и почему-то подумала о Гарпии. Она так не желала его видеть, замечать. Он так раздражал ее сначала, хотя она хотела быть мягкой. Сложно не хотеть иметь раба и быть с ним доброй. Доброй она была, но видеть его все равно не хотела, а потом перестала замечать, и это желание прошло. Теперь, зная о влиянии его эмоций, ей вдруг почудилось, что она, быть может, совсем не виновата, особенно, если она, сама не зная того, влияет на других. Что могло сделать ее желание, встретившись с силой демона?
        - Что-то не так? - спросил Вильям.
        - Я не знаю, - прошептала Альбера и заглянула мужчине в глаза: - Скажи, а мне считать тебя другом или кандидатом на мою руку?
        Вильям хмыкнул.
        - Что ж, я догадливый. Видимо, другом. После всего, на мою защиту и помощь по мере сил ты точно можешь рассчитывать сегодня, завтра и всегда. Можешь говорить все, как есть. Я не сахарный, не растаю от того, что тебе не нравлюсь.
        - Нравишься, - прошептала Альбера смущенно. - Ты очень хороший человек, но…
        - Альбера, ты хотела сказать не это, верно? - мягко напомнил Вильям.
        - Мне кажется, Гарпий скрывал от меня сам себя и… Это очень сложно объяснить, но он сильный и упрямый, а я…
        - А ты не хотела иметь раба?
        Она только кивнула, понимая, что совсем запуталась.
        - А еще он защищал меня, наверно.
        И только тут она вспомнила, что, прежде чем уснуть, ее спутники говорили о человеке, отдающем приказы.
        - А Ран выяснил, кто приказал Гидену убить меня?
        Вильям скривился, явно не желая быть вестником дурных новостей, но все же признался:
        - Узнал. Они с Гарпием даже успели поспорить, стоит ли тебе об этом знать.
        - Это был мой дядя? - спросила Альбера, задыхаясь от того, как в памяти всплыла красная мантия там, в подвале, когда ее маленькую несли в темноте на руках.
        - Да, - коротко и пораженно ответил Вильям, не зная, что еще тут можно добавить.
        Альбера сглотнула и опустила глаза. Теперь она точно знала, что ничего в ее жизни не было правдой.
        Глава 24 - Жертвенный алтарь
        Адерел нервно расхаживал по комнате, сопровождая каждый шаг звучным ударом трости о пол, словно это могло кого-то напугать.
        - Что там у Валента? - спросил он у Эдерью, все еще стоявшего у окна.
        - Не отвечает он, - раздраженно ответил старший из сыновей и кинул камень связи на широкий подоконник, чтобы тут же подхватить другой. - Никто не отвечает: ни Ран, ни Альба, ни даже мажордом! Дыма уже нет, но…
        Он резко обернулся и посмотрел на отца почти умоляюще. Этот взгляд Адерелу был понятен и раздражал больше любых просьб.
        - Ты никуда не пойдешь! - отрезал он, не позволяя сыну даже заговорить. - Мы оба знаем, что там ты бесполезен. Мне, в сущности, все равно, что там происходит, лишь бы Альбера была в безопасности. Ты там ничего не сделаешь. Отправлю туда Гроса. Он обязан решать такие вопросы.
        - А кандидаты? - растерянно спросил Эдерью. - Альбера ведь дала слово…
        - Кого это волнует?! - нервно спросил Адерел, открывая нишу в стене. - Речь о наследнице рода. Сейчас для меня ничего не имеет значения, кроме сохранения ее жизни.
        Он извлек голубой кристалл и с остервенением бросил его на пол, а потом захлопнул нишу, сел в кресло у стола и, изгнав с лица все следы волнения, замер с привычным для всех надменным видом.
        В комнату без стука, словно тень, вошел Грос, тут же опустился на одно колено возле кристалла и взял его в руки.
        - Вы хотели меня видеть, господин? - спросил он.
        - Возьми столько людей, сколько сочтешь нужным, и приведи мне Альберу сюда как можно быстрее.
        - Что можно делать с теми, кто встанет на моем пути? - спросил Грос, зловеще улыбаясь.
        - Все, что угодно! - отрезал Адерел и небрежно отмахнулся от начальника стражи.
        Ему действительно было все равно, что будет со всеми остальными. Ему была нужна наследница и только она.

***
        Гиден выдохнул и нервно взмахнул рукой, на которой мгновение назад мерцало пламя.
        - Устал, - вместо вопроса заявил Гарпий. - Отдохни.
        Он двинулся было к камням, чтобы убрать еще хоть что-то, но тут же замер.
        - Знать бы, сколько еще работы впереди, - со вздохом сказал Бернард и тоже шагнул к камням, но остановился, осознав, что демонический хвост крепко схватил его за ногу. - Гарпий?
        Полудемон не отреагировал, не отпустил его, а только странно посмотрел на Гидена. Тот медленно кивнул и отступил.
        - Что? - вмешался Ран, понимая, что снова потерял контроль над ситуацией.
        - У меня плохое предчувствие, - уклончиво ответил Гарпий. - Мы близки к выходу, но…
        - Туда нельзя идти, - завершил за него Гиден. - Просто нельзя.
        - Назад тоже некуда, - напомнил Мил, вытирая со лба пот.
        - Что у вас тут? - спросил Вильям, появившись в проходе с Альберой.
        Все разом обернулись к ним.
        Гарпий, бегло взглянув на нее, тут же отвернулся. Совершенно дикие эмоции, чужие и сильные, которыми тут пропахло все, пронзили его разум, вызывая острый приступ тошноты. Как это назвать, Гарпий не знал. Ему вообще казалось, что человек не способен на такие чувства, только зверь, причем безумный, бешеный, ошалевший от жажды крови. Это мерзкое чувство мешало ему думать, а смотреть на Альберу тем более. Он только слушал, как Ран говорил с ней, поправляя свою куртку на ее плечах, словно так ей могло стать теплее.
        - Как ты? - спросил он. - Мы еще не успели все сделать.
        - Вы очень много сделали, - прошептала Альбера.
        Ей было стыдно и за то, что уснула, когда другие работали, и за то, что затеяла все это, а сама была совершенно беспомощна и бесполезна. К тому же еще отчего-то было больно видеть обнаженную спину Гарпия.
        Факелы, устроенные на камнях, роняли тени на сложенные крылья и блестящей каймой обрамляли шрамы, о которых магесса тоже ничего не знала.
        Из мрачных мыслей ее вывел Ран, осторожно поймав ее руки своими теплыми ладонями. Он даже заставил себя улыбнуться, как прежде - открыто и весело, словно ничего не происходило.
        - Все хорошо, ты же веришь мне?
        Альбера посмотрела на него и вдруг поняла, насколько глупа эта ложь. Хорошо уже не будет, хотя ее страж действительно хотел ее защитить.
        - Она все знает, Ран, - спокойно сообщил Вильям, понимая, что старания мага будут напрасны.
        Улыбка Реорана медленно стекла с его губ, а брови почти сомкнулись, оставляя несколько грубых морщин. На глазах Альберы тот Ран, к которому она привыкла, моложавый и веселый, превратился в хладнокровного строгого вояку. Первого из них никогда не существовало по-настоящему. Теперь она это видела. Это заполняло грудь странным испуганным холодом.
        - Прости, - сказал Ран, резко дернув ее к себе и обнимая. - Мы отсюда выберемся и… как-нибудь все решим. Я буду рядом.
        Он не шутил, и она это знала, но даже благодарность застряла у нее в горле.
        - Я посижу тихонько, не буду вам мешать, - прошептала она. - Обещаю слушаться, только, пожалуйста, помоги всем выжить, не хочу, чтобы кто-то пострадал из-за моей семьи.
        Ран не ответил, только осмотрел всех. К этому моменту Гарпий, справившись с собой, обернулся.
        - Что делать будем? - спросил Бернард, понимая, что таиться от Альберы нет смысла. - Я думаю, что эти двое знают толк в дурных предчувствиях.
        Он многозначно кивнул в сторону крылатых полудемонов.
        - Не сомневаюсь, - выдохнул Ран, - но путь у нас только один. Даже наверх мы не выберемся: между нами и поверхностью этажа три земли.
        Вильям пожал плечами:
        - Или сейчас, или после отдыха, - сказал он.
        - Сейчас, - сказал Гарпий уверенно. - Нас, видимо, ждут.
        - А терпением он не отличается, - задумчиво прошептал Гиден.
        - Еще один полудемон? - спросил Мил, спешно приводя в порядок свою одежду. - Гарпий же говорил о том, что полудемоны могут забирать магию.
        Гиден пожал плечами. Ответа он не знал, а предполагать не спешил.
        Ран покрепче прижал к груди притихшую Альберу, осмотрел всех и решил как действовать. После короткого инструктажа он погладил магессу по голове, впервые сожалея, что не видит в ее светлых глазах слез, и буквально передал ее в руки Мила.
        Хотелось сказать, что теперь он отвечает за нее головой, но маг не стал этого делать, понимая, что парень и так со всей ответственностью подойдет к своему делу.
        Узкий проход мешал развернуться и перестроиться, потому, погасив огонь, Гарпий и Гиден в полной темноте двинулись к остаткам каменного завала. Обрушившиеся два метра каменных глыб, явно заготовленных на этот случай, с самого начала ничего хорошего не предвещали, но выбора у них все равно не было.
        «Одновременно? - уточнил Гиден, даже в темноте транслируя свои мысли брату-полукровке. - Тогда я считаю. Три. Два. Один».
        Синхронным ударом ноги полудемоны заставили камни посыпаться куда-то наружу, а затем, быстро расталкивая их в стороны, выбрались по другую сторону завала. Осмотревшись в новом широком коридоре и не найдя в нем ничего, они переглянулись, и Гиден вызвал пламя, чтобы осветить дорогу остальным.
        Ран и Вильям двинулись следом, осматриваясь и продвигаясь вперед. Как люди, состоявшие на королевской службе, они легко общались жестами, будто речь шла об очередной миссии. Пройдя вперед, они должны были дать знак Гарпию, что можно идти. Ничего не найдя, они так и поступили.
        Махнув рукой, Гарпий дал сигнал Милу. Тот шагнул вперед и подал руку Альбере, помогая перебраться по камням.
        Бернард же оглядывал пройденный коридор, чтобы не упустить сюрпризов позади. Его внутреннее пламя оказывалось все дальше, а это ничего хорошего не предвещало, только говорить он ничего не смел, пока внезапная странная сила не заставила обернуться.
        Вдали что-то полыхнуло, и Бернарду показалось, что его огонь имел к этому какое-то отношение. От этого чувства в горле мгновенно пересохло.
        Ран успел увидеть вспышку, но свет и пламя были быстрее речи. Гарпий смог даже различить подобие огненной стрелы, огромной лучиной летящей вперед. Время будто замедлилось, и он понял, что может поймать эту стрелу, не представляя, до какой степени смог бы ускорить собственные реакции. Протянул руку, сомкнул пальцы и вдруг понял, что его рука прошла сквозь неведомую силу, так с ней и не встретившись.
        Время тут же сорвалось вперед, а разум мгновенно понял, что еще миг, и эта самая огненная сила поразит Альберу, стоявшую на камнях.
        - Нет! - хотел вскрикнуть он, но почему-то сделал это только в сознании, провожая взглядом луч.
        Пространство словно сжалось, луч действительно замедлился, но неуклонно двигался к сердцу Альберы.
        Мил, державший магессу за руку, понял, что изменить что-то может лишь он, потому, повернувшись, просто закрыл ее и что было сил толкнул на Бернарда, да так мощно, что, падая с камней, магесса сбила огненного мага с ног, рухнула на него, а огненный луч пролетел над ней, растворившись в темноте коридора.
        Мил улыбнулся и только потом понял, что стоял на пути у смертельного луча. Но с ним ведь все хорошо? Правда? Он медленно посмотрел вниз, но улыбаться не перестал. Пламя, пройдя сквозь его грудь, оставило обожженную дыру. Он даже потянулся рукой, чтобы к ней прикоснуться, но рука ослабла на полпути, и его повело куда-то в сторону. Больно почему-то не было. Страх тоже не появился.
        Он видел, что Альбера что-то вскрикнула, но уже не слышал ее. Происходящее показалось чужим и неважным.
        Камни под его ногами куда-то уходили, а потом стало темно.
        Зная, что она жива, было легко исчезать…
        У Альберы дрожали руки. Полыхнувший свет ослепил на миг глаза. Острая боль поразила сердце, но она очень быстро поняла, что это не ее ощущения, и испугалась еще больше.
        - Мил, - не то вскрикнули, не то прошептали ее губы. Собственный голос показался чужим, а его эхо недосягаемым.
        Боль исчезла так же быстро, как и появилась. Голубое свечение, которым вдруг стал окутан Мил, смущавший ее своей внезапной любовью, стало рассеиваться, рваться, словно пламя на ветру. Маленькие обрывки синевы отлетали в сторону и гасли.
        - Нет! - вскрикнула Альбера, зная, что все это значит.
        Вскочив на ноги, она рванула за секретарем. Ноги ее не держали, подкашивались и роняли ее на камни, но неведомый порыв заставлял буквально ползти к телу мужчины. Она не слышала, как кричал Ран, умоляя ее не высовываться, даже не заметила, как Бернард попытался ее удержать. Она не слышала ничего, важно было лишь видеть угасающий свет.
        Мил улыбался, и это ее не пугало, только слезы наворачивались, когда она смотрела на его улыбку и распахнутые неживые глаза.
        «Я спас тебя, большего мне и не надо», - буквально говорила застывшая маска на его лице.
        Альбере вдруг стало жаль его чувств, настоящих, но ею не принятых. Смахнув слезу, она снова посмотрела на того, кто принял ее судьбу, и вдруг увидела источник угасающего света. Жизнь Мила, оторвавшись от его тела, собиралась в маленький шар и поднималась ввысь.
        Не понимая, что она делает, Альбера коснулась руками этого шара с той же нежностью, с какой она спасала растения и маленьких зверей, словно это была не энергия, а крошечное живое существо, нуждающееся в защите.
        Жизнь не стала убегать от магессы, а сама скользнула в ее ладонь и прильнула к ее пальцам, словно пушистый котенок в поисках ласки. Накрыв ее второй рукой, Альбера притянула тающий свет к себе, закрыла глаза и вспомнила Мила, немного неловкого, пытающегося быть строгим и взрослым, но, по сути, совсем юного, робкого и трогательного. Ей вдруг стало ясно, что он так хотел понравиться ей, что совсем забывал быть собой, все следил, чтобы все делать правильно, разумно и ответственно, как полагалось будущему мужу мага Жизни.
        У Альберы навернулись слезы. Теперь она узнала о секретаре академии все, и речь шла не о его судьбе, не о воспоминаниях, а о его сути, его истинном воплощении.
        - Ты не должен исчезать, - беззвучно прошептала она в узкую щелочку между собственными пальцами.
        Шар ей ответил. Вспыхнул, как пламя, согревая ее руки, и тут же замер, отдавая себя на ее волю.
        У Альберы кружилась голова. Во рту пересохло, а пальцы похолодели, но она знала, что должна делать.
        Теперь она действительно знала, что значит быть магом Жизни. Она могла понять суть любого, а главное, могла решать, кому жить, а кому умереть.
        Она может не просто вернуть эту искру жизни, душу, сущность, или как еще это можно назвать, - она может ей повелевать. Отобрать у одного, отдать другому. Она может даже убить, забрав этот шар из центра живого и отпустив на свободу…
        Она может! И от этого было только горько.
        Губы сами что-то шептали. С глаз падали слезы. Они стеклянными жемчужинами падали на ее руки, одежду, спутанные волосы.
        Она просто вернула то, что никто не имел права отбирать у Мила, положила обратно, словно спрятала сокровище в глубины тела.
        Стоило поместить шар в центр раненой груди, и он влился назад, как река в огромное озеро, разлился мощным сиянием и запульсировал, словно сердце, начавшее бег.
        Прикрыв рану руками, Альбера закрыла глаза и вдруг поняла, что куда-то падает, и сил сопротивляться этому не было. Даже если ценой ее первого воскрешения станет собственная жизнь, эту цену она была готова заплатить.
        Смиренно сделав вдох, она решила принять все, а через миг поняла, что уронила голову на сложенные на груди руки и просто плакала от боли и радости. Под ее пальцами рвано и сбивчиво билось сердце человека, которому она смогла вернуть жизнь.
        - Альбера, - тихим шепотом обратился к ней Гарпий, ласково коснувшись ее руки.
        Почему-то она была уверена, что ничего, кроме заботы в полудемоне, склонившемся над ней, не было.
        Она посмотрела на его руку, человеческую, но такую же теплую, как у демона, а потом заглянула в глаза и застыла.
        Она увидела в нем столько понимания и ласки, что захотелось броситься ему на шею и заплакать просто потому, что отчаянно хотелось выплакаться.
        - Ты уже целый час сидишь над ним, - сообщил Гарпий, осторожно поглаживая ее пальцы. - С ним уже все в порядке. Ты сильно устала?
        - С ним уже не будет в порядке, - сбивчиво прошептала Альбера и все же вцепилась в его руку, чувствуя очередной приступ головокружения.
        - Я знаю, - ответил Гарпий, не боясь ее взгляда.
        В его черных глаза Альбера видела, как сияет сама и как пугающе в темноте светятся ее глаза, но полудемон не только не боялся этого света, он его понимал, принимал и хотел сберечь. Быть может именно поэтому она услышала его слова, а не кого-то другого:
        - Он будет жить и будет самим собой, - прошептал Гарпий, не отводя от нее глаз. - А то, что нас не вспомнит, совсем неважно.
        - Неважно, - согласилась Альбера, протягивая к нему руки.
        Ей вдруг отчаянно захотелось оказаться в его объятиях, спрятаться за большим крылом от всего мира и немного отдохнуть. Слабость в теле буквально заставляла ее тянуться к теплу и защите.
        Гарпий не то понял это, не то прочел ответ в ее глазах, а может просто сделал то, что хотел. Он подхватил ее на руки, резко поднялся и прижал к себе.
        - Ты сделала самое главное, теперь нужно восстановить силы, - скорее велел он, чем попросил, но Альбера не стала спорить.
        - Я не делала этого раньше и…
        - Не бойся, все получилось, - сообщил Гарпий, словно прочитал ее мысли.
        Они все еще смотрели друг другу в глаза, пока остальные суетились возле Мила, чтобы убедиться, что он действительно был жив. Коридор давно был проверен, источник огня так и не найден, но прятаться было просто негде, оставалось лишь надеяться, что выстрел на повторится.
        Только для Альберы все это не имело значения. Ее острая интуиция, ее пробужденный дар видели в груди Гарпия такой же, но красный свет, и почему-то хотелось прикоснуться к нему рукой, ощутить его жар, а может даже стать его частью.
        Откуда было это желание, подобное жажде, она не понимала, а губы сами тихо прошептали:
        - Поцелуй меня.
        А Гарпий не спрашивал, не удивлялся, он прикрывал глаза и касался губами ее губ, чтобы синее смешалось с красным, переплелось и разлилось двумя безмерно огромными силами.
        - Целуются, как вовремя, - очень тихо, чтобы их не потревожить, сообщил Вильям, иронично разводя руками, а сам улыбался, не зная, чему он радуется.
        Ран тихо хмыкнул, вспоминая, что маг Жизни, если любит, может восстановить силы, объединив энергию с возлюбленным, если чувства взаимны.
        Ему всегда казалось это страшной глупостью, сказкой из древней книги рода, ведь ни Адерел, ни Эдерью на подобное явно не были способны, а эти двое сияли так, словно явились в мир из какой-то безумной сказки. Что ж, когда-то Реоран тоже верил в настоящие чудеса, почему бы не поверить в них вновь?
        Альбера не могла назвать поцелуем то, что происходило, хотя очень отчетливо ощущала прикосновения губ полудемона, но это не имело никакого значения рядом с острыми, совершенно иными чувствами. Ей казалось, что сейчас она прикасается к Гарпию так же, как прикасалась к Милу. Она теперь знала о нем все, что только можно знать о человеке, и ее завораживала та легкость и открытость, с которой Гарпий отвечал на ее прикосновения. Он не пытался ничего скрыть, хотя некоторые мысли его смущали и, открыв глаза, он смотрел на нее с легким волнением, словно ожидал от нее порицания. Альбера лишь мягко улыбнулась и погладила его по щеке:
        - Ты хотел, чтобы я тебя не замечала? - спросила она очень тихо.
        - Да, - коротко ответил Гарпий.
        Альбера хотела сказать, что этого не стоило желать, но не стала, чувствуя, что это глупо и бессмысленно. Она была почти уверена, что он ощущал все так же, как и она. Он тоже знал о ней все.
        Синяя нить исчезала в красном шаре. Красная - в синем. Он не мог об этом не знать, разве что боялся в это верить, а Альбера почему-то не боялась, впервые в жизни ощущая, что все наконец-то становится правильно и понятно.
        Она еще раз провела пальцами по его щеке, губам и прижалась к его груди, не спеша слезать с рук. Она знала, что для него совсем ничего не весит, но значит слишком много, чтобы его сердце не дрожало от волнения.
        - Ты ведь все понимаешь?
        - Да, - коротко и тихо ответил Гарпий, выдыхая в ее ушко.
        - И зачем этот отбор тоже?
        - Видимо, да, - совсем неуверенно ответил демон.
        - И чего я хочу тоже? - с надеждой спросила Альбера, приподняв голову, чтобы заглянуть полудемону в глаза.
        Ей очень не хотелось объяснять все, что творилось с ней, и в тоже время было просто необходимо понимание.
        - Да, - уверенно ответил Гарпий.
        - И ты поможешь мне?
        - Да.
        - Гарпий, ты так и будешь играть со мной в «да-нет»?
        - Нет, - ответил полудемон и тут же покраснел, опуская глаза.
        Альбера поймала руками его лицо и коротко поцеловала в уголок губ.
        - Спасибо, - улыбаясь, прошептала она. - Видимо, лучшее, что я сделала, это сняла с тебя цепи. Не думай ни о чем. Верь. Мы потом поговорим, а пока опусти меня на пол. Я уже в порядке, а нам надо идти.
        Гарпий кивнул, поцеловал ее в кончик носа и послушно поставил ее на каменный пол.
        Альбера обернулась и посмотрела на Рана, надеясь, что он ей что-нибудь пояснит, но демоноборец пожал плечами. Никто ничего не понимал в происходящем.
        - Свет, - тихо прошептал Вильям, кивая в сторону темного прохода.
        - Альбера, спрячься, - шикнул на нее Реоран, всматриваясь в темноту.
        Альба послушно отступила за спины мужчин.
        К ним кто-то приближался, освещая себе путь факелом.
        - Так. Так. Так, - зловеще раздалось в темноте, и Ран тут же сплюнул на пол, узнав этот голос.
        - Грос, какого драного демона ты тут делаешь? - спросил он, не допуская даже мысли, что начальник стражи может оказаться врагом.
        Альбера же напряглась. Она тоже не верила, что Грос мог быть посланником того, кто хотел ее убить, скорее он был посланником Адерела, и это не предвещало ничего хорошего.
        Гарпий, ощутив ее волнение, отступил назад и коснулся ее руки. Альбере вдруг стало больно. Подняв глаза, она поняла, что ее пытается защищать тот, кому защита сейчас была нужнее. Это не пугало, а почему-то придало ей сил и смелости.
        - Камни не соврали, вы и правда здесь, - хохотнул Грос. - Не зря я проломил стену.
        Он взмахнул факелом, словно дубинкой, и закинул его на плечо.
        - Молодец, где выход? - совершенно серьезно спросил Ран.
        Ему уже не хотелось идти дальше и встречается с Валентом, особенно после этого странного луча. Без магии и с Альберой рядом Ран был уверен, что отсюда нужно выбираться.
        - Вот так просто? - удивился Грос. - А как же твоя мания со мной спорить? Я пришел за Альберой, ее хочет видеть господин Адерел, но сначала я хочу повеселиться. - Он рассмеялся и поманил пальцем не то Альберу, не то Гарпия, тут же поясняя свой жест словами: - Кое-кто заслужил хорошую трепку, так что иди сюда, малыш, мне велели тебя наказать.
        Гарпий не отреагировал, но Альбера ощутила, как напряглись его пальцы, не позволяя себе сильнее сжать ее руку.
        - Ты не имеешь права его трогать! - заявила Альбера, не понимая, откуда в ней столько силы и решительности.
        Освободив свою руку, она шагнула вперед:
        - Во-первых, не тебе, и не моему деду решать, чего заслуживает свободный человек!
        - Демон, - с насмешкой поправил Грос.
        - Во-вторых, - продолжала Альбера, игнорируя его замечания, - я никуда не пойду. Можешь передать, что я не памятная статуэтка, которую можно ставить на почетное место на тумбе.
        Грос хохотнул и снова взмахнул факелом.
        - Девочка, мне все равно, что ты думаешь. Мне платят за выполнение приказов достаточно, чтобы я мог притащить тебя силой, а потом отшлепать за такую дерзость по воле главы рода, так что прикуси свой язычок и пошли.
        - Я никуда не пойду, - уверенно повторила Альбера, - или надо говорить по слогам, чтобы до вас дошло?
        Грос гневно рыкнул и угрожающе двинулся вперед, но магессу тут же закрыл Ран.
        - Уйди, пока я тебя не запечатал в камень, - прошипел Грос, намереваясь просто отодвинуть мага.
        Взмах руки - и ничего не произошло. Камни пола не подчинились, заставляя начальника стражи ошарашенно моргнуть.
        - Уп-с, - хохотнул Ран и с нескрываемым удовольствием с размаха ударил наглеца кулаком в нос, да так, что на костяшках остался кровавый след, а Грос, пошатнувшись, опустился на одно колено, чтобы совсем не рухнуть. - Без магии я из тебя душу выбью без особого труда, - сообщил Ран, разминая кулаки. - Чего ты стоишь в своей стихии, Каменный Грос?
        Не дожидаясь ответа, Ран схватил мужчину за руку, которой он пытался остановить кровь, заливающую его лицо, и заломил назад.
        Альбера лишь вздохнула. Она ощущала боль другого, как что-то чужое и неясное, но жалости не испытывала. Даже помогать ему совсем не хотелось, хотя его энергия звала, но ее сердце уверенно говорило «нет».
        - Гар, не хочешь, вернуть ему должок? - спросил Ран с насмешкой. - Этот негодяй даже кнут с собой притащил. Думаю, Альбера отвернется.
        - Ран, хватит, - совершенно спокойно отозвался Гарпий. - Не до него сейчас. Отсюда надо просто уходить.
        Он подошел к Альбере, и она услышала тихое «спасибо» голосом Гарпия в своей голове и даже не удивилась этому. Она знала, что тот не станет мстить, и потому убеждалась в верности собственного выбора.
        - Ладно, - согласился Ран, - но связать его точно надо.
        - Я не дам вам уйти, - внезапно сообщил голос Валента.
        Рану показалось, что эти слова прозвучали прямо за его спиной. Он тут же отпустил Гроса и обернулся, превращая крест в меч. Только в коридоре никого не было.
        - Вы смешные, - продолжал голос. - Я только хотел сказать, что жду Альберу на своем алтаре, и ничего другого сегодня уже не будет. Ты ведь не хочешь, чтобы люди умирали, правда?
        Альбера сглотнула.
        - Где ты? - рыкнул Ран. - Давай разберемся по чести, не вмешивая Альберу. Выходи.
        - Прости, Реоран, но мне все равно, что ты именуешь честью. Я всего лишь хочу навести порядок в этом доме, и тебе придется умереть. Ты ведь ради этого тут появился, а она для этого родилась. Адерел хотел, чтобы она родила ему внука, которого он воспитает правильно, а я хочу забрать ее кровь и сердце. Оно мне пригодится, когда я стану главой этого дома. Так что все просто: или вы идете ко мне, или я начинаю убивать слуг. Они все в моем плену и их дети тоже. Ну, что, Альберушка, ты придешь сама, или мне стоит отрезать пару маленьких детских пальчиков для начала?
        - Приду, - коротко ответила Альбера. - Не трогайте никого. Я приду.
        - Буду особо рад, если возьмешь с собой только демона, которого я не смог убить, а теперь надо это сделать. Гарпий, ты ведь даже не знаешь, что именно Грос помешал мне сделать это раньше. Его так веселила возможность измываться и не давать умереть, что к тебе было не подобраться, но ничего, теперь подберусь. Гиден, а ты - молодец. Теперь иди домой.
        Гиден склонил голову на бок, словно очнулся, и прислушался к своим ощущениям.
        - Ты не слышал мой приказ?
        - Слышал, но мне и тут хорошо, - ответил Гиден, скрестив руки на груди.
        Стало тихо, не то Валент перестал контролировать ситуацию, не то пытался взять себя в руки, но шевелиться не решался даже Грос, застывший на полу. Он, как и все, вслушивался в тишину.
        - Ладно, мне все равно, - вдруг сообщил Валент. - С кем бы ни пришла Альбера, он умрет. Остальные могут убираться, только не забывайте, что ваша магия у меня, и я оберну ее против вас, как только вы решите что-нибудь придумать. Спасибо, Бернард, ты дал мне настоящее сокровище - такого пламени я давно не видел. Как думаешь, оно способно превратить в пепел человеческие кости?
        Бернард не ответил, только сглотнул, зная ответ.
        - Я жду еще четверть часа, а потом начинаю убивать, - заключил Валент и замолк.
        В коридоре было тихо. Горели факелы. Все молчали, а потом Альбера тихо вздохнула:
        - Гарпий, пойдем, - прошептала она и сделала первый шаг вперед, зная, что полудемон ее не оставит, да и страж тоже, просто потому, что они будут с ней до конца не из-за слов, а по воле сердца.
        Глава 25 - Тень за углом
        Эдерью выдохнул и отошел от окна, понимая, что больше не в силах держать себя в руках.
        - Теперь Грос тоже не отвечает, - дрогнувшим голосом сообщил он главе рода. - Надо что-то делать, отец! Может стоит вызвать гвардию?
        - У тебя мало проблем? - раздраженно спросил Адерел. - У тебя есть задание, вот и выполняй его.
        - И Валент…
        - Валент никогда не торопился отчитываться! - рявкнул Адерел и тут же поспешил к двери.
        Он уже с трудом контролировал себя, а терять лицо перед непутевым сыном не хотел. Он был уверен, что все в этом доме в его власти. Во-первых, Валент наверняка не отвечал только из-за глупого мальчишеского упрямства. Теперь Адерелу казалось, что младшего в детстве стоило пороть, а не пугать, тогда бы он был послушнее. Во-вторых, в пропажу связи с Гросом он совсем не верил. Скорее его это злило. Он уже пытался представить, как накажет сына, когда окажется, что именно он заблокировал связь начальнику стражи всё из той же вредности. Нравилось Валенту злить отца, и это уже переходило все границы.
        - Оставайся на месте и продолжай восстанавливать связь! - приказал он Эдерью, чтобы успокоиться.
        Вышел за дверь, рявкнул на стражника и застыл, чувствуя недобрый укол в груди. Предчувствие? В них Адерел уже давно не верил, считая, что он может контролировать каждую деталь своего пути, но этот укол заставил усомниться. Закрыв глаза, он попытался найти Гроса. Его верный цепной пес не мог от него скрыться. За хорошую плату Грос согласился продать не только свое мастерство, но и душу, став почти фамильяром, тенью и руками Адерела.
        Глава рода Эндер-Ви закрыл глаза, сделал вдох, сосредоточился и тут же вздрогнул. Гроса в этом мире не было. Он не был мертв, его просто не существовало, словно он растворился в пространстве. В этот миг Адерелу стало страшно. Он попытался так же найти Альберу. Кровная связь позволяла смутно, но ощущать еще одного мага Жизни, но наследницы тоже не было.
        Только тогда Адерел понял, что происходящее не было пустяком. Отбросив трость, он поспешил за артефактом рода. Снова пришло время ему самому решать семейные проблемы.

***
        Маркус еще раз обошел по кругу след от открывшегося портала. Два черных круга совпадали не идеально, но это явно было нормой. Если бы они совпали, Маркус удивился бы куда больше. Его волновало совсем иное: один из черных следов тянулся в сторону сильнее остальных.
        - Лир, ты уверен, что все мне рассказал? - спросил Маркус, глядя на парня, оформляющего какие-то бумаги стоя возле одной из тумб.
        Лир отвлекся, подумал немного, а потом кивнул:
        - Я точно ничего не упустил, а что, что-то не так?
        - Да, наверно не просто так Девил, вернее его светлость, просил меня сначала осмотреть место, потом послушать твой рассказ.
        Лир пожал плечами и кивнул в сторону министра:
        - Если что-то нашел скажи ему, пока он не отправил парней куда-нибудь.
        Маркус кивнул и направился к мужчине. Ему не нравилось оперировать догадками, но скрывать подобные версии тоже не хотелось. Девил в это время инструктировал капитана демоноборцев в черной матовой форме из материала, происхождение которого всегда держали в секрете, и гвардейца в броне с золотыми вставками. Видеть личную гвардию короля для Маркуса было чем-то пугающим. Отвлекать министра тоже не хотелось.
        - Простите, - он буквально заставил себя вмешаться в разговор. - Ваша светлость, мне надо вам кое-что сообщить.
        Девил обернулся, осмотрел Маркуса так, словно видел его впервые. Он был явно чем-то озабочен, но быстро взял себя в руки, кивнул и обратился к магам, с которыми говорил:
        - Это Маркус Сил - ученый, артефактолог, эксперт в демонологии, - представил он Маркуса. - Именно он осмотрел место первого происшествия. Обнаружили что-то еще?
        Маркус задумался. Может ему только показалось? Изменение тона Девила его не смущало. Министр не имеет права на личное отношение, когда дело касается работы, а ведь теперь они вели настоящее расследование государственного масштаба! Подобная ответственность Маркуса действительно пугала. На подобном уровне он даже не мечтал работать, а под скептическим взглядом магов робел. Капитан демоноборцев и вовсе посмотрел на него как на выскочку, которому пора подвинуться.
        «Профессионалы уже здесь, можешь отойти в сторонку, мальчик», - буквально говорило выражение лица мага, и это заставляло артефактолога сомневаться в своих возможностях.
        «Они ничего не знают о полукровках, - напомнил он сам себе. - Ты не можешь отступить».
        - Я не совсем уверен… - начал Маркус.
        Демоноборец сразу закатил глаза, но артефактолог продолжил:
        - Кажется, был еще один демон.
        - Еще один? - удивился Девил. - Именно демон?
        - Да, на портальном кругу изгнания один из зубцов заметно больше остальных, - пояснил Маркус и тут же забыл о смущении. Профессионализм взял верх.
        - Насколько? - с насмешкой спросил демоноборец. - На дюйм и со стороны полукровки, о котором нам сказали?
        - В месте, где стоял полукровка, изменена ширина зубцов, - парировал Маркус. - Это объясняется его переходом в человеческую форму во время открытия портала, а есть отклонение зубца дюйма на три в другом направлении. Словно что-то выбросили. У стены в том же направлении криплот все еще реагирует интенсивным свечением.
        - Криплоты часто врут. В комнате, где дрались с демоном, ему вообще нет смысла верить.
        - Да, он может врать, - спокойно согласился Маркус, не пытаясь скрыть свой маленький камушек, все еще поблескивающий красными огоньками, - но ведь у вас с собой есть индикаторы мощнее моего криплота.
        - Да, это обязательно надо проверить, - заключил Девил и тут же обратился к демоноборцу: - Сэр Криф-Рин, прошу вас проверить это, и учтите мою личную просьбу: прислушайтесь в этой миссии к господину Маркусу. Этот человек понимает в происходящем здесь чуть больше нас с вами. Как я уже сказал, он изучал полудемонов, в отличие от нас.
        - «Изучал» - это большое преувеличение, - поправил Маркус. - Обобщал наблюдения и воспоминания. Поэтому все мои знания не больше чем теории. Их надо воспринимать адекватно.
        Девил кивнул.
        - Ладно, - вмешался гвардеец. - Где та самая стена?
        Он был явно человеком дела. Маркус жестом попросил следовать за ним, но тут же замер, услышав сигнал камня связи.
        Гвардеец принял сигнал и зажал пальцами камень так, чтобы ответ слышали все и потребовал доклада.
        - Обнаружен разоренный вход в подземелье. Внизу убитый стражник, и, судя по всему, он здесь не один, - отчеканил голос из камня.
        - Оставайтесь на месте. Я сейчас приду.
        Отключив связь, он обратился к Девилу:
        - Сначала я один выясню, что там.
        - А откуда сигнал? - спросил министр, хмурясь.
        - Из соседней комнаты, - невозмутимо сообщил гвардеец.
        - За этой стеной? - предположил Маркус, указывая в сторону Лира.
        - Да-а-а, - чуть озадаченно ответил маг.
        Девил с Маркусом только переглянулись. Лир встрепенулся, словно он сам в чем-то успел провиниться.
        - Мы пойдем все вместе, - буквально приказал Девил, понимая, что их может ждать все, что угодно.
        Демоноборец нахмурился и кивнул, уже совсем иначе глядя на происходящее.

***
        Вильям осмотрел связанного Гроса. Ни Ран, ни Гарпий почему-то ему не доверяли, а сомневаться в их мнении о начальнике стражи у офицера не было ни малейших причин, но что-то его беспокоило. Пытаясь понять, что именно, он осветил мужчину факелом и пораженно воскликнул:
        - Кровь! Парни, он, кажется, ранен.
        - Не твое это дело. Царапина, - недовольно шикнул Грос, в очередной раз сплевывая на пол кровь.
        Ран жестом попросил посветить и осмотрел раненый бок Гроса. На форме действительно обнаружился разрез, пропитанный кровью, а под ним была рана, проходящая по ребру. На ее краях кровь успела свернуться сгустками, а на углах все еще вытекала тонкими струйками, вымазывая одежду.
        - Откуда? - спросил Ран, понимая, что это очень напоминает след от когтей демона.
        - Какая разница? - шикнул Грос, дернувшись. - Если Альбера уйдет, у нас будут проблемы. Лучше развяжи меня, умник!
        Рану хотелось ударить мужчину еще раз, вот только он понимал, что сейчас не время и не место выяснять отношения.
        - Грос, кто тебя ранил? Это важно! - упрямо спросил он.
        - Демон! И парней моих перебил. Ты что думал, я один за нашей принцесской пришел? - рыкнул Грос, в очередной раз дернувшись. - Я его тоже ранил, но он от меня ушел и ходит где-то, так что развяжи!
        - Правда, давай его развяжем, - попросила Альбера. - И пусть уходит с Вильямом и Бернардом.
        - Может мне не стоит уходить? - с надеждой спросил маг Огня. - У него моя сила.
        - Если Маркус был прав в своих исследованиях, то как только ты выйдешь из зоны действия артефакта, магия вернется к тебе, - сообщил Гарпий, практически цитируя записи артефактолога.
        - Да, тогда и Гросу лучше уйти.
        - По такой логике и тебе тоже.
        - Ран умрет, если умру я, - спокойно сообщила Альбера. - Он имеет право остаться. Бернард, прошу, помоги Вильяму вынести отсюда Мила. Он очнется еще не скоро. Просто защити то, что сделал мой дар. Как друга тебя прошу.
        Она посмотрела на мага Огня так, что тот вздохнул, кивнул и согласился. Вильям понимал, каково это. Он и сам не посмел перечить, когда она заглянула ему в глаза и сказала, что он должен уходить вместе с Милом как только они дойдут до пролома в стене, через который пришел Грос.
        - А почему вы уверены, что проход еще есть? - удивился Гиден, наблюдавший в пути за небольшой перебранкой. - Если он не захочет вас отпускать, то и проход уже закрыт.
        Логика его слов была так очевидна, что никто не смог ему возразить. Валенту нет никакой надобности отпускать кого-то из них живыми, хотя бы потому, что они уже много знают.
        - Идем, - коротко заключил Ран, нервно потирая затылок.
        Вильям его хорошо понимал. Маг был человеком ответственным, эмоциональным и по сути своей суровым. Он явно научился притворяться милым парнем, но желание просто прибить уже все проблемы легко читалось на его лице. Не понять его в этом было сложно. Идти в логово к врагу, не зная ничего, кроме очевидного намерения убить ту, с кем ты связан клятвой жизни, - незавидная участь, но и быть случайным участником всего этого безумия было ничуть не проще. Вильям даже ловил себя на мысли, что должен, наверно, сожалеть о том, что ввязался в это, но почему-то не чувствовал в себе ничего подобного, только легкое напряжение и волнение за судьбу новых друзей. Беды действительно сближают. Парни, которых он знал всего пару дней, теперь казались ему почти родными, а Бернарда, с которым пришлось вместе таскать камни, а теперь нести Мила, он и вовсе был готов назвать братом. Он сейчас был готов просить у мира одного, если бы только имел склонность просить у высших сил: выпить с этими парнями по большой кружке пенистого пива. При этом он представлял почему-то дешевое пиво приграничной забегаловки, которое обычно называл
ослиной мочой, но теперь его вкус и холод казались ему живительно прекрасными, а разделить его с товарищами - высшим счастьем.
        - Гарпий, а ты вообще знаешь, что такое пиво? - спросил он, не удержавшись от желания немного разрядить обстановку. Что толку осторожничать, если здесь от них совсем ничего не зависит? Если их захотят убить - убьют, на честный бой Вильям давно не рассчитывал, так почему бы не взбодриться напоследок?
        - Вильям! - Ран кашлянул в кулак. - Прекрати. Он не пьет.
        - Да? Совсем? - удивился Вильям. - Это не дело.
        Гарпий равнодушно пожал плечами не то потому, что действительно не пил, не то потому, что пил, но ему было совсем неинтересно менять мнение Реорана о себе. Махнув на одного полудемона рукой, Вильям обратился к другому:
        - Гиден, а ты? Хотя, возможно, ты не знаешь, что такое пиво…
        - Че я, дурак что ли? - недовольно спросил Гиден. - Такая хмельная бурда с пеной! Я знаю, что такое пиво.
        - Вот! Значит как только все закончится, я беру тебя, и мы пойдем пить пиво в ближайшей забегаловке, и чем хуже оно будет, тем лучше! Главное, чтобы холодное!
        Гиден одобрительно кивнул.
        - А я? - удивился Бернард. - Меня ты звать не будешь?
        - Нет, ты слишком благороден для ослиной мочи с пеной. Так что - извини.
        - И меня тоже? - поразился Ран.
        - Ты вообще племянник короля, - с самым серьезным видом ответил офицер. - Какое тебе пиво?
        - По-твоему, король не пьет пиво? Ты плохо знаешь нашего короля, - возмутился Ран.
        - Ладно, решено! Тогда пойдем его пить все вместе. Гарпия научим пить эту гадость, а Альбере нарисуем усы пеной.
        Сказал и сам сдавленно засмеялся, чтобы не шуметь. Подобной чуши он еще никогда не нес, но чтобы подбодрить товарищей на грани отчаяния, и не на такое пойдешь.
        Этот смех подхватили и остальные, даже Альба тихо хохотнула, прикрывая губы ладошкой.
        Сразу стало чуточку легче. Гнетущая тишина сменилась негромкими разговорами. Альбера взяла за руку Гарпия и даже прильнула к его плечу. Грос снова стал ныть о том, что ему плохо идти со связанными руками, а Ран грозился ему сломать не только нос, если он не умолкнет. Одно Вильям понимал точно: никто умирать не собирается.
        - Ты правда просто уйдешь? - очень тихо спросил Бернард, не веря, что у офицера нет еще какого-нибудь плана.
        - Уйду, - спокойно ответил Вильям. - Сам подумай, что от нас тут толку? А вот пойти и все рассказать Девилу - это будет дело.
        Бернард хмыкнул, явно одобряя такой план, и спокойно кивнул, потому они без споров дошли до кривой дыры в стене, похожей на арку, камни которой просто вышли из стены и пристроились рядом на полу маленькими горочками.
        - Не то что ваш завал, - гордо сообщил Грос.
        - С магией и я так могу, - пожал плечами Ран.
        Он, как обладатель всех стихий, всегда злил стихийников, кроме разве что магов Огня - они почему-то относились к нему спокойно, если не сказать снисходительно. Рана это не задевало, скорее он и сам чувствовал, что их пламя совсем не такое, как создает он, но делить с ними почему-то никогда ничего не приходилось, а вот водники, воздушники и земляные крысы вроде Гроса в академии доставили ему немало хлопот. С начальником стражи демоноборец и вовсе препирался, словно по инерции, помня их юношеские драки во время учебы.
        - Всё, расходимся, - сказал он, буквально толкая Гроса в проход.
        - Я с вами пойду! - заявил он, но тут же смолк, видя строгий взгляд Гарпия.
        Да и Гиден решил его добить:
        - Ты мне не нравишься, так что я сломаю тебе шею, если ты не исчезнешь.
        Почему-то Гидена выпроводить никто не собирался, скорее напротив, было очевидно, что он просто обязан пойти до конца и решить свои личные дела с прежним господином.
        Не прощаясь и не обещая друг другу ничего, они просто разошлись. Вильям почему-то счел именно себя лидером новой группы и, перейдя в коридор, все же развязал Гроса.
        - Ты нас выведешь в дом господина Эдерью? - спросил он, понимая, что начальнику стражи нет смысла приказывать.
        - Выведу, - недовольно шикнул Грос, щелкнул пальцами, видимо пытаясь проверить свою магию, и грубо выругался, когда ничего не произошло.
        - Не торопитесь, - внезапно заговорил тихий старческий голос.
        В темноте вспыхнул факел, и мужчины дружно уставились на старого слугу. Вильям сразу узнал человека, рассказавшего ему про отбор, и почему-то стало дурно. Грос ошалело возмутился, хотел даже схватиться за оружие, но старик с факелом примирительно покачал головой:
        - Я вам не враг, скорее напротив. Не просто так я собрал вас всех здесь. Если вы хотите помочь Альбере, следуйте за мной. Жаль, что вас мало, но… Пусть так.
        Не дожидаясь ответа, он развернулся и пошел куда-то по одному из темных коридоров. Вильям с Бернардом переглянулись, понимая, что они видели этого человека, и уже не удивились, когда Грос сквозь зубы предупредил, что этот старик - не кто иной, как личный слуга Валента. Не совещаясь, они просто пошли за ним следом.

***
        Осмотрев окровавленный пол, Маркус тут же отступил. Тут ему делать просто нечего. Стражников убил демон - это поймет любой, кто хоть раз видел когти выходца из нижнего мира. Чтобы не мешать, он поспешил к замешкавшейся в дверях Гвен.
        - Лучше не ходите туда, - мягко попросил он, осторожно коснувшись ее руки.
        - Но я целитель и…
        - Им уже не поможет целитель, а тела есть кому осмотреть. Тед как раз радуется возможности поработать с военными медиками. Не знаю, что он им сказал, но они приняли его за своего.
        - Он еще очень слаб, ему не стоит…
        - Гвенделин, - перебил ее Маркус. - Посмотрите на меня и поверьте, что сейчас вам действительно лучше туда не ходить и ничего не видеть. Это не пренебрежение вашим даром, а забота, примите ее как должное.
        - Вы решаете за меня? - растерянно спросила Гвен, почему-то совсем не разозлившись.
        - Можете и так считать, - отозвался Маркус, отводя ее чуть в сторону. - Его светлость сказал, что мы будем держаться вместе, так что скоро спустимся в подземелье.
        - Вам не страшно? - спросила Гвен, послушно отворачиваясь от кровавой стены.
        Ей не хотелось признавать, но она боялась видеть то, что там произошло. Ей хватало описаний из книг, чтобы понимать, что ничего приятного ее не ждет.
        Маркус пожал плечами. Страха он действительно не испытывал. Бояться он разучился еще в детстве. На смену человеческому страху пришло что-то совершенно иное, обостряющее все его чувства и затачивающее разум. Оно пробудилось и теперь, буквально делая его сильнее.
        - Постарайтесь не думать о плохом - это никак не поможет, и знайте, что вы всегда можете рассчитывать на мою руку. Я буду рядом, что бы не случилось.
        Он сказал это, глядя Гвен в глаза. Она отвернулась, не в силах побороть смущение.
        - Маркус, то, что вы сказали…
        Она замялась, пытаясь подобрать слова. Ей очень не хотелось обманывать этого человека, но так уж вышло, что именно такого мужчину как Маркус она всегда считала своим идеалом и с волнением слушала его речи, только сердце сжималось при мысли о Реоране, который был сейчас где-то далеко и, быть может, стоял на пути демона. Эта мысль пугала ее больше собственного будущего.
        - Я не хочу давать вам ложных надежд…
        - Ничего не говорите, - перебил ее Маркус. - Сейчас не время для таких разговоров.
        Он окинул взором происходящее у входа в подземелье, потом, улыбнувшись, взглянул на растерянную Гвен:
        - Если бы вы знали, чего действительно хочет ваше сердце, вы бы не были с ним в ссоре, так что пока просто примите мою руку на время этого путешествия. Это ни к чему вас не обяжет.
        Он протянул ей свою руку и благодарно кивнул, когда она робко доверила ему свою влажную от волнения ладонь.
        - У нас все! - внезапно объявил Лир, подлетая с папкой в руках.
        Он ухитрялся писать в любых условиях, используя вместо стола папку и встряхивая время от времени магическое перо, потому он тут же потянул Маркусу протокол, продиктованный демоноборцами.
        - Странные показатели, - тут же, хмурясь, прошептал Маркус.
        Он мгновенно сосредоточился на бумагах и, казалось, позабыл, о чем говорил, вот только не отпустил женскую руку, заставляя Гвен невольно краснеть.
        - Да, странные, - подтвердил Лир. - Именно поэтому меня и отправили к тебе. Каково твое заключение? Это полукровка?
        - Нет, - уверенно ответил Маркус. - Полукровки в этом плане мало отличаются от настоящих демонов: у них только уровень Хаоса или очень низок или совсем не определится, а это… Ну сам посмотри. Показатели способностей, мягко говоря, пугающие, а энергия минимальна.
        - Я ничего в этом не понимаю, - пожал плечами Лир. - Идем, расскажешь столичным умникам. У тебя ведь есть теория?
        - Есть идея, - прошептал Маркус. - Только я в нее и сам не верю…
        - Полукровок тоже не существует, - пожал плечами Лир, и тут же добавил, подмигнув: - Тела уже убрали.
        Не дожидаясь реакции, он снова метнулся к Девилу, с готовностью встряхнув перо.
        - Идемте, - попросил Маркус, шагая к группе демоноборцев, пытающихся что-то понять.
        Гвен молча пошла за ним, не поднимая глаз. Ей было стыдно признавать, что мужская рука действительно придает ей сил и помогает не бояться. Маркус же сосредоточился на деле и только сжимал ее пальцы, будто боялся потерять.
        - Если вы хотите знать мое мнение, то это однозначно не полудемон, - сказал он, вмешавшись в разговор магов в черной форме.
        На него тут же посмотрели довольно скептическим, недобрым взглядом. Это напомнило Гвен реакцию целителей на появление Альберы. Магесса всегда робела под таким напором и замолкала, но Маркус взял себя в руки и, потянув отчет лидеру демоноборцев, сообщил:
        - Как бы странно это не звучало, но мне кажется, что это фантом.
        - Фантом? - переспросил демоноборец, принимая отчет.
        При этом он даже не пытался скрыть насмешки, а его парни и вовсе переговаривались и смеялись не таясь.
        - Знаю, как это звучит, - невозмутимо продолжил Маркус, - но я все время замечаю сходство между магами и демонами. Посмотрите на показатели: если взять характеристику возможностей и энергии, то это будет очень похоже на фантом мага-созидателя.
        Капитан демоноборцев нахмурился, глядя на отчет, видимо действительно улавливая сходство.
        - Подобное не может быть возможно, - пробормотал он.
        - Я сказал все, что мог, - сообщил Маркус. - Сами решайте, что делать с моим мнением.
        Ему не ответили, но по недоброму лицу демоноборца было ясно, что ему это не показалось безумной идеей.
        Дальше группа двинулась в подземелье. Девил решил присоединиться к Маркусу и Гвен, пока демоноборцы шли впереди по следу демона.
        - Видимо, по этому случаю можно писать несколько научных работ, - сказал он с улыбкой. - Маркус, тебя явно ждет блестящее будущее. Надеюсь, от государственной службы ты не откажешься?
        Артефактолог пожал плечами. Ему было не до разговоров. Шагая по узким коридорам подземелья, он понимал, что начинает улавливать знакомый запах, если, конечно, это можно так назвать. Что-то словно сплетенное с ароматом серы заставляло его вспоминать руны, нарисованные в детстве и едкую краску. Он даже не слушал, о чем Девил говорил с Гвен, и не замечал острые шутки Лира. Молодому секретарю очень хотелось донести до публики, что артефактолог главный зануда, но Маркусу не было до этого никакого дела. Ему казалось, что он знает, кто именно здесь прошел, и эта догадка его пугала.
        Даже грохот впереди показался ему знакомым. Он встрепенулся, поднял голову и вместо сообщения о развилке услышал шаги демона - глухие, но до боли знакомые. Щелчок хвоста - и демоноборцы дружно обнажили свои магические мечи.
        Маркус двинулся вперед, закрывая собой Гвен, и замер, видя полупрозрачный силуэт, окутанный алым сиянием.
        - Дер-Каред, - едва слышно прошептал он, узнавая демона и чувствуя, как позабытый страх холодной волной проходит по позвоночнику.
        Демоноборцы ничего не могли ему сделать. Все их атаки врезались в красное сияние, а демон просто осматривался и словно принюхивался, пытаясь что-то понять. Возвышаясь над людьми, он созерцал их как жуков, столпившихся на его пути. Отмахнувшись от одного из бойцов, он выбил меч из его руки, впечатал в стену и рыкнул так, что стены содрогнулись, а кровь у всех застыла в жилах. Маркуса бросило в холод, потом в жар. Он увидел в груди демона дыру, которая сияла, но совершенно ему не мешала, как самому настоящему фантому мага. Дер-Каред явно прислал свою копию ради чего-то. Это было видно по его беспокойному взгляду. Он что-то искал, а одно об этом верховном демоне Маркус помнил точно - он не любит покидать свой мир.
        - Не трогайте его! - крикнул Маркус, понимая, что сейчас они сами злят противника, которого им не под силу победить. - Ему нужны не мы!
        Демоноборцы тут же остановились, машинально выполняя приказ, и только потом осознали, кто его отдал, но демон качнул головой, посмотрел на Маркуса, осмотрел всех и внезапно исчез, словно наконец-то нашел то, что искал.
        - Что это было? - спросил один из демоноборцев.
        - Фантом! - рявкнул его начальник так, словно это было главное ругательство этого мира.
        Что происходит, уже никто не понимал.
        Глава 26 - Шахматы на карте
        Гросc нахмурился, потер запястья, на которых еще пару минут назад были веревки, проверил раненый бок, скривился от боли, но не позволил себе издать ни единого звука, только уставился в спину идущего впереди слуги.
        - Нитор, - обратился он к старцу человеческих кровей. - Ты что задумал? Одурачить нас или против господина пойти? Неужто забыл, кому обязан за свою долгую жизнь?
        Он даже не пытался смягчить свою язвительность, будто задеть старика было смыслом всей его жизни.
        - Не тебе судить о верности, - хрипло ответил старик. - Я все объясню как только мы дойдем до места, где можно положить это тело, - он указал на Мила. - Он еще не скоро очнется, а времени осталось мало. Жертвенный круг уже нарисован, а Альбера идет к алтарю сама.
        Он обернулся и посмотрел через плечо на парней, идущих за ним, оценил их хмурые взгляды, покачал головой и снова поспешил вперед. Он и не сомневался, что Вильям его узнал, и наверняка уже о чем-то догадывался. Бернард и вовсе должен был осознать очевидное: все они оказались здесь неслучайно.
        Грос рассмеялся:
        - Ты еще скажи, что я должен выйти вон, - заявил он.
        - Я бы так и сказал, если бы не знал, что ты не уйдешь.
        Старик явно решил не тратить время на перебранку с начальником стражи, прошел еще немного вперед, коснулся стены и словно сорвал с нее иллюзию. Та скользнула в его руку как ткань с нарисованными камнями и растаяла в его руках как дым. В стене появилась самая обычная деревянная дверь, которую старик толкнул вперед, и первым зашел в маленькую комнату, жестом указывая на кровать, стоявшую у одной из стен.
        Сложно было не догадаться, что это было убежище самого престарелого Нитора, слуги Валента.
        Он прислонился к стене возле большого комода и быстро вытащил две папки, чтобы протянуть их Вильяму и Бернаду, как только они уложат Мила на кровать. Оба мужчины озадаченно переглянулись, осознав, что держат подобие личного дела на самих себя. Записи от руки. Газетные вырезки. Письма с высказыванием тех, с кем они когда-то имели дело.
        - Я искал особых людей по всей стране, - заговорил старик, опережая все вопросы. - Вы мне не поверите, но мой господин - хороший человек, только он совсем запутался. Его враг - не Альбера, и он это знает, но собирается убить девчонку просто потому, что она наследница. Жаль, что вас осталось так мало, а поговорить я и вовсе могу лишь с вами.
        - Что? - мотнув головой, спросил Вильям, захлопнув папку и буквально швырнув ее на комод. - Вы собрали нас здесь специально? Зачем?
        - Чтобы вы остановили Валента, - уверенно сообщил старик. - Он сам себе потом не простит, если завершит начатое. Вы - Вильям Озес, тот самый, который смог остановить не одного мага и демона будучи просто человеком. Что вам стоит остановить еще одного? Бернард лен Деред, - обратился он к пробужденному магу Огня, - я не был уверен, что сила вернется к вам, но даже так вы умеете полагаться не на нее, а на собственное тело. Каждый из кандидатов оказался здесь неслучайно, разве что Мила привела сюда любовь к Альбере. Остальных собрал я. Я даже знал, что Девил Солсо в действительности - министр Солсарес. Очень надеюсь, что он успеет привести сюда гвардию. Только толку от магов, когда они лишатся дара? Не больше, чем от ворчания этого каменного истукана, - он кивнул в сторону Гроса и тут же продолжил говорить: - Просто пообещайте мне, что попытаетесь. Я расскажу вам все, что знаю, а затем проведу в тот зал, где все должно случиться.
        Вильям растерянно пожал плечами. Ему было трудно верить словам старика, но другого выхода он не видел, а бежать не собирался. Скорее напротив: он хотел помочь Альбере.
        - Чтобы Девил привел сюда гвардию, кто-то должен указать им путь, - сообщил он. - Как я понимаю, это место изолировано от основного подземелья.
        - Да, - кивнул Нитор, потер висок и сообщил: - Я об этом уже позаботился. Жена Шуара свободна, а значит он поможет проломить стену там, где я оставил метки, химией, а не магией. Скоро они доберутся до убежища, где прячутся слуги, а там мой сын, он приведет их куда нужно.
        - Слуги разве не в плену у твоего господина? - растерянно спросил Бернард, помня угрозы мага.
        - Нет, им приказали спуститься в убежище, а дверь просто захлопнулась. Господин хотел, чтобы они не мешали и не стали случайными жертвами. Его угрозы - блеф. Даже жену Шуара он не собирался трогать, ему просто нужен был человек с хорошей родословной, на которого можно было повесить роль связного между ним и одним из этих мерзких полукровок.
        Бернард с Вильямом вновь переглянулись. Было видно, что у обоих голова просто шла кругом от подобного потока внезапной информации. По всему выходило, что они с самого начала были только пешками чужой игры, а теперь умелые руки пытались расставить шахматные фигуры прямо на карту судьбы, не учитывая, что у армии пешек почти нет шансов в битве против ферзя.
        - Тогда почему мы стоим? - наконец, спросил Вильям, не выдержав и мгновения тишины. - Начинайте свой рассказ. Мне смерть Альберы совсем не нужна, и плевать, что там в голове у вашего Валента - хоть пучок соломы вместо мозгов.
        Он даже шагнул к двери, понимая, что не может больше терять время.
        - Мы сделаем все, что в наших силах, - пообещал за двоих Бернард.
        - И от меня вы не отделаетесь, - фыркнул Грос, становясь в позу.
        Куда бы ни пришлось теперь идти, они все были на это согласны.

***
        Девил болезненно прошипел сквозь зубы, услышав донесение гвардейцев, изучивших ту часть коридора, откуда пришел демон. Там нашлось убежище с буквально вырванными из петель железными дверями. Среди слуг, спустившихся туда по приказу Валента, было немало раненых и один убитый. По словам людей, демон схватил одного из них за пояс, обнюхал, а потом швырнул в стену, разбросал всех, кто встретился ему на пути, и ушел.
        - Он кого-то ищет, - уверенно заявил Маркус, не дожидаясь решения и спеша в сторону убежища.
        Было очевидно, что слугам нужна помощь, а главное именно ему стоит осмотреть место.
        Отправив вперед демоноборцев, Девил с гвардией направился в убежище. Единственным убитым был тот самый молодой слуга, которого схватил Дер-Каред. Маркус, сорвав с него покрывало, опустился на корточки и пытался понять, что могло привлечь внимание верховного в этом человеке. Светлые выцветшие на солнце волосы, загорелая кожа. По виду этого парня можно было решить, что он работал прямо под солнцем, видимо, в саду, но внешне ничем особым не отличался, разве что сам пояс выглядел чересчур дорогим для слуги.
        - Откуда у него эта вещь, кто-нибудь знает? - спросил Маркус, не особо рассчитывая на ответ.
        - Он, по сути, украл его, - глухо сказал старик, сидевший на полу.
        Его сломанную руку осторожно бинтовал Тед, крепя ее к деревянной балке, обмотанной тканью. Магия здесь работала плохо, потому все врачи и целители спешно старались оказать хоть какую-то помощь, а потом вывести людей отсюда.
        - У кого? - растерянно спросил Девил, стоявший рядом.
        Он не мог даже представить, что простой слуга может безнаказанно что-то украсть и потом смело носить это в доме.
        - Альбера привезла его Гарпию лет пять назад, а Дерек заявил, что рабу такие вещи не нужны, и забрал его. Гарпий не сопротивлялся. Альбера не вспомнила, зато судьба, видимо, решила не забывать, - простонал мужчина и закрыл глаза, чтобы немного перевести дух.
        Маркус поднял глаза на министра, боясь озвучить свои мысли.
        - Он ищет Гарпия? - спросил Девил, сам умевший складывать очевидные факты в единую картину.
        - Похоже на то, - нехотя озвучил свои мысли Маркус, накрыл тело и тут же встал, стараясь ни о чем не думать.
        - Надо идти за ним. Он приведет нас к Альбере, если он действительно пришел за своими детьми, - заключил Девил и осмотрелся, чтобы тут же обратиться к Теду: - Насколько тут все серьезно?
        - Ничего срочного здесь нет, - тут же заявил Тед. - Много раненых, конечно, но все это не так страшно, как могло быть. Можете оставить меня с Гвен и идти. Мы сможем оказать первую помощь здесь, а потом вывести их наверх.
        - Справишься? - уточнил Девил, понимая, что оставляет именно Теда отвечать здесь за все.
        - Я руководил больницей, уж пункт первой помощи как-нибудь организую, - пожал плечами рыжий врач. - Лекари гвардии пригодятся вам больше меня.
        - Хорошо, мы идем за фантомом! - объявил он капитану стражи и шагнул к Лиру, чтобы продиктовать ему еще пару «отчетов на ходу».
        - Береги ее, - попросил Маркус, кивая на Гвен, осторожно перевязывавшую голову какой-то девчушки с черными косами.
        - Себя береги, - попросил в ответ Тед. - С нами тут уже ничего не случится, а вот вы…
        Он вздохнул и буквально заставил себя отвернуться. Было сложно признавать, что он в чем-то уступает другим и должен остаться, а не идти туда, где могут погибнуть его товарищи.
        Маркус понял этот жест правильно и поспешил удалиться, зная, что ему, напротив, оставаться никак нельзя.

***
        Гарпий шел за Альберой, не сомневаясь в том, что она должна идти первой. С ней уже ничего не случится, пока они не достигнут Валента, а там она сама будет решать, что именно делать им всем. Что-то внутри Гарпия было уверенно, что это правильно. Потому, когда Альбера обернулась и заговорила, он не удивился.
        - Не вмешивайся, пожалуйста, пока я не попрошу, - сказала магесса тихо, опасаясь, что ее услышит Ран. - Я почему-то не хочу с ним сражаться, несмотря ни на что.
        - Будешь говорить? - спросил Ран, все равно ее услышавший.
        - Попытаюсь понять, - ответила Альбера и ускорила шаг.
        Гиден же фыркнул:
        - С ним нет смысла говорить.
        Ему никто не ответил. Так уж сложилось, что каждый здесь знал «своего» Валента. Альбера знала доброго дядю, который делал ей особенные подарки и искренне защищал. Ран был знаком с могущественным магом, смотрящим на других свысока. Гарпий всегда чувствовал в нем некую угрозу, но не раз наблюдал, как именно Валент помогал другим слугам этого дома. Наверно, именно поэтому многие мечтали, что он станет главой рода и настоящим господином. Гиден, при этом, знал жестокого, беспощадного мага, способного стравливать полукровок друг с другом, только чтобы узнать, кто из них окажется сильнее.
        Все это было правдой и в то же время ложью, по крайней мере сам Валент не признал бы в себе ни одного из этих людей. Он сидел в темном углу в плетенном кресле и ждал, в очередной раз напоминая себе, что это правильно. Кто-то должен делать грязную работу, а он, как Эндер-Ви, должен прибраться за Эндер-Ви. Такая формулировка всегда злила Валента, но он предпочитал именно ее.
        Впереди стоял алтарь, расписанный рунами. Вокруг располагались чаши с огнями. За алтарем у дверей стояли его полукровки и ждали приказа. Где-то копошился Колин и снова что-то рисовал, но Валент уже ничего не хотел знать о будущем. Ему хотелось просто убить Альберу, а он задел другого, ни в чем не виновного, и это сразу испортило ему настроение. Он мгновенно решил, что стоит позволить ей прийти, узнать правду и все закончить. Остальных он трогать не собирался, драматично уничтожать себя самого тоже, потому заранее был готов к аресту, магическим цепям и рудникам в горах на одной из границ. У всего своя цена, у правосудия в том числе.
        Он даже закрыл глаза, прислушиваясь к миру. Странно, но у него по-прежнему был отголосок дара Жизни. Он чувствовал мир. Читал сущности других, потому знал, что Альбера ничего не изменит, но глядя в ее чистые глаза, будет сложно сказать правду.
        Когда отворилась дверь, Валент резко открыл глаза и встал. В дверях стояла Альбера и совершенно бесстрашно смотрела ему в глаза. Это была какая-то другая, совершенно новая Альбера, которую он еще не знал, но почему-то не удивился, а шагнул вперед к алтарю и его огням. Она сделала то же самое, не пряча своих глаз.
        - Нам ведь никто не помешает, - сказал он, протягивая ей руку.
        - Не помешает, - ответила она, но руки не подала. - Я хочу знать правду, дядя. Почему все так?
        - Я расскажу, но сначала…
        Он быстро обошел алтарь, схватил ее за руку и, закрыв собой, выбросил вперед руку.
        Двое полукровок, стоявших у двери, дружно толкнули Рана в грудь и закрыли дверь перед его носом, тут же опустив засов.
        Гиден выругался, но сияющий знак на его груди прожигал одежду и заставлял преклонить колено.
        Гарпия почему-то никто не тронул, и это злило Валента. Гар смотрел на него и медленно складывал руки на груди, будто ленился бросить вызов.
        Видеть Гарпия было особенно тяжело. Это была единственная самая настоящая ошибка Валента, доказательство его страшных деяний, но добром зло не побеждают.
        - Он не вмешается, - вскрикнула Альбера, вырывая руку. - Говори со мной и забудь о них!
        - Хорошо, - прошептал Валент, но все же махнул рукой, поднимая стену из огня, льда и мелких камней, плещущих в единой силе, чтобы никто не мог ему помешать. - Я все скажу.
        В его глазах блеснула боль, а в следующий миг они стали так ужасны, что Альбера невольно попыталась отступить и сама врезалась в алтарь, а через миг поняла, что ее руки схватили призрачные цепи, а сам алтарь буквально затягивает ее, заставляя сесть на его край.
        - Дядя…
        - Нет, с этого мгновения я не твой дядя и даже не Эндер-Ви, я - мститель. - Он резко набросил красный капюшон на голову, пряча в его тени свои глаза, и сделал шаг вперед. - Ты умрешь. Пусть даже ты ни в чем не виновна, но этот проклятый дар должен исчезнуть!

***
        - Вам надо не туда! - крикнул кто-то, как только гвардейцы двинулись к месту, где расстались с демоноборцами, решившими выслеживать фантом Дер-Кареда.
        Девил обернулся на крик и опешил. Перед ним стоял мужчина с перевязанным глазом, шатался, упираясь рукой в стену, но явно собирался доказывать свою правоту.
        - А куда нам надо идти? - спросил Девил, истерично хохотнув.
        - Если вы хотите спасти Альберу, вам надо идти за мной! - уверенно заявил мужчина.
        - От чего ее надо спасать? - уже серьезно спросил Девил.
        - Господин Валент собирается ее убить, а я знаю, где это произойдет!
        - Ты знаешь, что Валент собирается убить Альберу и говоришь нам это только сейчас?! - зло спросил Девил. - Об этом должен был знать Адерел!
        - Адерел убил бы Валента. Он всех неугодных убивает. Не знаю как, но они всегда умирают долго, мучительно, но неизбежно, а в этом доме никто не желает зла господину Валенту! - так же зло ответил мужчина. - Так вы пойдете за мной или нет? Только знайте, магия там бессильна.
        - И ладно, - спокойно отозвался капитан гвардейцев. - Мы и без нее не пальцем пиханые.
        С магией и так были проблемы уже давно: она то пропадала, то возвращалась, то слабела, словно они находились у какой-то аномальной зоны, а полное ее исчезновение почему-то никого не пугало.
        - Веди, - заключил Девил, понимая, что на то, чтобы спорить и пытаться что-то понять у него все равно нет времени.
        Сначала надо спасти Альберу, а потом вытрясти из всех всю правду до последней капли.
        Нового проводника один из гвардейцев подхватил под руку, чтобы тот не рухнул по пути, и они быстро сменили направление, переходя из коридора в коридор. Магия медленно таяла, словно иллюзия, но это никого не удивляло, но когда они зашли в тупик, Девил напрягся.
        - И что это значит?
        - У нас должен быть динамит, - невозмутимо сказал проводник.
        - Какой еще динамит?! - зло рыкнул Девил.
        - Есть у нас динамит, - негромко сообщил притихший Шуар, старавшийся делать вид, что его нет, всю дорогу. - Жидкий динамит, мною разработанный. Мне слуга Валента сказал держать его при себе, только я не знал, зачем.
        - Слуга Валента? - удивился Девил.
        - Это мой отец, - сообщил проводник. - Он и велел мне привести вас сюда. За этой стеной коридор, а там вход в зал, где все должно случиться.
        Девил выругался, даже не пытаясь сдерживаться.
        - Взрывай, - приказал он Шуару и отступил.
        Химик тут же вышел вперед, что-то рассчитал, отмерил шагами и велел всем отойти на выверенное им расстояние, потом достал металлический флакон и вскрыл жестяную пробку. Под ней оказалась деревянная. Ее он поджег маленьким огнивом, встроенным в крышку, и, положив на пол, толкнул к стене. Несколько мгновений ничего не происходило, а затем флакон взорвался с громким хлопком, и белый газ ударил по воздуху. Благо все успели закрыть уши, а стена рассыпалась, словно ее камни ничем не были скреплены.
        «Хоть какая-то от меня польза», - подумал Шуар, но вслух ничего не сказал.
        Ребята из гвардии первыми шагнули в проход.
        - Демон вас подери! - услышали все голос Рана. - Как хорошо, что вы пришли!
        Маркус, Девил и Лир дружно рванули вперед, чтобы увидеть бледного мага с безумными глазами.
        - Где Альбера? - спросил Девил, понимая, что Ран остался один.
        - Там, - с горечью ответил Ран, указывая в одну из сторон, - но я не могу вынести эту чертову дверь!
        Все дружно посмотрели на Шуара.
        - У меня был один образец, - испуганно и почти виновато отозвался химик.
        - Ладно, нас много, как-нибудь справимся, - прошипел сквозь зубы Девил, понимая, что без магии своих ребят он словно маленький беспомощный мальчик, не с тем противником решивший поиграть в войнушку.

***
        Тед еще раз проверил крепость сооруженных из обломков мебели носилок прежде, чем на них переложили раненую девушку, которую, по мнению Теда, лучше было нести. Ее разбитая голова требовала особого внимания. В его личной очереди именно она была первой для Гвенделин на лечение. Оставалось только выйти из этой странной зоны. Проверять, что может случиться, если магия внезапно исчезнет в процессе лечения, никому не хотелось.
        - Ты и ты, несете ее сначала, а вы их подменяйте по мере надобности, - велел он крепким мужчинам, отобранным для этого дела.
        Они не были ранены, а значит могли и сами справиться с заданием. С остальными было проще. Почти все могли идти сами, используя чье-то плечо как опору. Надо было только убедиться, что все действительно готовы покинуть убежище.
        - Что здесь происходит?! - раздался недовольный громогласный окрик, прервавший работу Теда.
        Все слуги резко замерли в низком поклоне, даже Гвен изобразила глубокий реверанс. Теда это сильно разозлило.
        - Нашли время церемонии разводить, - пробормотал он едва слышно и, закинув на плечо перемазанный кровью лоскут собственной рубашки, благополучно порванной на бинты, обернулся.
        Перед ним стоял недовольный Адерел. На его груди висел странный круглый медальон, показавшийся Теду смутно знакомым, но артефакт, оставивший на его руке метку, врач не смог узнать: слишком сильно изменились его размеры. Зато вид хозяина дома, недовольно осматривающего слуг, стучащего тростью по полу и не спешившего позволить своим людям поднять головы, разозлил его.
        - Все встали! - рявкнул Тед, не выдерживая такого пафоса. - Не хватало, чтобы кому-то стало плохо из-за этого цирка.
        - Ты смеешь приказывать моим людям? - надменно спросил Адерел.
        - Да. Я отвечаю за их здоровье перед господином Солсаресом, а вот перед вами я ни за что не отвечаю, - уверенно ответил Тед и повторил свой приказ: - Встали все, кому сказал?! Лечить не буду, если слушаться не станете!
        Теперь его послушали. Угрозы от врача обычно действовали на всех, кроме разве что безумных фанатиков, но поклонников Адерела в этом доме, видимо, не было.
        Адерел посмотрел на слуг, но приказывать ничего не стал, внимательно изучая взглядом Теда.
        - У тебя метка на руке, я могу тебя ее лишить, - едва слышно прошептал он.
        - Да делайте что хотите, если вам очень хочется заниматься подобной чепухой, когда ваша наследница пропала где-то в подземелье, по которому носится фантом Дер-Кареда и неизвестно сколько его детенышей-полукровок.
        Теда почему-то злило поведение этого человека, и говорить с ним он больше не хотел, спокойно вернувшись к делам и пытаясь построить слуг в колонну, которой он планировал вывести их наружу, но Адерел не унимался. Он толкнул его тростью в бок, привлекая внимание, и спросил:
        - Ты сказал Солсарес? Министр Солсарес? Где он?
        - Ушел искать Дер-Кареда и Альберу, - нехотя ответил Тед.
        - Она одна? - уже с волнением в голосе спросил Адерел.
        - Нет, с ней Ран, Гарпий и другие парни, но где они и что с ними - мы не знаем, так что тут не до вашего самомнения.
        Тед оттолкнул трость, как мешающую безделушку, и шагнул к выходу. Ему было совершенно неинтересно, что станет делать Адерел. Он хотел как можно быстрее помочь невиновным, застрявшим в этом подземелье, а просить помощи у столь высокомерного мага Жизни совсем не хотелось.
        Да и сам Адерел даже не думал помогать. Он взял в руки артефакт, вспомнил Рана, и как только в центре круглой пластины возник маленький кристально-голубой шар, понял, куда следует идти, чтобы найти стража собственной дочери. Что бы ни происходило с другой магией, его силы это не касалось.

***
        - Не сопротивляйся, Гиден, - попросил Гарпий, как только поднялась стена, закрывающая от них Альберу.
        - Что значит «не сопротивляйся»? - прошипел он сквозь зубы, напрягая каждую мышцу и пытаясь встать, но тело его явно не слушалось.
        - Он не заставит тебя сделать ничего больше, - спокойно ответил Гарпий. - Расслабься, пусть он поверит, что ты в его власти, а я освобожу тебя, как только настанет время вмешаться.
        - А разве оно не настало? - зло спросил Гиден и стукнул кулаком по каменному полу.
        - Нет, Альбера позовет, а пока побереги силы. Я тебе обещаю, что к вечеру никакого знака на твоем теле не будет, а пока просто сделай так, как я говорю.
        Гарпий говорил тихо, но так властно и уверенно, что Гиден послушался, выдохнул и замер, преклоняя одно колено перед магической стеной. Гарпий же обернулся. Он хотел убрать засов, но тут же понял, что он уже стал частью стены. Валент явно не рассчитывал на его сговорчивость. От засова в дерево уходили черные жилы, видимо, металл вплетался в него, не оставляя шанса сломать дверь. Это не огорчило Гарпия. Он знал, что сможет справиться и сам. Когда придет время, он сменит облик и пройдет сквозь стену, и ни огонь, ни лед, ни камни ему не помешают. Он придет к ней и сделает то, что она прикажет ему сделать. Пока же он был готов ждать, не замечая грохота за дверью. Сначала кто-то бил не то ногой, не то кулаком, затем удары стали сильнее, будто кто-то смог собрать настоящий таран. Дверь вздрагивала вместе со стеной, но Гарпий этого не замечал, а потом все стихло и внутри что-то сжалось. Метка, невидимая в человеческом облике, больно стала жечь грудь, заставляя обернуться. Что происходит, Гарпий не знал, но, резко меняя форму, махнул рукой, разрушая метки на телах своих братьев-полукровок. Он не знал, что
в его глазах красное плясало в едином танце с черным, а на лбу вырастали длинные красные рога, которые ложились на черные волосы и тянулись к затылку словно алая корона. Он словно знал, что сейчас ему придется сражаться.
        - Что это? - спросил Гиден, видимо, ощутивший нечто подобное.
        Он тоже сменил облик и отступил, невольно прячась за Гарпия, словно знал, что от той дикой силы ему непременно понадобится защита, даже больше, чем от ненавистного мага-господина.
        Гарпий не ответил. Он не знал, что в действительности происходит. Даже не дышал, не замечая растерянности двух других полукровок. Они бестолково смотрели по сторонам как потерянные маленькие дети и не знали, что им теперь делать.
        Дверь вздрогнула и вдруг вспыхнула синим пламенем, таким мощным, что даже металлический засов начал плавиться и капать на пол, словно лед под солнечными лучами.
        Удар - и полужидкий металл рухнул, как желе, открывая коридор, в котором стоял Дер-Каред.
        «Я никуда не пойду!» - сразу заявил Гарпий в собственном сознании, словно знал, зачем пришел этот кто-то.
        Ему не ответили. Полупрозрачная сущность смотрела на него очень внимательно и мерцала, словно вот-вот исчезнет.
        «У тебя нет выбора», - не то ответил ему верховный демон, не то сам Гарпий это почувствовал, а потом черный хвост фантома резко дернулся и словно плеть попытался ударить Гарпия в бок.
        Наследник был готов к подобному выпаду, попытался поймать хвост, но тот прошел сквозь него и противно стеганул кожу, ошпарил ее, словно кипяток, и исчез.
        Гарпий машинально коснулся рукой места удара, не понимая, почему совершенно ничего не произошло. Он понимал, что даже следа от такого удара не останется, но черные глаза уверенно и спокойно смотрели на него, словно дело было сделано и долг свершился.
        - Что ты сделал? - испуганно рыкнул Гарпий, даже не заметив, что говорит вслух.
        Дер-Каред не ответил. Он просто закрыл глаза. Прозрачное тело стало исчезать, а дыра в его груди расти, превращаясь в портал, который мигом затянул двух растерянных полукровок и буквально силой потянул к себе Гидена. На Гарпия это мистическое притяжение не действовало. Ничего уже не понимая, он схватил Гидена за руку и дернул на себя. Тот не должен был исчезать. Так было правильно.
        Возникший портал тут же захлопнулся, а огни в коридоре и звенящая тишина говорили о том, что никто уже ничего не понимал, но треклятая дверь была уничтожена, а значит помощь уже пришла. Только что с ней делать, Гарпий не знал, растерянно глядя на целую кожу на боку. Там действительно не осталось и следа, а жжение быстро проходило, но Гарпий знал, что это явный обман: Дер-Каред что-то сделал, не сказав что именно.
        Глава 27 - Правда Жизни
        Валент посмотрел на испуганную Альберу, натянул чуть ниже капюшон, словно он мог спасти его от себя самого, а не только от правдивого взгляда племянницы. Свою мантию Валент давно использовал как щит от дара магов Жизни. Они должны видеть людей насквозь, все знать об их чувствах, но их тоже можно обмануть, особенно, если ты и сам можешь видеть. Он сделал жест рукой, и цепи внезапно впились в руки девушки, оставляя глубокие порезы. Алая кровь капала на алтарь и, превращаясь в маленькие кристаллы, россыпью неправильных рубинов падала на пол.
        Альбера сглотнула, но не сказала ни слова, ожидая, что с ней заговорят, а что разговор будет, она даже не сомневалась.
        - Я думаю, ты не будешь против, если мы оставим твою кровь потомкам, - сказал Валент, наблюдая за красными кристаллами, что помогли ему создать полудемонов. - Я долго думал, как сохранить ее силу, чтобы у людей остался шанс спасти хоть кого-то.
        - Но зачем? - спросила Альбера. - Зачем все это? Дядя, открой глаза и скажи мне все, как есть. Я должна знать!
        Валент рассмеялся, но действительно сбросил капюшон, взглянул на нее коротко, а затем, обойдя, сел на край алтаря с другой стороны, чтобы вместо племянницы видеть равнодушную каменную стену.
        - Ты знала, что я родился с проблеском дара? - спросил он тихо, понимая, что ему действительно нужна исповедь, первая и последняя в его жизни.
        - Я слышала что-то подобное, но так и не поняла, что это значит, - призналась Альбера.
        Ей почему-то было не страшно и даже не больно. Падающие кристаллы становились все светлее, будто крови в них было все меньше и меньше, но Валент этого не замечал, а значит, как и она, не понимал, что сама Жизнь неравнодушна к происходящему.
        - Ты все знаешь о людях, правда? Ты ведь уже поняла, что можешь прикасаться к душам, и тогда им уже не обмануть тебя…
        - Да, - едва слышно ответила Альбера.
        Этот разговор не терпел ничего, кроме шепота. Они оба это знали и продолжали шептать, словно это действительно была исповедь перед самой Жизнью.
        - Я умел это делать с самого рождения, - признался Валент. - Я слышал других, я видел души, вот только Жизнь не дала мне права быть ее рукой, только ее взглядом. Сначала я даже обижался, а потом понял, что мне просто суждено стать ее мечом. Если бы я был таким сильным, как хотел отец, я стал бы таким же, как он, и никогда бы не понял, что должен сделать сегодня.
        - Я не понимаю, - призналась Альбера.
        Валент вздохнул и поднял глаза к потолку, где на камнях плясали тени.
        - Мой отец превратил силу Жизни в страшную стихию, и теперь никому не сбежать от него, даже тебе. Он хочет, чтобы ты родила наследника, которого он превратит в свое продолжение.
        Альбера сглотнула, боясь понимать его слова, а Валент продолжал:
        - Наш король так и не понял, что именно заставило его глупо и необоснованно запретить Адерелу Эндер-Ви даже приближаться к столице. Наш правитель тоже умеет чувствовать Жизнь, просто этого не понимает.
        - Что такого сделал дедушка? - спросила Альбера, молясь, чтобы ее мысли были ошибочными.
        - Он принес в этот мир Смерть, - тихо ответил Валент и умолк, понимая, что ему самому нужна минута тишины во имя всех тех, кто умер на его глазах по воле магии Жизни.
        Альбера осторожно двинула рукой. Цепи начали трескаться, а ее раны заживать, словно их никогда и не было, а Альбера знала, почему все так происходит, словно сам мир шептал ей на ухо о том, что она должна сделать. Кристаллы уже не падали на пол, но Валент этого не замечал. Он снова смотрел в стену, хмурился и продолжал:
        - Когда я был маленьким, он считал меня наследником. Он говорил мне о том, что он может, рассказывал о собственной власти и упивался ею, даже смеялся, видя, как корчатся от боли другие. Неугодные ему люди заболевали, а я видел, как его невидимые руки впивались в их душу, сжимали ее и заставляли трескаться от такого напора. Он даже на мне это использовал, когда хотел напугать, только я понимал, что больно от этого не мне, и даже не я хочу рыдать - сама Жизнь в ужасе от такой правды. Иногда мне кажется, что она смотрела на меня и пыталась понять, что же со мной делать, а потом решила отступить, остаться шепотом в моем сознании, оставить мне свои глаза, но позволить силе моей матери набрать особую мощь. Уверен, без ее помощи я не стал бы тем, кто я есть, и не смог бы зайти так далеко.
        - Думаешь, она будет рада такому исходу? - тихо спросила Альбера, осторожно освобождая руки от рассыпающихся цепей.
        - Не будет, но добром и благородством Смерть не остановишь. Вот ты, невинная душа, наивная девочка, просто родившаяся в этой проклятой семье, но что ты можешь? Что ты можешь противопоставить ему?
        Альбера не ответила, только послушно сложила руки на своих коленях. Ее разум рисовал ей картины, в которых любой ее шаг превратился бы в глупое «фе», как только она посмеет восстать против деда.
        - Когда ты умрешь, меня арестуют, - продолжал Валент. - Король непременно решит разобраться и узнает все, да и я скажу немало. Мой слуга, наивная душа, надеется меня остановить, верит, что смог обмануть, а я ему просто позволил привести сюда всех твоих ребят, а главное, самого министра Солсареса. Тут уже Адерелу не увернуться от правосудия.
        - Но зачем меня убивать? - спросила Альбера тихо. - Теперь все узнают правду. Мы можем просто дождаться финала.
        - Не можем, - шепотом ответил Валент. - Когда уберут Адерела, на его место встанет Эдерью. Он никогда не станет таким же сильным, как отец, но он непременно превратит тебя в свою игрушку. Он тщеславен, а ты мягкая, как глина, ты ему поддашься. Разве это не так?
        Альбера не ответила, только сжала свои маленькие кулачки и с силой стиснула зубы, едва не плача. Он был прав. Ее сила, Жизнь проходящая сквозь нее, делала ее мягкой, податливой и действительно беспомощной перед родными.
        - Да и я сам теперь уже чудовище, которому не стоит оставаться на свободе, - продолжал Валент, закрывая глаза и пытаясь услышать шепот Жизни, давно не посещавший его.
        - Только Мир этого не хочет, - прошептала Альбера и спрыгнула с алтаря. - Правда Жизни в ином!
        Она резко обернулась, чувствуя, что в этот миг она - больше не она, а только проводник, только сосуд какой-то высшей праведной силы, желающей остановить одну мощь и вознаградить другую.
        Что-то хлопнуло за ее спиной. Валент вздрогнул и обернулся. Его полукровки, его фамильяры больше не принадлежали ему. Сила магов, которая перетекала к нему, исчезла, а самое главное - ему в затылок дышала сама Жизнь.
        Перед ним стояла Альбера с сияющими синими глазами и протягивала вперед руку, а он не мог сопротивляться, понимая, что его душа в ее власти и вот-вот покинет тело…

***
        Гарпий вздрогнул, внезапно ощутив, как холодная рука коснулась его ладони. Рядом стоял Колин. Художник был бледен, под глазами застыли глубокие тени, но в самих глазах сияло что-то глубокое. Гарпий назвал бы это знанием, сам не зная, почему в голову приходило это слово.
        - Сейчас исчезнет стена, - прошептал Колин едва слышно, убирая дрожащую влажную руку. - Ты должен пойти и вернуть Альбере разум, иначе она может не выдержать, сойти с ума, и никто уже ее не вернет. Только ты один. Тебя она услышит.
        Не дожидаясь реакции, Колин моргнул и как слепой, протягивая вперед руки, пошел вперед, чтобы вцепиться в Девила.
        - Не мешайте ему, лучше ждите Адерела. Его надо арестовать, прямо тут. Там, - он махнул куда-то вглубь комнаты, - вы найдете бумаги и причины его задержать, а сейчас не дайте ему ничего сделать, заберите артефакт и ограничьте цепями, иначе кто-то умрет или даже все умрут.
        Он снова моргнул и пошел куда-то вперед.
        - Ты куда? - испуганно спросил Девил, понимая, что мужчина не в себе.
        - Мне нужно наружу, - ответил Колин. - Со мной все хорошо. Я скажу то, что должно, и выйду, иначе я тоже сойду с ума. Слышать Жизнь - очень больно.
        Его никто толком не понял, но и останавливать не стали, решив, что когда художник выйдет к Теду, тот сможет что-то придумать, по крайней мере, сияние в глазах Колина никому не казалось опасным.
        - Гвенделин выберет не тебя, - сказал Колин, остановившись возле Маркуса. - Только не считай это бедой. Будет больно, но это пройдет.
        Он сделал еще шаг, а потом ускорился, чтобы встретить слугу Валента и Вильяма с Бернардом.
        - Иди и собирай вещи, - сказал он слуге, ткнув старика в грудь. - Если ты хочешь быть со своим господином до самого конца, то просто обязан собрать вещи прямо сейчас. Тебе придется уехать в столицу, а ты, - он внимательно посмотрел на Вильяма, - вернешься на границу. Ты там нужен.
        На Бернарда он лишь взглянул вскользь, но, видимо, не нашел, что ему сказать, и пошел прочь, не удостоив Гроса даже взглядом, а потом обернулся:
        - Магия сейчас вернется, удержите вот этого каменного - он может наделать глупостей.
        Грос не успел возмутиться, а Вильям уже заломил ему руки и ткнул носом в стену, словно был готов сделать это с самого начала. Его руки машинально сорвали цепи с пояса стоявшего рядом гвардейца и застегнули на руках главы местных стражников. Грос что-то прорычал в ответ, а Бернард едва не вскрикнул, чувствуя, как огонь действительно снова вернулся.
        Стена исчезала.
        - Я пойду туда один! - уверенно сообщил Гарпий.
        Почему-то одного взгляда в глаза Колина ему хватило, чтобы понять: она не позовет его не потому, что не захочет позвать, а просто потому, что не сможет. Обернувшись и увидев спину Альберы, он сразу понял, что она сейчас - не она, не его Альба, а настоящая стихия, которая всегда жила в ней.
        Это разозлило его. Он рыкнул и рванул вперед, не дожидаясь, когда стена исчезнет полностью. Ни пламя, ни лед, ни камни не могли ему навредить, словно сейчас он был совершенно неуязвим, будто тоже был стихией, существующей только ради нее.
        Замахнувшись рукой, буквально вгоняя когти в густой воздух, окутавший Альберу, он с большим усилием добрался до нее и крепко обнял, прижимая к своей груди.
        Нить, соединяющая их души, напряглась. Синее почти захлестнуло Красное, как волна, но Красное поднялось решительной скалой, стеной, способной удержать буйство любого моря.
        Альбера выдохнула, моргнула и прижалась к его груди. Ее глаза стали прежними, а в дрожащих руках застыла душа. Огромная, голубая, с черными прожилками снаружи. Она еще крепилась к застывшему телу Валента длинными сияющими нитями, готовыми оборваться, только Альбера не хотела их рвать.
        - Спасибо, - прошептала она, чувствуя, что едва стоит на ногах от усталости. - Не отпускай меня до самого конца.
        Гарпий и не собирался отпускать. Он прижимал ее к себе, зная, что когда все закончится, она лишится чувств и рухнет в его руки, как в единственное место, где ей можно спокойно поспать.
        Альбера медленно снимала черные прожилки с души, осторожно извлекая их из голубых потоков. Она знала, что это следы боли, последствия страшных ран, нанесенных этой душе другим магом Жизни. Она должна была это исправить. Убрав последнюю из прожилок, она протянула душу вперед, буквально силой заталкивая ее назад. Ей едва хватило сил.
        Короткая вспышка - и она поняла, что тело совсем ослабло и вот-вот рухнет, но крепкие руки продолжают ее держать. Гарпий смог даже схватить Валента за ворот мантии прежде, чем тот тряпичной куклой рухнул на пол. Он был жив, но и Гарпий, и Альбера знали, что это будет уже не тот Валент, точно так же, как теперь в этом мире будет жить совсем другой Мил - тот же, но все же новый.
        Ран догадливо метнулся вперед и принял Валента, чтобы Гарпий смог взять Альберу на руки.
        Она мирно спала, и Гарпий знал, что ей нужно теперь просто отдохнуть, чтобы прийти в себя и окончательно очнуться сильной, мудрой магессой Жизни.
        - И что тут происходит?! - спросил Адерел, появление которого пропустили, завороженно наблюдая за хитросплетениями Жизни, но гвардейцы умели выполнять приказы: стоило ему подать голос, как два мага тут же окружили его стенами из камня, сорвали медальон и заковали в цепи.
        - Что…
        Адерел хотел возразить, но его тут же заткнули заклинанием.
        - Адерел Эндер-Ви, вы арестованы! - заявил Девил. - Именем Короля, я, Девил Солсарес, лишаю вас права слова до самого суда!
        У Адерела даже глаза округлились, но сказать он ничего не мог.
        - Что с этим делать? - спросил гвардеец, показывая Девилу артефакт.
        Девил забрал амулет и шагнул с ним в зал.
        - Что с этим делать? - спросил он у Рана и Гарпия.
        Те переглянулись.
        - Можно? - спросил Гарпий, протягивая руку.
        Останавливать его никто не стал. Полудемон оскалился, схватил медальон рукой, охваченной пламенем. В его руке артефакт взвизгнул, заскрежетал и лопнул, как струна. Метки на руках кандидатов исчезли. Ран ошарашенно выдохнул, понимая, что его клятва исчезла вместе со всеми другими клятвами, данными в этом доме.
        - Так хотела Альбера, - сказал Гарпий, вышвыривая черный комочек металла, не имеющий больше никаких сил.
        Он один знал, что смог это сделать только потому, что ее сила прошла сквозь него и собралась теперь в его руке. Сама Жизнь не хотела оставлять никаких следов этой дикой истории.

***
        Пока Девил в подземелье изучал найденные бумаги и составлял отчеты, гвардейцы вывели наверх задержанного Адерела и буквально силой затолкнули в экипаж, на котором прибыли. Валента заковали в цепи, но при этом решили доставить в столицу в карете рода Эндер-Ви. Его слуге позволили отправиться с ним, к тому же старик с узелком своих вещей не оставил никого равнодушным.
        «Пусть едет», - решили гвардейцы, понимая, что зла от этого человека все равно не будет.
        Гроса просто отпустили за Эдерью. Должен же хоть кто-то знать, что именно произошло, и взять на себя руководство домом, к тому же, по всему выходило, что Эдерью к делам своего отца не имел никакого отношения.
        Гвен давно успела подлатать слуг и не смогла скрыть своих чувств, когда увидела Рана, - бросилась к нему и, забыв обо всех, крепко обняла и едва не заплакала от радости, а маг крепко обнял ее в ответ и уткнулся носом в ее светлые волосы. У него не было сил на бурные эмоции. Он еще не верил, что все действительно закончилось, боялся сделать глубокий вдох и обнаружить, что эта невероятная реальность трещит по швам, но все было настоящим. Его обнимала та, что так долго не принимала. Он касался губами ее волос и понимал, что теперь, когда его ничего не связывает, он может не говорить глупости, не носить ей корзинки с фруктами, а назвать невестой, предложить будущее, любовь и верность.
        Маркус, заранее знавший, о чем говорил Колин, решил не причинять себе лишней боли подобными картинами и отправился с демоноборцами изучать все следы буйства Дер-Кареда и составлять подробный отчет, к тому же теперь на него не смотрели свысока.
        Вильям, поднявшись наверх, сгреб Теда и потребовал выпивки. Напиться ему не хотелось, но опрокинуть стаканчик было просто необходимо. Тед не сопротивлялся, а Бернард с Гиденом как-то, словно случайно, прибились к их компании.
        Только Шуар поспешил бросить все, запрыгнуть в седло и помчаться туда, где была сейчас его жена. К тому же до отделения гвардии, где она ждала, было не больше двух часов езды верхом, да и подобное действие едва ли можно было назвать побегом.
        - А где Колин? - спросил Вильям, понимая, что не знает, куда делся художник.
        - Не знаю, - пожал плечами Тед. - Он попросил воды, а потом сказал, что ему надо подышать, вышел на улицу и… Я не знаю, куда он ушел. Он казался мне нормальным, только очень уставшим.
        - И даже глаза не светились? - уточнил Бернард.
        - Нет, а должны были? - удивился Тед.
        Вильям махнул рукой. Он слишком устал, чтобы думать, зато первым поднял свой стакан и заявил:
        - За то, что мы, демон их всех подери, живы!
        Бывшие кандидаты молча выпили, выдохнули и поняли, что сил нет даже на разговоры.
        Альберу Гарпий отнес в ее комнату, уложил на кровать, а сам сел рядом на пол, закрыл глаза, снова стал человеком и прислушался к той связи, которая теперь была между ними. Он знал, что когда придет время, за ними придут, но прежде она открыла глаза. Он ощутил это как дуновение ветра на разгоряченной щеке.
        - Почему ты сидишь на полу? - спросила она, протягивая ему руку.
        Гарпий даже растерялся. Он не думал о том, где ему стоило быть, просто занял привычное для себя место, но, поймав ее ладонь, машинально пересел на кровать.
        - Полежи со мной рядом, - попросила Альбера. - Мне пока трудно шевелиться.
        Гарпий послушно опустился рядом с ней, переплетая свои пальцы с ее тоненькими пальчиками.
        - Сегодня все отсюда уедут, - прошептала Альбера, понимая, что никто не захочет задерживаться в этом доме. - Давай уедем вместе с ними, неважно куда, только бы подальше отсюда.
        - Ты уверена? - растерянно прошептал Гарпий.
        - Да. Если я буду медлить, моя решимость ослабнет. Дядя был прав: я глина, которая непременно попадет под влияние своего отца.
        Гарпий хотел возразить, но стих, так ничего и не сказав. Он видел, что она не лукавит и честно готова оставить все, отречься от рода, от славы и семьи, и просто остаться с ним. Ему только нужно было не отпускать ее руку.
        Закрыв глаза, они соприкоснулись лбами и молчали, потому что и так знали, что чувствует другой. Жизнь научила их дышать в унисон, а остальное было похоже на суету, не имеющую никакого значения.
        Эпилог
        Шесть месяцев спустя
        Гарпий вышел из кабинета короля и негодующе покачал головой, не застав на месте Лира. Молодой секретарь правителя в очередной раз улизнул с рабочего места, пользуясь беседой непосредственного начальника и полудемона. В последнее время Гарпий все чаще говорил с Ареулом Мирозлатым о демоническом гневе и кризисе нижнего мира. Как ни странно, правитель отнесся к словам Гарпия с пониманием и не только принял его на службу до получения приличного образования, но и назначил неофициальным советником по вопросам связи с демонами. Именно поэтому беседы все чаще затягивались. Приходилось искать новые правила, создавать запреты и пытаться адаптировать уже плененных детей хаоса. Гарпий почему-то очень хорошо их понимал и легко вычислял, кого можно вернуть домой, а кого возвращать уже опасно для них самих. Покоренных, сломленных демонов приходилось оставлять владельцам. Они вырастали в цене, и даже ограничение по их использованию ни к чему хорошему пока не привело. Короля это не останавливало. Он просто продолжал искать выход. Война с жителями нижнего мира была ему не нужна, а повлиять на действия других
королевств и привычки знати было не так-то просто.
        Только Гарпий каким-то чудом забывал о подобных тревогах как только выходил из королевского кабинета. У него было достаточно других забот. Прямо сейчас, к примеру, было необходимо найти Лира, отчитать, а может даже хорошенько оттаскать за уши, чтобы не забывал, где и кем служит при дворе.
        Делая самый грозный вид, на который только он был способен, Гарпий вышел в зал, подобный библиотеке. Обычно правитель использовал это место для не совсем официальных переговоров. Минимум торжественности, максимум важности. Лир же считал, что для свиданий нет места лучше, чем тихий зал под крылом короля.
        Стоило скрипнуть двери, как он дернулся, спрятал кого-то за темную штору и беспечно улыбнулся:
        - Сегодня вы быстро, меньше трех часов, - сообщил он, прижимая край шторы к стене.
        Было трудно не догадаться, что он прячет даму, которую мгновение назад страстно целовал, нашептывая любовные глупости. Что бы там не думал беспечный малый, а Гарпий мог прочесть его шепот по огонькам в его глазах, а даму узнать по кончику туфельки. Одно почти огорчало - юноша не думал бояться. В отличие от всех остальных, видевших Гарпия в гневе, он был почти в восторге от его грозного вида.
        - Ну, что на этот раз? Что-то решили? - бодро спросил секретарь.
        - Лир, просто иди к Его Величеству, ему есть, что тебе продиктовать, - довольно холодно сообщил Гарпий и хотел было удалиться, но оценивающе посмотрел на штору. Отношения Лира с дочерью хранителя королевских ключей давно вышли за рамки легкого романа и, очевидно, должны были закончиться крепким союзом, пусть и не так быстро, как хотелось бы сэру Минру.
        - Приходи сегодня с дамой, - сообщил Гарпий после недолгого раздумья. - Думаю, Альбера будет рада увидеть твою избранницу.
        - Госпожа Альбера? - внезапно спросила мисс Минр, высунув круглый носик из-за шторки. - Настоящая Альбера Эндер-Ви?
        Они с Лиром явно друг друга стоили. В отличие от него она была огненно-рыжей, а на щеках и спинке носа были заметны крупные темные веснушки, добавляя ее и без того живому лицу ярких красок.
        - Ты не говорил, что знаешь саму Альберу! - обиженно заявила рыжеволосая и надула губки.
        Лир развел руками.
        - Ну, я и руки ее просил когда-то…
        - Что?!
        Выбравшись из-за шторы, она решила поколотить королевского секретаря, правда было очевидно, что ее любовные оплеухи не вызовут ничего, кроме умиленной щекотки на лице ухажера.
        Гарпий кашлянул в кулак, прерывая предстоящее любовное действо, и напомнил:
        - Король.
        - Да, - с легким огорчением прошептал Лир, но тут же оживился и поспешил к выходу. - Кстати, тебя просил зайти Девил. И еще Маркус, вроде, в городе. Ран же тоже вернулся, да?
        Гарпий кивнул.
        - Вот, это отдай Девилу! - объявил Лир, вручая Гарпию папку, словно тот был похож на посыльного.
        - Его светлости, - попытался поправить его Гар, но королевский секретарь только махнул рукой.
        - Дев и сам все знает, - бросил он и тут же метнулся в кабинет, на ходу встряхивая магическое перо.
        Когда и откуда он его вытянул, Гарпий не знал, зато точно видел, что молодой секретарь в кабинет шагнул в полной боевой готовности.
        Гарпию оставалось лишь укоризненно покачать головой. Если бы он не знал, что в Лире умудряются странным образом переплетаться педантичность и совершенная беспечность, можно было бы сказать, что королю с работником услужили, но все, и даже сам Лир, знали, что если Ареул захочет, любой покинет и двор, и столицу, и, если надо, даже королевство. Лир, кажется, его во всем устраивал.
        - Приходите, - повторил Гарпий девушке, теперь уже скромно застывшей в дверях. - Вам не помешает познакомиться с его друзьями.
        - Большое спасибо, господин Дер-Каред, - робко прошептала она и изобразила реверанс.
        Гарпию хотелось выругаться или хотя бы ее исправить. Ни фамилии, ни титула официально он так и не получил. Бюрократия имела какие-то не совсем понятные ему сложности, и документы на собственное имя словно пропали на уровне королевского архива еще два месяца назад. Решив, что девушку это все же не касается, Гарпий почтительно кивнул и вышел. Теперь ему стоило повидаться с министром Девилом Солсаресом, которому он непосредственно подчинялся по приказу короля.
        Министр встретил его на полу своего кабинета, ползая по огромной развернутой карте на коленках, словно маленький ребенок. Подобное зрелище заставило Гарпия ошарашенно застыть в дверях.
        - Быстро заходи и закрывай дверь, - недовольно шикнул Девил.
        Гарпий подчинился, но напрочь забыл, зачем пришел. Даже папка в руках потеряла всякий смысл. Полудемону всегда казалось, что все люди в его окружении ведут себя согласно положению, которое занимают. Правила и соответствие статусу казались Гарпию чем-то особо важным, и сам он очень старался носить облик придворного, не снимая.
        - Чего? - удивился Девил и переместил очки на макушку, открывая янтарные глаза, зрачки которых тут же сузились. - Мне так проще думать. Заходи давай.
        - Мне просто казалось…
        Что ему казалось, Гарпий сказать не смог, осторожно проходя возле стены, чтобы не задеть карту.
        - На границе беспокойно. Боюсь, что это как-то связано с обилием демонов в империи Дерхавера, - потирая переносицу, сказал Девил и поднялся на ноги.
        Небрежно толкнув карту ногой, он позволил ей снова свернуться толстым рулоном у одной из стен.
        - Впрочем, это все неважно. Разберемся. Лучше рассказывай, как твоя учеба? Спецподготовка в военной академии с курсом теории магии - это, наверно, тяжело. Я ведь два месяца тебя не видел.
        Министр жестом указал на большое кресло, а сам извлек из шкафа графин, наполнил два широких стакана темной ароматной жидкостью, бросил в них два маленьких кристаллика, которые тут же превратились в кубики льда, и протянул один из стаканов Гарпию.
        Только приняв его, полудемон вдруг осознал, как глупо реагирует. Он ведь с самого начала шел не к министру, не к высокопоставленному вельможе, а к другу, с которым хотел поговорить.
        - Наверно, я все же плохо справляюсь, - прошептал он, садясь в кресло, - даже забываю, что ты никогда не стремился быть министром в нашем обществе.
        Девил пожал плечами, сел напротив и тут же улыбнулся.
        - А наставники твои довольны. Про короля и говорить не стоит. Его Величество просто в восторге от бесед с тобой. Кстати, папка у тебя в руках - это мне?
        Он даже указал на нее, усмехаясь, прекрасно зная ответ по цвету кожи, которой была отделана папка. Цвет министра внутренних дел был янтарно-желтым, потому Гарпию оставалось только кивнуть и протянуть папку, чтобы тут же сделать глоток тягучей обжигающей жидкости.
        Ему казалось, что поговорить с Девилом будет проще, чем с королем, но смелости почему-то не хватало.
        - Что не так? - спросил Девил, открыв папку и тут же захлопнув.
        - Лир сказал, что ты хотел меня видеть, - сообщил Гарпий, буквально уклоняясь от ответа.
        - Да. Маркус в городе, и ему хотелось с тобой поговорить. Я подумал, что ему не стоит видеться с Гвен, потому не стал говорить, где ты сейчас живешь. Он привез из последней миссии девочку - чистокровную демонессу и хочет ее оставить, но прежде ему нужна твоя консультация. Да и вообще, думаю, ты понимаешь, что он всегда рад тебя видеть.
        Гарпий кивнул. Ему все еще трудно было поверить, что его старший брат-артефактолог теперь возглавлял Комитет по защите прав демонов и демонических сущностей, а его напарником и главным помощником стал Гиден. Подобный рабочий союз братьев казался Гарпию странным тоже из-за отсутствия всякого образования у второго в мире полукровки, но все в один голос утверждали, что Гидену оно и не нужно.
        - Его умения и инстинкты да в мирное русло, - задумчиво шептал всегда Девил по этому поводу, а он всегда знал, как верно распределить ресурсы, в этом уже давно перестали сомневаться.
        - Я зайду к братьям, - коротко ответил Гарпий, зная, где располагается их служебная квартира.
        Ему тоже казалось, что старшему брату пока не стоит видеться с невестой нового профессора демонологии на факультете боевой магии. Ран почему-то не смог вернуться к настоящим битвам, что-то ему мешало, а вот учить других сражаться ему нравилось.
        - Может быть, нам придется вести войну с обитателями нижнего мира, - говорил он строго. - Маги должны быть к этому готовы.
        Спорить с ним о необходимости избежать этой войны не приходилось. Он был полностью согласен, но как военный был убежден, что нужно быть готовым ко всему. Вильям тоже разделял его позицию, но предпочитал охранять границы, как истинный воин.
        Пока Гарпий думал, вспоминая своих товарищей, Девил внимательно наблюдал за ним, делал какие-то свои выводы и перевел тему:
        - Я хотел спросить у тебя совета.
        Гарпий даже вздрогнул от подобного заявления. Зачем министру может понадобиться его совет? Скорее наоборот: он был остро нужен самому Гарпию.
        - Как думаешь, Ран не будет против, если я начну ухаживать за его сестрой? - совершенно спокойно спросил Девил. - Калиф очень милая девушка, и в последнее время мы очень много общаемся, и, кажется, я ей симпатичен.
        - Разве это надо спрашивать у Рана? - удивился Гарпий. - Они с сестрой все равно очень холодны. Общение дается им тяжело и болезненно. Лучше спросить мнение Его Величества - речь ведь о его племяннице. Как отнесется к этому король, я не знаю, а Ран просто хочет, чтобы она была счастлива.
        - В таком случае, я предпочту просто оказывать ей знаки внимания до тех пор, пока не настанет срок просить ее руки, - заключил Девил и сделал глоток, удобно раскинувшись на кресле.
        Его зрачки резко сузились и снова расширились, словно драконьи глаза заглатывали информацию, витающую в воздухе. Мужчина читал Гарпия так же легко, как Гарпий читал людей. Это заставило тяжело вздохнуть и признаться:
        - Мне нужна твоя помощь, - прошептал полудемон, опуская глаза. - Возможно ли ускорить получение официальных бумаг на титул и фамилию?
        - Так не терпится стать графом? - удивился Девил. - На тебя не похоже, или дело не в титуле?
        Гарпий кивнул и отвел взгляд. Ему было и стыдно, и страшно. Почему-то казалось, что, признавшись, он падет в глазах министра, и тот тут же назовет его дикарем, потому Гарпий решил подойти с другой стороны:
        - Из-за этих бумаг мы с Альберой не можем пожениться. Если мы сделаем это сейчас, я стану Эндер-Ви по закону, а она не хочет иметь ничего общего с этой фамилией, поэтому…
        - А почему ты не поговорил об этом с королем? - удивился Девил. - Он такие вопросы решает одним ударом кулака по столу в присутствии нужного чиновника.
        - Мне с этими чиновниками потом еще работать, - прошептал Гарпий, - потому, мне бы тихо и быстро получить бумаги. Вот и все. Даже титул не нужен, фамилии хватит.
        Девил нахмурился, о чем-то подумал, а потом улыбнулся:
        - А что, есть повод торопиться? Неужели..?!
        Гарпий кивнул, чувствуя, что краснеет, и почти обреченно прошептал:
        - Альбера беременна.
        Девил рассмеялся радостно и даже одобрительно:
        - Поздравляю. Не ожидал, совсем не ожидал, думал, ты у нас главный праведник, толку, что с рогами и хвостом.
        Гарпий посмотрел на него растерянно, не понимая, смеется над ним министр, или действительно радуется таким новостям. Понять его чувства Гарпий не успел. Девил резко встал и шагнул к карте.
        - Завтра будут тебе бумаги, я найду, на кого надавить. Они и так тянут с этим. Не беспокойся, но я хочу получить приглашение на вашу свадьбу!
        Он хохотнул и, опустившись на пол, стал разворачивать карту.
        Сразу стало видно, что так думать ему действительно легче. Янтарные глаза стали почти желтыми. Очки как-то сами упали на нос, и Гарпий знал, что теперь Девил его уже не услышит. Разговор был закончен, и все, что не сказано, они оба поняли, изучая пространство, но полудемон все равно поблагодарил мужчину вслух и тихо вышел, не веря, что его не стали упрекать.
        Гарпий покидал дворец тайными тропами. Он не любил парадные резные двери и внимание придворных, потому тихо сворачивал в узенькие коридоры слуг и выходил через небольшую пристройку. Запах кухни всегда напоминал ему, что все эти пышные вельможи, с которыми ему так неуютно, все же живые люди, но желания пообщаться с ними это не добавляло.
        Через сад, пройдя мимо конюшен, он выходил через ворота, в которые обычно заезжали телеги с провиантом и предметами бытовой необходимости. Даже артисты пользовались другими воротами. Девил шутил, что где-то в сознании Гарпия все еще сидит слуга, не позволяющий ему ходить по одним коридорам вместе со знатью. Полудемон пожимал плечами и не возражал, понимая, что ему действительно проще среди слуг, хотя они нередко испуганно дергаются, завидев его. В этом они честны. Придворные же обычно натянуто улыбаются, а дамы и вовсе презрительно кривят губы за веером, наивно полагая, что так можно что-то скрыть. Честный страх был Гарпию приятней. Сегодня ему удалось никого не напугать, пожать руку стражнику на воротах и выйти в город.
        Оказавшись на каменной мостовой, Гарпий поднял глаза, посмотрел на скользящие белые облака, осторожно прикасающиеся к раскаленному диску полуденного солнца, и тут же вспомнил, куда ему идти. Почему-то взгляд в небо помогал ему увидеть город словно сверху, будто само солнце могло его отразить, сопоставить с картой и проложить маршрут.
        Приподняв воротник белой накрахмаленной рубашки, он в очередной раз подумал, что было бы неплохо где-то здесь прятать одежду попроще, чтобы теряться в толпе горожан, а так, даже сняв камзол, он просто сделал вид, что является самым обычным городским богачом, прошел мимо рынка и повернул на академическую улочку. Она была словно создана для студентов. Впрочем, именно так, наверно, и было. Близость общежитий магической академии и ее основного учебного корпуса объясняли обилие лавок с мелкими бытовыми артефактами, магическими книгами, самопищущими перьями, специальной формой, ингредиентами для зелий, аппаратурой для опытов. В преддверие нового учебного года здесь суетились первокурсники. Их удивление и восторг читался так явно, что у Гарпия не оставалось сомнений: эти ребята начинали свое обучение этой зимой.
        Глядя на них, он в очередной раз попытался понять, правильно ли поступила Альбера, так и не вернувшись на учебу. У них не было денег, чтобы платить за ее обучение, но, если бы только она сказала, он непременно бы их нашел, даже если бы пришлось просить их у самого короля, но магесса утверждала, что делать ей там нечего, а все, что ей действительно нужно знать о своей силе, она уже усвоила от самой Жизни. Та была лучшим наставником, в этом Гарпий не сомневался, но считал, что диплом ей бы пригодился.
        - Гар? - внезапно окликнул его знакомый голос.
        Обернувшись, Гарпий всмотрелся в лицо молодого мужчины, шагнувшего к нему, и с огромным трудом узнал Бернарда.
        - Тебя не узнать. Такой важный, - с улыбкой сказал Бернард. - Не знал бы тебя, решил бы, что ты - вояка в отпуске.
        Широко улыбнувшись, он протянул Гарпию руку, которую полудемон с радостью пожал. Маг Огня всегда радовал его своей искренностью и честностью.
        - Ты тоже изменился, - признался Гарпий. - Помолодел, наверно.
        - Есть такое, но этого все равно недостаточно, чтобы меня не спрашивали, кого именно я отправляю в академию в этом году, - усмехнулся Бернард, убирая с лица выбившиеся волнистые пряди.
        - Это потому, что ты не в форме, - пожал плечами Гарпий.
        - О, видел бы ты, как на меня реагируют в ней. Я выгляжу старым для первокурсника, а по годам я намного младше их всех. Сложно мне будет, - констатировал он, беспечно пожал плечами и спрятал руки в карманах, словно его совсем ничего не волновало.
        - Жаль, что тебе не разрешили индивидуальное обучение, - прошептал Гарпий, завидуя самому себе. Он не смог бы в окружении людей учить все то, что с ним разбирали в одиночестве.
        - Нет, все правильно, - махнул рукой Бернард и жестом дал понять, что намерен немного пройтись с полудемоном, чтобы поговорить. - Ты особенный, вот и обучение тебе нужно другое, а моя сила стандартная, просто я не сразу с ней разобрался, а трудности в общении с другими магами… Они у меня были, они у меня будут до конца моих дней, так что буду учиться с этим жить. Ран в этом смысле мне поможет.
        Гарпий фыркнул и кивнул. Вопрос о трудностях был ему понятен.
        - Заходи иногда, раз уж теперь будешь здесь, - сказал Гарпий, принял кивок за согласие и тут же спросил: - Ты Мила видел?
        - Да. Говорят, он легко вернулся к работе, но не узнает никого. Меня он не помнит, Альберу тоже. С товарищами познакомился заново. Хороший парень, но…
        - Не тот, - заключил Гарпий и тут же поправился: - Вернее тот, но совсем не наш.
        - Да, как-то даже сложно вступать с ним в контакт. Наверно, так жизнь защищает свои тайны. Бог его знает, как отреагировало бы его сердце, если бы вспомнило нас и собственную смерть.
        Гарпий кивнул.
        - Ладно, я пойду закончу с покупками и обязательно загляну до начала учебы, - пообещал Бернард, весело усмехнулся и щелкнул пальцами, выбрасывая одну единственную красную искру.
        Гарпий ответил ему тем же. Щелчок пальцев. Одна искра. Только синяя. Это была их маленькая традиция, своего рода безмолвное прощание, только не навсегда.
        «Спасибо за огонь», - так всегда словно говорил Бернард.
        «Береги его», - отвечал Гарпий, и они расходились, как сейчас.
        Маг Огня шел за книгами, полудемон - дальше по улице к королевской академии, где, как и прежде, работал Шуар, затем мимо военной академии, где учился сам, и еще совсем недавно сдавал экзамены Тед. Теперь врач вернулся в родные места, чтобы поступить под командование Вильяма, а ему даже предлагали остаться в столице, но он был уверен, что наукой он может заниматься где угодно, а пользу должен приносить тому месту, которое дало ему сил.
        Свернув на маленькую каменную улочку, Гарпий поднялся на крыльцо одного из двухэтажных домов и сразу открыл дверь, чтобы увернуться от удара демонического хвоста. Сначала отклонившись, затем проскользнув под ним, Гарпий тут же стал в боевую стойку, отбрасывая камзол в сторону.
        У двери стоял Гиден и с мечтательным видом потягивал какой-то желтый самокрут, размахивая хвостом как довольный, но немного нашкодивший кот.
        - Ничего ты еще не дряхлый, столичный дядя, - сказал он, все же закрыв хвостом дверь.
        - Да, ты тоже растешь, даже облики уже совмещаешь, - спокойно сообщил Гарпий, впервые видевший Гидена в человеческой форме, но с хвостом.
        - Я еще и не такое смогу, - фыркнул полудемон, затушил папироску о ладонь и крикнул: - Маркус, я тут случайно твоего гостя хвостом пришиб. Придешь спасать или мне его тушку на улицу выкинуть?!
        - Гиден, - укоризненно простонал Гарпий, представляя, как его брат может быть невыносим.
        - Я тебя просил не пугать людей! - строго крикнул Маркус где-то на втором этаже. - И не курить в доме! И хвостом тоже не размахивать!
        Гиден махнул хвостом и, отвернувшись, поплелся куда-то в сторону. Гарпий знал, что полукровка предпочитает тренировать демонический дар и не учиться грамоте, чтобы Маркусу было с ним веселее.
        Артефактолог с этим был согласен, хоть и ворчал для вида, а выходя к лестнице, нахмурился и скрестил руки на груди, будто мог отшлепать своего помощника как шкодливого мальчишку, увидев Гарпия, он тут же изменился в лице. Напускная строгость мигом рассеялась, оставляя только мягкую приветливую улыбку.
        С Маркусом у Гарпия сложились особые отношения. Полудемону трудно было назвать их братскими. Та связь, которая образовалось у него с Гиденом, на его взгляд, подходила под это описание куда больше. Они чувствовали друг друга и общались, словно без слов. Одного взгляда было достаточно, чтобы Гарпий знал: брату нравится его жизнь, злить Маркуса тоже нравится, а беспечность его напускная, как у ребенка в приемной семье, испытывающего терпение своих новых родителей. Гиден бросал артефактологу вызов, буквально заставляя доказывать свое доброе расположение. Глупо, но Гарпий не мог его за это осуждать. Знать же, что Гиден в полном порядке, Гарпий мог, находясь за сотни километров от него. Их демонические сущности все еще реагировали друг на друга. Знаки чуть жгло в присутствии другого, но они делали вид, что это нормально, и хранили связь, как величайшую тайну, обмениваясь парой фраз. Большего было не нужно.
        С Маркусом так не получалось. Он нуждался в беседе, хотя по-своему понимал полукровок, всматривался в них, о чем-то догадывался и задавал верные вопросы. Было в нем что-то особенное. В отличие от других людей, он куда лучше понимал и чувствовал демонов, словно мог улавливать ту информацию, которой они обменивались. Мог уловить, но понять не мог. Гарпию казалось, что все оттого, что он не чувствовал этого сердцем, а старательно осознавал разумом.
        - Рад тебя видеть в городе, - сразу сказал Гарпий, пожимая руку брата.
        Маркус кивнул и жестом предложил пройти в гостиную. Он, как всегда, был в строгом костюме, его рубашка была застегнута на все пуговицы, а внутреннее чувство порядка заставляло поднять брошенный камзол Гарпия.
        - Мне надо столько всего с тобой обсудить, - сразу признался он. - Только я надеялся, что ты расскажешь мне, откуда у тебя морщины на лбу появились.
        Гарпий недоуменно приподнял брови, переставая едва заметно хмуриться, и выдохнул:
        - Альбера беременна, - сразу сообщил он, занимая кресло, которое в этом доме было для него уже своим.
        Признаваться в этом Маркусу было совсем не страшно. Гарпий знал, что артефактолог не станет его осуждать.
        - Поздравляю, - совершенно серьезно сказал Маркус, искренне улыбаясь. - Я, если честно, опасался, что она не совсем уверена в своем выборе, но если все зашло так далеко, значит уверена. Тебя это тревожит?
        Маркус жестом приказал что-то демону-рабу с тонким ошейником на черной шее и сел напротив Гарпия.
        Гарпий проводил раба взглядом. Видеть сломленного демона было тяжело, но одного взгляда хватало, чтобы понять, что помочь ему уже нельзя. Служить Маркусу, выполняя мелкие домашние поручения и носить ошейник, чтобы никто другой не смел его тронуть, - лучшая из возможных участей. Только Гарпию все равно было тошно всякий раз, когда он видел таких, как этот бескрылый парень с коротким тонким хвостиком.
        - Сложно все, просто, - вздохнул полудемон, вспоминая вопрос брата. - Мы не женаты. Я пока не имею достаточного жалования, чтобы она жила как прежде. Альбера ничего не говорит на этот счет, и судьба семьи ее сейчас волнует куда больше, чем какие-то деньги, но я не хочу, чтобы она училась жить какой-то иной жизнью.
        - Ты и сам знаешь, что с этим ты справишься, а деньги, если что, я помогу найти. Ты только скажи, - уверенно сообщил Маркус, скорее напоминая о себе, заранее зная, что помощи у него просить не станут. - А что слышно о судьбе Валента и Адерела?
        -Адерел проведет остаток дней в тюрьме магов. Никакие прошения короля не смилостивят, и Альбера с этим согласна. Ей больно, но она уверена, что это верно. А Валента скоро отпустят. Что толку его судить, если он ничего не помнит, да и мы с тобой знаем, что того Валента больше нет, а выбрасывать таких сильных магов в такое время - беспечно. Он пока под стражей прямо во дворце. Его величество беседует с ним чтобы понять, как именно с ним поступить. С ним как с Гиденом…
        - Такую силу да в мирное русло, - с улыбкой прошептал Маркус. - Правильно. Мне было бы даже горько знать, что его осудили, а так знаешь, что служишь хорошему королю. Это помогает.
        Гарпий кивнул, хотел сказать то, ради чего ждал Маркуса, но только выдохнул, видя демона, вернувшегося с чаем, а потом ощутил, как его окатило странной горячей волной незнакомой, но неистовой энергии. Резко обернувшись, он замер, приоткрыв рот. В комнату заглянула девушка, вернее демонесса, слишком похожая на девочку-подростка. У нее была совсем человеческая кожа, только чуть сероватая, словно она долго болела, черные кудрявые волосы с маленькими красными рожками на макушке. Она смотрела прямо на Гарпия огромными алыми глазами, улыбалась и размахивала своими тремя тонкими хвостами, словно танцующими в воздухе.
        - Биатрис, ты очень плохо спряталась, - укоризненно сказал Маркус. - Иди сюда, раз уж не утерпела.
        - Он вкусный, - внезапно ответила демонесса, и, быстро подбежав к Маркусу, запрыгнула к нему на колени и облизала губы. - Но его нельзя есть, да?
        - Нельзя, - спокойно ответил Маркус и погладил ее по голове, словно маленького ребенка.
        Гарпий только ошарашенно моргнул. Демонесс он видел впервые, и сомнений не было: девушка в черном платье не полукровка, а настоящее дитя Нижнего мира!
        - Я хотел показать ее тебе, - сообщил Маркус, гладя девушку по голове, пока та, словно кошка, льнула к его руке, продолжая размахивать хвостиками.
        - Она сильная, - с трудом сказал Гарпий, пытаясь уловить и понять ее сущность, но она, словно укорачивалась, убегала от него, не защищаясь, а играя. - Откуда она у тебя?
        - Не поверишь! - Маркус сам рассмеялся. - В Марлоке меня поймал Колин, наш пропавший Колин! Он теперь просто ходит по стране и, как он говорит, наводит порядок в судьбах людей. Так вот, он сказал мне, что ему приснилась эта демонесса, мол, ее держали в подвале одного местного вельможи. Зная о его даре, я проверил, и вот. Колин сказал, что я должен оставить ее у себя.
        От этих слов демонесса улыбнулась, внезапно поймала руку Маркуса и укусила его за палец, вернее, коснулась его коротенькими клыками, а прокусывать кожу не стала.
        - Биатрис, не пугай меня так, - попросил Маркус. - Я, знаешь ли, человек, и подобные шалости меня до сердечного приступа доведут.
        - А Гидену нравится со мной играть.
        Она надулась, отвернулась от мужчины и стала заплетать пышные кудри в косу. Только тогда Гарпий смог ощутить ее энергию и понять, что она совсем не такая, как его сородичи. В ней все было наоборот, будто она перевернутый внутри демон.
        Ее короткий взгляд - и Гарпий все понял. Она не хочет назад. Она хочет остаться, но ей страшно, что эти люди будут ее обижать, как те, у которых она жила раньше.
        - Ты знаешь, что я тоже демон? - спросил Гарпий, не сводя с нее глаз.
        - Владыка, - ответила демонесса.
        Ее хвосты замерли. Она оставила волосы в покое и сложила ручки на коленках, словно самая обычная хорошо воспитанная девочка.
        - Ты обещаешь мне, что будешь хорошо себя вести и слушать Маркуса? Он не станет тебя обижать, садить на цепь и кричать. Он не такой, но, чтобы у тебя не было проблем в этом мире, тебе придется его слушать.
        - И не кушать людей? - спросила она виновато.
        - А зачем тебе их кушать? - удивился Гарпий, понимая, что она никогда никого не ела.
        - Я люблю Маркуса и хочу попробовать его кровь. Мне хочется, но я не буду, если нельзя. Обещаю!
        Она так посмотрела на Гарпия, словно уже поняла, что именно он решает ее судьбу.
        - Я тебе верю, но если будет очень хотеться, лучше так Маркусу и скажи. Он у нас умный, что-то придумает.
        - Спасибо! - воскликнула Биатрис, вскочила на ноги побежала к двери. - Я ушла играть с Гиденом!
        - Не разнесите мне весь дом! - крикнул вслед Маркус и с усмешкой развел руками, словно не он был хозяином всего этого хаоса и не радовался ему, как ребенок лучшей из игрушек.
        - Ей действительно не стоит возвращаться, - покачав головой, сказал Гарпий. - Она выросла здесь?
        - Я не смог добиться правды, но похоже на то. Что с ней делали, я тоже толком не знаю, но приходится ее учить хорошим манерам, пить из чашки, есть вилкой, а Гиден мне эту работу постоянно саботирует.
        При этом Маркус не мог даже сыграть негодование, продолжая улыбаться.
        - Пусть остается, она умная и все понимает. Думаю, вне дома будет вести себя хорошо, только она действительно к тебе привязалась. Ее «люблю» может быть не шуткой, - предупредил Гарпий.
        Маркус вздохнул.
        - Подумаем об этом позже, сейчас у меня голова кругом от нее, сам же знаешь, что о демонессах мы очень мало знаем.
        Гарпий кивнул.
        - Кстати, о том, что мы не знаем…
        Он сделал вдох и замялся, сомневаясь, что об этом стоит говорить.
        - Что? - тут же, хмурясь, спросил Маркус. - Говори.
        - Помнишь, фантом Дер-Кареда, исчезая, ударил меня хвостом?
        - Да, я еще волновался, что это могло быть заклинание. На удар это было не похоже.
        - Это, видимо, и было заклинание. У меня в том месте появился знак.
        - Показывай, - строго сказал Маркус, тут же извлекая из кармана пиджака лупу с какими-то насечками.
        - Это просто круг. Думаю, ты по-прежнему не поймешь, что это значит. Пометил меня, как собственность, - спокойно сообщил Гарпий, но встал, вытянул из штанов рубашку и показал обожженный бок, где застыл идеально ровный круг, диаметром не больше дюйма.
        Маркус со свойственной ему внимательностью осмотрел его через лупу, пытаясь найти хоть какую-то неровность, но, так и не заметив ее, выдохнул.
        - Мы действительно ничего толком не знаем о магии демонов, но фантом твоего отца доказывает ее существование, - сказал он, хмурясь. - А это очень похоже на основу печати.
        - Да, только какой и зачем, - вздохнул Гарпий. - Я ничего не почувствовал. Альбера просто увидела, но мне казалось, что тебе стоит знать.
        - Спасибо, - искренне поблагодарил Маркус. - Если что-то изменится, сообщи. Не надо ждать, когда я приеду, есть же камни связи.
        Гарпий только улыбнулся. Ему эти штуковины очень не нравились, и пользоваться ими ему совсем не хотелось.
        - А еще бери Альберу, заглядывайте к нам, пока мы опять куда-нибудь не уехали.
        - Завтра придем, - пообещал Гарпий и, наконец, взял свою чашку.
        Они еще долго болтали о пустяках. Маркус время от времени вспоминал истории своих путешествий, Гарпий рассказывал о своей учебе, а потом снимал со шкафа Биатрис, которая запрыгнула туда как кошка, а слезть уже боялась. Из-за этого инцидента пришлось погрозить кулаком Гидену, напугавшему ее, а тот даже извинился, признав, что он не хотел. Демонесса нравилась ему как сестричка, и с ней он явно мог дурачиться, как ребенок, что обоих более чем устраивало.
        Пообещав, что придет завтра с Альберой, Гарпий ушел, зная, что вечером в доме наверняка будут гости. Они появлялись каждый вечер на чай и мирную беседу. Это утешало и спасало Альберу, а Гарпия ничуть не смущала компания Рана, Девила и Лира. По традиции он забегал в лавку недалеко от дома и покупал Альбере сушеных фруктов в шоколаде. Их упаковывали в коробку, и он шел с ней, заранее зная, что она все равно им обрадуется, словно впервые. Вместо цветов он приносил ей угощения, чтобы она знала, что он думает о ней.
        Подойдя к забору, он замер у резной калитки, наблюдая за светловолосой магессой. Она гладила листья на тоненькой веточке молодой яблоньки и что-то ей шептала. Короткие пряди волос выбились из ее косы, и ветер ласково трепал их, прикасаясь к ее щеке и шее. Вчерашняя аристократка в простом ситцевом платьице с передником работала в саду, не переставая улыбаться.
        Гарпию казалось, что она лучится счастьем, и оттого ему хотелось любоваться ею вечно, но она снова уловила его взгляд, обернулась и босыми ногами поспешила к нему по траве, чтобы буквально прыгнуть в крепкие объятья и поцеловать его в щеку.
        В этот момент обоих накрыло ощущение полноты и целостности своего бытия, тревоги отступали и становилось очевидно, что ничто и никогда уже не разлучит их.
        Послесловие
        Эдерью сидел в своем кабинете и смотрел на письмо, лежавшее на столе. Его дочь снова отправила конверт обратно, не распечатав. Маленькая записка, написанная прямо под несломленной восковой печатью, гласила:
        «Не стоит сюда писать. Читать я ничего не стану».
        Не узнать почерк дочери Эдерью не мог. Все было очевидно. Заявив, что она больше не Эндер-Ви, Альбера не шутила, а значит и слухи о ее намерении стать женой бывшего раба вряд ли были ложны. Это выводило Эдерью из себя. Как новый глава рода, он был уверен, что просто обязан взять все под контроль, но вокруг все лишь рассыпалось. Жена ушла. Бесполезные младшие дети не могли стать настоящими наследниками. Никто не воспринимал Эдерью всерьез, разве что Грос по-прежнему подчинялся тому, кто платит, потому, швырнув на пол кристалл, Эдерью замер, вздернув нос к потолку.
        Ночь за окном его не смущала. Он знал, что начальник стражи явится, и это забавляло его.
        Грос опустился на одно колено, тихо зайдя в комнату.
        - Бери стражу, мы идем в Нижний дом.
        - Сейчас? - удивился Грос, не поднимая головы. - Это не может подождать до утра?
        - Жечь костры лучше ночью! - рыкнул Эдерью и тут же стиснул зубы, понимая, что это походило скорее на оправдание, чем на утверждение собственной власти.
        - Как прикажете. Я люблю жечь и разрушать, - с довольным оскалом сообщил Грос, поднимаясь на ноги.
        Он с восторгом проводил Эдерью по темным коридорам, вышел в сад и со смехом поджег белое, сияющее во тьме дерево. Эверот вспыхнул. Золотое пламя побелело и стало с треском пожирать ветки, листья, цветы…
        С языками пламени в черное ночное небо срывались последние сияющие лепестки и превращались в прах.
        Старая монета удачи прижалась к одному из корней, он сильнее сжал ее и устремился вниз. Дерево пыталось спасти часть себя, отдавая пламени крепкий ствол.
        Хохот слышался даже под землей…

***
        Гарпий вскочил среди ночи, чувствуя в голове странный жар. Все тело бил озноб. Что-то в груди сжималось, а бок нестерпимо жгло. Что ему снилось, он не помнил.
        Круг, оставленный Дер-Каредом, сиял алым и дрожал, словно его грани отражали волны, бегущие по окружности.
        Все началось, и тонкая женская рука, робко ложащаяся на плечо, не могла ничего изменить. Нижний мир требовал свое…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к