Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Интеритум Дмитрий Анатольевич Васильев
        Интеритум - грань, за которой начинается Загробный мир. Ад или Рай? Не узнаешь, пока не придет твое время. А существует ли этот Загробный мир, о котором написано столько книг и трактатов? Доктор Атцт, по воле злого рока, погибает в самом расцвете сил. Жизнь оборвалась и началось… приключение?! Всё смешалось, и Рай, и Ад, ибо сказано: "То, что для одного Рай, для другого станет адской мукой. И будет стенание и скрежет зубовный…".
        Дмитрий Васильев
        Интеритум
        Пролог
        Доктор Эрих Атцт[1 - Атцт («Arzt» нем.) - в дословном переводе фамилия главного героя означает «лекарь».] оставил автомобиль на парковке и легкой, пружинистой походкой двинулся к дверям огромного здания частной клиники, расположенной почти в самом центре Цюриха. Со спины, высокому, широкоплечему мужчине с густой шевелюрой темных волос, максимум можно было дать лет тридцать. И, лишь обратив свой взор к суровому лицу с глазами ярко - зеленого цвета и сурово сжатыми губами, понимаешь, что мужчина значительно старше, чем показалось ранее.
        Вчера Эрих отпраздновал свой сорок четвертый день рождения, в тесном кругу коллег и близких друзей. Привычно чеканя триста шесть шагов от личного места на парковке до центрального входа в клинику, доктор вспоминал события, произошедшие накануне. Лучший друг Максимилиан, в отличие от Эриха, перебрал алкогольных напитков, искрометно шутил и по - доброму завидовал Эриху, восхищаясь красотой его молодой жены Марты. В конце вечеринки супруге даже пришлось на себе волочить пьяного Максимилиана в гостевую комнату, пока именинник прощался с гостями. Праздник удался, если б еще не требовалось утром выходить на службу, вообще было бы замечательно.
        - Доброго утра, Эви, - Атцт кивнул головой белокурой девушке за стойкой администратора. - Все по плану?!
        - Да, доктор, - девушка скромно зарделась румянцем и широко улыбнулась. - Все по плану: обход и две штатные операции.
        - Отлично, - Эрих еще раз кивнул девушке головой и нажал на кнопку вызова лифта. - Это очень хорошо, фройлян Эви, что все плану. Когда все идет по плану, значит все идет правильно.
        Полированные металлические створки лифта разошлись в стороны, гостеприимно впуская доктора в кабину. Указательный палец на автомате ткнул в кнопку четвертого этажа и в момент, когда створки стали закрываться, в кабинку заскочил стройный молодой человек.
        - Здравствуйте, доктор, - молодой человек вежливо поздоровался и уточнил. - Вы на четвертый этаж?! А я на шестой, я новый интерн, Кнут Шнайдер.
        - Приятно познакомиться, Кнут, - доктор протянул собеседнику свою крепкую ладонь. Ладонь человека, всю жизнь увлекающегося туризмом и скалолазанием. - Эрих Атцт!
        - Да, я знаю, - молодой человек ответил на рукопожатие. - Я хотел работать в вашем отделении, но ваш помощник, в мягкой форме отказал мне.
        - Молодой человек, вам рано работать в моем отделении, наберитесь опыта, рационального цинизма и тогда мы вернемся к данному разговору.
        - Спасибо, доктор, - Кнут, в знаке благодарности, прижал руку к груди, а затем решил несколько сместить тему беседы. - А вам не кажется символичным, что я встретил вас именно четвертого апреля, то есть четвертого месяца, в лифте, который везет вас на четвертый этаж?
        - Нет, а в чем символизм? - доктор вопросительно и в тоже время заинтересованно пожал плечами, но в этот момент створки лифта открылись, и он был вынужден покинуть кабинку, а вслед ему лифт покидали слова, произнесенные интерном:
        - В Японии, в лифтах, нет кнопок с цифрой четыре, потому что цифра четыре очень похожа на иероглиф… - доктор заинтересованно обернулся лицом к собеседнику, но створки лифта захлопнулись, и последнее слово интерна не покинуло его кабину, оставив любопытство Эриха неудовлетворенным. Причем доктор видел, как губы интерна складываются в определенной последовательности, исторгая звуки, но само слово так и осталось в замкнутом пространстве, поднимаясь на этаж выше.
        - Печально, - вслух произнес доктор Атцт, направляясь по коридору к своему кабинету. - Надо будет вечером уточнить у Кнута, на какой иероглиф похожа цифра четыре.
        Первую половину рабочего дня доктор уделял работе с пациентами. Во время обеденного перерыва, перед тем как употребить содержимое ланч - бокса, заботливо положенного в сумку молодой супругой, он посещал своего духовника в церкви, неподалеку от больницы. На протяжении последних десяти лет, Эрих каждый будний день исповедовался в грехах, а в воскресенье причащался и посещал литургию. Он считал, что вера в Бога, любовь к супруге и честная работа в клинике являются основными столпами его жизни.
        Вторую половину рабочего дня Атцт посвящал научно - прикладной деятельности, так как должность заведующего отделением клиники совмещал с преподаванием в местном медицинском университете.
        ***
        - Профессор Атцт, - под самый конец рабочего дня, аккуратно постучав в дверь, в кабинет тихо вошел личный помощник доктора - Извините, что отвлекаю от монографии[2 - Моногр?фия - научный труд в виде книги с углублённым изучением одной темы или нескольких тесно связанных между собой тем.], но у нас образовалась одна проблема, требующая немедленного решения…
        - Что случилось, Томас? - доктор снял очки и с приятным хрустом в затекшей спине откинулся на спинку офисного кресла. - Почему вы так мнетесь?
        - Требуется срочная операция. Пациентку только что доставили в наше отделение из отделения общей терапии. Оказывается, произошла какая - то накладка. Договор об оказании услуг был заключен уже неделю назад и сегодня последний день, когда мы можем провести операцию, не попав на штрафные санкции. Родственники пациентки уже интересовались, почему до сих пор не выполнены условия договора…
        - Что за ерунда? - доктор подошел к Томасу, мнущему в потных ладонях бумаги, нетерпеливо взял их в руки и быстро пролистал стандартный договор об оказании медицинских услуг. - Действительно, сегодня крайний срок. Договорному отделу надо хорошенько шею намылить за такую работу. Ладно, пусть доктор Шнефлер проведет операцию…
        - Он в отпуске, профессор.
        - Действительно, - Эрих шлепнул себя ладонью по лбу. - Совсем вылетело из головы. Ну, ладно, пусть тогда Франц…
        - Его нет, он час назад уехал в аэропорт, встречать свою девушку.
        - Это уже переходит все границы, почему я узнаю об этом только сейчас? - доктор строго взглянул на помощника. - Томас, почему вы меня не предупредили?
        - Простите, профессор, вы были заняты, и я не решился вас беспокоить по данному пустяку, кто же знал, что произойдет нештатная ситуация?
        - Не к добру это, - Атцт покачал головой, снимая пиджак и надевая больничный халат. - Ладно, сообщите старшей медсестре, чтобы готовили пациентку… Как ее там?
        - Баронесса фон Ульрих.
        - Она еще и аристократка! - доктор укоризненно покачал головой. - Ладно, пусть ее готовят, я скоро присоединюсь. Мне надо предупредить жену, что я задержусь.
        ***
        - Да, дорогая, я уже сел в машину, через час буду дома! Почему ты так тяжело дышишь? Бежала к телефону?! А-а-а, понятно, а что за мужской голос послышался, когда ты подняла трубку? Телевизор?! Мне показалось, что это Максимилиан! Хотя да, он же сегодня должен был улететь в Мюнхен. Хорошо, родная, я выезжаю, через час буду дома. Я тоже тебя очень люблю! - доктор Атцт отключил мобильный телефон, аккуратно положил на соседнее сидение подарок профессора Шульца, завел двигатель своего автомобиля и плавно двинулся к выезду с парковки.
        - Простите, доктор, но выезд с этой стороны парковки осуществляется только до семи часов вечера, - пожилой охранник сочувственно посмотрел в глаза Эриху. - После семи часов, только с противоположного выезда.
        - Что за день сегодня такой, - доктор в сердцах чертыхнулся. Он не любил противоположный выезд с парковки, чтобы выехать на улицу, ведущую к его загородному дому, требовалось пересечь встречную полосу и это в тридцати метрах от крутого поворота. - Ладно, я вас понял, поеду к другому выезду.
        Более пяти минут Эрих пропускал встречные и попутные автомобили, за ним даже умудрилась образоваться небольшая очередь выезжающих с парковки автомобилей и кто - то, очень нетерпеливый, постоянно сигналил, требуя освободить проезд.
        - Да еду я уже, - раздраженно выкрикнул доктор и резко вырулил на проезжую часть.
        В этот момент из - за поворота выскочил большегруз, слепя фарами водителя автомобиля, выскочившего на главную дорогу с примыкающей к ней автомобильной парковки. Эрих уже не слышал визга тормозов, скрежета раздираемого и сминаемого металла обшивки, он даже не почувствовал мощного удара, сотрясшего автомобиль. Последнее, что он видел в слепящем свете фар, это лицо интерна Кнута и его губы, неслышно произносящие одно слово, которое профессор хотел узнать у него этим вечером. Этим словом было слово: «Смерть».
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
        Глава 1
        - Уважаемый, вставайте, пожалуйста.
        Эрих с трудом разлепил глаза и с любопытством посмотрел на мужчину, трясшего его за плечо.
        - Вы кто? - с легкой хрипотцой в голосе поинтересовался доктор и сел на землю, с удивлением обнаружив, что он полностью обнажен и находится на небольшой поляне в сосновом бору, в компании дюжины таких же, как и он сам, обнаженных людей, с удивлением оглядывающихся по сторонам. - Где я нахожусь?
        Убедившись, что доктор пришел в себя, мужчина проследовал к спящей неподалеку привлекательной девушке, оставив его вопросы без ответов. Положив руку девушке на плечо, он аккуратно потряс ее и вновь произнес:
        - Уважаемая, вставайте, пожалуйста…
        Ресницы девушки затрепетали и через миг ее веки поднялись. Затуманенный взор через мгновение стал осмысленным, и с ее губ сорвались слова:
        - Вы кто? Где я нахожусь?
        - Отлично, - громкий, низкий голос, раздавшийся за спиной Эриха, заставил его вздрогнуть и резко обернутся, чтобы встретиться взглядом с насмешливыми глазами невысокого, но плотного широкоплечего мужчины с черной вьющейся бородой до груди. - В этот раз все определились, а то порой попадают те, кто там, - мужчина жестом, которым зрители гладиаторских боев предавали смерти поверженного гладиатора, показал вниз. - Находятся в коме, и я вынужден задерживать всю группу, чтобы решить вопросы с ним.
        - Куда я попала? - прикрывая руками грудь и промежность, спросила рыжеволосая девушка. - Что происходит?
        - Я сейчас все объясню! - чернобородый вытянул перед собой ладони. - А затем каждый сможет задать вопросы, если они у него останутся. Договорились?
        Согласные кивки, слова одобрения и нестройная многоголосица зазвучали со всех сторон. Мужчина одобрительно кивнул головой и продолжил:
        - Вы все умерли. Это непреложный факт, и вы сами об этом знаете лучше меня, только еще не осознаете. Пуля грабителя, инфаркт, рак, автомобильная авария, - палец мужчины поочередно указывал на сидящих людей и, когда дошла очередь до доктора, в его памяти моментально всплыли последние минуты жизни, от которых его передернуло. - Вы все умерли! Приняли данный факт?!
        Ткнув пальцем в каждого находящегося на поляне, резюмировал чернобородый и, когда вновь увидел согласные кивки, продолжил:
        - Вы в Преддверии. В Преддверии Эдема, города Бога, ангелов, а также святых и безгрешных людей. Если вы находитесь здесь, значит, ваша жизнь была праведной и безгрешной. Благодарю вас за это, - мужчина приложил ладони к груди и смиренно поклонился. - Чтобы попасть в Эдем, вам просто надо найти его к середине третьего дня. Считайте это простым испытанием. Обычно находят все, на моей практике лишь один человек не смог вовремя дойти до врат Эдема…
        - И что с ним стало? - не удержавшись, задала вопрос рыжеволосая девушка.
        - Этот человек сейчас перед вами, мадам, - скромно опустив голову, произнес мужчина. - Но в этом виноват я сам. Тот, кто по истечении указанного срока, не дойдет до врат Эдема, либо уйдет на перерождение, либо навсегда исчезнет…
        - Это как? - вновь не удержалась рыжеволосая.
        - Количество перерождений ограничено двенадцатью. Если вы уже перерождались двенадцать раз, но так и не попали ни в Эдемград, ни в Сатанабург, вы выпадаете из сансары. Навсегда!
        - Ужас! - эмоционально резюмировала рыжеволосая девушка, приложив ладони к щекам, совсем забыв о своих прелестях, которые совсем недавно прятала от окружающих глаз.
        - Действительно, ужас, - согласился с девушкой чернобородый. - Я с вашего позволения продолжу. Третий вариант, вы останетесь в Преддверии Эдема и будете, как и я, выполнять функции инструктора для вновь прибывающих групп. Но особенно на это не рассчитывайте. Штат инструкторов полностью укомплектован, а количество прибывающих в Рай, за последние годы очень сильно сократилось. Поэтому, сейчас мой помощник, - чернобородый показал рукой на мужчину, который несколько минут назад тряс Эриха за плечо, - выдаст вам комплект одежды, флягу с водой… и кошель с деньгами. Предвосхищая ваш вопрос, сразу объясню, деньги могут понадобиться, особенно тем, кто захочет нанять проводника в первой локации. Пожалуйста, подходите по одному к Иезекиилю.
        Девушки, скромно прикрыв интимные места, сидели на опавшей хвое, стесняясь подняться с земли и предстать в таком виде перед находящимися мужчинами. Эрих обвел взглядом присутствующих на поляне и с удивлением обнаружил, что среди них нет не то что стариков, но даже зрелых людей. Максимальный возраст не превышал тридцати лет.
        - А почему среди нас нет стариков? - не ожидая от самого себя, задал вопрос доктор. - Неужели они все попадают только в Ад?
        - Ой, - рыжеволосая, как будто в первый раз увидев, принялась с удивлением разглядывать себя со всех сторон. - Я же молодая!
        - Да, - широко улыбаясь, подтвердил ее слова чернобородый. - Попадающие в Рай, приобретают лучшее, что у них было на бренной земле. Вот у вас, - мужчина указал рукой на рыжеволосую девушку. - Лучшие физические кондиции были в двадцатилетнем возрасте, а умственные в пятидесятилетнем. В Раю вы их получили в полном комплекте. Без холецистита и деменции.
        - Как интересно! - девушка, осознав, что она молода и прекрасна, не стесняясь, с легкой улыбкой на губах, поднялась и, покачивая аппетитными бедрами, отправилась к помощнику чернобородого за одеждой. Вслед за ней потянулись остальные девушки, но вели они себя более скромно и стеснительно.
        Эрих надел странный наряд, что - то среднее между римской туникой и массайской шукой. Обулся в сандалии с толстой подошвой из дерева и кожаными ремешками, крепко обхватывающими лодыжку. На пояс с одной стороны подвесил флягу, сделанную из необычного материала, очень похожего на композит, а с другой стороны пояса закрепил тощий кошель, в котором позванивали пять золотых монет. Затем доктор аккуратно развернул скрученную в трубочку карту, выполненную на беленом куске материи, и внимательно стал в нее вчитываться. По прошествии некоторого времени, чернобородый мужчина вновь привлек их внимание:
        - Уважаемые, солнце уже взошло. Вы можете смело отправляться в путь, по указанному на карте маршруту…
        - Обязательно соблюдать маршрут? - поинтересовался крепко сложенный шатен, мышцы которого бугрились и перекатывались под загорелой кожей при каждом его движении.
        - Нет, это не обязательно, - нехотя произнес чернобородый. - Но в ваших интересах придерживаться указанного маршрута, чтобы успеть вовремя к вратам Эдема, а не блуждать в песках бескрайней пустыни или среди бездонных болот мангрового леса. И знайте, если вы умрете от голода или по иной причине, вы сразу уйдете на перерождение.
        - Понятно, - шатен кивнул, внимательно посмотрел на карту, скрутил ее в трубочку и спрятал за пазухой, где, Эрих об этом уже знал, располагался большой внутренний карман. - Как определить стороны света?
        - Все как на земле, - чернобородый улыбнулся и показал рукой на восходящее солнце. - Там восток, с противоположной стороны запад и так далее. В Преддверии действуют все законы физики, химии, математики и всего остального, также, как и на земле.
        Молодой человек кивнул, взглянул на солнце, выбрал одну из множества троп, разбегающихся от поляны и, ни с кем не прощаясь, быстрым шагом покинул присутствующих.
        - Ну что же, осталось одно, - чернобородый повел головой в сторону небольшого родника, бьющего из - под корней огромной сосны. Заботливые руки облицевали его диким, рваным камнем, создав импровизированную чашу, из которой вода, тонкой пленкой переваливаясь через края, падала на землю и впитывалась в песок. - Если кому - то интересно узнать неведомое из своей жизни или вспомнить какой - то счастливый момент, вы можете подойти к роднику и посмотреть на водную гладь.
        Отстояв небольшую очередь, Эрих навис над водной гладью и в отражении увидел свое лицо. Его возраст, как и у большинства присутствующих, не превышал тридцати лет. Произнеся полушепотом: «Хочу увидеть счастливый момент своей жизни», он вгляделся в толщь воды, которая вначале покрылась рябью, а потом на ее поверхности появился видеоряд. Глаза Эриха стали влажными, он помнил этот день. День его знакомства с Мартой. Средиземное море, теплый вечер, звук гитары с террасы одинокого кафе и она, в легком платье, юная, нежная, прекрасная…
        - Марта - Марта, как ты там теперь без меня, моя девочка? - пробубнил доктор, провел ладонью по глазам и уступил место стоящему за ним в очереди.
        Он не стал ждать, когда все разойдутся, сориентировался по солнцу и двинулся по тропе, уходящей в глухой лес. Через два часа ходьбы, по прикидкам Эриха, он должен был выйти к полноводной реке, пройти вдоль берега до переправы и к обеду выйти к локации обозначенной на карте надписью «Exc.». Отдохнуть там пару часов и дальше двигаться к новой точке, находящейся, судя по условным обозначениям на карте, в степи…
        - Молодой человек, подождите, пожалуйста, - на одном из ответвлений тропы показалась рыжеволосая девушка. - Меня зовут Хелен, мне кажется, что нам с вами по пути.
        - Думаете? - доктор посмотрел на девушку и оценил ее красоту: молочная кожа, высокая грудь, узкая талия, длинные ноги и красивое лицо обрамленное локонами рыжих волос. По всем законам природы девушка должна была вызвать в нем сексуальное влечение, но для Эриха существовала лишь одна женщина, его супруга Марта. Видимо, девушка почувствовала это и тут же озвучила:
        - В чем дело? Вы смотрите на меня как - то странно…
        - Не обращайте внимания, - доктор жестом остановил девушку. - Это профессиональное, я врач.
        - А - а - а, - протянула Хелен. - Это в какой - то мере оправдывает вашу холодность. А имя у вас есть, доктор?
        - Меня зовут Эрих.
        - Эрих, я совершенно запуталась. Понимаете, я художник, натура творческая и совершенно не умею читать карту.
        - Давайте я посмотрю, - доктор развернул полученную от девушки карту, внимательно ее изучил и подвел итог. - Ваша первая локация «Lib.», до переправы нам с вами по пути. Затем я вас покину, углубившись в степь, а вам надо будет пройти вниз по течению реки, где - то около пятнадцати километров.
        - И когда я там окажусь? Можно я буду держаться за вас?! - девушка взяла Эриха под руку, и они продолжили путь плечом к плечу, благо ширина тропы это позволяла.
        - К обеду. Сравнив вашу карту и свою, я думаю, что у всех маршруты построены так, чтобы проходить за день по две локации. Всего их будет четыре.
        - Пять?! - уточнила девушка.
        - Последняя локация - это Эдем, до него надо добраться к полудню третьего дня.
        - А - а - а, понятно, - легким движением руки, Хелен откинула с лица непослушную прядь волос. - Знаете, так приятно ощущать себя молодой, здоровой и красивой. Я ведь в сорок шесть лет, из - за рака, лишилась груди. Муж от меня ушел, дети выросли и разлетелись, кто куда. А я посвятила свою жизнь искусству и Богу, писала иконы, расписывала храмы, даже на Святой Земле побывала. А жизнь как закончила, вы же слышали?! В неполных шестьдесят лет погибла от пули грабителя.
        - А я под грузовик попал, меня, наверное, хоронили в закрытом гробу.
        - Бедненький. А сколько вам было лет?
        - Сорок четыре года и один день.
        - Господи. Вам бы еще жить и жить…
        За непринужденной беседой они вышли к бурной, широкой реке и, спустишь по отлогому берегу к воде, двинулись по прибрежной полосе вниз по течению.
        Глава 2
        - Вот за этой излучиной, если верить карте, будет мост, - Эрих показал рукой на поворот русла и помог Хелен перебраться через нагромождение выброшенных на берег древесных стволов и сучков.
        - Ничего нет, - Хелен в изумлении уставилась на торчащие из воды полуразрушенные сваи, на которых, вероятно, когда - то держался настил моста.
        - Посмотрите туда, - доктор обратил внимание девушки на группу людей, о чем - то спорящих у самой кромки воды.
        - Это же наши!
        - Кто наши? - Эрих непонимающе посмотрел на девушку, отметив про себя, что она обладает острым зрением. Он с такого расстояния не мог различить лиц людей.
        - Ну, те люди, которые были с нами на поляне.
        - А - а - а, понятно, ну пойдемте, послушаем, о чем они там спорят.
        Преодолев разделяющее их расстояние, они приблизились к группе, состоящей из восьми человек, о чем - то громко спорящей.
        - И снова здравствуйте, - Хелен помахала ладонью, привлекая к себе внимание, затем лучезарно улыбнулась и задала вопрос. - А о чем вы так горячо спорите?
        - Да вот, - стройный молодой человек повел рукой в сторону торчащих из воды голых свай, и с восторгом глядя на Хелен, пояснил. - Спорим, что делать дальше. Идти обратно или попытаться переправиться на ту сторону.
        - Надо возвращаться! - сказал, как отрезал «качок», первым покинувший поляну. - Я здесь уже больше часа и облазил все вдоль и поперек. Течение реки бурное, переплыть сложно, ниже по течению брода нет…
        - Выше тоже нет, - вставил свое слово Эрих. - Мы с Хелен больше километра прошли вдоль русла.
        - Вот, - одобрительно кивнув Эриху, продолжил «качок». - Топора, гвоздей или веревки, чтобы сделать плот, у нас тоже нет. Надо возвращаться и задать вопрос этому инструктору, как они планировали, чтобы мы переправились через реку.
        - Да поймите же вы, это испытание нашей веры. Мы должны войти в реку и выйти на том берегу. Это наш Иордан! Мы войдем одними людьми, а выйдем совершенно другими.
        - Или не выйдем, - пышногрудая брюнетка показала рукой на бревно на том берегу. - Это не бревно. Оно двигается.
        Ширина русла в данном месте реки составляла более трехсот метров, но внимательно приглядевшись, Эрих мысленно согласился с девушкой, что это не обычное бревно и оно там не одно.
        - Это крокодилы, - опередив всех, резюмировала остроглазая Хелен. - Огромные твари.
        - Вот, еще один довод, чтобы вернуться назад! - подвел итог «качок».
        - Малодушные! - потрясая руками, закричал стройный молодой человек, ратующий за то, чтобы переплыть реку - В вас нет и капли веры. Вы испугались каких - то крокодилов. Поймите же, неверные, мы в Раю. Мы подобно Спасителю можем ходить по воде. Здесь никогда и не было моста. Это не сваи, это вехи, указующие путь. Ступайте за мной, я покажу вам личный пример.
        - Как тебя зовут? - «качок» встал на пути у юноши. Молодой человек, которому на вид было не более 17 лет, на фоне мускулистого, тридцатилетнего мужчины выглядел еще более тщедушным и юным.
        - Патрик.
        - А меня Александр, - «качок» сделал шаг вперед, заставляя Патрика отступить. - Если ты войдешь в эту реку, то погибнешь. Утонешь, попав в стремнину или крокодилы утащат на дно, под камень.
        - В тебе нет веры, потому…
        - Замолчи и слушай, - Александр ткнул железным пальцев в грудь Патрику и тот не удержавшись, упал. - Теперь понял?!
        - Понял, - юноша поднялся с земли, Хелен и Эрих помогли ему стряхнуть с одежды прилипший песок. - Мы еще не в Раю. И все законы физики действуют так же, как и на земле.
        - Молодец. Надо возвращаться.
        - Нет. Мы потеряем день и тогда уже точно не попадем в Эдем.
        - Я согласен с Патриком, - Эрих решил поддержать юношу. - Пока вернемся, потратим несколько часов, и вовсе не факт, что инструктор остался на прежнем месте. Нам вновь придется возвращаться к реке, только это будет уже ближе к вечеру. Пока соберем плот, настанет ночь. Совершать переправу ночью глупо, то есть, в лучшем случае, мы сделаем это утром.
        - Почти целый день потеряем, - Александр задумчиво потер волевой подбородок. - Допустим, я с вами соглашусь, но из чего мы будем делать плот, без топора и веревок?
        - Выше по течению, метров триста отсюда, река делает поворот, и там, на берегу, много разнообразного плавника. В том числе есть и стволы. Если все вместе приложим силы, за пару часов сможем собрать плот…
        - А веревки? - не унимался Александр.
        - Туники на полосы распустим.
        - Среди нас четыре девушки, я категорически против, чтобы они обнажали свои тела, - решительно произнес Патрик, сурово глядя на окружающих. - Это срам!
        - Хорошо, - Александр, устало глядя на Патрика, махнул рукой. - Шесть туник будет достаточно.
        ***
        - Всё! Вроде всё, можно грузиться, - Александр еще раз внимательно оглядел получившийся неказистый плот. - Я и Эрих садимся с веслами спереди, еще двое мужчин с веслами позади, оставшиеся рассаживаются в центре.
        Эрих взял в руки импровизированное весло, сделанное впопыхах из разлапистого сука. Плот раскачиваясь на волнах отчалил от берега и подхваченный течением поплыл вдоль берега.
        - Гребем, гребем. Гребем! - перекрикивая шум реки закричал Александр. - Течение оказалось сильнее, чем казалось с берега.
        Эрих со всей силой навалился на весло, пытаясь направить плот к противоположному берегу, но все усилия были тщетны, стоило плоту выплыть на середину реки, как он тут же попал в стремнину, и мощный, быстрый поток понес плот вниз, не обращая внимания на сопротивление его пассажиров. Борьба продолжалась больше часа, как только кто - то из гребцов сбивался с темпа, плот начинало вращать и встряхивать, что рано или поздно могло привести к разрушению хрупкой конструкции.
        - Проклятие! - в сердцах выругался Александр, когда в его руках громко треснуло импровизированное весло, сломавшись надвое. - Хуже некуда.
        - Есть куда, - Эрих, катая на скулах желваки, решительно кивнул вперед. - Пороги, четвертая категория сложности, не ниже!
        - Это плохо? - вертя в руке обломок сука, крикнул Александр.
        - Очень плохо! Я бы даже сказал, смертельно.
        - Что смертельно? - держась за настил плота руками, из - за плеча Александра появилось настороженно - любопытное лицо Хелен. - Господи, это же камни, пороги, мы все погибнем!
        - Мы уже погибли, - цинично ответил Эрих. В минуты опасности он всегда был собран, сосредоточен и циничен. - Держитесь за Александра. Нас после первого порога вынесет достаточно близко к берегу. Когда пройдем первый порог, надо прыгать в воду и плыть к берегу. Передайте это остальным.
        - Хорошо, я сейчас всем скажу.
        - Эрих, ты уверен?
        - Да. Александр, это единственный шанс выжить, дальше будут жернова, тех, кто останется на плоту, размажет по камням.
        Плот неминуемо приближался к первому порогу, Эрих и Александр, забравший весло у сидящего сзади гребца, чудом умудрились обойти крупные камни и вывести плот достаточно далеко за середину реки.
        - Всё, прыгаем! - закричал Эрих, и сидящие на плоту люди кинулись в воду, за исключением девушки - брюнетки с прической каре и двух угрюмых парней, которые за все время произнесли не боле двух слов. - А вам что, особое приглашение требуется? Давайте быстрее, чего вы вцепились в плот, как обезьяна за банан? Не тяните, черт вас возьми…
        - Мы не умеем плавать! - хором ответили мужчины и девушка.
        - А чего же вы раньше молчали? - Эрих повернул голову к приближающейся опасности и понял, что прыгать уже поздно, точка невозврата была пройдена. - Всё, молитесь, нам ко…
        Договорить он не успел, плот взвился вверх на очередном валуне, как на трамплине, и со всего размаха врезался в торчащий огромным черным обелиском останец…
        ***
        - Ну, наконец - то, а то мы уже думали, что вы в кому впали. Голову вам, конечно, сильно рассекло, но это не самое страшное, вот с ногой посерьезнее будет, - стоило Эриху прийти в сознание и открыть глаза, как симпатичная девушка, которую, кажется, звали Катрин, затараторила как пулемет. Мужчина списал это все на психологический шок, по долгу службы, он не раз наблюдал его проявления.
        - Катрин, что произошло?
        - Плот разбился!
        - Это я знаю, а что было потом.
        - Потом те трое, что сидели на плоту, погибли, а вы еле выжили.
        - Пришел в себя?! Отлично, - рядом с Эрихом присел угрюмый Александр и протянул ему флягу. - Держи.
        - Спасибо, во рту все пересохло, - доктор благодарно кивнул и сделал большой глоток из фляги. - Что с ребятами с плота?
        - Все погибли! - Александр тяжело вздохнул и отвел взгляд в сторону.
        - Ты в этом уверен?
        - Да, было три ярких световых вспышки, одна розовая и две синих.
        - И что?
        - И ничего! - Александр в раздражении поднялся с корточек. - Надо было возвращаться, как я говорил, а не плыть через реку.
        - Мы прошли вдоль реки около полукилометра и нашли только ваше бесчувственное тело, три фляги, сандалии и окровавленные одежды, - пояснила девушка, с опаской глядя на «качка».
        - Сколько я был без сознания?
        - Не знаю, наверное, несколько часов.
        - Понятно, - протянул Эрих и аккуратно дотронулся пальцами до головы. На ощупь, ничего страшного не было. Так, глубокое рассечение кожи на виске, кровь уже свернулась и не сочилась. Страшно выглядела щиколотка правой ноги, она была черно - синего цвета и вывернута под неестественным углом. - Какие планы?
        - Не знаю, решайте сами, - устало протянул Александр. - После «заплыва смерти» и гибели трех человек, все находятся в подавленном состоянии. Разбрелись кто куда…
        - Собери их пожалуйста в одну группу.
        - Ладно, пойду поищу их.
        - Катрин?! - Эрих удобнее сел на земле и обратился к мнущейся в стороне девушке.
        - Да? - тут же отозвалась она.
        - Можете пока принести мне обрывки одежды и какую - нибудь палку длиной около полутора метров и рогатиной на конце.
        - Да, конечно, сейчас! - девушка с энтузиазмом сорвалась с места, а доктор проводил ее задумчивым взглядом, определив в ее поведении еще один признак психологического шока, девушка, не думая, была готова исполнять любое его требование.
        Когда Катрин вернулась с требуемым, подтянулись и остальные участники сплава по реке.
        - Как вы, Эрих? - Хелен присела возле мужчины и аккуратно коснулась пальцами виска. - Очень больно?!
        - Терпимо, - не обращая внимания на прикосновения девушки, Эрих распустил тряпки на жгуты и обратился к стоявшему ближе всех к нему молодому человеку. - Патрик, зафиксируй, пожалуйста, ногу выше вывиха.
        - Так?!
        - Двумя руками. Ага, спасибо, держи крепко, - вся группа внимательно смотрела за манипуляциями доктора Атцта, а он, без лишних эмоций, как будто по несколько раз на дню вправляет себе вывихи, прихватил одной рукой пятку, а другой носок стопы и быстро, но плавно, повернул ногу в первоначальное, естественное положение. Раздался щелчок, от которого некоторых передернуло, но доктор только сморщился, наложил повязку и, с помощью импровизированного костыля, поднялся с земли. - Господа, я повторюсь, какие есть планы?
        - Мы не знаем, - ответила за всех Хелен. - Мы уже пообщались на эту тему, пока вы были без сознания.
        - Что, так ни к чему и не пришли?
        - Я считаю, что каждый должен выдвигаться на свой маршрут, - встрял в разговор, стоявший до этого в стороне Александр.
        - Салех и Брайн утопили свои карты, - возразила Александру девушка. - И они не помнят маршрута по памяти.
        - Я тоже утопил свою карту, - поддержал Хелен Эрих. - Да и возвращаться вверх по течению, делая дополнительный крюк, чтобы попасть в свою первую локацию, достаточно глупо.
        - Я лишь озвучил свою точку зрения. Ведь не просто так у каждого на карте были нанесены различные локации?
        - Инструктор говорил, что не обязательно посещать те локации, которые указаны на карте…
        - Но желательно! - перебил ее «качок».
        - Александр, цель у всех одна, добраться до врат Эдема.
        - Повторюсь, я лишь высказал свою точку зрения. Каждый пусть решаем сам. Лично я пойду по своему маршруту.
        - Ты прав, каждый решает сам, - Эрих обвел окружающих взглядом. - Друзья, если вам не сложно, не могли бы вы дать мне взглянуть на ваши карты, чтобы составить для себя оптимальный маршрут пути. Хромым я далеко не уйду.
        - Да, конечно, - Катрин первой протянула свиток, а через мгновение, ее примеру последовали еще три участника группы у которых сохранилась карты.
        - Очень интересно, - произнес Эрих, внимательно изучив переданные ему карты с обозначенными маршрутами. - Катрин, а вы знаете, что наши с вами маршруты совпадают на семьдесят пять процентов. Разница лишь в первой локации, а последующие три идентичны.
        - И что это решает? - нахмурившись, произнес Александр.
        - Много что! Можно взглянуть на твою карту? - Эрих испытующе посмотрел на Александра.
        - Мой ответ «нет»!
        - Почему? - изогнув в удивлении бровь, поинтересовался Эрих.
        - Потому, доктор, что это мой путь и я пройду его от начала и до конца.
        - Вы странно себя ведете, Александр! - Патрик обличающе вытянул руку в сторону «качка», под одобрительные кивки Салеха и Брайана.
        - Я все сказал и оправдываться ни перед кем не собираюсь, - Александр мрачно посмотрел на кучку людей, мнущуюся за спиной Патрика. - Я иду к локации, обозначенной как «Exc.», если кому - то тоже туда надо, можете составить мне компанию.
        - Мне надо было в эту локацию, - встрепенулся Салех. - А вторым местом была локация «Inv.».
        - Удачное совпадение, - Александр устало улыбнулся. - У меня первые две локации аналогичные.
        - А как называются две последние локации на твоем маршруте? - задал Александру вопрос Эрих.
        - Не твое дело!
        - Напрасно ты так, дружище, - доктор пожал плечами. - Мне тоже надо было попасть в локацию «Exc.», но с травмированной ногой я туда дойду только через сутки. Я лишь хочу, чтобы все успели вовремя дойти до Эдема. А для этого нужно составить оптимальный маршрут. Солнце уже перевалило за полдень, если идти по ранее намеченному маршруту, никто не успеет.
        - Я пойду ночью! - отрезал Александр. - Кто со мной?
        - Я, - Салех аккуратно обошел Эриха и приблизился к Александру.
        - И я тоже, - ряды сторонников доктора покинула высокая, длинноногая блондинка с распущенными волосами до лопаток. - У меня тоже две первые локации «Exc.» и «Inv.».
        - Ну ладно, тогда счастливого пути, - Эрих покачал головой. - Встретимся у врат Эдема.
        - Не встретимся, - Александр с жалостью посмотрел на доктора. - Ты не дойдешь, даже если тебе будут помогать.
        - Поживем-увидим.
        - Знаешь, в чем основная проблема, Эрих?! - отворачиваясь, промолвил Александр.
        - И в чем же? - вопрос прилетел в широкую спину «качка».
        - В том, что ты как груз, сам идешь на дно и других за собой тянешь.
        Эрих крепко сжал зубы, играя желваками, но ничего не ответил. Когда Александр, в сопровождении Салеха и Славны, исчез из его поля зрения, он повернулся к своим товарищам со словами:
        - Друзья, времени осталось мало, и если идти по тем маршрутам, которые указаны у каждого на карте, вы не успеете к назначенному времени…
        - А если идти ночью?
        - Это скажется на общей скорости передвижения и учтите, что ночью очень легко сбиться с пути, особенно в пустыне.
        - Что ты предлагаешь, Эрих? - задал вопрос Брайан - Ничего, что я к тебе на «ты»?
        - Нормально, я думаю, нам всем уже давно следует перейти на «ты».
        - Поддерживаю предложение, - Патрик одобрительно кивнул. Девушки также согласно покачали головами.
        - Я предлагаю построить новый маршрут, - Эрих испытующе посмотрел на окружающих.
        - Зачем? - озвучила общий вопрос Катрин.
        - Чтобы выиграть время, - Эрих опустился на землю, развернул три лежащие перед ним карты и стал комментировать. - Вот, смотрите, у каждого на карте нанесено по четыре локации, но всего их шесть: «Lib.», «Cra.», «Inc.», «Pig.», «Inv.», «Exc.»…
        - Не факт, что их шесть, Эрих, - Брайан склонился над картами вместе с доктором. - У меня была еще одна локация, которой не было на других картах.
        - Скорее всего ты прав, но даже имея лишь данные по этим локациям, мы можем значительно укоротить маршрут. Вот смотрите, карта Катрин. Ее маршрут состоит из четырех локаций по порядку: «Lib.» - «Cra.» - «Inv.» - «Pig.», и уже в конце Эдем.
        - И что?
        - Катрин, можно я на твоей карте нанесу все шесть локаций?
        - Да, пожалуйста.
        Эрих порылся на земле, нашел кусочек щепки, затем оглядел окружающий ландшафт внимательным взглядом, но, видимо не обнаружив ничего достойного, просто надавил на рану на виске ладонью.
        Девушки охнули, Патрик неистово перекрестился, а Брайан лишь хмыкнул и с кривой усмешкой произнес:
        - Отчаянный ты мужик, док.
        - Надо же чем - то точки отмечать, - извиняющимся тоном произнес Эрих. - А ягод, из которых можно добыть сок, поблизости нет. Вот я из себя сок и выжал.
        - Как это цинично звучит! - с негодованием произнес Патрик.
        - Я врач, цинизм - это профессиональная деформация личности, - ответил Эрих на выпад Патрика, что - то чиркая кровью на карте. - Ну вот, как - то так.
        Все собравшиеся склонились над творением доктора, внимательно рассматривая новый маршрут.
        - Я ничего не понимаю, - резюмировала Хелен, - но я полностью вам доверяю, мальчики!
        - Хм, - Брайан одобрительно повертел головой. - Выбрасываем одну локацию, срезаем два угла, экономия почти целый день.
        - Да, посещаем только три локации: «Lib.» - «Inc.» - «Pig.».
        - Ты точно сможешь пройти такое расстояние со своей ногой? - озабоченно глядя на Эриха, задал вопрос Патрик.
        - Мы сейчас дойдем до локации «Lib.», она, по моим прикидкам, километрах в шести ниже по течению, как раз к закату доковыляем. А за ночь отек спадет и будет намного легче.
        - Хорошо, тогда можешь смело опираться на меня, - Патрик подставил свое угловатое юношеское плечо Эриху, под улыбающимися взглядами попутчиков.
        - Спасибо, я вот только фляги захвачу, чего добру пропадать, - Эрих нацепил на себя три фляги под непонимающими взглядами окружающих и, воспользовавшись предложенной помощью Патрика, повел свой маленький отряд в направлении локации, обозначенной на карте как «Lib.».
        Глава 3
        - … я вывернул на проезжую часть и тут в мой автомобиль врезался грузовик, - окончил рассказ Эрих и остановился, чтобы поправить сползшую повязку на ноге.
        - Эрих, а я ведь в юности легкой атлетикой занимался, - Патрик стоял рядом с Эрихом и, прищурившись, смотрел на красный шар заходящего солнца. - Бегал на короткие и средние дистанции.
        - Ну - у - у, - Эрих обозначил голосом, что внимательно слушает Патрика, продолжая перебинтовывать ногу.
        - А потом глупая и ужасная травма, порвал ахиллесово сухожилие и на всю оставшуюся жизнь остался хромым.
        - Да ну, - Эрих закончил с повязкой и распрямился. - Сухожилия можно было сшить, период реабилитации, конечно, достаточно большой и сложный, но тем не менее. Бегать, может быть, и не смог бы, но от хромоты точно избавился.
        - Не смеши, кому я был нужен в конце сороковых в небольшом городке под Дублином?! В нашей больнице даже хирурга нормального не было.
        - В конце сороковых? - вопросительно протянул доктор.
        - Когда я умер, мне было восемьдесят семь лет и семьдесят из них я хромал.
        - Дела - а - а - а…
        - О чем шепчитесь, мальчики? - Катрин и Хелен поравнялись с остановившимися Патриком и Эрихом, через несколько секунд к компании присоединился и Брайан.
        - Да вот, Патрик говорит, что при жизни он был хромым. Порвал сухожилия в юном возрасте.
        - А - а - а, теперь понятно, почему в отличие от остальных мужчин ты выглядишь так молодо, твои лучшие физические кондиции были до того, как ты получил травму, - констатировала Хелен. - А жена у тебя при жизни была?
        - Нет, конечно, - Патрик с улыбкой махнул ладонью. - Об этом не могло быть и речи.
        - Почему? - не унималась Хелен. - Ты такой симпатичный и милый, подумаешь, хромой…
        - Я был священником, Хелен, католическим священником. По правилам целибата, нам запрещено иметь жен. Я всю жизнь прожил в невинности.
        - Да ну?! - Хелен легонько толкнула Патрика в плечо. - Прямо вот ни с кем и ни разу.
        - Да.
        - Знаешь, я очень много читала о католических священниках, о педофилии и разврате в стенах церкви.
        - Не в моей церкви, Хелен! - Патрик нахмурил брови. - Может быть и завелось в лоне церкви несколько паршивых овец, но их лишь единицы. И вообще, давай закончим этот неприятный разговор.
        - Ладно - ладно, я же не настаиваю…
        - Какой - то городок впереди, - подал голос Брайан, шедший чуть впереди. - Видимо, это наша первая точка маршрута.
        ***
        Населенный пункт был странным и не вписывался в окружающий ландшафт. Как будто кто - то выдернул типовой средневековый город и разместил его на берегу реки, окружив диким буйством природы. С высоты пологого холма, на котором располагались путники, город был как на ладони: кварталы, улицы, дома и пятиметровая каменная стена, опоясывающая город квадратом. Площадь города не превышала пяти квадратных километров и, по прикидкам Эриха, в городе должно было проживать не более двух тысяч человек. Преодолев по подъемному мосту небольшой ров, компания оказалась перед крепкими дубовыми воротами, окованными бронзовыми полосами.
        - Вход в город стоит половину серебряной монеты с человека, - тут же уведомил путников стоящий у врат худощавый копейщик. - Ну, или пять медяков, это кто чем меряет.
        - М - м - м, - Эрих извлек из кошеля золоту монету и, показывая стражу, поинтересовался. - Сдача найдется?
        - Найдется, - ответил тот и извлек из ниши в стене шкатулку, порылся в ней и, забрав золотой, отсыпал в ладонь Эриху семь серебряных монет и пять медных. - Добро пожаловать в наш город, добрые путники. Рекомендую вам остановиться на ночь в заведении старика Хасана.
        - И чем же заведение Хасана лучше остальных? - поинтересовался Патрик.
        - Оно дешевле и в нем есть увеселения на самый притязательный вкус!
        - Какие еще увеселения? Мы следуем к вратам Эдема! - возмутился Патрик и неистово перекрестился.
        - Вот и пользуйтесь моментом, - губы стражника растянулись в улыбке. - В преддверии Эдема вы можете делать и творить все, что вам заблагорассудится. Можете реализовать любое свое тайное желание и вам ничего за это не будет. Так как оцениваются лишь ваши деяния, совершенные на земле.
        - А раз мы уже в преддверии Рая, то значит суд уже совершен, - задумавшись произнесла Хелен. - В этом что - то есть. Я так давно не расслаблялась, последний раз в ночном клубе была еще до замужества.
        - Правильно рассуждаете, девушка. Отдохните по полной программе, пока есть такая возможность.
        - Спасибо за совет, мы обязательно им воспользуемся, - Хелен лучезарно улыбнулась на подмигивание стражника, взяла под руки Патрика и Эриха и потащила их в город. - Ребята, пойдемте быстрее, время утекает.
        Патрик хмуро посмотрел на стража, Эрих и Катрин только пожали плечами, а Брайан, кинув оценивающий взгляд на Хелен, пробубнил себе под нос:
        - Дела - а - а - а…
        ***
        Заведение старика Хасана оказалось большим двухэтажным каменным строением. На первом этаже находились разнообразные увеселительные учреждения: ресторан, ночной клуб, казино. Но на всем лежал отпечаток средневекового колорита. На втором этаже располагались гостиничные номера. Каждый из путников заплатил по полсеребрушки за номер и отправился к себе в комнату в сопровождении местного персонала. Эриха провожала стройная длинноногая девушка с косой до пояса.
        «Коса как у Марты и парфюм похожий» - подумал Эрих, идя следом за девушкой по длинному коридору гостиницы.
        - Вот ваш номер, господин, - девушка открыла дверь, с улыбкой заглянула в глаза Эриху и томно произнесла. - Может быть господин еще чего - нибудь желает?
        - Да, мне бы помыться…
        - В номере, вот за той дверью, - девушка изящной ладонью показала на расположенную справа от входа дверь. - Расположен санитарный узел со всеми удобствами: душ с горячей водой и банными принадлежностями, унитаз и даже биде.
        - Ничего себе, средневековье, - доктор задумчиво почесал затылок.
        - Может быть, господин желает еще чего - нибудь? - вновь улыбнувшись, поинтересовалась девушка.
        - Да, мне бы одежду и обувь приобрести…
        - Для каких условий?
        - В каком смысле, для каких условий?
        - Условия эксплуатации: лес, город, пустыня, степь.
        - Лесостепь и пустыня.
        - Через час вещи будут вам доставлены, - девушка оценивающе осмотрела Эриха. - Цена комплекта один золотой.
        - Спасибо большое.
        - Один золотой, господин! - девушка протянула открытую ладонь в сторону доктора.
        - О, извините, конечно, - мужчина, запутавшись в шнурках кошеля, чертыхнулся, но быстро справился с возникшей проблемой и, через мгновение, золотой кругляш исчез в руке девушки.
        - Господин еще желает чего - нибудь? - вновь улыбнувшись, с нажимом, задала вопрос девушка и бросила откровенный взгляд на заправленную постель.
        - Знаете, наверное, нет, я очень плохо себя чувствую, у меня травма ноги, - Эрих, оправдываясь, стал пятиться спиной к двери в номер. - Я бы рад, но вот видите, какой неприятный казус произошел.
        - А?! - девушка на мгновение зависла, затем пару раз моргнула и доверительным тоном, понизив голос, произнесла. - Господин предпочитает мальчиков или хочет уединиться с мужчиной?!
        - Да нет, ну что вы такое говорите, - покраснев от подозрений служащей гостиницы, Эрих нагнулся и размотал тряпки на ноге. - Вот, смотрите!
        - Это плохо! - девушка ткнула пальчиком в опухший голеностоп сине - черного цвета. - Вам вызвать целителя?
        - Да я уже вывих вправил, чем он может помочь? Я не думаю, что у него найдется ибупрофен или кетонал.
        - Не знаю, - девушка пожала хрупкими плечиками. - Он может вылечить ногу.
        - Физиотерапия и время, вот что может вылечить мне ногу…
        - Нет, целителя зовут не Физиотерапия, его имя Кваритори.
        - Милая девушка… - Эрих запнулся, подбирая слова, чтобы деликатно выставить назойливую особу, но девушка неправильно интерпретировала его заминку и широко улыбнувшись сделала шаг навстречу.
        - Господин желает познать тепло моих ног?!
        - Нет - нет - нет! Не сейчас. Пришлите, пожалуйста, ко мне целителя, как там его? - доктор, щелкая пальцами, стал вспоминать имя местного врачишки.
        - Кваритори, господин!
        - Да, вот его и побыстрее, пожалуйста.
        - Хорошо, господин, но имейте ввиду, целитель оказывает только услуги, связанные с лечением…
        - Очень хорошо! Слава богу.
        - Хорошо. Господин, когда целитель покинет вас, мне прийти к вам?
        - Нет, думаю не стоит, у меня встреча с друзьями, я буду занят.
        - Как скажете, - девушка, понурив голову, собралась покинуть доктора, когда он остановил ее, не в силах видеть, как его отказ расстроил её.
        - Вот, возьмите, это вам! - в ладонь девушки опустилась серебряная монета.
        - Господин передумал? - девушка с непониманием воззрилась на Эриха.
        - Нет, это вам за вашу красоту и доброту. Вы очень привлекательная девушка и, при иных обстоятельствах, я бы обязательно согласился на ваше предложение, но обстоятельства сложились иначе.
        - Спасибо вам, - от приятных слов девушка зарделась, и мужчина еще раз отметил, что девушка имеет очень большое сходство с его женой Мартой. - Я тогда пойду за целителем.
        - Да, ступайте, э - э - э… - Эрих хотел назвать девушку по имени, но осознал, что за все время общения так и не удосужился выяснить, как зовут девушку.
        - Марта, господин, мое имя Марта!
        - Ага, - доктор еле обуздал накатившие эмоциями. - Марта значит?! Спасибо, Марта, ступайте с богом.
        ***
        - Да, войдите, - ответил Эрих на легкий стук в дверь.
        - Добрый вечер, странник.
        - Здрасьте, - мужчина с удивлением уставился на стоящего в дверях двухметрового исполина с саженными плечами и кулаками размером с дыню, сглотнув подступивший к горлу ком, Эрих поинтересовался. - А в чем, собственно, дело?
        - Мое имя Кваритори, я от Марты…
        - Фу, я уже чего только не надумал, - Эрих облегченно махнул рукой и грузно осел на постель. - У меня был вывих ноги, наверное, с надрывом связок. С вывихом я справился, но на лицо отек и небольшой озноб, видимо температура поднялась. Если у вас нет болеутоляющего, навряд ли вы чем - то сможете мне помочь…
        - Надо лечить! - категорично заявил целитель - Золотой у вас есть?
        - Ну, допустим, есть, как вы собираетесь… - Эрих замолчал, когда целитель широкими шагами преодолел расстояние до него, потер ладони и наложил их на травмированный голеностоп.
        С рук целителя потекло приятное тепло и даже невооруженным взглядом было видно легкое свечение, выбивающееся из - под пальцев.
        - Вот и все, - целитель достал из внутреннего кармана несвежий платок и вытер им вспотевший лоб. - Если претензий к моей работе нет, прошу вас рассчитаться.
        - Нет, - Эрих без проблем, с удивлением, покрутил ранее травмированной ногой, прошелся по комнате взад - вперед и, не чувствуя никакого дискомфорта, протянул монету целителю со словами. - Это просто волшебство какое - то!
        - Я не волшебник, я целитель! - Кваритори с большим удовольствием принял монету. - Вот теперь можно и в трактир сходить, пропустить стаканчик вина или чего покрепче. Не желаете присоединиться?
        - Нет, благодарю вас, я, пожалуй, приму душ и встречусь со своими друзьями.
        - Ну, как знаете, как знаете. Была бы честь предложена!
        - Спасибо вам большое за ногу.
        - Не благодарите, за все уплачено. До свидания.
        - Ну, скорее, прощайте! Завтра утром меня здесь уже не будет.
        - Как знать, как знать, - в своей загадочной манере произнес целитель, глядя на кошель, лежащий на столе. - Быть может и до свидания!
        Когда целитель покинул номер, Эрих закрыл дверь на крепкий засов и, открыв на распашку окно, выходящее во двор, полной грудью вдохнул свежий вечерний воздух.
        - Ну и денек сегодня, - пробурчал он себе под нос. - Надеюсь, на сегодня с приключениями закончено.
        ***
        Друзья за ужином обсуждали свои новые наряды: льняные рубашки до колен, штаны типа шаровар, ботинки - калигулы и головные платки - арафатки, когда мимо них пролетела оголтелая девушка, с ужасом в глазах. Она, периодически заглядывала под столы и в темные углы ресторана, что - то спрашивала у официантов и бармена. Когда она пробегала мимо их столика, Патрик поинтересовался у нее:
        - Девушка, что произошло, вам помочь?
        - Простите, господин, - девушка уважительно поклонилась. - Из нашего пег - хауса, пропал пег - бой. Наш хозяин в ярости и требует немедленно его найти, так как клиент уже оплатил услуги.
        - Т - а - а - а - к, - лицо Патрика исказила гримаса бешенства, он вытер рот салфеткой и обратился к замершей от страха девушке. - Пег - хаус, значит, у вас тут, да?! Пег - бой[3 - В Азии существовали целые публичные дома с мальчиками, которые англичане называли пег-хаусами (peg-house). Слово “peg” переводится как “колышек”. Смысл в том, что мальчикам-работникам этих публичных домов перед началом “работы” вставляли в задний проход колышек, чтобы клиенту потом было легче войти. Таких мальчиков звали пег-боями (peg-boy), то есть “мальчиками с колышком”.], значит, пропал, да?!
        - Да, господин!
        - Официант, счет! - Патрик жестом и криком обратил на себя внимание служащего. - А ты, красавица, веди меня к своему хозяину.
        - Подождите, я с вами, - Брайан также поднялся из - за стола и проследовал вслед за девушкой и Патриком.
        - Вы что - нибудь поняли? - Эрих оплатил счет, благо он составлял всего пять серебряных монет, и с недоумением уставился на Хелен с Катрин.
        - Я английский плохо знаю, - пожав плечами, призналась Хелен. Катрин тоже плохо владела английским языком, поэтому дать вразумительный ответ не смогла.
        Через десять минут в ресторан вернулись Брайан с Патриком. Если первый был спокоен и сосредоточен, то Патрик, наоборот, весь кипел.
        Он с остервенеем отодвинул стул и сел за столик.
        - Представляете, устроили тут Содом и Гоморру! И это в двух днях пути от Эдема!
        - Ты можешь внятно объяснить, что произошло?
        - У них здесь, за стеной, половину первого этажа занимает публичный дом, - вмешался в диалог Брайан. - Причем на любой изысканный вкус!
        - Как интересно, - стрельнув глазами в сторону разгоряченного Патрика, промурлыкала Хелен.
        - Развращенный, Брайан, даже извращенный вкус, а не изысканный! - не услышав слов девушки, стал возмущаться Патрик. - Пег - хаус тут устроили, представляете?! Средневековье какое - то, дикая Азия!
        - Что такое пег - хаус? - доктор испытующе вгляделся в красное от гнева лицо священника.
        - Мерзость это, Эрих! - Патрик в бессильном жесте махнул ладонью. - Даже говорить об этом не хочу.
        - Пег - хаусами раньше называли публичные дома в которых работали мальчики, - вместо Патрика ответил Брайан.
        - А почему такое странное название? - в первый раз за все время беседы подала голос Катрин.
        - Слово “peg” переводится как “колышек”. Смысл в том, что мальчикам - работникам этих публичных домов перед началом “работы” вставляли в… хм, анус колышек. Ну, чтобы клиенту потом было легче войти. Естественно, таких мальчиков звали пег - боями (peg - boy), то есть “мальчиками с колышком”.
        - Фу, какая мерзость! - Катрин сморщилась в отвращении.
        - Вот и я о том же! - тут же поддержал ее Патрик. - А этот старик Хасан, их владелец, говорит мне, чтобы я не лез не в свое дело. Эти мальчики не люди, а духи, которые живут в Преддверии и нечего все здесь мерять по земным меркам. Каков нахал, а?!
        - Да уж, - Хелен хлопнула ладонями по столешнице. - В такой ситуации надо обязательно выпить и не возражайте мне.
        ***
        Поздно вечером доктор возвращался в свой номер. Горничная Марта составила ему компанию, помогая нетрезвому гостю благополучно добраться до своей комнаты.
        - М - мм - Марта - арта, - еле ворочая языком, произнес доктор. - Знаете - те, я ведь раньше, там - ам, гы! Никогда не употреблял спиртных напитков. А тут у вас такая мерзость, бр - р - р, и я выпил! Вот видите, что делает с человеком, ик - х, один бокал шампанского?!
        - Господин, в Преддверии нет ничего такого, чего нет на земле! И пили вы не шампанское.
        - Ну виски, киски ели из миски! Ха, я поэт, прикинь! - доктор осоловевшим взглядом посмотрел на спокойное лицо девушки и махнул рукой. - А, ничего ты не понимаешь в поэзии. Ну, не один бокал, а два - три - четыре - пять, вышла зайка погулять, вот такая она ять, гы.
        - Вы смешной, господин, - Марта неестественно улыбнулась, фиксируя еле стоящего на ногах Эриха возле двери в номер. - Вам надо хорошенько выспаться, я слышала, как вы просили портье разбудить вас на восходе.
        - Слушай, Марта, девочка моя, - доктор провел крепкой ладонью по белокурым волосам девушки. - А давай вместе выспимся, а?
        - Господин передумал?! - девушка с трудом открыла дверь, улыбка на ее губах стала естественнее, она облизала губы розовым язычком и томно произнесла. - Одна серебряная монета за час или одна золотая за ночь, и я исполню любые, даже самые потаенные, ваши желания.
        - Ух ты какая, - доктор погрозил Марте пальцем, а его рука в это время легла на крепкое бедро девушки. - Да хоть две золотых монеты, эту ночь ты будешь долго помнить, плохая девочка будет наказана.
        - О да, мой господин, накажи меня, я очень плохая девочка.
        - И накажу! Помнишь, как тогда, в Марракеше, когда ты заигрывала с этим огромным волосатым марокканцем?!
        В обнимку они зашли в номер и Марта с недоумением уставилась на кровать.
        - Господин, а где покрывало?
        - Какое покрывало? - Эрих мутным взглядом обвел комнату. - На кой черт нам это покрывало, солнышко?
        - Я перед вашим приходом убирала комнату и заправляла кровать покрывалом!
        - Сдалось тебе это покрывало, Матра, тьфу - ты, Марта?! Спер кто - нибудь, вон, окно открыто было, воришка залез какой - нибудь, в надежде поживиться деньгами постояльца, ничего не нашел и с горя прихватил покрывало.
        - Покрывало стоит пять серебряных монет, это настоящий кашемир, ручная работа. Я отвечаю за этот номер перед стариком Хасаном. Если что - то пропадет, меня за это накажут, могут даже вышвырнуть на улицу.
        - Всё, Матра, тьфу ты, Марта, компенсирую я тебе стоимость этого покрывала, - рука Эриха плавно спустилась с поясницы девушки на ее упругий зад. - Меньше слов, больше секса.
        - Хорошо, господин, - девушка, сексуально улыбаясь, легко повела плечами и платье, с легким шелестом, соскользнуло на пол.
        Громкий стук в дверь в один миг разрушил сложившуюся интимную атмосферу. Грубый голос потребовал немедленно открыть дверь. Марта схватила упавшее платье и нервно принялась натягивать его на себя, пряча под тонкой тканью свои прелести, под грустный вздох и печальный взгляд Эриха.
        - Это старик Хасан! Это все из - за покрывала! - чуть не плача, шепотом, промолвила девушка. - Он меня вышвырнет на улицу.
        - Не вышвырнет, держи деньги за тряпку! - пьяный угар и сексуальное возбуждение, как будто по мановению волшебной палочки, покинули тело доктора, он порывисто подошел к двери и резко ее раскрыл. - По какому праву вы ломитесь ко мне в номер посреди ночи?
        Стоящий в коридоре старик и пара дюжих слуг опешили от такого напора и сразу не нашлись, что ответить агрессивному постояльцу. Их поведение только подхлестнуло ярость доктора:
        - Когда я вошел в ваш город, стражник посоветовал посетить заведение старика Хасана, как одно из самых приличных мест в городе. Если, по - вашему, прилично вламываться к постояльцу среди ночи, когда он находится наедине с девушкой, что же тогда, по - вашему, является неприличным?
        - Господин, дело в том, - начал заискивающе объяснять старик с бегающими глазками и крючковатым носом. - У нас пропал пег - бой, мальчик для…
        - Я уже слышал об этой мерзости, причем здесь я?
        - Ну почему же мерзости, очень многим постояльцам…
        - Не хочу об этом слышать! Еще раз повторяю, причем здесь я? Я никакого отношения к его исчезновению не имею и даже не видел его никогда!
        - О, господин, вы неправильно меня поняли, - старик в защитном жесте вытянул перед собой руки. - Дело в том, что он мог из своей комнаты выбраться только во двор. Двор огорожен высоким забором, без посторонней помощи ему препятствие не преодолеть. Вот мы и решили, что он, скорее всего, забрался на крышу сарая. А с нее можно попасть в один из трех номеров. Два мы уже обыскали, остался только ваш.
        - Обыскали они, - угрюмо произнес доктор, ему не нравился старик Хасан, ему не нравились его слуги, ему категорически не нравилась вся сложившаяся ситуация. - Ладно, заходите, убедитесь, что его нет в комнате и оставьте меня в покое.
        - Конечно, господин, мы быстро управимся, - старик Хасан кивнул своим прислужникам, и они коршунами влетели в комнату.
        Через минуту один из слуг доставал из - под кровати мальчика лет девяти. Мальчишка плакал, отбивался ногами, но слуга быстро сломил сопротивление, вытащил его на середину комнаты и поставил на всеобщее обозрение. Хасан с бешенными глазами подлетел к мальчику и нанес ему звонкую пощечину, от которой ребенок упал на спину. Из разбитого носа текла кровь смешиваясь со слезами. Плач был беззвучным, мальчишка отполз в угол комнаты со страхом и ненавистью переводя взгляд с одного взрослого на другого. Когда его глаза встретились с глазами Эриха в них, на мгновение, забрезжила надежда, но тут же погасла, когда доктор в бессильной злобе отвел взгляд в сторону.
        - Маленький подлец! В каком свете ты меня выставляешь, неблагодарная тварь? Уважаемый человек оплатил твои услуги, а ты так себя ведешь.
        - Мне больно, господин Хасан! - размазывая по щекам слезы и кровь, с всхлипом произнес мальчишка.
        - А ты терпи. Ты думаешь, остальным пег - боям легче?! Нет, а они не ропщут. Ты еще не представляешь, что такое настоящая боль. Вот сейчас тебя отволокут на конюшню, получишь розог и тогда осознаешь, что такое настоящая боль!
        - Не надо, господин. Я больше не могу у вас работать…
        - Не может он, - старик навис над мальчиком брызгая слюной во все стороны. - Твой отец отдал тебя за долги. Пока долг не отработаешь, будешь делать то, что я тебе прикажу.
        - Мне больно, - мальчишка снова заплакал.
        - На конюшню этого нытика, - Хасан кивнул слугам на мальчика. - А потом, когда оклемается, подкладывать под всех желающих, без разбора!
        Слуги за руки подняли мальчонку с пола и вывели из комнаты. Проходя мимо Эриха, мальчик посмотрел ему в лицо своими красными от слез глазами и чуть слышно прошептал разбитыми губами:
        - Помогите, дяденька, помогите.
        Эрих отвернул лицо в сторону, чтобы никто не заметил предательски блеснувших слез. «Что я могу сделать?» - задал он вопрос сам себе - «Завтра меня здесь уже не будет, я не могу помочь этому мальчишке!». Противореча своему внутреннему голосу, он догнал процессию, ведущую ребенка на экзекуцию и произнес, с удивлением обернувшемуся к нему старику Хасану:
        - Уважаемый Хасан, сколько составляет долг отца этого ребенка? - Эрих со скрипом выдавил из себя слово «уважаемый», но, в данном случае, чтобы польстить старику, этого требовала ситуация.
        - Пятьдесят золотых монет, господин странник.
        - Ого, - доктор от неожиданности присвистнул. - Серьезная сумма.
        - Да, это большие деньги, но я был добр к его отцу и пошел ему на встречу, одолжив пять золотых!
        - Вы же сказали пятьдесят.
        - Проценты, - с улыбкой разведя в стороны руки, промурлыкал Хасан. - Чтобы проценты перестали расти, отец отдал мальчишку ко мне в заведение.
        - Понятно, - Эрих почесал затылок и с жалостью посмотрел на понурившего голову мальчишку. - Сколько надо заплатить, чтобы провести с ним ночь?
        - Один золотой, господин, - Хасан с удивлением взглянул на доктора, а затем продолжил. - Очень хороший мальчик, господин, вы не пожалеете!
        - Хорошо, я понял, - доктор извлек тощий кошель. В нем лежало всего лишь две золотых, пять серебряных и десять медных монет.
        - Так что, господин?
        - Да. Я беру мальчишку на ночь, - Эрих сунул в сухую ладонь Хасана, похожую на птичью лапу, золотую монету и взяв мальчика за руку, повел к своему номеру.
        Хасан задумчиво проводил их взглядом, хмыкнул и обратился к замершим столбами слугам:
        - Конюшня подождет до завтра.
        Услышав слова Хасана, Эрих с такой силой сжал челюсти, что заскрипели зубы.
        ***
        - Тебя как зовут, малыш? - закрывая дверь в номер, поинтересовался он у ребенка.
        - Балачак, господин, - мальчик стоял у стены переминаясь с ноги на ногу под пристальным взглядом Эриха и подозрительным взглядом Марты. - Не делайте мне больно, пожалуйста.
        - Не бойся меня. Ты голодный?
        - Немножко.
        - Марта, - Эрих повернулся к девушке и в извиняющемся жесте развел руки. - Прости, сегодня ничего не получится.
        - Господин, ты напрасно меня меняешь на этого воришку!
        - Зачем ты наговариваешь на него, Марта?
        - Это он украл кашемировое покрывало, я нашла его под кроватью.
        - Перестань, он просто укрывался им. Принеси, пожалуйста, еды и горячего сладкого чаю, - доктор дал Марте пять медных монет. - Этого достаточно?
        - Да, господин.
        - А те монеты, которые я тебе дал за покрывало, оставь себе в качестве компенсации.
        - Благодарю вас, господин, - девушка расплылась в улыбке и мигом кинулась на кухню за продуктами.
        - Значит так, Балачак, - Эрих разложил кресло, кинул на него одеяло и одну из подушек с кровати и показал на них мальчику. - Спать будешь здесь. А завтра уже будем решать, как жить дальше. Нос и губы сильно болят?
        - Нет, я уже привык. Господин Хасан и его слуги часто меня бьют за неповиновение и нерадивость.
        - Поешь хорошенько, когда Марта принесет еду и, главное, выпей сладкий чай. У тебя стресс и перенапряжение, - доктор зевнул и лег на кровать. - Сладкое тормозит выработку кортизола, гормона стресса в организме…
        Глава 4
        - Патрик, просыпайся, надо позавтракать и выдвигаться на маршрут, - барабаня в дверь номера, кричал Эрих. - Солнце уже взошло, раньше выйдем, раньше доберемся до цели.
        - Что ты орешь с утра пораньше? - в конце коридора, в дверях номера, стояла одетая в новую одежду Хелен и вопросительно глядела на Эриха.
        - Портье сказал, что разбудил всех, кроме Патрика, вот, я лично решил разбудить этого соню.
        - Он в моем номере провел ночь, - безэмоционально произнесла девушка. - Что за мальчишка рядом с тобой?
        - Это Балачак, пропавший пег - бой, он ночевал со мной, надо решать его дальнейшую судьбу.
        - Да ты что? - девушка в изумлении широко округлила глаза. - Встретимся в буфете, и все обговорим, я сейчас потороплю Патрика.
        ***
        - Как - то слишком просто, вам не кажется? - Хелен посмотрела на попутчиков. - Мы просто спустили его из окна на улицу, спокойно прошли с ним через половину города, но никто и слова не сказал. До ворот десять метров, нам что, так просто дадут покинуть город?
        Первым через ворота прошел Брайан и стражник, прощаясь, лишь вяло кивнул головной. Также он повел себя с остальными, пока в воротах не показался Эрих с мальчиком за руку.
        - Путник, ты можешь покинуть город, а вот мальчишке придется остаться.
        - Почему? - Эрих набычившись уставился на стража. - Почему он не может покинуть город?
        - Потому, что… - страж засунул руку в нишу, из которой ранее доставал шкатулку и извлек оттуда свиток, развернул его, провел по записи пальцем, что - то ища и, когда нашел, продекламировал. - Потому, что Балачак, сын Картлыка, является залогом в доме старика Хасана, за долг его отца.
        - И что теперь делать? - Эрих, не подавая вида, мельком, оглядел пятиметровую стену, прикидывая, как перекинуть через нее двухпудового мальчика.
        - Заплатить долг Хасану или мне, я ему передам.
        - А сколько составляет долг? - поинтересовалась Катрин.
        - Десять золотых монет. Пять золотых это долг, плюс пять золотых - проценты.
        - Сколько? - Эрих удивленно уставился на стража. - Старик говорил, что долг в пять раз больше.
        - Старик Хасан может говорить все, что ему угодно, - страж индифферентно пожал плечами. - А я озвучил официальные данные.
        - Давайте скинемся по два золотых и выкупим мальчика из сексуального рабства? - Хелен обвела всех присутствующих полным надежды взглядом.
        - Я пас, у меня таких денег нет, - тут же открестился страж.
        - Я на вас и не рассчитывала, - Хелен показала язык улыбающемуся стражнику. - Ну, кто готов?
        - Хелен, после оплаты целителя, одежды и прочих расходов, у меня остался всего один золотой и пять серебряных монет, - Эрих смущенно взглянул на девушку. - Но я готов отдать единственный золотой, чтобы спасти ребенка.
        - Ну ты братец и транжира, - Брайан осуждающе покрутил головой. - Бережливее надо быть.
        Доктор лишь согласно покивал головой, не став акцентировать внимание на том, что за вчерашний ужин в ресторане и сегодняшний завтрак в буфете платил он, да и плату за вход он также внес за всю группу.
        - Я могу дополнительно внести за Эриха половину золотого, - подала голос Катрин.
        - И я тоже, - поддержал девушку Патрик.
        Когда деньги были переданы стражу, он спокойно пропустил Эриха с ребенком за стены города, пожелав им удачного пути.
        - Нам строго на восток, - доктор сверился с картой. - К полудню окажемся в локации «Inc.», передохнем пару часов и далее, через пустыню, до нового места под аббревиатурой «Pig.». Там переночуем и, с утра пораньше, по холодку, пойдем к Эдему. Если все будет хорошо, то дойдем часа за четыре, придем на пару часов раньше крайнего срока.
        - Дай - то бог, дай - то бог, - проговорил Патрик вполголоса. - Знаешь как говорят: «Красиво на бумаге, да забыли про овраги» ?!
        - Слышал такую поговорку, - Эрих согласно кивнул головой. - Потому и заложил пару часов «на всякий случай».
        - Патрик, солнышко, ты чего такой угрюмый, - рыжеволосая Хелен прильнула к молодому человеку. - Не можешь забыть бурную ночь?!
        - Угу, - Патрик искоса посмотрел на спутников и тихо прошипел. - Давай не будет афишировать того, что произошло этой ночью!
        - Как хочешь, сладенький, - Хелен звонко рассмеялась, вызвав безмолвную волну любопытства со стороны товарищей. - Потом поговорим об этом.
        ***
        Локация «Inc.» находилась на границе с пустыней. Это был небольшой поселок, обнесенный кривым частоколом. На входе не было стражника, как в предыдущем поселке и группа беспрепятственно вошла на территорию поселения.
        - Эй, мальчик, где тут можно поесть и передохнуть? - Патрик остановил пробегающего мимо мальчишку.
        - Я что, похож на глупца, который отдает информацию за просто так? - задрав нос, ответил босоногий мальчуган.
        - Ишь ты какой бизнесмен, - резюмировал Брайан. - И сколько ты хочешь за информацию?
        - Два золотых.
        - Чего? - Хелен, с выпученными от удивления глазами, в ступоре уставилась на мальчишку.
        - Ну, ладно, так уж и быть, за две серебряных монеты скажу.
        - Прощай, мальчик, найдем кого - нибудь более адекватного. И вообще, поселок у вас не большой, его за час можно пройти вдоль и поперек.
        Мальчишка насупился, скрестил руки на груди и показал язык Балачаку, удаляющемуся в сопровождении взрослых.
        - Здравствуйте, девушка, где тут можно поесть и передохнуть? - Патрик остановился возле выбивающей коврик молодой женщины.
        - Два золотых!
        - Вы что тут все, сговорились? - взъярился Брайан. - Два золотых! За что, за информацию, где находится трактир? Сами найдем.
        - Не найдете, - парировала девушка. - Вывесок в поселке нет.
        - Это еще почему? - Катрин внимательно рассматривала привлекательную, но какую - то неухоженную девушку. Старое, заштопанное в нескольких местах платье, сбитые ботинки, замызганная косынка, грязь под ногтями…
        - Вывеска стоит денег.
        - Понятно, - Эрих отпустил руку Балачака и подошел к девушке, показывая рукой в сторону пацаненка, затребовавшего за информацию две серебряных монеты. - Вон там, в конце улицы, стоит мальчик, он готов предоставить информацию за пять медяков, хотя вначале тоже хотел получить две золотых монеты.
        - Томми что ли?! Вот засранец! Всё время демпингует, совершенно не владеет азами экономики, лишь бы урвать сиюминутную выгоду!
        - Так что, нам воспользоваться его услугами.
        - Ладно, - девушка перестала вытряхивать коврик. - Давайте пять медяков, и я вам подскажу, где находится трактир.
        - Может четыре? За пять Томми готов выложить информацию! - к торгу подключился Брайан.
        - Не - а, чтобы получить информацию у Томми, вам придется вернуться к нему, а это износ обуви, дополнительно потраченные калории, которые вы не сможете компенсировать за один медяк.
        - Хорошо, - Эрих протянул девушке требуемую сумму. - Так где находится трактир?
        - Нигде, - парировала девушка. - Передохнуть можете у меня. Прейскурант следующий: отдых в саду с куском пирога и чаем или кофе, составит одну серебряную монету с человека, полноценный обед - одну золотую.
        - Дороговато, - констатировал Брайан. - От обеда, пожалуй, откажемся.
        - Да его и нет, - повесив коврик на руку, резюмировала девушка.
        - А зачем ты тогда его предлагаешь? - удивился Брайан и все присутствовавшие при разговоре.
        - Законы гостеприимства.
        - Странные у вас законы, - Брайан потер подбородок. - Требовать серебряную монету за чай с куском пирога, это неадекватность, не смотря на все законы экономики и торговли.
        - Это еще почему?
        - Потому! Раз у вас в поселке нет ни трактира, ни харчевни, ни постоялого двора, то, скорее всего, любой житель готов оказать услуги в сфере общественного питания и гостиничного дела. Так?
        - Ну, допустим, - нехотя согласилась девушка.
        - Я сейчас постучу в соседние дома и узнаю, за сколько они готовы будут предоставить нам кров и пищу…
        - Ладно - ладно, - девушка махнула рукой и протянула к мужчине ладонь. - Пять медных монет с человека. По рукам?
        - Хм, - Брайан посмотрел на попутчиков, увидел их одобрительные кивки и пожал руку девушке. - Ладно, по рукам!
        ***
        - Какая все - таки жадная особа, - Брайан возмущенно размахивал руками, когда группа покинула «гостеприимный» двор. - Жадность, это прямой путь к нищете.
        - О чем так переживает уважаемый странник? - вопрос задал сидящий на завалинке древний старик, глядя на мимо проходящих бесцветными слезящимися глазами.
        - Да об особе, живущей вон в том доме, - Брайан показал рукой на дом, стоящий на противоположной стороне улицы. - Сговорились с ней о цене, пять медяков за чай с куском пирога, а она при нас, порционные куски разрезала напополам, а чай разбавила водой.
        - А она, перед тем как вы пожали руки, сказала, какого размера будет кусок пирога и какого объема чашка с чаем? - уточнил старик, ухмыляясь беззубым ртом.
        - Ну нет, мы как - то об этом даже не заводили разговор, - растерялся Брайан.
        - Вот видите, вы заключили договор, не представляя себе всех аспектов и нюансов предмета договора. Так бизнес не ведут!
        - Вы что же, ее защищаете?
        - Ни коим образом. Я вообще сторонник аукциона, сам покупатель, на конкурентной основе, определяет стоимость товара.
        - Это все замечательно, - Брайан наклонился к старику и вполголоса произнес. - Только зачем вы нам это говорите?
        - Лишь с одной целью, уважаемые странники. Я не хочу, чтобы о нашем поселке у вас осталось неприятное впечатление. Потому, предлагаю вам приобрести одну занятную вещицу, - старик извлек из кармана продолговатый черный футляр, легким движением открыл его и показал содержимое потенциальным покупателям. - Начальная цена: одна медная монета. Кто предложит больше?
        Эрих, всю свою сознательную жизнь коллекционировал старинные хирургические инструменты: резекционные ножи, скальпели, троакары, распаторы, иглы… И вот, в руках у этого старика, был древний бронзовый скальпель, таким, наверное, еще на заре медицины, пользовался Гиппократ. Все существо доктора взывало к тому, что он должен приобрести этот инструмент. Эрих открыл кошель, в нем скромно лежало три серебряных и пять медных монет.
        - Серебряную монету даю! - не ожидая от себя самого, вдруг произнес доктор.
        - Кто больше? - старик обвел окружающих внимательным взглядом.
        - Да чего тут думать? - Патрик в свою очередь заглянул в свой кошель и озвучил его содержимое. - У меня три золотых монеты и четыре серебряные. Все их отдаю!
        - Ого, - Эрих с недоумением уставился на Патрика. - Тебе - то он зачем? Ты что, коллекционер?
        - Нет, Эрих, я не коллекционер и даже если бы им был, то моя коллекция осталась бы там, на земле.
        - Зачем тогда ты повысил ставку? Ты же отдаешь все свои деньги!
        - Потому, что это реликвия, древний артефакт. Я обязан его приобрести, ему не место в этой забытой и жалкой деревушке.
        - Эту вещицу вы сможете пронести с собой за ворота Эдема! - подлил масла в огонь старик.
        - Хм, - Брайан почесал затылок. - Три золотых и пять серебряных монет.
        - Три золотых и шесть серебряных! - перебила его ставку Хелен.
        - Друзья, вам то это зачем? - Эрих непонимающе посмотрел на своих спутников. - Вы что все, с ума посходили?
        - Три золотых и восемь серебряных монет, - перебил ставку Хелен Брайан.
        - Три золотых и девять серебряных монет! - Хелен победоносно взглянула на окружающих. - Эту ставку никто перебить не сможет. Один золотой был потрачен на выкуп Балачака и серебряную монету потратили на гостиницу и чай с пирогом.
        - Эрих, ты должен мне половину золотого! - Патрик с укоризной уставился на доктора. - Время вернуть свой долг.
        - Патрик, я же сказал, что у меня нет таких денег, у меня осталось всего три с половиной серебряных монеты.
        - Тогда давай их сюда, - Патрик требовательно протянул руку. - И в следующий раз не занимай, раз не можешь вернуть.
        - Патрик, я не просил у тебя в долг, ты добровольно пожертвовал деньги на выкуп мальчика из сексуального рабства!
        - Этот мальчик не человек, - лицо Патрика было искажено гневом. - Это простой дух, иллюзия! Надо было его оставить там.
        - Да иди ты ко всем чертям! - Эрих кинул кошелек к ногам молодого человека. - Еще священник называется. Двойные стандарты во всем!
        Патрик поднял кошелек, пересыпал его содержимое в свой и гневно посмотрел в спину уходящего Эриха и идущего рядом с ним мальчика.
        - Эрих, ты куда? - окликнула его Катрин.
        - Я ухожу на следующую локацию, - доктор остановился у колодца, чтобы наполнить фляги. - А вы поступайте, как считаете нужным.
        - Ну и катись, - зло крикнул Патрик. - Без тебя обойдемся.
        - Так что, кто - нибудь даст больше? - старик испытующе посмотрел на оставшихся молодых людей.
        - Катрин, одолжи, пожалуйста, две с половиной серебряных монеты, - взмолился Патрик, упав перед девушкой на колени.
        - Возьми, - девушка протянула в недоумении требуемую сумму. - Только встань с колен.
        - Спасибо! - Патрик встал с колен и торжественно посмотрел на Хелен и Брайана. - Даю четыре золотых монеты!
        - Кто больше? - старик беззубо улыбнулся. - Никто не хочет последовать его примеру?
        - Катрин, а сколько у тебя осталось денег, - Брайан подошел ближе к девушке. - Если не секрет, конечно.
        - Нет никакого секрета, - девушка пересчитала монеты в кошельке. - У меня сейчас три золотых, одна серебряная и пять медных монет.
        - Одолжи тогда мне одну золотую… - Брайан закатил глаза, что - то считая в уме - Да, одну золотую, шесть серебряных и пять медных монет.
        - Я, конечно, одолжу, - Катрин наклонила голову к плечу и пристально посмотрела в глаза Брайану. - Если ты ответишь мне на один вопрос.
        - На любой отвечу.
        - Хорошо. Как ты собираешься мне возвращать долг и когда?
        - Э - э - э, - Брайан потер переносицу указательным пальцем. - Ну, я, возможно, смогу рассчитаться с тобой в Эдеме.
        - Это не ответ.
        - Я не знаю, Катрин, - Брайан от досады даже топнул ногой о землю. - Но ты пойми, эта вещь очень дорога мне. Я должен ее выкупить.
        - Я тоже не могу оставить ее здесь, - вмешалась в разговор Хелен.
        - Вы все безбожники, - в фанатической экзальтации закричал Патрик. - Безбожники, вы не отдаете себе отчета, насколько эта вещь дорога и ценна. И я сейчас не о деньгах!
        - Я тоже не о деньгах, - сжимая ладони, закричал в ответ Брайан, готовый в любой момент набросится на противника с кулаками. - Это символ!
        - И чем же так дорог этот футляр и что он символизирует? - спокойным, даже равнодушным голосом задала вопрос Катрин. - Ну да, красивый бархат внутри, медные уголки, но за что платить такие деньги?
        - Футляр? - в один голос задали вопрос обескураженные вопросом девушки товарищи. - Ты что, не видишь, что внутри?
        - Я вижу, что он пуст!
        - Посмотри внимательно, в нем бронзовый гвоздь, которым прибивали к кресту Спасителя.
        - Не говори ерунды, Патрик, там лежит кольцо Соломона, - Хелен положила ладонь на предплечье Катрин и тихо произнесла. - Патрик перегрелся, гвозди какие - то видит, не давай ему в долг и Брайану тоже.
        - Не хочу вас расстраивать, - Брайан внимательно всмотрелся в содержимое футляра. - Но это ничто иное, как камень ашлар[4 - Ашлар - символический камень творения у масонов.]!
        - Ашлар, значит, - во взгляде Патрика бушевала ненависть. - Ну - ну!
        - Да и что?
        - Да то, что ты безбожник, еретик и извращенец.
        - Да? - Брайан сузил глаза и подошел на шаг ближе к оппоненту. - А ты тогда педофил, содомит и рукоблуд.
        - Так, все! - Катрин резко крикнула, перекрывая шум спора. - Я никому, ничего, не одолжу. Вы слышите себя? Каждый из вас видит что - то свое, так не бывает. Это иллюзия. Футляр пуст.
        - Ишь ты, - старик хмыкнул, убрал футляр в карман и, закрыв глаза, прошамкал беззубым ртом. - Аукцион на сегодня закрыт, приходите завтра.
        - В каком это смысле - закрыт? - Брайан навис над стариком, - мы тут все из - за тебя переругались…
        - Из - за себя вы переругались, из - за жадности своей! - не поднимая век, изрек старик. - Если уж так хотели, чтобы реликвия не оставалась в поселке, достаточно было, чтобы кто - нибудь один выкупил ее за медяк и доставил в Эдем. А вам, видишь оно как, обладать ей захотелось! Каждому врозь, а не вместе!
        - И Эриха еще обидели, - Катрин смущенно отвела взгляд в сторону. - В городе он за нас за всех платил: и за вход, и за ресторан, и даже за завтрак в буфете. А мы ему предъявляли, что он транжира.
        - Не мы, а Брайан, - повернувшись спиной к остальным, пробурчал Патрик, сгорая от стыда. - Надо Эриха догнать и извиниться.
        - Легко сказать, догнать, - Брайан сплюнул. - Этот ловкач утащил с собой карту, на которой был обозначен маршрут. Пока мы тут выясняли отношения, его и след уже простыл.
        - Всё, мы теперь не успеем к сроку, - Хелен закрыв лицо руками шлепнулась задом на завалинку, рядом со стариком.
        - Это моя завалинка, - тут же встрепенулся старик. - Хочешь сидеть, плати деньгу.
        - Тьфу ты, старый сквалыга, - Хелен поднялась, отряхивая штаны.
        - Вот, - Катрин протянула Брайану свиток. - Эрих не забирал карту, она все время была у меня.
        - А куда же он без нее ушел?
        - Наверное, запомнил маршрут, - Катрин пожала плечами. - Он же с юных лет туризмом занимался.
        - Даже если и не запомнил, это теперь его проблема, - Брайан развернул карту и сориентировался по сторонам света. - Нам на юго - восток, около двенадцати километров по песку. Часа за три - четыре дойдем, как раз к закату солнца.
        Глава 5
        - Как ты себя чувствуешь, Балачак, - Эрих повязал мальчику голову платком, на манер банданы и протянул флягу с водой. - Главное, при такой жаре, это не получить тепловой удар, попей воды.
        - Дядя Эрих, а нам еще долго идти? - мальчик еле волочил ноги и доктору периодически приходилось сажать его себе на плечи.
        - Вон там, на бархане, видишь большой камень, - Эрих показал рукой на чернеющий на фоне заходящего солнца валун. - Вот от него до поселка около двух километров, если, конечно, мне не изменяет память. Так что, через час будем на месте.
        - Я устал, - Балачак сделал глоток. - Мы раньше жили возле пустыни, но я никогда туда не ходил, только папа с сестрой иногда на арбе ездили.
        - А ты помнишь, как называлась твоя деревня? И зачем твой отец ездил в пустыню.
        - Не - а, - мальчик покрутил головой. - Я даже маму не помню. А в пустыню они ездили в какой - то поселок, чтобы продавать там посуду. Папа у меня гончар. Очень хороший!
        - Ладно, доберемся до Эдема, выясним, и про деревню, и про папу твоего! - доктор и мальчик преодолели подъем и оказались на гребне бархана, возле огромного валуна. - Ты пока посиди в тени, а я взберусь на камень и осмотрюсь.
        Посмотрев с трехметрового камня в сторону планируемого пути, Эрих увидел большой оазис. Он огромным, разлапистым зеленым пятном выделялся на желто - коричневом песке пустыни. Доктор довольно крякнул и уже собирался спуститься вниз, когда увидел с той стороны, с которой они только что пришли, четыре силуэта. Фигуры безмолвно и неподвижно расположились на песке, не подавая признаков жизни.
        - Этого только не хватало, - Эрих спрыгнул на песок и обратился к Балачаку. - Посиди пока здесь, я скоро вернусь.
        ***
        Первым Эриха увидела Катрин и издала радостные звуки охрипшим голосом, при этом интенсивно махая руками.
        - Ну, что тут у вас случилось? - запыхавшийся Эрих присоединился к группе своих бывших попутчиков. - Вы чего разлеглись под солнцем, вон там, на бархане, есть огромный валун, отдохнуть можно в его тени.
        - Пить, - Катрин показала на флягу, висящую на поясе доктора. - Дай, пожалуйста, попить.
        - И мне, - Хелен приподнялась на локте. - Я очень хочу пить.
        - Я бы тоже не отказался от пары глотков, - Брайан сел по - турецки и жадно следил за тем, как пьет Катрин. - Оставь нам, эгоистка.
        - На, сквалыга, - девушка с отвращением протянула флягу Брайану и обратилась к Эриху. - Мы, в кутерьме, совсем забыли наполнить фляги водой, а когда вспомнили об этом, было уже поздно. Патрику совсем плохо.
        - Это все из - за Брайана, - вырвав у него флягу из рук, резюмировала Хелен. - Пожадничал воды из своей фляги.
        - Это неприкосновенный запас! - Брайан рубанул ладонью по воздуху. - Я что, виноват, что Патрик вышел в путь с пустой флягой? Чем он вообще думал?
        - Всё с вами понятно, - доктор прильнул ухом к груди тяжело дышащего Патрика. - Сильное обезвоживание. Очень странно, мы в пустыне провели всего четыре часа…
        - Да у него с утра обезвоживание, - грустно ухмыльнулась Хелен. - Он ночью ко мне в номер ввалился и сразу в туалет. Пить тоже надо уметь, а у него опыта никакого нет.
        - И что, он всю ночь провел в обнимку с унитазом?
        - Не знаю, я ушла.
        - Хм, - Катрин испытующе посмотрела в лицо Хелен. - Я думала ты с ним ночь провела.
        - Хотела, - Хелен отвела взгляд в сторону. - Но вышло то, что вышло.
        - Дайте воды, - Эрих протянул раскрытую ладонь к девушкам.
        - А всё, вода закончилась.
        - Как закончилась? Вы что, полуторалитровую флягу опустошили?
        - Ну да, очень пить хотелось.
        - Ладно, тогда давайте отнесем Патрика в тень. У него все признаки теплового удара и обезвоживания.
        - Ну нет, я пас! - Брайан отрицательно закрутил головой. - Я и так еле на ногах стою.
        - Дай тогда воды, - Катрин потянулась к фляге Брайана.
        - Нельзя, - он отстранился в сторону. - Это неприкосновенный запас. Только на крайний случай.
        - До поселка час ходьбы, - Эрих протянул руку к Брайану. - Дай флягу.
        - Нет. Это неприкосновенный запас.
        - Патрик может умереть, ты это понимаешь? - устало произнесла Хелен. - Сейчас, как раз, крайний случай.
        - Нет! - Брайан поднялся и побрел в сторону валуна. - Я дойду до поселка и пришлю вам помощь.
        - Чертов эгоист, - в сердцах произнесла Катрин. - Разве можно быть таким бездушным?
        - Ничего, - Эрих ободряюще похлопал Катрин по плечу. - Там, у валуна, есть еще две фляги и одна из них почти полная. Помогите мне донести Патрика до камня, в тени ему станет легче.
        ***
        - Дядя Эрих, почему ты так долго? - солнце уже почти зашло за горизонт и перепуганный Балачак с радостью и укором встретил доктора. - Приходил дядя Брайан, он взял мою воду и сказал, что скоро к нам подоспеет помощь из поселка.
        - Вот подлец! - Хелен помогла Патрику сесть возле камня. - А с виду такой сильный и мужественный, какая я все - таки дура…
        - Ты как, Патрик? - Эрих положил ладонь на его лоб, тот был горячим. - У тебя жар. Хелен, посмотри там, у самого основания валуна, должна быть еще одна фляга.
        - О, - радостно воскликнула девушка. - Нашла. Держи.
        - Патрик, пей маленькими глотками, нам надо идти к поселку. Ночь в пустыне, без огня, мы не переживем. Тебе надо к целителю.
        - Да, я сейчас отдохну и пойдем. Что - то меня знобит немного.
        ***
        В поселок путешественники входили уже в полной темноте. Первое, что они сделали, это напились воды из небольшого пруда с чистой ключевой водой.
        - О - о - о, как хорошо, - Хелен подставила разгоряченное лицо свежему ветру, как только солнце скрылось за горизонтом температура воздуха существенно снизилась. - Вот оно счастье. Не в машинах, особняках, яхтах и огромных счетах в банке. Счастье - это напиться, когда чувствуешь дикую жажду и отдохнуть, когда натруженные ноги гудят, как паровоз.
        - Угу, - Катрин умылась прохладной водой. - Счастье складывается из обыденных мелочей, которые мы часто не замечаем.
        - Девушки, приглядите за Патриком и Балачаком, а я схожу на поиски постоялого двора и целителя. Только это, - Эрих замялся. - У меня денег нет.
        - На, - Катрин кинула доктору свой кошелек. - Там больше трех золотых.
        - Ага, спасибо, - кошель скрылся в кармане Эриха, а сам доктор в безмолвной темноте оазиса.
        ***
        - Ну что, нашел постоялый двор и целителя?
        - Постоялого двора здесь нет, как и в предыдущем населенном пункте, - Эрих по старой привычке потер переносицу пальцем, будто поправляя невидимые очки, - но один из местных жителей сказал, что мы безвозмездно, то есть даром, можем занять любую свободную лачугу…
        - О, вот вы где! - из темноты проявился силуэт Брайана. - А я вас везде ищу.
        - Не ври, предатель! - Хелен сощурившись, с презрением посмотрела на мужчину и повернулась к нему спиной не желая продолжать разговор.
        Эрих и Катрин выжидающе молчали, никак не обозначая свою позицию.
        - Ребята, вы чего, действительно считаете, что я вас бросил на произвол судьбы? - Брайан гулко стукнул себя в грудь ладонью. - Да я бежал в этот проклятый поселок со всех ног, чтобы привести к вам помощь.
        - И что, привел? - не оборачиваясь, сквозь зубы процедила Хелен. - Спас нас?
        - Нет, не привел, - мужчина опустил взгляд. - Я что, виноват, что в этом оазисе живут одни наркоманы?
        - В смысле наркоманы? - Хелен повернула удивленное лицо.
        - Не наркоманы, но жители действительно какие - то странные, заторможенные, - пояснил Эрих. - Целителя в поселке нет, но мне за один золотой продали эликсир, который излечивает даже смертельные раны.
        - Хм, - Катрин повертела в руках обычный стеклянный пузырек с плотно притертой пробкой. - Всё страньше и страньше.
        - Дай сюда, - Хелен резко выдернула пузырек и злобно сверкнула глазами на Брайана, а затем произнесла. - Патрик, выпей эликсир!
        Молодой человек в один глоток опустошил содержимое пузырька, секунду с ним ничего не происходило, а потом все тело напряглось, выгнулось дугой и погрузилось в кокон из света. Когда свечение исчезло, Патрик поднялся с земли и вытер испарину со лба:
        - Фу - у - у, как будто расплавленное олово в нутро залили, но оно того стоило, как будто заново родился. И очень кушать хочется.
        - Я свободных лачуг не нашел, но тут недалеко есть ветхий домик, в котором живет юная девушка, она готова нас принять на постой!
        Эрих взял на руки спящего Балачака и двинулся в нужную сторону.
        - Я знаю эту девушку, - взглянув на глинобитный домик с дырявой крышей из пальмовых листьев вспомнил Брайан. - Она единственная согласилась помочь. У нее есть ослик и маленькая двухколесная телега.
        - Так чего ты тогда за нами не приехал?
        - Фиксатор на одном колесе сломан, я пытался прутик использовать, но он через десять метров сломался и колесо отвалилось.
        - Что за фиксатор такой сложный?
        - Да отверстие в тележной оси не круглое, а прямоугольное, нужна пластина стальная. Прямоугольного сечения восемь на три миллиметра.
        - Какой ты наблюдательный! - ехидно прокомментировала Хелен.
        - Так, ну - ка постойте! - Брайан остановился и внимательно посмотрел на товарищей. - Вы все - таки решили, что я вас там бросил на произвол судьбы?
        - Да, - тут же ответила Хелен под согласное покачивание головами остальных. - Ты оставил нас одних, забрал воду и ушел!
        - Во - первых, я почти два километра тащил на себе, под палящим солнцем, полуобморочное тело Патрика и сам был на грани обморока, - он жестом остановил Катрин, пытавшуюся что - то возразить. - Во - вторых, я взял у мальчика полупустую флягу, предварительно уточнив, что есть еще одна. И, в - третьих, за два часа, что вас не было, я оббежал весь поселок, побывал во всех домиках, лачугах и сараюшках. И нашел помощников, которые готовы были в ночь выдвинуться на ваши поиски.
        - Ты же говорил, что никто не согласился! - Хелен ткнула в грудь мужчине ладонью. - Ты еще и лжец!
        - Что же ты слова - то мои выворачиваешь? - Брайан хлопнул себя по бедрам. - Я такого вообще не говорил!
        - Погоди, Брайан, - Патрик, положив руку на плечо девушки, остановил желание Хелен вылить все скопившееся в ней возмущение на стоящего перед ней Брайана. - Я сам слышал, как ты говорил, что никто из местных не согласился тебе помочь!
        - Он не так сказал, - Эрих вступился за мужчину. - Хелен спросила, привел ли он помощь, а Брайан ответил, что нет. И что он не виноват, что местные жители наркоманы…
        - Это все словоблудие и демагогия, - к разговору присоединилась Катрин. - Факт остается фактом. Мы сами добрались до оазиса, без помощи Брайана.
        - Если бы не фиксатор, я бы вас встретил вовремя, - Брайан виновато развел руки. - Я и фляги водой наполнил.
        - Ладно, все с тобой понятно, - Хелен махнула в сторону Брайана рукой. - Одни слова, а как до дела доходит…
        - Почему ты мне не веришь? - мужчина обиженно взглянул на девушку, и достав из кармана плоский стальной стержень длиной с ладонь, протянул его Хелен. - Вот, смотри!
        - Что это? - не беря предмет в руку, поинтересовалась девушка.
        - Это новый фиксатор для колеса.
        - Где ты его достал? - Патрик заинтересованно покрутил предмет в руках. - Ты же говорил, что все жители вялые, как наркоманы. Et ubi est pigritia, non est opus.
        - Что ты последнее сказал? - удивленно спросили Хелен и Катрин.
        - Где лень, там труда нет, - перевел Эрих. - Что вы на меня так смотрите?
        - Ты откуда это знаешь?
        - Латынью не только священники владеют, но и врачи!
        - Точно, - Патрик хлопнул себя ладонью по лбу. - Ты же доктор! А то я в какой - то момент подумал, что ты тоже выпускник духовной семинарии.
        - Ладно, - Брайан махнул рукой привлекая к себе внимание. - Вы лучше отгадайте, кто мне пластину выковал?
        - Затрудняюсь ответить, - Патрик почесал затылок.
        - У нас тоже нет вариантов, - за всех ответила Катрин.
        - Александр! - Брайан искренне улыбнулся. - Представляете, он и Славна вошли в поселок за час до вашего появления.
        - Это здорово, - Эрих, держа спящего ребенка на руках, попытался плечом почесать щеку и согнать надоедливого жучка. - Но давайте вначале разместимся, поужинаем, а потом уже будем разговоры разговаривать.
        - Какой ты зануда, - Хелен ловким щелбаном сбила жучка с его щеки. - Пойдем уже, раз так не терпится…
        - Вот проклятие, - Брайан схватился за глаз, а Эрих с Хелен заговорщицки переглянулись. - Жуки летают со скоростью света, чуть глаз мне не выбил!
        - Это тебе наказание, за то, что бросил нас в пустыне, - промурлыкала Катрин, обходя мужчину и пряча улыбку.
        - Да я же уже все объяснил! - Брайан, закрывая глаз одной рукой, поднял вторую руку к звездному небу, как бы призывая его в свидетели.
        - Объяснил, никто на тебя обиды не держит, - Патрик ободряюще похлопал мужчину по плечу. - Пойдем уже, завтра рано вставать и идти по жаре пятнадцать километров.
        ***
        - Ой, - девушка, встретившая на пороге хижины путников, всплеснула руками, увидев ребенка - Это же Балачак?!
        - Балачак, - подтвердил догадку девушки Эрих. - А вы кто будете?
        - А я его старшая сестра.
        - О - о - о, прямо какая - то мыльная опера, - Хелен остановилась за спиной Эриха и внимательно вгляделась в лицо девушки. - Что же братика на утеху извращенцам отдала?
        - Каким извращенцам? - девушка растерялась и как - то поникла под обличительным взглядом Хелен. - Отец сказал, что Брайан убежал…
        - Ваш папаша тот еще жук, как я погляжу, - Хелен отодвинула девушку плечом и вошла в единственную комнату хижины. Комната была квадратной, площадью чуть более двадцати квадратных метров. На земляном полу, в дальнем от входа углу комнаты, лежало несколько соломенных тюфяков. В центре был сложен грубый очаг из камней, обмазанных глиной. От очага шел теплый свет и приятный запах. Приглядевшись, Хелен увидела подвешенный над огнем котелок, в котором урчала и вздыхала каша, заправленная мясом и какими - то травами. Хелен уже более доброжелательно взглянула на девушку и миролюбиво произнесла. - Это ты для нас приготовила?
        - Да, - она кивнула головой в такт словам. - Я подумала, что вы придете голодными и вот, решила приготовить харису. Скоро можно будет ужинать.
        - Давай пока Балачака будить не будем, - Эрих аккуратно положил спящего мальчика на тюфяк и укрыл его своим головным платком. - Как тебя, кстати, зовут, сестра Балачака?
        - Джанан, - чуть слышно произнесла девушка и, залившись румянцем, опустила глаза.
        - А меня Эрих, - мужчина стал показывать рукой на своих спутников и называть их имена, когда очередь дошла до Брайана, он произнес. - Ну, а Брайана, ты уже знаешь. Он, кстати, тебе фиксатор для колеса на телеге сделал.
        - У меня арба, господин.
        - Не называй меня господином, пойдем твою арбу починим, пока каша доходит.
        Эрих взял из рук Брайана пластину и сопровождаемый Джанан вышел во двор, за хижину. У задней стены, флегматично жуя траву стоял маленький ослик и поставленная на попа арба. Мужчина быстро вставил в прорезь выкованный штырек, тем самым, не давая колесу соскользнуть с оси. Затем ловко перевернул тележку, поставив ее на колеса.
        - Ну, вот и все.
        - Спасибо, госп… Эрих, - девушка вновь покраснела. - Теперь я смогу вернуться домой.
        - А где находится твоя деревня?
        - Возле стен Эдема.
        - Ого, - Эрих улыбнулся. - Нам тоже туда надо, если хочешь, можешь завтра, с первыми лучами солнца, отправится вместе с нами.
        - А Балачак?
        - А что Балачак? - Эрих пожал плечами. - Я обещал ему, что доведу его до Эдема. А дальше ты уже сама решай, что ему делать и как жить.
        - Хорошо, тогда я с радостью отправлюсь завтра с вами.
        - Вот и договорились. Ты мне вот еще что скажи, где тут остановился путник, по имени Александр?
        - Кузнец?!
        - Видимо, да.
        - Это вам надо спустится вниз по улице, третья с конца лачуга, с правой стороны дороги.
        ***
        - Так ты кузнец? - Эрих остановился у хлипкой изгороди, являющейся границей между участками, на которых располагались лачуги и хижины.
        - Это вместо приветствия? - Александр поднялся с земли, на которой мгновение назад увлеченно отчищал от ржи кузнечный молот.
        - Здравствуй, Александр, - Эрих выжидающе посмотрел на оппонента, но тот стоял напротив него и молчал, глядя исподлобья. - Ничего мне пояснить не хочешь?
        - Не хочу!
        - Придется, Александр.
        - Интересно, как ты меня заставишь это сделать? - мужественное лицо мужчины перекосила кривая улыбка.
        - Я не собираюсь тебя заставлять. Я ставлю тебя перед фактом. Я сегодня очень о многом догадался и сформировал свое мнение.
        - И на мой счет тоже?
        - Нет.
        - Что ты хочешь знать?
        - Где Салех?
        - Остался в локации, отказался с нами идти. Я пытался уговорить его, но он обвинил нас со Славной в том, что мы, в отличие от него, все имели в земной жизни. А его семья даже телевизор не могла себе позволить, и он работал с одиннадцати лет в обувной мастерской… - Александр сжал кулаки и катнул желваки на скулах. - Я даже не думал, что он сломается на второй локации, предполагал, что может на первой, к нему там местное население с большим пиететом отнеслось. А оно вон как получилось…
        - Вторая локация была «Inv.»?
        - Да.
        - Как Славна?
        - Славна кремень, молодец. Достойно выдержала все невзгоды, даже через локацию «Ira» прошла улыбаясь.
        - Где она сейчас?
        - Спит, а что?
        - Хочу вам предложить завтра идти вместе с нами.
        - Нет, Эрих, я сам должен пройти этот путь и Славну до Эдема довести.
        - Пусть она сама решает, - Эрих двинулся к входу в лачугу, но Александр остановил его.
        - Не надо, Эрих!
        - Почему? - Эрих испытующе посмотрел в глаза мужчины.
        - Я хочу доделать начатое до конца. Пожалуйста, не вмешивайся!
        - Хорошо, - Эрих развернулся в противоположную сторону. - Надеюсь, мне не придется жалеть об этом.
        - Мы дойдем, осталось всего пятнадцать километров.
        ***
        - Ты где был? - тут же задал вопрос Патрик, когда Эрих вошел в комнату. - Я уже нервничать начал.
        - К Александру ходил. Хотел уговорить его идти завтра всем вместе.
        - И что, не получилось?!
        - Нет.
        - Так, - Патрик поднялся тюфяка. - Ты поешь, мы тебе в котелке каши оставили. Все поели, даже Балачак. А я пока пойду, пообщаюсь с Александром, что вообще о себе возомнил этот атлет?!
        - Не стоит.
        - Нет, я настаиваю, где он остановился? - Патрик целеустремленно двинулся к выходу.
        - Ты хочешь поговорить с Александром?! Его не переубедить! - Эрих положил ложку с кашей в рот и от наслаждения даже прикрыл глаза. - Вон выйди во двор и поговори с его Альтер эго.
        - Ты это о ком?
        - Об упрямом осле. Оставь его в покое и ложись спать, до восхода не так много времени осталось.
        Глава 6
        - Подъем, сони, - что только не делали Эрих и Джанан, чтобы разбудить спящих попутчиков, но ничего не помогало. - Да что с вами такое? Уже рассвет, надо выдвигаться в путь!
        - Ну, Эрих, - канючила Хелен. - Я совсем не выспалась, давай через часик поднимемся?!
        - У нас же уйма времени в запасе, - вторила ей Катрин, переворачиваясь на другой бок.
        - А ну подъем! - Эрих методично стаскивал товарищей с тюфяков, но те только вяло отмахивались и продолжали спать. - Ах так, ну ладно!
        Мужчина пулей выскочил из хижины и вернулся через минуту с полным ведром родниковой воды. Холодный душ не оказал должного эффекта. Он вызвал лишь очередную волну канючинья и просьб отложить время выхода в пустыню хотя бы на пять минут.
        - Патрик?! Па - а - а - атрик! - Эрих тряс молодого человека за грудки, пытаясь привести его в чувство. - Патрик, Et ubi est pigritia, non est opus! Слышишь меня? Et ubi est pigritia, non est opus!
        - Эрих, ну зачем ты мне эту древнюю пословицу цитируешь? - молодой человек попытался вырваться из крепкой хватки Эриха, но, не получив желаемого с первой попытки, махнул рукой и принялся заваливаться на бок.
        - Куда? А ну не спать! Вспоминай семь смертных грехов, ты же священник! - как ни странно, но упоминанием о том, что он является служителем церкви, отрезвляюще подействовало на Патрика. Он расфокусированным взглядом посмотрел на Эриха и произнес:
        - Алчность, блуд, гнев, гордость, зависть, лень и чревоугодие.
        - Как по латыни звучит «лень»?
        - Pigritiat. Ты же сам знаешь!
        - Знаю. Локация, в которой мы находимся, как на карте обозначена.
        - «Pig.», - Патрик недоуменно посмотрел на Эриха. - Как я сам раньше не догадался? А до этого мы были в локации «inc.», это сокращенное слово incontinentia - алчность! Понятно, почему жители того поселка были такими жадными, а здесь ленивыми.
        - Да, дружище, все верно, а первая локация «lib.», в которой мы спасли мальчика от извращенца, не что иное, как libido - блуд или похоть!
        - Так - так - так, - молодой человек вскочил на ноги и начал порывисто мерять комнату шагами, из угла в угол. - Получается, каждый из нас должен был пройти локации с определенными смертными грехами, для испытания своей веры. А мы пошли, не как было указано на карте, а как было проще! Пресвятая Дева Мария! - Патрик перекрестился, с фанатичным блеском в глазах посмотрел на Эриха и, противореча сам себе, выкрикнул. - Надо срочно отсюда выбираться!
        - Я совершенно с тобой согласен, - мужчина с радостью хлопнул Патрика по плечу. - Балачак с Джанан запрягли осла в повозку, собрали в дорогу фляги с водой и еду, так что давай грузить эту спящую троицу в арбу и убираться отсюда.
        Для успокоения совести, Патрик попытался повторить подвиг Эриха и привести в состояние бодрствования спящих людей, но попытка была безнадежной. Складывалось впечатление, что люди находятся в состоянии какого - то наркотического опьянения.
        - Помнишь, Конан Дойль, в одном из своих рассказов, описывал опиумных наркоманов?! - с натугой произнес Патрик, держа за ноги Брайана, в то время, как Эрих держал того за руки, и они медленно несли его крупное, тяжелое тело к выходу. - Очень похоже!
        - Не помню, - честно признался Эрих. - Но знаю одно, что переносить человека, находящегося в сознании легче, чем бессознательное тело. Научный факт!
        - Уф - ф, - выдохнул Патрик после того, как Брайана положили на дно арбы. - Дальше будет легче.
        В отличие от Брайана и Катрин, не оказывающих сопротивления при транспортировке, Хелен всячески отпиралась и как пьяная выкрикивала:
        - Куда вы меня тащите? Я не такая! А ну положь, где взял! Я тебя запомнила, понял?! Не кантуй, шельма, ценный груз! Не для того мама эту розу растила…
        Через пятнадцать минут усиленной работы, все три попутчика оказались в повозке, их ноги свисали за ее пределы и почти касались земли.
        - Дело за малым, заставить ослика двигаться вперед.
        К счастью для путешественников, животное не стало показывать свой норов и покорно побрело в заданном направлении.
        ***
        - Вы чего нас не разбудили, - Хелен набросилась на идущих рядом с арбой Эриха и Патрика. - Что за игры? Я даже не умылась.
        - Действительно, мужики, не смешно! - Брайан спрыгнул с повозки под одобрительный рёв осла и сделал глоток из фляги. - Я вам что, инвалид какой?
        - Хуже, - Патрик осуждающе указал пальцем на Хелен, Катрин и Брайана в целом и на каждого по отдельности. - Вы безумцы, которые хотели остаться в этой жалкой деревушке, забыв об Эдеме.
        - Хм, - Брайан спрятал глаза и пробурчал. - Я вообще ничего не помню, будто пьяный был.
        - А я есть хочу! - сказала, как отрезала Хелен. - Патрик, дай бедной девушке хоть корочку хлеба…
        - Не ёрничай, - Патрик погрозил ей пальцем. - О душе думай, а не о плоти.
        - У, какой грозный, - Хелен надула щеки, изображая молодого человека, а потом фыркнула и рассмеялась. - Какой ты все - таки хорошенький, так бы и затискала.
        - Но - но, полегче, - Патрик нахмурил брови, но даже невооруженным глазом было видно, что ему приятно внимание девушки.
        - Я, если честно, тоже проголодалась, - ни к кому не обращаясь, вполголоса, промолвила Катрин, из - под ладони глядя на чистое, голубое небо с золотым отливом, а затем повернулась к Эриху с вопросом. - Сколько времени мы в пути, солнце уже достаточно высоко над горизонтом?
        - Почти два часа, - Эрих утер лицо рукавом рубахи. - Если верить карте, преодолели около трети пути, но остановится действительно стоит. Бедное животное изрядно устало, таща такой груз.
        - Прости, маленький, - Хелен достала из корзины небольшое яблоко, откусила от него кусок, поморщилась и незамедлительно скормила остатки ослику.
        Осел с удовольствием схрумкал кислое лакомство и тут же потянулся губами к рукам девушки, ища добавки.
        - Больше нет, - Хелен задорно рассмеялась, и погладила ослика между ушей. - Какой ты миленький и ушастый, вылитый Патрик.
        - Э - э - э! - только и смог издать Патрик на свое сравнение с ослом, затем он немного подумал и менторским тоном произнес. - Вообще - то, для въезда в Иерусалим, Спаситель выбрал именно ослицу, а не верблюда или породистого скакуна. Так что, ничего обидного в твоем сравнении не вижу… овца ты заблудшая.
        - Что - о - о?! - у Хелен от возмущения перехватило дыхание, но через мгновение она присоединилась к смеху попутчиков.
        - Ладно. Шутки шутками, а подкрепится действительно не мешает. Остановимся на небольшой привал, - Эрих показал рукой в сторону нагромождения валунов, непонятно как оказавшихся в пустыне. - В тени этих камней.
        ***
        - Что за ерунда происходит, - Брайан тревожно указал рукой за спины сидящих на камнях товарищей. - Это что, гроза?
        Услышав слова мужчины, все присутствующие, синхронно повернули головы в указанном направлении. В стороне, куда держали путь путешественники, небо резко потемнело и по нему, с закономерной периодичностью, пробегали желто - голубые всполохи молний. От земли к небу поднимался песчаный смерч, на глазах увеличиваясь в размерах.
        - Очень похоже на то, что скоро на нас обрушится песчаная буря! Как там говорил этот бородач про дорогу до Эдема?
        - «…чтобы попасть в Эдем, вам просто надо найти его к середине третьего дня. Считайте это простым испытанием!» - процитировала слова инструктора Катрин.
        - Да уж, простым, - Хелен с опаской смотрела на увеличивающийся в размерах смерч. - Что будем делать?
        - Джанан, - Эрих обратил внимание девушки на себя. - На дне арбы лежит крупный кусок дерюги, если буря пойдет на нас, надо будет всем собраться вместе, за самым крупным камнем и укрыться этим импровизированным покрывалом.
        Девушка отрицательно покачала головой и Эрих только сейчас заметил, насколько она бледна и как сильно увеличены ее зрачки.
        - Та - а - а - к, Джанан, это еще что такое? Ну - ка, соберись, что за паническая атака? Это просто песчаная буря, мы справимся с этим испытанием, не волнуйся!
        - Это не буря, - девушка не мигая смотрела на Эриха, а затем порывисто кинулась к нему и прижалась к его груди. - Это прорыв!
        - Что? - все с недоумением уставились на девушку, даже Балачак непонимающе пожимал плечами, когда кто - то переводил взгляд с Джанан на него.
        - Прорыв! Иногда такое случается. Мерзкие твари из Ада прорываются в наш мир и учиняют бесчинства: убивают, насилуют, едят плоть своих жертв…
        - Б - р - р - р, - Хелен передернуло от омерзения. - Час от часу не легче.
        - И что происходит потом? - Эрих успокаивающе погладил девушку по волосам.
        - Потом появляются ангелы в белых одеждах с огненными мечами в руках и карают мерзких тварей, сокрушая их плоть и низвергая обратно в Ад!
        - Ну, вот и в этот раз будет тоже самое, не волнуйся так.
        - Как ты не понимаешь, Эрих, прежде чем появятся ангелы, эти твари растерзают нас, мы стоим на их пути к селению, где есть еда, вино и женщины…
        - О, всё, схлопнулся, - не успел Брайан закончить фразу, как до них докатилась звуковая волна сопоставимая со звуком выстрела гаубичной артиллерии.
        - Ох, - Джанан обмякла в руках Эриха и заплакала. - Всё закончилось. Разлом между мирами закрылся.
        - Ну, вот видишь, я же говорил, что все будет хорошо, а ты ревешь зачем - то. Всё, давай успокаивайся нам пора в дорогу.
        ***
        - Это что там такое темнеет? - Катрин протянула руку в сторону от дороги. - Что - то большое!
        - Не понятно, - Патрик сложил руку козырьком над глазами. - Не то лошадь, не то олень…
        - Чего гадать?! - Брайан хлопнул Эриха ладонью по плечу. - Пусть девочки остаются здесь, а мы сходим, поглядим.
        - А ты куда намылился? - Хелен схватила Балачака за рукав. - А кто нас будет охранять.
        Мальчик, нахмурив брови, испытующе посмотрел на Хелен и, не найдя ничего подозрительного в ее лице, согласился:
        - Ладно, так уж и быть, останусь, - с самодовольным видом, облокотившись о край арбы, продолжил. - Кто, если не я, да?!
        - Это монтура! - смотря в спины уходящим мужчинам, чуть слышно прошептала Джанан.
        - Прости, что ты сказала? - Катрин приблизилась к девушке. - Я просто не расслышала.
        - Я сказала, что там, - девушка ткнула рукой в сторону темнеющего на фоне песка силуэта. - Лежит тело монтура.
        - Монтура?! - Катрин смешно сморщила носик в гримасе непонимания. - А кто это?
        - Ездовое животное демона.
        - Оно опасно? - не на шутку встревожилась Хелен.
        - Нет, оно умерло. Когда ангел сокрушает демона, тот попадает обратно, в Ад, а его животное, оставшись без наездника, умирает от тоски.
        - Какая парадоксальная и печальная история, - внимательно следя за подошедшими к животному мужчинами, прошептала Хелен. - Вроде исчадие Ада, а не может жить без своего хозяина…
        ***
        - Как отвратительно воняет, - прикрыв нос рукой, прогундел Брайан. - Какая - то помесь лошади с носорогом.
        - Судя по седлу на спине, это ездовое животное, - прокомментировал Патрик, показывая рукой на спину бездыханного животного. - Отсюда вопрос, где хозяин этого «скакуна»?
        - Джанан говорила о прорыве, - Эрих, не обращая внимания на неприятный, сероводородистый запах, присел возле животного, аккуратно доставая из песка какой - то предмет. - Если прорыв неожиданно схлопнулся, значит, кто - то отправил хозяина этого животного обратно в Ад, не позволив ему погулять по предместьям Эдема. Как там она говорила, сокрушил?!
        - Что это такое, - показывая на черный предмет в руках Эриха, поинтересовался Патрик.
        - Очень похоже на обломок клинка, - протягивая товарищу фрагмент меча, пояснил Эрих. - Вот только не могу понять, из какого материала он сделан.
        - Ау, - Патрик отдернул руку от черного заостренного куска, размером с мужскую ладонь, по пальцам сочилась кровь. - Острый, как бритва.
        - Это наконечник меча, - Брайан, не дотрагиваясь, внимательно оценил отломок. - Из обсидиана или чего - то похожего.
        - Ладно, потом разберемся, - Эрих оторвал от конца головного платка кусок ткани, завернул в него обломок и аккуратно положил в карман. - Пойдемте к девушкам, мы уже прилично выбились из графика, надо поспешать.
        ***
        - А это кто там у дороги сидит? - ведущий под уздцы осла мальчик обратился к взрослым, показывая вперед. - Тоже чудовище из Ада?
        - Твою же… - Эрих витиевато ругнулся и со всех ног кинулся к путникам, расположившимся у обочины накатанной дороги.
        - Чего он так побежал, сломя голову? - ни к кому конкретно не обращаясь, задал вопрос Брайан. - Пожар что ли?
        - Хуже, - Катрин устремилась за Эрихом, крича на ходу. - Это Александр и Славна. Они в крови.
        Александр сидел у обочины дороги, облокотившись спиной на кучу песка. Из его рта, пенясь, текла кровь, а в груди зияла рваная рана. Левой рукой он пытался закрыть рану, а пальцами правой крепко пережимал плечо девушки, почти у самой подмышки, чтобы из отрубленной руки ручьем не хлестала кровь. Девушка лежала головой у него на бедрах, лицо было бледным и осунувшимся и лишь наполненные болью глаза указывали на то, что она еще жива.
        - Ей, вначале помоги ей, - Александр взглядом указал на девушку, как только Эрих, с вздымающейся от бега грудью попытался наложить тканевый тампон на рану мужчины.
        - Сейчас, - Эрих ловко вытащил шнурок из ботинка и сноровисто наложил жгут на культю, как только он закончил манипуляции с узлом, кровь перестала течь, и он обратился к Александру. - Вот, уже лучше, теперь давай твоей раной займемся.
        - Бессмысленно, - мужчина разжал сведенные судорогой пальцы и вытер ладонью кровь с губ. - Мне уже не помочь, но это не страшно…
        - Подожди, у меня есть флакон с лечебным эликсиром, - молодой человек извлек из бездонных карманов стеклянный пузырек. - Выпей, тебе станет легче.
        - Нет, - Александр отрицательно покачал головой. - Пусть его выпьет Славна. Ей нужнее.
        - Ей не нужнее, она умирает, ты разве не видишь, сколько она крови потеряла? - Эрих от возмущения ударил себя кулаком по колену. - А у тебя открытый пневмоторакс…
        - Я же сказал, нет! - Александр закашлялся и изо рта обильно потекла кровь с пеной. - Почему ты такой упрямый, как осел?
        - Сам ты осёл! Кто бы говорил…
        - О ужас! Что произошло? - запыхавшаяся Катрин упала на песок рядом с Эрихом и с ужасом смотрела на отрубленную руку Славны. - Кто это сделал?
        - Демон третьего уровня. Был прорыв, - Александр говорил короткими, рубленными фразами, всякий раз сплевывая на землю кровь. - У нас за спиной. Сразу отрубил Славне руку. Я повернулся, он воткнул мне клинок в грудь. Я ударил молотом. Меч сломался. Вторым ударом разбил ему голову. Из разлома появился другой демон. Я не дал ему…
        - Александр?! - Катрин взяла лицо мужчины в ладони. - Александр, очнись. Слышишь?
        - Он умер, - Эрих с силой сжал челюсти, от усилия на скулах выступили желваки. - Упертый осёл! Хороший же парень был, но не в меру упрямый…
        - Как умер? - Катрин в ужасе закрыла рот рукой. - Он же вот, только что говорил.
        - Так бывает, - Эрих схватил девушку за плечи и резко затряс. - Соберись, мне нужна твоя помощь. Открой Славне рот, я волью ей эликсир.
        - Давай лучше я, - вовремя оказавшийся рядом Патрик, с усилием разжал девушке челюсти и эликсир тонкой струйкой потек в приоткрытый рот.
        - И где эффект? - через минуту поинтересовался Патрик с недоумением глядя на бесчувственное тело девушки. - Ты тот же эликсир влил, что и мне вчера?
        - Да, - Эрих кивнул головой. - Эффект есть, просто тебе по неопытности этого не видно.
        - Просвети тогда, - Патрик перевел взгляд со Славны на Эриха. - Если, конечно, не сложно.
        - Кожа на лице уже не такая бледная, обрубок перестал кровоточить, - мужчина провел пальцем по розовой коже на культе, привлекая внимание Патрика. - А вообще, у нас появилась еще одна проблема! - Эрих показал подбородком на Катрин, бездумно смотрящую вдаль и раскачивающуюся из стороны в сторону. С ее губ периодически срывались фразы: «Такой молодой, красивый и сильный», «Без руки теперь, инвалид», «Что же в Аду тогда творится?!».
        - Ну чего вы тут застряли? - подошедший Брайан подавился словами, увидев раскинувшуюся перед ним картину. - Ничего себе… А ты чего раскисла? Ну - ка, приходи в себя!
        Звонкая пощечина опрокинула девушку на песок, но произвела должный эффект. Катрин поднялась с песка, держась за багровеющую щеку.
        - Почему тело Александра не исчезло? - девушка обвела мужчин взглядом. - Как те ребята, которые разбились на плоту и утонули?!
        - Действительно, странно, - Брайан поскреб заросший щетиной подбородок и с завистью посмотрел на чистое, гладкое лицо Патрика, с легким румянцем на щеках.
        - Давайте потом об этом поговорим, - Эрих указал на тело девушки и Александра. - Надо их положить в повозку и спешно двигать к Эдему.
        - Александра надо похоронить, зачем его труп тащить к Эдему, - категорически воспротивился Брайан. - В нем весу больше центнера, придется часто останавливаться для отдыха, а ты говоришь, что мы и так уже опаздываем.
        - Выбились из графика, но небольшой запас еще есть.
        - Пусть так, ты объясни, зачем нам надо тащить его тело к Эдему? - продолжал упираться Брайан. - Надо как можно быстрее довезти Славну, а ты балласт хочешь прихватить…
        - Не говори так. Я согласна с Эрихом, - Катрин гневно взглянула на Брайана, а затем обратилась к Патрику. - А ты чего молчишь?
        - Я не знаю, что сказать. В чем - то Брайан прав. Глупо подвергать опасности жизнь Славны!
        - Ну и скатертью дорога, - Катрин махнула рукой в направлении дороги. - Бегите к Эдему, а мы погрузим тело Александра, Славну и поедем не спеша.
        - А это вариант! - Брайан поднял вверх указательный палец. - Мы доберемся до Эдема и приведем помощь. Наверняка у них там есть не только ослы, но и лошади. На худой конец, волы какие - нибудь.
        - Ну, - Патрик в нерешительности переводил взгляд с Катрин на Брайана, с Брайана на Эриха и обратно на Катрин, разрываемый противоречивым чувством. - Ладно, давай поможем с погрузкой в повозку, а потом побежим к Эдему.
        - Может, лучше пойдем быстрым шагом? - Брайан растеряно взглянул на Патрика. - Я не так хорошо бегаю, как ты!
        - Будем чередовать бег с быстрой ходьбой, - Патрик, приняв решение, уверенно ткнул Брайана пальцем в грудь и обратился к Эриху. - Дружище, сколько по твоим расчетам осталось пути до Эдема?
        - Около пяти километров, - пожал плечами Эрих. - Не больше.
        - Все, тогда делаем, как договорились, - Патрик решительно рубанул по воздуху ладонью и стал размахивать руками, требуя Хелен и Джанан приблизиться к ним.
        Глава 7
        - Я не думала, что Хелен уйдет с ними, - Катрин сделала глоток из полупустой фляги. - По - моему, все дело в Брайане…
        - Не говори глупости, - Эрих аккуратно придерживал тело Славны, чтобы оно не билось о борт раскачивающейся арбы. - Всё дело в Александре. Точнее в его трупе. Ее чуть не вывернуло на изнанку, когда она увидела мертвеца.
        - Может и так, - Катрин покрутила в воздухе рукой, вспоминая слово. - Некрофобия! Тебе не кажется это ужасно циничным, сюрреалистичным и противоречивым?
        - В чем противоречие? Очень многие люди боятся покойников.
        - Боятся покойников?! - Катрин истерично засмеялась. - А сам - то ты кто?
        - Хм, - Эрих грустно улыбнулся. Действительно, Катрин права, он совершенно не воспринимает того факта, что он погиб и уже не является живым человеком.
        - Знаешь, я в детстве, на завтрак, ела кукурузные хлопья. На пачке был изображен заяц, который держал в лапе пачку с хлопьями, на которой был изображен заяц, который держал в лапе пачку с хлопьями, на которой был изображен заяц… - Катрин вновь истерично рассмеялась. - Я постоянно «залипала», глядя на эту картинку на коробке…
        - Кролик!
        - Что кролик?
        - На пачке с хлопьями был изображен не заяц, а кролик. Я тоже помню эту картинку, и кролика этого в бейсболке, с наглым прищуром раскосых глаз!
        - Как думаешь, - Катрин всхлипнула. - Александр окончательно умер или его душа отправилась в другой загробный мир.
        - Считаешь, что Эдем не один, а как тот кролик с пачки?
        - Типа того, - Хелен кивнула в такт словам. - Умер здесь, попал в другой загробный мир. Не смог там дойти до Эдема, погиб и уже твоя душа вновь несется к очередному загробному миру… Ад какой - то!
        - Нет, думаю это не так. Если проводить аналогию с пачкой кукурузных хлопьев, то реальные хлопья находились лишь в одной из них, все остальные были иллюзией, пустышками.
        - Хорошо, если так. Что - то помощи от ребят нет, сколько мы уже едем?
        - Уже почти два часа, думаю минут через пятнадцать будем у цели.
        - Да?! Ну и ладно, обойдемся без них. Если хочешь, чтобы что - то было сделано хорошо, сделай это сам!
        Эрих искоса, с удивлением, взглянул на девушку, но не стал комментировать ее слова.
        ***
        - Всё, ребята, потерпите, совсем чуть - чуть осталось, до Эдема рукой подать! - Патрик подбадривал выбившихся из сил Хелен с Брайаном и показал рукой в сторону высокой белой ограды. - Я сбегаю пока в поселок, попрошу помощи, встретимся у ворот вон того парка.
        - Уф, - Брайан надрывисто сплюнул тягучую, горькую слюну. - Патрик не человек, а лось какой - то. Пробежал пять километров по жаре и ни капли усталости.
        - Ты забыл, что он в юности бегом занимался, - Хелен оперлась на руку мужчины. - И вообще, он вчера эликсир пил, может его еще не отпустило.
        - Всё может быть, - Брайан изумленно уставился на ограду и изящные кованные створки ворот. - Да это не парк, это ворота в Эдем…
        - Действительно, - Хелен тонкими, изящными пальцами провела по кованному рисунку ограды. - Какая изящная работа…
        - Мир вам, добрые люди!
        Хелен с Брайаном испуганно дернулись от раздавшихся за спиной слов и резко развернулись на сто восемьдесят градусов. Перед путниками стоял пожилой мужчина в тоге. По бокам от него стояли два рослых воина вооруженные копьями и облаченные в одежды римских легионеров.
        - Здравствуйте, - в унисон произнесли растерявшиеся путники.
        - Хелен и Брайан, правильно?! - мужчина развернул длинный свиток и внимательно в него вчитался, хмурясь все больше и больше.
        - Ну да, - подтвердил Брайан, переминаясь под пытливым взглядом незнакомца. - А вы кто такие?
        - Я привратник врат Эдема, а это, - мужчина кивнул подбородком на воинов. - Его внешние стражи.
        - Вы апостол Пётр, а это ангелы?! - Хелен с любопытством рассматривала обрамленное седой бородой лицо мужчины с выразительными карими глазами.
        - Нет - нет - нет, - мужчина в ужасе замахал руками. - Куда мне до апостола. Я обычный привратник, имя мое Тимофей, а это не ангелы, а обычные стражи. Я нахожусь в преддверии Рая с внешней стороны ограды, а апостол Пётр в Раю! И он не привратник, он хранитель ключей.
        - А - а - а, понятно, - несколько расстроенно протянула Хелен. - Вы можете нам помочь, у нас друзья остались в пустыне. Одна девушка ранена, ей демон отсек руку, другого убили…
        - Демон, - привратник гневно глянул на стушевавшихся легионеров. - Я же говорил, что это был прорыв, а не перемещение. Надо срочно сообщить старшему привратнику, чтобы он сообщил в канцелярию о прорыве демонов.
        - Бюрократы, - Хелен обличающе указала пальцем на мужчин. - Этот сообщит тому, тот тем… Понятно теперь, почему демоны успевают поселки уничтожать!
        - Успокойся, - Брайан обнял девушку за плечи и полушепотом произнес на ухо. - Не зли их. Со своим уставом в чужой монастырь не лезут.
        - Вы не правы, - Тимофей смиренно взглянул на девушку. - Мы не можем всякий раз тревожить ангелов, как только на небе появляется грозовая туча! Проявления прорыва и перемещения очень похожи…
        - Какого еще перемещения? - девушка перебила разглагольствования привратника.
        - Из Ада в Рай иногда перемещаются люди, которые смогли искупить свой грех, уже будучи в Аду. Такое бывает. Редко, но бывает.
        - Так чего, - подал голос один из воинов. - Искать в поселке старшего привратника?
        - Ну, конечно же, - Тимофей сбросил с себя маску кротости и топнул ногой. - И быстро!
        - Не надо, - Брайан успокаивающе махнул рукой. - Демона убили и прорыв схлопнулся.
        - Кто убил? - в глазах привратника появилось любопытство вкупе с настороженностью. - Кто это из вас смог сокрушить демона? Я что - то не вижу в списке ни святого, ни великомученика, даже полноценного праведника нет.
        - Александр его убил, молотом.
        - В списке нет никакого Александра, добрые люди, - вновь надев на себя маску кротости произнес Тимофей. - Вы что - то путаете. Вот, у меня тут полный отчет, - он ткнул пальцем в свиток. - По каждому члену группы. Трое погибли в начале пути и ушли на перерождение. Зачем вы на плоту решили сплавляться по реке, чем вас мост не устроил?
        - Так сломан был мост, - Брайан непонимающе развел руки в стороны. - Одни сваи торчали!
        - Не надо, пожалуйста, придумывать, - привратник миролюбиво улыбнулся. - Все маршруты проверяются досконально специальными инструкторами. Если у вас на карте был обозначен мост, значит он есть, просто вы его не нашли.
        - Бюрократы! - Хелен махнула рукой и отвернулась, всем своим видом показывая, что для нее разговор с привратником закончен.
        - Так, - привратник вновь сверился со свитком. - Осталось семь путников: Брайан, Катрин, Патрик, Салех, Славна, Хелен и Эрих.
        - Был еще Александр, - Брайан вытер со лба выступивший от жары и волнения пот. - Крупный такой, мускулистый мужчина.
        - В списке нет. В основной группе было десять человек. Трое погибли, Салех не прошел испытание смертным грехом и остался в локации, он уже точно не успеет к назначенному сроку явиться к вратам Эдема, и уйдет на перерождение. На данный момент, три путника находятся в конечной локации, еще три, по предварительным прикидкам, будут здесь через час. То есть уложатся в назначенное время.
        - Брайан, это бюрократы! - Хелен повернула голову и брезгливо посмотрела на привратника. - Александр погиб не по своей вине, а потому, что случился прорыв. Вот они и вычеркнули его из списка, чтобы скрыть свою халатность.
        - Зачем вы так? - Тимофей опустил глаза. - Я всего лишь дух, в отличие от старшего привратника. Мне нет нужды обманывать и заниматься очковтирательством. Я не подвержен греху, так как у меня нет свободы воли. Я лишь скрупулезно выполняю возложенную на меня работу, для которой я, собственно, и был создан Всевышним.
        - Здравствуйте! - все стоящие в едином порыве повернули головы к незаметно подошедшему к ним Патрику. - О, извините, что напугал.
        - О, нет - нет, Ваше Высокопреосвященство, вы нисколько нас не напугали, просто это было несколько неожиданно, - привратник положил ладонь на грудь и сделал небольшой приветственный поклон.
        - Чего? - Хелен с удивлением и растерянностью посмотрела на Патрика. - Высокопреосвященство? Патрик, ты кто такой, Ришелье?
        - Нет, Хелен, - Патрик звонко рассмеялся. - Я не Ришелье, но ты угадала, я кардинал католической церкви.
        - А вы все такие скрытные? - Брайан с неприязнью посмотрел на Патрика.
        - Брайан, я разве скрывал от вас, что при жизни был священником Римско - Католической церкви? Нет, не скрывал! А кардинал, это лишь степень священства. А вот ты, так ни разу и не сказал, каких религиозных взглядов придерживаешься и отчего Ашлар, реликвия масонов, является для тебя ценной вещью?
        - Это мое личное дело и тебя, или кого - то иного, оно никак не касается!
        - Вот ты сам и ответил на свой вопрос, - Патрик подошел ближе к Тимофею. - Уважаемый. У нас в пустыне остались друзья…
        - Да - да, Ваше Высокопреосвященство, ваши спутники уже рассказали нам эту печальную историю.
        - А, хорошо, значит вы им поможете?!
        - Конечно, как только они окажутся у врат Эдема, я вызову соответствующую службу и пострадавшей девушке, - привратник нашел в списке ее имя. - Славне, окажут должную помощь.
        - Нет, это совсем не выход, - Патрик разгоряченно начал доказывать привратнику его неправоту. - Они же могут и не дойти. Мы прибыли сюда за помощью, понимаете?
        - Понимаю, но в соответствии с основным уложением службы Небесной Канцелярии, в штатном режиме, мы не имеем право вмешиваться в дела путников.
        - Так это не штатная ситуация, как вы этого до сих пор не поняли? - Хелен присоединилась к спору. - Произошел прорыв, один человек погиб, второй получил смертельную рану. Объясните мне, как человеку, потерявшему два литра крови и руку добраться до врат Эдема?
        - Во - первых, - привратник загнул на ладони мизинец. - Никто не погиб. Во - вторых, принятие решений такого уровня не входит в мою компетенцию.
        - Что значит никто не погиб и что значит не входит в вашу компетенцию? Позовите тогда того, кто может решить данный вопрос, мы лично видел Александра живым и его труп!
        - Не было никакого Александра, Патрик, - Хелен положила руку на плечо взвинченного молодого человека. - Нам с тобой показалось. Никакого Александра не существует.
        - Что за бред? - Патрик в растерянности оглянулся по сторонам. - Может и прорыва никакого не было?
        - Может и не было! - Тимофей индифферентно пожал плечами. - Я послал одного из стражей в поселок за старшим привратником.
        - И когда он прибудет?
        - Честно говоря, не знаю, - привратник развел в бессилии руки. - Это я нахожусь у него в подчинении, а не он у меня.
        - Да он, наверное, опять пьянствует и занимается развратом в трактире «Саломея».
        - Молчать! - привратник прикрикнул на стража. - Не сметь поносить руководство, тем более в присутствии путников.
        - Да я чего? Я ничего! - детина пожал покатыми плечами. - Я просто уточнил, что начальство прибудут не скоро.
        - Так, - Патрик махнул рукой в сторону привратника и обратился к товарищам. - Вы как хотите, а я возвращаюсь к ребятам. В поселке мне тоже в помощи отказали, так что надо возвращаться и решать проблему своими силами. Напрасно я не послушал Эриха.
        - Извините, Ваше Высокопреосвященство, - привратник обратил на себя внимание. - Но вы не сможете покинуть локацию, таков закон. Кто оказался у врат Эдема, либо проходит через ворота в Рай, либо уходит на перерождение.
        - Час от часу не легче, - Брайан сел на землю. - Опять я получаюсь какой - то сволочью, которая бросила товарищей в беде!
        - И что, другого варианта совсем нет? - Патрик успокоился и стал вести разговор в конструктивном русле.
        - Иногда, но крайне редко, путник может отправиться в Ад!
        - Так, - Хелен вмешалась в диалог Патрика с привратником. - Что значит уходит на перерождение, если он дошел до врат Эдема? Нам инструктор сказал, что надо дойти до ворот и тогда мы окажемся в Раю.
        - То и значит, - гулкий, злой раскатистый бас принадлежал крупному, небритому мужчине, идущему в компании с легионером, ушедшим на поиски старшего привратника. - Что за бардак у тебя здесь творится, Тимофей?
        - Вот, добрые люди желают помочь своим спутникам, оставшимся в пустыне…
        - Запрещено! - оборвал подчиненного старший привратник. - Какие еще проблемы?
        - Простите, как вас зовут? - Патрик сделал шаг в сторону старшего привратника и учуял стойкий запах перегара.
        - Тит! А вы кто?
        - Это Его Высокопреосвященство Патрик…
        - Понятно, - вновь перебил подчиненного Тит и уже более спокойно объяснил Патрику. - Уважаемый господин кардинал, есть определенные процедуры, нарушение которых никоим образом не допустимо. Вмешиваться в дела путников, категорически запрещено.
        - Даже при нештатной ситуации?
        - При нештатной можно. Но таковой на данный момент нет. Дай сюда, - Тит вырвал из рук Тимофея свиток и внимательно на него взглянул. - Ваши товарищи уверенно двигаются в нашу сторону. Через двадцать минут будут здесь. Еще вопросы есть?
        - Есть! - Хелен уперла кулаки в бока и с неприязнью в голосе спросила. - Почему вы позволяете себе разговаривать с людьми в таком тоне при этом еще и находясь в состоянии алкогольного опьянения?
        - У меня выходной, - Тит пожал плечом. - Это вы потребовали, чтобы я явился сюда, а у меня были определенные планы на одну прекрасную девушку.
        - Вы хам и прелюбодей!
        - Может и так. Только я бы посмотрел на вас, в ситуации, когда ты всю жизнь живешь в монастыре, недоедаешь, недосыпаешь, умираешь в муках от пневмонии в тридцать лет, потому что в келье постоянно сыро и холодно, а потом не можешь попасть в Рай, так как опоздал всего на час! - Тит в гневе брызгал слюной. - Ты вначале поживи, как я, а потом уже суди.
        - Успокойтесь, уважаемый, - Патрик смиренно поднял ладони. - Не переходите на личности.
        - Я и не перехожу! - Тит вновь вчитался в список, криво ухмыльнулся и отдал приказ стражнику с красным копьем, показывая пальцем на Брайана и Хелен. - Этих на перерождение!
        - Что? - одновременно задали вопрос Хелен с Брайаном, но это последнее, что они произнесли. Легионер сделал два коротких выпада, копье с хрустом пробило грудную клетку Брайана, а затем и Хелен. Их тела замерли, подернулись пеленой и неожиданно исчезли в воздухе под синхронный хлопок и яркий всплеск белого цвета.
        - Что вы натворили? - Патрик с округлившимися глазами смотрел на место, где мгновение назад стояли Брайан и Хелен, затем он резко повернулся к Титу и сжав кулаки сделал шаг вперед. - Что вы себе позволяете?
        - Я действую в соответствии с установленными правилами. Лицо, не прошедшее проверку в одной из локаций, должно уйти на перерождение.
        - Но они дошли до врат Эдема, они не остались в локации.
        - В соответствии с отчетом, - Тит постучал пальцем по свитку. - Находясь в локации «Lib.», вышеуказанные Брайан и Хелен, совершили грех прелюбодеяния…
        - С кем?
        - Друг с другом! Теперь понятно?
        - Уважаемый старший привратник, - Тимофей, не глядя в глаза руководителю, настойчиво произнес. - В соответствии с процедурой, мы должны были уточнить, не являлись ли они супругами при жизни…
        - И так понятно, что они не супруги, не бубни.
        - Я все - таки настаиваю, - не обращая внимания на тон руководителя, продолжил Тимофей. - Что даже если они не были супругами при жизни, возможно они были родственными душами и слияние между ними было ничто иное, как проявление любви, а не похоти.
        - Не было там никакой любви!
        - Определение наличия или отсутствия любви не входит в вашу компетенцию, мы обязаны были вызвать…
        - Закрой свою пасть! Ты что, совсем страх потерял? Начальник всегда прав! Ты, бездушное существо, должен смиренно выполнять мои распоряжения, а не спорить со мной! Скройся с глаз долой, чтобы до завтра я тебя не видел!
        - А как же служба?
        - Я вместо тебя послужу, а ты быстро ушел отсюда. Вон я сказал! - последние слова Тит уже кричал в бешенстве в лицо привратнику. Тимофей бросил смущенный взгляд на Патрика, поднял подол тоги и скрылся в густых кущах прилегающей к Эдему территории.
        - Напрасно вы так…
        - Ваше Высокопреосвященство, ступайте через врата в Рай, вас там ждут. Не надо меня учить, что я должен делать!
        Патрик не стал продолжать дискуссию и переубеждать оппонента, Тит был из породы твердолобых людей. Вкупе с его обидой на всех и вся, его твердолобость и уверенность в своей правоте, становились бронированными.
        Патрик грустно посмотрел на окружающий ландшафт и молча пересек невидимую границу между Преддверием и Раем.
        - Придурки, - со злостью произнес Тит, с ненавистью глядя туда, где только что скрылся Патрик. - Так и не поняли, что Преддверие - это Чистилище.
        Он сел на землю, развернул свиток и внимательно прочитал текст, относящийся к трем оставшимся путникам. На его губах заиграла зловещая улыбка, он поднял глаза на двух стоящих в стороне молчаливых стражников:
        - Сегодня необычный день, вы запомните его надолго!
        Глава 8
        До границы поселка оставалось не более пятидесяти метров, когда осёл, до этого смирно и флегматично тянувший повозку, встал как вкопанный и ни в какую не соглашался далее двигаться.
        - Да что с тобой? - Джанан перестала тянуть повод и укоризненно посмотрела на животное. - Как тебе не стыдно?!
        Осел, в свою очередь, поднял грустные глаза на девушку и издал громкий «Иа - иа».
        - У нас из еды что - нибудь осталось? - поинтересовалась Катрин и, стараясь не смотреть на труп Александра, засунула руку в корзину, в которой раньше находились продукты. - Инжир и яблоко, дай ему, пожалуйста.
        Джанан взяла из рук Катрин угощение и протянула ослику. Тот с удовольствием съел лакомство, сделал два шага вперед и вновь остановился, издав чуть слышный «Иа».
        - Всё понятно, - Эрих почесал осла между ушей. - Устал ослик. Не мудрено, тащить полтора центнера по песку, да в такую жару. Он же не железный. Пусть отдохнет.
        - Мы не опоздаем? - Катрин заглянула в глаза мужчине.
        - Времени, конечно в обрез, - Эрих оценивающе глянул на перевалившее за полдень солнце. - Давай поступим так, я возьму на руки Славну, отнесу ее к вратам Эдема, а потом вернусь за тобой и Александром.
        - Хорошо, только не опаздывай.
        - Сделаем так, - Эрих воткнул небольшой прутик в землю у ног Катрин и показал пальцем на тень от прута. - Если тень переместится вот сюда, а меня не будет, бросай все и ступай к вратам Эдема.
        - А где они находятся?
        - Вон там, - Джанан указала рукой направление. - Около пятисот шагов отсюда.
        - Ну, хорошо, - Катрин кивнула головой. - Пятьсот шагов это не много.
        - Джанан, ты можешь меня проводить? - Эрих аккуратно взял Славну на руки. - Чтобы я не плутал напрасно.
        - А какой сегодня день недели, четный? - вопросом на вопрос ответила девушка.
        - Я не знаю, Джанан, - Эрих улыбнулся. - По земному времени нечетный, а как тут у вас измеряется, мне невдомек.
        - Нечетный, - уверенно ответил сестре Балачак.
        - Хорошо, тогда провожу, - девушка, легко ступая, пошла впереди Эриха, периодически оглядываясь и улыбаясь ему.
        - А причем здесь четный и нечетный день? - с одышкой от натуги обратился к Джанан Эрих, с каждым шагом тело Славны становилось все тяжелее и тяжелее.
        - В нечетные дни у врат дежурит привратник Тимофей, он дух, как и я.
        - А в четные дни?
        - А в четные дни старший привратник Тит, - с губ девушки сползла улыбка, а в глазах появилась тревога. - Это было очень давно. Больше тысячи лет назад. Он, когда - то, был путником, как и ты, но опоздал в назначенный срок к вратам Эдема и его не пустили в Рай. Стражи собирались отправить его на перерождение, но он упал на колени и стал взывать к милости, целуя ноги стражей и привратника. Он, оказывается, с малых лет находился в монастыре, терпел голод, холод и унижения от старшей братии. Выполнял все, что ему приказывали, проводил большую часть времени в постах и молитвах. И умер в целомудрии, забытый всеми в своей кельи. Его мольбы растрогали привратника Тимофея, и он обратился с просьбой к своему руководству, чтобы Тита пощадили.
        - Ты откуда эту историю знаешь? - Эрих остановился, чтобы удобнее разместить Славну на затекших руках.
        - Отец рассказывал, он сам это видел.
        - Сколько же твоему отцу лет?
        - Много, очень много, и детей тоже очень много. Поэтому ему приходится постоянно работать…
        - Ага, - Эрих вновь остановился, чтобы перевести дух. - Поэтому он сына сдает в публичный дом, чтобы закрыть прорехи в семейном бюджете?
        - Не мог отец его в публичный дом отдать! - на щеках Джанан проявился стыдливый румянец. - Папа добрый, он нас всех любит!
        - Джанан, я самолично видел твоего брата в публичном доме.
        - Это все старик Хасан, - девушка рьяно защищала честь родителя. - Папа, наверное, отдал Балачака в заведение старика Хасана прислуживать в качестве слуги: убирать помещения, выносить мусор, мыть посуду… А тот вероломно заставил брата потакать похотям извращенных путников!
        - Путники, конечно, во всем виноваты! - с грустной иронией резюмировал Эрих и на какое - то время повисла тяжелая пауза. - Так что там с этим Титом, почему он стал старшим привратником?
        - Руководство Тимофея, внимательно рассмотрело все обстоятельства дела: его жизненный путь, искренность поступков и веры, а также причину опоздания… и не пустило Тита в Рай.
        - Очень интересно.
        - Да, не пустило, пока он своей службой не докажет, что достоин попасть в Рай. Его назначили вторым привратником, в помощь Тимофею. Отец говорил, что первые сто лет своей службы, Тит очень ответственно относился к поставленной перед ним задаче. Также, он каждый день молился, соблюдал посты и помогал окружающим в меру своих сил. Но вместо того, чтобы попасть в Рай, его назначили старшим привратником. И вот тогда, со слов отца, с Титом что - то случилось. Он стал желчным и язвительным, при малейшем сомнении в чистоте путника, отправлял его на перерождение. А последнее время он совсем от рук отбился. Стал лживым и лицемерным. Пьянствует, развратничает, сквернословит, а когда ему делают замечание, то сильно злится и при первой же возможности мстит. А когда его припирают к стенке, отвечает, что грешит специально, чтобы было в чем каяться перед Господом.
        - Хорош фрукт…
        - Всё, пришли, вот врата в Эдем…
        - Так - так - так, кто это тут у нас? - Эрих и Джанан одновременно повернулись на голос, перед ними стоял крупный небритый мужчина в компании двух дюжих воинов, вооруженных копьями. Причем у одного копье было черного цвета, а у другого красного.
        - Добрый день! - Эрих постарался быть максимально корректным, хотя, глядя на скабрёзно улыбающегося мужчину и похотливо рассматривающего Джанан, хотелось высказать всё, что он о нем думал.
        - Здрасьте - здрасьте, - Тит медленно обошел вокруг Джанан и Эриха со Славной на руках.
        - А где Тимофей? - не выдержала девушка. - Сегодня его дежурство!
        - Где надо, здесь я решаю, кто и когда дежурит, а не ты.
        - У меня на руках раненая девушка, ей нужна помощь.
        - Я вижу, не слепой!
        - Почему вы тогда бездействуете?
        - Я тебя не учу, как тебе выполнять твою работу, почему ты тогда лезешь в мои дела? - Тит озлобился и вплотную приблизился к Эриху, дыша ему в лицо перегаром. - Ничего с твоей раненой не случится.
        Мужчина отошел от Эриха, достал из кармана какой - то амулет, что - то прошептал и поднял его над головой. Из амулета вверх вырвался широкий, ослепляющий луч света. Через мгновение луч исчез, а в воздухе послышался шум хлопающих крыльев. Поднимая пыль, на землю опустились два ангела с суровыми лицами и фигурами античных богов. Каждый из них был выше Эриха минимум на голову.
        - Мир вам, добрые люди! - сложив крылья за спиной, поздоровались ангелы, а затем обратились к Титу. - Причина вызова?
        - Да вон, - он кивнул головой в сторону Славны, все еще находящейся на руках у Эриха. - Путник без чувств в результате травмы, самостоятельно попасть на территорию Эдема не в состоянии. Со стороны привратника претензий нет, доступ разрешен.
        - Понятно, - один из ангелов приблизился к Эриху и аккуратно взял девушку к себе на руки, а затем обратил внимание на травму и удивленно поинтересовался. - Где она потеряла руку?
        - Демон отсек?
        - Кто? - ангел ошарашенно уставился на мужчину и жестом пригласил своего товарища присоединиться к разговору. - Смотри, руку отрубил демон!
        - Как такое может быть? - не поверил второй ангел. - Прорыва не было более года! Не мог же демон год прятаться в пустыне?
        - Прорыв был несколько часов назад, - пояснил Эрих. - Его остановил Александр, наш попутчик. Он, к сожалению, погиб!
        - Александр? Постой - ка, - ангел отошел к Титу о чем - то разговаривающему с Джанан в стороне ото всех. - Никакого Александра среди путников не было и нет! - вернувшись через минуту сообщил ангел, задумчиво скребя затылок. - Среди путников ни одного святого и великомученика, который мог бы с легкостью сокрушить демона, нет. Был один кардинал, но он даже до праведника еле дотягивает.
        - Как выглядел этот Александр? - задал вопрос ангел, который легко держал Славну на руках, совершенно не чувствуя ее веса.
        - Да обычный мужик, - Эрих на секунду задумался. - С меня ростом, атлетичный, он, кажется, в прошлой жизни кузнецом был.
        - Что? - оба ангела при последних словах Эриха напряглись. - Кузнецом?!
        - Да. Он демона убил кузнечным молотом.
        - Где он сейчас? - один из ангелов от досады хлопнул себя ладонью по лбу. - Как я сразу не догадался, это инспектор, мученик Александр Каталитский.
        - Его тело в повозке, недалеко от границы с поселком.
        - Понял, - ангел расправил крылья и стрелой устремился в небо.
        - Куда это он?
        - За телом Александра, а точнее аватаром его души, чтобы доставить его в Рай и там воскресить.
        - А кто он такой, Александр Каталитский?
        - Инспектор небесной канцелярии, контролирующий работу инструкторов.
        - А почему он мученик?
        - А, вы про это! - ангел понимающе кивнул головой. - Александр Каталисткий и его братья, отказались делать инструмент для палача, который собирался пытать христиан. За это и за то, что они исповедовали Христа, их подвергли истязанию и умертвили, залив в горло расплавленное олово.
        - Ужас какой? - Эрих передернул плечами. - А я его упрямцем называл.
        - Так и есть, он упрям и справедлив! Мне пора! - ангел, аккуратно держа Славну на руках, проследовал в приоткрытые створки ворот.
        ***
        Эрих внимательно смотрел на стоящих в стороне Тита и Джанан. Ладонь мужчины тяжело лежала на шее девушки, она пыталась вырваться, обхватив ладонями широкое запястье, но у нее ничего не получалось. Он что - то яростно шептал ей на ухо, а девушка плакала и сопротивлялась, крутя головой.
        - Эй ты, оставь ее в покое! - Эрих не выдержал и, подойдя к Титу, толкнул того в плечо. Хватка мужчины потеряла крепость, и девушка вырвалась, прячась за спиной спасителя. - Ты что себе позволяешь?
        - Это ты что себе позволяешь? Почему ты все время вмешиваешься не в свое дело?! Ты кто такой вообще?
        - У тебя в свитке все написано, почитай! - Эрих, не отводя глаз, гневно смотрел в лицо оппоненту. Если не считать стычек в начальной школе, у Эриха не было опыта в драках, и он понимал, что, если конфликт перейдет в плоскость единоборств, ему будет несдобровать. Тем не менее, все его естество стремилось к драке, он хотел заехать привратнику кулаком по лицу, независимо от того, во что это ему обойдется. Видимо, Тит почувствовал, что Эрих готов идти до конца и сбавил обороты, перейдя к объяснениям.
        - Её отец должен мне золотую монету. Уже год! Я одолжил ему ее на месяц, без процентов, а он оттягивает время возврата долга.
        - Причем здесь Джанан?
        - Она его дочь, пусть вернет долг вместо отца.
        - Каким образом? У нее что, есть деньги? - Эрих искренне удивился.
        - У меня лишь несколько медных монет, - из - за спины Эриха ответила девушка. - Он хочет, чтобы я отдалась как падшая женщина.
        - Ты совсем дурак? - Эрих профессиональным взглядом посмотрел на Тита.
        - Сам ты дурак, чего ты из себя святошу строишь? - грубо парировал Тит. - Золотой за один раз, это очень хорошая цена.
        - Вы же привратник у врат в Эдем. Как вы можете так говорить? - к разговору присоединилась Катрин, встав рядом с Эрихом и положив ему руку на плечо. - Я все слышала. Это просто Содом и Гоморра, а не Преддверие Рая.
        - Не вам меня судить! - огрызнулся Тит. - Я тут тысячу лет уже нахожусь, изо дня в день вижу одно и тоже. Несправедливость! Недостойные, всю жизнь живущие в грехе, но успевшие замолить их перед смертью, гордо проходят через врата Эдема. А я! Я! Должен прислуживать вам, лишь из - за того, что опоздал на час!
        - Мы здесь ни при чем, - спокойно ответила Катрин. - Кто вам мешал уйти на перерождение, зачем вы остались привратником?
        - Не твоего ума дело! - глаза привратника налились кровью. - Иди, Эдем тебя ждет.
        - Эрих, у тебя остались деньги, которые мы тебе давали с Хелен? Там должно было остаться больше одного золотого.
        - Да.
        - Отдай их господину привратнику и пойдем.
        - Держи, - Эрих кинул Титу тощий кошель. - И не вздумай трогать девушку.
        - Джанан, - Катрин ласково коснулась предплечья девушки. - Ступай к отцу. Балачак уже там. Когда ангел забрал тело Александра, ослик без помыкания, сам, отправился к дому.
        - Хорошо, - Джанан в молитвенном жесте сложила ладони перед собой на груди, сделала легкий поклон и быстрым шагом ушла, не оглядываясь.
        - Пойдем и мы, Эрих, - Катрин взяла ладонь мужчины в свою и потянула его к открытой створке.
        - Ага, сейчас, - Тит гадко улыбнулся и махнул рукой стражникам, подзывая их к себе. - Ты можешь идти, а самозванец останется пока здесь!
        - Чего? Кто самозванец? - Эрих покрутил пальцем у виска. - Ты точно больной, Тит, тебе лечиться надо.
        - У тебя что ли, доктор?! Боже упаси! - Тит мерзко рассмеялся и обратился к подошедшим стражам. - Помните, я вам говорил, что вы запомните этот день?!
        - Да. Помним! - стражи в унисон кивнули головами.
        - Перед вами самозванец, Эрих Атцт, который выдает себя за безгрешного человека и хочет проникнуть в Рай.
        - Что ты несешь? - у Катрин от возмущения перехватило воздух. - Как ты смеешь так говорить? По - твоему, он сам, тайными тропами пробрался в Преддверие Рая?!
        - Ну, не так, конечно! - Тит заложил руки за спину и менторским тоном продолжил. - Преддверие, это Чистилище, в котором отсеиваются люди, душа которых, при жизни, не склонилась ни к одной из сторон. Ни к светлой, ни к темной. Вот как у доктора Атцта. Он должен был пройти три определенных локации, чтобы очиститься от душевной «грязи» или уйти на перерождение. Но он всех обманул, прошел по чужому маршруту и явился сюда весь белый и пушистый.
        - Так и я тоже не по всему маршруту прошла, - Катрин встала на защиту Эриха. - Инструктор, который выдавал нам карты…
        - Я это уже слышал сегодня от ваших спутников, - Тит жестом оборвал объяснения Катрин. - К вам претензий нет. За вами на земле не осталось грехов. Все долги закрыты. А вот к доктору Атцту есть вопросик.
        - Какой? - Эрих насупившись глянул на привратника.
        - Скольких пациентов вы убили, доктор? - Тит с превосходством взглянул на мужчину. - Молчишь?! Стыдно?!
        - Четыреста тринадцать! - четко произнес Эрих, не отводя взгляда от лица привратника. - Дальше что?
        - Как четыреста тринадцать? - Катрин отшатнулась от Эриха под издевательский смешок Тита и стражников. - Ты же врач, Эрих, как такое может быть?
        - Последние годы я работал в отделении эвтаназии центральной клиники Цюриха. Я избавлял тяжело больных людей от страданий и боли.
        - Но Эрих, эвтаназия, это же узаконенное самоубийство, как ты мог!
        - Катрин, ты, когда - нибудь, видела глаза человека, страдающего от боли при последней стадии рака? Когда даже обезболивающие не помогают.
        - Нет, но Эрих…
        - Перестань, Катрин. Я долго думал, прежде чем перейти на работу в отделение эвтаназии. Если я могу облегчить страдания больного, пусть даже таким образом, и если он на этом настаивает, я ему в этом помогу!
        - Кто ты такой, - Тит ткнул Эриха пальцем в грудь. - Чтобы решать, кому страдать, а кому нет. Ты для начала бы пораскинул своими мозгами, прежде чем открывать рот. Скольких людей ты своим гуманизмом лишил Царствия Небесного?! Четыреста тринадцать.
        - Причем здесь я? - Эрих непонимающе посмотрел на Тита. - Я никого не принуждал.
        - Пойми, ты, глупец. Человек может всю жизнь прожить в грехах, но Господь милостив и дает ему страдания, чтобы через них он очистился, искупил свои грехи и попал в Рай. А тут появляешься ты, делаешь укол смертельной инъекции и всё, дорога в Рай закрыта.
        - Ты мыслишь категориями средневековья, - парировал не на шутку возмущенный Эрих. - По твоей логике, врач, делающий укол обезболивающего, также лишает больного возможности попасть в Рай, да?! Это чушь. Пустая демагогия!
        - Как - то всё запутано, - Катрин разрывалась между доводами Тита и Эриха, оба были правы и неправы одновременно. - Давайте вызовем ангелов, пусть они разрешат ваш спор.
        - Это не в компетенции ангелов, - отрезал Тит. - Решения по данным вопросам принимаю я!
        - Подожди, - на губах Эриха появилась лёгкая улыбка. - Но ведь я исповедовался в своих грехах, и мой духовник отпускал мне грехи.
        - Вот ты и попался, - Тит посмотрел на стражей, как бы привлекая их в свидетели. - Во - первых, грехи отпускает не священник, а Бог. А во - вторых, в одном убийстве ты не исповедовался.
        - В каком еще убийстве? - Эрих провел ладонями по лицу. - Ты эвтаназию так называешь?
        - Её. По мне, так это самое натуральное убийство.
        - И кого, по - твоему, я «убил» и не исповедовался в грехе?
        - Да вот, - Тит ткнул пальцем в свиток. - Баронесса фон Ульрих.
        - Точно, - Эрих закрыл лицо ладонями. - Точно, я ведь погиб, сразу после операции…
        - Как ты завуалированно убийство называешь. Так что, дорогой ты наш доктор - душегуб, - Тит мерзко засмеялся над своей шуткой. - Ступай на перерождение или исправляй свою ошибку.
        - Как я ее исправлю?
        - А хочешь исправить? - гадкая улыбка коснулась губ привратника.
        - Хочу, - решительно ответил Эрих - Как?
        - Через страдания! - Тит вновь раскатисто рассмеялся. - Всё, передумал исправлять ошибку?
        - Не передумал и, в отличие от тебя, просить милости не собираюсь! Где надо искупить свою вину?
        - В Аду, - от слов Эриха лицо Тита исказила гримаса злости. - Отправляйся в Ад.
        - Что вы несете, - молчавшая до этого Катрин, вмешалась в разговор. - Как он потом из Ада попадет в Рай?
        - Откуда я знаю, как? Я в Аду не был, но знаю, что там грешники страдают в муках, - он прикрыл глаза и процитировал строчку из Библии. - «Там плач и скрежет зубовный».
        - Тогда уж лучше отправьте его на перерождение.
        - Поучи меня еще, - Тит быстро показал глазами стражу с черным копьем на Эриха и тот, сделав еле уловимое движение, пробил его грудь узким наконечником.
        Катрин в ужасе закричала, глядя на то, как тело Эриха покрылось темной дымкой и стало ломаясь, втягиваться в рану, оставленную копьем, как в черную дыру. Через секунду раздался дикий рёв, от которого кровь стыла в жилах и Эрих исчез в черно - багровом свете схлопнувшейся дыры.
        - Вот и всё, - Тит посмотрел на ошарашенных стражей. - Удивительное зрелище, согласитесь?! Я же говорил, что вы запомните это надолго.
        Катрин, находясь под впечатлением от развернувшейся драмы, прошла через врата, не обращая внимания на окружающих.
        ***
        Крепкий молодой мужчина в белой тоге и сандалиях, пересек границу Эдема и оказался в Преддверии, прямо перед стражниками и старшим привратником, о чем - то бурно беседующих.
        - Я Александр, инспектор Небесной Канцелярии, - представился он. - На вас поступила жалоба.
        - От кого? - пытаясь скрыть волнение, Тит спрятал дрожащие руки за спиной.
        - От Патрика.
        - А - а - а, - Тит немного расслабился. - Его Высокопреосвященство. И в чем же он меня обвиняет?
        - В том, что вы, не разобравшись во всех деталях, отправили на перерождение его спутников Хелен и Брайана.
        - Я, - Тит удивленно ткнул себе пальцем в грудь. - Но простите, на тот момент привратником был Тимофей, я приступил к обязанностям привратника лишь после случившегося инцидента.
        - Хорошо, я с этим разберусь, - Александр упрямо посмотрел на Тита. - Зачем вы отправили в Ад доктора Эриха Атцта.
        - По его собственному желанию. Он хотел искупить грех убийства баронессы фон Ульрих.
        - Он что, сам сказал, чтобы вы его отправили в Ад, а не на перерождение?
        - Я ему предложил два варианта: перерождение или страдания. Он выбрал страдания. Куда мне его еще надо было отправлять?
        - А пустить его повторно по его собственному маршруту вы не подумали?!
        - Нет, это не входит в мою компетенцию.
        - Всё с вами понятно. Вы в курсе, что инструктор и его помощник Иезекииль отправлены на перерождение за небрежение к своим обязанностям?
        - Нет, - Тит снова напрягся. - А что они такого натворили?
        - Они пренебрегали своими обязанностями, не контролировали маршрут, в связи с чем несколько достойных людей ушли на перерождение, хотя могли смело попасть в райские кущи Эдема. Так что, имейте ввиду…
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
        Глава 1
        - Эй, давай - давай, в себя приходи уже! - неприятный запах обдал лицо Эриха и он, сморщив нос, открыл глаза.
        Наклонившись, над ним стояло человекоподобное существо, с рогами на голове, козлиными ногами ниже коленей и густым волосяным покровом по всему телу. Кожа незнакомца была почти черной, большие глаза с ярким белком и разветвлённой сетью кровеносных сосудов, вылезали из орбит и смотрели на Эриха с неприкрытым любопытством.
        - Проблемы?! - Эрих прямо посмотрел в лицо незнакомцу и натянуто улыбнулся. Незнакомец стушевался, отрицательно покрутил головой и проследовал к лежащему неподалеку рыжеволосому молодому человеку, с копытами вместо ступней и винтовидными, загнутыми назад рогами:
        - Эй, давай - давай, в себя приходи уже!
        Веки молодого человека затрепетали и через мгновение поднялись. Затуманенный взор стал осмысленным, а затем с его губ сорвался вопрос:
        - Вы кто? Где я нахожусь?
        Сатир, как его окрестил Эрих, ничего не ответил, а проследовал к следующему бесчувственному телу.
        «Все, как в преддверии Эдема!» - подумал Эрих и перевел свое тело в сидячее положение. Ниже ягодицы что - то неприятно кольнуло и по бедру засочилась тонкая струйка теплой крови. Эрих согнул ногу и увидел под ней обломок меча, который он обнаружил в пустыне, возле ездового животного демона. «Ну что, братец, вернулся вместе со мной в родные пенаты?!» - Эрих, сам не понимая зачем, накрыл обломок меча камнем, пряча его от посторонних глаз, попутно оглядывая себя. Он не изменился. Вернее, он остался таким же, как и был в Раю. Молодым, полным сил и энергии. Мужчина внимательно посмотрел вокруг. Место, где находился он и другие, попавшие сюда, было сложно описать одним предложением. Это не было ни лесом, ни степью, ни пустыней и даже не предгорьем. Лучше всего данную местность характеризовало бы слово эклектика. Смешение всего и со всем. До горизонта раскинулась серая пустыня, перемежающаяся островками леса, степи и каменными плато с нагромождением валунов. А до самого горизонта местность пересекала дорога из плотно подогнанных друг к другу камней. Всё было каким - то серо - грязным, пыльным и пожухлым.
Ни одной яркой, сочной краски. Даже солнце было мутным и рассеяно светило через плывущие по небу черные облака…
        - Отлично, - громкий, раскатистый голос, раздавшийся за спиной Эриха, заставил вздрогнуть всех, кроме него. Он был готов к чему-то такому театрально-наигранному. В отличие от других, Эрих спокойно поднялся с земли и только затем, не спеша, развернулся, чтобы встретиться взглядом с насмешливыми глазами высокого, стройного мужчины с черной эспаньолкой на красивом, благородном лице. У мужчины, как и у всех присутствующих, на голове присутствовали рога, длинные аристократические пальцы рук были вооружены крепкими черными когтями, а ноги ниже колен были козлиными.
        «Главный сатир похож на Дон Кихота!» - подумал про себя Эрих, без страха глядя на мужчину.
        - Кто это тут у нас такой бесстрашный? - мужчина с улыбкой, оценивающе посмотрел на Эриха. - Да, парень, тяжело тебе будет в таком виде до города добираться, боюсь не дойдешь.
        - Куда я попал? - рядом с Эрихом поднялся рыжий парень. - Что происходит?
        - Я сейчас все объясню! - мужчина вытянул перед собой ладони. - А затем каждый сможет задать вопросы, если они у него останутся. Договорились?!
        Согласные кивки, слова одобрения и нестройная многоголосица зазвучали со всех сторон. Мужчина одобрительно кивнул головой и продолжил:
        - Начну с основного. Меня зовут Анри. Вы все умерли. Это непреложный факт, и вы сами об этом знаете лучше меня, только еще не все это осознают. Передозировка наркотиками, инсульт, рак, автомобильная авария, самоубийство… - палец мужчины поочередно указывал на людей. Эрих тяжело вздохнул, такую преамбулу он уже слышал в Раю, неужели нельзя было придумать что - нибудь оригинальное? - Вы все умерли! Приняли данный факт?! - ткнув пальцем в каждого из находящихся на поляне, резюмировал мужчина и, когда вновь увидел согласные кивки, продолжил:
        - Вы в Аду. Если вы находитесь здесь, значит, ваша жизнь была наполнена грехом и пороком. Теперь для вас начался новый этап вашего существования и сегодня, сейчас, вы сделаете первый шаг в новую жизнь. Шаг, который определит все ваши дальнейшие действия.
        - А чего я такой мохнатый, с хвостом, с копытами, - с земли поднялся крупный сатир с мощными, перевитыми венами руками и хриплым голосом закоренелого выпивохи, он потрогал свои рога и с претензией посмотрел на Анри. - Чего это за рога такие дурацкие, я чего, рогоносец по - твоему?! - Он набычившись сделал шаг вперед. - Чего молчишь, а?
        - Внимательно тебя слушаю, - Анри скрестил руки на груди. - Всё сказал?
        - Нет, не все, - парень сделал еще один шаг в сторону мужчины. - С какого хрена у меня черная кожа, я тебе что, негр какой - то?
        - Нет.
        - Что, блин, нет? - парень сжал в злобе кулаки и еще на шаг приблизился к Анри, но тот лишь ухмылялся, делая вид, что не замечает опасности и агрессии исходящей от оппонента.
        - Ты не негр. Каждый из вас вел распутную и грешную жизнь и, как следствие, в загробном мире ваши тела подверглись трансформации. Вы приобрели лучшую физическую форму и интеллект, которые у вас были при жизни. А также дополнительные опции, в виде рогов, копыт, хвостов, когтей и даже пятаков, а кто-то, - Анри ткнул пальцем в рыжего парня, стоящего за плечом Эриха, - и детородный орган выдающихся размеров. Зачем - то…
        - А этот почему без рогов и копыт, - задиристый громила ткнул в Эриха рукой. - И почему у этого петушары хвост, а вон у того урода пятак?
        - Сам урод, хрю! - обиженно ответил обладатель кабаньего пятака на половину лица.
        - Поумничай у меня еще, - громила резко сделал шаг в сторону обладателя пятака и мертвой хваткой сжал его горло. - Я тебе твой пятак на одно место натяну, понял?
        - Понял, хрю - хрю…
        - Ты чего расхрюкался? - громила сильнее сжал пальцы на его горле.
        - Вии - ви! - обладатель пятака заверещал от боли и страха.
        - Тьфу ты, - громила оттолкнул от себя верещавшего толстяка. - Мразота какая. Наверное, всю жизнь свиньей жил, вот пятак в Аду и нарисовался.
        - Я, кстати, уже сказал, что вначале я объясняю основные постулаты, - Анри угрожающе посмотрел на верзилу. - А уже потом, если что - то кому - то будет неясно, от вас последуют вопросы.
        - Мало ли что ты сказал, - верзила вплотную приблизился к Анри, нависнув над ним с высоты своего двухметрового роста. - Если это Ад, значит жизнь закончилась. Хуже уже не будет и я могу вас всех здесь порвать, не оглядываясь на последствия. Так ведь?!
        - Теоретически, так, - Анри сделал плавное движение назад и незаметно оказался в стороне от верзилы. - Правда, есть некоторые нюансы.
        - Ну - ка, обоснуй! - громила с легким подшагом развернулся лицом к Анри и, если бы среди присутствующих были знатоки боевых искусств, они бы, только по данному признаку, опознали в громиле мастера высокого уровня.
        - Хорошо, в качестве исключения объясню. Во - первых, пока вы не прошли инструктаж и не посмотрели в «Колодец откровений», вас не мучают грехи, не раздирают нутро на части, не толкают на безумные поступки, чтобы яростью и кровью заглушить душевную боль. Во - вторых, все вы сейчас неинициированные, то есть не имеете никакого уровня, а это значит, что и ваши физические показатели соответствуют тем, что были у вас при жизни.
        - Всё понятно, - громила рассмеялся с пренебрежением смотря на Анри. - Знаешь, мне этого будет достаточно, чтобы сделать из тебя отбивную. Видал в гробу я вашу инициацию, на кой черт мне эти душевные страдания?
        - Не смеши меня, - Анри достал из - за пазухи жилетки, сделанной из шкуры какого - то дикого животного, свиток, такой же Эрих видел у привратника в Раю. - Анджей? Ты же Анджей?!
        - Анджей - Анджей, - громила согласно кивнул головой. - Ты мне зубы не заговаривай, что я такого смешного произнес?
        - Смешное состоит в том, что ты даже не ноль, ты ноль без палочки. А это значит, что любой, кто достиг второго уровня, размажет тебя по земле тонким слоем, каким бы субтильным и низкорослым он не был.
        - Да иди ты, - Анджей махнул на Арни рукой. - Бабушкины сказки…
        - Слушай, бро, а не заткнулся бы ты, - с земли поднялся еще один мужчина, при жизни он, видимо, был настоящим негром и потому его черты лица никак не диссонировали с иссине - черной кожей. Он мало чем уступал в комплекции Анджею, но в отличие от него, имел хвост и острые когти длиной не менее трех сантиметров. - Ты меня вначале петушарой назвал, теперь перебиваешь уважаемого человека…
        - Прогиб засчитан, - Анри показал негру поднятый вверх большой палец.
        - … братву задерживаешь, - продолжил мужчина. - Строишь из себя крутого бойца…
        Договорить мужчина не успел, так как Анджей, с легкостью для человека его комплекции, преодолел разделяющее их расстояние и нанес мощный, короткий удар негру в челюсть. Голова негра откинулась назад, ноги подкосились, и он мешком рухнул на землю. Держась за челюсть, негр попытался подняться, но окрик Анджея остановил ее порыв:
        - Только попробуй подняться, я тебе шею сломаю!
        - Это было эффектно, ты продемонстрировал уникальные навыки, годы службы в Иностранном легионе прошли не зря. Но я повторюсь, ты не сможешь провернуть данный фокус с человеком, достигшем второго уровня.
        - Это мы еще поглядим, - Анджей, набычившись, смотрел налившимися кровью глазами на Анри. - У тебя какой уровень?
        - Третий…
        Не дослушав ответа, Анджей кинулся в атаку, пытаясь провести тот же прием, что и с негром. Анри, не размыкая скрещенных рук на груди, с легкостью уклонился от резкого, сокрушительного удара и нанес в ответ удар копытом в бедро Анджея. Когда тот осел на одно колено, Анри нанес короткий и быстрый удар голенью ему в голову. Мужчину отбросило на три метра в сторону, как будто он был невесомой пушинкой, а не мужчиной весом сто тридцать килограмм.
        - Это я так, вполсилы, - прокомментировал свои действия Анри. - Закончим на этом. Если еще кто - то откроет рот без моего разрешения, выбью все зубы. Понятно?
        Шокированные демонстрацией силы, мужчины и девушки, не открывая ртов согласно закивали головами.
        - Продолжаю свой рассказ. После инициации вас одолеет душевная боль и будет она вас мучать до тех пор, пока вы не войдете в один из трех крупных городов Ада: Санта - Сатанабург, Фуриа и Малум. Как только вы пересечете врата одного из перечисленных городов, достигнутый вами уровень будет зафиксирован и тогда вы будете внесены в список одной из шести каст.
        - Какие еще касты? - забыв о предупреждении, задал вопрос патлатый азиат с двумя парами рогов на голове.
        Как только он задал вопрос, помощник Анри, который до этого растолкал Эриха и остальных грешников, оказался рядом с ним и нанес несколько ударов кулаком мужчине в лицо. Азиат, потеряв ориентацию, попытался закрыть лицо руками, но помощник не позволил ему этого сделать и продолжал наносить удары, даже когда жертва потеряла сознание.
        - Всё, хватит, - спокойным голосом остановил помощника Анри. - Приведи в сознание его и этого громилу Анджея.
        Анджей в фрустрации сидел на земле, не мигая глядя на рваную рану на бедре. Азиат, разбитыми губами, под насмешливый взгляд Анри, сплёвывал на землю сгустки крови вперемешку с зубным крошевом.
        - Хоть один зуб остался? - Анри обратился к азиату, когда тот перестал сплевывать кровь.
        Азиат отрицательно покачал головой, со страхом в глазах глядя на стоящего рядом с ним помощника Анри.
        - Если еще кто - то откроет рот, я вырву ему мошонку с корнем, уяснили?!
        И снова дружное кивание головами было ему ответом.
        - Всего пять каст и одна социальная группа, которую условно отнесу к низшей касте. Низшая каста, это группа, которую я буду называть кастой «Отверженных». Она для тех, кто не смог добиться хоть какого - нибудь уровня, - Анри пристально посмотрел на Эриха - Вся грязная работа лежит на плечах членов этой касты: уборка улиц, сортировка мусора, очистка отхожих мест. Всё это удел отверженных. Попавший в касту отверженных будет получать мизерную плату за свой тяжелый труд, он не сможет жить в комфортабельных домах и гулять по благоустроенным улицам. Его дети будут безграмотными, вечно голодными и ущемленными в своих правах. Я не буду рассказывать о всех минусах данной касты, скажу лишь еще одно, отверженные, единственная бесправная группа. Женщину могут изнасиловать, и она не сможет заявить страже о совершенном над ней бесчинстве…
        - Это сексизм какой - то! - злобно выкрикнула одна из девушек. - Ущемление прав женщин.
        - Так, - Анри погладил бородку скрывая появившуюся на его тонких губах улыбку, затем посмотрел на своего помощника. - Что я обещал сделать с тем, кто вновь перебьет меня?
        - Вырвать мошонку, - глухо произнес помощник, растерянно переводя взгляд с Анри на девушку.
        - Хм, - Анри вновь провел рукой по подбородку. - Думал об одном, а сказал другое. Я имел ввиду кадык.
        - Э - э - э, - помощник почесал затылок. - Та же проблема возникает.
        - Ты прав, ты прав, - протянул Анри. - Если еще хоть кто - нибудь вставит слово в мое повествование, тому я локти выверну, ясно.
        Сидящие на земле девушки тяжело вздохнули, а мужчины радостно закивали. Наказание хоть и было страшным, но уже не таким ужасным.
        - Из касты «Отверженных» изнасиловать могут не только женщину, но и мужчину, и ребенка, и кого угодно! - констатировал Анри и продолжил. - Первая каста, это каста «Слуг и торговцев». Весь обслуживающий персонал, от холуя постоялого двора до владельца трактира, это люди имеющие первый уровень. У них есть права и они могут развиваться в своей касте, двигаться по карьерной лестнице. Но всё равно, их потолок - это владелец какого - нибудь обслуживающего заведения. Ограничения следующие, - мужчина начал загибать пальцы на руке. - Нельзя иметь каменный дом и дом выше одного этажа, нельзя иметь ездовое животное, нельзя иметь наложниц, нельзя владеть оружием, нельзя иметь золотые и серебряные украшения… Вторая каста, каста «Ремесленников и хлеборобов», род их деятельности объяснять не буду и так понятно. Все, кто достиг второго уровня, автоматически попадают в эту касту. Ограничения следующие: нельзя иметь каменный дом и дом выше двух этажей, нельзя иметь ездовое животное, нельзя иметь больше одной наложницы, нельзя владеть оружием, кроме кинжала и лука… первая и вторая каста, самые многочисленные! Третья
каста, каста «Чиновников», к этой касте, как вы поняли, принадлежу я и мой помощник, так как у нас третий уровень. Все чиновники, в том числе городская стража, рядовые воины и офицеры низшего звена, палачи, дознаватели и прочие, относятся к данной касте. Ограничения следующие: нельзя иметь каменный дом выше одного этажа, нельзя иметь больше трех наложниц, нельзя владеть землей в черте города… Четвертая каста, каста «Воинов», это каста профессиональных воителей, полководцев и обвинителей. Очень малочисленная, но сплоченная, богатая и опасная социальная группа. Ограничение одно, не могут иметь замок или дворец, а также обязательно должны состоять на службе у правителя. Ну, и на конец, каста «Правителей» или каста «Высших демонов». Лишь одна сотая процента обитателей Ада смогла достичь пятого уровня. То есть один на миллион! Надо быть очень хитрым, умным, ловким, сильным, изворотливым и удачливым, чтобы достичь пятого уровня. Обладатели пятого уровня не имеют ограничений. Владеют замком или дворцом, а также огромными наделами земли. Каждому неофиту, достигшему пятого уровня, выделяется в управление какая
- либо область, где он может проявить себя и повысить свое влияние и вес в политическом мире Ада. Также, каждый член касты «Высших демонов» владеет уникальной способностью принимать боевую форму и прочее, прочее, прочее. По сути, это и судья, и царь, и бог в одном лице, но исключительно в тех землях, где он является правителем. Вот, собственно, и всё, теперь можете задавать вопросы, но по очереди.
        - Как узнать, какой уровень у тебя лично или у того, кто перед тобой? - задала вопрос девушка, кричащая о несправедливости и сексизме.
        - Пока вы не прошли инициацию, никто, кроме вас, не сможет узнать, какой у вас уровень, ну а вы, просто будете его знать, - Анри задумчиво улыбнулся. - В дальнейшем, после инициации, вы на подсознательном уровне будете определять, кто стоит перед вами, Отверженный или Правитель. Независимо от того, во что он облачен и как выглядит. Еще вопросы?
        - Если я не смогу достичь высокого уровня, - стесняясь заговорил рыжеволосый молодой человек, с детородным органом, длиной почти до коленей. - Что мне мешает покончить жизнь самоубийством?
        - Муки, - Анри широко улыбнулся, демонстрируя ряд ровных и острых зубов. - Всякий раз, когда вы умираете, а на самом деле в Аду нельзя умереть и уйти на перерождение, как в Раю, вы попадаете в место, с романтичным названием «Голгофа», там вы подвергнитесь экзекуции. Читали при жизни про адские муки: огромные сковороды, котлы с кипящим маслом, адское пламя?! Вот это лишь малая часть того, что ждет того, кто по собственной воле или по воле другого, погибнет в Аду. Через минуту вы воскреснете в радиусе километра от места вашего упокоения, но это вовсе не значит, что муки на «Голгофе» будете терпеть лишь минуту. Нет! - Анри с болью в глазах потер грудь. - На «Голгофе» время не имеет начала, конца и направления. Минута может растянуться до одного дня, а может превратиться и в вечность. На это влияет масса факторов и, немаловажным, является то, как и в какой раз вы погибли.
        - В результате чего можно погибнуть? - Эрих задал вопрос, мучавший его последние несколько минут.
        - Да все как на земле. В бою, от когтей и зубов диких животных, по приказу Правителя…
        - Понятно, а почему Правители между собой не воюют?
        - Воюют, - Анри махнул рукой. - Еще как воюют, но в дозволенных «Уставом» рамках. Условно, Адом управляет «Совет сильнейших», состоящий из тринадцати самых влиятельных Высших демонов. Правитель может творить что угодно на подвластных ему землях, если не боится потерять подданных. Но, как только он вторгается в сферу влияния другого Правителя, возникает военный конфликт. Бывали случаи, когда несколько Правителей объединялись и захватывали владения одиночки, который не смог противостоять натиску объединенных сил. Вот тогда к делу подключается «Высший совет», который выносит вердикт о соответствии тех или иных действий «Уставу», вплоть до того, что могут принять сторону поверженного и наложить штрафные санкции на агрессоров. Еще вопросы остались?
        - Да, - голос подал Анджей - Как поднять уровень?
        - Преодолевайте все тяготы и невзгоды на пути к одному из трех городов. Чем больше вы преодолеете, тем выше вырастет ваш уровень.
        - Убивать можно? - Анджей сжал ладонями бедро, чтобы остановить кровотечение из раны.
        - Нужно! - Анри злобно расхохотался. - Если бы ты смог убить всех присутствующих на данной поляне, то сразу поднялся бы до первого уровня. А если бы еще сокрушил меня, то точно отхватил бы третий уровень.
        - Здорово, - Анджей злобно сверкнул глазами на Анри. - Я сейчас ранен и представляю собою отличную цель для охоты. Где справедливость?
        - Заговорил о справедливости?! Хорошо. Еще одно пояснение. Каждому из вас, после того, как вы загляните в «Колодец откровений», будет выдано по шкуре бестии и пять серных таблеток.
        - Каких таблеток?
        - Серных. Сделанных из чистой серы, - пояснил Анри. - Данная таблетка своего рода панацея от всех болезней и ран, если, конечно, вы не смертельно ранены. Так что, имейте ввиду, что у вас есть шанс пять раз отсрочить свою неминуемую гибель от кровотечения, яда или чего - то подобного.
        - Забрать таблетки у другого можно? - стараясь не показывать обуявший его азарт, задал вопрос Анджей.
        - Пока вы не прошли инициацию, вам можно все, но и с вами могут сделать все, даже отверженные. У вас нет прав, у вас нет обязанностей, у вас нет ответственности.
        - А есть способ быстро и безболезненно добраться до города.
        - Конечно, - Анри показал рукой на раскинувшуюся от горизонта до горизонта дорогу. - Чем ближе к дороге, тем меньше вероятность встретиться с диким животным. Только при таком подходе, ты, девушка, прямиком окажешься в касте «Отверженных». Про изнасилования я уже говорил?! - Анри хитро улыбнулся.
        - Может мне это нравится, - парировала девушка. - А умирать не нравится!
        - У каждого свой выбор, - серьезно ответил Анри. - Каждый сам принимает решение, что и как он будет делать. Идите получайте шкуры, таблетки и вставайте в очередь к колодцу. Пришло время узнать сокровенное.
        Глава 2
        Эрих стоял последним в очереди к колодцу и внимательно следил за тем, как менялось настроение и выражение лиц тех, кто уже посмотрел в колодец. Никто не смотрел в колодец больше пяти минут, кому - то хватало и одной. Но все отходили от него озлобленными, с хищно раздуваемыми ноздрями, крепко сжатыми кулаками и яростью в глазах.
        Анри стоял в стороне скрестив руки на груди и с ленцой наблюдал за психоэмоциональной метаморфозой своих «подопечных». То, что они видели в колодце, то тайное, что происходило в их жизни, но чего они не знали, становилось явным в данный момент и являлось своеобразным триггером, пробуждающем дикую жажду, разъедающую нутро, красноголовым опарышем прогрызающую сердце и толкающую на необдуманные поступки: рвать, крушить, убивать… Только не стоять! Бежать, бежать к городу, чтобы там унять эту боль!
        Эрих нагнулся вперед и его лицо оказалось в каких - то двадцати сантиметрах от черной глади воды. Поверхность подернулась рябью и перед доктором, как на экране монитора, в убыстренном темпе, стали разворачиваться события из жизни. Он узнал этот поздний вечер. Это был его последний день рождения. Вот он стоит и долго прощается с доктором Келлерманом в прихожей своего дома, а у него за спиной Марта помогает еле стоящему на ногах Максимилиану подняться на второй этаж, в комнату для гостей. Вот они скрываются с глаз Эриха и ракурс меняется. С Максом происходит удивительная трансформация. Он перестает спотыкаться и заваливаться в сторону. Его рука уверенно ложится на поясницу Марты, он страстно впивается в ее губы горячим поцелуем. Она, возбужденная, что - то улыбаясь говорит, хватает его за ремень и втаскивает в комнату для гостей. Новый ракурс. Марта с задранным подолом стоит на четвереньках на диване, ее трусики лежат на комоде, а раскрасневшийся от страсти и похоти Максимилиан берет ее сзади. Грубо, быстро и рьяно. Ракурс вновь изменился, Максимилиан в последний момент извлекает из Марты детородный
орган, она ловко разворачивается, садится белыми, упругими ягодицами на черную обивку дивана и принимает Максимилиана в приоткрытый рот…
        Сдерживая рык ярости и гнева, Эрих отпрянул от колодца. Он с силой стиснул зубы и кулаки. В его висках молотками стучала кровь, он еле стоял на трясущихся ногах и жаждал лишь одного, оказаться сейчас там, в этой комнате и вылить всю свою ярость на бывшего лучшего друга и бывшую верную жену.
        - Твари… - прошипел он сквозь зубы и вслед за остальными проследовал к помощнику Анри, чтобы получить кусок шкуры, размером метр на три, и пять желтых таблеток величиной с пятидесяти центовую монету каждая. Он кинул шкуру на землю, сжал таблетки в кулаке и лег лицом вниз, с одним лишь желанием - никого не слышать и не видеть.
        «Марта, сучка, я же любил тебя! Я души в тебе не чаял…» - Эрих клял про себя друга и жену последними словами, представляя себе, как бы он им отомстил, если бы тогда застал их в комнате.
        - Так, всё, время жалости к себе закончилось. Пока вашим рассудком окончательно не овладела жажда, надо вас выпускать в открытый мир. Я открываю порталы! - Анри махнул рукой и в воздухе материализовались тринадцать дверей. - Милости прошу, после того, как один из вас проследует в портал, он закроется. Тем самым вы окажетесь в радиусе километра от данного места и у вас появится шанс избежать встречи со своими «товарищами» и остаться в живых. Не ждите у моря погоды, быстро - быстро! - мужчина захлопал в ладоши и находящиеся кто где люди, с угрюмыми выражениями на лицах, стали быстро заскакивать в порталы, которые тут же исчезали.
        - Анри, - помощник кивнул на Эриха. - А с этим что не так? Его разве жажда не гонит в город?
        - Эй, - Анри потряс Эриха за плечо. - Хватит рефлексировать. Думаешь, ты первый, кто узнал какую - то паскудную историю из своей жизни? Ты мужик или тряпка?
        - Нормально всё, - Эрих поднялся с земли, скрутил шкуру в скатку и сунул ее под мышку. - Вопросы еще задавать можно?
        - Хм, - Анри с любопытством посмотрел на Эриха. - Какой - то ты странный, братец. Выглядишь совсем как человек, жажда, я погляжу, тебя совсем не мучает, как ты умудрился в Ад попасть?
        - Старушку убил.
        - Процентщицу? - губы Анри растянулись в улыбке.
        - Нет, баронессу, - угрюмо ответил доктор.
        - Из - за наследства?
        - Из жалости, - Эрих криво улыбнулся. - Вру, из - за зарплаты.
        - Тогда понятно, почему твое тело не подверглось явному видоизменению. Что ты хотел спросить?
        - Где находятся города?
        - Вон там, в тридцати километрах, - Анри ткнул рукой на восток. - Находится Малум. В противоположной стороне, на таком же расстоянии Фуриа.
        - А Санта - Сатанабург где расположен?
        - Эх, как ты хватил, милейший, - Анри удивленно покачал головой. - В столицу захотел явиться для инициации?! Так это тебе сто пятьдесят километров строго на юг надо идти. Но хочу тебя сразу предупредить, ни один неофит еще не инициировался в столице.
        - Кто - то должен возглавить этот список, - на полном серьезе произнес Эрих.
        - Знаешь, - Анри изучающе осмотрел Эриха. - Открою тебе одну тайну, на пути к любому городу путешественника подстерегают разнообразные опасности и одна из них, это инфернальные твари…
        - Я это и так понял, в чем тайна?
        - Тайна в том, что чем сильнее трансформировано тело человека, тем сильнее он притягивает к себе диких тварей. Так что, у тебя, - Анри заглянул в свиток. - Доктор Атцт, есть большой шанс добраться до столицы. И, в качестве моего хорошего отношения к тебе, я дарю тебе это!
        В воздухе, на уровне лица, материализовалась пара грубых сандалий, выполненных из автомобильных покрышек. Они повисели мгновение в пространстве и с грохотом шлепнулись к ногам Эриха.
        - С чего вдруг такой дорогой подарок от демона третьего уровня?
        - На перспективу, - Анри пожал плечами. - Кто знает, вдруг ты достигнешь, как и я, третьего уровня. А иметь в приятелях равного себе, да еще в столице, это большая удача.
        - Ладно, я добро помню, - Эрих быстро обулся, не смотря на грубый вид, сандалии оказались очень удобными и крепко сидели на ноге.
        - Ступай в портал, - Анри повел подбородком в сторону единственной двери. - И еще, есть и охотиться можно на любую тварь, но не вздумай нападать на гончую смерти. Она хоть и не самая крупная представительница местной фауны, но самая опасная, понял?
        - Понял! Я сейчас, - доктор, держа таблетки в кулаке, а шкуру подмышкой, отыскал камень, под которым лежал обломок меча, аккуратно положил его в складку шкуры, поблагодарил Анри и скрылся в портале.
        Анри задумчиво смотрел туда, где мгновение назад схлопнулся портал и, ни к кому не обращаясь, произнес:
        - Кто ты такой, парень? Кто ты, черт тебя побери, такой?
        ***
        Из портала Эрих вышел на пожухлую траву равнины, в воздухе пахло сероводородом и полынью. Тем не менее, данный «аромат» не вызывал какого - то отторжения, а наоборот, приободрял и придавал сил. Повернувшись вокруг оси, мужчина сориентировался, что он вышел из портала юго - восточнее того места, где их группа проходила инструктаж.
        «Ну что ж, на юг, значит на юг!» - принял решение Эрих, но прежде, чем отправиться в путь, расстелил шкуру на земле. Аккуратно держа обломок меча в руке, он отрезал от длинной стороны шкуры полосу. Получился своеобразный пояс, длиной три метра и шириной десять сантиметров. Отрезав от пояса небольшую часть, Эрих обмотал его вокруг обломка меча, и крепко завязал узлом, получив таким образом импровизированный нож, с меховой рукоятью и лезвием длиной около восьми сантиметров. Проделав в центре шкуры отверстие под голову, мужчина надел ее на себя и опоясался поясом. Одежда напоминала, что - то среднее между тогой до пят и хламидой. Получившееся одеяние имело непрезентабельный вид, но не стесняло движений и могло защитить от холода. В поясе Эрих сделал несколько кармашков, куда спрятал серные таблетки. А нож удобно прятался за ремень, в области поясницы. Выступающая наружу ручка сливалась с мехом основного одеяния и практически была не заметна.
        Эрих подобрал с земли ветку, которую, видимо, принесло сюда ветром от виднеющегося вдалеке дерева с раскидистой кроной. Проведя ряд манипуляций ножом, из ветки получился немного кривоватый посох, длиной около полутора метров и толщиной в два пальца. На удивление, посох оказался тяжелым. В памяти у Эриха тут же всплыли воспоминания двадцатилетней давности, тогда он около года посвятил занятиям японскому искусству иайдо. Сенсей показывал деревянный тренировочный меч, больше похожий на небольшое весло и имеющий приличную массу. Тогда сенсей объяснил, что данный субурито выполнен из железного дерева или бакаута. Видимо, ветка была от бакаута. Заточив посох с двух сторон, доктор перекинул палку из руки в руку и, оставшись доволен полученным результатом, отправился в путь.
        Пройдя около километра, он пересек небольшой ручеек, от которого пахло сероводородом. Видимо он и являлся источником серного «аромата», благоухающего в окрестности. Сделав осторожный глоток из мутного ручья, Эрих тут же припал к нему губами. Дурно пахнущая вода бодрила сильнее любого энергетика. Доктор решил, что раз серные таблетки излечивают от ран, значит все дело связано с этим. В воде присутствует сера, хоть и в небольшом количестве, но она положительно влияет на самочувствие, оказывая тонизирующий эффект.
        - Эх, жаль, фляги нет, - вслух пожаловался доктор и уже поднялся на ноги, когда услышал женский крик о помощи и дикое рычание мужчины.
        Не глядя под ноги, Эрих кинулся на помощь. За несколько секунд он преодолел расстояние, отделяющее его от криков и шума борьбы. За грядой из каменного крошева его глазам предстала отвратительная картина. Анджей, одной рукой сжимал горло девушки, которая возмущалась относительно сексизма, а второй крепко держал ее правую руку сжимающую камень с острыми, сколотыми гранями. Его бедра ритмично двигались между ее раскинутых в сторону ног, от каждого его движения девушка вздрагивала, пышная грудь колыхались в такт движениям, но с небольшим опозданием. Из пережатого горла еле раздавались звуки, а из - за асфиксии она уже закатывала глаза. Оценив обстановку, доктор обрушил посох на крепкий затылок Анджея и когда тот потерял сознание, помог девушке выползти из - под обмякшей туши.
        - Сволочь, - сипло произнесла девушка, потирая горло одной ладонью, а в другой продолжая сжимать камень.
        - Он свое получил, - Эрих посмотрел на бесчувственное тело Анджея.
        - Сюда, - девушка поманила доктора пальцем, желая что - то сказать ему на ухо. Эрих наклонился к сидящей девушке и тут же отскочил в сторону зажимая рукой артерию на шее, перерезанную острым камнем. - Ты, сволочь. Такой кайф обломал.
        Взгляд Эриха затуманился, жизнь с каждой каплей крови покидала его тело. Он на негнущихся ногах пытался уйти подальше от жестокой, неблагодарной девушки, но она не преследовала его, иронично наблюдая за его попыткой убежать.
        - Куда ты так спешишь, четвертый? - с издевкой произнесла девушка - Были бы у тебя таблетки, мог бы спастись, а так, беги не беги, твои секунды сочтены.
        Эрих не видел, как девушка, цокая копытами, по утоптанной до каменной твердости земле, подошла к заворочавшемуся Анджею и одним ловким движением, вскрыла его горло. Кровь обильно хлынула на землю, растекаясь багровым пятном по земле.
        - О, да, - девушка томно застонала. - Здравствуй, первый уровень. Какой это кайф.
        Ноги доктора подкосились, и он повергся лицом вперед, сдирая кожу о мелкие камни и пожухлую траву. В его ушах звучали слова девушки: «Были бы у тебя таблетки, мог бы спастись…». Его рука, минуя приказ от мозга, нащупала за поясом кругляш таблетки и затолкнула его в сведенный судорогой рот. Первые несколько секунд ничего не происходило, но затем дышать стало легче, мышцы расслабились и Эрих смог открыть глаза. Девушка стояла над ним мило улыбаясь и смотря с явным любопытством:
        - Смотри - ка, выжил, симпатяжка, - она облизала черные губы длинным розовым языком. - Жаль, ненадолго!
        - Зачем ты хочешь меня убить? - мужчина попытался подняться, но, с виду легким движением ноги, девушка отправила Эриха обратно на землю, выбив воздух из легких.
        - Опыт. Представляешь, оказывается, если кого - то убиваешь, опыт растет. И, чем больше у жертвы опыт, тем быстрее растет твой уровень. Анджей убил шестерых, я убила Анджея и еще троих и, вуаля, у меня первый уровень. Убью тебя и этого рыжего урода с елдой до колена, - девушка мечтательно закатила глаза. - И мой уровень вырастет еще. Придут другие путники и их я тоже убью, а когда у меня будет пятый уровень…
        - А как же жажда, - Эрих завел руку за спину и обхватил ладонью рукоять ножа, - разве тебя не мучает внутренняя боль?
        - Таблетки, глупенький, - девушка показала раскрытую ладонь на которой лежало несколько таблеток. - Они притупляют боль, у меня их почти полсотни…
        Девушка, разговаривая с доктором не видела того, что видел он. За ее спиной, привлеченные запахом крови, тихо приземлились два существа, очень похожие на помесь вампира с демоном. «Воздушный саман. 1 уровень» - выдал мозг, стоило Эриху взглянуть на существо. Невысокие, около ста семидесяти сантиметров, стройные юноши, с черной кожей и крыльями за спиной. Абсолютно лысый череп венчали маленькие рожки, а из хищно приоткрытых ртов с ярко - красными губами, выступали белоснежные клыки.
        - Сзади, - крикнул Эрих привлекая внимание девушки. Надо отдать ей должное, она среагировала молниеносно и ловко ушла с линии атаки одного из саманов, при этом ее слепой удар заточенным камнем, удачно попал тому по лицу. Оглушенный саман упал на Эриха придавив того к земле. Доктор никогда бы не подумал, что в столь тщедушном теле, может быть такой вес. Он с трудом сумел выбраться из - под монстра и уже собирался кинуться на помощь девушке, кубарем катающейся по земле в обнимку со вторым саманом и с силой колошматящих друг друга руками и ногами. Но не тут - то было. Сильные пальцы ухватили мужчину за ногу, а острые клыки вонзились в ногу чуть ниже колена. Вскрикнув от боли, Эрих опрокинулся на спину и один за другим стал наносить удары свободной ногой по голове монстра. На голове самана появились кровоточащие сечки, но это не останавливало его. Он как будто не замечал ударов и продолжал вгрызаться в ногу доктора. Боль стала нестерпимой, Эрих выхватил нож и с рыком ярости воткнул его в затылок инфернальной твари. Саман дернулся, булькнул и замер, не разжимая челюстей спазмированных в смертельной
агонии.
        - Да отстань ты от меня, - Эрих истерично молотил крупным валуном по лицу самана, превращая голову в кашу из костей и мозга, который оказался не таким и большим. В тот момент, когда доктор смог освободится из клыкастого капкана, второй саман умудрился обезоружить девушку и уже подмял ее под себя, преодолевая последнее сопротивление жертвы перед тем, как вонзиться ей в горло.
        - Помогите! - в ужасе крикнула девушка, за миг до того, как длинные клыки погрузились в ее шею. В этот же момент, острозаточенный посох, направляемый верной рукой Эриха, вошел под левую лопатку самана, пробил сердце и вышел наружу с обратной стороны, задев тем самым и девушку.
        Девушка и саман лежали, не шевелясь на земле, она обессиленной, а он мертвым. Эрих смотрел на эту картину и чувствовал, как его мышцы наливаются мощью, по жилам, пульсируя бежит сила, а из горла готов вылететь победный клич. «Первый уровень!» - Эрих не чувствовал, он знал, что у него теперь первый уровень и до второго ему не хватает буквально половины…
        Он с лёгкостью разжал сомкнутые челюсти самана на шее жертвы и, когда она обессиленная открыла глаза, подмигнул ей и улыбнулся:
        - Ну, ты как себя чувствуешь?
        - Не очень хорошо, - девушка скривилась от боли, которая, казалось, жила в каждой клетке ее организма, затем она кивнула доктору за спину. - Я выронила таблетки, поищи, пожалуйста.
        Мужчина поднялся и дюйм за дюймом принялся осматривать поле брани, сдвигая посохом в сторону крупные камни и поднимая примятую траву.
        - Слушай, не видно что - то, ты точно их потеряла? - последние слова Эрих произнес в недоумении глядя на убегающую девушку, которая удалилась уже шагов на тридцать от него. - Куда ты бежишь, глупая? Тебе одной оставаться опасно!
        - Бегу подальше от тебя, мне жить хочется! - не оборачиваясь крикнула девушка, держа в руке меховой лоскут.
        - Теперь понятно, где находятся твои таблетки, - пробубнил Эрих. - Ну и беги, мне все равно в другую сторону. Еще эта тварь мне ногу покусала.
        Доктор Атцт извлек из пояса еще одну таблетку, вдумчиво посмотрел на нее, думая, стоит ли употреблять всю таблетку или для лечения ноги хватит и четвертинки? Он при помощи ножа разделил таблетку на четыре части и употребил одну из долек. По истечении двух минут никакого эффекта не произошло. Раны на ноге продолжали кровоточить, их рваные края припухли и покраснели. Тогда доктор съел еще одну четвертинку. И вновь ничего не произошло. Плюнув на экономию, он проглотил оставшиеся две четвертинки и буквально через несколько секунд раны затянулись, не оставив и следа. Эрих только пожал плечами, подобрал с земли посох и окровавленный плоский камень с заточенной кромкой, которым пользовалась девушка. Спрятав камень за пазуху, а нож за пояс, он легким шагом направился в выбранном направлении.
        ***
        Уже достаточно стемнело, когда Эрих смог найти место для ночлега. Он с удобством разместился под стволом огромного дерева - исполина, когда - то упавшего на землю. Наломав сухих веток, доктор сделал своеобразный шалаш. Стены шалаша не сильно защищали от холода, с закатом солнца опустившегося на полупустыню, но зато ни одна тварь не смогла бы тихо подобраться к нему. Для защиты от холода, мужчина выкопал в земле небольшой ров, как раз, чтобы разместиться одному человеку. Из извлеченного грунта он сделал вокруг рва земляной вал. В качестве подстилки и маскировки он использовал сухие листья, которыми засыпал себя сверху. Даже если бы кому - то приспичило заглянуть под упавший ствол, он увидел бы только кучу листьев. На всякий случай Эрих лег спать с ножом в ладони и посохом под боком.
        На удивление, стоило голове мужчины коснуться мягких, пахнущих пылью и липовой горечью листьев, как он тут же уснул…
        Глава 3
        Эрих проснулся от мощного удара, сотрясшего его тело, и боли в области груди. Выгнувшись дугой, он закричал и попытался подняться, но сильные руки прижали его к земле, а потом до сознания мужчины донеслись голоса:
        - Ну, что с ним? - озабоченно поинтересовался низкий мужской голос.
        - Бессмысленно, - ответил усталый женский голос. - Дефибрилляция не помогла, он уже мертв. С такими травмами не выживают! Посмотрите сами на его череп.
        Окровавленной головы Эриха коснулись прохладные сильные пальцы. Он хотел возразить обладателю этих пальцев, что тот ошибается и он жив, но тело не подчинялось вялым импульсам, идущим от мозга. Руки не двигались, ноги отказывались сгибаться, а шея поворачивать голову. Язык как будто присох к нёбу…
        - Ладно, - обладатель мужского голоса обреченно вздохнул. - Это мой коллега, мы, когда - то давно, вместе работали в центральной клинической больнице. Талантливым хирургом был…
        - Мне очень жаль, - в усталом женском голосе не было и капли эмоций. - Упаковывать в целлофан и отправлять в морг?
        - Нет, зачем? - в низком мужском голосе послышались неподдельное удивление. - Его надо сожрать! Сожрать!
        ***
        Эрих в холодном поту и выскакивающем из груди сердцем, сдерживая крик ужаса, открыл глаза. Сквозь листву, у шалаша, он увидел две крупные человекоподобные фигуры. Сильные поджарые ноги, узкая талия, мощная грудь и широкий разворот плеч, на которых сидела волчья голова на крепкой, короткой шее. Кисти мускулистых человеческих рук венчали пальцы с изогнутыми когтями. Уши тварей были прижаты к голове, и они внимательно вглядывались в кучу листьев налитыми кровью глазами.
        - Зачем они его закопали, его же можно было сожрать! - прорычал один из них низким голосом.
        - Я не знаю, - без эмоций ответил женский голос. - Может быть он отравлен? Ты уверен, что это раненый урсу?!
        - Разве ты сама не чувствуешь? Пахнет кровью и мехом урса?
        - Странно, возможно это ловушка.
        Как только Эрих разглядел ночных визитеров, его мозг тут же их идентифицировал, выдав информацию: «Версип. 2 уровень», «Версип. 1 уровень».
        Твари еще несколько минут издалека, в полной тишине, внимательно рассматривали кучу листьев под ветками. Эрих старался дышать через раз, и не смотреть прямо на нежданных гостей.
        - Надо уходить, - произнесла самка, обладательница второго уровня, и уже развернулась, чтобы скрыться в ночи, но самец задержал ее, предложив:
        - Давай я туда копье метну?
        - Я тебе сейчас метну, - осознав всю опасность быть проткнутым копьем, как бабочка булавкой, Эрих вскочил на ноги и резким рывком ушел с линии атаки.
        Версипы, услышав членораздельную речь и увидев нечто восставшее из земли, взвизгнули, как испугавшиеся щенки и стремглав унеслись прочь.
        - Эй, а поговорить? - зачем - то крикнул им вслед Эрих. - Что за день сегодня такой, все от меня убегают?
        Доктор вновь залез под ствол дерева, предварительно заложив вход ветками. Он сидел и думал, как поступить дальше? По уму, надо лечь спать, чтобы завтра не клевать носом, но где гарантия, что версипы не вернутся, пока он будет видеть сны и не проткнут его копьем? Менять укрытие опасно, стоит ему хоть на небольшое расстояние отойти от дерева, как он станет уязвим со всех сторон. Кто знает этих разумных тварей, раз они научились изготавливать элементарные орудия охоты, может, они научились их и виртуозно метать.
        - Эй, маленький говорящий урсу, - раздавшийся над головой шепот заставил доктора испуганно вздрогнуть и в растерянности завертеть головой. - Ты меня слышишь?
        - Ты кто? - Эрих задрал голову и увидел над собой, сквозь прорехи в ветках, лежащую на стволе дерева самку версипа.
        - Я Марха, - появившийся на волчьей морде оскал, видимо, означал улыбку. - Ты совсем не похож на урсу.
        - Я не урсу, я человек.
        - Человек? Хм, - Марха резко исчезла, чтобы через секунды очутится перед завалом, устроенном Эрихом. - Человек хочет съесть Марху?
        - Нет, - Марха находилась в двух шагах от него, ладная, с развитой мускулатурой, без единого грамма жира, с длинными и стройными ногами, она могла бы дать фору любой фитнес модели, если бы не волчья голова. - Я не ем подобных тебе. А где твой приятель?
        - Ты хочешь съесть Фарни? - девушка грустно оглянулась за спину. - Не надо есть Фарни, он мой младший брат.
        - Я не собираюсь вас есть. Марха, ты видимо забыла, это вы с братом собирались меня сожрать!
        - Нет, - девушка в возмущении приложила ладони к обнаженной груди. - Мы не хотели тебя есть, мы хотели есть урсу! Мы никогда не видели человека. Мы никогда не ели человека.
        - Человека нельзя есть, Марха. Тот, кто ел человека, потом умирал.
        - Из - за яда, да?! - полувопросительно произнесла девушка. - Ну и ладно. Марха и Фарни не хотят есть человека.
        - Вот и хорошо, а Эрих не хочет есть Марху и Фарни.
        За спиной Мархи зашевелилась трава и с земли поднялся настороженный версип. Он с опаской, пригибаясь, приблизился к сестре и из - за ее плеча внимательно всмотрелся в Эриха.
        - Не похож на урсу, а пахнет как урса, - констатировал он, забавно почесывая себя за ухом. - Хитрый человек забрал шкуру урсу и надел на себя, - морда Фарни расплылась в жутком оскале - улыбке. - Человек хочет кушать?
        Одним из побочных действий серных таблеток было то, что они абсолютно притупляли чувство голода и на данный момент Эрих не испытывал ни жажды, ни голода, но на всякий случай он ответил утвердительно:
        - Эрих хочет кушать. Немножко.
        Версипы переглянулись, Марха чуть заметно кивнула мордой и Фарни вновь обратился к доктору:
        - Скоро пискисы будут вылезать из своих подводных нор для поиска пропитания. Они хорошо видят ночью. Их надо ослепить и одну убить, пока другие не видят и не смогут ей помочь. Тогда будет много вкусного, нежного, белого мяса. Всем хватит. Эрих пойдет с нами?
        - Пойдет - пойдет, если вы объясните, кто такие пискисы.
        Около пяти минут Марха и Фарни объяснили доктору, кто такие пискисы. В конце концов, после сумбурных разъяснений Эрих пришел к выводу, что пискисы, это аналоги земных анабасов, или рыб - ползунов. Вот только в аду они вооружены шипами с ядом и размер их достигает двух метров в длину.
        - Хорошо. А как вы планируете их ослепить, если к ним не подобраться на дистанцию удара?
        - Эрих подожжет слепящий порошок, на время он и пискисы ослепнут, а мы нападем на крайнюю особь и будем колоть ее копьями, пока ты не закричишь, что стал видеть. Как только мы тебя услышим, тут же убежим, чтобы другие пискисы не били нас своими шипами.
        - Замечательный план. Осталось раздобыть ослепляющий порошок и спички.
        - Спички? - версипы недоуменно посмотрели на Эриха. - Что такое спички?
        - Палочки, чтобы добывать огонь.
        - Не надо палочки, - Фарни тихо и быстро скрылся в ночном мраке, чтобы через несколько секунд вернуться с объемным баулом.
        Эрих с удивлением обнаружил, что баул выполнен из сыромятной кожи сшитой, по - видимому, сухожилиями какого - то животного. А еще укорил себя за невнимательность, когда, совершенно случайно, без какого - либо умысла, ненароком, провел взглядом по стройной ноге девушки и обнаружил, что она обута в мокасины…
        Фарни откинул защитный клапан баула и извлек оттуда два каких - то предмета. Он ударил одним предметом о второй, выбив сноп искр, тут же с радостью упавших на пожухлую траву и воспламенив ее. Если бы не быстрые движения ног Мархи, огонь мгновенно бы перекинулся на ветки, которыми доктор завалил подход к своему убежищу. В свете огня Эрих с удивлением разглядел в руках Фарни кресало и кусок кремния.
        - Откуда у тебя это? - доктор указал пальцем на металлическое кресало.
        - Митка подарил, - версип покрутил в руке кусок железа. - А огненный камень я сам нашел.
        - Ладно, а где порошок, который нужно поджигать?
        - Вот, - из баула в руки Эриха перекочевал глиняный сосуд.
        Мужчина аккуратно снял кусок кожи, выполняющий роль крышки. Заглянув в горшок, он ничего не рассмотрел, поэтому опустил ладонь в сосуд и извлек из него щепотку содержимого. Поднеся руку к лицу, он не поверил своим глазам.
        - Магний?! - Эрих ошарашенно потер крупнодисперсный порошок между пальцами. - Настоящий магний, откуда он у вас?
        - Митка дал, - невозмутимо ответила Марха.
        - Т - а - а - а - к, - протянул доктор. - А вот эта сумка у вас откуда?
        - Митка сделал, - в унисон ответили версипы.
        - А обувь, - Эрих ткнул пальцем на мокасины. - Тоже Митка подарил.
        - Он, - одновременно кивнули волчьими головами версипы.
        - Замечательно, - Эрих, глубоко задумавшись, механически закрыл сосуд куском кожи и аккуратно поставил его в сумку, к двум еще таким же горшкам. - Давайте еще раз повторим, что мне надо делать?
        - Мы с Мархой прячемся в траве, - продолжил инструктаж Фарни. - Когда пискисы вылезут из своих нор на берег и приступят к ночному жору, ты должен будешь высечь искры в кувшин с порошком, предварительно положив сверху сухую траву. Когда трава загорится, бросай кувшин ближе к пискисам и кричи при этом, что есть мощи. Они отреагируют на твой крик, поднимут свои морды от земли и в этот момент полыхнет яркий свет, который их ослепит. После твоего крика мы не будем смотреть на пискисов и крепко зажмурим глаза, а ты смотри. Как только ты увидишь яркий свет, снова кричи и тогда мы нападем на ближайшую особь и проткнем ее копьями. Обычно пискисы теряют зрение на протяжении десяти ударов сердца, мы должны будем успеть.
        - А если не успеете?
        - Значит раненый пискис уползет в свою нору под водой и там сдохнет. Будет очень обидно.
        - Хорошо, - Эрих улыбнулся, глядя на топчущегося в нетерпении на месте Фарни. - Куда идти.
        - Тут недалеко! - Марха взялась за одну ручку баула, а Фарни за другую, и они, почти не создавая шума, побежали в темноту, набрав со старта приличную скорость. Эрих еле поспевал за ними, всякий раз опасаясь оступиться и переломать ноги…
        ***
        Когда компания добралась до места, крупного пруда, над которым стелился плотный туман, пахнущий сероводородом, пискисы уже вылезли на поверхность и увлеченно раскапывали землю огромными бивнями, извлекая на поверхность страшно верещащих грызунов, похожих на облысевших сурков. Пискисы ловко закидывали их в пасть, с удовольствием работая огромными челюстями.
        Эрих глубоко ошибался, представляя себе пискисов, как крупных анабасов, ползающих рыб. На рыб, монстры размером с небольшую корову, были похожи мало. А если и были похожи, то на илового прыгуна. Огромная голова составляла почти половину тела, две передние лапы были больше похожи на ласты, гладкое тело, как у огольца оканчивалось хвостом, как у головастика. Навершием хвоста служил короткий, тонкий, но очень острый шип. Дикие твари передвигались крупными прыжками, от которых земля гудела и содрогалась. Живущие в подземных норах грызуны, боясь обвала, поднимались на поверхность и тут же отправлялись в бездонные пасти монстров.
        Чтобы не привлекать к себе внимание, Эрих по большой дуге обошел монстров, выйдя прямо на них. В этот момент версипы залегли в пяти метрах от крайней особи, истерично рычащей и втыкающей крупные бивни в землю. После внимательного взгляда на животное, в мозгу огненными буквами проявилась информация: «Пискис. 2 уровень».
        Эрих аккуратно настелил поверх магния мелкую сухую траву и, когда та разгорелась, кинул горшок в сторону пискисов при этом издав громкий крик:
        - Получи фашист гранату!
        Животные в удивлении повернули морды в сторону источника звука и в этот момент вспышка ослепила Эриха, больно ударив ярким светом по глазам. Закрыв их ладонями, он упал на колени, но опомнившись, смог крикнуть: «В атаку!» и только после этого завалился на землю, абсолютно дезориентированный.
        Слепота длилась не десять секунд, как озвучивал Фарни, а в два раза дольше. Он слышал яростные крики версипов и утробный рёв пискиса, от которого кровь стыла в жилах, но ничего не видел, кроме ярких быстро мигающих бело - желтых кругов. Так совпало, что зрение к доктору вернулось в тот момент, когда Фарни в ужасе закричал:
        - Бегите! Марха, Эрих, уносите ноги.
        Прозрев, доктор быстро оценил сложившуюся за время, пока он был не зрячим, ситуацию.
        Израненный пискис, в бешенстве прыгал за Мархой, в то время, как Фарни в нелепой позе лежал на траве, не мигая глядя в светлеющее небо. Ловкая и грациозная Марха, тоже вела себя несколько странно. Вместо того, чтобы быстро убежать от тяжелого и медлительного пискиса, она еле переставляла ноги, как пьяная заваливаясь то в одну, то в другую сторону, чудом не падая на землю. Когда девушка поравнялась с Эрихом, до агрессивного, израненного животного оставалось не более пяти метров. Марха рухнула у ног Эриха, не моргая смотря на его сандалии и не выпуская из руки копья.
        - Эй, Марха, хватит шутить, - доктор нервно пнул ее в плечо ногой, но никакой реакции не последовало, он обескураженно уставился на прыгающего на него монстра. - Черт вас побери, и что мне теперь с ним делать?
        Вырвав из рук девушки копьё, он метнул его в животное и, на удивление, оно удачно воткнулось в морду монстра, вызвав очередной утробный рёв на грани инфразвука. Рассвирепевшее животное, позабыв о своих обидчиках, выбрало себе новую жертву и с целеустремленностью катка двинулось в её сторону.
        - Чего тебе от меня надо? - Эрих отбежал на десяток шагов в сторону от Мархи. - Лезь в свою нору и подыхай там!
        Монстр лишь бессильно ревел от бесплодных попыток догнать ненавистного двуного и это представление могло продолжаться достаточно долго, если бы Эрих не провалился одной ногой в нору по самое колено. Пока он пытался выбраться из неожиданной ловушки, пискис сумел подобраться достаточно близко, чтобы нанести резкий и хлесткий удар хвостом по врагу. Шип воткнулся в живот, чуть выше пояса. Толстая шкура урсу не стала для него препятствием, Эрих получил такой сильный удар, что кубарем отлетел на два метра в сторону. Обиженный монстр громогласно затрубил и с еще большим напором бросился на доктора.
        Адреналин схватки ударил в голову мужчины, он выхватил нож из - за пояса и ринулся на встречу пискису. Острое лезвие с легкостью вскрыло горло неповоротливой твари, а вырванное из морды копье, через мгновение пригвоздило тушу к земле, пробив ее насквозь. Тварь конвульсивно дернулась несколько раз и извергнув из естественного отверстия газы с характерным звуком, обмякла на пожухлой траве, залитой бледно - розовой кровью.
        - А как же конвенция о запрете отравляющих газов? - Эрих нервно рассмеялся и вытер ладонью кровь с лица. - Фу, какой сугубо удушливый газ.
        Он небрежно осмотрел себя на предмет травм и ран, но ничего серьезного не обнаружил, кроме торчащего из живота обломка шипа. Доктор аккуратно вытащил его наружу и внимательно осмотрел. Шип был длиной около двадцати сантиметров и полым, как иглы для шприца. «Десятый калибр», - тут же в уме оценил размеры иглы Эрих. - «Внешний диаметр три целых четыре десятых миллиметра!».
        Более внимательно присмотревшись к игле - шипу, он обнаружил в полости вязкую жидкость.
        - Так - так - так, - вслух произнес Эрих, извлекая из - за пазухи камень, которым ему вчера умело перерезали горло. На камне остался крошечный скол и мокрое пятнышко. - Значит, все - таки яд. Ну что ж, вчера ты меня чуть не убил, а сегодня жизнь спас! - доктор несколько раз подкинул камень на ладони и вновь положил его за пазуху.
        Задумавшись, какой природы и действия может быть яд Эрих приблизился к трупу Фарни, лежащему с раскинутыми руками на траве и уставившегося остекленевшими глазами в небо. Доктор, скрестив ноги, устало сел рядом с версипом. Голова почему - то кружилась и очень хотелось пить. Положив руку на грудь Фарни, Эрих почувствовал медленное сердцебиение, не более тридцати ударов в минуту. Доктор прикрыл глаза лежащего волкоголового охотника ладонью, а затем резко убрал ее, внимательно всмотревшись в зрачки версипа. Реакция была, зрачок уменьшился. Фарни был жив, но парализован.
        - Нормально, дружище, поборемся, - похлопывая приятеля по плечу, вслух произнес Эрих. - Это не смертельный яд, а нервнопаралитического действия.
        Доктор тяжело поднялся с земли и, не выпуская шип из ладони, покачивающейся походкой, проследовал к Мархе. Перевернув девушка на спину, он проверил наличие сердцебиения и реакцию зрачка.
        - Куда он тебя шипом ударил? - Эрих стал заботливо осматривать девушку, при этом фиксируя где - то на кромке подсознания, что мысль провести осмотр Фарни ему в голову не приходила.
        Приподнимая ногу Мархи, он услышал ее слова, а точнее набор звуков, которые издавало ее горло, находящееся под действием яда.
        - Нэ смэй. Нэ ната. Я прылышна дэвшка.
        - Гы, - Эрих обнаружил на наружной части бедра маленькую ранку. - И в мыслях не было, Марха.
        - Тода нохи убри!
        - Прости, что сделать? - Эрих затуманенным взглядом посмотрел на двоящуюся фигуру, резко мотнул головой, и картинка на время приобрела четкость.
        - Маа - и нохи с - с - са сва - и - их плеч у - уб - ри! - напрягшись всем телом, с надрывом, из последних сил произнесла Марха.
        - Ноги с плеч? - доктор недоуменно повернул головой в сторону и обнаружил возле щеки щиколотку девушки. Пока доктор искал входное отверстие от шипа, и переворачивал девушку в поисках ранки, ее ноги оказались у него на плечах, при этом он сидел перед ней на коленях и поглаживал бедро, на котором виднелось повреждение. - Ой, извини, это всё пискис, он перед смертью изверг из себя зеленое облако газа, оно как - то одурманивающе на меня действует.
        Эрих аккуратно опустил ноги девушки на землю, а сам еще раз старательно изучил шип, доставшийся ему от пискиса. Полая трубка почти на половину была заполнена маслянистой жидкостью, которую доктор, после недолгих умозаключений, определил, как вещество нервнопаралитического действия.
        - Так, - вслух рассуждал мужчина. - С тупой стороны надо вставить палочку, она будет поршнем, а с обратной стороны надо сделать колпачок. Тогда получится шприц с ядом. Где взять колпачок и шток? Так, палочку можно сделать из веточки! А колпачок? А ты кто такой?
        Из норы, расположенной совсем рядом с Эрихом, показалась морда грызуна. Именно морда, а не мордочка. Кряхтя и смешно нюхая воздух носом из норы выполз неповоротливый вомбат. Самый настоящий австралийский сумчатый вомбат. Не то маленький медведь, не то хомяк - переросток, ростом больше метра и весом под сорок килограмм. Он вальяжно проследовал к трупу пискиса, радостно обошел его вокруг, а затем подбежал к Эриху и, поднявшись на задние лапки, ткнул передней на пискиса, а затем на доктора, при этом вопросительно мяукая.
        - Чего ты от меня хочешь? - Эрих протянул руку, чтобы погладить вомбата за ухом, но тот аккуратно положил свою лапу на протянутую руку и вновь вопросительно зацокал - замяукал, тыча в тушу пискиса. - Ну, какой - ты смешной, дай я тебя поглажу. Да - да, это я убил это животное.
        Услышав слова доктора, вомбат позволил себя погладить, продолжая одобрительно что - то мяукать и указывать на гладь пруда.
        - Какой ты всё - таки смешной, - не унимался Эрих, широко улыбаясь и наглаживая вомбата по пузику. - Ты хочешь, чтобы я всех пискисов убил?!
        Вомбат закивал головой и радостно запрыгал на месте.
        - Я не в состоянии сейчас этого сделать, но вот когда мой уровень станет больше, я обещаю, что вернусь и убью всех пискисов, живущих в пруду и они больше никогда не будут разорять ваши норы и поедать ваших детенышей.
        Вомбат стрелой метнулся к норе, чтобы через мгновение скрыться в ее тесном нутре.
        - Ну и ладно, - доктор махнул на странного вомбата рукой, в этот момент послышались хрипы с того места, где находился Фарни.
        Эрих, еле волоча ноги подошел к приятелю и узрел крайне неприятную картину. Фарни бился в агонии, его тело содрогалось от судороги, а из приоткрытой пасти текла слюна с белой пеной.
        - Этого еще не хватало, - доктор извлек серную таблетку и с трудом впихнул ее в пасть версипа. - Давай, приятель, держись. Для тебя яда оказалось очень много, а передозировка смертельна. Держись, Фарни, держись.
        Эрих всем телом прижался к версипу, сдерживая его корчи и конвульсии, чтобы он ненароком не повредил себе что - нибудь. После утомительных пяти минут сдерживания, Фарни затих, его дыхание стало глубоким, а сердце ровно застучало под мощными грудными мышцами.
        Доктор, ощущая слабость во всем теле, с трясущимися руками и сжимающей виски головной болью водил ладонями по траве, ища выпавший шип.
        - А, вот вы где, - зрение вновь дало сбой, перед глазами все двоилось и Эриху казалось, что он нашел два шипа. Помотав головой, он на время вновь смог сконцентрироваться, но тут из норы опять показалась морда довольного вомбата.
        При виде Эриха щеки вомбата растянулись в улыбке, он выбрался из норы и предстал перед ним во всей красе. На хомяке - переростке был надет черный фрак и цилиндр, в лапе он держал трость, а завершала костюм бабочка, расположившаяся под самым горлом. Больше всего Эриха поразила именно бабочка. Потому что это был не галстук бабочка. А настоящая бабочка - черный махаон. Опираясь на трость, вомбат вальяжно подошел к доктору и положил перед ним веточку и кусок смолы.
        - Э - э - э, - только и смог выдавить из себя Эрих, зачем-то пытаясь ткнуть пальцем в махаона. - Это мне зачем?
        Вомбат наигранно закатил глаза, подобрал веточку, примерился к ней прищурив глаз и ловко обстругал своими крепкими резцами. Получившаяся палочка идеально вошла в полость шипа. Кусок смолы, после нескольких укусов, приобрел форму колпачка и через мгновение занял свое место на острие.
        - О - о - о, - Эрих признательно поднял большой палец. Вомбат, трава, деревья, пруд и всё окружающее пространство резко закружилось. Ноги доктора подогнулись и он, теряя сознание, повалился на пожухлую траву.
        Сквозь пелену беспамятства он чувствовал прикосновения чужих рук к своему лицу и чьи - то удивленные голоса. Во рту появился противный вкус, горькая, вонючая слюна побежала по пищеводу, вызывая непроизвольное сокращение желудка, требующего извергнуть все содержимое наружу. Несколько минут тело Эриха сотрясала рвота и только когда ему уже нечем было тошнить, его разум просветлел, и он смог выдавить из себя лишь одно слово:
        - Воды!
        - Держи, - нежные руки приподняли его голову и в рот, глоток за глотком потекла вкусная, хоть и пахнущая сероводородом жидкость. Всё ещё испытывая слабость во всем теле, доктор занял сидящее положение, испытывая легкий озноб.
        - Марха, что произошло?
        - Газ пискиса, - девушка присела рядом, участливо глядя в лицо мужчины. - Когда пискис умирает, он исторгает газ, от которого приходят видения и, вдохнувший газ, сходит с ума. Поэтому, когда убивают пискиса, сразу отбегают, чтобы ненароком не вдохнуть его.
        - Я сошел с ума?
        - Нет, - девушка отрицательно покрутила головой. - Ты спас Фарни. Он чуть не умер, но ты дал ему свою таблетку и смерть отступила. Поэтому он пожертвовал тебе свой кубик Великого Вамбо!
        - Что пожертвовал? - доктор нахмурил брови.
        - Вот, - девушка раскрыла ладонь, в которой лежал неровный кубик коричневого цвета. - Кубик Великого Вамбо. Каждому версипу при рождении шаман вручает такой кубик. Данный кубик является творением бессмертного духа Великого Вамбо…
        - Это дерьмо, Марха! - Эрих истерично засмеялся. - Это дерьмо вомбата, понимаешь? - из глаз доктора потекли слезы. - Единственное животное в мире, которое какает кубиками, это вомбат. Вы накормили меня дерьмом…
        Грустная мордочка Мархи расплылась, потеряла очертания, а когда Эрих попытался сфокусировать на ней взгляд, она почему - то превратилась в лицо Марты. Марта при этом изучающе смотрела на доктора, по собачьи нагибая голову чуть вперед и в сторону, а потом резко тявкнула:
        - Сам ты дерьмо!
        От неожиданности Эрих резко отстранился и упал навзничь, при этом какая - то невидимая, но всесильная рука выключила свет, погрузив окружающий мир во тьму.
        Глава 4
        Сознание вернулось также быстро, как и ушло. Одним резким ударом пробив тело от макушки до пяток.
        - Ух, - Эриха бил сильный озноб, он лежал на земле в позе эмбриона, слыша, как стучат его собственные зубы.
        - Мы дали тебе желтую таблетку, она лежала у тебя за поясом, - голос Фарни донесся до сознания доктора, приглушенным, как будто тот говорил через ватно-марлевую повязку. - Марха сказала, что должно помочь.
        - Спасибо, - все еще стуча зубами, но чувствуя, как мерзкий озноб покидает его тело, Эрих сел, поджав колени к груди и обхватив их руками. - Что с Мархой?
        - Всё отлично, - версип кивнул головой за спину, оттуда доносился приятный аромат дыма и жареного мяса. - Сейчас перекусим и двинемся в путь.
        - Хорошо, - Эрих безвольно кивнул головой. - Марха второго уровня, поэтому ее организм сам справился с ядом пиксиса второго уровня. А мы с тобой первого уровня, для нас его яд смертелен.
        - Что? - Фарни смешно скривил морду и почесал рукой за ухом.
        - Ничего, - Эрих махнул рукой. - Повезло нам.
        - А-а-а, - версип оскалился в ухмылке. - Это да, столько мяса добыли.
        - Ну ты и… - доктор вновь махнул рукой. - Одно слово, волчара!
        - О, ты сейчас прямо как Митка сказал.
        - А почему Митка с вами на охоту не пошел, вы же говорили, что лучше охотиться втроем?!
        - Плохо Митке, он ранен, - Марха бесшумно подошла к разговаривающим мужчинам и каждому вручила по прутку, на котором было насажено не меньше полкилограмма умопомрачительно пахнущего жареного мяса.
        - А кто его ранил? - с наслаждением жуя сочное, нежное мясо, по вкусу напоминающее что-то среднее между рыбой и свининой, задал вопрос Эрих. Последствия отравления полностью ушли, и он испытывал жуткий голод.
        - Козлоногие всадники, - прорычал Фарни. - Митка был свидетелем, как на небе образовался разрыв между тучами, оно стало голубым и к нему поднимался песчаный вихрь. По легенде, если попасть в такой вихрь, то можно оказаться в другом мире. Там светит солнце, на деревьях растут сладкие, как шмелиный мед, плоды и никто не пытается тебя убить…
        - Эдем, - с набитым ртом прокомментировал доктор.
        - Да, - Фарни ткнул Эриха ладонью в плечо. - Митка так и называл это место. Ты что, тоже знаешь эту легенду?
        - Это не легенда, - Эрих отбросил голый прутик в сторону и прищурившись посмотрел на недоеденный кусок в руках Фарни. Тот, отрицательно качая головой отсел подальше, на что доктор только улыбнулся и сыто провел ладонью по животу. - Эдем реальное место, а вихрь, это прорыв между мирами.
        - Вот-вот, - Марха тоже отбросила пустой прут. - Митка один в один, тоже самое рассказывал.
        - Как я погляжу, ваш Митка очень умный.
        - И сильный, - Фарни наконец покончил со своим куском мяса. - Самый сильный в племени.
        - Так и что с ним произошло?
        - Он решил посмотреть, - продолжила рассказ брата Марха. - Что стало природой этого вихря и застал у его основания трех козлоногих верхом на больших животных. Один из них вступил в вихрь и тот поднял его в небо. Через несколько секунд, второй всадник последовал за первым, но произошел громкий хлопок. Небо потемнело и вихрь опал на землю большой кучей песка. Митка бросился на помощь, но озлобленные козлоногие набросились на него вооруженные черными мечами.
        - А Митка сильный, я же уже говорил, - перебил сестру Фарни. - Он смог защитить себя, но враги повредили ему ногу. Когда брат пришел в поселок, чтобы шаман вылечил его израненную ногу, тот, вместо того, чтобы помочь, собрал совет вождей и Митку выгнали из племени!
        - За что? - удивленно воскликнул Эрих.
        - За то, что разозлил козлоногих, - грустно произнесла Марха. - Шаман сказал, что лучше Митку убить и отнести его голову им, чтобы они не мстили племени.
        - Но мы с Мархой встали на защиту брата, - вновь вмешался Фарни. - И тогда шаман с вождями испугались, что мы прольем много крови и нас просто изгнали.
        - Понятно, - задумчиво произнес Эрих. - А зачем вы брата одного оставили? Он же сейчас беззащитен.
        - Это он нас за мясом пискиса послал, - Фарни в защитном жесте поднял перед собой ладони. - Слово старшего родича надо выполнять беспрекословно.
        - А зачем ему мясо пискиса?
        - Уху хочет, это его последнее желание, - по щеке Мархи скатилась крупная слеза и сорвавшись с волосатой мордочки упала на пыльную землю.
        - Брат Митка помирает, ухи просит, - с тоской прорычал Фарни. - Проклятые козлоногие!
        - Так, - Эрих, чувствуя бодрость и силу в теле, одним рывком поднялся с земли. - Далеко до вашего брата идти?
        - Нет, - в унисон ответили версипы - А что?
        - Ничего, загружайте баул мясом и пойдем к Митке, я все-таки врач, посмотрю, насколько опасная рана у вашего брата.
        ***
        - Митка, это мы вернулись, - громко крикнула Марха, остановившись у входа в большую пещеру. - Мы входим, с нами Эрих, не кидай копье.
        Мускулистый версип выглядел значительно крупнее своих родичей. Он, облокотившись спиной о каменную стену пещеры лежал в самом темном углу крепко сжимая в руках копье. В мозгу Эриха высветилась надпись: «Версип. 3 уровень».
        - Без сознания, - констатировал доктор, внимательно осмотрев Митку. - Дыхание поверхностное, учащенное, пульс нитевидный.
        - Они ему ногу повредили.
        - Да, я вижу, - Эрих с интересом осмотрел торчащий из ноги, чуть ниже колена, обломок большой берцовой кости. Кожа вокруг раны была черной, с запекшейся кровью и дурно пахнущим экссудатом. - Плохо дело, на лицо гангрена…
        - Умирает, да?! - Марха осторожно выглянула из-за плеча Эриха.
        - Да, - доктор показал версипам на руки и здоровую ногу Митки. - Держите, я соберу кости.
        Брат с сестрой крепко зажали здоровую ногу и руки версипа и придавили к полу пещеры стонущего в беспамятстве Митку. Эрих в это время извлек нож, аккуратно рассек кожу с мышцами выше и ниже раны и точно сложил два осколка сломанной кости. Туго стянув рану найденным в пещере сыромятным ремнем, он устало сел на пол и дал знак, чтобы версипы отпустили брата.
        Наслаждение накатило неожиданно. И хорошо, что Эрих в этот момент не стоял. Улыбаясь он откинулся на спину, чувствуя, как мурашки удовольствия проникают к нему под кожу с упоением наполняя тело и разум блаженством и восторгом…
        - Эрих, - рука Мархи чуть коснулась его плеча. - Ты меня слышишь?
        - Да, Марха, отлично слышу и вижу. Знаешь, я не осознавал, что делаю операцию в кромешной тьме, к тому же, оказывается, когда я решил помочь твоему брату, мой уровень поднялся на единицу…
        - Э-э-э, - Марха непонимающе взглянула на доктора. - Митка выживет?
        - Да, - Эрих извлек из-за пояса последнюю таблетку и передал ее Мархе. - Дайте ее Митке. И тогда он выздоровеет и даже хромать не будет.
        ***
        - Меч козлоногого был отравленным, - могучий организм версипа под действием серной таблетки быстро справился с повреждениями и низкий, приятный голос Митки гулко отражался от свода пещеры, эхом вторя его словам. - Я смог убить обоих ездовых животных, но справится с двумя козлоногими даже для меня было непосильной задачей…
        Марха нажарила гору мяса пискиса, а также сварила очень нежную и пикантную на вкус уху, добавив к мясу известные лишь ей корешки и травы.
        - А откуда этот горшок? - Эрих внимательно осмотрел толстостенный и тяжелый даже на вид сосуд, в котором Марха приготовила уху.
        - Это Митка сделал, - гордо произнес Фарни. - Митка умный.
        - Этот горшок сделан из вулканического стекла, - Митка постучал пальцем по обсидиановому боку супницы. - Для приготовления пищи лучше использовать глиняную посуду, но Мархи данная вещица очень нравится.
        - Откуда ты все это знаешь?
        - Путник, он был очень похож на тебя. Он появился в нашей деревне, когда ни Мархи, ни Фарни еще не было на свете, а я был очень юным. Путника мучала какая-то странная болезнь, он говорил, что жажда выжигает его изнутри. Чтобы утолить жажду ему была нужна сера.
        - И что, он нашел серу? - Эрих стал перебирать в уме варианты получения чистой серы, но ни одного подходящего варианта, без применения специального химического оборудования и реагентов не вспомнил.
        - Да, у шамана в его вигваме. Шаман с ее помощью лечил больных и раненых. Я со своими приятелями прикидывался больным, шаман давал нам грязно-желтые комочки с включениями песка и сора, а мы отдавали ее путнику.
        - Зачем ты помогал ему? - Эрих с любопытством посмотрел в зеленые глаза Митки.
        - Он учил нас разным полезным вещам: минералогия, гончарное дело, химия…
        - Путник был ученым?
        - Он называл себя алхимиком и аббатом.
        - Ты помнишь, как его звали.
        - Нет, мы называли его путник, а он называл нас заблудшими детьми святого Христофора.
        - Точно, - доктор стукнул себя ладонью по лбу. - Вот вы на кого похожи, на святого псеглавца.
        - Ага, - Митка кивнул головой. - Именно так он нас и называл: псеглавцы, заблудшие дети святого Христофора.
        - А куда делся этот путник, он еще живет в поселке?
        - Нет, когда сера у шамана закончилась, он ушел на поиски серной кислоты.
        - Чего?
        - Он сказал, что если ему удастся найти серную кислоту, то он сможет выделить из нее серу.
        - Ерунда, - Эрих отмахнулся рукой, вспоминая все химические реакции, связанные с выделением из серной кислоты чистой серы. - Для этого нужен чистый хром, алюминий или цинк. При реакции с этими металлами в осадке выделяется сера. Но в чистом виде в природе данные металлы не встречаются. Для выделения того же цинка из полиметаллической руды содержащей сульфид цинка требуется селективная флотация и высокая температура.
        - Высокая температура есть возле игнисов, - вмешалась в беседу Марха. - Их очень много возле подножия гор.
        - Действительно, - Митка почесал шею под подбородком. - Мы с путником использовали игнисы, чтобы получать светящийся порошок.
        - Так-так-так, - Эрих возбужденно заходил по пещере меряя ее шагами из угла в угол. - Из чего вы поучали светящийся порошок?
        - Да вот из этого, - Фарни протянул доктору камешек, покрытый желто-зелеными кристаллами, в которых Эрих сразу определил нитрид магния. - Митка заставляет нас собирать и обдирать с них кристаллы.
        - Я так понимаю, путник ушел как раз тогда, когда вы с ним получили светящийся порошок?
        - Точно, - Митка сильным кивком подтвердил слова доктора. - Он тогда еще пробурчал, что дело за малым и на следующий день ушел…
        До глубокой ночи Митка и Эрих вели разговоры о химии и минералогии, знания доктора пополнились новыми сведениями о минералах и способах добычи химических элементов в условиях Ада. Лишь под утро мужчина забылся крепким сном, а в голове его продолжала крутится мысль, каким образом можно получить чистую серу? Он уже понял, что человек, могущий себя самостоятельно обеспечить серой, становится независимым и в какой-то мере неуязвимым для сформировавшейся в Аду кастовой системы.
        ***
        - Вот, Эрих, я тут тебе кое-что собрал, - Митка протянул доктору кожаный рюкзак. - Спасибо тебе за все! Если хочешь, мы можем проводить тебя до города.
        - Нет друзья, не стоит. Спасибо вам тоже за все, надеюсь еще свидимся и при более радостных обстоятельствах, берегите себя! - Эрих тепло попрощался с версипами и, надев рюкзак на плечи, держа в руке посох, покинул пещеру.
        Пещера, где располагались версипы, находилась в стороне от основного маршрута, и доктор потратил некоторое время, чтобы сориентироваться на местности и определится с тем, где находится столица Ада. Пройдя буквально сотню шагов, он услышал шорох за спиной и резко обернулся готовый ко всему.
        - Извини, что я тебя напугал, - за спиной стоял рыжий парень, его Эрих видел на инструктаже у Анри, тот еще пошутил про его огромный детородный орган. - Меня зовут Дарак, я думал уже врываться в пещеру и выручать тебя, - Дарак потряс в руке корявой дубиной.
        - Хм, - Эрих изучающе посмотрел на рыжего, тот был одет значительно лучше Эриха: грубо сшитые штаны и жилетку из шкуры, дополняла кожаная сума через плечо и домотканый плащ. - Мое имя Эрих. И знаешь, ты навряд ли смог бы мне помочь, в пещере был еще один версип, причем третьего уровня.
        - Ох, - парень почесал затылок. - С тремя бы я точно не справился.
        - Но все равно спасибо, что хотел помочь мне, а сейчас извини, мне надо идти.
        - Тебя мучает жажда?
        - Не совсем, - Эрих развернулся и быстро зашагал по выбранному маршруту. Рыжий парень не отставал и шел рядом с Эрихом, как будто они старые, добрые друзья. Через пять минут доктору надоело это навязчивое молчаливое сопровождение, и он остановился. - Дарак, я иду в Санта-Сатанабург. Дорога туда может занять неделю, мой тебе совет, разворачивайся и иди к ближайшему городу, так будет проще и тебе и мне.
        - А можно я с тобой?
        - Не стоит…
        - Так-так-так, - вышедшие из-за деревьев два демона третьего уровня недобро смотрели на Эриха и Дарака, но больше на Дарака. - Вот, значит, кто наши вещи украл. Вонючие нули! Ну-ка, быстро вернул мне мои вещи, - один из демонов, высокий, чернокожий, с витыми рогами на крупной голове, схватил Дарака узловатыми пальцами за горло. - И живее, пока я тебе кишки не выпустил.
        - Ладно-ладно, - Дарак испуганно захлопал глазами и быстро бросил к ногам демона суму и плащ. - Я не знал, что это ваши вещи.
        - Не знал он, - брюзгливо пробормотал второй демон, плотный невысокий крепыш с бугрящимися мышцами на открытых предплечьях. - В Аду нет бесхозных вещей. Ты теперь нам должен за кражу.
        - Я?
        - Ты и твой дружок!
        - Я этого молодого человека вижу второй раз в жизни, - возмутился Эрих. - Почему я должен отвечать за его промахи. И вообще, инструктор говорил, что пока мы не прошли инициацию, законы на нас не действуют.
        - Ты смотри, какой грамотный, - чернокожий демон толи одобрительно, толи осудительно крякнул, глядя на Эриха. - Если вы вне закона, то и мы с вами можем делать все, что на ум придет и нам за это ничего не будет. Ты об этом не подумал, грамотей?
        - Я не хочу с вами общаться. Я вам ничего не должен. Хотите меня убить, убивайте, а прислуживать вам или выполнять какие-то другие ваши пожелания я не намерен, - Эрих поднял подбородок вверх, показывая тем самым, что разговор закончен, но в тоже время его левая рука незаметно скользнула к пояснице и обхватила рукоять ножа.
        - Слушай, Брант, а ты посмотри на него хорошенько, - чернокожий обратился к своему приятелю. - На ноги обрати внимание.
        - Уже обратил, - ворчливо ответил крепыш и посмотрел на доктора. - За гордыню, небось, в Ад угодил. Не удивлюсь, если ты всю жизнь молился в келье, соблюдал посты, избегал общения с женщинами и мнил себя святым.
        - Думаешь, поэтому он практически не изменился?! - чернокожий сплюнул на землю сквозь зубы. - Какой у тебя уровень?
        - Никакого, - соврал Эрих, при этом испытывая мстительное удовольствие.
        - А у тебя? - демон перевел взгляд на рыжего парня.
        - Первый.
        - Смысла вас убивать никакого нет, - вновь забрюзжал крепыш. - Наш уровень уже не изменится. А вот не дать вам подняться выше достигнутого, это мы можем.
        - Каким образом? - Эрих иронично взглянул на крепыша.
        - Да просто, - крепыш гадливо улыбнулся. - Забрать у тебя все таблетки, и ты как миленький, сломя голову понесешься в Малум.
        - Мне не надо в Малум, мне надо в Санта-Сатанабург и таблетки ты у меня забрать не сможешь.
        - Вон оно как, - крепыш, изучающе глядя на Эриха, подошел к нему на расстояние вытянутой руки. - И зачем это тебе надо попасть в Санта-Сатанабург?
        - Хочу первым пройти инициацию в этом городе.
        - Точно гордыня, ты оказался прав Брант, - чернокожий вновь сплюнул, злобно глядя на доктора. - А таблетки мы у тебя отнимем, ты даже пискнуть не успеешь.
        - Не отнимите.
        - Ты чего такой самоуверенный? - глаза демона налились кровью, и он одним движением вытащил из-за спины черный обсидиановый меч.
        - Успокойся, Исраэль, - крепыш, не отводя глаз от Эриха, осадил своего приятеля. - Мы не можем у него отнять таблетки лишь в одном случае, если их у него уже нет. Я прав?
        - Прав, - нехотя признался Эрих.
        - А у тебя есть таблетки? - чернокожий убрал меч и ткнул Дарака кулаком в скулу. - Таблетки где?
        - В сумке, - испуганно ответил рыжий, но Эрих почувствовал некоторую фальшь и наигранность в его испуге. Мельком глянув на Дарака, он осознал, что парень находится в состоянии бешенства и лишь чудом сдерживает свой гнев.
        - О, нормально, - чернокожий демон присел и потянулся к валявшейся на земле суме. - Твои таблетки в моей сумке, это символично. Осталось найти и отомстить этому вонючему псу, который убил наших…
        Договорить Исраэль не успел, как только он заглянул в сумку, на его незащищенный затылок обрушилась корявая дубина Дарака. Демон рухнул лицом на землю, затем попытался подняться, но рыжий с упорством молотобойца принялся наносить удары ему по голове.
        - Ах ты мразь, - рука крепыша дернулась к мечу, и он уже всем телом повернулся к Дараку, но ловкий, проверенный удар ножом по горлу, вовремя нанесенный Эрихом, заставил его забыть о мести и двумя руками зажать рану. Удар заточенным посохом снизу-вверх пробил ладони, кадык и проникающее движение острого наконечника остановила лишь твердая кость черепной коробки.
        Несмотря на действия Дарака, Исраэль не потерял сознание и под градом ударов сумел перевернуться на спину и даже опрокинуть рыжего на землю, крепко схватившись за его лодыжки.
        - Эрих, Эрих! - в страхе заверещал рыжий, когда понял, что его сил не хватит на то, чтобы убить противника. - Помоги!
        Перекинув нож из левой руки в правую, доктор подскочил к дерущимся на земле и, на мгновение прицелившись, всадил нож точно под левую лопатку Исраэля. Демон конвульсивно дернулся несколько раз, попытался что-то произнести, но вместо слов изо рта потекла густая темная кровь. Тело демона замерцало, и он растаял в воздухе, оставив после себя лишь багряное пятно на пожухлой траве. Тоже самое случилось и с телом Бранта. Пронзивший его посох секунду висел в воздухе, а затем глухо упал на землю рядом с ворохом одежды, под заинтересованным взглядом Эриха.
        - Они исчезли! - доктор подобрал посох и скептически на него посмотрел. - Куда?
        - На Голгофу, - Дарак отряхиваясь поднялся с земли. - Это же демоны, а не дикие твари. Они не могут умереть окончательно.
        - Дела… - доктор вытер нож и аккуратно вставил его за пояс. - Значит, у нас появились кровные враги.
        - Это точно, - рыжий аккуратно потрогал припухшую от пропущенного удара скулу и кивнул на ногу Эриха. - Тебе не больно?
        - Что? - Эрих проследил за взглядом Дарака и чертыхнулся, обнаружив на бедре рану, видневшуюся сквозь порез на шкуре. - Вот проклятие, опять нога!
        - В каком смысле «опять»?
        - Да в основном, все травмы, с которыми я сталкиваюсь последнее время, связаны с травмами конечностей.
        - А-а-а, понятно. Что будешь делать.
        - Перевяжу и пойду дальше, -доктор присел возле вороха одежды, оставшейся от демонов и прикинул, как удобнее распустить плащ на бинты. - Кстати, почему от демонов осталась только одежда, нет ни оружия, ни серных таблеток, ни еды.
        - Еды у них не было, она лежала в сумке, которую я украл, - Дарак улыбнулся, продемонстрировав длинные клыки. - А оружие, если вспомнишь, что говорил Анри, атрибут определенной касты. Возможно, если бы мы были по статусу демонами-воинами и выше, то могли бы завладеть их оружием…
        - Понятно. Очень жаль, мечи бы нам не помешали. У тебя серной таблетки нет?
        - Нет, - Дарак сокрушенно покачал головой. - И у демонов не было. Я так понял, что эти таблетки используют не только как средство для восстановления при ранах и болезнях, но и как наркотический препарат.
        - Это как? - доктор перебинтовал ногу и опершись на посох встал на ноги.
        - Я тут ночью наткнулся на семью торговцев…
        - Из первой касты?!
        - Именно. Пожилые муж с женой и дочь подросток. Они ехали по дороге из столицы в Малум за товаром, который планировали выгодно продать в Санта-Сатанабурге по возвращении. Они мне поведали много интересного. Оказывается, кроме денег, в ходу серные таблетки. Одна таблетка эквивалентна десяти золотым. Демон-старик сказал, что проще взять в дорогу десять серных таблеток, чем тащить с собой мешок золотых монет.
        - Это логично, чем-то похоже на дорожные чеки.
        - Угу, - Дарак согласно кивнул головой. - Еще он сказал, что серные таблетки что-то вроде героина на земле. Чтобы впасть в наркотическое забытье достаточно четвертинки таблетки.
        - А откуда берутся таблетки?
        - Я, кстати, задал ему этот вопрос, но у него не было ответа. Ходят слухи, что серу добывают где-то очень далеко, доставляют в столицу и уже там, тринадцать старейшин распределяют ее между правителями, в соответствии с управляемой территорией, количеством жителей и тому подобному.
        - Странно, конечно, - доктор посмотрел на небо. - Но ты же говоришь, что это не официальная версия, а лишь домыслы старика?!
        - Да, но он, по-моему, не врал.
        - Ладно, когда пройдем инициацию, тогда все и узнаем.
        - Или не узнаем, - вновь улыбнулся Дарак.
        - Или не узнаем, - Эрих повторил за Дараком и продолжил. - Но попытаемся узнать, а сейчас мне пора в путь.
        - Можно мне с тобой?
        - Извини, Дарак, но я привык путешествовать один. К тому же, тебе проще добраться до ближайшего города, чем идти со мной до столицы и мучаться от «жажды». У тебя уже есть первый уровень и ты можешь стать торговцем или слугой.
        - Во-первых, у меня второй уровень, я обманул демонов, чтобы у нас был шанс с ними справиться. А во-вторых, я научился справляться с жаждой и могу составить тебе компанию в путешествии до столицы. Пожалуйста, возьми меня с собой, вдвоем нам будет проще.
        - Ладно, - немного поколебавшись, Эрих согласился взять рыжего с собой. - Пойдем, так уж и быть.
        - О, спасибо, чувак! - Дарак радостно хлопнул в ладоши. - Я не буду тебе обузой!
        Глава 5
        - Знаешь, почему у меня такой прибор большой?
        - Догадываюсь, - за шесть часов путешествия Эриха сильно утомила болтовня Дарака. - Причин может быть несколько.
        - Ну-ка, ну-ка, очень интересно услышать твою версию?
        - А чью версию ты еще слышал?
        - М-м-м, - рыжий замялся и отвел глаза в сторону с таким видом, будто внимательно разглядывает что-то вдали.
        - Чего замычал, пытаешься соответствовать рогам на голове?!
        - Ничего я не мычал! И вообще, кто говорил, тот и говорил, какая тебе разница? - вспылил Дарак.
        - Есть разница. Если тебе об этом говорили при жизни - это одно, а если уже здесь - то совершенно другое!
        - Здесь, - вяло произнес рыжий. - При жизни у меня половой орган был не таких выдающихся размеров.
        - В таком случае, могу сделать вывод, что при жизни ты совершал некие греховные действия, связанные именно с твоим детородным органом.
        - Блин, от тебя ничего не утаишь. Слушай, у меня грехов-то практически не было. Ну, чего я такого натворил, что меня в Ад закинули? - жалобно заскулил Дарак, скорчив обиженное лицо.
        - Если скажешь, чем таким греховным ты занимался при жизни, то попробую ответить.
        - Спиртное я употреблял не больше среднестатистического ирландца, падших женщин посещал редко, в азартные игры играл еще реже. Кроме травки ничего другого не курил, даже табак. Да и вообще, тяжелые наркотики не употреблял, а только продавал.
        - Ты был наркодилером?
        - Ага, - рыжий самодовольно кивнул. - Единственный мой грех, состоял в том, что я любил поутру в парке гулять, в плаще на голое тело и демонстрировать свое мужское достоинство представительницам противоположного пола.
        - Дарак, чему ты радуешься, - Эрих остановился и возмущенно посмотрел на смеющегося попутчика. - Что смешного в эксгибиционизме[5 - ЭКСГИБИЦИОНИЗМ(лат. exhibeo - выставлять, показывать) - форма отклоняющегося сексуального поведения, когда сексуальное удовлетворение достигается путём демонстрации половых органов незнакомым лицам, обычно противоположного пола]?
        - Ты бы видел, как они удирали от меня. А однажды, я даже вступил в близость с одной леди, совершавшей утреннюю пробежку…
        - Ты что, изнасиловал женщину? - в голосе доктора зазвучали стальные нотки.
        - Нет, ты чего, я же щуплым и физически слабым был. Она сама! Я только плащ раскрыл, а она, знаешь, так похабно улыбнулось и произнесла: «Так себе конечно, но на безрыбье…», цапнула меня за мошонку и уволокла в ближайшие кусты.
        - Это просто какой-то Содом и Гоморра…
        - И не говори, она меня минут двадцать пользовала, а еще пожилая женщина… - с обидой в голосе поддержал Эриха Дарак.
        - Тьфу ты, - доктор в сердцах сплюнул и ускоряя шаг, вновь тронулся в путь. - Вот теперь и мучайся с этим «чемоданом без ручки».
        - Почему «чемоданом без ручки»? - догнав Эриха, задал вопрос молодой человек.
        - Потому что твой член до колена, как чемодан без ручки, нести тяжело, а выбросить жалко. Толку от него никакого нет.
        - Это ты не скажи, - Дарак загадочно улыбнулся. - Польза от него есть и не малая.
        - Какая?
        - Секрет!
        - Да знаю я твой секрет, - огрызнулся Эрих на загадочный тон рыжего попутчика.
        - Откуда? - тот встревоженно посмотрел на доктора. - Ты что, всё видел?!
        - Да ничего я не видел, - Эрих вновь остановился и сжал голову ладонями. - Пошутил я, понимаешь?!
        - А-а-а, - Дарак понимающе кивнул головой, хотя сам так ничего и не понял. - Так, а чего я тогда, по-твоему могу им делать?
        - Рыбу глушить! И все, давай на этом закончим разговор о твоем детородном органе и, хотя бы немного, помолчим, - Эрих вновь продолжил движение, краем глаза отмечая, что до заката осталось не более пары часов.
        - Рыбу глушить? - лицо Дарака стало задумчивым. - Можно же палкой…
        ***
        - Сзади, - доктор предупредил Дарака об опасности и сам тут же набросился на двух саманов, наседающих на него. Комбинацией ударов посоха и ножа, он быстро расправился со своими противниками и помог рыжему одолеть еще двоих.
        - Фу-у-у, - Дарак вытер выступивший на лбу пот и устало сел на землю. - Четвертое нападение за два часа, может у них здесь где-то рядом гнездо?
        - Может. Повезло еще, что они все первого уровня.
        - Слушай, а ты для первого уровня очень хорошо с ними справляешься, - в глазах рыжего мелькнуло подозрение. - У тебя точно первый уровень?
        - Точно, - односложно ответил доктор, при этом оправдывая свою ложь тем, что наличие второго уровня не отменяет и факта того, что у него точно есть первый.
        - Странно как-то, вот у меня на уровень больше, чем у тебя, а с теми же саманами мне справиться сложнее, чем тебе.
        - Возможно, это связано с тем, что вначале они всей группой нападают на тебя, и ты тратишь много сил на то, чтобы удержать их натиск, прежде чем я сориентируюсь и приду к тебе на помощь.
        - Кстати, да, - Дарак согласно покивал головой. - Они же все время на меня нападают, совершенно не замечая тебя.
        - Об этом еще Анри предупреждал. Чем сильнее трансформация тела, тем сильнее его владелец притягивает к себе диких тварей…
        - Это что там такое светится в темноте? - ночь обрушилась кромешным мраком, стоило лишь тусклому солнцу в дымке облаков скрыться за горизонтом. Дарак с Эрихом замерев смотрели в непроглядную темень, благо возможности того и другого позволяли свободно видеть в темноте, из которой на них быстро приближалось что-то очень похожее на собаку Баскервилей, с парой горящих красным огнем глаз.
        - Гончая Смерти. 5 уровень! - вслух произнес Дарак то, что идентифицировал его мозг. - Нам конец!
        - Бежим, - доктор дал Дараку пощечину, выводя его таким образом из гипнотического ступора.
        Мужчины в ужасе бежали, не разбирая дороги, в паническом страхе мозг лихорадочно работал, ища выход, но всякий раз он приходил лишь к одному выводу: «Нам конец!».
        - Сюда, - Эрих резко остановил Дарака и указал ему узкий лаз в нагромождении огромных камней, образующих усеченную пирамиду высотой с двухэтажный дом и очень похожую на древние зиккураты. - Быстро лезь!
        Уговаривать молодого человека не пришлось. Не смотря на определенные неудобства в физиологии, он быстро юркнул в проход и практически скрылся в виднеющейся за лазом пещере, когда Эрих почувствовал накатившую на него волну ужаса и рык матерого зверя. Он кинулся к лазу и нырнул в него рыбкой, как в прорубь, но что-то крепко схватило его за щиколотку, не пуская дальше.
        - Пусти, тварь такая! - Эрих попытался развернуться, но лаз был настолько узким, что его плечи пролезали в отверстие с большим трудом. Ногу сжали крепкие тиски, дикая боль вызвала самопроизвольный вскрик и слезы из глаз, на какое-то мгновение хватка ослабла и доктор, из последних сил оттолкнувшись второй ногой от морды собаки, смог проскользнуть в спасительное чрево пещеры.
        - Эрих, ты как? - из противоположного конца небольшой пещеры послышался хриплый голос Дарака.
        - Плохо, мать твою, - доктор держался за место, где несколько секунд назад была икроножная мышца, зажав в зубах волосатую шкуру одежды, чтобы не выть от мучавшей его боли. - Эта тварь мне икру зубами вырвала!
        - У меня тоже проблемы! - вновь подал голос Дарак.
        Доктор повернул голову в сторону голоса и сквозь туман боли всмотрелся в темноту. Дарак сидел на пятой точке, раскинув ноги в стороны и положив руки на колени, за его спиной виднелась человекоподобная фигура держащая возле его горла оружие.
        - Из огня, да в полымя! - только и смог констатировать Эрих.
        - Вы кто? - судя по хриплому, но приятному голосу, он принадлежал девушке, держащей Дарака в заложниках. - Отвечать быстро и не дергаться. Хоть одно резкое движение, и я тут же перережу горло вашему приятелю.
        - Я человек. Мужчина. В прошлой жизни был врачом. Погиб в автомобильной аварии. Что вы еще хотите от меня услышать? - еле сдерживая стон от резкой пульсирующей боли в ноге, протараторил Эрих. - Отпустите Дарака, мы не представляем для вас опасности.
        - Лично вы - может быть, - чуть слышно и как-то вяло, пробормотала девушка. - А вот ваш приятель может создать много проблем.
        - Девушка, - на лбу доктора выступили крупные капли пота, а тело начало потряхивать от озноба. - Гончая Смерти вырвала из моей ноги часть плоти, я очень плохо себя чувствую…
        - Лихорадит?! - безапелляционно перебила доктора загадочная собеседница, под рык и злобный вой беснующейся за стенами пещеры Гончей. - У вас осталось не более часа до того, как уйдете на перерождение. На клыках Гончей яд, который не позволяет затягиваться ранам и не дает крови свернуться.
        - Откуда вы это знаете?
        - Оттуда. Я в такой же ситуации, как и вы. У меня прокушено бедро. Серная таблетка не снимает отравление, а лишь продлевает жизнь на несколько часов. Мой запас таблеток исчерпан. Я уже умирала один раз и это было ужасно, - девушка всхлипнула. - Это кошмар. Второй раз я этих мук не переживу и сойду с ума. К тому же, каждое последующее перерождение будет отнимать набранный уровень.
        - Вы уже умирали?!
        - Да, позавчера. Неподалеку отсюда есть пещера с водой, я остановилась в ней на ночевку. Пещера хорошая, очень уютная, в самом центре бьет родник, а стены, будто ковром, покрыты фосфоресцирующим мхом, - девушка прервалась, чтобы перевести дух, разговор отнимал слишком много сил. - Тварь пришла ночью. Я не слышала, как она подкралась, лишь почувствовала её смрадное дыхание на своем лице. В ужасе открыла глаза, попыталась ее ударить и тут же ушла на перерождение с перекушенным горлом.
        - Что было потом? - доктор сел на жесткий, покрытый каменной крошкой пол пещеры внимательно слушая рассказ девушки и одновременно с этим накладывая жгут выше раны, пытаясь остановить кровь.
        - Потом я возродилась в чем мать родила, нашла пещеру, собрала все свои небогатые пожитки и постаралась подальше унести ноги от того места.
        - Судя по всему не получилось?! - подал голос Дарак. - Гончая догнала.
        - Догнала, - девушка согласно кивнула головой. - Сюда ей не добраться, но и нам отсюда не выйти, ситуация патовая. А без таблеток я и ваш друг долго не протянем.
        - Может вы уберете нож от моего горла? - рыжий максимально скосил глаза, пытаясь увидеть за спиной девушку. - Вы же понимаете, что в данной ситуации нам необходимо держаться вместе?
        - Понимаю, - давящее на горло Дарака оружие исчезло, а вслед послышался веселый голос незнакомки. - У меня нет ножа, это обычный камень, у него даже острых граней нет. В юности я неплохо играла в покер…
        - И артистка вы тоже знатная, - рыжий быстро отполз подальше от девушки и, оказавшись рядом с Эрихом, поинтересовался, кивнув головой в сторону беснующейся в бешенстве за стеной пещеры гончей. - Как думаешь, она точно не сможет сюда проникнуть?
        - В лаз она не пролезет, - доктор устало вытянул ноги и, прикрыв глаза, откинулся на камни. - Если твари в Аду существуют по тому же принципу, что и на земле, рано или поздно она должна уйти, убедившись, что добычу ей не достать.
        - А сверху ей до нас не добраться? - Дарак ткнул ладонью в сторону свода пещеры, в котором виднелось отверстие правильной круглой формы.
        - Если додумается забраться на вершину этого примитивного зиккурата… - Эрих оборвал себя на полуслове, резко поднялся на ноги и крикнул Дараку. - Помоги мне добраться до этого проклятого отверстия!
        - Что произошло? - рыжий испуганно завертел головой, но вместо Эриха, пытающегося добраться по наваленным у стенки валунам до отверстия, ему ответила девушка.
        - Похоже, Гончая Смерти понимает, о чем мы говорим. Слышишь, она перестала бесноваться, наверное, ищет удобное место, чтобы добраться до дырки с наружной стороны.
        - Вот сука, - в сердцах выкрикнул Дарак и помог доктору добраться до метрового отверстия. Доктор ухватился за край и, ловко подтянувшись, исчез в его чреве.
        Дикая тварь, щеря пасть с огромными клыками была на половине пути к цели, когда доктор вылез наружу, оказавшись в двух метрах от нее.
        - Уходи, - он резко крикнул и махнул в сторону карабкающегося темного силуэта рукой. - Фу, я сказал. Немедленно уходи!
        На мгновение доктору показалось, что собака широко ухмыльнулась, обнажив все зубы, а в ее глазах, налитых багровой злобой, блеснули озорные огоньки.
        - Не хочешь по-хорошему, да?! Ну смотри, сама напросилась, - доктор попытался пнуть собаку, подобравшуюся к нему на расстояние удара, ногой по морде, но не удержался на скользком нагромождении камней и рухнул вниз, прямо на Гончую, сбивая ее вниз и увлекая вслед за собой небольшую лавину из камней. Последнее, что он почувствовал, это клыки собаки, впивающиеся ему в плоть и неимоверная, ломающая кости тяжесть камней, обрушившаяся ему на спину.
        ***
        - Доктор, доктор! - молодой врач, ассистирующий доктору Атцту, потряс его за руку. - Доктор, да что с вами?
        - А? - Эрих вышел из ступора и оглянулся. Он находился в операционной, на столе лежал пациент, которому следовало ввести инъекцию барбитуровой кислоты. Укол приведет к моментальному летальному исходу, тем самым прервав мучения пациента от болей вызванных смертельной болезнью. - Кто на столе? Почему я не вижу, кому делаю укол? Снимите с его лица простыню.
        - Запрещено последним распоряжением главного врача.
        - Да? - Эрих всегда безропотно исполнял все инструкции, законы и правила, причем не только в больнице, но и за ее пределами. Это было его кредо, но какое-то неприятное ощущение в душе, какое-то наитие не позволило ему безропотно выполнить свою работу и он, добавив в голос металла, потребовал. - Немедленно снимите простыню.
        - Нельзя.
        - В операционной я решаю, что можно, а что нельзя. Вся ответственность только на мне. Быстро снимите с пациента простыню или покиньте операционную.
        - Как скажете, доктор, но я вас предупреждал и вся ответственность только на вас.
        - Не надо нотаций, выполняйте.
        Ассистент жестом фокусника сдернул простыню и взору Эриха предстал кареглазый мальчишка, прикованный за руки и за ноги к операционному столу. Рот закрывала широкая полоса скотча. Он выпученными глазами смотрел на доктора и что-то мычал. Две дорожки слез влажным руслом выделялись на его лице. Он какое-то время пытался дергаться, стучал затылком курчавой головы по столу, но поняв всю безнадежность своих действий, закрыл глаза и стал похож на покойника. И лишь периодически вздрагивающее от холода и рыданий тело, указывало на обратное.
        - Это еще что такое? - увиденное привело доктора в шок. - Я вас спрашиваю, это что такое?
        - Это Абрахам Зельфиц, еврейский мальчик девяти лет от роду, - прочитал в личной карточке больного ассистент и, закрыв ее, внимательно уставился на доктора.
        - Почему он привязан к операционному столу. Кто разрешил проводить эвтаназию ребенку? Кто, я вас спрашиваю? - последние слова доктор в бешенстве выкрикнул в лицо испугавшемуся ассистенту.
        - Успокойтесь, доктор, - из-за спины доктора раздался приятный женский голос. - Что за рефлексии? Вы же сами просили предоставить вам подопытных для апробации нового препарата. Пользуйтесь, пока есть возможность.
        - Что? - доктор ладонями протер глаза, не веря тому, что видит. - Марта! Почему ты в форме штурмбанфюрера СС?
        - Потому что… - Марта показала пальцем на газету в ее руке.
        - Что за бред? Это розыгрыш?! Почему газета от пятого марта тысяча девятьсот сорок четвертого года?
        - Потому что сейчас именно пятое марта тысяча девятьсот сорок четвертого года. Эрих, делай свою работу, у тебя кроме этого мальчишки еще один пациент, как там ее? - Марта щелкнула пальцами привлекая к себе внимание ассистента и тот ловко выдернул из пачки документов карточку и прочитал:
        - Агнет Шнайдер, немецкая девочка двух лет.
        - Что? Вы совсем с ума сошли?! - Эриха обуяло бешенство. - Двухлетняя девочка?!
        - Успокойся, милый, так надо, - Марта провела ладонью по щеке доктора. - Две инъекции. Займет не больше минуты, а сколько проблем сразу снимет.
        - О чем ты говоришь, Марта?
        - Ну, допустим, имя Абрахама Зельфица ты никогда не слышал, но имя Агнет Шнайдер ты должен знать.
        - Агнет Шнайдер? - ничего не понимая повторил Эрих.
        - Именно. Ты пока подумай, а я подожду тебя в той комнатке, - ладонь девушки показала за стеклянную перегородку, где располагалась комната отдыха. - Чтобы ты не наделал глупостей, я дверь запру! И да, стекло пуленепробиваемое. Делай то, что должен, Эрих. Будь мужчиной.
        Марта вышла, но уже через несколько секунд появилась в соседней комнате. Она широко и призывно улыбнулась через стекло доктору и под неслышимую для него музыку начала совершать танцевальные движения. Распаляя себя и его, она срывала с себя одежду, томно изгибаясь и маня своими изгибами. Танец резко прекратился, Марта упала в мягкие объятия дивана. Из одежды на ней были лишь чулки и офицерская фуражка. Девушка подмигнула ему и что-то произнесла. Из-за разделяющего их стекла он не услышал ее слов, но понял их смысл: «Делай то, что должен, Эрих. Будь мужчиной». Затем она перевернулась, встав коленями на диван, открыв его взору все свои прелести.
        - Черт, - Эрих стукнул кулаком по стеклу. - Марта, ты же закрыла дверь, как я к тебе попаду?
        Не успел Эрих произнести последние слова, как в комнате отдыха появился голый Максимилиан, весело помахал ему рукой и по-хозяйски пристроился позади чужой жены.
        - Черт возьми, Марта! - Эрих в бешенстве застучал кулаками по стеклу, но оно не разбилось, безропотно перенеся натиск оскорбленного мужа. Комната погрузилась в кромешную темноту, скрыв творившееся в ней бесчинство, но зато появился звук. Женские стоны перемежались с мужским рыком, поцелуи с вскриками и грубыми комментариями, отпускаемыми Максимилианом в адрес Марты, которые заводили ее сильнее и сильнее. Сквозь эту какофонию разврата и похоти вдруг проступил чистый, звенящий голос Марты:
        - Делай то, что должен, Эрих. Будь мужчиной.
        - Да что я должен делать? - в ярости Эрих несколько раз безрезультатно ударил в стальную дверь ногой. - Что я должен делать, твою мать! Стоять здесь и слушать, как он тебя берет. Макс, сволочь, я убью тебя!
        Доктор обессиленно осел по стене, сжимая уши руками, через несколько минут такого транса он вскинулся и со злобным веселием закричал:
        - Макс, я убью тебя. Прямо сейчас. Агнета Шнайдер твоя мать! А этот мальчишка, Абрахам, наверное, твой отец, который бросил твою мать беременной. Слышишь меня? Убью их и тебя не станет!
        Доктор подхватил шприц и бросился к тщедушному мальчишке с поцарапанными коленями, обездвижено лежащему на столе. Игла коснулась кожи ребенка, осталось только надавить на поршень шприца. Осознав, что он пытается сделать, Эрих убрал руку, подошел к стеклу и произнес:
        - Не факт, что он его отец, Марта. Да даже если и отец, ты не стоишь того! Но я буду мужчиной, - на последнем слове игла пробила грудину доктора, вонзаясь в сердце…
        Глава 6
        «Бред какой-то!» - Эрих возродился в пещере с фосфоресцирующими стенами, о которой ранее упоминала в своем рассказе незнакомка, и сейчас брел к месту своей гибели, все еще находясь под впечатлением от развернувшегося трагического действия. «Абрахам Зельфиц, это же первый пациент, которому я делал эвтаназию. Старик с раком поджелудочной железы на последней стадии. Причем здесь отец Макса?».
        Узнав знакомые очертания зиккурата, Эрих остановился и прислушался. Со стороны зиккурата раздавался вой и жалобный скулеж.
        - Черт тебя побери, дикая ты тварь, мало тебе было меня убить, ты еще и до других хочешь добраться, - злобно пробубнил доктор и поднял с земли плоский камень, весом не меньше килограмма.
        Подкрадываясь к лазу в пещеру, Эрих все пытался увидеть Гончую смерти, но все его усилия были тщетны. Он слышал вой, но не видел его источника. Вплотную приблизившись к лазу, он изумленно покрутил головой, удивляясь, как смог пролезть в столь узкое отверстие, а затем сориентировавшись, откуда идет вой, аккуратно двинулся по периметру зиккурата.
        Вызванный падением Эриха обвал, накрыл не только его, но и Гончую. Она была полностью погребена под камнями, на поверхности торчала лишь часть лобастой головы.
        - Так-так-так! - Эрих присел в метре от собаки, покачивая в руке камень. - Охотник превратился в дичь.
        - Р-р-р.
        - Порычи еще у меня, собака злая. Я из-за тебя на «Голгофу» попал.
        - Гав.
        - Ага, полай перед смертью. Чего смотришь, больно?
        - Гав-гав, - пролаяла Гончая и моргнула глазом.
        - Так, очень интересно! - Эрих ближе придвинулся к собаке. - Ты меня понимаешь?
        - Гав!
        - Нет, так не понятно. Ты сейчас замри. Я задам тебе вопрос и если ты меня понимаешь, просто моргни. Поняла? Чего молчишь?
        - Гав!
        - Ну да, ерунду сморозил. Давай заново, я задаю вопрос, если ты меня понимаешь, моргни два раза. Ты меня понимаешь? - собака, не задумываясь, тут же моргнула два раза. - Ты понимаешь, что в такой ситуации я могу тебя убить?
        - Гав.
        - Чего ты споришь? Я во времени не ограничен, какая бы крепкая у тебя голова ни была, рано или поздно я ее камнем разобью, не смотря на твой пятый уровень. Поняла? - собака закатила глаза, но потом все же моргнула два раза. - Так что, будем договариваться?
        - Гав-гав!
        - Это «да»?
        - Гав! - подтвердила Гончая и моргнула два раза.
        - Значит так, я тебя сейчас откапываю, а ты даешь нам спокойно уйти, хорошо?
        - Р-р-р.
        - Слушай, я тебя уговаривать не собираюсь. Можешь лежать здесь заживо погребенной сколько хочешь, а мы спокойно уйдем, не обращая на тебя внимание.
        - Гав.
        - У меня под камнями одежда и оружие остались, я и тебе и себе таким образом помогаю.
        - Р-р-р… - сбавив агрессии протянула Гончая, хитро закатила глаза, а следом за этим на тонкой ноте затянула. - У-у-у!
        - Ничего не понятно. Давай по порядку.
        - У-у-у, р-р-р, гав-гав.
        - Я тебя откапываю.
        - Гав-гав.
        - Хорошо, с этим ты согласна. Далее я ухожу, и ты меня не преследуешь.
        - Гав-гав.
        - Раненую девушку я забираю с собой!
        - Р-р-р, - гончая задумалась, а затем моргнула два раза, продублировав согласие лаем. - Гав-гав.
        - Хорошо, - Эрих погладил собаку за ухом, от удовольствия та даже прикрыла глаза, а на ее морде появилась гримаса удовольствия. - Дарак тоже со мной уходит.
        - Р-р-р. У-у-у.
        - Зачем ты споришь, ты же не такая злая, какой кажешься. Зачем тебе этот… - договорить доктор не успел, так как за спиной раздалось злобное рычание. Он резко откатился в сторону, поворачиваясь к врагу лицом и крепко держа в руке увесистый камень. - Так, а вы кто такие?
        - Р-р-р.
        - Началось?! - доктор тяжело вздохнул и поднялся во весь рост, нагнав жути на двух щенков Гончей Смерти первого уровня. Они отбежали на безопасное расстояние и оттуда принялись облаивать мужчину. - Твои? - Эрих вновь обратился к собаке, не выпуская щенков из поля зрения.
        - Гав-гав.
        - Хорошие ребята, заботливые, ты в беду попала, и они тут же прибежали. Дарак уходит со мной!
        - Р-р-р.
        - Послушай, ты, наверное, думаешь, что твои детеныши тебе помогут, но это не так. Я сейчас отойду, и они смогут к тебе подойти. Я им ничего не сделаю.
        Эрих отошел в сторону, сел на еще неостывший камень и принялся наблюдать за тем, как два щенка, обликом и размером похожие на добермана, пытаются извлечь мать из-под завала. Их озабоченное тявканье всякий раз превращалось в обиженный рык, когда вот-вот поддавшийся натиску валун, вновь возвращался на тоже место, не сдвинувшись и на сантиметр. Кульминацией развернувшейся драмы стал очередной обвал, вызванный неудачными действиями одного из щенков. В отличие от предыдущего обвала, этот был не таким большим, но, тем не менее, несколько увесистых булыжников попали не только по морде матери, но и в щенков. От несправедливости щенки затявкали и приблизились к Эриху.
        - Чего надо? - не вставая с камня, поинтересовался он, со своим третьим уровнем доктор чувствовал себя в безопасности, даже не имея под рукой оружия. - Идите мамку выручайте!
        - Гав? - вопросительно в унисон издали щенки и смешно наклонили головы пристально глядя в глаза мужчине снизу-вверх.
        - Чего «гав»?! Мамку из-под завала извлекайте, пока не поздно. Понимаете меня? - доктор спародировал щенков, повернув голову на бок и издал лай. - Гав-гав!
        Услышав лай, щенки удивились максимально округлив глаза, а затем весело затявкали, смело подбежав к Эриху.
        - Ой, дурачки какие, - Эрих погладил щенков вызвав у них еще больший восторг. - Ладно, пойдемте мать вашу выручать.
        Эрих убрал с морды собаки булыжники, стряхнул песок и продолжил диалог, прерванный появлением щенков.
        - Дарак уходит со мной.
        - Р-р-р.
        - Вот ты упертая! Я уже устал тебя уговаривать. Давай придем к компромиссу, если я тебя сейчас здесь брошу, с моей стороны это будет форменным свинством. Твои щенки без тебя не выживут, их или саманы, или другие дикие твари, имеющие больший уровень, убьют. Понимаешь?
        - Гав-гав.
        - Тогда давай резюмируем, - Эрих погладил вертевшегося под ногами щенка. - Ты отпускаешь меня?
        - Гав-гав.
        - Ты отпускаешь раненую девушку?
        - Гав-гав.
        - Ты отпускаешь Дарака?
        - Р-р-р. Гав-гав.
        - Не понятно. Он тебя чем-то обидел?
        - Гав-гав.
        - Т-а-а-а-к, - протянул Эрих, в задумчивости теребя собаку за ухом и вспоминая, чем мог Гончую обидеть Дарак. - Это из-за того, что он от тебя улизнул?
        - Р-р-р.
        - Не из-за этого! Хорошо, - доктор вновь задумался, вспоминая все, что происходило в пещере. Дарак в основном молчал и лишь несколько раз вклинивался в его разговор с незнакомкой, поэтому Эриху удалось вычленить то, что могло задеть самолюбие Гончей. - Это из-за того, что он тебя сукой назвал?
        - Гав-гав! - залаяла собака и подтвердила правильность догадки дополнительно моргнув два раза.
        - Он не специально, у нас там, - Эрих показал пальцем на небо. - Так собак называют.
        - Р-р-р.
        - Он извинится, хорошо?
        - Р-р-р.
        - Так мы не придем к консенсусу! Чего ты хочешь?
        - У-у-у.
        - Я не понимаю. Наказать его хочешь?
        - Гав-гав.
        - Мстительная ты тварь, но я тебя понимаю. Я тоже кое-кого хочу наказать.
        - У-у-у.
        - Наказывай, но только без членовредительства, хорошо?
        - Тяв.
        - То-то же, - пробормотал Эрих, разгребая камни. - А то всё «р-р-р», да «у-у-у» с «гав-гав».
        ***
        Через двадцать минут утомительного таскания, перекатывания и кидания камней под радостный гвалт щенков и грозное урчание гончей на своих распоясавшихся детей, Эрих смог освободить из каменного плена собаку. Не вооруженным взглядом было видно, какая бешеная регенерация у адской твари. На глазах у доктора ссадины и открытые раны на черной шкуре моментально затягивались и если бы не шрамы, остающиеся на их месте, можно было бы подумать, что это все привиделось. Гончая поднялась на окрепшие лапы, оказавшись по грудь Эриху.
        - Ну что, девочка, смотрю с тобой всё хорошо, медицинская помощь не требуется?! - обратился доктор к задумчиво смотревшей на него собаке. - Теперь мы можем…
        Договорить доктор не успел. Гончая с места, резко, как выпущенная из натянутого лука стрела, кинулась на мужчину, сбив с ног и опрокинув на спину. Через мгновение ее клыки сомкнулись на его шее, практически перекрыв дыхание.
        - Ты чего? - просипел доктор, боясь пошевелиться. - Мы же договорились.
        - Р-р-р, - приглушенный утробный рык был ему ответом, а в налитых красной злобой глазах Гончей пламенели огни бешенства.
        - Уговор дороже денег, - продолжил увещевать собаку Эрих. - Ты нечестно себя ведешь. Я мог убить тебя, твоих щенков, освежевать вас и сшить из ваших шкур одежду. Но у нас был договор, и я его исполнил! Если ты меня сейчас убьешь, я снова вернусь…
        Гончая разжала челюсти и, клацнув зубами перед носом лежачего человека, повернулась к нему задом, медленно двигаясь к ошарашенным щенкам, ждущим мать неподалеку от зиккурата.
        - Так ты не… - Эрих оборвал свой возглас, чтобы не злить удаляющуюся Гончую, отсвечивающую первичными половыми признаками кобеля. - Ты, получается, их отец, а не мать.
        - Р-р-р, - повернув голову к человеку, негромко прорычал пёс.
        - Теперь понятно, почему ты обиделся на Дарака, - вполголоса произнес Эрих, поднимаясь с камней. - А где же твоя самка? Щенков же кто-то родил.
        При этих словах пёс остановился, развернулся к Эриху и нахмурившись наклонил лобастую голову в сторону.
        - Чего ты так на меня уставился, как будто я спросил что-то из ряда вон выходящее? - а про себя доктор подумал, что, возможно, Гончие смерти гермафродиты и у них нет деления на самцов и самок.
        - У-у-у, - тоскливый, громкий вой пса прервал размышления Эриха, а через несколько секунд возле щенков материализовалась еще одна Гончая Смерти, размерами ненамного превышающая щенков.
        - Ага, Гончая Смерти второго уровня! - вслух прочитал информацию о собаке Эрих. - Вот и самка, вся семья в сборе. Я тогда, пожалуй, пойду к своим, - мужчина заглянул в углубление и извлек оттуда свою одежду и оружие. - Мне тоже уже пора…
        - Р-р-р, - беззлобно рыкнул пёс, наклонив голову в другую сторону.
        - Да помню я, - огрызнулся Эрих, надевая одежду. - Я и девушка уходим спокойно, а Дарака ты накажешь, но без членовредительства.
        - Гав-гав, - радостно ответил пёс, а его гавканье вызвало бурную реакцию веселья у щенков и лишь грозный рык самки заставил их присмиреть на время.
        - Только это, - озвучив условия договора вслух, доктору в голову пришла ужасная мысль, что пёс буквально может интерпретировать его слова, потому он вытянул в сторону Гончей палец и твердо произнес. - Под членовредительством я имею ввиду весь организм Дарака, а не отдельную его часть, ясно?!
        - У-у-у, - жалобно заскулил кобель, как будто у него только что отобрали любимую игрушку.
        - Не скули. Наказывай, но Дарак должен быть жив и здоров, - Эрих еще раз прямо посмотрел в глаза псу. - Уговор дороже денег. Если обманешь, значит, никакой ты не самец, не мужчина, и Дарак был прав, называя тебя так, как называют только самок.
        Пёс сел на задние лапы и закатил глаза под лоб с таким видом, как будто скоро упадет в обморок от нотаций надоедливого человека.
        Эрих махнул в его сторону рукой и, обойдя нагромождение камней, рыбкой нырнул в узкий проход. Первое, что он услышал, оказавшись внутри, был испуганный голос Дарака:
        - Чего эта сука там воет и рычит?
        - Ой, дурак! - Эрих хлопнул себя ладонью по лбу и сел у стены. - Кто тебя за язык тянет? Ты разве не слышал, о чем я там говорил?!
        - Нет, - в темноте было видно, как Дарак энергично замахал своей рыжеголовой головой. - Слов было не разобрать.
        - Ладно, - доктор тяжело вздохнул. - Это не самка, это самец Гончей Смерти и ему очень не понравились твои слова.
        - Он на суку что ли обиделся? Так я могу извиниться.
        - Извинись, убивать и калечить он тебя не будет, но наказать обещал.
        - Чёрт, - рыжий нервно застучал ладонями по коленям. - Точно не убьет?
        - Он обещал. Что с девушкой?
        - Не знаю. Вроде потеряла сознание…
        - Ну ты даешь, - Эрих поднялся и проследовал к темнеющему в противоположном углу пещеры силуэту незнакомки. - Тебе совсем всё безразлично?
        - Она вообще-то меня убить хотела! - огрызнулся Дарак. - И этот пёс рычал и выл все время, не до нее было…
        - В ее руке был не нож, а обычный окатыш, как бы она тебя им убила? - доктор нащупал пульс на изящной руке девушки. - Жива. Надо выбираться отсюда.
        - Как? Через лаз или через верх?
        - Я поднимусь наверх, а ты подашь мне девушку. Сил-то хватит?
        - Не волнуйся, хватит, - будучи спиной к Дараку доктор не увидел, как желчно ухмыльнулся его собеседник. - Я уже не тот, что был раньше.
        - Вот и хорошо, - Эрих взял бесчувственную девушку на руки и приблизился к Дараку. - Держи, я полез наверх.
        - Слушай, а она ничего такая, красивая, длинноногая, сиськи большие, задница упругая…
        - Перестань ее тискать, извращенец, - доктор свесился над отверстием. - Поднимай ее, только осторожнее, не упади.
        Подхватив девушку, Эрих с легкостью поднял ее на поверхность и, держа на вытянутых руках, начал спускаться вниз по нагромождению камней. Вслед за ним аккуратно следовал Дарак, испуганно косясь на семейство Гончих смерти терпеливо ждущих, когда люди окажутся внизу.
        Доктор, с девушкой на руках, беспрепятственно проследовал мимо собак, но стоило Дараку оказаться на ровной поверхности, как четыре собаки одновременно сорвались с места, окружив свою жертву со всех сторон.
        - Эй, вы чего? - рыжий в испуге замер на месте. - Эрих, помоги, они меня загрызут.
        - Не бойся, они не причинят тебе вреда. У нас с отцом семейства договор…
        - А с другими Гончими?
        - Э-э-э, - Эрих растерянно посмотрел на рыжеголового сатира и окруживших его собак. - Нет, но у тебя уровень выше, чем у них. Короче, главное первым не нападай. И вообще, в стае все решает вожак, а с ним есть договоренность, что он не причинит тебе физического вреда.
        - Да? А как же он тогда мне мстить собирается?
        - Не знаю. Я отнесу девушку в пещеру и вернусь.
        - Ладно, я здесь постою, подожду, только не задерживайся, пожалуйста!
        ***
        Устроив девушку в пещере, доктор еще раз нащупал пульс на ее запястье. Сердце билось очень медленно. Темнокожая красавица с острыми рожками, виднеющимися из копны черных волос, медленно угасала. Полные сексуальные губы потрескались, кожа посерела, а на лбу блестели бисеринки пота. Положив руку на лоб незнакомки, Эрих убедился, что температура тела девушки значительно снизилась.
        Для себя доктор отметил, что девушка, как и он, практически не видоизменилась. Если не считать пары острых рогов. Хотя, возможно, еще цвет кожи, не факт, что она при жизни была мулаткой.
        Вновь тяжело вздохнув, доктор вышел из пещеры с тяжестью на душе. При всём желании он ничем не мог помочь умирающей незнакомке… разве что прекратить её мучения?!
        - Эрих, помоги, - жалобный крик Дарака оторвал доктора от горьких мыслей. - Они надо мной издеваются!
        - Что вы делаете, перестаньте унижать человека! - подбежав к стае собак, закричал Эрих на вожака. - Это низко и не по-мужски!
        - Р-р-р? - вопросительно прорычал пёс, оторвавшись от забавы. Гончие принудили Дарака на четвереньках двигаться в сторону пещеры, при этом щенки постоянно перепрыгивали через него, отталкиваясь задними лапами от спины рыжеволосого и взмывая свечкой вверх. От каждого такого прыжка, мужчина растягивался на земле, но самец с самкой не давали ему возможности спокойно лежать и начинали хватать зубами за конечности, от чего Дарак тут же вскакивал на четвереньки и вновь падал под весом прыгающего щенка.
        - Перестань! - устало попросил доктор Атцт. - Ты уже получил сатисфакцию за полученное оскорбление. Дарак уже морально унижен и растоптан. Он приносит свои глубочайшие извинения и раскаивается в содеянном.
        - Очень раскаиваюсь, - Дарак интенсивно закачал головой, отчего его рыжая грива разметалась во все стороны. - Я больше никогда. Ни словом, ни полусловом, ни намёком…
        Кобель утробно рыкнул и развернувшись скрылся в ночной темноте. Через мгновение его примеру последовали остальные члены стаи.
        - Они ушли? - Дарак всё это время так и стоял на четвереньках, боясь изменить положение.
        - Да, вставай.
        - Я очень боялся, что они меня изнасилуют и загрызут.
        - Изнасилуют? - Эрих даже присвистнул от удивления.
        - Да, я в той жизни много видел всяких фильмов, где собаки с людьми, люди с ослами…
        - Всё-всё-всё, - доктор в защитном жесте поднял ладони. - Я не хочу об этом слышать. Ты сам себе создал свой маленький ад в своем воображении из-за того, что душе на протяжении всей твоей бренной жизни приходилось соприкасаться с грязью и крамолой.
        - Подумаешь. Я же только смотрел!
        - Вначале ты смотришь, и это вызывает у тебя негодование, потом негодование притупляется и переходит в безразличие, а от безразличия до принятия - один шаг.
        - Не было у меня негодования.
        - Тем хуже, - Эрих удрученно покачал головой.
        - Ой, ладно, не строй из себя святого. А то у тебя никогда не возникало желания взять силой какую-нибудь красотку или украсть что-нибудь из супермаркета.
        - Нет.
        - А у меня возникало. Это все из-за того, что я родился в бедном районе, вырос в неполной семье и не получил должного образования, в отличие от тебя.
        Эрих не стал вступать в глупый спор с Дараком, а ускорив шаги направился в пещеру к умирающей девушке.
        ***
        - Ты уверен, что она умирает? - Дарак склонился над девушкой, чтобы послушать ее дыхание.
        - Да, на все сто процентов! - Эрих сидел у стены пещеры с закрытыми глазами, пытаясь уснуть под монотонную капель в противоположном углу. - Дай ей, пожалуйста, воды, на меня навалилась какая-то апатия.
        - Слушай, а тут в каменном полу пещеры две чаши и знаешь… ау, - Дарак выдернул палец из углубления в полу. - Это не вода, эта жидкость жжется, как крапива.
        Заинтригованный доктор не спеша приблизился к Дараку и внимательно посмотрел на углубления в полу, выточенные водой за многие столетия. В одну чашу капали капли, срывавшиеся со стены пещеры, а вот жидкость во вторую чашу, судя по легким завихрениям, поступала из-под земли. Окунув палец в первую чашу, Эрих с опаской его облизал. Это была обычная вода, с легким запахом и привкусом сероводорода. А во втором углублении оказалась серная кислота и, судя по тому, как сильно она обжигала пальцы и быстро вступала в реакцию, кислота была концентрированной.
        - Очень интересно, - пробурчал доктор и вернулся к стене, у которой сидел ранее, на границе сознания вертелась какая-то мысль, но он не мог ее ухватить за эфемерный хвост. - Очень интересно, откуда она здесь взялась?
        - Из-под земли, - пожав плечами, резюмировал очевидный факт рыжеволосый и припал губами к углублению с водой. Напившись, он двумя сложенными ладонями зачерпнул воду из созданной природой чаши и присел рядом с бесчувственной девушкой. - Красивая девчонка, правда?! - вода из его ладоней отказывалась течь в рот незнакомки, лишь слегка увлажняя полные губы и стекая по подбородку на шею, она тонким извилистым ручейком скрывалась у нее за растрепанными волосами.
        - Красивая, - Эрих согласно кивнул. - А толку? Жить ей осталось не долго, сейчас она испытывает невыносимую боль, а я ничем не могу ей помочь.
        - Это да, - Дарак почесал бородку. - Как думаешь, когда она вновь воскреснет, мы сможем ее найти?
        - Не уверен… - выгнувшееся дугой тело девушки со сведенными судорогой мышцами и жуткий стон боли, сорвавшийся с ее губ, прервали доктора на полуслове. - Бедная, намучается перед смертью!
        - Так может ее того, - рыжеволосый провел ладонью по горлу в характерном жесте. - Ну, чтобы не мучилась, а?
        - Я не могу принять на себя такую ответственность, если она сама или ее ближайшие родственники этого не попросят.
        - Слушай, док, мы не на земле, мы в Аду. Я уверен, что у нее здесь есть родственники, вот только пока ты их найдешь, она умрет мучительной смертью, - Дарак ткнул пальцем в бьющуюся в предсмертной агонии незнакомку. - Сколько ей еще страдать?
        - В данных реалиях сложно сказать, но, если бы это было там, - Эрих показал пальцем наверх. - То от часа до трех.
        - И ты будешь на это смотреть?
        - Нет, - Эрих поднялся с пола, отряхивая сор и песок с одежды. - Я лучше подожду на улице. А ты сам решай! Если поможешь ей умереть быстро и без мучений, буду тебе только признателен.
        - Я подумаю, - рыжеволосый сатир нервно провел ладонью по лицу, как будто вытирая пот. - Ты иди.
        Ничего не сказав, доктор покинул пещеру и отошел от нее подальше, чтобы до его слуха не доносились душераздирающие стоны умирающей девушки.
        Вдыхая полной грудью прохладный ночной воздух с легким привкусом сероводорода, он вновь вернулся к мысли о серной кислоте, которая крутилась в голове, как надоедливая муха. Мужчина пытался ее ухватить, казалось вот-вот и он вспомнит что-то очень важное, что-то, что кардинально изменит его жизнь, но всякая попытка заканчивалась неудачей. Мысль ускользала, как песок сквозь пальцы.
        - Так, - Эрих стал рассуждать вслух. - Концентрированная серная кислота, где она применяется? Да везде, практически в любом виде промышленности, в той или иной степени применяют серную кислоту. В химической промышленности серною кислоту получают из серы…
        - А-а-а, - исступленный, полный ужаса крик незнакомки, долетел до слуха доктора, не смотря на приличное расстояние.
        Не задумываясь, доктор ринулся к пещере, прекрасно понимая, что так можно кричать, только находясь в сознании. В крике девушки было столько боли и страха, что воображение Эриха тут же нарисовало картину, в которой рыжеволосый сатир, пытаясь прервать мучения незнакомки, наносит ей удар каменным ножом, но не попадает по жизненно важному органу, тем самым не прекращая, а приумножая ее страдания.
        Ворвавшись в пещеру, доктор увидел развернувшуюся трагедию и впал в ступор. А затем его захлестнула бешеная ярость…
        - Ах ты мразь, решил свои низменные потребности удовлетворить, воспользовавшись ее беспомощным состоянием? - вцепившись двумя руками в шкуру на плечах сатира, доктор Атцт резко дернул в сторону, отшвыривая насильника к стене. - Я размозжу тебе голову, подонок!
        - Эрих, постой, - Дарак вытянул перед собой левую ладонь в защитном жесте, а правой рукой при этом пытался закрыть полой накидки свой возбужденный детородный орган. - Ты все не так понял!
        - Не так понял? - от бешенства губы доктора побелели, а его ярко-зеленые глаза налились темнотой. Он укоризненно показал на кровь, стекающую по внутренней части бедер девушки. - Вот это я не так понимаю или может вот это? - палец указала на торчащий орган сатира. - Он у тебя толщиной с руку и такой же длины, ты ей там все порвал, мало она страдает, по-твоему?
        - Послушай, успокойся, - Дарак в успокаивающем жесте поднял ладони на уровень лица. - Я сейчас всё тебе объясню, и ты поймешь, что я ни в чем не виноват.
        - Говори, только быстро! - бледность схлынула с лица доктора, но желваки на скулах по-прежнему были напряжены.
        - В общем, тогда, когда нашу группу раскидало в радиусе километра от точки сбора, - при слове «группа», Дарак сделал знак пальцами, обозначающий кавычки. - Я оказался неподалеку от одной девушки, которая предложила мне объединить наши силы и действовать совместно. Вдвоем мы перебили больше десятка человек, но, когда я расслабился, она попыталась меня убить, ударив заточенным камнем по горлу.
        - Я сталкивался с этой вероломной бестией.
        - Я знаю, она потом мне это рассказала, когда я нашел ее раненой за сопкой. Знаешь, как я ее нашел?
        - Нет, откуда мне это знать?
        - По следам крови и рассыпанным таблеткам. Эта дуреха так от тебя улепетывала, что, когда нашла укромное место, выяснила, что в руках у нее лишь кусок шкуры.
        - Короче, - Эрих исподлобья взглянул на рыжего.
        - Короче, так короче. Я предложил ей вступить со мной в интимную близость за таблетку, и она согласилась, очень уж она не хотела умирать.
        - Дарак, я же сказал, мне не интересны твои победы на сексуальном фронте.
        - Она кричала от боли, корчилась подо мной, а я от этого получал неимоверное удовольствие. Знаешь, - Дарак серьезно взглянул на доктора. - Я бы честно отдал бы ей таблетку, но она почему-то решила убить меня в самый кульминационный момент.
        - И что ты сделал?
        - Я порвал ее им! - рыжий показал пальцем на возбужденную плоть. - Все внутренние органы, она истекала кровью у меня на глазах, корчась от боли… И мой уровень скаканул сразу на два пункта, представляешь? Оказывается, он растет быстрее, если я убиваю жертву во время соития. Помнишь, я говорил тебе про путешественников, которых встретил, когда искал тебя?
        - Ну, помню, они еще тебе всякие страшные истории рассказывали.
        - Так вот, их я тоже убил. Всех. Вначале оглушил, а потом убил так же, как и ту девушку.
        - Ты просто моральный урод, чудовище! - Эрих с силой сжал кулаки и вплотную приблизился к Дараку.
        - Я не виноват, что мой уровень быстрее растет, когда я вступаю в половую близость с противником. Не я придумал это. Раз эта девушка все равно умирает, почему бы мне не поднять немного свой уровень.
        - Потому что это низко и подло. Ты измываешься над человеком, находящимся при смерти и, к тому же, еще и меня обманул. Всё, Дарак, дальше я иду без тебя, понял?
        - Понял, понял, - Дарак поднялся и кивнул подбородком на незнакомку, лежащую за спиной доктора. - Что это с ней?
        Доктор повернулся к умирающей девушке, поверив уловке рыжего обманщика. Стоило ему отвернуться, как тот выхватил из-за пазухи острый рог какого-то животного и воткнул его в спину Эриху немногим выше пояса. От боли доктор изогнулся в пояснице, а за спиной зазвучал насмешливый голос рыжего:
        - Конечно, док, дальше ты пойдешь один. При этом потеряв уровень, а я сейчас подниму очередной и смело отправлюсь в столицу. Я же тебе главного не сказал, у меня не второй уровень, а третий…
        Дарак не ожидал, что пронзенный рогом мужчина, как бабочка булавкой, резко развернется вокруг своей оси и окажется лицом к лицу с ним. Резкий удар лбом в переносицу заставил рыжего отступить назад и разжать ладонь, держащую рог. А буквально через пару мгновений Дарак упал на пол пещеры, заливая камень багровой кровью из глубокой раны на горле.
        Сдерживая стон боли, Эрих оседлал врага и с резким выдохом воткнул тому обсидиановый нож в грудь. Тело Дарака замерцало и растаяло в фосфоресцирующем полумраке пещеры.
        - Я тебя тоже обманул, Дарак, - чуть слышно, в пустоту, произнес доктор. - У меня не первый, а почти третий уровень.
        И в этот момент на Эриха накатила волна наслаждения, ознаменовавшая получение им третьего уровня.
        - О, спасибо Дарак, - продолжая разговаривать сам с собой, доктор Атцт поднялся с пола. - Совсем чуть-чуть до четвертого осталось, что ты тут мне оставил?
        В сумке, кроме каких-то примитивных поделок, в виде гребня, бронзового зеркала и бус (наверное, личные вещи жены и дочери торговца), находились серные таблетки. Почти пятьдесят штук.
        Взяв пару штук, доктор измельчил их в порошок и, приоткрыв губы еле живой девушки, засыпал его в рот. Следом он набрал полный рот воды и припал к девушке, губы в губы, сцеживая содержимое тонкой струйкой. Незнакомка закашлялась, но проглотила серный порошок и через несколько мгновений, доктор вновь стал свидетелем чуда. Раны на теле девушки затянулись, щеки порозовели, и она приоткрыла глаза.
        - Где я? - удивленно оглядывая пещеру, поинтересовалась девушка. - Вы же тот мужчина, доктор, который вылез из пещеры, чтобы не дать Гончей Смерти добраться до нас?! С вами еще был такой рыжий, на сатира похожий…
        - Был, - доктор устало кивнул головой. - До утра осталось несколько часов, надо немного поспать и двигаться к столице.
        - Вы хотите первым пройти инициацию в столице?! - в глазах девушки появился неподдельный интерес.
        - Да, давайте спать, надо хоть немного отдохнуть, ночка выдалась та еще, - доктор лег на спину, положив руку под голову, и прикрыл глаза. - Ночью может вернуться обозленный Дарак, поэтому спать придется в полглаза.
        - Вы убили его?
        - Да, - бесстрастным голосом ответил Эрих. - И нисколько об этом не жалею. Если бы такая ситуация возникла еще раз, я бы не задумываясь убил его вновь!
        - Что он такого сделал?
        - Он совершил ряд постыдных, даже отвратительных, омерзительных поступков, за которые я выгнал его из пещеры, но он посчитал, что я не прав и воткнул мне в спину острозаточенный рог.
        - И вы, защищаясь, его убили. В таком случае, вы ни в чем не виноваты.
        - Хм, - доктор повернул лицо к девушке. - При жизни вы были юристом?
        - Не совсем, я закончила юридический факультет, а затем удачно вышла замуж и всю свою долгую жизнь занималась правозащитной деятельностью и меценатством.
        - Понятно, - мужчина вновь закрыл глаза и прикрыл зевок ладонью. - Давайте спать, впереди долгая дорогая и надо набраться сил.
        - Вы спите, а я покараулю, мне совершенно не хочется спать.
        - Как хотите, - доктор слегка пожал плечами. - Если у входа в пещеру будет какая активность, сразу будите меня.
        - Хорошо. А что такого сделал этот рыжий, что вы его выгнали?
        - Я не хочу об этом говорить, - доктор вновь посмотрел на девушку. - Кстати, а как ваше имя? Меня зовут Эрих.
        - А я Адель, - девушка мило улыбнулась и с интересом посмотрела на Эриха из-под опущенных ресниц.
        - Спокойной ночи, Адель.
        - Спокойной ночи, Эрих.
        Глава 7
        - Я больше не могу идти, - Адель села на землю и печально посмотрела на доктора снизу-вверх. - Раны снова открылись, дайте, пожалуйста, таблетку.
        - Покажите, - Эрих присел рядом и посмотрел на оголенное бедро девушки, на котором вновь проявились следы от укуса Гончей Смерти. - Крови нет.
        - Она вот-вот потечет, я чувствую это, дайте мне таблетку.
        - Нет, Адель, вставайте. За последние три дня уже израсходовали одиннадцать таблеток. Когда я повстречал вас впервые, вы говорили, что достаточно двух таблеток.
        - Мало ли что я говорила, - истерично закричав, девушка вскочила с земли и протянула ладонь к Эриху. - Немедленно дайте мне таблетку! Вы хоть знаете, насколько это больно, когда раны открываются? Как будто в тебя вновь вгрызаются зубы этой адской твари. Я не хочу, слышите, не хочу переживать это всякий раз из-за того, что вы скупердяй и скопидом.
        - Я не скупердяй, я рационалист. Это не по моей, а по вашей вине мы заблудились и три дня бродим неведомо где.
        - Да-да, конечно, это я во всем виновата. Если вы такой умный, зачем послушались меня?
        - Потому что вы уверенно утверждали, что та тропа самый короткий путь до столицы.
        - Мне так сказали.
        - Всё, закончили спор, - Эрих отвернулся от девушки и побрел дальше, держа восходящее солнце с левой стороны.
        - Нет, не закончили, - Адель ухватила доктора за руку и с силой развернула к себе. - Вы очень жестокий человек, неужели вам совсем меня не жаль?
        - Жаль. Но у вас фантомные боли, Адель. Вы знаете, что серные таблетки оказывают на здорового человека тот же эффект, что и наркотики?
        - Кажется, слышала что-то такое, - она пожала плечами. - Но я не здорова, у меня реальная рана. Я чувствую боль.
        - Не чувствуете, вы сами говорили, что боль проявляется только тогда, когда раны открываются. А открываются они через двенадцать часов после приема таблетки.
        - И что? - девушка уперла кулаки в бока и с вызовом посмотрела в лицо доктору. - К чему эта демагогия?
        - Это не демагогия, это констатация фактов. Я давал вам таблетку восемь часов назад. Следующую дам через четыре, - увидев мелькнувшее раздражение в глазах Адель, доктор поднял ладони в защитном жесте. - Хорошо, через три часа, чтобы даже намека не было на то, что раны открылись.
        - Мне больно сейчас, меня жжет изнутри! - чеканя слова, произнесла Адель. - Немедленно отдайте мне мою таблетку.
        - Вашу таблетку? - доктор удивлено поднял бровь. - У меня нет ваших таблеток!
        - Ну, хорошо, Эрих, простите меня! - девушка обхватила руку доктора и прижалась щекой к его плечу. - Я не права, я подсела на таблетки и у меня ломка. Но вы же знаете, что нельзя резко бросать, это может привести к летальному исходу.
        - Не в нашем случае, - Эрих поднял глаза к пепельно-серому небу, чтобы не встречаться взглядом с глазами девушки, наполненными слезами. - Мы уже умерли, обратной дороги нет.
        - Ах ты сволочь, - звонкая пощечина обожгла щеку мужчины, от второй он уклонился и перехватил ладони взбесившейся Адель, продолжающей крыть его нецензурными слова и пытаться ударить ногами. - Отпусти меня, садист. Ты не доктор, ты коновал, фашист!
        - Успокойся, - доктор резко дернул девушку за руки. - Совсем с ума сошла?!
        - А ты мне не тычь! - Адель вырвала руки из крепких ладоней мужчины. - Довел меня до истерики, а теперь еще жизни учишь, мальчишка. Я тебе в матери гожусь, а ты так со мной разговариваешь. Всё! - девушка вновь опустилась на землю и скрестила руки на груди. - Я дальше с тобой никуда не пойду.
        - Перестаньте валять дурака!
        - Я всё сказала. Дальше я с вами никуда не пойду. Лучше я погибну, потеряю уровень, но тогда избавлюсь от этого проклятия, - девушка подбородком показала на проступающий на коже укус. - С вами я дальше не пойду.
        - Послушайте… - Эрих присел рядом, чтобы убедить девушку продолжить путешествие, но та демонстративно отвернула лицо в другую сторону и закрыла уши руками. - И это вы называли меня мальчишкой?! Ведете себя как капризная девчонка!
        - Можете говорить, что вам заблагорассудится, я не намерена вести с вами дальнейший диалог. Даже не пытайтесь. Садист!
        - Как хотите, - доктор извлек из-за пазухи все имеющиеся у него серные таблетки, три положил обратно, а остальные кинул к ногам девушки. Заточенный рог, доставшийся ему от Дарака, через миг присоединился к таблеткам. - Я иду строго на юг, город должен быть там, если передумаете путешествовать в одиночестве, догоняйте.
        - Не передумаю, - Адель жадно сгребла таблетки с земли и плотоядно посмотрела на горсть таблеток в ладонях. - В аду выживают только одиночки.
        - Вы не правы, как правило, в чрезвычайной ситуации выживают только хорошо сплоченные и организованные группы, одиночки погибают первыми…
        - Это там так, - девушка показала большим пальцем на небо. - А в аду выживают только одиночки, потому что друг, как только ты повернешься к нему спиной, становится злейшим врагом!
        - Напрасно вы гребете всех под одну гребенку, - в голосе доктора промелькнула обида.
        - Извините, что задела ваши чувства, - девушка поднялась с земли и, сексуально двигая бедрами, вплотную приблизилась к мужчине. - Возможно, вы и не такой, время покажет! Но вы были со мной предельно корректны и поэтому я дам вам один совет, не входите в пещеру, у входа которой есть борозда с красным песком.
        - Почему? - доктор недоуменно смотрел в прекрасные глаза девушки, совершенно не понимая мотивов её поведения.
        - Потому! - Адель встала на носочки и легко коснулась губами губ Эриха. - Прощай, мальчик. Удачи!
        - Э-э-э, - только и смог выдавить из себя ошарашенный доктор, с удивлением глядя в спину стройной, длинноногой девушки с развевающейся гривой темных волос.
        - Хотя, знаешь, что?! - не переставая идти, девушка повернулась к Эриху. - Если найдешь меня в Санта-Сатанабурге, буду рада скоротать с тобой вечерок!
        Мелодичный смех накрыл доктора перезвоном тысячи серебряных колокольчиков. Девушка скрылась за очередной сопкой, а мужчина все стоял в раздумье, кинуться ему вслед за прекрасной и таинственной незнакомкой или продолжить путь по намеченному плану. Встряхнув головой, он отогнал ненужные мысли, удивившись самому себе, и быстрым шагом двинулся строго на юг.
        ***
        Через два дня доктор вышел к широкой дороге, связывающей города Преисподней. За время одиночного пути на него пару раз нападала стая саманов и огромный, полуистлевший медведь, которого разум идентифицировал как «Чумного бера» 4 уровня. Если с саманами Эриху удалось расправиться достаточно быстро, то медведь доставил уйму проблем. Убить его удалось лишь ударом кинжала в темя, для этого пришлось вначале от него убежать, забраться на герму, нагромождение камней, и оттуда кинуться на вынюхивающего след жертвы преследователя. Когти Чумного бера были отравлены и производили эффект, аналогичный яду на зубах Гончей Смерти. И лишь повышение до четвертого уровня и использование серной таблетки смогли снять наложенное отравление…
        - Вон он, я же говорил, что он должен выйти к дороге, - голос Дарака неожиданно раздался за спиной. Задумавшийся и потерявший бдительность Эрих, пружиной отпрыгнул в сторону гряды валунов, наработанным движением выдергивая нож из-за пояса. - Всё, док, выходи, твоё путешествие закончилось, теперь я тебя убивать буду.
        Гогот нескольких луженых глоток поддержал мерзкий смех Дарака, а, выглянувший на мгновение из-за кучи камней, доктор смог увидеть, что Дарак находится в компании, как минимум, дюжины демонов третьего уровня. А возглавлял их атлетичный темнокожий красавец верхом на мантуре. «Аммнор, демон 4 уровня, заместитель верховного судьи города Санта-Сатанабург», тут же перед глазами появилось уведомление об уровне и статусе наездника.
        - Серьезный дядька, - пробубнил Эрих, прикапывая в землю возле валуна нож и две оставшиеся таблетки.
        - Эрих, выходи по-хорошему, не заставляй господина судью ждать.
        - Выхожу, - Эрих поднял вверх руки. Правая рука была вооружена палкой, с заточенным концом, а в левой находился камень с острыми кромками.
        - Ну что, заблудился?! - ухмыляясь, процедил сквозь зубы Дарак. - Где мои таблетки? И брось оружие с сумкой на землю, они тебе больше не понадобятся.
        - У меня нет таблеток, - Эрих отбросил в сторону демонов свое оружие и поставил на землю у ног сумку с кувшинами магния, на то и на другое те посмотрели с явной брезгливостью. У каждого на поясе висел обсидиановый меч, а один из них даже был вооружен простеньким луком. В фильмах с такими луками, обычно, изображают английских разбойников средневековья.
        - Да? - Дарак растерянно оглянулся на наездника, с интересом наблюдающим за их беседой. - И куда же они делись?
        - Я отдал их той девушке, что мы встретили в пещере.
        - У нее их нет! - визгливо закричал Дарак и подскочил к огромному мантуру, на котором восседал Аммнор. Только сейчас доктор заметил, что за всадником, на крупе животного, свесившись, располагается тело. - У нее их нет! - вновь визгливо крикнул Дарак и стащил за ноги тело вниз. Гулко упав на землю, обнаженная девушка распласталась лицом вверх, и глазам Эриха предстала Адель. Её красивое, стройное тело покрывали следы побоев, из рассечения над бровью сочилась кровь, а нежная кожа цвета темного шоколада посерела, как будто ее долгое время валяли в пыли. Если бы не вздымающаяся при дыхании грудь, можно было бы подумать, что она мертва.
        - Что вы с ней сделали? Зачем? - Эрих сделал шаг в сторону девушки, но один из демонов тут же упер острие своего меча ему в грудь.
        - Значит, таблеток у него нет?! - Аммнор оказался обладателем густого баса, чуть кивнув головой в сторону доктора, он дал знак своим солдатам обыскать мужчину.
        - Ничего нет, хозяин! - через минуту ответил один из обыскивающих Эриха демонов.
        - И что мне теперь с тобой делать, Дарак? - Аммнор грозно сверкнул глазами. - Ты клялся мне, что у этого недотепы не меньше сорока таблеток, где они?
        - Так их, наверное, эта наркоманка сожрала, - пнув копытом девушку, начал оправдываться рыжий. - Вы еще удивлялись, откуда в ней столько силы, когда она сопротивлялась соитию с вами. Это все таблетки, я точно вам говорю!
        - Допустим, - всадник кивнул головой. - Но, чтобы пресечь твою жажду, я дал тебе две таблетки, как ты теперь их мне вернешь?
        - Я отработаю, господин. Мне совсем немного осталось до третьего уровня. Дайте мне эту девку, - очередной пинок сотряс тело девушки. - И этого докторишку. А затем помогите добраться до столицы. Я пройду инициацию и поступлю к вам на службу.
        - Ишь ты, какой умный, всё спланировал, - Аммнор засмеялся, поддерживаемый разноголосицей смеющихся демонов. - А мне с этого какая утеха? - в голосе всадника прозвучал гневный укор. - В кои-то веки я выбрался на охоту, когда еще удастся, а? Прикажешь смотреть, как ты сейчас убьешь этих двоих, а потом провожать тебя до города?!
        - Ну, - Дарак замялся и поник головой под грозным взглядом всадника. - Я сам могу добраться, а вы сможете дальше продолжать свою охоту.
        - Да? - брови Аммнора удивленно взметнулись вверх. - Какой ты добрый! А вот у меня есть другое предложение. Вы, - палец всадника поочередно указал на Дарака и Эриха. - С форой в один час двигаетесь в сторону Санта-Сатанабурга, а мы вас преследуем, как хищник жертву. Тому, кто сможет добраться до города, я гарантирую свою протекцию и вот эту шалаву в награду, - всадник махнул рукой в сторону Адель. - Ну что, как вам такой вариант?
        - Она свободный человек и так же, как я и Дарак, имеет право на инициацию в столице.
        - Она никто, пока не прошла инициацию. И ты никто, - грозно рыкнул Аммнор. - И Дарак тоже никто. Вы грязь и пыль под моими копытами. Либо будет так, как я сказал, либо я сокрушу вас и начну охоту на вас после того, как вы вновь возродитесь с Голгофы! Даю пять секунд на раздумье.
        - Я двумя руками «за»! - тут же выкрикнул Дарак, плотоядно смотря на обнаженную Адель.
        - У меня тоже нет другого выбора.
        - Я предоставил тебе выбор, ничтожество, - надменно глядя на Эриха, пробасил Аммнор. - Не смей упрекать меня в несправедливости.
        - Я согласен.
        - То-то же, время пошло, - Аммнор извлек из сумки песочные часы и, спустившись на землю, поставил их на камень. - Когда последняя песчинка упадет в нижнюю колбу, мы начнем охоту. Бегите! - он широким жестом махнул в сторону распростершейся пустоши и, моментально забыв о двух жертвах, обратился с приказом к демонам. - А вы соорудите пока шатер, отнесите туда эту подстилку и соберите что-нибудь перекусить. Я после соития всегда испытываю голод.
        - Сволочь, - сквозь зубы процедил доктор, кидаясь к валуну, у которого припрятал нож и две таблетки.
        - Эй, ты куда? - Дарак проследовал следом за Эрихом, но мощный удар в челюсть опрокинул его на землю.
        - Чтобы я больше не видел тебя рядом с собой, еще раз попадешься мне на глаза, убью к чертовой матери, понял?!
        - Эрих, ты чего? Мы же с тобой в одной беде, надо из нее вместе и выбираться! У меня даже оружия нет.
        - Кто меня втянул в эту проблему, а? Повторяю, в последний раз, окажешься рядом со мной, отрежу твою рогатую голову.
        - Ладно-ладно, - Дарак выставил перед собой ладони, одновременно пытаясь отстраниться от ножа, уткнувшегося ему в кадык.
        - Хотя, знаешь, что?
        - Что? - с надеждой спросил рыжий.
        - За то, что вы сделали с Адель, тебя один раз убить мало! - нож с хрустом пробил гортань, а из раны с бульканьем, толчками начала выплескиваться кровь. - Буду убивать тебя всякий раз, когда ты будешь попадаться мне на глаза! - решительно произнес доктор, прямо смотря в глаза Дарака с затухающим взором. Провернув нож, он выдернул его из раны и отер кровь о поношенную безрукавку сатира. Через несколько секунд на земле осталась лишь эта безрукавка и нож с ржавым лезвием.
        Подобрав нож, мужчина удрученно покачал головой и стремглав кинулся в сердце пустоши. В голове уже был сформирован план действий, главное, ни на йоту не отходить от него и тогда он сможет выжить и спасти Адель.
        ***
        - Ну что, пришла в себя?! - Адель открыла глаза и обнаружила себя привязанной за руки и ноги к двум вертикально вкопанным в землю жердям, в большом шатре из шкур. - Что молчишь, язык проглотила?
        - Да, пришла! - девушка не видела того, кто говорил с ней, он был за спиной, но судя по властным ноткам, голос принадлежал какому-то серьезному человеку… или демону.
        - Пить хочешь?
        - Хочу.
        - А что еще хочешь? - обнаженных ягодиц девушки коснулась мозолистая ладонь с крючковатыми когтями.
        - До Санта-Сатанабурга добраться, - превозмогая отвращение, выпалила она.
        - Э нет, ты слишком красивая. Преисподняя практически не изменила тебя. Я не намерен терять такой дорогой товар!
        - Что? - девушка попыталась оглянуться, но удар плетью ожег спину и заставил ее прогнуться в пояснице.
        - Команды поворачиваться не было. Подстилка должна быть покладистой и исполнительной.
        - Что вы несете, что вы себе позволяете? Я буду жаловаться… - очередной удар плетью заставил Адель скорчиться от боли, но страшнее всего звучал издевательский смех незнакомца за спиной.
        - Ты никто. И если ты не доберешься до города, то и инициацию не пройдешь, так и останешься никем. У меня в пустоши, недалеко от столицы, есть поместье, где содержатся такие как ты. Местная знать очень любит удовлетворять свои извращенные желания с женщинами и мужчинами, практически не подвергшимся трансформации.
        - Но я подверглась, у меня рога, темная кожа и клыки.
        - Рога подпилим, клыки не такие большие, а темная кожа присуща многим жителям срединного мира.
        - Какого мира?
        - Срединного мира. Наверху Рай, внизу Ад, между ними срединный мир.
        - Чушь какая-то.
        - И в чем же чушь, шкура? - атлетичный демон вышел из-за спины девушки и встал перед ней. В неверном свете костра на его обнаженном мускулистом торсе поблескивали бисеринки пота.
        - Вы можете меня запирать в поместье сколько угодно, даже на цепь можете посадить, что мне помешает совершить самоубийство и возродиться за его пределами.
        - А-а-а, - демон широко улыбнулся, продемонстрировав крупные желтоватые клыки. - Я тебе разве не сказал, что поместье огорожено по периметру высоким забором, который охраняют стражники?!
        - Ну и что, я могу возродиться в полукилометре от поместья.
        - Не-не-не, - демон положил палец на губы девушки. - Ты можешь возродиться лишь в полукилометре от места гибели!
        - Ну, хорошо, - девушка закатила глаза, как будто разговаривает с умалишенным, которому надо все объяснять по десять раз. - Что это меняет?
        - Забор опоясывает особняк в радиусе километра, - демон радостно загоготал, увидев растерянное лицо девушки. - Можешь убиваться сколько угодно, возродишься ты в границах поместья. И вообще, таких строптивых мы опускаем до нулевого уровня и везем на инициацию в город, а, как тебе известно, инициирующийся с нулевым уровнем становится отверженным. А с отверженным можно делать что угодно уже на законных основаниях. Но не так интересно, понимаешь?
        - Не совсем…
        - Все мы, очутившиеся в Преисподней, грешники, преступившие закон. Вот я, при жизни там, - взгляд демона взметнулся вверх. - Был эмиром. Богатство, власть, гарем, всё было в моем распоряжении, но мне было этого мало. Я пресытился тем, что было можно, и потому стал практиковать то, что нельзя. Надо мной был только Аллах и его закон. Содомия, истязания, алкоголь и наркотические вещества, изнасилования, убийства… всё, что нельзя, вызывало во мне неистовый, похотливый интерес и доставляло большее удовольствие, чем то, что можно. Это в психологии человека, - демон дотронулся указательным пальцем виска. - Понимаешь?
        - Понимаю. Изнасиловать того, кого нельзя, сильнее возбуждает, чем того, за кого не последует наказания, да?!
        - Да, ты все правильно поняла, а теперь пришло время познать тебя, пока ты в сознании, - легким движением демон откинул набедренную повязку и приблизился вплотную к девушке. - Насиловать твое бесчувственное тело было не очень интересно…
        ***
        - О, а вот и рыжий, - два демона, очень похожие друг на друга: с витыми рогами, короткими козлиными хвостами и налитыми кровью глазам, радостно закричали, стоило Дараку возродится, возле какого-то чахлого куста.
        - Чур я размозжу ему башку, - крикнул тот, который был чуть ниже ростом и луком за спиной, обходя Дарака слева.
        - Почему это ты? - злобно поинтересовался второй. - Я первый его заметил.
        - Потому что я раньше тебя попал в ад, - парировал первый. - Значит, мне быть первым во всем.
        - Ага, сейчас! - возмущенно крикнул второй. - Кто нашел, тот и убивает.
        Попавший в ловушку Дарак, загнанно заозирался. За спиной высокий, раскидистый куст с шипами на ветках, вместо листьев. С боков приближаются два демона, а впереди бескрайняя пустошь, в которой его, имеющего первый уровень, легко нагонит любой демон третьего уровня. Демоны приближались, продолжая спорить, кто из них размозжит ему голову, а Дарак усиленно искал выход из сложившейся ситуации и тут же выпалил подошедшим к нему солдатам из свиты Аммнора.
        - Пусть он меня убьет, - рыжий показал пальцем на низкорослого демона.
        - Это еще почему? - удивился второй. - Это я нашел тебя. Если бы не я, мы бы вообще пробежали мимо.
        - Потому что он, в отличие от тебя, не трахал ту шалаву, что сейчас осталась с господином Аммнором.
        - В смысле трахал? - низкорослый демон возмущенно уставился на своего более высокого товарища. - Хозяин запретил ее трогать, только проучить, чтобы не ломалась.
        - Да я ее не насиловал! - виновато смотря на товарища, принялся оправдываться солдат. - Он меня с кем-то путает, может это Ксампф был, нас в темноте легко спутать.
        - Это он был с пленницей или Ксампф?
        - Не знаю, может и Ксампф, вы действительно очень похожи. Но Ксампф в это время украл нож и приказал мне молчать и не поднимать шумихи.
        - Та-а-а-к, - низкорослый демон злобно процедил сквозь зубы. - Нож украли у меня. Если Ксампф в это время был с пленницей, значит, нож украл ты!
        - Я не крал, что я враг сам себе связываться с таким как ты из-за ржавого ножа.
        - Сам ты ржавый, - агрессивно выпятив челюсть, рявкнул низкорослый. - Это благородная патина на бронзовом кинжале эпохи Дария.
        - Да иди ты к черту! - взбеленился второй демон. - Со своей эпохой и со своим куском древнего дерьма.
        Через мгновение перепалка переросла в дуэль на мечах. Аммнор набирал к себе в свиту исключительно опытных фехтовальщиков. И это привело к тому, что никто так и не смог выйти из дуэли победителем. Одновременные выпады, после серии ложных ударов и финтов достигли цели. Низкорослый демон упал к ногам Дарака, с пронзенной насквозь грудью и пенящейся кровью на губах. Второй демон, держась за правый бок, свалился в кусты, насаживаясь на пятисантиметровые шипы.
        - Помоги, - прохрипел низкорослый, с мольбой в глазах глядя на Дарака. - Таблетка в потайном кармане за поясом.
        - Да-да, сейчас, подожди, - рыжий отошел в сторону, что-то высматривая под ногами, радостно всплеснув руками, он поднял с земли увесистый продолговатый камень и с силой обрушил его на голову демона. Тут же он метнулся ко второму демону, еле шевелящемуся в зарослях. Двумя руками ухватил его за лодыжки и выдернул наружу из цепких лап куста. Десятки шипов пропороли тело демона, вызвав дикий крик боли, но валун, опустившийся на затылок, прервал его мучения.
        Волна наслаждения с двойной силой накатила на Дарака, в состоянии полного катарсиса, с глупой улыбкой на устах, он лег на спину и произнес лишь одно:
        - Ну, снова здравствуй, мой третий уровень.
        Когда наслаждение схлынуло, Дарак собрал трофеи от оставшихся демонов. Лук, колчан с десятком стрел, веревка, одежда из шкур и заточенный до бритвенной остроты нож с длинным лезвием, вот все, что осталось от нападающих. Быстро одевшись, мужчина распихал трофеи по внутренним карманам и, пригибаясь, постоянно озираясь по сторонам, побежал по направлению к столице.
        В свите Аммнора была дюжина демонов, и Дарак здраво прикинул, что вслед за ним и Эрихом отправились не все, как минимум пара человек осталась с хозяином. Инициированные демоны, после гибели, возрождаются не в окрестностях того места, где были убиты, а там, где произошла их инициация. А если верить словам Анри, в столице никто и никогда не инициировался. Значит, и бежать надо исключительно туда, там он точно не встретится с теми, кого убил. К сожалению, демоны, даже после нескольких смертей не теряют набранный на момент инициации уровень и ему срочно надо подниматься до четвертого. В противном случае он приобретет серьезных врагов одного с ним уровня.
        Думая так, Дарак пробежал более километра и очередной раз, выглядывая из-за камней, он в пяти метрах от себя увидел широкую спину одинокого воина из свиты Аммнора. Руки действовали быстрее мозга. Стрела легла на тетиву и с легким свистом отправилась в свой недолгий полет. Каким-то звериным чутьем воин почувствовал опасность за спиной и сделал неимоверный кульбит, которому позавидовал бы любой олимпийский чемпион по спортивной гимнастике. Тем не менее, уйти от смертоносного жала стрелы демону не удалось. Пробив бок воина на вылет, она влетела в зев пещеры, который до этого момента был закрыт спиной демона.
        - Мразь, - скрипя зубами, произнес бледнеющий на глазах воин. - Отравленные стрелы коротышки Джакомо! Надеюсь, ты забрал лук с его трупа, а не украл тайком?!
        - Угу, - ошарашенный отповедью демона и произведенным эффектом от выстрела, Дарак лишь кивнул головой.
        - Я найду тебя и откручу твою рыжую башку, ирландский ублюдок! - заваливаясь на спину, прошептал демон. - Я обязательно тебя найду и отомщу!
        Последние слова воин произнес еле разборчиво из-за вывалившегося опухшего синего языка. Пару раз содрогнувшись в агонии, демон закатил глаза так, что стали видны лишь одни белки и, через мгновение, исчез, оставив в пыли одежду и небольшой матерчатый кошель.
        - Так-так-так, что это тут у нас? - Дарак с интересом заглянул в кошель и, радостно присвистнув, высыпал на ладонь дюжину серных таблеток. - Так вот кто умыкнул таблетки у этой стервы…
        Спрятав находку за поясом, он решил подобрать стрелу, залетевшую в пещеру. Войдя под каменный свод, он очень сильно удивился, увидев на полу демона с торчащим из бедра древком. В момент, когда Дарак вошел в пещеру, тот извлекал из-за пазухи аналогичный кошель, что минутой ранее остался от воина.
        - Э нет, приятель, не спеши, - быстро подбежав к распростертому мужчине, Дарак вонзил нож ему между лопаток и с силой провернул. Уперев колено в спину, он с хрустом выдернул оружие и с интересом еще раз увидел, как исчезает поверженный враг. В кошеле у этого демона, так же, как и у погибшего у пещеры, была дюжина таблеток.
        Подкинув увесистый кошель в ладони, Дарак плотоядно улыбнулся, обнажив длинные клыки. Мгновение поколебавшись, он извлек одну таблетку, чтобы тут же употребить ее и погрузиться в объятия наркотического наслаждения…
        Глава 8
        Прячась за стволом одинокого дерева на вершине сопки, Эрих наблюдал, как десяток солдат разбился на пять пар, и каждая пошла по своему маршруту в сторону столицы, образуя некое подобие гребня.
        Доктор еще раз отметил, что правильно все рассчитал и верно сделал, когда не побежал безумно в сторону города, а, сделав большую петлю, зашел противникам в тыл. Теперь перед ним стояла дилемма: идти вслед за солдатами и уничтожать их поодиночке или отправиться в лагерь к Аммнору и попытаться освободить девушку. Оба варианта имели как свои плюсы, так и свои минусы. Если Эриху удастся незамеченным прокрасться в лагерь Аммнора и убить его, а также его приспешников, то всю дорогу до столицы Преисподней придется скрываться от десятка разъяренных преследователей. А они наверняка объединятся, узнав, что их хозяин погиб. Используя фору во времени, все равно не удастся значительно оторваться от необремененных грузом демонов, в отличие от Эриха с девушкой на руках. Последовать вслед за разбившимися на пары преследователями и вырезать их всех под корень, вариант очень хороший, но наверняка есть какая-то ментальная связь между хозяином и его слугами. Как поступит Аммнор, узнав, что остался без свиты? Скорее всего, галопом отправится обратно в город. Сколько до того города осталось километров? Не ведомо.
        Поколебавшись, доктор все-таки склонился ко второму варианту и, практически сливаясь с окружающим ландшафтом, принялся красться за двумя очень похожими демонами. Если бы не низкий рост одного из воинов, их с легкостью можно было бы перепутать. Выбор пал именно на эту пару, так как у коротышки за спиной находился лук с колчаном, и он на данный момент представлял наибольшую опасность…
        ***
        - А ты сильная и выносливая, - тяжело дыша, удовлетворенный Аммнор отстранился от лежащей на шкуре Адель, предусмотрительно привязанной к колышкам, вбитым в землю. - Мало кто выдерживает страсть демона четвертого уровня на протяжении пяти часов. Какой у тебя уровень?
        - Второй, - разбитыми в кровь губами, произнесла девушка. Аммнору пришлось приложить немало сил, чтобы сломить её сопротивление, но это лишь распалило его желание.
        - Значит третий, все обычно приуменьшают свой уровень, я прав?! - демон подмигнул Адель и налил себе в пиалу вина из кувшина с тонким горлышком. Сделав глубокий глоток, он плотоядно окинул взглядом распростертую перед ним девушку и, несмотря на следы побоев, и ожогов, еще раз оценил ее красоту.
        - Я хочу пить.
        - Это прискорбно, - демон надменно улыбнулся и сделал глубокий глоток из пиалы. - Воды у меня нет. Благородные демоны пьют лишь вино и кровь.
        - Дай тогда вина!
        - Нет, - демон отрицательно покрутил головой и присел рядом с девушкой на корточки. - Не так. Проси не так!
        - Дай, пожалуйста, мне вина, я хочу пить. У меня со вчерашнего дня во рту не было ни капли жидкости.
        - Да ну, - Аммнор громко рассмеялся, откинув назад голову с густой гривой волос. - Как минимум пару раз за последние пять часов жидкость у тебя во рту побывала.
        Вспомнив недавно пережитое унижение, Адель еле сдержала рвотный позыв. К горлу подкатил мерзкий комок и наглухо застрял там, мешая дышать.
        Не обращая внимания на состояние девушки, демон провел когтистой ладонью по ее телу. От подбородка до небольших изящных ступней с аккуратными пальчиками. На них он остановил особое внимание и, взглянув на Адель, произнес:
        - В Преисподней очень много женщин. Разных! С пышной и маленькой грудью, стройных и толстых, с узкой талией и большими животами, упругими попками и объемными задницами, длинноногих и коротконогих, сексуальных и не очень. Но вот женщин с нормальными, обычными ступнями очень мало. Я встречал таких красавиц лишь во дворце правителя, в его личном гареме и все они имели приличный уровень и высокий статус в обществе. А теперь у меня будет своя наложница, ничем не уступающая красавицам из дворца правителя.
        - Если ты не дашь мне напиться и серную таблетку, то потеряешь меня через пару часов.
        - В каком смысле потеряю?
        - В таком, посмотри на мое правое бедро, - заметив, что Аммнор посмотрел на ее ногу, Адель продолжила. - Видишь этот проявляющийся след укуса?
        - Ну, вижу, и что? - демон сделал глоток вина и непонимающе перевел взгляд на лицо девушки.
        - Это укус Гончей Смерти!
        - Чёрт, - Адель не ожидала такой бурной реакции от Аммнора. Он резко вскочил, пиала из тонкой керамики выпала у него из руки и разбилась, упав на утоптанную до каменной твердости землю. Демон подскочил к вороху одежды и извлек оттуда серные таблетки, одна из них тут же исчезла у него во рту.
        - Эй, - девушка попыталась привлечь внимание демона. - Ты мне должен был дать таблетку, чтобы я не ушла на перерождение.
        - Дура, - злобно кинул Аммнор. - Ты обязана была меня сразу предупредить, что тебя укусила Гончая Смерти. При определенных обстоятельствах, ее яд передается половым путем.
        - Может быть, ты вначале должен был поговорить со мной, а не похотливо кидаться на бесчувственное тело?
        - Я ничего тебе не должен, дешевка! Ты никто и будешь никем до скончания времени. Отныне ты моя наложница, секс-рабыня, которая будет с радостью удовлетворять любые мои желания.
        - Угу! - крепко сжав зубы, пробурчала Адель, отворачивая лицо от демона.
        - Что ты там пробурчала, я не расслышал?
        - Надеюсь, ты заразился и в твоем теле теперь поселился яд Гончей Смерти! - злобно прошипела девушка.
        - Не-а, - Аммнор опустился в походное кресло, блаженно улыбаясь. - Если бы я подхватил от тебя эту заразу, то эффект от таблетки был бы другим. Кайф ловишь только если полностью здоров. Ты, кстати, зна-а-ешь, что слово кайф, произошло от арабского слова кейф, что означает время приятного безделья, - запинаясь и прикрыв глаза в расслабляющей неге, бубнил Аммнор, совершенно выпав из реальности. Через минуту его голос замолк, а из угла шатра послышался громкий храп.
        ***
        Достигнув четвертого уровня, после уничтожения третьей пары воинов Аммнора, Дарак окончательно расслабился и уже всерьез прикидывал свои шансы на то, чтобы убить и самого Аммнора. Дело за малым, вычислить оставшихся воинов и найти проклятого доктора. В своих фантазиях Дарак представлял, как он вспорет живот Эриху, и с наслаждением будет смотреть в его глаза, наполненные страхом и ужасом. А потом снова найдет его в пустоши и отрежет ноги, чтобы тот умер от потери крови. И будет убивать его до тех пор, пока не опустит до нулевого уровня. Чтобы затем силком притащить в Санта-Сатанабург и инициировать докторишку в ранге отверженного. А еще он совершит с его спутницей то, что начал несколько дней назад в пещере. И не ради повышения уровня, а ради морального и физического удовлетворения.
        - Бросай оружие! - резкий голос за спиной заставил Дарака вздрогнуть и замереть на месте. - Не вздумай протянуть руку к луку, рыжий идиот, в отряде было два лучника, я и Джакомо, и сейчас наконечник моей стрелы направлен тебе точнехонько между лопаток. Судя по тому, что на перерождение ушло шестеро воинов, таких же, как ты идиотов, как действует отравленная стрела, ты отлично знаешь.
        - Субудай?! - подбирая слова, Дарак аккуратно повернул голову чуть в сторону, чтобы увидеть того, кто ему угрожает, но резкий окрик остановил его попытку. - Субудай, это ты, я тебя узнал! Давай договоримся…
        - Не договоримся, Дарак.
        - Но почему? - всерьез удивился рыжий. - Почему ты такой не сговорчивый?
        - Потому, что я воспитан иначе, в семье чингизидов и попал в Ад не из-за того, что был предателем, а из-за жестокости. Бросай оружие, если не хочешь получить стрелу в спину. Для равного мне по уровню и ниже, это неминуемая смерть!
        - А-а-а, даже так! - Дарак широко улыбнулся. - А ты не подумал о том, что я уже четвертого уровня, а?
        - Ты же говорил, что у тебя нулевой. Даже после убийства шестерых солдат третьего уровня ты не мог подняться до четвертого.
        - Я никого не убивал, это все Эрих, тот доктор, которого я для вас выследил.
        - Не лги, - на раскосом лице демона появилась гримаса брезгливости. - Между солдатами господина и им самим существует ментальная связь. Джакомо уже возродился и сообщил, что его лук достался тебе. Чокнутый коротышка, если бы не он…
        - Ладно-ладно, вот лук и стрелы, держи! - Дарак кинул оружие через плечо, в сторону Субудая, в надежде, что тот отвлечется, и у него появится шанс сблизиться с врагом.
        За некоторым исключением, все пошло по плану. Летящий в сторону Субудая лук и колчан заставили того отступить на шаг в сторону, тем самым сбивая прицел и, выпущенная в сторону развернувшегося Дарака стрела, лишь пробила руку в районе бицепса. Зато резкий удар острым ножом снизу-вверх, выпотрошил Субудая, как повар карпа. Упав навзничь, Субудай остервенело, с каким-то маниакальным упорством принялся запихивать вывалившиеся внутренности обратно в брюшину, но у него ничего не получалось.
        - Вот и всё, рожа узкоглазая, - Дарак схватил демона за волосы и откинул его голову назад, открывая горло. - Сейчас я тебе твою голову отрезать буду! Ну, и кто из нас идиот?
        - Оба идиоты, - Субудай прекратил бессмысленное занятие и с усталостью произнес. - Мой лук сломан от падения, твой валяется в пыли, а у тебя за спиной три злых демона. Думаешь, справишься без лука с умелыми воинами третьего уровня, не смотря на свой четвертый? Я уверен, что нет!
        Дарак резко оглянулся назад и оценил диспозицию. Лук валялся в стороне, метрах в двух от него, а колчан и того дальше. В пяти шагах за спиной Дарака находились три свирепые демона вооруженные длинными мечами.
        - М-да, ситуация патовая, - промолвил Дарак и поднялся на ноги, отпустив волосы Субудая. - И что будем делать?
        - Драться, - крикнул один из демонов, воинственно помахивая обсидиановым мечом, но его агрессивность не вызвала поддержки у остальных.
        - Ну, давай, иди сюда, - рыжий сатир извлек из-за пояса еще один нож, бронзовый, некогда украденный у Джакомо. - Решим вопрос один на один. Если я беру верх, то забираю лук, колчан и спокойно следую к столице, не преследуемый вами. А если ты одолеешь меня, так тут и говорить нечего.
        - Если победишь, лук можешь взять, но колчаны останутся у нас, - тут же парировал один из тройки демонов, Дарак тут же опознал в нем Ксампфа.
        - С чего вдруг так?
        - Чтобы ты не вернулся и не начал охоту на нас.
        - А где гарантия, что вы не начнете охоту на меня? - Дарак вопросительно изогнул бровь.
        - У нас не будет лука, как мы сможем пустить тебе в спину стрелу?
        - Откуда я знаю, что у вас нет лука. Наверняка же, что-то есть на случай, если один из луков сломается, какой-то ремонтный комплект.
        - Есть ремкомплект, - чуть слышно просипел Субудай. - Но он в лагере.
        - Да пусть забирает и сломанный лук, - к разговору присоединился молчавший доселе демон. - Вернет всё господину в столице. Парень, считай, прошел испытание, такой будет очень кстати… вместо Джакомо.
        - Согласен, - Субудай кивнул головой. - Пусть будет так. Помогите мне достать таблетку, она вшита в пояс.
        - Не сейчас, Субудай, - Дарак отрицательно покрутил головой. - Не сейчас. Вначале дуэль, а уже потом всё остальное.
        ***
        Вплотную прижавшись к большому валуну, Эрих из-за спин двух вооруженных демонов, наблюдал за дуэлью Дарака и одного из воинов Аммнора, вооруженного длинным черным мечом. Невысокий, щуплый Дарак, со свисающим до колена детородным органом выглядел жалко на фоне высокого, поджарого демона с развитой мускулатурой, к тому же мастерски владеющего приемами фехтования. Но, как оказалось, разница в уровнях очень важна, особенно в дуэли один на один. Демон не успевал за более быстрым и ловким соперником, не смотря на свой боевой опыт и филигранную технику владения холодным оружием.
        Через минуту схватки, у демона, из руки с перерезанным сухожилием, на землю выпал меч, а Дарак, широко улыбаясь, вогнал нож с острым, длинным лезвием в затылок поверженного врага. При этом он надменно смотрел на двух его товарищей, ошарашенных скоротечностью и жестокостью схватки. Но Дарак не учел одного. Того, что у всего есть свой предел, в том числе и прочности. Клинок пробил кость черепа со стороны затылка и, с силой ударившись в лобную долю черепа, с глухим звуком сломался у самой рукояти. Мгновение назад ошарашенные демоны, тут же пришли в себя и немедля набросились на Дарака, оставшегося лишь с коротким бронзовым ножом.
        Дарак крутился юлой, изворачивался как угорь, но, тем не менее, на его теле то тут, то там стали появляться порезы и глубокие раны.
        Субудай смотрел на это, крепко сжав зубы от боли, ожидая неминуемой развязки. Финал предугадать было не сложно, Дараку оставалось жить не более десяти секунд. И вот, когда казалось, что победа уже близка, из-за огромного валуна появилась вторая «жертва». Фигура доктора Эриха Атцта, органично вплелась в смертельный танец и, через мгновение, парная дуэль была завершена, полным поражением демонов. При этом Дарак умудрился добить одного из противников, раненых доктором.
        - Вот и всё! - Субудай горестно рассмеялся. - Идиотами оказались все, кроме Дарака.
        - Я тоже? - Эрих присел возле раненого и профессиональным взглядом отметил нанесенные ему повреждения, при должном инструменте, лекарствах и уходе, его еще можно было спасти, но не в данной ситуации. Хотя, есть же серные таблетки, они и не от такого вылечивают…
        - И ты тоже, - шепотом произнес Субудай. - Дарак получил пятый уровень, тебе с ним не справиться.
        - У меня четвертый, - также шепотом ответил Эрих.
        - Тогда хватай лук со стрелами и беги. Может быть, тогда у тебя появится шанс выжить…
        - Эрих, ты чего там шепчешься? - глумливо поинтересовался Дарак. - Это моя жертва и я её добью!
        - Я не собирался добивать этого демона, - доктор поднялся, повернувшись лицом к Дараку, и сделал несколько шагов к луку, держа в руке свой самодельный нож, когда-то сделанный из обломка меча.
        - Ага, конечно, ври больше! - Дарак в свою очередь поднялся с земли, после получения очередного уровня все раны и порезы исчезли, как будто их и не было. - У нас с тобой не решенный конфликт, не забыл об этом.
        - Я тебе помог!
        - Помог, - Дарак пожал плечами. - Но я тебя об этом не просил. Я, возможно, и сам бы справился.
        - Сдох бы ты, если бы не док! - прокомментировал слова Дарака Субудай. - Ты обязан ему жизнью.
        - Ничего я ему не обязан! - взбеленился Дарак, глядя налившимися кровью глазами, то на Субудая, то на Эриха. - Ты же меня убивал два раза, а спас всего один раз. Так что, теперь моя очередь и тогда будем в расчете.
        - Лучше не надо, Дарак, стой там, где стоишь!
        - А не то что? - Дарак кивнул в сторону лука и колчанов, лежащих недалеко от ног Эриха. - Стрелы тебе не помогут, их яд на меня не подействует. Мой уровень выше твоего. Понял?
        - Понял. Но все-таки тебе лучше не связываться со мной. Я по-хорошему тебя прошу.
        - Ты меня умолять должен! Ты хоть представляешь, кто перед тобой?! - Дарак воздел руки вверх и запрокинул лицо к свинцово-малиновому небу. - Перед тобой будущий правитель доминиона, обладатель пятого уровня! Первый, кто пройдет инициацию в столице. Я повелитель!
        - Ты раб!
        - Нет, это ты раб, а я стану властелином Преисподней!
        - Ты раб своих низменных желаний. Тобой управляют они…
        - Да заткнись ты! - Дарак резко одернул доктора. - Оставь свою мораль и глупую философию для тех, кто еще может спастись. Мы в Аду! В Аду! А здесь действуют лишь две заповеди: «око за око» и «обмани ближнего своего, пока он не обманул тебя»! Ты правильно сделал, что убил меня тогда, когда я побежал за тобой. Иначе я бы убил тебя, при первой же возможности. И сейчас убью, надоел ты мне! - мужчина, сжимая нож, двинулся к Эриху, но тот лишь удрученно покачал головой и резко свистнул.
        На свист, из-за валуна, выскочила огромная Гончая Смерти пятого уровня.
        - Твою мать, Эрих! - в глазах Дарака появился сумасшедший блеск. - Вот это подарок, к этому псу у меня тоже есть претензии…
        ***
        - Здоровый чёрт, да?! - Субудай впервые в жизни видел бой двух существ пятого уровня и, если бы Эрих вновь не вмешался в дуэль, только на этот раз на стороне Гончей Смерти, неизвестно, кто бы из них взял верх.
        После убийства Дарака Эрих получил пятый уровень и не смог устоять на ногах от сокрушающей волны наслаждения, накатившей на него. Гончая Смерти благодарно лизнула его в лицо и скрылась черной молнией за ближайшей сопкой. Доктор подошел к Субудаю и протянул тому одну из таблеток, найденных в вещах Дарака.
        - Держи!
        - Благодарю, - Субудай проглотил таблетку, и рана на животе мгновенно зарубцевалась, при этом вывалившиеся внутренности самостоятельно втянулись в брюшную полость. - Но имей ввиду, Дарак так этого не оставит, он почувствовал силу и могущество, которые дает пятый уровень и теперь маниакально будет стремиться к его достижению. А самый простой способ подняться до желаемого, это убить тебя.
        - Я понимаю это, - Эрих тяжело вздохнул. - Поэтому мне надо срочно попасть в столицу, сколько до нее осталось километров?
        - Отсюда около тридцати, - Субудай криво ухмыльнулся. - Но мне почему-то кажется, что ты захочешь навестить шатер Аммнора. А это еще двенадцать километров.
        - Да, ты прав. Мне надо освободить девушку, которую он пленил. Не говори ему обо мне, хорошо?
        - Поздно, - Субудай удрученно покрутил головой. - Я служу Аммнору, и он знает то, что знаю я.
        - Тогда не мешай мне, хорошо?
        - Не могу тебе этого обещать. Я присягал ему на верность, и обязан защищать его жизнь, несмотря ни на что.
        - Давай так, - доктор потер ладонью подбородок. - Я пообещаю тебе не убивать Аммнора, а ты, в свою очередь, не будешь мне устраивать препоны.
        - На таких условиях я могу обещать тебе свое невмешательство. Поспеши, доктор, Аммнор свиреп и жестоко расправляется с непокорными наложницами…
        ***
        - Что за бесовщина? - Аммнор пришел в себя после резкой боли опоясавшей спину и обнаружил, что привязан к вертикальным жердям, к которым до этого была привязана его пленница. - Что происходит, а?
        - Пришел в себя, герой-любовник, сокрушитель беззащитных женщин?!
        - А-а-а, это ты, маленькая шлюшка! - Аммнор улыбнулся, вспомнив, как измывался над девушкой, привязанной к этим жердям несколько часов назад. - Как ты освободилась от пут?
        - Осколки пиалы.
        - Дьявол, - Аммнор сокрушенно покрутил головой. - Об этом я даже не подумал. Ладно, всё, пошутили и хватит, развязывай меня. Шестеро моих солдат погибло, надо сворачивать лагерь и выдвигаться обратно в город.
        - Ну, нет, - Адель притворно надула губки. - Злой дядя Аммнор хочет лишить девочку удовольствия?!
        - Что, маленькая стерва, хочешь, чтобы я снова овладел тобой?! - полные губы демона растянулись в похотливой улыбке. - Ладно, так уж и быть, познаю тебя в противоестественной форме, раз ты такая ненасытная.
        - Ты меня не понял, - Адель встала перед Аммнором, уперев плетку ему в грудь. - Теперь я буду обладать тобой. Пока ты был в отключке, я тут воспользовалась твоими таблетками и вином. Ты же не возражаешь?
        - Конечно, возражаю, грязная шлюха. Кто тебе разрешал трогать мои вещи? - демон злобно зарычал в лицо девушке.
        - Не рычи, пёс! - девушка плетью ударила Аммнора по лицу, и на нем проявился кровавый след.
        - Ах ты мразь! Я демон четвертого уровня, ты хоть представляешь, на кого ты подняла свою руку, ты хоть отдаешь себе отчет… - очередной удар заставил демона дернуться и жалобно заскулить от боли.
        - Говорить будешь, когда я скажу, пёс. Если понял, кивни!
        - Я сейчас закричу, и сюда ворвутся мои воины!
        - Ты уже вызвал их ментально, - девушка широко улыбнулась, глядя в напуганные глаза недавно такого брутального и уверенного в себе демона. - Но они почему-то не идут к тебе на выручку. Знаешь почему?
        - Нет, - растерянно ответил Аммнор, действительно не понимая, почему два демона, находящиеся возле шатра, не спешат к нему на помощь.
        - Потому что они без сознания и связаны!
        - Но как?
        - Четвертый, Аммнор, не третий, как ты думал, а четвертый уровень. Как думаешь, если я тебя убью, смогу получить пятый уровень?
        - Я не знаю… - лицо демона покрылось испариной и посерело, только что еще три воина погибли в схватке с Дараком и Эрихом и теперь ему может помочь только Субудай, но тот, судя по его физическим кондициям, тяжело ранен. - Отпусти меня, и я помогу тебе добраться до столицы, и посодействую в получении теплого местечка при правителе.
        - Спасибо, конечно, а что мне делать с моей поруганной честью?
        - Да брось, ты не первая, кого насилуют. В Аду это сплошь и рядом, заурядное событие. Относись к этому проще. К тому же, ты приняла серную таблетку, и на твоем теле даже никаких следов не осталось.
        - Тебя когда-нибудь насиловали?
        - Конечно, нет! - Аммнор гордо вздернул подбородок. - При жизни я был эмиром, в Преисподней я уважаемый демон, член касты «Воинов», никто не посмеет не то что сделать это со мной, но даже подумать о таком.
        - Знаешь, что плохого в том для тех, кто не прошел инициацию?
        - Да, они не имеют прав и с ними можно делать, что угодно. У меня в усадьбе больше десятка таких бесправных девушек-наложниц.
        - А знаешь, в чем плюс неинициированного?
        - М-м-м, - демон закатил глаза, пытаясь что-то вспомнить, но, видимо, так ничего и не вспомнив, ответил. - Да, вроде, нет никаких плюсов. Жаловаться никому нельзя, прав нет!
        - На неинициированного нельзя жаловаться, и он не обязан соблюдать законы, которым подчиняются инициированные демоны.
        - Это ты к чему?
        - Это я к тому, что если я сейчас тебе в задний проход запихаю вот этот кувшин, очень похожий на бутылку из-под шампанского, то его нельзя будет извлечь без специального инструмента, так как образующаяся разница давлений не позволит этого сделать, если предварительно не просверлить отверстие в донышке.
        - Нет, ты не сделаешь этого, я представитель касты «Воинов», обладатель четвертого уровня, заместитель верховного судьи… а-а-а, - плеть вгрызлась в спину Аммнора, выбивая кровавую морось и оставляя рваную борозду.
        - Молчи пёс, пока тебе не прикажут тявкать! Я буду делать с тобой всё, что пожелаю, пока не сочту, что мы с тобой в расчете. А чтобы ты не умер от полученных травм и увечий, так уж и быть, буду давать тебе серные таблетки. Хотя их там, - палец указал на мешочек, лежащий возле походного кресла. - Конечно, не так и много.
        Глава 9
        Эрих преодолел двенадцать километров до шатра Аммнора за двадцать минут. Пятый уровень серьезно улучшал физические возможности его обладателя. Чуть не споткнувшись у входа о связанного по рукам и ногам демона, Эрих откинул полог, ворвался в шатер и замер. Абсолютно нагая Адель сидела в походном кресле с бокалом вина, а напротив нее, распятый между двух жердей, висел изувеченный Аммнор. На его теле не было живого места. Пальцы и детородный орган были отрезаны, судя по вытекающей изо рта крови, той же участи удосужился и язык. На спине, лбу и груди были вырезаны: христианский крест, мусульманский полумесяц и звезда Давида. Завершающим штрихом ужасной картины, был изящный кувшин, на половину торчащий из заднего прохода демона. Видимо, хвост мешал процедуре проникновения кувшина и потому был срезан под корень и сейчас висел на шее Аммнора, как боа.
        - Чего уставился, не нравится моя инсталляция? - пьяным голосом задала вопрос девушка, бесстыдно закинув ногу на подлокотник кресла. - Ты чего на меня не смотришь, а?
        - Возьми это и надень, - порывшись в вещах Аммнора, Эрих извлек дорогую тунику и протянул Адель. - Ты сотворила ужасную вещь и это не может мне нравиться. Зачем?
        - Зачем?! - Адель с силой отпихнула руку Эриха. - Ты бы видел, как он надо мной издевался и куда только не пихал свой вонючий отросток. Это еще не конец, я не получила полной сатисфакции, - девушка поднялась из кресла и нетвердой походкой подошла к демону. Нежно проведя рукой по его окровавленной щеке, она положила ему в рот таблетку и чуть слышно прошептала. - Терпи, сучка, я скоро кончу! Ты же так говорил?!
        Проглотив таблетку, демон выгнулся дугой и заскрежетал зубами. Раны затянулись, отрезанные конечности отросли и, как только демон почувствовал во рту язык, он тут же взмолился:
        - Госпожа, остановитесь, я вас умаляю! - по щекам Аммнора катились крупные слёзы, а тело содрогалось от рыданий. - Я больше не в состоянии выносить эти мучения.
        - А как же наложницы? Я уверена, что они тоже взывали к твоему милосердию, но ты, наверняка, лишь смеялся, надменно глядя на их попытки сломить твое жестокосердие.
        - Я больше не буду! Клянусь дьяволом!
        - Не будешь, - девушка подняла кинжал на уровень лица. - Я сейчас тебе снова отрежу твою гордость…
        - Перестань, - Эрих накинул на обнаженную Адель тунику и крепко обнял за плечи. - Перестань, нам пора уходить. Демоны, убитые мной и Дараком, возродятся в Малуме и через несколько часов будут здесь, нам не справиться с десятком опытных воинов.
        - Тогда я прикончу его!
        - Нет, оставь его в покое. Не опускайся до его уровня, ты человек, а не демон…
        - Посмотрела бы я, как ты заговорил, после того, как тебя несколько часов насиловали в разнообразных позах и с применением посторонних предметов! - резко поведя плечами, девушка сбросила ладони Эриха. - Кувшин извлечь не дам. Пусть его солдаты видят, кому они служат!
        - Хорошо, - Эрих горестно покачал головой. - Пойдем.
        - Сейчас, - обмотав ступни кусками найденной ткани, девушка опоясалась ремнем с ножнами и ловко закинула в рот таблетку, ответив на немой вопрос, читавшийся в глазах Эриха. - Последняя таблетка, к сожалению. Почти все потратила на этого ублюдка. Яд действует всё сильнее и теперь требуется чаще принимать таблетки. У тебя есть что-нибудь?
        - Да, вот! - Эрих протянул кошель девушке. - Держи, до города осталось сорок два километра, этого количества должно хватить.
        ***
        - Всё, больше не могу! - тяжело дыша, Адель осела на землю, со свистом втягивая воздух. - Чем больше я физически напрягаюсь, тем быстрее начинает действовать яд.
        - Давай, Адель, мы прошли чуть больше половины пути, скоро ночь, надо найти хоть какое-нибудь убежище, - расстроенно обратился к девушке Эрих. Он рассчитывал, что они за несколько часов доберутся до города и на этом их нелегкое путешествие закончится. За шесть часов они преодолели меньше тридцати километров. Если вначале Адель могла выдерживать бег со скоростью пятнадцать километров в час, то сейчас ее скорость не превышала трёх километров. Всякий раз, как только она прикладывала усилие, на бедре ярко проявлялся укус Гончей Смерти, и силы девушки таяли, как первый снег под лучами палящего солнца. Таблетки уже не хватало и на двадцать минут пути.
        - Закончились! - хрипло констатировала девушка, встряхивая мешочек. Адель оперлась руками о землю и попыталась подняться из этого положения, но руки подогнулись, и она вновь упала на дорогу. - Похоже это финал!
        - Это не финал, это финишная прямая, - доктор помог девушке подняться на ноги. - Садись мне на спину.
        - Нет, я не могу. Наверное, мне следует умереть и уже после возрождения спокойно выдвигаться к городу, не думая о яде в крови.
        - Ты потеряешь уровень.
        - И сойду с ума от мук на Голгофе, - согласилась с Эрихом девушка. - Но это тоже не выход. Я все равно ночью умру без таблетки.
        - Что-нибудь придумаем. Возможно, яд действует медленнее, если ты не проявляешь активность… Чёрт! - Эрих резко отпрыгнул в сторону, среагировав на свист в воздухе. Мимо пролетела стрела и воткнулась в землю в нескольких шагах от него.
        - Везучий, сукин сын! - из-за дерева вышел улыбающийся рыжий сатир с луком в руках. - Ну, так, наверное, даже и лучше. Ты должен видеть и осознавать, кто тебя прикончил.
        - Дарак?! - в унисон крикнули Адель с Эрихом.
        - Ага, как видите. Жив и здоров! - он обнажил крупные желтые зубы в глумливой улыбке. - Эрих, я же говорил, что найду тебя и убью? Говорил!
        - Ты всё не уймешься? Впервые вижу такого мстительного и злопамятного человека.
        - Какой есть.
        - Дарак, уходи. Ты хотел первым пройти инициацию в столице, беги и сможешь сделать это первым.
        - Конечно, только ты мне мои таблетки верни, а то меня уже одолевает жажда!
        - Таблеток нет, - Эрих, в наигранной скорби, смешно пожал плечами под улыбку Адель. - Кончились!
        - Как кончились? Их же там больше горсти было.
        - Больше нет, Дарак, он не врет, - пошатываясь, Адель кинула пустой мешочек в сторону Дарака.
        - Я вам не верю! Выворачивайте карманы.
        - У нас нет карманов.
        - Раздевайтесь и кидайте одежду сюда.
        - Ага, сейчас! - Адель продемонстрировала Дараку кукиш.
        - Ах ты тварь, - Дарак навел стрелу на девушку. - А ну быстро раздевайся!
        - Да пошел ты! - композиция из трёх пальцем видоизменилась, Дараку был продемонстрирован средний палец. - Хочешь убить - убивай! А раздеваться я перед тобой не буду.
        - Будешь, еще как будешь! Что я тебе скажу, то и будешь делать, - Дарак похабно улыбнулся и навел лук на Эриха. - Снимай одежду и бросай ее мне.
        - Дарак, яд на твоей стреле не причинит мне вреда…
        - Да-да-да, - смех громко вырвался из горла рыжего. - Ты же считаешь, что твой уровень выше моего.
        - А разве нет? Я не прав?! - доктор с сомнением посмотрел в лицо Дараку.
        - Ага.
        - Но как?
        - Очень просто. Когда я возродился, у меня был четвертый уровень, лишь чуть-чуть не хватало до пятого. Ища тебя, я случайно наткнулся на Субудая и застал его врасплох. Как видите, на мне его одежда, а в руках лук. Под пытками он поведал мне, что ты отправился к Аммнору. До шатра демона я добрался одновременно с его воинами, во главе с каким-то серьезным вельможей четвертого уровня…
        - Ты убил их и получил пятый уровень?
        - Нет, - в голосе Дарака послышалась досада. - Успел убить одного демона, что валялся связанным за шатром. Эти парни оказались очень опытными, и мне пришлось уносить ноги. Еле оторвался от них.
        - Значит, у тебя нет пятого уровня?! - резюмировал Эрих. - Ты блефуешь!
        - Почему же нет, - рыжий сплюнул сквозь зубы на землю. - Еще как есть.
        - Но откуда?
        - Да вот отсюда, - Дарак мерзко засмеялся и футбольным ударом выбил из-за дерева что-то черное. Когда предмет прекратил движение по земле, доктор осознал, что это голова Гончей Смерти. - С первой стрелы пёсика убить не удалось, матерая псина оказалась…
        - Подонок, - не ожидая от себя самого такой ярости, доктор кинулся на Дарака, при этом резко уходя вниз, кидаясь прямо в ноги ненавистного сатира. В очередной раз судьба была благосклонна к мужчине, стрела, не задев его, пролетела мимо. Вот только и Дарак оказался не так прост, стоило доктору опрокинуть его навзничь и, взобравшись сверху, нанести хлесткий удар по лицу, как тут же в левый бок что-то ударило с хлюпающим звуком. «Нож. Повредил селезенку. Надо убегать!» - мысли в голове Эриха наползали одна на другую, а тело действовало рефлекторно. Зажимая рану ладонью, доктор кинулся вглубь пустоши, подальше от дороги и Адель. По цокоту копыт за спиной, он отчетливо понимал, что Дарак бежит за ним, но, судя потому, что цокот становился всё глуше, Эриху удалось оторваться от мстительного сатира. Надолго ли?
        За очередной сопкой перед доктором открылось небольшое плато, хаотично покрытое нагромождениями камней. Одни из них были похожи на зиккураты, в котором Эрих с Дараком и Адель прятались от Гончей Смерти. Другие же напоминали выход из норы огромного, трехметрового крота. Эрих понимал лишь одно, в этом «каменном саду» неизвестного, но точно умалишённого ландшафтного дизайнера, он сможет спрятаться от Дарака. Пролетевшая в полуметре стрела и проклятия рыжего сатина подхлестнули доктора и он, зигзагообразно, бросился в ближайший проход между зиккуратами. Пробежав мимо десятка пещер, Эрих остановился, держась за вырывающееся из груди сердце и с хрипом вдыхая воздух. Даже для его пятого уровня темп бега был очень высоким и изнуряющим. За десять минут он преодолел не менее десяти километров…
        - Эрих, ты где? - мерзкий, блеющий голос послышался издалека. - Давай, не будь трусом, выходи. Решим вопрос, как мужчины, на ножах. Один на один. Только ты и я.
        Доктор оглянулся по сторонам и увидел вход в еле приметную пещеру. Он сделал несколько шагов и тут же замер. Перед пещерой, на песке, была глубокая борозда с красным песком. Мужчина присел у борозды и пропустил песок сквозь пальцы. Складывалось впечатление, что крупицы были обработаны каким-то химическим реактивом.
        - Очень интересно, - чуть слышно произнес Эрих. - Мне туда идти, если верить Адель, категорически противопоказано. А вот Дарак пусть зайдет в гости.
        У входа в соседнюю пещеру песок был девственно чист, без красных борозд. Эрих пяткой провел борозду, очень похожую на ту, что была рядом, и насыпал в нее песка из первой борозды. Оригинальную борозду он засыпал и разравнял, аккуратно присыпав чистым песком. Внимательно осмотрев дело своих рук, доктор удовлетворенно хмыкнул. Со стороны было сложно заметить подмену. Для верности мужчина оставил несколько следов на песке, как будто кто-то вошел в пещеру, а сам, на цыпочках, проник в соседнюю пещеру и, приникнув к каменной стене с ножом в руке, принялся ждать визита Дарака. Тот не заставил себя долго ждать и появился буквально через минуту.
        - Эрих, - наигранно радостный голос сатира послышался совсем рядом. - Друг мой?! Выходи. Или ты думаешь, я не смогу отыскать тебя в этом нагромождении камней и чертовой тучи пещер? Вот ты умный, учёный - на болту верчёный, - до доктора донесся ехидный смех. - У себя в клинике там, наверное, специалист ведущий - в рот берущий! - и вновь снаружи послышался мерзкий смешок. Дарак явно наслаждался своим остроумием. - А вот одного ты не учел, на песке остаются следы, и они привели меня к этим двум пещерам. Осталось угадать: в какую из них ты вошел? Но знаешь, в отличие от тебя, я владею большей информацией, потому как не чурался общения с демонами. Убивал, конечно, потом, но такова жизнь в Аду. Либо ты, либо тебя. Так вот, Эрих. Передо мной дилемма. Правая или левая пещера? Перед входом в левую пещеру небольшая борозда с красным песком, у правой пещеры, следы сандалий. Как думаешь, какую пещеру я выберу? Правильно, я выбираю правую! Ты, наверняка, сейчас стоишь с ножом в руке и ждешь, когда я сунусь туда, чтобы вогнать мне клинок в горло?! Но нет, ты забыл, с кем имеешь дело. Перед тобой будущий
повелитель доминиона! Хитрый, коварный и изворотливый. Я подожду, рано или поздно ты оттуда выйдешь. Не забывай, что у дороги валяется изможденная Адель, а солдаты Аммнора двигаются в сторону столицы и обязательно наткнутся на нее. Так что, я тут посижу, подожду. Ау, Эрих, ты меня слышишь? Молчишь?! Ну, молчи-молчи.
        Судя по звукам, Дарак отошел от пещеры, чтобы выскочивший доктор не смог застать его врасплох. Затем послышались какой-то хруст, перемежающийся с бранью сатира, а через полчаса Дарак вновь приблизился ко входу в правую пещеру.
        - Я тут придумал другой способ, - мерзкий, блеющий смех резанул доктора по ушам. - Уже вечер, скоро наступит ночь и сильно похолодает. У Субудая в личных вещах оказалось кресало с огнивом. Я решил, что будет нечестно с моей стороны, если ты замерзнешь и уйдешь на перерождение не от моей руки, - по танцующим всполохам на каменном своде пещеры, доктор догадался, что сатир развел костер, а через минуту его ноздрей достиг и запах дыма.
        Дарак периодически куда-то ненадолго отлучался, и, возвращаясь, каждый раз что-то кидал на землю.
        - Знаешь, что такое горючий сланец, Эрих? Если нет, то я тебе объясню. Это такое полезное ископаемое из группы твёрдых каустобиолитов, дающее при сухой перегонке значительное количество смолы, близкой по составу к нефти. В общем, это камень, который горит. Представляешь, я в школе очень плохо учился и как-то, чтобы не получить годовую неудовлетворительную оценку по химии, учитель протянул мне камень и сказал, что это горючий сланец и мне следует написать реферат, как минимум на десять страниц. Прикинь, при жизни не пригодилось, а после смерти очень даже. Вот так вот, не знаешь, где найдешь, где потеряешь.
        - Древесины в этой пустоши мало, а вот сланца, хоть одним местом ешь. Сейчас я тебя согрею.
        Судя по красным всполохам и яркой контрастности теней на своде пещеры, сатир разжег большой костер.
        - Держи, приятель и не благодари.
        Эрих догадался, что Дарак стал закидывать содержимое костра в соседнюю пещеру и, даже если огонь не заставит Эриха покинуть убежище, то дым точно вынудит его выйти наружу.
        - О, дьявол! - одновременно с испуганно-удивленным вскриком Дарака послышался звук спускаемой тетивы и чавкающий удар, сопровождаемый каким-то шипящим клёкотом и визгом.
        Немедля, доктор выскочил из пещеры и, отбежав на приличное расстояние, обернулся. «Сюрреализм какой-то!» - первое, что пришло в голову Эриху, когда он увидел медленно исчезающее в воздухе тело Дарака, слившееся в объятиях с огромным красным скорпионом пятого уровня. Из глаза скорпиона торчало оперение стрелы, а из темени Дарака тонкий шип, которым заканчивался хвост скорпиона. Подобрав вещи, оставшиеся после исчезновения Дарака, Эрих рысью бросился к дороге, где оставил Адель.
        ***
        - Адель? - не обнаружив девушку там, где он ее оставил, громко кричал Эрих, в надежде, что она его услышит и откликнется. - Адель?
        Ночь опустилась на пустошь, но, тем не менее, используя ночное зрение, Эрих смог разглядеть на песке, возле каменной дороги, несколько следов от копыт. Всё встало на свои места, отряд Аммнора нашел девушку, и она снова оказалась в руках этого извращенца. Эрих отсутствовал меньше двух часов, значит, отряд не мог далеко уйти, даже учитывая, что в их распоряжении ездовое животное.
        - Ладно, - Эрих до хруста сжал кулаки. - Раз нельзя по-хорошему, будет по-плохому. Прости, господи, меня грешного! - доктор неистово перекрестился, и ему почудилось, что земля под ногами покачнулась.
        Отряд Аммнора ушел дальше, чем предполагал Эрих и виной тому были два монтура, один принадлежал Аммнору, а второй какому-то важному вельможе с надменным выражением на черном лице. Десяток обученных солдат не смог ничего противопоставить пятому уровню Эриха и ушел на перерождение буквально через несколько секунд после того, как доктор разрушительным вихрем ворвался в стан врага. Аммнора и вельможу доктор застал в шатре, где они одновременно учиняли насилие над Адель.
        - Ты же обещал, что больше не будешь так себя вести, - яростно крикнул Эрих и ударом ноги опрокинул Аммнора на землю. - Не будет тебе за это пощады, именем Господа я сокрушу тебя! - нож пробил сердце демона и тот ушел на перерождение.
        - Остановись, глупец! - не смотря на свою тучную комплекцию, вельможа достаточно быстро среагировал на происходящее, и резко отпрыгнул к стене шатра, вооружившись мечом. - Я верховный судья столицы!
        - И почему это должно остановить меня?
        - В случае моей гибели, сотня гвардейцев встретит тебя на подступах к городу и опустит до нулевого уровня, а затем притащат на инициацию, и до скончания времен ты будешь волочить жалкую жизнь отверженного. Питаться объедками, жить в грязи, терпеть унижения и боль, а зарабатывать на эту никчемную жизнь, - палец верховного судьи Искандера ткнул в сторону доктора, - ты будешь чисткой нужников!
        - Так себе перспектива, - Эрих поскреб ногтями заросший щетиной подбородок.
        - Преклони колени пред верховным судьей, покайся и тогда, быть может, я смилуюсь над тобой. Мне в охрану нужны такие ловкие и злые воины.
        - А где гарантия, что ты меня не обманешь?
        - Моего слова разве недостаточно?
        - Хм… - доктор искоса поглядел на судью, а затем перевел взгляд на истерзанную, еле дышащую Адель. - Аммнор тоже обещал, что если ему сохранят жизнь, то он больше никогда и никого не будет насиловать.
        - Он клялся именем дьявола? - бровь Искандера удивленно изогнулась.
        - Да, он сказал: «Я больше не буду! Клянусь дьяволом!»
        - Ха-ха-ха, - судья весело расхохотался и было видно, что смех не наигранный, от смеха у него даже выступили слезы на глазах. - Аммнор всегда был изворотлив и хитер как хорёк. За это я и приблизил его к себе.
        - Но он же клялся… - растерянно произнес доктор.
        - Да, - вельможа, продолжая улыбаться, вытер выступившие от смеха слезы. - Он клялся, что больше не будет. Но не уточнил чего! Может, он больше не будет смотреть на небо по вторникам, или спать с рыжеволосыми женщинами, или ковыряться в носу…
        - Такая, значит, казуистика процветает в Аду.
        - И не только в Аду. На земле ничем не лучше.
        - Хорошо, тогда произноси клятву, что ни ты, ни твои люди, ни вообще кто-либо еще по твоему наущению, не будут препятствовать мне попасть в столицу. В Санта-Сатанабург! А то вдруг, ты Париж или Рим будешь иметь ввиду.
        - Э, нет. Вначале ты кайся, стоя передо мной на коленях.
        - Это обязательно?
        - Конечно! Дашь-на-дашь.
        - Вообще-то я тебе жизнь сохраняю в обмен на твою клятву. Или, по-твоему, этого мало?
        - Ты меня унизил и за это должен просить прощения!
        - Чем же я тебя унизил? Я до тебя даже пальцем не дотронулся.
        - Ты прервал процесс, - вельможа кивнул головой в сторону Адель. - На самом интересном месте! Знаешь, как со временем приедаются плотские утехи, особенно тогда, когда ты можешь овладеть практически любой женщиной: уговором, золотом, угрозой или шантажом?! А тут такой случай. Практически чистокровная женщина. Рога подпилить, так вообще не отличить…
        - Понятно. А она этого хотела?
        - А кто ее спрашивать будет? Она никто! - судья скорчил недовольную гримасу. - Ладно, давай проси прощения, мне еще с этой девушкой надо закончить начатое дело.
        - Хорошо, - Эрих встал на колени в двух метрах от демона. - Прости, что испортил тебе вечер.
        - Ближе встань. У моих ног, кто так вымаливает прощение? Что у вас там, на земле, за последние семь веков произошло, что вы разучились подобающе каяться?
        - В цивилизованных странах уже давно не просят прощения, стоя на коленях, - Эрих приблизился к судье и вновь встал на колени. - Прости меня, пожалуйста.
        - Теперь пади ниц.
        - Что? - доктор вопросительно посмотрел на жирного вельможу снизу-вверх.
        - Коснись лбом земли у моих копыт, глупец! - раздраженно рявкнул судья. - И замри так, пока не услышишь, что я тебя простил.
        - Хорошо, - Эрих наклонился к земле и в этот момент вельможа занес меч, чтобы опустить его на шею доктора.
        - Что-то подобное я и ожидал, - перехватывая руку с мечом, злобно произнес доктор, всаживая нож подмышку вероломного судьи. - Нет тебе доверия, жирная, богомерзкая тварь. Я доберусь до столицы и, если понадобится, уничтожу легион гвардейцев, но прорвусь в город. И тогда ты можешь забыть о своей сытой жизни, поверь мне. Из таких прекрасных казуистов получаются отличные помощники правителей доминиона. Хочешь быть помощником правителя доминиона?
        - Хочу, - чуть дыша от боли, просипел судья. - Но это очень важная должность, практически третий человек в провинции, после правителя и первого советника. У меня нет столько серы, чтобы купить себе такое теплое местечко.
        - Ты не услышал главного! - Эрих приблизил полыхающие гневом глаза к покрывшемуся испариной лицу судьи. - Ты станешь помощником правителя доминиона, но твоя сытая жизнь закончится. Слышишь? Сытой жизни придет конец. Ибо этот доминион будет жить по законам, которые ему будет диктовать правитель.
        - Я не понимаю, - лицо судьи стало землистого цвета, а у копыт натекла приличная лужа крови. - О чем ты толкуешь?
        - Ты же слышал о короле Карле Великом, ведь он правил задолго до твоего рождения?!
        - Да, - чуть слышно промолвил истекающий кровью Искандер. - Король-аскет, основатель империи Каролингов.
        - Вот! Правитель нового доминиона, станет вторым Карлом Великим, королем-аскетом, и все свои силы кинет на завоевание других доминионов, - Эрих злобно улыбнулся в лицо демону. - Во имя Господне. Я принесу ад в Ад!
        - Нет, - судья помотал головой. - Правители других доминионов будут против этого.
        - Тем хуже для них, - уже спокойным голосом произнес Эрих, сноровисто выдергивая клинок из тела демона. Толстяк тут же осел на землю и жалобно заскулил, требуя серную таблетку.
        - Терпи, толстяк, рана не смертельна.
        - Я истеку кровью и мне очень больно, - размазывая слёзы по жирным щекам, заканючил судья. - Дай мне таблетку, я не вытерплю этой муки!
        - Где я ее тебе возьму? - раздраженно ответил доктор, с брезгливостью глядя на Искандера. - Адель намного хуже, чем тебе, но она не размазывает сопли по лицу!
        - Она в беспамятстве, ей проще, - толстяк ткнул пальцем в ворох одежды у стенки шатра. - В кармане моего халата есть несколько таблеток…
        - Хм, - Эрих извлек мешочек, в котором было четыре таблетки. - Неплохо.
        - Дай мне! - крикнул судья, протягивая ладонь к доктору.
        - Вначале клятва.
        - Ладно, клянусь дьяволом, что не будут чинить тебе препоны ни словом, ни делом в твоем желании добраться до Санта-Сатанабурга.
        - И будешь мешать тем, кто будет мне в этом препятствовать!
        - Хорошо, - толстяк алчно глотнул, пристально глядя на таблетку, зажатую в пальцах Эриха в каком-то полуметре от его лица. - И клянусь всеми силами содействовать твоему свободному проходу в столицу.
        - В Санта-Сатанабург.
        - Да, чёрт возьми, в Санта-Сатанабург! Дай мне уже эту проклятую таблетку.
        - На, держи! - доктор, как собаке, кинул валяющемуся на полу судье таблетку и тут же потерял к нему всякий интерес. Он бережно приоткрыл рот Адель и положил в него одну из оставшихся таблеток. На глазах сера вступила в реакцию со слюной и, превратившись в желто-зеленую жидкую кашицу, медленно растеклась по ротовой полости. Но стоило Адель сделать небольшое глотательное движение, как жидкость тут же, стремглав, исчезла у нее в пищеводе. Через миг, девушка глубоко задышала, а еще через минуту широко открыла глаза и, увидев перед собой Эриха, произнесла:
        - Опять ты?!
        - Ты как будто не рада…
        - Рада, - равнодушно ответила девушка. - Знаешь, наши с тобой взаимоотношения очень похожи на длительную и мучительную пытку. Ты всякий раз возвращаешь меня к жизни, как только я оказываюсь на грани перерождения и уже одной ногой стою на Голгофе.
        - Что поделать, - доктор устало повел плечами. - Нам надо уходить отсюда, до столицы осталось меньше десяти километров.
        - А сколько осталось таблеток?
        - Две, - Эрих показал ладонь, на которой скромно притулились два желтых кругляша.
        - Это максимум на час ходьбы.
        - Я понесу тебя на руках.
        - Ты не выдержишь и не забывай, что ночью в пустоши очень холодно.
        - Выдержу, - Эрих уверенно мотнул головой. - Я значительно сильнее и выносливее, чем был раньше. А с холодом как-нибудь справимся, - его рука показала на ворох одежды. - Я закутаю тебя как младенца в одежды…
        - Не пори горячку, Эрих! - грустно глядя в глаза мужчине, Адель ласково провела длинными пальцами по его щеке. - Мне не дожить до утра!
        - Это ты не пори горячку, - доктор заметался по шатру, собирая одежду, в которую стал закутывать Адель. - Всё, мы уходим, помаши жирному дяде ручкой!
        Глава 10
        - Мне очень холодно, я замерзаю, - стуча зубами, чуть слышно произнесла Адель, плотнее прижимаясь к вздымающейся груди несущего ее на руках доктора. - Холод доконает меня, я уже не чувствую пальцев.
        - Сейчас-сейчас, - мужчина свернул с дороги в надежде найти хоть какое-то убежище, в котором можно спрятаться от ужасного холода. Казалось, что чем ближе путники приближаются к столице, тем ниже падает температура окружающего воздуха. Заглянув в некоторые пещеры, Эрих тут же отверг их. В одной воняло тухлятиной, в другой был выход с противоположной стороны и холодный ветер гулял по пещере с мертвенным свистом. Сунувшись в третью пещеру, доктор остановился и моментально подался назад. От резкого движения, находящаяся в полубессознательном состоянии Адель, пришла в себя.
        - В чем дело, Эрих? - еле слышно произнесла она потрескавшимися губами.
        - Борозда с красным песком.
        - А-а-а, скорпион-золотоед!
        - Почему золотоед? - держа Адель на руках, доктор по широкой дуге обошел опасную пещеру.
        - Ну как же, - Адель вяло махнула рукой. - Я однажды спряталась в такой пещере ночью, не зная, кто ее хозяин. А под утро приполз израненный скорпион, в этот момент как раз взошло солнце и его одинокий лучик сумел прорваться в сумрак пещеры.
        - И что?
        - А то, на стенах пещеры заиграли яркие желтые огоньки. Когда я присмотрелась, то поняла, что в стене находится множество золотых самородков.
        - Как ты это поняла, только по цвету?
        - Дурачок, - Адель легонько ударила Эриха кулачком в лоб, так что он чуть не выпустил ее из рук. - Нет, конечно. Я ногтем отколупнула один кусочек. Это было золото.
        - Слышала про «золото дураков»?
        - Нет, - девушка устало покрутила головой.
        - Во времена золотой лихорадки, очень многие золотодобытчики погорели на том, что принимали пирит за золото.
        - А что такое пирит?
        - Это дисульфид железа, или железный колчедан. По виду очень похож на золото, но плотность меньше. Его называют «золотом дураков». Вообще, пириту обязан своим происхождением так называемый фалунский феномен, замещение пиритом органических останков. Например, тканей трупов людей.
        - А-а-а, значит, я дурочка, поверила, что стена была из золота, - чуть слышно произнесла девушка, а доктор лишь широко улыбнулся и, заметив еще одну пещеру, двинулся к ней.
        ***
        - Какая уютная пещера, - девушка обвела глазами пространство размером более тридцати квадратных метров и высотой под пять. - Почему здесь так жарко?
        - Не поверишь! - Эрих указал пальцем в противоположный угол и скинул с плеча сумку, в которой звякнули горшки. - Там, на стене, на высоте тридцати сантиметров, есть тонкая трещинка, из которой вырывается узкое синее пламя. Как из газовой зажигалки. Насколько я помню, синее пламя имеет температуру около восьми тысяч Кельвинов.
        - Это много?
        - Конечно, - доктор кивком подтвердил сказанное. - За пределами пещеры минус двадцать градусов, а в пещере плюс десять, а может и двенадцать. От одного маленького огонька, размером с пламя свечи.
        - Мне все равно холодно! - Адель свернулась клубком, закутавшись в разномастную одежду с головой. - Недолго мне осталось.
        - Не говори глупости, - грозно прикрикнул Эрих. - До столицы осталось не больше пары километров. Сейчас передохнем, согреемся и тронемся в путь.
        - Патовая ситуация, Эрих, - пробурчала девушка сквозь ткань одежды. - Если останемся здесь до утра, чтобы дождаться, пока на улице потеплеет, меня убьет время. А точнее яд Гончей Смерти. Если сейчас пойдем к городу, меня убьет холод. Я даже не знаю, что хуже.
        - Я тоже, - вымотанный больше эмоционально, чем физически, Эрих прилёг рядом с Адель. - Полежу, полчасика, и пойдем. Так хоть какой-то шанс есть.
        - Нет никакого шанса, - из-под одежды выпросталась узкая ладонь Адель и легла на грудь мужчины. - Мне холодно, согрей меня!
        - Как? - Эрих растерялся от слов девушки и в тоже время возбудился от ее трепетных прикосновений.
        - Чувственно, нежно и ласково, без всяких извращений.
        - Но…
        - Пожалуйста, Эрих, мне этого сейчас очень не хватает…
        Если вначале Эрих подумал о том, что надо отбросить руку соблазнительницы в сторону и, не смотря на ее уговоры, оставить гостеприимную пещеру и вновь идти к городу, то сейчас он уже не мог так поступить.
        Его сердце наполнилось какой-то теплой нежностью, и он ласково, чуть касаясь, поцеловал девушку в потрескавшиеся губы. Она обвила его шею своими тонкими, слабыми руками и он почувствовал горячие слезы на своей щеке.
        Никого и никогда Эрих раньше не любил так долго, так нежно и так ласково. Время как будто потеряло свой бег, оставив двух любовников вне времени и вне пространства. Они зависли в плотном облаке расслабляющей неги и наслаждения, оставив где-то там, в реальности: холод, пекло, демонов, кровь и вероломное предательство. Было только здесь и сейчас. Был только этот миг. И никого кроме них…
        Когда Эрих открыл глаза, выплыв из дремотного состояния и взглянул на возлюбленную, он тут же нервно принялся шарить по вещам, ища последнюю серную таблетку. Адель, лежащая головой на сгибе его руки, практически не дышала. Её прекрасная кожа эбонитового цвета посерела и как будто потускнела. Жизнь окончательно покидала ее тело.
        - Нет-нет-нет, - закричал Эрих, разминая таблетку в порошок и засыпая его в приоткрытый рот девушки. - Я тебя теперь никуда не отпущу. Отныне нет меня и нет тебя. Отныне есть только «мы». Куда я, туда и ты. И так до скончания веков.
        - Что? - стоило серному порошку попасть в пищевод, как девушка тут же приоткрыла свои прекрасные глаза и с каждой секундой в них все больше и больше проявлялась жизнь. - Что ты сказал?
        - Я сказал, что не хочу тебя терять. Что ты та женщина, с которой я хочу прожить бесконечное количество лет!
        - Глупенький, - Адель, улыбаясь, провела изящной ладонь по небритой щеке. - Ты же взрослый мужчина, а ведешь себя как подросток на пике пубертата.
        - Я готов подписаться кровью под каждым своим словом!
        - Ты же совсем меня не знаешь, Эрих!
        - Мне достаточно того, что я уже знаю.
        - Как-нибудь я расскажу тебе, за что угодила в Ад. А сейчас, иди ко мне, пока еще у нас есть время побыть вместе.
        - Почему «пока»? - Эрих непонимающе посмотрел на Адель.
        - Потому что до утра еще несколько часов, а таблеток уже нет или ты мне в рот засыпал этот дурацкий порошок из своих горшочков?
        - Нет, конечно, там же магний, а я тебе серу… - доктор замер на полуслове и по его лицу было видно, что он ухватил какую-то мысль. - Чёрт возьми, какой я идиот! - закричал он, хлопнув себя ладонью по лбу, одновременно натягивая одежду, высыпая магний из горшка и поднимая оружие с пола. - Я скоро вернусь.
        - Да что произошло? - крикнула в спину уходящему доктору Адель. - И что мне делать, если сюда ворвется Дарак, пока ты будешь отсутствовать.
        - А-а-а, дьявол, об этом рыжем садисте я совсем забыл, - доктор извлек из-за пояса бронзовый нож. - Вот, возьми. Если он придет в мое отсутствие, притворись, что ты без сознания и воспользуйся ножом, когда он не будет от тебя этого ожидать.
        - Хорошо, а ты куда?
        - К скорпиону, нет времени объяснять. Мне очень нужно найти пещеру красного скорпиона!
        ***
        - Представляешь, проклятое членистоногое не хотело вылезать из пещеры, - доктор опустошил второй горшок и аккуратно проделал в его дне отверстие, затем положил в него какие-то камни, похожие на золотые самородки, а дальше поставил горшок с отверстием на пустой горшок, плотно накрыл получившуюся конструкцию шкурой и придвинул к самому огню, так, что пламя стало облизывать верхний сосуд. - Несколько стрел в пещеру запустил, а он сидит там и не выходит. Хорошо, какой-то глупый саман решил испить моей крови, пришлось использовать его как приманку.
        - Зачем тебе понадобился красный скорпион? - Адель с любопытством наблюдала за действиями мужчины.
        - Вот из-за этого! - Эрих поднял руку, в которой сжимал несколько камней. - Это пирит, про который я тебе рассказывал. В пирите есть сера, поэтому скорпионы и живут исключительно в пещерах, где есть пирит.
        - Я совершенно не разбираюсь в химии, что тебе это даёт.
        - Мне это даст серу. В верхнем горшке, который сейчас нагревается огнем, находится пирит, сера будет выплавляться и по стенкам стекать вниз, на дно, где я проделал отверстие. Через это отверстие она будет капать в нижний горшок. Главное, не допустить, чтобы в верхний горшок поступал кислород, поэтому я его плотно накрыл куском шкуры. При таких условиях образуется сульфид железа и сера.
        - Хорошо, я, к сожалению, ничего не мыслю в химии. Можно я пока посплю, а то, когда ты убежал, я так и лежала, не сомкнув глаз и боясь появления Дарака…
        ***
        - Да что же опять такое? - Эрих присел у изголовья Адель, лицо которой снова стало серым и безжизненным. - Нельзя тебя без присмотра, даже на час оставить, - традиционно в приоткрытый рот девушки попала сера, но это уже была не обычная таблетка, а недавно полученная доктором. - Заодно и проверим ее качество.
        - Кого? - через секунду поинтересовалась Адель. - Кого ты заодно хочешь проверить?
        - Не кого, а чего! - доктор подмигнул девушке и поцеловал ее в губы. - Серу. Как видишь, она ничем не хуже, а даже лучше, чем серная таблетка.
        - Хм, - девушка провела языком по дёснам, пытаясь уловить разницу между серой из серных таблеток и полученной Эрихом. - Я не чувствую какой-то особой разницы. Ощущения такие же, как и раньше.
        - Вот и хорошо, - доктор вытер испарину со лба. - Потому что полученной мною серы, для твоего лечения нужно в два раза меньше, чем содержится в серной таблетке. Моя сера чище.
        - И сколько её получилось?
        - Вот сколько, - доктор протянул ладонь с мешочком, полностью заполненным серой. - Раньше в этот мешочек помещалось двадцать восемь таблеток, вот и считай сама, сколько здесь полноценных доз серы.
        - Больше пятидесяти.
        - Пятьдесят шесть, если быть точным, - доктор вновь вытер испарину со лба и присел у стены. - Что-то жарковато стало.
        - Как ты себя чувствуешь? - девушка подозрительно посмотрела на бледное лицо доктора с нездоровым румянцем.
        - Если честно, то не очень хорошо, - мужчина растер лицо ладонями. - В глазах все двоится, слабость и в груди сильно жжет. И нога опять заболела. Наверное, надышался парами с серой…
        - Помнишь, я тебе хотела рассказать, отчего я попала в Ад?
        - Да, - Эрих лёг на место, где совсем недавно лежала Адель. Камень еще хранил тепло ее тела.
        - Мой первый муж, был очень известный и влиятельный человек. Аристократ в двенадцатом поколении. Очень мужественный и властный мужчина, который не останавливался ни перед какими трудностями и сметал всё на своем пути. В прямом и фигуральном смысле. Ты слышишь меня, Эрих?
        - Да-да, я слушаю. Меня немного подташнивает, поэтому я прикрыл глаза.
        - Но у него был один очень большой недостаток. Он был старше меня почти на сорок лет! Так вот, раннюю осень тысяча девятьсот пятьдесят четвертого года мы решили провести на Сардинии. А перед этим заехать на пару дней на Сицилию. Ты слышал что-нибудь о Сицилии?
        - Да, конечно. Я там бывал несколько раз. Палермо, Сиракузы, Этна…
        - И мафия! - Адель ловко перебила еле ворочающего языком Эриха. - Нас взяли в заложники. Они называли это иначе. Они называли это «пригласить в гости». Нас отвезли в какую-то глухую деревню и потребовали миллион североамериканских долларов за освобождение. Ты представляешь, какие это были огромные деньги в пятьдесят четвертом году?
        - Да, - чуть слышно ответил мужчина. - Как сейчас, наверное, пятьдесят миллионов.
        - Значительно больше, Эрих. Значительно. У моего мужа не было таких денег. Точнее, его состояние превышало эту сумму, но это были: недвижимость в Швейцарии, Англии и Андорре; виноградники во Франции; фабрика в Бельгии; небольшой завод в Канаде. Чтобы достать миллион долларов наличными требовалось время. И знаешь, что они придумали?
        - Нет.
        - Всё очень просто. Карл выписал на меня доверенность и написал несколько писем своим друзьям, чтобы они помогли мне с минимальными потерями вытащить миллион долларов из оборота. Чтобы я не наделала глупостей, сопровождающим мне определили Фабио. Знаешь, он совершенно не был похож на сицилийца. Высокий, стройный, сероглазый, ухоженный брюнет с ослепительной улыбкой. Обходительный и ужасно соблазнительный красавец. А самое главное, он был всего на пару лет старше меня… - Адель мечтательно закатила глаза.
        - Ты изменила мужу, да?!
        - Да, и не раз, но я не об этом. Я собрала деньги, причем точно в срок. Но интерпол каким-то образом узнал о заложнике и в результате операции по его спасению, заложник погиб. Как и все преступники.
        - И что? - после долгой паузы подал голос Эрих.
        - И ничего. Я стала законной наследницей огромного состояния, а Фабио еще несколько лет служил у меня личным помощником, - Адель искрометно засмеялась. - А потом забрал свою долю и вернулся на родину.
        - Так это вы с Фабио информировали интерпол.
        - Фабио, будучи пьяным и удовлетворенным, становился очень болтливым и как-то рассказал мне, где похитители прячут моего мужа. Я не могла не воспользоваться этим шансом. И, как видишь, теперь за это наказана, но нисколько не раскаиваюсь в содеянном.
        - Почему?
        - Потому что уже не могла терпеть домогания этого старого ловеласа с плохим запахом изо рта, подагрическими руками и дряблой кожей. Фу-у-у! - девушку передернуло от отвращения, стоило ей вспомнить близость со своим первым мужем.
        - Что тебе мешало уйти от него? - тяжело дыша и обливаясь холодным потом, задал вопрос Эрих.
        - Ага, чтобы остаться ни с чем. Нет уж, увольте.
        - Ладно, - доктор с трудом приоткрыл тяжелые веки. - Этот поступок тебя не красит, но кто из нас без греха? Моё отношение к тебе не изменилось и свои слова, сказанные этой ночью, я обратно забирать не собираюсь.
        - Идиот! - злобно крикнула Адель. - Какой ты всё-таки идиот! Ты разве не понимаешь, что я использовала тебя всё это время? Да, в моей крови яд Гончей Смерти. И я уже давно знаю, как избавиться от него.
        - И как же?
        - Очень просто, поднять еще один уровень. Дурак, я заразила тебя, - девушка присела возле Эриха и легким движением откинула шкуру, прикрывающую его бедро. На побледневшей коже ноги ярко алел след от зубов Гончей Смерти. В руке у девушки блеснул нож, чтобы через секунду вонзиться в грудь мужчины. - Ты сейчас беспомощен, как этим не воспользоваться?!
        - Я же сделал серу! - выплевывая слова вместе с кровью, крикнул доктор. - Зачем ты меня убиваешь?
        - Я же рассказала тебе историю, неужели ты так ничего и не понял?! Главный мой грех - это вероломство. И вообще, вы с Дараком так убедительно вещали о судьбе правителя доминиона, что я сама решила им стать.
        Тело Эриха подернулось легкой рябью, и растаяло в воздухе, оставив после себя все вещи, кроме осколка обсидианового меча. В это же время Адель накрыла волна наслаждения, предвестник нового, пятого уровня.
        Глава 11
        Очнулся Эрих в пустыне, вот только небо над головой было не черно-красным, а ярко-голубого цвета. Из одежды на нем была лишь набедренная повязка, даже подаренные Анри сандалии исчезли, но зато верный черный нож был под рукой. Поднявшись и оглядевшись по сторонам, доктор увидел вдалеке одинокую арбу, которую не спеша тащил маленький ослик.
        - Эй, подождите, - крикнул он вслед удаляющейся повозке и припустил следом за ней, чувствуя босыми ступнями жар раскаленного солнцем песка. - Эй, подождите, это я вам кричу! - доктор ухватился за борт арбы и тут же заметил, что осликом управляет его давняя знакомая. - Джанан?! Ты узнаешь меня? Это я, дядя Эрих!
        - Да, я вас узнала, - девушка прикрыла лицо концом повязанного на голове платка. - Простите, мне некогда с вами разговаривать, мне надо ехать в локацию «lib.».
        - Зачем тебе ехать в этот поселок похоти и порока?
        - Отец за долги отдал меня в услужение старику Хасану.
        - Что? - Эрих от удивления и возмущения замер на месте, а отойдя от шока, догнал мерно покачивающуюся на песке повозку. - Ты разве не понимаешь, что тебя там ждет?
        - Понимаю. Мне надо будет мыть посуду, прибираться в номерах и во дворе, возможно, даже прислуживать в обеденном зале.
        - Ага, как же, держи карман шире. Балачака тоже отдавали на таких условиях, а чем он занимался по факту, ты сама прекрасно знаешь. Да остановись ты! - Эрих ухватил девушку за локоть и развернул к себе. - Кто тебя избил? - глядя на синяки под глазами и шее, злобно спросил мужчина и, тряхнув молчащую девушку, повторил. - Кто это сделал, я тебя спрашиваю? Немедленно отвечай!
        - Это старший привратник Тит! - опустив наполнившиеся слезами глаза, ответила девушка. - Отец задолжал ему много денег…
        - И поэтому он избил тебя? Что за бред?!
        - Нет, избил он меня за то, что я отказалась с ним разделить ложе.
        - Подонок. Что вообще происходит в загробном мире? Неужели Фромм был прав и все, кто не могут создавать, стремятся разрушать?! Сколько твой отец задолжал Титу?
        - Много. Уже больше десяти золотых монет.
        - Я поговорю с Титом, возможно, он скостит долг, и тебе не придется ехать к Хасану.
        - Не надо. Он пожалел один золотой для Балачака, хотя я умоляла его об этом на коленях.
        - Зачем Балачаку золотой? - растерялся Эрих, не зная, как утешить девушку.
        - Золотой был нужен мне, чтобы я могла на него купить флакон лечебного зелья для Балачака.
        - Что с Балачаком? - глаза Эриха сузились, а мышцы на руках напряглись.
        - Его больше нет.
        - Что? Как? - Эрих был похож на выброшенную на берег рыбу, открывающую рот в попытке заглотнуть воздух.
        - Тит потребовал у отца вернуть долг. А так как денег не было, он повалил меня на пол и надругался. Балачак пытался мне помочь, но Тит с такой силой оттолкнул его, что он ударился затылком о стену и потерял сознание. И не приходил в себя три дня, а потом умер.
        - Мразь! - ярость перекосила лицо доктора. - Детоубийца! Ну, держись! - он ловко подкинул нож в ладони и бегом бросился в сторону врат Рая.
        ***
        - Господин доктор, как я рад, что вы смогли искупить свой грех и вернуться в Рай! - стоявший у ворот привратник Тимофей и два стражника искренне радовались возвращению Эриха. Не каждый день, да чего кривить душой, не каждое тысячелетие случается такое, что попавшая в Ад душа, умудряется исправить допущенную при жизни ошибку и вернуться в Рай.
        - В каком смысле искупить? Каким образом? - ярость, бурлящая в Эрихе, схлынула, стоило ей наткнуться на смиренный тон и дружелюбие Тимофея.
        - Ну, как же, - Тимофей пожал плечами. - Вы же несколько раз спасали Адель от смерти, - привратник вытянул перед собой открытую ладонь, останавливая протест Эриха. - Да, в Аду нет смерти, так как нет жизни. Но есть ее проекция, и есть мучения, физические и душевные, связанные с ней.
        - Хорошо, - доктор задумчиво провел рукой по волосам. - А причем здесь Адель и пожилая дама, подвергшаяся эвтаназии?
        - Элементарно! - Тимофей широко улыбнулся. - Адель и баронесса фон Ульрих, это один и тот же человек.
        - Боже мой! - Эрих, прикрыв глаза, запрокинул голову к небу. - А ведь я даже не поинтересовался её фамилией. Она же говорила, что её муж был аристократом.
        - Чей муж? - за спиной доктора послышался нетрезвый голос Тита. Эрих медленно повернулся к старшему привратнику лицом и прямо посмотрел в его налившиеся кровью глаза. - А-а-а, доктор вернулся, - Тит сплюнул на землю и нетвердой походкой проследовал к Тимофею. - Я-то думал, опять демоны прорвались, а это докторишка умудрился вернуться обратно.
        - Вы неуважительно говорите с путником… - начал было Тимофей укорять Тита, но тот грубо его прервал.
        - Дай сюда свиток, - вырвав из руки привратника свиток, Тит несколько долгих минут тупо смотрел на него, а затем резюмировал. - Ну да, всё правильно. Доктор Эрих Атцт, можете проследовать сквозь врата в Рай, в прекрасный сад Эдема.
        - Благодарю, - в тон Титу ответил Эрих, играя желваками. - Только ты вначале ответь мне, пьяная мразь, за что ты мальчишку убил и Джанан изнасиловал?
        - Кто ты такой, чтобы я на твои вопросы отвечал, а? - Тит вплотную приблизился к доктору и навис над ним, со злобой глядя сверху-вниз. - Я перед тобой ответа держать не должен, но для идиота повторю. Это не люди, это духи. Убийство и изнасилование духа не является грехом! Сколько ты за свою жизнь съел коров, свиней, цыплят?! Ты же не считаешь себя виновным в их смерти, ты вообще не считаешь убийство животного грехом, так?
        - Не так. Всё зависит от обстоятельств.
        - Ага, философия двойных стандартов. Извлеки вначале бревно из своего глаза, а уже потом указывай на соринку в моем оке.
        - Ты мразь и я хочу, чтобы ты это знал и жил с этим знанием.
        - Мне плевать на твое мнение. Ты никчемный человек, который ничего хорошего в жизни не сделал. Наоборот, ты убивал людей, лишая их возможности через боль искупить свои грехи и попасть в Рай. Тридцать восемь человек, - разгоряченный Тит принялся на пальцах показывать число тридцать восемь, при этом брызгая слюной во все стороны. - Тридцать восемь бессмертных душ, только от твоей руки попали в Ад! Да та же баронесса, полежала бы годик прикованная к постели болезнью, и поняла бы, что за грехи ей дана эта болезнь. Глядишь, и вымолила бы у Господа прощения, и сейчас в Раю гимны с ангелами пела, а не в пустоши адской в компании грешника мытарствовала.
        - Если бы у бабушки был пенис, то она была бы дедушкой! - так же рьяно ответил Эрих. - Ты не думал, что и я выполняю волю Господа. Ты не думал, своим отравленным алкоголем мозгом, что пути Господни неисповедимы?!
        - Иди ты в задницу! - Тит похабно ощерился. - Ой, задницу сказал. Извини, доктор, хотел сказать в Рай, а сказал в задницу. Вот это оговорка, так оговорка. Конфуз! Ты прости меня, грешного! - старший привратник шутовски раскланялся и приоткрыл створку ворот в Эдем, тем самым приглашая Эриха проследовать в райские кущи.
        - Ладно, бог тебе судья, - доктор укоризненно покрутил головой. - Одно радует, что ты никогда не попадешь в Рай.
        - Да?! - Тит злобно сверкнул глазами. - А меня радует, что Джанан не далеко уехала. Как думаешь, что я с ней сделаю, когда догоню, а?
        Кулак Эриха с глухим звуком врезался в скулу Тита, сбив старшего привратника с ног.
        - Все видели, а? Все?! Все видели! - радостно смеясь, Тит поднялся с земли, обводя взглядом привратника и двух стражей. - Ударил старшего привратника при исполнении служебных обязанностей. Скулу мне на бок свернул.
        - Но сегодня мое дежурство… - начал было говорить Тимофей, но Тит в очередной раз его грубо прервал.
        - Заткнись. Я зачитал, что доктору Эриху Атцту открыт доступ в Рай, а он меня в лицо ударил. В связи с этим, пользуясь пунктом особо распоряжения, за неподобающее поведение, вышеозначенный доктор отправляется на перерождение. Давай, - Тит кивнул стражнику, вооруженному красным копьем. - Отправляй его на перерождение.
        Растерявшийся стражник чуть замешкался и Эрих, получивший большой опыт схваток в пустоши Преисподней, ушел от разящего наконечника, при этом, ухватившись за древко, дернул стража на себя. Потерявший равновесие стражник принялся заваливаться вперед, но мощный апперкот отправил его в обратном направлении. Колени стража подломились, и он без сознания упал у ног своего напарника.
        - Ну, что вылупился на меня? - Эрих встал между Титом и оставшимся стражником, сжимая в ладони нож. - Сейчас я вас резать буду, аки агнецов!
        - Насади его на копье, - Тит испуганно закричал стражнику. - Ты разве не видишь, это демон в личине человека.
        Не менее испуганный страж, до этого никогда не сталкивавшийся с демонами, робко выкинул руку, вооруженную копьем, в направлении груди доктора, сам осознавая, что промахнулся. Но, Эрих, вместо того, чтобы отклониться, подставил под удар спину. Да так, что наконечник на всю длину вышел из его груди. От рывка, древко выскользнуло из руки стража, а стоявший лицом к Эриху Тит побледнел от ужаса, услышав последние слова доктора:
        - Собирайся, Тит, нам пора возвращаться туда, где мы должны быть.
        После этой фразы, доктор кинулся в объятия ошарашенного Тита, протыкая торчащим из груди копьем податливую плоть старшего привратника. На глазах у стражи и Тимофея, тела Эриха и Тита покрылись темной дымкой, принялись ломаться и скручиваться, втягиваясь в рану, оставленную копьем, как в черную дыру. Через мгновение раздался дикий рёв, от которого из ушей потекла кровь, а доктор и старший привратник исчезли в черно - багровом свете схлопнувшейся дыры.
        ***
        - Куда ты меня притащил? Мне здесь не место! - несвязный шепот Тита был первым, что услышал Эрих, когда пришел в себя, лежа на твердом каменном полу маленькой пещеры.
        - Мы в Преисподней, Тит, - устало произнес доктор, не открывая глаз. - Вообще удивительно, что мы возродились в пещере, а не на сборном пункте у Анри.
        - Мне здесь не место! Мне здесь не место! - скороговоркой шептал Тит, не слушая Эриха и, судя по звуку удаляющихся шагов, он выбежал наружу.
        - Дьявол, Тит, - Эрих, покачиваясь, поднялся с земли, не забыв подобрать черный нож, и вышел из пещеры. - Куда тебя черти понесли, ты здесь станешь легкой добычей! - оглядев пространство вокруг, доктор осознал, что, во-первых, Тит исчез. А во-вторых, совсем недалеко от пещеры проходит дорога. И сейчас по ней неспешно брела стройная девушка в тунике и до боли знакомых сандалиях. Не задумываясь, мужчина кинулся следом за девушкой, но она услышала его шаги, когда он был лишь в нескольких метрах от нее. Резко развернувшись, девушка вытянула вперед руку, вооруженную бронзовым ножом, а второй рукой поправила колчан, висящий на поясе.
        - Даже не пытайся, Эрих, - Адель незаметно отступила на пару шагов назад. - Ты, конечно, мужчина и сильнее меня, но не забывай, что у меня пятый уровень, а у тебя лишь четвертый.
        - Что? - поведение девушки вначале сбило Эриха с толку и, лишь осознав, что он стоит перед ней в одной набедренной повязке и с ножом в руке, расставило все на свои места - А-а-а! Да нет, ты не бойся, я не собираюсь тебе мстить, - легким движением руки доктор швырнул нож к ногам девушки. - Вот, забирай.
        - Хм, - девушка странно посмотрела на Эриха из-под опущенных ресниц и, улыбнувшись, задала мучающий ее вопрос. - Почему ты не хочешь мне отомстить?
        - Зачем? Чтобы ты возненавидела меня, как своего старого мужа?! Ты многое пережила и многого натерпелась от мужчин, и я могу понять твое отношение к ним.
        - Странно, - девушка кончиком сандалии толкнула лежащий у ее ног нож обратно к Эриху, а свой убрала за пояс. - Мне казалось, что ты не прощаешь обид.
        - Марту я не простил, а тебя прощаю. Ну, не хочешь ты быть единственной женой, любовницей, музой и опорой правителя доминиона, что ж, это твой выбор.
        - И ты так просто позволишь мне стать новым правителем доминиона вместо себя?
        - Почему вместо меня? Ты займешь свое место, я займу свое.
        - Но у тебя нет пятого уровня.
        - До пятого уровня совсем немного и это «немного» скоро появится. Кстати, ты тут грузного, высокого мужчину не видела? - доктор показал рукой на пещеру, из которой вышел минутой ранее. - Он вон из той пещеры выбежал со словами «это не мое место»!
        - Нет, - Адель удивленно посмотрела на Эриха. - Никого я не видела.
        - Наверное, это было очередное видение Голгофы. Представляешь, мне показалось, что я вернулся в Рай, а там старший привратник изнасиловал девушку и убил ее младшего брата.
        - В Раю? - Адель удивленно округлила глаза. - Точно бредовое видение, созданное Голгофой.
        - А, вот вы где! - из-за поворота, со стороны столицы появился Дарак. За последние сутки он осунулся и пообтрепался, и сейчас был больше похож на загнанного зверя, чем на будущего правителя доминиона, которым он себя возомнил.
        - Вот и моё «немного» до пятого уровня. Дай мне лук, пожалуйста.
        - А я его оставила в пещере. Он тяжелый и неудобный.
        - Плохо, - Эрих исподлобья посмотрел на Дарака. - Не хотел марать руки об этого психа, но, видимо, придется! - доктор поднял нож с земли и уверенной походкой двинулся навстречу Дараку.
        - Давай-давай, иди сюда! - рыжий сатир истерично кричал, глядя на приближающегося доктора и тем самым распаляя себя. - Иди сюда, швейцарский пёс, я порежу тебя на ремни!
        - Ты дурак? - мужчина остановился в двух метрах от Дарака. - Ступай в столицу и живи припеваючи. Четвертый уровень - это очень серьезно, с таким уровнем можно достичь высокого положения в обществе.
        - Третий, - поникнув головой, чуть слышно произнес Дарак.
        - Тем более, у тебя мизерные шансы убить меня на дуэли!
        - Но он же есть!
        - Есть, но вероятнее всего, что ты проиграешь и опустишься до второго уровня.
        - Черт возьми, - Дарак перепрыгнул с ноги на ногу, запрокинул голову назад и обнял себя руками. - Как меня ломает без таблеток. Эрих, дай мне пять таблеток, и я оставлю тебя в покое. Попробую набить четвертый уровень в пустоши, на саманах и других тварях.
        - Ты забрала серу из пещеры? - доктор вполоборота повернулся к подошедшей Адель и в этот момент Дарак попытался всадить Эриху в живот заточенный деревянный кол. Без особых усилий доктор обезоружил рыжего сатира и отпихнул в сторону. - Какой ты трусливый и отвратительный тип. Тебе не стыдно?
        - Стыдно, у кого видно, - парировал Дарак, сотрясаясь в ознобе. - Дайте таблетку, что вам стоит, у вас их много!
        - Дать ему? - Адель показала мешочек, полностью заполненный порошкообразной серой.
        - Отсыпь и пусть проваливает.
        Дарак жадно накинулся на серу, которую Адель насыпала ему в ладонь, а затем блаженно растянулся посередине дороги.
        - Хорошо-то как. Я вот только одного не пойму, зачем вы таблетки в порошок измельчили? - Эрих и девушка переглянулись и одновременно прыснули. - Чего смеетесь? Лучше дайте мне какое-нибудь оружие, вон какие жирные саманы летят, сейчас я на них пятый уровень буду поднимать.
        Адель и доктор одновременно подняли лица к небу и их брови в удивлении поползли вверх. Прямо над ними кружило несколько не то ящеров, не то драконов. Три коричневых, три грязно-красных и четыре пепельно-серых. Заметив с высоты на дороге одиноких путников, они одновременно спикировали вниз. Коричневые и грязно-красные ящеры приземлились перед путниками, отрезая им путь к городу, а пепельно-серые отрезали дорогу назад. На каждом ящере находился наездник, пыль, поднятая крыльями драконов, не успела осесть, а наездники уже окружили путников, с насторожённостью и непониманием наблюдающих за их действиями.
        Глава 12
        -Ты тоже видишь то, что и я? - шепотом поинтересовалась Адель у доктора. - В серых доспехах правитель одиннадцатого доминиона Хильдегульда, в красных правитель двенадцатого доминиона Боудикка, а в коричневых правитель тринадцатого доминиона Хутулум?!
        - Угу, - угрюмо подтвердил слова девушки доктор. - Три правителя и все женщины. Кто они такие я не знаю, но вот в свите у Хильдегульды воин четвертого уровня Мюрат, а это, на минуточку, маршал из армии Наполеона.
        - У Боудикки в свите Аттила и Роберт Эммет, прикинь! - восторженно произнес вставший с земли Дарак. - Роберт Эммет, это же национальный герой Ирландии, революционер, боровшийся с гнетом вонючих англичан. Нам о нем на уроках истории рассказывали…
        - Кто из вас троих достиг пятого уровня? - низким грудным голосом задала вопрос рослая, мускулистая девушка азиатской внешности. - И немедленно встаньте на колени, когда перед вами находится правитель доминиона.
        - Оставь их в покое, Хутулум! - красивая блондинка в серых доспехах подала голос из-за спины путников. - Пусть они идут своей дорогой.
        - Никуда они не пойдут, - к разговору присоединилась рыжеволосая Боудикка, обладательница темно-красного доспеха. - Глупо спрашивать, у кого из них пятый уровень. Обманут и глазом не моргнут. Отправить всех на перерождение, затем выследить с неба и притащить в город на инициацию.
        - И эти туда же, - пробурчал Эрих. - Их то каким образом наши уровни касаются.
        - Я приказала встать на колени, - лицо азиатки перекосила злоба, а в руке появилась плеть. - Вопросы здесь задавать буду я.
        - Оставьте их в покое! - твердо произнесла Хильдегунда, а шелест мечей, извлеченных тремя её спутниками, прозвучал дополнительным весомым аргументом.
        - Ты же не надеешься, что вы вчетвером справитесь с шестью воинами? - улыбаясь, спросила Боудикка. - Два демона пятого уровня с поддержкой четырех демонов четвертого уровня, против одного демона пятого уровня и трех ее воинов четвертого уровня. Неужели ты рассчитываешь на победу?
        - Рассчитываю! - не сводя глаз с агрессивно настроенной Хутулум, ответила блондинка и, повернувшись к воину, стоящему справа от нее, скомандовала. - Сними шлем.
        - Да, госпожа, - почтительно ответил воин и ловко стащил с головы шлем. Стоило ему снять шлем, как тут же в голове Эриха появились данные на воина.
        - Дьявол, - злобно выкрикнула Хутулум. - Это же Миямото Мусаси. Он должен быть моим телохранителем.
        - Будет, как только Боудикка отдаст мне Аттилу.
        - Этого еще не хватало, - улыбнулась рыжеволосая девушка. - Аттилу я поменяю только на Ричарда Львиное Сердце…
        - Пока правители доминионов спорят, я вам кое-что объясню! - над ухом у Эриха послышался мягкий, немного грассирующий голос. - Не крутитесь вы так! Я бесплотен и мой голос слышите только вы.
        - Ну, ладно, - Эрих пожал плечами под недоуменным взглядом Дарака.
        - Вы, если читали Новый Завет, должны быть в курсе, что в период между своей смертью и воскресением, Спаситель на некоторое время нисходил в Ад. Якобы для того, чтобы принести грешникам благую весть…
        - Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал, некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению[6 - 1-ое Послание апостола Петра, глава 3 стих 18-20.], - процитировал строки из Нового Завета доктор.
        - Все верно, - в голосе невидимого собеседника послышалось одобрение. - За некоторым исключением. Спаситель спустился в Ад, который в то время представлял из себя сплошной Хаос и изменил его. Уничтожив всё, что нельзя было изменить и, упорядочив то, что можно было упорядочить за три дня его нахождения в Преисподней. Как вы понимаете, падшие ангелы, верховные князья и прочие пережитки, не вписывались в новую концепцию Ада, так как были совершенными анархистами.
        - И что с ними стало? - на грани слышимости задал вопрос Эрих.
        - Их не стало! - весело ответил незримый собеседник. - Спаситель поделил Преисподнею на тринадцать провинций, или иначе их еще называют доминионами. Каждая провинция имеет свое название: Баал, Агарес, Вассаго, Самигина, Марбас, Валефор, Аамон, Барбатос, Пеймон, Буер, Гасион, Ситри и тринадцатый доминион, самый маленький, имеет название Белет. Только правители и неинициированные грешники, могут видеть истинное имя правителя доминиона. Все остальные видят лишь имя, соответствующее названию провинции. Вот, например, Хутулум, внучка Чингисхана, будучи правителем тринадцатого доминиона, носит имя Белет и титул короля. Рыжеволосая Боудикка, поднявшая в первом веке бриттов на восстание против римлян, носит официальное имя Ситри и титул Принца. А прекрасная Хильдегунда, которая при жизни была германской принцессой и на данный момент защищает ваше право на свободную инициацию в столице, носит имя Гасион и титул герцога.
        - Постойте, эта та Хильдегунда, которая во время брачной ночи убила Аттилу?
        - Она самая.
        - А почему у них титулы разные?
        - Потому, что первоначально была выстроена строгая иерархия, но со временем первозданный хаос и демонические игры сместили акценты в геополитической жизни Преисподней.
        - Понятно, что ничего не понятно! - Эрих чуть кивнул головой. - Но они же девушки, а не мужчины. Причем настоящие девушки, без копыт, рогов и прочих трансформаций, а носят мужские титулы.
        - Девушки, - незримый собеседник хихикнул. - Я чувствую, что скоро тут соберутся все правители доминионов, и вы удивитесь еще сильнее. А что касается их внешнего вида, то всё очень просто, тот, кто становится правителем, приобретает свою лучшую физическую форму, которую имел при жизни. А уж кто займет титул, зависит не от меня, а от множества факторов. И всякий раз менять титул правителя лишь из-за того, что к власти пришла женщина, а не мужчина? Нет уж, сему не бывать! Во всем должен быть первоначально установленный порядок.
        - А вы кто?
        - Не отвлекайтесь, молодой человек, - в голосе собеседника послышались менторские нотки. - Я простой смотритель, поставленный сюда лично Спасителем. И предвосхищая ваш вопрос, сразу поясню, слежу я за тем, чтобы в Аду был порядок. Кстати, то, что сейчас происходит, совсем не порядок, но я пока вмешиваться не буду и вернусь к тому, для чего я затеял нашу с вами беседу.
        - Я вас внимательно слушаю.
        - Грешник, прошедший сквозь пустошь и достигший пятого уровня, вправе претендовать на доминион. Чтобы стать правителем доминиона, он должен в дуэли на равных, одержать вверх над тем соперником, которого вызовет на дуэль. У вашей спутницы на данный момент пятый уровень, и она смело может вызвать любого правителя на дуэль, дабы занять его место на троне, но я вам очень рекомендую убедить вашу спутницу, не вызывать на дуэль правителя Баала.
        - Правителя первого доминиона?
        - Да.
        - Почему, не поясните?! - чуть шевеля губами, задал вопрос Эрих.
        - Во-первых, шансов одержать верх очень мало. А во-вторых, Баал, это не кто иной, как Марьям Вифанийская.
        - Сестра Лазаря, которого воскресил Господь? За что она попала в Ад?
        - Это закрытая информация, - строго ответил незримый собеседник. - Будьте благоразумны и положительно повлияйте на вашу спутницу.
        - Почему вы ей этого сами не скажете?
        - Нет уж, увольте! Женщина послушает и сделает наоборот. Вот, смотрите сами, всё небо в драконах. Внеурочный сбор правителей доминионов.
        Эрих запрокинул голову кверху и действительно увидел несколько десятков драконов, различного окраса, кружащихся над ним. Некоторое время они парили в вышине, а затем резко, одновременно, пошли на посадку. Причем, кто-то из вновь прибывших наездников присоединялся к группе рыжеволосой Боудикки и Хутулум, а кто-то занимал противоположную позицию, вставая плечом к плечу рядом с воинами Хильдегунды. Кульминационным моментом стало появление на дороге большого отряда воинов в черных доспехах, слаженно марширующих по дороге от столицы. Возглавлял отряд всадник на огромном вороном жеребце, из ноздрей которого вырывался дым, а в глазах плескались ненависть и злоба.
        - И что это за собрание на моей земле? - усталым женским голосом произнес всадник, одновременно снимая с головы шлем. - Что вы тут устроили?
        - Да вот, Марьям, - Хутулум ткнула концом плетки в сторону стоящих в окружении воинов путников. - Кто-то из них достиг пятого уровня?
        - И что? - девушка ловко спустилась с огромного коня и оказалась ростом не выше полутора метров, но при этом обладала аппетитными формами и гордой осанкой. - У каждой из вас пятый уровень, - девушка обвела правителей взглядом темно-карих глаз. - Разве кого-то из вас встречали на подступах к городу правители?
        - Нет, - за всех ответила Хутулум. - Но вспомни, что было, когда шестьсот лет назад Темная Жанна, не без помощи своих воинов, попавших с нею в Ад, поднялась до пятого уровня?!
        - Я прекрасно это помню, Хутулум, король Белет. Она бросила вызов лично мне, правителю первого доминиона. Итог: её воины и она сама ушли на перерождение…
        - Темной Жанной в Аду называют Жанну д’Арк, - над ухом Эриха вновь послышался голос незнакомца. - На самом деле она обычная деревенская девушка, а приставка «д» у французов означает дворянское происхождение. Темной ее прозвали англичане, за ее жестокость и свирепость в битвах. По-английски темная - «дарк»[7 - Dark (англ.) - тёмная.]. Это уже потом благодарные потомки извратили историю, наделив простушку из деревеньки Домреми аристократической кровью.
        - Благодарю за экскурс в историю, - пробубнил доктор. - Из-за вас я прослушал из-за чего весь сыр-бор.
        - Я вам поясню, мой саркастичный друг, - весело ответил незримый собеседник. - Каждые четыре года в Аду проходят демонические игры. Суть их заключается в том, что каждый правитель выставляет команду, состоящую из чёртовой дюжины воинов. А далее, по жеребьевке, команды сходятся в бою. В самом начале двенадцать команд, то есть шесть пар. После первого круга их остается три, то есть, если умеете считать - шесть команд. А вот после второго круга остается всего три команды и тогда к соревнованиям присоединяется команда первого доминиона. И эта команда за две с лишним тысячи лет ни разу не проиграла в демонических играх. Постоянно занимая первое место. А последние шесть столетий у этой команды нельзя выиграть априори!
        - Потому что проигравшая в дуэли Марьям, то есть королю Баалу Жанна д’Арк, со своим отрядом влилась в армию Баала. А у нее пятый уровень.
        - Именно, - таинственный собеседник удовлетворенно хмыкнул. - Вы все схватываете на лету. Поэтому Боудикка и Хутулум не хотят, чтобы кто-либо еще бросил вызов Марьям и, в случае поражения, еще больше усилил ее позиции в этом плане бытия.
        - Какая разница, кто одержит победу на демонических играх?
        - О-о-о, вы, наверное, слышали историю от инструктора, что между доминионами постоянно ведутся войны за ресурсы и политическое влияние?!
        - Да, Анри что-то такое рассказывал.
        - Не верьте, всё уже давно решается на демонических играх. Кто какое место занял, тот такой доминион и возглавляет. К примеру, вон та черноволосая девушка справа от Хильдегунды, никто иная, как Томоэ Годзен. На данный момент она является правителем четвертого доминиона и носит титул маркиз Самигина. Каких-то двести лет назад она была правителем тринадцатого легиона, но удачное приобретение фехтовальщика Жана-Луи Мишеля, жившего в девятнадцатом веке, сильно усилило ее команду. Как видите, порой даже один опытный фехтовальщик может сильно повлиять на изменение рейтинговой позиции правителя.
        - Ага, понятно, - чуть слышно произнес Эрих, не слушая перепалку правителей доминионов, которая всерьез захватила Дарака и Адель. - Миямото Мусаси, насколько я помню, был лучшим фехтовальщиком Японии во времена правления сёгуна Иэясу Токугавы. Поэтому, значит, Хутулум хотела его к себе в свиту, а Хильдегунда к себе в армию Аттилу.
        - С первым вашим выводом соглашусь, а вот со вторым в корне не согласен. Хильдегунда в свое время была насильно выдана замуж за Аттилу и, поверьте мне, нет ничего более живучего, чем женская обида…
        - Хорошо, хорошо! - Марьям, правитель доминиона Баал подняла руки вверх и повысила голос. - Раз мы не можем прийти к компромиссу, давайте призовем на помощь Смотрителя.
        Гул голосов поддержал ее предложение, хотя нет-нет, но слышались и голоса против такого решения.
        - О! - Эрих вновь услышал возбужденный голос собеседника-невидимки. - Меня вызывают. Я вас на время оставлю. Не обессудьте, молодой человек.
        Марьям извлекла из седельной сумы инкрустированный драгоценными камнями рог и протяжно в него протрубила. Когда звук рога стих, наступила кромешная тишина, а через некоторое мгновение, прямо посередине круга проявился силуэт мужчины в рясе с капюшоном. Из-под капюшона выглядывала лишь курчавая борода и кончик крупного носа.
        - Я, Иуда Искариот, Смотритель порядка волей Господа, слушаю вас.
        - Иуда?! - одновременно в голос произнесли Адель и Дарак, а Эрих лишь присвистнул.
        «Вот тебе и неведомый собеседник!» - подумал про себя доктор - «С таким надо ухо востро держать!»
        - У нас возникла дилемма, Смотритель, - Марьям-Баал сконфуженно почесала щеку. - Короче, один из этих путников достиг пятого уровня и, при инициации, потребует дуэли с кем-то из правителей доминиона. Если он победит, то сможет призвать к себе в армию, посулами или еще чем, любого воина Преисподней. А у нас через два месяца демонические игры. Большинство правителей против такой пертурбации в канун игр!
        - И что вы предлагаете? - Эрих, из-за капюшона, не видел лица Иуды, но был уверен, что тот сейчас улыбается.
        - Поступило два предложения. Первое, опустить этих путников на один уровень и насильно инициировать. Второй вариант, до инициации, достигший пятого уровня, может вызвать любого правителя доминиона на дуэль и, в случае победы, занять его место, без права свободного привлечения воинов из других доминионов.
        - Оба варианта противоречат установленным правилам, - растягивая слова начал говорить Иуда, - но второй вариант, не смотря на явное ущемление прав не прошедших инициацию грешников, даёт им шанс на удачный исход, но лишь при одном условии!
        - При каком еще условии? - крикнула Хутулум. - Всех троих на перерождение и принудительная инициация. Зачем усложнять себе жизнь?
        - Затем, уважаемый правитель доминиона Белет, что несоблюдение установленных правил и законов приводит к хаосу и беспорядкам. Вы хотите, чтобы в вашем доминионе был беспорядок и каждый жил по своим правилам, наплевав на ваше мнение?
        - Не хочу, - смутившись, пробурчала Хутулум.
        - В таком случае, у меня будет одно условие. Оружие и экипировка противников должны быть равнозначными. А то знаю я вас, - Иуда бросил быстрый взгляд на Боудикку. - В полном доспехе и с мечом, против претендента в набедренной повязке, вооруженного сучковатой палкой.
        - Для начала, надо понять, какие у них уровни, - вполголоса произнесла Хильдегунда. - А потом уже принимать решение.
        - Кстати, да, - к разговору присоединилась правитель шестого доминиона. Так как она была без шлема, Эрих видел сразу два ее имени: герцог Валефор и Матильта Тосканская. - Где гарантия, что обладатель пятого уровня не обманет, спокойно пройдет инициацию и уже тогда бросит вызов?
        - Дарак четвертого уровня, - Иуда тяжело вздохнул, а Эрих в это время пристально посмотрел на обманувшего его Дарака, а тот в ответ глянул на доктора и, пожав плечами, широко улыбнулся. - Эрих четвертого уровня, - монотонно продолжил Иуда. - Баронесса Адель фон Ульрих, достигла пятого уровня. Еще вопросы есть?
        - Вопросов нет, - подала голос Хильдегунда. - Есть предложение, пусть все участвуют в парных дуэлях. Я лично обещаю Эриху и Дараку, что, если они одержат победу в дуэли против моих воинов, я возьму их на службу, как минимум, на должность легата.
        - Да ты с ума сошла! Обычных людишек, не имеющих опыта ведения военных действий назначать легатами?! Я на такое не пойду, если хочешь нажить проблем, вперед и с песней! - Хутулум громко засмеялась, но Боудикка дернула ее за руку и прошептала:
        - Что-то здесь не чисто. Хильдегунда хитра как змея, она что-то замыслила!
        - Да ничего она не замыслила, - шикнула Хутулум. - Просто хочет посмотреть на Миямото Мусаси в действии.
        - Ладно, если так, - шепотом ответила Боудикка, а затем громко произнесла. - Я тоже не прочь посмотреть на Эриха и Дарака в бою, но пусть противниками будут мои воины!
        - Нет уж, - вмешалась Марьям. - У вас в свите лучшие из лучших, зрелище не займет и пары секунд. У меня в легионе, - девушка кивнула подбородком за плечо, в сторону строя солдат. - Два десятка воинов четвертого уровня, выберем из них.
        - Можно я выберу? - Хильдегунда скорчила умильно-просящую гримаску на лице, подобострастно глядя на правителя первого доминиона.
        - Ладно, дьявол с тобой, - Марьям махнула рукой. - Выбирай, кого хочешь.
        Хильдегунда не спеша прошлась вдоль строя воинов в черных латах, задумчиво вглядываясь в лица демонов, через поднятые забрала шлемов.
        - Долго еще ждать? - через пять минут ожидания крикнула Хутулум. - Сколько можно выбирать?
        - Да всё уже, выбрала! - Хильдегунда показала пальцем на двух воинов и когда те вышли из строя, девушка сказала им. - Так как у Дарака с Эрихом нет доспехов, вам придется разоблачиться до набедренных повязок и вооружиться аналогичным оружием, как у них.
        - Ух ты, - Дарак с вожделением уставился на одного из воинов, который оказался девушкой с пышным бюстом. - Вот это деваха, а можно я ее вначале…
        - Замолчи, - Адель резко шикнула на Дарака. - У тебя только одно на уме, извращенец!
        - Ничего-ничего, - с напускной небрежностью произнесла пышногрудая девушка, подойдя вплотную к Дараку и практически касаясь его бюстом. - Я погляжу, у тебя нет оружия, значит, биться будем только тем, чем нас вооружил Ад! - она коснулась маленьких рожек на своей голове и с хрустом сжала кулаки.
        - С пребольшим моим удовольствием, - лицо Дарака покрыл румянец возбуждения, а в глазах заплескалась похоть. - Ты умрешь не сразу!
        - Посмотрим!
        - Всё, наговорились?! - Хильдегунда с интересом слушала перепалку Дарака с девушкой. - Готовы к дуэли на… хм… на рогах, получается?!
        - Просто рукопашная схватка, - сплюнув на песок, вмешалась Хутулум. - Пусть уже дерутся, меня интересует Адель, а не эти четверки.
        - Что-то я волнуюсь, - на грани слышимости сказала Боудикка, обращаясь исключительно к Хутулум. - Хильдегунда явно что-то замыслила, хитрая бестия!
        - Не преувеличивай, - в тон подруге ответила Хутулум. - Она не умнее нас с тобой.
        - Хорошо, - громко объявила Хильдегунда. - Приступайте к бою.
        Девушка-воин, чуть нагнувшись всем корпусом вперед, выкинула открытую ладонь вперед, в надежде задеть артерию на горле Дарака острыми, как бритва, ногтями. Сатир ловко уклонился и, перехватив ладонь девушки, развернул ее спиной к себе, одновременно заламывая руку за спину и заставляя девушку встать на колени.
        - А вот теперь порезвимся, - сумасшедшим голосом заверещал Дарак, пристраиваясь к пленнице сзади. - Сейчас ты почувствуешь мою мужскую мощь, грязная сучка.
        Зарычав, как дикий зверь, девушка совершила невероятный кульбит, ломая собственную руку в локте и с хрустом разрывая суставную сумку плеча, ей удалось вырваться из захвата. Ошарашенный кошмарным зрелищем Дарак, лишь на долю секунды растерялся, но этого времени хватило воительнице, чтобы ее левая ладонь с чавкающим звуком вырвала его мошонку, а острые клыки сомкнулись на покрытом рыжим волосом горле. Некоторое время Дарак бился в конвульсиях, а затем растворился в воздухе, уйдя на перерождение.
        - Найдите его и притащите на инициацию насильно, - скомандовала Марьям двум своим телохранителям. - Рыжий ублюдок, чего удумал. Так попирать уставы дуэли, не позволю никому.
        - Если честно, когда он уже хотел овладеть воительницей, я еле удержалась, чтобы не срубить его козлиную голову! - сдерживая гнев, сказала Жанна д’Арк, стоящая по правую руку от Марьям.
        - Ты чего так расстроилась, Хильдегунда? - вкрадчиво поинтересовалась Боудикка. - Неужели тебе жаль этого рыжего насильника?
        - Нет, - девушка отрицательно покрутила головой. - Мне жаль упущенной возможности.
        - Какой, если не секрет? - безразличным тоном спросила Боудикка, но всплеск интереса в глазах выдал ее с головой.
        - Пока секрет.
        - Давайте уже заканчивать эту тягомотину, - устало произнесла Хутулум. - У меня в доминионе дел выше рогов, а я тут время трачу, не пойми на что.
        - У всех дела, Хутулум, - Хильдегунда кивнула головой Эриху и двухметровому воину с бочкообразным торсом. - Начинайте.
        Воин оглянулся к Марьям и, под ее одобрительный кивок, ринулся на Эриха, сжимая в ладони нож. Доктору не оставалось ничего другого, как только отступать и уворачиваться от ударов великана. Через минуту легионер тяжело задышал, и Эрих смог этим воспользоваться, удачно порезав его правое бедро с внутренней стороны. Кровь толчками хлынула из поврежденной бедренной артерии. Доктор прекрасно знал, что максимум через пять минут легионер упадет замертво от обильной кровопотери и потому дальнейшей тактикой выбрал уход от какого-либо физического контакта с противником. Чувствуя, как силы с каждым ударом сердца покидают его, легионер предпринял решительную атаку, ставя на кон свою жизнь. Эрих, чтобы не попасть под сокрушающие удары соперника, резко отпрыгнул назад, но нога попала на стык двух каменных плит и он, споткнувшись, растянулся на земле. Легионер тут же этим воспользовался, прыгнув на доктора сверху и держа нож двумя руками над головой. Оружие воина пробило Эриху грудь с правой стороны, но и его нож, с острыми, как бритва кромками, умудрился задеть кадык нападающего. Доктор и легионер лежали рядом,
их взгляды были устремлены к черно-красному небу, по которому плыли грязные, рваные облака. И оба сейчас думали лишь об одном: «Когда же умрет соперник?».
        - Встань и добей его, Томаш! - не выдержала трагического момента Марьям.
        - Эрих, держись! - кусая от волнения губы, поддержала доктора Хильдегунда. - Держись!
        Воин, которого Марьям назвала Томашем, нащупал на земле нож, выпавший из руки, и попытался подняться. Когда он уже встал на одно колено, из пореза на горле и бедре бурным толчком хлынула алая кровь, и воин растворился в воздухе.
        - Не надо было ему вставать, - болевшая за Томаша Хутулум, от досады стукнула себя ладонью по бедру. - Из-за движения кровь быстрее полилась.
        Стоило воину уйти на перерождение, как тело Эриха выгнуло дугой, а на его лице появилась улыбка наслаждения.
        - Дьявол! - в сердцах крикнула Боудикка, выхватывая меч и бросаясь к Эрику, но появившийся из ниоткуда Иуда преградил ей дорогу.
        - Хочешь с ним драться на дуэли, разоблачайся до набедренной повязки и бери в руку нож, вместо меча.
        - Да как вы не понимаете, - яростно закричала Боудикка. - Хильдегунда всех обманула! У нее в армии теперь будет легат пятого уровня. Её доминион, как минимум, займёт второе место!
        - Успокойся, психованная! - улыбаясь, произнесла Хильдегунда. - Всё по правилам. Кто тебе мешал сделать Эриху более выгодное предложение?
        - А если бы Дарак победил, так она вообще бы имела в своей команде двух воинов пятого уровня! - Боудикка бросила меч к ногам Иуды и сжала голову ладонями. - Черт возьми, как, оказывается, просто можно было подняться вверх по иерархической лестнице! Почему мне это в голову не пришло? Я же чувствовала подвох!
        - Я не собираюсь вступать в команду к Хильдегунде, - Эрих ловко поднялся с земли, чувствуя, как его мышцы налились силой и энергией. - Я сам хочу возглавить доминион.
        - Давайте, для начала, решим вопрос с Адель, - злобно сузив и так узкие глаза, прошипела Хутулум. - А уже потом решим вопрос с Эрихом!
        - Ладно, - слово взяла Марьям, при этом кинув подозрительный взгляд на Иуду и Эриха. - Адель, кого из правителей ты хочешь вызвать на дуэль?
        - Марьям не вызывай! - на ухо девушке быстро проговорил Эрих. - Тебе не дадут выиграть бой.
        - Я хотела вызвать на дуэль вас, - Адель показала ладонью на Марьям, - но, подумав, решила, что это неверный выбор. И потому я выбираю Томоэ Годзен.
        - Что? - Хутулум покрутила пальцем у виска. - Томоэ фехтует лучше всех правителей, выбери кого-нибудь себе по зубам.
        - Опять ты говоришь, не подумав, - Боудикка вновь одернула подругу. - Они будут драться не на мечах.
        - А-а-а, - Хутулум почесала затылок. - Тогда да, если на ножах, то ей лучше драться с невысокой Марьям или Томоэ. У них руки значительно короче.
        - Мое оружие при мне, - Адель развела руки в стороны, в правой ладони сверкнуло лезвие бронзового ножа. - Можешь вооружиться также как я, Томоэ, и не забудь снять доспех, на мне лишь туника.
        Когда невысокая Томоэ встала напротив Адель, Марьям дала сигнал к началу дуэли, все вокруг замерли, ожидая кровавой развязки. Мало кто ставил на Адель, не имеющей опыта военных действий и не владеющей искусством ножевого боя. Но дуэль закончилась очень быстро.
        Стоило Марьям сделать отмашку рукой, как Адель тут же кинула нож в противницу, отвлекая этим ее внимание. Одновременно произошли два действия: Томоэ увернулась от ножа, сделав шаг вправо от себя, а Адель извлекла из колчана стрелу и, держа ее в левой руке за хвостовик как рапиру, нанесла легкий укол в незащищенное плечо соперницы.
        Так как соперники были равными по уровню, то яд на наконечнике стрелы подействовал мгновенно, отправив Томоэ Годзен на перерождение.
        - Вот и всё, я теперь правитель четвертого доминиона! - широко улыбнувшись, констатировала девушка.
        - Не по правилам, - робко произнесла Хутулум, вопросительно глядя на остальных правителей. - Не по правилам же?! Она её стрелой, а должна была ножом.
        - Всё по правилам, - устало ответила Боудикка. - Уговор был, что можно использовать то оружие, которое есть у путника. Колчан со стрелами все это время висел на поясе Адель. Так что, всё по правилам!
        - Дьявол! - рявкнула Хутулум, правитель тринадцатого доминиона Белет. - Вот так вот просто, один укол и сразу правителем четвертого доминиона, да?!
        - Да не стрелой она её повергла, а умом и хитростью! - Боудикка постучала костяшками по лбу. - Пришло другое время, физическая мощь и сила отошли на второй план!
        - Давайте их просто прирежем и всё, а? - не сдавалась Хутулум. - К чему нам новые игры на геополитической карте Преисподней.
        - Я тебе прирежу! - Иуда погрозил воительнице пальцем и, приобняв Эриха за плечи, отвел в сторонку.
        - Зачем вы меня сюда завели? - задал вопрос Эрих Иуде, стоило им скрыться с глаз правителей и их воинов.
        - Я хотел вас поблагодарить, что вы посодействовали в выборе соперницы Адель и хочу вас уведомить о том, что вы не станете правителем доминиона.
        - Это еще почему? - возмутился Эрих. - Вы же сами говорили, что есть закон и порядок, которые нельзя нарушать.
        - Всё верно, всё верно, - Иуда согласно покачал головой. - Но я считаю, что вы не совершили ничего такого предосудительного и грешного, из-за чего могли бы здесь находиться.
        - Что это значит? - Эрих подозрительно сузил глаза. - Вы хотите отправить меня на перерождение? Это не честно!
        - На перерождение, но не совсем на то, о котором вы сейчас подумали. Я верну вас обратно на землю, за несколько минут до вашей гибели.
        - Очень интересно, - Эрих от возмущения покрутил головой. - Чтобы я снова разбился на автомобиле и заново пережил путешествие в Раю и падение в Ад.
        - Нет-нет, за кого вы меня принимаете? - Иуда вскинул руки в молитвенном жесте. - Вы не будете знать, что произойдет с вами, но ваша интуиция направит вас по верному пути.
        - Нет, я не согласен… - Эрих принялся отказываться от предложения Иуды, но тот лишь поморщился и дал доктору подзатыльник.
        Перед глазами Эриха всё закружилось, он потерял счет времени, ориентацию в пространстве и как будто слился в единое целое с окружающей средой, чувствуя себя одновременно: камнем, песчинкой и даже ветром, поднимающем пыль над пустошью. Затем в его мозгу что-то ярко взорвалось, мир моргнул и померк вместе с сознанием.
        ***
        - Зачем ты вернул его к жизни, Иуда? - из-за нагромождения камней вышел высокий, чуть располневший мужчина.
        - А зачем ты отправил его в Ад, старший привратник Тит? - Иуда хмыкнул, и с улыбкой посмотрел на собеседника. - Или всё-таки апостол Пётр?!
        - Пётр, конечно, Пётр! - хмуро повторил мужчина и, на глазах у Иуды его внешность подверглась трансформации. Одутловатое лицо с мешками под глазами и неопрятной бородой, приняло четкие, аскетичные черты, а борода стала более окладистой и седой.
        - Так зачем ты отправил его в Преисподнюю, апостол Пётр?
        - Он слишком независим и по-своему трактует устоявшиеся за тысячелетия нормы и законы.
        - Вот именно по этой же причине я вернул его к жизни. Он же упрямый анархист, не признающий никакого авторитета. Уже сегодня он мог стать правителем первого доминиона, а что потом? А я тебе отвечу, потом бы наступил хаос! Он как крестоносец прошел бы через Ад, сокрушая всех и вся огнём и мечом.
        - А что изменится за то время, что он пробудет на земле? - Пётр удивленно обратился к Иуде.
        - Он не будет помнить того, что с ним произошло в Загробном мире, это подвластно только Святым, но он будет интуитивно чувствовать некоторые моменты, своеобразное дежа вю. И эти, - Иуда пощелкал пальцами, подбирая определение. - Эти «интуитивные воспоминания», либо приведут к тому, что он станет полноценным грешником, либо он искупит все свои грехи.
        - А что за «интуитивные воспоминания» он сможет вынести из Преисподней?
        - Например то, что он узрел на водной глади колодца, - Иуда улыбнулся в бороду. - Они почему-то безапелляционно верят всему, что там увидят…
        Эпилог
        Доктор Атцт вышел из здания клиники, когда большая часть персонала разъехалась по домам. Уже давно он самолично не делал инъекцию пациентам при эвтаназии и потому чувствовал себя сейчас не в своей тарелке. Он устало сел в автомобиль, положив на соседнее кресло подарок профессора Шульца: острый ампутационный нож начала двадцатого века, в красивом кожаном чехле. Ещё один недешевый экземпляр в его коллекцию хирургических инструментов. Аккуратно надавив подушечками пальцев на усталые глаза, Эрих извлек из нагрудного кармана смартфон и набрал номер жены.
        - Да? - в трубке послышался голос тяжело дышащей супруги, как будто она только что пробежала стометровку, а на заднем плане, еле различимый мужской голос.
        - Дорогая, я уже сел в машину, через час буду дома! Почему ты так тяжело дышишь?
        - Я бежала к телефону, он остался на кухне.
        - А-а-а, понятно, - протянул Эрих и уже хотел спросить её: «А что за мужской голос послышался, когда ты подняла трубку?», но почему-то передумал и произнес совсем иное. - Передай, пожалуйста, трубку Максимилиану.
        - Максимилиану?! - Марта на мгновение растерялась. - Да, хорошо!
        - Алло, Эрих, дружище, а я представляешь, проспал свой рейс. И потому решил задержаться в твоем гостеприимном доме до следующего утра, не возражаешь? - из трубки раздался наигранно веселый голос Макса. За столько лет дружбы, Эрих научился с большой вероятностью определять, когда Макс врет, а когда говорит правду. Сейчас он врал!
        - Конечно, дружище, я только рад! - солгал Эрих. - Передай Марте, пусть разогревает ужин, я приеду через час.
        Доктор Атцт отключил мобильный телефон, аккуратно извлек из кожаного чехла подарок профессора Шульца и с интересом посмотрел на блеснувший острый металл. Затем завел двигатель автомобиля и плавно двинулся к выезду с парковки.
        ***
        - Простите, доктор, но выезд с этой стороны парковки осуществляется только до семи часов вечера, - пожилой охранник сочувственно посмотрел в глаза Эриху. - После семи часов, только с противоположного выезда.
        - Что за день сегодня такой, - доктор в сердцах чертыхнулся, он не любил противоположный выезд с парковки, чтобы выехать на улицу, ведущую к его загородному дому, требовалось пересечь встречную полосу и это в тридцати метрах от крутого поворота. - А кто дал такое распоряжение?
        - Директор клиники.
        - Я могу взглянуть на это распоряжение? - доктор энергично протянул к мужчине руку, при этом нервно стуча второй рукой по рулю.
        - Э-э-э, - охранник растерялся, обычно такой уравновешенный и неконфликтный доктор Атцт, сейчас был совершенно на себя не похож. - К сожалению, я не знаю, где оно находится.
        - Ну как же так?! - не унимался Эрих. - Любое распоряжение вам обязаны предоставлять в письменном виде.
        - Я посмотрю в сторожевой будке! - охранник отсутствовал больше десяти минут, куда-то несколько раз звонил по стационарному телефону, медленно копошился на столе и в тумбочке…
        «Уже давно бы выехал с противоположного выезда!» - не раз мелькала в голове мысль, но он упорно отгонял её от себя, сам не осознавая, почему ему так важно выехать именно с основного выезда с парковки.
        - Вот, доктор Атцт, нашел! - охранник радостно вышел из сторожевой будки и протянул Эриху полиэтиленовый файл с заключенным в нем распоряжением.
        Доктор извлек один единственный лист распоряжения, внимательно его прочитал и затем возмущенно обратился к охраннику:
        - Маттео, а вы читали это распоряжение?
        - Откровенно говоря, нет! - охранник смутился под напором доктора. - Я, если честно, распоряжения до сегодняшнего момента не видел. Мне Карл, мой сменщик, сказал, что директор клиники распорядился после семи часов вечера никого через центральный выезд с парковки не выпускать.
        - Читайте, что написано? - Эрих сунул под нос Маттео лист распоряжения и ногтем подчеркнул строчку, которую следует прочитать.
        - С девятнадцати часов вечера до восьми часов утра, через центральный въезд (выезд) на парковку пропускать только автомобили сотрудников клиники. В указанный промежуток времени, транспортные средства посетителей и пациентов выпускать с парковки только через второстепенные выезды, - вслух прочитал охранник и удивленно уставился на доктора. - Так это, получается, персонала больницы это распоряжение не касается?!
        - Всё верно, Маттео, поднимите шлагбаум, меня жена дома ждет, - на скулах Эриха заиграли желваки. - И лучший друг!
        - Да-да, - пожилой охранник засеменил к пульту в сторожке, чтобы поднять шлагбаум. - Я сейчас вас выпущу…
        ***
        Доктор с разрешенной скоростью двигался в левой полосе, когда со стороны второстепенного выезда с парковки выскочил седан и грубо подрезал автомобиль доктора. Чтобы уйти от столкновения, мужчина вывернул на встречную полосу движения. В этот момент из - за поворота выскочил большегруз, слепя фарами водителя автомобиля, оказавшегося на его пути. Эрих уже не слышал визга тормозов, скрежета раздираемого и сминаемого металла обшивки, он даже не почувствовал мощного удара, сотрясшего автомобиль. Последнее, что он видел в слепящем свете фар, это лицо интерна Кнута и его губы, неслышно произносящие одно слово, которое профессор хотел уточнить у него этим вечером. Этим словом было слово: «Смерть».
        Прибывшие спасатели и скорая медицинская помощь оперативно извлекли тело Эриха Атцта из покореженного автомобиля.
        - Остановка сердца, быстро дефибриллятор, - распорядился врач скорой помощи, бросив мимолетный взгляд на свою помощницу. Разряд тока сотряс тело Эриха, заставив его выгнуться дугой, но сердце так и не «запустилось».
        - Ну, что с ним? - озабоченно поинтересовался врач, глядя на помощницу.
        - Бессмысленно, - ответил усталый женский голос. - Дефибрилляция не помогла, он уже мертв. С такими травмами не выживают. Посмотрите сами на его череп.
        До окровавленной головы Эриха дотронулись прохладные сильные пальцы. Аккуратно пальпируя кости черепа.
        - Я бы не сказал, что травма головы критична, открытый перелом ноги в двух местах, скорее всего, вызвал разрыв бедренной артерии… - обладатель мужского голоса обреченно вздохнул. - Это мой коллега, мы с ним вместе, когда - то, работали в центральной клинической больнице. Талантливым хирургом был…
        - Мне очень жаль, - в усталом женском голосе не было и капли эмоций. - Упаковывать в целлофан и отправлять в морг?
        - Нет! Давайте еще раз используем дефибриллятор.
        ***
        Тяжелые веки отказывались подниматься, в голове стоял шум, отдающий резким звоном в уши. Непослушный язык прилип к нёбу и отказывался двигаться, не смотря на все усилия Эриха. Собрав волю в кулак, он выдавил из себя одно слово:
        - Пить…
        - Сестра, - тревожный голос Марты послышался от изголовья кровати. - Он пришёл в себя, просит воды.
        - Сейчас-сейчас, - по грубому, прокуренному голосу доктор Атцт опознал фрау Голдштейн, старшую медицинскую сестру отделения интенсивной терапии.
        «Значит я у себя в клинике и уже не в реанимации!» - сделал вывод Эрих, а вслух произнес:
        - Как давно я в больнице?
        - Почти неделю, - ответила фрау Голдштейн. - У вас два раза была клиническая смерть. Черепно-мозговая травма и открытый перелом ноги. А вчера вы кашляли кровью, профессор Шульц считает, что это результат ушиба лёгких.
        - Всё правильно, - доктор сделал несколько глотков из стаканчика с водой, бережно поднесенного к его губам. - Что с головой.
        - Ничего страшного, доктор, - Эрих не видел жеста фрау Голдштейн, но догадался, что она махнула ладонью. - Ужасная рваная рана, но повреждений черепа нет. Рану зашили. Шрам, конечно, останется…
        - Но шрамы украшают настоящих мужчин, - продолжил начатую медсестрой избитую фразу Эрих. Он сам много раз произносил ее, будучи обычным хирургом, зашивая порезы на руках и ногах хулиганистых мальчишек…
        - Да, доктор. В целом вы идёте на поправку. Вот, кстати, ваша супруга приехала вас навестить. Удачно вы в себя пришли, - фрау Голдштейн поставила стаканчик на прикроватную тумбочку. - Вы пока пообщайтесь, а я сообщу профессору Шульцу, что вы пришли в себя.
        Стоило старшей медсестре закрыть за собой дверь, как Эрих тут же задал вопрос сидящей на стульчике у изголовья кровати супруге:
        - Что у тебя с Максимилианом?
        - В каком смысле? - растерялась Марта.
        - В прямом смысле. Ты его любишь?
        - Перестань, - девушка натянуто рассмеялась. - Ты же знаешь, что такие мужчины, как Максимилиан, не в моём вкусе. Я тебе уже не раз это говорила. Твой друг наглый, невоспитанный и хамоватый тип и я терплю его общество, только из-за тебя.
        - Точно?
        - Точно…
        В дверь вкатился невысокий, полный профессор Шульц и с ходу заявил:
        - Марта, милочка, я попрошу вас подождать несколько минут в коридоре, мне надо срочно осмотреть Эриха. Не обижайтесь, пожалуйста, на старика. Дело не терпит отлагательства.
        - Да-да, конечно, профессор, - Марта поднялась со стула и вышла в коридор.
        Быстрой походкой она дошла до зоны рекреации и остановилась у большого панорамного окна. Несколько долгих, тягучих минут она крутила в руке смартфон, невидяща глядя в окно, но потом решительно набрала сообщение и отправила его абоненту из телефонной книги:
        «Он нас подозревает, немедленно покинь дом, но только через черный вход. Возможно, он нанял частного детектива, который следит за мной».
        СПб - Плюсса
        декабрь 2020 - август 2021 гг.
        notes
        Примечания
        1
        Атцт («Arzt» нем.) - в дословном переводе фамилия главного героя означает «лекарь».
        2
        Моногр?фия - научный труд в виде книги с углублённым изучением одной темы или нескольких тесно связанных между собой тем.
        3
        В Азии существовали целые публичные дома с мальчиками, которые англичане называли пег-хаусами (peg-house). Слово “peg” переводится как “колышек”. Смысл в том, что мальчикам-работникам этих публичных домов перед началом “работы” вставляли в задний проход колышек, чтобы клиенту потом было легче войти. Таких мальчиков звали пег-боями (peg-boy), то есть “мальчиками с колышком”.
        4
        Ашлар - символический камень творения у масонов.
        5
        ЭКСГИБИЦИОНИЗМ(лат. exhibeo - выставлять, показывать) - форма отклоняющегося сексуального поведения, когда сексуальное удовлетворение достигается путём демонстрации половых органов незнакомым лицам, обычно противоположного пола
        6
        1-ое Послание апостола Петра, глава 3 стих 18-20.
        7
        Dark (англ.) - тёмная.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к