Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Верник Сергей: " Истина Пахнет Кровью " - читать онлайн

Сохранить .
Истина пахнет кровью Сергей Владимирович Верник
        # Исправленная версия романа «Специалист по выживанию» под новым названием. Первая книга дилогии.
        Он живет своей обыденной жизнью, и верит, что так было всегда. Рутинная работа, неубранная квартира, встречи с друзьями по выходным, - что может быть необычного в подобном образе жизни среднестатистического россиянина начала 21 века? Все идет своим чередом. Но в один прекрасный момент он вдруг начинает ощущать, как окружающий мир меняется. Мир приступает к медленному и неумолимому отторжению его личности, будто пытается избавиться от засевшего глубоко в тело инородного предмета. Что это? Надвигающаяся шизофрения? Не рановато ли? Но мир не перевернулся и не сошел с ума. Все дело в нем. Именно в нем, так как чужих Земля долго не держит. А он ведь чужой на этой планете. И мало того, он оказывается самым чудовищным наемным убийцей Галактической Федерации, который уничтожает целые миры…
        Сергей Верник
        Истина пахнет кровью
        Часть первая. Контракт
1.
        Мужчина смотрел на мальчика сквозь темные стекла очков и как-то странно улыбался. Эта улыбка не была радостной или умиленной. Скорее, она напоминала оскал сумасшедшего.
        - Сколько раз тебе повторять? - отчетливо произнося каждое слово, строго проговорил он. - Если собрался стрелять - стреляй. Иначе твоим же оружием убьют тебя. Ты понял?
        Мальчик еле заметно кивнул. По его щекам бежали ручейки слез, губы дрожали, а на правой скуле пылал красный след от тяжелой ладони. Он в очередной раз всхлипнул, выпуская из руки потертый плазменный излучатель, который с грохотом упал на каменный пол.
        - Подбери сопли, щенок! - рявкнул мужчина. - Ты - не мой сын! Ты - жалкое подобие слизняка, не умеющее отвечать за свои поступки. Какой раз по счету ты пытаешься меня прикончить?! Что, кишка тонка?!
        Мужчина еще раз ударил мальчика по щеке, и тот упал на колени. У него не было больше сил плакать. Только где-то в глубине пока еще детской души шевельнулась отчетливая искра жгучей ярости. Она с каждой секундой все нарастала, пока не превратилась в бушующее пламя, готовое поглотить собой весь мир. Сжав кулаки, мальчик поднял голову и посмотрел мужчине прямо в глаза. От такого взгляда тот невольно замолчал.
        Стремительным движением мальчик подхватил с пола излучатель и выстрелил. Он сейчас не контролировал себя, и поэтому заряд плазмы прошел по низу, лишив мужчину обеих ног.
        Андрей вынырнул из воды и с жадностью вдохнул теплый сырой воздух, пропитанный насквозь искусственными ароматизаторами. Легкие будто жгло огнем. Сколько он был без воздуха? Пять минут? Десять? Даже для тренированного пловца это предел.
        Меньше всего на свете Андрей хотел вот так, банально, распрощаться с жизнью в самом расцвете сил. Не говоря уже о том, чтобы утонуть в собственной ванне абсолютно трезвым. А все из-за этих проклятых видений…
        Он медленно перекинул непослушное тело через край, упал на резиновый коврик и еще некоторое время тихо лежал, приходя в себя. Видение на этот раз было таким ярким, что воспринималось как часть реального мира. Такого с ним еще не случалось. Что все-таки происходит? Неужели и теперь это не повод обратиться к специалисту?
        Накинув махровый халат, Андрей на трясущихся ногах проследовал на кухню, подошел к открытому настежь окну. Теплый июльский ветер обдувал влажное тело, прогоняя остатки кошмара. Пахло какими-то цветами, мокрой после дождя листвой и жареными котлетами.
        Андрею Павловичу Вольфу месяц назад исполнилось тридцать два года, но выглядел он гораздо моложе своих лет. Жил в снимаемой «однушке», дабы не зависеть от родителей. Когда он развелся с Ольгой, все-таки пришлось какое-то время потеснить стариков. Ни мать, ни отец, конечно же, не возражали: «живи, сынок, сколько хочешь». Но надолго Андрея не хватило. Родители есть родители. Снова взялись за его воспитание, да с таким рвением, что сын не знал куда деться и старался приходить домой лишь на ночь. Вот им на старости лет потеха. Пришлось искать отдельное жилье.
        По счастливой случайности, через знакомых, он нашел его практически за бесценок, да еще в центре Питера. Спустя неделю после переезда, когда, наконец-то, отошел после новоселья, Андрей решил начать новую жизнь и уволился с работы.
        У него словно началась белая полоса. Очень скоро взяли на хорошую должность в одну фирму с мировым именем. Познакомился с очаровательной Ангелиной. О такой девушке он никогда даже и не мечтал. Даже старые знакомые вернули давным-давно забытые долги. Так что, жизнь, кажется, пошла на лад.
        Но продолжалось это совсем не долго. Ровно до тех пор, пока не начались эти непонятные видения. Нет, с работы его не уволили. И Ангелина не бросила. Однако весь окружающий мир стал воспринимать Андрея как-то по-другому. Он не мог толком понять, в чем именно произошли изменения, что поменялось, а что нет. А может быть, это Андрей сам стал другим, стал иначе видеть и чувствовать?
        Выходя из квартиры и захлопнув за собой дверь, Вольф едва не сбил с ног соседку, - тучную тетку пятидесяти лет, которая медленно, с отдышкой, двигалась в сторону своей квартиры, держа в руке пустое помойное ведро. Церберша, как за глаза ее называли многие жильцы, только успела охнуть, с несвойственной ей резвостью отскочив в сторону.
        - Совсем ослеп, что ли? - проворчала тетка, пронзив Андрея презрительным взглядом.
        - В следующий раз ведро на голову одену, чтобы ворон не считал.
        - Извините, Людмила Павловна, - попытался улыбнуться Вольф, но вместо улыбки вышла кривая гримаса. Меньше всего на свете он хотел повстречать в это и так на редкость неудачное утро сварливую соседку.
        - Павлиновна! - рассвирепела она. - Сколько раз повторять! Ты что, дебил? Хотя, и дебил бы давно запомнил, что отчество мое - Пав-ли-нов-на.
        - Извините, - вновь произнес Андрей, отводя взгляд в сторону.
        - Извините, - передразнила Андрея тетка, отвратительно выпятив нижнюю губу. - Знаешь куда засунь свои извинения?
        Еще раз сверкнув глазами, соседка вновь двинулась в путь, больше не считая нужным тратить свое драгоценное время на разборки с очередным оболтусом. На скандалы ей всегда хватало минут пять, от силы - десять. Потом она всегда уходила к себе в квартиру, где ее ждал любимый, до безобразия раскормленный пудель, постоянно рычащий на все, что движется.
        Вольф подошел к лифту, нажал на кнопку вызова, стараясь не смотреть соседке вслед. Но та, уже открыв дверь квартиры, вдруг обернулась и произнесла:
        - Я тут ночью выходила выгуливать Родичку… А возле твоей двери оборванец какой-то крутился. Увидел меня и сиганул вниз по лестнице. Мне, конечно, плевать на твои пожитки, но квартиру Петра оберегаю как могу. Обещала ему приглядывать. Вдруг подожгут, сволочи. И ты повнимательнее будь.
        Дверь с лязгом захлопнулась. Андрей стал еще мрачнее. Только грабителей ему и не хватало. Что же теперь, на работу не ехать?
        Пребывая в раздумьях, он вошел в лифт, спустился на первый этаж. Порыв ледяного ветра, невесть откуда взявшегося в середине лета, распахнул настежь дверь парадной. Рекламные листовки, стопкой лежащие сверху на почтовых ящиках мигом взметнулись в воздух. Вольф поежился от холода и осторожно выглянул на улицу.
        - Что встал? - бородатый мужик с четвертого этажа толкнул его в спину. - Спать дома надо.
        Выйдя во двор, Андрей не заметил никого подозрительного. Может, соседке померещилось? Или же специально в отместку решила напугать?
        Потоптавшись несколько минут возле подъезда и не усмотрев в спешащих мимо прохожих потенциального грабителя, Вольф махнул рукой и двинулся вдоль улицы. Почти сразу же низкое серое небо начало сочиться мелким неприятным дождем.
        На автобусной остановке сегодня было особенно многолюдно. Народ с хмурыми лицами теснился под стеклянной крышей, прячась от противной питерской мороси. Каждый из них по-своему коротал время - кто-то слушал плеер, кто-то тихо беседовал.
        Внимание Андрея привлек одинокий мужик бомжеватого вида, державшийся особняком. Его всклокоченная спутанная борода была необычного ярко-рыжего цвета, что при длине почти ему по пояс, хорошо бросалась в глаза. Мужик стоял с закрытыми глазами и плавно покачивался взад-вперед, совсем не желая замечать ни мелкий дождь, ни окружающих людей. Когда наконец-то подошла маршрутка, люди, расталкивая друг друга, бросились к раскрывшимся дверям. Каждый хотел уехать, так как следующую ожидать можно было бесконечно. Андрей не торопился. Он последним запрыгнул на ступеньку, двери с трудом закрылись и транспорт тронулся в путь, оставив абсолютно пустую остановку. Странно… Вольф совсем не заметил, чтобы рыжебородый садился в автобус. И на улице он не остался. Наверное, просто ушел.
        - Слышь, парнишка, у тебя чирика не найдется? - прозвучал из-за плеча, сопровождаемый жутким перегаром хриплый бас. Андрей повернул голову и уткнулся лицом в рыжую мокрую бороду. Бомж был на голову выше него, но худой, как жердь.
        - Да, да. Я к тебе обращаюсь, пацанчик, - продолжил тот, тыча в грудь Вольфа своим тощим пальцем. - Или денежку дядьке пожалел? Смотри, я, если что, и сам взять могу.
        - Что ты сказал?! - Андрей схватил мужика за бороду и со всей силой дернул. Дико взвыв, тот обрушился на стоящих плотной стеной пассажиров, роняя и давя ни в чем не повинный народ. Послышался обычный в таких случаях отборный мат.
        А вот что произошло дальше, Андрей не помнил. Раз, и они вдвоем сидят на пустой остановке в какой-то промзоне. Во рту солоноватый привкус. Скула досадно болит.
        - Да ладно тебе дуться, - толкнул Вольфа локтем в бок рыжебородый. - Пойдем-ка, лучше, чего-нибудь выпьем. Тебя звать-то хоть как?
        - Какая тебе разница? - огрызнулся Андрей.
        Мужик усмехнулся. У него один глаз заплыл, а по усам и бороде была размазана засохшая кровь.
        - А меня Ионычем кличут.
        Вольф неприязненно посмотрел на него, встал, и побрел вслед уехавшему автобусу. Бомж Ионыч незамедлительно двинулся за ним.
        - Что ты ко мне привязался?! - заорал Андрей. - Тебе что, других людей мало?! Пошел вон!
        - Да ладно, не кипятись. Может, понравился ты мне, - Ионыч растянул лукавую улыбку и повел бровями. - Хочешь, я тебе один фокус покажу?
        Андрей шел, не обращая теперь на бомжа никакого внимания. На работу он уже явно опоздал. Достав мобильник, Вольф хотел было позвонить начальнику. Но вот что он скажет шефу? Что был избит злобным бомжем?
        И тут из его груди вылезла грязная рука Ионыча. Остолбенев, Андрей несколько мгновений смотрел на кукиш, который она демонстрировала, а затем истошно завопил. Ноги сами понесли его прочь, подальше от странного чудовищного мужика. Инстинктивно он прижимал руки к груди, зажимая смертельную рану, но вскоре осознал, что раны-то на самом деле и нет.
        Ионыч катался по земле и ржал как ненормальный. Старая вязаная шапка слетела с головы, обнажив редкие, совершенно белоснежные волосы, которые абсолютно не вязались с рыжей бородой. Возможно, борода была ненастоящая.
        Андрей какое-то время стоял, наклонив голову и уставившись на свою грудь. Затем он осторожно подошел к Ионычу.
        - Как ты это сделал? - спросил Вольф у бомжа. Тот неохотно поднялся, постепенно успокаиваясь. Подобрал свою шапку, отряхнул, надел на голову.
        - Ну, ты и кадр, - Ионыч легонько толкнул его в плечо. На этот раз рука была вполне ощутима. - Рассмешил дядьку Ионыча. Давненько так не гоготал. Видел бы ты свою физиономию…
        - Как ты это сделал? - повторил вопрос Андрей.
        В ответ бомж таинственно улыбнулся, сделал пару шагов к стене здания и бесшумно исчез. Спустя минуту, сквозь кирпичную кладку просунулась его голова. В зубах Ионыч держал свежий теплый батон. Он вышел полностью, обнял одной рукой ошарашенного Андрея за плечи и сунул ему под нос слегка пожеванную горбушку.
        - Вот. Тем и живем. Будешь?
        Андрей помотал головой. Противоречивые чувства начали неотвратимо, друг друга отталкивая, брать верх над здравым рассудком. Если Ионыч не галлюцинация, то, что же это получается? Так не может быть в нормальном человеческом мире. Ведь подобным образом нарушаются все мыслимые законы физики. А вдруг как раз здесь имеют место быть совсем другие законы, о которых люди еще не знают? Или знают? А может он фантом? Слишком уж много непонятного навалилось сразу.
        Вольф снова помотал головой, словно вытряхивая надоедливые мысли.
        - Ну что ты трясешь башкой, как баран? - усмехнулся Ионыч. - Не веришь глазам своим? Ты еще в призраки меня запиши.
        - А ты не… - выдавил из себя Андрей.
        - А с виду вполне приличный молодой человек, - покрутил пальцем у виска бомж.
        Андрей невольно потупил взгляд.
        - Так что же мне еще было думать? Кто ты на самом деле? - спросил он.
        - Я простой питерский бомж, - гордо произнес Ионыч, выпятив грудь.
        - Да не простой ты, - Вольф поднял глаза и пристально посмотрел на собеседника. - Не хочешь мне рассказать ничего интересного?
        - Ну что может быть интересного в жизни бомжа? - фыркнул Ионыч, - Разве что городская свалка. Там столько всякого добра…
        - А своим фокусам ты тоже на свалке научился?
        - Почти, - бомж жадно впился зубами в батон. Что он говорил дальше, Андрей не смог разобрать из-за тщательно пережевываемого мучного изделия. Сложилось впечатление, будто Ионыч сделал это специально, чтобы избежать разговора. Так зачем же он вообще тогда продемонстрировал свои сверхспособности? Зачем надо было заинтересовывать, а потом уклоняться от пояснений? Цену что ли себе набивал?
        Тем временем, Ионыч проглотил последний кусок, смачно сплюнул, и облегченно вздохнув, произнес:
        - Пошли. Если интересно.
        - Куда?
        - Узнаешь. Тут недалеко, - бомж махнул рукой в неопределенном направлении.
        Андрей замер. Идти со странным человеком непонятно куда, одному, очень не хотелось. Любопытство любопытством, но жизнь все-таки дороже. Что можно ожидать от Ионыча еще, кроме фокуса с прохождением сквозь стены? Ситуация становилась непредсказуемой. Они находились в глубине полузаброшенной промзоны, где за все время, как их высадили из автобуса, не прошло ни одного человека, и проехала только одна грузовая машина.
        И тут в кирпичном здании на противоположной стороне улицы открылась небольшая дверь, а затем оттуда вышли двое оборванцев. Андрей с первого взгляда понял, что они являлись с Ионычем одного социального статуса. Но внимательнее рассмотреть их Вольф не успел. Кто-то неожиданно рявкнул над ухом:
        - Савелий, какого черта?!
        И нечто тяжелое ударило Андрея по голове, моментально лишив его сознания.

2.
        Сначала он услышал невнятные голоса. Мозг отказывался что-либо адекватно воспринимать. Однако постепенно чувства начали возвращаться, и Андрей попытался открыть глаза. Жесткие лучи света, подобно острым лезвиям, моментально резанули по зрачкам, заставив внутри головы вспыхнуть мощный очаг боли. Вольф невольно застонал.
        - Очнулся, соколик? - раздался где-то рядом смутно знакомый голос. На лоб легло что-то мокрое и холодное, а в нос ударил тошнотворный запах подвала, состоящий в основном из «ароматов» мочи и сигарет.
        Когда зрение частично восстановилось, Андрей смог осмотреться. Помещение, в котором он лежал на холодном бетонном полу, было действительно подвалом, пронизанным насквозь десятками прогнивших разнокалиберных труб. В тусклом свете одной единственной лампочки, показавшейся ему поначалу ярче солнца, можно было различить трех человек. Двое из них были Андрею смутно знакомы. Похоже, это была та пара бомжей, что выходила из скрипучей двери. Третьего Вольф видел впервые. И этот третий определенно не внушал ничего хорошего. Он стоял под самой лампочкой, едва не касаясь ее своей лысой головой, и на его лицо ложились жуткие глубокие тени, делая и без того страшный образ «восставшего мертвеца» еще более чудовищным.
        - Ну, здравствуй, гость, - проговорил «монстр», натягивая адскую улыбку. - Наконец-то мы тебя нашли. Меня Грифом зовут.
        Он и вправду походил на Грифа: бритый череп в струпьях, нос крючком, шея длинная и кривая. Настоящий падальщик.
        Рядом с Грифом встали те двое, давая возможность Андрею рассмотреть их внимательнее. Стоящий справа невысокий толстый тип очень походил на кого-то из советских актеров. А вот кого - Андрей так и не смог вспомнить. Вот если отмыть, да подстричь…
        Человек слева был настоящий Геракл: под два метра ростом и непомерно широкими плечами. Огромные, словно ковши экскаватора, руки свисали ниже колен. А над всей этой горой мускулов находилась маленькая, одетая в ушанку голова.
        Посмотрев на стоявших рядом с собой приятелей, Гриф проговорил:
        - А это мои… э-э-э…помощники. Это просто Толстый, - толстяк отвесил лихой поклон,
        - А вот этот человек- скала зовет себя Рональдом. А твое как имя?
        - Не имеет значения, - пробурчал Вольф, принимая сидячее положение.
        Гриф, усмехнувшись, подошел поближе. У него в руках находился какой-то прямоугольный предмет, похожий на кусок полупрозрачной керамической плитки. Все трое по очереди посмотрели на этот предмет и сделали задумчивые лица.
        - А, кажись, похож, - проговорил сиплым басом Рональд.
        - Да он это, он, - махнул рукой Толстый, - Ионыч сразу понял.
        Гриф повернул «плитку» лицевой стороной к Андрею и тот увидел свой портрет, выполненный неизвестным художником в объемном голографическом варианте. Кроме того, изображение медленно вращалось вокруг своей оси.
        Андрей вытаращил глаза:
        - Откуда это у вас?
        - Да вот, у покойничка одного странного забрали, - Гриф положил предмет на полку, криво висящую на облезлой стене. - Знакомая тебе вещь?
        Вольф помотал головой.
        - Так откуда на нем твой портрет? - спросил Толстый. - Отвечай!
        Тут в подвал вошел Ионыч. Откашлявшись в кулак, он тихим голосом сказал:
        - Там еще были вещи. Металлический шар был. Когда мы его открыли, то обнаружили внутри…
        - Слышь, Савелий, ты совсем… того…? - воскликнул Гриф, крутя указательным пальцем у виска. От волнения он часто дышал, а слова будто застревали глубоко в горле. - Все козыри перед этим пацаном раскрываешь. А вдруг он один из этих…?
        - Да он вообще, похоже, не в теме, - встрепенулся Ионыч, косясь в сторону сидящего на полу парня. - По его душу-то покойничек шел, видать. Да не дошел. Кто-то шваркнул по дороге. А мы с подарками оказались. Парнишка хороший. Зря ты ему, Гриф, по башке-то заехал.
        - Ты думаешь, этот парень ничего не знает? - немного успокоившись, Гриф склонился над Андреем. - И у него ничего для нас полезного нет? Что-то с трудом верится. Ладно, Савелий. Поболтай с ним. Может, чего узнаешь. Ты у нас мастер развязывать языки.
        Гриф, Толстый и Рональд молча вышли, оставив Андрея наедине с Ионычем.
        - Что здесь происходит? - Вольф посмотрел Ионычу в глаза. Весь этот нелепый
«спектакль» ему совсем не нравился.
        - Да все под контролем, - успокоил его рыжебородый. - Гриф только с виду грозный. Ты его не бойся, но уважай. Он любит, когда его уважают.
        Ионыч прошелся взад-вперед, почесал шею, скрытую где-то в зарослях грязной бороды, а затем снова подошел к Андрею. Взгляд его в один момент стал очень серьезным.
        - Скажи мне честно, парень, - продолжил он сурово. - Какое ты имеешь отношение к тому покойнику на свалке? И постарайся говорить правду. Я лож за версту чую.
        - Да не знаю я, - возмутился Андрей. - Я вообще не понимаю, о чем речь.
        Ионыч наклонился к уху Вольфа и заговорщицки зашептал:
        - Там, за дверью, стоит Гриф. Уши греет. Он просил, чтобы я с тобой построже был. Так что я тут немного повыпендриваюсь, а ты пока посмотри пластину. Может, чего вспомнишь.
        Ионыч сунул в руки Андрея плитку с его же портретом. Она была необычайно легкая, словно сделана из пенопласта, и немного теплая.
        Вольф осторожно провел рукой по ее гладкой поверхности. Он не мог оторвать глаз от медленно вращающегося собственного изображения.
        Неожиданно в сознании что-то вспыхнуло. Будто внезапно сорвавшаяся с неба молния пронзила мозг, а затем, уже не спеша, этот небесный огонь раскаленными потоками начал проникать в каждую клеточку, наполняя ослепительным ярким светом. Пытаясь превозмочь жуткую боль, Вольф невольно согнулся пополам. Реальность уверенно уплывала за грани ощущений. Он боролся из последних сил, но они его быстро покинули, отдавая сознание спасительному мраку.
        - Ну вот, опять в обморок грохнулся, - с наигранной обидой в голосе произнес Гриф, трогая носком сапога лежащее на полу неподвижное тело Андрея. - Какой-то он хлипкий. Больной что ли? Что ты с ним сделал, Савелий? - Гриф посмотрел на Ионыча.
        - Да не делал я ничего, - развел тот руками. - Сам он упал. Вон, смотри, уже в себя приходит.
        Вольф застонал и с трудом пошевелил ногами.
        Вдруг в следующий момент его тело резко подлетело вверх. Он двигался так молниеносно, что человеческий взгляд не мог за ним уследить. Доля секунды, и Гриф уже лежал с перебитым носом в другом конце подвала. По подбородку стекала алая струйка. Немного дальше, за углом, валялись Толстый и Рональд. У обоих были свернуты шеи.
        - Ни фига себе, - присвистнул Ионыч, выглядывая из-за трубы.
        Андрей повернулся в его сторону.
        Глаза… Ионыч никогда не видел у людей такого взгляда. По коже побежали мурашки размером с кулак, а кровь просто застыла в жилах, превращаясь в ледяной кисель. Не зрачки вовсе… Будто два бездонных колодца абсолютной тьмы.
        - Вот я и вернулся, - проговорил Вольф спокойным голосом. Он держал в руках плитку, которая начала прямо на глазах таять в воздухе.
        - Кто ты? - спросил обеспокоенный бомж.
        Андрей стряхнул с рук пыль - остатки контракта, а затем вновь посмотрел на Ионыча. Взгляд был уже почти человеческим.
        - Меня зовут Андрей Вольф, - сказал он, оглядывая помещение. - Где мои остальные вещи?
        - Какие вещи? - не понял Ионыч.
        - Небольшой сферический контейнер, - Андрей руками показал приблизительный размер.
        - Так ты про металлический шар, - сообразил бомж. - У Грифа смотри. Он с ним ходил.
        Андрей одним движением оказался рядом с лежащим без сознания телом «падальщика», обшарил его одежду и вытащил на свет черный матовый шар, чуть больше теннисного мяча. Открыл, немного поводил внутри указательным пальцем
        - Где модификаторы? - спросил он, подходя почти вплотную к Ионычу. В голосе явно звучала угроза.
        Бомж стал медленно отползать в дальний угол.
        - Дык…это…мы их употребили. Если ты про те пилюли.
        - Проклятье! - выругался Андрей, ударив кулаком по трубе. В месте удара возникла глубокая трещина, и струи ржавой воды брызнули в разные стороны.
        Дорогущие препараты были жестоко использованы несведущими оборванцами. Курьер погиб, не донеся до него, исполнителя, контракт-активатор и контейнер с модификаторами. Просто образовалась полоса невезения. Но теперь, к сожалению, это надо было как-то исправлять.
        Сделав глубокий вздох, Андрей заставил себя успокоиться. Пробуждение, начавшееся с такой неудачи, не могло предвещать ничего хорошего. Он действительно влип. И влип по крупному. Если заказчик наотрез откажется оплатить второй комплект модификаторов, то придется раскошеливаться самому. А это просто сумасшедшие деньги! Да и на репутации появится мерзкое темное пятно, смыть которое он сможет в лучшем случае только через десятки лет безупечной работы.
        Андрей Вольф был одним из немногих стронгеров высшего уровня, бравшихся за планеты с особо жесткими условиями. После работы подобного специалиста любой ад становится пригодным для колонизации, а рай превращается в безжизненную пустыню. Ведь всегда найдутся те, для кого эта пустыня будет желанным родным домом.
        Вольф отчетливо помнил, как здесь, на Земле, он некоторое время назад организовывал среди населения вооруженные конфликты мирового масштаба. Все складывалось отлично, и последняя решающая война должна была вот-вот начаться, однако заказчик по неизвестной причине расторг контракт. Землянам тогда крупно повезло. Иначе, в состоянии «забвенного стасиса», необходимого для восстановления организма стронгера между заказами, Андрей бы сейчас жил среди ползучих веганцев. И ложная память, и ложная жизненная линия спасали бы его психику в этот раз не среди людей. А Вольф до омерзения сторонился чужих.
        Пристально посмотрев на забившегося в угол бомжа, стронгер вдруг вскинул руку и со всей силой запустил в него пустой контейнер. Пролетев в каких-то миллиметрах от головы Ионыча, шар четко попал в неровную дыру, зияющую в стене между двух труб. Там, в соседнем помещении, он ударился о дальнюю стену и моментально вспыхнул столбом яркого ослепительного пламени. На месте возгорания в бетонной поверхности образовалась глубокая воронка с изрядно оплавленными краями.
        - Что это было? - Ионыч ошалело покосился на сочащееся едким дымом отверстие.
        Вольф пренебрежительно поморщился. Он и раньше слышал, что затянувшийся «забвенный стасис» пагубно влияет на моторику организма. Сейчас пришлось убедиться на собственном опыте. Навыки надо было срочно восстанавливать.
        Потом, отряхнув со своей одежды серую цементную пыль, Андрей наградил бомжа презрительным взглядом.
        - Ну, что, везунчик? Живи пока, коли судьба так распорядилась. Может, ты еще и пригодишься. Город хорошо знаешь?
        Ионыч растерянно кивнул.
        - Тогда пошли. Надо найти мой куттер.

3.
        Шел третий час ночи. Медленно двигающийся по Свердловской набережной милицейский УАЗик вдруг резко остановился. Внимание стражей порядка привлек одиноко сидящий на гранитном ограждении, рыжебородый оборванец. Он неспеша смолил папиросу и с интересом наблюдал, как из глубокой ямы, вырытой прямо посреди тротуара, комками в разные стороны вылетает земля.
        Включив световую сигнализацию, УАЗик бодро заскочил на высокий бордюр, и, вырулив на пешеходную дорожку, направился прямо к предполагаемым нарушителям.
        - Так. Что здесь происходит? - усатый сержант грузно вывалился из пассажирской двери. С водительской стороны, вылез молодой сотрудник.
        - Опа, менты, - с наигранным удивлением произнес рыжебородый, плевком потушив и без того погасший «беломор».
        - Документы есть? - грозно поинтересовался сержант. Заглянув в яму, он увидел на глубине трех метров старательно копающего лопатой землю темноволосого парня. - Эй, ты! А ну быстро вылез оттуда.
        Парень даже не посмотрел в его сторону, продолжая копать.
        - Что ты раскомандовался, сержант? - проворчал сидящий на бордюре оборванец. - Лучше бы помог. Видишь, человек трудится.
        В руке сержанта внезапно появилась резиновая дубинка.
        - Сейчас они помогут, - донеслось из ямы. Одним ловким движением, словно кузнечик, парень выпрыгнул на поверхность.
        Подойдя вплотную к стражам порядка, он театральным жестом, будто фокусник смело провел рукой перед их мрачными лицами. Глаза обоих сотрудников милиции тут же стали мутными, а взгляд приобрел полную отрешенность.
        - Копать! - последовала команда, и «зомби» молча взяли в руки лопаты и полезли вниз.
        - Как ты их ловко, - присвистнул рыжебородый. Подойдя к машине, он отыскал взглядом старенькую магнитолу, и включил на полную громкость радио. Транслировалась одна из песен группы Рамштайн.
        - О, то, что доктор прописал, - улыбнулся он и залез обратно на свое нагретое место. Рядом пристроился темноволосый парень.
        Редкие, заплутавшие в ночи прохожие, могли в тот момент наблюдать странную картину: стоит с включенными мигалками милицейский «козелок», из распахнутых дверей орет на всю округу старенький «Ду Хаст», и в синем свете проблесковых маячков два милиционера, возомнившие себя экскаваторами, роют глубокую яму. А неподалеку, сидя на гранитном ограждении, за всеми действиями наблюдает не менее странная парочка: прилично одетый, но измазанный грязью до самых ушей, молодой парень и, облаченный в лохмотья, бывшие некогда плащом, бомж с длинной рыжей бородой.
        - Они помнить-то чего-нибудь будут? - спросил Ионыч.
        - Нет, - буркнул Андрей, отряхивая с коленей серую пыль.
        - А жаль. Хотя…
        Ионыч ловко спустился в яму. Недолго думая, он стянул с сержанта форменную куртку, а взамен отдал свою рванину. Тот даже не сопротивлялся. Довольный обменом, бомж выбрался обратно.
        Спустя некоторое время, наконец, послышался лязгающий звук. Это лопаты застучали по металлической поверхности, оказавшейся на дне.
        - Пшли вон! - гаркнул Андрей, остановив работников, и менты покорно покинули место раскопок. Лихо засеменили вдоль набережной, пытаясь как можно быстрее укрыться от возможной опасности. Их психика под влиянием гипнотического газа хоть и стала пластичной, будто свежезамешеное тесто, но без доминирующего влияния со стороны испытывала животный первобытный страх.
        Вольф спрыгнул вниз. Потопав ногой по гладкой твердой оболочке, он присел и положил на нее руку. После чего проговорил:
        - Просыпайся, Смитт. Хватит ржаветь. У нас снова появилась работа.
        В ответ земля завибрировала. На асфальте, вокруг ямы, образовались многочисленные трещины. Нечто большое неуклюже стало подниматься на поверхность, стряхивая с себя тонны песка и камней.
        Спустя несколько минут над раскуроченным тротуаром в воздухе повис побитый, местами с глубокими вмятинами и следами коррозии, летательный аппарат. Сразу было видно, что он эксплуатировался не любителем романтических прогулок.
        Ионыч несколько раз обошел вокруг неопознанного объекта, придирчиво разглядывая, а затем остановился, сложил руки на груди и посмотрел на Андрея.
        - Ну, чего ты стоишь, Андрюша? - выдал бомж. - Полетели уже, наконец.
        Вольф смерил его презрительным взглядом.
        - Ты никуда не полетишь, - отрезал Андрей.
        Ионыч от возмущения чуть не поперхнулся.
        - Как это я не полечу? Ты сам-то понял, что сказал? Я, между прочим, помог тебе память вернуть.
        - Ты себе льстишь, - сурово произнес Андрей. - Ты всего лишь выполнил работу курьера, и не более того. Не ты, так кто-нибудь другой принес бы мне контракт. И обычно, в таких случаях, я просто убираю случайных свидетелей. Но тебе крайне повезло. Я единственный раз за свою многолетнюю карьеру сделаю исключение - оставлю тебе жизнь. Если столь жалкое существование можно назвать жизнью. Так что, это ты меня должен благодарить.
        Ионыч промолчал. Он пристально смотрел на Андрея, о чем-то думая. Через некоторое время, когда тот уже успел как следует очиститься от пыли, бомж изрек:
        - Значит, ты теперь Царь и Бог, да? И вместо того, чтобы дядьке Ионычу дать шанс начать новую жизнь, ты просто меня бросаешь, да? Молодец. А я-то думал - мы друзья.
        - У меня работа, - равнодушным ко всему тоном сказал Вольф. - А я работаю один. И лишний балласт я брать не намерен.
        - Ах, так? - встрепенулся Ионыч. После чего шустро прыгнул к куттеру и исчез внутри, пройдя сквозь обшивку. Спустя пару секунд высунулась его голова.
        - Хоть я и плохо живу, но я беру от жизни все, - произнес он и снова пропал.
        - Твою-то мать, - простонал Андрей, хватаясь руками за голову. - Убью гада!
        После некоторых манипуляций, которые совершил Вольф, в боку куттера открылся небольшой прямоугольный люк. Миновав шлюзовую камеру, где подвергся тщательной дезинфекции, стронгер оказался в привычном, можно сказать родном, отсеке управления. Столько лет прошло, а внутри все оставалось таким же стерильным. Если не считать вальяжно сидящего в кресле пилота немытого бомжа, да тянущуюся через все помещение вереницу грязных следов.
        - Здравствуй, командир, - раздался из динамиков не лишенный эмоций, радостный электронный голос. - Добро пожаловать снова на борт.
        - Здравствуй, Смитт, - ответил Андрей, гневно прожигая взглядом незваного гостя. Искусственный интеллект был единственным помощником, которому стронгер доверял почти как себе. Вместе они работали уже не один десяток лет. Смитт не единожды спасал Андрея от верной смерти. Равно как и человек не давал машине погибнуть. Хотя, если сравнивать их внешний вид, то куттер справлялся гораздо лучше.
        - Смитт, что делает здесь эта грязь? - едва сдерживая ярость, спросил Андрей, указывая на Ионыча. В кабине межпланетного летательного аппарата, изобилующей множеством полупрозрачных высокотехнологичных приборов и элементов управления, Ионыч в милицейской куртке смотрелся, словно чернильная клякса на картине Да Винчи.
        - Сказал, что он твой гость, командир, - ответил искусственный интеллект.
        - Какой на хрен гость?! - воскликнул Вольф. - Немедленно выкини его!
        Никакой реакции не последовало.
        - Смитт, ты меня слышал? - Андрей помахал рукой перед встроенным в панель стеклянным глазом. - Избавься от него.
        - Но, командир… - неуверенным голосом залепетал Смитт. - С гостями так нельзя обращаться.
        - Вот-вот, - поддержал его бомж. - Жестянка дело говорит.
        Андрей чувствовал разрастающийся внутри себя бушующий огонь.
        - Ты что сделал с моим помощником, тварь?! - вспыхнул он.
        Моментально оказавшись рядом с креслом пилота, схватил Ионыча за шкирку и одним движением швырнул его о стену. Да с такой легкостью, будто имел дело не с живым человеком, а всего лишь с пластмассовым манекеном. Причем на этот раз бомж ощутил всю прелесть твердой преграды.
        - Пошел вон! - грозно рявкнул Вольф, указывая незваному гостю на люк шлюзовой камеры.
        - Да, ладно, Андрюш, - залепетал Ионыч, пытаясь подняться на ноги. - Остынь. Я ведь не просто так напрашиваюсь. Не могу я так больше жить. Мне нужна полная свобода. Понимаешь? Законы эти… Порядки… Менты каждый день наезжают. Не могу больше.
        Андрей смерил Ионыча испепеляющим взглядом.
        - Свобода, говоришь? - буркнул он. Потом подошел вплотную к бомжу, схватил его одной рукой за отворот куртки, а второй приставил ему ко лбу невесть откуда взявшийся боевой излучатель. - Сам напросился. Сейчас я тебе покажу свободу. Хочешь?
        Ионыч был отнюдь не глуп. Сразу понял, что ему угрожают оружием, хоть и странным. Однако он видел в поведении Андрея нечто большее, чем холодное, как сталь равнодушие убийцы. А в том, что этот парень является кем-то, вроде киллера, Ионыч почти не сомневался.
        Они стояли неподвижно несколько минут. Оба молчали.
        Андрей внимательно смотрел прямо в карие, с вечно красными от алкоголя белками глаза бомжа и пытался найти хоть малейший повод нажать на спуск. Но что-то ему не давало это сделать. Возможно, полное отсутствие страха в этих пьяных глазах. Или же выражение абсолютного безразличия к дальнейшей своей судьбе. Откуда-то заметно потянуло холодом. Будто совсем рядом открылась невидимая дверь, ведущая в холодильник или же на улицу, в самый разгар февральских морозов. Однако наваждение быстро исчезло.
        Андрей с опаской осмотрелся по сторонам и медленно убрал оружие.
        - Хрен с тобой, - процедил он сквозь зубы, ругая себя последними словами за проявленную вдруг слабость. С ним подобное происходило впервые. Возможно, так повлияло на подсознание необычайно длительное нахождение в «забвенном стасисе». По крайней мере, других вразумительных доводов Андрей не нашел. Он только в бессильной злобе пнул ногой стену. Затем, подойдя к ряду информационных приборов и убедившись, что всех запасов достаточно для двоих, он добавил:
        - Сейчас пойдешь в душ. Как следует отмоешься. Во время полета сидеть тихо. Ничего не трогать. Делать то, что я скажу. Понял?
        Ионыч расцвел в улыбке.
        Грубым жестом Андрей затолкал его в небольшую кабину для гигиены и проследил, чтобы бомж разделся, помог ему включить воду. От страшной вони, ударившей в нос, уж казалось привыкшего ко всему стронгера чуть не вывернуло на изнанку.
        Когда Ионыч, чистый и свежий, вошел обратно, Андрей зло прошипел:
        - Но обещаю: на первой же обжитой планете я тебя вышвырну пинком под зад.
        - Лады, - кивнул бомж, пытаясь руками пригладить непослушную бороду.
        Вольф запустил двигатели. Куттер рванул с места так резко, что мощная воздушная волна взметнула вверх кучи накопанной земли вместе с растущими неподалеку деревьями. УАЗик, словно картонный муляж отлетел в сторону и завалился на бок. Проблесковые маячки продолжали мигать, но музыка от удара замолчала.
        Когда густая пелена облаков в иллюминаторах неожиданно сменилась черным бархатом космоса, усыпанным бесчисленными сверкающими россыпями звезд, Ионыч неподвижно застыл перед толстым стеклом и долго смотрел в бездну пространства. Глаза его выражали неподдельный восторг, а по щеке, оставляя влажный след, катилась скупая одинокая слеза. Он продолжал так стоять ровно до тех пор, пока куттер не нырнул в
«червоточину». Затем, отойдя в угол отсека, бомж расстелил на полу куртку, лег на нее и сразу же захрапел. В воздухе отчетливо чувствовался запах перегара.
        Вольф некоторое время с омерзением следил, как колышется в такт дыханию рыжая борода. Ему до сих пор не верилось, что он согласился взять с собой этот сомнительный живой груз. Однако спустя несколько минут Андрей уже четко знал, как с ним поступить. На Сио всегда охотно покупали нелегальных рабов. Хоть и платили копейки, но брали без разбора всякую шваль. Как раз вырученная с подажи сумма с лихвой покроет стоимость перелета на одно лицо. Вот и расплатится.
        С этими мыслями стронгер отвернулся от спящего тела и уставился на плывущие по монитору вереницы цифр.

4.
        В обычное пространство судно вышло недалеко от системы Тенуари. Включив двигатели на малую тягу, Андрей повел его к небольшой темной планете, значившейся в каталогах как Сио.
        Спустя несколько часов он встал на орбиту и запросил разрешение на посадку. Монотонный голос электронного диспетчера, абсолютно не интересуясь личностями прибывших и подробностями их визита, слишком быстро дал добро. Сразу было видно, что гостей здесь любили.
        Сио являлась ни чем иным, как Галактическим торговым центром. Помимо всевозможных товаров, она предоставляла еще тысячи различных услуг для тех рас, которые уже давно нашли техническую возможность свободно перемещаться в космическом пространстве. Многочисленные павильоны и громадные небоскребы бизнесцентров одним только своим видом заманивали потенциальных клиентов, не считая сверкающей голографической рекламы, занимающей практически все воздушное пространство выше десятого уровня.
        Однако Сио была не так приветлива, как могло показаться на первый взгляд. Здесь царили свои законы и порядки, и беспечный гость, не успевший вовремя ознакомиться с местными правилами, зачастую уже никогда не покидал эту планету. В лучшем случае его ждала участь раба на одной из фабрик по утилизации отходов, а все его имущество, включая корабль, переходило кому-нибудь из местных чиновников. Причем, чтобы это произошло, не надо даже покидать космопорт. Все по правилам, все по закону. И ни один уважающий себя адвокат никогда не станет связываться с этой порочной системой. Ни за какую сумму. Себе дороже. Особый статус неприкосновенности Сио давал местному правительству очень высокие привилегии.
        Ведомый посадочным лучом, куттер медленно опускался на ночную сторону планеты, туда, где внизу, среди зарева большого города скрывался не менее большой космопорт. Из корпуса плавно выдвинулись опоры амортизаторов и, коснувшись бетонной плиты, аппарат неподвижно замер на выделенном ему секторе поля для частного транспорта. Наступившую тишину нарушали только потрескивания остывающей обшивки и нечеловеческий храп Ионыча.
        Снаружи Андрея уже ждали. Черный мобиль с тремя стоящими возле него мрачного вида людьми в официальных костюмах, находился на безопасном расстоянии от куттера. Обычная церемония встречи, заведенная Элиотом Свенски для своих стронгеров. Зачем он это устраивал - никто точно не знал. Неужели охрана? Да кто же мог осмелиться напасть на профессионала? Особенно здесь, на Сио. Разве что эти ребята были приставлены защищать окружающих от самого гостя.
        Андрей вышел один, оставив Ионыча храпеть. Почти все время пути бомж спал беспробудным сном. Андрея это вполне устраивало. Он несколько раз ставил над Ионычем установку гипнолингвиста, незаметно обучая его распространенным в галактике языкам. Наверняка потом пригодятся в общении с новыми хозяевами. А кто знает, к кому попадет этот дохлый раб?
        Космопорт Сио Си был довольно привлекательным для новичка. Поднимающиеся высоко в небо небоскребы, охваченные огнями яркой разноцветной рекламы могли вызвать трепет у любого существа, прожившего всю жизнь на какой-нибудь сельскохозяйственной планетке на краю галактики. Эти огни с первого взгляда покоряли своей красотой, заставляя простачка расслабиться и потерять бдительность. А дальше в дело вступали профессиональные «разводилы», устраивая для своей жертвы настоящее маскарадное шоу.
        Но Вольф знал здесь каждый темный закоулок, и поэтому лишь мельком взглянул на само здание космопорта, выглядящее приплюснутой темной бородавкой на теле сверкающего, устремленного ввысь города. Кивком поздоровавшись со встречающими его людьми, стронгер залез на заднее сиденье мобиля и, откинув голову на мягкий подголовник, попытался расслабиться. Охранники быстро запрыгнули внутрь, двери с легким шипением закрылись. Набирая скорость, машина беззвучно заскользила мимо стоящих в ряд огромных грузовых транспортов, темными силуэтами выделяющихся на фоне неоновых огней. Затем, резко выскочив на оживленную магистраль, она влилась в общий поток и понеслась к центру города.
        Андрей закрыл глаза, не в силах смотреть на все это изобилие сверкающей, прыгающей, летающей пропаганды товаров и услуг. Здесь ее было слишком много, просто перебор. Та грань восприятия, когда зрение обычного человека не в состоянии уловить среди этого мельтешения что-либо определенное, давно уже осталась позади, уступив место бушующему океану мерцающего света.
        Преодолев очередной виадук, мобиль свернул с главного проспекта и плавно двинулся по узкой затемненной улочке, постепенно переходящей в аллею каменных истуканов. Высеченные из мрамора неизвестные представители различных рас уже не одну сотню лет безмолвно смотрели в небо, словно в ожидании какого-нибудь чудесного знамения. Возможно, они так встречали и провожали многочисленные космические корабли, яркими метеорами расчерчивающие ночное небо. Но Андрея эти скульптуры никогда не интересовали.
        Замедлив движение, машина остановилась возле высоченного стеклянного здания, трехгранный шпиль которого поднимался в высоту на добрых семьсот метров. Конец шпиля венчал своеобразный символ Лиги стронгеров, представляющий собой маленький шар планеты, зажатый между двумя могучими ладонями.
        В сопровождении молчаливых охранников Вольф проследовал через радушно открывшиеся прозрачные двери в просторный, застеленный мягкими коврами холл. Кроме двух сторожевых «Церберов», похожих на гигантских металлических крабов, в помещении никого не было. Да и кто сюда добровольно пойдет? Разве что стронгеры, да заказчики. Но тех и других всегда сопровождали представители Лиги, так же, как сейчас Андрея. Посторонние бывали крайне редко.
        Подождав цилиндр гравитационного лифта, все четверо поднялись на самый последний этаж.
        Вольф был здесь последний раз очень давно и, едва ступив на поверхность черного полированного диска, висящего высоко над сверкающим ночным городом, он от неожиданности немного оторопел. Это помещение было сделано в основном из гилианских кристаллов, которые обладали почти абсолютной прозрачностью. Поэтому, создавалась иллюзия полного отсутствия стен и потолка.
        - Господин Свенски ждет вас в своих апартаментах, - раздался из невидимых динамиков приятный женский голос.
        Быстро соориентировавшись, Андрей уверенно пересек диск пола и вошел в еле заметный, скрытый в стене прямоугольник прохода.
        Глава Лиги очень любил два цвета: черный и золотой. И весь кабинет, в котором он всегда принимал гостей, был выдержан именно в этих двух цветах. Стены и пол - неизменно черные, а вся мебель, соответственно, золотая. За огромным столом, украшенным по углам фигурками амуров, сидел крупный седой мужчина лет шестидесяти. На нем был строгий деловой костюм и стильный галстук-хамелеон. Мужчина степенно, не торопясь, курил настоящую ароматную сигару. Рядом, на изящной подставочке, стоял бокал дорогущего веннийского виски.
        - Проходи, Андрей. Присаживайся, - Элиот Свенски указал на одно из пяти стоящих возле стола анатомических кресел. - Рад тебя видеть.
        - Здравствуйте, мистер Свенски, - тихо поздоровался Вольф.
        Они некоторое время молча изучали друг друга. Затем глава Лиги, слегка улыбнувшись, предложил:
        - Виски? Бренди? Или что-нибудь более экзотичное?
        - Виски, пожалуй, - кивнул Андрей. От столь элитного напитка он просто не мог отказаться. В пузатом бокале, который подал ему Свенски, сейчас плескался средний годовой доход одной из промышленных планет периферии. Что ж, у каждого свой размах.
        - Ну, рассказывай, - продолжил Элиот. - На Земле был?
        Андрей кивнул.
        - Похоже, частые посещения этой планеты у вас на роду написаны? - Глава Лиги слегка улыбнулся, выпустив в воздух облако ароматного дыма. - Твой отец тоже неоднократно пытался работать на Земле. Еще до того, как купил себе ледяную Юнгру. Он буквально с ума сходил по этой планете. Теперь вот ты, смотрю, повадился. Похоже, это у вас семейная страсть. Он даже имя тебе земное выбрал, а не имперское. Но, не смотря на всю вашу симпатию к ней, вы так и не смогли закончить ни один контракт. Верно? Эх, Земля, Земля… Планета несбывшихся надежд человечества. С таким трудом удалось ее заполучить. Ведь до людей ее заказывали семь разных рас. Сейчас претендуют еще пять. Для стронгера - настоящий подарок. Вот скажи, неужели там так трудно будет жить гуаврам или, например, венерианским многоногам? Что с ней не так? Каждый раз эти твари ползучие расторгают контракт, едва только дело вступает в основную стадию. У нас что, полным-полно планет с зеленым статусом климатических условий? Это же высший. Я не понимаю, хоть убей. Сколько раз ни пытался выяснить причины - молчат, будто и не владеют вовсе общегалактическим
языком. Одним словом - чужие. Может ты чего знаешь?
        Вольф пожал плечами. Он и прежде не раз задумывался над этим парадоксом. Планета на самом деле была уникальна. Во-первых, на ней уживаются несколько колоний, принадлежащих разным национальным группам людей. Такого больше нигде в галактике нет. Это был своего рода совместный эксперимент, в итоге не принесший нужных результатов. Альянс несколько столетий назад прекратил финансирование, и все оставили на произвол судьбы. Старый Союз еще долго пытался отстаивать права своей новой колонии, названной «Америка», но поскольку прямое вмешательство категорически запрещено, они быстро сдались. Однако эти упрямцы действительно смогли создать за короткий срок довольно мощное государство, нисколько не уступающее маленькой части Империи, а в чем-то и превосходящее ее.
        А во-вторых, голубая планета будто отвергает все законы и договоренности, надсмехаясь над жадно смотрящими на нее завистливыми претендентами на колонизацию. Среди членов Лиги даже слухи пошли, что Земля находится под опекой каких-то неведомых сил или, что чаще всего упоминают, человеческих древних Богов. Так и не мудрено. Люди живут на ней уже не одно тысячелетие и готовы жить еще столько же. А может это судьба? Или просто везение? Возможно. Но не столько же раз подряд фортуне улыбаться.
        В то время как Галактика страдает от нехватки пригодных для органической жизни планет, многие расы постоянно заглядываются на своих благополучных соседей. Потом, насмотревшись досыта, они отправляют своего посланника на Сио, где Элиот лично заключает с ним сделку. Когда все подписано, обговорено, и взята предоплата, на объект высаживается один из профессиональных стронгеров, который в течение определенного срока делает так, чтобы разумная жизнь гарантированно исчезла. Чисто исчезла, без малейших следов внешнего вмешательства. Согласно федеральному закону, после тщательной экспертизы, подтверждающей саморазрушение данного общества, любая раса, первая подавшая заявку в Галактическую службу на колонизацию, имеет полное право спокойно заселяться. И, как правило, первой оказывается именно та раса, которая наняла специалиста. Конечно, такая сделка незаконна. В ход вступают многочисленные подкупы чиновников и мелких служащих, в чьих ведомствах проходит данное дело. Все в галактике об этом знают, включая самих федералов, но деликатно молчат. Правительство вполне устраивает подобное положение дел, ведь они
имеют свою, причем немалую долю.
        А вот охоту на стронгеров никто не запрещал. Даже наоборот, существуют специальные отряды федеральной службы безопасности, оснащенные по последнему слову техники, работающие только на поисках «нежеланных вредителей». Но чтобы засечь работу профессионала Лиги, надо иметь необыкновенное чутье и нестандартное мышление. А это, увы, большая редкость, особенно на государственной службе. Сколько ни пытались федералы вычислять стронгеров - все впустую. Расследование затягивается на неопределенное время, а потом, как правило, бывает уже поздно.
        Андрей посмотрел в свой бокал и неуверенно произнес:
        - Что я могу сказать? Люди Земли верят в Бога. Не важно, что они его по-разному называют. А Бог, вероятно, верит в людей. И дает им право на будущее. По-другому я это объяснить никак не могу.
        С этими словами Андрей встал с кресла, подошел к столу главы Лиги и положил на него маленький золотой крестик.
        - Что это? - Свенски удивленно поднял брови. - Сувенир?
        - Символ веры, - пояснил Вольф. - Говорят, что всех, кто его носит, бережет сам Господь. Вот вы, верите в Бога?
        Элиот Свенски неожиданно громко рассмеялся.
        - Молодец, Андрей, - утирая выступившие слезы, проговорил он. - Давно я так не смеялся. Значит, ты все неудачи на высшие силы списал? Оригинальный подход. А я, вообще-то, закоренелый атеист, если хочешь знать. Верю только в себя, в тебя, и других своих специалистов. Чем же мы не Боги? Мы дарим страждущим право на новую жизнь.
        - Тогда, мы - меркантильные Боги, - усмехнулся Вольф. - Боги, работающие только ради денег. Разве не так?
        - Конечно, так, - согласился глава Лиги, смакуя веннийский напиток. - Но, если взять любую религию, мы можем проследить довольно расплывчатую границу между корыстью и благоденствием. Ну, да ладно, не будем о вечном. Мои взгляды вряд ли кто поймет… Давай лучше поговорим о твоем настоящем контракте и о сумме оплаты. На этот раз тебе достался Тиартог?
        Андрей поставил на край стола пустой бокал. От великолепного виски по всему телу гуляли огненные вихри, а в голове была приятная пустота.
        - Он самый, - кивнул Вольф. - Насколько я понял, мир довольно специфичный.
        - Сейчас поглядим, - Свенски развернул в воздухе голографический терминал и начал быстро двигать руками виртуальные иконки. - Та-а-ак. Ну, что я могу сказать? Планета достаточно отдалена от Центра, средняя по условиям жизни для гуманоидов. Замкнутая колония твоего горячо любимого Старого Союза, не имеющая космической связи с Федерацией. Хм… Почти как сейчас Земля. Моложе, правда… Атмосфера содержит смертельно опасные для человека споры растений. Однако, местное население, люди, имеют врожденный иммунитет. На Тиартоге всего три крупных города, которые находятся между собой в весьма напряженных отношениях. Кстати, как ты относишься к наркотикам?
        Андрей на этот неожиданный вопрос только пожал плечами.
        - Не употребляю.
        - Там тебе предстоит изучать наркоманию в всех ее тяжелых формах, - слегка улыбнулся Свенски. - Дело в том, что вся экономика и культура тиартогианцев завязана на мощнейшем наркотическом веществе - астрогединоле. В просторечии -
«астрал». Жаль, этот наркотик за пределами родной планеты напрочь теряет свои свойства. Но зато все население Тиартога, от мала до велика, поголовно на нем сидит. Он же является основной причиной вражды между городами, так как имеет природное происхождение и свободно добывается вооруженными отрядами местных жителей. Эквивалент национальной денежной валюты.
        - Уже хорошо, - заерзал Вольф. - Подлить немного масла в огонь и смотреть, как все разгорится синим пламенем. Похоже, это общество и без меня скоро загнется. Я только постараюсь ускорить процесс. Годы сведу в месяцы, а то и в недели. Сроки есть?
        - Определенных сроков сиалонцы не указали, - проговорил Элиот Свенски, просматривая очередной файл. - Но ты сам понимаешь - тянуть не надо. Особенно с такими привередливыми заказчиками.
        Андрея непроизвольно передернуло. Насколько он не любил чужие человеку расы, а вот рептилий не выносил с самого детства.
        Тем временем глава Лиги тяжело вздохнул, допил последний глоток виски и спокойно продолжил:
        - А теперь перейдем к самой приятной части контракта - денежной оплате. Сиалонцы готовы заплатить довольно немалую сумму. На твои положенные тридцать процентов можно будет купить один из крупных континентов Земли. Радует?
        - Безусловно, - поспешил согласиться Вольф.
        Немного помявшись, он спросил:
        - Вы уже в курсе, что я лишился модификаторов?
        Глава Лиги нахмурился.
        - Я в курсе. Через пять часов сюда прибудет сиалонский звездолет. Они дадут тебе новый контейнер. Но объясняться с ними будешь сам. Понял?
        Андрей мрачно кивнул. Перспектива общения с ящерами, хоть и разумными, его очень не вдохновляла. Об их вспыльчивом характере ходили даже легенды.
        - И еще, - Элиот Свенски встал с кресла. - Не смей оставлять на Сио то рыжебородое создание, которое ты с собой притащил. Я думаю, оно тебе на Тиартоге пригодится.
        Вольф мысленно перебрал все проклятья, что помнил. Он и так был в подавленном настроении от предстоящей встречи с ящерами, а тут еще вдобавок свалилось это. Да, Свенски всегда умел мастерски преподносить сюрпризы. И самое главное, теперь уже не отвертеться. Слово главы Лиги - закон. Хочешь, не хочешь, а вывозить бомжа с Сио придется по-любому. Зато потом…
        Скрипнув зубами, Вольф явственно представил себе, как отыгрывается на рыжебородом за все свои страдания. Видение было таким реальным и вожделенным, что даже зачесались костяшки пальцев. Что ж, раз продать его не получится, то хоть какой-то прок.
        Хищно улыбнувшись, Андрей покорно склонил голову.
        - Как скажете, мистер Свенски. Как скажете.

5.
        Закончив с главой Лиги все формальности, Андрей спустился на пятнадцатый этаж, где находились шесть замечательных тренировочных залов. Он просто не мог упустить возможности хорошего виртуального боя.
        На мастер-площадке первого зала сейчас никого не было. Андрей, перепрыгнув через пластиковое заграждение, подошел к стенду и надел на себя эластичные доспехи.
        Когда все датчики шлема были подсоединены, электроника тихо загудела. Тонкие нейронные нити стали передавать в мозг потоки данных.
        Вольф стоял на старом каменном мосту, обильно поросшем плесенью и рыжим мхом. Обоняние раздражал отчетливый запах сырости.
        У этого моста не было ни начала, ни конца. Протянувшись далеко в обе стороны, он через несколько километров терялся в дымке облаков, плотной белой полосой уходящих до самого горизонта. Два больших ярких солнца, которые одновременно находились в зените, безжалостно припекали спину и голову, заставляя на коже выступать соленые капельки пота. Во рту мгновенно пересохло.
        В десяти метрах от Андрея из воздуха неожиданно появился молодой сиалонский воин. Вольф немного смутился. Почему именно сиалонец? Хоть у тренировочной программы и был задействован режим случайного выбора спарринг-партнера, но чтобы выдать образ ящера? Словно она знала, что вскоре должна произойти реальная встреча.
        Постояв некоторое время неподвижно и, внимательно изучая друг друга, противники пошли на сближение. Ящер выставил вперед мощные передние лапы, заканчивающиеся длинными изогнутыми когтями. Чешуйчатый хвост нервно стучал по камням мостовой.
        Андрей встал в боевую стойку, принятую в Ску-Цва и сложил руки на груди. Это древнее искусство основывалось на молниеносных выпадах, несущих моментальную смерть. Обычно такой бой длился не более пятнадцати секунд.
        Стронгер превратился сейчас в сплошной сгусток чистой энергии. Напряженный, звенящий, чувствительный к малейшим воздействиям. Все, что могло двигаться, попадало в зону его поражения.
        Слегка присев, чужой воин оттолкнулся и прыгнул. Его хвост просвистел в воздухе, подобно плети, а затем резко выпрямился, корректируя направление движения. Острые когти были нацелены человеку в верхнюю часть туловища.
        Контакт. Андрей увернулся, и чешуйчатое тело, одетое в традиционный балахон, пронеслось мимо, лишь слегка коснувшись плеча стронгера. Однако воин к тому времени был уже мертв: молниеносным ударом ноги Вольф успел-таки достать находящийся под нижней челюстью ящера нервный узел.
        Когда бездыханный труп отлетел в сторону, Андрей почувствовал в плече резкую боль. Ощупав рану, он грязно выругался: на пальцах вместо крови была бурая слизь. Все-таки ящер зацепил его своими ядовитыми когтями. Яд будет убивать медленно, час за часом превращая организм человека в сплошной нарыв. Противоядия от сиалонских токсинов пока что еще не смогли создать. Даже во всемогущих лабораториях Лиги.
        С трудом отходя от виртуальных спазмов, Вольф упал на эластичный мат тренировочной площадки и трясущимися руками скинул шлем. Пот градом лился по лицу, разъедая глаза. Сердце бешено стучало. Хватая ртом воздух, стронгер перевернулся на спину.
        - Браво, браво, - раздался откуда-то со стороны до боли знакомый женский голос, сопровождаемый звонкими аплодисментами.
        Приподняв голову, Андрей увидел стоящую возле стенда Свиану. Память вспыхнула, выдавая смутные, затерянные во времени образы. Отрывки воспоминаний обожгли сознание.
        - Что ты здесь делаешь? - прохрипел он. Догадаться, что девушка вмешалась в программу, было не трудно. Она это и раньше любила делать.
        - Тоже, что и ты, - с иронией ответила Свиана. - Контракт регистрирую.
        Наконец отдышавшись и придя в себя, Андрей встал. Он не ожидал ее здесь встретить. Совсем не ожидал.
        За все эти годы она ни сколько не изменилась. И это не удивительно, ведь стронгеры, достигнув определенного возраста, остаются молодыми вечно. Меняться может лишь взгляд, приобретя со временем и опытом некую печать мудрости.
        Свиана имела изящную фигуру профессиональной танцовщицы, что неизменно притягивало взгляды окружающих ее мужчин. Особенно осиная талия. Обтягивающий синий костюм, который на ней был сейчас одет, по-особенному выделял ее красивые формы. Загорелое, слегка вытянутое лицо, украшали огромные, словно два бездонных омута, карие глаза. Черные, как смоль волосы, были заплетены в длинную тугую косу.
        Она стояла, прислонившись к пластиковой опоре и, ее пухлые губы трогала наивная, почти детская улыбка.
        Подойдя к девушке ближе, Андрей ощутил, что где-то внутри начинает просыпаться давно забытое, испытываемое только при виде нее, непередаваемое словами чувство. Нет, конечно же, это была не любовь. Стронгерам это чуждо. Скорее всего, просто непреодолимое влечение, остановить которое не в силах даже весь галактический флот.
        Прильнув к ее губам, Вольф почувствовал с ее стороны ничуть не меньшую ответную страсть. От мягких волос и нежной кожи шел пьянящий сладкий аромат ванили. Не смущаясь возможных следящих устройств, встроенных в стены зала, он одним движением расстегнул застежку ее тугого костюма…
        - Я и забыла совсем, что ты можешь быть таким…животным, - прошептала ему на ухо Свиана, когда Андрей надел брюки. Девушка стояла рядом, не спеша облачаться в свои одежды. Вольф невольно залюбовался ее великолепным телом. Она неожиданно схватила его крепкими пальцами за горло и повернула к себе. В ее глазах полыхал неудержимый огонь желания.
        - Не смей уходить. Слышишь? - и огонь этот с новой силой выплеснулся наружу.
        Они расстались без особой сентиментальности, как и много раз прежде, взглянув друг на друга с ни чем не обязывающей признательностью.
        Андрей спустился на лифте на первый этаж. На губах еще оставался сладкий привкус ванили.
        В пустом холле он наткнулся на идущих плотной группой охранников. Среди людей выделялось бесформенное, замотанное в серые покрывала, странное существо. Вольф сразу узнал лигманга. Эти мерзкие сгустки слизи с трудом можно было назвать разумными. Где бы они ни появлялись, всегда оставляли вокруг себя лужи липкой субстанции с характерным запахом аммиака.
        Поморщившись и обойдя липкий след, тянувшийся по светлому ковровому покрытию, Андрей вышел на улицу.
        До космопорта он добрался довольно быстро, вызвав беспилотное летающее такси. Спустя десять минут, Вольф уже проходил через таможенный терминал и направлялся к своему куттеру. Он шел торопливой походкой, лавируя между стоящими на посадочном поле различными космическими аппаратами. Чего здесь только не было: и туристические полупрозрачные астроботы; сверкающие роскошью, прогулочные яхты; грозные патрульные крейсеры службы безопасности. Был даже один шикарный звездолет консульства Найокана с характерной эмблемой во весь борт. И это не удивительно. Сио манила многих.
        Когда Андрей вошел внутрь куттера, то обнаружил, что Ионыча и след простыл. Остался лишь стойкий запах перегара.
        - Смитт, где он? - возмущенно спросил Вольф, осматривая все укромные места.
        Электронный голос лениво отозвался:
        - Ты же обещал его выкинуть на первой попавшейся планете, командир. Вот он проснулся и ушел.
        - И давно?
        - Час назад.
        Выругавшись, Андрей вновь покинул куттер и пошел искать неугомонного бомжа. Он вполне догадывался, где тот мог быть. Ведь бары Сио-Си считались одними из лучших в Галактике.
        Так оно и случилось. Обойдя несколько питейных заведений, Вольф наткнулся в баре с незатейливым названием «Стакан Водки» на негодующую толпу людей. Спустя некоторое время двое представителей службы безопасности вытащили под руки на улицу матерящегося и брыкающегося Ионыча.
        Андрея передернуло от отвращения. Лигманг сейчас мог показаться ему даже симпатичным по сравнению с этим рыжебородым человекоподобным существом. Вольф минуту постоял, решая: вступиться за бомжа или нет. Здравый смысл и логика стронгера заставляли его развернуться и уйти прочь. Но прямой приказ Свенски решал сейчас все. Поэтому Андрей, как бы ему это не претило, оставить Ионыча на Сио никак не мог. Ведь не ссориться же из-за него с главой Лиги?
        До боли закусив губу и сопротивляясь внутреннему желанию все же не вмешиваться, Вольф двинулся к охранникам.
        - Что случилось? - подойдя к ним почти вплотную, спросил он.
        Один из конвоиров, тот, что помоложе, нехотя ответил:
        - Да вот, этот странный тип стал тыкать в лицо бармену непонятным удостоверением и твердить, что он какой-то «мент» и что ему положена бесплатная выпивка.
        Ионыч в один миг ловко освободился от держащих его рук и вцепился в Вольфа.
        - Андрюша, ну скажи ты им. Я всего-то выпить хотел.
        Андрей, поморщившись, отстранил бомжа.
        - А еще он справил нужду прямо возле дверей, - мрачно добавил охранник постарше. - За это даже штрафом не отделается.
        - Я его… беру под свою ответственность, - скрежеща зубами, сказал он сотрудникам СБ. В мыслях он пообещал отрезать за такие слова себе язык. И зашить нитками рот тоже.
        Достав из кармана знак члена Лиги Стронгеров, Вольф пихнул его под нос конвоирам. На Сио стронгеры пользовались большими привилегиями.
        После жесткого разноса с некоторым применением грубого телесного наказания, который Андрей устроил Ионычу, они двинулись обратно к куттеру. Немного успокоившись, Андрей спросил:
        - А удостоверение ты тоже у сержанта свистнул?
        Бомж кивнул, доставая из кармана куртки корочки с надписью «МВД России».
        - В кармане оказалось, - добавил он.
        - Ну-ну.

6.
        В назначенное заказчиком время Андрей отправился к недавно прибывшему сиалонскому звездолету. Ассиметричный темный конус огромной тенью возвышался в стороне от других кораблей. Транспортам этой расы требовалось гораздо больше места для посадки, так как их планетарные двигатели имели особенность расширенного компенсирующего поля.
        Один из прямоходящих ящеров встретил Вольфа прямо у трапа своего корабля. Коротко поприветствовав человека, сиалонец пригласил проследовать за ним внутрь. Он вел Андрея извилистыми мрачными коридорами, абсолютно не ассоциирующимися с творениями разумных существ. Они скорее напоминали вырытые какими-то гигантскими животными норы. Неровные шершавые стены до самого потолка были облеплены гроздями бурых наростов, сочащихся мутной жидкостью. В памяти непроизвольно всплывала ассоциация с воспалившимися болячками. Под ногами путались переплетения толстых мохнатых корней, через которые ящер резво перепрыгивал, а Андрей, стараясь осторожно переступать, с тихими проклятьями постоянно спотыкался. Пытаясь определить источник слабого зеленого освещения, он оглядывался по сторонам. Но свет, казалось, шел от самих стен. В многочисленных впадинах между наростов мерцали живые огни крупных своеобразных светлячков.
        Складывалось такое впечатление, будто звездолет был не чем иным, как гигантским контейнером с утрамбованной влажной почвой, пронизанным вдоль и поперек многочисленными ходами. Хотя, кто его знает? Миры Сиала достаточно таинственны.
        В одном из темных сырых помещений Вольфа ждал задрапированный в черные одежды древний ящер с выцветшей от прожитых лет кожей. В его пасти не хватало больше половины зубов, а бывший некогда роскошным гребень на вытянутой вперед голове, безвольно свисал набок.
        - Проходи и будь частью нашей земли, - проскрежетал он на общегалактическом.
        Андрей, превозмогая неприязнь, подошел к нему и, последовав указанию сел на оказавшийся неожиданно теплым пол. Приходилось быть крайне осторожным. Любой случайный жест или необдуманное слово могли вызвать у сиалонца приступ бешенства.
        - Значит, ты утратил модификаторы, отправленные мной с курьером? - спросил ящер, цокая длинным раздвоенным языком.
        - О, да, Старейший из Рода, - ответил Андрей, стараясь подражать сиалонской манере говорить. - Одна тварь сожрала контейнер, прежде чем я получил контракт. А курьер трагически погиб.
        Древний ящер неодобрительно прошипел.
        - Я дам тебе новый комплект модификаторов, уважаемый стронгер. Но впредь будь внимательнее. Создать необходимые для организма человека трансформирующие вещества крайне дорого для нас. Ваши лаборатории, сотрудничающие с Лигой, прямо готовы оставить Сиал без средств к существованию.
        С этими словами, он вытащил из складок своей черной одежды металлический шар и протянул его Андрею.
        - Благодарю тебя, Старейший из Рода, - склонил голову Вольф, принимая контейнер. Он чувствовал, как его репутация плавно опускается вниз. - Обещаю: впредь этого больше не повториться.
        - Ты один из самых лучших стронгеров, - продолжил разговор ящер. - Следи за своим мастерством, человек. Не давай случайностям брать верх. А я постараюсь, чтобы этот инцидент не отразился на твоей карьере. Все, ты можешь идти.
        Андрей еще раз поблагодарил Старейшего, и молодой сиалонец повел его путаными лабиринтами на выход.
        Больше всего на свете стронгеру хотелось сейчас кого-нибудь прибить. И он даже знал, кого. Унижение, которое он почувствовал перед заказчиком, теперь неотвратимо перерастало в необузданную злобу. Хоть Андрей прекрасно понимал, что к утере первого комплекта модификаторов он не причастен, но попробуй, докажи правду этим упертым земноводным. Спор с любым из них может привести к кровавой потасовке. А проблем еще и с заказчиком только для полного счастья не хватало.
        Андрей знал, что его жуткое желание выпотрошить Ионыча неожиданно исчезнет, едва только посмотрит тому в глаза. Так бывало прежде. И объяснений этому феномену он найти не мог. Поэтому, страшно ругаясь, стронгер направился в один из местных притонов саззи, которых он терпеть не мог. Белые пушистые чужаки с давних пор притягивали к себе женских особей разных рас. Они по слухам считались лучшими любовниками галактики, и все поклонницы нетрадиционного секса тянулись в их меховые лапы. Но Вольфа подобная репутация саззи всегда раздражала. Мало того, что он не питал ко всем без исключений чужим абсолютно никакой симпатии, так еще и при мыслях о красивых человеческих женщинах, придающихся с этими тварями сексуальным извращениям, его всего передергивало. И вот сейчас, когда нужна была срочная нервная разрядка, стронгер с хищной ухмылкой вспомнил о пушистых братьях по разуму. Да и размять мышцы перед новым контрактом тоже не помешало бы.
        Спустя два часа, успокоившийся и в меру довольный Вольф пригнал к куттеру сервисных роботов, которые не торопясь, пополнили все внутренние запасы. Неуклюжий заправщик-автомат поменял отработанные энергетические блоки на более емкие и дорогие, ибо стронгер теперь мог себе это позволить. И последним действием, еще раз все тщательно проверив, Андрей запустил бортовые системы в тестовом режиме. Смитт провел диагностику по-своему.
        Они ждали, когда диспетчер выделит куттеру взлетный коридор.
        - Смитт, ты готов будешь полностью принять управление на себя? - спросил Вольф, просчитывая курс. Навигатор из Смитта был отменный, но стронгер каждый раз вносил свои коррективы.
        - Я всегда готов, - раздался электронный голос.
        Тут в углу зашевелился Ионыч.
        - Ты с ума сошел, Андрюша, - прохрипел он. - Железяке доверять наши жизни? Одумайся.
        Вольф повернулся и прожег бомжа испепеляющим взглядом. Тот сразу затих.
        Из динамиков прозвучал меланхоличный голос диспетчера:
        - Частный борт три шесть восемь два, у вас есть коридор в пять минут. Удачного полета.
        Двигатели загудели, плавно поднимая куттер в воздух. Пяти минут было вполне достаточно, чтобы выйти за пределы планеты.
        Затерявшись среди многочисленных огней других взлетающих или идущих на посадку судов, маленький корабль пробил тонкую полосу облаков и вышел в расчетную стартовую точку.
        Путь предстоял не близкий, так что у Андрея появилось время наконец-то отдохнуть. Приведя свое кресло в горизонтальное положение, он расслабился и закрыл глаза. До ушей уже доносился громкий храп Ионыча.
        Когда куттер ушел в «червоточину», Смитт полностью взял контроль полетом на себя.

* * *
        Сверкая статическими разрядами, маленький космический аппарат вынырнул на минимально возможном расстоянии от Тиартога. Тщательно обследовав околопланетное пространство, Андрей убедился, что на орбите кроме десятка древних спутников связи, обычно используемых при начале колонизации, никаких искусственных тел не существует. Да и эти куски железа давно уже превратились в космический мусор. Неужели тиартогианцы настолько деградировали, что до сих пор не предпринимали больше попыток изучать космос? Хотя, если верить сведениям Лиги, все подобные попытки пресекались местной религией. Очень необычное дело для колонии Старого Союза.
        Включив на всякий случай режим «невидимки», Вольф определился с точкой входа. Куттер, подобно призраку, скользнул в верхние слои атмосферы и незаметно начал снижаться, не оставляя в чистом небе никаких следов.
        Совершив над поверхностью планеты небольшой разведывательный полет, стронгер задействовал сканирующие приборы, позволившие получить более точные топографические сведения. Он уже мог убедиться, что почти две трети поверхности Тиартога покрывали непроходимые для человека джунгли. Оставшуюся часть занимал океан. Очаги цивилизации находились на приличных расстояниях друг от друга, однако, на одном полушарии.
        Первый город Вольф увидел сразу. Мрачный жилой массив черным пятном разрывал джунгли, словно оставшееся после лесного пожара пепелище. Сначала Андрей так и подумал, пока не изучил внимательнее показания детектора.
        Другой населенный пункт находился на берегу океана. Геометрически ровная металлическая конструкция в виде приплюснутого цилиндра с высоты казалась монолитной. Но при тщательном рассмотрении было видно, что она составлена из множества колец, назначение которых осталось для стронгера загадкой.
        А вот третий город Вольф искал довольно долго. Имелись сведения, что он должен располагаться на искусственном острове в океане. Но как Андрей ни старался, сканеры не фиксировали ничего, кроме огромной массы воды.
        Обнаружил стронгер остров чисто случайно. Неожиданно появившийся на экране летательный аппарат вдруг резко стал терять высоту. Он явно заходил на посадку прямо над океаном. Сначала Вольф подумал, что машина собиралась нырнуть на глубину, но возникший из ниоткуда сверкающий на солнце прямоугольник благополучно принял ее на себя, и вновь исчез. Эта новость стронгеру совсем не понравилась. Скрытое совершенным маскирующим полем от посторонних глаз поселение заставляло призадуматься. Не смотря на изоляцию планеты, технологии здесь использовались отнюдь не устаревшие. Уж не располагалась ли на Тиартоге чья-либо секретная база? Этот вопрос требовал особого подхода.
        Двигаясь над ярко-синей сельвой, куттер как можно незаметнее вошел в заросли растительности и плавно опустился в затянутое мутной ряской болото.
        Андрей специально решил утопить аппарат, чтобы его никто не нашел. Полнейшее инкогнито - главная основа успешной работы стронгера.
        Приняв модификаторы, Вольф сел в кресло и стал ждать. Процесс перестройки организма всегда происходил по-разному, в зависимости от сложности трансформации. Сейчас изменения должны были быть совсем незначительные, не требующие смены внешнего облика, поэтому Андрей особо не переживал. Вот когда работать приходилось на планетах, где жили негуманоиды, тогда адские мучения занимали довольно много времени. От образования желеобразного кокона и до формирования полноценного нового тела могло пройти несколько суток.
        Резкая боль, возникшая в груди, заставила стронгера сильнее стиснуть зубы. Он чувствовал, как ткани легких и сердца неотвратимо приходят в движение, меня структуру. Так было нужно, чтобы нормально функционировать на Тиартоге. Если бы не третья капсула с анестетиком, он бы мог и не выжить.
        Андрей старался не думать, что внутри него орудуют биологические пикороботы, выполняя заложенную в них программу. Он терпеть не мог, когда в его организм проникали эти инородные тела, даже если от их присутствия зависела не только карьера стронгера, но и сама жизнь. Всегда приходилось смиряться, брать волю в кулак, ждать конца запущенного процесса. Его утешал только окончательный результат, и лежащая на счете в имперском банке немаленькая сумма предоплаты.
        Вспыхнув последним натиском, боль плавно ушла. Перестройка была закончена. Дышать внутренним очищенным воздухом куттера стало крайне некомфортно. Так будет себя чувствовать любой тиартогианец в нормальных для человека условиях.
        - Отмучался, родимый? - с тенью сострадания в голосе поинтересовался Ионыч.
        Андрей не удостоил его ответом.
        Подойдя к встроенному в стену шкафу, стронгер вытащил оттуда пакет со специальной одеждой и свернутый легкий исследовательский скафандр. Вручил все это бомжу.
        - Издеваешься, да? - Ионыч повертел в руках нелепую обновку. - Балахон одену, а вот презерватив этот сам носи. Я по-простому, по-нашему пойду.
        Андрей спорить не стал. Бомж с тихим ворчанием скинул с себя милицейскую куртку и нацепил вместо нее предложенную серую одежду. Затем он повертелся из стороны в сторону, рассматривая себя, с досадой плюнул и, хорошенько разбежавшись, хотел было пройти сквозь стену. Но этот фокус на сей раз не удался. Со всего размаха врезавшись лбом в мягкий пластик внутренней обшивки, он отлетел обратно и с удивленным видом осел на пол.
        Андрей только отпустил в сторону Ионыча нецензурное выражение. Похоже, его предположения все-таки оправдались.
        - Дышится хорошо? - спросил стронгер, доставая маленький детектор, который всегда вкладывают в контейнер с модификаторами.
        - Не очень, - слабым голосом проговорил бомж, потирая ушибленное место.
        Подойдя к Ионычу, Вольф воткнул микроскопическую иглу прибора ему в ключицу. Проигнорировав вернувшееся обратно недавно произнесенное ругательство, он посмотрел на индикатор и довольно кивнул. Все встало на свои места. Пикороботы, начавшие работу в неподходящих им условиях Земли и творившие с организмом Ионыча всякого рода непотребства, на Тиартоге начали действовать согласно предназначению, окончательно закончив перестройку. Видимо, почувствовали магнитное поле этой планеты.
        И Вольф вдруг понял, что Свенски не случайно отправил бомжа вместе с ним. Хитрый сукин сын все просчитал, чтобы не дать пропасть зря модификаторам. Обладающий полным набором программируемых пикороботов Ионыч был крайне дорогостоящим теперь существом. Да и окажись такой «стронгер-урод» в других мирах, проблем будет не избежать. Ведь случись что, все улики приведут федералов прямиком на Сио к Элиоту Свенски.
        - Надевай, супермен, - Андрей снова швырнул бомжу скафандр.
        После того, как тот с кряхтением затолкал под шлем свою непослушную бороду, Вольф осмотрел все застегнутые крепления и закрыл ему прозрачный лицевой щит. Сам стронгер облачился в скафандр намного быстрее.
        Одной рукой толкая перед собой Ионыча, а другой держа комплект первой необходимости, Андрей вошел в шлюзовую камеру. Автоматика, произведя герметизацию, стала наполнять отсек синеватой мутной водой.
        Когда процедура была закончена, внешний люк плавно открылся, выплевывая людей в окружающий чужой мир. Вода снаружи казалась немного густой, словно разбавленный кисель. Видимо, из-за концентрации в ней микроскопических водорослей. Двигаться было довольно тяжело.
        Спустя какое-то время, с трудом пробравшись сквозь вязкий прибрежный ил, они наконец-то достигли твердой почвы. Внимательно осмотрев окрестности, Андрей поднял стекло гермошлема и вдохнул полной грудью чужой терпкий воздух. И тут же сильнейший кашель согнул его пополам. На губах появились кровавые капли. Так всегда бывает при первом контакте с незнакомой средой.
        Ионыч открывать шлем наотрез отказался. Но Андрей не переживал по этому поводу. Все равно запас кислорода в баллонах скоро закончится и тому придется все-таки ощутить всю прелесть этого нового мира.
        Вольф быстро сориентировался на местности, используя данные разведки. До ближайшего города было не меньше пятидесяти километров. Учитывая меньшую, чем на Земле, силу тяжести, это расстояние сквозь джунгли он рассчитывал преодолеть за пару дней. А уж как получиться - никто не знает.
        Порывшись в капсуле с вещами, Андрей пристегнул на рукав скафандра кобуру со своим излюбленным излучателем. Достал автоматическую аптечку и лазерный резак. Все остальное, включая саму капсулу, он утопил. Провизию не брал. Еду и воду надо было сейчас употреблять местную, чтобы организм быстрее адаптировался.
        Пробираясь сквозь густые заросли, люди медленно двинулись в сторону скрытого в непроходимых джунглях далекого города.

7.
        Вместо двух дней, на которые рассчитывал Андрей, пришлось идти гораздо дольше. Джунгли оказались не такими уж безопасными. Среди растений скрывалось столько хищных представителей местной фауны, что у излучателя Вольфа уже в конце третьих суток пути практически кончились заряды. Всех убитых тварей они поначалу тщательно хоронили, чтобы скрыть следы. Но затем, заметив, что вокруг с избытком хватает голодных падальщиков, просто оставляли туши им на растерзание. Это получалось в разы эффективнее, так как за считанные минуты от мертвого тела не оставалось даже косточки.
        К ночи активность живности резко снижалась. Среди переплетений веток мелькали лишь мелкие зверьки, которые сами боялись незваных гостей. Это затишье позволяло людям хоть немного поспать. Вернее спал бомж, а Андрей не мог позволить себе такой роскоши, доверив свою жизнь сомнительному типу. Поэтому он обходился только короткими передышками.
        Когда до города оставалось около десяти километров, Андрей и Ионыч, с трудом выбравшись из зарослей цепких лиан, вышли на очередную небольшую поляну. Мягкая синяя трава, ровным ковром покрывавшая почву, прямо-таки располагала к отдыху.
        Андрей сначала осторожно попробовал ступить ногой на этот растительный «ковер», выждал некоторое время и, убедившись, что никакой опасной реакции не последовало, дошел до середины полянки и сел на траву. Ионыч, за последние сутки успевший как следует натерпеться от местной биосферы, боязно покосился на рассевшегося под открытым небом Вольфа и остался на своем месте. Спустя минуту он тоже сел, прислонившись спиной к мохнатому стволу дерева. После того, как сутки назад его чуть было не утащила спикировавшая вниз летающая тварь, Ионыч старался больше не покидать естественного природного укрытия. Однако дерево за его спиной неожиданно дернулось, уходя в сторону. Бомж лишь успел вовремя подставить руки, чтобы не упасть. Посмотрев наверх, он заметил среди веток здоровенную тушу, покрытую хитиновым панцирем. Существо плавно качнулось и исчезло в кронах деревьев, переставляя свои гигантские лапы.
        Не опуская головы, Ионыч попятился назад.
        - Стой! - крикнул Андрей, но было уже поздно. Кусты позади бомжа оказались ловушкой, скрывая за своими широкими листьями глубокий овраг.
        Неприлично выругавшись, Ионыч кубарем полетел на дно. Скафандр хоть и считался легким, но такой пустяк, как падение с пяти метров он исправно выдерживал, при этом вполне надежно защищая человека.
        Андрей раздвинул заросли и, аккуратно перевесившись через край обрыва, посмотрел вниз.
        Ионыч лежал прямо посредине нескладного гигантского гнезда, давя и сминая крупные, размером с футбольный мяч яйца. Весь перемазанный зеленой склизкой субстанцией, он начал неуклюже выбираться наружу.
        - Ты слишком много оставляешь следов, - покачал головой Андрей. Он уже начал чувствовать, что мародерство, совершенное неловким бомжем, даром не пройдет.
        И точно. Где-то совсем рядом, в близлежащих кустах завозилось нечто большое и, судя по свирепому рыку, очень опасное.
        Миг спустя к гнезду выскочило жуткое создание, отдаленно похожее на выросшего до неимоверных размеров скорпиона.
        Ионыч снова выругался. Длинный членистый хвост взвился в воздухе и со скоростью молнии полетел вниз. Бомж чудом успел отскочить. Там, где он только что стоял, взметнулся фонтан рыхлой почвы.
        - Андрюша, стреляй! - завопил он, уворачиваясь от очередного удара. Но Вольф на крик не реагировал. Прекрасно зная, что излучатель сможет выстрелить всего лишь один раз, он выбрал другую тактику.
        Пока бомж занимал зверя, Андрей медленно стал спускаться по крутому песчаному склону. Оказавшись на дне, он осмотрелся по сторонам. Неподалеку лежали чьи-то обглоданные кости, усеянные тучами мелких летающих насекомых. Подойдя к останкам поближе, стронгер выломал из скелета толстое изогнутое ребро и взвесил в руках. Годится.
        В следующий миг Андрей стремительно ринулся в атаку. Мелькнув, словно тень, он прыгнул прямо к зверю и воткнул свое оружие между его бронированных пластин. Раздался дикий визг. Тварь встала на дыбы. Из раны на животе хлынула прозрачная жидкость.
        Отбежав в сторону, Вольф приготовился для повторного броска. Зверь изогнулся и начал бить хвостом в разные стороны. Несколько срезанных под корень кустарников полетели прямо в Ионыча.
        Не дав противнику опомниться, стронгер нанес следующий удар. На этот раз костяное
«оружие» вошло четко в правый глаз. Тварь неистово дернулась, замерла на месте и стала медленно заваливаться набок. Из ее уже пустой глазницы продолжало торчать застрявшее ребро. Резким ударом ноги Андрей вогнал его глубже. Да так сильно, что оно с хрустом пробило мощный череп и вышло с другой стороны.
        Осмотреть мертвую тушу Андрею с Ионычем так толком и не удалось, так как на запах свежей крови стали сползаться такие чудовища, что люди решили поскорее уйти.
        - На этот раз ты с ним что-то долго возился, - проворчал Ионыч, листьями оттираясь от зеленой слизи. - Что не стрелял-то?
        Вольф посмотрел на него презрительным взглядом, но ничего не сказал. Только нацелил излучатель.
        - Тихо, тихо, - замахал руками бомж. - Молчу, молчу.
        Усталость была настолько ощутимой, что начинало уже звенеть в ушах. Неожиданная слабость валила с ног, и все тело было липким от обильно выделяющегося пота. Обычно, чтобы модифицированный организм стронгера так выбился из сил - это ему половину мегаполиса пришлось бы разрушить. Причем, вручную. Похоже, адаптация проходила все же с некоторыми осложнениями. Пройдя еще несколько шагов, ноги Андрея подкосились и он рухнул лицом в траву.
        Очнулся довольно быстро. Ионыч тряс его как грушу, что-то говоря и показывая рукой в сторону города. Резко вскочив на ноги, Вольф едва не сломал неосторожному бомжу шею, отшвыривая его резким ударом в сторону. Выпрямившись, стронгер еле удержал равновесие. Голова сильно кружилась. Сквозь шум в ушах донесся взволнованный голос Ионыча:
        - Да посмотри же ты, наконец. Там какая-то машина едет.
        Сквозь джунгли, ломая и выворачивая с корнем молодые деревья, пробирался шестиколесный самоходный аппарат, разительно напоминавший земной российский БТР. Шлейф черного дыма, остающийся за ним следом, имел знакомый запах отработанной солярки.
        Андрей рывком поднял Ионыча.
        - Быстро снимай скафандр, - осипшим голосом проговорил он и начал шустро отстегивать крепления на своем шлеме.
        Сняв и надежно спрятав в чью-то глубокую нору все, что могло в них выдать инопланетное происхождение, люди остались только в универсальных серых балахонах. Такая одежда не бросится в глаза на любой планете, имеющей человеческие колонии.
        Держа руки поднятыми вверх, он вышел навстречу машине. Жутко заскрежетав, аппарат остановился. Наступила напряженная пауза. Внутри машины никто не подавал признаков жизни. Андрей тоже стоял, не шевелясь. Но он всем телом чувствовал, что его пристально изучают.
        Через несколько минут в бронированном боку со скрипом откинулся тяжелый люк и человек, одетый во все черное, уверенно спрыгнул на землю. В руках он держал лучевое ружье.
        - Кто такой? - спросил он стронгера на ужасно исковерканном языке Старого Союза.
        В этот момент в кустах зашевелился Ионыч.
        Незнакомец молниеносно укрылся за корпусом своей машины. Припав на одно колено, он начал палить в сторону вероятной опасности.
        - Не стреляй! - воскликнул Андрей, продолжая держать руки над головой. - Это мой… э-э-э…напарник!
        На него уставилось черное дуло ружья.
        - Выходи! - крикнул, обращаясь к Ионычу, хозяин машины.
        Рыжебородый бомж осторожно, не делая резких движений, подошел к Вольфу и встал рядом.
        Незнакомец снова задал вопрос:
        - Кто вы такие? Отвечайте!
        - Мы отстали от своей группы и заблудились в джунглях, - коверкая «старосоюзный» на манер местного диалекта стал объяснять Андрей. - Со вчерашнего дня еще…
        Лицо незнакомца просветлело.
        - Так вы из группы Робертсона? - слегка удивленным тоном предположил он. - То-то я смотрю акцент у тебя жуткий. Как и у всех селян. Вас двоих уже в покойники записали.
        Вольф понял, что каким-то чудом ему несказанно повезло. Он уже готовился распинаться перед этим тиартогианцем, доказывая свое и Ионыча, местное происхождение. Но тут, похоже, его «легенда» нашла под собой надежную почву.
        - Надеюсь, старик Робертсон простит нас, - входя в роль, проговорил Ионыч.
        - Старик?! - вдруг возмутился человек в черном.
        У Андрея замерло сердце. Он уже успел сильно пожалеть, что применял для обучения бомжа установку гипнолингвиста. Надо же было ему раскрыть сейчас свой беззубый рот?
        - Да вашего Робертсона даже стариком-то назвать язык не поворачивается, - усмехнувшись, продолжил незнакомец. Андрей облегченно выдохнул. - Его на том свете, поди, уже тридцать лет как духи ждут. А он все землю топчет…
        Пристально посмотрев на «нерадивых деревенщин» человек опустил ружье и махнул рукой.
        - Ладно. Залезайте в мой фулкар. Подвезу вас в город. А там, до своего поселка сами доберетесь.
        Андрей и Ионыч поспешили залезть внутрь машины. Оглядевшись по сторонам, Вольф обнаружил, что сидеть им придется прямо на полу. Кресло присутствовало только одно
        - водительское. По всему остальному салону были разбросаны грязные тряпки, назначение которых было непонятно.
        Убедившись, что водитель на них не смотрит, стронгер отвесил бомжу звонкий подзатыльник.
        - За что? - взвыл Ионыч, потирая ушибленное место.
        - За инициативу, - прошипел Андрей, пытаясь сесть поудобнее.
        Когда пассажиры устроились, водитель тронул аппарат с места и направил его сквозь непроходимые заросли в сторону города. Под многотонным кузовом деревья и кустарники ломались, словно тростник.
        Ехали довольно долго. Подвеска у машины оставляла желать лучшего. Все неровности почвы отдавались в позвоночнике резкими короткими ударами. Окон не было совсем. Через узкие смотровые щели водителя разглядеть что-либо снаружи не представлялось возможным. Сплошное мельтешение синих листьев.
        Через полчаса неприятной тряски Андрей почувствовал, что машина вдруг поехала намного мягче. Видимо, выбрались на хорошую дорогу.
        Вскоре незнакомец остановил свой аппарат.
        - Ну, все, приехали, - сказал он, поворачиваясь к пассажирам. - Скажете Робертсону, что вас Эмиль Вудспик подобрал. Я на следующей неделе к нему заеду. Пусть готовит выпивку.
        - Хорошо. Договорились, - проговорил Андрей, выходя через люк вслед за Ионычем.
        Машина выдала в воздух порцию черного дыма и быстро двинулась прочь, оставив двух людей посредине большой городской площади. Со всех сторон площадь окружали старые кирпичные дома. Невысокие. По пять этажей каждый. Видно было, что за ними никто уже давно не следит. Местами, крыши зданий имели приличные дыры.
        Людей вокруг было достаточно много. От разноцветных одеяний местных жителей начинало рябить в глазах. Вдоль домов, прямо на потрескавшемся асфальте, рядами были разложены различные товары. Продавцы в белых балахонах сидели в тени и вели между собой беседы. Казалось, что они вовсе не следят за своими вещами, небрежно брошенными на произвол.
        Чуть подальше начинался ряд с продовольствием. Уловив аппетитные запахи, Ионыч дернул Андрея за рукав.
        - Пойдем, поедим, что ли, - предложил он, устремив взор на небольшой передвижной очаг, на котором жарилось мясо. - А то в лесу жрали всякую дрянь. До сих пор живот крутит.
        Вольф не тронулся с места. Посмотрев на бомжа укоризненным взглядом, он спросил:
        - А платить ты чем собрался? У меня денег нет. Тем более что здесь в ходу наркотик в качестве оплаты товаров и услуг. У тебя он есть?
        Ионыч растерянно почесал бороду. Но спустя мгновение он уже улыбнулся и, подойдя к Андрею, шепнул ему на ухо:
        - Сейчас все будет. Жди здесь, - и растворился в толпе.
        Стронгер не стал его останавливать. Он знал, что бомж, скорее всего, пошел воровать. Что ж, пусть осваивает свой новый мир. В случае чего, заодно познакомится с местными законами. Вольф некоторые из них успел просмотреть в архивах Свенски. За мелкую кражу, здесь полагался месяц исправительных работ в доме потерпевшего. Скорее всего, чтобы вор смог присмотреть еще что-нибудь для себя. Поистине, странное наказание.
        Ионыч отсутствовал недолго. Подойдя к Андрею, он таинственно подмигнул ему и сунул в руку некий предмет, похожий на небольшую металлическую шкатулку.
        - Что это? - Андрей слегка приоткрыл крышку и замер. Шкатулка была до краев наполнена красными шариками астрогединола.
        - Это оно, надеюсь? - поинтересовался Ионыч. - Тогда, может, пожрем?
        Вольф убрал ценность в карман. Бомж особо возражать не стал. Но по лицу его было видно, что он явно предпочел бы хранить ее у себя.
        - Тебе бы все пожрать, - проговорил Андрей, направляясь к зданию, на вывеске которого был изображен универсальный символ гостиницы. - Ты как хочешь, а я сначала должен где-то остановиться на ночлег. Принять душ…
        Бомж недовольно засопел, явно не разделяя радости Андрея насчет кровати и душа.
        - Я тебя не держу, - продолжил стронгер, уже входя через массивные стальные двери.
        - Можешь идти устраивать свою жизнь. Я и без тебя как-нибудь справлюсь. Но, в случае неприятностей я тебя выручать не буду.
        - Поживем - увидим, - вздохнул Ионыч и плюхнулся на мягкий диван, стоящий посредине просторного холла.
        Подойдя к стойке администратора, Вольф проговорил:
        - Дайте нам два одноместных номера. И желательно, на разных этажах.

8.
        Утром Андрей приступил к работе. Он всегда начинал действовать с поиска необходимой информации. Следуя отработанным приемам и способам, стронгер за несколько часов узнал почти все, что могло ему понадобиться для начала активных действий.
        Поскольку основной деятельностью населения Тиартога являлась добыча астрогединола (местные его называли просто - «астрал»), Вольф сразу решил нанести первый удар по этой, как он успел понять, нестабильной системе. Самое интересное, что этот наркотик появлялся в непроходимых зарослях планеты довольно загадочным образом. Никто не знал, как это происходило. Каждый раз горошины «астрала» обнаруживали на новом месте, рассыпанными по земле. Обычно за один раз можно было собрать до килограмма вещества. И так как в темноте эти горошины испускали красный неяркий свет, то охота на него происходила в основном только ночью.
        В городах Тиартога имелось по несколько отрядов охотников. Вооруженные до зубов люди готовы были уничтожать всех конкурентов на своем пути, чтобы первыми найти заветный наркотик. Существовали и другие мелкие группы предпринимателей, такие, как, например, бригада Робертсона. Но им очень редко, когда везло. Многие из них погибали в джунглях: кого-то съедали хищники, кто-то был убит жадными товарищами. Так или иначе, а лидерами по сборам «астрала» являлись грамотно сформированные из профессионалов спецотряды горожан.
        Андрей все правильно просчитал. Приостановив на какое-то время добычу «астрала», он тем самым вводил и так далекую от совершенства экономику Тиартога в кратковременный коллапс. А дальше все зависело от того, насколько жители местных городов не доверяют друг другу. Если их взаимная ненависть окажется достаточно сильной, то уже через несколько недель можно будет передать пустую планету в чешуйчатые лапы сиалонцев.

* * *
        Разрабатывая стратегию, Вольф старался не упустить никаких мелочей, которые могли бы каким-либо образом повлиять на исход охоты. И прежде чем приступить к этой охоте, нужно было в первую очередь подумать о надежном хранилище для добычи. Любая
«собака» могла учуять наркотик издалека даже сквозь сумку, какая бы плотная она ни была. Да и в номере гостиницы прятать такое сокровище крайне опасно - кто-нибудь мог случайно включить детектор в соседнем помещении и засечь источник. Поэтому Вольф начал искать варианты хранения, которые не вызвали бы лишних подозрений. Первой мыслью было выяснить у местных жителей про то, где обычно держат городскую
«казну». Ведь рядом с основной массой «астрала» фон от относительно небольшого количества красных горошин не должен быть виден. Но сам факт размещения добычи на территории Дивиаполиса все-таки был рискованным, и стронгера особо не прельщал.
        Перебрав еще несколько вариантов и откинув их из-за нелепой абсурдности, Вольф вдруг нашел оптимальное решение. Что может экранировать излучения надежнее космического скафандра? Разве что куттер. Но путь к транспорту до конца выполнения контракта заказан, а где взять два легких скафандра Андрей знал наверняка. Вот только не ведал дороги к тому месту, где он с Ионычем их спрятал. Хотя, в машине человека, что подвозил до города, стронгер приметил навигатор. В приборе должна сохраняться схема всех маршрутов.
        Осторожно выяснив место жительства Эмиля Вудспика, Вольф не стал терять зря времени. Он покинул номер гостиницы, когда солнце только перевалило зенит. Ему еще нужно было сделать несколько важных покупок и, прежде всего, вооружиться.
        Дивиаполис являлся небольшим городом. Число жителей едва достигало пяти тысяч человек. Правда вокруг города имелось приличное количество частных ферм, на которых местные жители выращивали различные фрукты и овощи. И каждую такую ферму с чистой совестью можно было назвать поселком, ибо фермерские семьи по численности, не считая помощников по хозяйству, доходили до нескольких десятков лиц.
        Вольфу повезло, что эти селяне редко появлялись в самом городе. Ведь в малочисленных населенных пунктах все люди знают друг друга в лицо, и выдать себя за коренного дивиаполисца ни в коем случае тогда бы не прокатило. А вот за одичавшего фермера стронгер вполне сходил, и не вызывал ни у кого лишних подозрений.
        Пройдя несколько унылых кирпичных домов, Андрей свернул на узкую, мощеную плоским камнем улицу. Сквозь неплотно примыкающие друг к другу камни пробивалась густая высокая трава. Даже росло тонкое чахлое деревце с поблекшими от нехватки солнечного света листьями. К нему какая-то усердная хозяйка привязала конец веревки, на которой висели окруженные роями насекомых вяленые полоски мяса. Чуть в стороне, на полусгнившем деревянном крыльце сидело несколько детей. Когда Вольф проходил мимо, они на миг замерли, уставившись любопытными взглядами на угрюмого незнакомца. Но, тут же вновь принялись рассматривать посаженого в стеклянную банку большого разноцветного жука. Он для них сейчас был более интересен.
        Дойдя до конца улицы, стронгер наконец-то увидел вывеску оружейной лавки. Ему нужна была именно эта лавка с многообещающим названием «Защита и Нападение», принадлежащая таинственному старику по имени Сайманд. Когда Вольф проверял информацию по этому типу, то к его удивлению, никто даже не помнил его лица. Не замечали также выходящим когда-либо за пределы своей частной собственности. Но, тем не менее, в его лавке продавалось самое лучшее и дорогое оружие в городе.
        Отворив толстенную деревянную дверь, Андрей вошел в прохладный полумрак помещения. Вопреки его ожиданиям, внутри не было многочисленных витрин с выставленными образцами смертоносного товара. Да и прилавка как такового не наблюдалось. В дальнем углу за скромным письменным столом сидел сутулый человек, одетый в некое подобие зеленого кимоно и что-то записывал в лежащую перед ним толстенную книгу. Голову его покрывала черная широкополая шляпа. При виде вошедшего посетителя продавец даже не пошевельнулся. Только спросил:
        - Цель вашего визита, уважаемый?
        Внимательно изучив окружающую обстановку на предмет вероятных ловушек, Андрей перевел все внимание на сидящего за столом человека.
        - Неужели она не очевидна? - проговорил с некоторой иронией Вольф. - Или вы торгуете чем-то еще, кроме оружия?
        Продавец оторвал свой взгляд от книги и поднял голову. Это действительно оказался древний старик, чье лицо было изрезано глубокими каньонами морщин. А выцветшие серые глаза имели необычайную для его лет ясность.
        - Ко мне многие заходят, молодой человек, - вкрадчиво произнес оружейник. - Но не каждый знает свою истинную цель. Они тешут себя надеждой, что в моей лавке найдется лекарство от их проблем. Но это лишь самообман. И только.
        - Я знаю, за чем пришел, - Андрей уверенно подошел к столу. - Ведь вам есть, что мне предложить? Или каждый клиент должен иметь рекомендацию?
        Старик отложил в сторону карандаш, закрыл свой фолиант и сложил на груди руки. Затем неспешно встал. Ростом он оказался Вольфу по плечо.
        - В моем арсенале есть почти все средства обороны и нападения, что когда-либо создавались на Тиартоге, - спокойно проговорил он. - Есть уникальные экземпляры. Есть произведения искусства. Что вас интересует? Конкретная модель?
        Стронгер ответил не сразу. Он лишь поверхностно изучил информацию по местному оружию, не вдаваясь в подробности. Да и рассчитывал разобраться при покупке, полагая, что так будет проще. Ан нет. Старик Сайманд оказался одним из тех оружейников, которые действительно верят в свое благое дело. Их в галактике не так много, и, как правило, все они состоят в Гильдии. Вольф даже испытал чувство дежавю. Ему раньше часто приходилось сотрудничать с этой организацией торговцев разящей смертью.
        - Ну, вы определились? - спустя несколько минут деликатно поинтересовался продавец. - Или совет нужен?
        - Пожалуй, нужен, - согласился, наконец, Андрей. - Насколько я понимаю, выбор велик. Меня в первую очередь интересуют энергетические модели с высокой дальностью поражения.
        Старик чуть заметно кивнул, отошел к своему столу и нажал на скрытую под столешницей кнопку. В следующий момент в потолке открылось прямоугольное отверстие, из которого бесшумно опустился вниз металлический стенд. И на стенде рядами висели длинноствольные ружья.
        - Впечатляет, - проговорил стронгер, рассматривая предложенные варианты. Образцы были ему незнакомы, что говорило об их местном происхождении. Вдобавок на каждом ружье стояло клеймо производственной мастерской. Но Вольфа пока ничего из увиденного не устраивало.
        - У вас есть еще предложения? - спросил он.
        Ничего не сказав, продавец убрал первый стенд и на его место опустился второй. На нем висели уже серьезные модели.
        Сняв с креплений громоздкий плазменный карабин, Андрей принялся скрупулезно изучать его устройство.
        - Это вполне удачный выбор, - произнес старик. - Для тех, кто собрался на войну. Огневая мощь и дальность поражения не оставят равнодушными даже бывалого солдата. Емкий источник питания.
        Рекламируя товар, продавец пристально следил за малейшими жестами покупателя. Он за свою долгую жизнь слишком хорошо научился разбираться в людях, чтобы с первого взгляда определить профессионала. А перед ним стоял именно профессионал, который даже смотрел на оружие, будто на верного старого друга. Каждое движение руки выдавало умелого пользователя.
        - Я беру его, - уверенно заявил Вольф, вешая оружие на плечо. - И пять батарей.
        - И вас не смутит ни сумма покупки, ни тот факт, что эта модель является излюбленной у йорнцев?
        Андрей лишь пожал плечами.
        - Это говорит только о ее высоком уровне, - ответил стронгер, распихивая по карманам энергообоймы. - Йорнцы знают толк в оружии.
        Продавец презрительно фыркнул.
        - Знали, молодой человек, - покачал он головой. - Увы, из них уже давно вышел весь боевой дух. Военное искусство предков благополучно забыто. Сейчас в Йорне почти никто не помнит, как правильно держать в руках ружья. Разве что некоторые оперативники из службы безопасности. Но назвать их профессионалами даже язык не поворачивается.
        - Разве это плохо? - Вольф посмотрел в глаза собеседнику. - Всегда найдется тот, кто воспользуется этой брешью. Ведь ошибки такого плана, как правило, оплачиваются кровью. И место проигравшего занимает достойный наследник.
        Андрей вдруг заметил, как в глазах оружейника отчетливо отразился страх. Хоть старик и пытался его скрыть, но это ему плохо давалось.
        - Забирай карабин и уходи, - тем не менее, спокойным голосом произнес он. Но неожиданный переход на «ты» выдавал сильное волнение. - Я навсегда тебя забуду, как страшный сон. И платы не возьму. Только не принимай опрометчивых решений.
        Вольф торжествовал. Он не ошибся, почувствовав в Сайманде влияние стоящей за ним могущественной Гильдии. Только какой смысл им держать лавку в таком захолустье, как Тиартог? Разве что в качестве стратегического запаса. Или же… Андрей когда-то слышал про секретные полигоны, на которых оружейники испытывали в реальных условиях свои товары. Как раз речь шла о подобных планетах, где нет влияния Федерации, где не действуют ее законы и местная политическая обстановка крайне нестабильна. Но Гильдия, какой бы влиятельной она не являлась, не имела не единого шанса пойти против Лиги. И старик Сайманд, едва разглядев в искушенном покупателе специалиста-стронгера, сразу осознал серьезную угрозу как Тиартогу, так и себе: некоторое время назад включился незримый таймер, который с упорной необратимостью принялся отсчитывать последние дни этого мира. Впрочем, оружейник ничего уже не увидит.
        - Ты должен меня понять, - тем временем произнес Вольф. Его голос был холоднее стали. - Просто каждый выполняет свою работу. И ты оказался не в то время, ни в том месте. Ничего личного.
        Едва сказав последнее слово, стронгер быстрым движением вскинул карабин и выстрелил. Продавец даже не пытался сопротивляться. Когда заряд плазмы разорвал его старческое тело пополам, ни один мускул не успел дрогнуть на изрезанном глубокими морщинами лице. Даже глаза оставались открытыми. Оружейник продолжал смотреть на своего убийцу, будучи уже мертвым, сквозь пожирающее его плоть раскаленное пламя.
        Не обращая внимания на сизый вонючий дым, наполнивший помещение, Андрей подошел к письменному столу и быстро пробежался взглядом по лежащим на нем предметам. Толстая книга, в которой оружейник недавно делал записи, имела на обложке выведенную жирным шрифтом надпись на языке Старого Союза: «Каталог Новой эры». Надпись для Андрея ничего не значила. Однако торчащая сбоку закладка заставила стронгера открыть помеченную оружейником страницу. Листы книги были сделаны из прочного износостойкого пластика и все исписаны мелким каллиграфически правильным почерком. Причем писал автор на двух языках - общегалактическом и Старого Союза. Вольф так и не понял, зачем это нужно. Но смысл написанного заинтересовал его гораздо сильнее домыслов о двуязычии.
        Почти всю страницу оружейник посвятил характеристикам некого портативного генератора силовых полей, сделанного в виде металлизированного пояса. Картинка прилагалась. По сути, пояс этот являлся местным изобретением, служащим для преодоления труднопроходимых джунглей планеты. Несколько переменных силовых полей создавали вокруг человека своеобразный кокон, который работал по принципу газонокосилки. И если верить записям, то сквозь подобную защиту не должно проходить ни одно материальное тело, будь то пуля или же свирепый хищник. Из минусов говорилось только о полной пассивности перед энергетическим оружием. На фоне остальных преимуществ этот недостаток как-то терялся.
        Столь ценное достижение тиартогианских мастеров вызвало у Андрея вполне здоровый интерес. Он вспомнил свой первый поход сквозь непролазные лесные дебри, и решил во что бы то ни стало завладеть этим поясом. Ведь у него впереди ожидался ни один такой путь.
        Обнаружив под столом Сайманда небольшой пульт управления, Вольф принялся с помощью кнопок выдвигать скрытые в стенах и потолке помещения многочисленные стенды со всеразличными видами орудий для убийства. Чего здесь только не было. Присутствовали даже редчайшие пульсаторы расы инцфеф. Не говоря уже о двух стендах с лучеметами Федерации. И как только оружейники все это доставили на Тиартог?
        Обшарив весь арсенал, стронгер так и не смог обнаружить искомое. Среди защитных приспособлений пояса тоже не наблюдалось. Уж не выдумка ли он? Со старика станется вписать в каталог продукт своего маразма.
        Ломая голову над неожиданной загадкой, Андрей вновь подошел к книге и прочитал запись. На этот раз его глаза увидели вверху текста совсем крохотную пометку с датой. И значилось сегодняшнее число. Недолго думая, Вольф начал выдвигать ящики стола, и в одном из них обнаружил среди мелкого травматического железа красивую резную шкатулку из голубого переливчатого камня. Открыв изящную крышку, стронгер довольно хмыкнул. Пояс лежал на мягкой черной подушечке, словно небывалой редкости драгоценный камень. Да он и стоил того. Если учесть, насколько он облегчит предстоящий поход.
        Вытащив приобретение из красивой упаковки, Андрей сунул его в карман. Он с трудом поборол в себе желание прихватить с собой еще что-нибудь из проверенного оружия, но здравый смысл все же победил. Ни в коем случае нельзя использовать чужое Тиартогу оружие, так как при последующей экспертизе могут всплыть неприятные детали. И Вольф не хотел последствий.
        Взглянув напоследок на шедевры галактических оружейных заводов, Андрей тяжко вздохнул и повернул на два оборота детонатор лежащей на одной из полок имперской гранаты Н-4. Он едва успел выскочить на улицу. Мощный взрыв взметнул высоко в небо остатки былого двухэтажного здания, зажатого между кирпичными пятиэтажками. Взрывной волной в соседних домах вышибло стекла. Кое-где в их стенах образовались глубокие трещины, но сами строения благополучно устояли.
        Андрей стремительно уходил прочь от места происшествия, стараясь не попадаться на глаза бегущим навстречу зевакам. Он шел узкими улочками и небольшими грязными дворами, где не вешали даже белье. Стронгер спешил завершить еще одно немаловажное дело.

9.
        Добравшись до противоположного края города, Андрей осмотрелся. Здесь все дома были в ухоженном состоянии, что говорило о более высоком уровне жизни населения. Вместо камней на дорогах лежал асфальт, а вдоль обочин тянулись стриженые полосы газонов. Кое-где пестрели массивные клумбы с пышными цветами. Неспешно прогуливающиеся люди не обращали на Вольфа особого внимания. По крайней мере вид идущего незнакомца, да еще и с карабином на плече, не вызывал у них лишних подозрений. Некоторые из прохожих даже поздоровались. Видимо, охотники здесь часто ходили.
        Дом, где обитал Эмиль Вудспик стоял особняком. Наверное, это было единственное здание в городе, которое выделялось из общего архитектурного ансамбля. Оно имело всего один этаж, и было целиком построено из отборного деревянного бруса. Впрочем, как и высокий забор, что частоколом опоясывал частные владения. А мощным металлическим воротам могла позавидовать любая крепость.
        Андрей медленно прошелся вдоль забора, краем глаза тщательно исследуя периметр на наличие слабых мест. Но таковых, к сожалению, пока не наблюдалось. Правда существовала вероятность проникнуть внутрь с обратной стороны, где к частоколу вплотную подступали густые синие заросли. И этот вариант нужно было проверить в первую очередь. Но подобравшись к кустам поближе, Андрей с сомнением посмотрел на сочащиеся мутными каплями острые шипы растений, которые в изобилии покрывали все стволы и ветки. Сомневаться в том, что это яд было крайне глупо.
        И в этот момент стронгер вдруг услышал, как по ту сторону забора громко затарахтел дизель. Спутать запущенный двигатель фулкара он не мог ни с чем другим в этом мире, так как вдоволь ощутил все прелести этого шумного механизма по дороге в Дивиаполис. Сомнений не оставалось - Вудспик собирался покинуть свою территорию на машине. Это обстоятельство резко меняло планы Андрея, так как упустить такую близкую цель он просто не имел права. Стронгер вынужден был моментально переключиться на решение новой задачи.
        Створки ворот открывались совсем уж неспеша, будто их толкали только что пробудившиеся ото сна немощные старики, и прежде чем фулкар выехал на улицу, прошло никак не меньше двух минут. А этого времени Вольфу было предостаточно для корректировки своих действий.
        Если кто-то из посторонних и видел проходящего мимо дома Вудспика одинокого охотника, то наверняка подумал, что он благополучно сел в выкатившую из ворот машину. Вольф сработал быстро и четко. Упав на землю, он юркнул под днище и, зацепившись руками и ногами за выступающие узлы, благополучно повис. Он не единожды отрабатывал такие приемы, так что не помешал ему даже карабин, который стронгер заботливо спрятал под балахоном. Из-за спины выглядывал лишь длинный тонкий ствол. Оружие не должно было свободно болтаться.
        Фулкар ехал неспеша. Тонкие стебли травы, прорастающей между каменных плит дороги, стегали Андрея по спине, но он не обращал на это особого внимания. Его больше беспокоил маршрут машины через джунгли. А в том, что транспорт рано или поздно свернет в непролазные дебри, стронгер был почти уверен. И перспектива стать кровавым месивом, размазанным по днищу поваленными деревьями, его нисколько не привлекала. Поэтому, надо было как можно быстрее позаботиться о собственной безопасности. Осмотрев покрытое толстым слоем грязи дно транспорта, Андрей не нашел ничего, отдаленно похожее на люк аварийного выхода, коими снабжали подобные машины производители на других планетах. Да он особо и не надеялся его найти. Оставался только один вариант, который позволит незаметно для случайных свидетелей проникнуть внутрь. И начать стоило с небольшой диверсии.
        Создатели фулкаров были явно знающими свое дело людьми. Кроме аварийного выхода, они продумали каждую мелочь в конструкции машины, предназначенной для эксплуатации в жестких условиях бездорожья. Все важные детали и магистрали с топливом предусмотрительно спрятали под прочные металлические щитки. И таких щитков насчитывалось чуть более десятка. Каждый из них крепился к кузову прочными болтами, открутить которые без специальных инструментов не представлялось возможным. Но Андрей все же нашел слабое место в защите. Ведь металл имеет тенденцию к коррозии, и там, где были заметны старые повреждения, он уже почти проржавел насквозь. Расковыряв одну из таких дыр, Вольф обнаружил проложенную в специальном канале тонкую медную трубку. Он с трудом просунул в отверстие руку и, обхватив магистраль, со всей силой дернул. Во все стороны брызнула прозрачная маслянистая жидкость с характерным запахом солярки. Спустя минуту фулкар начал дергаться и, проехав несколько метров, окончательно заглох. Не понявший причины остановки водитель пробовал крутить стартер, но двигатель естественно не заводился. Тогда послышался
лязг открываемого люка, сопровождаемый отборной бранью. Затем Вудспик спрыгнул на землю, открыл шторки, скрывающие силовой агрегат, в задумчивости замер.
        Андрей вовремя успел обездвижить машину. В трехстах метрах дальше по дороге стоял небольшой пропускной пункт, возле которого дежурили трое вооруженных людей. Шлагбаума или ворот, преграждающих в этом месте путь, не было. Да и не нужны они вовсе. Ведь то, что начиналось после КПП, ни у кого бы язык не повернулся назвать дорогой. Две глубокие колеи, прокатанные в болотистой почве, уходили по просеке в самое сердце джунглей. И двигаться здесь могли только такие машины, которым никакие искусственные заграждения не были препятствием.
        Стронгер моментально оценил ситуацию. Выжить, вися под днищем, у него не было ни малейшего шанса. Едва фулкар замер, он тут же покинул свое укрытие. Издали пространство под машиной хорошо просматривалось, и его могли заметить бдительные охранники. Причем, один из них уже направлялся к внезапно остановившемуся транспорту, преградившему улицу.
        Андрею исключительно повезло. Эмиль Вудспик оказался из числа тех водителей, что при кратковременном выходе из машины не закрывают за собой дверь. Хотя, была вероятность наличия внутри пассажиров. Но стронгера такая мелочь не могла остановить. Он рассчитывал на свое умение бесшумно убирать людей в небольшом замкнутом пространстве. При этом ничего не заподозрит даже стоящий неподалеку хозяин машины, пока вновь не заглянет в салон. А там его будет ждать сюрприз.
        Вольф со скоростью молнии нырнул в прямоугольное отверстие люка, резко вскочил на ноги и быстро осмотрел внутреннее пространство. Полумрак мешал нормально видеть, но различить единственного пассажира стронгер все же сумел. Молодой парень, сидящий на месте водителя, медленно поворачивал голову назад. Он не мог слышать шум, так как Андрей не произвел ни звука. Видимо, почувствовал присутствие постороннего, или заметил краем глаза неясное движение. Как бы то ни было, но обернуться он так и не успел. В мгновение ока Вольф оказался рядом с креслом. Мелькнули в воздухе едва уловимые глазами человека кисти рук, и парень, так и не поняв причины своего внезапного беспокойства, обмяк бездыханным телом. Андрей осторожно оттащил труп в конец салона, тщательно укрыл валявшимися на полу грязными тряпками и, вернувшись обратно, уселся в кресло. Осмотрев пульт управления, стронгер сразу нашел взглядом навигатор. Прибор был выключен. Внимательно изучив намертво встроенный в панель маленький монитор, Вольф пришел к неутешительному выводу: унести с собой ничего не удастся. Да и вряд ли система заработает при
выключенном двигателе.
        Тем временем снаружи донесся слегка охрипший голос подошедшего охранника.
        - Что случилось, Эмиль? - с некоторым подозрением спросил он.
        - Да вот, опять отказывается ехать, ржавая колымага, - водитель был настолько раздражен, что еле сдерживал себя в руках. - Что с ней такое, ума не приложу. Проклятый кусок железа!
        - Кажется, я знаю причину, - проговорил охранник. По изменившемуся голосу было понятно, что ему пришлось изрядно нагнуться. - Смотри, у тебя горючее из-под машины течет. Ты и запаха не чувствуешь что ли?
        - Вот проклятие! - воскликнул водитель. - Где же я умудрился так напороться? Дорога вроде гладкая.
        Спустя несколько секунд его голос зазвучал уже приглушенно. Вероятно, он полез вниз посмотреть на неисправность.
        - Да, похоже, здоровый ствол словил, - прокряхтел он из-под машины. - Хлещет как из перебитой артерии. У вас есть в отряде механик?
        Вопрос явно адресовался охраннику. Но ответил совсем другой человек.
        - Зачем тебе механик? - усмехнулся незнакомец. - Тут делов-то на минуту. Мне не единожды приходилось в лесу латать фулкар. Смотри, как это делается.
        Андрей услышал снизу тихое постукивание, продолжавшееся действительно не дольше минуты. После чего «спаситель» радостно заявил:
        - Ну, вот и все. Правда, топлива осталось не так уж много. Заправься.
        - Заправлюсь, когда вернусь, - проговорил Вудспик. - Я недалеко. Спасибо тебе, Грольдер. Выручил. Да и я в долгу не останусь.
        Поблагодарив неизвестного, водитель заглянул в салон и, явно обращаясь к своему пассажиру, произнес:
        - Заводи, Рич. Проверим.
        Вольф, сидя спиной к Вудспику, послушно нажал кнопку стартера. После третьего оборота дизель шумно затарахтел, а панель управления сразу засветилась разноцветными огнями. Включился и монитор навигатора.
        Хозяин фулкара не торопился залезать внутрь своей машины. Андрей слышал, как он стал спрашивать охранника о причинах взрыва лавки оружейника. Видимо, это событие сегодня всех волновало. Однако никто толком ничего не знал, да и вряд ли уже узнает. На месте здания теперь зияла воронка футов двадцать глубиной. Что там можно разобрать? Многие предпочитали думать, что лавка взлетела на воздух по неосторожности самого владельца. Старик не единожды попадался на проведении опасных опытов с взрывчатыми веществами, поэтому разбираться никто не стал. Вольфа это очень даже устраивало.
        Обменявшись еще парой фраз с оставшимися снаружи людьми, Вудспик, наконец, залез в машину, захлопнул входной люк. Затем подошел к Андрею.
        - Ну, поднимай свою задницу, - требовательно проговорил он, явно не разглядев в полумраке сменившегося пассажира. - Итак уйму времени потеряли. Как бы Джефери без нас не начал.
        Стронгер повернул голову, и Вудспик от неожиданности вздрогнул. Затем начал лихорадочно шарить руками по карманам своей куртки, видимо, в поисках спрятанного оружия.
        - Не дергайся, - предупредил его Андрей. - Тогда я постараюсь не причинить тебе боли.
        - Я тебя знаю, - как ни в чем ни бывало, произнес водитель, тыча в сторону Вольфа указательным пальцем. - Я же тебя и твоего рыжебородого дружка недавно в город подвозил. Вы из людей Робертсона.
        Андрей стремительным движением поймал в очередной раз проносящийся перед своим носом палец Эмиля и хладнокровно с хрустом его сломал. Вудспик вскрикнул, падая на колени. Глаза его почти вылезали из орбит, а лицо искажала ужасная гримаса.
        - Очень плохо, что у тебя все в порядке с памятью, - спокойно проговорил стронгер, подаваясь чуть вперед. Кресло он освобождать пока не собирался. - Кто много знает, тот мало живет. Хотя, у тебя сейчас есть шанс отличиться. А теперь перейдем к делу.
        Вольф посмотрел на скорчившегося на полу Эмиля Вудспика, который судорожно держался левой рукой за свою правую кисть, - указательный палец оной неестественно выгибался в сторону, - и понял, что тот не услышал не единого слова. Внимание пострадавшего было полностью поглощено неожиданной травмой.
        Тогда Андрей наклонился, мертвой хваткой беря водителя за горло. Подтянул его к себе и, глядя в полные боли глаза, произнес:
        - Твоя жизнь висит сейчас на волоске. Запомни это. Тебе придется хорошо постараться, чтобы продлить ее. Любая важная информация отсрочит твою смерть на минуту. Сам понимаешь, чем больше информации, тем дольше проживешь. Согласен?
        Вудспик молча кивнул. Внезапно возникший страх затмил все остальные чувства, стиснув бешено бьющееся сердце ледяными объятиями. Охотник с самого детства так не боялся.
        Бросив взгляд через смотровую прорезь на уже начавших нервничать охранников, Вольф тронул машину с места и неспеша повел ее мимо пропускного пункта. Отъехав на пару километров от города, он свернул с накатанной дороги в лес, остановился, заглушил двигатель. В густых зарослях никто не мог заметить фулкар, так что Андрей смог полностью уделить все свое внимание хозяину транспорта.

10.
        Полученная информация заставила Вольфа поменять свои планы. Он не рассчитывал так скоро ввязываться в местные разборки, но обстоятельства сложились таким образом, что он просто не мог упустить шанс изучить поведение людей в бою. Эмиль Вудспик оказался не слишком болтливым человеком, однако стронгер без лишних усилий решил эту проблему, и в течение десяти минут рот у того не закрывался ни на миг. Он рассказал про ночную охоту, оставившую позорный след на репутации Дивиаполиса. Йорнцы напали неожиданно, когда счастливые охотники уже с добычей возвращались домой. Битва длилась считанные минуты. Вооруженные куда лучше своих противников, жители прибрежного города быстро заполучили «астрал», оставив на поживу лесным падальщикам семь обгоревших трупов, разбросанных вокруг остатков большого двенадцатиколесного фулкара. По словам Эмиля, йорнцы уже давно так не наглели. Охота в последние годы шла более-менее честно. Каждая конкурирующая бригада старалась соблюдать негласные правила, не проявляя друг к другу излишней агрессии. Добытый наркотик оставался у удачливых охотников, а остальные уходили ни с чем.
Йорнцы всегда охотились небольшими группами, используя в качестве транспорта летательные аппараты. Машины доставляли людей по воздуху в самые непролазные уголки джунглей, что было весьма быстро и эффективно. С высоты «астрал» невозможно заметить даже высокотехнологичными приборами, поэтому йорнские охотники чаще всего незаметно выслеживали пробирающиеся сквозь заросли неуклюжие фулкары, двигались за ними на почтительном расстоянии, и уже когда становилась понятна цель, они быстро высаживались в расчетной точке. Против мощного оружия йорнцев никому не хотелось идти, поэтому все заканчивалось лишь длинными тирадами ругательств в адрес вовремя успевших завладеть наркотиком людей.
        Причины, по которым жители прибрежного города напали нынче ночью на дивиаполисскую команду, Вудспик так и не смог определить. Видимо, кому-то сильно захотелось острых ощущений. Ведь всегда найдется какой-нибудь отморозок, не желавший смириться с неудачей. Таких всегда хватало, во все времена.
        Но пришло утро, и слух о произошедшем инциденте уже разнесся по всему лесному городу. Мэр созвал срочное совещание, на котором обсуждали вопрос отмщения. Долго рассуждали, однако пришли к выводу, что от справедливой мести стоит отказаться, так как мелкая потасовка может перерасти в крупную войну. А войны никто не хотел. Поэтому в дальнейшем было решено вести охоту, объединившись по несколько бригад. Так хоть имелся шанс противостоять наглецам. И Эмиль как раз сейчас направлялся на место встречи, где должны собраться три команды на больших фулкарах.
        Вольф, наверное, являлся единственным человеком на Тиартоге, кто был доволен таким положением дел. Его, как профессионального стронгера, крайне интересовали все происходящие на планете конфликты между местным населением. Даже любая незначительная мелочь при правильном подходе специалиста могла стать серьезным поводом для разжигания воины.
        - Значит, вы решили теперь охотиться сообща? - Андрей откинулся на спинку кресла.
        - Что ж, вряд ли это вам поможет. Только трупов больше будет. Но, как говориться, что не делается - все к лучшему. Интересно посмотреть сегодняшнее ночное шоу.
        Повернувшись к висящей на стене аптечке, стронгер резким движением сдернул ее и швырнул сидящему на полу Вудспику.
        - Замотай руку, - бросил он, заводя мотор. - Я буду теперь твоим новым напарником. Если кому-то попробуешь про меня рассказать правду - получишь в голову заряд плазмы. Понял?
        Вудспик коротко кивнул, косясь глазами на лежащий на коленях Андрея карабин. Он с трудом разорвал зубами упаковку стерильных бинтов и неуклюже пытался обмотать ими сломанный палец. При неловких движениях его лицо то и дело искажалось от боли.
        Не обращая больше на хозяина машины особого внимания, стронгер сосредоточился на управлении. Он вывел фулкар обратно на просеку и направил прямо по накатанной колее. Здесь был только один путь - вперед.
        Эмиль сидел тихо, не говоря ни слова. Лишь изредка бросал проклятия, когда транспорт подскакивал на очередной неровности. То ли в руку отдавало, то ли машину свою жалел - Андрею было все равно. Вольф не ждал от Вудспика ничего, кроме пассивного страха. Однако он ошибался.
        Когда просека резко разделилась на две довольно узкие дороги, стронгер остановил фулкар и повернулся к «напарнику». Но первое, что он увидел, был смотрящий ему прямо в лицо ствол старого ружья. Видимо, Эмиль держал оружие в куче грязного тряпья, наваленного сзади. Там же Андрей недавно спрятал труп парня.
        - Кто же ты такой? - спросил охотник, нервно дергая плечами. - Если один из йорнцев - ты сейчас умрешь. Если спятивший кретин с какой-нибудь фермы, то умрешь позже, после всеобщего собрания. Выбор у тебя невелик.
        Не сводя глаз с готового начать стрельбу Вудспика, Вольф ударил ногой по педали акселератора, при этом резко отпустив сцепление. Поскольку машина стояла «на передаче», произошел мощный рывок. Эмиль тут же потерял равновесие и полетел спиной назад, не выпуская из руки ружье. Но упасть он так и не успел. Андрей надавил на тормоз, что заставило дивиаполисца с еще большим ускорением вернуться обратно. Однако его встретил мелькнувший в воздухе кулак. Эмиль как подкошенный рухнул на пол и замер.
        Вольф облегченно выдохнул. Он был готов к тому, что в последний момент Вудспик нажмет на курок. И не важно, куда тот целился. Выстрел в закрытом пространстве не доставляет никакого удовольствия, особенно ушам. Но все прошло тихо, и лежащий возле стены водитель еще долго не придет в себя.
        Подобрав с пола ружье, Андрей вновь сел в кресло и коснулся джойстика навигатора, пытаясь найти отмеченные точки. Прибор был примитивным, довольно потрепанным, но в рабочем состоянии. А это значило, что некоторые спутники на орбите Тиартога все же функционировали. Заложенные карты местности не отличались детализацией. После продолжительных поисков по жутко неудобному меню, стронгер обнаружил отчеты о пройденных за последний месяц маршрутах. Судя по всему, навигатор записывал данные автоматически, отмечая при этом скорость передвижения фулкара на определенном отрезке пути и все места его остановок. Прокрутив вереницы цифр, Вольф выбрал ту строку, что подходила по времени к его первой встречи с Эмилем. Раскрывшаяся карта и проложенный по ней красным пунктиром маршрут показывали все передвижения машины в этот период. Длительная остановка значилась только одна. Судя по очертаниям местности, именно в том месте, где и были спрятаны скафандры. На всякий случай, выцарапав подвернувшимся под руку ржавым гвоздем прямо на пульте координаты точки, стронгер перешел к сегодняшнему расписанию. Поездку за
средствами для хранения
«астрала» он решил пока отложить. Сейчас перед ним вставала другая задача, не менее важная. Возможно, определив боевой потенциал обеих сторон, Андрей сможет уже более точно спрогнозировать развитие событий. Да и познакомиться с йорнцами поближе не помешало бы.
        Неожиданно оживший динамик радиопередатчика наполнил кабину жутким треском помех, сквозь которые пробивался искаженный мужской голос:
        - Вудспик, это Керт. Все уже в сборе. Где тебя носит?
        Эмиль заворочался, приходя в себя. Он тихо застонал, приоткрыл глаза, и ошалело стал озираться.
        - Ответь, - не поворачивая головы, приказал ему Вольф. - Скажи, что случилась поломка. Скоро будешь на месте.
        Водитель проявил благоразумие, даже не пытаясь спорить. С трудом поднявшись на ноги, он доковылял до пульта, постоял несколько секунд, о чем-то задумавшись, а затем нажал кнопку передатчика.
        - Это Вудспик, - хриплым голосом произнес он. - У меня машина сломалась. Пришлось срочно чинить. Сейчас полным ходом еду к вам.
        - Понял тебя, Вудспик, - выплюнул в ответ динамик. - Давай быстрее. Надеюсь, твоя колымага больше не подведет?
        - Да пошел ты, - огрызнулся Эмиль, морщась от боли. Его поврежденная рука заметно распухла. - Жму изо всех сил. Увы, летать пока не умею.
        Едва передатчик отключился, Андрей одобрительно кивнул.
        - Молодец, - Вольф плавно надавил на тормоз, останавливая фулкар. - Теперь садись за руль и вперед. Ты лучше разберешься в маршруте. И без глупостей. Иначе мне придется все же тебя убить.
        - С одной рукой я не могу управлять машиной, - возразил Вудспик. - Продолжай ехать, а я запущу автоматику. Она сама выведет к нужному месту.
        - Как знаешь, - пожал плечами Вольф, снова трогая машину с места. - Только еще раз предупреждаю…
        - Я понятливый, - прервал его водитель. - Не надо угроз. Оставь их кому-нибудь другому.
        Нажав на панели пульта несколько кнопок, Эмиль включил автоконтроль маршрута. На экране сразу же замигала надпись, сообщающая о том, что теперь транспорт находится под присмотром электроники, и водителю можно временно отвлечься от управления.
        Отпустив руль, Вольф размял пальцы и посмотрел на Вудспика. Тот едва стоял на ногах, тем более, каждый раз, когда фулкар подпрыгивал на очередной кочке, удержаться от падения стоило большого труда. Видимо он не падал только благодаря своей привычке большую часть жизни проводить в подобных поездках. Его лицо было мокрое от пота, а глаза нездорово слезились.
        - Сколько будем ехать? - спросил Андрей, поудобнее устраиваясь в кресле.
        - Здесь все написано, - Вудспик ткнул пальцем в экран. - По расчетам навигатора, сорок минут. Если не возникнут какие-либо проблемы.
        - Значит, еще есть время, - проговорил стронгер, вглядываясь в показания приборов. Затем посмотрел на шатающегося водителя, похожего на пьяного матроса, который из последних сил пытался сопротивляться качке. - Сядь куда-нибудь. Не маячь.
        Эмиль послушно удалился в конец салона, упал на кучу тряпок и облегченно выдохнул.
        Некоторое время ехали молча. Потом Вольф спросил:
        - Послушай, а что бы ты сделал, если вдруг в твоих руках оказалось мощное и современное оружие? Как ты им воспользуешься?
        - Да никак, - тут же ответил Вудспик. - Кто же позволит мне его заполучить? Воины что ли еще не хватало? Тем более, я охотник, а не вояка. Зачем мне такое оружие?
        - Тебе не нужна власть? - наседал на водителя Андрей. - Ведь тогда бы ты смог заставить всех играть по твоим правилам. Разве ты этого не желаешь? Или отомстить за смерть товарищей.
        - Нет, - буркнул Эмиль. - Даже ради отмщения мне ничего не нужно. Это Джефери готов глотки всем перегрызть, а я ко всему отношусь просто. И хватит с меня пыток.
        Произнеся эти слова, Вудспик отвернулся и замолчал. Андрей не особо старался его вновь разговорить. Стронгера больше заинтересовал другой человек, которого водитель назвал Джефери. Если тот действительно вспыльчив характером и склонен к насилию, то для главной роли в предстоящем грандиозном спектакле он может оказаться весьма подходящим претендентом.

11.
        Вольф едва успел затормозить. Стоящий на дороге огромный черный фулкар возник так неожиданно, что реакции стронгера едва хватило ударить по педали. Машина со страшным скрежетом остановилась в каких-то сантиметрах от металлической преграды.
        Отпустив руль, Андрей вопросительно посмотрел на Вудспика.
        - Все так и должно быть?
        - Мы встали в конец колонны, - неохотно пробормотал тот. - Будем замыкающими. Плохо это. В любой момент нас могут подбить сзади.
        Передатчик в ту же секунду ожил, наполнив кабину недовольным хриплым голосом.
        - Не прошло и года, Вудспик, - громко вещал динамик. - Теперь не отставай. Поедем быстро, так как из-за тебя потеряли кучу времени. Если все же отстанешь, мы возвращаться не будем.
        - Ты очень любезен, Джефери, - ответил в микрофон Эмиль. - Только не надейся от меня избавиться. Я из любой задницы выберусь.
        Передатчик не издал больше ни звука. Вместо этого стоящий впереди фулкар выпустил в воздух струю черного дыма и резво тронулся с места. Вольф повел машину следом.
        Ехать в конце колонны было в разы легче, так как не надо все время быть в сосредоточенном состоянии. Не надо ожидать вдруг возникшего на дороге препятствия или следить за навигационными приборами. Просто соблюдать скорость и не терять из виду громоздкий бронированный зад впереди идущего фулкара.
        Андрей поглядывал на экран навигатора, изучая маршрут. На всякий случай он запоминал направление, если вдруг назад придется возвращаться пешком. Также отмечал для себя заметные на местности ориентиры. Между делом он проверил связь прибора со спутниками, и насчитал в рабочей зоне не менее трех. Общее их количество оставалось пока неизвестным.
        Взглянув на развалившегося на куче грязных тряпок Вудспика, Вольф убедился, что тот не готовит очередной акт возмездия, а тихо дремлет. Или делает вид. И в том и в другом случае Андрея такое поведение «напарника» вполне устраивало.
        Спустя полчаса лавирования между огромных стволов вековых деревьев, колонна машин выбралась к заросшему густыми кустами глубокому оврагу и двинулась вдоль него. Эмиль Вудспик зашевелился, медленно встал и осторожно приник лицом к заднему смотровому окошку.
        - Чувствую я, скоро начнется, - тихо проворчал он, но стронгер все услышал.
        - Ждешь нападения? - спросил Андрей, не отрывая взгляда от впереди идущей машины.
        - У меня зубы ныть начали, - буркнул Эмиль, вновь усаживаясь на ложе из тряпок. - А это не к добру.
        И только он успел произнести последние слова, как вверху что-то оглушительно просвистело, с огромной скоростью разрезая воздух. Впереди раздался мощный взрыв. Фулкар подбросило, будто картонный домик. Это притом, что эпицентр взрыва находился в начале колонны. Что же тогда с остальными машинами?
        Прежде, чем едким черным дымом заволокло окружающее пространство снаружи, Вольф успел рассмотреть один из фулкаров. Транспорт наполовину съехал в овраг, и из искореженного люка быстро выпрыгивали вооруженные люди.
        - Нас атакуют! - надрывался динамик передатчика. - Всем немедленно покинуть фулкары! Повторяю! Оставаясь в машинах, вы непременно погибнете!
        - Нэгги прав, - Вудспик одним движением распахнул люк. Казалось, он не чувствовал больше боли в сломанном пальце. Или же не обращал теперь на нее внимания. - Здесь точно сдохнем.
        Не теряя ни минуты, он выскочил наружу. Но стронгер был быстрее и, оказавшись перед водителем, схватил того за горло, прижимая к теплому металлическому кузову.
        - Ты все помнишь? - угрожающе прошипел Вольф. - Никому ни слова.
        - Отпусти, - просипел в ответ Вудспик.
        Андрей разжал пальцы. И тут же над его головой пронесся сгусток плазмы, с гулом уносясь в открытый проем люка. Всепоглощающее пламя мгновенно выжгло внутренности фулкара, вырвавшись сквозь отверстия в броне яркими смертоносными языками.
        Вольф едва успел отшвырнуть водителя на безопасное расстояние, и укрыться сам. В следующую минуту несколько огненных зарядов ударило в то место, где только что они стояли. Волна чудовищного жара опалила ближайшие деревья и кусты, превращая их ветки в пепел.
        Приподняв голову, Андрей попытался определить направление, откуда велась стрельба. Он слышал вокруг многочисленные выстрелы, но все они были довольно далеко. Помимо характерного глухого «чиха» плазменных излучателей, подавали голос как минимум десятка два пулевых ружей, принадлежащих дивиаполисским охотникам. Но против плазмы с таким оружием мог пойти только настоящий глупец, или же абсолютный профессионал.
        Совсем рядом рвануло так, что почва ушла вниз, а сверху посыпался ливень из комьев земли и свежих щепок. Ломая стволы молодых деревьев, пронесся вырванный взрывной волной кусок обшивки фулкара.
        - Шансов у нас нет, - прохрипел где-то рядом Вудспик. Вольф обернулся, моментально выхватывая взглядом силуэт притаившегося за кустом водителя. Гладкий ствол карабина уже приятно холодил стронгеру руку, и плавным движением он извлек оружие из-под одежды, активируя энергозаряд.
        Притаившегося на одном из высоких деревьев йорнца Андрей засек почти сразу. Уж слишком тот был щедр, не жалея боеприпасов. Плазма с шипением пронизывала воздух, уносясь в разные стороны и выдавая точное местоположение стрелка. Но тому, похоже, было все равно.
        Прицелившись, Вольф нажал на курок. На сей раз огненный сгусток метнулся против потока своих собратьев, разнося в клочья одетую в защитный шлем голову противника. Тлеющее тело медленно сползло с насиженной ветки и с хрустом полетело вниз. Почти мгновенно с нескольких точек в Андрея метнулись ответные заряды. Он едва успел нырнуть в высокую траву.
        Действия йорнцев Вольф не мог никак понять. Стрелок на дереве больше походил на живую приманку, чем на профессионального охотника. Приманку, обреченную на верную смерть.
        - Дай мне оружие, - раздался взволнованный голос Вудспика. Хозяин фулкара осторожно подполз к Андрею. - Без оружия я вызову подозрения и у тех и у других.
        Взглянув на Эмиля, Вольф досадно поморщился. Тот был прав. Охотник без ружья - это либо неопытный молокосос, потерявший его в ближайшем болоте, либо мертвец. К первому варианту Вудспик явно не относился.
        Не сказав ни слова, стронгер пониже пригнул голову и ползком двинулся в сторону убитого стрелка. Упругие стебли травы изо всех сил противостояли натиску человеческого тела, но и они же надежно укрывали от врага.
        Достигнув цели, Андрей внимательно осмотрел труп. Он не обращал внимания на рассекающие воздух над его головой плазменные заряды вперемешку с редкими пулями. Только отметил для себя, что стреляют преимущественно с противоположной стороны оврага, и толстый ствол дерева сможет стать неплохим укрытием.
        Одежда жителя прибрежного города оказалась практически вся сожжена. Личные вещи тоже, за исключением висящего на остатках шеи круглого медальона. Подцепив дулом карабина тонкую серебристую цепочку, Андрей извлек вещицу из кучи пепла и мяса. Повертел в руке, разглядывая старое потертое изображение расколотого на две равные половинки пузатого кувшина. Этот знак ничего не говорил стронгеру. Возможно, в дальнейшем удастся что-нибудь выяснить, а пока он сунул медальон себе в карман брюк.
        Чуть в стороне, между причудливых корней лежал карабин йорнца. Модель по внешнему виду нисколько не отличалась от того оружия, что имел при себе Вольф. Если не считать пары незначительных следов воздействия сильного жара. Подобравшись к трофею, Андрей схватил его и припал спиной к стволу дерева.
        Раздумывал он не долго.
        - Лови! - выкрикнул стронгер, кидая карабин прячущемуся в кустах Вудспику.
        Эмиль совершил самый глупый и самый последний в своей жизни поступок. Вместо того, чтобы аккуратно подобрать упавший рядом с ним «подарок», он зачем-то подался ему навстречу, высунувшись из укрытия почти по пояс. В итоге поймал он «подарка» два.
        Шальная пуля пробила ему грудь навылет, взметнув алые брызги крови. Пронесшийся мимо сгусток плазмы опалил правую половину лица. Но он так и не выпустил из окоченевших рук пойманный в полете карабин. Вместе с ним медленно опустился на колени, пристально смотря уже ничего не видящими глазами на Вольфа. Следующий выстрел укрытого листвой йорнца пришелся в цель, откинув вспыхнувшее жарким огнем тело на несколько метров.
        Ничуть не расстроенный произошедшим инцидентом, Андрей еще раз оценил ситуацию. Вудспика будут считать погибшим славной смертью охотником и никто ничего теперь не заподозрит. Проблем быть не должно. Но в остальном, что успел за короткий миг проанализировать стронгер, утешительного было совсем мало. Дивиаполисцев осталось на порядок меньше, чем в самом начале боя. Фулкаров абсолютно не слышно. Похоже, йорнцы нанесли в первую очередь удар по машинам, лишив противника серьезной поддержки. Грамотный с их стороны ход, но несколько неподходящий для данной местности. Оставшихся в живых охотников, рассеянных по джунглям отстреливать гораздо труднее. Тем более, это их стихия.
        Улучив момент, Вольф выскочил из-за дерева, сгруппировался и бросился в овраг. По пути он успел перехватить поудобнее карабин, готовясь к новому бою. Там, на той стороне его ждал безжалостный противник.

12.
        Неглубокий ручей, текущий на дне оврага стал для Андрея сродни ободряющего холодного душа, ибо вода его оказалась действительно ледяной. Глубоко вдохнув влажный воздух, стронгер стер рукой с лица капли и быстро осмотрелся по сторонам. Он на долю секунды замешкался, и едва не получил в голову пулю. Стрелял один из дивиаполисцев. Совсем молодой парень, на вид лет шестнадцати. Видимо, спустил курок от страха, даже не разглядев толком цель. Мальчишка осторожно выглядывал из-за поросшего сизым мхом ствола поваленного дерева и вновь старательно перезаряжал старое ржавое ружье.
        В один миг Вольф оказался рядом с ним.
        - Ты чего творишь? - сердито прошипел стронгер, для пущего вида направляя в сторону парня карабин. - Своих мочишь?
        - Я… я… не…не не разглядел, - трясущимися губами пролепетал тот, вжимая голову в тощие плечи.
        - Смотри у меня, - огрызнулся Андрей, опуская ствол. - Как звать?
        - Митт.
        - Из какой бригады?
        - Я с Тайрондом был, - Парень понемногу приходил в себя, начиная осознавать, что опасность ему пока не грозит. - Когда мы выскочили из фулкара, кто-то толкнул меня прямо сюда.
        - Так значит ты с самого начала здесь прячешься? - строго спросил Вольф.
        Мальчишка чуть заметно кивнул, опуская глаза. Ему все-таки было стыдно за проявление трусости, не свойственное охотникам леса.
        - Они мне и голову не дают даже высунуть, - начал оправдываться он, указывая рукой наверх. Туда, где засели йорнцы.
        Андрей посмотрел наверх, пристально изучая заросший кустами край оврага. Из широких синих листьев вылетали один за другим плазменные заряды. Огонь велся достаточно активно, одновременно с пяти точек, но без определенной направленности. Андрей сразу почувствовал что-то неладное.
        - Пошли, - бросил он парню, уже осторожно пробираясь сквозь тугие ветки. Тот, не говоря ни слова, сразу же укрылся за спиной стронгера.
        Пройдя несколько шагов, Вольф остановился, повернулся к мальчишке и тихо проговорил:
        - Послушай меня, Митт. Если хочешь дожить до завтра, то делай то, что я тебе скажу. Понял? - парень в ответ кивнул. - Сейчас как можно быстрее ты побежишь к вон тому завалу, упадешь на землю и закроешь голову руками. И лежи, пока я не подойду. Все. Давай.
        И Андрей с силой толкнул мальчишку в спину. Тот не подвел, пулей сиганув через открытый участок метров двадцати шириной. Страх делал из него настоящего спринтера. В ту же секунду все йорнские излучатели повернули в сторону движущейся мишени, поливая все вокруг потоками раскаленной плазмы. Уцелеть в таком огне не смог бы и сам стронгер.
        - Вот сволочи! - выругался Вольф, когда цель была уничтожена, и орудия вновь продолжили синхронно посылать смертельные заряды в прежнем направлении. Сомнений в том, что оружием управляла автоматика больше не оставалось. Это спасло стронгеру жизнь, так как если бы стреляли живые люди, то они бы точно заметили и вторую цель, шмыгнувшую совсем рядом с первой. Вольф успел добежать до укрытия, воспользовавшись заминкой системы наведения. Он на собственном опыте знал все плюсы и минусы подобных электронных систем, кем бы они не были произведены. Ничего нового еще никто не придумал, сделав их интеллектуальную начинку хотя бы на долю процента ближе к тем параметрам, что использовались в подобных «мозгах» космической навигации. Самое «умное» и смертоносное из всех, что помнил Андрей - это штурмовик имперского элитного СОБРа, работающий практически автономно. Такого металлического монстра не смог бы перехитрить и сам Смитт.
        Здесь же использовалась достаточно примитивная сенсорно-инстинктивная программа, реагирующая на движения, тепло, наличие оружия, или еще на что-нибудь подобное. А может на все сразу. Только радиус восприятия у всех аналогичных систем разный, поэтому оставалось выяснить его параметры.
        Не теряя времени, Андрей стал осторожно карабкаться наверх. Любой, случайно упавший камень мог вызвать огонь на себя, превращая часть склона в полыхающую чудовищным огнем жаровню.
        Добравшись до зарослей кустов на краю обрыва, Вольф бесшумно юркнул в широкие синие листья и тут же замер, наблюдая за открывшейся ему картиной.
        Система автоматического огня йорнцев представляла собой пять выстроенных вдоль оврага с промежутками метров в десять громоздких излучателей, поставленных на триподы. У каждого из них сверху имелся цилиндрический сенсор, что говорило об узкой направленности луча. Да и вальяжно сидящий на ящике позади них человек, одетый в черный защитный костюм, с самым безмятежным видом попивал какой-то напиток из плоской фляги, лишь изредка бросая ленивые взгляды на своих смертоносных подопечных. Он явно был оставлен следить за излучателями, пока основная группа йорнцев занималась своей миссией. Впрочем, как и стрелок на дереве нужен был для отвлечения внимания.
        Такое положение дел стронгеру очень не понравилось. Как далеко смогли уйти охотники прибрежного города, оставалось только гадать. Хотя, был проверенный вариант добыть информацию.
        Не боясь быть обнаруженным, Вольф тенью проскользнул мимо толстых стволов деревьев и приблизился к ничего не подозревающему йорнцу. Чутье подсказывало стронгеру, что тот был один.
        С быстротой тамильской гадюки Андрей бросился на противника и повалил на траву. Наступив сапогом ему на горло, приставил к носу карабин.
        - Поговорим? - с иронией в голосе спросил Вольф.
        В ответ раздалось только бульканье. Стронгер слегка приподнял ногу, обернулся и выстрелил в один из излучателей. Тот издал визжащий звук, стекая по трехногой опоре раскаленной жидкой массой из пластика и металла.
        - Где остальные, - Андрей вновь прижал горячий ствол к лицу йорнца. Послышалось шипение прожигаемой плоти. Тот заорал, как резаный, мотая из стороны в сторону головой. На его щеке красовался четкий бордовый круг.
        - Они ушли на запад, - выдавил из себя охотник, пытаясь высвободиться. Однако стронгер пресек все его жалкие потуги, направив ствол на сей раз прямо тому в глаз. Подействовало моментально.
        - Сколько людей в группе? - Вольф выстрелил в другой излучатель, делая это так непринужденно, словно отбивался от назойливых мух. Теперь стреляли только три орудия. Он не спешил их все уничтожать, так как ринувшиеся бы в атаку дивиаполисцы раньше времени испортили процесс допроса. А Вольф хотел поговорить с йорнцем без свидетелей.
        - Так сколько у вас людей? - повторил стронгер, снова прикладывая раскаленный ствол к щеке жертвы. Крик боли разнесся над джунглями, заглушая громкие кашляющие звуки вылетающей из орудий плазмы.
        - Семь человек, - процедил сквозь плотно сжатые зубы охотник. - В деле только один гравилет.
        - Всего семь, или же без тебя и того парня по ту сторону оврага? - решил уточнить Вольф.
        - Всего семь. Полный экипаж гравилета. Больше на борт не взять.
        - Давно твоя группа ушла? - задал вопрос Андрей, уже особо не предпринимая попыток воздействовать на допрашиваемого. Тот и так теперь отвечал практически без задержки.
        - Час назад ушли. В группе настоящие профессионалы. Они и без детекторов «астрал» чуют, не говоря уже о боевой подготовке. Тебе конец, если попадешься у них на пути. Слышал о Рариде? Он вас всех выпотрошит.
        Вольф лишь усмехнулся. Он догадывался и раньше, что все эти внезапные нападения на дивиаполисских охотников дело рук очередного отморозка, возомнившего себя сильнее остальных. Интересно, в курсе ли те, кто отвечает за порядок в Йорне о творящемся здесь беспределе? Как правило, в большинстве случаев все происходит за их спинами. Отморозкам же не интересно с кем-нибудь делить власть.
        Итак, пятеро вооруженных людей двигались на запад, в направлении предполагаемого места возникновения наркотика. Похоже, они чем-то руководствовались в его поиске, так как до темноты было еще часа три. У них разработана система? Вряд ли. Проще забрать «астрал» силой, с их-то подготовкой, не особо заморачиваясь. Тогда что? Неужели они ищут что-то другое?
        Подняв карабин, Вольф выстрелил в третий излучатель. В тот же миг лежащий до этого неподвижно йорнец вдруг резко вскочил, сбивая Андрея с ног. Он схватил стоящий рядом с ним металлический ящик, служивший недавно в качестве табурета, откинул плоскую крышку. Хоть стронгер и обладал сверхбыстрой реакцией, но на этот раз он момент упустил. Ящик оказался ни чем иным, как термической бомбой, и противник уже нащупал детонатор. Осталось только надавить на кнопку. Последующая реакция вещества выжжет лес в радиусе двух километров, не оставив даже мелких насекомых.
        Однако привести в действие механизм разрушения охотник так и не успел. Просвистевшая одинокая пуля пробила его череп навылет, взметнув брызги крови и осколки кости. Медленно осев, тот выпустил из рук ящик, лишь чудом не нажав на детонатор.
        Смертоносный кусок металла был не случайным, и явно предназначался йорнцу. Вольф моментально обернулся, просчитав траекторию пули.
        Из кустов позади него вышел высокий мускулистый мужик, одетый в обтягивающую кожаную безрукавку на завязках. Голову его венчала приплюснутая каска, из-под которой сверкали недобрым блеском глубоко посаженные серые глаза. В руках он сжимал длинноствольную винтовку, но ствол был опущен вниз. А это был не такой уж и плохой знак.
        - Отличная работа, парень, - прохрипел дивиаполисец, сплюнув на траву. Вольф узнал голос, слышанный недавно из передатчика. Это был Джефери собственной персоной. - Ты с какой бригадой?
        - Я с Вудспиком был, - немедля ответил Андрей.
        - С Вудспиком? - удивился охотник. - Эмиль же ни с кем не работает, кроме своих сыновей. Ты ведь не его сын? И где он сам?
        - Погиб, - коротко бросил стронгер, смотря Джефери прямо в глаза. - Меня от смерти прикрыл собственным телом. А сам там остался. Можешь посмотреть его обожженные кости.
        - Кто же ты такой? - прищурился охотник, внимательно разглядывая Андрея. - Я тебя раньше не видел. Да и поверить в то, что этот мешок с навозом Эмиль Вудспик записался в герои уж никак не могу.
        Тут из зарослей рядом с Джефери начали выходить остальные охотники. Некоторые с тревогой, а некоторые с тенью уважения смотрели на Вольфа, но в отличие от своего лидера держали ружья наготове. Было их десятка два, не больше. Несколько человек быстро расправились с оставшимися двумя излучателями, сбросив их остатки вниз, на дно оврага.
        - Это он пробил защиту? - бородатый низкорослый крепыш указал пальцем на стронгера. - Это он сделал?
        - Он, - буркнул Джефери, продолжая подозрительно щуриться. - Только проблема есть. Кто-нибудь его знает?
        Воцарилась тишина. Андрей затаил дыхание, напрягся, готовый в любой момент прыгнуть в кусты и затеряться в непролазных джунглях.
        Неожиданно его спасителем стал длинный тощий старик, едва передвигающий собственные ноги. Он с трудом держал трясущимися руками старый трехствольный обрез, и его самого поддерживали по бокам двое здоровенных молодых парней.
        - Я его знаю, - проскрежетал старик, пытаясь улыбнуться. Тонкие бесцветные губы на мгновение раскрылись, обнажая голые, лишенные зубов десны. - Он у меня на ферме несколько лет работал. Хороший парень, работящий. Правда, туповат немного. Но это не его вина. Его в детстве йорнский выродок прикладом по голове долбанул. Вот и мучается умом с тех пор. А парень хороший, работящий…
        - Все понятно, уважаемый Скворидж, - перебил Джефери. - У меня нет сомнений в твоих словах. Ведь мы обязаны жизнями этому парню.
        Вольф с облегчением выдохнул. Однако расслабляться было еще слишком рано. Ему повезло, что какой-то старый маразматик Скворидж увидел в нем своего бывшего работника. С тем же успехом он может в любой момент разглядеть в странном парне и злейшего врага своего рода.
        Тем временем Джефери подошел к Андрею поближе, все так же не спуская с него внимательных недобрых глаз.
        - Я видел, как ты пытал этого ублюдка, - негромко проговорил он, мотнув головой в сторону лежащего под деревом трупа. - Хорошая работа. Далеко не каждый помощник фермера способен на подобное. Да и не всякий охотник. Что он сказал? Ты выведал у него, куда пошел основной отряд?
        - Они пошли на запад, - ответил Вольф.
        Джефери разразился громкими проклятиями. Стоящие позади него люди встрепенулись.
        - Я этого и боялся, - чуть успокоившись, сказал он. - Я всегда знал, что местоположение городского хранилища уже давно перестало быть тайной. Но осмелится напасть на него? Они ведь туда двинулись.
        Обернувшись, Джефери оглядел своих людей.
        - У кого-нибудь остался исправный передатчик?! - проговорил он. - Свяжитесь с охраной. Пусть ждут незваных гостей. А мы пойдем по их следу.
        - Мы не будем сообщать мэру? - удивленно спросил стоящий рядом со Сквориджем парень. - Это же вне правил. Хьюс должен знать об инциденте.
        - Если Хьюс узнает, то он все силы бросит в хранилище, оставив город без защиты, - прорычал в ответ Джефери, испепеляя смельчака взглядом. - Этого нельзя делать. Мы сами уладим конфликт. Все поняли?
        - Но… - договорить упрямый парень не успел. Прогремел выстрел, и на его груди стало расплываться алое пятно. Ноги подогнулись, не в силах больше держать тяжесть тела.
        - Все поняли? - еще раз повторил Джефери, водя из стороны в сторону дымящимся стволом. В ответ была тишина. Затем лидер повернулся к Вольфу и спросил:
        - Как звать?
        - Дастин Блейк, - назвался первым пришедшим на ум именем стронгер.
        - Теперь будешь со мной, Блейк. Я с тебя глаз не спущу. Любая глупость с твоей стороны, и ты труп. Так что прими это к сведению.
        Вольф согласно кивнул.

13.
        Отряд йорнцев успел уйти довольно далеко. Двигаясь на запад по их следу, охотники Дивиаполиса внимательно изучали местность, стараясь не пропустить не единой сломанной ветки или же размытого отпечатка тяжелого сапога. Это был их лес, в котором они с детства учились выживать. И незваные гости чувствовались среди диких растений весьма отчетливо. Даже Вольф, чужой в этих джунглях, видел множество оставленных следов. Не говоря уже об убитых, наполовину сожранных падальщиками крупных животных. По их состоянию Джефери без проблем определил период времени, который разделял оба отряда. Йорнцы проходили этой дорогой больше часа назад. А значит, если поторопиться, то можно будет их догнать до темноты. Ночью камуфляж охотников прибрежного города почти полностью растворялся во мраке, делая людей незаметными даже в инфракрасном свете. Бой с таким противником заведомо проигрышный.
        Андрей шел в начале группы, сразу за Джефери. Лидер не отпускал стронгера от себя ни на шаг. Даже нужду справляли почти на ходу, особо не отвлекаясь. То ли это у них привычка была всегда, то ли таким образом пытались выиграть время - Вольф так и не понял. Но продвигались охотники действительно быстро.
        По прошествии получаса Джефери резко остановился, молча поднял руку вверх, а затем снял с плеча трофейный излучатель. Андрей прислушался, пытаясь обнаружить причину его беспокойства, и сквозь фоновый шум джунглей едва смог различить впереди присутствие вооруженного человека. Дистанция была не такой уж близкой.
        - До хранилища не больше двух километров, - еле слышно произнес Джефери. Затем повернулся к двум стоящим рядом молодым парням. - Зак и Трэйвор. Пойдете вперед.
        Парни покорно кивнули и, сняв ружья с предохранителей, мгновенно скрылись в зарослях.
        - Ты почувствовал засаду? - осторожно спросил Вольф.
        Лидер смерил его холодным взглядом.
        - Только полный кретин суется сломя голову в пекло. Я не первый день воюю с
«береговыми крысами», и знаю, чего от них ожидать.
        - И чего же?
        Ответить Джефери не успел. Да и вряд ли ему требовалось. Все было понятно без слов. Вдалеке раздался одинокий выстрел, гулом разнесшийся над лесом. Излучателя с такого расстояния слышно быть не могло, но характерное зарево высвобожденной энергии отчетливо просматривалось в сгустившихся сумерках. О судьбе двух разведчиков стало всем понятно без лишних слов.
        - Чуть меньше километра, - оживился Джефери и вскинул свой новый излучатель. - Быстрее. Вперед.
        Лидер первым ринулся сквозь кусты. Вся группа беспрекословно последовала за ним, но вскоре оказалось, что он переместился в середину, увлекая за собой Вольфа.
        Андрей был несколько ошарашен такой стратегией, если не сказать большего. Логики в поведении отряда не прослеживалось абсолютно. Если только Джефери не хотел отправить всех своих охотников на убой.
        Как и ожидалось, группу встретил засевший за большим валуном стрелок. Йорнец сделал несколько выстрелов, особо не целясь. Будто делал предупреждение.
        Дивиаполисцы мигом залегли в траву.
        - Встать! - тут же воскликнул Джефери, пиная сапогом ближайшего охотника в ребра.
        - Вперед, трусливые сволочи! Вперед! Вы сюда зачем шли?! Валяться или воевать?
        Люди прекрасно знали, что выбор у них на самом деле невелик. Лидер имел полное право пристрелить любого человека, отказавшегося выполнить приказ. И его никто бы не осудил, так как неподчинение в боевых условиях каралось очень строго. Тем более свирепый нрав Джефери знали даже дети.
        Поднявшись на ноги, охотники кинулись прямо на затаившегося йорнца. Тот от такого поворота событий даже растерялся, но вовремя пришел в себя и открыл огонь.
        Прежде чем в огромный камень полетели пули и противник успел убрать голову, несколько метких выстрелов изрядно проредили группу наступавших. Охотники перешагивали через дымящиеся обгоревшие трупы товарищей и шли дальше, ведя шквальный огонь из старых ружей. Вольф двигался самым последним, не торопясь разряжать энергозапас своего карабина. Джефери как-то косо посматривал на столь грозное оружие в руках сомнительного незнакомца, но попыток изъять пока не предпринимал. Это был хороший знак. Андрей чувствовал, что удалось привлечь внимание лидера к своей персоне, даже заинтересовать. А значит, первый шаг сделан.
        - Стой, - Джефери схватил Вольфа за плечо и оттащил в сторону, укрываясь за ближайшим деревом. - Ты мне нужен живым.
        Андрей только покачал головой. Все встало на свои места, еще раз доказывая, что
«палач» Тиартога найден. Он не жалеет никого. Ни своих, ни чужих. Идеальная кандидатура.
        - Свидетелей убираешь? - чуть слышно спросил Андрей.
        Джефери лишь скривил недовольную гримасу.
        - А ты наблюдательный, - произнес он, смотря стронгеру прямо в глаза. - Только шансов остаться в стороне у тебя больше нет. Охотник, сговорившийся с йорнцами и перебивший свой отряд даже не подлежит суду. Расстрел на месте.
        - Что ты хочешь? - Вольф облокотился спиной о неровную кору дерева. - Ведь не просто так ты меня остановил.
        - Все меняется на этом свете, Блейк, - задумчиво проговорил лидер, почесывая подбородок. - Мне нужен надежный человек, которому не страшно доверить определенную работу. Я вижу, что в тебе кроется нечто большее, чем простой охотник. Я чувствую людей насквозь, и могу точно понять, чего можно ожидать от того или иного человека. Сильный ты, хоть и прячешь большую часть своей силы. Мне нужно, чтобы ты выкладывался полностью.
        - А не боишься? - усмехнулся Андрей. Про себя только подумал, что купить услуги стронгера денег не у каждой планеты хватит. А этот еще и угрожает расстрелом.
        - Я никого никогда не боюсь! - вспыхнул вдруг Джефери. Видимо, это было его больным местом. - Чтобы я больше не слышал таких слов. Понял? Иначе пристрелю на месте.
        - Понял, - Вольф едва сдержался от колкой фразы. - Больше не повториться.
        Лидер почти сразу успокоился.
        - Кстати, насчет стрельбы, - он положил руку на карабин Андрея. - Насколько ты хорошо владеешь этим оружием?
        Стронгер не стал отвечать. Лишь на мгновение высунулся из укрытия, вскидывая оружие и нажимая на курок. Один единственный выстрел попал в стоящее рядом с укрытием йорнца дерево, которое тут же вспыхнуло ярким пламенем и стало медленно заваливаться в сторону засевшего врага. Из-за валуна выскочило что-то черное, не отражающее свет пожара, но имеющее человеческий силуэт. Второй выстрел пронзил этот сгусток тьмы насквозь, превращая его в фейерверк горящих лохмотьев.
        Оставшиеся в живых пятеро охотников торжествующе замахали ружьями, разворачиваясь в сторону героя. Но вместо героя на них уставился холодным как сталь взглядом Джефери. Он поднял свой излучатель и без лишних эмоций доделал работу йорнца. Затем достал миниатюрный передатчик.
        - Мое дело сделано, - негромко произнес он в микрофон. - Жду.
        Андрей напряг слух, и с трудом разобрал донесшиеся из наушника отборные ругательства. Таинственный сообщник Джефери был явно чем-то недоволен. Но лидер не стал ничего отвечать. Лишь выключил прибор связи, отбрасывая его в ближайшие кусты.
        - Недовольны они, - зло прошипел он, сплевывая на землю. - Сволочи позорные! Ничего, скоро я наведу везде порядок.
        Солнце уже окончательно скрылось за деревьями, погрузив джунгли в кромешную тьму. Глаза Андрея адаптировались довольно быстро, и он видел все вокруг не хуже, чем днем. От него не укрылось и то, что Джефери в ночном лесу стал заметно нервничать. Его правая щека подергивалась в нервном тике, а губы постоянно что-то шептали. Трясущимися руками охотник извлек из-за пазухи тонкий длинный стержень, воткнул его в землю и быстро отошел. Яркий луч света тут же ударил в небо, отразившись от низких облаков. На несколько секунд ослепнув, Вольф прикрыл глаза рукой. Когда он вновь их открыл, то увидел мелькнувший над вершинами деревьев вытянутый металлический силуэт. Летающий аппарат заходил на посадку, ломая своим корпусом могучие ветки. Он явно рассчитывал уместиться на небольшой поляне, ставшей последним прибежищем славным дивиаполисским охотникам.
        Давя амортизаторами мертвые тела, машина плавно качнулась и окончательно остановилась. Двигатели пилот глушить пока не собирался. Из открывшегося прямоугольного люка спрыгнули на примятую траву две черные человеческие тени, быстро направляясь к замершим возле сигнального огня Джефери и Вольфу. Подойдя ближе, один из них нагнулся над извергающим свет стержнем, нажал кнопку, рассеивая луч. Второй человек поднял руку, снимая со своего лица непроглядную черную маску. Это оказался молодой крепкий парень с круглой нахальной физиономией, свойственной обычно сынку влиятельных и богатых родителей. Длинная выбеленная челка почти скрывала маленькие поросячьи глазки.
        - Ты что творишь-то, Джеф? - с вызовом произнес он. А затем с нескрываемой неприязнью посмотрел на Андрея. - А это еще кто?
        - Это мой личный охранник, Рарид, - пояснил Джефери. - И впредь, называй меня полным именем. Ненавижу, когда имена коверкают.
        Казалось, парень не обратил внимания на замечание дивиаполисца. Он лишь презрительно усмехнулся.
        - Где ты его откапал? Хлипкий фермерский выродок.
        Вольф не отреагировал. Он прекрасно понимал, что его провоцируют на драку, итогом которой должно было стать лишение Джефери защиты.
        - Послушай, Рарид, - охотник взглянул на второго гостя. - Я ведь не оскорбляю твоего телохранителя. Прояви хоть каплю уважения к партнеру. Нам ведь работать вместе.
        - «Партнеру», - ехидно передразнил парень. - Мне ничего не стоит раздавить вас всех, как ничтожных насекомых. Нашелся бы повод. Ладно, залезайте в гравилет. Быстрее дело сделаем, быстрее вернусь домой в теплую постель. А там меня будет ждать… Наверное, сегодня жаркая брюнетка Агнетт. Или Пэтти. А может обе. Еще не решил.
        Громко хохотнув, Рарид запрыгнул в летающую машину, следом залезли Вольф и Джефери. Последним покинул поляну телохранитель, прихватив с собой сигнальный огонь.
        Как только все разместились, гравилет резко рванул вверх, взмывая над ночными джунглями. Наружные прожектора пилот не включал, видимо для конспирации, и ориентировался только по показаниям многочисленных приборов, расположенных на панели управления. Большой плоский экран, занимавший место смотрового триплекса показывал довольно четкую картину ландшафта с мелкой деталировкой.
        - Ну что, рванина? Ошалели от вида высоких технологий?
        Рарид вновь рассмеялся.

14.
        Когда летательный аппарат завис над высоким каменным пиком, выступающим из синего моря джунглей подобно рогу исполинского животного, Вольф прильнул к бронированному стеклу окна и посмотрел вниз. Он отлично видел сквозь темноту, но ничего разобрать так и не смог. Похоже, хранилище было надежно замаскировано от посторонних любопытных глаз.
        - Ну и где хваленая охрана? - Рарид щелкнул предохранителем излучателя. - Неужели мои парни уже всех положили? Быстро они управились.
        - Не спеши с выводами, - Джефери с мрачным видом вертел в руке тонкий сверкающий кинжал. - Там охрана не только люди. В свое время бывший мэр заказал «уродам» смонтировать целую систему защиты. Без пароля и близко даже не подойти.
        - Что же ты раньше молчал?! - воскликнул Рарид, хлопнув себя ладонью по колену. Затем включил кнопку портативного передатчика. Взволнованно проговорил:
        - Тоб, отмена радиомолчания. Как слышишь? Поступила новая информация. Ответь. Это Первый.
        Судя по вытянувшемуся лицу парня можно было понять, что ему так никто и не ответил. Радиоэфир на нужной частоте выдавал лишь атмосферные помехи.
        - Что за хрень?! - выругался Рарид, безнадежно всматриваясь в кромешную мглу за окном. Потом встал с кресла и подошел к пилоту.
        - Ты их видишь? - спросил он.
        - Нет, сэр, - ответил тот. - Вокруг объекта ни единого живого существа.
        Рарид в бешенстве ударил кулаком по спинке кресла.
        - Высаживай нас, - приказал он, подходя к люку. - Мне уже поперек горла встал этот бесконечно долгий захват цели. Джеф, где гарантии, что мы преодолеем защиту хранилища?
        Джефери пронзил парня ненавидящим взглядом.
        - Пока я с тобой, мы пройдем без проблем. Я твоя гарантия.
        - Поглядим. Иначе я пробью защиту твоей головой.
        Как только гравилет коснулся посадочными опорами каменной плоской плиты, расположенной у подножья пика, люди один за другим покинули салон и быстро двинулись к отвесной серой стене. Йорнцы использовали инфракрасные очки, Вольфа и Джефери просто тянули за собой. Андрей делал вид, что беспомощен в темноте, а Джефери часто спотыкался, но заботливые руки телохранителя Рарида вовремя его подхватывали, снова ставя на ноги.
        В скале обнаружился довольно просторный вход, имеющий правильную прямоугольную форму. Судя по качеству обработки камня, не трудно было догадаться, что творение это принадлежало людям с отнюдь не древними технологиями. Порода буквально сверкала отполированной поверхностью.
        - Мы уже внутри? - спросил Джефери.
        - Внутри, - ответил Рарид, осматриваясь по сторонам. Объективы его очков излучали во тьме едва заметный глазу зеленоватый свет, а на их корпусе периодически мигал маленький красный огонек.
        - Почему проход открыт? - Джефери явно занервничал. - Что-то не так. Система не должна впускать внутрь посторонних. Что вы видите вокруг?
        - Ничего подозрительного, - Рарид продолжал крутиться на месте, водя стволом излучателя.
        Неожиданно зажегся свет. Он был неровный, и постоянно мерцал, но при этом был достаточно яркий, чтобы разглядеть помещение. Источником его были встроенные в стены плоские круглые лампы.
        Комната, где находились люди представляла собой лишь узкий и длинный коридор, в конце которого была единственная дверь, ведущая к основному залу. И дверь эта тоже оказалась открыта настежь, а прямо в проеме лежало два трупа.
        - Что здесь произошло? - Рарид весь напрягся. Повернув голову к своему телохранителю, негромко произнес: - Эрмос, проверь путь.
        Тот быстро двинулся в конец коридора. Склонившись над телами, подал своему боссу несколько знаков рукой. Потом мгновенно скрылся в следующем помещении.
        - Мне вот тоже любопытно произошедшее здесь, - с подозрением проговорил Джефери. - Просто так охранники не умирают. Похоже, защитная система хранилища так и не перешла в режим тревоги. Иначе бы автоматика закрыла по периметру бронированные ставни, превратив это место в непреступный бункер.
        Рарид злобно сверкнул на дивиаполисца своими маленькими глазками.
        - Значит, охрана впустила внутрь своих, - холодно произнес он. - Сдается мне, Джеф, что ты принимаешь меня за какого-нибудь тупого недоумка.
        - Я здесь не причем, Рарид, - тут же ответил охотник. - Мои люди далеко отсюда были. А вот где был ты?
        Возникшая в проеме фигура телохранителя отвлекла внимание на себя, тем самым отсрочив назревающую потасовку. Впереди было чисто. Обменявшись ненавидящими взглядами, Рарид и Джефери молча пошли в зал. Андрей двигался чуть сзади, чтобы в случае опасности тела людей не помешали его движениям. Он внимательно изучал поведение своих спутников. Особенно его беспокоил безликий защитник йорнца, за все время так и не проявивший свои возможности. Это Андрея сильно напрягало. Что можно ожидать от такого человека? Да все, что угодно.
        Войдя в большое помещение с высоким сводчатым потолком, люди остановились. Весь пол был завален свежими трупами, лежащими в кровавых лужах. Все тела принадлежали только местным охранникам, да и оружия нигде не было видно.
        Рарид согнулся пополам, и его вырвало. Утерев рукавом рот, он повернулся к Джефери. Со злорадством проговорил:
        - Ну, ведь я прав был? Мои люди используют другую технику боя. А здесь все без исключения перебиты из ружей. Что скажешь, Джеф?
        Джефери прошелся между мертвыми телами, внимательно исследуя некоторые из них.
        - Ты ошибаешься, - ответил он. - Нападавшие использовали какое-то колюще-режущее оружие. Я не вижу ни одного пулевого отверстия.
        Повернувшись к Вольфу, Джефери взглядом попросил у того поддержки.
        Андрей немедля присел на корточки возле одного из трупов, в полу сидячем положении замершего у стены.
        - Не было ружей, - подтвердил он. Однако следы на телах сильно напоминали пулевые, и не особо просвещенный человек с легкостью мог перепутать. Орудовали острым круглым прутом, или чем-то подобным, с огромной силой втыкая его в плоть. Но кому и зачем это надо?
        - Ладно, разберемся, - Рарид многозначительно взглянул на своего телохранителя. - Пошли, осмотрим сейф.
        В зале находились три широкие двери, одна из которых выглядела довольно внушительно. Створка толщиной около метра была бережно снята с петель и заботливо прислонена к стене рядом с проемом. Будто неведомый силач решил пошутить.
        Вольф внимательно осмотрел дверь. Нигде ни следа механических повреждений. Значит применяли антиграв. Другого объяснения он не находил.
        Тем временем Джефери и Рарид вошли внутрь сейфа, спустились по отвесной металлической лестнице в зияющий в полу ход. Андрей было двинулся за ними, но телохранитель йорнца преградил ему путь.
        - Они сами разберутся, - еле слышно донеслось из-под маски.
        Стронгер спорить не стал. Ему не хотелось сейчас потерять такого ценного человека как Джефери, предназначение которого на этой планете заключалось отнюдь не в том, чтобы стать жертвой малолетнего ублюдка из богатой семьи. По крайней мере не сейчас.
        Сделав вид, что отходит в сторону, Андрей резко развернулся и нанес удар телохранителю в область груди. Он действовал в четверть силы, тем самым давая возможность противнику показать себя. Но того уже не было на месте. Кулак рассек лишь воздух. Мгновенно оценив ситуацию, Вольф отскочил в сторону, уходя от пронесшегося мимо лица тонкого длинного лезвия. Йорнец бил на поражение, точными быстрыми ударами. Подобным приемом легко можно было пробить даже легкую керамическую броню, лишь бы оружие не подкачало.
        Поняв, что нашел убийцу охраны, Андрей больше не захотел с ним играть в
«поддавки». Человек в черной одежде двигался действительно очень быстро, не давая своим жертвам ни единого шанса остаться в живых. Но стронгер смял его одним единственным попаданием в голову, словно неумелого молокососа. Пошатнувшись, йорнец привалился к стене и стал медленно оседать на пол. Он был уже мертв, продолжая стоять на ногах. Там, где скользил его затылок, на светлой поверхности стены оставался четкий кровавый след.
        Не теряя ни секунды, стронгер кинулся вниз по лестнице. Лишь бы было еще не поздно.
        Ворвавшись в просторное и пустое помещение сейфа, Вольф застал Джефери и Рарида стоящими друг напротив друга. Они переглядывались черными провалами стволов излучателей, готовые в любой момент нажать на курок. В глазах обоих полыхала жуткая ненависть.
        Не останавливаясь, стронгер прошелся по йорнцу серией молниеносных ударов, превращая его ребра в острые осколки, а внутренние органы в фарш. Бесформенное тело мешком отлетело в дальний угол, неестественно подогнув под себя еще целые ноги и руки. Повернутое в сторону Джефери лицо продолжало удивленно раскрывать рот.
        - Ну, и что ты натворил?! - тут же вскипел охотник, не опуская оружие. - Я ведь не успел у него ничего узнать. Надеюсь, его защитник жив?
        Стронгер покачал головой.
        - Кто тебя просил?! - воскликнул Джефери - Ну кто?! Ты одним ударом разрушил все мои долгие труды! Да еще навлек на весь город гнев Вестера Шолла, чьего сынка ты только что завалил. Он никогда никому не простит потерю сына. Даже не будет искать виноватого. Спалит Дивиаполис за один час, а оставшихся в живых людей скормит своим кровожадным амфибиям.
        Вольф хищно оскалился.
        - Хватит ныть, Джефери, - произнес он таким тоном, что у охотника пропало все желание перечить. - Ты просто еще не понял, что сильнее и хитрее их всех вместе взятых. Ты сам нанесешь удар первым, не ожидая карательных отрядов. Я тебе во всем помогу. Ты ведь хотел богатства и власти? Вон оно, там. Приди и возьми.
        - У меня нет ни людей, ни оружия, - пробормотал Джефери, не отводя пронзительного взгляда от источающих уверенность глаз стронгера. - У меня уже ничего нет. Благодаря тебе.
        - Благодаря мне ты станешь хозяином Тиартога, - произнес Андрей, отстраняя рукой направленный на него ствол излучателя. - Совсем скоро, если будешь стараться.
        - Кто ты? - в глазах дивиаполисца на мгновение мелькнул страх, но тут же исчез.
        - Я твой билет в счастливое будущее. И гарантия безопасности. Пока я рядом, тебе ничего не угрожает. Так что старайся, чтобы я не разочаровался в тебе и не ушел. Иначе… - стронгер покосился в сторону изувеченного Рарида. - Иначе Вестер Шолл посетит твой дом первым.

15.
        Когда пилот увидел вышедшую из-за груды наваленных камней одинокую фигуру Джефери, он хотел было тут же поднять гравилет в воздух, но возникший позади его кресла стронгер предупреждающе вскинул карабин.
        - У тебя есть выбор, - холодно проговорил Вольф. - Чего не было у твоих пассажиров. Ты можешь немедленно погибнуть вместе с транспортом, а можешь выполнить для нас кое-какую работу. Твой ответ?
        Пилот незамедлительно убрал руки с панели управления и выставил их перед собой.
        - Я сделаю все, что скажете, - ответил он чересчур спокойным голосом. Андрею это не понравилось.
        Одним несильным ударом стронгер приложил пилота головой о пульт. Жест не смертельный, но для воспитательных целей в самый раз.
        - Не верю! - рявкнул в самое ухо Вольф, и тот моментально вжал голову в плечи. - Придется тебя убить.
        - Не надо, - совсем по-детски затрепетал йорнец, почувствовав наконец нависшую над ним опасность. Похоже он всерьез полагал, что рядом с Раридом ему ничего не угрожает. Да и смерть видел лишь на экране своего гравилета, наивно принимая происходящее снаружи за популярный фильм.
        В салон зашел Джефери. Молча сев в свободное кресло, он положил на колени излучатель, вопросительно посмотрел на Вольфа.
        - Ты всерьез решил полететь, Блейк? - в голосе охотника слышались нотки сомнения.
        - Это самый надежный и быстрый способ вернуться назад, - не оборачиваясь, ответил Андрей. - Как скоро мэр начнет беспокоиться за своих не вернувшихся людей? Ведь с ним никто не связался?
        Джефери покачал головой.
        - Странный ты, Блейк. Никак я не могу определить твое происхождение, хотя раньше не жаловался на собственную проницательность. И это не считая твоего непонятного акцента. Вроде из Дивиаполиса, а рот раскроешь, так не знаешь, чего ждать. Даже сопляки знают, что когда группа охотников погибает, старший или последний оставшийся в живых активирует «маяк».
        Андрей нагнулся над панелью приборов, внимательно изучая таблички с надписями. Потом ударом приклада разбил блок ручного управления системами экстренной эвакуации экипажа. Чтобы пилот не попытался сбежать во время полета.
        - Так ты его не активировал? - спросил стронгер, пронзив испепеляющим взглядом вконец приунывшего йорнца.
        - С какой стати? Мне не нужна помощь Хьюса. Он всегда только мешает.
        Вольф уселся в кресло рядом с пилотом, при этом не опуская нацеленный в его голову карабин. Затем приказал:
        - Поднимай машину. И без глупостей.
        Гравилет тут же взмыл в черное ночное небо и большой неподвижной птицей завис над джунглями.
        Стонгер повернулся к Джефери.
        - Придется тебе активировать «маяк». Так будет лучше, и избавит от лишних вопросов. Хьюс пришлет за тобой людей. Поедешь в город, расскажешь о проделках сумасшедшего Рарида, но о его смерти ни слова. Я скоро тебя найду.
        - Ты же сказал, что будешь со мной рядом? - в голосе Джефери почувствовалось заметное напряжение. - Или наш разговор ничего не значил?
        - Так надо, - раздраженно бросил Андрей. Посмотрев на пилота, отдал приказ:
        - Двигайся к тому месту, где нас подобрал.
        Тот немедля произвел на пульте необходимые манипуляции, и гравилет быстро помчался вдоль узкой просеки, постепенно тонущей в бескрайнем океане джунглей.
        Андрей сидел возле экрана, внимательно изучая проплывающую внизу местность. При этом краем глаза следил за пилотом. Он только мельком успел заметить, как на секунду вспыхнули в углу электронной картинки три человеческих силуэта, выделенных белым контуром. Догадаться, что йорнец скрыл информацию было не трудно.
        - Что это было? - стронгер угрожающе дернул карабином.
        - Ничего особенного, - как ни в чем ни бывало, пожал плечами пилот. - Дикие животные.
        - Верни изображение, - потребовал Андрей.
        Но тут в динамике передатчика раздался грубый мужской голос:
        - Первый, это Тоб. Задание выполнено. Ждем транспорт.
        - Животные, значит? - Вольф зло посмотрел на пилота. - Давай к ним. Будет парням транспорт.
        - Заодно расскажут, куда дели содержимое хранилища, - проговорил развалившийся в кресле Джефери.
        - А что им рассказывать? - Андрей посмотрел на охотника с нескрываемым пренебрежением. - Имея под рукой транспорт, куда можно поместить награбленное?
        Джефери тут же подпрыгнул на месте.
        - Так вот почему остальные пешком пошли. Значит грузовой отсек набит под завязку. Как же я сразу не догадался? Молодец, Блейк. Из тебя выйдет толк.
        Тем временем машина зависла в двух метрах над покрытой мхом и мелким кустарником низиной. Спустя минуту из укрытия осторожно вышли три черные, почти не различимые в темноте человеческие фигуры. На их головах были такие же черные маски, и стронгер пожалел, что не смог увидеть их удивленные лица, когда люк гравилета открылся и их взору предстал совсем не Рарид, и даже не его телохранитель, а совершенно чужой, вооруженный карабином человек. Они явно не ожидали такого развития событий. Дергаться под прицелом оружия было уже поздно.
        - Если будешь стрелять, то старайся целиться в головы, - посоветовал воспрявший духом Джефери. - Знаешь сколько стоит в городе черный камуфляж? Без капюшона за него десять горошин «астрала» можно взять.
        Андрей принял к сведению слова охотника. Он без колебаний нажал на курок, и метнувшийся в темноту сгусток плазмы расцвел на плечах стоящего в центре йорнца ослепительно-белым цветком. Оставшиеся двое мигом упали в мягкий влажный мох, вскидывая излучатели. Но выстрелить они так и не успели. Вторым зарядом стронгер уже не ставил задачу сохранить дорогие трофеи, так как ситуация становилась опасной. Он бил на полное уничтожение. Плазма не знала пощады, превращая скрюченные жаром тела в прах. Вольф подарил им быструю, но мучительную смерть.
        Не слушая стенания Джефери относительно испорченных камуфляжей, Андрей приказал трясущемуся от страха пилоту лететь дальше согласно намеченному маршруту.
        До места назначения добрались довольно быстро. Еще с высоты Вольф заметил много выжженных участков леса, что говорило о недавно произошедшем бое с применением плазменного оружия. Однако флора Тиартога уже успела затянуть свои свежие раны, и через несколько часов здесь уже не останется и следа, если не считать раскуроченные взрывами остовы машин. Но и они спустя некоторое время полностью скроются среди вездесущих цепких лиан, превратившись в часть ландшафта.
        Включив биосенсоры, пилот просканировал местность на предмет скрывающихся в зарослях хищников. Совсем недавно на этом месте лилась кровь, и ее сладковатый запах должен был приманить полчища голодных обитателей леса. Так всегда бывает.
        Вольф посмотрел на экран и удовлетворенно хмыкнул. Похоже, падальщики управились с останками погибших охотников на редкость быстро. Кроме самых мелких зверушек никого не было. Только на периферии изучаемой зоны мелькнула и сразу же исчезла стая каких-то довольно больших животных. Видимо это были последние из покинувших нежданное пиршество существ.
        Скрипнув опорами, машина плавно опустилась на небольшую поляну. Джефери осторожно выглянул из люка, не отводя от ближайших деревьев ствола излучателя. Убедившись, что все тихо, спрыгнул в высокую сухую траву. Он не особо доверял технике, особенно той, что была у йорнцев.
        Вольф выходить пока не спешил. Сняв карабин с предохранителя, стронгер молча приставил его к голове пилота. Тот побледнел, будто мел. Сжался в комок и зажмурил глаза. Смерть дохнула ему в лицо своим ледяным дыханием, уже раскинув костлявые руки для последних объятий. Но побелевший на спусковом крючке палец вдруг нехотя ослаб, карабин описал в воздухе замысловатую фигуру и опустился прикладом перепуганному йорнцу прямо в лицо. Из разбитой брови на стекло триплекса брызнули капли крови.
        - Раздевайся, - лишенным эмоций голосом приказал стронгер, занося оружие для следующего удара.
        Путаясь в застежках и дрожащими губами бормоча нечто неразборчивое, пилот судорожно стал стягивать с себя камуфляж. Когда тот остался лишь в серых узких подштанниках, Вольф забрал одежду и быстрым отработанным движением свернул ему шею. Голова йорнца безвольно запрокинулась назад, остекленевшие глаза уставились в пластиковый потолок кабины. Язык вывалился изо рта, и тонкая струйка вязкой слюны протянулась от подбородка к не в меру волосатой груди.
        Ткань камуфляжа на ощупь ничем не отличалась от обычной синтетики. Снятый с тела, костюм постепенно посветлел, превратившись из абсолютно черного, не отражающего свет, в темно-серый, поблескивающий вплетенными между волокон серебристыми нитями. Стоило Андрею коснуться его ладонью, как ткань в месте контакта тут же стала вновь непроглядно-черной. Видимо, эффект достигался благодаря теплу человеческого тела.
        Облачившись в обновку, стронгер переложил из старой одежды немногочисленные вещи, состоящие в основном из запасных обойм и еще кое-какой мелочи. В один из многочисленных карманов сунул аккуратно свернутый силовой пояс, взятый в оружейной лавке. Затем немного подумав, достал его и обернул вокруг талии. Получилось нелепо, так как серебристая полоска предательски выделялась на черном фоне, демаскируя камуфляж. Но Вольф тут же нашел выход, надев пояс под одежду. Закинув на плечо карабин, он не торопясь покинул салон гравилета, моментально растворившись в ночи.
        Джефери стоял возле грузового отсека, тщетно пытаясь заглянуть внутрь сквозь маленькое технологическое окошко. Он где-то раздобыл инфракрасные очки, и глаза его светились тусклым зеленоватым светом. Но Вольфа с помощью этого прибора охотник не замечал.
        - Здесь мы на время расстанемся, - тихо произнес стонгер. От неожиданности Джефери вздрогнул и стал суетно осматриваться по сторонам. - Прежде чем активировать
«маяк», разберись с грузом. Он ведь теперь тебе принадлежит. А от гравилета лучше избавься.
        - Когда ты вернешься? - с напущенным безразличием спросил охотник.
        Стронгер обошел его вокруг, оставаясь невидимым.
        - Не знаю, - коротко ответил он. - Жди.
        С этими словами Вольф скрылся в лесу.
        Часть вторая. Провокатор
1.
        Найти сожженный фулкар Вудспика у Андрея не составило большого труда. Гораздо сложнее было обнаружить выцарапанные им прежде на пульте координаты, покрытые теперь толстым слоем сажи и потеками оплавленного пластика. Перенеся их в память навигатора, стронгер включил поиск. Спустя несколько секунд точка на экране остановилась в нужном месте и замигала. Андрей определил направление.
        Исправный навигатор Вольф нашел в одной из разбитых машин. Ему здорово повезло, что заряд попал фулкару в заднюю часть, при этом кабина практически не пострадала. Но чтобы прибор заработал, стронгеру пришлось изрядно повозиться, так как тот был рассчитан на питание от бортовой сети машины. Без громоздкого аккумулятора в этом случае было никак не обойтись и Андрей примотал навигатор к тяжелому цилиндру источника энергии, весящему не менее пятнадцати килограмм. Конструкция получилась довольно увесистая.
        Еще раз посмотрев на экран, Вольф привязал к своей нелегкой ноше прочный ремень, найденный среди мусора, закинул лямку на плечо и двинулся в путь. Ему предстояло пройти около тридцати километров на юг сквозь джунгли.
        Едва ступив под полог деревьев, Андрей нащупал плоскую пряжку блока управления поясом, сдвинул предохранительную пластину и нажал кнопку активации. Сначала он не понял, что за лохмотья сорвались с талии, разлетаясь по сторонам черными конфетти. Опустив взгляд, стронгер выругался. Пояс не терпел маскировки, в рабочем режиме полностью уничтожая покров. Для скрытого ношения он оказался не пригоден. Разорванный камуфляж напрочь потерял свои способности, превратившись в обычный костюм.
        Продолжая про себя проклинать создателей пояса, Андрей целеустремленно направился к поваленным взрывами деревьям, которые уже изрядно успели обрасти совсем молодыми лианами. Ползучие тонкие стебли сплелись в настоящую непреодолимую паутину.
        Когда едва видимая человеческим глазом мерцающая сфера переменных силовых полей коснулась преграды, стронгер рефлекторно прикрыл лицо рукой. С тихим шелестом в воздух взметнулись фонтаны щепок и нашинкованных листьев. В нос ударил терпкий запах древесного сока.
        Безо всяких усилий Андрей шел вперед, прогрызая в густой растительности джунглей ровный коридор. Пояс справлялся со своей задачей выше всяких похвал, и вскоре Вольф уже забыл про испорченный камуфляж. По крайней мере, такая защита стоила гораздо большего.
        Через несколько километров стронгер услышал вдалеке шум двигателей. Звук постепенно нарастал, говоря о том, что в его сторону двигаются как минимум три фулкара. Джефери не мог так быстро управиться с грузом и включить «маяк». Значит, кто-то заранее позаботился и выслал помощь. Только все равно уже поздно.
        Укрывшись за толстым стволом дерева, Андрей подождал, пока фулкары проедут мимо и продолжил свой путь. Он обернулся и с интересом посмотрел на свое укрытие, по неопытности жестоко обгрызенное в нескольких местах силовыми полями. Сфера оставила на коре довольно глубокие вырезы, сочащиеся вязким синим соком.
        До места назначения Вольф добрался только под утро. Он делал только одну остановку у небольшого ручейка, чтобы напиться холодной воды. Плоды, в изобилии растущие на деревьях он боялся употреблять. Охотиться было некогда. И вот теперь, когда наконец-то в руках оказался заветный сверток, туго обмотанный сухими стеблями травы, Андрей достал из его недр коробочку автоматической аптечки. Расстегнул костюм, прилепил ее себе на грудь. Высунувшиеся из корпуса датчики быстро протянулись тонкими нитями к голове и шее, проверяя состояние организма. Тут же последовал укол инектора, вводя в кровь набор витаминов и стимуляторов.
        Закончив процедуры, Андрей вдруг почувствовал навалившийся голод. Видимо последовала реакция на препараты. Он попытался вспомнить, когда последний раз ел, и пришел к выводу, что не стоит сейчас затягивать с этой процедурой. Организм его мог автономно существовать довольно долгое время, но не бесконечно. Поэтому Вольфу ничего не оставалось, как начать искать пищу.
        Без особого труда поймав небольшого, покрытого блестящей чешуей зверька, стронгер достал лазерный резак, включил его на минимум и стал тщательно обжаривать свежеванную тушку животного. Мясо имело синеватый оттенок, но пахло довольно аппетитно, брызгая каплями горячего жира.
        Когда с трапезой было покончено, Вольф принялся за изготовление герметичных контейнеров. В качестве основы он решил использовать шлемы скафандров, так как они имели готовую форму и ручной механизм поднятия лицевого стекла. Оставалось только заделать отверстия у основания, где шлемы крепятся к плечевым пластинам.
        Плавилась ткань скафандра при достаточно высокой температуре. Вольф прекрасно понимал, что если бы вместо легких исследовательских облачений попались хотя бы
«универсалы», то портативный лазерный резак оказался абсолютно бессилен против устойчивой к сильному жару металлокерамики. Здесь же луч лазера с легкостью кроил тонкий, но прочный материал. Только раскаленные докрасна капли с шипением падали в траву, оставляя за собой сизый дымный след.
        Закончив с превращением шлемов в контейнеры, Вольф осмотрел оставшиеся куски скафандра. Изрезать пришлось только один костюм, да к тому же больше половины материала не пригодилось.
        Немного подумав, Андрей решил сделать себе из остатков дополнительную защиту. Прямое попадание плазменного заряда она конечно не выдержит, но от пуль вполне спасет.
        Взяв снова в руки резак, стронгер быстро сплавил края лоскутов таким образом, чтобы получился цельный лист. Затем отсек лишнее, предавая изделию форму примитивного жилета. В конце процесса прилепил тонкие ленточки-завязки.
        Когда защита была полностью готова, Андрей скептически осмотрел свое творение со всех сторон и, скинув верхнюю часть камуфляжа, примерил ее на себя. Сидела не совсем удобно, зато плотно. Такая не будет заметна даже под тонкой рубашкой.
        Надев камуфляж обратно, Вольф почувствовал себя зажатым, будто сосиска в целлофановой оболочке. Движения скованы не были, но явный дискомфорт ощущался. Однако он вскоре привыкнет, и перестанет даже замечать туго обтягивающую грудь и живот металлоткань. Поначалу все кажется неудобным.
        Андрей свернул ненужный скафандр в рулон, вложил внутрь него почти исчерпавший заряд лазерный резак и забросил обратно в глубокую нору. Аптечку он на всякий случай решил оставить при себе. Риск засветить чужой этому миру прибор хоть и был, но не настолько большой, чтобы жертвовать собственным здоровьем. Поэтому стронгер без лишних колебаний положил медицинский автоматизированный блок в один из шлемов, плотно прикрыл снаружи стеклом и начал наводить на оба контейнера маскировку. Нарвав пучок тонких гибких стеблей, Андрей ловко избавился от растущих на них листьев. После этого начал оплетать шлемы, превращая их в имитацию корзин. Работа заняла не так уж много времени, поскольку Вольф и раньше занимался подобным плетением. Для выживания на диких планетах это умение было просто необходимо.
        Удовлетворенный результатом поделанной работы, Андрей соединил получившиеся корзины между собой таким же плетеным ремнем, закинул на плечо и включил навигатор. До города было километров десять. Он помнил примерное направление, но все же решил свериться с показаниями прибора. Нести дальше тяжеленный аккумулятор не было никакого желания. Поэтому внимательно изучив электронный маршрут, стронгер отправил всю конструкцию следом за скафандром, после чего прикрыл нору ветками и травой.
        Не доходя трех километров до Дивиаполиса джунгли разрезала старая бетонная дорога, которая начиналась прямо посреди леса, шла до города, огибала его с востока и также неожиданно обрывалась. Для чего она была построена и каким образом тиартогианская растительность ее не поглотила, Вольф только догадывался. Скорее всего, Дивиаполис был первым городом на планете, который создавали еще инженеры Альянса. Технологии тогда использовали совершенно дикие, не обращая внимания на экологию окружающей среды, но надежные. Естественное разрушение этим пережиткам темного прошлого не грозило еще как минимум пятьсот лет. В нескольких местах, в основном где в бетоне были глубокие трещины, трава по обочине имела грязный желтый оттенок. Стебли прямо крошились в руках, стоило до них дотронуться. А деревья рядом не росли вообще, образуя практически голые обширные участки, заросшие лишь пожухлой травой.
        Прошагав по дороге около километра, Андрей заметил широкую просеку, ведущую прямо к городу. Даже отсюда можно было видеть показавшееся из-за деревьев вдалеке кирпичное строение пропускного пункта. Следы машин, четко отпечатавшиеся в рыхлой почве говорили о том, что просекой пользуются довольно часто. Но Вольф решил пробираться в город через лес. Ни к чему ему было лишний раз мелькать перед охраной. Да и ношу обязательно начнут досматривать. А этого нельзя допускать ни в коем случае.
        Свернув в лес, стронгер пробрался несколько метров сквозь колючие кусты, включил силовой пояс и, уже не напрягаясь двинулся дальше параллельно просеке. Однако вскоре его путь преградил высокий забор, сложенный в основном из того же низкосортного кирпича, что использовался в остальном строительстве. Кое-где в заборе имелись бреши, неумело заделанные листами ржавого железа, кусками бетонных плит и прочим мусором. А наверху, по самой кромке шли тонкие провода сигнализации. Исправна ли эта система или нет, Вольф не имел понятия. Он поначалу решил даже не останавливаться, пробив преграду силовыми полями. Но новую брешь обязательно заметят и поднимется тревога, которая была сейчас стронгеру вовсе ни к чему.
        Осторожно оторвав один из проржавевших насквозь частей обшивки фулкара, к тому же явно пробитый в нескольких местах пулями крупного калибра, Андрей протиснулся в образовавшийся лаз, а затем закрыл за собой проход.
        Он оказался на заднем дворе небольшого, но аккуратного двухэтажного домика, судя по всему расположенного в том же благополучном районе, что и дом Вудспика. Однако хозяин этого жилища не стал отгораживаться от соседей забором, предпочитая живую изгородь из ровно подстриженных фиолетовых кустов. На просторной террасе, расположенной с задней стороны здания, сидел в кресле-качалке седой тощий старик, мерно раскачиваясь и попивая из маленькой фарфоровой кружки то ли кофе, то ли чай. С такого расстояния даже сверхчувствительный нос стонгера не смог определить запах незнакомого напитка. Да к тому же ветер дул со спины. В руках старик держал толстую книгу в кожаном переплете. Слюнявя пальцы, медленно переворачивал страницы и чему-то улыбался.
        Увидев незваного гостя, хозяин дома замер, перестав раскачиваться. Улыбка моментально сошла с его лица. Протянув руку в сторону стоящего рядом с креслом овального столика, начал на ощупь что-то искать, при этом не спуская с Андрея настороженного взгляда. Даже ребенок бы догадался, что старик явно тянулся к оружию.
        Неожиданно из-за угла дома вылетело некое ящероподобное существо, и на четырех коротких лапах быстро понеслось на замершего Вольфа. Вытянутая крокодилья пасть периодически раскрывалась, демонстрируя два ряда острых, загнутых внутрь зубов. Длинный раздвоенный хвост молотил воздух, извиваясь, будто боевой бич. А на концах хвоста поблескивали насаженные добрым хозяином металлические лезвия.
        - Сотти, взять его! - воскликнул воодушевленным появлением защитника старик. Он вскочил так резко, что вылил себе на штаны горячий напиток. - Взят! Ишь моду взяли лазать по чужим домам!
        Вольф сосредоточил свое внимание на приближающемся животном, но все же успел заметить, как старик вскинул ружье. Выстрел прозвучал одновременно с прыгнувшей тварью. Андрей перехватил летящее на него тяжелое чешуйчатое тело, развернул, используя его же инерцию, и немного подправил траекторию. Пуля с глухим стуком вошла в твердый череп твари, разбрызгивая по сторонам прозрачную едкую слизь. Животное некоторое время продолжало движение, заливая коротко постриженный газон брызгами вязкой крови, пока окончательно не приземлилось возле городского забора. Там оно и осталось лежать, лишь слегка подергивая конечностями.
        - Как же так? Сотти, - бормотал изменившимся голосом старик, пытаясь вновь поднять оружие.
        Но Андрей был гораздо быстрее. В один прыжок оказавшись на террасе, он незаметным движением руки коснулся шеи хозяина дома, и тот повалился на ровные доски пола бездыханным телом. Следов насилия никто не найдет. Даже опытные врачи констатируют всего лишь обширный инфаркт.
        - Зря ты собачку застрелил, дед, - проговорил стронгер и как можно скорее покинул двор.

2.
        По дороге к гостинице Вольф зашел на рынок и, покрутившись между рядами, подошел к одетой в широкий цветастый халат пожилой женщине, торговавшей различными сырами. Вонь от этих продуктов сомнительного голубого цвета шла редкостная, но стронгеру именно это было и нужно. Достав из кармана завалявшуюся горошину «астрала», он продемонстрировал ее торговке, попросив наполнить свои корзины зернистой пахучей субстанцией. Женщина скорчила недовольную мину, и ткнула Андрея в грудь костлявым худым пальцем.
        - Мало за такой чудесный сыр одной-то горошины, - прошепелявила она. - Вот если еще и куртку добавишь… Это что, йорнский камуфляж?
        Вольф сделал шаг назад, отстраняясь от цепких рук женщины, начавших было ощупывать материал.
        - Куртка-то порченая, - вынесла вердикт торговка. - Такая и даром не нужна. А еще трофеи есть?
        - Ты что, совсем охренела, старуха?! - не выдержал Андрей. - Я проще навозом корзины набью, чем твоим вонючим сыром. Дешевле выйдет.
        Развернувшись, Вольф пошел прочь. Теперь осталось понять, насколько торговка окажется жадной.
        - Постой, парень! - окликнула она Андрея. Стронгер остановился, но продолжая стоять к женщине спиной. - Ладно, давай свою горошину. Так уж и быть. Я сегодня добрая.
        Подставив контейнеры под таким углом, чтобы та не смогла разглядеть странный внутренний материал, Вольф держал их в руках, пока емкости наполнялись голубой смердящей кашей. От мерзкого запаха засвербило в носу. Андрей чувствовал, что торговка клала ему отнюдь не свежий товар, но сейчас ему это было как раз на руку.
        Закрыв контейнеры замаскированными под плетеные крышки прочными щитками, стронгер повесил их на плечо и зашагал вдоль рядов, пробираясь к выходу. Народа на рынке было не так уж и много, однако те покупатели, что неспешно шатались у прилавков, особо не торопились уступать идущему человеку проход. Большинство из них к тому же волокли за собой неповоротливые двухколесные тележки, нагруженные товаром. Прямо перед носом стронгера пара таких тележек зацепилась друг за друга, на землю посыпались какие-то зеленые фрукты вперемешку с мелкой крупой. Раздосадованные мужики тут же подняли крик, хватаясь за висящие на плечах ружья. Но спустя минуту между ними возник охранник, и инцидент сам собой исчерпался.
        Войдя в свой номер в гостинице, Андрей сразу понял, что здесь уже успел кто-то побывать. Вещи все лежали на своих местах нетронутыми, а вот в воздухе явно чувствовался чужой незнакомый запах.
        Сняв с плеча карабин и бросив контейнеры в угол, Вольф неслышной тенью скользнул к зашторенному темными занавесками окну. Он едва успел заметить, как по ту сторону стекла метнулся чей-то черный силуэт, моментально исчезая из виду.
        Вскинув оружие, стронгер распахнул створку окна и высунул ствол наружу. Естественно никого уже не было. Только волна ледяного воздуха вдруг ворвалась в комнату, раздувая паруса занавесок.
        Подавшись назад, стронгер нахмурился. Где-то на уровне подсознания он ощутил вдруг возникшее чувство державу. С ним уже и раньше происходило подобное холодное явление. Давно, очень давно. В совсем другой жизни. Однако тактильные воспоминания были столь яркими…
        Прогнав мешающее сконцентрироваться чувство тревоги, Андрей взял полотенце и отправился в душ, при этом прихватив с собой оружие. Закрыв дверь на хлипкую задвижку, он сбросил с себя грязную порванную одежду, залез под упругие струи едва теплой воды. Но расслабиться так и не смог.
        Ему совсем не нравилось то, что за ним начали следить. Единственный, кто мог устроить слежку, был Джефери. Других вариантов Вольф пока не предполагал. Но шпиона надо было ликвидировать любой ценой еще до вечера. Заодно выяснить, кто все же за этим стоит. Ведь ночь у стронгера обещала выдаться на редкость тяжелой.
        Закончив водные процедуры, Андрей оделся, взял в руки карабин и осторожно стволом открыл дверь. Как он и думал, в комнате никого не было. По крайней мере, присутствие постороннего ощущалось уже не так явно. А вот успел ли незваный гость оставить скрытые следящие устройства?
        Не проявляя лишнего беспокойства, стронгер вышел из номера, запер дверь на ключ и спустился по узкой металлической лестнице на этаж ниже. Он ничего с собой не взял, так как согласно здравому смыслу возвращения шпиона ждать в ближайшее время не следовало. Тот ведь тоже понял, что спалился. Теперь если и будет следить, то только с помощью спрятанных в номере «жучков».
        Остановившись напротив двери с номером тридцать пять, стронгер громко постучал. Сначала ему никто не ответил, но вскоре за дверью послышалась какая-то возня, замок тихо щелкнул и на пороге в клубах едкого дыма показался взъерошенный Ионыч.
        - А-а, Андрюша, - заплетающимся языком пролепетал он, запахивая драный выцветший халат. - Что-то ты давно не навещал дядьку Ионыча. Забыл совсем?
        Вольф поморщился, пытаясь разогнать рукой дым и бесцеремонно вошел в помещение.
        - Чем ты так надымил? - спросил стронгер, приоткрывая окно. На всякий случай осторожно выглянул наружу, осматривая двор. Затем скользнул взглядом по грязным окнам стоящего напротив дома.
        - Курить охота, просто мочи нет, - выдохнул бомж, падая в стоящее посреди комнаты кресло. Вокруг кресла на полу стояли в несколько рядов пустые пузатые бутылки, по всей видимости, до недавнего времени содержавшие внутри себя отнюдь не молоко. - Купил в одном месте махорку с кальяном. Совсем не то. Вони много, а толку никакого.
        Ионыч носком сапога опрокинул на бок стоявший в двух метрах от него на замызганном коврике высокий стеклянный сосуд, весь утыканный какими-то деревянными трубками. Из-под приоткрывшейся крышки вытекла лужица темной тягучей жидкости, а из трубок в потолок ударили струи дыма.
        - Выпить хочешь? - как ни в чем ни бывало, спросил Ионычь.
        - Выпить? - Вольф уставился на бомжа задумчивым взглядом. - Выпить хочу. Но не здесь. Пошли, угощаю.
        Ионыч тут же вскочил на ноги, поднял с пола свой кальян, поставил на кресло.
        Не закрывая дверь номера, они вышли в коридор и спустились по лестнице на первый этаж, где располагался гостиничный бар со странным названием «Животный рай».

* * *
        Андрей с неимоверным трудом разлепил глаза. Череп просто разламывался на части. Мысли с трудом ворочались в налитой свинцом голове. Местное пойло оказалось слишком убойное даже для стронгера.
        Он лежал полностью раздетый на огромной, словно космодром кровати. Рядом спала обнаженная женщина.
        Андрей напряг мозг и невольно поморщился от возникшей тупой боли. Что же все-таки вчера было?
        Посмотрев внимательнее на лежащее рядом голое женское тело, он начал кое-что припоминать.
        Это была хозяйка гостиницы. Женщина лет сорока, до сих пор прекрасно сохранившая свою юную красоту. Идеальная фигура. Шикарные длинные светлые волосы. Всегда одевалась очень экстравагантно. А запах… От нее шел особый, не с чем не сравнимый изысканный аромат, заставляющий сердца мужчин учащенно биться.
        Андрей постепенно приходил в себя, силясь вспомнить, как женщина оказалась в его постели? Или все же не в его?
        Осмотрев помещение, Вольф понял, что находился в чужом номере. Скорее всего, это была комната хозяйки. Уж слишком она стильно обставлена. Везде великолепные ковры, а на больших светлых окнах висели белые полупрозрачные занавески. И тут же, по всему полу разбросана скомканная одежда.
        Осторожно встав с кровати и стараясь не делать резких движений, Андрей через силу сделал ряд восстанавливающих организм упражнений по системе Саг-Инг. Заметно полегчало. Он собрал свои вещи, оделся и вышел в коридор.
        Память возвращалась медленно, по крупицам восстанавливая картину предшествующих походу в бар событий. Вспомнилась тень шпиона за окном, Ионыч в пелене наркотического дурмана. Снова возникло смутное беспокойство. И это уже не говоря о том, что стронгер банально проспал намеченную ночную операцию. А ведь сон был совсем не простой. В это время могло случиться все что угодно, он бы даже не проснулся.
        В ярости ударив кулаком по стене, Андрей тут же схватился руками за голову. Удар отозвался в мозгу тысячами раскаленных иголок. Он допустил непростительную ошибку, которая могла стоить ему жизни. Всегда все случается в первый раз…
        Спустившись по крутой металлической лестнице на первый этаж, вошел в бар. Народу не было, за исключением пары вечно пьяных завсегдатаев, полулежащих за массивными столиками.
        Андрей подошел к стойке и заказал себе кружку светлого холодного пива. Бармен как-то странно улыбался ему, словно старому знакомому.
        - Я вчера вечером был здесь? - хриплым голосом спросил Андрей бармена.
        - О, да, сударь. Вы вчера на славу погуляли, - усмехнулся он в ответ, дружески подмигивая глазом.
        Неожиданное панибратское поведение бармена жутко взбесило Вольфа, и без того необычайно раздраженного с похмелья. Он выхватил модный маленький излучатель и приставил его к носу служащего. Откуда взялось в кармане это дамское оружие, стронгер лишь смутно догадывался.
        - Что смешного? - серьезно спросил Андрей, краем глаза следя за двумя алкоголиками в зале. Те с утра уже приняли, и весь мир им теперь стал безразличен. - Рассказывай, что я здесь вчера натворил.
        Бармен, вмиг побледневший до цвета горного снега, дрожащим голосом начал отвечать:
        - Вы вчера пришли к нам в бар с каким-то рыжебородым мужиком. Заказали много
«Блэнки» и разной закуски к нему.
        - Я что-нибудь говорил странное? - Андрей сильнее прижал ствол излучателя к носу бармена. Нос расплющился и стал заметно белее лица.
        - Вы только песни пели на непонятном языке, - пролепетал служащий, стараясь не смотреть на Вольфа. - Больше ничего.
        - А откуда взялась эта…забыл, как звать…хозяйка гостиницы?
        - Мадам Слэйтер? - приподнял брови бармен. - Вы ее вежливо пригласили к себе за столик. Она с самого начала вами интересовалась, а тут как раз момент случился подходящий. Любит уж больно молодых парней. Да к тому же, платежеспособных.
        - Не врешь? - сурово спросил Вольф.
        Бармен лихорадочно замотал головой.
        Посмотрев несколько секунд в его черные, чуть раскосые глаза стронгер кивнул.
        - Ну вот, теперь все более-менее понятно, - Андрей залпом допил пиво и, оставив на стойке изящный излучатель, слегка покачиваясь вышел на улицу.

3.
        Ионыча у себя в номере не оказалось. Дверь была все так же открыта настежь, в кресле стоял давно погасший кальян, а на полу - батарея пустых бутылок. Похоже, со вчерашнего дня бомж еще сюда не заходил.
        На всякий случай заглянув в санузел, Андрей какое-то время подождал. Затем, поняв, что эта затея бессмысленна, поднялся к себе.
        Вольф остановился на пороге и внимательно изучил помещение. Как он и предполагал, больше незваные гости не появлялись. Или же просто не оставили следов, что было весьма сомнительно - обоняние стронгера обмануть практически невозможно.
        Забрав свои скудные пожитки и оружие, Андрей окончательно покинул номер. Хоть тот и был оплачен еще на трое суток вперед, но оставаться здесь Вольф больше не хотел. Он незаметно вышел через задний ход, оказавшись в узком грязном переулке, уставленном множеством больших деревянных бочек, доверху наполненных гниющими отходами. Над бочками вились полчища насекомых, издавая противное жужжание, да пара исхудавших облезлых зверьков деловито копалась в верхних слоях залежалых объедков. Видимо, мусор в этом мире не принято было убирать.
        Брезгливо поморщившись, Андрей переступил через разлитые по земле помои и поспешил уйти на более чистую улицу.
        Дом, где жил Джефери стронгер нашел почти сразу. В Дивиаполисе все знали этого охотника. Первый же встреченный Андреем мальчишка без проблем показал путь, да еще проводил до самого входа.
        В отличие от Вудспика, Джефери проживал в обычном здании из кирпича, коих в городе было гораздо больше, чем особняков. У дверей подъезда стоял здоровенный охранник с угрюмым небритым лицом и непробиваемым взглядом. В руках он держал плазменный излучатель, что говорило о явном достатке хозяина. Еще бы, после присвоения себе содержимого городского хранилища.
        Проходя мимо, Вольф незаметно наблюдал за входом. Он заметил, что в доме обитали и другие люди. Из-за спины охранника на улицу с веселыми криками вылетела орава детей. Вслед за ними неспешно проковыляла старуха, держа в руках металлический таз с мокрым бельем. Что-то ворча, она скрылась за углом дома.
        Мальчик-проводник продолжал идти рядом, и уже хотел было присоединиться к пронесшимся мимо детям, но Вольф крепко схватил его за шкирку.
        - Этаж? - коротко спросил Андрей, подтягивая мальца к себе.
        - На чердаке он живет, - ответил мальчик.
        Вольф разжал пальцы, и тот быстро исчез в толпе сверстников.
        Отойдя на приличное расстояние, чтобы не вызывать подозрения охранника, Вольф задрал голову, разглядывая крышу. Просто так, в открытую заявиться к Джефери означало только одно - свести на нет дальнейшее сотрудничество с ним. Стронгера никто не должен был видеть из окружения охотника, а еще лучше - вообще не знать о его существовании. Это гарантировало дополнительную свободу действий как в городе, так и за его пределами.
        По сравнению с соседними зданиями, крыша, под которой жил Джефери оказалась полностью отремонтированной. Все вентиляционные отверстия забраны железными решетками, по периметру натянуты сигнальные нити. Что ж, с виду этот объект казался неприступным, но только не для стронгера.
        Свернув к следующей парадной, - а их в доме было всего три, - Андрей быстро поднялся по пыльной лестнице на последний этаж. При этом вспугнул целующуюся парочку подростков, которые сидели на ступенях, обнявшись. Увидев несущегося во всю прыть незнакомца, молодежь резко вскочила с насиженного места, и куда-то быстро испарилась.
        Вольф осмотрел надежно закрытый люк, ведущий на крышу. Попробовал его на прочность. Тот был сделан явно на совесть, да к тому же укреплен людьми Джефери во избежание непрошенных гостей. Этот ход оказался закрыт.
        Подойдя к двери одной из квартир, Андрей постучал по ней кулаком. Почти сразу же по ту сторону послышался звон ключей и шаркающие неуверенные шаги.
        - Кто? - поинтересовался хриплый мужской голос.
        - Сосед, - тут же ответил Вольф, на всякий случай отходя в сторону. И правильно сделал.
        - Пошел ты в задницу, сосед! - донеслось из-за двери. Затем раздался выстрел, эхом отразившийся от стен лестничной площадки. Брызнули мелкие щепки. Дверная филенка в мгновение ока превратилась в решето.
        Не теряя времени стронгер с ноги вышиб дверь, которая удачно открывалась внутрь, и влетел в квартиру. Хозяин едва успел увернуться от падающего на него дверного полотна, но Вольф исправил эту досадную ошибку, быстрым движением свернув тому шею. Обмякшее тело сползло по стене. Слегка подергиваясь в предсмертных конвульсиях, растянулось на полу.
        Андрей не знал, как на такой шум отреагируют настоящие соседи. Хотя, судя по произошедшему инциденту, отношения между жильцами были неважными. Но Вольф не хотел зря рисковать. Надо было как можно быстрее уходить.
        Зайдя в ванную комнату, он осмотрел покрытый трещинами потолок, с которого клочьями свисала штукатурка, убедился, что по нему не протянуты никакие коммуникации. Затем установил регулятор карабина в режим минимальной отдачи энергии и направил ствол вверх. Получилось подобие плазменного резака, только для более грубого использования. Аккуратно работать таким орудием было практически невозможно, но зато процесс продвигался довольно быстро. Во все стороны летели расплавленные капли бетона вперемешку с металлом. Карабин Андрей держал на вытянутой руке, описывая извергающим белое пламя стволом круговые движения. А в качестве защиты он накинул на себя смоченное водой одеяло, и раскаленные частицы, попадая на влажную ткань, с шипением в нем вязли, не успевая прожечь насквозь.
        Когда Вольф понял, что отверстие уже достаточно широкое, чтобы в него можно было без труда пролезть, он отставил изрядно перегревшийся карабин к стене и взял в руки закрепленную на гибком шланге лейку душа. Повернув кран, стронгер направил струю холодной воды прямо на оплавленные края зияющей в потолке дыры. Тут же с пронзительным шипением маленькая комнатка наполнилась густым белым паром. Не видно стало даже очертания собственных рук.
        Вольф зрительно помнил расположение отверстия. Он быстро закинул наверх болтавшиеся до этого у него на шее контейнеры, а затем подпрыгнул, цепляясь за успевший остыть край, и одним сильным толчком втянул свое тело на чердак.
        Пар быстро рассеивался. Осмотревшись по сторонам, Андрей понял, что находится в каком-то техническом помещении, заваленном в основном различными частями машин. Вдоль стен тянулись длинные стеллажи, на которых тоже лежали детали, провода, пластиковые трубы и тому подобный хлам. Тусклый свет проникал сквозь маленькое зарешеченное окошко в крыше, только проку от него не было никакого.
        Прикрыв лаз большим спущенным колесом, Вольф подошел к железной двери и коснулся ручки. Как ни странно, та с легкостью открылась, приглашая проследовать в просторное светлое помещение. Здесь рядами стояли кровати, небрежно застеленные и покрытые серыми покрывалами. Большие, забранные мелкой сеткой окна в потолке давали достаточно света, чтобы стронгер смог разглядеть, что людей в комнате сейчас не было. Только на небольшом столике у дальней стены стоял портативный термогенератор, который на полной отдаче разогревал чайник. Вода уже практически закипала, из широкого носика шел пар.
        Прислушавшись, Вольф четко определил среди общего шума многоквартирного дома голос Джефери.
        - Где мой чайник, Пулес?! - возмущался тот. - Фулкар тебе в задницу, ленивая бестия! Шевели ногами!
        Вслед за этим по деревянному полу застучали быстрые шаги, дверь в помещение открылась, впуская высокую мужеподобную девицу, облаченную в йорнский камуфляж. Короткая стрижка только добавляла ей сходство с парнем.
        Взять чайник девушка так и не успела. Когда она подошла к столу, Вольф уже дышал ей в затылок. Четкий, но нежный удар пальцем в шею, и безвольное тело мягко легло стронгеру на руки. Затем он отнес ее на ближайшую кровать, укрыл покрывалом.
        Чайник Андрей решил отнести лично.
        Джефери сидел один на мягком диване, держа на коленях поднос. На подносе стояла кружка, рядом лежало свернутое в трубочку белое полотенце.
        Вольф понял, что пришел как раз вовремя. Промедли он минуту, и ждать встречи с охотником пришлось бы как минимум часа четыре. После употребления «астрала» люди раньше не возвращаются.
        Еще на Сио, в кабинете у Свенски Андрей бегло ознакомился с данными по местному наркотику. Этого вполне хватило, чтобы сделать нужные выводы. Самое главное - это никогда, не при каких обстоятельствах нельзя трогать тело человека, принявшего
«астрал». Он кажется мертвым, пульс практически не прощупывается, но спустя несколько часов снова оживает без каких-либо последствий. Стоит лишь оттащить тело на метр в сторону от изначального положения, и можно смело его вычеркивать из списков живых. Тело в этом случае останется в глубокой коме навсегда. Такая особенность наркотика, естественно, обросла кучей суеверий, которые могут вогнать в ступор любого нормального человека. Многие говорят, что «астрал» помогает душе покинуть бренную оболочку, отправляя ее странствовать по бесчисленным далеким мирам. Но реально доказать это никто так и не сумел.
        Во избежание трагических последствий, тиартогианцы потребляют наркотик почти всегда в одиночестве, запершись в каком-нибудь надежном месте. Во многих зажиточных семьях для подобных целей даже выделяется отдельная комната с толстой бронированной дверью и мощным запирающим механизмом. Прочие же люди, не имеющие подобной роскоши, прибегают к помощи проверенного человека, как правило близкого родственника или друга, который будет охранять тело. А потом они меняются местами. Таким образом у этих людей, помимо дружбы зачастую появляются более крепкие узы, сродни братству. Разбить их они потом бояться больше всего на свете.
        Поэтому постороннему человеку, не знакомому с культурой и бытом этой планеты никогда и в голову не придет, что все местное население, включая детей - наркоманы. Он не поверит, пока сам не окажется среди них, выпив в один прекрасный момент стакан горячего красного зелья.
        - Сколько можно ждать? - Джефери поднял голову и увидел стоящего перед ним Вольфа, держащего в руках только что вскипевший чайник. - Ты? А где Пулес?
        - Отдыхает, - коротко ответил Андрей, протягивая чайник охотнику. Тот отставил его в сторону.
        - Ты явился в самый неподходящий момент, Блейк, - проговорил Джефери раздраженно.
        - Я вторые сутки без «астрала». Могу и мозги вышибить, если что не так.
        Андрей поставил на пол контейнеры, сел на диван рядом с охотником.
        - Мне нужно место, где жить, - произнес он прямо. - Найдешь?
        - Сейчас? - Джефери безнадежно посмотрел на стоящий у него на коленях поднос. - Скажи Пулес. Она решит этот вопрос.
        - Нет, - отрезал стронгер. - Никто не должен знать о моем существовании. Никто, кроме тебя. Иначе нет смысла с тобой иметь дело.
        - Что за дурацкие игры в шпионов, Блейк? - возмутился Джефери. Лицо его приобрело багровый оттенок. - Или ты совсем умом тронулся в своем СБ? Я ведь с самого начала понял, что ты вовсе не тот, за кого себя выдаешь. Ты же насквозь провонял йорнскими казармами.
        На лице Вольфа не дрогнул ни один мускул.
        - Послушай меня, Джефери, - совершенно спокойно проговорил он. - Тебя совершенно не должна волновать моя биография. Я просто даю тебе шанс войти в историю Тиартога, как единственного правителя планеты. Тебе этого мало? Ты ведь отнюдь не глупый человек, и должен представлять, что в случае наших с тобой разногласий остаться в живых у тебя не выйдет. Это тебе ясно?
        - Ты никак вздумал мне угрожать?! - воскликнул Джефери, вскакивая с дивана. Поднос, и все, что на нем лежало со звоном полетело на пол. - Мне угрожать?! В моем же доме?! Здесь вокруг полно вооруженных людей, которые по первому же моему приказу превратят тебя в кучку пепла!
        Стронгер моментально оказался рядом с охотником. Тот даже ничего не смог понять, а его шею уже сжимали сильные пальцы, буквально все тело приподнимая над полом.
        - Осмелел в родных стенах? - холодным, как сталь голосом произнес Вольф. - Почувствовал себя увереннее? Что ж, я трижды успею тебя убить, пока открывается дверь в комнату. И еще пару раз между делом, пока положу вошедших охранников. Не советую ссориться со мной, Джефери. Очень не советую.
        В ответ охотник лишь невнятно захрипел. Мощным броском Андрей отшвырнул его обратно на диван, будто имел дело с пластмассовым манекеном.
        - Ты сейчас не в себе, потому что я прервал твою идиллию с горошиной «астрала», - продолжил стронгер, поднимая с пола поднос и кладя его Джефери на колени. - Чем быстрее ты решишь вопрос с моим жильем, тем быстрее вернешься к своему наркотику. И только когда снова будешь вменяемым, нормально сядем и поговорим. Идет?
        Джефери чуть заметно кивнул. Он сидел неподвижно, словно боялся лишний раз пошевелиться. Видимо, с ним так недостойно обошлись впервые, и охотник даже не знал, как правильно отреагировать на подобное действие. Или же астральное голодание все же начало одерживать верх…
        Спустя минуту Джефери резко вздрогнул, посмотрел на Андрея безразличным ко всему взглядом.
        - Вот ключи от храма Святого Якоба, - охотник протянул Вольфу связку старых кованых ключей. - Храм открывается только раз в месяц на праздник Завершения. До этого там никого никогда не бывает. Можешь спокойно пользоваться три недели, а потом что-нибудь придумаем.
        Андрей взял ключи, положил в карман.
        - Кстати, насчет шпионов, - заметил он, уже открывая дверь в комнату, откуда слышался слабый стон приходящей в себя девушки в камуфляже. - Не стоит следить за мной, если тебе дороги жизни твоих людей. Замечу хоть одну тень - прикончу на месте. Я тебя предупредил.
        Но Джефери, похоже, было уже все равно. Он снова впал в прострацию, отрешенным взглядом смотря мимо Вольфа куда-то в бесконечную манящую даль.

4.
        Добрался до своего нового прибежища Андрей без особых трудностей. Он вышел из города через пропускной пункт, не опасаясь излишней бдительности дежуривших охранников, хотя час назад в Дивиаполисе объявили военное положение. Сейчас им было не до какого-то богатого фермера, вздумавшего пешком возвращаться к себе домой. Да еще и с двумя тяжелыми корзинами, доверху наполненными старым вонючим сыром. От одного запаха охранники чуть не выплюнули свои кишки наружу, с громкими проклятиями посоветовав как можно быстрее вернуть снятые крышки на место. Больше вопросов у них не возникло. Не заинтересовались даже висящим на плече плазменным карабином, и Вольф спокойно пошел дальше.
        Пройдя две фермы, Андрей остановился на берегу небольшой спокойной речушки, вывалил из контейнеров в воду мерзкое содержимое, предварительно достав аптечку. Все тщательно вымыл. Хотя въевшийся тошнотворный запах все же остался. И уже налегке, с пустой тарой продолжил путь.
        Храм оказался расположен за пределами Дивиаполиса, в трех километрах к северу, где заканчивалась последняя ферма и начинались бескрайние тиартогианские джунгли. Он стоял инородным телом среди буйной растительности, будто свалившийся с неба каменный инопланетный гость. Высокая многогранная пирамида спряталась между стволами гигантских деревьев, поблескивая в едва проникающих сквозь густые ветви солнечных лучах полированной поверхностью. Внутрь храма вели тяжелые двустворчатые двери, сделанные из толстых досок, обитых коваными железными полосами. Судя по внешнему виду дерева и металла, строению этому было как минимум лет сто.
        Поковырявшись ключом в узкой, заросшей слоем липкой паутины скважине, Вольф отпер замок и вошел в полумрак огромного зала. Шаги эхом отражались от стен, взлетали под высоченный потолок, и там уже окончательно растворялись. Несколько скудных лучей света падали сквозь узкие прорези в стенах, сходясь вместе на стоящем посредине помещения алтаре.
        Андрей обошел зал, обследуя каждый метр пространства, но ничего похожего на проходы в другие помещения он так и не обнаружил. Или их не было вовсе, или же строители храма постарались на славу, спрятав потайные двери с завидной тщательностью.
        Закрыв входные двери изнутри массивным засовом, стронгер растянулся на потрескавшейся от времени плите алтаря и попытался заснуть. Ночь предстояла трудная, нужно было набраться сил.

* * *
        На охоту Вольф вышел уже когда окончательно стемнело. Свинцовые мрачные тучи затянули небо еще с вечера, и ночь была настолько темной, что обычный человек не мог различить даже контуры собственных рук. Но модифицированные органы чувств стронгера позволяли ему безошибочно ориентироваться в кромешной мгле.
        Ему предстояло сыграть роль убитого Рарида. Пока Дивиаполис не отошел от потери большой группы охотников, пока не перестали жены оплакивать сгоревшие заживо тела мужей, нужно было нанести еще один удар. Вот тогда даже самый последний меланхолик возьмет в руки ружье и пойдет убивать. Любому терпению есть предел. Только у них к тому моменту появится оружие гораздо серьезнее, чем примитивные ружья. Уж стронгер об этом позаботится.
        Уверенно шагая сквозь джунгли, Вольф почувствовал в двух километрах западнее двигающиеся параллельным маршрутом два грохочущих фулкара. Впереди машин бежала стая собак, не издавая ни малейшего звука. Их можно было различить лишь по терпкому запаху особых желез. Рожденные в сельве, эти существа превосходно умели преодолевать природные препятствия. Вспомнив Сотти, Андрей сильнее сжал карабин. В лесу таких тварей будет убить гораздо труднее, чем на открытой местности.
        Определив скорость, с которой двигалась группа горожан, Андрей прибавил темп. Он почти бежал, пробивая силовыми полями пояса в сплошной стене джунглей ровный коридор. Срезанные растения с тихим шелестом разлетались по сторонам. В один момент какая-то из мелких зверюг, затаившись, попыталась напасть на одинокого путника. Андрей ее едва заметил. Прыгнувший на человека хищник мгновенно брызнул в сторону кровавым фаршем. Вольф только еще раз восхитился изобретением местных умельцев. Хотя, условия жизни, зачастую, заставляют придумывать новые способы облегчить свое существование. Ведь у прогресса есть два неизменных двигателя - это лень и крайняя необходимость.
        Спустя полчаса интенсивной ходьбы Андрей выскочил на заболоченный, поросший мелким синим мхом участок леса раньше охотников. Сначала он в нерешительности замер, не веря своим глазам. Среди мха отчетливо светились в темноте рассыпанные красные ягоды. Он никогда раньше не видел, каким бывает «астрал» в первые минуты своего появления. Потом это его свойство безвозвратно исчезает.
        Вольф выключил силовой пояс, открыл взятый с собой контейнер и начал четко выверенными движениями собирать наркотические горошины. На руках оставались следы слабо люминесцирующего сока, а исходящий запах был настолько дурманящий, что Андрей почувствовал приятную расслабленность, мысли потекли вяло, будто после бокала веннийского виски.
        Словно почуяв неладное, отставшая группа охотников ускорила движение, едва не давя машинами своих же собак. Андрей слышал быстро приближающиеся звуки работающих моторов. Сильно запахло соляркой. Он встрепенулся, сбрасывая с себя накатившую негу. Времени у него почти не оставалось.
        Когда последняя горошина наркотика упала в контейнер, из зарослей леса ударил яркий луч света. Вольф замер, припав к земле. Несколько мерзких, похожих на больших ящериц существ, с противным писком выскочили из кустов. Они забегали кругами, постепенно приближаясь к затаившемуся стронгеру.
        В следующий момент, круша тяжелым кузовом стволы вековых деревьев, на болотистую почву вылетел громадный восьмиколесный фулкар. За ним появился второй, поменьше. Прожектора начали обшаривать местность, заставив Андрея сильнее вжаться в мягкий мох. Он чувствовал, как от перемазанных красным соком рук тянет «астралом». Собаки в любой момент могли учуять запах и наброситься.
        Скрипнули люки, выпуская наружу вооруженных людей. Ровный гул готового к стрельбе плазменного излучателя нельзя было спутать ни с чем другим. Улучшенным слухом стронгер воспринимал и многие другие, недоступные обычным людям звуки. В том числе тихий писк спектрального детектора.
        Тем временем, обнаружив вместо «астрала» только остаточный фон, охотники начали громко ругаться и рыскать по сторонам.
        - Они не успели далеко уйти, - донесся чей-то хриплый бас. - Проверьте ближайшие кусты. Фон еще слишком отчетлив.
        Вместо проверки, в разные стороны метнулись плазменные заряды. Лес вспыхнул горячим пламенем.
        По сравнению с предыдущей группой, эти люди были снаряжены куда лучше. Видимо они уже знали своего противника и решили действовать наверняка. Такими они больше нравились стронгеру. Серьезно настроенные, готовые стрелять на поражение по любой шевельнувшейся ветке. Так уже становилось интереснее.
        Вскочив на ноги, Андрей вскинул карабин и точным выстрелом снес голову одному из охотников. Беглым взглядом он успел насчитать еще семерых людей.
        Пока те сообразили, откуда ведется по ним огонь, стронгер убил еще троих. Потом перевел регулятор карабина на максимум и выстрелил по большому фулкару. Рвануло так, что заложило уши. Во все стороны полетели осколки железа вперемешку с ветками и травой. Стена огня взметнулась ввысь, пожирая вековые деревья. Силуэты мечущихся в панике людей мелькали на фоне пламени, не решаясь укрыться от испепеляющей смерти.
        Прикрываемый горящими деревьями, Андрей включил пояс и что есть сил побежал вглубь леса. У него сейчас было явное преимущество, но стрелять дальше становилось опасно.
        Совсем рядом, едва не задев плечо, с шипением пронесся плазменный заряд. Силовой кокон с легкостью пропустил сгусток энергии, даже не исказив траекторию. Похоже, охотники, все же отошли от шока и заметили Андрея. Еще несколько выстрелов прошло мимо, заставляя растущие впереди деревья взорваться ярким огнем.
        Стронгер быстро бежал через непроходимые переплетения корней и веток. Силовые поля великолепно справлялись со своей работой даже на такой скорости, с шелестом прогрызая в джунглях цилиндрической формы тоннель. Догнать его, не имея серебристого пояса, было совершенно невозможно даже на фулкаре.
        Пробежав около километра, Андрей остановился. Его никто не преследовал. Оставшиеся в живых охотники еле слышно переговаривались, использую ненормативную лексику. Гудел охваченный пламенем лес.
        Вольф сделал несколько глубоких вдохов, восстанавливая дыхание. От боевого азарта по всему телу пробежали мурашки. Он сел на траву и попытался расслабиться. Ведь бой уже выигран. Рядом лежал набитый «астралом» контейнер.
        Но все только начиналось…
        Когда стронгер в спешке покидал место схватки, он даже не мог предположить, что чуть в стороне прорезает джунгли еще один силовой пояс, оставляя за собой ровный тоннель. Преследователь шел следом, выжидая удачного момента для нападения.
        Резкий удар со спины отшвырнул Вольфа на добрых пять метров. Старое огромное дерево, о которое он ударился при падении, взметнуло в воздух фонтаны мелких щепок. Невидимая «мясорубка» успела снести значительную часть ствола, и теперь, лишенное опоры, оно медленно и с характерным треском ломающейся древесины начало заваливаться на стоящих рядом таких же исполинов.
        Перед стронгером стоял высокий мускулистый человек, окруженный еле заметными всполохами силовых полей. Серебристый пояс надежно обвивал его талию, на глаза были одеты очки «ночного зрения», а в руках здоровяк держал нацеленный на Андрея плазменный излучатель.
        - А ты ловкий охотник, - произнес Вольф, пытаясь понять серьезность ситуации. Если противник не выстрелил сразу, значит, есть шанс, что он не выстрелит вообще.
        - Где остальные? - спросил охотник, сплевывая на землю, рядом с лежащим Андреем. Возможно, так выражалось с его стороны нескрываемое презрение. - Сколько вас в отряде?
        - Я частный охотник из славного Йорна, - гордо проговорил Андрей, нарываясь получить в голову плазменный заряд. - Я работаю один.
        Вольф уже не так опасался здоровяка. Самый страшный враг - это молчаливый враг. От него не знаешь, чего ожидать. А если противник поддержал беседу, то победить его становится гораздо проще.
        Лицо охотника побагровело.
        - Это ты стрелял? Отвечай же, сволочь, - процедил он сквозь зубы. - Тебе осталось жить меньше минуты, проклятая береговая крыса. - Он снова сплюнул на землю.
        Вольф медленно, еле шевеля пальцами, протянулся к лежащему в стороне карабину. Нужен был один-единственный рывок, чтобы его схватить и выстрелить. Всего один.
        И Андрей резко метнулся к оружию, в то же мгновение нажимая на курок. Заряд прочертил темноту, высвечивая невозмутимое лицо охотника в массивных инфракрасных очках. Плазма летела ему четко в голову.
        У здоровяка оказалась изумительная реакция. Дернув руками, он подставил под сгусток энергии свой излучатель. Брызги расплавленного металла брызнули во все стороны, попадая раскаленными каплями на одежду охотника. Тот запрыгал на одном месте, пытаясь стряхнуть их с себя.
        Андрей, не став тратить больше заряды, одним прыжком оказался рядом с ним. Силовые коконы при контакте оттолкнули друг друга, и на этот раз в сторону полетел охотник. Не дав ему опомниться, Вольф ударил вновь. Здоровяк, кувыркаясь, полетел прочь, перемалывая невидимыми ножами молодые кусты.
        Сквозь силовую защиту достать противника голыми руками было невозможно. Но Андрей заметил, что горячий металл повредил пояс тиартогианца, оставив на оболочке генератора небольшое оплавленное отверстие. Из него периодически сыпались снопы ярких белых искр. А это значило только одно: скоро энергия полей иссякнет, обрекая человека на верную смерть. Осталось только подождать.
        Резко вскочив на ноги, охотник рванул в джунгли. Вольф было двинулся следом, по уже готовому тоннелю, чтобы в случае чего не дать противнику шанс выжить. Но вскоре понял, что идти сзади - это не вариант. Летящие навстречу сплошным потоком срезанные здоровяком ветки напрочь лишали видимости. Поэтому, стронгер свернул в сторону и побежал параллельным маршрутом.
        Модифицированные мышцы Андрея работали с двойной силой, позволив быстро поравняться с шустрым охотником. Удар. Тиартогианец снова, кувыркаясь, отлетел в кусты. В воздух поднялись фонтаны измельченных листьев. Затем, тот снова оказался на ногах, вновь побежал.
        Все кончилось неожиданно и очень быстро. Лишенный в один миг силовых полей, здоровяк на всей скорости напоролся на острые ветви, проткнувшие его насквозь. Мертвое тело дернулось и неподвижно замерло, продолжая по инерции какое-то время раскачиваться.
        Андрей остановился. Джунгли никогда не прощают ошибок, и карают очень сурово.
        Посмотрев на погибшего бесславной смертью охотника, он сплюнул на землю и пошел прочь.

5.
        Джефери заявился в храм с самого утра. Андрей сначала затаился, готовясь нанести удар, но узнав гостя, сразу расслабился.
        Скептически осмотрев помещение, охотник произнес:
        - Ты хотел со мной вчера поговорить. Я пришел один. Говори.
        - Неужели ты готов адекватно меня воспринимать? - с иронией в голосе спросил Вольф, присаживаясь на край алтаря. Джефери неодобрительно нахмурился, но ничего по этому поводу не сказал. - Ладно, начну с неприятной для тебя новости. Большую часть ценностей, взятых в хранилище придется потратить.
        - Что?! - глаза охотника буквально вылезли из орбит. Он отпрянул в сторону, будто увидел призрак. - Зачем?!
        - Интересный вопрос, - Вольф встал и, обойдя алтарь, подошел поближе к собеседнику. - Ты хочешь власти и денег, но при этом не желаешь вкладываться? Я что, на долбанного эльфа похож? Или волшебника? Без начального капитала ничего не получится. Будет война, Джефери. Обязательно будет. И в выигрышном положении окажется та сторона, которая наиболее подготовилась. Нужно хорошее оружие. Нужны обученные люди. А это стоит средств, причем немалых.
        - Война, говоришь? - Джефери почесал подбородок. - Ты, похоже, совсем умом тронулся. Разве мы сможем противостоять Йорну? С их летающими машинами и прочей боевой техникой. Ну, что я тебе объясняю…
        - В том-то и дело, - проговорил Андрей. - У каждой неуязвимой машины есть слабые места. У каждой. Просто их нужно знать. А я знаю, и научу других. Преимущество должно быть на нашей стороне.
        - Ты слишком самоуверен, Блейк, - покачал головой Джефери. - Хотя, кому как ни тебе знать возможности йорнского СБ изнутри. У тебя ведь собственные интересы?
        Андрей лишь слегка дернул головой, будто отмахивался от назойливой мухи. Джефери между тем продолжил:
        - Вчера поздно вечером в город прилетал Вестер Шолл собственной персоной, и два гравилета личной охраны. Хотел узнать судьбу пропавшего сына. Они чуть не спалили весь Дивиаполис, но Хьюс еще тот дипломат. Долго с ним беседовал. Мэр хоть и догадывался, кто мочил его людей, но о смерти Рарида не знал. Поэтому предложил помощь в поиске ублюдка. Вестер дал срок в пять дней. После истечения времени грозился не оставить от города даже оплавленного кирпичика.
        - Погоди, - оживился стронгер. - Вот тебе и повод для войны. Только в следующий раз на встречу с Шоллом пойдешь ты лично. Не знаю как, но договорись с Хьюсом. Пойдешь и будешь уверенно блефовать. Я все объясню.

* * *
        Пять дней пролетели в невероятной суматохе. Дивиаполис гудел, словно разворошенный муравейник. Всюду сновали отряды вооруженных людей, ездили ощетинившиеся пулеметами фулкары. Женщин и детей уже давно перевезли в подземные укрытия, расположенные в непроходимых джунглях вдали от города. К бою остались готовиться только мужчины. Они долго не верили в эффективность отражения ими атаки, впрочем, как и сам мэр, однако Джефери вдруг привел вполне обоснованные доводы. Разговор был долгим, и в конце концов боевой дух дивиаполисцев начал укрепляться, почувствовав под собой пусть и зыбкую, но реально существующую основу. Вольф не напрасно потратил несколько творчески плодотворных часов, составляя агитационный текст.
        К тому моменту, когда над городской площадью зависли в воздухе три летательных аппарата, Джефери и отряд сопровождающих его вооруженных до зубов охотников уже стояли на крыльце мэрии, и задрав к верху головы, наблюдали за посадкой машин. Но опустился только один гравилет. Два других так и остались висеть над зданиями, время от времени сканируя окружающее пространство призрачными зеленоватыми лучами.
        Из приземлившегося аппарата вышел одинокий человек в черном камуфляже, приблизился к делегации дивиаполисцев.
        - Господин Шолл просит подняться на борт, - четко поставленным голосом проговорил он. И видя, что идти собирается вся процессия, уточнил: - Только представитель властей.
        Джефери поднялся по металлическому трапу в машину. При входе охранник его тщательнейшим образом обыскал с помощью различных ручных детекторов. Затем препроводил в шикарный, обшитый деревом и кожей салон, где в не менее роскошном кресле сидел, развалившись сам канцлер Совета.
        - Ну, и каковы результаты? - тут же спросил он, сверля дивиаполисца пронзительным взглядом. Седой крепкий мужчина лет шестидесяти, одетый в переливающийся в свете потолочных софитов дорогой костюм, выжидающе подался вперед, поставив на прозрачный столик рюмку с янтарной жидкостью.
        - Мы нашли его, - спокойно ответил Джефери.
        - Так почему мой сын еще не здесь? - лицо канцлера исказилось от негодования. Он хлопнул кулаком по столу. - Терпение мое испытываете? Лучше не выводите меня из себя. Это может плохо закончиться.
        Джефери стоял с непоколебимостью статуи. На лице его не дрогнул ни один мускул.
        - Есть небольшая проблемка, мистер Шолл, - проговорил охотник. - Мы не смогли его доставить, потому что он нам сейчас нужен больше, чем вам.
        - Что за хрень ты несешь?! - канцлер буквально взбесился от наглости представителя Дивиаполиса. Затем, повернувшись к стоящему у него за спиной охраннику, приказал:
        - Мич, научи этого кретина правильно говорить. Совсем дикари от рук отбились.
        Здоровенный охранник не заставил себя долго ждать, поигрывая длинным металлическим стержнем парализатора, с неотвратимостью горной лавины двинулся к Джефери. Но тот был уже давно готов к решительным действиям. Он делал так, как учил Блейк. Молниеносный удар в область шеи заставил здоровяка замереть на месте, закатывая глаза. Ноги йорнца подогнулись и он растянулся на гладком полу гравилета бездыханным телом.
        Канцлер остался один. Он явно рассчитывал на профессиональную подготовку своего охранника, который мог отразить любое нападение на его высокую персону. Но все произошло так быстро… Вестер Шолл не верил своим глазам, пытаясь пинками пробудить лежащего мертвеца.
        - Вставай, Мич, - приговаривал канцлер, толкая в бок мертвое тело. - Вставай, тупая скотина! Чего разлегся? Мич! Мич!
        Джефери нажал на кнопку на стене, и входной люк плавно закрылся. Снаружи его теперь вряд ли смогут открыть. Затем он шагнул в сторону кресла, на котором сидел с перекошенным лицом Шолл. Тот мигом побледнел, вжимаясь в мягкую спинку. Лицо покрылось каплями пота.
        - Теперь нам никто не помешает поговорить, господин канцлер, - все так же спокойно произнес дивиаполисец, скидывая со стола бокалы и тарелки с закуской и усаживаясь на прозрачную поверхность. - И я буду говорить так, как положено с такими ублюдками как ты. Дернешься - размажу по стенке. Не помогут даже твои мордовороты.
        - Чего ты хочешь? - выдавил из себя Вестер Шолл.
        - Убить тебя! - выпалил Джефери, яростно сверкнув глазами. - Я еле сдерживаюсь. Но у тебя есть возможность откупиться. Ведь ты хочешь жить?
        - Тебе нужны деньги? - поняв, что смерти можно избежать, канцлер слегка приободрился. - Только что они будут стоить вне стен Йорна? Или «астрал» нужен? Сколько?
        - Мне нужно другое, - ответил охотник. - Я предлагаю честную сделку, мистер Шолл. Одному из моих людей крайне необходимо попасть на территорию Йорна. Если он вернется живой и невредимый, ты увидишь своего сына.
        - А где гарантии, что Рарид до сих пор у вас?
        - Придется поверить на слово, - Джефери встал, подошел к люку. - По крайней мере у тебя будет заложник с моей стороны. Обеспечь ему безопасность во время пребывания в городе, и по возвращении обменяешь на сына. И советую не делать глупостей, господин канцлер. Иначе Рарид умрет.
        Вестер Шолл несколько минут сидел, уставившись в одну точку. Видимо переваривал информацию. Затем глаза его вдруг вспыхнули яростным огнем, губы исказились в жуткой гримасе.
        - Ты даже не представляешь, что будет с твоим гадюжником после того, как Рарид снова окажется в семье, - процедил канцлер сквозь зубы. - Я никогда не прощаю дерзости. Никому. Поэтому жди справедливой расплаты.
        - Это мы еще посмотрим, - Джефери нажал кнопку, открывая люк. - Но сейчас жизнь твоего сына в твоих руках. Запомни.
        И охотник быстро покинул салон гравилета. Навстречу ему уже двинулась одинокая человеческая фигура, вынырнувшая откуда-то из-за спин ожидающих возле здания людей. Остановившись друг напротив друга, два человека обменялись несколькими фразами.
        - Удачи тебе, Блейк, - слегка кивнул головой Джефери. - Надеюсь, ты знаешь, на что идешь.
        - Действуем согласно плану, - проговорил собеседник. - До связи.
        Его невысокая фигура скрылась в проеме открытого люка летающей машины. Зависшие над площадью гравилеты дернулись было вниз, наводя прицелы излучателей. Но тут же вернулись на свои места. Видимо канцлер не подтвердил вероятность угрозы.
        В следующий момент машина поднялась в воздух и, с почетным эскортом охраны быстро полетела в сторону океана.

* * *
        Вольф сидел в кресле рядом с пилотом, внимательно следя за всеми его жестами. Парнем он оказался спокойным, понятливым. Не то что канцлер, мирно лежащий без сознания в салоне. Андрею пришлось его успокоить, когда тот начал сыпать очередными угрозами в адрес жителей Дивиаполиса. Стронгер очень не любил, когда люди бросали слова на ветер. Ведь всем этим угрозам не суждено было сбыться.
        Внизу, под днищем гравилета тянулось бесконечное море синих джунглей, и там, у самого горизонта оно плавно перетекало в такой же бескрайний океан. Чем ближе машина подлетала к линии берега, тем сильнее были порывы ветра. Транспорт мотало из стороны в сторону в турбулентных потоках. Но пилот не обращал на такие мелочи особого внимания, так как летал в подобных условиях довольно часто.
        - Скоро буря начнется, - проговорил он, ткнув пальцем в экран монитора. Андрей увидел на изображении лишь размытые темные кляксы. Но сквозь обзорный триплекс хорошо просматривались сгустившиеся на горизонте свинцовые тучи, надвигающиеся с востока.
        - Успеем до города? - спросил Вольф.
        - Конечно успеем, - обнадежил пилот. - Через четверть часа будем уже на месте.
        И он не соврал. Спустя пятнадцать минут джунгли внизу вдруг резко закончились, уступая место белой полосе прибрежного песка. Гравилет сразу снизился, меняя маршрут, двигаясь теперь прямо над пляжем. Чуть в стороне держались машины охраны.
        Со стороны Йорн больше всего напоминал приплюснутую консервную банку несколько десятков километров в диаметре. Металлические гладкие стены поднимались ввысь более чем на двадцать метров, заканчиваясь обзорной площадкой, которая тянулась по всему периметру стены. Через равные промежутки стояли намертво закрепленные к определенному месту огневые точки широкого радиуса действия. Но судя по тому, что территория вокруг города была довольно ухожена, и представляла собой некое подобие парка, эти орудия уже давно не применялись.
        Если посмотреть на Йорн с высоты птичьего полета, то сразу бросилась бы в глаза его необычная внутренняя структура. Все здания замыкались в кольца, которые в свою очередь вкладывались одно в другое, в зависимости от величины диаметра. Таких колец было около тридцати. В самом центре города находилось высокое прозрачное сооружение цилиндрической формы, едва не цепляющее своей верхушкой низкие облака. Это было здание городского Совета.
        Гравилет направился прямиком к центру, обогнул прозрачный небоскреб, и стал заходить на посадку. Внизу, над крышей одного из домов возвышалась частная площадка, рассчитанная как минимум на пять-шесть летающих машин. На ней уже стояли два аппарата, и пилот опустил гравилет аккурат между ними. К этому времени Вестер Шолл пришел в себя, сидя в кресле, озадаченно хлопал глазами. Увидев Вольфа, он резко вскочил на ноги. Тряся в воздухе указательным пальцем, проговорил:
        - У меня неприкосновенность, слышишь, ты. Зря так поступил со мной. Теперь ты труп. Нет, не сейчас. Но приговор ты себе подписал. Это точно. Я лично намотаю твои кишки на кулак.
        Андрей с трудом поборол в себе желание заткнуть рот канцлера навсегда.
        - Но сейчас я твой гость, - напомнил стронгер о соглашении, уже спускаясь по трапу. Снаружи их ждали выстроившиеся в шеренгу вооруженные охранники. - Соблюдай гостеприимство, и все будет хорошо.
        Канцлер нецензурно выругался, затем прошел вперед, и любезным жестом лично распахнул перед Вольфом двери лифтового зала. Следом ринулись двое охранников.

6.
        - Ты находишься в правительственном секторе, дикарь, - канцлер стоял в кабине лифта напротив Вольфа, приглаживая рукой прядь седых волос. Замершие неподвижными статуями охранники за его спиной даже не моргали, пристально наблюдая за посторонним человеком. - Простых людей сюда не пускают без специального пропуска. Ты - исключение, так как прибыл вместе со мной. Поэтому будешь находиться под постоянным наблюдением службы безопасности. Любое маломальское нарушение закона, и тебя посадят под арест, а затем депортируют обратно в твой хлев. Понятно?
        Андрей согласно кивнул. Он заметил, как при этом дернулись охранники. У каждого из них на поясе металлизированного костюма висел портативный жезл - парализатор, который с легкостью извлекался при малейшей опасности. Насколько Вольф понял, боевое оружие в правительственном секторе никто не носил.
        Лифт плавно остановился. Цифры на электронном табло показали седьмой этаж. Дверь бесшумно скользнула в сторону, представляя взору ярко освещенный холл, наполненный людьми в деловых костюмах. Никто из них не стоял на месте, суетливо бегая с какими-то папками в руках.
        - Это мой этаж, - сказал Вестер Шолл, покидая лифт. Охранники остались на месте. - Тебе на первый. Тобой займется один очень хороший человек.
        Канцлер нехорошо усмехнулся, и дверь снова закрылась, оставляя стронгера наедине с двумя мордоворотами. Вольфу такое положение совсем не понравилось. При первой же возможности он решил во что бы то ни стало это исправить.
        В холле первого этажа стояла необычная тишина. Да и народа не было, если не считать одиноко стоящего возле колонны невзрачного вида клерка в сером костюме. Обычный служащий, по всей видимости ожидающий кого-то из руководства. Вот только глаза его выдавали…
        Вольф почуял неладное за мгновение до того, как сзади в затылок воткнулся наконечник парализатора. Сознание ускользнуло, и Андрей повалился прямо в бережные руки охранников.
        - Аккуратно, - предупредил их клерк, внимательно осматривая лицо стронгера. - Этот человек не должен пострадать физически. Несите его ко мне в приемную.

* * *
        Здесь все предметы отбрасывали две длинных нечетких тени, так как два тусклых солнца никогда не заходили за горизонт, а едва коснувшись вершин далеких холмов, снова невысоко поднимались в желтое мутное небо. А еще было очень холодно. Толстый слой вечного льда покрывал поверхность планеты, превращая ее в лучах светил в царство сверкающего света. Поэтому, все местные жители носили темные очки, защищающие глаза.
        Мальчик был здесь впервые. Он так давно рвался посмотреть на дом отца, что ради этого целый год пришлось вести себя так, как подобает сыну лучшего в Галактике стронгера. А именно, беспрекословно выполнять все указы.
        - Сегодня для тебя будет испытание, - торжественно произнес высокий мужчина, кладя руку на плечо мальчика. - Ты должен будешь без оружия убить ледяного вурдса.
        Они стояли на краю глубокой ямы, в которую мог целиком поместиться боевой крейсер. Там, на самом дне, бесновалось, нарезая круги, большое лохматое существо. Его зубастая пасть то и дело щерилась в страшном оскале, демонстрируя острые, загнутые внутрь клыки.
        От ужаса мальчик весь сжался в комок. Окружающий холод словно проник ему под теплую одежду, затем внутрь тела и в самое сердце, заставляя кровь на миг застыть.
        - Я многому тебя научил, сын, - сказал смуглый мужчина, аккуратно взяв ребенка на руки. - Теперь ты мне это докажешь. Постарайся выжить.
        С этими словами он бросил мальчика вниз. На его изуродованном сотнями шрамов лице при этом не дрогнул ни один мускул.
        Ребенок уже давно не плакал от страха. От этого его отучили почти с самого рождения. Он знал: слезы ничему не помогут. Рассчитывать можно было лишь на собственные силы. Никто никогда ему не протянет спасительной руки, хоть весь изойди на слезы. Такова судьба, которую для него выбрал отец. Да, мальчик тогда еще верил ему, смотрел как на кумира, старался подражать во всем. Но вскоре, чуть повзрослев, он поймет, что этот страшный родитель безумен. Ни разу не использовав так щедро предлагаемый Лигой «забвенный стасис», он за всю свою бесконечную жизнь просто сошел с ума. Столько ужаса и грязи, непременных в работе стронгера, человеческая психика не могла вынести ни при каких обстоятельствах. Это было неоднократно доказано. Чтобы как-то избежать необратимых изменений в сознании, Лига Стронгеров всегда после выполнения задания давала всем своим членам возможность на обговоренный заранее срок забыть свое прошлое и настоящее, начав все заново. Для этого им необходимо было просто-напросто получить от Элиота Свенски должный ключ- активатор, выбрать нужное существо, забрать его жизнь и занять его место в
эфире мироздания. Здесь действовали такие могущественные древние силы, что никто даже не спрашивал о подробностях. Трепетали и боялись. Недаром стронгеры жили вечно. Эта привилегия многого стоила. Говорят, они забирают души всех убитых ими созданий, что сказывается на их физическом бессмертии. Но это всего лишь сплетни. Достоверной информации никто никогда не знал.
        Однако стронгеры были вполне уязвимы. Не умирая своей смертью, они могли погибнуть от любого оружия, а также несчастного случая или болезни. Страховкой от этих факторов являлась только их профессиональная подготовка.
        Мальчик на миг закрыл глаза. Он чувствовал, как упал прямо на лохматую теплую спину животного. Густая шерсть смягчила падение, но удар все же был достаточно сильный. Вурдс от неожиданности резко подскочил и мальчик, сорвавшись с горбатой спины, отлетел в сугроб рыхлого снега, который находился возле отвесной стены. Он лежал не двигаясь, в надежде, что хищник его не заметит и даст хоть какое-то время на подготовку. Но зверь уже навис над маленьким телом, обдавая его жарким зловонным дыханием, превращенным на холоде в пар. С острых неровных клыков лилась струйка вязкой слюны.
        Страха у ребенка не было. Лишь возбужденный мозг лихорадочно перебирал обильные знания, данные ему совсем недавно. Ему была раскрыта полная анатомия ста пятидесяти миллионов видов живых существ Галактики, все их слабые места организма и способы умерщвления. Эти знания должны были осесть в памяти навсегда.
        Когда чудовищная морда подалась назад для нанесения смертельного удара, мальчик откатился в сторону, выждал мгновение, пока голова зверя со страшной силой не вошла наполовину в снег, и прыгнул прямо на нее. Замерзшие пальцы вцепились в спутанную шерсть, он повис на приплюснутом носу вурдса мертвой хваткой. Оставалось самое сложное - удержаться. Рассвирепевший зверь начал трясти своей мордой, стараясь сбросить маленького нахала, но эта задача была для него невыполнима. Короткие лапы не доставали, а прижаться к стене, не хватало ума. Мальчик ловко извернулся и подошвами ботинок плотно закрыл большие влажные ноздри, тем самым лишив животное кислорода. Дышат вурдсы только через нос. Лохматый хищник в панике стал метаться из стороны в сторону, пытаясь всеми способами возобновить дыхание, но этим только приближал свой скорый конец. Словно клещ, мальчик намертво обосновался на носу зверя, что есть сил, давя ногами на два склизких отверстия. Если бы вурдс сообразил ткнуться мордой в стену, то остался бы жив, а маленькое тело ребенка валялось бы раздавленное на рыхлом снегу. Но мозг у этого хищника был
гораздо меньше, чем грецкий орех.
        Постепенно движения животного стали замедляться, огромные черные глаза затянулись мутной пеленой, и оно, спустя несколько минут, плавно завалилось набок. Выждав для верности еще какое-то время, мальчик с трудом разжал онемевшие пальцы. Гора шерсти возвышалась над ним, чуть подрагивая в предсмертных конвульсиях. Из-под туши стала вытекать какая-то жидкость, почти моментально замерзая на морозе.
        Не веря в свою скорую победу, маленький герой стоял довольно близко от поверженного вурдса. Когда мощная толстая лапа вдруг дернулась в последнем движении, он даже не успел ничего сообразить. Его отбросило в ледяную стену, словно тряпичную куклу. Весь окружающий жестокий мир померк, и его место заняла абсолютная тьма.

* * *
        - Ну что, герой, очнулся?
        Андрей с трудом открыл глаза и огляделся. Помещение, где он лежал, пристегнутый широкими пластиковыми ремнями к высокому столу, напоминало операционную. Окон не было. Свет шел от единственной круглой лампы, висящей высоко под потолком.
        Кроме Вольфа в комнате находился лишь тот самый клерк, что встретился внизу у лифта. Вот только серого костюма на нем уже не было. Вместо него одет зеленый длинный балахон до пят, а голову украшала белая бондана.
        Человек сидел за письменным столом и что-то записывал в лежащий перед ним журнал, тщательно водя по пластиковой странице черным стилусом. Не поворачивая головы, он произнес:
        - Лучше признайся сразу, кто тебе ставил блокировку. Это ж надо… За десять лет практики я еще ни разу не встречал подобного заслона. Поработал высококлассный специалист. У вас в деревне нет таких, это точно. Да и в Йорне не встречал уже давно. Так кто же с тобой поработал, парень?
        Андрей промолчал. Он уже догадался, что этот «очень хороший человек» пытался сканировать его мозг. Интересно, насколько глубоко в память он хотел заглянуть? Узнать гостя поближе, во всей красе, начиная с раннего детства, или же банально выяснить место, где держат сынка канцлера? Подобная операция увенчалась бы успехом в обоих случаях, если бы в его власти находился обычный пациент. Но стронгеры - это совсем другая история. Элиот Свенски позаботился о защите еще до образования Лиги.
        - Ну, что ты молчишь? - продолжал говорить «потрошитель мозгов». - Не хочешь по-хорошему? Я ведь добьюсь от тебя ответа, так и знай.
        В следующий момент раздался звонкий писк, явно исходящий из недр висящего на стене переговорного устройства. Служащий подошел к панели и нажал кнопку активации.
        - Приведи парня ко мне, Миллон, - донесся из динамика властный голос. - Немедленно!
        Постояв несколько секунд в раздумьях, человек в балахоне вызвал охранников, и под их чутким надзором снял с Андрея ремни. Один из здоровяков рывком поставил Вольфа на ноги, а второй застегнул на его запястьях магнитные браслеты. Затем, подгоняемый грубыми толчками в спину, стронгер под конвоем вышел в узкий длинный коридор.
        Андрей только сейчас осознал, что его одежда и вещи исчезли, а на нем одет тонкий полупрозрачный комбинезон. Значит обследовали не только мозг. На счет старого порванного камуфляжа он не особо переживал, а вот мешочек с «астралом» было жалко. Горошин там хватило бы на целый месяц безбедной жизни в Дивиаполисе.
        Вольф прекрасно знал, что в любой момент может с легкостью освободиться и от наручников, и от охраны. Чтобы его удержать, нужны методы посерьезнее. Однако все пока шло в пределах намеченного плана, так что рыпаться было еще рановато. Общение с представителями СБ обещало быть на редкость полезным.
        Остановились они перед небольшой металлической дверью без каких-либо надписей. Охранники открыли ее и бесцеремонно втолкнули Андрея внутрь.
        Просторное светлое помещение оказалось кабинетом. Вольф не сразу заметил его хозяина. У окна, заложив руки за спину, лицом к стеклу стоял высокий мужчина, одетый в строгую синюю форму. Он медленно повернулся… Смуглое худощавое лицо… Глаза скрыты за стеклами темных очков.
        Сердце Андрея вдруг сжалось в маленький ледяной комок. Призрак из прошлого… Память выдала смутный образ, давным-давно загнанный в самые потаенные уголки сознания и недавно выплывший во время попыток глубокого скана. Ненавистный, и в тоже время внушающий трепет, он был его давним детским кошмаром. Прошло уже не одно десятилетие, а эти страхи все никак не могли окончательно покинуть память, периодически возникая то во сне, то в виде каких-либо едва уловимых намеков в силуэтах случайных людей.
        Взяв себя в руки, Вольф немного успокоился и замер посреди комнаты. Охранники стояли за его спиной, явно не желая уходить.
        Человек в синей форме подошел к большому полированному столу, сел в кресло, и Андрей понял, что сходство было лишь мимолетным. Этот был в разы хуже развит физически и не имел уродливых шрамов, расчерчивающих странным рисунком правую щеку. Да и волосы имели совсем другой цвет, не говоря уже о прическе.
        - Можете быть свободны, - произнес хозяин кабинета, обращаясь к двум здоровякам. Те моментально скрылись за дверью.
        - Ну, парень, готов честно поговорить со мной? - спокойным тоном продолжил незнакомец, пристально глядя на Вольфа. За стеклами очков его глаз было не видно, но чувствовался пронизывающий насквозь холодный взгляд.
        Андрей в свою очередь тоже наблюдал за незнакомцем, пытаясь определить, насколько тот может быть опасным. С первого взгляда можно было понять, что он относился к высшему командному составу службы безопасности, хоть на форме и не наблюдалось каких-либо знаков отличия. По долгу службы привык иметь дело с всякими отбросами рода человеческого. От такого субъекта в любую минуту можно ожидать чего угодно, вплоть до расстрела на месте.
        Пауза затянулась. Хозяин кабинета сообразил, что допрашиваемый попался не разговорчивый и резко встал из-за стола.
        - В молчанку будем играть?! - внезапно воскликнул он, подходя вплотную к Андрею. Контрастные перепады в поведении были свойственны таким людям, как он.
        - Что вы хотите знать? - тихо спросил Вольф, смотря ему прямо в стекла очков. Он видел в них свое вытянутое отражение.
        - Какой странный акцент, - уже спокойно удивился незнакомец. - Откуда ты родом?
        - Не знаю, не помню, - проговорил Андрей. - Спроси у своего специалиста по мозгам. После его опытов у меня память отшибло.
        Человек в серой форме на мгновение замер, внимательно рассматривая стронгера.
        - Не верю! - рявкнул вдруг он. Лицо его приобрело багровый оттенок. - Ни единому слову не верю! Милон один из лучших психотехников Йрона, и в его квалификации я нисколько не сомневаюсь. А вот откуда у тебя абсолютная защита взялась, даже он не знает. Не было такой защиты, чтобы Милон не взломал. До сих пор не было…
        Хозяин кабинета почти вплотную подошел к Вольфу и уничтожающим взглядом посмотрел сверху вниз.
        - Кто же ты такой, Темная Бездна? На «лесовика» не похож. На жителя Йорна - тоже. И уж тем более нет ничего общего с обитателями острова Веллирок. В этом надо разобраться. Раз ты такой таинственный, придется вызывать еще одного специалиста. Уж я-то постараюсь вытянуть из тебя всю правду.
        Незнакомец сел в свое кресло и начал нервно барабанить пальцами по столу.
        Андрей мог сейчас убить его одним молниеносным движением, не смотря на закованные в наручники руки. Но делать это было нельзя, какой бы он соблазн не испытывал. Ввязываться в конфликт с местными правоохранительными органами значило только одно: - обрушить себе на голову кучу дополнительных проблем. И вместо выполнения задуманного плана останется только постоянно скрываться.
        - Миллон! - вдруг громко крикнул человек в форме, нажимая кнопку прибора связи.
        Через две минуты в кабинет влетел «потрошитель мозгов», стягивая на ходу с рук тонкие резиновые перчатки. Будто он не со сканером работал, а с хирургическими инструментами. Даром что балахон брызгами свежей крови не был испачкан.
        - Миллон, отдаю этого человека полностью в твои руки, - почти ласково проговорил незнакомец. - Завтра вызову Линдора Харра. Работать будете вместе. Делайте что угодно, но взломайте его заслон.
        - Сделаем все возможное, полковник Краммер, - произнес подчиненный, стараясь не смотреть тому в глаза.
        - Возможного мало! - человек в форме стукнул кулаком по столу. - Мне надо, чтобы вы и невозможное совершили. Иначе я вас живо к оперативникам отправлю казармы чистить.
        Миллон потупил взгляд, при этом осторожно направляясь в сторону двери. Едва он вышел, в помещение тут же влетели охранники, взяли Вольфа под руки и повели по коридору. Но шли они совсем не в ту сторону, где находилась комната со сканером.

7.
        Перед лицом маячил расплывчатый силуэт. Смуглое лицо, правая щека изрезана многочисленными шрамами… Темные очки скрывали сумасшедшие черные глаза. Постепенно приобретя резкость, этот образ неожиданно превратился в полковника Краммера. Он с определенным интересом смотрел куда-то поверх головы Вольфа. Его взгляд читался даже сквозь солнцезащитные очки. В руках Краммер держал толстую зеленую папку.
        Кроме полковника в комнате находились еще двое людей. Одного стронгер уже знал - это Миллон, а второго видел впервые. Маленький горбатый старик стоял возле панели приборов и крутил многочисленные ручки. На большом плоском мониторе то и дело всплывали длинные вереницы цифр.
        Постепенно Вольф стал осознавать происходящее. Он не знал сколько прошло времени с тех пор, как он оказался в «гостях» у Краммера. Знал только одно: его мозг уже второй раз пытаются просканировать, но результатов им все равно не видать. Андрей не беспокоился за сохранность своего сознания. Его волновало только то, что приходилось на некоторое время отключаться, не контролируя происходящее вокруг. За время отключки с ним могли сделать что угодно. Например, вживить в организм следящее устройство или другую подобную операцию. Вольф, естественно, обнаружит у себя потом инородное тело, но сам факт такой процедуры не являлся приемлемым.
        Андрей наблюдал за стариком из-под чуть приоткрытых век, и вскоре в памяти всплыло имя - Линдор Харр. Так, вроде бы, называл полковник этого хваленого специалиста.
        - Ничего не понимаю, - тем временем скрипучим голосом пробормотал старик. - Сканер работает на пределе, а результатов нет. Ни малейшего проблеска. Такого в моей практике еще не было.
        Полковник Краммер повернул голову в его сторону, деловито поправил очки и спокойно проговорил:
        - Вы плохо стараетесь, уважаемый Харр. Сосредоточьтесь. Во что бы то ни стало, нам надо узнать об этом человеке все. Это вопрос государственной важности.
        Старик развел руками.
        - Я все прекрасно понимаю, полковник. Но что я могу поделать? Мозг вашего пленника защищен надежнее казны городского Совета. Я умываю руки. Уж извините…
        - Темная Бездна! - Краммер со всей силы запустил папкой в дверь. Затем, склонившись над Андреем, он гневно прошипел: - Я тебя на кусочки разрежу. Ты понял? Но я узнаю о тебе все. Ты мне сам расскажешь правду. Будешь корчиться от боли и молить о скорой смерти. Но я стану продолжать тебя пытать…
        - Да пошел ты… - слабым голосом произнес Вольф.
        Полковник дрожащей рукой полез себе за пояс и вытащил сверкающий хромом излучатель. Приставив оружие к голове Андрея, он снял его с предохранителя.
        - Возможно, я буду милостив, прикончив тебя сейчас.
        - Нет, не прикончишь, - возразил стронгер. - Я тебе нужен живым. Ты сам это знаешь.
        - Темная Бездна! - вновь воскликнул Краммер, схватив голову руками, и стал ходить из угла в угол. - Что б ты никогда не обрел покоя!
        Внезапно совсем рядом что-то рвануло с такой чудовищной силой, что Андрея вместе со столом опрокинуло на пол. Белый потолок прогнулся, пошел глубокими трещинами, осыпаясь тучами мелкой удушливой пыли. Во все стороны полетели куски бетона. В помещении вмиг стало ничего не видно. Сквозь звон в ушах Вольф слышал, как кто-то быстро пробирается сквозь обвалившуюся стену. Два смутных силуэта возникли из пылевой завесы, склонились над ним и перерезали ремни. Затем, подхватив под руки, они вывели Андрея на улицу.
        Проморгавшись, Вольф уткнулся взглядом в огненно рыжую бороду.
        - Ты? - изумился он, не веря своим глазам.
        Ионыч растянул свой рот в беззубой улыбке. Рядом с ним стояла страшненькая, бритая наголо молодая девчонка. На вид ей можно было дать не более двадцати лет.
        - Здорова, Андрюша, - хриплым голосом поприветствовал стронгера бомж. - Не ждал?
        Тут спутница Ионыча вмешалась в разговор:
        - Не время сейчас болтать, - резко оборвала она, дергая бомжа за рукав. Голос у нее был на редкость приятный. - Садимся в машину и валим отсюда. Пока они не очухались.
        В нескольких метрах от здания стоял низкий, не имеющий колес транспорт. Мужчины быстро залезли на заднее сиденье, девушка села за руль и машина рванула с места так резво, что у Андрея едва не сломались шейные позвонки.
        - Какого хрена?! - Вольф повернулся к Ионычу. - Что ты здесь делаешь?
        - Тебя спасаю, - ответил тот.
        Андрей обреченно прикрыл глаза.
        - Ну и кто ты после этого? Я тебя просил вмешиваться?
        Ионыч недоуменно поднял брови.
        - А как же, - резко выпрямляясь, проговорил бомж. - Сам меня просил подстраховать.
        - Я?! - от возмущения, Вольф едва смог выдавить из себя звуки. - Да ты бредишь! Даже в мыслях не было…
        Ионыч криво усмехнулся.
        - Ну как же… Мы тогда с тобой хорошенько набрались. Ты заказал три литра «Блэнки». Я еще подумал тогда: с чего бы это Андрюше столько «дури» понадобилось? Ты что, не знал, что поило это даже в малом объеме располагает к разговорам по душам, и язык развязывает не хуже «эликсира правды», применяемого в ЦРУ?
        Андрей сидел, молча мотая головой. Он не мог поверить в услышанное.
        - Хорошенько надравшись, ты стал мне рассказывать невероятные истории, - продолжал говорить Ионыч. - И ты знаешь, я поверил. И не потому, что ты был под «Блэнки». Нет. Просто умеешь ты людей убеждать. Вот тогда-то мы и обговорили с тобой весь наш план действий. Кстати, как там эта симпотная бабенка? - бомж лукаво подмигнул.
        - Ты ее…того? А?
        Вольф его практически не слушал. Ругая себя последними словами, он пытался вспомнить, с чего тогда он решил погулять и принять спиртного. И вскоре пришел к выводу, что во всем виноват Ионыч. Бомж с самого начала каким-то образом на него влиял, заставляя совершать противоречивые действия. Еще там, на Земле, уговорил забрать с собой. Потом на Сио - спасти от охранников из бара. Теперь вот с выпивкой придумал случайный душевный разговор. И ведь получилось, не смотря на то, что стронгеры имеют иммунитет практически к любым психотропным веществам.
        Взглянув на улыбающуюся, по-детски довольную физиономию Ионыча, Вольфу вдруг померещилось под маской грязного бомжа нечто такое, что холодок побежал по спине. Уж не федеральный ли он агент? Андрей слышал раньше о специальной группе федералов, которые охотились на стронгеров нетрадиционными методами. Фактов, подтверждающих существование подобной группы никто не видел, но ведь слухи не на пустом месте появляются. Рано или поздно все случается впервые. На каждую хитрую гайку находится свой болт с резьбой. Почему бы в таком случае не объявиться равносильному стронгерам противнику?
        Несмотря ни на что, Андрей внешне оставался спокоен. Не стоило сейчас рыпаться, так как результат может быть непредсказуемым. Кто знает, какие у этого «бомжа» припрятаны козыри?
        Машина быстро двигалась по широкой кольцевой дороге, уносясь прочь от поднимающегося высоко в небо прозрачного небоскреба. Других мобилей вокруг было очень мало. Пару раз встретились неповоротливые экипажи, неспешно скользящие в крайнем правом ряду. Пронесся мимо картеж какого-то чиновника, да несколько гражданских машин остались далеко позади. Видимо, в этом городе люди предпочитают передвигаться каким-то другим путем.
        Андрей интуитивно ждал погони, каждую секунду опасаясь увидеть в заднее стекло быстро приближающиеся огни транспорта СБ. Но все было на редкость тихо. Будто его побег и не заметили вовсе.
        Свернув с магистрали на узкую пустынную улицу, девушка притормозила возле больших железных ворот, которые располагались в цоколе высотного здания. Вышла из машины и юркнула в приоткрытую массивную створку.
        - Из правительственного сектора просто так не выберешься, - пояснил Ионыч. - Лизка знает все обходные пути. Сейчас перетрет с парнишкой одним хорошим, и все будет в ажуре. Вон, идет уже.
        Девушка вновь села за руль. Ворота тем временем со страшным скрипом начали открываться, и она медленно направила мобиль прямо в темный проем. В свете фар мелькал лишь бетонный пол. Стены и потолок были где-то в недосягаемой дали, и свет их просто не достигал.
        Спустя несколько минут машина выскользнула из таких же массивных ворот, но на другой стороне здания. Здесь уже был другой сектор, где обитали обычные люди, не входящие в элиту города. Дома-кольца прижимались друг к другу настолько плотно, что между ними едва хватало расстояния, чтобы проехал даже небольшой мобиль. Хотя, транспортом никто и не пользовался. На гладком покрытии кучами валялся различный мусор, порой возвышаясь посреди дороги высокими кучами. Девушка такие преграды старалась объезжать, а когда выхода уже не было, разгоняла машину и сносила их, после чего размазывая щетками по лобовому стеклу жидкие помои. Спешащие по своим делам прохожие с некоторой осторожностью и любопытством разглядывали проникший из другого мира шикарный мобиль. Это была непозволительная роскошь, которую они могли раньше наблюдать только издали. В этот сектор из транспорта наведывались лишь гравилеты СБ, да и то крайне редко.
        Загнав машину в пропахший насквозь экскрементами тупик, девушка повернула свою бритую голову к пассажирам.
        - Все, приехали, - произнесла она, открывая дверь. - Дальше дороги нет. Пойдем пешком.
        - Пешком так пешком, - проворчал Ионыч, выбираясь наружу. Следом вылез Андрей.
        Открыв в стене здания неприметную дверь, девушка махнула рукой, приглашая следовать за ней.

* * *
        Ионыч и его спутница обосновались в самом крайнем, соседствующем с наружным периметром доме-кольце, в котором уже давно никто не жил. Половина прямоугольных окон была выбита, кое-где видны следы старых пожаров. Все пятнадцать этажей поделили между собой мелкие бандитские группировки и местные спутники людей - крысы. Но эти крысы были гораздо крупнее и опаснее земных.
        - Тебе нравится вид? - спросил Ионыч, отходя от лишенного рамы окна. Его подружка ушла за едой, и теперь они с Вольфом находились в заброшенной четырехкомнатной квартире вдвоем.
        Андрей нехотя выглянул наружу.
        С высоты десятого этажа древняя свалка выглядела очень впечатляюще. Все пространство внизу, вплоть до находящегося в сотне метров напротив следующего дома, окна которого выходили на противоположную сторону, было заполнено всяческими отработанными продуктами жизнедеятельности людей. Чего здесь только не было: и старые сгнившие машины; и развалившаяся мебель; и горы рваной одежды вперемешку с остатками пищи. Торчали даже остовы нескольких больших морских кораблей. А уж о чудовищном смраде, поднимающемся высоко в небо, можно даже и не упоминать. Особенно его оценил чувствительный нос стронгера.
        - Я смотрю, ты вернулся в свою родную стихию, - съязвил Вольф, морщась от вони.
        Ионыч слегка улыбнулся.
        - И все-таки, питерская городская свалка лучше, - ответил он. - Там хоть вещи знакомые все. А тут фуфло одно.
        Дневной свет с улицы падал бомжу прямо на лицо, заставляя испещренную сотнями морщин кожу словно светиться изнутри. Белоснежные волосы сверкали как покрытая вечными снегами горная вершина, а всклокоченная длинная борода горела ярким пламенем. Он сейчас был похож на какого-то сказочного гнома-переростка из давно забытых детских книжек. Но в широко открытых глазах Андрей разглядел нечто, заставившее подойти к Ионычу вплотную и внимательнее изучить его зрачки. Они имели чуть заметную, свойственную только тиартогианцам легкую мутную поволоку.
        - И давно ты стал употреблять «астрал»? - спросил Вольф, пытаясь определить степень зависимости. Наркотик с третьего раза уже никого никогда не отпускал.
        - Давно, - без тени сожаления признался бомж. - С первой же ночи в Дивиаполисе.
        Было видно, что Ионыч ничуть по этому поводу не переживал. Отойдя от окна и сев на сломанный, не имеющий спинки стул, он с восхищением произнес:
        - Ты даже себе представить не можешь, насколько это… охренительно. Словно твоя душа отделяется от тела, и улетает далеко-далеко… В другие миры, на диковинные планеты. Там она каждый раз вселяется в какого-нибудь человека, и я несколько часов живу его жизнью, вижу его глазами, чувствую его телом… Короче, словами не передать. Это надо попробовать.
        Вольф внимательно наблюдал за Ионычем, стараясь найти хоть какое-то подтверждение своей догадки. Неужели тогда, в машине, всего лишь показалось? Нет, бомж явно не так прост. Хотя, сейчас в его поведении не было и намека на какие-либо признаки скрытого агента. Видимо, он всего лишь на миг расслабился, выходя из созданного образа, и стронгер сумел это почувствовать.
        - А вот ломок от него почти нет, - продолжил тем временем бомж. - Так, легкое недомогание. Но удержаться от следующего принятия уже совсем невозможно. Слишком миры эти затягивают. Живешь только в ожидании новой красной горошины. Я-то пока ничего… А вот моя Лизка…
        - Кто она? - тут же спросил Андрей. Ионыч ее так еще и не успел ему представить. Да и хотел ли?
        - Я спас ее от толпы сумасшедших сектантов, - пробормотал себе под нос рыжебородый. - Как только попал в город и начал обыскивать этот заброшенный дом. В одной темной квартире с закрытыми наглухо окнами я случайно наткнулся на этих придурков. Они вызывали каких-то древних демонов и пытались принести им девку в жертву. Так что вытащил я бедолагу почти из-под ножа. Зовут-то ее по-настоящему Элиза. А я ее по-простому называю - Лизка. Как-то ближе… Она девка-то смышленая, все лазейки в городе знает. Состояла в одной из местных банд. Правда, те ее уже списали. Теперь она со мной. Вот так вот.
        - Да ты, оказывается, герой, - проговорил Андрей, отходя от окна. - Один одолел целую толпу сумасшедших. Самому-то не попало?
        Ионыч смущенно опустил глаза.
        - Они были детьми. И очень испуганными…

8.
        В комнату тихо вошла Элиза. В руках она несла большую сумку, набитую чем-то тяжелым. От напряжения девушка вся покраснела.
        - Вот, - выдохнула она, роняя свою ношу на пол. - Что смогла, то достала. Уж извините…
        Андрей поводил носом. От сумки шел довольно мерзкий запах, ничем не лучше того, идущего от свалки внизу. Расстегнув застежки, девушка достала несколько больших, сочащихся кровью кусков свежего мяса..
        - Крыса, - гордо объявила Элиза. - Попалась в одну из моих ловушек.
        В принципе, Андрей был не брезгливым. Ему приходилось есть не только крыс, но и жуков, тараканов, слизней и прочих весьма неаппетитных тварей. Но глядя на болтающуюся в воздухе отрубленную когтистую лапу, размерам которой позавидовал бы даже тигр, Вольф невольно содрогнулся. Он с детства не мог терпеть подобных созданий. Такие обитали в темных сырых лабиринтах подземелий отца. Сколько ужаса и страха тогда он натерпелся. Маленький десятилетний мальчик, оставленный на трое суток один на один с обитателями темных извилистых коридоров. Выжить ему помогло лишь чудо.
        - Лизка их отлично готовит, - облизнулся Ионыч, беря мясо из рук девушки и с восхищением поднося к носу. Его ноздри затрепетали.
        - Да ладно тебе, - Элиза рывком вернула себе добычу, а затем понесла ее в соседнюю комнату. Там был наспех сооружен примитивный очаг, без каких-либо намеков на дымоход. Видимо, рассчитывали на разбитое окно.
        Пока мясо готовилось и источало неимоверный смрад, Вольф сел рядом с Ионычем на развалившийся прожженный диван и жестким тоном сказал:
        - А вот теперь, пока ты опять не смылся, давай откровенно поговорим. Что я тебе конкретно рассказал в ту ночь, когда мы напились «Блэнки»? Если соврешь, я это почувствую и сверну тебе шею.
        - Фу, какой ты грубый, Андрюша, - фыркнул Ионыч. - Нельзя таким быть.
        - Отвечай! - вспыхнул стронгер, быстрым движением хватая бомжа за горло. - Иначе останешься без головы. Понял?
        Ионыч промычал что-то нечленораздельное.
        - Рассказывай, - Вольф ослабил хватку.
        - Совсем озверел, - просипел бомж, но тут же издал хрип, вновь почувствовав давление пальцев. - Ладно, ладно…
        - Я говорил тебе про свою работу на этой планете? - сверкнул глазами Андрей.
        - Ты говорил, что тебе заплатили за то, чтобы ты устроил здесь заварушку. В подробности не вдавался. А потом попросил меня рвануть в Йорн и сделать пару-тройку небольших взрывов, подбросив при этом несколько вещей дивиаполисцев. Если бы ты знал, как это было трудно… Но тебе, походу, наплевать. Я ради тебя…
        Ионыч снова захрипел. Подождав для приличия пару секунд, Андрей ослабил пальцы.
        - Сволочь ты, Андрюша, - начал бомж, но вовремя остановился. - Ничего особенного ты не рассказывал. Только детство свое тяжелое вспоминал. На твоем месте, я бы с таким отцом тоже не церемонился…
        Тут Вольф не выдержал и сдавил горло бомжа со всей силой. Если он и вправду федеральный агент, то под угрозой своей жизни в любом случае должен отреагировать. Их ведь обучают выбираться из любых передряг.
        - Кто ты на самом деле? - прошипел стронгер, заглядывая в закатывающиеся зрачки Ионыча. Лицо бомжа стало похоже на перезревший помидор, который того и гляди лопнет, разбрызгивая вокруг себя красный липкий сок. - Ты ведь с самого начала меня пас? Ведь так? Посмотрим на твою подготовку, федерал. Ну, давай же, действуй!
        Но отреагировал бомж совсем не так, как ожидал Андрей. Неожиданно мощный порыв ледяного ветра откинул стронгера к стене, пальцы сами собой разжались и Ионыч, подобно вороху сухих листьев разлетелся по комнате. Его разноцветные фрагменты кружились в воздухе, падали на пол и постепенно сползались в дальний угол помещения. Там они вновь начинали слепляться вместе, пытаясь образовать человеческое тело.
        - Это что-то новенькое, - пробормотал Андрей, с интересом наблюдая необычное явление. Нет, пикороботы на такое не способны. Похоже, федералы использовали какие-то новые технологии. И скорее всего, эти технологии позаимствованы у чужаков.
        Вольф мигом оказался рядом с ворохом шелестящих клочков, и ударом ноги снова взметнул их вверх. Однако теперь они будто набрали вес, превратившись в упругую субстанцию. Словно сотни резиновых мячиков, фрагменты запрыгали по полу в разные стороны.
        - Не надоело играть? - вдруг раздался со стороны окна знакомый голос.
        Стронгер повернулся и увидел сидящего на узком подоконнике вполне целого и здорового бомжа.
        - Какого хрена? - Андрей обвел взглядом помещение, но разрозненных клочков нигде больше не было.
        - Ты разочаровал меня, Андрюша, - спокойно проговорил Ионыч. - Нехорошо убивать старых друзей. За это я тебя накажу.
        - Кто ты? - стронгер готов был снова броситься на бомжа. Он не понимал происходящего, а от этого ситуация становилась непредсказуемой.
        В следующий момент очередной порыв ледяного ветра прижал стронгера к стене, не давая возможности пошевелиться. Глаза слезились, а в ушах стоял жуткий свист.
        - Я желаю тебе удачи! - прокричал сквозь шум Ионыч.
        Затем все исчезло.
        Темнота.
        Андрей вдруг почувствовал себя настолько жалким и ничтожным, что все внутри сжалось в один маленький ледяной комок. Вспомнился взгляд отца, медленно отползающего вдоль стены. Из перебитых остатков ног обильно вытекала темная кровь, оставляя на полу липкие лужи. Мальчик чувствовал его страх. Он пил этот страх. Впервые в своей жизни отец боялся. И это был явно не страх перед смертью, а нечто другое, идущее из глубин подсознания. Вольф только сейчас понял, что отец тогда видел, заглядывая в ледяные, как вся планета глаза сына, не выражающие ни капли сожаления или раскаяния. Этот человек боялся, что из двенадцатилетнего мальчика создал монстра, намного более безжалостного, чем он сам.
        Неожиданным образом Андрей оказался в темноте заброшенного коридора. От холода его всего трясло и, чтобы согреться, он побежал в сторону мерцающей вдалеке крохотной точки света. Топот его сапог звучал в пустоте звонким эхом, отражаясь от потрескавшихся стен и потолков. Он несся, не замечая ничего вокруг, словно одержимый, но с каждой минутой холод проникал все глубже в тело, постепенно выжигая остатки нахлынувших вдруг чувств. Тьма и лед собирались поселиться внутри него навсегда.
        Когда Андрей остановился, внезапно упершись руками в стену, сзади послышался какой-то шум. Что-то медленно приближалось, скрытое мраком и неизвестностью. Хриплое частое дыхание принадлежало явно не человеческому существу.
        И тут в один миг все чувства обострились. Стронгер быстро развернулся и принял боевую стойку. То, что местные жители называли крысой, медленно выбиралось из полуразрушенной двери одной из квартир. Похоже, это существо являлось близким родственником летучих мышей, но размером не уступало взрослому гризли. Да и передвигаться предпочитало вертикально, на задних конечностях.
        Во мраке коридора Вольф превосходно видел, как крыса, подобравшись к нему на достаточно близкое расстояние, вдруг низко присела, изготовившись для броска. Он напрягся, готовый в любой момент отразить атаку. Выброс в кровь адреналина заставил сердце застучать, подобно форсированному мотору.
        Когти животного лязгнули по железному полу и, словно распрямившаяся пружина, оно бросилось на Вольфа. Стронгер встретил крысу четко направленным ударом ноги. Раздался хруст. Гася инерцию движения, Андрей откатился назад, быстрым взмахом рук перебрасывая через себя уже мертвое, поросшее густой серой шерстью тяжелое тело. Голова животного неестественно свисала набок.
        Чутье подсказывало стронгеру, что бой еще не закончен. Такие существа никогда не охотятся в одиночку. В ближайшее время следовало ожидать подкрепления.
        И точно. Длинный темный коридор, тянущийся через все здание, наполнился звуками раздираемого пластика. Почувствовав смерть одной особи, вся стая пришла в движение. Вольф видел, как из многочисленных дверей заброшенных квартир выскакивали с оскаленными мордами десятки разъяренных тварей. Толкаясь и жутко вереща, они неотвратимо двигались в сторону притихшего Андрея. Стронгер в ту же секунду понял, что без оружия он здесь один не выстоит. Не поможет даже искусное владение шестью техниками ближнего боя Ску-Цва, которым он обучался у мастера Ию. Старый брианец, наверное, впервые в своей жизни сделал из человека такую совершенную машину для убийств. Ску-Цва плохо давалась гуманоидам, но не Андрею Вольфу, шестнадцатилетнему подростку, привыкшему бороться за жизнь в одиночку, не веря никому и доверяя лишь своим инстинктам.
        Стронгер стал медленно отступать к лестнице, уцелевшие ступени которой вели только вниз, во мглу, непроницаемую даже для его адаптированных глаз. Пролет, ведущий на верхние этажи, полностью отсутствовал. Вместо него из стены торчали загнутые в разные стороны ржавые обломки.
        Спустившись на три пролета вниз, Андрей попытался зайти на этаж, но тяжелая дверь не поддавалась. Он слышал, как по ступеням над головой начали стучать многочисленные острые когти, а меховые шкуры с шорохом тереться о прутья перил.
        Переведя дух, Вольф пошел ниже. Спотыкаясь о крупные обломки стен и разломанную мебель, он перескакивал со ступеньки на ступеньку. Пробовал открыть все попадавшиеся по пути двери, но они оказывались заперты. На некоторых из них белой краской были изображены какие-то символы.
        Миновав несколько этажей, Андрей вдруг замер. Он отчетливо услышал, как снизу кто-то поднимался. Шли несколько человек, громко топая тяжелыми ботинками и вполголоса разговаривая. Среди них была женщина. Вскоре тьму между пролетов лестницы прорезал яркий луч фонаря, бросая на облупившиеся стены ползущие полосатые тени от решеток.
        Ситуация накалялась. Андрей был зажат между двумя надвигающимися опасными противниками. Те, что шли сверху были ему уже знакомы. А вот группа людей могла нести неприятные сюрпризы. Немного потоптавшись на месте, стронгер решил любыми способами уйти с их дороги. Он осмотрелся по сторонам, ища приемлемое укрытие, но кроме запертой двери на этаже ничего не было. Мышеловка захлопнулась.
        - Тише, - донесся снизу еле слышный мужской голос. Шаги остановились. Люди почувствовали неладное. Спускающаяся лавина серых лохматых тел издавала характерные повизгивающие звуки и скрежет. Обычные человеческие уши только сейчас смогли их различить.
        - Темная бездна! - раздался вопль, гулко отразившийся от пустых стен. Следом загрохотал автомат, выплевывая в темноту сверкающие штрихи пуль. Спустя мгновение, к нему присоединилось еще несколько. Яркая вспышка осветила все вокруг, и заряд плазмы пронесся между перил, гоня волну горячего воздуха. Где-то наверху полыхнуло пламя. Несколько визжащих, объятых огнем тел посыпались вниз.
        Решение пришло настолько неожиданно, что Андрей от этой дерзкой мысли даже поежился. Это был единственный его шанс на спасение. И быть может, все получится. Если вовремя успеть…
        Собрав все силы, Вольф молнией метнулся вверх по лестнице. Крысы явно не ожидали такого поворота событий. Бегущие в передних рядах животные немного опешили, пытаясь увернуться от орущего во все горло человека, но задние собратья неумолимо напирали, продолжая движение вперед. Схватив мертвой хваткой двух крупных тварей, стронгер швырнул их в пролет, и следом за ними прыгнул сам. Прикрывшись лохматыми шкурами от свистящих пуль, он летел вниз, надеясь лишь на то, что высота небольшая и приземлиться сможет на мертвые мягкие тела.
        Сквозь шум воздуха в ушах Андрей слышал, как пули с глухим стуком входили в несущиеся под ним туши крыс, заставляя их слегка подрагивать. А затем воздух вдруг взорвался яркой вспышкой, раскаленное пламя с шипением пронеслось мимо, отбросив Вольфа в сторну. Воткнувшись в стену, он покатился по лестнице.
        Боль… Такой жуткой боли стронгер давно уже не испытывал. Лежа на холодных неровных ступенях, он с трудом воспринимал происходящее. Единственное, что он осознавал сейчас, это все-таки случившееся спасение. Схватка теперь происходила двумя этажами выше, а его взрывной волной отбросило на лестницу. Видимо, плазма попала в летящее рядом крысиное тело. Повезло. Вот если бы заряд прошел чуть левее…
        С трудом ощупав свое тело, Вольф едва не взвыл. Правый бок был весь обожжен, и малейшее прикосновение к коже вызывало адские муки. Но сквозь пелену боли, он понимал: надо как можно быстрее убираться отсюда, пока крысы не накрыли его. В том, что масса разъяренных животных вскоре сметет вооруженных людей, он не сомневался.
        Андрей, стиснув зубы, медленно поднялся на ноги и тут же снова упал. Сломанная нога отказывалась держать вес тела, предательски подворачивалась. Кое- как, едва не теряя сознание, Вольф вполз на локтях в спасительную приоткрытую дверь. Длинный коридор на этом этаже почти не пострадал от времени, сохранив светло-зеленый цвет стен. Железные двери квартир все были на месте. Андрею даже показалось, что многие из них устанавливались совсем недавно. Еще пахло свежей краской.
        Неожиданно, самая крайняя из них тихо распахнулась, и маленькая человеческая фигурка быстро подбежала к лежащему стронгеру. Хрупкая изящная рука с недюжей силой вцепилась ему в воротник, волоком затаскивая в квартиру. Но этого Андрей уже не видел. Он был без сознания.

9.
        Едва открыв глаза, Вольф резко вскочил. Перед его взором еще маячили неясными тенями зубастые меховые тела. От вспышек плазмы плыли разноцветные круги.
        Резкая боль вдруг обожгла бок, и он без сил упал на мягкую кровать.
        - Тебе нельзя сейчас вставать, - раздался совсем рядом чей-то голос. То ли женщина говорила, то ли ребенок. Разобрать сразу Андрей не смог. Повернув непослушную голову, он увидел стоящую в дверном проеме девочку-подростка лет пятнадцати. Ее грязные светлые волосы торчали в стороны нелепыми пучками, а симпатичное курносое личико было все перепачкано сажей. Слегка прищуренные карие глаза сверкали хитрым блеском. Такой обычно бывает у нашкодившего школьника. Носила девочка потрепанный, местами протертый до дыр рабочий комбинезон, имевший некогда темно-зеленый цвет.
        Опершись спиной о дверной косяк, девочка, словно игрушку сжимала в руке огромный кухонный нож.
        - Ты еще слишком слаб, чтобы самостоятельно передвигаться, - сказала она, подходя ближе к кровати.
        - Кто ты? - выдавил из себя Андрей. Горло настолько пересохло, что язык практически прилип к небу.
        Девочка оказалась на редкость смышленая. Поднося ему ко рту кружку с холодной водой, она представилась:
        - Меня зовут Сюзанна. Для друзей просто Сью.
        - Ты здесь одна? - спросил уже чуть окрепшим голосом Вольф.
        - Ты мне пока не друг, - фыркнула она, будто не замечая вопроса. - Но мне нравится, когда меня называют Сью. Так что, зови меня так.
        - Ты одна здесь, Сью? - повторил Андрей, пытаясь это определить самостоятельно. Но чутье стронгера на сей раз молчало.
        - Конечно одна, - слегка удивленным тоном ответила Сью, будто этот вопрос показался ей неуместным.
        Поигрывая ножом, она прошлась по комнате и, внезапно остановившись, словно налетев на невидимую стену, повернулась к Андрею.
        - А ты-то сам кто будешь? - она уперла руки в бока, склонила набок голову.
        Вольф невольно поморщился. Ему сейчас только вздорной девчонки еще не хватало.
        - Ты можешь меня звать Вольфом, - сказал он Сью, пытаясь в очередной раз приподняться на локте. Но вновь скрученный резкой болью, упал обратно на спину.
        Только сейчас Андрей понял, что лежит абсолютно голый под тонким синтетическим одеялом. Большая часть тела была замотана полосами серой ткани, пропитанными какой-то пахучей мазью. И «бинты» эти к стерильности явно никакого отношения не имели.
        - Это ты меня раздела? - возмущенно спросил он.
        Девочка залилась звонким детским смехом, едва не выронив из руки нож.
        - Естественно я, - вдоволь насмеявшись, произнесла она. - Или ты думаешь, Вольф, что тут целый клуб малолетних извращенок? Прости, тебе не повезло.
        Андрей закрыл глаза и попытался собрать свои мысли воедино. Сью еще что-то говорила, но он ее уже не слушал. Сейчас, находясь в относительной безопасности, ему надо было обдумать дельнейшие действия.

* * *
        Уже вторые сутки снаружи бушевал настоящий ураган. Небо, обычно такое спокойное даже во время дождя, теперь просто бурлило, подобно кипящему котлу, извергая вниз бесконечные струи холодной воды. Шквальный ветер, с самого утра набравший небывалую силу, яростно расшвыривал на свалке еще не утрамбовавшийся с годами мусор, остервенело стучал в металлические стены здания, словно пытался его сдвинуть с места. Дом в ответ жалобно стонал. Где-то на верхних этажах слышался постоянный скрип и треск наружных панелей, противостоящих неистовому натиску стихии.
        Яркая вспышка молнии на миг осветила комнату, выхватывая из темноты два человеческих силуэта. Один из них принадлежал взрослому молодому мужчине, а второй
        - девочке-подростку, закутанной с головой в старое рваное одеяло. Они неподвижно сидели на небольшом расстоянии друг от друга.
        - Ты какой-то странный, Вольф, - чуть слышно произнесла Сью. Очередной раскат грома почти полностью заглушил ее голос, но Андрей отчетливо разобрал все слова. - Мне порой кажется, что ты вовсе не из этого мира. Ты не такой как все. И раны на тебе заживают гораздо быстрее.
        Стронгер не ответил. Меньше всего ему сейчас хотелось говорить. Он сидел неподвижно, уставившись немигающим взглядом на серый прямоугольник окна, периодически вспыхивающий ярким белым светом.
        Пять мучительных суток Вольф провел в этой небольшой, но уютно обустроенной квартире. Он лежал, скрученный болью, не в силах подняться даже по нужде. Сью, хоть и имела несносный капризный характер, но старалась по мере возможности ухаживать за ним. Неуклюже, с детской наивностью. Раз уж спасла… Как выяснилось, спасла девочка Андрея чисто случайно. Просто вышла за водой, а тут такой ползущий
«сюрприз». Конечно, она сначала испугалась. Ее с пеленок учили избегать встреч с незнакомыми мужчинами. Но какая опасность может быть от едва двигающего конечностями, трясущегося бедолаги. Немного подумав, Сью приняла быстрое и, кажущееся со стороны опрометчивым решение. Это было ее право.
        Андрей постепенно выяснил, что девочка уже год, как сбежала от родителей, живущих в центре города. Обычные разлады со взрослыми, рано или поздно, всегда возникают в подростковом возрасте. А тут еще старший брат подлил масла в огонь. Ведь семейка-то, оказывается, не простая: мать - секретарь городского Совета; отец - член Совета с седьмой ступенью права Голоса, а брат - избалованный отрок высшей династии, всеми силами пытающийся утвердиться в элитном обществе. Кто-то ему подсказал, что имея под боком сестру, он вряд ли получит приличный пост. Ведь в первую очередь принято рассматривать кандидатуры женского пола. Традиции, видите ли… Вот он и постарался, в один прекрасный день заявив отцу с матерью, что Сью имеет сексуальные связи с мужчиной, на двадцать лет старше ее. Откровенная лож вызвала такой грандиозный скандал, какого еще не видели в высшем обществе Йорна. Проверить никто даже не попытался. Потом, конечно же, провели бы экспертизу. Но страсти раскалялись, затмевая рассудок родителей, слишком преданных традициям. Честь семьи в один миг смешалась с грязью. Такого позора никто не мог ожидать,
особенно от маленькой милой Сюзанны. Женщина, входящая на тернистый путь политики Совета должна быть непорочна, не замужем и с хорошими рекомендациями влиятельных людей. Только тогда ее карьера сложится так, как заведено Законом.
        - Как ты выжила среди всего этого кошмара? - Андрей медленно, морщась от еще мучающей его боли, встал на ноги. Слабости уже не было - организм быстро набирал силы. - Ты же ребенок. Любой обидеть может.
        Сью принужденно усмехнулась.
        - А говоришь, что обычный гражданин Йорна. Даже «лесовики» знают: до шестнадцати лет ребенок неприкосновенен. Его даже родители не могут ударить. Так что вот так? Ты мне и дальше будешь продолжать лапшу на уши вешать? Я же чувствую…
        - Только не говори мне, что и крысы соблюдают Закон, - возразил Вольф, проигнорировав ее вопрос. - Те твари, что пытались меня сожрать, точно бы тебя порвали в клочья. Да и банды местные…
        - Ну, ведь я жива и здорова, - Сью хитро прищурила глаза. - Этого тебе мало? По-моему, факт на лицо. Да и крыс я сегодня увидела впервые.
        Вольф только буркнул очередное проклятье, относящееся к серым тварям. Выходит, тот субъект, который выдавал себя за бомжа решил устроить стронгеру смертельный номер. Стоит отдать ему должное: у него это почти получилось. Только входило ли в его планы неожиданное спасение?
        В последнее время Андрей много думал о Ионыче. То, что он являлся федеральным агентом отпало сразу же. Уровень совершенно другой. От любого федерала, какую бы он подготовку не прошел, за версту пахнет спецшколой при ГРУ. Одно дело, что методики обучения могут быть разные, но каждый ученик со временем приобретает определенный штамп в поведении. Он может выражаться по-разному, проявляясь в той или иной степени - у кого-то сильнее, у кого-то меньше. Стронгер таких агентов раскалывал после десяти минут плотного общения.
        Однако мнимый бомж уж точно не подходил ни под одну категорию работников спецслужб, и про чудеса с модификаторами не могло уже быть и речи. Поэтому Вольф все больше склонялся к версии, что тот вообще не являлся человеком. Только кому из чужаков пришла в голову идея такой сложной маскировки? И кто за всем этим стоит? Увы, на данный момент ситуация оставалась совершенно неясной.
        - Ты мне не ответил, - требовательным тоном произнесла Сью, отвлекая Андрея от мрачных мыслей.
        - Будешь много знать - скоро состаришься, - буркнул он.
        Девочка обиженно фыркнула.
        - Ладно, ладно. Обед готовить будешь себе сам. Понял? - она открыла дверь и вышла из квартиры. Но в последний момент обернулась, показывая ему язык.
        Оставшись один, Вольф прошел в ту комнату, где он обычно спал, лег на кровать и снова начал размышлять. Ему не давала покоя сама мысль, что рядом находился неизвестный чужак, непонятно с какими целями решивший контролировать стронгера. Иначе зачем он с самого начала сопровождал Вольфа? Да и потом… Тут Андрей в сердцах выругался, ударив рукой по матрацу. Ведь тогда, на Сио, вмешался Свенски и практически заставил взять Ионыча с собой. Совпадение? Ой, вряд ли. Старый мерзавец наверняка знает истинное положение вещей. Нет, все это напоминало хорошо спланированную операцию. А вот какова ее цель? Как бы то ни было, Вольф решил пока никаких попыток противодействия не принимать. До того момента, пока ему основательно не начнут мешать выполнять контракт.
        Внезапно дверь распахнулась, впуская в комнату Сью. Стронгер мгновенно принял боевую стойку.
        - Ух ты, - девочка удивленно открыла рот. - Ты воин?
        - Нет, - Андрей расслабился и, снова почувствовав в боку боль, сел на край кровати.
        - Ну, не строй из себя мученика, - ехидно усмехнулась Сью, видя, как перекосилось лицо Вольфа. - Не верю. Пойдем лучше со мной. Помощь нужна.
        Андрей возражать не стал. Выйдя следом за девочкой, он прихватил лежащий в углу старый топор. Так, на всякий случай.
        Спустившись по лестнице на первый этаж, они подошли к выходу на улицу. Дождь продолжал лить как из ведра, но ветер почти стих, давая возможность холодным струям воды падать вниз отвесно.
        Вольф невольно поежился. Сью окинула его придирчивым взглядом, немного помялась, а затем протянула ему небольшой прозрачный сверток.
        - Что это? - спросил Андрей, внимательно рассматривая подарок.
        Девочка промолчала, тем временем разворачивая тонкий пластиковый дождевик. Когда она его на себя надела, Вольф, проследив весь процесс, сделал то же самое. Стало заметно комфортнее.
        Утопая почти по колено в разлившихся по двору лужах, они не спеша двинулись к громоздящимся неподалеку ржавым остовам старых кораблей. Капли дождя остервенело барабанили по капюшону, заставляя все остальные звуки отступить на задний план. Сью что-то сказала, но Андрей не смог разобрать. Тогда он подошел вплотную и нагнул голову.
        - Я говорю, что дождик скоро прекратится, - громко повторила девочка. - Небо светлеет. Еще полчаса и все.
        Вольф посмотрел вверх, подставляя лицо холодным противным каплям. Неровная полоса темных туч, видимая между верхушками домов, стала заметно рассеиваться. Даже не верилось, что это мокрое стихийное бедствие когда-либо отступит.
        Тем временем, Вольф и Сью дошли до первых солидных гор мусора и осторожно, перешагивая через торчащие из воды различные предметы, двинулись вглубь огромной свалки. Краем глаза Андрей заметил, как среди разноцветных пакетов мелькнула лохматая ушастая голова. Его рука инстинктивно обняла торчащее из-под балахона топорище. Но крыса больше не показывалась.
        - Куда мы идем? - спросил Вольф, настороженно оглядываясь по сторонам. Ему совершенно не нравилась идея прогуливаться под дождем, да еще и среди мерзко пахнущего мусора.
        Сью остановилась и посмотрела на стронгера. Ее взгляд был немного рассеянный, будто он оторвал девочку от глубоких раздумий.
        - Если мы вовремя успеем, то сможем собрать самую вкусную еду. Часть ее мы потом поменяем у Хугу на «астрал». - Сью сделала короткую паузу, а затем, чуть слышно добавила: - Ну да, скоро меня без него совсем накроет.
        Андрей невольно поморщился. Он никогда не понимал людей, употребляющих наркотические вещества, считая это за проявление слабости. Они перестают быть хозяевами своей жизни. А тут еще и дети… Какие же у этого общества страшные этические нормы.
        Девочка, заметив гримасу Вольфа, сочувственно спросила:
        - Что, тоже тяжко? Понимаю…
        Андрей лишь возмущенно сплюнул.
        Пиная мусорные мешки, плавающие черными буями между старой мебелью и ржавым металлоломом, они двинулись дальше. Зловонный запах почему-то теперь особо не раздражал стронгера. То ли он привык к нему, то ли ливень очистил воздух. Но, тем не менее, дышать стало гораздо легче.

10.
        Дверь тихонько приоткрылась, впуская в помещение довольно неприятного, небольшого роста молодого человека. Его маленькие, глубоко посаженые злые глаза бешено бегали из стороны в сторону, никак не в силах выбрать, на чем бы остановиться. Тонкие бледные губы кривились в неком подобии улыбки.
        - Заходи, Паркер, - кивнул полковник Краммер, аккуратно кладя на стол свой новый излучатель. - Чем ты меня сегодня порадуешь?
        Джозеф Паркер, внештатный помощник Краммера, исполняющий исключительно особые задания, медленно прошел к мягкому креслу и, не дожидаясь приглашения, нагло сел.
        - Да, полковник, я вас обрадую, - сладострастным голосом произнес Паркер. - Еще как обрадую.
        - Ну же, не тяни, - от нетерпения полковник слегка привстал. Его рука как бы невзначай легла на рукоятку оружия.
        - Я нашел их, - быстро проговорил помощник, с осторожностью поглядывая на торчащий из-под ладони Краммера ребристый ствол. - Обследовал один из указанных вами районов старых трущоб и обнаружил неумело спрятанный среди мусора «Пинненгтон». Машина изрядно побита. Да мародеры успели кое-что поснимать. Однако внутри было нечто такое, что должно вас непременно заинтересовать.
        Полковник вышел из-за стола и подошел к зашторенному темными портьерами широкому окну. Его взгляд, всегда скрытый от посторонних темными очками, без интереса проследил за причаливающим к автоматическому терминалу патрульным катером.
        - Ты уверен, что это тот самый мобиль, на котором скрылся Блейк? Ничего не путаешь? - вполголоса спросил он.
        Паркер, выдержав небольшую паузу, слегка кашлянул и робко произнес:
        - Премного извиняюсь, полковник. Но может мы сначала обговорим вознаграждение?
        Крамер обернулся. Желваки на его скулах заходили ходуном. Ничего не сказав, он нехотя вытащил из ящика стола маленькую металлическую шкатулку и поставил ее перед Паркером. Помощник ловко откинул выпуклую крышку, пересчитал лежащие внутри красные горошины, а затем, с довольной ухмылкой убрал награду себе в карман.
        - Где тот предмет, что лежал внутри «Пинненгтона»? - спросил полковник. - Он у тебя?
        Паркер встал и попятился к выходу.
        - Она находится в гостинице «Бриз». Номер сто шестнадцать. Лежит в платяном шкафу,
        - быстро проговорил он, бросая Краммеру на стол магнитный ключ. Спустя мгновение, помощник выскочил за дверь.
        - Идиот, - проворчал полковник. Он поднес к очкам небольшую карту, пытаясь вспомнить, где находится «Бриз».
        Полковник Краммер ненавидел свою работу. Возвращаясь каждый вечер в тесную двухкомнатную квартиру, расположенную в зоне, обслуживающей правительственный сектор, он по дороге частенько останавливал машину возле Главной арки. С черной завистью полковник наблюдал, как шикарные ультрамобили мчали своих знатных хозяев в их роскошнейшие просторные апартаменты, где они будут как всегда, всю ночь предаваться недоступным низшим служащим дорогим удовольствиям. Это была их жизнь. Настоящая жизнь, ради которой можно было отдать все на свете. Там текли рекой бесценные вина, по антикварным столам, сделанным из редких пород дерева, катались сотни горошин «астрала», а по малейшему желанию в кровати оказывались самые элитные гетеры.
        В такие моменты, когда Краммер настолько ясно себе представлял всю роскошь бытия высшего общества Йорна, он внезапно впадал в непродолжительные, но довольно бурные приступы ярости. Со всей силой молотя кулаками по панели приборов своей машины, полковник проклинал весь этот несправедливый мир, где все лучшие места забрали дураки и параноики. Почему он, человек с кучей достоинств, должен гнить на жалкой должности в Службе Безопасности Йорна? Почему? Неужели Великий Создатель не видит, что он, Джон Краммер, достоин гораздо большего?
        Когда очередной приступ ярости потихоньку утихал, полковник становился вновь тихим и незаметным для окружающих. Он-то прекрасно знал, что наступит время, и праздник придет и в его дом. Но для этого нужно было ни перед чем не останавливаться на пути к цели. Даже если придется сгубить сотни невинных жизней.
        Исполняя обязанности сторожевого пса, Краммер готов был в любой момент наброситься на своих хозяев и перегрызть им горло. Вот только время еще не пришло.
        Когда полковник Краммер впервые увидел своего странного пленника, он почувствовал, как внутри что-то перевернулось. Он был почти уверен, что человек по имени Дастин Блейк является как раз тем недостающим звеном, отделяющим его от вершины власти. Любыми способами надо было раскусить эту таинственную личность. А потом… Представляя, что будет потом, Краммер обычно с удовольствием щурился и злорадно ухмылялся.
        Беззвучно остановившись возле неприметного входа, полковник вылез из машины и направился к облупившемся дверям, над которыми висела потертая табличка с надписью: «гостиница „Бриз“».
        За стойкой администратора никого не было. Пройдя через грязный оплеванный холл к узкой лестнице, Краммер поднялся на второй этаж и двинулся по длинному извилистому коридору, пристально всматриваясь в номера комнат. Освещение было настолько тусклым, что едва можно было различить сами двери.
        Номер сто шестнадцать оказался в самом конце, возле запасного выхода. Проведя магнитной картой по электронному замку, полковник осторожно приоткрыл дверь, постоял немного, словно ожидая неприятного сюрприза, а затем вошел внутрь. Выключатель оказался на очень удобном месте. Раздался щелчок, и старый светильник наполнил комнату неровным мигающим светом.
        Краммер осмотрелся. Помещение было небольшим, что вполне свойственно подобным дешевым заведениям. Окно отсутствовало, но зато вместо него на стене висела заляпанная жиром картина в толстой золоченой раме. Изображенный на полотне пейзаж был на редкость унылым, как раз под стать интерьеру. Широкая кровать занимала почти все пространство, оставляя место лишь узкому шкафу, одиноко стоящему в углу. Душ и туалет в номере предусмотрены не были.
        В том месте, что указывал Паркер оказалась небольшая черная сумка. Проведя над ней спектральным детектором, полковник с изумлением уставился на появившиеся на маленьком экране данные. Он ожидал чего угодно, вплоть до лежащей внутри мины-ловушки. Но детектор показывал наличие довольно интенсивного излучения, которое своей необычностью ввело бы в замешательство любого йорнца, но только не полковника Краммера. От неожиданности у него даже дыхание перехватило. Так фонить могут только те предметы, которые побывали в космическом пространстве.
        Вот он, знак!
        Краммер никогда не верил ни Церкви, ни Совету, всегда твердившим, что Тиартог - это единственный оплот человечества, оставшийся целым только благодаря вере в Великого Создателя. Там, вверху - Темная Бездна, поглощающая обитаемые миры один за другим. И если вера исчезнет, то тьма опустится на планету, уничтожив все живое. Есть только воля Создателя, хранящая мир и покой. Ничего, кроме нее. За несколько поколений эта истина крепко засела в головах людей. Многие и не знали вовсе, откуда пришли прадеды нынешних тиартогианцев. Да и вряд ли бы они сильно обрадовались, если бы им открылась тайна. Но Краммер видел скрытые под землей космические корабли, которые Совет в свое время тщательно туда упрятал. Давно забытые, эти транспортные средства колонистов стояли в консервации сотни лет, пока полковник не открыл люк одного из них. С тех пор он не мог найти себе покой, постоянно погружаясь в грезы. Но без топлива корабли были всего-навсего лишь никчемным металлоломом, однако если таковое достать…
        Расстегнув тугую застежку, Краммер с трепетом начал доставать из сумки содержимое и аккуратно выкладывать на кровать. Многие предметы были вполне обычными, имеющимися у многих охотников. Кое-где стояло клеймо мастеров Дивиаполиса. Но огромный пустой мешок, на дне которого перекатывалась одинокая красная горошина, заставил Краммера в сердцах сплюнуть на пол. Похоже, в нем совсем недавно находился как минимум килограмм «астрала». Видно, пока не оказался в жадных руках Паркера.
        Второй предмет, заинтересовавший полковника, был гораздо любопытнее. Увидев его, он совсем забыл об алчном помощнике, еще посмевшим требовать вознаграждение.
        Небольшой, размером с кулак взрослого мужчины белый шар имел на своей матовой поверхности страшный знак, которым Отцы Святой церкви всегда помечали порождения черных глубин Космоса. Так клеймили зло. Но Краммер всегда знал истинное значение этого знака. Такой же был на обшивках стоящих в подземельях кораблей.
        С противоположной стороны на этом странном предмете имелся другой знак в виде зажатой между двумя ладонями крохотной планетки. Увидев изображение, Краммер только хмыкнул.
        Покрутив шар в руках, полковник тщетно пытался определить его назначение. Затем, бросив бесполезную игрушку обратно в сумку, со злорадством произнес:
        - Добро пожаловать на Тиартог, инопланетный друг. Теперь ты мой с потрохами.
        После чего быстро собрал все вещи и покинул гостиницу. По дороге в корпус СБ Краммер выстраивал в голове план дальнейших действий. Он прекрасно знал, что у гостя с другой планеты есть тайные сообщники, которые помогли ему давеча бежать из операционной камеры. Кто же они такие? Тоже инопланетники? Ответа полковник пока не знал, но о месте их нахождения вполне догадывался. Где же еще в Йорне могут скрываться отбросы общества, как не в заброшенном здании наружного периметра. Найти их будет очень сложно. Ведь там сотни тысяч квадратных метров пустых квартир, заваленных мусором. Однако Краммер не унывал. У него была небольшая, хорошо укомплектованная самым лучшим оружием и совершенной техникой команда профессионалов. Пятнадцать бойцов, готовых пойти за своим командиром хоть на Дивиаполис, хоть на Веллирок…Времени уйдет на поиски много, но в этом случае, цель оправдывает абсолютно все средства.
        Подъехав к пропускному пункту корпуса Службы Безопасности, полковник подождал пару минут, пока автоматика проверит его личность и, едва заметно кивнув отсалютовавшему ему дежурному, повел машину на стоянку.
        Собрал он свою команду довольно быстро. Парни были одними из лучших в своей профессии. Сам лично отбирал. И теперь, прохаживаясь вдоль ровной шеренги, Краммер придирчиво осматривал каждого бойца.
        - Лейтенант Линг! - громко произнес он.
        Из строя вышел молодой, в прекрасной физической форме парень и встал по стойке
«смирно».
        - Я!
        Подойдя к нему вплотную, полковник Краммер холодным тоном спросил:
        - Вы получили мой приказ, лейтенант?
        - Так точно, сэр, - подтвердил офицер. - Получил.
        - Сколько вам понадобится времени на сборы?
        Лейтенант ответил, почти не задумываясь.
        - Четверть часа, сэр. Солдаты находятся в режиме готовности номер один.
        - Молодец, лейтенант, - кивнул Краммер. - Так держать. Точные координаты я вам дал. Выполняйте.
        С этими словами полковник направился на оружейный склад, обслуживающий только старших офицеров.
        Идентификаторы противно пискнули, сканируя сетчатку глаза. Дверь с легким щелчком открылась, и полковник прошел в небольшое помещение, где находился только один терминал, да обслуживающий его специалист. Работник был из гражданских, и поэтому при появлении Краммера, поприветствовал его лишь кивком головы.
        Подойдя к экрану, полковник в первую очередь начал с боевой защиты. У него имелись свои личные предпочтения, основанные на собственном опыте.
        Недолго думая, он выбрал тяжелую броню. Надежная, практически ничем не пробиваемая, она все же весила довольно прилично, ограничивая человека в свободе движений. Но Краммер и не рассчитывал принимать участие в операции лично. Зачем, когда есть надежная команда.
        Подождав несколько секунд, пока данные обработаются, полковник продолжил выбор. Теперь пришла очередь оружия. Ну, что ж, поскольку он рассчитывал на пассивные действия, можно было обойтись легким парализатором. Уже поднеся руку к нужной иконке, Краммер вдруг резко передумал и нажал на соседнюю. Там значился штурмовой плазменный излучатель ШПИ-3. Зачем он выбрал это громоздкое мощное орудие, полковник и сам не знал. Просто внутреннее чутье подсказывало, что будет не все так просто, как показалось вначале.
        Спустя некоторое время, похожий на чудовищного робота полковник Краммер вышел на посадочную площадку. Каждое его движение сопровождалось тихим повизгиванием сервомоторов, помогающих мышцам тела перемещать многокилограммовые бронированные части защитного комплекса. На левой плечевой пластине располагался тяжелый ШПИ-3, один вид которого заставлял противника в ужасе трепетать.
        - Команда готова к операции, сэр, - отсалютовал лейтенант Линг.
        Оперативники были облачены в более легкую, позволяющую быстро реагировать на малейшую опасность личную защиту. Каждый из них сейчас напоминал покрытого хромом, сверкающего киборга. Глазные прорези в плотно сидящем на голове шлеме излучали мерцающий белый свет - это работали универсальные сканеры.
        - Начинайте загрузку, лейтенант, - отдал приказ Краммер, следя взглядом за двумя заходящими на посадку боевыми гравилетами. Аппараты бесшумно коснулись опорами бетона, и лейтенант тихо, используя встроенный в защиту передатчик, скомандовал:
        - По машинам!

11.
        Когда Андрей и Сью подошли к гладкой металлической стене здания, они были уже далеко не первые. По крайней мере, десятка два грязных оборванных людей непонятного возраста и пола стояли, выстроившись в полукольцо и, задрав головы, смотрели вверх. Со всех сторон к ним подтягивались все новые и новые оборванцы.
        - Ну вот, опоздали, - расстроилась девочка. - Теперь нам достанется только гниль и объедки.
        - Хоть что-то, - пробормотал Вольф. - Иногда приходится еще не такое жевать.
        - Да ну тебя, - Сью махнула рукой и направилась к ожидающим людям.
        Тем временем наверху что-то заскрипело, раздался лязг железа. Было видно, как часть стены на высоте примерно десяти метров, немного отошла в сторону, и из образовавшегося отверстия вниз посыпался водопад мусора. Люди вмиг оживились, бросаясь прямо под летящие плотным потоком увесистые мешки. Но побежали отнюдь не все. Больше половины остались стоять на своих местах, с жадностью наблюдая за копошащимися в помоях счастливчиками.
        Сью сконфужено посмотрела на Андрея и знаком пригласила его подойти.
        - Здесь свои законы, - пояснила она. - Кто раньше пришел, тот и собирает в первую очередь. Остальные ждут.
        - А что в мешках? - спросил Вольф, пытаясь ощутить запах. Однако разобрать толком ничего не смог.
        Сью нетерпеливо запрыгала на месте.
        - Здесь, наверху, находится мусоропровод ресторана «Гордость Йорна». Очень хороший ресторан, между прочим. Я раньше часто в него ходила с родителями. Кухня у них на самом деле лучшая. Что ни блюдо, то прямо шедевр, - девочка на миг закрыла глаза, видимо представляя сервированный богатый стол. - То, что не доели посетители, сначала мелкие служащие отбирают, а уж остальное как раз достается нам. Сюда сбрасывают.
        Андрей невольно поморщился. Хоть он и не отличался особой привередливостью, но старался всячески избегать употребления чьих-либо объедков. Уж лучше тварями ползучими, да насекомыми голод утолить. Меньше шансов подхватить инфекцию.
        - А ты зря брезгуешь, - заметив его мимику, проговорила Сью. - Я тоже поначалу нос воротила. Оказалось - напрасно. Лучше все равно не найти. Разве что крыс жарить.
        - Не надо крыс, - Андрей взял девочку за руку и потащил прямо к горе помоев.
        - Что ты делаешь?! - взвизгнула Сью. - Тебе что, жить надоело?! Они же тебя разорвут!
        - Пусть попробуют, - жестко произнес Вольф. Подобрал с земли пару пакетов и вручил их девочке. Та невольно выпустила их из рук и пакеты с неприятным хлюпаньем упали на влажную почву.
        Сделав вид, что этого не заметил, Андрей подобрал еще несколько мешков, заглянул в них и с удивлением повернулся к Сью.
        - И это называется лучшая кухня на планете?
        Девочка надула губы. Поведение Вольфа ее приводило в замешательство.
        - Никто тебя не заставляет есть насильно, - проговорила она, приглаживая непокорную прядь волос. - Если вообще сможешь есть.
        Последние слова она сказала как-то настороженно, в задрожавшем голосе явно почувствовалось беспокойство.
        Андрей резко поднял голову. Там, куда смотрела Сью, он увидел двух здоровых лохматых парней. Если бы не ветхая одежда, прикрывающая немытые тела, то отличить от неандертальцев их вряд ли кто смог. Похожи они были друг на друга, словно братья. И эти братья, свирепо сверкая маленькими злыми глазками, глубоко посаженными под массивными дугами бровей, медленно приближались. В их намерениях Вольф ничуть не сомневался.
        - Ты что это творишь? - глубоким басом проговорил тот, что стоял справа. У него на голове висела кожура от какого-то экзотического фрукта. То ли он ее не замечал, то ли так модно было. Вольф спрашивать не стал.
        - А что не так? - сделал удивленный вид Андрей, продолжая собирать пакеты и целенаправленно игнорируя нависшую угрозу.
        Глаза братьев-неандертальцев стали наливаться кровью. Они переглянулись.
        - Я что-то не понял, - прошепелявил второй. Нижняя огромная челюсть мешала ему нормально говорить. При каждом произнесенном слове у него изо рта вылетали обильные брызги слюны. - Ты что, тупой? Или в самом деле правил не знаешь?
        - Пойдем отсюда, - Сью потянула Андрея за рукав. Глаза девочки сейчас казались как никогда большими, и в них читался неподдельный страх.
        Вольф отстранился. Повернувшись к братьям, он посмотрел на них таким взглядом, что те невольно сделали шаг назад. Если бы у этих громил было хоть чуть-чуть здравого ума, они бы оставили сейчас Андрея в покое и занялись своими делами. Но, видимо, для них это оказалось непосильным. Не привыкли они отступать.
        - Я его щас порву, - прорычал парень с кожурой в волосах и двинулся на Вольфа. Второй тоже засучил рукава, обнажая свои не в меру волосатые ручищи.
        Сью громко завизжала. Если кто до этого не видел назревающий конфликт, то теперь внимание всех окружающих было обращено на Андрея и двух «братьев-неандертальцев». Вокруг них на почтительном расстоянии стала собираться толпа зевак.
        С равнодушным видом Вольф шагнул навстречу громилам. Никто даже не понял, что произошло. Да и не могли глаза обычных людей увидеть те молниеносные движения пальцев рук, которыми стронгер отправил обоих братьев в глубокое беспамятство. Просто прошел человек мимо, а двое стоявших парней вдруг хрюкнули и неловко упали лицами в грязь. Не обращая на них внимания, Вольф продолжал идти.
        Толпа ахнула, с осторожностью расступаясь перед неожиданным героем. Сью, замершая на месте с раскрытым ртом, встрепенулась, удивленно посмотрела на лежащие тела, и неровной походкой пошла вслед за Андреем.
        - Как это… получилось? - спросила девочка, догнав Вольфа. - Это какой-то фокус? Да?
        - Ловкость рук, - бросил Андрей, поудобнее перехватывая пакеты.
        - Нет, ты точно воин, - улыбнулась Сью. Глаза ее блестели. - И очень хороший воин. Против Пита и Грэя даже Хугу со своими мордоворотами побаивается выступать. Отморозки они. Полные отморозки.
        - Это столь важно? - поинтересовался Вольф, не глядя на Сью.
        Девочка забежала вперед и с интересом посмотрела ему в глаза. Ничего, кроме спокойного равнодушия она там не обнаружила. Но это ее нисколько не расстроило. Сью восхищенно произнесла:
        - Мы же теперь их всех к ногтю прижмем. Нас будут уважать и бояться. И старый придурок Хугу приползет на коленях с подарками в зубах. Сам приползет.
        Она звонко рассмеялась.
        Вольф в ответ покачал головой.
        - Никого я к ногтю прижимать не собираюсь. Тем более - мы. Не для того я здесь, чтобы бандитов твоих строить.
        - А для чего ты здесь? - уже серьезно спросила девочка. Но на лице еще читался легкий оттенок надежды. - Чтобы здесь жить, надо приспосабливаться. Выживают только те, кто имеет власть или те, кто смирился и признает права первых. Третьего не дано. Ну же?
        Какое-то время Андрей шел молча. По большому счету, стронгер воспринимал девочку только как временного гида в этом незнакомом мире. Ничего больше. Даже чувство благодарности за спасение жизни особо его не трогало. Ну, спасла. И что? На руках теперь носить? Хотя, в дальнейшем у него были на счет Сью планы. Смутные, едва наметившиеся. Но это будет окончательно решено только тогда, когда Вольф выйдет на оружейника. А в том, что представитель Гильдии должен быть и в Йорне, он нисколько не сомневался. Как правило, оружейники поодиночке редко селятся. Раз в Дивиаполисе нашелся, то здесь - подавно.
        Лишь где-то глубоко внутри сидело непонятное, щемящее сердце чувство, совершенно ему незнакомое. Он пока мог на него просто не обращать внимания, изредка замечая некий дискомфорт.
        Тяжело вздохнув, он произнес:
        - Я сегодня уйду. На время. Знаешь кого-нибудь, кто может достать оружие?
        Сью прищурила глаза.
        - А если и знаю, то что? - она движением руки притормозила Вольфа. Тот нехотя остановился. - Неужели ты думаешь, что после твоих дурацких слов я соглашусь тебе помогать? Ха, наивный…
        Неожиданно, сзади послышались приближающиеся шаги, сопровождаемые характерными всплесками воды и шуршанием мусора.
        Андрей и Сью одновременно обернулись. К ним спешил незнакомый человек, одетый в черную короткую куртку. Лицо его было скрыто капюшоном. Остановившись на безопасном расстоянии, он запыхавшимся голосом проговорил:
        - Премного извиняюсь, что беспокою вас, уважаемый, - незнакомец обращался только к Андрею. - Мой хозяин очень хотел бы с вами увидеться лично.
        Сью дернула Вольфа за рукав и на ухо ему прошептала:
        - Это один из людей Хугу. Не связывайся с ним.
        Андрей слегка кивнул.
        - И что же твой хозяин от меня хочет? - без интереса спросил он.
        - Хозяин видел бой, - немного склонив голову, ответил незнакомец. - Такому искусному бойцу не пристало жить в нищете и питаться помоями. Он хочет предложить хорошую работу.
        Андрей задумался. Работать на местных бандитов ему не хотелось абсолютно, но иметь связи с подобными людьми было отнюдь не лишним. Как раз через Хугу и можно будет попробовать найти оружейника. Тот наверняка его знает.
        - Передай Хугу, что я подумаю, - проговорил Вольф. - Где я смогу его найти?
        - Там же, где и всегда, - голос незнакомца прозвучал удивленно. - Южный сектор, седьмой этаж. Там вас встретят.
        Андрей повернулся к нему спиной и продолжил путь. Сью помедлила, с подозрением пытаясь рассмотреть скрытое под капюшоном лицо, а затем, плюнув на это дело, двинулась следом за стронгером.

12.
        Оставив обидевшуюся девочку дуться возле окна, Вольф накинул на себя старую потертую куртку и молча вышел из квартиры. Он уже для себя все решил и никто теперь не в силах ничего изменить, так как решение, принятое не только разумом, но и подтвержденное стронгерским чутьем, не может быть неправильным.
        Ну и что с того, что Сью против всяких отношений с Хугу. Кто она такая, чтобы иметь право вмешиваться в работу специалиста? Специалисту виднее, с кем сотрудничать, а с кем нет.
        Андрей неожиданно остановился, занеся ногу над следующей ступенькой лестницы. Он вдруг поймал себя на том, что явно пытался найти оправдания своим действиям. Ну, это уже слишком…
        Покачав головой, он двинулся дальше.
        Хоть Сью и была на него сердита, но как дойти до Южного сектора она неохотно объяснила. Это было недалеко отсюда, идти минут пятнадцать-двадцать. По словам девочки, там меньше всего мусора. Хугу любит чистоту, и по возможности, всех провинившихся перед ним принуждает к расчистке территории. Что ж, у каждого свои тараканы в голове.
        Выйдя на улицу, Андрей поднял воротник и, поежившись от неожиданно холодного порыва ветра, двинулся вдоль здания. Так было более безопасно. Пройдя мимо проржавевших насквозь непонятных огромных машин, Вольф настороженно всматривался в темноту.
        Миновав самую старую часть свалки, он вскоре заметил лежащие бетонные столбы, ограждающие довольно ровный участок земли, очищенный от крупных обломков. Недалеко от стены дома стояли несколько больших цистерн со знаком «огнеопасно».
        Едва перешагнув один из столбов, Андрей сразу почувствовал, что привлек к себе внимание скрывающихся от посторонних глаз сторожей.
        Из укрытия вышли трое здоровяков, облаченных в приличную по местным меркам одежду свободного пошива. В руках каждый из них держал ружье неизвестной модели. Возможно, оружие было огнестрельное.
        - Что надо? - спросил самый мрачный из них, шмыгая сломанным некогда, кривым носом.
        - Я по приглашению Хугу, - произнес Андрей. Он внимательно следил за каждым движением охранников, и в случае опасности готов был немедленно вступить в бой.
        Говоривший здоровяк что-то пробормотал невнятное одному из своих товарищей, и тот, закинув ружье на плечо, быстро скрылся в ближайшей двери.
        Ждать пришлось недолго. Спустя пару минут гонец высунулся из темного окна второго этажа. Жест, который он сделал рукой, мог означать что угодно, вплоть до расстрела незваного гостя прямо на месте.
        Охранники быстро обыскали Вольфа, тщательно проверили все складки одежды и после этой процедуры повели его наверх.
        Лестница оказалась на редкость чистой. Даже светильники на стенах висели. Сразу было видно, что здесь живут не голодранцы.
        Поднявшись в сопровождении двух громил на седьмой этаж, Андрей оказался в типовом коридоре, какие изобиловали в этом здании. Только этот отличался от остальных довольно изысканным убранством. На полу лежали сильно вытершиеся, но еще не потерявшие былой красоты настоящие ковры. По углам в железных емкостях росли небольшие чахлые деревца, а под гладким белым потолком висели почти новые электрические люстры разных стилей и цветов. Лампы накаливания давали яркий желтый свет.
        - Туда, - охранник указал на первую дверь.
        Ни секунды не медля, Вольф толкнул ее и вошел внутрь квартиры.
        От удивления стронгер едва не открыл рот. Такого интерьера он точно не ожидал увидеть. Весь антиквариат со свалки находился сейчас здесь, начиная от потрескавшейся посуды и заканчивая скульптурными композициями. Перед широкими окнами, упираясь в потолок, возвышались несколько мраморных изваяний женского пола. Стены оказались скрыты под несколькими слоями всяческих картин, а уж мебели стояло столько, что даже пройти было негде.
        И среди этого необычного музея Андрей с большим трудом заметил маленького толстого старика, вольготно развалившегося на потрепанной софе. На нем был одет яркий шелковый халат в красный цветочек, а на ногах красовались лакированные коричневые туфли с неимоверно длинными носами. Старик с интересом, не шевелясь, смотрел на вошедшего гостя.
        - А вот и уважаемый мастер пожаловал, - улыбнулся Хугу. Большой жабий рот странно искривился, будто одна половина лица была парализована в результате давешнего инсульта. - Проходи, садись.
        Вольф упал на стоящий рядом позолоченный стул. Говорить он сейчас не пытался. Если Хугу действительно в нем заинтересован, то сам непременно начнет беседу. А там уж как получится.
        Выдержав небольшую паузу и более внимательно изучив Андрея, старик негромко произнес:
        - Я прожил долгую и вполне интересную жизнь. Многое видел, многое постиг сам. Но, то виртуозное владение неизвестной мне техникой боя, что ты сегодня продемонстрировал, заставило меня искренне изумиться. Я раньше ничего подобного не встречал. Где ты этому научился?
        Андрей отвел взгляд в сторону.
        - Я бы не хотел раскрывать профессиональную тайну, - сказал он.
        Хугу вновь расплылся в кривой улыбке. Глаза алчно сверкнули.
        - Так ты к тому же еще и профессионал, - он довольно потер руки. - Наемник или служил?
        - Это не имеет значения, - ушел от ответа Вольф. - Мое прошлое тебе ничего не даст, кроме дополнительной головной боли. Я про себя рассказывать не собираюсь. Не у психолога…
        - Ах, вот как, - с деланным удивлением произнес Хугу. - Что ж, твое умение многого стоит. Такого бойца, даже и с темным прошлым не грех при себе держать. Хочешь на меня работать?
        Андрей уже ждал этого предложения.
        - А почему бы и нет, - сказал стронгер, закидывая ногу за ногу. - Но это будет не сейчас. На данный момент я предпочел бы только взаимовыгодное сотрудничество.
        - О, как, - старик удивленно приподнял густые брови. - Давненько я не принимал ни от кого деловых предложений. Да и людей, способных чем-либо меня заинтересовать лет семь как не попадалось. Интересно, интересно…
        Однако сквозь умело созданную маску доброго дядюшки-бизнесмена, вдруг обратившего внимание на случайного, полезного ему человека, проглядывал хищный волчий оскал. Да и характерный блеск в глазах выдавал крайнюю степень настороженности.
        - Мне нужно достать оружие, - как ни в чем ни бывало, проговорил Вольф. - Неспокойно стало в последнее время. Крысы покоя не дают.
        Старик издал тихий глухой звук, больше напомнивший рвотный позыв, отвернулся в сторону висящей на стене большой яркой картины и на несколько минут замолчал.
        Ожидая ответа, Вольф принялся разглядывать стоящую рядом на журнальном столе старинную фарфоровую вазу.
        Хугу медлил с ответом, явно пытаясь прикинуть в уме вероятность подвоха. Умелый мастер, в одиночку заваливший двух огромных парней в принципе нигде не пропадет. Такие люди знают себе цену, и почти всегда находят свое место под солнцем. Вот только иметь в его лице врага - последнее дело. Уж лучше не портить с ним отношений и удовлетворить его нужды. Ведь немногого просит.
        Пройдя вдоль окна туда-сюда, он, наконец, повернулся к Андрею и тихо спросил:
        - Какое оружие тебе надо? У меня есть в запасе несколько единиц. Можешь взглянуть. И знай, что старый добрый Хугу иногда бывает по-настоящему великодушен.
        Вольф только покачал головой.
        - Мне нужно особенное оружие, - ответил он. - Огнестрельное не интересует вообще. Вот если бы достать плазменный излучатель мощностью более двадцатки…
        - Ты где ж такие пушки видел?! - от удивления старик вытаращил и без того круглые глаза. - На гравилетах СБ и то восьмерки стоят. Куда тебе такую дуру?
        - Я не привык размениваться по мелочам, - махнул рукой Андрей, делая вид, что всю жизнь на подобных орудиях готовил по утрам себе завтрак. - Это мое право. Деньги у меня есть. Был бы товар. Тем более, у меня девчонка - оторва. Ищет себе на задницу приключений. А оборона в доме - самое слабое место.
        Хугу задумчиво почесал свой тройной подбородок, тяжело вздохнул, а затем проговорил:
        - Ладно, найду я тебе пушку. Чего только по доброте душевной не сделаешь. Есть у меня один человек, который оружием давно занимается. Назначу встречу, и ты сам с ним обсудишь все вопросы. Устраивает?
        - Вполне, - кивнул Вольф. Именно этого он и добивался. Значит, оружейник и в самом деле в Йорне есть. Откуда еще взяться на Тиартоге таким мощным излучателям, которые как правило применяются в основном на боевых крейсерах? Ведь здесь о космосе и не мечтают. Только оружие это стронгеру было вовсе без надобности. Просто банальный предлог, чтобы наверняка встретиться с тем, с кем нужно.
        - Однако будет у меня к тебе небольшое дело, - лицо старика вдруг стало похоже на холодный камень. Глаза нехорошо прищурились. - Я делаю людям добро, и всегда ожидаю от других того же в отношении себя. Да, да, уважаемый мастер. Не все так просто. Мое доверие нужно заработать. Поэтому сначала ты выполняешь для меня совсем небольшую работу, а я в свою очередь свожу тебя с нужным человеком.
        Андрей такой поворот событий тоже предвидел. Придти к Хугу, потребовать оружие, и надеяться, что его принесут на тарелочке с голубой каемочкой мог только полный дебил. Такие дела просто не решаются. За все надо платить. И оплата бывает не только наличными.
        - И что за работу я должен сделать? - поинтересовался стронгер, а про себя подумал, что если бы старик знал, кого он на самом деле пытается подписать на явную «грязную» работенку и сколько стоят услуги стронгера высшей категории…
        - Вот это разговор настоящего делового человека, - довольно ухмыльнулся Хугу, доставая из бара бутылку вина и два хрустальных фужера. Откупорив пробку, он ловко разлил по фужерам янтарную жидкость. - Приятно иметь дело с профессионалом. Ну, за успешное сотрудничество.
        Подняв свою хрустальную чашу, старик слегка подал ее в сторону Андрея, а затем, сделав большой глоток, снова поставил на стол. Стронгер пить не собирался.
        - Ну, раз ты такой осторожный… - Хугу демонстративно пригубил из второго фужера. - Не смею больше задерживать. Эрни проводит тебя в комнату для гостей, даст нормальную одежду взамен твоих лохмотьев и накормит. Дальше - жди.
        В дверях возник один из мрачных охранников, тот, что был со сломанным носом. Дождавшись, пока Андрей выйдет, двинулся следом.
        Вольф только услышал, как Хугу вдогонку прокричал:
        - Но смотри, если подведешь меня - твоя девчонка умрет! Уж извини, такова жизнь!
        Дернув головой, стронгер сделал вид, что не услышал. В коридоре Эрни молча его обогнал и пошел впереди, своими широкими плечами едва не касаясь стен.
        Маленькая комнатка, которую выделили Андрею для отдыха, находилась на четвертом этаже. Кроме узкой кровати и покосившегося стола, мебели в ней больше не было. Да и зачем? Вряд ли здесь гость должен себя чувствовать комфортно. А то подумает еще, что дома. Хугу, похоже, вовсе не прочь поглумиться над кем-нибудь лишний раз.
        Спустя четверть часа Эрни бесцеремонно ввалился в комнату, швыряя на кровать свернутую в узел одежду. Еще через несколько минут принес миску с подозрительной похлебкой и железную кружку. Поставил все на стол.
        И это хороший ужин? Да «лесовики» собак своих кормят лучше.
        - А душ у вас предусмотрен? - в надежде спросил Вольф, разворачивая обновки.
        Эрни как-то неопределенно поморщился и, проигнорировав вопрос, молча вышел.
        Тяжело вздохнув, Андрей натянул на себя просторные серые брюки, грубую плотную рубаху, а сверху накинул прилагающуюся короткую куртку с большим остроконечным капюшоном. Не совсем удобная, но зато практичная. Похоже, ткань была пропитана влагоотталкивающим раствором. Старые кожаные ботинки завершили картину.
        Осмотревшись в поисках зеркала, Андрей разочарованно махнул рукой. Видимо, такой роскоши не полагалось иметь кому попало.
        Подойдя к столу, он попробовал содержимое миски, сморщился, выплюнул на пол и, схватив кружку, сделал осторожный глоток. В кружке оказалось на удивление неплохое молодое вино.
        Время тянулось необычайно долго. В ожидании стронгер прилег на кровать и закрыл глаза. Он даже не заметил, как провалился в глубокий сон. Напряжение, усталость и алкоголь на ужин все-таки взяли свое.

13.
        Как Андрей и ожидал, Хугу нужна была помощь в обламывании кое-кого из местных криминальных типов, которые «в последнее время совсем страх потеряли и не желали считаться со стариком». Нет, это была отнюдь не банда вооруженных до зубов людей, а всего-навсего двое бывших «эсбэшников». Все бы ничего, но эти ребята оказались настолько хитры и изобретательны, что Хугу по их вине нес значительные убытки в своем темном бизнесе. Старик и сам когда-то имел славу неуловимого контрабандиста, но эта пара могла дать фору кому угодно. Естественно, такое положение дел старика не устраивало, и он хотел избавиться от них любой ценой. Вот только все его люди, кроме недюжей физической силы не способны были к нормальному умственному труду. Хугу из принципа не держал возле себя потенциальных лидеров.
        Развернув смятый лист бумаги, Вольф попытался рассмотреть полустертые линии схемы здания.
        - Где они сейчас находятся? - спросил он, поворачиваясь к Эрни.
        - Здесь, - здоровяк ткнул своим похожим на сардельку пальцем в квадрат жилого помещения. - Наш наблюдатель со вчерашнего дня их пасет.
        Андрей недоуменно поднял брови.
        - Так давно бы сами взяли их. Зачем время-то терять?
        - Бесполезно, - Эрни махнул рукой. - Ни раз уже пробовали. Ускользают из таких ловушек, что диву даешься. Парни поговаривают, будто ловкачи эти сквозь стены ходить умеют.
        Андрей скомкал бумагу и одним метким движением отправил импровизированный мяч в стоящую возле стены пустую бочку. Все, что надо он запомнил, и схема была уже не нужна.
        - Ладно, собирай людей, - проговорил стронгер. - Буду ждать внизу.
        Эрни тут же метнулся к двери, едва не снеся ее с петель.
        Через полчаса во дворе дома уже околачивалось около дюжины готовых к любым силовым действиям вооруженных парней. Кроме старых ружей Вольф заметил имеющиеся у некоторых из них несколько короткоствольных автоматов со складными прикладами.
        Вел всю эту шайку к месту проведения операции Эрни, то и дело злобными, но тихими окриками подгоняя отстающих. Вольф незаметно затерялся по пути, улизнув в один из проходных дворов. Он не собирался оставаться с «загонщиками» до конечного пункта, и заранее выбрав для себя маршрут, пошел с другой стороны дома.

* * *
        - Какого хрена они творят, поглоти их Темная Бездна! - орал во все горло Эрни, укрываясь за изрешеченным пулями контейнером. Засевший на пятом этаже стрелок не давал никому высунуть носа, беспрестанно поливая несостоявшихся штурмовиков стальным градом пуль. Поначалу ждали, пока у него закончатся боеприпасы, но прошло около часа, а тот все стрелял как одержимый.
        Вольф наблюдал эту картину издалека, поднеся к глазам бинокль. Не зря все-таки бывшие «эсбэшники» выбрали это здание. Со стратегической точки зрения оно располагалось почти идеально для ведения огня. Территория перед домом просматривалась отлично, да и укрытий было немного. С другой стороны зайти не представлялось возможным по причине отсутствия в стене каких-либо отверстий.
        Ругая последними словами тупых мордоворотов, которых, похоже, Хугу разводил, наподобие овец, Вольф стал прикидывать дальнейшие действия. Если бы хватило ума у этих баранов подойти к дому бесшумно, то взяли парней без особых проблем. Две дымовые гранаты, взятые из закромов старика, лежали у Андрея за пазухой. Он как раз рассчитывал использовать их перед началом операции, чтобы скрыть от противника количество участвующих людей. Теперь Вольф злорадно смотрел на попрятавшихся по щелям, словно тараканы, горе-вояк, и даже немного жалел, что у парня наверху всего лишь крупнокалиберный пулемет. Был бы мощный излучатель, тогда они бы ощутили на себе, что значит халатное отношение к делу. Недооцененные возможности противника обычно стоят смерти.
        Вольф постоял еще несколько минут, дав возможность жмущимся к земле людям Хугу лишний раз почувствовать свистящие над головами пули. Стрелок теперь яростно обстреливал укрытие Эрни, и здоровяк, свернувшись в компактный комок, напоминал ежика-переростка. Какие только акробатические трюки не приходится совершать, когда
«костлявая» дышит в затылок.
        Достав неспешно дымовые гранаты, Андрей сдернул предохранительные кольца и швырнул их прямо в центр двора. Упав в глубокую лужу, металлические цилиндры тут же начали испускать густой серый дым, который непроглядной пеленой стал затягивать все пространство между домами. Какое-то время был виден отблеск работающего в окне пулемета, но вскоре и он исчез. Наступила тишина. Видимо стрелок окончательно понял, что цели исчезли из виду, а палить в никуда не имело смысла.
        Когда последняя пуля с глухим стуком вошла в похожую на сито стенку контейнера, стронгер уже вбегал в подъезд. Он за считанные секунды взлетел по грязной лестнице на седьмой этаж, вышиб с ноги хлипкую дверь и, войдя в техническое помещение, быстро нашел идущую над самым полом вентиляционную трубу. Ее диаметр вполне позволял перемещаться на четвереньках взрослому человеку.
        Прислушавшись, Вольф вскоре понял, что оказался все-таки прав. Парни для отхода выбрали именно этот путь. По шахте они выберутся на крышу, а там, используя какие-нибудь хитрые приспособления, легко спустятся с обратной стороны дома.
        Но только не в этот раз. Выждав, пока звук проминаемой телами жести окажется достаточно четким, и труба начнет заметно подрагивать, стронгер нанес удар. Андрей оттолкнулся от стены, а затем, разворачиваясь в воздухе, обрушился всем весом на преграду из тонкого металла. Он явно почувствовал, что попал во что-то твердое внутри. Смятая, словно фольга, жесть основательно зажала в своих тисках хрупкое человеческое тело.
        В ту же секунду звук передвигающегося на четвереньках человека возобновился. Однако теперь стал удаляться в другую сторону. Видимо потеряв напарника и вместе с этим путь к бегству, второй парень решил вернуться туда, откуда начал путь. Представив мысленно схему вентиляционных магистралей, Вольф понял, куда тот на самом деле рассчитывал уйти. Шахта имела небольшое ответвление в районе шестого этажа, по которому можно было, если удачно выбить решетку, перейти в соседнюю вертикаль. А по ней уже спуститься в цокольный этаж. Похоже, парень рассчитывал, что к моменту завершения им этого маршрута, на улице уже никого из осаждающих не останется. Все поспешат подняться в квартиру, чтобы выместить, наконец-таки, вою злость.
        Вольф быстрее ветра пронесся вниз по лестнице, распахнул не запертую дверь в подвал, и спустился в пахнущее сыростью помещение. Тщательно его обследовав, он убедился в отсутствии каких-либо других выходов отсюда, кроме как через единственную дверь. Маленькое зарешеченное окошко было не в счет.
        Удовлетворившись результатом, стронгер вылез обратно, при этом вставив в ушки замка валявшийся на полу кусок арматуры. Теперь парню будет уже некуда деваться. Если только снова по трубе не захочет ползти. А карабкаться по скользким металлическим стенкам верх - это совсем другая история.
        Спустя мгновение Андрей услышал шаги спускающегося по лестнице человека. Судя по тяжелой поступи, можно было предположить, что шел кто-то, по телосложению не мельче Эрни.
        - Ну, и где эти ублюдки? - раздался раздраженный голос. Все-таки Эрни.
        Вольф задрал голову вверх, пытаясь жестом призвать здоровяка соблюдать тишину. Но тот в полумраке ничего не видел, и продолжал разоряться:
        - Поймаю - кишки на кулак намотаю и заставлю сожрать! Сволочи! Опять ушли, что ли?
        - Заткнись и иди быстрее сюда, - прошипел Андрей. Эрни от неожиданности чуть не споткнулся. Но тут же замолк и двинулся на голос.
        Вольф слышал, как в помещении подвала уже упала на пол выбитая ногами заглушка вентиляционного короба. К тому времени, когда Эрни доковылял до стронгера, с другой стороны к двери подошел беглец. Тот хоть и старался красться, но мелкая бетонная крошка под подошвами ботинок предательски хрустела, выдавая человека с потрохами.
        Дверь один раз дернулась. Второй попытки парень сделать не успел, так как Вольф вытащил запирающую арматуру и отошел в сторону.
        - Давай, Эрни. Действуй, - проговорил он.
        Здоровяк не заставил себя долго ждать. Метнувшись в подвал с решимостью атакующего динозавра, он одним ударом смял замершую в проеме одинокую человеческую фигуру. Жертва не успела даже пикнуть. Работая руками и ногами, Эрни отрывался по полной за свои недавние гимнастические упражнения.
        Когда все было закончено, он поднялся наверх, вытирая о штаны перепачканные в крови ладони. На лице даже присутствовало некое подобие довольной улыбки.
        - А второй где? - спросил здоровяк, явно намекая на продолжение мести.
        - На техническом этаже, - ответил Вольф. - Только не знаю, жив ли еще. Я его в трубе запечатал.
        - Сейчас посмотрим, - проговорил Эрни и припустил вверх по лестнице.
        Покалеченное, но еще живое тело второго парня извлекали из погнутой вентиляции всей гурьбой. Тот при каждом резком движении стонал, но сопротивляться даже не думал.
        - Это ты так приложился? - с неуверенностью в голосе, но тем не менее с некоторым уважением спросил бритый на лысо громила по имени Дейпт.
        Вольф кивнул.
        - Как будто мобиль на скорости врезался. Или гравилет. Неужели человек так может ударить?
        - Хочешь попробовать? - стронгер подошел к нему поближе, для пущего эффекта закатывая рукава.
        - А что сразу я? - тот сделал шаг назад, меняясь в голосе. - Вон, тут трубы целой еще фута четыре до стены идет. Бей - не хочу.
        Но тут наконец-то тело вытащили на свет, и все внимание сразу же переключилось на калеку. Сначала Вольф не думал, что беспомощного полуживого человека будут пинать с особой жестокостью. Но он ошибся. Парня месили все, пачкая сапоги в крови и бетонной пыли. Для них он был самым ненавистным врагом. И не потому, что причинил Хугу и его людям много неприятностей, а потому, что был хитрее и умнее каждого из них. Такое не прощается никогда.

* * *
        - Только веди себя тихо, иначе Тришер наотрез откажется нас впустить, - Хугу подошел к массивной металлической двери и надавил пальцем на неприметную кнопку звонка. Двое громил-охранников позади него сделали шаг назад, при этом кладя на пол висящие до этого на плечах ружья.
        Спустя минуту из спрятанного в двери объектива сканера появился бледный зеленый луч, обшарил стоящих в коридоре людей и так же быстро исчез. Замок громко щелкнул.
        - Входите, - раздался откуда-то из глубины помещения приглушенный голос.
        Один из охранников прошел первым. Хугу почему-то остановился в проеме, и пропустил впереди себя Вольфа. Оружие они так и оставили лежать на полу.
        - Тришер может показаться странным, но это только с первого взгляда, - пробормотал старик. - Не обращай внимания. Зато человек надежный.
        Андрей промолчал, продолжая тыкаться носом в спину впередиидущего громилы. Хугу сзади невыносимо толкался, норовя при каждом шаге наступить стронгеру на пятки. У Вольфа сложилось впечатление, что старик нервничает. И это при его-то профессии…
        Андрею самому было не по себе. Оружейник забрался в такие дебри, что без посторонней помощи искать его можно было годами. Бункер был закопан под землей на глубине около трехсот метров. Вертикальная шахта, по которой Хугу с людьми и Вольф спустились на старом подъемнике, только открывала собой череду препятствий на нелегком пути. Уже внизу пришлось помотаться по узким темным лабиринтам заброшенных помещений неизвестного предназначения. Насколько Вольф понял, под городом было множество старых проходов. То ли на случай войны их копали, то ли еще зачем, но заблудиться было проще простого. По словам Хугу, никто из горожан сюда практически не совался, не говоря уже о представителях закона. Поэтому найти случайно потерявшегося человека - задача практически невыполнимая. Будет блуждать, пока с голоду не умрет. Или не зарежут скрывающиеся от властей сомнительные типы.
        - В твоем стаде пополнение, Вирджин? - черноволосый парень лет двадцати с кривым, сломанным носом встал из-за расположенного посреди помещения стола. Он не делал попыток подойти к гостям поближе, но Андрей и так заметил, что у парня значительные проблемы с нижней частью туловища. Если говорить конкретно, то ее практически не было. Начиная от пояса и ниже тело представляло собой титановый остов, оснащенный высококлассным антигравом. Не касаясь пола, оружейник бесшумно парил в воздухе.
        - Здравствуй, Тришер, - Хугу растянул в подобие улыбки свой жабий рот. - Не совсем пополнение, но все же… Дело у него к тебе есть.
        - Дело, говоришь? - на этот раз оружейник плавно выплыл на открытый участок, не стесняясь своей неполноценности. Скользнув взглядом по Андрею, он указал рукой на стоящий возле стола стул с драной обивкой. - Проходи, садись.
        Затем подлетел к Хугу.
        - Извини, старик, - тихо произнес он. - Сам знаешь: с клиентами я общаюсь без свидетелей. Так что подожди в столовой. Кофе сделай себе, что ли. В общем, не стесняйся.
        Тот только понимающе кивнул, и в сопровождении охраны скрылся за полупрозрачной дверью, а оружейник вернулся к столу.
        - Итак, чем могу быть полезен? - спросил он, сложив руки на груди.
        - Оружием, естественно, - проговорил Вольф. - Хорошим оружием массового поражения.
        На смуглом лице Тришера не дрогнул ни один мускул. Вот только в глазах мелькнула смутная тень, и оружейник тут же отвел взгляд в сторону.
        - Что ж, чему быть, того не миновать, - с некоторой грустью выдохнул он. - Если честно, то я ждал тебя. С тех самых пор, как погиб Сайманд.
        - Хочешь поквитаться? - с серьезным видом спросил стронгер.
        - Не вижу смысла, - тряхнул головой оружейник. - Каждый делает свою работу. Моя задача продавать оружие и не более того. А Сайманд сам предложил идею сбывать товар на планетах, которые вот-вот сменят хозяев. Говорил, что в условиях смуты будет пользоваться небывалым спросом.
        Вольф от такой новости едва не поперхнулся.
        - Как вы определяете такие планеты? - возникшие в голосе стронгера нотки не предвещали ничего хорошего.
        - Все продается и покупается, уважаемый, - невесело усмехнулся Тришер. - В каждой организации, какой бы она секретной и надежной не была, всегда найдутся люди, готовые преумножить свое состояние. Ничего в этом сверхъестественного нет. Так всегда было.
        Андрея даже передернуло. Оказывается, Лига сочиться информацией, как старый дуршлаг. А это самое скверное, что могло приключиться. Любой обеспеченный деньгами отморозок теперь в любой момент способен узнать, не готовилась ли на его любимую планету высадка нежелательного специалиста. Затем уже в ход пойдут меры противодействия, и скорее всего не без помощи федералов.
        - Я смотрю, это известие заставило тебя нервничать? - без намека на иронию в голосе проговорил оружейник. - Успокойся. Элиот Свенски уже предпринял все меры, полностью просеяв весь штат сотрудников. Утечки пока остановились. Но это пока.
        Вольф снова вздрогнул. По телу пробежали мурашки, оставляя на коже неприятные холодные следы.
        - Что насчет оружия? - вернулся к прежней теме Андрей. - На тебя можно рассчитывать?
        - Желание клиента - закон, - развел руками Тришер. Он выплыл из-за стола и медленно полетел вдоль стены, на гладкой поверхности которой выделялись четыре прямоугольные деревянные панели. - Все-таки Сайманд был прав. Хоть любая война и приносит в Гильдию приличный доход с продаж, но на самом деле сложнее всего покинуть планету живым. Так вед?
        - Ты совершенно прав, - кивнул стронгер. - Во время работы специалиста планета становится изолированной от внешнего мира, и любой посторонний свидетель убирается в первую очередь. Не я это придумал. Безопасность превыше всего.
        Тришер коснулся рукой одной из панелей, и та скользнула в сторону, открывая большой экран. Высветилась страница каталога с тиартогианским ассортиментом.
        - Кто будет пользоваться? - как ни в чем ни бывало, спросил оружейник. - Йорн? Дивиаполис?
        - Дивиаполис, - ответил Андрей, разглядывая проносящиеся на мониторе данные вперемешку с трехмерными картинками.
        После нескольких минут поисков Тришер выбрал наиболее подходящие варианты. Их было немного, но со своего места Вольф видел, что наиболее пригодны из них от силы лишь два. Остальные он отсеял из-за инородного для Тиартога происхождения.
        - Термические ракеты вполне подойдут, - озвучил свое решение стронгер, едва оружейник открыл рот. Лучшего нельзя было и желать. Высокая температура, образующаяся после взрыва подобной боеголовки уничтожает практически все, при этом не оставляя никаких следов. Иногда стронгеры применяют их для зачистки территорий, где пришлось по той или иной причине использовать что-либо чуждое для данного мира. В разумных пределах, естественно. Иначе скрыть влияние извне полностью не удастся. - Сколько единиц есть в наличии?
        - У меня хранятся четырнадцать штук, - ответил Тришер. - Если надо больше, то придется ждать около месяца, пока заказ с Сайдокса дойдет. Эти ракеты не пользуются на Тиартоге популярностью, так как рассчитаны на массовое поражение населения. И поскольку войн на планете не было достаточно давно, то изготовление столь специфического оружия остановилось в самом начале, почти на этапе опытных образцов. Все образцы у меня.
        - Годится, - кивнул Вольф, пытаясь прикинуть урон, производимый четырнадцатью ракетами в таком небольшом городке, как Йорн. В этом случае от него мало что останется.
        Тришер вернулся к столу и завис в такой позе, будто сидел за ним в глубоком анатомическом кресле. Были бы у него ноги, то непременно положил на столешницу.
        - Итак, выбор сделан, - проговорил оружейник уверенным голосом. - Осталось дело за малым: определиться с формой оплаты. Надеюсь ты понимаешь, что местные финансы Гильдию не интересуют? Да и наличные у тебя вряд ли с собой есть.
        - Оплата будет по безналу с одного из сторонних счетов, - перебил Тришера Вольф. - Я назову номер, и ты сможешь его пробить. Так устроит?
        Оружейник смущенно покачал головой.
        - Связываться отсюда с банком весьма опасно. Федералы могут засечь исходящий импульс.
        - Сказки эти ты бабушке рассказывать будешь, - проговорил стронгер. - Я прекрасно знаю, что у вас в Гильдии свои кодированные каналы связи есть. Они ведь понадежней правительственных будут.
        Тришер даже не удивился осведомленности клиента. Да и клиент был особенный, от которого можно всего ожидать.
        - Хорошо, - согласился торговец оружием. - Оформляем сделку, а затем я покажу товар.
        Неожиданно Андрея снова передернуло. Легкий холодок скользнул по коже, вызывая озноб. Внутри возникло смутное чувство тревоги, определенно давая понять о грядущей опасности. Только вот откуда беду эту ждать? Неужели оружейник вдруг окажет сопротивление?
        Тут Вольф буквально подскочил на месте. Он настолько давно не ощущал подобного возбуждения, что почти забыл о возможном повороте событий. Догадка рванула в голове подобно ядерной бомбе.
        - Послушай, Тришер, - начал Андрей говорить, стараясь как можно увереннее подбирать слова. Оружейники крайне редко делились информацией с посторонними, и чтобы это произошло, надо было расположить их к себе. - Я даю слово, что позволю тебе беспрепятственно покинуть планету сразу после сделки. Иду на это вопреки собственной безопасности, так как, возможно, в ближайшее время все может измениться. От тебя же прошу только подтверждения. Скажи, ты встречал на Тиартоге кого-нибудь из Лиги?
        Тришер невесело усмехнулся.
        - Вот никогда бы не подумал, что стронгер не может явственно почувствовать присутствие рядом своего коллеги. Вам ведь идентификаторы вживляют еще в детстве.
        - Так «да» или «нет»?! - буквально выкрикнул Вольф.
        - Не смей на меня орать, - твердым голосом проговорил оружейник. - Иначе вообще ни слова не скажу. Ты ведь знаешь: из нас бесполезно вытягивать информацию против нашей воли. Мы предпочтем быстрее смерть, чем безволие. А насчет другого специалиста я не больше твоего знаю. Хотя… - Тришер на мгновение замер, подняв глаза к потолку. - Три дня назад один из моих «жучков» зафиксировал в атмосфере слабую энергетическую вспышку. На метеорит не похоже. Значит, вполне может быть кт-то из твоих. Или федералы.
        Вольф лишь грязно выругался, стиснув зубы. Выходит, на планету вопреки всем правилам действительно прибыл второй стронгер. Вот только с какой целью?

14.
        Вольфу не пришлось долго ломать голову над проблемой вывоза оружия из города. В этом деле в самый раз пригодился опыт Хугу. Хоть старик долго и не соглашался на уговоры стронгера, но против предъявленной крупной суммы наличными все-таки не смог устоять.
        Тришер был благодарен Вольфу за то, что тот пренебрег правилами, и в свою очередь отступил от них сам. Деньги, которые стронгер переводил на счет Гильдии оружейников, прошли без проблем. Только количество финансов значилось несколько больше, чем требовалось для оплаты товара. Избыток Тришер обналичил на месте, выдав Андрею несколько пачек хрустящих купюр. Это должно было пойти на оплату доставки.
        - Я сам буду сопровождать груз, - заявил Вольф, когда Хугу пытался навязать двух вооруженных автоматами громил.
        - Как хочешь, - махнул рукой старик. - Но это не так просто, как кажется на первый взгляд. Парни-то привыкшие ко всяким неудобствам, а вот постороннему человеку будет хреново. Поверь моим словам.
        Однако Вольф настоял на своем, и старик напоследок только дал совет во всем слушаться проводника, которого несмотря на все убеждения, тот все же дал в пару. Андрей такому напарнику был совсем не рад, но противиться особо не стал. Этим людям лучше знать все тонкости переправки контрабанды.
        Сидя в комнате для гостей, Андрей сквозь полудрему почувствовал приближающиеся к двери быстрые и уверенные шаги. Он на слух определил, что идущий человек довольно молод, а телосложением не крупнее его самого. Возможно, того же роста.
        Когда дверь осторожно приоткрылась, Андрей встречал гостя уже в полной готовности к каким-либо действиям.
        - Меня зовут Брайан, - с серьезным видом представился вошедший молодой человек. Он был действительно одного с Вольфом роста, но по комплекции все же, чуть-чуть уступал. Его рыжие волосы, вьющиеся мелким бесом, придавали круглому конопатому лицу какой-то странный мифический образ. А вот одеяние парня заставляло задуматься. Зачем ему разгуливать по дому в гидрокостюме?
        - Дастин, - кивнул Вольф в ответ, продолжая изучать гостя. - Ты проводник?
        Брайан слегка улыбнулся.
        - Можно и так назвать. Но вообще, у меня немного другая специализация.
        Андрей не стал уточнять - какая. Здесь все и так понятно. Парень явно был одним из тех любителей острых ощущений, которые в конце концов, обычно становятся контрабандистами или же промышленными шпионами.
        - Собирайся, Дастин, - сказал рыжеволосый, посматривая на массивные наручные часы.
        - У нас мало времени. Очень мало. Сейчас в Йорне объявлено чрезвычайное положение первой степени, и все лазейки, что раньше были доступны, тщательно перекрыты. А вскоре закроют вообще все. Надо успеть. Груз будет ждать нас в назначенном месте через полчаса.
        Вольф молча кивнул и осмотрел комнату. Собирать-то, в принципе, было и нечего. Все вещи были при нем. Застегнув куртку, Андрей жестом показал, что готов.
        Брайан вел стронгера длинными извилистыми коридорами, тускло освещенными редкими электрическими светильниками. Тишина была полная. Не слышались даже отдаленные звуки усталости несущих конструкций, свойственные заброшенным много лет назад большим сооружениям. Не было воя ветра в вентиляционных шахтах, расположенных через каждые десять метров. Даже шаги, гулко отражающиеся от голых пустых стен, как-то особенно быстро затихали, словно эхо поглощалось невидимой глазу вязкой неизвестностью. Было сыро и зябко…
        Сразу видно, что люди сторонились этих мрачных катакомб, пронзающих огромный дом почти насквозь. Они старались держаться только проверенных, освещенных яркими лампами изведанных мест, где каждый день ходили не по одному разу десятки жителей. А ведь когда-то для себя строили. Со временем, по каким-то неизвестным причинам люди уступили свои родные квартиры сырости и вечной темноте, которые вмиг набросились на уютные жилища и полностью поглотили их. Обосновались в каждом уголке, в каждой потаенной щели, навечно вселяя страх и холод в сердца случайных посетителей. Но такие здесь очень редко бывали.
        Спустя какое-то время осталась позади последняя, с едва мерцающим огоньком лампа и кромешная тьма полностью поглотила собой узкое пространство коридора.
        Андрея это не смущало, он быстро адаптировался. А вот Брайан стал судорожно ощупывать свои герметично закрытые карманы. Наконец, обнаружив искомое, проводник надел себе на глаза очки «ночного видения».
        - Держи меня за плечо, - проговорил он Вольфу, не подозревая, что тот сам неплохо видит в темноте.
        Не показывая вида, Андрей крепко вцепился пальцами в эластичную ткань гидрокостюма проводника, и они друг за другом двинулись дальше.
        - Долго еще идти? - спросил стронгер, чтобы как-то подчеркнуть свою фальшивую беспомощность. Он видел, как Брайан вертит головой по сторонам, видимо, пытаясь найти только ему одному известные ориентиры.
        - Еще минут пятнадцать, - ответил рыжеволосый, трогая на стене какой-то знак. Вольф краем глаза определил теплоизлучающую краску, хорошо заметную в инфракрасном спектре.
        Коридор еще пару раз вильнул, представляя взору идущих облупившиеся, поросшие белой плесенью отсыревшие стены, и тут же незаметно расступился, переходя в просторную лестничную площадку. Как ни странно, но состояние ступеней было куда лучше, чем всего остального, будто лестницы ставили совсем недавно.
        Андрей услышал отдаленный шум воды. Звук шел откуда-то снизу, теряясь в пустоте. Сюда долетали слабые, воспринимаемые лишь ухом стронгера отголоски бурлящего потока. Неужели там водопад? Если это так, то вот объяснение, почему на рыжем надет гидрокостюм.
        В предвкушении ледяного купания Андрей поежился, и не отпуская плеча Брайана, стал спускаться за ним вниз. С каждой новой лестничной площадкой шум воды становился все ближе и ближе, пока не стал таким громким, что поглотил собой все окружающие звуки.
        Проводник остановился.
        Незаметно выглянув из-за его спины, Вольф увидел обломанный край лестницы. А это значило только одно - их путь по суше завершен. Там, внизу, на расстоянии каких-то пары метров неслась холодным потоком бурная подземная река. По запаху было вполне ясно, что это точно не канализация.
        - Пришли раньше срока, - спокойным голосом произнес Брайан, бросая взгляд на часы. Стрелки были аккуратно покрашены той же излучающей тепло краской, что и метки на стенах. - Как только прибудет транспорт, по моей команде прыгай вниз. Потом замри, иначе свалишься. Понял?
        - Понял, - Андрей убрал руку с плеча проводника.
        Он был слегка удивлен. Неужели по этому сомнительному каналу ходят корабли? Что-то с трудом верится. Хотя, почему бы и нет. Человек такое существо, что для своих нужд готов использовать все возможные ресурсы. Да будь это хоть канализация, он все равно бы проложил нужный фарватер. Куда деваться-то?
        Неожиданно к шуму воды добавился низкий гудящий звук, словно где-то неподалеку в воздухе завис гигантский шмель. Брайан подошел к краю лестницы и посмотрел вниз. Среди стремительно несущихся пенных завихрений чернело нечто большое, похожее на причудливую субмарину. И это нечто явно не планировало надолго останавливаться. В любой момент, увлекаемое сильным потоком, оно готово было так же молниеносно исчезнуть, как и появилось.
        - Прыгай, - быстро произнес проводник, хватая Вольфа за рукав куртки. Доверившись движению Брайана, стронгер шагнул в пустоту.
        Падать пришлось совсем невысоко. Почувствовав, как ноги приняли на себя удар, Андрей откатился в сторону и тут же выпрямился, оглядываясь по сторонам. Совсем рядом поднялся рыжеволосый. Вновь схватив Вольфа за куртку, он потащил его к одной из трех темных выпуклостей, которые полусферами поднимались на металлической плоскости неизвестного судна. Открыв незаметный люк, Брайан тихо шепнул:
        - Нам придется какое-то время пробыть в воде. Не бойся, там не глубоко. И рыб больших не бойся, они не хищные, людей не едят. Зато среди них нас биосканеры на посту не почувствуют.
        - Этот корабль везет живую рыбу? - удивленно спросил Андрей. Перспектива плескаться вместе со скользкими холодными тушами его нисколько не привлекала.
        - Да, везет, - быстро проговорил проводник, пытаясь подтолкнуть стронгера к прямоугольному отверстию.
        Прикрыв глаза, Андрей плюхнулся в неожиданно теплую воду. Следом за ним нырнул Брайан, не забыв захлопнуть за собой тяжелый люк. Несколько здоровых рыбин резво метнулись в стороны.
        - А что за рыба? - спросил на всякий случай Вольф, интуитивно прижимаясь к металлической стенке небольшого резервуара.
        - Это на самом деле беспанцирные черепахи, - чуть помедлив, сказал проводник. - Деликатес, искусственно выведенный специалистами Йорна. Каждая такая особь имеет огромную пасть и бездонный желудок, способный вместить даже ракетную боеголовку.
        От слов рыжеволосого у Андрея не появилось особого желания отойти от стены. То, что в воде плавали не рыбы, а черепахи, его нисколько не обрадовало. Тем более, с опасной начинкой.
        Что-то холодное коснулось его ноги. Вольф вздрогнул, пытаясь разглядеть в кромешной темноте таинственный «деликатес». Но кроме неясного продолговатого тела он ничего больше не различил.
        В следующий миг стена за спиной мелко завибрировала. Резким рывком корабль пришел в движение, сбивая с ног своих пассажиров. Вода большой волной плеснулась из стороны в сторону, накрывая стронгера с головой. Отплевываясь, Андрей вновь прижался к стене. Где-то рядом прозвучал недовольный голос Брайана:
        - Долбаные лихачи. Совсем о людях не думают. Неудивительно, что они половину товара дохлым довозят. Хорошо, что детонаторы вовремя сняли.
        Андрей только выругался в ответ. Не верил он словам Хугу об аккуратности перевозчиков. Эти люди за риск немалые деньги берут, а бережного отношения к грузу никогда от них не дождешься. Ведь детонаторы скрутить стронгер решил в самый последний момент. Такие «помощники» всегда являлись одним из слабых мест хорошо устроенного, сплоченного общества, готовые ради обещанной наживы продать и сестру, и мать, и Родину со всей планетой. Обычно в Лиге их называли «надеждой стронгеров». И это не удивительно. Вовремя задействованный алчный местный житель облегчал работу специалиста почти на десять процентов. Андрей тоже неоднократно пользовался корыстолюбием подобных людей, которые, сами того не ведая, помогали рушить родной им мир.
        Всеми силами стараясь удержаться на ногах, Вольф вцепился в случайно подвернувшийся под руки небольшой кронштейн и, периодически задерживая дыхание, стойко выдерживал атаки разбушевавшейся от резких маневров массы воды. От постоянно налетающих на него скользких черепах Андрей старался по возможности уворачиваться. А уж если уклониться от тяжелого тела было невозможно, то он отталкивал его быстрым, но осторожным ударом ноги.
        Наблюдая за мучениями Брайана, Вольф начинал постепенно понимать, что этот резервуар на самом деле неправильный. Здесь не было переборок, обычно делящих внутренний объем на несколько частей. Видимо, кому-то мешала лишняя масса, благодаря изъятию которой, можно было теперь брать на борт дополнительный груз. Да, жадность человеческая поистине безгранична.
        - По моей команде приготовься нырнуть и не двигаться, - сказал проводник, поглядывая на свои наручные часы. Он тоже со своей стороны нашел кронштейн и вцепился в него мертвой хваткой.
        - Понял, - ответил Андрей.
        Сомнительно было, конечно, что все этапы движения корабля расписаны по секундам. Нет никакой гарантии от случайных ускорений или замедлений. Но лучше уж довериться этим ныряниям, чем попасть под неожиданный луч сканера, который также может возникнуть и после того, как они высунут головы из воды.
        Услышав четкое «давай», Вольф вдохнул полной грудью спертый воздух, отпустил свою опору и осторожно ушел в мутную воду, стараясь не задеть вяло двигающихся черепах. Стронгер мог так находиться довольно долго, не боясь нехватки кислорода. Уж четверть часа - точно. Тренированное тело на многое было способно.
        Сквозь зеленоватую муть Андрей с трудом разглядел у самого дна тело Брайана. Проводник не шевелился, приставив ко рту портативный кислородный баллон.
        И тут транспорт резко остановился. В дальнем конце резервуара возникла белая полоса света. Она слегка пульсируя, медленно проходила сквозь дергающихся в воде животных, постепенно приближаясь к затаившемуся проводнику. Андрей заметил, как тот схватил проплывающую мимо него крупную черепаху и сильно прижал к себе. Луч биосканера так и застал их вместе, не останавливаясь, пополз дальше. Интересно, для чего Брайан привлек животное? Об этой уловке он даже не упоминал. Если бы стронгер ничего не видел, как и рассчитывал проводник, то к чему все это могло привести? К их обнаружению? Вряд ли. Какая выгода в этом для проводника?
        Решив действовать так же, Андрей ловко извернулся и попытался дотянуться до ближайшей серой туши. Пальцы лишь слегка чиркнули по склизкой коже, поймав пустоту. Луч сканера уже почти касался его ног.
        Осмотревшись по сторонам, Вольф обнаружил, что почти все животные находились по ту сторону луча. Здесь, вместе с ним, оставалась только одна довольно прыткая небольшая черепаха, резво пытающаяся вскарабкаться на гладкую стену резервуара.
        Это был последний шанс. Что есть сил, оттолкнувшись от дна, Андрей метнулся к спасительному животному. Руки крепко обняли холодное тело. Он извернулся, подставляя под мерцающий свет серый черепаший бок.
        Когда процедура была закончена, и транспорт вновь двинулся дальше, Андрей почувствовал, как рука Брайана тянет его наверх. Не удержавшись от нахлынувших эмоций, стронгер пнул проводника в грудь. Да так сильно, что тот, подняв тучу брызг, отлетел метра на два.
        - Ты чего? - изумленно спросил Брайан, ощупывая ребра.
        - Извини, случайно, - сквозь зубы процедил Вольф. Проводник ему перестал внушать доверие. Недаром говорят, что рыжих контрабандистов лучше сторониться. А уж иметь с ними общие дела нельзя ни в коем случае.
        Однако результатом проделанной работы Андрей был вполне доволен. Оружие найдено, доставка до места обеспечивается, и находится под его контролем. Благополучно покинули город без лишнего шума. Только бы человек Джефери теперь оказался на обговоренной заранее точке встречи. Остальное уже пойдет значительно проще.
        Вот только Вольфа очень настораживал тот факт, что прибывший недавно на Тиартог стронгер никак себя пока не проявил. Андрей постоянно задумывался над происходящем в последнее время на планете, и картина ему совершенно не нравилась. Очень много нестыковок, разрушающих начавшуюся было выстраиваться в голове логическую цепочку. А такие выходящие за рамки понимания детали окончательно сводили на нет все возможные прогнозы на ближайшее будущее.
        Вольф постепенно начал понимать, что с каждым днем все больше и больше теряет контроль над ситуацией.
        Часть третья. Опасные игры
1.
        Медленно двигаясь вдоль пустых окон верхнего этажа, гравилеты завершали первый круг поиска, постепенно опускаясь все ниже. Сканеры подтвердили предчувствия Краммера - под крышей никого не было. Даже крыс. Видимо, со временем, металлические плиты вконец проржавели, пропуская в квартиры последнего этажа дождь и ветер - частые гости прибрежного города. Того и гляди, огневые точки, расположенные по периметру здания, тоже вскоре начнут рушиться, брошенные без дела много лет назад. Сейчас они были всего лишь грозно выглядящими со стороны памятниками беспокойного прошлого. Продолжительное перемирие все-таки расслабило людей. Совет Йорна не пожелал больше вкладывать финансы в содержание дорогих в обслуживании боевых механизмов, отдав предпочтение своему праздному образу жизни. Что ж, это когда-нибудь погубит их.
        Полковник сжал кулаки. Сервомоторы тотчас взвизгнули, передавая движения на огромные стальные руки защитного комплекса. Раздался скрежет металла.
        В надежде, что бесшумные машины никто не успел заметить, Краммер отдал приказ на посадку. Внизу он как раз приметил расчищенный от мусора пятачок, достаточный для того, чтобы сели оба гравилета.
        Но их заметили. Несколько человек врассыпную бросились по примитивным укрытиям. Другие, одетые более-менее прилично, остались стоять, задрав головы. Они внимательно следили за спускающимися машинами.
        Взглянув на монитор биосканера, полковник Краммер довольно ухмыльнулся. Прибор показывал десятки контуров живых существ, скрытых в помещениях первого этажа. Возможно, что Дастин Блейк тоже здесь. Или хотя бы его сообщники.
        Из приземлившихся гравилетов один за другим начали выпрыгивать оперативники. Они быстро рассредоточились и заняли позиции вокруг входа в здание. Краммер вышел последним. Тяжелой поступью полковник проследовал к стоящим неподвижно трем смельчакам, даже не дрогнувшим при виде вооруженных людей. Один из них был толстый старик с неприятным оплывшим лицом, одетый в тонкий, не менее приятный цветастый халат. И этот старик почему-то показался полковнику до боли знакомым. Двое громил за его спиной, по-видимому, являлись личной охраной.
        - Ба… Полковник Краммер собственной персоной, - растянул толстяк кривую улыбку. - Чем могу быть полезен?
        - Неужели… Вирджин Хугу? - нахмурил брови офицер, пристально всматриваясь в выцветшие серые глаза старика.
        - Ну вот, мы снова встретились, - кивнул тот.
        Краммер не ошибся. Этого человека он должен был хорошо помнить. Очень хорошо. Еще в самом начале своей карьеры молодой лейтенант Джон Краммер несколько лет подряд безрезультатно пытался поймать самого удачливого контрабандиста Йорна. О его небывалом везении даже ходили слухи, что толстый коротышка обладал способностью мгновенно съедать товар. Бред, конечно. Народ всегда имел пристрастие давать непонятным феноменам причастность к сверхъестественному. Но против фактов не попрешь. Хугу переправлял в Веллирок и Дивиаполис тонны запрещенных товаров в год, при этом каждый раз оставаясь чистым перед законом. Все знали, чем Вирджин занимается, но никто так и не смог взять его с достаточными для вынесения приговора доказательствами. Наверное, этот человек был единственным преступником на планете, сумевшим избежать сурового наказания.
        А потом он исчез. Взял, вдруг, и испарился без следа, уступив место молодым преступным дарованиям. Дела все по Хугу закрыли, следственные процессы остановили, предпочли считать мертвым. И многие поверили в его смерть, кроме Краммера. Ох, как не хотел тогда лейтенант оставлять поиски. Сердцем чуял очередной скользкий фокус Вирджина. Но приказ есть приказ. Против командования Джон Краммер переть не мог. Не было тогда еще в молодом перспективном офицере той неистовой силы, что сейчас лилась через край, готовясь в любой момент подчинить себе хрупкий человеческий разум. И сила эта сейчас затаилась, словно лев перед прыжком, ожидая подходящего момента, чтобы вознестись над всеми городами и правителями, сминая волю людей, внушая сердцам страх. Жажда власти ее имя.
        В те годы лейтенант носил в себе еще только дремлющее до поры до времени крохотное зернышко, способное через несколько лет вдруг взорваться мощным ярким огнем недоверия к окружающему миру. И в один миг, когда это произошло, зависть и злость навсегда поселились в душе Краммера, превращая его в одержимого победами полковника.
        - Что вы замерли, Краммер? - чуть заискивающе спросил Хугу. - Только не говорите, что за мной пришли.
        Полковник перевел свой защитный комплекс в режим «пассивное ожидание».
        - Мне нужен человек, называющий себя Дастином Блейком, - четко произнес он.
        Вирджин Хугу закатил глаза, словно вспоминая: «на какой же полке у меня лежит бедолага Блейк? А может на кухне? Или в ящике стола»?
        Спустя какое-то время он отрицательно покачал головой.
        - К сожалению, я не знаком с этим человеком, - произнес бывший контрабандист. И он не врал. У него была мысль, что, возможно, так зовут таинственного мастера рукопашного боя, который ушел с проводником за пределы города. А привычки при первом знакомстве спрашивать имена у Хугу не было. Если человек будет в дальнейшем чем-то полезен, то и имя само собой всплывет. А нет, так и ладно. Это все мелочи, лишь бы дело гладко шло.
        - Почему-то я тебе не верю, - с оттенком раздражения сказал Краммер. - Не заслужил ты доверия, Вирджин. Тем более, за тобой еще старые грехи…
        - Минуточку, полковник, - возмутился толстый старик, оглядываясь на своих громил, будто ища свидетелей. - Я чист, как младенец, искусственно рожденный. Дел против меня у вас нет.
        - Послушай, Хугу, - уже не сдерживаясь, грозно прорычал полковник Краммер. - Ради поимки этого Блейка я готов на все. Ты понял? Если уж на то пойдет, я переверну здесь все здание. А всех твоих отбросов общества я перебью как бешеных крыс. И законы вам не помогут. Вы давно уже вне законов. Эх, видно, руки у нас раньше не доходили почистить этот очаг преступности. Ну, с чего начнем?
        Вирджин Хугу стоял молча, с некоторой отрешенностью глядя на то, как двухметровый человекообразный робот шумно сжимает кулаки и грохочет по земле шестипалыми ногами-опорами. Из его скрытых динамиков гремит гневный хриплый голос, обещающий разрушить весь мир. Старик за свою долгую опасную жизнь еще и не такое слышал. Не одна тысяча бранных слов касалась его ушей. Многие грозились его убить, порвать или же скормить хищным рыбам. Но то были лишь пустые обещания, скрывающие за собой внутреннюю слабость говорящего.
        В голосе Краммера Хугу чувствовал настоящую силу сумасшедшего, способного действительно перевернуть с ног на голову этот хрупкий мир. К тому же, за спиной полковника находилась группа хорошо вооруженных людей, готовых, судя по всему, беспрекословно выполнять любой его приказ, даже если он будет поперек закона.
        И Вирджин действительно сейчас был напуган. Вышедшая из под контроля службы безопасности маленькая, но смертоносная армия оперативников могла таких бед натворить, что лучше об этом даже и не думать. Это будет подобно стихийному бедствию.
        Одна только надежда, что их вовремя остановят другие отряды СБ. Или термические ракеты, которые в ближайшее время могут ударить по городу, сжигая дома, машины, людей и крыс. Еще неизвестно, как оно будет. Ведь не зря же за это оружие мастер заплатил такие огромные деньги. Впереди чувствовался запах грандиозных перемен.
        Тяжело вздохнув, старик проговорил:
        - Послушайте, полковник Краммер. Я действительно не знаю этого Дастина Блейка. Клянусь Великим Создателем. Но, есть вероятность, что кто-то из моих людей его знает. Я с ними непременно поговорю.
        Краммер на некоторое время замер, не издавая ни звука, а затем ствол излучателя на плечевой пластине резко направился на Хугу.
        - У тебя есть десять часов, - не терпящим возражений голосом изрек полковник. - По истечению этого срока я начну настоящую бойню. И первым я убью тебя, Вирджин. Медленно убью. Отыграюсь за все те годы, что ты водил меня за нос. Понял?
        Хугу мрачно кивнул.
        - И еще, - добавил Краммер. - Чтобы ты сделал все быстро и без лишних фокусов, я вынужден попросить тебя дать клятву Кровавого Рона. Прямо сейчас.
        Старик мигом стал белый, как полотно. Откуда полковник мог знать про самую страшную клятву древних контрабандистов Тиартога? Ту клятву, следуя которой сыновья запросто убивали своих матерей, а богобоязненные граждане вмиг сжигали белоснежные храмы. Сейчас почти никто об этом и не помнил.
        Не говоря ни слова, Вирджин Хугу взял у одного из своих телохранителей остро наточенный нож, закрыл глаза, и резко саданул себя по кисти левой руки. Ярко-красные капли брызнули в разные стороны, орошая влажную землю. А следом, в мелкую грязную лужу упал большой палец старика.
        - Теперь ты доволен? - тряся в воздухе изувеченной рукой, спросил бледный Хугу. Непонятно откуда появившийся худощавый человек, лицо которого было скрыто капюшоном, пытался наложить на рану бинты.
        Молча развернувшись, полковник Краммер двинулся в сторону гравилета.
        Миг спустя, словно повинуясь неслышному приказу, один из оперативников ловко подобрал отрезанный палец, положил его в прозрачный контейнер и быстро пошел за командиром.
        Когда металлическая бронированная спина полковника скрылась в широко открытом транспортном люке, оставшиеся бойцы тут же покинули свои точки, быстро заняв места в гравилетах.
        Машины бесшумно взмыли в небо.
        - А мы пока средние этажи проверим, - пробормотал Краммер. Чутье подсказывало, что инопланетный гость где-то совсем близко.
        Переключившись на общий канал, он произнес:
        - Делаем полный круг по периметру на высоте пятого этажа. В случае обнаружения любой активной единицы немедленно совершаем захват. Выполняйте.

* * *
        Откуда-то сверху донесся глухой ритмичный стук, будто кто-то выбивал по металлической стене барабанную дробь. Брайан на секунду замер, прислушиваясь, а затем тихо проговорил:
        - Ну, вот и все. Прибыли.
        Он нащупал хитрый внутренний замок и несколько раз повернул зубчатое колесо. Механизм громко щелкнул, открывая тяжелый люк.
        - Давай разгружаться, - произнес Вольф, отталкивая проводника в сторону. Подставив лицо порыву прохладного ветра, ворвавшемуся внутрь резервуара, он глубоко вдохнул свежий морской воздух.
        Небо начинало понемногу светлеть. Выбравшись на поверхность корабля, Андрей осмотрелся. Судно находилось в нескольких метрах от песчаного пляжа, размеренно покачиваясь на волнах. Сразу за пляжем начиналась стена непроходимого леса. И такой же пейзаж был справа и слева, образуя небольшую глубокую бухту, врезающуюся в материк острым клином.
        Вольф не зря выбрал для встречи именно это место, когда рассматривал вместе с Джефери карту. Вход в бухту был очень сложным из-за изобилующих подводных камней, верхушки которых торчали на поверхности острыми акульими зубами. Да к тому же скалы неплохо закрывали собой обзор, и увидеть со стороны океана происходящее в бухте не представлялось возможным.
        Хугу тоже согласно кивнул, одобряя выбор Андрея, едва тот заикнулся про конечную точку маршрута. Старик, оказывается, отлично знал это место. Да и наиболее безопасный фарватер мог указать. Воодушевленный неплохим барышом, он сделал даже больше. Воспользовавшись старыми связями, Хугу дал координаты человека, способного без лишних вопросов переправить груз в бухту. По его словам, таких высококлассных специалистов, способных с закрытыми глазами пройти через рифы было в Йорне совсем немного.
        Со стороны берега мигнул и погас красный огонек. Спустя несколько секунд он вновь зажегся, погорел минуту, а затем, мигнув еще три раза, исчез. Это был условный сигнал. Человек Джефери, ждущий груз, должен был подать знак, использую фонарь с красным светофильтром.
        Спрыгнув в воду, Вольф в три гребка доплыл до берега. Едва он ступил на песок, из-за ближайшего дерева тут же показался вооруженный излучателем охотник. Не сводя со стронгера ствола, он тихо спросил:
        - Можно думать, что операция прошла успешно, мистер Слейк?
        - Меня зовут Блейк, - поправил дивиаполисца Андрей, стирая с лица капли соленой воды.
        - Ой, извините, мистер Блейк, - смущенно улыбнулся охотник, опуская излучатель. - Я вас заждался. Ну, так как? Я вызываю людей?
        - Давно пора, - Вольф оглянулся на темнеющий на фоне серого неба угловатый силуэт корабля. К одинокой фигуре Брайана, стоящей на палубе, присоединились еще две. Видимо, кто-то из экипажа судна. Затем послышался характерный звук сливаемой за борт воды. Сначала журчала тонкая одинокая струйка, постепенно перерастающая в целый водопад. Андрей понял, что таким образом опустошается трюм.
        Пока дивиаполисец связывался с городом, Вольф внимательно следил за творившимися на корабле действиями. Он с берега отлично видел, как спустившиеся в резервуар люди вытаскивали наверх уже мертвые туши черепах, которых тут же, на палубе резали, извлекая боеголовки и складывая опасный груз в большую шлюпку. Ненужные тела животных просто выкидывали за борт. Вода вокруг корабля уже начала бурлить от изобилия привлеченных запахом крови морских хищников. Андрей не мог толком рассмотреть обитателей тихой бухты, но периодически высовывающиеся на поверхность массивные головы, вооруженные зубастыми пастями отбивали напрочь все желание вновь лезть в воду.
        Когда шлюпка с грузом уткнулась носом в песок, на берег спрыгнули Брайан и двое людей, помогавших с погрузкой. Подойдя к Вольфу, проводник спросил:
        - Все нормально? Без проблем?
        - Да, груз скоро встретят, - Андрей мотнул головой в сторону разговаривающего по портативному передатчику дивиаполисца. - Придется некоторое время подождать.
        Закончив разговор, житель лесного города убрал средство связи в боковой карман висящей у него на поясе сумки и неспешно подошел к шлюпке.
        - Джефери будет в течение часа, - проговорил он, приподнимая натянутый поверх груза тент. Затем сунул туда фонарик. - Ого! Интересные игрушки.
        Вольф молча вернул тент на место. Повернувшись к Брайану, спросил:
        - Сколько у нас времени в запасе?
        Посмотрев на едва различимый в предрассветных сумерках циферблат часов, тот цыкнул зубом.
        - Если будем ждать больше часа, то до ночи в город вернуться не сможем. Судну выданы документы на короткосрочный рейс, так что им тогда придется уходить без нас. Смогут забрать только в следующую ходку.
        Вольф мысленно выругался. Он не особо-то верил в способность фулкаров за час покрыть расстояние от города до бухты. Что-то Джефери не рассчитал. А терять целый день понапрасну было непозволительной роскошью.

2.
        - Джефери, какого хрена ты не отзываешься?! - насел на охотника Вольф, едва тот вышел из машины. Но в следующий момент разглядел многочисленные свежие вмятины на кузове. Хотя, вмятины - это мягко сказано. Складывалось впечатление, будто фулкар не одну сотню метров катился с обрыва, при этом круша бортами стволы вековых деревьев. - Что произошло?
        - Ультразвуковой генератор, - махнул рукой дивиаполисец, - устало падая на прибрежный песок. - Сдох, сволочь в самый неподходящий момент. Тут нам и влетело по полной. Два взрослых самца редуцев поиграли нами, а затем на дерево забросили. Повезло, что ветки сухие попались. Не выдержали веса фулкара. Еле ноги унесли.
        - Может диверсия? - предположил Вольф. Поверить, что генератор вышел из строя сам собой он не мог по одной простой причине: за этим прибором дивиаполисцы следили так же тщательно, как за любимым оружием. В лесу без него уцелеть шансов мало. Поэтому в каждой машине «отпугиватель» для дикого зверья обслуживали в первую очередь.
        - Вряд ли, - выдохнул Джефери, потирая колено. - Хотя, если учесть, что Гренс-механик уже третьи сутки без «астрала» наказанный сидит, то вполне можно его халатность посчитать за диверсию. Вернусь - собственноручно гланды через задницу вырву. Урод облезлый!
        - Подмогу вызвал? - Вольф недоверчиво прищурил глаз.
        - Как? - дернул головой охотник. - Передатчик в первую же минуту от удара вдребезги разбился.
        - Все остальное, надеюсь, цело?
        - Если честно, еще не смотрел, - признался Джефери. - Не до этого было. Но визуально, вроде, не пострадало.
        - Пошли смотреть, - Андрей двинулся в сторону машины. - Времени у нас много. Нам теперь здесь до вечера торчать.
        - Что ты несешь, Блейк? - удивленно проговорил охотник, поднимаясь на ноги. - Почему так долго?
        - Корабль на смог тебя дождаться и ушел, - ответил стронгер, запрыгивая внутрь фулкара. - Вернется только к вечеру.
        - А нужно ли, чтобы вернулся? - Джефери заговорщицки понизил голос. - Груз-то уже у нас. А рыжего в лесу голым выкинем. Что нам теперь до этих береговых крыс?
        - Не пойдет, - тут же прервал рассуждения охотника Вольф. - Я возвращаюсь в Йорн вместе с проводником.
        - Мы это не планировали, - возмутился Джефери. - Кто будет обучать людей воевать? А оружие правильно установить?
        - Планы изменились, - проговорил стронгер, ковыряя замок стоящего на полу ящика. - После моих действий в городе умение воевать твоим людям не понадобится. Будет достаточно охотничьих навыков. Просто нанесете ракетный удар и все. Инструкцию по использованию ракет я тебе нарисую.
        Тут Андрей поднял голову и увидел замершего в водительском кресле бородатого мужика. Он сидел неподвижно, смотря перед собой. Из-за высокой спинки его сразу было и не разглядеть.
        - Кто это? - мотнул головой в сторону водителя Вольф.
        - Фостер, - ответил Джефери. - Самый надежный из моих помощников. К тому же, неплохо разбирается в оружии.
        - Во как, - Андрей выпрямился во весь рост, поставив ногу на ящик. - Он-то и поможет собрать ракеты. Пока есть время.
        Затем резким ударом ноги стронгер сбил навесной замок вместе с душками, поднял крышку ящика и скептически уставился на содержимое.
        - Что это? - спросил он. Голос его не предвещал ничего хорошего.
        - Как что? - удивился охотник. - Как и просил, средства на оплату расходов.
        - А ты не надорвался часом, пока всю эту тяжесть тащил? - Андрей подошел к Джефери вплотную и положил руку ему на плечо.
        Фостер, видимо, почувствовал, что его боссу грозит опасность. Он резко вскочил с кресла, выхватывая легкий излучатель, но поднять оружие так и не успел. Увесистый ржавый замок, до этого момента спокойно лежавший на полу, вдруг взвился в воздух и, просвистев через весь салон, с глухим ударом впечатался водителю в лоб. Результат своего попадания Вольф не увидел, так как тело моментально скрылось за широким креслом. Однако если брать в расчет обильные кровавые брызги, залившие стены кабины, досталось дивиаполисцу не слабо.
        - Ты ж его завалил, - Джефери покосился в сторону водителя. - С огнем играешь, Блейк.
        - Угрожаешь? - стронгер резким толчком впечатал охотника в стену. - Я бы тебе вообще не советовал сейчас рот раскрывать. Правда не на твоей стороне. С чего ты вдруг решил, что на эти средства, - Андрей пихнул ногой стоящий на полу ящик, - можно купить нечто большее, чем подержанный фулкар? Или такие сейчас цены на оружие? Неужели ты эксперт в этом деле?
        - Здесь действительно огромная сумма, - уверенно начал говорить Джефери. - Все горошины «астрала» прошли нашу спецобработку. Сам убедись. Каждая из них ограненная. Такие в Йорне ценятся гораздо дороже обычных. Эффект в разы сильнее и дольше.
        - Сколько? - Вольф зачерпнул рукой горсть устилавших дно ящика красных горошин и поднес к глазам. И в самом деле, шарики имели тонкие ювелирные грани.
        - Два миллиона йорнскими бумажками, - ответил дивиаполисец, изучая при этом реакцию собеседника. - Это результаты десятилетних трудов двух наших химлабораторий, основанных еще при мэре Торгсоне. Простым смертным обработанный
«астрал» вряд ли когда-нибудь бы достался. Все шло в хранилище.
        - Поэтому ты и решил, сговорившись с Раридом, его обнести, - проговорил Андрей, бросая горошины обратно в ящик. - Ладно, давай за дело. До вечера надо собрать ракеты и погрузить их в машину.
        Спрыгнув из люка на песок, стронгер бросил взгляд в сторону шлюпки. Картина радовала глаз. Брайан без лишних понуканий уже вынимал из ее корпуса первый из умело замаскированных носителей и волоком оттаскивал его в сторону. Чемоданчик с детонаторами лежал тут же рядом.
        - Шустрый малый, - прокомментировал Джефери, идя следом за Андреем. - Только ему бы помощника. Вот замочил Фостера…
        - Ты и поможешь, - не поворачивая головы, ответил стронгер. - Ничего не случится, если придется руки немного попачкать. Ради благого дела.
        Джефери хрюкнул, тем самым выражая свое отношение к словам Вольфа и, чуть замешкавшись, спросил:
        - Слушай, Блейк, а они-то в курсе, для чего ты перевозишь сюда ракеты? - охотник мотнул головой в сторону, где предположительно должен был находиться Йорн.
        Вольф остановился, предпочитая разговаривать на подобную тему подальше от ушей Брайана, который к этому времени вытаскивал из недр шлюпки второй носитель.
        - Может и в курсе, - неохотно ответил Андрей. - Те, с кем я работал ведь не совсем дебилы, чтобы не замечать очевидных фактов. Меня ни о чем не спрашивали. Если правильно все поймут, то постараются в ближайшие дни покинуть территорию города.
        - А не начнут ли готовить контратаку? Или же первыми не нападут?
        Вольф на секунду задумался.
        - Вероятность, что кто-либо из них стуканет в СБ настолько мала, - произнес он, сплевывая на песок. - Огромные деньги, особенно если они пришли внезапно, как правило отдаляют человека с личной криминальной историей от правоохранительных органов. Это для него в таком случае выгоднее всего.
        - Почти тоже самое, как протянуть нож будущему убийце своей матери, - усмехнулся Джефери.
        - Это их право, - ответил стронгер. - Мне плевать, что они думают. Главное, чтобы не становились на пути.
        Неспешно дойдя до трудящегося в поте лица Брайана, Андрей осмотрел результаты его бурной деятельности. Рядом со шлюпкой лежало уже две собранные ракеты, поблескивая в первых лучах восходящего солнца глянцевыми боками. Тонкие серебристые цилиндры толщиной с ногу взрослого человека и длинной около двух метров выглядели довольно мирно, если не знать их предназначения и потенциала. Детонаторы рыжий пока не ставил, что с его стороны было весьма разумно. Если одна из этих «малышек» рванет при транспортировке, от фулкара не останется даже пепла.
        - Как успехи? - поинтересовался Андрей у проводника.
        - Тяжелые, сволочи, - пожаловался тот, присаживаясь на борт шлюпки и утирая ладонью со лба капельки пота. - Одному собирать - сдохнуть можно. Еще двенадцать осталось.
        - Ну ничего, - проговорил Вольф, покосившись в сторону дивиаполисца. - Сейчас поможем. Кстати, а где парень, что нас встречал?
        - Не знаю, - пожал плечами Брайан. - Минут десять назад возле кустов ходил, все что-то рассматривал.
        - Где твой человек, Джефери? - спросил стронгер у охотника.
        Тот закрутил головой по сторонам, пытаясь обнаружить пропажу. Однако парня с излучателем действительно нигде не было.
        - Проклятье Влаара! - выругался Джефери, мгновенно кидаясь обратно к машине. Вольф двинулся следом. Только рыжий все так же сидел, облокотившись на тело торчащего из недр шлюпки очередного носителя. Он непонимающе хлопал глазами, смотря в спины убегающих мужиков.
        Вольф вдруг четко ощутил опасность. Он еще толком не понимал, что заставило насторожиться и с какой стороны нужно ждать неприятностей. Просто внутри него неожиданно сработала тревожная сигнализация, с изнуряющей настойчивостью предупреждающая о чем-то нехорошем. Так обычно всегда происходило перед настоящей угрозой его жизни.
        - Держи, - Джефери, нырнув в люк фулкара, кинул стронгеру длинноствольный излучатель. Сам вооружился таким же. Затем, сняв оружие с предохранителя, он посмотрел в сторону растущих возле кромки леса густых зарослей.
        Вольф уже осторожно подходил к деревьям, и охотник быстро двинулся к нему.
        Следы парня здесь были повсюду. Натоптал он изрядно, будто специально ходил кругами, пытаясь что-то скрыть. Дальше цепочка отпечатков ботинок уходила вглубь леса, петляя среди пока еще редких мохнатых стволов.
        - Что за хрень? - Джефери присел на корточки, щупая пальцами влажную почву. - Гадить пошел что ли? Зачем тогда так далеко? Ведь дальше даже сесть некуда: сплошные ядовитые плиары.
        - Тихо, - прервал монолог охотника стронгер, вслушиваясь в доносящиеся из леса звуки. Но присутствия неподалеку кого-либо из чужих людей ничего не выдавало. Фон был вполне обычным.
        Пройдя несколько шагов по следам, Андрей обогнул толстое дерево и вдруг увидел торчащий из высокой травы ствол излучателя. Джефери, идущий позади, снова выругался.
        - Бросил оружие, да еще такое дорогое, - прошипел он, аккуратно вытаскивая находку защищенной спущенным рукавом куртки рукой. - Скотина! Теперь кроме деревянного кола ничего не получит.
        - Думаю, что кол ему уже без надобности, - ответил шепотом Андрей, рассматривая подобранный излучатель. Судя по холоду металла, им в ближайшие пятнадцать минут не пользовались.
        Джефери одарил Вольфа скептическим взглядом.
        - Это мы еще посмотрим, - пробормотал он, осторожно обследуя близлежащие кусты.
        Но стронгер наткнулся на мертвое тело первым. Парень лежал лицом вниз, неестественно вывернув руки. И характерная рана на затылке с обугленными краями говорила о единственном варианте произошедшей трагедии. Смерть наступила мгновенно. Пробивший голову насквозь заряд плазмы по-другому не умеет. Вот только почему с такого небольшого расстояния никто выстрел так и не услышал?
        - Живо назад! - Вольф одернул замершего было охотника, толкая впереди себя. - Давай к машине!
        Прикрывая спину Джефери, стронгер держал излучатель наготове, не опуская ствол. Невидимый противник мог нанести удар в любую секунду, поэтому нужно было среагировать первым.
        Добравшись до фулкара, Вольф и Джефери укрылись за его помятым кузовом, отделяющим их от леса.
        - Что случилось?! - раздался издалека голос Брайана. Проводник, обеспокоенный странным поведением двоих людей, стоял, забравшись на шлюпку и пытался разобраться в происходящем.
        - Пригнись! - прокричал ему охотник, делая жест рукой, словно бросал гранату. - Пригнись, говорю!
        Брайан несколько секунд растерянно раскрывал рот, не решаясь еще что-то спросить. Затем нехотя слез вниз, садясь на песок позади лодки. И уже оттуда прокричал:
        - Так что произошло-то?! Нашли парня?!
        Ему никто не ответил. Вольф отчетливо услышал, как в лесу хрустнула сухая ветка под чьим-то сапогом. Шорох листьев об синтетическую ткань одежды неумолимо приближался, а тихая монотонная песнь готового к стрельбе излучателя заставляла крепче сжимать рукоятку оружия.
        Противник был один. Вот только возникшее вдруг острое чувство дискомфорта пробрало стронгера до самых пяток, вызывая в руках мелкую дрожь. Стиснув зубы, Андрей пытался возобладать над собственным трясущимся телом, ощутившим крайнюю близость биологически похожего организма.

3.
        - Мне нужен Дастин Блейк! - раздался незнакомый голос.
        В нескольких метрах от фулкара стоял низкорослый молодой человек, имеющий довольно неприятное лицо. Он держал в руках мощный плазменный излучатель, способный в мгновение ока спалить машину вместе с укрывшимися за ней людьми. Его маленькие злые глазки бегали по сторонам, изучая местность.
        Вольф, как ни пытался, не мог припомнить, чтобы видел этого человека раньше. Он почти всех стронгеров знал в лицо, но в этом случае память его подводила. Да и внутренне он чувствовал какой-то подвох. Ну, не мог этот парень быть стронгером, как ни крути.
        - Если Блейк выйдет сюда ко мне, без оружия, то я оставлю в живых остальных людей,
        - продолжал говорить незнакомец. - Считаю до десяти. Затем пеняй на себя, Блейк.
        Нет, этот точно не стронгер. На мгновение Вольф растерялся, не в силах понять ситуацию. Все его тело вопило о том, что где-то совсем рядом находится представитель Лиги, но никого другого, кроме вооруженного излучателем парня вокруг не чувствовалось. Ни по звуку, ни по запаху. Это было совсем плохо.
        - Пять… шесть…семь, - тем временем вел отсчет незнакомец. Вольф мог бы убить его одним точным выстрелом, однако до последнего момента решил не высовываться. Больше всего это походило на ловушку, где настырный парень играл роль живца. Стоит выйти, и скрывающийся в лесу профессионал избавиться от обоих одним выстрелом.
        Но все получилось несколько иначе. Едва парень успел произнести «девять», чья-то призрачная тень мелькнула в воздухе, и на крышу фулкара беззвучно приземлилась темная фигура. При этом Андрей успел заметить, как запрокинулась набок пробитая тонкой нитью лазера голова незнакомца, так и не успевшего досчитать до десяти. Неожиданный противник действовал стремительно, не давая шансов просчитать свой предстоящий ход. Вольф не успел даже вскинуть свой излучатель, как к нему метнулась тонкая металлическая леска с намерением обвиться вокруг незащищенной шеи. Он чудом смог перехватить ее рукой и, не взирая на то, что острая нить врезалась в кожу, силой дернул на себя. В пальцах мигом вспыхнула сильная боль, и между ними появились выступившие капли крови. Однако действие принесло результат. Противник не ожидал от жертвы такого хода и, не удержав равновесие, свалился вниз, при этом умело сгруппировавшись. Когда он коснулся земли, Вольф был уже рядом, нанося разящий удар ногой. Одновременно с этим Андрей вновь дернул конец лески, который так и держал зажатым в руке.
        Так ловко извернуться мог только настоящий стронгер. Вольф в знак уважения отступил на шаг назад, тем самым дав противнику шанс закончить разворот. Затем произвел молниеносную подсечку, одновременно уходя от прямого удара в голову. Но нога так и не встретила цели. Призрачная тень скользнула вверх, намереваясь обрушиться всем весом, однако Андрей был к этому готов. Он встречным ударом сбил траекторию полета противника, отшвырнув его метров на пять в сторону. Тот удачно приземлился на ноги, а спустя долю секунды уже снова атаковал.
        Битва могла продолжаться еще достаточно долго, так как противники были практически одного уровня подготовки. В этом случае все решала одна единственная ошибка, допущенная кем-либо из них. И допустил эту ошибку Андрей, хоть и был сосредоточен как никогда. Просто свою роль сыграл фактор неожиданности.
        - Не рыпайся, Вольф, - прозвучал женский голос. Смутно знакомый, и в то же время, если прислушаться к интонациям, с которыми произносились слова, даже почти родной.
        - Ради твоего же блага, не рыпайся.
        Андрей всего лишь на мгновение замешкался, и в следующий момент перед его лицом мелькнула рука в тяжелой бронированной перчатке. Он только успел разглядеть зажатые между пальцев противника усики нейрошокера. Затем весь мир погас, сменяясь темнотой забытья.

* * *
        - Через двадцать минут я жду тебя возле фонтана, - проговорил Лешка, и его лицо исчезло с экрана видеофона, уступая место очередной красивой заставке.
        Андрей заговорщицки улыбнулся.
        Как хорошо, что у него есть такой друг, как Лешка. Бесшабашный и веселый, всегда готовый впутываться в различные переделки. А что еще нужно в девять лет? Дети, с рождения живущие на Зойле стремятся к приключениям круглые сутки. Возможно, этому благоприятствуют особенности местного воспитания, мягко поощряющего капризы маленьких жителей. Или тропический климат планеты, расслабляющий взрослых и ненавязчиво принуждая их вести ленный образ жизни.
        - Мам, я с Лешкой купаться пойду! - повернувшись в сторону открытой двери на террасу, прокричал Андрей.
        - Только к обеду возвращайтесь! - донесся в ответ женский голос.
        Но Андрей слов уже не слышал. Быстро запихав в модный рюкзак необходимые вещи, он со скоростью ветра выскочил из дома и понесся через зеленую лужайку к самому центру поселка, туда, где на круглой площади, вымощенной по древней традиции шестигранными камнями, поднимал в небо свои прозрачные струи большой сверкающий фонтан.
        Это был самый счастливый период его жизни. Счастливый и беззаботный. Отец уже не появлялся два года, оставив его и мать в покое. Но вот надолго ли?
        Андрей сначала каждый день ждал, что входная дверь вдруг распахнется, впуская в дом высокого смуглого человека в темных очках, каждый раз приносящего с собой ненависть ко всему миру. Но время шло, а отец все не прилетал. Вскоре мальчик стал постепенно забывать все опасные уроки, которые тот заставлял делать. Жизнь повернулась совсем другой стороной, доброй и ласковой, полной любви и дружбы.
        - Принес? - спросил Лешка.
        - Ага, - кивнул Андрей, протягивая другу рюкзак. - А зачем нам столько веревок?
        - Будем кататься на водяных червях, - глаза Лешки азартно блеснули. - А если повезет, то и поймаем одного.
        - Так это же опасно, - попытался возразить Андрей, не выпуская рюкзак из рук.
        - Тебе ли бояться, - усмехнулся светловолосый мальчишка. - Ну, если не хочешь, иди домой. Я один пойду. Или с Мишкой. Он-то не струсит.
        - Это я-то трушу? - Андрей сжал кулаки. Лешка всегда знал, как его уговорить на любую проделку. - Пойдем!
        И они, весело толкая друг друга, двинулись по пыльной укатанной дороге в сторону ближайшего провала. На обоих были одеты только белые короткие шорты, четко контрастируя с темной загорелой кожей. Здесь почти никто не носил рубашек.
        Зойла была довольно своеобразной планетой. С виду она ничем не отличалась от сотен других планет, за тысячи лет освоенных и колонизированных людьми. Но человек, не посвященный в ее тайну, никогда бы не догадался, что Зойла скрывает под своей поверхностью. На самом деле, это планета-океан. Целый огромный океан пресной воды, населенный всевозможными формами неразумной жизни. Вот только снаружи он покрыт твердой каменной коркой, будто льдом. А там, где камень провалился, образовались многочисленные бездонные колодцы, через которые можно проникнуть в темные холодные глубины чужого мира. Только никому из людей, живущих на поверхности, этого не нужно. Разве что любопытным детям.
        А вот гигантские водяные черви частенько выглядывают из этих колодцев, подолгу прилипнув к отвесным стенам и греясь в теплых солнечных лучах. Люди к ним уже настолько привыкли, что обращали внимания не больше, чем на растущие вокруг тощие кустарники.
        Дорога пошла под уклон, плавно огибая небольшую рощу мохнатых деревьев. Спустившись в низину, ребята оказались возле одного из самых больших провалов в этом районе. Он был почти круглой формы, в диаметре около километра. От холодной воды поднимался густой белый пар.
        Перегнувшись через край провала, Лешка посмотрел вниз.
        - Гляди, какой огромный, - с восторгом проговорил он, заметив прилипшего к стене червя.
        Андрей с трепетом оценил замершего на камнях гиганта. Червь был поистине огромен. Одна только часть, что возвышалась над водой, превышала в размерах все известные мальчику космические корабли. А уж насколько это создание уходило вглубь океана, оставалось только гадать.
        - Ну и как ты хочешь его оседлать? - с сомнением спросил Андрей.
        В ответ Лешка заговорщицки подмигнул и начал обвязывать вокруг своего пояса веревку. Затянув прочный узел, он посмотрел на друга. Сказал:
        - Да все получится, не трусь. Меня отец учил. У этих зверюг на загривке есть специальные клапаны, затыкая которые в определенном порядке можно ими управлять.
        Андрею эта затея совсем перестала нравиться.
        - Ты уже делал это?
        - Нет, - усмехнулся Лешка. - Но много раз видел, как другие делали.
        - Ух, и влетит нам, - пробормотал себе под нос Андрей.
        - Хватит бубнить! - светловолосый мальчишка бросил другу конец веревки. - Как только поможешь спуститься, сразу кидай мне веревку. Я закреплю ее на черве. Потом, что есть сил, побежишь к северному провалу и сделаешь так, как договорились. Понял?
        - Понял, - кивнул Андрей, хватая обеими руками прочный капроновый трос.
        Лешка ловко перекинулся через неровный край и почти сразу же исчез в густом облаке пара.
        Постепенно стравливая веревку, Андрей мысленно отсчитывал метры. Хоть Лешка и не был особо тяжелым, но от напряжения широко расставленные ноги Андрея начали предательски трястись. Неумело взятый трос резал руки.
        Когда в голове мелькнула отметка «двадцать», снизу донесся приглушенный голос друга:
        - Все, бросай!
        Спустя мгновение трос ослаб.
        Разжав истертые в кровь пальцы, Андрей нагнулся, собрал стелющиеся по камням витки веревки. Широко размахнувшись, метнул вниз. При этом его колени продолжали дрожать, а руки будто жгло огнем.
        Надо бежать…
        Определившись с направлением, Андрей побежал. Он даже не остался посмотреть, как Лешка будет седлать червя. Было жутко любопытно, но он обещал другу…
        Ноги плохо слушались, мальчик спотыкался об острые камни, продолжая двигаться на север.
        Быстрее…
        За кажущимся сейчас таким далеким холмом был второй большой провал. Там Лешка еще с вечера приготовил самодельную хитрую сеть. Сейчас ее надо было достать.
        Тяжело дыша, смахивая с лица соленый пот, Андрей подлетел к сложенной пирамидой груде булыжников, находящейся рядом с дышащим холодом колодцем. Пошарив рукой среди камней, мальчик с трудом вытащил свернутую в огромный моток веревку, кое-где имеющую плотные узлы. Ее концы уже были намертво закреплены на соседних скалах, осталось только сбросить сеть в воду.
        Андрей подтянул моток к самому краю и столкнул ногами вниз.
        Раздался громкий всплеск. Мальчик только видел, как под тяжестью сети натянулись уходящие в туман тонкие, но прочные тросы. Что происходило у самой воды, оставалось для него тайной, покрытой пеленой белого пара.
        Он сидел и, положив подбородок на колено, терпеливо ждал. Время словно остановилось, не решаясь двинуться дальше. Нехорошие мысли начали лезть в голову, одна ужаснее другой.
        Неожиданно внизу что-то громко ухнуло. Андрей даже подпрыгнул. Тросы зазвенели, с неимоверной силой врезаясь в камень. Чувствуя прилив адреналина, мальчик начал скакать вдоль края провала. Он вытягивал шею, в надежде хоть что-нибудь разглядеть. Но тщетно.
        Вдруг туман внизу забурлил, словно пена в кипящем котле. Сквозь разорванные клочья белой пелены мелькнул темный гигантский силуэт, с силой ударяясь в стену колодца.
        Камень под ногами Андрея дрогнул. В бездонную глубину посыпались песок и мелкий гравий. Длинное тело червя извивалось в страшной агонии, кольцами выскальзывая из воды, молотя о твердые стены. В последний момент гигант вдруг замер, будто смерился со своей судьбой. Но это был лишь секундный перерыв. В резком мощном толчке червь подлетел вверх, почти касаясь своей гладкой головой края провала. Послышался громкий шум выпускаемого им воздуха.
        Андрей отпрыгнул назад, не спуская с чудовища глаз, полных изумления и восторга. Он увидел Лешку. Мальчишка был привязан к спине червя, почти скрываясь в глубоких складках зеленой шкуры. Он был жив и махал Андрею рукой.
        Все кончилось также быстро, как и началось.
        Спустившись к обмякшей туше поверженного зверя, Андрей не удержался и свалился в ледяную воду. Следом прыгнул Лешка.
        - Вот видишь! - брызгаясь на друга, воскликнул он. - Мы его поймали!
        - И что? - стуча от холода зубами, проговорил Андрей. - Что дальше?
        - Как что? - удивился Лешка, продолжая как ни в чем ни бывало плавать вдоль огромной головы червя. - Мы победили!
        Хватаясь посиневшими руками за жесткие щетинки, растущие на шкуре мертвого существа, Андрей вылез из воды. Зубы продолжали отбивать барабанную дробь.
        Мы победили…
        У него в те далекие счастливые времена было столько подобных побед, совершенных вместе с единственным другом, что иным и за всю жизнь не видать. И наказывали их взрослые частенько. Однако мальчики почти не расставались, с утра и до поздней ночи придумывая опасные и увлекательные игры. Им было весело.
        Но это продолжалось недолго.
        В один прекрасный день, проснувшись позже обычного, Андрей вышел в столовую и не обнаружил на столе завтрака, который мама каждое утро ему оставляла.
        Позвав родительницу и не услышав ответа, Андрей вышел на террасу, где та любила загорать. Там ее не было.
        Сердце екнуло в груди, предчувствуя нехорошее.
        Спустившись на кухню, мальчик от ужаса вдруг вскрикнул. Ноги подогнулись, он невольно сел на ступеньку лестницы.
        На полу, в луже липкой крови лежала его любимая мама, рукой пытаясь зажать на шее глубокую рану. Но сквозь неплотно сжатые пальцы вырывался пульсирующий алый фонтанчик, с каждым новым толчком унося из слабого тела остатки жизни.
        Чуть в стороне, сжимая в руке большой столовый нож, стоял Лешка и весело улыбался. Его лицо было перепачкано кровью.
        - Не-е-ет! - не веря в происходящее, истошно закричал Андрей. По его щекам ручьями текли слезы, а тело била дрожь.
        Найдя в себе силы, он подскочил к светловолосому мальчишке и, схватив подвернувшуюся под руку тяжелую сковороду, ударил его по голове.
        Раздался хруст. Голова Лешки неестественно легко слетела с плеч, повиснув на искрящемся шлейфе биоволокон. Из шеи хлынула черная пузырящаяся пена.
        - Теперь ты понял, сын, что дружба способна причинять боль? - произнес стоящий в дверях кухни высокий мужчина в темных очках. От его злорадной ухмылки веяло смертью. - Это тебе урок на будущее. Не верь никому.
        - Проклятый ублюдок! - вырвалось из пересохшего горла.
        Лежа на рыхлой холодной земле, Андрей попытался сконцентрироваться на собственных чувствах. Но внутри него сейчас бушевал настоящий ураган. Память невольно возвращала те дни детства, когда он еще мог воспринимать окружающий мир не холодным разумом, а тем куском плоти, что бешено бьется в груди. Он не мог понять, что с ним твориться. Что вызвало эти странные перемены в психике? Неужели обычный нейрошокер на такое способен?
        - Сейчас отпустит, - донесся откуда-то сверху все тот же знакомый женский голос. - Потерпи.
        Слезящимися глазами Вольф попытался высмотреть его источник, но так ничего и не увидел. Пока над ним не склонилась выбритая налысо голова.
        - Элиза? - от неожиданности Андрей замер, пытаясь сосредоточиться на лице девушки. Уж не галлюцинация ли это? Но та оказалась очень даже реальной, и в подтверждение этому на голову стронгеру полилась струя холодной воды, окончательно приводя его в чувство.

4.
        - Какая я тебе Элиза? - проговорила девушка, хмуря тонкие нити бровей. - Ты что, Вольф? Совсем меня не узнаешь, что ли?
        Тряся головой, Андрей с трудом принял сидячее положение. Он теперь явно ощущал исходящие от девушки биоволны, которые может испускать только стронгер. Однако реакция на них у него стала заметно слабее.
        - Только одна моя подруга может так бесцеремонно обращаться с мужчинами, - проговорил Андрей. - Ну и изуродовала же ты себя, Сви. Зачем ты здесь? Надеюсь, мои люди в порядке? И что за тип тут махал пушкой, грозясь всех положить?
        - Ничего с твоими людьми не случится, - стиснув зубы, бросила Свиана. Она сделала вид, что проигнорировала слова Андрея насчет уродства. Однако было заметно, как она внутренне сильно переживает насчет своего нового невзрачного облика. - Через час очухаются. Что касается Джозефа Паркера, как ты выразился - «типа с пушкой», то он один из лучших местных сыщиков. Он искал тебя, а я за ним следила. Интересный был тип. Работал в последнее время на полковника Краммера.
        - Краммера? - Андрей сморщился, как от острой зубной боли. - Значит, этот эсбэшник все никак не угомонится? И быстро Паркер меня вычислил?
        - Гораздо быстрее, чем ты думаешь.
        - М-да, - Вольф потер ладонью лоб. - Это хорошо, что сыщик теперь мертв. Чисто сработала, Сви. Молодец. Ну, а теперь рассказывай, зачем прилетела на Тиартог. Ведь не Паркера же прикончить?
        Девушка изящным движением руки поправила складки своего балахона.
        - Нет, не Паркера, - проговорила она. - Хотя, с его смертью у тебя заметно поубавилось проблем. Но это ненадолго. Основная же цель моего прилета - спасти тебя. И хорошо, что вовремя успела.
        - Это называется «спасти»? - Вольф посмотрел на сочащиеся кровью пальцы. - Интересный метод. И от кого же ты меня собралась спасать, кроме везучих сыщиков?
        - Извини за нейрошокер, - Свиана протянула Вольфу флягу с водой. - Ты ведь сам прекрасно знаешь, что такое «зов контракта». Если бы я тебя не вырубила, то ты бы меня в живых не оставил. Причем, даже если и не хотел убивать. Программа, которая сейчас в тебе, не терпит конкурентов, и настроена на полное их уничтожение. Так что пришлось применить проверенный способ, приводящий к ее временному сбою.
        - Хорошо, это я понял, - кивнул головой Вольф, после чего сделал из фляги большой глоток. Затем вернул ее хозяйке. - Так от кого ты решила меня спасать?
        - Ситуация на самом деле очень серьезная, Вольф, - Свиана села напротив Андрея, обняв руками собственные колени. - И чрезвычайно опасная. Мне даже пришлось полностью сменить облик, чтобы беспрепятственно покинуть Сио. Вплоть до подмены ДНК. Ты не представляешь, какую информацию удалось раскопать в личных архивах Свински. Оказывается, за Лигой стоит некая древняя раса стхигмалов, благодаря технологиям которых мы существуем. Таких чужаков никто из нас еще не встречал. Это даже не органика.
        - Ионыч? - тут же предположил Вольф.
        - Правильно, твой рыжебородый куратор один из них, - кивнула Свиана. - Я некоторое время была с ним рядом, пытаясь его получше изучить. Он очень натурально играет роль человека, даже не придерешься. Несколько раз пыталась его спровоцировать на какие-либо необычные действия, но, похоже, он понял, кто я на самом деле раньше, чем закончилось действие сигпитов. И свалил.
        - Точно! Сигпиты! - Андрей аж подскочил. - Так вот почему я тебя раньше не чувствовал на Тиартоге. Совсем забыл о существовании этих маленьких кровососов, которые экранируют биоволны. Не всю хоть кровь из тебя выпили?
        Девушка только махнула рукой.
        - Дело - дрянь, Вольф, - продолжила она. - Лига была специально ими создана, как поисковая система. Они много тысяч лет что-то ищут в нашей галактике, перепахивая планеты одну за другой. Я не смогла узнать - что именно. Вот только, похоже, этот объект находится здесь, на Тиартоге. Это сугубо мои предположения, поскольку скоро на планете будут все стронгеры Лиги. Я узнала об этом перед самым отлетом с Сио, когда Свенски объявил общий сбор. Он лично аннулировал все контракты, кроме твоего. Не знаю, почему. Ты ведь в этом случае будешь вынужден убивать прибывших на планету против своей воли, следую «зову». Их больше, и защищаясь, они тебя просто ликвидируют. Чем ты так насолил Свенски? Это после последнего разговора?
        - Не знаю, - Вольф на минуту прикрыл глаза, собираясь с мыслями. - То, что ты сейчас рассказала, в голове не укладывается. Да за утечку этой информации Свенски бы никого не пожалел. Ты уверена, что нигде не наследила?
        Свиана задрала голову вверх, смотря на высокие ветви деревьев.
        - Это еще не самое страшное, - тихо произнесла она. - Знаешь в чем основное отличие стронгера от обычного человека?
        Вопрос был риторическим, и Андрей просто промолчал.
        - Мы связаны с ними, Вольф, - продолжала говорить Свиана. - И, похоже, крепко связаны. Эти существа вообще не из нашей Вселенной, и могут находиться здесь только благодаря нам. Я не смогла толком понять всю систему тандема, но наши тела их каким-то образом удерживают в этом мире. Один стронгер - один стхигмал. Это и есть тандем.
        - Постой, - Вольф вскочил, схватившись руками за голову. - Если исходить из того, что моя «связка» - Ионычь, то кто же тогда твоя? И главное - где?
        - Я сама бы хотела это знать, - ответила девушка. - Мы никогда не встречались. Наверное…
        - Но ведь Оно должно быть рядом, - не унимался Андрей, ходя из стороны в сторону.
        - Ведь так? Получается, что ты сюда не одна прилетела, а с неким существом, которое, скорее всего, в курсе твоих опасных знаний. Ты об этом задумывалась?
        Свиана промолчала.
        - Кто с тобой летел на корабле? - прямо спросил Вольф.
        - Никто. Я одна летела.
        - Не может этого быть. С тобой должен был лететь кто-то еще. Какой-то пассажир. Вспоминай, кого ты чаще всех видела с собой рядом. И в детстве, и потом. Напряги мозги.
        - Не знаю я. Возможно, моя старая подруга Виолава, - чуть подумав, ответила девушка. - Но она тридцать лет назад погибла при аварии лайнера возле Деско - 18. Ближе ее у меня никого не было. Росла я без родителей, и воспитывалась дядей.
        - Какие отношения у тебя с дядей сейчас?
        - Никаких. Его тоже в живых нет. Остальные варианты исключены.
        - А дядя умер до того, как ты познакомилась с Виолавой? - не сдавался Вольф.
        - Да, пожалуй, - неуверенно проговорила Свиана, а затем вдруг всплеснула руками. - Ты хочешь сказать, что эти два человека - одно и то же лицо?
        - А почему бы нет? - Андрей продолжал ходить, выписывая вокруг девушки замысловатые круги. - Насколько я понял, тела у них нестабильны. Я тут Ионыча придушить на днях пытался, так он вообще на мелкие фрагменты рассыпался, которые потом вновь собрались. Так что от них можно всего ожидать. Вот только осталось понять, кем же сейчас является твой куратор. То, что он с тобой был в корабле - сто процентов. Даже если и без определенного тела.
        Свиана провела ладонью по своей лысой макушке.
        - У меня нет вариантов, - произнесла она. - Просто нет. Пока летела сюда, уже думала над этим. Но вторая половина нашего тандема, похоже, не желает себя выдавать. Правда, есть один вариант заставить его показать себя.
        - Ну и как? - Вольф замер на месте.
        - Поставить свою жизнь под угрозу смерти, - спокойно ответила девушка.
        Андрей несколько секунд подумал, а затем согласно кивнул.
        - А ведь это мысль. Тогда у него не будет другого выхода, как появиться и спасти тебя. Иначе он тоже покинет этот мир. Только все должно быть по-настоящему.
        - Ты все-таки решил довести дело до конца? - спросила Свиана, смотря Вольфу прямо в глаза.
        - Какое дело? - не понял Андрей.
        - Ну, как же? Ты в самом начале нашей встречи чем был занят? Только не говори мне, что хотел просто меня слегка покалечить. Все равно не поверю.
        - Это уж как получиться, - с серьезным видом произнес Вольф. - Но давай эту проблему на время отложим. Сколько по времени будет действовать эффект от нейрошокера?
        - Не могу сказать точно, - девушка покачала головой. - Это зависит от твоего организма. В среднем часов пять - шесть.
        - Зарядов много?
        Свиана достала из складок своего широкого черного балахона небольшой серый треугольник, два усика которого были предусмотрительно убраны в корпус.
        - Не очень, - ответила девушка, проверяя индикатор. Потом, видимо поняв ход мыслей Андрея, отчаянно замотала головой. - Если тебя каждые несколько часов вырубать, то твой мозг вскоре превратится в кисель. Не пойдет.
        - Есть другие варианты? - спросил Вольф.
        - Продолжай выполнять свой контракт, - проговорила Свиана. - До того, как на Тиартоге соберутся все члены Лиги, пройдет не менее трех суток. За это время нужно разработать план действий, и я этим плотно займусь. Кстати, насчет контракта… У тебя в игре появился еще один персонаж, который имеет все шансы на успех. Довольно перспективный. Жаль, что он не успеет по-полной развернуться.
        - Твоих рук дело? - строго спросил Андрей.
        Свиана хитро улыбнулась.
        - Извини, это получилось не специально, - ответила она. - Стечение обстоятельств. Я хотела исправить ситуацию, но было уже поздно. Так что, принимай пополнение.
        - Ну, спасибо тебе, - Вольф в сердцах сплюнул на песок. - Я надеюсь, это хоть не Краммер?
        - Боюсь, надежды твои не оправдаются, - усмехнулась девушка. - Джон Краммер собственной персоной. Мечта стронгера.
        - Проклятье! - выругался Андрей. - Болид мне в голову! Чем я это заслужил?! Он ведь абсолютно не адекватен. Такой персонаж готовить надо не менее месяца, чтобы нормально контролировать его действия. Сейчас он будет только мешать.
        - Так, так, так, - Свиана подошла к Андрею, кладя руку на его плечо. - Ты ведь надумал завершить контракт, верно? Меня не обманешь, Вольф. Я всегда чувствую, когда ты начинаешь планировать какое-либо сумасшествие. У тебя глаза в такие моменты по-особенному блестят. Однако закончить за трое суток - это не реально даже для тебя.
        - На этот раз ты не угадала, - с некоторой пренебрежительностью произнес Андрей. - Зачем зря тратить время на никому не нужную работу? Ведь оставшихся денег, похоже, мне и так не видать. А за «бесплатно» я не работаю. Поэтому, еще раз спасибо тебе, что сбила программу контракта. Теперь есть о чем задуматься.
        - И это все, что ты можешь сказать? - возмутилась Свиана. - Нет, Вольф. Я не для того жизнью рисковала, чтобы просто донести до тебя информацию. Я пойду с тобой до конца. Слышишь?
        Андрей взял лицо девушки в свои ладони и, повернув к себе, заглянул в ее серые глаза. Когда-то они были совсем другими и цветом чернее тиартогианской ночи. Да и длинные локоны волос приятно щекотали пальцы, а в воздухе витал сладкий запах ванили. Сейчас ничего этого не осталось. Перед ним стояла невзрачная, можно сказать даже некрасивая молодая девушка, бритая голова которой блестела на солнце не хуже начищенного боевого блистера гравилета. Зная Свиану, Вольф был точно уверен, что даже под страхом смерти она не променяла бы свою почти совершенную внешность на это убогое тело. Да, ей приходилось применять модификаторы, которые зачастую превращали красавицу в омерзительных тварей, но это совсем другое. Свой человеческий облик Свиана трепетно сохраняла неизменным. Для нее он был неприкасаемым. И исходя из этого, Андрей мог сделать только один вывод: ей помогли. Против ее же воли изуродовали, отняв самое дорогое ее сокровище - красоту. Только вот зачем? Вольф был почти уверен, что здесь не обошлось без Свенски. Неужели старый упырь начал какую-то свою хитрую игру? Тогда Свиана сейчас находится в таком
состоянии, когда ради возврата потерянной ценности готова на любые жертвы. Доверять ей совсем не стоит, пока не проявится функция ее роли. Свенски мог поручить девушке все что угодно. Также вся секретная информация, якобы украденная из архивов Лиги, имеет право с легкостью претендовать на звание искусной выдумки. Где теперь правда, а где лож?
        Вольф смотрел в глаза девушки и с каждой прошедшей секундой понимал, что принятое им решение самое верное в данной ситуации. Он больше всего на свете сейчас хотел получить в свое распоряжение беспомощного и просящего о пощаде Элиота Свенски. Эх, как бы тогда старый ублюдок корчился в агонии, желая своей скорой смерти. И эта бы пытка длилась для него целую вечность. Все рано или поздно начинают говорить правду, и глава Лиги не исключение. Все зависит от мастерства дознавателя. Вольф в этих своих навыках нисколько не сомневался. Вот тогда и можно будет с уверенностью взглянуть на окружающий мир, зная настоящую Истину.
        - Ты чего молчишь? - нарушила тишину Свиана. - Ты смотришь так, словно любуешься мной. Как раньше. Не надо, Вольф. Я сейчас настоящая уродина. Так получилось…
        Девушка оттолкнула Андрея от себя, закрывая свое лицо руками. Затем вовсе отвернулась.
        - Ты ведь не добровольно на это пошла, верно? - Вольф попытался ее вновь повернуть к себе, но та лишь дернула плечом, сбрасывая его руку. - Это Свенски сделал? Он?
        - Свенски, - тихо подтвердила Свиана.
        - С этого и надо было начинать. Все остальное тоже неправда?
        - Хотелось бы, но, к сожалению, правда. За исключением моего куратора…
        - Ты его знаешь?
        - Да. И ты тоже его хорошо знаешь?
        Вольф на мгновение замер, не веря своим ушам. Неожиданная догадка пронзила сознание, подобно заряду плазмы. Она была настолько абсурдна… Как раз, чтобы быть реальностью.
        - Элиот на Тиартоге? - еще до конца не веря собственным мыслям, спросил Андрей.
        Свиана только развела руками.

5.
        Они возвращались в Йорн втроем, благополучно отправив Джефери на фулкаре со смертоносным грузом через джунгли прямо на запад, к скрытому в непроходимых зарослях убежищу. Охотник долго упрямился, требуя, чтобы Вольф поехал вместе с ним, но тот, ссылаясь на непредвиденные обстоятельства, ткнул пальцем в Свиану, и все вопросы разом отпали. Уж больно девушка хорошо умела убеждать. Андрей лишь подробно объяснил дивиаполисцу, как запустить ракеты, при этом изрисовав почти всю внутреннюю обшивку фулкара иллюстрациями. Когда Джефери наконец кивнул, сказав, что все понял, стронгер вместе с Свианой и Брайаном покинули машину.
        Рыжий проводник с первой минуты знакомства невзлюбил новую спутницу Вольфа. Возможно из-за столь грубого отношения к нему, когда она нейтрализовала обоих свидетелей вслед за Андреем. Джефери воспринял это на удивление спокойно, а вот Брайан все не мог угомониться, бросая на девушку косые ненавидящие взгляды. Как же он не может понять, дурак, что в обратном случае, если Свиана почувствует с его стороны в свой адрес серьезную угрозу, жить ему останется считанные секунды.
        Корабль появился чуть раньше, чем планировалось. На фоне еще не окончательно почерневшего ночного неба его темный силуэт возник, будто призрак, подавая короткие вспышки-сигналы одиноким прожектором. Брайан, до этого момента мирно дремавший в шлюпке, тут же вскочил на ноги, едва Вольф коснулся его плеча. Почти сразу на то место, где располагались ноги проводника упал тяжелый металлический ящик.
        - Мы не договаривались везти обратно какой-либо груз, - возмутился Брайан, мотая головой. - Это совсем другие деньги. Люди на судне будут против. Мало того, лишнего пассажира берем…
        - Не будут против, - уверено проговорил Андрей, запрыгивая в шлюпку и садясь сверху на «вклад дивиаполисцев в борьбу за собственное благополучие». Ну да, если моряки узнают, какая сумма в граненых горошинах «астрала» идет к ним на борт, то не только с радостью примут ящик, но и постараются избавиться от его хозяев. С них станется. Поэтому Вольф заранее приготовил оплату, чтобы при посторонних не показывать груз. Одной горошины с лихвой хватит для усмирения повышенного любопытства.
        Когда лодка ткнулась в борт корабля, с палубы послышался недовольный голос капитана:
        - Эй, парни. Я что-то не понял. Договаривались на вас двоих, и только. Этот лысый малец тут явно лишний.
        Свет прожектора упал Свиане в лицо, заставив ее зажмуриться. Она с трудом держала себя в руках. Последний, кто усомнился в ее привлекательности уже давно сгнил в одном из заброшенных оросительных каналов Ферагена, а тут еще и мальчишкой обозвали. Не завидовал Андрей этому неосторожному на язык йорнцу. Как только экипаж судна выполнит свою задачу, Свиана несомненно посчитается с ними со всеми, толком не разбираясь кто виноват. Свидетели ее позора не должны жить ни при каких обстоятельствах. Вольф даже сомневался, удастся ли ему отстоять Брайана. Ведь проводник тоже легко попадет под общий замес.
        - Я пытался урегулировать… - начал было рыжий, но Андрей его перебил.
        - Все нормально, командир, - произнес он, в свою очередь закрываясь рукой от падающего в лицо луча света. В следующий момент стоящая рядом девушка едва заметно дернулась, раздался громкий хлопок и наступила кромешная тьма.
        - Что за хрень?! - воскликнул капитан, не скупясь на отборные ругательства. - Каус, плавник хироптиса тебе в задницу! Сколько раз говорил, чтобы лампу поменял?! А? Разорви тебя детородным органом склизкий свигг! Вот теперь чем хочешь свети! Мне все равно, как, но свет чтобы был сию минуту! Тут нас, похоже, пытаются… принять за юнцов, воды забортной ни разу не хлебавших. А я очень не люблю, когда меня нагибают в темноте.
        - Один момент, сэр, - раздался взволнованный голос, и по палубе застучали быстрые шаги. Но с первого раза попасть в нужный люк некий Каус, похоже, так и не сумел. Громкие проклятия разнеслись над безмятежной поверхностью воды, сопровождаясь лязгающими звуками отпираемого замка.
        - Мы так и будем стоять? - поинтересовался Вольф. Его глаза уже адаптировались к перемене освещения. С каждой секундой окружающий мир становился все четче. Он без особого труда мог видеть, как облокотившийся на фальшборт капитан усердно ковыряется пальцем в носу, наивно полагая, что остается неразличимым в темноте.
        - Спокойно, груз, - отозвался моряк, катая между пальцев добытое из ноздри ископаемое. - Сейчас разберемся, кто тут и почем.
        Спустя минуту прибежал запыхавшийся Каус, сжимая в руке маленький переносной фонарик, который узким тусклым лучом хаотично расчерчивал мрак.
        - Вот, сэр, - гордо объявил он, протягивая капитану источник света.
        - Что это, Каус? - с напущенным удивлением тот взял двумя пальцами предложенный предмет. - Что мне с ним делать прикажешь? Разве что в задницу посветить! Ты бы еще светляка глубинного выудил, и то бы толку было больше! Ну ничего, я тебя заставлю с собой всегда лампочки носить! Только в порт придем…
        - Эй, на палубе! - решил напомнить о себе Андрей. - Может, хватит семейные сцены устраивать?
        - Кто здесь? - капитан перегнулся через фальшборт, чиркая жалким лучом по фигурам стоящих в шлюпке людей. - А, груз… А я думал рыба шумит…
        - Послушай, командир, - произнес Вольф, поднимая вверх руку с зажатой между пальцев граненой горошиной. - Этого хватит, чтобы решить все проблемы?
        - Ну ка, - йорнец направил луч фонаря на сверкнувший красным светом «астрал». - Не, парень. Ты не понял. У меня трюм под завязку набит, так что места лишнего нет. Договаривались на двоих.
        - Она весит в два раза меньше, чем я, - наседал Андрей, зажимая горошину в кулаке.
        - Для судна такого класса это не чувствительно.
        - Так это еще и девка? - возмутился капитан. - Баба на борту - к несчастью. Не пойдет.
        Свиана повернула к Андрею голову и еле слышно шепнула:
        - Давай, я уберу его по-быстрому. Выпендривается, будто страх потерял. Терпение уже кончается.
        - Погоди, - одними губами ответил стронгер, а затем вновь обратился к йорнцу: - А если девка поможет тебе расслабиться? Она это делает великолепно. Не пожалеешь.
        - Страшенная, на… - несколько секунд капитан светил в ошалевшее от слов Андрея лицо девушки, явно обдумывая предложение. Затем, мельком скользнув по ее фигуре, резко отвел луч в сторону. - Давайте на борт. Только быстро, пока не передумал.
        В следующий момент из недр корабля выползли два гибких манипулятора и, аккуратно подхватив шлюпку вместе с людьми, водрузили ее на законное место в расположенную на корме нишу.
        - Вы двое - в трюм, - ткнув пальцем в грудь Брайана, приказал капитан. - Выбросите за борт не больше трех пакетов. Как раз должно хватить, чтобы компенсировать вес. А ты, «красавица», - он еще раз посветил в глаза Свиане, - пойдешь со мной в каюту. Только это… намотай на башку какую-нибудь тряпку. А то смотрю на тебя, и вспоминаю своего старого мичмана. Тоже лысиной сверкал.
        И тут Вольф понял, что капитан расстанется с жизнью гораздо раньше, чем он изначально предполагал. Перекосившееся от с трудом сдерживаемой злости лицо девушки вопило о намерении обагрить руки в крови очень отчетливо. Она могла сорваться в любую секунду.
        - Не делай глупостей, - шепнул ей Андрей, подхватывая с пола ящик с «астралом». - Хотя бы до прибытия в порт.
        - Я убью тебя, Вольф, - глаза Свианы горели яростным огнем, готовым испепелить все судно вместе с экипажем и пассажирами. Плотно сжатые зубы скрежетали, едва не крошась от применяемых к ним усилий. - Всех убью, всех.
        - Спокойно, - Андрей подождал, пока девушка перешагнула на палубу корабля. Выбрался следом за ней. - Начни с меня. Глядишь, желания поубавится.
        Та в ответ прошипела несколько нецензурных выражений, сопровождаемых красноречивыми жестами.
        - Это еще что за хрень? - Стоящий на пути пассажиров капитан положил свою ладонь на ящик, который Вольф бережно нес в руках.
        - Мой багаж, - ответил тот.
        - Хм, ну тогда будем производить досмотр багажа. Открывай крышку. Каус, иди сюда. Посвети.
        Нерасторопный помощник принял из рук капитана фонарь. Однако Андрей не спешил показывать ценный груз.
        - Послушай, Каус, - обратился он к стоящему рядом молодому йорнцу. - Ты умеешь управлять кораблем? Справишься один?
        - Я один и управляю, - удивленно проговорил тот, пожимая плечами.
        Вольф бросил многозначительный взгляд на Свиану, и девушка сразу поняла его как надо. Ее гнев, с таким трудом сдерживаемый за счет силы воли, в одно мгновение выплеснулся наружу. Капитан заподозрил было неладное, но рыпаться уже не имело смысла. Девушка одним быстрым ударом сломала ему шейные позвонки. Затем, приподняв одной рукой за горло, небрежно выбросила мертвое тело за борт.
        - Теперь ты понял, Каус, как кончают жизнь жадные и самодовольные ублюдки? - посмотрев на впавшего в шоковое состояние йорнца, произнес стронгер. - Ты ведь не такой, правда? Ты доставишь нас в город?
        Продолжая пялиться стеклянными глазами вслед скрывшемуся в темной воде капитану, помощник судорожно закивал головой.
        - Послушный мальчик, - проговорила удовлетворенная результатом Свиана.
        В следующую минуту она обратила внимание на замершего в шлюпке Брайана, который так и не успел из нее выбраться. Теперь проводник медленно пятился назад, в надежде, что его побег никто не заметит. Он и глазом не успел моргнуть, как Вольф уже стоял за его спиной, пресекая все попытки покинуть корабль.
        - Даже не думай свалить, - предупредил рыжего Андрей. - Ты не доделал свою работу. Если вернемся в Йорн без проблем, то только в этом случае я позволю тебе уйти. Понятно?
        Тот кивнул.
        - А сейчас все занимайте свои места. Каус, теперь ты капитан и управляешь судном. Не подведи меня. Иначе отправишься догонять своего бывшего командира. И не вздумай при проверке ляпнуть что-нибудь лишнее - убью быстро и болезненно. Все, поехали.

* * *
        - Я так и знала, что этот придурок в конце концов разобьет корабль, - проговорила Свиана, в очередной раз пиная в живот мертвое тело Кауса. - Почувствовал свободу, гаденышь! Решил в героя поиграть.
        - Но это не повод, чтобы его убивать, - Вольф покосился на медленно втекающий в рубку через неплотно прикрытый люк ручеек воды. - Он не выдержал такой ответственности. Сорвался.
        - Хорошо, хоть до города добрались, - девушка наконец немного остыла и подошла к Вольфу. - Давай выбираться наружу, что ли.
        Андрей согласно кивнул, а затем, выбив ногой крышку люка, всем телом приготовился встретить бурлящий холодный поток.
        Дорога к городу прошла без каких-либо происшествий. Каус в одиночку вел судно, а все остальные тихо сидели в трюме, надеясь на благоразумие нового капитана. Вольф его достаточно запугал, чтобы тот при прохождении проверки не натворил бед. Все шло тихо и гладко. Ровно до тех пор, пока корабль на подходе к Йорну не остановил патруль. Вот тут-то Кауса и переклинило. Вместо выполнения приказа СБ на немедленную остановку, он погрузил транспорт под воду, намериваясь на полном ходу войти в скрытую под берегом канализационную трубу. Но эта наглость не прокатила. Выпущенная патрульным катером торпеда догнала корабль почти у самого входа в темное отверстие городской системы сброса. Мощным взрывом разворотило корму и часть трюма. Однако с грузом оставался на тот момент один Брайан, поэтому он погиб первым. Вольф и Свиана вовремя успели перебраться в моторный отсек, откуда планировали достигнуть рубки с целью наказать невменяемого йорнца. Это их и спасло.
        Андрей чуть замешкался, возясь с неудобным ящиком, поэтому ввалился в помещение вторым. Он только успел увидеть предсмертные судороги парня, которого девушка сложила буквально пополам об пульт управления. В моменты ярости Свиана особо не церемонилась, выбирая способы убийства.
        - Он все равно уже бесполезен, - проговорила она, впечатывая сапог в голову Кауса.
        - Корабль развернуло боком поперек трубы. Треть отсеков затоплена. Надо выбираться, пока не подоспел патруль.
        - Без транспорта мы далеко не уйдем, - возразил Вольф, опуская ящик на пол. - Патрульный катер окажется сейчас очень даже кстати. Ты так не думаешь?
        Девушка в ответ хрустнула костяшками своих тонких пальцев.

6.
        Патрульные не стали лишний раз заморачиваться и, просто-напросто протаранили борт корабля заостренным носом своего катера. Видимо они знали, на что шли. Обшивка судна лопнула, подобно бумажному пакету, впуская внутрь себя окруженный потоками воды инородный предмет. Дальше последовал абордаж.
        Полузатопленный транспорт стонал деформирующимися переборками, иногда из его глубины слышался скрежет рвущегося металла. И дюжина облаченных в бронированные легкие гидрокостюмы человеческих фигур быстро рассредоточилась в усеянном обломками помещении. Короткоствольные игольчатые ружья в их руках были незаменимым оружием в условиях смены окружающей среды. Они эффективно работали как на суше, так и в воде. Люди появились как раз в тот момент, когда на пульте управления погибающего корабля погас последний огонек, сообщая о прекращении подачи энергии - сработала аварийная система. Свет погас, и внутри судна воцарилась тьма. Спустя секунду вспыхнули светлячки налобных фонариков, встроенных в гермошлемы, и стронгерам стало намного проще работать, видя четкие цели.
        Вольф и Свиана справились с патрульным отрядом меньше, чем за десять минут. Они действовали четко и быстро, да к тому же, еще и слаженно. Если бы стронгеры могли работать вдвоем, из них бы получилась вполне приличная пара, способная справиться с более сильным врагом, чем кучка испуганных йорнцев. Однако кто-то, возможно и те самые пресловутые стхигмалы, о которых говорила Свиана, давным-давно установил свои законы, обойти которые было невозможно. По крайней мере сейчас. Но Вольф с каждым прожитым днем все больше верил, что в скором времени он докопается до истины. И тогда правила будут действовать совсем по-другому принципу.
        Когда все было закончено, стронгеры разместились в довольно просторной кабине катера, отжимая мокрую одежду. На полу возле шлюза растекалась большая лужа, от которой в сторону ряда мягких кресел шли две цепочки мокрых следов. Покрытие пола было теплое от расположенного внизу моторного отсека, и следы прямо на глазах начинали высыхать.
        - Давай убираться отсюда, - проговорил Андрей, устраиваясь перед пультом управления. - А то, чувствую, корабль развернет, и мы окажемся в ловушке. Готова?
        Свиана только махнула рукой. В следующий момент двигатель натужно взвыл в попытке вытолкнуть катер из пробоины в обшивке судна. Однако с первого раза ничего не вышло, и Вольф принялся плавными рывками раскачивать транспорт. Медленно, но верно процесс продвигался, пока в конце концов с громким скрежетом он не выскочил на свободу, лишь чудом не задев стену тоннеля. Если бы стронгер промедлил еще минуту, то шансов выбраться уже бы не осталось.

* * *
        Спустя два часа после того, как патрульный катер благополучно затонул в одном из подземных протоков, Вольф и Свиана уже сидели в тесном номере дешевой гостиницы с очаровательным названием «На пороге блаженства». Андрей только потом узнал, что заведение это в основном имело другое предназначение. Сюда частенько заходили любители плотских удовольствий, и разномастные гетеры, коих при гостинице содержалось не менее трех десятков, готовы были обслужить любого клиента круглосуточно. Может, такое временное пристанище было и к лучшему, поскольку представители службы безопасности вряд ли в первую очередь будут искать здесь. Да и хозяин заведения, вполне солидный мужчина средних лет, получив от неожиданных постояльцев щедрую оплату вперед, пообещал об их присутствии забыть навсегда.
        - Я в душ, - проговорила Свиана, вытаскивая из верхнего ящика старого комода большое зеленое полотенце. - А еще мне нужна новая одежда. Да и тебе бы не помешала.
        - Глупо сейчас высовываться наружу, - Вольф вполне разделял мнение девушки, поскольку его брюки мало того, что были мокрыми насквозь, да еще и одна штанина светила рваным лоскутом. Куртка имела не намного лучший вид.
        Свиана уже открыла дверь в ванную, но неожиданно замерла на пороге.
        - Я же не говорю о том, чтобы ты немедленно отправился по магазинам, - сказала она. - Здесь полно молодых потаскух. И у каждой из них наверняка немаленький гардероб приличных вещей. Надо же им чем-то клиентов соблазнять. Я не брезгливая, поверь. В моем положении сгодится любая удобная одежда.
        - Согласен, - кивнул Андрей, вытягиваясь во весь рост на скрипучей кровати. - Это вариант. А у охраны что-нибудь найдется и для меня.
        Но девушка его слов уже не слышала. Из-за закрытой двери ванной комнаты послышался плеск воды, сопровождаемый звоном пузырьков с шампунями, жидким мылом, ароматной пеной и еще множеством средств гигиены, которые по ее прихоти десять минут назад лично принес администратор.
        Повалявшись еще немного, Вольф все же заставил себя встать. Мокрая одежда неприятно липла к телу, и с этим надо было что-то делать. Выйдя из номера, он прошел по коридору с множеством запертых дверей, спустился на первый этаж, где в отдельном помещении сидели двое одетых в бронежилеты мускулистых лысых парней.
        - Здорова, близнецы, - с порога бросил стронгер, ловя на себе недоуменные взгляды.
        - Сюда посторонним нельзя, - проговорил сидящий за пультом наблюдения охранник, вставая с кресла. - Только персоналу.
        - Мне можно, - уверенно произнес Вольф, смело шагнув в комнату. - Считайте, что я персонал.
        - Не положено, - сказал второй охранник, протягивая руку к висящему на поясе парализатору. - Уходи, иначе пожалеешь.
        - Да ладно вам, - махнул рукой Андрей. - Свяжитесь с хозяином. Он подтвердит.
        Затем Вольф подошел к висящему на стене большому монитору, экран которого был разделен на сектора по количеству камер.
        - А у вас тут веселая работа, гляжу. Не записываете случаем? А то такой видеоматериал денег стоит. И немалых.
        Но парни ничего не ответили. Один из них начал набирать номер главного, держа в огромной ладони тонкую телефонную трубку, а другой не спускал с незваного гостя внимательных глаз. Разговор охранника с хозяином получился на редкость коротким, и по недоуменному выражению лица здоровяка можно было догадаться, что не самым обычным. Не каждый день парням приходилось выполнять приказы, не относящиеся к их прямым обязанностям вышибал.
        - Чем мы можем помочь? - неуверенно спросил охранник, кладя телефонную трубку на аппарат.
        - Вот, с этого и надо было начинать, - Вольф неохотно оторвался от созерцания творящихся на экране сцен разврата. - Мне и моей спутнице нужна сухая, и по возможности, чистая одежда. Думаю, это не такая большая проблема для вас.
        - Одежда? - парень почесал свой лысый затылок. - Где же мы ее возьмем?
        - А это уже ваша проблема, - невозмутимо ответил Андрей. - Подумайте. Может, свою дадите или клиентов. Девушке сгодиться что-нибудь из нарядов ваших любвеобильных сотрудниц. Если сработаете достаточно оперативно - щедро отблагодарю.
        Не говоря больше ни слова, Вольф вновь поднялся в свой номер. Свиана из ванной еще не вышла, и он принялся обшаривать стены комнаты в поисках скрытых камер видеонаблюдения. Их нашлось аж пять штук, расположенных в самых необычных местах. К тому моменту, когда стронгер замазал смесью из слюны и мела микрообъектив последней из них, в дверь деликатно постучали.
        - Вот, одежда, - стоящий в проеме охранник протянул Вольфу плотный пластиковый сверток. - Как просили.
        - Ну ка, - Андрей взял пакет, развернул. Среди цветастых, явно женских тряпок он без проблем отыскал черные мужские брюки, темно-зеленую куртку и неимоверных размеров рубашку, испещренную какими-то неизвестными ему символами. Похоже, парни не особо утруждали себя подбором. - Все, свободен.
        Охранник замялся, не желая уходить.
        - А это…отблагодарить? - с надеждой в голосе пробормотал он.
        - Ах, отблагодарить, - Вольф в задумчивости обшаривал номер взглядом, пока не увидел стоящую на столе возле окна пузатую бутылку с белым вином, преподнесенную администратором гостиницы как презент важным постояльцам. Взяв ее, Андрей протянул парню. Тот в нерешительности принял подарок. Однако по его глазам было видно, что рассчитывал он на «благодарность» явно другой ценовой категории.
        - Все, свободен, - повторил Вольф, на этот раз захлопывая дверь. Охранник едва успел отскочить назад, чтобы не получить по носу.
        - Кто там был? - позвучал сзади голос Свианы. Обернувшись, Андрей не без интереса оглядел обнаженное крепкое тело девушки, в отличие от лица, не лишенное привлекательности. Она не стала прятать свои прелести под полотенцем, а скорее наоборот, демонстрировала, не став даже вытирать капли воды.
        - Чистую одежду принесли, - ответил Вольф, продолжая пялиться на маленькие аккуратные груди с торчащими сосками. Он ощутил, как внутри него начал разгораться еще крохотный, но с каждой секундой все больше разгорающийся огонь желания.
        - Вовремя, - Свиана грациозной походкой подошла к Андрею и, обняв за шею, прижалась к нему своим горячим молодым телом. - Я так соскучилась по тебе.
        Вольф старался не замечать перед собой выбритую голову девушки, сосредоточившись на своих внутренних ощущениях. Было столь странно не чувствовать прикосновения густых черных волос, от которых распространялся сладкий аромат ванили.
        - Закрой глаза, - шепнула ему на ухо Свиана. - Не смотри. Так будет лучше.
        Андрей последовал ее совету, и в следующий момент понял, что мокрые брюки уже упали вниз, рубашка распахнулась, а горячие губы девушки начали свое долгое путешествие по его обнаженному животу, спускаясь все ниже и ниже.
        В душ Вольф отправился спустя полчаса, захватив с собой принесенную охранником одежду. После близости со Свианой он вдруг начал ощущать, как стало периодически волнами накатывать непонятное отвращение к ней. Еще вполне терпимо, но каждая последующая волна была несколько сильнее предыдущей. Андрей понимал, что таким образом давал о себе знать контракт. Значит, вскоре сбой программы восстановится, и стронгер вынужден будет против своей воли избавиться девушки. Времени, похоже, оставалось совсем немного.
        Свиана успела перемерить все свои обновки, остановив выбор на ярко-синих облегающих брюках и желтой футболке с неимоверно большим вырезом. По какому-то стечению обстоятельств парни из охраны прихватили до кучи похожую на приплюснутый берет шляпку, украшенную рядами сверкающих стразов. Теперь сей предмет гардероба прикрывал собой безволосую голову девушки, придавая ей более-менее сносный вид.
        Когда Андрей вернулся в комнату, его ждал роскошный ужин. Свиана расставила на столе тарелки с горячими, аппетитно пахнущими блюдами. Нашла где-то бутылку вина и пару стеклянных фужеров. Похоже, она вновь напрягла администратора.
        - Ну, каковы наши дальнейшие действия? - поинтересовалась девушка, раскладывая по тарелкам тушеное мясо.
        Вольф зубами вытащил из бутылки пластиковую пробку, выплюнул ее в сторону двери и наполнил вином фужеры.
        - Вопрос поставлен неверно, - произнес он, передергивая плечами. Очередная волна
«зова» оставила неприятный осадок. - До того, как программа контракта стабилизируется, и я снова захочу тебя убить, осталось совсем немного времени. Доверять тебе я тоже не могу, поскольку за твоими плечами фигурирует Свенски. Так что действовать вместе у нас ну никак не получится. Интересно, как скоро старый упырь постарается нас разлучить? Ведь от твоей жизни он напрямую зависит. Так? Он должен понимать всю угрозу для себя. Умрешь ты - его тоже не станет.
        - Ты даже не представляешь, насколько он беспощаден, - Свана осторожно пригубила вино. - Он будет оберегать меня любой ценой. Ты не выстоишь против него, Вольф. Никто из стрингеров не выстоит.
        - Это мы еще посмотрим, - произнес Андрей, залпом осушая свой фужер. - Он ведь так и так вынес мне смертный приговор. Что мне терять? Но для начала, прежде чем объявлять ему войну, надо подготовить идеальное поле боя.
        - Ты с ума сошел, - девушка осуждающе покачала головой. - А вдруг у него насчет тебя совсем другие планы?
        - Тогда ему придется их поменять, - твердо заявил Вольф. - Я не собираюсь прощать предательство. Наказание будет суровым. Если встретитесь, так ему и передай.
        Свиана невесело усмехнулась. Она некоторое время молча наблюдала, как Андрей с аппетитом поглощал успевшую остыть еду. Потом вдруг спросила:
        - А как ты думаешь, Ионыч будет твою жизнь спасать в случае опасности?
        Стронгер на секунду перестал жевать.
        - Вряд ли, - проговорил он с набитым ртом. - Наверняка Свенски уже предпринял для этого все меры.
        - Тогда я буду вместо него, - с серьезным видом заявила девушка.
        - Ты?
        - Элиот не станет тебя трогать, когда почувствует опасность задеть при этом меня.
        Вольф удивленно приподнял бровь.
        - Ты готова пожертвовать собственной жизнью? Ты, стронгер, который по природе своей не способен на такой поступок? Не смеши меня. Ты ведь не человек.
        - Причем тут человек?! - Свиана резко вскочила со стула. - Просто тебе с самого детства вбивали определенные правила поведения, впрочем, как и остальным стронгерам. Из вас формировали личности, руководствуясь принятыми шаблонами и идеалами. У меня воспитание протекало в других условиях. Поэтому я способна воспринимать окружающий мир несколько иначе. И я буду с тобой до конца, хочешь ты этого или нет.
        Вольф не ожидал от девушки никаких опасных действий, и разглядеть метнувшийся к своей голове усик нейрошокера успел лишь в последний момент. Но было уже поздно.
        - Ради твоего же блага, - услышал он последние слова, прежде чем сознание его покинуло.

7.
        Андрей с большим трудом воспринимал происходящее вокруг. Сознание хоть постепенно и вернулось к нему, но состояние отрешенности от окружающего его мира все еще присутствовало. Глаза практически ничего не видели, за исключением каких-то неясных силуэтов, а вот слух пришел в норму гораздо быстрее. Голоса звучали как-то глухо, словно через толстый слой ваты, зато все слова можно было разобрать. И Вольф понимал, что эти люди, кому принадлежали голоса, находились здесь, совсем рядом.
        - Это точно он? - спросил чей-то сиплый бас.
        - Да он, конечно, - прозвучал знакомый голос. - Я его ни с кем не перепутаю. Эй, Блейк! Что с тобой?
        - Погоди, - чьи-то пальцы раздвинули Вольфу веки, тем самым позволяя скудным лучам света упасть на сетчатки глаз. - Уф, слава богу он не под «астралом». Можно брать.
        Эрни осторожно потряс Андрея за плечо, но добился от него лишь невнятного стона. Затем стронгер согнулся пополам, и его вырвало.
        - Да-а, приятель, - озадаченно проговорил здоровяк. - Похоже ты вчера удачно погулял.
        - Где Свиана? - попытался спросить Вольф, но кроме неразборчивого хрипа ничего не вышло.
        - Что? Повтори, не разобрал, - голос Эрни прозвучал особенно громко. Видимо, ему пришлось нагнуться к самым губам стронгера.
        Но Андрей уже ничего не мог сказать. Что происходило дальше, он помнил смутно. Его куда-то долго тащили, аккуратно поддерживая под руки. Едва перебирая негнущимися ногами, несколько раз падал, спотыкаясь о ступени лестниц. И, в конце концов, обессилено свалился на что-то мягкое.
        - О, слава Создателю! Таки нашелся! - подобно грому прозвучал голос Вирджина Хугу.
        Вольф безразлично смотрел куда-то в потолок, и казалось, не замечал ничего вокруг себя.
        - Что с тобой, мастер? - старик озадаченно склонился над лежащим на диване телом.
        - Не, на астральный синдром точно не похоже. На алкогольное опьянение тем более. Неужели, все-таки, Краммер?
        Услышав знакомую фамилию, Андрей вздрогнул.
        - Сволочь, - сквозь зубы буркнул Хугу, а затем, обращаясь к своим людям, добавил:
        - Несите его в душ. Холодная вода мигом приведет в чувства.
        Вольфа проводили в маленькую кабинку, где из потолка торчала причудливо изогнутая труба с сетчатой насадкой, раздели и поставили под ледяную струю. Только холода стронгер почти не ощущал. Осязание обычно возвращалось самым последним.
        Пока Андрей принимал душ, Хугу с нетерпением ждал, сидя возле двери на старом стуле. Его правое веко нервно дергалось. Старик то и дело подносил к губам неумело забинтованную руку, что-то беззвучно шептал, словно заговаривал рану, а затем, обреченно вздыхая, опускал ее на колено.
        Дверь в душевую вдруг громко скрипнула. Хугу подскочил как ужаленный, уставив свой взгляд на медленно двигающегося вдоль стены Андрея. Силы стронгера постепенно возвращались, но до прежней формы ему было еще очень далеко.
        - Ты видел Краммера? - первым делом спросил старик, заглядывая Андрею в ничего не выражающие, стеклянные глаза. У нормального живого человека не могло быть такого взгляда. Разве что у покойника.
        - Видел, - проговорил Вольф, пытаясь отстранить Хугу и пройти к кровати. - Давно видел.
        Старик крепко выругался. Надежда на благополучный исход конфликта с полковником моментально испарилась. Значит все проблемы еще только впереди.
        Нервно покусывая бинты на руке, Хугу сглотнул подступивший к горлу комок и спросил:
        - Как твое имя? Это очень важно.
        Выдержав некоторую паузу, словно с трудом вспоминая, Андрей ответил:
        - Меня зовут Вольф.
        - Это твое настоящее имя?
        - Да.
        Бывший контрабандист озадаченно нахмурил брови. Что-то здесь было не так. И он это прекрасно чувствовал.
        - Скажи мне, Вольф. Ты знаешь Дастина Блейка?
        Андрей на этот раз думал дольше.
        - Да, знаю, - буркнул он и начал заваливаться на старика. Глаза стронгера нехорошо закатились.
        - Эрни! - громко завопил Вирджин Хугу, пытаясь удержать тяжелое бесчувственное тело, но куда уж там старику - они упали вместе.
        Прибежавший на крик охранник помог своему боссу подняться, затем молча сгреб стронгера в охапку и, следуя указаниям, понес его вверх по лестнице.
        Очнулся Вольф в апартаментах у Хугу. Он лежал на узкой мягкой койке, любезно застеленной старым протертым покрывалом. Таинственный человек, чье лицо скрывал черный капюшон, тыкал ему в нос флакончик с резко пахнущим веществом. Сам же старик сидел чуть поодаль, на любимой софе, внимательно наблюдая за происходящим. Возле дверей стояли два здоровяка. В руках они держали ружья.
        - Где мы можем найти этого Блейка? - спросил Хугу, едва только отошел в сторону
«доктор» в костюме смерти.
        Андрей промолчал.
        - Ты пойми, это очень важно, - Вирджин тяжело встал и подошел к Андрею. Сел на край кровати. - Речь идет о наших жизнях. Половник Краммер очень страшный человек. Он в живых никого не оставит.
        - Он по-любому всех уничтожит, - четко произнес стронгер. - Даже если ты отдашь ему Блейка.
        Старик поморщился, будто от ноющей зубной боли и покачал головой.
        - Шансы есть всегда, Вольф. Если Краммеру нужен этот человек живым, то у меня появится дополнительный козырь. Так что в твоих же интересах рассказать мне, где его найти.
        - Ты же не глупый человек, Хугу, - Андрей приподнялся и принял сидячее положение. Взгляд его был уже вполне осмысленным. - Неужели ты не понимаешь, что все равно вы все умрете. Если не окажете полковнику достойное сопротивление.
        - Замолчи, - зашипел бывший контрабандист, шарахаясь в сторону. - Ты несешь бред. Ты видел технику отряда Краммера? Они же способны в мгновение ока смести с лица планеты весь город. С нашим оружием мы им не страшны.
        - Это все жалкие отговорки, - вздохнул Вольф. - Ты же боишься, Хугу. Я это прекрасно вижу. Неужели ты решил безропотно сдаться? Ты ведь здесь хозяин, и знаешь все ходы и выходы. Преимущество не твоей стороне. Давай, Хугу. Ты же не трус.
        - Сумасшедший! - воскликнул Вирджин, вскакивая с места. - Ты сам-то веришь в этот бред? Или ты говоришь мне, где Блейк, или я приму крайние меры.
        Повернувшись к охранникам, толстый старик приказал:
        - Приведите сюда девчонку. Быстро.
        Один из парней молниеносно скрылся за дверью и через несколько минут втолкнул в комнату брыкающуюся Сью. Ее руки были крепко связаны за спиной, а во рту торчал своеобразный кляп. Девочка гневно мычала, то и дело, стараясь ударить ногой идущего следом здоровяка.
        - Ну, ты и сволочь, - покачал головой Андрей. - Она-то здесь причем?
        - Страховка, - развел руками Хугу. - Я же предупреждал. Извини, что мы так ее упаковали. Уж больно вспыльчивый у нее характер. Ну, так как? Говоришь?
        Охранник, стоявший до этого без дела, демонстративно приставил к голове Сью свое потертое ружье. Снял с предохранителя.
        Девочка замерла.
        Андрей осторожно слез с кровати и сделал несколько шагов по направлению к заложнице.
        - Ни с места! - рявкнул старик, становясь на пути стронгера.
        - Поздно, Хугу, - произнес Вольф, кладя ему руку на плечо. - Сью была права. Ты - настоящее дерьмо.
        Неожиданно девочка задергала головой и начала активно мычать, подавая неясные знаки. Краем глаза Андрей заметил за окном неясную тень, вдруг закрывшую пробивающийся в комнату дневной яркий свет.
        Он почувствовал опасность. В то же мгновение сквозь стекло метнулся плазменный заряд, с шипением ударяясь в держащего ружье здоровяка. Огненные брызги вперемешку с обугленной плотью полетели на стоящую вокруг антикварную мебель. Ковры тут же начали гореть.
        Андрей, резко падая на пол, успел заметить, как второй огненный сгусток разнес на куски стоящую возле стены статую обнаженной женщины. Посыпалась мраморная крошка.
        Вопреки инстинктам самосохранения, Вирджин, раскрыв рот, замер в неестественной позе. У него явно был шок.
        Вольф точным ударом сшиб старика с ног. Миг спустя воздух над ним прошили несколько шипящих зарядов, один из которых снес голову неосторожному охраннику. Где же старик набрал таких дилетантов?
        Быстро осмотревшись, Андрей увидел лежащую под столом Сью. Девочка пыталась ногами дотянуться до валявшегося рядом ружья, но у нее это плохо получалось.
        Вольф ловко перекатился к ней и попробовал развязать веревки, крепко стягивающие тонкие запястья. Вязал знающий человек. После неудачной попытки, он все же нашел на полу острый осколок стекла и одним движением перерезал прочные узлы. Затем вытащил кляп.
        - Упрямый придурок! - взвизгнула Сью, отталкивая от себя Андрея. - Я же тебя предупреждала, чтобы ты с ним не связывался!
        Стронгер пропустил ее слова мимо ушей. Подобрав оружие, он убедился в его боеготовности. Обойма была почти полная.
        Чуть в стороне зашевелился Хугу, явно пытаясь подняться. Видимо, смерти захотел.
        Одним выстрелом поверх головы Андрей быстро его успокоил. Старик прикрыл затылок руками и резво забился в дальний угол.
        Тем временем, оконная рама с грохотом влетела внутрь помещения, осколки уцелевшего стекла звонко забарабанили по полу, а через освободившийся проем начали запрыгивать вооруженные люди, одетые в блестящие обтягивающие комбинезоны. Из глазных прорезей их шлемов били тонкие белые лучи, которые обшаривали комнату в поисках затаившегося противника.
        Подняв ружье, Андрей нажал на спуск.
        Вольф до последнего надеялся, что старое ружье заряжено какими-нибудь хитрыми пулями, но к его сожалению из ствола вылетел всего лишь кусок железа, не причинивший оперативнику абсолютно никакого вреда. Тот только слегка подался назад, принимая плечом сильный удар. Пуля рикошетом ушла куда-то в сторону.
        Не сумевший вовремя определить траекторию выстрела, человек в блестящей броне начал рыскать по сторонам. Лучи сканеров неутомимо обшаривали помещение в поисках живых организмов, но пока что впустую. Андрей и Сью оставались незамеченными.
        - Это за тобой пришли, Блейк! - неожиданно раздался голос Хугу. Старик ворочался где-то в стороне, не обращая внимания на вторгшихся в комнату агрессоров. - Ну, и чем ты Краммеру не угодил? А?
        - Он рехнулся, - одними губами произнесла девочка, при этом покрутив указательным пальцем у виска. В ее глазах читался сильный страх.
        Андрей молчал. Он, в отличие от Вирджина, не собирался выдавать себя. Похоже, старик совсем спятил… А может, отвлекал бойцов?
        Белые лучи мигом двинулись на звук голоса. Излучатели оперативников тихо гудели, готовые в любой момент исторгнуть из себя плазменные заряды. В воздухе чувствовался запах озона.
        - Ножка моего стола, - вдруг отчетливо произнес Хугу. Стронгеру сначала показалось, что старик такой фразой своеобразно выругался, но потом до Андрея дошел истинный смысл сказанного. Вирджин явно обращался к нему, давая подсказку к дальнейшим действиям.
        Подошедший к Хугу оперативник четким отработанным ударом опустил ему на голову тяжелый приклад. Краммеру нужны были не только трупы, но и заложники.
        - Дастин Блейк! - раздался искаженный электроникой незнакомый мужской голос. - Мы знаем, что ты здесь! Прятаться нет смысла! Выходи, и ни один человек больше не пострадает!
        - Не смей этого делать, - испуганно шепнула Сью, прижимаясь к Андрею. - Они тебя убьют. А потом меня.
        Вольф покрутил головой, пытаясь определить, какая из четырех фигурных ножек, держащих массивную крышку письменного стола Хугу нужная. Скорее всего, воздействие на нее откроет потайную дверь, ведущую в безопасное место. Пути для бегства всегда имеются у таких людей, как Вирджин. Сейчас был тот самый момент, когда нужно незаметно уйти. Разве что не хозяину кабинета.
        Первые две ноги, опробованные Андреем во всех направлениях результата не дали. Та, которую дергала Сью - тоже. Быстро подобравшись к последней, стронгер со всей силы ударил по ней кулаком.
        Внутри стола что-то хрустнуло. Внизу, под толстыми плитами пола заработал скрытый механизм. Часть пестрого ковра возле постамента одной из статуй стала медленно отползать в сторону, открывая небольшую прямоугольную нишу тайника.

8.
        Вольф с некоторым сожалением заглянул в отверстие, понимая, что это не секретный лаз. Содержимое тайника недвусмысленно намекало на предстоящую бойню. Да, с таким арсеналом, который размещался в тайнике можно было город в одиночку брать. Несколько единиц оружия явно не имели с Тиартогом ничего общего. Значит, оружейник Тришер по каким-то причинам нарушил законы Гильдии, продав аборигену, не имеющему федеральной лицензии свой товар. Если в Гильдии об этом узнают, у него будут огромные проблемы.
        Размышлял Андрей несколько мгновений. Сжавшись, словно тугая пружина, он резко метнулся к тайнику. Огромный, тускло поблескивающий вороненым стволом сиалонский лучемет был как никогда кстати. Оставалось только надеяться, что батареи заряжены. А иначе все будет плохо… И плохо будет всем.
        Ему повезло. Бросок был оперативниками не замечен. Стронгер рывком выдернул орудие из пластиковой ячейки и с ощутимым трудом поднял на руки. Вес был поистине чудовищным. И как только ящеры справляются с ними? Хотя, сиалонцы редко сражаются в одиночку. Только мастера рукопашного боя с тремя белыми полосами на гребне. А в остальном они стараются работать парами. Для двух ящеров этот лучемет был как раз по силам.
        Оружие оказалось полностью готово к бою. Едва Андрей активировал встроенный процессор, на небольшом мониторе мгновенно отразились все находящиеся в помещении живые цели. Их было шесть, включая «отдыхающего» старого Вирджина. Система выделила его зеленым контуром, как наименее опасный объект. Самый высокий приоритет был у человека, стоящего возле окна. Видимо, он только что проник в комнату и, увидев вооруженного Вольфа, нерешительно замер, выставив вперед легкий излучатель. Его контур на экране предупредительно мигал красным цветом.
        Андрей невольно содрогнулся. Привыкнув доверяться своему чутью, он пропустил смертельную опасность. Развитое чувство самосохранения, не раз спасавшее ему жизнь, сейчас предательски промолчало.
        Почему же оперативник не открыл огонь? Ведь стоило ему надавить на курок, и Андрей Вольф, стронгер категории А, превратился бы в пылающий факел. Неужели бойцам отдана команда брать объект живым?
        Тогда это был шанс…
        Воспользовавшись заминкой незваного гостя, Андрей нажал на спуск.
        Бледно-розовый луч ударил оперативника прямо в грудь. Блестящая ткань брони тут же впитала энергию, не оставив на поверхности даже следа.
        Увидев, как на экране погас контур приоритета опасности, Вольф недоуменно нахмурился. Система сообщала, что цель якобы уничтожена. Этого просто не могло быть. Человек продолжал стоять, сжимая в руках излучатель, живой и невредимый.
        В следующий момент остальные цели начали неистово мигать алыми контурами. Оперативники быстро разворачивались, занимая позиции для ведения огня, но пока не стреляли.
        - Дастин Блейк, ты нужен полковнику живым! - проговорил один из людей Краммера. Вероятно, командующий офицер. Однако определить его среди остальных членов команды стронгер так и не смог. Защитные костюмы делали всех бойцов безликими, лишая индивидуальности, и для непосвященных заметить знаки отличия было практически невозможно. - Не делай глупостей. Мои парни обучены убивать, так что парализаторов у них нет. Если они разозлятся - умрете все. Сдавайся добровольно, и Вирджин Хугу будет жить.
        Двое оперативников выволокли вперед бесчувственное толстое тело старика, бросив на пол, словно тряпичную куклу. Хугу слабо застонал.
        Вольф вздрогнул, почувствовав, как к нему сзади прижалось хрупкое тело Сью. Девочка, обхватив тонкими руками талию стронгера, с испугом и недоверием выглядывала из-под его руки.
        - Убей их всех, Вольф, - тихо умоляла она. - Так же, как этого.
        Андрей мельком взглянул в сторону окна, где недавно стоял «несостоявшийся труп». Сейчас на полу, под подоконником, валялась лишь скомканная блестящая одежда, а из многочисленных складок сочилась странная розовая жидкость. Чуть в стороне лежал исходящий паром шлем.
        Однако…
        Вольф попытался определить тип лучистой энергии, делавшей с людьми подобное. Но ничего, даже отдаленно похожего он так и не вспомнил. Стало быть, сиалонцы разработали что-то новенькое.
        - Передайте Краммеру, что мы уходим, - сплюнув на пол, Андрей отдал лучемету команду убивать.
        Несколько призрачных лучей поочередно расчертило пространство комнаты, как и в первый раз, не оставив никаких следов. Это была неторопливая смерть, дававшая жертвам замолить все свои грехи. Но в данном случае, короткая отсрочка позволила противнику произвести ответные действия.
        - Не стрелять! - раздался истошный вопль офицера, явно забывшего отключить блок внешней связи. Но было уже поздно.
        В сторону Андрея метнулось три плазменных заряда. Отшвырнув тяжелый лучемет и схватив Сью, он упал на пол, пропуская огонь над собой. С жутким гулом плазма выжгла часть пластиковой перегородки, наполняя воздух сильным жаром. Едкий черный дым быстро заполнил помещение, раздирая легкие.
        Девочка начала захлебываться кашлем.
        Воспользовавшись дымовой завесой, Андрей потащил Сью к выходу. Он хорошо запомнил расположение предметов вокруг, и поэтому почти не спотыкался.
        Проходя мимо тайника, стронгер упал на колени, нашарил рукой первое попавшееся легкое оружие и быстро сунул его за пояс. Разбираться что к чему времени сейчас не было.
        Неожиданно рядом раздался громкий визг. Это был голос Сью.
        - Неужели ты думал, что мы используем оптическое зрение? - с иронией произнес командующий офицер. Судя по звуку, он был где-то совсем близко. Возможно, стоял в метре впереди, ехидно корча рожи и пытаясь удержать брыкающуюся девчонку. Вольф ничего не видел. Глаза начало жутко щипать.
        - Ты на прицеле, Блейк, - продолжал говорить скрытый в пелене дыма оперативник. - Девчонка у меня. Тебе некуда деваться. Подними руки за голову и ляг на пол.
        - Не слушай его! - вскрикнула Сью. - Беги, Вольф! Они мне ничего не сделают!
        Следом раздался звонкий звук пощечины.
        - Ни с места! - предупредил офицер. - Твоя подружка глупа, если действительно верит в свою неприкосновенность.
        Андрей судорожно соображал. Сделать что-либо в данной ситуации было практически невозможно. Дым разъедал легкие, а на глаза обильно наворачивались слезы. Мозг отказывался правильно работать.
        Вольф прекрасно знал, что в иной ситуации он бы быстро нашел правильное решение. Но сейчас вариантов не было совсем.
        Абсолютная пустота…
        Медленно кладя руки на затылок, стронгер еще надеялся на какое-нибудь чудо. Наверное, впервые в своей жизни он не мог рассчитывать на собственные навыки. Весь привычный ему мир рушился, наполняясь неизведанным, неподвластным контролю ощущением, противостоять которому Андрей не имел не единого шанса. Это что, отчаяние? Почему все так происходит? Почему?
        Внезапно раздался глухой звук удара, а затем последовал протяжный страдальческий стон. На сей раз голос звучал мужской. Дым начал постепенно рассеиваться и сквозь темную завесу проступили смутные неясные тени.
        Сильный удар в живот сшиб Андрея с ног. Он даже не сразу понял, что это была Сью. Частично гася инерцию, он сгруппировался и быстро перекатился к стене. В тот же момент сверкнули три плазменные вспышки, и пол в том месте, где только что стоял стронгер, ярким пламенем взметнулся вверх.
        - Бежим, - бросила Сью, пытаясь поднять его за воротник.
        Вольф рывком вскочил, хватая девочку за плечо.
        - Чем ты его? - начал было он, но времени не оставалось даже на короткую реплику. Едва различимые в дыму темные фигуры пришли в движение.
        - Тварь, - тем временем сквозь зубы прошипел офицер, не в силах разогнуться. Он никак не мог поверить, что эта маленькая бестия сожгла батарею, питающую все системы его легкой брони. А ведь источник энергии защищен специальными сверхпрочными пластинами. Из плоского корпуса висящей на поясе батареи торчал короткий металлический стержень, нагревшийся почти докрасна. Но ведь не может обычный металл пробить защиту.
        Девчонка допустила большую ошибку, выведя из строя броню. И тем самым сама себя обрекла на смерть. Да и парня тоже. Передатчик не работает, так что отдать приказ на прекращение огня он уже не сможет. Увы. Бойцы знают свое дело.
        Дернувшись в сторону двери, Андрей вовремя остановился. Там могли их ждать остальные члены команды Краммера. А возможно, и сам полковник. Рисковать так не стоило.
        Вольф и Сью метнулись к раскуроченному окну. Здесь шансы выбраться были более реальны, поскольку вторжение оперативников произошло именно отсюда. Появления беглецов могли просто не ждать.
        Порыв прохладного ветра разметал клубы дыма, и Андрей отчетливо увидел стоящую в проеме чудовищную громоздкую фигуру. То, что это был человек он сообразил отнюдь не сразу.
        Огромный ствол плечевого излучателя черным зрачком уставился стронгеру прямо в лоб. Сью в ужасе вскрикнула.
        Андрей осторожно отступил в сторону, увлекая девочку за собой. От ужаса у нее округлились глаза. Сью никак не ожидала увидеть такого необычного противника, равно как и стронгер. Человек, облаченный в тяжелую броню СБ Йорна являл собой зрелище не для слабонервных.
        Вольф припомнил стандартные доспехи солдат Федерации, и пришел к выводу, что те, по сравнению с этим жутким монстром выглядели нелепой бутафорией, хоть и считались одними из самых совершенных. Просто никто из федералов давно не бывал на Тиартоге.
        - Ну, вот мы и встретились, мистер Блейк, - донесся искаженный динамиками знакомый голос.
        Полковник Краммер вошел в комнату, с грохотом круша и ломая без того пострадавший антиквариат. Под огромной металлической ступней брони хрустнула голова мраморной статуи, лежащей на прожженном ковре. Среди обломков заискрил перебитый электрический провод.
        - Что тебе от меня надо? - спросил Вольф, отодвигаясь к стене. Сью жалась к нему всем телом.
        Краммер остановился. Из его глаз ударили белые лучи биосканера, тщательно прошлись по телу Андрея, проверяя каждую клетку его организма. Закончив идентификацию, полковник удовлетворенно хрюкнул.
        - Тебе знаком этот предмет? - спросил он, и в воздухе возникло четкое голографическое изображение белого шара. Вольф сразу же узнал ключ-активатор
«забвенного стасиса». Он медленно вращался, поворачиваясь к Андрею то потертой эмблемой не существующего нынче Альянса, то символом Лиги.
        - И ты из-за него устроил весь беспредел? - вздохнул стронгер, нащупывая рукоятку спрятанного под одеждой оружия. Он без труда догадался, что этот шарик достался полковнику не без помощи Свианы. Вот, значит, каким образом она ввела Краммера в игру - заманила таинственным предметом. - Почему он так тебя заинтересовал? Поверь, эта штука для тебя бесполезна.
        - Не он! - рявкнул Краммер, резко махнув стальной ручищей. Сервомоторы возмущенно взвизгнули. - Мне интересен только знак, и все, что с ним связано. Это относится к Галактическому Альянсу?
        Андрей удивленно приподнял брови. Краммер знал гораздо больше, чем ему было положено. Но откуда такие знания у человека, живущего в обществе, где космос объявлен Святой Церковью как Темная Бездна, приносящая только зло? Неужели Свиана решила играть по-крупному? Хотя, вряд ли. Даже у нее не хватило бы наглости перешагнуть эту запретную черту.
        Вольф мог только предположить, что где-то на планете остались следы первопоселенцев, сохранившие по сей день запрещенную правительством информацию. Однако она давно устарела. То, что Краммер назвал Галактическим Альянсом, перестало существовать восемьдесят лет назад, благополучно трансформировавшись в Федерацию.
        - Тебе не надо это знать, полковник, - проговорил Андрей, пытаясь прикинуть расстояние до входной двери. - Тем более, что информация эта дорого стоит.
        Краммер сохранял спокойствие, не издавая ни единого звука. Будто переваривал сказанное стронгером.
        Тем временем, оставшиеся в живых оперативники неуверенно подтягивались к своему командиру. Их было трое. То ли напуганные, то ли контуженные, они двигались так вяло, словно только что очнулись от глубокого сна.
        И тут Вольф резким движением выхватил оружие и выстрелил в одного из бойцов Краммера. Он не надеялся причинить тому вреда, всего лишь пытаясь выиграть секунду времени. Но неудачливого оперативника впечатало в стену с такой силой, что по обгорелому покрытию пошли крупные трещины. Боец плавно сполз на пол и затих в неестественной позе. Да, травматика сигуранских инженеров была рассчитана на существ явно крупнее человека.
        Не на шутку разозлившись, полковник повернулся к стронгеру. Увы, тому некуда было теперь деваться. Загнанный в угол зверь почти всегда огрызается.
        Но, ни Вольфа, ни девчонки уже не было и в помине.

9.
        Андрей быстро выскользнул за дверь, утаскивая за собой Сью. Он краем глаза успел заметить прилепленную к потолку в коридоре подозрительную черную полусферу, но было уже поздно.
        Мина-ловушка громко хлопнула, выпуская целый веер парализующих лучей. Вольф сумел вовремя отпрыгнуть за выступ стены. Левую ногу моментально пронзила резкая боль, мышцы одеревенели и стронгер едва удержал равновесие.
        Сью повезло меньше. Девочку накрыло с головой. Пока еще сохраняя вертикальное положение, она начала плавно заваливаться на бок. Ее тело утратило гибкость, превратившись в подобие манекена.
        Подхватив Сью одной рукой, Андрей не сдержался от крепкого выражения в сторону полковника. Было ощущение, словно под ее кожей вовсе не теплая человеческая плоть, а металлический остов киборга. Да и вес как будто прибавился.
        Вольф встречал раньше оружие подобного воздействия. Его еще некоторые бывалые вояки называли персонажем земной детской книги - «Буратино». Наверное, они имели в виду древоподобное состояние пострадавшего. С виду кажется, что человек больше не жилец. Однако паралич сковывает только те группы мышц, которые отвечают за общую подвижность тела. Внутренние органы остаются полностью функционирующими. Единственный минус подобного парализующего эффекта - его непродолжительное действие. Зато при возвращении чувствительности люди испытывают такие адские муки, что особо слабые иногда умирают от болевого шока.
        Еще раз выругавшись, Вольф схватил девочку в охапку и, волоча непослушную ногу, поспешил скрыться в глубине темного коридора.
        Андрей прекрасно слышал, как позади него с грохотом вылетела дверь, не устоявшая перед бросившимся в погоню Краммером. Полковник в своей тяжелой броне едва помещался в коридоре. Срывая металлическим шлемом многочисленные искрящие провода, плечевыми щитками чиркая по стенам и оставляя на них глубокие борозды, он неумолимо догонял неуклюже ковыляющего стронгера, держащего на руках негнущееся тело девочки.
        C трудом обернувшись, Вольф кое-как достал оружие. Не целясь, нажал на спуск. Невидимая гравитационная волна рванула к приближающемуся полковнику, ураганом сметая на своем пути все, что было плохо закреплено. Содранная с креплений электропроводка спутанными извивающимися змеями настигла Краммера вместе с жутким ударом, откинувшим его назад метров на пять. В последний момент сработавшее силовое поле брони смогло защитить полковника только от летящего мусора, но не от основной волны.
        Упав на толстые спинные пластины, Краммер несколько мгновений лежал неподвижно. Система тестировала положение гироскопов, пытаясь найти ошибку. Один из сервомоторов правого локтя не выдержал нагрузки и сгорел.
        С необычайной ловкостью «железный монстр» вновь встал на ноги. Сканер быстро определил уходящую цель, и полковник, не жалея энергии защитного комплекса во всю прыть припустил за своим будущим шансом на неограниченную власть.
        Свернув за угол, Вольф едва не споткнулся об оставленную кем-то трехколесную тележку. Она оказалась как раз кстати. Опустив на ее рифленую платформу неподвижную Сью, Андрей ухватился руками за изогнутую ручку и стал толкать.
        Тележка шла на удивление легко, словно она не колеса имела, а антиграв. Вольф за ней еле поспевал. Парализованная нога предательски мешала ходьбе, но стронгер в конце концов приспособился, положив ее рядом с девочкой. Отталкиваясь здоровой конечностью, он разогнал импровизированный самокат до приличной скорости. Жаль, что управление было не предусмотрено.
        На очередном повороте они едва не перевернулись. Сильно накренившись, тележка с трудом обогнула выступ стены и, снова приобретя устойчивость, благополучно покатила дальше.
        Благодаря своему модифицированному зрению, Вольф вовремя замечал все препятствия, встречающиеся на пути. А их было предостаточно. Всякого рода мелкий мусор то и дело норовил угодить под колеса. Да и крупный попадался. Пару раз Андрей чуть не врезался в старую разбитую мебель, но реакция стронгера была все еще на высоте, и в сочетании с гравитационным оружием, она оказалась по-настоящему спасительной.
        Андрей старался по возможности не расходовать заряды. Он хоть и знал, что полковник Краммер второй раз не купится на один и тот же трюк, но кто знает… Слишком осторожные опытные воины иногда тоже совершают ошибки.
        Травматическое оружие в силу своей специфики Вольфу не особо нравилось. Его приучали совсем к другим смертельным «игрушкам». Однако за неимением лучшего он был рад и такому. В умелых руках даже палка выстрелить сможет.
        Тупик образовался настолько неожиданно, что стронгер едва смог затормозить тележку. Сью слетела на пол, тихо застонала. Значит, уже начала приходить в себя. Скоро она узнает настоящую боль. Да и сам Андрей ощущал, как его левую ногу стали колоть тысячи мелких игл. Мышцы заметно расслабились.
        Подойдя к лежащей девочке, Вольф осторожно взял ее на руки и отошел на несколько шагов от стены. Возвращаться назад в поисках других выходов было уже поздно. Он чувствовал, что разъяренный полковник находился где-то совсем рядом, готовый в любой момент преподнести неожиданный сюрприз.
        Освободив правую руку, Андрей достал оружие, тяжко вздохнул, жалея очередной заряд и, выстрелил в стоящую посредине коридора тележку. Ее массы должно оказаться достаточно, чтобы проломить тонкую на вид стену.
        Подхваченный мощной волной, своеобразный снаряд с огромной скоростью ударился о старую штукатурку, оставив лишь пару небольших вмятин. Да к потолку протянулась незначительная извилистая трещина. В сторону отлетело резиновое колесо.
        Но стена вдруг обрушилась совсем в другом месте, буквально в метре от предполагаемого пролома. Большая металлическая рука схватила то, что осталось от тележки и, подняв ее в воздух, словно картонную коробку, швырнула в замешкавшегося стронгера. Даже с девочкой на руках, Вольф легко увернулся. Краммер явно не рассчитывал его убивать, иначе бросок был бы совсем другим. Полковник вел свою странную игру.
        Не входя в зону прямого поражения, «железный монстр» теперь затаился за неровными обломками бетонной плиты. Андрей его не видел, но хорошо чувствовал, как тот не спускает с него свои тепловые датчики. Судя по всему, Краммер все это время двигался следом по параллельно идущему коридору, наблюдая за каждым шагом своей добычи. Ждал подходящего момента.
        Сью резко дернулась и вновь застонала. Уже гораздо громче. В ее голосе звучала боль.
        - Сдавайся, Блейк! - прогремел голос полковника. - Тебе не уйти от меня. Как же ты до сих пор это не понял? Тем более, девчонка сейчас начнет биться в припадке.
        - Да пошел ты, Краммер, - огрызнулся Вольф, проверяя оставшиеся заряды. Индикатор показывал почти половину объема.
        Боль в ноге была такой, будто она жарилась на медленном огне. Каково же было сейчас девочке? Стиснув зубы, Андрей перехватил поудобнее извивающуюся в агонии Сью и стал постепенно отступать от затаившегося в темноте врага. Стронгер припомнил, что в нескольких сотнях метров позади должна быть развилка. Там три коридора уходили куда-то налево.
        Сделав очередной шаг, Вольф почувствовал, как больная нога неловко подвернулась, и он, пытаясь уберечь свою живую ношу, растянулся на полу. Мышцы конечности свело жуткой судорогой.
        Рядом отчаянно дергалась Сью. Ее глаза были выпучены, лицо искажено гримасой боли, а на бледных губах выступила пена. Сжатое спазмами горло отказывалось издавать какие-либо звуки.
        И вдруг давочка затихла. Андрей дотронулся пальцами до ее шеи - пульс был слабый, едва прощупывался. Надо было срочно что-то делать, иначе она могла умереть. Вольф в этот момент сильно пожалел, что оставил в Дивиаполисе автоматическую аптечку. Уж этот прибор ставил людей на ноги и не в таких случаях.
        Андрей приготовился было оказать Сью первую помощь, но в коридоре неожиданно раздались громкие лязгающие шаги. Краммер медленно приближался, стараясь не попадать в зону поражения оружия Вольфа.
        - Ты еще здесь, Блейк?! - раздался его усиленный электроникой голос. - С девчонкой тебе не убежать! Оставайся на месте, и я не причиню вам обоим никакого вреда!
        Посмотрев на лежащее на полу хрупкое тело Сью, стронгер перевел взгляд на показавшуюся из-за угла огромную железную руку. Времени на размышления практически не оставалось. Вдвоем им действительно отсюда выбраться живыми было практически невозможно, тем более, девочка имела весьма незначительные шансы выкарабкаться с того света. Здравый смысл заставлял Вольфа немедленно бежать, спасаясь от превосходящего его в несколько раз по силе противника, но какое-то незнакомое прежде чувство, засевшее в груди, пыталось неуверенно навязать противоестественные в данной ситуации действия. Андрей в нерешительности замер.
        И тут пол под его ногами вдруг задрожал. Вибрация все нарастала, пока в один момент часть стены в двух метрах от притаившегося полковника не обрушилась, взметнув в воздух тучи серой удушливой пыли. Куски старой штукатурки лихо поскакали по коридору, уносясь прочь от образовавшегося пролома.
        Вольф пока еще не видел, что происходит за пыльной завесой. Он различал лишь частые вспышки от плазменных выстрелов, но понять, кто в кого стреляет было невозможно.
        Вновь нагнувшись над телом Сью, стронгер потрогал пальцами ее шею. Пульс как будто стал четче. Или показалось? Да и лицо вроде как стало не таким бледным.
        Но возникший в конце коридора грохот заставил Вольфа вскочить на ноги. Сквозь облако пыли к нему кто-то приближался, при этом громко ругаясь. И голос был очень знакомый.
        Когда человеческий силуэт стал достаточно четким, чтобы различить в нем женскую фигуру, стронгер опустил оружие.
        - Быстрее! - Свиана одной рукой схватила Андрея за рукав, пытаясь утащить за собой. Другая ее рука была закована до самого предплечья в массивный модуль экзоскелета. Сначала стронгеру показалось, что девушка оторвала этот элемент от брони Краммера, но присмотревшись внимательнее, он заметил разницу - ее экзоскелет был более компактным и отливал тусклым керамическим блеском.
        - Давай, Вольф! - крикнула Свиана, и в этот момент заметила лежащую на полу Сью. Наклонилась, пощупала пульс. - Жива, вроде. Повезло.
        И прежде чем Андрей успел что-либо ответить, подхватила девочку, взгромоздив ему на плечо.
        - Ну, чего стоишь? Краммер сейчас очухается. Тогда точно всем конец.
        - Где мой ящик, Сви? - не трогаясь с места, спросил Вольф. - Если с ним что-нибудь случится, я тебя… Впрочем, ты меня знаешь.
        - В надежном месте твой ящик, - успокоила Андрея Свиана. - Скоро заберешь. Если, конечно, живыми отсюда уйдем. Я смотрю, ты не особо-то этого хочешь.
        Затем мощным ударом железной руки девушка проломила стену с такой легкостью, будто крушила перегородку из гипсокартона. Немного расширив проход, она нырнула внутрь. Вольф с девочкой на плече последовал за ней.
        Свиана еще несколько раз ломала стены, пробивая свой собственный тоннель наружу. Ей так было проще, чем изучать план этажа. Да и продвигались довольно быстро, особенно нигде не останавливаясь. Один только раз произошла заминка.
        Когда очередная преграда рухнула и осела пыль, из помещения по ту сторону пролома вдруг застрекотал автомат. Очередь прошла над головами, но несколько пуль со звоном ударились о наручный экзоскелет Свианы, и ушли рикошетом в сторону. Это девушку только разозлило. Она быстро скрылась в проделанной дыре, двигаясь незаметно, словно тень. Применяя технику разведчиков маахлоу, Свиана была практически неуязвима даже для снайпера. Андрей не стал ждать, и ринулся следом. Он был полностью уверен в собственной безопасности.
        Помещение оказалось обжитым. Большая комната, размером около пятидесяти квадратных метров, была полностью заполнена едким сизым дымом. Похоже, дым задувал сюда ветер через лишенное рамы окно. Снаружи, на небольшой террасе горел небольшой костер. Но даже сквозь пелену было видно, что комната завалена всяким хламом, среди которого преобладали в основном большие запечатанные ящики и металлические бочки. Несколько грубо сколоченных коек стояли возле стен, наспех застеленные одеялами, сшитыми из крысиных шкур. Присмотревшись, Вольф с трудом различил затаившихся за ящиками вооруженных людей. Их было не больше семи человек, молодые парни лет двадцати. Грязные, перепачканные в саже лица настороженно следили за движениями стронгера. Похоже, Свиану они так и не заметили. Тем проще будет девушке с ними расправиться.
        - Кто вы такие? - вдруг раздался почти детский голос, и перед Андреем появился мальчик на вид лет одиннадцати-двенадцати. В руках мальчик сжимал короткоствольный автомат, дуло которого смотрело Вольфу прямо в голову. - Что с ней? - он скосил глаза на Сью.
        Андрей старался не делать резких движений. Понять, что заинтересовала этих малолетних бандитов именно девочка, безвольно висящая у него на плече, было нетрудно. Видимо, они разыскивали подругу или сестру кого-либо из парней.
        - Опусти девчонку на пол! - вдруг по-взрослому жестким тоном приказал мальчик, дернув стволом автомата. - Сам отойди назад! Быстро!
        Вольф медленно опустил тело Сью на стоящие перед ним ящики. Девочка тихо застонала, с трудом приоткрыв слипшиеся губы.
        И тут в дело вступила Свиана. Темная тень мелькнула вдоль стены, направляясь в сторону укрытия, где затаились парни. Дальше началась настоящая мясорубка. Душераздирающие крики наполнили помещение вперемешку с предсмертными хрипами. Клочьями полетели ошметки плоти, прилипая к стенам и потолку. Несколько пустых бочек понеслись прочь, с грохотом катясь по полу. Вслед им отправились чьи-то оторванные ноги.
        Все кончилось довольно быстро. Шум стих, и Вольф сконцентрировал все внимание на продолжавшем стоять мальчишке. Нет, это был уже не ребенок. В его глазах не было страха или ужаса, свойственных в такой ситуации детям. В них читалась только жгучая ненависть.
        Андрей успел вовремя распознать угрозу. Прежде чем пули расчертили воздух в том месте, где только что находилась его голова, стронгер нырнул за ящик. Затем скользнул вдоль стены, и оказался за спиной палящего из автомата мальчишки. Хватило легкого удара ладонью, чтобы успокоить разбушевавшееся дите. Мальчишка отлетел в сторону, как раз к ногам возникшей из неоткуда Свианы.
        - Не трогай его, Сви, - произнес Вольф, пресекая намерения девушки разорвать хрупкое тело. - По-моему, с тебя уже достаточно на сегодня.
        - Не думаю, - буркнула Свиана, отходя к окну. При дневном свете стало видно, что девушка с ног до головы была перепачкана свежей липкой кровью. - Ладно, двинули дальше. Мы почти уже у цели.
        Выйдя на террасу, где догорал костер, она умылась водой из стоящего тут же рядом котелка. Затем опрокинула его на тлеющие угли. Угли зашипели, и в воздух поднялось облако белого пара.
        - Смотри, - девушка подозвала Андрея к краю неогороженной плиты. Вольф посмотрел вниз, и почти сразу заметил среди мусора неумело замаскированный гравилет. - Понял ход моих мыслей? Тогда бери девчонку и вперед.

10.
        Когда гравилет резко взмыл в воздух, Вольф откинул голову на мягкий подголовник кресла и спросил:
        - Ну, куда дальше двинем, госпожа Эйзер? Вы ведь теперь главная на этой планете.
        - Не паясничай, Вольф, - фыркнула Свиана, выровняв летающую машину относительно горизонта. - Ты что, сам не замечаешь, как после второго удара нейрошокером изменилась твоя реакция на внешние раздражители? Это скоро пройдет. А пока приходится тебя немного направлять.
        - Спасибо тебе огромное, - с иронией в голосе произнес Андрей. - Однако, хочу заметить, что не я сам себя шокером в голову ткнул. Это была инициатива кого-то другого. Не знаешь, случайно, кого?
        - Заткнись, Вольф, - раздраженно проговорила девушка, рывком бросая гравилет вправо. - Если бы я этого не сделала, то ты максимум через час попытался бы меня прикончить. Выбора уже не было. Твой организм слишком быстро стал восстанавливать программу контракта.
        - Я тебя все равно бы не убил, - возразил Вольф. - Свенски бы не дал. А вот его я с превеликой радостью размазал бы по полу.
        - Или он тебя, - выдвинула свой вариант Свиана. - Что вероятнее всего. Ты даже не понимаешь, на кого замахиваешься. Ты ведешь себя, словно ребенок, Вольф. Где твоя жесткая логика и расчетливый ум?
        - Не все можно понять и измерить с помощью этих качеств, - вздохнул Андрей. - Иногда нужно просто немного сумасшествия. Мир безумцев порой более понятен, и необычайно эластичен.
        - Это ты о чем? - не поняла Свиана.
        - Да, так, - махнул рукой Вольф. - Ты со своей холодной логикой и расчетливым умом все равно не поймешь. Не тот случай.
        - Да-а, - протянула девушка. - Похоже, я перестаралась с нейрошокером. Хорошо, что больше не придется его применять. Опасно.
        - Вот теперь пожинай плоды, - довольно осклабился стронгер. - Довольна?
        Но Свиана не ответила. Держа обеими руками угловатый штурвал гравилета, она сосредоточила все внимание на приборах. Машина начала плавно снижаться.
        Посмотрев в иллюминатор, Вольф удивленно приподнял брови.
        - Мы что, будем садиться в правительственном секторе? - спросил он.
        - Да, - коротко ответила девушка, не отрывая взгляда от экрана.
        - Кто это решил? - встрепенулся Андрей. - По-моему, это не у меня с головой проблемы. Ты сама не знаешь, что творишь, Сви. Здесь не только Краммер, но и наверняка люди Вестера Шолла готовы будут заполучить мое бренное тело в любом удобном для них виде.
        - Да неужели? - с издевкой усмехнулась Свиана. - А мне кажется, что в правительственном секторе мы будем в большей безопасности. В этом нам поможет твоя малолетняя подружка Сюзанна Моррэй. Это ведь ее мы с собой тащим?
        - Успела-таки собрать информацию, - с некоторым уважением произнес Вольф. - Да, это Сью. Насчет фамилии не уверен, но с ее собственных слов знаю, что она из семьи, вхожей в городской Совет. И насколько я понял, ее не особенно-то дома ждут.
        - Еще как ждут, - кивнула головой девушка. - Я не теряла зря времени, и первым делом проверила девчонку. Да, был некогда инцидент, благодаря которому она оказалась вне своего дома. Но, как выяснилось, это была подстава. Виновного нашли и наказали, честь пострадавшей восстановили. Родители пытались найти пропавшую дочку, но тщетно. Никто в здравом уме не полезет в ту клоаку, из которой мы только что выбрались. Даже за деньги. А тех, кто за это бы взялся, видимо, они не смогли найти. Или не захотели.
        - А тут появилась ты и обрадовала горем убитых родителей радостной новостью, - встрял Андрей. - Молодец, Сви. Узнаю твой стремительный почерк. И что же ты потребовала взамен?
        - Защиты Совета, - серьезно произнесла Свиана. - И место для проживания в правительственном секторе.
        Вольф только усмехнулся.
        - И ты им поверила? Они же сдадут нас при первой же возможности. Шолл имеет намного больше власти, чем семейка Моррэй. Задавит их своей канцлерской задницей, и всего делов. Им деваться будет некуда.
        Свиана повернула голову к Андрею и несколько долгих секунд смотрела не него таким взглядом, будто пыталась понять, шутит он или нет. Затем вновь вернулась к созерцанию монитора.
        - Не думала я, что ты обо мне такого мнения, - произнесла девушка. - Похоже, все-таки ты не ценишь никого, кроме себя. Напрасно. Я хорошо подстраховалась. Очень хорошо.
        - Посмотрим, - Вольф продолжал разглядывать проплывающий внизу серый городской пейзаж. - Если я окажусь прав, ты исполнишь любое мое желание. Идет?
        В этот момент пристегнутая пятиточечными ремнями к креслу Сью тихо застонала, пытаясь повернуть голову. Ее веки слегка задрожали.
        - Ну, вроде приходит в себя, - с облегчением выдохнул Андрей. - К медикам или в семью?
        - В семью, - ответила девушка. - Дальше они уже сами все решат.
        И гравилет тут же резко пошел вниз. Зависнув на несколько секунд над одной из прямоугольных посадочных площадок, машина благополучно опустилась на ее рифленую поверхность. Почти сразу со стороны небольшого строения, что стояло метрах в двадцати от площадки, появились шесть вооруженных охранников.
        - Назовите себя, - раздался требовательный голос из динамиков основного передатчика. - Вашего гравилета нет в списках разрешенного для посадки транспорта.
        - Это Санди Блюр, - проговорила Свиана, отстегивая ремни. - Свяжитесь с госпожой Моррэй. Она нас ждет.
        Некоторое время охранники стояли поодаль от летающей машины, видимо, ожидая подтверждения запросу. Затем один из них, раздав указания остальным, направился прямо к неожиданным гостям.
        - Госпожа Моррэй подтвердила ваше право на посадку, - едва открыв дверь, сообщил охранник. - Вы доставили девочку?
        - Как договаривались, - произнесла Свиана, спрыгивая на слегка пружинящее покрытие площадки. - Она в салоне. Но ей требуется осмотр врача.
        Человек в сером защитном комбинезоне сразу занервничал. Его правый глаз начал непроизвольно дергаться, словно с помощью подмигивания пытался передать кому-то кодированный сигнал.
        - Что с ней? - спросил он, уже исчезая в раскрытой двери гравилета.
        - Шок, похоже, - неопределенно ответила девушка.
        Охранник тем временем подошел к пристегнутой к креслу Сью, достал из своего кармана чистую салфетку и обтер ею лицо девочки. Затем вытащил портативный идентификатор и просканировал сетчатку глаза.
        - Личность Сюзанны Моррэй подтверждаю, - тихо проговорил он в висящий возле подбородка маленький микрофон. - Требуется срочное медицинское вмешательство. Жизнь девочки под угрозой.
        Вытянув руку в проем двери, охранник жестом подозвал двоих из группы стоящих поодаль людей. Те мигом оказались возле машины, и общими усилиями они вынесли бесчувственное тело Сью наружу. Минутой позже из дверей лифтового холла показалась бригада одетых в белые одежды медиков, несущих складные носилки, на которые девочку и положили. Один из врачей бегло осмотрел пациентку, покачал головой. Моментально откуда-то появились всевозможные аппараты жизнеобеспечения, капельницы с растворами и прочее оборудование первой помощи. Не успел Вольф к ним подойти, как вся эта суетящаяся процессия быстро укатила назад к лифтам, увозя с собой Сью.
        - Ну, вот и все, - проговорил он, поворачиваясь к стоящей рядом Свиане. - Что дальше?
        - Увидишь, - тихо произнесла девушка и направилась к провожавшему медиков охраннику. Похоже, он был начальником смены, если не выше. Остальные его подчиненные молча стояли возле гравилета, полукольцом окружая прибывших гостей. Едва они увидели, что девушка начала покидать зону их ответственности, тут же вскинули висящие поперек груди излучатели.
        - Офицер! - позвала Свиана главного.
        Тот на миг обернулся, сказал что-то врачам, и быстрым шагом вернулся к девушке.
        - Относительно вас поступило распоряжение проводить в кабинет госпожи Моррэй, - проговорил он. - Следуйте за мной.
        Выждав некоторое время, пока группа медиков окончательно не покинула этаж, охранник в свою очередь двинулся к лифтовому холлу. За ним шел Вольф со Свианой, а следом топали остальные люди в серых одеждах с угрюмыми лицами. Оружие они держали наготове, чтобы в любую секунду уничтожить потенциального противника.
        Когда лифт остановился на минус пятом этаже, гостей проводили в огромный зал, посреди которого журчал настоящий многоуровневый фонтан. От льющихся струй воды веяло свежестью и ароматами каких-то экзотических цветов. Да и цвет воды был не натуральный, а с розовым оттенком.
        Обогнув это изящное произведение искусства, люди пошли дальше, пока не уперлись в огромные двустворчатые двери. Судя по количеству не скрытых датчиков системы безопасности вокруг них, можно было предположить, что кабинет секретаря Совета находится где-то совсем близко.
        Но за дверями оказался всего лишь длинный, освещенный позолоченными светильниками коридор, в конце которого располагалось небольшое скромное помещение со стоящим возле дальней стены письменным столом и несколькими высокими шкафами. За столом, ссутулившись, сидел невзрачный человек неопределенного возраста и пола. Длинные волосы, забранные на затылке в хвост могли выдать в нем как мужчину, так и женщину. Тем более, за толстыми стеклами массивных очков лица толком было не разглядеть.
        - Санди Блюр? - поинтересовался служащий, не поднимая взгляда от лежащего перед ним планшета. Судя по глубокому баритону, это оказался все же мужчина.
        - Да, - ответила Свиана.
        - Кто ваш спутник?
        - Дастин Блейк, - представился Вольф.
        Служащий что-то быстро записал в планшете, а затем протянул Свиане два пластиковых прямоугольника.
        - Это ваши регистрационные карточки, - пояснил он. - Пока вы находитесь в правительственном секторе, они будут необходимы при проверках. Держите их при себе. В случае потери, немедленно сообщить в службу безопасности. Это вам понятно? Тогда не смею больше задерживать. Госпожа Моррэй ждет вас.
        Едва служащий закончил говорить, в стене позади него образовался большой овальный проход. А сквозь это отверстие было видно светлое помещение, стены которого переливались перламутром. Изысканная мебель, грамотно расставленная по своим местам, только подчеркивала изысканный вкус неизвестного дизайнера.
        На покрытом фиолетовым мехом диване, полуразвалившись, сидела красивая молодая женщина, одетая в некое подобие сари. Короткие каштановые волосы были аккуратно зачесаны назад, что придавало ей строгий деловой вид. Она смотрела на вошедших гостей пронзительными зелеными глазами, и на лице при этом не отображалось никаких эмоций. У Андрея даже сложилось впечатление, будто хозяйка кабинета пользовалась качественно сделанной маской. Сью на нее была нисколько не похожа.
        - Добрый день, госпожа Моррэй, - поприветствовала женщину Свиана, слегка склонив голову. Вольф здороваться не стал, а только повторил жест головой.
        Хозяйка кабинета продолжала молчать, пристально разглядывая гостей. Тишина длилась несколько минут, затем она тихим голосом проговорила:
        - Нечасто встречаются люди, умеющие держать слово. Спасибо за дочь. Со своей стороны я тоже выполню обещанное, предоставив вам, мисс Блюр и вам, мистер Блейк, право находиться в элитном районе сроком не более трех месяцев. В этот период я поручаюсь за вас, и несу административную ответственность за все ваши действия. Вы согласны с таким положением?
        - Благодарю, госпожа Моррэй, - сказала Свиана, вновь склонив голову.
        В ответ женщина чуть заметно кивнула.
        - Однако есть один вопрос, который сейчас меня волнует больше всего, - продолжила она. - Мы с вами не обговаривали детали сделки, но, - признаюсь - это была моя ошибка, - видеть Сюзанну в столь ужасном физическом состоянии совсем не ожидала. Что все же произошло с моей дочерью?
        - Это была случайность, госпожа Моррэй, - ответила Свиана, стараясь не смотреть хозяйке кабинета в лицо. - Мы слишком поздно за ней вернулись. В том районе, где она проживала, очень неспокойно. Постоянно что-то происходит. Даже удивительно, как девочка до сих пор осталась жива.
        - Меня не волнуют подробности, мисс Блюр, - в голосе женщины неожиданно проявились нотки раздраженности. - Я хочу знать только одно: кто виноват?
        - Краммер, - едва слышно изрек Андрей, смотря секретарю Совета прямо в глаза. При этом стронгер заметил, как странно на него покосилась Свиана.
        - Простите? - женщина приподняла тонкую бровь. - Повторите еще раз.
        - Полковник службы безопасности Йорна Джон Краммер, - выдал Вольф. - Этот человек очень опасен и не перед чем не остановится на своем пути. Это он ставил ловушку, в которую угодила Сюзанна.
        Госпожа Моррэй молча смотрела на Андрея несколько неожиданно долгих минут. Видимо, она переваривала полученную информацию, пытаясь найти правильное решение проблемы. Спустя целую вечность, женщина, наконец, произнесла:
        - Что ж, я не буду вас больше задерживать. Еще раз благодарю за дочь. Можете быть свободны.
        Никто с ней спорить не стал. Выйдя из кабинета, Свиана тут же одарила Вольфа пренебрежительным взглядом.
        - Что, слил Краммера?
        Андрей сделал вид, что ничего особенного не произошло.
        - Это мое дело, Сви, - проговорил он. - Я использую все возможности, так же, как и ты. Тем более, она относительно дальнейшей судьбы полковника ничего не сказала.
        - А чего тут говорить? - удивилась девушка. - И так ясно, что его карьера в СБ закончена. Зато он будет знать, кто тому поспособствовал. В приказе непременно укажут имя свидетеля.
        - Может, оно и к лучшему, - вдруг усмехнулся Андрей. - Краммер может оказаться вполне полезен. Надо только постараться использовать его энергию в нужном направлении.
        - То-то же, - одобрительно кивнула Свиана. - Жаль, что сразу ничего не предпринял. В итоге чуть не сгубил девчонку. Ладно, давай сначала приведем себя в порядок, поедим где-нибудь, а потом начнем обустраиваться. Кстати, знаю хороший ресторан.
        - «Гордость Йорна»? - предположил Вольф.
        - Еще лучше. Но прежде всего надо принять душ и сменить одежду. Без гостиничного номера по-любому не обойтись.

11.
        - Значит, ты хочешь вложить средства в торговое предприятие Вестера Шолла? - удивленно спросила Свиана, когда Вольф остановился возле массивных дверей офиса. - Не слишком ли рискованно? Насколько я понимаю, сейчас торговля в Йорне идет довольно-таки вяло.
        - Здесь суть в другом, - уверенно проговорил Андрей, хлопнув ладонью по висящей через плечо увесистой сумке, битком набитой гранеными горошинами «астрала». - Мои инвестиции не смогут оставить канцлера равнодушным. Если он на самом деле дорожит своим бизнесом, то ему придется считаться со мной, хочет он того или нет. Тем более речь идет о довольно приличной сумме вложений, которая должна превысить годовой доход всего предприятия.
        - Насколько я понимаю, ты таким образом хочешь себя обезопасить? - предположила девушка.
        - Не только, - Вольф бросил взгляд на выходящую из дверей молодую симпатичную служащую, держащую под мышкой несколько толстых папок. - Еще я смогу диктовать ему свои условия. Согласись, неплохо держать под рукой такого полезного человека, как канцлер?
        - Допустим, - Свиана на минуту задумалась. - А если он все же сумеет тебя кинуть? Переведет деньги на какой-нибудь левый счет, а предприятие свое объявит банкротом?
        - Здесь не те масштабы, Сви, - произнес Андрей. - Йорн - город маленький. Практически вся экономика держится на торговле с Дивиаполисом и Веллироком. Да и торговое предприятие всего одно. Не станет его, город вконец загнется. Не будет Вестер Шолл так рисковать.
        - Ну, ты хотя бы не все сбережения собрался инвестировать? - решила уточнить Свиана.
        Вольф в ответ лишь пренебрежительно хмыкнул. Затем уверенно подошел к дверям и дернул за ручку.
        Офис был довольно просторный. Стены и потолок выкрашены в белый цвет, а пол контрастировал с ними черным блеском полированного камня. На стенах всюду висели заключенные в рамки фотографии каких-то людей. На некоторых снимках Андрей узнал улыбающееся лицо канцлера.
        - Чем могу быть полезен, господа? - поинтересовался появившийся из-за угла тощий рыжеволосый клерк. Он по долгу своей службы встречал много разных людей, но таких странно одетых посетителей видел впервые. Вроде бы все вещи на них были дорогие, из последних модных коллекций, но как-то необычно подобрано сочетание. И в завершение всего у мужчины поверх шикарного фиолетового костюма висела через плечо дорожная сумка, а длинные, иссиня-черные волосы женщины спадали на плечи ровными прядями, что совершенно не подобало уважающим себя членам высшего общества.
        - Я хочу видеть управляющего, - не терпящим возражений тоном произнес Вольф. - И как можно быстрее.
        - Сию минуту, сэр, - клерк слегка наклонил голову. Потом указал рукой на стоящий возле окна мягкий диван. - Вы пока можете присесть. Могу предложить что-нибудь выпить. Если угодно госпоже, в конце холла есть дамская комната.
        Поймав на себе раздраженные взгляды посетителей, рыжеволосый поспешил удалиться. Не каждый день просят беспокоить управляющего. Значит, дела в самом деле серьезные.
        Появился клерк минут через десять. Его глаза нервно бегали из стороны в сторону, а на лбу блестели крохотные бисеринки пота.
        - Мистер Раустер ждет вас, - проговорил он, промакивая лоб белым носовым платком.
        - Следуйте за мной.
        Закончили они спустя два часа. Управляющий оказался весьма подозрительным, и долго не хотел составлять необходимые документы, пока Вольф не попросил его связаться с миссис Моррэй для подтверждения своей благонадежности. Как только секретарь Совета высказала все, что думает о бюрократии, разведенной Вестером Шоллом, Раустер сразу же принялся за дело. Он оказался весьма мужественным человеком, и сумма наличными, предложенная Андреем его смутила ровно настолько, чтобы не получить инфаркт. Справившись с собственными нервами, управляющий поручил составление бумаг одной из девушек, сидевших в соседнем помещении, а сам ненадолго вышел.
        Когда Раустер вернулся, от него явственно пахло дорогим коньяком, лицо приобрело здоровый розовый оттенок, а губы трогала почти нежная улыбка.
        - Господин Блейк, - робко начал он. - Господин Вестер Шолл очень хотел бы с вами встретиться лично. Сегодня намечается банкет в «Плазме» по поводу возвращения Сюзанны Моррэй. Как раз будет повод. Вам уже передали приглашения?
        - Пока нет, - ответил Вольф, закидывая ногу на ногу. - Но спасибо, что поставили в известность. Мы принеприменно там будем.
        Спустя полчаса Вольф и Свиана уже выходили из дверей офиса. Андрей держал в руке пустую сумку, а девушка внимательно изучала вложенные в прозрачную папку документы.
        - Ну, теперь пора обзавестись настоящим жильем, - проговорил стронгер, бросая сумку в стоящую рядом урну. - Хватит по гостиницам скитаться. По-моему, заслужили немного пожить по-человечески.
        - Согласна, - кивнула Свиана. - Пока ты вновь не начнешь подчиняться контракту. Потом мне придется уходить.
        - От меня не так-то легко уйти, - с напущенной серьезностью проговорил Андрей, косясь на девушку.
        - Будь уверен, уйду, - твердо заявила та, открывая дверцу купленной еще утром роскошной машины. Села за руль, включила двигатель. - Ты до сих пор не веришь в мои выдающиеся способности?
        - Ну, если у тебя в запасе не осталось пары-тройки сигпитов, - усмехнулся Вольф, садясь рядом. - В ином случае шансов у тебя нет.
        Свиана лишь покачала головой. Затем мобиль резко рванул с места и, набирая скорость, понесся по узкой безлюдной улице, которая через несколько сотен метров вливалась в скоростную магистраль.

* * *
        Осмотрев с дюжину различных квартир, Вольф и Свиана вернулись ко второй из списка, расположенной в цокольном этаже четвертого здания от центра города. Немногие предпочитали жить внизу, стараясь поселиться как можно выше. Будто от этого будет зависеть их карьера. И поэтому очень много приличного жилья просто пустовало.
        Андрея квартира полностью устраивала, тем более, что из нее было аж четыре выхода. Явный плюс для людей, ведущих непростой образ жизни. Единственный недостаток, с которым пришлось смириться, это отсутствие окон. Хотя, недостаток ли? Пейзаж Йорна даже в элитном районе был все таким же серым и унылым, и совершенно не радовал красотой. Поэтому видеопанели, вмонтированные в стены вместо них, новые хозяева квартиры приняли за изысканную роскошь.
        Быстро рассчитавшись с риелторами, Вольф за две ходки перевез в новый дом из гостиничного номера вещи, которых за последние сутки заметно прибавилось. Правда, в основном пополнился гардероб Свианы. Одних только дорогущих париков появилось более десяти штук. Видимо, девушка старалась таким образом компенсировать свои внешние недостатки.
        Ближе к вечеру привезли заказанную Свианой мебель. Разгружали долго, распаковывали, осматривали каждый предмет. И когда, наконец-то, грузчики внесли последний диван, Вольф открыл бутылку игристого вина и разлил напиток по бокалам.
        - С новосельем, - проговорил он, наблюдая, как с шипением оседает белая шапка пены. - Чокаться не будем. Не люблю.
        Залпом выпив вино, Андрей запустил бокалом в стену. Тот разлетелся брызгами сверкающих осколков, обдавая спешащих на выход грузчиков. Но рабочие даже не дернулись, а как ни в чем не бывало, пожелали новоселам счастья и мгновенно исчезли.
        Спустя час вновь раздался звонок. Включив монитор, Андрей вывел на него изображение с камеры наружного наблюдения. Возле парадного входа стоял сутулый тип в длинном сером плаще. Вольф узнал его. Это был помощник госпожи Моррэй.
        Открыв дверь, стронгер впустил его в квартиру.
        - Откуда вы узнали наш адрес? - спросил Андрей, делая удивленное лицо. Хотя, догадаться об общей системе регистрации было не трудно.
        Служащий снял свои очки, не спеша протер их салфеткой, при этом близоруко щурясь, смотрел по сторонам.
        - По карточкам легко можно отследить все ваши перемещения, - ответил он. - Это указание госпожи Моррэй. Кстати, о госпоже. Велено вам лично в руки передать приглашения на банкет. Извольте получить.
        Вернув очки вновь на законное место, служащий вытащил из внутреннего кармана плаща два желтых конверта. Протянул их Андрею.
        - Во сколько начало? - спросил стронгер, разглядывая выведенные каллиграфическим подчерком надписи.
        - Там все сказано, - ответил тот, и быстро покинул квартиру.
        Едва дверь за ним закрылась, Вольф перевернул конверт. В верхнем правом углу красовался золотой символ, представляющий собой разбитый на две равные половинки кувшин. Как раз такой, что висел в виде кулона на шее убитого в джунглях йорнца. Неужели фамильный герб?
        Решив выяснить подробности позже, стронгер подошел к одному из фальшивых окон, просветил конверт. Внутри находилась какая-то прямоугольная карточка.
        - Похоже, у тебя паранойя началась, - усмехнулась Свиана, тут же надрывая второй конверт.
        - Возможно, - с серьезным видом согласился Андрей. - Зато однажды это спасет мне жизнь.
        Приглашение представляло собой небольшую открытку из пластика, украшенную помимо фамильного герба, всяческими блестящими завитушками. При легком сотрясении, открытка начинала воспроизводить приятным женским голосом весь текст, указанный на ее поверхности. Вольф даже заподозрил, что часть йорнцев не обучена грамоте. Хотя, скорее всего, эта декламация - всего лишь модная фишка. Или дань слепым старикам.
        - Кстати, ты слышала, что этот тип сказал про карточки? - спросил Андрей, делая глоток вина прямо из горлышка. - Каково, а? Хотят быть в курсе всех наших перемещений.
        - Слышала, - донесся из соседней комнаты приглушенный голос Свианы. - Ты что, не знаешь, как заставить эту систему работать против них?
        - Да, знаю, - небрежно бросил Вольф. Он развалился на диване, то и дело тряся в воздухе приглашением. Голос при каждом встряхивании начинал говорить текст заново, что стронгера изрядно забавляло.
        Появилась девушка в комнате спустя четверть часа, одетая в красное вечернее платье с двумя ромбическими вырезами по бокам. Сквозь эти вырезы оголенные участки кожи лоснились от нанесенного на них ароматного масла. Белые, словно снег волосы были скручены на затылке в тугой клубок, из которого в разные стороны торчали золотые спицы. От висков спускались к плечам тонкие косички, оканчивающиеся гроздями хрустальных шариков. И вдобавок ко всему, девушка явно не пожалела макияжа, применив почти все оттенки красного. Только губы выделила при помощи белой помады, но с алой окантовкой.
        - Ты не идешь? - поинтересовалась Свиана, проходя мимо лежащего на диване стронгера и молниеносным движением отбирая у него 'заикающуюся' открытку. - Нас ждут через два часа. А надо еще успеть проверить территорию и все возможные выходы из этой 'Плазмы'. Кто знает, как может закончиться сегодняшний вечер?
        Вольф нехотя встал с дивана.
        - Закончится, как мы того захотим, - проговорил он, сладко потягиваясь. - Мы ведь не планируем сегодня устраивать бойню?
        - Я ни в чем не могу быть уверена, - Свиана покрутилась возле большого зеркала, разглядывая себя со всех сторон, а затем обмотала вокруг запястья тонкую нить магнитного лассо, замаскировав его под затейливое украшение.
        - Хорошо, - Вольф направился к шкафу, где висел его новый костюм. - Дай мне десять минут. Надеюсь, охрана 'Плазмы' не будет против, если я прихвачу с собой пару сувенирных клинков?

12.
        Подойдя к парадным дверям «Плазмы», Вольф слегка коснулся руки Свианы, тем самым привлекая внимание девушки. Когда она повернула к нему голову, глазами показал направление, куда нужно ей посмотреть. Возле дверей стояли двое охранников, облаченные в легкую броню. У каждого в руках имелся мощный штурмовой излучатель, который весил не меньше центнера. С таким оружием каждый день не таскаются. Значит, должно произойти что-то важное. Или же так принято охранять все мероприятия?
        Вольф не верил в случайности. Десятью минутами ранее, когда он, сидя в машине вместе со Свианой, просматривал на планшете изображения с камер внутреннего наблюдения, заметил в залах нескольких дежуривших представителей службы безопасности. Одеты эсбэшники были в штатское, но держались с таким видом, будто прикрывали самого президента Галактической Федерации. Хотя, для них члены городского Совета имели подобное значение. А в «Плазме», похоже, сегодня будет вся правящая верхушка. Отсюда и усиленная охрана.
        При входе нужно было пройти через несколько различных детекторов, и Свиана без особых проблем миновала всю цепочку. Вольф же преодолел только половину, остановившись у вдруг звонко зазвеневшего портала. На стойках устройства замигали красным светом огни, сообщая о нарушении.
        К Андрею тут же мигом подскочили двое охранников в броне, и любезно попросили опустошить карманы.
        - У вас есть с собой приборы связи и прочая электроника, сэр? - спросил один из них, разглядывая появляющиеся на небольшом столике мелкие безделушки, которые Андрей постоянно таскал с собой. Прочие предметы он выкладывать пока не собирался.
        - В банкетный зал нельзя проносить никакой техники, если она не является необходимой для жизнеобеспечения организма. Приказ Совета.
        - Ах, да, - Андрей покопался во внутреннем кармане пиджака и вытащил оттуда портативный планшет. Положил его к остальным вещам. - Забыл, извините.
        - При выходе вам все вернут, - проговорил охранник, быстро заполняя какой-то талон. Затем протянул бумажку Андрею. - Распишитесь.
        Поставив в нужной графе импровизированную подпись, Вольф преодолел оставшуюся часть пути до дверей в зал. Ни один детектор больше не сработал, хотя стронгер нес за поясом пару метательных ножей. Может, холодное оружие к проносу разрешалось? Но он спрашивать не стал.
        - Ну, что ты обо всем этом думаешь? - спросила Свиана, едва они вошли в огромное, освещенное позолоченными светильниками помещение. По периметру помещения стояли уставленные яствами столы, а в центре мирно беседовали собравшиеся в группы по интересам импозантно одетые люди.
        - О чем именно думаю? - решил уточнить Вольф, высматривая знакомые лица.
        - Об усиленной охране, естественно, - пояснила девушка. - С чего бы такие меры безопасности?
        - А тебе не понятно? - с деланным удивлением произнес Андрей. - Тут же присутствуют все члены Совета города. Случись что, останется Йорн полностью осиротевшим.
        Свиана лишь пренебрежительно усмехнулась.
        - Да, неужели? - проговорила она, увлекая Андрея в сторону только что обнаруженного ею свободного дивана. - А мне почему-то кажется, что дело совсем в другом. Слышала, как персонал «Плазмы» в непонятках шепчется. Они тоже такой режим впервые видят.
        - Неужели опасаются нападения? - задумчиво проговорил Вольф, располагаясь на мягких подушках. - Или теракта?
        - Все возможно, - Свиана присела рядом на край дивана. - Попробуй узнать у своей малолетней подружки. Вон, кстати, и она.
        Вольф повернул голову в том направлении, куда указала девушка. Он поначалу пытался разглядеть привычный глазу образ грязной, одетой в старый комбинезон сумасбродной девчонки. Но та Сью, которую он увидел сейчас, была совершенно другой. Как в старой детской сказке, где гадкий утенок вдруг превращается в прекрасного лебедя. Так и она, из упрямого подростка с отнюдь не образцовым поведением неожиданно преобразилась в красавицу-принцессу. В таком обличие Андрей воспринимал Сюзанну Моррэй с большим трудом.
        Вольф несколько минут наблюдал, как к девочке с высокой башней из волос на голове и в ярко-желтом пышном платье подходят различные люди, и с умилением что-то говорят, при этом в знак почтения склоняя головы. Она делала вид, что все окружающие ей безразличны. Хмурилась, стараясь не смотреть никому в глаза. Пока случайно не увидела Андрея. В один миг с Сюзанной произошла вновь метаморфоза. Ее тоскливый мутный взгляд вдруг вспыхнул ярким пламенем, глаза округлились, и девочка, невзирая на лебезящий перед ней народ, направилась прямиком к развалившемуся на диване Вольфу.
        Андрей почуял настроение Сью только в последний момент, когда украшенная изящными кольцами и браслетами рука, сжатая в кулак, едва не саданула ему в глаз. Свиана мгновенно парировала удар, отталкивая нахалку назад. Тут же как из-под земли появились двое эсбэшников и встали по обе стороны от юной леди. В их руках угрожающе подрагивали выставленные вперед легкие излучатели.
        - Я просила меня сюда везти?! - взвизгнула Сью, срывая с головы высокий парик и запуская им в Андрея. Тот легко отбил снаряд, направив его в сторону двух мирно беседующих на соседнем диване пожилых дам. - Я ненавижу эту жизнь! Не-на-ви-жу!!! Зачем ты меня привез сюда?! Отвечай!
        - Успокойся, Сью, - проговорил Вольф, делая попытку подняться на ноги. Но синхронно щелкнувшие предохранители излучателей дали понять, что лучше лишний раз не дергаться. - Ты была тяжело ранена, и спасти твою жизнь могли только родители. Я бы не смог ничего сделать. Абсолютно ничего. Разве что смотреть, как ты медленно умираешь.
        - Лучше умереть у тебя на руках, чем жить в этом мерзком пристанище идиотов! - возмущалась девочка. По ее напудренным щекам вдруг пробежали две мокрые дорожки. Андрей впервые видел, как Сью плакала. - Давай уйдем отсюда, Вольф! Я не хочу больше здесь оставаться ни минуты!
        - Что за крики, извольте спросить? - со спокойствием мраморной статуи поинтересовалась возникшая между одним из эсбэшников и своей дочкой госпожа Моррэй. С другой стороны к девочке вплотную подступил незнакомый Андрею мрачный тип в черном костюме, швы которого были прострочены толстыми ярко-красными нитками. Мужчина провел рукой Сюзанне по растрепанным коротким волосам, и та вдруг
«ойкнула», схватившись за затылок. Но спустя секунду девочка обмякла, глаза ее потускнели, и она замерла неподвижной куклой, смотря ничего не видящими глазами мимо Вольфа в бесконечную даль.
        - Благодарю, доктор Клейм, - кивнула незнакомцу госпожа Моррэй, беря дочь за руку.
        - Пойдем, милая. Разве можно так себя вести с гостями? Что о тебе могут подумать?
        И Сью, подобно марионетке, беспрекословно двинулась вслед за матерью, которая быстро увела свое невменяемое чадо подальше от любопытных глаз городской знати.
        - Прошу прощения, господа, - извинился один из эсбэшников. - Инцидент исчерпан. Можете продолжать отдыхать.
        Вольф глянул на него свирепым взглядом, и тот моментально испарился. А Свиана тем временем продолжила наблюдать за обстановкой.
        - Бедный ребенок, - проговорила она чуть позже, когда все присутствующие вернулись к своим прерванным занятиям. - Может, зря мы все-таки ее вернули? Если девочку и дальше будут воспитывать с помощью транквилизаторов, то что от нее можно будет ожидать лет так через пять? Не просто так она, похоже, сбежала тогда. Я бы на ее месте поступила также. Что скажешь по этому поводу?
        - Не знаю, Сви, - мотнул головой Андрей, будто отмахиваясь от назойливой мухи. - Если честно, то я в замешательстве. Сам не могу разобраться, что у меня происходит внутри. Вроде бы я уже ничем девчонке не обязан, а чувствую нечто такое, - стронгер неопределенно покрутил в воздухе растопыренными пальцами.
        - Ты чувствуешь привязанность к ней, Вольф, - усмехнулась Свиана. - Это нормальное для человека чувство. Привыкай. Если ты выберешься с Тиартога живым, то придется приспосабливаться к новой жизни. Время стронгеров подходит к концу, и дальше все будет по-другому.
        - Я даже не могу представить эту новую жизнь, - Андрей на мгновение прикрыл глаза.
        - Меня с раннего детства готовили разрушать. Я - часть общего механизма, и смогу ли существовать вне его? Что-то с трудом вериться…
        Свиана вдруг звонко расхохоталась.
        - Ты боишься, Вольф, - с непонятным азартом в глазах заявила девушка, отсмеявшись.
        - Ты просто боишься. И это хорошо. Значит, выберешься живым.
        - Почему ты так уверена?
        - Ты когда-нибудь встречал стронгера, который испытывал бы естественный страх?
        Вольф лишь покачал головой.
        - Твой отец все же допустил ошибку, - доверительным тоном произнесла Свиана. - А может, специально не стал полностью корректировать тебе психику. Хотел, чтобы ты думал не только головой.
        - А чем еще? - Андрей с подозрением посмотрел на девушку.
        - Вот этим, - Свиана ткнула указательным пальцем Вольфа в грудь. - Оно не только гонит по венам кровь, но и помогает принимать самые верные решения. А принятое вовремя верное решение - шанс выжить.
        Несколько секунд Вольф молча глядел на Свиану, будто пытался понять, в серьез она говорила или нет. Затем выдал:
        - Полный бред. Еще ни одно творение живой природы за долгую историю эволюции не вырастило у себя второго мозга. А все те функции, о которых ты распинаешься - это функции мозга. И ты меня не убедишь в обратном.
        И тут к Андрею подошел слегка подвыпивший мистер Раустер, и с натянутой улыбкой проговорил:
        - Рад вас видеть, господин Блейк. Господин канцлер весь вечер спрашивает, когда вы сможете уделить немного времени для знакомства с ним. Он с трепетом ждет.
        - С трепетом? - пробормотал Вольф, бросая взгляд на свою спутницу. - Ну, раз с трепетом, тогда пошли.
        Андрей нехотя встал с дивана, подхватил с подноса проходящего мимо официанта бокал вина, и двинул следом за важно вышагивающим впереди Раустером. Свиана осталась сидеть в одиночестве. Она прекрасно понимала, чем может закончиться этот званый вечер, и готова была в случае малейшей опасности разнести здесь все. Лишь бы вытащить Андрея.
        Вестер Шолл стоял в окружении угрюмых, одетых в черные костюмы эсбэшников и откровенно пялился на длинные ноги прохаживающейся вдоль стола с яствами молоденькой брюнетки, из одежды на которой было лишь полупрозрачное короткое платье. Приблизившись к канцлеру, Раустер что-то сказал ему, косясь взглядом в сторону не ставшего пока подходить ближе Вольфа. Тот кивнул, не спуская взгляда с женских прелестей. Потом повернул голову в сторону важного гостя, и резко побледнел. Глаза мистера Шолла стали круглые, как блюдца, а рот непроизвольно приоткрылся.
        Вольф ждал подобной реакции на свое внезапное появление. Нужно было успеть сделать ход первым, прежде чем канцлер прикажет его схватить. Момент был как раз подходящий, и стронгер перешел к решительным действиям.
        - Здравствуйте, мистер Шолл, - проговорил Андрей, чуть склонив голову. - Надеюсь, мое присутствие не омрачит вам вечер?
        Не дав канцлеру опомниться, он со скоростью молнии переместился ему за спину, одновременно отталкивая в сторону охрану. В руке стронгера сверкнуло острое лезвие ножа.
        - Не двигайся, иначе умрешь, - шепнул Вольф заложнику, держа холодное оружие возле его шеи. - Здесь есть тихое место, где нам не помешают поговорить?
        - Да, - выдавил тот, обводя взглядом задергавшихся эсбэшников, мигом повытаскивавших стволы.
        - Тогда медленно двигайся в том направлении. Если будешь себя хорошо вести, останешься живым. Договорились?
        Вестер Шолл послушно кивнул.

13.
        Краммер почувствовал неладное за несколько минут до того, как возле двери его квартиры появился нежеланный гость. Он заранее был готов к такому повороту событий, но надеялся, что это будет не так скоро. Здесь явно не обошлось без чьего-то донесения. Неужели, кто-то из своих?
        Оторвав взгляд от монитора, на котором была видна облаченная в белые одеяния фигура исполнителя воли Совета, настойчиво вдавливающая кнопку отключенного недавно звонка, полковник покосился на дверь второй комнаты. Пульс его участился, отреагировав на впрыск в кровь адреналина. Нет, он не сдастся просто так. Слишком много поставлено сейчас на кон. Слишком много, чтобы разом перечеркнуть начатое дело.
        Переключившись на вторую наружную камеру, направленную с противоположной стены на дверь квартиры, Краммер невольно выругался. Он отчетливо видел затаившихся за выступом четырех оперативников в тяжелой броне, готовых при первой же команде разнести и дверь, и квартиру, и дом, если понадобится. Штурмовые излучатели на их плечевых пластинах были приведены в боевую готовность, предупредительно мигая зелеными индикаторами накопителей. Раз в задержании задействованы силы СБ, то дела совсем плохи. Значит, в любой момент им могут отдать приказ стрелять на поражение.
        Времени совсем не оставалось. Метнувшись к запертой двери маленькой комнаты, Краммер без лишних раздумий вышиб ее плечом и ворвался внутрь. Три шага к старому дивану казались дорогой длинною в жизнь. Он рывком скинул на пол выцветшие подушки, вытащил из бельевого ящика свернутую в компактный узел легкую броню и за полминуты в нее облачился. Против прямого попадания разряда плазмы из ШПИ она, конечно, не выстоит, но уж лучше такая защита, чем вообще никакой. Затем полковник вновь наклонился к ящику, доставая новенький скорострельный излучатель. Щелкнул предохранитель, и сразу же послышался тихий свист аккумулируемой энергии. Обойма была еще ни разу не пользованная, и сохраняла первозданный объем. А это означало, что можно будет сделать лишний десяток выстрелов.
        Краммер вернулся в коридор. Он видел, как человек возле двери уже начал нервничать. С минуты на минуту он отдаст приказ оперативникам брать квартиру штурмом, и тогда начнется настоящая мясорубка. Надо было его отвлечь.
        - Кто там? - спросил полковник, нажимая на кнопку видеофона.
        - Именем Совета, откройте! - тут же послышалось в ответ. - Я являюсь полноправным исполнителем закона! Джон Краммер, если вы откажитесь добровольно меня впустить, то придется применить силу. Не вынуждайте меня это делать!
        - Одну минуту, - Каммер стал лихорадочно соображать, куда бы укрыться. Он видел на данный момент только один вариант: в нишу над входной дверью. Оттуда можно хоть будет попытаться уйти, не ввязываясь в неравный бой. - Подождите, я только оденусь.
        - Минуту. Не дольше, - исполнитель сделал шаг назад. И этот шаг Краммеру очень не понравился.
        Атака последовала почти сразу же, едва полковник отвел глаза от монитора. Входная дверь вспучилась, подобно гнойному нарыву, испуская чудовищный жар. Но когда нарыв этот с громким хлопком лопнул, Краммер уже нажимал на курок излучателя. Нет, он не целился в незваных гостей. Тяжелой броне, да к тому же прикрытой сферой силового поля, его оружие было не страшно. Полковник знал одно слабое место в стене кухни, примеченное им еще с первых дней владения квартирой. И вот, наконец, пришла пора воспользоваться шансом на побег.
        Расширив несколькими ударами руки отверстие, проделанное плазмой, Краммер сиганул в соседнюю квартиру. Он оказался в такой же кухне, что и у него. Только интерьер был тщательно подобран человеком с весьма неплохим вкусом. Похоже, квартира все-таки принадлежала женщине.
        Хозяйка обнаружилась чуть позже, когда полковник вышел в коридор. Она набросилась на него из-за угла, в надежде пробить легкую броню при помощи большого кухонного ножа. Лезвие чиркнуло по металлической нагрудной пластине, не оставляя даже царапины. Краммер одним ударом отшвырнул женщину в сторону, и двинулся дальше. Оперативники, скорее всего, уже обнаружили свежий проход. Поэтому, на счету была каждая секунда.
        Но едва выйдя в холл, полковник остановился. Возле лифта стоял невысокий молодой человек в форме лейтенанта СБ, и крутил в руках плоскую серую коробочку.
        - Лейтенант Линг? - Краммер стал медленно поднимать ствол излучателя. - Так вот, значит, кто стоит за всем этим. А я-то голову ломал в догадках. От кого угодно ожидал предательства, но только не от вас, лейтенант.
        - Где вы видите предательство, полковник? - с ухмылкой проговорил тот. - Я всего лишь делаю свою работу. Вы обвиняетесь в покушении на жизнь Сюзанны Моррей, и ордер на ваш арест находится в кармане исполнителя. Если немного подождете, он зачитает его вам лично.
        Лицо Краммера, скрытое оболочкой шлема, резко побагровело.
        - С дороги, щенок, - прошипел полковник, вскидывая излучатель. - Зря ты встал на моем пути. Ой, зря.
        Но лейтенант хладнокровно смотрел на направленное в его сторону оружие, и лишь довольно ухмылялся.
        - Что ты лыбишься?! - взревел Краммер, наступая на своего бывшего подчиненного. Однако тот выставил вперед руку, и полковник разглядел демонстрируемый ему предмет. Сердце вдруг замерло, а по коже прокатилась ледяная волна. Лейтенант держал активатор, который использовался эсбэшниками при работе с какими-либо взрывными устройствами. Или же минами-ловушками.
        Не смея больше ступить и шага, Краммер скользнул взглядом по сторонам. Его броня вполне могла выдержать взрыв небольшой мощности, но если Линг заложил где-то рядом электромагнитную бомбу, то управляющая электроника мгновенно умрет, заковав тело в надежном саркофаге.
        - Что там у тебя? - осторожно спросил полковник, так и не обнаружив вокруг ничего подозрительного.
        - Сюрприз, - ответил лейтенант и вдавил одну из кнопок.
        Краммер едва успел нажать на спуск излучателя, но сгусток плазмы так и не достиг своей цели. Пол вдруг резко ушел из-под ног, и все вокруг окутала непроглядная темнота. Полковник застыл в нелепой позе, не в силах пошевелиться. Неужели все- таки «электромагнитка»?
        Он находился в таком неопределенном состоянии целую вечность, бессмысленно пытаясь понять, что же происходит вокруг него. Внутрь шлема снаружи не проникало ни единого звука, да и тьма в глазах не была особо информативной. Время будто замерло на месте.
        Неожиданно яркая вспышка света ударила по зрачкам, а сразу за ней в крохотную темную вселенную Краммера ворвался шум окружающего мира. И только спустя несколько секунд сработали светофильтры шлема. Ожившая автоматика пыталась настроить звук динамиков, терзая слух жутким пронзительным воем. Сквозь него с трудом можно было разобрать знакомый голос.
        - На что вы рассчитывали, полковник? Неужели так трудно с самого начала сделать все правильно?
        Краммер лишь поморщился, пытаясь размять затекшие конечности. Его нисколько не удивило, что Вестер Шолл собственной персоной прибыл к нему на свидание. Канцлер в особо важных случаях лично берет ситуацию под контроль. Значит это получается не просто задержание преступника, а очередной, хорошо продуманный ход.
        - У нас разные понятия о правильности, господин канцлер, - ответил Краммер, перестав морщиться от режущих уши децибелов - электроника закончила все настройки.
        - У вас ко мне претензии?
        От такой наглости Вестер Шолл потерял дар речи. Он застыл в нелепой позе, будто ему кто-то только что отвесил пинка. Зато лейтенант за его спиной довольно ухмылялся.
        - Поймали?! - рядом с канцлером появился исполнитель. - Полковник Краммер всегда такой неугомонный? Или же сегодня у него особый день?
        - Всегда, - коротко пояснил лейтенант Линг, а затем посмотрел на Вестера Шолла. - Какие будут указания, господин канцлер?
        - Грузите, - тихо проговорил тот, и быстро исчез из поля зрения Краммера.
        Тем временем к исполнителю присоединились бойцы в тяжелой броне. Им не составило труда под его чутким руководством спеленать обездвиженного полковника прочными пластиковыми лентами. Вся операция заняла чуть больше пяти минут. Когда все было готово, живой груз аккуратно вынесли на крышу здания и погрузили в стоящий на площадке гравилет.

* * *
        Сидя наедине с канцлером в маленьком, но хорошо обставленном кабинете, Вольф чувствовал, как за запертой дверью притихли несколько десятков взволнованных охранников. Еще бы он их не чувствовал. Такое количество народу, собравшееся в одном месте просто физически не может не издавать каких-либо звуков.
        - Итак, господин канцлер, - Андрей сидел в глубоком кожаном кресле, положив ноги на полированную столешницу дорогого письменного стола. Вестер Шолл ютился на жестком стуле, к которому был привязан тонким шнуром от занавесок. И судя по его свирепому виду, такое положение ему явно не нравилось. - Я хотел бы знать, чем вы руководствовались, когда передавали меня в руки полковника Краммера? Или вам безразлична судьба сына?
        Канцлер лишь презрительно усмехнулся.
        - Чем я руководствовался? - гневно прошипел он. - Да мои люди уже давно все выяснили про Рарида. Я знал, что его убили еще до того, как прилетел в Дивиаполис. Просто хотел найти убийцу.
        - И как? Нашли? - с издевкой поинтересовался Вольф.
        - Развяжи меня, - вдруг потребовал канцлер, пытаясь упереться ногами в скользкий пол. - Ты еще пожалеешь, что посмел меня связать. Очень пожалеешь.
        Андрей встал из-за стола, подошел к Вестеру Шоллу, и присел перед ним на корточки. Достал нож. Тот сразу замер, затаив дыхание.
        - Развязать, говоришь? - острое лезвие осторожно коснулось горла канцлера, оставив на коже тонкую красную полоску. Канцлер зажмурился, приготовившись к самому худшему. - Конечно развяжу. Только сначала расскажешь мне про убийцу.
        Андрей резко выпрямился, метнув нож в дверь. Бросок был таким сильным, что тот вошел в мягкое дерево почти по самую рукоятку. Сразу же с той стороны двери раздались громкие проклятия, сопровождаемые щелчками предохранителей. Затем крики, топот ног. Но эсбэшники так и не рискнули вламываться в помещение. Видимо, ждали специального приказа.
        - Дивиаполиса больше нет, - неожиданно заявил Вестер Шолл, смотря мимо Вольфа. - Нет твоего города больше. За смерть Рарида мало ответить одному подонку. Слишком мало. Сегодня утром наказание понесли все.
        Вольф только неопределенно хмыкнул, и вновь уселся в кресло. Он продолжал смотреть на канцлера, внимательно следя за его мимикой. Нет, похоже тот не блефовал. Вот только был ли смысл уничтожать пустой город? Знал ведь поди, что дивиаполисцы заблаговременно покинули свои дома. Иначе не рискнул бы отдавать такой приказ. Хотя, Вестер Шолл никогда ничего не делал просто так. Значит, все заранее просчитал. А вот учел ли он, что спустя каких-то несколько часов последует ответный удар? Возможно, все случится сегодня ночью.
        - А Совет в курсе? - спокойно спросил Андрей.
        - Причем здесь Совет? - канцлер злобно сверкнул глазами. - Им-то какое дело до моих разборок? Ведь в любом случае я несу непостижимые убытки. Эти зажравшиеся тупицы ни разу носа не высунули за пределы Йорна. Все внешние связи были на мне.
        - Однако должен заметить, что убытки несу и я, - проговорил Вольф. - Мой вклад в торговое предприятие был очень даже весомым.
        Вестер Шолл лишь мрачно кивнул.
        - Но я не отчаиваюсь, - как ни в чем ни бывало, продолжил Андрей. - Ибо ты мне вернешь все до единой купюры. Не советую упрямиться и спорить со мной. Те, кто пытался это сделать, давным-давно покойники. Правда, есть один вариант…
        Канцлер замер, уставившись на стронгера.
        - Ну?
        - Через пять… Нет, лучше через три часа я должен быть в Веллироке. Все в твоей власти, канцлер. Решай.

14.
        Неожиданно встроенный в столешницу экран замерцал белым светом, а из скрытых где-то в недрах стола динамиков раздался громкий пронзительный звук. Вольф даже подскочил в кресле.
        - Что это? - спросил он у Вестера Шолла, косясь на беснующийся аппарат.
        - Экстренная линия связи, - мрачно проговорил тот. - Используется только в крайнем случае.
        - Тогда ответь, - любопытство Андрея пересилило осторожность. - Но только без видео. Развязывать тебя я не собираюсь, поэтому придумай что-нибудь. И не долго.
        Вольф нажал кнопку приема вызова, и тишину кабинета разорвал взволнованный мужской голос:
        - Господин канцлер, с вами все в порядке? Почему нет изображения? Проблемы с оборудованием?
        - Вы только поэтому меня побеспокоили?! - взревел Вестер Шолл, качнувшись на стуле. - Я сейчас занят! Очень занят! И я не одет! Если что-то важное, то быстрее выкладывайте. Мне действительно некогда.
        - Извините, господин канцлер. Я не знал. Просто дело очень срочное. Поступили сведения, что в городе появился, - как бы поделикатнее выразиться, - ваш двойник. И он действует в открытую, представляясь вами. Полчаса назад по его инициативе была сорвана операция по задержанию полковника Джона Краммера. В итоге полковник оказался на свободе, да еще завладел тяжелой броней с полным боекомплектом. Сейчас он направляется прямиком к зданию Совета. Его намерения пока не ясны. Мы попытались задержать Краммера малыми силами, но понесли заметные потери. Готовим отряд бойцов спецназначения.
        - Проклятье! - лицо Вестера Шолла стало пунцовым. - Остановите его любой ценой! И выясните все про двойника! Кто он такой?!
        Но слова канцлера никто, кроме стронгера уже не слышал. Вольф отключил связь практически сразу после речи неизвестного ему докладчика. Все важное было сказано, а остальное не имело смысла. Какая теперь разница, если городу осталось существовать всего несколько часов.
        - Сви, ты мне нужна! - громко проговорил Андрей, не обращая внимания на тихо ругающегося канцлера. Свиана должна была услышать голос стронгера даже сквозь тройные стены. Так договаривались, чтобы она сидела и внимательно наблюдала за общим фоном.
        Спустя минуту за дверью раздались приглушенные звуки потасовки, постепенно сменившиеся мужским хором болезненных стонов. Не прозвучало ни единого выстрела. И под жалобное поскуливание охранников в кабинет вошла Свиана, так аккуратно выбив дверь, будто сдвинула висящий в проеме лист картона.
        - Молодец! Быстро управилась, - кивнул ей Вольф. - Охрану всю убрала?
        - На этом этаже всю, - ответила девушка, косясь на привязанного к стулу Вестера Шолла. - Все выяснил, что хотел?
        - Даже больше, - Андрей достал второй нож и подошел к канцлеру. - Похоже, Свенски в городе. Принял облик этого мерзавца. Да к тому же он вооружил Краммера. Вот только для чего? Хотя, кто даст гарантию, что перед нами настоящий господин канцлер?
        С этими словами Вольф с легкостью полоснул Вестера Шолла ножом по плечу. Порез получился неглубокий, но очень болезненный. Канцлер взвыл, и тут же опрокинулся вместе со стулом. Оказавшись на полу, он принялся дергать ногами, тем самым постепенно отползая в угол помещения. Следом за ним по дорогому паркету тянулся тонкий красный след.
        - Вроде настоящий, - Андрей удовлетворенно хмыкнул, а затем одной рукой вернул стул вместе с пленником в исходное положение. - Берем его с собой. Времени осталось мало, так как вскоре наши смертоносные друзья дадут о себе знать. Нужно покинуть Йорн как можно быстрее.
        - И куда мы? - Свиана моментально отделила канцлера от стула, связав его руки за спиной. Тот даже не успел дернуться.
        - Думаю, что в Веллирок, - ответил стронгер. - А там видно будет. Все, пошли.
        Они быстро покинули кабинет, перешагивая через покалеченные тела охранников, распластанные в коридоре на полу. Некоторые замерли в таких неестественных позах, что вряд ли стоило сомневаться в их смерти. Крови практически не было - Свиана сработала чисто, что на ее работу совсем не походило. Андрей немного удивился, однако списал это на постоянно растущий опыт. Всем рано или поздно приходится меняться в ту или иную сторону.
        Проходя мимо полуживого стонущего эсбэшника, стронгер нагнулся и подобрал лежащий возле него почти новый излучатель. Оружие теперь приятно оттягивало плечо.
        Уже возле пожарной лестницы Вольф вдруг остановился, и со странной отрешенностью в глазах посмотрел назад.
        - Спускайтесь. Я сейчас, - проговорил он, уже уносясь в обратном направлении.
        Он и сам не мог понять, почему неожиданно вспомнил про Сью. Представил, как от ужаса корчится ее личико, видя рушащиеся стены и потолки. Как она в панике мечется, сталкиваясь с ополоумевшими людьми. Потом все охватывает яростное пламя. Истошный крик будто по-настоящему ударил по ушам, отозвавшись вдруг резким уколом у Вольфа в груди.
        Он на миг замер, прислушиваясь к своему организму. Но боли вновь не возникло, и он двинулся дальше.
        Девочка оказалась заперта в небольшой роскошной комнате, соседствующей с главным залом. Ее никто не охранял, так что стронгер беспрепятственно выломал дверь. Сью даже не повернула голову на шум, продолжая сидеть на диване, поджав под себя ноги. Ее глаза смотрели в одну точку на стене, словно пристально изучая одной ей видимый предмет. Неужели все-таки переборщили с транквилизаторами? Или «астрал»?
        - Я за тобой, - произнес Андрей, поводив рукой перед лицом Сью. Но та на движение никак не отреагировала. - Ты меня слышишь?
        - Мне холодно, Вольф, - безразличным ко всему голосом проговорила девочка. - Холодно и страшно. Хорошо, что ты за мной пришел.
        - Я тоже так думаю, - Андрей быстро подхватил Сью с дивана и водрузил себе на плечо. - А где твои родители?
        Девочка ничего не ответила. Вольф не стал задерживаться, поспешив покинуть пустующие помещения. Видимо, когда началась суматоха с попавшим в заложники канцлером, вся элита Йорна мигом смылась из «Плазмы». Вот только почему забыли Сюзанну?
        Но минуту спустя стронгер понял, что покинули заведение отнюдь не все гости. Внезапно из-за угла выскочил вооруженный тонким стилетом мрачный тип, которого госпожа Моррэй называла доктором Клеймом. Он явно метил в Вольфа. Что ж, от врача, со спокойной совестью колющего ребенку мощные антидепрессанты можно всего ожидать.
        Не долго думая, Андрей ударил его ногой в живот. Когда тот согнулся пополам, добавил в голову, после чего доктор отлетел метра на три, и замер сверху на перевернутом им же кресле.
        Стронгер огляделся по сторонам, ожидая еще каких-нибудь сюрпризов. Но все было тихо. Похоже, этот тип оставался в заведении последним.
        Спустившись по лестнице на этаж ниже, Вольф вдруг услышал едва различимый свист. Звук с каждой секундой нарастал, пока не перешел в жуткий пронзительный вой. Сердце на мгновение замерло в груди, а по спине пробежали капли холодного пота. Неужели началось?
        Времени оставалось не больше пяти минут. Скорее всего, первые ракеты накроют базу СБ, и уже потом центральный район Йорна. Возможно, пока обойдутся только эсбэшниками. Андрей предлагал Джефери такой вариант. И уже потом захват города силами охотников. Оставшиеся в живых гражданские вряд ли смогут оказать какое-либо сопротивление.
        Сейчас Вольф понял, почему городская элита так спешно покинула «Плазму» - их заранее оповестили об опасности. Собственная жизнь этим людям была дороже всего, даже безопасности собственного ребенка. Просто бросили обузу, которая мешала им быстро исчезнуть.
        На Андрея вдруг накатила такая злость, что он едва сдерживался от произносимых вслух проклятий. Он поудобнее перехватил ватное тело Сью, и что есть сил бросился обратно к кабинету, где недавно беседовал с Вестером Шоллом. Там в одной из стен стронгер заприметил большой встроенный сейф. На худой конец его можно было использовать в качестве укрытия хотя бы от обломков.
        Первый удар настиг Вольфа еще в коридоре, усыпанном телами охранников. Пол ушел из-под ног, и он с трудом устоял, ухватившись за стену. Похоже, рванула как раз база СБ. Она находилась довольно далеко отсюда, иначе бы пришлось совсем туго.
        Ворвавшись в кабинет, Андрей первым делом устремился к сейфу. Толстая дверь была приоткрыта, видимо кто-то совсем недавно здесь побывал и забрал ценности. Но замершая в противоположном конце помещения массивная фигура заставила его замешкаться. Облаченный в тяжелую броню человек медленно разворачивал в сторону стронгера штурмовой излучатель. Из-за затемненного стекла шлема лица видно не было, однако Вольф и так знал, кто стоял перед ним.
        - Краммер? - удивленно проговорил он, и в следующее мгновение совершил молниеносный прыжок в сторону металлической двери сейфа. Вольф в первую очередь втиснул туда Сью, так как девочка была наиболее уязвима. Тут же разряд плазмы ударил в стену, выбивая мелкое крошево штукатурки. Следующий разряд попал четко в дверь, намертво запечатав внутри живое содержимое. Сью даже не понимала, что с ней произошло. Края двери сильно оплавились, и вытащить оттуда девочку без специального инструмента уже было невозможно.
        Вдруг ослепительное пламя разрезало стены в нескольких местах, пол резко осел и стал со скрежетом уходить вниз. Бетонная балка, страшной силой вывернутая из потолка, начала медленно наклоняться, готовая в любой момент похоронить под собой стронгера. От пыли резало глаза.
        Очередной удар сделал свое гиблое дело. Весь окружающий мир разрушался, стремительно уносясь в бесконечность осколками реальности.
        Сквозь звенящую тишину Вольф воспринимал происходящее как странный, замедленный сон. Мимо катились огромные глыбы из металла и камня, поднимая в раскаленный воздух тучи едкой пыли. Пролетела вниз часть этажа, обнажая бывшие недавно жилыми помещения. Несколько человек в отчаянии цеплялись за торчащие наружу водопроводные трубы.
        Тьма накрыла Андрея нежно и ласково, словно заботливая мать. Он уже ничего не чувствовал, когда пол под ним окончательно рассыпался и он полетел вниз.
        Часть четвертая. Темные лабиринты
1.
        Вокруг было темно. Лишь изредка мрак пронзали неуверенные вспышки света. Поврежденная электропроводка с тихим треском сыпала фейерверками белых искр. В эти краткие моменты становилось видно, что все пространство вокруг завалено уродливыми многотонными обломками, хаотично громоздящимися друг на друге. Бетон влажно блестел. Разорванные трубы продолжали испускать потоки холодной воды, которые шумно падали вниз, в большое глубокое озеро. Где-то вверху, почти на пределе слуха, продолжали раздаваться частые взрывы. Но они теперь уже не несли угрозу. Они были частью того мира, что остался снаружи.
        Вольф чувствовал, как неимоверная тяжесть давила ему на грудь. Дышать приходилось с большим трудом, а легкие при каждом вздохе разрывались на части от острой боли.
        Он попытался пошевелиться и едва не закричал. Ощущение было такое, будто в живот воткнули раскаленный докрасна лом.
        Закрыв глаза, Андрей попытался сосредоточиться на внутренних повреждениях организма, но определить насколько они серьезные так и не смог. Слишком много требовалось сил, которых, к сожалению, почти не осталось. Боль забирала последние капли.
        Пошевелив поочередно каждой конечностью, Вольф убедился в их целости. Похоже, ни руки, ни ноги особо не пострадали, а это уже не так плохо.
        И тут он вспомнил про Сью. Сейф с девочкой скорее всего тоже упал вниз вместе с частью стены, и должен находиться где-то рядом, под грудой камней и железа. У нее было гораздо больше шансов уцелеть, чем у стронгера.
        Сделав попытку ее позвать, Вольф смог издать только слабый хрип. В груди сразу же возник сгусток жгучей боли, отчего стронгер до крови прикусил губу.
        Неожиданно в глаза Андрея ударил яркий луч света. Совсем рядом кто-то зашевелился, и тяжеленная балка, придавившая его, заходила ходуном. Вольф снова застонал.
        - Ты живой, Блейк? - спросил Краммер. Его голос странно дребезжал.
        Вольф в ответ лишь слабо кивнул.
        - Не смей умирать. Слышишь? Ты мне еще нужен.
        Отвернув от света лицо, Андрей теперь наконец-то смог рассмотреть свою ловушку. И то, что он увидел, ему совсем не понравилось. Балка окончательно не раздавила его только по одной единственной причине - этому помешала сплюснутая наполовину металлическая бочка, из которой тонкой струйкой вытекала мутная маслянистая жидкость. О том, что будет, когда эта жидкость выльется до конца, догадался бы даже ребенок. Сколько еще времени осталось в запасе? Судя по той скорости, с которой масло покидало емкость, все произойдет в ближайшие часы.
        - Я попытаюсь тебе помочь, - продребезжал полковник. - Если получится.
        Луч ушел в сторону, и в рассеянном свете, отраженном от влажных обломков, Андрей разглядел громоздкую угловатую фигуру, по пояс заваленную мелкими осколками камня. Сверху на этой куче покоился второй конец проклятой балки, не давая Краммеру окончательно выбраться. Но она ли сдерживала мощь брони? Присмотревшись, Вольф заметил торчащую из металлической груди толстую водопроводную трубу, из которой тонкой струйкой выливалась вода. Определить, ранен ли сам Краммер, заключенный внутри разрушенного защитного комплекса было сейчас нереально.
        Сделав попытку приподняться, полковник в очередной раз дернул придавивший его и стронгера груз. Пронзительно взвыли сервомоторы. Один из них тут же вспыхнул, испуская сизый дым.
        - Что ты делаешь? - прохрипел Андрей, скрипя от боли зубами. - Оставь… Не надо…
        Упершись руками в шершавый влажный бетон, он каким-то образом почувствовал, что струя масла, вытекающего из бочки, стала значительно толще. Грудная клетка едва не трещала, принимая на себя чудовищный вес. Глаза почти вылезли из орбит. Изменившееся положение балки, судя по всему, повлияло на текущий по ней небольшой ручеек, и нежданная струя ледяной воды упала стронгеру прямо на голову.
        Страшный грохот вдруг заставил Андрея отвлечься от безуспешной борьбы с водной стихией. Что произошло, Вольф так и не понял. Обломок стены, на котором он лежал, стал неожиданно куда-то проваливаться, увлекая за собой остальные части здания. Все вокруг пришло в движение. Огромные глыбы со скрежетом ворочались, крошились и осыпались прямо в темную бездну.
        Не успев толком осознать свою свободу, Андрей стал снова падать вниз. Покалеченное тело не позволило правильно сгруппироваться, и он, совершив в воздухе неуклюжий кульбит, с плеском ударился о воду. Ему несказанно повезло. Если бы он оказался на несколько сантиметров в стороне - непременно наткнулся бы на острые осколки, зловещим частоколом торчащие над поверхностью.
        Выбравшись на подвернувшийся бетонный обломок, бывший некогда частью наружной стены, Вольф лег на спину и стал с жадностью хватать ртом воздух. Он никак не мог отдышаться. Каждый вздох приносил такие муки, что темнело в глазах. Казалось, будто трещат ребра. Скорее всего, два из них точно сломаны.
        Сколько прошло времени с момента его неожиданного спасения, Андрей не знал. В полубессознательном состоянии он находился довольно долго, то на несколько минут широко открывая глаза и озираясь по сторонам, то впадая в глубокий обморок, приносящий неутешительный покой. Однако силы постепенно возвращались.
        Когда стронгер в очередной раз пришел в себя, ему на миг показалось, что неподалеку кто-то разговаривает. Слов разобрать он не смог, но по интонации можно было понять - человек явно ругается.
        С трудом приподнявшись на локтях, Вольф осмотрелся. Помещение, где он находился, раньше являлось подвалом дома. Теперь, когда от здания почти ничего не осталось, подвал казался относительно уцелевшим. Верху изогнутые металлические фермы каким-то чудом удерживали огромные глыбы разрушенных перекрытий, не давая им полностью завалить всю нижнюю площадь. Обломки поменьше с успехом проникали на самое дно, и как уродливые серые острова повсюду выглядывали из воды. На одном из таких «островов» Андрей и лежал.
        Человек, который отчаянно ругался, был для стронгера сейчас невидим, но приблизительное направление, откуда шел звук, определить все же удалось. Грудь болела гораздо меньше, и Вольф кое-как смог сесть.
        Стянув с себя мокрую изодранную куртку, он при помощи осколка стекла разрезал ее на полосы. Процедура предстояла не из приятных, а уж о неудобстве ее производства водиночку не стоило и говорить.
        Когда грудь была, наконец, туго обтянута импровизированным корсетом, Андрей поднялся на ноги. Голова резко закружилась, и он, чтобы не упасть, ухватился за свисающую сверху ржавую трубу. Качнувшись, труба со звоном упала на камень, едва не отбив стронгеру ноги.
        Расстояния между островками из обломков были небольшими, что позволило Вольфу без особых усилий переходить с одного на другой. Продвинувшись на несколько метров в сторону недавно звучавшего голоса, он остановился и прислушался, но кроме шума падающих с высоты водяных потоков разобрать что-либо так и не смог.
        Еще раз осмотрев близлежащие глыбы, Андрей громко позвал:
        - Эй, здесь есть кто-нибудь?!
        В груди резко кольнуло, Вольф поморщился.
        И тут среди плавающих между камней железных бочек что-то дернулось. Подобравшись поближе, Андрей увидел исковерканную тяжелую броню. Лицевой щиток шлема был открыт, и белое, как мел лицо Краммера выглядело до нелепости странно. Особенно смущала лишенная стекол оправа, криво сидящая на носу. Губы полковника шевелились, будто он читал последнюю молитву.
        - А ты, оказывается, живучий, - проговорил Вольф, аккуратно присаживаясь на корточки. Ребра откликнулись резкой болью.
        - На себя посмотри, кретин, - еле слышно огрызнулся Краммер, поворачивая голову. - Я-то в броне нахожусь, а вот ты как выжил - это для меня остается загадкой. То ли везет тебе, то ли бессмертием обладаешь…
        - Бессмертием? - усмехнулся Андрей. - Возможно, как вариант. Только чего оно стоит, когда все вокруг рушится. Любой удар, и ты труп.
        Полковник попытался пошевелить рукой, но его защита, лишенная источника энергии, теперь стала надежной ловушкой.
        - Кто ты на самом деле, Блейк? - скривив бледные губы, спросил он.
        Андрей тяжело вздохнул.
        - Тебе это настолько важно, что ты готов без разбора убивать? Ради чего, Краммер?
        - Ты же не глупый, и хорошо должен понимать, что самое ценное в жизни. Нет ничего дороже власти. Власть дает человеку все, включая богатство и уважение. Разве не так?
        Стронгер сочувствующе улыбнулся.
        - А как же устав, Краммер? Ты же давал присягу.
        - И что из этого? - дернулся полковник, стряхивая со лба мелкие осколки черного стекла. - Чтобы нормально жить в Йорне, надо быть вхожим в элиту общества, Блейк. Только за центральным периметром есть настоящая жизнь, полная всех благ. Ты ведь собственными глазами это видел. Город небольшой, поэтому добиться честной службой какого-либо повышения - это вообще немыслимо. Йорном правят только благородные династии членов Совета.
        Немного помолчав, Краммер продолжил:
        - Я хочу по-человечески жить, Блейк. Я всю жизнь мечтал находиться там, где сидят они.
        - Так женись на благородной женщине, - посоветовал Андрей, между делом открыв один из блоков брони. Энергии действительно нисколько не осталось.
        - Ты сам-то понял, что сказал? - фыркнул полковник. - Существует четкая граница, переступив которую, человек оттуда потеряет все, включая свою семью. Это не вариант.
        Стронгер с грохотом захлопнул крышку блока. Он прекрасно осознавал, что жизнь Краммера зависит сейчас только от него. Равно как и смерть.
        - А зачем тебе нужен я? - спросил Вольф. - Я не имею отношения к элите Йорна. Даже косвенного.
        Полковник поморщился. Его щека дергалась нервным тиком.
        - Ты представитель иного мира. Мира, запрещенного к упоминанию на Тиартоге. В твоей голове есть знания, с помощью которых я достигну заветной цели. Помоги мне, Блейк. И я в долгу не останусь.
        - Ну и ну, - присвистнул Андрей. - И после такого заявления ты думаешь, что я поверю в сказку о теплом местечке в центре Йорна? Да ты со своими головорезами уже давно бы завоевал весь город. Тебе ведь захотелось мирового господства, так? Стать диктатором.
        - Это бред, - буркнул Краммер, отводя глаза. - Есть сила, контролирующая всю деятельность людей вне города. Против нее пойти у меня, увы, пока шансов нет.
        - Какая сила? - напрягся стронгер. Информация могла быть очень интересной.
        - Веллирок, - полковник скорчил недовольную гримасу. - Они заправляют всем. Оружие, техника, медицинские препараты - все производят только жители острова. У них монополия на все высокие технологии. К сожалению, они не являются людьми.
        Вольф вздрогнул.
        - Чужие?
        - Не совсем. Модифицированные уроды. Потомки тех немногих мутантов, специально выведенных первопоселенцами для исследования океана, - Краммер вновь попробовал пошевелиться, но и эта попытка не увенчалась успехом. Его зубы явно начали стучать. - Холод жуткий… Поможешь выбраться из брони?
        Андрей молча встал. Его лицо не выражало никаких эмоций, а вот глаза… Если бы полковник мог видеть в темноте, то этот взгляд заставил бы его не на шутку поволноваться.
        - Нет, Краммер, - наконец изрек Вольф. - Не помогу. Ни спасти твою шкуру, ни стать правителем мира. Таких охотников до власти, как ты, в Галактике гораздо больше нескольких тысяч миллиардов, и я к ним не питаю ни малейшей симпатии. Увы, полковник, твоя судьба теперь - только умереть.
        - Погоди, - встрепенулся Краммер, отчаянно моргая выцветшими ресницами. - А как же воинская честь? Ты же солдат, Вольф. Так же, как и я. Солдат обязан погибнуть на поле боя.
        - Я не солдат, - бросил Андрей. - А всего лишь раненый путешественник. И умереть ты обязан теперь здесь, в безлюдном подвале, где никто тебя не услышит. Прощай.
        Стиснув зубы, полковник Джон Краммер неистово взвыл.

2.
        Пройдя несколько шагов, Андрей остановился. Проклятия, которыми с изрядным усердием сыпал Краммер, его нисколько не волновали. Даже наоборот. От той безысходности, заставлявшей полковника чувствовать себя беспомощным, у Вольфа на душе было необычайно легко. Он даже не хотел его убивать. Да и смысла в этом не было. Спустя час, пребывание в ледяной воде приведет к необратимым последствиям для человеческого организма.
        - Послушай, Вольф, - вдруг сменил тон полковник. - Ты еще не понял, что мы здесь заживо погребены? Тебе одному не выбраться.
        Андрей повернул голову к прекратившему дергаться Краммеру. Дыхание с хрипом вырывалось у того из посиневших губ.
        - И что ты предлагаешь? - спросил стронгер. - Чтобы спасти свою шкуру, ты готов на все. Не так ли?
        Полковник закашлялся. В уголке его рта показалась алая капля.
        - Я не сомневаюсь в твоих навыках, Вольф, кем бы ты ни был. Но мы действительно в ловушке, уж поверь мне. Выбраться без меня ты не сможешь.
        - А если проверить? - Андрей демонстративно сделал шаг в сторону.
        - Проверяй, - буркнул полковник. - Однако времени у тебя немного. Через полчаса я уже ничем тебе не помогу. Поспеши.
        Еще раз внимательно посмотрев на Краммера, стронгер понял, что этих полчаса у того не будет. Смерть придет гораздо раньше.
        Ничего не сказав, Вольф направился к виднеющейся неподалеку огромной изогнутой трубе. Она шла почти параллельно поверхности воды, а ее конец чернел ровным кругом в нескольких метрах от того места, где стоял стонгер.
        Не найдя вариантов, как до нее добраться посуху, Андрей набрал в легкие воздух и нырнул в холодную воду. Тело сразу отозвалось ноющей болью. Преодолев расстояние за считанные секунды, Вольф уцепился пальцами за острый металлический край, подтянулся и втащил себя внутрь мерзко пахнущей трубы. С порезанных рук капала кровь, но Андрей не обращал на раны никакого внимания. Такие царапины затянуться через пару минут, не дав возможность произойти заражению.
        Поднявшись во весь рост, Вольф начал двигаться вглубь этого зловонного тоннеля, изредка поскальзываясь на чем-то склизком. О том, что это могло быть он старался не думать.
        Пройдя до следующего изгиба, стронгер вдруг уперся в прочную железную решетку, толщина прутьев которой мало чем уступала его собственной руке. Даже многочисленные следы коррозии не смогли ее ослабить.
        Безуспешно испытав препятствие на прочность, Андрей смачно выругался и побрел обратно. Неужели Краммер прав, и выбраться самостоятельно не получится? Выход ведь должен быть. И полковник знает о нем. Не ему ли, родившемуся в этом городе, знать все лазейки.
        Вторая попытка пробиться сквозь завал из пластиковых панелей, закрывающих большой люк с надписью «пожарный выход» тоже не увенчалась успехом. Под панелями оказалась тяжеленная каменная глыба, сдвинуть которую в одиночку не представлялось возможным.
        - Сволочь ты, Краммер, - едва отдышавшись, произнес обессиленный Андрей, прислонившись спиной к непокорному камню.
        Времени почти не осталось. Надо было делать выбор. Хотя, какой теперь может быть выбор? Хитрый полковник снова оставил для себя козырь.
        Подойдя к тому месту, где лежала искореженная броня с заключенным внутри Краммером, Вольф насторожился. Скрежещущий тихий звук, идущий снизу, не предвещал ничего хорошего.
        Быстро вскочив на верхушку бетонной глыбы, стронгер пригнулся, и замер в удобной для прыжка позе. Увиденная им картина заставила сердце забиться чаще, а мышцы непроизвольно напряглись.
        К беспомощно обмякшему полковнику медленно подбирались три лохматые, жадно водящие носами крысы, готовые вмиг растерзать хрупкое человеческое тело. Они сторонились воды, предпочитая двигаться по торчащим в изобилии островкам, ловко перебираясь с одного на другой короткими прыжками. От добычи их отделяло всего несколько десятков метров.
        Прикинув оставшееся до встречи с животными время, Андрей быстро спустился к воде и дотянулся до неподвижного Краммера. Пульс едва чувствовался. Полковник был без сознания, вот-вот готовый окончательно отойти в иной мир.
        - Очнись, - Вольф с силой ударил его по белой щеке. Тот даже не шелохнулся.
        Крысы, услышав человеческий голос, в нерешительности остановились. Это была кратковременная заминка, пока твари не решат, что добыча слабее их. Потом охота возобновится.
        Не дав им опомниться, Андрей запрыгнул на замершую в нелепой позе огромную металлическую ручищу защитного комплекса. При помощи серии ударов ногами он с трудом смог открыть верхнюю часть брони. Громко скрипнув, тяжелая створка откинулась в сторону, обнажая плавающее в воде тело Краммера, облаченное в изорванную форму. С первого взгляда полковник выглядел невредимым, если не считать глубокой царапины на правом плече. В холоде кровотечение практически прекратилось, но все равно, запах крови мог заставить крыс немедленно атаковать.
        Подхватив полковника под руки, Андрей стал вытаскивать его из потерявшего форму анатомического кокона, сделанного из сверхпрочного полимера. Видимо, в основном благодаря ему Краммер и остался жив при падении.
        И в этот момент со стороны приближавшихся животных раздался жуткий протяжный скрежет, от которого у Вольфа по спине пробежали мурашки. Будто гигантские когти коснулись стекла.
        Вмиг выпрямившись во весь рост, стронгер посмотрел в темноту. Твари собрались на одном большом острове из торчащих бетонных перекрытий, находящемся на расстоянии приблизительно метров двадцати. Они от нетерпения подпрыгивали, не решаясь соваться в ледяную воду. Дальше им, оставаясь сухими, было не пройти. Хотя, если они рискнут совершить столь длинный прыжок…
        Вольф снова нагнулся, хватая неподвижного Краммера. Потянул на себя, и остановился. Что-то мешало извлечь тело из кокона. Неужели ремни?
        Быстро осмотрев все точки крепления, стронгер убедился, что держать ничего уже не должно. Но ведь где-то осталась фиксация.
        Краем глаза Андрей заметил взметнувшуюся в воздух серую тень. Лохматая тяжелая туша всем весом обрушилась на него, сбивая с ног и отбрасывая в сторону. Успев вовремя сгруппироваться, Вольф, подняв тучу брызг, полетел в воду.
        Едва он вынырнул на поверхность, вторая крыса уже приземлилась возле раскрытой брони. Краммер сейчас представлял собой вкусный, пока еще теплый обед, любезно приготовленный для почетных гостей. И «гости» были явно довольны. Они обнюхивали свою добычу, обильно истекая вязкой слюной, но пока не трогали.
        В два гребка добравшись до края плиты, Андрей резким движением выскочил на твердую поверхность и, не теряя времени, ринулся на серых тварей. Каждая секунда могла быть для полковника последней. Стронгер видел, что жизнь пока не оставила замерзшее тело, проявляясь в виде едва заметных облачков пара, вырывавшихся изо рта. Но это могло в любой момент прекратиться…
        Развернувшись в сторону Вольфа, «крысы» издали протяжный шипящий звук и одновременно изготовились для прыжка. Третье животное все еще оставалось на другом острове, жалобно поскуливая, топталось возле воды. Вряд ли оно сиюминутно решится присоединиться к собратьям. Если вообще решится.
        Андрей не дал тварям возможность прыгнуть. Собрав все силы, он атаковал сам. Со стороны ни один нормальный человек не смог бы заметить те сверхбыстрые движения, которые совершал в полете стронгер. Да и не каждый чужой увидит. В Ску-Цва такой бросок означал всегда одно - мгновенную смерть противника, который даже не смог бы понять причины своей гибели.
        Обрушившись призрачным вихрем на приникших к шершавому бетону крыс, Вольф вдруг понял, что вся мощь удара пришлась только на одну из них. Другая за долю секунды до столкновения каким-то чудом смогла извернуться и отскочить в сторону. Она с недоумением смотрела, как меховой мешок с фаршем, бывший только что живым существом, быстро исчезает в темных водах озера. Но Андрей не дал ей опомниться. Сделав замысловатое движение, стронгер моментально оказался рядом с зазевавшейся тварью, одновременно нанося единственный точный удар в область шеи. Раздался неприятный хруст и крыса, странно забулькав, рухнула замертво, слегка подергивая когтистыми лапами.
        Едва расслабив мышцы, Вольф поморщился. Прижимая руку к груди, он с трудом сделал глубокий вдох. Рана, до этого момента почти не дававшая о себе знать, теперь вспыхнула острой режущей болью. Да так, что потемнело в глазах.
        Стараясь не совершать больше резких движений, Андрей подобрался к открытой створке брони. Краммер лежал как и прежде, склонив голову на бок. Бледный, почти белый оттенок кожи не предвещал ничего хорошего.
        Снова обхватив полковника руками, Вольф попытался его вытащить из ледяного ада.
        - Ножные фиксаторы, идиот, - чуть слышно просипел Краммер, приоткрывая глаза.
        Андрей в ответ огрызнулся и, что есть сил, вцепился в нижнюю панель защиты, скрывающую под собой основные управляющие узлы комплекса. Скрипнув, трехсантиметровой толщины пластина отошла в сторону, образуя узкую щель. Рука явно не пролезет, разве что детская. Упершись коленом, Вольф смог еще на пару сантиметров отогнуть панель. Теперь должно получиться.
        Пригнувшись, стронгер просунул между сдохшими сервомоторами руку и принялся на ощупь изучать пластиковые зажимы, держащие стопы Краммера. Их, судя по всему, было отнюдь не два.
        И в тот момент, когда Вольф пригнул голову, над ним с отчаянным визгом пронеслось массивное серое тело. Крыса явно не рассчитала траекторию, и теперь, изо всех сил суча лапами, пыталась остановить неверное движение. Но было уже поздно. По инерции ее пронесло на несколько метров дальше, прямо на торчащие из бетона острые обломки арматуры.
        Животное еще какое-то время шевелилось, несмотря на пробивший голову насквозь железный штырь. Из многочисленных ран на бетон лились ручьи крови.
        Оторвавшись от созерцания жуткой картины самоубийства, Андрей вновь продолжил изучать механизм фиксации.
        - Долго еще? - прошептал полковник, едва поднимая веки.
        - Терпи, - ответил Вольф. - Придумали же гемморой… Хрен поймешь…
        Неожиданно что-то щелкнуло, из пневматической системы с шипением вышел воздух, выпуская под воду гирлянды пузырей. Зажимы опустились на свои места.
        Андрей быстро подхватил Краммера и вытащил его на бетонную плиту острова.
        - Аптечка, - простонал тот. - На поясе…
        Отстегнув с его ремня небольшой прямоугольный контейнер, стронгер открыл герметичную крышку. Да уж, нечего сказать. Предусмотрительным оказался Краммер. Такой набор препаратов не в каждой больнице есть. Некоторые были Андрею вовсе незнакомы. Видимо, разработки местных фармацевтов.
        - «Джи семьнадцать», - подсказал полковник. Его губы почти не шевелились. - Стимулятор.
        Выбрав нужную ампулу, Вольф вставил ее в инъектор и ввел препарат.
        Сначала ничего не происходило. Краммер лежал не двигаясь, уставившись в одну точку. А спустя несколько минут он вдруг жутко выгнулся, будто через него пропустили высоковольтный разряд. На лбу вздулись вены. Тело его лихорадило так, что страшно было смотреть. Он катался из стороны в сторону, срывая ногти о бетон. Из горла доносились хрипы, переходящие в нечеловеческий стон.
        Наконец успокоившись, полковник с трудом сел и подобрал аптечку. Зажег портативный фонарь. Он тяжело дышал, по раскрасневшемуся лицу текли капли пота. Поочередно вколов себе еще несколько ампул, Краммер облегченно вздохнул.
        - А ты и в темноте видишь, Блейк?
        Андрей сел напротив него.
        - Это тебя не касается. Надеюсь, ты помнишь, ради чего я тебя вернул? - спросил стронгер, потирая руки. - Показывай выход.
        - Не все так просто, - развел руками Краммер, медленно вставая на ноги. - Придется поработать.
        Слегка шатаясь, полковник дошел до своей мертвой брони и, не торопясь, стал шарить руками в воде. Луч фонаря безнадежно пытался пробиться на глубину.
        - Что, обратно потянуло? - съязвил Андрей.
        - Не дождешься, - проворчал Краммер, с трудом вытаскивая тяжелый ШПИ-3. Щелкнул предохранитель, загорелись контрольные лампы. Излучатель угрожающе загудел, готовый в любой момент извергнуть из себя океан огня.

3.
        - Что ты так растерялся, Блейк? - поинтересовался Краммер, направив в лицо Андрея луч фонаря. Иронии в его голосе не было. - Убивать я тебя не стану. Ты мне все еще живым нужен. Но, тем не менее, не могу позволить удаляться от меня.
        С этими словами полковник открыл сбоку излучателя небольшой технологический ящик, извлек из него зажим силового поводка и, подойдя к стронгеру, защелкнул кольцо у того на запястье. Себе же на пояс прикрепил управляющий блок.
        - Ты уверен в правильности своего решения? - спросил Андрей, разглядывая свое новое украшение. Он ни минуты не сомневался, что сможет избавиться от него за считанные секунды, но Краммеру это знать было совсем не обязательно.
        - Это страховка, - пояснил полковник, проверяя систему управления поводка.
        Силовая нить натянулась, мощным рывком дернув руку Вольфа в сторону генератора. Кольцо при этом ощутимо сжалось.
        - Эй! Поосторожнее! - воскликнул стронгер, едва удержав равновесие.
        - Теперь мы связаны, Блейк, - довольно прищурился Краммер. - Никуда ты от меня не денешься. Тем более, у меня еще к тебе имеются вопросы относительно произошедшего здесь. Сдается мне, ты в этом каким-то образом замешан. Или я не прав?
        - Это мы еще поглядим - прав или не прав, - Андрей сделал вид, что смирился со своей участью. Отойдя в сторону, он сел на холодный бетон и положил руки на колени.
        Тем временем полковник убедился в исправности своего ШПИ-3, залепил начавшую снова кровоточить рану на плече пластырем из аптечки, затянул крепление генератора поводка.
        Стронгер смотрел на него с почти сочувствующей улыбкой. Это же надо иметь такую уверенность в себе, чтобы совсем не оценивать возможности своего противника. А ведь положение Краммера совсем не завидное. Взять и приковать себя к совершенному убийце не каждый додумается. В случае чего, не поможет ему даже штурмовой излучатель. Спасало полковника сейчас только одно - он был нужен Андрею.
        - Ну, что? Двинулись? - Краммер вновь натянул поводок, но в этот раз гораздо аккуратнее. Видимо, начал понимать, что пытается играть с огнем.
        Вольф возмущенно фыркнул, встал на ноги и молча пошел следом за полковником, важно несущем на плече плазменный излучатель. И нес он его с такой легкостью, будто не тяжеленное оружие держал, а пустую картонную коробку. По нему и не скажешь, что некоторое время назад являлся почти трупом, беспомощно плавающим в ледяной воде. Если бы не аптечка…
        Они шли в сторону, противоположную той, с которой появились крысы. Здесь островки из обломков располагались гораздо теснее, поэтому перепрыгивать с одного на другой не представляло особого труда. Правда, при резких движениях ребра Андрея давали о себе знать, но он поначалу терпел, лишь изредка жмурясь.
        Краммер лихо двигался вперед. Андрей не отставал. Когда стронгер начинал постепенно сбавлять темп, пытаясь хоть как-то успокоить боль, на мелкие куски рвущую грудную клетку, в следующую секунду натягивалась невидимая нить, и он невольно ускорял шаг.
        Неожиданно полковник остановился, обернулся к Андрею и с укоризной произнес:
        - В чем дело, Блейк? Только не говори, что ты выбился из сил. Все равно не поверю.
        Андрей тут же сел на подвернувшийся по пути камень, закрыл глаза. Он тяжело дышал, а по лицу катились капельки пота.
        - Да ты никак ранен, - наигранно изобразив удивление, Краммер расстегнул свою аптечку, порылся внутри и извлек небольшую ампулу с молочно-белой жидкостью. Ампула имела встроенный иньектор.
        - Держи, - он бросил ее Вольфу. - Обезболивающее.
        - Что, не хочешь на себе тащить? - простонал Андрей.
        Полковник в ответ только фыркнул.
        Воткнув толстую иглу себе в руку, стронгер облегченно вздохнул. Препарат действовал почти мгновенно, прогоняя боль. Подождав для приличия пару минут, Андрей встал на ноги. По всему телу разлилась благодатная легкость, да и сил как будто прибавилось.
        Полковник, не сказав ни слова, двинулся дальше. Только лишь поводок натянулся, навязчиво предлагая Вольфу следовать за ним.
        В сердцах плюнув ему вслед, сторогер подчинился. Он для себя твердо решил, что при первой возможности избавится от позорного приспособления, запихнув его Краммеру куда подальше. Пусть только тот потеряет бдительность.
        Подойдя к возникшей в свете фонаря огромной плите, под острым углом торчащей из воды, полковник остановился. Затем присел на корточки, что-то поискал рукой, и повернулся к Андрею.
        - А ты ведь и не знал, наверное, что под городом есть сеть древних тоннелей, - проговорил он. - Да уж откуда тебе знать… О них даже контрабандисты не догадываются.
        Краммер отошел на несколько шагов назад и навел излучатель на одну ему известную цель. Резкая вспышка света обожгла привыкшие к темноте зрачки. Что-то с грохотом обвалилось, сопровождаясь звуками падающих водных потоков.
        Когда глаза вновь обрели способность видеть, Андрей смог как следует оценить обстановку. Большая часть воды постепенно уходила в зияющую неподалеку огромную воронку, шумными водопадами падая в темноту. Куда она там девается, наверное, полковник и сам не знал. Не затопило бы только спасительные ходы.
        - Иногда полезно дергать кое-кого из Церкви Великого Создателя, - удовлетворенный содеянным, Краммер опустил орудие. - Они многое знают.
        - Неужели по доброй воле все рассказали? - воспользовавшись приступом откровения полковника, поинтересовался стронгер.
        Краммер в ответ только неопределенно хмыкнул. Уж Вольф-то не понаслышке знал, какие в СБ применяют методы для получения информации. Упаси бог неподготовленного человека попасть под луч сканера.
        Тем временем уровень воды уже достаточно понизился, чтобы можно было определить подступы к провалу. На поверхности появилось множество острых обломков, прежде скрытых на дне. Андрей искренне радовался, что не предпринял попытки в этом месте поплавать - живот бы распорол в два счета. Да и сейчас, глядя на все эти баррикады из стекла и металла, с трудом представлялось, как вообще можно подобраться к входу в подземелье, не лишившись обеих ног.
        Краммер быстро спрыгнул вниз, оказавшись по колено в мутной воде. Луч его фонаря скользнул по стеклянным осколкам, отразившим всеми своими гранями яркий свет.
        Не успев спуститься самостоятельно, Андрей был насильно сдернут поводком. Он смог только вовремя сгруппироваться, что значительно смягчило падение с двухметровой высоты. Однако окунуться с головой в грязную холодную воду - удовольствие сомнительное.
        Зло выругавшись, Вольф встал на ноги и, с намерением влепить полковнику по лицу, развернулся к своей цели. Но смотрящий на него в упор ствол штурмового излучателя несколько поумерил пыл.
        - Не искушай, Блейк, - проговорил Краммер, опуская оружие.
        Андрей сделал глубокий вдох, пытаясь совладать с собой. Помогло с третьего раза.
        И тут он перед самым носом увидел поистине знак свыше: с его волос свисал замечательный кусок стальной проволоки. Решив как можно быстрее снять с себя браслет, Вольф был готов начать ковырять замок прямо сейчас. И сразу же стало не так обидно за купание.
        Двигаясь следом за полковником, Андрей старался незаметно вскрыть с виду несложный запорный механизм. И он действительно оказался настолько прост, что вся работа заняла меньше минуты, однако…
        Повернувшись на предательский писк зуммера, Краммер неодобрительно покачал головой. Затем взял из руки Андрея раскрытое кольцо и защелкнул его вновь, но в этот раз на лодыжке.
        - Сам напросился, - сказал он. - Пойдешь теперь впереди.
        Подождав, пока Вольф пройдет, полковник легонько ткнул его в спину стволом.
        - И без глупостей.
        Идти оказалось довольно трудно. Любой неверный шаг грозил серьезными травмами. Острые осколки, изобилующие повсюду, обещали отрезать лишние части тела быстро и аккуратно, с холоднокровием сумасшедшего хирурга. Поэтому Андрей не торопился, внимательно изучая то место, куда он ставит ногу. Краммер старался ступать след в след.
        Неожиданно Андрей остановился. Он вдруг понял, что полковник-то ему уже и не нужен. Выход он показал, при этом его предусмотрительно расчистив. Что еще требуется?
        Оценив по-другому всю обстановку, стронгер приготовился к решительным действиям. Осколки стекла так жалобно сверкнули, умоляя обагрить их кровью. А почему бы и нет?
        Но Краммер в очередной раз доказал свою прямо-таки нечеловеческую предусмотрительность. Неужели мысли читать умеет? Или предвидит будущее?
        Немного опешив, он как бы невзначай произнес:
        - А девчонка-то твоя жива. И почти не пострадала.
        Андрея словно током ударило. Откуда у Краммера такие сведения? Разве мог он сам успеть вытащить Сью, находясь под завалом? Вряд ли. Неужели все-таки блефует?
        Повернув голову назад, стронгер недоверчиво хмыкнул.
        - Я ведь на полном серьезе, - продолжил полковник. - Жива она. Это точно.
        - У тебя нет доказательств, - сверкнул глазами Андрей.
        - А у тебя нет оснований мне не верить, - парировал Краммер. - Сейф остался наверху, так как намертво вмонтирован в несущий каркас здания. И девчонку твою вытащили, едва закончилась бомбежка. Слышал я разговоры в эфире, пока работал передатчик в броне.
        - Где она? - Вольф почувствовал, как участился его пульс. Значит, Сью не у полковника.
        Посмотрев на Вольфа, Краммер растянул кривую улыбку.
        - Так я тебе и сказал, - ответил он. - Предлагаю равноценный обмен информацией. Ты делишься своими знаниями, а я в свою очередь говорю, где искать девчонку. По рукам?
        - Это не равноценный обмен, - возмутился Андрей. - Мои знания стоят гораздо дороже, нежели предложенное тобой. Тем более ты сказал самое главное - она выжила. А уж я ее как-нибудь и сам найду.
        - Как хочешь, - полковник нехорошо прищурился. - Мое дело предложить, твое дело - отказаться. Но я так просто не сдамся, Вольф. Ты у меня заговоришь.
        Краммер что-то нажал на блоке управления силовым поводком, и страшная боль пронзила лодыжку Андрея. Будто у браслета с внутренней стороны выросли раскаленные лезвия. Спустя несколько секунд все прекратилось.
        Стронгер едва устоял на ногах. Падение оказалось бы в данном случае фатальным.
        - А кто она тебе? - вдруг спросил Краммер, не спеша убирать руку от заветной кнопки. - Любовница?
        Стронгер презрительно сплюнул в воду.
        - Не твое собачье дело, - процедил он сквозь зубы. - Тебе все равно не понять.
        Краммер будто и не ждал ответа. Лишь резко дернул поводок.

4.
        Андрей спустился первым. Высота оказалась довольно приличная и, если бы не силовой поводок, удерживающий его за ногу, пришлось бы прыгать. А прыгать в неизвестность уж очень не хотелось. Поэтому, болтаясь в темноте вниз головой, стронгер пытался определить расстояние до дна.
        - Ну, что там? - спросил Краммер. Генератор поводка на его поясе, явно не рассчитанный на продолжительные нагрузки, начал неистово греться.
        - Опускай еще ниже! - голос Андрея эхом отразился от каменных стен. Похоже, здесь было довольно большое помещение. По крайней мере, стронгер этих стен так и не увидел. А вот дно, причем почти сухое, за исключением нескольких мелких луж, находилось метрах в пяти.
        Коснувшись, наконец, ладонями холодного камня, Вольф быстро перевернулся и встал на ноги.
        - Спустился? - полковник светил фонарем вниз, но луч бесследно рассеивался во мраке.
        - Да. Здесь вполне сухо.
        Вольф даже не успел моргнуть глазом, как Краммер уже стоял рядом с ним, сжимая обеими руками на уровне груди ШПИ-3. Излучатель чуть заметно мерцал зеленым светом.
        Андрей только выругался про себя. Надо же, встроенный десантный антиграв. Интересно, что Краммер еще имеет в наличии?
        С этими мыслями Вольф изучающим взглядом посмотрел на полковника. Тот сдернул с пояса блок генератора силового поводка и бросил его в ближайшую лужу. Прибор мгновенно зашипел, выпуская струйку пара.
        В надежде на лучшее, Андрей взглянул на браслет, изящным кольцом обхвативший его лодыжку. Но индикатор сопряжения продолжал мигать красным огоньком.
        Заметив разочарованный взгляд стронгера, Краммер злорадно усмехнулся. Остывший прибор вновь повис у него на ремне.
        - Удивлен? - поинтересовался у Андрея полковник.
        Андрей лишь хмыкнул.
        - Техника «уродов» очень надежна. Особенно, что касается водонепроницаемости.
        Посветив фонарем по сторонам, Краммер озадаченно почесал подбородок. Похоже, он и понятия не имел в какую сторону идти. По крайней мере, так показалось Вольфу.
        - Так мы пойдем дальше или здесь останемся? - подколол он полковника.
        Тот резким движением взвалил на плечо излучатель и целенаправленно пошел в темноту, освещая перед собой лишь небольшой участок пола. Обломков по пути почти не попадалось, если не считать песка и мелкого щебня. Видно, основной мусор унесся вместе с потоками воды.
        Они шли минут пятнадцать, прежде чем луч фонаря уперся в серую неровную стену. Местами на ней блестели капли влаги. Хотя, судя по холоду, царившему в подземелье, может и лед. Сначала низкая температура не так чувствовалась, но по мере пребывания здесь, с каждой минутой становилось все неуютнее. Ледяной воздух проникал под одежду, вызывая озноб. Да еще присутствовала сильная влажность.
        Внимательно изучив стену, Краммер утвердительно кивнул и посветил фонарем вверх. Прямо над его головой чернел узкий прямоугольник входа в тоннель.
        Андрей готов был поклясться, что полковник не мог видеть никаких меток, указывающих на находящийся рядом ход. Ведь стронгер-то его не заметил, хотя темнота не была ему помехой. Тоннель странным образом проявился лишь при свете фонаря. Случайно ли Краммер его нашел или нет - осталось загадкой.
        Отойдя на пару шагов назад, Вольф еще раз осмотрел серую стену. Мираж, да и только. Едва полковник отвел луч в сторону, проход снова исчез, оставив вместо себя сплошной камень.
        На этот раз Краммер поднялся первым. Встроенный в излучатель антигав с легкостью подбросил его на высоту трех метров. И когда полковник оказался на краю проема, включил поводок.
        Еще никогда стронгер так позорно не кувыркался. Силовая нить сработала молниеносно, свалив его с ног и вздергивая вверх, словно попавшего в ловушку зверя. Спустя секунду он уже стоял рядом с полковником, всячески поливая того бранью. Полковник не реагировал, всматриваясь в глубину уходящего в неизвестность коридора.
        Здесь рос неприятный на вид рыжий мох, или же своеобразная плесень, покрывающая собой большую часть поверхности стен и пола. С потолка свисали гирлянды полупрозрачного вещества, похожего на застывшую слизь. Наверное, тоже органические создания, обжившие за сотни лет заброшенные лабиринты. Да и воздух был значительно теплее, нежели внизу.
        Недолго думая, Краммер поставил излучатель на малую мощность и коротким зарядом стерилизовал участок тоннеля. Растительность с шипением скрючилась, испуская едкое зловонье. По мере продвижения вперед, полковник продолжал пробивать путь огнем. Конечно, опрометчиво с его стороны. Энергия ведь в оружии не бесконечная.
        Вольфу показалось, что Краммер питает явную неприязнь к подобного рода организмам. Уж больно брезгливо он на них смотрел. Но тот почти сразу прокомментировал свои действия:
        - Так будет безопаснее. Многие из подземных лишайников ядовиты.
        Вольф спорить не стал. Краммеру виднее. Судя по его поведению, он уже ранее с ними встречался. Возможно, детская травма, наложившая отпечаток на всю оставшуюся жизнь. Такое вполне объяснимо.
        Тоннель кончился настолько неожиданно, что люди в нерешительности остановились. Перед ними возник небольшой, но высокий зал, в дальнем конце которого находились три входа, отчетливо видимые Андреем без света.
        Посмотрев вверх, стронгер затаил дыхание. Там, на высоте нескольких метров шевелилось нечто чудовищное, будто слипшиеся в комок толстые белые черви. И движения эти сопровождались влажным хлюпаньем.
        Не в силах больше находиться под мерзким обитателем темных мест, Вольф резво пересек зал. Заметив его нервозность, Краммер направил фонарь в зенит, и обомлел.
        Андрея едва успел выдернуть застывшего в шоке полковника из-под падающих на него щупалец.
        Опомнился Краммер только в очередном тоннеле. Обернувшись назад, он поднял излучатель и выстрелил в скрытого темнотой монстра. В раскаленной плазме заметались горящие кольца плоти, сопровождаемые жутким нечеловеческим визгом умирающего в муках существа.
        Насладившись зрелищем огненной смерти, полковник повернулся к Андрею и не обещающим ничего хорошего голосом спросил:
        - А в какой ход мы вошли?
        Вольф попытался вспомнить. Тогда не было времени разбираться, влетел в первый попавшийся, и все тут. А какой? Кто его знает?
        - Кажется, средний, - пробормотал он.
        - Кажется, или точно?
        - Ну, не помню я, - сознался стронгер, глядя на постепенно затухающие языки пламени, пожирающие большую добычу. Пляшущие отсветы на его лице рисовали странную маску, делая Вольфа похожим на какого-нибудь языческого божка.
        - Темная Бездна! - выругался полковник, оглядываясь на огонь. - Придется ждать, пока не спадет жар. Потом проверим.
        Ждать пришлось около получаса, прежде чем они смогли высунуться наружу. Уж больно Краммер переусердствовал с перепугу, ударив по твари полной мощью. Андрей тут же заметил, что с дуру недолго и кое-что сломать, высказав это в устной форме. Полковник пропустил комментарий мимо ушей, предпочтя сделать безразличную ко всему мину.
        Оказалось, они были в правом тоннеле. Постояв и немного поразмыслив, Краммер, наконец-то принял решение идти левым ходом. С чего он взял, что тот должен быть правильным, Вольф так и не понял. Пожав плечами, пошел следом.
        Только войдя внутрь, он вдруг заметил отсутствие здесь рыжего мха. Ни это ли являлось критерием выбора?
        Топая следом за полковником, Андрей уперся взглядом в его широкую спину и стал думать о своем положении. Еще ни разу ему не приходилось так долго позволять кому-либо издеваться над собой. Что ему стоило в мгновение ока расправиться с Краммером? Одно быстрое движение, и тот останется в этих лабиринтах навсегда. Но Вольф не хотел его убивать. И причиной этому была не только Сью. Стронгер чувствовал, что очень скоро полковник сможет по-настоящему изменить ход событий. Права была Свиана, когда вписывала его в игру. Надо было только указать ему верный путь и набраться терпения.
        А еще Андрей думал про Свенски. Какие у него на Краммера планы, раз вмешался в дела СБ? Старый хитрец вряд ли в ближайшее время будет играть в открытую. Он привык манипулировать окружающими его людьми, и скорее всего, будет ждать прибытия на Тиартог остальных стронгеров. Вот тогда все и решиться.

5.
        Посмотрев на сидящего спиной к стене полковника Краммера, Вольф произнес:
        - Знаешь, Краммер, я дам тебе то, что ты просишь.
        - Неужели? - полковник встал на ноги. - Я смотрю, ты становишься благоразумнее. Не мое ли общество на тебя так подействовало?
        Вольф не ответил.
        - Но информацию, касающуюся девчонки, ты получишь после того, как запустишь двигатели хотя бы одного из кораблей, - внес уточнение полковник. - И не раньше.
        - Кораблей? - Вольф удивленно приподнял бровь. - Каких кораблей? У тебя есть космические корабли?
        Краммер хищно улыбнулся, показывая неровные ряды зубов.
        - Они остались от первопоселенцев, - проговорил он. - Их спрятали под одним из храмов Великого Создателя еще четыреста лет назад, заставив всех посвященных навечно замолчать. Но никто не придавал значения тому факту, что дети поистине вездесущи. Они имеют тенденцию совать нос в такие щели, в которые не каждая муха залетит. Почти все дети Йорна, рано или поздно бывают в том секретном ангаре. И я в свое время там был. Но никто из них никогда не понимал того, что видел. Ну, стоят странные машины. И что? Взрослые на их вопросы только плечами пожимают. Спустя годы, уже будучи подростками, они забывают об этой «детской игровой площадке». Но я никогда не забывал. Через много лет посетил то место вновь, уже предварительно найдя нужную мне информацию в тайных архивах Церкви. Информации, увы, хватило только на то, чтобы открыть внешний люк. Да и проникнуть смог только внутрь малого корабля. Он мертв, Вольф. Ни капли энергии.
        Андрей ликовал. Вот оно! Вот для чего Краммер должен был жить! Космические корабли, о существовании которых вряд ли догадывался Свенски могли значительно изменить положение дел.
        - Опиши мне внешний вид, - попросил он. - Насколько я понимаю, ты и представления не имеешь о классификации судов Старого Союза.
        - Тот корабль, на борту которого я был, имеет в длину футов пятьдесят. Приплюснутый сверху корпус. В задней части две какие-то сферические выпуклости.
        - «Кадет - 2А», - перебил полковника Вольф. - Создавался как патрульный глиссер. Впоследствии, когда началась массовая колонизация планет Галактики, они применялись для сопровождения и охраны основного пассажирского транспорта. Оснащен двумя экспериментальными гипердвигателями, которые так и не получили в дальнейшем массового применения.
        - А вооружение? - глаза Краммера азартно заблестели.
        - Стандартное для кораблей этого класса. Четыре плазменных орудия, две лучевые пушки, комплект ракет, обычно оснащенных бронебойными боеголовками направленного действия. Иногда ставили ионные излучатели. Только без энергии все это - гора металла.
        Полковник встрепенулся.
        - Ты ведь знаешь, как запустить двигатели? - с ноткой сомнения в голосе спросил он. - А вот второй корабль в десятки раз больше…
        - Второй тебе не нужен, - оборвал его Вольф. - Он всего лишь перевозчик, предназначенный для перемещения огромных масс людей. Собственного вооружения не имеет. Для его запуска необходимо столько ресурсов, сколько Йорн не израсходует и за год. Если, конечно, этот транспорт не имеет внутренние запасы.
        - Мне нужны оба корабля, - отрезал Краммер. - Постарайся их реанимировать.
        - Как получится, - развел руками Андрей. - Прошло уже немало лет. Некоторые части могли придти в негодность. Так что, ничего заранее гарантировать не могу. Надо смотреть.
        Краммер удовлетворенно кивнул.
        - Посмотришь. Обязательно посмотришь. В твоем распоряжении будет все необходимое оборудование.
        - Верю, - невесело усмехнулся Вольф.
        Стронгер отлично знал, что на перевозчиках класса «Калибр» и подобных ему, непременно имелись универсальные заводы, благодаря которым колонисты возводили целые города. Найдя железную руду, они за год могли отгрохать такой жилой массив, как Йорн. Даже если и не использовать полезных ископаемых, заводы не побрезгуют работать и с деревом, и с глиной, и даже со льдом. А при некоторой доработке их можно перепрофилировать на изготовление, например, ядерных ракет. При условии, конечно, что будут в наличии соответствующие радиоактивные ресурсы.
        - Но особо не радуйся, - предупредил Краммера Андрей. - Всегда рассчитывай на худшее. Не таким тяжелым будет разочарование.
        Полковник только махнул рукой.
        - Разберемся, - буркнул он себе под нос, снова двинувшись в путь. Поводок слегка натянулся, заставляя Андрея идти за ним. С браслетом на ноге было куда неудобнее. При срабатывании силовой нити Вольфу приходилось нелепо пританцовывать.
        Догнав полковника, стронгер спросил:
        - Вот скажи мне, Краммер. Ведь от твоего города практически ничего не осталось. Нет того теплого места, которое ты так хотел занять. Что делать будешь?
        Полковник обернулся, посмотрел на Вольфа с таким видом, будто тот внезапно превратился в пятилетнего ребенка.
        - Есть на Тиартоге еще города. Найду там себе место. Да и на других планетах смогу его поискать.
        - Так тебя туда и пустили, - усмехнулся Андрей. - Первый же патруль задержит твой не зарегистрированный корабль. А уж машины у них гораздо смертоноснее «Кадета».
        Полковник вдруг резко замер. Спросил:
        - А такой патрульный корабль можно раздобыть?
        - Ты никак в пираты решил податься, - покачал головой Вольф. - Боюсь, эта ниша уже и без тебя занята. Таких отчаянных искателей приключений полным полно в Галактике.
        Краммер что-то неразборчиво пробормотал себе под нос, но уже на ходу. Андрей его так и не понял. Слава богу, хоть поводок не дернул. И на том спасибо.
        Некоторое время они шли молча. Каждый был увлечен своими мыслями. Полковник, видимо, строил планы по завоеванию обитаемых миров, а Вольф сейчас мог думать только о том, как бы побыстрее добраться до кораблей. Чем скорее он приведет их в рабочее состояние, тем больше шансов уцелеть в предстоящем столкновении со стронгерами.
        Вот так, размышляя о своем, они и вошли в огромный мрачный зал, посреди которого находилось полуразрушенное строение. Тусклый зеленоватый свет шел откуда-то сверху, но определить источник было почти невозможно. Казалось, светился сам воздух над развалинами, придавая таинственному сооружению странный призрачный образ.
        Краммер снял с плеча излучатель, осторожно отщелкивая скобу предохранителя. Он что-то почувствовал.
        Андрей сколько ни пытался прислушиваться к малейшим звукам, но ничего так и не мог определить. Строение казалось пустым. Даже чутье молчало, уснув, словно свернувшийся в клубок кот.
        Повернувшись к Вольфу, полковник вполголоса произнес:
        - Древний Храм. Такие места очень опасны. Когда уходят люди, их место всегда занимают обитатели тьмы. Главное - пройти мимо незамеченными.
        - Крысы? - Андрей при мысли о серых тварях слегка напрягся.
        - Гораздо хуже, - ответил Краммер. - Тот слизень, которого я сжег - наименее безобидный из них. Попадаются настоящие исчадья Темной Бездны.
        - Если верить вашей Церкви, то я и есть настоящее исчадье из глубин космоса, - проговорил Вольф. - А они в земле живут. Значит, ближе к Великому Создателю. Разве не так?
        Краммер как-то странно передернул плечами.
        - Великий Создатель не мог произвести таких чудовищ. По крайней мере, находясь в здравом уме. Они пришли сами.
        - Сами, говоришь? - усмехнулся Андрей. - А по-моему, эти существа жили здесь задолго до того, как вы явились на Тиартог вместе со своим Богом. Это вы заняли их территорию.
        - Неправда! - воскликнул было полковник, но Вольф жестом показал ему говорить тише. Тот сразу перешел на шепот. - Этот Бог был здесь. Первопоселенцы исповедовали другую религию. По крайней мере, так написано в архивах.
        Андрей задумчиво почесал подбородок. Обычно принесенное с собой вероисповедание остается с колонистами до конца их дней. Вероятно, со временем как-то изменяется, преображается, но чтобы координально стать иным… Для этого нужен неимоверный психологический взрыв. Интересно, что же заставило их сменить религию? Возможно, в старых документах и можно было бы что-нибудь откопать, но точно не в ближайшее время.
        Внезапно еле заметный шум заставил Вольфа насторожиться. Среди развалин храма что-то происходило. Он отчетливо слышал слабое шуршание, произвести которое могло только живое существо, осторожно крадущееся в темноте, и считающее себя незаметным для других. Полностью сосредоточившись, стронгер смог теперь почувствовать нервное прерывистое дыхание, а за ним еще несколько источников звука. Так могли дышать только одни существа.
        - Там люди, - прошептал Андрей. - Сколько - не знаю, но они нас, похоже, заметили.
        Уточнять из-за кого их заметили, Вольф не стал. Краммер не контролировал тогда свои эмоции. А зря. На настоящей войне, такие, как он, гибнут в первых рядах.
        Вмиг упав на холодный пол, полковник попытался оценить обстановку. Фонарь сразу погас, но это уже вряд ли ему могло помочь. За незваными гостями пристально следили несколько пар глаз.

6.
        Андрей видел, как Краммер беспомощно закрутил головой по сторонам. Свечение, идущее от вершины здания, едва позволяло различить собственные руки. Но развалины просматривались достаточно хорошо. И кроме еле слышимых звуков, ничто не выдавало засаду.
        Неизвестные начали знакомство первыми. От основания одной из стен вдруг отделился маленький шарик огня и, быстро покрыв дистанцию, с гулом пронесся над головами залегших пластом полковника и Андрея. Следом загрохотали ружья. По всей видимости, они плазмой только освещали территорию.
        Пригнув голову, Краммер уверенно изрек:
        - Отряд «лесовиков». Далеко забрались, сволочи.
        И, выставив излучатель на максимальную мощность, добавил:
        - Сейчас я им устрою фейерверк.
        Вольф только успел вовремя прикрыть глаза. Но даже сквозь плотно закрытые веки он почувствовал яркую вспышку света. Заряд плазмы ударил четко по центру здания, расплавляя камень и металл. Горящие обломки с грохотом падали вниз, сминая под собой прячущихся людей. Несколько полыхающих живых факелов с отчаянными криками метнулись в стороны от всепожирающего пламени, однако далеко им убежать не удалось. Они так и остались лежать на полу зала тлеющими горстками пепла.
        Уличив момент, пока полковник был занят уничтожением противника, Вольф решил действовать самостоятельно. Откатившись в сторону, он встал на ноги и быстро скрылся в темноте. Теперь его не могли видеть ни «лесовики», ни Краммер. А вот поводок надо было срочно снимать.
        Андрей присел на пол, нащупал спрятанный в складках одежды кусок проволоки и попытался воткнуть его в замочную скважину браслета. Да уж, когда тот висел на руке, было гораздо удобнее работать. Но открыть запорный механизм стронгер так и не успел.
        Нога резко ушла в сторону, и невидимая сила неумолимо потянула пленника назад. Извернувшись всем телом, Вольф смог дотянуться до плотно сжавшего лодыжку браслета. Дрожащими от напряжения пальцами он попытался вновь просунуть отмычку в замок. Но на этот раз его ждал неприятный сюрприз. Будь проклят создатель этого чудовищного приспособления, придумавший в рабочем режиме блокировать скважину металлической пластиной!
        Громко выругавшись, Андрей попытался сдвинуть блокировку рукой. Результата не последовало. Он зажал проволоку в зубах и попробовал разжать сам браслет. Кольцо слегка поддалось. Однако в следующий момент от боли он едва не проглотил отмычку. Браслет выпустил свои «раскаленные лезвия», пронзая ногу до самых костей. Так он наказывал нерадивых взломщиков.
        Неожиданно боль прекратилась. А вместе с ней и движение. Не веря своему везению, Вольф не стал упускать момент. Замок щелкнул, и браслет с легким звоном упал на пол. Оттолкнув его ногой подальше, Андрей теперь смог посмотреть в ту сторону, куда его так упрямо тащила силовая нить.
        Краммер стоял на коленях метрах в десяти от него, держась рукой за левый бок. Как раз за то место, где висел недавно генератор поводка. А из-под плотно сжатой ладони текла тонкая струйка крови.
        Плазма разрушила лишь часть храма, оставив невредимыми несколько стен и небольшую высокую пристройку, напоминающую сторожевую башню. Каменные блоки, из которых было сложено здание, местами оплавились, растекшись по полу зала уродливыми застывшими лужами. От них шел остаточный жар, впрочем, как и от всех окружающих Андрея руин. Громкий треск заставлял стронгера вздрагивать, интуитивно вжимая голову в плечи.
        Обогнув храм, Вольф оказался с обратной стороны. Здесь было относительно прохладно по сравнению с той частью строения, куда пришелся основной удар плазмы. Стены на ощупь теплые. Даже рыжая плесень, обильно растущая на стыках каменных блоков, ничуть не пострадала.
        И тут Андрей увидел двоих людей. Осторожно выглядывая из небольшой тесной ниши, они пристально следили за движениями стронгера, но стрелять по нему не пытались. Присмотревшись внимательнее, Вольф понял почему. У них не было никакого оружия. Только у того, что постарше в руке зажат короткий металлический прут. Молодой парень с едва наметившимися редкими усиками стоял у него за спиной, нервно теребя повязанный на шее полосатый платок.
        Стронгер и двое охотников некоторое время внимательно смотрели друг на друга, не делая попыток что-либо предпринять. Андрей не ждал от них неприятных сюрпризов, уж слишком обреченные лица были у обоих. Люди в таком состоянии обычно не способны адекватно воспринимать окружающую обстановку.
        - Ну, что ты стоишь? - неожиданно проговорил вооруженный прутом охотник. - У тебя есть возможность нас быстро убить. Давай.
        С этими словами он бросил прут на пол. Звонко отскочив от камня, тот закатился в широкую щель.
        - Что же ты медлишь?
        Вольф стоял не двигаясь. Он не видел в этих людях прямой опасности для себя. Зачем же убивать? По их собственной просьбе?
        Отведя взгляд в сторону и, сделав вид, что ничего не видел, стронгер пошел дальше, продолжая осматривать местность.
        И отойдя от занятой ниши на несколько метров, он вдруг почувствовал за спиной быстрое движение. Не оборачиваясь, Андрей сделал молниеносный выпад рукой назад. Нападавший тихо хрюкнул и плавно опустился на колени, держась руками за горло. Из его широко раскрытого рта доносились булькающие звуки.
        Это оказался юнец с платком. Впрочем, платок теперь валялся рядом, испачканный серым пеплом и сажей.
        Присев возле дергающегося в попытках получить глоток воздуха парня, Вольф положил ему руку не плечо.
        - Неужели тебе не говорили, что нападать со спины способны лишь трусы? - спросил он, медленно проговаривая каждое слово.
        Но молодой охотник, видимо, его сейчас не слышал. Ему было не до этого. Лицо приобрело странный багровый оттенок, глаза почти вылезали из орбит.
        - Согласись, что нехорошо так поступать, - продолжил Андрей. - Очень не хорошо. Ты больше не будешь этого делать?
        В ответ парень мотнул головой. Неужели, дошло?
        - Я тебе верю, - кивнул Вольф, просунул свои пальцы ему в горло и точным движением вернул на место кадык. Повезло, что удар был прямым.
        Тот с хрипом втянул легкими долгожданный кислород. Завалившись на бок, продолжал часто дышать, будто спринтер после пройденной дистанции.
        Встав на ноги, Андрей посмотрел на второго охотника.
        - Почему ты оставил его в живых? - с удивлением в голосе спросил тот. - Он ведь хотел тебя убить?
        Вольф тяжело вздохнул.
        - Но ведь не убил же. Он меня пощадил, я - его. Теперь мы квиты.
        Охотник неопределенно хмыкнул, пробормотал что-то неразборчивое и осторожно подошел к своему товарищу. Парень к этому времени уже сидел, поджав ноги. Одной рукой он массировал место удара, а другой шарил по полу, явно в поисках своего потерянного платка. Карие глаза сверлили стронгера пронзительным взглядом, будто изучая каждую морщинку на его лице. Хотя, что может видеть обычный человек в таком полумраке. После «фейерверка», который устроил Краммер, сияние над храмом значительно потускнело.
        - Странный ты какой-то, - проговорил парень сиплым голосом. - Настоящий враг всегда убивает. Неужели тебе плевать на свой разрушенный город?
        - Он не из Йорна, - вдруг произнес старший охотник.
        Андрей повернулся к нему. Ситуация становилась очень интересной.
        - Я не знаю, кто ты на самом деле, - продолжил тот, в отличие от товарища, стараясь не смотреть на Вольфа. - И не хочу это знать. Я видел тебя несколько раз в Дивиаполисе. А ведь если предположить, что ты работаешь на Джефери… Впрочем, какая теперь разница. Джефери погубил оба города разом…
        От услышанных слов парень сжал кулаки.
        - Ты прав, - согласился Андрей. Оба охотника заметно вздрогнули. - Тебе лучше не знать обо мне. Есть на свете такие вещи, которые должны оставаться тайной.
        Вольф повернулся к людям спиной, на этот раз не опасаясь нападения с их стороны, и быстро исчез среди развалин.

* * *
        Краммер достал из аптечки ампулу с анестетиком. Осветив фонарем этикетку, он удовлетворенно кивнул и, обнажив иглу иньектора, вколол препарат себе в бок. Глаза его блаженно закатились.
        - Смотри, зависимость появится, - произнес Андрей, присаживаясь рядом с полковником. - Хотя, после «астрала»…
        - Не трави душу, - взвыл Краммер, отбрасывая в сторону пустую емкость.
        Вольф издевательски усмехнулся. Хоть местный наркотик и не вызывал физической зависимости, но он уже давно заметил, как полковник с каждым часом становится все раздражительнее. Тот только делал вид, что все в порядке; что руки вовсе не трясутся, а взгляд не становятся на некоторое время стеклянным. Неужели этот старый вояка нигде не припрятал красной горошины? С трудом верилось.
        - Что интересного нашел? - поинтересовался Краммер. - В живых кто-нибудь остался?
        - Двое, - буркнул Андрей, делая вид, что собрался заснуть.
        - Надеюсь, ты их прикончил?
        Вольф не ответил. Ему сейчас совсем не хотелось говорить, тем более, с Краммером. Полковник после принятия лекарств начинал нести всякую чушь, будто его не в бок ранило, а в голову. И ему было все равно, слушает его кто-нибудь или нет. Поначалу стронгер пытался вникнуть в суть речи, почерпнуть полезную информацию, но, как выяснилось, на таковую не оказалось даже отдаленного намека. Просто из его рта лился бесполезный набор слов.
        - Послушай, Краммер, - прервал очередную тираду полковника Андрей. - Ты бы лучше трупы обыскал. Вдруг у кого-нибудь «астрал» завалялся.
        Это подействовало. Краммер моментально замолчал. Глаза его загорелись лихорадочным огнем. Несмотря на глубокую рану, он резко вскочил на ноги и поспешил к полуразвалившейся арке. Однако, сделав несколько шагов, остановился. Поворачиваясь к Вольфу, со вздохом произнес:
        - А что толку сейчас от «астрала»? Ты что ли мое тело стеречь станешь?
        Андрей неопределенно пожал плечами.
        - Ну, ну, - Краммер махнул рукой, но все же пошел дальше. Он быстро исчез в проеме, спрыгнув куда-то вниз. Вольф остался один.
        Сидя на теплом камне и прислонившись спиной к не менее теплой стене, Андрей начал клевать носом. Сказывалось значительное переутомление, отсутствие нормального сна и постоянное напряжение, в котором он находился несколько последних дней. Сколько бы Вольф не пытался сопротивляться объятиям морфея, но вскоре он погрузился в глубокий сон.
        Ему снился все тот же старый кошмар, не единожды посещавший его ранее, еще на Земле. Он тогда был всего лишь предвестником окончания «забвенного стасиса». Но что он означал теперь?
        Дергая обрубками ног, мужчина быстро отползал к выходу из зала управления, оставляя за собой кровавую неровную полосу. Обычно плазма, обжигая сосуды, начисто запекает их. Но сейчас ему не повезло. Кровь толчками выливалась наружу.
        Мальчик стоял чуть в стороне, сжимая худой рукой потертый излучатель. Он наслаждался тем страхом, что читал в глазах отца. Он торжествовал, видя, как из ненавистного человека алыми струями вытекает жизнь.
        - И что ты этим добился? - спросил мужчина, расстегивая свой ремень, чтобы перетянуть вены. Боли он не чувствовал, так как давно уже умел контролировать свой организм. - Нужно было целиться в голову. Через пару недель я буду снова ходить. А ты, щенок, отправишься гнить в подземные лабиринты.
        Слегка улыбнувшись, мальчик метким выстрелом сжег ремень. Впрочем, вместе с кончиками пальцев правой руки отца. Он прекрасно знал, что тот больше никогда не встанет на ноги. Никогда не сможет бросить сына на очередное смертельное испытание.
        - Ах ты, ублюдок сопливый! - мужчина резко вывернулся и выполз прочь из зала.
        Мальчик стоял на пороге и молча наблюдал. В темноте коридора затаилась пара клыкастых «вурдалаков». Твари были очень голодны. Ведь создатель никогда не имел привычки их кормить.
        Зато имел очень странное хобби: создавать из живых существ совершенные орудия для убийства. Все организмы, попадающие ему в руки, вскоре приобретали несколько когтистых дополнительных конечностей, острые зубы и свирепый нрав. Определенной цели в этих модификациях не было, - так, ради удовольствия.
        Следя за ползущим по коридору мужчиной, мальчик присел на корточки и положил перед собой излучатель. Даже запах свежей крови не заставит «вурдалаков» сожрать своего хозяина. Пока они чувствуют сигнал…
        На шее, под левым ухом находится вживленный идентификатор создателя, который является гарантированной защитой от кишащих вокруг монстров. Такой был и у мальчика. Однако время от времени он выключался тем самым пультом, что находился сейчас в детской ладони. Выключался перед очередным смертельным уроком.
        Аккуратно проведя пальцем по матовому пластику прибора, мальчик нажал кнопку…
        - За маму!
        Андрей открыл глаза. С трудом осознавая реальность, он некоторое время просто смотрел вверх. Постепенно, словно сквозь туман, в памяти стали вырисовываться смутные воспоминания событий последних часов.
        Осмотревшись по сторонам, Вольф заметил лежащего рядом Краммера. Полковник почти не дышал, уставившись неподвижными остекленевшими глазами в одну далекую точку.
        - Сукин сын! - вырвалось у Андрея. Он окончательно пришел в себя, с великим трудом удерживаясь от того, чтобы пнуть коматозное тело.
        Все-таки Краммер нашел где-то «астрал». И не побоялся остаться со стронгером в таком состоянии. Правильно. А чего ему бояться? У него есть то, что нужно Андрею. А это - гарантия его безопасности.
        Стронгер в сердцах ударил кулаком по стене. Перспектива несколько часов подряд просидеть над Краммером его нисколько не прельщала.

7.
        Послышавшийся из-за угла легкий шорох заставил Андрея насторожиться. Он уже давно чувствовал на себе чей-то пристальный, но не враждебный взгляд, однако ждал дальнейшего развития событий, не предпринимая каких-либо попыток воздействовать на ситуацию.
        Когда в арке появились два человека, Вольф уже стоял на ногах и делал вид, что с интересом рассматривает неподвижное тело Краммера. Полковник перед употреблением наркотика успел куда-то спрятать свой излучатель, видимо, на всякий случай решил подстраховаться. Андрей даже не предпринял попыток его поискать. В таких руинах можно и куттер без особого труда схоронить, не опасаясь за его сохранность.
        - Вы что-то долго решались, - негромко произнес стронгер, но так, чтобы его услышали незнакомцы.
        Старший охотник сделал шаг вперед.
        - Ты убил моих людей, - вполне уверенным голосом начал он. - Но меня и Армса не тронул. В твоем поведении абсолютно нет логики.
        - А с чего ты взял, что это я убил твоих людей? - поинтересовался Вольф.
        - Так неужели ты просто смотрел, когда твой товарищ поливал нас плазмой? - недоверчиво спросил охотник.
        Андрей развел руками.
        - Я совершенно безоружный.
        Незнакомцы переглянулись. Они прекрасно помнили недавний инцидент, и понимали, что стоящий перед ними человек и без оружия чересчур опасен.
        - Кстати, а почему у вас его нет? - Вольф с подозрением посмотрел на парня с полосатым платком, которого старший назвал Армсом. - В мою сторону пуль летело вполне достаточно.
        - Все оружие исчезло, - с трепетом в голосе проговорил тот. - Мы сами были в шоке. Это случилось как раз после того, как Стив ранил твоего товарища.
        Армс покосился на тело Краммера.
        - Товарища, значит… - Вольф невесело усмехнулся. Единственное, что приходило в голову - очередные проделки вновь объявившегося Свенски. А это совсем плохо. И что он может совершить в следующий момент - угадать уже невозможно.
        - Кто он такой? - старший охотник мотнул головой в сторону полковника.
        Андрей тупо хлопал глазами, сначала не поняв суть заданного вопроса. Но потом до него дошло.
        - Если вы думаете, что виновник этот тип - вы ошибаетесь, - пояснил он. - Краммер, конечно, может заставить исчезнуть оружие, людей, даже дома, но только традиционными способами. На чудеса он не способен.
        - Краммер? - нахмурился старший. - Знакомое имя. Не тот ли это Джон Краммер из службы безопасности Йорна?
        Вольф кивнул.
        - Вы раньше встречались? - спросил парень.
        - По долгу службы приходилось. Но с ним трудно найти общий язык. Странный человек.
        - Это уж точно, - подтвердил Андрей.
        На несколько минут воцарилось молчание. Затем старший нарушил тишину:
        - Итак, что же все-таки на самом деле случилось с оружием? Я слишком многое повидал в своей жизни, чтобы верить в чудеса.
        Стронгер покачал головой.
        - В последнее время происходит много странных и непонятных вещей, - проговорил он.
        - И эти странности порой заставляют задуматься. Да и чудеса разные бывают.
        - Чудес не бывает, - уверенно изрек старший охотник. - Просто каждый человек имеет святую веру, и все странности зачастую списывает на посланников Бога или Темной Бездны. Однако, все это чистой воды вымыслы. Истинная вера не приемлет ложных пророчеств и тому подобной ереси. Это, к сожалению, не все понимают.
        - Что значит «истинная» вера?
        - А то и значит, что люди, верующие в истинного Бога никогда не посмеют лгать перед его лицом. Это карается гонениями вечными и муками страшными.
        Андрей на секунду прикрыл глаза.
        - Вы сами видели хоть раз, как Бог наказывает грешников? - спросил стронгер. - Вы лично можете назвать что-то, говорящее о его существовании?
        - Есть Книга Начала… - подал голос парень.
        - Это не то, - оборвал его Андрей. - Книга - всего лишь абстрактный образ, не обязанный нести в себе подлинные свидетельства. Я не люблю спорить по поводу правильности разных религий, но безоговорочно верю собственным органам чувств. Человек всегда верит в то, что сам видит, хоть и не всегда это принимает как должное. Только так одна религия может поглотить другую, даже если у той непоколебимое основание, имеющее историю в тысячи лет.
        На этот раз молчание длилось довольно долго. Люди не смотрели друг на друга, пытаясь разобраться в услышанных словах. Им было над чем задуматься. И сам Андрей только сейчас по-настоящему понял, почему на Тиартоге могла кануть в лету первоначальная религия Старого Союза. Но причина, по которой здесь возникли еще несколько вероисповеданий, все-таки осталась загадкой.
        - Ты хочешь сказать, что в случившемся виноват Великий Создатель? - старший охотник указал рукой на покосившуюся верхушку башни. - Это он забрал все оружие? Так?
        Вольф молчал. Жители лесного города должны теперь сами найти ответ на свой вопрос. Он только дал повод для дальнейших размышлений. Все остальное зависит от них. Ведь не говорить же им про чужое существо по имени Элиот Свенски, играющего роль Бога.
        - Это Его храм, - чуть слышно проговорил Армс. - Пусть и разрушенный, но он остается священным. Он здесь властен над всеми. Да простит меня Святой Моорт.
        Старший как-то странно взглянул на парня, сделал непонятный жест рукой и обратился к Андрею:
        - Меня зовут Ральф Хьюс. Я мэр Дивиаполиса. Вернее, был им до недавних пор. Это, - он указал на парня. - Армс Хейлинг. А твое имя?
        - Дастин Блейк - коротко представился Андрей.
        Армс, до этого момента стоявший чуть в стороне, неуверенно подошел ближе. Видимо, еще до сих пор находился в шоке от недавно полученной травмы.
        Хьюс посмотрел на полковника.
        - Он тебе нужен?
        - Я видел, как этот человек обыскивал труп Нормана, - встрял парень. - Забрал у него «астрал». Разве так можно делать?
        - Скажи спасибо, что не съел сам труп, - Андрей с серьезным видом посмотрел в ставшие неожиданно круглыми глаза Армса. - В критических ситуациях всякое бывает. Вскоре запасы продовольствия в городе закончатся, тогда начнется настоящий кошмар.
        - Нам надо уходить отсюда, - сказал Ральф и с вопросом во взгляде уставился на стронгера.
        - Уходите, - ответил тот. - У нас разные пути.
        - Ты уверен, Блейк?
        - Я уже давно ни в чем не уверен. По крайней мере, что касается меня. Вам здесь действительно кроме смерти ничего не светит. Уходите.
        И они ушли. Молча, не сказав больше ни слова. Просто повернулись к Андрею спиной и растворились во мраке огромного зала, посреди которого стоял разрушенный человеческим отчаянием храм.
        Вольф отрешенно смотрел им вслед. Он почему-то был уверен, что судьба еще сведет его с этими людьми. Они не считали его врагом, хотя вполне подозревали в нем виновника всех своих недавних бед. Почему не захотели по-настоящему отомстить подозрительному незнакомцу? Где элементарная логика? А еще в отсутствии таковой обвиняли самого Андрея.
        - Где я? - послышался вдруг сиплый голос.
        Краммер с тихим стоном размял затекшие ноги.
        - В аду, - повернулся к нему Вольф.
        - Да, пошел ты, - огрызнулся полковник, делая попытку встать. - Проклятая сырость. Сколько меня не было?
        - Вполне достаточно, чтобы начать разлагаться, - съязвил стронгер. - Я уж надеялся, что ты и не вернешься.
        Полковник быстро осмотрел свою рану, начавшую снова кровоточить. На грязных бинтах проступило алое пятно.
        - Я не понимаю шуток, Вольф, - процедил он сквозь зубы. - У меня с клоунами разговор короткий. Кстати, где мой излучатель?
        Краммер внимательно обшарил фонарем близлежащую территорию. Оружия он не нашел.
        - Ты не говорил мне, куда его спрятал, - развел руками Андрей. Он уже начал догадываться, что ШПИ-3 мог последовать за остальным оружием охотников. Но не хотел терять возможность поиздеваться над полковником.
        После продолжительных поисков своего излучателя, Краммер, наконец, вернулся к скучающему Вольфу и со злобой в голосе заявил:
        - Я не знаю твоих намерений, но то, что ты лишил нас единственной защиты - это точно. Тебе это с рук не сойдет, инопланетник!
        - Теперь я твоя защита, - Андрей уверенно ткнул себя кулаком в грудь. - Хочешь поспорить?
        В ответ Краммер осыпал стронгера потоком грязных ругательств, но спорить так и не решился. Только вколол себе очередную дозу анестетика. Затем они продолжили свой путь. Андрей шел теперь впереди, внимательно осматриваясь вокруг. Полковник ковылял сзади, светя стронгеру в спину лучом фонаря, за что тот постоянно делал замечания. Свет мешал ему нормально видеть в темноте.
        В каменной стене зала оказалось два входа в тоннели. Вольф в нерешительности остановился.
        - Куда дальше? - спросил он.
        Краммер на минуту задумался, будто изучал у себя в голове одному ему известную карту. Потом указал пальцем на левый вход.
        - Туда.
        Андрей осторожно заглянул в черный прямоугольник и с некоторым удивлением заметил, что тоннель изнутри был обшит деревянными досками. За столетия некоторые из них превратились в пыль, в то время как другие стали похожими на камень. Но, тем не менее, такой строительный материал он увидел в архитектуре Йорна впервые.
        - Ты уверен в безопасности этого прохода? - с сомнением спросил Вольф, оглядываясь на стоящего за спиной Краммера. От луча света, словно специально ударившего в глаза, пришлось заслониться рукой. - И убери свой долбаный фонарь!
        Полковник нехотя опустил руку.
        - Это единственный путь, - произнес он, а затем с иронией добавил: - Ты же теперь отвечаешь за нашу безопасность. Вперед, герой!
        Покачав головой, Андрей не торопясь вошел внутрь.

8.
        Тоннель был по-настоящему древним. Андрей попытался прикинуть его приблизительный возраст, но вскоре забросил это занятие. Возможно, он появился в первые годы начала колонизации планеты. Хотя, с тем же успехом мог возникнуть и много позже. Как знать… Но то, что по нему уже давно никто не ходил - это точно.
        - Может, вернемся, пока не поздно? - спросил стронгер, осторожно ступая по рассыпающимся под ногами доскам. - Это все в любой момент может обрушиться нам на головы.
        Краммер осветил лицо Андрея фонарем.
        - Чего ты так боишься, Вольф? Ты же совсем недавно побывал под завалом. Тебе не привыкать.
        - Одно дело рухнувшее здание, а здесь, над нами сотни тонн почвы. Засыплет так, что не останется даже запаха. Я не готов к такой смерти.
        Полковник скривил рот в ухмылке.
        - У нас нет выбора, - произнес он. - Это единственный путь отсюда к секретному ангару. Придется рисковать.
        Смерив Краммера пристальным взглядом, Андрей двинулся дальше. Через сотню метров он заметил, что тоннель стал сужаться, заставляя с каждым шагом все ниже склонять голову и поджимать плечи. Спустя еще некоторое время люди уже ползли на четвереньках. Мелкие камни и щепки больно впивались в колени, а головы при неосторожных движениях ударялись о неровные доски потолка. Один раз стронгер лишь чудом избежал встречи с торчащим ржавым гвоздем, хищно метившим в его макушку.
        Еще метров через тридцать потолок тоннеля оказался настолько провисшим, что Андрей в нерешительности остановился. Расстояние до пола здесь едва достигало сорока сантиметров, а то и того меньше. Взрослый человек в такое отверстие пролезет с большим трудом. А если при этом вспомнить о тысячах тонн грунта, давящих на эту лазейку сверху, то желание в нее соваться пропадает окончательно.
        Приложив ухо к стене, Вольф затаил дыхание. Где-то вдалеке слышались тихие, но частые потрескивания. Скрежет оседающих пластов породы действенно щекотал нервы, а еще в общий звуковой фон вливался гул близкой подземной реки. Все это были вполне обычные звуки, не предвещающие никаких опасных сюрпризов.
        Несколько раз глубоко вздохнув, будто ныряльщик перед погружением, Андрей протиснулся в узкий проход. Он старался думать о чем-нибудь приятном, но негативные мысли начали безжалостно атаковать мозг, заставляя в воображении рисовать всевозможные варианты смерти в огромном природном прессе. От волнения на лице выступили капельки пота. Андрей слышал, как сзади сопит Краммер. Свет его фонаря изредка прорывался вперед из-за спины, мешая стронгеру нормально использовать ночное зрение.
        Неожиданно Вольф заметил впереди какую-то темную массу, перекрывающую дальнейший проход. Сердце в груди резко замерло.
        - Ты чего остановился? - спросил полковник. Его голос заметно дрожал. Видимо, тоже нервы.
        Андрей не ответил. Он протянул руку вперед и осторожно дотронулся пальцами до препятствия. На ощупь оно оказалось холодным, немного шершавым. На миг стронгеру почудилось, что от его касания это нечто слегка вздрогнуло.
        И тут Андрей четко различил несколько рядов круглых фасеточных глаз, пристально наблюдавших за ним. А ниже шевелились источающие вязкую субстанцию жвала.
        - Что там у тебя? - не унимался Краммер, дергая Вольфа за ногу.
        - Пока не знаю, - одними губами прошептал Андрей, стараясь не делать никаких движений. Существо в любой момент могло атаковать. Да и кто даст гарантию, что оно не ядовито?
        Полковник тем временем попытался просунуть фонарь между спиной стронгера и стеной, в надежде увидеть причину внезапной остановки. Вслед за фонарем следовала голова.
        - Подвинься, - буркнул Крамммер. - Дай посмотрю.
        И Вольф подвинулся. Он что есть сил вжался в неровную стену тоннеля, давая возможность лучу света в полную мощь ударить по многочисленным глазам насекомого.
        Создание темных подземелий резко дернулось назад, издав при этом пронзительный шипящий звук. Краммер, мигом оценивший всю ситуацию, тут же выронил фонарь.
        Но того краткого момента, когда насекомое было полностью ослеплено, стронгеру вполне хватило. Он четко знал общую анатомию подобных существ. Оставалось только надеяться, что этот экземпляр ничем не отличался от своих собратьев, обитающих в других уголках Вселенной.
        Удар был как никогда сильным и точным. Андрей вложил в него столько энергии, сколько хватило бы на мгновенное убийство крупного млекопитающего. Хитиновый панцирь не так-то легко пробить.
        С неприятным хрустом рука преодолела твердую оболочку и вошла во что-то вязкое. В нос ударил приторный сладкий запах. Насекомое сделало слабое конвульсивное движение, причем навстречу удару. И это движение было последним. Больше оно не шевелилось.
        Вольф плавно извлек ладонь из тела существа, брезгливо вытер ее о поверхность панциря. Ему повезло. Нервный центр оказался на своем законном месте, иначе бы неподвижно лежал он сам.
        Полковник, наконец, опомнился, поднял фонарь и в нерешительности направил луч в другую сторону.
        - Оно ушло? - спросил он шепотом.
        - Нет, - ответил Андрей. - Оно все еще здесь.
        Краммер нервно сглотнул.
        - Но уже не опасно, - добавил стронгер. - Хотя…
        Тут до него дошла вся серьезность их положения. Вместо живого насекомого, проход теперь закрывал тяжелый труп, сдвинуть который вряд ли получится. Возвращаться назад? Тоже не заманчивая перспектива.
        Упершись ногами в стены узкого тоннеля, Вольф изо всех сил налег на мертвую тушу. Шурша хитином по полу, она сдвинулась на несколько сантиметров. Потом еще чуть-чуть, и еще… В общей сложности Андрею удалось протолкнуть ее почти на метр. Дальше она во что-то уперлась и окончательно застряла. Сколько ни толкал стронгер
        - результата больше не последовало. Это был тупик.
        - У тебя есть нож? - спросил у Краммера Андрей.
        - Зачем он тебе? - полковник заерзал на месте. - Может, и есть.
        Без лишних слов стронгер пихнул его ногой в плечо.
        - Надо.
        На самом деле, ножа, как такового, не оказалось. После долгих попыток Краммера добраться до аптечки, в руках у Андрея появился одноразовый скальпель. Пришлось довольствоваться таким орудием труда. А трудиться предстояло ой как много.
        С огромным трудом, расчленяя мертвое тело существа, Вольф проклинал все на свете. От приторного запаха желудок выворачивало наизнанку, вся одежда пропиталась насквозь липкой слизью, которая к тому же сильно жгла кожу. Ударами кулаков он ломал прочный панцирь, а потом мягкую плоть резал скальпелем, постепенно, по частям проталкивая ее вглубь прохода.
        Когда последний кусок нехотя провалился в темноту, Вольф, судорожно цепляясь пальцами за крошащиеся доски пола, быстро пополз дальше. Все его тело горело жарким огнем, будто только что искупался в кислоте. Из глаз струями лились слезы. Стиснув зубы, он на автомате двигался вперед, раздирая в кровь локти и колени о торчащие щепки.
        Вскоре тоннель стал вновь расширяться, что позволило ползти еще быстрее. Андрей чувствовал впереди воду.
        Он слышал, как идущий следом Краммер вдруг разразился жуткими ругательствами. Не вляпаться в едкую субстанцию тот просто не мог, так как путь по-любому лежал через место разделки туши. Но полковник ощутил лишь малую толику той боли, которую испытывал Вольф.
        Тоннель кончился так неожиданно, что Андрей не сразу это понял. Стены резко расступились в стороны, и он оказался на узком балконе, сделанном из грубо обработанных бревен. Балкон опоясывал по периметру каменную пещеру цилиндрической формы, свод которой уходил на неопределенную высоту. Внизу, почти под самым настилом в свете фонаря Краммера блеснула гладкая зеркальная поверхность.
        Ноги сами понесли Вольфа к ветхим перилам, которые без труда сломались под тяжестью его тела. Подняв тучу брызг, он с шумом прыгнул в спасительную воду.
        Андрей даже не сразу почувствовал ледяной холод подземного озера, - наслаждение от прекратившегося жжения кожи было гораздо сильнее всего на свете. Тщательно отмыв руки и лицо, он несколько раз нырнул на глубину, но дна так и не достал.
        В очередной раз всплыв на поверхность, стронгер заметил карабкающегося наверх по бревнам Краммера. С полковника ручьями текла вода, а посиневшие от холода губы тряслись в унисон стучащим зубам. Это зрелище словно отключило некую защиту организма, и Андрей вмиг почувствовал, как тело начало сводить судорогами.
        Он одним прыжком поравнялся с Краммером, ухватился за нижнюю перекладину перил, чудом выдержавшую такую нагрузку, и подтянул себя наверх. Минуту спустя рядом оказался полковник. Хватая ртом воздух, тот лег на спину, пытаясь отдышаться. При каждом выдохе изо рта вырывалось облачко пара.
        - Хорошо искупались, - сказал Андрей. Он несколько раз проделал специальную процедуру, помогающую согреться, поочередно напрягая и расслабляя все возможные мышцы тела. После этих упражнений заметно потеплело.
        Краммер по-прежнему выстукивал зубами барабанную дробь.
        - В Темную Бездну такое купание, - буркнул он.
        Сняв с себя мокрую одежду, полковник умелым движением ее отжал, встряхнул и повесил сушиться. Размотав старый грязный бинт, осмотрел рану. Потом открыл аптечку, судя по всему, нисколько не пострадавшую от попадания влаги, достал необходимые лекарства и свежие повязки. Быстро обработал начавшее опять кровоточить пулевое отверстие.
        Когда Краммер закончил перевязку, Андрей уже полностью восстановил нормальную температуру своего организма. Промокшая одежда ему особо не мешала.
        - Куда нам дальше идти? - спросил стронгер, вглядываясь в темноту, скрывающую противоположную сторону пещеры. Он едва различал вдалеке перила балкона, причудливо изгибающиеся вверх. Похоже, там была лестница.
        - Ты все правильно понял, - кивнул полковник. - Нам именно туда. Осталось совсем немного.
        Напялив холодную одежду, Краммер прицепил на пояс аптечку и медленно двинулся вдоль стены, осторожно ступая по старым бревнам. Он пошел первым, а это говорило о том, что дальнейший путь должен быть гораздо безопаснее.
        На самом деле так и оказалось. Поднявшись по высокой лестнице на небольшую каменную террасу, люди оказались перед массивными железными воротами, в которые без труда можно было загнать гравилет. Судя по слою ржавчины, покрывавшей обе створки, их уже давно никто не открывал. Да это и не требовалось. Человек мог спокойно пройти рядом сквозь большую извилистую трещину, расчертившую каменную стену пополам.
        А по ту сторону их уже ждали…

9.
        - Вы все подготовили, что я просил? - поинтересовался полковник у стоящего перед стеклянной перегородкой молодого сержанта.
        - Да, сэр, - четко ответил тот. - Лаборатория подключена и работает в тестовом режиме.
        Краммер кивнул, и они пошли вслед за сержантом через шлюз биоочистки. Затем посредством терминала ввели свои данные в охранную систему, чтобы иметь доступ к секретной информации.
        Андрей по достоинству оценил проделанную Краммером работу. Вероятнее всего, он не сам лично трудился над этим техническим раем, но, тем не менее, увиденное вокруг действительно впечатляло своим размахом.
        Огромный ангар был практически весь заставлен всевозможным электронным оборудованием, многое из которого Вольф встретил впервые. Основная его масса, естественно, ютилась вокруг гордо стоящего большого транспорта. Корабль был поистине огромен, словно выбросившийся на берег синий кит. Люди рядом с ним выглядели муравьями.

«Кадета» стронгер заметил не сразу. Глиссер был почти незаметен из-за стеклянных перегородок, разделяющих помещение на сектора. Многочисленные косы проводов опутывали его потрепанный корпус плотной паутиной, спускались на пол и толстыми жгутами уходили вглубь расставленных рядами ресиверов.
        Сразу было видно, что полковник не один месяц здесь сидел. Вот только тишина настораживала. Сначала Вольф не придал этому значения, но по мере продвижения к центру ангара становилось как-то странно и неожиданно пусто. Обычно в таких лабораториях работают десятки специалистов, стоит шум действующей аппаратуры. Здесь же не покидало ощущение, будто время вконец остановилось. Лишь где-то вдалеке едва слышался слабый гул системы вентиляции.
        Оставив стронгера на попечение сержанта, Краммер куда-то быстро исчез. Андрей не стал задавать лишних вопросов. И так было понятно, что ответы на них он вряд ли сейчас получит.
        Когда они прошли в одно из отгороженных жилых помещений, сержант молча всучил Вольфу сверток с чистой одеждой, оказавшейся серой формой рядового сотрудника СБ. На складном столике лежали контейнер с сухим пайком и пластиковая фляга. Узкая койка, стоящая под надзором громоздкой камеры слежения, была аккуратно застелена зеленым одеялом.
        - Ожидайте полковника здесь, - буркнул эсбэшник и удалился. Входной проем тут же затянулся мутной, слегка подрагивающей пленкой силового поля.
        Переодевшись, Андрей сел на походную раскладушку, открыл крышку контейнера. При виде еды рот сразу наполнился слюной. Тренированный организм стронгера мог достаточно долгое время находиться без питания, без воды и даже без воздуха. Но всему есть предел.
        Распечатав одноразовую вилку, Вольф с удовольствием принялся поглощать мясные консервы, закусывая их сухарями и запивая теплой, чуть кисловатой водой. Видимо, в ней были растворены какие-нибудь микроэлементы. А на десерт сладкая фиолетовая плитка, по вкусу отдаленно напоминавшая шоколад, оказалась приятным сюрпризом.
        Контейнер опустел с катастрофической быстротой. Довольный полученными калориями, организм незамедлительно потребовал глубокого здорового сна. Вольф сопротивлялся недолго. Здесь он был в полной безопасности, так как его знания для Краммера имели неимоверную важность. Поудобнее устроившись на жестком матраце, Андрей закрыл глаза и почти сразу же провалился в глубокий сон.
        Пробуждение почему-то не вызвало приятных ощущений. Состояние было такое, будто Вольф недавно перебрал крепкого алкоголя: голова тяжелая, во рту сухость и мерзкий привкус.
        Едва он принял вертикальное положение, желудок тут же выплеснул наружу свое содержимое. После этого заметно полегчало. Однако «содержимое» вдруг зашевелилось, отрастило восемь тонких членистых ножек и резво запрыгнуло на стоящий неподалеку стул. Маленькое круглое тельце на какой-то миг блеснуло металлическим боком, повертело единственным круглым объективом, торчащим из середины спины, и молниеносно скрылось в вентиляционной шахте.
        - Проклятый ублюдок! - стронгер в сердцах плюнул на то место, где только что сидел автоматический зонд. - Ты меня слышишь, Краммер?! Какого хрена ты трогаешь мои кишки?!
        Ответа не последовало. Продемонстрировав перед висящей в углу камерой несколько неприличных жестов, Андрей подошел к столу, взял флягу и сделал большой глоток.
        - Я не обещал, что твое пребывание здесь окажется раем, - послышался голос полковника. Пелена поля в проеме моментально рассосалась, впуская Краммера собственной персоной. На нем была надета свежевыглаженная парадная форма, на глазах вновь поселились темные очки. - А ты чего ждал? Я должен обезопасить и себя и тебя. А вдруг ты чем-нибудь заражен?
        - Можно было просто спросить.
        Краммер лишь изобразил кривое подобие улыбки.
        - Пошли, Блейк, - сказал он. - Пора начинать работать.
        Не говоря ни слова, Андрей последовал за полковником.
        Они шли по безлюдной лаборатории, виляя между наваленными в кучи еще не подключенными приборами, то и дело, цепляясь ногами за протянутые по полу провода. Техника ждала своего часа.
        - Ну, с какого корабля начнешь? - спросил полковник.
        - Мне все равно. Но лучше с глиссера. Больше шансов на успех.
        - Хорошо, - Краммер резко свернул за угол, направляясь к торчащему из-за экранов вытянутому объекту.
        Еще на подходе стронгер заметил, что один из гипердвигателей «Кадета» был почти полностью разобран. Детали небрежно валялись на стоящих поблизости стеллажах. Но подойдя ближе, стало видно, что корпус двигателя имел давнее повреждение, по всей видимости, возникшее вследствие попадания метеорита.
        - Вы уверены, что сможете этот агрегат восстановить обратно? - с сомнением в голосе спросил Вольф, внимательно осматривая стойки крепления. - Булыжник меньше вреда причинил, чем кривые руки механиков-самоучек.
        - А ты мне на что? - хмыкнул Краммер.
        - Я не знаком с этой моделью привода, - покачал головой Андрей. - Тем более, это был экспериментальный образец, не пошедший в остальные серии. Его и тогда-то не везде брались чинить.
        - Ты хочешь сказать, что эта посудина больше не полетит? - глаза полковника нехорошо прищурились.
        - Ну, почему же? Полетит. Но не так далеко.
        Неожиданно из-за одного из стеллажей появился взволнованный сержант.
        - Сэр, - отсалютовал он. - Важное сообщение.
        - Говорите, Фоурс, - Краммер кинул сомнительный взгляд на стронгера. - Говорите.
        - Час назад звено «летунов» островитян покинуло Веллирок и двинулось в нашем направлении. Их командующий офицер сказал, что поможет нам расчищать завалы, искать выживших, лечить раненых. Они готовы установить в городе свой госпиталь.
        - Ну, вот. И они не смогли спокойно сидеть у себя в норах, - проговорил полковник.
        - Правда с трудом верится, что «уроды» будут помогать. Им скорее надо выяснить причину заварухи и найти виноватых. Через какое время звено появятся в Йорне?
        - Меньше, чем через час, сэр.
        Краммер на минуту задумался.
        - Не вовремя они, конечно, - он поправил очки. - Ни в коем случае не подпускайте их в район лаборатории, Фоурс. Мало ли что. Все спасательные работы организуйте в противоположной стороне города.
        - Есть, сэр, - сержант снова исчез за стеллажами.
        Полковник повернулся к Андрею.
        - Вот так, Блейк. О чем я тебе и говорил. Эта сила контролирует действия людей на Тиартоге, при необходимости жестоко карая особо наглых, и в то же время глупых.
«Уроды» занимают ту нишу, которую должны занимать мы. Это было бы справедливее всего. Давай, делай быстрее корабли. Пора перенимать у них эстафету.
        - Буду стараться, - ответил Андрей. - Но скорость не от меня зависит. Уж как получится.
        - На кон многое поставлено. И наши жизни лишь небольшая часть этого. Есть более ценные вещи, поверь.
        - Какие? - стронгер вопросительно приподнял бровь.
        - Остаться людьми. «Уроды» никогда не убивают пленных врагов.
        Эти слова заставили Андрея серьезно задуматься. Неужели островитяне до сих пор держат обиду на человеческий род, сделавший их такими, какими они есть? Вероятность существует, но незначительная. Тогда бы они просто перебили всех людей на планете или же генетически изменили. Тогда что? Осознание себя, как венец природы? Уподобление Богу? Для того, чтобы в этом разобраться, надо хотя бы их лично увидеть. А там уже действовать по обстоятельствам.
        - Не буду тебе мешать, - произнес полковник, направляясь в сторону второго корабля. - Если срочно понадоблюсь, здесь есть связь, - он указал рукой на колонну терминала, стоящую отдельно от остальных приборов.
        Вольф кивнул.
        Пройдя через шлюзовую камеру «Кадета», стронгер осмотрелся. Освещение внутрь глиссера было проведено снаружи при помощи системы «переносок», свисающих с потолка. Их света вполне хватало для проведения каких-либо работ.
        С трудом вспоминая старые чертежи, давным-давно виденные на одном из закрытых заводов, Андрей пытался сориентироваться в расположении отсеков. Разница в конструкции судна хорошо чувствовалась по сравнению с современными моделями. Чем только древние инженеры думали? Андрей особенно почувствовал эту разницу, когда вместо кабины управления чуть не угодил в коллектор.
        Достигнув, наконец, своей заветной цели, он с облегчением упал в кресло второго пилота, прикрыл глаза и провел рукой по приборной панели. Неужели и здесь все так плохо?
        Остановив указательный палец на том месте, где по логике вещей должна находиться кнопка запуска предварительного процессора, Андрей приоткрыл один глаз, взглянул на результат своего слепого поиска и удовлетворенно выдохнул. Кнопка оказалась именно там.

10.
        Небольшой монитор, встроенный в пульт подачи энергии несколько раз робко мигнул перед тем, как окончательно превратиться в оплавленный комок пластика. Помещение сразу же наполнилось едким дымом.
        - Техника сотни лет бездействовала, - откашлявшись, пояснил Андрей. - Ей это простительно.
        После нескольких подобных неудач, он кроме электропроводки, протянул в особо важные отсеки глиссера вентиляционные рукава. Теперь один из них с легким шипением начал вытягивать из кабины результаты неосторожного обращения с древней электроникой.
        - Береги себя, - Краммер громко чихнул. - И мой корабль. Насколько я понимаю, этот монитор тоже придется менять.
        - Нет, я, конечно, могу оставить все как есть, - развел руками Вольф. - Только кому от этого станет лучше?
        Полковник нахмурился.
        - Ладно, ставь все, что посчитаешь нужным.
        Еще раз чихнув, Краммер покинул кабину. Вольф снова остался один на один с истлевшей начинкой «Кадета».
        - Ну, вот и хорошо, - Андрей азартно потер руки. Ему как никогда раньше нужно было сейчас забраться в закрома службы безопасности.
        Выйдя из шлюза глиссера, он подошел к ближайшему стеллажу и стал перебирать лежащие на нем детали. Но ничего, отдаленно напоминающего сгоревший монитор найти не удалось. Здесь находились в основном части от всевозможных двигателей, реакторов и генераторов. На самой верхней полке попалась даже пара локтевых суставов от тяжелой брони. В подобной, но более современной защите совсем недавно щеголял полковник.
        Закончив со стеллажами, Андрей направился к стоящим неподалеку металлическим ящикам, доверху наполненным всяким хламом. И, судя по всему, эти ящики были не намного моложе кораблей. Порывшись в них, стронгер нашел несколько полезных деталей, как раз подходящих для дальнейшей модификации «Кадета». Монитора вновь не оказалось.
        И тут он вспомнил - несколько экранов стоят в соседнем помещении. Ну и что с того, что они «молекулярники», а не раритетные, с использованием технологии жидких кристаллов. Оно даже к лучшему. Главное, чтобы конфликт сигналов на входе был не более тридцати процентов.
        Быстро пройдя к стоящим на столах компьютерам, Андрей, недолго думая, отсоединил разъемы от процессорного блока, взял один из мониторов под мышку и мигом скрылся в недрах корабля.
        Однако все основные сложности еще только начинались. Мало того, что пресловутая система «Кадета» использовала аналоговый кодированный сигнал, она еще вдобавок ко всему каким-то образом умудрялась пускать по кабелю высокочастотные токи. Это Вольф определил, лишь спалив третий монитор. А еще спустя четыре часа он наконец-то выяснил причину своих бед - провода в блоке замыкались на корпусе генератора.
        Злой и раздраженный, стронгер снова сделал вылазку к компьютерным столам, взял предпоследний экран. Впереди предстояла кропотливая работа по созданию конвертера сигнала.
        По прошествии многих часов, когда после долгих мучений на матовой поверхности монитора появились первые символы, Андрей облегченно вздохнул. Затем вытер вспотевший лоб и, взяв с пульта пластиковый стакан, сделал небольшой глоток спирта, слитого из одного старого прибора, найденного на дне ящика. Настало время немного расслабиться.
        Сидя в удобном анатомическом кресле второго пилота, Вольф принялся изучать информацию, которую предварительный процессор выводил на экран. И информация эта была не самая утешительная.
        По всем параметрам выходило, что для запуска основного процессора, управляющего главными функциями глиссера, требовалось в разы больше энергии. Батареи сейчас находились в аварийном состоянии, и их мощности едва хватало на поддержку сервисных операций. В любой момент можно было ожидать их полного разряда.
        Что касалось топлива, то баки для химического горючего не содержали даже запаха оного. Здесь появлялось два варианта действий. Первый: попытаться синтезировать жидкое топливо, используя данные из архивов бортового компьютера. Возможно, если хорошо поискать, рецепт удастся обнаружить. Второй: снабдить «Кадет» антигравом от гравилета. И этот вариант был Андрею гораздо симпатичнее первого. Работы, конечно, не на одну неделю, но результат должен быть соответствующим. Старый аппарат с современным приводом - это уже меньше, чем просто груда металла. Тем более, у Вольфа был свой резон для подобной трансплантации.
        Сделав еще один глоток спирта, стронгер выдохнул и поудобнее растянулся в кресле. Алкоголь горячей волной растекался по телу, принося приятное расслабление. Работать стало невмоготу. Мысли потекли вяло и неспешно.
        Неожиданно в кабину вошел полковник. По его плотно сжатым губам Андрей сразу понял, что тот чем-то крайне недоволен.
        - Встать! - громко рявкнул он.
        Андрей мигом оказался на ногах. Его слегка повело в сторону, но равновесие он все же удержал.
        - Теперь объясни причину своего пьянства во время работы, - продолжил Краммер уже более мягким тоном. - У нас на это нет времени, Блейк.
        - У тебя нет времени, а у меня есть, - стронгер обвел помещение внимательным взглядом. Он и раньше понимал, что повсюду стоят «жучки». Теперь полковник дал понять это наверняка. - Я и так перевыполнил свою норму на сегодня. Мне нужен отдых.
        - Какой отдых?! Какая норма?! - вскипел Краммер. Его лицо стало пунцовым. - Поднимай корабль в воздух или я…
        - Что «ты»? - Андрей снова плюхнулся в кресло. - Сам его поднимешь? Вперед!
        Полковник еще пару минут покричал, помахал перед обнаглевшим стронгером новеньким излучателем и, в конце концов, плюнув на пол, быстро покинул корабль.
        Первым делом Вольф решил найти скрытые датчики слежения. Для этого он давно заприметил среди прочего хлама, в изобилии валяющегося вокруг «Кадета» один очень полезный прибор. После некоторой модификации тот вполне может выполнять функцию детектора «жучков».
        На переделку прибора ушло около получаса. Все это время Андрей старался не показываться возле глиссера. Затаившись в дальнем углу помещения, он с помощью портативного лазера умело перепаял на плате необходимые детали, прилепил на корпус с помощью контактного клея электронные сенсоры. Когда все было готово, Вольф спрятал аппарат за пазуху и спокойно направился к шлюзу корабля.
        Возле трапа его ждал сержант Фоурс. Поигрывая хромированным стержнем парализатора, он холодным взглядом смотрел на Андрея. И взгляд этот не обещал ничего хорошего.
        - Что же вы так себя ведете, Блейк? - голос сержанта был едва ли теплее взгляда. - Полковник Краммер оказал вам доверие, а вы… Непростительное преступление.
        С этими словами молодой офицер подошел почти вплотную к стронгеру и ткнул выключенным стержнем его в грудь.
        - Доставайте. Что там у вас?
        - Ничего там нет, - развел руками Андрей. Он втянул живот и предательски выступающий сквозь форменную куртку детектор перекочевал в область паха, став при этом практически незаметным.
        - Не надо мне врать! - воскликнул Фоурс, поднимая парализатор на уровень лица. На закругленном конце грозного «стрекала» на миг вспыхнул мощный разряд.
        На сей раз Вольф спорить не стал. Датчики слежения, по всей видимости, оказались не только на борту глиссера. Не удивительно, что Краммер, когда приходил, не стал спрашивать, откуда взялся спирт. Знал о нем заранее, но до последней минуты думал об ином способе его применения.
        Молча бросив к ногам сержанта самодельный прибор, стонгер демонстративно задрал куртку.
        - Еще вопросы есть?
        Сержант молча поднял детектор и убрал в карман.
        - Свободен.
        Фоурс сделал несколько шагов в направлении выхода, когда Андрей его остановил.
        - Один момент, сержант. Не передашь записку Краммеру?
        Тот недовольно нахмурился, но чуть заметно кивнул.
        Быстро схватив лежащий на стеллаже огрызок карандаша, стронгер на куске пластиковой обшивки аккуратно вывел такие грязные пожелания в адрес полковника, что самому вдруг стало стыдно. Однако догадку нужно было проверить.
        Стараясь держать послание так, чтобы со стороны невозможно было что-либо разобрать, он протянул его Фоурсу.
        Сержант неожиданно натянул улыбку.
        - Не надо, Блейк. Ответ полковник передаст лично.
        Развернувшись, Фоурс пошел прочь, при этом не переставая улыбаться. Андрею стало интересно. Что же такое прозвучало у эсбэшника в наушнике?
        Но одно точно стало очевидным: в его одежде «жучков» оказалось не меньше, чем в кабине. А это уже никуда не годилось. Следовательно, от нежелательных датчиков во что бы то ни стало нужно избавляться. Но как это сделать незаметно?
        Глаза Вольфа вдруг блеснули задорным огноньком. Подойдя к дюзам маршевых двигателей, он провел рукой по покрытым жаропрочной керамикой внутренним стенкам, поднес ее к глазам и удовлетворенно кивнул.
        Теперь осталось выяснить, у кого хватит терпения: у стронгера по дюзам лазить или у Краммера менять ему одежду.

11.
        Пять дней подряд Вольф устраивал для себя настоящие грязевые ванны. Как он и предполагал, сажа надежно блокировала оптические датчики, не позволяя полковнику следить за ним. Несколько раз в день приходил сержант Фоурс, приносил чистую одежду. Но стоило ему уйти, как стронгер вновь влезал внутрь дюз и начинал обтирать собой стены. Через некоторое время они стали настолько чистыми, что можно было в них смотреться, как в зеркало. На недоуменные вопросы Краммера относительно такого «свинского» поведения Андрей отвечал одним словом: «работаю». И этим все сказано.
        Однако вскоре стронгеру пришлось все-таки прекратить «процедуры», а вместе с ними и свою скрытную деятельность. Виновато в этом было исчезновение сажи. Она закончилась очень не вовремя. Но, тем не менее, Вольф успел сделать довольно много из того, что полковник никогда не должен был ни видеть, ни знать.
        Открыв в днище глиссера небольшой прямоугольный люк, Андрей едва успел отскочить в сторону. То, что некогда называлось энергетическими батареями, хлопьями сажи осыпалось вниз.
        Вольф, озадаченно почесав подбородок, носком ботинка поворошил кучу пыли. Неужели вот ЭТО еще держало заряд?
        Подогнав поближе тележку, груженную заранее приготовленными энергоблоками от гравилета, Андрей еще раз проверил их параметры. Они немного отличались по объему, но особой разницы чувствоваться не должно.
        Вольф просунул руку внутрь приемника, нащупал косу разноцветных проводов и вытащил ее наружу. Разъемы почти не пострадали, если не считать жутких окислов медных контактов.
        Быстро соединив провода с батареями, стронгер повернул находящуюся рядом с люком ручку микролифта. Результата не последовало. Повторив операцию несколько раз, он добился только одного: приемный механизм издал предсмертный скрежет и окончательно вывалился из гнезда.
        Андрей посмотрел на все это железо, тяжело вздохнул и отправился на поиски замены.
        Искать пришлось недолго. Появившийся вовремя сержант Фоурс навел стронгера на дельную мысль.
        - Так я могу поработать какое-то время в броне? - спросил Андрей у явно смущенного этим вопросом эсбэшника. - Здесь дел на пять минут.
        - Это только с разрешения полковника, - ответил тот.
        - Ну, так узнай. У тебя же с ним прямая связь.
        Фоурс отошел в сторону, вызвал Краммера. Он говорил чуть слышно, но Андрей со своим сверхчувствительным слухом вполне разобрал слова. И то, что говорил сержант, ему нисколько не понравилось. Неужели Краммер поверит этому бреду?
        Повернувшись, сержант произнес:
        - Полковник не дал согласие на использование брони некомпетентным лицом. Работать в ней буду я.
        Андрей только передернул плечами.
        - Не доверяете? - усмехнулся он. - Еще бы. Как можно доверять человеку, готовящему под видом восстановления корабля мощное секретное оружие? Не так ли, сержант?
        - Это мое личное мнение, мистер Блейк. И я обязан все свои сомнительные мысли высказывать полковнику. А вот окончательное решение принимает только он.
        - Понятно, - Андрей махнул рукой. - Я жду тебя в полном облачении. И как можно быстрее.
        Фоурс вернулся через четверть часа, громыхая тяжелыми ступнями. Встав возле глиссера, он переключил защитный комплекс в режим минимальной активности.
        - Здесь, - Вольф указал на стоящую тележку с энергоблоками. - Есть груз, который необходимо поместить в приемник. Аккуратно, чтобы не повредить шлейф. Справишься?
        Не говоря ни слова, сержант обхватил руками сцепленные вместе серебристые
«кирпичи», поднял их, словно пенопластовый муляж и уверенно понес к открытому люку. Одной рукой он внедрил блоки в отверстие, а другой заправил свисающие провода.
        - Что дальше? - донеслось из встроенного в броню динамика. - Здесь нет фиксаторов.
        - Стой и держи, - сказал Андрей, беря со стеллажа моток металлизированной ленты.
        Мигом вскарабкавшись по выступам защитного комплекса Фоурса, стронгер встал на плечевые пластины и уже не спеша принялся накладывать своеобразный бандаж, прикрепляя нестандартный комплект к штатным кронштейнам. Получилось грубо, но зато крепко.
        - Ну, вот и все, - Вольф спрыгнул на пол, отбрасывая в сторону остатки ленты. - Свободен!
        Сержант удалился, оставив Андрея в гордом одиночестве испытывать новый источник энергии. Если все получится, можно будет приступать к запуску основного процессора.
        Поднявшись в изменившуюся за последнее время до неузнаваемости кабину, Вольф упал в кресло второго пилота и проверил показания индикаторов. Приборы работали в нормальном режиме, тест системы прошел удачно. На экране высветилась вполне обнадеживающая информация.
        Щелкнув несколькими тумблерами, Андрей запустил питание основного процессора.
        Сначала ничего не происходило. Затем постепенно нарастающий гул оповестил о начале какого-то действия, происходящего в недрах «Кадета». Ожила бортовая система вентиляции, наполнив помещение очищенным воздухом. На большом мониторе, расположенном перед пультом первого пилота появилась мигающая надпись на языке Старого Союза: «Начало загрузки. Пожалуйста, подождите». Вместе с этим на потолке вспыхнул желтым светом плоский прямоугольник светильника.
        Прождав в напряжении десять минут, Вольф начал уже сомневаться в исправности процессора. Но вскоре надпись сменилась вереницами контрольных цифр. Значения многих из них были стронгеру не совсем непонятны.
        Бросив взгляд на тонкий, едва заметный провод, идущий от спрятанного внутри пульта самодельного блока дистанционного интерфейса, Андрей слегка улыбнулся. Если все было подключено правильно, то сейчас должна сработать связь с удаленным помощником.
        Цифры на экране вдруг сменились медленно вращающимся хрустальным шаром.
        - Приветствую, командир, - раздался не лишенный радости электронный голос.
        - Здравствуй, Смитт, - ответил Андрей, довольно развалившись в кресле. - Как процесс? Все в норме?
        После недолгой паузы Смитт вновь нарушил тишину:
        - Пока все идет в пределах допустимых значений. Вот только ширина канала слишком мала.
        - Ну, уж как получилось, - развел руками стронгер. - Нет ни времени, ни возможности сделать лучше. Пока что так. Что с ходовой функцией глиссера? Насколько все плохо?
        - Я еще не полностью контролирую всю систему. Дай мне время.
        И тут из-за спины раздался голос Краммера:
        - С кем ты разговариваешь?
        Полковник неслышно зашел в кабину и встал возле монитора.
        - Это искусственный псевдоинтеллект корабля, - пояснил Андрей. - Все бортовые процессоры имеют голосовой интерфейс, помогающий наиболее эффективно общаться с командиром. Очень удобно.
        - Странно, - Краммер поправил свои темные очки. - Мне показалось, что ты говорил вовсе не с машиной. Хотя…
        - Это иллюзия, - усмехнулся Андрей. - Такое управление вначале всегда кажется необычным, но со временем обретает обыденность. Ты отстаешь от жизни, Краммер.
        - Ну, так помоги мне ощутить ее в полной мере, - полковник внимательно наблюдал за вращающейся на экране сверкающей сферой. - Этот твой псевдоинтелект распознает голоса?
        - Обычно он программируется на восприятие одного, максимум двух человек.
        - Меня он услышит?
        - Попробуй.
        Полковник сел в кресло первого пилота. Повертелся, устраиваясь удобнее.
        - Интелект, - позвал он нерешительно.
        - Его зовут Смитт, - поправил Вольф.
        - Смитт, ты слышишь меня?
        - Да, пилот, - раздался электронный голос. - Связь установлена. Идентификация личности завершена. Жду команды.
        - Отлично, - Краммер растянул кривую улыбку. - Ты можешь поднять корабль?
        - Серьезные повреждения маршевых двигателей, - ответил Смитт. Он прекрасно играл свою роль в этом спектакле. - Восстановлению не подлежат. Требуется замена.
        Полковник повернулся к Вольфу.
        - Когда ты, наконец-то, приведешь в порядок эту посудину? - спросил он с ноткой угрозы в голосе. - Сколько можно тянуть?
        - Я делаю все от меня зависящее, - произнес Андрей. - Сложная техника. Много кропотливой работы. Приходится решать большинство проблем по мере их возникновения.
        - Времени больше нет, Блейк! - вспыхнул Краммер. - Совсем нет! Ты это понимаешь?! Мне нужен хотя бы один, но полностью исправный корабль. И чем быстрее, тем лучше.
        Стронгер покачал головой.
        - Буду стараться, - проговорил он. - Подготовь мне пару антигравитационных установок, генератор силового поля и хороший ужин. Надеюсь, через три - четыре дня я смогу оторвать «Кадет» от пола.
        - Это слишком долго, - взвыл полковник. - Надо успеть за два дня.
        - Нереальный срок, - возмутился Андрей. - Даже при всем желании невозможно.
        - А ты очень постарайся, - не сдавался Краммер. - Или может, тебе стимул нужен?
        Полковник вытащил из кармана тонкий планшет и поднес его к глазам Андрея. Видеоэкран тут же включился, демонстрируя унылую обстановку небольшого помещения, единственное окно которого было наглухо закрыто стальным листом. На узкой койке, стоящей возле дальней стены, положив голову на колени сидела светловолосая пятнадцатилетняя девочка и неподвижным взглядом смотрела перед собой. Вольф узнал Сью.
        - Мы ее нашли и доставили в безопасное место, - прокомментировал полковник. - Она жива, здорова, но необычайно замкнута. Похоже, шок. Но это со временем пройдет.
        - Вы с ней ничего не делали? - с недоверием поинтересовался Вольф.
        - Абсолютно ничего, - заверил Краммер. - Вскоре сам с ней поговоришь. Если, конечно, справишься со своей задачей.
        - Тащи сюда антигравы, - Андрей забарабанил пальцами по кнопкам пульта.

12.
        Проверив последний медный контакт, Андрей вытер тыльной стороной ладони со лба соленые капли и, облегченно вздохнув, сел прямо на пол. Многочасовая работа по подключению системы контроля новых приводов наконец-то закончилась. Он бы мог возиться целую вечность, если бы не помощь Смитта.
        В тесном отсеке было настолько жарко, что вся одежда насквозь пропиталась липким потом. Воздух обжигал легкие, а к металлу стен и пола было практически не прикоснуться. Вентиляция с трудом справлялась со своими обязанностями, тихо шелестя, лениво вытягивала жар.
        Пять часов назад, включая плазменный резак, Андрей и не думал, что предстоит удалить столько старого железа. Антигравы требовали довольно много свободного места.
        Сделав глоток теплой воды из мятой старой фляги, Вольф дотронулся до вставленного в ухо микропередатчика.
        - Смитт, ты можешь еще раз просчитать коэффициент потери энергии? - спросил он. - Меня смущают показания встроенных индикаторов.
        - Потеря при старте составит семнадцать процентов, - почти сразу ответил Смитт. - На полной тяге - всего пять. Что-нибудь еще, командир?
        Андрей несколько секунд подумал, а затем, перейдя на имперский язык, продолжил:
        - У тебя есть возможность перехвата сигналов видеокамер СБ?
        - Я имею только те возможности, которые дает техника глиссера. Еще не все системы мне подвластны, но с каждой минутой я расширяю сферу контроля. Через час я смогу ответить точно.
        - И еще, Смитт, - Андрей поправил передатчик. - Найди возможность как-то глушить эти сигналы, а лучше моделировать похожие и на той же частоте их передавать.
        - Я постараюсь, - ответил искусственный интеллект. - Если, опять же, позволит
«железо». Здесь все такое древнее, командир. Не помешало бы кое-что модернизировать.
        - У меня нет больше времени возиться с мелочами, Смитт, - вздохнул стронгер, поднимаясь на ноги. - А если тебе серворобот поможет?
        - Было бы совсем неплохо, - в электронном голосе Смитта отчетливо слышались радостные нотки.
        - Попробую поговорить с Краммером. У него должно иметься что-то подобное.
        Подойдя к тяжелому люку, Андрей коснулся ладонью сенсорной панели и тот с громким шипением отошел в сторону. Ворвавшаяся навстречу волна прохладного воздуха окатила вспотевшее тело, принося с собой настоящее наслаждение. От удовольствия Вольф даже зажмурился. Лучше мог быть только ледяной душ, но позволить себе такую роскошь Андрей сейчас не имел права.
        - Открыт доступ к системе защиты и нападения, - прозвучал в ухе спокойный голос.
        - Спасибо, Смитт, - шепнул Вольф.
        Скинув по дороге мокрую майку, он быстрым шагом направился в кабину. Надо было успеть оказаться там до прихода полковника или сержанта. А то, что они непременно нагрянут, стронгер знал точно. Ведь «жучки», скрытые в одежде, перестали работать уже давно.
        Включив кондиционер на полную мощность, Вольф сел перед монитором и вошел в оружейное меню. Бывшая команда корабля, судя по сохранности боезапасов, явно не попадала ни в какие передряги. Им, можно сказать, просто повезло, так как во времена основания тиартогианской колонии в Галактике царил настоящий беспредел. Транспортные корабли с тысячами поселенцев тогда исчезали довольно часто, не оставляя никаких следов. Рабы всегда были в цене.
        Двигая жутко неудобный конусный джойстик, Андрей быстро заходил в нужный раздел, ставил наиболее сложный пароль и переходил к следующему. Это должно предотвратить несанкционированные действия полковника, в любой момент решившего проверить смертоносный потенциал «Кадета». Смитт, конечно, тоже со своей стороны не даст ему влезть, но, как говориться, береженого и бог бережет.
        Когда передатчик в ухе предупредил о приближающихся гостях, Вольф уже спокойно сидел в кресле, как ни в чем ни бывало разглядывая собственные ногти.
        - Что происходит, Блейк? - вошедший Краммер был сильно взвинчен. - Ты решил поиздеваться надо мной?
        Стоящий позади полковника сержант Фоурс нервно крутил в руках свой излюбленный парализатор.
        - Что за наезды? - начал на имперском Андрей, но потом сделал вид, что поперхнулся. Однако нужный эффект был достигнут.
        Краммер моментально побагровел и потянулся к висящей на поясе кобуре.
        - Что за бред?! - воскликнул он, пытаясь расстегнуть заевший фиксатор. - На каком языке ты тут треплешься?! Отвечай!
        Андрей смущенно потупил глаза.
        - Это язык программирования, - ляпнул он первое, что пришло в голову. - На нем искусственным интеллектам отдаются сервисные команды. Иначе говоря, это единственный способ напрямую связываться с системой, обходя логический фильтр. Понятно?
        Полковник многозначительно фыркнул и оглянулся на Фоурса. Тот отвел взгляд в сторону.
        - Когда корабль сможет взлететь? - задал он свой дежурный вопрос.
        - Скоро, - дал размытый ответ стронгер.
        - Когда?!
        Андрей чуть помедлил. Краммер снова начинал вести себя на борту глиссера как хозяин. Вольфу это не нравилось.
        - У меня почти все готово к испытаниям, - проговорил он. - Только сильно не хватает одной важной детали, а именно робота - манипулятора для выполнения мелких работ в труднодоступных местах. И чем быстрее он появится…
        - Будет тебе робот, - процедил сквозь зубы полковник. - Но смотри, больше без фокусов. Понял?
        - Так точно, - стронгер с пафосом отсалютовал.
        Презрительно поправив очки, Краммер покинул кабину. Следом исчез Фоурс.
        - Готов ответ относительно камер слежения, - в тот же момент прозвучал в ухе голос Смитта.
        - Так? - Андрей выжидающе замер.
        - Сигналы кодированы, но я смог их преобразовать. Этот полковник настоящий параноик. Датчики стоят, где только можно и нельзя. Во все щели понатыканы.
        - Так?
        - Я нашел возможность моделировать сигнал. Не просто, но справился. Что дальше?
        - А дальше начнется самое интересное, - широко улыбнулся Андрей и, перейдя на имперский, начал диктовать Смитту четкие инструкции.

13.
        Двигатели тихо взвыли, и глиссер, слегка завибрировав, оторвался от бетонного пола. Это было его первое движение за четыреста долгих лет. Металл корпуса жалобно застонал, но кроме этих звуков корабль никак не выдал своего недовольства от прерванного многолетнего сна. Все приборы работали нормально, да и старая проводка не доставляла больше хлопот. Только вот полковник Краммер, мрачной тенью зависший за спиной Вольфа, внимательно наблюдал за действиями стронгера. Ему было интересно все до мелочей, начиная от предстартовой подготовки и заканчивая сложным маневрированием. Видно, на самом деле решил освоить технику пилотирования.
        - Ну, как он? - в очередной раз спросил полковник, рассматривая высветившиеся на экране цифры. - Сможет нормально лететь?
        Андрей лишь махнул рукой, будто пытался отогнать от себя не в меру назойливую муху. Он был особенно напряжен, занимаясь расчетом первого полета глиссера с выходом в стратосферу. И цель этого полета была одна - нанести мощный удар по Веллироку. Нет, инициатива принадлежала не только Краммеру. На самом деле тот даже не подозревал о такой скорой возможности насолить «уродам». Просто Вольфу меньше всего хотелось, чтобы в самый ответственный момент вдруг в спину ударили таинственные существа. Мало того, что они прячут свой остров за невидимой завесой, так еще и порядок наводят на всей планете. Разбираться с ними по-хорошему просто не было уже времени.
        - Дождался ты, Краммер, своего звездного часа, - торжественно произнес Андрей, с удовольствием разминая руки. - Сейчас полетим. Ух, как мы сейчас полетим.
        - Давно пора, - проворчал полковник, оглядываясь на стоящее за своей спиной кресло первого пилота. - Я уж и не надеялся. Только давай без фокусов, Блейк. Если что-то пойдет не так, девчонку тебе придется собирать по кускам. Ясно?
        В ответ Вольф послал Краммера по проторенной дороге, куда тот за последние дни имел возможность пойти не одну сотню раз. Полковник даже перестал замечать это указание на столь далекий маршрут.
        До старта оставалось десять минут, когда Андрей вдруг почувствовал невесть откуда ворвавшийся в кабину ледяной порыв ветра. Он уже и забыл, с чем может быть связано подобное явление. Лишь когда раздался знакомый хриплый кашель, стронгер резко повернул на звук голову и увидел стоявшего рядом с полковником Ионыча. Краммер при этом выглядел пластиковым манекеном с немигающим взглядом стеклянных глаз. Похоже, бомж каким-то образом парализовал его.
        - Ну, здравствуй, Андрюша, - как ни в чем ни бывало, проговорил Ионыч, осматриваясь вокруг. - А ты, гляжу, времени даром не терял.
        Вольф молчал, напряженно наблюдая за рыжебородым гостем. Ему совсем не нравилось, что тот так не вовремя появился. Вряд ли его Свенски послал. Но и у самого Ионыча могли возникнуть какие-либо планы насчет стронгера.
        - Что тебе надо? - Андрей с мрачным видом продолжал пялиться на бомжа.
        - То же, что и тебе, - вполне серьезно ответил тот. - Всего лишь выжить. Ты ведь уже знаешь, что мы с тобой прочно связаны. И эта связь может быть порвана только в случае смерти одного из нас. Только вот и второму не придется сладко. Можешь мне поверить. Я уже один раз потерял своего подопечного…
        - Подопечного? - Вольф презрительно скривил губы. - Это так у вас называется? И какой же смысл этой опеки?
        - Ты плохо слушал свою подружку, Андрюша, - проговорил Ионыч, нервно теребя бороду. - Я был с тобой рядом многие годы. Просто не было нужды раньше времени вступать в контакт. И я знаю тебя даже лучше, чем ты сам. Ведь именно в мои обязанности входила твоя охрана.
        - Так! Стоп! - Вольф выставил вперед руку, будто пытался остановить мчащийся на него мобиль. - Ты хочешь сказать, что постоянно меня защищал? Не слишком ли ты большого о себе мнения? Гляжу, все-таки Свенски послал тебя мне голову морочить. А когда же он сам придет? А?
        - Заткнись! - вдруг гаркнул Ионыч. Да так резко, что Андрей даже подскочил. - И послушай меня внимательно. От этого зависит твоя жизнь. И моя, кстати, тоже. Ты даже представить себе не можешь, насколько серьезные действия ведутся под руководством Элиота. Он настроен очень решительно, так как на Тиартоге находится то, что мы искали многие тысячи лет. Здесь портал, Андрюша, благодаря которому стхигмалы смогут вернуться домой. Да, давным-давно нам пришлось бежать из нашего мира, спасаясь от завоевателей. Мы были не готовы к такой стремительной и жестокой войне, и предпочли позорное бегство. Все это время, скитаясь по здешней темной Вселенной, Свенски готовился нанести старому врагу сокрушительный удар. Он накапливал опыт, знания и силы. С каждым прошедшим столетием он приближался к своей заветной цели, делясь с нами частью своего могущества. Но, как оказалось, открыть известные порталы нам было не суждено. Их все уничтожили. Вот тогда-то и начались поиски новых проходов. Элиот твердо верил, что где-то существуют стабильные пространственные тоннели, ведущие домой. Ведь отсюда не может быть выходов в
другие Вселенные, кроме как в нашу. Этот мир-ловушка создавался искусственно…
        - Вы его создали? - задал вопрос Андрей, продолжая наблюдать за рыжебородым.
        - Нет, вы, - ответил тот.
        Вольф непонимающе вытаращил глаза.
        - И не надо на меня так смотреть, - продолжил Ионыч. - Да, вы его создали. Правда, задолго до того, как напасть на наш мир. Что, удивил? Ты ведь не думаешь на самом деле, что родился здесь? О тебе вообще разговор отдельный. Если бы не Гриида, будто бы решившая нам помочь, шансов выбраться отсюда не было бы никогда. Врата, что находятся на Тиартоге, закрыты генетическим кодом. Стхигмалам через них не пройти.
        - Вам решила помочь моя мать? - неуверенно спросил Вольф.
        - Кто его знает на самом деле, - Ионыч ловким движением уложил парализованного Краммера на пол, а сам сел в кресло. - В один прекрасный момент она вышла из внезапно появившегося кратковременного портала с младенцем на руках. А какая была тому причина, неизвестно. Сказала, что не разделяет политику своего общества. Зато Элиот сразу понял, как нам повезло. Это она, кстати, основала Лигу, а затем создала стронгеров - модифицированных марионеток, при помощи которых происходили поиски порталов. В каждом стронгере течет ее кровь. Понимаешь, к чему я? Стронгеры могут пройти через врата…
        - И что дальше? - не удержался от вопроса Андрей. - Сотня стронгеров против миллиардов солдат? Это бред! Свенски не может не понимать таких элементарных вещей.
        - А ты не можешь понять, какая страшная сила на самом деле заложена в каждом из них, - усмехнулся Ионыч. - Та, наша родная Вселенная - настоящая. Там действуют иные физические законы, о которых Элиот знает почти все. И каждый стронгер - это бомба, которая взорвется при попадании в соответствующую среду. Они станут там абсолютно непобедимыми. Их ничто не сможет остановить, кроме самого Элиота.
        - Я не в счет? - догадался Вольф. - Так? Мне там не светит стать Богом?
        Ионыч сразу как-то приуныл.
        - Элиот ни за что не позволит тебе пройти через врата, - обреченно проговорил он.
        - Гриида была особенной женщиной и, похоже, могла предвидеть события. Она создала для тебя специальную модификацию. И никто не знает, как ты поведешь себя там. Поэтому Свенски любой ценой будет пытаться тебя убрать. Ты для него сделал главное
        - нашел портал. Остальное ему не важно. Ни ты не важен, ни я. Только верные солдаты, готовые идти вперед. А мне еще хочется пожить, Андрюша. Пусть я домой не вернусь, но здесь тоже можно существовать.
        - Ты ничего не сказал про то, зачем мы связаны друг с другом, - произнес Вольф.
        - Ах, да, - Ионыч вскочил с кресла. - Главное-то и забыл. Покинув дом, стхигмалы совсем упустили из вида различия наших миров. Там, у себя, мы каждую секунду получали жизненную энергию из окружающей среды. Наши тела по природе своей питаются за счет внешних источников, а здесь оказалось, что мировое пространство практически мертвое. Мы были обречены на смерть. Не сразу, нет. Постепенно, расходуя сохраненные внутренние запасы, но не возобновляя их вновь. Элиот тогда даже высказал мысль, что мир этот был создан с одной единственной целью - стать нам общей могилой.
        Решил проблему Свенски, как раз-таки предложив использовать в качестве источника энергии живые организмы. В это время твоя мать только начала заниматься созданием стронгеров, и ее проект пришлось срочно изменить. Так появились симбиотические пары. Ты спросишь, почему выбрали именно стронгеров? Да потому, что среди местных форм жизни им нет равных. Основа их модификации - выжить любой ценой. Заложенная на генетическом уровне программа самосохранения являлась для нас гарантией собственной безопасности. Как я говорил раньше, если один из пары погибает, второй тоже получает сильнейший удар. Когда рвется нейронная связь, шансы остаться полноценным примерно пятьдесят на пятьдесят. Кому охота рисковать?
        Ионыч сделал круг по кабине, и вновь вернулся в кресло. Закинул ногу на ногу.
        - Теперь, что касается лично тебя, Андрюша, - продолжил он после недолгой паузы. - Наверняка, пытаешься понять, как сам оказался в числе стронгеров? Есть мысли? Хотя, вряд ли сможешь догадаться самостоятельно. Свенски пришлось изрядно попотеть, чтобы Гриида собственноручно приняла это решение. Ей некуда было деваться. Вот только разрабатывала для тебя особую модификацию, отличную от остальных. Когда Элиот об этом узнал, то сразу, без колебаний взял тебя в пару, чтобы обнаружить способности. Помнишь, как он тебя мучил? Сколько тебе пришлось натерпеться?
        - Постой, - теперь Вольф вскочил с кресла, будто ужаленный. - Ведь меня отец… Хотя…Какой на хрен отец! Если мать пришла сюда уже со мной, то получается, это Свенски… Это все вытворял старый ублюдок?! Выходит, это он ее убил? Все, ему теперь точно кранты! Порву собственноручно, как грязную вонючую тряпку!
        - Не спеши лезть в пекло, - затряс бородой Ионыч. - Во-первых, окончательно умертвить вас, гамма-ваалов, не так просто. А во-вторых, никто Грииду не убивал. Элиот сделал так, чтобы она сама ушла. На кон была поставлена твоя жизнь, так что у нее опять не оставалось выбора.
        - Значит, моя мать жива, - медленно проговорил Андрей, будто пробуя слова на вкус.
        - Жива…
        - А что толку, если вы вряд ли когда-нибудь встретитесь, - «обнадежил» Вольфа Ионыч. - Ты сам-то хоть понимаешь, что тебя ждет в ближайшее время? Готов биться за свою жизнь, да и за мою тоже?
        Андрей до боли сжал кулаки.
        - Ты даже не представляешь, насколько я готов. Пощады не будет никому.
        Конец первой книги.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к