Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Валин Юрий / Мир Дезертиров: " Встреча В Новом Конгере " - читать онлайн

Сохранить .
Встреча в Новом Конгере Юрий Павлович Валин
        Мир дезертиров #0
        Отрывки из второго (неопубликованного) тома книги "Эльдорадо для Кошки". Первый том вышел под названием "Война дезертиров. Мечи против пушек".
        Встреча в Новом Конгере
        (Отрывки из книги «Эльдорадо для Кошки»)
        Из дневников Катрин М-К.*
        *(Дневники написаны так и не были, но многое из услышанного у камина было сохранено для истории и подробнейше пересказано Д.М-К., за что автор приносит свою искреннюю благодарность сей милейшей особе).
        'Мы шли к югу, и я всё еще не могла осмыслить то откровение. Нет, я знала что вернусь. Но по какую сторону остался мой истинный дом? Да, я шла с друзьями и понимала, что могу их покинуть навсегда. Паршивое чувство. Впрочем, я собиралась поговорить о друзьях. Странно. Об ином сгоряча думаешь - был бы под рукой, удавила бы мигом! Что характерно, в эти минуты он, подлец, или нужен позарез, или непременно где-то за тридевять земель болтается. И хорошо. Потому что таких друзей еще поискать. Особенно по части хитрозадости. Нет, вообще-то у меня все друзья умные. Это я у них одна такая... кувалда, красы необыкновенной.'
        Встреча в Новом Конгере
        -Рука не поднимется резать, - скорбел цирюльник. - Вы, леди, сами не сознаёте, какой роскошью вас боги одарили. Этакие локоны пореже, чем корредский клад встречаются.
        -Я понимаю, уважаемый, - согласилась Катрин, - у самой слезы наворачиваются. Вот только обладаю я еще большей роскошью, чем патлы эти нечесаные. Новое здоровье, знаете ли, еще никому отрастить не удалось. В общем, не было бы у некоторых нехороших людей такой повадки,- за волосы безобидных девушек хватать, я бы вас и не беспокоила.
        -Давайте я вам косу заплету. Немодно, зато всё в целости останется, - предложил мастер.
        -За косу еще удобнее отлавливать. Режьте, уважаемый. Я профессионалам ножниц и расчески доверяю. Сама когда-то ножницы в руки брала - совершенно эффект не тот.
        -Что за жизнь пошла беспокойная, - цирюльник, вздыхая, усадил упрямую клиентку на табурет. - Выходит, не сильно и врут о новых воительницах? Неужели и столь юная и красивая леди со всем нашим сбродом в поход за Птичьи острова собралась? Да простит мне благородная леди, - ведь истинное сумасбродство. Никак нельзя делать, то, что деды наши сроду не делали.
        -Деды тоже в первый раз что-то придумывали.
        -Оно, конечно, очень правильно говорите. Но ведь граница-то здравому смыслу должна быть? Разве мыслимо на верную погибель плыть? Проще в порту днища попробивать, да потонуть всем Флотом. Этак хоть зевак порадуете, век вспоминать такой подвиг будут.
        -Ну, где лучше тонуть, я не знаю. Я от морских дел далека, - Катрин помолчала, слушая, как жутко щелкают у уха огромные ножницы. - Но вы, уважаемый, излишне пессимистично на вещи смотрите. Народу в поход, я слышала, просто уйма собралась. Не все же там сплошь дураки да сумасброды? Мыслят, прикидывают-расчитывают, огромную флотилию готовят. Новая эпоха начинается. И мы с вами самые натуральные свидетели этого исторического события. Вот вы, к примеру, что о лорде Найти думаете?
        -Что я могу думать? - старик яростно щелкнул ножницами. - Если бы не он, все бы мало-мальски разумные конгерцы и глорцы дома сидели. И племянник мой, и лорды наши премудрые. Шутка ли сказать, почти половина лордов свои дома покидают. Красноречив этот ваш лорд Найти, этого никак не отнять. Заслушаешься. Я, правда, не все понял, но сразу видно, что человек образованный, да многознающий. Да только все ли кто его слушал, домой вернутся? Уж мой-то племяш, вряд ли. Он и в детстве-то черноперку ходил удить, так и то чуть не утонул, тюфяк неповоротливый.
        Катрин сочувственно послушала про незадачливого племянника. Время от времени, приходилось стряхивать с плеч остатки былой красоты. Ножницы с трудом справлялись с густыми прядями. Когда мастер сделал паузу, девушка с искренним интересом спросила:
        - Племянник-то ваш ныне под командой ого каких людей ходить будет. Получается, вы лорда Найти собственными глазами видели? Ох, и что про него только не рассказывают. Так каков он собою? Красавец, наверное?
        -Сподобился я и посмотреть, и послушать, - цирюльник вздохнул, - может еще придется о том дне правнукам рассказывать. В порту народу тогда собралось, - не продохнуть. Хоть и негромко лорд Найти говорил, а все слышали. Почитают в народе, этого лорда чужеземного. Командор - надо же, какой мудреный титул придумали. А так что сказать? Нормальный мужчина, рослый, улыбчивый. Слова у него редкостные, сразу видно - учился человек лет восемь, не меньше. Мудрено говорил. Нет, про течения я понял, про птиц и про те острова, а уж остальное...
        -Ого, образованный значит? А волосы-то у него какие?
        -Темные и без всякой там плеши, - старик вежливо помолчал, и нерешительно добавил: - Только зря выспрашиваете, юная миледи. В Глоре, поговаривают, самые благородные дамы за командором Найти так и увиваются. Да занят милорд, значит. По-моряцкому, рассказывают, занят.
        По интонации Катрин догадалась, о чем идет речь, но уточнить потактичнее не успела, - пришлось вновь отстаивать право на стрижку. Кардинально укорачивать волосы клиентки, упрямый мастер не желал.
        Новая стрижка Катрин в восторг не ввергла. Благо, что дурно полированное зеркало давало лишь самое общее впечатление. Ровная, как по ниточке, низкая челка, сзади не разберешь, - "полу-горшок" какой-то. Да, черт с ним. Не фотомодель.
        Шпионка туго повязала косынкой свежеостриженую голову, сунула цирюльнику два заработанных в нравственных муках "щитка".
        Рынок после полудня был уже не тот. Катрин неторопливо шагала между рядов. Собственно, Энгус припасы на дорогу уже закупил. Но, как ни странно, возникла у Катрин мыслишка прикупить в запас горского сыра. Вроде в походе надоел до полусмерти, а сейчас тянуло пожевать остренькую "макаронину". Сыр на глаза не попадался, видимо, на побережье горское лакомство спросом не пользовалось. Разочарованная Катрин свернула в сторону рыночных ворот. Торопиться было некуда, отъезжать из Нового Конгера решили завтрашним утром.
        Сзади завопили и рынок моментально оживился. Покупатели завертели головами. Тетка, шедшая впереди Катрин, с перепугу уронила корзинку со сливами. Возмущенно завопил её муж-скряга. Уклоняясь от крупной дроби застучавших по сапогам слив, девушка оглянулась. Народ махал руками, тыкал пальцами и вопил разные интересные слова. Из толпы пулей вылетел пацан, с зажатым под мышкой блином сыра. Ха, еще один гурман-сыроед. Катрин отступила поближе к прилавку, - оказывать существенную помощь в ловле несовершеннолетних правонарушителей в планы шпионки не входило. Но мальчишка нелепо вильнул, налетел на нее сам, - мигом отскочил прочь, только мелькнули босые пятки.
        Катрин цапнула себя за пояс. Так и есть - кошель исчез. Шпионка хмыкнула, - скорее восхищенно, чем расстроено. Малый действует логично - раз уж всё равно ловят, чего стесняться? Но ловкача ждет разочарование. Катрин средневековым "денежным кисетам" не слишком доверяла, предпочитая носить 'короны' в карманах. В украденном кошеле хранился лишь театральный реквизит в виде мелкой гальки. Истинная леди просто обязана демонстрировать прилично набитый кошелек. Галька, правда, была симпатичная - озерная, разноцветная.
        Да, - жадность до добра не доводит. Похоже, насладиться пересчетом разноцветных камешков, малолетнему воришке было не суждено. Мальчишка уж, было, выскочил к воротам, ловко увернулся от грузного стражника, но для этого беглецу пришлось вновь нырнуть в скопление рыночного люда. Большая часть толпы еще не сообразила, что собственно стряслось, но с маху проскочить скопище крайне взволновавшихся баб, стариков, корзин, воняющих рыбой, связок свежих душистых метел, и подвявших к вечеру 'букетов' зелени, было невозможно. Мальчишка, мгновенно сориентировавшись, запрыгнул на прилавок. Лопались под ногами раздавленные томаты. Кровавые брызги, окропившие одежду, добавили негодующего визгу в толпе. Воришка легко перемахнул через следующий ряд прилавков, плечом отбросил преградившего путь водоноса, без труда уклонился от протянутой лапы здоровенного рыбака. Путь к противоположным рыночным воротам преграждала толпа, к тому же, там уже маячило несколько кожаных шлемов стражников. Шустрого преступника осложнившаяся обстановка абсолютно не смутила. Не снижая скорости, он взлетел на пирамиду красиво составленных
горшков. Выставка гончарной продукции со звонким грохотом посыпалась, но ловкий как белка, мальчишка уже оказался на крыше лавки.
        Хм, с такими талантами и всё еще на свободе?
        Взбешенный рев горшечника перекрыл рыночный гвалт. Воришка, не оглядываясь, перескочил на крышу следующей лавки. Ненадежная кровля угрожающе трещала под босыми ногами. Беглец уцепился за лианы плюща, мигом вскарабкался выше, оказался на соседнем доме. Добытый сыр мерзавец и не думал бросать. Стена, окружающая рынок, была уже рядом, за ней скрывалась спасительная улица. Мальчишка уцепился за гребень стены, и тут же получил удар по пальцам. Наверху, на полуразрушившейся галерее поджидал, непонятно откуда взявшийся, стражник. Удар древком копья должен был размозжить преступнику пальцы, но пацан не издал ни звука. Сыр, подпрыгивая, покатился по крыше вниз, мальчишка метнулся вдоль стены. Тщедушная фигурка в отчаянном прыжке взмыла над проходом, и почти преодолела пространство, разделяющее лавки, когда метко брошенный кочан капусты угодил беглецу в колено. Воришка неловко приземлился на крышу бондарной лавки, покачнулся, цепляясь за черепицу. Обломок дурно обожженной черепицы остался в руках беглеца, и малолетний преступник шлепнулся на землю, прямо к ногам разъяренной толпы.
        "Отпрыгался", - решила Катрин.
        Но парнишка сдаваться не собирался. Увернулся от удара сапога, с крысиной ловкостью шмыгнул в щель между бочек. По бочкам немедленно забарабанил град разнообразнейших снарядов, начиная от подгнивших яблок и кончая увесистыми камнями, немедленно изъятыми из обветшавшей рыночной стены. В ужасе вопил хозяин бочек. Несколько мужчин полезли в гущу бондарной продукции. Воришка выскочил с другой стороны, метнулся за угол. На его беду шумное зрелище успело собрать слишком много народу. К беглецу потянулся десяток рук, он увернулся, отпрыгнул назад...
        Катрин, без стеснения действуя локтями и коленями, протиснулась вперед. Жители Нового Конгера воров отчего-то вовсе не любили. Со всех сторон раздавались цветастые ругательства и проклятия. Приморская сочность придавала выражениям примечательный колорит и в другое время шпионка наверняка бы не замедлила взять отдельные словосочетания на заметку, дабы обогатить собственный лексикон.
        Сейчас Катрин интересовало иное. Она не без труда отодвинула с пути вонючего мясника...
        Воришка, застыл на куче скользких отбросов, прижавшись к рыночной стене спиной. Босые ступни по щиколотку увязли в месиве гниющих фруктов, свекольной ботвы и рыбьих костей. Незавидное место для финальной схватки. То, что мальчишка не собирается отдавать свою жизнь со смирением, было очевидно. Узкий нож был зажат обратным хватом в опущенной руке. Держал сопляк своё жалкое оружие достаточно умело. Не пугал, действительно собирался кому-нибудь пустить кровь перед собственной смертью.
        Рыночный люд тоже почувствовал настрой загнаного крысеныша. Никто не стремился первым лезть на помойную кучу и рисковать познакомиться с узким, на вид весьма острым, лезвием.
        Вперед протолкался горшечник, вооруженный тележной осью:
        -Попался, фитиль гнойный! Я тебя на шкуры продам, щенок сыкучий! Твоя мать, и твои свинячьи сестры, за всю свою поганую жизнь своими плоскими бурдюками столько не заработали, сколько ты мне сейчас товару испортил. Сгниешь в ошейнике!
        -Сам мне наденешь? - воришка оскалился. Солидная часть зубов у него отсутствовала, но и без этого насмешка выглядела крайне впечатляющей.
        -Огрызок лягуший! - выругался горшечник, невольно ,отшатнувшись.
        Загнанный вор был страшен. Сквозь спутанные серые волосы яростно сверкал его единственный глаз. Второе око было выбито ударом чего-то тяжелого и корявого. Словно сучковатым бревном-дубиной врезали. Бесформенные шрамы ветвились по левой стороне физиономии, зияя отвратительными дырами и вмятинами. Обрывок губы обнажал сломанные пеньки зубов, нос походил на смятую картофелину. На левый глаз, - вернее, на красную дыру на его месте, вообще смотреть было невозможно.
        Горшечник был прав, - этакую рожу не рискнут взять и дерьмо таскать. Даже бесплатно. Кому этакий полударк кошмарно-уникальный в ошейнике нужен?
        -Обсосок никчемный, - прорычал лишившийся последних надежд на возмещение убытков, горшечник. - Бейте его люди всмерть, хоть одной вороватой крысой меньше будет!
        Камни и палки полетели в скорчившуюся на отбросах жертву. От нескольких камней парень умудрился увернуться. Потом чурбан попал ему в плечо, комок навоза угодил в ухо. Мальчишка молчал.
        -Стоп! - заорала Катрин. - Почему без суда?! Порядка не знаете, недодраная гильдия?! Самоуправство учиняете? Где стража?
        -Какая еще стража? - завопил взбешенный лавочник, - Дармоеды! Мы сами себе стража! И не лезьте не в свое дело, леди. Еще штаны, извиняюсь, натянула, а туда же, законы соблюдать. Забьем ублюдка свинячьего, да и дело с концом!
        Ему ответили одобрительным воем и свистом. Град камней возобновился.
        -Стоять! Молчать! - Катрин орала так, что у самой уши закладывало. - Суд вам не нужен?! Вот как значит? Кто здесь себя городской властью считает? Может вам и королевская власть надоела? Кто властью недоволен? А ну, вперед вышли! Возомнили себе, торгаши грошовые, быдловатая коммерция! Власть им не нужна, стража для них дармоеды! Бунтовать вздумали?! Анархисты! Где стража?!
        Пыл толпы несколько поугас.
        -Чего, девка лезешь? - прорычал горшечник. - Понаехали тут...
        -Пасть захлопнул! С благородной леди разговариваешь, керамист малокультурный. В 'обезьяннике' париться захотел, спекулянтова рожа?!
        Малопонятные выражения, как всегда произвели должное впечатление, - толпа начала редеть. К центру событий проталкивались трое стражников.
        -Так, свидетели сюда, - провозгласила Катрин. - Сейчас показания записывать будем...
        В пределах досягаемости остался один горшечник, да еще какой-то старикан-тугодум.
        Катрин шагнула к помойке:
        -Ножик живо отдал...
        Мальчишка взглянул на стражников за спиной незнакомки. Катрин чувствовала, как воришка пересиливает себя. Наконец, парень с усилием выдернул ступню из чавкнувшей гадости, шагнул навстречу. Катрин пристально смотрела в его единственный глаз. На миг показалось, что сейчас некая самоуверенная особа схлопочет полосующий удар по запястью, потом щенок нырнет под руку...
        Парень крутанул нож в пальцах и вложил в руку девушки рукоятью вперед. Блин, джентльмен, однако. Культура из здешнего ворья так и прет.
        -Пошли, воняет здесь, - буркнула Катрин.
        Стражники ухватили мальчишку за локти, и прецессия двинулась к рыночным воротам. Горшечник угрюмо смотрел вслед. Участвовать в дальнейших следственных мероприятиях он явно не рвался.
        "Черт знает, где у них тут участок, околоток, или как оно там называется", - озабоченно подумала Катрин.
        -Стойте, добрые воины, - девушка улыбнулась настороженным блюстителям порядка. - Я леди Мезо. Следую с отрядом в Глор к штабу Флота. Лорду Найти в скором будущем весьма пригодятся прыткие уродцы. Даю за крысенка "корону". Он хоть и мелкий, но для нужд Флота пойдет.
        -Э, "короны" маловато будет, - заметил сутулый страж порядка.
        Высокий стражник бросил на товарища выразительный взгляд и спросил:
        -На что лорду Найти такие ублюдки? Сопляк отвратнее заморского аванка . И ворюга отчаянный.
        -Формируется особый отряд по борьбе с чешуйчатыми аквалангистами. Говорят, эти южные дарки жуткие эстеты и жрут уродов крайне неохотно. За Ортопедическими островами особый отряд пойдет на головных кораблях. Кем-то нужно жертвовать для общего успеха, - доверительным тоном пояснила Катрин.
        Стражники переглянулись.
        -Не знаю, миледи. Порядок должен быть. На рынке-то ведь по-иному нельзя, потому как...
        -Про рыночные отношения все знаю, - заверила Катрин. - Две "короны". Больше не могу, мне сводную ведомость не подпишут. Не хотите, - забирайте этого сукиного сына и мучайтесь с ним сами.
        -Ну, если исключительно для вас, леди, и для лорда Найти, - пробормотал стражник, оглядываясь. - Руки, уроду-то связать?
        -А как же, - презрительно усмехнулась Катрин, - полагаете, я сама пачкаться буду?
        ***
        -Шагай, шагай, - пробурчала Катрин. - Люди смотрят. В бега пускаться еще рано. Вообще-то, я желаю с тобой поболтать без помех. Желательно у моря. Под поэтичный плеск волн. Знаешь подходящее местечко?
        Парень кивнул.
        -Немой, что ли? - поинтересовалась Катрин.
        -Немой, слепой и весьма тупой, - зло прошепелявил пленник.
        -Я так и поняла,- кивнула девушка.
        Вышли к морю где-то за портом. На песке покоились скелеты дряхлых драккаров. Крепко воняло водорослями и смолой.
        Катрин разрезала веревки на руках пленника:
        -Лезь в воду и мойся, вонючка. Меня можешь не стесняться.
        Стеснятся одноглазый воришка и не думал. Сбросил тряпье, залез в воду.
        Волны накатывали спокойной чередой. Катрин жмурилась на солнце и думала, что урка уже не ребенок. Ростом не задался, а так вполне уже юноша. Не очень откормленный, правда. Мылся одноглазый тщательно, используя вместо мочалки пучок водорослей. Кроме изуродованного лица у красавца имелся длинный шрам на спине и отметины на левой ноге. Ну и изобилие свежих и не очень синяков и ссадин. Бурная юность у парня.
        Мальчишка, все так же молча, собрал свои тряпки, прополоскал в волнах, осторожно выжал. Натянул на себя мокрое и выжидающе встал над Катрин.
        -Другое дело, - одобрила девушка, - а то несло как от дохлого козла.
        -Да, запашок на любителя. На помойку загоняют не часто, - пробормотал парень. - Благородная леди желает возлечь со мной?
        Катрин приподняла бровь:
        -Готов надменно отказать леди?
        -Чего там, привередничать не буду - в некотором замешательстве парень неловко причесал пятерней мокрые волосы. Лучше бы он этого не делал, - левая сторона изуродованного лица открылась. - Миледи весьма хороша собой.
        -Благодарю. Но мне столь непомерные жертвы пока не нужны. Вообще-то как часто дамы подряжают тебя на подобную работенку? - Катрин с трудом оторвала взгляд от красной воспаленной глазницы.
        -Бывает. Изредка.
        -Понятно. Выглядишь ты не слишком лощеным.
        -Так денек сегодня не из удачных.
        -Сдается, у тебя выдавались деньки и похуже.
        -Вы об этом? - парень слегка шлепнул себя по щеке. - Это уже давно было. Я привык.
        "Хрен к такому привыкнешь", - подумала Катрин.
        -Так зачем вы меня выкупили? - напряженно спросил парень.
        -Сдуру, - честно признала Катрин. - Необъяснимый порыв женско-русской души. Можешь считать, у нас на дальнем севере такими штучками давние грехи искупают. Ладно, покончим с этим, - девушка сунула руку за пояс и узкий нож воткнулся в песок у ног хозяина. - Можешь проваливать. Только не стоит кидаться на меня с этой железочкой. Отвечу.
        -Вижу, - парень кивнул на ножны с кукри на поясе девушки, - леди действительно пользуется этим странным оружием?
        -Нет. Ношу для импозантности. Рискнешь проверить?
        -Прошу меня простить, - неожиданно учтиво пробормотал вор. - Просто не доводилось видеть подобного клинка.
        -Знаток? Если нет мыслишки немедленно резать мне горло, можешь сесть и поведать о своих талантах.
        -Да нет у меня талантов, - сказал парень, усаживаясь на песок. - Горло вам резать я не буду. Я вам теперь должен.
        -Да? Что именно?
        -Во-первых, кошель, - одноглазый извлек откуда-то из штанины уведенную на рынке ценность. - Еще, полагаю, - жизнь. Мне тысячу раз сулили, что я сдохну на помойке. Теперь я даже знаю, какую именно мудрые люди имели ввиду.
        -Не стоит доверять пророчествам, - Катрин покачала на ладони фальшивый кошель. - Раз еще дышишь, выходит, не та была помойка. Придеться тебе поискать следующую. А насчет долга, - я прощаю. Не люблю быть должна. И когда мне должны, тоже не люблю. Опасные это люди - должники.
        -Леди столь же умна, как и красива.
        -Сомнительный комплемент. Знаешь что такое 'комплемент'?
        -Знал когда-то. Когда у меня было два глаза, я даже слегка умел читать.
        -Разучился? Горе-то какое.
        -Может и не разучился, но что-то нужды не возникает. Кто подпустит к книгам такую рожу?
        -Да, лицо у тебя не книжное. Редкое лицо. Небанальное.
        -Это у меня-то лицо? - парень оскалил разнокалиберные осколки зубов, вытер с подбородка слюну. - Благодарю вас, леди. Вот это комплемент, так комплемент.
        -А ты, однако, педант. К словам придираешься. Из приличной семьи, а?
        Урод пожал плечами:
        -Семьи нет. Давно. Я уж и запамятовал, откуда родом. Кстати, у редкой леди хватает терпения смотреть мне прямо в рожу.
        - Брось. Я вег-дича вплотную видела. Можешь поверить, мордашка еще мерзостней твоей.
        -Нужно будет непременно познакомиться.
        -Попробуй. Тогда уж точно умрешь не на помойке.
        -Я непривередлив. Где боги решат, там и околею. Кстати, пока жив, не могу ли я быть чем-то полезен молодой леди?
        -Если опять намек насчет потрахаться, то совершенно не нуждаюсь. Мне есть с кем спать.
        -Понял с первого взгляда, - заверил парень. - Что-нибудь украсть не требуется?
        -Не думаю. Кроме того, преступник ты шумноватый.
        -Плохой день. Обычно все проходит несколько удачнее.
        -Должно быть. Иначе не дожить бы тебе до столь почтенного возраста. Почему руку так держишь?
        -Кажется, тот господин стражник своим дурацким копьем мне пальцы поломал.
        Единственный глаз воришки спокойно встретил удивленный взгляд девушки.
        Средний и безымянный пальцы сильно распухли, но сломан был только безымянный. Пока Катрин накладывала шину - щепку, отколотую от корабельного борта, и бинтовала кисть, вор не произнес ни звука.
        -Леди всерьез лекарству изволила обучаться? - поинтересовался парень, когда с припозднившейся первой помощью было закончено.
        -Нет, чаще калечу, чем лечу, - Катрин заправила остатки оборванных пол рубашки в брюки.
        -Теперь я милосердной леди и рубашку должен.
        -Ага, вот уж приоденусь на славу, - согласилась девушка. - Что ты, инвалид, на мои ляжки косишься? Как меня ублажать собирался с таким попорченным здоровьем?
        -Напрягся бы. Когда еще такой случай выдастся?
        -Никогда не выдастся. И не мечтай. На твои рожи-руки мне плевать, я в принципе иную любовь предпочитаю. А острых ощущений мне и так по жизни хватает.
        -Понимаю.
        -Что ты понимаешь, одноглазый?
        -Леди, с ходу вкручивающая мозги стражникам, едва ли обычная хозяйка мелкого поместья.
        -А вот и хозяйка. Я, между прочим, замком владею. Кстати, с чего ты взял, что я страже 'вкручивала'?
        -Про чешуйчатых аквалангистов - сказки. И о тех упомянутых островах в Глоре никто слыхом не слыхивал.
        -Забудь. Служебная закрытая информация. Исключительно для городских стражников. Ты из Глора, что ли?
        -Я все побережье неплохо знаю, - уклончиво сказал вор. - Если что нужно, спрашивайте.
        -Значит, повидал мир? И, что, всё побережье жаждет покидаться в тебя камнями?
        -Ну, я не столь популярен. Но стоит мне на люди показаться, как желающие взяться за камни непременно находятся.
        -И ты из-за таких пустяков покинул богатую столицу?
        Парень пожал плечами:
        -Камни везде одинаковые. Но последнее время в Глоре живется беспокойно не только уродцам. В столице чересчур весело. Сплошные праздники. Флоту давно пора бы убраться в свой проклятый поход, пока не пропили и не прожрали все заготовленные припасы. В Глоре полным-полно лордов, которым абсолютно нечем заняться, кроме драк и попоек.
        -Интересно, а как на подобное безобразие смотрит глубокоуважаемый лорд Найти?
        -Ну, точно сказать не берусь, в Цитадель меня нечасто приглашают. Думаю, вашего Найти не особенно волнует происходящее в городе. Лорд-командор готовит поход, и можете быть уверены, когда-нибудь вся эта разожравшаяся свора, наконец, отправится покорять Юг. Не знаю только, останутся ли в городе к тому времени небитые горожане и нетрахнутые горожанки.
        -Возможно, часть горожанок будет искренне опечалена отъездом столь блестящего и энергичного воинства. Так ты хорошо знаешь Глор?
        Вор внимательно посмотрел на девушку. Этот полумясной взгляд было трудно вынести.
        -Слушай, ты отчего рожу не завязываешь? - прямо спросила Катрин. - Тряпку найти трудно?
        -Тряпка сделает меня красивее?
        -Люди не будут гадить в штаны, едва взглянув на тебя.
        -Какое мне дело до их штанов?
        -Испачкав штаны и лишившись сыра, горожане ищут камень. Тебя это удивляет?
        -Не особенно. Рано или поздно я найду свою помойку.
        -Мы все её найдем. Стоит ли торопиться?
        -Мне - стоит. В моем будущем исключительно тухлятиной воняет. Сплошная помойка.
        -С таким позитивным мышлением ты весьма ненадежный должник.
        Парень выпрямился:
        -Так леди действительно нужно что-то украсть в Глоре?
        -Почти. Мне в Глоре необходимо отыскать человека.
        -Сделаю все, что в моих силах. Город недурно знаю. Я так понимаю, - леди посуху в столицу двинуться намерена? По берегу я ходил немного, но представление имею. Если леди верит в преданных людей, то она отыскала такого. Хотя какой я человек...
        -Самокритику пока засунь куда подальше. Например, в задницу. Проводник, знакомый с местными реалиями, нам пригодится. Тем более, неболтливый. Я, между прочим, продолжаю наивно верить в честность. Впрочем, в предательство тоже верю. Если у тебя возникнет хотя бы мысль скрысятничать...
        -Не возникнет, - тихо сказал вор.
        -Хм, надеюсь, ты останешься таким же немногословным, - заметила Катрин. - Я найму тебя, если мои спутники не будут возражать. Но прежде слегка удовлетвори мою любознательность. Что там в столице творится?
        Беседа затянулась. Одноглазый вор отвечал на вопросы четко и ясно. Катрин не могла уловить и тени неуверенности или лжи. Сообразительный парень. Если не смотреть в исковерканное лицо, - определенно, один из самых толковых людей, встреченных шпионкой на путаных тропинках Эльдорадо.
        -Ладно, - сказала Катрин. - Вот с верховой ездой ты подкачал.
        -Я человек городской. Ну, и слегка с морем знаком. А лошади... Что мне, за пивом верхом скакать, что ли?
        -Да, промочить горло не помешало бы.
        -Леди пьет пиво?
        -И пьет, еще и драками да девками развлекается, - Катрин спохватилась. - Ты глаз придержи, а то последний на лоб вылезет. Шутит леди. Времена нынче путанные, не поймешь ,с кем и как спать надлежит.
        Помолчали. Потом Катрин проворчала:
        -Говорить, кто ты, откуда, да где половины физиономии лишился, ты не рвешься. Я любопытствовать не стану. Но как тебя именовать-то?
        -Одноглазый.
        Катрин скривилась:
        -Примитивно. Ты теперь человек служащий, не должен свою леди компрометировать. Что за кликуха убогая? Поприличнее как-нибудь обзовись, понейтральнее. Что-нибудь классическое. Хм, вот например, имя Квазимодо у тебя ярко-выраженного отвращения не вызывает?
        -Хоть Требухой зовите.
        -Но-но, повторяю, ты теперь в приличном обществе вращаешься. У нас за хамство принято мигом кровь пускать...
        Вообще-то, дело обстояло наоборот. В последнее время Блоод предпочитала подбирать 'доноров' чистеньких и аккуратненьких. Естественно, когда имелся выбор. Ладно, одноглазый казался достаточно сообразительным, чтобы разобраться в реалиях жизни крошечного отряда самостоятельно.
        < >
        Катрин в сердцах сплюнула. Плевок по весьма изящной траектории полетел высокого с обрыва и канул в волны прибоя.
        Блоод и Вороной фыркнули, с разной степенью музыкальности, но однозначно осуждающе. Жеребца еще можно понять, - хозяйка вздумала плеваться с его спины. А Блоод-то чего? Между прочим, в сложившейся ситуации все виноваты.
        -Плевать в волну - дурная примета, - отстраненно заметил, возящийся со сбруей, Квазимодо.
        Вот еще, покоритель морей хренов.
        -Прошу прощения. Сейчас слезу, и все слюни неводом выловлю, - сварливо отозвалась Катрин. - Только подскажите, как вниз слезть.
        Только Энгус не обратил внимания на нервное поведение леди. Вероятно, потому что был слишком занят разглядыванием каменного прибрежного лабиринта.
        Путники заблудились.
        С самого начала поход как-то не задался. Утром никак не могли подобрать подходящего скакуна для новоявленного проводника. Лошади в Новом Конгере стоили немереных денег, да и всадник из одноглазого мальчишки был еще тот. Против покупки осла возражал Энгус, справедливо пологая, что длинноухий сведет скорость передвижения отряда к вовсе уж черепашьей. В итоге выбрали мула, благо отыскался по сходной цене. Энгус обещал, что животное легко унесет кроме мальчишки, еще и вьюк с припасами. Мул действительно легко тащил все, что на него взваливали. Жаль, весьма скоро выяснилось, что и маршрут движения мул выбирает с необычайной легкостью и частенько его личный выбор пути совершенно не совпадает с намерениями остальных путешественников.
        Короче говоря, упрямая тварь опять же была косвенно виновата в нынешнем идиотском положении.
        А начиналось всё неплохо. Первый день пути после выхода из Нового Конгера прошел относительно спокойно. Отряд двигался по оживленной дороге. То и дело попадались возы, груженные мешками пшеницы, отдельные всадники и целые группы селян, двигающиеся к городу. На маленький отряд озабоченное крестьянство обращало мало внимания. Катрин постаралась, как следует замаскировать своих примечательных спутников. Квазимодо, в накрученном на голову, на манер африканского тюрбана, платке, возможно, и вызывал удивление странным головным убором. Но если бы любознательному наблюдателю взбрело в голову присмотреться, что скрывают "хвосты" тюрбана, то щуплый паренек запомнился бы куда как крепче, - левая сторона лица мальчишки пугала по-прежнему. Блоод, с лицом прикрытым косынкой, тоже в глаза не бросалась, - на тракте было пыльно, и многие путники защищали физиономии.
        Катрин была благодарна друзьям. Она отчетливо запомнила, в каком шоке был Энгус, в первый раз увидев уродца-новобранца. Конечно, присутствие Блоод смягчило ситуацию. Суккуб к увечьям, не затрагивающим "жизненно-важных" органов, относилась куда спокойнее. Зато сама желтокожая красавица произвела на юного вора сокрушительное впечатление. Кажется, воришка мгновенно догадался об истинной природе красавицы-брюнетки с 'больными' завязанными глазами. Или же хитрец обладал предельно обостренным инстинктом самосохранения. По крайней мере, вожделенно мычать и немедленно развязывать штаны, Квазимодо не вздумал.
        -Катрин собирает комедиантов для уродского представления? - поинтересовалась тогда Блоод. - Что выбьем Энгусу? Опять сломаем ноги?
        -О, боги, да зачем нам этот бедняга? - панически зашептал Энгус. - Неужели лучше проводника не разыщем? Собственно, зачем нам сейчас проводник? Шли сами по себе, и шли...
        Друзья совещались у окна.
        -Он, конечно, вор и жулик, зато одиночка. Болтать лишнего не станет. Возможно, парень нам и не нужен, - так же тихо отвечала Катрин. - Я хотела посоветоваться. Может и странно звучит, но есть в нем что-то этакое... небесполезное.
        Мальчишка сидел в соседней комнате и ел кровяную колбасу. Уничтожал продукт сдержанно, но было видно, что голоден. Воспитанно подправлял пальцем мягкое месиво за осколки зубов, тщательно утирал слюну с подбородка.
        Слушая рассказ девушки, Энгус с трудом заставил себя взглянуть через плечо:
        -Может он и ловкий малый, но выглядит отвратительно. Вег-дича помните? Тот дарк, опасный и ужасный. Дыхание перехватывает, даже если с безопасного расстояния глянуть. А этот... просто ужасен.
        -Я тоже - ужасная, - прошелестела Блоод. - Но Катрин всегда чувствует. Нужную. Или нужного. Единственное достоинство нашей леди. Нет. Еще одно есть. Ночное. В общем. Пусть мальчик идет.
        -А провизия? - морщась, прошептал парень. - Я ведь мало закупил...
        Судьба мальчишки была решена. Если суккуб одобрила, Энгус не возразил бы и включению в отряд десятка сказочных клыкастых орков.
        Конечно, судить об истинных достоинствах одноглазого парня было рановато. Квазимодо совершенно точно не был ленив. Костер у него загорался быстрее, чем у Энгуса и Катрин, да и сляпать ужин воришка мог вполне пристойно. Но с лошадьми горожанин дела имел крайне мало, и посему доверять ему уход за животными Энгус справедливо опасался. Еще Квазимодо очень мало говорил, и только когда к нему прямо обращались. Для Катрин так и оставалось загадкой, что одноглазый думает об их странной компании. Себе на уме парнишка. Но вот сломанные пальцы воришки предлогом для послаблений не стали, казалось, парень о своей травме вообще забыл.
        Дорогу вдоль берега мальчишка не знал, о чем честно предупредил заранее. Одноглазый не раз путешествовал из Глора в Новый Конгер и обратно, но всегда исключительно морем. В каком именно качестве Квазимодо присутствовал на кораблях, Катрин спрашивать не стала. И так понятно, что не пассажиром первого класса.
        На первую ночевку путешественники устроились у маленькой овчарни, окруженной шаткой оградой. Воду пришлось брать из сомнительного, истоптанного и загаженного скотом, озерца. Рядом ночевали две крестьянские семьи, перегоняющие в Новый Конгер стадо поджарых коров. Было довольно шумно, селяне жгли уйму костров. Отряд Катрин, давно уже игнорирующий и треугольные, и все остальные охранные ритуалы лагерной жизни, выспался плохо. Квазимодо, если и считал безрассудством вопиющее пренебрежение общеизвестными формами безопасности, ничем своих опасений не выдал. Что ж, Катрин и раньше знала, что юнец не робкого десятка.
        На следующий день дорога резко обезлюдела. Отряду попались лишь несколько конных солдат. На путников вояки внимания не обратили, энергично подгоняли лошадей, явно рассчитывая заночевать в местах более приятных. Вокруг тянулись рыжие унылые холмы, только по правую руку, то и дело открывалась бесконечная синяя дымка моря. Потом дорога круто повернула к востоку. После короткого совета путники решили с тракта свернуть. Возможно, торговому люду с грузами и удобнее двигаться по равнине, но если идешь налегке, зачем время терять? Скоро подвернулась заросшая тропа, уводящая вдоль берега моря к юго-западу. --
        Ночевка выдалась ужасной. Катрин то и дело просыпалась. Чудились голоса и крики. Ветерок странно дергал, заставлял дрожать красноватое пламя костра. Блоод, ночью чуявшая приближение чужаков лучше любого радара, лежала спокойно. Катрин обнимала точеную талию подруги, утыкалась носом в кудри, пахнущие духами и горьковатой пустотой холмов. Но стоило закрыть глаза, как в уши снова лезли далекие вопли и стоны. Порой казалось, что звуки приближаются. В сотый раз, поднимая голову, девушка увидела высунувшегося из-под плаща Энгуса. С другой стороны костра, скорчившись, сидел Квазимодо.
        Катрин отбросила плащ и села. Над головой мутно мерцали звезды. Рядом с подругой мгновенно села Блоод. Вид у суккуба был вопросительный, но не обеспокоенный. Катрин с сомнением посмотрела на подругу. Уши желтокожей заложило, что ли?
        -Что слышишь? - недоуменно прошелестела Бло.
        -Вроде бой идет, - прошептал Энгус. - Давно уже.
        -Нет, это не драка, - прошепелявил Квазимодо, - что-то другое случилось.
        -Ага, сыр у них пропал, - пробурчала Катрин.
        -О чем? Болтаете? - спросила Блоод.
        -Ты не слышишь? Правда? - подозрительно спросил Энгус.
        -Что слышать? - раздраженно фыркнула Блоод. - Море? Ветер? Твой живот?
        -Спокойно, - поспешно вмешалась Катрин. После рагу с копченой свининой у нее и самой в животе было не очень мирно. - Лошади спокойны. Нам просто чудится. Бывает. Возможно, это причудливый отзвук шума прибоя. Ложимся спать.
        Она забралась под плащ, обняла нервно фыркающую подругу. Пристыженные мужчины тоже улеглись. Изредка постреливали угасающие угли костра, да сонно переступали лошади.
        Стоило закрыть глаза, и тут же донесся далекий, но отчетливый истерический визг. Завывала женщина, а может быть подросток. Визг заглушили другие голоса. Угрозы и брань, едва слышный звон оружия, вопли агонии...
        Следующим утром путники и заблудились. Возможно, благоразумнее было бы не спешить выступать, а толком придти в себя под еще мягкими утренними лучами солнца. Но уж очень хотелось путникам побыстрее покинуть скверное место. С рассветом призрачные голоса умолкли. Выспаться никому не удалось, естественно, кроме лошадей и Блоод, которая, собственно, в ночном отдыхе не очень-то и нуждалась.
        Очень скоро путешественники обнаружили, что, и ранее не слишком заметная тропа окончательно растворилась в высокой, жесткой и сухой траве. Не выспавшаяся Катрин соображала туго. Правильнее было бы вернуться к кострищу ночлега и начать путь снова, но отчего-то все единодушно решили идти вперед и выйти на утерянную тропу на следующем холме. Мысль в принципе была не совсем глупой, вот только тропа на холме так и не обнаружилась. Продираться напрямик сквозь заросли высокой травы ни лошадям, ни всадникам не хотелось. Катрин и Энгус в некоторой растерянности озирались по сторонам. На остальных надеяться было нечего, - одноглазый и Блоод куда лучше ориентировались в городских кварталах.
        Вокруг простирались безводные холмы, изрезанные глубокими расщелинами и оврагами. Слева по-прежнему угадывалось невидимое, но близкое море. Вершины холмов белели каменистыми проплешинами. Собственно, говорить "заблудились" было неверно. Море оставалось на своем месте. Нужно продолжать двигаться на юго-запад. Глор отнюдь не маленький город, промахнуться трудно. Печально, что тропа пропала, но ведь хаживали и без троп. Не конец света, психовать незачем.
        ***
        Если и не конец света, то весьма похожее на него место. Целый день блужданий едва ли приблизил отряд к знаменитой столице Глорского союза. Путники то и дело попадали в каменистые тупики или оказывались на вершине холмов, с которых невозможно было спуститься. Сухая пыль густо припудривала кожу, от неё чесалась шея и запястья. Непрерывно хотелось пить. За день путешественникам попалась лишь зеленоватая лужа на дне оврага. Энгус с превеликими сомнениями позволил лошадям напиться. Людям досталось по несколько глотков теплой воды из баклаг. Блуждания под палящим солнцем измотали всех. Даже свободолюбивый мул на время оставил попытки отправиться по своим неотложным делам. Несколько раз путешественники выходили к обрыву у моря. Пропотевшая насквозь Катрин мечтала искупаться. Но спуститься по каменистой круче удалось бы лишь с помощью веревок. Приходилось переться дальше.
        Ночевали в какой-то относительно уютной ложбине. По-крайней мере, трава здесь не походила на колючую проволоку. Но аппетита не было даже у лошадей. Люди повалились на плащи. К счастью, никакие потусторонние голоса в эту ночь отдыху не мешали. Зато под утро налетело облачко мельчайшего гнуса. Мелочь не кусалась, но с настойчивостью поистине возмутительной лезла в рот, нос и уши.
        Следующий день был как две капли воды похож на предыдущий. Бесконечное блуждание между сухих как порох холмов, растрескавшаяся корка луж, пересохших сто лет назад на дне расщелин. Хрупкие как стекло и столь же острые ветви кустарника. Солнце, неподвижно зависшее над головой.
        Под вечер Энгус каким-то чудом заметил тропинку. Она начала спускаться и вывела отряд на морской берег. Под откосом нашелся крошечный родник. Воду пришлось цедить до темноты, но все, включая мерзавца-мула, напились. Получив воду, четвероногий ублюдок немедленно предпринял попытку обрести свободу. С проклятиями высвобождая беглеца из колючих зарослей на склоне, Катрин пообещала длинноухому срубить его тупую башку. Упрямец активно возражал и даже попытался лягнуть благородную леди Медвежьей долины. Катрин в сердцах отвесила скоту пару пинков. Несмотря на укоризненный взгляд Энгуса, на душе как-то сразу полегчало.
        Заночевать решили здесь же, на берегу.
        Кулеш вышел густоватым, но вкусным. Главное, его было чем запить.
        -Может никуда не идти? В смысле, завтра не иди, а идти, например, послезавтра? - мечтательно предложил, отяжелевший после ужина, Энгус. Катрин была готова обдумать это предложение, но Блоод издала неопределенный звук, призванный выразить несогласие со столь опрометчивой идеей. Суккуб хоть и попробовала кулеш, но полностью переходить на подобную диету едва ли была готова. Кроме того, Блоод смущало непомерное количество воды, упрямо пытающееся подобраться к её ногам. Энгус тоже не мог оторвать зачарованного взгляда от бесконечных гребней прибоя. Оба впервые оказались на морском берегу. В Новом Конгере на ознакомительные экскурсии к морю времени не нашлось. Блоод, судя по всему, и сейчас охотно бы уклонилась от близкого знакомства с соленой водой.
        -Нет, Энгус, здесь особо не засидишься. Это пляж сейчас уютен. Но бывают и шторма, - Катрин показала на выбеленный волнами древесный ствол, застрявший на острых выступах скал, намного выше человеческого роста.
        Блоод задрала голову:
        -Так? Плещет?
        -В основном, поздней осенью и зимой, - успокоила Катрин. - А сейчас море как парное молоко. Не смотри с таким подозрением.
        -Молоко - гадость, - не преминула поморщиться Блоод. - Только для детенышей. Безмозглых.
        -Ладно, пусть для детенышей. Ты со мной искупаешься?
        -Не знаю. Может - он? - суккуб указала на стоящего по колено в волнах Квазимодо. Парень мыл посуду.
        -Что-то долго одноглазый. Котел утопил, что ли? - удивился Энгус.
        Прибой лизнул ступни. Вода действительно была удивительно теплой. Катрин с удовольствием зашлепала по воде к одноглазому мальчишке.
        -Ты что, акулу углядел?
        -Нет, леди. Акулы к Глорским берегам практически не подходят. Но, кажется, я знаю тот мыс, - парень указал на каменистую полоску едва заметную в быстро сгущающейся темноте. - Это Якорный Нос.
        -Хм, - Катрин всмотрелась в ничем не примечательную тень на воде. - И что хорошего в этом Носу?
        -От него два дня пути до Глора при слабом ветре. Берегом должно быть - дней пять-шесть.
        -Уверен? - девушка с сомнением разглядывала мыс. С другой стороны бухты виднелась точно такая же скальная гряда.
        -Не очень уверен, - прошепелявил мальчишка. - Я же его только с моря видел. Но место известное. Раньше пираты здесь прятались. Купцов перехватывать удобно. Но сейчас, вроде бы спокойно. Все вольные люди за Птичьи острова собираются.
        -Вот и славно. Значит, акул-мурен здесь нет? Купаться можно?
        -Акулы-голохвостки изредка зимой заходят. Про мурен не слыхал. А вы змеев не боитесь? Они, конечно, к самому берегу редко подходят...
        -Ну и хорошо. Если хочешь окунуться, - давай. Мы потом поплещемся. Дамы, знаешь ли, такие чистюли, - несколько дней в седле и уже освежиться жаждут.
        < >
        (Здесь часть рассказа леди утрачена. Милейшая Д.М-К и её ни менее достойный братец были изгнаны чистить зубы и по сей уважительной причине пропустили часть повествования. Продолжаем рассказ с места, услышанного непосредственно по завершению гигиенических процедур.)
        < >
        Утро путников ничем не порадовало. Отряд вновь кружил в каменистом лабиринте. Катрин дала бы голову на отсечение, что они проходят одними и теми же промоинами по два-три раза, но следов копыт не замечала. Солнце качалось над головой, изредка, то справа, то слева сверкало море. Никакого конца бессмысленному круговороту не предвиделось.
        Обедать пришлось всухомятку. Воды, выжатой из несчастного родника, оставалось в обрез. Бессмысленность происходящего изводила. Катрин подумывала, - не повернуть ли назад, к Новому Конгеру? Тогда уж наверняка выберешься к Глору.
        Во второй половине дня небо подернулось желтой дымкой. Прохладней не стало, наоборот, духота нависла плотным мертвым балдахином. Море умолкло. Задница отвратительно липла к седлу.
        Отряд кружил вокруг холма с торчащим на вершине, должно быть, уже век назад засохшим, деревцем. Место было явно зачарованным, - отдалиться от древесного скелета дальше, чем на несколько сот шагов никак не удавалось. Промоины упрямо приводили путешественников обратно.
        Наконец, петляющий как труп мумифицированной анаконды, овраг заманил отряд в глубокую впадину. Посреди окаменевшей грязи торчали недвижимые заросли ржавого тростника. Грязная желтая дымка переполняла чашу впадины, висела над голыми склонами. Пейзаж напоминал, то ли марсианский кратер, то ли место давнего подрыва какого-то экспериментального сверхмощного боеприпаса. Идти через иссохшее озерцо совершенно не хотелось.
        Катрин не удивилась, услышав хрип Энгуса:
        -Дрянное место.
        -Сухое. Как язык, - с отвращением подтвердила Блоод.
        -Помойка, - нарушил привычный обет молчания одноглазый мальчишка.
        На него глянули с удивлением. Только Катрин была в курсе глубокого философского толкования такого мистического понятия как "помойка". Внешне на свалку отходов жизнедеятельности впадина не походила. Похоже, здесь вообще никогда не ступала нога человека.
        -Обойдем? - спросила Катрин. В данном случае она была готова присоединиться к мнению соратников.
        -Слишком далеко. Хочу к морю, - с тоской прошипела Блоод и тронула своего гнедого.
        Путники пересекали удушливую тишину впадины кратера. Духота давила в уши. Не был слышен даже шорох глинистого песка и мелких камней под копытами лошадей.
        В тишине Катрин видела как вздрогнула едущая первой Блоод. Суккуб, пошатнувшись в седле, повернулась к друзьям. Маленький рот приоткрылся, силясь что-то сказать. На шее Блоод вспухал ровный малиновый рубец...
        От внезапного удара Катрин чуть не свалилась с коня. Левую руку пронзила резкая боль, тупой удар по ребрам заставил подавиться воздухом. Рукав шелковой сорочки мгновенно окрасился ярко-алым. И эта боль, и это ощущение, были знакомы девушке. Она успела мимолетно удивиться тому, как все повторяется в жизни. Почему же не слышала выстрела?
        Кругом начался ад.
        Энгус кренился в седле, пытаясь ухватиться одновременно и за ногу, и за пробитую руку. Густая, почти черная на жаре кровь текла на седло и дорожный мешок. Парень пытался найти глазами возлюбленную и никак не мог, потому что конь ланон-ши ошеломленно крутился на месте, а Блоод, задыхаясь и деря когтями невидимый ошейник сдавивший горло, запрокинулась на круп гнедого.
        Хуже всего пришлось Квазимодо. Во всаднике невозможно было узнать странноватого молчаливого парнишку к которому уже успели привыкнуть путешественники. С лица, превратившегося в сплошную кровавую маску, летели густые брызги. Глаз, скула, нос и ухо - все смешалось в бесформенном месиве. Размозженные пальцы тщетно цеплялись за уздечку. Ветхие штаны влажно потемнели в паху. Юный вор был ослеплен, оглушен, изуродован как отбивная.
        Катрин осознала, что шпионским блужданиям пришел конец.
        Теперь это твой мир, дорогая. И другого тебе не видать...
        Х.. вам, а не Европа, как некогда говаривал один футболист. Ты ведь уже получала пулю в эту руку. Переживешь и еще разок.
        Катрин выдернула из-за плеча клинок, плашмя ударила по крупу лошадь Энгуса.
        -Вперед, мудак!
        Гнедой Блоод указания ждать не стал, рванул следом. Катрин лишь подбодрила ударом. Черт, левая рука болталась как оторванная, от боли мутнело в глазах.
        Главное уйти из-под обстрела. Засада? Одинокий снайпер? Но что с Блоод?
        Кони тяжелыми прыжками уносили ланон-ши и Энгуса из страшного блюдца ложбины. Идиот-мул, как и следовало ожидать, шарахнулся от Катрин в противоположную сторону. Девушка прижала кукри бедром, ухватила мула за длинное ухо.
        -Пошел вперед, тварь кроличья!
        Не смотря на то, что ему натурально отрывали ухо, кусаться упрямый дурак не решился. Квазимодо, кажется уже без сознания, сползал со спины перепуганного скакуна. Катрин ухватила мальчишку, вернее ободранную анатомическую куклу, в которую он превратился, за шиворот, удержала в седле. Успела еще понаддать носком сапога, помогая мулу удерживать правильное направление.
        Под рев воодушевленного животного арьергард отряда вылетел на скат ложбины, перевалили за гребень. От последнего рывка в глазах девушки окончательно потемнело. Вороной пытался удержать хозяйку в седле, но Катрин этого уже не видела. И как метнулась навстречу колючая земля, тоже не видела...
        Теплая вода на губах, похлопывание по щекам. Излишние нежности. Лучше бы жгут на продырявленную руку наложили, мямли...
        Над ней столпились все трое. Блоод, Энгус... Кривой мальчишка выглядел почти нормально. Всегдашняя половинчатая исковерканная рожа.
        А кровь где?
        Рука не болела. Зато ныло правое плечо и горело ухо. Шок? Черт бы его...
        Катрин села. Рука, плечо, в которое попала пуля, выглядели вполне прилично. Даже рукав сохранил грязноватую целость.
        -Какого хера? - ошарашено пролепетала Катрин.
        -Морок, - прошептала Блоод.
        -Наваждение, - выдавил Энгус, протягивая баклагу с водой.
        Какой, мать его, морок? Катрин с полнейшей определенностью осознавала, что схлопотала пулевое ранение. Скорее всего, винтовочная пуля. Подобные ощущения, знаете ли, не забываются. Ребра, кстати, тоже наверняка были задеты.
        Рука двигалась без малейших затруднений, дышалось легко. Если, конечно, не считать пота и прочих походных запашков, насквозь пропитавших товарищей, столпившихся вокруг.
        -Вы-то в порядке?
        -Да. Самим не верится, - признался угнетенный Энгус.
        -Лошади? И где мой кукри?
        -Без паники, - Блоод вложила клинок в ножны за плечом подруги. - Все хорошо. Только страшно.
        -Да уж. По коням, и сваливаем отсюда.
        Квазимодо помог ей встать. Смотреть на изуродованное лицо одноглазого определенно стало легче, - Катрин точно знала, что мальчишка может выглядеть куда кошмарнее. Нет предела совершенству, что б ему...
        Забираясь в седло, Катрин осведомилась:
        -А с ухом у меня что?
        -Камни-то не мягкие, - пробормотал Квазимодо, пряча глаза.
        -Просто брякнулась я? Ладно. Не переживай. Постираешь штаны и все. С каждым может случиться.
        -Уже случалось. Тогда... Но тогда все было по-настоящему, а сейчас я как последний сопляк обделался с перепугу.
        -Все обделались. Блоод опять на цепи очутилась, мне повторно дырку просверлили. Энгусу, хм, - ему опять дурные-бешеные обезьяны ноги ломали. Глаз твой, - это я понимаю. А штаны - ерунда. Все равно портки на новые менять пора.
        ***
        Нормальной воды до вечера так и не отыскали. Лошадей пришлось поить из солоноватых луж. Ночевали над обрывом, внизу ворчало разволновавшееся море. Квазимодо сполз по откосу стираться.
        -Кто же его так избил? - задумчиво спросил Энгус, которому тоже не мешало бы привести в порядок одежду. Как, собственно говоря, и дамам. Катрин давно хотелось сбросить с себя все и вволю почесаться. Но рисковать шеей, спускаясь по темной скале, шпионка считала безумием.
        -Кто бил - понятно, - пробурчала она в ответ на риторический вопрос Энгуса. - Садисты - есть такое общечеловечье племя. Но вот как мальчишка выжить умудрился? Ему ведь, судя по всему, и минимальной помощи не оказали. Ладно, расскажет когда-нибудь. Слушайте, осталось у нас что-нибудь пожрать?
        ***
        С рассветом отряд возобновил бессмысленные маневры. Куда-то все же продвигались. Холмы стали более каменистыми, за расщелины цеплялся плющ и кусты каких-то лохматых растений с плодами похожими на лилипутскую вишню. Над головой путников все чаще кружились бледно-голубые чайки. Дивно крупные и величественные птицы, обладающие на редкость мерзкими голосами. С водой проблемы закончились. Родники попадались десятками, иногда лошадям приходилось долго брести по руслам, стремящимся к морю, ручьев. Катрин уже предвкушала, как будет принимать ванну из пресной прохладной воды. Черт с ними, и с Глором и мистером Найтом. Должны быть в жизни маленькие радости?
        Отряд вновь оказался перед выбором. Уперлись в прибрежные скалы. Вниз вела узкая тропа, лошади протиснутся, но что будет дальше, совершенно неизвестно. Плескалось близкое, но невидимое море. Гадать и обозревать испятнанные птичьим пометом камни надоело и Катрин, ведя в поводу Вороного, первой вошла в проход. Следом в скальную тесноту загнали упрямящегося мула с Квазимодо. Блоод и Энгус двигались в арьергарде.
        Проход хотя и был тесным, но спускаться было удобно. Катрин сообразила, что по тропе наверняка хаживали люди. На некоторых выступах виднелись явные следы кирки. К облагороженной трудами неведомых благодетелей тропе примыкали и мелкие боковые тропинки. Кое-где на крутизне имелись даже ступеньки.
        Вороной выбрался на небольшую площадку и Катрин узрела полоску пляжа и людей. Правда, кирок у туземцев не имелось. Зато на гальке пляжа стояла пара вытащенных из воды лодок. Человек шесть с пустыми мешками и мотками веревок деловито поднимались по тропе навстречу девушке. Встречаться с незнакомцами Катрин немедленно расхотелось. Нетрудно было заметить, что у незнакомцев имеется оружие. В изобилии имеется. Хотя что здесь странного? Вообще-то добропорядочным гражданам совершенно нечего делать в этакой глуши. Тем более, тайком грузить лодки.
        Катрин поспешно развернула жеребца. К скальной площадке сходилось несколько тропинок, но отступать можно было только по широкой, той самой, которая и вывела отряд в столь неожиданно людное место. Только бы идиотский мул не заупрямился.
        Мул еще только выбирался из щели, и оглядеться и проявить свой мерзкий норов не успел. Зато с правой тропинки на площадку спрыгнул оборванного вида малый со здоровенным мешком на плечах. Встреча со всадницей явно явилась и для носильщика полной неожиданностью, но оборванец проявил неприятную сметливость и быстроту реакции. Еще не успев освободиться от поклажи, радостно заорал:
        -Девки!
        В другой раз Катрин, возможно, и была бы польщена, тем, что о ней отзываются во множественном числе, но в данный момент вопль совершено не обрадовал.
        Почти тут же на плечи оборванцу скатился другой, - почти такой же щетинистый, разве что с плетеным коробом в руках. Тут же с уступа плюхнулся и третий тип с двумя бочонками под мышками. Смотрели аборигены на девушку с такой искренней радостью, что Катрин больше не колебалась. Высвобождая глефу, швырнула повод Квазимодо.
        -Уводи коней!
        Она успела подбодрить мула дружеским тычком древка. Дальше стало не до забот о скоте и прочем движимом имуществе.
        Побросавшие поклажу незнакомцы были уже рядом. В руках одного мелькнула короткая, славно отполированная дубинка. Остальные надеялись обойтись вообще без оружия. Вот хамье.
        Без крови, по-доброму, так по-доброму. Катрин сунула одному в живот, другому между ног. Пока применялось исключительно древком глефы, - пусть у нахалов остается надежда обзавестись потомством.
        -Ох, сука скользкозадая! Еще и трепещет...
        Полумеры не помогли.
        Потерял интерес к симпатичной добыче лишь один из агрессоров - этот мычал, согнувшись, трогательно зажимал пострадавшие ценности обеими ладонями. Другой притормозил, бормоча проклятия и ощупывая пострадавший живот. Их товарищ, перехватив дубинку поудобнее, подыскивал момент, дабы точным ударом усмирить прыткую светловолосую бабенку. На помощь оборванцу сверху свалились еще парочка искателей удачи. Теперь каменистая площадка оказалась на треть завалена брошенными мешками, бочонками и прочим скарбом.
        Оценить ситуацию Катрин успела: ничего особо утешительного. Вероятно, пираты, они же контрабандисты. Что и куда джентльмены грузили, значения не имело. Неожиданная халява напросилась в руки сама. На девок и лошадей всегда есть спрос. Тем более, что нежелательных свидетелей все равно придеться убрать.
        Ничего личного. Путники просто появились ни в том месте, не в то время.
        Ладно, посмотрим, кто здесь появился не вовремя.
        Глефа примерилась укоротить руку с дубинкой, но чуть раньше шустрая тень метнулась из-за спины Катрин, подкатилась под ноги пирату. Тот пошатнулся, и схлопотал мгновенный удар ножом под ребра.
        Знакомый прием. Но Катрин не ожидала, что его применит Квазимодо. Кривой недоросток вроде бы направлен беречь лошадей? Лошади, они поценнее геройски пролитой вражеской крови будут...
        Додумать девушка не успела. Одноглазый шустро откатился под защиту ее глефы, не забыв выхватить из рук подрезанного противника дубинку.
        Такой трофей парню не слишком поможет. Шутки кончились. Возмущенные нелепыми потерями пираты, выхватили свое оружие. Вооружены они были примерно одинаково: небольшие топорики и кинжалы.
        По сравнению с длинной глефой сущие игрушки.
        Неширокое лезвие глефы занялось делом - один из пиратов запрокинулся с рассеченной ключицей, второй чудом уберег глаза. Раненый душераздирающе взвыл. На щетинистых рожах искателей удачи отразилось опасливое недоумение - о воительницах здесь только байки слыхали...
        -Сзади! - выдохнул-выкрикнул Квазимодо за спиной девушки.
        Катрин обернулась. Так и есть, народец с пляжа успел взобраться по тропе и горел желанием принять участие в схватке. Мальчишка уже успел сцепиться с первым пиратом...
        Девушка прыгнула ближе. Полоснула по бедру крупного мужика, норовящего вышибить дубинку из рук Квазимодо. Нечего связываться с мелкими. Одноглазый воришка ловко спихнул раненого верзилу вниз, на головы товарищей. Катрин успела рассечь темя следующему пирату, как мимо что-то опасно просвистело.
        Если для рукопашной схватки легкие топорики морских разбойников не слишком подходили, то для метания оружие было в самый раз.
        Нехорошо. Снизу лезли злые мужчины, с другой стороны не менее злые мужчины швырялись острыми железками.
        Катрин была вынуждена срочно метнуть глефу. Длинный клинок-наконечник пронзил пирата. Вовремя - лысеющий джентльмен удачи уже занес для броска свой многоцелевой инструмент и непременно зацепил бы или саму Катрин, или одноглазого мальчишку.
        Дело принимало и вовсе дурной оборот. Преимущество длинного древка Катрин утратила. Снизу, подбадривая себя воинственными проклятиями и обещаниями поступить с пленными крайне нехорошо, лезла целая орава. На площадке способных к бою противников осталось куда меньше, но и эти оставшиеся миролюбия пока почему-то не проявляли.
        Куда Энгус пропал?
        Квазимодо отчаянно сражался дубинкой и ножом, но от прохода его уже оттесняли. Катрин рывком за рубаху отбросила мальчишку себе за спину:
        -Присмотри за теми!
        Снизу, как чертик из табакерки, выпрыгнул пират и тут же повалился с "лепестком" в груди. Немедленно появился следующий искатель удачи. Катрин метнула и второй нож - уж очень удобно подставилась цель. Ножи свою миссию честно выполнили, пришел черед поработать кукри. Черт, да сколько же там этих ублюдков? Перед девушкой оказались сразу двое противников. Одного удалось почти сразу зацепить по предплечью. К сожалению, только слегка. Нападать продолжали оба, неприятно умело орудуя сразу и кинжалами и топорами. Причем у толстого мужика и топор был отнюдь не маленький.
        Катрин поклялась чаще носить кольчугу.
        Сзади не по-детски ругался и сражался Квазимодо. Иногда они с Катрин сталкивались спинами, и девушка удостоверялась, что мальчишка еще жив. Да, одной здесь долго не продержаться. Ниже по тропинке маячили воинственные морские рожи, и только узость прохода не давала врагам вступить в бой всей шайкой. Похоже, брать в плен никто никого больше не собирался.
        -Сщас кинет! - каркнул Квазимодо.
        Приседая, Катрин глянула через плечо. Метнуть топорик пират не успел. На спину ему соскользнула оказавшаяся почему-то высоко на скале Блоод. Мужчина повалился вместе с интимно прилипшей к нему ланон-ши. Катрин ухмыльнулась, - Бло будет разочарована, - кажется, в ее объятья угодил тот самец с основательно помятыми причиндалами.
        Но это трудности Бло. У Катрин имелись свои дела, на нее плотно наседал толстый пират. Так плотно, что сцепившись, едва не свалились с обрыва. Бить кукри было уже невозможно, пришлось клинок выпустить. Катрин работала локтями и коленями. В яростной толкотне с трудом улучила момент для настоящего удара. Всё как учили - основанием ладони в нос, чтобы кость вошла в мозг. Пахнущая рыбьим потом и рыбьей жратвой туша обмякла. Торопиться и выпускать из объятий мертвое тело Катрин не стала, - заслонялась от еще двоих разбойников. Но мертвец не лучшее прикрытие. Где кукри?
        На пиратов с рычанием налетел вихрь. Разъяренный Энгус выглядел куда крупнее и ужаснее, чем в мирном-походном состоянии. Орудовал топором обеими руками, и удары, которые парень тренировал, дабы раздирать кольчуги и плющить шлемы просто смели с тропы обоих ошарашенных пиратов.
        Оглянувшись на призывное шипение, Катрин поймала брошенную подругой глефу. Древко оружия оказалось сплошь измазано кровью, но шпионка моментально успокоилась. Но пока драться было не с кем.
        Двое пиратов, которые благоразумно замешкались подняться с тропинки на площадку, где разгорелось сражение, удирали к лодке. Там было еще двое или трое их дружков. Полз, зажимая распоротое бедро, раненый. Шум прибоя заглушал проклятия, но можно было догадаться, что противник крайне разочарован исходом стычки.
        -И где интересно ты застрял? - поинтересовалась Катрин, поспешно обтирая липкую глефу.
        Энгус еще не отошел от горячки боя и аж захлебнулся от возмущения:
        -Вот же фигительный вопрос! Этот ваш дурацкий мул, когда удирал, столкнулся с конем Блоод. Они в проходе застряли туже, чем пробка в пивной бочке. Твой Вороной добавил им жару. Там же тесно, - и человеку не развернуться. Нет, отвратительная скотина, этот ваш мул. У нас на севере таких...
        Звяк - о скалу стукнулась и бессильно упала стрела.
        -Нет, какое упорное жулье, - обозлилась Катрин. - Не контрабандисты, а выродки какие-то идейные. Мало им, что ли?
        Снизу снова выстрелили. Хоть позиция у пиратских лучников была не из самых удачных, друзьям пришлось поспешно присесть за камни.
        -Много у них стрел? Может нам убраться потихоньку? Коней я утихомирил, - забеспокоился Энгус.
        -Пока поднимемся, могут на хвост сесть. И кто знает, сколько еще этих проходимцев в здешних скалах шныряет. Да и куда уходить, мы толком не знаем, - пробормотала Катрин. Ей приходилось придерживать за плечо мальчишку, дабы воришка не оборачивался. Сзади, среди камней, Блоод ускоренно накачивалась теплым гемоглобином. Сегодня у изголодавшейся ланон-ши имелся некоторый выбор.
        -Парням товар забрать нужно, - спокойно заметил мальчишка. Оглядываться он явно не спешил, тем более что близость и прикосновения светловолосой леди юному Квазимодо, в общем-то, нравилась. Мальчишка успел вооружиться и отягощенный трофеями за поясом и в руках выглядел весьма воинственно. - Пираты ждут подмогу.
        -Какую еще подмогу? - пробурчал Энгус, разглядывая очередную присланную снизу стрелу.
        -С драккара подмогу, - юный вор показал на скалы у входа в бухточку.
        Энгус и Катрин разглядели мачту и корму прячущегося за скалами корабля.
        -Сейчас, те, кто там остался копья похватают, в лодку сядут и к нам двинутся. На драккаре идти побоятся - в бухте полно рифов.
        -Во как, - глубокомысленно пробормотала Катрин. - Рифы - это хорошо. А никаких подкреплений нам не надо. Что это еще за морские десанты? Нужно стрелков внизу побыстрее выкуривать.
        -Тропа открытая, подстрелят враз, - сказал Энгус. - Кольчуги мы не одели.
        -Так некогда...
        Катрин развязала на поясе шнур пращи. Вот так носишь - носишь, а ведь пригодится.
        Сначала было тяжеловато, отвыкла... Потом дело пошло. Квазимодо догадливо подсовывал удобные камни. Скоро Катрин вовсе перестала выглядывать из-за скалы. Как это называется? Пальба с закрытой позиции? Девушка ускоренно метала камни, а траекторию корректировал, залегший у тропы, Энгус. Пляж был не таким уж просторным. Укрыться, кроме как за лодкой, пиратам оказалось негде. Камни стучали, порой разнося в щепу легкий борт. Иногда доставалось и живому мясу.
        -Не выдерживают, - крикнул Энгус.
        Четверо пиратов позорно отступили в воду и теперь плыли, держа курс к кораблю. Раненый, должно быть, затаился за лодкой.
        Катрин запустила вдогонку противнику пару камней и прекратила бомбардировку.
        На полпути пловцов подобрала, наконец, появившаяся между рифов лодка. После заминки лодка повернула обратно к кораблю.
        -Боятся, - со сдержанной гордостью констатировал Квазимодо.
        -Давайте мы тоже будем бояться. Совершенно незачем здесь засиживаться. Быстренько проверяем округу и ищем, куда, собственно, нам самим удирать, - поторопила друзей Катрин.
        -Ничего себе, - ошарашено сказал Квазимодо.
        Едва они с Катрин вскарабкались вверх по следам "мешочников", как наткнулись на три повозки, запряженные упитанными невысокими лошадками. Вероятно, пиратский обоз кто-то охранял, но этот "кто-то" успел смыться. Среди мешков и бочонков нервничали три девицы, крепко привязанные к задку телеги. Увидев незнакомцев, пленницы дружно заскулили.
        -Тихо! - прервала Катрин хныканье и причитания. - Чего расселись?
        Вероятно, вразумительного ответа на этот вопрос у девок не имелось, потому что они возобновили скулеж, только тоном ниже.
        -На продажу их везут, - авторитетно объяснил Квазимодо, - сейчас перед дальним походом многие корабли "несушек" норовят прихватить. Молодые бабы в последние месяцы в цене втрое поднялись.
        -Коммерческий замысел я понимаю. Эти-то клуши чего сидят? Удрали бы давно. Никто же не смотрит.
        -Так куда мы побежим? - звучно хлюпнула носом дебелая чернявая девка. - На море и кормят, и бьют мало. За Птичьими островами, говорят, и вовсе в жены взять могут. Там женщин мало. Одни даркши, да прочие страхолюдины кривоногие. Мы ж не против судьбу испытать. А тут...
        -Понятно, тут мы заявились, и все девичьи мечты обломали, - Катрин поморщилась. - Давай, Ква, режь веревки и пусть проваливают, лахудры зачуханные.
        -А...
        -Никаких "а"! Молод еще столь сомнительными трофеями обзаводиться. Тащи сюда Энгуса с лошадьми. Видишь? - Катрин взмахнула глефой, указывая вперед.
        Дорога спускалась с холма и уводила на запад. Не слишком наезженная колея, но уж точно не морок какой-то.
        -Понял, - кивнул одноглазый вор. Мигом разрезал веревки на бабенках и бегом бросился выполнять указание.
        -Страшный-то какой, упаси нас боги, - проблеяла сисястая бабенка с нечесаными пегими волосами. - Истый дарк. А то и похуже...
        -Угу, для иных дамочек страшней свободы зверя нет, - с отвращением буркнула Катрин. Сплюнула под тележное колесо, благо никто из своих сей невоспитанности не видел, и скомандовала: - Задницы свои подняли и поволокли вниз. Сидите на берегу. Благодетели вас наверняка подберут. Они, правда, в некотором расстройстве будут пребывать, ну вы-то это переживете как-нибудь. Раненого там утешьте, что ли...
        Чернявая и ее пышногрудая товарка похватали с телеги свои мешки, и боязливо оглядываясь, потрусили вниз по тропинке. Третья дева, до сих пор молчавшая, потопталась в нерешительности и вдруг повалилась на колени:
        -Леди, можно мне на берег не ходить? Я не хочу на море, не хочу в "несушки". Сделайте милость, пожалейте!
        -Да, кто тебя заставляет? Проваливай на все четыре стороны. Только не надо здесь на коленках елозить.
        -Можно мне с вами, миледи? Я ем мало, крови не боюсь, в постели мной довольны. Если нужно воровать, то я живо научусь. Не трусливая и язык за зубами держать сумею.
        Катрин с интересом посмотрела на просительницу. Забавное резюме предоставляет. Впрочем, что еще долговязой бабе в неприличных штанах, да еще увешенной оружием, должны предлагать?
        -До жратвы мы не жадные, без воровства обычно обходимся. С кровью и постелью сами способны разобраться. А ты, девочка, откуда будешь?
        Девочка была года на четыре старше самой шпионки. Неровно обрезанные у шеи волосы. Измятое недорогое, но относительно приличное платье. Не толстая, не худая, - в другом мире такую фигуру назвали бы пропорциональной. Вид малость потасканный: ссадины от колючей веревки на запястьях, на шее пятна неопределенно-сексуального происхождения. И классический, уже начавший желтеть, "фонарь" под глазом.
        -Я из Глора, миледи. С Желтого холма. Зовут - Гая.
        -Давно задницей на жизнь зарабатываешь, Гая с Желтого холма?
        -С весны. Муж разорился. Мастерская у нас была и лавка. Игрушки делали. Задолжал... Он меня и сына отдал, потом сам ошейник надел, - молодая женщина говорила почти безразлично. Долгими ей показались те летние месяцы.
        Катрин кивнула:
        -Хороши игрушки. Тебя в Глоре ищут?
        -Нет, миледи. Меня не крали. С хозяином по совести сторговались. На флоте шлюх не хватает. Ведь запретили девок в Большой Поход брать. В море на корабли тайком подсаживают.
        -Чтоб им с тем походом... А далеко до Глора?
        -Нет, миледи, - мы сюда за полдня добрались, - смущенно и настороженно пробормотала девица. Наверняка, удумала, что ее коварно на честность проверяют.
        Проверить бы не мешало. Но время опять поджимало.
        Мимо прорысил Квазимодо. Махнул за спину, - Энгус и Блоод вели лошадей. Подниматься к дороге им пришлось в обход.
        -Права на телегу имеешь? - осведомилась Катрин у девки.
        Глаза Гаи испуганно расширились.
        -С телегой сама управишься? - нетерпеливо уточнила Катрин.
        -У родителей две лошади имелось, - со странной гордостью призналась Гая.
        -Прекрасно. Поведешь телегу. Надеюсь, ты не прочь вернуться в родной город. Условие одно - держать язык за зубами. Хвалилась что умеешь, - так выполняй. Иначе укорочу язык вместе с головой. Можешь поверить. У нас без игрушек. И долги мы отдаем сполна и сразу.
        Ответить девица не успела. Катрин пришлось отвлечься. Квазимодо развил бурную деятельность на телегах. Со всех трех летели мешки и бочонки, сыпался овес и связки стрел. Уже резко запахло джином.
        -Ты что творишь? Мы только одну телегу берем.
        -Я понял. Сейчас отберу самое ценное. Не нужно?
        -Хм. Нужно-нужно. Только не возись.
        В медлительности вора обвинять было глупо, - парень метался как угорелый. В рачительности и любви к трофеям одноглазый явно мог дать фору и хозяйственной Ингерн. Как там она? Еще не порадовала Даллапа прибавлением в семействе?
        Катрин покрутила головой. Путешественники покинули Медвежью долину не так уж давно, но, казалось, будто годы прошли. Время не бежит, - скачет, подобно столь полюбившимся Бло тушканам.
        Забираясь в седло Катрин шепнула Бло:
        -Ты когда рот научишься вытирать, гламурная моя? Чулочки, чулочки... Лучше бы салфетку на шее носила. Энгуса краснеть заставляешь.
        -Дикие мы. Северные, - промурлыкала безмерно довольная жизнью Блоод и принялась оттирать траурную кайму вокруг рта.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к