Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Верник Сергей: " Продавцы Лета " - читать онлайн

Сохранить .
Сборник рассказов «Продавцы лета» Сергей Владимирович Верник
        # Все рассказы отсортированы в хронологическом порядке

1. Сценарий

2. Я хочу быть белым снегом

3. Мы все начнем сначала

4. Инкубатор Крайнего Сектора

5. Солдат чужой войны

6. Наблюдатель

7. По ту сторону мира

8. Стать абонентом

9. Продавцы лета

10. Дикари

11. Стена
        Сергей Верник
        Продавцы лета
        Авторский сборник рассказов
        Сценарий
        Андрей молча смотрел, как платформа хронолифта бесшумно скользила вниз, постепенно погружаясь в сполохи фиолетового пламени. Было в этом зрелище что-то завораживающее, заставляющее все внутри сжиматься в трепетном осознании того, что там, в шахте, на самом дне, «лежит» абсолютная история человечества от начала и до конца. И конец Андрей видел уже несколько десятков раз. В различных вариантах. Гибель цивилизации, предотвратить которую он и еще несколько людей, пытались уже неоднократно. С тех самых пор, как оказались в Бункере.
        Бункер... Никто из них не знал точно что это такое. Ясно было одно - он появлялся там, где произошло по каким - либо причинам исчезновение разумной жизни. Брал к себе представителей оной и давал им возможность все исправить с помощью коррекции временных событий. Любой человек всю свою сознательную жизнь и не мечтает о таком подарке, совершив в прошлом немало глупых неосознанных ошибок. Да, но переписать многое заново, грамотно, без горьких последствий не сможет никто. Андрей в этом уже убедился.
        - О чем ты думаешь? - спросил, подойдя неслышно, Марис. Он заглянул в шахту и утвердительно кивнул. - Светлана молодец. У нее у одной есть шанс спасти человечество. Большой потенциал.
        Андрей тяжело вздохнул.
        - Я уже и не знаю, есть ли у нас вообще какой-нибудь шанс. Помнишь, как мы начинали? Сколько оптимизма. Первые попытки переписать Сценарий... Как ты считаешь, много ли нам времени дано?
        - В Бункере нет времени, - ответил Марис. - Неужели ты еще не понял? Мы вне его. И все возможные законы мироздания на нас не действуют. Когда ты последний раз ел, спал, ходил в туалет? А почему ты не дышишь, и твое сердце не бьется?
        Андрей побледнел, но спустя секунду уверенно заявил:
        - Неправда. Я дышу. Сердце бьется, - он для убеждения приложил пальцы к сонной артерии. - Все в норме.
        Марис слегка улыбнулся.
        - Это иллюзия, Андрей. Ты не дышишь. В Бункере даже воздуха нет. Здесь абсолютный вакуум для обеспечения сохранности оборудования. А сердце... сердце лишь плод твоего воображения.
        Марис пощупал пульс Андрея и отрицательно покачал головой.
        - Поверь мне, я значительно старше тебя. Имею диплом врача-педиатра и хорошую репутацию в определенных кругах. А еще я появился в Бункере самый первый. Так что сам понимаешь, было «время» осмотреться. Вот, можешь мой пульс посмотреть...
        Андрей неуверенно обхватил его запястье. Никогда тишина не была еще такой мертвой. . Внутри неотвратимо наступала холодная черная пустота, чьи щупальца поглощали каждую часть тела.
        - Мы все мертвы, - со странной гримасой изрек он. - Марис.
        Марис положил ему руку на плечо и посмотрел в глаза. Чувствовалось, что тело Андрея трясло мелкой дрожью.
        - Послушай меня, парень. Нам всем тяжело. Впервые столкнулись с чем-то необъяснимым, так что нечего раскисать. Здесь нужен сугубо научный подход...
        Договорить он не успел. Неожиданно в окружающем пространстве что-то изменилось. Словно ошпарило волной горячего воздуха, а затем яркий свет и... тьма.
        - Я так и знал, - воскликнул вдруг где-то рядом Марис. - Так уже было. Тогда. Когда я появился. Было очень холодно и ничего не видно. Я очень испугался. Очень. А затем случилось Это. Глаза прозрели, я вновь почувствовал свое тело. Кажется, так Бункер реагирует на наше нестабильное психическое поведение. Готов поклясться, что мы обрели внутренние органы. А может и чего еще...
        Светлана сидела на диване, закрыв лицо ладонями, и тихо всхлипывала. Перед ней на корточках приютился Алекс.
        - Я не могу так больше, - рыдала она. - Все должно было получиться. Идеальный Сценарий. Сделала грамотно и нате вам... Посмотри. - Светлана подняла на Алекса красные заплаканные глаза, указав рукой в сторону огромной сферы экрана. Там творился настоящий ад. Тысячи людей на грязных улицах какого-то города копошились лежа на асфальте, пытались встать, падали, хватались друг за друга. Многие были уже мертвы, а живые умирали от странного недуга, разлагаясь за считанные минуты. Целых трупов почти не было.
        - Мы где - то каждый раз допускаем ошибку, - произнес Алекс, поднимаясь на ноги,
        - Ты ведь действительно все правильно сделала.
        - Да это все вокруг большая ошибка, - взвыла Светлана. - Господи. Как я еще после всего этого не чокнулась? Как? Мы же убийцы! Делаем так, что человечество непременно исчезает, да не просто, а в жутких муках. И я не вижу никакого выхода.
        Алекс сел с ней рядом.
        - Не надо так, - спокойным голосом проговорил он. - Выход есть, и мы его найдем.
        Андрей не первый раз пользовался хронолифтом. Четко отработанная программа всегда переносила человека в кабину обычного лифта в нужном временном слое (если конечно таковая уже была изобретена).Никакого дискомфорта, никаких случайных пассажиров-все рассчитано до мелочей.
        Сейчас Андрей оказался в больнице. Лифт плавно остановился на пятом этаже, двери открылись, и из кабинки в холл вырвалось облако сизого дыма. Стоящий рядом пожилой пациент в пестрой пижаме недовольно поморщился.
        - Совсем уже совесть потерял, - бросил он в след Андрею. - В лифте курить удумал. Ты еще в операционной покури!
        Но Андрей уже шел к ординаторской. Постучал. Тишина. Оглянувшись по сторонам, он проскользнул в не запертое помещение, закрыл за собой дверь. Внутри к счастью никого не оказалось. Андрей с облегчением вздохнул.
        Картотека находилась в шкафу возле окна, и сориентироваться в ней не составило большого труда. Он быстро пробежал пальцами по папкам. Так. «Ядловская Маргарита Сергеевна. ПАЛАТА 7.» Замечательно.
        Прежде чем выйти в коридор, Андрей накинул на себя белый халат. Две медсестры прошли мимо, даже не посмотрев, что позволило беспрепятственно найти седьмую палату.
        - Маргарита Сергеевна? - спросил он с порога.
        Женщина лет сорока стояла возле окна и приводила в порядок волосы. Услышав вопрос, она обернулась.
        - Да, это я. - произнесла довольно приятным спокойным голосом.
        Палата была одноместная «люкс», что Андрея не могло не порадовать. Никаких свидетелей. Достав из кармана небольшой цилиндр, он направил его на женщину. Видимого эффекта не последовало, лишь только Маргарита слегка качнулась и выронила из рук расческу. Глаза ее стали стеклянными. Она находилась в гипнотическом поле.
        Следующим этапом Андрей создал в помещении защитный экран-невидимку, благодаря которому всякий, кто войдет, увидит только пустую палату, да услышит тишину.
        Закончив с «ритуалом», он сел напротив Маргариты.
        - Ни в коем случае вы не должны делать эту операцию, - начал он с легкой неуверенностью. - Вы самая красивая женщина в городе, поверьте. И не нужна вам пластическая хирургия.
        - Я самая красивая, - с гордостью произнесла она. Если бы не ее мутные глаза, то поверить в действие гипноза не каждый сможет. Однако Маргарита воспринимала только голос Андрея. Весь мир исчез, остался один лишь тихий проникающий голос
        - Я знаю, Маргарита, что когда вы очнетесь, то помнить наш разговор не будете, - продолжал Андрей. - Поэтому не побоюсь говорить правду.
        - Я люблю правду, - улыбнувшись, сказала она.
        Андрей улыбнулся в ответ. Поистине, странный гипноз.
        - Не перебивайте меня. Пожалуйста, - попросил он. - Если не уйдете из больницы - вы умрете. Предстоящая операция окажется неквалифицированной и случится заражение крови...
        Маргарита молчала. Только слезы не спеша сползали по щекам.
        - Но ваша смерть еще пол беды. Обстоятельства сложатся так, что через несколько десятков лет исчезнет вся человеческая цивилизация. Вот это настоящая беда. Казалось бы из-за какой-то пластической операции... Однако Сценарий штука странная, с сюрпризами.
        Андрей посмотрел на настенные часы. Время поджимало. Сегодня был день его рождения. В прямом смысле слова. Ровно через два часа на свет должен появиться маленький Андрюша... и скончаться его мать. Шанс увидеть ее живой, а не на фотографии, Андрей просто не мог упустить. Поэтому он быстро встал, сказав Маргарите на прощание:
        - Когда я уйду, вы немедленно соберетесь и покинете больницу. У вас важная встреча, о которой забыли. Речь о жизни и смерти. Прощайте.
        Она не будет помнить ничего, кроме последних слов. Смутная тревога какое-то время останется, но вскоре пройдет. Все у нее будет замечательно.
        Андрей свернул экран и вышел из палаты.
        На улице уже почти стемнело, когда он, расплатившись с водителем, вылез из машины возле роддома номер 56.Белый халат на всякий случай лежал свернутый за пазухой. Андрей подумал и, найдя укромное место за кустами, ловко его надел. Теперь пустят без лишних вопросов.
        В приемном покое охранник слегка привстал, но приметив «врача», тут же принялся дальше читать газету.
        Андрея трясло мелкой дрожью. Причин для этого было две: первая - он увидит единственный и последний раз свою мать. А вот сможет ли выдержать ее предсмертные муки? Не обострится ли это проклятое чувство вины за то, что явился причиной смерти родительницы? Одно дело, когда отец рассказал, но совсем другое увидеть собственными глазами. Такое не каждый способен пережить без серьезного психического расстройства. Вторая причина - лицезреть сторонним наблюдателем собственное рождение. Не на видео, не на фото, а стоять рядом... Мироздание просто не ожидает подобного парадокса. Фантасты уже давно пишут, что одно и то же тело не может существовать в одной точке пространства и времени. Но на самом деле это не правда. Еще как могут. Бункер это знал. Андрей ему верил. По крайней мере, вскоре представится возможность испытать на себе.
        И вот Андрей стоит перед заветной дверью. Страха не было. Весь страх остался там, в том месте и часе, когда он решился на этот поступок. Была ли операция с Маргаритой совпадением? Возможно. А может Андрей сам просчитал вероятность. Теперь это не важно.
        Неожиданно дверь резко распахнулась, и на пороге возник коренастый мужчина средних лет в одежде врача.
        - Ты чего стоишь, придурок! - заорал он. - Она сейчас кони двинет!
        Молниеносным движением втолкнул Андрея в помещение. Затем, выглянув в коридор, что есть мочи крикнул:
        - Срочно бригаду в палату пятнадцать!
        Для Андрея все происходящее вокруг словно затянуло туманом. Пять коек вдоль стены с лежащими на них женщинами, суетящийся врач - ничего уже не имело четких очертаний, кроме стоящего посредине стола. Андрей увидел мать. Вернее почувствовал, так как женщина на столе мало была похожа на ту, что на старом фото. Но это она. Просто выглядит неважно.
        И в глазах целый океан боли.
        Ворвавшиеся в помещение, медики грубо оттолкнули Андрея и окружили мать со всех сторон.Откуда-то издалека слышался голос:
        - Я ничего не понимаю. Никаких осложнений не должно было быть.
        Другой голос ответил:
        - Спасти удастся только одного. Либо мать, либо ребенка. Что будем делать?
        Неожиданно, совершенно четко, женский голос проговорил:
        - Умоляю. Спасите ребенка.
        Реальность ворвалась в мозг оглушительным гулом и мельканием человеческих силуэтов. Кто-то дал в руки Андрею маленькое окровавленное тельце.
        - Быстро под ультрафиолет, - прилагались слова.
        Но Андрей остолбенел. Крохотный кричащий человечек был он сам. В это невозможно поверить. Ни одно живое существо во Вселенной не могло испытать такое. Сам себя держать на руках! Однако поверить пришлось очень быстро: руки стало нестерпимо жечь, а крик ребенка стал пронзительным.
        - Пошел вон отсюда! - врач забрал малыша. - И чтобы я тебя больше не видел в моем отделении! Тормоз!
        И тут разум не выдержал. Андрей выскочил в коридор и побежал. Ему было все равно куда, лишь бы подальше от этой реальности. Она испепеляла, превращая его в темный сгусток боли. Сознание с каждым метром бесконечных коридоров уходило все дальше и дальше в бездну, а его место медленно заполнялось чем-то другим, чуждым, абсолютно черным.
        Марис посмотрел Андрею в глаза.
        - Ну, ты и дал жару, парень, - покачал он головой. - Такое даже и выдумать то не реально.
        - Я ничего не помню, - простонал Андрей. Он лежал на диване. Голова жутко болела.
        - Еще бы ты помнил. Бункер постарался на славу. Стер тебе весь этот бред.
        - Что стер?
        - То, чего никогда и не было.

* * *
        Тихий ветерок принес с собой запах прелых листьев. Тусклое осеннее солнце на секунду выглянуло из-за низких тяжелых туч и желто-красные клены вдоль аллеи вдруг вспыхнули драгоценным пламенем, наслаждаясь последним теплом его лучей.
        Андрей одиноко сидел на парковой потертой скамейке. Многочисленные прохожие его словно не замечали и как-то робко обходили стороной. Никто даже мысли не допускал, чтобы присесть рядом с ним, хотя все остальные скамейки были заняты. Андрей закрыл глаза. Ему нравилось, что люди не мешали думать. Здесь он находился сам с собой наедине.
        Пустота не спеша проникала в его мозг, еще недавно кипящий, будто кастрюля с супом и пожирала каждую клетку, каждую частицу сознания. Андрей очень устал быть одним из «спасителей» мира. Вернее актером, отчаянно играющим эту роль. Роль неудачника. Зачем переписывать Сценарий фильма-катастрофы? Ведь не меняя главного сюжета из него не сделать комедию для детей. А Бункер? Он постоянно стимулирует желание работать и совершать различные глупые действия. Внутри него нет возможности как следует подумать. Что-то постоянно давит. Безысходность... Из них каждый понимает ее горький вкус. Ее приторный запах с течением времени становится более насыщенным, а затем наступает спасительная темная бездна безумия, которая будет длиться вечно, ибо естественная смерть внутри Бункера им не грозит.
        Неожиданно рядом кто-то хрипло закашлял. Андрей открыл глаза. На противоположном конце скамейки сидел дряхлый старик в засаленном пиджаке и мусолил в руках окурок.
        - Молодой человек, я вам не помешаю своим присутствием? - спросил он осипшим голосом.
        Андрей молча помотал головой. Какое-то время сидели в тишине. Затем старик снова заговорил:
        - Я вижу у вас проблемы. В глазах отчаяние, а на сердце печаль. Я, молодой человек, за свою жизнь многое повидал и скажу прямо: нет такой проблемы, которую нельзя решить. Она еще не родилась.
        - Мою никто не решит, - буркнул Андрей. - Уж вы точно..
        Старик разразился смехом, переходящим в хриплый кашель.
        - Оптимист, как я погляжу, - сплюнув на землю, сказал он с улыбкой. - Даже мировую войну, мать ее так, можно остановить. Это вам не проблема? Только надо понять. Почувствовать суть.
        Андрей с нескрываемым раздражением посмотрел на собеседника.
        - Я и без вас знаю. Где искать ее, а? Где эта чертова суть? У вас ее нет? Может она за скамейкой? - Андрей перегнулся через спинку и яростно начал руками разбрасывать разноцветные листья.
        Старый человек с тяжелым вздохом поднялся на ноги.
        - Молод ты ещё, пацан. Ой как молод.
        Произнеся эти слова, он шаркающей походкой отправился прочь. Через несколько шагов, не поворачиваясь, добавил:
        - В себе поищи.
        Платформа хронолифта медленно исчезала в сполохах фиолетового пламени. Марис и Светлана стояли возле перил, и провожали ее мрачными взглядами.
        - Как же мы сразу не догадались, - дрожащим голосом проговорила женщина. - Бункер нас не просто так определил из миллиардов живущих на Земле людей. Боже, Марис, как же мне страшно. Теперь нам остается только выбрать...
        - Андрей уже сделал свой выбор, - тихо произнес Марис. - Он родится мертвым. Я тоже сделал. Я следующий.
        Я хочу быть белым снегом
        Тусклое зимнее солнце уже клонилось к закату, когда на опушке скованного лютыми морозам леса появились две человеческие фигуры. Одна явно принадлежала ребенку лет шести, другая же являла собой древнего старика, возраст которого не взялся бы определить даже он сам.
        Они не спеша шли по глубокому снегу на коротких широких лыжах, и из-под шарфов, укутывающих лица, вырывались облачка пара. В теплых овечьих тулупах было не холодно, скорее наоборот, а вот нос и щеки без шарфа могли превратиться в лед.
        У старика за спиной висел видавший виды арбалет, колчан со стрелами и небольшой топорик в кожаном чехле. Мальчик же нес в руках тушку крупного белого зайца.
        - Мороз-то крепчает, Павлуша. Как бы засветло до дома добраться, - переводя дух, проговорил старик.
        - Дойдем, деда. Тут недалеко осталось. А ежели через овраг...
        Старик резко замер и с укоризной посмотрел на мальца.
        - Я тебя просил не вспоминать про овраг, - погрозил он пальцем. - Гиблое там место. Пойдешь - назад не вернешься.
        - Но как же звери и птицы, деда? - не унимался мальчик. - В лютые морозы они все к оврагу тянутся.
        - Так ведь они не люди. Они другие. Нам туда путь закрыт. Ясно?
        - Но деда...
        - Забудь.
        Дальше они шли молча. Когда солнце уже наполовину скрылось за кромкой леса, раскрасив небо багровым пламенем, из-за ледяного холма показался край крыши почти целиком засыпанного снегом добротного рубленого дома. Если кто не знает, что здесь есть жилье, то во век не найдет.
        Старик еще помнил те далекие времена, когда было тепло, все вокруг зеленело, и воздух благоухал ароматами цветов и деревьев. Особенно после грозы. И его дом стоял на небольшом острове посреди лесного озера. Один на несколько сотен километров. Вокруг девственная природа, тишина да покой. К ночи над водой поднимался густой туман, и тишину лишь изредка нарушали всплески проголодавшейся рыбы. Тогда старик выходил на крыльцо, садился на ступени и слушал только одному ему известные голоса...
        Теперь все это осталось только в зыбкой старческой памяти. Остались и воспоминания, как пришла Вечная зима. Просто однажды не наступила долгожданная весна, а за ней теплое солнечное лето... Значит, на то воля Великого. А он, старик, примет это, как очередное испытание на закате своей жизни, и, не смотря ни на что, исполнит свой последний долг.
        Остановившись в нескольких шагах от входа в избу, старик с мальчиком сняли лыжи.
        - Ну что, Павлуша, сейчас растопим печь, согреемся, приготовим похлебку.
        Старик с силой дернул примерзшую дверь. Та даже не шелохнулась. Дернул еще раз - ноль эффекта. Он тяжело вздохнул и обернулся к мальчику.
        - Деда, что мы теперь будем делать? - всхлипнул тот.
        Неожиданно старик насторожился. Боковым зрением заметил две неясные тени, еле различимые в последних лучах заходящего солнца. Незваные гости бесшумно приближались, отрезая старому да малому путь к бегству.
        - Стой, не двигайся, Павлуша. Только не шевелись. У нас появились дополнительные хлопоты.
        Инстинкт опытного охотника помог старику определить опасность вовремя. Он узнал, вернее почувствовал, двух Волков. Это были не те волки, которых люди привыкли издревле видеть, а их потомки, коих до неузнаваемости выродила Вечная зима. Мальчик стоял к ним спиной и поэтому не мог разглядеть два ужасных горбатых силуэта, медленно приближавшихся сзади. Огромные, словно тигры, твари истекали вязкой слюной. Глаза горели адским огнем. Он их не видел, но слышал хриплое дыхание, дыхание смерти. Ноги мальчика вмиг ослабли, колени затряслись, а на спине выступил холодный пот. Старик, стоявший спиной к двери неподвижно, наблюдал за Волками.
        - Павлуша. Только не паникуй. По моему сигналу сразу падай. Понял? - прошептал он.
        Мальчик кивнул.
        И тут твари прыгнули.
        - Ложись! - крикнул старик, одной рукой толкая мальца в снег, а второй одновременно кидая острый топор. Волк, который метил на мальчишку, не встретив своей жертвы, по инерции пролетел пару метров и так и остался лежать, забрызгивая все вокруг кровью. Его голова валялась в стороне. Другой Волк оказался более везучим. Или же просто умнее. Видя, что несется на длинный острый кол, откуда ни возьмись появившийся у старого человека в руках, он перевернулся в воздухе и со всего маху влетел в стену избы. За что был сию минуту похоронен под неимоверным сугробом, осыпавшимся с крыши.
        Старик в сердцах плюнул в ту сторону и помог мальчику встать.
        - Не ушибся? - спросил он.
        Тот молча помотал головой. Видно, не прошел еще шок.
        - Да-а, на засаду мы с тобой нарвались, Павлуша. Нас ждали, выродки. А ведь они совсем не глупые, - старик присел возле двери и что-то принялся разглядывать. - Не один зверь не додумается нарочно помочиться на порог. Ишь, все льдом поросло.
        - Они похожи на нас, Деда, - проговорил мальчик дрожащим голосом. - Поэтому они тоже не могут уйти в овраг?
        - Может быть и так, - вздохнул старик. Он взял кол и стал сдалбливать лед, мешавший им войти в избу.
        То, что произошло в следующее мгновение, мальчик не смог бы забыть никогда. Снежный сугроб, который засыпал Волка, неожиданно взорвался, словно вулкан. Черная тень метнулась в воздух, и страшное чудовище оказалось в каких-то двух шагах от людей. Волк стоял неподвижно. На несколько секунд его глаза встретились с их глазами. Никакой ярости, никакой жажды крови, присущих раненому зверю во взгляде не было. Только отчаяние. Целый океан отчаяния.
        Старик и мальчик еще некоторое время стояли и смотрели вслед растворяющемуся в сумерках огромному Волку, бережно уносящему в зубах тело своего сородича.
        Ночью Павлик так и не уснул. Едва он закрывал глаза, ему тут же начинали видеться страшные оскаленные морды, кружащиеся во мраке полусна дьявольским хороводом. Светящиеся рубиновые глаза то приближались, делаясь огромными огненными звездами, то уносились вдаль, сверкая где-то у самого горизонта иллюзий крохотными угольками. Но не было в них ни капли угрозы, а лишь неумолимая вечная тоска. Мальчик почему-то понимал, что они были людьми, нелепым образом превратившиеся в животных.
        Тихонько встав и одевшись, Павлик незаметно, словно тень, выскользнул из дома. Страха не было совсем.
        Он не помнил, как добрался до оврага. Просто скользил на лыжах вперед, в темноту. Не замечал обжигающий холод и не останавливался.
        Уже спускаясь по скользкому крутому склону вниз, мальчик почувствовал дуновение теплого ветра, имеющее незнакомый, терпкий, но между тем приятный запах. И этот таинственный аромат заставлял сердце биться как сумасшедшее, готовое выскочить из груди и рвануться навстречу манящей неизвестности.
        Снег неожиданно кончился, уступая место рыхлой холодной почве. Чуть дальше начинала расти мягкая на ощупь, но не видимая в темноте, поросль. Возможно, это была трава. Павлик никогда раньше не видел живых зеленых растений, но не раз слышал о них от деда.
        Неожиданно, на самом дне оврага что-то засветилось мягким пульсирующим светом. По земле поползли извивающиеся причудливые тени. Вытянув шею, мальчик посмотрел вниз и замер, затаив дыхание. Там, в небольшом углублении, из земли росла странная светящаяся полусфера. Она была прекрасна, словно вышла из дедовых сказок. Ничего подобного этой таинственной красоте, в своей короткой жизни, Павлик раньше не встречал.
        В следующий момент он почувствовал, как почва плавно уходит из под ног. Руки стали судорожно хватать воздух, и мальчик, не удержавшись на крутом склоне, кубарем покатился прямо вниз, к мерцающему призрачному свету.
        Вокруг было одно сплошное черное небо, усыпанное миллиардами сверкающих звезд. Впереди угадывался силуэт женщины. Она неподвижно стояла и смотрела на Павлика.
        - Кем же ты хочешь стать, мой маленький друг? - спросила она. Голос был необыкновенно приятный.
        Павлик открыл от изумления рот.
        В следующий момент он почувствовал, что на его плечо легла чья-то тяжелая рука. Он обернулся и увидел рядом деда. Брови того были сердито сдвинуты. Старик сопел, никак не в силах отдышаться.
        - Что же ты натворил, Павлуша? - покачал головой дед. Глаза его слезились, не то от обиды, не то от недавнего холода.
        Женщина тем временем повторила вопрос:
        - Кем же ты хочешь стать, мой маленький друг?
        Старик взял мальчика за руку и потащил прочь.
        - Не слушай ее. Она всех погубила... эта чертова машина. Будь проклят тот день, когда родился ее создатель!
        Пройдя с десяток шагов, старик с мальчиком уперлись в невидимую стену.
        - Программа запущена, - продолжал говорить женский голос. - Программу нельзя отменить. Введите ваше пожелание.
        Старик упал на колени, обнял Павлика и прошептал:
        - Прости меня, Павлуша, за то, что я не смог тебя уберечь, - в этот момент стало видно, что слезы в глазах деда были явно не от холода. - Прости, если сможешь...
        - Что случилось, деда? - мальчик ошарашено смотрел на старика.
        - Она когда-то была сделана для блага людей, - дрожащим голосом говорил старик.
        - Каждый человек мог воспользоваться этой машиной и стать тем, кем он пожелает. Мог принять любой образ. Люди полюбили эту новую возможность изменить себя. Но что-то потом пошло не по программе. Машина стала делать так, как сама считала нужным. Она очень полюбила снег. Люди входили в нее, исчезали, а снегу вокруг становилось все больше, и он никогда уже не таял. Понимаешь меня? Мне очень жаль..
        Мальчик стоял и смотрел на деда полным сочувствия взглядом. Несмотря ни на что, страха Павлик не чувствовал. Он повернулся к темному женскому силуэту, постоял минуту, словно о чем-то задумался, а затем тихим, неуверенным голосом произнес:
        - Я хочу быть чистым белым снегом. Я его так люблю.
        В следующий миг все взорвалось яркой ослепительной вспышкой. Где-то вдалеке затихал отчаянный крик старика. В глазах мальчика замелькали темные пятна, превращаясь в бегущих навстречу ужасных Волков.
        Павлик лежал на снегу, уткнувшись лицом в сугроб. Лохматый серый зверь нежно поддел его носом вбок и перевернул на спину. Мальчик смотрел застывшим взглядом в черное зимнее небо, полное мерцающих звезд и ему казалось, что там, на недостижимой высоте, плывет таинственная женщина и ласково ему улыбается. От этого было так тепло на душе, что обмороженные щеки растянулись в ответной улыбке. Он даже не заметил, как к нему подошел уставший старик, взял его на руки и, проваливаясь по пояс в снег, бережно понес домой.
        - Какой же ты у меня молодец, - прошептал, наклонив голову дед. - Не думал я, что машины могут ревновать. Как же ты догадался?
        Перехватившись поудобнее, он понес внука дальше, сквозь ледяные сугробы. Следом за ними бежали, поджав хвосты, огромные серые звери. А через некоторое время, с неба начали сыпаться пушистые белые снежинки. И в каждой из них мальчик видел смеющееся лицо загадочной женщины.
        Мы все начнем сначала

2035 год. Марс. Первая находка
        Когда вездеход в очередной раз накренился, нехотя взбираясь на высокий холм, Валентин с облегчением заметил, что до места назначения они почти добрались. Всего в каком-то километре к югу была хорошо видна огромная, похожая на верблюда, скала. Она четко выделялась из остального однообразного ландшафта, словно исполинский монумент неизвестного скульптора, решившего вдруг оставить на этой неуютной мертвой планете вечную о себе память.
        - Там разведчик видел ту штуковину? - спросил, поворачиваясь к Валентину, Альберт. Тот едва заметно кивнул.
        За последние недели экспедиции, они оба здорово устали. И это еще мягко сказано. Каждодневные километры маршрутов, сопровождающиеся всегда унылым красным пейзажем за иллюминаторами, тонны перерытого грунта, увесистые отчеты на Землю, - все это неумолимо накладывалось друг на друга, делая пребывание на Марсе уже настолько утомительным и скучным, что геологи едва не сходили с ума. Четыре долгих месяца в песчано-каменном аду! Ни один нормальный человек не выдержит. Разве что роботы. Но роботы здесь уже давно поработали, уступив теперь место людям, настоящим профессионалам, заменить которых не сможет ни один механизм.
        - У подножия, чуть левее будет пещера, - уточнил Валентин, делая в навигаторе какие-то пометки.
        Двигатель снова жалобно взвыл, и вездеход, перепахивая гусеницами очередные метры красного песка, медленно двинулся вниз.
        Пещера оказалась именно в том месте, где и указывал на карте разведывательный зонд. Метров семь в диаметре, почти ровное круглое отверстие. Стоящее высоко в мутном небе солнце создавало четкий контраст между светом и тенью. Поэтому, через пыльное обзорное стекло вход в пещеру казался огромным черным люком, намертво приваренным к светлой поверхности скалы.
        Немного притормозив, Альберт осмотрелся, словно опасаясь чего-то, а затем неуверенно направил машину в неизвестность.
        После яркого марсианского дня на миг показалось, что глаза перестали видеть. Тьма была настолько непроглядной, что даже слабого мерцающего света приборной панели не хватало, чтобы различить очертания находящихся в кабине предметов. Слегка мигнув, включились наружные прожекторы. Сфокусированный луч скользнул по гладким стенам, тут же отражаясь от них во все стороны затейливым узором. Вся пещера вдруг наполнилась необычным свечением, уходящим куда-то в глубину и теряясь среди многочисленных природных образований.
        - Ничего себе, - Артур от изумления открыл рот. - Что это такое?
        - Это оптическая иллюзия, - с чуть заметным интересом ответил Валентин. - У стен слишком хорошая отражающая способность. Они создают эффект зеркал.
        - Полированный камень, - уточнил Артур, - Но как такое может быть? Сами собой твердые породы не полируются. Да и почти правильная геометрия тоннеля... А это значит...
        - Не говори ерунды, - Валентин переместил прожектор чуть левее. Рисунок сразу же изменился, приобретя более размытые границы линий. - Ты еще скажи, что здесь кто-то прошелся промышленным лазером.
        Артур промолчал. Его бурная фантазия выдавала такие варианты, что он немного засмущался. А уж озвучивать их он бы точно сейчас не стал.
        Вездеход постепенно продвигался вглубь пещеры. Не спеша, внимательно осматривая каждый подозрительный камень, люди сидели возле обзорного триплекса. Их лица были напряжены, как никогда. Смутное предчувствие чего-то необычного, из ряда вон выходящего, легким зудом растекалось по телу, заставляя сердце биться с удвоенной частотой. Луч прожектора то и дело выхватывал из темноты различные причудливые фигуры. Некоторые казались замершими навечно таинственными химерами, другие напоминали персонажей старых детских сказок. Но каждая такая фигура, едва только стоило подойти поближе, сразу обретала хаотичность наростов обычного природного образования.
        Внезапно Валентин воскликнул:
        - Стой! Подожди! Посвети еще раз в ту сторону, - он указал пальцем направление.
        Прожектор повернулся, роняя луч на глыбу странной формы. Что-то до боли знакомое. Даже при тщательном рассмотрении, наваждение никуда не исчезло.
        Застегнув гермошлемы, люди вылезли наружу. Они шли, поднимая ногами облака рыжей пыли, и через несколько метров остановились, не веря своим глазам. Мозг отказывался понимать происходящее.
        - Ты видишь тоже, что и я? - спросил Альберт. Вопрос был риторическим.
        Там, куда они смотрели, в небольшом углублении, привалившись спиной к стене, сидел человек в необычном скафандре. Судя по внешнему виду, находился он здесь в такой позе уже не одну тысячу лет.
        Подойдя ближе, Валентин аккуратно стер пыль с его шлема, очищая еле заметный знак, представляющий собой пятиконечную, бывшую когда-то красной, звезду.
        - Коммунисты летали раньше на Марс? - Валентин постепенно отходил от шока. Его всего трясло от сильного возбуждения. По лицу сползали капельки соленого пота.
        - Если бы... Этот экземпляр гораздо старше современного человечества. Гораздо старше.
        Стоя здесь и сейчас, эти двое не могли даже предположить, что в будущем ученым еще не раз предстоит столкнуться со знаком красной звезды.
2174 год. Третья планета Бетельгейзе. Пустой мир
        - Я не могу поверить, что на этой чертовой планете нет вообще никаких ресурсов! - закричал капитан, тряся перед носом своего помощника листом тонкого пластика с результатами геологической разведки. - Вы сколько раз делали анализ?
        Старший помощник беспомощно развел руками.
        - Мы уже вторую неделю только этим и занимаемся, - ответил он, забирая у капитана лист. Мельком просмотрел. - Да, как не крути - результат всегда один - ни-че-го.
        Огромный звездолет «Коперник», на обшивке которого сверкала новая эмблема Федерации в виде девяти маленьких серебристых звездочек, составляющих круг, был первенцем человечества, покинувшим Солнечную систему семь лет назад с командой всего из пятнадцати человек на борту. Жилой отсек не рассчитывался на большее количество людей, так как основной объем корабля занимало различное оборудование, предназначенное для того, чтобы «вспарывать» недра планет. Главной задачей экспедиции являлась геологическая разведка.
        Бедная старушка Земля себя уже давно исчерпала, остальные планеты Солнечной системы почти не имели ресурсов, и вся надежда человечества возлагалась теперь на
«Коперник». Следом за звездолетом, на расстоянии светового года шли два титанических размеров сухогруза, каждый несколько сотен километров длиной, готовые принять внутрь себя целые континенты полезных ископаемых.
        Все верили в успех.
        Планета, на орбите которой находился звездолет, оставалась последней в системе звезды Бетельгейзе. Остальные две были полностью обследованы и признаны
«пустышками».
        - Ты понимаешь, что это конец нашей цивилизации? - продолжал кипятиться капитан.
        - Мы облажались по полной программе! И ученые эти, тоже облажались! У нас нет больше топлива для дальнейшего полета!
        - Но, послушайте, капитан, - проговорил помощник. - Мы еще можем дождаться
«грузовиков» и использовать их запас. Хватит облететь половину галактики.
        - И бросить их здесь гнить?! - возмутился капитан, делая какие-то расчеты на компьютере. - Их для этого, что ли, создавало целое поколение лучших инженеров Земли? Мы просто не имеем на это право.
        Терминал негромко пискнул, выдавая на экран длинные вереницы цифр. Капитан быстро пробежался по ним взглядом, тяжело вздохнул и, резко развернувшись, плюхнулся в свое кресло.
        - Должен признать, ты прав. Это наш последний шанс. Один сухогруз мы можем принести в жертву ради будущего человечества.
        Тем временем запищал сигнал интеркома. Капитан протянул руку к панели, нажимая кнопку. В рубку ворвался взволнованный запыхавшийся голос одного из техников:
        - Капитан! У нас в шестом секторе нечто странное! Вы должны это видеть!
        Жестко выругавшись и оставив помощника вместо себя, капитан спустился в транспортный отсек, сел в катер и, спустя несколько минут, уже входил в тонкие слои атмосферы. Система навигации сразу же взяла пеленг, направляя летательный аппарат в сторону планетарного лагеря геологов.
        Легкий удар о землю.
        Качнувшись на посадочных опорах, катер замер, еле слышно потрескивая остывающей обшивкой. Сквозь поднявшуюся при посадке пелену пыли и песка к нему уже бежали три человека.
        Когда пыль, наконец, осела, старший техник произнес:
        - Поверхность провалилась час назад. Мы только успели вовремя транспорт убрать, а остальное оборудование ушло вместе с почвой вниз. Зато посмотрите, что там появилось!
        Люди стояли на краю большой, но не глубокой расщелины. Метрах в десяти от них, на засыпанном камнями дне, стоял мрачный, не тронутый коррозией странный аппарат, напоминающий экскаватор. Такой модели никто раньше не видел.
        - Помогите мне спуститься, - попросил капитан, цепляя страховку себе за пояс.
        Соскользнув на дно, он осторожно подошел к неизвестной машине и внимательно, стараясь не прикасаться, осмотрел ее.
        Сверху донесся голос главного техника:
        - Вы когда-нибудь видели такой знак, капитан? Там. У него с боку.
        Из-под слоя пыли проглядывала красная пятиконечная звезда.
2255 год. Планета Сириуса Б - Посейдон. Кладбище
        Небольшой блестящий флаер завис над поверхностью планеты-океана, едва не касаясь днищем воды. Впереди возвышался единственный на Посейдоне клочок суши - каменный остров, размером с футбольное поле. А на его базальтовых глыбах стоял высокий белоснежный храм.
        То, что это именно храм, Майкл понял сразу. Такие здания встречались и на Земле, хотя здесь, вместо крестов, купола украшали пятиконечные звезды. Как странно...
        Уже около года экипаж исследовательского корабля среднего класса, не имеющего имени, а только длинный бортовой номер, находился на этой планете с единственной целью: найти полезные ископаемые. Все прочие компании Земли давно махнули рукой и отошли от поисков, но только не «American Expedition». Она билась до последнего.
        Что с того, что за двести с лишним лет ни на одной планете, посещенной людьми, не нашлось ни железной руды, ни нефти, ни газа? На них даже растительной жизни не было - только голые скалы и песок. Компании, занимавшиеся до этого геологоразведкой, начали производить альтернативное топливо и сверхпрочный пластик, а натуральные материалы стали иметь стоимость драгоценных камней.
        Глава «American Еxpedition», Рэй Брендберг, искренне верил, что на Посейдоне, под толщей океанских вод, хранятся последние в галактике бесценные минералы. Он вложил все оставшиеся финансы в подготовку космического корабля для полета на эту водную планету, после чего объявил компанию банкротом.
        Здесь, на орбите, сейчас медленно дрейфовали в виде стометрового наконечника стрелы, его надежды и фантазии. На обоих бортах корабля, помимо логотипа компании, красовались изящные круги, состоящие из серебристых звездочек. Эмблему Федерации должно было иметь каждое судно.
        Почти год Майкл Брендберг, сын Рэя, каждый вечер прилетал к острову, останавливал флаер над водой и часами смотрел на белую, украшенную сверкающими куполами, неизведанную тайну.
        Она манила и притягивала его, заставляя думать о ней каждую минуту, каждый час, каждый день. И ему уже было наплевать на полезные минералы, якобы скрытые на дне океана. Все его мысли витали вокруг прекрасных пятиконечных звезд, горящих ярким пламенем в свете заходящей за горизонт звезды.
        Храм был окружен невидимым барьером, преодолеть который не смог ни один человек. Какими способами они только не пытались пробиться вовнутрь - все тщетно. Силовое поле выдерживало даже прямое воздействие мощного промышленного лазера.
        Вскоре Майкл начал медленно сходить с ума. Все члены экспедиции были обеспокоены этим событием, но сделать уже ничего не могли. Он весь день сидел в своей каюте, ни с кем не разговаривал, а вечером садился во флаер, летел к храму и проводил возле него всю ночь. На следующий день все повторялось. И так могло бы продолжаться еще бесконечно долго, пока не произошел несчастный случай.
        Воодушевленный какими-то своими иллюзиями, Майкл разогнал машину до сверхзвука и врезался в барьер. Яркая вспышка пламени на мгновение осветила ночной океан. Горящие куски пластика брызнули фейерверком во все стороны, осыпаясь на холодный камень. Но человека среди остатков флаера не было.
        Искореженное тело Майкла Брендберга лежало на ступеньках храма, а в силовом поле был четко отмечен светящийся проход.
        Когда на утро экипаж корабля увидел это зрелище, у всех возник один-единственный вопрос: почему? Ничто до этого не предвещало самоубийства. Или жертву?
        Войдя в здание храма, люди остолбенели. В лучах дневного света, проникающего через узкие окошки, были видны сотни человеческих тел. Мужчины и женщины, задрапированные в черные одежды, лежали ровными рядами вдоль стен. Словно только вчера умершие, их тела были нетленны.
        И у каждого на груди, в виде почетного ордена, была прикреплена красная пятиконечная звезда.
2578 год. Земля. Центральная база Галактического флота. Послания.
        Адмирал Шог Дэнгор сидел в своем гелевом кресле и, поднеся вплотную к глазам инфокристалл, тщательно смотрел очередной отчет. Перед ним на парящей в воздухе антигравитационной платформе лежала целая гора носителей с одной и той же голографической пометкой: 'Звезда Мертвых'. Ниже висел светящийся красным гриф
«Совершенно секретно».
        Досмотрев отчет до конца, он поднял глаза на стоящего по стойке 'смирно' молодого лейтенанта.
        - Это все? - адмирал нахмурил брови.
        - Так точно, сэр, - отчеканил тот, смотря в одну точку.
        - Не густо, не густо, - вздохнул Дэнгор, откидываясь в кресле. Кресло тут же поменяло форму, подстраиваясь под его новую позу. - Лейтенант, попросите ко мне Петлицына. Если он еще на базе...
        - Есть, - отсалютовал лейтенант, повернулся и вышел.
        Через несколько минут в кабинет вошел смуглый человек в гражданской одежде.
        - Вызывали, адмирал? - спросил он, продолжая бесцеремонно что-то считать на индивидуальном компьютере, экран которого был вживлен в тыльную сторону ладони левой руки, - сразу видно, - человека только что оторвали от неотложных дел.
        Галактион не принадлежал к служащим флота, а являлся всего лишь частным экспертом, который плевать хотел на военные чины и уставы. И поскольку он был лучшим в этом секторе Галактики экспертом, Дэнгор на все его странности частенько закрывал глаза. Ну что взять с гражданского?
        - Садитесь, Петлицын, - адмирал указал на кресло. Гость сел.
        - Прочитал я ваши отчеты. Если честно, они мне не понравились. И знаете - почему? Не знаете? А я вам скажу. Не хватает одной маленькой детальки.
        - И какой же? - поинтересовался Петлицын.
        - Как это какой? - сделал удивленные глаза адмирал. - Где результаты исследований лингвистической группы Баума. Вы им передавали изображения тех надписей, что были в хрустальной звезде Антареса?
        - Конечно, передавал. Дня два назад. Баум сказал, что никогда не встречал такого сложного и непонятного языка. Нет даже никакой зацепки, чтобы расшифровать.
        - М-да. Похоже, мы остались с носом, - адмирал Дэнгор достал из потайного ящика платформы синтетическую сигару и, не предложив собеседнику, раскурил. После чего выпустил в воздух облако ароматного дыма и с наслаждением втянул его ноздрями. - Интересно, кто же они - эти таинственные Звездоносцы? Мы обследовали почти всю галактику. Но куда бы ни полетели наши корабли - везде одно и то же - пустые, высосанные до ядра планеты. Словно какая-то космическая саранча прошла ... На многих планетах сохранились следы этой цивилизации. Эх, нам бы такие нетленные материалы... Образцы все очень древние. Средний возраст - триста тысяч лет. Самое интересное, что эти Звездоносцы генетически абсолютно идентичны нам. Полное совпадение ДНК. Как такое может быть? Это наши предки? Если так, то хорошенькое же они нам наследство оставили, нечего сказать.
        Галактион Петлицын задумчиво посмотрел на адмирала.
        - Все может быть, - произнес он, не переставая водить пальцем по сенсорному монитору. Казалось, гражданский делал это намеренно, пытаясь продемонстрировать перед командующим космическим флотом свое пренебрежение к воинской субординации. - Надписи должны нам все объяснить. Письменные знаки во всех случаях одинаковые. Это, судя по всему, послание. Когда Баум его расшифрует, мы, наконец-то, приоткроем тайну Звездоносцев. Будьте уверенны.
        - Дай-то Бог, - вдохнул адмирал, гася сигару о край возникшей вдруг из недр платформы пепельницы. Как и многие другие предметы, находящиеся здесь, ее украшала маленькая эмблемка Федерации.
        Но талантливый ученый-лингвист Самуил Баум через много-много лет умер от старости, так и не разгадав непонятного языка. Не разгадали и его последователи.
2899 год. Центр галактики. Автономная космическая лаборатория при ГНИИ им. С. И. Баума
        Главный терминал пронзительно запищал и вылил в форму прозрачную субстанцию, которая тут же затвердев, превратилась в небольшую пластинку. Этот носитель информации содержал то, что человечество несколько сотен лет так хотело знать. Сложнейший язык цивилизации Звездоносцев наконец-то расшифрован!
        Множество людей собралось сейчас в этом зале. Затаив дыхание, они ждали результатов.
        Академик Син-Ицын взял пластинку, перевернул и на весь зал гордо произнес:
        - Это координаты, господа. Две точки метрического пространства, причем, значительно отдаленные друг от друга. Насколько я понимаю, одна из них... Земля. А вот вторая... Жиан, вы не могли бы взглянуть, - академик передал носитель маленькому худощавому профессору со странным серым цветом кожей.
        - Вторая точка - Сигма сорок четыре, - просипел тот. - Плоскость семь В. Просчитать коридор?
        Син-Ицин одобрительно кивнул.
        - Да, если вам не трудно.
        Рука профессора ловко поймала висящий в воздухе биомодуль терминала. Поднеся его к голове, он отработанным годами движением ловко закрепил его на затылке. Жиан закрыл глаза и вошел в систему.
        Остатки человечества, в лице пятидесяти шести мужчин и женщин, затаив дыхание, с надеждой смотрели на него. О чем каждый из них сейчас думал? Чего ждал? Это уже было неважно.
        Цивилизация погибла очень быстро и глупо, из-за жадности, корысти и слепой веры в высокие технологии. А виной всему стали новые сверхпроизводительные генераторы
«Триумф», которые были очень дешевыми, и их стали использовать практически всюду. Энергетический кризис миновал, уступив место эпохе биологического машиностроения.
        Но длилась эта счастливая эпоха совсем недолго. Кто же мог заранее знать, что генераторы окажутся очень опасны. Тесты в лабораториях оказались фальсифицированы производителем - одним из крупнейших концернов Галактики. Сертификаты подделаны. Чиновники подкуплены. В итоге, никто так и не понял, что же на самом деле произошло. Случайность, или чей-то теракт? Однако в один момент все «Триумфы» вдруг из источников дешевой энергии превратились в мощные бомбы.
        Взрывалось все. Начиная от личных бытовых приборов и заканчивая огромными круизными лайнерами. Планеты горели, охваченные всепожирающим пламенем. Галактика сверкала так, словно многие ее звезды вдруг разом стали сверхновыми. Куда ни сунься, везде была огненная смерть. Страшная, не оставляющая после себя практически никаких следов деятельности человека.
        Уцелел лишь старый, забытый всеми, блуждающий в пространстве институт С.И. Баума. Удаленный от основных жилых секторов, он в свое время так и не получил ни одного
«Триумфа».
        - Коридор готов, - просипел профессор Жиан. Он посмотрел на коллег подслеповатым взглядом и слегка улыбнулся. На его сморщенном лице, улыбка больше походила на оскал мумии. - Кажется, господа, это наш шанс. По крайней мере, мне очень хочется в это верить.
        Повинуясь неуловимым приказам, в пространстве зала возник мерцающий портал.
        Люди ахнули. Сквозь дрожащее энергетическое поле, был виден настоящий лес, тянущийся зеленой полосой вдоль широкой, неспокойной бурлящей реки. Пара странных животных грациозно скакала вдоль воды, явно ничего не опасаясь.
        - Мы все начнем сначала, - шепотом проговорил академик Син-Ицин, не в силах оторвать свой взгляд от портала. По его старческой, изрезанной каньонами морщин, щеке медленно ползла одинокая скупая слеза.
1517 год Новой Эры. Первая межзвездная экспедиция
        Пилот невольно поморщился и, включив двигатели на малую тягу, тихо проговорил:
        - Это седьмая планетная система, капитан. Снова пустота. Жизни нет.
        - Я уже получил данные от разведзондов, пилот, - донеслось из капитанского кресла. - Курс на первую планету. Потом выходите на низкую орбиту.
        - Приказ понял, выполняю.
        Вытянутый конус звездолета «Пионер» плавно начал движение, перемещаясь над разряженной атмосферой мертвой планеты. Его чувствительные приборы фиксировали все детали ландшафта, плывущего внизу. У самой поверхности летели две крохотные блестящие точки - роботы-разведчики. Изредка, из их круглых тел вырывались красные лучи, на короткое время, проникая в грунт. Так работали дальнобойные сканеры.
        - Пусто, - констатировал факт геолог. - Опять все пусто. До нас здесь кто-то уже побывал.
        Специалист по контактам нервно почесал подбородок. Сказал:
        - Видимо, это сделали те существа, следы которых мы нашли на Эйгире и Зонге. Странная была цивилизация.
        - Да уж, - тяжко вздохнул геолог. - Они особо не церемонились. Брали все подряд.
        Тем временем разведзонды замерли на месте, и на экране возникло передаваемое ими электронное изображение непонятного тела, скрытого глубоко под слоем почвы.
        - Что там такое? - капитан внимательно вгляделся в нечеткий силуэт, пытаясь настроить качество картинки. Небольшая рябь увеличенных пикселей не особо мешала взгляду. - Непонятно. Ладно, будем осторожно поднимать. Экипажу приготовиться к посадке.

«Пионер» на фоне каменного пейзажа этой планеты выглядел уж совсем чужим. Высился над плоской равниной подобно стреле, воткнувшейся в мягкую человеческую плоть. Только что крови не было.
        Из открытого грузового люка звездолета, дребезжа гусеницами, выкатился
«Универсал». Геолог сидел в прозрачной сфере кабины и, молча сжимая рычаги управления, подвел машину к обозначенному месту. Несколько гибких манипуляторов мягко вошли в грунт. «Универсал» тихо завибрировал, совершая процесс переработки материи. Поверхность планеты перед ним начала уходить вниз, постепенно образуя небольшой котлован.
        Когда работа завершилась, на дне люди обнаружили странный сигарообразный объект. То ли самолет, то ли космический корабль. Определить его тип они так и не смогли.
        - Ну вот, еще один след наших таинственных похитителей полезных ископаемых, - мрачно проговорил геолог. - Капитан, что вы скажете?
        Капитан, одетый в тяжелый скафандр, молча подошел к находке и взмахом руки, стер с одного из его плоских выступов серую пыль. На поверхности неопознанного объекта стала видна еле различимая странная эмблема - девять маленьких серебристых звездочек, образующих замкнутый круг.
        - Интересно, причем здесь звезды? - в недоумении пожал плечами специалист по контактам. - Странные все же они. И символика у них странная.
        - Символика как символика, - пробормотал капитан. - Ничем не хуже нашей.
        Он неуклюже развернулся и посмотрел на уходящий ввысь корпус «Пионера». На сверкающей обшивке звездолета ярким пятном выделялся зеленый диск Сигмы - прекраснейшей родины человечества.
        Инкубатор Крайнего Сектора
        - Я смотрю, ты очень любишь детей, - произнес Хент, бесшумно появившись рядом с Иолой. Женщина молча взглянула на него огромными изумрудными глазами, и он немного смутился. Зря все - таки Хент нарушил ее уединение сейчас. Иола могла бы еще так долго находиться наедине со своими мыслями и чувствами ... Что ж, она имеет на это полное право.
        - Знаешь, я могу бесконечно ими любоваться. Ведь дети прекрасны, - ответила женщина.
        Хент невольно издал тихое урчание, означавшее у его расы хорошее настроение.
        - Вы, люди, в отличие от нас, хлоидов, очень эмоционально привязываетесь к своим
«личинкам». Так же нельзя. Во всем должен быть холодный расчет. Я даже не представляю, как вы вообще можете отдавать инкубатору команды на вмешательство? С вашей-то сверхпсихикой. А дети почти готовы повзрослеть... Какая была последняя степень команды?
        - «Катаклизм» четыре шесть, - тихо произнесла Иола, поворачивая голову к информатору.
        - Четыре шесть? - удивился Хент. - Не думал, что уже так продвинулись... Значит следующим пойдет «Апокалипсис».
        Иола печально посмотрела на хлоида, и глаза ее стали темно - зелеными. Она спросила:
        - Как ты думаешь, Хент, эти дети смогут повзрослеть?
        - «Апокалипсис» покажет, - ответил хлоид. - В ином случае они останутся лишь записью в архиве, а тебе придется работать с другим инкубатором.
        В данный момент Хент стоял в своей излюбленной позе: ноги широко расставлены, основные руки сложены на груди, а вспомогательные он упер в бока. У хлоидов такое положение тела говорило о высшей степени сосредоточенности.
        - Но ведь они многому научились, - дрожащим голосом произнесла Иола. - За последние сто циклов я произвела два десятка вмешательств наивысшей сложности. Помнится, в одном из инкубаторов Центра, после подобного, у детей расы силлии даже зачатки многогранного мышления появились. Я думаю, эти детки справятся. Им всего-то надо просто увидеть Выход.
        - Всего-то, - хмыкнул Хент. На пару секунд закрыл глаза, а затем продолжил:
        - Не секрет, что мы, хлоиды, в состоянии «личинки» являемся мыслящими растениями, не умеющими самостоятельно передвигаться. Для того чтобы заставить хлоида сделать один малюсенький шаг - мне каждый раз приходится потратить около пяти сотен циклов, да сжечь, как минимум, основные генераторы двух-трех галактик. И то, вероятность успешного исхода всего лишь шестьдесят процентов. Как говорил давным-давно Главный Наставник: «Дети - это личности, личности - это общество, а общество - это большой капризный ребенок, раздираемый изнутри страстями и пороками. Он полностью замкнут на них. Не видит ничего, кроме собственных элементов существования. Функция оператора состоит в одном - подтолкнуть этого "ребенка" к тому, чтобы тот прозрел, и увидел окружающий его мир. Только тогда можно считать его взрослым». Эти слова Главный произносит перед началом каждого цикла. Но ты недавно стала оператором, могла их не слышать. А краткий курс введения охватывает лишь технические стороны.
        Иола с грустью взглянула на Хента. Тяжело вздохнула.
        - У тебя феноменальная память даже для хлоида, Хент, - вполголоса произнесла она. - Но ты сам как понимаешь его слова: «Дети - это личности»? Главный Наставник никогда не воспринимал каждый индивидуум в отдельности как личность. Даже если часть детей повзрослеет, у них нет ни единого шанса. Или все, или никто. Почему единицы не имеют право на существование?
        Хент громко зашипел, выражая недовольство. Его бугристое тело сжалось в комок. Иола, хоть и знала эти внешние выражения эмоций хлоидов, но всё же предпочла отойти подальше. На пике могли появиться непроизвольные рефлексы. Успокоившись, он сказал:
        - Таковы правила Единого Общества. Только слаженно работающий механизм может рассчитывать на будущее в Структуре Миров. А отдельные представители непредсказуемы и опасны. Ты сомневаешься, Иола?
        Женщина молча помотала головой. Она чувствовала, что своими противоречивыми чувствами может попасть под статью Кодекса СМ, предусматривающую наказание в виде лишения разума. Внутри все похолодело. Неужели Хент расскажет об этом разговоре Инспекторам? Конечно, расскажет. Это - его долг. А через какое-то время за ней придут...
        Иола старалась внешне сохранять спокойствие. Против хлоида человек с голыми руками абсолютно беззащитен. Убить он ее, конечно, не сможет - Кодекс не позволяет, но преподать урок до прибытия группы быстрого реагирования явно не откажется. Поэтому, остается только один выход - тихо сделать то, что она уже так много раз представляла в своих мыслях и фантазиях.
        Иола последний раз взглянула в странные, ничего не выражающие, глаза Хента, мысленно отдала команду на «апокалипсис», а затем активировала переход. Тело женщины окутал серебристый транспортный кокон... и она исчезла.
        Есть только одно общество, где она принесет ощутимую пользу.

* * *
        Еще никогда низкое зимнее небо не выглядело так угнетающе. Местами оно светилось багровым пламенем от многочисленных пожаров. Все остальное был черный едкий дым вперемешку с пеплом. Город горел. Впрочем, как и все остальные крупные города планеты Земля.
        С тех пор, как все началось, прошло чуть более суток. Паника среди людей уже улеглась. Выжившие небольшими группами перемещались среди развалин в поисках раненых и мертвых. Найденные тела без разбора заталкивали в грузовики, закрывали и везли к окраинам. За городом машины выстраивались в одну бесконечную колонну, двигающуюся на восток. По слухам, там их ждала новая жизнь.
        Вячеслав стоял на вершине огромного обломка, бывшего недавно стеной многоэтажного дома. Нижнюю часть его лица закрывала тканевая повязка, кое-как защищающая легкие от пыли и пепла, на голову натянут капюшон. К сожалению, лыжные очки потерялись, поэтому глаза сейчас нестерпимо щипало. Он вытер грязным рукавом выступившие слезы и стал не спеша спускаться вниз. Голова чертовски болела. Возможно, причиной была так распространившаяся в последнее время среди людей опухоль Севастьянова, доброкачественная, но иногда причинявшая дискомфорт в виде мигрени. Но с позавчерашнего дня, когда почти вся человеческая цивилизация рухнула, боли Вячеслава почти не отпускали.
        Он спрыгнул с перевернутой цистерны на дорогу. Мозг словно проткнули раскаленным ножом, в глазах потемнело. Посидев несколько минут неподвижно, пришел в себя и жестом руки попросил водителя одного из грузовиков остановиться. Уже садясь в кабину, Вячеслав неожиданно потерял сознание.
        Сколько прошло времени с момента обморока, он не мог определить. Может час, а может век. День сейчас или ночь - тоже невозможно было понять, так как небо теперь всегда оставалось одного цвета. Цвета грязи.
        - Ну что, очнулся, боец? - прозвучал сиплый голос водителя. Вячеслав повернул голову. За рулем сидел небритый мужчина средних лет, хмуро смотревший на своего случайного пассажира. Правой руки у него не было, только замотанная ветошью культя, и он ловко управлял машиной лишь одной конечностью
        - Давно я... сплю? - тихо спросил Вячеслав.
        - Да уж, часа четыре, поди, - прикинул водитель. - Скоро приедем. Меня Николаем зовут. А тебя?
        - Слава, - ответил чуть окрепшим голосом пассажир, протягивая руку, но вовремя опомнился. Водитель сделал вид, что жеста не заметил.
        - Вот скажи мне, Слава, почему это все свалилось на наши головы? - продолжал говорить Николай. - Я раньше видел, как метеориты падают, но чтобы столько... Причем одновременно пострадали оба полушария. Как вообще такое бывает?
        Вячеслав пожал плечами. Боль в голове снова начала усиливаться. Он закрыл глаза.
        - Ты что, спишь опять, что ли? - удивился водитель. - Мы же почти приехали.
        - Голова болит, - буркнул Вячеслав.
        Николай поморщившись, неопределенно махнул культей.
        - Сейчас почти у всех такое. Видимо, последствия катастрофы. Ничего. Вот скоро в Новгород приедем... Говорят, он один уцелел. Словно зонтик над ним держали. Наверное, все из-за той женщины, что людей лечит и мертвых оживляет. Иола ее имя. Она и тебе поможет. И этим несчастным. - водитель мотнул головой в сторону кузова.
        Но Вячеслав его уже не слушал. Боль стала адской. Прикусив до крови губу, он вжался в сидение, всеми силами стараясь не закричать. Спустя вечность, состоящую полностью из мук и кошмаров, что-то резко внутри «взорвалось» холодным пламенем.
        Тишина.
        Ни боли, ни страха уже не было. Только прикосновения к вискам чьих-то нежных рук. Да еще звучал необычайно приятный женский голос.
        - Все уже позади, - говорила эта женщина. - Твои мучения кончились, милый человек. Можешь встать, открыть глаза и наконец, совершить то, ради чего пришлось страдать. Поверь, оно того стоило.
        Окружающий мир, почему-то приобрел неестественный лиловый оттенок. Небо уже не казалось таким чудовищным, и стало видно маленькое кроваво-красное солнце. А все предметы имели четкую светящуюся ауру.
        - Что произошло с планетой? - выдавил из себя Вячеслав. - Почему все такое странное?
        Женщина стояла рядом и улыбалась. Она была неземной красоты: - огромные изумрудные глаза и длинные белоснежные волосы. Но сейчас Вячеслав видел не только внешний ее облик. Внутри она оставалась не менее прекрасна.
        - Это не мир изменился, а ты. - Ее голос завораживал. - Посмотри себе под ноги. Что ты видишь?
        Он опустил взгляд. В полу комнаты, медленно, словно проходя сквозь лед, образовались два мерцающих колодца.
        - Сколько? - робко спросила женщина.
        - Два, - Ответил Вячеслав. - А вы их не видите?
        Она звонко рассмеялась.
        - Я вижу только один, милый человек. До второго я еще не доросла.

* * *
        Главный Наставник стоял возле информатора и глядел на медленно тлеющий инкубатор. Рядом скорчился в жалкой позе Хент.
        - Где они? - резко спросил Главный. - Куда делись все дети? Мои сенсоры не зафиксировали отрицательный результат. В Структуру Миров они тоже не пришли. Ты знаешь, Старший Оператор, что произошло? И где Стажер Иола?
        Хлоид распластался по полу, полежал так некоторое время, а затем встал, смотря Главному Наставнику прямо в глаза.
        - Они пошли дальше, о Великий Нариус. Туда, где они будут абсолютно свободны...
        Солдат чужой войны
        Я затаил дыхание и сильнее вжался в сухую рыхлую почву. В воздухе просвистел очередной снаряд, и часть земли, неподалеку от холма, испарилась, сопровождаясь мощным хлопком. Артиллерийские передвижные комплексы винджей палили
«конвертерами». Я чувствовал, как окружающее меня пространство ломается и растягивается, изменяемое чужими технологиями.
        Дурак! Тупой кретин! На что я надеялся, подписывая этот чертов договор? Ну да, я покупал для жены и ребенка пропуск в лучшую жизнь. Беря у аарунов в аренду часть земли на одной из их райских планет, я, сам того не ведая, обязался защищать ее. Если бы тогда знал, что за эти сказочные миры уже тысячи лет идет страшная война. И какую цену мне придется заплатить за свободу своей семьи.
        Перед моим взором Леркино улыбающееся лицо, излучающее неизмеримое ничем, настоящее человеческое счастье. В ее небесно-голубых глазах отражается наш новый двухэтажный дом, стоящий на берегу лазурного моря. Теплый соленый ветер треплет ее русые волосы. Они всегда пахнут лавандой.
        Вдоль берега, по полосе прибоя, бежит босяком моя маленькая Вика. Я подхватываю ее на руки и подбрасываю в небо. Она заливается звонким детским смехом.
        Я закусил зубами свой грязный кулак, чтобы не закричать. Внутреннюю боль я всегда переносил намного тяжелее. Отчаяние крепкими пальцами сдавило горло.
        Совсем рядом, с громким хлопком в земле образовалась гигантская воронка. Меня отшвырнуло в сторону резко расширившимся пространством.
        Жуткая боль... Ощупал свою левую ногу... Как ножом срезало... Под самое колено. Из сосудов толчками выливалась кровь. Липкими руками снял ремень и туго перетянул вены. Автоматическая аптечка тихо щелкнула, впрыснув дозу анестетика.
        Сквозь пелену боли, я начал смутно осознавать происходящее. Вся поверхность этой проклятой планеты вокруг меня была похожа на пористый шоколад. Глубокие воронки от снарядов тянулись до самого горизонта. И ни одной живой души. Неужели, из всего взвода выжил только я один? Дрожащими пальцами включил передатчик. Радиоэфир молчал. На частоте командования были только атмосферные помехи. Что же это получается? За три часа, винджи уничтожили два человеческих взвода? Бред! Чушь собачья! Не может такого быть. У нас ведь тоже есть мощное оружие... Планетарные бомбардировщики...
        Тут я услышал, что к монотонным залпам орудий добавился новый звук. Неужели, зенитные установки?
        Я высунул из ямы голову.
        Точно.
        На небольшой высоте медленно летел аарунский боевой крейсер. Он был окружен силовым щитом, и все снаряды противника превращались в желтые сполохи, едва достигнув его корпуса. Чтобы подбить подобный аппарат, надо было что-то более серьезное. Но применять такое оружие вблизи планеты винджи не рискнут. Самих же накроет.
        Сделав небольшой круг над искореженной равниной, крейсер начал удаляться. Видимо, он искал раненых.
        - Я же раненый! Подождите! - вырвалось из моего пересохшего горла. Непослушными руками я достал передатчик и, настроившись на частоты аарунов, стал просить о помощи. Все происходило, словно во сне.
        Последнее, что я помнил, это было плоское брюхо зависшего надо мной корабля и жуткая вибрация воздуха.

* * *
        Небо уже второй день было затянуто низкими свинцовыми тучами. Но дождь так все и не начинался. Порывы сильного ветра - предвестники грозы, поднимали с сухого асфальта тучи песка и пыли. Мелкие камни барабанной дробью стучали в оконное стекло, пробуя его на прочность.
        Я взял пульт и выключил телевизор, прерывая очередную рекламу «Райского уголка». Молодая семья, со счастливыми улыбками на лицах, снова не могла нарадоваться приобретению земельного участка с домом на одной из блаженных планет аарунов. Мягкий тропический климат, чистейшие вода и воздух. Что еще надо человеку, чтобы в радости и гармонии с природой прожить до глубокой старости?
        - Как бы я хотела там жить, - мечтательно проговорила Лера, подойдя ко мне сзади и обнимая за талию.
        Я развернулся, поцеловав ее в губы.
        - А ты знаешь, сколько это стоит? - спросил я.
        Она лукаво прищурила глаза.
        - Очень и очень дорого. Нам и за всю жизнь не накопить.
        Разочарованно вздохнув, Лера начала дальше собираться на работу.
        Кто же мог тогда знать, что спустя год, теплое местечко в «Райском уголке» сможет позволить себе любой человек, имеющий средний стабильный доход. И при этом, не подозревая, что вляпывается в самую крупную аферу, происходившую в Галактике за последние пять тысяч лет.

* * *
        Молодой аарун, имевший воинское звание, равнозначное лейтенанту, молча смотрел на меня. Эта раса была очень похожа на людей, за исключением висящей складками, словно у шарпея, бледно-розовой кожи.
        Пока электронные врачи мне восстанавливали потерянную ногу, этот офицер сидел со мной рядом и, ничего не говоря, просто смотрел. Он ни разу даже не моргнул.
        Как же я их ненавижу! Почувствовали, сволочи, что самим свои райские земли не защитить. Но почему выбрали именно людей? Почему прилетели на Землю? Случайно ли?
        - Мне очень жаль, - неожиданно произнес аарун на чистом русском языке.
        - Что? - я дернулся, не ожидая услышать от него речь.
        - Мне очень жаль, - повторил офицер. - Ты действительно выжил один из трех взводов.
        - Как трех?! - мое сердце замерло в груди. Дьявол! А нам сказали, что пойдут в атаку всего два взвода. Ну не сволочи ли?!
        Я схватил подвернувшийся под руку стакан с водой и в гневе запустил им в ааруна.
        Ненавижу!
        Офицер ловко поймал предмет, но брызги все же попали на его форму. Стряхивая капли воды, он встал со стула и приблизился ко мне.
        Смелый. Вот если бы не нога...
        - Я не имею к этой операции никакого отношения, - сказал он тихим спокойным голосом. Ни капли обиды или раздражения. - У меня особое задание. Ваши взводы прикрывали мой прилет.
        О, боже! Я чувствовал, как внутри все похолодело.

«Пушечное мясо»! Это же называется именно так. Человеческое «пушечное мясо»! Обманка, вызвавшая огонь на себя! И глупым образом погибли около ста человек...
        Видимо, отреагировав на мое нестабильное психическое состояние, автоматика ввела мне в организм успокоительное. Я начал проваливаться в сон. Но слова ааруна, настойчиво, словно заевшая пластинка, звучали у меня в голове адским эхом.

* * *
        - Папа, мне очень нравится этот дом! - весело прощебетала Вика и побежала к стоящему на белом песчаном пляже небольшому особняку. - Я видела его во сне!
        Я стоял, обнимая одной рукой Леру, а второй держал папку с документами на недвижимость.
        Вот она - сбывшаяся мечта!
        Когда-то мы не могли мечтать даже об отдельной квартире. А здесь - частный дом и гектар прибрежной земли. Ну, не фантастика ли?
        - Какие же мы с тобой молодцы, - прошептала мне на ухо Лера и нежно чмокнула в щеку.
        Я видел... Я чувствовал, что обе мои девочки были счастливы. А это для меня - самое главное.
        - Посмотри на Вику, - проговорил я в ответ. - Она просто не нарадуется. Сколько ей здесь простора для игр.
        Лера улыбнулась.
        - Может, второго заведем? - хихикнула она.
        - Теперь мы можем делать все! - воскликнул я, подхватывая жену. Кружась с ней, мы упали на песок и лежали, взявшись за руки. Это небо было бледно зеленого цвета, а изумрудные облака, медленно проплывавшие над нами, напоминали диковинных чужих зверей.

* * *
        - Поскольку на крейсере я один, мне нужна будет твоя помощь, - сказал офицер, протягивая мне новую чистую одежду.
        Странно. Я абсолютно спокойно мог смотреть ему прямо в глаза, не раздираемый больше ненавистью и неприязнью. Интересно, что он мне вколол?
        Я осторожно взял сверток. Это оказалась аарунская форма младшего лейтенанта, по их военной иерархии - первого зингена. Размер был мой.
        - Я повышен в звании? - спросил я.
        Аарун посмотрел мне в глаза и медленно произнес:
        - После выполнения операции, если она пройдет успешно, мы станем частью вечной истории. А в истории Райских Миров аарунов должны оставаться лишь офицеры.
        Вот, значит, оно как... Что-то этот лейтенант грандиозное задумал. Не так-то просто попасть в историю этой расы. А уж тем более человеку. Они эту честь скорее винджам окажут.
        - В чем заключается смысл операции? - поинтересовался я, натягивая форму.
        - Главная задача: найти и активировать системы защиты «Первого».
        - «Первого»? - от удивления я чуть не поперхнулся.
        С древних времен ходили легенды о самом первом военном линкоре аарунов, созданном так давно, что никто в него сейчас уже не верил. По слухам, этот корабль был самым большим и самым смертоносным из всех, когда-либо созданных разумными существами. Им даже никогда не пользовались, боясь уничтожить всю Галактику. Ааруны надежно спрятали его от греха подальше. И заставили всех забыть о нем.
        - Он здесь? На Раанге? - спросил я, не веря услышанному.
        Офицер кивнул.
        - Он уже тысячи лет здесь находится. Но сейчас пришло его время. «Первый» - последний шанс спасти наши миры. За то, что я тебе это говорю - меня расстреляют без лишних вопросов. Но ааруны проигрывают эту войну. Винджи, за последние двести лет, значительно потеснили нас. Примером является эта Раанга, входящая в пояс абсолютной обороны Райских Миров. Пробив этот пояс планет - бастионов, винджи беспрепятственно захватят Миры.
        Я с подозрением посмотрел на офицера. Нет, он не врал. Аарунов, похоже, действительно загнали в угол.
        - И вы готовы пойти на все, включая вероятность уничтожения Галактики? - поинтересовался я, застегивая последнюю дурацкую застежку. Форма на мне сидела как-то не так. Возможно, мы с аарунами отличались еще и пропорциями тела.
        - Никто не говорил, что мы будем применять оружие «Первого», - ответил офицер. - Для начала, мы просто произведем психологическую атаку. А уж если не подействует. .
        - Мы совершим суицид, забрав с собой миллиарды звезд, - закончил за него я. - Мудрое решение.
        Офицер, почти по-человечески, потупил взгляд.
        - У аарунов больше нет выбора, - тихо произнес он.
        Вдруг, резкий толчок заставил меня больно удариться головой о переборку. Краем глаза, я заметил, как аарун отлетел к противоположной стене и замер. Бортовой псевдоразум включил сигнал тревоги.
        Через несколько секунд, офицер вскочил на ноги и бросился к выходу.
        - За мной, - бросил он мне, исчезая в проеме плавно открывшейся двери.
        Когда мы, наконец, добрались до командного отсека, тревога отмечалась уже предельным красным цветом датчиков.
        - Нас атакуют три «разрушителя» винджей, - быстро проговорил аарун, считывая показания приборов.
        Подойдя ко мне, он одним движением руки усадил меня в кресло, одновременно подсоединяя к голове нейродатчики. Затем ту же операцию он проделал с собой.
        - Я возьму управление крейсером на себя, - объяснил офицер. - А тебе придется вести бой. Сможешь?
        Ответить я не успел. В моей голове, вдруг, возникла четкая картина окружающего пространства. Я видел мир «глазами» крейсера. Боже! Как это необычно, и в то же время, завораживающе прекрасно. Словно чувствуешь себя летящим высоко в небе, на самой границе стратосферы, огромным всесильным драконом. Ух, даже мурашки по коже. .
        - Ты уже обнаружил цели? - прозвучал из неоткуда голос ааруна.
        Я почти сразу же различил догоняющих крейсер, три сигарообразных объекта. Они шли ровным треугольником, чуть ниже нас.
        - Мысленно почувствуй опасность, - продолжал офицер. - Системы корабля сами активируют вооружение.
        Интересно, почему винджи так любят использовать различные варианты снарядов и ракет? Ведь энергетическое оружие куда эффективнее.
        Я заметил, как от идущего впереди «разрушителя» отделились две ракеты и понеслись в нашу сторону. Пошел счет на секунды... А я все не мог сконцентрироваться. Происходящее вокруг казалось всего лишь фантастическим сном. Шокированный разум не мог ощутить в полной мере всю серьезность ситуации. Опасность? Возможно...
        Одна из ракет сгорела в защитном поле. Но вторая, рванула совсем рядом с крейсером, отбросив его резко в сторону. Как будто, удар гигантским кием. У меня перед глазами все поплыло. Похоже, использовались гравитационные боеголовки.
        - Не спи, солдат! - раздался возглас офицера. Он впервые, за период нашего знакомства, повысил голос.
        И тут, реальность ледяной волной ворвалась в мое сознание. Меня пробил озноб. Не то от волнения, не то от страха...
        В сторону агрессоров рванулся мощный плазменный заряд. Выпустивший ракеты корабль ловко увернулся от него, и идущий рядом «разрушитель» превратился в огненное облако.
        Оставшиеся два корабля быстро перестроились, занимая позиции с обеих сторон от нас. Я уже видел, как к крейсеру снова двинулись гравитационные ракеты. Стреляли оба одновременно.
        В следующий момент в дело вступил аарун. Оказывается, он был неплохим пилотом. Не ас, конечно, но управлял он аппаратом весьма неплохо.
        Сильная перегрузка вдавила меня в кресло. Крейсер резко ушел наверх и, совершив что-то, подобное «мертвой петле», стремительно ринулся к поверхности планеты.
        Когда мы нырнули в толстый слой облаков, я заметил, что ракеты настойчиво несутся следом. Они вышли на цель, и теперь их ничто уже не могло остановить. Разве что прямое попадание плазмы.
        Собравшись с мыслями, я выпустил по ним два заряда. Ракеты грамотно ушли от удара и снова продолжили свой смертоносный маршрут. Но теперь, они шли не прямо, а совершая спиралевидные движения.
        Дьявол! Эти малышки, оказывается, были наделены псевдоинтелектом. Ай да, винджи. Теперь я начал понимать, почему они предпочитают именно это оружие. Даже не удивлюсь, если снаряды - «конвертеры» неслись на запах человеческих тел или еще что-нибудь в этом роде.
        Я еще раз выстрелил. Впустую...
        Тем временем, офицер выровнял крейсер и начал прижиматься все ближе к изъеденной кратерами, мертвой поверхности. Я слышал, как аарун стал ругаться на своем лающем языке.
        Мощнейший удар заставил весь окружающий мир вспыхнуть ярким ослепительным пламенем.

«Это были не ракеты», - пронеслось на грани сознания. - «Тогда что»?
        Не успев ничего понять, я провалился в спасительную темноту забытья.

* * *
        Мы сидели, обнявшись, на не успевшем еще остыть после дневной жары, белом прибрежном песке и смотрели, как наше новое солнце медленно тонет в бескрайних водах океана, охватывая и его, и небо холодным фиолетовым пламенем.
        Это был наш первый закат на этой планете. Странный. Непривычный. Но от этого, не менее прекрасный, чем земной.
        Лера сидела, положив свою голову мне на плечо. Я вдыхал аромат ее густых волос, всегда неизменно пахнущих лавандой.
        - Послушай, Артем, - тихо проговорила она. Я почувствовал в ее голосе нотку беспокойства. Что она волнуется в такой чудный романтичный вечер? - Что-то мне не по себе. Все мучаюсь мыслью об этой сделке. Не может все так слишком хорошо складываться.
        Я покрепче ее обнял. Теперь, когда прошла первая неделя нашей новой жизни и безмятежная пелена эйфории исчезла, я тоже начал ощущать некое беспокойство. То ли мы сильно везучие, то ли впереди нас ждут крупные неприятности. Второе, вероятнее всего.
        - Не бери в голову, - попытался я успокоить жену. - Все будет хорошо.
        И словно вопреки моей последней фразе, на фоне заходящего солнца, в небе маленькой точкой возник боевой крейсер аарун. Я узнал его по звуку. Только двигатели этих кораблей издавали жуткую вибрацию, невыносимую для человеческого уха. Мы на таком, только замаскированном под гражданский транспорт, прилетели с Земли. И как оказалось, внутри крейсера звук слышен не был.
        Точка быстро выросла в размере, превратившись в большой, треугольной формы, аппарат. Мы с Лерой закрыли ладонями уши, но это мало помогло.
        Крейсер, подняв тучи песка, плавно приземлился в километре от нас. Ближе садиться такой громадине было опасно. Мог пострадать дом.
        Тут я заметил, что на крыльце стоит в пижаме и трет глаза, проснувшаяся Вика. Лера быстро пошла к ней.
        Из крейсера появилось два отряда аарунов в военной форме. Один направился к находящемуся в трех километрах к югу участку наших земных соседей, а оставшийся двинулся к нам. Я стоял на месте и ждал.
        - Вы готовы исполнить свой долг? - первым делом спросил офицер.
        - Какой еще долг? - не понял я.
        - Когда вы заключали договор на землю, то поставили подпись в соответствующей графе. Не так ли? - офицер явно торопился, поигрывая зажатой в руке металлической трубкой. Не получив от меня ответа, он продолжил: - Так вот. Вы, человеческое существо мужского пола, обязались в письменном виде, защищать и оберегать эту планету. Сейчас идет война. Собирайтесь.
        - Какая война? Вы о чем? - от возмущения я еле мог говорить. - Я никуда не пойду!
        Офицер повернулся к своим людям и что-то проговорил на аарунском. Я впервые тогда услышал их лающую речь.
        В следующий момент, мне в живот воткнулась металлическая трубка. Тело моментально стало мягкое, словно желе. Ноги подогнулись, и я упал лицом в песок.
        Ааруны бесцеремонно поволокли меня в сторону крейсера. Где-то вдалеке, почти отказавшим слухом, я слышал, как кричит, надрываясь, Лера. Но слов я разобрать уже не мог.

* * *
        Зрение восстанавливалось очень медленно. Сначала возникли едва заметные блики, а затем я мог с трудом различить очертания предметов. Вокруг что-то горело.
        Совсем рядом страшно ругался аарун. Голос спасшего меня офицера я уже узнавал и мог отличить от других.
        Я протер руками глаза.
        Офицер стоял возле горящих искореженных обломков, видимо, бывших недавно нашим крейсером. В руке он держал стандартный боевой излучатель. Напротив него медленно двигались две темные фигуры, ожидающие подходящего момента, чтобы атаковать ааруна.
        Я никогда не видел винджей в живую, но по описанию, это были явно они. Высокие голые обезьяны, сутулые, с большой вытянутой головой и узкими щелями глаз. Они утробно урчали, при этом тыкая в офицера стволами своих необычных ружей.
        Я как-то неудачно шевельнулся, издав при этом громкий скрежет сваливающегося с меня грязного мусора. Винджи резко повернули головы. От попавшей в легкие пыли, меня разобрал жуткий кашель.
        Сквозь слезы, я заметил, как аарун, воспользовавшись заминкой врагов, ловко вскинул излучатель. Сверкнула яркая вспышка. Стоявший ближе к нему виндж резко дернулся, опадая вниз. В груди у него зияла большая дымящаяся дыра.
        Второй противник, издав неприятный звук, похожий на отрыжку, быстро повернулся к ааруну и нажал на спуск ружья. Видимого эффекта не было. Вот только офицер, а также еще несколько крупных обломков, словно на них чихнул великан, отлетели на несколько метров и скрылись из виду. Похоже, опять гравитация.
        Я не помню, как нашел в себе силы встать. Подобрав валявшуюся на земле металлическую скобу, я одним движением оказался рядом с винджем и точным ударом всадил ее ему в затылок. Да, я напал как трус, со спины. Но в тот момент у меня не было выбора. Тем более, у противника было оружие.
        Виндж, с кошмарной гримасой на уродливом лице, быстро повернул ко мне ружье, будто и не заметил вошедшую в голову железяку. В последний момент, я чудом поднырнул под ствол, врезаясь головой в его твердый живот. Но выстрел меня все же слегка задел. Падая на спину, виндж успел нажать на курок, и краем невидимой волны мне раздробило левую кисть руки. Боль пришла не сразу. Я еще успел подумать, что в последнее время мне несказанно везет на травмы именно левой стороны тела. К чему бы это?
        Щелкнула, впрыскивая анестетик, аптечка. Резко возникшая боль нехотя отступила.
        Противник лежал в неестественной позе, словно его вывернули наизнанку. Похоже, мне еще сказочно повезло. Каким-то нелепым образом, виндж умудрился выстрелом задеть и себя. И эти тупицы еще умеют воевать?
        Замотав руку тряпками, я пошел искать ааруна. От слабости, вызванной лекарствами, меня шатало, не говоря уже о подкатывающей к горлу тошноте.
        Офицера я нашел довольно-таки далеко от места начала его полета. Метров пятнадцать, не меньше. Он лежал на спине среди кучи песка и тихо стонал.
        - Живой? - спросил я, подходя ближе.
        Аарун попытался приподняться, но тут же, с гримасой боли, упал обратно.
        - Нам надо идти, - еле слышно просипел он. Чтобы разобрать слова, мне пришлось наклонить голову над его губами. - Вход в тоннель здесь недалеко.
        - Ты не сможешь передвигаться, - заявил я, пресекая его новые попытки встать.
        Он замотал головой.
        - Без меня, «Первый» только бесполезная гора металла. Я - потомок его строителей и, чтобы войти в него, нужен образец моей ДНК.
        - Это не проблема, - я на ощупь попробовал определить серьезность его травм. - Капля твоей крови поможет ее решить.
        Офицер возмущенно засопел.
        - Не так все просто, - выдавил он из себя. - Там сложная система, реагирующая только на определенного индивидуума. Кроме ДНК, нужно еще много чего, включая считывание биотоков мозга.
        - Дьявол! - выругался я. - Что же мне теперь, тебя на себе тащить?
        Аарун ничего не ответил.
        Осторожно взвалив его на плечи, я, еле держась на ногах, медленно двинулся в указанном направлении.
        Идти было очень тяжело. Соленый пот разъедал глаза, одежда прилипла к телу. Еле шевеля ногами, я всеми силами старался не упасть. Пока что держался, благодаря стимуляторам, которые изредка мне колола аптечка.
        Через несколько километров этой «адской прогулки», я наткнулся на хорошо замаскированный под камень, металлический ангар. Если бы не вовремя поданный офицером знак, я бы так и прошагал мимо.
        Аарун приложил, не без моей помощи, к сенсору ладонь и небольшой люк со страшным скрипом ушел вниз, открывая черный проход. Удивительно, что он вообще сработал.
        Внезапно, я услышал вверху чудовищный шум. Сигарообразный корабль ураганом пронесся над головой, роняя небольшие черные шары.

«Бомбы», - мелькнула мысль, прежде чем я рывком бросил себя и ааруна в открытый люк. Сзади раздался треск разрываемого на части пространства. Реакция преобразовываемой материи уничтожала вокруг все. Ангар испарился на одно мгновение позже, чем я успел найти уходящую глубоко вниз шахту и прыгнуть в нее.
        Летели мы не долго. Я возблагодарил Бога за то, что бездействующая несколько тысячелетий аппаратура исправно сработала и силовая подушка плавно опустила нас на дно.
        Аарун еле дышал. На его губах пузырилась кровавая пена, но он был все еще в сознании. Неся его через длинный, тускло освещенный коридор, я подходил к различным агрегатам и ждал, пока те совершат идентификацию. Каждый раз, после закончившейся процедуры, открывалась следующая дверь, а за ней начиналось все заново. И так бесконечно.
        Наконец, мы прошли в небольшое круглое помещение, по центру которого в воздухе плавало нечто, похожее на прозрачную, едва уловимую взглядом, медузу.
        Я замер на месте, не решаясь двинуться дальше.
        - Что ты стоишь? - прохрипел офицер, сплевывая кровь. - Это биологическая система управления. Войди в нее... Ну же...
        Я сделал один робкий шаг, втягиваясь в вязкую, словно кисель, субстанцию. Меня передернуло.
        В следующий момент, какая-то неведомая сила вырвала ааруна из моих рук, и я остался один. Что-то странное стало происходить с моим телом. Оно, словно начало растворяться в окружающем веществе. Частички неизвестного проникали в меня, перемешиваясь с клетками организма. От страха и неожиданности я закричал. Но звука так и не возникло.
        А затем, мы стали единым целым.

* * *
        Я стоял рядом с ааруном в огромном помещении, стены и потолок которого являлись экранами, показывающими великолепные космические панорамы.
        Офицер был полностью здоров и уверенно стоял на ногах.
        - Где мы? - спросил я, оглядываясь по сторонам.
        - Мы внутри «Первого», - ответил аарун. - Но то, что ты видишь - это всего лишь иллюзия. На самом деле, наши с тобой тела, временно, стали одной из составляющих «нервной» системы корабля.
        Я такого оборота событий совсем не ожидал. Но никакого беспокойства или страха не было. Даже наоборот. На душе было так легко и спокойно, как никогда прежде.
        - Неужели, тысячелетия назад ааруны уже использовали такие технологии? - поинтересовался я. - Ваша цивилизация деградирует?
        - «Первый» не совсем наш корабль, - неохотно признался офицер. - Ааруны его только адаптировали под себя.
        Опа! Вот это новость. Сначала мне показалось, что я ослышался.
        - Это не ваш корабль? - переспросил я.
        - Нет.
        - Тогда, чей?
        Аарун отвел взгляд в сторону.
        - Я не знаю, - вполголоса проговорил он. - И никто не знает. Просто нашли, дрейфовавшим в поясе астероидов.

* * *
        Огромный, несколько сотен километров в диаметре, диск медленно поднимался из недр Раанги. Планета стонала.
        Я видел на экранах все, что творилось вокруг корабля. И обстановка мне не нравилась. Раанга, хоть и была уже почти мертва после обстрела винджей, но
«Первый» сделал ей «контрольный выстрел в голову».
        Неподалеку, в воздухе зависли «разрушители» противника. Я представил, как вытянулись обезьяньи морды их пилотов, не понимая происходящего. Испугались, наверное, так, что в штаны наложили. Хотя, какие у них могут быть штаны. Голые обезьяны. Никогда не признавали одежду, считая существ, носящих «рваные тряпки» нечестными по отношению друг к другу, скрывающими под ней оружие. По себе судят, мерзавцы.

«Первый», оставив после себя на поверхности планеты неимоверных размеров кратер, плавно вышел на орбиту и замер. Вокруг него, на почтительном расстоянии, роились мелкими мошками корабли аарунов. Они что, пытались прикрывать гиганта?
        - Что ты собираешься делать? - спросил я офицера. Тот не ответил. Он неподвижно стоял, направив затуманенный взгляд в одну точку.
        Когда я повторил вопрос, аарун вяло посмотрел на меня и произнес:
        - Кажется, дальше придется действовать тебе одному, солдат, - он на пару секунд снова замер, а затем продолжил. - Жизнь покидает мое раненое тело и система его отторгает. Однако, я все же успел все перепрограммировать на твои параметры. Теперь корабль подчиняется только тебе.
        - Офицер, ты не можешь сейчас оставить меня, - возмутился я. - Мне ничего не известно о его управлении.
        - Он сам тебе все подскажет, - слегка прикрыв глаза, сказал аарун. - Но запомни: когда ты почувствуешь всю мощь «Первого», не соверши глупостей. Обладать абсолютным оружием - это огромная ответственность. Не принимай поспешных реше...
        Договорить он не успел. Его тело сделалось прозрачным и спустя мгновение, быстро исчезло, словно растаяло в воздухе.
        - Офицер! - позвал я в надежде, что аарун появится вновь. Но он больше не появился. Я остался наедине с чужой неведомой силой, способной мгновенно погасить миллиарды звезд.
        Я чувствовал этот гигантский корабль всеми клетками своего тела. Мог контролировать все его системы и процессы. Но одно мне офицер все же не сказал: у
«Первого» был разум и он имел свою волю. Так же, как я на него, он влиял на меня и на мои решения. Я не являлся его командиром. Это было чем-то вроде симбиоза.
        Мы видели, как крейсер аарунов вступил в контакт с кораблем винджей. Состоялся долгий разговор между командующими единицами, транслирующийся по открытым каналам.
        Затем, флот винджей покинул пограничное пространство Райских Миров. Кто знает, может быть это всего лишь временное перемирие. А может, наконец-то закончилась война, длившаяся тысячелетия. Будущее покажет.

* * *
        Я не чувствовал никакой радости. Война не была моей с самого начала. Я был насильно в нее вовлечен. И сейчас, когда аарунам не надо было сражаться, я был вправе вернуться домой. Так думала человеческая часть моего сознания, но чужой разум решил иначе.
        Мы настигли флот винджей почти мгновенно, нырнув в «складку» и появившись прямо перед флагманом. Они даже не успели ничего сообразить. Чужая сила одним движением скомкала пространство и несколько тысяч «разрушителей» превратились в космическую пыль.
        Я ощущал, как разум гиганта вытягивает из моего сознания все потаенные темные желания, обиды и негативные воспоминания. Все плохое во мне, являлось для него источником вдохновения. Это был сам дьявол! Какая же чудовищная раса создала этого монстра? Что ими двигало? Для чего?
        Я уже не мог влиять на него, как в самом начале нашего симбиоза. «Первый» начал исполнять мои темные желания.
        - Не-е-ет! - закричал мой человеческий разум, всеми силами пытаясь противостоять чужой воле. Я бился в агонии, но все было тщетно. Решения принимал теперь только он.
        Флот аарунов был не такой многочисленный, как винджей. Но корабли были рассредоточены хаотично. Одной вспышкой излучения, мы лишили их энергии, превратив в обычный космический мусор. Затем, подобно огромному пылесосу, собрали эти
«железки» внутрь себя.
        Я чувствовал, как во мне постепенно разгорается огонь ярости. Жуткая ненависть к проклятым аарунам затмевала собой все мое сознание. Зачем они меня заставили воевать? Зачем? Кто я теперь? Солдат чужой войны? Нет. Теперь это моя война. И это моя Вселенная. И я буду решать, кому погибнуть с почестями, а кому с позором. Но крови будет пролито много. Я обещаю.
        Наблюдатель
        Пронзительный свист чайника вывел меня из полудремы. Вот так всегда. Стоит только закрыть глаза, а он тут как тут, - шуметь начинает. Но ничего не поделаешь, электроника не вечна, и постепенно любая вещь выходит из строя. Хорошо, хоть из подручных материалов такой удалось соорудить...
        Тяжело поднявшись из уютного нагретого кресла, я подошел к атомной печи и засаленной прихваткой снял «свистуна» с термоэлемента.
        Где же заварка? Сахар вижу - вон стоит. А заварки нет. Куда же я ее дел? Тьфу, ты, проклятый склероз.
        Поднял полотенце - лежит, родимая. Заварил чай, сел в кресло. Верный синий плед натянул на озябшие колени. Старый я стал, кровь совсем уже не греет дряхлое тело.
        Люблю я вот так, долгими зимними вечерами, с чашкой горячего чая в руках, сесть возле затянутого льдом окна, прикрыть глаза и погрузиться в воспоминания тех далеких дней, когда еще юношей жил нормальной полноценной жизнью... ходил в школу, учился в институте... Влюблялся, ревновал, плакал, смеялся... А что у меня сейчас осталось? Да ничего, в общем-то. Большую часть своей жизни я посвятил этой работе. Сначала стажировался во внутренних секторах. Затем меня отправили сюда, на Лютицию-2. Дикое место. До ближайших транспортных путей немало парсеков.
        Вот уже долгих тридцать лет длится мое дежурство. Необитаемая, покрытая вечными льдами, тихая планетка на задворках Галактики; маленькая автономная станция, способная бесперебойно существовать сотни лет; огромная тарелка гипертелескопа, нацеленная во внешнее пространство, - все это моя крохотная Вселенная, в которой я живу. Живу и работаю, каждый день просматривая эфир в поисках братьев по разуму. Ищу тех самых инопланетян, которых человечество так давно надеялось встретить на своем пути. Скажу честно: я перестал верить в их существование после первых десяти лет наблюдения. Если уж до сих пор, после освоения людьми сотен звезд, никто не попался, то вряд ли и дальше будет существовать вероятность контакта. Я зря потратил тридцать лет. Выкинул впустую. Ни семьи, ни детей... Одинокий отшельник, постоянно всматривающийся электронными детекторами в чужие сверкающие звездные скопления.
        Но, будь я проклят, мне это нравится. Люблю эти звезды. Что бы ни думал, как бы ни ругался, проклиная судьбу-злодейку, но я сам выбрал этот свой путь. Куда уж теперь деваться. Не хочешь, да полюбишь. Или сойдешь с ума от одиночества.
        Но все могло бы быть гораздо хуже, если бы ни Китаец. Может вовсе он и не китаец, а кореец. Возможно, японец. Кто ж поймет этих азиатов...
        Построили они свою станцию в расщелине, что в километре к северу лежит. Лет двадцать назад построили. Я даже и не заметил, как выросло красочное строение с огромной пирамидой приемной антенны. Будто за ночь соорудили. Прошел, посмотрел и ахнул. Красота...
        Странные они, эти китайцы... Мой гипертелескоп в одну сторону повернут, а их антенна в другую. Что они там видят? В той зоне одни помехи.
        Допив остывший чай, я решил проведать своего любезного соседа. Почти каждый день к нему заглядываю. Он хоть и чудак, но парень добродушный. Правда, язык я китайский не понимаю. Зато он по-нашему чуть-чуть говорит. Моя заслуга. Подсыпал ему как-то в кружку лингвостимулятор, что на крайний случай в аптечке лежал. Просроченный, видать, оказался. А то бы этот узкоглазый лучше меня на русском заговорил.
        Облачившись в теплую одежду, натянул на лицо защитную маску. Снаружи минус пятьдесят по Цельсию. Не шутка.
        Дверь тихо скрипнула и я, объятый ледяным паром, вышел из помещения.
        Сегодня планета встретила меня сильными порывами ветра. Едва смог устоять на ногах. Да и вообще, Лютиция не упускала возможности поиздеваться надо мной, то снежным бураном накрывая станцию на несколько дней, то крепким морозом сковывая чувствительные датчики тарелки. И в том, и в другом случае, мне приходилось совершать настоящие подвиги, достойные молодого выносливого человека, а не такого старика, как я. Что ж, где-нибудь мне это зачтется.
        В такие неблагоприятные дни я всегда искренне радовался, что в свое время протянул к ущелью «гофру». Пластиковый семисотметровый рукав замечательно спасал от непогоды, позволяя комфортно передвигаться.
        Добравшись до крутого спуска в расщелину, я осторожно сел на гладкий пластик рукава и быстро съехал вниз. Ну, чем не детская горка? Аж дух захватило.
        Китаец, как всегда скромно улыбаясь, впустил меня внутрь своего жилища. По сравнению с моей маленькой станцией, у него были почти царские хоромы. Кругом одна автоматика. Сортир, и тот наровил любезно услужить. Не жизнь, а сплошная сказка.
        - Здравствуй, сосед, - снимая куртку, поздоровался я. - Скучаешь?
        Тот слегка наклонил голову.
        - Саствуй. Не, лабота.
        Что ж. Работа так работа. Я иногда наблюдал за ним во время его таинственных
«ритуалов». Китаец не возражал. Сидя перед многочисленными приборами, он с мастерством пианиста нажимал пальцами на кнопки. Даром, что музыки не получалось. А ведь посади его за синтезатор, небось такой концерт закатит... Профессионал.
        Говорил он мало, больше предпочитая слушать. А уж слушатель был из Китайца самый благодарный. Сидит, да только головой кивает. А много ли мне, старику, надо?
        - Ну что, не видать братьев по разуму? - спросил я, устраиваясь в удобном мягком кресле. Не чета моему. Да еще и с подогревом.
        Китаец в очередной раз улыбнулся.
        - А как ты думаешь, какие они будут? - я продолжил говорить, постепенно подбираясь к стоящей на столе вазочке с конфетами. Вкусные, зараза. Сунул одну в рот. - Какова вероятность, что они будут на нас похожи? Я тут долго думал над этим вопросом и пришел к выводу, что шанс этот довольно невелик. Гуманоиды гуманоидами, а чтобы иметь сходство до мелочей - это вряд ли. Значит, наши родные планеты должны быть идентичны. Ты согласен?
        Китаец кивнул. Я взял вторую конфету.
        - Такого совпадения просто не может быть. Поэтому, братья по разуму будут такими, какими пожелала их произвести природа. Любыми жуткими созданиями. Вы то, китайцы, привыкли не брезговать всякими тварями ползучими. Нам, русским, сложнее. Мы гуманоидов предпочитаем.
        Мой сосед тихо отошел к своему пульту, просматривая показания приборов. Что-то подкорректировал.
        - Када домой? - повернувшись, спросил Китаец.
        - Домой? - я задумчиво почесал подбородок. А есть ли у меня дом, кроме этой станции? Тридцать лет - не шутка. За такой срок любая чужбина родиной станет.
        Домой...
        Я впервые за последние семь лет посмотрел на календарь, встроенный в наручные
«Casio». Странно... Эти цифры на экране, кажется, совсем не изменились. Ведь быть такого не может. Хотя... Вот ведь старый дурак! Надо же. Я так усердно пытался заставить себя не считать оставшиеся до отлета дни, месяцы и годы, что в конце концов в одно морозное утро разобрал эти проклятые часы и отверткой сделал им 'харакири'. Просто чтобы не сойти с ума от постоянного ожидания. Время-то они продолжали показывать, а вот с календарем было покончено навсегда. Потом схожим образом поступил со всеми электронными календарями, что находились на станции. Ну, правда, в компьютере один оставался. Точно! И я только заблокировал доступ к нему. Он автоматически должен разблокироваться за сутки до назначенной даты конца моей смены.
        И тут я подпрыгнул, как ужаленный. А вдруг за мной уже прилетали, а меня не было на месте? Все этот Китаец виноват! Что меня так к нему в гости манит?
        Оставался только единственный способ проверить мои смутные подозрения. Я накинул куртку, бросил на Китайца обвиняющий во всех смертных грехах взгляд, и вышел наружу.
        Добрался я до станции так быстро, как только мог. С непривычки от стремительного темпа передвижения сердце рвалось из груди, будто готово было меня покинуть. В ушах стоял противный звон. Едва отдышавшись, сел за компьютер и... вся решимость меня разом покинула. А вдруг я все-таки упустил момент? Хотя, бред. Полный бред. Меня бы начали искать, и обязательно бы нашли. Ведь любой звездолет оборудован поисково-спасательными зондами. Нет уж, я просто так не сдамся.
        Ткнув пальцем иконку календаря на сенсорном мониторе, я затаил дыхание. Сейчас всплывет окно, предупреждающее о недоступности данной функции. Ну, давай же, давай... Однако программа развернулась во весь экран, что заставило меня внутренне сжаться. Неужели мои опасения подтвердились? Дата, где эта проклятая дата? Всмотревшись в мелкие цифры, я долго не мог сосредоточиться. Что такое? Как завтра? Не может быть!
        Нервно усмехнувшись, я уткнул лицо в ладони и на пару минут выпал из реальности. Мне нужно было переварить этот момент, подобно куску праздничного пирога. И опять же, Китаец словно знал о дате моего отлета. Напомнить решил, умник. А может я ему сам когда-то говорил, да забыл? Как знать.
        Я ликовал! Это был конец дежурству! Молодой энергичный наблюдатель сменит меня на этой холодной планете, которая на многие годы будет ему родным домом.
        Ночью я так и не смог уснуть. У меня почему-то не было радости при мысли о Земле. Отвык я от суеты и шума человеческого общества. Совсем отвык.
        Ворочаясь с боку на бок, продолжал думать до самого утра. Как это все будет выглядеть? Как встретит меня оставленная давным-давно голубая планета? А потом куда? Ведь на Земле нельзя жить - это музей. Ее только по древней традиции положено посещать после долгих отлучек. Куда меня судьба занесет?
        Видимо, в конце концов, мне все же удалось задремать. Голос я услышал не сразу.
        - Станция Лютиции-2. Ответьте. Это звездолет «Иволга».
        Динамик передатчика громко вещал, выплевывая в воздух тучи многолетней пыли. Я даже не сразу понял, в чем дело. Сидел на кровати и отрешенно хлопал глазами.
        - Станция Лютиции-2. Это звездолет «Иволга». Ответьте.
        Шатаясь, я подошел к пульту.
        - Слушаю вас, «Иволга». Это Лютиция-2, - голос мой был хриплым, будто с похмелья. Хотя, неделю уже не пил. Сколько же можно?
        - Лютиция-2, дайте посадочный коридор.
        Я трясущимися руками ввел стандартную программу посадки крупного транспорта.
        Оставалось полчаса на завтрак. Кухонный автомат выдал обычную вязкую субстанцию серого цвета, в меню называющуюся кашей. По секрету говоря, из нее получается отменный самогон. И только. Так ее жевать без отвращения нельзя. Но надо. Слишком уж много в ней полезных веществ.
        Мерцая сигнальными огнями, красивое вытянутое тело звездолета плавно опустилось на обледеневшую маленькую площадку. В предрассветных сумерках «Иволга» выглядела особенно прекрасно, словно волшебное сказочное существо. Существо не этого холодного мира.
        Я не стал с собой ничего брать. А зачем? Там, куда я полечу, это уже никому не нужно. Хлам, антиквариат.
        Со щемящей сердце тоской, я последний раз посмотрел на свое скромное жилище. От накативших вдруг слез сдавило горло.
        Прощай... Прощай навсегда. И медленно стал подниматься по успевшему уже покрыться тоненькой корочкой льда, металлическому трапу. Неужели за тридцать лет не могли придумать что-то более удобное?
        Пилот был один. Как оказалось, звездолеты этого класса летают без экипажа. Все сложные задачи берет на себя совершенная электроника.
        - А что, смены не будет? - удивился я.
        Пилот развел руками.
        - Увы, проект в этой части Галактики свернули. Не перспективным оказался, - с ноткой сожаления произнес он. - А вы, Петр Семеныч, настоящий ветеран. Не каждый бы отдал жизнь ради науки.
        Усевшись в удобное анатомическое кресло, я еле сдержался от нецензурного выражения.
        Нашли ветерана... Ведь зря же все.
        И когда «Иволга» плавно поднялась в атмосферу планеты, мне показалось, что я оставил нечто важное. Я с тоской смотрел на медленно проплывающую в иллюминаторе, затянутую густой пеленой облаков, неприветливую Лютицию-2.
        Китаец... Как же я о нем забыл? Даже не попрощался с ним? Ай, как неудобно получилось.
        Посмотрев на сосредоточенное лицо пилота, я спросил:
        - А когда китайцы своего-то заберут? Ему теперь одному скучно будет.
        - Какие китайцы? - недоуменно произнес пилот, не отрываясь от приборов.
        - Ну, как же... Там же китайская станция стоит, в ущелье... Большая такая, яркая.
        Оторвав взгляд от экрана, пилот смерил меня странным взглядом. Будто сумасшедшего увидел.
        - Китайцы никогда не строили станции наблюдения, Петр Семеныч. Они только корабли строят. А тем более, сейчас в этом секторе Галактики кроме нас с вами, людей нет. Нечего здесь делать.
        По ту сторону мира
        Мальчик молча сидел на холодной каменной ступеньке полуразвалившейся от времени лестницы и с грустью смотрел вслед удаляющейся фигуре отца. Он знал, что тот, едва достигнув переливающейся изумрудными всполохами завесы, обязательно обернется. Он всегда так делал. Затем, возмущенная человеческим телом мутная пелена на миг разойдется, и мальчик увидит настоящий кошмар.
        - Пойдем, сынок, - красивая молодая женщина ласково коснулась его плеча. - Нам больше нечего здесь делать. Скоро уже утро.
        - Но я хочу взглянуть на его мир. Хоть одним глазком.
        Мать нахмурила тонкие черные брови.
        - Не дольше минуты.
        Мальчик с благодарностью кивнул и осторожно сделал шаг в сторону светящейся завесы. Отец уже почти дошел. Остановился, медленно поворачиваясь. Его глаза всегда улыбались. Как он может жить там, в лишенном радости мире с такими глазами? Или он особенный?
        Прощальный взмах руки, и мужчина растворился в языках зеленого пламени. На том месте, где он прошел, зияла четкая прозрачная брешь в форме человеческой фигуры.
        Мальчик затаил дыхание, с трепетом всматриваясь в кишащие по ту сторону уродливые тела огромных чешуйчатых тварей. Их глаза горели алым огнем, а из ноздрей вырывались струи раскаленного пара, готовые сварить заживо любого, кто рискнет к ним приблизиться. Как же отец живет с ними бок о бок? Да еще это темное мрачное небо, никогда не знавшее солнца...
        - Минута прошла, милый, - женщина взяла сына за руку. - Пойдем. Он скоро вернется.
        - Вернется? - сердце мальчика трепетно сжалось. - Сегодня? Это возможно?
        - Да, - кивнула женщина. - Ты уже большой, сынок, и тебе предстоит сделать выбор. Помнишь об этом? Таковы древние правила. Ты ребенок жителей двух миров, и тебя никто не вправе удерживать здесь. Можешь остаться со мной или уйти вместе с отцом. Решать только тебе. Слушай, что тебе подскажет сердце.
        - Но там тьма, полная чудовищ, - испуганно шарахнулся ребенок.
        - Ну, ведь твой отец там живет, - вздохнула женщина. - Значит ему хорошо в том мире. Вдруг и тебе понравится.
        - А ты была по ту сторону, мама?
        - Да, но я не могу с тобой говорить об этом. Я не хочу влиять на твой выбор.
        Солнце уже клонилось к закату, когда из-за белой мраморной колонны вышел высокий мужчина, одетый в черный длинный балахон, из-под которого выглядывали обутые в старые кожаные сандалии ноги. Подойдя к мальчику, он медленно опустился рядом с ним на колени.
        - Как твое настроение, сын? - с улыбкой спросил он. - Ты готов?
        - Никаких агитаций, Кейлер, - предупредила женщина. - Он должен решить сам. Только сам.
        - Успокойся, Ауриша, - произнес мужчина, кладя свои руки мальчику на плечи. - Я чту правила вашего мира. Чту и склоняю голову.
        Губы женщины тронула едва уловимая улыбка. Она подошла ближе к своему сыну, присела возле него на коротко постриженный газон и тихо сказала:
        - Скоро ты получишь имя, сын, которым сможешь по праву гордиться. Сегодня ты должен решить свою судьбу. Что бы ты ни выбрал, это будет твоя жизнь. Главное, не торопись. Все как следует обдумай.
        - Если я уйду с отцом, я смогу тебя видеть, мама? - спросил мальчик, ковыряя носком ботинка кротовую нору.
        - Мы долго не увидимся, - с грустью проговорила женщина. - Пока ты не вырастешь и не сможешь самостоятельно вернуться сюда, в мой мир. Уже взрослым красивым юношей. Но ты не переживай, этот момент будет самым незабываемым для нас.
        - Не надо забегать вперед, Ауриша, - с укором произнес мужчина, качая головой. - Он еще ничего не решил. Ты заставляешь его нервничать.
        Мальчик неожиданно сорвался с места и быстро побежал к зарослям колючего шиповника. Он не обращал внимания на раздирающие одежду острые шипы. По его щекам бежали ручейки соленых слез, а в глазах все плыло радужными пятнами. Отчаяние тонкими крепкими пальцами сдавливало горло, перехватывая дыхание.
        Выбравшись на небольшую тенистую полянку, он обессилено упал на траву, уткнул лицо в землю и, уже не сдерживаясь, громко зарыдал.
        Нет, ему не было жаль ту жизнь, что он прожил до этого дня. Жизнь с ее радостями и невзгодами. Хотя вторые в последнее время явно преобладали. С тех самых пор, как в их доме появился новый человек, молодой мускулистый Страфф, мальчик стал чувствовать себя лишним. Страфф, как и все остальные взрослые, абсолютно не замечал присутствия «ребенка-двумирца». Так было принято, пока тот не определится со своим будущим и не получит имя. Только тогда он будет считаться равным. Однако Страфф постоянно напоминал его матери о необходимости держать предписанную правилами дистанцию. Ребенок заметил, как этот посторонний ему человек оказывает на женщину большее влияние, чем следовало ожидать. Поэтому она с каждым днем неотвратимо отдалялась. Порой мальчику становилось страшно от мысли, что на его глазах, может быть, происходит зарождение новой семьи, такой правильной для этого мира, но такой чуждой для него самого. Слишком уж ничтожно малую роль отводил для него в семье Страфф. А если появятся еще дети? Уже не «двумирцы», так отвергаемые до поры до времени окружающим обществом, не отягощенные предстоящим выбором,
а по праву рождения получающие гарантированное место под солнцем и ИМЯ...
        Но и мир отца его не притягивал. Страшный мрачный кошмар, именуемый Пустошью, был полным антиподом этому солнечному светлому Пирродису - миру цветущих садов, поющих птиц и звенящих прохладных ручьев. Детское любопытство конечно не раз подбивало мальчика прыгнуть в прореху ткани мироздания вслед за родителем, но благоразумие всегда одерживало верх. Поэтому он обходился лишь краткими подглядываниями сквозь ненадолго открытое окно.
        А может не все так страшно там, в Пустоши? Отец никогда не рассказывал о каких-либо опасностях. Да и на вопрос о жутких тварях, изрыгающих пар, в ответ лишь всегда усмехался. Почему?
        Мальчик вышел к мраморному храму, когда уже почти стемнело. Мужчина и женщина сидели рядом и тихо вели беседу, иногда переходя на таинственный шепот, а иногда весело смеясь. Им было о чем поговорить. Ведь это их последняя встреча, независимо от выбора, сделанного сыном.
        Бесшумно подкравшись, мальчик встал за ближайшей колонной и закрыл глаза. Он не хотел им сейчас мешать, но предательски хрустнувшая под ногой ветка выдала его с головой.
        - Ты вернулся? - с улыбкой произнес отец. - Мы с нетерпением тебя ждем. Подойди.
        - Я все решил, - уверенно произнес мальчик, приблизившись к родителям. - Я иду с тобой, отец.
        - Ты уверен?
        - Да. Только ты и я.
        Женщина смахнула рукой набежавшую слезу и печальным голосом проговорила:
        - Ты уже вырос, сынок. Это твое право - выбирать. Я рада за тебя, поверь. Я рада, что мой ребенок не вырастет трусом.
        - Мама, - мальчик упал к ней в объятия. - Прости.
        - За что? - удивилась мать, гладя сына по взъерошенным волосам. - Это ты меня прости. Я старалась сделать из тебя настоящего человека.
        - И ты отлично с этим справилась, Ауриша, - произнес мужчина, поднимаясь на ноги. - Ну, что, сын? Нам пора. Скоро день подойдет к концу. Мы должны придти до полуночи.
        Приблизившись к переливающейся изумрудным огнем таинственной завесе, отец с сыном остановились. Протянув руку, мальчик робко коснулся висящей в воздухе мерцающей пленки.
        - Смелее, - подбодрил родитель. - Ты сможешь. Закрой глаза и доверься мне.
        Мужчина шагнул к ребенку, осторожно взял его за плечи и повел вперед. От страха мальчик зажмурился.
        - Доверься мне...
        Когда он снова открыл глаза, то от изумления едва не упал. Он никогда не видел такого ясного прозрачного неба, такой зеленой сочной травы и яркого теплого солнца. Воздух был наполнен ароматами цветов. Маленькие разноцветные птички ловко порхали по веткам высоких развесистых деревьев, при этом издавая чудесные трели.
        Обернувшись назад, мальчик посмотрел в медленно зарастающий разрыв завесы и сердце его в ужасе сжалось. Там, по ту сторону, мир был неузнаваем. Кроваво-красное небо казалось настолько низким, что становилось непонятно, как оно до сих пор не раздавило медленно шагающих по грязному песку мертвой пустыни гигантских огнедышащих ящеров.
        Стать абонентом
        К концу второй недели пребывания на Гейте Малк наконец понял, что начинает медленно сходить с ума. Его раздражало все вокруг, включая палящее белое солнце, безжалостно пытающееся выжечь из живых организмов драгоценные капли влаги. Вольготно под его палящими лучами было лишь местным жителям - маленьких серым карликам с толстой, покрытой редкой жесткой щетиной кожей. Растительности здесь уже почти не осталось, если не считать скудные клочки оазисов, приютившиеся между барханами бескрайней пустыни. Да и то, состояла флора в основном из колючих приземистых кустарников, не имеющих на своих ветках ничего похожего на листья. Такие никудышные растения не годились даже на корм рептилиям, которых жители Гейты использовали в качестве вьючных животных. Но больше всего Малка злила та безысходность, что заставляла его жарится на этой забытой богом планете. Если бы не кондиционируемые помещения станции, построенной еще в незапамятные времена первопроходцами, то он вряд ли бы протянул и сутки. Бетонные стены исправно защищали от внешнего зноя, но только не от неотвратимо надвигающегося сумасшествия. От него
спасения не было даже во время беспокойных ночных снов.
        Кроме Малка, на станции Гейты находилось еще несколько десятков людей, застрявших на этой планете по воле случая. Так почти всегда бывает, когда маршрут пассажирского корабля вдруг оказывается на пути миграции моатти. Предсказать начало перемещений этих звездных скитальцев не в состоянии ни одна система дальнего сканирования, какой бы совершенной она ни была. Все начинается очень быстро, словно стихийное бедствие. Даже если кто-нибудь заметил образование портала на первой стадии, то успеть оповестить экстренные службы он вряд ли успеет. Начало выброса миллионного облака гигантских, поросших кристаллами льда кораблей происходит настолько быстро, что многие транспортные сообщения становятся парализованы. Миграция моатти заставляет сотни пассажирских лайнеров, не успевших вовремя войти в гиперпространственный тоннель, в срочном порядке садиться на ближайшие планеты или же станции безопасности, специально построенные для подобных целей. Иначе в открытом пространстве просто не уцелеть.
        На этот раз портал продолжал сочиться кораблями моатти нестерпимо долго. На протяжении двух недель Малк каждый день с надеждой включал канал новостей, чтобы услышать заветные слова диктора. Но тот все продолжал сообщать о том, насколько далеко растянулся рой проклятых скитальцев. Полезная информация, но не для тех, кто застрял на жаркой и малоразвитой Гейте. На этой планете люди желали только одного - поскорее ее покинуть.
        Малк не помнил, как оказался на борту лайнера. В памяти оставались обрывки воспоминаний о веселой ночной попойке с коллегами из офиса. Видимо кто-то из них и посадил его на корабль, следуя командировочному листу. Даже саквояж с инструментами в спешке забыли всучить. Зачем нужен монтажник без инструмента? Задавая себе в очередной раз этот глупый вопрос, Малк начинал злиться на себя, на коллег и на упертого начальника, который вздумал отправить сотрудника в столь отдаленные от Центра территории.
        Теперь, сидя за стойкой бара в одном из павильонов для людей, Малк пытался отвлечься от дурных мыслей, неспеша потягивая через длинную соломинку ниалогианский коктейль. Помимо алкоголя в состав напитка входила еще какая-то экзотическая дрянь, вызывающая некое чувство эйфории. С каждым выпитым глотком приходило приятное расслабление, мир вокруг становился красочнее, а мрачные лица сидящих рядом людей превращались в комические маски.
        - Я не помешаю? - раздался из-за спины каркающий голос. Говорил явно не человек. Так могли искажать интерлинг только одни существа.
        Медленно повернувшись, Малк одурманенным взглядом уставился на стоящего рядом высокого тощего имбра. Чужак, находящийся в павильоне для людей не вызывал ни у кого особого интереса. К частым гостям уже привыкли. Человеческая среда обитания подходила многим братьям по разуму, считающим ее даже вполне комфортной. Но равнодушно смотреть на имбра, добровольно зашедшего в слишком холодное для него помещение, мог только абсолютно незнакомый с этой расой невежда. Этим существам даже раскаленные пески Гейты казались весьма прохладными.
        - Что тебе нужно? - не выпуская изо рта соломинку, буркнул Малк. У него абсолютно не было желания с кем-либо общаться.
        - Насколько я вижу, вы представитель компании «Galactic Communications», - с трудом вдыхая ледяной воздух, проговорил имбр. Он откровенно таращился на красующийся во всю спину логотип на униформе Малка.
        - И что с того?
        - Мне нужна ваша помощь как специалиста, - продолжил чужак. - Вы единственный здесь, так сказать, мой коллега. Напарник временно нетрудоспособен, а мне надо закончить настройку ретранслятора. Одному не справиться.
        - Ничем не могу помочь, - Малк отвернулся и вновь принялся цедить свой коктейль.
        Имбр явно не желал сдаваться. Он минуту постоял молча, будто с кем-то мысленно советовался, а затем вполне уверенно произнес:
        - Работа будет оплачена. Хорошо оплачена. Вы же все равно сейчас бездействуете. Сколько вам платит ваша компания?
        Малк раздраженно выплюнул изо рта трубочку, глубоко вздохнул и, не поворачиваясь к собеседнику, назвал нарочито завышенную в пять раз сумму. Чтобы наконец-то отстал.
        - Согласен с предложением, - тут же ответил имбр. Судя по всему, финансы для него не имели особенного значения. Или же настройка ретранслятора являлась настолько важным событием, что на это не жалели никаких средств.
        - Даже так? - удивленно протянул Малк, оборачиваясь к чужаку. - Тогда я слушаю тебя внимательно. Что надо делать?

* * *
        Малк с трудом разлепил тяжелые веки и посмотрел на часы. По стандарту времени, которое некогда приняло для собственного удобства расселившееся среди звезд человечество, сейчас было восемь часов утра. Однако местное солнце уже клонилось к закату, что означало долгий восьмичасовой вечер. Сутки на Гейте состояли из восьмидесяти двух стандартных часов.
        Окончательно проснувшись, Малк встал с жесткой койки, потянулся, разминая кости, и нехотя втиснулся в гигиеническую кабинку. Он краем уха слышал, как в нише включился кухонный автомат, готовя запрограммированный со вчерашнего дня завтрак. Донесся ароматный запах синтетического кофе.
        До встречи с имбром оставалось чуть более часа. Надо было еще успеть отправить отчет в офис компании. Ведь Малк обещал продолжать работать, несмотря на вынужденное заключение вдали от дома. Теоретическое усовершенствование систем дистанционного обслуживания передатчиков не требовало дополнительного оборудования. Для этого могли сгодиться и простые бумага с карандашом. А старенького, вечно тормозящего компьютера, коими снабжались индивидуальные жилые помещения для людей, хватало с лихвой. Только Малк поклялся отсылать данные каждый раз перед тем, как лечь спать. Что ж, сегодня стоило ждать звонка разгневанного начальника.
        Управившись со скудным, но питательным завтраком, Малк достал из кармана висящей на вешалке куртки коммуникатор и только хотел подключить его к компьютеру, как сенсорный дисплей портативного устройства вдруг замигал в такт донесшейся со всех углов комнаты объемной веселой мелодии. Казалось, будто грохочут сами стены. Положив разбушевавшийся коммуникатор на стоящую возле койки тумбочку, Малк быстро нырнул под одеяло. Затем высунул руку и коснулся пальцем поверхности экрана.
        - Ну и чем ты вчера занимался? - с трудом сдерживаясь от оскорблений, поинтересовалась возникшая посреди помещения голограмма Дерда Троума. Высокий тощий брюнет сорока пяти лет от роду имел неприятную привычку с самого утра портить своим подчиненным настроение. Независимо от их успехов в компании. Если Троум на кого-нибудь до обеда не наорал, значит, стоило ждать действительно грандиозного скандала.
        - Я всю ночь работал, не смыкая глаз, мистер Троум, - просипел Малк, с трудом отрывая голову от подушки. - Как раз сейчас собирался отправить вам отчет и приложения.
        - Собирался?! - голограмма четко передала наигранное удивление начальника. - Да ты же дрыхнешь в обе ноздри, как сигуранский ленивец! Если бы я тебя не разбудил..
        Кстати, ты не забыл о сегодняшней сделке с имбром? Ты собираешься?
        Малк резко вскочил на кровати.
        - А вы откуда знаете?
        Троум с серьезным видом погрозил ему пальцем.
        - Значит, хотел утаить от меня дополнительный доход? - голограмма сделала шаг в сторону, и сразу же стала не в фокусе. Но вернувшись на прежнее место, обрела былую четкость. - Имбры не люди, Малк Хоупер. Прежде чем обратиться к тебе, они поставили меня в известность. Попросили разрешения задействовать тебя как специалиста. А ты, похоже, и не догадывался об особенностях их управляющей системы? Они никогда не станут просить помощи у постороннего, не проверив его квалификацию. По-другому имбры не могут. Интересно, сколько ты с них запросил?
        - Что, они не сказали? - в свою очередь удивился Малк, вставая с койки. Он не стеснялся своего здорового обнаженного тела.
        - Сказали, но хочу проверить информацию, - Троум недовольно скривился и отвел глаза в сторону. - Да одень же на себя что-нибудь. Я не сторонник нудизма.
        Малк медленно проследовал к встроенному в стену шкафу, взял с полки чистое белье и неспеша оделся. Затем вновь вошел в зону действия камер своего коммуникатора.
        - Ну, так о какой сумме вы договорились? - сразу же насел начальник. - Хотя, лучше не говори. Все равно как минимум половину скроешь, а то и больше. Я еще ни разу не сомневался в честности имбров, и твоя лож только заставит меня устыдиться за человеческие недостатки. Только обозлюсь. А тебе я посоветую или, точнее сказать, настоятельно попрошу всеми возможными способами стать абонентом их сети. Хотя бы на время пребывания на Гейте. Выяснишь принципы действия техники конкурентов. Мы давно хотели узнать об их системе связи, но имбры никогда не допускали к себе в сеть чужаков. Может, в качестве благодарности они тебя подключат.
        - Постараюсь, - кивнул Малк, едва сдерживаясь от глупой ухмылки. Неужели Троум до сих пор такой наивный, что верит в чудеса? А чудес-то на самом деле и нет вовсе. Человек или же представитель какой-нибудь иной расы просто не сможет пользоваться приборами имбров. А причиной тому физическая несовместимость видов.
        Однако Малк не стал спорить с начальником. Тому должно быть виднее с высоты занимаемой им должности. Главное, с преданным видом согласиться, по-тихому сделать дело, забрать деньги и как можно быстрее покинуть эту проклятую Гейту. Забыть навсегда.
        Когда Троум отключился, Малк посмотрел на часы и начал быстро собираться. Отправить отчет он теперь точно не успеет. Да и не ждут его там особо, если исходить из состоявшегося только что разговора. Приоритеты поменялись. Теперь на первом месте встала работа с конкурентами, что само по себе, дело ответственное. Даже Троум был необычайно сдержан при общении, боясь сбить у подчиненного нужный настрой.
        Пройдя по длинному узкому коридору, освещенному лишь вереницами тянущихся под потолком плоских светильников, Малк оказался у второго выхода. Яркий дневной свет сразу же ударил в глаза, и пришлось незамедлительно надеть темные защитные очки. Людей здесь не было. Никто уже давно не пользовался этими дверями, ведущими прямо на солнечную сторону здания. Сквозь запыленные стекла фойе местное светило с особым неистовством сорок с лишним часов в сутки наполняло помещение невыносимым адским жаром. Кондиционер был бессилен против такого пекла, и его уже давно перестали включать.
        На Малке был одет обтягивающий белоснежный термокостюм, помогающий человеческому организму справиться с высокой температурой окружающей среды. Сейчас на Гейте царила поздняя осень, так что пятьдесят градусов по Цельсию в тени - не самый худший вариант. С каждой неделей будет становиться все прохладнее.
        Имбр ждал снаружи, впитывая всем своим телом жалкие по его меркам, толком не греющие лучи. Он сидел на песке, прислонившись спиной к раскаленной стене павильона, и не шевелился. При звуке распахнувшейся створки двери он резко вскочил.
        - Ну, показывай дорогу, - вместо приветствия буркнул Малк. Его голос звучал приглушенно из-за одетого респиратора.
        - Здесь недалеко, - чужак мотнул своей похожей на сморщенный клубень картофеля головой в направлении виднеющейся над верхушками барханов мачты. - Почти сразу за поселком.
        Прикинув расстояние, Малк помрачнел. Люди на его памяти никогда не уходили в поселок, предпочитая держаться станции. Местные жители сами наведывались в гости. Он даже не знал, выдержит ли такой долгий переход его термокостюм.
        - Ты уверен, что путь по поверхности планеты будет безопасным для меня? - на всякий случай решил уточнить Малк.
        - По моим расчетам вам ничего не угрожает, - прокаркал имбр, слегка покачиваясь на своих тонких кривых ногах. - Ваши специалисты в компании тоже подтвердили. Звезда сейчас находится в менее активной фазе, чем во время нашей первой встречи. Интенсивность излучения в допустимых для человека пределах.
        Малк только покачал головой. Неужели имбр успел и в компании всех на уши поставить? И не послали его куда подальше. Видимо, имелся соответствующий приказ Троума.
        До поселка они добрались спустя два часа. Имбр шел легкой пружинящей походкой, будто всю жизнь топтал раскаленные пески пустынь. Хотя на его родной планете преобладали в основном каменистые равнины, усеянные многочисленными горячими гейзерами. А вот для Малка прогулка оказалась довольно изматывающей. Костюм справлялся со своей задачей выше всяких похвал, но ходьбу по рыхлой поверхности он не облегчал.
        Вблизи поселок представлял собой группу из нескольких десятков невысоких одинаковых пирамид, сделанных из самого доступного на планете строительного материала - песка. Местные жители песок чем-то обрабатывали, предавая ему прочность бетона. И уже сверху готовое сооружения красили белой краской. Лавируя между хаотично расположенными постройками, Малк не переставал крутить головой по сторонам. Идущего впереди имбра, казалось, ничего не интересует вокруг. Чужак двигался целеустремленно, глядя прямо перед собой. Но человек был любопытен, и хотел рассмотреть как можно больше деталей. Ему казалось, будто идет он не по поселку, созданному разумными существами, а пробирается сквозь частоколы гигантских зубов в пасти неведомого монстра. Местные жители на поверхности не показывались, так как все дома связывали под землей многочисленные тоннели. Да и окон в строениях не было вовсе, только узкие, ничем не прикрытые входные проемы. Поскольку ими почти не пользовались, то Малк предположил, что служат они только как запасные. Однако при случае решил спросить у кого-нибудь из старост поселка. Остальные обитатели
интерлинг не знали.
        Беспрепятственно пройдя поселок насквозь, человек и имбр поднялись на вершину очередного бархана. Отсюда хорошо было видно наполовину засыпанный песком матово-черный куб ретрансляторной станции. О том, что это именно станция, Малк узнал от имбра еще в баре. Тот довольно четко описал ее внешний вид, но только промолчал о размерах. Она была поистине огромна. Пассажирский лайнер по сравнению с этим творением чужаков выглядел жалким челноком.
        Человечество же пользовалось автономными космическими передатчиками, разбросанными по всей обитаемой галактике на орбитах включенных в сеть планет. Энергии звезд вполне хватало для обеспечения их работоспособности, даже если учитывать то, что помимо излучателя, эти спутники имели гипергенераторы для приема и передачи информации на сверхдальние расстояния. Но при всем при этом, передатчики оставались компактными. В ретранслятор имбров их вошло бы не менее двух сотен.
        - Ты уверен, что я тебе один чем-то помогу? - разглядывая черный куб, спросил Малк. - Похоже, на обслуживание этой штуки нужен целый город персонала.
        - Ретранслятор был установлен стандартный месяц назад, и все рабочие покинули Гейту, - ответил имбр. - Он не требует обслуживания. Его только нужно ввести в систему Аальдо, чем я с напарником и должен был заниматься. Если бы не несчастный случай...
        Имбр потоптался на месте и, поджав ноги, сел на горячий песок.
        - Что за несчастный случай? - тут же насторожился Малк. Имбр явно что-то скрывал или же не договаривал.
        - Ничего опасного для человека, - поспешил ответить чужак. - Наша раса по сути своей относится к растительной форме разумной жизни. Об этом должно указываться в ваших энциклопедиях. Изголодавшиеся травоядные рептилии атаковали нас так внезапно, что мы не успели отреагировать согласно уставу. Я чудом уцелел, но моему напарнику повезло гораздо меньше. Он не погиб, но большая его часть пострадала. Регенерация при низких температурах Гейты проходит не так быстро, как хотелось бы. А планета должна быть подключена к сети в срок.
        Малк только покачал головой. Он не имел права сомневаться в словах имбра, однако его что-то смущало. Уж не конкуренты ли причастны к этому «несчастному случаю»? Ведь Аальдо одна из самых древних и масштабных информационных сетей галактики. Принципы ее существования лежат далеко за гранью понимания людей, да и прочих разумных существ. Говорят, что помимо имбров ей могут воспользоваться только самые сильные телепаты. Так это или нет - никому проверить не удалось. По крайней мере, Малк ничего об этом не знал. Но попытки выведать новые данные о Аальдо никогда не прекращались.
        - Ты точно можешь гарантировать мою безопасность внутри ретранслятора? - поинтересовался Малк.
        Имбр поднялся на ноги.
        - Внутри ретранслятора абсолютно безопасно, - уверенно заявил он. - Как представитель альянса Сплетенных Лучей Гвоура, я гарантирую вам полную защиту на нашей территории.
        - Будем надеяться, - буркнул себе под нос Малк, и неспешно двинулся к поднимающейся ввысь черной стене гигантского куба.
        Но приблизиться к ней вплотную он так и не успел. Что-то громко ухнуло, и у самых его ног в песке образовалась небольшая дымящаяся воронка. Отскочив в сторону, Малк увидел на вершине ближайшего бархана сидящего верхом на многоногой ящерице аборигена. В руках тот сжимал длинноствольный излучатель. И судя по белым полоскам на его сморщенной коже, он являлся старейшиной поселка.
        - Ты же говорил, - покосился на попутчика Малк.
        - Это какое-то недоразумение, - ответил имбр, делая шаг навстречу агрессивному всаднику.
        Второй выстрел едва не лишил его головы. Сверкающая молния с шумом пронеслась мимо, оставив в воздухе еле заметный тающий след.
        - Верни мне дочь, пришелец! - прозвучало на жутко исковерканном интерлинге.
        Очередной выстрел пропахал песок совсем рядом от имбра. Тот даже не дрогнул.
        - Что происходит? - Малк вопрошающе посмотрел на попутчика. - Ты забрал его дочь? Зачем?
        - Она лекарь, - не раздумывая, пояснил имбр. - После инцидента с нападением рептилий сама вызвалась помочь в лечении моего напарника.
        - И что? До сих пор лечит?
        - Да.
        Малк перевел взгляд на всадника и оторопел. Тот, поднимая облако песка и пыли уже во всю прыть несся к ним. Намерения аборигена были явно не двусмысленны.
        - Бежим! - выкрикнул Малк, припустив в сторону ретранслятора. Но имбр остался стоять на месте. Он даже не предпринял не единой попытки создать для себя какую-либо защиту. Не говоря уже, что обещал ее своему человеческому спутнику.
        Пробежав некоторое расстояние, Малк остановился. Любопытство пересилило страх, и ему стало интересно, что сделает имбр, когда всадник его настигнет. Ведь не задумал же тот свести счеты с жизнью?
        Однако разъяренный абориген так и не смог приблизиться к своему объекту мести. Неожиданно перед рептилией в песке возникла большая глубокая воронка. Среди поднятой в воздух пыли мелькнули многочисленные лапы, и старейшина вместе со своим
«конем» полетел вниз. У самой кромки остался лежать присыпанный песком излучатель.
        Имбр издал звук, чем-то похожий на смешок, отвернулся от ловушки и неспеша двинулся к Малку. За его спиной слышались громкие крики отчаяния, но он будто их не слышал. Если бы Малк хоть чуть-чуть понимал местный язык, то вероятно нашел бы для себя много интересных фраз, кои звучат отнюдь не каждый день на этой планете. А имбр, если и понимал все эти ругательства, не подавал виду, что воспринял их серьезно.
        Внезапно крики резко прервались. Возникла короткая пауза, а затем истошный вопль разнесся над пустыней. Малк аж подпрыгнул на месте, а имбр даже не обернулся. Будто так и надо. Только когда из воронки брызнули в разные стороны фонтаны белой, словно молоко жидкости, он слегка пригнулся и ускорил шаг.
        - Что произошло? - спросил взволнованный Малк, следуя за своим невозмутимым спутником. - Что это было? Это была кровь?
        - Все нормально, - спокойно прокаркал имбр. - Я же гарантировал защиту. Я всегда держу слово.
        - Он ведь погиб, - Малк ошарашено поглядывал в сторону воронки. - Почему? Это ты сделал?
        Имбр на этот раз не ответил.
        - Я не пойду с тобой, если ты не скажешь правду, - Малк остановился, демонстративно отворачиваясь. - Что ты там еще скрываешь? Каких сюрпризов мне еще от тебя ждать?
        Чужак, сделав несколько шагов, тоже замер. Повернулся к человеку.
        - Это стандартная защита территории, где расположен ретранслятор, - проговорил он. - Мы вынуждены прибегать к таким суровым мерам, так как в последнее время все чаще стали происходить проникновения промышленных шпионов. До сегодняшнего дня система работала в щадящем режиме, и это привело к несчастному случаю с моим напарником. Поэтому я усилил охрану.
        Малк нахмурился. Неужели Аальдо стоит стольких смертей? Чужая сеть, не доступная никому на физическом уровне, все-таки остается сладким запретным плодом. Все знают о ее особенностях, но продолжают искать способы добраться до сути. Может быть, имбры скрывают нечто иное? Вдруг существует возможность адаптировать ее под другие организмы?
        - А если я передумал тебе помогать? - глядя в глаза своего спутника, спросил Малк. - Что тогда? Найдешь другого помощника?
        - Другого не будет, - тут же ответил имбр. - Ваша кандидатура оказалась единственной подходящей на Гейте. И дело вовсе не в квалификации. В случае отказа от сотрудничества вы потеряете не только в финансовой части, но и лишитесь своей работы. Навсегда.
        Малк только невесело усмехнулся. Он примерно так все и представлял. Разве компания упустит возможность заглянуть в недра самого таинственного в галактике объекта, пусть даже глазами рядового сотрудника? Что им стоит потом изъять из мозга воспоминания, конвертировав их в доступные для просмотра изображения. Не спросят даже согласия. А за неподчинение приказу наказание будет очень жестоким. Вплоть до пожизненного лишения лицензии на работу.
        - Ладно, пошли, - махнул рукой Малк. Потерять лицензию значило только одно - отбросом общества просуществовать остаток жизни, которая станет гораздо короче, где-нибудь на промышленной планете, в карьере, вдыхая мелкодисперсный песок. Там не зарабатывают деньги, а получают за каторжный труд всего лишь в сутки миску синтетической каши и литр плохо очищенной воды.
        Когда подошли вплотную к черной гладкой стене гигантского куба, имбр коснулся рукой поверхности. От его прикосновения в разные стороны пошли ровные круги, будто дотронулся он не до монолита, а до зеркала воды тихого озера. Эффект был настолько неожиданным, что Малк даже отступил назад. Он с интересом наблюдал, как вслед за кругами в стене образовалось небольшое круглое отверстие, залитое ровным красным светом. Имбр приглашающим жестом попросил человека проследовать внутрь.
        Малк пригнулся, и осторожно сделал шаг навстречу неизвестности.
        Глаза долго привыкали к необычному освещению. Поначалу Малк натыкался на все углы, и если бы не имбр, любезно корректирующий его неловкие движения, то он точно бы разбил себе голову о первую же перегородку. А их в огромном корпусе ретранслятора было несметное количество.
        Спустя какое-то время Малк смог разглядеть силуэты находящихся вокруг него предметов. От яркого красного света к горлу начала подступать тошнота, и на короткий миг пришлось сомкнуть веки.
        Когда человек вновь открыл глаза, от неприятного освещения не осталось и следа. Похоже имбр сменил спектр ламп, чтобы гость чувствовал себя комфортнее.
        - Так лучше? - спросил он, шагая впереди Малка по длинному извилистому тоннелю. В его тощих руках невесть откуда появился полупрозрачный планшет, на котором отображались вереницы непонятных знаков.
        - Спасибо, - выдавил из себя Малк, с интересом осматриваясь по сторонам. Стены тоннеля так и притягивали взгляд. Сквозь иссиня-черную поверхность просвечивали мириады маленьких разноцветных искр, будто усыпанное бесчисленными звездами пространство галактики. Некоторые из них гасли, а другие вспыхивали вновь, становясь еще ярче. Малк невольно залюбовался.
        Тоннель кончился неожиданно, резко переходя в большой просторный зал. Посредине зала находился прямоугольный бассейн с низкими сглаженными бортами, наполненный вязкой мутной субстанцией. В жидкости вяло шевелилось какое-то существо.
        - Мой напарник сейчас проходит вторую стадию регенерации тканей, - подойдя к краю резервуара, пояснил имбр. - Внешние коммуникативные функции пока отсутствуют. Однако визуально он все воспринимает через меня.
        Малк осторожно придвинулся к бортику, пытаясь рассмотреть слабо двигающееся бесформенное тело. На имбра оно мало походило.
        - А где лекарь? - спросил человек, переводя взгляд на неподвижно стоящего чужака. Похоже, он общался со своим напарником на одной им известной ментальной волне. На вопрос он так и не ответил.
        Малк не стал им мешать, продолжая разглядывать пострадавшее от мелких зубов ящериц существо. Да, с худым скелетоподобным телом имбра оно не имело ничего общего. А почему, собственно, Малк решил, что напарник должен быть имбром? Ведь этого никто не говорил. И тут он увидел мелькнувший среди сплетения бурой плоти серый клочок кожи. Сначала Малк решил, что ему показалось. Уж больно мимолетным было видение. Но когда над поверхностью вдруг высунулась покрытая жесткой щетиной трехпалая рука жителя Гейты, человек в ужасе отпрянул назад.
        - Лекарь занят своим делом, - раздался над самым ухом каркающий голос. - Не будем ему мешать.
        - Но ведь эта тварь переваривает его, - Малк трясущейся рукой указал в сторону бассейна. Потом вдруг осознал, что имбр стоит слишком близко от него. - Не подходи! Слышишь?
        Однако было уже поздно. Что-то больно кольнуло человека в затылок, и он провалился в забытье.

* * *
        Малк шел по поверхности выжженной жаркой звездой пустыни, даже не замечая поднявшейся до опасных пределов температуры. Респиратор бесполезным грузом висел на груди, а термокостюм был расстегнут. За его спиной поднимался высоко в безоблачное небо инверсионный след, оставленный стартовавшим минуту назад огромным черным кораблем. Но Малк ничего не замечал вокруг себя, сосредоточившись мыслями на сидящем в его голове зародыше. Тот порой пульсировал, причиняя человеку ужасную боль. В такие моменты Малк хватался руками за голову и начинал кататься по горячему обжигающему песку.
        Нашли его лежащим без сознания в километре от станции. Местные жители сообщили людям об их потерявшемся товарище. Тут же выслали экстренную бригаду, приписанную к пассажирскому лайнеру. Самоходная платформа с медиками на борту быстро доставила человека в старый, но до сих пор функционирующий медблок.
        - Ну и везучий же ты, парень, - покачал головой седоволосый врач, отодвигая пальцами веки лежащего на столе Малка. - Еще немного, и мы бы тебя потеряли навсегда. Организм, видать, сильный. Это тебя и спасло от перегрева. Только что сообщили, что последние моатти покинули нашу систему. Через несколько часов вновь выйдем в космос.
        Малк не воспринимал окружающий его мир. Зародыш внутри него продолжал расти, готовый вот-вот превратиться во что-то могучее, но не способное к самостоятельному существованию. Они были нужны друг другу. Человек давал чужому кров, а тот в свою очередь готов был поддерживать в своем носителе жизнь при любых условиях. Но не это было главной целью симбиоза.
        Лопнул прочный кокон зародыша почти на подлете к пересадочной базе «Филлада-15». Малк встрепенулся, отключая подсоединенные к телу датчики. Встал с анатомической кровати, подошел к прямоугольнику иллюминатора и невидящим взглядом уставился на затухающий в пространстве след от закрывшегося недавно гиперпространственного туннеля.
        Если бы Малк смог остаться самим собой, то он бы прекрасно понимал, каким образом чужие имбрам организмы способны получить доступ к Аальдо. Это оказалось вполне реальным фактом. Но цена...
        Его мозг каждую секунду пропускал через себя терабайты информации, ретранслируя поток данных в радиусе многих миллиардов километров. Он мог бы почерпнуть из сети самые сокровенные тайны разумных существ галактики, собранные на протяжении миллионов лет. Прикоснуться к могуществу древних, и стать непобедимым. Но его ничего уже не интересовало, поскольку часть общего механизма не вправе иметь собственное индивидуальное Я, а только бессмертное неразрушимое тело.
        Продавцы лета
        Выйдя на обледеневшее за ночь крыльцо, Стэки сразу же увидел припаркованный на противоположной стороне улицы ярко-синий фургон с большой белой орхидеей, изображенной на кузове рядом с надписью «Summer». Сердце мальчика на миг замерло в груди, остановленное порывом нахлынувшей вдруг радости. Неужели в этот раз
«продавец лета» наконец-то придет к нему? Не к Хеннингтонам, живущим по соседству, а именно к нему, и подарит несколько часов долгожданного солнечного тепла?
        От нетерпения Стэки кинулся к перекошенной калитке, удерживаемой в закрытом положении за счет куска алюминиевой проволоки, распахнул ее настежь и выбежал на занесенный снегом бульвар. Он только успел заметить, как мелькнул за огромным сугробом желтый чемоданчик, который держал в руке высокий мужчина в длинном черном пальто и широкополой фетровой шляпе. И улица вновь стала пустынна. Только холодный ветер гудел в проводах, будто насмехаясь над мальчиком, в очередной раз лишившимся надежды на праздник.

«Продавец лета» неизменно каждый месяц приезжал к соседям, семье Хеннингтонов, проживающих в шикарном двухэтажном доме, отделанном современными энергосберегающими щитками. Тобб и Мирель были еще достаточно молодыми, и занимали неплохие должности в администрации городка. Поэтому могли себе позволить побаловать своего сына, толстого задиру Джима, столь дорогим развлечением. Джим частенько дразнил Стэки, называя неудачником и голодранцем. Но виноват ли был мальчик, если его родителей еще год назад лишили соцпакета? Их семью признали неперспективной, ограничив в правах. В сложившемся положении найти нормальную работу было практически невозможно, и чтобы хоть как-то сводить концы с концами, отец занимался чисткой снега. Тяжелый труд приносил такие крохи, что едва хватало на еду. Не говоря уже о покупке теплой одежды.
        Шмыгнув носом, Стэки еще некоторое время постоял, наблюдая, как над высоким забором Хеннингтонов разворачивается темная полусфера изолирующего поля, накрывая собой весь их земельный участок вместе с домом. Это хорошо, что поле непрозрачное, и посторонние люди не могут видеть довольных улыбок нежащихся в теплых солнечных лучах счастливчиков, купивших себе такую дорогую частичку «лета».
        Вернувшись к себе в дом, Стэки скинул в прихожей изрядно поношенные сапоги, стянул с головы шапку, которую связала ему мама на день рождения из распущенного папиного свитера, и прошел на кухню. Пахло подгоревшими блинами и еще чем-то кислым. Мальчик забрался с ногами на стул, принявшись наблюдать, как мама возится возле плиты.
        - Мам, а когда мы сможем купить «лето»? - спросил он.
        Молодая женщина с шикарными светлыми волосами, заплетенными в толстую длинную косу, не оборачиваясь, ответила:
        - Мы уже обсуждали этот вопрос, Стэки. И неоднократно. Как только появится возможность, так сразу и купим.
        Мальчик тяжело вздохнул.
        - А когда она появится?
        - Не знаю, сына. Папа и так работает в две смены. Вот если я найду работу, тогда. .
        - А на мой день рождения?
        Мать повернулась к Стэки. Подошла, села рядом на стул, положив на колени серое кухонное полотенце.
        - Мы с папой очень тебя любим, и больше всего на свете хотим, чтобы ты был счастлив. Для нас это самое главное. Мы постараемся что-нибудь придумать к этому дню. Ладно? Обещаю.
        - Я тоже вас очень люблю, мам, - ответил мальчик. Соскочив с места, обнял маму. Поцеловал в щеку.
        - А сейчас давай завтракать, - женщина в ответ чмокнула сына в макушку и вновь встала к плите. - Я тут муку в шкафу нашла. Решила блинов напечь. Так что мой руки и за стол.
        Обнаружив стоящую рядом с плитой тарелку, на которой лежала стопка румяных блинов, Стэки осторожно, на цыпочках к ней подкрался и, схватив верхний блин, выбежал из кухни. Хорошо, что мама не успела хлестнуть его по пятой точке полотенцем, а только возмущенно, с фальшивой строгостью воскликнула:
        - Куда грязными руками?!
        Но Стэки к этому времени был уже в коридоре. И тут он вдруг осознал, что блин-то, оказывается, вовсе не холодный. Пальцы мальчика сами собой разжались, выпуская горяченное 'лакомство' в свободный полет.
        Подобрав блин с пола, Стэки принялся растирать ногой жирный след на кафеле, при этом опасливо косясь в сторону открытой на кухню двери. Если мама увидит, что он так небрежно относится к еде, хорошего подарка можно не ждать.
        Украдкой спрятав блин в карман куртки, чтобы потом скормить его Ойлли, вислоухой старой дворняге, что жила у Данта, мальчик направился к себе в комнату. Вспомнив про Данта, он хитро улыбнулся. Старик обещал сегодня взять его с собой в ущелье Зари. Тайком от родителей, иначе о поездке не могло быть и речи. Дант каждый вечер вывозил на грузовике из города снег, сваливая его с обрыва прямо в замерзшее русло реки, и Стэки уже давно стремился посмотреть на гигантские снежные горы, которые образовались благодаря стараниям старика. А еще там есть огромные ледяные сосульки, свисающие на многие метры вниз. Говорят, когда дует сильный ветер, они начинают издавать чарующие слух таинственные звуки.
        В предвкушении вечернего приключения, Стэки тихо оделся и вышел из дома. Он не хотел завтракать. Вернее, хотел, но скоро должен был вернуться с ночной смены отец, и еще теплые блины окажутся очень кстати. А в гостях у Данта всегда можно попить горячего чая с сухарями, черпая ложкой из банки тягучий яблочный джем.
        Переходя дорогу, Стэки машинально посмотрел на дом Хеннингтонов. Сфера поля уже исчезла, и зима вновь вовсю царствовала на их земле. Да и фургон уехал. Похоже, в этот раз соседи наслаждались «летом» не больше часа. Неужели деньги кончаются?
        Топая прямо по проезжей части, мальчик думал об ущелье Зари.Он никогда раньше не видел настоящих ущелий, только на экране телевизора, когда в доме еще присутствовал этот предмет роскоши. Да и то, показывали их в основном без снега и льда. А там, где было жарко, речи о больших 'поющих' сосульках быть не могло.
        Неожиданно тишину морозного утра разорвал пронзительный вой турбины. Из-за угла дома выскочил черный бронированный мобиль с характерной полицейской эмблемой на боку, и на бешеной скорости понесся прямо на мальчика. Стэки замер на месте, круглыми глазами смотря на приближающуюся машину. Ноги сделались ватными, а тело сковал страх.
        Не доезжая до маленького пешехода нескольких метров, мобиль резко затормозил, разворачиваясь боком. Дверь распахнулась, выпуская наружу высокого молодого человека, одетого в длинное черное пальто. Вот только шляпа отсутствовала. Но и без нее Стэки узнал «продавца лета». Только что он делал за рулем полицейской машины?
        На долю секунды их взгляды встретились, и мальчик инстинктивно сжался в комок. Он никогда раньше не думал, что у человека может быть такой взгляд. Будто окатили ледяной водой. И необузданная злоба, и ненависть, и панический страх, - все отражалось в этих странных глазах. Было еще что-то, но Стэки уже не мог различить. Он сосредоточился на вожделенном желтом чемоданчике, который человек прижимал к груди обоими руками. Постоянно оглядываясь, «продавец лета» быстро пересек улицу и скрылся за соседним домом. Похоже, он от кого-то убегал. Мальчик даже подумал, что наверняка нашелся тот, кто также сильно хотел заполучить кусочек «лета», что решил отнять у «продавца» чемодан. Кто-то взрослый и сильный.
        И тут человек выскочил обратно. За ним следом на небольшой высоте бесшумно летел синий флаер, едва не касаясь плоским днищем края железного забора. Стэки видел такой летательный аппарат только один раз, когда город посещал президент. В следующий момент раздался громкий треск. В воздухе сверкнула яркая вспышка, и
«продавец лета» упал ничком на снег, превратившись в черную кляксу. Чемоданчик выскользнул из его рук, катясь по обледенелой земле прямо к ногам Стэки.
        Время остановилось. Мальчик смотрел на желтый прямоугольник на белом снегу и не верил своим глазам. Где-то там, вдалеке завис неподвижно флаер, а из него, словно в замедленном режиме видео, выпрыгивал одетый в синий комбинезон человек с оружием. Он что-то кричал, поднимая руку, но Стэки ничего уже не видел и не слышал. Для него весь огромный окружающий мир свернулся до размера желтого чемодана, который манил к себе сильнее шоколадного торта из кондитерской миссис Тесье или новой игровой консоли в руках задиры Джима.
        Что произошло дальше, мальчик не помнил. Будто вырезали кусок его памяти. Раз, и он очнулся у себя в комнате, сжимая в руках самый желанный подарок. Сердце бешено колотилось, заглушая доносившийся снизу яростный стук в дверь.
        Надо спешить.
        Крышка, как ни странно, не имела замков, и Стэки быстро ее поднял, бросая взгляд на содержимое. Он надеялся и вправду увидеть внутри что-то необычное, похожее на собранный в бутылку желтый солнечный свет. Но вместо этого там оказался простой офисный компьютер, причем даже без клавиатуры. Ее заменял тонкий планшет, имеющий всего три кнопки. Самая большая была помечена желтым символом солнца, которая, судя по всему, включала аппарат.
        Протянув руку к кнопке, Стэки уже приготовился ее нажать, как вдруг дверь с грохотом распахнулась, впуская в комнату того самого вооруженного незнакомца в синем комбинезоне, что выпрыгивал из флаера. Вид у него был крайне обеспокоенный, шапка на голове отсутствовала, и всклокоченные черные волосы торчали в разные стороны неопрятными пучками. За его спиной стояли еще какие-то незнакомые мальчику люди, но ни мамы, ни отца среди них не было.
        - Только не нажимай, парень, - спокойным, немного запыхавшимся голосом проговорил человек в синем. - Не делай глупость. Отдай чемодан.
        Стэки хотел было подчиниться и убрать руку, но тут вдруг его охватило небывалое прежде отчаяние. Он понял, что сейчас заплачет. Но плакать нельзя. Иначе все исчезнет. Все станет как прежде, и никакой мечты. Никакого «лета» с его теплом и солнцем. Только постоянная вечная зима.
        - Почему? - едва сдерживая слезы, спросил мальчик. - Почему я не могу получить
«лето»? Чем я хуже Джима?
        - Будет тебе лето, парень, - все также спокойно говорил незнакомец. - Все будет. Я лично подарю тебе целый день «лета». Согласен? Только отдай чемодан.
        Стэки ему не верил. Незнакомец искусно врал, как и многие взрослые в городке, чтобы получить желаемое. И когда уйдет, прихватив с собой желтый чемодан, даже не вспомнит о своем обещании.
        - Нет, - отрезал мальчик, кладя палец на кнопку. - Хочу «лето» сейчас.
        - Пропустите, - раздался из коридора чей-то голос, и в дверях появился высокий мужчина в черном длинном пальто. В руке сжимал фетровую шляпу с большими полями. От неожиданности Стэки раскрыл рот, созерцая живого и невредимого «продавца лета». Только глаза были добрые, как у отца.
        - Извините, мистер Грейг, - обратился он к «синему». - Можно я поговорю с мальчиком? У меня есть допуск к функциям психолога.
        - Действуйте, Теодор, - кивнул тот, делая шаг назад. - Только прошу вас: не допустите включения активатора. Метаморф, перед тем, как я его обезвредил, успел взломать все программы безопасности, и система сейчас полностью готова к запуску. Не думал, что эта тварь справится так быстро.
        Но «продавец» уже подошел к мальчику, ласково улыбнулся. Затем сел прямо на пол напротив него.
        - Как тебя зовут? - спросил он.
        - Стэки, - шепнул тот, всматриваясь в добрые, слегка грустные глаза собеседника.
        - А меня зовут Теодор, - представился «продавец лета». - Будем знакомы, Стэки. Я вижу, что ты совсем не хулиган, а послушный мальчик, который любит своих родителей. И родители тебя очень любят, и не хотят, чтобы с тобой случилась беда. Ты ведь, наверное, тоже этого не хочешь?
        Стэки молча помотал головой.
        - Ну, так давай с тобой договоримся, - тем временем продолжал говорить Теодор. - Ты просто уберешь руку с кнопки. Просто уберешь. Чемодан пока оставь у себя. Слышишь меня, Стэки?
        - Почему вы все время врете? - едва слышно проговорил мальчик. - Это потому что я ребенок? Поэтому, да?
        - Успокойся, малыш, - Теодор протянул руку вперед, будто пытался издали погладить Стэки. - Я абсолютно не хочу тебя обманывать. Просто пытаюсь спасти.
        - От чего спасти? - Стэки с вызовом посмотрел «продавцу» в глаза. - От теплых солнечных лучей? Я ведь не прошу многого. Чем я хуже Джима? Он может загорать, а я нет?
        За спинами толпящихся возле дверей незнакомых мужчин послышался одинокий женский голос. Стэки дернулся, узнав родные, чуть с хрипотцой нотки матери.
        - Пустите меня, пустите, - говорила она. - Стэки, сынок. С тобой все в порядке?
        - Миссис Ллойд, - «синий» встал на пути женщины, перегораживая ей путь. - Не мешайте. С вашим сыном работает специалист.
        - Все нормально, мам, - Стэки вытянул шею, пытаясь рассмотреть родительницу из-за спины мистера Грейга. - Не волнуйся.
        - Вот видишь, Стэки, и мама здесь, - улыбнулся Теодор. - Кстати, она у тебя красивая. Разве можно допустить, чтобы она страдала? А ложь здесь вовсе не причем. В твоих руках вовсе не обычный чемоданчик, с которым ездят по городу представители компании «Summer». В отличие от иллюзорного временного микроклимата он может сделать НАСТОЯЩЕЕ лето. На всей Колти.
        - Теодор, прекрати сейчас же, - «синий» начал нервно сдергивать с плеча оружие.
        - Это информация строго секретна. Ни слова больше.
        Тем временем, воспользовавшись его заминкой, женщина вбежала в комнату, кинулась к сыну и заключила его в свои объятия.
        - Хватай активатор! - тут же воскликнул Грейг, бросаясь к чемодану.
        Но Теодор поступил по-своему. В воздухе просвистела сжатая в лодочку ладонь, и
«синий», отлетев в угол комнаты, так и остался там лежать без сознания. А
«продавец лета» продолжал спокойно сидеть на полу, будто мгновение назад вовсе не наносил точный сокрушительный удар. Даже дыхание у него не сбилось.
        Мальчик, краем глаза видевший быструю расправу, восторженно посмотрел на Теодора. Так умели драться лишь супергерои из просмотренных давно фильмов. «Продавец лета» явно был не тем, за кого себя выдавал.
        - А чем плохо НАСТОЯЩЕЕ лето?
        - Оно убьет людей, - тихо ответил Теодор.
        - Убьет? - от удивления Стэки раскрыл рот. - Разве «лето» может кого-нибудь убить?
        - Еще как может, - с серьезным видом кивнул собеседник. - Насколько я понимаю, в школу ты не ходишь? Ну, ничего, Стэки. Это дело поправимое. Однако все школьники должны знать хотя бы основные принципы классификации планет. И среди них есть две главных категории: миры с положительной биосферой и отрицательной. Что это значит? Это значит, что в первом случае человеку не будет ничего угрожать. Климат планеты с положительной биосферой на девяносто процентов благоприятен для организма. Можно с наслаждением вдыхать свежий воздух, не боясь отравлений и различных инфекций. Также потреблять в пищу некоторые местные фрукты и пить воду. Но, к сожалению, таких миров очень мало. Можно пересчитать по пальцам. А вот планеты с отрицательной биосферой встречаются гораздо чаще. Они с первой секунды знакомства настроены недружелюбно к человеку, и если присутствуют живые организмы, то каждый из них готов нести ему смерть. От мельчайшей бактерии до крупного зубастого хищника - все только и будут стараться напасть. Воздух, если он пригоден для дыхания, содержит ядовитые споры растений, а вода - сильнейшие органические
токсины.
        - А причем здесь «лето»? - перебил Теодора мальчик, непонимающе хлопая глазами.
        Тот почему-то довольно кивнул, посмотрев при этом на свои наручные часы.
        - А притом, что люди уже несколько поколений назад научились обуздывать такие непокорные миры, - продолжил 'продавец', как-то странно щуря глаза. - Сначала с низкой орбиты проводится глубокая обработка поверхности криобомбами. Потом, когда температура достигнет критической отметки, выводится вручную оптимальный уровень. Дальше уже в дело вступают контролирующие спутники, не позволяющие солнечным лучам нагревать поверхность. Получается замкнутый, законсервированный мир, в котором искусственно поддерживается заданный климат. И в последствии уже заселяются специально отобранные для колонии люди с соответствующими положительными мутациями.
        - Невероятно, - миссис Ллойд ошарашено мотала головой, не выпуская из рук плеч сына. - И после этого вы утверждаете, что правительство заботится о своих гражданах?
        - У правительства нет выхода, - с печалью в голосе проговорил Теодор. - Люди расселяются среди звезд небывалыми темпами. Для колоний нужны все новые и новые планеты. А их, увы, не достаточно. Приходится изобретать новые способы.
        - Это получается, что мы в любой момент можем... исчезнуть? - - женщина прикрыла уши сына ладонями. Не стоит ему слышать все. - Президент в курсе? Он поддержал этот проект?
        - В курсе, - кивнул Теодор. - Ему некуда было деваться. Все хотят жить.
        - И я еще голосовала за этого человека, - сокрушенно покачала головой миссис Ллойд. - И насколько я понимаю, этот чемоданчик, - она скосила глаза на лежащего возле ее ног желтого 'виновника всех несчастий', - отключает спутники?
        - Совершенно верно.
        - Чья была ошибка, из-за которой мой сын, не имеющий даже начального образования, смог стать угрозой существования колонии на Колти? Когда мы сюда переселялись, и когда я принимала решение завести ребенка, была полностью уверена в безопасность нового мира. И что теперь получается? Стэки, нажав одну единственную кнопку, может разморозить смертельно опасную биосферу планеты? Кому вообще пришла в голову мысль держать на планете этот проклятый чемодан? Неужели нельзя его было убрать подальше? Ведь дети, они многое могут... Только с виду кажутся глупыми и наивными. Порой они умнее всех нас.
        Теодор улыбнулся, но глаза его по-прежнему оставались грустными.
        - Этого не должно было произойти, - ответил он. - Виновные будут наказаны. Обещаю. Но если быть честным до конца, то в случае деактивации спутников у наших детей все-таки был бы шанс выжить. Не у нас, а только у младшего поколения. Ведь ежегодная бесплатная вакцинация не просто так проводится, а ради общего блага. Специалисты постепенно вводят в организм людей местную микрофлору, тем самым адаптируя его для дальнейшего выживания. Энергетические ресурсы не безграничны, и держать спутники климат-контроля постоянно активными никто не будет. Через некоторое время их все же придется отключить. К этому моменту проснувшаяся биосфера должна будет принять колонистов с распростертыми объятиями, как родных детей. Или в случае неудачной адаптации - убить.
        - Ну, хватит, мам, - Стэки мотнул головой, избавляясь от прикрывающих его уши материных ладоней.
        - Ладно, ладно, - та убрала руки и поцеловала сына во взъерошенную макушку.
        - Так что вот, - Теодор медленно встал, подошел к чемодану и захлопнул крышку. Затем аккуратно взял его обеими руками. - Такие у нас дела.
        В следующий момент лежащий без чувств в углу комнаты мистер Грейг зашевелился, приходя в себя.
        - Ты знаешь, что с тобой будет? - хриплым голосом спросил он, обращаясь к Теодору. - За разглашение совершенно секретной информации тебя ждет трибунал. А за нападение на сотрудника службы безопасности при исполнении... вплоть до расстрельной статьи.
        Но Теодор даже не взглянул в сторону пытающегося подняться на ноги человека в синем комбинезоне. Он лишь как-то странно, с некоторым сочувствием посмотрел на растерянно хлопающего глазами Стэки, и молча направился к двери.
        - Послушайте, - проговорила ему вслед миссис Ллойд, одной рукой прижимая к себе сына. - Зачем вы все это рассказали? Если, конечно, это не очередная ложь...
        - Просто я не стал врать ребенку, - вдруг неожиданно жестко ответил Теодор. - Я всегда стараюсь говорить только правду, какой бы страшной она не была. Это часть моей профессии. Вот только стало ли от этого кому-нибудь лучше?
        Дикари
        - Дэйк, Зогер! Вставайте, лежебоки! - отворив дверь, крикнул с порога Керст. Его неуклюжая фигура едва угадывалась сквозь проникающие в натопленное помещение белые клубы пара. - И не забудьте взять оружие. Нэрг здоровенный пожаловал. Боюсь, без жертв сегодня не обойдется.
        - Это мы еще посмотрим, - проговорил Зогер, поднимаясь с застланного белой шкурой топчана. Дэйк по-прежнему продолжал сладко посапывать. - Дэйк! Вставай! Самое веселье пропустишь!
        - Ну, дайте же поспать человеку, - не открывая глаз, проворчал парень.
        - Потом поспишь! - Зогер рывком сдернул с младшего брата теплую шкуру. - Подъем!
        Дэйк медленно сел, потирая руками заспанные глаза.
        - И чем же ты, скажи мне на милость, занимался всю ночь? - строго спросил отец.
        - Опять украдкой читал?
        - Конечно, читал, - выдал брата Зогер. - Чуть шкуру лучиной не спалил. Думал, я не вижу, чем он занимается.
        - Дэйк, мы же договорились, - Керст потряс в воздухе кулаком. Лицо его стало багровым, но явно не от жары. - Не испытывай мое терпение! Когда вернемся, я найду твою проклятую писанину и сожгу! Будь уверен! А сейчас живо собирайтесь!
        Облачившись в меховые комбинезоны и захватив стоящие возле двери длинные копья с костяными наконечниками, Зогер и Дэйк вышли следом за отцом на улицу. Зогер весь светился от счастья. В нем давно проснулись древние инстинкты охотника, и он, в отличие от брата, готов был убивать всех нэргов в округе, выслеживая их сутки напролет. Дэйк же не разделял его азарта. Абсолютно не разделял. У него были свои интересы, в корне отличающиеся от интересов остальных членов семьи.
        В нескольких метрах от дома стоял транспорт, представляющий собой низкие сани с водруженным на них небольшим типи[Типи - переносное жилище, используемое кочевыми индейцами Великих равнин и Центральной Америки с очагом, расположенным внутри (в центре). Типи имеет форму слегка наклонённого конусообразного шалаша на каркасе из жердей, покрытых обработанными шкурами.] . Над конусом постройки поднимался сизый дымок от расположенного внутри очага, топившегося как и печь в доме, сушеным пометом торпов - тягловых парнокопытных. И вонь от подобного топлива стояла жуткая, но привыкшие к запаху люди ее вовсе не замечали. Все, кроме Дэйка. Этот парень отличался особым упрямством.
        Пока отец «шептался» с запряженным в сани здоровенным лохматым торпом, братья сложили копья возле входа в типи и, приподняв полог, забрались внутрь.
        - Меня сейчас стошнит, - проговорил Дэйк, зажимая пальцами нос. - Может, я лучше снаружи поеду?
        - Ага. И потом тебя несколько дней лечить от обморожения, - ехидно усмехнулся Зогер. - Ты ведь знаешь, что мази у отца пахнут еще хуже.
        Вспомнив мерзкие маслянистые субстанции, хранившиеся в бурдюках возле печки, Дейк передернул плечами. Запах жженого навоза по сравнению с ними был настоящим наслаждением для обоняния.
        Полог отдернулся в сторону, и в типи протиснулся отец. Скептически посмотрев на медленно тлеющий очаг, он подбросил в него еще один брикет. Затем расстегнул куртку, достал флягу с горьким отваром и сделал несколько глотков.
        - Сидите спокойно, пока едем, - проговорил он. - Если услышу хоть один крик - виновный пойдет за санями пешком. Вам понятно?
        Братья синхронно кивнули.
        - Вот и ладно, - Керст еще раз погрозил обоим сыновьям кулаком, и быстро вылез наружу. Спустя минуту сани дернулись, и заскользили по глубокому снегу позади вяло перебирающего неуклюжими копытами торпа.
        До выгона добрались довольно быстро. В небольшой низине, укрывшейся от холодных ветров между тремя пологими холмами, уже собралось все семейство Файрендов. Их транспорт стоял возле сбившегося в кучу стада перепуганных насмерть карликовых акатов, которых люди использовали в качестве источника мяса и меха. Эти животные питались в основном пробивающимися сквозь толщу снега тонкими бледно-розовыми ростками, изобилующими в это время года в низинах. Однако стадо быстро уничтожало поросль, и приходилось часто переходить на другое место.
        Рон и Лайза Файренды вместе с тремя детьми бегали между вбитыми в снег пустотелыми ребрами скайви - гигантских, вымерших давным-давно птиц, чьи кости часто встречались в местах обвалов. Люди ритмично били палками по этим ребрам, расположенным по всему периметру выгона, тем самым очень нервируя затаившегося где-то рядом под слоем снега хищника. Зверь не рискнет приближаться, пока эта
«музыка» не замолкнет, а выжидать он может целыми часами.
        - Ну, где нэрг? - первым делом спросил у Рона Керст, всматриваясь в белизну холмов. Солнце уже четвертые сутки пряталось за низкими серыми облаками, и окружающий пейзаж не раздражал глаза отраженным ярким светом.
        - Вон, видишь, - тот показал рукой направление. - Чуть левее следа от наших саней небольшой сугроб. Мы его прилично отогнали. Упрямый, гад. Уже четверть часа сидит не шевелясь.
        - Уж лучше пусть сидит смирно, - вступила в разговор Лайза, продолжая жестами подгонять своих детей, бегавших от одного ребра к другому и весело молотивших по ним. - От рассвирепевшего раненого нэрга уйти живым нереально, и вы не хуже меня это знаете. Бейте только на поражение. У нас ведь маленькие дети.
        - Я его с первого раза убью, - поднимая копье, заявил Зогер. Глаза парня прямо-таки горели. - Проткну, как старый бурдюк. Только подберусь поближе.
        - Не лезь на рожон, - Керст положил руку на плечо сына. - Всегда думай головой, прежде чем собираешься пойти на такого лютого зверя. Он совсем не глупый, и от этого страшен вдвойне.
        - Но в прошлый раз мы быстро управились, - возразил Зогер, глядя по очереди то на отца, то на Рона, то на Лайзу. - Даже Дэйка с собой не брали.
        - В прошлый раз нэрг был гораздо меньше, - покачала головой Лайза. - Да и от голода едва двигался. Этот же успел стянуть двух акатов, прежде чем мы его заметили. Утащил под снег прямо на наших глазах. Так что сил у него на всех хватит.
        - Поглядим, на что способна эта тварь, кроме как воровать, - процедил сквозь зубы Керст. - Надеюсь, не подохнет от разрыва сердца, увидав наши копья? Все они на первый взгляд кажутся свирепыми, а на самом-то деле...
        - Эко тебя сегодня на подвиги потянуло, - присвистнул Рон. - Смотри, как бы тебе самому не обделаться. Не видел ты его, поэтому и хорохоришься. Ну, ничего, скоро поймешь, с каким чудовищем предстоит иметь дело.
        - Ладно, давайте начнем уже, - запрыгал от нетерпения Зогер. - Вечером наговоритесь, пока добычу делить будете.
        Дэйк, стоящий чуть в стороне и слушавший в пол уха разговор, пренебрежительно фыркнул. Его всегда раздражала горячка брата.
        - Охотник растет, однако, - усмехнулась Лайза, потрепав Зогера варежкой по шапке. - Весь в отца. А действительно, чего это мы стоим? Мои-то скоро уже с ног повалятся от беготни. Пойду к ним. Пригляжу, чтобы не особо баловались.
        Взяв в руки копья, мужчины медленно двинулись в сторону затаившегося зверя. Плетеные снегоступы позволяли им свободно передвигаться, не опасаясь провалиться в глубокий снег.
        Нэрг почувствовал приближение охотников. Сугроб стал медленно оседать, и к тому моменту, когда они подошли на расстояние броска, в том месте осталась лишь осыпавшаяся яма.
        - Почуял, гад, - проговорил Рон, подавая знак рукой «остановиться». - Давайте живо к стаду! Он в обход пошел! И смотрите внимательнее под ноги - пустот под снегом успеет пооставлять достаточно! Будьте уверены!
        Люди рассредоточились, возвращаясь к стаду разными путями. Дети Файрендов под присмотром Лайзы тем временем продолжали бегать, выбивая из пустотелых костей жуткую своеобразную мелодию, больше походившую на треск ледяных пластов. Их движения уже не были такими бодрыми, - все-таки сказывалась усталость.
        - Тишина! - вдруг прокричал Керст, поднимая руку. Все замерли на своих местах. Стук по костям мгновенно прекратился, и наступила мертвая тишина.
        Охотники внимательно вслушивались в тихое похрустывание, доносившееся из-под снежного наста. Старшие пытались определить путь зверя, пробивавшего на глубине ход. Обычно им удавалось это сделать за несколько минут, но сегодня нэрг попался особенно осторожный. Его перемещения очень трудно было понять.
        Первым почуял опасность торп Файрендов. Он нервно задергал ушами, при этом издав громкий протяжный стон. Затем начал осторожно пятиться, толкая позади себя громоздкие сани. Но не успело животное преодолеть и нескольких метров, как снег под его копытами неожиданно взорвался, мелким крошевом взлетая вверх. Появившаяся из-под наста большая голова, сплошь покрытая длинным белым мехом, вдруг раскрылась надвое, обнажая два ряда длинных, загнутых внутрь зубов. Щелк! Зубы сомкнулись. Рывок вниз, и торп мгновенно исчез. Только сани, связанные с ним упряжью, дернулись вперед, а затем, уткнувшись носом в образовавшуюся нору, так и остались торчать вверх полозьями. Типи опрокинулось на бок, разлетелись по белому ковру снега черные пятна вещей, которые по счастливой случайности не успели провалиться в отверстие вслед за остальным скарбом.
        Никто толком не успел понять, как Рону удалось так быстро преодолеть расстояние до своего пострадавшего имущества. Он в два прыжка оказался рядом с норой, и резким движением ударил копьем вниз в надежде достать зверя. Тут же послышалось приглушенное рычанье. Неужели получилось?
        Но спустя минуту нэрг вынырнул почти у самого стада. Перепуганные акаты моментально кинулись прочь, подгоняемые страхом. В панике они спотыкались, проваливаясь в снег, и тем самым имели все шансы свести счеты с жизнью в острых зубах хищника. Зверь успел утащить лишь одно животное, прежде чем в него полетели длинные копья. Однако с такого расстояния они не способны были пробить толстую, покрытую густым мехом шкуру. Да и с более близкой дистанции, чтобы ранить нэрга, нужно попасть в наиболее уязвимое место - живот или грудь. А так зверь только сильнее разозлился.
        Хищник вылез наполовину, метнувшись за очередным беспомощным акатом, и люди смогли по достоинству оценить его размеры. Им такой экземпляр встретился впервые. Мощные передние лапы с тремя толстыми широкими когтями на каждой, загребали снег, помогая нэргу передвигаться. Лишенная глаз голова постоянно вертелась из стороны в сторону, улавливая сверхчувствительными обонянием и слухом положение в пространстве потенциальных жертв.
        - А где Дэйк? - вдруг спросил Керст, не обнаружив рядом младшего сына.
        Зогер лишь пожал плечами.
        - Недавно за мной попятам шел, - проговорил он. - К Лайзе с детьми, наверное, теперь прибился.
        - Нет его с ними, - с тревогой в голосе произнес Рон, вглядываясь в родные глазу силуэты стоящих вдалеке детей и жены.
        И тут он вдруг замер на месте, выдав смачное ругательство. Все повернулись в ту сторону, куда смотрел старший Файренд.
        - Что ж он делает, стервец?! - голос Керста от волнения слегка охрип.
        Дэйк находился гораздо ближе к беснующемуся нэргу, чем можно было ожидать. Он осторожно ступал по изрытому копытами акатов насту, держа перед собой копье и, судя по всему, хотел нанести хищнику смертельный удар. Вот только парень никогда раньше не пользовался этим оружием по назначению. Что же его сейчас понесло на заведомо обреченный на провал подвиг?
        - Назад, Дэйк! Назад! - что есть сил заорал Керст. Но парень даже не посмотрел в его сторону.
        Зато на крик отреагировал нэрг. Он уже учуял молодого охотника, пытающегося подобраться к нему поближе, и будто отвечая на человеческий голос, издал леденящий кровь рык. Спустя секунду зверь нырнул. И в тот же момент нырнул и Дэйк. Вот только сделал он это явно против своей воли.
        - Дэйк провалился! - завопила издали Лайза, показывая рукой направление. - Он провалился в пустоту!
        Но бежать на выручку парня было уже бесполезно. Никому из них все равно не успеть. Нэрг под толщей снега двигался куда быстрее.
        - Давай, Керст, - повернувшись к соседу, проговорил Рон. - Самое время доставать ЗИП. Мой провалился в нору с остальными вещами.
        - Нет, - твердо ответил тот, пытаясь избежать уставившегося на него настойчивого взгляда. - Мы отказались от предметов извне, и я не буду их использовать. Ни при каких обстоятельствах.
        - Керст, не делай глупостей! - вспыхнул Рон. - Это как раз тот случай, предусмотренный правилами. Ради сына, доставай! Он же сейчас погибнет!
        - Я сказал 'нет'!
        - Тогда я сам достану твой ЗИП! Где ты его спрятал? Под очагом? - не теряя зря времени, Рон сиганул к стоящим в нескольких метрах от него саням соседа. Но тот его догнал, валя на снег.
        - Не смей. Слышишь? - пытаясь отдышаться, проговорил отец неудачливого 'героя', сидя сверху на Роне. - Ты только все испортишь! Все должно быть по настоящему, как у наших предков тысячи лет назад! Мы ради этого только и живем!
        Файренд-старший вдруг извернулся, сбрасывая с себя Керста. Но тот быстро вскочил на ноги, закрывая собой путь к саням.
        - Не вынуждай меня применить силу, - угрожающе произнес Рон, поправляя съехавшую набок шапку. - Уйди с дороги! Уйди по-хорошему!
        И тут раздался характерный звук щелкнувшего механизма, заставивший обоих мужчин резко повернуть головы. Звук этот стал настолько чужим в этом мире, что казался чем-то нереальным. Из давно забытых туманных снов.
        На санях, снимая с предохранителя длинноствольный лучемет, стоял Зогер и искал глазами скрытую цель. Парень держал оружие с такой уверенностью, будто каждый день таскал его с собой на охоту. Если бы Керст знал, что его старший сын уже несколько месяцев как нашел тайник и по ночам изучал запрещенный к использованию предмет, то возможно, повел в данной ситуации себя совсем по-другому.
        Теперь Зогер применял свои знания на практике. Смертельные красные нити полосовали снег до тех пор, пока с двух сторон от норы, в которую провалился Дэйк, не образовались глубокие, исходящие паром траншеи. В одной из них лежало то, что осталось от нэрга - гора обгоревшей плоти.
        - Это зашло уже слишком далеко, Керст, - произнес Рон, когда совместными усилиями извлекли Дэйка из ловушки. - Ты безумен, и в безумстве своем готов на любые жертвы. Мы сегодня же вечером улетаем домой. Игры кончились.
        - Игры?! - выпалил Керст, кривя губы в нелепой ухмылке. - Все это время вы считали, что я здесь в игры играю? А как же наш единогласный отказ от техногенного образа жизни?! Вы же сами согласились жить дикарями вдали от цивилизации. Разве не так? Иначе с чего бы вы приняли мое приглашение? А я-то вам верил, думая, что в коем-то веке нашел единомышленников.
        - Мы действительно хотели тебя поддержать, - произнес Рон. - Но ты переступил черту, из-за которой не возвращаются. Ты хотел дать сыну умереть. Ни я, ни моя жена, мы не прощаем никому подобных поступков. Как бы хорошо к этому человеку не относились. Извини, Керст. Я вынужден буду доложить об инциденте в социальную службу.
        - И тебя лишат родительских прав, - без капли сочувствия добавила Лайза. - Ты никудышный отец, Керст. Нельзя таким быть. Зогер, Дэйк! Пойдемте, ребята. Побудете пока у нас. А вечером прибудет инспектор, и уже решит дальнейшую вашу судьбу.
        - Нет, миссис Файренд, - замотал головой Зогер. Затем в поисках поддержки посмотрел на брата. Тот еле заметно кивнул. - Мы останемся с отцом.
        - Ну и зря, - с укором проговорил Рон. - Смотрите, как бы еще чего с вами не приключилось. До прибытия инспектора лучше из дома не высовывайтесь.
        Неожиданно Лайза подошла вплотную к сидящему на санях Керсту, наклонилась к самому его уху и прошипела:
        - Если с ребятами случится беда, я тебя в тюрьме сгною. Понял?
        Неожиданно лицо Керста просветлело. Он улыбнулся, но ничего не сказал в ответ. Да и что он мог ей сказать? Что Дейк ничем не рисковал, свалившись в нору? Вряд ли бы она поверила. А говорить всю правду сейчас крайне глупо. Одно лишнее слово ненадежному человеку, и случится непоправимое. А полной уверенности в том, что Лайза или Рон поймут все правильно, у Керста пока не было.
        Как только семейство Файрендов скрылось между холмами, Керст потрепал младшего сына по плечу. Затем спросил:
        - Ты испугался? Скажи честно.
        - Немного, - ответил тот. - Я никак не могу привыкнуть. Страшно каждый раз умирать.
        - Бывает, - усмехнулся отец. - Это мизерная плата за бессмертие, поверь. Кстати, как насчет трофея? Кто принесет язык нэрга, будет спать возле печи. И еще посмотрите, не осталось ли где недоеденных акатов. Зверь не должен был далеко их уволочь.
        - Зогер принесет язык, - Дейк глянул на брата. - А то он всю ночь жаловался, что мерзнет.
        - И принесу, - ответил Зогер, вешая на плечо излучатель.
        Но Керст мигом отнял запрещенное оружие, погрозив сыну кулаком. Затем спрятал его под шкурами, на которых сидел. Парень лишь тяжко вздохнул, развернулся и неспешно потопал к ближайшей траншее.
        - Видел, что может натворить всего лишь малая частица, принесенная из внешнего мира? - спросил отец у Дейка. - Благодаря ей мы потеряли превосходный экземпляр зверя. Ему бы еще жить да жить. Представляешь, что будет, если здесь не соблюдать правила «дикарей»?
        - Давай Файрендам все расскажем, - тут же предложил Дейк. - И не надо будет устраивать для них эти дурацкие спектакли про охоту. Они хорошие. Они поймут.
        - Еще слишком рано, - покачал головой Керст. - Там, откуда прилетели Файренды все намного сложнее. Может, они и хорошие, но остальное человечество еще не доросло до таких подарков. Люди все разные, сын. И многие из них не могут держать язык за зубами, а что знает один - знают все. Так что, давай не будем пока никому рассказывать.
        Дейк согласно кивнул.
        - А как же инспектор?
        - А что инспектор? - Керст удивленно приподнял брови. - Можно подумать, к нам впервые незваный гость заявится. Запомни сын: в этом мире выживет лишь тот, кому я позволю. И никак иначе. Так что не бери в голову.
        Тем временем к саням подошел запыхавшийся Зогер. Парень тащил позади себя почти целую, промерзшую насквозь тушку аката.
        Керст мигом подлетел к нему, награждая увесистым подзатыльником.
        - За что?! - парень непроизвольно втянул голову в плечи.
        - Я как тебя учил их носить?! - воскликнул отец, размахивая руками. - На плечах нести надо! Очень осторожно! Чтобы ни единой «слезинки» не упало! А ты волоком прешь, бестолочь! Ну, как еще объяснять?! Язык принес?
        - Нету языка, - развел руками Зогер. - У нэрга вместо башки угли одни остались.
        Керст в сердцах плюнул на снег, грубо отстранил старшего сына в сторону и присел рядом с принесенным им мертвым акатом. Снял рукавицу, принявшись аккуратно водить ладонью по задубевшей туше. И почти сразу же нашел три маленькие прозрачные
«слезинки», прилепившиеся в районе разорванной мощными клыками шеи животного. Это были самые дорогие кристаллики льда во Вселенной. Вернее, могли стать, если бы слухи о них разнеслись за пределы этой планеты. Являлся ли такой дар природы случайностью, или особой наградой людям за их упрямство и терпение в освоении бескрайних просторов космоса, оставалось лишь гадать. Кто бы мог подумать, что чужой, покрытый вечными снегами мир, был способен на такую щедрость. Слюна нэрга, кровь аката и лютый холод производили на свет источник бессмертия для людей. Не просто лекарство от старости, а раз и навсегда наделяли человеческий организм способностью к полной регенерации.
        Внезапно где-то вдалеке раздался истошный крик. Керст вскочил на ноги, пытаясь определить направление. Он явно не ошибся, голос был Лайзы. А спустя минуту из-за холма показалась маленькая фигурка женщины. Она бежала изо всех сил, спотыкаясь, падая, но не выпуская из рук младшего ребенка. Лайза постоянно оборачивалась, будто ожидала погони. Буквально через минуту следом за ней выскочил еще один нэрг. Хищник действовал молниеносно, четко выверяя свои движения. Вот он белым вихрем взметнулся в воздух, и тут же обрушился всем весом на согнувшуюся под тяжестью страха женщину и уткнувшегося ей в плечо малыша. Лохматая голова в несколько ударов переломила хрупкие кости. Острые клыки рвали теплую плоть, забрызгивая снег вокруг алыми каплями. Нэрг был разъярен до предела. Видимо, мстил за смерть сородича.
        - Каждый раз содрогаюсь при виде расправы над человеком, - отрешенным голосом проговорил Керст. - Они никогда не утаскивают людей под снег, а разделывают публично. Будто демонстрируют свою агрессию к нам. Удивительные создания.
        - Отец, ты поможешь Файрендам? - тихо спросил Дейк. Парень отвернулся, не в силах наблюдать кровавое зрелище. Он прекрасно знал, что одна-единственная
«слезинка» сможет вдохнуть в мертвое тело жизнь, навсегда сделав организм самовосстанавливающимся. Главное, собрать вместе основные куски плоти.
        Тем временем нэрг в последний раз облизал свою окровавленную пасть, повел скрытым в густой шерсти носом, и быстро скрылся в одной из траншей. Хищник в некоторой степени утолил свои потребности пустить врагу кровь, и не хотел зря рисковать шкурой, продолжая бойню. Он уже давно усвоил, что люди бывают по-настоящему безжалостны.
        - А ты как думаешь? - ответил вопросом на вопрос Керст. - Есть ли у меня повод им помогать?
        - Думаю, что есть. И ты им поможешь. Они ведь самые достойные из всех, кто к нам прилетал. Неужели не видишь? Да и в книгах пишут, что будущее должно строиться руками именно таких людей.
        - Нет, не угадал. Я не стану им помогать, - покачал головой отец. - Им поможешь ты, если считаешь нужным. Ты ведь хочешь?
        - Хочу.
        - На вот, тогда, - Керст раскрыл перед лицом Дейка ладонь, на которой сверкали три прозрачных кристаллика. - Держи. Помнишь, что надо делать?
        Парень радостно кивнул.
        - А как же тайна? - стоявший рядом Зогер был мрачнее тучи. - Ты же сам говорил про то, как этот мир погибнет, если люди узнают правду. Разве что-то уже изменилось?
        - Сам подумай, - ответил Керст. - Ведь право решать имею не только я один. Не так ли? Каков твой выбор, сын?
        Зогер промолчал. Он посмотрел в глаза младшему брату, и лицо его вдруг озарила искренняя улыбка.
        - Пойдем, Дейк. Соберем останки.
        Младший не возражал против помощника. Им предстояла очень важная и ответственная работа.
        Стена
        Я лежал на какой-то твердой поверхности, совершенно голый и беззащитный. Лишь абсолютная темнота вокруг, да пугающая неизвестность. И пронизывающий насквозь холод.
        Попытавшись размять затекшие ноги, с трудом их вытянул, и уперся во что-то мягкое и теплое.
        - Ты чего толкаешься? - раздался хриплый недовольный голос. - Новичок, что ли?
        - А вы кто? - осторожно спросил я. - И что это за место?
        В ответ послышался тихий сдавленный смех.
        - А ты не помнишь?
        Интересный вопрос. Голова гудела, будто перегревшийся реактор. Слегка подташнивало. Так что же я должен помнить?
        И тут на меня ледяной волной обрушились воспоминания о событиях последних часов. А вместе с этим вернулся и жуткий первобытный страх, заставивший сжаться в клубок и, стиснув зубы, обреченно застонать.
        Тьма.
        Лишь на самой грани восприятия блекло сияют незнакомые звезды пыльной галактики. Вокруг меня, заключенного в сверхпрочный кокпит с автономной системой жизнеобеспечения, кружатся в странном вальсе сотни обломков - то, что осталось от роскошной дипломатической яхты первого класса, подаренной отцом. Как же могло получиться, что при выходе из гипертоннеля ее рикошетом отшвырнуло обратно, в неизвестность? Почему автоматика запустила спонтанный прыжок? Случайность? Вряд ли. Я давно перестал верить в случайности. Зато до последнего полагался на надежность аварийных расчетных модулей, а зря. Последствия не заставили себя ждать.
        Мою красавицу «Тею» разорвало почти мгновенно. Раз, и вокруг уже нет родной уютной каюты, украшенной панелями натурального эбенового дерева. Нет приятного освещения, создаваемого программой светотерапии. Осталась только тесная скорлупка - моя маленькая спасительная тюрьма, замкнувшая в себя кресло пилота. А за тонкой прозрачной стенкой вечный вакуум межгалактического пространства. И только луч прожектора на кокпите выхватывал из темноты обломки «Теи».
        Я совершенно не рассчитывал на чью-либо помощь, так как оказался в самой настоящей пустоте. Родная галактика затерялась где-то в бесконечности, а вместе с ней и надежда на спасение. Аварийный маяк бесполезен на таких расстояниях. Это была идеальная ловушка! Вот он я, словно памятник безысходности, навеки застрявший в небытие. Отчаявшийся. Готовый принять смерть, как необратимое. И только система кокпита еще долго могла поддерживать во мне жизнь. А ради чего?
        Кто все это придумал?!
        Спустя еще несколько суток я стал взывать ко всем известным богам, с просьбой направить в меня ну хоть какой-нибудь блуждающий метеорит. Так, чтобы уж наверняка. Но боги молчали. Даже им не нужна была моя смерть.
        А потом появилась силовая паутина гроллов...
        Нахлынувшее отчаяние еще сильнее заставило меня сжать зубы. В темноте со всех сторон слышалась какая-то возня, а спертый воздух наполнен запахом немытых человеческих тел.
        - Так я у гроллов? - с трудом выдавил я из себя.
        - Ну, надо же, - раздался смешок. - Дошло, наконец. Тебе повезло, парень. Ты просто не представляешь, как тебе повезло.
        Я снова взвыл. В Бездну такое везение! Меньше всего на свете я хотел оказаться в плену у этих жутких созданий. Каждый пилот, едва переступив порог Академии, твердо знает, что нужно делать при встрече с гроллами. Вариантов масса, но верный и проверенный только один: выйти в открытый космос без скафандра. Иначе судьба твоя может оказаться совсем незавидной.
        Многие утверждали, что гроллы просто пожирают своих пленников. Другие говорили, будто используют как рабов. Но на самом деле правды не знал никто, ибо эти существа никогда не вступали в контакт, а действовали молниеносно, нагло и исчезали также неожиданно, как и появлялись. Вернее, самих их никто не видел. Только всплывающие из небытия силовые сети, которые затягивали корабли вместе с экипажем. После этого пленники считались пропавшими без вести.
        - Ты чего, братишка? - незнакомец больно толкнул меня в спину. - Неужели совсем не рад? Ну, ничего. Вот скоро придет Хозяин...
        Хозяин? Мое сердце сжалось в крохотный ледяной комочек. Неужели все-таки рабство? Проклятье! Хуже может быть только смерть. Или употребление в пищу. О, нет! Только не это!
        Немного придя в себя и успокоившись, я попробовал сесть. Далось мне это с большим трудом. Пошарив руками вокруг себя, наткнулся на несколько лежавших на полу человеческих тел. Холодные, словно мертвецы. И на прикосновения не реагируют. Неужели все-таки... того?
        Неожиданно темнота сменилась ярким светом. Я невольно зажмурился.
        - Хозяин идет! - вдруг заорал во всю глотку мой собеседник, и сразу же вокруг началась суматоха.
        Подождав некоторое время, пока глаза привыкнут к освещению, я осмотрелся. Помещение, где нас держали, представляло собой большую овальную комнату с потолком, теряющимся где-то в недостижимой вышине. Людей насчитал человек пятьдесят, не меньше. Голых, перепачканных какой-то серой грязью. Они нервно бегали из стороны в сторону, совершая ненужные движения. Может, какой обряд?
        Но больше всего меня поразило то, что я увидел спустя минуту. Часть стены вдруг бесшумно опустилась вниз, и в помещение вошло, или, точнее сказать, ввалилось странное существо. Неужели это и был гролл?
        Ростом существо достигало метров пяти. Тело больше всего напоминало неаккуратно связанные в пучок вертикально поставленные стебли бамбука, и когда оно двигалось, стебли эти начинали шустро перетасовываться, издавая громкий шелест. Сверху конструкцию венчал большой, диаметром около метра, тускло светящийся малиновым цветом шар. Голова ли это или универсальный орган чувств, я понятия не имел.
        Стоящий перед Хозяином коренастый мужчина был единственным человеком, посмевшим подойти к нему так близко. Остальные предпочитали соблюдать дистанцию, и только косились испуганными взглядами. Но мужчина вел себя абсолютно спокойно. Похоже, разговаривал я именно с ним. Но больше всего поражала растительность на его теле. Сначала показалось, будто светло-зеленые розетки с мелкими желтыми бусинками то ли цветков, то ли ягод, просто приклеены к коже. Однако присмотревшись, понял: цветы произрастали прямо из глубоких разрезов, идущих прерывистой линией от шеи до локтей по внешней стороне, и дальше, от бедер к стопам, образуя своеобразные декоративные грядки. И насколько глубоко проникли корни, оставалось только гадать. Зато я почему-то не сомневался по поводу источника их питания.
        Тем временем Ботаник, - как про себя я окрестил любителя столь странных украшений, - повернулся лицом в мою сторону.
        - Я смотрю, Хозяин тебя ищет, новичок. Ну же, подойди к нему.
        Однако не успел я сделать и шаг, как гролл сам двинулся в мою сторону. Из дебрей его тела вытянулся тонкий отросток, заканчивающийся двумя подвижными усиками. И усики эти моментально обвились вокруг моей талии, пол ушел из-под ног, и я оказался в подвешенном состоянии. Светящаяся голова вмиг приблизилась настолько, что явственно чувствовался исходящий от нее жар.
        Меня крутили, будто резиновую куклу. То верх ногами, то одним боком, то другим. И так подташнивало, но после таких кульбитов стало мучительно трудно сдерживать позывы. И, в конце концов, меня вырвало прямо на стоявшего внизу Ботаника, что сразу же вызвало истеричный смех нескольких человек.
        - Убью, скотина! - заорал тот, вытирая ладонью лицо и делая выпады в сторону весельчаков. - Точно убью! Вот только Хозяин тебя отпустит!
        Но я не обращал внимания на угрозы человека-грядки. Уж лучше он меня прикончит, чем так мучиться. Это в древности космонавтов подготавливали к полетам в центрифугах, да прочих приспособлениях для тренировки вестибулярного аппарата. В наше время все решали высокие технологии в купе с гравикомпенсаторами.
        - Что тебе надо? - спросил я гролла, еле сдерживая очередной рвотный позыв.
        Естественно, ответа от него не ждал. Однако голова Хозяина вдруг выдала серию коротких вспышек. Волна сильного жара лизнула мое обнаженное тело. Я дернулся, пытаясь отвернуть хотя бы лицо. И тут у меня в голове ожил вшитый лингвочип. С чего бы? Ведь он настроен именно на акустическое восприятие чужой речи, а гролл не издал ни звука. Хотя, мне ведь не приходилось раньше контактировать с такими... настолько отличными от человека существами. Может, дипломатам, закончившим Академию с отличием, вшивают особые модификации чипов?
        - Хороший. Годится, - прозвучал у меня в голове лишенный эмоций голос.
        Затем гролл меня отпустил. Едва я оказался вновь на полу, тут же подскочил взбешенный Ботаник. Его увесистый кулак едва не сломал мне челюсть. Отлетев на несколько метров, я врезался в кого-то из людей. Затем грубый толчок в спину, и через миг перед глазами вновь возникло перекошенное от гнева, перепачканное лицо Ботаника. На этот раз он попытался ударить головой, но не успел. За его спиной вдруг мгновенно выросла чудовищная фигура Хозяина. Я отчетливо увидел направленную на нас струю сизого пара. Терпкий запах обжег нос, а дальше наступила темнота.
        Очнулся от того, что кто-то размазывал мне по губам липкую пахучую субстанцию. Открыв глаза, увидел перед собой милое, но грязное лицо светловолосой девушки. В ярком свете, льющимся сверху, она выглядела будто замученный нелегкой судьбой ангел. Смотрела мимо меня, в пустоту, и машинально черпала из небольшой выемки в полу серую мерзость.
        Ее глаза... Такого насыщенного голубого цвета может быть только бескрайнее небо старушки-Земли. Но взгляд этих глаз неосмысленный, как у младенца. И мне почему-то показалось, будто я знаю девушку. Где же я мог ее раньше видеть?
        - Эй, перестань! - я отстранился от ее руки. - Вы это едите, что ли?
        Девушка промолчала.
        - Она тебя не понимает, - раздался откуда-то из-за моей головы голос Ботаника. - Она уже давно никого не понимает. Не всем так повезло, как тебе и мне. Они ж при мысли, что попали к гроллам, сразу с катушек слетают. Идиоты.
        - Может, оно и к лучшему, - проговорил я, делая попытку подняться. - Таким уже все равно.
        - Ты это... извини, что приложил тебя, - неожиданно я почувствовал крепкую руку Ботаника. Он помог мне встать. - Иногда просто выводят из себя, овцы тупые. Уже нет сил сдерживаться.
        - Получается, ты здесь надсмотрщик над рабами? - решил поинтересоваться я.
        - Рабами?! - Ботаник удивленно вытаращился на меня. - Скажешь тоже, рабами. Какие же мы рабы? Гроллы любят нас и лелеют. Главное, не выводить их из себя, и будет тебе сладкая жизнь.
        Признаюсь, он меня серьезно озадачил. Кем же мы здесь являлись, раз не бесплатной рабочей силой? Мне в голову никаких больше вариантов не приходило. Разве что с гастрономической точки зрения посмотреть. Неужели все-таки скот?
        Собравшись с духом, я решил спросить прямо:
        - Так зачем мы им нужны? Знаешь?
        - У тебя в детстве была кошка или собака? - вдруг задал он встречный вопрос.
        - Нет. Я аллергик.
        И тут меня словно током ударило. Не может быть! То, о чем говорил Ботаник, просто в голове не укладывалось.
        - Мы что, для них вроде домашних животных? - почти шепотом спросил я.
        - Питомцы, - кивнул тот. - Так лучше звучит. Вон, видишь, какие украшения подарили, - Ботаник демонстративно сунул мне под нос свой локоть с пробивающимися из-под кожи зелеными листьями. - Каждый такой цветок надо заслужить. Любит меня Хозяин.
        Я просто не знал, что сказать. Слов не осталось, одни эмоции. Меня даже начало бить мелкой дрожью. Кто же из нас по-настоящему сошел с ума? Я или мир вокруг?
        Потом меня вдруг переклинило. Бросился на Ботаника, схватил его за горло и начал трясти.
        - Ты же человек, - шипел я сквозь зубы. - И ты смерился? Как ты мог? Никто не имеет право называть нас питомцами. Никто. Слышишь?
        - Отстань, придурок, - Ботаник ударом колена отшвырнул меня в сторону. - Ты даже не понимаешь свалившегося на нас счастья. Кем я раньше был? Простым надзирателем в зоне строгого режима PR - 12. А теперь? Гроллы с меня пылинки сдувают. Кормят, поят, эйфоретиками балуют. А девок сколько вокруг, видишь? Не это ли настоящий рай?
        Я с трудом разогнулся. Удар в солнечное сплетение так и не попал, но все равно жуткая боль заставляла дышать через раз.
        - Нет, ты хуже животного, - проговорил я, глядя Ботанику в глаза. - В отличие от этих бедолаг вокруг, сохранил разум, но в контакт с гроллами даже не пытался вступить. Верно? Они ж, поди, понятия не имеют, что мы разумны.
        - Хочешь все испортить? - с угрозой в голосе проговорил Ботаник. - Только попробуй, и я из тебя все дерьмо выбью. Даже не думай. Не смей рушить мой рай!
        Последнюю фразу он почти проорал, и я понял, что обойти этого упертого кретина будет очень тяжело. Если только его каким-то образом не перехитрить.
        До того, как выключили свет, мы не сказали друг другу больше ни слова. Уже в темноте я на ощупь нашел свободное место на полу, улегся и почти сразу уснул.
        Проснулся от сильного голода. Желудок буквально сводило спазмами, и я готов был рискнуть отведать серой жижи из дырки в полу. Кстати, она должна находиться где-то недалеко.
        Встав на четвереньки, вслепую пополз между спящих людей в поисках сомнительной еды. Шаря перед собой, проклинал все на свете. Да где же эта долбанная яма?!
        Вдруг я услышал чей-то громкий отчаянный стон. Женщина кого-то умоляла не делать ей больно.
        - Пожалуйста, не надо, - причитала она сквозь слезы. - Я прошу. Не надо. Мне больно.
        Это не мог говорить человек, лишенный рассудка. Речь вполне осознанная. Значит, мы с Ботаником не одни нормальные?
        Свет зажегся так неожиданно, что я чуть не упал. Инстинктивно зажмурившись, неподвижно стоял некоторое время, пока глаза не привыкнут. А потом увидел перед собой отвратительную картину: Ботаник с явно не двусмысленными намерениями пытался подмять под себя ту самую девушку с глазами цвета земного неба. Та изворачивалась всем телом, толкалась, но животное в мужском теле только скалило зубы в злорадной ухмылке. Его, похоже, еще больше возбуждало то, что девушка сопротивлялась.
        Я просто не мог спокойно смотреть на эту сцену насилия. Не думая о последствиях, вскочил и со всей силы пнул Ботаника по ребрам. Да так неудачно получилось, что едва не переломал себе на ноге все пальцы. Взвыв от боли, я свалился рядом с испуганной красоткой. Даже с перекошенным от страха лицом она оставалась ангелом. Где все-таки ее раньше видел?
        И тут я заметил у нее на шее татуировку. О, Бездна! Это же эмблема «Дома Жизни»! Да, девушку ведь в новостях недавно показывали, когда она в составе оперативной группы участвовала в спасении колонистов на Дайнере. Селена Кардейб, кажется, ее зовут. Как и все члены братства, она врач. Кажется, специалист по молекулярной вирусологии. Сколько же она здесь находится? Пару недель?
        Настроение мое немного улучшилось. Иметь под рукой врача - это явная удача. С ее вшитым диагностическим чипом можно без особого труда просканировать гроллов и составить приблизительную анатомическую карту их внутреннего строения. Как говориться, врага нужно знать не только в лицо, но и с изнанки.
        - Ну все, ты труп! - раздался рядом голос Ботаника. Он попытался схватить меня за горло, но я успел ударить его ногой в живот. Однако на сей раз должного эффекта не последовало, и противник лишь еще больше озлобился.
        - Убью, тварь! Башку оторву!
        Ботаник приготовился было нанести мне сокрушительный удар, но в следующий момент часть стены вновь ушла вниз, впуская в помещение Хозяина. А за ним вошел еще один гролл.
        - Хозяин идет! - завопил как одержимый человек-грядка, бросившись встречать гостей. Обо мне он мигом забыл. Или решил повременить с расправой.
        Подбежав к первому существу, он нагло прильнул к его частоколу из «бамбуковых» стеблей. Затем задрал голову и широко раскрыл рот.
        Что произошло дальше, лучше бы я не видел. Аж передернуло, до того зрелище выглядело отвратительным. Стебли Хозяина раздвинулись, выпуская наружу тонкое извивающееся щупальце. Оно несколько раз скользнуло по лицу зажмурившегося питомца, а потом с его кончика прямо в рот Ботанику упала капля янтарного цвета. Тот охнул, облизнул обветрившиеся губы, и с блаженной улыбкой пошел прочь. Проходя мимо меня, проговорил заплетающимся языком:
        - Хозяин щедр сегодня. Концентрация зверская. Значит, любит...
        Так и не закончив фразу, свалился прямо на тела продолжавших спать людей.
        А между тем гроллы начали осматривать тех бедолаг, что находились к ним поближе. Вертели их, как меня недавно. Некоторых быстро отпускали, а кое-кого изучали более тщательно.
        Когда подошла моя очередь оказаться в цепких стеблях, Хозяин несколько раз вспыхнул, явно обращаясь к своему собрату.
        - Хороший, - услышал я электронный голос. - Бери. Ценный.
        Ответ второго гролла лингвочип почему-то не озвучил. Видно не справился с переводом. Однако смысл происходящего я себе и так представлял. И судя по всему, меня просто-напросто хотели продать. Как хорошего, здорового и породистого пса...
        Не успел я и глазом моргнуть, как надо мной завис тонкий извивающийся отросток, и капля густой янтарной жидкости упала мне прямо на лоб. Я вздрогнул, пытаясь рукой стереть субстанцию. Но она оказалась тягучая, как трансмиссионное масло, и почти сразу начала сильно жечь кожу. Метнувшись в сторону, я начал судорожно искать емкость с водой. Хоть я ее и не видел, но ведь она должна же где-то быть. Люди не могут долго обходиться без жидкости.
        Заметив сидевшую возле стены девушку-врача, я подскочил к ней, вцепился в руку.
        - Помоги, - попросил ее, едва сдерживаясь, чтобы не взвыть от боли. Но та отпрянула в сторону, будто от сбежавшего из карантина зараженного опасным вирусом пациента.
        Я продолжал хватать перепуганную девушку за ноги, практически ничего не соображая. Проклятье, как же больно!
        Неожиданно меня кто-то грубо одернул. Упав на спину, я хотел быстро подняться, но не тут-то было. Несколько тяжелых тел навалилось сверху, и мне в лицо ударило чье-то зловонное дыхание. А затем я почувствовал прикосновение влажного языка. Потом еще и еще. Эти сумасшедшие лизали меня, будто сладкий леденец. Слизывали со лба липкую дрянь, приносящую им эйфорию. Я попытался вырваться, но не тут-то было. Держали крепко, даже ногами не пошевелить.
        - Селена, помоги! - орал я, пытаясь высвободиться. - Прошу тебя!
        Но на мои крики о помощи отреагировало другое существо. Зашелестев стеблями, Хозяин вдруг резко дернулся в нашу сторону. А спустя секунду в нос ударил знакомый терпкий запах, в глазах все поплыло, и я провалился в забытье.
        Очнувшись, почувствовал рядом чье-то дрожащее тело. Человек прижимался ко мне, то ли от страха, то ли от холода. Открыв глаза, увидел Селену. Она лежала, отвернувшись, и ее светлые волосы касались моей щеки. Странно, но я ощущал едва заметный аромат дорогой парфюмерии. Значит, она попала к гроллам не две недели назад, а гораздо раньше.
        Приподняв голову, я осмотрелся. Мы находились на большой прямоугольной площадке, ничем не огороженной по краям. Вверху и внизу, насколько хватало глаз - пустота. Белое ничто, будто кто-то расстелил бескрайний лист бумаги. А вокруг, до самого горизонта все такие же замершие над бездной прямоугольные плоскости, находящиеся друг от друга на расстоянии нескольких десятков метров.
        Гролла я заметил не сразу. Он замер на краю площадки, плотно составив вместе свои стебли. Голова-шар практически не светилась, лишь изредка по ее поверхности пробегали скупые искры. Неужели все-таки спит?
        Это был шанс. Я должен каким-то образом привлечь его внимание, и объяснить, кто мы такие на самом деле. Любыми способами разрешить это недоразумение, пока не зашло слишком далеко. Хотя, куда уж дальше? Мы, люди, покорившие миллионы парсеков, и распространившие сферу своего влияния на множество далеких миров, вдруг оказываемся... чьими-то питомцами. Уму непостижимо. Неужели наши расы настолько чужие друг другу? У нас ведь есть межпланетные корабли, огромные космические поселения и колонии. Ни это ли является признаком разумности? Хотя... Я не смог припомнить, чтобы когда-либо слышал о гролловских звездолетах. Только проклятая паутина. Да, нет же. Они должны каким-то образом перемещаться в пространстве. Не с планет же в самом деле управляют своими сетями? Надеюсь, в скором времени смогу найти ответы.
        Осторожно поднявшись, чтобы не разбудить девушку, я подошел к гроллу и, деликатно кашлянул. Тот остался неподвижен. Похоже, у него отсутствовали органы слуха. Тогда годился только визуальный контакт.
        Обойдя гролла по кругу, я встал с той стороны, где предположительно могло находиться его «лицо». Вытянув вперед руки, попытался пальцами изобразить простейшие геометрические фигуры. Это первое, что пришло мне в голову. Язык геометрии - самый универсальный во Вселенной. Ведь должно же сработать.
        Гролл по-прежнему не обращал на меня внимания. Я несколько минут жестикулировал перед ним, но все оказалось бесполезно. Неужели он еще не проснулся?
        Тогда я саданул его ногой прямо в один из стеблей. Голова существа сразу же вспыхнула ярким светом, и от волны накатившего жара я непроизвольно попятился. Все-таки удалось его разбудить.
        Быстро повторив все жесты с показом фигур, я принялся ждать реакции. Но гролл оставался неподвижен, хотя голова продолжала ярко светиться. Недолго думая, повторил программу еще раз. Потом еще и еще. Я скакал перед ним, словно взбесившаяся обезьяна, пытаясь донести свое элементарное послание. Однако все впустую.
        - Мне страшно, - вдруг послышался за спиной тихий женский голос.
        Обернувшись, увидел стоявшую позади метрах в трех голубоглазую девушку. Она обнимала руками плечи, а по ее грязным щекам тянулись мокрые дорожки от слез. Как могло получиться, что мы остались с ней вдвоем? Везение? Или гроллы подумали, что я выбрал себе эту самку, когда за нее цеплялся? Значит, что-то понимают?
        - Не бойся, - я подошел к ней и попытался обнять. - Я не сделаю тебе ничего плохого. Тебя ведь Селена зовут?
        - Селена, - шепнула она. Затем уткнулась лицом мне в плечо, обвила талию руками, и я почувствовал, как ее всю колотит.
        Вот, сволочи! Гроллы просто взяли, и сломали эту девушку, которая еще недавно героически спасала жизни сотен людей. Она тогда ничего не боялась...
        Мы стояли, обнявшись несколько минут, пока Селена немного не успокоилась. Я зарылся лицом в ее светлые волосы, и вдруг окончательно понял, что за нее, свободу, да и людей в целом, буду биться до конца. Даже если придется погибнуть. Я просто обязан разрушить эту проклятую стену непонимания, разнести по кирпичику!
        Гролл снова уснул, погасив свечение своей головы, и я решил его пока оставить в покое. Селене требовалась помощь, чтобы окончательно придти в себя. Да и моральная поддержка тоже. Она будто отходила после продолжительного анабиоза, с трудом вспоминая предыдущие события. Мы проговорили много часов подряд, и я услышал довольно интересные факты. Оказывается, расстройство психики у пленников вовсе не от ужаса и страха. Их обрабатывали какими-то химикатами, видимо с целью дезинфекции. От этого и последствия. Только вот многим так и не суждено теперь вернуться в ряды полноценных людей. Слабые остались в мире грез навсегда. Правильно я сомневался в словах Ботаника. Это же как надо испугаться, чтобы стать настолько невменяемыми? Если бы один-два еще ладно. А тут получалось массовое сумасшествие?
        Но больше всего радовало желание Селены мне помогать. Она прекрасно понимала, как важно разрушить стену. Ведь столько людей каждый год исчезают в гролловских паутинах, и уже никогда не возвращаются. И от результатов наших действий будет зависеть не только безопасность дальних маршрутов. Если экипажи перестанут бояться неожиданных ловушек этих существ, то галактика станет окончательно принадлежать людям.
        Когда белый мягкий свет прогнал тьму, мы уже определились со следующим шагом. Селена предложила в этот раз использовать универсальные символы, какими обозначаются элементарные предметы, вроде воды, солнца, человечков. Правда для этого нужно где-то рисовать. Недолго думая, я зубами впился себе в кончик указательного пальца. Грыз, пока не почувствовал во рту соленый вкус крови. Затем начал на животе тщательно выводить знаки.
        Наблюдая за моим творчеством, девушка вдруг замотала головой.
        - Не годится, - разочарованно произнесла она. - Напоминает боевую раскраску индейцев из древней истории Земли. Так он точно ничего не поймет.
        - Посмотрим, - я сунул палец в рот, и отправился будить гролла.
        Прошла почти неделя, а мы не сдвинулись с места. Чего только не пробовали делать, какие только способы не изобретали, чтобы дать понять о наличии у нас интеллекта. Гролл был непробиваем. Даже слепой уже распознал бы братьев по разуму. Но назад путь заказан, и я, как одержимый, продолжал биться головой об стену.
        - А ты уверен, что они вообще что-нибудь видят? - будто прочитав мои мысли, вдруг спросила Селена.
        Я на миг замер. А ведь и верно. Как же упустили из виду такой банальный вариант? Нет ушей, нет глаз. Да и вспышки света, которыми они общаются... Кто сказал, что гроллы воспринимают их визуально? С тем же успехом может быть и излучение, и электромагнитные волны. Да что угодно. Только для нас это уже не имело никакого значения. Сгенерировать энергетические импульсы я физически не мог. Неужели провал? Потрачено столько времени и труда, и все впустую?
        Однако кое-чего мы все же добились. Теперь утром, едва тьма отступала, нас будили сразу несколько особей. Гроллам явно нравился цирк, что приходилось показывать. Похоже, дрессированных питомцев они «видели» впервые. Хотя, как именно они нас воспринимали, на данный момент мы понять не смогли. А спустя еще несколько дней начались «гастроли». Меня и Селену за ночь перемещали в другое место, так что просыпались мы каждый раз на новой площадке. Оказывается, это только издали они казались одинаковыми. На самом же деле отличались как размером, так и упругостью покрытия. Плюс еще много мелких нюансов, вдаваться в которые даже не стоило.
        И вот однажды ночью я проснулся от того, что какой-то острый предмет уперся мне в горло. Разглядеть ничего не смог, но чувствовал присутствие рядом постороннего.
        - Пикнешь, и я проткну тебя насквозь, - шепнул мне на ухо чуть дрожащий знакомый голос. Ботаник явно нервничал. - Я же тебя предупреждал, чтобы ты даже не думал здесь ничего менять. Да к тому же бабу мою увел. А я слов на ветер не бросаю. Сказал «убью», значит убью. Это ты во всем виноват. Хозяину я стал неинтересен. Он тебя обратно выкупить хочет.
        - А ты откуда знаешь? - дернулся я, не обращая внимания на прижатый к шее осколок. - Ты их понимаешь?
        - Понимаю! - Ботаник буквально взвизгнул и обмяк, придавив меня своим весом. Звякнул об пол импровизированный нож.
        Затем послышался голос Селены.
        - Ты в порядке? - спросила девушка, проводя руками по моей груди. - Повезло тебе, что для моего диагноста темнота не помеха. Иначе...
        - Спасибо, конечно, - с досадой проговорил я. - Но самое важное он так и не успел сказать. Как он их понимает? Он что, телепат?
        - Кажется, я знаю, - Селена взяла мою руку и провела ей по покрытому растительностью плечу Ботаника. - Рискнем сделать пересадку?
        Я на миг задумался. А почему бы нет? Она - врач. Ей виднее. Решил ведь уже идти до конца.
        - Действуй, - сказал я, вложив девушке в ладонь острый осколок. - Только не надо меня жалеть. Договорились?
        Селена нежно ткнула меня в некую точку за ухом, погружая в забытье. Почему-то присутствовала уверенность, что идем правильным путем. И ведь не ошибся.
        Я чувствовал внутри себя присутствие чужого разума. Он настойчиво пытался проникнуть в мое сознание, холодными щупальцами обшаривая потаенные уголки памяти, вытаскивая на поверхность давно забытые чувства и образы. Я пошел ему навстречу и, полностью открылся. Гроллы, стоявшие плотным кольцом вокруг нас, все как один ощетинили свои стебли.
        Стена рухнула.
        Да, я добивался именно этого. Я увидел их мир чужими глазами, и показал свой. Смог понять смысл существования этих созданий. И еще... я никогда в жизни не был так напуган.
        Лучше бы мы оставались для них питомцами навсегда.
        Страница автора: w/wernik s w/
        notes
        Примечания

1
        Типи - переносное жилище, используемое кочевыми индейцами Великих равнин и Центральной Америки с очагом, расположенным внутри (в центре). Типи имеет форму слегка наклонённого конусообразного шалаша на каркасе из жердей, покрытых обработанными шкурами.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к