Сохранить .
Дух города Константин Вайт
        Привычный мир рушится с приобретением уникальных способностей. Главный герой узнает о скрытой жизни города. Здесь во главе стоит Дух города и у него есть хранители. Наш герой - обычный студент, но ему предстоит стать правой рукой духа, его целителем. Для этого ему через многое придется пройти. Что его ждет на этом пути?
        От автора: книга изначально писалась как сценарий для кинофильма.
        Константин Вайт
        Дух города
        Глава 1
        Этот день мне хорошо запомнился. Да и трудно забыть тот день, когда моя жизнь совершенно неожиданно переменилась.
        Началось все с того, что именно этот день выбрала моя девушка, чтобы расстаться со мной. Причем способ она подобрала не самый лучший: просто отправила мне смс, что мы расстаемся, и отключила свой телефон. И это было, мягко говоря, очень печально. Конечно, мы встречались не очень долго, всего пару месяцев. Но до этого момента я был уверен, что у нас все хорошо, и нет никаких проблем. А тут, как гром в ясном небе, - это проклятое сообщение. Ее подружки, которым мне удалось дозвониться, сказали, что она действительно не хочет больше меня видеть, а одна из них по секрету поведала, что нашелся парень получше, чем я.
        Нет, честно говоря, это не первое расставание в моей жизни, но что бы вот так! Не пообщавшись толком, ничего не объяснив…
        В общем, я стоял у метро, весь взвинченный, и ждал своего друга - Андрея. Настроение, совсем на нуле, и я понимал, что мне необходимо кому-нибудь выговориться. На улице - ноябрь месяц. На мой взгляд, один из самых худших месяцев в году. Во всяком случае, в Москве это точно так. И погода полностью соответствовала моему настроению. С серого неба валил снег, под ногами хлюпала грязного цвета жижа, именуемая в народе «слякотью». Ноги уже успели промокнуть и замерзнуть, холодный ветер пробирал меня насквозь. Я стоял и сквозь зубы клял свою судьбу.
        - Привет! - выскочил из-за палатки Андрей. - Что такой невеселый?
        - Привет. Да чего уж тут веселиться, поехали домой, по дороге расскажу, - я устало махнул рукой и повернувшись ко входу в метро пошел вперед.
        Андрей - мой приятель с детства. Росли в одном дворе, ходили в одну школу. Ему, как и мне, недавно исполнилось 18 лет. Даже учимся мы в одном университете, только на разных факультетах. Андрей среднего роста, с темными волосами. Достаточно худой, но спортом не увлекается. Просто такая комплекция. Он, в общем, веселый парень, из тех, кто может стать душой кампании, но есть в нем и хитринка: никогда не упустит свою выгоду. Мы с ним хорошо общаемся. Я рассудительный, он импульсивный, постоянно влипает в разные истории, а я, чем могу, помогаю ему выбраться из них. У нас нет особых секретов друг от друга. Он всегда готов меня выслушать и посочувствовать, если надо, так же, как и я его.
        Мы спустились в метро, нам надо было проехать пару станций и перейти на нашу ветку. Пока мы добирались, я успел вкратце рассказать Андрею свою историю расставания. Дойдя в толпе народа до перехода, мы наконец-то встали на эскалатор. Здесь было тише, не так давил шум поездов, а я уже разгорячился:
        - Понимаешь, она отправила только смс, и поставила мой номер в черный список! - не громко, но эмоционально выговаривал я.
        - Да не переживай ты так, пару дней пройдет, и ты о ней забудешь, - успокаивал меня, выполняя свой дружеский долг, Андрей.
        - Да просто безумно обидно! Нет, чтобы позвонить, все объяснить. Что не так?! Или просто встретиться. Что в этом сложного? - меня всего переполняли чувства.
        С размаху я ударил ладонью по поручню, и тут же из-за резкой боли отдернул руку. В этот момент время для меня резко замедлилось - я смотрел на свою ладонь на которой появилась не большая рана, она медленно начала наливаться кровью. Вот одна капля отправилась в полет, за ней другая. Я видел каждую каплю капающую из пореза на поручень и ступень эскалатора. Свет в переходе резко мигнул, эскалатор дернулся, остановился, опять дернулся, немного проехал. Ступени под ногами задрожали, и вдруг мы, и все остальные люди, обрушились вниз. Вместе со ступенями мы свалились в какое-то, достаточно большое, тускло освещенное техническое помещение.
        Падение было недолгим, а приземление - очень болезненным. Я понял, что не чувствую правую руку. Приглядевшись, увидел на ней большую рваную рану. Я лежал на спине и ощущал холод пола и горячий обжигающий жар крови, которая вытекала из моей руки. В ушах стоял какой-то шум. Вокруг лежали люди. Кто-то стонал, кто-то ругался. Я видел, что некоторые люди кричат, но слышал один лишь гул. Время для меня по-прежнему текло очень медленно. К счастью, я отлично знаю, что надо делать с такой раной. Сорвав с себя шарф и я жестко перебинтовал раненую руку. Моя кровь на полу поблескивала и искрилась всеми красками радуги.
        Я огляделся вокруг. Над головой зависли какие-то большие шестеренки. Вдоль стен стояли электрические шкафы явно еще советского производства с какими-то датчиками и рубильниками. Комната была широкой и тянулась куда-то в темнеющую даль. Вокруг были разбросаны ступени от эскалатора. Некоторые люди были придавлены ими. Кто-то сам, а кто-то с чужой помощью выбирался из всеобщей свалки.
        Андрея не было видно, хотя он был рядом со мной до того, как все началось. Я с трудом поднялся на ноги. Людям требуется помощь. Я подходил то к одному человеку, то к другому. Помогал подняться, спрашивал о самочувствии. До сих пор в моих воспоминаниях все, как в тумане. Помню, быстро понял, что, кроме переломов и небольших травм, у окружающих ничего серьезного нет, и это очень радовало. Но всеобщий шок и испуг висел в загустевшем воздухе. Кто-то плакал от страха, кто-то от боли. Кто-то просто молча сидел на полу, переживая случившееся. В конце концов, и я в отдалении привалился к стене. Ноги меня уже отказывались держать, и я сполз по стене на пол. Опустив взгляд на раненую руку, увидел, что шарф сильно пропитался кровью и почему-то слегка светится. Прямо на моих глазах свечение стало понемногу тускнеть. «Шок», - подумал я.
        Вдруг рядом со мной появилась девушка. Она внимательно посмотрела на меня, затем перевела взгляд на мою руку, забинтованную окровавленным шарфом, который все еще слегка светился. Потом снова стала внимательно меня разглядывать. В ответ я тоже попытался разглядеть ее повнимательнее. Сначала я увидел только ее контур и светлые длинные волосы. На стене мерцали тусклые лампы, и освещения хватало только на расстояние вытянутой руки. Она наклонилась ко мне, и я смог рассмотреть ее получше. Девушка была чуть старше меня. Лет 20 -22. Совсем невысокая, спортивная фигура, красивое лицо, вздернутый нос и внимательные глаза. Я до сих пор не помню их цвет, но внимательный и какой-то сосредоточенный взгляд мне очень ярко запомнился. Вокруг творился хаос, а она стояла напротив, такая противоестественно спокойная и чистая, и внимательно смотрела на меня. Наше взаимное разглядывание быстро закончилось. Она протянула руку и помогла мне подняться.
        - Пойдем, нам надо спешить, - тихо сказала она, и потянула меня за собой.
        - Куда? - недоуменно спросил я, - и зачем? Тут где-то мой друг, - я стал внимательно озираться кругом. Я не собирался уходить отсюда, бросив Андрея одного. Но девушка более настойчиво снова потянула меня за руку. Мне пришлось повернуться к ней, и я увидел, как она провела рукой по стене, где совершенно неожиданно появилась дверь. Девушка спокойно и привычно открыла ее, и еще раз дернула меня за руку.
        - Идем, нам надо спешить. Я тебе все расскажу, но сейчас надо спешить, - тихо прошептала она мне, поднявшись на мысочки, почти в самое ухо, и я шагнул за ней. Дверь за нами закрылась, и мы оказались в темноте. Но через мгновение щелкнул выключатель, и свет залил совершенно обычный рабочий кабинет. Пара дешевых офисных шкафов, стол, кресло и пара стульев. Я обернулся, за моей спиной была совершенно ровная стена. На стене висела скучная картина с сельской местностью, и все. Никакой двери не было. Меня на мгновение оглушила тишина комнаты. Буквально пару секунд назад мы были на месте катастрофы в метро, а здесь - звенящая тишина, яркий свет и чистота. Это все выглядело совершенно нереально, я даже усомнился, была ли авария? Но взгляд на руку, замотанную окровавленным шарфом, быстро развеял мои сомнения.
        - Ты как это? Где дверь? - я был ошарашен, по-другому и не скажешь. И ничего умнее не мог спросить в данный момент.
        - Садись, - она указала мне на кресло за столом. Я обратил внимание, что стол совершенно пустой. Никаких бумаг, никаких ручек, только черная матовая столешница, и ни одной пылинки. Я сел за стол, положив на него руки. Меня посетила мысль, что мне срочно нужна помощь медиков, рану надо зашить, да и крови я потерял изрядно, голова прилично кружилась, но боль в раненой руке совершенно не чувствовалась, и я решил, что с этим можно подождать.
        - Будешь чай или кофе? - все так же тихо спросила она у меня.
        - Чай, и, если есть, зеленый, - я никак не мог воспринимать все это серьезно. Какой чай в такой момент? Где-то там остался мой друг, там людям нужна помощь. Я порывался встать, но чувство сильной усталости и недостоверности происходящего оставило меня на месте.
        - Хорошо, подожди пару минут, я сделаю чай, ты как раз немного придешь в себя и мы с тобой поговорим. - Она вышла за дверь, но не стала плотно прикрывать ее. Я услышал звон чашек, и через несколько минут девушка вернулась с подносом, на котором стояли две чашки с горячим чаем. Поставив его на стол, она придвинула стул и присела рядом.
        - Меня зовут Аля, - представилась она, - это от Алевтины, - она слегка улыбнулась, самыми кончиками губ. При свете мне удалось рассмотреть ее повнимательнее. «Все-таки она старше», - подумал я, - «лет двадцать пять, тридцать. Эти мелкие морщинки в районе глаз выдают ее возраст», - мама научила меня разбираться в таких вещах.
        - А я Саня, то есть, Александр, - в ответ представился я.
        - У тебя, конечно же, есть вопросы? - она посмотрела на меня, как бы отдавая инициативу. Конечно же, вопросов было много. У меня голова пухла от вопросов так, что не понятно было даже, что спрашивать в первую очередь.
        - Зачем мы ушли оттуда? Мы могли бы оказать помощь людям. Мне нужно было еще пару минут, чтобы прийти в себя, и я бы помог. Там осталось много пострадавших. И мне надо срочно найти своего друга. Вдруг он там лежит раненый, а я здесь в этот момент сижу и пью чай! - я попытался встать, но Аля повелительно махнула мне рукой и я остался на месте.
        - Там есть, кому помочь, не переживай. Думаю, уже все службы на месте - и врачи, и полиция. И много кого еще, - она склонила голову слегка на бок и задумчиво посмотрела на меня, словно пытаясь принять какое-то решение.
        - Ты сильно поранился? - кивнула она на забинтованную руку.
        - Рваная рана, где-то десять сантиметров. Мне надо в больницу, промыть и зашить. Незначительная потеря крови. Я вовремя успел перевязать. - Моя мама всю жизнь работала врачом, и я к восемнадцати годам и сам научился неплохо разбираться в лечении людей, и в оказании первой помощи.
        - Давай сделаем так, - она внимательно посмотрела мне в глаза и, после небольшой паузы, продолжила, - я осмотрю твою рану и, если все так, как я предполагаю, все тебе расскажу.
        Аля встала, подошла ко мне, и аккуратно стала разматывать шарф на моей руке. Я внимательно следил за ее движениями, постоянно ожидая резкой боли. Но то ли она так аккуратно это делала, то ли что-то еще, - боли все не было и не было. Под шарфом появилась порванная куртка вперемешку с рукавом рубашки. Все было в засохшей крови. Аля аккуратно раздвинула края порванной одежды, и мы увидели только ровную белую кожу на том месте, где я лично ожидал увидеть страшную рану. Мы одновременно резко выдохнули, только сейчас я понял, что, в ожидании боли, задержал дыхание. Аля опять внимательно посмотрела мне в глаза и медленно отошла на шаг.
        - Это то, что я и ожидала увидеть, - взволнованным голосом произнесла она и сев на стул напротив меня взяла чашку чая в руки. - Дух сообщил мне, что появился новый целитель и я отправилась на помощь. К счастью, я тебя сразу нашла. Это было не сложно. Твоя кровь для меня весьма ярко светится. Как маяк в ночи, - она улыбнулась, явно довольная собой.
        Я ее слушал не очень внимательно. Сейчас меня больше занимала рана, которая исчезла.
        - Но как же так? Я же видел глубокий порез на своей руке. Прошло не более получаса! Он не мог так быстро затянуться. - Я удивленно посмотрел на Алю.
        - Тут все просто: ты потенциальный целитель, а кровь целителя лечит все раны. Лично у тебя теперь, доступным языком, - повышенная регенерация. Раны на тебе должны заживать если не мгновенно, то очень быстро. - Она замолчала и отпила чай из чашки. Я тоже взял свою чашку и отпил, совершенно не чувствуя вкуса. Сказать, что я был удивлен, - это ничего не сказать, я был шокирован. Я увидел практически результат какого-то чуда. И я ждал от нее обещанных объяснений.
        - Для непосвященного человека все очень сложно и странно. Возможно, ты мне сразу не поверишь, возможно, не примешь всерьез, не поймешь, но, если вкратце, то история будет звучать так…
        Она снова прервалась и задумалась. Ее взгляд смотрел сквозь меня, а я терпеливо ждал продолжения.
        - У нашего города есть Дух. Он плотно связан со всем городом. Как спрут, он запустил свои щупальца во все щели, и он живой и разумный. Он постоянно питается энергией города. Но, к сожалению, и он подвержен болезням и ранам. Где-то часть его отмирает, где-то еще какая-то беда случается. У духа есть хранители. К этим людям, например, принадлежит мой дед. Но Духу бывает нужен целитель, тот, кто будет излечивать его раны, помогать, насыщать энергией, зашивать порезы. У целителя всегда много работы. Он нужен духу, нужен городу. Нужен людям, которые живут в этом городе.
        Она замолчала, сделав театральную паузу, и внимательно посмотрела мне в глаза:
        - И этим целителем можешь стать ты.
        Я не знал, что сказать в ответ. Слишком много вопросов было у меня в голове, слишком все это походило на бред. Может быть, я лежу раненый под эскалатором, и у меня просто галлюцинации? Я слышал, такое бывает при большой потере крови. Но я промолчал, и Аля продолжила свой рассказ.
        - Иногда, когда дела у Духа совсем плохи, происходит активация целителя. Ты отдал часть своей крови духу, и взамен он активировал или, можно сказать иначе, - выбрал тебя. Но это еще не все, как правило, активацию проходят одновременно два, реже три, потенциальных целителя. И только один из вас завершит свою инициацию и станет настоящим целителем. С остальными все плохо. Твоя кровь меняется, обретает силу, и может убить тебя, если ты не дойдешь до дома Духа и не пройдешь активацию. А чтобы дойти до его дома, ты должен научиться пользоваться способностями, которые в тебе пробудились. Есть еще и другая проблема: скоро все кинутся на поиски потенциального целителя. Твоя кровь даже сейчас, пока ты еще не обрел полностью свою силу, может вылечить от любой болезни. А хранитель, у которого ты поселишься в дальнейшем, приобретет много дополнительных возможностей, и сможет расширить свою территорию. Поэтому сейчас Хранители ищут тебя и других претендентов. Мой дед, к примеру, тоже этим занимается на виду у всех. Поэтому самое главное то, что тебя нам пока удастся сохранить в секрете.
        Она снова отпила чай и как-то грустно вздохнула.
        - Все, что тебе надо, это научиться пользоваться своими новыми способностями и оставаться в тени. Ну и конечно выжить.
        Она замолчала, а я задумался. Трудно сразу поверить во все, что она мне рассказала. Но я уже был свидетелем того, что от глубокой царапины на руке не осталось и следа. Одно это заставляло меня более серьезно отнестись к ее рассказу.
        «Аля рассказала про активацию кровью», - рассуждал я, - «возможно, когда у меня появилась первая рана на ладони. Еще там, на эскалаторе я слишком сильно размахивал руками и умудрился поранить ладонь. Кровь тогда капала и капала. Или это случилось потом, когда я упал? Я точно помню, что я потерял достаточно много крови. И еще странность: я помню, что моя кровь светилась. Сама по себе. Сначала я думал, что это результат шока, не часто увидишь целую лужу своей крови. Но сейчас в голову пришло уже другое объяснение этого факта: вполне возможно, что часть, или весь рассказ, что я услышал, - это правда, и тогда, действительно, у моей крови могли появиться необычные функции, включая и свечение. Наверное, по этому свечению Аля меня и нашла. То-то она так внимательно смотрела на мою руку, перебинтованную окровавленным шарфом, который светился, как фонарик в темноте. Хотя раненых людей там хватало и кроме меня. Но, получается, это свечение видел только я, и, возможно, Аля, потому что никто больше не обращал на это внимание. Так, со свечением разобрались, это не очень интересно, а вот то, что я могу
заживлять свои раны, куда как любопытнее. Как бы это проверить? Самое простое - это нанести себе небольшую рану, скажем, порез, и посмотреть, как быстро он затянется. Но это все после. Сейчас надо узнать как можно больше. Вдруг все это окажется правдой, и от количества информации может зависеть мое выживание. Но только что спрашивать? В голове какая-то каша. Но если я и правда целитель? Это было бы здорово».
        Конечно, каждый из нас мечтает стать необычным. Не таким, как все. И мне очень хотелось поверить, что я стал именно таким. Хотя внутренний скептик мне нашептывал, что не бывает такого, ничего не бывает, просто так и бесплатно.
        - То есть, получается, что моя кровь целебная, и я смогу всех лечить? - не выдержав, спросил я. Аля снисходительно улыбнулась мне в ответ, казалось, она читает меня, как открытую книгу.
        - Все не так просто, - начала она опускать меня на землю. - Да, твоя кровь лечебная, и ты можешь с ее помощью лечить неизлечимые болезни. Но, чем сложнее болезнь, и чем она запущенней, тем больше крови требуется. Обычно это не меньше ста миллилитров. Сколько в день ты сможешь безболезненно отдать крови? Как ты будешь выбирать, кому ее отдать? Ты не сможешь вылечить весь мир, хотя, как я вижу по твоим глазам, именно такое желание у тебя и появилось. К тому же, если ты начнешь лечить всех подряд, о тебе и узнают все подряд, и на тебя сразу начнется настоящая охота. Ты слышал о том, что многие ездят лечиться в Израиль? Так вот, там как раз в плену есть несколько целителей, которые живут практически в рабстве. Ну, или в золотой клетке. Это как посмотреть. Их кровь используют, где по капле, где больше, но результат виден всем. Многие ездят именно туда на серьезное лечение. Есть и другие места. Но на самом деле, тебе лучше всего будет поговорить с моим дедом. Он настоящий Хранитель, и много знает. Он постарается тебе помочь пройти весь путь, выжить и стать целителем.
        Да уж, быстро ей удалось испортить мое радужное настроение.
        - Сейчас тебе лучше всего пойти домой и сделать вид, что ничего не было. Никто не должен знать, что с тобой случилось. Тебе надо выспаться и прийти в себя. Отойти от шока, переварить новую информацию. На метро пока лучше не ездить. А сейчас тебя надо переодеть, а то ты весь в крови.
        Она поднялась:
        - Посиди, подожди меня пять минут, я постараюсь найти тебе одежду.
        Аля вышла, а я остался один на один со своими мыслями. Все, что рассказала Аля, звучало, как волшебная сказка, но я уже почти поверил ей. Да чего уж тут, мне и вправду хотелось поверить. Ведь стать целителем, человеком, чья кровь может вылечить любую болезнь, - это по-настоящему круто! Моя мама всю жизнь проработала в больницах, и я с детства проводил в них много времени. Помогал, чем мог. Многое за это время видел, и многому сумел научиться. Мама, конечно, хотела, чтобы и я стал врачом, пошел по ее стопам, но я слишком много видел боли и страдания, и не хотел, чтобы это сопровождало меня всю жизнь. Поэтому поступил на лингвистический факультет, а не на медицинский. Но теперь, если все, что мне рассказала Аля, правда, я смогу стать непревзойденным доктором. Спасать людей, стоящих на грани жизни и смерти. Да уж, классная перспектива открывается!
        Мои радужные мысли прервала вернувшаяся Аля.
        - Держи, одевай, - она протянула мне одежду, - рубашку я взяла у охранника, да и куртка старая нашлась. Это все можешь не возвращать.
        Я замер, держа одежду в руках, мне не хотелось при ней раздеваться, но, поняв мои проблемы, она, улыбнувшись, повернулась ко мне спиной. Я снял порванные грязные вещи и быстро переоделся. Переложил все из карманов куртки в новую одежду. Мои грязные вещи на чистом столе смотрелись не к месту.
        - А это куда девать? - спросил я.
        - Оставь тут, потом выкину, - Аля безразлично пожала плечами, затем посмотрела на меня и, кивнув головой, удостоверившись, что я выгляжу как надо развернулась к двери, - идем за мной, провожу тебя к выходу. Когда все утихнет, приходи опять сюда, спроси у охраны Алю. Я тебя познакомлю с дедом. Он хранитель духа. С ним все и обсудите.
        Мы шли по каким-то служебным коридорам. И, в итоге, вышли в безлюдный холл. Я наконец-то сообразил, где нахожусь. Это археологический музей, в самом центре города. Бывал тут пару раз. Мы прошли мимо охранника, Аля ему приветственно кивнула, и у дверей повернулась ко мне.
        - Мы ждем тебя в понедельник. Тебе будет удобно? - Она вопросительно посмотрела на меня.
        - Да, вполне. Заеду сразу после учебы. Часов в пять вечера, - уверенно ответил я.
        - Мы будем тебя ждать. И, пожалуйста, отнесись ко всему произошедшему серьезно. Будь осторожен, - в ее голосе промелькнули заботливые нотки, как бывает у мамы, когда она переживает обо мне.
        - Хорошо, - я кивнул ей на прощание и вышел за двери.

* * *
        Аля вернулась в комнату, и, быстро проведя рукой по стене, открыла дверь к деду. Он сидел хмурый за столом и перебирал бумаги. Аля зашла в комнату и встала тихо в стороне, стараясь не мешать, ожидая, когда он закончит свои дела.
        - Скоро этот дом исчезнет, - с сожалением в голосе сказал дед, не поднимая головы от бумаг. - Появится новый целитель, и у него будет новый дом, а этот уйдет в небытие со всем своим содержимым. Надо отобрать самое важное.
        - Почему ты не хочешь поговорить со мной о целителе? Чем он тебе не понравился?
        - Глянул я одним глазком на него - мальчишка, - фыркнул дед, - с детства не люблю таких. Маменькин сынок, не нюхавший жизни. Идеалист, максималист. Наверняка считает, что море ему по колено. Сколько я таких видел! И где они все? - он поднял голову и посмотрел на Алю. - Ни я, ни ты такими не были. И мы выжили. А он не выживет. - Грустно произнес дед.
        - Почему? Мне он показался нормальным парнем. Да, молодой. Да, максималист. Но ты же знаешь, как быстро это все проходит. И главное, есть в нем стержень. Там, в метро, - она махнула рукой, - он не растерялся. Не звал никого на помощь, а ходил и сам помогал людям. Как раз таким и должен быть настоящий целитель. Думать не только о себе, но и о других. К тому же, время сейчас другое. Откуда взяться закаленным людям, прошедшим огонь и медные трубы? Сейчас жизнь другая, более спокойная и безопасная.
        - Все равно, такие не выживают. Ты, конечно, можешь ему помогать, но вряд ли тебе удастся объяснить, что ему угрожает реальная опасность. Подобные ребята в юношеском задоре вставали в окопах и радостно бежали на штыки врага. И гибли самыми первыми. Я не буду тратить на него свое время и силы. Выживет, научится чему-нибудь - помогу. А так - нет. У меня хватает своих дел. Маяться дурью с молодым балбесом у меня нет никакого желания. Хватит. Это ты у нас до сих пор бездетная, а я своих детей не раз хоронил, и больше не хочу ни к кому привязываться. Ты поймешь меня, если он не выживет.
        - Я все-таки попробую ему помочь. Мне кажется, что он - это правильный выбор. Именно такого целителя и не хватает нашему городу. И то, что он молодой, - это большой плюс. Время и прогресс не стоят на месте. Ты до сих пор не соизволил научиться пользоваться нормально сотовым телефоном. Новая струя в нашем болоте никому не повредит.
        - Займись, займись, - дед задумчиво посмотрел на Алю, - но помни, что я тебя предупреждал. Он снова вернулся к бумагам, что-то ворча себе под нос. Аля постояла еще несколько минут в надежде на продолжение беседы, но в итоге, грустно покачав головой, вышла из комнаты, оставив деда в покое.

* * *
        Я стоял у выхода из Археологического музея. На улице все так же валил мокрый снег, ярко светили фонари вечернего города, толпы людей спешили по своим делам, и никому не было до меня никакого дела. Где-то недалеко в метро произошла катастрофа, там могли погибнуть люди. Там, в темноте подземелья, были страх, боль и страдание, а здесь, на поверхности, в то же самое время жизнь продолжала идти своим чередом.
        Я шел пешком до автобуса в какой-то прострации. Мысли путались и скакали. Слишком много всего произошло со мной за последний час. Не привык я к такому. Вся моя жизнь до этого момента протекала медленно, надежно, и в какой-то мере стабильно. У меня всегда было время все обдумать, осмыслить, решить, как и куда делать следующий шаг. А сейчас все произошло очень быстро и спонтанно. Внезапно у меня зазвонил телефон - это был Андрей, с которым мы потерялись в метро.
        - Ну, наконец-то я до тебя дозвонился! Ты куда пропал? Ты здоров? - Возбужденно прокричал он в трубку.
        - Да, все в порядке, я жив и цел, выбрался из перехода, сел в вагон метро и уехал. Скоро буду дома. Ты-то как? - Я решил промолчать о встрече с Алей, тем более она просила никому не говорить, о том, что на самом деле со мной произошло, да и у меня сейчас не было желания все рассказывать. Тем более, зная Андрея, я отлично представлял, что он меня мгновенно засыплет вопросами и просто так не отстанет. А я чувствовал себя слишком усталым для этого.
        - Я отлично, пара ссадин, шишка на голове, и все! Сижу вот в «скорой», потом, говорят, еще полиция опросит, и поеду домой. Я сразу к тебе зайду. Тут такое творится! Столько народу, столько шуму! Но вроде все живы. Ты чего убежал отсюда? - Радостным голосом протараторил он.
        - Так получилось. Я несколько не в себе был. Нашел выход из этой толпы и просто уехал, - начал успокаивать его я. - Я сначала тебя искал, но тебя нигде не было видно.
        - А я как-то неудачно грохнулся и потерял сознание. Очнулся, а там народ бродит. Пошел искать тебя, но потом подтянулась полиция, врачи, и все закрутилось. Ладно, до встречи, тут уже пришли за мной, - и он повесил трубку.
        Я добрался до дома, принял душ и пришел более-менее в себя. Вытирая голову, остановился и стал разглядывать свое отражение в запотевшем зеркале. Светлые, средней длины, жутко непослушные волосы, немного припухшие губы, немного крупноватый нос, немного пухлые щеки. Меня многое в себе не устраивало. Правда, был и один плюс - мой рост под метр девяносто. А все остальное хотелось бы подправить. И вот тут немного, и вот тут. Но что уж теперь. Хотя, конечно, грех жаловаться, девушкам я почему-то нравился.
        Тут я вспомнил, что меня сегодня бросила девушка, и сам себе удивился. Как быстро это все забылось и отошло на второй план. Если днем я очень сильно из-за этого переживал, то теперь - ну бросила и бросила… жизнь-то продолжается.
        Мой нарциссизм прервал очередной телефонный звонок. Звонила мама. Она сейчас была в командировке в Питере. Выступала там на форуме врачей.
        Мы с ней живем вдвоем уже больше десяти лет. Когда мне только исполнилось пять, мой отец, тоже врач, уехал на работу в Америку. Собирался там устроиться и вернуться за нами. Мама говорит, что он там хорошо устроился, но за нами так и не вернулся. Поэтому уже больше десяти лет мы живем вдвоем с мамой. И мне это нравится. Хотя, конечно, иногда мне не хватало отца, а мамина забота периодически переходила всякие границы. Но когда мне исполнилось лет четырнадцать, она с грустью признала, что я уже вырос и стал вполне себе самостоятельным, и ее контроль значительно ослаб. Да и чувствовал я, что она мне доверяет, и старался не злоупотреблять этим доверием. Раньше она работала заведующей в больнице, а несколько лет назад перешла на другую работу, и стала много ездить по командировкам, передавая свой опыт. Как она говорила: «Подростку нужно свое пространство и во времени, и в месте». Я, конечно, с этим не спорил. Быстро, и по достоинству, оценил свое новое положение. У меня теперь была возможность собирать друзей у себя дома, да и было где провести время с девушкой. В общем, одни только плюсы.
        - Да мама!
        - Сашенька! Как ты там? Я слышала, у вас там в метро две аварии произошли. С тобой все в порядке? Я очень волнуюсь, - раздался ее громкий голос в телефонной трубке.
        - Я уже давно дома, и со мной все в порядке, не волнуйся. - я постарался голосу придать как можно более успокаивающие интонации.
        - Если что, ты сразу говори, я могу бросить все и приехать. Тут лететь-то пару часов. - Было слышно, что она переживает и волнуется за меня.
        - Не надо, мама. Все, правда, хорошо. Я даже не в курсе про аварии. Уже давно пришел домой и сижу, делаю уроки, - зачем лишний раз расстраивать маму?
        - Включи новости, тут по всем канал передают.
        - Хорошо, мамочка, вечером созвонимся, а сейчас пойду готовить ужин, - и мы попрощались. Я вообще с мамой в хороших отношениях, но иногда на нее накатывает излишняя заботливость, и это очень донимает.
        Я пошел на кухню греть еду, но тут раздался звонок в дверь.
        - Да что же это такое! - в сердцах воскликнул я и пошел открывать.
        Там, как и ожидалось, оказался Андрей с нашей «звездой Ютуба» - Ланой. Если с Андреем мы дружим с детского садика, росли практически вместе, то Лана появилась в нашей компании лет пять назад. Она с родителями переехала в наш район, в соседний дом, и попала в нашу школу, в один класс с нами. Там как-то мы сдружились, и дружим до сих пор. Лана ведет свой блог на Ютубе и, по ее словам, он весьма популярен. Нет, на улице, конечно, пока не узнают, но раз есть возможность зарабатывать этим делом деньги, это уже неплохая оценка ее достижений. Сам я, честно говоря, ее блог смотрел всего лишь пару раз, и мне он показался не очень интересным. Но людям нравится, и не мне судить.
        Мы расселись на кухне за столом, Андрей сразу по-хозяйски вывалил мой ужин, разделив его на три тарелки, и, не дожидаясь нас, накинулся на еду.
        - Лана, сегодня вообще было офигенно! - начал он рассказ с набитым ртом при этом активно размахивая руками.
        - Мы на эскалаторе едем вниз, а он бах, и пополам! - он резко махнул рукой, - и мы все дружно вниз как горох посыпались! Саня вообще куда-то исчез, - он кивнул на меня. - Я там головой хорошо приложился, - и он задрал волосы на затылке, - видишь, какая шишка? - шишки особо видно не было, но Лана уважительно кивнула.
        - Потом «скорые» приехали, полиция, МЧС, журналисты. Реально просто толпа народу! А этот, - он кивнул головой в мою сторону, - все пропустил!
        Я в ответ просто виновато пожал плечами, мол, бывает.
        Лана лениво ковырялась в тарелке с картошкой. Ей, как и нам, было восемнадцать лет. Темные волосы, короткая мальчишеская стрижка, небольшое худое лицо и вечно грустные глаза. Она вообще выглядела какой-то миниатюрной. Тонкие кисти рук и худые пальцы, невысокий рост. Так и хотелось периодически назвать ее малюткой, но я обычно сдерживался.
        - А давайте, я возьму у вас интервью? - она лениво посмотрела на нас, - назовем «Выжившие в подземелье» или «Падение в бездну»?
        - Точно, - согласился Андрей, - главное - красиво назвать!
        - Нет, - не выдержал я, помня о словах Али насчет секретности, - я против. Никаких интервью. Тебе что, больше не о чем делать свой блог?
        - Да нет, темы всегда есть, - она печально вздохнула, - думаю, тебя, Андрей, мне вполне хватит, если Саша против. Обойдемся тобой одним. Надо сегодня же это сделать, пока тема актуальна.
        Вот всегда ей удивлялся: с виду такая меланхоличная, такая неспешная, холодная, но при этом очень деятельная и моментально принимающая решения. Сколько лет ее знаю, а все поражаюсь. Она схватила Андрея и, попрощавшись, утащила его к себе в квартиру, делать новый выпуск.
        В итоге, мой вечер закончился очень быстро и неожиданно спокойно. Созвонился еще раз с мамой, посмотрел новости по телевизору. Оказывается, практически одновременно произошли две катастрофы в метро. Падение эскалатора, чему я сам был свидетелем и участником, а так же какое-то столкновение поездов. Там тоже были раненые, причем в немалом количестве. Я сразу вспомнил рассказы Али о том, что появляются обычно сразу два-три целителя. Получается, что было две катастрофы. В одной я стал целителем, а во второй, следуя логике, кто-то еще. Это интересно, но мысль о возможной конкуренции, и что «выживет только один», мне не нравилась. Конечно, я был уверен в себе и в своих силах, но все равно, ситуация меня очень напрягала. И как все это должно выглядеть в итоге? Как в «Горце»? Мы должны будем драться на мечах? Или просто тот, кто первый найдет вход в этот дом Духа, и станет целителем, а второму останется только умереть? Неприятная ситуация.
        В общем, бросив все эти размышления, я отправился спать. Думал, что не смогу быстро уснуть, но вышло наоборот. Стоило моей голове коснуться подушки, как я мгновенно уснул. Но, вместо обычного крепкого сна, я провалился в странное видение.

* * *
        Я завис в воздухе у входа в большой бревенчатый дом. Было необычное ощущение, что у меня нет ни рук, ни ног. Я попробовал переместиться, и это у меня получилось. Бестелесным облаком я кружил около высокого крыльца. Ярко слепило солнце, отражаясь от белоснежного снега, которым было засыпано все вокруг. Дом стоял на высоком холме, я видел, что рядом располагаются дома меньшего размера, а еще вдали виднелась деревянная стена, окружающая поселение. Во дворе дома сновали люди, делая свою работу. Кто-то ухаживал за лошадьми, кто-то брал с поленницы дрова и тащил их в дом. Я осознавал, что это сон, но все выглядело настолько натурально, как если бы я уснул и провалился в кинофильм. Во двор въехали сани, запряженные лошадьми. От лошадей шел пар, они периодически всхрапывали и били копытом, отбивая куски от заледеневшего наста. Из саней, откинув с ног толстую шкуру, присыпанную снегом, выбрался сухощавый, достаточно молодой человек, лет тридцати, со светлой аккуратной бородкой и голубыми глазами. Он был в тяжелой неудобной шубе из темного меха, на голове такая же шапка. Как только молодой человек резвым
шагом приблизился к возвышавшемуся над двором крыльцу, как дверь распахнулась, и на крыльцо, важно ступая, вышел высокий и крупный мужчина. На его плечи была накинута светлая шуба, под ней виднелась богатая одежда, вышитая золотыми нитями. На пальцах, сверкая драгоценными камнями, расположились крупные перстни. У него была длинная, темная с проседью, борода, скрывавшая половину мясистого лица. Лет мужчине было явно за сорок, но за его грузностью чувствовались сила и мощь. На поясе у него висел меч в ножнах. Он повел плечами, расправляя затекшую спину.
        - Это ты целитель? - Голос у него был низкий и громкий, чувствовалось умение командовать и повелевать, которое нарабатывалось годами.
        - Да, Княже, - с низким поклоном ответил молодой человек, который прибыл на санях.
        - Доставил? - по его интонации не было понятно, задал он вопрос или произнес утверждение.
        - В целости и сохранности, Княже. - Собеседник снова поклонился.
        - Что ж, мыслю я, что это хорошо. И у нашего городка теперь будет свой дух. Думаю, со временем здесь, на этом месте, вырастет большой многолюдный город. И дух этому поможет. Вы выбрали место, где он поселится?
        - Да. Дух сам подобрал место. На берегу реки, в паре верст отсюда. - его голос окреп и стал более уверенным.
        - А не слишком далеко? - нахмурил брови князь, - почему не в центре города?
        - Не гневайся, Княже! Город будет еще строиться и разрастаться. Тем более теперь, когда у него появится свой дух. Это очень удобное место. Там много родников, широкая река. Место хорошее. А на конях тут близко.
        - Так тому и быть, добро. Сейчас отправлю плотников и камнетесов строить дом для нашего духа, - твердо сказал как припечатал Князь.
        Целитель поклонился и отошел к своим саням. Князь же вернулся обратно в дом. Я слышал, как скрипят доски пола, когда он наступает на них. «Могуч», - подумал я.
        Я остался висеть невидимым облаком, размышляя, куда бы отправиться дальше? Молодой мужчина сел в сани и приказал править на место. Получается, что он целитель, так же, как и я. И он сейчас поедет к духу. Конечно, я последовал за ним.
        Лететь было хорошо. Это удивительное чувство, когда ты, не двигая ничем, перемещаешься прямо в воздухе с любой скоростью туда, куда захочешь. Сани ехали не спеша, и я следовал за ними, осматривая все вокруг.
        Было очень интересно наблюдать за жизнью в этом древнем городе. Мне попадались женщины, одетые в кучу одежек, так, что выглядели большими и неповоротливыми. Кто-то из них нес корзинки, кто-то просто шел по своим делам. Видел я и детей, играющих в свои игры на улице. У одного дома стояли молодые ребята, скорее всего, мои ровесники, и бились на деревянных мечах.
        На улице было чудесно! Прозрачный воздух, яркое слепящее солнце. Наверное, именно о таком дне говорил Пушкин, когда писал строки: «Мороз и солнце, день чудесный…»
        Сани с целителем выехали за открытые ворота ограды города, у которых стояли стражники, и по проторенной дороге отправились дальше вниз с холма. Вся дорога заняла совсем немного времени. Наверное, прошло минут десять - пятнадцать, и сани остановились у небольшой группы домов. Дома тут были победнее и попроще, чем на холме. Скорее, они напоминали деревянные избы, состоящие из одной комнаты. Целитель вышел из саней и зашел в дом. Полетев вслед за ним, я попробовал преодолеть деревянную стену избы, но в этот момент меня выкинуло из сна.

* * *
        Я внезапно проснулся в своей кровати в темной комнате. На стене привычно тикали часы, а за окном были слышны проезжающие машины. Но прошедший сон был таким ярким и настоящим, что я еще некоторое время пытался осознать себя в окружающем меня мире. Через некоторое время я снова уснул, и на этот раз спал без сновидений.
        Утром я проснулся удивительно бодрым и полным сил. Давно не чувствовал себя так хорошо. Позавтракав, я устроился за столом делать уроки, но вчерашнее происшествие в метро и последующий разговор с Алей так и не шли из головы. Если все, что мне рассказала Аля, правда, то надо что-то делать. В понедельник я точно поеду встречаться с ней и ее неизвестным дедом. Что сделать нужного за оставшиеся два дня? Я же теперь почти целитель!
        Не выдержав, я вышел на кухню. Долго, с опаской, выбирал нож поострее - надо все-таки еще раз проверить, действительно ли у меня теперь «особая» кровь? Зажмурившись, я аккуратно полоснул себя ножом по руке. Резкая боль обожгла меня. Я начал трясти рукой, разбрызгивая моментально выступившую кровь. Когда боль слегка утихла, я внимательно осмотрел рану, которую нанес сам себе. Кровь уже прекратила течь, и рана очень быстро затягивалась. Хотя я тайно и ожидал чего-то подобного, но все равно - это смотрелось совершенно невероятно.
        Сжав зубы, я сделал еще один порез на руке. Во второй раз у меня это получилось легче и спокойней. Слизнув выступившую кровь, я опять смог наблюдать за заживлением раны. Это происходило не мгновенно. Шаг за шагом, секунда за секундой, края медленно стягивались, кожа была как будто живая, и имела цель сохранить свою целостность. Вот края раны тянутся друг к другу, вот они уже сомкнулись, вот остался тонкий шрам, который все истончался и истончался… По прошествии пары минут не осталось даже следа.
        Что ж, можно считать подтвержденным факт, что сам себя я теперь способен вылечить. Осталось подумать, как проверить лечебные свойства моей крови на ком-то еще, кроме меня. Наверное, придется все рассказать своим друзьям, Андрею и Лане. Вообще, мне очень хотелось с кем-нибудь поделиться, обсудить все то, что я узнал. И похвалиться своими новыми способностями. Я, конечно, весьма скептически ко всему этому отношусь, но трудно возражать против фактов.
        Когда я решил для себя, что все расскажу ребятам, то почувствовал, что мне существенно полегчало: внутренняя борьба закончилась моей победой над осторожностью. Да и какие могут быть секреты от друзей?
        А пока я решил поискать информацию о целителях и духе в интернете. На это пришлось потратить очень много времени, но, к своему удивлению, я не нашел практически никаких упоминаний о них. И это даже странно, мне казалось, что в интернете есть все и обо всем. Но по моей теме ничего по-настоящему важного, на что бы стоило обратить внимание, не нашлось.
        Вечером мы нашей небольшой компанией собрались у меня дома. Андрей заказал пиццу, и мы все разместились за столом в моей комнате. Вообще, Андрей из достаточно богатой семьи. Особенно по сравнению со мной и Ланой. Его отец владеет парой автосервисов и несколькими магазинами по продаже автозапчастей, поэтому Андрей часто является спонсором наших посиделок. В этом плане парень он хороший, по мелочам не жадничает. Мне нравится эта черта в нем. Когда за окном такая мерзкая погода, мы иногда собираемся поиграть в разные настольные игры, но сегодня у меня был другой план. Я рассказал друзьям все, что со мной случилось, и даже продемонстрировал свою ускоренную регенерацию. Это произвело на них очень сильное впечатление.
        - А давай попробуем вылечить меня? Ведь тебе сказали, что твоя кровь лечебная, - подозрительно радостно предложил Андрей, и смело сделал порез на своей руке.
        - Блин как больно! - он сунул порезанный палец в рот, я уже привычно ткнул ножом в свой палец, и стал капать кровью на стол. После пятой капли моя рана затянулась. Лана ватной палочкой нанесла мою кровь на царапину Андрея, и мы стали свидетелями очередного чуда: рана заросла даже быстрее, чем моя.
        - Ну вот, - ехидно сказала Лана, - вы теперь кровные братья!
        - А интересно, - протянул Андрей, - сейчас моя царапина сама затянется?
        После серии экспериментов, я бы даже сказал - серии кровавых экспериментов, - мы выяснили, что моя кровь действует только здесь и сейчас. Следующие раны надо опять смазывать кровью. В итоге, мы все породнились, как сказала Лана: «Мы теперь кровное братство».
        - Все-таки, это все просто удивительно! Никогда не слышал ни о духах, ни о хранителях, - сказал Андрей, доедая очередной кусок уже остывшей пиццы. Андрей обладал удивительным свойством - он мог все время есть, и при этом вообще ни на грамм не поправиться.
        - Может быть, это какой-то новый способ развода? - осторожная Лана, как всегда, была в своем репертуаре, - ну подумай сам. По словам твоей Али, целители на земле есть. И, получается, даже не один. А может быть, десяток, или даже больше. И у всех волшебная кровь, которая может вылечить от любой болезни. Мне кажется, это было бы невозможно скрыть. Тем более - сейчас, в век интернета. К тому же, подумай, сколько известных и богатейших людей умирает. И что-то я не слышала, чтобы миллиардеры вдруг излечивались от смертельных болезней, как по мановению волшебной палочки. Рак не разбирает, сколько у тебя денег. Перед смертью все равны.
        - Ты прям, как на ютуб опять вещаешь, - прервал Лану Андрей. Он всегда скептически относился к ее увлечению видеоблогом, хотя никогда не отказывался принять участие в Ланиных выпусках, - да с их миллионами можно вылечиться и сменить, скажем, все свои документы, оставить наследство самому себе. Наверняка, у них много разных ходов. И зачем разглашать информацию о целителях, когда это может самим еще пригодиться? Крови-то на весь мир не хватит! Что там с него возьмешь, - он махнул рукой в мою сторону, - посмотри, ну выкачаешь ты из него литр крови, а потом что? Отпаивать его красным вином и ждать, когда придет в себя? Как часто это можно делать?
        - Ну, вообще, - решил я его поправить, - кроме вина, есть много других продуктов. Можно гречку есть, к примеру, гранатовый сок пить… - задумчиво произнес я.
        - Ой, ладно тебе, - горячился Андрей, - не о том речь! Ты представь, все население планеты - восемь миллиардов человек. И среди них, наверное, людей с миллиардным состоянием не одна тысяча. А уж просто миллионеров, наверняка, больше нескольких миллионов человек. Ну и представь, что такое десять целителей на миллион человек? - сразу видно, что он обучается на экономическом факультете. Все сводит к цифрам и подсчету прибыли.
        - В год человек может сдавать кровь раз пять-шесть. Ну, если работать на износ, то, наверное, и десять-пятнадцать раз можно. Но это уже опасно для здоровья, - проснулся во мне зануда, - хотя ты, наверное, прав: даже если собрать кровь со всех целителей, то цифра примерно двадцать литров на весь мир в год не кажется такой уж огромной.
        - Ну вот, о чем я и говорю. Еще проще: из тебя в год безопасно можно выкачать пару литров крови. А этого хватит вылечить всего десять, ну, пусть даже двадцать, человек. Действительно, капля в море. И получается, твоя кровь - это страшный дефицит, за который могут отвалить любые деньги! Ты понимаешь, что это значит? - он снова начал возбужденно размахивать руками.
        - И что? - я безразлично пожал плечами.
        - То, что тебе надо об этом молчать, и не светиться ни в коем случае! Это может быть и вправду очень опасно! - твердо сказал Андрей.
        - Точно! - Лана с испугом в глазах посмотрела на меня, - но ведь никто не знает, что ты целитель? Ты же никому не рассказывал?
        - Никому кроме вас. Ну, конечно, еще Аля знает. Но думаю, ее не стоит опасаться.
        - Блин, я читал, что нас могут прослушать по телефонам. Вот мы тут говорим, а телефоны все слышат! - Последнюю фразу Андрей произнес слегка понизив голос.
        - И ты будешь говорить, что это у меня от ютуба голова повернута? Ты на себя посмотри! - со смехом сказала Лана, - меньше телевизор надо смотреть, и всякие бредовые сериалы!
        - Ну ладно, - Андрей примирительно поднял руки, - согласен, пока мы точно никому не интересны, но надо быть очень аккуратным. Хочешь, у отца попрошу охрану для тебя? Скажу, что тебе кто-то угрожает.
        - Ага. И это точно привлечет к нему ненужное внимание, - покачала головой Лана.
        - Нет, не надо. Лана права. Не надо ничего менять. Буду жить дальше, как жил. Так спокойнее и безопаснее. А лишние телодвижения только привлекают внимание. Вы, главное, только сами не проболтайтесь! - Я вопросительно посмотрел на своих друзей.
        - Да ты что! Как ты мог такое подумать? Мы будем немы, как могила. Правда, Лан? - Лана кивнула, - ну все, я побежал. Как пообщаешься с хранителем, сразу зови нас. Интересно же!
        Мы проводили Андрея и остались вдвоем с Ланой.
        Вообще-то, ее зовут Светлана, или Света, но ей ужасно не нравится это имя, поэтому всем она представляется Ланой. Ну, собственно, никто и не против. Она хорошая девчонка, но ее спортивный стиль одежды, точнее, так называемый «оверсайз», и немного резковатая манера общения с большой долей ехидства, не дает мне до сих пор воспринимать ее, как девушку. Хорошая подружка, даже, скорее, приятель. Как-то я интересовался у нее, почему она не одевается поженственней. Ответ меня удивил. Оказывается, все дело в блоге, который Лана уже несколько лет ведет. Она не хочет выглядеть красиво и женственно по той причине, что должна сама по себе что-то представлять. Просто быть красивой девушкой легко, а вот умной - гораздо сложнее. Пусть люди оценивают ее блог, темы, которые она поднимает, подачу и прочее, а не ее. На мой взгляд, странная причина, но, если ей так хочется, то почему нет. У каждого свои тараканы в голове.
        Мы сидели вдвоем на диване и смотрели фильм. Но у меня совсем не получалось следить за сюжетом. Я постоянно возвращался мыслями к тому, что со мной произошло.
        Видимо, не только я размышлял об этом.
        - Знаешь, - Лана придвинулась ко мне поближе и положила голову на мое плечо, - там, где я раньше жила, пока мы сюда не переехали, со мной никто не дружил. Все считали меня этакой «белой вороной». Просто я больше любила читать и учиться, чем общаться со сверстниками. Они казались мне слишком скучными и простыми. Я одна возвращалась домой из школы, одна гуляла, одна ходила в кино. И только переехав сюда и попав в вашу школу, я наконец-то смогла найти друзей. Тебя и Андрея, - она на мгновение замолкла, - особенно тебя.
        Я не знал, что на это ответить, и просто кивнул, она продолжила:
        - Я никогда не верила в мистику, во всякие там посторонние силы, в то, о чем периодически говорят по телевизору, особенно на некоторых каналах. Но сегодня я задумалась: а вдруг на самом деле все не так просто, как я до этого считала? Вдруг, действительно, в жизни есть место чуду, и не все можно объяснить наукой? Что ты думаешь об этом? - Она повернулась ко мне лицом и внимательно посмотрела в мои глаза.
        - Я не знаю. Я, наоборот, с самого детства верил в чудеса. Мне нравилось верить в волшебников, магов и прочее. Я, наверное, до сих пор, где-то в глубине души, считаю, что маги есть. И тут вдруг я получаю пусть и не подтверждение, но уж точно надежду, что все это действительно возможно. Честно говоря, для меня это очень неожиданно и удивительно. И, возможно, из-за этого мне самому тяжело поверить в то, что со мной случилось. Знаешь, как бывает - ждешь чего-то очень долго, а потом раз - и это произошло, а ты еще некоторое время ходишь удивленно и недоверчиво, боясь вспугнуть удачу. Боясь поверить, что это и вправду произошло, - доверительно произнес я.
        - Я понимаю тебя. Со мной тоже такое бывает. Я, например, до сих пор с трудом верю, что наконец-то школьный период моей жизни закончился, и совсем рядом уже нормальная, самостоятельная взрослая жизнь. А вообще, после того, что ты сегодня показал нам, может быть, ты и прав. И чудеса возможны. А если возможны чудеса, то возможны и волшебники. Все это так запутано, и с трудом укладывается в мое видение мира. Я всегда твердо верила в науку и разум. А тут получается… Фиг его знает, что получается. Но если все действительно так, как ты говоришь, то Андрей прав, и на тебя могут открыть настоящую охоту. Мне кажется, если кто-то узнает о твоих способностях, твоя жизнь может стать очень опасной. А мне совсем не хочется тебя терять. Знай, что я постараюсь сделать все, чтобы тебе помочь. - Она нежно погладила меня по плечу.
        - Я знаю, спасибо тебе за это, - я ее слегка приобнял, и мы замолчали. Говорить как-то больше не хотелось. Нам было о чем поразмышлять. Досмотрев кино, Лана пошла домой. Я поделал немного уроки и отправился спать. Этой ночью мне никаких снов не снилось, и я хорошо выспался. Воскресенье посвятил урокам и уборке дома. В понедельник на учебу, а потом надо будет заехать в археологический музей и постараться получить как можно больше ответов на мои вопросы.
        Обращение к читателям: Если вам нравится книга, не сочтите за труд и поставьте лайк. Добавьте книгу в библиотеку, а автора в друзья. Так вы сможет получать уведомление о публикации новых глав. Спасибо!
        Глава 2
        Утром я проснулся совсем разбитым. Не люблю понедельники. Надо рано вставать после выходных, когда можно было отоспаться. Впереди целая неделя учебы. Второй курс университета оказался ничуть не легче первого. Приходится весьма серьезно заниматься, чтобы не вылететь с бюджетного отделения. Сколько мне сил стоило на него поступить - лучше и не вспоминать! На сон и развлечения и так остается мало времени, а тут еще на меня свалилась эта непонятная ситуация.
        «И зачем мне все это», - сидя на кухне за чашкой кофе рассуждал я. Совершенно непонятно, к чему все это приведет. Если вначале я радовался тому, что со мной произошло, то сегодня, поразмыслив более-менее трезво, понял, что все это - просто ненужные сложности, которые еще непонятно чем закончатся. Выходные прошли без всяких чудес, спокойно и ровно. И у меня было время подумать обо всем. Ничего хорошего я не надумал. Знаете, детский восторг, который меня вначале переполнял, ушел, и пришло этакое похмелье. Вот вроде есть чудо, а что с ним делать?
        В общем, с таким фиговым настроением и кучей вопросов в голове я направился на учебу. Когда спустился в метро, в голове опять появился непонятный гул. Чем ближе я подъезжал к центру города, тем лучше становилось мое самочувствие, а гул стал превращаться в слова. Только выходя из метро, я разобрал последнюю фразу: «Ты еще слаб». Блин, ну что за фигня!
        Университет, как обычно, захватил меня с головой. Тут некогда думать о постороннем. Семинары, лекции, приятели. Вообще, учиться мне нравилось. У нас подобралась хорошая группа, да и интересно мне было учиться. Каждый день узнавал что-то новое. Но все заканчивается, ближе к вечеру закончились и мои занятия, и я с некоторым внутренним напряжением направился на встречу с Алей и ее дедом. Я стоял у входа в археологический музей и чувствовал себя, как человек, который готовится нырнуть в прорубь с головой. Решительно открыв дверь, я зашел внутрь. Пройдя через рамку металлоискателя, остановился у стола, за которым сидел охранник. Он неохотно оторвался от газеты и вопросительно посмотрел на меня.
        - Не могли бы вы позвать Алю? То есть, Алевтину, - несколько неуверенно обратился я к охраннику.
        - Минутку, - он что-то пробурчал в рацию, она ответила каким-то хрипом и скрипом, - Алевтина сейчас выйдет к вам. Ждите здесь, - и он опять уставился в газету.
        В холле было тихо и пустынно. Я оглянулся на двери, пробежался взглядом по расписанию - понедельник выходной. Кивнул головой своим мыслям. Это объясняет, почему здесь будто все вымерло. Где-то вдалеке хлопнула дверь, и в тишине музея раздался дробный стук каблучков. Я повернулся навстречу звуку. Из-за угла вышла Аля. В юбке чуть ниже колена, пиджаке и белой блузке. Темные туфли на высоком каблуке, волосы забраны в хвост. Прямая спина. Смотрелась она очень по-деловому, но при этом весьма женственно и привлекательно.
        - Пришел, - радостно выдохнула Аля, что было для меня несколько неожиданно. У нее была очень добрая и открытая улыбка, которую не ожидаешь увидеть на лице человека, одетого в такую строгую одежду. - Пойдем за мной, дед нас ждет, - и, развернувшись, пошла по коридору.
        Я шел, немного приотстав, приноравливаясь к ее быстрому шагу. Мы зашли в тот же пустынный кабинет, где были в прошлый раз. Думаю, его не используют по прямому назначению. Слишком уж пустой и не обжитый. Аля повернулась ко мне и предостерегающе подняла руку, останавливая готовые вырваться у меня вопросы:
        - Все потом, сейчас я познакомлю тебя с дедом, там и поговорим.
        Она повернулась лицом к стене, я стоял рядом и смотрел, как она открывает дверь. Аля закрыла глаза и провела рукой по стене. Я увидел, как медленно проступила дверь на совершенно ровной стене, где еще минуту назад не было никакого намека на нее. Аля потянула ручку, и мы вошли в большой кабинет.
        Что это был за кабинет! Расписанные стены с позолотой, потолок с большой хрустальной люстрой. Паркетный пол, выложенный узорами. Посреди всего этого великолепия стоял громадный стол в форме буквы Т. Стол был тоже резной, из потемневшего от времени дерева, с тяжелой, массивной столешницей. Вдоль стен стояли шкафы с книгами, при взгляде на которые сразу приходило в голову слово «фолианты». Сам стол был завален бумагами и разными предметами, предназначение которых так сразу трудно было понять. Из-за стола поднялся молодой человек, и пружинистой походкой направился нам навстречу. Он был одет немного старомодно, но вполне стильно. Костюм - «тройка» темно-коричневого цвета, светло-голубая рубашка и черный галстук. На вид ему было лет тридцать. Невысокий, где-то метр семьдесят, темные короткие волосы с аккуратным пробором, серые внимательные глаза. Худое лицо напоминало чем-то ястреба: острый нос, тонкие губы. Сразу чувствовалось родство с Алей. Он протянул мне руку, и я ощутил крепкое рукопожатие.
        - Ну-с, молодой человек, очень рад с вами познакомиться, - произнес он неожиданно высоким голосом, - я Илья Александрович, но я привык, когда меня называют Дед, - А вас как зовут?
        - Александр, - представился я.
        - Садитесь, садитесь, - он подвел меня к столу. Я аккуратно опустился на бархатное сиденье скрипнувшего подо мной стула. Дед, хотя мне и странно было его так называть, подошел к столу и стал что-то искать среди бумаг.
        - Сначала мне хотелось бы убедиться, что вы именно тот человек, которым мы вас считаем. - Он вопросительно посмотрел на меня.
        - Пожалуйста, - я пожал плечами. Мне и самому хотелось еще раз в этом убедиться.
        - Я рад, что вы не против, - он требовательно протянул мне руку, я протянул свою в ответ. Дед крепко сжал мою кисть, и совершенно неожиданно уколол мой палец небольшим кинжалом, взятым со стола. Я попытался рефлекторно отдернуть руку, но крепкие пальцы мертвой хваткой сжали мое запястье.
        - Не волнуйтесь, одну секундочку, - он перевернул мою руку и подставил под капающую кровь чашку. Потом посмотрел в чашку, на мой палец, где рана уже совсем затянулась, и хмыкнул.
        - Ну что ж, все так и есть. Да, да, очень хорошо. Как ярко светится ваша кровь! - Дед завороженно смотрел на мою каплю крови кивая каждому своему слову.
        Он сел во главе стола и рукой указал Але на стул напротив меня.
        - Да, вы действительно целитель. Хотя пока скорее потенциальный целитель я бы сказал. - Он немного помолчал.
        - Я сейчас расскажу все, что вам пока надо знать, не перебивайте меня, не люблю я этого, ну, а потом я готов выслушать ваши вопросы. Хорошо? - я кивнул головой. Дед говорил с напором и очень уверенно, чувствую, такому человеку сложно будет возражать.
        - Ну, тогда начнем. Аля, - он повернулся к девушке, - ты дополняй, если я что-то забуду. Дождавшись ее кивка, он продолжил:
        - Я Хранитель. На данный момент в этом городе нас, хранителей, шестеро. Бывают периоды, когда нас меньше, а бывает, и больше. Город сейчас поделен, соответственно, на шесть частей, и у каждого из нас есть своя зона влияния. Мы служим Духу. Но не в прямом смысле - мы не рабы, он не отдает нам приказания. Мы просто знаем, чувствуем, что ему нужно, и стараемся сделать для него максимум возможного.
        Он на мгновение прервался, посмотрел на мою реакцию, и продолжил:
        - Дух… Дух есть в каждом крупном городе, точнее, должен быть. Он поглощает энергию эмоций людей. Но он много и отдает. Город, в котором есть дух, - живет и развивается. Люди в нем чувствуют себя на своем месте. Это необходимый симбиоз для жизни и развития людей и самого города. Да и страны в целом. Наш дух любит творческих людей, может подарить им озарение, любит и простых людей. Люди лучше спят, лучше отдыхают. Он забирает негативную энергию и отдает тепло. У каждого хранителя есть доступ к роднику Духа. Там мы можем набрать живую воду. Она омолаживает. К сожалению, ее не очень много, - он с превосходством посмотрел на меня, - как думаете, сколько мне лет?
        - Не знаю. Лет тридцать, сорок? - Его лицо озарилось радостью и затаенной гордостью:
        - Я родился в 1821 году! И Аля, - он с теплотой посмотрел на девушку, - действительно моя внучка.
        Повисла небольшая пауза. Я пытался переварить новую информацию. До этого я ничего не слышал о живой воде. Только в сказках.
        - Но вернемся к нашему рассказу, - продолжил Дед. - Духу нужен целитель. Постоянно что-то происходит, - он поморщился, - представьте себе корневую систему, которая пустила корни во все стороны. Мы, Хранители, стараемся насыщать эти корни питательными веществами. Но возникают иногда проблемы. Тут корешок порвется, там отомрет, еще и тут сил не хватит, и целый район отпадет. Это все плохо, - он покачал головой и посмотрел на меня, ожидая моего сочувствия.
        - Наверно, - я пожал плечами.
        - Так вот, Духу нужен целитель. Ну… это как садовник. Целитель чувствует, если где-то что-то идет не так. Он может помочь духу. Направить энергию в нужное место, где-то что-то срастить, помочь, вылечить. Дух выбрал вас, как одного из возможных целителей, - он добавил в голос нотки пафоса, - это большая честь! Но все не так просто, как кажется. Ты должен многому научиться и, пройдя испытание, прийти к Духу, - он остановился, прокашлялся, и более тихим, спокойным голосом продолжил:
        - На самом деле, мы мало знаем об истинной силе Целителя, и о его обязанностях. Мы, Хранители, можем помочь тебе, но, в общем, тебя ведет сам Дух. Ты будешь стоять выше нас на этой лестнице, - он повернулся к Але, - ты же застала последнего целителя?
        - Да, видела пару раз у тебя в гостях. Когда его не стало, мне было слегка за двадцать, по-моему, и я тогда не слишком интересовалась всеми этими делами, - слегка пожав плечами ответила она.
        - А умер он в 53 году, помню, помню. Сколько бед тогда свалилось на наш город и нашу страну, - он печально покачал головой. Я же в удивлении смотрел на Алю. То, что Деду под двести лет, меня мало трогало, но то, что ей уже за семьдесят, - просто поразило. Дед, поняв мое удивление, улыбнулся:
        - Да, родник духа позволяет сохранять молодость. Но без целителя он скоро совсем иссякнет. Ты еще не раз встретишь людей, которые пили воду из этого родника. Я не могу сказать, что мы тесно связанны с властью, но те, кому надо, там, - он показал пальцем на потолок, - о нас знают.
        - Но мне-то что делать дальше? - все-таки вырвалось у меня.
        - А тут очень просто. Тебе для начала надо выжить. Отнесись к этому серьезно. Ты теперь знаешь, что твоя кровь может лечить любые болезни. Совсем любые. Даже такие, как рак на последней стадии, или, к примеру, СПИД. И некоторые люди знают об этом. К счастью, таких людей не очень много. Но, как правило, это очень влиятельные люди. Некоторые могут пойти на любое преступление лишь бы добыть твою кровь. - Его голос окреп и стал более серьезным. Он внимательно смотрел на меня следя за моей реакцией на свои слова. Не услышав ответа он продолжил:
        - Есть и еще одна проблема: если ты не пройдешь испытание в течение месяца, ты умрешь, твоя же кровь и убьет тебя. Дело в том, что твой организм перестраивается. Изменилась кровь, и он тоже меняется. Кровь тебя же и лечит, но организм не справляется с новой кровью. Помочь сможет только Дух города. На это у тебя примерно месяц, может, полтора. Тут нет четких сроков. Но тебе надо помнить об этом всегда. Если ты будешь сидеть дома и ничего не делать, все закончится плачевно. - Дед сделал небольшую паузу еще раз внимательно всматриваясь в меня:
        - Также тебе стоит опасаться и своих конкурентов на роль целителя. Как я и говорил, вас сейчас двое или трое. Но думается мне все-таки, что двое. А станет целителем только один. Ты уже получил некоторые возможности, как аванс от духа, и должен начать их осваивать. Они помогут тебе выжить. Да, родник Духа, хоть и дарует молодость, но серьезные болезни не может излечить. И в этой связи твоя ценность очень высока. Точнее, ценность твоей крови, - он задумался о чем-то и замолчал. Я посмотрел на Алю, хотя какая Аля? Алевтина. В ее-то возрасте!
        - А вы чем мне можете помочь? Что мне надо делать, и что за испытание я должен пройти? - я был растерян и мой голос звучал не уверенно, мне нужно было время, чтобы все осмыслить.
        - А, испытание, - выплыл из задумчивости дед. - Тут все просто. Надо будет найти вход к Духу, и пройти к нему. Открыть дверь в дом духа. Как это сделать, тебе никто не скажет, у каждого свой путь. Я не могу провести тебя через мою дверь. Ты должен открыть свою… Мое дело - ввести тебя в курс, и помочь, чем смогу. Например, хранители могут открыть дверь практически в любое место, где есть сила Духа. В основном, эти места расположены под землей. Или в районе первого этажа. За эти годы, знаешь ли… культурный слой и все такое. Да и дух ослаб в последнее время. - Он устало покачал головой глядя сквозь меня.
        - То есть я должен научиться открывать дверь, как Алевтина, там, где ее нет? - догадался я.
        - Да, да, именно так. Вообще, этим умением обладают только хранители, а она не хранитель, но смогла научиться. Дух к ней благосклонно относится. Ты тоже должен это умение освоить. Хотя не знаю, не знаю, - он оценивающе посмотрел на меня. - Тебе сколько лет?
        - Восемнадцать, через пару месяцев уже девятнадцать будет.
        - Да, - протянул он, - обычно целителями становились более взрослые люди. Лет этак за сорок. Не вытянули ли мы с тобой пустую карту? - он вопросительно посмотрел на Алю, но она промолчала, - хотя, как там говорится? Поколение «некст», или какое там нынче поколение-то? Не знаю.
        Было странно слышать от этого с виду энергичного и молодого человека вот такое старческое брюзжание. Он еще так характерно причмокнул губами, что я не удержал улыбку.
        - Зря вы, молодой человек, улыбаетесь, зря. Тут важен жизненный опыт, знания, умения. А что у вас есть? Ничего! - и он развел руками.
        - Не знаю, - я пожал плечами, - у меня есть вера в себя и в то, что все будет хорошо. У меня есть друзья. Если другие справлялись, то и я должен справиться. Почему нет? - уже более твердо и уверенно ответил я. Не люблю, когда во мне сомневаются.
        - Да, да. Юношеский максимализм, вот что у вас есть. Конечно, легко верить в то, что все будет хорошо, когда плохо еще и не было! Рафинированное поколение нынче, все знают из интернета, а на практике, - он махнул рукой и слегка поморщился. - Но в любом случае мы постараемся тебе помочь.
        Я чувствовал, что он уже устал от беседы, и куда делась его молодость? Сейчас передо мной сидел просто пожилой усталый человек, пусть и молодо выглядевший.
        - Пожалуй, я вас покину. Мне стало все это не интересно, - похоже, я совсем не оправдал его надежд. - Аля ответит на все твои вопросы. А я тебя снова жду в гости через неделю. Думаю, ты уже получишь достаточно информации, разберешься со своими вопросами, и я смогу на них ответить. - Он резко встал, молча пожал мне руку и, чеканя шаг как-то по-военному, вышел за дверь. Я остался сидеть в кабинете вдвоем с Алей.
        - Не обращай на него внимания, - прижав руки к своей груди попросила она, - он вообще добрый, просто переживает, наверное, за тебя. Не верит, что ты сможешь все пройти и выжить. А я готова тебе помочь и поверить в тебя. Мне кажется, весь этот опыт совсем не важен. Я первый раз смогла пройти путем Духа, ну, то есть, открыть дверь, в двенадцать лет. А в четырнадцать я попала в Дом Духа. В тот день погибли мои родители. На войне. Угодили под бомбу, - она помолчала. - Дух помог мне смириться с этой утратой. - Она опустила голову и замолчала.
        - А какой он? Ну, как выглядит? - Тихо спросил я.
        - Какой? Сложно сказать, каждый видит его по-своему. Я девочка, и в детстве представляла его принцем на золотом троне. Таким я его и увидела. А как представишь его ты, а тем более, каким увидишь, - я не знаю. - В ее голосе зазвучали неожиданно мечтательные нотки. Как будто она вспоминает что-то хорошее и приятное.
        - Понятно, что ничего не понятно, - пробормотал я себе под нос, - так как открывать двери? Может быть, ты меня сейчас научишь этому, или хотя бы объяснишь поподробнее? - Я весь собрался. Хотелось бы научиться такому умению.
        - О, дверь открыть очень просто. Закрываешь глаза, представляешь перед собой дверь, и четко представляешь, куда эта дверь ведет, или к кому. И все. Я могу посоветовать тебе ездить в метро, чем глубже, тем лучше. И где-нибудь там думать о двери. Думать о духе. Пытаться почувствовать его. Пытаться поговорить с ним. Понимаешь? - Аля внимательно посмотрела на меня, пытаясь разобраться на сколько я ее понял и услышал.
        - Я сегодня в метро все время слышал какой-то гул, а потом даже разобрал слова, что-то типа «ты еще слаб», - поделился я с ней.
        - Вот видишь, он сам пытается говорить с тобой. Он даст тебе энергию и знания. Ты ему нужен. Ему нужен целитель. Я иногда чувствую, как ему больно и тяжело. Мы пытаемся дать ему энергию, питание. Но нет того, кто даст ему лекарство. А взамен он может дать очень многое. Поверь, - она помолчала. Потом встала и подошла ко мне:
        - Смотри внимательно, - она закрыла глаза и провела рукой по стене. И сразу появилась дверь. Провела еще раз, и дверь исчезла. Я, к своему сожалению, ничего особенного не почувствовал.
        - Подойди поближе, положи руку на стену. - Я прислонил свою ладонь к холодной гладкой поверхности стены и, закрыв глаза, почувствовал, как изменился материал, превратившись в шершавую деревянную дверь. Это произошло очень быстро и практически незаметно. Открыв глаза, я увидел, как исчезает дверь, и снова появляется привычная крашеная стена, без единого следа.
        - Ну что, почувствовал что-нибудь? - С затаенной надеждой спросила она.
        - Ну… практически ничего. Нет, я заметил, как одно в другое превращается, но боюсь, что это и все, - я ощущал себя несколько глупо. Что надо почувствовать? Как Это повторить? Тем более, если в голове бьется мысль, что это невозможно! Что за глупость - закрыть глаза, положить руку на стену, и представить дверь. Я пробовал еще и еще, но каждый раз, открыв глаза, видел все ту же ровную стену.
        - Ну ладно, все еще получится. Важно очень четко представлять себе то место, куда ты собираешься открывать дверь. Чем лучше и четче ты представляешь его, тем проще открыть дверь, и тем меньше на это тратится энергии. Если ты пытаешься открыть дверь в место, которое плохо помнишь, у тебя на это уйдет очень много энергии. Поэтому мы стараемся сначала хорошо запомнить нужное место, и только потом открывать в него дверь. И мы даже и не пробуем открывать двери в места, которые плохо помним, или в те, где сами не были, например, глядя на фотографию, можно попытаться открыть дверь, но сколько энергии на это уйдет - даже сложно себе представить. Так что пока пытайся открыть дверь в самое знакомое место. Где ты часто бывал, которое ярко и детально помнишь. И покатайся в метро по центру, там сильнее всего сила Духа. Ты сейчас очень слабо заряжен нужной энергией. Это хорошо видно по твоему едва видимому свечению. - Аля положила мне руку на плечо, как бы даря свою моральную поддержку.
        - Как это? - удивился я.
        - Понимаешь, в каждом человеке есть энергия духа. У кого-то больше, у кого-то меньше. Некоторые люди могут видеть это свечение. Хранители, например, отлично видят. Именно так я и узнала тебя в метро. Ты тогда светился гораздо ярче окружающих тебя людей. Кроме хранителей, свечение видят, конечно, и целители. Хотя и некоторые люди тоже видят его. - Она отошла от меня на пару шагов и посмотрела мне в глаза.
        - Но я-то его не вижу. Там, в метро, я видел, как светилась моя кровь, но потом такого больше не было. - Я с сожалением развел руками. Было немного обидно, что у меня сразу не получилось ничего, но я не унывал. Давно привык к тому, что если сегодня что-то не вышло, то выйдет завтра.
        Ты увидишь это, и достаточно скоро. Возможно, тебе просто надо вобрать в себя побольше энергии. Воспользуйся моим советом. Покатайся на метро, или поброди по самому центру города, там, где дух наиболее силен. Когда ты рядом с ним, он делится с тобой энергией. Думаю, если ты поднимешь уровень энергии, то сможешь видеть и свечение, и нити Духа, которые пронизывают город. - Она обвела рукой комнату, как бы показывая, что вокруг полно энергии духа. Но я то ничего такого не видел! Я неосознанно поморщился. Заметив мою реакцию она продолжила: Не волнуйся так. Не все сразу. Чтобы открыть дверь, тоже нужна энергия духа. А ее у тебя практически нет. Хотя ты сейчас находишься в жилище прошлого целителя, и оно очень сильно насыщено энергией, боюсь, пока ты не готов долго тут оставаться. Возможно, такая сильная концентрация может сейчас только навредить. Твой организм перестраивается, и может быть не готов принять ее в таком количестве. Пойдем. - Она взяла меня под руку и снова открыла дверь в стене.
        Мы оказались в знакомом кабинете в музее археологии. Я обменялся телефонами с Алевтиной и она уверила, что я могу звонить ей в любое время, как у меня появятся вопросы.
        Спустившись в метро, я попробовал, следуя совету Али, поездить по кольцевой линии, и под центром города. Но, по-прежнему, ничего необычного не ощущал. Я постоянно закрывал глаза и пытался увидеть хоть какие-нибудь изменения в окружающем мире. Но у меня ничего не получалось. «Что ж», - решил я, - «похоже, это не так просто, как хотелось бы. Но не стоит отступать так быстро. Я давно привык, что, чтобы чего-то добиться, нужно сначала потрудиться. Значит, будем потихоньку учиться, и ждать результатов. Никто не говорил, что будет легко и просто».
        ЗДАНИЕ ФСБ. МОСКВА.
        В скромно обставленной приемной сидел полноватый мужчина лет сорока. Короткие волосы с небольшой залысиной, очки, свитер и джинсы. Совершенно обычный, ничем не примечательный человек. На вид ему было лет сорок. На коленях он держал папку, и пальцами выстукивал какой-то ритм. Дверь в приемную распахнулась, и быстрым энергичным шагом зашел мужчина в форме полковника ФСБ. Он был невысокого роста, но при этом очень широк в плечах. Ему можно было дать лет пятьдесят. Крупный мясистый нос выделялся на его достаточно худом лице, близко посаженные глаза остро смотрели на окружающих из-под густых бровей. Выглядел полковник немного грузновато, но чувствовалась в нем некая сила, как, глядя на лениво идущего медведя, ты угадываешь каким-то внутренним чувством опасность, которая исходит от этого хищника. И даже добродушная улыбка на простоватом лице не могла скрыть всю степень его опасности.
        - Максим, ты уже здесь? - обратился он к сидевшему на стуле, и протянул ему руку. Тот поднялся, и они обменялись крепкими рукопожатиями.
        - Доложи о нас, - обратился полковник к секретарю, сидевшему молча за столом. Тот кивнул, нажал пару кнопок, и указал на дверь в кабинет:
        - Проходите, вас ждут, - секретарь кивнул на дверь.
        Пройдя через двойные двери, они оказались в кабинете. Хозяин кабинета сидел за столом, но при виде вошедших встал и направился им навстречу. Он был полной противоположностью полковнику. Высокий, худой. С полностью седой головой, что, безусловно, придавало его облику некоторую пикантность. При этом выглядел он достаточно молодо, на вид можно было дать лет пятьдесят. Двигался медленно и плавно, с грацией хорошего танцора или мастера единоборств. Ни одного лишнего движения.
        - Илья Владимирович, очень рад тебя видеть. Давненько, давненько мы не встречались, - говорил он, пожимая руку, и проводя к столу полковника. Максиму, который так и стоял в дверях, наблюдая за встречей полковников, он только кивнул, указывая на стул, - Усаживайтесь, - сам же вернулся на свое место во главе стола.
        Кабинет был небольшого размера, и очень скромно обставлен. Единственная примечательная вещь - крепкий стол из черного дерева, столешница которого была покрыта потертой черной кожей. Этот стол тут находился явно со времен ВЧК. На стене, за креслом полковника, висели два портрета: Дзержинского и Путина. Илья Владимирович повернулся к главе кабинета.
        - Вот Семен, знакомься, Максим Николаевич, майор, - он указал на сидевшего напротив него майора в гражданском. Повернувшись к Максиму, представил хозяина кабинета:
        - Это мой старый друг, полковник Семен Иванович Сергеев, - они кивнули друг другу, и хозяин кабинета взял две папки со своего стола. Одну толкнул к Максиму, а вторую раскрыл и стал изучать.
        - Ты занимаешься делом в метро, - утвердительно произнес он, обращаясь к майору, не отрываясь от изучения папки. - Я тебе дал бумаги о неразглашении. Прочти, поставь свою подпись. Илья весьма положительно отзывался о тебе, и мы решили подключить тебя к этому важному делу. Ты, я смотрю, почти семь лет работал на земле?
        - Так точно, оперативная работа. Занимался выявлением поставок оружия, - уверенно ответил Максим.
        - Вижу, ты там дослужился до капитана, но потом что-то задержался. И вот так сразу в аналитики? - Семен вопросительно посмотрел на Максима, а потом перевел взгляд на Илью Владимировича.
        - Да тут такое дело - раскрываемость у него была слишком хорошая, голова у парня отменно работает, - улыбнулся Илья Владимирович, - ну и, как обычно бывает, переводить его непосредственное начальство не хотело. Но мы с ним несколько раз поработали. Я смотрю, парень толковый. Ну и забрал его к себе, в отдел аналитики. Что, правда, даже мне было непросто сделать. Очень уж держались за него. Так что, я ручаюсь за парня. - Твердо произнес он.
        - Ну что же, твои рекомендации много значат, - голос у Семена Ивановича был тихий, но заставлял внимательно к нему прислушиваться. Сразу было видно, что в этой паре, несмотря на равные звания, он явно верховодит.
        - Итак, перейдем к нашему делу, - он захлопнул папку и кивнул головой Максиму, - что можешь сказать по существу?
        - 4-го ноября, в 17 -45, произошли два инцидента, повлекшие за собой некоторое количество жертв. В одном случае обвалился эскалатор на спуске в переходе между станциями. Непосредственных участников происшествия - порядка ста пятидесяти человек. Обратилось за медицинской помощью сорок семь человек. Госпитализировано восемнадцать. До сих пор в состоянии средней тяжести в больницах находится девять человек. Остальных отпустили по домам. Второй инцидент произошел точно в это же время. В тоннеле столкнулось два поезда. За помощью к врачам обратилось порядка шестидесяти человек. Госпитализировано, в итоге, двенадцать. В больнице на данный момент остались четверо. Все говорит о случайности и непредумышленности данных происшествий. Настораживает одно, - то, что произошли они в один и тот же момент времени. Если быть точным, в 17 часов 47 минут. И это самое странное, - Максим замолчал, ожидая комментариев. Семен Иванович кивнул на папку, лежащую перед ним на столе.
        - Ты подпиши о неразглашении, сам все понимаешь, и мы продолжим, - Максим быстро прочитал лежавший в папке лист, и поставил свою подпись. Это было для него давно привычным делом. Не один год он уже в комитете.
        - Все, что ты сейчас услышишь, может тебе показаться странным, ты можешь не поверить сразу, но будь добр - внимательно выслушай нас, - Семен Иванович кивнул головой Илье Владимировичу, как бы давая знать, что можно начинать, а сам устроился поудобнее за столом.
        - Две произошедшие катастрофы, да еще и в одно время, говорят о том, что у нашего города вскоре появится новый Целитель, - начал Илья Владимирович, - кто это и что это - человеку несведущему трудно объяснить, но он нашему городу необходим, как воздух. К примеру, в 1915 году погиб целитель в Санкт-Петербурге. В 1917 случилась революция, и в 1920х мы, - он кивнул на Семена и на портрет за его головой, - мы с Семеном и Феликсом помогли выжить и стать целителем новому человеку. Это было уже здесь, в Москве. Столица тоже сюда переехала. - Семен Иванович достал из стола толстую потрепанную папку и пробирку с прозрачной жидкостью. Покрутил пробирку в пальцах и положил на стол, а папку придвинул Максиму.
        - Тут вся информация по Целителям и Духу города. Читать только здесь. Из кабинета не выносить, - строго сказал он. - А это тебе, выпей сейчас, - он протянул ему пробирку с водой. - Это поможет поверить во все чудеса, о которых ты сейчас прочитаешь. Это живая вода из источника духа. Давай, смелее.
        Максим взял пробирку в руки, открыл пробку и понюхал. Полковники, не сговариваясь, улыбнулись:
        - Не бойся, пей, - Максим залпом выпил воду. - Завтра ты уже заметишь первые изменения. Все происходит очень быстро. За три дня ты помолодеешь лет на десять. И надевай шапку или кепку, у тебя уже сегодня начнут расти шикарные волосы. Боюсь, что это может привлечь внимание, могут пойти лишние разговоры. А нам этого не надо.
        - Теперь по нашему делу, - собрался Семен Иванович. - Твоя задача: вычислить потенциальных целителей, и сообщить нам. А мы уж постараемся, чем можем, оказать им помощь. Что тебе в первую очередь надо знать, и на что следует обратить внимание: на Целителе мгновенно заживают раны, его кровь лечебная, и не только для него самого. Если на месте происшествия были люди в крови, а при осмотре ни одной раны не обнаружено, - таких на заметку. Если были люди с серьезными травмами или ранами, кто-то им помог, и раны зажили, - на заметку. Если у кого-то выздоровление прошло гораздо быстрее, чем должно было, - таких тоже отмечать. В общем, все странное и необычное на заметку. Целитель, обнаружив свои способности, может кинуться лечить больных - если такое произойдет, мы должны об этом знать. То есть, все необъяснимые случаи исцеления ты и твой отдел должны держать на контроле. Мало ли, может, объявит себя экстрасенсом и будет принимать больных дома. Все надо продумать, и рассмотреть разные варианты.
        - Это может быть и мужчина, и женщина, - решил добавить Илья Владимирович, - возраст тоже значения не имеет. Не исключай и пятнадцати-, и семидесятилетних. В метро случилось два происшествия одновременно. Это говорит о том, что нам надо искать двух целителей. Есть данные, что пройдет инициацию только один из них. Кроме того, учитывай, что на целителя могут начать охоту и другие люди. Его кровь может лечить от любой болезни. И стоимость ее на черном рынке доходит до десятков миллионов долларов. Своя жизнь и жизнь родных дороже любых денег, - он немного помолчал, потом, повернувшись к Семену Ивановичу, продолжил, - помнишь, лет пять назад в Европе продавали кровь целителя на аукционе, за сколько тогда ушел последний лот?
        - Да, было дело. Какой-то шейх купил, за пятьсот миллионов долларов. Но это был единичный лот. Поставщик потом пропал, и уже лет пять в продаже не появлялось ни капли крови целителя. А нам так и не удалось узнать, кто выставлял кровь на аукцион. Целитель, посредник, а может тот, кто держал его в плену. Всякое бывало, - он с сожалением покачал головой.
        - Вот такие дела. Ты читай внимательно папку, все вопросы потом, а мы пока сходим на обед, - полковники поднялись. Максим тоже встал. Семен Иванович подошел и пожал ему руку:
        - Читай, читай. Папку не выносить. Закончишь, оставь на столе, и можешь идти. Мы ждем от тебя результатов.
        Они собрались и вышли за дверь, оставив Максима одного. Максим был прагматиком до мозга костей. Аналитический склад ума, математика - любимый предмет. Все, что он сейчас услышал, выходило за рамки его мира. Но перед ним поставлена конкретная задача. И тут статистика и анализ могут принести свои плоды. Он скрупулезно принялся за чтение материалов.
        Чем дольше он читал, тем сильнее удивлялся. Как так получилось, что за почти двадцать лет службы в ФСБ, - причем, последние пять лет он работал старшим аналитиком в специальном отделе, - как так могло получиться, что он до этого момента ничего не слышал о Духе города, Хранителях и целителе? Кто-то очень умело скрывает следы? Он с большой скоростью листал листы в папке, вылавливая натренированным взглядом самые важные, ключевые моменты.
        По всему выходило, что дух существует чуть ли не с момента основания города. И в городе постоянно присутствуют Хранители. И только изредка, когда становится совсем плохо, появляется целитель. Хотя есть вероятность, что целитель существует постоянно, но просто никак себя не выдает. Возможно, он недавно, по каким-то причинам, покинул город, или погиб, и теперь появится новый целитель.
        Несмотря на то, что папка с информацией была достаточно толстой, и в ней были собраны практически одни факты, информации все равно недоставало для полного глубокого анализа. А в анализе Максим был мастером-педантом. Ему с самого детства нравилось вникать в самую суть вещей и проводить анализ. Он откинулся на неудобном стуле и предался воспоминаниям.
        Кто были его родители, он не знал. Просто одним чудесным летним утром его нашли на пороге детского дома в маленьком подмосковном городке. Розыски по горячим следам ни к чему не привели, и его оставили в этом детском доме жить. Жизнь там была не такая уж и плохая. Кормили хорошо, воспитывали строго. Большинство ребят, как и он, были подкидышами. В советское время редко в детском доме появлялись дети, у которых погибли родители, или что-то еще случилось настолько скверное, что их некуда пристроить. Всегда находились родственники, готовые усыновить. Так что он рос в неплохой компании, которую с детства воспитывали в правильных советских традициях. Годам к десяти Максим по неведомым ему причинам сменил уже несколько детских домов. Он хорошо учился и был на хорошем счету. Как итог он оказался в детском доме, который был под шефством КГБ. И многие воспитатели в этом учебном заведении были отставными сотрудниками или пенсионерами, проработавшими всю жизнь в комитете. У многих не было ни семьи, ни детей. Специфика работы такая. Так что детишкам хватало и любви, и тепла, но и спрашивали с них строго. А еще
им очень повезло с учителями. В итоге, все выпускники на выходе из детского дома получали отличное здоровье и знания, достаточные для поступления в любой ВУЗ по их выбору, ну и, конечно, приглашение после обучения в институте на работу в органы. Максим не стал противиться судьбе и, окончив институт с красным дипломом, поступил на работу в комитет. Конечно, как и ожидалось, сначала служба была тяжелой. Ему не доверяли нормальных, интересных дел, но постепенно он добился должного уважения к своим способностям. Кульминацией его карьеры оказалось раскрытие одного важного дела вместе с полковником, после чего он попал, наконец-то, в аналитический отдел, о чем мечтал с самого начала карьеры.
        И теперь вот допущен до новой тайны. Правда, сильно попахивающей мистикой. «Аналитик по мистике», - усмехнулся про себя Максим. Как это вообще возможно в наш век, когда наука стоит во главе угла? Но поводов не доверять своему начальству у него не было, и он со всей серьезностью взялся за дело.
        Полковники сидели в полупустой столовой. Несмотря на высокие чины, они не гнушались пообедать в компании с простыми сотрудниками, да и кормили в столовой совсем неплохо.
        - Как думаешь, он справится? - спросил Семен Иванович своего друга.
        - Должен. Он лучший аналитик в моем отделе. Дотошный парень. Пусть он и скучный, и выглядит как рохля, но голова у него варит, будь здоров! - успокоил его Илья Владимирович.
        - Будем надеяться. Сам знаешь, как важно найти целителя. Особенно на стадии становления, когда он уязвим, и нуждается в нашей помощи.
        АЛЕКСАНДР.
        После встречи с Алей и Хранителем в голове были одни вопросы.
        Как развивать свой дар? Да и где он? Что делать дальше?
        Разговор со скептически настроенным Дедом прилично пошатнул мою веру в себя. Он прав, я пока ничего не умею. Не могу открывать двери, даже не очень представляю, как это можно сделать. Могу, вроде, лечить себя и других, но что с того? Вообще ничего не понятно.
        Мучаясь всевозможными вопросами, и коря себя за бездействие, я добрался до дома. Позвонил Андрей, узнать, как дела, как прошла встреча, но я отмахнулся, сказав, что все потом, надо пока самому подумать. Дома оказалась мама, которая накормила меня ужином. А что может быть лучше ужина в тихом семейном кругу под рассказы мамы о командировке? И как-то все заботы и проблемы отступили. Лучше отдохнуть, а идеи и мысли сами придут. Я не то, что решил пустить все на самотек, но просто пока у меня было слишком мало данных, чтобы вскочить и решительно действовать.
        Следующие дни прошли, как в тумане. Я много катался на метро, все пытаясь что-то почувствовать. Но все впустую. В итоге мной овладела какая-то апатия. Каждый раз, выходя из метро, я слышал голос в своей голове, который говорил мне, что я еще слаб. А может быть, мне это просто казалось. Мое настроение становилось все хуже. Так много времени потрачено впустую. Я ощущал себя никчемным неудачником. Мне в руки попала волшебная палочка, а я просто ковыряюсь ей в носу. Глупо это все как-то и неприятно.
        Вечером я сидел в кафе и ждал Алю. Мы договорились с ней о встрече заранее по телефону. Она обещала ответить на мои вопросы, а их было так много, что я даже не знал, с чего начинать. Пришел пораньше и занял столик у окна, готовясь к разговору и приводя свои мысли в порядок. Когда Аля вошла в кафе, все провожали ее взглядом. Элегантная, красивая. В бежевом пальто и платье. Оделась она явно не по погоде, по улице в таком наряде сейчас недолго проходишь, в момент заляпаешься. В общем, выглядела она сногсшибательно, особенно на фоне остальных посетителей, одетых преимущественно в серо-темные тона. Приятно с такой девушкой сидеть за одним столом.
        - Привет, - радостно она поздоровалась со мной.
        - Привет, - ответил ей я, гораздо менее радостно.
        - Что-то ты совсем не в настроении. Что случилось? Ничего не получается? - Она участливо посмотрела на меня.
        - Совсем ничего. И это основная причина моего дурного настроения. Я уже сильно жалею, что все это произошло со мной, и злюсь на этого духа. Да и веры во все это, - я неопределенно покрутил рукой, - поубавилось. Я сейчас воспринимаю все произошедшее, как какую-то сказку, которая произошла не со мной. Ну, вот кровь у меня лечит. И все. А остальное - так далеко от меня. Открывание двери, хранители, дух… - Я грустно махнул рукой.
        - У меня нет для тебя простого решения. Нет волшебной таблетки, чтобы раз - и все стало просто. Ничего просто не бывает. Вполне возможно, мой дед прав: мы вытянули пустышку, и тебе не суждено стать целителем, - жестко ответила она. Аля сощурила глаза и стала выглядеть старше и строже, скорее напоминая учительницу из школы, чем милую девушку:
        - Разберись с самим собой. Ты же совсем молодой. Где твое любопытство? Где желание добиваться целей, узнавать что-то новое, энтузиазм? Ведь все это - свойства молодости. А у тебя потухший взгляд, и только думы, и думы. Движение, постоянное движение вперед - вот залог успешности любого дела! - Она говорила твердо, как бы печатая каждое слово. В ее тоне я слышал нотки осуждения. И я в принципе, я был с ней согласен.
        Я апатично пожал плечами. Честно говоря, я понимал, что во многом она права. Я сам себя не узнавал. Бывало, увлечешься чем-нибудь - и ночами не спишь, а тут… Возможно, я осознал, что слишком высоки ставки, и заранее смирился с тем, что ничего не получится. Просто испугался? А может, просто не понятно, куда двигаться, а двигаться впустую я не любил, и не считал нужным.
        - Ты права. Да… я должен что-то делать. Спасибо тебе за это, - я решил собраться. Действительно, чего я рефлексирую? Время идет, я чувствую это каждой клеточкой своего организма.
        - Ты пробуй, у тебя уже должно получиться открыть дверь. Ты светишься гораздо сильнее, чем раньше, твой организм уже впитал достаточно энергии. Не останавливайся на полпути, - решительно проговорила она внимательно глядя на меня. - Ты должен справиться. Просто не опускай руки.
        - Спасибо тебе, Аля. Я буду пробовать. Не волнуйся. Это просто период такой. Я не собираюсь опускать руки, хотя бы назло твоему деду! - я улыбнулся. Приятно было, что Аля переживает за меня, и мне не хотелось ее разочаровывать.
        Мы поболтали еще пол часика, и я почувствовал, что мое настроение поднимается. Действительно, я сам себя не узнавал последние дни. Может быть, так действует новая кровь на мой организм? Вызывает усталость и апатию? Но сейчас, после беседы с Алей, мне стало легче. Я ощутил, что с моих плеч упал тяжкий груз, и снова появилось желание что-то делать и что-то менять. Я позвонил друзьям, и объявил общий сбор у меня дома через час. Друзья на то и друзья, что к ним всегда можно обратиться за советом и поддержкой.
        Андрей пришел, полный энтузиазма, и это было весьма заразительно. И почему я не позвал их раньше? Лана, как всегда в черном балахоне, забралась на диван с ногами и слушала мой подробный рассказ о встрече с дедом и Алей.
        - Офигеть! - выдал Андрей после того, как я пересказал им все, - просто офигеть! Ко всему прочему, есть еще и Хранители, которые могут жить практически вечно. И есть люди, которые тоже могут использовать живую воду для омолаживания. Вот уже от этого можно отталкиваться. В современном мире все покупается и продается. Я поищу информацию. Блин! Ну, это же круто. С тебя пару фляжек этой воды, - он выжидающе уставился на меня, вызвав улыбку.
        - Как стану целителем, не вопрос! - Я рассмеялся в ответ.
        - У меня есть идея - сказала молчавшая до этого Лана, - ведь у тебя пока есть только кровь с необычными свойствами. Так надо ее и попробовать использовать! У тебя есть складной нож? - Она вопросительно посмотрела на меня.
        - Есть, конечно, - я порылся в ящике стола и достал небольшой, но весьма острый складной нож. Я, как всякий мальчишка, любил ножи.
        - Смотри: находишь в метро, лучше поздно вечером, когда мало народу, укромное место, и с помощью крови пытаешься открыть дверь. Ну, там, - уколол палец, помазал стену. Понимаю, звучит глупо, но попробовать-то можно? - Она выжидательно посмотрела на меня и смахнула челку со лба. Глаза у нее светились. Было видно, что оня вся увлечена своей идеей и будь ее воля, сама бы уже побежала экспериментировать.
        - А что, это мысль, - поддержал ее Андрей. Мы замолчали и задумались. Вдруг у нас с Андреем одновременно завибрировали телефоны.
        - Ничего себе, - первым сказал Андрей, прочитав полученную смс-ку. - Миллион долларов за любую информацию о целителе! Это всем пришло?
        - Мне не пришло, - недовольно сказала Лана, и помахала своим телефоном.
        - Похоже, кто-то раздобыл телефоны тех, кто был в метро рядом с упавшим эскалатором. А тебя там не было, вот ты и не получила такое заманчивое предложение, - сделал вывод Андрей. - Миллион долларов! Блин, похоже, что тебя действительно ищут.
        - После того, что мы считали, миллион долларов, - это еще не большая цена! - сказала Лана.
        - Блин, но миллион долларов - все равно громадные деньги. Ведь это только за любую информацию, - я видел, как в голове у Андрея закрутились винтики счетной машины, - но мы друзей не продаем! Хотя, можно было бы как-нибудь извернуться, и слупить с них миллион, не выдавая тебя.
        - Лучше не рисковать, - Лана покачала головой, - это слишком опасно. Конечно, деньги немаленькие, но нет! Там, наверняка, очень важные люди, если они смогли раздобыть номера телефонов тех, кто был рядом с местом катастрофы. Нам с ними не справиться. - Она вопросительно посмотрела на меня, а потом на Андрея, как бы ища поддержки.
        - Да, - печально вздохнув согласился с ней Андрей, - ты права. Таких людей нам не переиграть. Больше никто о тебе не знает?
        - Нет. Я только вам рассказал, - я развел руками.
        - Ну и отлично! Думаю, можно спокойно жить дальше. Никто тебя не видел, а в метро в час пик просто толпы народа, и вычислить тебя не так просто. Тогда мы с Ланой пойдем по домам. Надо поискать в интернете информацию. Думаю, людей, получивших такие смс-сообщения, достаточно много, и волна поднимется нешуточная. Почитаем отзывы, посидим, пообщаемся. Может быть, и удастся раздобыть какую-нибудь полезную информацию. А ты отдыхай и экспериментируй, - Андрей по-деловому расставил все точки, и поднялся с дивана. Я проводил друзей.
        Первое, что я решил сделать, это потренировать скорость укола пальца. Если моя кровь лечит, то, наверняка, могут возникнуть ситуации, когда от скорости будет зависеть моя жизнь или жизнь друзей. А сейчас, прежде чем добыть хотя бы каплю крови, мне долго приходится уговаривать себя. Хорошо развитый инстинкт самосохранения очень мешает. Причинить самому себе боль трудно.
        И я, сжав зубы, начал тренироваться. Сначала мне приходилось некоторое время готовиться, уговаривать себя, что вот сейчас будет больно, но потом все быстро пройдет. Исколов весь палец, я научился приглушать этот чертов инстинкт. Теперь у меня получалось все достаточно быстро. Так что к походу в метро, и к разным неожиданным ситуациям, я подготовился.
        Посмотрев на часы, я решил не ждать утра, и отправился в метро. Как это не удивительно, но эксперимент дал некоторые результаты. Нет, полноценно дверь открыть мне не удалось, но, приложив к стене окровавленную ладонь, я уже чувствовал, как стена под рукой меняется. С закрытыми глазами я начал видеть контур двери и слабое свечение, которое окутывало стены метро. Но, по-прежнему, чего-то не хватало для успеха, хотя я ощущал, что еще немножко - и дверь откроется. В общем, эксперимент можно было считать успешным. Пусть и не на сто процентов, но я уже близок. Как итог, настроение мое поднялось. Да и после общения с друзьями хандра отступила. Надо выспаться и отдохнуть, решил я, и отправился домой.
        Обращение к читателям: Если вам нравится книга, не сочтите за труд и поставьте лайк. Добавьте книгу в библиотеку, а автора в друзья. Так вы сможет получать уведомление о публикации новых глав. Спасибо!
        Глава 3
        На следующий день я проснулся рано, несмотря на то, что сегодня был выходной. День обещал быть хорошим. За окном наконец-то вышло солнце, и немного потеплело. Я съел завтрак в компании с мамой и, не спеша, смакуя, пил кофе. Люблю пить кофе по утрам. Медленно, неторопливо, наслаждаясь каждым глотком. В такие минуты я всегда расслабляюсь и отдыхаю. Будь моя воля - пил бы кофе по пять раз в день.
        Мои размышления прервал телефонный звонок. Я с удивлением посмотрел на экран телефона. Звонила Лана, что было очень необычно. Так рано по выходным она, как правило, не встает. Если я, можно сказать, «жаворонок», то она точно «сова». Лана любит поспать по выходным часов до двенадцати.
        - Ты сегодня вечером свободен? - сонным голосом спросила она.
        - Да вроде. Свободен. - Удивленно ответил я.
        - Отлично. Ничего на вечер не планируй. Я звоню специально заранее, а то знаю тебя. Засядешь за книжками, или куда-нибудь свинтишь с Андреем. Так что цени. Короче, в семь вечера встречаемся, и идем в один бар. В общем, вчера смс-ки получило больше тысячи человек, и, соответственно, в интернете на форумах появилось куча вопросов и предположений. А я в сети не последний человек, и общаюсь периодически с разными людьми. В общем, идем на встречу в бар. Там собираются всякие мистики с форумов и с ютуба. Это такое, немного закрытое, сообщество. Постараемся там добыть какую-нибудь полезную информацию. - Быстро протораторила в трубку Лана.
        - Хорошо, но ты же никому не говорила обо мне? Ну, то есть, что я… ну ты поняла.
        - Нет, конечно, - с возмущением в голосе ответила она, - я просто, типа, собираю информацию для своего блога, а ты будешь меня сопровождать. Вполне достоверная, а главное, - правдивая легенда. Так что не опаздывай!
        Утро и день прошли хорошо. Я проводил маму на работу, у нее сегодня было ночное дежурство, и отправился на встречу с Ланой. Пришлось подождать ее немного, но это ничего, я давно привык, что многие люди опаздывают на встречи, и спокойно к этому относился. Запыхавшаяся Лана выскочила из метро, и мы направились искать нужный нам бар. Лана не очень точно помнила, где он расположен, и как называется, а звонить и спрашивать посчитала ниже своего достоинства. Когда-то давно она там уже была, но дорогу совсем не помнила. Так что, в итоге, нам пришлось почти полчаса бродить по полупустым переулкам в центре города.
        - Где-то здесь должен быть вход, - уже несколько раз слышал я от Ланы, - я там была пару раз, и каждый раз ищу. Вот, точно, нам сюда.
        Мы, наконец-то, спустились в подвал. Слева была комната с книгами, все на тему мистики, хотя и буддистских тут хватало. Рядом был гардероб, в котором мы оставили верхнюю одежду, и, пройдя внутрь, оказались в большой полутемной комнате с баром и маленькими столиками, за которыми сидело достаточно много посетителей.
        - Тут еще часто проходят всякие концерты. В общем, много этнических и подобных групп. Вот тут они и выступают, но, как правило, по пятницам, а в остальные дни собираются разные любители мистики, диггеры и все сочувствующие. - Сказала она обводя помещение руками.
        Помещение клуба мне понравилось. Над головой - широкие кирпичные арки, от которых исходит дух надежности и старины. Маленькие столики с удобными креслами. В дальнем конце зала сидела компания за сдвинутыми вместе столами. Лана уверенно направилась к ним. Нам навстречу поднялся один парень из компании, в черной толстовке.
        - О, а вот и наша блогерша пожаловала. Знакомьтесь, кто не знает, - это Лана, - ребята за столом дружно кивнули в знак приветствия.
        - Александр, - представился я. Мы познакомились. Парня, который нас приветствовал, звали Хвост. Я так понял, вообще имена у них тут не в ходу. Все представлялись кличками, или никнеймами, кто их разберет.
        - Так вот, - начал Хвост вводить нас в курс дела, - мы тут обсуждаем целителей. Мы и раньше кое-что слышали. Вот, например, наш хороший друг диггер, думаю, многие смотрели его канал, он хотел нам что-то рассказать. - Все повернулись, и посмотрели на крепкого парня в клетчатой рубашке в углу стола.
        - Да, - он немного откашлялся, - если кто не знает, я хожу по подземельям уже лет десять, и разных слухов среди наших полно. Но кое-что, действительно, правда. Вот, например, когда ты много ходишь под землей, ты начинаешь видеть свечение стен. Однажды у меня сел фонарик, и запасной тоже сдох…
        - Так и рассказывай, что мы заблудились, - подначил его парень, сидевший рядом с наполовину опустевшей кружкой пива.
        - Ну, в общем, да, больше десяти часов бродили. А я после этого начал видеть свечение стен. И вот в одном месте, где свечение было более ярким, мы обнаружили родник с водой. Мы обычно не пьем воду под землей, хоть разные родники там и попадаются. У нас свои фляжки. Но в них уже все закончилось. Все-таки почти всю ночь бродили, - все внимательно слушали, завороженные его негромким и уверенным голосом, даже меня увлек его рассказ.
        - Мы вышли в небольшую комнату, где стены светились более ярко, чем в других местах. Пол там был вымощен старыми, полустертыми гранитными плитами, из стены выпирал камень, и с его вершины по капле капала вода. Очень редко и медленно. Откуда она там капала, совершенно непонятно. Камень был полностью сухой! Внизу скопилась небольшая лужица, в выдолбленной годами впадине. И вода светилась. В общем, решил я, что пить очень хочется, а сколько нам тут еще бродить, непонятно, ну, и я выпил все, что там было. Хватило-то на пару глотков всего. Тем более брат, - он кивнул головой на парня, который его раньше перебивал, - брат пить отказался. И знаете, - он сделал театральную паузу, а все затаили дыхание, ожидая продолжения рассказа, видно было, что он не первый раз рассказывает свою историю, и как держать слушателя в напряжении, знает отлично, - так вот, знаете, я прямо видел, как светящаяся вода разбегается от моего желудка по всему организму. - Он снова сделал паузу и отпил пива из стоящей перед ним кружки.
        - И что? - не выдержал кто-то.
        - И вот результат. Посмотрите на меня - мне тридцать пять лет, а брат моложе меня на четыре года. - Мы перевели взгляд с рассказчика на его брата. Брат выглядел лет на тридцать, и, если на них обоих смотреть, то старший казался заметно моложе. - Если не верите, можем паспорта показать, - улыбнулся он.
        - И как вы в итоге выбрались? Дорогу туда можешь показать? - спросило сразу несколько человек.
        - Мы еще часа два кружили по подземелью, пока не нашли выход на поверхность. А когда вышли, даже не обратили внимание, где именно вышли, так были рады этому факту. Район только примерно помним. Да и зачем? Вышли и вышли. А вот через пару дней со мной начали происходить изменения. Я помолодел. Выросли волосы на голове. Стал чувствовать себя гораздо лучше. Это было очень странно. Мы сразу и не поняли, почему все это произошло, но когда догадались, стали искать этот источник. Все дело в нем. Другой причины быть не может. Уж что только мы не думали, но все сходится на том, что та пара глотков, которые я сделал из него, даже, точнее, та самая вода, на меня так подействовала. И вот уже, наверное, лет пять мы ищем этот источник, - грустно закончил он, - но никак найти не можем. Он мне даже сниться начал в последнее время, - и диггер печально махнул рукой.
        - И вот я думаю, - вступил в беседу его брат, - что целитель как раз и знает, где этот источник! Ведь, смотрите, мы уже разобрались, что ищут целителя среди тех, кто был в метро, то есть, в подземелье. Возможно, кто-то нашел путь к этому источнику, и как-то засветился. Теперь его и ищут!
        - Да не! - перебил его Хвост, - сказки все это. Ну, подумаешь, ты моложе брата выглядишь. Может, вы просто паспортами поменялись, и все. А история, конечно, красивая, но я ее от тебя уже давно слышу, и каждый раз ты добавляешь какие-то новые подробности. Я вот сегодня в своем блоге сделал выпуск, его уже посмотрели почти пятьсот человек, - он замолчал и обвел всех присутствующих взглядом победителя. На что Лана только фыркнула.
        - А, ну конечно! - не оставил без внимания Хвост фырканье Ланы, - ты у нас местная королева ютуба, что тебе пятьсот человек! Но, скажу по секрету, в нашей теме это очень много за полдня. У нас самые верные и лучшие зрители, которые всегда в теме. А у тебя так, школота. Да и к тому же ты - девчонка, вас всегда смотрят, - он уничтожающе посмотрел на Лану. Она приподнялась со стула, пытаясь встать и возразить ему.
        - Да ты совсем охренел, Хвост? Зазнался? Пятьсот человек его посмотрело. Видела я твой выпуск - мура полная. Народ смотрел, наверное, чтобы поржать, как ты несешь полный бред с таинственным лицом, - скороговоркой проговорила Лана. Я ее придержал рукой, а то было впечатление, что она сейчас накинется на него с кулаками отстаивая свой ютуб канал.
        - Успокойся, пусть расскажет, - спокойно проговорил я, придерживая ее за руку и призывая присесть. Лана выдохнула, и как-то быстро успокоилась.
        - Ну и правильно, не стоит он того, чтобы на него злиться. Пятьсот человек, - снова фыркнула она. Хвост сделал вид, что ничего не слышал и продолжил свой рассказ:
        - Так вот, есть одна легенда - Лана снова дернулась, пытаясь что-то сказать, Хвост посмотрел на нее и продолжил, - подтвержденная многими фактами легенда! Что существует камень от древнего алтаря. Уже никто не помнит, какого бога. Его осколки раскиданы по всему миру. Так вот. Этот камень может собирать энергию, разлитую в пространстве, и аккумулировать в себе. И этой энергии много там, где очень много людей. А где у нас много людей? - он вопросительно обвел всех взглядом, - в метро! И вот тот человек, у которого есть этот камень, все время ездит в метро и собирает энергию. И те, кто рядом с ним находятся, могут почувствовать его. Ну, там, настроение поднимается, голова перестает болеть, раны залечиваются. Камень очень фонит. И есть много фактов. Что человек спустился в метро с царапиной, например, ехал на работу, а когда вышел, царапины - как и не бывало. А обладатель этого камня может жить почти вечно, и с помощью этого камня может вылечить почти любую болезнь, или продлить человеку жизнь. Поэтому он и ездит все время в метро, заряжая его. Ему уже много лет, и надолго покинуть метро он не может,
ему нужна энергия, чтобы самому жить. Ведь, если камень разрядится, он умрет.
        - Да, но как о нем узнали? Почему именно сейчас, - снова не выдержал кто-то.
        - Вот, я ждал этого вопроса, - Хвост назидательно поднял палец, - все дело в катастрофе на эскалаторе. Ведь там было очень много людей. А тут катастрофа. Люди попадали с высоты. Куча народу. Да там половина людей могли погибнуть. Но! Никто не погиб. Все живы. В новостях много было об этом. Кто-то называл это чудом. Только ушибы и переломы. А ведь там, внизу, технические помещения с кучей железок, моторов и прочего. И только переломы! Значит, среди них и был целитель. Человек с камнем бога. А уж вычислить все телефонные номера людей, которые там находились, я думаю, несложно.
        Все замолчали, обдумывая услышанное. Я глядя на задумчивые лица слушателей решил уточнить:
        - Но там же еще была авария поездов. Совсем в другом месте. Им тоже пришли смс-ки.
        - Вот, и это отлично вписывается в мою теорию. Все то же самое. Ни одного погибшего. Тоже только ушибы и переломы. Возможно, было два целителя, два камня, никто не знает, сколько их разбросано по всему миру. А может быть, вылечив всех в одном месте, он добрался в другое, и помог людям и там. Тут остается нам только гадать. Но факт, что он засветился. Я думаю, там, - он пальцем показал наверх, - о нем давно знают, а тут появилась реальная возможность выйти на него. Но, думаю, даже если его и найдут, мы с вами об этом вряд ли узнаем. - Хвост закончив свою речь обвел победным взглядом всех собравшихся и удовлетворенный увиденным подвинул к себе блюдо с едой и принялся есть.
        Еще час мы обсуждали услышанные версии и выдвигали разные теории. В большинстве своем, на мой взгляд, полный бред, - от экстрасенсов и великих магов, попавших к нам из другого мира и испугавшихся эскалатора, до рептилоидов, которые могут принимать форму человека и лечить любые болезни своей слюной. Правда, Хвост, похоже, обладал каким-то внутренним чутьем на сенсации, потому что долго приставал к нам с вопросами: а что мы знаем, а что мы думаем. Но мы стойко держались, делая вид, что просто проходили мимо. В конце концов, мы с Ланой тепло со всеми попрощались, а с Хвостом, несмотря на конфронтацию, Лана даже обнялась, и мы наконец-то отправилась домой.
        На улице было уже темно. Под вечер подморозило, но не очень сильно. Под ногами был застывший в причудливых формах лед, перемежающийся с лужами. Лана взяла меня под руку, и мы аккуратно, боясь поскользнуться, пошли к метро по запутанным полутемным переулкам.
        - Ну что скажешь, вроде удачно сходили? - прервала она наше молчание. При этом она все время вырывалась вперед продолжая держать меня за руку и оборачивалась, чтобы посмотреть на меня.
        - Это было интересно. Хорошие ребята, только столько бреда за один час я давно не слышал. Хотя, если бы я не знал правды, некоторые теории были такими, что в них хотелось поверить. - Я задумчиво поправил шапку.
        - А ты уверен, что знаешь правду? Может быть, тебе вешают лапшу на уши, и на самом деле все совсем не так, а тебя просто хотят втемную использовать? - Лана всегда отличалась скептическим отношением ко всему. Я же частенько страдал от своей доверчивости. Но тут мне хотелось верить Але и Деду. Да и доказательств они привели вполне достаточно. На мой взгляд, конечно.
        - Но у меня есть главное доказательство - кровь, которая лечит. И уже одно это перекрывает все, что мы услышали. Хотя про источник, скорее всего, правда. Аля мне рассказывала про живую воду. Ей самой гораздо больше лет, чем она выглядит. И как раз Дед и есть Хранитель этой живой воды. Она, с их слов, омолаживает и продлевает жизнь, - возразил ей я.
        - Ну, это мы знаем только с ее слов. Но кровь - да, это аргумент, с которым трудно спорить, - задумчиво ответила она.
        - И не забывай еще про способность открывать двери там, где их нет! - Напомнил я.
        - Да, много бы я отдала за такую способность. Когда ты научишься? - она снова обернулась ко мне и остановилась ожидая моего ответа.
        - Не знаю, но я чувствую, что уже близко. Что еще чуть-чуть, и у меня получится, - мы немного помолчали, - а куда бы ты хотела попасть, если бы смогла открывать двери?
        - Сама еще не знаю, но это так круто! Вот ты тратишь кучу времени, чтобы добраться до универа, а тут раз, открыл дверь - и ты там. Или вот мы сейчас идем с тобой и мерзнем, особенно после жаркого бара. А как было бы удобно - открыл дверь, и ты уже дома, с теплой чашкой чая. В нашем климате полгода такая погода стоит, что вообще нет никакого желания выползать на улицу!
        - Да ты просто лентяйка! - Улыбнулся я. Сегодня Лана была сама не похожа на себя. Какая-то активная и разговорчивая. Мне было не привычно видеть ее такой.
        - Ну, это, конечно, тоже. Но такие умения можно использовать и на пользу. Вот представь, что где-то пожар, а ты открыл дверь, и всех спас. Или дети сидят одни за запертой дверью, а ключи потерялись, или замок сломался. А ты прошел и вывел их. - Предложила она активно жестикулирую при этом руками.
        - О, так ты еще романтик, и супергерой в душе? - подколол ее я.
        - Ну да, почему бы и нет? Или вот - у нас тут мороз, грязь, шум. А взял, открыл дверь, - и ты на тихом, теплом необитаемом острове, где-нибудь в тропиках. Мечта! - она закатила глаза, явно представляя себя у океана под лучами солнца.
        - Не, так не выйдет. Аля говорила, что дверь можно открывать только там, где присутствует дух. А он даже не весь город охватывает. А кое-где не поднимается выше первого этажа, или даже подвала. Вроде, только в самом центре есть дома, которые он окутал целиком. Хотя я себе все это пока с трудом представляю. И детей спасать вряд ли получится, мне объясняли, что я должен четко представлять, куда я хочу попасть. То есть, я там раньше уже должен был побывать. А в незнакомую квартиру вряд ли получится открыть дверь, - я грустно покачал головой.
        - Жаль, - печально вздохнула она, - а я уже думала напроситься с тобой на море. Ну, или в помощники супергероя.
        Мы шли некоторое время молча. Было видно, что Лана о чем-то раздумывает, но никак не решается сказать.
        - Ну, что ты хотела? - не выдержал я, - говори смело, мы же друзья.
        - Знаешь, мне очень неудобно, но не мог бы ты подлечить немного мою бабушку? Один разик. Пожалуйста! Пожалуйста! - Она скорчила такое смешное лицо, что я не удержавшись рассмеялся.
        - У тебя есть бабушка? А я и не знал, - удивился я. Лана вообще мало что о себе рассказывала, правда, это совсем нам не мешало дружить.
        - Есть. Просто, ну ты знаешь, папа у меня постоянно пьет. Его вечно с работы выгоняют. Мама в магазине работает, и мы редко видимся, а вот к бабушке я часто езжу. Это по выходным я рядом с вами живу, а по будним дням я чаще у бабушки остаюсь. Она для меня самый близкий человек. Просто, старенькая она уже. То одно болит, то другое. И я очень переживаю за нее. Она мой самый близкий человек и, по сути, моим воспитанием занимается только она. А твоей кровью можно лечить любые болезни. Сам понимаешь, у стариков болезней хватает, и думаю, ей бы это очень сильно помогло, - проговорила она неожиданно став серьезной.
        - Если это поможет, то без проблем. Мне не трудно. Только надо прикинуть, как это сделать, - я задумался, - взять кровь у себя я смогу. Не зря столько времени провел с мамой в больницах. Можно набрать кровь в шприц, а дальше что делать? Как ей объяснить, что вот мы пришли, и хотим ей вколоть мою кровь?
        - Да. Это проблема. Я с тобой согласна, - она задумалась, - а может, добавить кровь в красное вино, и дать его выпить?
        - Ага, ты явно пересмотрела фильмов про вампиров. Представляешь, как она будет выглядеть? С бокалом крови в руках, - мы весело засмеялись:
        - И еще кровь обязательно должна стекать по подбородку!
        - А потом она взмахнет крыльями, превратится в летучую мышь, и вылетит в окно! - Все так же смеясь предположил я.
        В общем, веселились мы по полной программе. Я чувствовал, как напряжение, сковывавшее меня последние дни, постепенно отступает. С таким отличным настроением я проводил Лану до ее дома и отправился к себе. Умывшись и раздевшись, все еще пребывая в хорошем настроение я наконец-то лег спать. А ночью опять пришел сон.

* * *
        В этот раз я оказался на улице, по которой метался народ. Кто-то двигался на телегах, запряженных лошадьми, пытаясь вывезти свой скарб, кто-то, собрав свои вещи в большие мешки, и перекинув их за плечи, шел к стенам. На улице был слышен испуганный гомон. Многие говорили о нашествии Орды на Москву. Я, все тем же невесомым облаком, усилием воли поднялся повыше над улицей, и моему взору предстал уже целый город. Сколько же лет прошло с момента моего последнего сна? Город сильно вырос в размерах, раскинувшись на берегу широкой реки. Виднелись купола церквей, прямые улицы с большими домами. Вдали я увидел крепкие стены из темного дерева, и башни внутреннего кремля. Подлетев поближе, я увидел закрытые наглухо крепкие дубовые ворота. Рядом толпились люди, и я слышал их недовольные крики.
        - Не велено открывать. Идите все на вече! - вещал стражник, стоя у ворот. За ним стояли остальные ратники, грозно смотря на гомонящую толпу.
        Поднявшись еще выше, я увидел красивейшую панораму города. Он стоял между двух рек. Слева широченная река подпирала холм. Прямо за рекой была городская стена, справа город ограничивала река размером поменьше, она текла вдоль стен, и через нее, в некоторых местах, к стенам были перекинуты мосты, у каждого из которых высилась высокая башня. Удобно защищаться, подумал я.
        Снизившись к площади, где в данный момент проходило вече, я замер и попытался понять, что же происходит. Из общих разговоров и выкриков я выяснил, что на город надвигалось войско Орды. Великий князь Дмитрий уехал за помощью союзников, оставив город. По всему выходило, что он не успевает вернуться на защиту с войском, и надо что-то делать. В Москве скопилось много беженцев, и было решено никого не выпускать за внешние ворота. Галдеж стоял неимоверный. Все кричали, кто-то пихался локтями и пытался пробраться в самый центр, чтобы высказаться.
        Я заметил, что один из мужчин, покачав головой, начал выбираться из толпы. Он сильно отличался от окружавших его людей. Был какой-то незаметный. На нем не было перстней, не было дорогой расшитой одежды. Но шел он спокойно и уверенно, преисполненный достоинства. Казалось, никто его не замечал. Я видел, что от него исходит золотистое сияние. Именно это в первую очередь привлекло меня. Я увидел, как он зашел за угол здания и провел рукой по стене. «Так он же открывает дверь!» - догадался я и метнулся к мужчине со всей скоростью, пытаясь пролететь за ним в дверь. Мне это удалось. Мы оказались в большой светлой комнате, за столом сидел молодой воин. Он вскочил на ноги и быстрым движением выхватил меч, который висел у него на поясе.
        - Кто ты и как здесь оказался? - властно обратился он к человеку, открывшему к нему дверь. Тот низко поклонился.
        - Я Целитель этого города. Город остался без Великого князя и, кроме него, обо мне никто не знает. Городу нужна помощь, и я пришел к тебе. - Слегка поклонившись ответил он.
        - Почему ко мне? Я здесь чужой. В отсутствии князя решение принимает вече. Иди, и с ними разговаривай, - воин недовольно поморщился.
        - Вече - это шумная, испуганная толпа, не способная принять самостоятельное решение. Ты хоть и молод, но опытен. Ты и управлял, и участвовал в сражениях. Ты Князь, внук Ольгерда. Сейчас ты самый знатный из оставшихся в городе. К тебе прислушаются. Поговори с боярами на вече, скажи, что тебя поддерживают и Дух, и целитель и оба хранителя. Они отдадут военную власть в твои руки. Я не вижу более достойной кандидатуры. А я тебе помогу сдержать натиск войск и дождаться князя с подкреплением. - Достаточно твердо и при этом напористо проговорил мужчина.
        - Отец мне рассказывал о Духе. Я немного представляю, кто ты. Так какую помощь ты можешь оказать мне и городу? - Не много добавив интереса в голос спросил князь.
        - Я сделаю состав для питья, настоянный на моей крови. Он сможет излечить раненых в бою воинов. Правда, тех, кто будет легко ранен. Иначе его не на многих хватит. Хранители поделятся живой водой, и в бою смогут участвовать старые бойцы, которые уже, в силу возраста, не могут долго держать меч. - Постарался объяснить целитель, но видя на лице воина недоверие уже добавил, - Остей, на тебя вся надежда. Помоги этому городу.
        - Что ж, Целитель, я тебя услышал. Ты дело говоришь. Думаю, ты прав и я постараюсь возглавить оборону вашего города. Приходи сюда же вечером, - произнес Остей задумавшись на мгновение, затем кивнул целителю отпуская его. Целитель снова поклонился, и провел рукой по стене. На глазах удивленного молодого князя в стене появилась дверь, я снова попробовал пролететь за ним и мне это удалось, однако я опять оказался в той же комнате, где целитель общался до этого с Остеем.
        Судя по всему, на дворе был уже вечер. На столе, нещадно чадя, горело несколько масляных ламп, за окном был слышен шум голосов. Остей вошел в комнату и сел, погруженный в свои думы. В стене проявилась дверь, и в комнату зашел целитель:
        - Слышал я о твоем успехе, князь Остей. Ты правильно все сделал, - сказал он слегка поклонившись.
        - Да, военная власть в моих руках. Семью князя Дмитрия я отпустил к нему, а мы теперь готовимся к обороне. Я подтвердил указ вече никого не выпускать из города. Нам нужен каждый человек. К нам движется войско Орды под управлением хана Тохтамыша. Войско сильное, но и стены у нас крепкие. Мы должны продержаться. Когда я получу твое зелье? Войско будет тут дня через три. - высоко подняв голову с властными нотками произнес он.
        - Завтра с утра я доставлю его тебе в терем, - ответил целитель.
        - Так тому и быть, - согласно кивнул Остей. Целитель, молча поклонившись, вышел в свою дверь. На этот раз мне удалось пролететь за ним.
        Я оказался в тесной, полутемной комнате. Тут поместилась небольшая лежанка, судя по всему, именно здесь он и спит, и стол с табуретом. Стены самой комнаты необычно светились золотистым светом. Целитель устало опустился на табурет и достал из-под стола кувшин. Только сейчас я заметил, как он плохо выглядит. Впавшие глаза, похудевшее лицо. Он взял со стола нож и, полоснув себя по руке, стал сцеживать свою кровь в кувшин. Рана зарастала на глазах, и Целитель, тихо ругаясь сквозь зубы, снова полоснул себя ножом. Некоторое время я наблюдал за этим длительным и мучительным процессом, но вдруг меня снова перенесло в другое место. На этот раз я оказался на одной из стен. Я завис над плечом уже знакомого мне Остея. Рядом с ним стоял воин:
        - Князь, все посады пожгли. Воду и смолу кипятим. Камни приготовлены. Нам есть чем встретить ордынцев, - слегка запыхавшись произнес он.
        - Хорошо. Как скоро они будут здесь? - Твердо спросил Князь.
        - В полдень ждем. Они быстро идут. Все на лошадях. Но ров и наши стены им будет непросто преодолеть, - слегка покачав головой ответил воин.
        - Зовите меня, как появятся, - и князь, бросив взгляд за стену, на сожженные и кое-где еще дымящиеся дома и дворы, стал быстро спускаться во двор.
        Я решил полетать вокруг и осмотреться. Спустился вниз. У стен стояло много народу. Здесь были не только воины, но и много простых, плохо одетых, мужчин и женщин. У большинства из оружия были только рогатины. Было солнечно и жарко, многие сидели в тени домов и дремали. Народ был на удивление спокоен. Того шума и гама, что царили здесь пару дней назад, не было и в помине. Одни спокойно сидели, привалившись к стене, и ели пирожки, другие, собравшись небольшими компаниями, о чем-то переговаривались. Некоторые мастерили самодельные щиты из необструганных досок. Я удивился этой тишине и умиротворенности. Среди воинов ходил батюшка с большим крестом на шее и осенял крестным знамением будущих защитников, что-то приговаривая.
        Внезапно все встряхнулись и зашевелились:
        - Появились, ироды! Идут! - раздалось над толпой. Я поднялся над стеной и увидел уже почти у самого вала войско Орды. Они крутились на месте, скача на лошадях по кругу вдоль стены, и что-то выкрикивали. От этой шумной толпы отделились несколько богато одетых всадников, и направились к воротам города. Я увидел, как Остей, в сопровождении не менее богато одетых бояр, поднимается на башню над воротами, к которым скакали хан и его приближенные.
        - Есть ли в городе Великий князь Дмитрий? - выкрикнул один из приближенных хана.
        - Нет! - ответил ему со стены Остей. Ордынцы развернулись и ускакали обратно в свое войско. Когда они доскакали до него, войско с гиканьем снялось с места и поскакало вокруг города.
        - Осматривают, ищут слабину, - сказал Остей окружившим его боярам. - Готовиться надо. Когда подойдет основное войско хана, они пойдут на приступ. - Все закивали головами и стали спускаться обратно.
        Снова меня переместило во времени. Судя по всему, настал следующий день, и я увидел, как с гиканьем войско Орды пошло на приступ. Со стен начали стрелять лучники. Сплоченное войско, которое взяло уже не один город, ответило ливнем стрел. Защитники города прятались за стенами, а внизу за самодельными щитами, но то там, то здесь я видел, как стрелы находили свои жертвы, иногда пронзая людей насквозь. Раздавались крики боли. Мне, городскому жителю, было тяжело смотреть, как гибнут люди. Это вам не кино, и не телевизор. Тут было все по - настоящему. Кровь, боль, крики, стоны. Кто-то закричал на стене:
        - Все сюда! - и в ответ народ с рогатинами бросился на стены. Вниз полетели камни, полилась раскаленная смола. Раздались крики боли. Защитники отталкивали лестницы, и нападавшие сыпались вниз, как горох. Кое-где им удавалось влезть на стену, и тогда в дело вступали настоящие воины с мечами, уверенно рубя нападавших. Мне трудно было сказать, сколько это продолжалось, в тот момент мне казалось, что вечность, и атака никогда не закончится. Но вот, уже ближе к вечеру, я понял, что приступ отбит. На стенах и во дворе было много раненых. Я увидел, как целитель с каким-то молодым пареньком, с трудом переставляя ноги от усталости, ходит и поит воинов с маленькой ложки, давая каждому одну-две. Убитых стаскивали со стены и окрестностей, грузили в телеги, и куда-то вывозили. Земля была пропитана кровью защитников. Стало темнеть, и стражники зажгли факелы на стенах. Внизу разожгли костры, и усталые воины сели ужинать, оставив на стеле лишь дозорных. У костров шел разговор. Я подлетел поближе послушать.
        - Не так уж и страшны воины Хана! - говорил молодой паренек с едва начавшими пробиваться усиками на лице.
        - Не так, - усмехнулся пожилой бородатый воин. - Но в чистом поле с ними лучше не встречаться. Сначала выпускают ливень стрел, а потом носятся на конях, рубя саблями тех, кто выжил.
        - За стенами отобьемся. Добротные стены, - вступил в разговор еще один воин, - но завтра труднее будет. Это была только разведка, проба. Завтра, думаю, навалятся, и если удержимся, то, скорее всего, сядут в длительную осаду. А если еще тюфяки булгарские пустим в дело, вообще сметем их.
        - У нас еды много, - поддержал его пожилой воин, - Правильно Остей не выпускал никого из города. Хоть ртов и больше, но и продукты никто не вывез. А в осаду не станут. Хан понимает, что наш великий князь Дмитрий может скоро подойти с большим войском. Нет, не будет осады. Лезть будут на стены. А мы будем их сшибать. Мужичья много, рогатину все умеют держать. Знай, стой на забрале и коли ворога. Тут много ума не надо.
        - Слушай, - обратился молодой воин к пожилому, - а ты, случайно, не Федор? Ты же с моим отцом служил. Старший дружинник был. Неужто это ты?
        - Я это, я, - ответил пожилой, усмехаясь в усы, - помню отца твоего, под моим началом служил. Голову под Новгородом сложил. Хороший воин был, справный.
        - Так тебе же сколько годков? Ты же сильно старше отца моего был! - все удивленно посмотрели на пожилого воина.
        - Да вот, недавно я был древней развалюхой, а потом чудо случилось. Пришел князь Остей и дал выпить мне воды волшебной, - некоторые воины дружно перекрестились, а потом, на всякий случай, перекрестили и Федора.
        - Так и что? - не вытерпел молодой, - ты выпил воду, и что?
        - И помолодел. Теперь вот, с каждым днем все молодею. Ужо три дня прошло. Не так быстро молодею, как в первый день, но силы прибавляется. Я снова уверенно держу меч в руках. И нас здесь таких немало, присмотрись повнимательнее. Пять дней назад мы сидели по дворам, с трудом волоча ноги, и ждали своей смерти, а у некоторых и сил-то не было выползти наружу. А теперь мы можем сложить голову в бою, как и положено настоящему воину!
        Я отлетел от них в сторону, надеясь найти или Остея, или целителя, посмотреть, как у них дела, и опять, неожиданно для себя, переместился в другой день. Похоже, Дух решил показать мне всю осаду города. Я снова оказался в комнате молодого князя Остея. Рядом с ним был и целитель, он поил князя из ложки.
        - Что ж ты, Князь, на стены-то полез? Вот и словил стрелу шальную. А убило бы тебя, что бы было? - выговаривал ему тихим голосом целитель.
        - Нашелся бы другой достойный муж. Не стоит так переживать. Уже три штурма отбили. Слышал, татарского царевича стрелой из самострела убили. Умыли мы кровью Тохтамыша, умыли.
        - Так и защитников сколько полегло. Все меньше и меньше людей на стенах. Устали люди, а Дмитрия все нет.
        - К чему ты эти разговоры ведешь? Нам остается только ждать Дмитрия с войском, и держать город, не пуская врага.
        - К тому, что думать надо, прежде чем лезть под вражеские стрелы. Лечить не могу больше. Кровь не идет из меня совсем. Одна надежда, что отступит ханское войско от нашего города. Снимут осаду и дальше пойдут, или к себе возвертаются.
        - Что там за шум? - Остей прислушался, за окном раздавались громкие голоса, - идем, Целитель, посмотрим. - Остей слегка пошатывался от усталости и потери крови. Целитель подставил ему свое плечо, и так, вдвоем, они вышли за дверь, а я последовал за ними. Во дворе стояли бояре и о чем-то ожесточенно спорили.
        - Князь Остей, - обратился к князю степенный боярин с длинной бородой, - татаре посольство прислали. Ордынские князья и вельможи там. Мира хотят. Говорят, что шли войною на Дмитрия, а не на нас, жителей этого города. Просят отворить им ворота. Выйти навстречу с почестями, а нам даруют мир и любовь. И порукой у них сыновья Суздальского князя, нижегородские княжичи Василий и Семен. Братья наши во Христе, - он перекрестился и продолжил, - клянутся, что не тронут никого.
        - Не стоит этого делать Князь, не верю я им, - осторожно сказал целитель, - многих воинов они потеряли. Злы они.
        - Я и сам думаю, что не стоит им верить, - задумчиво произнес Остей и внимательно посмотрел на собравшихся бояр.
        - Прости, Князь, - слегка поклонившись, произнес другой боярин, - но мы уже все решили. Выйдем к ним всем цветом. Вся знать пойдет, духовенство. Вражда у Тахтомыша с Дмитрием давняя, а мы люди мирные. Да и ропщет народ. Ты мужиков на стены согнал, и гибнут они там почем зря. За что нас бить? Ты вождь наш военный, но это уже мирные дела. Решай для себя, идешь ты с нами, али нет.
        - Что ж, я вас услышал. Вы не оставили мне выбора. Одна надежда, что братья христиане, Василий и Семен, правы. Идемте тогда уж все вместе. Вижу, что не переубедить мне вас. Сложим головы, али нет, - никто не знает. - Остей расправил плечи, посмотрел на небо и уверенно двинулся вперед.
        Я увидел, как целитель обреченно покачал головой, но ничего не сказал. Он встал за плечом князя Остея, и процессия направилась к выходу из города. По пути к ней присоединялся радостный народ: неужели осада закончена, и больше не надо бояться?! Духовенство ждало уже у ворот. Несколько попов с длинными бородами и зажженными кадилами в руках. Князь махнул рукой, и ворота медленно открылись. Процессия прошла по мосту, и направилась к ожидавшей их ордынской знати. Я летел рядом с князем и думал: неужели раньше были такие доверчивые люди? Я бы ни за что не открыл ворота, и не вышел навстречу врагу, с которым три дня ожесточенно дрался. Как так может быть, что вдруг они стали друзьями? Ничего не понятно в этих средних веках!
        Процессия уже подошла к ордынцам, те радостно их приветствовали. Но тут случилось то, чего я и боялся. Засвистели стрелы, и выскочившие всадники на конях напали на посольство. Я увидел, как одним из первых упал, сраженный стрелой в горло, целитель, за ним упал и князь, которого срубил воин в богатых одеждах, скакавший в первых рядах конного войска. С радостным гиканьем войско хана ворвалось в город, рубя налево и направо, не разбирая, кто перед ними, - воины, женщины, дети. Они врывались в дома и убивали всех подряд. Люди выскакивали на улицу, кто-то падал на колени, моля о пощаде, но воины хана, радостно смеясь, сносили им головы. Это было ужасное зрелище. Страшно представить, сколько русских людей полегло в этой бойне.
        Мне было безумно больно смотреть на это, и я решил улететь подальше от жуткой кровавой резни.

* * *
        Я моргнул, и открыл глаза уже в своей кровати. Было около четырех часов ночи. Я лежал, и снова переживал прошедший сон. Остей, воины, простые жители. За что это? Целитель, дети, женщины. Им еще жить и жить. Радоваться, растить и рожать детей. Война - это ужасно. А такая резня невинных людей - это просто кошмар. Стоило мне закрыть глаза, - и я снова и снова видел, как войско хана врывается в беззащитный город, никого не щадя.
        Я встал и пошел на кухню пить чай. Уснуть больше точно не получится. Зачем мне все это снится? Что мне хочет сказать этим Дух? Я был уверен, что это именно он посылает мне сны. Ну, или, может, причина в моей крови? Где-то я слышал словосочетание - «голос крови» или «память крови». Может быть, в этом причина? Не знаю, но после последнего сна у меня появилось стойкое желание больше не видеть такого. Наверное, надо будет попросить у мамы снотворное по мощнее. Спать-то мне надо. А от подобных снов я устаю так сильно, будто целый день разгружал вагоны.
        Обращение к читателям: Если вам нравится книга, не сочтите за труд и поставьте лайк. Добавьте книгу в библиотеку, а автора в друзья. Так вы сможет получать уведомление о публикации новых глав. Спасибо!
        Глава 4
        День тянулся долго. Учиться я не пошел, уж слишком сильно чувствовал себя вялым и разбитым. Дел практически никаких не было, да и те, что были, я решил отложить на потом. Все равно от меня в таком состоянии толку мало. Позвонила Аля, предложила встретиться вечером. Я согласился. Все лучше, чем сидеть дома и переживать, вспоминая минувшую ночь. Когда я пришел в кафе, Аля уже сидела за столиком. Все такая же красивая и желанная. Я с удивлением понял, что был бы не прочь с ней познакомиться поближе, пригласить на свидание. А то мы все о делах и о делах, а тут такая красивая девушка… Как бы сказал Андрей, - туплю!
        - Ты что такой вялый? Ничего не получается, и ты снова пал духом? - Осторожно спросила она меня.
        - Да нет, как раз вроде что-то стало получаться. Просто не выспался. Я вижу сны. Очень яркие и реалистичные. Или просто переношусь в прошлое. Не знаю. Оно - как настоящее. Тьфу, прости, очень запутанно объясняю. Совсем не выспался. Так вот, сны про Дух и целителей. Я видел уже двух целителей. Один доставил Дух в город, а другой во время монгольского нашествия… погиб. - Устало ответил я.
        - Это очень интересно. У меня не было никаких снов. Хотя это-то и понятно, я не целитель, и даже не хранитель. А дед мне ничего такого не рассказывал. Думаю, у него тоже не было подобных снов. - Она любезно налила мне чай в чашку и улыбнулась, ожидая продолжения.
        - Понятно, значит, это мне одному так повезло. Я бы тоже предпочел не видеть, как ханские воины убивают детей, потом насилуют женщин и убивают, вспарывая им животы. - Меня передернуло и я отпил горячий, обжигающий чай.
        Алевтина помолчала, давая мне время прийти в себя, потом решила, что достаточно, и начала очередную лекцию о духе:
        - Знаешь, ты уже, наверное, понял, что Дух города питается энергией. Как хорошей, так и плохой. И отдает он людям, живущим в городе, очень многое. Вот сейчас, например, выгляни в окно, - я посмотрел. За окном было хмуро и слякотно. Ничего необычного. Нормальная погода для середины ноября. Хотя я бы предпочел, чтобы улицы завалил белый снег.
        - И что? - Я удивленно перевел взгляд на Алю, пытаясь понять, к чему она ведет.
        - Даже по погоде можно судить о силе Духа, - она снова указала рукой за окно. - Дух обессилен. Он слаб, и нуждается в лечении. Раньше солнечных дней в городе было гораздо больше. Да и сейчас - можно отъехать за пятьдесят километров от Москвы, и там уже другая погода. Солнечно, морозно и красиво. А здесь… - она махнула рукой.
        - Кроме живой воды, Дух понемногу подлечивает население города, и не только физически, но и морально. Настроение в жизни человека играет важную роль. Например, с прошлым целителем был расцвет города. В 30-40-х годах. Общий энтузиазм, отличное настроение. Люди по всему городу ходили радостные. Вообще был такой период в стране. Всеобщая стройка. Я была совсем ребенком, но отлично все это помню.
        - Даже во время войны город оставался незыблемым. Все мы верили в лучшее, в нашу победу. В светлое будущее всей страны. А сейчас все по-другому. Кругом грустные, унылые лица вечно спешащих людей. В метро негатив и злость. Но ты пойми, Дух не только внизу. Он и на поверхности. Он всюду вокруг нас. Даже здесь, в центре, в кафе, я чувствую его присутствие. И ты должен научиться чувствовать его. Попробуй открыться ему, поговорить с ним. - Аля с надеждой посмотрела на меня.
        - Вопрос всего один: как это сделать? Пока он только присылает мне сны. И что-то бубнит в метро. У нас односторонняя связь, - расстроено ответил я. - Расскажи мне лучше о хранителях.
        - Да что тут рассказывать. У нас два сильных хранителя. Мой Дед и Шато. С Шато лучше не связываться. Он из бандитов. Если помнишь, лет пять назад были разные теракты. И заметь, именно в метро. Хотя проще, мне кажется, все это было сделать наверху. У нас хватает людных мест. Но теракты были в метро. Вопрос, почему? - она вопросительно посмотрела на меня ожидая моего ответа.
        - Потому, что там Дух сильнее? - попробовал догадался я.
        - Почти правильно. Там Духу нужнее. Хранители чувствуют, где Дух ослаб. И пытаются подкормить его. А боль, страх, страдание, - это тоже вид энергии, которой питается Дух. И это самый простой путь для людей без моральных принципов. - Я почувствовал, что ее голос стал жестче, а в глазах появились затаенные огоньки злости.
        - Так Дух плохой или хороший? - Решил уйти я от скользкой темы.
        - Эх, молодость! - она притворно вздохнула, вызвав мою улыбку. Вот так, сидя рядом с ней, общаясь, любуясь ею, я постоянно забывал, насколько она старше меня. - Не бывает черного и белого. Нельзя сказать про Дух, хороший он или плохой. Он есть. И есть такой, какой он есть. Он может питаться и радостью, и болью. Но отдает-то он только хорошее. Все зло идет обычно от людей. И каждый сам для себя решает, каким быть. Нельзя всю жизнь совершать только хорошие поступки.
        - Каждый из нас не хороший и не плохой, - я попытался возразить, но она уверенно, выставив руку, прервала меня, - я понимаю, что ты хочешь сказать. Есть люди - воплощение зла. С этим трудно поспорить, но и они, наверняка, совершали в своей жизни добрые поступки. У них могут быть любимые. Дети, в конце концов. Это все единичные случаи, а мы говорим в общем. Может быть, в каком-то городе Дух - тоже воплощение зла, питается болью, отдает боль. Все может быть. Но у нас тут все по-другому. Ты сам почувствуешь его любовь - то тепло, которое исходит от него, ни с чем не спутать. И если мерить твоим мерилом, я бы сказала, что Дух хороший. Плохие мы, люди. Ты не можешь вылечить весь мир. И если ты кого-то вылечишь, он будет благодарен тебе, но сотни или тысячи, кого ты не сможешь вылечить, - будут проклинать тебя.
        - Так вот, о хранителях я еще не закончила. Есть два главных, Шато и Дед. И четыре помельче. У них слабее источники живой воды и, соответственно, меньше власти и возможностей общаться с Духом. К тому же, они значительно моложе деда. Он на данный момент самый старый хранитель.
        - Шато стал хранителем в тридцатые годы. У него был слабый источник, но он, вроде, имел контакты с НКВД, и они помогали ему. Подкармливали энергией. Боли и смерти там было достаточно. Все эти чистки, весь этот страх. Источник у него в итоге стал самым сильным. Он самый мощный и сейчас. Живет где-то в центре. Мы знаем друг о друге, но практически не пересекаемся. Дед его терпеть не может, так же, как и Шато Деда. И если мы еще можем его достать, то он Деда достать не может. Благодаря прошлому целителю, у деда есть свой дом. Ты был в гостях в его кабинете. Это дом прошлого целителя. Дед был с ним дружен, но в 53-м тот погиб. Я не знаю всех подробностей. Но тот, кто хоть раз был в доме целителя после его смерти, может его использовать. Он находится в нигде. Это трудно объяснить. Там нет ни окон, ни дверей. Он просто есть - такой, каким захотел его видеть целитель. И когда ты станешь целителем, этот дом исчезнет, а у тебя появится свой. Дух заботится о своем целителе. Там будет все, что нужно именно тебе, и он будет именно таким, как ты захочешь, - мысль о своем будущем доме меня грела. - Но с
появлением нового целителя дом старого целителя исчезнет. Полностью уйдет из бытия со всем своим содержимым. - Она расстроено развела руками.
        - А может быть так, что все эти войны и побоища действительно важны Духу? Если он питается любой энергией. Тогда он может быть кровно заинтересован в этом, - меня все не отпускали события, которые я видел во сне.
        - Нет, вряд ли. Может быть, раньше, когда он был молодой, - она в задумчивости нахмурилась, - нет. Сейчас точно нет. Посмотри сам, у нас в городе уже давно все спокойно и тихо. Нет, не нужна ему такая энергия.
        - Но Дух-то, по твоим словам, ослабел. И какая-нибудь хорошая войнушка, или, быть может, катастрофа, - они же его могут подкормить. - Мне хотелось точно разобраться в этом вопросе.
        - Может быть, ты и прав, но, сам посуди, он явно выбрал другой путь. Он создал целителя. А целитель его подлечит. Он не создал катастрофы. Хотя, если ни один целитель не выживет, я не знаю, что тогда будет.
        - А как же твои разговоры о добре и зле? Ты старательно пытаешься мне доказать, что дух хороший.
        - Скажи, в твоем сне целитель был порождением зла?
        - Нет, - я вспомнил, как целитель, не жалея себя, лечил защитников города, пригибаясь под стрелами, бегал от солдата к солдату, вливая им настой, сделанный на собственной крови. Вспомнил, как он упал со стрелой в шее, - нет, он точно не был порождением зла.
        - А целитель является проводником воли Духа. Думаю, я ответила на твой главный вопрос, - она вопросительно, с ехидной улыбкой, посмотрела на меня, как смотрит умный взрослый, знающий все на свете, на своего несмышленого ребенка, задающего глупые и простые вопросы.
        - Что ж, ты права. Я умываю руки. С тобой трудно спорить. - покачав головой и с улыбкой разведя руками ответил я.
        - Очень рада, что удалось тебя переубедить. Еще раз: помни, что все очень относительно. Что-то из того, что делает человек, может тебя показаться плохим, злом, но в итоге, например, окажется, что это ведет к миру и добру. Не все так просто! - Она посмотрела на меня пристальным взглядом стараясь убедиться, что ее слова дошли до меня и поняты мною правильно.
        - Все, все. Я понял, что ничего не понял. Дух хороший, а люди плохие. - Примирительно резюмировал я.
        Она посмотрела на меня усталым взглядом и недовольно покачала головой. Она тут о серьезных вещах, а я…
        - Меня еще один вопрос беспокоит: вы с Дедом говорили, что, возможно, появилось два или три целителя. И я один из них. Но станет настоящим целителем только один. Я правильно понимаю? - решил уточнить я очень важный момент.
        - Да. Станет целителем только один. И, хорошо, что ты напомнил - есть приятная новость. У нас всего два кандидата на роль целителя. Произошло две катастрофы в метро одновременно. Было две инициации. Хранители чувствуют, что появилось два целителя. Так что, твой путь немного легче, чем, если бы вас было трое.
        - Так вот и объясни, что мне с этим делать? Может быть, можно найти второго целителя и договориться с ним? Зачем нам враждовать?
        Враждовать незачем. Но целителем должен стать тот, кто пройдет весь путь быстрее и лучше. Это все, что я знаю. - Она с сожалением пожала плечами. Понятно, - протянул я, - значит я должен пройти свой путь. Только быстрее другого претендента. Что в это сложного? - Я добавил в голос ехидства, - одно не понятно, как его пройти если я до сих пор топчусь на одном месте.
        Несмотря на то, что беседа меня увлекла, и я даже забыл про свою сонливость, нам пора было уже прощаться. Мы сегодня вечером с Андреем собрались в бар, смотреть футбольный матч. И до нашей встречи осталось уже совсем немного времени. Мы приглашали с нами и Лану, но она отказалась. Отдохнем - развеемся вдвоем.
        Уходить со встречи с Алей не хотелось. Она мне все больше и больше нравилась. Ее неспешная манера вести беседу, необычная привычка смотреть в глаза собеседнику, и при этом - немного неуверенный вид, рождавший желание если не помочь, то хотя бы посочувствовать. Мне хотелось стать ее рыцарем, помощником и опорой. При этом периодически она вдруг резко менялась, становясь жестким и волевым человеком, - это сбивало меня с толку. Я понимал, что, скорее всего, это манера общения, наработанная годами, и, возможно, весьма эффективная, но мне было трудно противостоять Алиному обаянию. Даже мысли о ее реальном возрасте меня уже особо не смущали. Были в ней какая-то загадка и грусть, при этом - надежность и сила, хотелось горы свернуть, чтобы увидеть на ее лице улыбку. С такими мыслями я и пошел на встречу с Андреем.
        Аля проводила взглядом выходящего из дверей кафе Александра, и грустно вздохнула. Он ей нравился. Было в нем что-то притягательное, но с каждым днем ей все сильнее казалось, что у него мало шансов выжить, если за него действительно серьезно возьмутся. Слишком он правильный какой-то. Возможно, Дед снова был прав, - такие не выживают. Но ей не хотелось в это верить. Как было бы хорошо, если бы целителем стал именно он - молодой и скромный парень. Это позволило бы встряхнуть весь мир снобов: хранителей и нуворишей, пользующихся их услугами. Аля знала, что у целителя будет реальная власть и возможность воздействовать на всех, и она хотела, чтобы эту возможность получил именно Александр.
        ЗДАНИЕ ФСБ.
        Майор Максим Николаевич выглядел отдохнувшим и помолодевшим. Эти несколько дней после приема живой воды он не переставал удивляться изменениям, произошедшим с ним. Ушел лишний вес, в теле образовалась невиданная легкость, такого он не помнил за собой со времен института. Прошла даже язва, которая начала мучить Максима некоторое время назад. Улучшилось зрение, а на голове, на месте уже образовавшейся залысины, стали появляться первые, пока еще редкие волосы. Он недоверчиво смотрел на себя периодически в зеркало и удивлялся произошедшим переменам. За эти два дня у него появилась привычка проводить рукой по голове, с наслаждением ощущая не привычный лысеющий череп, а небольшой ежик из упругих, здоровых волос.
        Все это отбросило последние сомнения, которые были у Максима Николаевича, когда он первый раз получил информацию о Духе от полковников. Теперь он твердо был уверен в том, что материалы, с которыми его ознакомили, хоть и удивительны, но правдивы. За прошедшие несколько дней Максим Николаевич проделал большую работу. Он изучил все материалы по хранителям и Духу. Прочел все, что было по целителю, - а было на удивление мало. Систематизировал все факты и легенды. Подготовил для себя список отличительных черт целителя, по которым его можно было опознать.
        По всему выходило, что целитель ничем не отличается от обычного человека, кроме необычных свойств его крови. Которые все равно внешне никак не выделяются. Увидеть и опознать в толпе людей целителя практически невозможно. Тут, конечно, очень кстати происшествия в метро. Полковники правы: у них появился шанс отыскать целителя.
        Во-первых, по их словам, целитель находился в самом эпицентре. Возможно, его инициация и послужила причиной этих происшествий. Соответственно, круг подозреваемых существенно сузился. А найти нужного человека среди сотен людей гораздо проще, чем среди миллионов.
        Во-вторых, целитель только что получил свои способности, которые наверняка еще не до конца смог раскрыть. А значит, он способен наделать ошибок, выделиться среди окружающих своими неожиданными для него самого новыми качествами. Сейчас он может совершить глупость. Погнаться за легкими деньгами, или за известностью. В век интернета это легко. К тому же, очень облегчило задачу, что катастрофа произошла в метро. В первом случае, в поезде - и никто не смог оттуда уйти неучтенным. Во втором случае, на эскалаторе. Там, конечно, многие люди разбрелись до приезда врачей и полиции, но большинство пострадавших были учтены и переписаны. Он снова, в который раз, провел рукой по голове и отправился на доклад.
        - Разрешите доложить, товарищ полковник? - вытянувшись, произнес Максим Николаевич.
        - Ладно тебе, оставь этот официоз, - махнул рукой Илья Владимирович. - Ну-ка, дай, я на тебя посмотрю. Помолодел, помолодел. Видно невооруженным взглядом. Хорош! Очки снял? - отеческим голосом проговорил полковник.
        - Да. Зрение улучшилось. Очки теперь только мешают. Уже два дня все, кого вижу, встречают меня фразой: «О, да ты прям помолодел!» Устал уже отшучиваться, - улыбнулся Максим.
        - Ну что ж, садись, рассказывай, - он кивнул ему на стул рядом с собой.
        - По нашему делу есть пара зацепок. Составили список, по данным сотовой компании, всех, кто находился рядом с местами катастроф. Получилось около тысячи человек, - начал свой доклад майор.
        - Да, да. Тут вы, конечно, прокололись. Список ушел на сторону. Кто-то поступил очень умно, организовав рассылку сообщений с обещанием денег, - полковник помолчал, - кто слил список, выяснили? - уже более холодным тоном и достаточно резко спросил он.
        - Нет, к сожалению. Несмотря на неплохие зарплаты в нашем ведомстве, купить можно практически любого. Правда, тут еще надо знать, что у нас есть нужная информация, и иметь выход на нужных людей. А это уже не так просто.
        - И тебя можно купить? - строго посмотрел на Максима Илья Владимирович.
        - Не знаю, пока предложений не поступало. Но доложу в любом случае. Для меня честь - не пустое слово.
        - Ну, ну, - усмехнулся полковник, - ты прям реликт. Но это хорошо, это правильно. Продолжай.
        - Так, по аварии на эскалаторе: там было темно, и ничего необычного никто не заметил. Есть несколько людей, кто был непосредственно на эскалаторе в момент происшествия, но у врачей не значится. Взяли на заметку, пустим в обработку, посмотрим, что получится. По происшествию с аварией поездов - тут дело обстоит гораздо лучше. Все произошло в замкнутом пространстве, и участники происшествия не имели возможности разбежаться. Главный претендент на роль целителя - женщина лет пятидесяти. Доктора о ней очень негативно отзываются. Крикливая, качала права, рассчитывая на компенсацию. Вся в крови, а ран при этом нет. Сказали, что выгнали ее на фиг. Решили, что просто примазывается. Денег хочет. Мы пробили ее номер, она находилась в момент аварии в вагоне, который сильней всего пострадал. Можно сказать, в эпицентре.
        - Ну что ж, это действительно что-то. Поставьте ее телефон на прослушку, вычислите местонахождение, а завтра организуйте слежку. Ну, не мне тебя учить. Собери всю информацию, и к вечеру пригласи ее к нам на встречу. Пообщаемся, - Илья Владимирович задумчиво посмотрел на майора, - по прочитанной папке много вопросов?
        - Да не особо. Почувствовав на себе действие вашей живой воды, как-то сразу поверил во всю эту чертовщину. Я так понял, вы сотрудничаете с одним из хранителей? Вроде, Шато? - майор в ожидании ответа посмотрел на полковника.
        - Да, он у нас основной поставщик живой воды. Но даже у него источник на издыхании. Всем нужен целитель. Город надо лечить. - важно произнес Илья Владимирович.
        - Почему вы с ним сотрудничаете? Я из материалов понял, что он тот еще мерзавец. Ничем не гнушается.
        - Он хоть и мерзавец, но полезный и свой. - Полковник похлопал рукой по папке лежавшей на столе.
        - Но ведь есть же еще и Дед! В вашей папке достаточно сведений о нем. - Удивленно спросил Максим.
        - С ним тоже не все так просто. Он тщеславный. Родился еще при царе. Ненавидел советскую власть, да и нынешнюю не очень любит. Его живая вода уходит в бомонд. Любит он это дело. Тоже мерзавец, но, как я уже говорил, тщеславный. Любит играть роль этакого мецената. Ну, да и бог с ним. С Шато в этом плане все проще и понятнее. Нам есть, чем его прижать, и никуда он не денется. А этот Дед… всегда был себе на уме. Вечно выстраивает какие-то комбинации. Заноза в заднице, вот он кто. Так что, если найдешь, чем его можно прижать, будем благодарны. Еще вопросы? - Ялья Владимирович демонстративно посмотрел на часы висевшие на стене. Но майора таким было не пронять.
        - А много таких, кто пьет эту воду? - Максим чувствовал себя школьником попавшим в не обычный мир. Ему хотелось все понять и расставить по местам. Слишком мало материалов было в папке.
        - Тех, кто хоть раз выпил, хватает. Тут и политики, и разные артисты, да и просто олигархи. Но вот так, чтобы постоянно… Таких единицы. Не дрейфь, ты вполне можешь войти в ряды этих избранных, - Илья Владимирович панибратски хлопнул по плечу Максима, и сразу переключился на деловой лад, - только не забывай о секретности, и не подведи нас. Жду завтра с утра с докладом. Будем работать. - Они распрощались.
        Максим шел по гулким коридорам здания комитета, его отдел находился на другом этаже. Надо было пройти половину здания и спуститься по лестнице на три этажа. Периодически здоровался с проходящими мимо сотрудниками, но его голова был занята мыслями о Хранителях.
        Вот кто важный элемент - хранители. От них есть реальная польза. Живая вода омолаживает и продлевает жизнь. Даже убирает незначительные болезни, как он убедился на самом себе. По всем материалам, собранным почти за сто с лишним лет, какой-либо пользы для государства от целителей нет. Да, их кровь лечит любую болезнь, в том числе и смертельную, но схватить их и использовать почти невозможно. Они практически не живут в реальном мире. Занимаются своими делами. Что-то делают, но вот что? То есть, все знают, например, о том, что в городе есть целитель, но кто это конкретно - не знает обычно никто.
        В некоторых городах они сотрудничают с государством. Но таких - единицы. Очень мало информации. Уже одно это серьезно настораживает. Как так получилось, что о них ничего нет? Возможно, у полковников где-то припрятана папка по целителям. Наверняка, так и есть. Полковники тут служат со времен ВЧК и, скорее всего, всегда имели доступ к архиву. Думаю, они внимательно следят, чтобы данные о целителях и хранителях ни к кому не попали.
        Что он знал о целителях? Появляются они в среднем раз в пятьдесят лет. Городов, где есть Дух, не один десяток по всему миру! Но при этом целители всегда остаются в тени. Другое дело - хранители. Многие их знают, они, как правило, публичные люди. Шато, например, давно сотрудничает с органами, да и Дед особо не скрывается. Кому надо, те о них знают. Но с другой стороны, хранители не так ценны, как целитель. Человек, который умирает от рака, не выздоровеет, даже если обопьется живой воды. В папках было достаточно много информации по этому поводу. У государства было хорошее снабжение живой водой, и не раз ставились различные опыты, проводились исследования, результаты которых занимали не одну папку в закрытом архиве. Но сейчас его главной целью был целитель. И, что очень хорошо, зацепок было достаточно много, чтобы его выловить.
        АЛЕКСАНДР.
        Встретились мы с Андреем около спорт бара. Пятница, вечер, - отличное время, чтобы отдохнуть и развеяться. Как раз к месту подвернулся футбольный матч. В бар уже набилось много народа. Матч только через полчаса, а мест уже нет. Мы не догадались забронировать столик заранее, и сели вдвоем у стойки, к счастью, там были свободные табуреты.
        Не успел я отвернуться, а Андрей уже общается с молодой девушкой. И когда успел? Распушил перья, взял ей коктейль, сам пьет уже вторую кружку пива. Андрей у нас, в общем, золотой мальчик, мажор, в некоторой степени, но мне нравится, как друг. Не зазнается. Хотя вот в такие моменты всячески старается убить возможную конкуренцию с моей стороны. Познакомил нас. Девушку зовут Оксана. Милая, но, на мой взгляд, старовата. И чем она Андрею понравилась? Строит ему вовсю глазки. Ей лет двадцать пять, а то и тридцать. В баре полутемно, сложно понять. Уже смеются над чем-то. Я решил в беседе не участвовать. Что-то не нравилось мне в ней. Что-то было неправильное. Не знаю. В общем, я допивал неспешно свою кружку пива, и не зацикливался на этом вопросе. Андрей уже взрослый, сам разберется. А лезть - себе дороже.
        Народу в баре все больше и больше. Мама сегодня на ночном дежурстве, домой можно не спешить. Андрей тронул меня за рукав:
        - Я схожу в туалет, скоро вернусь, - я кивнул ему. Он допил кружку одним глотком и ушел. Оксана посидела молча пару минут, и тоже куда-то исчезла. Я пожал плечами и стал осматриваться. На экранах собрались команды, поют гимн. Андрея все нет. Решил сходить, предупредить, что матч начинается. Спустился вниз в подвал, зашел в мужской туалет, увидел ряд кабинок.
        - Андрей, начинается! - крикнул я. Дверь одной кабинки дернулась, и я услышал приглушенный стон. Волна страха окатила меня. Время резко замедлилось, и я вдруг увидел себя, как будто наблюдал со стороны. Я видел, как сделал пару быстрых шагов к кабинке и распахнул дверь. На полу лежал Андрей. Я сразу заметил лужу крови, что вытекала из-под его согнутого тела. Он руками зажимал раны на животе. Я вдруг увидел его всего в необычной проекции: пульсирующий шар золотистого света в области сердца, от него расходились яркие светлые линии артерий и, чуть бледней, - сосудов, - по всему телу. В районе живота все было черно. И этот цвет на моих глазах постепенно растекался в разные стороны, поглощая свет. Не помню, как я выхватил перочинный нож и, ни о чем не думая резко полоснул себя по руке.
        - Только держись, Андрюха, только держись, - шептали мои губы, а кровь с руки текла на его раны. Не знаю, сколько это продолжалось. Но вот черный цвет стал постепенно уступать место светлому. Я нарвал туалетной бумаги, и отмыл его живот от натекшей крови. Андрей все еще продолжал молчать. Только слезы катились по его лицу. Отчистив от крови живот, я увидел три не до конца заживших, слегка кровоточащих, шрама. Моя кровь помогла, но до полного выздоровления, наверно, нужно некоторое время, или еще один сеанс. Это знание пришло откуда-то изнутри меня. Я снова смог переключиться на «другое» зрение, и увидеть сердце Андрея, которое мерно билось, гоняя по всему телу светло-желтые реки энергии. Это было красиво.
        - Андрюха, ты как? - Я помог ему подняться. Он, шатаясь, подошел к умывальнику и долго, отфыркиваясь, умывался.
        - Я думал, что умру. Совсем. Вот так, в туалете какого-то бара. Просто раз - и все. Это было очень страшно, - сказал он тихим слабым голосом. Потом повернулся ко мне:
        - Спасибо! Ты спас меня. А я… - он замолчал. - Я ничего не мог сделать. Все произошло так внезапно. Раз - и я на полу. Оставалось только зажимать раны, чтобы кровь не вытекала, и ждать, надеясь на чудо. Хотя я и не очень-то надеялся. Я уже прощался с жизнью, и не верил, что выживу. Это было очень страшно!
        - Ты видел, кто это сделал? - Немного возбужденно спросил я. В крови все еще бурлил адреналин.
        - Нет. Я собирался выходить. Открыл дверь, и меня сразу ударили ножом в живот несколько раз. Я ничего не успел увидеть. Да и освещение - ты сам видел, как там полутемно. Все произошло так быстро и неожиданно. Это наверняка все папины разборки, - он сплюнул на пол, - какого хрена, меня чуть не убили! - наверно, начался отходняк. Я такое уже видел. Сначала апатия, потом злость. Опыт моего частого присутствия в приемном отделении многое дает.
        - Какого хрена! У них там разборки, а я страдаю. Да если бы не ты! - он достал свой телефон - смотри, цел! - удивленно покрутил его и отправил сообщение, - сейчас отец приедет за мной. Ты с нами?
        - Нет, спасибо. Я в ваших разборках участвовать не хочу. А что ты ему скажешь? Ты же весь в крови. Так и скажешь: тебя пырнули три раза ножом, а потом пришел я - и вылечил смертельные раны за пару минут? - я отрицательно помотал головой.
        - Дай мне свою чистую футболку. Что-нибудь придумаю, - он зло посмотрел на меня, - это просто пипец полный. - Андрей сорвал с себя рубашку, вытер ею кровь на полу, и кинул в мусорную корзину. Потом тщательно отмыл свой живот и руки от крови. Действовал Андрей уже уверенней, было заметно, что его уже не так штормит. Однако он все еще был сильно слаб. Я снял толстовку, стянул с себя футболку, и одел толстовку обратно на голое тело.
        - Нормально, - Андрей оглядел себя в зеркале, - сейчас куртку надену, и ничего нас не выдаст.
        - Ты аккуратно, все-таки, прилично крови потерял, - сказал я поддерживая его.
        - Да я ничего, во мне еще много осталось, - он явно храбрился. Я помог ему подняться по лестнице. Мы забрали свои куртки в гардеробе, и вышли на свежий воздух. У входа была скамейка, и мы сели ждать отца Андрея, который должен был скоро подъехать на машине. Несмотря на мороз на улице, мы не чувствовали холода.
        - Слушай, - встрепенулся он, - а где эта, Оксана? Надо бы предупредить, что я ухожу. Может, телефонами обменяться.
        - Не знаю. Ушла, наверное. Да и не найти ее сейчас в такой толпе, - я кивнул на бар, где большое количество людей смотрело футбольный матч.
        - Ну и ладно, мне, честно говоря, сейчас совсем не до девчонок. Спасибо тебе, Саня. - Тепло произнес он мне и пожал мою руку.
        - Да ты чего? Мы же друзья. Я бы тебе отдал всю свою кровь, если б надо было. Только так. И думаю, ты поступил бы так же, - пытаясь немного успокоить его порыв произнес я.
        - Друзья, - как-то грустно и потерянно произнес он. Но тут приехал «мерседес» с его отцом и, махнув мне на прощание, Андрей скрылся в машине. Я же сидел на скамейке, совершенно опустошенный. Сходили в бар, называется. Теперь у меня был отходняк. Я только сейчас стал понимать, что, если бы я задержался на пять минут, и если бы я не был этим их целителем, то сейчас у меня на руках умер бы друг, с которым мы вместе еще с детского садика. Я про себя сказал: «Спасибо!» - адресуя Духу.
        «Не за что», - раздалось у меня в голове.
        «Ну вот», - подумал я как-то отстранено, - «теперь я его слышу».
        Домой не хотелось. Как представлю пустую квартиру - сразу в дрожь бросает. Кто-нибудь на моем месте напился бы, и, возможно, Андрей именно так и поступит. Но у меня есть понимающая мама, рядом с которой мне до сих пор уютно. Я позвонил, и поехал к ней в больницу. Было еще не очень поздно, часов десять вечера. Мы попили чай в мамином кабинете и я, надев белый халат, пошел побродить по отделению. Меня здесь все знали. Мама тут работает уже лет пять. Раньше работала в другой больнице, а тут стала заведующей отделением. Но дежурства никто не отменял, и я раньше достаточно часто приезжал к ней. Делал свои уроки, а в оставшееся время помогал, чем мог. Мне все было интересно. Помочь взять кровь, отнести анализы, сделать перевязку. Все это я умел уже в десять лет. Няни у нас никогда не было, и, волей-неволей, я в детстве много времени проводил в больнице.
        Я спокойно зашел в процедурный кабинет. В голове зрела мысль: попробовать помочь особо тяжелым больным. Сегодняшний опыт лечения надо бы закрепить. Я ничего не теряю, а вытащить человека из-за грани, - это очень важно. Перетянув руку жгутом, я провел все необходимые операции по забору крови, и вскоре у меня на руках было три шприца с драгоценной жидкостью. Свет в палатах уже был потушен, но у особо тяжелых пациентов всегда горели ночники. Этого освещения мне вполне хватало, чтобы заняться осмотром и нелегальным лечением.
        Подходя к каждому больному, я смотрел на него, переключив свое зрение. Как оказалось, это очень полезное умение. Я видел черные кляксы по всему телу больного, и понимал, сколько именно надо влить крови, чтобы человек пошел на поправку. Откуда у меня были эти знания, я не знал, но четко чувствовал ту грань, то количество крови, которое надо дать пациенту. Вот тут 10 миллилитров, чувствовал я, - и человек пойдет на поправку, а если влить пятнадцать или двадцать, это ситуацию не изменит. Скорость лечения, конечно, возрастет, но не очень сильно, получается только лишний расход драгоценной субстанции. Также я четко ощущал тот минимум, который необходим каждому из моих невольных пациентов, чтобы преодолеть некий порог, - и начать выздоравливать. Я понимал, что могу поставить на ноги сразу 3 -4 человека, влив им достаточное количество своей крови, но на этом моя кровь закончится, а набирать еще не хотелось бы. Все-таки, кровь в моем организме не бесконечна. Я решил: пусть будет больше пациентов, но не так интенсивно.
        К тому же тут встает еще вопрос конспирации. Если вдруг пациент моментально излечится, это не может не привлечь чье-нибудь внимание. А вот этого мне хотелось бы избежать.
        И еще, я обнаружил, что могу одной только силой мысли воздействовать на черноту в организме больного, слегка разгоняя ее по телу, после чего собственное свечение пациента растворяло небольшие кусочки черноты. Так же я мог оперировать своей кровью, попавшей в организм пациента. Я мог ее разгонять и замедлять, а также направлять на наиболее проблемные участки, чтобы ускорить выздоровление. Это давало мне возможность существенно экономить на дозах, направляя свою кровь непосредственно в самый очаг заболевания. На лечение ушел примерно час, и я ужасно вымотался. Потратив, наверное, 200 миллилитров своей крови. Хватило меня где-то на десяток человек. Дальше пришло понимание, что еще чуть-чуть, и я прямо тут потеряю сознание. Манипуляции с кровью и золотым свечением, оказывается, сильно выматывают.
        Было грустно осознавать, что еще осталось очень много людей, нуждающихся в моей помощи, и это только в этом отделении. А сколько их по всему городу, а сколько по всему миру! Но я чувствовал, как силы покидают меня, и дело было не только в том, что я выкачал из своего организма некоторое количество крови. Судя по всему, отслеживание процесса «другим» зрением и направление лечения в нужную сторону требуют большого расхода энергии. В итоге, дойдя до комнаты персонала, я упал на кровать и уснул мертвым сном. Этой ночью, к счастью, никаких снов мне не снилось. Но проснулся я все равно опять усталым и разбитым.
        Смена заканчивалась в восемь утра. В семь, по привычке, я уже был на ногах, и пил чай с мамой и сестрами.
        - Как прошло дежурство? - поинтересовался я.
        - Отлично, отлично, Сашенька. Никто не умер, срочных вызовов не было. Мне даже удалось немного подремать, - она взъерошила мои волосы, - давай пить чай и поедем домой.
        Когда мы ехали, я, хоть и усталый, успел обратить внимание на нити света, которые пронизывали все метро. Как в организме Андрея, и всех моих ночных пациентов. Где-то попадались серые пятна, где-то совсем черные. Это было красиво и завораживающе, но, чем дальше мы уезжали от центра города, тем тоньше и тусклее становились нити света. Все метро представлялось мне одним очень больным пациентом.
        Глава 5
        Всю субботу я отсыпался и экспериментировал с открывшимися способностями. Я рассматривал свою руку «особым» зрением - и видел светлые нити, которые слегка пульсируют. Когда я подобным образом посмотрел на маму, то увидел у нее на висках серые пятна. Мне удалось их разгладить, и мама улыбнулась.
        - Представляешь, головная боль вдруг прошла, - поделилась она со мной. Это подняло мое настроение. Все такие приятно сделать что-то хорошее близкому человеку. Да и радовало, что я наконец-то могу видеть нити света, и с толком использовать свои новые умения.
        Ближе к вечеру я решил отправиться в метро. Надо учиться пользоваться своими новыми возможностями. Встав в самом конце перрона, там, где нити светились особенно сильно, я приложил свою руку к стене, и представил дверь. Я долго думал, куда открывать дверь, и решил открыть ее в Археологический музей, в кабинет, в котором мы встречались с Алей. Очень мне хотелось с ней поделиться своими успехами. Если, конечно, у меня получится.
        С первого раза ничего не вышло. Но я почувствовал, как под моей рукой гранит стены стал меняться. А потом это ощущение оборвалось. Второй раз приложив руку к стене, я мысленно направил на стену нити света, идущие из моей руки. Я видел с закрытыми глазами, как они обволакивают стену и постепенно, очень медленно, проступает сначала контур, а потом и сама дверь. Я открыл глаза. Дверь была на месте. Маленькая, узкая, но настоящая. Я еще раз провел по ней рукой и, несмело дернув ручку, открыл.
        «Ты все делаешь правильно», - раздался в моей голове мягкий голос и, чуть пригнувшись, я шагнул вперед, закрыв за собой дверь.
        Я оказался именно в том кабинете, который себе представлял. В комнате горел свет, но никого не было. Я сел на пустой стул. «Подожду немного», - подумал я.
        Ждать долго не пришлось. Буквально через минуту в кабинет ворвалась Аля.
        - О, это ты! - она резко остановилась и удивленно посмотрела на меня.
        - Да, я смог открыть дверь! - с гордостью сказал я показывая рукой на стену, где недавно была открыта мной моя первая дверь.
        - Отлично! Ты молодец. Я сразу ощутила, что открылась дверь. Думала, это Дед вернулся. - В ее голосе чувствовалась искренняя радость за меня.
        - А ты можешь чувствовать, когда кто-то открывает дверь? - Удивленно поинтересовался я.
        - Да, но только на небольшом расстоянии, - она задумчиво покрутила руками в воздухе, - как тебе объяснить… пробегает небольшая волна. И я понимаю, что где-то рядом открылась дверь. Ты быстро научишься это ощущать. Ты видишь свет Духа?
        - Это вот такие светящиеся нити, которые опоясывают кабинет? - Я провел рукой вокруг. В этом кабинете было достаточно много ярких светящихся каналов.
        - Да, ты точно молодец! Я называю их «нити Духа», хотя Дед называет «вены» или «сосуды». Но тут уж каждому свое. Пойдем тогда к нему. Надо его порадовать. Он должен быть у себя, - она провела рукой по стене, открыла дверь и, взяв меня за руку, шагнула в кабинет. Здесь было все по-прежнему. Только мне показалось, что бардака прибавилось. Аля усадила меня на стул и отправилась искать деда. Через пару минут они вдвоем зашли в кабинет. Дед опять был в костюме-«тройке», но темно-синего цвета. Костюм дополнял желтый, немного старомодный, галстук. Широкими шагами он приблизился ко мне и протянул руку. Я, слегка привстав, пожал ее.
        - Ну, молодой человек, порадовали вы старика, порадовали, - энергично начал он, - это замечательно. Ваши шансы на успех растут и растут. Только, - он, прищурившись, посмотрел на меня, - я смотрю, вы истратили слишком много энергии. Посмотрите сами, вы очень тускло выглядите.
        Я посмотрел на свою руку «другим» зрением. Действительно, совсем тускло. Посмотрел на Алю с Дедом. Они ярко светились. Заодно осмотрелся. Все стены, пол, потолок обвивали широкие нити света. Я таких больших и насыщенных нитей еще ни разу не видел. Это трудно объяснить: обычные нити, они тонкие, небольшие в диаметре, а тут просто канаты!
        - О, я вижу, ты оценил уровень связи с Духом этой комнаты, - улыбнулся мне дед, - кабинет, как и все остальные помещения здесь, - бывшее жилище целителя. А Дух заботится о своих друзьях. Сейчас Аля принесет нам чай, а ты посиди, поговори со мной, заодно и подзарядишься. Для этого тебе просто достаточно быть в помещении, наполненном энергией Духа.
        - А я в дверь могу кого угодно провести? Ну, там, двух, трех человек, к примеру, можно? - задал я неожиданно возникший вопрос, вспомнив беседу с Ланой.
        - Нет. Можно за раз провести одного человека, причем ты должен держать его за руку. Ну, или этот человек может держаться за тебя. Должен быть обязательно физический контакт. Когда ты проходишь в дверь, дверь исчезает. Но и так практически никто не может ее увидеть. Так что не беспокойся. Ты можешь открывать двери в комнаты, двери на улицах. В любые помещения, в которых ты уже был. Или в любые места. Но, конечно, там должна быть стена. Дверь просто в воздухе не может появиться. И еще, там должны быть нити Духа. Если они есть в этом месте, значит, туда дотягивается Дух и, соответственно, там может открыться твоя дверь.
        - Но есть еще один вариант - открыть дверь к человеку. Но не к каждому, а только к тому, отпечаток чьей крови ты смог запомнить, - немного медленно видно о чем-то задумавшись произнес Дед.
        - Это как? - удивился я. Мне сразу захотелось научиться этому способу. Дед, увидев, как загорелись мои глаза, как-то по-старчески кхекнул, и продолжил объяснение:
        - Дай мне каплю своей крови, переключи зрение, как ты делаешь, чтобы видеть нити Духа, и смотри, что я буду делать. - Я уколол палец ножом, который теперь всегда был при мне. Дед аккуратно взял каплю крови и с закрытыми глазами растер ее между большим и указательным пальцем. Я увидел, как кровь превратилась в яркую светящуюся точку и растворилась в воздухе.
        - Вот так. Закрываешь глаза, и пытаешься почувствовать между пальцами сущность человека, его световой отпечаток. Трудно объяснить. Попробуй, - он взял со стола кинжал и уколол свой палец. Я подхватил каплю крови и, закрыв глаза, попытался ее увидеть. Она светилась яркой точкой и мерцала. Я перевел взгляд на Деда. Капля мерцала в такт его сердцу. Она была просто сильно-сильно уменьшенной копией деда, если смотреть на нее «особым» зрением. Я постарался запомнить ее, и капля ярким световым пятном впиталась в меня.
        - Ты очень быстро учишься, - удивился дед, - когда я первый раз попробовал запомнить отпечаток человека по капле его крови, у меня сразу не получилось. Понадобилось штук пять попыток. Но, может быть, тут дело в том, что ты - целитель и, по определению, должен обладать большими способностями и большей силой, чем мы - хранители. Зато теперь, если что, ты всегда сможешь открыть дверь ко мне, или я к тебе. Это очень удобно. Ты можешь открыть дверь даже в незнакомое место, если там нахожусь я. И энергии на это потратится лишь чуть-чуть больше, чем обычно. И еще, это тоже важно: если что, ты теперь сможешь меня позвать. Просто мысленно представь мой образ по моей капле крови, и позови. Нити Духа передадут мне твой зов, и я постараюсь прийти и помочь тебе. Правда, есть и минус: любой хранитель, раздобыв твою каплю крови, сможет попасть к тебе, вне зависимости от твоего желания, если ты не находишься в своем доме Духа. И ты так же, раздобыв по капле крови всех целителей, в любой момент сможешь навестить их.
        Пришла Аля и принесла чай. Мы сидели за столом, ели печенье, запивая его чаем. Я рассказывал, как мы ходили на встречу с мистиками. Мой рассказ о диггере заинтересовал деда:
        - Ты знаешь, ваш диггер вполне мог наткнуться на настоящий источник. Возможно, даже никому не принадлежащий. Если ты долго живешь под землей, или просто проводишь там много времени, Дух замечает тебя. Начинает выделять из общей массы. То, что диггер видит нити Духа, говорит о том, что он вполне сможет стать Хранителем. Примерно так это все и происходит.
        - Я сам был беспризорником. Наша деревня сгорела. Были тяжелые времена. Крепостное право. Почти вся моя семья погибла, и я пробрался в Москву. Жил в подвале, бродил по катакомбам. Ах, какие тогда были катакомбы! Мечта просто, - он закатил глаза и причмокнул губами, - воровал, конечно, но немного, есть же надо было что-то. Потом прибился к компании таких же, как и я, беспризорных. Тут уже было посерьезней. Грабили склады, подводы. Могли в переулке прижать всяких заезжих. Все было. Но больше всего времени я проводил в подвалах. Там мне было тепло и уютно. Да и нити Духа, которые я видел уже лет с десяти, давали достаточно света. Я, в отличие от остальных, чувствовал себя там, как дома. Но потом меня отловили, и я пошел служить. И только вернувшись, уже, можно сказать, другим человеком, я смог открыть дорогу к Духу, и стать хранителем. Хотя это все дела давно минувшие, и вряд ли это вам, молодой человек, интересно, - он прервался, и в мечтательной задумчивости стал пить чай. Прошло минут пять. Мы молчали, каждый думал о своем.
        - А сколько всего духов и целителей в мире? - я решил прервать затянувшееся молчание.
        - О, ну, не так и много, как считают некоторые. Думаю, порядка тридцати, может, сорока. Не знаю. Знаю, что в нашей стране их всего порядка пяти. Москва, Ленинград, точнее, теперь уже Санкт-Петербург, Казань, Владивосток, и еще где-то есть, наверное. Как правило, в самых крупных городах. И тут еще вопрос: что причина, а что следствие. Скорее всего, величина и развитость города, - это как раз следствие наличия Духа в нем. То, как они появляются, и откуда берутся, я не знаю. Лучше у Али спрашивай, она девчонкой часто общалась с нашим Духом. А я как-то до душевных разговоров с ним не дорос.
        Он достал часы на цепочке, откинул крышку и посмотрел на время:
        - Что ж, похоже, мне уже пора. Очень рад, молодой человек, что у вас стало получаться, и вы смогли открыться Духу. Признаться честно, в начале, как я вас увидел, у меня были большие сомнения на ваш счет, но я рад, что ошибался. Надеюсь, скоро увидимся, - и он встал, всем своим видом показывая, что мне уже давно пора. Мы попрощались, и Аля вывела меня обратно в музей.
        Я чувствовал, что опять полон энергии. Все-таки дом деда, точнее, бывшее жилище целителя, - это не только надежная крепость, но и мощный аккумулятор, от которого я получил хороший заряд энергии. Я, можно так сказать, горел энтузиазмом. У меня что-то наконец-то стало получаться. Я по-настоящему могу лечить людей. Я вижу нити Духа, опоясавшие мой город. Я могу открывать двери! Я просто захлебывался восторгом.
        Правда меня остужала мысль, что такой энтузиазм на меня не похож. Такие колебания настроения мне несвойственны. Вообще, многие друзья считают меня интровертом. Сам я себя к ним не отношу. Да, бывает, устаю от людей. Не люблю общаться со скучными собеседниками, но, когда мне интересно, я отлично могу вести оживленную беседу. А вот чтобы так скакало настроение - мне самому непривычно. Я вспомнил, что Аля предупреждала о чем-то подобном. Моя новая кровь усваивается организмом, и сам организм проходит некоторую перестройку. При этом скачут гормоны и, как следствие, настроение. Я постарался успокоиться. Возможно, я просто «перезарядился» в доме Деда. Там было разлито столько энергии Духа, что я до сих пор чувствую, как она меня переполняет. А если посмотреть на себя «особым» зрением, то я просто свечусь.
        «Вот бы и мне такую комнату для подзарядки! Но это потом, все еще будет», - решил я.
        Аля, видя мое состояние, взяла меня под руку и, с видом готовой нашкодить девчонки, предложила:
        - Сегодня будет что-то типа вечера долгожителей. Периодически те, кому за сто, встречаются поговорить, перекусить, послушать музыку. Там много бывших дворян. Людей, еще помнящих балы в царской России. Да и европейские балы не так давно были достаточно частым явлением. Вот они и встречаются, так сказать, «тряхнуть стариной», пересчитаться и пообщаться. Дед будет занят и не сможет там быть, а мы с тобой можем сходить на пару часиков. Посмотришь, как люди живут, и кому, в основном, достается живая вода.
        - Ну, я не знаю, я, наверное, одет неподходяще. И манерам не обучен, - сказал я, улыбаясь. Было очень приятно чувствовать такую близость Али. Она прижималась ко мне всем телом, не отпуская мою руку, и просяще заглядывала в глаза.
        - Я все организую. Одной мне там очень скучно. А появиться надо. Тебя просто представим, как моего спутника. Там много и молодых людей. Так что ты будешь вполне к месту. - Сначала просящие нотки перешли в более твердые, а потом вообще в приказные - «Так умеют только девчонки» - подумал я.
        Ну, как я мог отказать, когда так умело просят? Не научился я еще противостоять женским чарам. Да и, честно говоря, мне хотелось провести чуть больше времени с Алей. И, желательно, разговаривая не только о моих делах и проблемах.
        Услышав мое согласие, Аля быстро взялась организовать нам выход в свет. Первым делом, она открыла дверь и притащила меня в магазин. Хотя магазином, в моем понимании, это было назвать сложно. Мы оказались в большой, шикарно обставленной комнате. В центре комнаты стоял невысокий столик с фруктами и напитками, а рядом пара кресел. На стенах было много зеркал в шикарных золоченых рамах, а в углах комнаты находились ширмы, как я понял, для переодевания. Аля достала телефон и набрала номер:
        - Михаил Эрнестович? Это Алевтина. Я тут с молодым человеком зашла к вам переодеться. Пришлете кого-нибудь к нам? Да, собираюсь на вечер. Да, там увидимся, до встречи. - Аля смешно жестикулировала разговаривая по телефону, как будто ее собеседник находится рядом с ней и смотрит на нее.
        Мы сели в кресла и стали ждать. Буквально через пару минут дверь в нашу комнату открылась, зашли две девушки и молодой человек, все в приличных костюмах, с именными бейджами. Нас подняли, осмотрели, посоветовались с Алей, и быстро исчезли, чтобы появиться вновь с ворохом одежды. Меня утащили в угол, и я, под присмотром, перемерил кучу одежды, пока Аля не дала свое добро. В итоге - строгие коричневые полуботинки, свободные брюки без стрелок, рубашка и пуловер составили мой наряд. Но, конечно, все смотрелось очень дорого и стильно. Не привык я к такой одежде, но, что уж тут скромничать, мне явно шло. Я покрутился у зеркала и стал дожидаться, когда Аля закончит переодеваться. Она надела темно-синее свободное платье с достаточно глубоким декольте, туфли на высоком каблуке; маленькая сумочка дополняла ее образ. Внимательно осмотрев меня, Аля вынесла свой вердикт:
        - Пойдет. Похож на мажора, - потом о чем-то задумалась, - все-таки мажор - это не совсем то, что нам нужно. - Она поманила пальцем продавца и куда-то отправила его. Он вернулся, неся пару коробочек с часами.
        - Часы - это очень важный элемент, - говорила Аля, примеряя на меня разные модели, - ты можешь быть одет недорого. В джинсы, скажем, и футболку. На ногах могут быть кроссовки. Но часы сразу выдают твой статус. Мы с тобой не будем увлекаться, думаю вот эти - Вашерон Константин - тебе вполне подойдут. Не супер дорого, но при этом со вкусом. Рукава собери поближе к локтю, вот так, - она поправила мой пуловер, и снова осмотрела меня. - Отлично, теперь ты не совсем мажор, скорее, молодой успешный бизнесмен. Руководитель какого-нибудь стартапа, с офисом в силиконовой долине. Мы готовы, одежду оставь здесь, потом вернемся, переоденемся, - сотрудники магазина, получив кивок от Али, вышли из комнаты, и мы, открыв дверь, прошли в большой зал.
        Я стоял у стены и осматривался. Все было, как в фильмах про царское время. Большой зал, в торце которого расположился настоящий живой оркестр. Под потолком - огромные люстры, на стенах бра в виде свечей. Широкие окна, почти до пола, прикрыты бархатными гардинами.
        Вдоль стен стояли столики с легкой закуской. По залу сновали официанты с подносами, на которых стояли полные бокалы с призывно пузырившимся шампанским. Рядом с оркестром была небольшая площадка, как я понял, - для танцев, там танцевало всего несколько пар. Людей в зале было достаточно много. Были как молодые, так и достаточно пожилые. Многие разбились по группам. Я присмотрелся повнимательнее. Тут и там мелькали знакомые по телевизору лица. Депутаты, министры, бизнесмены и певцы. Аля периодически кивала головой, приветствуя своих знакомых, которых, судя по всему, было больше половины зала. Взяв пару бокалов, Аля протянула один из них мне и, взяв меня под руку, повела по залу.
        - Как тебе здесь? - Наклонившись почти к самому моему уху спросила она меня.
        - Необычно. Я никогда не был в таком месте. И что, они все долгожители? - удивленно спросил я оглядывая заполненный зал.
        - Да нет. Тут, конечно, основной костяк - те, кому за сто, но хватает и их детей, и знакомых. Это такое место, куда простому человеку очень трудно попасть. А если ты оказался здесь, значит, твоя жизнь удалась. Пойдем, познакомлю тебя кое с кем, - мы приблизились к группе наиболее солидных людей. - Это бывший мэр, и несколько президентов нефтяных компаний. Они рулят просто огромными деньгами, - прошептала она мне на ухо. Нас встречали довольно благожелательно.
        - Алевтина, давно не виделись! Позвольте вашу ручку? - первым заговорил достаточно плотный мужчина в деловом костюме с белой рубашкой и, нагнувшись, поцеловал ручку Але. - Как здоровье нашего Деда? Что-то он пропал, давно его не видно. - Слегка отступив к своим спутником поинтересовался он.
        - Ах, Вагит, вы, как всегда, весьма галантны. У Деда все в порядке, не волнуйтесь. Просто много дел, - Аля поздоровалась со всеми по именам и представила меня, как своего спутника по имени Александр. Нас достаточно быстро отпустили. И мы отправились гулять дальше.
        Мы, не спеша, перемещались, останавливаясь периодически у разных компаний. Многие галантно целовали ручку Але, практически все осведомлялись о здоровье деда. Вообще, вели себя с Алей очень вежливо, даже иногда заискивающе. Это выглядело странно и неожиданно. Я даже спросил у Али об этом.
        - Хорошо, что ты это заметил. Понимаешь, тут такое дело. Живой воды очень мало, и стоит она очень больших денег. Всем хочется пожить подольше, или хотя бы на время вернуть былую молодость. Но, как я говорила, воды мало, на всех не хватает. И тут уже от хранителей зависит, кому она достанется. Мы, в общем, не нуждаемся в деньгах. Поэтому с нами могут расплачиваться и услугами. Или хорошим отношением, например.
        - Звучит не очень приятно. Получается, многое зависит от благосклонности хранителя? - Удивленно уточнил я.
        - А что поделать? Большинство из них, - Аля обвела рукой зал, - пробовали живую воду один или два раза. И мечтают о том, чтобы мы не обошли их стороной и продали еще. Обрати внимание, многие женщины тут выглядят старше своих мужей. Им живой воды не досталось, и как они пилят своих супругов, даже страшно представить. - Я присмотрелся, действительно, большинство мужчин в зале выглядели намного моложе своих спутниц. Никакие пластические операции не могли скрыть их истинный возраст. Женщины были разодеты в вечерние платья, в ушах у многих сверкали серьги с бриллиантами. Они хищно следили за нашими передвижениями и старательно улыбались мне и Але.
        - Не очень приятно с ними общаться, зная, что они настолько зависимы от тебя. В этом есть что-то такое, не знаю, как объяснить… некрасиво это, - я покачал головой.
        - Да, ты в чем-то прав. Но таков уж мир, и такова система. Как ее изменить? Ты еще не видел, что тут начинается, если появляется Дед или, скажем, Шато. Тогда идет чуть ли не драка за право только пообщаться с ними. Я все-таки не хранитель, и не распределяю блага. Но со мной, на всякий случай, все хотят активно дружить, надеясь на то, что я смогу повлиять на деда.
        - Зачем тогда нужны эти балы?
        - Раньше они были действительно нужны. Это был этакий рынок. Рынок сбыта готовой продукции, - Аля улыбнулась, - в советское время не было интернета и прочего. Все решалось здесь. Это место действительно использовалось для общения и отдыха. Власть Советов не разрешала подобные мероприятия, считая их пережитком буржуазной жизни, а людям хотелось танцевать вальс, общаться с образованными и интересными собеседниками. Сейчас все по-другому.
        Было странно находиться на таком приеме. На дворе двадцать первый век, а в этом зале такое ощущение, что время замерло еще в 19 веке. Большинство людей было одето современно, но были и дамы в пышных платьях, и мужчины в костюмах-«тройках». Музыканты играли веселую музыку, люди танцевали. Слышны были смех и разговоры, незаметные официанты споро сновали, заменяя опустевшие бокалы.
        Вечер явно набирал обороты. Разговоры стали громче, чаще слышался смех, - было видно, что шампанское делает свое дело, и люди расслабились. Может быть, Аля права, и здесь не так уж и плохо.
        Я увидел, как недалеко от нас в стене появилась дверь, и из нее вышла совсем молодая девушка, скорее, подросток, ведя за руку мажорного парня лет тридцати. Она раза три открывала дверь, уходя и приходя с разными людьми, пока вокруг этого мажора не собралась компания его приятелей. Я на них сразу обратил внимание: они выделялись некоторой разнузданностью и самоуверенностью. Не люблю таких, влюбленных в себя, самодовольных типов. В этом плане мой друг Андрей сильно от них отличается, хоть и сам, бывало, водится с такими ребятами. Да и меня пару раз брал на свои тусовки мажоров.
        Компания стояла на месте и осматривалась. Я слышал их сальные шутки и громкий смех. В конце концов, мажор обратил на нас свое внимание, и они всей толпой двинулись к нам.
        - Алечка, здравствуй, дорогая! - он попытался ее обнять и поцеловать, но Аля отстранилась.
        - Николай. Ты вернулся в Москву? - Не очень любезно спросила Аля. Было видно, что она не рада своему собеседнику.
        - Да, вот, решил пожить тут немного. Не все же по Европам мотаться. Да и говорят, скоро у вас тут целитель появится? Ты знаешь что-нибудь об этом? - он внимательно посмотрел на Алю, и я увидел, как этот, с виду веселый, немного расхлябанный, парень мгновенно преобразился, превратившись в настороженного хищника. Опытного и опасного. Он внимательно следил за реакцией Али на свой, казалось бы, невинный вопрос.
        - Так, пока только слухи ходят. Рано еще что-то говорить, - отмахнулась Аля. У нее на лице не дрогнул ни один мускул. Все-таки, возраст и опыт - великая вещь! Я бы так не смог.
        - Ты учти, дорогая, я готов выложить огромные деньги за его кровь. Ты же знаешь, что один раз она мне уже помогла, но у меня больше нет запаса. А жизнь - весьма опасная штука, - он, улыбнувшись, похлопал Алю снисходительно по плечу.
        - А это у нас кто? - обратил внимание Николай на стоящего рядом с ней меня.
        - Это Александр, - представила меня Аля, - зашли с ним посмотреть на бал.
        - Ну-ну, смотрите. Только это, скорее, не бал, а исторический музей! Ты сколько живой воды выпил? Только дорвался? И как оно - снова стать двадцатилетним? - видно, он решил, что я из их компании омолодившихся. Я не стал его разочаровывать.
        - Отлично! Быть молодым прекрасно, - ничуть не соврав, ответил я.
        - Это частая ошибка. Многие, как заработают денег, омолаживаются. И глупо становиться двадцатилетним. Это так просто не скроешь. Вот тебе пятьдесят, а потом раз, и опять двадцать. Думать же надо. И о конспирации тоже, - он хлопнул меня рукой по плечу, так, что я пошатнулся, и обратился к Але, - и тебе думать надо. - Назидательным тоном произнес он, затем не прощаясь, развернулся и пошел в другой конец зала, здороваясь по ходу движения почти с каждым участником бала. Вся его компания отправилась следом, кроме совсем молодой девочки - подростка, которая привела их сюда. Она осталась стоять рядом с нами.
        - Как же я тебя ненавижу, - прошипела девочка ему вслед, и повернулась к нам. Она была очень худенькой и невысокой. Лицо болезненно бледное, на вид лет 13 -14. Короткая стрижка типа каре делало ее лицо еще худее. Белая кожа с голубоватым оттенком, казалось, просвечивала насквозь. Она держалась, высоко подняв голову и выпрямив плечи, показывая всем, что она гордая и взрослая. Ее можно было бы назвать симпатичной, но бледный, болезненный вид портил всю картину. Тем не менее, чувствовалось, что из этой девочки может вырасти настоящая красавица.
        - Это Софья, один из хранителей, - представила мне ее Аля. И в ответ представила меня. Софья протянула мне свою, еще по-детски маленькую, ладошку, и я пожал ее. Рука была очень холодной. Она смотрела внимательно на меня, прямо в глаза, и у меня сложилось такое впечатление, что Софья заглядывает мне прямо в душу.
        - Ты же не из этих, я вижу. Ты не омоложенный. Ты светишься ярко и чисто. К тому же, у тебя нет такой властности, что приходит с большими деньгами и возрастом. В твоем взгляде нет наглости. Я вижу там сочувствие и переживание. Ты чистый. Тебе и вправду всего лет двадцать. Что ты здесь делаешь? - Она удивленно посмотрела на Алю, потом опять повернулась ко мне, - может быть, ты будущий хранитель, или даже целитель? Хотя я никогда не видела целителей. Значит, ты тут с Алей. Может, ты ее парень? Ты же знаешь, сколько ей на самом деле лет? - Она говорила быстро, при этом умудрялась делать неожиданные паузы, так что я даже и слова вставить не смог в ее монолог.
        Я почувствовал, что Аля начинает злиться. Сам же ощущал себя растерянным. Похоже, вся наша конспирация пошла насмарку, и сейчас меня раскусят. Но в этот момент к нам вернулся недалеко ушедший Николай, который, видно, заметил пропажу своего личного хранителя. Не думал, что буду рад еще одной встрече с ним.
        - Софья, мы тебя ждем, - немного резковато произнес он глядя на хранительницу, затем достал из внутреннего кармана пачку долларов и отделил часть банкнот, после чего широким жестом, явно напоказ, протянул их Софье, - Не отставай от нас. Сейчас мы тут быстренько пройдемся, а потом проводи нас в Сохо. Тут одни старые пердуны. Надо валить отсюда, а то мы загнемся от скуки под очередной тоскливый вальс, - и рассмеялся. Софья, не отрывая взгляда от меня, и не оборачиваясь к Николаю, молча кивнула головой, забрала деньги и аккуратно убрала их в сумочку.
        - Мы еще увидимся, Александр, - тихо сказала она мне и, резко развернувшись, отошла от нас. За ней отправилась компания Николая с ним во главе.
        - Что это было? - удивленно спросил я Алю, когда компания скрылась в шумной толпе людей.
        - Николай - финансист. Как некоторые говорят - владелец заводов, газет, пароходов. Ему уже много лет. И у него очень много денег. Соответственно, большие связи. Живую воду он достает не только в Москве. У него есть выход и на европейских хранителей. Живет, в основном, в Лондоне. Так что на местный бомонд смотрит свысока, презирая их всех. Может себе позволить и не такое. - Она тихо вздохнула.
        - Да нет, я про Софью, она такая маленькая, как она может быть хранителем? - я до сих пор не отошел от пронизывающего взгляда ее серых глаз.
        - Тут все сложнее. Мы с ней раньше очень дружили. Просто последние годы почти не общаемся. Она стала хранителем в четырнадцать лет. У Софьи очень тяжелое заболевание, которое ее медленно убивает. Ей приходится постоянно пить живую воду. Это останавливает болезнь, но не лечит. И не дает ей взрослеть. У Софьи постоянные боли, а источник воды очень слабый. С деньгами не все хорошо, вот она и водит таких мажоров, используя свое умение открывать дверь.
        - А что этот Николай говорил про кровь целителя?
        - У некоторых богачей есть запас лечебной крови. Как правило, не очень много, уж слишком это большая редкость, и слишком высока цена. Но когда ты живешь так долго и так широко, особенно не хочется внезапно погибнуть. Николай разбился на мотоцикле лет десять назад. Он тогда гонял, как сумасшедший. Все к этому шло, и только наличие крови целителя позволило ему выжить после той жуткой аварии. Сейчас он стал аккуратней, но, чувствую, если снова раздобудет кровь, опять пустится во все тяжкие.
        - Да. Неприятный он человек, с виду такой добродушный, а как взглянет! - я бросил взгляд в глубь зала, где Николай общался с каким-то высокий пожилым мужчиной.
        - Он - хищник. Думаю, ты понимаешь меня. Везде ищет добычу и выгоду. Лучше не вставать у него на пути. Даже дед старается с ним не связываться. - она тоже посмотрела в его сторону, потом резко развернулась и взяв снова меня под руку повела в противоположную от Николая сторону.
        - Да я как бы и не собираюсь, - я огляделся вокруг. И мне как-то разом стало скучно. Я увидел людей, которые просто были набиты деньгами, и сочились пафосом. И при этом готовы пресмыкаться перед Хранителями за маленькую бутылочку с живой водой. В чем-то Николай был лучше этой серой массы.
        - Вижу, тебе здесь не нравится. Времена изменились, и люди изменились тоже. Когда я первый раз сюда попала, я шла, как Наташа Ростова на свой первый бал. Я была в красивом бальном платье, играл оркестр, и я танцевала. Тогда люди были другие. Еще много было дворян, да и хорошо образованных, воспитанных людей было большинство. Мне очень нравилось здесь. Для меня это был другой, сказочный мир. Где галантные кавалеры, красивые женщины, танцы и музыка. Кто-то читал свои стихи, кто-то играл на рояле. Это действительно было сказочно!
        - Так почему же все так изменилось? Куда делись все эти благородные господа, о которых ты с таким восторгом рассказываешь? - удивленно поинтересовался я.
        - Живая вода не спасает от смерти, не спасает от болезни, не спасает от пули в голову. А в девяностые многие вопросы решались радикально. Нет человека - нет проблемы. В итоге - ты сам видишь, кто теперь у нас в этом зале. Многие из них - бывшие бандиты, или просто бизнесмены с так называемым «криминальным прошлым». Даже среди депутатов попадаются подобные кадры. Но это началось еще раньше, во времена Брежнева. Тут стало появляться все больше чиновников, и все меньше благородных, - я еще раз внимательно оглядел зал. Неприятные лица людей с хищными оскалами. Акулы современного бизнеса, где во главе угла стоят точный расчет и выгода.
        - Ярмарка тщеславия, - тихо произнес я, но Аля услышала.
        - Да. Теперь так и есть. Они все гордятся, что попали в элиту. Что могут себе позволить то, что недоступно большинству других людей. Поэтому они собираются здесь, и будут собираться еще, и еще. Похвастаться своей молодостью, бриллиантами на женах, молодыми любовницами. У них и так уже все есть. И яхты, и квартиры, и счета в Европе, полные денег, но только у единиц есть еще возможность выпить живую воду. Поэтому они чувствуют себя здесь другими, отличными от остальных нуворишей.
        - Пойдем отсюда, - сказал я. Аля согласно кивнула и, открыв дверь, вывела меня обратно в магазин.
        Мы переоделись в нашу обычную одежду. Мне было немного грустно отдавать обратно вещи, которые я поносил всего несколько часов. Мне понравился мой новый образ. Я чувствовал себя в нем спокойно и уверенно. Думаю, если я разбогатею, то тоже буду покупать такие шмотки. Они явно повышают самооценку. Да, ничто человеческое мне не чуждо. Ну, и сервис в этом магазине мне понравился. Не надо таскаться часами по разным отделам, чтобы купить пару футболок, которые тебе подойдут, и при этом не испугают своей ценой. Аля направилась к Деду. Я прошел с ней в уже хорошо знакомый мне археологический музей, а потом, выйдя на улицу, решил пройтись по городу и привести свои мысли в порядок.
        Я видел, как нити духа оплетают многие здания в центре. Правда, их хватает только этажа до второго-третьего. Кроме того, я заметил много серых, а кое-где и черных, пятен даже в самом центре города. В некоторых местах нити свисали омертвевшими плетями. Я попробовал воздействовать на них. То ли мною двигало желание помочь духу, то ли зуд экспериментатора не давал покоя. Но ничего так и не получилось. Взвесив все «за» и «против», я решил сходить в больницу, только в другую, в которой мама работала лет пять назад. И хотя было уже около одиннадцати вечера, я понимал, что в ближайшее время точно не смогу уснуть. Да и энергией я был насыщен, и мог себе позволить ее потратить на что-нибудь полезное. К тому же, после посещения бала с Алей мне хотелось сделать что-то нужное. Если Дух дал мне дар, надо его использовать людям во благо. А не тратить на тех, кто тебе заплатит большие деньги, и будет потом кичиться этим.
        Я свернул с широкой улицы, и в переулке открыл дверь. На этот раз у меня получилось с первого раза, и, довольный собой, я шагнул в больницу. Оказавшись в знакомом месте, огляделся. За прошедшие годы в отделении практически ничего не изменилось. В палатах свет уже выключен - режим. На посту болтали медсестры. Что-то бубнил телевизор. В самом отделении было тихо. Здесь находились самые тяжелые больные. Маршрут мой был тот же, что и в прошлый раз. Тихонько прокрасться мимо поста - и в процедурный кабинет. Там откачать свою кровь, и набрать ее в шприцы. Потом аккуратный обход больных. Я выбирал самых тяжелых, с моими способностями это не составляло труда. Я вводил им свою кровь, совсем по чуть-чуть, прекрасно понимая возможные последствия, если вдруг все отделение резко встанет на ноги. Ходил почти час, пока меня не стало шатать. Я стал понимать, что опять слишком перенапрягся. Возможно, я делал что-то не так. Ведь совсем недавно меня просто переполняла энергия. Мне уже с трудом удавалось различать нити света внутри людей…
        Попытка открыть куда-нибудь дверь не увенчалась успехом. Скорее всего, это было связано с тем, что больница расположена на окраине города, и сюда почти не дотягиваются нити Духа. Так, кое-где есть немного, но большинство палат совсем серые. А возможно, я просто слишком сильно растратил своей энергии. Мне стоило огромного труда выбраться из больницы незамеченным. Хорошо, что я знал все ходы и выходы, а во всех больницах есть лестницы для сотрудников, на которых часто встречаются курящие врачи и сестры. С независимым видом, уверенным шагом я прошел мимо них, и вышел на улицу. Свежий воздух меня взбодрил. Пройдя пару кварталов, взял такси и, добравшись до дома, довольный собой, заснул мертвым сном.
        Глава 6
        Утром я проснулся опять разбитым. Ночные похождения меня порядком утомили, и даже сон не помог восстановиться. Часов в двенадцать дня ко мне в гости пришли мои друзья. Я не преминул похвастаться новыми возможностями. Правда, дверь у меня в квартире открыть не получилось. Похоже, вчера слишком много потратил энергии, да и нити света в моей квартире были совсем тусклые. Все-таки мы жили далеко от центра города, и Дух практически не дотягивался до моего района. Зато я взял у Андрея и Ланы по капле крови, и смог создать их образ у себя в голове. Теперь, где бы они не находились, я всегда смогу открыть к ним дверь. Только, правда, при условии, что они будут в зоне действия Духа. Это я хорошо усвоил. Поболтав часик ни о чем, мы отправились в торговый центр - перекусить и прогуляться. Андрей был какой-то напряженный - неудивительно после того, как его едва не убили. Лана постоянно кидала на него сочувствующие взгляды. Андрей ей рассказал, о том, что с нами случилось в баре. И Лане хотелось поддержать его.
        Мы зашли за угол, в безлюдное место. Андрей остановился, решив покурить. Я с осуждением отношусь к этой его привычке - чуть что, тянуться к сигарете. Как человек, связанный с медициной, я очень хорошо знаком со всеми возможными последствиями этой слабости, но его бесполезно отговаривать. Он стоял, и как-то слишком нервно курил, мы с Ланой что-то обсуждали.
        - Сань, мне надо тебе кое-что рассказать, это важно, - у Андрея был такой вид, словно он, после долгих раздумий, наконец на что-то решился.
        - Давай потом, сейчас поедим - и расскажешь, что там у тебя. Может, смогу чем-то помочь, - он в ответ пожал плечами и выбросил окурок в урну.
        Только мы собрались уходить, как возле нас резко остановился микроавтобус, и из него выпрыгнуло три человека. Они мгновенно и очень профессионально схватили нас, надев мешки на головы, стянули руки за спиной пластмассовыми стяжками, и запихнули в автомобиль.
        - Мобилы! - услышал я чей-то властный голос, и почувствовал, как меня обыскивают. Они нашли мой телефон, и забрали его. Я услышал, как зашумел ветер, видно, открыли окно, и понял, что наши телефоны выкинули на улицу. Было слышно, как ругается сквозь зубы Андрей, и, немного тише, - Лана.
        - Ребята, - попытался сказать я, и тут же получил удар по голове:
        - Не разговаривать! - с такой силой не поспоришь.
        «Кто это?» - билась у меня в голове мысль. - «Может, это опять из-за проблем отца Андрея? Тогда наше дело плохо. Мы с Ланой тут лишние. Или это из-за меня? Может, спецслужбы какие-то? Уж очень нагло нас похитили. Тогда все еще решаемо. В любом случае, остается только ждать». Я до сих пор не до конца пришел в себя после ночи в больнице и своих экспериментов. Во всем теле чувствовалась ужасная слабость. Когда я смотрел на себя «особым» зрением, то видел, что светлые нити во мне поблекли, и не испускают такого яркого света, как прежде.
        «Мне нужно восстановиться», - думал я, - «только не понятно, сколько на это уйдет времени. Ночь сна практически не помогла. День, два? Может быть, надо что-то особенное съесть, или просто получше и побольше поспать? Эх, мне бы снова попасть в дом целителя, вот там точно я бы быстро восстановился».
        А меж тем - нас везли в неизвестность. Ехали мы минут сорок, или час. Сложно следить за временем в полудреме, с темным мешком на голове.
        В конце концов, мы доехали до места назначения. Нас достаточно грубо выпихнули из машины, и так же, с мешками на головах, куда-то повели. Сначала в лифт, на котором мы поднимались достаточно долго. Потом дальше по коридорам. Меня усадили на стул и наконец-то сняли с головы этот надоевший мешок. Я попытался дернуть рукой, почесать голову, но мои руки схватили и плотно притянули стяжками к креслу-каталке, на котором я сидел.
        Рядом стоял пожилой мужчина в белом халате. Такое впечатление, что я оказался во врачебном кабинете. Мы были с ним вдвоем за белой ширмой. На столе лежали разные больничные инструменты: емкость для крови, иголки, жгут, пробирки. Доктор, или кто он там есть, закатал мне рукав и стянул жгутом мою руку.
        - Сжали, разжали кулачок, молодой человек, - обратился он ко мне добрым голосом, и стал смотреть на вену на моей руке, - вот так, хорошо.
        Я попытался сказать, что нас похитили, хотел попросить, что бы он нам помог, но стоявший за моей спиной охранник пресекал солидными оплеухами все мои попытки заговорить. В общем, я счел за лучшее молча пережить ожидающую меня процедуру, да и, похоже, доктор прекрасно представлял, кто я, и как здесь оказался. Вряд ли он захочет мне помочь.
        Потом началась процедура забора моей крови. Доктор громко ругался и уже не казался добрым. Он втыкал мне в вену иглу, кровь медленно текла - и, буквально через десяток секунд, останавливалась. Игла из меня выпадала, а место укола заживало. Ему пришлось повторить процедуру раз тридцать, чтобы набрать около двухсот миллилитров крови. Ближе к концу процедуры кровь уже совсем не хотела вытекать, а на меня навалилась ужасная слабость. Сильно кружилась голова, хотелось пить. Я чувствовал, как кровь стучит, словно в барабан, в моих ушах. Я был полностью вымотан. Вроде и не так много слили крови, но я ощущал себя, как будто из меня выкачали, как минимум, литр. При попытке перейти на «особое» зрение, чтобы осмотреть себя, я потерял сознание.
        Очнулся от ватки с нашатырем, которой заботливый доктор, что-то негромко бурча, водил у меня под носом. В ушах стоял звон. Я осмотрелся. Интерьер изменился. Я был в современном кабинете. Напротив меня стоял стол, а за столом - широкое окно в пол, с красивым видом на Москву. Этаж был явно высоким. «Судя по всему, это Москва-Сити», - решил я.
        За столом сидел мужчина лет пятидесяти. Его вид вызвал у меня улыбку. Этакая пародия на бандитского босса девяностых. Я думал, такие персонажи бывают только в кино. Темный ежик волос на голове, светлая, расстегнутая в вороте рубашка открывала вид на заросшую волосами грудь, давно устаревший малиновый пиджак. Но особо колоритно смотрелась широченная золотая цепь на его шее. Такая же цепь, в виде браслета, была на его правой руке, а левую украшали могучие и, наверняка, безумно дорогие часы. По обе стороны от стола стояли настоящие громилы: под два метра ростом, в черных костюмах и рубашках с галстуками. С каменными лицами. Все, как положено. На столе лежал пакет, судя по всему, с моей кровью.
        «Босс» - именно так я его окрестил - улыбнулся мне хищной улыбкой:
        - Ну что, очнулся, болезный? - Слегка откинувшись в дорогом кожаном кресле участливо поинтересовался он.
        - Почему вы нас схватили, и где мои друзья? - мой голос предательски дрожал от слабости и переживаний, но я постарался максимально твердо и уверенно ему ответить.
        - О твоих друзьях как раз и пойдет речь. Ты знаешь, кто я? - я отрицательно покачал головой.
        - Я - Ростислав Аристархович Суханов! - с ударением на фамилию произнес он. Не могу сказать, что мне много дала эта информация. Но где-то я его фамилию определенно слышал. Он наклонился над столом, поближе ко мне:
        - Я вхожу в сотню богатейших людей в этой стране. Я тут власть! И ты с твоими друзьями в моих руках. По праву сильнейшего! Понял? - последнее слово он чуть ли не выкрикнул мне в лицо, и резко закашлялся. Кашлял минуты две-три, сгибаясь и матерясь.
        - И что вы от нас хотите? - мой усталый мозг воспринимал все окружающее, как какую-то пародию на низкопробный боевик девяностых. Или какое-нибудь старое кино про итальянскую мафию.
        - Вот! - он назидательно выставил палец вверх, и уже совершенно спокойным тоном продолжил, - ты же дорожишь жизнями своих друзей? Вы же еще такие молодые. Красивые. Вам еще жить и жить, - он с сочувствием покачал головой, - я предлагаю тебе взаимовыгодное сотрудничество. И друзья твои останутся живы, и тебе мы поможем. Что скажешь?
        - Не знаю. Оставьте моих друзей в покое. Что вам от меня нужно? - Я чувствовал, как меня начинает бить нервная дрожь.
        - О, тут все просто и понятно, даже для тебя! Каждый день берем у тебя кровь. Доктор говорит, что 100 -200 миллиграмм можно взять вполне спокойно. Мы обеспечим тебе отличные условия проживания. Еду из лучших ресторанов, шикарный загородный дом, девочек - сколько захочешь. Главное, чтобы у тебя сил на них хватало, - и он расхохотался. Потом вдруг резко снова стал серьезным, схватил пакет с моей кровью, и небрежно кинул его своему охраннику. Тот поймал, и держал его, как величайшую ценность.
        - Я тебе обещал? - обратился «Босс» к нему, - я сделал. Это твое. Доктор ждет в приемной. Иди. Как будут новости, жду тебя, - затем развернулся ко мне:
        - Это, - он махнул рукой, - мой начальник охраны. Жена больна у него. Четвертая стадия рака. А ведь совсем молодая. Отчаялся уже парень, а тут как раз ты. Видишь, - он снова посмотрел на меня, - твоя кровь пойдет на благое дело. Мы будем спасать людей. Спасение страждущих будет дело наших рук! - он опять рассмеялся, - ну и пополним, конечно, кошелек. Думаю, и тебе перепадет десять, нет, пять процентов. Этих денег хватит твоей маме на шикарную жизнь, до самой смерти.
        - Маму не трогайте, - я дернулся на стуле, но это лишь вызвало его улыбку.
        - Спокойнее, малыш, спокойнее. Это еще не все пряники. Через пару недель, я так понимаю, ты должен пойти к Духу?
        - Вроде да. Мне так говорили.
        - Ну так вот, мой начальник охраны со своими молодчиками поможет тебе решить все проблемы, которые могут возникнуть. Так что добровольное сотрудничество принесет тебе много пользы. Надеюсь, ты не будешь спорить со мной? - Говорил он спокойным и добрым голосом. Всячески проявляя участие в успехе будущего совместного проекта.
        - Не буду, - пробурчал я себе под нос.
        - А? Давай громче: «Я рад с вами сотрудничать»! - Настойчиво потребовал он. Не знаю, что я мог тут сделать. У него на руках были все джокеры. Я понимал, что рыпаться бесполезно, но как же обидно. Жить в золотой клетке, и быть зависимым от этого олигарха. Меня совсем не прельщали подобные перспективы. Но что я мог поделать?
        - Я согласен, - громко и уверенно, насколько мог в таком состоянии, произнес я.
        - Ну, вот и хорошо, вот и договорились. Как говорится, добровольное согласие облегчает участь! Следующий забор крови планируется через час. В знак нашего плодотворного сотрудничества. Знаешь, что-то со мной случилось вдруг, так что понадобилась твоя кровь. Доктора говорят - меня отравили. Каким-то хитрым ядом, обычная медицина тут бессильна. Сейчас твою кровь проверят на жене начальника моей охраны и, если все, что говорят о целителях, правда, то ты спасешь еще и мою жизнь. Согласись, неплохое начало. Спасти в один день жизнь двух человек! - и он довольно потер руки.
        - Сейчас и с твоими друзьями решим вопрос, - он нажал кнопку на столе, - заводите их! Открылись двери, и двое громил втолкнули в комнату Андрея и Лану. Они подошли ко мне и встали рядом. Громилы аккуратно закрыли двери и остались стоять возле них, охраняя выход.
        - Как ты? - спросила Лана, и положила мне руку на плечо.
        - Со мной все нормально. Все будет хорошо, не волнуйся, - постарался я утешить ее.
        - Это что, Суханов? - удивленно спросил меня Андрей.
        - Ты его знаешь? - удивился я.
        - Лично нет, конечно, просто он очень крут, и денег у него куры не клюют. - Стараясь как говорить как можно тише сообщил мне Андрей.
        - Ну что, наговорились? - подал голос олигарх.
        - Видишь, - обратился он ко мне, - с твоими друзьями все в порядке. Все живы и здоровы, - я кивнул.
        - Ну что, ребятки, - обратился он к моим друзьям, - с вашим другом мы договорились о взаимовыгодном сотрудничестве. Так что, для вас все практически закончилось. Мои люди отвезут вас обратно через пол часика. Надеюсь, вы будете молчать, и не собираетесь никуда обращаться? Это в ваших же интересах. Вы же хотите, чтобы ваш друг был жив, и продолжал наслаждаться жизнью, при этом ни в чем себе не отказывая? - Суханов вопросительно посмотрел на Лану с Андреем, они в ответ кивнули.
        - А сейчас надо решить еще несколько вопросов, - он взял со стола пластиковую карточку, и с ухмылкой обратился к Андрею, - ну что, Иудушка, подойди, забери свои сребреники. Все, как обещал. Ровно миллион! - и громко рассмеялся, правда, его радостная улыбка тут же исчезла, и он опять согнулся в приступе кашля.
        Мы с Ланой переглянулись, и посмотрели на Андрея. На какое-то мгновение повисла тишина. Все переваривали неожиданную информацию.
        - Вы же обещали ничего не говорить, - услышали мы резко ставший плаксивым и обиженным голос Андрея.
        - У меня так мало развлечений, а смотреть на ваши лица, когда я сообщил об этом, было восхитительно, - ответил он, и только тут до нас с Ланой начало по-настоящему доходить. Выходит, Андрей меня сдал? За деньги?
        Лана дернулась в сторону Андрея и со всей силы ударила его в живот:
        - Ах ты, предатель! Ты сволочь! - Резко выкрикнула она и еще раз попыталась ударить его. На этот раз ногой, но охранник быстро оттащил ее от Андрея. Тот явно не ожидал от Ланы таких агрессивных действий, и совсем не был готов к удару. Стоял, согнувшись, пытаясь вдохнуть.
        Забирай, это твое, - сухо сказал Суханов, и кинул карточку на пол, под ноги Андрею, - я, в отличие от тебя, свое слово держу, - он покачал головой и обратился к охраннику, - уведите их. Пусть пока посидят в приемной. А нам надо обговорить еще несколько вопросов с этим милым мальчиком. - Один из охранников подобрал с пола карточку и сунул ее в карман Андрею. Потом они взяли моих друзей и вывели из комнаты. Я услышал, как за ними захлопнулись двери.
        - Понимаешь, Саша, - все так же, не поворачиваясь ко мне, начал он, - ты даже не думай, что сможешь соскочить. В моих руках сосредоточена большая власть. - Говорил он спокойным и уверенным голосом, но от его голоса веяло таким холодом, что по моему телу побежали мурашки.
        Суханов обернулся, посмотрел на меня, и сжав свои руки в кулаки продолжил:
        - Я вот тут держу весь город, - и он потряс ими, - так что, даже, когда ты станешь настоящим целителем, и научишься открывать эти чертовы двери, не думай соскочить! Ты понял меня? - он приблизился ко мне и встал буквально в метре от меня. Суханов внимательно посмотрел в мои глаза.
        Не дождавшись ответа он продолжил, негромко и жестко:
        - Слабые места есть у всех в этом мире. Нет живого человека без слабых мест. Но, если ты будешь честно выполнять свои обязанности, я думаю, что буду готов пойти тебе навстречу, и дать некоторые послабления. Ты подумай, подумай. Я предлагаю тебе не рабство, а сотрудничество. Пусть это пока так обставлено, но, думаю, мы сможем с тобой через некоторое время нормально общаться. Я могу тебя научить очень многому, и показать, что такое настоящая жизнь, и что такое настоящая власть! - он развернулся и сев на свое кресло за столом умолк о чем-то думая или просто ожидая моего ответа.
        Я был слишком слаб, чтобы отвечать. В горле пересохло, меня бросало то в жар, то в холод. Перед глазами все плыло, и я чувствовал, что мне все сложнее и сложнее удерживать сознание. За дверью послышались крики:
        - Всем лежать!
        Раздались выстрелы. Суханов с неожиданной прытью подскочил к столу и шлепнул рукой по какой-то кнопке. Я услышал, как за спиной щелкнули замки, а справа, в обшивке стены, открылась совсем незаметная дверь. Суханов стоял уже у нее.
        - Тебя с собой сейчас не беру, будешь обузой. Но я найду возможность тебя отыскать в любом месте. Помни об этом! У всех есть слабые места! - потом повернулся к растерянному охраннику, - ты! Защищай его. Оттащи в какой-нибудь угол. Он должен остаться живым. Двери тут крепкие, сразу не пробьются. Меня здесь не было. Все понял? - тот кивнул. Суханов быстро выскочил за дверь, и захлопнул ее за собой. На обивке стены не осталось даже следа, способного выдать расположение двери. А я провалился в спасительное забытье.
        Глава 7
        ЗДАНИЕ ФСБ.
        Максим Николаевич зашел в кабине в Илье Владимировичу:
        - Мы вычислили одного из целителей. Сейчас опергруппа берет ее. - Доложил он стоя у самых дверей.
        - Что-то вы долго, - Илья Владимирович поморщился, - я ждал еще вчера, что вы ее возьмете.
        - Не могли никак найти. Мы не всесильны. Ее телефон был отключен. Слежка за ее квартирой и квартирой матери никого не выявила. Отрабатывали другие варианты. Сейчас телефон включился в квартире матери. Оперативники задержали женщину, - Максим с сожалением развел руками.
        - И в чем проблема? - Выжидательно посмотрел на него полковник.
        - В секретности, - недовольно произнес Максим, - по документам этой гражданке пятьдесят три года. А задержали девушку, на вид, лет двадцати пяти, может, тридцати. Я приказал везти ее сюда.
        - Правильно сделал. Она, как и ты, скорее всего, омолодилась. Только посильнее, - задумчиво кивнул Илья Владимирович. - Конечно, связалась с кем-то из Хранителей, и вот результат. Где она? Ее уже привезли?
        - Да, минут десять назад. Я сразу к вам. Сейчас держим ее в комнате для допросов.
        - Дай мне ее дело, быстренько ознакомлюсь, - Максим протянул папку с делом задержанной. Илья Владимирович несколько минут перелистывал бумаги в полной тишине, внимательно изучая информацию. Потом передал папку обратно майору:
        - Что ж, сейчас вызову Семена, и идем к ней, полковник потянулся к телефону и отзвонившись бодро встал из-за стола.
        По гулким и пустым коридорам они дошли до комнаты допросов. Воскресенье - и в ФСБ воскресенье. Какая-то запредельная тишина окутывала все здание.
        «Но если честно», - думал Андрей, - «то в остальные дни в этом здании тоже очень тихо. Нет ни суеты, ни гула голосов. Привыкли тут все делать свою работу молча».
        Они остановились у двери в комнату допросов. Семен Иванович уже ждал их. Молча раздвинулся конвой, кивнув, и они зашли в кабинет. Комната допросов была устроена по примеру голливудских фильмов, только отсутствовала зеркальная стена, за которой обычно стоят наблюдатели. А так - казенный железный стол, прикрученный намертво к полу, стул, на котором сидела молодая женщина в наручниках, пристегнутых к специальным цепям, приваренным к столу. С другой стороны стола, у стены, стоял ряд стульев.
        Вошедшие взяли по стулу и, придвинув их к столу, сели напротив подозреваемой. Максим открыл папку, достал ручку и бумагу, приготовился записывать. Напротив него сидела молодая женщина. Светлые волосы, симпатичное лицо. Но было в ней что-то неприятное. Максим чувствовал исходящую от женщины злобу и ненависть. И даже не лично к ним, а ко всему миру. Видно, жизнь ее по истрепала, и даже произошедшее омоложение мало что изменило внутри. Пусть внешне она и стала моложе, но затравленность во взоре никуда не делась.
        - О! Пришли шакалы! - встретила девушка их таким своеобразным приветствием. Она улыбалась, но в глазах хорошо читалась ненависть и презрение к вошедшим.
        - Молчать! - рявкнул Семен Иванович, и открыл ее дело, - гражданка Оксана Николаевна Бутырина? - он вопросительно посмотрел на нее.
        - За что меня задержали? Я не Оксана Николаевна, я ее дочь. - Она несколько вальяжно откинулась на стуле, пытаясь продемонстрировать свою молодость.
        - Ну-ну, - улыбнулся Илья Владимирович. - И как же вас зовут, гражданка?
        - А… - она растерялась, - Таня… Татьяна!
        - По нашим сведениям, у Оксаны Николаевны нет дочери. Да и вообще как-то с детьми не срослось. А Татьяной зовут вашу маму. Никакой фантазии, - повернулся он к Семену Ивановичу.
        - А что, как ощущение, когда скидываешь тридцать лет? - так по-доброму спросил ее Семен Иванович, - хорошо же, ну, скажите, хорошо!
        - Хорошо! - сказала она, и замолчала.
        - Ну вот, и я говорю, хорошо, гражданка Оксана Николаевна, очень хорошо, что мы с вами можем поговорить, - Семен Иванович был сама доброта и сочувствие. - Хотелось бы услышать вашу историю поподробней. С кем из Хранителей общались? Что делали, как жили эту пару недель. Чем дышали?
        - Все равно у вас ничего не выйдет, мусора поганые! Шато сказал, что меня освободить, - для него, как два пальца об асфальт. Так что запирайте меня, где хотите, я все равно уйду! - Она мгновенно преобразилась и стала похожа на маленького злобного щенка.
        - А вот обзываться не следует, - взял на себя роль «плохого полицейского» Илья Владимирович, - не хочешь по-хорошему, мы найдем варианты развязать тебе язык! И на Шато у нас найдется управа. Не беспокойся. Так что? Попытаемся найти общий язык, или так и будешь запираться? Это ФСБ, а не полиция, для нас законов не существует. Будем держать тебя здесь столько, сколько нужно. А твой Шато давно сотрудничает именно с нами. Так что помощи от него не жди. А ведь ты помолодела. Похорошела. Наверняка, теперь-то и пожить нормально хочется? А мы тебе поможем. И деньгами, и жильем. Все будет. Только вот ты пока этого не хочешь.
        - Да что от вас хорошего ждать можно? Вы шакалы, шакалы и есть! Даже сейчас, - она сглотнула и замолчала. - Все вы козлы, и Шато этот ваш козел. Наобещал с три короба, крови моей слил, и исчез, сука! - потом как-то разом успокоилась, и уже тихим голосом сказала, - водки принесите, расскажу, что знаю. Мне скрывать нечего! Что на Шато этого работать, что на вас. Все равно же не оставите в покое.
        Илья Владимирович выразительно посмотрел на Максима, тот кивнул и покинул комнату. Минут через пять вернулся с бутылкой достаточно приличного коньяка и граненым стаканом.
        - Ну, нет у меня водки, а вот коньяк - пожалуйста. Самое то стрессы снимать, - оправдываясь, поставил коньяк на стол Максим.
        - Это нормально, у нас у всех, как минимум, по бутылочке припрятано в кабинетах, - хлопнул его по плечу Семен Иванович и, налив полный стакан, протянул его Оксане. Та, не морщась, выпила весь стакан, и поставила его обратно на стол.
        - Б..ть, как стала целителем - выпивка почти не берет. Хреново, - она как-то сразу размякла, - ну, что вы хотели услышать? - спросила она устало.
        - Давайте с самого начала. Что случилось в метро? - Максим взял ручку и приготовился записывать.
        - В метро… Ехала я с идиотом мужем домой. Да деньги не поделили. Мы металл сдали удачно. Вот муж и хотел забрать все, и свалить к друзьям своим, в гараж. А они, б. ть, такую сивуху пьют, что пи. ц полный. А я говорю: давай нормальной водяры купим, за. ли уже своей сивухой. Ну, он и полез драться со мной, прямо в вагоне, двинул мне по лицу, попал по носу, больно, пи. ц, кровь полилась. А тут еще баран один встал - и давай меня защищать. Типа, хрена ли ты женщин бьешь? Совсем безмозглый козел. Бьет, значит, любит. Ух, как я ему двинула, не хрен на мужа залупаться! А потом шухер начался. Поезд дернулся, свет погас. Такая куча мала, что просто п. ец. Ну, мы там нормально с моим Васей, не растерялись, пару лопатников подрезали. Хороший денек выдался. Потом понаехали врачи, полиция. Нас вытащили, я сразу к ним. Говорю: смотрите, козлы, как я из-за вас пострадала, денег дайте. Ведь должны же дать были, а зажали, суки! - она посмотрела на Семена Ивановича, ища у него сочувствия, тот кивнул:
        - Продолжайте, - он перелистнул страницу в блокноте готовый снова записывать ее рассказ.
        - Ну вот, я и говорю, я же вся в крови была. У меня и нос разбит был, и губа, да и приложилась я во время аварии не слабо. Я их тыкала носом, а они: «Ран на вас нет, все с вами нормально. Идите домой, потом обратитесь за компенсацией». Ну, записали нас, и свалили мы. Нечего нам там было отсвечивать, с чужими лопатниками-то. В итоге, накупили сивухи, и в гаражи. Я пью, а меня не берет почти. Муж выгнал домой, говорит, хули на тебя продукт переводить. А дома уже сидел этот Шато. Весь из себя. О, говорит, здравствуйте, девушка. А сам почти мой ровесник. В общем, говорит, что теперь я стану целителем. И все такое. Наобещал золотые горы. Дал мне воды какой-то, говорит, в залог нашего сотрудничества, ты, говорит, станешь молодой, и у тебя снова впереди будет вся жизнь. Болтун старый. На хрена эта молодость, с такой-то жизнью? Дня через два приперся муж. Увидел меня. А я уже годков десять-двадцать скинула, сиськи опять в норме, талия появилась, - она призывно руками покачала свою грудь, - во, видишь? И муж мой увидел. Два дня с меня не слезал, козел старый. Затер до дыр. На молоденьких его потянуло. Руки
трясутся, елозит по мне, елозит. И деньги нашел, что Шато оставил. Друзей позвал, хвастаться мной, нажрались все - и давай меня пользовать. Еле сбегла от этих козлов. Доковыляла до матери. Та уже старая, вообще не соображает ни хрена. Ну, в общем, осталась у нее. Муж неделю бухал. А я вроде пришла в себя. Шато заходил, х. й знает, как нашел. Дал еще денег. Три дня с меня кровь сливал. Обещал миллионы, и хату охрененную. Только, говорит, есть еще один целитель. И если он дойдет куда-то там, то он станет настоящим целителем, а я типа того. Все, отбегаюсь. Вот, наверное, и все.
        За рассказом она допила всю бутылку коньяка и, икнув, стукнула ею по столу:
        - Еще неси!
        Максим вопросительно посмотрел на полковников и развел руками:
        - У меня больше нет.
        Илья Владимирович встал:
        - Ладно, теперь я схожу, - он недовольно качая головой вышел из комнаты.
        Оксана тем временем разревелась:
        - Дура я, скажите, ведь дура? - всхлипывая, вопрошала она Максима, - вот дал мне бог вторую молодость, а что с ней делать? Ведь все равно сопьюсь. И кровь эта ваша волшебная мне не поможет, - ее нос и щеки мгновенно стали красными.
        Максим смотрел на нее - и не мог понять. Как вот ЭТО могло стать Целителем? Как и почему Дух выбрал именно ее?
        Вернулся Илья Владимирович, тоже с бутылкой коньяка, поставил ее на стол, скрутил крышку и подвинул Оксане. Та уже прекратила всхлипывать, вытерла лицо протянутой салфеткой и не глядя ни на кого, будто стесняясь - налила себе.
        - Что вам еще надо? Я все рассказала. Что со мной будет дальше? - произнесла она отрывисто между глотками из стакана.
        - Дальше отвезем тебя на дачу, отмоем, оденем. Поживешь пару дней, протрезвеешь. За городом хранители не смогут тебя достать. Так что придешь в себя, и решим, вместе с тобой, как дальше быть. Но это завтра. Сегодня останешься тут. У нас хорошие гостевые комнаты. Переночуешь спокойно, а завтра с утра на дачу. Только больше никакой выпивки. Все. Сухой закон. Поняла?
        - А что мне будет, - с пьяной хитринкой начала она, - если я вам скажу, кто второй целитель? А?
        - Откуда ты знаешь? Ты уверена? - Илья Владимирович удивленно встал и подойдя к Оксане навис над ней опираясь руками на стол.
        - Конечно, б…ть, уверена, я его три раза ножом пырнула, а этот козел через полчаса - как не бывало. Сука. Он же должен умереть, иначе умру я. Ведь я правильно говорю? - она посмотрела на полковников. Вроде пьяна вдребодан, но еще не все мозги пропила, свою выгоду блюдет. Однако, трезвеет быстро. Сказывается кровь целителя.
        - Что ты хочешь? - Перешел от угроз на деловой тон Илья Владимирович.
        - Ящик водки. И чтобы он сдох. Понятно? - выкрикнула она. - Я его переживу. Я вас всех, козлов, еще переживу! - и пьяно рассмеялась с вызовом глядя в глаза собравшимся.
        - Ящик водки мы тебе организуем, даю слово, а вот насчет второго условия - тут надо посмотреть, насколько ты готова с нами сотрудничать? - услышав эту фразу от Семена Ивановича, Максим удивленно посмотрел на него, но тот, прикрыв глаза, показал, что все нормально, не дергайся, разберемся.
        - Хрен с вами, договорились. Вы же меня не наеб. те? Вы же это, полковники, офицеры, ваше слово, господа офицеры… вот… - она замолчала, выжидающе уставившись на Семена Ивановича, звериным чутьем распознав в нем старшего.
        - Даю слово офицера, если тебе так этого хочется. Ящик водки, и мы разберемся со вторым целителем, если ты обещаешь полное сотрудничество с нами, - твердо сказал Семен Иванович.
        - Я, как домой вернулась, с попойки в гараже, изучила в интернете все о катастрофе. Слышала, что миллион выплатить могут. Вот и искала все, что можно. А там интервью с один молодым пацаном. Ну, типа, вот он был на том самом эскалаторе, вот тут у него ушиб, и тут шишка, и вот тут он ободрался, а я смотрю - ничего и нету. Никаких следов. Вот, думаю, совсем баран, нет, чтобы за деньгами бежать. Хотя, думаю, может, как и меня, его тоже турнули. Типа, ран нет, - и пошел лесом. Теперь вот так деньги выманивает из нашего дорогого правительства. У них-то денег хватает, а с нами делиться никто не спешит. Козлы они, - она грустно замолчала в поисках поддержки в глазах слушателей, не нашла, и продолжила, - ну вот, я его и пробила там по всяким «Одноклассникам», «В контакте», и прочее. - Она не определенно покрутила руками, но в голосе ее чувствовалась гордость за себя. Мол, я умнее вас оказалась!
        - Откуда ты все это умеешь? - прервал ее Илья Владимирович.
        - Да дело-то нехитрое. Я же не всегда пропащая была. Работала временами учителем в школе, пока не выгоняли. Я ж учитель по образованию, да все из-за мужа с его друзьями. Бывало, затянет меня в загул, и все. А вот у учеников и набиралась всякого. Там, в школе, такие страсти происходят, вы даже не подозреваете. Дети «лайки» считают, кто к кому заходит, кто с кем в друзьях состоит, ну и вот. Нашла я этого парня. Следила весь день за ним. А вечером он с приятелем своим в бар какой-то пошел. Ну, и я туда. Познакомились. А он, придурок, меня давай коктейлями угощать, и смотрит так, будто прям сейчас в койку потащит, а у меня после мужа все на хрен болит, от одной мысли об «этом самом» плохо становится. Думала, дома у него, или, там, в гостинице какой-нибудь разобраться с ним, а тут он в баре в туалет отошел. Ну, и я на всякий случай за ним. В самом баре футбол начинался, и внизу, в туалете этом, никого не было, только он один. Ну, думаю, удачно складывается. А дальше уже все просто. Ткнула его пару раз ножом, и тихонько вышла. Нож у меня острый, ну, там, сумку подрезать, или отбиться от дебилов каких.
Так что я его точно хорошо порезала. Сама видела, как кровь полилась. У этих мужиков один футбол в голове, никто так и не спустился в туалет, и я незаметно, свалила из бара на улицу. Стояла там, недалеко. Думала, сейчас «скорая» приедет, и вынесут его, накрытого простыней, а, б…ть, нет! Они с приятелем через полчаса вышли, и на скамейку уселись. Он, хоть и бледный, но живой, сука. Свалила я оттуда домой на хрен. Шато ждала. Надо было посоветоваться, как с этим целителем справиться. Как, блин, его убить, если на нем все заживает? Так что он живехонек. Убийство мне тут не пришить, и вообще, я совершенно чиста!
        Она замолчала и вопросительно уставилась на Илью Владимировича:
        - Ну что, я свою часть выполнила. Устала я от вас. Тащите ящик водки, и валите уже на хрен. Дайте отдохнуть человеку. - Она откинулась на стуле и сложила руки на груди. Затем преувеличенно безразлично стала рассматривать потолок.
        - Сейчас, - Илья Владимирович смотрел на Максима, тот рылся в телефоне.
        - Нашел, вроде, - Максим остановил видео, - этот? - спросил он и показал экран.
        - Точно он, гаденыш мелкий. Андрей, вроде, его зовут, - в ее голосе слышалась только усталость и безразличие. Было видно, что она рассказала все и дальнейшее ее уже мало интересует.
        - Найдем, - сказал Илья Владимирович. - Сейчас тебя уведут в наш гостевой номер, - обратился он к Оксане. - Про ящик водки я помню. Все принесут, и закуску тоже. А завтра вывезем тебя на дачу. И будем решать, что делать дальше.
        В кабинете у Ильи Владимировича вышагивал злой Семен Иванович. Максим сидел тихонько на стуле, а тот его отчитывал:
        - Ладно, эту дуру ты нашел, но как ты прохлопал этого Андрея? Нет, объясни мне? Даже эта, весьма ограниченная бабенка, нашла целителя, а ты где был? - грозно нависнув над Максимом, выговаривал Семен Иванович. Потом повернулся к Илье Владимировичу:
        - Ты же говорил: «лучший аналитик», «лучший аналитик»! И что? Совсем работать разучились? - он в негодовании хлопнул рукой по столу.
        - Да успокойся ты, ну, повезло дуре просто, - успокаивающим тоном проговорил Илья Владимирович, - повезло ей. Там знаешь, сколько народу было? И интервью не один человек давал. Если порыться в интернете, найдешь этих пострадавших больше, чем народу там было. А она вычислила первого попавшегося, и пырнула его ножом, а он не загнулся. Вот, стало быть, и целитель. Повезло ей. А если бы он загнулся? Что тогда? Пошла бы ножом резать следующего, а за ним следующего? Мы так же должны были действовать? Ты не вали все на Максима, он нормально свою работу сделал. Нашел одного целителя? Нашел! А теперь мы знаем и второго. Так что охолонись немного. Сядь! - Последнюю фразу он рявкнул уставившись на Семена Ивановича и грозно сверкнул глазами.
        Полковник уселся на стул, достал платок и вытер лоб:
        - Ладно, извиняюсь, погорячился. После разговора с этой мразью тяжело себя в руках держать, - оправдывался он, - но сейчас, Максим, давай, вычисляй. У тебя на руках все козыри. Жду с докладом вас обоих у себя через час. Илья, организуй этой Оксане все, что обещал. А я пойду к себе, буду ждать новостей, - и он, тяжело поднявшись, вышел из кабинета.
        Максим вернулся в свой отдел и стал крутиться, как уж на сковородке. Вычислить Андрея оказалось делом несложным, затем он пробил его телефон и определил местоположение. Заодно вычислил, что за девушка брала у него интервью. Пробил и ее телефон. В данный момент они находились вместе.
        «Сейчас день, воскресенье», - подумал Максим, - «видно, друзья, или, может, пара».
        - Телефоны на прослушку, и отслеживать перемещение. Если что, сразу сообщайте! - дал он указание сотрудникам, а сам пошел на доклад к начальству.
        Пока шел, все раздумывал об Оксане: вот ведь как бывает, дали человеку второй шанс, омолодилась, вроде и денег подкинули. Сама - обладательница лечебной крови, которая на вес золота. И что в итоге? Сидит и глушит водку от осознания собственной никчемности. Это, как в поговорке: сколько овцу в волчью шкуру не ряди, овцой и останется. Точно про нее. Как была никчемная дура, так и осталась. Но, с другой стороны, хитра. Сразу принимает сторону силы. Вот, вроде, даже и условия себе обеспечила максимально комфортные в ее ситуации. С такой надо держать ухо востро. Если она даже на убийство решилась. Не простая тетка, ой, не простая! Фигня какая-то творится вокруг этих целителей-хранителей. Все как-то внезапно закрутилось. К чему приведет, непонятно. И главный вопрос, который мучил Максима: зачем полковникам так нужен этот целитель? Что с ним делать? Пока во всей этой ситуации в плюсе остался один Шато. Забрал свой литр крови у целителя, и ни у кого к нему никаких претензий. Так, за размышлениями, Максим и дошел до кабинета Сергея Ивановича, где оба полковника что-то обсуждали, ожидая его.
        Глава 8
        - Ну что, всю информацию собрал? - встретил меня хмурый Илья Владимирович.
        - Да. Установили личность. Андрей Константинович Зорин. Отец - бизнесмен средней руки. Никакого криминала. Торговля автозапчастями, несколько автосервисов. Мать - домохозяйка. В общем, ничего интересного. Интервью у него брала его девушка, или подружка, Светлана. Сейчас, судя по треку их телефонов, они вдвоем идут в торговый центр. Будем брать? - Он вопросительно посмотрела на одного полковника, затем перевел взгляд на второго.
        - Ну, не брать. Пригласим на встречу. Готовь тогда людей, сейчас отправим. Если эта Оксана вычислила его, то, может, и еще кто-нибудь. Так что, пока мы первые, надо действовать. Пригласим побеседовать, вежливо и спокойно. Не стоить портить отношения с целителем, - медленно произнес Сергей Иванович и поднял трубку телефона. - Группа на выезд. Ориентировку и фото сейчас вышлем. Взять вежливо и аккуратно, не причиняя вреда, и не привлекая внимания.
        Затем повернулся к Максиму:
        - Группа ждет, дай указание своим, пусть скинут всю информацию Фролову, командиру группы. - Произнес он махнул рукой отпуская майора.
        - Так точно, сейчас все сделаем, - Максим развернулся и вышел раздать указания.
        Полковники остались вдвоем в кабинете. Сергей Иванович встал и стал мерить комнату шагами.
        - Знаешь, - начал он, - устал я от всего этого. Почти сто лет в строю. Уходить на пенсию собираюсь.
        - Ты говорил уже это и десять лет назад, и пять, и двадцать пять, - меланхолично ответил ему Илья Владимирович крутя ручку в руках.
        - Говорил, но сейчас чувствую, что действительно - пора уже. Организм вроде не так и стар, благодаря Шато, но голова хуже варит, хуже. Да и отдохнуть уже хочется. Сколько мы работаем без выходных и отпусков? Усталость скопилась. Срываться начинаю. Я эту дуру сегодня чуть не прибил в допросной. Взбесила она меня. Чем - сам не понял. За нашу с тобой жизнь мы видели куда более мерзких людей. А вот, поди ж ты. Сегодня ведь еле сдержался. Да и на Максима твоего наорал почем зря. А так не должно быть. - Он остановился рядом с другом, затем немного постояв продолжил свое хаотическое движение по кабинету.
        - Ну, с Максимом нормально все. Пусть знает свое место. Ему бы лет пять еще поработать у нас в отделе, и я бы его смело на свое место поставил. Хотя я уходить еще не собираюсь, побарахтаюсь пока, - уверенно произнес Илья Владимирович.
        - Ну, смотри, смотри. Ты же представляешь, сколько кровь целителя может стоить? Мы с тобой за пару недель обогатимся - каждый на миллиард долларов. И что потом? Так и сидеть на этих деньгах? Я, конечно, скопил себе на пенсию за все эти годы, но все равно, это не сопоставимые суммы. После стольких лет в строю хочется уже пожить и для себя. Завести нормальную семью, нарожать детишек. - Он выжидающе посмотрел на своего друга.
        - Да, с ярдом можно и вправду выйти на пенсию, скинуть перед этим лет двадцать - и в Европу, или еще куда. Тут весь мир будет открыт. Но я так просто работу бросить не могу. Даже ради таких денег. Болею я за свое дело, и люблю свою Родину. За столько лет так и не избавился от патриотизма. Чувствую, что я еще нужен стране. Некому меня заменить. Вот как выращу замену, так и сразу. - Он развел руками и с грустью в глазах покачал головой.
        - Да, - Сергей Иванович посмотрел на своего друга с сочувствием, - ты всегда был странным. Столько настрадался от Советов. Я же тебя в 38-м еле из подвалов вытащил. Еще день, и все! Пуля в голову, и поминай, как звали. А нет, не растерял любовь к Родине. Вроде, сидишь в аналитике, должен лучше меня ситуацию видеть. Теперь же все продается. Надо будет - и тебя продадут, - он наставил на Илью Владимировича свой палец, как пистолет. Он смотрел на своего друга грозно и недоверчиво.
        - Ты не прав. - Илья Владимирович встал и подошел к Сергею, - Честь - она выше денег. И не надо мне тут втирать про продажность буржуазии. Проходили это все, и не раз. Ты в своем отделе слишком много общаешься со шпионами и диверсантами. И сам становишься таким же. Отдохнешь, омолодишься, и снова вернешься. Куда ты денешься, - Илья Владимирович дружески похлопал по плечу полковника.
        - С другой стороны, - Сергей Иванович задумчиво посмотрел на друга, - так будет даже лучше. Если ты останешься здесь. Прикроешь меня, если что, по старой дружбе?
        - Конечно. Можешь не сомневаться. Я добро помню. А сейчас что с этой Оксаной делать будем? - Он развернулся всем своим видом показывая, что тема закрыта и пора переходить к более насущным делам.
        - Пусть у нас ночку перекантуется, а завтра отправлю с охраной на дачу, в Малаховку, наверное. Пусть там поживет пару дней. Доктора к ней приставлю. Пусть кровь понемногу сливает. Думаю, можно будет с ней договориться. Особенно, пока она в запое. Водку менять на кровь. - Сергей Иванович успокоившись сел за стол.
        - Хм… а целебные свойства крови от водки не страдают? А то мало ли…
        - Здесь все чисто. Не волнуйся. Да и кровь мы будем сливать по пятьдесят, максимум, сто миллилитров. Что там этого алкоголя? Да и вроде, трезвеет она быстро. Вот можно в моменты трезвости и сливать.
        - Ладно, тогда я пошел давать указания, и ждем результатов от Максима. - Он поднялся и направился к выходу из кабинета.
        - Иди уж, - на прощанье проворчал его друг и открыл лежащую перед ним папку. Предстояло много работы.
        Илья Владимирович зашел в свой кабинет. Уже лет двадцать он в нем сидит, долго. Усмехнувшись, он достал заныканную и спасенную от загребущих рук Оксаны бутылочку коньяка, и отмерил себе ровно пятьдесят грамм. Залпом выпив, даже не посмаковав, что с ним бывало очень редко, он открыл накопившиеся папки, и погрузился в дела.
        Но поработать толком ему не дали. Постучав для приличия в дверь, и сразу открыв ее, вошел Максим:
        - У нас проблема. Ребята выехали на задержание Андрея. Когда уже подъезжали к торговому центру, оказалось, телефон Андрея не трекается. Сначала думали, что, может, в торговом центре не ловит, но с телефона Светланы сигнал есть. Нашли ее телефон - разбитый у дороги. Там еще два телефона валялись. Один из них Андрея. Сейчас просматривают камеры торгового центра. Охрана, правда, бузила, пришлось сделать пару звонков. Скорее всего, Андрея кто-то похитил, и тех, кто был с ним, тоже. Что будем делать? Какие у нас полномочия? - Он стоял рядом с полковником, ожидая от него указаний. Это была его прерогатива и сам он не мог пустить в дело группу быстрого реагирования.
        - Полномочия любые. Дело с грифом «Совершенно секретно». Никто не может совать свой нос. Надо искать Андрея. Причем срочно. Сольют с него кровь - и все! - В его голосе слышалось нетерпение.
        - Так вроде, Оксана говорила, что убить их невозможно? - уточнил Майор.
        - Это в городе невозможно. Да и много крови в городе из Целителя не выжмешь. А вот если это, например, действует Шато, то он точно знает все их секреты. Достаточно вывезти Целителя из города, и все, его супер способности исчезают. Кровь, конечно, по-прежнему имеет лечебные свойства, но сами целители уже не обладают той скоростью регенерации, какая есть у них в городе. Так что, целителя в городе убить практически невозможно, а вот за пределами зоны влияния Духа - никаких проблем. Именно так погиб последний наш целитель. Его отвезли на дачу Сталина. Только он мог его спасти в тот момент. Но целителя мало того, что не допустили к нему, его практически разорвали на части, вместе с машиной, в которой он ехал. Крупнокалиберными били. Прямо, практически, на крыльце дачи. Вот так-то. Прохлопали мы тогда. Не доглядели. Потеряли такого Вождя! - Он устало покачал головой.
        - А что было дальше? - удивленный такими откровениями, спросил Максим.
        - Дальше мы с Семеном по-тихому ушли из органов. Пока нас не ушли. Тут сам понимаешь. Не было выбора. Не удержались бы. Вот тогда-то мы и погибли для всех. Сами омолодились. Ну, а потом, лет через десять, вернулись обратно. Я уже другого чего-то, кроме своего служения, и не видел. Семен, конечно, искал варианты, но тоже оказался снова здесь, - Илья Владимирович замолчал, раздумывая о чем-то своем. Максим старался сидеть, не дыша, в надежде услышать продолжение. Но тут у него зазвонил телефон.
        - Нашли наших ребят. Есть наводка. Камера ничего не зафиксировала, но охране кто-то сообщил, что троих ребят запихнули в машину и увезли. Охранники не придали этому значения, и так бы и забыли, если бы не наши сотрудники. По камерам выяснили, что за машина. Сейчас пробивают номера и перемещение по городу. - Он вскочил готовый к любым указанием. Надо брать, пока есть возможность.
        - Идем к Семену, нужна его санкция на спецназ. Будем брать, - Илья Владимирович бодро подскочил на месте. От его хандры и ностальгии не осталось и следа. Сейчас это был настоящий полковник, напоминавший гончую, вставшую на след. Уверенный в себе, резкий и опасный.
        Семен, услышав последние новости, нервно мерил шагами свой кабинет. Группа быстрого реагирования была готова выдвинуться на захват, и ожидала только точную информацию: куда увезли целителя и, главное, кто?
        - У нас есть отличный шанс взять второй приз! Никто не знает, кто из них, в итоге, станет целителем, - Семен посмотрел на Илью Владимировича, - я поставил бы на эту бабенку - Оксану. Она не боится замарать руки, пройдет по трупам, лишь бы достичь своей цели, и изменить свою жизнь. Ей терять нечего, а вот мальчишка… Не знаю. Но в любом случае - он нам нужен.
        Сергей Иванович остановился напротив Максима:
        - Это будет твое дело. Ты едешь с ними. Чтобы с его головы не один волос не упал! Ты понял? - он навел на него палец и строго посмотрел в глаза.
        - Так точно! - вытянувшись, ответил Максим.
        - И, заодно, остальных детишек из его компании захвати, по сговорчивей будет. Выполнять! - рявкнул он.
        Отдав честь, Максим выскочил за дверь.
        - Резковато ты с ним, - не удержался Илья Владимирович садясь за стол и отодвигая какие-то бумаги.
        - Ты же знаешь, как высоки ставки, а тут такая возможность! Сразу два целителя могут оказаться в наших руках! Тем более, сейчас они растеряны. Не знают, что делать. Это отличная возможность с ними договориться о долгосрочном сотрудничестве! Ну, а если и не договоримся, то просто заберем у них как можно больше крови. Да мы им и выбора не оставим! - В его голосе чувствовался азарт и предвкушение. Было видно, что он соскучился по активным действием и будь его воля, сам бы ринулся на захват.
        Максим ехал в микроавтобусе со спецназом. Наспех одетый бронежилет давил на грудь; он уже давно отвык от него. Плохо затянутая каска на резких поворотах съезжала набок. Рядом сидела спаянная команда спецназа. В машине было тихо, все сосредоточены и спокойны. По информации, в деле замешан олигарх Суханов. Богатая сволочь, наверняка, и охрана у него неплохая, и офис должен быть хорошо защищен. Но Целителя надо спасать. Это отлично понимал Максим. Увезут, и ищи его потом. Это он сейчас в пятнадцати минутах на машине. Но стоит промедлить, и его будет не найти. Да и застать Суханова с тремя заложниками - тоже хорошее дело. Похищение людей - это очень серьезная статья. Тут и внеочередная звездочка может на погоны спланировать. Но ведь как оперативно сработал, гад! У нас практически ни одной зацепки не было на второго целителя, а этот уже и вычислил, и захватил.
        Они заехали в подземный гараж. Часть группы отправилась на лестницу. Дождавшись сообщения, что лестница перекрыта, другая группа, с Максимом Николаевичем, загрузилась в лифт. Его затолкали в самую глубину, на всякий случай, прикрывая своими телами. Поднявшись без приключений на этаж, группа тихо сосредоточилась вокруг нужной двери в офис. По команде командира дверь мгновенно вынесли:
        - Всем лежать, ФСБ! Лежать! - крики сопровождались выстрелами в потолок, и серьезными пинками не успевшим среагировать охранникам. Так бы все и обошлось, но вдруг из-за ширмы выскочил громила, как потом оказалось, начальник охраны, и открыл стрельбу. Увидев это, остальные охранники оказали ему поддержку. К счастью, профессионализм и более качественное обмундирование спецназа сделало свое дело, и через две минуты все было кончено. Оставался еще кабинет самого Суханова. Первый установленный на дверь заряд оглушил всех, но двери только выгнулись. Со второго заряда удалось все-таки выбить их ко всем чертям. В кабинете самого Суханова не оказалось. На полу лежал один контуженый охранник, которого быстро упаковали, и мальчишка, привязанный к креслу-каталке. Он был без сознания. Максим Николаевич подошел к нему, перерезал стяжки, которые сильно врезались в его руки, и похлопал по щекам:
        - Ты как, парень, живой? - Участливо спросил он.
        Тот смотрел на него ничего не понимающим взглядом. Паренек, похоже, был контужен.
        - Давай, я помогу тебе. Пойдем, - Максим аккуратно поддерживая, вывел парня в приемную и огляделся. У дивана лежала девушка, он кивком приказал ее поднять, это была Светлана, он вспомнил, именно она брала интервью у Андрея. А вот Андрею не повезло. Одна из пуль во время перестрелки попала ему в грудь, и он лежал на спине, прерывисто дыша. На губах пена с кровью.
        - Плохо дело, - определил Максим, - легкое пробито.
        Вокруг Андрея уже суетились врачи. Парень, которого вывел Максим, увидел состояние Андрея, и дернулся к нему:
        - Пустите, ему надо помочь, дайте мне помочь. Пустите! - он был явно обессилен, и даже Максим с трудом разбирал его слова. Он подозвал врача, и передал им спасенного. Через полчаса все было закончено. Андрея увезли в больницу. Светлане и парню, которого звали Александр, вкатили успокоительное, отвезли в здание ФСБ, разместив там в гостевых комнатах, которые надежно запирались, и приставили к дверям, на всякий случай, охрану.
        В кабинете Семена Ивановича сидели Максим и Илья Владимирович. Семен Иванович нервно ходил по кабинету:
        - Поручили простое дело: взять целителя живым. Что тут сложного? У вас было почти пятнадцать бойцов, против шести охранников какого-то олигарха. И что в итоге? Целитель в данный момент умирает, Суханов скрылся! Все просрали! - Говорил он не громко, подкрепляя свою речь активными махами рук.
        - Прошу прощения, - не выдержал Максим, - но я не силовик. Я аналитик. И только по соображениям секретности я сопровождал группу. И, считаю, мы свое дело сделали. - Майор повинно развел руками.
        - Сделали? Что вы сделали? Непонятно, выживет этот Андрей, или нет! Что вы сделали? - Последнюю фразу он чуть ли не выкрикнул нависнув над майором.
        - Целитель у нас, двое ребят, что с ним были, тоже. Им вкололи успокоительное, врач сказал, проспят пару часиков. А вот с целителем проблема. Прострелено легкое. Состояние очень тяжелое. Сейчас проводят операцию, - майор говорил не громко, спокойно и уверенно. Всем своим видом показывая, что все под контролем. Он знал, что такая манера обычно успокоительно действует на любое начальство.
        - Какого хрена? Он должен был за пять минут оклематься. Столько легенд ходит о живучести целителей, а он там помирать собрался! Конечно, возможно, что он еще слаб, как целитель, и войдет в силу только после инициации. Но тут вопрос - доживет ли он теперь до нее! - Махнув рукой произнес Семен Иванович. По нему было видно, что он немного успокоился и теперь настало время хорошенько обо всем подумать.
        - Может быть, причина в том, что из него много крови выкачали? - подал голос Илья Владимирович.
        - Не знаю. Да еще этот Суханов, - Сергей Иванович потер переносицу и остановился посередине кабинета, - мы, конечно, в розыск объявили, но у него такие связи, что нам мало не покажется. Его надо было брать на горячем. Все-таки похищение людей, захват заложников, - это по нашему ведомству, и открутиться у него не получилось бы. А теперь… Умотает в Лондон, и начнет верещать, что все подстроено, что обижают честных бизнесменов. Подтянутся еще какие-нибудь организации. Такая вонь поднимется!
        - Да и хрен бы с ним, с этим Сухановым. Переживем, не в первый раз. Главное, что оба целителя у нас. Увезем на базу, там никто их не достанет. За них нам все простят, - Илья Владимирович подошел к столу и набрав стакан воды из графина протянул его Семену. Тот благодарно кивнув выпил его и сел наконец-то на свое место.
        - Если, конечно, Андрей выживет, - подал голос молчавший до сих пор Максим, - но что-то тут не так. Семен Иванович, вызовите сюда Оксану, есть у меня одна мысль.
        Пока ждали конвой с Оксаной, все молчали, каждый думал о своем. Максим был недоволен и раздражен. С одной стороны, все правильно сделали, оперативно сработали, пробили ребят, вычислили их местонахождение после похищения. Ребят вытащили. Да, конечно, минус, что Суханов сбежал. Еще неизвестно, как все дальше может повернуться, с его-то связями. Хотя, у полковников тоже связей должно быть достаточно. Давно они уже сидят в ФСБ, ох, давно! И с Андреем все что-то гложет, что-то не складывается. Размышления прервали конвойные, втолкнув пьяную и растрепанную Оксану в кабинет.
        Стоя у дверей она обвела всех присутствующих отсутствующим взглядом:
        - А, господа полковники, соскучились? Захотелось женской ласки? Вы тут втроем уже не справляетесь? - пьяным голосом начала она, при этом сама смеясь над своими шутками, - ну, идите, я вас приласкаю, а то пить одной оказалось пи. ц как скучно! Да еще в вашей камере, которую вы по ошибке назвали гостевой комнатой. Может, все-таки, выпьете со мной за компанию? Воскресенье же, а вы тут все трудитесь и трудитесь. - Она раскинула руки призывая всех принять ее объятия.
        - Расскажи подробнее, как ты совершала покушение на целителя, - прервал ее Максим твердым голосом.
        - Да что рассказывать, он только открыл дверь туалета, а я ему ножом в живот. Раз, и еще раз, а потом, может, еще раз. Не помню уже. Кровь полилась, он согнулся и на пол свалился, ну, а я тикать. Встала там недалеко, в подворотне. Потом смотрю, друг его выводит, и на скамейку у входа сажает. Ну, дальше мне стало все с ним понятно, и слиняла я от греха. - Она недовольно махнула рукой и замолчала.
        - С ним был вот этот парень? - Максим достал из папки фотографию Александра.
        - Да, ты точно стреляешь, начальник! Он это. Малахольный какой-то. Все молчал, на меня внимания не обращал. Презирает, сука. Знаю я таких, чистеньких… - она недовольно сморщила лицо выражая презрение к нему.
        Максим кивнул стоявшим рядом с ней парням:
        - Уведите! - те подхватив Оксану под руки практически потащили ее вон из кабинета.
        Когда за ними закрылась дверь, Максим обвел задумчивым взглядом полковников. Семен Иванович сидел за столом и терпеливо ждал, что он скажет, барабаня своими худыми длинными пальцами по столешнице.
        - Ошиблась эта дура, - махнул рукой Максим, - да и я тоже хорош, поверил ей. Не он целитель. Не Андрей.
        - А кто? - не выдержал Семен Иванович.
        - Второй парень, Александр который. - устало произнес майор.
        - Откуда такие выводы? - Илья Владимирович внимательно и выжидающе посмотрел на Максима.
        - Сопоставил несколько фактов. Во-первых, эта коза не видела, как вылечился Андрей. Ткнула ножом, пошла кровь, и она сбежала. Скорее всего, там появился Александр, и вылечил его. Во-вторых, когда мы их освобождали, Андрей сидел в приемной с подружкой, а Александр был привязан к креслу-каталке в кабинете Суханова. Причем, он был совсем никакой. Постоянно терял сознание, плыл, в общем, конкретно. Я подумал тогда, что контузия. Все-таки, дверь взломать удалось только со второй попытки. Два взрыва в замкнутом помещении - это не шутки. Теперь думаю, что уж очень это похоже на потерю крови. Наверняка, Суханов выкачал из него все, что смог. Потом он еще рвался к раненому Андрею. Что-то там говорил: «Я помогу, пустите, помогу». Ну, и последний факт - Андрей не излечивается сам. А по всей информации, которую я прочитал, пулевое ранение для него не должно представлять серьезной опасности, - уверенно объяснил майор.
        - Браво, - похлопал в ладоши Илья Владимирович, - молодец! Не зря ты у нас аналитик. Где он сейчас? Надеюсь, в камере, под надежной охраной?
        Максим посмотрел на часы.
        - Ему и их подружке вкололи приличный коктейль. Там успокоительное, снотворное, витамины всякие… Еще пару часов должны быть без сознания. Разместили в гостевых камерах. Там поприличнее. Охрану поставили. Уйти незаметно оттуда невозможно.
        Полковники переглянулись.
        - Они хоть связаны?
        - Нет, конечно. С чего их связывать-то было?
        - Понятно. Боюсь, что мы уже опоздали, но отправь туда ребят. Пусть хотя бы руки ему свяжут, и обязательно за спиной. Если он все еще без сознания. И все еще в камере. Если ты прав, и именно он целитель, то от вашего коктейля он должен был быстро отойти. Ты же видел, как Оксана быстро трезвеет. С ним наверняка то же самое.
        Глава 9
        АЛЕКСАНДР.
        Я очнулся как-то резко. Попытался встать, но перед глазами все поплыло. Остался сидеть, прислонившись к стене, и осмотрелся. Я находился в какой-то казенной комнате. Узкая кровать с матрасом и байковым одеялом, тумбочка с графином воды и граненым стаканом. В торце комнаты окно, забранное толстой решеткой.
        Медленно, кусками стали проявляться воспоминания. Вот за Сухановым захлопывается потайная дверь, вот я слышу взрыв за спиной. Сначала один, потом второй. От второго меня взрывной волной опрокидывает к столу, и я, лежа на полу, вижу только большое количество ног в берцах. Кто-то что-то говорит. Но в ушах словно вата, и я не могу разобрать ни слова. Потом ко мне подошел кто-то уже в обычных ботинках. Я почувствовал, как мои руки освободились, и стал растирать их, пытаясь восстановить чувствительность. Мне помогли подняться с пола и вывели в приемную. Приемную всю разнесли. На стенах следы от пуль, на полу разбросаны бумаги. На диване сидела Лана, вся в слезах, а на полу лежал Андрей. Вокруг него суетились врачи. Я дернулся, пытаясь объяснить, что смогу ему помочь. Но меня оттащили от раненого друга. Подошел доктор, и сделал мне уколол. А потом снова провал в сознании.
        Теперь я сижу в комнате. Непонятно где. Вроде, когда я был у Суханова, что-то кричали про ФСБ, но даже, если я у них, то все видеться с ними нет ни малейшего желания. Надо уходить отсюда, срочно. И спасать Андрея. Уж немного-то крови я из себя выжать смогу. Должен!
        Я постарался встать. Аккуратно, не спеша. Мне это удалось. Прислушался к себе. В принципе, все не так уж плохо. Прошелся по комнате. Вроде силы есть. Переключил зрение. О как! Стены светятся ярким светом, так и приглашая открыть дверь. Но чувствую, что моей энергии все равно надолго не хватит. И есть чертовски охота. Я представил большую тарелку супа и какой-нибудь стейк. Ммм!
        «Блин, какие мысли лезут в голову, когда надо спасать друзей», - одернул я себя. Сначала заберу Лану, потом рвану спасать Андрея. Хорошо, что я у них взял по капле крови. Представив светящийся образ Ланы, я открыл дверь и смело шагнул в нее. Лана оказалось точно в такой же комнате, как та, где очнулся я. Она лежала на кровати, такая милая и беззащитная. Я удивился вспыхнувшему вдруг чувству нежности к ней. Подошел и погладил по щеке. Я смотрел на Лану и удивлялся. А она симпатичная, когда вот так лежит. Хочется обнять ее и защитить.
        Но тут я вспомнил, что Андрею, возможно, очень требуется моя помощь.
        - Лана, проснись! - тихо, на ушко, сказал я. Она все так же спала.
        - Проснись, - чуть громче сказал я, она улыбнулась в ответ. Я взял ее за плечо и потряс, но ничего не происходило. Переключив взгляд, я увидел, что в районе головы она вся серая. Пошарил по карманам и, не найдя ножа, стал аккуратно переливать свое золотистое свечение в нее, положив руку на голову.
        - Проснись! - она испуганно распахнула глаза и посмотрела на меня растерянным взглядом.
        - Саня? - Удивленно произнесла она и оглядевшись села на кровати, - где мы? Как ты? Нас спасли?
        - Спасли, но дальше нам надо самим спасаться. Мы, похоже, теперь в ФСБ. Пойдем, - я протянул ей руку, помогая встать. - Надо уходить, скорее. Ты видела, как Андрея ранили? Что с ним?
        - Врачи говорили, что очень плохо. Боялись, что могут не довезти, - она посмотрела на меня.
        - Идем, мы должны помочь ему, - я настойчивей потянул Лану за руку.
        - Помочь? - она отдернула руку, и с удивлением посмотрела на меня, - ты в своем уме? Головой не стукнулся? Он нас предал! Продал какому-то олигарху. Я-то ладно, что там, всего три года с ним общаюсь, но ты же говорил, что вы дружите с самого детства. А он вот так просто - взял и продал тебя, - она говорила не громко, но зло и эмоционально. Ее речь сейчас походила больше на шипение разозленной змеи.
        - Все равно, мы должны помочь ему. Он мой друг. Ну, оступился. Все-таки деньги большие. Бывает. А если с ним что-то случится, я себе не прощу. Я мог помочь - и не помог. Как ты сама с этим жить будешь? - она внимательно посмотрела на меня и протянула руку.
        - Тогда давай быстрее пойдем. Не хотелось бы тут оставаться надолго, чувствую, надо сваливать, пока не поздно, - она приобняв меня встала рядом со мной.
        Я закрыл глаза и представил дверь. Не сразу, но получилось представить светящийся образ Андрея. Он был какой-то поблекший, как будто кто-то попытался стереть его ластиком, но бросил эту затею на середине. Взяв Лану покрепче за руку, я открыл дверь.
        Мы оказались в больничной палате. На кровати, под капельницами, лежал Андрей. Попискивали приборы. На наше счастье, никого рядом не оказалось, но за дверью мы слышали голоса и звук шагов. Лана тихонько подошла к двери и подперла ручку стулом, чтобы никто не смог ее быстро открыть, потом кивнула мне. Я стоял рядом с Андреем и разглядывал его своим «особым» зрением. Всю грудь у него покрывало большое черное пятно. И я понимал, что оно угрожает жизни моего друга. Я выдернул иглу из руки Андрея, и уколол ею свой палец. Сейчас, когда я так обессилел, это было особенно больно. Но кровь из меня не хотела вытекать. Только пара капель, пара драгоценных капель капнула в стакан, подставленный Ланой. Я несколько раз втыкал в себя иглу, и мне удалось выжать еще немного крови. На моих глазах выступили слезы.
        - Да что за черт! - выругался я! - Что же такое!
        - Успокойся, - Лана обняла меня и, поглаживая по плечу, продолжила утешать, - не нервничай. Ты просто очень устал. У тебя совсем не осталось сил. Сколько прошло? 3 -4 часа, как из тебя качали кровь? Не волнуйся, мы придем еще. Потом, когда ты восстановишься, мы поможем ему.
        - Надо сейчас! У меня ничего не получается. Весь этот день. Все из-за меня! И я ничем не могу помочь, - я сел на стул. Слезы разрывали меня изнутри. Мне очень хотелось разрыдаться. Но я держался. За последнюю неделю Андрей второй раз практически умирает на моих руках. И если в первый раз я смог помочь, то сейчас был полностью бессилен. Я стиснул зубы и ожесточенно воткнул в себя иглу. Сквозь слезы я смотрел, как еще пара капель крови покинуло меня:
        - Что нам с ней делать? Он весь перебинтован, - я показал на похожего на мумию Андрея и озадаченно поморщился.
        - Давай немного разбавим водой и напоим его, - предложила Лана и, не слушая меня, налила немного воды в стакан, а затем попыталась напоить Андрея. Не сразу, но ей удалось влить в него все, что было. Мы стояли рядом с кроватью и смотрели на него. Андрей неожиданно открыл глаза. И что-то прошептал. Я наклонился к самым его губам.
        - Прости меня, Саня, прости. Я не хотел. Бегите отсюда. Иначе все будет зря. А я нормально. Только больно очень. А так нормально, - он скосил глаза на Лану, она демонстративно отвернулась. Лана, в отличие от меня, все равно не собиралась его прощать. - Сань, Лана сидит на моей одежде. Возьми, там карточка в кармане брюк, вам может пригодиться. И не приходите пока ко мне, я думаю - это очень опасно. А мне уже лучше. Спасибо, что не бросил меня. А сейчас уходите скорее.
        Он закрыл глаза и впал в забытье. Я сидел молча рядом, глотая слезы. Лана дернула меня за руку:
        - Идем уже скорее отсюда. Ты все равно ничем ему сейчас не сможешь помочь. Тебе надо отдохнуть, - Лана потянула меня за руку заглядывая мне в глаза.
        - А куда мы пойдем? Домой точно нельзя. Нас там быстро найдут. И что, все опять заново? - не громкой и задумчиво ответил я. В голову не приходило ни одной мысли куда бы могли отправиться и где было бы безопасно для нас. На озадаченно потер лоб.
        - Ты же дверь можешь открыть куда угодно? Есть у меня одна мысль, - в ее голосе появилась уверенность.
        - Да, куда угодно, но только туда, где я уже был.
        - Хорошо, открывай где-нибудь в районе Тверской улицы, а там уже сориентируемся и дойдем, - было видно, что она нервничает и торопится по скорее отсюда убраться. Я же наоборот чувствовал себя очень вялым и мечтал о передышке.
        - Ладно. Андрей сказал, что где-то в его вещах должна быть карточка, надо взять с собой. Нам бы не помешали сейчас деньги. Надо одеться и телефоны купить. - я махнул рукой в сторону аккуратно сложенных вещей Андрея, которые были сложены на стуле рядом с койкой.
        Лана встала и порывшись в вещах вытащила карточку, похоже, эта была та самая, которую кинул Андрею Суханов. В этот момент кто-то дернул ручку двери в нашу палату. Но стул сумел удержать ее. Ручку дернули сильнее. Лана схватила меня за руку:
        - Давай быстрее. Уходим отсюда! - несколько нервно проговорила она помогая мне подняться и подводя к стене.
        Мы вышли в темной подворотне, и, пройдя пару шагов, оказались на Тверской. В Москве вечер только начинался, хотя уже и стемнело. Для меня было странно, что сейчас всего девять часов. За этот день с нами произошло столько событий, а время еще совсем не позднее. Мы, немного помятые, влились в толпу гуляющих людей, и я пошел за Ланой, которая быстро сориентировалась на местности и уверенно повела меня какими-то своими путями.
        Мы прошли пару домов, несколько раз свернув, и подошли к большому, так называемому, «сталинскому» дому. Лана набрала код домофона и открыла дверь. Подъезд был непривычно большой и просторный. Широкая лестница с могучими деревянными перилами, большие окна с чистыми стеклами. Лана проигнорировала лифт, и мы поднялись пешком на третий этаж. Она позвонила в дверь. Открыла какая-то старушка.
        - Ой, Светочка, здравствуй! - поприветствовала она ее, не снимая цепочки с двери, и окатив меня любопытным, и в то же время подозрительным, взглядом. - Опять ключи забыла?
        - Да, Маргарита Ивановна, - изобразив радость на лице ответила Лана. Старушка захлопнула дверь у нас перед носом, и мы услышали ее удаляющиеся шаркающие шаги. Я удивленно посмотрел на Лану, она успокаивающе кивнула. Снова раздались шаги, приоткрылась дверь, по-прежнему на цепочке, и старушка протянула Лане ключи.
        - Держи милочка, держи, - на этот раз она не спешила закрывать дверь, и, снова посмотрев на меня, спросила, - а кто этот молодой человек?
        - Друг, Маргарита Ивановна. Спасибо вам, - и Лана направилась к соседней двери. Под провожающим нас взглядом любопытной соседки открыла ключами дверь, и мы зашли в квартиру.
        - Здесь живет моя бабушка, я тебе говорила о ней. Она сейчас в театре. Будет часов в 11 -12, так что время привести себя в порядок у нас есть. Здесь можем и переночевать.
        Я тем временем осматривал квартиру. Мы стояли в большой гостиной. Чистый и блестящий паркетный пол, хрустальная люстра, явно из восьмидесятых. На стенах висело множество фотографий. На них я увидел известную актрису.
        - Так это и есть твоя бабушка? - удивленно спросил я.
        - Да, Лидия Гавриловна, - в ее голосе послышалась гордость за бабушку.
        - Обалдеть! Я видел много фильмов с ней. У меня мама любит их смотреть. Сколько ей лет, уже под семьдесят, наверное?
        - Да, где-то так. Но она до сих пор играет в театре. Жить не может без него. Вот и сейчас она на спектакле.
        - И ты молчала? - я подошел к более свежим фотографиям, на одной из них была Лана - в обалденном вечернем платье, с красивой прической, рядом с бабушкой на каком-то мероприятии. Она встала возле меня, рассматривая снимок.
        - Бабушка у меня строгая, заставляет надевать платья, и вообще всячески приобщает к театральной жизни и миру кино. Вот, постоянно таскает на разные премьеры, дни рождения и прочее. Несмотря на все мои попытки сбежать. В принципе, мне уже даже стало нравиться. Хотя частенько бывает весьма скучно, но иногда попадаются очень интересные собеседники.
        - А ты тут обалденно выглядишь. Очень красивая, - я увидел, как Лана смущенно зарделась, - и почему ты так всегда не ходишь!
        - Да ну, ладно тебе. Спасибо, конечно. Но где мне так ходить? Мне удобнее в джинсах и кофте. Сам понимаешь: метро, автобус, учеба. Зима, грязь, слякоть. Да и лишнее внимание часто только мешает. Вот будут меня на машине возить, может, тогда и буду так одеваться. А сейчас - практично и незаметно! Все, садись за стол, а я в душ и переодеваться. Ты, наверное, иди на кухню и сообрази нам что-нибудь поесть. Можешь не стесняться, брать все, что хочешь, - и она упорхнула.
        Кухня оказалась громадной. Ну, по моим меркам, разумеется. Двадцать метров - это, конечно, шикарно. Живут же некоторые! В большом холодильнике оказалось много разной готовой еды в одноразовых контейнерах. Не знаю, откуда, и зачем это ее бабушке, но для нас очень кстати. Я достал тарелки, выложил на них еду и разогрел в микроволновке. Включив чайник, сел за стол и стал ждать Лану. Думать совсем не хотелось. У меня был только один план на сегодняшний вечер: поесть, помыться и спать. А все остальное завтра. Надо отдохнуть.
        Лану пришлось ждать достаточно долго. Минут тридцать-сорок. Я умудрился даже задремать за кухонным столом. Почувствовав, что кто-то потряс меня за плечо, я обернулся. Рядом стояла Лана, и я не сразу узнал ее. Она подошла ко мне в сарафане, шлепая голыми ногами по полу. Еще влажные, распущенные волосы, слегка завиваясь, прикрывали обнаженные плечи. Пока я разглядывал ее, она мило и скромно улыбалась.
        - Ну, насмотрелся? - спросила, довольная произведенным эффектом, - еда все равно остыла. Так что, ты сначала в душ, а потом есть, или наоборот?
        - Я сначала в душ, а то чувствую, после еды сил уже ни на что не останется, - Лана проводила меня до ванной, показала полотенце, и даже выдала большой халат и тапочки.
        - Разденешься - кидай одежду в машинку, там и моя лежит. Постираем. У нее автоматическая сушка, так что утром будет все чистое, теплое и сухое!
        - Ладно. Я постараюсь побыстрее, - Лана вышла, а я пошел в душ. Какой же кайф: после такого дня стоять под струями теплой воды. Я ощущал, как с меня смывается вся усталость, и все проблемы отходят на второй план. Снова стала появляться вера в себя. Пусть я неудачник. Меня все ищут. И этот олигарх Суханов с золотой цепью на шее, и ФСБ, и, может, еще кто-то. Но вот он я. Жив и свободен. И у меня все не так уж и плохо. Только мысли об Андрее меня немного расстраивали, но я верил, что сумею к нему пробраться, и помогу выкарабкаться.
        Глава 10
        Разморенный, но довольный, я сидел на кухне и, поужинав, пил чай. Мы болтали с Ланой - просто так, ни о чем. Мне было как-то очень хорошо. Тепло, уютно, и рядом Лана. Такая неожиданно милая и красивая. В этом сарафане, с распущенными волосами, она выглядела очень соблазнительно. В прихожей щелкнул замок и зажегся свет.
        - Бабушка пришла! - радостно подскочила Лана, словно маленькая девочка, и побежала в прихожую. Я направился за ней. Пугают меня знакомства с чужими родственниками. Вот и сейчас я чувствовал, как внутри я весь напрягся, словно готовясь к сражению.
        - Ой, Светлячок! А я смотрю: в квартире свет горит, так и знала, что ты меня ждешь. О, да ты не одна, с кавалером? - Произнесла бабушка зычным голосом и потрепала внучку по голове.
        - Это мой друг, Александр, - представила меня Лана. Лидия Гавриловна стояла в прихожей, с букетами цветов в руках и пакетом. Высокая, представительная женщина, светлые вьющиеся волосы, все еще красивое, только очень усталое, лицо. Несмотря на морщины, выглядела Лидия Гавриловна, на мой взгляд, для своих лет просто замечательно. У нее был громкий уверенный голос, который раскатывался по всей квартире, отражаясь от стен. Великолепная осанка и высоко поднятая голова. «Прямо королева», - подумал я.
        - Ну что, Александр, поможете мне? - она протянула свой пакет, - я, по старой советской традиции, забираю еду домой. Это все надо убрать в холодильник. А ты, Светочка, поставь пока цветы в вазу, - и она протянула ей букеты.
        Мы устроились в гостиной снова пить чай. Лидия Гавриловна рассказывала о театре, о спектакле, в котором она играет. Рассказывала о молодых актерах и актрисах, о том, что у них происходит. Целый час сплетен! Не ожидал от себя, что мне будет интересно такое слушать. Но закулисные драмы стали для меня открытием. Там кипят такие страсти! Это просто другой, отдельный мир. Не знаю, как объяснить. Вот я и мама - мы живем в обычном мире. Метро, работа или университет, друзья, родственники. А там все совсем иначе. Режиссеры, актеры, бомонд. Кто-то в рекламе снялся, кто-то в клипе, кто-то с кем-то переспал. Просто не жизнь, а мыльная опера.
        Посмотрев на часы, Лидия Гавриловна отправила нас спать. Мне постелили в гостиной, а Лана и Лидия Гавриловна заняли каждая по комнате. Я лежал на кровати и ворочался. Сон никак не шел. Перед глазами стоял образ Ланы, который периодически перебивался видом Андрея, лежащего на больничной койке. Прошел, наверное, час. Скрипнула дверь, и на мою кровать присела Лана.
        - Ну и что, ты, глупенький, все тут лежишь? - я удивленно посмотрел на нее, - идем, бабушка спит крепко, на ночь всегда пьет снотворное, - она протянула мне руку, я взял ее, и мы пошли к ней в комнату. На Лане была одета ночная рубашка, которая ярко выделялась в темноте. Я лег с ней рядом, и она крепко прижалась ко мне.
        - Ты так бы и лежал там один всю ночь? - как-то очень нежно и ласково произнесла она проведя рукой по моей груди. - Глупенький ты, - она повернулась ко мне и крепко поцеловала.
        Я ответил на ее поцелуй. Мои руки неумело скользили по ее телу. Я ласкал крепкую небольшую грудь. Мы долго целовались, не решаясь перейти к самому важному, пока ее рука не спустилась мне в трусы. Я уже не мог сдерживаться, решительно подмяв Лану под себя, и, не прекращая ее целовать, аккуратно раздвинул ее ноги. В конце концов, полностью обессиленные, мы раскинулись на кровати. У меня болела исцарапанная спина. Лана оказалась очень эмоциональной. Я боялся, что ее стоны слышал весь подъезд, но одни только воспоминания о том, как она стонала подо мной, меня опять возбудили.
        Когда мы закончили заниматься любовью во второй раз, я понял, что у меня уже нет сил ни на что. Она тихо лежала рядом, на моей руке, гладя меня кончиками пальцев.
        - Какие же вы, мужчины, глупые. Все приходится делать нам самим. Правильно говорит бабушка. Ты весь вечер раздевал меня глазами, а сам так бы ни на что и не решился, - произнесла она усталым, но при этом довольным голосом с неожиданно появившейся хрипотцой.
        - Прости, я просто боялся. А вдруг ты бы оттолкнула меня? И что тогда? А так хоть надежда есть, - тихо ответил я и помолчав немного, прижав ее к себе покрепче, - ты такая классная! - в ответ она потерлась о мое плечо.
        - Ты маме не позвонил. Она у тебя хорошая, мне нравится. Волноваться будет. - она приподнялась на локте и строго посмотрела на меня.
        - Не будет. Она сегодня на ночном дежурстве. Утром позвоню, - отмахнулся я.
        - У нас с тобой телефонов нет. А с городского лучше не звонить, а то мало ли…
        - Купим завтра, - я чувствовал себя очень усталым и выжатым, и мне совсем не хотелось сейчас думать о проблемах и искать пути их решения.
        - Точно! У нас же есть карточка Андрея. Самое время воспользоваться. Заодно и одежды тебе прикупим. А то выглядишь ты не очень, - бодро сказала она и улыбнулась, - ну, я про одежду, конечно. А так ты хоть куда! - мне было приятно это слышать. Но еще больше мне хотелось спать.
        - Давай спать, - я нежно ее обнял, и мы достаточно быстро уснули.
        Утром Лана разбудила меня часов в 10. Мы умылись и перешептываясь - Лидия Гавриловна еще не встала - позавтракали. Затем решили отправиться на прогулку. Надо было купить новую одежду и телефоны.
        В переходе мы купили сим-карты, а потом подошли к банкомату. На кредитной карте крупно маркером был написан пин-код. Мы оценили удобство. Денег там оказалось меньше, чем мы ожидали. Миллионом долларов и не пахло, но миллион рублей наличествовал, что для нас было огромными деньгами. Но телефоны мы себе купили самые простые и недорогие, мало ли, что еще с нами может случиться.
        Маме я позвонил, сказал, что уехал с друзьями на дачу, и до завтрашнего вечера меня не будет. Мама спокойно отнеслась к данной новости. В этом плане у нас очень хорошие отношения. Многие друзья мне завидуют. А мама понимает, что я уже не маленький, и всегда разрешает провести ночь вне дома. Да я никогда и не злоупотребляю такой возможностью.
        Мы с Ланой зашли в кафе. Надо было обсудить дальнейшие планы. Я сидел напротив и любовался ею. И как я раньше не замечал, что она такая красивая? Какая-то неловкость, утром сковывавшая нас, уже рассеялась, и мы весело шутили. Сегодня она была одета очень элегантно: сапожки на высоком каблучке, платье, пальто, шарфик и шапочка. Хоть на обложку. У Ланы оказался прекрасный гардероб, который хранился в квартире Лидии Гавриловны. Я был просто в шоке. Никогда бы не подумал, что Лана живет такой двойной жизнью. У нас на районе она одна, а здесь, у бабушки, - совсем другая. И, признаться честно, мне нравились оба эти ее образа. Удивительно, что она может быть и настоящим другом, и желанной девушкой. Она посмотрела мне в глаза и улыбнулась, явив ямочки на щеках на мое обозрение:
        - Надо решить, что делать дальше. Домой тебе нельзя. Думаю, там тебя в первую очередь будут искать, - откусывая кусочек булки сказала Лана.
        - А ты у бабушки останешься? - я тоже приступил ко второму завтраку. После прогулки по магазинам я сильно проголодался.
        - Да. Нашу связь не так уж просто отследить. Фамилии у нас разные. А Лидия Гавриловна давно не общается с моей мамой. Да и даже, если ФСБ нас найдет, думаю, у них есть такие возможности, - что с того? С Лидией Гавриловной лучше не связываться. Такой шум поднимет - мало никому не покажется! - И она очень важно кивнула головой, всем своим видом показывая, что ее бабушку даже ФСБ не в силах победить.
        - Да уж, она внушает уважение, - улыбнулся я. - Так что делать? Есть какие-нибудь мысли?
        - Ну, есть вариант, - она задумалась, - можно отправить тебя к Хвосту. Помнишь, тот парень, из тусовки мистиков. Он живет один в двухкомнатной квартире, думаю, тебя приютит, и вопросов лишних задавать не будет, - она выжидательно посмотрела на меня.
        - Почему ты так думаешь? - удивился я. Я помнил его. Мне он не показался особо приветливым. Было видно, что у них с Ланой не очень простые отношения.
        - Просто, - она немного помялась, - он за мной ухаживал. Мы только пару раз целовались, и все! - видя, как изменилось мое лицо, постаралась успокоить она меня, - он мне неинтересен, старый он для меня, и скучный.
        - Разве он старый? - я постарался выкинуть из головы мысли о том, что она с ним целовалась, но это было не так просто сделать.
        - Да, ему уже 27 лет. И бездельничает он постоянно. Сдает пару своих квартир, и открыл несколько кофейных точек. Это не кофейни, а так, кофе на вынос. Но, вроде, доволен. Мы с ним давно знакомы. Можно сказать, дружим. Он как раз из тех, кто посещает все эти театральные тусовки. И бабушку мою хорошо знает. Даже снимался в паре сериалов. Вот и общаемся. Я надеюсь, что он не откажется приютить тебя на недельку, - Лана мне мило улыбнулась всем видом говоря, что это правильное и хорошее решение.
        - Да уж, думаю, тебе вообще трудно отказать, когда ты так потрясающе выглядишь - улыбнулся я. - И что же, мне вот так жить у него? А дальше вообще что?
        - Ну, тут я тебе уже не помощница. Навестишь Хранителя. Думаю, он скажет, что делать. Двери ты научился открывать, лечить тоже. Так что, полагаю, скоро все должно решиться, - она нежно взяла меня за руку, - ты, главное, поосторожнее. Я очень за тебя переживаю, - и она потянулась ко мне.
        Мы поцеловались. Ради таких поцелуев я готов на многое. И уж точно постараюсь выжить. Умеет она уговаривать, ничего тут не скажешь. Нет у меня пока опыта противостоять женским чарам.
        Домой мы вернулись, нагруженные покупками. Все-таки, такое количество денег на карточке очень способствует повышенным тратам. А вот вчерашние приключения как раз не способствовали сохранению нашей одежды в нормальном виде. Так что все удачно совпало, и мы накупили много обновок. Посмеиваясь над иронией судьбы, мы тратили деньги, полученные за меня, на меня же.
        Вечером мы решили отправиться в бар, где собирается компания наших знакомых мистиков, а до этого, думал я, можно отлично провести время вдвоем с Ланой, забравшись в постель. Но нашим планам не суждено было сбыться.
        Сначала я почувствовал какую-то дрожь в окружающем меня пространстве. Это было новое, необычное ощущение. Я испугано начал озираться, пытаясь понять, что происходит, а потом на стене появилась дверь. Мы с Ланой застыли, не зная, что делать: то ли бежать, то ли прятаться. Дверь открылась, и в комнату вошел мужчина. Он кивнул нам и молча, не спеша, огляделся.
        На вид ему было лет шестьдесят. Высокий, седой, сухощавый грузин. Одет он был как-то просто и бедно - серые мешковатые брюки и заправленная в них рубашка. Сверху была тонкая дешевая куртка. У него было интеллигентное лицо и неожиданно живые глаза, немного навыкате, которые обшаривали гостиную. Мельком взглянув на нас, он прошел в прихожую, где снял обувь и аккуратно повесил куртку. Мы так и стояли молча, взявшись за руки. Мужчина вернулся в комнату и подошел к фотографиям на стене:
        - Надо же, это ведь Лидочка? - спросил он указав рукой на фотографии развешанные на стене, - сколько лет прошло, а она все так же прекрасна. - Он подошел поближе и стал внимательно разглядывать снимки, - А вот и я с ней, смотрите, - мы заинтересованно подошли к фотографии, у которой он остановился. На ней была счастливая Лидия Гавриловна лет тридцати. Молодая - и очень красивая. Рядом с ней стоял не менее красивый мужчина с черными волосами, с улыбкой на лице он обнимал бабушку Ланы, и было видно, что им они давно знакомы и им хорошо вместе.
        - Кто вы? - не выдержав, спросил я.
        - Простите мне мои манеры, - он повернулся к нам, - я Хранитель, возможно, вы слышали обо мне. Мое имя Шато, - я испуганно застыл. Он же, видя мою реакцию, улыбнулся:
        - Нет, нет, не волнуйтесь. Знаете, многое из того, что обо мне рассказывают, сильно преувеличено. Тем более, не следует доверять рассказам Деда. Он давно меня не любит, завидует мне. Для него нет ничего приятней, чем доставить мне неприятности. Но это все лирика. Мне стоило больших усилий раздобыть каплю вашей крови, и прийти на встречу к вам. Может быть, угостите гостя чаем, и мы с вами посидим, спокойно поговорим? - Говорил он спокойно и уверенно. Я бы даже сказал - слегка снисходительно.
        - Да, конечно, - Лана, видя мою растерянность, решила взять ситуацию в свои руки, - проходите, садитесь. Сейчас чай сделаю, есть печенье и шоколадные конфеты. Бабушке до сих пор дарят много конфет, - открыто улыбнулась она.
        - Да, да, я не сомневаюсь. Она по-прежнему прекрасна, - Шато согласно покивал головой и сунув руку в карман достал маленькую бутылочку из-под вина, - если вам не трудно… - Он немного замялся, - я так понимаю, вы ее внучка? Передайте ей, пожалуйста, эту жидкость и проследите, чтобы она ее выпила. Уверяю вас, это абсолютно безвредно, даже скорее наоборот, - он улыбнулся Лане, как заправский ловелас. Чувствовалось, что у него за плечами большой опыт общения с женщинами.
        - Конечно, - Лана осторожно взяла бутылочку из его рук, - это ведь то, что я думаю?
        - Не знаю, что вы думаете, но это действительно, как ее в народе называют, - «живая вода». И этой порции вполне достаточно, чтобы жизнь Лидочки продлилась еще как минимум лет на десять, а то и пятнадцать, произнес он теплым тоном.
        - Спасибо вам большое! - Лана убрала бутылочку в сервант за стекло. - А мы вот думаем, как бы так незаметно дать ей хотя бы немножко крови Саши, - я сердито посмотрел на нее. Все, что я слышал о Шато, говорило, что он очень опасный человек, и с ним надо быть очень осторожным, а Лана уже очарована им.
        - О, нет ничего проще! Покупаете любые таблетки типа капсул. Высыпаете оттуда порошок, и по паре капель крови внутрь. Кровь целителя не портится, и даже спустя месяцы и годы сохраняет свои свойства. Упаковываете все это - и готово. Если нет серьезных болезней, а только старческие, достаточно принимать по две таких таблетки утром и вечером, на протяжении, скажем, месяца, и все болячки пройдут. Все уже давно придумано и опробовано, - он улыбнулся Лане, и взял протянутую чашку чая.
        - Так что же вы все-таки хотели от нас? - немного агрессивно спросил я.
        - Я так понимаю - именно вы у нас целитель по имени Александр? - Шато не обращал внимание на мой тон и вел себя очень доброжелательно, я бы даже сказал - снисходительно, что еще сильнее выводило меня из себя.
        - Я так понимаю - да, - с вызовом ответил я.
        - Я пришел с вами просто поговорить, познакомиться и, возможно, договориться на будущее. Вам это интересно? Скажу сразу, я хорошо знаю Деда и догадываюсь, что вам он практически никакой информации не выдал. Не в его интересах появление нового целителя, - он покачал головой видя мою реакцию и повернувшись посмотрел на Лану.
        - Конечно, интересно, - ответила за меня Лана, что мне опять не понравилось.
        - Да. Хотелось бы узнать, что вы можете мне рассказать, и о чем хотите договориться? И где вы взяли мою каплю крови, вы же по ней меня нашли? - влез я.
        - О, ну тут все просто. Каплю крови я смог достать после того, как вас освободило ФСБ. Конечно, «освободило», - это громко сказано, но от Суханова вас избавили. Всю вашу кровь использовать не успели, и несколько капель я смог обменять на некоторую информацию. А уже по капле крови хранитель может открыть дверь к ее обладателю. Судя по тому, что вы не очень удивились моему появлению здесь, Дед вас уже познакомил с такой возможностью? - он вопросительно посмотрел на меня; ничего не оставалось, как только кивнуть в ответ.
        - Ну, вот и замечательно. Итак, на один вопрос я уже ответил. Теперь другой вопрос: что мне от вас нужно. Я знаю второго возможного целителя, и вот он меня не устраивает ни по каким параметрам. Да и не думаю, что она долго проживет. Мало шансов, - он покачал головой.
        - Второй целитель - женщина? - удивленно спросил я.
        - Да. Ей на момент нашего знакомства было лет пятьдесят. Я ее снабдил живой водой, так что сейчас она выглядит лет на двадцать пять, тридцать. Я слышал, что она напала на вашего друга, приняв его за целителя, - он извиняюще развел руками.
        - Как? Когда? - удивился я.
        - Имя «Оксана» вам о чем-нибудь говорит?
        - Так это она? - удивлено воскликнул я. Мы с Ланой переглянулись, - помнишь, я рассказывал про бар. Вот там он с ней и познакомился. Мне она сразу не понравилась. А теперь получается, что это была она! Она, наверное, решила, что Андрей и есть целитель. Я в самый последний момент смог спасти его. Зачем она это сделала? Неужели нельзя было просто поговорить? Решить как-то более мирным способом все? - Я был расстроен и в глубине души негодовал таким ее поступком.
        - Поверьте, с ней договориться вам бы точно не удалось. А то, что ваш друг выжил, еще больше утвердило ее в том, что именно он целитель. Это был бы хороший вариант, если бы вы были готовы пожертвовать своим другом ради собственного спасения. Можно было бы все перевести на него. Но что-то пошло не так, и вас вычислили. Тот же Суханов, к примеру, знал, что именно вы целитель, а не ваш приятель.
        Мы кивнули. Уж мы-то знали, что пошло не так. Неуемная любовь Андрея к деньгам принесла нам кучу дополнительных проблем.
        - Так что теперь о вас знают и ФСБ, и Суханов. А что знают двое, наверняка, уже знают все остальные заинтересованные лица. Кстати, поздравляю вас с тем, что вы смогли вырваться от ФСБ. Я так понял, на тот момент они не рассматривали вас, как целителя. Они были уверены, что целитель - Андрей. Иначе вас в городе бы не оставили. А за городом вам бы вряд ли удалось открыть дверь. Из этого делаем вывод, что информация о вас к ним попала от Оксаны, а не от Суханова. К тому же, на ваше счастье, вами в ФСБ занимается весьма ограниченное количество посвященных людей. И у вас есть неплохие шансы некоторое время скрываться от них.
        Главный там - Семен Иванович, полковник. Я давно с ним общаюсь. Мерзкий человечишка. Настоящий хапуга. Вот с ним лучше не связываться. Второй полковник - Илья Владимирович. В принципе, неплохой человек, патриот. Тоже давно в органах, но при этом не скурвился. Что удивительно. И еще теперь с ними работает один майор. Но он темная лошадка. Именно он брал вас у Суханова. Работает по вашему делу недавно, и лично я с ним не успел познакомиться, но слышал, что этот человек заслуживает доверия. Думаю, с майором или с Ильей Владимировичем можно о чем-нибудь договориться. А вот Семена стоит опасаться, и ни в коем случае не вестись на его обещания. Не тот он человек. Не тот, - он покачал головой, видно, что-то вспоминая.
        Глава 11
        Я сидел и переваривал полученную информацию. Очень уж не вязался этот разговорчивый и доброжелательный Шато с тем образом, что сложился у меня в голове. И сразу столько информации.
        - Откуда вы все это знаете? Дед говорил, что вы сотрудничаете с ФСБ. И теракты - дело ваших рук, - немного резковато спросил я. Лана удивленно посмотрела на меня. Я ей не рассказывал раньше об этом.
        - О, это вам опять Дед рассказал, да? Молодец Дед! - он печально усмехнулся. - С ФСБ сотрудничаю, не буду отрицать. Когда-то я сотрудничал из чувства патриотизма, а потом уже все шло по накатанной. В последнее время и рад бы не сотрудничать, но полковник всегда находит, чем меня прижать. А с терактами вообще плохая история. Я пожаловался, что источник иссякает. И это на самом деле было так. Тогда Семен Иванович попробовал надавить на Деда. У него источник был все еще в силе. Но Дед - он Дед и есть. Где залезешь, там и слезешь. В общем, ушел тогда полковник от него ни с чем, и очень злой. А потом раз - и начали происходить теракты. Мой источник воды наполнился силами. А ведь тут работает принцип «Cui prodest» - «кому это выгодно». А выгодно, если посмотреть со стороны, в первую очередь мне. Так что источник наполнился, а мои доброе имя и престиж резко рухнули вниз. Тут и вызывает меня к себе Семен Иванович. И говорит так мило, как умеют только сотрудники ФСБ, - ну, типа, помогло же тебе? А то ты ныл, что все плохо, источник иссяк! Теперь у тебя все хорошо, так что и поставки водички можно
увеличить. А если опять будут проблемы, ну, ты обращайся, поможем, чем сможем, - и все это с такой мерзкой улыбкой. В общем, вот кого следует опасаться. Я, конечно, многое видел, и на многое сам готов, но чтоб невинных людей губить… Это для меня слишком.
        Повисла пауза и, пока я переваривал все это, Лана не выдержала и снова влезла в наш разговор:
        - А почему вы так выглядите? Вам же лет шестьдесят на вид? Будь у меня доступ к источнику, я бы всегда была молодой!
        - Ну, девочка, в старости тоже есть своя прелесть. Не так уж она и страшна, как о ней думают двадцатилетние. А я, к тому же, человек семейный. И в моей семье мало кто знает о том, что я хранитель. Да и не так уж много у меня этой воды, - он повернулся ко мне, - вам, как будущему целителю, надо знать, что я веду строгий учет всей жидкости. Когда станете целителем, я вас ознакомлю со своим гроссбухом. У меня есть все записи за последние пятьдесят лет. Воды всегда не хватает. Представьте, только в нашем городе постоянно проживает более десяти миллионов человек. А нас, хранителей, только шестеро. Это просто капля в море! Тем более, в последние годы дела у Духа идут не очень хорошо, и источники воды порядком оскудели.
        - И куда же уходит вся ваша вода? - с некоторым скептицизмом в голосе поинтересовался я. Шато сейчас напоминал пожилого бухгалтера. Он посмотрел на меня внимательно и стал объяснять. Прямо, как ученику объясняет учитель задачу на пальцах:
        - Так сложилось, что моя зона ответственности - это выдающиеся врачи и спортсмены. Обратите внимание, сколько врачей, которым по паспорту за семьдесят-восемьдесят лет, до сих пор проводят операции! А сколько тренеров в таком же возрасте тренируют наших детей. А ведь спорт - это очень важная часть нашего мира. Если есть достижения, люди тянутся к спорту. И, следовательно, нация становится здоровее. Я за всю свою использованную воду могу дать отчет. Раньше я принимал участие и в распределении воды КГБ. Но последние лет 10 -15 не знаю, что они с ней делают.
        Я ошарашено молчал, переваривая новую информацию. Честно говоря, я был уверен, что эта вода уходит на самих хранителей, их друзей, ну и на продажу, конечно. Был я на балу, видел конечных потребителей этой волшебной жидкости.
        - Вы, молодой человек, я вижу, думали, что все совсем иначе? - словно прочитав мои мысли, с укором произнес Шато, - я понимаю, вы росли во время зари капитализма. Но уверяю вас, что в Советском Союзе вы приняли бы мою информацию, как должное, - он произнес это с гордостью в голосе. В современном мире это называют пафосом, но здесь и сейчас даже я понимал, что это к месту.
        - И что? - спросила Лана, - все Хранители так поступают с этой водой? Никому не продают?
        - Нет, почему же. Иногда продаем, но за очень большие деньги. К тому же, за всех не могу сказать. Из крупных есть только я и Дед. Остальные источники сейчас совсем измельчали. Вряд ли там много остается на продажу или передачу, - он не довольно поморщился.
        - Понятно, а Дед куда девает свою воду? - меня заинтересовал этот вопрос.
        - Дед… он человек тщеславный. Делится, как бы с барского плеча, с нашим бомондом. Актеры, чаще актрисы, режиссеры, певцы, политики, депутаты. Вот кого они благодарят за продление своей молодости. Думаю, вы, Светлана, как завсегдатай этих тусовок, - она скромно потупила глаза, - наверняка встречали там тридцатилетнего франта, которого наши мэтры принимают очень тепло. Он у нас любит быть центром внимания. Принимать восхваления и благодарности. При этом очень печется о своей безопасности. Например, в начале девяностых его пару раз пытались похитить. Во все времена было много желающих обладать такой властью. Быть хранителем Духа и получать плату в виде живой воды. Но дано это единицам. А в девяностые время такое было: считалось, что силой можно урвать себе практически все. Один раз мне пришлось его спасать. Все мы, хранители, запомнили кровь друг друга, и всегда готовы прийти на выручку. Сами понимаете: лучше старый, но надежный враг. Он предсказуем и понятен, а кто придет ему на смену? - Шато вопросительно взглянул на меня, затем перевел взгляд на Лану, понимая, что поддержку ему надо искать там.
        - Это так интересно! - удивленно сказала Лана.
        - Вот, кстати, мы и подошли к тому, о чем я хотел попросить вас, Александр, - Шато внимательно посмотрел на меня, и его взгляд уже не был добродушным. Скорее, там читалось напряжение и надежда на то, что я его смогу понять.
        - Целитель имеет возможность закрывать двери для Хранителей. Именно таким образом он может сместить неугодного ему человека с должности. Просто - раз, и я больше не смогу открыть ни одной двери. И, конечно, дверь к источнику живой воды мне тоже станет недоступна. Я готов предоставить вам все свои записи. Мне не хотелось бы потерять дело, которым я занимаюсь всю жизнь. Которое считаю очень нужным и полезным для всей нашей страны.
        Это вскоре будет зависеть именно от вас. У меня есть долгосрочные планы, живая вода расписана уже лет на пять вперед. И если вы, как целитель, сможете помочь Духу, то и выход живой воды увеличится. И планы я смогу исполнить быстрее. Если вы захотите - я буду готов прислушиваться к вашим советам и пожеланиям. Но мне уже сейчас хотелось бы определенности и ясности. Если вы решите меня убрать с этой должности, то прошу сообщить об этом заранее. У меня есть небольшой запас, и мне придется очень хорошо продумать, как наиболее эффективно им распорядиться. Я и так на Оксану потратил почти три дозы, лишив возможности более полезных людей дольше прожить, и принести пользу народу и стране. И если вдруг со мной что-то случится, а это вполне вероятно, я прошу сначала ознакомиться с моими бумагами по плану распределения воды. Быть может, вы сочтете возможным продолжить мое дело.
        - Как-то все это очень пафосно звучит, - не выдержал я. - Такое впечатление, что вы говорите лозунгами, и не оставляете мне выбора. Если в моей власти будет заменить вас, и я решусь на это, то априори, следуя вашей логике, я становлюсь каким-то вредителем! Мне не нравится такая постановка вопроса.
        Все-таки мое негативное отношение к нему было трудно перебороть, несмотря на всю полученную информацию. Я понимал, что с трудом воспринимаю Шато, как спасителя народа. Возможно, так повлияли рассказы Деда, и разные намеки и недоговорки Али.
        - То есть, к примеру, если Хранителем вместо вас станет Лана, то она не сможет приносить пользу стране? И только вы, и никто другой, должны занимать это место? - Попробовал подловить его я.
        - С вами становится интересно беседовать, Александр - улыбнулся Шато, - безусловно, на моем месте может оказаться кто угодно, на ваш выбор. Но! Во-первых, у этого человека должны быть специальные способности, и уже это очень сильно будет ограничивать ваш выбор. Во-вторых, я просто прошу, а не угрожаю. Вы немного превратно меня поняли. Я просто прошу оставить мне дело всей моей жизни. К тому же, тут пригодятся и специальные связи, которыми я оброс за прошедшие годы. Не может же человек просто прийти с улицы и начать распоряжаться живой водой. Да и, боюсь, не допустят его просто так к действительно нужным стране людям. А если он и придет к нужному человеку, не каждый ему поверит, и примет эту воду. Тут нужен правильный подход, знания, статус, в конце концов. Все в ваших руках. Я еще раз повторю - я не за себя прошу. Если не я, то пусть кто-то другой, но хотя бы ознакомьтесь потом с моими списками и планами. - Шато устало выдохнул, как человек сделавший трудное дело и сложив руки на груди откинулся на стуле предоставляя нам решить его судьбу.
        Я посмотрел на Лану - она старательно кивала мне. Как бы говоря: ну что ты ерепенишься? Мне же не хотелось вот так сразу что-то обещать, не разобравшись в своих чувствах. С детства не люблю, когда на меня давят и заставляют принимать непродуманные решения. А это был как раз такой случай.
        - Хорошо. Давайте договоримся так: когда я стану целителем, я ознакомлюсь с вашими записями, и приму окончательное решение. Но точно могу сказать, что полгода, а то и год, у вас есть. Я не из тех людей, кто сразу сносит головы. Можете спокойно работать по вашему плану. Я не люблю спонтанных решений. И, если что, заранее вас предупрежу. Но в данный момент я действительно не вижу причин менять вас. Да и не знаю пока ни одного кандидата на вашу должность, - я развел руками.
        - Спасибо, это именно то, что мне хотелось услышать, - он о облегченно вздохнул. - Ну, и я, по-прежнему, готов ответить на ваши вопросы. Время у меня пока еще есть.
        - А кто такие эти Духи? - опять не выдержала Лана, - они же не только в нашем городе есть?
        - Духи… Вы задаете сложные вопросы. Так просто и не расскажешь. Много есть разных теорий. Могу сказать точно: у каждого Духа - свой характер, и свои предпочтения. Что говорит о наличии личности у Духа. Например, в Санкт-Петербурге Дух привечает творческих людей. Поэтому там всегда много художников, музыкантов, писателей, архитекторов. Люди оттуда приезжают в восторге, и рассказывают о Питере в радужных тонах. Умеет он влиять на умы, умеет. Наш же Дух Москвы - другой. Более практичный, что ли. Ученые, банкиры, экономисты, политики здесь себя прекрасно чувствуют. Возможно, именно поэтому столица нынче тут, а не в творческом Санкт-Петербурге. Про остальные города я знаю немного. Вроде бы, в нашей стране пять городов имеют свой Дух.
        - Так как мне к нему попасть? Как мне уже стать целителем? - не выдержав, я задал главный вопрос, который меня мучил все эти дни.
        - Вот! Я ждал этого вопроса! Так и знал, что Дед вам не открыл эту информацию. А все очень просто. Если вы уже открываете двери, то вы видите нити Духа, - я кивнул головой в ответ на его вопросительный взгляд, - так вот, сам дом Духа расположен в районе Неглинной улицы. Идете туда. Находите самый яркий дом, не ошибетесь. Он так мощно светится, что лично меня даже слепит. Находите - и открываете в нем дверь. Но дверь можно будет открыть только тогда, когда вы будете готовы. А вот что это значит, я не знаю. Тут у каждого по-своему. Например, хранители открывают дверь в момент сильного переживания, как бы ища помощи. А целители открывают дверь, только обретя силу. Как это, не спрашивайте. Сам не знаю. Понабралось информации за мою жизнь, но она вся разрозненная. Спросите лучше Деда. Он как раз общался с прошлым целителем достаточно тесно. Дверь надо открыть один раз. Потом пройти дорогой Духа, говорят, что это что-то типа испытания. Но я так понял - оно простое и, скорее, для вида. Ну, и в конце вы получите силу Духа. Тоже не знаю, как это. Пройдя один раз, вы уже сможете общаться с Духом напрямую,
открывая к нему дверь из любого места. Главное, чтобы в этот момент у вас было достаточно сил для этого.
        - Да, звучит все просто: пойди туда, открой дверь, пройди и получи, - я недовольно почесал затылок раздумывая о том, что все равно ничего не понятно и что делать и как быть дальше не известно.
        - Не все, что звучит просто, делается просто. Я сам это прекрасно понимаю. Я бы посоветовал вам сначала сходить и посмотреть на дом Духа. Надо же с чего-то начать. Но хочу сразу предупредить - если вас ищут, а вас ищут, я это точно знаю, - то многим известно, куда вы направитесь, чтобы попасть к Духу. С ФСБ я бы посоветовал вам договориться, вы все-таки нужны им живым и невредимым, притом - состоявшимся целителем. Но есть и другие люди, которые не любят нашу страну. А наличие целителя в столице - это укрепление всей страны. И не улыбайтесь, это действительно так. И тут не идет речь о теории заговора. Любая сильная страна пытается ослабить своего противника на мировой арене. А в данном случае вы как раз являетесь отличной мишенью. Убрав всего одного человека, можно остановить укрепление всей страны. И сейчас таким человеком являетесь вы, Александр. К тому же, у вас нет президентской охраны, точнее, вообще никакой охраны нет. Устранить вас не так уж сложно. А выигрыш громадный.
        - Это звучит смешно, - ухмыльнулся я. - Кто там есть? ФБР, Моссад, кто еще? Все они будут охотиться за мной? За каким-то мальчишкой? Думаю, если бы это было так, меня бы давно уже нашли. Я как-то особо и не прятался, - я огляделся вокруг всем видом показывая, что вот он я.
        - Вы учитывайте, что не все посвящены в эту тему, и пока информация дойдет до нужных людей, пока они примут решение, - должно пройти какой-то время. И дальше так же беззаботно жить у вас вряд ли получится. Так что серьезно подумайте о своих дальнейших шагах, и о своей безопасности. А так же о безопасности этой милой леди, - он кивнул головой в сторону Ланы, - безопасности своих родных и друзей. Я бы все-таки посоветовал вам заручиться поддержкой ФСБ. В этом вопросе могу оказать некое содействие, главное - действовать мимо Семена Ивановича. От него всего можно ожидать.
        - В ФСБ мы уже были, и мне совсем там не понравилось, - хмуро произнес я.
        Судя по лицу Ланы, она очень серьезно отнеслась к информации о грозящей мне опасности. Я же, наоборот, все никак не мог серьезно воспринимать даже то, что уже произошло со мной до сегодняшнего дня. Да, я понимал, что опасность существует, да, надо скрываться, но в то же время - с трудом во все это верилось. Я не то, чтобы фаталист, но всегда был убежден: проблемы надо решать тогда, когда они возникли. А тут, в общем, пока я особых проблем не видел. Хотя меня уже один раз похитил олигарх, но потом спасло ФСБ, от которых я совершенно спокойно сбежал. И я был уверен в своих силах. Сбежал один раз - сбегу и другой.
        - Что ж, - Шато встал, - я постарался ответить на ваши вопросы, сейчас мне пора, но, если вы не против, я навещу вас через пару дней. Хочу напомнить, что у вас осталось всего несколько недель. А потом вы начнете испытывать серьезную боль, и придется очень торопиться, чтобы попасть к духу, и стать настоящим целителем. Или - всегда есть другой выход. И этот вариант, думаю, вам не понравится. Ваша смерть. Чего мне не хотелось бы по причине моей симпатии к вам и к вашей девушке, и по причине того, что Духу нужен, как воздух, целитель. Я, как хранитель, очень хорошо это вижу и понимаю. Поэтому не стесняйтесь, обращайтесь ко мне за помощью в любое время дня и ночи.
        Шато протянул мне визитку, на которой было напечатано только его имя и телефонный номер. В ответ я продиктовал ему свой новый номер телефона, и он отправился в прихожую одеваться. Затем попрощался, открыл дверь в стене, и покинул нас. Некоторое время мы с Ланой сидели молча. Да уж, нам было, о чем подумать.
        - Шато прав, ты наплевательски относишься к своей безопасности. И, если ты не думаешь о себе, подумай о друзьях. Андрей лежит на больничной койке, и неизвестно, что с ним. А ведь там могла оказаться и я, - Лана осуждающе посмотрела на меня.
        - Ты же говорила, что он предатель, и что так ему и надо. К тому же, что я должен был делать? Если бы он нас не сдал, жили бы себе дальше спокойно, - сердито произнес я. Она подошла и обняла меня:
        - Глупенький ты. Я не ругаю тебя. Я просто очень сильно переживаю. Теперь дальше надо все хорошенько обдумывать, и не светиться вообще, - она потянулась и поцеловала меня. Какое тут «обдумывать»? Когда тебя целует такая желанная девушка. И, вместо составления плана, мы переместились в кровать. Этот час прошел великолепно. Мы любили друг друга долго и вдохновенно. Я любовался обнаженной Ланой. Ее стройное тело, узкая талия, небольшие, но такие манящие, груди сводили меня с ума. Мы выжали друг друга до предела. Это было что-то. Самое странное: когда я посмотрел на нас своим «особым» зрением, мы так ярко светились, что мне захотелось зажмуриться.
        - Ты вся светишься, - нежно произнес я любуясь ее телом.
        - Мне так хорошо! - она, наконец-то, успокоилась, и легла рядом со мной, ничуть не стесняясь своей наготы. Я же не мог оторвать от нее взгляда. Было такое странное ощущение, что от энергии меня всего распирает, но при этом нет сил даже пошевелить рукой. Я задремал. Разбудила меня Лана, когда в комнате уже стало совсем темно.
        - Нам надо собираться в бар, на встречу с ребятами. Хвосту я уже позвонила. Он не против приютить тебя на недельку-две. Надеюсь, нам этого времени хватит, и тебя никто там не сможет найти. Особенно, если ты будешь осторожен. Ты ведь будешь осторожен?
        - Я постараюсь, - ответил я, и мы стали собираться.
        Глава 12
        На этот раз мы быстро нашли клуб, так что не пришлось долго плутать. Когда мы пришли, там тусовалась вся компания, и было заметно, что сидят они уже давно. Диггер был совсем пьян. Он приоткрыл один глаз чтобы поздороваться с нами:
        - Привет. Ты так ярко светишься, что мешаешь мне спать, - сказал он пьяным сонным голосом и, закрыв глаза, опустил голову на руки. Блин! Вроде, никто не обратил внимания на его фразу. Как-то неуютно мне стало. Получается, он действительно видит свечение, так же, как и я. Может быть, он сможет и дверь открыть?
        Хвост радостно поприветствовал нас. Сегодня компания была еще больше - человек двадцать собралось за столами. Я не прислушивался к беседе, а просто сидел рядом с Ланой, ощущая бедром тепло ее тела. Лана наклонилась ко мне и прошептала на ухо:
        - Я опять хочу тебя. Это нормально? - я согласно кивнул, испытывая те же чувства, - ты же будешь меня навещать?
        - Обязательно. Я теперь долго без тебя не протяну. Весь мой организм протестует, как только представлю, что тебя этой ночью не будет рядом, - так же шепотом нагнувшись к ее уху ответил я.
        - То есть, ты хочешь сказать, что это все твой организм, который я удовлетворяю, а сам бы ты и ни в жисть? - со смешком в голосе решила уточнить Лана.
        - Не-не-не. Не переворачивая. Я и сам вполне за!
        - Ну ладно, - простила она меня, и подарила, в знак примирения, длительный поцелуй, от которого закружилась голова и пересохло во рту.
        Пока мы сидели, Лана с Хвостом договорились о том, что я поживу недельку у него. Узнав, что я не собираюсь эту неделю ходить на учебу, Хвост обрадовался, и предложил мне у него подработать:
        - Понимаешь, - начал он воодушевленно, - у меня точки с кофе на вынос. Очень удобно. Цена за кофе небольшая, площадь маленькая. И пару месяцев назад я открыл еще одну, в бизнес-центре. Там много разных офисов. Несколько недель дела шли совсем плохо. Уже думал закрываться, но оказалось, что там периодически проходят конференции, ну, или семинары. Не знаю, как правильно это называется. И у них каждые полтора часа перерывы. В итоге, каждые полтора часа у моей точки выстраивается просто громадная очередь. И вот в такие моменты один человек там вообще никак не справляется. Твоя помощь была бы очень кстати. Там работает нормальный парень, он быстро тебя всему научит. Обычно я сам помогаю, но тогда мне приходится забивать на все остальные свои дела, а это не очень хорошо. Там нет ничего сложного, за полчаса всему научим! - Он выжидательно посмотрел на меня.
        «А почему бы и нет?» - подумал я. Все равно делать нечего, а научиться чему-нибудь новому всегда интересно. Да и сидеть целый день дома, в чужой квартире, мне совсем не хотелось. Так что это было весьма удачное предложение. В общем я дал свое согласие. Затем созвонился с мамой, ее очень кстати как раз срочно отправляют в командировку. Так что, ближайшие дни я могу быть полностью свободен и спокоен.
        Мы с Хвостом проводили Лану пешком до дома и, нырнув в метро, отправились к моему новому месту жительства. Квартира была вся завалена барахлом. Как объяснил Хвост, раньше тут жила одна из его бабушек и она вообще ничего не выкидывала. На полу ковры, на стенах тоже ковры. Много стульев и кресел, заваленных вещами. Комната Хвоста оказалась хоть немного разобрана, а в мою, как он сам признался, он сваливал все барахло из своей комнаты. Кое-как расчистив диван и открыв окна, чтобы выветрить застарелый запах пыли, я лег спать. Ночью мне опять приснился сон. Но не как прежде, когда были видения.

* * *
        Я видел маленькую девочку. Даже не так - я был маленькой девочкой. И на меня кричали пьяные родители. Меня била мама, и выгоняла, даже в мороз, в тонкой куртке в магазин, где знакомые продавцы продавали мне водку и сигареты для родителей. Я плакала, но все равно очень любила свою маму, и не понимала, почему на меня все время кричат, и за что меня бьют. Во сне девочка росла и жила. Я ощущал все ее чувства. Боль, радость, грусть. Я подросла и превратилась в подростка. Я стала часто убегать из дома. Готова была спать в подъезде, или в подвале, лишь бы не оказаться в квартире с пьяными родителями.
        Я стояла на похоронах отца рядом с заплаканной мамой. Я была рада, что отец умер. Он сам часто поколачивал мою мать, да и мне доставалось под горячую руку, и мы иногда плакали вместе с ней, вдвоем. В эти минуты мне было хорошо, в эти минуты мне казалось, что мама меня любит.
        Я дралась в школе с девчонками, и меня ненавидели все ученики. Да и учителя ко мне совсем плохо относились. Когда эта девочка стала взрослой, она решила, что никогда не заведет детей. Один раз она была беременна - и сделала все, чтобы избавиться от плода. Месяц потом пролежала в больнице.
        Я чувствовал ее злобу к окружающему миру. Но где-то внутри, как это ни странно, все еще теплилась любовь к маме. Она приходила в гости к ней, и отдавала последние свои деньги. Мама кричала на нее, что та мало денег принесла. Муж, узнав о том, что она опять все свои деньги отдала матери, сильно избивал ее. Но она научилась драться, и один раз серьезно дала сдачи пьяному мужу, в ответ он набросился на нее с ножом. Она выжила, а муж попал в тюрьму. Она дождалась его возвращения из тюрьмы, и снова стала жить с ним вместе.
        Ее жизнь была наполнена болью и страданием. Но однажды что-то светлое забрезжило на горизонте. У нее появилась сила Целителя. И я ощущал, как она пытается измениться. У нее появился шанс стать лучше, и появилось желание сделать окружающий мир лучше. Она оглядывалась вокруг себя, смотрела на мужа и его друзей, и видела их в черных красках. Но у нее самой была яркая, светящаяся кровь. Одна капля этой крови делала мир ярче.
        Кто знает, может быть ей и удалось бы изменить окружающий мир, но этой ночью я видел, как из нее - сначала ярким потоком, а потом уже медленными каплями - вытекает свет, оставляя черное, иссушенное и безжизненное тело. Она сама понимала, что не справилась. Не смогла ничего сделать, выйти за рамки своей жизни и что-то исправить - сначала в самой себе, а потом и в окружающем мире. И эта боль терзала ее. Она с облегчением наблюдала, как жизнь покидает ее тело, давая кому-то другому еще один шанс. Я чувствовал, что она умерла спокойной и умиротворенной. Больше не надо ломать себя и окружающих. Преодолевать сопротивление той черноты, что окутывала и ее саму, и ее жизнь. Я ощутил, как она вздохнула последний раз и, с улыбкой на лице, умерла.

* * *
        Я проснулся весь в испарине. Сон был очень реальный, я будто прожил целую жизнь, умерев в конце. Я до сих пор чувствовал, как из меня вытекает жизнь. Посмотрев на себя «особым» зрением, я увидел, что еле свечусь. Совсем разбитый, я отправился в душ, и долго стоял под струями, смывая все последствия сна, все мерзкие чувства, которые остались во мне. С трудом, но мне удалось уснуть, и проспать нормально оставшуюся часть ночи. А утром меня разбудил Хвост, и мы отправились в бизнес-центр.
        В бизнес-центре, пройдя охрану, мы оказались в большом холле с лифтами. Здесь располагалась маленькая кофейня Хвоста. У стены была стойка, за которой парень колдовал над кофе, а рядом стояли два диванчика и один небольшой столик. Хвост поздоровался с парнем, и представил меня. Баристу звали Дмитрием, он предложил называть его «Димон», а я, в свою очередь, предложил называть меня «Саней». Что нужно делать, мне достаточно быстро объяснили: взбивать молоко, все протирать, и варить кофе. Однако, посмотрев, как медленно это у меня получается, решили пока повременить. Буду сбивать молоко и протирать стойку. В принципе, ничего сложного, меня все устраивало.
        Самое удивительное, что в этом холле было очень много нитей Духа. Не знаю, почему, и что тут находится, но место так и светилось. Хвост сказал, что это здание какого-то бывшего НИИ. Я чувствовал, как мое настроение поднимается, и свет во мне получает поддержку и зарядку. Не знаю, как в прошлом веке целители и хранители все это представляли, но сейчас, в век электричества, я ощущал себя просто маленьким аккумулятором, который периодически наполняется, а потом расходуется, отдавая заряд.
        Через полчаса на лифте спустилось много людей - и началась работа. Димон ставил кофе, я взбивал молоко и наливал его в готовый кофе. Работа спорилась. Мы неплохо сработались. Тут я решил немного поэкспериментировать. Я направлял свой свет в кофе. Что интересно, в самом кофе он не задерживался, но вот во взбитое молоко отлично впитывался, и я видел, как молочная пенка начинала светиться. Вокруг было много людей, и я впервые смог спокойно посмотреть на окружающих своим «особым» зрением. Большинство из них были очень тусклыми. Не знаю, с чем это связанно: то ли от усталости, то ли просто большинство людей такое. Но периодически попадались достаточно ярко светящиеся индивидуумы. Так вот, когда я стал готовить особый кофе, насыщенный светом, люди, которые были совсем тусклыми, на глазах становились ярче! Не очень сильно, но разница была заметна. Не знаю, что им это дало, но было очень любопытно наблюдать подобный эффект. А вот изменений в людях, которые и так светились, и выпивали мой кофе, я не заметил никаких.
        В течение дня большие группы людей спускались за кофе раза три. В конце концов, часов в пять вывалилась большая толпа, уже в верхней одежде, они опять набрали стаканчиков кофе, и встали рядом, разбившись на небольшие кучки. Если до этого они приходили сосредоточенные и неразговорчивые, то теперь видно было, что люди расслабились. Стояли, разговаривали. Оказалось, это была конференция физиков, и я заметил одну особенность: люди собирались вокруг наиболее ярких, в «особом» зрении, представителей. Это явно были какие-то профессора, судя по их сединам и солидности. В общем, мой рабочий день закончился, Дима меня отпустил, и я решил отправиться на Неглинную улицу. Надо было посмотреть, что это за дом, в котором спрятана дорога к Духу.
        Гуляя по Неглинной, я периодически переключался на «особое» зрение и, пройдя половину улицы, увидел его! Сияние этого дома просто ослепляло. Мне было даже страшно подойти к нему. Я обратил внимание, что большинство пешеходов обходит этот дом стороной, как бы чувствуя жар, исходивший от него. Преодолевая внутренне сопротивление, я смог подойти вплотную к стене дома. Это был старый особняк, единственный на улице не подвергшийся ремонту. Со стороны он выглядел нежилым. Был весь покрыт пылью и грязью. Почерневшие стекла окон несли в себе явную угрозу. Не было никакого желания заходить внутрь. Несмотря на исходившую от него обжигающую энергию, к которой я уже успел привыкнуть, все во мне кричало об опасности. «Может быть, это какой-то защитный механизм, не знаю», - подумал я.
        Пройдя вдоль стены и обратно, я решился на эксперимент. Зажмурив глаза и отвернувшись немного в сторону, я приложил свои руки к стене - и тут же отдернул, обжегшись о стену дома. Такое впечатление, что меня током ударило. На ладонях вспухли волдыри, как от ожога. Тут же они стали заживать. Все-таки во мне была кровь целителя. Правда, болевые ощущения, сопровождающие этот процесс, заставили меня отказаться от мысли о второй попытке. Видно, я еще не готов. Не знаю, что надо сделать, чтобы удержать ладони на стене этого дома и открыть дверь. Постояв рядом еще какое-то время, и окончательно придя в себя, я двинулся в сторону Тверской. Хотел навестить Лану. Надо же - еще не прошло суток, как мы расстались, а я уже скучаю по ней: и по ее насмешливому голосу, и по ее так манящему меня телу. Рядом с Ланой спокойно и уютно. Даже просто от мысли о ней я чувствовал, как мое напряжение спадает.
        Пройдя улицу, я ощутил какое-то внутреннее беспокойство. Что-то заставило меня повернуть совсем в другую сторону, и начать удаляться от дома Ланы. Я ускорил шаг. Все во мне кричало об опасности, нависшей надо мной. Внезапно очнувшаяся интуиция твердо мне сказала: «Беги!» Или это был голос Духа? Неважно, главное - я побежал. Мой рывок заставил следовавших за мной людей раскрыться. Я увидел, как с разных сторон улицы за мной, все ускоряясь, побежали ничем до этого не примечательные прохожие. Надо срочно отрываться от них, но как? Я забежал в подворотню, потом во двор, и так, бегая дворами, пытался запутать преследователей. То, что я так внезапно стартанул, дало мне некоторую фору, но я понимал, что с каждым мгновением расстояние между нами сокращается. Все-таки, я не был спортивным парнем, и меня хватило всего на пару резких рывков, а потом я стал выдыхаться. Меня же преследовали явно хорошо подготовленные люди. Я опять завернул в какой-то двор. Передо мной старушка вышла из подъезда, резко свернув, я забежал за ней в дверь. Поднявшись на пару пролетов, представил перед собой дверь и, резко
распахнув ее, проскочил внутрь. Я успел услышать топот ботинок по лестнице - и захлопнул за собой дверь.
        Я огляделся, понимая, что даже не успел подумать, куда должен попасть. Просто представил дверь перед собой и рванул ручку. А оказался я все в том же кабинете в Археологическом музее. Только он сильно изменился. Если до этого комната была абсолютно пуста, стол, пара стульев - и все, то теперь стол был завален бумагами, папками, книгами. Вдоль стен на полу лежали высокие стопки старинных книг, так и норовящие упасть. Не прошло и пяти минут, как в кабинет зашла Аля. Я стоял, облокотившись на стол, все еще пытаясь выровнять дыхание.
        - Не ожидала тебя сегодня увидеть, - вместо приветствия уставшим голосом сказала она.
        - Привет. А что тут за бардак? - поинтересовался я, обводя рукой вокруг.
        - Дед начал вывозить свои вещи из квартиры целителя. Это то, что он собирал годами, а дом целителя был самым надежным местом, - она как-то очень грустно вздохнула и замолчала. - Очень хорошо, что ты зашел, - через некоторе время продолжила она глядя на сваленные вещи, - я сама собиралась найти тебя. Ты знаешь, что этой ночью умер второй целитель? Теперь остался только ты. Дух очень жестоко поступил с нами из-за его смерти. Он отнял у нас лет по двадцать-тридцать жизни. Меня ночью скрутила просто дикая боль, которая только недавно отступила. У нас почти не осталось сил, а дед так и заперт в доме целителя. Я за него очень волнуюсь. Если бы ты смог помочь его оттуда вывести, я была бы тебе очень благодарна. - Она повернулась ко мне и вопросительно посмотрела на меня. В ее взгляде смешалась надежда и усталость. Я бы даже сказал, какая-то безысходность.
        Я внимательно пригляделся к ней. И куда делась та молодая, задорная девушка, какой она была всего пару дней назад? Передо мной стояла усталая, худая и осунувшаяся женщина лет пятидесяти. С мешками под глазами. Длинные волосы, которыми я недавно восхищался, были спутаны и совершенно седы. И она практически не светилась.
        - Я видел какой-то странный сон, - начал медленно говорить я и тут же сообразил, что мне, скорее всего, снилась настоящая жизнь целителя Оксаны, и мне пришлось пережить этой ночью всю ее жизнь и как финал - ее смерть. Я замер захваченный этой мыслью. Значит это все было правда. И второго целителя больше нет. И с одной стороны, это для меня хорошо, но с другой, увидев ее жизнь, поняв ее чувства, мне было по настоящему жаль, что она ушла из жизни.
        - Да, все хранители видели этой ночью сон. И нам всем было очень больно. Дух скорбел, и поделился с нами своей болью. И наказал нас всех за то, что мы не смогли уберечь целителя. Боюсь, еще и твою смерть мы не переживем, - она вздохнула и снова уставилась в никуда.
        - Мне очень жаль, что так все получилось. Кстати, вы так и не сказали, как мне попасть к Духа города! - постарался уколоть ее я, - вы мне совсем не помогаете, а сам я, честно говоря, растерян, и не знаю, что делать. Я приходил к вам за помощью, но практически ничего не получил. И если так дальше пойдет, то я к нему не приду…
        Я был немного на взводе после погони за мной.
        - Ко мне вчера заходил Шато. Он, в отличие от вас, указал мне конкретное место, откуда я могу попасть к Духу. А ни ты, ни дед, почему-то этого мне не сказали. - Я посмотрел на нее ожидая ответа. Я ощущал обиду на них. Как-то так получилось, что я им сразу доверился и поверил и ожидал от них гораздо большей помощи.
        - Как тебе к нему попасть, я не знаю. Мы тоже знаем только место, где ты должен открыть дверь. Но как это сделать - никто не скажет. У каждого свой путь. Я рассказывала, что, когда погибли мои родители, я просто искала утешения. Мне было плохо, и мои ноги сами привели меня в дому на Неглинной. Я ни о чем не думала в тот момент, ничего не хотела. Просто подошла, открыла дверь - и попала к Духу. Он принял меня, и помог пережить мою боль, забрав большую ее часть себе. Как Дед попал к Духу, я не знаю. Он до сих пор мне не говорит. Честно говоря, у нас не очень откровенные отношения. Он занимается своими делами, я своими. И когда умерли родители, он тоже скорбел, но с ним не получится разделить боль. И только Дух мне помог прийти в себя, и жить дальше, не смотря ни на что, - тихо говорила она не глядя на меня.
        - Я был сегодня у дома на Неглинной, но, кроме ожогов на руках, ничего не получил. - Я поднял свои руки ладонями вверх, желая показать ожоги, но они уже сошли и руки выглядели нормально. Пришлось убирать их в карманы.
        - У меня то же самое. Я, когда была молодой девчонкой, после знакомства с Духом часто бегала к этому дому, в надежде еще раз открыть к нему дверь. Этот дом светится, как маяк. И мне хотелось разгадать его тайну. Ведь один раз я смогла открыть там дверь. Но если у тебя ожоги достаточно быстро заживают, то у меня они затягивались неделями. В итоге, я бросила попытки, так ничего и не добившись. Я потом открывала к нему двери, но это происходило уже неосознанно. И оказалось, что, когда один раз пройдешь к Духу, дверь к нему потом можно открыть из любого места. Только главная для меня проблема такова: если я хочу к нему попасть, то, скорее всего, не попаду. Он сам, по каким-то одному ему известным критериям, выбирает время, и я, например, открываю дверь к деду, а попадаю, совершенно неожиданно, к Духу. Но это происходит очень редко. Очень. Последний раз я к нему попала лет десять назад. Так что, извини, но я не знаю, что тебе посоветовать, - она развела руками и посмотрела на меня. - А Дед за последние сто лет был у него всего один раз.
        - Так почему вы не сказали мне, где этот дом? Что вы еще мне можете рассказать? - И меня по прежнему раздражало все это. Они знали куда идти, но не сказали.
        - Да как-то времени не было. Не так уж мы много виделись, к тому же, ты все равно был еще не готов. И ты сам это понимаешь, - она постаралась улыбнуться, но это у нее не очень хорошо получилось, слишком грустно вышло и в какой-то мере, снисходительно, - ты очень милый и хороший, и я хотела бы, чтобы ты стал целителем, но как тебе помочь - я и сама не знаю. Все, что мы можем, - это почувствовать, когда ты откроешь эту дверь, и, если Дух позволит, встретить тебя уже в зале Духа. Дед сказал, что там он тебе поможет провести необходимый ритуал, и ты станешь полноценным целителем. Это самое главное, что мы можем сделать для тебя. Так ты поможешь мне привести сюда деда? У меня совсем нет энергии, я не могу открыть дверь к нему.
        - Хорошо, - я подошел к стене и закрыл глаза, представив кабинет в доме целителя. Появилась дверь, и я зашел в нее. В кабинете тускло горел свет и был страшный бардак. Все перевернуто вверх дном. Я ощущал гнетущую обстановку. Стены уже не светились, как прежде. Я чувствовал, что этот дом умирает.
        На полу лежал, слегка постанывая, старик. Я подскочил к нему. Да, это был Дед. Но на вид он был совсем древним. Лет восемьдесят, а то и девяносто. Непонятно было, как вообще в нем еще теплилась жизнь. Он открыл глаза и посмотрел на меня. Попытался что-то произнести, но раздался лишь хрип. Я помог ему подняться, и вывел из дома. Аля сразу стала хлопотать вокруг него. Достав из кармана бутылочку с водой, дала ему напиться. Я смотрел, как Дед оживает, взгляд приобрел осмысленное выражение, но он все еще был очень слаб. Я свое дело сделал, и Аля вывела меня из музея. Я рад был их покинуть. Уж очень они гнетущее впечатление производили.
        А на улице, наперекор всему, была замечательная погода. С неба шел белый, пушистый снег, который весело переливался в свете фонарей. Было морозно, и улицы быстро покрывались ковром свежего снега. До дома Ланы было недалеко, и я, не спеша, наслаждаясь такой редкой погодой в нашем городе, отправился к ней.
        По дороге я немного пришел в себя. Когда уже подходил к дому, на мой телефон пришла смс-ка от Али - Шато не пережил эту ночь. Я расстроился. Мне понравился Шато. Хоть я и старался себе в этом не признаваться, но что-то в нем было располагающее. И, в отличие от Деда, он был более откровенен, и оказал мне гораздо больше помощи за одну только встречу. Я вспомнил о его просьбе, о его планах на будущее, - надо будет что-то с этим делать. Если стану целителем, постараюсь отыскать его записи. Чувствую, что мне многому предстоит многому научиться, и многое придется осмыслить заново. Шато дал мне достаточно пищи для размышлений. И если сравнивать его и Деда, я бы, наверное, для дальнейшего сотрудничества, выбрал Шато.
        Глава 13
        ЗДАНИЕ ФСБ.
        Максим сидел в кабинете Ильи Владимировича, рядом с полковником, просматривающим папку с документами. Оба выглядели уставшими и не выспавшимися.
        Вчера Оксану отправили на дачу, в Малаховку. Ночью пришло сообщение, что сопровождающие пропустили контрольное время, и не вышли на связь. Максима выдернули из кровати и, взяв несколько человек, он направился на дачу. Максим уже тогда понимал, что поздно. Они не успели. Но он не ожидал увидеть то, что предстало его глазам на даче. Сначала, в прихожей, они споткнулись о трупы охраны, а в зале их ждала более удручающая картина - эта непутевая Оксана была подвешена к балке потолка вверх ногами, с перерезанным горлом. Вся кровь, до последней капли, из нее была слита. Она уже давно была мертва, и ее смерть легкой никто бы не назвал. Коллеги с изумлением и ужасом осматривали место происшествия, и только Максим понимал, что и почему здесь произошло. Он отлично помнил слова Семена Ивановича о том, что за границей города сила целителя уменьшается, и он не может больше залечивать собственные раны. Какая бы Оксана не была, она не заслужила подобной участи.
        Максим сидел в кабинете, понурив голову, готовый выслушивать упреки начальства. Илья Владимирович отложил папку с документами, и поднял усталый взгляд на Максима:
        - Ты знал, что Суханов был смертельно болен? - Максим отрицательно покачал головой, - отравили его каким-то ядом, или радиацией. В нашей стране такое происходит с олигархами. Но это была не наша операция. Я делал запрос. У него было очень мало времени, чтобы выжить, и он готов был идти на крайние меры, не считаясь ни с чем: ни с деньгами, ни с людьми. Кто-то сдал ему Оксану. И у меня только один вариант, кто мог это сделать, - произнес он усталым голосом.
        Максим удивленно посмотрел на полковника. В его голове тоже была такая мысль, но он ее старательно отгонял.
        - Кто? - боясь услышать ответ, спросил он тихим голосом.
        - Тот, кто отправил Оксану в Малаховку, зная, что именно там ее можно выкачать досуха, и приставил к ней всего двух человек. Я практически уверен, что это был Семен. Я не знаю, сколько ему заплатили. Но, повторю, Суханов ради продолжения своей жизни был готов расстаться с любой суммой. С любой! И у нас с тобой теперь тоже очень большие неприятности. Если нам грозит противостояние с Семеном, мало шансов выйти из него победителями. А ты теперь с нами связан.
        - Я пришел к таким же выводам. Семен Иванович сегодня не появлялся на работе. Его секретарь не может с ним связаться. Возможно, он ушел в подполье, и в этом случае у нас есть шансы спустить все на тормозах.
        - Да. Есть вариант, что он решил рвать когти из страны. Убийство двух сотрудников - это очень плохо. Ему бы пришлось отчитываться. Отправлял их он, и вел дело тоже он. А мы тут как бы совсем со стороны. У нас и ведомства разные. Но дело будут расследовать, и так просто не спустят на тормозах. Семен достаточно умен, так что, думаю, вскоре мы обнаружим труп, обезображенный до неузнаваемости, и по всем признакам это будет наш дорогой Семен Иванович. Наверняка он постарается замести все следы. И по-прежнему остается шанс, что он решит убрать нас. Меня, во всяком случае, наверняка.
        Илья Владимирович встал из-за стола и стал ходить по кабинету:
        - Очень неприятно видеть, как твой товарищ, с которым ты через многое прошел, меняется, и не в лучшую сторону. Власть и деньги развращают любого человека. Особенно после того, как ты больше полувека имел власть, но не имел много денег, а теперь появилась такая возможность - иметь и то, и другое одновременно, причем в большом количестве. Он не удержался. И самое неприятное, что Семен, возможно, ради денег готов пожертвовать даже друзьями. Я долго не хотел этого осознавать, и мне до сих пор больно от того, что он так изменился, - полковник подошел к окну и остановился, что-то разглядывая за мутным стеклом. Вся его поза говорила о том, как он расстроен.
        - Но есть же шанс, что мы не правы? И Семен Иванович тут не при чем. Все бывает в этом мире, - быстро произес Максим. Но было видно, что он и сам не очень верит своим словам.
        - И это говорит аналитик! Твой мозг почти компьютер. Ты же сам не веришь в это, - Илья Владимирович резко развернулся к Максиму.
        - Не верю. Но что нам тогда делать?
        - И это не все проблемы, - продолжил рассуждать Илья Владимирович, - нам не надо забывать о нашем основном деле. А оно заключается в том, чтобы сохранить целителя и, по возможности, договориться с ним. Вчера со мной на связь вышел Шато. Он дал мне новый телефонный номер целителя, и просил именно тебя с ним связаться и попробовать пойти на контакт. По словам Шато, Александр вполне вменяемый парень. Так же он передал вот эти бумаги, - Илья Владимирович не спеша дошел до своего стола и достал из ящика толстую тетрадь. Передав ее Максиму он встал рядом с ним глядя как тот ее перелистывает. Тетрадь была разлинована и почти наполовину заполнена аккуратным почерком. Там были даты, фамилии с должностями и характеристиками людей.
        - Здесь отчет Шато по использованию живой воды за последние пятьдесят лет, и план на ближайшие годы. Полистай, ознакомься. Очень интересный документ. Я не знаю, почему он отдал ее, возможно, что-то предчувствовал, но этой ночью Шато не стало. И мне, признаться честно, очень жаль…
        Максим с любопытством продолжал листать тетрадь внимательно вглядываясь в фамилии и даты, иногда удивленно поднимая брови:
        - Поразительно!
        - Это еще не все. Когда я говорю, что с целителем надо договориться, это значит, что действительно надо. И не нам с тобой лично - это необходимо всей стране, - Илья Владимирович достал из ящика стола пухлую папку и аккуратно протянул ее Максиму. Майор открыл и стал внимательно изучать материалы. На поверхностное ознакомление ушло почти полчаса. Там было достаточно много материалов по целителям вообще, и по сотрудничеству с прошлым целителем - в частности. Максим был прав, когда думал, что материалы есть, но не в архиве, а лично у кого-нибудь из полковников. И вот теперь ему доверили с ними ознакомиться. После прочтения отношение Максима к ранее казавшимся бесполезными целителям в корне переменилось:
        - Просто поразительно! Если нам удастся договориться с целителем, это будет потрясающе. Вы знаете, я не слишком эмоциональный человек, но эти материалы производят грандиозное впечатление, - удивленно сказал он аккуратно закрыв папку.
        - Теперь это твоя задача. Сойдись с Александром. Помоги ему, чем сможешь. Разрешаю ознакомить его с этими материалами. И учти, мне докладывают, что активировалась зарубежная разведка. А это очень плохо. Сам понимаешь, как много у них людей в столице. Есть и боевики, и просто разведчики. И боюсь, команда у них у всех будет одна - взять живым или уничтожить, во что бы то ни стало! Ты понимаешь это? - Полковник очень внимательно посмотрел на Максима.
        - Теперь понимаю, - Максим хлопнул ладонью по объемной папке с материалами, - никто не допустит усиления России.
        - Я передал тебе самые важные дела. А сам поеду брать Семена, - он выставил руки, ожидая возражений, - один! Он все-таки, пусть и бывший, но мой друг. Возможно, он сможет рассказать что-то важное. Я знаю, где Семен может быть, и есть шанс его застать на месте. Ему гордость не позволит спешно убегать. Он будет это делать медленно и вальяжно. Но Семен остается очень опасным, и я не хочу, чтобы кто-то вмешивался в наше противостояние. Это должны решить мы сами. Между собой. Так что, велик шанс, что я не вернусь. Ничего. Я уже довольно пожил, и готов к возможной смерти. Тем более, у меня есть, за что умирать, и смерть будет не напрасна, если ты спасешь целителя.
        - Кто-то еще в нашем ведомстве знает обо всем этом?
        - Нет, - Илья Владимирович покачал головой. - Старая команда уже давно распалась. Кто-то погиб, кто-то ушел в политику. А кто-то давно за границей. Так что этот груз придется взвалить на свои плечи тебе. Сформировать новую команду - и заняться серьезным, очень важным для нашей страны делом. Приказ о формировании особого отдела у меня готов. Отчитываться только мне или, если что-то со мной случится, президенту напрямую. К вечеру все документы будут готовы и завизированы.
        - Президент, получается, в курсе?
        - Конечно, в курсе, причем давно. У тебя, скорее всего, будет куратор лично от президента. Во всяком случае, так было раньше.
        - А он что, тоже из ваших? Ну, долгожителей?
        - А вот это тебе знать ни к чему. Иди, действуй. Изучи Александра и найди к нему подход. Кстати, можешь упомянуть, что его маму в командировку отправили мы. Это и правда так. Мне нужно было его обезопасить хотя бы с этой стороны. Я желаю тебе удачи, и не прощаюсь, - Илья Владимирович встал, пожал руку Максиму, проводил до двери и запер ее за ним.
        Полковник открыл вмурованный в стену сейф и достал из него пистолет. Он не любил оружие, всегда считая его последним аргументом человека, который расписывается в слабости собственного ума. Но бывают ситуации, когда одно только лишь наличие оружия решает много вопросов. А сейчас - это был, скорее, вопрос жизни и смерти. Он привычным движением вынул обойму, осмотрел оружие, и вставил ее обратно. Затем передернул затвор, загнав патрон в ствол, и убрал пистолет в заплечную кобуру. Илья Владимирович был готов ко всему. Осталось доделать все дела по работе, - он не любил незаконченных дел, - и можно отправляться на встречу со своей судьбой.
        Максим сидел в своем кабинете и еще раз, более внимательно и обстоятельно изучал папку, которую ему передал Илья Владимирович. Прошлый целитель сотрудничал с государством почти тридцать лет, и материалов набралось достаточно. Но сейчас перед ним стоит задача склонить к сотрудничеству Александра. И Максим прекрасно понимал, что методы, любимые многими сотрудниками органов, такие как: шантаж, угрозы и прочее, - тут не пройдут. Да и, честно говоря, работая в аналитическом отделе, он не сталкивался с такими методами. Но был наслышан, был наслышан…
        «Деньги?» - думал Максим, - «тоже не вариант. Остается патриотизм?» Но современная молодежь уже не так верит в патриотизм, как в свое время верил он сам.
        «Что же тогда?» - он еще раз внимательно пролистал дело Александра. Никаких зацепок. Максиму, по сути, предстояла вербовка агента. А такого в его практике еще никогда не было. Да и посоветоваться особо не с кем. Одно дело - вербовать всяких мразей и врагов народа, террористов и вражеских агентов, и совсем другое - молодого парня с выдающимися способностями. Он захлопнул папку. Все решит только личное общение. Надо понять, что движет Александром. Кроме того, имеются некоторые рычаги давления, на крайний случай. У него есть мать, друг лежит в больнице, по-прежнему в реанимации, хотя, несмотря на прогнозы врачей, ему стало немного лучше, есть еще подруга Светлана. Живут они не очень богато, так что, возможно, и деньги могут сыграть какую-то роль. Да и вообще - помощь и дружба такой мощной организации, как ФСБ, тоже многого стоит. «Будем решать на месте», - сказал себе Максим, и взялся за телефон.
        АЛЕКСАНДР.
        Было еще не очень поздно и, позвонив Лане, я стоял у ее дома. Мы решили немного пройтись по городу. Не хотелось упускать такую неожиданно хорошую погоду, сидя в четырех стенах. Лана выскочила из подъезда и повисла у меня на шее. Меня окатила волна радости, было ощущение, будто мы не виделись целый месяц, хотя расстались только вчера вечером. После длительного поцелуя мы, взявшись за руки, пошли гулять по городу. Было очень здорово вот так расслабиться, и просто гулять, наслаждаясь обществом друг друга. В конце концов, замерзнув, - все-таки одеты были не по погоде, - мы зашли в кафе. Я сразу заказал капучино и продемонстрировал Лане свои новые возможности по зарядке кофейной пенки.
        - Это что-то! - после дегустации сказала она, - а ты сам что-нибудь чувствуешь, когда пьешь такой кофе?
        - Нет. Ничего, - я отрицательно покачал головой, - зато я вижу, что ты после чашки начинаешь ярче светиться, причем именно в области головы.
        - Да, теперь ты точно не пропадешь! Какие, к черту, энергетики? Ты не представляешь, но после одной чашки в голове такая ясность образуется. Это трудно объяснить. Легче думается. Голова совершенно ясная, вся усталость прошла, как рукой сняло. Такой напиток надо продавать студентам перед экзаменами! - радостно сказала она.
        - Ну, ты прямо прирожденный бизнесмен! Точнее, бизнесвумен, - не выдержал я, - но я хотел бы поговорить на более серьезные темы. Тем более, пока у тебя такая ясная голова.
        Лана мгновенно стала серьезной:
        - Что-то случилось? Ты нашел здание? - догадалась она и выжидательно посмотрела на меня. Я не стал тянуть с ответом.
        - Да, нашел. Но пройти не смог. Оно и вправду безумно ярко светится. И когда я попробовал до него дотронуться, меня обожгло и ударило током. Мне кажется, я даже на мгновение потерял сознание. А потом за мной гнались какие-то люди, и только то, что я умею открывать двери, помогло мне от них оторваться. В общем, я не знаю, как в следующий раз попасть к этому зданию. Боюсь, меня схватят еще на подходе к нему. Надо что-то срочно придумать. Мне кажется, там будет нужно просто поэкспериментировать. Главное сейчас - это возможность подойти вплотную к дому, - я потер свои руки вспоминая о том, как они выглядели после моей попытки открыть дверь. Казалось, даже от воспоминаний кожа на руках снова начинает болеть.
        Лана задумалась, и попросила еще одну чашку заряженного мной кофе. Мне было нетрудно, за сегодняшний день я отлично научился концентрироваться и направлять доступную мне энергию в этот напиток.
        - Этот дом ведь в самом центре, на Неглинке? - я кивнул, ожидая продолжения: было видно, что Лана что-то придумала. - Помнишь диггера, который уже много лет ищет источник? Он говорил, что весь центр изрезан подземными путями. Там и подвалы, и тоннели, и старая речка. В общем, он говорил, что там всюду можно пройти. Давай обратимся к нему. Я думаю, под землей гораздо больше возможностей пройти к нужному тебе дому незамеченным.
        - Но он же тоже видит нити Духа. Я думаю, он точно заметит, как ярко светится этот дом, - не знаю почему, но мне не хотелось, чтобы он увидел его.
        - Ну и что такого? Тем легче будет найти дорогу. Даже если он что-то кому-то потом расскажет - что с того? Он уже пять лет рассказывает про живую воду и, как видишь, это мало что изменило. Таких чудаков полно, и не стоит волноваться, что он там что-то не то увидит.
        - Возможно, ты права. Надо попробовать. Вдруг получится? У меня есть идея попробовать воздействовать на дом своей кровью. Сегодня на улице не было возможности провести такой эксперимент, а вот под землей наверняка получится.
        - Да, это отличная мысль. Будем пробовать, - решительно заявила она.
        - Только я с ним практически не знакома, придется просить Хвоста, и, боюсь, он увяжется с вами. А Хвост тот еще болтун, - я недовольно покачал головой.
        В этот момент у меня зазвонил телефон. Я удивленно посмотрел - номер был не определен. Мой новый номер знало всего человек пять, и сразу встает вопрос: кто мне может звонить? Телефон знали оба хранителя, Аля, Хвост и мама. И все. Стоит ли отвечать? Мы с Ланой переглянулись. По ее виду я понял, что брать трубку не стоит. Телефон замолчал. Через пару минут пришла смс-ка: «Александр, ответьте, пожалуйста. Нам надо поговорить. Вам ничего не угрожает. Ответьте на вызов». Я показал сообщение Лане:
        - Я бы ответил на звонок, интересно же, кому я мог понадобиться, - прокомментировал я.
        - Ты ведешь себя безответственно, - парировала Лана, - это может быть опасно. Тебя, по-моему, уже устали предупреждать о той опасности, которая нависла над тобой. Ты очень несерьезно к этому относишься.
        Телефон снова зазвонил.
        - Я все-таки отвечу, - сказал я решительно, и нажал кнопку приема вызова.
        - Это Александр? - раздался в трубке спокойный мужской голос.
        - Да, а кто вы, и откуда у вас мой номер? - Я посмотрел на Лану, внимательно прислушивающуюся к разговору и кивнул ей, она наклонилась поближе к трубке.
        - Меня зовут Максим Николаевич, я майор ФСБ. Пожалуйста, не вешайте трубку и выслушайте меня. От меня и моего ведомства я готов предоставить вам гарантии безопасности. Ваш номер мне дал Шато. Он очень просил меня с вами встретиться, и передать вам его бумаги. Вы уже знаете, что Шато скончался?
        - Да, знаю. Что вы хотите?
        - Встретиться и поговорить. Можно в любом кафе, на ваш выбор. Повторяю, вам это ничем не грозит, я в состоянии обеспечить безопасность встречи. Только встреча - и разговор. И все. - повисла пауза.
        Я посмотрел на Лану, она согласно кивнула и показала пальцем на себя, - я тебя одного не отпущу! - Тихо проговорила она.
        - Хорошо, - ответил я, - давайте завтра, часов в пять вечера. Только я буду не один. Мы выберем кафе, и скинем вам адрес. Где-нибудь в центре города удобно будет?
        - Я не возражаю. Рад, что мы договорились. Буду ждать вашего сообщения, - и Максим Николаевич положил трубку. Я перевел взгляд на Лану. Она хмурилась.
        - Почему ты не сказал, что Шато умер? Что с ним случилось? - строго спросила она не довольно глядя на меня.
        - Я не хотел тебя расстраивать, я же видел, что он тебе понравился. Там вообще темная история. Этой ночью убили второго целителя, про которого рассказывал нам Шато. Оксана вроде ее звали. И Дух был разгневан. Все хранители разом постарели лет на двадцать-тридцать. И Шато, наверное, этого не пережил. Я сам не знаю никаких подробностей.
        - Какой кошмар! Получается, теперь ты остался один? - она задумалась, - но, с другой стороны, это неплохо. Неизвестно, на что эта Оксана была способна. Могла попытаться и тебя убить. Так что, возможно, все к лучшему. Теперь насчет встречи с майором: давай, пока не слишком поздно, пройдемся и выберем кафе для встречи. А завтра мы туда пройдем через твою дверь, чтобы не светиться рядом на улице.
        - Хорошо. Правда, у меня нет никакого желания связываться с ФСБ, но Шато говорил, что майору, вроде, можно доверять. И они нас спасли от Суханова.
        - Ага. Спасли. Чтобы забрать к себе в тюрьму, - хмыкнула Лана.
        - Ну, не знаю, мы оттуда сбежали, даже не побеседовав. Может быть, стоило тогда с ними пообщаться. И не забывай, у них еще Андрей находится, - напомнил я.
        Мы отправились гулять по Москве, заходя в понравившиеся нам кафешки. Один вариант отлично подходил для наших целей. В этом кафе было тихо и уютно, а главное, туалет располагался в подвале, и рядом была приоткрытая дверь подсобки. Идеальное место, чтобы открыть сюда дверь. Записав адрес, я пошел провожать Лану до дома бабушки. За разговорами незаметно промелькнула дорога, и мы остановились попрощаться у подъезда. Обнимая Лану, я тихонько шепнул ей на ушко:
        - Я весь день по тебе скучал, а теперь опять расстаемся, - Лана, улыбаясь, посмотрела на меня радостным взглядом, - если мы завтра рано освободимся, я думаю, мы сможем выкроить время, чтобы ты мне на деле доказал, как по мне скучаешь, - и крепко, многообещающе, поцеловав, убежала домой. Я еще долго ощущал ее поцелуй на своих губах и, радостно улыбаясь, предвкушал завтрашнюю встречу.
        Глава 14
        Сегодняшний вечер я проводил на кухне в компании Хвоста. Он сидел на табуретке и пил пиво из жестяной банки, игнорируя большие пивные бокалы, которые я нашел на его кухне. Я уже озвучил ему просьбу сходить с диггером в подземелье. Хвост, учуяв какую-то тайну, явно сделал стойку:
        - Понимаешь, ты для нас еще чужой человек, а для диггера вообще незнакомый. Да и я с тобой общаюсь только пару дней. То, что ты друг Ланы, для меня хорошая рекомендация. Я с ней лет десять знаком, помню еще мелкой девчонкой, но это я, а вот диггер ни с тобой, ни с Ланой близко не знаком. А тут такое дело - поход в подземелье. Да еще и в самый центр города. Тут абы кого не возьмешь. Нужно определенное доверие к человеку. Надеюсь, ты догадываешься, что шляться по подземелью - дело опасное? Всякое может случиться, так что я с вами.
        Он написал сообщение своему другу и, дождавшись ответа, продолжил:
        - Диггер согласен, только, если и я буду. Место встречи скинет завтра. Планируй часов на одиннадцать вечера. Народу на улице уже будет значительно меньше, и проблем быть не должно, - все мои возражения по поводу того, что мы отлично сходим и вдвоем, он отмел:
        - Ты не смотри, что я такой шалопай. Я окончил университет, причем весьма приличный. Дипломированный специалист по маркетингу. Работу вообще без труда нашел. Работал в крупной западной компании. Но меня хватило всего на полгода. Не могу я выносить этот западный корпоративный стиль. К тому же у меня много друзей и дел. Я люблю гулять с девушками, и вообще жизнь - очень интересная штука. А с той работой такое не проходило. Вместо графика, указанного в договоре, с 9 до 18, считалось совершенно нормальным сидеть на работе до девяти, или даже десяти вечера. Я полгода стойко в пять минут седьмого каждый вечер покидал офис. Сначала на меня просто косо смотрели, потом делали замечания. Потом вообще стали угрожать увольнением. Но я им каждый раз показывал пункт в договоре, в котором четко прописан рабочий режим сотрудника. И все. Надо задержаться - оплачивайте дополнительное время по специальной ставке. Ах, не будете оплачивать? Тогда я пошел! В итоге, полюбовно договорились. Мне выплатили зарплату и премию, и я с ними распрощался.
        Хвост открыл следующую банку пива и продолжил свои откровения:
        - В общем, что делать дальше, непонятно. Работать на дядю мне не понравилось. Создать какую-нибудь компанию - так денег таких нет. Да и работать пришлось бы, наверняка, вообще круглые сутки. А вот кофе на вынос пошел отлично. Минимум затрат, минимум моего времени, и дело на мази. Нет, конечно, первые два года пришлось поработать. И, честно говоря, прилично так поработать. А потом все наладилось, и мне опять стало скучно. Понимаешь? Ску-ч-но! - по слогам произнес он. - Опять все превратилось в рутину. Хорошо, что я нашел себе увлечение. Я с детства верил во всякие сверхъестественные штуки. Зачитывался фэнтези. Книгами о магах. И да, мне скоро уже будет тридцать, но я по-прежнему верю в волшебство и в магов. И, как оказалось, таких людей у нас в городе немало. Мы делимся новостями, ведем каналы на ютубе, пишем на форумах. Встречаемся, обсуждаем. И тут появляешься ты! Я верю своим предчувствиям - с тобой связана какая-то тайна. Твоя просьба спуститься под землю, и там помочь тебе отыскать непонятно что, очень сильно пахнет тайной. И ты говоришь мне, после всего этого, остаться дома? Мне? Пока вы
будете открывать какие-то неведомые тайны? Да никогда! Я тебе понятно объяснил? - Он поставил пустую банку из под пива под стол и уставился на меня, ожидая моего решения.
        - Понятно. От тебя нам никуда не деться. Но не думаю, что мы откроем какие-нибудь тайны, - я печально покачал головой, принимая действительность.
        - Сам диггер с его живой водой - уже тайна. Я, честно признаться, и сам ходил с ним в поисках мифического источника. Причем не раз. Это на людях я насмехаюсь над ним, но в душе-то верю в эту историю. Ведь это лишнее подтверждение того, что в мире не все так просто, как кажется. И есть много такого, чего мы не знаем. Но если искать, если настроиться на нужную волну, то мы обязательно чего-нибудь отыщем. Так что завтра ты, я и диггер выдвигаемся в поход на поиск очередного чуда, - он решительно хлопнул руками по своим коленям.
        Хвост совсем сбил меня такими разговорами. Все попытки объяснить, что чуда нет, и не предвидится, разбивались о его ехидную усмешку: мол, говори-говори, но я-то знаю, что чудо есть.
        В конце концов, наговорившись и пообещав все устроить, Хвост отпустил меня спать. Когда моя голова коснулась подушки, я почти моментально провалился в видение.

* * *
        Я оказался в каком-то доме, явно в столовой. Через грязные стекла окон в комнату пробивался тусклый свет. Во главе стола сидел старый мужчина, еще не дед, но уже в годах. Наверное, ему было лет шестьдесят, но он выглядел очень замученным и изморенным. Впалые щеки, худые грязные руки с длинными сухими пальцами. Одет он был очень бедно. Рядом с ним сидели еще три человека. Усталая служанка накрывала на стол. Еды было мало: каша, немного несвежего хлеба и кувшин с водой, из которого участники застолья разливали ее себе по кружкам. Все четверо были чем-то схожи, наверное, усталостью и обреченностью, которая ощущалась в каждом их движении. Все они неярко светились золотистым светом. Ярче всех светился мужчина во главе стола. Он и начал беседу:
        - Дела не становятся лучше. Я бы сказал, что с каждым днем все хуже и хуже. Моровая язва поглотила Москву. Темный народ не желает лечиться. Мародеры грабят умерших и их дома, и разносят болезнь, - мужчина обвел собравшихся за столом внимательным взглядом и отпил воды из глиняной чашки.
        - Говорят, что императрица направила к нам Григория Григорьевича Орлова. Он сегодня должен прибыть с гвардейцами и навести порядок, - вступил в беседу один из мужчин, одетый более богато.
        - Дай-то бог. Надо будет предложить ему нашу помощь. Сейчас в городе безвластие. Мы, чем можем, помогаем докторам и духовенству, но на все наших сил не хватает.
        - Да, - грустно сказал еще один участник завтрака, - мы поставили на ноги архиепископа Амвросия, а на днях обезумевшая толпа людей забила его до смерти на пороге церкви, - он перекрестился посмотрел на сидящего мужчину во главе стала.
        - Если так и дальше будет продолжаться, город обезлюдеет, - ответил тот, - сколько у вас осталось живой воды?
        - Мы каждый день собираем, но, целитель, вы же знаете, что живая вода не может излечить от моровой язвы. От нее может спасти лишь ваша кровь. Мы добавляли ее в живую воду для лучшего эффекта, но у нас запасы вашей крови уже закончилась.
        - Второй день мне не удается выжать из себя ни капли крови. Я режу руку, рана зарастает, но кровь не идет, - он грустно развел руками.
        - Вам нужен покой и хорошее питание, и, бог даст, кровь снова пойдет.
        - Какой тут покой, когда люди мрут тысячами? И с питанием проблема во всем городе. Все поставки продовольствия прекратились еще в прошлом месяце. Доедаем последнее. Крестьяне боятся везти еду в чумной город. Для лечения пока придется обходиться живой водой, она, хоть и не лечит до конца, но останавливает на время течение болезни. Организму становится легче с ней справиться. Это пока единственное, что у нас есть.
        - Мы согласны, целитель, это пока единственный вариант. Обычно выживает каждый десятый, но если пить живую воду, то выживает три-четыре человека из десяти. Живая вода дает людям хоть какие-то шансы.
        - Есть новости от хранительницы Эльзы? Она второй день не приходит к нам.
        - Целитель, простите, но мне вчера сообщили, что Эльза скончалась от чумы. Она не пила воду с вашей кровью, все раздала больным, а себя не уберегла. У нее было слишком доброе сердце. А после того, как узнала о смерти своих детей, она сильно сдала.
        - Это глупо, - целитель нахмурился, - она умерла сама, и лишила город своего источника и своих умений. Надеюсь, вы не пренебрегаете моей кровью?
        - Нет, мы понимаем, что в это время наша жизнь важна для всего города.
        - Хорошо, - целитель устало вздохнул и обвел всех присутствующих взглядом, - я пойду, попробую уснуть. Как появится граф Орлов, разбудите меня. Мы должны оказать ему помощь. Возможно, только он, с данной ему Императрицей властью, сможет навести порядок в городе, и спасти оставшихся жителей, - целитель с трудом поднялся из-за стола и шаркающей походкой вышел из комнаты. Я еще немного поприсутствовал за столом, но там ничего интересного не происходило. Тогда я вылетел наружу из дома.
        Со времен нашествия ханского войска во главе с Тохтамышем город разительно переменился. Улицы были вымощены камнем и стали шире, дома выше и богаче. В городе появилось много церквей.
        Я слышал непрерывный колокольный звон, который окутывал все пространство, укрывал его, как покрывалом. На улицах было безлюдно. То тут, то там мелькали серыми тенями бедно одетые мужички, которые быстро исчезали в переулках. Вдоль домов лежали мертвые люди, которых никто не вывозил. Это было ужасное зрелище. Я вылетел на небольшую площадь. Здесь горел костер, рядом с которым сидели усталые солдаты, а поодаль высилась гора трупов жителей города. Для солдат, судя по всему, это превратилось в обыденное зрелище: они молча сидели у костра, разворачивая тряпицы с едой, и завтракали. Во всех их неторопливых движениях сквозила обреченность.
        - На войне было не так страшно, - начал разговор один из стражников, - там было все проще и понятней. На войне многое от тебя зависит, от твоей военной выучки, от товарищей. А здесь…
        - Да, - поддержал его другой, - здесь никогда не знаешь, проснешься ты утром, или нет. Да и мужичье обезумело, это же надо! - Он возмущенно взмахнул руками показывая на улицу.
        - Ну, их понять можно, ведь мало кто переживет мор. Умирать никому не хочется. Вот и дичают люди, - апатично сказал один из стражников.
        - Оставаться надо людьми, тем более, перед лицом смерти. А если уж, не приведи Господи, заразился, то и умирай дома, как человек. Но нет, озлобились. Грабят, убивают. Пытаются сбежать из города. Не слушают никого, сказано же - не трогать трупы, не грабить. Зараза же! Так нет, лишняя копейка им дороже своей жизни. Так и сами пропадают ни за грош, и разносят заразу дальше. И к докторам не идут.
        - Так доктора иноземные, нет у народа к ним доверия. Кого они раньше лечили? Бояр да дворян. А что они хорошего сделали простому народу, вот скажи, Михась, ты был хоть раз у дохтура? - обратился один из них к своему соседу.
        - Не, ну их. Мне старуха, если что, всегда сделает настойку, а эти только кровь пускать и умеют, - стражник перекрестился и сплюнул на землю.
        - Ну вот, а ты говоришь. Не пойдут мужики к ним. Не пойдут, - стражники задумчиво замолчали, а я решил вернуться в дом к целителю, очень мне не хотелось оставаться на улице. Страшное было зрелище. Не приятное.
        Я подлетел обратно к дому, и с удивлением понял, что уже наступил вечер. Целитель выглядел несколько лучше, чем утром, рядом с ним стоял хранитель, тот, что был одет побогаче.
        - Ну что, брат Савелий, пора нам увидеться с князем Орловым? Где он, думаешь, остановился? В Кремле?
        - В Кремле, где же еще князю-то останавливаться, - кивая каждому своему слову ответил Савелий.
        - Открой тогда туда дверь сам, не был я в покоях Кремля ни разу, не по чину мне. А ты, насколько я знаю, бывал там на пирах.
        - Бывал, - Савелий провел рукой по стене и, открыв дверь, протянул руку целителю. Они прошли внутрь, я пролетел за ними. Мы оказались в богато украшенной, но, по всему видно, казенной комнате.
        - Куда мы попали? - не громко обратился целитель к Савелию, - и как нам найти князя Орлова?
        - Тут прошения обычно принимают, запомнил я хорошо это место. А Орлов вон, во дворе как раз, - сказал подошедший к окну Савелий, - сейчас спустимся и выйдем к нему.
        Во дворе стоял князь Григорий Григорьевич Орлов, в окружении своей свиты, и раздавал команды. Выглядел он грозно и, одновременно, помпезно. Широкое круглое лицо с красными щеками, расшитый камзол из дорогой ткани, серо-голубые глаза, невысокий рост. Но в данный момент он был главой всего города, и прекрасно это знал. Несмотря на его какой-то детский, добродушный вид, чувствовалось, что командовать он привык и умеет, и, в случае необходимости, спокойно отдаст приказ вздернуть провинившегося на ближайшем дереве. Целитель поежился, но эта встреча была необходима. Они с Савелием протиснулись к князю Орлову, стараясь не привлекать к себе внимание окружающих.
        - Князь, - тихо обратился к нему Савелий, и они с целителем низко поклонились любимцу императрицы. Орлов резко повернулся, и с удивлением уставился на просто одетых мужиков. Рядом с ним даже одежды Савелия смотрелись как-то убого, и он застеснялся своего вида.
        - Кто такие? Что надобно? - строгим голосом спросил Орлов.
        - Хранитель я Духа и живой воды, а это целитель. Не знаю, слышали ли вы о нас… - подобострастно проговорил Савелий.
        - Наслышан, наслышан, - Орлов повернулся к целителю, - скажите, как вы могли допустить моровую язву в своем городе? Куда вы смотрели? Почему Дух не предпринял никаких мер? Что вообще тут творится? О чем вы думали? Чем вы вообще здесь занимаетесь? - говорил он очень эмоционально, размахивая руками и слегка брызжа слюной на собеседника.
        - Простите, князь, - поклонился опять ему целитель, который, видно было, слегка оробел и испугался подобного напора, - я целитель этого города. Но я всего десять дней, как им стал. А моровая язва пришла уже месяц как. Дух ослаб, и не смог противостоять мору. Меня призвал.
        - У вас есть имя, Целитель? Кем до того были? - уже более спокойно поинтересовался Григорий Григорьевич.
        - Зиновий я. Из дворян сам. Обедневшие мы. Батюшка спустил все деньги на карты.
        - Чем можете помочь нам? Что уже сделали?
        - Лечили мы духовенство, помогали прошлой голове города, Еропкину. Но он не желал с нами дел иметь. Уповал на докторов иноземных. По больницам роздали живой воды.
        - А что кровь ваша? - было видно, что Орлов разбирается в данном вопросе.
        - Оскудела, ваше благородие. Два дня не идет из меня кровь. Ни сна, ни еды. Обессилел я. Как пойдет, сразу вас готов излечить. Вы сейчас здесь - самый важный человек. Только вы сможете управиться, - подобострастно проговорил целитель.
        - Императрица, когда сюда отправляла, дала мне маленький запасец, - Орлов достал небольшую фляжку и показал целителю, - так что оставьте свою для более важных дел и других лиц. Вас определю на довольствие. При мне будете. Завтра решим, кому, и в каких количествах, ваши лечебные средства отправить. А сейчас на постой. Отоспитесь, и с утра увидимся. А то смотреть на вас страшно. Вы только видом своим распугаете мне всех больных. И так никто не хочет лечиться. Боятся докторов сильнее, чем заразы, - недовольно сморщив лицо произнес он.
        Целитель Зиновий и хранитель низко поклонились князю и пошли за молодым гвардейцем, которого им выделили, чтобы показать спальни для гостей. Отойдя от группы начальников, гвардеец не выдержал:
        - А что, вы и вправду целитель? И лечить можете, даже от моровой язвы? В народе ходят слухи о вас. Так ли это? - Не громко, стараясь, чтобы никто не услышал проговорил гвардеец.
        - Так, так, - рассеянно отвечал Зиновий. - Лечить могу, но мало. И умею пока немного. Совсем недавно стал я целителем.
        - И что, если я заражусь, вылечите? - В его голосе прозвучало столько надежды, что целитель сбился с шага и посмотрел на своего сопровождающего.
        - Будет на то дозволение князя, вылечит, - грубо прервал его Савелий, - отведи нас сначала поесть. А то уже совсем скоро живот к спине прилипнет. Да и лечить пока не чем. Время нужно. - гвардеец покивал и молча пошел дальше показывая дорогу.
        Они пошли в трапезную, а я опять внезапно переместился во времени. Оказался снова во дворе Московского Кремля. На площади, у входа в дом, стоял князь Орлов, выглядевший уже не настолько пышущим здоровьем, как прежде. Рядом с ним был целитель, который, напротив, выглядел куда как лучше, чем раньше. Добротная одежда и более упитанный вид превратили его в нормального человека, а не как прежде, когда он, казалось, стоял на пороге смерти. За его плечом стояли хранитель Савелий и какой-то поп.
        - Ну что ж, - говорил уверенно князь Орлов, - покидаю я вас. Ждет меня императрица, буду дальше служить ей и Родине нашей. Осень уже вовсю. Снег скоро, а дел накопилось невпроворот, - он попрощался с сопровождающими, и сел в карету. Поп перекрестил отправившуюся вслед за ним кавалькаду и повернулся к целителю:
        - Все в руках господа. И господь даровал нам спасенье. И вас благодарю за службу. Помогли вы. В трудную минуту не струсили, не сбежали, как многие, - он печально покачал головой.
        - Это и наша забота, чтобы город выжил, жил дальше и процветал, - ответил целитель и поклонился.
        - Но без князя Григория Григорьевича было бы трудно. Крепкая власть в трудное время нужна, - поп посмотрел вслед быстро удаляющейся карете.
        - Нужна. Но очень уж жестко он наводит порядок. Сколько народу перевешал. Других насильно сгонял в больницы и похоронные команды. Одним словом, солдат! - вмешался в разговор хранитель.
        - Перевешал он мародеров. А если там оказались невинные жертвы, то господь на небесах разберется. Люди же в похоронных командах деньгу получали, по восемь копеек за работу. Пусть и жестко, но разумно он поступал. И с голодом управились, и мор отогнали, - он повернулся к церкви, стоявшей невдалеке от них, и трижды, с поклоном, перекрестился, - идите, но не забывайте о своем долге перед господом, городом и народом!
        Меня резко выкинуло из видения и последнее, что я запомнил - спины идущих рука об руку целителя и хранителя на фоне московского Кремля.
        Обращение к читателям: Если вам нравится книга, не сочтите за труд и поставьте лайк. Добавьте книгу в библиотеку, а автора в друзья. Так вы сможет получать уведомление о публикации новых глав. Спасибо!
        Глава 15
        ЗДАНИЕ ФСБ.
        Наступал вечер. Илья Владимирович сидел в кабинете, за своим столом. Все бумаги подписаны, Максим назначен начальником специального отдела. Куратор от президента поставлен в известность. Все дела сделаны и, что бы с ним не случилось, он готов уйти спокойно. Можно собираться и ехать к Семену. Вполне возможно, что его уже давно и след простыл, но какое-то чувство подсказывало, что он еще в городе.
        «А если Семен в городе, то искать его следует в том секретном месте, о котором знаем только он и я. Старая конспиративная квартира в одном из центральных переулков Москвы. О принадлежности ее к ФСБ уже давно не помнит и само ФСБ. Во времена перестройки удалось очень удачно погрести под ворохом бумаг нужные сведения. Хотя ведомство до сих пор оплачивает содержание этой квартиры, хвостов никто не найдет». Илья Владимирович в записке Максиму уже передал ключи от этой квартиры. Кто знает, что может пригодиться его сменщику.
        Илья Владимирович решил пойти пешком. Погода располагала к неспешной прогулке. Улицы города наконец-то покрылись белым снегом и, ступая по нему, он вспоминал, каким этот город был раньше.
        Илья Владимирович застал то время, когда на улицах звенели трамваи, в которые пассажиры запрыгивали на ходу. По переулкам носились извозчики и, перебегая дорогу, всегда приходилось опасаться за свои здоровье и жизнь. Потом появились автобусы и троллейбусы. А кони, вместе с извозчиками, покинули ставший вмиг неприветливым для них город.
        Илья Владимирович смотрел на людей, которые шли мимо. Кто-то спешит домой с работы, кто-то, как и он, просто гуляет. На дворе уже двадцать первый век, а люди все те же, что и сто лет назад. Даже одеты многие весьма похоже. Как будто не было этого времени. Не было войн, смен правительства. И заботы у людей все те же. Хватит ли денег до зарплаты, или - куда съездить отдохнуть. Как это удивительно, что, несмотря на весь прогресс, наличие, подумать только, маленьких мобильных телефонов и дорогих личных автомобилей, - люди и желания остались такими же, как и сто лет назад. И даже нельзя сказать, что сейчас свободней дышится. Все то же самое - кто-то опасается ЧК, кто-то, наоборот, ничего не боится. Что демократия, что власть Советов, что царская власть. Подавляющему большинству это не важно.
        И ведь точно так же им не важно, выживет ли целитель, не важно, что существуют хранители и живая вода. Все это затрагивает такую маленькую часть населения всей страны, что она - просто капля в море. Но при этом от этой маленькой части населения зависит благополучие большинства остальных жителей: чтобы не было войны, чтобы дети были сыты, чтобы платили зарплаты. И только единицы знают, как много сейчас стоит на кону - для всей страны, и для всего этого города, в частности.
        На смену ностальгии пришли мысли о Семене. Старый товарищ всегда был резким, прямым и жестоким. Эти качества в нем и ценили. Ему бы генералом в армию - и на войну. Цены бы не было. Но нет, полюбил он под коверные игры на старости лет. Полюбил. И, главное, преуспел. С его-то опытом - неудивительно.
        Илья Владимирович тихо вставил ключ в замочную скважину и, повернув его, открыл дверь. В квартире стояла тишина, пахло пылью, старостью и мочой. Он поморщился и, бесшумно закрыв дверь, прошел в комнату. Там тускло горел ночник. На столе были свалены пачки долларов и евро, сверху лежали паспорта. Сначала ему показалось, что в комнате никого нет, но, услышав легкое покашливание, он обратил внимание на слабое движение на кровати. Человек, который там лежал, стянул с себя плед. Илья Владимирович неосознанно отпрянул от открывшегося ему вида.
        На кровати лежал древний старик. С редкими седыми волосами на обтянутой кожей голове. Он протянут руку в сторону стоявшего в оцепенении полковника:
        - Кто здесь? - спросил дребезжащим старческим голосом, - это ты, Илья? Подойти поближе, - Илья сделал шаг, и присел на корточки напротив старика. На него уставились слезящиеся глаза с помутневшими зрачками.
        - Да, это я. Семен? Что с тобой случилось? Это ведь ты? - старик то ли закашлялся, то ли засмеялся в ответ:
        - Ты долго не приходил. Сдавал дела? Готовился умереть? Глупец!
        - Что с тобой случилось? - Илья Владимирович пододвинул стул, и сел рядом, с ужасом глядя на то, что осталось от его друга.
        - Я продал целителя. А Дух отомстил мне. Я идиот! - он снова закашлялся, - слушай, я все расскажу, мне надо облегчить душу. Выслушай меня, - в его голосе послышались умоляющие нотки.
        - Я здесь, я с тобой. Рассказывай, - успокоил его Илья Владимирович.
        - Я продал Оксану этому олигарху - Суханову.
        - И почему ты не сбежал в тот же день? Ты же знаешь, что, если уехать, Дух тебя не достанет.
        - Все моя глупость и жадность. Я сдал заодно и Александра - англичанам, американцам, Израилю и немцам. Всем, кому успел. За деньги и паспорта. И план у меня был хорош. Я взял билеты из Минска в Европу. Я бы спокойно скрылся, и никто бы меня не нашел. И Дух бы не достал. Но возникла одна проблема. Суханову срочно была нужна Оксана. У него уже были судороги. Он умирал, ему оставалось совсем немного. Он взял ее кровь.
        А мне срочно нужны были документы. Но, ты представляешь, посольства и разведки не могут отправить курьера в выходной. У одних этот чертов орднунг, у других - шабат, у третьих еще что-то. Воскресенье, мать его. Нет, курьеры у нас не работают в воскресенье. Нет, в посольство попасть невозможно. Да, документы готовы, и в понедельник вы их получите. И никак, ни за миллион долларов, ни за сто миллионов. И я вернулся в город. И вот тут началось. Каждый час я старею.
        - А Шато, - прервал его Илья, - почему он умер?
        - Шато - благородный дурак, - Семен снова закашлялся, - он решил, что от Оксаны больше вреда, чем пользы, и захотел оказать услугу второму целителю. В обмен на кровь Александра он рассказал Суханову, что Оксана у нас. Тот связался со мной. Сначала требовал выдать ему паренька, но Александр уже успел сбежать, тогда мы договорились на Оксану, - он снова закашлялся, кашель выгибал все его немощное тело. Но резко остановился и, набравшись сил, продолжал:
        - Дух с ним поступил в ответ тоже благородно. Шато просто уснул - и не проснулся. А вот я… Не верь тому, кто говорит, что в старости нет ничего плохого. Старость - это ужасно. Старость надо вычеркивать раз и навсегда из жизни. Ты не представляешь, как все болит. Какие ужасные она дарит ощущения. Я практически ничего не вижу. Постоянно хочу пить. Я не могу уже встать с кровати. Я несколько раз обделался, но даже не чувствую запаха. Мне осталось немного. Я рад, что ты рядом. Прости меня, я был плохим другом, - Илья взял руку Семена и слабо сжал ее. Говорить ничего не хотелось. В горле стоял ком. На глаза наворачивались слезы.
        - Ты правильный, я всегда тебе завидовал, - после небольшой паузы проговорил Семен. - На самом деле, я люблю Родину. Да, оступился. Но и заплатил за свои ошибки сам. Сколько ты уже здесь?
        - Минут десять, может, пятнадцать, - удивленно ответил Илья и посмотрел на часы.
        - Сначала, когда я понял, что со мной происходит, я метался по квартире. Я выпил весь запас живой воды, но это не помогло. Когда я понял, наконец, что мне отсюда не выйти, я решил, что и ты должен остаться со мной. Прости, я заминировал квартиру. У тебя было всего пятнадцать минут. Видимо, они еще не истекли. Сейчас я бы хотел все исправить, но уже поздно, поздно…
        Его голос стал совсем тихим. Он выгнулся, захрипел и затих. Только тиканье часов разбивало повисшую тишину в квартире. Илья закрыл глаза умершему другу:
        - Спи спокойно. - Он встал и прошелся по комнате. Полистал паспорта, лежащие на столе. На фотографиях в них смотрел молодой Семен, таким бы он стал, если бы подействовала живая вода. Молодым, веселым, двадцатилетним парнем. У него были все шансы затеряться, и начать жить заново. Все искали бы пожилого полковника, но никак не такого паренька. Кинув паспорта на стол, Илья сел рядом с Семеном. У него осталось совсем мало времени, чтобы попытаться спастись. Но стоит ли? Пусть разбираются молодые. Его время, как и время Семена, - прошло. Надо уметь уходить с достоинством.
        И он закрыл глаза.
        АЛЕКСАНДР.
        Утром я опять отправился на подработку в кофейню. Все было, как вчера: час-полтора безделья, а потом полчаса работы в авральном режиме. Я продолжал тренироваться на кофе, отдавая по кусочкам каждой чашке свою энергию. Клиентов было значительно больше, чем вчера, и к вечеру оказалось, что, помимо того, что я сильно физически вымотался, еще и мое свечение стало совсем тусклым. Похоже, что я израсходовал почти всю свою энергию, а восполнять ее так до сих пор толком и не научился. Все, что мне помогало, - сытно поесть и хорошо поспать, но сейчас на это не было времени. Был, конечно, еще вариант посидеть часик в комнате, которая насыщена этой энергией, но я знал только одно такое место - бывшее жилище целителя. И то, после последних происшествий там почти не осталось энергии.
        Нам с Ланой сегодня вечером предстояла встреча с сотрудником ФСБ. Я понимал, что моей энергии сейчас хватит только на то, чтобы пару раз открыть дверь. Пришлось ехать к Лане на метро, хотя до этого я собирался воспользоваться более доступным мне путем, просто открыв дверь. Но необходимо было экономить энергию: кто знает, как обернется эта встреча. Лана, вся в нетерпении, ждала меня у метро.
        - Ну, где ты застрял? У нас сегодня столько планов на вечер, - она обняла меня и поцеловала, потом слегка отстранилась и, внимательно осмотрев, сказала, - ты какой-то сильно уставший. Случилось что-то?
        - Да нет, все нормально. Устал просто немного. Пойдем куда-нибудь, где народу нет, и я открою дверь прямо в кафе. Думаю, так будет безопаснее, - предложил я обнимая Лану.
        Мы зашли в переулок. Я отправил смс-ку майору о месте встречи. Дальше все прошло по плану. Открыл дверь в кофейню. Как мы и ожидали, рядом с туалетом было пусто. Лана поднялась наверх, села за столик у окна и заказала нам чай. Мы с ней переписывались в мессенджере. Я чувствовал себя не очень удобно, мне пришлось простоять в туалете минут пятнадцать, но вот она написала, что, вроде, все чисто, и я поднялся наверх. За столом, рядом с Ланой, сидел неприметный мужчина, выглядевший лет на тридцать. Мне ничего не оставалось, как подсесть к ним. Мужчина, увидев, как я вхожу и иду к столику, приподнялся со стула и встретил меня крепким рукопожатием:
        - Максим Николаевич, майор ФСБ, - представился он, я представился в ответ, и сел напротив, ожидая, когда он начнет разговор. Выглядел майор солидно и по-военному. Хорошая осанка, пиджак поверх темной рубашки, без галстука. Ежик темных волос и крепкий уверенный голос дополняли картину. Рядом с ним лежал черный кожаный портфель, из которого он извлек несколько папок. Потом внимательно огляделся вокруг, удостоверяясь, что нет лишних глаз и ушей, и протянул мне одну из них:
        - Я, как уже говорил, в лице ФСБ и государства предлагаю вам сотрудничество. Детали мы оговорим позже, а сейчас ознакомьтесь с материалами, которые я вам передал. Это отчеты по совместной деятельности советского государства с прошлым целителем. Я думаю, они смогут помочь вам составить себе представление о нашем с вами возможном сотрудничестве. - Он устроился поудобнее на диванчике, приготовившись ждать и периодически с любопытством посматривая на нас.
        Лана придвинулась ко мне поближе и, открыв папку, мы стали просматривать ее содержимое. Там было большое количество бумаг. В основном, заявки с обоснованием и просьбой выделить одну порцию лекарства номер один. Все письма были на пожелтевшей от времени бумаге, с грифом «Совершенно секретно». Напечатаны они были на печатной машинке, и так и пахли стариной.
        Вот, к примеру, одно из писем: «Прошу рассмотреть возможность выделить одну порцию лекарства номер один в ближайшее время Курчатову Игорю Васильевичу. В данный момент Курчатов И.В. возглавляет лабораторию № 2 АН СССР, в которой ведутся разработки РДС-1 и РДС-2. В связи с тем, что в разработке используются смертельно опасные вещества, здоровье Курчатова И.В. значительно пошатнулось. Прошу учесть, что, в случае его преждевременной смерти, окончание работ отодвинется на неопределенный срок». Снизу была приписка ручкой: «Выделить вне очереди», и подпись «Сталин И.В.» - и в папке было много подобных писем. Одни фамилии нам были знакомы, такие, как: Жуков, Иоффе, Капица, но было много и неизвестных мне фамилий. Пока мы рассматривали документы, Максим начал разговор:
        - Как видите, Советский Союз очень плодотворно сотрудничал с целителем. Это было полностью добровольное сотрудничество. Возможно, без целителя атомная бомба в нашей стране появилась бы гораздо позже, неизвестно, в какие сроки был бы взят Берлин - и сколько дополнительных жизней он бы стоил нашей стране. Да и в космос мы стали летать не без помощи товарища Сталина и целителя.
        Вы представляете себе уровень медицины в нашей стране в двадцатых и тридцатых годах прошлого века? Люди умирали от пневмонии, тифа, кори, оспы. Многие ученые работали с опасными веществами. Тут и радиация, и различные яды, и всевозможные вирусы. Ученые в нашей стране были на вес золота, тем более, опытные ученые. А уж про среднюю продолжительность жизни обычных людей не стоит и упоминать. Сами понимаете, насколько она была невелика. И тем не менее, вспомните, чего наша страна добилась в те годы! Мы до сих пор гордимся многими достижениями. А сейчас в ваших руках возможность дать своей стране сделать новый рывок. Ведь всегда уходят самые лучшие. А с вашей помощью мы сможем им помочь.
        - Для меня это все неожиданно. Очень непривычно смотреть на те годы с такой позиции. Многое теперь видится по-другому. Но что вы конкретно от меня хотите? Чтобы я приходил на пункт сдачи крови, и сдавал свою кровь? Я, конечно, не против, но как-то это все, - я покрутил руками в воздухе, не зная, как правильно сформулировать свою мысль, - как-то это примитивно и банально. Быть целителем, чтобы тупо сдавать кровь?
        - Не только, - кивнул головой майор, - мы будем готовить списки, а вы - их визировать, ну и, конечно, мы будем рассматривать и предложенных вами кандидатов на оздоровление. Поймите, ваша кровь - высочайшая ценность, достояние нашей страны. И каждая капля должна быть использована продуманно и на благо.
        - Я себе жизнь целителя не так представлял, - я грустно посмотрел на Лану, видя в ее глазах полную и безоговорочную поддержку майора, - совсем не так. Я думал, что со мной случилось чудо. Что я смогу помогать людям. Это же, и правда, чудо! Медицина пасует. Это волшебство. Которое мы загоняем в рамки нашего мира. И я, как целитель, во что должен, по-вашему, превратиться? В бухгалтера, колдующего над бумагами, и решающего - вот этому выдать 50 миллиграмм, этому сто, этого исключить, а этот подождет. Этакий мелкий чиновник. Пусть мне еще взятки приносят, чтобы продвинуться в очереди! Устройте меня в муниципалитет, на какую-нибудь должность. И секретаря, хотя нет! Двадцать первый век! Ставьте электронную очередь, - что-то я совсем разошелся. Мне стало горько и обидно, как будто у меня отобрали мечту. Выкрали сказку. Наконец-то объяснили мне, маленькому ребенку, что Деда Мороза все-таки не существует. И чудес в этом мире не бывает.
        - Саша, ну успокойся, - Лана погладила меня по руке, - ну, никто же не собирается превращать тебя просто в донора крови. И ты по-прежнему останешься сам собой, - она повернулась к майору, - я ведь правильно говорю?
        - Да, конечно, извините, я понимаю, что все эти бумаги… я еще не принес талмуд, который мне достался в наследство от Шато, - он с сочувствием посмотрел на меня, - да, в восемнадцать лет не хочется забивать себе голову такими вещами. Я это понимаю, но и вы поймите нас. Мы постараемся все сделать для того, чтобы вы не погрязли в бюрократии, как это было с прошлым целителем. Мы готовы сами принимать все решения, и по первой же просьбе предоставлять отчеты. Просто хотелось бы оговорить хоть какое-то стабильное поступление крови. Даже сто миллилитров в неделю очень помогут нашей стране. Я сейчас создаю новый аналитический отдел. Мы будем подчиняться непосредственно президенту. Но без вашего согласия этот отдел никому не нужен. - Он говорил твердо и убедительно.
        - Вы сами понимаете, что я не могу отказаться. Отказаться - значит, перестать уважать себя. Но ваше предложение мной все равно внутренне воспринимается, как насилие над моей личностью. Я одиннадцать лет каждый день ходил в школу, сейчас каждый день хожу в институт, и жду не дождусь, когда же наконец-то я стану свободным. Свободным от рутины. Свободным от обязательств. Понятно, что потом мне предстоит работа, но это будет мой выбор. И если что, я всегда могу ее сменить. А тут. Я не знаю… Это как кабала. Как ипотечный кредит на тридцать лет. Только в моем случае - это на всю жизнь. Если бы я стал целителем, возможно, я пришел бы к вам сам и сказал: давайте, я помогу стране. Вот литр крови. Потом, как будет возможность, принесу еще. А тут… - я не довольно покачал головой и поморщился.
        - Я повторяю, что понимаю вас, но и мы не можем поступить по-другому. Нам нужна стабильность, и четкое понимание, когда и сколько у нас будет вашей крови, чтобы мы могли планировать ее распределение.
        - Саш, ну что ты, в самом деле, как маленький? - удивленно посмотрела на меня Лана, - ну никто же не заставляет тебя каждый день, как на работу, ходить сдавать кровь. Ну, будешь давать столько, сколько можешь, и когда сможешь. Я уверена, ты сам этого хочешь.
        - Да что вы вдвоем на меня насели? - не выдержал я, - можете передавать вашему начальству, что я согласен. А там, действительно, видно будет. Только я все еще не стал окончательно целителем. И даже еще не знаю, как это сделать! - Слегка повысив голос ответил я.
        - А вот тут, возможно, я смогу немного вам помочь, - сказал Максим Николаевич. Он открыл свой портфель и, достав оттуда тонкую папку, протянул ее мне.
        Я взял папку и стал просматривать содержимое. В ней находился всего десяток листов, напечатанных на печатной машинке, с пометками ручкой на полях. Почерк, которым были сделаны пометки, был крупный и красивый. Каждая буква аккуратно выведена. Некоторые места подчеркнуты.
        - Это выписки из разных книг, которые нам удалось достать еще в двадцатых годах прошлого века. Можно сказать, выжимка самого важного, по мнению прошлого целителя. Именно его пометки вы видите на полях. Он, как и вы сейчас, на тот момент еще не пришел к Духу, и занимался поиском пути. Мы помогали ему, чем могли.
        Я знаю место, в которое вы должны попасть. И я, в отличие от вас, совсем не вижу нити Духа. Для меня тот дом, на Неглинной, ничем не примечателен. Я даже был внутри самого дома. Абсолютно ничего интересного. Обычный дом, каких сотни, или даже тысячи. Я не знаю, помогли ли, в итоге, эти бумаги прошлому целителю. Но это все, что у нас есть. Только просьба: ознакомьтесь с ними сейчас, не забирайте с собой, - я в ответ лишь кивнул, и стал внимательно читать бумаги. Придвинувшись поближе ко мне, Лана тоже сунула свой нос в эти старые записи:
        «Всякий, кого выбрал Дух на служение целителем своим и рода людского, да наполнился светом. Да радостью и горестью, как бездонная чарка. Да раскроется пред ним дверь. Да будет он полон силы дарить людям радость жизни, и спасение страждущим. И как ночь беспрерывно меняется днем, так и целитель беспрерывно призван превращать темноту в свет», - рядом была пометка рукой целителя: «Чушь несусветная. Из записок монаха. Хоть и грамотный, но темный».
        «Не сворачивай с выбранного пути, и Дух тебе поможет. Тот, кто полон силы Духа, тот откроет любую дверь, и осилит любой путь», - последняя строчка была несколько раз подчеркнута, и на полях стояла пометка: «Это ближе к истине».
        «Однажды монах Феофан спросил целителя - зачем он нужен? Ведь Дух есть диавол, и целитель - слуга его. И исцеление есть яд и непотребство, неугодное создателю. Ведь должны мы заботиться о духе верующих и их душах. А хвори есть наказание божие. Чрез страдание да возвысится душа. И не свет несет целитель, а тьму сеет в души людские. Ведь излечив одного, он убивает ядом зависти сотни душ других. И дарит он не надежду, а страдание. И ответил целитель, что яд прорастает лишь в отравленных душах, и только настоящая вера и благодарность могут наполнить его силой и светом ярче солнца. И когда люди станут благодарными, а не завистливыми, то мир придет в их град», - после текста опять пометка: «Чушь религиозная».
        «И пройдет целитель первый раз дорогой Духа. И будет он наполнен светом, и преодолеет все преграды. И выйдет он, очистившись, с полным сердцем веры к Духу, и признает Дух его. И одарит способностью излечивать и раны, и души людей, что будут верить в него, непрерывно наполняя верой своей и град, пристанище Духа. И вместе с Духом расцветет град тот, и будет полон сил всякий житель. А в помощь целителю есть хранители крови Духа, что стекает по капле из источников подземных. А если хранителю настанет срок уйти, то Дух проводит его в последний путь, и явит чудо новой жизни», - опять пометка: «Текст закончился. Непонятно. Возможно, смерть хранителя и призывает целителя. Надо проверить».
        Было еще много небольших вырезок из текстов. Самое, на мой взгляд, интересное оказалось на последнем листе, где был обведен небольшой абзац, а рядом почерком целителя сделана небольшая запись. Видно, итог его рассуждений:
        «Дом Духа горит ярким светом. И чтобы пройти внутрь, надо уменьшить свечение до своего уровня. Следовательно, убрать излишки распространяемой энергии. Как? Провести эксперимент. Возможно, леча, или убивая, рядом. Возможен и другой вариант: поднять свое свечение до уровня дома Духа. Провести эксперимент. Пока удается повысить свое свечение за счет нахождения в комнатах, насыщенных энергией Духа. Недавно присутствовал на митинге. В едином порыве люди кричали, призывая бить белых и гнать капиталистов в шею. Заметил, как я сам стал ярче светиться. Видно, большое скопление людей, их яркие эмоции, наполняют меня нужной мне энергией. Скоро Первомай. Советы ввели новый праздник. Буду проверять».
        - Это все очень интересно, - задумчиво произнес я. - Надо обдумать. Я, честно говоря, так глубоко не копал, да и не было у меня таких возможностей. Эти листы точно нельзя забрать?
        - К сожалению, нельзя, - покачал головой Максим Николаевич.
        - Но, может, мы их сфотографируем на телефон? Надо повнимательнее все прочитать! - предложила Лана. Максим Николаевич посмотрел на нее и задумчиво потер переносицу:
        - Наверное, можно, если вы пообещаете, что их, кроме вас, никто не увидит! - несколько не уверенно согласился он после некоторой внутренней борьбы.
        - Никто! - хором сказали мы и улыбнулись. Лана аккуратно разложила страницы на столе и сделала снимки.
        - Я хотел спросить, вы не знаете, как там Андрей? - задал я мучивший меня вопрос. - Когда мы видели его в последний раз, он был совсем плох.
        - С Андреем все сложно - он впал в кому. Но врачи говорят, что состояние стабильное.
        - Возьмите. Надеюсь, я могу вам доверять, и это дойдет до Андрея? - я протянул майору маленькую баночку со своей кровью. - Это должно ему помочь. Он, все-таки, мой друг.
        - Друг, который тебя продал, - фыркнула Лана.
        - Хорошо. Я лично прослежу, чтобы вашему другу оказали необходимую помощь. Можете не волноваться. К тому же, он под надежной защитой. И кстати, вашу маму я лично перевел к нам в ведомство, чтобы вывести ее из-под возможного удара. Сами понимаете, родственники, как и близкие друзья, всегда находятся в опасности, - майор аккуратно убрал баночку во внутренний карман пиджака.
        - Спасибо. Не хотелось бы, чтобы из-за меня они пострадали, - я благодарно кивнул головой.
        - На этом мы нашу встречу закончим, если вы не против? - Максим Николаевич посмотрел на часы и собрал все папки обратно в свой портфель. - Я надеюсь, вы поняли всю важность нашего сотрудничества в будущем, и у меня еще к вам просьба: если вы найдете путь, чтобы стать целителем, поделитесь со мной. Возможно, это сможет помочь когда-нибудь еще кому-нибудь.
        - А тот целитель, - Лана кивнула на портфель, в который Максим Николаевич убрал бумаги с заметками целителя, - он вам рассказал, как прошел к Духу?
        - Нет. К сожалению, мы не знаем. Он не захотел открывать свои тайны, сказав, что у каждого свой путь. Но надеюсь, вы его найдете, - майор пожал нам руки и вышел из кафе. Мы же остались сидеть. Я видел, как у Ланы горят глаза. Разгадывать тайны - ее любимое занятие.
        - Нам надо устроить мозговой штурм! Этот ФСБшник оказался очень полезен. Ты помнишь строчки про то, что целитель наполнялся энергией на митинге? Надо сходить туда, где много народу.
        - Куда, например? В кино?
        - Да ты что? Сколько там человек? Пятьдесят, сто? Надо больше! Вот, знаю, - на футбол! Там же тысячи людей.
        - Сейчас холодно, и в Москве футбола нет. А если и есть, то вряд ли там много людей, в такую-то погоду!
        - Значит, что-нибудь придумаем. И вообще, ты чего вел себя, как бука? Я думала в самом начале, что ты вообще его пошлешь! Когда он предлагал с ним вместе работать.
        - Я с детства не люблю насилия и принуждения. А тут получается именно так. Полный контроль, постоянные бумаги, списки, бюрократия. Я много времени провел с мамой в больнице. И в последние годы там просто беда. Час лечишь - два часа заполняешь бумаги. И я понимаю, что и тут все, в итоге, может к этому же свестись. Я и, правда, не ощущаю себя достаточно взрослым, чтобы принимать такие решения. Кому жить, кому умереть. Оценивать людей по их нужности и полезности. В больнице просто - ты помогаешь всем, чем можешь. Ты не выбираешь. Поступил больной - ты лечишь. А тут же так не получится!
        - Да ну тебя! Ты все видишь в темных красках. Ты должен стать целителем. И ты будешь сам по себе, ни от кого не зависящий. И у меня уже ощущение, что мы с тобой в сказке. Ты правильно сказал. С тобой произошло чудо! Ты можешь открывать дверь, куда захочешь. Это же просто бесподобно! - она обняла меня и поцеловала. Я почувствовал, как по моему телу пробежала волна желания, - пойдем, откроем дверь ко мне. У нас еще достаточно времени, и я помогу тебе снять стресс, - тихонечко прошептала она мне на ухо и протянула руку. На такое предложение я не мог ответить отказом.
        Глава 16
        МАЙОР ФСБ МАКСИМ НИКОЛАЕВИЧ.
        После встречи в кафе майор решил пройтись пешком по улице. Надо было проанализировать беседу с Александром и его девушкой. До здания ФСБ было минут двадцать, может, тридцать, если неспешным шагом, и майор шел, обдумывая прошедшую встречу.
        Встречу можно было назвать успешной. Он не зря заранее подготовился к ней. Правда, не ожидал, что Александр будет таким упертым. Но присутствие его девушки благотворно сказалось на беседе. Подумать только, еще две недели назад он и сам не верил в существование потусторонних сил. А никак иначе наличие Духа в их мире Максим назвать не мог. Прагматик и атеист до мозга костей. Ко всем слухам о необычном и необъяснимом он относился с большим скептицизмом. Но под влиянием объективных фактов пришлось спешно пересматривать свою позицию. Хотя до сих пор Максиму трудно было принять наличие Духа, хранителей и целителей в этом мире. Это создавало неопределенность в той системе мироздания, которую создал его аналитический ум. А неопределенность трудно просчитывается. И информации по-прежнему слишком мало, чтобы включить в уравнение новые силы.
        Он понимал, что его мир пошатнулся. «Главное - не вдаваться в крайности», - говорил он себе, - «если принять, как аксиому, существование Духа и его помощников, то возможно существование и бога, и других необъяснимых явлений. А тут уже весь привычный мир начинает трещать по швам». Но и не думать об этом он не мог.
        Сегодня у майора выдался на редкость плохой день. В обед он получил сообщение, что оба полковника погибли. Взрывом их разнесло на мелкие части, и только с помощью анализа ДНК удалось установить имена погибших. Майор усмехнулся: когда дело касается сотрудников ФСБ, анализ проводят мгновенно. Пары часов достаточно. И вот печальный результат - на трех обычных листах бумаги. Если смерть Семена Ивановича его мало затронула, то с Ильей Владимировичем он был знаком больше пятнадцати лет, и почти десять из них проработал под его началом. Он сильно переживал эту потерю. Теперь Максим - начальник специального отдела по работе с Духом, целителем и хранителями. Но единственный знающий и надежный человек, с которым можно было посоветоваться и получить какую-либо информацию, - погиб.
        Да, у майора есть десяток папок собранной по крохам за последние сто лет информации. Но он их успел уже не по одному разу изучить, прочитать вдоль и поперек. Для майора была странной вся эта ситуация. ЧК, НКВД, КГБ, ФСБ - вся эта громадная организация, занимающая ключевое место в стране, не смогла собрать нормальную информацию за столь долгий срок! И теперь приходится действовать на ощупь в темноте.
        Мысли вернулись к сегодняшней встрече. Александр, как целитель, конечно, гораздо лучший вариант, чем погибшая Оксана. Но он очень молод и свободолюбив. Есть в нем внутренний стержень и любовь к свободе. Сам Максим всегда любил порядок, и ему трудно было понять боязнь работы по плану, боязнь бюрократии. Кто бы что ни говорил, но бюрократия - это, в первую очередь, порядок! Хотя он уже не раз встречался и общался с такими людьми, как Александр. Обычно в их жизни всегда властвовал хаос, который они объясняли любовью к свободе. Но жизнь в обществе требует определенных ограничений. А уж семейная жизнь - тем более. Так что, возможно, с годами Александр станет более серьезным, а его жизнь - более упорядоченной. В любом случае работать с ним надо начинать уже сейчас. Целитель - парень неплохой, и, скорее всего, будет сотрудничать добровольно. Да и, судя по всему, патриотизм и ответственность ему не чужды. Так что встречу и знакомство можно считать успешными. Осталось главное - чтобы Александр стал настоящим целителем. И выжил на этом пути.
        Сегодня поступили сообщения, что зашевелились иностранные разведки. Причем очень активно. У дома на Неглинной замечены посты и американцев, и англичан. Даже сотрудники Моссада там отметились. Майор был уверен, что главной их задачей было не сотрудничество с целителем, а его устранение. А вот этого он допустить не мог.
        Предстояло много работы. Надо продумать безопасный путь для прохода к дому Духа. А это не так-то и просто. Снайпер может уничтожить Александра на расстоянии даже в километр. А приставлять к нему серьезную охрану - значит, привлекать ненужное внимание. Что, возможно, создаст еще большую опасность. Есть, конечно, вариант: перекрыть всю улицу на пару часов. «Но надо быть уверенным в результате, боюсь, такое сработает лишь один раз. И, наверняка, будет много шума. В общем, необходимо установить негласную слежку и охрану. У нас в ведомстве достаточно специалистов. Пусть Александр будет не в курсе, но, даже если он и узнает, он поймет, что слишком многое поставлено на карту».
        Максим прижал руку к груди, и ощутил маленькую баночку с кровью целителя, проступившую под его пальцами. Сколько проблем из-за этого. Зато сколько перспектив и возможностей открывается перед страной, если все удастся. Надо сразу съездить в больницу и навестить Андрея. Если он придет в себя после инъекции крови целителя, это будет большим плюсом в отношениях с Александром.
        АЛЕКСАНДР.
        Я прямо из кафе открыл дверь в квартиру к бабушке Ланы, и мы вывалились из нее, продолжая целоваться. «Все-таки безумно удобная вещь эти двери!» - подумал я, а потом меня поглотила страсть…
        Уставшие, мы с Ланой лежали на кровати. Время уже близилось к десяти часам вечера, и пора было вставать. Но так хотелось продлить этот сладкий миг. Однако, мне надо было собираться на встречу с Хвостом и диггером. Лежавшая рядом со мной обнаженная Лана, чуть прикрытая пледом, посмотрела на часы:
        - Это было чудесно! Надо было мне раньше тебя совратить, - шутя, сказала она, - как подумаю, сколько времени прошло впустую, так даже грустно становится.
        - Это кто еще кого совратил, - улыбнулся я. - Я был просто неотразим, и ты не устояла передо мной. Вот так все и было!
        - Ага, конечно, неотразимый ты мой, - она рассмеялась и поцеловала меня.
        - Знаешь, я стал гораздо сильнее светиться после секса с тобой. Но я понимаю, что этой яркости все равно недостаточно, - я покрепче сжал Лану в своих объятиях.
        - А насколько ярче? Можешь в процентном соотношении сказать? Сколько тебе не хватает процентов? Ведь можно с научной точки зрения подойти к данному вопросу. Если секс дает прирост, скажем, на пять процентов, то надо просто раз двадцать позаниматься сексом - и отправиться к дому Духа! Я готова пойти на такие жертвы! - Смеясь ответила она пытаясь вырваться из моих объятий.
        - Боюсь, на двадцать раз меня не хватит, даже с тобой, - улыбнулся я и призадумался, - знаешь, после первого раза сегодня я в свечении прибавил достаточно много, а вот после второго практически не прибавил, - я с улыбкой посмотрел на задумчивую мордашку Ланы, - возможно, надо менять партнеров? - Ехидно поинтересовался я отпуская Лану.
        - Я тебе поменяю партнеров! - она стукнула меня кулачком, - ишь, чего надумал! К черту такие эксперименты. И так что-нибудь придумаем.
        - Нет, ну я только с исследовательской точки зрения предложил! - начал оправдываться я. - Вдруг сработает?
        - Ох уж эти мужчины! Все мысли об одном. Моногамия! Вот наш девиз. Обойдемся без исследований. И вообще, собирайся, сейчас уже Хвост ввалится, а мы тут в таком виде! - она резво вскочила с кровати и стала одеваться, ничуть меня не стесняясь. Я последовал ее примеру и, когда уже практически закончил одеваться, как раз раздался звонок в дверь.
        В прихожую ввалился Хвост, с красными с мороза щеками. На улице, судя по всему, похолодало.
        О, голубки, накувыркались? - сразу раскусил он нас. - Надо собираться, наш штатный диггер будет ждать нас через полчаса. Он уже подготовился, нашел хорошую точку входа. Так что у тебя минут пять-десять на сборы, и идем. А я бы чайку горячего хлебнул. Что-то резко холодно стало, - быстро проговорил он растирая свои щеки. Три минуты и я готов! - отрапортовал я одеваясь. Лана поцеловала меня на прощанье под насмешливым взглядом Хвоста и мы отправились к месту встречи.
        Встречались мы с диггером во дворе какого-то с виду заброшенного дома. Он вышел навстречу из старого «жигуленка» и скептически окинул нас взглядом. Диггер был в какой-то спецовке, в высоких грязных сапогах. На плече висела объемная сумка.
        - Да, вы, по вашему виду, собрались на свидание, а не лазить по катакомбам. Давайте, подходите ко мне, будем вас экипировать по-нормальному, - он открыл багажник машины и стал в нем рыться. - Держите штаны, куртки, вот только с сапогами проблема: есть одна пара, но размер большой, - от сапогов мы отказались, решив остаться в своей обуви, а вот штаны поверх джинсов натянули, и даже большая, с виду, куртка, типа дождевика, налезла поверх моей очень даже удачно. Хвост тоже приоделся. Выглядел он смешно, сразу став каким-то плотным, похожим на отъевшегося сотрудника ГИБДД. Диггер окинул нас снова внимательным взглядом:
        - Ну вот, так уже гораздо лучше. Вполне похожи на каких-нибудь ремонтников. Вопросов не должны вызывать, - он закрыл машину, и мы, не спеша, пошли к подъезду старого двухэтажного дома. - Я вообще не люблю центр. Ну, там, Лубянка, Тверская, Охотный ряд, Неглинка. Последние годы стало опасно ходить. И полиция, и ФСБ, и всякие другие ведомства. Понаставили сигнализаций и решеток. Никакого удовольствия. Лет десять назад такого еще не было. А вот последние годы, совсем трудно стало.
        - Но пройти-то можно? - не выдержав спросил я. Все-таки, у меня были большие надежды на наше путешествие. И внеплановая встреча с полицией меня совершенно не устраивала.
        - Пройти можно. Под Москвой за прошедшие века скопилось много уровней катакомб. Разные - по глубине и по времени. Не пройдем в одном месте - спустимся глубже, и попробуем в другом. А датчики установлены обычно на широких проходах. Да и видно их, особо не маскируют. Это они специально, что бы народ не лазил, и видел, что все под охраной. - Он задумчиво почесал подбородок и повернувшись ко мне уточнил, - Так куда мы точно идем-то? Есть какая-нибудь точка? Вы же не просто так, побродить собрались?
        - Мне нужен дом рядом с банями. В районе Неглинной улицы. Точнее объяснить не могу. Думаю, увижу и скажу, - я не определенно помахал рукой.
        - Да точнее и не надо. Там, под землей, есть только направления, а точных адресов нет. Только вот увидеть конкретный дом там мало реально, под землей все по другому и ходы практически никогда не соответствуют улицам. - Он посмотрел на мое скисшее лицо и ободряюще улыбнулся, - Да ладно, разберемся. Примерно представляю как туда дойти. Идем! - Он решительно махнул рукой и развернувшись направился к подъезду.
        У входа в подъезд диггер достал из кармана куртки увесистую связку ключей для домофона и аккуратно, не спеша, стал подбирать нужный:
        - Как правило, видов домофонов в нашем городе не так и много, и даже десятка ключей хватает, чтобы открыть любую дверь, - начал объяснять он, - о, что я и говорил. Уже третий ключ подошел, - радостно потирая руки он открыл дверь.
        Мы зашли в подъезд. Рядом с лестницей была дверь в подвал, на которой висел замок. Но оказалось, что одна петля там только для виду. Диггер достал из сумки три фонаря, и дал нам по одному.
        - Сейчас тихо спускаемся, лучше не шуметь. Тут такие люди в доме живут… Могут и настучать, - аккуратно прикрыв за нами дверь, он включил фонарь, и мы спустились в подвал. Разобрать дорогу среди мешанины труб и мусора на полу было трудно, но диггер нас уверенно повел к дальней стене, где на уровне пола, прикрытый деревянным щитом, был разлом в кирпичной кладке:
        - Тут аккуратно спускаемся на попе вниз, как с горки, - начал командовать он, отправляя первым Хвоста. - И начинаем наш путь.
        Под землей было тепло и влажно. Мы шли из коридора в коридор, периодически спускаясь через какие-то разломы и узкие ходы все ниже. Над нами пошли арки из старого красного кирпича. Я давно потерял направление и понимал, что обратно сам ни за что не вернусь. Непонятно совершенно, как здесь можно ориентироваться! Диггер шел, уверенно светя фонарем вперед, разгоняя затхлую темноту. Рядом шел Хвост. Луч его фонаря постоянно бегал, освещая то своды, то темные углы. Он непрерывно болтал, что-то спрашивал у нашего провожатого, то забегая вперед, то слегка отставая. Диггер отвечал односложно. Было видно, что он напряжен, прислушивается к каждому звуку и присматривается к каждому повороту и ответвлению.
        Мы бродили, наверное, уже час по подземной Москве, когда диггер остановился и показал рукой на широкий коридор, в который мы вышли:
        - Это уже нужный нам район. Я, честно говоря, давно тут не был. Мы находимся сейчас практически под Неглинной улицей. Рядом с нами сама речка Неглинка. Ее давным-давно убрали в трубы, - мы прислушались и уловили журчание воды. Как будто рядом тек достаточно быстрый ручей.
        - А я думал, что эта речка просто давно иссякла, а название осталось, - не выдержал Хвост, диггер в ответ только хмыкнул. Мы замедлили шаг, и я стал осматриваться по сторонам своим «особым» зрением. Если в начале пути нити Духа были тонкими, то тут они выглядели гораздо более толстыми и яркими. Я понимал, что мы приближаемся к нашей цели. Вдали виделось свечение.
        - Мне кажется мы уже почти рядом, - тихо сказал я.
        - Это хорошая новость, - обрадовался Хвост, - а то мне уже скучновато становится. Вы что-то не очень разговорчивая компания.
        Мы прошли еще буквально метров сто, или двести. Коридор был прямой и достаточно удобный, и я остановил всех у ответвления, из которого шел свет.
        - Думаю, нам туда, - сказал я и уверенно пошел первым. За мной пошли и остальные. Ход оказался недлинным, и упирался в ослепительно яркую стену. Остановившись в пяти метрах от нее, я переключился на обычное зрение. Вокруг было темно. Черные обшарпанные стены, низкий потолок. Все это страшно давило на сознание. Никогда не страдал клаустрофобией, но тут было ощущение, что заканчивается последний воздух, и мы навсегда останемся в этом каменном мешке. Я стоял на расстоянии пяти шагов от стены. Неслышно подошел диггер и встал рядом. Я увидел, как он закрыл глаза. А потом случилось что-то странное. Он бросил свой фонарь на пол, и начал радостно прыгать и кричать:
        - Я нашел его, нашел! Он тут! Я так долго искал его! Он зовет меня! - он кинулся меня обнимать, потом обнял Хвоста, продолжая радостно смеяться. - Мне никто не верил, но я нашел его! Он рядом! - я посмотрел «особым» зрением на диггера: он безумно ярко светился. В этот же самый момент он подошел к такой же яркой стене - и растворился в ней совершенно бесследно. Мы с Хвостом уставились друг на друга. Хвост подошел к стене и потрогал ее рукой:
        - Твердая, - потом начал стучать по ней, - каменная. Куда он делся? Как такое возможно? - Удивленно развернулся он ко мне.
        Я не стал отвечать. Вот он - дом Духа. Я в двух шагах от него. Надо только пройти. Черт с ним, с диггером. У меня своя задача, которую мне надо решить. Я опять переключил зрение, и подошел к стене. Протянул руку, пытаясь дотронуться до нее, и в тот же миг меня отбросило сильнейшим разрядом тока.
        «Ты привел мне нового хранителя, спасибо. Но ты еще не готов», - раздался голос у меня в голове.
        - Какого хрена, не готов! - закричал я и, подойдя к стене, попытался ударить ее ногой. Но меня снова отбросило.
        - Пусти меня! Слышишь! Пусти! - кричал я и снова пытался ударить по стене, - я должен пройти, пусти!
        Хвост оттащил меня в сторону и крепко прижал к полу, пытаясь остановить мою внезапную истерику, - почему диггер прошел, а меня не пускает? - билась обиженная мысль в моей голове. Спустя пару минут я пришел в себя. Внутри страшное опустошение. У меня опять ничего не вышло. Руки горят нестерпимой болью от ожогов. Я чувствую, как лопается кожа на моих ладонях.
        Глава 17
        Я сидел, привалившись к боковой стене прохода, и осматривал свои руки, на которых заживали страшные ожоги. В тот момент, когда я колотил по стене я совсем не ощущал боли. Она пришла позже и сейчас мои руки дико болели. Хвост отошел от меня и удивленно ходил вдоль стены, за которой пропал наш проводник:
        - Это как так? Я же как раз смотрел на нашего диггера, а он просто подошел к стене - и прошел сквозь нее. Тебя от нее отбрасывает на пять шагов, и я даже видел что-то вроде молнии. А я вот спокойно хожу и трогаю ее. Стена как стена! Ты не хочешь мне ничего объяснить? - он присел рядом со мной на корточки. - И твои раны на руках. У тебя же только что были страшные ожоги. Они уже почти зажили. И как нам теперь отсюда выбраться? Я дорогу не запомнил совсем, а ты? - я покачал головой.
        - К черту дорогу, выберемся. Не волнуйся. А стена… Это долгая история. Но, похоже, диггер нашел свой источник, который искал последние годы, и теперь он стал его хозяином. Новым Хранителем. Потом все объясню. Надо прийти в себя, - устало ответил я.
        - Хорошо! - Хвост радостно улыбнулся и, не выдержав, вскочив на ноги стал возбужденно ходить по коридору, иногда прикасаясь к стене ладонью:
        - Я знал, что с тобой связана какая-то тайна, знал! У меня вообще нюх на все необычное. И когда ты первый раз появился с Ланой у нас в компании, я сразу что-то такое почувствовал. И диггер еще. Я с ним знаком лет пять. За это время он успел всем мозги проесть со своим источником. Уже давно никто ему не верил, а ты как-то слишком серьезно воспринял его слова. Ты что-то знал уже тогда!
        Он продолжал ходить вокруг меня, возбужденно что-то говоря. Я перестал прислушиваться к нему. Просто сидел и переживал. Я ощущал, как во мне накапливается злость. На самого себя, на Духа, на хранителей, от которых никакого толку. Еще и Хвост ходит кругами, восторженно неся какую-то чушь. Я не удержался, собрал в ладонь немного света, и кинул этот комок в него. Это как-то само собой получилось. На подсознательном уровне. Я хотел, чтобы Хвост, наконец, заткнулся - и у меня это получилось, правда, не совсем так, как хотелось. Он замер на месте, прислушиваясь к себе:
        - Что это было? Меня словно ударило током. Не сильно, но заметно. Это ты сделал? - спросил он полуобернувшись ко мне.
        - Вот так? - и я снова запульнул в него собранным в шар светом.
        - Да! Как ты это сделал? - блин, я хотел, чтобы он заткнулся и успокоился, дав мне подумать, а вышло еще хуже. Но видя, что я нахожусь в невменяемом состоянии, он наконец-то замолчал, и стал внимательно изучать стену. Однако счастье длилось недолго. Не может он молчать больше пары минут:
        - Это ты что-то со мной сделал? Я закрываю глаза и вижу, как эта стена ярко светится. И теперь я не могу даже дотронуться до нее. Меня бьет током! Что за черт? - он стоял рядом со мной и потирал обожженную руку.
        - Добро пожаловать в мой мир, - ехидно поприветствовал его я. - Диггер видел свечение, я вижу свечение, а теперь и ты видишь. Может, потому, что я кидал в тебя шариками света, а может, потому, что ты долго тыркался в стену дома Духа.
        - Вот ты сейчас много чего сказал, но мне понятнее не стало, - он сел рядом со мной на землю, - ты же мне все расскажешь? Теперь, когда и я вижу свечение? - Он посмотрел на часы, - нам надо выбираться отсюда, а как - я даже не представляю. Уже почти два часа ночи.
        - Надо. Идем к тебе домой, там все расскажу, - я встал, закрыл глаза, и представил прихожую в квартире у Хвоста. Практически мгновенно появилась дверь и, взяв за руку в очередной раз обалдевшего Хвоста, я втащил его в его же квартиру.
        Мы сидели у Хвоста на кухне, и пили чай. Спать хотелось неимоверно, но хозяин дома никак не соглашался меня отпускать, пока я не расскажу ему обо всем. Сначала я противился его нажиму, но потом решил, что, в общем-то, скрывать особо и нечего, а Хвост, все-таки, старше нас почти на десять лет. Может, что-то подскажет, и чем-то поможет. Да и, рассказывая ему свою историю, у меня получилось посмотреть на проблему как бы со стороны.
        Хвост объяснил мне, что я слишком спешу. Надо научиться как следует пользоваться своими способностями. Он оказался любителем фэнтези и разной фантастики и прочитал не одну книгу в этом тематике. Теперь, основываясь на прочитанном он стал уверять меня, что я маг, и мне просто необходимо прокачиваться. Надо максимально тратить энергию, и тогда она будет восполняться в большем объеме. Логику я в его словах не уловил и, помня ту слабость, которая охватывала меня, когда я много тратил энергии, отказался от этого способа. В общем, я практически уснул за столом, устав выслушивать монолог полного энтузиазма Хвоста. Он наконец-то заметил мое состояние, и помог добраться до кровати.
        Утром Хвост дал мне выспаться и отменил для меня работу. Но на этом хорошие новости закончились. Он не сидел без дела - и придумал кучу разных способов попробовать меня прокачать:
        - Понимаешь, твоя энергия, она, возможно, имеет что-то общее с божественной энергией, - объяснял он мне, пока мы шли по улице к одному ему известной цели, - вот сейчас мы с тобой сходим в большой храм. Тут недалеко. Представь, там собираются толпы людей, особенно по праздникам. Они молятся, радуются, веруют. Делятся энергией с богом. И, наверняка, весь храм насыщен этой энергией. Вот попробуй ее почувствовать. Возможно, удастся ее похитить, - он замолчал, задумавшись, - нет, не похитить, а позаимствовать. Некрасиво, наверно, воровать у бога и у верующих. Так что идем с мыслью, что нам очень надо ненадолго одолжить энергию. Ведь, если есть Дух, то может быть и бог. А он, говорят, всеведущий. Так что мысли свои контролируй.
        - Как? - не понял я, - думать только о хорошем?
        - Ну, просто, если что-то будет получаться, то благодари его.
        - А почему именно в церковь, а не в мечеть, к примеру?
        - Ну, ты же православный, а не мусульманин, значит, тебе ближе наш бог, - тут сложно было с ним не согласиться.
        Мы дошли до храма. Он и вправду был большой и внушительный. Хвост прикрыл глаза:
        - Видишь, как он светится? - я кивнул в ответ, а затем возразил:
        - Но все равно, дом Духа куда как ярче!
        Мы зашли внутрь. Хвост не унимался, и каждые пару минут спрашивал меня, чувствую я что-нибудь или нет? Я же пытался настроиться. Я действительно ощущал что-то необычное. Внутри храма было свечение, но немного в другом спектре. Если нити Духа и его дом светились ярко-желтым цветом, скорее даже, золотистым, то тут преобладал зеленовато-голубой оттенок. Сколько я не пытался к нему прикоснуться, у меня ничего не получалось. Хвост тоже пытался всячески участвовать в эксперименте, но и у него ничего не вышло. Разочарованные мы остановились у выхода.
        - Возможно, проблема в том, что мы не истинно верующие. Не верим всем сердцем и душой, и поэтому ничего не можем получить взамен, - предположил Хвост.
        - Но тогда получается, те, кто истинно верует, и вправду получают что-то в ответ, - я неопределенно помахал руками.
        - Возможно. Но все это очень сложно, и пока нам не стоит сюда лезть. Сейчас хотя бы с твоими возможностями разобраться.
        Мы еще раз осмотрелись и пошли к выходу. Не доходя до дверей нас остановил пожилой священник в черной рясе:
        - Молодые люди, вы меня заинтересовали. Не уделите ли пару минут своего времени для небольшой беседы? - тихо произнес он подойдя к нам совсем близко. Мы с Хвостом удивленно переглянусь.
        - Ну, возможно, - протянул Хвост.
        - Пойдемте за мной. Не переживайте, я хочу просто удовлетворить свое любопытство! - мы свернули в боковой коридор, и вскоре оказались в небольшой комнате, посреди которой стоял стол, - присаживайтесь, не стесняйтесь, - он указал нам рукой на стулья.
        Я никогда не был в комнате священника, тем более, внутри церкви, и мне все было любопытно. Я с интересом оглядывался. На стенах висели иконы, под некоторыми из них горели лампады. На столе лежали церковные книги, в комнате царил беспорядок, но было уютно и тепло. Пахло ладаном.
        - Так что вас заинтересовало? - решил я прервать молчание. Хвост в это время озирался, осматривая комнату.
        - Понимаете, - негромко начал священник, - вот вы, молодой человек, меня заинтересовали в первую очередь, - и он указал рукой на меня. - Я вижу в вас свет! - мы с Хвостом переглянулись.
        - Я понимаю, что это звучит очень странно и, возможно, вы мне не поверите, но я вижу, что от вас идет мощное свечение. Я видел такое же у некоторых церковных людей, у монахов к примеру. Но в миру практически не встречал, - он задумчиво посмотрел на меня, ожидая реакции на его откровение.
        - И что? - я развел руками, - что за свечение?
        - Только оно несколько странное, - продолжил он. - Обычно, церковные люди светятся немного другим светом, чем вы. Но и о таких случаях, как у вас, я слышал и читал в книгах. Как правило, так светились люди, которые помогали стране в трудные времена. У нас много записей духовенства, и там неоднократно упоминается о том, что иногда, когда городу грозила опасность, или наступали трудные времена, появлялись люди, подобные вам, и давали силу защитникам. Каким-то образом излечивали их от ран, возвращали бодрость. Записи старые, но нет причин не доверять им. Может быть, вы что-то знаете об этом? - Он сел в кресло за небольшим столом и сложив руки на груди посмотрел на нас ожидая нашего ответа.
        - Но, возможно, вы ошиблись, или вам просто показалось? - спросил Хвост, который с большим интересом следил за разговором.
        - Нет, что вы, я и сейчас вижу свечение этого молодого человека. Вы, к слову, практически не светитесь, но тоже есть немного. Может быть, то, что вы находитесь рядом друг с другом, дало вам такую возможность? - Хвост пожал плечами:
        - Я не замечаю ничего необычного.
        - Поймите, возможно, что, если вы стали так светиться, то грядут трудные времена, и бог выбрал вас на служение народу. А если я увидел вас и ваше свечение, мы сможем лучше подготовиться к тому, что грядет? - Он посмотрел на икону висящую на стене и перекрестился.
        - Мне нечего сказать вам, я не знаю, что грядет, - я покачал головой.
        - Что ж, очень жаль, очень жаль. Но не могли бы вы оставить свой номер телефона, или зайти сюда в следующую субботу? К нам на службу приедет епископ, он наверняка разбирается в этом лучше меня. Возможно, это окажется полезным и вам, и нам. Вы не пробовали лечить людей? Или, возможно, рядом с вами люди чувствуют себя бодрее? Не замечали ничего странного в последнее время в своей жизни? - он вопросительно смотрел на меня, а что я ему мог ответить? Что я - целитель? Что, скорее всего, он прав? Я представил, что тогда начнется, и отрицательно помотал головой:
        - Нет, ничего странного, извините, если не оправдал ваших надежд, но сейчас нам надо идти, - мне было не приятно обманывать его, но я не видел другого варианта.
        - Мы постараемся в субботу прийти к вам, - добавил Хвост, и первым поднялся с шаткого стула. Я встал следом.
        - Жаль, очень жаль, но постарайтесь обратить свое внимание на все странное и необычное, что происходит в вашей жизни. Возможно, в вас спит еще не раскрытая сила. Я бы посоветовал вам исповедоваться и помолиться. Может, это позволит открыть ваши способности. Вы же крещеный?
        - Да, меня родители в детстве крестили.
        - Ну и хорошо, хорошо. Подумайте над этим, - мы уже стояли у выхода из комнаты, - идите с миром, и постарайтесь найти время в следующую субботу. Я буду ждать вас, - он на прощание перекрестил нас, и мы наконец-то вышли из церкви.
        Отойдя немного, мы зашли в кафе и заказали себе кофе.
        - Вот ничего себе! - начал Хвост, - ты гляди, чуть не спалились! - несколько нервно произнес он.
        - Да уж, никогда бы не подумал, что вот так можно попасться.
        - Может, ты и вправду не целитель, а мессия? И должен спасать людей в трудные времена? - я не стал отвечать, а вспомнил свое видение, когда Тохтамыш осадил город. Целитель и хранитель помогали защитникам. И все это происходило на глазах духовенства, и с явным одобрением их. Никто тогда не считал это проделками дьявола. Странно, как это все согласуется с христианством? Я, не задумываясь, привычно наполнил свою чашку кофе энергией. Хвост умудрился заметить мои манипуляции и заинтересовался:
        - Что ты делаешь?
        - А что ты видел?
        - Ну, у тебя с пальца слетел золотистый клубок света, и бухнулся в твой кофе. А теперь он светится!
        - Я, когда работал пару дней у тебя, пробовал использовать свою энергию, и вот - научился заряжать кофе. После него голова очень ясная и хорошо соображает.
        - Понятно, то-то там вчера участники конференции жаловались, что кофе какой-то не такой стал! А может, священник и прав, и ты таким способом можешь повышать силы людей? Как он там говорил - возвращать бодрость? Я тоже так хочу уметь!
        Пришлось учить его заряжать кофе. Хвост оказался очень азартным. Мне было это даже странно. Человек старше меня на десяток лет, а ведет себя так несолидно. Как мальчишка. В итоге, после получаса мучений себя, меня и своей чашки кофе, у него стало получаться насыщать ее энергией. Меня, конечно, это очень удивило, и я даже почувствовал некоторую ревность. Привык уже ощущать себя единственным и неповторимым. Чувствую, что все, чего я добился за полмесяца, с его энтузиазмом он бы достиг за пару дней. Обидно!
        - Теперь пойдем дальше, в очередной храм, - и Хвост, схватив за рукав, потащил меня к метро.
        - Какой храм? Больше никаких храмов! - Я попробовал сопротивляться его напору, но быстро сдался.
        - Тогда в храм искусства! Идем в Пушкинский музей. Там сейчас какая-то крупная выставка. Длинная очередь, соответственно, много народу. А много народу, как ты говорил, - это как раз то, что нам надо!
        В итоге, он меня весь день таскал - то туда, то сюда. Вот, реально, настоящий Хвост, от которого никак не отцепиться. Я уже дико устал, у меня отваливались ноги, хотелось посидеть в тишине и подумать. Но Хвост был неутомим. В музеях нам действительно удалось пополнить энергию. Пусть и незначительно, но мы оба стали светиться ярче. Или же мне просто так казалось от усталости. Но вообще, на мой взгляд, день прошел впустую, и я ни на шаг не приблизился к дому Духа. Вечером, наконец-то, мы вернулись домой и Хвост, глядя на мой усталый вид, разрешил мне лечь спать пораньше.
        На следующий день мне, к моему счастью, удалось утром сбежать от Хвоста. У него были дела, все-таки бизнес, пусть и небольшой, требует иногда его присутствия. А я, созвонившись с Ланой, которая тоже решила забить на этой неделе на учебу, открыл дверь прямо в ее квартиру. Бабушки уже не было дома, и мы, радостные от того, что наконец-то оказались вдвоем, предались разврату.
        Потом мы сидели на кухне, пили чай, и я ей рассказывал, как прошел вчерашний день с Хвостом, и как я ужасно устал от него. Она меня понимала. На улице выглянуло солнышко, и мы решили пойти прогуляться. Чтобы не привлекать лишнего внимания, и помня о возможной слежке, я открыл дверь сразу в город, в переулок, недалеко от парка. Мы бродили с Ланой по парку, и я наслаждался покоем и свободой.
        - Мне так хорошо с тобой, - сказала Лана, прижимаясь ко мне всем своим телом, - помнишь, как я пришла в вашу школу? - Она заглянула мне в глаза, и я кивнул, - ты мне тогда в первые же дни понравился. Ты был такой красивый, загадочный, молчаливый и недоступный.
        - Ага, - рассмеялся я, - конечно, я помню. Ты пришла, такая вся красивая, и все мальчишки сначала сходили по тебя с ума. И я, конечно, тоже. Но я был тогда очень стеснительным, и когда ты ко мне обращалась, на меня нападал просто ступор, я что-то мямлил в ответ - и старался уйти от тебя подальше.
        - Да, а потом оказалось, что Андрей живет в соседнем со мной доме, и он взялся провожать меня. Все решили, что теперь он мой парень, и отстали от меня. А ты прилагался к Андрею, и мы втроем ходили из школы домой, и по утрам в школу. А потом мы как-то подружились. Оказалось, я Андрея-то не очень интересовала. Ему нравятся более вульгарные девушки.
        - Это да, - я вспомнил подружек Андрея: обычно это были ярко накрашенные, умеющие громко смеяться, девчонки, с которыми и поговорить-то не о чем. И что его в них привлекало?
        - А ты на меня все равно внимания не обращал, - Лана ткнула меня в бок своим кулачком.
        - Но я своего добилась! - гордо сказала она. - Теперь ты мой, навсегда!
        - Нет, - с улыбкой ответил я, - это ты моя.
        Ну и, конечно, мы стали целоваться, не обращая никакого внимания на прохожих, прямо посреди тротуара.
        После таких откровений и поцелуев мы быстро добрались до дома Ланы и продолжили наше общение в кровати. Затем Лана решительно поднялась и, босиком протопав в ванную, принесла баночку с таблетками:
        - Смотри - идеальный вариант. Это витамины, бабушка их принимает утром и вечером. Давай попробуем по капле твоей крови в каждую таблетку добавить?
        - Конечно, давай. Для уважаемой Лидии Гавриловны мне не жалко и двадцати капель своей крови, - пошутил я, и мы занялись делом. Я колол палец ножом и капал кровь на блюдечко, а Лана пипеткой собирала кровь и переносила ее в таблетки. Рана почти мгновенно зарастала, и мы снова и снова повторяли всю процедуру. Я уже привык к боли, которая сопровождала укол пальца, и почти не обращал на нее внимания.
        Но вскоре нас прервал Хвост, заявив, что сегодня вечером мы должны пойти в театр, на представление к бабушке Ланы. Как бы мне ни хотелось побыть еще с Ланой вдвоем, но дело есть дело. И, конечно, надо двигаться дальше. Ведь все топчусь и топчусь на месте, чувствуя, как время неумолимо уходит. А я ни на шаг не продвинулся на пути к дому Духа.
        Глава 18
        Лидия Гавриловна встретила нас у черного входа театра, и провела к себе в гримерку. У нее была своя персональная комната, вся заставленная вешалками с платьями и разным реквизитом.
        - Очень рада вас видеть. И тебя, Валентин, - тепло произнесла она и кивнула головой Хвосту. Я же с удивлением уставился на приятеля. Его зовут Валентин?
        - Ты что так удивлен? Думал, Хвост - это его имя? - поняв мое удивление, спросила Лана.
        - Понятно, что не имя, а призвание, - сквозь улыбку ответил я ей и повернувшись к Хвосту продолжил, - но я не думал, что твое имя Валентин. Какое-то оно… не очень подходящее тебе.
        - Ну, что тут поделать, у меня родители тоже театралы, и просто Васей, к примеру, ну никак не могли бы назвать своего сына, - развел он руками.
        - Идемте ребята, скоро будет третий звонок, сейчас узнаем о местах. В принципе, есть всегда балкончик, но там не очень удобно смотреть спектакль, - поторопила нас Лидия Гавриловна.
        - Да ничего, бабуль, балкончик нам вполне подойдет! Мне там всегда нравилось! - отозвалась Лана.
        - Ну, тогда идемте, я вас провожу, - и она уверенно пошла впереди, - я в последнее время как-то очень хорошо себя чувствую. Раньше подняться пешком по лестнице на третий этаж было настоящей проблемой, а сейчас мне это не составляет ни малейшего труда. Такое ощущение, что прямо помолодела! - мы с Ланой заговорщицки переглянулись. Живая вода подействовала. Да и внешне Лидия Гавриловна явно сбросила пару лет. - Ну вот, пришли, проходите, занимайте места, и после спектакля жду вас у себя. Почаевничаем. Наверняка, и сладкое будет! - она улыбнулась нам и вышла за дверь.
        - Все-таки классная у тебя бабушка, - сказал Хвост, и мы устроившись стали смотреть спектакль.
        Спектакль был интересный. Какое-то современное произведение в постановке известного режиссера. Лана тихонько, на ухо, объясняла мне все непонятные моменты. Сам я раньше был весьма далек от театра. Но представление мне понравилось. Особенно было здорово, когда упал занавес, и все стали хлопать, и вызывать артистов. В этот момент я ощутил небывалый подъем. В воздухе витала энергия, которая просто разливалась широкой волной вокруг зрителей. Я увидел, как удивленно раскрыл глаза Хвост, а потом, прикрыв их, стал наслаждаться плещущимся вокруг нас потоком энергии. Я испытывал ни с чем не сравнимое чувство блаженства. Энергия текла в меня рекой, делая сияние все ярче и ярче. Когда все закончились, мы стояли, ошеломленные, и смотрели вокруг. Никто на нас не обратил внимания. Жизнь окружающих текла своим чередом. Люди пробирались через ряды на выход из зала - кто в буфет, а кто сразу в гардероб. Только мы с Хвостом стояли, пытаясь перевести дыхание и прийти в себя.
        - Это было что-то, - не выдержал Хвост, - я не ожидал такого эффекта. Я так стану заядлым театралом. Это как наркотик! - выдохнул он жмурясь как кот объевшийся сметаной.
        - Что с вами случилось? Я не могла до вас достучаться. Вы замерли, не шевелились, и никак не реагировали. Стояли с улыбками идиотов! Я даже уже почти испугалась! - обиженно произнесла Лана подозрительно глядя на нас. - Это получается, Хвост тоже видит это ваше пресловутое свечение? А ты мне не сказал! - она обвиняюще наставила на меня палец и скорчила весьма обиженное лицо.
        - Прости, что не сказал. Как-то вылетело напрочь из головы. Сейчас доберемся до дома, все расскажу. Честно! - Повинился я обнимая ее.
        - И надо попробовать, возможно, у тебя получится сделать так, что бы и она начала видеть энергию. Со мной-то получилось, - предложил Хвост и улыбнулся Лане, - у тебя нет проблем с билетами в театр, будешь насыщаться.
        Он повернулся ко мне:
        - Ты очень ярко светишься, этого не достаточно, чтобы пройти в дом Духа? - сказал он разглядывая меня чуть прищурив глаза.
        - Думаю, нет. Еще бы столько же. У меня такое ощущение, что я заполнен на пятьдесят процентов. Надо придумать, как заполниться еще сильнее. Боюсь, театр больше мне ничего не даст.
        - Возможно, - пожал плечами Хвост, - идем теперь чай пить к Лидии Гавриловне, а потом прогуляемся, обсудим все.
        В итоге, мы рассказали Лане о том, как получилось, что и Хвост теперь видит свечение. Я заметил, что она ревнует меня к Хвосту. Ей тоже хотелось быть сопричастной, и она настояла на немедленных экспериментах по обращению ее в последователя Духа. К счастью, эксперимент оказался удачным, и, спустя десяток минут и трех молний-шариков, запущенных в нее, мы получили требуемый результат. Лана тоже смогла увидеть нити Духа, которые опутывали весь город.
        Я, хвастаясь, показал, как могу лечить, убирая серые зоны у людей. Отлично снимает головную боль. Еще у меня получилось напитать энергией и восстановить нити Духа на доме, мимо которого мы в тот момент проходили, и который совсем тускло светился. В общем, слушая подсказки друзей, я экспериментировал. Даже пробовал использовать собственную кровь. Но особенного эффекта это не дало. Вообще оказалось очень удобно работать с нитями духа, особенно если кто-то рядом смотрит и видит все мои манипуляции, может что-то подсказать и посоветовать.
        Мы проводили Лану до дома, и я из подъезда открыл дверь сразу в квартиру Хвоста. Зайдя на кухню, я замер, удивленный пришедшей мне в головы мыслью:
        - Слушай, а на фига мы вчера весь день мотались пешком и на метро, если я могу открывать двери? Я совсем забываю об этом, и очень редко использую это. Я вчера все ноги стоптал бегая с тобой по городу, до сих пор болят. - Я расстроенный и уставший плюхнулся на стул. Как можно было забыть о таком умении? Тем более перед Хвостом уже смысла скрываться не было.
        - Да и ладно. Ну, забыли, дураки. Зато завтра мы постараемся не забывать о такой возможности, и, думаю, воспользуемся ею еще не раз.
        Хвост ушел умываться, а затем к себе в комнату, пообещав составить план на завтра. Он отнесся очень серьезно к проблеме становления меня, как целителя, и насыщения энергией. Это был вызов, который он решительно принял. Спасибо, что дал мне хоть один выходной.
        Сон никак не шел. Я чувствовал, что переполнен энергией, и надо что-то с этим делать. Я позвонил Максиму Николаевичу и поинтересовался, как дела у Андрея; он сказал, что все отлично. Мой друг пришел в себя, помогла моя кровь, и его на днях перевезут в Москву, в обычную больницу. А через неделю, скорее всего, отпустят уже домой. Этим сообщением майор меня обрадовал. Но тут же Максим Николаевич очень строгим тоном предупредил, чтобы я был предельно осторожен. По его сведениям, моя фотография и данные есть у нескольких разведок, и живым я им, скорее всего, не нужен. Попросил не соваться к дому на Неглинной без звонка ему. Там слишком много агентов и, наверняка, сам дом находится под неусыпным прицелом снайперов. Так что мне смертельно опасно там появляться. Но если очень надо будет - звонить ему, что-нибудь придумаем. Я поблагодарил Максима Николаевича, и положил трубку. Хорошо, когда о тебе заботится аж ФСБ. Для меня это, конечно, странно, но в тоже время успокаивает.
        Еще майор попросил меня сообщать ему, если я собираюсь погулять по центру города, чтобы он мог обеспечить мне необходимую охрану. Я пообещал подумать над этим. Но пока я не видел такой необходимости. Вообще, во мне боролись два чувства. Одно - мысль о том, что защита ФСБ - это хорошо, я и сам планировал с ними в дальнейшем сотрудничать. Все-таки, Максим Николаевич произвел на меня приятное впечатление человека, знающего, что он делает и для чего. Второе же - ощущение того, что я под колпаком у спецслужб. Оно меня угнетало. Я понимал, что это смешно звучит. Но возможное отсутствие личного пространства, когда ты понимаешь, что каждый твой шаг, каждое твое слово может быть известно ФСБ, - это, мягко говоря, напрягает, и развивает паранойю. Вот и сейчас - я лежал в кровати и думал, что зря отсюда звонил майору. Ведь, если до этого я мог предполагать, что сотрудники ФСБ не знают мое местоположение, то теперь оно наверняка им известно. Все-таки, вести подпольную жизнь очень сложно. Надо очень многое знать, и тщательно продумывать каждый свой шаг.
        Я по-прежнему был наполнен, как никогда, энергией Духа. И от нечего делать начал экспериментировать. Например, у меня все быстрее получалось формировать шарик света и запускать им в выбранную цель. Так же я пытался сделать большой шар, что-то там Хвост говорил о файерболах, но ничего такого у меня не получалось. А маленькие шарики света, брошенные в стену, не оставляли никакого следа, полностью растворяясь в ней, и насыщая стену энергией. Наконец, утомленный экспериментами, я уснул - и снова провалился в видение.
        Я оказался в том же доме, что и в прошлый раз. За столом сидел целитель Зиновий, рядом с ним сидели хранитель Савелий и еще пара человек. Теперь я уже хорошо видел свечение, исходившее от них, и понял, что и остальные участники застолья - хранители. Целитель светился ярче всех, Савелий ненамного отставал, остальные хранители светились ярче обычных людей, но до уровня Зиновия и Савелия им еще было далеко. Сам целитель выглядел гораздо лучше. Было видно, что он отъелся, да и одет был побогаче остальных. В его взгляде появилась уверенность в себе и скрытая сила. Он внимательным взглядом обвел сидящих за столом и, налив себе вина из кувшина, начал разговор:
        - Итак, все вы знаете, что Кутузов на военном совете получил дозволение оставить город, и с войсками двинулся в сторону Рязани. В городе осталось много раненых солдат, лечением которых руководит Савелий.
        - Все так, - кивнул Савелий, - но, конечно, нас на всех не хватает. Стараемся лечить наиболее пострадавших. Тем, кому требуется неотложная помощь. Ваша кровь бы пригодилась.
        - Крови пока не будет, - твердо сказал, как отрезал, Зиновий. - Я дал небольшой запас Кутузову. На простых солдат расходовать кровь глупо. Их больше десяти тысяч. Да к тому же, у нас проблемы с духовенством. Не по нраву им наше целительство. Скрываться приходится. - Целитель сильно изменился с прошлого раза. Теперь это был не забитый и замученный мужчина, а вполне уверенный в своих силах Целитель.
        - Наполеон с войском уже входит в Москву, собираются занять Кремль, - подал голос один из хранителей, по одежде и осанке похожий на военного, - что будем делать?
        - Дух недоволен тем, что город отдали, причем без боя. Мне удалось вчера открыть к нему дверь. Он примет меры против солдат захватчика, - все так же жестко ответил Зиновий.
        - Хорошо бы, - произнес Савелий, - жить под французами мы не сможем. Вся надежда на Кутузова: соберет войско в кулак - и выгонит лягушатников из столицы.
        - Тогда продолжаем все, как есть. Лечим солдат и офицеров, и следим за обстановкой, - отдал указания целитель. - Я сейчас пойду на площадь, говорят, уже оркестр выстроился, готовятся встречать Наполеона. Хоть посмотрю на него. Врага надо знать в лицо. Савелий, ты со мной? - Савелий кивнул и целитель, быстро проведя рукой по стене, открыл дверь. Я влетел в нее за ними.
        Мы оказались на площади. Тут было достаточно многолюдно. Было много солдат в французских мундирах, и на лошадях. Они разительно отличались от остального, бедно одетого, народа. Все пуговицы на мундирах сверкали, сбоку висели шпаги. У некоторых за плечами висели ружья. Я услышал крики:
        - Едет! Едет! - тут же стоявший невдалеке военный оркестр заиграл «Марсельезу». Солдаты окриками раздвинули народ, образовав широкую дорогу, по которой скакали конные. Во главе, в неизменной треуголке, ехал Наполеон Бонапарт. На вид ему было лет сорок-сорок пять. Гладко выбритое лицо, орлиный нос. Он смотрел свысока на людей, с несколько презрительной улыбкой. Наполеон добился своего, и сегодня, под звуки музыки, въезжал в московский Кремль.
        Савелий тронул за руку целителя и они, осторожно отступив в переулок, открыли дверь, и вернулись обратно в дом. Я неотрывно следовал за ними.
        - Ну вот, Наполеон - и в Кремле, - тихо сказал Савелий, - я не верил, что такое возможно.
        - Мы должны как-то помочь нашей стране, негоже оставаться в стороне. Но что мы можем сделать? Только лечить - и надеяться, что Дух поможет и сбережет. - произнес один из хранителей все так же сидевший за столом.
        - Я хорошо знаю Кремль. Я там был много раз. Я могу ночью пробраться - и убить Наполеона. Его армия его боготворит, но, говорят, Наполеон не любит конкурентов, и сильных военачальников, кроме него, почти и нет. Тогда Кутузов с легкостью выбьет их отсюда, - предложил Савелий.
        - Мы не убийцы. Я целитель, и не могу марать руки в крови. Ты же хранитель, тебе тоже не пристало такое, - повернувшись к нему и осуждающе качая головой ответил Зиновий.
        - Я уверен, что Дух одобрит это деяние. Убийство Наполеона перетянет чашу весов в нашу пользу. Его войско без начальника будет слабо и Кутузов легко его выбьет из города.
        - Я не хочу об этом даже слышать! Это не правильно! - повысив голос ответил Зиновий, но затем покачав голос головой добавил, - Поступай, как знаешь. Эта война слишком далеко зашла. Погибло очень много людей. Но я все равно против такого решения.
        - Хорошо, целитель. Я сам приму решение. Мне надо время подумать. - Савелий поклонился Зиновию, - Пойду к раненым. Помогу врачам. Не зря же я почти десять лет учился у заморских докторов.
        - Иди. Завтра утром зайди, я постараюсь дать немного крови, для самых тяжелых больных, - произнес он вслед уходящему хранителю и тихо добавил, - я целитель, я не убийца.
        Савелий, поклонившись, вышел. Я нерешительно висел посреди комнаты. Целитель сел за стол, и стал что-то писать на слегка желтых, неровных листах, макая гусиное перо в чернильницу.
        Как только я решил вылететь из комнаты, то сразу переместился. Оказавшись в каком-то новом месте, я огляделся. Это была богатая комната, с позолоченными канделябрами, развешанными на стенах, в которых горело множество свечей. У стены стояла большая, высокая кровать с балдахином. Рядом с окном находился могучий письменный стол. Вдоль другой стены стояли сундуки, накрытые коврами. В одном из таких сундуков рылся хранитель Савелий, доставая то одну, то другую одежду. Наконец он, видно, нашел то, что искал, и захлопнул крышку.
        В его руках я увидел большой темный плащ, в который он закутался почти целиком. После этого Савелий подошел к столу и взял лежавший там кинжал. Покрутил его в руках и, удовлетворено кивнув головой, подошел к стене. Привычным жестом открыл дверь, и я влетел за ним. Мы оказались в небольшой пустой комнате, в которой было две двери. Савелий, тихо ступая, приблизился к одной из них, и, стараясь не шуметь, открыл. Так же тихо он переступил через порог.
        Залетев за ним, я увидел Наполеона, склонившегося над столом, и что-то рассматривающего. В комнате было очень темно, лишь небольшая масляная лампа освещала стол и разбросанные в беспорядке на нем бумаги. Под ногами Савелия предательски скрипнула половица. Наполеон обернулся, мгновенно выхватив шпагу. Савелий с криком кинулся на него, но было видно, что Наполеон, хоть мал ростом и худощав, но воинского умения не чурается. Он легко ушел с линии атаки, и резко кольнул хранителя шпагой в районе плеча. Савелий выронил нож и зажал рану руками. Он понимал, что не может закончить начатое, и ему остается только спасаться бегством. Савелий побежал в сторону открытых дверей, но там появились французские солдаты. Тогда он кинулся к стене и махнул рукой. Дверь появилась практически мгновенно, но, когда он тянулся к ней, чтобы открыть, Наполеон, который стоял к нему ближе всех, сделав пару резких шагов, ткнул в Савелия шпагой. Удар был силен. Шпага проткнула спину Савелия, и вошла прямо в сердце. Он покачнулся, и упал замертво. Спасительная дверь, в которую он так и не успел войти, - исчезла. В комнату зашел
пожилой мужчина в французской военной форме и посмотрел на тело Савелия, потом перевел взгляд на Наполеона:
        - Мой генерал, с вами все в порядке? - спросил он по-французски, но, как ни странно, я отлично понимал его.
        - Да. Это был неумелый солдат. Пришел убить меня. Но даже не смог нанести хотя бы царапину.
        - Вы зажали его в угол. Ему некуда было бежать. Зачем же вы убили его? Надо было допросить. Вызнать, кто послал, как он пробрался мимо наших караулов.
        - Он почти сбежал. Неведомым умением открыл дверь в стене, - Наполеон подошел к тому месту, где была дверь, и внимательно осмотрел его, - прямо здесь появилась она. Когда он умер, дверь исчезла.
        - Я слышал о людях с такими способностями. Их зовут хранителями. Они защищают свой город, и главный среди них - целитель. Говорят, его кровь излечивает от любой болезни.
        - Понятно, что-то такое и я слышал не раз, но до сих пор не верил в эти сказки. Мы должны их уничтожить! - резко, командным голосом, произнес Наполеон. - Иначе мне не будет покоя в Кремле. Делайте, что хотите, но найдите их и уничтожьте!
        - Но, мой генерал, как это сделать, если они могут открывать двери, и быть, где угодно?
        - Я слышал, что они не могут удаляться далеко от места, где живет Дух. Найдите это место. Сожгите там все дома, все постройки. Чтобы им некуда было открывать двери! Ищите их. Нельзя оставить безответным покушение на меня. Уничтожить все!
        - Но в домах много простых людей и раненых солдат!
        - Зачем они нам нужны? У нас хватает своих людей. А солдаты врага - не наша проблема. Царь Александр, не позаботился о них, пусть спасают себя сами. Я сказал: сжечь все дома снаружи Кремля!
        - Ваше указание будет исполнено, мой генерал, - с поклоном ответил пожилой француз, и покинул кабинет.
        Глава 19
        Я снова оказался в другом месте. В темном подвале, тускло освещаемом парой свечей, которые были установлены в нишах стен. За столом сидел уставший целитель Зиновий, рядом с ним сидели пара хранителей. Я обратил внимание, что свечения в них осталось совсем мало, да и стены дома практически не источали свет. На них было много серых пятен, расползающихся вокруг, как гниль. В комнате висел сизый дым, и было видно, что людям тяжело дышать. Они часто пили воду, зачерпывая из большой бочки, стоявшей в углу, и периодически кашляли.
        - Плохо наше дело, - хрипло произнес один из хранителей, - не уйти нам отсюда.
        - Дома все вокруг пожгли. И наш дом сгорел, а выход из подвала завалило. Некуда дверь открыть, - поддержал его второй хранитель, и с надеждой посмотрел на Зиновия, - нет безопасного места в округе. И стен не осталось.
        - Знаю, все знаю, - негромко сказал целитель, и зашелся кашлем. - Один у нас выход: попытаться выбраться в Кремль. Ночь на дворе, есть шанс остаться незамеченными. Зря мы не спешили с отходом. Дух города тоже ослаб. Он все эти дни пил силу у солдат врага. Но она не впитывается в него, она другая. Только отравляет Духа. Теперь и в Кремль тяжело будет открыть дверь. Понадобятся все наши силы, вся наша энергия. И мне с каждым днем все хуже и хуже. У Духа уже нет сил поддерживать меня. Моя кровь еще лечит раны, но уже не так хорошо. И с каждым часом все хуже и хуже.
        - Я не хочу здесь умереть. Не хочу задохнуться от дыма. Уж лучше, как Савелий, в бою с врагом, - мрачно произнес один из хранителей.
        - Какой из тебя боец! - усмехнулся Зиновий, - ты и топора-то в жизни не держал. А Савелий, как оказалось, погиб зря. Не убил Наполеона, и нас всех подставил. А сколько народу сгорело в сожженных домах! Думаю, если бы не Савелий, Бонапарт не жег бы город. Нас он пытается выкурить. Выдал, видать, Савелий ему свое истинное лицо. У них, во Франции, тоже есть хранители. Вот и знают наши секреты. И нашли способ справиться с нами, - он печально покачал головой и с трудом опершись руками на стол встал.
        - Давайте, помолясь, выбираться отсюда, бог не оставит нас, - сказал один из хранителей, перекрестившись.
        - Храни вас Дух, - ответил второй, - я останусь здесь. Дверь сможет пропустить только двоих, надеюсь, у вас есть шансы уцелеть. А мне уже пора на покой, - целитель Зиновий посмотрел на него, и печально кивнул головой:
        - Что же, вижу, ты все уже решил. Не буду отговаривать тебя. Ты был хорошим хранителем. А теперь нам всем надо собрать свои силы, и открыть дверь.
        Целитель прижал обе руки к стене и закрыл глаза. Оба хранителя положили ему свои руки на плечи, и я увидел, как золотистая энергия заструилась от них к Зиновию, а уже через его руки она перетекала в стену. Сначала робко, будто нерешительно, проявился контур двери, потом под руками целителя стала меняться и сама стена, превращаясь из старого крошащегося кирпича в деревянное полотно. Дверь, наконец-то, проявилась окончательно. Зиновий убрал с нее руки, и повернулся к хранителям. Оба с трудом стояли на ногах.
        - Вот и нам пора, прощай, Григорий, - хранитель кивнул в ответ и, с трудом дойдя до стула, сел на него.
        - Прощайте!
        Целитель решительно распахнул дверь и, взяв оставшегося с ним хранителя за руку, шагнул в проем. Я успел юркнуть за ними. Дверь появилась прямо в кремлевской стене. Я успел увидеть черно-алое небо над головой, и услышал крик:
        - Вот они!
        Мы появились в очень неудачном месте. Совсем рядом горел костер, и французские солдаты сидели кружком вокруг него. Часть из них просто спала на сене, накрывшись походными одеялами. Хранитель на крик выхватил из-за пояса нож, даже, скорее, здоровенный тесак, и взмахнул им, бестолково рассекая воздух. Было видно, что у него нет никакого боевого опыта.
        - Не подходи! - закричал он. Но в ответ со стены раздались выстрелы из ружей, и целитель с хранителем сломанными куклами упали на землю, заливая ее кровью. Я находился рядом, совсем близко, и видел, как из целителя с трудом, совсем медленно, вытекает кровь. Выстрел из мушкета на таком близком расстоянии превратил его грудь в решето. Раны потихоньку зарастали, но скорости регенерации было явно недостаточно. Первым умер хрипло дышащий хранитель, а потом, буквально пару минут спустя, угасла жизнь и в целителе.
        АЛЕКСАНДР.
        Я с трудом разлепил глаза, и долго отходил от видения, размышляя о том, зачем мне это показывает Дух. У меня не было ни малейших сомнений, что именно он посылает мне все эти видения. Возможно, Дух хочет показать, что целители не бессмертны, и не стоит лезть на рожон. Ну, или просто рассказать о жизни целителей. Но только все видения заканчиваются смертью целителя. А это совсем не тот вариант, после которого человек вдохновляется, и с криком «ура!» идет штурмовать неприступную крепость. Я долго лежал, размышляя, и, в конце концов, крепко уснул.
        Утром меня разбудил как всегда бодрый Хвост. И огласил очередной план на день. Вечером он предлагал посетить парочку концертов. Один - какой-то зарубежной хип-хоп группы, и второй - каких-то русских рокеров. Честно говоря, я музыку люблю, но к меломанам не отношусь. У меня были в телефоне подборки песен под разное настроение, но посещать концерты как-то не доводилось. С нами собиралась и Лана. Я дал согласие на его план, и отпросился на весь день. Решил навестить Алю с дедом. Может быть, мне удастся улучшить его самочувствие.
        Мы договорились встретиться ближе к вечеру, у Ланы дома. Тем более, она жила в десяти минутах пешком от археологического музея. Дорога к ней много времени не займет. В общем, за разговорами незаметно пролетело уже полдня, и я отправился на встречу с Алевтиной, позвонив ей заранее.
        Помня о том, что я могу открывать двери, я решил не пользоваться метро, и добраться до нее, используя собственные способности. Сегодня дверь открылась привычно и легко, возможно, сказывалось то, что я был достаточно сильно наполнен энергией Духа. Как обычно, я попал все в тот же кабинет, где меня уже с нетерпением ждала Аля.
        - Привет! - сегодня она выглядела гораздо лучше, чем в прошлый раз, видать, живая вода подействовала, да и, может быть, Дух помог.
        - Как хорошо, что ты пришел. Деду совсем плохо, и я не знаю, что делать. Он то нормальный, то никого не узнает. Врачи говорят, что это похоже на деменцию. Живая вода на него больше не действует. В отличие от меня. Осталась последняя надежда - на твою кровь. Ты же поможешь нам? - она с надеждой заглянула мне в лицо. Я заметил, что в ней появилась какая-то неуверенность, чего никак не ожидал от этой женщины. Я твердо взял ее за руку:
        - Идем, конечно. Думаю, мы сможем все решить. К тому же, когда я стану целителем, надеюсь, живая вода снова будет действовать на твоего деда. Возможно, Дух просто пытается меня и вас поторопить таким образом. Или это просто наказание, а когда я стану целителем, может быть, все изменится в лучшую сторону, - уверенно произнес я.
        - Ты думаешь? - с затаенной надеждой спросила она.
        - Конечно. Я почти уверен в этом. Я уже делаю определенные успехи, посмотри, как я ярко свечусь!
        - Да, я сразу заметила. Мы с дедом никогда не доходили до такого уровня. Я очень надеюсь, что у тебя все получится, - она открыла дверь и провела меня за собой. - Это моя квартира. Я сейчас здесь ухаживаю за дедом. Разувайся и проходи, - она провела меня в ванну, помыть руки. Ванная выглядела не очень. Старый кафель, старая сантехника. Но при этом все чистенько и аккуратно.
        - Это была квартира моих родителей. Я здесь редко бываю. Тут почти все так же и осталось. Мне делали ремонт лет тридцать или сорок назад. Не помню уже. Вот с тех пор все так и стоит. У меня есть своя однокомнатная квартирка в центре. В основном, я живу там, или у деда. А тут я редкий гость. Грустно мне тут становится, ведь я когда-то жила здесь с родителями, как давно это было, - я кивнул, чувствовалось, что квартира, в основном, пустует. По каким-то едва уловимым признакам ощущалось, что нет в этом доме хозяина, и нет в нем тепла. Аля провела меня в комнату к деду. Из-за зашторенных окон в комнате было темно. Лишь на столе горела настольная лампа. Сам Дед сидел за столом в очках и что-то читал в бумагах.
        - Здравствуй, дед! - громко сказала Аля и, повернувшись ко мне, тихо добавила, - говори громче, он плохо слышит.
        - Здравствуйте! - так же громко сказал я. Дед только кивнул головой, и опять стал перебирать бумаги на своем столе.
        - Я сейчас принесу тебе шприц. Сходила, купила тут рядом, в аптеке. Я не очень умею обращаться с ним. Ты сам справишься? - Она с надеждой посмотрела на меня.
        - Да без проблем. Ватку и спирт еще захвати.
        - Хорошо, - сказала Аля и вышла из комнаты.
        Я, не спеша, подошел к Деду, и остановился рядом с его столом. Он поднял голову и, сощурившись, несмотря на очки, начал меня разглядывать. Его глаза приобрели осмысленное выражение, тень узнавания промелькнула на лице:
        - Целитель. Приветствую вас. Что вы здесь делаете? Где моя внучка? - удивленно произнес он надтреснутым голосом.
        - Аля сейчас подойдет. Я пришел попробовать помочь вам.
        - Ну что ж, дело хорошее. Я не буду противиться. Знаете ли, весьма неприятно ощущать себя полной развалиной. Да и разум меня периодически покидает. И это, признаюсь вам, совершенно не радует меня. Вот, - он пошевелил листочки на своем столе, - тоже ищу выход из сложившейся ситуации. Оказывается, Дух дает некоторые возможности тем, кто верой и правдой служил ему столько лет. Вот, к примеру, можно пойти умирать к нему в гости. Обещается некое чудо, и радость от появления новой жизни. Любопытно, должен сказать, любопытно. Есть и еще некоторые варианты. Я думаю, вы сможете меня понять. Не хочется, чтобы Алевтина запомнила меня таким, какой я сейчас. Я вижу, какие мучения ей доставляет мой нынешний вид. Не хотелось бы ее утомлять ухаживанием за этим бренным телом, особенно, если я выживу из ума. Я уже немало пожил, но не могу сказать, что мне не хочется жить дальше. Но и мучить свою внучку нет никакого желания. Вы же меня понимаете?
        - Конечно, - согласно кивнул я, - но я все-таки надеюсь, что моя кровь поможет вам встать снова на ноги. А когда я стану целителем, думаю, Дух не откажется помочь вам выздороветь и помолодеть. И все станет как прежде.
        Честно говоря, глядя на Деда, который еще пару дней назад был этаким бодрым франтом, посматривавшим на всех свысока, я ощутил жалость и сочувствие. Возможно, потому, что он смог затронуть какие-то нотки в моей душе своим благородным отношением к Але. Не знаю. Но желание помочь и сочувствие не покидали меня. Просто я шел сюда изначально по просьбе Али, и равнодушно отнесся к тому, что надо помочь ее деду. Знаете, понимаешь, что надо, но не сочувствуешь, а теперь, после пары минут разговора с ним, мое отношение изменилось. Тут как раз пришла Аля, и я, набрав своей крови, аккуратно сделал укол Деду, и влил ему содержимое шприца без остатка.
        Дед сидел, прикрыв глаза, прислушиваясь к себе. Пока не было заметно никакого эффекта. В моем «особом» зрении он был очень тусклым. Я потянулся к нему и взял за руку. Закрыв глаза, я начал медленно перекачивать в него свою энергию, которой за последние два дня во мне накопилось прилично. Буквально через пару минут я увидел эффект от своего воздействия. Серость из тела Деда стала постепенно уступать место свету, который я продолжал накачивать. Я уже умел управлять своей кровью в чужом теле, и аккуратно разгонял ее по всему телу Деда, особенно по серым участкам, которых было на удивление много. Когда Дед стал светиться ровным светом, без серых островков, я прекратил сеанс лечения. Дед открыл глаза и прислушался к себе, потом удивленно посмотрел на меня:
        - Мне гораздо лучше. Ты очень сильно помог мне. Думаю, прошлый целитель не смог бы сделать лучше. А скорее всего - даже и не стал бы пытаться оказать мне помощь. Он был очень рациональным и эгоистичным человеком, и зря не расходовал свою энергию, и свою кровь. Спасибо, - Дед встал и потянулся. Он по-прежнему выглядел старым, но вернувшиеся уверенные движения и офицерская осанка уже не позволяли назвать его дряхлым. Этакий бодрый старичок, который еще многих способен пережить.
        - Как я рада за тебя! - Аля, всхлипывая, бросилась на шею деду. - Я бы не пережила, если бы с тобой что-то случилось.
        Она повернулась ко мне:
        - Спасибо тебе большое!
        - Да, в общем, не за что, - я развел руками.
        - У тебя не появились новые вопросы? - спросил Дед, усаживаясь обратно за стол, - я готов ответить на все, - он покрутил головой, прислушиваясь к своим ощущениям, - потрясающе, у меня такое ясное сознание! За последние дни я уже и забыл, что так бывает.
        - Сейчас у меня только один вопрос - как попасть в дом Духа. Где он находится, я знаю, но как попасть внутрь - не понимаю. Меня отбрасывает от его стен ударами молнии, оставляя весьма болезненные ожоги.
        - Да, с прошлым целителем было то же самое, - задумчиво проговорил Дед. - Но он как-то решил эту проблему. Правда, мне он никогда не рассказывал, как это произошло.
        - Но вы же с ним дружили? Много общались, - удивился я.
        - Да, скорей общались, чем дружили. Я уже говорил - он был очень рациональным. Вообще, сам по себе он был ученым. Я бы сказал, ученым-исследователем. Все систематизировал, записывал. Любил ставить эксперименты. Но копаясь в оставшихся от него бумагах, я не нашел ничего в записях, что пролило бы свет на то, как он прошел в дом Духа. Как-то целитель рассказывал, что при разговоре с Духом надо быть насыщенным энергией. И чем больше энергии, тем увереннее ты себя будешь чувствовать. Я так понял, что в дальнейшем он поставил себе цель превзойти Духа в количестве энергии, и попробовать взять его под свой контроль. Но что-то у него тогда не получилось, и он почти месяц пил. Вот тогда целитель и рассказывал, что каким только путем не заполнял свой резервуар энергией. Тут были и секс, и оргии, и опиум, и митинги, да и кровавых методов он не гнушался. Но какого-то конкретного рецепта он так и не вывел. И помню, его это очень сильно злило. Он не любил незаконченных дел. Не любил неудач.
        - Понятно. То есть, в этом вы не сможете мне помочь?
        - Я так поняла, что каждому свойственна определенная энергия, - вмешалась в беседу Аля. - Ну, что-то вроде того, что кто-то лучше усваивает одно, а кто-то другое. Я слышала, что некоторые усваивают энергию боли. Думаю, возможно, серийные убийцы, хотя бы некоторые из них, получают мощный приток энергии при убийстве людей. Полагаю, это не твой вариант. К тому же, Дух нашего города не очень любит энергию боли и смерти. Возможно, переел в тридцатых. Но то, что он это не приветствует, - точно. Он мне сам рассказывал.
        - Я совсем забываю, что ты общалась с ним. А ты можешь его спросить? Попросить совета? Я, конечно, понимаю, что это мой путь, и я должен сам его пройти, но вдруг… - Произнес я несколько не уверенно.
        - Не сейчас. После смерти Оксаны я не могу попасть к Духу. Он наказал не только хранителей, но и меня. К тому же, я никогда по своему желанию не могла к нему прийти. Я тебе рассказывала уже об этом. Тебе проще самому попробовать с ним пообщаться. Ты же говорил, что видишь сны?
        - Вижу. Но я там как бы со стороны. Знаешь, как в кинозале смотришь кино. Причем, в совсем пустом зале. И спросить-то не у кого. Режиссера там нет. Спрашивать у экрана бесполезно. Там нет даже охранником и билетеров.
        - Попробуй все-таки покричать, позвать Духа.
        - Я подумаю. Спасибо, - я задумался на пару минут, и тут вспомнил о том, что гибель Оксаны, возможно, должна помочь мне. - Слушайте, получается, что, раз второй кандидат в целители погиб, то теперь я точно должен стать целителем? У Духа больше нет выбора? Или мне ждать, что появится еще один кандидат? Вы знали, что Оксана пыталась убить меня? Правда, она приняла за целителя моего друга, и ударила его ножом несколько раз. Ему очень повезло, что я оказался рядом в тот момент, и смог его вылечить.
        - Очень, очень глупо с ее стороны. Разве Шато ей не объяснил, что это не выход? - проворчал Дед, глядя на меня из-под полуопущенных век, - второй кандидат не появится, можешь не беспокоиться на эту тему. Но это не значит, что ты теперь можешь расслабиться. Целителем станет только достойный. А сидя дома, достойным не стать. Думаю, ты и сам это понимаешь. Я вижу, что ты двигаешься по правильному пути. Вижу, как с каждым днем твое свечение увеличивается. Ты все лучше и лучше можешь работать с нитями Духа. Продолжай так же. Работай, учись, экспериментируй. Я уже начинаю верить в то, что у тебя может получиться стать целителем. И, пожалуй, Аля права: ты будешь хорошим целителем, - Дед прикрыл глаза и, казалось, уснул.
        - Спасибо - тихо сказал я, и собрался встать, но Дед опять открыл глаза и посмотрел на меня:
        - Тебя что-то еще мучает? - проницательно спросил он.
        - Да, не знаю, как сказать, но я не понимаю: зачем мне все это? Почему именно я? Я не могу до конца даже поверить в то, что это все со мной происходит. Иногда мне хочется просто проснуться - и чтобы ничего этого со мной не случалось. Жить дальше прежней жизнью. Без всех этим проблем, видений, похищений и прочего.
        - Смешные вопросы ты задаешь. Детские. Так можно спрашивать вообще про всю свою жизнь. Зачем я живу? Почему именно тут и так? В чем смысл жизни? Почему я не родился сыном миллиардера, или какого-нибудь президента? Почему, в конце концов, я родился в России, а не, скажем, в Испании? Эти все вопросы человечество задает тысячи лет. И каждый себя хочет считать особенным. Необычным. А когда кому-то выпадает возможность стать не таким, как все, опять возникают вопросы - а почему именно я? Просто прими это. Да, именно ты. Почему и зачем - это все не важно. Оставь метания интеллигенции. Ты, именно ты - делай дело, и будь на своем месте. И все будет правильно, и так, как будет.
        - Ну, то есть: «Делай, что должно, и будь, что будет»?
        - Да, примерно так. Повторю еще раз - движение, обучение. Дух поставил тебя в четкие рамки. Если ты не будешь двигаться, и осваивать свои умения, ты не выживешь. А все эти вопросы: почему, отчего - отбрось в сторону. Разберись в себе. Как ни странно, но тебе не хватает уверенности, веры в себя. Ты станешь целителем, потому что этого достоин. А если ты сейчас не достоин, надо сделать все, чтобы стать достойным. Это же предельно просто! Есть цель, к которой надо прийти. Твоя цель сейчас очень четко определена: стать целителем. Ты знаешь путь к этой цели - наполниться энергией и войти в дом Духа. Возможно, тебе надо просто поверить в себя, - Дед устало выдохнул, - давно я никого ни в чем не убеждал. Не люблю эти ваши молодежные метания, и вопросы без ответов. Ты еще спроси про бесконечность Вселенной, или «а что там после смерти».
        - Не буду, - насупился я, - хотя вы во многом правы. Я обдумаю все это. Спасибо за помощь и эту беседу, - я поднялся и пожал Деду руку.
        - Не за что. Это самое малое, чем я могу отплатить тебе за то, что ты вернул меня к жизни. Я надеюсь, мы скоро встретимся в доме Духа.
        Аля вывела меня опять в музей и, обняв на прощание, поцеловала в губы весьма продолжительным поцелуем, с намеком на продолжение. Я почувствовал, как таю в ее опытных руках, но все-таки смог отстраниться. Я понимал, что она хочет отблагодарить меня по-своему, по-женски, но место в моем сердце уже заняла Лана, и изменять ей я не собирался. Алевтина с грустью и пониманием посмотрел на меня и, ничего не говоря, просто кивнула, развернулась и молча ушла.
        Глава 20
        Я шел по улице и раздумывал над словами Деда. Возможно, он в чем-то прав, и я действительно слишком много рефлексирую, и мало делаю. Но я такой человек. Привык сначала все тщательно обдумать, взвесить - и лишь потом действовать. Вот, например, Хвост, или тот же Андрей, - они импульсивные люди. Пришла им в голову какая-то идея - сразу шашку наголо и вперед. Я так не могу. Не привык.
        Лана меня понимает и поддерживает. Она, хоть и любит действовать, но при этом тоже все сначала обдумывает. Лана, на первый взгляд, быстрая и импульсивная, но за последнее время, когда я узнал ее поближе, я понял, что все эти с виду быстро принятые решения были не случайны, а предварительно тщательно обдуманы и взвешены. Такая расчетливость моей девушки меня даже немного пугала. Но в то же время и радовала. В общем, мы - хорошая пара, и достойны друг друга. Я шел по улице, и улыбка не сходила с моего лица. Я решил остановиться, зайти в кафе, время свободное еще было, но в этот момент у меня зазвонил телефон. Это был Андрей.
        - Привет! - начал он тихим голосом.
        - Привет! Очень рад тебя слышать! Как ты? - я обрадовался его звонку. Андрей был моим самым лучшим другом. Мы дружили с ним много лет. И никто не мог заменить его.
        - Я в Москве, в больнице. Вчера перевезли. Сейчас у нас тихий час. Если можешь, может быть, ты навестишь меня? - несмело спросил он.
        - Конечно! С удовольствием, сейчас за Ланой заскочу, и к тебе. Ты не против, если я с ней приду?
        - Не против. Жду тогда вас.
        Я сразу позвонил Лане, и сообщил, что сейчас зайду за ней, и пойдем к Андрею. Она, правда, не очень обрадовалась этому, но согласилась. Зайдя в ближайший переулок и дождавшись, когда никого рядом не будет, я открыл дверь к ней в квартиру. Она уже стояла, собранная, с пакетом.
        - Это гостинцы, нельзя же в больницу без гостинцев, - ответила Лана на мой вопросительный взгляд.
        - Ну, отлично, тогда пошли, - я представил каплю крови Андрея, и достаточно быстро увидел его образ. Привычно проведя рукой по стене, я открыл дверь, и мы вошли в его палату.
        - Ну, привет, больной, - поприветствовал я Андрея. Он выглядел значительно лучше, чем раньше. Пропала бледность, дышал спокойно и ровно.
        - Я очень рад, что вы пришли! Я тут мучаюсь. Переживаю за вас. Вообще не в курсе, как у вас дела, хорошо, что ФСБшник мне дал твой новый номер телефона.
        - А совесть тебя не мучает? - пошла сразу в атаку Лана, - ты же фактически продал Сашу!
        - Вот я и хотел объяснить все. Вы садитесь. Я сам раньше толком не понимал, что произошло, мне Максим Николаевич объяснил, как все получилось.
        Мы с Ланой сели на пустую кровать напротив Андрея. Палата была небольшой. Я видел такие во многих больницах, обычно это платные палаты, как правило, в конце коридора. В этой палате стояли две кровати с ширмами, на стене напротив располагался телевизор, в данный момент выключенный. Привычно пахло больницей.
        - Ну, давай, рассказывай, ты в любом случае знаешь больше нас об этом, - поторопил его я.
        - В общем, когда пришли смс-ки, вы помните, там был обещан миллион долларов за любую информацию о целителе. Я сразу задумался, как бы получить эти деньги, не выдавая тебя. У меня, конечно, отец не бедный, но все равно был постоянный напряг с деньгами. А миллион долларов - это очень много. Я изначально планировал поделить деньги, если получится, между нами. Хотел сделать сюрприз. В общем, на следующий день я пошел, купил в переходе симку, и отправил смс на указанный номер, что я готов предоставить информацию о целителе. Мне сразу же перезвонили и сказали, что надо лично приехать к ним в офис. Я отказался. Сказал, что никуда ехать не собираюсь. Могу через интернет скинуть на почту, или еще как-нибудь. Они согласились. Я сел в кафе и написал им сообщение о том, что узнал от тебя. Ну, типа, что кровь лечит, что раны зарастают, и прочее. За это они мне перевели пятьдесят тысяч долларов в биткоинах. Правда, я рассчитывал на большую сумму, но хоть что-то.
        - И что было дальше? - спросил я.
        - Да, что ты еще мог рассказать, не выдавая Сашу? О чем ты вообще думал, когда ввязывался в такие игры? - не выдержала Лана.
        - Я согласен, что был не прав. Не ругайте меня. В общем, я планировал дать описание одного парня, который был со мной рядом в момент аварии. Я его хорошо рассмотрел. Вот его бы пусть и искали.
        - А о парне ты подумал? Они бы его нашли - и выкачали из него всю кровь! - не выдержал я.
        - Ну, нашли бы его, проверили, убедились, что он не целитель, а потом отпустили. Вряд ли они бы что-то ему сделали! А с меня взятки гладки. Ну, видел что-то, ну, рассказал. Я не виноват, что он не оказался целителем, - пробурчал Андрей, потом повернулся ко мне, - да, я не продумал толком ничего. Ну, кто бы не захотел срубить денег по-быстрому!
        - Я не захотела, - ответила ему Лана.
        - Не ссорьтесь. Что дальше-то было? - прервал я Лану, которая уже набрала воздуха, явно планируя продолжить свою речь.
        - Дальше вообще непонятная хрень. Я решил потянуть время. Ну, типа, завтра все расскажу, готовьте деньги. Отключил телефон - и ушел из кафе. Просто стремно все это было. Я весь день раздумывал, стоит ли продолжать. Вроде, немного денег получил, может, на этом и остановиться? А на следующий день меня ножом пырнула эта сумасшедшая баба. Ты меня тогда вылечил, и я решил - хватит. Если тут так жестко играют, лучше вообще не связываться с такими людьми. Выкинул телефон в реку. Да и, подумав немного, решил, что вы не очень обрадуетесь этим деньгам. Помнишь, мы потом собрались в торговый центр, и я хотел тебе как раз все рассказать. Но тут нас и взяли.
        - Так как они нас нашли? - опять перебила его Лана.
        - Вот дальше мне как раз объяснил Максим Николаевич. По его словам, вся моя конспирация никуда не годилась. Мой телефон отследить было делом пяти минут, потом пробить по камерам по местоположению, потом пробить мою фотографию. Так они на меня и вышли. А через меня уже вышли и на Александра. Думаю, это труда не составило - сложить два и два. Вот такая история. Я еще раз прошу прощения у вас, я и не думал никого предавать. Просто, не знаю, алчность, азарт. Я не знаю, что на меня тогда нашло. Может, просто тщеславие. Я представлял, как открываю кейс с долларами и делюсь с вами деньгами, - было видно, что ему трудно об этом всем вспоминать и говорить. Он действительно выглядел очень расстроенным и виноватым.
        - Да ладно тебе, я, например, не сержусь. Я и не думал, что ты можешь меня предать. Мы знаем друг друга с самого детства. А тут… я даже тебя понимаю. Будь на твоем месте я, возможно, и сам бы не удержался, - дружелюбно произнес я и похлопал его по руке.
        - В принципе, ты пострадал больше всех в этой ситуации. И все из-за твоей жадности, - медленно и задумчиво проговорила Лана. Было видно, что, после рассказа Андрея, она решила сменить гнев на милость. - У меня для тебя есть еще одна новость, - она встала с кровати и, обняв меня за шею, поцеловала долгим поцелуем в губы. Это было сладко и приятно. Особенно приятно было видеть совершенно обалдевшего Андрея.
        - Ну, ребята вы даете! - выговорил он. - Получается, вы теперь того? - и он вопросительно посмотрел на меня.
        - Не знаю, что значит твое «того», - немного ворчливо ответила за меня Лана, - но если ты имеешь в виду, что мы теперь вместе, то да!
        - Круто! Блин, я столько всего пропустил, валяясь на этой койке. Блин. Это самое ужасное наказание для меня! - он в сердцах шлепнул рукой по больничной кровати. Да уж, я его прекрасно понимал. С его-то энергией и любопытством валяться в больнице приятного мало.
        - Вот теперь ты снова наш Андрюха, - радостно сказал я. - Вот таким ты мне всегда нравился, а то вздумал тут помирать. Я жутко волновался, а попасть к тебе не мог. Тебя держали где-то за городом, я туда не доставал. Ты уже как себя чувствуешь? - Участливо поинтересовался я.
        - Нормально, меня через пару дней выпишут, но отец сразу увезет в Сочи. Говорит, на поправку здоровья. Ему сказали, что я случайно был похищен какими-то людьми. В общем, его бизнес тут не при чем, но я так понимаю, он решил меня увезти, на пару месяцев, подальше от всего этого. А я же, получается, все самое интересное пропущу, - он досадливо махнул рукой.
        - Ничего, будем созваниваться. Ты, главное, выздоравливай, - утешил его я.
        - Ладно, потом наболтаетесь, - прервала нас Лана, и взяла меня под руку. - Нам уже пора. У нас встреча с Хвостом, ты помнишь? - обратилась она ко мне.
        - Точно! Извини, нам надо бежать, - я поднялся с койки и пожал Андрею руку, - давай, приходи в себя скорее.
        - Пока, ребята. Я рад, что мы опять друзья.
        Я открыл дверь, и мы с Ланой вышли в город, недалеко от дома ее бабушки. Лана решила пойти домой, приготовить обед, а я хотел пройтись по улице, надо было продумать дальнейшие действия. Хорошо, что с Андреем все разрешилось. Он действительно был для меня важен. Только с ним я мог обсудить такие личные вещи, о которых не поговоришь с мамой или с Ланой. Хвост вряд ли годился на роль моего друга. Скорее, так, хороший знакомый. Все-таки, у нас большая разница в возрасте, почти десять лет, да и знаем мы друг друга очень мало. Так что я с хорошим настроением зашел в магазин и, купив воду, отправился на небольшую прогулку.
        ЛОРД.
        Лорд был наемником. Точнее - наемным убийцей. Но не таким, каким его обычно представляют себе обыватели, слыша слово «киллер».
        Он был настоящим мастером своего дела. Он мог сделать так, чтобы человек исчез. Раз - и человека нет! Он считал себя настоящим богом среди киллеров, и мог сделать так, что объект с охраной, находящийся в торговом центре, где много камер и людей, вдруг незаметно исчезал. Вот он был, и раз - телохранители удивленно озираются. Объекта охраны нет нигде. Никто ничего не видел. На камерах тоже пусто. Он был волшебник. Бог своего дела. Да и позывной у него был подходящий - Лорд.
        Сам он был англичанином, выросшим недалеко от Лондона, в небольшом городке на побережье Ла-Манша. Он был сухой, невысокий, и какой-то весь незаметный. Слегка за сорок, голова с залысинами, синие холодные глаза, мелкие губы. В общем, Лорд был не только незаметным, но и непривлекательным. И его это полностью устраивало. Ему не нужно было лишнее внимание.
        За каждый заказ Лорд получал достаточно денег, чтобы потом не работать по полгода, и прожигать заработанное на каком-нибудь острове в Карибском бассейне. Копить деньги он не любил. Та работа, которой Лорд привык заниматься, не способствовала долгой жизни, да и выход на пенсию ему вряд ли светил. А копить деньги на пластическую операцию, чтобы тебя в один прекрасный день по ДНК вычислил, к примеру, ФБР, и все было бы зря, - он не собирался. Заработал - потратил. Потратил - снова заработал.
        Такой подход к делу он взял у своего отца и его друзей. Они были рыбаками. И жизнь их была проста и понятна. Заработал - потратил, что не потратил - пропил. И так всю жизнь, по кругу. Вспоминая отца и его друзей, он понимал, что такая парадигма давала им настоящее счастье. Они не гнались за миллионами. Не вкладывали деньги в акции. Не думали о завтрашнем дне. Просто уверенно стояли на своих ногах, и жили днем сегодняшним, а не призрачными надеждами на обеспеченное будущее. Хотя в детстве Лорд их всех презирал, и всеми силами пытался выбиться наверх из этой среды. Он знал больше пяти языков, умел обращаться почти с любым оружием. Разбирался в технике, в химии. Мог водить практически любой транспорт. Лорд выбился наверх - назло судьбе. За каждый заказ он получал столько денег, сколько не в состоянии был заработать его отец за всю свою жизнь, вылавливая по ночам рыбу, и по утрам разгружая на пристани лодку от улова.
        Многим требовались услуги Лорда. Обычных киллеров было немало. Но простое убийство человека не дает возможности пообщаться с объектом, так сказать, тет-а-тет. С глазу на глаз. Без назойливых телохранителей и лишних ушей. Узнать все, что нужно, - от кодов и номеров счетов до расположения тайников. Лорд обеспечивал получение этих данных. А потом человек просто исчезал. Уехал куда-то отдохнуть, а куда - никто не знает. Так бывает. Иногда его жертв начинали искать только через полгода, а то и через год. Он все очень тщательно планировал. И жертва еще какое-то время могла слать письма по электронной почте, или выходить на связь по скайпу, хотя ее уже давно не было в живых.
        Часто Лорду в его делах помогали его сверх способности, о которых, как он считал, никто не знал. Он обладал даром отводить взгляд. Как это у него получалось, Лорд и сам не понимал. В детстве считал, что его просто не хотят замечать, и очень обижался на окружающих, которые вполне искренне удивлялись, когда он дергал их за рукав, недовольный тем, что его игнорируют. В подростковом возрасте Лорд ставил разные эксперименты, проверяя, насколько далеко простираются его возможности. Он сумел ограбить пару банков, по мелочи, забрав, в основном, деньги из кассы. Так же он спокойно выносил любые товары из магазинов, оставаясь незамеченным.
        Сначала Лорд радовался своей способности. Люди как бы не замечали его, скользили мимо взглядом. Но чем старше становился Лорд, тем сильнее его раздражало это свойство. Оно мешало ему завести друзей. Девушки его тоже не замечали, пока он сам не начинал с ними разговаривать. А стоило отойти в уборную, или к бару, за очередной пинтой пива, как его мгновенно забывали. В общем, завести нормальную семью у Лорда было мало шансов. И ему пришлось ограничить себя мимолетными связями и, желательно, с подвыпившими особами. С годами он привык к такому положению вещей, и научился даже получать от этого удовольствие. Не было никаких обязательств, не было никаких разборок. Очень удобно.
        Он смог найти свое место: сначала в армии, а потом в полиции. Это те места, где люди смотрят в бумажки и в компьютеры, и есть четкий график дежурств и патрулирования. В армии каждый хочет быть незаметным, и у сержантов уже выработаны методы борьбы с подобным поведением. Каждый посчитан и распределен. Никто не окажется без внимания. Да и в полиции все было примерно так же. Сидя с напарником в одной машине, трудно оставаться не замеченным. В общем, Лорд был доволен своей жизнью, и возможностью совмещать работу с увлечением. А похищение людей он полагал увлечением. Хобби, с хорошей оплатой, - за риск и качественно сделанную работу.
        Последние пять лет он считал себя на пенсии. Контракт с полицией Лорд решил не продлевать после того, как разок побывал на Карибских островах. Потом заехал в Бразилию - и понял, что вот это и есть настоящая жизнь, и вот ради такой жизни стоит оставить работу, тем более, что все знания и связи, которые ему могла дать служба, он уже получил.
        От этого задания изначально плохо пахло. На него вышел странный человек. Лично на него! Игнорируя все его способы сокрытия своей личности. Это уже было удивительно и настораживающе. Лорд не один год оттачивал варианты получения заказов и денег, и был уверен, что нигде не засветился. А тут к нему в дом в окрестностях Венесуэлы заходит совсем молодой человек, и садится напротив Лорда в кресло. Лорд попробовал применить свои способности, и покинуть потерявшую разом безопасность виллу. Он тихо выбрался из дома, и спокойно пошел по улице, зная, что никто его не видит. А когда пробежал пару кварталов и остановился в тени дома, чтобы отдышаться и прийти в себя, внезапно рядом с ним на стене открылась дверь, и молодой человек, который приходил к нему домой, за руку втащил Лорда внутрь. Они снова оказались в гостиной спешно покинутого им дома. Лорду ничего не оставалось, как принять приглашение этого странного человека, и они снова расположились за столиком на веранде арендуемой им виллы с шикарным видом на океан.
        - Как бы это ни было грустно, но мне придется прервать ваш шикарный отдых, уважаемый Лорд, - проговорил гость, внимательно глядя на Лорда, и готовый сорваться в любой момент в погоню за ним, если это понадобится. - Я гарантирую, что, кроме меня, никто не знает, кто вы, и как выглядите. Меня очень настойчиво попросили люди, которым я не смог отказать, привлечь именно знаменитого Лорда к этому делу. И не пытайтесь меня убрать, или опять бежать. У вас все равно не получится, - в доказательство он взмахнул рукой, и Лорд почувствовал, как в него ударил электрический разряд. Разряд был не сильный, но левую руку парализовало полностью. Он не мог пошевелить даже пальцем. - Это маленькая демонстрация моих способностей. Вы готовы выслушать меня?
        - Не знаю, к сожалению, вашего имени, но вы сами не оставляете мне иных вариантов, кроме как выслушать вас. Итак, что вам от меня надо?
        - Сделать дело. Вас ждет… Россия. Ее столица - Москва. Вам этот город уже знаком. Пару дел вы там провернули. Если мои сведения верны. А они верны. Задание, которое вам предстоит, надеюсь, окажется не слишком сложным. Ваша цель - мальчишка восемнадцати лет, зовут Александр, - он протянул фото, - более подробную информацию я вам еще передам. Что важно: крайне желательно взять его живым. Нам нужна его кровь. И не смотрите так удивленно и насмешливо. Мы не вампиры, и пить ее не собираемся. Оставьте свои штампы при себе. Просто имейте это в виду. Зачем - вас не касается. Что еще важно вам знать: он может открыть дверь в любой стене. Даже там, где ее нет. Примерно, как я, только он значительно менее опытен, - гость улыбнулся, - ну вот, я за пару минут смог несколько раз удивить такого прожженного парня, как вы. Думаю, мне за одно это полагается солидная скидка. Хотя деньги в этом деле не главное. Мы оплатим вам ваш тройной гонорар. Только сделайте свою работу. Итак, вернемся к мальчишке. Не только у вас есть необычные способности. Ваше дело - его обездвижить и зафиксировать руки. Хотя, возможно, он
может проявить дверь и без помощи рук, но, насколько я знаю, руки все равно нужны, хотя бы для того, чтобы ее открыть. Также, дверь не получится создать на движущемся объекте. Повторюсь, он нам крайне желателен живым. В этом случае тройной гонорар ваш. Если не получится взять живым, нам нужна его кровь. Чем больше, тем лучше. В этом случае мы выплатим вам двойной гонорар. Крайний вариант - его смерть. Не важно, как она будет обставлена. На нас все равно не выйдут. Но важно, чтобы он не достался никому. Если не нам, то никому. Вы понимаете меня?
        - Да, понимаю. Но почему вы сами, с такими способностями, не можете решить этот вопрос?
        - Я, несмотря на свои способности, - заметен. И если будут снайперы, или охрана больше двух-трех человек, боюсь, мне не справиться с таким заданием. А второго шанса нам не дадут. Думаю, после несостоявшегося покушения его быстро упекут под серьезную охрану.
        - А сейчас у него есть охрана?
        - Его незаметно сопровождают сотрудники ФСБ. Но держатся на значительном расстоянии. Это одна из причин, по которой было принято решение привлечь именно вас. Только вы сможете незаметно подойти к нему.
        - Когда мне браться за это дело?
        - Немедленно. У меня есть информация, что вскоре за мальчишкой откроют серьезную охоту. Цели и приоритеты будут те же. Либо живым, либо кровь, либо труп. Вам все понятно? - и он посмотрел на Лорда своим холодным, пробирающим до мурашек взглядом.
        - Да. Я собираюсь.
        Это было неделю назад. В тот же вечер он вылетел прямым самолетом в Москву из Каракаса. Здесь его встретили, и снабдили всем по отправленному им заранее списку. Ему также предоставили несколько квартир в центре города, и небольшой домик в ближайшем пригороде, куда настоятельно рекомендовали вывезти мальчишку, не задерживаясь с ним в городе.
        Глава 21
        Первый вечер Лорд изучал документы, которых оказалось совсем мало. Как он понял, его цель, Александр, был совсем обычным молодым человеком, который до определенного момента ничего собой не представлял, и никого абсолютно не интересовал. А затем что-то в его жизни случилось, и вот перед Лордом лежит тонкая папка с делом. Учился в школе, поступил в университет. Живет с мамой, девушки нет. Есть пара друзей. Некий Андрей и девушка Светлана. Андрей сейчас в больнице с пулевым ранением, и выйдет еще не скоро. Осталась подружка. Слежки толком за ним нет. Дома не появлялся уже дня три-четыре, так же, как и девушка.
        Лорда особо предупредили о запрете привлекать лишних людей к этому делу. Секретность, мать ее. Так что пришлось самому носиться по городу в поисках своей цели. В институте тот не появлялся, зато удалось проследить путь его подружки от места учебы до встречи с Александром. Увидев страстный поцелуй, которым молодые люди обменялись при встрече, Лорд понял, что их отношения из дружеских перешли в любовные. И, судя по накалу, это произошло совсем недавно.
        Следующий день в жизни Александра был более активным. С приятелем, который в предоставленной информации не фигурировал, они протащили Лорда по всем достопримечательностям Москвы. Сначала большой храм, потом музеи, магазины. Видно, приятель приехал откуда-то издалека, и Александр показывает ему город, - решил для себя Лорд. Вообще, два дня слежки за объектом мало что ему дали. Совершенно обычный парень. Не нервничает, не скрывается. Никаких волшебных дверей не открывает. Совершенно непонятно, чем Александр мог заинтересовать серьезных людей, готовых заплатить за него такие громадные деньги.
        Но дело есть дело, и Лорд стал готовиться к завтрашнему дню. В общем, ничего сложного: дождаться Александра у дома его подруги, там как раз есть пара укромных мест. Сделать укол снотворного инъектором, и, оттащив в машину, вывезти сначала на квартиру, а ночью, когда все пробки рассосутся, за город. Благодаря врожденному свойству Лорда, он был невидимым для окружающих, и поэтому, как обычно, решил не строить хитроумных планов, а выкрасть Александра, даже, если тот будет не один. Такое Лорд уже несколько раз проворачивал. Приотстал приятель, куда-то свернул, отошел на минутку. Люди нормально воспринимают такую ситуацию, и полученной форы обычно вполне достаточно, чтобы скрыться. К тому же, при тактильном контакте Лорда с другим человеком, его объект тоже становится на некоторое время невидимым, что очень облегчает задачу.
        Вообще-то, Лорд не только похищал людей. Не раз он использовал свои возможности во благо. Вот, например, был случай, когда он еще служил в полиции, и был молодым и тщеславным. Тогда в городе объявился террорист с оружием и взял в заложники семью с маленьким ребенком, в их же доме. Лорд тогда, ничем не рискуя, просто подошел к нему и тюкнул по затылку. О его подвиге писали в местной газете, и даже вручили какой-то орден. Но такое быстро забывается, и мгновенно вытесняется с газетных полос более интересными новостями для домохозяек, например, о невесте принца Гарри, или о поимке известного футболиста пьяным за рулем. В общем, слава - вещь весьма недолговечная, а награда от правительства смехотворна. То ли дело - его работа. Пусть о Лорде не пишут в газетах, но все важные люди знают о нем. Кто-то боится, кто-то уважает. А гонорарам его могут позавидовать и звезды футбола.
        И сейчас есть неплохая возможность получить тройной гонорар. Его хватит, как минимум, на год шикарной жизни. Вспомнив девушек, от которых его оторвали, отправив на это дело, он в предвкушении аж зажмурился. Да, завтра надо все сделать, и валить из этой сумрачной Москвы с ее ужасной погодой.
        Лорд сидел в кафе у большого окна, выходящего на Тверскую улицу. За последние дни он отлично изучил маршрут Александра, и был уверен, что тот обязательно пройдет мимо этого места по пути к своей девушке. Ожидание не затянулось. Всего две чашки дрянного московского кофе, не менее неприятный чизкейк, и вот показался его объект. Все складывалось отлично: Александр был один, и шел, думая о чем-то своем, совершенно не смотря вокруг, медленным шагом. Лорд вышел и пристроился на некотором отдалении за ним. Скоро будет поворот во дворы, очень удачное место.
        Но тут на Александра налетел, как вихрь, его непонятно откуда взявшийся приятель, который за прошедшие дни успел взбесить Лорда своей активностью. Они постояли пару минут, о чем-то разговаривая, и пошли дальше вместе. Лорд облегченно выдохнул. Они, как и планировалось, свернули во дворы, Александр слегка приотстал. Все складывалось идеально. Лорд вынул из кармана инъектор, быстрым шагом приблизился к своей цели, поднес готовый прибор к его плечу… Но вдруг Александр обернулся и схватил его за занесенную руку, уставившись прямо в глаза:
        - Ты чего это? - удивленно спросил он. В этот момент обернулся и его приятель, при этом было понятно, что они оба отлично Лорда видят. Приятель с грозным видом сделал шаг к нему.
        Лорд извернулся и вырвал свою руку из захвата Александра. Потянулся достать пистолет: не вышло по-тихому, будем действовать другими методами. Но в этот момент он шестым чувством, которое не раз уже спасало его жизнь, внезапно ощутил смертельную опасность. Отшатнувшись, Лорд услышал негромкий щелчок, и увидел, как в каменной стене, напротив того места, где совсем недавно была его голова, пуля выбила солидный кусок камня. Он резко дернулся в сторону, и еще одна пуля просвистела мимо.
        - Стреляют! - закричал приятель Александра и, резко присев, отпрыгнул в сторону, - Сашка, беги!
        Следующая пуля все-таки досталась Лорду, ударив в правый бок. Эта пуля явно предназначалась объекту, но на ее пути прикрывая Александра оказался он. Лорд дернулся, почувствовав резкий взрыв боли в боку, и свалился на Александра, который его подхватил и удержал.
        - Саша, брось его и мотай! Бегом! - крикнул его приятель из-за угла. - Там снайпер, брось его!
        Но Александр держал Лорда обеими руками, упираясь твердо ногами в асфальт, чтобы не упасть под весом раненого.
        - Хвост беги, я к вам скоро приду, - крикнул он и потянулся рукой к стене. Откуда там взялась дверь, Лорд даже не понял, но в тот момент, когда Александр открывал дверь, следующая пуля попала ему в грудь. Он дернулся и, крепко прижав Лорда к себе, свалился вместе с ним в открытую дверь, которая мгновенно исчезла. Они оказались в полной темноте.
        Лорд ненадолго отключился. Когда он пришел в себя, вокруг было темно. Он прислушался. Судя по всему, они оказались в каком-то подвале, или в подземелье. Рядом с ним, явно без сознания, лежал Александр. Чем ему помочь - Лорд не знал. Да и, в первую очередь, стоило позаботиться о себе.
        Он снял куртку и ощупал рану. Все оказалось совсем не так плохо, как Лорд предполагал вначале. Пуля ободрала кожу на боку и, задев пару ребер, прошла мимо. Рана была глубокая и болезненная, каждое движение простреливало тело дикой болью, но смертельной опасности для жизни она не представляла. Тихо постанывая и ругаясь сквозь зубы, он снял куртку и, нарвав полоски из рубашки, жестко перебинтовал свой бок. В сумке было сильное обезболивающее, которое Лорд принял и, привалившись к стене, свалился в спасительном забытье.
        Сколько он так просидел, Лорд не знал. Но очнулся с мыслью, что надо помочь Александру. Возможно, он - единственная надежда выбраться отсюда. Достал телефон, как и ожидалось, сигнала сети не было. Включив фонарик, он осмотрел невольного товарища. Тот лежал на земляном полу и хрипло дышал. Лорд с трудом наклонился к нему. Практически в районе сердца на одежде Александра было большое пятно крови. Судя по всему, пуля прошла буквально в паре сантиметров от сердца, иначе он бы сейчас осматривал труп.
        Лорд попытался ощупать пальцами рану. Надо было выяснить, засела пуля в теле, или прошла насквозь, хотя весь его жизненный опыт говорил о том, что пуля, выпущенная из снайперской винтовки, не застревает в теле, а на выходе оставляет еще более мерзкую рану, чем на входе. Так что еще неизвестно, что лучше: чтобы пуля вылетела, или чтобы осталась. Роясь пальцами в окровавленных лохмотьях одежды, Лорд никак не мог нащупать самой раны. «Что за бред», - подумал он.
        Но тут Александр открыл глаза и уставился на Лорда.
        - Подтащи меня к той стене, - слабым голосом попросил он. Лорд попытался встать, но не смог даже приподняться. В глазах мгновенно потемнело, и он с трудом удержался на грани, не потеряв сознание. Александр посмотрел на его руку:
        - Это моя кровь у тебя на руке? - Лорд кивнул, - слизни ее. Она целебная. Поможет тебе. Или просто капни в свою рану.
        Лорд с неприязнью посмотрел на свою окровавленную руку. То состояние, в котором он находился, не давало никакой возможности рассуждать и анализировать. Мозг ясно зафиксировал одно - надо слизнуть кровь с руки, и станет легче. Не испытывая никаких чувств, он старательно облизал свою руку и, привалившись к стене, закрыл глаза.
        В этом подземелье трудно было понять, сколько прошло времени, но, когда он снова очнулся, то почувствовал себя значительно лучше. Александр все так же лежал на земле с закрытыми глазами. Лорд попытался встать, и это у него получилось. Помня просьбу Александра, он слегка приподнял его тело и, оттащив к стене, облокотил на нее. От стены шло свечение, которого он раньше не замечал. Оно стало обволакивать Александра, заключив его в золотистый кокон.
        Голова у Лорда по-прежнему с трудом соображала. Но самочувствие заметно улучшилось. Он аккуратно ощупал свою рану под повязкой и удивился - не было никаких болезненных ощущений. Рана практически полностью зажила. Такого не могло быть, но факт на лицо.
        «Так кто ты такой, Александр?» - задумался Лорд. Он пытался вспомнить в подробностях все, что ему говорили, отправляя на это задание. В первую очередь, заказчиков интересовала его кровь. Получается, эти неведомые люди, знали о ее целебных возможностях. По всему выходило, что перед ним настоящий легендарный целитель. Это многое объясняло: и то, что они оба до сих пор живы, и ту охоту, которая на него открыта, и ту цену, которую готовы были заплатить либо за него, либо только за его кровь.
        Лорд был разносторонним человеком, и за годы работы наработал хорошие связи. Как бонус, имел доступ к такой информации, о которой не подозревали простые смертные. Как человека с необычными способностями, его всегда интересовали другие люди, схожие с ним. И не раз он наталкивался на информацию о целителях, кровь которых может излечить практически все. Он, правда, относился к этому с некоторым недоверием, но вот шутка судьбы - этот человек перед ним.
        Представив, сколько стоит кровь Александра, лежащего в двух шагах от него, Лорд улыбнулся. Он давно не испытывал человеческих чувств. Дело есть дело, а деньги уж точно не пахнут. Сейчас, когда целитель находится в бессознательном состоянии, у него появилась отличная возможность обеспечить себя и свое окружение на всю оставшуюся жизнь. Лорд подтянул свой рюкзак, который умудрился не потерять, и, порывшись в нем, достал специальную емкость, которой его снабдили, отправляя на дело. Что-то вроде обычной емкости для крови, но ее объем поражал воображение. Думаю, там бы поместилось и пять литров крови. К тому же, она была снабжена мощным вакуумным насосом. Он еще не встречал такой прибор, но ему хорошо объяснили, что с ним надо делать.
        Лорд, припоминая пройденный инструктаж, начал, не спеша, готовить прибор. Положив рядом с бессознательным телом приготовленную емкость, он расправил ее, и включил сам прибор, который замигал лампочками. Достал ампулу с лекарством, после дозы которого любой человек гарантированно несколько часов не приходил в сознание, и при этом ничего не чувствовал, и вставил ее в запасной инъектор. Что ж, подумал он, это будет самая гуманная смерть в моем исполнении. Лорд протянул руку, чтобы взять Александра за плечо и сделать последний в жизни парня укол. Но, как только его пальцы сомкнулись на теле будущей жертвы, золотое сияние, которое окутывало тело Александра, собралось в единый шар, напоминающий шаровую молнию, и с неимоверной скоростью и силой сбило его с ног.
        АЛЕКСАНДР.
        Я пришел в себя как-то резко, рывком. Вот мгновение назад я еще плавал в сладком забытье, а вот раз - словно кто-то переключил канал, и я сижу, опираясь на стену в темном подвале. Сильно и очень неприятно пахло горелым. Я огляделся. Яркое золотистое свечение, исходившее от стены, рассеивалось на небольшом расстоянии, но его хватало, чтобы увидеть обугленное тело, лежавшее в двух шагах от меня. Недавний неудавшийся похититель был явно мертв.
        Я попытался приподняться, но тут же со стоном повалился обратно. Голова соображала ясно, но вот тело практически не слушалось. «Судя по всему, и на целителя есть управа», - усмехнулся я. Пуля прямо в сердце практически убила меня. Тело еще не отошло от шока. Руки и ноги были ватными, и практически не слушались. Было непонятно, когда я смогу двигаться, и как мне выбраться отсюда. Надо снова попытаться встать, и попробовать открыть дверь к Лане. Но в тот момент, когда я предпринял очередную попытку подняться, на стене, напротив меня, проявился контур двери. Я настороженно смотрел на нее. Контур ярко засветился, дверь распахнулась, и в подвале появилась Софья, с которой мы познакомились на балу.
        - Ты? - она удивленно посмотрела по сторонам, но никого, кроме меня, не увидела, - что ты тут делаешь?
        - У меня к тебе такой же вопрос, - слабым голосом ответил я.
        - Я услышала просьбу Духа о помощи и открыла дверь. Дверь привела меня сюда. Что это за место?
        - За моей спиной, вроде, стена дома Духа. Мне так говорили.
        - Понятно. И помощь, я смотрю, нужна тебе, потому что этому телу, - она кивнула на то, что осталось от моего похитителя, - уже явно не помочь.
        - Да. Я был бы тебе очень благодарен, если бы ты помогла мне встать, и вывела отсюда. А то мне что-то не очень хорошо, - попросил я, пытаясь, в очередной раз, приподняться. Софья внимательно осмотрела меня, задержавшись взглядом на окровавленной футболке:
        - Да уж, после пули в сердце вряд ли кому-нибудь может быть хорошо, - улыбнулась она и подошла ко мне, - давай пойдем отсюда, а то еще не хватало, ко всему прочему, насморк заработать. Тут как-то слишком холодно и влажно, а я толком и не оделась. Выскочила прямо из квартиры, в чем была.
        Практически повиснув на Софье, мне удалось встать, и медленно дойти до двери, которую она снова открыла. Мы вдвоем ввалились в ее комнату. Невысокая Софья с трудом удерживала равновесие. Она помогла мне сделать еще пару шагов к дивану, который стоял у стены, и максимально аккуратно усадила меня на него. Потом нетерпеливо прошлась по комнате.
        - Так все-таки ты целитель! - радостно воскликнула она. - Я сразу заподозрила, когда мы с тобой познакомилась, что ты другой, не такой, как все в том зале. Ты проще и правильнее. Я именно таким себе и представляла целителя. Ну, пусть немного постарше, но главное - ты правильный, я это еще тогда почувствовала.
        Она радостно ходила по комнате с какой-то детской непосредственностью. Я с трудом поспевал за ней взглядом, и, не зная, сколько ей на самом деле лет, решил, что передо мной настоящий подросток:
        - Как это здорово! Тебе очень повезло. Вот я, к примеру, - хранитель. Но хранитель неудачный, что уж тут скрывать. Слабый источник, да и сама, - она враз погрустнела, вспомнив о своих проблемах, - но ты целитель! Это же мечта всех! Мы, хранители, многие годы пытаемся быть полезными. И, как награда за наши труды, - наша молодость. Но мы мало что можем сделать, изменить. Мы - маленькие винтики. А уж я - так совсем незаметный. Если я исчезну из уравнения, вряд ли это кто-нибудь заметит. И тут появляешься ты! Ты можешь навести порядок среди хранителей. Ты можешь помочь тысячам людей. В твоей власти выбор дальнейшего пути! - она остановилась напротив меня и, присев рядом на корточки, взяла меня за руку, - как ты себя чувствуешь? Я слышала, что целителя практически невозможно убить. Но боль-то ты все равно чувствуешь. Очень больно?
        - Да нет. Сейчас все хорошо. Только слабость очень большая. А вообще, я даже боль не успел ощутить. Все так внезапно произошло. На меня напали, хотели похитить, а потом раз - резкий удар в грудь, и я потерял сознание. Возможно, даже умер ненадолго. До сих пор толком ничего не помню, все, как в тумане.
        - Может быть, это тебе немного поможет, - Софья быстро прошлась по комнате и, выдвинув ящик комода, достала маленькую бутылочку, - держи. Выпей. Не знаю, что еще можно сделать.
        - У тебя же у самой очень мало! - попытался протестовать я.
        - Пей, пей. Скоро ты станешь настоящим целителем. И тогда сможешь помочь мне. Да и, думаю, источник, хранителем которого я являюсь, станет более мощным. Как, в принципе, и остальные источники. Нашему городу и Духу давно нужен целитель!
        - Спасибо, - я выпил воду Духа и почувствовал, как золотистое сияние пробежалось по всему моему телу, наполняя его силой. - Ничего себе! Я почти месяц уже общаюсь с хранителями, но первый раз выпил целебную воду. И это что-то! - Я сначала сел, потом несмело встал и сделал пару шагов. Каждый шаг давался все легче и легче. - Я отлично себя чувствую. Надеюсь, я не помолодею лет на десять из-за этой бутылочки? А то будет весьма странно: целитель - ребенок, - улыбнулся я, чувствуя, как силы возвращаются в мое измученное тело.
        - Не переживай, ты останешься таким, как сейчас. Человек может омолодиться только до того момента, когда закончился его рост. Как правило - восемнадцать, двадцать лет. Так что, тебе просто прибавится сил и бодрости.
        - Это здорово! А сейчас, я хотел бы тебе помочь. Ответная любезность, и благодарность за то, что ты меня спасла. Ты не принесешь мне нож? - Софья сразу догадалась, что я собираюсь сделать, и не стала меня отговаривать, или ломаться, а просто быстро сбегала за ножом. Возможно, боясь, что я могу передумать. Она завороженно смотрела, как я осторожно прокалывал себе палец, как кровь медленно, капля за каплей, падала в пустую бутылочку, где на дне еще оставалось немного целебной воды. Я протянул бутылочку Софье, и она, зажмурившись, выпила содержимое одним глотком. Потом присела рядом со мной, прислушиваясь к себе.
        - Знаешь, я последние пятьдесят лет мечтала хотя бы о капле крови целителя. Я была готова на все, что угодно, ради этого. Я устала быть четырнадцатилетней девчонкой. Это так тяжело. Эти гормоны, эта химия тела, которая мешает тебе быть спокойной и уравновешенной. Мозг-то взрослый, но периодически все так бесит! А еще я часто влюбляюсь. Но безответно. Кого интересует угловатый подросток. Мне всегда казалось, что будет мне восемнадцать, двадцать, двадцать пять лет - и я расцвету. Какие платья тогда можно будет носить! На разные праздники ходить. И в рестораны. Ты себе не представляешь, как это скучно: жить подростком в течение пятидесяти лет!
        Она порывисто обняла меня:
        - Спасибо тебе большое. Я уже чувствую себя гораздо лучше. Все пятьдесят лет я постоянно боролась с болью, а как, оказывается, легко жить, когда ничего не болит! - Она вскочила и закружилась по комнате. - Господи, как же хорошо! Как же чудесно! Ты не представляешь, как я тебе и Духу благодарна за это.
        Она остановилась, потом задумчиво прошлась по комнате, как будто решая что-то для себя. Затем с серьезным лицом подошла ко мне и, сняв со своей шеи медальон, протянула его мне:
        - Возьми, пожалуйста, в благодарность за все. Это медальон моего отца. Он однажды спас его от пули на войне. Одень.
        - Не надо, я ничего особенного не сделал, - попытался отказаться я. - Это важная для тебя вещь. Мы в расчете: ты меня спасла, я тебе помог. Все честно!
        - Нет, возьми, - капризно сказала она, притопнув ногой, и решительно надела его мне на шею, с таким видом, что я понял, - сопротивление бесполезно. - Он тебе нужнее. Я чувствую это!
        Я внимательно рассмотрел медальон. Это была старая, достаточно толстая и крупная, какая-то царская монета, с просверленной дырочкой для ношения на шее, и вмятиной почти по центру, видимо, от пули, угодившей в нее. Медальон очень ярко светился золотистым светом. Я спрятал его под футболку.
        - Спасибо. Но, правда, не стоило, - я вспомнил, что Лана и Хвост, наверняка, волнуются и переживают за меня. Пошарив по карманам, я не нашел своего телефона. Видно, обронил где-то во время нападения. - У тебя можно попросить телефон? Надо позвонить, а то мои друзья волнуются.
        - Конечно. Держи, - она протянула мне древнюю кнопочную трубку. Я сразу набрал номер Ланы.
        - Привет! Это я. Со мной все в порядке. Как там Хвост? - быстро проговорил я.
        - Ну, наконец-то! Мы очень волновались за тебя. Почему ты раньше не позвонил? Хвост сидит тут, рядом. А еще четыре сотрудника ФСБ. Бабушка на них сильно ворчит. Натоптали и мешаются. Нам запрещают даже к окнам подходить. Как ты себя чувствуешь? Хвост говорит, в тебя попала пуля? А может быть, и не одна?
        - Да я нормально, на мне же все заживает очень быстро. Так, царапина, - не стал расстраивать ее я. Софья, стоявшая рядом и слышавшая мой разговор, улыбнулась, и осуждающе покачала головой. Я в ответ пожал плечами. Ну, не говорить же правду, что я чуть не умер от выстрела из снайперской винтовки, практически разнесшего мне сердце. Незачем расстраивать свою девушку.
        - Ты когда будешь? Ты по улице больше не ходи. Открывай дверь, и сразу к нам, - начала командовать она. И как так получается? Встречаемся пару недель, а она уже вовсю мною командует. Я улыбнулся, представив Лану, возмущенно подпрыгивающую с трубкой в руке. - Ты где сейчас? Что делаешь? Мы тут все с ума сходим. Давай быстрее к нам. Я тебя очень жду.
        - Я в безопасном месте, не волнуйся. Скоро буду, - как мог, успокоил ее я. Мне надо было подумать. Я был очень сильно вымотан морально. Как представлю, что сейчас окажусь в такой толпе - хочется бежать подальше. Там шумный Хвост, ФСБшники наверняка замучают вопросами. Нет, не буду спешить. - Нет, наверное, буду попозже, надо сделать пару дел. Как закончу, позвоню, - и я отключился, чтобы не выслушивать возражений. Посмотрел на стоящую рядом Софью:
        - У тебя найдется какая-нибудь одежда?
        Она критически осмотрела меня:
        - В мою ты точно не влезешь. Но я знаю один хороший магазин, а время пока не слишком позднее. Сейчас смотаюсь, куплю. Давай размеры. - Она осмотрела меня, - так, тебе нужны джинсы, футболка, кофта и куртка. Обувь, вроде, еще ничего. - Записав мои размеры, она быстро и как-то буднично открыла дверь в стене, и ушла.
        Я сел на стул у окна и задумался. Вот Софья - так просто открывает двери. Надо в магазин, раз - открыла дверь, надо еще куда-то - снова открыла дверь. А я все никак не могу к этому привыкнуть. Для меня каждая дверь - это маленькое чудо. Да и, все равно, мне пока больше нравиться пешком ходить. А может быть, дело в том, что я никуда не спешу, и пройтись пешком - это хороший повод побыть одному, и все обдумать.
        Я решил осмотреть себя. Организм работал, как часы. Сердце билось ровно и спокойно, ничего не напоминало о том, что еще недавно оно разлетелось от снайперской пули. От медальона, подаренного Софьей, по всему телу шло ярчайшее сияние. Мне было как-то хорошо и уютно. Приятная усталость сковывала мое тело. Хотелось ничего не делать, а лечь на диван и подремать. Но я помнил, что скоро должна вернуться Софья с одеждой, и, с трудом преодолевая лень и усталость, отправился в душ.
        Глава 22
        Когда я вышел из душа, завернутый в полотенце, Софья уже была в комнате. На диване лежали распакованные вещи, а на столе стоял большой пакет с едой из фаст-фуда.
        - Присоединяйся, - сказала она с набитым ртом, и я почувствовал, какой же я голодный!
        - Спасибо! - быстро натянув пришедшуюся впору одежду, и взяв второй пакет с едой, я начал есть. Какое-то время мы молчали, но, когда я понял, что желудок уже не так сводит от голода, решил поболтать:
        - Слушай, а как оно, быть хранителем? Ну, я не знаю, какие подводные камни, и вообще? - спросил я ее, когда не много утолил свой голод. Как-то мне с Софьей было легче разговаривать, чем с Шато, или с Дедом. Возможно, тут свою роль играло то, что выглядела она моложе меня, а может быть, ее простое, непосредственное поведение. Не знаю, но я понимал, что могу спокойно ее обо всем спрашивать, и это было очень удобно.
        - Да как? Сама толком не знаю. Я так себе хранитель. Мой источник дает очень мало Живой воды. Обязанностей у меня особо никаких. Я стала хранителем уже после того, как погиб последний целитель. Говорят, целитель устанавливает правила и какие-то обязанности для нас. Но я не знаю, а остальные хранители не очень идут со мной на контакт. Вот разве что Аля иногда делится живой водой. Раньше, правда, полегче было. У меня у самой были излишки воды. Я ее меняла на разного рода услуги. В советское время в первую очередь ценились услуги. А деньги уже так, вторичны были. Вот, квартирой тогда обзавелась, документы приходится менять раз в пять-десять лет. Согласись, странно, когда тебе по паспорту сорок лет, а выглядишь ты на тринадцать. Родители-то давно уже умерли. - Она задумалась на мгновение и продолжила, - на врачей в начале восьмидесятых много сил ушло. Медицина сделала неплохой рывок в то время, и мне казалось, что мою болезнь можно вылечить. Но все оказалось напрасно. Так что я больше дома сижу. В интернете, на форумах, общаюсь с людьми. Там возраст не видно.
        - Но ты все равно же ходишь на эти мероприятия, типа того, где я с тобой познакомился, - улыбнувшись ей спросил я.
        - Хожу. - Она поморщилась, - правда, раньше там было веселее, а сейчас, скорее, по старой памяти. Да и деньги на жизнь нужны. А там всякие полезные знакомства. Пусть живой воды у меня на продажу нет, но я могу открывать двери в пределах города. В советское время на этих балах были и ученые, и актеры, и музыканты, и писатели. А сейчас практически одни бизнесмены и чиновники. Да и вообще, хожу, чтобы напомнить о себе, и узнать последние новости. К тому же, это - хоть какая-то возможность выйти в свет. Представь, как мне, с виду четырнадцатилетней девчонке, тяжело. Я даже на море ни разу не была.
        Правда, сейчас жить веселее. Интернет, кино, сериалы. А раньше только книжки, и изредка можно было сходить в кинотеатр. Никаких развлечений. Еще в советское время я периодически устраивалась работать. Тогда с этим полегче было. С четырнадцати лет можно было официально работать. Да и зарплату платили. Помню, ученицей на ткацкий завод пошла, и неплохо так платили. Вполне можно было жить. А сейчас такой возможности нет. Так что в последние годы тяжело, - она вдруг встряхнулась и, постаравшись придать бодрости своему голосу, посмотрела на меня, - да что я все ною! Тебе, думаю, это не очень интересно. В принципе, все неплохо. Живу - и ладно. А теперь, надеюсь, все будет еще лучше.
        - Нет, нет, мне, правда, интересно! - Постарался я как можно убедительней показать свою заинтересованность. Мне и в правду было очень интересно, да и надежда хоть по крупицам собрать полезную информацию, которая мне поможет в будущем, не покидала меня.
        - Ну ладно. - Она с подозрением посмотрела на меня, но увидев мои кивки продолжила, - Соскучилась я что-то по людям и по нормальному живому общению. Вот на тебя все и вывалила. А по делу: мне трудно что-нибудь толковое рассказать о том, как быть хранителем, и зачем. Думаю, из меня получился плохой хранитель. Слишком много своих проблем постоянно приходится решать. Я уже думала над этим. Наверное, Дух все-таки ждет от своих хранителей каких-то более важных дел, чем решение личных проблем. И мне как-то совестно, что я использую воду для своих целей, и ничего не даю ему взамен. Не знаю. Я вот думала: появится целитель, он поможет и объяснит. И тогда от меня будет толк. Неприятно быть столько лет приживальщицей. Может, еще и поэтому источник с водой у меня практически иссяк. Правда, я смотрю, пока тебе самому нужна помощь, - она улыбнулась, - но я слышала, что Дух передает знания и информацию своему целителю.
        - Я сам надеюсь на это. Ни черта не понимаю пока. Да и события как-то все несутся и несутся куда-то. Не успеваю толком все обдумать и понять, как быть дальше, - признался я. Мы замолчали, задумавшись каждый о своем. Как-то совсем неожиданно у нас наладился откровенный разговор. Но я старательно сдерживал себя, чтобы не начать тоже жаловаться на судьбу, в ответ на ее откровения. - Хотя ты, конечно, права, все не так уж плохо, и надо просто верить в лучшее.
        - Надо, но иногда просто опускаются руки. Однако, выход всегда можно найти. Знаешь, я пару лет жила совсем в нищете. А потом стала брать плату за проход через двери. Сначала стыдно было, неприятно. Но жить на что-то надо? - Она грустно развела руками и посмотрела на меня ища поддержки.
        - Да не переживай ты так, - постарался успокоить ее я, - Все нормально, я понимаю. А дальше только лучше будет. Вот, здоровье тебе поправили. Теперь воду не надо будет пить, взрослеть начнешь. Твоя жизнь уже меняется.
        - Спасибо. Мне как-то в жизни не очень везет на хороших людей. Или, может быть, это просто участь хранителей - общаться с подлецами. Ведь обычные люди о нас и не слышали. Вот скажи, почему так?
        - Не знаю. У меня в окружении много хороших людей. У мамы друзья почти все хорошие. Они врачи. Им, наверно, положено быть такими. Не все чуткие, но никто не бросит в беде.
        - Завидую я тебе, - она печально вздохнула.
        - Не завидуй. У тебя еще все будет. Теперь, когда ты избавилась от главной проблемы, своей болезни, все должно наладиться, постарался как можно убедительней улыбнуться ей.
        - Спасибо тебе, ты такой добрый. Я уже и забыла, что люди бывают такими, - она всхлипнула, - ну вот, как так жить, когда - чуть что, слезы текут? А мне же, наверное, семьдесят лет уже скоро будет!
        - Да нормально, еще пару лет, и организм перестанет выбрасывать все эти коктейли гормонов в твою кровь, сразу станет легче. Сам совсем недавно был подростком. Мог и заплакать ночью, почти без причины, - признался я в ответ.
        - Я последнее время с Шато много общалась. Как-то так получилось, что он один оказал мне помощь, когда стало совсем плохо. Аля не обращала внимания, хотя раньше мы с ней и были подружками, а вот Шато обратил. Последний год именно он выделял мне воду, и много рассказывал о своей деятельности хранителя. Вот с кем тебе надо было пообщаться. Мне кажется, он, единственный среди всех хранителей, был на своем месте. А то гадкое, что про него рассказывают, это все вранье!
        - Да, я уже понял. Я успел с ним поговорить. Правда, совсем немного, но мне и этого хватило, чтобы понять, что он не является воплощением зла, как о нем говорил Дед.
        - А вот я Деда терпеть не могу. Он может с улыбкой смотреть, как я буду умирать, и не протянуть руку. Ты заметил, как на балу все лебезят перед хранителями?
        - Я там Деда не видел, но с Алей они общались очень вежливо и осторожно.
        - Когда там появляется Дед, начинается просто цирк. Это все из-за него. Он их подкармливает. Он долго был в тени. Говорят при прошлом целителе он вообще не высовывался, просто исполнял его указания и все. А как целителя не стало, сразу из него поперло. Что-то ват такое, - она не определенно покрутила руками в воздухе, - не хорошее. Понимаешь меня?
        - Понимаю. Мне тоже не очень приятно с ним общаться. - Согласился я с ней.
        Мы поболтали еще полчасика с Софьей. Обсудили сериалы, книжки. Она оказалась на редкость интересным собеседником. И было видно, что ей очень не хватает простого человеческого общения.
        ЗДАНИЕ ФСБ.
        Максим Николаевич сидел в своем рабочем кабинете за включенным компьютером. Он, в отличие от полковников, любил и умел работать с компьютером, и считал, что прогресс надо максимально использовать для пользы дела.
        Откинувшись на стуле, и поправив новую форму, которую он теперь обязан был носить на работе каждый день, Максим Николаевич вспомнил, как получил новый кабинет, и какие изменения произошли в его жизни за последние пару дней. До этого у него никогда не было своего кабинета. В отделе аналитики Максим Николаевич сидел в большом общем зале, где работало восемь человек. У него был самый большой стол - все-таки, начальник отдела. На всех столах стояли современные компьютеры, но сами столы все равно были завалены кучей бумаг и папками с делами. От бумаг все еще никуда не деться. В тот день он занимался тем, что сводил материалы по Духу и целителю в единое целое. Очень много было пробелов и не состыковок. Мало фактов, все больше слухи и домыслы, и с этим приходилось работать! Прервав его работу, в дверь зашел неприметный человек. Как оказалось, это был куратор от президента по Целителю, Духу и хранителям. Он так и представился Максиму Николаевичу - Куратор, - и предложил пройти с ним. Они отошли совсем недалеко от аналитического отдела, и зашли в кабинет.
        - Прошу вас, Максим Николаевич, осмотритесь. Теперь это ваш личный кабинет, - немного суховатым тоном произнес куратор и повел рукой вокруг себя, - и я хотел бы поздравить вас с новым званием, - он достал из внутреннего кармана коробочку и протянул ее Максиму Николаевичу, - решением президента вам присвоено звание подполковника, еще раз поздравляю. - Он тепло пожал руку новоявленному подполковнику. - Присаживайтесь.
        - Служу России! - ответил, как положено, Максим Николаевич. Он настороженно отнесся к Куратору. Новый, незнакомый человек, от которого теперь зависела его дальнейшая судьба.
        - Можете расслабиться, - заметил его напряжение Куратор, - президент дает вам полный карт-бланш. Мы ждем от вас создание специального отдела по работе с Духом и целителем. Это наше упущение, что такого отдела до сих пор нет. Давно не было целителя в нашей стране, а с работой с хранителями вполне справлялся Семен Иванович. Теперь ждем ваших предложений. Не стоит больше разбазаривать живую воду, и, надеюсь, кровь целителя. Вам разрешено ввести в курс дела не более пяти человек. Так что ждем от вас списки сотрудников, структуру будущего отдела и план мероприятий. Я понимаю: дело для вас новое, необычное. Но, кроме вас, поручить его некому. Да и вряд ли нам удалось бы найти лучшую кандидатуру на эту должность.
        - Что ж, спасибо на добром слове. Структуру отдела я разработаю, состав подготовлю.
        - Еще раз напоминаю, что вам дан зеленый свет. Вы можете задействовать любые ресурсы. Переводить к себе в отдел любых людей. Использовать любые материальные средства. Мы ни в чем вас не ограничиваем! Вот вам мой номер телефона, можно связываться в любое время суток. - Он записал на бумажке номер и подождал, пока подполковник забьет его в свой телефон, потом забрал бумажку со стола и убрал в карман.
        - Я, в свою очередь, постоянно держу связь напрямую с президентом, - он встал и протянул руку Максиму Николаевичу, - на этом все. Бумаги подготовим в ближайшие сутки. Надеюсь, мы сработаемся. - Они пожали друг другу руки, и Куратор, который так и не назвал своего настоящего имени, покинул новый кабинет подполковника.
        Максим Николаевич развил бурную деятельность. Составил структуру нового отдела и список персонала. За два десятка лет работы в комитете он знал многих специалистов, в том числе, и из смежных отделов. От аналитиков - до следователей и специалистов по внешней разведке. К изумлению Максима, ему разрешили собрать весь запрошенный состав. Еще не все влились в коллектив, не все приступили к работе, но основной костяк уже собрался, и занимался делом.
        В первую очередь, изучили записи Шато, составили программу по распределению живой воды на ближайшее время, выделив наиболее приоритетные направления. Как и ожидалось, это были ученые и конструкторы. К сожалению, новое поколение молодых специалистов еще не достигло уровня признанных светил, и каждый из профессоров и доцентов, в данный момент, для страны был на вес золота.
        Оперативный отдел отслеживал перемещение по городу целителя и его друзей. Также наготове была всегда группа прикрытия. Максим Николаевич предчувствовал надвигающуюся угрозу жизни Александра. По докладам специалистов, резко активизировались сотрудники зарубежных разведок. Кольцо вокруг Александра с каждым днем сжималось все плотней и плотней. Надо было срочно с этим что-то делать, и решено было сегодня же вечером встретиться с целителем, и совместно с ним разработать меры безопасности.
        Будь воля Максима Николаевича, он бы посадил целителя под замок. Отвез бы в какой-нибудь санаторий, или на дачу, в общем, в такое место, где можно было бы обеспечить ему надежную круглосуточную охрану. Но он понимал, что Александр не простит ему такого вмешательства в его жизнь. Последствия могут быть самые негативные. Остается только давить на него морально и, желательно, через его девушку, чтобы он согласился сообщать обо всех своих планируемых передвижениях. Хотя и тут важно не переусердствовать.
        Пришлось даже в штат перевести психолога, и провести с ним несколько консультаций. Но всем этим планам не суждено было сбыться.
        Размышления подполковника прервал неожиданно зазвонивший телефон. Звонили из группы сопровождения целителя. На него было совершенно нападение. По словам оперативников, сначала его пытались похитить. Судя по всему, действовал известный в кругах внешней разведки наемник Лорд. Говорят, он обладал удивительными способностями ходить незамеченным. Что-то типа человека-невидимки. Максим Николаевич улыбнулся такому сравнению. Еще месяц назад он бы с большой долей скепсиса отнесся к такой информации, но теперь знал, что сверхъестественные способности действительно возможны. Сам успел в этом убедиться. Кровь целителя действительно лечит, да и способность открывать дверь в любом месте тоже вряд ли может объяснить современная наука. Так вот, этого Лорда, по понятным причинам, никто не знает в лицо, но в момент попытки похищения целителя Александр схватил его за руку, и Лорд проявился. Оперативники успели сделать пару снимков. Затем по целителю отработали неизвестные снайперы, у которых явно был приказ его уничтожить в случае похищения. Никто не хотел, чтобы врагу достался целитель. Лорд был сильно ранен, а
целитель убит пулей в сердце. Затем он с Лордом пропали, свалившись в дверь, которой нет. Все это произошло в нескольких шагах от дома девушки целителя, Светланы.
        Максим Николаевич не хотел верить в то, что целитель погиб. Взяв оперативников, он поехал к Светлане - ждать новостей. Если Александр жив, он обязательно с ней свяжется. О том, что целитель мог действительно погибнуть, он старался не думать. Слишком большие у Максима Николаевича намечались планы на сотрудничество с ним. И если он исчезнет из уравнения, то все впустую. Все надежды на лучшее будущее исчезнут вместе с ним. Да и, зная о его способностях, Максим Николаевич продолжал верить, что тот жив, не смотря на то, что сотрудники были уверены в обратном.
        Нет, на самом деле, и без целителя город жил, и страна продолжала двигаться вперед. Не так быстро, как хотелось бы, но изменения происходили, и это было заметно многим. Но с целителем будет легче и быстрее. Правы сотрудники зарубежных служб: чтобы ослабить страну, в данный момент нужно всего лишь убрать зарождающегося целителя. А сделать это гораздо проще, чем, например, посмотреть на президента в прицел снайперской винтовки. Подполковник корил себя за то, что не обеспечил более надежного прикрытия раньше, что пошел на поводу у Александра, дал слабину, недостойную сотрудника ФСБ. Надо было, надо было его закрыть. Не смотря ни на что. А там - сумели бы договориться. Максим Николаевич смог бы объяснить, что это на благо. Так что, когда он объявится теперь, не остается выбора. Впредь каждый шаг - только под контролем сотрудников ФСБ.
        Глава 23
        АЛЕКСАНДР.
        Наконец покинув Софью, я вышел из ее дома и, быстро сориентировавшись на местности, пошел в ближайший парк. Ходьбы было минут десять. К счастью, я оказался в знакомом мне районе. Дойдя до парка, несмотря на холод, я решил сесть на скамейку. Мне необходимо было немного передохнуть, и в спокойной обстановке, когда никто не мешает и не отвлекает, - подумать.
        Я устал действовать в режиме нон-стоп. Разговор с Софьей настроил меня на мрачные размышления. С одной стороны, я понимал, что надо что-то срочно делать, но с другой, я не понимал, что же именно? Да и спросить совета толком не у кого. Хвост утомил своей болтливостью и бесполезной активностью, Лана, конечно, меня может пожалеть, но вот этого мне сейчас не хотелось точно. Я стал злиться на самого себя, потихоньку закипая. Какого черта я ничего не могу сделать? Все же просто и понятно: я должен всего лишь попасть в дом этого Духа. Другие смогли, а я до сих пор топчусь на месте. Вообще, ощущение, что меня обложили со всех сторон, и некуда идти. ФСБ, снайперы, что еще? Очередные похитители? Очередной плен? Или просто перережут горло, и сольют всю кровь, как это случилось с Оксаной?
        Неприятно ощущать себя абсолютно беспомощным. Я даже не марионетка, так, просто маленькая лодочка без весел в море, которую несет течением, куда придется, и каждая волна грозит перевернуть. В детстве, в мечтах, мне, конечно, хотелось быть суперменом. Уметь драться, как Рэмбо, или вроде того. Но на деле - я обычный человек. Хоть и умный, этим я всегда гордился, и был уверен, что ум важнее грубой силы. Но, как показало время, я был не совсем прав.
        Итак, я решил разложить все по полочкам, и разработать дальнейший план действий. Если я умный, надо это использовать, а не плыть бесцельно. Злость на самого себя, все-таки, хороший стимул.
        Что мы имеем? Я знаю, где находится дом Духа. Даже больше: я знаю, как к нему пробраться незаметно, через подземелье. В любой момент я могу открыть туда дверь, и это для меня безопасно. Не надо светиться на улице, подставляясь под пули.
        Дальше: чтобы попасть к Духу, надо или слить энергию со стен дома духа, или повысить свою. Так сказать, выровнять потенциал. Я осмотрел себя еще раз внутренним зрением. Я светился очень ярко, несмотря на недавнее ранение. Там, в подвале, я сидел, прислонившись к стене дома Духа, и меня от нее не отталкивало, а наоборот, стена поддерживала меня энергией. Накачала меня конкретно. Возможно, именно тогда мне и надо было попробовать открыть к нему дверь. Но, как водится, хорошая мысль пришла слишком поздно.
        Зато Софья подарила мне амулет, тоже полный энергии. Я еще никогда не был так полон. Вполне возможно, что этого сейчас мне будет достаточно. В любом случае, надо попытаться открыть дверь, или, если не получится, попробовать поговорить с Духом. Я совсем об этом забыл. А Дед же мне советовал так сделать, еще давно. Но я как-то глупо себя чувствовал, когда разок попробовал. Говорить с самим собой я давно привык, но мысленно пытаться общаться с неведомым Духом? Хотя, с другой стороны, почему бы и нет? Надо пробовать все варианты. Собравшись, и хорошенько разозлившись, я решил, что готов. Осталось выйти из парка и найти укромное место, чтобы открыть дверь.
        Поднявшись со скамейки, я решительным шагом пошел в сторону видневшихся невдалеке домов. Мне оставалось перейти дорогу - и я окажусь в месте, где смогу открыть дверь. Я подошел к переходу, остановился пропустить несущуюся машину, но в этот момент, совершенно неожиданно, из-за моей спины выскочил мальчик лет пяти и, не оглядываясь, побежал через дорогу. Раздались какие-то крики, видно, родители кричали, чтобы он остановился. Я мгновение стоял, оцепенев, видя, как приближающийся автомобиль несется прямо на мальчишку, который замер от испуга посреди дороги. Затем я резко прыгнул, пытаясь отбросить его с пути автомобиля, который, визжа тормозами, летел прямо на ребенка. В последний момент мне это удалось, мальчишка отлетел от моего броска в сторону, а машина, все так же визжа тормозами, врезалась прямо в меня, отбросив метров на пять вперед.
        Я лежал на асфальте и думал: что же за день такой? Попытка похищения, потом меткая пуля снайпера, а теперь еще и это!
        «Опять у меня шок», - отстранено думал я, - «боли почти не чувствую. Наверно, сломано бедро. Но жить буду. Даже головой умудрился не стукнуться. Повезло. И мальчишка живой. Вон стоит, весь бледный. Его обнимает мама и плачет. Отец стоит рядом, у него тоже явно шок. Слова вымолвить не может».
        Я перевел взгляд на машину - неплохо у меня получилось помять капот - удивленно заметил я. За рулем сидит мужчина, смотрит в одну точку, побелевшие от напряжения пальцы продолжают сжимать руль.
        Все это я уловил за одно мгновение. А потом время пошло в привычном режиме. Появились звуки. У дороги, как всегда, образовались зеваки. Папа спасенного мной мальчишки ожил и кинулся ко мне. Что-то говорил, но я плохо его понимал. Я чувствовал, что потихоньку начинаю оживать. Боль стала спадать. Еще пол часика, и, наверное, я буду на ногах. Все-таки регенерация - это просто замечательно. Я лежал на асфальте, и мне было хорошо. Я опять выжил, и спас мальчика. Это того стоило.
        Достаточно быстро примчалась, распугивая всех сиреной, «Скорая помощь», и меня, аккуратно переложив на носилки, задвинули внутрь салона, но сразу не увезли. Ко мне допустили паренька, которого мне удалось спасти, и его родителей. Его мама сквозь слезы благодарила меня, отец пытался жать руку, а мальчишка просто стоял с остекленевшими глазами. И от них всех шла такая энергия, какой там дом Духа! В меня вливался просто океан энергии. Я чувствовал, как активизировалось заживление моих переломов. Меня просто распирало от избытка энергии. Мне казалось, что я превратился в шаровую молнию. Но, к счастью, врачи отогнали благодарное семейство, а то у меня уже возникло ощущение, что еще чуть-чуть, - и я взорвусь, как атомная бомба, уничтожив все вокруг. Они быстро загрузились в автомобиль, и мы, ревя сиреной и сверкая мигалками, поехали в больницу.
        В больнице меня сдали в приемное отделение, и бригада «скорой», выполнив свою работу, уехала на очередной вызов. Врачу я сказал, что, в принципе, все нормально, у меня пара синяков, и ничего почти не болит. Доктор, правда, с недоверием отнесся к моим словам глядя на мою карту и на меня. На моем теле было порядочно сине-черных подтеков - различных ушибов и синяков. Он отправил меня на рентген своим ходом, здраво решив, что раз уж я могу ходить, то ему не стоит тратить на меня много времени. По пути я свернул в туалет и, заперевшись в кабинке, с широкой улыбкой на лице открыл дверь к дому Духа. Представляю, как все удивятся, обнаружив пустую, запертую изнутри кабинку.
        В подземелье ничего не изменилось. Бледно светилась стена, и тело неудачливого похитителя все так же лежало в стороне. «Прошло всего часа три-четыре», - удивился я, - «а мне кажется, что все это было уже очень давно».
        Я подошел к стене. Ее свечение на этот раз выглядело не таким ярким, как я привык. Особенно, если сравнить с тем, как светился я сам. Поднеся руку к самой стене, я спокойно провел по кирпичной кладке подсознательно ожидая привычного удара током, но моя рука не встретила никакого сопротивления. Мысленно я стал звать Духа. Пытаясь открыть к нему дверь, я совсем не представлял, куда именно должен попасть. Просто пытался открыть дверь туда, где живет Дух.
        У меня ничего не получалось. Но потом я вспомнил, как на моих глазах диггер просто взял - и открыл дверь. И мне пришла в голову мысль, что не обязательно представлять себе место, куда я хочу попасть. Вот же передо мной стена. Надо просто представить именно в этой стене дверь. Ведь сколько мы в своей жизни открываем незнакомых дверей, совсем не зная, что за ними. А тут же есть конкретная привязка. Вот стена, а вот дверь!
        И передо мной появилась дверь. Причем дверь была необычная: широкая, двустворчатая, с вензелями, из старого, потемневшего дерева, обитая металлическими накладками. Я потянул кованую ручку, и дверь натужно, со скрипом, приоткрылась передо мной. Сделав шаг, я вошел в нее, готовый ко всему.
        Неожиданно я оказался на улице. Ярко светило солнце, было тепло и шумно. Мимо проходили люди, они спешили куда-то по своим делам, аккуратно обходя меня стороной. Я оглядел себя. Да, в данный момент я был похож на спившегося студента, или даже бомжа. Запачканные джинсы, порванный свитер, который я быстро снял, чтобы не пугать своим внешним видом прохожих, да и слишком жарко было на улице. Явно не ноябрьская погода! Наверняка, и лицо у меня чумазое. Я умылся в больнице, но зеркала там не было, и я не очень представлял, насколько мне удалось отмыться от пыли и, возможно, крови после того, как меня сбила машина.
        В этот момент я обратил внимание на остановившийся недалеко от меня автомобиль. С водительского места вышел Хвост и, обойдя вокруг авто, открыл пассажирскую дверь. Я дернулся было к нему, но тут увидел, что он подал руку и помог выбраться из машины Лане. Наверное, будь я в этот момент более адекватен, я бы сразу радостно кинулся к ним, с криками и объятиями, но что-то удержало меня от такого поступка. Я застыл на месте, разглядывая Лану, которая выглядела как-то непривычно. Она была одета в легкое платье и туфли на каблуках. Выглядела Лана старше и серьезнее, чем обычно. В руках была небольшая сумочка. Она нежно поцеловала Хвоста в губы, и они пошли мимо меня, к ресторану, который был у меня за спиной. Лана мазнула по мне взглядом и, слегка искривив губы, отвернулась. Я сделал шаг им вслед:
        - Лана, подожди! - не выдержав, позвал ее я, но как-то неуверенно. Они обернулись, и с удивлением посмотрели на меня.
        - Что вы хотели? - резко спросил у меня Хвост глядя несколько с высока.
        - Вы что, шутите? Это же я, Саня! - Удивленно произнес я глядя на них, - вы что, не узнаете меня? Или решили сделать вид, что мы незнакомы? - они оба были немного не похожи, на тех людей, которых я помнил. У Хвоста появились морщинки на лбу, и был какой-то непривычно усталый и серьезный вид. Да и Лана так удивленно смотрела на меня, что я понимал - она и вправду видит меня впервые.
        - Молодой человек, - строгим голосом проговорила Лана, - мы не делаем вид, мы с вами действительно не знакомы. И, пожалуйста, не мешайте нам. У нас годовщина свадьбы, и я бы попросила вас не портить нам этот замечательный день, - произнесла она непривычно холодным тоном и недовольно посмотрев на меня нежно взяла под руку Хвоста и, отвернувшись, потянула его за собой.
        - Это все из-за твоего блога. Вот, всякие сумасшедшие уже узнают тебя на улице, - услышал я ворчливый голос Хвоста, когда они отходили от меня. Что ответила Лана, я так и не расслышал. Просто стоял в онемении, и смотрел на дверь ресторана, за которой они скрылись.
        Что это было? Как такое вообще возможно? Еще сегодня утром мы с Хвостом попали в переделку, да и Лане я звонил всего пару часов назад. Не похоже, что они притворялись. Было видно, что они действительно меня не узнают, или даже не знали никогда. И выглядели они как-то не привычно. Вроде все те же, но какие-то не такие!
        Может, у меня галлюцинации? Я потряс головой, и еще раз огляделся. Солнце серьезно припекало, деревья были в зеленых листьях, над головой - яркое голубое небо. По всему выходило, что сейчас на дворе середина лета, а никак не ноябрь. В голову лезли разные бредовые мысли. Может быть, я попал в прошлое лето? Хотя Лана тогда меня уже знала. Или, может быть, я в параллельной вселенной, где меня вообще никогда не было? Или просто все забыли о моем существовании? Или, может быть, Лана с Хвостом ненастоящие? Хотя, у них годовщина свадьбы. Получается, они уже давно встречаются, и даже успели пожениться. Я в обижено сжал губы. А как же я? Как же все то, что с нами было? Что же делать? Может быть я уже не целитель? Я осмотрелся и облегченно выдохнул. Я по прежнему видел свечение духа. Правда, он было гораздо более тусклым, чем я привык. «Надо успокоить я и разобраться» - решил я и свернув в ближайшую подворотню, и открыл дверь к себе домой. Попить чай, сходить в душ, прийти в себя, переодеться и все обдумать. План на ближайшее время был готов и сделав шаг, я оказался в прихожей своей квартиры.
        - Мама, я дома! - крикнул на всякий случай я. Но тишина в квартире говорила о том, что здесь никого нет.
        Я прошел на кухню и привычно поставил чайник. Наконец-то можно было расслабиться. Попить чаю, помыться. Вообще, привести себя в порядок. Я сидел и пил чай. Из-за неожиданной встречи с Ланой и Хвостом у меня совсем вылетело из головы, что я-то открывал дверь к Духу. И я был уверен, что открыл. Но только почему-то оказался совсем не там, где ожидал.
        Я взял чашку чая и пошел в свою комнату. Надо было найти нормальную одежду. Открыв дверь комнаты, я замер на пороге.
        Это была не моя комната. Здесь все было по-другому. Скорее, это было похоже на кабинет. Внимательно оглядевшись, я заметил фотографии на стенах и на столе. На всех была моя мама. Вот она на море, вот в горах. Получается, я не ошибся квартирой, хотя сначала у меня мелькнула такая мысль. Но ни на одной фотографии не было меня! Были мамины подружки, были какие-то незнакомые мужчины. Везде мама, но ни одной фотографии со мной!
        Я зашел во вторую комнату. Это была мамина спальня. Мне в голову закралось ужасное подозрение, и, чтобы проверить свою мысль, я стал искать документы. Я знал, где мама их хранит. Они лежали там же, где обычно. Порывшись среди них, я не нашел мамин паспорт, но нашел документы на квартиру. В них меня не было. Вообще, не было ни одного документа, где бы я присутствовал. Опустошенный, я сел на кухне за стол и налил себе еще одну чашку чая. Получается, что меня в этом мире вообще нет. И я сейчас нахожусь, по сути, в чужой квартире, не смотря на то, что она мне знакома, как родная. Тщательно помыв чашку за собой и прибравшись на кухне, чтобы не осталось никаких следов моего посещения, я, ни о чем не думая, открыл дверь - и шагнул в нее.
        Странно, но я оказался практически на Красной площади. Рядом бесновалась толпа. Темные свинцовые тучи мрачно нависали над городом, создавая мертвый полумрак. Дул пронизывающий ветер, и я быстро надел свой свитер, и пожалел, что со мной нет куртки, которая, рваная, осталась в машине «Скорой помощи». Вокруг было очень много людей, и никто не заметил, как я вышел из стены серого здания. Я огляделся. Вся площадь была заполнена колышущейся людской массой. Кто-то что-то кричал, кто-то просто молча стоял с озлобленным лицом. Над всей площадью висел гул недовольства и обреченности.
        Что здесь происходит? Я не узнавал свой родной город, все вокруг было наполнено какой-то тоской и людской злобой. Над головами внезапно пронесся крик:
        - Полиция! - и людская толпа дрогнула и зашевелилась. Меня подхватило и понесло непонятно куда. Я услышал звуки выстрелов, шум машин. Вдали показались грузовики, поливающие народ мощной струей воды. Но это не могло остановить агрессивно настроенную толпу. Люди неслись на них в едином порыве, как огромный метеорит, ничего не замечая на своем пути. И я, попавший в стремнину, не в силах даже сделать шаг в сторону, несся с ними.
        За грузовиками появились БТРы. Сначала в толпу полетели шашки со слезоточивым газом. Это немного проредило плотную массу толпы, но не остановило, а еще больше обозлило людей. Кто-то, явно по опытнее, мочил свои кофты, рубашки и футболки в лужах, и обматывал ими лицо. Мне тоже протянули какую-то тряпку, и я последовал общему примеру. Другие люди в это время вырывали камни из брусчатки, и кидали здоровые булыжники в стоявших строем и прикрытых щитами полицейских. Я видел, как один из них, а затем еще несколько, упали, сраженные меткими попаданиями. Озверевшая толпа, почувствовавшая запах крови, уже накинулась на полицейских. У оцепления вырывали щиты, которыми те прикрывались, и кулаками, и булыжниками прокладывали себе дорогу. Стали чаще звучать выстрелы. К счастью, толпа уже неслась не таким сплошным потоком, и мне удалось притормозить свое движение, а потом и вообще остановиться.
        Я осмотрелся, выбирая оптимальный путь отступления. Быстро лавируя между людьми, я уходил вправо, туда, где виднелись жилые дома. Там наверняка можно затеряться и переждать это безумие. Никак иначе я это назвать не мог.
        Но тут рядом со мной я услышал вскрик и увидел, как почти мне под ноги упала девушка. Я постарался прикрыть ее собой, чтобы не затоптали. На плече у девушки расплывалось кровавое пятно. Ни о чем не думая, понимая, что у меня совсем мало времени, чтобы ее спасти, я зубами укусил до крови свое запястье. Закапала кровь, и, присев на корточки, я положил окровавленное запястье ей на рану. Девушка открыла глаза, удивленно глядя на меня, и явно ничего не понимала. Ко мне подбежали еще какие-то ребята, у двоих из них были разбиты головы. Они окружили нас, чтобы защитить от беснующейся толпы. Один подозрительно посмотрел на меня:
        - Ты ей поможешь? - нервно спросил он оглядываясь кругом.
        - Да, я врач, - твердым голосом ответил я.
        - Это хорошо, - он наклонился к девушке, - эй! Катька, давай, приходи в себя. Надо выбираться, пока не поздно, - она с трудом кивнула в ответ. Я перевязал ей кое-как плечо, сорвав со своего лица мокрую тряпку.
        - Все, можно выбираться, - я выпрямился и помог подняться девушке, которую шатало от потери крови. Я видел, что рана почти заросла, но, замотав ее, я смог избежать ненужных вопросов. Катя крепко схватила меня пальцами за руку.
        - Идемте, ребята, я смогу, - твердо сказала она. Парень кивнул и, покрутив головой, указал направление - туда, куда я до этого и двигался.
        - Туда. Быстро. Ты, помогай Катьке, - кивнул он мне, - а я помогу остальным. Когда затихаримся, поможешь и им, - и, не дожидаясь моего ответа, отвернулся.
        Мы, как небольшая лодка, поперли против течения. Нас иногда сносило в сторону, но мы упорно держали нужное направление. Видя, что мы тащим раненых, народ пытался расступиться и пропустить нас. Вскоре мы выбрались с площади. На улице уже смеркалось, и мы пошли по темным подворотням туда, куда нас уверенно вел вожак.
        Глава 24
        Я привык, что в Москве даже по ночам светло, почти на каждом углу горят фонари, но сегодня освещение не работало. Стало быстро темнеть. Всю дорогу меня угнетало чувство, будто я что-то упускаю, и только войдя в темный двор старого жилого дома, я понял, что вокруг совсем не было ставшего уже привычным для меня свечения. Стены домов, люди, которые были на площади и окружали меня, - все было серое. Я так привык к золотистому свечению, которое обычно охватывало весь центр города, что мне сразу стало неуютно. Где-то в небе гремел гром, а мы все тащились вперед.
        Завернув в арку какого-то дома, уже достаточно далеко от шумной площади, вожак открыл подъезд и помог нам забраться на четвертый этаж. Один из ребят с разбитой головой уже потерял сознание, и просто висел на своем приятеле. Мы остановились у старой деревянной двери, и наш провожатый, порывшись в карманах у потерявшего сознание, достал ключи и открыл ее.
        - Денис тут снимает комнату, у какой-то бабки. Она сейчас на даче, так что все разместимся, проходите, - пояснил он. Щелкнув выключателем, зажег тусклую лампу. Мы все зашли в квартиру.
        Раненых положили на диваны в комнате, и я сразу направился к ним. Один был в сознании, и постоянно морщился, трогая свой лоб. Я осмотрел его рану, и попросил принести мне тряпок и тазик с водой. С помощью вызвавшейся мне помочь Кати, которая уже неплохо себя чувствовала, мы промыли раны. У него был рассечен лоб, и кровь заливала лицо. Оказалось, это следствие удара дубинкой. К счастью, сама рана была небольшой, и можно было не сшивать края. Еще раз тщательно промыв перекисью, которая нашлась в этом доме, я забинтовал рану и поводил, для вида, руками над головой, снимая в это время ему головную боль своим свечением. Парень удивленно посмотрел на меня:
        - Блин, болеть перестало! Ты что, экстрасенс что ли?
        - Ну, так, понемножку, - ответил я, и занялся вторым пациентом. Там все было значительно хуже. На затылке надулась огромная шишка. Как мог, я убрал черноту и серость вокруг нее. Парень был без сознания, но я слышал, как он стал дышать ровнее и спокойнее. В принципе, все, что можно было сделать, я сделал. Своей кровью лечить я так и не решился, слишком много было незнакомых людей вокруг меня. Не хотелось бы отвечать на их вопросы, которые, несомненно, возникнут.
        - Ему нужен покой. У него сотрясение мозга. Дня три точно придется полежать, - обернувшись сказал я Кате.
        - Спасибо, а со мной как?
        - Да нормально все, не волнуйся. Завтра снимешь повязку, а сегодня не трогай, и не мочи, - строгим голосом заявил я.
        - Идите есть, все готово - позвал нас главный в этой компании. Помыв руки, мы с Катей зашли на тесную кухню.
        - Садитесь, война войной, а поесть надо! - и мы дружно накинулись на еду.
        Когда мы, сытые, отвалились от тарелок, вожак разлил по рюмкам водку, и мы, под его строгим взглядом, выпили. Для снятия напряжения, сказал он. Это действительно помогло. По телу разлилось тепло, и я почувствовал, что начинаю расслабляться. Очень напряженный выдался денек. Но расслабление принесло с собой жуткую сонливость. «Еще немного - и свалюсь спать прямо за столом», - подумал я.
        - Виктор, - протянул мне руку вожак, - спасибо за помощь. - Я пожал протянутую руку и представился в ответ. Остальные ребята тоже представились, пожали мне руку и поблагодарили за помощь.
        Виктор волевым решением отправил всех спать, а со мной решил продолжить знакомство. Он снова разлил водку по рюмкам и молча выпил. Кивнул на мою не тронутую рюмку. Я отрицательно помотал головой, что удивительно, он не стал настаивать, просто все так же молча опрокинул ее в себя, и откинулся на стуле, разглядывая меня. Народ разбрелся по квартире, я слышал, как они негромко переговариваются за стеной. Было видно, что все давно знакомы друг с другом.
        Меня все сильнее клонило в сон. День был тяжелый, а тут еще и спиртное. Но Виктор решил начать беседу:
        - Вот я вижу, что ты не из наших, интеллигент, - он это слово выплюнул, словно ругательство, - сколько бед из-за вас.
        - Да что случилось-то? Что в городе творится?
        - Ты как будто только выполз из норы. Понимаешь, - он налил себе еще рюмку, вопросительно посмотрел на меня, но я снова отрицательно помотал головой, тогда он выпил, закусил колбасой, и продолжил, - пришла беда, парень. Беда. - Он выглядел не сильно старше меня, лет двадцать пять. Но был какой-то весь основательный. Трудно объяснить. Невысокий, коренастый. В каждом движении чувствовалась рациональность и экономность. Никаких лишних движений, никаких лишних слов. При этом он был очень просто одет, и вообще выглядел, как говорят, парнем с завода. - Понимаешь, беда. Устали люди. Нет больше сил терпеть. Никаких. Да что тебе рассказывать? Ты вот на кого учишься? Я же вижу, что ты студент, - он посмотрел на меня обличающим взглядом, как будто я сделал что-то плохое.
        - Вообще я учусь на переводчика.
        - А говорил, что врач! Наврал все. А зачем? - он как-то грустно, с укором, посмотрел на меня.
        - Мама у меня врач. Ну, и я с ней с детства по больницам. Я и правда, все умею, - начал оправдываться я.
        - Ладно, ладно. Я же вижу, что умеешь. Нет претензий, не ссы. А я вот, не смотри, что простой, я тоже ВУЗ заканчивал. Не в Москве, конечно, но ВУЗ неплохой. На уровне. И на заводе поработал. Это вы тут зажирели, а у нас там, хоть и тяжело, но тоже интересно. Работать интересно. В городишке-то тоска полная. А на работе нормально. Вон, с парнями познакомился. Хорошая компания подобралась. Ну, мы с ребятами сюда переехали. Полгода уже здесь живем. Деньги тут платят. Ты понимаешь, тут даже уборщик получает больше, чем у нас специалист на заводе. Обидно это. Хотя есть такие заводы, - он мечтательно закатил глаза, - где и деньги хорошие платят, и зарплату не задерживают. Но туда так просто не попасть. Ты вот знаешь, что такое - жить от зарплаты до зарплаты?
        - Знаю, у меня мама раньше мало денег получала, и нам не всегда хватало. Бывало всякое. Простым врачам тоже не слишком много платят, - покачал я головой вспомнив, как раньше мы с мамой перебивались на ее не большую зарплату.
        - А вот представь, ты так живешь постоянно. Денег хватает, но впритык. А потом раз! И тебе не платят. Месяц не платят, два, три, и все обещают, что вот-вот заплатят. А ты работаешь с утра до вечера, и весь в долгах. А у кого занимать? Всем же не платят! А есть хочется каждый день. Да что я тебе рассказываю, все равно не поймешь. Вы тут совсем по-другому живете, - он махнул рукой и снова наполнил свою рюмку.
        - Да нет, я могу представить…
        - И вот полгода уже, как мы сюда перебрались. В большой город. Тут и правда, платят больше. И жить - интереснее и веселее. Дорого тут, конечно, все, но ты не представляешь, что это такое - жить без долгов, и не голодать! Так что, жизнь вроде лучше стала. Нам так казалось тогда. Хотя душа болит. Вот ты спрашиваешь, что произошло? А устали все. Разом. Знаешь, как-то утром проснулся весь город - и понял, что устал. Что сил больше нет жить. Никто ничего не хочет. Такая апатия, что - хоть беги, хоть волком вой. А потом пришла злость. На себя, что мы не можем измениться, на других, кто должен менять нашу жизнь к лучшему. А то, что на площади… Это уже месяц такое. Никто не знает, что произошло, и чем это закончится. И полиция иногда с нами стоит на площади, в свое свободное от работы время, и врачи, и учителя, и бизнесмены. Идем, бывает, стена на стену, на своих же. Всех это коснулось. Прошли мы порог какой-то. Что делать дальше - сами не знаем. Сносить все к чертовой матери, и строить заново. Или, может, просто сгинуть всем. Пусть дети и внуки отдуваются, и строят по-новому. Все мы чувствуем себя
замаранными в чем-то неприятном. Вот, стреляли по нам сегодня, а мы перли на них и крушили все вокруг. А это от того, что никому жить не хочется уже. Так жить не хочется. А как по-другому, никто не знает. И что будет дальше?
        Я сидел, завороженный его рассказом, и все равно ничего не понимал. Что происходит в городе? Почему все вокруг так изменилось? И люди другие какие-то. Злобные и усталые. А тут, на кухне, вроде нормальные. Виктор выпил еще немного водки, опустил голову на руки и уснул, оставив меня с еще большим количеством вопросов, чем было до этого.
        Меня разместили на полу, на ковре посреди комнаты, а две кровати, которые стояли вдоль стен, выделили раненым. Стоило лечь и накрыться тонким пледом, как мгновенно меня сморил сон. Спалось мне плохо, не привык я спать на жестком полу, на пыльном ковре. Проворочался почти всю ночь.
        Мне снилось, что город стал серым, и на него надвигается черная туча, которая потихоньку, начиная с окраин, поглощает его. Как меленькая клякса чернил, упавшая на чистый лист бумаги, постепенно расплывается по всему пространству, пожирая чистоту и непорочность белого листа.
        Лишь под утро я провалился в глубокий сон без сновидений. Но, как оказалось, ненадолго. Пробуждение было неожиданным и болезненным. Кто-то ударил меня ногой в живот. Еще не совсем проснувшись, я почувствовал очередной удар ногой в бок. Кое-как я приподнялся и огляделся. На меня с недоумением смотрели сонные лица разбуженных криками Виктора ребят. Он толкнул меня со всем силой, и я отлетел к стене:
        - Ты кто такой? - кричал он мне в лицо, наклонившись и занеся руку для очередного удара, - кто ты такой, я тебя спрашиваю! Откуда ты тут взялся, что тут делаешь?
        - Ребят, да я с вами вчера пришел, я вас лечил. Вон, повязки у них, посмотри, на голове. И Кате я руку бинтовал. Это я им сделал, - Виктор остановил кулак, несшийся ко мне, и недоуменно покрутил головой. - Да вы вспомните! Вот я же вас вечером лечил. Мы с вами с площади шли сюда. Вы сами меня оставили на ночь, - испуганно запричитал я, не совсем понимая, что же происходит.
        - Не помню тебя. Как отрезало. Как бежали с площади - помню, как ребят тащили, тоже помню. Кто их лечил, не помню. Тебя не помню, - он удивленно посмотрел на ребят. - Кто вас бинтовал? - те в ответ пожали плечами.
        - Странно, но я тоже его не помню, - удивленно сказала Катя, - но это не я ребят бинтовала. Точно не я. Может быть, действительно, он?
        - Вали отсюда, короче, пока цел, - принял решение Виктор, и вытолкал меня за дверь.
        Я снова оказался один на улице. Город только просыпался. Несмотря на утро, на улице было по-прежнему сумрачно. Моросил мелкий дождик. Голые, почерневшие от влаги, деревья трясли ветками, норовя залить мне за шиворот еще воды, которую они старательно копили в ожидании одиноких прохожих, как будто недостаточно мне было просто дождя. На улице было удивительно безлюдно. Мне вспомнилось одно из моих видений. Когда в городе властвовала моровая язва. Москва тогда выглядела очень похоже. К счастью, трупов вдоль дороги не было, и это радовало. Но общее ощущение давившей черноты, и понимание, что город болен, не покидало меня. Я шел по пустынной улице в надежде найти работающее кафе. Через полчаса блужданий мне это все-таки удалось.
        Взяв в руки теплую чашку кофе, пытаясь согреться, я размышлял о том, что же произошло, и что мне делать дальше. По всему получалось, что меня никто не помнит. А если с кем-то и удастся познакомиться, скорее всего, меня быстро забудут. Я так понимаю, именно это и произошло с моей вчерашней компанией. Прошло какое-то время, и они забыли меня. Может быть, для этого надо несколько часов, а может быть, достаточно и пятнадцати минут. Кто знает? И как мне быть? Я порылся в кармане. Деньги, вроде, еще есть, но что делать дальше? У меня, получается, ни друзей, ни дома. Ничего. Да и на улице творится непонятно что. Какие-то митинги, протесты. Почитать бы новости, но я оказался без телефона. А спрашивать у кого-нибудь мне не хотелось.
        Я вообще не узнавал свой родной город. У меня было стойкое желание уехать как можно дальше. Вокруг была гнетущая атмосфера, которая давила на меня. Я передернул плечами. Надо что-то решать. Самый простой способ, наверное, - посетить Алю и Деда. Они наверняка мне помогут, и расскажут о том, что тут творится. Правда, я не знаю, где они живут, но есть шанс застать их в археологическом музее. Я вспомнил, что Дед меня научил открывать дверь по капле крови. Надо только настроиться.
        Закрыв глаза, я постарался проделать то, чему меня учили, но никак не мог ощутить Деда. Бросив это бесполезное занятие, я вышел из кафе. Улица встретила меня резким порывом мокрого ветра, вмиг выветрив все тепло. Я зашел за угол в надежде открыть дверь сразу в музей. Но серые стены домов без малейшей искорки света остановили мои попытки. Зябко поеживаясь, я добежал до метро, и нырнул внутрь. Купив билет, спустился вниз. На входе стояло много полицейских. Они суровым взглядом проводили меня, но, к счастью, не остановили. В вагоне было очень мало людей. В основном - пожилые усталые лица. Выйдя из вагона в центре, я услышал объявление, что выход в город закрыт. Пришлось ехать до следующей станции.
        На улице по-прежнему было пустынно, а ветер усилился так, что мне иногда приходилось пригибаться. Везде было много полиции, и почти не было пешеходов. Я смотрелся белой вороной, но упорно продолжал идти к своей цели. Пару раз меня останавливал патруль, интересуясь целью моего путешествия. Я случайно сказал, что иду к Деду. Он на работе. Это сработало. Меня отпустили, но долго провожали напряженными взглядами. Нынче полицейские патрули ходили, минимум, по пять человек. И все в бронежилетах, и с автоматами. Выглядели они очень грозно.
        В конце концов, мой путь закончился у запертых дверей археологического музея. На мой долгий и настойчивый стук к дверям подошел охранник. Смерив меня взглядом, он слегка приоткрыл дверь:
        - Ты что тут забыл? - достаточно грубо и агрессивно спросил он меня.
        - Я к Деду. Пропустите, пожалуйста. - Попросил я.
        - Нет тут таких. Вали давай, - и он начал закрывать дверь.
        - Подождите! А Алю можно позвать?
        - Кого? - он прекратил закрывать дверь и удивленно уставился на меня.
        - Ну, Алевтину! - вспомнил я ее полное имя. - К Алевтине! Можно к ней пройти?
        - Ну, давай, пройди, - он еще раз подозрительно осмотрел меня. - Был тут? Дорогу знаешь?
        - Конечно! - я улыбнулся ему самой миролюбивой улыбкой. - Она меня ждет. - Он пошире приоткрыл дверь, и я юркнул внутрь. Я услышал, как охранник запирает за мной дверь, что-то ворча себе под нос. Но я уже шел быстрым шагом по полутемному коридору к знакомой двери.
        На двери была табличка «Архив». Раньше я ее здесь не видел. Постучавшись, я открыл дверь и зашел внутрь. Это был совсем другой, незнакомый мне кабинет. Было темно. Вдоль стен стояли высокие шкафы, набитые книгами и разными древними предметами. Посреди комнаты стоял стол, на котором горела тусклая старомодная настольная лампа. Сам стол тоже был завален книгами и какими-то старыми рукописями. За столом сидела, что-то рассматривая в лупу, девушка.
        - Аля? - несмело позвал я. Девушка подняла голову и, прищурившись, посмотрела на меня. Я решил, что ошибся: за столом сидела совсем старая женщина. Сухая, вся в морщинах. Плохое освещение подвело меня, но, внимательно присмотревшись, я понял, что это точно Алевтина. Очень сильно постаревшая, но Аля. Даже в таком виде я ее узнал.
        - Давно меня никто не называл Алей, - услышал я ее голос. Она протянула руку и, порывшись среди бумаг на столе, нашла очки. Надев их, Аля вопросительно посмотрела на меня. - Итак, что вам угодно?
        - Я Александр. Вы помните меня? Я целитель!
        - Целитель? Очень интересно. - Она прикусила губу, внимательно разглядывая меня, и о чем-то раздумывая. - Да, интересно. Целитель, говоришь? И откуда ты взялся?
        - Пришел, - удивлено ответил я. Ничего умнее в данной ситуации придумать я не смог. - А где Дед? Вы, правда, не помните меня?
        - Дед умер уже лет пять как. А вот откуда ты меня знаешь, и деда, мне действительно интересно. - Она помолчала пару минут, о чем-то раздумывая. - Тебя я не помню что-то. Но это и не важно. Так ты целитель, говоришь. И доказать свои слова можешь?
        - Наверное. Что для этого надо? Каплю крови? - Я вопросительно посмотрел на нее. Не такой встречи я ожидал.
        - Нет. Открой дверь и, возможно, я поверю тебе.
        Глава 25
        Я внимательно осмотрел комнату и, найдя подходящее место, там, где стена не была заставлена шкафами, сосредоточился. Тут практически совсем не было нитей Духа. Но, напрягшись, мне удалось передать свое внутреннее свечение на стену. Дверь еще не появилась, но я видел, как яркие золотистые нити прыгают с моей руки на стену, потихоньку выводя контур будущей двери.
        - Все! Остановись! Не трать энергию понапрасну, - прервала меня Алевтина, - хватит, хватит. Я вижу, что ты умеешь управлять энергией. Садись, - она сняла пару книг со стула напротив стола, и села обратно. - Что ты хочешь узнать, и что ты знаешь?
        - Хороший вопрос. Еще вчера все было нормально, все привычно. А потом я открыл дверь, и все стало по-другому. Тут нет нитей Духа, и меня никто не помнит, и не узнает.
        - То, что никто не помнит и не узнает, говорит о том, что ты целитель. Это свойство целителя. Думаю, это сделано для его безопасности, и для того, чтобы целителя ничего не отвлекало от его работы. Дух - достаточно эгоистичное существо. А вот то, что ты пришел оттуда, где все было по-другому - это странно. Возможно, ты попал в другое время, или в другое измерение. Мне трудно судить. Дед часто мне говорил, чтобы я очень четко представляла то место, куда открываю дверь. Ведь, если ты открываешь дверь, не зная, куда идешь, то дверь в итоге может и открыться, но ты попадешь «не зная куда». Никогда не понимала этого! Но может быть, это как раз твой случай? - Она кивнула головой на календарь, - это твой год?
        Я подошел и посмотрел на него:
        - Нет, не мой! Получается, прошло пять лет? Как такое может быть? Мое вчера было для вас пять лет назад? Как так?! - я стоял, шокированный этим открытием. Пять лет - и город не узнать. - Как мне вернуться обратно? Может быть, я смогу что-то исправить? Я еще не прошел инициацию. Я не был у Духа, и, вроде как, не стал еще настоящим целителем. Что случилось с городом? С людьми?
        - Пять лет, говоришь? Это многое объясняет, - она кивнула головой и устроилась поудобнее, - в нашем городе Дух умирает. Это началось как раз лет пять назад. Сначала иссякли источники, потом стала исчезать энергия, которой раньше было все вокруг пропитано. Нити Духа истончались, рвались и исчезали. Мы ждали целителя до последнего. Но его все не было и не было. А когда Дух умирает - это страшно! Ты видел, что творится на улицах?
        - Видел, но я ничего не понял. Я появился вчера вечером в самой толпе на каком-то митинге. А потом все вокруг меня завертелось, и я даже не мог спросить ни у кого, что тут происходит. Точнее, я спросил, но не понял ничего из того, что мне рассказали. Люди устали и вышли на улицы. Но это непонятно. Нужна же причина, в конце-то концов! - Эмоционально произнес я.
        - Все правильно сказали. Устали. И теперь одни митингуют, другие грабят магазины. Третьи, под шумок, убирают неугодных. Вот что случается, когда в городе нет Духа. Особенно, когда все привыкли жить хорошо. Вот так и происходит смена власти, смена настроений. Через кровь. Хотя именно благодаря ей Дух все еще жив. Толпы людей - это энергия. Только толпы таких людей, которые там, - она кивнула головой наверх, - толпы таких людей - это совсем мало энергии. Там нет надежды, нет веры. Это лишь продляет агонию Духа. А повод народу особо и не нужен. Всегда были и есть недовольные. Режимом, зарплатой, своими соседями, директорами. Тут достаточно маленькой искры - и все вспыхнет. Или просто, как тебе сказали, люди устали. Ведь Дух больше не делится энергией. Я бы даже сказала, люди протрезвели. Представь: проснулись утром все с тяжелого похмелья, и жить-то, оказывается, не так хорошо, как думали раньше, и будущее выглядит куда как более печальным. А зачем такое будущее людям? Зачем такая жизнь? Вот и вышли все разом. Обычно с людьми такое происходит, но по отдельности, то с одним, то с другим, а тут со всем
городом сразу! Представил себе эту картину? - Она устало посмотрела мне в глаза.
        - Да, это ужасно. Но что же теперь делать? Надо как-то помочь Духу. Помочь городу. Ведь, если Дух придет в себя, то и в городе все наладится? Ведь так?
        - Как бы уже не было поздно, - она сняла очки и задумчиво начала тереть стекла. - Сейчас к Духу практически невозможно попасть. Вся надежда на то, что ты насыщен энергией. Я смотрю, ты до сих пор светишься достаточно ярко. И, возможно, ты сможешь открыть к нему дверь.
        - Но у меня еще ни разу не получалось попасть к нему. Я как раз открывал дверь к Духу, но попал почему-то сюда, - сказал я упавшим голосом.
        - Ты тогда думал не о том. Скорее всего, в этом причина. А теперь ты понимаешь, как это важно. Ты хочешь ему помочь? Спасти его? - она вопросительно посмотрела на меня.
        - Конечно, - согласно кивнул я. - Я готов. Достаточно выйти на улицу, провести один день в городе, посмотреть, каким он теперь стал, - и будешь готов на что угодно, чтобы это прекратить, - я надеждой посмотрел на Алевтину.
        - И даже то, что твоя жизнь теперь совсем изменится, ты готов простить Духу? - Этот вопрос заставил меня задуматься. Получается, из-за Духа я потерял любимую девушку, друзей. Потерял маму. Самого родного на этом свете человека. Это больно. И внутри себя я понимал, что хочу, чтобы все стало, как прежде. Чтобы у меня был дом, была мама. Были друзья и девушка. Видимо, поняв мои переживания, Алевтина строго посмотрела на меня. - Кого ты потерял?
        - Маму. Меня больше нет у нее. Я как будто не рождался. И девушку. Мы любили друг друга, а теперь она с нашим общим знакомым. И, похоже, уже давно. Я видел их. Они стали старше, ведь получается, для них прошло уже пять лет! - Я почувствовал, что на моих глаза наворачиваются слезы, а в горле застыл ком обиды.
        - Когда я была маленькая, я потеряла обоих родителей, - медленно проговорила она глядя сквозь меня, - на войне. Я думала, что никогда не смогу смеяться. Ведь их больше нет. Но время лечит. Да. Точнее, облегчает, стирает боль. И я снова научилась жить и радоваться. А пять лет назад из моей жизни ушел дед. И это было опять очень больно. Несмотря на то, что я столько прожила на свете, мне все равно было очень больно терять родного человека. К этому нельзя привыкнуть. Я понимаю тебя. Хорошо понимаю. Но они же живы! Ты в любой момент можешь увидеть их. Сколько бы я отдала, чтобы просто увидеть снова улыбку моей мамы! Но ее нет в живых. У меня не осталось даже ее фотографии. А твоя мама жива. И твоя девушка жива. Они, возможно, счастливы. Пусть и не помнят тебя. Но они есть. А это самое главное. Пойми это.
        А сейчас вспомни, что творится в городе. Как они будут жить дальше, если все будет идти так, как сейчас? Подумай об этом. Подумай хорошенько.
        Она заставила меня опять задуматься. Я вспомнил маму, и у меня внутри все защемило от тоски, но я понимал, что она жива и, наверняка, счастлива. И Лана. Она выглядела очень довольной, когда шла с Хвостом под руку. Я понимал, что они, скорее всего, даже больше подходят друг другу, чем я и Лана. Наверное, эгоистично так сильно переживать, что они исчезли из моей жизни. Точнее, что я исчез из их жизни. Но для них-то, получается, ничего не изменилось. Выходит, я всего лишь, незначительная делать, при устранении которой мало что меняется.
        Я понимал, что, в первую очередь, мне жалко именно себя. Им-то, может, и хорошо, но мне-то плохо. Очень плохо. Плохо чувствовать себя одиноким в этом мире. Несправедливо это. Мне в голову пришла мысль, что, возможно, Духу так и нужно. Чтобы он был единственным для целителя. Алевтина права. Зачем целителю какие-то привязанности? Девушка, семья, друзья. И дело тут, наверняка, не в безопасности целителя, а в том, чтобы Дух стал для целителя всем. Возможно, все так и есть. И стоит ли помогать такому Духу?
        Но вспомнив о том, что творится на улицах, представив озлобленные лица людей, я действительно испугался за маму. Она светлый человек. Никогда никому не откажет. Она врач и, наверняка, кинется всем помогать, не взирая на опасность. Нет, если вопрос стоит так, что меня нет в их жизни, но зато они живы, и в безопасности, - ничего не остается, как поступиться своим эго. У меня, действительно, нет другого выхода, как попытаться спасти Дух города. Простив ему все. Смириться и простить.
        - Да. Я понимаю, как важно помочь Духу. Я готов это сделать, несмотря на то, что он загнал меня в угол. А я этого не люблю, - твердо сказал я. - Что надо делать?
        - Я сама не знаю. Думаю, у нас только один вариант. Постараться открыть дверь к Духу города.
        Алевтина встала и подошла ко мне. Вблизи она выглядела еще более старой, чем мне показалось сначала. Она оперлась на мое плечо своей сухой рукой и подвела меня к стене:
        - Думай о Духе, о том, что ты хочешь все изменить. Я сама не знаю, как правильно. Но я первый раз сама открыла дверь только в момент глубоких переживаний. Может быть, тебе стоит подумать о маме. О родных и близких, о друзьях. О том, что только Дух может помочь нашему городу. И представляй дверь.
        - Я пытаюсь! - Я стоял напротив стены, ощущая на своих плечах невесомые руки Алевтины, и вспоминал маму. Ее улыбку, смеющиеся добрые глаза. Как в детстве мы с ней гуляли по парку, и я ел мороженое. В этот момент мне стало жалко себя, жалко маму и весь мир. Я понял, что стою, зажмурившись, и всхлипываю. От моих рук пошло золотистое сияние, образуя на стене контур двери. Стена забирала мою энергию, как мощный пылесос. Я чувствовал, что еще немного, и дверь откроется, но одновременно я понимал, что моей энергии уже не хватает. На груди сильно нагрелся амулет подаренный мне Софьей. Он тоже полностью отдал свою энергию. Но этого было мало. Вот совсем немного, капельку, но не хватает. Уловив этот момент, Аля посильнее сжала мои плечи, и я понял, что она делится со мной теми крохами энергии, что еще оставались в ее старческом теле. И тут наконец-то дверь появилась. Я быстро потянул за ручку, опасаясь, что она исчезнет, и открыл ее. Подхватив невесомое тело Алевтины на руки, я вошел внутрь.
        Я стоял, облокотившись спиной о кирпичную стену, и осматривался. Комната была большой, я бы даже назвал ее залом. Старый кирпич, арочные своды потолка. По стенам были развешаны светильники, дававшие тусклый свет, которого было явно недостаточно, чтобы осветить всю комнату. Посреди комнаты лежал большой темный плоский камень. С трудом я подтащил не подающую признаков жизни Алевтину, и положил ее на него. Нащупав пульс, я убедился, что ее сердце все еще бьется. Но очень медленно. Она отдала свои силы и жизнь мне в помощь, практически без остатка.
        Я присел рядом с ней. Страшная усталость и апатия навалилась на меня, как будто я всю ночь разгружал вагоны, и пришел из последних сил домой. С одной мечтой - закрыть глаза и отдохнуть. Но я постарался прогнать это чувство. Такое со мной уже бывало, когда я без остатка отдавал свою энергию. Наверное, так чувствует себя Дух и весь город. Я начинал понимать, что произошло с людьми.
        Еще раз оглядевшись, я заметил, что зал просто сияет энергией, а камень, на котором я сижу, горит, как маленькое солнце. Запустив руки в это сияние, я стал осторожно вбирать его в себя, чувствуя, как постепенно спадает апатия, и возвращается вкус к жизни. Я так увлекся, что не заметил, как в комнату кто-то вошел.
        - Ты пришел помочь мне, а сам воруешь мою энергию? Очень любопытно!
        Я обернулся на голос, резко отдернув руки. Как будто был застигнут за чем-то нехорошим. В двух шагах от меня стоял мальчик. По возрасту лет десяти. Светлые волосы, худое лицо и грустные темные глаза, смотрящие на меня с иронией, не ожидаемой от мальчика такого возраста. Он был одет в просторные штаны и светлую рубашку навыпуск. Ноги были в сандалиях на босу ногу. Он, наклонив голову, внимательно рассматривал меня. Я занимался тем же. Мальчишка был худощавый и гибкий. «Такой может пролезть в любую форточку», - подумал я и улыбнулся.
        - Извини. Я не хотел. Я потратил слишком много энергии, пытаясь открыть сюда дверь. И все равно мне немного не хватило. Помогла Алевтина, но боюсь, что она этого уже не переживет, - я показал рукой на лежавшую без сознания Алю.
        - Алечка, - его голос вдруг стал теплым и мягким. В глазах появилась нежность, и он сделал шаг к нам. Я увидел, как от протянутой руки мальчика потянулись золотые нити, которые обвили Алевтину:
        - Жаль, очень жаль. Ей уже ничего не может помочь. К вам, людям, возраст беспощаден. Настал и ее срок. Но она продолжит свой путь. Тот, кто умрет на этом камне, станет новым Духом. Как хорошо, что ты принес ее сюда, - я видел, как золотые нити полностью окутали тело Алевтины, и оно исчезло. Осталось только яркое золотистое свечение, которое зависло над алтарем.
        - Так это ты, получается, Дух? - только тут я сообразил, с кем говорю, - я тебя совсем не таким представлял. Думал, ты гораздо старше и солидней.
        - Ты прав, это меня называют Духом этого города. А то, каким меня ты видишь, на самом деле - образ, созданный тобою же. Так что, это не моя вина, что ты не видишь убеленного сединами старца. Возможно, тебе проще так со мной общаться, - он оглядел себя, подпрыгнул на месте, - мне нравится эта форма.
        - И что дальше? - я вопросительно смотрел на него.
        - Дальше… а чего ты ждешь?
        - Ну, вроде как, я должен стать целителем. Прости, мне тяжело с тобой говорить о серьезных вещах, когда ты так несерьезно выглядишь.
        - Ну вот, я и говорю… - Он задумался на мгновение и продолжил, - раз ты смог прийти ко мне - ты готов. Я не люблю долгие разговоры. Это прерогатива вас, людей. Возьми нож и сделай надрезы на ладонях, затем положи их на камень перед тобой. Это необходимый ритуал. Ты передаешь мне свою кровь, я же в ответ поделюсь с тобой своими знаниями.
        - Я могу отказаться? Я сейчас нахожусь в каком времени вообще?
        - Можешь, но твоя кровь уже изменилась, и вскоре убьет тебя. А время - ты там же, где и был до этого. Там, где есть твоя мама, и у тебя еще есть девушка и друзья.
        - Получается, ты сейчас не умираешь?
        - Нет. Оглянись - этот город насыщен энергией. Пока насыщен. А то, куда ты попал, - это было одно из возможных будущих. Если ты станешь целителем, его не должно быть. Но если бы ты не дошел до меня, если ты не станешь, в итоге, целителем, то велика вероятность, что будущее будем именно таким, как ты видел.
        - Значит, в этом мире я существую, и мама, и Лана помнят меня?
        - Да. Пока помнят. Но как только ты станешь настоящим целителем, это изменится навсегда. Извини, но я не могу ничем здесь помочь. Таков закон, и он мне не подчиняется. Обычно целителями становятся люди, которым нечего терять, но в них еще что-то сохранилось.
        - Понятно, - в общем, у меня не было выбора, и я понял, что этим разговором просто оттягиваю неизбежное. Пора принять решение, и сделать то, что я должен сделать. А выбора-то у меня и нет. Меня просто приперли к стенке.
        Дух стоял молча, совсем рядом, и смотрел на меня совершенно без эмоций. Он кивнул на столик, где лежал нож, поторапливая:
        - Ты готов? К сожалению, нож подать тебе не могу. Я не обладаю телесной оболочкой. Это только видимость. Так что уж сам как-нибудь, - он развернулся и вышел из комнаты. Я не ожидал, что Дух будет таким равнодушным. Это совсем не соответствовало его образу, который сложился у меня в голове. Я пожал плечами и снова повернулся к камню.
        Рядом с камнем находился небольшой столик, на котором лежал старый, почерневший нож. Я взял его в руки. Нож был тяжелый и очень острый. Легко полоснув лезвием по ладоням, я приложил руки к камню. Вокруг меня закрутился вихрь золотого сияния. Я не помню, сколько это продолжалось, но я чувствовал, что сам на какое-то время стал этим сиянием. Я парил под сводами комнаты, и смотрел на свое тело со стороны. Наваждение быстро схлынуло, и я сел, прислонившись спиной к камню.
        В голове проносились образы и мысли, ранее мне неведомые. Теперь я знал многое. Как сделать Дух сильнее, как его лечить. Как помогать городу и людям. Я помнил прошлых целителей. Знал, как они стали целителями, что делали на этом посту, и как ушли из жизни. Я огляделся - и понял, что не вижу стен. Их теперь для меня не существует. Только золотое сияние. Я могу попасть в любую точку города, стоит мне только захотеть, и не надо открывать никакую дверь. Я потряс головой и увидел нож на полу. Рядом со мной стоял Дух города, но теперь уже не в образе мальчика, а просто как небольшое светящееся облако:
        - Подними нож и положи на место. А потом пройди в свой новый дом. Тебе надо отдохнуть, прежде чем ты приступишь к своим обязанностям. Твой дом уже готов и ждет тебя.
        Я немного неуверенно встал на ноги. Голова слегка кружилась, а тело было наполнено непривычной легкостью. Аккуратно подняв нож, я положил его обратно на столик. Затем прошел в ближайшей стене и, сделав шаг насквозь, оказался в своем новом доме.
        Эпилог
        Недавно я разбирал документы в кабинете, и обнаружил старые записи о том, как я стал целителем. Какой я был молодой и беспокойный. С тех пор уже прошло пять лет. Да, я сильно изменился за это время. Особенно в самом начале. Дух, после инициации, отключает у целителя почти все человеческие чувства. Так легче пережить потерю близких и привычной жизни. Легче принимать решения с ясной головой, руководствуясь разумом и логикой, а не чувствами и привязанностями. Со временем этот эффект проходит, но я и сам уже повзрослел, и многому научился.
        Первый год был наполнен активной работой. Я сменил практически всех хранителей. Ввел для них строгие правила и обязанности. Теперь хранитель не мог ничего не делать и просто торговать водой. Половину воды он обязан был сдавать мне на хранение. Одной из обязанностей хранителей стало поддержание хорошего настроения на их территории. Мы стали устраивать выступления музыкантов, артистов. И не только на улицах города, но и в метро. Позитивная энергия большого количества людей очень благотворно влияет на Дух города. Улицы стали более пешеходными. За эти пять лет в городе появилось очень много туристов, которые с восторгом гуляют по закоулкам нашего города, с радостью делясь с Духом энергией. Все это идет на пользу Духу. Теперь встретить человека с хорошим настроением или улыбкой на лице можно гораздо чаще. И в этом большая наша заслуга.
        Еще оказалось, что хранители и те люди, которые пили живую воду, - меня не забывают. Это меня очень радует. Так я смог обзавестись новыми друзьями и единомышленниками. Последнее время меня не отпускает от себя Софья, которая подросла и превратилась в прекрасную девушку.
        Иногда, когда мне становиться грустно, я навещаю маму на работе. Прихожу незаметно и смотрю, как она работает в окружении интернов. Судя по всему, жизнь у нее сложилась хорошо, и я очень рад за нее.
        С Ланой столкнулся случайно, примерно год назад. Она, конечно, меня не узнала, и просто прошла мимо, толкая перед собой коляску со спящим малышом, даже не обратив на меня внимания. Да и я, если честно, ничего не испытал, увидев ее. Ни грусти, ни сожаления. Вообще ничего.
        А так - жизнь наладилась. Работа у меня интересная и очень нужная. Через год, как разобрал основные дела, начал сотрудничать с ФСБ. Максим Николаевич уже стал полковником. Это один из тех людей, с которыми я провожу достаточно много времени за общением. В ФСБ на меня работает целый отдел, помогая вести дела. Теперь меня не пугает то, что приходится выбирать: кому жить, а кому нет. Не пугает необходимость вести учет, правда, не в амбарной книге, а на компьютере: к счастью, прогресс не обошел меня стороной. Я твердо и уверенно принимаю решения, зная, что, скорее всего, я прав. Я понимаю, что сильно изменился. Но жизнь течет, все меняется, и я рад, что удалось избежать того будущего, в которое я попал по пути к Духу.
        А сейчас я закончил все текущие дела, и собираюсь отправиться в командировку. Надо отвезти новый Дух города, родившийся из Алевтины, на новое место жительства. Мы с нашим Духом и ФСБ подобрали отличный город, где она скоро начнет обживаться.
        Автор: Константин Вайт.
        Вас ждут новые книги - u/k white

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к