Сохранить .
Подозрение Александр Варакин
        #
        Варакин Александр
        Подозрение
        Варакин Александр
        Подозрение
        Рассказ
        В фирме объявился примитивный вор-карманник.
        Раньше, когда АО "Электрон" был советским ПНУ, и число сотрудников Пуско-наладочного управления исчислялось сотнями, таких новичков быстро вычисляли, выводили на чистую воду и расставались под любым предлогом, а чаще - застукав на месте преступления и поставив перед выбором. Петров помнил историю с мужественной девочкой, молодым специалистом Танечкой, с приходом которой у сотрудников стали пропадать из сумок деньги. Как назло, в тот год она пришла одна, и больше думать было не на кого. Начальником был Сезганов. Позвал ее и говорит:
        - Вот что, дочка. Я тебе подпишу любую характеристику и оставлю за тобой все подъемные, а ты напиши заявление, что пуско-наладочные работы не для тебя. Например, опасны для здоровья. И я отпущу.
        - Пуско-наладочные работы, Владимир Сергеевич, как раз для меня. Здоровье тоже отличное. Никуда я уходить не собираюсь и писать ничего не стану. Но оставляю за собой право воспользоваться вашим любезным предложением.
        Так и сказала. Бой-девка!
        Прошел год. Деньги пропадают. Сотрудники Танечке говорят в глаза:
        - Воровка!..
        Насупится, склонится над чертежами и молчит.
        - Да что мы, в конце концов! Девчонку не поймаем? - решили старые работники.
        И поймали. За руку! Да только не Танечку, а Зинаиду Ивановну старейшего работника, которой год до пенсии оставался.
        - Извини, дочка, - сказал Танечке Сезганов. - Лопухнулся малость. С кем не бывает. . А ты мне нравишься!
        - А вы мне - нет! - сказала Танечка и положила ему на стол пожелтевшую бумажку с заявлением, на котором свежими чернилами было проставлено новое число. Воспользовалась "любезным предложением".
        Уговаривали ее всем отделом - бесполезно: ушла.

* * *
        Нынешняя ситуация почти повторяла тот случай.
        АО "Электрон" занимал теперь не три этажа, а всего один. Сотрудников на этаже осталось человек двадцать пять. Они готовили документацию. А двадцать человек разъезжали по стране и по этой документации налаживали и запускали технику. Все будто по-старому, только народу в десять раз меньше. Петров ездил когда-то наладчиком, бригадиром, а года два вот уже сидит в отделе оборудования, числится инженером, а на самом деле - мелкий курьер: сгубило хорошего работника пьянство. Георгий Иванович, новый шеф АО, Петрова за старые заслуги не уволил, но использовал на мелких поручениях. Был и второй такой - Грищук, но тот еще держался в бригаде.
        О нем и речь.
        Два года назад перед праздниками Петров, тогда еще бригадир, отпустил Грищука на денек домой и дал ему заодно небольшое поручение по работе. Уехал Грищук и был в АО "Электрон" всего пятнадцать минут, но за это время у Ольги Васильевны пропали пятьсот сорок рублей. Через две недели ее пустой кошелек обнаружили в канализации женского туалета - специально сантехника вызывали, потому что забился унитаз.
        Думали все, думали - и подумали на Грищука: например, накануне Ольги Васильевны и в кабинете не было, а деньги не пропали, а сегодня отошла-то всего на пять минут, пришла, а кошелька нет. Самое главное, не столько денег жалко, сколько обидно: раньше занять и перезанять можно было, а теперь - не рассчитаешь, когда получится отдать, да и кукуй-сиди в праздник без гроша! Заходил Грищук, - у него жена работает в той же самой комнате. Жены не встретил, свистнул кошелек - и пошел.
        - Ольга Васильевна! - сказал ей Игорь - однокашник Петрова по МФТИ. Грищук десять лет славно трудится, за ним такого не водилось.
        - Значит, бес попутал. Что ты хочешь мне говори, а думаю на него! Больше некому.

* * *
        Грищук вернулся в бригаду в самый праздник, вел себя нормально, с деньгами не светился - у него их не было. Петров и не знал тогда о том, что случилось в фирме. Через месяц приехали, ну, Игорь и рассказал ему в курилке. Огорчился Петров:
        - Выходит, Славка - вор? Не верю.
        - И правильно, - сказал Игорь. - Потому что есть версия.
        - Какая?
        - Валя Кафанова.
        - Она ж в декрете! Да и Жорина племянница... На что ей?
        - Петя, я вычислил. Она приходила в кассу за отпускными. Как раз в те же пятнадцать минут, что и Грищук. Оба здесь были!
        Ни та, ни другая версия Петрову не понравились. Не было в них... изюминки, размаха, что ли...
        А какой размах - в мелком воровстве?.. Хотя оно, конечно, кому "мелкое воровство", а у кого - последний рубль украли.
        - Не мог Славка. И Валя не могла. Она у нас тоже не первый день работает.
        - Грищук - алкаш, - сказал Игорь. - Деградирует не по дням, а по часам. Наверно, все-таки мог.
        И Петров подумал о том, как хорошо, что он сам не был здесь. Ведь запои у него были все чаще, а значит, и про него могли подумать такое?.. Значит, и он, Петров, может "деградировать" до такой степени, что полезет в чужой карман?.. Никогда!
        - Не такой у Грищука склад характера. Пропить свои - это он запросто. Поклянчить на опохмелку - тоже. И душа у него широкая: по пьяной лавочке за Родину кому хочешь морду набьет.
        - Одно другому не мешает. В воровской малине тоже патриоты.
        - Не верю! - сказал Петров.
        - Но ты и в Валю не веришь.
        - Да. И в то, что Валя украсть могла, не верю.
        - Тогда кто? Петя, я тут, знаешь, как вычислял? Самому стало интересно. Почти до секунд про всех схему нарисовал. Кто где был, кто с кем, кто кого видел... Адский труд, между прочим!
        - Темная история. Обворовывать одинокую женщину... Сволочь он. Или она... А ты подумай, Игорек, еще и о том... Вспомни-ка историю про девочку Танечку. До чего мы тогда с тобой довычислялись?..
        - Точно. Поживем - увидим. Просто сейчас осторожнее надо быть.
        - А может, кто с улицы забрел случайно?
        - Нет. Проверено, - сказал Игорь.

* * *
        Никто с улицы и впрямь не забредал: вторая история произошла летом, через полгода. Украли деньги из стола главбуха - личных три тысячи.
        - Вот это денежки хорошие, - сказал Игорь.
        Петрова к тому времени выгнали из бригадиров. Ушел он с горя в запой, потом - в отпуск...
        Главбуха, кикимору в роговых очках, они, конечно, не любили. Многие поговаривали, что для "кикиморы" такая сумма - мелочь... Да нет, порассказали потом, как она рыдала на весь "Электрон", - за "мелочь" ни от какой жадности так убиваться не станешь. Однако в милицию так и не обратилась!..
        - Кого подозреваем на этот раз? - усмехнулся Петров.
        - Веришь, нет - Валю!
        - Ну?!.
        - Да. Приходила с ребенком - сотрудникам в отделе демонстрировала...
        - Больше никого?
        - Еще подозревают... Грищука!
        - Славик-то как "вляпался"?
        - На этот раз он за отпускными приходил. Причем "кикимора" возвращается к себе, а он, как ни в чем не бывало, в коридоре стоит. "Чего ждешь?" - "Тебя". - Ну, выдала ему денежки вместо кассира... А до Славки раза четыре Валя заглядывала: то соли попросит, то сахару, - она в отделе маленький сабантуйчик устраивала. Пропажу "кикимора" обнаружила только к вечеру, но потом припомнила, что после Грищука Валя больше ни разу не заглянула. Кстати, Грищук до сих пор в отпуске.
        - Ну, а сам-то ты что думаешь? - спросил Игоря Петров.
        - Теперь и не знаю. Такое ощущение, что они вроде на пару промышляют. Но этого быть просто не может! И с чего бы Грищуку, укравшему деньги, ошиваться в пустом коридоре, дожидаясь главбуха? Мог бы уйти хоть куда-нибудь - в туалет, например.
        - А если украл не он?
        Игорь подумал.
        - Тогда логично: стоял, главбуха ждал. Или...
        - Что - или?
        - Или имитировал. В расчете на нашу с тобой логику.
        - Да. Не пойман - не вор, - сказал Петров.

* * *
        Прошло еще полтора года. И вот сегодня в АО "Электрон" - опять ЧП. Перед самым обедом у чертежницы Ани, тоже одинокой и беззащитной, как Ольга Васильевна, украли кошелек. В кошельке - восемьсот с копейками. Все ее состояние. И до Нового года - две недели. И зарплата в январе. Пошла в туалет руки от туши отмыть, а напарницу Крюкову шеф вызвал. Комната оставалась пустой.
        - Больше голову ломать не над чем, - сказал Петрову Игорь. - Теперь, наконец, все ясно, как Божий день.
        - Что ясно-то?
        - Аня страдала-страдала - и вспомнила, что, когда вышла из туалета, в конце коридора видела Грищука. Видела, правда, со спины, но заметила, как он то ли засовывал, то ли изымал что-то из-за батареи отопления. Первый шок прошел, и она догадалась сходить туда и посмотреть...
        - И что?
        - Нашла свой кошелек! Пустой...
        - Вот это уже весомо. Может, по свежим следам милиция что-нибудь найдет?
        - Не выйдет, - развел руками Игорь. - Кошелечек я видел - он из бархотки: отпечатков пальчиков не хранит.
        Петров затянулся "Примой":
        - Но запах-то есть? Собаку вызвать...
        - Запах есть. Но не тот.
        - Какой - не тот?
        - Аня всю жизнь боится принести домой таракана, и потому сумку ежедневно опрыскивает дихлофосом.
        - Тогда и правда... Только обнюхать Грищука, - покачал головой Петров.
        Игорь тоже закурил. Сказал после паузы:
        - Не выйдет. Грищук уехал на объект. В обед сел в поезд. Я сам видел.
        - Что ж... Эх, жаль, меня не было! Я бы... Шеф опять в контору посылал...
        - Сам ты, Петя, виноват. Неужели так тяжело взять себя в руки? Работу забросил - теперь как мальчик на побегушках...
        - А, - махнул Петров рукой. - Лишь бы платили вовремя. Кстати, не дашь "полтинничек" взаймы до получки?
        Игорь укоризненно покачал головой, - пропьешь, мол, - но пятьдесят рублей Петрову дал.
        - Спасибо, Игорек. Век не забуду... Ну, ты хоть рад, что теперь не надо голову ломать, кто украл?.. Кажется, все ясно?
        - Да, Петя, это судьба. Из двоих подозреваемых остался всего один. Теперь сомнений никаких: Грищук! Сегодня он был в единственном числе.
        Они молча покурили, бросили в урну окурки и собрались идти - Игорь в отдел, Петров - естественно, за водкой. И остолбенели: навстречу им, цветущая, собственной персоной двигалась по коридору... Валя Кафанова!
        - Тьфу ты! - в один голос сказали Игорь и Петров.

* * *
        Протягивая продавцу пятидесятку, Петров, занятый роковой загадкой, мельком глянул на свою руку, сжимавшую купюру: кожа покрылась мелкой сизоватой сыпью и уже зудела...
        Чертыхнулся про себя и, так и не вкусив напитка, по которому горела душа, засунув "полтинник" в карман, выскочил вон: у Петрова была жестокая аллергия на дихлофос, и он очень стеснялся этого обстоятельства.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к