Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Вевиоровский Марк: " Концерт Патриции Каас 10 И Завтра Будет День " - читать онлайн

Сохранить .
Концерт Патриции Каас. 10. И завтра будет день Марк Михайлович Вевиоровский
        В книге вы встретитесь с обыкновенными и неординарными людьми, которые мало отличаются от нас с вами, но живут удивительной жизнью. Действие происходит в узнаваемых обстоятельствах и даже с участием реальных лиц. Паранормальные способности некоторых героев позволяют причислить книгу к произведениям фантастическим, но уж если это научная фантастика, то фантастика социальная, затрагивающая некоторые основы нашей реальной действительности с необычной стороны, но неизменно с любовью к человеку.
        Долгие годы организация недалеко от Москвы называлась просто «организация воинская часть № 2000/100».
        Но это наименование было неудобным, и после серии некоторых переименований, когда фирма уже стала известной в Академии наук (Российской Академии Наук - РАН!), сформировалось наименование «Научно-исследовательский и производственный центр новых технологий» или сокращенно «НИПЦ». А истинной специализацией этого научного центра (и его филиалов) была глубокая молекулярная модификация вещества (ГММВ), которая затем была укорочена из-за неблагозвучия - глубокая атомная модификация вещества и укоротилась до (ГАМ).
        Затем с учетом научного и народнохозяйственного вклада «Центр» получил государственную аккредитацию и получил официальное наименование «Государственный научно-исследовательский и производственный центр новых технологий» - «ГНИИПЦНТ».
        Такая шапка появилась на официальных бумагах фирмы, а где-то в Сибири выявился филиал этой организации.
        Но из-за неблагозвучия нового старое наименование «НИПЦ» осталось в устной речи и внутренних обращениях.
        Все эти переименования никак не отразились на развитии города и его окрестностей, и все сложности с финансированием и взаимоотношениями с различными организациями оставались внутри дирекции.
        И ЗАВТРА БУДЕТ ДЕНЬ
        Жизнь как пьеса - не важно, длинна
        ли она, а важно - хорошо ли сыграна.
        Сенека
        Каждый день. Появились улицы
        В городе Дементьева (так обычно называли город при машиностроительном заводе) улицы были с самого начала, хотя названия этих улиц не блистали оригинальностью.
        В городе «умников» (так по традиции называли город при старом институте) улицы были названы вначале по номерам - 1-я Институтская, 2-я Институтская, 3-Институтская и так далее. К этим названиям настолько привыкли, что менять их даже не пытались.
        А в городе около фирмы Свиридова исходно названий улиц не было, а жилые здания назывались просто - первый корпус, второй корпус, спорткомплекс, Дом культуры, бассейн и так далее.
        И вот теперь в этом обжитом городе появились названия - жилые корпуса получили «прописку», а проезды - названия улиц.
        Когда решали, по какому принципу называть существующие проезды, то единогласно было решено не использовать имен и фамилий известных людей.
        Но одно исключение из этого правила все же было сделано - по предложению Свиридова площадь перед Домом культуры назвали площадью Павла Большакова - первого коменданта этого города, бывшего полковника, смертельно больного ветерана, отдававшего всего себя на благо города до последнего дня своей жизни.
        Остальные названия были очень простые - улица Первая, улица Вторая, улица Культурная, улица Голубиная, улица Придорожная …
        Около аэродрома появились улицы Взлетная, Тихая, Оконечная и переулок Ангарный.
        Кроме того около КПП ЗАТО появились улицы Родниковая и Сторожевая, а около дислокации воинской части - улицы Веерная, Гражданская, Патрульная и площадь «На опушке». Под этим сложным названием скрывался обширный плац с казармами вокруг него.
        Так в городе появились таблички с названиями улиц, которые с удивлением разглядывали жители.
        Других изменений не происходило.
        Но …
        Снова Вена
        - А меня снова в Вену зовут! - вечером за ужином сообщил Гриша. - Редакция журнала «Всемирные путешествия» хочет согласовать примерный план публикаций и моих поездок.
        - Когда поедешь и на сколько дней?
        - Меня приглашали на три дня, и я хочу взять с собой жену. Если она, кончено, не возражает, и вы посидите с детьми.
        - Я не возражаю. Мама, можно Верочку и Коленьку подкинуть вам с дедом?
        - Конечно, Уленька! Как, Верочка, отпустим маму с папой на три дня?
        - Конечно, отпустим! Николаша, отпустим маму?
        Коленька солидно кивнул и продолжил свое занятие - выковыривание изюма из манной запеканки.
        Поэтому через несколько дней Гриша с Улей уже летели в Вену.
        Таможенники попросили открыть небольшой чемодан, больше похожий на металлический растолстевший дипломат. В этом чемодане оказались аккуратно упакованные отдельные предметы производства Гжели - чашки, блюдца, кофейники, молочники, сахарницы, двухъярусные подставки для фруктов и печенья …
        Убедившись в наличии разрешения на вывоз этих изделий из России таможенник, любуясь на красоту, разговорился с Гришей.
        Уля с удивлением обратила внимание, что таможенник говорил на немецком языке, точнее, на его австрийском варианте, а Гриша - на английском, но оба прекрасно понимали друг друга. И Уля прекрасно понимал их обоих.
        Когда гости уже удалились в общий зал, один таможенник сказал другому.
        - Наверное, продавать привезли.
        - Ты, что, не знаешь? Иди, посмотри, кто их встречает.
        - И кто же? Ты их знаешь?
        - Они прилетели к супругам Дрейзерам. Знаешь таких?
        - Дрейзеры … Да, знаю!
        И таможенники выглянули в зал - Свиридовых встречала мадам Дрейзер, модно и со вкусом одетая пожилая дама.
        Она расцеловала Улю и Гришу, и солидный представительский «Мерседес» под бесконечную болтовню мадам повез их на виллу Дрейзеров.
        Уля привычно размещала свои вещи в комнате, где они уже чувствовали себя постоянными жильцами - так часто они гостили у Дрейзеров.
        Гриша сразу поехал в издательство, а мадам Женовьева с большим интересом расспрашивала Улю о детях. Ей было все интересно - что сказала Верочка, как растет Николаша. Она так старательно и уморительно выговаривала «Веройчка» и «Никольаша», что Уля невольно улыбалась.
        - Улиана, что ты смеешься? - спрашивала мадам и Уля отвечала ей на немецком, даже не раздумывая над выбором слов и порядком их размещения в предложении.
        И при этом сама удивлялась этому.
        А потом мадам Женовьева повела Улю в ту часть усадьбы, куда они с Гришей еще ни разу не попадали - там оказалась старинная мебель, старинные книги и картины по стенам. Это было нечто, и это для себя Уля определила как музей.
        Рис. 1. Густав Климт, «Замок Каммер», 1912 год.
        - Ой, мадам Женовьева, но это же Климт!
        Уля остановилась перед картиной, на которой сквозь зелень проглядывала белизна старинной постройки, а на спокойной воде с еле заметной рябью отражались окна на темной стене на берегу.
        - Улиана, ты знаешь Климта!? - с искренним удивлением проговорила мадам Женовьева.
        - Мадам! Но я же жена художника! - с достоинством ответила Уля, и сразу же рассмеялась. - Просто я видела эту картину у Гриши в альбоме австрийского … австрийского модерна - правильно? Там было много картин Густава Климта … Мадам Женовьева, неужели это подлинник?
        - Да, Улиана, это картина Климта «Замок Каммер», это озеро Аттерзее.
        - Я вспоминаю, в картинной галерее … там, в городе, были еще картины Климта! Там это здание так странно называется - «капустная голова», а здание красивое.
        - А ты сама не рисуешь?
        - Что вы! Только платья! Да и то Гриша помогает …
        Картин было не очень много, и Уля разглядывала их - большие и маленькие, в дорогих рамах и в небольших скромных рамках.
        Она остановилась перед небольшим пейзажем - за рекой виднелся старинный город с островерхими башнями.
        Рис. 2. Вермеер, вид Делфта
        А рядом ярким пятном выделялась желтая кофта женщины в цветастой расписной юбке, и женщину за грудь рукой хватал мужчина в красном камзоле и широкополой шляпе.
        Уля переводила взгляд с одной картины на другую, а мадам Женовьева внимательно следила за Улей.
        Наконец Уля растерянно обернулась.
        - Но это же копии … Не может быть, чтобы это были оригиналы … Гриша говорил, что его так много и успешно подделывали …
        - Кого, Улиана?
        - Это Вермеер, верно?
        Рис. 3. Вермеер. Сводница.
        - Милая Улиана, ты чудо!
        - Если я правильно помню, то был какой-то голландец, так успешно подделывающий картины Вермеера, что их у него покупал даже … Гитлер … Простите!
        - Я думаю, что это работы именно этого пройдохи, моя милая Улиана! Но ты такая молодец! Ну, «Сводницу» ты могла запомнить, но «Вид Дельфта»!
        А на стене висели две картины с изображением самой Ули - Гриша нарисовал ее танец в обнаженном виде и ее портрет в глубокой задумчивости.
        Такие картины висели у них дома, но чтобы здесь, около великих художников.
        - Мадам Женовьева, зачем вы повесили здесь эти картины? Даже неловко … Климт, Рафаэль, Вермеер … и тут еще я …
        - Милая Улиана! Так решил Густав, и я согласилась с ним. Картины твоего мужа достойны этой компании … А как дела у твоего мужа с проектом «Моя Вена»?
        - Подвигается. Но мне потребуется ваша помощь, мадам!
        - В чем, милая Улиана?
        - Рисунки делает Гриша, а текст … текст пишу я …
        - Это же чудесно, Улиана! Я надеюсь, что у тебя хорошие впечатления от нашего города! Покажешь мне?
        - Обязательно! Только мой текст зависит от того, что скомпонует Гриша, какие разделы у него образуются. Вы даже представить себе не можете, какую уйму рисунков он уже нарисовал! Я даже не могу этого осмыслить! Вы поможете мне?
        - Безусловно, моя милая Улиана! Я буду рада помочь тебе и твоему мужу!
        А вечером мадам Женовьева расхваливала Улю, рассказывая своему мужу и Грише о изумительных познаниях московской гостьи, чем вогнала ее в краску.
        Гриша ласково успокаивал жену, а Густав Дрейзер поднялся из-за стола, обошел его, подошел к Уле и поцеловал ей руку.
        - Грегуар, не ревнуйте, я староват для соблазнения вашей супруги. Ты тоже не ревнуй, Эжени, ведь не часто попадаются такие образованные молодые дамы!
        На встречу с редакторами, где предполагалось обсуждение планов на будущее, Гриша взял с собой Улю. Уля долго отнекивалась, но ее встретили так добродушно, что она расслабилась.
        Спросив разрешение у мужа она показала заготовку книги «Бали», где текст и фотографии были ее, а зарисовки местных жителей - Гришины …
        Из редакции они ушли с проектом договора на издание книги Ульяны Воробьевой и Григория Свиридова под уловным называнием «Бали» на трех языках с примечанием о возможности расширения издания на других языках.
        Густав и Женовьева Дрейзер не скрывали удивления и восторга от просмотра проекта книги, и мадам Женовьева обнимала и целовала Улю, а Густав так уважительно поцеловал Уле руку, что мадам погрозила ему пальчиком …
        В этот приезд в Вену Уля и Гриша успели потанцевать на балу, где Уля танцевала в новом платье, сшитом мастерами модельного дома мадам Женовьевы Дрейзер.
        И еще они познакомились с хорошей подругой мадам Женовьевы Элизабет Гюртнер, а та устроила Уле и Грише встречу с австрийскими лошадьми и дала возможность покататься в ее манеже.
        После этого среди рисунков художника Г. Свиридова для сборника «Моя Вена» образовалась отдельная серия «Лошади в Вене» …
        А потом в Москве Гриша хвастался успехом своей жены на светском балу в Вене!
        Саранча
        В далеком Дагестане весьма часто случались нашествия саранчи, и эти полчища поедали всю зелень на полях, разоряя земледельцев.
        Вот и в очередной раз оттуда пришла весть о ужасающем по массовости нашествию саранчи, причем на этот раз это началось раньше, чем это происходило раньше.
        Телесюжеты в выпусках последних известий демонстрировали лысую выжженную землю, усыпанную сплошным шевелящимся ковром насекомых. Обычные ядохимикаты на эту саранчу не действовали, да и их не было в наличии, а других методов борьбы с этой напастью местные специалисты не знали.
        Однажды на пустынном поле, где в любую сторону до самого горизонта была только голая шевелящаяся земля, материализовался «кокон» с двумя мужчинами. Это были Свиридов и Турсункулов.
        Свиридов вышел за прозрачную стенку «кокона», а Турсункулов, оставшийся внутри, поднял видеокамеру.
        Свиридов отошел от «кокона» метров на пятьдесят и повернулся к «кокону» спиной.
        А затем произошло нечто непонятное - перед Свиридовым образовался клин клубящегося серого тумана, начинающийся от него и уходящий куда-то вдаль.
        Этот клин мгновенно распух. Вверх поднялся раскаленный туман - было видно, что туман нагревается и образует взметающийся вверх поток, а Свиридов начал поворачиваться и вместе с ним поворачивался клин, клубящийся и взметающийся вверх.
        Сильный ветер ударил Свиридову в спину, и было видно как Свиридов качнулся, повернулся и быстро вскочил внутрь «кокона».
        - Как там дозиметр?
        - Бросок сильный, но очень краткий. Вон какой узкий зубец на ленте!
        А «кокон» поднялся, исчез из видимости - правда, наблюдать за ним было некому - поднялся на высоту в сто метров и стал двигаться над голой поверхностью земли.
        Поверхность была совершенно голой, ровной и серой, так что снимать было нечего.
        «Кокон» поднялся вверх и стала видна вся поверхность, свободная от шевелящейся массы саранчи. Свиридов и Турсункулов подождали, но насекомые по неизвестной причине не переходили незримой границы свободной серой поверхности, и даже не залетали на пространство над этой зоной.
        - И как вы думаете, Анатолий Иванович, почему так происходит? Что сдерживает этих вредителей?
        - Кабы знать!
        - Да, кабы знать …
        На другой - или на третий? - день местные специалисты обнаружили выжженную неизвестным методом поверхность, свободную от копошащейся кругом саранчи.
        И при этом живая масса на свободную поверхность не перемещалась.
        Все это было настолько непонятно, что очень быстро случившееся приписали пришельцам, прилетевшим на помощь местным земледельцам, но по неизвестным причинам ограничившим свою помощь данным полем и оставшимися неизвестными.
        Бригада из малоизвестной самопальной Академии создала бригаду специалистов по контактам с инопланетными цивилизациями и приступила к исследованиям, разбив лагерь прямо в центре загадочной площадки. Но замерив уровень радиации на следующий день специалисты мгновенно разбежались и бесследно исчезли.
        А саранча не пожелала переходить невидимую границу …
        Мальчики
        Мальчики росли, и росли быстро.
        Еще вчера они бегали в школу и дружной стайкой носились по городу.
        Эти семеро мальчиков, одаренных особыми способностями, жили своей внутренней жизнью, далеко не всем понятной и совершенно невидимой окружающим.
        Эта внутренняя жизнь была доступна только тем, кто сам обладал такими же особыми способностями, и была недоступна родителям.
        Олег Ерлыкин, который обладал всеми этими особыми способностями даже в большем объеме по сравнению с остальными, был немного старше этой семерки, и несколько отделялся от «малышей».
        Проблема заключалась в том, что матери и приемные отцы этих мальчиков должны были тем или иным способом участвовать в этой их скрытой жизни, и это при наличии в каждой семье младших братьев этих мальчиков, не обладающих никакими особыми способностями.
        В разрешении этой проблемы участвовали все взрослые экстрасенсы - одни в большей мере, другие в меньшей. И самое большое и непосредственное участие в образовании, воспитании, да и просто в жизни этих подрастающих мальчиков принимал Свиридов.
        Это началось еще тогда, когда Свиридов неожиданно понял, что эти мальчики - особенные, и буквально вырвал их из приюта, где их калечили дикостью и грубостью озлобленного и безответственного «воспитания» бывшая надзирательница женской колонии.
        Именно с той самой минуты, когда Свиридов впервые «заговорил» с мальчиками по мысленному каналу, и образовалась их тесная связь. Потом началось обучение звуковой речи, обучение мальчиков всему тому, чего они были лишены, и всему, что им было нужно для всестороннего развития.
        Тогда в этом процессе обучения принимали участие все, кто мог, а не только экстрасенсы, и привязанность к этим преподавателям сохранилась у мальчиков надолго.
        Они и сейчас могли вдруг заявиться ко Льву Вонифатьевичу Худобину или к Потапу Потаповичу и буквально замучить их вопросами.
        Худобин сразу начинал увлеченно рассказывать мальчикам малоизвестные факты современной истории, а Потап часто отправлял мальчиков к Владику Медякову.
        С Владиком и Никой мальчики быстро нашли общий язык, и пока одна из них занималась маленьким Егоркой, остальные внимательно слушали Владика. И Владик не сразу оценил способности мальчиков к коммуникации - разговаривая с одним он по существу говорил со всеми сразу. Но привыкнув к этому Владик уже не думал об этом, и мог беседовать с любым из этих мальчиков, адресуясь всем сразу …
        А теперь семеро юношей занимались каждый своим делом, и оставались дружны по-прежнему.
        Свиридов внезапно оказался вовлеченным в активный обмен мнениями между мальчиками - они «разговаривали» друг с другом мысленно, не пользуясь звуковой речью, и используя открытый незащищенный канал, доступный всем экстрасенсам вокруг.
        Правда, это канал был доступен далеко не всем экстрасенсам вообще.
        Это проверяли неоднократно, и каждый раз убеждались, что в такой «беседе» могут участвовать только экстрасенсы местные, «фирменные», а услышать это со стороны невозможно. Именно поэтому часто «мысленные» переговоры своих не защищали, а проводили по так называемому «открытому» каналу - терминология была предложена Полиной Ерлыкиной, участвовавшей в экспериментах по выявлению свойств и способностей своих экстрасенсов.
        Тогда в такой мысленной беседе могли принять участие все экстрасенсы по желанию - как в обычной беседе в обществе друзей.
        Вот и сейчас Свиридов мысленно спросил:
        #Полина, ты слышишь?
        #Слышу, Толя, слышу. Как разошлись наши мальчишки, а?
        #Но каков уровень! Умники!
        #Не мешай им. Я уверена, что они в курсе, что мы их можем услышать.
        #Слышишь, твой Олежка вмешался!
        #А нас они принципиально не слышат?
        #Нет, просто они научились отстраиваться от конкретных собеседников.
        #Прямо как черный список в телефоне! Точно!
        Это не Митяев
        Так как на афише был изображен Митяев, а внизу чернела подпись Свиридова, то зрители шли на концерт Свиридова. И не пожалели.
        Неровность
        вычурная крыш
        течет
        за горизонт.
        Семнадцатый квартал.
        Париж.
        Чуть вздрагивает зонт.
        И женщина
        французская,
        серьезна и мила,
        Спешит
        сквозь утро
        тусклое,
        Должно быть
        проспала.
        В зале сидели слушатели, неоднократно слышавшие авторское исполнение, но теперь слушали Свиридова так, как будто это было совершенно другое произведение.
        Каштаны
        негры
        продают
        На площади
        Конкорд,
        Бредет
        сквозь лампочек салют
        Бесснежный
        новый год.
        И парижане,
        о своем задумавшись,
        спешат,
        И рождество
        опять вдвоем
        с подружкою
        из США.
        Наполнит
        праздничный Париж
        Вино французское,
        Свиридов пел и играл, как обычно не пользуясь заученными аккордами, но солировала не гитара.
        Солировала скрипка.
        Солировал молодой скрипач-виртуоз Аркадий Аскадский, еврей из Одессы, не отягощенный музыкальным образованием кроме школы своего деда, знаменитого тем, что наряду с отцом Аркадия он некоторое время обучал игре на скрипке Леню Вейсбейна, известного впоследствии как Леонид Утесов.
        Аркадий играл ту мелодию, что намечал Свиридов, и развивал ее, и его скрипка возвышалась над всеми другими инструментами.
        
        А ей пригрезится
        Москва
        белым-бела.
        Она пьет водку
        так,
        как подданная русская,
        Она такая же
        москвичка,
        как была.
        Зал в своем большинстве - кто про себя, кто вполголоса - вторил Свиридову.
        
        Она хоть бывшая,
        но подданная
        русская,
        Она
        такая же
        москвичка,
        как была.
        И шквал аплодисментов, прекращающихся как выключенные, по легкому жесту Свиридова.
        И новый звонкий перебор струн и певучий голос скрипки …
        
        В темной комнате
        свет
        пробежал
        по стене -
        Чей-то рай
        легковой
        катится…
        Ах,
        как на крыше
        в рубашке
        Прилипшей
        к спине,
        Хорошо
        в летний дождь
        плачется.
        Удивительное дело - песня, созданная автором для себя и под свои возможности, звучала так, как будто Свиридов ее создал для себя, и пел - рассказывал - слушателям впервые.
        
        Не пристанет никто:
        Что с тобой?
        Что с тобой?
        И не надо в ответ
        думать,
        И сглотнув
        горький ком
        с дождевою водой,
        Можно с крыши
        на все
        плюнуть.
        Свиридов пел весь вечер только песни Олега Митяева, песни разные, популярные и малоизвестные.
        
        Но скоро
        самолет
        мой,
        вдыхая
        холода,
        Взъерошит
        кудри туч
        аэродрому.
        Живут
        такие люди
        в далеких городах,
        Что я по ним
        скучаю,
        как по дому.
        Свиридов вслед за автором рассказывал залу о чем-то сокровенном, сугубо личном, прочувствованном …
        
        Отмелькала
        беда,
        будто
        кадры
        кино,
        В черно - белых
        разрывах
        фугасных.
        И в большом
        кинозале эпохи
        темно,
        И что дальше покажут - не ясно.
        Я не видел войны,
        Я смотрел
        только
        фильм,
        Но я сделаю все
        непременно,
        Чтобы весь этот мир
        оставался
        таким
        И не звался
        потом
        довоенным.
        Свиридов отказался смотреть запись концерта и попросил сразу передать диск Митяеву.
        И на следующий день Митяев скандалил на КПП «НИПЦ», требуя допустить его к Свиридову - и был пропущен, и препровожден в кабинет, и испугался надписи на двери кабинета, и шедшего ему навстречу седого мужчину с такими спокойными внимательными глазами …
        Они сидели долго, затем Свиридов показывал гостю город, Дом культуры, аудиотеку, сцену.
        Вечером, прощаясь они обращались друг к другу на «ты» - Анатолий, Олег.
        - До встречи! Можешь петь любые мои песни так, как ты считаешь нужным!
        Над ласковым морем
        Санаторий на южном берегу Черного моря пользовался большой популярностью не только у сотрудников «НИПЦ», машзавода, лесной школы и колхоза - туда стремились попасть разнообразные номенклатурные деятели из Сочи и из других населенных пунктов.
        Со временем Свиридов научил их, что высокие чины и знакомства не помогают, да и времена несколько изменились. Кроме того начался всеобщий передел собственности, и это происходило не всегда тихо и бескровно.
        Южный берег Черного моря всегда был лакомым куском и всякие ведомства стремились заиметь там свои санатории, дома отдыха, пансионаты, виллы.
        Кто побогаче, тот прихватывал кусок земли побольше и строил помпезные хоромы, обустраивал пляжи и заводил собственную инфраструктуру, кто победнее - пристраивался к сильным мира сего, но тоже не отставал в роскоши зданий и количестве колонн на фасаде.
        Постепенно вся эта роскошь переходила в частные руки, ведомства теряли свою собственность, не имея возможности содержать это богатство, но желающих получить такую собственность на южном берегу не убавлялось, а даже наоборот.
        К санаторию «НИПЦ» подкатывались неоднократно, тем более что многие ведомственные здравницы даже Министерства обороны и других силовых структур переходили в частные руки.
        Но попытки так или иначе прибрать к рукам санаторий «НИПЦ» не удавались, и постепенно утвердилось мнение о том, что с этим объектом связываться не стоит, и это может быть даже опасно …
        А санаторий оброс собственным поселком, жители которого обслуживали санаторий, несколько расширилась прибрежная полоса, появился флот в виде катеров и моторных лодок.
        Объект требовал немалых вложений, на нем постоянно работали бригады дорожников, каменщиков, сантехников, а на время капитального ремонта санаторий закрывали и строители жили в прекрасных номерах и питались в санаторной столовой.
        Это с одной стороны способствовало затягиванию сроков ремонта, но требовательность московского генерала приучила местных строителей к порядку и они выдерживали оговоренные сроки. Для этого Свиридову пришлось всего один раз прогнать местных строителей и привезти своих, лишив местных весьма приличных заработков, но это одноразовое воздействие имело длительное последействие - больше местные даже не пытались качать права с московским заказчиком.
        Последнее время значительные средства выделялись на строительство дороги и устройство подпорной стенки с водоотводными устройствами - зато ни один даже самый громадный ливень тут не привел к катастрофическим последствиям.
        Ни разрушений, ни оползней в зоне санатория не было, хотя в других местах побережья такие последствия ливней случались постоянно, каждый год.
        На каждый вид работ составлялись плановые калькуляции, они рассматривались и утверждались в Москве, и только затем переводили аванс строителям - тоже из Москвы.
        Никаких откатов и взяток не было - это было скандально непривычно и невероятно, но как ни странно местные строители к этому привыкли.
        Конечно, местные власти чрезвычайно удивлялись такому положению дел, а вновь пришедшие чиновники даже в это не верили, но быстро смирялись.
        Некоторым чиновникам для того, чтобы понять, что такое в принципе возможно, пришлось расстаться с теплым местечком и даже близко познакомиться с северными объектами Управления исполнения наказаний.
        А вот какую часть денежных средств, переведенных местным строителям, направляли из бюджета, а какую из неизвестного источника - в Москве знали только Черномырдин и Свиридов …
        Сколково
        Уговорить Свиридова войти в состав Попечительного совета инновационного фонда «Сколково» оказалось не просто, и Медведев попросил помощи у Президента.
        Владимир Владимирович вел уговоры в несколько приемов, но весьма настойчиво.
        Свиридов сопротивлялся - ему хватало забот и без этого, но его уговорили - среди мотивов при уговорах использовали все, включая упоминания о техническом прогрессе и роли в его - технического прогресса - становлении лично академика Свиридова.
        До того момента, как соглашение было достигнуто, Свиридов несколько раз встречался с Президентом, с Медведевым, с Вексельбергом и даже с Крэйгом Барретом.
        Для ознакомления с сотнями томов проектной документации, а также кучей законов и постановлений Свиридову понадобилось всего около часа, и после этого он при встрече с Президентом прямо у того на глазах набросал целую страницу замечаний и приложений по Сколкову, «Устав» которого противоречил в той или иной степени Конституции и многим другим Федеральным законам.
        Свиридов не поехал на место, на участок между кольцевой автодорогой и поселком Одинцово, а прихватив Тоню просто полетал над этим местом в «коконе» - это было очень удобно и куда нагляднее, чем путешествие по взрытой и заваленной строительным мусором и загроможденной бытовками территорией будущего наукограда.
        Отметив положительные особенности гигантской стройки, Свиридов показал Тоне - генеральный подрядчик начал с дорог, и вся площадка была плотно заполнена работающей строительной техникой.
        В конце концов Свиридов дал согласие на свое участие в руководстве «российской силиконовой долиной», отметив, что такое название совершенно не отражает сути строящегося комплекса, и так же не преминув оговорить степень личного участия и участия фирмы «НИПЦ» в работах «Сколково» и в финансировании работ в новом наукограде …
        А для начала он начал вести семинары в московской школе управления «Сколково» по инженерному коучингу - в группе было всего восемнадцать человек, и занятия Свиридов проводил на английском языке.
        Через несколько занятий к нему стали обращаться слушатели из других групп с просьбами разрешить посещать его занятия - все были серьезными и перспективными специалистами …
        Первое занятие
        В аудиторию Свиридова привел заместитель декана и на довольно сносном английском языке представил его.
        - Пожалуйста, Анатолий Иванович! - завершил он свое вступление.
        - Тэнкс!
        И заместитель ушел.
        Свиридов прошелся перед студентами, стоя ожидающими его разрешения сесть.
        - Садитесь. - начал Свиридов на английском языке. - Начнем со знакомства. Каждый кратко рассказывает о себе и о том, почему ему необходимы знания по коучингу
        Свиридов передвигался перед столами с сидящими за ними студентами.
        Он внимательно вглядывался в лица студентов, говорил очень спокойно и на чистом английском - хорошем английском! - языке.
        - Все разговоры только на английском языке. Представляетесь, кратенько о себе и своих ожиданиях от занятий. Прошу вас.
        Группа состояла из одиннадцати молодых мужчин и семерых молодых девушек.
        Первый начал, и Свиридов внимательно слушал, аккуратно и чуть-чуть прикасаясь к информационному полю говорящего.
        Английский говорящего был далеко небезупречен, еще он волновался и Свиридов вмешивался в его монолог - вмешивался доброжелательно и уточняя сказанное.
        - Откуда вы родом? Кто ваши родители?
        - Я родился в Арзамасе. Отец был водителем автобуса, а мать работала в ателье.
        - Продолжайте, пожалуйста.
        И так Свиридов выслушал всех, кто находился в аудитории, у большинства ознакомился с их информационными полями.
        - Теперь я попрошу вас!
        И он указал на девушку на заднем ряду. Та встала и смущенно начала рассказывать о себе, о своих замыслах - и все это на вполне приличном английском языке.
        - Хорошо! Где вы учили язык?
        - В школе. Английская школа.
        - Благодарю. Продолжим.
        И таким образом Свиридов выслушал всех студентов - оказалось, что все студенты оказались в аудитории не случайно - у всех была личная заинтересованность в курсе коучинга, но почти у всех своя личная и своеобразная.
        - Теперь пару слов о том курсе лекций, что вам предстоит выслушать, о назначении курса и о том, кто будет вам читать этот курс.
        Свиридов по привычке прошелся перед сидящими.
        - Будем считать первое знакомство состоявшимся. Я познакомился с вами, уяснил, что знанием английского языка … скажем, вы не блещете. Будем надеяться, что вам этих знаний хватит для понимания того, о чем я буду рассказывать. Итак …
        Свиридов медленно перемещался перед слушателями.
        - Коучинг как понятие стал востребован совсем недавно, хотя основа концепции была опубликована Уильмом Тимоти Голви еще в 1974 году в его книге «Внутренняя игра в теннис». Затем Джон Уитмор развил идет Голви в книге «Коучинг высокой эффективности» в 1992 году …
        - Так что же такое коучинг? Формальный перевод английского слова дает нам очень простое толкование - это некий метод обучения и тренировки, направленный на достижение конкретных результатов.
        - Из всех расширенных определений коучинга мне больше всего нравится то, в котором подчеркивается творческое развитие личности. Звучит такое определение примерно так: коучинг это система реализации процесса совместного развития профессионального, творческого и личностного потенциалов обучаемого для достижения максимальной эффективности результатов.
        - Единство этих трех начал - профессионального, личностного и творческого - мне представляется самым важным и определяющим всей системы.
        - Надеюсь, что разъяснять понятие «система» не нужно - под «системой» сейчас принято понимать любую совокупность действий и знаний с конкретной адресной посылкой …
        Свиридов говорил не спеша, отчетливо и раздельно, учитывая невысокий уровень знаний английского языка у слушателей - он не зря заставил всех рассказывать о себе на этом языке, но и неоднозначность терминологии …
        Поэтому он несколько раз после изложения очередной порции информации спрашивал - нет ли вопросов? И вопросы появлялись …
        В течение сорокапятиминутного занятия Свиридов затронул только самые основные области и этапы системы, подчеркивая, что на следующих занятиях все это будет рассмотрено подробно.
        - У нас осталось до звонка три минуты. Есть ли у вас вопросы общего характера?
        - Вы позволите? - подняла руку девушка, чаще других задававшая вопросы. - Мы хотели бы получить программу курса и список литературы.
        - Должен огорчить вас. Наш курс - экспериментальный, и находится в процессе созидания. Поэтому программы курса пока нет, но по мере ее возникновения я буду знакомить вас с ней. Что же касается литературы … Единого литературного источника в виде учебника тоже нет, а имеющаяся богатая литература о коучинге может заморочить голову даже серьезному специалисту. Я могу назвать вам наиболее полезные источники, но к большому сожалению он малодоступны и на иностранных языках - не только на английском. Но по ходу наших занятий я буду вам называть эти источники …
        Прозвенел звонок и слушатели встали.
        На следующих занятиях Свиридов познакомил своих слушателей с основными областями практического применения коучинга - с коучингом карьерным, бизнес-коучингом и лайф-коучингом, раскрывая эти наиболее распространенные области применения этого нового понятия.
        Основное внимание он обращал на те виды коучинга, которые были направлены на развитие личности в интересах предприятия или работодателя и роль тренера (коуча) в этом.
        Лекции Свиридова изобиловали конкретными примерами реализации поставленных задач за счет развития потенциала самого обучаемого.
        Его рассказы были четко детализованы - постановка цели, анализ реальности ее достижения, разработка вариантов путей достижения поставленной цели и самой главной части общей работы - достижения цели.
        - Процесс обучения происходит в виде беседы, но в отличие от психоанализа и посещения психотерапевта процесс направлен не на избавление от конкретного недуга, а на мотивацию и достижение поставленной цели …
        Свиридов даже поощрял своих слушателей на вопросы прямо по ходу лекции, и уже на третье занятие стали проситься слушатели из других групп …
        Трамвай
        На завод Дементьева изначально был ввод железнодорожной ветки.
        Потом, с появлением фирмы по соседству, был построен путь в несколько километров от машзавода на территорию фирмы «НИПЦ».
        Сперва это был небольшой отрезок путей со строгим пунктом пропуска на секретную территорию, а затем этот небольшой участок был переделан и убран в тоннель.
        Габаритные грузы выгружали в самом начале этой линии, рядом с механическим цехом завода, а секретные - глубоко под главным корпусом фирмы.
        При этом получалось, что целый ряд крупногабаритных грузов, поступающих на фирму, разгружали на площадке машзавода и затем везли в склады на автомашинах, а малогабаритную технику, приборы и материалы везли прямо в главный корпус «НИПЦ».
        В самом начале сотрудников из города возили на работу на автобусах (и отвозили обратно), затем ввели в строй первый жилой корпус и почти все сотрудники получили жилье рядом с работой (или рядом с машзаводом).
        Пассажиропоток резко сократился почти до нуля, но не сократился полностью.
        Появился вертолетный маршрут, и поток в Москву и обратно снова возрос.
        Но зато появилась необходимость грузового потока в колхоз, и кроме сельскохозяйственной продукции там появились промышленные грузы.
        Все это привело естественным путем к идее полноценного железнодорожного сообщения с Москвой, и не только грузового, но и пассажирского.
        Первым делом железнодорожная линия была удлинена в одну сторону до ближайшей станции метро, а с другой - до колхоза. Линия проходила вдоль автодороги от машзавода в колхоз, и напротив дачных участков была предусмотрена остановка с грузовой площадкой.
        А Карен получил задание разработать пассажирский состав на электротяге (аккумуляторы) для полноценного пассажирского сообщения с городом.
        Железнодорожная линия подверглась полному апгрейду с учетом того, что пассажирский поезд должен был двигаться с большой скоростью - от метро до машзавода без остановок, и одноколейку надежно предохраняли от окружающего населения.
        Но вот пассажирский состав …
        Использование готового решения в виде секции электрички приводило к трехвагонной схеме - головные вагоны с постами управления и средний вагон с тяговыми двигателями. Плюс громоздкие и тяжелые вагоны, что не нравилось Лене Долгополовой, а с ней Карен спорить не решался.
        Плюс традиционный подход к электричке и трамваю: в электричке основная часть пассажиров обеспечена сидячими местами, а в трамвае - основная часть пассажиров стоит.
        Такой подход был характерен для отечественных электричек и трамваев.
        А в Европе междугородний и даже международный трамвай вполне естественный транспорт, и Карену пришлось ознакомиться и с этим, о чем он и докладывал на Техническом совете …
        Выбор Карена
        На этот раз Технический совет собрался в зале заседаний «НИПЦ» в отдельно стоящем здании, спрятавшимся за главным корпусом.
        Председательствовала Главный инженер фирмы Елена Долгополова, единолично устроившаяся за столом президиума и сразу, обозначив предмет заседания, предоставившая слово Карену Варданяну, Главному конструктору КБ.
        - Продвигаясь к решению поставленной задачи нам приходилось решать многие проблемы. Например, определить разницу между привычной нам электричкой и не менее привычным трамваем. Электричка везет большое количество пассажиров на сравнительно большое расстояние, и мы стараемся обеспечить пассажирам наиболее комфортные условия. Максимальное количество мест для сидения и достаточно удобные проходы, которые в часы пик плотно заполняются стоящими пассажирами.
        - Трамвай в нашем понимании менее дальний транспорт с быстрой сменой пассажиров, поэтому обычно больше места предоставляется стоящим пассажирам, а число сидячих мест ограничивается - широкие и удобные проходы …
        - Если обратиться к мировому опыту, то этой разницы между электричкой и трамваем можно и не почувствовать - например, в трамвае между Швейцарией и Францией не так много стоящих пассажиров, все хотят с комфортом совершить поездку и любоваться окружающей природой.
        - Наша задача обеспечить удобство поездки между нашим ЗАТО и Москвой практически без промежуточных остановок, поэтому рассматривается удобство пассажирок сидящих, то есть максимальное заполнение салона вагона удобными креслами, хотя небольшая протяженность маршрута и небольшое время в пути позволяет части пассажиров проехать стоя …
        - Можно ли было не задумываясь остановиться на имеющемся подвижном составе, а именно электричке? Наверное, можно. Но это три вагона - передний и задний вагоны с постами управления, поскольку разворот состава в концах маршрута не предусматривается, и средний моторный вагон. Даже если использовать новые вагоны - все равно это громоздко, тяжело, дорого … и не нужно.
        На экране сменяли друг друга иллюстрации с изображением трамваев самых разнообразных конструкций и разных стран
        Многим понравился трехвагонный состав из Японии, основательный и аккуратный, зеленый цвет которого (и белый низ) скрашивали массивность вагонов, а одна дверь на вагон намекала на спокойных и неторопливых пассажиров.
        Некоторые междугородние трамваи больше напоминали зародыши наших электричек или упражнения художников или конструкторов …
        - Наш пассажиропоток мы оцениваем - с учетом колхоза - около 50 пассажиров. Плюс - минус и праздничные дни, поездки на зрелищные мероприятия … Три вагона электрички нам не требуется.
        - Трамвай? Да, если посмотреть вагоны трамвая …
        И на экране снова пошли изображения трамвайных вагонов самых разных стран …
        - Обратите внимание - как правило трамваи длинных маршрутов сочлененные, двух-трех секционные. Больше трех тоже есть, но это уже целые поезда …
        - А вот это Московский трамвай серии 71-619 в Нагатино.
        Четыре двери, чуть зализанные формы, щедро остекленная просторная кабина …
        - Приведенный образец оборудован четырьмя электродвигателями мощностью по 50 кВт с рабочим напряжением 275 Вольт. Вместимость салона максимальная 175 пассажиров при 32 сидячих местах. Путем несложной переделки можно достичь 50 сидячих мест, а соединив два таких вагона в сцепку получить мощный поезд большой вместимости.
        - А скорость?
        - Паспортная максимальная скорость модели 75 км/час.
        - А вентиляция, кондиционирование?
        - Вентиляция на вагонах серий 71 предусматривается естественная и принудительная, обогрев испытывался в Сибири.
        - Принципиальные возражения против представленной модели есть? Нет. Как вы думаете Карен Георгиевич, какие переделки потребуются по сравнению с базовой моделью?
        - Второй вагон в зеркальном выполнении. Думаю, сочленение с переходом из вагона в вагон необязательно. Приспособление под наши аккумуляторы и систему управления двигателями особых затруднений не обещает - все можно сделать свои силами. Тем более, что у нас уже есть опыт перевода дизельного мотовоза на электротягу именно с такими же электродвигателями, только большей мощности.
        - Понадобиться хоть какое-никакое депо - не держать же такой поезд под открытым небом! И помыть его нудно будет …
        - Нет возражений? Заказывайте два поезда без пантографов! Дайте привязку строителям на устройство платформ для пассажиров. В план группы Медякова привязку электродвигателей и систем управления с нашими аккумуляторами.
        - Почему вы не рассматривали новые вагоны типа «Сапсан»?
        - Электричка «Сапсан» разработана в Германии фирмой Сименс, но это не единственный из работающих у нас составов немецкого происхождения - есть еще «Ласточка», которую изготавливают уже не в Германии, а у нас. Вагоны «Сапсана» и «Ласточки» дороже вагонов типа «71» более чем на два порядка и исходно рассчитаны на скоростное движение - скорость порядка 250 - 300 км/час - а нам разогнаться будет даже негде. И совсем другие требования к дорожному полотну. Поэтому эти системы мы изучали, но в качестве прототипа не рассматривали.
        - Кстати, кроме «Сапсана» и «Ласточки» немецкого происхождения у нас эксплуатировали испанские поезда под названием «Стриж», которые по подходу ближе к межгородскому трамваю, но со всеми перечисленными недостатками …
        - А метро? Вагоны метро?
        - Тут мы возвращаемся к началу - вагон метро исходно построен для минимума сидящих и максимума стоящих пассажиров.
        - А такие системы, как монорельс? Или на воздушной подушке?
        - Дмитрий Германович! Я вынуждена напомнить вам, что перед КБ была поставлена задача не создания новой современной системы транспорта, а выбор готовой системы в производственное готовности и с высокими экономическими показателями. - Долгополова очень мягко возразила профессору Лопаткину. - Анатолий Иванович, что вы молчите?
        - Карен Георгиевич молодец. Думаю, нужно его работу одобрить. Все выполнено с использованием отечественных разработок и материалов и на высоком инженерном и экономическом уровне.
        - Я думаю, что наш Совет одобрит работу КБ под руководством Карена Георгиевича и рекомендует результаты к реализации. Нет возражений? Принимаем …
        
        ВОКРУГ ДОРОГИ
        - Но … - Долгополова сказала это негромко, но этого было достаточно, чтобы приготовившиеся вставать спокойно сели, а закрывшие блокноты их открыли.
        - Но трамвай - трамваем, но кроме подвижного состава есть и другие проблемы. Думаете, нарастить пути от завода до колхоза - и все? Ничуть не бывало. У ветки машзавода был железнодорожный отросток внутрь Москвы, которым ранее практически не пользовались. Только с появлением необходимости обслуживать контракт с японцами стали этот отросток активно использовать - туда готовые русско-японские авто, оттуда комплектующие. Превратить этот «отросток» в полноценную ветку до станции метро было очень непросто - настолько, что приходилось подключать «тяжелую артиллерию» в лице нашего Генерального.
        - Эти вопросы решили, причем все вопросы сигнализации и диспетчеризации мы взяли на себя и обеспечили стыковку с системами РЖД.
        - Но … Кроме грузоперевозок машзавода, нашей фирмы и колхоза возникают еще и иные проблемы.
        На экране снова появилась схема железнодорожной линии от метро до колхоза с обозначением окружающей местности.
        - Вот тут большая старая деревня, точнее сельское поселение, связанное с шоссе единственной дорогой. Местное самоуправление несколько лет назад обращалось в РЖД с просьбой дать им возможность подключиться к железнодорожной ветке. Но то ли чиновники не поняли, что ветка не на балансе РЖД, то ли вообще им было лень разбираться, но от деревни отмахнулись.
        - Деревня медленно умирает. Есть остатки колхоза, есть даже фермерские хозяйства - успешные, даже два, было богатое швейное производство - даже из Москвы приезжали … Теперь все на грани - восстановить дорогу до шоссе местным своими сила не одолеть, а помогать им никто не собирается.
        - Если подвести им железную дорогу - они оживут. При этом как нам показалось там можно развернуть небольшое полунадомное производство - например, изготовление бронежилетов из нашего материала.
        - Что за фермеры там?
        - Два брата. У одного мясо-молочная ферма, а у другого перепелиная. Толковые ребята.
        - Елена Геннадиевна, а вы сами там бывали? Знакомились с обстановкой?
        - Не только. Мы с Семеном Гавриловичем даже прикидки делали - сколько это может стоить.
        - Семен Гаврилович?
        - Да, Анатолий Иванович. Прикидки делали. Срок окупаемости в разных вариантах составит от пяти до семи лет. Но социальный эффект!
        Долгополова переждала небольшой шумок.
        - Но и это еще не все. Рост грузоперевозок даже без учета этой деревни Шубино весьма ощутим - это машзавод с электромобилями и спецарматурой, это наши аккумуляторы, это наш колхоз с сельскохозяйственной продукцией и несъемной опалубкой. А это новый подвижно состав в виде электровозов, депо, станционные постройки. Кто бывал у Дементьева на его грузовом дворе? Это полноценная товарная станция! Весь громадный старый литейный цех переоборудовали!
        - Снова движение в зале.
        - Но … Остановочные пункты или попросту остановки. Круглый год - у нас не тропики, рассчитываем на круглый год. Вот проект остановочного пункта в Москве …
        На экране появились план и внутреннее убранство скромной станции - трамвая?
        Явный минимализм, очень скромно, но вполне пристойно.
        - Станция «Машзавод»!
        На экране совершенно иное решение - не роскошно, но нарядно и просторно, два выхода, судя по плану прямо к заводу и к площади с автобусами, витражи и дневное освещение.
        - А КПП? Это - въезд из города!
        - КПП - вот на обоих выходах, просто они не бросаются в глаза.
        - Станция «Дачная»!
        Прозрачная галерея с прозрачной крышей, второй путь, переход на перрон товарной платформы, близкая - метров сто - полоса дороги и небольшая площадка перед станцией - разворотная.
        - Станция «Колхозная»!
        Решение весьма традиционное, если вспомнить станции московского метро, но без излишеств, с росписью по стенам - избы, церковь, трактор в поле, коровы на выпасе.
        - Товарная станция «Завод стройдеталей»!
        Стандартный ангар - но как он преобразился.
        - Неужто Гриша? - раздался голос из зала.
        - Вы угадали - это проекты Григория Свиридова. И на всякий случай станция «Деревенская».
        Типичный ангар промышленного типа, платформа для пассажиров и второй путь для погрузчика, подъездная площадка для грузового транспорта и выход пассажиров с другой стороны …
        В решении заседания Технического совета, продиктованном Долгополовой, были указаны все предстоящие работы, этапы их выполнения и исполнители - все сжато, конкретно, по деловому.
        - Ну, наша ведьмочка дала!
        - Голова!
        - Но работу схлопотала на свою голову!
        Свиридов увел Долгополову к себе, усадил в комнате отдыха, заварил чай.
        - Устала? А ты молодец, я горжусь тобой, девочка!
        - Так это все вы, командир! - прихлебывая свежезаваренный чай ответила Долгополова. - Можно, я у вас прилягу на минутку?
        
        ПОСЛЕ КОМАНДИРОВКИ
        - Карен? Привет! Когда собираешься в Усть-Катав?
        - Понял. Предлагаю ехать вместе - у меня там знакомые есть по линии Хруничева.
        - При чем здесь Хруничев? Завод является филиалом НПО Хруничева и судя по их номенклатуре у них есть модель прямо для нас под индексом 71-631-02. Нам будет не нужна средняя секция да пантографы … Плюс просматривается совместная работа по освоению трамвая на аккумуляторах …
        Не всегда результаты командировок заслушивались на секциях Ученого или Технического советов, но в данном случае Свиридов собрал основных членов обоих советов.
        - Мы с Кареном Георгиевичем посетили Усть-Катавский завод и с большой пользой. Во-первых, мы закупили вагоны для нашей электрички. Вагоны уже отправлены. Второе - в виде трехстороннего соглашения на проведение совместных работ по внедрению аккумуляторов типа «Лексар». Это предполагает использование наших разработок на Усть-Катавском и Владимирском заводах и разработка новых блоков управления двигателями, новых тяговых электродвигателей и новых устройств для заряди аккумуляторов.
        - А наши, что, не годятся?
        - Годятся. Но для трамваев, электроавтобусов и троллейбусов при зарядке от обычной электросети они малопригодны - зарядный ток очень велик. Используя преобразователи по типу тех, что используются для получения трехфазного переменного тока из постоянного, Владислав Медяков создает новые системы как для управления, так и для зарядки …
        - Патентовать нужно!
        - Обязательно. Мы там уже одну совместную заявку написали …
        - И еще я хочу добавить, - это сказал Варданян. - Нам удалось посмотреть их продукцию для спецтехники … Форма нашего с Толей … с Анатолием Ивановичем допуска позволила нам увидеть их арматуру, подобную той, что мы выпускаем на заводе у Дементьева. А мы им показали наши уплотнительные материалы - оказалось, что Толя захватил пару колечек …
        
        ЗАЧИСТКА
        - Товарищи офицеры!
        Свиридов жестом посадил вставших из-за столов офицеров отряда полковника Воложанина.
        - Требуется зачистка одной … одной территории. Распоясались там … распоясалось там воронье! Я возьму с собой человек пять - шесть хорошо владеющих снайперским оружием. Много оружия брать нельзя - там есть локационная станция, которая может обнаруживать дроны и вообще небольшие летающие цели. Хорошо, если там станция только одна, но … Нужно будет ликвидировать станцию, и при этом захватить оборудование.
        - Снайперские винтовки немецкие? Личное оружие, гранаты?
        - Да, Оля. Юрий Николаевич выбери сам тех, кто пойдет со мной. Сложность - разрушенный многоэтажный старый восточный город, хорошо обученные и прекрасно вооруженные наемники, непредсказуемая обстановка.
        - Винтовки и боеприпасы могут быть обнаружены локатором - может хоть один пулемет?
        - Логика есть - если быстро обнаружим и локализуем станцию, то особой опасности не будет, но … Исключить опасность нельзя - мало ли что!
        - Мы выберем сами?
        - Завтра утром отбываем.
        Свиридов не сказал офицерам отряда, что эту операцию будет страховать еще один кокон или капсула как эту обособленную полость пространства называли офицеры - он договорился с Владленом Петровичем Турсункуловым о совместной операции и даже передал Владлену Петровичу специальную штурмовую винтовку почти полностью выполненную из пластика.
        Еще у Турсункулова на вооружении был прибор, изготовленный Владиком Медяковым, позволяющим легко обнаруживать невидимые капсулы - коконы, которыми пользовались Свиридов и Турсункулов. О существовании других подобных объектов они могли лишь предполагать, но точных данных не было … Пока не было …
        За проходной фирмы в зале около тира в помещении охраны на длинных столах картина была привычной - лежали винтовки, подсумки с обоймами, коробки с патронами и связками гранат, пакеты взрывчатки, бронежилеты.
        - Командир, заявленное оборудование подготовлено. Винтовки ЗИГ Снупер, калибр .223 Ремингтон, запас по 500 выстрелов на ствол. Капитан Петрова, разрешите участвовать в акции!
        Свиридов посмотрел на Ольгу Петрову - светлый защитный комбинезон, молящие глаза.
        Маршрут оговорен не был, но все смотрели телевизор …
        - Юрий Николаевич, ты не возражаешь? Встать в строй!
        Свиридов по привычке прошелся перед строем.
        - Друзья, наша задача уничтожение террористов в развалинах города. В первую очередь уничтожаем снайперов. Дальше - по обстановке. Два прибора для обнаружения локационных станций последней модели, которые - теоретически - могут улавливать нашу капсулу. Наше оружие - швейцарская винтовка Снупер, калибр небольшой, но работать будем с небольшой дистанции, наверняка. Личное оружие - патроны производства фирмы Манчестер. Напоминаю, что капсула защищает от внешнего воздействия, а мои приказы имеют приоритет перед всеми другими. Готовы?
        - Готовы, командир.
        - С нами работает вторая подобная капсула, там Владлен Петрович - его задача наблюдение за окружающей обстановкой. Связь - по нашему телефону. Жду вас через пять минут вон в том углу зала.
        Кокон мгновенно и неслышно понесся над развалинами старинного города, у каждого тяжеленный штуцер, бинокль, козырек прикрывает от палящего солнца.
        - Вижу снайпера!
        - Команды не ждать!
        Сразу негромкие щелчки, стук автоматики, звук упавших гильз.
        - Исполняю!
        - Исполняю!
        - Командир, нас щупают с РЛС! Пеленг порядка семидесяти!
        - Иваныч, я засек станцию! Даю наводку!
        У всех темнеет в глазах, потом картинка устанавливается.
        - Командир, оборудование вон за тем проемом!
        Кокон частично накрыл развалину, включенная аппаратура оказалась в пределах протянутой руки, негромкие выстрелы.
        Свиридов отсекает кабели и блоки защитной раскраски и пристраиваются их в углу.
        - Иваныч, там большая палатка и несколько джипов около нее!
        - Всем закрыть глаза! Можно открыть …
        Над пустой площадкой клубится серый дым - или это столб пыли?
        Еще несколько кварталов развалин.
        В небе появляются самолеты - штурмовики.
        - В углу противотанковые мины. Вбрасываем в воздухозаборники двигателей …
        Несколько самолетов исчезли в клубах серого тумана, кокон ощутимо подбрасывало …
        После возвращений домой Свиридов поблагодарил всех за руку и настоятельно просил не вспоминать о рейде …
        Биофарм
        Свиридов уже давно подталкивал руководство Сибирского научного филиала «НИПЦ» в далеком городе «Солнечный» к организации полномасштабного производства лекарственных препаратов.
        Постепенно это желание стало все сильнее проявляться у Шабалдина, у Иванищевой, у сотрудников медико-санитарной службы, разросшейся на основе аналитической лаборатории.
        Сперва небольшое производство возникло для обеспечения областных ветеринарных служб, затем после довольно резкого воздействия московского начальства круг выпускаемых препаратов стал расширяться.
        Строительство новых помещений не потребовалось - даже части законсервированных объектов было вполне достаточно для развертывания полномасштабного производства биологических и медицинских препаратов.
        Значительно больше времени потребовалось для получения всевозможных разрешительных документов и лицензий, и без активной помощи Свиридова этот процесс мог бы растянуться надолго.
        На торжественное - и чисто формальное - открытие производства в Сибирь прилетели сам Свиридов и многие его коллеги. Прилетели давно не посещавшие филиал заместители Почетного Генерального Виктор Скворцов и Потап Потапович, заместители Генерального Полина Ерлыкина и Виолетта Ерцкая, главный инженер «НИПЦ» Елена Долгополова и сама Генеральный директор «НИПЦ» Маргарита Антипова.
        Маргарита была здесь впервые, но быстро освоилась и умело вела торжественное заседание на открытии нового производства, расположившись в центре стола президиума, а за этим столом кроме московских гостей разместились полный тезка московского гостя Анатолий Шабалдин, Ангелина Иванищева, Валерия Верещатская и главный врач объекта Роман Натанович Белосевич.
        Были и «посаженные» гости из руководства близлежащего города.
        Именно Роман Натанович возглавил новое производство - как он не отпирался, ему пришлось согласиться, но с условием по поводу заместителя по научной части.
        С его условие согласились и его заместителем назначили Валерию Осиповну Верещатскую, фамилию которой уже давно не ассоциировали с фамилией бывшего начальника подразделения академика Оратынцева, канувшего в неизвестность.
        Кроме недолгого заседания и перерезывания красной ленточки мероприятие ничем особым не ознаменовалось. Не было нажатия красной кнопки - производство уже работало в нормальном режиме, не было традиционной пьянки - Свиридов не приветствовал подобные мероприятия.
        Да и кабинеты нового руководства уже были обжиты до этого, и лишь работники ОТК получили новые печати …
        Упаковки лекарственных препаратов поступали на склад, по графику отгружались в торговую сеть близлежащего города и региона, накапливались для отправки в Москву …
        Иванищева
        
        К переезду в Сколково готовилась Ангелина Митрофановна Иванищева.
        С подачи Свиридова ее назначили исполняющей обязанности Руководителя кластера «Биомедицинской технологии» с клятвенным обещанием освободить ее от этой должности сразу, как только будет найден достойный кандидат на этот пост.
        Иванищева привозила с собой не только Адель Гвидоновну Конопатову, свою ближайшую помощницу и великолепного аналитика, но и еще нескольких молодых учеников, а так же несколько актуальных тем, начиная с лекарства против рака и кончая нанокосметикой.
        На совете между Умаровым и Иванищевой, состоявшимся сразу после решения о переводе Ангелины Митрофановны в Москву, было решено, что она поселится в Сколково - все равно практически рядом с Умаром Эрнестовичем. В Сколково уже была вертолетная площадка МЧС и в перспективе не за горами было налаживание вертолетного сообщения с Москвой.
        Сложностей было предостаточно, но все их решал Свиридов.
        Резюме, написанное Ангелиной Митрофановной, правил Свиридов, после чего эти три страницы убористого текста были заверены Ученым секретарем «НИПЦ» (и засекречены первым отделом).
        Обсуждая свое предстоящее выступление перед Ученым советом Инновационного центра «Сколково» (который еще толком и не сформировали!) Ангелина Митрофановна сетовала, что многие интереснейшие отчеты о работах, которые она проводила под руководством Тимофеева-Ресовского, были в свое время уничтожены.
        И тогда в мастерских корпуса Авдоконихина под личным руководством Потаповича были смонтированы два интереснейших сооружения.
        На каждом столе закрепили цифровую камеру и осветительную аппаратуру, экран, в столе блок ЭВМ, а перед столом - офисное кресло. Правда, из секретной лаборатории в Лэнгли непонятным образом исчезли две специальные установки для снятия копий и оцифровки любых документов, но это уже были мелочи …
        Оператор садился перед столом, перелистывал на столе отснимаемый материал, камера снимала покадрово каждую страницу, а на экране оператор видел снимаемую страницу и мог вмешаться в процесс копирования. Все это питалось электроэнергией от аккумулятора «Лексар», размещенного тут же.
        Две установки были смонтированы на общей раме, и «кокон» с установками, двумя сотрудниками первого отдела и Свиридовым уходил в прошлое.
        Пользуясь рассказами Ангелины Митрофановны Свиридов нашел и научную базу Ресовского, и помещение архива. И теперь два оператора, сменяемые каждые шесть часов, без устали перелистывали старые отчеты, которые совсем скоро будут уничтожены.
        Сложность была еще и в том, что «кокон» существовать без Свиридова не мог, и он должен был присутствовать при съемке. Сперва его подменял Турсункулов, а потом просто в углу законсервированного древнего архива установили агрегаты для оцифровки отчетов и в прошлое переносили только операторов.
        Таким образом было восстановлено большое количество отчетов, потерянных, казалось, безвозвратно, и возвращенных из небытия Свиридовым.
        А послужной список Ангелины Митрофановны Иванищевой, доктора медицинских наук, профессора, кавалера многих орденов (как оказалось!) был внушителен.
        Да и список авторских трудов выглядел безукоризненно, несмотря на то обстоятельство, что многие пункты имели примечание «для служебного пользования», «секретно» или даже «совершенно секретно».
        Со многих отчетов, оцифрованных благодаря Свиридову, специальная комиссия снимала грифы секретности - удаляли лиловые оттиски с надписями «Совершено секретно» в рамочке на титульной странице, на первой странице и на семнадцатой странице (хотя материал был машинописный!).
        А Ангелина Митрофановна с помощью Умара Эрнестовича готовила материал для лекций по общей генетике и микробиологии - для тех курсов, которые ей вскорости предстояло читать в открытом университете в Скоково, да еще на английском языке …
        Кремль
        
        Свиридов очень часто появлялся в Кремле у Президента, да и в других местах они встречался с ним довольно часто.
        Небольшой прямоугольник сотового телефона весьма невзрачного вида размером 100х40х6 мм с полустертой надписью «Philihs» Президент почти постоянно носил в кармане - телефон не мог произвести серьезного впечатления, но …
        По реальным возможностям этот телефон мог посоперничать разве что с аппаратами правительственной защищенной связи, да и то по многим показателем он был вне конкуренции …
        И когда этот телефон начинал молча вибрировать, то Президент всегда - по возможности - отвечал на вызов генерала Свиридова …
        
        ЭТОГО НЕ БЫЛО В ОТЧЕТЕ
        - Здравствуйте, Владимир Владимирович. Прошу назначить время для беседы.
        - Здравствуйте, Анатолий Иванович. Насколько срочно?
        - Терпит пару дней.
        - Я понял. Я позвоню. До свидания.
        - Всего наилучшего, Владимир Владимирович.
        И через несколько дней в комнате для приватных разговоров перед Президентом сидели Анатолий Свиридов и Антонина Свиридова.
        - Антонина Ивановна, рад встрече! Вы так свежи - недавно были на юге?
        - Благодарю вас, Владимир Владимирович! Вы меня смущаете!
        А дальше пошел такой разговор, что лучше всего передать его сокращенно и даже конспективно …
        И рассказ этот был дополнением к официальному отчету о командировке по специальному заданию для проверки реальности утечки секретной информации …
        Во-первых оказалось, что информация в отчете о точке базирования Свиридовых на заброшенной ферме в пустынной местности далекой страны была правдивой лишь частично, но …
        На самом деле они базировались среди кип полусгнившего сена всего несколько дней, а затем переместились за несколько сотен километров и поселились в трехзвездочном мотеле на окраине прибрежного городка.
        Но мало этого - точка базирования Свиридовых стала известна тут, «дома» из их отчета, но вот как это стало известно там, за океаном …
        Свиридов выложил перед Президентом копию совершенно секретного отчета командира спецгруппы АНБ, осматривающей территорию фермы с невнятной ссылкой на сигнал секретного агента.
        - Сколько времени прошло между облавой и вашим отчетом?
        - Семнадцать суток.
        - Надеюсь, вы установили источник утечки?
        - Да, Владимир Владимирович. Но об этом позже …
        Далее Свиридов рассказал о том, как они с Тоней - то есть с Катрин Шебоу - жили в двухкомнатном номере мотеля с видом на океан и ездили на роскошной, хотя и не очень новой машине за очень много километров к их знакомому «Сноуту».
        Но самое главное в рассказе Свиридовых было не в этом …
        Джонатан Финкельштейн (Станислав Иванович Мурадов или «Сноут») в конце концов, тревожно оглядываясь, шёпотом рассказал о таинственном и внушающем ему ужас человеке, который несколько лет назад нашел его.
        Этот человек знал о Джонатане практически все, что мог знать сам Джонатан, и оперировал такими подробностями, что Джонатан испытал смертельный ужас.
        Но незнакомец успокоил Джонатана, сказав что интереса он, Джонатан, теперь не представляет. Для кого? «Сноут» этого не знал, но смертельно боялся этого гостя, и поэтому так боялся о нем рассказывать.
        Свиридов понял из рассказа Джонатана, что его гость был сильнейшим гипнотизером и медиумом, способным читать мысли собеседника и манипулировать его сознанием ..
        - В архивах всех наших разведок нет указания на существование подобных индивидуумов, Владимир Владимирович. Это совершенно точно. Мы перепроверяли. Мы перепроверяли перед тем, как принять меры к расшифровке этого человека и его связей.
        - И неужели вам это удалось?!
        - Вряд ли мы бы здесь сидели, Владимир Владимирович, если бы нам это не удалось …
        Далее Свиридов сжато рассказал Президенту, как ему удалось установить личность гостя, посетившего «Сноута» несколько лет назад, и его настоящее местопребывание …
        - Найти этого псевдоиспанца или псевдонорвежца было не так сложно, как установить его связи и каналы получения информации. Да еще нужно было разработать метод его уничтожения с учетом его экстрасенсорных способностей.
        - Для этого нам пришлось «прогуляться» на побережье Тихого океана в Перу, в Лиму …
        - Но как же вам удалось справиться с сильным экстрасенсом? Или он оказался не таким сильным?
        - Он оказался самым сильным из известных мне гипнотизером и медиумом. Такой специалист чувствует снайпера, целящегося в него, на расстоянии сотни метров, если не больше. И меня он почувствовал примерно на таком же расстоянии …
        - И как же … как же вы действовали?!
        - Просто он не знал, с кем имеет дело. Я явился к нему напрямую, без оружия, в сопровождении малоодетой дамы с плоской дамской сумочкой и явным отсутствием интеллекта …
        Свиридов не стал в подробностях рассказывать, как происходила встреча с гражданином Иваром со стандартной норвежской фамилией Эрикссон, который с большим трудом объяснялся на риксмоле (датском варианте норвежского), но зато бегло говорил на русском, английском и испанском.
        Как Ивар остановил Свиридова мощным полем своего интеллекта и убедился о безоружности гостя - хотя Свиридов рассчитывал на большее. Переминающаяся с ноги на ногу мало одетая дама с крохотной сумочкой на тоненьком витом шнурочке его не встревожила, и Ивар на испанском языке потребовал объяснений - именно потребовал, поняв что за гость к нему явился.
        Свиридов ответил ему на русском языке, незаметно перемещаясь в сторону.
        А когда из крохотной дамской сумочки появился миниатюрный «Глок» и две пули вошли в переносицу хозяина, Свиридов в мгновение ока преодолел расстояние до хозяина и одним мощным движением переломил тому шейные позвонки.
        Теперь без помех он снимал информацию с еще живущего мозга Ивара Эрикссона, убеждаясь в его подмосковном происхождении и опыте работы в в/ч 10003 …
        - Если резюмировать все произошедшее, то можно сказать следующее, Владимир Владимирович. Утечка информации происходила через мощнейшего гипнотизера и паранормальщика, имеющего опыт работы в подразделении у генерала Савина. Он исчез из поля зрения органов, сымитировав свою смерть при несчастном случае. Свои способности он использовал для проникновения в хорошо охраняемые помещения, где похищал информацию у легко внушаемого сотрудника. Затем продавал полученную информацию в АНБ - хотя на банковском счете фигуранта оказалось всего полтора миллиона долларов …
        - Это основной источник утечки, действовавший много лет, хотя и с невысокой эффективностью - просто его источник был ограниченно информирован. Но оказался еще один источник утечки информации без всяких экстрасенсорных способностей, просто предатель среднего уровня, но зато близко находившийся к начальству. Он продавал текущую информацию …
        - Как я понимаю, господина Эрикссона уже нет в живых, а другой предатель?
        - Извините, Владимир Владимирович, - это ответила Тоня, - С ним случилось несчастье, он погиб под электричкой …
        - Мы сочли, что так будет проще, Владимир Владимирович. Вот наш отчет - это единственный экземпляр.
        Свиридов передал Президенту лист бумаги, плотно засеянный буквами.
        Президент прочел первые строки, коротко взглянул на Свиридовых, и стал читать.
        Прочитав листок Президент отложил бумагу. Помолчали.
        - Зажигалка есть? Сожгите.
        Наблюдая за корчащейся в пламени бумагой Президент сказал:
        - Алексею Юрьевичу Савину при случае скажете сами. Как вас благодарить … я не знаю. Но знаете, Анатолий Иванович, мне представляется, что пора вернуться к нашему с вами разговору о награждении отличившихся в Кремле, в Екатерининском зале. Давайте подумаем?
        … Только через месяц из-за океана через резидентуру пришли данные о том, что усиленная спецгруппа прочесала территорию заброшенной фермы в пустынной местности.
        Спецгруппа по мелким косвенным признакам установила, что там останавливалась группа людей с неизвестной целью, неизвестного состава и что кое-кто из этой группы вполне успешно занимались тут любовью, и что питались они полуфабрикатами из супермаркета в Сан-Диего, а женские прокладки были куплены в Тихуане, Мексика.
        Но поскольку спецгруппа была сориентирована на вооруженное сопротивление, то следы пребывания людей на ферме были сразу затоптаны и непригодны для дальнейшей работы.
        Об этих сведениях Свиридову сообщили не сразу - не видя в сообщении ничего срочного - и он ответил через знакомого полковника, связанного с их с Тоней командировкой в США, что он не напрасно не доверял их ведомству.
        Только тогда спохватились, подняли отчет и убедились, что в отчете упомянута данная ферма как точка базирования …
        Награждения в Кремле
        Охране Кремля не привыкать - сегодня на территорию неспешно заехали три солидных автобуса, зарулили и остановились около служебного подъезда.
        Первыми из автобусов выскочили крепкие мужчины в камуфляже, к которым присоединились такие же крепкие мужчины в штатском.
        А из автобусов высаживались пассажиры в штатском и в военной форме, молодые и не очень, почти все знакомые друг с другом. Выделялись группы военных, не смешивающихся с другими и держащихся обособленно тесными группами.
        Но молодые майоры с богатыми наградами не оставляли их, подходили к ним, опекали их.
        Всех сопровождали удивительно добродушные молодые женщины, которые почему-то знали куда нужно идти, как рассаживаться в зале, и на изящных жакетах у которых поблескивали награды.
        Из второго автобуса первой вышла пара очень немолодых и очень заботящихся друг о друге людей в сопровождении девушки и юноши. Старая женщина была одета очень скромно, но добротно, и на ее кофточке светились боевые награды. Она вела под руку своего спутника и далеко не сразу становилось заметно, что вместо левой руки у того протез, а правая рука пряталась в рукаве пиджака. На пиджаке у старика тоже светились боевые награды - и на правой стороне груди, и на левой …
        Стулья в огромном Екатерининском зале стояли чуть изогнутыми свободными рядами, и добродушные молодые женщины ловко рассаживали приехавших. Величие помещения, обстановка кремлевского зала и неожиданность события волновало приехавших, и многие вполголоса обменивались репликами.
        Появление Свиридова в парадной форме с наградами в виде орденских колодок успокоило собравшихся и сразу стало тихо.
        - Я приветствую всех собравшихся в этом торжественном зале и предупреждаю, что неожиданностей сегодня будет достаточно. Но столь пестрый состав собравшихся определяет не только особенности, связанные с неожиданными знакомствами, но и с целым рядом недоговоренностей, связанных с фактором секретности. Из-за этого далеко не всегда будут полностью оглашены некоторые обстоятельства тех или иных событий …
        - Среди нас … среди вас находятся как военнослужащие так и вполне штатские, но тем не менее все присутствующие имеют прямое отношение к нашей встрече. А по сложившейся уже традиции проводить сегодняшнее мероприятие будет хорошо знакомый всем Виктор Скворцов вместе с прессекретарем Президента Дмитрием Сергеевичем Песковым.
        Дружный выдох и оживление зала.
        - И еще одна существенная особенность сегодняшнего мероприятия в том, что многие из наград уже были ранее вручены награжденным, а сегодня мы повторим этот процесс награждения в торжественной обстановке - разумеется без повторного вручения наград. Но большинство из присутствующих получат сегодня награды реально …
        - Но на этом сегодняшние неожиданности не кончаются … Товарищи офицеры!
        Зал дружно встал - к ним спортивной походкой приближался такой знакомый всем человек.
        - Смирно! Товарищ главнокомандующий! Коллектив для проведения процесса награждения построен! Командующий ограниченными учениями гражданской обороны генерал-полковник Свиридов!
        - Здравствуйте, товарищи! Вольно!
        - Вольно!
        Президент поздоровался со Свиридовым
        - Здравствуйте, Анатолий Иванович,
        И за руку поздоровался со Скворцовым.
        А там, из-за занавеса уже несли большой патронный ящик …
        - Я вижу в зале знакомые лица, и это приятно. Мы хотели провести награждения вместе с Министром обороны, но Сергея Кожугетовича срочно вызвали, и он поручил мне поздравить вас и от его имени. Начнем, Виктор Антонович? Пожалуйста.
        Скворцов в светлом костюме с наградами на пиджаке вышел вперед.
        - Сегодня, друзья, я вместе с Дмитрием Сергеевичем буду вызывать награждаемых. Сегодня будет много награждений боевыми орденами. Почему, ведь мы живем в мирное время? Время-то мирное, но без стрельбы не обходится, и поэтому мы будем сегодня награждать наших защитников. А первыми я приглашаю сюда наших уважаемых ветеранов - Калерию Петровну Фельшину и Марата Сергеевича Урусова.
        С первого ряда встали и вышли старики, об руку, медленно. Они встали перед Президентом и даже постарались вытянуться и принять положение смирно, но возраст …
        - Дорогие Калерия Петровна и Марат Сергеевич! Мне очень приятно сегодня вручать вам заслуженные награды, тем более что это связано с близким мне городом - Ленинградом. Наше уважение к вам безмерно - ведь вы спасали голодающий Ленинград! Я очень рад вручить вам заслуженные награды в память ваших подвигов во время Великой Отечественной войны!
        Офицер в парадной форме с коробочками и папками приблизился к Президенту и тот:
        - Дорогая Калерия Петровна, я поздравляю вас и с удовольствием вручаю вам орден «Славы» - тот, старый, советский! Генерал Свиридов сумел разыскать наградной лист того времени, по которому вас должны были наградить еще тогда, но вас не нашли - так оправдывались чиновники.
        Президент аккуратно прикрепил орден к жакету женщины, обнял ее, подал скромный букет цветов.
        - Поздравляю вас с заслуженной наградой, Калерия Петровна!
        - Служу Советскому союзу!
        И никакой неловкости не возникло, и женщина пошла от Президента, поддерживаемая под руки молодыми девочками.
        А перед Президентом появился еще более старый и беспомощный старик Марат Сергеевич Фельшин, из рукавов его пиджака выглядывали протезы кистей рук.
        - Дорогой Марат Сергеевич, я сердечно поздравляю вас и вручаю вам орден солдатской «Славы», заслуженный вами на Ладожской дороге жизни!
        Прикрепив орден Президент обнял старика за плечи и передал коробочку от ордена и удостоверение сопровождающей старика девушке.
        Вытянулся Президент, вытянулся старик.
        - Поздравляю с наградой, Марат Сергеевич!
        - Благодарю вас. Служу Родине!
        И старики заняли свои места на первом ряду.
        - Зацепляев Ферапонт Анисимович, старшина запаса! - вызвал Виктор Скворцов.
        - Ферапонт Анисимович, за участие в боевой операции с генералом Свиридовым вы награждаетесь орденом «Мужества». Поздравляю вас с заслуженной наградой!
        - Служу России!
        Старшина в полевой форме четким шагом отошел от Президента.
        - Отряд полковника Воложанина! - торжественно провозгласил Песков.
        Перед Президентом спиной к залу встали ровной шеренгой офицеры спецотряда Воложанина.
        - Здравствуйте, Юрий Николаевич! - поздоровался с Воложаниным Президент. - Представьте мне своих офицеров.
        - Майор Рыбачков Анатолий Михайлович!
        Рыбачков щелкнул каблуками, а Президент пожал ему руку.
        - Майор Петров Николай Иванович!
        - Майор Кулигин Никита Леонидович!
        - Майор Маленький Владислав Корнеевич!
        - Майор Хитров Александр Тимофеевич!
        - Майор Громов Федор Васильевич!
        - Майор Разумеев Василий Герасимович!
        - Майор Валиков Карим Каримович!
        - Майор Смирнов Евгений Иванович!
        - Майор Петроченков Дмитрий Макарович!
        - Майор Васин Андрей Иванович!
        - Майор Колесов Сергей Петрович!
        Президент поздоровался со всеми за руку.
        - Господа майоры! Товарищи майоры! И ваш командир полковник Воложанин! Вы непосредственные участники многих спецопераций, проводимых генералом Свиридовым, вы удостоены целого ряда наград, которые повторно вручать вам я не буду. Теперь я всех вас и каждого в отдельности поздравляю с награждением орденом «Мужества» и почетным знаком ФСБ «За участие в специальных операциях»!
        - Служим России! - хором дружно ответили стоящие в шеренге и получили по две коробочки и по два удостоверения.
        - Антипова Маргарита Семеновна, подполковник службы Внешней разведки!
        Антипова вышла в строгом костюме со скромными наградами - орден Красной звезды и Боевого Красного знамени.
        - Маргарита Семеновна! Я рад встрече с вами и с удовольствием поздравляю вас с награждением медалью «Золотая звезда» и званием Герой России за ваш подвиг, совершенный много лет назад и за тысячи километров отсюда. Искренне рад за вас!
        - Благодарю вас, Владимир Владимирович! Благодарю, товарищ главнокомандующий! Служу Родине!
        И Президент прикрепил к жакету Марго Золотую звезду на полосатой ленточке. И сделал движение навстречу - пожать руку, а Марго осторожно обняла его и прижалась щекой к его щеке.
        Мгновение - и ловкий щелчок каблуками туфелек.
        - Служу Родине!
        Аплодисменты здесь были не приняты, но Антиповой похлопали, как и «ленинградцам».
        - Дементьев Сергей Иванович, директор машиностроительного завода!
        Однокурсник Свиридова выглядел очень солидно и на груди его было много наград.
        И он был очень рад следующей, и особенно тем, что вручал ему эту награду сам Президент.
        - Варданян Карен Георгиевич, главный конструктор фирмы «НИПЦ»!
        Карен не утратил молодости движений и почти выбежал к Президенту.
        И потом долго благодарил Президента и жал тому руку.
        - Долгополова Елена Геннадиевна, главный инженер фирмы «НИПЦ»!
        Лена вышла, величественно переставляя длинные ноги в щегольских кофейного цвета брюках. Они с Президентом даже о чем-то поговорили, но звук был отключен, и его включили лишь тогда, когда Лена громко и торжественно произнесла:
        - Служу России!
        - Владислав Юрьевич Медяков, программист и изобретатель!
        Владик вышел под руку с Никой - когда он волновался, у него начинались боли в позвоночнике.
        - Здравствуйте, Вероника Константиновна и Владислав Юрьевич! Я рад поздравить вас и добавить к вашим государственным наградам еще две - знак ордена «За заслуги перед Отечеством» и звезду ордена «Святой Георгий». Даже скупые строки наградного листа вызывают уважение и удивление тем громадным объемом тематики, которой вы занимаетесь. И как это выдерживает прекрасная Вероника!
        - Очень легко, Владимир Владимирович! Я хорошо усвоила инструкцию на работе - знать только то, что мне положено!
        - Веденеев Архип Константинович, полковник, начальник строительной части!
        - Даже начальник, а не командир!
        - У нас один командир - генерал Свиридов!
        Архип Константинович получил две награды - одну из неполученных ранее и вторую за успехи в строительстве, в организации строительной части их офицеров своей бывшей части.
        - Кульченкова Евгения Анисимовна, журналист!
        С Женей Президент тоже побеседовал неслышно для зала, потом прикрепил орден на ее жилетку и обнял. На жилетке Жени кроме новой награды были и старые, армейские, и Женя звонко ответила Президенту:
        - Служу России!
        - Ерлыкина Полина Олеговна, профессор, Ученый секретарь фирмы «НИПЦ»!
        - Здравствуйте, Полина Олеговна! Раньше мы с вами общались заочно и я рад приветствовать и награждать вас!
        Президент прикалывал на жакет Полины три новые награды, располагая их выше целого ряда уже имеющихся наград. Один наградной знак поместился слева - это был знак «Почетный сотрудник контрразведки» ФСБ.
        Полина ответила очень мягко и негромко:
        - Я служу своей Родине!
        А на смену Полине Скворцов вызвал Семена Гавриловича, и тот смущенно вышел к Президенту, и очень уважительно поздоровался с ним за руку.
        Несмотря на все усилия Полины и Тони Свиридовой пиджак на Смене Гавриловиче сидел не очень ловко, что не помешало Президенту приколоть две награды.
        А после Черномырдина Скворцов вызвал Виолетту!
        - Ерцкая Виолетта Вадимовна, доктор наук, ведущий научный сотрудник!
        Виолетта смущалась, хотя на ее жакете уже сияли несколько орденов, а слева знаки Госпремий.
        - Здравствуйте, Виолетта Вадимовна! О вас на фирме ходят легенды - ваши идеи абсолютно непредсказуемы и неизменно плодотворны!
        - Не смущайте меня, Владимир Владимирович!
        - Никоим образом. Я только диву давался, читая ваше представление к награждению! И я поздравляю вас и желаю успехов в дальнейшем!
        Президент не рискнул прикреплять награды к жакету Виолетты и передал ей четыре коробочки, четыре книжечки и букет цветов.
        - Служу России, Владимир Владимирович!
        Скворцова вызвал Песков:
        - Скворцов Виктор Антонович, доктор наук, руководитель отдела на фирме «НИПЦ»!
        Тот вышел к Президенту и вытянулся перед ним.
        - Виктор Антонович, из вашей наградной записки видно, что вы весьма плодовитый ученый и вклад ваш в достижения фирмы «НИПЦ» очень велик. Я приветствую вас и поздравляю с высокими правительственными наградами!
        Скворцову тоже досталось несколько наград, но Президент не поленился и прикрепил их выше серьезной орденской планки на пиджаке Скворцова.
        А затем Песков вызвал двоих Свиридовых - Антонину и Анатолия.
        - Свиридова Антонина Ивановна!
        Президент поздоровался с Тоней, что-то сказал ей, и потом передал ей коробочки с орденами и удостоверения к ним.
        - Служу России! - звонко ответила Тоня на поздравления Владимира Владимировича.
        - Свиридов Анатолий Иванович, Почетный Генеральный директор фирмы «НИПЦ»!
        - Здравствуйте, Анатолий Иванович! Хорошо, что Дмитрий Сергеевич не рискнул озвучить все ваши ипостаси, а то было бы даже неловко!
        - Меня вполне устраивает ипостась Советника Президента, Владимир Владимирович!
        - Мы столкнулись с серьезной проблемой - как вас наградить? Вы уже награждены всеми высшими российскими наградами, а награждать вас еще одной медалью «Золотая звезда» сочли неправильным. Личное именное оружие у вас уже есть - пистолет лежит у вас в сейфе, есть наградная шашка авторской работы, наградное охотничье оружие тоже есть. А наградить нужно, вы заслужили - но как? Специальные награды спецслужб не в счет - они у вас есть. Возможно у вас есть идеи?
        - Никак нет, товарищ главнокомандующий!
        - Не издевайтесь, Анатолий Иванович! Проблему нужно решать.
        - Но вы же придумали, разве не так?
        - Мы решили наградить вас повторно орденом для высшего командного состава - орденом Жукова! Поздравляю!
        После Свиридова было еще несколько награждений и поздравлений, но по существу на Свиридовых процедура награждения завершилась.
        
        Ф У Р Ш Е Т
        Торжественно заиграла музыка, распахнулись высокие двери и все перешли …
        А тут накрытые столы, бокалы с пенящимся шампанским …
        Все перешли, и сразу начали образовываться группы - например, женщины образовали свой кружок: Тоня Свиридова, Маргарита Антипова, Полина Ерлыкина, Виолетта Ерцкая, Елена Долгополова …
        Другую не менее тесную группу образовали офицеры полковника Воложанина, куда они втянули «ленинградцев» …
        А вокруг Свиридова собрались мужчины: Скворцов, Варданян, Черномырдин, Владик Медяков …
        И когда с бокалом в руке в зал вошел Президент, то все группы раздвинулись, открывая ему место, и Владимиру Владимировичу пришлось выбирать.
        Он выбрал группу женщин, и те тесным кружком окружили его.
        А Шойгу в парадном мундире вошел чуть позже и сразу оказался в тесном кружке офицеров, и помахал рукой Свиридову - приглашая его.
        Аня Кутенкова, снимавшая все происходящее в самого начал, растерянно переходила от одой группы к другой, пока не сообразила, что важнее всего снимать там, где находился Президент.
        А он переходил от одной группы к другой, чокался, что-то говорил и переходил к другой группе …
        
        ДЕРЕНДЯЕВО ЦАРСТВО
        Город, который находился рядом с научным центром под условным названием «Солнечный», возник в первые послевоенные годы в глухом сибирском захолустье.
        Здесь расположились несколько лагерей и шахт, но лагеря были малоизвестны, несмотря на большое количество заключенных, а шахты не оправдали ожиданий.
        Первоначально эти шахты входили в перечень перспективных источников уранового сырья, но оказалось, что содержание продукта ничтожно, но при этом в породе содержится приличное количество самородного золота.
        Но золота тоже оказалось недостаточно для промышленной добычи.
        Затем здесь Средмаш разметил крупное машиностроительное предприятие широкого профиля, и оно стало градообразующим, а уж научный центр, именуемый в просторечье «городом дураков», возник по решению иного ведомства.
        Различие в подчиненности обусловило рознь в отношениях, в финансировании, в приоритете. Машиностроительный завод был в ведении Средмаша и выполнял в основном заказы Министерства обороны, а научный центр долгое время финансировала Академия наук.
        Полновластным директором машиностроительного завода долгое время был полковник, а затем генерал-лейтенант инженерной службы Даниил Симхович Дерендяев.
        Завод рос, расширялась номенклатура выпускаемой продукции, ширилась власть директора на заводе и в городе, выросшем рядом с заводом, а затем …
        КОНЕЦ
        ДЕРЕНДЯЕВА
        Переломным моментом в судьбе директора завода генерала Дерендяева явилось казалось бы совершенно постороннее событие - приезд в научный центр «Солнечный» Свиридова.
        Этот Свиридов кардинально вмешался в устоявшуюся жизнь города.
        Первое столкновение Свиридова с Дерендяевым произошло тогда, когда для научного центра понадобилось изготовить некоторые сложные металлические детали, но тогда все обошлось достаточно спокойно - Дерендяев поартачился, Свиридов настоял.
        Потом, когда Лена Долгополова забраковала изготовленные детали, Дерендяев попробовал вновь покачать права, но такие демарши у Свиридова не проходили.
        Но по-настоящему Дерендяев оказался под прицелом правоохранителей после того, как Свиридов организовал поход против наркодилеров, и сразу оказалось, что в тех или иных противоправных действиях задействованы многие из руководящих деятелей города.
        В общежитии завода Дерендяева был организован притон, который посещали многие из местных и приезжих, и там баловались наркотиками. А еще Дерендяев был среди тех, кто обходя запреты переправлял из города в центр страны золото и золотые изделия, поэтому от Дерендяева постарались побыстрее избавиться.
        С этим периодом совпало снижение числа заказов от Министерства обороны и снижение объема финансирования. Уменьшение выпуска продукции вызвало увольнение части рабочих и консервацию производственных площадей.
        Часть рабочих вывезли из города вместе со специальным оборудованием в другие места. Многие уехали сами «на материк» как здесь выражались, поскольку связь с остальными районами страны была весьма затруднена.
        Затруднение это было искусственным, ведь город был связан с поставщиками и потребителями продукции, и со всей страной железнодорожной линией, но долгое время из-за секретности считалось, что железнодорожного сообщения тут нет.
        После Дерендяева на заводе долго работали различные комиссии, ВРИО директора назначили заместителя Дерендяева, завод медленно умирал, занесенный снегом …
        Да и сам город тоже мучительно ждал изменений, но каких - никто не знал.
        Не знал этого и бывший сослуживец Свиридова Иван Степанович Анваров, который так и остался мэром города, и его ближайший помощник Забалуев, ранее занимавший должность Председателя горисполкома …
        Экскурсия по заводу
        По договоренности с Иваном Степановичем Свиридов устроил экскурсию на машиностроительный завод, который тут с легкой руки Свиридова окрестили «дерендяевым царством».
        Окрестили совсем не напрасно - гигантская территория завода была для города таким же таинственным местом, полным загадок и сюрпризов, как сказочное «Берендеево царство».
        Сюрпризы почувствовали на себе и лихие молодцы, некогда устроившие на территорию завода вылазку, воспользовавшись слабостью охраны.
        Трое из них не вернулись вообще, а еще четверых очень долго лечили в местной больнице - от ожогов неизвестного происхождения и от болезни глаз, тоже неизвестно как приключившейся.
        А утащить оттуда что-либо полезное для домашнего хозяйства лихим молодцам так и не удалось, поскольку весь полезный в хозяйстве инструмент украли еще до них …
        Свиридов созвонился с последним действующим ВРИО директора Семеновым и отправился к нему в бывшее заводоуправление. Это помпезное здание сталинской архитектуры завершало площадь с памятником вождю мирового пролетариата, где друг напротив друга располагались близнецы - бывший горисполком и бывший горком партии.
        Потом все властные структуры города разместились в половине здания горкома, а в здании бывшего горисполкома устроили гостиницу и универмаг …
        Семенова Свиридов нашел в бывшем кабинете Дерендяева.
        Полковник Семенов ничуть не удивился, ознакомившись с документами Свиридова, и они пожали руки друг другу.
        - Леонид Михайлович.
        - Анатолий Иванович.
        А дальше лучше всего воспользоваться рассказом Свиридова об экскурсии по машиностроительному заводу - так, как он позже рассказывал об этом Тоне.
        - Ты знаешь, впечатление такое, что завод строили много лет, и каждый раз начинали строить что-то новое. У меня сложилось впечатление, что сперва имели в виду производство тяжелой воды электролизом, но бросили. Потом намеревались заняться обогащением урана, но урана в шахте не оказалось, и тогда занялись добычей и очисткой золота - там даже клейма остались. Но попутно собирались изготавливать крупнокалиберное оружие и боеприпасы и что-то для нефтехимии …
        - А еще громадный цех по производству боеприпасов для стрелкового оружия, пистолетов типа «ТТ» и пулеметов «Максим» - все аккуратно законсервировано давным-давно, но стоит неприкосновенно …
        - Но это же несусветное старье …
        - Там многое было построено еще в пятидесятые годы, сразу после войны …
        - А полезное там что-нибудь было? И осталось?
        - Этот полковник оказался дельным малым! Он сохранил основное, защитил завод от полного разграбления, наладил производства для нужд города … Он и капитан Субботин сумели даже при том нищенском уровне финансирования наладить охрану и даже очистку территории от снега - не всей, конечно, а главных проездов …
        Свиридов вскользь рассказал жене о многочисленных цехах завода, разбросанных на огромной территории - ранее по этой территории ходили автобусы с номерами цехов.
        А теперь Семенов и Субботин возили Свиридова на японском джипе - одной из машин, оставшихся от прежней роскоши.
        Ознакомившись с полномочиями генерала Свиридова полковник и капитан были достаточно откровенны, но перед одним из цехов - по местным масштабам целого завода! - они замялись.
        - Хорошо, мужики! Я уже понял, что тут нечто, чего на самом деле быть не должно и что видеть я не могу по определению. Давайте, отпирайте!
        В громадных цехах змеились рельсы, просторно стояли специальные монтажные площадки, а в стороне на рельсах стояли крытые железнодорожные вагоны, которые Свиридов сперва принял за рефрижераторы.
        Он всмотрелся.
        - Да неужели? Как же вы это сохранили? Ведь это же БЖРК - это вагоны боевого железнодорожного комплекса! Но ведь все было уничтожено - вон в Ленинграде остался один экспонат, да и тот муляж! Как вам удалось это сохранить?
        - Да тогда была такая неразбериха … А завод только проводил плановый ремонт подвижного состава …
        - Пусковые установки пусты? Покажите хотя бы пульт управления!
        - Товарищ генерал … Тут такое дело …
        - Короче.
        - Тут полностью боевой комплект БЖРК РТ-23УТТ «Молодец». Или по другой классификации РС-22 «Скальпель» … Полностью!
        - С ракетами?!
        - Да, с ракетами … Ракеты сняты из пусковых контейнеров и убраны в подвал.
        - И все шесть вагонов сверх тех трех?
        - Все законсервировано.
        - И кто в курсе? Кто в курсе этого … этого … этого …
        Свиридов сделал вид, что не может подобрать слов, но его улыбка успокоила полковника и капитана, и напряжение у тех улеглось.
        - А системы наведения? Или их ставила не на всех поездах? Вот этот вагон? - Свиридов высмотрел вагон управления и они поднялись в него.
        Все аппаратура находилась на месте, даже кресла стояли перед пультами, и как показалось Свиридову на оборудовании даже не было пыли.
        - А техдокументацию вы тоже сохранили?
        - На подвижной состав сохранили … Но руководств боевого расчета для управления ракет у нас не было …
        - Тогда вопрос. - Свиридов помолчал. - Остались ли какие-либо контакты с разработчиками изделий? Ведь без начинки вагоны мертвы …
        Семенов и Субботин переглянулись, помолчали.
        - По нашим сведениям работы над БЖРК велись в Днепропетровске братьями Уткиными - Владимиром Федоровичем и Алексеем Федоровичем. Алексей Федорович занимался подвижным составом и стартовой установкой … Владимир Федорович - разработкой ракеты и комплекса в целом …. А подвижной состав изготавливали вообще в Калинине …
        - Но у нас остались несколько человек из состава этого поезда, пригнанного к нам для ремонта после конфликта с руководством РЖД … Эти офицеры работают в спецподразделении по охране ракет, иначе как бы мы их смогли сохранить …
        - По нашим сведениям работы по этим ракетам полностью прекращены не были и скорее всего продолжаются в неофициальном порядке …
        Свиридов сел в кресло перед пультом, но ни к чему не прикоснулся руками.
        - У нас есть некоторые сведения о разработчиках … Там работают не только над изделиями, но в основном над системами управления и ухода от систем слежения …
        - А сам подвижно состав?
        - Практически без изменения. Даже вагон управления - там меняется часть приборов …
        - Я считаю восстановление данного экземпляра БЖРК очень важной и насущной задачей. И как только это станет возможным с политической точки зрения этим придется заняться вплотную. И тогда вот этот цех …
        - Это целый завод, Анатолий Иванович …
        - … Этот завод станет насущно необходим. Что нужно для того, чтобы завод заработал?
        - Средства. И кадры. Чертежи и вся специальная оснастка для ремонта у нас имеется, и частично для производства …
        - Прикиньте, сколько денег нужно на первый случай для восстановления завода, и сколько для работы в полную силу. Сколько вагонов вы можете выпускать?
        - На данных площадях можно выпускать по шесть пусковых установок в год - без остальных вспомогательных вагонов. Ведь у нас все было рассчитано только на ремонт и техническое обслуживание …
        - Финансовую оценку. Два дня сроку вам, да не забудьте комплектующие. Но только для вагонов без ракет!
        
        НЕПЛАНОВЫЙ ВИЗИТ
        - Владимир Владимирович, Свиридов. Здравия желаю!
        - Приветствую вас, Анатолий Иванович.
        - Прошу принять меня. Суть вопроса - наш сибирский филиал и кое-что около.
        - Насколько срочно?
        - Это - обороноспособность страны, Владимир Владимирович.
        - Я попробую выделить вам время завтра в середине дня. Будьте готовы.
        - Благодарю вас, Владимир Владимирович.
        А дальше как повелось в рассказе Свиридова Тоне - вечерком, в тишине …
        - Президент позвонил мне по нашему телефону, назначил время - через двадцать минут, принял меня в своей «тихой» комнате …
        - Я рассказал ему о том, что на заводе № 271 Минсредмаша в Сибири тайком сохранили и законсервировали полный комплекс БЖРК вместе с ракетами, что есть оборудование и даже часть технической документации. Что я нашел разработчиков здесь, в Москве, продолжающих и некоторые работы над совершенствованием боевого железнодорожного комплекса и ракетами нового типа для такого поезда …
        - Я высказал ему свое отношение к варварскому уничтожению этого вида вооружения и соображения по восстановлению боевых железнодорожных ракетных комплексов БЖРК с учетом новых разработок и по ракетному вооружению и по системам управления без использования украинского комплекса КБ «Южное», а исключительно на базе российских разработок …
        - Не доверяешь хохлам?
        - Не то чтобы не доверяю, Уткины там были головастые, только их заставили не заниматься больше ракетами, да и утечки у них намечаются …
        - Ракеты порезали, топливо высыпали и утилизировали на американские деньги - ведь они боялись этих поездов, как черт ладана. А у них подобные разработки намечались, только не получились …
        - И что сказал Владимир Владимирович?
        - Он сказал - чего у нас только нету. И поддержал мое предложение о полном восстановлении этого вида вооружения на новом этапе, хотя не всегда на железнодорожной тяге.
        - Это же дорого?
        - Это очень дорого! Но я предложил ему на первое время финансировать работы с использованием моих особых возможностей …
        - Да, мне известно, сколько денег вы перевели на спецсчет ФСБ в последнее время. Если считать, что это лишь половина … половина конфискованного, как это было установлено, то у вас должно оставаться … весьма приличная сумма!
        - Вы очень деликатны, Владимир Владимирович. Это несколько миллиардов в пересчете на наши рубли. И именно эти деньги я предлагаю использовать для финансирования работ на заводе в городе «Солнечный» и работ на фирме, где создают ракеты. Это нужно как-то оформить, узаконить.
        - Ну, город «Солнечный» придется поручить полностью вам, а с ракетчиками нужно как-то согласовывать. Вы же захотите контролировать расходование средств!
        - Что вполне естественно, согласитесь.
        - Прикиньте текст закрытого указа Президента, обсудим на Совете обороны.
        - Ты прикинул? И как?
        - Я оставил у него подготовленную заранее служебную записку …
        
        СЛУЖЕБНА ЗАПИСКА
        Дорогой Владимир Владимирович!
        По результатам командировки на Сибирский ремонтно-механический завод № 271 Минсредмаша мною сформулированы насущные задачи:
        За сохранность территории цехов и основное производственное оборудование мною объявлена благодарность полковнику-инженеру Семенову Л.М. и капитану Субботину Д.И.
        Считаю целесообразным восстановление на указанном заводе производств боеприпасов калибра 30 мм с утяжеленными боевыми частями по разработке «НИПЦ ГАМ» и с научно-техническим сопровождением сотрудников «НИПЦ».
        Считаю целесообразным восстановление на указанном завода производств стрелкового оружия (стволов) под различные боеприпасы с соответствующим изменением технологии упрочнения стволов по вновь разработанной технологии разработки «НИПЦ ГАМ».
        Считаю целесообразным организацию на указанном заводе нового производства аккумуляторов типа «ЛЕКСАР» с уточнением номенклатуры и объема выпуска по конкретным маркам аккумуляторов для использования в военном оборудовании и электромобилях (в том числе на экспорт).
        Считаю целесообразным восстановление и расширение производства двигателей турбинного типа для наземной и воздушной военной техники, для чего на заводе создать специализированное КБ указанного профиля (по номенклатуре изделий, производимых заводом в г. Харьков).
        Считаю целесообразным сохранение на упомянутом заводе цехов по восстановлению и ремонту бронированной боевой техники (наземной) с исключением судовой техники.
        Считаю целесообразным широкое развитие и наращивание производств по выпуску специальной запорно-регулирующей арматуры с том числе разработки «НИПЦ ГАМ» для трубопроводов большого диаметра (Д^у^ 1200 и более).
        Считаю целесообразным расконсервацию и восстановление производства мобильных пусковых установок для стратегических ракетных систем (типа БЖРК).
        Считаю целесообразным переименовать ремонтно-механический завод № 271 в «Опытною производственную базу «НИПЦ ГАМ РМЗ № 271» с непосредственным подчинением руководству «НИПЦ».
        Считаю целесообразным территориальное объединение научного центра «НИПЦ ГАМ Солнечный» с указанной Опытной производственной базой «НИПЦ» и прилегающей городской застройкой в единое целое под названием «ЗАТО Солнечное».
        Академик Российской АН
        Почетный Генеральный директор «НИПЦ»
        Генерал-полковник А. Свиридов
        На самом деле указ был несколько другой, но смысл …
        - Эту записку я написал от руки и снабдил высшим грифом секретности …
        - И что было потом?
        - Долго рассказывать … Но зато теперь есть секретный Указ Президента о создании в Сибири «ЗАТО НИПЦ ГАМ Солнечное» с производственной программой и полным подчинением мне, есть другой секретный Указ о возобновлении работ по мобильным ракетным комплексам типа БЖРК, есть - тоже секретный - Указ о финансировании всех этих работ за счет спецсредств со спецсчета под контролем генерала Свиридова …
        - Мало у тебя забот, так купила порося …
        - Мне еще комплектовать руководство завода …
        
        СЕКРЕТНЫЙ ПРИКАЗ
        Итогом долгого разговора Свиридова с Президентом и служебной записки был приказ с грифом «Совершенно секретно особой важности».
        Приказ печатали на ноутбуке в комнате, где беседовали Президент со Свиридовым.
        В этом приказе генерал-полковнику Свиридову поручалось создать современное многопрофильное машиностроительное производство на базе завода № 271 Министерства среднего машиностроения, куда должны войти работы по возрождению мобильных ракетных установок типа БЖРК, создание базы по производству и ремонту компонентов военной техники, создание производства стволов оружия калибра 30 миллиметров и боеприпасов к этому оружию, созданию производства новейших аккумуляторов для военной и гражданской техники, и других производств по заказам.
        По приказу территория центра и города объединяется в единый объект с условным наименованием «ЗАТО НИПЦ ГАМ Солнечное», и этот объект включается в состав военного округа генерала-лейтенанта Белоглазова Д.К.
        Генерал-полковнику Свиридову поручалось курирование всех работ по созданию новых мобильных типов ракетного вооружения («Баргузин» по типу комплекса БЖРК) и обеспечивать финансирование всех работ за счет специальных фондов и средств.
        Рассказывая Тоне о принятом Президентом решении Свиридов рассказал и о проблеме финансирования - а именно о том, что на начальном этапе работ финансирование ложится на плечи самого Свиридова.
        - А еще мне хочется сказать тебе, что у меня в кладовочке сейчас находится солидный запас средств, нигде не учтенных и никому не известных.
        - Почему?
        - Ты знаешь, что половину конфиската я передаю на спецсчет ФСБ. А эти средства … чистый экс, они изъяты у различных источников, и я сомневаюсь в полной секретности при передаче их в фонд ФСБ. Поэтому я пока оставил эти средства у себя.
        - И много там?
        Свиридов на листке бумаги набросал цифру.
        - У-у! Да ты миллиардер! И куда ты хочешь их направить?
        - На развитие науки и производства …
        
        АЛАРМ
        Этим устаревшим термином когда-то трубили чрезвычайный сбор войск, но иногда им пользовались для привлечения внимания к событию или к предстоящей проблеме.
        Те, кто бывал на связи со Свиридовым, знали этот сигнал чрезвычайной важности и срочности …
        
        
        НЕ ТЕРПИТ
        На неожиданный звонок Владимир Владимирович ответил без задержки.
        - Свиридов. Не терпит отлагательства.
        - Через минуту в комнате.
        Президент продолжил разговор, и извинившись, удалился.
        Свиридов ждал его.
        - Товарищ главнокомандующий! Через некоторое время на стартовой площадке в отрогах Кордильер произойдет авария - ракета взорвется прямо в хранилище. Рядом сработает программа запуска и стартует ракета с ядерным боезарядом.
        - Насколько реально достижение этой ракетой нашей территории?
        - Теоретически - реально. Я могу уничтожить ракету на любом участке траектории, но не полезнее ли будет использовать нашу систему ПРО? Показать наши возможности.
        - Что для этого нужно?
        - Думаю, задействовать Шойгу. Можем «навестить» его прямо сейчас.
        - Действуйте, я с вами.
        У Шойгу
        Свиридов и Владимир Владимирович материализовались в комнате отдыха Министра обороны на Фрунзенской набережной.
        - Сережа, я звонил тебе. Вот тут произошел аварийный взрыв боеголовки. Ракета стартует вот отсюда …
        На столе лежала карта северной Америки, и Свиридов показал две точки.
        - Вот так примерно пойдет траектория ракеты. Где, на каком участке наши системы смогут ее уничтожить?
        - Запуск засечет наша вот эта наша стация … Сигнал пойдет на главный пункт ПВО. Сбивать такую ракету сможем вот на этом участке траектории.
        - Насколько это надежно? По времени полета ракеты?
        - Резерв времени невелик … но мы успеем. Объявить тревогу?
        - Как вы считаете, Владимир Владимирович, нужно ли? Пусть система работает в реальной ситуации, а я смогу подстраховать … Я эту ракету смогу уничтожить до подлета к нашей территории.
        - А точка нацеливания ракеты известна?
        - Ленинград.
        
        РЕАЛИЗАЦИЯ
        - Анатолий Иванович, доставьте меня обратно в Кремль. Будьте добры. Сергей Кожугетович, держите меня в курсе …
        Президент появился в кабинете ровно через пять минут и продолжил заседание.
        Шойгу не оповещая свои службы, но тем не менее отслеживал именно это направление и увидел сигнал службы ПВО один из первых.
        Свиридов стоял позади Министра, внимательно наблюдая за срабатыванием звеньев системы.
        На мониторе-демонстраторе - по программе и точкам замера - вырисовывалась траектория полета ракеты. Свиридов был знаком с программой, по которой создавалась линия траектории, поскольку в создании этой программы принимал участие Владик Медяков …
        Высветилась точка пуска противоракеты, пошел отсчет - две колонки цифр, время полета чужой ракеты и время - расчетное - момента от пуска противоракеты.
        - Я отлучусь! - и Свиридов исчез.
        Приемом, который ему подсказали его неизвестные контактеры, он поднялся на большую высоту и «увидел» ракету, вернее инверсионный след от нее, и помчался на сближение с ней.
        Он совершенно не напрягался, изменяя свое положение в пространстве и скорость перемещения - этому его тоже научили неизвестные контактеры.
        Кроме инверсионно следа он видел слои раскаленного воздуха, чему подивился - одно дело нагретая оболочка ракеты, а другое - волны воздушного следа с иными показателями коэффициента преломления, но у него пока не было времени для осмысления этого феномена.
        Чужая ракеты по заданной программе первоначально летела по пассивной траектории, а затем направилась вниз к заложенной программой цели. Свиридов напрягся и «увидел» координаты цели, заложенные в головке ракеты - он только собрался перевести координаты в сетку карты, как увидел старт противоракеты и переместился, чтобы видеть обе траектории сбоку.
        На стойке перед ним в «коконе» бесшумно работала видеокамера, сообщая об этом помигивающим зеленым глазком, под стойкой привычно пристроился барабанный гранатомет - немецкий, с заряженным барабаном и с еще одним снаряженным запасным барабаном.
        Свиридов зафиксировал взлет противоракет из сердца Европы, стайкой направившихся на перехват нашей противоракеты, и переместился поближе к ним.
        Вот у этих ракет завершился активный участок и погасли выбросы реактивных двигателей,
        «Ну, что же, пора!» - подумал Свиридов.
        Он мгновенно приблизился на расстояние «активного удара» и мысленно приказал «цель групповая военная, аннигилировать!». Это так бы звучал приказ на человеческом языке в переводе с мысленного, которым он пользовался.
        На месте ракет вспухли серые туманные клубки, превратившиеся в уходящие вверх нити.
        Свиридов повернулся, чтобы понаблюдать за «встречей» чужой ракеты и противоракеты - они быстро сближались. Противоракета приближалась к цели под углом и не долетая цели взорвалась - вспух разноцветный клубок и вниз посыпались светящиеся обломки.
        «Блок управления скорее всего цел!» и Свиридов стремительно рванул за обломками, нацеливаясь на обломок, определенный им как системный блок управления и наведения.
        Нагнав этот раскаленный обломок он уравнял скорость «кокона» с обломком и захватил его внутрь.
        И материализовался в центральном пункте управления в здании Министерства обороны рядом с Шойгу …
        Краткий доклад
        Разговор между Шойгу и Путиным занял минуту, после чего Свиридов «телепортировался» в кабинет Шойгу вместе с Президентом, Пресс-секретарем и «черным чемоданчиком» с полковником в черной форме.
        Дежурный по Генштабу предложил вниманию собравшихся краткий видеофильм о произошедшем.
        На экране возникла карта - немного выпуклая, как на глобусе.
        Первая точка обозначала место аварийного взрыва.
        Вторая точка обозначила место старта ракеты.
        Траектория ракеты была показана довольно реалистично - активный разгонный участок, движение по параболе, выключение двигателей.
        В нижней части экрана пошла строка - обнаружение цели нашими станциями ПВО, точки нахождения станций обнаружения …
        Картинку дополняли засечки времени - в абсолютном и относительном исчислении, где за начало относительного отсчета была принята точка пуска вражеской ракеты.
        - События на экране происходят быстрее натуры примерно в два с половиной - три раза.
        - Почему примерно?
        - Программисты уточнят.
        На карте появилась точка запуска противоракеты, у нее тоже пошел отсчет времени, появилась траектория.
        Внизу появилось время расчетного момента сближения ракет до подрыва противоракеты, а на территории Европы вспыхнула точки запуска противоракет противника, их траектории и отсчет времени.
        - Успевали они достать нашу ракету?
        - Нет. Все четыре ракеты встретились бы одновременно в одной точке …
        Чужие противоракеты прошли значительную часть пути, поднялись на большую высоту - по инерции, с выключенными двигателями, и тут они … они просто исчезли.
        Наша противоракета через шестьдесят секунд приблизилась к чужой ракете и их совместный взрыв был обозначен пунцовым кружком.
        - Было ли предупреждение о случайном запуске ракеты с территории США? Об аварии?
        - Таких предупреждений не было ни по одной из горячих линий!
        - Ваши предложения о том, каким образом нам следует реагировать?
        - Господин Президент, Медведев звонит Шойгу!
        - Сообщите Медведеву, что я у Шойгу на его командном пункте. Занят!
        - Президенты всех стран получат данные об инциденте через несколько минут!
        - Предложения?
        - Ноту протеста!
        - Обращение в Совет безопасности ООН!
        - Прямая линия - по горячей связи с Президентом США.
        - Что ему сказать?
        - Владимир Владимирович, а я бы предложил следующее. - Свиридов говорил не спеша, задумчиво. - Нам известно об аварии. Известна точка нацеливания их ракеты - программисты уточнят, но это Ленинград. Мы думаем, что раздувать случившееся не следует, а лишь ограничиться предупреждением о том, что мы собьем любую ракету и в следующий раз выложим на всеобщее обозрение блок наведения этой ракеты с адресом. Или если они захотят проверить свою ПРО - мы можем запустить небольшую ракету на Вашингтон … На клумбу перед Белым домом …
        - Ты даешь, Толя! То есть генерал Свиридов, ваше предложение очень … очень … очень экстравагантно!
        - Но вполне в духе времени. Сергей Кожугетович, тут есть линия горячей связи с президентом США?
        - Есть. У меня в кабинете.
        - Но делать это нужно срочно - они могут нас опередить.
        Президент в сопровождении дежурного офицера перешел в кабинет Министра.
        Владимир Владимирович говорил очень спокойно и на английском языке.
        Положив трубку Президент помолчал и сказал:
        - Через час доклад у меня. Министр обороны, командующий РВСН, командующий ПРО, генерал Свиридов.
        - Толя, мои правильно определили тип ракеты?
        - Да. Это Minuteman-III с авиабазы Минот штат Северная Дакота с боеголовками W78.
        Еще одно заседание
        Президент позвонил Свиридову по спецтелефону.
        - Анатолий Иванович, есть необходимость прояснить некоторые … некоторые неясности. Как вы считаете, кого следует позвать? Только очень ограниченный круг …
        - Шойгу. И больше никого.
        Они собрались в комнате для секретных бесед.
        - Анатолий Иванович, я думаю, что следует более подробно узнать о ваших особых способностях. Мы с Сергеем Кожугетовичем знаем, что вы неоднократно принимали непосредственное участие в боевых операциях, используя свои неизвестные широкому кругу способности, и помогая нашим подразделениям специальных операций … и в других случаях. Только-что мы были свидетелями вашего вмешательства в уничтожении запущенной на нашу страну ракеты. У нас естественно возникают вопросы …
        - Я не могу гарантировать вам полноту ответов, товарищ главнокомандующий. Но постараюсь!
        - Итак, начнем с внезапного уничтожения ракет.
        - Были случаи мгновенного уничтожения массивов саранчи … - негромко сказал Шойгу.
        - Вы можете объяснить эти явления?
        - Не полностью. Я могу мысленным посылом аннигилировать некоторые объекты. Например, живую органику - саранчу, хотя тогда я не был уверен в таком всеобъемлющем результате. Со временем я научился избирательно аннигилировать различные объекты - органику живую и неживую, металлы, взрывчатые вещества и объекты вооружения. Ракету я смог уничтожить с расстояния нескольких десятков километров …
        Свиридов несколько лукавил - он мог аннигилировать объекты в прямой видимости, но экспериментально это подробно не проверялось.
        - Аннигиляции можно подвергнуть конкретный объект, несколько объектов - как было с ракетами в этот раз, или произвести такое воздействие по площади.
        - А в объеме?
        - Не проверено.
        - А к примеру одиночного человека можно аннигилировать?
        - Возможно.
        - Можно ли аннигилировать металлическое изделие, содержащее взрывчатые вещества?
        - Можно. Но можно взорвать взрывчатку внутри изделия.
        - Вид взрывчатого вещества и корпуса имеет значение?
        - Материал корпуса не сказывается на взрыве. Взрывчатые вещества полностью не проверялись, но пока недоступные ВВ не установлены …
        - Какие-либо ограничения по аннигиляции для вас существуют?
        - Возможно, но я их не знаю.
        - Анатолий Иванович, не считайте наше любопытство праздным - мы интересуемся этим в плане использования ваших способностей в целях обороны страны!
        Беседа в виде вопросов и ответов продолжалась больше часа, после чего был устроен небольшой перерыв с чаем и бутербродами.
        За этот час Президент и Министр обороны выяснили многое из интересующих их проблем, но услышанное порождало и множество новых вопросов.
        Оставалось неясным происхождение особых способностей Свиридова, и объяснить это он сам не смог.
        Но некоторые вопросы, относящиеся к обороноспособности страны и возможности некоторых видов диверсионных актов собеседники Свиридова все же выяснили …
        
        Ночью
        Все подробности о происшествии - и даже те подробности, о которых кроме него никто не знал - Свиридов ночью рассказывал Тоне.
        - Президент немного задержался. Все присутствующие были давно знакомы - подчиненных Сережи я знал, а еще с нами сидел Дмитрий Сергеевич …
        - Это Песков?
        - Да, это пресс-секретарь Президента. Помощник Сергея подготовил демонстрационный экран, подключил ноутбук.
        - Владимир Владимирович извинился за опоздание, мы расселись, и он предложил мне доложить об аварии с ракетой на американской базе, которая предшествовала запуску ракеты.
        - Я рассказал. Авария произошла случайно, из-за нарушения температурного режима хранения изделия - ядерная реакция началась в боевой головной части без срабатывания устройства инициации заряда. Поскольку ракета была не на стартовой позиции, а в хранилище, то взрыв разрушил само хранилище внутри горного массива, и от взрыва пострадали все ракеты в этом отсеке - их там было восемь. Взрыв был зафиксирован не по выбросу радиоактивных газов, а по сейсмическому сигналу - как подземный ядерный взрыв …
        - И еще я добавил, что протокол об этом инциденте я доставлю позже, когда этот документ доберется до их президента.
        - Так и сказал? Нужно ли это?
        - Сказал - и ладно. А потом докладывал Сергей, а его помощник демонстрировал все это на экране. Вопрос возник после непонятного исчезновения противоракет, запущенных на перехват нашей противоракеты. Вопросов было два: успевали ли они уничтожить нашу противоракету и куда они подевались?
        - Ну, и!?
        - Расчет времени показывал, что все летящие ракеты должны были встретиться в одной точке на расстоянии друг от друга 150 метров плюс-минус 10 метров. Таким образом с большой долей вероятности все противоракеты уничтожали американскую ракету.
        - Это означает, что твое вмешательство было излишним?
        - Я же не мог так быстро оценить временные параметры орбит! И я просто их аннигилировал. А сказал, что уничтожил - и все.
        - И еще я успел подобрать падающий кусок американской ракеты с остатками блока управления и координатами точки наведения …
        - Вопросов … не было вопросов. А Владимир Владимирович рассказал о своем разговоре с их президентом, и сказал, что эту идею подсказал ему я. И тут же пояснил, что с этого момента я являюсь Советником Президента и его личным Представителем по целому ряду вопросов …
        - И за что тебе это ярмо, милый?
        Лексар
        Переделка автомобилей на электротягу вначале сводилась к замене двигателя внутреннего сгорания на электродвигатель без существенных изменений в механической части с установкой коммутатора - системы управления электродвигателем.
        Таких «электромобилей» в городе появилось много, появились микроавтобусы и дорожная техника.
        Поэтому проблема электрических мотор-колес была как нельзя актуальна.
        Колеса
        Рядом с производством голубеньких электромобильчиков «РусLtaf» на заводе Дементьева находилось небольшое строение - древнее производство бытовой продукции, дань времени.
        Это здание передали Арсению Волкодаву - начальнику производства «РусLeaf» здесь, недалеко от Москвы.
        Здание подлатали и там появилась выставочная площадка: тут были мотор-колеса практически всех фирм, так или иначе связанных с производством электромобилей (если у них были мотор-колеса!), и была уникальная площадка со ступицами колес крупных колес отечественных производителей - БТР, «Тигров» и другой крупногабаритной оборонной техники. У стенки, позади ступиц стояли сами шины, удивляя величиной.
        Рядом с ними некими лилипутами выглядели ступицы легковых автомобилей и даже внедорожников. По настоянию Владика Медякова ступицы всех колес были разрезаны по вертикали так, чтобы было видно внутреннее устройство каждой ступицы и элементы ее подвески и подшипники.
        Два кульмана рядом не простаивали - на них старательно в масштабе 1:1 вычерчивали вертикальные сечения ступиц без внутренней «начинки». Рядом, на столе лежали ксерокопии и нередко кто-нибудь накалывал на кульман такой лист и начинал от руки заполнять внутреннюю полость ступицы - это мог быть Владик Медяков, Карен Варданян, Сергей Дементьев, Потап Потапович или сам Анатолий Свиридов …
        Технический совет
        На техническом совете концепцию нового мотор-колеса докладывал Владик Медяков. Сперва он смущался, но потом освоился и спокойно отвечал на любые каверзные вопросы. А доклад Владика поддерживали Волкодав, Варданян и Свиридов.
        А содоклад по коммутаторам делал Потапович, все время упоминавший авторство Владика.
        В конце концов определилась конструкция мотор-колеса для колес большого диаметра.
        Внутри ступицы размещались элементы электрического мотора, тормозная система и даже элементы коммутатора (а самой большой ступице помещался коммутатор полностью), а аккумулятор располагался вне ступицы.
        Такая конструкция позволяла создавать транспортное средство с независимо управляемыми колесами, а в многоколесной конструкции подключать требуемое количество приводных колес.
        Центральный коммутатор, связывающий все приводы колес, и учитывающий множество факторов и вырабатывающий стратегию управления, вызвал тоже немалый интерес - а тут основной вклад в программирование внес Владик и никто этого не оспаривал.
        По решению Техсовета создавалась специальная стендовая установка для всесторонней проверки новых технических решений и было поручено подготовить материалы для патентования.
        - Нужно утвердить состав авторского коллектива, - сказала непременный Ученый секретарь Полина Ерлыкина.
        - Потапович, Волкодав, Дементьев, Свиридов, Медяков, Варданян …
        - Во-первых так: Медяков, Волкодав, Потапович. Дементьев - решайте … Только не включайте меня! - очень твердо сказал Свиридов. - Я вам не зицпредседатель!
        Патенты
        Маленькая и очень уютная Юдифь Федоровна Клиноземас почти прописалась в квартире у Медяковых.
        При всей своей уютности и добродушии начальник патентной службы НИПЦ обладала мертвой хваткой, и она не выпускала изобретателя до тех пор …
        В общем, до тех пор, пока она не считала материал ясным для себя - но зато потом авторское свидетельство - а иногда и патент! - выходили с минимальной правкой как по сути, так и по содержанию.
        К ней быстро привыкли. Владик выделил ей время и определил четко это время в своем рабочем дне - и Юдифь Федоровна дисциплинированно придерживалась договоренности. Она практически все изобретения на фирме пропускала «через себя», хотя у нее были подчиненные, выполняющие подобную работу.
        А патентов образовалось немало.
        Во-первых, как верно заметил Свиридов, основным было размещение электропривода и коммутатора внутри ступицы колеса - аккумуляторы размещались вне колеса, как и система управления колесами.
        Во-вторых сам электропривод был оригинальным по конструкции (и по замыслу Владика) и он тоже подлежал патентованию.
        А далее шли более локальные предметы изобретений, которые тем не менее тоже требовали защиты.
        Кроме того - Свиридов выделил это в отдельный предмет патентования - была стратегия управления многоколесным устройством с индивидуальным управлением каждым колесом в зависимости от условий движения, в том числе пробуксовки отдельных колес, отключения в зависимости от скоростного режима и других факторов.
        В общем и целом по прошествии некоторого времени Юдифь Федоровна насчитала восемь заявок …
        В цехе заработала опытная установка с новым колесом от Нижегородского «Тигра», вся увешанная датчиками и заставленная кучей приборов контроля - для чего потребовался визит Свиридова в НАМИ, и оттуда привезли целый фургон аппаратуры.
        Колесо крутилось, электродвигатель Владика обеспечивал скорость от 0,5 до 200 км/час и весьма приличное тяговое усилие (больше, чем у родного «Тигра»), а дополнительно исследовалась работа с максимальной нагрузкой двигателя.
        Заодно на стенде проверяли работу новой модели тормозной системы разработки Арсения Волкодава …
        Руководство НИПЦ получало все больше материалов по испытаниям аккумуляторов типа «ЛЕКСАР» в самых разнообразных системах - на судах ВМФ, в подплаве, в авиации, в радиоэлектронике в том числе в роботах, на транспорте, в медицине и так далее.
        Главному инженеру НИПЦ Елене Долгополовой даже пришлось выделить молодую девочку для аккумулирования всех материалов и их анализа …
        Текущие дела
        Каждый день Свиридова был расписан на недели вперед, и это расписание было у его секретарей - у Мари и у Галины.
        Когда Галина ушла в декретный отпуск Свиридову пришлось пользоваться услугами только Мари, но никаких сложностей он при этом не испытывал.
        Если у его секретарей расписание дел Свиридова было написано на бумаге, то у него самого все было в голове. Просто в его кабинете на точке недалеко от Курского вокзала не стало коренастой серьезной девушки Галины, и всем там стал заправлять занятный старикан Алексей Анисимович с петербургско-ланинградской фамилией Вартворт.
        Официально Алексей Анисимович занимал в группе следователя по важнейшим делам Свиридова должность архивариуса, хранителя всей документации, и у него была своя вотчина - подземное хранилище.
        Но обычно Алексей Анисимович сидел в крохотной комнатушке над лифтовой шахтой и читал очередной французский детектив, откуда при вызове он мгновенно оказывался у себя в хранилище.
        А теперь он оставался единоличным хозяином всех помещений, убирался там, протирал полы и вытирал пыль.
        И ежедневно докладывал Свиридову о полученных сообщениях и принимал распоряжения. Настоящая фамилия у Алексея Анисимовича была другая, не менее говорящая, и ему Свиридов доверял полностью - таких было немного! - и спокойно оставлял старика «на хозяйстве», а петербуржец был обязан Свиридову жизнью - он мог окончить свои годы в тюремной камере на далеком континенте …
        Владимир Владимирович
        Свиридов, неоднократно выполнявший поручения Владимира Владимировича, с недавних пор начал ощущать, что сейчас прозвучит телефонный вызов и неспешный голос поздоровается с ним и в нескольких словах, четко и содержательно выскажет свою просьбу.
        Нередко суть высказанной просьбы - или поручения - были таковы, что для выполнения требовали не только использования особых способностей, которыми обладал 0Свиридов, но и его нестандартного мышления и фантазии.
        Только способность нестандартно мыслить и фантазировать спасали Свиридова - нередко просьбы Владимира Владимировича на первый взгляд казались просто невыполнимыми.
        Вот и теперь Владимир Владимирович озадачил Свиридова.
        - Анатолий Иванович, а что вы можете сказать по поводу последнего выступления Барака Обамы в Пентагоне?
        - Прошу прощения, Владимир Владимирович, но я там не присутствовал.
        - Искренне жаль. Кажется, это было секретной заседание начальников штабов …
        - Я могу полюбопытствовать. Это срочно?
        - Терпит пару дней.
        И через пару дней с неизменным посыльным Владимир Владимирович получил диск с видеозаписью интересующего его заседания, а так же еще были нескольких бесед на частные вопросы, затронутые на заседании …
        На очередной пресс-конференции Президента Свиридов устроился в первом ряду на самом дальнем фланге.
        - Я благодарю всех собравшихся. Мы с вами завершили работу, но мне хочется обратить внимание на левый фланг. Там сидит хорошо знакомый мне человек, молчание которого … Его молчание вызывает у меня двоякую реакцию: хорошо, что он ничего не спрашивает, но это молчание и настораживает. Анатолий Иванович, неужели у вас нет вопроса?
        - Есть, Владимир Владимирович. У меня вопрос личного свойства - когда же вы выполните свое обещание и заедете к нам в гости?
        Видеозапись и трансляция пресс-конференцции были выключены, но зал этого не знал и заинтересованно затих.
        - Анатолий Иванович я собираюсь выполнить свое обещание, и даже в ближайшее время …
        Корыстные цели
        Внеочередное заседание состоялось в малом зале заседаний, что между кабинетами Свиридова и Антиповой.
        - Наше сегодняшнее заседание - особенное. - начал Свиридов.
        - Во-первых сегодня тут, в нашей самой закрытой комнате, присутствуют мои дети - Гриша и Ульяна. Вы все их знаете. Я разрешил им присутствовать на нашем заседании корыстной целью … даже с двумя. Первая - художнику Григорию Свиридову жизненно необходимо видеть своих … своих героев в самой реальной обстановке. Вторая цель менее понятна всем вам - Ульяна, жена Гриши, присутствует здесь как начинающий журналист.
        Всеобщий «ах» - далеко не все знали, что тексты ко многим книгам, что выходили в Вене в серии «Уголки планеты» с иллюстрациями Гриши, писала Ульяна.
        - А главной темой нашего заседания в несколько необычном составе является проблема - что же нам делать с нашей местной хулиганкой и ее антинаучными бреднями. Кстати, а где Мальчик?
        - Мальчик здесь! - и Олег Ерлыкин появился из-за оконной портьеры.
        Из привычного всем полноватого подростка он превратился в крепкого юношу, но было непривычно - он был без своей неизменной спутницы, Кати Бганцевой.
        А Катя маялась дома в компании Семена Гавриловича, который тоже скучал без Полины - как-никак выходной.
        - Начнем работу! - Свиридов проверил отсутствие диктофона у Ули: перед ней лежал открытый блокнот и автоматический карандаш с выдвижным графитовым стержнем.
        - Пожалуй начать стоит самому заинтересованному в данной проблеме человеку - мужу Виолетты Вадимовны …
        - Я категорически возражаю по поводу характеристики, которую огласил наш Почетный! Виолетта совсем не хулиганка, а вполне пристойная и талантливая молодая женщина, совершившая на сегодняшний день много полезного для фирмы. - это вмешалась Елена Геннадиевна Долгополова.
        - Если заняться терминологией, то я бы тоже возразил бы. - вмешался Потап Потапович. - Думаю, более уместным было бы определение «местная сумасшедшая».
        Сидящая рядом с ним Виолетта благодарно пожала руку Потапу.
        - Должен заметить, - медленно, обдумывая слова начал Александр Гаврилович Баранов, - Каждый уважающий себя …уважающий себя населенный пункт был просто обязан обзавестись особой достопримечательностью … Например, святым или сумасшедшим … До недавнего времени у нас таким уникумом считался Анатолий Свиридов …
        Смех всех в комнате.
        - А теперь пришло время молодых … Виолетта Вадимовна, я приветствую вас и поздравляю - вы наша местная ведьма и местная сумасшедшая! Это почетное звание - вы наша местная сумасшедшая!
        - Витя, ты не хочешь ответить?
        - Видишь ли Толя … Я уже начал замечать, что у моей любимой женщины намечаются признаки ведьмы … Прекрасной такой ведьмочки!
        - Слушайте, товарищи сильно наученные! А мы делом заниматься сегодня будем или нет? - укоризненно сказала Полина Ерлыкина. - Или мне в протокол записать всю вашу ахинею?
        - Прошу прощения! - солидно вступил профессор Лопаткин. - У нас должность красивой молодой ведьмочки по моему мнению уже занята. Она имеет железную хватку и не менее несгибаемый характер, и я ее побаиваюсь. При необходимости я посылаю к ней моего заместителя …
        - Кто же это? Дмитрий Германович, не темните! Кто у нас ведьма? - нетерпеливо воскликнул Потапович.
        - Мне очень неловко, Потап Потапович, но это ваша жена …
        - Леночка! Какая прелесть! - Лена Карцева была искренне рада, - Леночка, мое почтение тебе как местной ведьмочке!
        - Кочумай! - Олег Ерлыкин произнес это не особенно громко, но все смолкли. - У нас есть Великий Инквизитор, Почетный Святой и Великий Ученый - дядя Толя. И сколько бы вы ему в свиту не набирали - его затмить не удастся. Ты только попробуй обвинить меня в лести или подхалимаже - я тебе еще и не такое устрою …
        - Знаю и верю, Олежка. Но к делу все-таки переходить надо. Вспомним. Сперва Виолетта Вадимовна переделала пульт управления …
        - Но я же не одна!
        - Потом она создала систему обозначений наших продуктов - реально полученных и перспективных и не полученных до сих пор …
        - Я что ли одна это создавала!
        - Потом после некоторых мелких хулиганских наскоков Виолетта Вадимовна придумала новую конфигурацию излучателя …
        - Это нечестно! Не я же одна это …
        - Тота, ты лучше помолчи, а то даже звание местной сумасшедшей тебе не поможет!
        Под общий смех Свиридов продолжил.
        - Затем Виолетта Вадимовна замахнулась на химические соединения, чего в нашей практике до этого не было - не лазили мы туда. Дмитрий Германович признает, что Виолетта Вадимовна абсолютно ничего не понимает в химии, что не мешает ей творить …
        - Творить настоящие чудеса! - опять вмешался профессор Лопаткин.
        После этого ни Гриша, ни Уля уже ничего не понимали из развернувшегося разговора, что ничуть не мешало Грише и Уле наблюдать и запоминать.
        Вечером Гриша нарисовал немало новых портретов известных ему людей, уже запечатленных в рисунках, а Уля села за заметку о заседании ученых.
        Заметка появилась в очередном номере местной газеты и была полна мягкого юмора и уважения к ученым.
        А в галерее портретов в закрытом коридоре рядом с залом заседаний в здании внутри каре главного корпуса появились несколько новых портретов.
        Шойгу
        С Сергеем Кужугетовичем у Свиридовых установились прекрасные дружеские отношения, и не только у Анатолия Ивановича и Антонины Ивановны, но даже у Гриши и Ули.
        И вечером - точнее поздно ночью - устроившись на плече у Толи и обнимая его Тоня слушала рассказ мужа о последних событиях. Нет, далеко не обо всех, и Тоня прекрасно знала, что Толя делится только тем, что для него важно и что он считает нужным рассказать ей - и она прекрасно сознавала, что это лишь малая часть всей информации, содержащейся в его мозгу - и это придавало особую ценность его рассказам.
        - Мне позвонил Сережа …
        - Шойгу? - уточнила Тоня.
        - Да. И попросил выделить ему время для встречи …
        - Припекло?
        - Припекло. Я сказал ему, что готов в любое удобное ему время - он же на таком уровне.
        - Не помню у тебя такого чинопочитания …
        - Ну, ты даешь! Какое чинопочитание - у него теперь столько забот, что впору повеситься, что же мне ему назначать время встречи!
        - Извини! Ну, и?
        - Короче, утащил я его в лес, и мы там хорошо поговорили … Сережа пожаловался на необъятный объем работы и попросил советов по некоторым … В общем мы обсуждали проблемы, и обсуждали на равных … Помогло мне только то, что я был в курсе многих этих проблем из бесед с Владимиром Владимировичем … и материалов моей группы в усадьбе …
        - Это же высшая степень секретности …
        - Мы с Сережей неоднократно встречались у Владимира Владимировича, и там Президент сказал, что степень секретности для меня еще не придумали … Обсуждали многие проблемы, которые теперь приходится решать Сереже, и те решения, которые ему теперь приходится воплощать в жизнь. И даже по Чукотке и вообще по отдаленным территориям …
        - Было интересно?
        - Мы даже слетали кое-куда … Посмотрели на реальность … Столько заброшенного …
        - Наследие специалиста по мебели и богатых дам?
        - Не только, но и его, и их - тоже. Исправлять столько … можно только посочувствовать Сергею, дел там невпроворот …
        - А денег … Это же гигантские деньги!
        - С этим все решается … Но нужны люди, и люди талантливые и деловые …
        Случай на концерте
        Этот случай настолько потряс слушателей, что о нем говорили очень долго.
        Но с другой стороны мало кто не мог поверить в случившееся - Свиридова если не знали досконально, то могли ожидать и не такого …
        В концерте выступала Геля Кочура.
        Как всегда пела она хорошо, слушали ее внимательно и аплодировали.
        И вот она запела:
        
        Девушка пела в церковном хоре
        О всех забытых в чужом краю,
        О всех кораблях, ушедших в море,
        О всех, забывших радость свою.
        И вдруг из ложи, где размещались Свиридовы (или их близкие друзья и их гости), и где сам Свиридов бывал не столь часто, раздалось:
        - Стоп, Геля, стоп!
        И Свиридов почти мгновенно оказался рядом с растерянной и замолкшей певицей, а зал замер. Смолкли музыканты.
        - Ты поешь неправильно! Нет в твоем исполнении того, что Блок заложил в эти слова. Нету! Закрой глаза!
        Свиридов зашел сзади и охватил голову Гели руками, и что-то тихо стал шептать ей на ухо.
        А потом он убрал руки, Геля открыла глаза и не дожидаясь музыки продолжила:
        
        И пел ее голос,
        звенящий,
        в купол,
        И луч сиял
        на белом плече,
        И каждый
        из мрака
        смотрел
        и слушал,
        Как белое платье
        пело
        в луче.
        Настолько разительной была перемена в исполнении, что зрители выдохнули и замерли.
        
        И голос был
        сладок,
        и луч был
        тонок,
        И только где-то
        у царских врат,
        Причастных
        к тайнам,
        Плакал ребенок
        О том,
        что никто
        не вернется
        назад.
        Зал молчал, молчали музыканты, молча стояла Геля.
        В руках Ани Кутенковой не дрогнула видеокамера, хотя она видела на крупном плане, как скользнула слезинка из глаза певицы.
        В зале сморкались, вытирали глаза, и только по прошествии нескольких минут раздались первые хлопки, обрушившиеся аплодисментами.
        Геля поклонилась, обернулась - Свиридова сзади не было.
        Но она догнала его в кулисе, вытащила за руку на сцену.
        - Это он, это не я! Это Анатолий Иванович!
        А потом в гримуборной Свиридов беседовал с Гелей, а рядом молча сидели Олег Ерлыкин и его Катя, и очень внимательно слушали.
        А публика долго еще не могла прийти в себя, переживая случившееся - да нет, не внезапное вмешательство Свиридова, а исполнение Гели Кочуры!
        Катя Бганцева
        Многие считали, что Катя Бганцева давно уже живет тут, в городе при фирме с модным названием «НИПЦ», хотя на самом деле это было не так.
        Катя уже несколько раз выступила в Доме культуры, но ее занятия в консерватории и где-либо еще оставались неопределенными.
        Поэтому и состоялся это разговор, причем основным инициатором стала сама Катя.
        Конечно, она посоветовалась с Олегом - как она могла предпринять такое без его ведома? Она даже подумать об этом не могла!
        Свиридова об этом предупредил Олег.
        Конечно, Свиридов был в курсе всех событий, происходящих с Катей, они виделись часто - если Свиридов не был в отъезде, но необходимость основательного разговора назревала, назревала и наконец созрела.
        Этот разговор состоялся в беседке на садовом участке Свиридовых.
        Эта беседка расположилась в самом дальнем конце участка.
        Открытая, восьмигранной формы, с таким же небольшим восьмигранным столом внутри и лавками вокруг беседка исходно было предназначена для интимных приватных разговоров. Беседка быстро обзавелась зеленым шатром из всяческих вьющихся растений, загораживающих от нескромных взглядов сидящих внутри и зарывающих от них окружающее пространство настолько, что внутри можно было чувствовать себя вполне изолированными от мира.
        Только для Свиридова не было секретом с самого начала, что основным посетителем этой беседки будет … будет Тоня!
        И действительно, чаще всего там уединялась Тоня с кем-нибудь из своих близких подруг. Вне конкуренции, естественно, была Марго - Маргарита Семеновна Антипова, и особенно после усыновления мальчика из лесной школы.
        Затем в беседке часто бывали Лена Долгополова, Люба Докукина, Даша Воложанина, Вероника Грачева-Медякова и даже Ангелина Митрофановна Иванищева.
        Появлению Ангелины Митрофановны удивился даже Свиридов, но в беседке появлялись многие «заказчицы» Тони - правда, только самые близкие.
        А вот появлению в беседке Виктора Скворцова никто не удивился.
        Но мужчины с Тоней в беседке появлялись очень редко, пожалуй за исключением Кости Докукина и Юры Воложанина. Это для них - для Свиридова и Тони - Константин Петрович Докукин и Юрий Николаевич Воложанин оставались Костей и Юрой.
        Костя оставался разбитным и даже несколько хулиганистым парнем несмотря на обретенную солидность, а Юра - молодым, сдержанным и добродушным капитаном, ставшим солидным женатым полковником, но оставшимся таким же веселым и добродушным несмотря на заботы …
        И вот теперь в беседке устроились Катя Бганцева и Свиридов.
        Они сели напротив друг друга - беседка была невелика, и, положив руки на стол, можно было коснуться руки сидящего напротив.
        - Поговорим, папуасик?
        - Поговорим, дядя Толя! - засмеялась Катя.
        - Как жить собираешься, папуасик?
        Свиридов остановил готовую ответить девушку.
        - Не спеши. Мне очень интересно узнать, как ты думаешь жить дальше? Кем ты хочешь стать? Стать певицей? Или по другому?
        - Я хочу быть женою Олега и матерью наших детей. По-моему это главное.
        - Но специальность? Певица?
        - Я не хочу быть профессиональной певицей … Я не могу сформулировать - почему, но не хочу. Я хочу знать и понимать языки так, как ты … Чтобы чувствовать песни так, как ты … Но главное я хочу быть рядом с Олегом, быть его женой … и его любовницей!
        Катя смутилась совсем чуть-чуть, но смотрела не отводя взгляда.
        - Тебя что-то смущает, Толя? Ничего, что я так тебя называю?
        - Глупая, а как по другому, мой папуасик? И какие языки ты хочешь понимать?
        - Итальянский, французский, английский … Может быть испанский и немецкий …
        - Не много ли сразу?
        - Много. Но когда ты поешь - я слышу твою душу даже не понимая языка. А другие поют на иностранном языке, и я их понимаю, но не чувствую … Я учила английский в школе, могу говорить на бытовом уровне, но языка … языка не чувствую. Понимаешь?
        - Я тебя понимаю. Но куда же тебя пристроить для такого изучения языков? Пожалуй, я знаю всего одно такое место - это Военно-дипломатическая академия Главного разведуправления, где есть очень серьезны факультет иностранных языков. В Академии ФСБ тоже есть такие отделения, но там готовят … там другие специальности. А в Военно-дипломатической академии готовят дипломатов, просто культурных людей.
        - Культурных? Это подойдет. Но как туда попасть? Разве они берут из школы?
        - Нет, конечно. Но на их кафедре «Иностранных языков и изучения стран» у меня имеются хорошие знакомства - я там неоднократно стажировался, осваивая новые неизвестные языки …
        - Ты там учился?
        - Можно сказать и так, хотя на учебу это было мало похоже. Но попробовать пристроить тебя туда можно. Только там учиться придется, гулять не дадут!
        - А ты еще что-то говорил насчет Института военных переводчиков?
        - Там дисциплина, пожалуй, будет пожестче, чем в Академиях ФСБ и ГРУ! А у тебя еще консерватория! Как там у тебя дела?
        - Знаешь, с трудом. Никто ведь не понимает - как и чему меня учить. Занимаюсь техникой дыхания, артикуляцией …
        - А что думает Олег по этому поводу?
        - По поводу пения? Он тоже занимается со мной. Но больше конкретными произведениями. Ну, ты же сам слышишь, когда я пою.
        - А по поводу языков?
        - Тут он поддерживает мои желания, но ничего конкретного не предлагает.
        - А по поводу детей?
        - А по поводу детей …
        Тут Катя потупилась, смутилась, но быстро подняла глаза.
        - По поводу детей я могу сказать тебе … Разве мама … мама Поля тебе не сказала?
        Полина Ерлыкина сообщила Свиридову об этом сразу, как только узнала; сразу Свиридову об этом сообщил Олег и затем на другой день в столовой радостно сказал Черномырдин.
        Катя была у врача и узнала, что она беременна, Олег радостно зацеловал ее и так же обрадовано обняла Полина. А Семен Гаврилович скупо и очень ласково обнял.
        - Я беременна, Толя! Я беременна!
        - Я поздравляю тебя, милый папуасик! Теперь ты уже не папуасик, а мама Катенька! Олег обрадовался?
        - Еще как! И мама тоже! М дядя Семен!
        - Ты никак не можешь назвать его папой?
        - Пока не получается. Но со временем … Теперь у меня будет много времени - целых девять месяцев …
        - Неправда! Значительно больше! Дай я тебя просканирую!
        Катя послушно встала и Свиридов провел руками вдоль ее тела со спины и спереди.
        - Он развивается нормально!
        - Он? Будет мальчик?
        - Пока еще рано - там только зародыш, но развивается он нормально. Ты рада?
        - Толя, не то слово! Это же наш с Олежкой ребенок! Я … я … я счастлива!
        - Я желаю тебе! И вам - тоже!
        Вечером Свиридов обрадовал своих домашних вестью о том, что Катя Бганцева - беременна. У них с Олегом не было нормальной свадьбы, не было свадебных колец и кучи подарков. Но уже была новая семья - семья Олега Ерлыкина и Екатерины Бганцевой.
        А Катя пела на сцене Дома культуры - видимо в последний раз перед тем, как стать матерью.
        
        Ночь светла,
        Над рекой
        тихо
        светит
        луна,
        И блестит
        серебром
        голубая
        волна.
        И текст старика Языкова звучал совершенно современным.
        
        Темный лес
        там,
        в тиши
        Изумрудных ветвей.
        Звонких
        песен
        своих
        Не поет
        соловей …
        Глубокий всепроникающий голос Кати растекался по залу и доходил до сердца каждого, и все любовались фигурой молодой женщины и аккомпаниатором за белым роялем - ее супругом.
        
        К тебе
        в грезах
        лечу,
        Твое имя
        шепчу,
        В эту ночь
        при луне
        О тебе
        я
        грущу.
        В эту ночь
        при луне,
        На чужой
        стороне,
        Милый друг,
        нежный друг
        Вспоминай обо мне.
        Тут для последнего куплета Катя использовала всю силу своего голоса и он переполнил зал, и вырвался в фойе и вестибюль - голосу было тесно в громадном зале.
        Заполнившие зал слушатели долго не отпускали Катю со сцены - они аплодировали, и хотя Катя не пела на бис, слушатели продолжали аплодировать …
        
        РОДИТЕЛИ КАТИ
        Бганцевы, а если точнее, то мать Кати, Вера Николаевна Шигарева, и Катин отец, Николай Владимирович Бганцев, наведывались к Ерлыкиным не часто и относились к ее близости к Олегу по разному.
        Вера Николаевна, женщина сильная и руководившая мужем, исходно была против брака дочери с Олегом, но вынуждено смирилась.
        А Николай Владимирович был более терпим к капризам дочери, и дочь отвечала ему большей откровенностью.
        Поэтому Николай Владимирович знал об отношениях между дочерью и Олегом намного больше супруги, по его настоянию Олег иногда ночевал в Москве в его кабинете.
        С родителями Олега Полиной Олеговной Ерлыкиной и Семеном Гавриловичем Черномырдиным у родителей Кати установились терпимые отношения.
        Вера Николаевна пыталась отнестись к Полине свысока, но у нее это не получилось, а Семен Гаврилович быстро нашел общий язык и с Верой Николаевной, и с Николаем Владимировичем. Основой были общие интересы одних и глубокие знания другого - от банковского бизнеса родители Кати отошли не совсем, и консультации Семена Гавриловича им были интересны. Хотя Николай Владимирович последнее время все больше уходил от интересов банка и пытался заняться своим делом, и в этом ему помогал Свиридов.
        Когда за обедом Катя и Олег сообщили ее родителям о том, что они поженились, наступило неловкое молчание.
        Полина и Семен спокойно ожидали реакции ее родителей. Николай Владимирович протянул руку к фужеру с вином, Вера Николаевна замерла и никак не могла опомниться - хотя особой неожиданности в этом событии не было.
        - Как же так? А свадьба? - наконец в растерянности произнесла она.
        - Знаете, Вера Николаевна, мы решили обойтись без особого празднества … А поздравить нас с Катенькой вы можете и сейчас!
        - Вы что же, уже расписались?!
        - Конечно, мама. Не волнуйся, все официально.
        - Подарки за нами! - наконец вклинился в разговор Николай Владимирович. - А мы с Верой можем отдать вам свою спальню. Ведь вы, надеюсь, будете жить в Москве?!
        - А зачем детям переезжать к вам? У нас намного лучше, чем в большом городе!
        Это очень веско сказал Семен Гаврилович, и добавил.
        - У молодых своя просторная комната, а когда появится маленький, то со временем будет и детская. Сейчас у нас четыре комнаты - вполне хватает. Будет необходимость - будет квартира и побольше …
        Только сейчас родители Кати поняли, что они находятся совсем в другой квартире - просто они давно не были в гостях у Олега и его родителей.
        - Но как же … Так далеко от Москвы … Мы сюда ехали три часа …
        - Мама, не волнуйся! Мы до Москвы добираемся за двадцать минут, а потом семь минут пешком до метро!
        - Но мы ехали …
        - Вы ехали на автомобиле, и главное - это пробки. А мы обходимся без пробок …
        - Как это, Олег? Вы, что, летите по воздуху?
        - Вы угадали, Вера Николаевна. Именно по воздуху! У нас вертолет летает в Москву и обратно, а там еще пробок нет. Пока!
        - Но все равно - без свадьбы это не по людски! Надо устроить свадьбу!
        - И кому надо, милейшая теща?
        Олег сказал это внешне совершенно спокойно, но Вера Николаевна неожиданно почувствовала железную хватку и удивительную непреклонность, с которой спорить было невозможно. Почему?
        А ее Катя ласково положила руку на руку Олега и очень мягко сказала.
        - Мама, не надо! Мы так решили, и мучить нас не надо … вы нас поздравите, и этого достаточно!
        В конце концов все более или менее успокоились, и даже Вера Николаевна с Полиной Олеговной обсудили, какой подарок могут подарить родители Кати.
        - Это кроме обыкновенного приданого! - настаивала Вера Николаевна …
        Новая квартира
        Семья Полины Ерлыкиной и Семена Черномырдина проживала в четырехкомнатной квартире в первом корпусе - Полина была в числе первых основателей фирмы, и тогда им с сыном Олегом была предоставлена эта квартира.
        Потом в этой квартире появился Семен Гаврилович Черномырдин, и они втроем прекрасно там размещались, и даже появление Кати никак не стесняли родителей.
        И эта квалификация - «родители» - и для Олега, и для Кати были совершенно естественными. Катя очень быстро стала называть и Полину Олеговну, и Семена Гавриловича «мамой» и «папой», хотя Олег до сих пор называл Семена Гавриловича дядя Семен, а чаще всего просто Семен, но на близких родственных отношениях это никак не отражалось.
        В комнату Олега с самого начала стучались и Полина и Семен Гаврилович, поэтому с появлением Кати порядок никак не изменился, а рано утром, встречаясь в коридоре около ванны в халатах, Катя и Семен Гаврилович здоровались «здравствуй, папа» и здравствуй, дочка».
        В гостиной пианино появилось еще до появления здесь Черномырдина, а потом к пианино добавился синтезатор и стойка с инструментами Семена Гавриловича.
        Раньше синтезатор, и даже не один, стояли в комнате Олега, но Катя «вытеснила» эти электронные устройства в гостиную.
        А инициатором переселения в более вместительную квартиру принадлежало Свиридову, с чем согласились и Полина, и Семен, уже узнавшие о новом члене семьи - в проекте.
        Квартиру этому семейству выделили в зеленом корпусе «трилистника».
        В сторону Дворца культуры располагался красный корпус, зеленый направлялся в сторону города «умников», а синий корпус, в котором были квартиры Свиридова, Скворцова, механика Иванова и офицеров отряда полковника Воложанина, направлялся в сторону машзавода.
        Зато из окон квартиры Свиридова были видны окна новой квартиры Ерлыкиных и Черномырдина, хотя расстояние между окнами и балконами было около двухсот метров.
        После того, как все члены семьи осмотрели пустую новую квартиру, и до реального переселения прошел месяц. За это время была скорректирована электропроводка, отделаны стены и закуплена новая мебель. А затем совершилось переселение, когда набегали все друзья и как муравьи набрасывались на перемещаемые вещи, сопровождали их к новому подъезду и затаскивали в новую квартиру. Это отнюдь не означало, что все участники переселения будут присутствовать на празднике новоселья, и этот праздник был скромным и семейным - на него пригласили родителей Кати.
        И Вера Николаевна и Николай Владимирович внимательно знакомились с обстановкой комнат, удивляться высочайшему классу предметов электроники в комнатах, с метровыми экранами домашних кинотеатров. К технике интерес проявлял в основном Николай Владимирович, а Вера Николаевна обращала внимание на занавески, одеяла и покрывала, обивку мебели, шкафы и посуду.
        В кабинет Полины гостей не водили - там на одной из книжных полок за стеклом на бархате были прикреплены награды: ордена, медали, лауреатские значки всех вместе - Полины, Олега, Семена Гавриловича, и их было много …
        Но посуда потрясла Веру Николаевну - такой фарфор и керамику она видела только на выставках, а тут это была повседневная посуда, а в застекленной части шкафа стоял саксонский фарфор, уж в этом-то Вера Николаевна разбиралась.
        Уговоры Бганцевых перебраться молодым к ним в Москву вновь успеха не имели, и им пришлось смириться с выбором молодых.
        Полина заметила, что отношения Кати со своей матерью были холодноваты, зато с отцом она была очень близка. А Николай Владимирович быстро нашел общие темы для беседы с Семеном Гавриловичем, и они увлеченно беседовали на чисто бухгалтерские темы.
        А Свиридовы пришли потом всей семьей вместе с маленькими, которые обновляли детскую, Катя обсуждала в Улей свои женские вопросы, а Семен Гаврилович уговаривал Свиридова подготовить концерт из произведений Рубцова.
        В другой раз прибежали девочки из общежития, где иногда ночевала Катя, и они вместе с Полиной устроили «девичник».
        И Ника с Владиком нанесли визит в новую квартиру, причем Владик с Семеном Гавриловичем завели ученый разговор по поводу противостояния струнных - роялей и пианино - и синтезаторов …
        
        КУЗЬМИЧ
        - Привет, Иваныч!
        - Привет, Кузьмич! Как дела? Как молодняк?
        - Все путем, Иваныч. У меня тут были мужики от Архипа Константиныча. Прикидывали план площадки для выездки, смету. Дорого получается!
        - Пусть проект делают, а смету пусть покажут мне.
        - Заглядывай, Иваныч!
        Смету на создание площадки для выездки выполнили в дух вариантах - в минимальном и оптимальном вариантах. Минимальный Свиридов даже смотреть не стал. А оптимальный вариант он внимательно изучил вместе с разработчиками - сотрудниками полковника Веденеева, и вместе они внесли некоторую корректировку.
        А для создания этого нового объекта - площадки для выездки лошадей из конюшни Кузьмича - пришлось создать общество с ограниченной ответственностью ООО «Событие», в которое в качестве учредителей вошли Трофим Кузьмич Анфимов и Валентина и Игнат Шалашниковы.
        Расчетный счет нового ООО был открыт в местном банке, и там же на этот счет были переведены средства для проведения работ.
        Эти средства были переведены лично Свиридовым, эти средства были внесены наличными, и частично в долларах …
        Крестница Сторнаса
        Генерал Сторнас был уже довольно стар, и пригласил Свиридова к себе домой.
        Свиридов предъявил охране в вестибюле неприметного снаружи здания свое служебное удостоверение, и Тоня тоже предъявила, и они поднялись на лифте.
        Пожилая женщина с короткой стрижкой и в фартуке проводила Свиридовых в гостиную.
        Генерал в темном глухом халате сидел в кресле с высокой спинкой, теряясь на фоне темно-красной обивки.
        - Владимир Альбертович, здравствуйте!
        - Здравствуй, Верочка, рад тебя видеть!
        - Здравия желаю, товарищ генерал!
        - Здравствуй, Свиридов, здравствуй. Не обращайте внимания на мой вид …
        Женщина разлила чай, нарезала принесенный Свиридовым торт, наполнила рюмки красным вином и неслышно вышла. За столом кроме хозяина, переодевшегося в костюм, и Свиридовых сидела миниатюрная китаянка, которую Сторнас представил как Клавдию Владимировну.
        Свиридов поднял рюмку, собираясь произнести тост, но Тоня остановила его.
        - Извини, Толя, позволь мне … Дорогой Владимир Альбертович, я хочу выпить за вас. Вы вместе с Василием Васильевичем готовили нас, вы навещали нас с Марго и тыкали носом прямо там, где мы были … Мы выжили благодаря вам, дорогой Владимир Альбертович! Спасибо вам!
        - Ну, ну, Верочка … Не так пафосно, спокойнее …
        - Товарищ генерал, я присоединяюсь к этому тосту! Полностью!
        Гостья говорила на русском языке правильно, но неуловимо слишком четко выговаривая слова.
        Свиридов уже мельком просканировал гостью, он уже многое понял.
        И это понял Сторнас.
        - Вино хорошее, торт чудесный, я - старый … Не спорьте! Поэтому я начинаю активно экономить время … и силы. Анатолий, это - Комаки, одна из моих … моих учениц. Или моих крестников, как ты называешь тех, кого я тебе … рекомендую. Я прошу тебя позаботиться о Комаки!
        - Прекрасная собеседница! - обратился Свиридов к женщине на японском языке. - Я никак не пойму, где вы родились, в какой семье и какой язык вам ближе всего?
        - Я Комаки Чхве из семьи Никомаэ, родилась на Окинаве и много лет провела в Гонконге. В родном доме мы говорили на корейском языке, но училась я в японской школе, а затем общалась на английском и китайском языках. Уважаемый Владимир Альбертович позволил мне говорить с вами, многоуважаемый Свиридов-сан, совершенно откровенно! Простите.
        - Надеюсь, у нас с вами будет достаточно времени для подробной беседы, Клавдия Владимировна.
        Свиридов перешел на русский язык.
        - Как вы могли понять, моя супруга Антонина Ивановна тоже училась у Владимира Альбертовича. Поэтому от нее секретов не будет. На каком языке вам удобнее говорить - на английском или на русском?
        - Разумеется, на русском. Мне нужно привыкать и тренироваться!
        И дальнейшая беседа шла на русском языке.
        И Комаки с удивлением обнаружила, что несмотря на подробные расспросы Свиридову удавалось обходить самые секретные - и иногда затруднительные для нее - моменты ее биографии.
        Потом Комаки Чхве (или Комаки Цой в современной транскрипции) под именем Клавдии Владимировны Николаевой стала известной в городе массажисткой и специалисткой по тайским процедурам омоложения …
        Ее признали ведущие - и весьма амбициозные! - специалисты по дамской красоте в городе, а затем и те мужчины, которым повезло попасть к ней на массажный стол …
        А когда она в праздничные дни с разрешения генерала Свиридова надела свои военные награды - с ней стали здороваться еще почтительнее …
        
        МЕДВЕДИКИ
        - Мама, медведица выводит гулять медвежат! - Верочка с таким восторгом прибежала к Уле на кухню, что было жаль ее обижать невниманием.
        - Верочка, какая медведица? У нее родились медвежатки?
        - Мама, в зоопарке! Я хочу поглядеть на них!
        - Я тоже - так интересно! Надо поговорить с дедушкой, чтобы он взял нас в Москву!
        Свиридов тоже не остался равнодушным и пообещал своим девочкам обязательно посетить зоопарк и познакомиться с медвежьими малышами.
        И так заинтересовано разговаривал с Верочкой, листал с нею альбом с картинками, и они разглядывали цветные картинки из медвежьей жизни.
        А потом в один прекрасный день Верочка в сопровождении мамы, дедушки и бабушки на вертолете отправилась в Москву. На вертолете она уже летала, но все равно оторвать ее от окна было трудно.
        А еще Свиридов одному ему известным способом угадал, в какое время медведица выведет своих детенышей на прогулку.
        Но он угадал, а еще к ним присоединился папа Гриша, и они все вместе любовались мохнатыми белыми малышами. Они так уморительно барахтались под строгим присмотром заботливой мамы, что оторвать Верочку от этого зрелища было невозможно.
        Верочка не уставала восторгаться малышами, обращаясь к матери, отцу, бабушке и дедушке, и очень огорчилась, когда медведица увела своих игривых малышей с улицы, пошлепывая их лапой.
        Зато вечером она уже любовалась несколькими рисунками маленьких медведиков, нарисованных отцом …
        Стипендиаты
        В категорию «стипендиатов» попадали многие.
        Попадали те, кто законным путем получал стипендии в ВУЗах, и те, кто таких стипендий не получал. Но и те, и другие в итоге получали практически одинаковое содержание - одни в виде доплаты к стипендии, а другие получали стипендию от фирмы «НИПЦ».
        На самом деле эти стипендии выплачивали из фонда Свиридова - в просторечии этот общественный фонд, существующий негласно, называли только так.
        В дополнение к подобным выплатам многие не обеспеченные общежитиями получали доплату на жилье или их селили на служебные площади фирмы «НИПЦ» в Москве.
        Когда Семен Гаврилович Черномырдин докладывал Свиридову об этой статье расходов, то он приводил все сведения об учащихся в Москве.
        И итоговая сумма выплат по этой статье была ощутимой - несколько миллионов рублей.
        Кроме того, что стипендиаты были обеспечены материально, их еще часто навещали.
        Их навещали друзья, их навещали родители - настоящие или приемные, их нередко навещал Свиридов. И такие посещения не были редкостью, и студенты их ждали - Свиридов никогда не спешил, с ним можно было поговорить о любых проблемах, а иногда даже познакомить с ним свою девушку или своего парня!
        В числе стипендиатов были и молодые люди из колхоза, и за их обучение Свиридов платил лично, из своих средств - кто знал, какими средствами он располагает …
        Следует отметить, что ВУЗы Москвы были охвачены достаточно полно, но неравномерно.
        Учились выходцы из города, что недалеко от Москвы, в МГУ и в Бауманском (по старинке так называли Московский государственный технический университет имени Н.Э.Баумана), в МФТИ и в МГИМО, в МАИ и в МЭИ, в Менделеевском и в Ломоносовском институтах, в МАТИ и в МАДИ, в Сельскохозяйственной академии, в целом ряде медицинских ВУЗов, в юридических - очных и заочных, и в целом ряде других.
        Но под особым надзором находились «мальчики» из семей названных сестричек Свиридова - мальчики, обладающие особыми способностями. Их охраняли, за их учебой пристально наблюдали, за их жизнью внимательно следили родители и сам Свиридов.
        Среди студентов МГИМО было немало детей высокопоставленных родителей, и лично Свиридову пришлось приложить некие усилия для того, чтобы у еще не достигших совершеннолетия мальчиков сложились нормальные отношения с более взрослыми, а главное весьма амбициозными «детками».
        И Свиридову это успешно удалось, и к мальчикам относились без скидок на возраст, а иногда даже с некоторой долей почтения - лучше этих мальчишек языки не знал никто (и даже преподаватели).
        Практически с первых занятий по иностранным языкам мальчики переставали ходить на эти занятия - с разрешения педагогов и благословения Свиридова.
        Со многими преподавателями Свиридову приходилось встречаться, и в этом ему значительно облегчало его знакомство с Вяземским.
        А мальчики учились успешно, перескакивая через курсы, и попутно занимаясь еще и в других ВУЗах - кто где.
        Олег Ерлыкин учился в Консерватории, официально на дирижерском факультете, но на самом деле его интересы простирались намного шире. Вдобавок он еще занимался на факультете журналистики МГИМО (МГУМО как он теперь начал называться) и экстерном (против всяких правил!) в институте военных переводчиков - это уже для Кати.
        Поэтому первый утренний рейс вертолета совершался практически для учащихся, а уже на втором летели те, кому по службе необходимо было быть в городе.
        Рейсы вертолета обходились недешево, но эта статья расходов почему-то отсутствовала в сводном бюджете фирмы - все это оплачивал Свиридов лично, из своих средств.
        Что еще можно было бы отметить?
        То, что 99% выпускников возвращались домой, в город недалеко от Москвы, и находили там интересную и хорошо оплачиваемую работу?
        То, что почти все обзаводились семьями на рубеже, когда они заканчивали учебу?
        То, что в подавляющем большинстве семейные пары образовывались из выходцев из города недалеко от Москвы?
        То, что у них не было никаких проблем с жильем - те, у кого исходно не было просторной квартиры, получали новую квартиру с учетом образовавшейся семьи и мнения родителей?
        То, что сироты получали не только жилье, но и неплохие подъемные?
        То, что нередко демобилизованные молодые парни или заключали контракты на дальнейшую службу, или поступали в ВУЗы военного профиля или даже невоенные?
        То, что ни один из дембелей не остался не у дел?
        Или то, что в этом городе недалеко от Москвы нет и не было ни одного парня или девушки, судьбой которых не занимались на самом высоком уровне?
        А ведь еще были аспиранты …
        Первые аспиранты появились у Баранова, у Авдоконихина и у Лопаткина почти сразу после начала работы фирмы. Точнее, аспирантами стали молодые ребята, получившие должности кандидатов (или даже докторов) наук, и успешно доказывающие свои права на высокие звания.
        У Свиридова аспирантов не было. И сколько не уговаривала его Полина Ерлыкина, бессменный Ученый секретарь фирмы, он не соглашался. Но при этом с спехом участвовал в научном становлении молодых, консультируя их - если такие беседы можно было назвать консультациями. Молодые ребята заранее договаривались и приходили к Свиридову все вместе, скопом, и слушали его беседы-лекции с упоением.
        И затем еще заваливали его вопросами пока позволяло время.
        Все успешно защищались на различных закрытых Советах до тех пор, пока свой собственный Ученый совет не получил право принимать защиту кандидатских диссертаций.
        Со временем появились аспиранты, не обремененные высокими должностями, попасть в такую аспирантуру было нелегко, хотя круг руководителей расширился. Аспиранты появились у Потапа Потаповича, у Полины Ерцкой, и даже у Семена Черномырдина, успевшего между делом защитить диссертацию и ставшего кандидатом экономических наук.
        Пока от аспирантов успешно отбивался Виктор Скворцов, мотивируя это своей необъятной занятостью, а в далеком городе «Солнечном» аспираты появились у Ангелины Иванищевой и Валерии Верещатской, и защищаться они прилетали в Москву, в город недалеко рт Москвы.
        Потребности фирмы «НИПЦ» к всеобщему удивлению успешно удовлетворялись - что-то за счет своего ПТУ, что-то за счет своей аспирантуры, что-то за счет небольшого количества выпускников московских ВУЗов.
        Этих молодых специалистов начинали «отбирать» с третьего курса, со всеми выпускниками в обязательном порядке встречался Свиридов, очень многие прибывали сюда с молодыми семьями, и почему-то прекрасно вписывались в структуру населения города.
        И город принимал их, молодых и талантливых, иногда уроженцев далеких от Москвы мест, и они так быстро приживались, что и помыслить не могли иной жизни.
        К ним нередко приезжали родители - в отпуск или насовсем, и опять-таки почему-то никто не удивлялся, что с каждым лично беседовал Свиридов …
        ГИЙОМ де ВЕНТРЕ
        Эту книгу Свиридов принес домой и первой показал Тоне, и та с удивлением разглядывала необычное издание, напечатанное в лагере!
        Плохая бумага, от времени начавшая крошиться, страницы со сношенными углами, слепая печать, и неистребимый аромат тюремного заключения.
        И совершенно невероятный рукописный текст!
        И еще Свиридов, не глядя в книгу, читающий эти стихи.
        Конечно, процесс чтения без текста был Тоне не в новинку, но все же …
        
        Благодарю тебя,
        Создатель мой,
        За то, что
        под задорным
        галльским
        солнцем
        (Под самой легкомысленной звездой!)
        Родился я
        поэтом
        и гасконцем!
        За страсть к Свободе,
        за судьбы
        стремнины,
        За герб дворянский,
        за плевки врагов,
        За поцелуи женские,
        за вина,
        И за мое неверие
        в богов,
        За мой язык французский,
        злой и сочный,
        За рифм
        неиссякающий источник, -
        Твои дары пошли
        поэту
        впрок!
        Мне на земле
        не скучно,
        слава Богу, -
        Неплохо ты снабдил меня в дорогу!
        Одно забыл:
        наполнить кошелек.
        - Чьи это стихи, Толя? И кто они - Вентре, Харон, Вейнерт?
        - Гийом де Вентре - неизвестный поэт. Юрий Николаевич Вейнерт - его прародитель, сидел с 1932 года с перерывами до смерти, до 1951 года, а Яков Андреевич Харон был зятем Якира и сидел меньше - всего с конца 30-х годов по 1948 год. Они с Вейнертом сочиняли стихи вместе …
        - Как братья Гонкуры? Ты достал эту книгу для Виолетты?
        И Тоня задумчиво стала читать вслух:
        «Сонеты дю-Вентре. Перевод с французского Ю. Вайнерт. Вступительная статья, общая редакция и комментарии Я. Харон. На правах рукописи.»
        - Да. Хочу подарить ей.
        - Не морочь ей голову - пожалей Витьку …
        - Зачем? Чтобы не огорчать Виктора? Ты ревнуешь?
        - Даже когда ты танцуешь с кем-то …
        - При чем здесь Виктор? Или кто-то еще? У меня есть ты, и никто больше мне не нужен!
        - Я знаю … И все равно не морочь голову Виоле … А книга настоящий раритет - у нее даже запах специфический. А бумага! Как они умудрились издать это в лагере!
        На другой день Свиридов зашел к Виолетте в ее полупрозрачный кабинет, вокруг которого сидели самые опытные специалисты-операторы, в большинстве своем названные сестры Свиридова, занятые обработкой материалов экспериментов.
        Виолетта привычно протянула ему руку, которую Свиридов не только пожал, но и погладил другой рукой, и лишь потом достал из кармана халата завернутую в газету небольшую книгу.
        Виолетта развернула и двумя руками благоговейно вынула желтоватую брошюру.
        - Толя, да это же …
        
        Пока из рук
        не выбито
        оружье,
        Пока
        дышать и мыслить
        суждено,
        Я не разбавлю
        влагой
        равнодушья
        Моих сонетов
        терпкое вино.
        Свиридов читал в своей манере, подчеркивая слова так, как он считал нужным.
        
        Чем безнадежней -
        тем упорней
        Я
        не желаю
        умирать.
        Я в жизнь
        пустил
        такие
        корни,
        Каких и смерти
        не порвать.
        Мне
        ничего от вас
        не надо:
        Ни эпитафий,
        ни венков,
        Я жизнь вложил
        бессрочным
        вкладом
        В недвижимость
        моих
        стихов…
        - Толя, что же это? Неужели это … это издано в лагере?!
        - Каюсь, выкрал этот экземпляр … Специально для тебя.
        
        Вот так Вулкан
        ковал
        оружье
        богу,
        Персей Пегаса
        снаряжал
        в дорогу,
        И фавн-чертенок
        раздувал меха.
        А фавн-поэт,
        любимец Аполлона,
        В такт молота
        по наковальне
        звона
        Ковал
        катрены
        моего
        стиха…
        Виолетта сидела закрыв лицо руками.
        - Толя … Толя … Ну, что же ты делаешь?
        - Тота, прекрати! И волноваться не следует!
        - Ты же … Ты же … такой … Ты пришел - и я забываю все … даже Витю … Что же это?
        - Тота! Я тебя очень люблю, но совершенно не хочу … не хочу соблазнить тебя. Я никогда не забываю свою любимую Тонечку, а у тебя есть твой прекрасный Витька. Давай относиться друг к другу … но оставаться лишь друзьями! Близкими, но друзьями …
        - Толенька, не соблазняй меня! Не надо! В моей жизни есть только один мужчина - это Витя!
        - Договорились! У меня есть Тоня, у тебя есть Витя, но мы друг у друга тоже есть! Так?
        - Так!
        
        Пять чувств
        оставил миру
        Аристотель.
        Прощупал мир я
        вдоль и поперек
        И чувства все
        порастрепал
        в лохмотья -
        Свободы отыскать
        нигде не мог.
        Пять чувств
        всю жизнь
        кормил я
        до отвала,
        Шестое чувство -
        вечно голодало.
        Она не удержалась, встала и поцеловала Свиридова в щеку.
        А женщины в зале проводили его дружным «Пока, братец!» …
        Вечерний разговор
        Виолетта в объятиях Виктора чувствовала себя исключительно комфортно, если не сказать больше.
        И он читал ей стихи …
        
        Как у облака на краю,
        Вспоминаю я речь твою,
        А тебе от речи моей
        Стали ночи светлее дней.
        Так отторгнутые от земли,
        Высоко мы, как звезды, шли.
        Ни отчаянья, ни стыда
        Ни теперь, ни потом, ни тогда.
        Но живого и наяву,
        Слышишь ты, как тебя зову.
        И ту дверь, что ты приоткрыл,
        Мне захлопнуть не хватит сил.
        - Витя, чьи это стихи? По стилю это Анна Ахматова, но я их не знаю …
        - И это правильный ответ …
        
        Не дышали мы сонными маками,
        И своей мы не знаем вины.
        Под какими же звездными знаками
        Мы на горе себе рождены?
        И какое кромешное варево
        Поднесла нам январская тьма?
        И какое незримое зарево
        Нас до света сводило с ума?
        - Это явное посвящение - кому? Ну, Вить, так нечестно!
        Но некоторое время они были заняты …
        
        Полно мне леденеть от страха,
        Лучше кликну Чаккону Баха,
        А за ней войдет человек…
        Он не станет мне милым мужем,
        Но мы с ним такое заслужим,
        Что смутится двадцатый век.
        Я его приняла случайно
        За того, кто дарован тайной,
        С кем горчайшее суждено.
        Он ко мне во дворец Фонтанный
        Опоздает ночью туманной
        Новогоднее пить вино…
        Но не первую ветвь сирени,
        Не кольцо, не сладость молений -
        Он погибель мне принесет.
        - Это посвящено Исаю Берлину, разведчику и философу, еврею, принятому в Оксфорд и потом заведовавшему там кафедрой … Считается, что это последняя любовь Ахматовой, а виделись они всего два раза …
        - А Толя мне подарил книгу Гийома де Вентре …
        - Где же он взял? Его толком и не издавали!
        - Лагерное рукописное издание … Он выкрал специально для меня! Ты только послушай!
        
        Меня учил бродячий менестрель,
        Учили девичьи глаза и губы,
        И соловьев серебряная трель,
        И шелест листьев ясеня и дуба.
        - Правда, прелесть?
        - Влюблена в Анатолия?
        - Конечно! Но люблю только тебя, мой Витенька! Ты мой первый и единственный …
        - А я много лет люблю Тоню … И она знает, и Толя знает, и теперь у нас прекрасные отношения …
        - У нас с Толей тоже нормальные отношения. И никаких … никаких изменений не будет!
        - Наверное, там, наверху, так решили для равновесия - я буду любить его единственную женщину, а он будет любить мою любимую женщину … Будем надеяться, платонически …
        - Послушай!
        Когда-нибудь все брошу и уеду -
        По свету Синюю страну искать,
        Где нету ни солдат, ни людоедов,
        Где никого не надо убивать.
        - Еще …
        - Ты знаешь, я нахожу у него …
        - У них …
        - У Гийома! Многое созвучное тому, что я когда-то писал …
        
        В сухих песках, в безжизненной пустыне
        Из недр земли чудесный бьет родник.
        Как счастлив тот, кто жадным ртом приник
        К его струе, к его прохладе синей!
        И смерти нет, и старости не знают,
        Где трав ковер волшебный ключ ласкает…
        
        
        ТРАВМАТОЛОГ
        - Добрая Мэри, здравствуйте!
        - Здравствуй, Геннадий.
        - Мне срочно нужен Свиридов. Наша Наденька повредила ногу!
        - Я сейчас поищу Анатолия Ивановича, он на территории.
        И уже через четверть часа Свиридов оказывал помощь одной из лучших спортсменок города - восемнадцатилетней Наденьке, одной из первых девочек, удочеренных из школы-интерната семьей слесаря механического цеха и гардеробщицы из корпуса Авдоконихина.
        Эта семья не имела своих детей, и с такой радостью удочерила сперва девочку, потом подряд двух мальчиков, и кажется, пока не собирались останавливаться на достигнутом.
        А приемные дети души не чаяли в новых родителях, сразу стали называть их «мамой» и «папой».
        А сейчас в раздевалке спортзала кроме Наденьки, ее тренера, ее подружек, сотрудников «Скорой» и дежурного врача спортивного зала сидела приемная мать Наденьки - Варвара Тихоновна Миниарапова, и успокаивала дочку.
        Дежурный врач поддерживал вытянутую ногу девушки, а в воздухе рассеивался запах хлорэтила.
        Свиридов поздоровался и положил руку на плечо девушки, и стал снимать информацию - ему хватило секунды, чтобы полностью войти в курс происшествия.
        Надя во время выполнения тренировочных упражнений неловко подвернула ногу и вдобавок упала на нее всем весом своего тела. Поэтому к растяжению связок добавился разрыв этих связок, сопровождающийся сильной болью. В горячке Надя попыталась вскочить и упала от болевого шока - все это Свиридов «увидел» и первым делом стал снимать болевой шок и снижать предел болевых ощущений.
        - Фиксирующую повязку! Как вы считаете, доктор, это правильно?
        И вскоре в травматологическом отделении больницы в городе при машиностроительном заводе в светлой и просторной палате появилась новая пациентка, разъезжавшая по коридору на инвалидном кресле с электроприводом.
        Больница была как-бы общая - вместо заводской больнички стараниями Свиридова была построена современная многопрофильная больница с просторными корпусами, современным оборудованием и отдельными палатами.
        Это тут и был пристроен корпус хосписа, где теперь всем руководила Дина Егоровна Худобина.
        Каждый день Наденьку навещали.
        После работы забегали ее приемные родители - Варвара Тихоновна и Артем Борисович, днем забегали ее младшие названные братья, девушки из спортивной секции и ее тренер, ребята из лесной школы, но самым первым всегда оказывался Геннадий Сенегальцев, молодой врач-травматолог, первым вызвавший Свиридова.
        С Геной у Наденьки всегда находились темы для разговора, даже невооруженным глазом была видна взаимная симпатия молодых людей, и приемные родители старались не особенно мешать двум воспитанникам школы-интерната имени Валерия Львовского …
        Секретный альбом
        Во время одного из разговоров со Свиридовым - а Женя довольно часто бывала в его кабинете на фирме - Анатолий Иванович достал из сейфа и подал Жене книгу в жестком переплете.
        На титульной странице сверху была надпись «Совершенно секретно. Экземпляр № 3», а наискосок через обложку «Мои глаза».
        Женя удивленно взглянула на Свиридова.
        - Посмотрите, Женя. Это интересно. И полезно.
        И Женя Кульченкова открыла книгу.
        «Перед вами удивительные портреты удивительных людей.» - начала читать она.
        «Удивительные потому, что созданы они удивительным и талантливым художником Григорием Анатольевичем Свиридовым, умудряющимся увидеть в глазах своих персонажей их глубинное содержание и человеческое величие - те черты, которые далеко не всегда и не всем видны в повседневном общении. Портреты даже хорошо знакомых вам людей откроют вам то, чего вы не видели или не заметили, а художник заметил, открыл зрителю и подарил всем нам.
        Удивительных людей - потому, что каждый человек это целая вселенная, громадная и необъятная, только чтобы увидеть это нужно обладать талантом художника, разглядевшего это и проникшего в эту вселенную. Пусть вам казалось, что вы хорошо знаете тех, чьи портреты собраны в этой книге - убедитесь в том, что вы многого не знали.
        В краткой подписи на каждой странице мы постарались чуть-чуть приоткрыть сведения о том, кто изображен, и самую малость пояснить - как попал данный персонаж в эту книгу».
        Женя читала эти несколько абзацев в ожидании чуда, и еще более новой и незнакомой была подпись под этим вступлением: Вера Николаевна Гнездилова.
        Но привыкшая не спрашивать лишнего Женя открыла следующую страницу и наткнулась на внимательный взгляд красивой молодой женщины, доброжелательный и чуть-чуть настороженный, даже немного встревоженный и удивленный.
        Женя внимательно рассмотрела женщину, перевела взгляд - под рисунком было несколько строк: «Василиса Евгеньевна Скурлатова, научный сотрудник, близкая подруга А.Г. Баранова, погибла на установке в Солнечном».
        Женя уже собралась открыть следующую страницу, но взгляд на рисунке ее остановил.
        - Анатолий Иванович … А что здесь не так? В ее взгляде читается какая-то тайна …
        - Она была беременна. Но об этом не знал никто …
        - А Гриша?
        - Гриша живой ее не видел. Он увидел это в фотографии в первом отделе, снятой буквально за неделю до ее смерти.
        Женя еще внимательно посмотрела в глаза Василисы, прощаясь с ней, и открыла следующую страницу.
        Там ей в глаза внимательно всматривался смущенный мужчина. Он был смущен вниманием к собственной персоне, необычному для него пиджаку с двумя Золотыми звездами Героя Советского союза, и вообще … Но как добр он был, как незащищен, и как тверд и неукротим в чем-то своем, внутреннем …
        «Анатолий Иванович Шабалдин, автор метода глубокой атомной модификации вещества (совместно с В.В. Антиповым), многократный Лауреат и орденоносец, дважды Герой Советского союза, доктор наук, профессор, бессменный руководитель фирмы в г. Солнечный».
        Женя листала книгу, внимательно вглядываясь в знакомые незнакомые лица, удивляясь подписям. Например, таким:
        «Анфиса Егоровна Карпухина, профорганизатор на КВЖД, жена Н.Т. Гнездилова, арестована и расстреляна в Сухановской тюрьме. Реабилитирована в 1967 году».
        Веселая девушка в косынке лукаво улыбалась Жене, а ветер трепал ее волосы.
        Как можно было так изобразить человека, что ветер казалось шевелили волосы - Женя не понимала, да и не пыталась понять, но явно ощущала этот ветер …
        «Николай Тимофеевич Гнездилов, муж А.Е. Карпухиной, сотрудник ЧК на КВЖД, арестован и расстрелян в Чите. Реабилитирован в 1967 году».
        Полувоенная форма и запыленная фуражка, аккуратные, строгие живые глаза - но такие глубокие и добрые …
        «Израиль Моисеевич Эткин, физик, доктор наук, коллекционер грампластинок, двадцать лет лагерей, «Заслуженный деятель науки и техники», Почетный работник фирмы ГАМ, реабилитирован в 1967 году».
        Изрытое морщинами лицо, пытливый взгляд почти бесцветных глаз, удивительно добрая улыбка …
        «Лев Вонифатьевич Худобин, майор СВР, разведчик-нелегал (Карл Капницер), кадровый сотрудник АНБ, кандидат физико-математических наук, начальник отдела планирования экспериментов на фирме ГАМ, орденоносец и Лауреат».
        Строгий мужчина неопределенного возраста с трубкой в руке, пытливо рассматривающий зрителя …
        «Дина Егоровна Утечкина - Диана Уайттеккер, кадровый сотрудник АНБ, главный врач хосписа в главной клинической больницы «НИПЦ» на машзаводе, супруга Л.Ф.Худобина».
        Модная короткая стрижка, прищуренные глаза и обветренная кожа - как это можно было изобразить? Но художник изобразил …
        «Елена Геннадиевна Долгополова, главный инженер и заместитель Генерального директора фирмы «НИПЦ», доктор технических наук, орденоносец и Лауреат. Супруга П. Потаповича».
        А в глазах красивой молодой женщины так и прятались веселые чертенята …
        «Виктор Антонович Скворцов, доктор технических наук, руководитель отдела на фирме «НИПЦ», орденоносец и Лауреат, многодетный отец и автор основополагающих открытий».
        Хорошо знакомый Жене человек, которого она видела постоянно, и удивительно незнакомый - одновременно хмурый и добродушный, смеющийся и грустящий, но Женя уже не удивлялась эмоциональной насыщенности рисунка …
        «Маргарита Семеновна Антипова, доктор физико-математических наук, Генеральный директор «НИПЦ», кадровый сотрудник СВР, орденоносец и Лауреат».
        Женя знала эту женщину, не столь давно усыновившую маленького мальчика-армянина, и вновь подивилась мастерству художника - уловить настроение женщины и даже поймать ее прямой взгляд зрителю не удавалось …
        «Любовь Фоминична Докукина - красавица, воспитательница детского сада, широкой и красивой души человек».
        Любаша была всеобщей любимицей в городе - не было ни одного человека, не знающего ее, и Женя тоже хорошо ее знала, и неоднократно любовалась их танцевальному дуэту со Свиридовым, но как в простом портрете художник показал ее танцевальный талант?
        «Дарья Дмитриевна Воложанина (Огородникова) - жена полковника Воложанина, воспитательница и домохозяйка, хотя и младший лейтенант».
        Удивительно гармоничное лицо, полное доброты и душевной приятности, глаза, заглядывающие и смотрящему прямо в душу. Опять непонятно - как?
        «Георгий Иннокентьевич Благов, профессор, один из первых ученых, развивавших открытие ГАМ. Погиб при взрыве на установке в «Солнечном». Но погиб условно …»
        Строгое лицо, почти академическое. Но почему погиб условно?
        - Анатолий Иванович, почему погиб условно?
        - Потому что он не погиб. Он очутился в параллельной реальности вместе со своей любимой женщиной.
        - Как в параллельной? - растерянно переспросила Женя.
        - Да, они очутились в параллельной реальности. У нас с ними были контакты …
        Женя сглотнула вопрос …
        «Виолетта Вадимовна Ерцкая, доктор наук, талантливый ученый и автор нескольких очень важных изобретений, орденоносец и Лауреат, руководитель подразделения «НИПЦ»».
        С Виолеттой Женя была хорошо знакома, и знала, что Виола - жена Виктора Скворцова, точнее одна из его жен.
        Сосредоточенный взгляд задумчивой любительницы стихов поэтов серебряного века …
        «Иван Гаврилович Иванов, автомеханик. Незаменимый человек для всех автомобилистов города, начальник автосервиса и гаража».
        Иван Гаврилович смотрел так, как смотрит старший на младшего и несмышленого, но небезуспешного автолюбителя …
        «Людмила Александровна Береснева - оператор и аналитик, красивая женщина, дублер мировой знаменитости певицы Патрисии Каас. Погибла от заболевания крови».
        На Женю смотрела Патрисия Каас, и даже что-то говорила - или пела?
        Концерт Патрисии Каас в Доме культуры Женя хорошо помнила, и если бы подпись под портретом не указала на другую женщину, то Женя решила бы, что это известная певица собственной персоной …
        «Трофим Кузьмич Анфимов - банщик и любитель лошадей, партизан и хуторянин».
        Хитрый прищуренный глаз хорошо знакомого лошадника …
        Но за хитринкой глаз что-то еще - Женя всматривается …
        А на груди парадного необмятого пиджака награды - партизанская медаль, орден отечественной войны, памятная медаль с силуэтом Ленина …
        Награды прикреплены не ровно, видно, что надевают их редко, по случаю …
        Женя листала альбом и находила портреты знакомых и таких незнакомых людей …
        Она надолго задержалась перед портретом сурового полковника в старой красноармейской форме - это был первый комендант города, которого Женя уже не застала, и который своим жестким взглядом гипнотизировал Женю, а потом пошли сплошь знакомые ей люди - матери чудесных мальчиков и сами эти мальчики, офицеры спецотряда Свиридова, воспитанники лесой школы и учителя местной школы …
        Чем дальше листала страницы Женя, чем невероятнее были подписи, тем неуютнее чувствовала себя Женя - она же многих знала, со многими встречалась почти каждый день, но она и представить себе не могла всю глубину интеллекта и человеческого достоинства таких знакомых и совершенно неизвестных ей людей!
        - Анатолий Иванович, можно вопрос? Чем вызвана такая секретность этого альбома?
        - Видите ли Евгения Анисимовна, как это ни странно, но эта папка вскрывает много секретного и неведомого, вскрытого художником - и мы этого не можем понять, как это сделано.
        - Но здесь так много истории фирмы, истории людей, создавших ее и создающих ее сейчас. История фирмы не существует? Она не написана?
        - История открытия и история фирмы пока не написаны, и это будет написаны не так скоро, как хотелось бы …
        Вернисаж
        Гриша Свиридов частенько наведывался к профессору Василевскому, на его занятия.
        За это время уже несколько раз сменился состав студентов в аудитории, но многие бывшие студенты не забывали профессора и заходили на его занятия.
        Так и теперь - войдя в натурный класс Гриша застал там многих молодых художников, с которыми познакомился на занятиях у Василевского.
        - Проблемы, Генрих Савельевич? - спросил Гриша поздоровавшись.
        - Есть немного … Мы тут замышляем выставку наших бывших студентов … Кстати, без тебя мы не обойдемся! Готовь экспонаты! Но возникают проблемы …
        Вечером за ужином Гриша рассказал о попытке организации выставки молодых художников, учившихся у Василевского.
        - Выставка будет довольно локальная, только свои, поэтому никто денег не дает. Генрих Савельевич даже с своими связями не может осилить эту бюрократическую машину, которая даже пошевелиться не желает - это де даже не факультет, и уж никак не институт … а для аренды помещения нужны немалые деньги. Все остальное мы сделаем сами, но я смогу дать им примерно половину …
        - Завтра я переведу тебе деньги на карточку! Скажи, в чем еще можно вам помочь?
        Свиридов сказал это без промедления, даже не дав Грише закончить фразу.
        - Гри, а он даже не спросил, сколько денег нужно … - Уля устроилась у Гриши на плече точно так же, как на плече Свиридова устраивалась Тоня - как это?
        - Отец не спрашивает, отец делает … - ответил Гриша, - Ты лучше подумай, что мне приготовить для этой выставки?
        Утром, когда все разбегались по своим делам, Свиридов сказал Грише.
        - Платить можете по любому - хоть налом, хоть как. Но договор должен быть официальным. Можешь сказать, что ваши интересы будет представлять юрист Свиридов, но только после подписания договора аренды.
        - Ты опасаешься? Чего?
        - Вашей неугомонности. Ты подумал, что будешь выставлять?
        - У меня есть идея … Но еще не до конца … не до конца оформленная. Вечером поговорим?
        К директору окраинного клуба, с которым у профессора Василевского были достигнуты предварительные договоренности профессор пришел с молодым капитаном в ладном мундире с орденскими колодками.
        Директор был явный пройдоха и разговор у профессора с ним не клеился.
        - Позволите, Генрих Савельевич? Мы хотим посмотреть ваш зал для размещения выставки. Генрих Савельевич, вы посидите, а мы пройдем и посмотрим.
        Деловой и уверенный тон подействовали и Гриша с директором вышли из кабинета.
        Они вернулись примерно через полчаса, и директор уже называл Гришу Григорием Анатольевичем.
        - Смотрите, Генрих Савельевич, вот примерный план зала.
        На листке из разлинованной амбарной книги четкими линиями художника был изображен зал с указанием окон, дверей, колонн и электрических розеток.
        - Натан Михайлович готов сдать нам этот зал на месяц, Генрих Савельевич. Я думаю, нам это подойдет.
        - Тут можно будет использовать колонны … Ты считаешь, Гриша, что подойдет?
        - Да, Генрих Савельевич. Натан Михайлович, готовьте договор.
        - Ну, зачем нам договор! Мы можем договориться так …
        - Нет, Натан Михайлович, только договор с указанием места, цели, ваших услуг. Вопрос оплаты - это дело другое. Способ оплаты выбирайте сами - безнал, нал или что другое. Нас устраивает любой вариант, но договор должен быть официальным.
        - Но если … Нам удобнее предоплату … а потом …
        - Натан Михайлович, я же сказал - способ оплаты на ваше усмотрение. Готовьте договор.
        В кабинете Василевского их ждали несколько молодых художников разных выпусков, и Гриша с особенной ласковостью поздоровался со своей сокурсницей, портрет которой он когда-то нарисовал, чем обратил внимание ее коллег не столько на себя, сколько на нее.
        Генрих Савельевич отдуваясь залез в свое кресло.
        - Дорогие коллеги! Григорий Анатольевич вам сейчас …
        - Генрих Савельевич! - с укоризной сказал Гриша.
        - Григорий Анатольевич вам все расскажет …
        - Генрих Савельевич!
        - Хорошо, Гриша. Гриша вам сейчас все расскажет.
        Гриша выложил план зала.
        - Тут есть размеры площадки, остальное глазомерная съемка.
        - А свет?
        - Тут окна, но свет нужно ставить в зависимости от экспозиции.
        - А штанги, подвески?
        - Стены - голый бетон. Можно долбить, можно пристреливать, но скорее всего дирекция будет против. Если не будет дубовых рам, то можно крепления клеить.
        - Клеить к стенам?
        - Да, клеить. Технологию беру на себя.
        - А осветительную аппаратуру дирекция даст?
        - Не даст. Надо поставить свою. Кто из вас владеет этим?
        - Я уже этим занимался, но где взять все софиты, арматуру, кабели?
        - Полный перечень с марками, длиной и так далее. Найдем.
        - А сколько они запросили? Где деньги брать будем?
        - Деньги у меня в кармане. Не волнуйтесь!
        - Должен вам сказать, коллеги, что без Григория … без Гриши мне было бы трудно о чем-либо договориться. Ей богу! Я думаю, что нам нужно будет просить Григория Анатольевича …
        - Генрих Савельевич!
        - Гриша, привыкайте! Нужно попросить Григория Анатольевича взять на себя заботы о выставке, возглавить нашу инициативную группу. Есть возражения?
        - Нет возражений!
        - Нет возражений!
        - Но список участников за Генрихом Савельевичем! А технические вопросы я готов взять на себя. И за договором я готов съездить с кем-нибудь из вас.
        - Состав оргкомитета выставки молодых - председатель профессор Василевский Генрих Савельевич, заместитель Свиридов Григорий Анатольевич …
        - И заместители председателя Колокольцева Анечка и Махин Вениамин - извините, не помню вашего отчества.
        - Принято! Принято! Принято!
        К директору клуба Гриша поехал с Вениамином Махиным, и пробыли они там очень долго. Поэтому инициативная группа собралась только на следующий день.
        - Коллеги! У нас для обсуждения два вопроса: договор с директором клуба и предлагаемый мною список участников выставки. Гриша … вы позволите мне так вас называть?
        - Генрих Савельевич, конечно же!
        - Тогда проинформируйте нас по договору, будьте добры.
        - Мы с Веней вчера работали с директором по тексту договора и привезли окончательный вариант. Согласно договору директор предоставляет нам зал - план зала прилагается - для публичного выставления художественных экспонатов на срок 35 календарных дней, охрану помещения и экспонатов в ночное время, точку для подключения электрооборудования общей мощностью до 25 киловольт-ампер и возможность использования туалетами клуба во время работы выставки. Зал предоставляется пустой и убранный. Оргкомитет в свою очередь самостоятельно монтирует экспонаты выставки, устанавливает электрооборудование с учетов всех требований техники безопасности и противопожарных норм, обеспечивает посещение выставки публикой и охрану правопорядка во время работы выставки. Оплата за аренду помещения и услуги производится в два этапа: предоплата в размере половины суммы договора и окончательный расчет после окончания работы выставки плюс компенсации расходов за потребленную электроэнергию. В тексте договора указана общая суммы, хотя на деле это величина предоплаты, и не указано, что все расчеты производятся лично с директором
наличными.
        - Слушай, Гриша, а он не кинет нас?
        - Нет, не кинет. Вся беседа с этим Натаном Михайловичем записана на магнитную пленку, о чем он не знает. Пока.
        - Директор очень упирался, когда Гриша стал вносить дополнительные пункты, - вставил Махин. - Иначе у нас были бы проблемы по всем пунктам: и по электричеству, и по охране, и по туалетом. И за все потребовались бы новые деньги!
        - Гриша, а ты уже заключал такие договора? Откуда ты все это знаешь?
        - Проконсультировался. Директором договор подписан, теперь очередь за вами, Генрих Савельевич. И мы отвезем договор, деньги и назначим дату начала действия договора.
        - Прямо завтра и начнем!
        - Начнем-то мы завтра, но для освоения помещения еще предстоит много работы. Перечень работ, их размещение и крепление, освещение, огнетушители, которых там нет. поэтому дату надо назначать с учетом всех подготовительных работ. Но и оттягивать дату особенно нельзя, а то директор пустит туда кого-нибудь еще!
        После обсуждения списка члены инициативной группы занялись проблемами более земными - как и на чем подвешивать картины, где доставать софиты и провода, где и как рекламировать выставку.
        Рассмотрение списка участников и количества работ для выставки заняло весь остаток дня, а Гриша уехал с подписанным договором, оговорив для себя место около одной из колонн площадку около одного квадратного метра.
        Это не поняли, но согласились.
        А все дело было в том, что идея Тони …
        Идея Тони Свиридовой
        Идея Тони была весьма неожиданной, но по мере ее обдумывания Гриша и Анатолий Свиридовы, а также Уля все больше привыкали к этой идее.
        А Тоня предложила весьма необычный прием для демонстрации работ Гриши, а именно его иллюстраций к книгам, издаваемым Венским издательством.
        Она предложила демонстрировать страницы книг с иллюстрациями на экране монитора с большим экраном, и при этом демонстрировать не одну книгу, а две, изданные на разных языках.
        Это было вполне возможно, поскольку иллюстрации в текстах размещались в одних и тех же местах текста - но иллюстрации-то были разные!
        А некоторые книги издавались не на двух, а на трех языках и можно было демонстрировать все три иллюстрации.
        В качестве примера Тоня отсканировала страницы двух книг и показала своим домашним на экране компьютера. Оказалось, что это действительно впечатляющее зрелище, особенно для тех, кто мог прочесть тексты в обоих книгах.
        - Тонечка, ты умница! Надо же придумать такое!
        - Мама, ты чудо. Я так люблю тебя!
        - Мама, как я рада! Гриша, правда очень здорово?
        За вечер Владик Медяков набросал программу и схему такого терминала, прикинул, из каких стандартных блоков и устройств можно собрать демонстрационный и рабочий образцы устройства.
        Готовый жидкокристаллический телеэкран от домашнего кинотеатра, клавиатура от готового пульта медицинского терминала, простенькая управляющая матрица и жесткий диск на 500 Гигабайт.
        Тоня и Уля отбирали книги из шкафа Гриши, сканировали страницы, составляли перечень отснятого. Набралось четыре книги на двух языках и три на трех языках, причем две книги не имели русскоязычных аналогов - пока, их еще переводили.
        В кабинете Василевского на четырех больших листах бумаги выкладывали фотографии картин для выставки, перекладывали их в различные композиции. Гриша предложил для выставки портреты нескольких своих друзей-студентов, с которыми познакомился на занятиях профессора Василевского, а об основном «экспонате» пока загадочно молчал.
        Устройство-демонстратор с экраном уже окрашивали в механическим цехе «НИПЦ».
        А в кабинете профессора и в натурном классе образовался настоящий склад - лежали бухты веревок, проводов, скобки для крепления картин.
        А куда складывать софиты на штативах? А подготовленные к экспозиции картины?
        Софиты достали по знакомству в галерее «Гараж», коммутационные разъемы и выключатели пришлось опять выпрашивать со склада «НИПЦ».
        А для складирования всего оборудования и картин Гриша снова обратился за помощью к отцу. Свиридов договорился с охранным агентством, что размещалось рядом с вертолетной площадкой около московской базы фирмы. Там Грише выделили угол в сарае времен позапрошлого века, но сарай был крепкий и сухой.
        Сюда, в этот сарай привезли и демонстратор Гриши, многократно проверенный дома, со съемным винчестером с видеоматериалами, и картины для выставки.
        Но наконец все было готово, и Гриша с Генрихом Савельичем и с портфелем с деньгами поехали к Натану Михайловичу. Входя в кабинет к директору клуба Гриша включил диктофон …
        Деньги из портфеля перекочевали в стол директора, а прямо на последнем листе договора сделали приписку «отсчет действия договора с 7-го числа» - это кроме записи «предоплата получена» и подписью директора.
        Гриша оформил кратковременный отпуск, в зале клуба закипела работа и появилась реклама открывающейся выставки.
        Кронштейны для металлических штанг, приклеивали к бетонным стенам крепления, крепили веревки и подвешивали картины. Этим, как и многими другими вспомогательными работами, занимался Гриша почти единолично.
        А уж когда он привез металлический шкаф с клавиатурой и большим экраном, то вызвал всеобщий интерес и даже зависть у некоторых его коллег.
        Смонтированный демонстратор надолго отвлек всех от работы - всем захотелось понажимать кнопочки и полюбоваться иллюстрациями Григория Свиридова к изданиям известного Венского издательства. Демонстратор работал безукоризненно, послушно перелистывая страницы разных книг …
        Наконец все было готово и настал день открытия выставки.
        Билеты продавали при входе, цена билетов была чисто символической, а в первые дни большинство посетителей были родные и знакомые художников. Побывали на выставке не только Свиридовы, но и многие знакомые Свиридовых из города недалеко от Москвы.
        И побывали корреспонденты нескольких изданий и даже телевидения, поэтому о выставке узнали и народ пошел. Побывала здесь и Женя Кульченкова с Анной Кутенковой, и в многотиражке города около «НИПЦ» и в местной телепередаче появились сведения о выставке молодых художников.
        Это добавило посетителей на выставке, и там многие общались с Гришей - Гриша почти постоянно находился в зале, подменяя при необходимости дежурного экскурсовода.
        А по центральному телеканалу информация о выставке в основном была посвящена демонстратору Григория Свиридова, известного художника-портретиста и книжного иллюстратора. И снова на выставку пошли посетители специально для ознакомления с этим демонстратором, осаждающие Гришу.
        Но утолив жажду любопытства и насладившись иллюстрациями к книгам зритель обращал внимание на колонну, около которой стоял демонстратор - это был бетонный столб прямоугольного сечения со стороной около полуметра. Гриша развесил на сторонах этого столба портреты своих коллег, учеников профессора Василевского, и не забыл самого профессора - его большой карандашный портрет висел среди более мелких портретов его учеников.
        Обычно зрители пробегали эти портреты мельком, а специалисты перед ними останавливались. И в интервью академика Жутовского большое внимание было уделено именно этим портретам, таким простеньким с первого взгляда.
        Скромный зал забытого дома культуры не пустовал все дни работы выставки, а в последний день тут по необъяснимым причинам оказалось телевидение и сразу несколько известных художников. И вот эту беседу специалистов частично показало телевидение - и полностью городской телеканал фирмы «НИПЦ».
        А директор дома культуры попытался получить побольше денег, для чего запер двери зала и пообещал открыть их только после получения денег.
        И тут пригодился Свиридов - в дом культуры приехали отец и сын Свиридовы.
        Какие-то мужики в черной форме пропустили их в кабинет директора, с тревогой поглядывая на подъехавшие следом два крытых грузовика, откуда вылезли молодые ребята - одни в камуфляже, другие в синих комбинезонах.
        Уже через десять минут растерянный директор вышел и махнул черным мужикам рукой, и приехавшие стали грузить выносимое из зала - картины, кабели, осветительные приборы, Гришин демонстратор, штанги и крепления.
        А потом в кабинете Василевского Свиридовы за маленькими рюмочками коньяка обсуждали результаты выставки …
        И дома Свиридовы отмечали окончание выставки, поздравляли Гришу …
        Винзавод
        За ужином Тоня сказала:
        - А я сегодня была на выставке около Курского. Называется странно - Винзавод.
        - И как выставка?
        - Там много выставок, много галерей и художников. Я встретилась и побеседовала с Линой Краснянской и с Софьей Троценко - хозяйками всего этого комплекса зданий бывшего пивоваренного завода «Старая Бавария». Я зондировала почву на предмет аренды выставочного помещения, отдельно размещаемого и автономного.
        - Тонечка, ты хочешь создать галерею художника Григория Свиридова?
        - Да, Толя, ты прав - именно этого я хочу. Принципиальных возражений я не встретила, нужно ехать и говорить более предметно - площадь, коммуникации, оплата …
        - Телефон Троценко взяла? Давайте съездим туда вместе. Ты имеешь ввиду выставку только работ Гриши?
        - Думаю, что имеет смысл говорить о более широком использовании арендуемого помещения. Например, выставка-продажа изделий Вани Ромашкина, выставка коллег Гриши, выставка его книг …
        - Можно использовать шкафы с экранами-мониторами, что использовались тогда, на его первой выставке …
        - И зарядить в каждую одну книгу, но на разных языках!
        Они вспоминали первую выставку молодых художников учеников Василевского, организованную Гришей с помощью отца и успех картин молодого художника …
        О поездке на «Винзавод» Уле рассказывал сам Гриша.
        - Мы осмотрели практически все помещения бывшего пивного завода - как свободные, так и занятые. Если бы не отец, то мы бы не обращали внимания на многие мелочи, которые так важны для автономной выставочной галереи, а он все это знал и внимательно проверял. И буквально загонял их инженера по технике безопасности!
        - Почему по технике безопасности?
        - А он единственный оказался свободен из главных специалистов, знакомый со всеми помещениями бывшего завода - а территория там далеко не маленькая. У нас даже зародилось подозрение, что начальство всей территории не знает. А мы нашли такое помещение, что лучше не придумаешь, только все в аварийном состоянии.
        - Ну и зачем нам аварийное помещение?
        - Оно не разваливается, а просто много лет было безнадзорным. Но зато нам его отдадут подешевле с условием ремонта. Главное, перестелить там пол - пол был кирпичным и стал рассыпаться. Но отец уже прикинул - там недостаток отопления и пол можно сделать теплым.
        - А когда ты свозишь туда меня?
        - В следующий выходной и съездим. Заодно и выставки там посмотрим - а там есть любопытное. А отец где-то достал старый план этого строения, и по этому плану уже прикидывают объем необходимых работ.
        - Дорого?
        - Дорого. Но зато аренда на 49 лет, а там не только выставочная площадь, но даже туалет и крохотный уголок для кафе. Раздевалка, комната отдыха, склад экспонатов … Помещение было производственным и там весьма солидная электропроводка, что совсем немаловажно …
        - Гриша, я хочу туда! Хочу развешивать твои картины, хочу гордиться и радоваться!
        - Там и твои книги будут - я тоже буду радоваться за твои успехи …
        Убежище
        Мужчины колышками размечали место под дом и под гараж, по размеченному периметру вбивали металлические столбы и укрепляли металлическую сетку - но по передней стороне участка столбы и сетку не ставили.
        Потом вырос трехэтажный дом и двухэтажный гараж с широченными подъемными воротами - в гараже свободно помещались «Гелендваген» Тони и «Мерседес» Свиридова, и еще оставалось место.
        А когда вместо «Мерседеса» свою «восьмерку» ставил Гриша, то в гараж третьим свободно забирался желтенький «Гец» Ули.
        На втором этаже над гаражом помещались вполне комфортабельные помещения - две спальни, обширная гостиная с кухонным уголком, а между спальнями размещался туалет и просторная душевая кабина.
        Вниз вела отделанная деревянными панелями лестница с выходом в зелень участка.
        Тут, на втором этаже менялись достаточно важные гости начиная с австрийского наследного принца, секретного ученого из США и никому не известного молодого человека, который ни разу не спускался со второго этажа и которому еду носил либо сам Свиридов, либо Тоня. Молодой так же неожиданно исчез как и появился.
        Второй этаж чаще пустовал, но тем не менее там убирались …
        Подружки
        Полина и Люба шли по Арбату.
        Полина Ерлыкина и Любовь Казарновская шли по Арбату, шли так же, как много лет назад, рядышком, не обращая внимания на окружающих.
        Это удавалось им с трудом - Казарновскую узнавали, нацеливали на нее фотоаппараты, сотовые телефоны и пристраивались рядом и делали селфи.
        - Мне так хочется удрать куда-нибудь, чтобы ко мне не бросались …
        - Так в чем же дело?
        - Мне бывает даже легче за границей … Меня там меньше знают, да и публика там чаще всего иная … А мне так хочется лечь у воды - так, чтобы сразу не набегали назойливые любители автографов и селфи …
        - Хочешь? Могу устроить.
        Мысленный разговор с Анатолием Свиридовым занял у Полины мгновения.
        - Отдельно стоящий домик в саду, комнаты на втором этаже. Хозяева в главном доме на участке. Рядом лес и большое озеро. Никаких назойливых любителей, вежливые хозяева. Это не мой дом - наш дом недалеко на соседнем участке.
        - И это реально?
        - Роберта берем с собой?
        - Естественно!
        - Пошли! Мы можем перенестись туда мгновенно, как в сказке!
        - Шутишь?
        - Это - тайна, но не шутка.
        Приготовления заняли совсем немного времени и все трое - Полина, Любовь и Росцик с двумя чемоданами закрыли глаза по команде Полины закрыли глаза и открыли глаза в просторной комнате с большим окном с видом на зеленый участок …
        - Все, вы приехали. - их приветствовал веселый седой человек. - Вот ваши комнаты, вот лестница вниз, рядом наш дом Свиридовых … Сейчас поднимется Тоня, моя жена … Озеро там, лес - там.
        - Здравствуйте! Толя предупредил меня. Очень приятно - я Тоня.
        Полина Ерлыкина вместе с ошарашенными Любой и Робертом Росциком спустилась вниз и их приветливо встретили Уля и дети …
        Танго
        
        Полина с гостями гуляли по лесу, и выслушивала признания в привязанности к этой российской ненавязчивой красоте.
        Между делом Полина поделилась, что ее Сема нервничает в ожидании предстоящего концерта.
        - И почему Семен Гаврилович нервничает? - спросил Любовь Юрьевна. - Он хороший музыкант!
        - Конечно, хороший. Но кроме общей темы предстоящего концерта никто толком ничего не знает! Это ведь Толя ведет!
        - Анатолий Иванович дает концерт?!
        - Вы не слышали? На афише только одно слова «ТАНГО» и все. А что будет …
        - Танго? И ты ничего не знаешь?
        - Немного знаю. Но лучше это увидеть.
        - Ты отвезешь нас?
        - Пошли, пообедаем. А потом поедем все вместе.
        - А мы поместимся в одной машине?
        - Я заказала целый минивэн …
        К концу обеда на дачный участок въехал голубой микроавтобус, и деликатно гукнув остановился и крыльца.
        Не слушая возражений приехавшего молодого парнишки Полина усадила его за стол …
        Удобно разместившись в салоне и в ожидании чего-то неведомого - гости были изрядно заинтригованы разговорами за обедом - они выехали с участка.
        Водитель притормозил на площади у выезда - там под навесом остановки собралась небольшая группа ожидающих.
        Водитель показал один палец - место впереди около него оставалось свободным.
        Из группы ожидающих выскочил подросток и с возгласом «Приедете позже!» сел в машину. Он поздоровался, разглядел едущих, но назойливости не проявил и разговора не затевал.
        Разговор с водителем затеял Росцик - что за двигатель, как плавно идет машина, какая коробка передач, на сколько хватает аккумулятора …
        - Роби, ну что ты пристал? Этого не знает даже Семен! Сколько времени вы ездите на этом автобусе?
        - Около года, и все без зарядки. Каждую неделю пишем отчет …
        На афише на Доме культуры было одно слово «Танго» и некая кривая, которую можно было принять и за изгиб игривой волны, и за вихрь музыкальной фразы, и за полет фантазии …
        Они немного задержались и двери зрительного зала были закрыты, и их караулили бдительные пожилые дамы в форме - капельдинеры.
        - У вас как в Европе - капельдинеры! - удивилась Любовь Юрьевна. - Но мы опоздали!
        - Идемте, идемте! - и Полина повлекла их в проход справа от зала.
        По длинному проходу они дошли до двери главной лоджии, поздоровались с Тоней Свиридовой и Гришей, расселись …
        Занавес был открыт, но сцена была пуста.
        И невидимый «полновесный» оркестр играл что-то ужасно знакомое, и Любовь Юрьевна не удержалась и стала напевать вполголоса:
        
        Дымок от папиросы
        Завивается и тает.
        Дымок голубоватый,
        Призрачный
        Как сон или мечтанье …
        И тут из левой кулисы появился мужчина во фраке - Казарновская не сразу узнала Свиридова. И пошел легкой танцевальной походкой в ритме музыки.
        Наблюдая за ним зрители не заметили, что из противоположной кулисы вышла Люба Докукина в строгом голубом платье и пошла навстречу Свиридову таким же легким шагом.
        А музыка отчаянно страдала и ее страдания были понятны без слов, которые нашептывала Любовь Юрьевна:
        
        Как это все далеко -
        Любовь мечта и юность.
        Брожу я одиноко
        И душа тоски полна.
        Мужчина и женщина наконец встретились, протянули руки друг к другу и стали страдать вместе - без слов, подчиняясь одной только музыке.
        Они двигались очень слитно и музыкально - Казарновская отметила, что рисунок танца был классическим и очень профессиональным.
        А к страданиям музыки добавились слова - негромко, вполголоса их напевал Свиридов.
        
        Неумолимо проходит
        Счастье мимо.
        Ко мне, я знаю,
        Ты не вернешься никогда.
        Дымок от папиросы,
        Дымок голубоватый,
        Мечтою невозвратной
        Тает образ твой во мгле.
        Как это все далеко …
        В танце страдающей пары не было ничего необычного, театрального - обычный танец давних хорошо знакомых друг с другом партнеров, но как слаженно они двигались.
        В танце они ушли в затемнение и раздвинувшийся черный задник.
        Но музыка не кончилась и зазвучало классическое немецкое танго - Росцик даже вздрогнул, посчитав что это запись - но нет, это была классическая имитация старого имперского немецкого танго.
        «Pariser Tango, Pariser Tango» напевал Росцик, а некоторые вспоминали Франческу Гааль в фильме «Петер» …
        Но непонятным образом и мелодия и музыкальное сопровождение изменилось, и танцевальная пара вновь появилась на сцене, и Свиридов запел.
        
        В запыленной связке
        Старых писем
        Мне случайно
        Встретилось одно.
        Где строка,
        Похожая на бисер,
        Расплылась в лиловое пятно.
        И музыка, и слова были неожиданны, но почему-то не выделялись из общего строя музыки, и напоминали голос известной давно ушедшей певицы.
        А танец …
        Казарновская профессиональным взглядом отметила, что пара танцует не только подчиняясь музыке и даже направляя ее, и танцоры образуют плотную пару, объединенную опытом.
        И вдруг …
        Опять заигранная на танцплощадках мелодия, но как по иному она звучит.
        Пара танцует на расстоянии друг от друга, но движенья партнеров такие, будто они танцуют как обычно, вместе.
        А Свиридов вполголоса - но музыка его не заглушает
        
        И ночами снятся мне недаром
        Холодок оставленной скамьи,
        Тронутые ласковым загаром
        Руки обнаженные твои.
        Но пара сближается, и наконец они соединяются
        
        Где с тобой мы были -
        Я не знаю,
        Только помню
        Губы в тишине,
        Только те слова,
        Что убегая,
        На прощанье
        Ты шепнула мне.
        Зрители слушали, но больше смотрели на танцующих.
        Те двигались по простору сцены легко и привычно.
        Партнерша то придвигалась к партнеру и даже клала голову ему на плечо, то они отдалялись друг от друга на дину вытянутых рук.
        
        Если любишь - найди,
        Если хочешь - приди,
        Этот сон
        Не пройдет никогда.
        Если ж нету любви -
        Ты меня не зови,
        Все равно
        Не найдешь никогда.
        Зрители обращали внимание, насколько послушно партнерша слушается партнера - и музыки.
        
        Счастье мое
        Я нашел в нашей дружбе
        С тобой.
        Ты для меня
        И любовь и весна.
        Казарновская по ее собственному заявлению услышала много нового - и увидела в исполнении Анатолия Свиридова и Любочки Докукиной.
        
        Когда кабак
        погасит свечи,
        Когда бармен
        закроет
        дверь,
        Скажу спасибо я
        за вечер,
        Скажу - люблю,
        а ты поверь.
        Я буду ждать
        с тобою встречи,
        Я буду день
        за днем
        считать,
        Чтобы опять
        в субботний вечер
        С тобою
        танго
        танцевать.
        Зрители едва успевали следить за изменением облика танцующих - костюмы и манера танца менялась настолько резко, что непосвященным могла показаться, что танцоров на сцене много.
        
        Это танго
        объятья,
        взгляды.
        Это танго -
        не жди пощады.
        Это танго
        азарт и чувства.
        Мы познаем
        любви
        искусство.
        А искушенные зрители даже иногда давали волю чувствам и в зале можно было услышать: «Люба!», «Любаша!», «Давай!» или «Во дает!», «Ну, ты гляди!»
        
        Танго,
        Где так неуместны слова,
        Танго,
        Танцует
        одна
        голова.
        Хрусталик
        прозрачен.
        Движенья
        беззвучны.
        Танцор
        бескорыстен,
        Но плохо обучен.
        А потом пошли танцы без слов - и хотя музыка иногда была знакома, пара танцевала и Свиридов молчал.
        И это было ничуть не хуже, чем в сопровождении пения, а может быть даже лучше, поскольку оставляло больше простора для фантазий …
        Концерт продолжался без антракта, и устали зрители.
        После оваций и раскланиваний Казарновская захотела познакомиться с партнершей Свиридова - знакомство с самим Свиридовым Полина ей пообещала и в домашней обстановке.
        В проходе вдоль дверей гримерных комнат Казарновская удивлялась надписям: «Раймонд Паулс», «Лайма Вайкуле» и другим известным именам.
        - Они бывают у нас так часто, что уже обжили эти гримерки! - пояснила Полина.
        Коридор был длинный, а двери в гримерки были по обеим сторонам.
        Вот и дверь с надписью «Любовь Докукина».
        На стук откликнулся мужской голос - Люба была в душе, и пришедшие познакомились с ее мужем.
        А потом она сидела в мохнатом халате, пила виноградный сок и отвечала на вопросы Любови Юрьевны.
        
        СЕКРЕТНЫЙ ГОСТЬ
        Несмотря на то, что по внешнему виду Свиридова было невозможно распознать его состояние, Тоня научилась безошибочно узнавать нюансы настроения мужа.
        Правда, многие знали, что если Свиридов вытягивает руки перед собой и плотно прижимает ладони к столу (а не дай бог еще и шевелит пальцами!), то ничего хорошего ждать не следует. Вплоть до внезапного выстрела - но это знали только офицеры отряда полковника Воложанина.
        А сегодня Свиридов был несколько обеспокоен,, но Тоня ничего мужу не сказала, а постаралась сохранить обычную атмосферу в доме - атмосферу любви, доброты, и внимания.
        Привычка ничего не спрашивать у мужа (конечно, это не6 абсолютно!) вырабоатнная годами сбоя не давала, и уютно устроившись на плече у мужа и обняв его рукой Тоня была готова …
        - Знаешь, назревает очередной скандал с АВТОВАЗОМ. Отсутствие единого плана развития отрасли сказывается все сильнее. Иностранные фирмы и заводы уже плюнули и выходят со своими предложениями напрямую на местные власти и создают производства, и наше Министерство промышленного развития узнает об этом постфактум …
        - Каким боком это касается тебя?
        - Касается расширения области применения наших ЛЕКСАР’ов. Мне легче договорится с Исидой - я позвонил, Ракитин дал телекс и все без излишней волокиты … Мы получаем машинокомплекты Ниссан через один - один от старого Леафа, второй - от нового. И с конвейера сходят и старые и новые Ниссаны с электроприводом.
        - Сильно из изменился «голубенький»?
        - И внешне и внутренне, с учетом наших аккумуляторов.
        - А АВТОВАЗ?
        - Вытащили древнюю конструкцию электроминивена, рассчитанного на свинцовые аккумуляторы, и ничего не переделывают …
        - А Президент тебя не напрягал?
        - Он обещал выполнить обещание погостить у нас - помнишь? Меня несколько смущает условие - скрыться от внешнего мира на несколько дней. Спрятать мы его спрячем, но зачем?
        - А какое тебе до этого дело? Думаю, что он просчитывает все вперед и надолго … Я все приготовлю, а ты напряги Воложанина …
        Переселение
        - Тонечка, у нас скоро будет гость, на несколько дней. Приготовь мансарду над гаражом. Одна комната для гостя, одна для … для офицеров. В маленькой думаю нужно поставить массажный стол. Холодильник наполнить …
        - Что за гость? Я его знаю?
        - Знаешь. Это Владимир Владимирович хочет на пару дней исчезнуть для всех - он, двое его морских офицеров, к ним я хочу придать Юру Воложанина. А массажная для Комаки.
        - Но ему же нужна связь!
        - Только с секретарем и по нашему телефону. Банька, пляж, лес - и никаких связей с миром. Он так захотел сам.
        - Когда? Я буду готова завтра.
        - Дата не уточнена, но думаю в пятницу …
        - Дмитрий Сергеевич, сообщите Владимиру Владимировичу о прибытии генерала Свиридова.
        Президент появился минут через двадцать.
        - Товарищ главнокомандующий! Генерал-полковник Свиридов, полковник Воложанин!
        - Здравствуйте.
        Президент пожал руки Свиридову и хорошо знакомому ему Воложанину.
        - Мы готовы, Владимир Владимирович. Если у вас все готово, то мы можем начать немедленно.
        Кокон мгновенно переместил пятерых мужчин с их багажом в холл на втором этаже над гаражом на участке Свиридовых в садовом товариществе «На берегу».
        - Мы предлагаем эту комнату вам, Владимир Владимирович. А здесь - двое ваших полковников и один наш. Тут душ, туалет. Вон там подобие кухоньки, холодильник. Ужин ожидается примерно через час в доме рядом.
        - Товарищ генерал-полковник!
        - Пожалуйста - Анатолий Иванович, полковник.
        - Слушаюсь. Анатолий Иванович. Нам запрещено принимать пищу совместно с Президентом.
        - Тогда ужин вам принесут сюда.
        - Очень уютно. - Владимир Владимирович оглядел комнату. - А как со связью?
        - Вот ваш телефон - там уже забиты нужные номера. Номер один - ваш пресс-секретарь, номер два - Шойгу прямой, номер три - ваш начальник охраны, номер четыре - мой телефон. Номер ноль - наши диспетчеры, они предупреждены, примут любой вызов. На ваш телефон могут звонить только те, кого я назвал. Точно такой же телефон у старшего смены ваших полковников с чемоданчиком, у него номер ноль - ваш. Телевизор в вашей комнате - восемьдесят каналов, вот список.
        - Я смотрю - Антонина Ивановна запасла мне одежду …
        - Владимир Владимирович, мы понимаем, что обеспечить привычный для вас бешеный ритм жизни мы не сможем. Отдыхайте.
        В гостиной восприняли гостя с радостью.
        Все, даже маленькие были с ним знакомы, и Верочка быстро нашла общий язык с дядей Володей.
        Она рассказала дяде Володе, что улыбчивые женщины, несущие еду в гараж, сестры дедушки, только не родные, а названные.
        И даже объяснила дяде Володе, что это такое - названные сестры.
        Коленька подошел к Владимиру Владимировичу и стал внимательно смотреть на него.
        Владимиру Владимировичу ничего не оставалось, как нагнуться, а потом даже присесть на корточки.
        - Колян! - представился Коленька, протягивая руку.
        - Вован! - практически без паузы отозвался Владимир Владимирович, пожимая руку Коленьке.
        Телевизор вполголоса рассказывал новости, и Коленька обратил внимание, что дядя Володя тут, за столом, но и там, в телевизоре, и потребовал объяснений.
        - Николай Григорьевич, можно я вам это объясню?
        Коленька протянул руки и потянулся к Владимиру Владимировичу.
        - Ты хочешь, чтобы я взял тебя на руки?
        Не снисходя по своему обыкновению до словесных объяснений Коленька еще энергичнее потянулся и Владимир Владимирович взял его, чему удивился, и он сам, и окружающие - вернее, не все, так как Свиридов предпринял какие-то усилия …
        - Ты видишь я вот он, тут, я живой. Потрогай.
        Коленька потрогал Владимира Владимировича за руку.
        - А где твои часы? - снизошел он до вопроса.
        - Ты знаешь, я привык носить часы на другой руке - видишь?
        - Почему?
        - Владимир Владимирович, наш внук очень любознательный и обстоятельный.
        - Ты знаешь, я так привык и мне так удобно. А там, в телевизоре - мое изображение.
        - Как?
        - Твой папа рисует картинки? И ты видишь свою живую маму и ее на картинке. Так?
        - Так.
        - Вот и я живой вот тут, а там - картинка, но движущаяся.
        - Анатолий Иванович, когда мы с вами сможем поговорить на секретные темы? И где?
        - Владимир Владимирович, защищен весь дом. Можно в беседке - там тихо и никто не подслушает. Но можно и в секретной комнате.
        - У вас есть секретная комната?
        - Смотрите. - Свиридов подошел к лестнице и открыл неприметную дверь позади нее.
        За дверью была небольшая комната двумя окнам - угол дома, и окна смотрели в разные стороны. Окна были плотно закрыты жалюзи, стоял небольшой письменный стол, два стула и диванчик под окном у боковой стены дома
        - Это ваша секретная комната?
        - Секретность условная. Просто я могу тут уединиться при случае - если нужно поработать или я появляюсь среди ночи, чтобы не беспокоить домашних. Если вас устраивает - то можем поговорить тут.
        - Вполне.
        И на другой день Анатолий Иванович и Владимир Владимирович уединились в этой маленькой комнате и обсудили вопросы, связанные с некоторыми разведданными и секретными материалами, полученными Свиридовым …
        А пока …
        Вечерняя прогулка
        Владимир Владимирович с большим аппетитом отправлял в рот куски рулета из свежих блинов и сочащейся соком семги.
        - Ульяна, но это же божественно вкусно! И рыба такая нежная!
        - Так ее только вчера выловили!
        Горячий блин ложился на тарелку, Свиридов ловко отрезал полоски нежнорозовой семги, Уля заворачивала полоски рыбы в блин …
        На столе стояли кувшины с разноцветной жидкостью.
        - Рекомендую - грушевый сок, яблочный, смородиновый …
        - Почему они такие яркие?
        - Секрет фирмы!
        Когда все насытились Уля увела детей, а Тоня стала убирать со стола.
        - Приглашаю вас на небольшую прогулку!
        - Не возражаю, Анатолий Иванович.
        Они шли по освещенной редкими фонарями улице поселка, за заборами светились огоньки в окнах.
        - Анатолий Иванович, а как мои спутники? Они должны быть в досягаемости …
        - При вызове мы с вами очутимся у них в комнате в течение нескольких секунд. Хотите проверить?
        - Пожалуй нет. Этот поселок … дачные участки?
        - Да, мы долго удерживали желающих заполучить дачи, но наконец решили этот вопрос. Поселок стоит уже больше года, и еще растет.
        - А почему вы сдерживали процесс?
        - Шел процесс создания озера, и пока не начали заполнение выемки водой и не установили связи с карельским леспромхозом мы придерживали желающих построить дачу … Теперь есть озеро, из Карелии мы получили четыре эшелона с заготовками домов, исключили несерьезных желающих …
        - Несерьезных?
        - Поддавшихся модному общему потоку. Таких было довольно много, не готовых вести здесь хозяйство хотя бы летом. Были и такие …
        На плотном полотне дороги виднелись следы автомобилей.
        - Много машин?
        - Почти в половине хозяйств. Есть такие, где машин несколько - у нас на участке четыре машины: у меня, у Тони, у сына и у его жены. Правда, существует пятая - Леаф-электро, но я ее передал для использования Олегу Ерлыкину. Строго говоря это не моя машина, а экспериментальный образец фирмы «Ниссан», переданный для испытаний. С ежемесячным отчетом.
        - Как ваши дела с фирмой «Ниссан»?
        - Развиваются успешно, производство растет - и в Москве, и у нас на заводе Дементьева. И обновленная модель тоже. Растет производство аккумуляторов. У фирмы крупное производство минивенов в Испании, в Барселоне - мы акционеры этого завода. Частично деньгами, но больше нашими аккумуляторами. Вскоре начнем получат оттуда беспошлинно минивены е-NV200 как акционеры.
        - Образец уже бегает на Дмитровском полигоне - этакий голубенький минивен со сверкающими блестящими полосками на колесах. Удобная кабина, уютный салон - там разные варианты: и пассажирский, и грузовой. Думаю, в Европе сбыт этой машине будет обеспечен.
        - Вскоре фирма переходит на Nissan Leaf новой модификации: электродвигатель мощностью 150 лошадиных сил, максимальная скорость 140 км/час, разгон до сотни за 7 секунд. С нашими аккумуляторами запас хода - несколько тысяч километров. На этой базе фирма готовит кроссовер современной идеологии с автоматическим управлением без участия водителя.
        - И как - получается?
        - Мы обсуждали концепт, где мы принимаем участие и в разработке идеологии управления и в электронике. Обсуждали модификацию электромобиля в исполнении полугрузового пикапа, что может быть востребовано на рынке США - нам такой электромобиль тоже пригодится в сельской местности.
        - А почему вы отказались от контактов с ВАЗ’ом по электромобилям?
        - Так неэффективное управление. Мы фирму «Ниссан» выбрали из-за очень эффективной политики управления и мобильности в выпуске моделей. Кстати, фирма «Ниссан» числится среди акционеров ВАЗ.
        - Вы считаете управление на этом заводе неэффективным?
        - Абсолютно.
        - Сколько видов аккумуляторов вы выпускаете?
        - Несколько моделей аккумуляторов бытового назначения - для различной электронной техники, они уже есть в открытой продаже. У нас есть свой магазин - мелкие аккумуляторы там в наличии, тяжелые автомобильные и специальные - по заказам. В городе уже бегают четыре электробуса - мы заменили тяжелые старые аккумуляторы нашими, два аккумулятора по 250 килограмм, одного хватает примерно на 10 часов.
        - А второй?
        - Второй - резервный. У электробуса очень тяжелый режим - постоянные трогания с места, очень большие токовые нагрузки, да еще очень разные условия на разных маршрутах и малоэффективные тяговые электродвигатели. Выпускаем тяжелые аккумуляторы для тяжелой военной техники, для танков …
        - И есть такие танки?
        - Опытные. Токовая нагрузка там еще выше, чем у электробуса, и высокое энегопотребление. Пока мы испытываем блок «аккумулятор - встроенное зарядное устройство». Небольшой дизель и электрогенератор позволяют в полевых условиях подзарядить аккумулятор за несколько часов. Новый электрогенератор - изобретение с участием Владика Медякова, которого вы недавно награждали.
        - А что хочет от вас фирма «Ниссан»?
        - Им очень хочется стать акционерами производства наших аккумуляторов. Предлагают большие деньги.
        - И что же?
        - Производство остается нашим, а японцы помогают в развитии производства на коммерческой основе. В Сибири уже много станков, полученных из Японии. Только фирме неизвестно, где именно эти станки работают. Оплата за станки - поставкой аккумуляторами. Еще мы вошли в качестве акционеров в производство других коммерческих минифургонов фирмы …
        - Тоже на электротяге? А что сдерживает производство аккумуляторов?
        - Первая секретная стадия. Производства пленок металла и пластика.
        - Полный цикл производства только рядом с вашими установками?
        - Да. И тут, недалеко от Москвы, и там, в Сибири, в Солнечном. И еще японцы очень заинтересованы в нашем участии в их производствах по всему миру.
        - Вы участвуете?
        - На коммерческой основе. Даем им аккумуляторы в обмен на мотор-колеса для легковых автомашин. А еще вклинились в китайско-шведское производство электрических автомобилей «Вольво» в Южной Америке, и успешно. Еще мы продумываем вариант разделения процесса - основу, защищенная нашим ноу-хау, делаем мы сами, и потом продаем эту пленку как заготовку сторонним производителям.
        - Это выгодно?
        - Разбираемся. Я собираюсь обсудить это с представителем фирмы «Ниссан».
        - На вас жалуется руководство РСПП. Они вас не жалуют, и вы их тоже. В чем суть проблемы?
        - Руководство РСПП не устраивают мои прямые контакты с инофирмами. Обижаются напрасно - мы пока еще их руководство от контактов не устраняли.
        - А такая возможность существует?
        - Существует. Многие чиновники видят свою первоочередную задачу в том, чтобы обеспечить свое личное участие в процессе контактов. Интересы государства их интересуют в последнюю очередь …
        - Может быть стоит поменять там руководство? А что там у вас произошло с японцем с фирмы «Ниссан»?
        - Я не стал докапываться, кто он такой, этот господин, но он попытался начать переговоры с выяснения моего мнения насчет возврата островов Курильской гряды Японии. Я его послал с полным исполнением всех приличествующих приемов восточной церемонии …
        - А по делу?
        - Мы с представителем фирмы подробно обсудили текущие проблемы, обсудили решения этих проблем, и рассмотрели материалы фирмы на перспективу с учетом наших аккумуляторов. И бензиновые модели тоже …
        - А в чем их интерес вне электромобилей?
        - Их очень интересует сотрудничество в области внедрения продукции на американский и европейский рынки.
        - Чем вы можете помочь японцам на этих рынках? Капиталовложениями?
        - Нет. Информацией о тенденциях развития некоторых фирм-конкурентов. У нас такая финансовая информация есть, но она бесполезна для отечественного производителя, которого реально не существует.
        - АвтоВАЗ?
        - Там практически действует внешнее управление иностранной стороной …
        - Вопрос насчет охраны … Во-первых, я охраны не вижу.
        Владимир Владимирович огляделся.
        - Охрана есть, и довольно многочисленная - на территории установлен режим … близкий к военному. А топтаться рядом … это не охрана!
        - И во-вторых - как вам удалось уговорить мою кремлевскую охрану?
        - Так мы с Лешей Рубежным хорошо знакомы! Хотя это и не было определяющим …
        - А есть ли у вас незнакомые среди важных лиц?
        - Если бы все знакомые были полезны …
        Утренняя прогулка
        Утро началось с пробежки по пляжу, потом женщины с детьми уехали в город к врачам, а Владимир Владимирович с Анатолием Ивановичем после завтрака отправились на прогулку по лесу.
        - Анатолий Иванович, как вы относитесь к публикациям в модной газете от имени некого «татарина»?
        - Я за этими публикациями не слежу, но в курсе. Это явление …
        - Явление?
        - Несомненно. Это явление затрагивает сразу много сторон общественных интересов, где декларируемая борьба со злом не самая главная.
        - Что вы считаете главным?
        - Демонстрация неполной демократии и свободы слова. Местная пресса в тех регионах, где татарин совершает свои казни, не выполняет свои задачи - либо сообщает неправду, либо замалчивает событие. Тут вина не только СМИ, но и местных властей - не дают свободы газетам.
        - Еще?
        - Еще … Можно назвать область слабости власти правоохранительной - неисполнение существующих законов, взяточничество, телефонное право ….
        - Телефонное право так сильно?
        - Чем выше ранг близких обвиняемого - тем сильнее. Мне не хочется приводить примеры, которые вы хорошо знаете … А детки олигархов? Некоторые свято в верят в силу денег, и, к сожалению, не без основания. Дикие гонки на машинах - и все безнаказанно. Более того, наказывают автоинспекторов … К этому вплотную - культурный уровень самих олигархов, когда они искренне считают себя выше других. Как правило это идет в связке с незаконными приемами добывания денег …
        - Поподробнее, если можно.
        - Подробнее на тех дисках, что передавал вам полковник Воложанин - это по результатам наших изысканий. А примеры - с ними мы сталкиваемся слишком часто. Особенно если учесть, что многие случаи замачивают сразу - за деньги или по телефонному звонку …
        - Но принимаются судебные решения …
        - Кошкины слезки! В Воронеже «татарин» наказал такого «мажора» - «Мерседес» на скорости полторы сотни километров в час гонял по центральной улице, и внезапно остановился, уткнувшись в дерево. Что такое? А у водителя нет лица - оно разбито сильнейшим ударом неизвестного предмета - но стекло цело. Судмедэксперты установили, что удар нанесен деревянным предметом с нестроганой поверхностью - микрозанозы. Очень похоже на бревно. И ни звука в прессе - а прошло уже три месяца.
        - Очень жестоко, вы не находите?
        - Возможно именно поэтому в Москве пока такого не происходило. Но в Петербурге только что произошел похожий случай - гонка, автоинспекция догнать не может, по громкой связи требует остановиться, но … «Ауди» врезается в угол дома, у водителя и его спутницы нет лиц - они разбиты фронтальным ударом в лепешку, лобовое стекло цело … Прошло пятнадцать минут, но телефоны дружно работают …
        - Это будет в сводке?
        - В закрытой - да.
        - При чтении публикаций материалов о «татарине» у меня возникало ощущение, что к описываемым событиям можете быть причастны и вы, Анатолий Иванович.
        - Почему бы и нет … Но лишь косвенно … Но я обратил внимание, что татарин не затрагивает случаев, когда выясняется воровство высоких должностных лиц и непрофессионализм журналистов … Точнее тех, кто журналистами считается по недоразумению …
        - А появление полного текста на следующий день с фамилиями и номерами банковских счетов?
        - А вот здесь нам пришлось приложит руку! Соответствующие органы пытались препятствовать продаже этих страниц газеты и мы предприняли усилия, чтобы это им не удавалось. Газетные страницы печатались в разных типографиях, и даже не в городе, но выловить источники … мы не дали. Виноват.
        - Какой красивый у вас лес! Вы что-то делаете?
        - Обязательно. За лесом ухаживают, прореживают, удаляют сухостой. Нам повезло - у нас очень хороший лесничий.
        - Вам наверняка приходилось слышать, что Президент решает все проблемы, и только он сам. Меня упрекают, что я нередко пользуюсь режимом «ручного управления». Слышали?
        - Слышал. Но соберите десять мудрецов и они загубят любую проблему. Я сам работаю практически в режиме единовластия, хотя очень широко пользуюсь методом обсуждения насущных задач. Но решаю я. И без этого руководить большой системой невозможно. По крайней мере я в этом убежден …
        - Но это диктатура …
        - Нет. Это больше похоже на просвещенную монархию, на парламентарную …
        - И ваши способности убеждения … Среди сведений от Минобороны есть данные, что в одном месте у противостоящей стороны вдруг исчезли все снайперы. Они были убиты из винтовок Маузера, старых снайперских винтовок. Вы знаете об этом?
        - Естественно. Но винтовки были последней модели, а патроны были взяты у противника …
        - И в какой мере вы этим занимаетесь?
        - Очень ограничено. Возможны любые акции любого масштаба вплоть до значительных. Но я стараюсь не предпринимать ничего, что могло бы быть воспринято как некое вмешательство в политику … А уничтожить пусковую установку или танк …
        - Это так просто?
        - Пару ящиков гранат и там ни один танк не двинется с места …
        Негромко зажужжал телефон в кармане у Владимира Владимировича.
        - Здравствуйте, Дмитрий Сергеевич. Слушаю вас.
        Владимир Владимирович слушал молча, потом спросил.
        - Анатолий Иванович, мы можем быстро забрать материалы?
        - Пусть Дмитрий Сергеевич сложит документы в кейс и оставит около стола. Я заберу кейс. Насколько это срочно, Владимир Владимирович?
        - Желательно сегодня. И еще я прошу вас поговорить с Джохан Поллыевой, у нее есть что-то для меня.
        - Тогда попозже. А сейчас - это наш пляж.
        На берегу озера
        Сделав круг по лесу они снова вошли на участок дач, прошли по улице и вышли к озеру.
        - Неужели это озеро - искусственное? Берега …
        - Берега подготавливали, а лес на той стороне старательно сохраняли. Владимир Владимирович, я отлучусь на несколько минут, а с вами пока побудет дежурный спасатель.
        - Никита Леонидович! - громко позвал Свиридов.
        С вышки спрыгнул крепкий мужчина в трусах и майке.
        - Здравия желаю, господин Президент! Майор Кулигин!
        - Я отлучусь ненадолго. Составьте компанию Владимиру Владимировичу, Никита Леонидович. Охрана в курсе.
        - Слушаюсь, командир!
        Свиридов исчез.
        - Владимир Владимирович, вы у нас на озере впервые?
        - Да, я тут еще не бывал.
        - Наше озеро - это чудо. Вода родниковая, никакой техники, зарыбливаем. Рыба уже ловится. Вон, смотрите, Михеич идет с уловом. Михеич!
        Бородатый мужичок в трусах и в сапогах с удочками и ведерком завернул к ним.
        - Здравствуйте, Владимир Владимирович!
        - Здравствуйте.
        - Вот рыбы наловил - смотрите, сколько. Слушайте, возьмите на уху - Ульяша сварит!
        Тут рядом с ними ниоткуда возник Свиридов с кейсом в руке.
        - Привет, Михеич!
        - Привет, Иваныч! - совершенно спокойно ответил мужичок, ничуть не удивленный внезапному появлению Свиридова. - Возьми рыбки - можно хорошую уху сварганить!
        - Уха - это хорошо. Михеич, приходи вечером - покажешь класс в парилке.
        - Нешто Президента парить собираешься?
        - Разве он не человек? - улыбнулся Владимир Владимирович.
        Знакомиться с содержимом кейса Президент стал в своей комнате над гаражом.
        В кармане Свиридова призывно завибрировал телефон прямой связи с Владимиром Владимировичем.
        - Прямая связь! - подумал Свиридов, включая телефон.
        «Прямая связь … Скажи - не поверят … Сигнал телефона кодируется и уходит в космос, причем производя поиск нужного объекта … Оттуда по заложенной программе - а программа для объекта чужая, работающая только на момент соединения, и исчезающая бесследно после этого - и обратно, на другой телефон … Как Владик все это сумел придумать …»
        - Анатолий Иванович, пожалуйста поднимитесь ко мне.
        - Иду, Владимир Владимирович!
        Зеленая тропинка, лестница - путь занял меньше минуты.
        - У меня очень необычная просьба. Очень необычная! - подчеркнул Владимир Владимирович. - Надеюсь, вы сможете …
        - Я постараюсь.
        - Вы - Президент. Президент - вы.
        Свиридов молчал.
        - Вот документы. Посмотрите их.
        Владимир Владимирович подвинул Свиридову несколько прозрачных конвертов с бумагами внутри - в одних было всего несколько листов, другие содержали толстые многостраничные документы.
        Свиридов брал конверт, вынимал бумаги, пролистывал и убирал обратно.
        С толстыми пачками он поступал точно так же. И закрыл последний конверт.
        - Так быстро? Не важно … Вы - Президент! Ваши действия?
        - Но Владимир Владимирович!
        - Ваши действия?
        - Боюсь, что это может быть очень опасным прецедентом. Очень опасным! - подчеркнул Свиридов. - И потом я не знаком с принятыми … с принятыми у вас приемами реагирования на документы …
        - Я обычно прикладываю небольшие записочки, направляя бумаги исполнителям.
        - Мне писать их самому? Боюсь, стиль будет не тот!
        - Давайте попробуем.
        Свиридов взял из дипломата стопку небольших листков бумаги и две авторучки.
        - Цветные? Вы выделяете цветом по важности или по адресату?
        - Только по срочности. Красным - я отобрал наиболее срочные.
        Свиридов начал писать.
        Внешнее не задумываясь - но он на самом деле тщательно проанализировал просканированные им документы и составив о них свое мнение.
        И начал писать красным.
        - Даже так - как быстро вы прочли …
        А Свиридов прикреплял записочки к документам.
        - Прочтите! Я могу быть неправ!
        Владимир Владимирович внимательно прочел написанные четким чертежным почерком записки, немного подумал и подписал их одна за другой.
        - И что теперь? Неужели я прав, написав это?
        - Возможно чуть резче, чем написал бы я … Но это требует скорейшей передачи в аппарат … А вот это - Джохан Поллыевой. Вы же с ней знакомы?
        - Да, мы встречались. Я могу … я могу отправится прямо сейчас.
        - Хорошо. Остальные бумаги могут подождать …
        И Свиридов неведомым путем оказался в кремлевском коридоре …
        На участке с Верочкой
        А к Владимиру Владимировичу поцапалась в дверь Верочка.
        - Дядя Володя, ты не занят? Пойдем, я покажу тебе мои секретики!
        И Верочка повела Владимира Владимировича по участку, показывая ему самые потаенные уголки.
        - Тут беседка «думная», тут думают и секретничают. А здесь наши качельки, горочка и немецкая стенка …
        - Почему немецкая? - рядом с аккуратно покрашенными качелями и горкой желтела добротная шведская стенка.
        - Она не немецкая, но Витенька называет ее немецкой!
        - А кто такой Витенька?
        - Витенька это Скворцов. Он часто приводит к нам свою ораву, и мы играем. Он умный, его вся мелкота слушается!
        - А это скульптура, - Верочка совсем немного запнулась, но старательно выговорила - скульптура Огюста Родена.
        Среди зелени почти скрытая зеленью стояла белоснежная скульптура «Поцелуй».
        - Правда, красиво? Смотрите, как он любил людей!
        - А это что такое? - Владимир Владимирович остановился перед громадным сооружением из дощечек с металлическими полосами.
        - Это бочка! Вон там ступенечка - если туда налить воды, то можно обмакнуть даже дедушку или папу!
        Свиридов возник пред ними внезапно, но Верочка этому ничуть не удивилась - она знала о такой способности дедушки.
        И Свиридов с Владимиром Владимировичем устроились на дачных качелях под навесом от солнца …
        Владимир Владимирович пролистал принесенные ему бумаги.
        - … украинские АЭС могут представить серьезную опасность. И не только для нас - для всей Европы. Как вы оцениваете ситуацию с украинскими АЭС?
        - Мы стараемся отслеживать ситуацию. Но при случае есть возможность уничтожения станции полностью.
        - И без опасности заражения? Местности, воздуха?
        - Полностью и без следа. Но это будет стоит нескольких лет жизни … моей.
        - Оставим это на крайний случай. А что вы скажете о мерах по подъему Дальневосточного региона? О выделении земли желающим? Только, пожалуйста, без политеса - мы с вами это уже проходили.
        - Слушаюсь, товарищ главнокомандующий! Это как говорится «желание-то было горячее».
        - Древний анекдот? Мертвому припарки? Так?
        - На Дальне востоке происходит следующее. Владельцы земли сдают ее в аренду китайцам и получают арендную плату без хлопот, регулярно и при этом весьма немалую. Китайцы охотно идут на это потому, что кредиты они берут в Китае - а там кредиты дешевле российских в два-три раза. Банки в Китае работают с кредиторами мягко, дружественно - при аккуратном обслуживании кредита сами предлагают продление сроков и другие послабления …
        - Наши банки кроме материального обеспечения для выдачи кредита страдают манией величия - в одностороннем порядке повышают кредитную ставку, разоряют собственника - а у многих работа сезонная, регулярно обслуживать кредит нечем. Плюс заинтересованные и прикормившие их рэкетиры - купить обанкроченное или полученное банком в виде залога …
        - В аренду сдают не только земли сельскохозяйственного назначения, леса, но и мелкие хозяйства целиком - собственник становится рантье! А арендатор варварски вырубает лес, убивает землю пестицидами, отравляет водоемы стоками - он не хозяин, он краткосрочный арендатор, не заинтересованный в длительной хозяйственной деятельности … Вы раздадите гектары, на большую семью это будет солидное угодье, а их сдадут в аренду китайцам.
        - Там есть ограничение - в аренду сдавать нельзя!
        - Это для маленьких! Я возьму землю и найму помощника по хозяйству и скрытая аренда обеспечена. Да столько уловок есть для этого! Просто они …
        - Китайцы?
        - Да, китайцы. Они просто не нашли пока способов прибирать к рукам крупные предприятия, но найдут. Китай создает условия для своих предпринимателей … Например, электричество, электроэнергия. Во-первых мы продаем в Китай нашу электроэнергию вдвое дешевле по сравнению с ценами на нашем внутреннем рынке. Затем китайское руководство дотирует электроэнергию для производителей - получается, что электроэнергия в Китае стоит в десять-двадцать раз дешевле, чем у нас, у нашего производителя. О какой тогда конкуренции может быть разговор, если себестоимость продукции в Китае исходно ниже и существенно?
        - Плюс многие иные привходящие составляющие … Вам, что, ваш киндерсюрприз этого не рассказывал?
        Помолчали.
        - И что же вы можете посоветовать? С позиций вашего опыта? А если вас назначить туда губернатором?
        - Не стоит. Крови много будет. Там народ разбалованный, стрелять придется …
        Опять помолчали.
        - А как ваш банк работает с кредиторами, с сезонными периодами?
        - Сезоны бывают разные. Например, оплата госзаказа по итогам года - а как предприятию обслуживать кредиты? Создавать «подушку» - денежную заначку для смягчения колебаний? Приемы разные … Например, мы в «Солнечном» сейчас взяли кредит под развитие завода.
        - Но финансируете все затраты вы!
        - Конечно. Но взяли кредит … очень и очень большой. И аккуратно выплачиваем проценты - так выгоднее, мы не ограничены в приобретении и замене оборудования, в капитальном строительстве, все легально и прозрачно … Платим мало, а финансовые возможности огромные …
        - Но кредит придется выплатить.
        - А мы его выплатим - после пуска производства на полную мощность. Нам одного производства аккумуляторов хватит!
        На пляже с Тоней
        
        На другой день Владимир Владимирович отправился на пляж с Тоней.
        Они шли по улице поселка, через калитку вышли к озеру.
        - Вон там под навесом можно загорать безопасно!
        Два топчана взяты от стены, Тоня набросила на них покрывала, сбросила халатик.
        Владимир Владимирович огляделся и снял спортивную форму.
        - Антонина Ивановна, а как же охрана?
        - Посмотрите - сейчас за вами наблюдают как минимум четверо профессионалов. Вон в том конце пляжа - Тоня показала, - вон в том конце, на вышке и … и рядом с вами!
        - Антонина Ивановна, я никак не могу воспринимать вас в качестве профессионала! Вы просто чудесная молодая женщина!
        - Спасибо, но уже далеко не такая молодая! Мы же с Толей почти ровесники!
        - Поверить трудно. А могу ли я спросить вас … Вы профессионал … Как вам работалось с Анатолием Ивановичем? У нас в разведке были знаменитые пары, но у них были долгие годы притирки, совместной легальной и нелегальной работы, а вы никогда до этого с мужем вместе не работали …
        - Если учесть мою любовь и безграничную уверенность в Толе, то … Я даже не могла себе представить … Я не могла представить себе уровень его профессионализма … владения всеми аспектами нашей профессии … это было удивительно - как он готовил нашу пару к поездке … Все самые такие важные мелочи … даже трудно представить себе его скрупулезность … Мы с ним как будто проигрывали все заранее … Я постоянно вспоминала, как нас с Марго «выгуливал» по Парижу Владимир Альбертович …
        - Генерал Сторнас?..
        - Да, нас готовил он. Предварительно намечалось, что мы будем с Марго работать в паре, но потом ее послали с Антиповым … Но школа была хорошая …
        - Вы говорите безграничная уверенность … Простите, а почему? Его паранормальные способности?
        - И это тоже … Я уверена в нем и без этого … Он - главный мой человек во всем и навсегда, и случаев, чтобы убедиться в этом у меня было достаточно. И работали мы с ним по Сноуту легко, слаженно и уверенно. Как он почувствовал, что нужно менять место? Мы переместились с заброшенной фермы в мотель. А детали? Все мелочи он предусматривал так, будто знал заранее о возможности слежки … Он заставил меня пойти сделать маникюр и педикюр в Стокгольме. Как он угадал - именно там, в гостинице Лос-Анджелеса меня спросили - где мне делали педикюр? Я ответила - в Стокгольме, и мастер сказала мне, что узнает руку мастера по ногтям …
        - Я помню ваш последний доклад. Вы стреляли в предателя. Трудно было?
        - Мы с Толей отрепетировали эту сцену до мелочей … И я справилась!
        - А вообще как вы относитесь к его паранормальным способностям?
        - Я далеко не все знаю … Подозреваю, что даже он сам знает далеко не все. Немного знаю о телепатии, о телепортации … В некоторых условиях у нас с ним устанавливается телепатическая связь … Еще он умеет летать … и я с ним летала - это так прекрасно! О иных его паранормальных способностях я практически ничего не знаю - он не считает нужным посвящать меня …
        - А перемещения во времени?
        - Я знаю, что Толя это может, и не более того. Знаю, что для выполнения некоторых ваших поручений он использовал эту способность, хотя это далеко небезопасно для его организма. После некоторых таких командировок он по нескольку дней отлеживается в медсанчасти под капельницей.
        - Это так серьезно? Я этого на знал! А простая телепортация - без смены времени?
        - Он постоянно пользуется этим. Практически каждый день - иначе ему бы не удавалось сделать столько разных дел. Иногда он перемещается даже отсюда в Солнечный!
        - Он брал вас с собой в такие … в такие поездки?
        - Если он кого-нибудь берет с собой, то только в случае крайней необходимости. Так он вытащил арестованного … арестованного нашего резидента, вы знаете. Но это тяжелая нагрузка на организм Толи с тяжелыми последствиями.
        - Вы в курсе его финансовых операций? - Владимир Владимирович подчеркнул слово «финансовых» и Тоня поняла, что имел в виду Президент.
        - Да, я в курсе. И примерно представляю его финансовые возможности.
        - Может ли Анатолий Иванович использовать эти средства в личных целях?
        - Теоретически … Но он никогда этого не делал! У него открытый счет как приложение к первой Золотой звезде, к другим наградам, он получает генеральский оклад, он Академик в нашей Академии наук, у него свой биржевой брокер - он давно играет на бирже. Зарплаты как Президент фирмы «НИПЦ» он никогда не получал и не получает - ни здесь, ни в Солнечном. Ни в совместной фирме Ниссан-Россия. Мы с Улей тоже не получаем зарплаты в ателье.
        - То есть вы полностью на иждивении Свиридова?!
        - Нет! Уля на иждивении мужа, а мои деньги, что я получила за работу там, за бугром, Толя вложил в какой-то паевой фонд и я получаю ежемесячно приличные деньги. Кстати Марго по совету Толи тоже вложила свои деньги в тот же фонд и получает проценты от прибыли. Ей открытого счета не дали, как Антипову.
        - Марго - это Маргарита Семеновна Антипова? Вы считаете это несправедливым - ему счет открыли, а ей нет?
        - Мне трудно судить … Но вы же недавно вручали ей Звезду, и я не поверю, что вы не поинтересовались делом Антипова. Ему дали Звезду, и сразу, а ведь по ложному пути американцев отправила Марго!
        - Вы правы, я поинтересовался. А как вы думаете, Анатолий Иванович вам все рассказывает о своих спецкомандировках?
        - Ровно столько, сколько считает необходимым. Вы не представляете, насколько подробно он рассказывает о том, что не может служить предметом тайны! - и добавила - Опасной тайны.
        - Могу ли я задать вам личный вопрос?
        - Почему бы и нет?
        - Анатолий Иванович редко бывает дома. Он часто задерживается в Москве по нескольку дней, командировки - и часто продолжительные. И семья … он же не бывает дома!
        - Я поняла вас, Владимир Владимирович. Толя бывает дома очень часто, если он не в Солнечном. В Москве он иногда освобождается очень поздно. На московской площадке есть несколько спален, и есть его персональная спальня. Только когда он туда заходит, то у дежурного приказ: не входить, не будить, в экстренном случае пользоваться телефоном. Дело в том, что он уже не там, а дома, рядом с нами, со мной. Бывают длительные командировки … Бывают! Но для некоторых случаев Толя использует изменение во времени - сдвигает время назад. Недавно он побывал в Тибете, почти месяц. А для нас - это пару дней.
        - Это удобно, но разве в прошлом можно действовать? Нет запрета на вмешательство?
        - Насколько я знаю такой запрет есть. Но действие может не изменять будущего - Толя копирует документы, наблюдает, изучает - и ничего реально не совершает. Как бы он тогда выполнил ваше поручение по поводу вояжей ответственных представителей США, если бы не смещался в прошлое. Недавнее, но все же в прошлое - этот сдвиг по времени позволил получить информацию о переговорах, которые реально уже произошли.
        - Он вам рассказывал об этом?
        - О факте - да, но не о содержании.
        - Сдвиг по времени и телепортация дают ему возможность чаще бывать дома. Так?
        - Да, это так. Но ведь есть немало примеров, когда жены живут при длительных отлучках мужей. Моряки, военные, сотрудники спецслужб … И ничего!
        - Намек понятен, развивать не будем. А здесь хорошо!
        - Не хотите искупаться?
        Тоня прошагала по песку до воды и Владимир Владимирович залюбовался ее фигурой в раздельном купальнике.
        - Вода хороша! - и она вошла в воду.
        Когда Тоня отряхиваясь вышла из воды Владимир Владимирович задумчиво сказал:
        - Знаете, я хочу вернуться в свою комнату и поработать.
        - Идемте, я провожу вас.
        Баня и массаж
        
        - Вы не возражаете, если нам компанию составит Гриша? И если после бани вам сделают массаж, профессиональный вдвойне?
        - Вы меня интригуете, Анатолий Иванович!
        В бане Михеич все время спрашивал Президента - не жарко ли, на поддать ли пару, не очень сильно он хлещет веником? Свои многочисленные вопросы он объяснял тем, что ранее ему обслуживать Президентов не приходилось.
        Михеич поочередно укладывал на полок Владимира Владимировича, Свиридова и Гришу, и так чередуя он довел всех до кондиции.
        
        В бане веник больше всех бояр,
        Положи его, сухмяного, в запар,
        Чтоб он был сушистый, вздучистый,
        Лопашистый и уручистый.
        - Знатно! Ты что, Иваныч, стихи писать начал?
        - Это поэт Шумахер, которого мало кто знает, Михеич. А меня бог миловал … или уберег: стихов писать не способен.
        Распаренные и принявшие холодный душ все устроились в предбаннике за столом с кувшинами самых разнообразных соков и квасов.
        - Ну, Михеич, спасибо! Век не забуду - так меня еще не парили!
        - Какие проблемы, Владимир Владимирович! Приезжайте. Пока силы есть … Да и Иваныч вполне может!
        Свиридов предложил Владимиру Владимировичу лечь на массажный стол.
        - Так все-таки почему массаж вдвойне профессиональный?
        Вошла Клавдия Владимировна, восточное происхождение ничуть не скрывало европейское одеяние.
        - А двойное потому, что массаж вам будет делать воспитанница генерала Сторнаса с хорошим стажем работы за рубежом, да еще с примесью массажа восточного!
        - Вы не возражаете? Расслабьтесь! - мягкий выговор почти скрывал национальность миниатюрной женщины, но ее миниатюрность никак не сказывалась на силе рук - ловкость и профессиональность Президент оценил сразу …
        Перебазирование с дачного участка Свиридовых в резиденцию в Кремле заняла пару минут, и Президент и генерал Свиридов пожали друг другу руки.
        Экскурсия на фирму
        С вечера договорились, что Свиридов устроит Владимиру Владимировичу экскурсию на фирму с утра.
        - В городе у вас я уже был один раз. Можно побывать на фирме?
        Утром с территории выехала голубая «Мазда» Скворцова - за рулем сидел полковник Воложанин, рядом с ним Свиридов.
        На заднем сиденьи рядом с Владимиром Владимировичем устроился уже знакомый ему майор Кулигин - все в штатском.
        - Куда, командир?
        - К главному входу.
        Они выехали на шоссе, что между городом машзавода и колхозом.
        - Анатолий Иванович, а у вас большой управленческий аппарат? Ведь фирма громадная, и около нее много объектов.
        - Управленческий аппарат у нас довольно большой, но по счастью без тенденции разрастания, так свойственной для нашего чиновничьего племени.
        - И как вам это удалось?
        - Нам повезло с самого начала - мы создавали эти структуры с людьми, имеющими опыт работы в больших системах … в том числе за рубежом. И ту структуру мы практически сохранили без изменения.
        - Несмотря на рост численности персонала?
        - Вначале казалось, что мы заложили структуру избыточную, но потом со временем все это … устаканилось.
        Машина миновала пару светофоров, на которых красный цвет менлся на зеленый при приближении автомобиля.
        После короткой паузы перед массивными воротами машина проехала на территорию «НИПЦ» и объехав цветущую клумбу подъехала к парадному входу, накрытому легким защитным козырьком.
        - В этом здании кроме управленческих структур находятся многие лаборатории. Это в основном самая разнообразная аналитика. Здесь научно-техническая библиотека и первый отдел фирмы, здесь Главный инженер, Ученый секретарь, отдел внешних связей и материального обеспечения, бухгалтерия, местком …
        - А партком?
        - На территории фирмы нет никаких партийных органов и структур от действующих партий. Действует запрет на деятельность любых партийных структур!
        Мари встала и поздоровалась, Свиридов и Владимир Владимирович прошли в кабинет.
        - Это место средоточия всякой власти?
        - Здесь думают и развивают полезные идеи … Вот здесь малый зал заседаний. А там дальше такой же кабинет Генерального директора «НИПЦ» Маргариты Антиповой.
        - А это?
        - Это наш «кубик» - там большой зал заседаний и некоторые структуры оперативной полиграфии. И наша патентная служба.
        - А посмотреть ваши чудесные установки можно? Где из деревяшки могут сделать золото!
        - Положим золото делать не пробовали - слишком дорого. Но идемте. Мари, мы вниз.
        Через комнату отдыха и короткий коридор они прошли к лифту и спустились вниз.
        - Это этаж научного обеспечения наших установок. Вон там кабинет известного вам Виктора Скворцова, там отдел Виолетты Ерцкой и камеральные помещения, где сотрудники занимаются первичной обработкой результатов. Сами установки этажом ниже, но туда я вас не поведу.
        - Так. А сколько этажей имеется еще ниже?
        - Еще четыре. И с одного из них есть въезд транспорта с поверхности.
        - А эта защита обязательна? - Владимир Владимирович показал на шифр-замок на двери.
        - Это привычные меры предосторожности от любого излишнего любопытства. И есть служба, где фиксируются все случаи прохода через такие двери.
        - И что еще можно у вас посмотреть?
        - Мы можем вернуться и посетить библиотеку или царство аналитики - там командует так же хорошо вам известная Полина Ерлыкина.
        Свиридов и его гость посетили читальный зал библиотеки, где Владимир Владимирович ознакомился с системой поиска литературных источников по электронной базе данных.
        После библиотеки они прошли в боковой коридор и посетили владения Полины Ерлыкиной - комплекс аналитических лабораторий. Засилье электроники и вежливые девушки в белых халатах, попискивающее и пощелкивающее оборудование, ленты самописцев.
        - Можно пройти в медсанчасть. Там тоже много современного оборудования.
        Владимир Владимирович взглянул на часы.
        - У вас тут есть где перекусить?
        - Пойдемте.
        По остекленному переходу, увитому зеленью, они перешли в зал столовой - зал был почти пуст.
        Владимир Владимирович удивился богатству выбора блюд и низким ценам.
        - Как вы считаете, Анатолий Иванович, можем мы немного перекусить? Вот такой салат кажется очень аппетитным!
        После столовой они еще посетили корпус Авдоконихина и Владимир Владимирович еще раз подивился богатству и разнообразию самой необыкновенной электронной техники и молодым ребятам, так легко управляющимися с этим разнообразием …
        Поздно вечером Свиридов «переправил» своих гостей в самый центр Москвы …
        Преподавание
        Свиридов глубоко задумался.
        Обычно человек в таком состоянии отключается от внешнего мира, как бы замыкается в себе, в своем внутреннем мире и становится малодоступным для окружающих.
        Некоторые даже закрывают глаза, а некоторые останавливают свой взгляд на каком-нибудь предмете или фокусируют его внутри себя - глядят в никуда.
        Такой процесс «задумчивости» обычно требует тишины, но некоторые начинают тихонько посвистывать, постукивать пальцем - или ногой - и даже медленно ходить вокруг стола или вдоль книжного шкафа.
        Есть и более оригинальные индивиды.
        Но те, кто соприкасался со Свиридовым, независимо по службе или в быту, никогда не смогли заметит состояния его задумчивости.
        И при этом Анатолий Иванович всегда заранее обдумывал свои выступления, речи и лекции. Обдумывал тщательно, «проигрывая» предстоящее событие и предусматривая даже реакции слушателей. Поэтому в его выступлениях не было места экспромтам.
        Особенность Свиридова заключалась в том, что процесс мышления, обдумывания, «проигрывания» предстоящего события происходил у него с невероятной быстротой, которую даже он не мог оценить. Этот процесс происходил мгновенно, создавая подчас у окружающих впечатление, что Свиридов вообще не думает, а «изрекает» готовое решение как тщательно обдуманное итоговое заключение по результатам длительного обсуждения.
        А еще Свиридов, подготавливая свою очередную лекцию, задумался - а когда же он начал обдумывать свои выступления и где начало его педагогической деятельности?
        Начала обдумывания он так и не смог припомнить - видимо, это происходило постепенно, а вот с началом педагогической деятельности оказалось - или ему показалось! - проще.
        Свиридов посчитал, что это произошло на защите диссертации Потапа Потаповича, когда он, Свиридов, на закрытом Ученом Совете вступил в дискуссию с именитыми, маститыми и заслуженными учеными, и в результате … в результате получил на том же Совете степень кандидата педагогических наук!
        После этого было много выступлений на высоком уровне, важных и основополагающих по содержанию и по результатам, но где бы они не происходили - на Совете безопасности, на коллегиях комитетов, на заседании Думы (областной или городской), перед узким кругом в кабинете Президента или еще где-нибудь - всегда выступления Свиридова были до мельчайших деталей продуманы и непреложны по свои обоснованиям.
        Видимо именно поэтому Свиридов так легко добивался поставленной цели.
        А сейчас он обдумывал, причем одновременно, свою предстоящую лекцию в Сколково, вступительную речь перед группой будущих разведчиков в Академии ФСБ и заключительное итоговое выступление перед офицерами его группы при спецуправлении СРВ.
        Лекторы
        Среди ведущих ученых «НПЦ новых технологий» было много специалистов с учеными степенями, активно занимающихся педагогической работой.
        Александр Гаврилович Баранов преподавал в Физико-техническом институте, и ему помогала Елена Архиповна Карцева - она даже заменяла Баранова на лекциях, когда он отъезжал из Москвы. И проделывала это с большим успехом, и студенты на экзаменах признавались ей, что ее лекции лучше «доходят» до их мозгов.
        Для чтения специализированных курсов в МФТИ Баранов привлекал своих знакомых - Петра Дормидонтова, Анатолия Свиридова, Потапа Потаповича, Дмитрий Лопаткина, Полину Ерлыкину, Виолетту Ерцкую, Константина Скворцова, Льва Худобина, Елену Долгополову.
        И если там они появлялись редко, эпизодически, то в средних технических учебных заведениях здесь, недалеко от Москвы, они преподавали постоянно, как и большинство ведущих специалистов «НИПЦ».
        Например, Владик Медяков читал курс программирования, Валентина Суковицина - планирование экспериментов, Валдис Лазарис - организацию секретного документооборота, а Маргарита Антипова - просто курсы высшей математики.
        Средние профтехучилища готовили специалистов самого различного профиля, и Антонина Свиридова преподавала там дизайн и моделирование одежды, а Дина Худобина - первую медицинскую помощь и основы психологии и психотерапии …
        Генерал-полковник Свиридов читал спецкурсы в Академии ФСБ, в Военно-дипломатической академии, а иногда даже в Институте востоковедения, и кроме того в некоторых подмосковных разведшколах.
        Чаще всего он читал лекции по аспектам военно-технической разведки и методах контрразведывательной работы на секретных предприятиях, но иногда его лекции - для нескольких студентов - были посвящены специфическим особенностям ведения разведки в конкретных экзотических регионах земного шара и даже в конкретных странах.
        Кроме этого Свиридов проводил беседы с некоторыми выпускниками, направляющимися на нелегальную работу как в Европейские страны, так и на Восток, в страны Латинской Америки и в США.
        Свои беседы Свиридов проводил на языке той страны, куда направлялся выпускник, и с полным соблюдением национальных особенностей этикета, что было особенно важно.
        Во время этих бесед по инициативе самого Свиридова проводили видеосъемку лектора, то есть самого Свиридова, но никак не выпускника, голос которого убирали из записи или заменяли на иной - например, мужской голос заменяли на женский.
        Совсем убрать вопросы и ответы выпускника Свиридов счел нецелесообразным, потому что тогда терялся смысл беседы.
        Эти записи, засекреченные под самым весомым грифом, использовались руководством Академии и разведшкол только через несколько лет после записи, когда даже подлинный голос уже не мог навредить обучаемому.
        Кроме этого Свиридова привлекали для консультаций в СРВ, ГРУ и Академии ФСБ и для экспертиз в ряде случаев, но при этом его участие и его фамилия нигде не фигурировала и не упоминалась …
        А еще Свиридов с некоторых пор начал вести спецкурс в Московской школе менеджмента в Сколково …
        В Сколково
        В Сколково уже работала школа управления под названием Московская школа управления Сколково.
        И Свиридов с некоторых пор начал вести спецкурс в Московской школе менеджмента в Сколково …
        Небольшая группа, с которой Свиридов начал заниматься, неведомым образом увеличивалась - на второе занятие пришли еще три девушки в одинаковых круглых очках.
        Свиридов продолжил свою лекцию буквально с того слова, которым он закончил предыдущую. Но завершая лекцию он предложил новеньким представиться и рассакать о себе. На английском языке.
        И новенькие довольно бойко рассказали о себе.
        Расписываясь в журнале Свиридов предупредил новеньких о пропущенном ими материале, и это он успел сделать как-раз до звонка.
        Он сделал вид, что что увеличение состава слушателей его не смущает, но как быть с материалом лекции?
        На следующее занятие число слушателей увеличилось почт вдвое.
        Свиридов не стал поднимать их и слушать их представление, но завершая занятие он предупредил новичков об ограничении прав: он не разрешил им задавать вопросы …
        В МФТИ
        Спецгруппа профессора Баранова была набрана с разных факультетов и даже из разных вузов - так, как в свое время набирали студентов на спецкурс профессора Петра Леонидовича Капицы.
        Для чтения первой вводной лекции Баранов и Карцева пригласили Свиридова, и тот не раздумывая согласился. И отказавшись от представления вошел в аудиторию один.
        - Здравствуйте, друзья!
        Студенты нестройно встали и так же нестройно поздоровались.
        - Староста есть? Отметьте в журнале присутствующих. А я пока познакомлюсь со всеми. Прошу вас вставать и называть имя и фамилию, так я буду вас запоминать. Меня же зовут Анатолий Иванович Свиридов.
        Студенты стали вставать, называть себя.
        Свиридов вглядывался в лица, пытался установить мысленный контакт - удавалось редко, психика большинства отличалась высокой стойкостью.
        - Итак, будем считать, что мы в первом приближении познакомились.
        Улыбки, Свиридов не глядя отодвинул журнал.
        - Вам еще предстоит познакомиться поближе - вы собраны тут по двум критериям. Первый - секретность предмета, которым мы с вами начнем заниматься. Это первый отдел, инструктаж, который вы уже прошли, и так далее. Второй критерий, как не странно, тоже секретность.
        Смешок.
        - Если по первому критерию отбор производил первый отдел, то о втором критерии стоит поговорить подробнее. Открытие, о котором мы будем говорить, хоть и не особо новое, но до сих пор секретное, скрывающее множество ноу-хау. Надеюсь, что это такое - пояснять не нужно?
        Слитный гул.
        - Я люблю задавать вопросы, но и мне можно задавать вопросы прямо по ходу лекции. Итак, предмет нашего разговора секретный, и к нему интерес технических разведок мира не ослабевает. Почему не ослабевает? Потому что предмет живет и развивается.
        - Поэтому переходим к предмету. Дисциплина, которой вы начинаете заниматься, называется глубокая атомная модификация вещества или сокращенно «ГАМ». Букву «В» отбросили из-за неблагозвучия. Итак, что же такое «ГАМ» …
        Студентов было немного - вся группа умещалась в малой аудитории, в группе было всего двенадцать человек. Семь парней и пять девушек. Свиридов порадовался такому составу, он уже почти всех «почувствовал», уловил сигналы их информационных полей.
        - Конечно, начать придется с самых азов. И пусть те, для кого все излагаемой покажется знакомым, не расстраиваются - лучше повторить с тем, чтобы выйти на новые рубежи знаний с одинаковым стартовым капталом. Итак, атом как некая единица строения материи …
        - Да, мы уже знаем, что строение материи подразумевает более глубинные слои, но нам пока стоит задержаться на этом уровне. Атом, протоны и нейтроны, стабильное и нестабильное состояние, самопроизвольный распад и его механизм - мы с вами начнем с этого. Вот таблица Менделеева …
        Тут студенты обратили внимание, что стоящий на тумбе перед преподавательским столом проектор включился - сам? - и на экране рядом с черной доской появилось изображение таблиц элементов.
        И кадр поменялся сам - но никто не дотрагивался до проектора?
        - Вот те группы, на которые все элементы разбил еще Менделеев, - Свиридов указкой провел по таблице.
        - Но нам с вами значительно интереснее и полезнее представить строение атомов вот так, - картинка на экране сменилась, и уже никто не обращал внимания на самостоятельную работу проектора.
        - Вот этот график позаимствован из книги Юрия Цолаковича Оганесяна «Сверхтяжелые элементы». Здесь по оси абсцисс отложено число протонов, а по оси ординат - число нейтронов, и вот это множество точек отражает все многообразие атомов вещества до порядкового номера 83, то есть до висмута. Этим мы ограничили область стабильных ядер, поскольку именно этой областью мы будем заниматься. Это условная граница между атомной физикой и ядерной физикой … Правда, это отнюдь не исключает кратких экскурсов в другие области.
        - Соотношение протонов и нейтронов определяет свойство вещества, которое состоит из этих атомов, и как показывает нам таблица в атоме одного и того же вещества может быть различное количество тех и других частиц, что называется изотопией. Обо всем этом вы можете почитать у Георгия Антоновича Гамова, который еще в 1929 году предложил очень простую модель атомного ядра со свойствами капли жидкости, или у Юрия Цолаковича Оганесяна, где все это изложено очень доходчиво. Эта модель позволила самому Гамову и другим исследователям создать много полезных теорий и зависимостей, которые до сих пор используются в атомной физике - например, теорию деления ядра, на основании которой работают современные атомные станции и так далее.
        - Внутри этой капли-атома действуют две силы: сила сжимающая каплю наподобие поверхностного натяжения у жидкости, которая пропорциональна квадрату радиуса, и силы в противоположном направлении, так называемые кулоновские, отталкивающие, прямо пропорциональные квадрату числа протонов и обратно пропорциональные радиусу. Устойчивость ядра будет зависеть от соотношения этих сил - отношения кулоновских сил к силам поверхностным.
        Свиридов указал на следующий кадр на экране.
        - Здесь «Z» - это число протонов, а вычисление по формулам атомной физики подтверждают стабильность. К примеру, период полураспада урана составляет десять в шестнадцатой степени лет. Делимость капли-атома повышается по мере увеличения числа протонов в ядре, что является фундаментальным выводом из теории и подтверждается на практике.
        - Но вот этими очень интересными вещами мы с вами заниматься не будем - можете самостоятельно прочесть книгу академика Оганесяна, который занимался сверхтяжелыми элементами, но при этом очень подробно изложил весь ход предыдущих исследований. Нас будет значительно больше интересовать тот факт, что при определенном количестве протонов в атоме число нейтронов может быть различным. Например, есть кальций 48, где количество протонов - 20, а нейтронов - 28.
        - И здесь мы с вами перемещаемся в область совершенно нереальных событий в жизни атомов. Достаточно давно трое советских ученых - два молодых аспиранта Антипов и Шабалдин - и профессор Благов сделали фундаментальное открытие. Их предложение было настолько невероятно, что ученый совет чуть не отправил их в психушку …
        Гул в аудитории.
        - По счастью нашлись здравомыслящие ученые, которые если и не поверили в предложение троицы, то хотя бы настояли на экспериментальной проверке.
        Помолчав Свиридов продолжил.
        - Страшно подумать, что было бы, если бы тогда не нашлось этих здравомыслящих ученых. Мы бы не имели того, что мы называем «ГАМ». А сколько идей было загублено, и сколько нам пришлось потом догонять другие научные школы …
        Лекцию Свиридова бесшумно записывал диктофон - единственный электронный прибор, оставленный в аудитории после проверки на «жучки», и зачарованно слушали студенты.
        Баранов и Карцева прослушали лекцию потом в записи.
        - Да, Толя, надо будет тебя еще вытащить для лекций в начале курса!
        - Толя, может почитаешь еще? Как тебя слушали!
        - А вопросы! Какие вопросы тебе задавали!
        Школьники
        
        Каждый учебный год в школе обязательно начинался с беседы учащихся с кем-нибудь из руководства фирмы «РИПЦ».
        Первоклассников поздравлял обычно сам Генеральный директор, но годы шли, классов становилось больше и сегодня Свиридов на первый урок пришел в восьмой класс, а первоклашек напутствовала Полина Олеговна Ерлыкина.
        Посадив вставших учеников Свиридов оглядел класса и сказал:
        - Вижу хорошо знакомые лица! И даже Ванюша Черепанов, который пришел к нам из колхозной школы, далеко не новичок. Он уже три года занимался в кружке Потапа Потаповича, и перешел к нам, чтобы быть поближе к науке.
        - О чем мы сегодня поговорим с вам? Мы уже встречались и о многом успели побеседовать. Из разряда детей вы сперва перешли в разряд подростков, а теперь в вполне сложившиеся молодые юноши и девушки, получившие паспорта.
        - И вполне закономерно, что в той или иной мере все вы задумываетесь о своей дальнейшей жизни, о будущем. Вам осталось совсем немного устоявшихся школьных лет, после чего вы будете вынуждены отправиться в большую неизведанную взрослую жизнь. И в той или иной мере вы уже продумываете свой путь в будущее.
        - На этом пути обязательно будет полоса «образование» - независимо от того, каким оно будет. Даже если вы не собираетесь поступать в ВУЗ - все рано без того или иного обучения мастерству вам не прожить.
        - И даже несмотря на запланированную семейную жизнь, - тут Свиридов посмотрел в сторону одной из девушек, и она зарделась, - Это ни в коей мере не исключает процесса взросления и обучения. И даже если вы пока еще не прогнозируете свою жизнь так далеко - все равно это произойдет.
        - И я желаю вам счастья на этом пути, на естественном жизненном пути! И нечего смущаться - вы уже не дети, и не заставляйте меня угадывать - кто из вас уже делает шаги в этом направлении!
        - Но постарайтесь уяснить такую простую истину - вы сами создаете свое будущее, и зависит оно в подавляющей мере от вас самих, от ваших усилий!
        Кладовочка
        Погода была сволочная.
        Ветер к утру затих, но редкий и надоедливый дождь все сыпал и сыпал на город, смачивая кучки еще не убранных листьев и стойкие ряды колючих кустов вдоль дорожек - эти колючки уходили под снег с зелеными листьями и сбрасывали листья ранней весной.
        За такую стойкость эти кусты прозвали «самураями», хотя к Японии они отношения не имели - но все же Свиридов вывез их откуда-то с востока Сибири.
        Из подъезда «трилистника» они вышли тесной группой - Анатолий Иванович, Антонина Ивановна и Гриша Свиридовы в одинаковых дождевиках с капюшонами.
        Было еще рано и к проходной спешили редкие фигурки чаще всего не с зонтами, а в таких же плотных дождевиках из армейского магазина.
        Лейтенанты на проходной откозыряли Свиридову и поздоровались с Гришей и Антониной Ивановной.
        В распоряжении по правилам работы дежурных на проходной было четко указано: кто из руководства имел право прохода на территорию без предъявления пропуска, и поэтому Гриша и Антонина Ивановна предъявили свои удостоверения …
        Экскурсия
        
        Свиридов не любил пользоваться лифтом и они поднялись на третий этаж по лестнице, здороваясь со встречными - корпус уже начинал жить в обычном рабочем ритме.
        И Мари была уже на своем рабочем месте, и приветствовала пришедших.
        - Доброе утро, Мари. Вызовите ко мне Антипову и Долгополову.
        Уловив движение секретарши - она повернула голову, чтобы взглянуть на часы - он добавил
        - Когда придут …
        Свиридов еще только помогал жене раздеться и вешал ее дождевик на вешалку, а через заднюю дверь из комнаты отдыха в кабинет уже входила Антипова.
        С Антониной Ивановной Антипова обнялась, а Гриша поздоровался по привычке.
        - Здравствуй, тетя Марго!
        - Ну, никакого чинопочитания, - привычно и ласково заворчала Антипова.
        А в дверь уже входила Лена Долгополова.
        - Всем привет! Здравствуйте, командир!
        И это обращение «командир», на которое имели право немногие, да и то в определенных условиях, сразу подчеркнуло необычность встречи.
        - Для экономии времени и нервов предлагаю не садиться, а проследовать за Антониной Ивановной в секретное помещение в подвале корпуса. Тонечка, веди нас через спецлифт.
        И Тоня ровным шагом, в элегантном брючном костюме собственного производства, не оглядываясь на идущих за нею пошла через комнату отдыха к спецлифту в торце узкого коридора позади комнаты отдыха.
        Она шла уверенно, но Свиридов видел ее волнение - человека, уверенно идущего по малознакомому пути.
        Кабина лифта была невелика, но они поместились - вплотную, и Тоня нажала кнопку с индексом « - 5».
        Лифт резво пошел вниз и привез их на этаж - явно это был технический этаж различных вспомогательных помещений.
        На стене против лифта было написано «этаж минус 5».
        На редких металлических дверях надписи указывали «Электрощит УПУ 27» или «Венткамера ОПУ 14» или просто «Опасно!» и знак радиационной опасности.
        Вот такую солидную металлическую дверь со знаком радиационной опасности открыла Тоня. За дверью была небольшая квадратная комната с тремя такими же металлическими дверьми и такими же знаками, но одна из дверей была с архаическим механическим шифрзамком и солидной деревянной ручкой.
        Тоня уверенно набрала цифры, потянула за кольцо и открыла дверь - только не ту, на которой находился этот шифрзамок, а соседнюю.
        - Прошу!
        Первым вошел Свиридов и открыл еще одну дверь, и там за дверью загорелся неяркий свет.
        Стеллажи открытые и закрытые, кофры и чемоданчики-дипломаты всех мастей и размеров, и в конце довольно большой комнаты письменный стол, настенная полка, два стула.
        - Стульев маловато - прошу прощения! - Свиридов усадил Антипову и Долгополову, а Тоня присела на край стола.
        - Из вас тут бывала лишь моя любимая Тонечка, а вам я сейчас расскажу - где вы находитесь и с какой целью.
        - Садись, Гриша! - Свиридов снял со стеллажа два увесистых пузатых кофра и поставил их на бок. Мужчины уселись перед женщинами.
        - Мы находимся в хранилище Свиридова, где хранятся … где собираются и аккумулируются средства …
        - И ценности. - это добавила Тоня.
        - Денежные средства и ценности, изъятые мною в ходе антинаркотических операций … и некоторых иных операций госбезопасности. По специальному указу изъятые ценности делятся на две части - половина переводится на спецсчет конторы, а половина оседает здесь.
        - Из присутствующих в курсе дела только моя любимая Тонечка, а для остальных небольшое пояснение. Мне приходилось ликвидировать попытки крупных поставок партий наркотиков, когда происходила встреча поставщика с покупателем. С одной стороны много наркотика, а с другой много денег. Наркотики уничтожались, уничтожались фигуранты с обеих сторон, а деньги попадали ко мне. Половину я передавал на спецсчет конторы, а вторую половину складывал сюда. И расходовал по своему усмотрению на те цели, которые посчитал важными. И не перед кем за это не отчитывался …
        - Единственно на что я никогда не расходовал эти средства - так это на личные нужды. В основном эти средства использовались для финансирования различных научных работ и развертывание производства. Или, например, для строительства современного аэродромного узла или пассажирской железнодорожной ветки …
        - А доплаты учителям и медикам?
        - Нет, все социальные выплаты и фонды имеют иное происхождение - это мои личные средства начиная с открытого счета после завершения строительства на площадке нашей фирмы и воинской зарплаты, это премии и авторские … И другие добровольные поступления … А конфискат использован для строительства завода для производства несъемной опалубки, для других масштабных инвестиций и крупных строительных работ - например, для строительства на дачных участках и прокладки всех линии связи …
        - Кроме того Толя давно занимается биржей … биржевой деятельностью. У Толи свой личный брокер, и его биржевые доходы … поверьте, это уже весьма солидные средства …
        Это сказала Тоня, устраиваясь на столе поудобнее.
        - Ты же знаешь, Марго, что после нашей командировки … после этой командировки нам открыли открытый счет - Валентину, тебе, мне, еще кое-кому …
        - Я и Гриша участвуем в фонде Свиридова своими личными средствами, как и многие сотрудники фирмы «НИПЦ». А это - Тоня обвела рукой стеллажи, - это совершенно иные деньги. Тут одного золота на много миллионов …
        - Верно, есть и золото, - улыбнулся Свиридов. - Гриша, открой вон тот стеллаж.
        Гриша отодвинул фанерную дверцу и за ней тяжелым блеском засветились торцы золотых чушек.
        - Ого! И много тут … этого добра?
        - У всего добра в этом хранилище есть строгий учет. Вон на полке амбарная книга, - Свиридов открыл и полистал исписанные страницы.
        - Каждая страница - отдельное поступление. Сколько, вид валюты, откуда, когда. Источник указан не везде, сами понимаете …
        - Почему, командир?
        - Тут много всего - и валюты, и золота - с секретных номерных счетов … счетов европейских и латиноамериканских банков. Поэтому за каждой строкой такая история - мама не горюй! Да еще совершенно секретная …
        - Тут только приход. А расход где? - полистала амбарную книгу Антипова.
        - Видишь ли, совместить приход и расход не получилось. Поэтому расходная книга отдельно - вот она. Когда, сколько, кому и для чего, вид оплаты …
        - Командир, но это … это нереально! - Долгополова открыла последние страницы первой амбарной книги. - Тут такие цифры …
        - Это совершенно реальные цифры и вам я могу указать источник. Почти все последние изъятия - это средства с оффшорных счетов некоторых наших олигархов, которые мне удалось пощипать …
        - А общая сумма? Итог изъятого? Говори, Толя, мы выдержим. Хотя уже по виду я представляю - выдержать это будет нелегко … - Антипова листала амбарную книгу.
        - И понять тоже. Воспринять содержимое этой кладовочки! - добавила Долгополова.
        - Как говорят кассиры, бухгалтеры и политики - воспринимайте все это не как деньги, а как некий предмет, товар или продукт …
        Это сказал Гриша, открывая створки стеллажей, за которыми в прозрачных пакетах лежали груды банкнот различных валют, обандероленных банковскими наклейками. Было много «зелени» - долларов, много евровалюты, много рублей, и еще какие-то цветные пачки.
        - Толя, убивай лучше сразу - сколько здесь денег? В любой валюте, но сколько всего?
        - Марго, ты смеешься! Да этого не знает даже Толя! А примерно тут средств около …
        И Тоня переждав минуту назвала сумму, от которой дамам стало нехорошо, а Гриша засмеялся.
        - Отец, а как же госбюджет?
        - Сейчас я из этих средств финансирую возрождение завода в городе «Солнечный» и часть работ по созданию нового поколения БЖРК.
        - БЖРК - это боевой железнодорожный ракетный комплекс? Было у нас такое уникальное ядерное оружие - уничтожили все 12 поездов с 36-ю ракетами на каждом …
        - Каждая ракета с 10-ю ядерными разделяющимися головными частями … - задумчиво добавила Лена Долгополова. - Прекрасное было оружие!
        - Три ракеты и тридцать боеголовок я уже нашел. Работаем над новым поколением таких поездов, неуловимых для противника. - это уже Свиридов.
        - Но вы, командир, собрали нас не только для того, чтобы ошарашить. Есть еще что-то очень важное. Что?
        - Леночка, ты права! Толя задумал что-то очень серьезное, но он даже мне ничего не объяснил!
        - Милые мои … Олежек сказал бы «И за что вам это?» Но я могу поручить это только вам.
        - Видимо, нам еще дадут по мозгам. Толя, уже то, что мы узнали, требует … требует … - Антипова сделала какое-то неуловимое движение, но Свиридов понял.
        - Гриша, там в тумбе стола - посмотри.
        Гриша извлек темную бутылку с черной наклейкой и золотыми не нашими буквами и коробочку, в которой тесной шеренгой в ячейках стояли стопочки.
        - Их бы сполоснуть …
        - Там не шкаф, а дверь в туалет. Сполосни.
        Гриша разлил темную жидкость по серебряным стопкам, раздал собравшимся.
        - Ваше здоровье, милые дамы!
        - Командир, муж накажет меня за такое! - Лена задохнулась с непривычки - она практически не пила крепких напитков. - И что это за отрава? Хотя и вкусная …
        - Это всего лишь старое шотландское виски … - ответила Тоня.
        - Забористая штука! - выдохнула Антипова. - Плесни еще!
        
        НЕ СЧЕСТЬ
        - Командир …
        Прервала молчаливое раздумье собравшихся Лена Долгополова.
        - Командир …
        Таким обращением Лена обозначила все сразу: и признание авторитета Свиридова, и его руководящую (и направляющую) роль в этой комнате, и его главенствующую роль вне этой комнаты, и его главенствующую роль лично для нее, Елены Геннадиевны Долгополовой, главного инженера фирмы «НИПЦ» и заместителя Генерального директора, и его, Свиридова, основополагающую роль в ее жизни, красивой молодой женщины, счастливой жены и матери, да и просто человека по имени Елена …
        - Командир … Вот это, - Лена обвела рукой стеллажи, - Вот это окончательно утверждает вашу роль как величайшего диктатора, руководителя, основателя и создателя уникального образования под названием «империя Свиридова», административного и финансового гения, и много-много чего еще, названия чему я не придумала … Но самого важного и определяющего все наше существование - и фирмы, и нас самих …
        - Лена, ты не очень?
        - Нет, Маргарита Семеновна, не очень … Плесните и мне …
        - Да, Леночка, совсем даже не очень, хотя и резковато … Но видимо справедливо …
        Тоня Свиридова знала об этой комнате много больше других, но масштаб содержимого этой «кладовочки» ошарашивал и завораживал, и темная жидкость из бутылки была просто необходима.
        - Отец, а каким образом ты перетаскивал все сюда? Дипломаты - ладно. Но слитки? На глаз это сотни килограмм!
        - Так не за один ведь раз! Но все равно тяжеловато … Правда сюда, на этот этаж есть автомобильный въезд … и железнодорожный тоже …
        - Кто еще знает … кто еще знает об этой кладовке?
        - Кроме присутствующих здесь - никто.
        - И как такое возможно?
        - Если отец сказал - значит, так оно и есть.
        - Хорошо. Мы если не осознали, то хотя бы узнали. Но для чего ты нас сюда привел?
        - Наверное, это главное. До сих пор всеми этими … этими средствами распоряжались я и Тоня.
        - Точнее только ты. Я еще не начала …
        - Время идет, мало ли что … Нет, это не завещание, хотя стоило бы об этом подумать … Но события могут повернуться так, что потребуется оперативное и срочное обращение к этим … к этим пассивным средствам …
        Свиридов помолчал и его не подгоняли.
        - Трудно предугадать, на какие нужды могут потребоваться значительные средства, и потребоваться срочно. Сейчас, как вы знаете, ведется проектирование пассажирской железнодорожной ветки от метро до колхоза через город у машиностроительного завода. Пустим небольшой пассажирский состав с электровозом на аккумуляторах - не все же гонять вертолеты …
        - Переоснащение нашего сибирского филиала - там основное оборудование не обновляли уже давно. Система локационного наблюдения нового поколения - почти полностью наша разработка. Система защищенной связи и закрытого аналога Интернета с подключением к правительственной защищенной системе связи - тоже наша разработка. Уже эти первоочередные работы достаточно дороги - назвать сумму?
        - Лучше не надо - мы будем лучше спать. Но все же на каких условиях и при каких событиях мы можем обратиться к этим ценностям?
        - А вот об этом мы можем поговорить подробнее у меня в кабинете. Допивайте и пошли.
        
        НЕ ЗАБЫВАЙТЕ
        - Осмотритесь! - в квадратной комнатке было четыре двери.
        Справа от той двери, через которую они попали сюда, была дверь с шифрзамком и солидной деревянной ручкой.
        Прямо, в торце, была дверь без ручки и без замка, и через нее они попали в кладовку.
        Слева, на третьей стороне, была еще одна безымянная безликая дверь, о которой гости Свиридова ничего не знали, принимая ее за ложный след.
        Это было не так, но знать о том, что скрывалось за этой дверью, им лучше было не знать …
        - Вам указаны индивидуальные коды, для каждого свой. Учтите, чужим кодом пользоваться нельзя, как и повторно набирать забытый код. Трехкратный неверный набор кода смертельно опасен - лучше уйти после повторного набора неверного кода …
        Свиридов не стал пояснять сказанное - но трехкратный набор неверного (или чужого) кода приводил к уничтожению человека, находящегося в этом небольшом «предбаннике».
        Как это было организовано на фирме не знал никто - систему монтировали и налаживали специалисты из конторы …
        А разговор, начатый на подземном этаже за безликой дверью со знаком радиационной опасности, продолжился в комнате отдыха Почетного Генерального директора «ФГУ НПО НИПЦ ГАМ» генерала Свиридова на третьем этаже главного корпуса фирмы в городе недалеко от Москвы …
        Отрезвление
        В комнату отдыха позади кабинета Свиридова они проникли тем же путем - из узкого коридора позади комнат отдыха Свиридова и Антиповой.
        Сюда, в этот коридор со спецлифтом, можно было попасть еще из кабинета Валдиса Лазариса, заместителя Генерального по контрразведке …
        Начали с кофе - Гриша как самый молодой включил кофемолку и под ее жужжание Свиридов разлил по стопочкам остатки из темной бутылки с золотой надписью «SUNTORY OLD WHISKY».
        - Ты где достал эту прелесть?
        - Это японцы мне подарили. Ваше здоровье, друзья мои!
        Из шкафа, скрытого за сплошной деревянной дверцей, Гриша достал настоящие кофейные чашечки.
        - Тетя Марго! Лена! Мама! Отец - тебе чашку или твою кружку?
        - Давай кружку - без кружки сейчас не обойтись …
        Дамы устроились на диване и Гриша придвинул им журнальный столик.
        - Толя, а пожевать у тебя нечего?
        - Кроме сушек и печенья ничего не осталось … Я сейчас попрошу Мари …
        Свиридов вышел.
        - Вера, что-то произошло? С чего Анатолий вдруг повел нас в «закрома»?
        Вернулся Свиридов, и вскоре звякнул телефон на столе.
        - Гриша, сходи пожалуйста возьми у Мари бутерброды.
        - Иду. А почему она не принесла их сюда?
        - Иди, иди! Я объясню …
        Гриша вернулся с большой прямоугольной плетеной корзиной, прикрытой белым полотенцем, снял его. Под полотенцем обнаружились обычные кухонные алюминиевые подносы с бутербродами - с колбасой, с сыром, с рыбой, с ветчиной, с жареным мясом …
        - Неплохо! А сладенького ничего нет?
        - Марго, ты, оказывается, сластена?
        - К такому кофе захотелось тортика или зефира … А еще у тебя этого … или этой?
        - Виски - оно.
        - Оно? А ты чем сейчас занимаешься, Гриша?
        - Да я как всегда рисую, тетя Марго. Рисую …
        - Гриша, нельзя еще кофейку? Давайте договорим …
        - Прошу прощения. Как настоящая блондинка я хочу ясности, а мне многое еще непонятно, - Лена протянула пустую чашку Грише. - Пусть блондинка я реальная, но все же …
        - Лена, ты блондинка только по цвету волос! В остальном ты настоящая брюнетка … или даже рыжая!
        - Спасибо, Маргарита Семеновна. Так как, командир? Много вопросов осталось …
        - Ты права, Лена. Вопросов осталось много, и на некоторые я попытаюсь ответить.
        Свиридов достал из шкафа еще одну бутылку - но она была не темная, не пузатая, и с надписью «IRISH WHISKY».
        - Наливаю по желанию - спаивать вас не собираюсь. Начнем с того, что я обладаю особыми способностями, о которых частично вы можете догадываться. Например, о телепатии у нас прочти все знают, как и о носителях этого феномена …
        Свиридов вытянул из холодильника кювету со льдом, налил виски в низкий квадратный стакан и бросил туда несколько кубиков льда.
        - Но кроме телепатии я владею способностью становится невидимым …
        И Свиридов исчез - мгновенно и бесшумно, но голос его продолжал звучать.
        - Способность перемещаться в пространстве и во времени …
        Он появился там, где сидел до этого, но ему пришлось сделать паузу для того, чтобы слушатели освоились со сказанным.
        - В пространстве и во времени? - растерянно переспросила Антипова. - Это … как?
        - Могу уточнить - перемещаться Толя может в неком объеме, который мы называем коконом, и может брать с собой … пассажира. Я так с ним летала - ощущение невероятное!
        Тоня даже зажмурилась от приятных воспоминаний.
        - Кокон может быть видимым или невидимым, может быть с прозрачными границами-стенками и с непрозрачными, эти границы могут пропускать звук избирательно - либо свободно, либо однонаправлено.
        - А еще эта граница может быть односторонне непроницаемой - снаружи внутрь ничего не попадет. - это опять задумчиво добавила Тоня.
        - Односторонне? Значит оттуда можно стрелять, а туда - нельзя?
        - Именно так, Марго. Представляешь, какие великолепные возможности! Еще можно перемещаться во времени - и назад, и вперед. И есть еще некоторые особые возможности, о которых я пока говорить … я пока говорить не готов.
        - Еще есть телепортация - мгновенное перемещение в пространстве. Мой Толя может и это …
        Тоня задумчиво вертела стакан в руках.
        - Но подробно рассказывать об этом и еще кое о чем я не буду.
        - А экспроприация? Такие объемы! Слитки - это же тяжело! И откуда вы их …
        - Иногда встречаются покупатель и продавец - у одного деньги в чемоданчике, а у другого товар. Чемоданчик забирается, остальное уничтожается. Другой вариант - секретные номерные счета в банках Европы и Америки, чаще - Латинской. Тут задача с одной стороны снять деньги в наличной форме, а с другой - перенести эти деньги откуда-то сюда. Обе эти задачи могут быть очень непросты. Но решаемы.
        - Чьи номерные счета попали в сферу … в сферу твоего внимания?
        - Иногда это старые счета военных лет - имеются в виду обе мировые войны, и теперь чаще счета наших новых олигархов в оффшорных зонах.
        - И как же тебе удается не засветится?
        - Здесь срабатывают некоторые мои способности в области электронной техники, а иногда … иногда и древние приемы, не дающие возможность зафиксировать лицо человека …
        - Слитки в кладовке весят сони килограмм … Как ты смог перетащить такой груз?
        Свиридов встал и отошел на середину комнаты.
        - Идите ко мне. Поближе.
        Все столпились около Свиридова. Тот охватил их руками и …
        Только Тоня практически не удивилась, а остальные с крайним удивлением вместо стен комнаты увидели внизу здания фирмы, дороги, жилые дома, лес. И еще все кругом двигалось!
        Лена и Марго, стиснутые руками Свиридова, тихонько взвизгнули - совсем как маленькие девочки …
        Потом, когда Свиридов вернул их обратно в комнату отдыха, они долго молчали и прихлебывали из бокалов …
        - Командир есть командир! - наконец сказала Лена Долгополова.
        - И часто тебе приходится пользоваться … пользоваться своими способностями?
        Свиридов молча посмотрел на Антипову.
        - Командир, а вы миллиардер! Вам приходилось пользоваться … вам приходилось экспроприировать средства с секретных счетов рейха?
        Свиридов молча смотрел на Долгополову, и та жестом остановила Свиридова чтобы показать, что она все поняла.
        - А счета КПСС?
        Ответ Свиридова был точно такой же.
        - Толя, как ты все это успеваешь? Вон проектировщики железнодорожной ветки, что сидят в закрытом зале у Карена, жалуются на тебя и стонут - этот Свиридов влезает во все мелочи, да еще в курсе всех самых современных решений …
        - У Карена проектируют электровозы на аккумуляторах по трем базовым образца: тяговый электровоз, мотор-вагон электрички и тепловоз. Скорее всего наша электричка будет похожа на новую электричку подмосковных маршрутов, только в двухвагонном варианте. И там тоже прослеживается мощное влияние Свиридова. И он все успевает, но как?
        - Мы с мамой, с Улей и детьми удивляемся больше тебя, тетя Марго! Мы видим как он занят, сколько самых разнообразных проектов он ведет … И при этом мы видим его дома, он играет с внуками, рассказывает им сказки …
        - Командир всеобъемлющ и всемогущ, и это неоспоримо! - Долгополова расправилась с очередным бутербродом. - Но есть практические вопросы …
        - Елена Геннадиевна, не боитесь, что эти слова можно принять за подхалимаж?
        - Нет, Маргарита Семеновна, не боюсь! Командира нельзя бояться, его можно только уважать и слушать, а иначе какой он командир!
        - Леночка, успокойся! Марго знает тебя не так давно, ты уж прости ей. А мы тебя знаем достаточно … А твой практический вопрос я знаю - как же можно все это использовать на практике? Так?
        - Так, Антонина Ивановна.
        - Попробую ответить тебе, Лена. Как практически воспользоваться деньгами из кладовки? Конечно, в некоторых пределах и в некоторых условиях можно воспользоваться наличными. Но не всегда и не везде. Как воспользоваться безналичным расчетом? Есть договоренность с конкретным банком о переводе нала в безнал и переводе средств в заданном направлении.
        - Вот Тоня знает этот банк, она и Марго спокойно могут туда пройти, а тебе и Грише я обеспечу пропуска. Там же оговорена возможность продажи им золота в слитках с оплатой в любой валюте.
        - Деньги транспортируются отсюда в дипломатах или в кофрах с помощью офицеров полковника Воложанина, но показывать им условия входа в кладовку не стоит. Но место в коридоре и дверь, откуда выносят дипломат они уже знают, как и то, что к этому месту можно подогнать транспортер - такое уже было.
        - Все банковские операции производить по вашему личному удостоверению и с открытием при необходимости личного счета в банке. Скрытность всего этого оговорена и обеспечена как договором с этим банком и Госбанком РФ, так и с офицерами отряда полковника Воложанина. Через этот банк производится перевод половины экспроприированных средств на спецсчет конторы. Еще вопросы?
        - Появятся на практике, Толя …
        Предупредив Мари Свиридов в коконе перенес всех из комнаты отдуха в уединенную беседку около низкого здания внутренней охраны на территории фирмы …
        Последствия
        Последствия экскурсии в некую кладовочку (или пещеру сокровищ) проявились довольно скоро.
        Прямой вызов по телефону - минуя секретаршу.
        - Добрый день, Анатолий Иванович.
        - Добрый день, Елена Геннадиевна.
        - У меня появилась необходимость наведаться в кладовочку!
        - Ты хочешь, чтобы я сопроводил тебя?
        - Нет, я справлюсь сама. Я хотела пояснить, для чего …
        - Запишешь в книге и вызови Воложанина. Он подождет тебя у лифта. Ты дотащишь сама?
        - Да, надеюсь. Юрий Николаевич поедет со мной в банк?
        - Обязательно. Действуй.
        С одной стороны Свиридову на самом деле было не важно, на какие цели Главный инженер фирмы собирается потратить деньги из его личного специального хранилища, а с другой стороны при необходимости для него не составляло труда подключиться к сознанию Лены Долгополовой и выяснить все обстоятельства дела …
        На минус пятый этаж можно было попасть с любого лифта, и поскольку Лена не могла попасть в узкий коридор позади кабинетов начальства, то спустившись вниз она не сразу нашла нужную ей дверь.
        Но нашла. Открыла.
        Набрала известный ей код и открылась следующая дверь и загорелся свет.
        Довольно много времени у нее ушло на то, чтобы найти свободный дипломат и наполнить его пачками долларов.
        Но она справилась - и свободный дипломат нашла - достаточно модный и даже элегантный, и пачки проверила, и в книге расписалась.
        Полковник Воложанин ждал ее в конце коридора - оттуда просматривалась дверь, откуда вышла Долгополова.
        Полковник был в штатском - в модном костюме, сшитом явно Антониной Свиридовой.
        Юрий Николаевич взял у Лены дипломат и они поднялись на лифте на поверхность, и вышли в проход между главным корпусом и квадратным зданием актового зала - там их ждала машина с водителем.
        Лена устроилась на заднем сиденье и поставила дипломат в ноги, а полковник Воложанин сел спереди, с водителем.
        Машина беспрепятственно проследовала через проходную фирмы и КПП и понеслась по шоссе. Перед пунктом ДПС водитель затормозил и подождал, пока вперед не выехала «канарейка» - полицейская машина с люстрой на крыше, и они понеслись к Москве.
        - Юрий Николаевич, это что - охрана?
        - В какой-то мере. Но главное, Елена Геннадиевна, с таким сопровождением быстрее!
        И действительно они ехали быстро, иногда впереди идущая бело-синяя машина покрякивала, разгоняя машины на дороге, да и в городе они двигались быстро, обгоняя потоки машин и проносясь по разделительной полосе.
        Машина остановилась во дворе и они прошли к глухой двери, и полковник Воложанин позвонил и предъявил охраннику документ.
        - Это - со мной!
        И они оказались в операционном зале небольшого банка, прошли в коридор, где Воложанин еще раз предъявлял документ, и оказались в светлом кабинете, перегороженном деревянным барьером.
        Из-за барьера к ним навстречу встал клерк с нарукавниками, и ему Воложанин еще раз показал свои документы, а Лена достала свое удостоверение.
        В нем рядом с ее фотографией было написано:
        «Заместитель Генерального директора Главный инженер Государственного Федерального предприятия Научно-исследовательский и производственный Центр Глубокой Атомной модификации» Лауреат государственной премии Доктор технических наук Долгополова Елена Геннадиевна.»
        Клерк очень внимательно ознакомился с удостоверением Лены, сверил его с какой-то бумагой, и только потом заговорил …
        Но зато после этого все было выполнено быстро и оперативно - был открыт расходный спецсчет на имя Долгополовой Е.Г., были приняты средства в валюте США, они были пересчитаны на рубли и зачислены на спецсчет, было принято банковское поручение о перечислении определенной суммы на определенный счет, и был показан остаток на спецсчете.
        И Лена получила справку о величине этого остатка …
        И все эти операции заняли около двадцати минут.
        Полковник Воложанин все это время стоял позади Лены чуть в стороне, и она чувствовала его незримую поддержку - она бывала в банках и ранее, но чтобы так быстро провести столько операций!
        Машина ждала их.
        - Какие ощущения, Елена Геннадиевна? Вы первый раз в нашем банке?
        - Это наш банк?
        - Прошу прощения, это аффилированный банк ФСБ. Точнее его легальный открытый филиал, которым мы пользуемся для … для некоторых финансовых операций. А с улицы это обычный небольшой коммерческий банк …
        - Вы уже бывали здесь. Всегда так быстро?
        - Всегда. Теперь они будут знать вас, и все будет еще быстрее …
        А на другой день среди других служебных бумаг на стол Свиридова попала небольшая записка от Е.Г. Долгополовой с одной фразой - пояснением назначения и величины расхода …
        Как это было
        Вокруг Анатолия Свиридова происходило много всего всякого, обычного и необычного, понятного и непонятного, и тем не менее вполне реального.
        Реального?
        Вполне!
        
        КОМПЬЮТЕРЫ
        - Привет, Влад!
        - Толя, привет! Что новенького?
        - На столе у школьника стоит ноутбук … предположим, Asus. Что нужно ученику? С пятого, а может быть с третьего класса. А с седьмого? Какие программы … Займись.
        - Общеобразовательные или учебные?
        - Начни с начала - что нужно начинающему, потом наращивать …
        - Сколько?
        - Чего сколько?
        - Сколько ноутов? И почему Asus?
        - Первая партия - пятьсот. Наша школа, лесная школа, школы на машзаводе и в городе умников, в колхозе, наши ПТУ. Можно не Asus, ты посоветуй.
        - А ты потянешь такую прорву?
        - Ты давай предложения. Набей один ноут, принимать я буду сам.
        И на столах у школьников появились новенькие ноутбуки …
        Министерство
        Его догнал генерал, порученец Президента.
        - Товарищ Свиридов, Владимир Владимирович просил вас задержаться и подождать ухода Сергея Борисовича. Владимир Владимирович хочет поговорить с вами наедине …
        Свиридов достал телефон, вызвал полковника Воложанина.
        - Юрий Николаевич, отгоните машину куда-нибудь в укромное место.
        - Анатолий Иванович, чем вызвана ваша сдержанность? Вы не доверяете Иванову?
        - В некоторой степени.
        - Почему?
        - Он был в курсе многих событий, о которых мы сегодня говорили. Он и Александр Шляхтуров, с которым они довольно близки. Шляхтуров после поста начальника ГРУ Генштаба сменил Сердюкова на посту председателя совета директоров холдинга «Оборонсервис».
        - Вы считаете коренную реорганизацию руководства Минобороны насущной необходимостью? Честно.
        - И даже запоздалой.
        - Кого по вашему мнению следует назначить министром? Тоже честно.
        - По крайней мере никто в самом министерстве для этого непригоден. К сожалению …
        - А лично вы, Анатолий Иванович? Откровенно.
        - Категорически - нет. Не смогу и не справлюсь. Честно.
        - Благодарю вас, Анатолий Иванович. Всего хорошего.
        А потом Владимир Владимирович попросил помощника тщательно проверить и очистить память ноутбука …
        Втроем с Новым
        На этот раз передавая вызов к Президенту генерал-порученец сказал, что Свиридова просили быть в форме и с наградами.
        Свиридов не удивился, потому что ему нередко приходилось встречаться у Владимира Владимировича с военными разных чинов, разных родов войск и вообще различных структур.
        На этот раз у Президента был Сергей Шойгу.
        - Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, Сергей Кужугетович!
        - Здравствуйте, Анатолий Иванович! Ждем вас с нетерпением.
        - Прошу прощения, я кажется не опоздал?
        - Нет, нет - просто мы тут о вас говорили.
        - Надеюсь, только хорошее!
        Двое генералов в светлой голубоватой форме - один с одной Золотой Звездой и погонами генерала армии с четырьмя звездами, и второй с четырьмя Золотыми Звездами и погонами генерал-полковника с тремя звездами - сидели рядом за столом напротив Президента.
        - Анатолий Иванович, я без предисловий. Принято решение о назначении генерала Шойгу на должность Министра Обороны России.
        - Сережа, поздравляю и соболезную! Прими!
        Свиридов крепко пожал руку Шойгу.
        - Соболезнования не беспочвенны - разгребать там придется очень много. Работа Сергею Кужугетовичу предстоит … Можно сказать, врагу не пожелаешь. Но лучшей кандидатуры я не вижу.
        - Там своих на такую должность передвинуть … да пожалуй некого.
        - Просьба к вам, Анатолий Иванович, поделится с новым Министром сведениями о нечистых на руку чиновниках в министерстве. Продублируйте материалы, которые вы передавали мне, дополните. Это очень поможет Сергею Кужугетовичу. Со своей стороны гарантирую неразглашение источника …
        - Я сам могу, Владимир Владимирович. Мы с Анатолием хорошо знакомы.
        - И скоро … скоро Сергею придется «воевать»? Ему команда нужна!
        - Приказ подписан. Завтра перед телекамерами озвучим. Пойдет волна на Сердюкова, она уже началась. Вы в курсе этих скандалов …
        - Само министерство, служба расквартирования, служба военного имущества, оборонпром, оборонсервис и прочие подразделения … я подберу тебе, Сережа, все материалы. Да и сам попробую помочь, если сумею …
        - Вот об этом я и хочу поговорить, Анатолий Иванович. Напомнить? О том месте, которое занимал Сердюков, мы с вами уже говорили. Теперь помочь нужно Сергею Кужугетовичу. Опыта ему не занимать, кое-кого он к себе перетащит, ваша помощь может быть неоценимой. Как, Сергей Кужугетович?
        - Я взял бы Анатолия на любой … на любую, самую высокую должность.
        - Анатолий Иванович?
        - Там около министра должны быть люди, разбирающиеся в конкретных областях военного строительства, специалисты. МЧС по структуре близко к армии, Сергею оттуда нужно будет перетаскивать людей. В Министерстве обороны многих нужно менять. Я в этих вопросах не специалист …
        - А разведка? Я немного рассказал Сергею Кужугетовичу …
        - Там тоже болото, нравы которого вам хорошо известны, Владимир Владимирович! Да и без этого у меня забот выше головы.
        - Подумайте, от чего вас освободить? Подумайте, подумайте. Разведуправление вам вполне по силам!
        - Такая работа требует полной занятости, и я не смогу заниматься больше ничем другим.
        - Подумайте, Анатолий Иванович, подумайте.
        Затем прощаясь с Шойгу около ожидающих их машин Свиридов передал привет супруге Сергея Кужугетовича, а тот соответственно Антонине Ивановне и Грише.
        - Ты подумай, Анатолий. В любой момент на любую должность … А ГРУ тем более. Привет!
        - Привет!
        Вечером они с Тоней засиделись в темноте его кабинета почти до утра …
        Наедине
        
        Очень скоро Президент снова позвал Свиридова в себе. Но домой, за город.
        Поздоровавшись с Кони Свиридов прошел в дом.
        И вскоре они вдвоем сидели на балконе - Свиридов «проверил» окружающее пространство и убедился в том, что их не слушают.
        - Анатолий Иванович, прошу прощения за то, что снова выдернул вас. Есть ряд вопросов.
        - Я постараюсь ответить.
        - Скажите, в чем заключаются ваши особые способности? Паранормальные?
        - Да-а … Вопрос слишком сложен. Я сам себе ответить на него не могу до сих пор, а тем более рассказать … Очень сложно, Владимир Владимирович. Можно конкретнее?
        - Я попробую. Вы умеете читать мысли? Как Вольф Мессинг?
        - Иногда мне это удается, но до Мессинга мне далеко. Не знаю, как это совершал Мессинг, а мне это нелегко, и удается не так часто.
        - Хорошо. А мои мысли вы прочесть можете?
        «Приехали! И что же ему от меня нужно?»
        - Нет, Владимир Владимирович, не могу. И даже не хочу, если честно.
        - Спасибо. А ваша способность перемещения в пространстве, и даже не одному, а вместе с кем-нибудь. Это есть?
        - Да, такая способность у меня есть, хотя дается мне это нелегко, и стоит недешево. То, что это недешево, выяснилось не так давно - это мне стоит здоровья.
        - Даже так … А перемещение во времени?
        - Это еще дороже, Владимир Владимирович. Хотя я этим пользовался, и вы это знаете.
        - А есть ли еще какие-либо особые способности?
        - И вы тоже об этом знаете. Иногда я могу заблокировать работу электроники - фотоаппарата, видеокамеры, сотового телефона. Но это тоже недешево.
        - Анатолий Иванович, я пользуюсь стандартным набором, перечнем свойств паранормальных людей. Чтение мыслей, гипноз, телекинез, телепортация …
        - Я не знаю ни одного человека с паранормальными способностями, который одновременно обладал бы всеми способностями, которые приписывают этим людям …
        - Приписывают?
        - Этот перечень сложился из исследований множества специалистов, поэтому он собирательный. А обладающие паранормальными способностями индивидуальны, у них свои способности. Кто-то общается с мертвыми, кто-то слышит голоса, диктующие стихи …
        - Или прозу!
        - Да, и прозу тоже. Кто-то чувствует состояние близких и ощущает их боль, кто-то обладает магией и воздействием на судьбы людей … Да мало что еще!
        - Вы часто используете свои особые способности?
        - Некоторые - почти постоянно. Это можно назвать «детектором лжи» - я чувствую неправду.
        - Не мешает?
        - Чаще всего помогает.
        - Помогает - в чем?
        - В правильном общении. И в оценке человека. Поэтому у меня нет сотрудников, которые мне врут.
        - Вот в чем заключается основа слаженности вашей организации!
        - Нет, вы не правы! Они еще прекрасные специалисты своего дела!
        - Я благодарю вас. Тогда вопросы иного свойства, но тоже связанные с вашими … с вашим характером.
        - Характер скверный.
        - Мы с вами обсуждали воровство в некоторых наших ведущих структурах. Вы уходили от ответа на вопрос о том, какого наказания достойны провинившиеся. Так какого?
        - В этих вопросах меня можно считать экстремистом. Минимум - лишение всех чинов, наград, собственности и длительные сроки.
        - А максимум? Раз есть минимум, то должен быть и максимум?
        - Юридически у нас мораторий …
        - Даже так … И вы применяли такое на практике?
        - Ну, что вы, Владимир Владимирович! Это методы некого «татарина»!
        - Мы с вами обсуждали … Предположительно обсуждали вопрос о вашем назначении на должность Министра обороны. Вы тогда категорически отказались. Причиной своего отказа вы назвали отсутствие опыта. И невозможность оставить то дело, которым занимаетесь. Но мне показалось, что кроме этих причин имеется и еще что-то. Это так?
        - Действительно так. В моем подчинении нет ни жуликов, ни лжецов, и это исходно. Таких людей нельзя допускать до руководящих должностей и должностей, связанных с любыми ценностями. Если мне придется руководить коллективом, где имеются жулики и лжецы, то мне придется избавляться от них. А в Министерстве обороны их так много!
        - Так избавляйтесь.
        - Видите ли, Владимир Владимирович … Область политики я считаю самой грязной областью человеческой деятельности. Самой грязной и самой преступной. К сожалению наша система построена таким образом, что пристроившийся там и приспособившийся проходимец из этой «обоймы» уже не выпадает. Они обзаводится нужными связями, укрепленным совместными противоправными действиями, и потом убрать их - даже при самых вопиющих преступлениях - практически невозможно. Можно привести множество примеров. Но можно и указать на свежие события. Например, министр обороны, виновный во множестве преступлений, и отставленный от должности, быстро будет пристроен на тепленькое местечко. Ему поспособствуют его дружки и коллеги. Мэр Москвы, уволенный со скандалами, вскоре пристроится на тепленькое местечко к своим подельникам - суда-то не было. И так далее …
        - Вы считаете, что и мэр, и министр достойны судебного преследования?
        - Так у вас же имеется достоверная фактическая база многочисленных преступлений!
        - Это еще нужно доказать…
        - Было бы желание. А в защиту «бедняги» министра, так много сделавшего для страны и армии выступают те, кто больше всего заботится об ослаблении России - вам, что, подборки не делают? А он армию разваливал, и много в этом преуспел!
        - А вы еще отказывались от должности!
        - Я искренне сочувствую Сергею Кужугетовичу. А выявить жуликов среди чиновников высокого ранга очень просто - достаточно проследить его послужной список и даты переходов. Вам назвать послужной список Сердюкова?
        - Нет. Я совсем недавно его просматривал.
        - Тогда вы знаете тех, кто сейчас будет помогать выйти сухим из воды создателю министерского гарема из смертельно ненавидящих армию вороватых молодых хищниц …
        - Если вы считаете политику грязным делом, то и политиков тоже считаете отъявленными мерзавцами. А я ведь тоже политик!
        - Политика - да, но среди мерзавцев, думающих только о своем кармане и своем благополучии, много искренне верящих в возможность влияния на ход событий и старающихся на благо народа. Некоторые разочаровываются и уходят, некоторые продолжают работать и стараться преодолевать преступное действие проходимцем и жуликов … И в Думе, и в Правительстве довольно много истинных патриотов, действующих на благо страны. Меня вы тоже уже можете причислять к политикам - я был в областной Думе, теперь в городской. И по мере сил вывожу на чистую воду жуликов и приспособленцев!
        - Да, такие сведения у меня есть. Есть уже множество «обиженных» на вас.
        - Как и среди юристов, способных за деньги оправдать любого преступника! Я ведь до сих пор иногда занимаюсь юридической практикой.
        Владимир Владимирович задумчиво походил по балкону.
        - Так к чему же мы пришли? Имеется талантливый организатор, талантливый ученый, талантливый менеджер, талантливый политик, талантливый военный, талантливый разведчик и лингвист. Человек, обладающий сверхчеловеческим способностями и неограниченными возможностями. Человек, ненавидящий неправду. Человек, всей своей деятельностью способствующий добру и закону. Человек, выполняющий самые невероятные поручения, недоступные самым талантливым … самым талантливым специалистам.
        Владимир Владимирович рассуждал как бы сам с собой, негромко и задумчиво.
        - А как вы смотрите на должность начальника Главного разведывательного управления при Генштабе? Ведь специальность разведчика вам знакома, если не сказать больше.
        - Эта должность требует всей жизни. Полностью, без скидок и отвлечений на сторону. Это конец жизни Свиридова-руководителя фирмой «НИПЦ» и всеми иными делами включая коммерческие проекты в разных сферах. Конец той самостоятельной «республики», которую он создал, включающую на сегодня четыре города с учетом Сибири, несколько секретных производств, сельское хозяйство со своей инфраструктурой и лесную школу … Все это нужно будет бросить. Стоит ли должность таких потерь? Я не уверен, что стоит.
        - Пожалуй, я тоже не уверен.
        Разговор угас, и Свиридов скоро откланялся.
        Он уехал на своем служебном «Мерседесе», за рулем которого сидел полковник Воложанин.
        А вечером он опять долго обнимал Тоню, сидящую у него на руках, целовал ее и тихонько что-то говорил ей почти на ухо …
        Снова и снова
        Разговор с Владимиром Владимировичем вновь состоялся в его секретном кабинете, где чаще всего с ним встречался Свиридов.
        - Анатолий Иванович, некий руководитель, за которым Следственный комитет числит хищений примерно на пять миллиардов рублей, подал заявление по собственному желанию в связи с болезнью.
        - ГЛОНАС.
        - Мне нужен человек, которому я абсолютно доверяю, и который способен собрать всю достоверную и необходимую доказательную базу об этом … об этом случае. Я подчеркиваю два ключевых слова - доверяю абсолютно и достоверную доказательную базу.
        - Я вас внимательно слушаю.
        - Вы кроме всего прочего еще и грамотный юрист. Я хочу назначить вас, генерал-полковник Свиридов, своим Специальным и Чрезвычайным представителем. С полномочиями значительно более широкими, чем ваши действующие полномочия руководителя специальных учений по гражданской обороне.
        - Основные задачи, товарищ командующий?
        - Правда и еще раз правда. Как бы она ни была … самая жестокая.
        - Ближайшие задачи?
        - Оба бывших - министр и генеральный по ГЛОНАС’у. Ваш вопрос я могу расценивать как согласие?
        - Так точно, товарищ командующий.
        - Вы принимаете мое предложение как приказ?
        - Так точно, товарищ командующий. Я воспринимаю это как военный приказ.
        - Спасибо, Анатолий Иванович. Я высоко ценю ваше согласие. Приказ будет на днях. А приложение … ваши полномочия подготовьте, я посмотрю.
        - Честь имею!
        Что-то новенькое
        Рассматривая этот новый образец на экспериментальной установке в отделе Скворцова Свиридов неожиданно уловил нечто новое.
        Он - мысленно! - «увидел» структуру рассматриваемого им образца, и «увидел» именно так, как этот материал должен был выглядеть по структурной номенклатурной классификации, разработанной Виолеттой Ерцкой.
        Дежурный на установке, а в этот раз это был Тимофей Дмитриев, удивленно смотрел на долго и неподвижно стоящего Свиридова.
        - Все нормально, работайте, Тимофей Дмитриевич. - Свиридов задумчиво положил образец.
        И направился в Виолетте Ерцкой.
        Виолетта руководила Отделением структурной модификации, который формально подчинялся профессору Баранову, и то только затем, чтобы не подчинять ее Скворцову.
        Но это формальное подчинение, осуществленное Антиповой, не влияло на фактическое тесное сотрудничество внутри Отдела новых материалов Виктора Скворцова, и почему-то это обстоятельство никого не смущало.
        - Здравствуй, Виолетта. - необычно невыразительно сказал Свиридов.
        - Здравствуй .. те, Анатолий Иванович. - осторожно ответила Ерцкая
        Публичный человек
        Наверное, все началось с того момента, когда Свиридов сопровождал Владимира Владимировича на приеме у Нарусовой. После этого в прессе было много шума, который долгое время поддерживался полным отсутствием изображения таинственного спутника Президента.
        Затем этот таинственный спутник у Владимира Владимировича появился во время его посещения различных отдаленных мест страны, где удалось зафиксировать неизвестного в черных очках вблизи президента.
        Фотографии с конференции в Индии появились в иностранных научных изданиях, и не скоро спохватились и сравнили фотографии неизвестного в черных очках и российского представителя на этой таинственной конференции.
        Также как нескоро спохватились и стали разбираться в существе тех вопросов, которые обсуждались на этой конференции. Правда, для научного сообщества, в особенности для физиков, этот интерес проявился намного раньше (как и для спецслужб!), и стал бурно развиваться в открытой печати.
        Кроме Свиридова там, на конференции, «засветился» и Джекоб Спрингфилд, и контакты Свиридова и Спрингфилда тоже стали предметом активного обсуждения.
        Ну, а когда среди членов Московской городской Думы заметили Свиридова, то вымыслам и домыслам не было предела. Но неизвестная могущественная сила быстро прекратила все сплетни и слухи, не затрагивая серьезных публикаций.
        Тут же нашли А.И. Свиридова среди авторов серьезных публикаций в самых престижных научных изданиях.
        Редакции СМИ своим самым пробивным сотрудникам давали задания по поводу интервью с этим внезапно ставшим таким знаменитым человеком. Кто-то проговорился насчет юридической практики таинственного Свиридова, журналисты бросились в архивы судов …
        Но добраться до самого Свиридова долгое время не удавалось, несмотря на все ухищрения корреспондентов, записывающихся на прием к депутату А.И. Свиридову или карауливших его у машины. Фотоаппарат у такого корреспондента неожиданно отказывал, попытки интервьюирования не удавались, а поймать этого таинственного человека около машины оказалось невозможным - он ускользал неведомым образом.
        Попытки блокады автомобиля депутата Свиридова обычно оканчивались тем, что депутат уезжал на другой машине и корреспонденты оставались ни с чем. Даже пари заключали на отлавливание странного депутата, но никто пока не смог похвастаться успехом. И в то же самое время корреспонденты некоторых газет почему-то легко попадали к Свиридову и даже могли задавать свои вопросы и получить ответы - с обязательным визированием текста у интервьюируемого.
        Им завидовали, у них пытались выведать приемы проникновения, но тщетно.
        В зале заседаний Свиридова снимали, к нему подходили, но поговорить удавалось немногим, включая коллег-депутатов. Только в думском комитете Свиридов был более доступен, но туда могли попасть далеко не все и не с улицы.
        Но постепенно многое прояснилось - путем слежки самым настырным удалось установить, что автомобиль депутата уезжал в один из переулков старого центра города внутри Садового кольца и скрывался за глухими воротами военного объекта. Далее проследить не удавалось, а связать исчезновение машины депутата на закрытом объекте с взлетающим неподалеку вертолетом долго не могли.
        Но почему-то самые настырные переставали интересоваться таинственным депутатом и переключались на иные проблемы. И вертолет их больше не интересовал.
        А могли бы проследить достаточно частые визиты известной машины в Кремль - правда, не с теми же сменными водителями, а с одним из них, часто в форме полковника …
        Если интерес постоянно не подогревать, то он угасает - так было и с интересом к депутату Свиридову.
        У меня вопросы
        Свиридов общался со своими неизвестными неведомыми контактерами довольно часто.
        Вопросы накапливались постепенно, и после некоторого предела Свиридов выбирал удобное время и …
        #Прошу на связь, прошу на связь!
        И почти сразу ему отвечали:
        #Слушаю тебя. Говори.
        #У меня накопилось несколько вопросов. Я могу задать их?
        #Задавайте. Я попробую вам ответить.
        Это был опять не дежурный голос, а кто-то выше дежурного.
        #Вопрос первый. Перемещаясь во времени вглубь я могу увидеть прошлое. Насколько глубоко я могу двигаться в в прошлое?
        #Это важно?
        #Да, это важно. Могу ли я переместиться на тысячи или миллионы лет назад?
        #Вы можете путешествовать в прошлое в своем измерении насколько глубоко, насколько вам этого захочется.
        Ответ невидимого контактера был выполнен на эмоциональном, а не на словесном языке, и это язык был намного богаче словесного.
        #Будем считать, что вы ответили на мой вопрос так, чтобы я понял этот ответ. Вопрос второй: двигаясь в своем измерении я могу подниматься над поверхность Земли. Как высоко я могу подниматься и могу ли я подняться в космос?
        #Космос - там нечем дышать? Вы можете подниматься так высоко, как вам позволит дыхание. Другого ограничения нет. Если вы обеспечите себя газом для дыхания, то можете удалиться от поверхности на любое расстояние.
        #Даже на Луну? В скафандре, обеспечивающим мое существование в безвоздушном пространстве, я могу переместиться на другую планету?
        #Да. Если вы обеспечите себе привычные условия жизнедеятельности, то ограничения по перемещению в пространстве для вас не существует.
        #Занятно! Вопрос третий это на всякий случай, поскольку ответ на этот вопрос уже прозвучал. Вопрос третий: Погружаясь в воду насколько глубоко я могу погрузиться? Или опять это ограничено только созданием необходимых условий для моего организма?
        #Вы поняли правильно. Для перемещения в водной среде достаточно обеспечить условия нормальной жизнедеятельности. И ничего другого. Хотя есть проблема внешнего давления - как и в любой газовой среде вам необходимо обеспечивать нормальное внешнее давление для вашего организма.
        #Таким образом необходим скафандр, который защитит мой организм от воздействия внешней среды как в газовой, так и в водной среде. Так?
        #Именно так. Других ограничений для вас не существует. Все это касается перемещения в вашем измерении в любом направлении по оси времени.
        #А перемещение в иные измерения? И возможны ли контакты в другом измерении?
        #Контакты возможны в том случае, если нет запрета на контакт с вами в ином измерении.
        #Тогда возникает еще один вопрос: в какой мере возможны мои контакты с представителями иных цивилизаций, здесь, на Земле? Летательные аппараты с других планет, автоматические и обитаемые, посещают нашу планету очень часто. Пока контактов с представителями иных планет точно не зафиксировано или такие контакты недостаточно документированы.
        #Мы не располагаем точными данными о таких контактах. Но вашу планету посещают автоматические корабли с нескольких планет, расположенных на различно расстоянии от вашей планеты. Чаще это запрограммированные автоматы, но бывают и обитаемые корабли. Цели посещений весьма различны. Ваши контакты с представителями инопланетных цивилизаций возможны только в том случае, если такой контакт допускают ваши гости.
        #Ответ понятен. Но вызывает сразу очередной вопрос. Вопрос: имеются ли среди посещающих нашу планету межпланетных кораблей ваши корабли? Вопрос понятен?
        Там, откуда к Свиридову приходили сигналы, помолчали.
        И молчали так долго, что Свиридов даже подумал, что контакт прерван.
        #Ваш вопрос понятен. Но мы не можем дать вам однозначный ответ на ваш вопрос.
        #Но вы контролируете процессы, происходящие на нашей планете?
        #Ответ будет …
        Там опять долго молчали.
        #Я не могу ответить на ваш вопрос. Но мы желаем вам удачи!
        #Хочу надеяться на взаимное благополучие!
        Свиридов был удовлетворен ответами не полностью - часть ответов он практически предвидел, а часть ответов он так и не получил.
        И это тоже, если быть совершенно откровенным, было ожидаемо …
        ПАМЯТИ
        ВЫСОЦКОГО
        Афиша была несколько непривычной и даже вызывала ассоциации с известными историческими личностями.
        На этой афише уверенной рукой Гриши Свиридова были изображены три наложенных друг на друга профиля - Дмитрия Певцова, Евгения Дятлова и Анатолия Свиридова.
        Но истина - кто же изображен на афише? - выяснилась далеко не сразу.
        Если Дятлова и Свиридова узнали многие и довольно быстро, то Певцова узнали немногие и не сразу. Гриша корил за это себя, но скорее всего профиль Певцова был менее известен.
        Все переговоры с исполнителями вел лично Свиридов, и эти переговоры были несколько особенными.
        Во-первых, потенциальные участники концерта не знали о других кандидатах, только знали - что их будет трое.
        Во-вторых, каждого из приглашаемых Свиридов просил составить перечень произведений Высоцкого, которые он мог бы исполнить на юбилейном концерте.
        А потом с учетом этих полученных двух перечней Свиридов утвердил два списка произведений, которые будут исполнять Дятлов и Певцов на юбилейном концерте.
        Свой, третий перечень Свиридов тоже показал и Дятлову, и Певцову, и своим музыкантам
        По совету Олега и Виктора установили последовательность - первым выступает Дмитрий Певцов, затем Евгений Дятлов, а последним - сам Свиридов.
        И программа концерта была оформлена в виде небольшой брошюрки с портретами исполнителей, но до поры до времени брошюрку придерживали.
        О программе концерта знали все, связанные с концертными исполнениями в Доме культуры - все музыканты ансамбля «Живой звук», певицы Валентина Суковицина, Ангелина Кочура. Шурочка Беляева, бек-вокалистки («сестренки» Свиридова) и ведущий будущего концерта - Виктор Скворцов.
        Немалых усилий стоило Свиридову убедить исполнителей в том, что познакомятся они непосредственно перед концертом.
        И Дмитрий Певцов, и Евгений Дятлов доверились Свиридову и согласились с его доводами. И встретились в гримерке в Доме культуры недалеко от Москвы, и со смехом поздоровались.
        - Анатолий, зачем было секретничать? Правда, Дима!
        - Естественно! А кто третий? Давайте третьего!
        - Третий тут - это я.
        - Ну-у … И ты рискуешь петь после Жени? Я не рискну, уж точно! Он - певец без дураков, а уж потом артист, а я артист, а уж потом … потом немножечко пою! Ты здорово рискуешь!
        - Ладно тебе, Дима!
        - Все, ребята! Вот программа концерта. - Скворцов протянул Певцову и Дятлову две брошюрки, и те с интересом стали смотреть третий раздел.
        - Да-а, Анатолий, ты даешь! Это после Жени?
        - Давайте, ребята, начинайте гримироваться. До начала концерта осталось пятнадцать минут, а зал уже полон …
        Певцов
        Занавес раздвинулся и зрители увидели белый рояль, слева от которого разместилась стойка с духовыми инструментами Семена Черномырдина, а правее рояля блестела никелем ударная установка.
        - Добрый вечер, друзья!
        Скворцов в изысканном костюме - произведении Антонины Свиридовой - был на сцене один.
        - Мы начинаем наш юбилейный концерт памяти Владимира Семеновича Высоцкого!
        Сдержанные аплодисменты - приученные Свиридовым зрители авансов не выдавали.
        - По рисунку на афише сегодняшнего концерта вы знаете, что исполнителей сегодня будет трое. И начинаем мы выступлением известного артиста театра и кино Дмитрия Певцова!
        В директорской ложе рядом с Тоней сидели Ольга Дроздова и Дарья Юргенс - их пригласил Свиридов.
        На сцену с гитарой в руке вышел Певцов в белой рубашке.
        - Я вас приветствую, дорогие зрители и слушатели!
        И он без прелюдии ударил по струнам.
        
        Вдоль обрыва,
        по-над пропастью,
        по самому по краю
        я коней своих
        нагайкою стегаю-
        погоняю!…
        Что-то воздуху мне мало:
        ветер пью, туман глотаю…
        Чую с гибельным восторгом:
        пропадаю, пропадаю!
        Чуть помедленнее,
        кони,
        чуть помедленнее!
        Вы тугую не слушайте плеть.
        Но что-то кони
        мне попались
        привередливые…
        Конечно, Певцов не старался копировать Высоцкого, но надрыв и эмоциональность была почти «по Высоцкому»
        
        Сгину я -
        меня пушинкой
        ураган сметет с ладони,
        и в санях меня галопом
        повлекут по снегу утром, -
        вы на шаг неторопливый
        перейдите,
        мои кони,
        хоть немного,
        но продлите
        путь к последнему приюту!
        Позже Певцов признавался Ольге - такого прекрасного аккомпанемента у него давно не было: музыка не глушила его, точно следовала за ним и, казалось, была тщательно срепетирована - а ведь он работал с этим ансамблем первый раз.
        
        Мы успели:
        в гости к Богу
        не бывает опозданий.
        Что ж там ангелы поют
        такими злыми голосами?!
        Или это колокольчик
        весь зашелся от рыданий,
        или я кричу коням,
        чтоб не несли так быстро сани?!
        Чуть помедленнее, кони,
        чуть помедленнее!
        Вы тугую не слушайте плеть.
        Но что-то кони
        мне попались
        привередливые…
        И дожить не успел,
        мне допеть не успеть …
        Принимали Певцова хорошо, бурными аплодисментами и брошенными на сцену цветами.
        И петь ему стало гораздо легче, несмотря на незнакомую аудиторию.
        
        Условия пари одобрили не все,
        И руки разбивали неохотно,
        Условье такого: чтоб ехать по шоссе,
        И только по шоссе, бесповоротно.
        Наматываю мили на кардан,
        и еду параллельно проводам.
        Но то и дело,
        тень перед мотором:
        То черный кот,
        то кто-то в чем-то черном.
        Его поддержали невесть как появившиеся музыканты и гитара Свиридова - тот появился из кулисы и начал помогать Певцову.
        После краткого перерыва на сцене вновь появился Скворцов.
        - Продолжаем наш концерт! На смену Дмитрию Певцову сейчас появится не менее знаменитый артист и певец Евгений Дятлов!
        Дятлов
        Дятлов появился на сцене после Певцова практически без перерыва.
        
        Птица Сирин
        мне радостно скалится -
        Веселит,
        зазывает из гнёзд,
        А напротив -
        тоскует-печалится,
        Травит душу чудной Алконост.
        Дарья Михайловна Лейтес (которая Юдифь Мануиловна) сидя на свое привычном месте в кулисе подумала:
        «Вот Дима Певцов - поющий артист, и то, что он прекрасный артист помогает ему понять и петь Высоцкого. А Дятлов - артистичный певец …»
        Евгений Дятлов использовал полную силу своего певческого голоса, поддержанного таким же мощным аккомпанементом.
        
        Грязью чавкая
        жирной да ржавою,
        Вязнут лошади по стремена,
        Но влекут меня
        сонной державою,
        Что раскисла,
        опухла от сна.
        Словно семь богатых лун
        На пути моем встаёт -
        То мне птица Гамаюн
        Надежду подаёт!
        «Что он так кричит! Тут не криком брать надо … Певец он неплохой, грамоту знает, но вот какой он артист - увидеть бы его в театре в серьезной роли …»
        
        Душу, сбитую
        Утратами да тратами,
        Душу,
        стёртую перекатами, -
        Если до крови лоскут истончал, -
        Залатаю
        золотыми я заплатами -
        Чтобы чаще Господь замечал…
        Знаменитую «Баньку» с первых тактов встретили гулом и аплодисментами.
        
        Протопи
        ты мне баньку
        по-белому,
        Я от белого свету отвык,
        Угорю я
        и мне угорелому
        Пар горячий развяжет язык.
        В зале даже подпевали певцу, а Тоня вспомнила, как Свиридов говорил ей, что не может смотреть как
        Она вспомнила это глядя на лицо Дятлова.
        
        Не топи ты мне баньку
        по-белому,
        Я от белого свету отвык,
        Угорю я и
        мне угорелому
        Пар горячий развяжет язык.
        «А зря он отказался от нашего аккомпанемента - гитара-то у него слабовата!» думала Дарья Михайловна, привычно стряхивая пепел в баночку с водой, подставленную ей пожарником.
        
        Угорю я и мне
        угорелому
        Пар горячий,
        нет,
        ковш холодный
        Развяжет язык.
        Протопи,
        не топи,
        Протопи,
        не топи,
        протопи.
        «Да и второго голоса ему ох как нехватает!» хлопая вместе со всеми думала Дарья Михайловна, вспоминая свою концертмейстерскую практику …
        Свиридов
        Хотя программки концерта так и не добрались до зрителей, но все уже знали, что третьим будет выступать Свиридов.
        И с нетерпением ждали его - ранее со сцены тот практически не пел песен Высоцкого.
        Он вышел на сцену не дожидаясь конферанса Скворцова.
        - Добрый вечер, друзья!
        Его слова покрыли аплодисменты, и он пережидал их, набрасывая на шею широкую ленту от гитары.
        
        В который раз
        лечу
        Москва - Одесса,
        Опять
        не выпускают
        самолет.
        А вот прошла
        вся в синем
        стюардесса,
        как принцесса,
        Надежная,
        как весь гражданский флот.
        Над Мурманском
        ни туч,
        ни облаков,
        И, хоть сейчас,
        лети до Ашхабада.
        Открыты
        Киев,
        Харьков,
        Кишинев
        И Львов открыт,
        но мне туда не надо.
        Стремительный перебор гитары дополняли только сухие удары металлических метелок ударника. А зал от неожиданности замер - так естественно звучала эта внешне непритязательная песня.
        
        Сказали мне: -
        сегодня не надейся,
        Не стоит уповать
        на небеса.
        И вот опять дают
        задержку рейса
        На Одессу -
        Теперь
        обледенела полоса.
        Свиридов пел - а казалось просто рассказывал о происходящем, доверительно и неназойливо.
        В его пении не было горечи и явного недовольства жизнью - он просто выговаривался, но никто даже не подумал о том, что Владимир Семенович пел совершенно не так.
        А в правой ложе рядом с Тоней, Улей и Гришей сидели Певцов и Дятлов с женами, и с удивлением слушали Свиридова.
        
        Я слышу -
        ростовчане вылетают,
        А мне
        в Одессу надо позарез.
        И надо мне туда,
        куда три дня не принимают
        И потому
        откладывают рейс.
        Мне надо -
        где сугробы намело,
        Где
        завтра ожидают
        снегопада.
        Пусть
        где-нибудь
        все ясно и тепло,
        Там хорошо,
        но мне туда не надо!
        Мне надо,
        где метели и туман,
        Где завтра
        ожидают снегопада.
        Открыты
        Лондон,
        Дели,
        Магадан,
        Открыто все -
        но мне туда не надо.
        Голос Свиридова незаметно менялся и постепенно стал жестким, неуживчивым и даже злым.
        
        Я прав -
        хоть плачь, хоть смейся,
        Но опять
        задержка рейса,
        И нас обратно
        к прошлому ведет,
        Вся стройная,
        как "Ту",
        Та стюардесса
        мисс Одесса,
        Похожая
        на весь гражданский флот.
        Пожалуй, только Олег, Полина и Тоня почувствовали, что интонации голоса Свиридова стали близки к привычному певческому голосу Высоцкого, но это действительно было так!
        
        Опять
        дают задержку
        до восьми,
        И граждане
        Покорно засыпают…
        Мне это надоело,
        черт возьми!
        И я лечу туда,
        где принимают!
        Первые аплодисменты раздались из ложи - это аплодировали Дятлов и Певцов, а к ним присоединился весь зал.
        - Толя! Толя! - это кричали Докукины.
        - Толя! Братец! - кричали названные сестренки Свиридова.
        - Браво! Браво! - это кричали в разных местах зала, и Виктор Скворцов вынужден был вмешаться.
        Он вышел вперед и поднял руку, но зал утихомирился не сразу.
        - Друзья, успокойтесь! Анатолий Свиридов только начал и будем надеяться, что он продолжит! Анатолий не пел песен Высоцкого, а теперь … Тихо, тихо!
        А зал все не унимался.
        - Я не буду объявлять, Анатолий будет петь так, как считает нужным! - и Скворцов ушел в кулису.
        Его место у края сцены занял Свиридов.
        Он задумчиво положил пальцы на струны, и вдруг кивнул в сторону рояля - там оказался Олег Ерлыкин.
        
        Я был здоров,
        здоров как бык,
        здоров как два быка.
        Любому
        встречному
        в час пик
        я мог намять бока,
        Идешь, бывало, и поешь -
        общаешься с людьми,
        И вдруг -
        на стол тебя,
        под нож - допелся,
        черт возьми…
        И опять происходило чудо, которое улавливали только профессиональные музыканты - Дарья Михайловна Лейтес, занимающая свое привычное место во второй кулисе с горящей сигаретой, и ее супруг, курящий сзади нее вместе с пожарником; Евгений Дятлов; музыканты ансамбля «Живой звук»: опять это был живой Высоцкий, но не скопированный, другой, но тем не менее …
        
        Вы огорчаться
        не должны,
        для вас покой полезней -
        Ведь вся история страны -
        история болезни…
        Вдруг
        словно канули
        во мрак
        портреты и врачи,
        Жар от меня
        струился, как от доменной печи,
        Я злую легкость ощутил,
        пошел как на таран
        И фельдшер
        еле защитил
        рентгеновский экран…
        Свиридову аккомпанировал не только Олег, но и Семен Гаврилович, и Дмитрий Лопаткин на аккордеоне и Аркадий Аскадский на скрипке.
        
        И горлом кровь,
        и не уймешь,
        залью хоть всю Россию.
        И крик
        На стол его!
        Под нож!
        Наркоз!
        Анестезию!
        "Не огорчайтесь,
        милый друг",-
        Врач стал чуть-чуть любезней,-
        "Почти у всех
        людей вокруг история болезни".
        Сам
        Первый Человек
        хандрил,
        он только это скрыл,
        Да и Создатель
        болен был,
        когда наш мир творил…
        Адам же Еве
        яду дал,
        принес в кармане ей,
        А искуситель-Змей
        страдал
        гигантоманией…
        Знатоки Высоцкого конечно знали эту вещь, но для многих это было внове.
        
        У человечества
        всего
        то колики, то рези,
        И вся история его -
        история болезни…
        Живет
        больное
        все быстрей,
        Все злей
        и бесполезней,
        И наслаждается
        своей
        историей болезни.
        Последний куплет Свиридов повторил без слов, и музыканты вторили ему в полный звук.
        И вновь шквал аплодисментов.
        Свиридов пел разные песни, и все они звучали индивидуально - каждая по своему.
        И вот снова одна гитара и очень скупой аккомпанемент.
        
        Всего лишь час
        дают на артобстрел -
        Всего лишь час
        пехоте передышки,
        Всего лишь час
        до самых главных дел:
        Кому - до ордена,
        ну а кому - до вышки.
        Свиридов пел спокойно, почти без эмоций, но …
        
        У штрафников
        один закон,
        один конец;
        Коли, руби
        фашистского бродягу!
        И если не поймаешь
        в грудь свинец -
        Медаль
        на грудь поймаешь
        «За отвагу».
        Голос Свиридова менялся и становился все суровее и напряженней …
        
        Ты бей штыком,
        а лучше - бей рукой;
        Оно надежней,
        да оно и тише.
        И ежели останешься
        живой -
        Гуляй, рванина,
        от рубля и выше!
        И снова повтор последних строк без слов - только музыка …
        
        Перед атакой водку -
        вот мура!
        Свое отпили
        мы еще в гражданку,
        Поэтому мы не кричим
        «Ура!» -
        Со смертью
        мы играемся в молчанку.
        Считает враг:
        морально мы слабы, -
        За нами лес,
        и города сожжены.
        Вы лучше
        лес рубите на гробы -
        Такой безудержной угрозой звучали эти строки и такой нежностью следующие:
        
        В прорыв идут
        штрафные батальоны!
        И Свиридов повторил так, что у слушателей мороз пошел по коже …
        
        Вы лучше
        лес рубите
        на гробы!
        В прорыв идут
        штрафные
        батальоны!
        И зал молчал до тех пор, пока не замолк последний аккорд гитары и струны скрипки.
        И совсем неожиданно - мало кто слышал это:
        
        Все срока уже закончены,
        А у лагерных ворот
        Наша память застекленная
        Надпись
        «Все ушли на фронт».
        Дятлов и Певцов не выдержали и быстрым шагом вышли из кулисы на сцену.
        И сразу потянулись к микрофонам.
        На начал Певцов:
        
        Четыре года
        рыскал в море
        наш корсар,
        В боях и штормах
        не поблекло наше знамя,
        Мы научились штопать паруса,
        И затыкать пробоины телами.
        За нами гонится эскадра по пятам
        На море штиль
        и не избегнуть встречи,
        Но нам сказал спокойно капитан:
        "Еще не вечер,
        еще не вечер."
        Вот развернулся боком
        флагманский фрегат
        И левый борт окрасился дымами.
        Ответный залп
        на глаз и наугад -
        Вдали пожары, смерть -
        удача с нами.
        Неравный бой,
        корабль кренится наш.
        Спасите наши души
        человечьи!
        Но крикнул капитан:
        "На абордаж!
        Еще не вечер,
        еще не вечер!»
        Кто хочет жить,
        кто весел,
        кто не тля
        Готовьте ваши руки к рукопашной!
        А крысы
        пусть уходят с корабля
        Они мешают
        схватке бесшабашной.
        И крысы думали:
        "А чем не шутит черт?"
        И в тьму попрыгали,
        спасаясь от картечи,
        А мы с фрегатом
        становились
        к борту борт.
        Еще не вечер,
        еще не вечер.
        Лицо в лицо,
        ножи в ножи,
        глаза в глаза,
        Чтоб не достаться
        спрутам или крабам,
        Кто с кольтом,
        кто с кинжалом,
        кто в слезах
        Мы покидали
        тонущий корабль.
        Трио пело, нет - орало в полный голос и концертмейстер Лейтес дирижировала им изуродованной рукой:
        
        Но нет!
        Им не послать
        его на дно.
        Поможет океан,
        взвалив на плечи,
        Ведь океан -
        он с нами заодно,
        И прав был капитан
        Свиридов поднял руку и все смолкло - и голоса, и инструменты
        И в этой тишине Свиридов негромко сказал:
        
        еще не вечер.
        Но он сказал это пусть негромко, но так убедительно, что ..
        Когда он таким негромким голосом говорил с допрашиваемым - или вообще с отпирающемся человеком - то чаще с тем случалось нечто … непредвиденное …
        Зал затих и молчал очень долго.
        Тишину нарушил сухой ритм ударника.
        
        Как призывный набат
        прозвучали в ночи
        тяжело шаги.
        Значит скоро и нам
        уходить и прощаться без слов.
        По нехоженным тропам
        протопали лошади, лошади,
        Неизвестно к какому концу
        унося седоков.
        Наше время иное,
        лихое,
        но счастье
        как в старь ищи,
        И в погоню за ним мы летим,
        убегающим вслед.
        Только вот в этой скачке
        теряем мы лучших товарищей,
        На скаку не заметив,
        что рядом товарища нет.
        Было ощутимо заметно, что петь «трио» стоящим на сцене трудно. Чаще всего начинал выделяться голос Дятлова, но главное, стал проявляться грудной женский голос, очень умело выводимый звукорежиссером …
        
        И еще будем долго
        огни
        принимать за пожары мы,
        Будет долго казаться нам
        скрип сапогов.
        Про войну
        будут детские игры
        с названиями старыми,
        И людей будем долго
        делить на друзей и врагов.
        А когда отгрохочет,
        когда отгорит и отплачется,
        И когда
        наши кони
        устанут под нами скакать.
        И когда наши девушки
        сменят шинели на платьица,
        Не забыть бы тогда,
        не простить бы
        и не потерять.
        А к трио присоединилась миниатюрная девушка - Катя Бганцева …
        Концерт долго не мог закончиться …
        Катя Бганцева
        Катя Бганцева выступала очень редко, а если выступала, то ее выступления были краткими - долго петь ей было трудно, не хватало техники.
        А тут она вышла в конце концерта памяти Высоцкого …
        И вдруг под негромкий аккомпанемент рояля раздался глубокий грудной голос:
        
        Я несла
        свою Беду
        По весеннему,
        по льду:
        Надломился лед,
        душа оборвалася,
        Камнем
        под воду пошла.
        А Беда,
        хоть тяжела
        Да за острые края
        задержалася.
        Только теперь, не сразу, стало понятно и слышно, что Кате подпевает Свиридов, точно повторяя все ее слова.
        
        Кто ж из них
        сказал ему,
        Господину моему,-
        Только выдали меня,
        проболталися.
        И от страсти
        сам не свой,
        Он отправился за мной,
        А за ним
        Беда с молвой
        увязалася.
        Он настиг меня,
        нагнал,
        Обнял, на руки поднял,
        Рядом с ним в седле
        Беда ухмылялася.
        Ведь остаться
        он не мог,
        Был всего один денек,
        А Беда
        на вечный срок
        задержалася.
        Катино исполнение зрители одобрили и наградили ее аплодисментами, к которым присоединись Певцов и Дятлов.
        А следующей песней, которую начала Катя, была песня написанная Высоцким для Марины Влади.
        
        Так случилось -
        мужчины ушли,
        Побросали
        посевы до срока.
        Вот их больше
        не видно из окон -
        Растворились
        в дорожной пыли.
        Вытекают
        из колоса зерна -
        Эти слезы несжатых полей,
        И холодные ветры
        проворно
        Потекли из щелей …
        И тут к голосу Кати звонким эхом добавился голос Шурочки Беляевой:
        
        Мы вас ждем -
        торопите коней!
        В добрый час,
        в добрый час,
        в добрый час!
        Пусть попутные ветры
        не бьют,
        А ласкают вам спины …
        А потом возвращайтесь скорей:
        Ивы плачут по вас,
        И без ваших улыбок
        Бледнеют и сохнут рябины.
        Голоса Валентины Суковициной и Гели Кочуры так естественно слились с голосом Кати, что слушатели могли даже не расслышать этого:
        
        Мы вас встретим
        и пеших, и конных,
        Утомленных, нецелых -
        любых, -
        Только б не пустота
        похоронных,
        Не предчувствие их!
        Припев пел целый хор солистов - за Катей следовали Шурочка Беляева, Геля Кочура, Валентина Суковицина … и Анатолий Свиридов!
        
        Мы вас ждем -
        торопите коней!
        В добрый час,
        в добрый час,
        в добрый час!
        Пусть попутные ветры
        не бьют,
        А ласкают вам спины …
        А потом
        возвращайтесь скорей:
        Ивы плачут по вас,
        И без ваших улыбок
        Бледнеют и сохнут рябины.
        - Мне тоже очень нравится голос Катеньки, но ее голос нужно поберечь! - Скворцов старался утихомирить зал.
        Неожиданная концовка
        И тут на сцену снова вышли Певцов и Дятлов.
        После длительного раскланиваний Певцов кивнул Дятлову и тот сдвинул микрофон.
        - Мы благодарим вас за столь сердечный прием! Но у нас есть деловое предложение - мы сейчас устроим краткий антракт, а после него …
        - А вот то, что будет после антракта, вы узнаете после антракта! - это добавил Певцов.
        А в гримерке они обратились к Свиридову с предложением …
        И концерт продолжился, и зал напряженно ждал …
        - Знаете, что удумали наши исполнители? - это вновь вышел Скворцов.
        - Они пожелали повторить некоторые только-что прозвучавшие произведения вместе, втроем. Трио Дятлов - Певцов - Свиридов!
        Переждав аплодисменты Скворцов добавил.
        - В основе этого трио - человек с певческим голосом и соответствующим образованием Евгений Дятлов!
        Под аплодисменты вперед вышел Дятлов.
        - Меня мужики назначили главным. Поэтому не обессудьте!
        Последующее плохо поддается описанию - но зрители выходили из Дома культуры после часа ночи покачиваясь и поддерживая друг друга, и ладони у них болели.
        Этот концерт обсуждали не меньше недели, а в аудиокабинете висела тетрадка с записью очереди на прослушивание диска с записью концерта …
        Первый концерт Аркадия
        Ансамбль «Живой звук» репетировал чрезвычайно редко.
        Для этого были две основные причины.
        Первая причина заключалась в том, что трое участников ансамбля обладали паранормальными способностями, а реальными руководителем музыкального коллектива были сразу два мощнейших экстрасенса - Анатолий Свиридов и Олег Ерлыкин.
        Поэтому музыкальная канва каждого выступления, зарождающаяся у Олега или у Свиридова, сперва <обсуждалась.> ими, а затем доводилась до кондиции всеми вместе - Дормидонтовым, Лопаткиным, Свиридовым при неизменном участии Олега, которого на сцене не было.
        Вот это обстоятельство вызывало практическую неповторяемость исполнения и неповторимый, совершенно новый способ аранжировки хорошо известных произведений.
        А второй причиной было то, что остальные музыканты - Семен Черномырдин и Аркадий Аскадский - были настоящими виртуозами и выдающимися импровизаторами. Они мгновенно улавливали малейшие намеки в исполнении и дополняли их своим талантом.
        Справедливости ради стоит добавить, что именно они вдвоем нередко что-нибудь играли вместе, что можно было бы назвать репетицией, если бы это не было бы чистейшей воды импровизацией.
        В ансамбле «Живой звук» все чаще принимали участие и другие музыканты - то это были гитаристы из музыкальной школы, то солисты-духовики из состава военного оркестра, то гостивший контрабасист. Но они либо мгновенно отсеивались, не справляясь с установившимся уровнем импровизации, либо вливались в основной состав - насовсем либо на время.
        Такие «сыгровки» Черномырдина и Аскадского чаще всего происходили в малом зале, в котором не было рояля, но был электронный синтезатор. И это вплотную подводит к еще одному непосредственному участнику концертной деятельности в Доме культуры - Владику Медякову.
        Талант Владика в программировании не потребовал никаких доказательств - написанные им программы работали, хотя самые могучие «зубры» у Потаповича не могли понять - а каким это образом эта «абракадабра» работала? И к Владику больше с такими глупостями не приставали.
        Но когда Владик добрался до аудиостудии и попытался что-то сказать по поводу неудачной конструкции пульта, то его дружно погнали.
        Владик ушел, но на беду сотрудников Потаповича, оккупировавших все аудиосистемы Дома культуры, Владику на глаза попался неработающий синтезатор типа «Роланд».
        Владик попыхтел, посидел с этим ящиков и с паяльником.
        Когда обновленный синтезатор двое ребят притащили на сцену, подключили его к сценическим усилителя и Владик коснулся клавиш …
        Олег мгновенно оттеснил Владика от клавиатуры и полился такой удивительный звук.
        Владик только успевал показывать Олегу клавиши переключателей, и звучал то рояль, то клавесин, то разбитое пианино, то пел настоящий терменвокс или орган …
        Олег наигрывал знакомые мелодии в совершенно удивительных аранжировках, Владик иногда протягивал руку и что-то нажимал, и тогда звук множился или «растягивался», или вдруг удваивался - создавалось полное впечатление игры двух инструментов …
        После этого обновленный синтезатор, от которого на самом деле остался лишь корпус и клавиатура, занял свое место на большой сцене наравне с роялем, и на синтезаторе стали исполнять многие партии для клавишных инструментов.
        К этому можно еще добавить один случай.
        Когда монтировали новый пульт для звукозаписи в аудиостудии, и - по легенде! - Свиридов пальцем выковырял микросхему уже из монтажа, сказав «брак не ставьте!».
        Владик добавил («вы на номер серии посмотрите - они же из отбракованных!») и почти не глядя выковырял еще пару микросхем с ним стали здороваться почтительно, чему Владик искренне удивлялся: и что такого он сделал?
        Но вскоре все системы звуковоспроизведения в доме культуры были им ревизованы, а многие просто переделаны.
        Но вернемся к скрипке.
        Новая скрипка звучала теперь на всех концертах, Аркадий не выпускал ее из рук, для скрипки изготовили новый футляр - он был, удобнее, легче и прочнее старого, и даже Валентина примирилась с таким прибавлением в их семействе.
        Разговоры в темноте
        Привычка беседовать на самые важные темы в темноте образовалась у Свиридовых с самого начала, с момента возвращения Тони.
        Наверное, именно тогда, в уединении на берегу озера у небольшого костерка, укрывшись одним дождевиком, они под молчаливыми звездами проводили часы в неспешных откровенных разговорах.
        Привычка сохранилась. В старой квартире они часто устраивались на лоджии, в уютном кресле, Тоня скрывалась на коленях у Свиридова, укрытая курткой, ее голова устраивалась у него на плече …
        Здесь, в новой квартире, для этих задушевных ночных бесед образовалось даже два места - на лоджии около кабинета Свиридова и на диване в его кабинете. И там, и там Тоня неизменно устраивалась на руках у мужа, обнимала его, клала голову к нему на плечо. И сама удивлялась тому, что его руки и ласки для нее с годами не стали менее дорогими и завораживающими …
        Бывали случаи, когда ней приходилось покидать свое насиженное место - Свиридов брал гитару и пел. Он пел только ей, только для нее, но если это происходило на лоджии, то на другой день кто-нибудь мог с завистью сказать ей «как же чудесно вам пел Анатолий Иванович!».
        Тоня старалась уловить настроение мужа, и начинала рассказывать свои нехитрые новости, но иногда она молчала - она инстинктивно чувствовала, что сегодня выговорится нужно Свиридову.
        - Мне опять позвонил Владимир Владимирович …
        - Опять? Ну?
        - Именно. У него опять была просьба кое-что узнать … Что уже произошло …
        Тоня молча посапывала у него под ухом, что совершенно не означало ее незаинтересованности или невнимания.
        - Возможно, он понял, что подобные … подобные экскурсии для меня небезопасны …
        - Тебе твои кураторы говорили об этом! - не удержалась Тоня.
        - Да. Особенно перемещения в прошлое и пребывание там. Наверное, поэтому Владимир Владимирович даже спросил меня, насколько безболезненны для меня такие путешествия. А я попросил уточнить время и место, где происходят интересующие его события.
        - Насколько безопасна наша связь? Вы гарантируете невозможность прослушки?
        - Мой телефон и меня я могу гарантировать, но окружающее вас пространство …
        - Думаешь, такая опасность есть?
        - Возможно. Но он назвал мне дату, место и даже примерное время суток. И я … я «посмотрел», что там происходило …
        Тоня шевельнулась, но промолчала.
        - Да, я знаю, что это трудно понять - как это я «посмотрел». Но объяснить это я не могу даже себе - просто я могу узнавать о происходящем как-бы листая страницы книги, но это очень приближенное объяснение … А поскольку я делаю это мгновенно, то я сразу сказал Владимиру Владимировичу, что там происходило. Происходило вообще, а не только там, где его интересовало …
        - Он не упал от неожиданности?
        - Он тренированный человек. Я только спросил, требуется ли ему документальное подтверждение - там никаких документов не подписывали.
        - Удовлетворил его?
        Он даже не взял гитару, а очень тихо, почти ей на ухо запел.
        Ничего
        никому
        не сказав
        Ты уйдешь
        далеко, далеко.
        Я тебя
        отыщу по следам,
        Что текут
        непослушной рекой.
        Шеи,
        крылья облаков,
        И не нужно слов.
        Я тебя люблю -
        слышишь.
        Знаешь,
        Я тебя
        сердцем не предам.
        Слышишь …
        Время нас несет,
        Время нас зовет
        К новым берегам -
        Слышишь!
        Но бывали случаи, когда Свиридов брал гитару, а Тоне приходилось оставлять свое привычное насиженное место у него на плече, и тогда в соседних этажах открывались окна.
        
        Как нас, однако,
        всех поразбросало,
        Давай поймем,
        что жизнь у каждого
        своя.
        Мы соберемся
        у тебя, нас будет мало.
        Возможно даже
        это будем ты и я.
        Свиридов пел тихо и задумчиво, но у раскрытых окон ловили звуки его гитары и слова.
        
        И белый,
        белый снег
        будет падать.
        И мы поймем,
        что значит белый свет,
        И будет правда,
        и будет память,
        Ведь от нее у нас секретов нет.
        И будет
        правда,
        и будет память,
        Ведь от нее
        у нас секретов
        нет.
        И это тоже было
        Рыба в озере
        Озеро наполнилось водой до плановой отметки на второй год, но рыба появилась в нем раньше. Наверху, недалеко от церкви, обосновалась рыборазводная станция, и там начали выращивать мальков разу после пуска большой воды.
        Поэтому теперь эти мальки уже выросли до крупной рыбы.
        Во всех без исключения водоемах ловля рыбы была разрешена только на удочку, и за этим строго следили. Но рыбаки не оставались в накладе - рыба клевала хорошо, и рыбаки не оставались без улова.
        Деревенские оборудовали себе места для ловли и нередко успевали с раннего утра наловить рыбы на обед, и иногда и на ужин.
        Ниже по течению, в разливающемся озере около дачных участков, для ловли рыбы выделили место в стороне от пляжа и от купающихся, выше по течению. А чтобы рыбакам не приходилось проходить весь пляж до мест рыбалки, в ограде сделали специальный выход к озеру, к мосткам для рыбаков.
        Тут можно было увидеть человека с удочкой на самом раннем рассвете, до работы - многие летом жили в дачных домах и ездили в город на работу. Специально для таких сотрудников было составлено расписание автобусов с несколькими рейсами рано утром и вечером после работы.
        Собственные автомобили были у многих, и немало заполненных машин утром уезжали в город и возвращались вечером - ни одна машина не уезжала без полного комплекта пассажиров.
        Подвозить соседей считалось хорошим тоном, и не полностью заполненный автомобиль можно было увидеть только днем, в середине рабочего дня, да и то чаще всего это кто-то уезжал в колхоз - на рынок или работу.
        Среди «дачников» было немало офицеров из строительной организации полковника Веденеева - в дачных домиках чаще всего жили их семьи, а сами офицеры пропадали в командировках на строительстве зданий с несъемной опалубкой.
        У Свиридовых рыбной ловлей занимался исключительно Гриша, а женщин приохотить к этому занятию никак не удавалось. Поэтому рыбное меню из свежевыловленной рыбы появлялось на столе нечасто, хотя иногда Ули подкидывали из своего улова кто-нибудь из Скворцовых или из офицеров отряда Воложанина, точнее от жен этих офицеров, не забывающих своего названного брата.
        А уж когда дома бывал Свиридов и рано утром вместе с Гришей они направлялись с удочками к озеру, то местные коты заранее занимали места поближе к их участку - и как только они узнавали, что им сегодня перепадет свежей рыбки?
        Им перепадало, но коты и кошки вели себя вполне цивилизованно - они терпеливо ждали свою порцию на краю участка, за мусорным баком. И получив по рыбке или по паре мелкой рыбешки они не ссорились, а довольно урча насыщались, и не обижали белого хозяина участка - Максик приходил полакомиться вместе со всеми …
        Конечно потом ему перепадало кое-что с обеденного стола, и он мурлыча терся о ноги Ули и Тони, а Грише и Анатолию он выражал благодарность по другому - он забирался на руки и терся о подбородок или лапкой гладил за ухом. И кто его так научил?
        Мышей он не ловил за неимением оных - всех мышей перевели в первое же лето приехавшие кошки, а так как немало домов оставались жилыми и зимой, то размножиться мышам и полевкам не давали.
        После визита Сандала, который прогуливался по участка в сопровождении Максика, «местные», а на самом деле тоже приезжие собаки перестали гонять кошек и установилось подобие мира. Кошки старались не замечать собак, а собаки - кошек.
        Жители дачных домиков поудивлялись такому обстоятельству, поудивлялись и привыкли - в городе между домашними животными установились тоже достаточно мирные взаимоотношения.
        Без рекламы
        С безудержным засильем рекламы на телевидении боролись самыми различными способами. И был такой экзотический прием, которым пользовались жители города, и даже приезжали некоторые самые нетерпеливые с машзавода, привыкшие к некоторым - любимым! - телепередачам.
        Дело в том, что некоторые программы телеканалов записывали централизованно.
        К таким передачам относились «Их нравы» и «Едим дома» по НТВ, «Легенды мирового кино» и «Главная роль» по каналу «Культура», «Непутевые заметки» и «Пока все дома» по Первому каналу, «Открытая студия» по Пятому каналу, «Военная тайна» по НТВ, «Звездные истории» по каналу «Домашний», «Городские легенды» по ТВ 3, концерты Михаила Задорнова по РЕН ТВ, передачи с Виталием Вульфом, Юрием Лотманом, Алексеем Пушковым и с Ириной Максимовской и некоторые фильмы …
        Записи редактировали, убирая рекламные вставки, и эти записи выкладывали в свободный доступ в аудиокабинете. Позже многие записи появлялись в каталоге дисков, которые можно было заказать за небольшую плату, и многие таким способом собирали неплохую библиотеку.
        А еще каждую среду в кабинет приходили почитатели любимых программ, передаваемых в воскресенье - «Пока все дома» с Тимуром Кизяковым и «Непутевые заметки» с Дмитрием Крыловым. Записи, освобожденные от рекламы, смотрели многие, и просмотр устраивали не в кабинках аудиокабинета, а в малом зале, и это зал почти всегда был полон …
        День разведчика
        В самом начале ноября торжественное собрание состоялось в комнате для совещаний, что находилась между кабинетами Свиридов и Антиповой в главном корпусе фирмы «НИПЦ».
        На этот раз гостей на собрание привезли в микроавтобусе с зашторенными окнами, и провели на третий этаж через служебный вход, и на лифте, которым пользовались генеральные директоры и полковник Лазарис, как …..
        Причина для такой секретности была - по секретному приказу Почетного Генерального были приглашены все «крестники Сторнаса» - Даниил Аркадьевич Дубинин, Валерий Андрианович Маслов, Геннадий Владимирович Костин и Клавдия Владимировна Николаева.
        Присутствовали Антиповы - Валентин Владимирович и Маргарита Семеновна, Ольга Петрова, Антонина Свиридова.
        Еще и Худобин Лев Вонифатьевич и Утечкина Дина Егоровна
        А еще в зале сидели ветераны разведки, работающие в структурах полковника Лазариса, опыт работы которых относился в годам Великой Отечественной войны.
        - Дорогие друзья! Коллеги! - встал Свиридов.
        - Я с полным правом могу сказать вам - коллеги, поскольку мне приходилось заниматься этим нелегким ремеслом, добывать секреты и уничтожать нежелательное. А поскольку не все всех здесь знают, то мне придется представить собравшихся.
        Свиридов прошел в конец стола, где сидели двое в старой форме офицеров Советской Армии со старыми государственными наградами.
        - Представляю вам сотрудников нашего первого отдела, а ранее известных фронтовых разведчиков. Иван Фролович Сысуев, во время войны капитан армейской разведки 2-го Белорусского фронта. Теперь майор Сысуев работает в подразделениях полковника Лазариса, и практически по своей военной специальности. Его награды - ордена Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной войны, медали «За отвагу» и целый ряд других медалей лишь косвенно отражают его двенадцать ходок за линию фронта и пятерых «языков». Уже в мирное время Иван Фролович награжден орденом «Мужества» …
        - Мы поздравляем Ивана Фроловича с нашим праздником, благодарим за долголетнюю службу.
        Свиридов пожал руку майора, затем обнял его.
        Галина Суковицина в новенькой форме с погонами майора и с орденами преподнесла майору Сысуеву букет цветов, а Мари Козлова в изящном платье и тоже с орденами - красивую сумку с подарком.
        Сысуев поцеловал руку обоим дамам, смущенно щелкнул каблуками и сел, раскрасневшись.
        - А это Вилен Маркович Мещерский, во время войны старший сержант, разведчик, закончивший войну с составе 2-го Украинского фронта. Во время войны Вилен Маркович поучаствовал в боях за Киев, воевал в Сталинграде, брал Будапешт. У Вилена Марковича полный комплект орденов солдатской «Славы», ордена «Красной Звезды» и «Красного Знамени», богатейший набор медалей. После ранений старший сержант Мещерский ни разу не возвратился в свое старое подразделение - наверное поэтому ему не повезло и с наградами. Да и по его личному делу невозможно установить, сколько же раз он ходил в тыл врага, сколько взял языков. Но немало! И теперь старший прапорщик Мещерский продолжает трудиться. Мы поздравляет Вилена Марковича, желаем ему крепкого здоровья и долгих лет жизни! Всего наилучшего его супруге, детям и внукам!
        Мещерский был в штатском, но при наградах, и он тоже смущенно принимал цветы и подарки.
        - Теперь перейдем к дням недавнего прошлого, буквально вчерашнего дня. Представляю вам Клавдию Владимировну Николаеву, в своем «девичестве» …
        Дружный смех присутствующих.
        - … Комаки Чхве, разведчицу, не столь давно наконец появившуюся в стране, разведчиком которой она являлась всю свою сознательную жизнь.
        Смуглая и узкоглазая Комаки встала.
        Ее брючный костюм напоминал восточную полувоенную форму, и на френче кроме привычных отечественных наград справа был прикреплен неизвестный орден в виде звезды.
        - О профессиональной работе Комаки говорить нельзя … пока, но прошу мне поверить, что там все весьма и весьма достойно.
        Клавдия Владимировна расцеловалась с Суковициной и с Козловой, а пакет ее подарка был темно-синий в звездах, и крупнее пакетов для мужчин. Комаки села вся розовая от смущения - или это был отсвет от букета роз?
        - А теперь я хочу перейти к другим коллегам Комаки … Начнем с Геннадия Владимировича Костина, майора дальней разведки, разведчика и диверсанта, деятельность которого будет секретной еще долго. Майор Костин награжден высшими нашими правительственными наградами. Геннадий Владимирович в своей работе … Да, мы считаем это работой, хотя иногда бывает довольно неприятно, мерзко и даже нечеловечески тяжело … Геннадию Костину досталось всего этого полной мерой, и пережить это было непросто … И он справился, и теперь он любимец детей в лесной школе, и вообще … и вообще очень приятный человек. Всего наилучшего вам, майор Костин, и счастья вам в супружестве с Любовью Валерьевной Львовской!
        Цветы и подарок майору Костину в парадной форме вручили те же - Галина Суковицина и Мари Козлова. А к пакету, подаренному Костину, была приложена небольшая коробочка, перевязанная ленточкой.
        - Теперь очередь другого майора, майора Маслова Валерия Андриановича. Валерий Андрианович кадровый дипломат и разведчик, ряд лет проработавший на западной оконечности Европы. Валерий Андрианович - боец невидимого тихого фронта, что ничуть не легче беготни с пистолетом, уж поверьте мне! О работе Валерия Андриановича тоже говорить не время, а некоторая скупость наград вполне характерна для нелегалов его ранга. Валерий Андрианович - человек разносторонне одаренный, и его уже хорошо знают жители нашего города …
        - Поздравляю вас, Валерий Андрианович, и желаю всяческих успехов!
        Подарок майору Костину тоже содержал пакет и небольшую коробочку с ленточкой.
        - Еще один сотрудник дальней разведки - капитан Дубинин Даниил Аркадьевич. Он тоже из дальней разведки, тоже повидал всякое, и о его работе тоже пока еще рано говорить. Даниил Аркадьевич кроме специального образования закончил институт физкультуры и теперь работает тренером, и работает успешно. Совсем недавно капитану запаса Дубинину вручали награды, которые он заработал далеко отсюда … Даниила Аркадьевича мы поздравляем с праздником, с сыном, и желаем ему и всему вашему семейству счастья!
        Даниил получил букет, пакет и небольшую коробочку.
        А Свиридов продолжал.
        - Я представляю вам нашего разведчика, внедренного в США и работавшего там в одном из подразделений иностранного отдела ЦРУ. Полковник Худобин Лев Вонифатьевич, прошу любить и жаловать!
        У стола встал Худобин, в штатском, не надевавший форму ни разу в жизни - по крайней мере, советскую и российскую. На его ладно скроенном пиджаке производства Тони и Ули Свиридовых отечественные награды соседствовали с чуждыми, американскими.
        - Лев Вонифатьевич оттуда к нам в страну был послан адресно, именно к нам, для выведывания секретов ГАМ - просто его кураторы там, в ЦРУ, не знали, что Лев Вонифатьевич - наш разведчик. И вернувшись домой он привез немало ценной информации. Да и потом Лев Вонифатьевич с его опытом разведывательной работы был чрезвычайно полезен, и последние его награды - совершенно свежие, недавние. Кроме всего прочего полковник Худобин - кстати, никогда не надевавший военную форму - прекрасный специалист в области математической статистики и планирования экспериментов, доктор физико-математических наук, начальник отдела у Потаповича. Я поздравляю вас, Лев Вонифатьевич, и желаю долгой и счастливой жизни. Будьте здоровы!
        Худобин поцеловал руки обеим дамам, и не обращая внимания на любопытные взгляды уселся на свое место за столом.
        - Поскольку мы с вами фактически перешли к той группе разведчиков, которые непосредственно связаны с нашей тематикой и нашей фирмой, то начнем с майора Службы внешней разведки Антипова Валентина Викторовича.
        Из-за стола встал Антипов в штатском - утром они с Олей решали: в каком костюме ему идти на встречу. И Оля настояла на том, чтобы Валентин Викторович шел в штатском, но при всех наградах. В ответ Антипов настоял, чтобы Ольга шла на эту встречу в форме.
        Кроме Свиридова Валентин Викторович был единственным на заседании с Золотой Звездой Героя Советского союза.
        - Майор СВР и доктор наук Антипов является одним из отцов-основателей нашей фирмы, за что и получил звезду Героя. А второй орден Ленина Валентин Викторович получил за работу на другом континенте, на фирме, которая занимается теми же самыми проблемами. Валентин Викторович в большей степени ученый, а не разведчик, что отнюдь не снижает его заслуг.
        Мари и Галина поздравили Антипова и преподнесли ему цветы и подарок.
        - Еще один наш разведчик в стане противника - Маргарита Семеновна Антипова, тоже майор СВР, основной заслугой которой является создание ложного пути развития научных исследований наших конкурентов в США. Путем … путем малозаметной неточности в математических выкладках Маргарита Семеновна на долгие годы задержала развитие науки и технологии в США. Эта деятельность Маргариты Семеновны не была оценена по достоинству, и только теперь указанная несправедливость устранена. Я поздравляю тебя, Марго, благодарю за твою работу и желаю счастья твоему семейству!
        Свиридов встал из-за стола и расцеловался с Марго, а Мари и Галина преподнесли ей объемистый пакет.
        - Продолжая перечень наших разведчиков, находившихся на нелегальном положении, я называю самого дорогого для меня человека - свою жену Антонину Ивановну Свиридову. Как и Маргариту Антипову Антонину Ивановну перед засылкой за рубеж называли по другому, и если Маргарита работала в офисе, то Тоня работала в сети связников, что связано с ежедневной опасностью - и это проявлялось на практике. Ей пришлось и пострелять, и побегать, и многократно менять имя, легенду, место жительства. Заслуги Антонины Ивановны высоко оценены руководством, и кроме орденов и медалей обе дамы получили по автомобилю.
        Свиридов подошел к вставшей со своего места Тоне, обнял и расцеловал ее, а Мари и Галина преподнесли Тоне цветы и подарок.
        - Есть еще несколько человек из разведки, лично участвовавших в этой разведывательной операции, но их уже нет в живых. Но не упомянуть их было бы несправедливо. Это генерал Владимир Альбертович Сторнас и полковник Василий Васильевич Галин - а Василия Васильевича многие из вас знали. А два эти кадровые разведчики очень много сделали для осуществления контрразведывательной операции. Вечная им память!
        Сперва встали Тоня и Марго, затем встал Антипов, Худобин и Петрова. А затем и все остальные.
        - Прошу садиться. Еще один сотрудник Службы внешней разведки, причастный к нашей тематике - капитан Ольга Ивановна Петрова. Связная, не раз рисковавшая жизнью, смелый и просто прекрасный человек! Я поздравляю тебя, Оленька, и от души желаю счастья!
        И Свиридов расцеловал смущенную Ольгу.
        - Но и это еще не все. Я представляю вам агента Центрального разведывательного управления США Дину Егоровну Утечкину … или Худобину. Подлинное имя, естественно, не разглашается … На ее груди вы видите награды двух стран - США и Российской Федерации. Дина Егоровна шла на связь с Худобиным, не зная, что он внедренный в США наш разведчик. А свежие российские награды свидетельствуют о ее недавних операциях нашей, российской разведки. Я поздравляю тебя, Дайяна, и желаю счастья!
        Свиридов поцеловал Утечкину, а Мари и Галина, поздравляя смущенную Дину Егоровну, говорили с нею на английском языке.
        - Вот на этом я хочу завершить сегодняшнее собрание и еще раз поздравить собравшихся и пожелать им здоровья и счастья.
        Встрепенулись двое - Антипова и Лазарис.
        - Анатолий …
        - Генерал Свиридов умолчал о своей разведывательной деятельности, - начал полковник Лазарис. - О его операциях на нашей территории и за рубежом нельзя говорить, но многие его награды получены именно за разведывательные операции.
        - Поэтому необходимо поздравить Анатолия и пожелать ему всего самого лучшего! - вмешалась Антипова. - И многие правительственные награды генерала Свиридова получены им за операции, о которых даже упоминать … даже упоминать опасно! Толя! Мы все поздравляем тебя как нашего коллегу и руководителя!
        День за днем
        Для Ули каждый день приносил что-нибудь новое - дети росли, муж рисовал и не забывал время от времени рисовать ее, и Уля с удовольствием ему позировала. С удовольствием, потому что не знала тяжести настоящей натурщицы с ее длительной неподвижностью - Гриша выбирал позу, просил замереть на минутку, и ему этой минутки хватало для последующей работы не только над эскизом, но и над полноценным портретом.
        Как-то незаметно произошел переход от эскизов к портрету или пейзажу - Гриша шел по этому пути постепенно, и его первый учитель профессор Василевский с удовлетворением наблюдал за успехами Гриши.
        Сперва появились чуть-чуть подсвеченные портреты, затем на черно-белых пейзажах вдруг засияло настоящее буйство красок, перекочевав с миниатюр, а миниатюры разрослись в большие полотна. Конечно, таких огромных полотен наподобие Ильи Глазунова Гриша и не помышлял рисовать, но его первый полноценный пейзаж, написанный прямо из окна мастерской, имел длину 125 сантиметров (а высоту всего 75 сантиметров).
        А первый полноцветный портрет любимой жены Гриша написал после нескольких пейзажей, и очень долго экспериментировал с цветом - он считал, что результат неудовлетворителен. Но через несколько недель ночью ему удалось достичь такого цветового решения (а в углу уже стояли пять отброшенных подрамников!), которое его удовлетворило. И утром все домашние одобрили его творение, а Уля долго присматривалась к себе на портрете, узнавая и не узнавая себя, а потом обняла мужа и тихонько шепнула ему на ухо «милый Гриша, я так люблю тебя!».
        А Верочка и Коленька росли и развивалась.
        Верочка уверенно читала и очень серьезно руководила братом, заставляя его заниматься чтением. И Коленька упрямился в меру, и немного поворчав брал книжку.
        Он разговаривал очень сдержанно и очень серьезно, по взрослому, и Уля удивлялась - почему дети такие разные.
        Но зато Верочка и Коленька прекрасно дополняли друг друга, и даже кода они ссорились, то это тоже было наблюдать интересно: Верочка горячилась и наскакивала на Коленьку, а тот довольно спокойно и солидно возражал ей.
        Сам Коленька практически ссор не устраивал, а когда он встречал сопротивление сестры, то просто солидно и серьезно говорил что-нибудь вроде «не мешай мне!» или «дай сюда!» …
        
        СЕРГЕЙ ШОЙГУ
        Шойгу позвонил Свиридову и пригласил на встречу. Он подчеркнул, что просьба - личная, ему нужно поговорить со Свиридовым о жизни, о судьбе, о возможностях …
        - Давай встретимся на нейтральной территории, так спокойнее …
        - Хорошо, Сережа. Как скажешь.
        И они встретились в подвальном этаже маленького кафе на проспекте Мира, в отдельном кабинете, где ни Шойгу, ни Свиридов еще не бывали. Но Сергея Кужугетовича все же узнали несмотря на черные очки.
        - Да, Сережа, тебе трудно спрятаться! Тебя все люди так часто видят на экране телевизора …
        - Ты знаешь, что меня сватают на место губернатора московской области? И что думаешь по этому поводу?
        - С одной стороны - шило на мыло, а с другой - существенное понижение. За что?
        - Думаю, за излишнюю популярность и глобальную власть …
        - Второе отнюдь не исключается … МЧС уже давно государство в государстве, но мало кто это знает. Испугались?
        - Не исключено. Но губернатор тоже ничего, власть не маленькая.
        - Но иная. Не военизированная, без железной дисциплины, с массой разнообразных проблем, включая чрезвычайные …
        - Так как ты считаешь, смогу ли я быть хорошим губернатором? Мой опыт сформирован в системе МЧС, со структурированной иерархией, с подчинением, с дисциплиной. А здесь штатская вольница, беспредел взяток, запущенность социальной сферы, бедность основной массы населения …
        - Видишь, ты почти все знаешь. Но добавь к этому бандитский беспредел, ангажированность полиции, купленность судов, засилье нерусской мафии и лютую ненависть к москвичам.
        - Не забывай, я тоже не москвич.
        - Ты - придешь из власти, из элиты. И с тобой сразу попытаются договариваться на всех уровнях - от бандитов до старых советских кадров, до сих пор сидящих у власти.
        - Как считаешь, кто из них опаснее?
        - И те, и другие, только по разному. Учти, что эти две категории во многом сращиваются и действуют совместно. И воруют вместе.
        - Ты располагаешь фактическим материалом? Ты же живешь в области, депутат областной Думы.
        - Попроси материалы у Громова. У него большое досье на тех и на других, в том числе много моих материалов. Но Громову удалось немного.
        - Как считаешь, почему? Решимости не хватило, или не смог?
        - Для того, чтобы решить все эти дела, нужна защищенная спина, нужны соратники во всех эшелонах государственной машины. У него с этим были проблемы - он из армии, с теми же особенностями, что и у тебя. Он меня затащил в Думу для того, чтобы я ему помогал.
        - В чем заключалась твоя помощь?
        - Я помогал наводить порядок в правоохранительных органах - в прокуратуре, в судах, в милиции. Боролся с мафией на рынках.
        - Неужели у него не было поддержки армии?
        - Армия в московской области - категория особая. Много блатных воинских частей, слишком много неделового руководства, устроенного сюда по блату. Множество случаев дезертирства, с жертвами, но без оргвыводов, без наказаний. Мне самому пришлось со своими ребятами идти на таких вооруженных дезертиров. И при этом много воинских частей особого назначения, которые от губернатора далеки …
        - Нужно гнать руководство? А кем заменять?
        - Все это очень сложно - слишком многое держится на кумовстве, а руководство Министерства обороны коррумпировано насквозь. Я это знаю по себе. И многие там уже сели в тюрьму благодаря мне.
        Они изредка чокались и пили хорошее грузинское вино.
        - А коррупция в области?
        - Коррупция - проблема системная. Тебе тоже не удалось решить ее даже в своем ведомстве …
        Несколько раз им меняли сервировку на столе, меняли пустые тарелки на полные - закуски были изысканные, заказанные Свиридовым.
        - Что ты можешь посоветовать мне? С чего начать?
        - Поспешай медленно, но жестко. Могу пообещать полную проверку всех, из кого ты будешь создавать свою команду.
        - И как ты сделаешь такую проверку?
        - Это мое дело, но не сомневайся - будешь знать всю подноготную претендентов. И мою помощь - везде и всегда.
        Разговор был длинным …
        Под конец Свиридов достал бумажник.
        - Ты что, Толя? Генерал-полковник Свиридов!
        - Слушаю, товарищ генерал армии!
        - Я тебя пригласил, я и плачу. Не спорь, Толя!
        - Я и не спорю, Сережа! Будь здоров и привет Ире и Юле!
        И от кафе в разные стороны рванули черные служебные машины с мигалками …
        Умники и умницы
        Идею о конкурсе по типу телевизионного соревнования «Умники и умницы» высказывали несколько раз, но только после того, как мальчики начали учиться в МГИМО и лично познакомились с Вяземским, это стало реальным.
        Сперва с Вяземским поговорили мальчики, очаровали его и уговорили встретиться со Свиридов. Учитывая занятость Вяземского - откуда ему было знать об уровне занятости Свиридова? - первую встречу с ним устроили на территории МГИМО.
        Встреча происходила на кафедре, которой руководил Вяземский, и в ней принимали участие вместе со Свиридовым все мальчики. Уровень знаний и информированности мальчиков и Свиридова показался Вяземскому практически неограниченным, и ему не удалось отыскать вопрос или тему, о которой его гости не имели бы достаточно исчерпывающих познаний.
        А гости очень просто выводили хозяина кабинета в области, где тот по студенчески «плавал», хотя и быстро выходил из мысленного тупика, используя свой опыт - лекторский и жизненный.
        Все это способствовало тому, что Вяземский согласился помогать в процессе создания подобно конкурса в школе в городе недалеко от Москвы и непосредственно участвовать в проведении такого конкурса.
        Выбор тематики, конкретных вопросов и формы конкурса-представления производился в ходе совместных обсуждений, и в них нередко принимал участие Свиридов. Его поистине неограниченные знания ставили в тупик Вяземского. Но зато помогали быстро сформулировать занятные вопросы в различных отраслях знаний, сгруппировать вопросы в виде смысловых блоков.
        Первым делом пришлось решить проблему - что это будет.
        Юрий Павлович Вяземский отстаивал свою позицию, реализованную в известной передача «Умники и умницы», с заранее оговоренной тематикой и вопросами, не выходящими за рамки этой тематики (или исторической реальности).
        Свиридов вспомнил свою молодость, когда в подшефной школе они совместно с комитетом комсомола проводили политическую викторину. Он даже привел примеры вопросов, на которые тогда отвечали школьникам. Например, предлагался блок вопросов по истории ограниченного круга стран - Сирии, Ливии, Ливана. А вопросы были одинаковыми для этих стран: столица, вид государственного устройства, государственный язык, денежная единица, колонией какой страны была эта страна …
        - Я потом устроил политическую викторину среди кружков комсомольской политсети нашей организации по произведениям Владимира Ильича Ленина и по документам партии большевиков!
        - И как отвечали? - заинтересованно спросил Юрий Павлович.
        - Если отвечали откровенно - то слабенько. А в некоторых кружках за слушателей отвечали сами лекторы - там было все в ажуре!
        Свиридов приводил и другие примеры из той, старой политической викторины, и в конце концов общими усилиями Вяземского уговорили - для местного применения стали готовить вопросы политической викторины.
        - Но это больше похоже не на наш проект «Умницы и умники», а на КВН! - в конце обсуждения подытожил Юрий Павлович.
        Вопросы готовили Свиридов и все <особенные.> включая мальчиков, что позволило исключить утечку информации. Даже жены тех, кто готовил материалы (Тоня Свиридова, Лена Долгополова), не знали подробностей, и не знал этих подробностей местный «наробраз» - Вера Грачева.
        Первое соревнование, а точнее представление, состоялось в конце сентября, и сразу в шестых и в восьмых классах. Среди вопросов были и те самые, что Свиридов в свое время использовал в политической викторине, к которым добавили вопрос «в чем заключалась проблема Фолклендских и Мальвинских островов?» и «кто такие афроамериканцы?».
        Шестиклассники соревновались в зрительном зале, а восьмиклассников разместили в спортзале. Команды по пять человек из параллельных классов размещались за столами на сцене и отвечали на вопросы письменно на заранее заготовленных листах, а группа молодых сотрудников института сразу оценивали ответы.
        И оценки сразу появлялись на школьных досках, размещенных перед сценой, а ведущий викторины оглашал вопросы, на которые только что ответили соревнующиеся, и приводил правильные ответы.
        Как и ожидал Свиридов, общие оценки в шестых и в восьмых классах практически не отличались. Он не зря так думал - тогда, в молодые годы, соревнования в пятых классах подшефной школы и среди молодых специалистов института, где работал Свиридов, тоже были практически одинаковы.
        И тогда, и теперь Свиридов не мог объяснить этого феномена.
        Вяземский и приглашенные им студенты с большим интересом наблюдали за этими соревнованием, переходя из зала в зал, изучая листки с ответами, оживленно обмениваясь мнениями …
        И участвовали затем в награждении победителей - а призы получили все, и победители, и занявшие вторые места …
        В многотиражке уже на следующий день появился большой очерк Евгении Кульченковой о состоявшемся в школе соревновании, с фотографиями, с выдержками из блоков вопросов …
        Свиридовы в «Современнике»
        Свиридовы в первый раз собрались в театр «Современник», и Свиридов позвонил туда насчет билетов. Галина Борисовна подтвердила свое обещание оставлять два билета на каждый спектакль специально для Свиридова, и в первый же свой свободный вечер они направились в театр.
        Термин «свободны вечер» в семье не вызывал удивления - нередко вечерами занят был не только Свиридов, но и Тоня. Казалось, она не занимала никакой официальной должности, и при этом была достаточно плотно занята и нередко возвращалась домой даже позже Свиридова.
        До Москвы они с Тоней добирались на вертолете, а оттуда до театра - на машине.
        В кассе театра, около которой толпились безбилетные, но не теряющие надежды театралы, Свиридов показал паспорт и мгновенно получил два билета, и провожаемый завистливыми взглядами он взял Тоню под руку и они прошли в фойе театра.
        - Знаешь, я в этом зале не был так много лет …
        - Узнать смог бы?
        - Зал стал уютнее и богаче. Смотри, какие хорошие места …
        Тоня открыла программку.
        - Ой, Толя, сегодня Чулпан не играет! Главную роль сегодня исполняет Светлана Иванова!
        - Не расстраивайся! Здесь дежурных замен не бывает - замены бывают только равноценные …
        Спектакль покатился …
        Свиридов с интересом смотрел сам и с удовольствием наблюдал за Тоней - она так живо реагировала на происходящее на сцене.
        После завершения оваций Свиридовы переждали выходящих и зашли поблагодарить в кабинет к Волчек. Галина Борисовна с улыбкой выслушала восторженные отзывы Свиридовых, огорченно сказала о замене актрисы на роль главной героини и не удержалась от комплиментов в адрес сарафана Тони.
        - Ну что вы, Галина Борисовна! Мы не видели в этой роли Хаматовой, но эта молодая артистка …
        - Светлана Иванова …
        - Она ведь уже довольно известная артистка, не правда ли?
        - Они с Чулпан играют по разному. К нам уже ходят специально «на Хаматову» и «на Иванову», уже есть такие зрители …
        Полет над ночной Москвой был очень впечатляющим - море огней, узнаваемые улицы.
        - Тебе понравилось?
        - Да, и эта артистка тоже. Но пессимизм автора …
        - Что ты хочешь - он типичный представитель своего поколения …
        Через день поздно вечером позвонила Чулпан.
        - Здравствуй … Толя. Я только отыграла спектакль и узнала, что вы смотрели его со Светланой. Вам понравилось? А меня вы увидеть не хотите?
        - Нам спектакль понравился, и Светлана понравилась, но тебя мы с удовольствием посмотрим … как-нибудь. И сравним!
        - Передавай привет от меня жене! Галина Борисовна в восторге от ее сарафана! И позвони, чтобы опять не попасть на Иванову вместо меня!
        - Тонечка, тебе привет от Чулпан и восторги от Волчек по поводу сарафана!
        Член Мосгордумы
        Как Свиридов ни сопротивлялся, но он попал в Московскую городскую Думу как представитель Московской областной Думы вместе с еще несколькими депутатами.
        Комиссии Мосгордумы сразу почувствовали его присутствие, так как он подавал предложения и замечания, отличающиеся от многих других взвешенностью и юридической грамотностью. Знание законодательной базы и феноменальная память давали Свиридову возможность очень быстро оценивать грамотность предлагаемых законодательных актов и постановлений, и быстро реагировать на них.
        А первое выступление Свиридова было связано с предстоящим присоединением части московской области к территории Москвы.
        - Коллеги! - начал свое выступление депутат Свиридов.
        В зале заседания он услышал ворчанье по поводу его обращения и решил ответить сразу.
        - Мое обращение «коллеги» ничуть не случайно. Обращение «товарищи» временно, но сильно скомпрометировано, а обращение «господа» слишком отдает Пуришкевичем, да и какие вы господа …
        - От какой вы партии попали в Думу? - не выдержал явный представитель КПРФ.
        - Я беспартийный и попал сюда в качестве представителя областной Думы вместе с несколькими другими депутатами. Если вас это так интересует, то могу высказать свое мнение по поводу многопартийности власти …
        Поскольку председательствующий его не остановил, а ворчанье некоторых думцев были особенно явны, Свиридов продолжил
        - Многопартийность наших органов власти - я подчеркиваю, именно отечественных органов власти - согласно историческому опыту ни к чему хорошему не приводит. Ведомственные, партийные интересы превалируют у депутатов над общегосударственными интересами, и из-за этого власть работает вразнобой. Жаль, что многие этого не помнят и уроков из этого делать не намерены …
        - Вы, что же, против демократии? Вы за диктатуру?! - выкрикнул все тот же депутат, что так интересовался партийной принадлежностью депутата Свиридова.
        - Читайте прекрасного русского философа Ильина, может что-нибудь поймете, может быть это поможет … Но к делу. Тут было много выступлений по поводу предполагаемого законодательства, юридически объединяющего традиционные территории Москвы и присоединяемые территории.
        Депутаты постепенно затихли.
        - Я поддерживаю обеспокоенность ряда депутатов по поводу несовместимости ряда законодательных актов на этих территориях и заботу о том, чтобы не произошло ухудшения социального положения жителей области, ставших вдруг москвичами. Они не должны страдать, их положение должно лишь улучшаться, в том числе жилищное. Я подал свои предложения и замечания в редакционную комиссию.
        - Но! - Свиридов произнес это так, что даже традиционно дремлющие депутаты проснулись.
        - На присоединяемых территориях есть отдельные населенные пункты и даже ЗАТО, имеющие определенный статус, и уровень жизни в этих образованиях выше, чем в Москве.
        Возгласы «Как это?», «Откуда вы взяли?», «Этого не может быть!» и замечание председательствующего:
        - Уважаемые депутаты, внимание! Депутат Свиридов знает, что говорит! Он руководит одним из областных ЗАТО, которое и без присоединения обладает московским подчинением.
        - Благодарю вас, - склонил голову Свиридов в сторону председательствующего.
        - Уровень жизни населения многих таких образований исходно был выше московского, в особенности по снабжению, хотя кое-где этот уровень в последнее время снизился. Но финансирование этих образований было и остается федеральным, а не областным, и следовательно выше. Снабжение, жилье в этих населенных пунктах было иным, чем в обычных населенных пунктах области. Целые города - например, город Троицк, город Климовск, наш город, были богаче окружающей области, я уже не говорю о ЗАТО, у которых свои особенности. И все это необходимо тщательно анализировать и разруливать при создании новых законодательных актов …
        - Но! - задремавшие депутаты снова встрепенулись.
        - Обеспокоенность вызывает еще одно обстоятельство, и с ним уже приходилось сталкиваться ранее. Это связано с внутренними границами различных муниципальных образований, которые ранее никак или почти никак не сказывались. Половина села - в одном районе, а другая, на противоположной стороне улицы - в другом. Теперь эти случаи подобных незаметных границ будут сказываться таким образом, что на одной стороне улицы будут жить москвичи, а на другой - жители Подмосковья. Эту проблему тоже придется решать, и к этому нужно быть готовыми … в том числе путем уточнения сложившихся внутренних и внешних границ …
        Депутаты дослушали Свиридова и некоторые его соображения позже вошли в постановление, принятое по результатам обсуждения.
        Инспекция
        Борис Громов представлял в Мосгордуме депутатов, которые были делегированы туда из Думы областной. Это состоялось далеко не сразу, и Свиридов уже успел начать проявлять в Думе свои способности.
        Представляя Свиридова генерал Громов был вынужден кое-что сообщить депутатам …
        - Анатолий Иванович Свиридов - боевой офицер, руководитель очень большого хозяйства. По воинскому званию мы со Свиридовым равны. За создание специализированного научно-исследовательского центра Анатолий Иванович был удостоен высокой правительственной награды - звания Героя Советского союза и ордена Ленина, ведь это было еще в Советском союзе … Генерал Свиридов продолжает руководить очень важным и секретным объектом, куда входит не только крупный научно-исследовательский центр с филиалом в Сибири, это еще крупный машиностроительный завод, это промышленное производство несъемной опалубки, полностью запатентованной и уже имеющей заказчиков, это далеко не маленькое сельскохозяйственное производство и развитая инфраструктура в виде жилых комплексов со всеми вспомогательными объектами в виде больниц, объектов культуры, спортивных объектов, транспортных структур и аэродромного комплекса, воинской части и тому подобное … И даже имеется лесная школа-интернат для сирот … Генерал Свиридов лично участвует в боевых операция. Совсем недавно из воинской части у нас в области бежали солдаты с оружием, были
жертвы, и Анатолий Иванович лично шел в цепи прочесывания и участвовал в огневом контакте с дезертирами …
        Громов помолчал, подумал и добавил:
        - Анатолий Иванович Свиридов является крупным ученым, специалистом в ведущих областях атомной физики, он доктор военных наук, действительный член Академии Наук Российской Федерации … А еще генерал Свиридов работает в Следственном отделе Следственного комитета Федеральной службы безопасности … И до сих пор принимает участие во многих … специальных операциях внутри нашей страны и за рубежом …
        Помолчав Громов продолжил.
        - После развала Советского союза многие воинские части влачили нищенское существование, были брошены на произвол судьбы, и Анатолий Иванович стал спасать их. Он лично вывез две такие брошенные на произвол судьбы воинские части гарнизонов ракетчиков, теперь в их составе нет ни одного безработного … А кое-кто в Министерстве обороны серьезно пострадал за это безобразие …
        - Так что сами понимаете, человек он не простой, великолепный организатор и крупный ученый. Мы использовали в областной Думе генерала Свиридова в Комиссии по безопасности и он много сделал для улучшения криминогенной обстановки в области …
        Депутаты расходились молча, задумчиво, но реальным последствие полученных ими сведений была организация инспекционной поездки группы депутатов в ЗАТО, руководимое генерал-лейтенантом Свиридовым, которое в различных документах называлось различно - то как ««НИПЦ» новых технологий», то как «Агропромышленная зона Пашино» …
        Группа из пяти человек во главе с заместителем председателя Мосгордумы была сформирована не без трудностей - слишком многие захотели попасть в эту группу, но Свиридов своей властью ограничил численность группы.
        И в один предварительно согласованный день группа депутатов на микроавтобусе приехала «инспектировать» хозяйство Свиридова.
        Депутатов высадили перед Домом культуры и два вежливых молодых мужчины с военной выправкой и улыбчивая молодая женщина проводили их в небольшой зал, где их ждал Свиридов в штатском и суровые полковники в повседневной военной форме.
        Депутаты сели на первый ряд и Свиридов представил им собравшихся.
        - Меня вы знаете, а это полковник Василий Андреевич Гнедаш, бывший начальник штаба строящегося объекта, а теперь он занимает другой пост, и его можно назвать городским главой. И полковник Гавриил Степанович Пименов, отвечающий у нас за культуру. Единственная дама среди нас - журналист Евгения Кульченкова, она представляет нашу городскую газету. Вас будут сопровождать Андрей Иванович Васин …
        Майор Васин встал и наклонил голову.
        - … и Сергей Петрович Колесов.
        Встал майор Колесов, тоже в штатском ладно сидящем костюме.
        - На видеооператора внимания прошу не обращать, весь ваш визит будет заснят на видео. Прошу вопросы.
        - А нам фотографировать можно?
        - Да, вам можно совершенно свободно фотографировать практически все. Если вдруг окажется, что что-либо нельзя фотографировать, то Сергей Петрович или Андрей Иванович вас остановят.
        - А что нам будет показано?
        - Все, что вы пожелаете, кроме института и некоторых секретных объектов.
        - А если у вас все секретно?
        - Вы ошибаетесь - у нас не так много секретных объектов: институт, аэродром, радиолокационная станция, помещения военного гарнизона … Все остальное - пожалуйста. Вас будут сопровождать Андрей Иванович Гнедаш и Гавриил Степанович Пименов. А в конце вашей … экскурсии мы снова встретимся с вами и я попробую ответить на возникшие у вас вопросы.
        Поскольку депутаты уже находились в Доме культуры, то они и начали с осмотра помещений Дома и ознакомлением его работы. Рты у них широко открывались, когда они знакомились с репертуаром и перечнем артистов, выступавших тут, недалеко от Москвы.
        Потом они открывали рты в фонотеке и интересовались деятельностью студии звукозаписи, библиотекой и залами с зеркалами во всю стену для занятий балетом.
        Проголодавшись они перешли дорогу и пообедали в ресторане «У Полины», после чего отяжелевшие они все же доползли до магазина, до спортивного зала с бассейном, до оздоровительного комплекса, где удивлялись бассейну с минеральной водой, до школы, до детского сада …
        На машиностроительный завод и колхоз у депутатской группы еле хватило сил, но они еще поинтересовались жилищными условиями у населения …
        Уже темнело, когда все вновь собрались в небольшом зале в том же составе, что и утром.
        Основной интерес у приехавших были вопросы относительно финансирования структур ЗАТО и социальных программ.
        Свиридов задумался всего на секунду.
        - Чтобы не тратить время зря я воспользуюсь фрагментами беседы на эту тему …
        И на экране возникла зеленая поляна и за легким раскладным столом сидели против друг друга Анатолий Иванович Свиридов и … Президент, и Владимир Владимирович спрашивал Анатолия Ивановича об источниках финансирования …
        Оправившись от удивления двое из приехавших включили диктофоны, что не ускользнуло от внимания Свиридова.
        И когда после просмотра видеозаписи и краткой дополнительной беседы депутаты прощались с генералом Свиридовым за руку, то их диктофоны «сдохли», и любителям эксклюзива пришлось довольствоваться устным пересказом услышанного (и увиденного).
        Но фотографий получилось много …
        А в Думе к генералу Свиридову стали относиться с опаской …
        Петровка 22
        Когда Свиридов приехал на заседание Гордумы в первый раз на своем «Мерседесе» угрожающего вида со спецсигналами - охрана напряглась и у Свиридова попросили документы.
        Подтянувшись и откозыряв генералу охрана больше никогда не вздрагивала при виде его «Мерседеса» и вежливо сопровождала на удобное место на стоянке.
        Свиридову козыряли даже тогда, когда он был в штатском.
        Некоторое время Свиридов оставался «не у дел», то есть не имел определенного поручения в Гордуме, но это продолжалось недолго. На одном из организационных заседаний его спросили, чем бы он хотел заниматься в составе Думы.
        - Знаете, коллеги …
        И Свиридов молчал почти минуту, и депутаты вежливо ждали.
        - Знаете, коллеги. В областной Думе мне пришлось заниматься общественной безопасностью - это было всеобщее пожелание населения. А теперь я хотел бы несколько сузить сферу своих обязанностей с учетом гигантского объема - я занялся бы безопасностью бизнеса. В первую очередь - бизнеса малого, самого важного и унижаемого …
        Так депутат Свиридов стал главой Подкомиссии по проблемам безопасности бизнеса, в эту комиссию вошли еще двое военных - хотя и в отставке, и все это входило в Комиссию по экономической политике, науке и промышленности …
        И почему-то довольно быстро стало меньше жалоб на произвол и препоны от представителей малого бизнеса, стало больше желающих попасть на примем к депутату Свиридову, вопросы стали решаться быстрее, а число чиновников, вмешивающихся в дела бизнесменов, стало стремительно сокращаться …
        Свиридов стал чаще появляться в ОБЭП - он и раньше иногда там появлялся, и его там знали. Но теперь он получал всю информацию о привлечении предпринимателей к ответственности, в частности по 159 статье УК «Мошенничество», и активно - в пределах своей компетенции - вмешивался во многие уголовные дела.
        Это ничуть не исключало вмешательства в некоторые из таких дел некоего «Татарина» с соответствующими последствиями …
        Но оставить в покое генерала Свиридова некоторые депутаты не могли, и на одном из закрытых организационных заседаний его спросили.
        - Господи генерал, мы видели вас в свите Владимира Владимировича во время его последнего турне. А какую роль вы выполняли в его свите?
        - Я был приглашен в качестве переводчика с местных национальных диалектов.
        - Вы знаете местные языки?
        Свиридов сделал неопределенный жест, но депутаты не унимались.
        - Коллега генерал, вы участвуете в бизнесе? Вы создали совместное предприятие с фирмой «Ниссан», вы руководите институтом под названием «Научно-исследовательский и производственный центр новых технологий», вы академик … Сколько же зарплат вы получаете, генерал Свиридов?
        - Я создал не только автосборочное предприятие «Российский лист». Я создал несколько различных производственных структур, но в данный момент я всего лишь Почетный Генеральный директор ««НИПЦ новых технологий», являюсь командующим воинской части, действующей в программе ограниченных учений по гражданской обороне, работаю в некоторых подразделениях спецслужб и никакими бизнес-структурами не руковожу. После того, как много лет назад я получил высокую правительственную награду за пуск нового научно-производственного комплекса, мне открыли в банке так называемый «открытый счет» или карт-бланш. С тех пор я нигде не получаю зарплаты, а пользуюсь этим счетом.
        - И вы можете снимать с этого счета столько, сколько пожелаете?
        - Нет, конечно. Есть определенный лимит, который за это время менялся вместе с курсом доллара - лимит почему-то устанавливается в долларах.
        - И каков этот лимит?
        - Сегодня это, кажется, десять тысяч долларов в месяц или сто двадцать тысяч в год. Генеральный директор совместного с фирмой «Ниссан» автосборочного предприятия «Российский лист» получает почти что в два раза больше …
        - И это все ваши источники денежных средств?
        - Нет, конечно. Когда все мы будем подавать декларацию, вы сможете узнать подробности. Есть деньги, которые положены мне за высшие государственные награды и звания, еще несколько раз я получал государственные премии …
        - А тот фонд, о котором вы говорили Владимиру Владимировичу?
        - Да, этот фонд, не существующий де юре, пополняется за счет добровольных взносов ряда ведущих сотрудников нашей фирмы и других жителей города. Но все тщательно регистрируется - и поступления, и расходование средств. Есть наблюдательный Совет, состоящий исключительно из женщин …
        - Когда мы были у вас в городе, то узнали, что ваша жена занимается модельным бизнесом. И сколько же зарабатывает ваша семья?
        - Моя жена и жена моего сына занимаются моделированием одежды, и работают без зарплаты. Жена получает военную пенсию, а сын - художник, служит в студии имени Грекова, по контрактам сотрудничает с некоторыми иностранными издательствами. Можно подсчитать, сколько мы вместе получили за прошлый год. Если вас это так интересует, то я поинтересуюсь и вашими доходами. И взятками тоже.
        Тут подняли крик некоторые депутаты, но Свиридов остановил их движением руки.
        - Если вы еще не забыли - я работаю в Следственном отделе Следственного комитета Федеральной службы безопасности. Поэтому могу поинтересоваться и вашими доходами и их источниками …
        И сказано это было так … так спокойно и выразительно, что орущие затихли и к этому вопросу больше никто не возвращался.
        На троих
        Троица - Свиридов, Докукин и Скворцов - встречались не так уж и часто.
        Но уж если они собирались втроем, то …
        Конечно, можно было подумать, что они собирались исключительно для распития горячительных напитков, но это было совершенно не так.
        Лучше всего это знали их жены - Тоня, Люба, Лена и Виолетта, и именно они прекрасно знали, что ребята обязательно выпьют, и выпьют крепенько.
        Вот и теперь они собрались в квартире Скворцова, за его холостяцким столом - несмотря на наличие сразу двух любимых женщин вход им сюда был заказан.
        Ну, кроме особых случаев …
        Мужчины с пакетами прямо из магазина ввалились в отдельную квартиру Виктора, начали вынимать припасы из пакетов и отзваниваться женам.
        - Тонечка, я застрял у Витьки! Тебе от него большущий привет! Да не рви ты телефон …
        - Тонечка, милая, добрый вечер! Твой узурпатор даже привет толком передать не может … Нет, нет! Ну, конечно! А как же! Я тебя обнимаю!
        - Ишь ты, обнимальщик нашелся! Любаша? Я у Вити. Да, мы втроем. Целуй детей, я скоро буду! - так традиционно заканчивал разговор с женой Костя Докукин.
        А Виктор никуда не звонил, обе его женщины были рядом за стенкой, и поэтому ему никуда возвращаться не требовалось.
        На столе быстро появлялось все необходимое, из кухонного шкафа появлялась посуда, а из холодильника появлялось кое-что дополнительное, вызывающее подозрение о невидимом присутствии некой женщины. Но Костя и Толя на этом внимания не заостряли, занимаясь нарезыванием, вскрыванием, раскладыванием и откупориванием.
        Затем дружно усаживались в не очень просторном кабинете Виктора, замолкали на минуточку и поднимали стопки.
        - За вас, ребята!
        - За тебя, Костя! За тебя, Толя! За тебя, Витя!
        - Будем!
        После первой, закусывания, второй и утоления первого голода можно было и поговорить.
        Обычно начинал Виктор, и он всегда начинал одинаково:
        - Как я помню было это …
        - Но! - говорил Костя или Толя.
        После этого Виктор насказывал коротенькую историю, совершенно новую и весьма похожую на анекдот - к этому тоже уже привыкли. И только потом начинался настоящий разговор, разговор неспешный, доверительный, без скидок на звания и чины - собрались друзья, которым было просто необходимо поговорить …
        После третьей бутылки беленькой обычно кто-то на пути в туалет покачивался и высказывал замечание о некоторой извилистости коридора, на что ему резонно замечали, что все дело в смещении магнитных полюсов, после чего доставали новую квадратную бутылку и с недоверием пробовали ее содержимое.
        Содержимое одобряли, выясняли происхождение продукта, удивлялись, что японцы и такое могут, а не только шотландцы …
        Закуски хватало всегда, потому что Виктор открывал холодильник, а там …
        Под занавес обычно вскрывали картонную коробку с бутылками пива, быстренько охлаждали его в морозилке и смаковали вяленую рыбку …
        В качестве исключения из правила за столом иногда появлялись женщины - Тоня, Люба, Лена и Виолетта. Разговор менялся только до тех пор, пока женщины «догоняли» мужчин, а дальше темы разговоров расширялись и становились взаимно интересными для мужской и женской половинок.
        Несмотря на наличие установившихся пар разговор не уходил в локальные и даже интимные области - дамы чувствовали всеобщее внимание и не отказывали любому из мужчин, внимательно выслушивая и сочувствуя его переживаниям. Это было удивительно, но Лена, беседуя с Костей, могла запросто призвать внимание Виолетты, а Тоня обратиться к Любе, разговаривая с Виктором.
        Бывало и так, что вечер кончался на кольцевой дорожке вокруг «трилистника» и шествие всех семи участников междусобойчика сопровождалось пением Свиридова …
        Антиповы
        Валентин Антипов и Анатолий Шабалдин познакомились в начале учебного года - их поселили в одну комнату в студенческом общежитии.
        И они были очень рады этому - и интересы в области физики, и немногословность, и сиротское детство, и усидчивость и даже педантичность: все эти черты объединяли их.
        Учились друзья отлично, сессии сдавали досрочно, ездили в студенческие лагеря, но нельзя сказать, что они прочно влились в студенческое братство. Они не чурались общества, и даже иногда появлялись на вечеринках, но …
        Все-таки они держались как-то стороне. Одни считали это признаком чрезмерного увлечения наукой, другие относили это к нелюдимости и даже излишней гордости характера, но Валя и Толя в попойках не участвовали, а на ночные танцы с девочками их просто не приглашали.
        Двухместные комнаты общежития располагали к интимному знакомству с противоположным полом, и никто этому не удивлялся, но у этих молодых людей долгое время не было постоянных партнерш даже на танцах.
        У Антипова такая девушка появилась к концу второго курса, да и то на почве большого интереса к математике - на их физмате, по мнению Валентина, курс математики был несколько … скуповат. А новая знакомая училась на математическом отделении, где читали многие курсы, недоступные Антипову и Шабалдину.
        В значительной мере это была условность - то, что Рита Веденяпина была девушкой Антипова. Они общались втроем, и нельзя сказать, что Рита отдавала предпочтение одному из них - пожалуй, только на танцах преимущество было за Антиповым.
        И когда Рита задерживалась в комнате Валентина и Анатолия заполночь, даже у соседей не возникало нескромных мыслей - настолько целомудренными были отношения у этой троицы. Риточку провожали в ее общежитие в противоположном корпусе оба, шагая справа и слева, и дальше рукопожатия дело не шло.
        Когда на четвертом курсе Рита исчезла, молодые физики погоревали и часто вспоминали ее. Кто же знал, что вскоре они встретятся вновь?
        Но свободного времени у молодых физиков становилось все меньше - профессор Благов плотно опекал их и предсказывал великое будущее. Когда после нескольких бессонных - творческих! - ночей Антипов и Шабалдин напросились к профессору в гости …
        Уже само по себе это было неслыханным нахальством - профессор Благов никого к себе домой никогда не приглашал. Все знали, что после скоропостижной смерти жены профессор замкнулся, близких родственников у него не было, и никто не мог похвастаться тем, что он бывал в квартире Георгия Иннокентьевича.
        Но своих любимых студентов Георгий Иннокентьевич принял в своей запущенной неухоженной квартире, и это визит затянулся надолго …
        А потом началась вся эта эпопея с антинаучными предложениями и эпохальными открытиями, основополагающими встречами - и не только с президентом Академии наук …
        Благов и Шабалдин отправились в Сибирь создавать там научный центр, а Антипов занялся созданием аналогичной базы под Москвой.
        И неожиданно встретился в Маргаритой Веденяпиной. К этому времени его уже готовили к зарубежной командировке по линии научно-технической разведки, что ему не особенно нравилось, и тут …
        Валентин ждал своего куратора, но в комнату сперва вошла Рита.
        - Познакомьтесь! Это ваш муж, а это ваша жена!
        Улыбка радости от неожиданной встречи сменилась у Риты недовольной гримасой и она фыркнула. И только после длительной беседы и уговоров было достигнуто - сугубо предварительное! - соглашение о дальнейшем создании семьи в интересах предполагаемой операции, а Маргарита с напарницей отправились на стажировку за рубеж …
        Через несколько лет «супруги Антиповы» работали в престижной американской фирме, и в секретной отделении этой фирмы, занимающейся именно теми проблемами, которыми в Сибири занимались Шабалдин и Благов.
        Супруги работали в разных подразделениях, занимались совершенно различными проблемами, и как супружеская пара особого интереса не вызывали. Некоторая холодность их друг к другу никоим образом не объяснялась наличием любовников или любовниц.
        У мужа вообще не было близких дружеских отношений ни с кем из сослуживцев, а супруга была более общительной и контактной.
        А еще через некоторое количество лет супруги Антиповы - уже как Антиповы, а не под теми именами, под которыми они работали на Американском континенте - вернулись домой, и довольно быстро расстались. Правда, сперва они просто стали жить в разных комнатах своей большой квартиры, а впоследствии …
        Валентин Викторович поблагодарил Свиридова за создание научно-исследовательского института, когда-то им задуманного, и с естественным чувством удовлетворения принял должность руководителя этого центра - а в Сибири таким центром руководил его однокурсник и соавтор Шабалдин.
        Но очень быстро выяснилось, что В.В. Антипов не способен руководить подобной организацией, и от всеобщего позора его спасла его супруга, М.С. Антипова. И быстро сперва заняла его место, а затем даже «подвинула» самого Свиридова.
        Что Свиридов это не тот молодой полковник, которому он сам доверил строительство института, а талантливый ученый и выдающийся организатор Антипов понял довольно быстро, и соперничать даже не пытался.
        Все эти события - факт собственной несостоятельности как ученого и как руководителя, уход Маргариты - уход к другому мужчине - сильно подействовали на Валентина Викторовича или ВВ. Так Антипова называли почти в глаза, он знал это, и мучительно искал выход из этого унизительного положения.
        Маргарита жила уже с Кареном Варданяном, а Антипов скитался по пустой квартире.
        С Ольгой Петровой их встреча была в известном смысле случайной - майор Воложанин прикрепил капитана Петрову к Антипову в качестве прикрепленной сотрудницы на время его поездок в Москву.
        С этого все и началось. Сперва Антипов попросил Ольгу помочь ему с разборкой материалов и вдруг убедился в ее приличном знании английского языка, причем она легко справлялась с технической терминологией. Затем он попросил … он уже и не мог вспомнить, что именно. А потом он настолько осмелел, что дотронулся до шрама на ее лице, а потом она осталась в его одинокой квартире.
        Валентин Викторович ужасно скучал, и даже страдал, когда Ольга уезжала в командировку, неоднократно предлагал ей выйти за него замуж.
        - Ну, и что это будет? Полковник, Герой Советского союза, орденоносец и капитан, отставной козы барабанщица вся изрезанная, дура дурой?
        Тогда он по настоящему обиделся на нее, и потом они долго мирились, и это было настоящее счастье …
        Мерседес в переулуке
        Перед скромной дверью юридической консультации в тихом переулке остановился роскошный «Мерседес» в сопровождении сплошь затонированного «Гелендвагена».
        Дежурный автоматически нажал кнопку вызова наряда …
        В приемную первым вошел рослый мужчина и внимательно оглядел помещение, и сказал кому-то «можно». Тогда вошел модно одетый господин в сопровождении еще одного рослого мужчины - охрана.
        Вошедший сел перед дежурным.
        - Позовите Свиридова! - приказал он.
        - Кого позвать? - удивился дежурящий Хитров. - И кто вы такой? Что вам нужно?
        - Мне нужен Свиридов. Поживее!
        - Здесь не трактир и не ресторан - здесь юридическая консультация. Так что вы хотите?
        - Я тебе четко и ясно сказал - мне нужен Свиридов. Понял?
        - Во-первых не «тыкайте» мне. Во-вторых изложите свое дело и дайте мне свой паспорт - мне нужно зарегистрировать вас.
        - Что!? - заорал господин, его охранники шагнули вперед, но явное передергивание затворов остановило их. За их спиной стояли трое с оружием и недвусмысленно поднятыми стволами.
        - Руки. Все из карманов на пол. Стреляем без предупреждения …
        «И откуда командир мог знать об этом заранее?» подумал Хитров.
        Закончилось это происшествие тем, что двое охранников в наручниках сидели на полу и около них лежали два «Стечкина» и кучкой документы, а модный господин в соседней комнате запинаясь, экая и мекая говорил о том, зачем ему нужен был Свиридов - для защиты его сына в суде по уголовному делу.
        Охранники получили назад свои документы, а взамен пистолетов отпечатанные расписки с возвратом оружия организации, выдавшей разрешение, и с печатью воинской части ФСБ.
        Свиридов получил записку о происшедшем и данные всех участников.
        Белоглазовы
        Звонок
        Мало этого, что Свиридову позвонила жена генерала Белоглазова и настойчиво, но без объяснения причин, приглашала Свиридова срочно приехать к ним.
        Так еще кроме этого пришла шифрограмма от генерала Белоглазова на имя генерала Свиридова с просьбой оказать помощь в проведении следственных действий.
        Правда не указывалось, по какому делу …
        Свиридов не стал запрашивать дополнительную информацию, а просто вдруг появился в кабинете Дементия Кузьмича, чем вызвал оторопь у генерала.
        - Свиридов, это ты? Ты откуда взялся?
        - Здравия желаю, Дементий Кузьмич! - в кабинете Белоглазов был один и Свиридов приветствовал его попросту. - Не парься, как говорят молодые! Ты звал - я пришел.
        Через несколько минут в кабинете собрались заинтересованные лица.
        - Понимаешь, Анатолий Иванович, мы получили данные аэрофотосъемки, в том числе твоего города «Солнечный». Раньше там съемка была невозможна - у тебя там стояла какая-то невероятная спецзащита. А мой зам по контрразведке в этом хорошо разбирается и увидел там такое … Полковник, доложите генералу Свиридову!
        - Слушаюсь. По лентам аэрофотосъемки сделаны отпечатки местности вашей зоны, - полковник открыл большую папку и вынул большие листы. - Расшифровка этих снимков показывает, что под вот этими местами находятся глубокорасположенные полости, заполненные газом. Глубина залегания этих объектов от двадцати до пятидесяти метров, глубже снимать не удается. Эти полости идут дугой, которая загибается к востоку и уходит на большую глубину. Ну, и кроме того вот все ваши служебные объекты, они более четкие …
        - С какой высоты сделаны снимки?
        - Самые подробные с пятисот метров. Можно было снизить высоту, но это не приводит к более глубокому прониканию.
        - И на что похожи эти полости? Что говорят специалисты?
        - Это квалифицируется как подземные пещеры. Вот съемки реальных глубоких пещер, это намного южнее. Как видите, очень похоже.
        - И никаких выходов на поверхность?
        - Выходов обнаружить не удалось.
        - Вы что-то не договариваете, полковник?
        Полковник вопросительно взглянул на Белоглазова, тот кивнул.
        - Видите ли, товарищ генерал-полковник, экспертное заключение имеет секретное примечание. Обнаруженные полости на вашей территории заполнены не воздухом.
        - Еще не легче! И что там?
        - Там смесь азота, гелия и окиси углерода. Почти в равных объемных долях. Присутствие кислорода не обнаружено.
        Свиридов ругнулся на каком-то гортанном непонятном языке, но присутствующие уловили нечто похожее на «дьявол».
        - Двадцать метров, породы проницаемые … Правда, анализов не делали … это только у нас или еще где-нибудь есть?
        - Больше таких газов нигде не обнаружили. Эти расшифровки через три дня уйдут в Москву вместе с другими данными.
        - Кто получит эти данные в Москве?
        Разговор завершился шифрограммой в Москву, которую отправил Свиридов сразу в четыре адреса.
        И только два из них значились в справочнике спецотдела военного округа …
        Евгения Павловна долго не отпускала его - она соскучилась по москвичу и тем для разговоров было в избытке. Чтобы хоть немного отдохнуть и развеяться Свиридов после плотного обеда у супруги Белоглазова пошел пройтись по территории военного городка.
        Вскоре к Свиридову присоединился сам Белоглазов.
        Они шли без особой цели, изредка перебрасываясь словами, а больше молчали.
        В стороне показался низкий ангар технического парка.
        - Да, ты знаешь Анатолий Иванович, а у нас тут испытывают новинку - танки с электромоторами! Не хочешь глянуть?
        - Давай, - без особого энтузиазма ответил Свиридов.
        Он прекрасно знал об этих испытаниях, это здесь испытывали мощные «ЛЕКСАР’ы» в северном исполнении.
        Испытания вели офицеры из Рязани, а связь с фирмой «НИПЦ» нигде не фигурировала.
        В ангаре было немного теплее, чем на улице, и первый же встречный, откозыряв генералам, поздоровался со Свиридовым.
        - Ты, что, его знаешь? - спросил Белоглазов.
        - Встречались, - уклончиво ответил Свиридов.
        Но когда другой офицер обратился к Свиридову напрямую, показывая ему последние данные испытаний, то Свиридов сказал Белоглазову:
        - Не сердись, Дементий Кузьмич, это наша разработка! И делают эти аккумуляторы недалеко отсюда, у нас в «Солнечном»!
        - Ну, ты даешь, Анатолий Иванович! Точно говорят - с тобой не соскучишься!
        А потом оба генерала прокатились - нет, не на танке с электроприводом, а на бронетранспортере, но тоже на электрической тяге.
        Свиридов высадил водителя и покатал еще и Белоглазову, демонстрируя возможности электропривода - мощный рывок из завала снега, медленное почти бесшумное движение, возможности установленного на БТР лазера …
        Улетая в «Солнечный» Свиридов прихватил папку с результатами анализов и кипой аэрофотоснимков …
        Телефонный звонок
        А теперь Евгения Павловна неожиданно позвонила по ВЧ Свиридову из кабинета мужа.
        - Свиридов.
        - Анатолий, это Женя … Белоглазова.
        - Здравствуй, Женя!
        - Здравствуй, Толя! Я звоню тебе украдкой от мужа, поэтому быстренько. Дему вызывают в Москву - либо в отставку, либо в аппарат Министерства. Ты поможешь нам обосноваться в Москве?
        - С учетом дочки? Это минимум пять комнат.
        - Это возможно?
        - Вполне. Какие-нибудь пожелания по месту в городе? Центр или зеленая зона? Ближнее Подмосковье, река, лес?
        - Толя, я не знаю. Главное - чтобы Деме было удобно.
        - А не может быть так, что его переведут в новый военный округ?
        - Да у нас все может быть! Пока ничего толком не известно …
        - Хорошо. Узнаешь что - звони. Как сама? Как дела у Вики?
        - У нас все нормально, Толя, чего и вам всем желаем. Будь здоров!
        Вечером Свиридов передал приветы от Евгении Павловны.
        - Не исключено, что они переберутся в Москву …
        - А ты не сможешь уточнить в Министерстве? Им жилье понадобится …
        - Нужно будет посмотреть те квартиры, что были приобретены по моему заказу …
        Брокер и риелтор
        Связь с биржевым брокером Свиридов установил очень давно - он тщательно выбирал подходящего человека, и все эти годы поддерживал контакт с этим брокером.
        Связь чаще всего поддерживалась по телефону, но иногда они встречались где-нибудь в кафе или ресторанчике.
        Личные встречи всегда затягивались и были наполнены взаимно интересными беседами.
        Первоначально Свиридов выдал брокеру 1000 долларов для игры на бирже, и старался направлять игру на эти деньги. Как правило биржевые операции приносили доход за редкими исключениями, и сумма на счету Свиридова увеличивалась.
        Правда, никакого счета не было - деньги оставались у брокера, и это приводило к росту «накопления» Свиридова, а он эти деньги не изымал в брокера и не расходовал.
        Брокер несколько раз высказывал сомнение в указаниях Свиридова, но убедился на практике и привык к тому, что Свиридов давал ему указания с выигрышными последствиями. Иногда эти операции приносили весьма существенные барыши, и накопления Свиридова росли быстрыми темпами.
        А брокер получал свой процент.
        Затем просьбе Свиридова порекомендовал тому знакомого риелтора - человека надежного и не болтливого.
        Удостоверившись - мысленно! - в надежности этого человека Свиридов выдал ему приличную сумму на приобретение квартир в престижных новостройках с полной отделкой. Сумма была приличная, требования четко оговорены и вскоре Свиридов уже осматривал покупки.
        Квартиры были разными по площади, находились в разных местах города, но всегда отличались востребованностью - продать такую квартиру не представляло труда, причем с прибылью.
        Несколько квартир были проданы на вторичном рынке - они не понравились Свиридову, и прибыль от продажи использовалась для продолжения процесса приобретения квартир.
        И вот теперь Свиридов вместе с Тоней устроили смотрины - они приехали смотреть большую квартиру недалеко от метро и в зеленом месте.
        Квартира Свиридовым понравилась - большая, с просторными комнатами и лоджиями, с красивыми видами на окружающие окрестности.
        - Как думаешь, им понравится? Хватит им пяти комнат?
        - Думаю, хватит. Даже если Кузьмичу предложат должность в аппарате Министерства и приедет дочка. Но если она приведет зятя, да еще родит …
        - Думаешь, Женя согласится отдать внука или внучку …
        - Это теперь дети привыкли жить отдельно от родителей … И как это раньше жили?
        - Но зато смотри, какие виды из окон! Зелень - рядом, метро - рядом. И при этом тихо кругом и нет городской суеты.
        - Тишина и спокойствие ненадолго - район обживут и все появится: и шум, и беготня, и магазины … Но квартира хороша!
        - Не будет Кузьич капризничать?
        - Это от Жени зависит. Позвони ей!
        - Ты не думаешь показать им другие квартиры?
        Донесения
        Утром со свежей почтой Свиридов получил сразу два документа с фамилией Белоглазов
        Анваров сообщал, что у командующего округом серьезные проблемы - сразу семеро его подчиненных арестованы, а несколько офицеров выведены за штат.
        В краткой радиограмме генерала он сообщал, что получил предупреждение о неполном служебном соответствии, а подробнее все расскажет уехавшая в Москву жена.
        Свиридов постарался негласно по своим каналам выяснить - что же произошло в далеком сибирском военном округе.
        Оказалось, что начальник склада ГСМ попался на воровстве в крупном размере, попал под следствие и потянул за собой подельников.
        А еще проверяющий офицеров ночной смены штаба застал за распитием спиртных напитков. Все это ставилось в вину командующему.
        Уже подыскали возможного претендента на место Белоглазова - молодого способного генерала-майора.
        Евгения Павловна приехала в Москву через неделю и позвонила Тоне.
        Она сообщила, что через пару дней отделается от своего сопровождающего и тогда приедет к ним.
        - Ты не считаешь поведение Белоглазовой странным?
        - Если они всерьез взялись за Кузьмича … Но я этим займусь …
        Визит Жени
        Телефонный звонок на городской телефон озадачил Мари.
        - Я вас слушаю.
        - Это Белоглазова …
        - Здравствуйте Евгения Павловна. Что-то случилось? - определитель номера указывал но московский телефон охранного агентства, что напротив московской базы «НИПЦ».
        - Можно Анатолия Ивановича? Я убежала от своего охранника, мой телефон остался у него …
        - Соединяю!
        - Толя, это Женя! Женя Белоглазова! Я убежала от своего охранника и на такси приехала сюда - мы были здесь, когда ехали к вертолету! Забери меня!
        - Дай трубочку дежурному. Генерал Свиридов. Пожалуйста, отведите Евгению Павловну, жену генерала Белоглазова, в нашу комнату отдыха у вертолетной площадки. Я предупредил дежурного …
        - Слушаюсь, товарищ генерал! Евгения Павловна - прошу вас …
        И вскоре Белоглазова сидела в уютной гостиной с зеленью на окнах и вежливый лейтенант угощал ее кофе с булочками.
        - А позвонить отсюда Свиридову можно?
        - Конечно, Евгения Павловна! Но Анатолий Иванович сказал, что перезвонит вам сюда сам.
        А перед Свиридовым навытяжку стоял молоденький капитан и с ужасом вчитывался в его удостоверение Следователя по важнейшим делам Следственного комитета Федерального Следственного бюро ФСБ …
        А затем в это удостоверение с неменьшим ужасом смотрел его начальник …
        Свиридов позвонил примерно через полчаса и успокаивал Женю, предложил подождать вертолет.
        - И особенно не налегай на плюшки - Сеня горазд угощать дам!
        И лишь вечером Евгения Павловна могла обнять Тоню и спокойно рассказать обо всем, что с ней происходило в Москве …
        Затисканная детишками она отоспалась в гостевой комнате на втором этаже и спустилась в халате Свиридова - Тонин халат ей был мал.
        И тут оставшись наедине с Тоней - если не считать Верочки и Коленьки - она стала рассказывать о том, что в последнее время происходило в гарнизоне, как ее встретили в Москве …
        - Толя не говорил - там против моего Кузьмича ничего нет? А чего тогда они меня так водили? Отойти в сторону не давали, не давали звонить … Я же дочке так и не смогла позвонить!
        - Так на позвони! Виктория уже кончает пятый купс?
        Но все равно самые главные разговоры женщины оставили на вечер - когда вернется Свиридов.
        Белоглазовы
        Вечером из сбивчивых рассказов Евгениит Павловны стало более или менее ясноь о произошедшем в штабе Белоглазова.
        Факты хищения ГСМ на главной базе были выявлены главным военным прокурором округа, и масштаб хищений оказался весьма впечатляющим.
        Прокурор сразу бросился за советом к командующему …
        - Дема сказал ему, чтобы раскручивал дело не обращая внимания на чины и звания, - Евгения Павловна называла всех вошедших в круг подозреваемых.
        - Пострадали Начтыла, Помпотех и Заместитель Кузьмича по обеспечению. - добавил Свиридов. - Я пообщался со следователем, который ведет это дело в центральном аппарате. Этот начальник центрального склада ГСМ добросовестно заработал трибунал!
        - Неужели это так серьезно? - спросила Тоня.
        - Более чем! Там же не просто кража, а подмена масел при техобслуживании техники! А это чревато выходом этих машин в экстремальных условиях, а это уже пахнет трибуналом.
        - Да еще в это время там подвернулся проверяющий прокурор из Москвы - а он нарвался на распитие крепких напитков на дежурстве! И он отыгрался по полной! Все вместе это и привело к предупреждению Деме о неполном служебном соответствии!
        Евгения Павловна всхлипнула и Свиридов резко сказал:
        - Это кто-то перестраховывается - бывали случаи и посерьезнее.
        - Ему позвонили из Москвы и предложили подготавливать дела к передаче новому командующему округом - он должен прилететь за это время.
        - Он уже прилетел, Кузьмич ему передает дела. Я звонил, разговаривал с Кузьмичем. Успокоил его. Максимум что ему грозит - выговор за ослабление воспитательной работы с кадрами. А вот как с ним решат в кадрах - в отставку или в группу инспекторов - пока неизвестно.
        - Ты думаешь - обойдется?
        - Я почти уверен. Но в любом случае вы собрались перебираться в Москву?
        - Да, мы с Демой думали об этом. Я эти дни даже по возможности смотрела предложения …
        - Нашла что-нибудь? Какие квартиры ты смотрела?
        - Толком я ничего не нашла. Пожалуй, в Измайлово и на Покровском бульваре мне показались реальными … И по цене тоже …
        - Но это очень дорого! - воскликнула Тоня.
        - Какую квартиру нужно вам? А Викторию вы учитываете?
        - Четыре комнаты нам вполне подойдет … Но хотелось бы в хорошем месте …
        - А когда Вика выйдет замуж?
        - Молодые должны строить свою жизнь сами …
        - Квартиры у нас предлагают в основном в виде полуфабриката … Голые станы, бетонный пол, без проводки и коммуникаций …
        - А что готовое жилье купить нельзя? Неужели шестьдесят - семьдесят тысяч за четырехкомнатную квартиру берут за голые стены? - удивилась Евгения Павловна.
        - Это Москва! Давайте определимся с местом расположения и потом будем выбирать …
        Выбор квартиры
        На столе раскинули карту Москвы и стали отмечать места элитных новостроек - их было немало.
        - Но приобрести хорошую квартиру в готовом виде, то есть с отделкой, не так просто! Компании продают стены, пол и потолок, и покупатель сам отделывает квартиру, то есть доделывает ее. Много фирм специализируются на этом - в любом вкусе и на любой кошелек.
        - А готовую нельзя купить?
        - Давай определимся с местом вашего будущего места жительства …
        Обсуждение с участием всех заинтересованных сторон - а к обсуждению присоединились даже Верочка с Коленькой - продолжалось очень долго. Евгения Павловна долго не могла четко сформулировать свои пожелания и пристрастия, и на экране ноутбука сменялись одна картинка за другой.
        Менялись фасады и территории около новостроек, планы квартир и от всего этого разнообразия голова у Евгении Павловны закружилась и она запросила пощады.
        - Тонечка, Толя сжальтесь над провинциалкой! Я уже ничего не понимаю!
        Тоня достала из шкафчика темную бутылку и налила Евгении Павловне светлокоричневой вязкой жидкости.
        - Ух ты, как вкусно! Что это, Тонечка?
        - Это «Бейлис», ликер такой. Ну как пошло?
        - Хорошо пошло!
        - Как, Толя, готова она к некоему путешествию?
        - Какому путешествию? Вы меня не пугайте!
        Пока Свиридов разговаривал с кем-то по телефону Тоня налила гостье еще пару рюмочек.
        - Готовы? - спросил Свиридов. - Ты главное, Женя, ничего не бойся и не нервничай! Ты, Тоня, на всякий случай обними Женю. В ты глаза закрой!
        Когда Евгения Павловна открыла глаза то она покачнулась - внизу жил своей неуемной городской жизнью большой город.
        - Это … это … это кино?
        Свиридов коснулся рукой ее лба и Евгения Павловна вздрогнула.
        - Евгения Павловна это мы над Москвой летим!
        Белоглазова еще некоторое время вздрагивала, когда они подлетали к какому-нибудь высокому зданию, но постепенно освоилась, и ужн не ахала и не вздрагивала при внезапном приближении к зданию …
        Они «посмотрели» таким образом здания в центре города, на Бульварном кольце и во многих местах, считающихся престижными.
        А потом Свиридов «свозил» дам в отдаленные зеленые места - на Фестивальную, на берега реки, а Замоскворечье …
        На экране ноутбука видна была планировка квартир, инфраструктура и цена - иногда с отделкой (даже с мебелью!), но Свиридов обращад внимание Белоглазовой на муравейник людей и машин, но пробки, на скученность окружающей застройки …
        - Ты насытилась?
        - Я пересытилась, Толя! Мне бы присесть!
        - Тогда перемещаемся в реальную квартиру!
        И они очутились в холле с хорошим паркетным полом, приоткрытыми дверьми в комнаты и Свиридов «убрал» кокон.
        - Гуляйте!
        Евгения Павловна робко пошла осматривать комнаты, вышла на широкую лоджию.
        - Толя, а это что?
        - Это Ботанический сад, Женя. Вон там - отсюда за домом не видно - станция метро. Фасад здания в другую сторону - там небольшой сквер, метров триста детский сад и за ним школа. Есть подземная парковка, кругом любые магазины вплоть до спорт-мастера.
        Белоглазова села в мягкое кресло в гостиной.
        - Как тут хорошо! Так бы и сидела!
        - Ну и сиди, Женя! Мы тоже посидим! Тебе нравится?
        - Знаешь, очень! Прямо тут бы и осталась …
        Еще раз внимательно обошла все комнаты, приговаривая:
        «Вот тут Деме можно сделать кабинет. Тут Вика станет жить - и с мужем можно. Здесь можно и гостей из Сибири принять погостить … Гляди ка, и пылесос стоит! И посуда … А вот эта мебель тут не к селу, ни к городу …»
        - Пошли?
        - Жалко уходить!
        - Придешь позже! Вон на столике включи от квартиры …
        - Толя, признайся, чья это квартира? Ну признайся!
        - Это квартира семейства Белоглазовых. Конечно, если Дементий Кузьмич это одобрит!
        - Женя, ты не падай! Мой муж и не такое может учудить ..
        Они спустились на лифте, а проходя мимо консьержки Свиридов задержался и побеседовал с ней.
        И вышли они в зеленый сквер около солидного подъезда …
        Вечером Евгению Павловну долго отпаивали - различными жидкостями от валерьянки до «Бейлиса», пока она наконец не поверила в то, что вополне возможно она только что побывала в своей собственной квартире …
        Следующий день у Жени Белоглазовой и Тони Свиридовой был занят плотно с утра и до вечера - нужно было обойти все магазины в округе, закупить провизии и набить большой холодильник под завязку, купить два ящика посуды и столовых приборов, сменить шторы в спальне и в кабинете, заказать кое-что из мебели …
        В целом вечером обе женщины вернулись домой к Свиридовым еле живые …
        Наука
        В коридоре к кабинетам Генерального и Почетного Генерального директора фирмы «НИПЦ» было несколько дверей.
        На левой стороне коридора на солидной двухстворчатой двери висела табличка «Финансовый отдел». За этой дверью вошедший видел большой светлый зал, перегороженный прозрачными перегородками и горшками с цветами. На перегородке на картонке была надпись «Главный экономист С.Г. Черномырдин» и стрелка влево.
        Там, в торце, за скромной дверью, находился очень скромный кабинет самого главного финансиста фирмы.
        На противоположной стороне широкого коридора были две двери, и старожилы могли даже вспомнить, что на одной когда-то была табличка с надписью «Партком», а на другой - «Комитет ВЛКСМ».
        Теперь на двери ближе к кабинетам начальства висела скромная табличка «Ученый секретарь», а то, что осталось от комсомола, переселилось на другую часть коридора за лестничную площадку и обзавелось табличкой «Совет молодых специалистов».
        И еще на этом этаже в этом коридоре находился «Отдел главного инженера» и отдельный кабинет с табличкой «Главный инженер Е.Г. Долгополова».
        На этом этаже еще помещались такие службы, как «Юридический отдел» и «Отдел внешних связей». А в самом конце коридора, там, где коридор поворачивал влево на 90 градусов, размещалась библиотека - вернее читальный зал, а весьма обширное книгохранилище находилось в подвале. Спецлифт доставлял заказные книги снизу в читальный зал быстро, а ожидавшие читатели даже не успевали ознакомиться со всеми литературными новинками …
        А еще на этом этаже на стене против центральной лестничной клетки располагалась доска приказов и распоряжений, и сюда периодически наведывались заинтересованные лица.
        Тут же вывешивали расписание работы Ученого совета и научных семинаров, хотя далеко не всегда такие заседания афишировали …
        Поэтому иногда на этой доске прикалывали небольшую записочку, сообщающую о каком-либо незапланированном событии …
        Мир воды
        Доклад Свиридова назывался «Мир воды», и на этом докладе присутствовали только <люди.>, то есть те, кто обладал особыми паранормальными способностями.
        Поэтому все собрались в небольшой аудитории, что находилась между кабинетами Свиридова и Антиповой, и была совершенно невидима для окружающих.
        Прослушав доклад присутствующие долго молчали, а потом Полина Ерлыкина произнесла своим глубоким и волнующим голосом (от которого терял голову Семен Гаврилович Черномырдин):
        - Товарищи члены Ученого совета! Записываю в решение нашего заседания единогласное мнение о том, что Анатолий Иванович Свиридов является автором открытия под условным названием «Информационный бесконтактный мыслеобмен без ограничения дальности с помощью водных сред». Кто за? Единогласно! Мы поздравляем тебя, Толя!
        
        КАК ЭТО ИСПОЛЬЗОВАТЬ
        - Мы поздравляем тебя, Толя! Полина, ты записала в решение?
        - Записываю. Но после аплодисментов и дифирамбов настает время подумать о практическом использовании этого открытия. Или кроме таких мысленных посиделок это никому не сгодится?
        #Теnя Полина, а мы думаем что не все так грустно!
        #Кто вклинился?
        #Да это наши мальчишки!
        #Точно, дядя Толя! Это мы.
        #И мы думаем, что работы дяди Потапа и Владика совсем небесполезны. Если надо, мы можем подключиться.
        #Вы далеко? Качество <передачи.> очень хорошее!
        #Отсюда по прямой километров пятьдесят - недалеко!
        #Да, Толя. Это тебе не Калифорния!
        #А при чем здесь Калифорния?
        Свиридов в импульсе ответил Потапу, кратко изложив историю контакта с бывшими сотрудниками некой американской организации - близнеца фирмы «НИПЦ».
        #Есть программа работ Потапа и Владика по лазерам и их информационному использованию…
        #Но с обязательным участием Свиридова как модулятора! - вклинилась Полина.
        #А что без Толи нельзя? Без Толи это не работает?
        #В том то и дело, что модулировать сигнал пока может только он.
        #Друзья, кончайте это полоскание Свиридова! У нас в повестке дня еще сообщение Александра Гавриловича Баранова о работе нашей секции в Академии.
        #Толя, давай перенесем - там очень много материала. А комкать не хочется.
        #Сашенька, ты прав - сегодня наше заседание перегружено! Я записывать не успеваю.
        #Командир, предложение ценное. Давайте устроим специальное заседание о работе нашей секции в Академии и по предложению о научной конференции на тему ГАМ.
        #Потап прав. Переносим?
        #Переносим.
        #Переносим.
        #Переносим.
        #Переносим …
        По существу на этом то закрытое заседание завершилось и начались научные будни с планами проведения экспериментов, планами проведения проверок на дальность и избирательность, исследований возможности защиты канала передачи информации и прочего, и прочего, и прочего - всего того, что сопровождает научные открытия и требует много времени и хитроумных экспериментов …
        Без этой рутинной работы не могло состояться ни одно важное открытие.
        А заседание по работе секции РАН под руководством академика А. Баранова состоялось чуть позже и было не менее интересным, но не мысленным, а открытым, обычным по форме.
        
        АКАДЕМИЯ НАУК
        - Анатолий Иванович, а я вас так и не поздравил с избранием в действительные члены Академию наук. Поздравляю от всего сердца.
        - Спасибо, Владимир Владимирович.
        - Кстати, как вы оцениваете конфликтную ситуацию в Академии? Вам не удалось присмотреться?
        - Ситуация не конфликтная, а поистине критическая. Чреватая потерей многих научных кадров и целых направлений.
        - Поясните.
        Все, что было дальше, Свиридов рассказывал Тоне ночью.
        - Я рассказывал о ситуации в Академии и вокруг, в основном о так называемом «ФАНО» - Федеральном агентстве научных организаций и его влиянии на науку …
        - Это, что, такая подпорка для Академии? Без подпорки нельзя?
        - Вопрос вытекал из того, что деятельность Академии вызывала много нареканий, в том числе из-за появления большого количества липовых академиков из числа чиновников разного уровня. Помнишь - Фортов так и не смог ответить Президенту!
        - Я сказал, что и Президент и Президиум Академии утратили рычаги руководства Академией, и что величайшим заблуждением является мнение о том, что любой именитый ученый или академик способен возглавить Академию.
        - И чего от тебя хотел Президент?
        - В принципе он хотел, чтобы я ответил конкретно - что нужно изменить в Уставе АН и кто способен в данный момент возглавить Акажнитю.
        - Толя … Неужели … ты прости меня, но неужели Президент настолько наивен, что посчитал тебя способным ответить на эти вопросы?
        - Нисколько. Скорее он проверял, насколько я серьезно оцениваю ситуацию. А реально он решил подключить меня к разрешению этих проблем …
        Две встречи
        Тоня ждала Свиридова из Москвы - она знала, что у него сегодня состоялась встреча с Президентом по его инициативе.
        Свиридов появился в туалетной комнате, под душем - но звука автомобиля не было.
        Но Тоня этому не удивилась, а лишь включила чайник и сняла салфетку на столе с его прибора.
        Свиридов спустился по лестнице уже в халате, который он надевал довольно редко.
        - Привет, дорогой! - Тоня поцеловала Свиридова. - Есть будешь?
        - Привет, милая! Только самую малость. Как дети?
        Уже устроившись на плече Свиридова Тоня спросила:
        - Президент тебя не очень мучил?
        - У него было мало времени. Я ему изложил только самую суть - дело не в конфликте с «ФАНО», дело значительно глубже и серьезнее. Даже не успел рассказать суть происходящего и массовом приеме новых членов в Академию …
        - Но главное ты успел сказать - что это системная ошибка, а не частный случай?
        - Думаю, что недостаточно доходчиво. Но Владимир Владимирович предложил встретиться позже с большим запасом времени, и возможно, в более широком кругу …
        Через несколько дней Свиридов позвонил Тоне днем:
        - Тонечка, я направляюсь к Владимиру Владимировичу. Он назначил встречу и даже спрашивал мое мнение: он хотел пригласить на беседу своих сотрудников. Он хотел позвать Фурсенко, Васильеву, Фортова и Котюкова.
        - Извини, но он что - сдурел?
        - Я ответил почти так же. Сказал, что в их присутствии разговора не будет, а будет свара. Предложил для участия в беседе Поллыеву и Пескова. Он согласился. Я уже отправляюсь. До вечера.
        А вечером Тоня снова устраивалась на плече у Свиридова и слушала его негромкий голос.
        - Я телепортировался к назначенному времени и материализовался как обычно в туалете в конце коридора - им пользуется охрана. И постучал в известную мне дверь - там был заместитель начальника охраны, мой хороший знакомый, и он открыл мне следующую дверь.
        - Там, в этой особой комнате для встреч Президента с нужными людьми, находились трое: Джохан Реджеповна Поллыева, Дмитрий Сергеевич Песков и сам Владимир Владимирович. По всем правилам этикета сперва я подошел к Джохан и поцеловал ей руку …
        - Привет, Толя! Рада встрече!
        - … и только потом вытянулся перед Президентом …
        - Здравия желаю, товарищи главнокомандующий.
        - Здравствуйте Анатолий Иванович. Вы пунктуальны.
        - Здравствуйте, Дмитрий Сергеевич!
        - Здравствуйте, Анатолий Иванович!
        - Мы сели за стол - на столе ничего кроме уже привычного мне ноутбука. Владимир Владимирович определил тему разговора - проблема с Академией наук, и я начал …
        Тоня поудобнее пристроилась на плече Свиридова.
        - Мне пришлось начать с некоторого экскурса в историю Академии, иначе было бы непонятно последующее. Рассказал о внутренних склоках и конфликтах, о последних скандальных историях вроде массового приема в академики. Попутно пришлось затронуть достоверность диссертаций многих «академиков», и не только - вообще работы ВАК.
        - Это Высшая Аттестационная Комиссия? Тоже жулики?
        - И немало. Я привел пример такой диссертации, посвященной разработке математической модели конкретного процесса, в которой даже приближения ни к математике, ни к модели не наблюдалось. Диссертация была защищена и утверждена. Но на примере ВАК'а я не задерживался - перешел к руководству «ФАНО».
        - Диссертации единственного остепененного руководителя называлась «Трансформация условий и организационных механизмов использования имущественного комплекса российской академии наук» - то есть задачей была не организация работы науки, не руководство научными коллективами, а использование имущества институтов …
        
        Титульная страница диссертации
        - Академия с ее институтами владела громадными средствами и имуществом, в том числе используемом не по назначение, было много коммерческих проектов, не имеющих отношения к науке … Счетная палата располагала громадными массивами информации по финансовым нарушениям …
        - Потом постарался обосновать общую проблему как ошибку системную, а не кадровую. Пришлось взять проблему шире … хотя не намного шире объема функций «ФАНО». Это развал основ образования с цитатой из выступления печально знаменитого Фурсенко:
        «…недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других.»
        - Но это же уничтожение образования в школе и далее!
        - Я добавил кое-что из его практики, но вскоре перешел к Академии Наук. Достаточно много материалов вплоть до законопроекта «О реформе РАН», где сама Академия видится в виде клуба академиков, не имеющих влияния на развитие науки и ее финансирование, а всем управляет «ФАНО» - а Закон подписан Президентом 27 сентября … Закон мощно пролоббирован …
        - Ну, и чем завершилась ваша встреча?
        - Планируется довольно широкое совещание по проблеме реорганизации АН …
        Совещание
        В большом зале нового здания Академии наук собрались бывшие Президенты АН и большая группа приглашенных академиков из разных регионов страны.
        Шум постепенно затихал, академики ждали.
        На сцену вышел Президент, движением руки остановил оживившийся зал.
        - Здравствуйте. Начнем работу.
        Переждав движение в зале он продолжил.
        - Представляю вам Свиридова Анатолия Ивановича, доктора наук, профессора, академика, Генерального директора Научно-исследовательского и производственного центра глубокой атомной модификации вещества, генерала и орденоносца, Советника Президента и сегодняшнего докладчика. Основного.
        Президент сделал паузу.
        - И еще сегодня будут озвучены некоторые вынужденные решения, касающееся судьбы нашей Академии наук. Прошу вас, Анатолий Иванович.
        Свиридов встал за трибуну, а за столом президиума рядом с Президентом сели Дмитрий Сергеевич Песков и Джохан Реджеповна Поллыева …
        Все дальнейшее, происходившее в новом здании президиума АН, Тоня услышала в изложении мужа.
        Свиридов вернулся поздно и очень усталый, и Тоня долго «приводила его в порядок», отмачивая в ванне и делая общий массаж.
        После чего Свиридов выпил стакан кагора и лег, обнимая Тоню.
        И его шепот Тоня услышала только под утро.
        - Президент поручил мне выступить перед академиками и рассказать о предстоящих, а вернее о предполагавшихся реформах …
        - Кратко, о чем мы говорили на предыдущем совещании, хотя во многом это уже было достаточно широко известно - кризис науки и Российской Академии наук явились результатом целого ряда факторов как внутреннего, так и внешнего характера.
        - Я рассказывал, что некоторые высокопоставленные чиновники провозглашали, что целью образования в России является не выращивание творческой личности, а лишь грамотного потребителя достигнутых ценностей. Мне даже пришлось привести цитату: «…недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других …».
        - Между прочим человек с такой философией продолжает влиять на позицию Президента в данном вопросе!
        - И вообще деятельность Минобрнауки нельзя признать положительной в отношении образования, науки и самой Академии наук. За целенаправленные усилия по развалу нашей науки кое-кто еще должен ответить … Воздействие со стороны чиновников, которое увенчалось созданием специального органа - Федерального агентства под названием «ФАНО», которое по статусу может распоряжаться не только собственностью Академии, но и управлять научными исследованиями!
        - О том, что по поручению Президента я занялся исследованием деятельности этой организации - в качестве Следователя по важнейшим делам при Следственном комитете Федерального Следственного бюро Федеральной службы безопасности, я не стал рассказывать …
        - Дальше я немного поговорил об истории Академии в России и постепенной утрате Академией самостоятельности … Под влиянием изнутри и снаружи, под влиянием чиновничьих инициатив и горячего желания наших заклятых друзей из-за океана …
        - А поскольку я оперировал фактами, то меня слушали внимательно и даже заинтересованно … и как мне кажется даже начали понимать всю глубину кризиса, в который провалилась Академия - кроме научных проблем …
        - Самоуправление Академии постоянно ограничивали всякими комиссиями и управляющими фондами вплоть до «ФАНО», что провоцировало обострение внутренних проблем - тут я довольно жестко прошелся по некоторым фамилиям, и оказалось, что эти фамилии очень хорошо известны слушателям …
        - Тут Владимир Владимирович поблагодарил меня и объявил перерыв, после которого будут оглашены принимаемые решения …
        - Все потянулись в буфет, активно переговариваясь, и тут непредсказуемость продолжилась. Президента вызвали, ему звонил Шойгу, и мне было поручено продолжить работу совещания.
        - Тебе?!
        - А вот возвратившихся в зал академиков пришлось немного успокаивать … Пескову даже пришлось постучать ручкой по графину, что с помощью микрофона давало громкий звук …
        - Я был в элегантном штатском костюме твоей работы с розеткой ордена Святого апостола Андрея Первозванного с мечами …
        - Президента срочно вызвали, и он поручил вести наше совещание Анатолию Ивановичу Свиридову. Продолжите, Анатолий Иванович, прошу вас! Песков объявил меня как на концерте …
        - Я предложил такой порядок работы - сперва Дмитрий Сергеевич огласит Указы Президента, подписанные им только что, а после этого я отвечу на ваши вопросы - правда, далеко не на все. Дмитрий Сергеевич, прошу вас.
        - Ты знаешь, Тонечка, уже после первого Указа в зале установилась мертвая тишина. А первый указ был о том, что кризисное состояние дел в Российской Академии наук вызывает серьезные опасения и впредь до выборов Президента Академии вводится особый порядок работы Академии и всех организаций, с нею связанных.
        - И сразу второй Указ - наверное, самый страшный. Об утере доверия - под этим диагнозом были поименованы многие советники и помощники Президента. Этот указ вызвал много разнообразных звуков и даже выкриков из зала. Мне пришлось повторить прием, опробованный на прежнем совещании - я громко и оглушительно свистнул.
        - Помогло?
        - А как же! Дальше тоже был серьезный Указ - во исполнение Указа номер такой-то от такого-то числа временно исполняющим обязанности Президента Академии наук назначить … И мало кому известные имена …
        - А ты их знаешь? Кто они? По моим сведениям Президент планирует в ближайшее время пресс-конференцию по всем затронутым вопросам. Это опять тебе? И ты всерьез думаешь, что за двадцать дней дюжина академиков сможет создать новый устав Академии?
        - А новый не требуется - нужно исправить действующий так, чтобы он соответствовал реальности. При желании можно успеть и быстрее.
        - Вопросы были простые и какие=то … мелкие, что-ли …
        - Например, приведут ли намеченные изменения к корректировке бюджета Академии?
        - Я ответил, что бюджет Академии уже заложен планом и на ближайшее время причин его изменения я не вижу.
        - Многих волновал запрет на совмещение должностей руководителей - приведет ли это к назначению руководства сверху?
        - Руководителей организаций будут выбирать научные коллективы, как и ранее. Президиум Академии будет участвовать в этом консультативно.
        - Знаешь, Тонечка, были и еще вопросы, но намного мельче …
        Пресс-конференция
        Свиридов вернулся домой поздно и Тоня сразу определила, что он был очень сильно раздосадован. Именно раздосадован, а не сердит.
        После душа и кружки молока с краюхой черного хлеба он устроился на кровати рядом с Тоней, обнял ее, поцеловал и мгновенно заснул.
        Тоня тоже постаралась заснуть, зная, что пока он не восстановит силы с ней он разговаривать не будет.
        Около пяти утра за окном засветлело, и Тоня ощутила движение его рук и повернулась к нему.
        - Извини, дорогая, я был так сильно раздосадован, что не поговорил с тобой.
        Тоня молча поцеловала мужа и устроилась у него на плече.
        - Знала бы ты как меня подставил Президент!
        - Ну-у?! - Тоя даже подняла голову. - Не может быть!
        - Подставил. И весьма солидно. Как государственному служащему …
        - Ты - государственный служащий?
        - В ранге Советника Президента. Это как минимум … помнишь, на пресс-конференцию по РАН он представил меня как Советника Президента …
        - И зачем ему это было нужно?
        - Он сказал журналистам что это шоковая терапия, особенно если учесть обсуждаемые вопросы. Представил меня, начал разговор о событиях вокруг РАН …
        - Потом Дмитрий Сергеевич что-то прошептал ему на ухо и Президент стал сворачивать разговор, а затем объявил перерыв. И сказал мне, что ему нужно срочно уехать и продолжить пресс-конференцию придется мне.
        - И бросил тебя на съедение журналистам?
        - Ну, насчет съедения … - И о чем же тебя спрашивали?
        - И обо мне, но основном о РАН.
        - Был целый ряд вопросов о «ФАНО» - что да почему. Президент уже отвечал, но меня снова спрашивали. Пришлось процитировать им абзац из положения о «ФАНО», рассказать о составе чиновников в этой организации, более подробно поговорить о том, как чиновники хотели руководить наукой.
        - А кроме «ФАНО» их ничего не интересовало?
        - Сейчас! Но разговор о «ФАНО» занял так много времени. Я рассказал, какие идеи в создание подобной структуры вкладывал Михаил Ковальчук, как все исказили чиновники и что в результате вышло, и почему в ряде регионов местные академические структуры смогли найти с «ФАНО» общий язык …
        - Пришлось напомнить собравшимся о той шумихе, что состоялась после проекта реорганизации РАН, о скоростном голосовании, протестах и возражениях академиков, о письмах и публикациях и многом другом …
        - А «неудобные» указы о смещении ряда ведущих консультантов Президента?
        - Пытались у меня разузнать о конкретных фамилиях, но у них это не вышло. Но в общем смысле пришлось буквально вправлять кое-кому мозги, хотя журналисты это не любят …
        - Было много вопросов по поводу Устава и о том, какие изменения мы собираемся внести. Я рассказал, что дело не в изменении Устава, а в восстановлении смысла Устава Академии как ведущей самоуправляющейся научной организации страны. Спрашивали о конкретных предложениях в новый Устав. Я сказал, что все предложения показывают реальную заинтересованность академиков, а еще очень полезны замечания тех, кто имеет практический опыт в руководстве РАН - в нашей работе принимают непосредственное участие шесть вице президентов и два бывших Президента: Юрий Сергеевич Осипов и Валерий Васильевич Козлов.
        - А на деле?
        - На деле сложность может быть из-за того, что очень многое предлагается для независимости Академии, и это может вызвать сопротивление. При этом многих корреспондентов интересовало - кто же виноват в сложившемся критическом положении в Академии?
        - И что же ты?
        - А я отшутился, что при конфликте в семье не бывает одного виноватого, поскольку виноваты бывают обе стороны ….
        - Спрашивали о научном совместительстве - почему нельзя совмещать руководство несколькими организациями. Пришлось привести данные по развалу Института теоретической и экспериментальной физики и чехарде в Курчатовском институте и целый ряд цитат из различных высказываний Ковальчука о кончине РАН и новых веяниях в науке …
        - Пришлось прочесть им лекцию о роли руководителя НИИ или лаборатории, о плюсах и минусах, о возможности участия в составах Ученых советов и преподавания в ВУЗ'ах и о других формах участия в научной работе …
        - Ты говорил, что в комиссии по Уставу были предложения по образованию, по участию академиков в образовательном процессе. И вообще насчет Минобрнауки - такое несъедобной название! - спросила Тоня.
        - Да, академики вспомнили - такие предложения были и давно, но ничего не было реализовано. Кроме отдельных академических школ для одаренных детей. А по поводу Минобрнауки пришлось тоже процитировать высказывания некоторых вполне одиозных личностей в ранге министра, свидетельствующих о системной ошибке …
        - Ну, и чем все это закончилось?
        - Разговор был долгий. Песков часто удивленно поглядывал на меня, но замечаний не делал и не сделал … Но было предложено собраться после обновления Устава …
        Брифинг
        Свеженькие экземпляры новой редакции Устава РАН Свиридов дал Тоне и Маргарите Антиповой с просьбой высказать свое мнение по тексту.
        И вечером к Свиридовым в гости заявилась Марго со смуглым мальчиком - он откликался и на Ваню, и на Ованеса.
        Мальчика отправили к детям, с которыми он был хорошо знаком, а взрослые утроились у камина. Маленькие рюмочки и квадратные стаканы, бутылки с нерусскими этикетками.
        Гриша и Уля пытались удалится, но Антипова остановила их.
        - Молодежь, если у вас есть неотложные дела, то идите. Но ваше общество скрасит нашу … ну, если не старость, то перезрелость!
        Гриша с Улей переждали словесную перепалку Свиридова и Антиповой и остались.
        Оказалось, что машинописный текст и у Тони, и у Марго были разукрашены цветным маркерами - разными цветами на разных страницах.
        Первым делом они стали перелистывать страницы и сравнивать места пометок, и оказалось, что и у Марго, и у Тони места пометок в основном совпадают.
        Тогда стали сравнивать помеченные участки текста, выясняя отклонения нового текста от действующего Устава, и вчитываясь в смысл изменений.
        Оказалось, что практически все изменения очень хорошо укладывались в старые редакции Устава - до того, как над ним потрудились чиновники в попытках умалить права академиков и Академии в целом …
        - Толя, а Президент видел этот последний вариант?
        - Деда, а брифинг - это больно?
        Коленька по своему обыкновению спросил очень серьезно, тщательно выговаривая слова.
        - Нет, Николаша, это не больно. Но бывает трудно и скучно.
        Вечером Свиридов по обыкновению скупо рассказывал Тоне о состоявшемся брифинге.
        Брифинг состоялся по инициативе советников Президента, которых корреспонденты замучили вопросами - до Свиридова напрямую корреспонденты добираться еще не научились.
        Песков успокоил собравшихся, все сели, приготовили технику.
        Свиридов вошел в модном светлом костюме со скромной розеткой ордена Святого апостола Андрея Первозванного с мечами и сел за стол рядом с Песковым.
        - Здравствуйте, господа журналисты!
        - Здравствуйте, господин генерал!
        Свиридов незаметно улыбнулся.
        - Что вы улыбаетесь? Я не прав?
        - Я вспомнил эпизод из хорошего фильма. Там адмирала спрашивают «а вас как называть - господин член или товарищ член?» А он отвечает «адмирал он и в Африке адмирал». Так вот я генерал в соответствующей обстановке, а для вас я Советник Президента Свиридов Анатолий Иванович …
        Журналисты и некоторые спецслужбы провели труднейшую работу по расшифровке личности неизвестно откуда появившегося рядом с Президентом генерала.
        И кое-что выяснили.
        Кто-то вспомнил о неизвестном мужчине рядом с Путиным на вечере памяти Собчака.
        Кто-то вспомнил о неизвестном полиглоте, появившемся рядом с Путиным, и удивившим собравшихся знанием самых экзотических языков.
        Кто-то вспомнил о международной конференции в Индии по проблемам атомной модификации вещества и ее российском представителе.
        Общим в целом ряде воспоминаний было обстоятельство, отмеченное фотографами и спецслужбами - никак не удавалось сфотографировать (или сохранить на видео) этого неизвестного, или по крайней мере получить нормальное изображение мужчины.
        К этому добавилось то, что на недавней встрече с Президентом, где неизвестный был представлен как Советник Президента Свиридов Анатолий Иванович, и был опознан журналистами как генерал-полковник, но никто из снимавших фото - и видеорепортеров не смог затем похвастаться качественным фото Свиридова.
        Максимум что удавалось снимавшим - это изображение лица в больших очках, стекла которых бликовали с засветкой изображения.
        И теперь перед корреспондентами сидел Свиридов в больших очках в черепаховой оправе.
        - Так как будем работать? Задавайте вопросы.
        После мгновенной паузы все перекрывая друг друга заговорили, потом смолкли.
        Было несколько корреспондентов с фотоаппаратами и ни одного с видеокамерой.
        - У вас настоящий раритет, Сергей Андреевич! Это же «Киев», наследник не менее именитого «Контакса»!
        Сидящий во втором ряду быстро снимал Свиридова, ловко переводя кадры.
        - Подставной … - громко пробурчали из зала.
        - Вы тоже подставной, Гаврила Романович? Вы вооружились японской техникой, прекрасной и без электронных компонентов. Но где вы добыли фотопленки - наши, отечественные, черно-белые? Сергей Андреевич хотя и зарядил оба свои фотоаппарата черно-белой пленкой, но это пленка современная, цветная, дающая при проявке эффект монохромного негатива! А у вас А2 - знаменитейшая советская фотопленка! Где взяли? Но даже это не дает гарантии получения хорошего снимка моей персоны!
        - Из этого я делаю вывод, что вы готовились к этой встрече и постарались не пользоваться техникой, страдающей от мер РЭБ! Ни одной видеокамеры, а сотовые телефоны у вас отобрали при входе.
        - Анатолий Иванович, может быть мы займемся темой нашего брифинга?
        - Сей минут, Дмитрий Сергеевич. Только вот разберусь с господином с американской фотокамерой для съемок в инфрадиапазоне. Господин Джереми … простите, назвал вас вашим подлинным именем! Вы реально рассчитываете, что я виднее в инфракрасном диапазоне?
        Свиридов снял очки, чем вызвал бурный шквал фотоснимков и непонятную суету в заднем ряду, где сидел названный им Джереми журналист.
        - Вы ошибаетесь, господин Анатолий Иванович! Меня зовут Майкл Сайкс и я корреспондент «Фигаро»!
        - Прошу прощения, господин журналист! Майкл журналист «Фигаро», а Джереми сотрудник Агентства национальной безопасности США и паспорт у него канадский. Я думаю, что вам самое время покинуть нас.
        Голос Свиридова прозвучал так сурово, что Майк-Джереми не теряя времени ретировался.
        - А вот теперь поработаем - после разминки.
        У Пескова негромко звякнул телефон - он свой сотовый не сдавал, и Дмитрий Сергеевич смущенно вышел.
        - Анатолий Иванович! - встал журналист с лицом, знакомым многим телезрителям. - Может быть мы начнем с выяснения наших недоумений по поводу вашей личности?
        - Предложение дельное. Если кратко, то для моей скрытости были - и к сожаления еще есть! - причины. Публичное объявление моей должности при Президенте ликвидирует мою скрытность, хотя и не полностью. Хочу с вами договориться, что мои фото в ваших изданиях появятся лишь с моей визы.
        - А если не договоримся? - раздался сбоку ехидный голос.
        - Тогда вас не спасет фототехника без электроники!
        Песков прошептал что-то на ухо Свиридову, и тот немедленно направился к входной двери. Дверь открылась и в комнату вошла высокая стройная дама с богатой прической.
        - Джохан, дорогая!
        - Привет, Толя! Можно мне посидеть у тебя на брифинге?
        Вошедшая сразу четко обозначила и степень знакомства и границы субординации.
        Свиридов ласково усадил вошедшую в кресло.
        - Ты разрешишь мне послушать?
        - Джахан Реджеповна!
        - Джахан Реджеповна! - возгласы были очень вежливы и приветливы.
        - Можно начать, Анатолий Иванович?
        - Прошу вопросы. Можно все сразу!
        Разноголосица длилась несколько минут, а потом …
        - Джахан Реджеповна! Перед вашим приходом мы пытались понять - кто же такой Анатолий Иванович. Нам не удалось, но может быть вы знаете - кто же он такой?
        - Я знаю, кто такой Анатолий Иванович Свиридов. Он мой хороший и давний друг. Он ученый, действительный член Российской академии наук. Он талантливый организатор и руководитель огромной организации. Он талантливый сотрудник другой организации, о чем знать вам категорически не следует. Он талантлив во всем, к чему прикасается … Он хороший человек!
        - Анатолий Иванович, расскажите нам о том, что происходит с Российской академией наук и вокруг нее!
        - Извольте!
        Брифинг длился долго и журналисты внимательно слушали Свиридова …
        Телефонный разговор
        - Приветствую вас, Анатолий Иванович.
        - Здравствуйте, Владимир Владимирович.
        - Вы не очень обижены на меня?
        - Не понял. За что я должен обижаться?
        - Во-первых, я рассекретил вас, приняв на госслужбу - вы теперь Советник Президента.
        - Это почетно.
        - А во-вторых, почти все ваши усилия по реорганизации Академии Наук оказались нереализованы.
        - Это жаль. Но политика - это политика возможного. Видимо, принятое решение было вынужденным, только и всего.
        - Это очень хорошо, что вы все понимаете и воспринимаете как должное. Насколько ваши предположения по поводу очередного теракта верны и обоснованы?
        - Разрешите - и я притащу этих фигурантов за шиворот живьем?
        - Действуйте. Прямо в кабинет к Бортникову.
        Тебе не надоело?
        - Толя, я посмотрела те материалы по Академии, что ты мне оставил.
        - И как?
        - Есть вопросы. Кроме самолюбования одних и мерзопакостности других - полный разнобой и несогласованность этих академиков. И меня очень заинтересовал Михаил Ковальчук - ты с ним встречался?
        - А как же, и не раз. Михаил Валентинович Ковальчук - интереснейшая личность! Талантливый человек, талантливый организатор, жесткий администратор. Он всеми силами продвигает идею НБИКС - конвергенцию отдельных наук в единое целое.
        - Конвергенция - это сближение?
        - В исходном смысле это сближение, в том числе социальных систем и всего прочего. Но Ковальчук всегда приводит очень простой пример: когда-то все ученые занимались одной наукой, которую назвали натурфилософия - они изучали все, что окружало человека. Потом знания по отдельным направлениям углублялись и появлялись отдельные науки - физика, химия, биология, математика и другие. И общественные тоже - психология, социология, лингвистика … И как считает Ковальчук пришла пора вернуть единство наукам, иначе отдельные науки даже заходят в тупик в своем развитии.
        - Это НБИКС?
        - Да, это НБИКС. «Н» - нано, это конструирование вещества как элементов будущего создания; «Б» - это биология и генетика, соединение сконструированного вещества с биологическими объектами и управление ими; «И» - информационные технологии, включение интеллектуальных элементов в конструкцию; и, естественно, «К» - конгитивные науки, призванные одушевить создание сознанием (хотя никто еще толком не смог объяснить что это такое).
        - И еще «С» - социология, лингвистика, психология …
        - Разве есть сомневающиеся, что только подобное объединение наук приведет к скачку и в науке, и в практике?
        - Как ни странно - есть. Есть консерваторы, не желающие объединяться в единые комплексы с другими дисциплинами … Но энергии и напора Михаилу Валентиновичу не занимать!
        - Но из документов у меня сложилось впечатление о некоем конфликте академиков с Ковальчуком? Его не выбрали в действительные академики ..
        - Академики усомнились в научной квалификации Михаила Ковальчука, и я с ними могу согласиться. Он великолепный популяризатор и организатор науки, и очень энергично проводит свои идеи в реальность, а это далеко не всем нравится. Ковальчук захватывает руководство интересных ему научных институтов и диктаторскими методами внедряет идеологию НБИКС …
        - Между прочим происходящее сейчас с идеей НБИКС очень напоминает ситуацию с дисциплиной «Сhemical Engineering» - «инженерная химия» …
        - Это не совсем точно.
        - Да … Представь себе у нас очень долго делали вид что такой специальности не существует, и даже название журнала переводили как «Химическая технология», хотя журнал практически воспроизводил англоязычный оригинал …
        - Если я правильно помню, то у вас в МИХМ’е был курс «Процессы и аппараты» …
        - Совершено верно! И переводные учебники назывались либо «Процессы и аппараты» либо «Химическая технология». Только теперь спохватились и сразу во многих ВУЗах появились специальности «инженерная химия», хотя определение этой специальности есть в уставе инженеров механиков США.
        - Но перевод неоднозначен …
        - И тем не менее специальность называлась «Сhemical Engineering», несмотря на то, что наиболее точен перевод «химическое машиностроение» или «химическое инженерное дело». И это правильнее! Поэтому наш отечественный термин «инженерная химия» наиболее соответствует смыслу.
        - А НБИКС? В чем аналогия?
        - Инженерная химия это конгломерат инженерных дисциплин от пробирки до действующего производства, включая микро - и макрокинетику, лабораторные, опытные и пилотные установки с системами измерения, фиксации и обработки результатов, управления, проектирования и конструирования оборудования с материаловедением, созданием полноценных технологических схем и систем, и действующих производств, отвечающих всем требованиям системотехники, техники безопасности и автоматизации, экологии и социологии.
        - А социология?
        - Еще в Уставе инженеров-механиков было отмечено, что кроме строительства нужно учитывать наличие в точке строительства резерва рабочей силы, доступность коммуникаций для сырьевых потоков и вывоза готовой продукции …
        - Но это же совсем не та специальность, которая записана у тебя в дипломе!
        
        СОВРЕМЕННИК
        
        НУ, ТЫ ДАЕШЬ, ТОЛЯ!
        Спектакль подходил к концу и тут …
        Свиридов исчез из лоджии и очутился около двери гримерки - стонал молодой артист, суетились вокруг него женщины.
        Свиридов мгновенно «вошел» в ситуацию - парень опаздывал на свой последний выход в этом спектакле, бежал, поскользнулся, перелом …
        - Что делать?!
        Свиридов уже одним движением провел кисточкой с клеем и приложил седые усы, сбросил пиджак и натянул старую брезентовую куртку, вставил ноги в болотные сапоги.
        Для «создания» соответствующей походки сапоги были выбраны так, что их надевали прямо на повседневную обувь, и тогда молодой исполнитель волей-неволей начинал шагать как надо.
        Запахнув куртку и взяв пучок удочек Свиридов быстрым шагом направился к кулисе - до выхода этого персонажа на сцену оставалось десять секунд.
        - Передайте звуковику, чтобы не давал песню, а лишь чуть обозначил бы музыку, - и он шагнул на сцену.
        - Кто пошел? - Галина Борисовна дошла до корчащегося от боли парня.
        - Анатолий Иванович!
        На сцене спиной к зрителям на лавочке обнявшись сидели парень с девушкой, а из-за кулисы вышел «рыбак» - так условно обозначали этот персонаж, появляющийся в каждой сцене и безмолвно пересекающий сцену.
        Правда, иногда «рыбак» произносил одно или два слова, не имеющий отношения к действию, обозначая некий знак препинания в действии.
        Свиридов в куртке, видавшей виды шляпе и с пучком удочек неторопливо вышел к лавочке, обернулся к сидящим.
        - Как дела, пацанва?
        И хотя в этом месте слов не было предусмотрено слов парень ему ответил:
        - Все путем, дядя Женя!
        - И как вам на нашей лавочке?
        - А нормально!
        Это ответила уже девушка, а потом они обнявшись встали и ушли.
        - Сколько же лет этой лавочке …
        Фоном была слышна музыка, оттуда-то сверху позвали:
        - Женя, ты скоро?
        Свиридов повернулся спиной к зрителям - на заднике шевелились кроны деревьев.
        Он повернулся вполоборота и запел:
        
        Чистые пруды.
        Застенчивые ивы,
        Как девчонки …
        У него не было микрофона, пел он вполголоса как бы для себя и про себя, но его было слышно даже на последнем ряду.
        Голос набирал силу:
        
        У каждого из нас
        На свете есть места,
        Что нам
        За далью лет
        Все ближе, все дороже …
        Свиридов пел задумчиво и проникновенно - так, что все в зале начинали вспоминать свое, незабытое …
        
        Чистые пруды -
        Веков зеленый сон,
        Мой дальний берег детства,
        Где звучит аккордеон.
        Звукорежиссер сориентировался и нашел соответствующий трек со звуком аккордеона, Голос Свиридова растекался по залу, затихал, и на смену ему катились чистые звуки аккордеона.
        А Свиридов повернулся к залу спиной, и глядя на колышущиеся кроны деревьев на заднике сказал - негромко, но его услышал весь зал:
        - Мои Чистаки!
        И замер.
        Свет стал меркнуть, а звуки музыки затихать.
        Пошел занавес, и только через минуту зрители очнулись и раздались аплодисменты.
        Свиридов кланялся вместе со всеми, а потом направился в гримерку.
        Вслед за ним запыхавшись вошла Галина Борисовна и ворвался Гармаш.
        - Анатолий Иванович, что вы наделали?
        - Слушай, Анатолий, ты понимаешь что ты натворил?
        В дверь проникла Хаматова.
        - Толя, ты такой … такой … такой …
        - Гад он ползучий! Как нам теперь играть после него?
        - Анатолий Иванович … Во-первых я благодарю вас - вы спасли спектакль. Во-вторых вы похоронили спектакль - так сыграть после вас не сможет никто …
        - Ты понял? Ты настоящий артист, Анатолий, ты великолепный артист, ты создал целый образ за минуту! Это такой финал, что лучше не придумаешь!
        - Но как быть со следующими спектаклями? Или вы будете играть?
        - Это вряд ли …
        У вас есть долги?
        В коридоре Свиридова догнала Хаматова.
        - Привет, Толя! Ты давно у нас не был! Не ходи к Галине Борисовне - она сегодня кусается, там какие-то сложности с кредитом на реконструкцию здания.
        - Тем более нужно зайти и успокоить ее!
        Из разговора с Волчек Свиридов выяснил, что кредит ей посоветовали взять в небольшом банке, расположенном рядом с театром. Но деньги по кредиту не поступают, а был какой-то загадочный звонок, где Галине Борисовне в довольно грубой форме было «рекомендовано» взять в качестве очередного режиссера-постановщика совершенно неизвестного молодого человека, а иначе …
        Свиридов попросил показать ему кредитный договор и из принесенных бумаг узнал, что кредитором является коммерческий банк «ГАНЦ» - бывший банк Бганцевых, а теперь московское отделение «СЕЛЬПРОМПРОДБАНКА», банка Свиридова.
        Успокоив Галину Борисовну Свиридов очутился в крохотном кабинетике директора банка «ГАНЦ», и затем там было такое …
        Пока ошеломленный директор пил валидол и вытирал пот Свиридов сделал надпись на кредитном договоре, уменьшая кредитную ставку и взял трубку телефона.
        Подумав он позвонил не виновнице происшествия, а Николаю Владимировичу Бганцеву. Рассказав о происшествии Свиридов убедительно просил окоротить жену и предупредить о небезопасности для нее подобных выходок.
        Деньги театру «Современник» были перечислены незамедлительно и в полном объеме …
        Но на этом это не закончилось.
        Свиридов «почувствовал», что некий пижон начал качать права в кабинете Волчек и материализовался там в уголке.
        Перед Галиной Борисовой извивался молодой пижон в грязных белых кроссовках с развязанными шнурками и модной небритостью, убеждая Галину Борисовну в своей гениальности и необходимости дать ему очередную постановку со ссылкой на некую Веру Николаевну.
        Свиридову это быстро надоело. Он взял пижона за шиворот и поднял в воздух, а пока тот еще не очухался легонько наподдал по мягкому месту. Тот всхлипнул и затих.
        - Лютик помойный! - тот задергался: откуда этот мужик мог узнать его прозвище?
        - Лютик помойный, улепетывай быстрее, пока тебе по шее не накостыляли. Галина Борисовна, вы не возражаете если я его выкину?
        Худсовет
        Следующее появление Свиридова в театре предварил звонок Чулпан - она передавала просьбу Волчек посетить заседание Художественного совета театра.
        Свиридов созвонился с Волчек - он был в «Солнечном» и приехать, естественно, не смог. И на Худсовете театра он появился нескоро, но …
        Он немного опоздал и когда вошел в зал, то все уже сидели за столом во главе с Галиной Борисовной.
        - Анатолий, где ты ходишь! Мы тебя ждем! - встретил его Гармаш.
        - Анатолий Иванович, присаживайтесь! Мы тут единогласно выбрали вас в наш Худсовет, поэтому давайте работать …
        Нельзя сказать, что Свиридов регулярно посещал заседания Худсовета театра, но практически каждый раз он что-то говорил и высказывал свои замечания по предлагаемому репертуарному плану …
        И не смог устоять перед дружными просьбами устроить концерт в зале театра в свободный от спектаклей вечер …
        Концерт
        - Папа п’ишел!
        Когда Верочка спешила, то она все еще проглатывала букву «р».
        Коленька молча задал вопрос - взглядом, он экономил слова - «а может быть деда?»
        Вошедшего Гришу поцеловала Уля, затем Гриша поцеловал мать.
        А вылезших из своей комнаты детей он стал обнимать только умывшись, и они терпеливо ждали отца.
        - Ну, рассказывай!
        Гриша был на концерте отца в «Современнике», Тоня и Уля знали, что концерт записан, но все рано им не терпелось узнать подробности.
        - Отца срочно вызвали … Хорошо, что он реально закончил петь …
        - И что?!
        - Он поручил мне отвечать на вопросы …
        Гриша рассказывает
        Свиридов склонился в поклоне - впервые за весь концерт.
        Аплодисменты не смолкали, зрители стали собираться перед сценой.
        К Свиридову из одной кулисы вышел Гармаш, из другой быстро вышла, почти выбежала Хаматова, за ней Гриша Свиридов, по лесенка из зала поднимался Певцов, поддерживая под руку Ольгу Дроздову. Около Свиридова начала образовываться плотная группа.
        - Анатолий Иванович, пожалуйста! Почему вы …
        Быстрым шагом, отчетливо печатая каблуками по доскам сцены, с телефоном в руке к Свиридову подошел Юрий Воложанин.
        - Командир, срочно!
        - Извините!
        Свиридов отошел на два шага, что-то негромко сказал, послушал и вернулся к собравшимся у края сцены.
        - Еще раз прошу прощения! Срочное дело! Мой сын ответит на все ваши вопросы …
        - Так и на все?
        - На все. Другое дело, что не все ответы вас устроят … Гриша, выручай!
        И Свиридов исчез - казалось, он действительно исчез, а не ушел за кулисы.
        Вокруг Гриши сгрудились поднявшиеся на сцену, Гришу за плечи обнял Гармаш.
        - Григорий, не трусь! Не съедят, я не дам!
        - Спасибо, Сергей Леонидович, но я несъедобный! Я хочу представить музыкантов, которые сегодня участвовали в концерте! Прошу занавес!
        И за спиной Гриши раздвинулся черный занавес и встали шестеро мужчин.
        - Представляю вам наших музыкантов!
        - Это Семен Гаврилович Черномырдин - представил Гриша высокого стеснительного худого мужчину с блестящим саксофоном в руках. - Всевозможные духовые инструменты!
        Рядом с ним стоял молодой подросток.
        - А это его сын Олег Ерлыкин. Он и композитор и дирижер, но еще и клавишник. Сегодня это он играл на электронном рояле оригинальной конструкции!
        - Петр Филимонович Дормидонтов - прекрасный ударник. Все, от пионерского барабана до сложнейшей ударной установки.
        - Лопаткин Дмитрий Германович - клавишные инструменты. Не только классический аккордеон, но и дуэт с Раймондом Паулсом.
        - Аскадский Аркадий Лазаревич - скрипач, виртуоз, одессит.
        Гриша переждал аплодисменты.
        - И кроме виртуозности их объединяет еще одно обстоятельство - никто из них не имеет профессионального музыкального образования.
        Новый шквал аплодисментов.
        - Правда, это не все, кто принимал участие в концерте. Вон там, в аппаратной - Гриша показал на освещенное окно над балконом в конце зала, - там сидят звукооператоры, и все звуковые эффекты сегодняшнего концерта, это дело их рук.
        Все оглянулись в зал.
        А из глубины зала женский голос спросил - и все было прекрасно слышно:
        - Но мы слышали женский голос!
        - Верно. Но во-первых вот вам наглядная иллюстрация качества смонтированной звуковой системы - ваш вопрос из зала был принят микрофоном, усилен и прозвучал из динамиков. А второе - действительно вы слышали женский голос. Наша … наша певица не удержалась и стала вторить … стала вторить певцу. Кстати, там за занавесом мы прячем не только ее одну.
        - Потом было множество самых разных вопросов …
        - И ты на все ответил?
        - Представь себе! Правда, как сказал отец, далеко не всех мои ответы удовлетворяли … Например, о Марке Мермане.
        - А при чем здесь Мерман?
        - Отец спел песню Мермана о Сент-Экзюпери, и женский голос из зала жалобно попросил - еще Мермана пожалуйста. И Отец спел песню о Лили Марлен …
        - Это конец войны?
        - Да. Потом было много вопросов о выборе того или иного произведения, о силе голоса, сравнимом с Магомаевым, и прочих профессиональных подробностях … Но все это будет на диске технической записи - думаю, нам отец даст послушать …
        - Долго тебя мучили?
        - Нет, не долго, всего полтора часа. Я отпустил музыкантов и сражался один …
        - А твое общее впечатление?
        - Класс! И были произведения, которых в исполнении отца я не слышал!
        - Но наш папа непредсказуем! - сказала Уля.
        - Он чередовал такие несхожие вещи! Классический романс и вдруг Раймонд - танец на барабане.
        - Это: барабань, барабань, даже если сердце пополам?
        - Да! А после небольшого антракта отец поднял раз на раз!
        - Ну!?
        - А он запел: вставай страна огромная, вставай на смертный бой! С фашистской силой грозною с проклятою ордой! И зал встал …
        В Москву, в Москву
        Свиридов в последний день в «Солнечном» на очень кратком совещании подвел итоги пребывания десанта москвичей - а итогов было немало.
        На заводе Дерендяева запроектировали производство аккумуляторов «ЛЕКСАР» большой мощности, и там уже приступили к планировочным операциям - предстояло заменить много оборудования. За это Свиридов персонально поблагодарил Долгополову, Ерлыкину, Баранова.
        А вечером состоялся концерт.
        Свиридов прошел на сцену и сел к роялю.
        Он поднял голову, закрыл глаза, помолчал.
        
        Где-то есть город
        тихий,
        как сон.
        Пылью тягучей
        он весь занесен.
        В медленной речке
        вода,
        Как стекло.
        Где-то есть город,
        в котором тепло.
        Наше
        Далекое
        детство
        там прошло
        Он запел неожиданно, но его негромкий голос был слышен даже в кухне и в коридоре.
        А еще отсутствие музыкального сопровождения придало голосу Свиридова дополнительную интимность и проникновенность - казалось, он пел для каждого в отдельности.
        Свиридов замолчал, и вдруг …
        Казалось, запел кто-то другой - изменилось не только тембр, но и сам голос!
        
        Между мною и тобою -
        гул небытия,
        звездные моря,
        тайные моря.
        Как тебе
        сейчас живется,
        Вешняя моя,
        нежная моя,
        странная моя?
        В голосе Свиридова было столько чувства, боли, любви, тоски, что …
        
        Между мною и тобой -
        века,
        Мгновенья и года,
        сны
        и облака -
        Я им к тебе
        сейчас лететь велю.
        Ведь я тебя
        еще сильней
        люблю.
        Пожалуй не только «москвичи», прилетевшие вместе со Свиридовым, точно знали - кому поет Свиридов. И Аня Кутенкова с видеокамерой, еще в Москве получившая от Свиридова строгий приказ «снимать все и везде!», тоже знала.
        И старалась снимать так, чтобы рука не дрожала.
        
        Я к тебе
        приду на помощь, -
        Только позови,
        просто позови,
        тихо позови.
        Пусть с тобой
        все время будет
        Свет моей любви,
        зов моей любви,
        боль моей любви!
        Полина Ерлыкина связалась с Олегом и мысленно «включила» ему звук, то есть попросту «транслировала» ему пение Свиридова.
        
        Чтоб с тобою ни случилось -
        Ты,
        пожалуйста,
        живи.
        Счастливо
        живи
        всегда.
        А в Москве произошло то, в чем потом долго разбирались все <люди.>. Олег вдруг появился рядом с Тоней, приложил ладони к ее вискам и Тоня вдруг услышала пение мужа.
        
        Счастливо
        живи
        всегда.
        Счастливо
        живи
        всегда
        Счастливо
        живи
        всегда.
        Мало того, что Тоня услышала конец этого романса - с помощью матери Олег «протранслировал» Тоне весь состоявшийся в «Солнечном» концерт Свиридова.
        А Свиридов опять кардинально поменял манеру исполнения - и голос.
        
        К долгожданной гитаре
        я тихо прильну,
        Осторожно и бережно
        трону струну.
        И она
        отзовется,
        призывно звеня,
        Добротою наполнив
        тебя и меня.
        Из-за кулисы вышел подросток, в котором Свиридов с трудом узнал подросшего мальчика - то ли Гошку, то ли Никишку, с которыми он виделся один раз много лет назад. Подросток вышел и положил на крышку рояля гитару.
        
        Я гитару
        настрою
        на лирический лад,
        И знакомой тропою
        уйду в звездопад.
        Быть счастливой,
        как песня,
        Попрошу я ее,
        и гитара
        взорвется,
        Как сердце мое …
        В зале из-за стола встала Виолетта Ерцкая и направилась к сцене.
        Она шла неторопливо, в соответствии с ритмом романса, и поднялась на сцену.
        Свиридов не повернул головы - казалось, что он смотрит в верхний левый угол помещения.
        
        От зори
        до зари,
        от темна до темна
        О любви говори,
        Пой
        гитарная
        струна.
        Виолетта начала двигаться. Ее движения напоминали танец, исполняемый соло, но какой танец!
        
        К долгожданной гитаре
        Я тихо прильну,
        Осторожно и бережно
        Трону струну.
        Голос Свиридова напоминал голос какого-то знаменитого и известного сладкоголосого певца, и вдруг ему ответил глубокий женский
        
        Ведь бывают гитары -
        Они зазвучат,
        И большие оркестры
        Покорно молчат.
        А следующий куплет они пропели вместе, и голоса их сливались
        
        От зори до зари,
        От темна до темна
        О любви говори,
        Пой гитарная струна!
        
        ВРАТА
        Головная боль
        С некоторых пор Тоня стала замечать, что Свиридов иногда неприметно морщится.
        - Толя, что с тобой?
        - У меня иногда вдруг начинает болеть голова. И совсем не так, как бывало раньше. Раньше я легко справлялся с болью самовнушением, массажем … А теперь боль не сильная, но снять ее мне не удается.
        - А лекарства?
        - Нет, таблетками я пользоваться не буду. Думаю посоветоваться с Умаровым.
        Эрнест Умарович выслушал Свиридова, задал несколько вопросов и направил на обследование к ведущим специалистам. Но даже весьма подробные исследования по самым новейшим методикам ясности не добавили, и для обсуждения сложившейся ситуации собрались все местные экстрасенсы.
        Конечно, термин «собрались» был весьма условен - все заинтересованные оставались там, где их застал «вызов» Баранова.
        Александр Гаврилович просто связался со всеми мысленно, и так же мысленно проблема была всесторонне рассмотрена и было выработано решение.
        Решение, выработанное таким способом, заключалось в следующем - Свиридову рекомендовали обратиться к его неизвестным «контактерам», которые выходили с ним на связь и с которыми он иногда связывался по своей инициативе.
        Такой мысленный контакт состоялся под контролем и при непосредственном молчаливом участии всех <людей.> и в присутствии близких родных и друзей Свиридова.
        Выглядело это так - в кабинете Свиридова собрались <люди.> - просто для того, чтобы быть поближе к Свиридову, а рядом, в кабинете Антиповой собрались те, кто не обладал экстрасенсорными способностями.
        Контакт состоялся, и наиболее полное изложение произошедшего Свиридов рассказал Тоне - <люди.> в его рассказе не нуждались, так как они незримо присутствовали при контакте. Это для Свиридова было не просто, но он обеспечил такой неодносторонний контакт …
        #Прошу на связь, прошу на связь.
        Прошло не более пары секунд и он «принял» сигнал.
        #Мы слушаем тебя. Говори.
        #У меня начала болеть голова. Наши специалисты не могут разобраться в причинах.
        И Свиридов в импульсе передал всю имеющуюся информацию вместе с заключениями специалистов по результатам лабораторных исследований.
        #Мы обдумаем полученную информации. Не отключайся.
        Молчание было не особенно долгим. Все ждали молча.
        #Мы обсудили полученную от вас информацию.
        Свиридову отвечал другой «голос», хотя, естественно никакого голоса он не слышал, но по некоторым особенностям он отличал этого «контактера» более высокого уровня по сравнению с теми, которые чаще выходили с ним на связь.
        #Сопоставление полученной информации с особенностями вашего «организма» …
        Понятие «организма» было выражено не на том информационном «языке», который все <люди.> между собой называли «словесным», поскольку этот информационный «язык» был очень близок к обычной человеческой речи вместе теми с лингвистическими тонкостями, которые присущи национальным особенностям, а на более высоком уровне, который стали называть «эмоциональным».
        «Эмоциональный» язык был намного богаче «словесного», и этим языком к всеобщему удивлению пользовался пес Сандал.
        Поэтому понятие «организм», переданное «контактером», было намного шире понятия просто «организм», а его можно было воспринять как «человеческий организм» в самом широком смысле слова, и даже как «организм живой» …
        #… с особенностями вашего <организма.> привело нас к выводу, что наблюдаемые вами болевые ощущения являются следствием использования ваших <паранормальных.> способностей.
        Понятие «паранормальных» было еще много шире, чем понятие «организм», и незримо и молчаливо присутствующие <люди.> помогали Свиридову освоиться с этим понятием.
        #Использование вами своих «паранормальных» способностей для перемещения в пространстве и во времени привело к неконтролируемым изменениям в вашем «организме», и наблюдаемые вами ощущения в виде болей в голове, скорее всего, являются последствием слишком активного использования этих способностей. Пока мы не можем сообщить вам более обоснованного диагноза. Снимите энцефалограмму и сообщите нам результаты.
        На этом контакт прервался, а на следующий день в Институте космической медицины Свиридов сидел опутанный проводами, и отвечал на вопросы врача.
        Новый контакт состоялся сразу после получения результатов расшифровки энцефалограммы, непонятной даже специалистам.
        Но передать изображение этой ленты самописца неизвестным «контактерам» для Свиридова не составило труда - к удивлению других <людей.>, которые такими способностями не обладали.
        Результат последующего контакта оказался несколько неожиданным - если изложить кратко полученное сообщение, то оно сводилось к следующему: изменения в организме Свиридова явились следствием того, что он попал в поле действия чужого инопланетного аппарата, с которым он вступил в пассивный контакт.
        И не просто вступил в контакт, а во время этого контакта две чуждые сущности даже противостояли друг другу.
        Дополнительной, а возможно и довольно большой нагрузкой для организма Свиридова по мнению «контактеров» послужили слишком частые телепортации - он использовал эти свои способности необдуманно часто, поскольку не чувствовал никаких изменений при этом.
        Действительно, Свиридов практически каждый день и по нескольку раз мгновенно перемещался из одного пункта в другой - а иногда совсем недалеко! - что позволяло ему сокращать время на переезды.
        Таким образом он экономил по нескольку часов рабочего времени почти каждый день, и за счет этой экономии успевал многое сделать. А поскольку он не чувствовал при этом никакой дополнительной нагрузки, то и считал телепортацию процессом безвредным - по крайней мере для себя.
        Никто из его «коллег» - знакомых ему экстрасенсов способностью к телепортации не обладали.
        А эта нагрузка постепенно сказывалась …
        После отключения «контактера» <люди.> дружно набросились на Свиридова - «а почему мы не знали об этом?».
        И Свиридову пришлось кратко, в импульсе, сообщить своим друзьям сведения о боевой операции где-то на Карибах, а также о том, каким образом он использовал свои способности к телепортации, в особенности перемещения во времени …
        После чего Олег Ерлыкин в свойственной ему манере вслух произнес уже привычную фразу «Бедный Толя, и за что тебе такое?» - и все молча согласились с ним.
        В послании «контактеров» единственной рекомендаций было не попадать в дальнейшем в поле действия «чужих» …
        А Свиридову не оставалось ничего иного, как снизить уровень восприятия болезненных ощущений, что он и сделал - с ведома Умарова …
        
        ПОКОЙ ТОЛЬКО СНИТСЯ
        На очередном заседании Ученого совета кто-то пробурчал «Что-то стало очень спокойно и никто не устраивает революций!».
        И как-бы в ответ на эту реплику на другой день рано утром домой Свиридову нарочный принес шифрограмму от Шабалдина с неясным текстом.
        Но Свиридов не только умел читать между строк, но и в экстренных случаях умел подключаться к информационному полю своего тезки несмотря на то, что тот находился на расстоянии многих тысяч километров от Москвы.
        И он узнал такое …
        Экстренное заседание Ученого Совета - секретное! - было собрано на следующее же утро, и оно состоялось в том небольшом зале, что разместился межу кабинетами Антиповой и Свиридова, и о котором знали немногие.
        После заседания Свиридов вызвал к себе начальника контрразведки «НИПЦ» полковника Лазариса, причем не вызвал обычным порядком, а попросил Мари пригласить к нему ее мужа, и по возможности побыстрее.
        Валдис Лазарис был давним знакомым не только Свиридова, но и Тони - это они вдвоем со Свиридовы в свое время отстреливались от зависшего над ущельем иностранного вертолета, когда Тоня выходила из-за кордона по засвеченному маршруту …
        Потом после ранения Валдиса пытались списать из погранвойск, но Свиридов нашел его, взял к себе и доверил ему свою контрразведку. И не ошибся.
        Полковник Лазарис появился быстро, войдя в кабинет начал рапортовать о своем прибытии, но Свиридов остановил его и вышел навстречу.
        - Здравствуй, Валдис! Давно не виделись! - пожимая ему руку мягко произнес Свиридов.
        - Приветствую тебя, Анатолий! Конечно, давно - два дня назад!
        - Пошли, сядем.
        И они сели около небольшого столика в уютном уголке.
        - Я еще не подписал твою записку по поводу направления молодежи на учебу, но помню и хочу поговорить с каждым. Не волнуйся, я помню о сроках и обязательно поговорю еще сегодня. Скажи Мари, чтобы она всех вызвала.
        - Удобно ли мне?
        - Удобно. Наши дружеские отношения проверены временем и в уточнении совсем не нуждаются. А мне нужно личное дело Анатолия Шабалдина. Город «Солнечный».
        - Я могу принести прямо сейчас, хотя оно, скорее всего, в хранилище.
        - Тогда иди через мою комнату отдыха, а Мари я скажу сам. Но с твоими кандидатами я буду говорить после этого личного дела.
        - Я пошел?
        - Я тебя жду.
        Лазарис вернулся - вошел через неприметную заднюю дверь кабинета - с тонкой папкой в руках.
        - Сядь, я быстро.
        И Свиридов мгновенно пролистал папку от первого до последнего листка.
        - Аттестовать его на очередное звание … Хотя ему это не нужно … А вот наградной лист - секретный! - будет совсем не лишним. Мы награждали его сотрудников, а его - забывали. Я виноват, буду исправляться.
        И Свиридов вложил в папку чистый лист бумаги, быстро написал на нем несколько фраз и расписался.
        - Спасибо, Валдис. Далеко дело не убирай - вернемся из «Солнечного» и я займусь им.
        Список молодых сотрудников для направления на обучение в специализированные учебные заведения ФСБ и ФСО лежал у Свиридова второй день. Свиридов открыл перечень - всех упомянутых в нем он хорошо знал, и нажал кнопку вызова …
        Разговор с каждым был подробным и неспешным, и пока Свиридов не поговорил с последним из них, он не подписал документ.
        И вернулся домой поздно, успев перед уходом отдать распоряжение насчет завтрашнего полета в Сибирь и перечня командируемых …
        Срочный вылет
        Рано утром с местного аэродрома взлетел самолет и взял курс на восток.
        В салоне уютно устроились Антипова, Дормидонтов, Лопаткин, Ерцкая, Потапович, Ерлыкина, Худобин, Аня Кутенкова, трое офицеров из отряда полковника Воложанина и он сам с женой и детьми.
        Свиридов очень хотел захватить с собой Виктора Скворцова, но тот простудился и сидел дома с гриппом.
        Федор и Аленка Воложанины летели на самолете в первый раз, их восторгу не было предела, и Свиридову даже пришлось взять их себе на колени и успокаивать.
        Хотели бы побывать в Сибири и повидаться с родителями и сестры Суковицины, но их беременности - так дружно! - препятствовали этому.
        Поэтому Свиридова в качестве личного секретаря сопровождала Мари Козлова-Лазарис.
        Мари летала в командировку с шефом второй раз - первый раз она летала с ним в Японию. Она сидела в салоне самолета как обычно подтянутая и внешне отстраненная, но в салоне были только хорошо знакомые с нею.
        Поэтому она улыбалась в ответ на улыбки проходящих, а на несколько слов Свиридова на латгальском наречии тоже произнесла что-то, что понял только Свиридов.
        Федор и Аленка Воложанины циркулировали по салону.
        Федор задержался около Мари, пристроился к ее коленям, а потом забрался на руки - что особенного? - наша тетя.
        Аленка нашла его, стала что-то выговаривать - пока никто кроме Даши ее не понимал - но Мари поняла, освободила и для нее место, и та забралась и уютно пристроилась рядом с Федором …
        Полет прошел спокойно.
        На заснеженном аэродроме прилетевших встречала представительная делегация - Шабалдин, Иванищева, Верещатская, Рахматуллин и новый командир подразделения охраны объекта полковник Самулекин.
        Встречали прилетевших и родители Даши Огородниковой - Федор Антипович и Олена Ксенофонтовна, которые сразу схватили внуков и больше их из рук не выпускали.
        Шабалдин самолично проводил Свиридова в его привычное жилье, и после скромного ужина Свиридов на этот раз остался на ночь один.
        А утром …
        Шабалдин предложил своему тезке сперва пройти на установку, посмотреть рабочие журналы и результаты обработки данных, а уж потом устроить заседание секции Ученого совета.
        Так и поступили.
        Проехавшие знакомились с рабочими журналами, с рабочими журналами начальников установок, с рабочими дневниками руководителей подразделений.
        Всю эту многоуровневую систему первичной документации когда-то заложил Шабалдин и затем развил и узаконил Свиридов, и именно поэтому информация растекалась по разным ручейкам, но зато потерять информацию при этом было практически невозможно.
        Потрясенные увиденным приехавшие молча собирались в малом зале - когда-то в нем устраивал заседания Свиридов, кабинет которого был рядом, а секретарем заседаний тогда и теперь была неизменный Ученый секретарь «НИПЦ» Полина Ерлыкина.
        Напророчил
        И сегодня все вспоминали те дни …
        А данные экспериментов свидетельствовали, что энергетические затраты на проведение одинаковых операций на разных установках - разные. И разница эта весьма существенна, и ее никак нельзя отнести к погрешностям измерений.
        Единственным различием было то, что одни установки были наземными, размещались они в отдельных построенных в лесу помещениях, а другие располагались под землей, на заглубленных этажах.
        - Это ты заскучал без всяких потрясений? - обратилась Полина к Дормидонтову. - Напророчил! Как будем обсуждать? Думаю, стоит проверить это в Москве …
        - Наверное, ты права, Полина. Это мы сделаем обязательно, но быстро - не получится. И мне кажется, что на тех наших установках эффекта наблюдать не удастся.
        - Почему, Толя? - это спросила Антипова, впервые подавшая голос за этот день.
        - Жаль, нет Олега, - вставила Виолетта, - А то он бы сказал: потому, что Толя так думает!
        - Кстати, Александр Гаврилович, а не те ли двое наших сумасшедших - Шабалдин и Антипов - когда-то высказывали мнение об энергетической подпитке из космоса?
        - Было такое … Но потом об этом даже не вспоминали.
        - Почему, Толя? - это Свиридов обратился к Шабалдину.
        - Было слишком много других задач …
        - Надо будет спросить об этом Антипова! - это произнесла Маргарита Антипова.
        - Потап, ты тут из присутствующих ближе всего к энергетике. Что ты кажешь?
        - Пока я еще не сформулировал своего мнения по этому поводу … Но я убедился, что ошибок в этих данных нет!
        - Поскольку для всех присутствующих данные по энергозатратам были реальным шоком, давайте спокойно обдумаем случившееся. Вторая проблема, которая требует осмысления, это изменение структуры металлов. Скажем точнее - изменение структуры некоторых металлов.
        - Можно, Толя? А каким чудом были обнаружены те режимы, которые привели к этому?
        - Вопрос вполне правомерный - если подходить строго, то эти режимы находятся в зоне, запрещенной по соображениям безопасности. Как же туда попали, ведь должна была сработать автоматика отключения!
        - Кто ответит?
        - Разрешите, Анатолий Иванович? - Верещатская по привычке встала и Свиридов движением руки усадил ее.
        - Этот режим, а точнее область режимных уставок, была выбрана в ходе исследования возможности упрочения титана и титановых сплавов. Автоматика не сработала потому, что режим выставлялся не по инструкции, а наоборот - начиная с энергетических характеристик, а не с частоты.
        - Удалось упрочнить титан?
        - Нет, не удалось. Вместо металлического титана мы получили нитрид титана без взрыва, а титановые сплавы в этом диапазоне освобождались от вредных примесей …
        - Какие еще металлы вы пробовали на предмет изменения структуры?
        - Металлы IV группы: цирконий, гафний. Ощутимый эффект получен только для титана и гафния.
        - Гексагональная решетка … - задумчиво произнес Свиридов.
        - Совершенно верно - эффект наблюдается только на гексагональных структурах. Но есть возможность поиска режима …
        - Взорветесь!
        - Увеличьте температуру … Нет, не образца, а излучателя! Там есть запас в шестьдесят градусов как минимум!
        - Почему, Виолетта? Как может сказаться температура излучателя на импеданс луча?
        - Мы об этом знаем очень мало. Были случайные скачки при нарушениях в системе охлаждения, и приходилось корректировать это параметрами луча. Можно поднять журналы «сотки» …
        - И опять не срабатывала автоматика?
        - Ну, Потапчик, тогда твоей системы еще не установили!
        - А что, других кристаллов с гексагональной структурой нет?
        - Есть. Проверяли?
        - Проверяли. Нет эффекта.
        - Виола, это по твоей части.
        - Ну, что ты, Толя? Простите, что вы?
        - Не прощу! Накажу! Нет, Виола, разбираться в этом - тебе. И я на тебя надеюсь!
        - А если дополнительно проанализировать ту формулу, что описывает рабочую область?
        - Лев Вонифатьевич, вы совершенно правы!
        - Кроме того, есть предположение о гибели подводных лодок из-за изменения структуры титанового корпуса …
        - А корпуса у них были из титана?
        - Точно, из титана! Почти чистого - чуть-чуть легирующих, чтобы только не горел …
        - Что, Витя?
        - Толя, мне в материалах 9-го сектора попадались сведения о том, что некоторые марки титановых сплавов корпусов ПЛАР подвержены со временем растрескиванию …
        - А откуда взялся азот для титана?
        - Установка открытая … Но кислород был бы … был бы доступнее! И его хотя бы больше!
        - Будем думать …
        Заседание не привело к выработке какого-либо решения, обсуждение было перенесено - случившееся требовало тщательного анализа и обдумывания.
        Шабалдин принес на заседание отчеты об обсуждаемых событиях, а поскольку на папках красовался шифр «ССОВ», то рядом с ним стоял начальник первого отдела.
        - Да, Петенька, ты раскрыл рот очень неудачно … - выходя из зала заседаний произнесла Виолетта.
        Все расходились в большой задумчивости …
        ТАЕЖНЫЙ ЖИТЕЛЬ
        Свиридов раздумывал недолго.
        Скорее всего историю может знать брат старшего Кутенкова, живущий в тайге на отшибе от людей. И Свиридов обратился к Пармену Порфирьевичу, отцу Ани Кутенковой.
        На второй день по приезде в «Солнечный» Свиридов побывал на выселках - теперь только так называли поселок около больницы.
        Сперва там оживили одну старинную усадьбу, затем вторую, потом затеплились лампадки в часовне и заржали лошади в конюшне у старика Кутенкова.
        А затем сюда стали приходить в гости - монтажники Михеича, затем в гости приехала жена Михеича, потом жена Летюхова, потом еще и еще.
        Сейчас рядом с больницей ожил целый поселок в старых деревенских усадьбах, забегали дети, в усадьбы провели газ и водопровод. Автобус теперь ходил не до больницы, а намного дальше, в центр поселка.
        Белосевич рассказал Свиридову, что в одном из пустовавших зданий больницы развернули школу - несмотря на то, что детей было мало.
        Но зато рядом с главным зданием дирекции института тоже появились детские учреждения - тогда, вскоре после отъезда Свиридова в Москву, население стало увеличиваться гигантскими темпами. Женщины стали рожать, открыли ясли, затем детский садик и понадобилась школа.
        В штате появились педагоги, врачи, тренеры …
        И заработала школа, а классы около больницы стали филиалом - и учителя ездили туда, а вскоре несколько ребят старшего возраста уже ездили в школу в центр.
        Короче, около больницы развернулась настоящая жизнь, и оторванные от общества пациенты больницы стали активно в ней участвовать …
        Теперь Свиридов пришел к Пармену Порфирьевичу с просьбой отвезти его к брату, живущему отшельником в тайге.
        И на мощном снегоходе с прицепом (как же без подарков?) Свиридов и Кутенков отправились в тайгу. Если раньше, когда система защиты объекта работала, напрямую проехать к месту обитания Порфирия Порфирьевича было невозможно, то теперь это стало доступно.
        И они добрались до большой компактной сибирской усадьбы за пять с небольшим ходовых часов без особых затруднений, если не считать преодоление оврагов, завалов и непроходимого бурелома - всего-то чуть больше ста километров.
        Как и раньше первыми их учуяли собаки, встретили гостей дружным лаем, окружили снегоход плотным кольцом.
        И внезапно сели на снег, замолчали и начали помахивать хвостами.
        А потом смущенно подползали к ногам хозяина.
        Свиридов успокоил Порфирия Порфирьевича - собаки выполняли его, Свиридова, приказ и вряд ли кто-нибудь другой был способен на такое.
        Порфирий Порфирьевич приял их радушно, насколько это было вообще возможно для этого сурового и замкнутого человека, очень давно живущего отшельником в тайге.
        После разгрузки привезенного гостями и скромного ужина, Свиридов приступил к расспросам Порфирия Порфирьевича.
        Немногословный Порфирий Порфирьевич с трудом поддавался расспросам, а попытки установить с ним мысленный контакт Свиридову долго не удавались.
        Но все же ему удалось подключиться к памяти хозяина и он узнал такое …
        Это портал
        Свиридов советовался со многими, но в первую очередь с Тоней.
        Но теперь она была далеко, и он советовался с ней мысленно.
        И плодотворно - так ему казалось, потому что он реально чувствовал ее присутствие.
        Визит в этот далекий город был близок к завершению.
        Все собрались в зале рядом с кабинетом Свиридова.
        - Мари, приказы!
        И Свиридов начал диктовать.
        Присутствующие замерли - одни знали, что это такое, а другие видели это впервые.
        Свиридов четко и внятно диктовал тексты приказов один за другим, не делая между ними перерыва, диктовал без раздумываний так, как будто читал готовый текст.
        Пожалуй, только Мари и Полина знали об этой способности Свиридова создавать и выдавать готовые решения по целому ряду проблем - ведь приказы касались кадровых перестановок, награждений, кратких резюме в приказной форме, рекомендаций для начальников установок, поручений отдельным службам и лично руководителю филиала Анатолию Ивановичу Шабалдину.
        А главное - среди этих надиктованных приказов было несколько таких, которые заставили вздрогнуть присутствующих - это были приказы самому себе.
        Это были поручения А.Свиридову по поводу исследования обнаруженного артефакта - возможного портала в иную реальность, возможно в иные миры или цивилизации …
        Прямой контакт
        Пармен Порфирьевич отправился домой на снегоходе, который стоял в сарае брата, а Свиридов надел лыжи и с легоньким рюкзаком ушел в одному ему известном направлении, и молчаливый Порфирий Порфирьевич перекрестился ему в спину …
        Собаки быстро отстали, а Свиридов уловил сигнал от своих неведомых контактеров.
        - Мы ждем тебя …
        - Я правильно иду?
        - Иди прямо …
        - Далеко еще?
        - Ты увидишь …
        Белое поле, обрамленное частоколом деревьев, легкий ветерок. Впадину Свиридов заметил издали, но после этого ему почему-то стало казаться, что он уже находится глубоко под землей в громадном пустом пространстве, и эта пустота далеко не пустая …
        - Мы ждали <вас.> довольно <давно.>. У <вас.> много вопросов?
        С ним начал беседу другой, всегда обращающийся к нему всегда более уважительно, и ответы этого «другого» всегда были более информативны.
        Он начал вспоминать вопросы, которые у него накопились, и внезапно почувствовал, что память ему отказывает …
        - Не волнуйтесь! У вас безусловно есть главные основополагающие вопросы, которые вас давно мучают. Я попробую ответить на них …
        У Свиридова почему-то не возникло недоумения по поводу незаданного вопроса, а тем более нескольких вопросов …
        А незримый собеседник стал просто беседовать с ним без ответов на конкретные вопросы, но беседа эта по ходу дела содержала ответы на многие конкретные - и незаданные - вопросы.
        Свиридов старался сосредоточиться и вклинить свои вопросы, но ему это не удавалось.
        - У вас остается еще много вопросов общего характера, но для их разрешения вам лучше всего обратиться к тибетским ламам … Среди секретов, которыми владеют там, множество интересных для вас …
        - В Тибете? Это потребует много времени …
        - Вернитесь на месяц в прошлое, поживите у них … Языкового барьера у вас нет …
        - Мне это будет полезно?
        - Несомненно! Сейчас мы вернем вас на поверхность …
        И Свиридов оказался среди снежной равнины, на лыжах и с рюкзаком в руках - а подходил он сюда с рюкзаком за спиной …
        ТИБЕТ? НО ДАВНО
        Путешествие в Тибет Свиридов начал с вызова Полины Ерлыкиной.
        - Привет, Полина! Нужен контакт!
        - Привет, Толя. Говори.
        - Где ты находишься? Сведения для Тони, но только при личном контакте.
        - Я созвонюсь с ней и пойду к ней. Вызову тебя от нее. Хоп?
        На то, чтобы созвониться с Тоней Свиридовой Полине понадобилось пара минут и еще минут семь на то, чтобы перейти со своего участка на участок Свиридовых и отвести Тоню в беседку.
        - Толя, мы с Тоней готовы для приема информации.
        - Во-первых, извинись перед моей любимой женщиной от меня.
        - Тонечка, твой муж извиняется перед тобой.
        - Передай Толе, что я готова к приему информации. Через Полину.
        - Полина, передай Тоне, что у меня предстоит командировка в область центрального Тибета с одновременным перемещением в прошлое ориентировочно на месяц. Из Сибири я вернусь через два-три дня. Думаю, все пройдет нормально.
        Полина передала Тоне слова Свиридова практически дословно.
        - Я желаю Толе успеха в его командировке. Мы любим его и ждем его.
        Полина передала Свиридову слова Тони дословно, тем более, что они уже давно пробовали мысленную передачу услышанного текста - она дублировала слова Тони по привычке.
        - Передай Тоне мои поцелуи и мою любовь. Спасибо тебе.
        - Привет. До связи.
        - Полина, почему такая секретность? Почему нельзя было сообщить по телефону? По нашему телефону, он же надежно защищен …
        - Командир так решил … Как я поняла, у него был контакт с его <контактерами.>, и что там было - не знаю. Честно - не знаю.
        Подход
        Привычно Свиридов осваивание новой территории начинал с осмотра в невидимом режиме - он в коконе отправился к озеру Ямдрок и стал внимательно знакомиться с окружающей средой.
        Непривычность всего вокруг кокона Свиридова не смущали, но что-то мешало.
        Преобладание китайцев его не смущало, но что-то все же было не так …
        И это «не так» ощущалось не вокруг, а внутри.
        Внутри?
        Во-первых он ощущал внешнюю среду и принимал слитный шум голосов и улавливал отдельные голоса и фразы - при внешней тишине вокруг.
        Во-вторых, и это было намного удивительнее, он «услышал» обращение к себе на эмоциональном внутреннем языке, которым иногда пользовались экстрасенсы его московского окружения (и которым пользовался пес Сандал!).
        - Приветствую тебя, незнакомец! Кто ты и откуда к нам прилетел?
        Свиридов какое-то мгновение решал - на каком языке отвечать? И ответил тоже на эмоциональном образном языке.
        - Я приветствую вас мой невидимый собеседник. Я могу стать видимым, если вас это не будет шокировать.
        - Ваш внешний вид так ужасен?
        - Нет, просто я одет по европейской моде.
        - Тогда появитесь - вы меня не будете шокировать.
        Свиридов убрал кокон, и ему навстречу двинулся высокий худой темнокожий мужчина, обернутый в красную ткань и протягивающий руку.
        - Приветствую тебя, незнакомец! - на тибетском языке обратился к Свиридову мужчина.
        - Приветствую тебя! Я пришел к вам с добрыми намерениями! - на том же языке ответил Свиридов и поклонился мужчине.
        - Я рад встретить культурного путешественника! Откуда ты?
        - Мои знания о вашей стране минимальны и я буду рад пополнить свои знания. Я пришел к вам из России.
        - И что ты хочешь узнать?
        - Ваша страна веками считается таинственной и волшебной, а религия указывает на высочайший культурный уровень. Я хочу много знать и много уметь.
        - Пойдем, я дам тебе переодеться. Где ты учил наш язык? Я слышу твои ошибки …
        - Ты должен слышать и многое другое.
        - Не волнуйся, я слышу и понимаю тебя.
        А все остальное лучше узнать в изложении Свиридова своей жене после его возвращения …
        Неведомая страна
        
        Тоня уже ложилась, когда ее чуткое ухо уловило движение в комнате мужа. Обычно на туалет и душ у Свиридова требовалось около десяти минут - плюс-минус три четыре минуты.
        За это время Тоня принесла две чашечки кофе и тарелочку с печеньем - на тот случай, если Свиридов появится голодным.
        Дверь тихонько открылась.
        - Тонечка, милая, не спишь?
        - Дорогой …
        Они на какое-то время переместились в столовую, потом вернулись в спальню.
        Много позже Тоня привычно устроилась на плече у мужа, и тот негромко стал рассказывать ей о своих последних приключениях.
        Все, что происходило в «Солнечном» и в тайге у таежного отшельника, Свиридов быстро пропустил и стал рассказывать о своем пребывании в Тибете.
        - Это неведомая страна, о которой мы знаем очень мало. Многие считали Тибет хранилищем выдающихся тайн и загадок прошло, и организовывали туда экспедиции, и некоторые из этих экспедиций были небезрезультатны. Многие тайные знания были получены в Тибете и затем были использованы. У немцев это были ракетные технологии, телевидение и атомная бомба, у нас - некоторые экстрасенсорные технологии, и то далеко не сразу …
        - Воинская часть полковника Савина?
        - Именно. Многие из материалов экспедиций Рерихов и Якова Блюмкина до сих пор засекречены … Хотя мне удалось почитать эти отчеты, но там интересного было … Много мистики … Этим потом занимались Бокий и Барченко … О немцах там было совсем мало материалов, хотя я об этом знаю по другим каналам …
        - Немцы действительно использовали что-то, полученное в Тибете?
        - И немало! Когда я увидел телевизор конца 30-х годов фирмы Сименс я сразу вспомнил телевизор марки «Ленинград», появившийся у нас после войны … Ретрансляционные станции нам найти не удалось, хотя у Гитлера они были … Но секретов у тибетцев было много, и немало осталось хотя многое утеряно … по вине китайцев …
        - Там много китайцев?
        - Слишком. Пытаются контролировать всю жизнь в Тибете.
        - И что ты там делал?
        - Во-первых, меня там почувствовали, хотя я был в коконе. Во-вторых местный житель обратился ко мне мысленно, хотя и не видел меня. Потом мы с ним общались то мысленно, то в словесной форме - и нам было комфортно. Мой собеседник на глаз был лет пятидесяти - а на деле ему было больше ста. Он ненавидит китайцев и помогал мне …
        - И он готов был открыть тебе вековые тайны?
        - Наши беседы были весьма условны, хотя мой собеседник на многие мои вопросы отвечал витиевато. Велемир …
        - Велемир? Его звали Велемир?
        - Нет. Но его настоящее имя было непроизносимо для нашего языка, и он сам предложил называть его Велемиром. Но была еще одна важная особенность в наших разговорах. Велемир был очень сильным экстрасенсом и он иногда мог читать мои мысли.
        - Так как же вы разговаривали?
        - С большим трудом. Тем более искусством запудривания мозгов философией дзен-буддизма он владеет мастерски. Поэтому в беседах высоко в горах мы затрагивали в основном теорию реинкарнации.
        - Высоко в горах?
        - Велемир владеет искусством телепортации лучше меня. Мы перебрались в маленькую деревушку высоко в горах, может быть это была его личная усадьба. Там не было китайцев, и мне показалось, что дороги туда тоже не было. Очень скромно, почти аскетично. Несколько изваяний Будды, несколько молитвенных барабанов и ленты с молитвами…
        - Но полезное что-нибудь ты там узнал?
        - Да так, не особенно. В основном он подтвердил многое из того, что я знал и без него. Секретов научно-технического характера он не касался, хотя у меня сложилось впечатление, что о глубокой молекулярной модификации он знает. И не от меня, не из моей памяти. Там очень активно действуют китайцы, проводят эксперименты …
        - А какие иные тайны вы затрагивали?
        - Я пытался затронуть историю создания атомной бомбы и передачи этой технологии немцам, гитлеровской Германии. Подтверждение этого факта я получил, но не более того. Секрет создания летательных аппаратов на новых принципах - летающие тарелки. Технологические основы тоже были переданы. В Германию отправились многие специалисты из Тибета для участия в проектах по ракетам, по телевизорам, по атомной бомбе, по летающим тарелкам и по лазерному оружию. И даже сырье …
        - Обогащенный уран?
        - Не только. Но все это не конкретно, без документального подтверждения.
        - Зря путешествие?
        - Нет, не зря. Там остался контакт. Ты знаешь, он пытался проследить за мной когда я уходил.
        - Проследить? Как это?
        - Поддерживать пассивный контакт. В принципе я тоже так могу. Я дал ему проследить за собой до усадьбы Пармена Порфирьевича, а потом поставил плотный экран. Это было уже на таком расстоянии, где он почти не слышал меня, и после паузы вряд ли смог снова наладить контроль.
        - Ты совсем не загорел. Только глаза стали … глаза стали чужими, недобрыми.
        - Недобрыми? Жаль, это нужно будет исправить …
        НОЧНОЙ РАЗГОВОР
        - Тибет … Тибет - это Тибет, и ничего глупее и умнее сказать трудно.
        Свиридов чувствовал движение ее ресниц.
        - Не щекочись! Наверное все это будет очень сумбурно, но … Мы с Велемиром проводили очень много времени вдвоем в разговорах …
        - Правда, разговором это назвать нельзя - мы общались исключительно мысленно, по телепатическому каналу, и это был язык очень высокого уровня. Не на уровне разговорного языка …
        - Велемир владел самыми различными уровнями информационного общения и привычный у нас, тут, речевой уровень, иногда переходящий в образный, эмоциональный для него был одном из низших уровней.
        - А были и высшие?
        - Еще какие! Но они были для меня недоступны, и Велемир делал для меня скидку на незрелость. Были и низшие уровни - уровень общения с животными, насекомыми, растениями. Я это понимал, но практически не владел. И когда я говорю «Велемир сказал мне» это означает лишь то, что он передал мне соответствующую информацию …
        - Еще он жалел меня, снижая скорость передачи информации. Оказалось, что наивысшая скорость, которая доступна нам тут, и что мы называем передача в режиме выстрела - по аналогии с пишущими осциллографами, это еще не самая высокая скорость. Мне даже пришлось ему это объяснять …
        - Многое мне пришлось усваивать с привлечением памяти. Этот прием я осваивал еще в «Солнечном», когда либо объем информации, либо скорость ее передачи не позволяли мне сразу осваивать эту информацию. Чаще всего это было тогда, когда в пытался покопаться в памяти кого-нибудь.
        - Велемир много рассказывал … видишь, опять рассказывал! О контактах с внешним миром, скорее с попытками проникновения извне в закрытую область Тибета …
        - Я его спрашивал, а почему они с немцами поделились техническими достижениями - телевизор, летательные аппараты, ядерное оружие, а с русскими в основном философией и психоанализом? Знаешь, что он мне ответил? Среди немцев были одни технари, а у нас - Рерих и Блюмкин, люди от техники очень далекие.
        - Там был Блюмкин? Он и туда проник? Как ему такое удавалось?
        - Кроме рекомендаций Бокия уникальные способности к мимикрии.
        - Так у них было телевидение и они поделились этим с немцами?
        - Не просто поделились, а установили телевизионный канал из Германии в Тибет!
        - Ну, и где это?
        - Я подозреваю, что основная аппаратура была оснащена блоками для самоуничтожения и поэтому ничего не сохранилось …
        - А что они передали нам?
        - Психоанализ, гипноз, телепатию, телекинез. Кое-что развивали, кое-что предавали анафеме как буржуазное учение и лженаука …
        - А женщины? Какие там женщины?
        - Я видел очень мало, до и то китаянок … Очень деловитые и агрессивный молодые китаянки там были в избытке, но Велемир сказал что контакт с ними нежелателен.
        - Почему? Он не объяснял, но это «нежелателен» было жестким на уровне запрета …
        Малый хурал
        Обычно такие совещания называли «малым совнаркомом», и впервые Свиридов назвал это «малым хуралом».
        И собрал он всех в кабинете между кабинетами Антиповой и своим - состав был смешанным - часть от Ученого совета, а часть от совета Технического.
        - Здравствуйте, дорогие мои друзья! Предлагаю общаться вслух - «озвученные» люди возьмут свое потом. Сегодня я хочу информировать вас о своем визите в Тибет.
        Пауза была многозначительна, но не велика.
        - Я путешествовал в горы Тибета без узкой сформулированной задачи, и буду рассказывать о своих впечатлений. Во-первых, Тибет страна горная и древняя, с потрясающей историей и изумительной философией. Для вашего сведения там я встретил дружественно настроенного ко мне местного жителя и у нас с ним установились дружественные отношения.
        - Толя, на каком языке вы общались?
        - В начале на государственном, а потом только мысленно. Мой тибетский друг оказался сильнейшим экстрасенсом и телепатом. Значительно сильнее меня.
        - Во-вторых, кроме философии и прочей экзотики вроде спящего святого …
        - Ты его видел?!
        - Видел. Кроме всего этого необычного для европейца антуража было много неожиданного. Например, засилье китайцев - их там не меньше коренных жителей и ведут они себя по-хозяйски. У меня сложилось впечатление, что эту территорию они используют в качестве полигона или лаборатории. Там они стоят новые скоростные железные дороги, там он исследуют климатическое оружие … Для инициирования дождя стоят ряды аппаратов для распыления иодида серебра …
        - Действует?
        - Данных не видел … Стоит поднять метеоданные со смежных областей …
        Свиридов рассказывал мало, и в основном отвечал на вопросы - а вопросов было много.
        Больше всего собравшихся заинтересовали элементы питания, используемые в Тибете. Во многом эти элементы напоминали «Лексары», но внешне это были бесформенные камни различного размера. Подробнее о структуре и внутреннем устройстве Свиридову узнать не удалось, как и способах перезарядки …
        Но эту секретность Свиридов относил к тому, что коренные тибетцы старательно скрывали многое от китайцев, считая тех оккупантами.
        С этой особенностью обстановки в Тибете Свиридову приходилось сталкиваться часто, и многие умолчания своего друга он воспринимал за проявление режима секретности.
        - Неужели ты ничего оттуда не прихватил? - спросила Антипова.
        - Думал. Но понял, что это будет меткой для меня … для Велемира. Во многом это чуждый нам мир, и тем более в условиях фактической оккупации …
        Дома
        Но дома рассказы о Тибете продолжались еще долго, и каждый расспрашивал о своем: Уля о тибетской кухне, о специях и методах приготовления, Гриша о пейзажах, горах и красках, рассветах и закатах - и даже о «зеркалах Козырева», а Тоня очень сдержанно спрашивала о модах, тканях, элементах этикета.
        Рассказывая Грише о невероятных рассветах и закатах на высоте около пяти тысяч метров Свиридов даже попытался подобрать нечто подобное, смешивая краски у Гриши в мастерской, но добиться полного успеха ему не удалось - но нечто похожие на фиолетовое небо у него получалось.
        - Смотри у Рериха - он рисовал с натуры!
        Домой - на дачу - Свиридову как-то привезли рулоны карт космической съемки. Очень вежливые, очень воспитанные и очень застенчивые молодые люди долго сопротивлялись Уле, но она их все равно усадила за стол. Отведав Улиной стряпни они даже научились улыбаться, но пока Свиридов с помощью Тони развертывал вынутые из длинных тубусов полотна они молча стояли по углам гостиной …
        Листы были большие, тонкие и сплошь заполненные изображением.
        Свиридов рассматривал снимки, сравнивал, рассматривал следующие.
        - Вы ничего не скажете, товарищ генерал-полковник?
        - Не так скоро, не так скоро … И не сейчас …
        Сотрудники сворачивали листы, Свиридов подписывал листы об ознакомлении, а Тоня посмеивалась - ты там никого не заметил?
        Темный Мерседосовкий минивен с темными стеклами выехал с участка, а Свиридов кому-то доложил:
        - Материал видел. Готов к разговору.
        О этом разговоре Свиридов вкратце рассказал Тоне.
        - Обитатель «большого» кабинета вызвал помощников и кого-то из высоких консультантов, поэтому в кабинете собрались подтянутые молодые мужчины в штатском и один «бочонок», плотно затянутый в китель планками наград.
        - Я выбрал несколько листов и показал, что совместная их обработка выполнена некачественно - проявлены не все скрытые объекты. И показал, какой лист нужно добавить в наложение. И с несколькими другими листами - тоже.
        - Я назвал номера листов, которые нужно совместить - и даже тут, в кабинете на мониторе оказалось такое …
        - И что?
        - И ничего. Я им показал места дислокации экспериментальных лазерных установок, показал площадки опытных установок для распыления иодида свинца, показал завод по производству скоростных поездов …
        - Они без тебя этого сделать не могли?
        - Могли. Если бы им не мешали …
        Что это было?
        Всегда бывает трудно объяснить простыми словами событие или явление, так до конца и не понятое и не осознанное …
        Каждый день
        День начинался обычно, привычно и буднично.
        Через проходную потянулись сотрудники, обходя цветущую клумбу и исчезая под козырьком центрального подъезда, обтекая главное здание и направляясь по веселой дорожке между стройных березок к дальнему корпусу или исчезая за главным корпусом и рассредоточиваясь по самым различным небольшим строениям.
        День на день не приходится - естественно, дни были разные.
        Очень часто раньше всех через проходную на территорию проходил Свиридов с небольшим букетиком цветов. Иногда с одним цветком.
        Дежурные тянулись, но все здоровались и Свиридов отвечал всем. Иногда даже добавляя несколько слов, свидетельствующих не просто о хорошем знакомстве, но и недавнем разговоре …
        В гулком вестибюле главного корпуса в сторонке за конторкой сидела дежурная, с которой Свиридов всегда перекидывался несколькими словами, а иногда ей доставался цветок - и в этом тоже не было ничего необычного.
        Далеко не всегда Свиридов поднимался по лестнице - он мог спустится на несколько ступенек, выйти из корпуса и отправится дальше …
        Цветок предназначался Мари, привычно встающей ему навстречу перед входом в кабинет, и входящей вслед за Свиридовым с папкой бумаг. А дальше шла работа …
        Поднявшись по лестнице - он никогда не пользовался лифтом - Свиридов мог свернуть в коридор аналитического отдела, и привычно открывая двери с шифрзамками зайти в светлый зал с целым стадом разнообразного оборудования: попискивающего, помигивающего, печатающего …
        У входа сидела дежурная, отложившая при виде Свиридова иностранный детектив.
        Она пошла за Свиридовым по залу. Аппаратура работала, громоздкий комбайн вдруг запищал - негромко и жалобно, и начал печатать на широкой бумажной ленте.
        - Жалуется?
        - Это он спрашивает - печатать или выводить на экран. Программисты сперва заложили голосовое сопровождение, и он вежливо спрашивал - а что мне делать? Но Полина Олеговна так на них глянула, что … Наши приборы теперь даже в аварийном режиме разговаривают очень вежливо!
        - А что в камере?
        - Там образцы Скворцова. Плюс триста, озон, ультрафиолет.
        - Сурово.
        - Что вы! Изверг! Но пока его образцы держатся …
        Свиридов мог зайти и в дальнее по коридору помещение, где два вполне солидных инженера готовили образцы для испытаний и отбивались от молоденькой ужасно строгой лаборантки.
        - Анатолий Иванович! Спасите нас! Она нас совсем замучила! Все ей не так и неудобно для размещения в приборе!
        - Ничего, ничего! Неудобно в работе, удобно на пенсии! - парировал девушка.
        Иногда открыв папку с бумагами Свиридов начинал день с работы с документами, а разного рода бумаг накапливалось немало - даже если он отсутствовал некоторое время и все бумаги отправлялись к Антиповой.
        Но сегодня он почувствовал вызов, и вызов необычный - его вызывали его неизвестные <контактеры.>.
        И вызов был необычный …
        Вызов
        Вызов был необычный и непонятный.
        Но «вслушавшись» Свиридов ощутил …
        Очень трудно оценить это состояние - настороженность, удивление, страх, растерянность? То есть почти все оттенки настроения, столь ему не свойственные.
        И сразу:
        #Полина! Прием! Воздух!
        Полина Олеговна Ерлыкина была давно приучена Свиридовым к разного рода обозначениям категории сеансов связи. «Воздух!» по аналогии с давним обозначением срочности и особой важности сообщения тоже был ей хорошо известен.
        #Толя, я готова!
        #Я сам не все понимаю. Постараюсь транслировать для всех <людей.>.
        Почти сразу он «услышал» многочисленные «голоса»
        #Мы слушаем …
        #Мы на связи …
        #Дядя Толя, мы с тобой!
        #Толя, мы рядом!
        #Командир!
        А в кабинет остановив секретаршу движением руки стремительно вошла Долгополова и молча села напротив Свиридова …
        - Могу? В «Солнечном» надвигается сильный тайфун. Что можно сделать?
        И на немой вопрос Свиридова:
        - Делается!
        И так же стремительно Долгополова исчезла.
        Передача от <контактеров.> была очень четкой и подробной: географическая точка, строение земной коры на много километров вглубь, состояние напряжения горных слоев и горных пород, движение и рост напряжения, рост температуры …
        Возможное развитие событий, выброс, развитие тектонических сил, удары и внутренние и внешние, землетрясение, газовые и пылевые выбросы, разрушения рельефа, лава, расширение зоны воздействия, всеобщие разрушения и катастрофические явления, захватывающие все большие и большие территории - и даже зеркальные, на противоположной стороне земного шара …
        #Мощность предстоящего извержения настолько велика, что мы не в силах ее оценить. Тектонические явления на суше и на дне водных пространств вызовут разрушения любых сооружений, прибрежные зоны будут разрушены и затоплены. Высота волн цунами будет не менее 50 метров. Экранирование атмосферы вызовет резкое снижение инсоляции и температуры, а активные газы - снижение содержание в атмосфере кислорода. Это конец вашей цивилизации.
        #Для чего вы мне это сообщаете? Реальные возможности спасения?
        #Мы далеко не всесильны. Анализ показывает, что …
        Связь на какое-то время прервалась
        #Из ран на поверхности, которые все чаще появляются в разных местах, это самая глубинная и опасная. Она пока внешне себя не проявляет, энергия накапливается в глубине. Канал выброса сформируется на месте разлома восточнее точки нашей с вами встречи километров на двести пятьдесят - триста по вашим меркам.
        #Мы не можем вмешиваться непосредственно в события у вас, мы можем только прогнозировать, предупреждать, советовать. Расчеты показывают, что единственным реальным способом предотвратить выброс энергии может быть встречный импульс большой мощности по оси канала с аннигиляцией больших масс вещества. Из известных нам существ на такое способны только вы.
        #Вы считаете, что я на такое способен?
        #Вы единственный.
        #Но мощность импульса для аннигиляции?
        #Мы увеличим ваши возможности для максимального передела … максимально для нас, для наших возможностей.
        #Импульс должен быть направлен по оси канала? Как его определить?
        #Это вы сумеете.
        #Высота воздействия?
        #Минимальная. Не более сотен метров над уровнем.
        #Это полная гарантия уничтожения меня при выбросе.
        #Не полная … Высшая степень теплозащиты … Но вы спасете человечество …
        #Выброс расплава, лавы?
        #Выброса нагретых масс не будет. При такой аннигиляции понижение температуры будет весьма значительным.
        Пауза.
        #Вы размышляете?
        #Спасти человеческую цивилизацию ценой своей жизни - это не проблема. Но достоверность всего этого?
        #99 и 98 сотых процента.
        #Толя!!!
        #Полина! Предупреждения всем! Полная информация Президенту, Шойгу, Шабалдину. Здесь - всем работать. Мои … я сам.
        #Мы с вами на постоянной связи …
        Я вас люблю
        - Дорогие мои, я вас люблю!
        Тоня привычно встретила мужа ласковой улыбкой и поцелуем, но от нее не укрылось волнение Свиридова.
        Он обнял за плечи Улю и поцеловал ее.
        - Мои дорогие … Дорогие мои …
        - Тонечка! Мне предстоит … предстоит работа, с которой … я могу не вернуться.
        - ??
        - Так надо. Знайте, что я очень люблю вас всех, и очень хочу вернуться. Но …
        - Кто?.. Кто знает?.. Полина?..
        - Да, возможно. Я хочу вернуться!
        - Мы без тебя …
        - Папа!..
        - Целуйте Гришку и детей! Будьте счастливы! Я люблю вас!
        И Свиридов исчез.
        #Толя, не молчи!
        #Полина, позаботься о моих. Я на связи. Сообщай мне, когда будет что говорить …
        Он появился в Сибири отыскивая место последнего контакта с неведомыми <контактерами.> и перемещаясь к востоку.
        Блестящая фигура в комбинезоне высшей терло - и огнезащиты, крупный шлем с прозрачным забралом, небольшой кислородный баллон за спиной - под защитным комбинезоном.
        Отыскать канал будущего извержения было не так уж и сложно - канал был глубоким провалом, уходящем далеко вглубь, и от этого канала поднималась слабая тепловая волна.
        Мысленно Свиридов попытался проникнуть максимально вглубь - канал был очень глубок и уходил вертикально вниз на несколько километров.
        Но там, внизу, было очень неспокойно - что-то двигалось, росла температура, прочные каменные стенки канала начинали двигаться …
        Пользуясь своей способностью видеть в темноте, точнее в инфракрасном диапазоне, Свиридов стал различать отдельные вспышки и выбросы …
        #Прошу на связь! Прошу на связь!
        Ему ответили практически мгновенно
        #Мы слушаем вас!
        Это был голос - если вообще можно говорить о голосе при телепатическом контакте - «высокого уровня». Именно так Свиридов для себя определял «собеседника» не рядового уровня.
        #Я нахожусь над каналом. Наблюдаю движение и нагрев. Прошу энергию для удара! Прошу энергию для удара!
        #Вы подключены к нашему основному источнику - теперь все будет зависеть только от вас!
        Знали или не знали «контактеры» Свиридова, что он пользуется «открытым» каналом и его слышат все «люди»?
        Вряд ли …
        Что это было?
        Наверное, свидетелей этому не было - местность была пустынной и вдобавок загороженной горными хребтами.
        С высоты примерно полукилометра Свиридов начал пикировать, стараясь не отклоняться от оси канала в горной щели.
        При этом он сформировал две команды:
        #В любом случае в конце события мое тело должно упасть на клумбу перед главным корпусом.
        Это тоже было мысленным посылом по открытому каналу.
        #Нанести удар максимальной мощности по оси канала в самую глубину и аннигилировать энергетические образования и нагретые массы!
        Видимо, дальнейшее происходило так - или примерно так.
        Из глубины канала вверх ударил серый туманный столб, и подхватил блестящую фигурку.
        Но Свиридов до последнего продолжал направлять поток энергии в канал, и туманный столб рос, расширялся.
        Даже прекратив мысленное воздействие мозг его не отключился, и это восприняли все <люди.>, не прерывающие с ним контакта.
        Он и они восприняли что-то вспухающее в глубине, разогревающееся и стремящееся вверх, и превращающееся в потом элементарных частиц.
        Туманная струя из канала постоянно видоизменялась, и это изменения происходили циклически, с разной частотой, и эти частоты не влияли - почему? - друг на друга, и преобразования практически не взаимодействовали. Материя превращалась в антиматерию, выделялась энергия и поток нагревался, но с весьма высокой частотой происходили другие физические процессы - совершались превращения, сопровождающиеся резким охлаждением потока, но при этом плотность вещества струи не падала, а наоборот возрастала, и стенки канала испытывали могучие удары, передающиеся через горные породы в виде волны землетрясения.
        Струя из непонятной смеси материи и антимататерии (или чего?) добралась до стратосферы, расширяясь и теряя скорость, захватывая по дороге окружающие массы воздуха и тем их самым подсасывая к себе - ближайшие горы отозвались камнепадами и оползнями, а ветры начали возникать за сотни и тысячи километров от функционирующего канала.
        Блестящая фигурка была заброшена потоком на высоту нескольких десятков километров и давно открылся клапан на кислородном баллоне, раздувая защитный скафандр, потом фигурка резко ушла в сторону и исчезла …
        #Полина! Мы с Сашей уже едем! Собирай всех наших!
        #Тетя Полина! Это Сережа Вознюков! Мы уже вызвали машину и едем домой! Мы <слышали.> все, что передавал дядя Толя!
        - Валдис, срочно установи пост около нашей клумбы! И реанимацию наготове!
        - Полина Олеговна, у нас серьезных разрушений нет и пострадавших тоже нет …
        - Это - для Свиридова!
        - Есть пост и реанимацию!
        #Полина, все это требует серьезного осмысления! Собирай всех!
        #Уже собираю, Потапчик.
        #Думаю, нелишне позвать Антипову и Ерлыкину. И твою жену.
        #Мама, мы с Катенькой уже подъезжаем! Скажи Владику, пусть попробует просканировать телефон Толи! Владика нужно позвать …
        #Полина, это Петя! Ты связывалась со Свиридовыми? Надо успокоить …
        #Обязательно, Петенька!
        #Мама, поручи дяде Пете систематизировать все наблюдения …
        Мари отперла кабинет Свиридова, открыла комнату для заседаний.
        Коллективный разум
        - Учитывая смешанный состав собравшихся и временное отсутствие некоторых наших членов прошу Петра Филимоновича систематизировать все имеющиеся данные. Вслух и под запись!
        - Полина Олеговна! Свиридов в теплозащитном костюме только что упал на клумбу. Он в медсанчасти. Умаров говорит, что командир без сознания, но все жизненно важные функции в норме!
        - Все слышали? Толя с нами! Олежка, в реанимацию! Всех мальчишек - туда! Постоянно сообщай нам …
        - И Тоне!
        - Несомненно! Маргарита Семеновна, командуйте!
        В сопровождении Мари в комнату запыхавшись вбежали Баранов и Карцева.
        Баранов сразу взял мел и начал писать на доске формулы.
        - Саша, отдышись! Ребята, как Толя?
        - Жив. Там Тоня, Умаров и мальчишки.
        Если бы кто-нибудь смог услышать тот гвалт, что мысленно устроили присутствующие, то мало что понял бы …
        Баранов мысленно обсуждал с Олежкой построение формулы, которую он писал на доске, Потап с Полиной пытались выделить доминирующую стадию процесса, произошедшего в Сибири, Дмитрий Германович спорил с Петром Филимоновичем о форме элементарных частиц, несомненно участвовавших в этом безобразии, а Лена Карцева с Олегом и мальчиками пытались понять сущность импульса, вызвавшего столь невероятные физические (и химические?) процессы наблюдаемого явления.
        И все это в полном молчании!
        Ладно бы только это!
        Вдруг в мысленный хор вклинивался сам Свиридов и добавлял сумятицы - он частично слушал мыслеобмен и добавлял свое мнение или, извившись, отключался - его держали на связи <контактеры.>, не дающие ему мысленно подключить остальных …
        Реанимация
        Вся реанимация была заполнена всевозможно аппаратурой, и все это постоянно попискивало, помигивало, выплевывало полоски бумаги с цифрами.
        В центре лежал Свиридов, прикрытый простыней, и от него ко всем приборам тянулись разноцветные провода. Среди работающих приборов стояли штативы с емкостями - кровь, физраствор, антисептики …
        Около Свиридова на высоком табурете сидела Тоня в белом халате, в стороне сидел Умаров, главный врач, кардиолог, сестры и семеро подростков - тоже в белых халатах.
        Умаров постоянно передает по телефону параметры с приборов …
        Завибрировал телефон Свиридова и Умаров передал телефон Тоне.
        - Ответь.
        - Да, Владимир Владимирович. Это Тоня.
        - Толя без сознания, но врачи говорят, что все параметры в норме.
        - Наблюдали? Да, блестящий скафандр был на нем. Спасибо, у нас все есть.
        - Спасибо, Владимир Владимирович, я обязательно позвоню.
        - Кто и что наблюдал?
        - В Сибири недалеко от «Солнечного» было странное извержение - с ударами, выбросом газов, но без лавы, землетрясением, и радары зарегистрировали блестящую фигуру в струе газа …
        - Значит, Свиридов опять влез во что-то серьезное! Слушай, Вера, а у тебя есть связь с Шойгу?
        - В Толином телефоне есть Шойгу …
        - Умар Умарович, вы лучше поговорите с Полиной Олеговной. Мы … мы знаем об этом событии многое, хотя и не все.
        - И что вы знаете, мальчики?
        - Дядя Толя спас все человечество, нашу цивилизацию. А дальше глубокая физика, тетя Тоня!
        - А вы, мальчики, не знаете каким воздействиям подвергся Свиридов?
        - Узнайте у Полины Олеговны …
        По все показателям организм Свиридова функционировал нормально, но он не открывал глаза, не отвечал на вопросы - но зато он погладил руку Тони, когда она до него дотронулась.
        В чем дело?
        Дело в том, что Свиридов принимал участие в коллективном освоении массивов информации, полученных от него и от внешних наблюдателей - пусть не в полной мере, но его мозг был частично доступен <людям.> и он принимал участие в обсуждении через Полину или Потапа …
        И через час Свиридов ясно и отчетливо сказал «Учитель, я очень устал, мне бы немного поспать …»
        Тоня сдерживая слезы обняла его и прижалась к мужу, а мальчики стайкой отправились на помощь к остальным «умникам».
        - Слушай, Владик, а ты понял почему там вдруг проскакивает метан? И исчезает …
        - Думаю, это газогидраты. Но почему их так быстро не стало!
        Толя, ты зазвездился
        
        Тоня перебирала толстую пачку журналов - подборку журналов по спецпочте прислали из пресслужбы СВР.
        Во всех этих журналах, популярных в своих странах (и в странах Евросоюза), значительное место занимали материалы о новом Советнике Президента по фамилии Свиридов, в некоторых случаях даже с фотографиями.
        Наиболее дотошные корреспонденты раскопали материалы по публичным выступлениям Свиридова, включая научную конференцию в Индии с малопонятной тематикой по какой-то атомной модификации.
        Но немало публикаций содержали фантазии на самые разнообразные темы и даже самые безудержные домыслы, почву для которых дали награды на кителе Свиридова - но где они их видели?.
        Тоня читала и откладывала наиболее интересные или невероятные статьи для того, чтобы позднее показать их Свиридову.
        - Толя, а ты у нас настоящая звезда!
        - Привет, милая! Что ты имеешь в виду?
        - Видишь вон у пачку журналов? Как минимум одна публикация о тебе есть во всех и на всех языках! Весь мир интересует личность нового Советника нашего Президента. Я узнала много нового о господине генерале Свиридове! И даже о том, что он кегебешный сатрап, пытавший узников в застенках!
        - А полезного там имеется хоть что-нибудь?
        - Смотря что считать полезным … Но мне было интересно! К тебе еще журналисты в очередь не встают?
        - По крайней мере запросы имеются! И иногда топтуны меня сопровождают - когда я даю им такую возможность …
        - К этим журналам приложена справка по наиболее важным публикациям …
        - Даже так! Есть и важные? Полезные?
        - Справка адресована тебе Владимиром Владимировичем - вот надпись. Значит, что-то нужно. Или просто для сведения?
        - Для справок тоже важно …
        Свиридов внимательно - и привычно очень быстро - стал перелистовать журналы.
        Я не ухожу
        
        Я НЕ ПРОЩАЮСЬ
        Свиридов пел уже больше часа, но зал слушал его так, как будто концерт начался только-что.
        А потом после некоторой паузы он задумчиво и негромко запел:
        
        Еще он не сшит,
        твой наряд подвенечный
        И хор
        в нашу честь
        не поет,
        А время торопит -
        возница беспечный,
        И просятся
        кони в полет,
        И просятся
        кони в полет.
        Ах, только бы тройка
        не сбилась бы с круга,
        Бубенчик
        не смолк под дугой.
        Две верных подруги -
        любовь и разлука
        Не ходят
        одна без другой,
        Не ходят
        одна
        без другой.
        Свиридов всегда пел не так, как пели другие.
        Он пел не так, как пели известные и именитые, он пел не так, как пели заслуженные и народные, он пел не так, как пели молодые и амбициозные.
        Он пел по своему.
        Часто не так, как было написано автором …
        Вечером народ выходил из Дома культуры в темноту ночи, наполненную светом фонарей.
        Виктор Скворцов шел со своими женщинами. Раньше он почти силой соединял их, удерживая их под руки, а теперь они сами ласково брали его под руки - с правой стороны Виолетта, с левой - Лена.
        - Витя, ну как он это делает? Ведь Вертинский поет совсем не так! - нервно говорила Виола.
        
        Вы не бойтесь -
        Пес не будет плакать.
        А тихонечко
        ошейником звеня,
        Он пойдет
        за вашим гробом
        В слякоть,
        не за мной,
        А впереди меня.
        - А мне кажется, что он поет именно так, как пел Вертинский, - задумчиво отвечала Лена. - И как всегда - до самых печенок …
        
        Святая наука -
        расслышать друг друга
        Навеки,
        на все времена.
        Две странницы вечных -
        любовь и разлука
        Поделятся
        с нами
        сполна.
        Он пел не тихо и не грустно, не пиано, и не громко, не кричал от боли - он пел душой, как всегда …
        И вдруг …
        
        Ты далеко
        в эту звездную ночь,
        Нам телефоны
        не могут помочь,
        Нас телеграммы
        уже не спасут,
        Только останется
        времени суд.
        Шел я
        по улицам и городам,
        Но не нашел,
        не нашел тебя там.
        Кто мне поможет,
        ведь нет уже сил.
        В Римскую полночь
        я дверь отворил,
        Дверь отворил …
        Эту вещь слушатели знали по исполнению Александра Михайлова, знаменитого артиста и певца, но Свиридов казалось пел еще душевнее и еще проникновеннее.
        И голос его страдал еще сильнее …
        
        Раннее утро в соборе.
        Где-то вверху
        в витражах
        Санта-Мария Маджори
        В красно-зеленых слезах.
        Санта-Мария Маджори,
        Счастья мне дай
        вместо горя.
        Санта-Мария Маджори
        Смотрит
        с печалью
        в глазах.
        Блудная совесть
        стучалась ко мне,
        В горьком,
        туманном,
        назойливом сне.
        Кто мне поможет,
        ведь нет уже сил.
        В Римскую полночь
        я дверь отворил,
        Дверь отворил.
        Раннее утро в соборе.
        Где-то вверху
        в витражах
        Санта-Мария Маджори
        В красно-зеленых слезах.
        Санта-Мария Маджори,
        Счастья мне дай
        вместо горя.
        Санта-Мария Маджори
        Смотрит
        с печалью
        в глазах …
        Это было настолько неожиданно и прочувствовано, что аккомпанемент зазвучал далеко не сразу. Первым очнулся Аркадий и его скрипка стала вторить голосу …
        Свиридов замолчал - вернее, замолчал его голос, но в зале оставалось ощущение от только что прозвучавшего, и слушатели не могли сразу оправиться от этого …
        А Свиридов, не дав всем оправиться, громко скомандовал:
        - Сто пятнадцатая группа, ко мне!
        После короткого замешательства к сцене заспешили Виктор Скворцов, Лена Скворцова, Костя Грачев и Сергей Дементьев, и стали взбираться по лесенке на сцену.
        - Вот с кем мы когда-то начинали учиться в институте! Тонечка, иди к нам, ты появилась тогда у нас на первом курсе …
        Из директорской ложи к ним направилась и присоединилась Тоня.
        - Вера, иди к нам! Хоть ты и училась в другом институте, но ты наша!
        На сцену пошла Вера Грачева.
        - Виола, иди к нам. Тота, на сцену!
        Виолетта Ерцкая неуверенно направилась к сцене.
        - Мы принимаем тебя в нашу группу! Анфиса Веселова, то есть Дементьева, иди к нам! Мы тебя тоже принимаем, хотя и ты кончала не наш институт!
        И к сцене пошла жена Дементьева.
        - Вот мои коллеги, которые прошли со мною всю жизнь. И мы остались верны друг другу, и чтобы в нашей жизни не случилось, мы останемся нашей дружбе верны … Прошу не обижаться всех, кто остался в зале, и кого я тоже считаю своими близкими друзьями.
        - Костя Докукин и его прекрасная Любаша!
        Где-то в десятых рядах встал Костя и помахал рукой, рядом с ним встала Люба, с годами не потерявшая былой красоты.
        - Карен Варданян, мой давний друг и коллега!
        В ложе по левому краю зала встал Карен.
        - Лена Карцева и Полина Ерлыкина!
        - Мои друзья - ансамбль «Живой звук»! Друзья не только по музыке, но и по жизни!
        - Мои сестренки! Девчонки, где вы?
        В зале стали вставать жены офицеров из отряда полковника Воложанина.
        - Дашенька, а ты?
        Встала Даша Огородникова (которая Воложанина), как обычно краснея от всеобщего внимания.
        - Я не приглашаю сюда мальчиков, не приглашаю наших детей и внуков, хотя они тоже дороги нам. Но если они выйдут сюда, то будет толпа. Правда, правда, будет настоящая толпа!
        И Свиридов без музыки запел:
        
        Чем дольше живем мы,
        тем годы короче,
        Тем ярче
        друзей
        голоса.
        Ах. только б не смолк
        под дугой колокольчик,
        Глаза бы глядели в глаза,
        Глаза бы
        глядели
        в глаза.
        Ему попевали не только те, кто стоял рядом с ним на сцене - многие в зале тоже шевелили губами …
        Скрипач Аркадий Аскадский легонько касался пальцами струн.
        Петя Дормидонтов, профессор и лауреат, едва касался поверхности барабанов металлическими метелками.
        Другой профессор и лауреат Дмитрий Лопаткин стоял молча, опершись руками на рояль.
        
        То берег,
        то море,
        то солнце,
        то вьюга,
        То ласточки,
        то воронье.
        Две вечных дороги -
        любовь и разлука
        Проходят
        сквозь сердце
        мое.
        Тоня стояла, охватив своими руками руку Свиридова и прижавшись лбом к его плечу.
        Две женщины обнимали Виктора Скворцова и он обнимал их.
        Обнявшись стояли Грачевы и Дементьевы.
        
        Святая наука -
        расслышать друг друга
        Навеки,
        сквозь все времена.
        Две странницы вечных -
        любовь и разлука
        Поделятся с нами
        сполна.
        Высокий, худой, седой Семен Черномырдин с флейтой еле слышными звуками вторил Свиридову.
        Около Черномырдина, прислонясь к стойке с инструментами и охватив себя руками стояла Полина Ерлыкина, невысокая, полненькая, красивая …
        
        Мы сами открыли ворота,
        Мы сами
        счастливую тройку
        впрягли.
        И вот уже что-то
        маячит пред нами,
        Но что-то погасло вдали.
        В ложе Карен Варданян склонялся и целовал руку Маргарите Антиповой.
        В другой ложе обнимались Гриша и Ульяна Свиридовы и Владик Медяков с Вероникой Грачевой.
        В зале, стоя, обнимались и целовались Докукины.
        Тихо и дружно утирали слезы «сестренки» Свиридова.
        Зал взволнованно и благоговейно молчал …
        А Свиридовы стояли на сцене такие молодые.
        Внезапно
        Внезапно Свиридов начал падать - падать так, как падают смертельно раненые сильные мужчины, чуть раздвигая ноги и стараясь удержаться за воздух растопыренными пальцами.
        Сзади его подхватили Скворцов и Дементьев, перед ним, стоя на коленях, за ноги его обнимала Тоня, а Лена и Виолетта поддерживали его за руки.
        Через барьер ложи перепрыгивал Карен Варданян, громадными шагами по проходу бежал Костя Докукин, с воплем из другой ложи вылетела Ника, а из кулисы быстро шел старик с седой гривой, с чеканным смуглым восточным профилем и саквояжем в руках. Это был Умар Умарович Умаров, случайно оказавшийся в зале и уже обеспокоенный видом Свиридова.
        Ему было достаточно прикоснуться сухими пальцами к шее Свиридова и через мгновение игла шприца прямо сквозь рукав вошла в плечо, поддерживая деятельность сердца.
        Глаза Свиридова смотрели вдаль, и, казалось, что-то там видели, но он сказал очень спокойно и четко - микрофон не был отключен и это услышал весь зал.
        - Я здесь!
        Свиридова поддерживали и к нему быстро бежали офицеры во главе с полковником Воложаниным, их жены и сыновья, с другой стороны - Мари Козлова и полковник Валдис Лазарис. Внешне оставались спокойными только те, кто имел возможность обмениваться информацией мысленно, и поэтому Карцева, Баранов, Потапович, Лопаткин, Дормидонтов, Ерлыкина, все мальчики оставались на своих местах.
        Только Полина Ерлыкина прошла на сцену, с нею за кулисы прошли Семен Гаврилович Черномырдин, Олег Ерлыкин и его девушка Катя, неизменно следующая за Олегом.
        - Катя, быстро на сцену девушек - Шурочку, Гелю, Валю! Они должны быть в гримерке!
        И Катя быстро пошла и также быстро вернулась с девушками.
        Олег уже сидел за роялем и что-то прошептал девушкам.
        Свиридову поднесли кресло, посадили его - Умаров вслушался в то, что говорила ему Полина Ерлыкина и кивнул.
        Олег положил пальцы на клавиши и негромко полилась мелодия.
        И девушки удивительно слаженно и тоже негромко запели:
        
        Дай бог слепцам
        глаза вернуть
        и спины
        выпрямить горбатым.
        Дай бог
        быть богом
        хоть чуть-чуть,
        но быть нельзя
        чуть-чуть
        распятым.
        Зал смотрел на Свиридова и все видели, что губы его шевелятся …
        А девичьи голоса продолжали, и голос их нарастал …
        
        Дай бог
        не вляпаться
        во власть
        и не геройствовать
        подложно,
        и быть богатым -
        но не красть,
        конечно,
        если так возможно.
        К роялю Олега присоединилась скрипка Аркадия Аскадского - он появился следом за Валентиной Суковициной …
        
        Дай бог
        поменьше
        рваных ран,
        когда идет
        большая драка.
        Дай бог
        побольше
        разных стран,
        не потеряв своей,
        однако.
        Среди женских голосов прорезывались и мужские - это несколько офицеров из отряда Воложанина, участвующих иногда в бек-вокале, начали подпевать …
        
        Дай бог,
        чтобы твоя страна
        Тебя не пнула
        сапожищем.
        Дай бог,
        чтобы твоя жена
        Тебя любила
        даже нищим.
        Казалось, что среди мужских голосов слышен и голос Свиридова - по крайней мере он шевелил губами …
        
        Дай бог
        лжецам
        замкнуть уста,
        Глас божий
        слыша
        в детском крике.
        Дай бог
        живым
        узреть Христа,
        Пусть
        не в мужском,
        так в женском лике.
        Но среди высоких женских голосов и эхом звучащих мужских вдруг прорезался очень низкий, но не мужской голос, который пел не слова, а просто вторил музыке.
        Первым расслышал это Олег, понял источник этого низкого контральто, и, откинув голову, прислонил ее к груди Кати.
        И стал слушать ее голос прямо из ее груди …
        
        Дай бог всего,
        всего,
        всего
        и сразу всем -
        чтоб не обидно…
        Дай бог
        всего,
        но лишь того,
        за что потом
        не станет
        стыдно.
        Никто даже не заметил, что к звукам рояля и скрипки присоединился звонкий и высокий звук трубы - это Семен Гаврилович не смог оставаться в стороне и играл, направив трубу не в зал, а в кулису, чтобы не заглушать звуки скрипки и рояля …
        А импровизированный женский хор, никогда раньше не исполнявший эти стихи Евтушенко, и вообще не выступавший в таком составе, громко заканчивал …
        
        Дай бог,
        дай бог,
        дай бог,
        дай бог …
        И Свиридов встал - он встал сам, но его поддерживали, он поднял руку, и медленными шагами пошел в кулису …
        Я не ухожу
        Его уложили на их семейной широкой кровати, около него непрерывно сидела Тоня, держа его за руку.
        Она подавала ему стакан, приподнимая его голову. И никому это не доверяла, а когда она отходила, то ее место занимала Уля или Гриша.
        Ночь прошла спокойно, хотя Умаров несколько раз подходил к Свиридову и щупал у него пульс.
        На что Свиридов, не открывая глаз, негромко говорил - «Учитель, все путем!».
        О том, что Свиридов - частично! - находится в некотором параллельном пространстве и общается там с кем-то, знали Полина Ерлыкина и все обладающие таким способностями его коллеги, а Полина сразу сказала об этом Тоне, Уле и Грише, успокаивая их.
        Или, наоборот, напрягая их?
        Утром в комнатах охраны за столами сидели два полковника - Воложанин и Лазарис, на головах у них были гарнитуры с наушниками и микрофонами, а перед ними стояли две широкополосные рации.
        Еще перед ними лежали большие блокноты, шариковые ручки, сотовые телефоны - свои, фирменные - и карманные рации для связи со своими подчиненными.
        Рядов в кабинете Свиридова сидела за столом Маргарита Антипова - перед нею тоже стояла широкополосная рация и сотовый телефон.
        Обычные телефоны и здесь, и в квартире Свиридовых, были отключены.
        К Антиповой то и дело приходили ее заместители и другие сотрудники фирмы.
        Приходили они через пост охраны - на лестничной площадке дежурили два офицера из отряда Воложанина, и встречали приходящих.
        Офицеры были прекрасно знакомы посетителям - в компактном городе все друг друга прекрасно знали, но сейчас они не улыбались и встречали всех серьезным и оценивающим взглядом.
        И потом негромко говорили в свой сотовый - например, «Маргарита Семеновна, к вам Елена Геннадиевна Долгополова».
        И Антипова нажимала кнопку и дверь на лестничную площадку открывалась - так ее открывал и Свиридов, только это не всегда сопровождалось докладом охраны - у двери была и обычная кнопка звонка.
        Все эти меры предосторожности ни у кого не вызывали удивления - Свиридов неплохо приучил всех к самым разнообразным мерам безопасности.
        У кабинета Антиповой в главном здании института тоже сидела секретарша, и у кабинета - рядом - кабинета Почетного Генерального - тоже.
        И сидели дублерши - в другом конце приемной, за шкафами. Молодые девчонки, еще не кончившие спецучилища, которое выпускало библиотекарей, делопроизводителей, секретарей и других специалистов для первого отдела, подразделений института и вспомогательных служб. Девчонки (а «мальчишек» было маловато) уже через три месяца учебы начинали практиковаться и в учебном плане это предусматривалось, а со второго года работали по совместительству на полставки, и потом, после окончания училища, переходили работать на постоянной основе.
        Так Свиридов решил проблему вспомогательного персонала …
        Визит в хранилище
        К Антиповой пришел Семен Гаврилович Черномырдин.
        Они поговорили, и затем около постели Свиридова осталась Уля, а Тоня и Гриша - в сопровождении двух офицеров - отправились на фирму, в главный корпус.
        Оставив сопровождающих около лифта Свиридовы вошли в лифт и куда-то уехали, и минут через десять вернулись. Гриша нес невзрачный пузатенький дипломат, и его передали Антиповой.
        Та, не открывая, передала дипломат Черномырдину, тот передал его Воложанину и они вместе удалились. Сколько там было - знала Тоня, знал Гриша, знала Антипова, знал Черномырдин, знал Свиридов и знала Полина Ерлыкина.
        А в ангаре около аэродрома, который многим казался излишне просторным, вдруг появился еще один красивый вертолет, а в городке летчиков - военные летчики с семьями, срочно проходящие плотные инструктажи и меняющие свою военную форму на полувоенную, принятую здесь …
        Полина сидела в гостиной у Свиридовых перед ноутбуком, а рядом сидели Олег и Катя.
        Молодые, не обращая внимания на Полину, и на Улю, которая все время появлялась рядом на кухне, обнимались, целовались и шептались …
        На них не обращали внимания и все «мальчики», появляющиеся в гостиной, подросшие и молчаливые - им же не требовалось речевое общение, но иногда они так сильно «разговаривали», что Полина им делала замечание - тоже мысленно.
        Около дивана молча сидел Сандал, а рядом, на диване сидел белый котенок Максик, и они смирно сидели рядом, иногда касаясь друг друга носами …
        Свиридов лежал молча, осмысленно реагировал на обращение к нему и активно мысленно общался со своими друзьями.
        Полина транслировала то, что он передавал ей - для Тони, для Маргариты, для Ули и для Гриши.
        В углу спальни в кресле сидел Умаров и дремал - или так только казалось …
        Верочка и Коленька тихо играли в детской под присмотром Витеньки Скворцова, и Коленька терпеливо играл в куклы, что обычно вызывало у него явное недовольство - он любил машинки.
        Уля хозяйничала на кухне вместе с Виолеттой - они быстро нашли общий язык, и периодически к ним присоединялась либо Лена Долгополова, либо Люба Докукина, либо Ника Медякова, либо Даша Огородникова (которая Воложанина).
        Голодным никто не остался, включая охрану, где тоже часто появлялись женщины - жены офицеров.
        Тут же, около Воложанина и Лазариса, почти постоянно дежурила Галина Суковицина, и она принимала звонки из Следственного комитета ФСБ и Спецуправления СРВ …
        Джекоб
        Сидящая за своим столом в главном корпусе Мари Козлова подняла трубку.
        - Здесь Джекоб Спрингфилд. Могу я поговорить с Анатолием Свиридовым?
        - Добрый день, сер. Соединяю вас …
        - Привет, Джоб. Здесь Джулия Вебстер …
        - Привет, Джули! Рад слышать тебя! А твой шеф?
        - Ему нездоровиться. Я могу заменить его?
        И громким шепотом в телефон Полине - звонит Спрингфилд, передай Толе!
        И в трубку - точнее, в микрофон, висящий около щеки:
        - Джоб, он передает тебе привет, и как только оклемается он перезвонит тебе …
        Бессонная ночь
        А вместо рекламных телевизионных вставок во всех включенных телевизорах города звучал голос Виктора Скворцова:
        «Состояние здоровья Анатолия Свиридова опасений не вызывает. Все жизненно важные параметры в норме, температура нормальная. Плохое самочувствие Свиридова врачи объясняют его большой усталостью от высокой производственной нагрузки, поэтому ему предписан постельный режим».
        Звонки, принимаемые Мари, были из разных мест - и от Сергея Шойгу, и от некоего Владимира Владимировича, и из Академии наук, и из ФСБ, и из СРВ, и из Зеленограда, и из Тулы, и из Александрова, и от Громова, и из Сибири, и из Мосгордумы, и из Думы областной …
        Звонили сотрудники фирмы - просто, чтобы передать привет и пожелания.
        Звонили летчики, прилетевшие из очередного рейса в Сибирь с продукцией тамошнего производства.
        Звонили из колхоза - и люди самые разные …
        Вечером Свиридова в очередной раз осмотрел Умаров, сняли кардиограмму и пациенту дали мягкое снотворное.
        Ночью задремавшая Тоня почувствовала его руку и Свиридов сказал:
        - Ложись, Тонечка. Иди сюда, ты так устала …
        И Тоня, сбросив туфли, не раздеваясь устроилась у него под боком, чувствуя на себе его руку.
        - Я - здесь! Я не ухожу!
        Машина скорой помощи всю ночь стояла около подъезда, а врачи спали в гостиной и в комнатах охраны …
        - Я - здесь! Я - не ухожу!
        В квартире Скворцовых за столом в гостиной сидели рядом Лена, Виктор и Виолетта, и перед каждым из них лежал личный сотовый телефон. И женщины молча обнимали Виктора, а заглянувшая Маша пожелала им спокойной ночи.
        Тихо зажужжал телефон Виктора.
        - Вить, не спишь?
        - Не сплю, Костя. Что делаешь?
        - Иду к тебе с бутыльком. Люба, да не дерись ты!
        - Бери ее с собой.
        - И с бутыльком?
        - Что, у меня не найдется?
        - Мы уже идем … Втроем …
        Не спал Владик Медяков. Он сидел за своим необъятным рабочим столом перед светящимися экранами компьютеров - очень редко включенным оставался один их нескольких. Ника подошла, подышала ему в шею, поцеловала и молча ушла.
        Не спали сестры Суковицины - около Валентины сидел Аркадий Аскадский, а около Галины Степан Гладилкин.
        Не спали Худобин и Утечкина - они сидели напротив друг друга за маленьким круглым столиком с бутылкой шотландского виски и вспоминали Нью-Йорк.
        Не спала, дремала Полина Ерлыкина - она была на постоянной связи со Свиридовым, и ей помогал Олег - а Катя дремала тут же, рядом с Олегом, заботливо укрытая одеялом.
        Не спали Елена Долгополова и Потап Потапович, но вспоминали они разное.
        Лена вспоминала свою работу в конструкторской группе под руководством Свиридова, куда она пришла из института зеленой девчонкой и надменно принимала ухаживания многочисленных поклонников, пока не познакомилась с Потапом.
        А Потап - выступление Свиридова на защите его, Потапа, кандидатской диссертации, где за полуторачасовую дискуссию с именитыми профессорами Свиридову без защиты присудили степень кандидата педагогических наук - в Академии ФСБ случалось и не такое.
        Многие в эту ночь не спали …
        Потом Свиридов рассказал Тоне, что происходило с ним во время его неполного беспамятства. Не рассказывая подробностей он сказал, что состоялся объемный контакт с его неизвестными «кураторами», и никаких осложнений со здоровьем он не испытывал.
        Но подробности контакта не узнали даже его друзья-экстрасенсы …
        А утром вместо рекламной вставки на всех каналах - на местных кабельных сетях - на экранах телевизоров появился Свиридов.
        Он улыбнулся и сказал:
        - Я - здесь! Я с вами! Я - не ухожу!
        
        Святая наука -
        расслышать
        друг друга,
        Навечно,
        сквозь все времена.
        Две странницы вечных -
        любовь и разлука
        Поделятся с нами сполна.
        Поделятся
        с нами
        сполна …
        А потом очень негромко и задумчиво произнес:
        
        Когда-нибудь все брошу и уеду -
        По свету Синюю страну искать,
        Где нету ни солдат, ни людоедов,
        Где никого не надо убивать.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к