Сохранить .
Мой принц Светлана Александровна Быкова
        Любовь бывает жестокой. В этом убедился паж молодого принца, по совместительству его лучший друг. Принять это оказалось очень тяжело.
        Сёнен-ай. Может ли дружба с детства перерасти в более серьезные отношения? Приключения двух молодых людей. Параллельная вселенная.
        Быкова Светлана Александровна
        Мой Принц
        Эрик сидел напротив молодого принца и улыбался. Они с Робином только что прибежали со двора, где играли в прятки. День начался забавно, что было удивительно, зная все этикеты и заморочки придворной жизни. Робин посмотрел на своего друга - черные волосы разметались во все стороны и торчали иголками, карие глаза сияли задорным огнем.
        - Робин, ты сегодня опять меня обогнал.
        - Но ты тоже неплохо бегал, Эрик.
        - Спасибо, сир.
        - Я же просил называть меня просто Робином, ведь ты мой друг. Эрик расплылся в счастливой улыбке.
        - Робин, я люблю тебя больше всех на свете, ты самый лучший друг и относишься ко мне не как к простому оруженосцу.
        - Я бы хотел никогда не расставаться с тобой.
        - Робин, это самое мое заветное желание. Они обнялись дружески и отправились на утренние занятия. Целый день проходил в скучнейших зазубриваниях латыни, изучениях высоких манер и прочее, и прочее. Единственный любимый урок - это фехтование. В этот раз он завершал учебный день. Эрик и Робин облачились в защитные костюмы и маски. Оруженосец принца должен не уступать своему повелителю ни в науках, ни в манерах, потому как везде будет сопровождать его в будущем и не должен срамить в высшем свете. Но Эрик и Робин действительно любили фехтовать, здесь раскрывался их талант и ум. Каждый взмах и выпад - акт страсти, желание стать победителем и не дать противнику шанса одолеть себя.
        - Так, хорошо, мальчики. Внимание на ноги, Эрик. Робин, держите спину более прямой.
        - Учитель, защищайтесь! И вот, уже вдвоем они нападают на седовласого Патрика, но он с легкостью отбивает каждый удар, продолжая поучать своих молодых подопечных. Вот Эрик необдуманно раскрылся, нанося колющий удар в живот, и Патрик тут же этим воспользовался - вывернулся с прыткостью юноши и поразил его в область сердца. Робин остался в одиночку немного в обиде за друга, что тот быстро проиграл, и, стиснув зубы, продолжает нападать на Патрика, но уже с большей осторожностью.
        Патрик сделал выпад, Робин отступил на шаг, защищаясь. Так выпад за выпадом и он уже у стенки, загнан в угол. Принц смахнул волнистую золотую прядь со лба, пот градом тек по его лицу. Но Робин плотно сжал губы, лицо его побледнело, серые глаза сузились; последний удар может все решить - победа или проигрыш, мыслей о несерьезности этой дуэли не возникало, Патрик был суров, не иначе решил досрочно принять зачет. Все это пронеслось в голове юноши за доли секунды, и он обнаружил слабое место противника - Патрик нерешительно наступал на правую ногу. Выпад, небольшой удар по ноге и секунда замешательства противника сделали победителем Робина.
        - Простите, учитель, иначе вас было не победить. Вам не больно?
        - Робин, чтобы остаться в живых всегда используй слабости противника. Я доволен тобой как никогда, но все же будь благороден и милосерден, не забывай человеческих достоинств и гордо неси голову, я не хочу краснеть за тебя. Ты понял, мой мальчик?
        - Да, учитель. Спасибо, я запомню этот урок.
        - Эрик, а с тобой мне придется еще потренироваться.
        - Хорошо, учитель. Робин посмотрел на друга. Тот стоял серьезный и грустный, Робину стало его жалко, он подошел и положил руку ему на плечо.
        - Эрик, у тебя все получится, просто тренируйся больше и верь в себя. Тот посмотрел на Робина из-под нависших черных атласных прядей.
        - Да, сир. Этот ответ озадачил принца. Что творилось в душе друга, он не знал.
        Уже через час они играли в саду. Повсюду слышался ребяческий смех, а король с королевой стояли у окна и с улыбкой наблюдали за их беготней и возней.
        - Нашему сыну только пятнадцать, не рано ли говорить о женитьбе и помолвке, Эвелин?
        - А когда же об этом говорить, мой возлюбленный супруг, когда ему будет за тридцать?
        - Дорогая, ты как всегда иронична, давай подождем пару годков, пока он не наберется ума, а потом уже и решим. Он же может сам выбрать себе девушку в жены, но сейчас у него в голове только игры и забавы, пусть станет посерьезней.
        - Как скажешь, Марк, но в соседнем королевстве подрастает красивая принцесса, как бы нам не опоздать. Ведь нам нужна крепкая дружба с Оронорами, это был бы хороший шанс решить все проблемы.
        - Может я и не прав, но пусть мальчик сам выбирает себе любовь, я хочу видеть его счастливым.
        - Я тоже, поверь, но вспомни, что первая любовь часто кончается разочарованием, а расчетный брак может перерасти в серьезные чувства…
        - Эвелин, все же поговорим потом.
        - Как скажешь…
        Между тем Робин и Эрик прокрались к границе, опоясывающей замок в виде большого забора. Не так давно Робин обнаружил там лазейку в отсыревшей стене. Держась за руки и заговорщески смеясь, они выбрались за территорию замка и вдохнули полной грудью воздух свободы и неизвестности.
        - Ты уверен, что нас не хватятся? - Эрик с сомненьем посмотрел на стену позади себя.
        - Не, так быстро не хватятся, мы ненадолго. За мной, мой верный друг! Впереди виднелась поросль деревьев и юноши поспешили к ней. Их пугала и возбуждала неопределенность и таинственность окружающего мира. Здесь все было не так как в замке. Эрик жался к Робину, нервно озираясь.
        - Эрик, я тебя не узнаю. Ты же всегда был таким храбрым.
        - Я боюсь за тебя, Робин. Может, вернемся? Вдруг это опасно?
        Робин стоял молча и гордо. Солнце расцвечивало его волосы живым золотом. Лицо было серьезным и величественным. Он посмотрел на Эрика и улыбнулся. От этого взгляда коленки у того подогнулись, и он упал ниц перед принцем.
        - Мой сир… я пойду за вами на край земли, в огонь и воду, я никогда не покину вас, обещаю. Робин немного покраснел, ведь в душе он совсем не чувствовал той уверенности с какой выглядел.
        - Давай просто дойдем до деревьев и вернемся назад, - сказал он, кашлянув.
        Эрик подготовил меч и с серьезным и одновременно свирепым видом вышел впереди принца и пошел к деревьям, отчаянно оглядывая все окрестности и заглядывая чуть ли не под каждый камень. Робин сзади чуть не падал со смеха, наблюдая за действиями друга, но всеми силами держался. Дойдя до деревьев, они остановились в нерешительности, что делать дальше. Но тут в отдалении раздался веселый женский смех.
        - Может, пойдем узнаем, что там? - спросил Робин. Эрик тоже заинтересовался, он кивнул, и, крадучись, ребята стали пробираться к источнику смеха. Чем дальше они заходили, тем больше замечали, что смеются все большее и большее количество женщин.
        - Что это может означать? - шепотом поинтересовался Эрик.
        - Не знаю, странно все это.
        Атмосфера накалилась, когда смех раздался совсем рядом. Юноши выглянули из-за последних кустов и так и остались стоять и смотреть на открывшуюся картину.
        Впереди происходило нечто невообразимое. В огромном озере копошились сотни голых женщин. Одни стирали белье, другие мылись, и все это сопровождалось визгом, смехом, брызгами. Мальчики одновременно отвернулись и сели рядом.
        - Я никогда не видел женщину без одежды, а сейчас увидел их целое море… - Робин покосился на друга.
        - Я тоже. У меня в глазах мельтешит от их количества.
        - Ты никогда не хотел подружиться с какой-нибудь фрейлиной?
        - Хотел с одной, но она уехала в дальнюю часть королевства, а другие меня не интересовали. А ты, Робин?
        - Мне как-то приснилась прекрасная девушка, она танцевала и пела в моем сне, и я в нее сразу влюбился. О других я и не думал.
        - Я никогда не целовал девушку. Боюсь, в этом деле я полный профан. Робин ничего не ответил. Они посидели еще чуть-чуть, собрались с духом и опять взглянули на эротическое озеро. На этот раз их не охватила паника, и они с интересом рассматривали женскую возню. Много было женщин в возрасте, их тела вызывали у юношей неприятные чувства, зато молоденькие девочки возбуждали и заставляли нервно вздыхать. После того как Робин начал сходить с ума от этой картины, он решил, что пора идти домой.
        - Пойдем, Эрик, а то нас хватятся во дворце. Эрик сидел и ронял слюни. Робин схватил его за руку и оттащил назад в лес. В голове шумело, перед глазами плыло, а во рту пересохло. Так много счастья сразу нельзя, лучше маленькими порциями.
        Назад они шли молча с потухшими глазами. При выходе из леса они наткнулись на пару мальчишек.
        - Они целуются! - вскричал Эрик. - Глазам не верю. Как это противно. Мальчики оглянулись на них, улыбнулись и подошли поближе.
        - Привет, меня зовут Жан, а это Жак, - представились юноши. Эрик и Робин молча таращились на них. Оба юноши были не очень высокими и стройными. Жан постоянно приглаживал свои непослушные рыжие кудрявые волосы, закидывая их кивком головы, а Жак смотрел на них большими голубыми глазами, смущенно улыбаясь.
        - Что вы так уставились?
        - Почему вы это делали? - спросил, наконец, Робин насупившись.
        - Делали что? - Жан растянулся в улыбке до ушей, ехидно подмигивая.
        - Ммм… ну, это… - Робин густо покраснел.
        - Мы просто любим друг друга, вот и все.
        - Жан такой замечательный и нежный, с ним ни одна женщина не сравнится.
        - Да и на женщин нас уже не тянет. В свое время переналюбовались на них в Чистом Озере, надоели. Хм… да вы и сами оттуда идете, - Жан опять подмигнул.
        - На что ты намекаешь? - вспыхнул Эрик. Жак обнял Жана.
        - Мы очень спешим, давайте встретимся тут завтра в это же время, тогда и поспрашиваете. Кстати, как вас зовут?
        - Меня Робином, а это Эрик, мы работаем во дворце.
        - Ясен пень, здесь все работают во дворце, даже эти голые бабы в озере. Приходите, время весело проведем: мы знаем много сплетен из дворца. Они направились к воротам, продолжая обниматься.
        - Эрик, что ты думаешь по этому поводу?
        - Я думаю, что до этого у меня были завязаны глаза, а теперь повязка спала, и я увидел за несколько часов больше, чем за пятнадцать лет жизни и мне… противно вспоминать все то, что я только что увидел.
        - На этот раз я полностью тебя поддерживаю. Но они все-таки забавные и говорят как-то странно.
        - Ага, как будто язык постоянно держат трубочкой.
        Оба прыснули от последней фразы, но тут же помрачнели и назад шли молча, друг на друга старались не смотреть.
        Следующее утро не принесло особой радости для двух юношей. Оба вспоминали вчерашний день, и эти воспоминания не были приятными. Их покои находились рядом, но сегодня они не хотели заходить друг к другу и долго валялись в кроватях. Скорее всего они испытывали чувство стыда за свои действия на озере, да и Жак с Жаном не вызывали положительных эмоций. Учителя удивлялись, почему на уроки никто не приходит, так никого и не дождались. Эрик бездумно гулял по саду, когда в глубине увидел маленькую беседку. Она была, возможно, самой затерянной и заросшей во всем парке. Он так хотел уединения, и обрадовался, решив, что нашел то, что искал. Внутри оказалась уютная маленькая скамейка, увитая розами и плющом. Эрик со вздохом сел на скамейку и закрыл глаза. Перед его взором предстала картина с озера. Ему уже пятнадцать, а он еще ни с кем не встречался, никогда не целовался. Все свободное время проводит с Робином, но им он всегда искренне восхищался и обожал всем сердцем. Робин был его другом, единственным другом на всем белом свете. Почему же сейчас Эрик злился на него, тем более что особой причины для этого не
было? Целый день Эрик провел в беседке. Убаюканный пением птиц он заснул днем сном младенца, и лишь ветер играл с его волосами, да аромат цветов окружал его. Когда стемнело, и на небе зажглась первая звезда, Эрик очнулся ото сна. Его взору представилась удивительная картина: в беседке кружили роем светящиеся огни, они то подлетали к благоухающей Ночной красавке, то взмывали вверх, будто в каком-то волшебном танце, так кружились светлячки. Случайно Эрик взглянул в направлении дворца, тот тоже был весь в огнях, и ему стало стыдно за свой тайный побег. Что о нем подумают, и как там Робин, ищет ли он его? Внезапно в беседку ворвался Робин, разметая светлячков.
        - Вот ты где, хоть бы предупредил, я так волновался! - вскричал он нервно. Эрик сидел перед ним и молчал. Глаза он опустил на землю, ему было стыдно, и он не мог ничего сказать. Робин рухнул на скамейку рядом с другом и … крепко его обнял, уткнувшись в плечо. Эрик почувствовал, что Робин может расплакаться, а это совсем не полагалось принцу, будущему королю, поэтому он поспешно отстранил его от себя и коротко сказал:
        - Извини.
        - Почему ты ушел, ничего не сказав? - Робин говорил уже спокойнее, но более мрачно.
        - Мне хотелось побыть одному, подумать…
        - Эрик, - Робин схватил друга за руку и сжал пальцы. - Никогда так больше не делай! Он стремительно поднялся и вышел в ночь. Эрик остался сидеть, но вскорости тоже поднялся и бросился догонять Робина. Когда догнал, повис на шее.
        - Робин, я говорил, что никогда не покину тебя, это правда, потому что ты самый лучший на свете, я тебя обожаю и сделаю все, что ты мне скажешь. Ты прости меня, я поступил глупо и мне стыдно, поэтому я не хотел приходить во дворец. Робин улыбнулся этим словам и прижал к себе Эрика.
        - Пойдем уже, а то весь дворец гудит как улей.
        Жизнь наладилась, и мальчики продолжали наслаждаться юностью также как и до того злополучного дня. Они также занимались изучением наук, и думать забыли о дыре в стене, озере и двух влюбленных парнях. Лишь иногда кто-нибудь из них останавливался возле окна и задумчиво смотрел вдаль, но это быстро проходило, и никто всерьез к этому не относился. Эрик достиг успеха в фехтовании - Робин уже не мог победить его - они дрались на равных. Учителя и родители не могли не нарадоваться их достижениям. Но вот Робину исполнилось шестнадцать лет, и он решил попутешествовать по соседним землям, посмотреть мир, пообщаться с различными людьми. К походу готовились тщательно. Была отобрана свита принца, кони, провизия и назначен день отъезда.
        Эрик как оруженосец должен был сопровождать Робина и быть по его правую руку.
        Наконец этот день наступил, и все вещи были сложены, а люди собраны. Робин выбрал себе для путешествия благородного белого скакуна, Эрик серого. Они отправились в путь по соседним королевствам, крупным городам.
        Вначале было очень интересно - все казалось таким новым, но постепенно дорога стала нудной и тяжелой, особенно когда приходилось ночевать под открытым небом. Но в такие вечера путешественники иногда устраивали музыкальные представления с песнями и плясками. Эрик часто пел грустные и медленные песни, потому как голос у него был хорош для этого, а Робин всегда слушал его пение и глаза у него становились влажными, но он никому не позволял этого замечать. Принц и его оруженосец делили одну палатку на двоих, и слуги часто видели, как те засиживаются за разговорами далеко за полночь, долго не гася фонарь. А поговорить им было о чем. Они обсуждали свои успехи в охоте, политические особенности соседей, и, конечно, молодых особ женского пола. Робин знал, что родители хотели видеть его женатым и ждали потомков, но он сам пока об этом в серьез не задумывался. Эрик его полностью поддерживал, тем более что пока они не встретили еще принцессу, которая бы им понравилась полностью. Встречались часто миловидные девушки, но скучные до невозможности. Или некрасивые, но сообразительные. Этот парадокс их удивлял, но
такова жизнь. Конечной точкой путешествия стала страна Галария. Самая северная из всех государств, она была почти все время покрыта пушистым снегом. В замке короля Людвига их встретили радостно и окружили вниманием и заботой. Робин получил разрешение на охоту в этих землях и решил вдвоем с Эриком устроить одну из них сразу на следующее утро.
        Они собрались пока еще все спали и тихо вывели коней за пределы замка. Бурная радость обуяла юношей от чувства свободы, и они помчались на перегонки друг за другом по лесным дорожкам. Робин хохотал и дразнил друга, его конь был резвее, и тот, как ни старался, не мог догнать. Они так увлеклись этими играми, что не заметили резкий обрыв впереди. Конь Робина истошно заржал и кубарем полетел вниз вместе с принцем. Эрик успел затормозить и кинулся к краю с криком ужаса. Им повезло - склон обрыва полого спускался ко дну и заканчивался большим сугробом, из которого сейчас вырывался конь, давя своей массой на Робина.
        - Нет!!!! Стоять, скотина! Стооооооой! - Эрик закричал что было сил. Он спрыгнул в обрыв и в мановение ока был возле распростертого принца. Всей силой упираясь, Эрик оттащил испуганное животное от тела друга и кинулся к Робину. Тот был очень бледным и лежал без движений.
        - Робин, - прошептал он, утирая слезы. - Не покидай меня. Эрик наклонился и послушал, бьется ли сердце, оно билось.
        - Надо немедленно доставить тебя во дворец, а то ты замерзнешь здесь, - говорил он принцу, подбадривая, скорее всего себя, нежели бессознательного Робина. Руки дрожали и не слушались, но Эрик все же смог вытащить друга из сугроба.
        - Как же выбраться из оврага? - Эрик разговаривал сам с собой.
        - Я покажу тебе! - раздался голос из-за поворота, и оттуда выскочил всадник, весь в мехах на необычайно огромном и красивом коне. Черные кудри разметались по лицу юноши, взгляд из-под смольных бровей суровый и величественный, вперился в Эрика.
        - Конь Принца убежал, а мой наверху, что же делать?
        - Мой Бордулисниг вынесет обоих. Помоги поднять принца сюда. Я отвезу его в замок, а ты следуй за мной. Эрик поднял и передал Робина в крепкие руки всадника. Тот подхватил его и поместил перед собой, держа за талию.
        - Вперед Бордулисниг, мой верный конь! - Вскричал он, и конь гигантскими прыжками устремился прочь. Эрик быстро вскарабкался наверх и кинулся к своему серому коню. И вскоре уже сам несся вслед за всадником в рыжих мехах.
        ***
        Робин быстро поправлялся. При падении он не поломал себе никаких конечностей, только вывихнул и ушиб сильно (сугроб помог). Прошел уже месяц, и он чувствовал себя таким же здоровым, как и до падения. Все время лечения Эрик постоянно сидел у его постели и рассказывал ему разные забавные истории. Они хорошо проводили время. Единственное, что огорчало их - это то, что они не узнали имени спасителя, он скрылся из замка сразу же после доставки туда Робина.
        - Да, сглупили мы тогда… как маленькие дети забыли об опасности…- Эрик посмотрел на сидящего рядом Робина.
        - А ты тогда здорово трухнул, - подмигнул тот. Эрик залился краской.
        - Зато если бы не я, то ты тут бы мог не сидеть… и если бы не загадочный всадник…
        - Знаю, знаю. Большое тебе спасибо, я теперь твой должник, - Робин сжал руки Эрика с благодарностью.
        - Как бы нам найти его. Дни тянулись медленно, жизнь текла в спокойном русле. Эрик не отходил от Робина ни на шаг, как будто боялся потерять его. Гуляли ли они в саду или по замку, Эрик был рядом. Король Людвиг тем временем решил устроить пир по поводу выздоровления иноземного принца. На него приглашались члены знатных семей Галарии, а Робин надеялся увидеть своего спасителя и отблагодарить его. Пока что Робин узнал только, что этот всадник нелюдим, и никто не разговаривает с ним.
        И вот настал день пира, и гости стали съезжаться со всех уголков Галарии. Все они считали своим долгом подойти к Робину и лично спросить его о здоровье и пожелать ему поскорее прийти в норму, и так далее, и так далее, пока он не выдержал и не спрятался в соседней комнате. Эрику пришлось отдуваться самому, выслушивая именитых гостей, говоря, что Робин скоро должен подойти, но к счастью вскоре наплыв уменьшился и Робин вынырнул из своего укрытия.
        - Ты не видел, пришел тот всадник или нет? - спросил он у Эрика.
        - Нет, точно его пока не было.
        - Это должен быть человек из знатной семьи, а на праздник пригласили все эти семьи.
        - Он нелюдим, может, и праздники не любит, - Эрик печально посмотрел на Робина.
        - Я думаю, что он придет, у меня какое-то предчувствие.
        - Будем ждать.
        Между тем, пир начался, и гости уселись за столы. Откуда-то зазвучала веселая игристая музыка, и король встал с бокалом в руке. Он оглядел зал. Тот был огромен, построенный для таких торжеств, и прекрасен. Повсюду расставленные свечи, добавляли атмосфере пиршества загадочный и уютный вид.
        - Сегодня мы собрались здесь, чтобы отпраздновать важное событие. Сын нашего друга, короля Марка, принц Робин наконец-то поправился и его здоровью ничего не угрожает. Возрадуемся же, и поднимем бокалы за это! Гости поднялись со своих мест и громко поздравили Робина, раздался звон бокалов. Но не успели они поднести кубки к губам, как раздались гулкие шаги у входа в пиршественный зал, и, откидывая вьющиеся черные пряди, в него вошел высокий бледный человек, одетый в шикарные меха.
        - Прошу простить мое грубое вторжение на ваш праздник, но я пришел поинтересоваться здоровьем мальчика, которого я привез сюда.
        - Робин, это он! - вскричал Эрик. Робин быстро вскочил, не менее бледный, чем вошедший всадник.
        - Добро пожаловать на наш праздник, - сказал, поднявшись, король Людвиг. - Но как вас зовут? Незнакомец на секунду замер, и Робин успел заметить в больших миндалевидных глазах промелькнувшую тень, но тут же тот нахмурился и поклонился гостям.
        - Лендоред Генрих Гарлинг. Изумленные вздохи вырвались у всех присутствующих. Король Людвиг кашлянул, и все присутствующие тут же замолчали.
        - Гарлинги всегда были в хороших отношениях с королевской семьей, но после смерти Артура Гарлинга никто из вашей семьи не появлялся в замке. В чем причина этой размолвки? Мы даже не знаем, кто является наследником рода в данный момент.
        - Я единственный, кто остался из моего рода. В последней битве при вашем отце Филиппе, мой отец получил серьезную травму, но никто не оказал ему помощи и он умер на поле боя. Мне тогда было три года, и вскоре умерла моя мать. Воспитал меня дядя, он же рассказал о смерти отца. С тех пор я полностью прекратил общение с внешним миром и жил затворником. В дальнейшем я не планирую что-либо менять в своей жизни, поэтому пусть мой приход не будет воспринят вами неправильно. Я лишь хочу узнать о здоровье мальчика.
        - Со мной все хорошо благодаря вам, - Робин взволнованно улыбнулся. - Могу ли я поговорить с Лендоредом? - он посмотрел умоляюще на короля Людвига.
        - Только не долго, хорошо?
        - Спасибо. Эрик хотел тоже пойти, но Робин попросил его остаться. Он проворчал в ответ что-то невразумительное и с недовольной миной остался сидеть на своем месте. Ничего, поворчит и перестанет. Робин вышел на балкон, следом за ним вышел всадник. На вид ему было не больше двадцати пяти лет. Узкое бледное лицо с выступающими скулами и задумчивые зеленые глаза, прямой нос и длинные линии бровей, разлетевшиеся над внимательным взором. Сейчас он выжидательно смотрел на Робина.
        - Лендоред…
        - Зови меня Найдж, это имя я взял себе, что бы стереть все воспоминания о связи моей семьи и королевского рода, предавшего моего отца.
        - Найдж…я так благодарен тебе. Ты спас меня от смерти, теперь я в неоплатном долгу перед тобой, если хочешь, поедем в мое королевство, и мой отец щедро вознаградит тебя.
        - Богатств у меня хватает, я спасал тебя не ради этого, Робин.
        - Ты отказываешься? - Робин не мог поверить своим ушам. Найдж отвернулся и посмотрел на панораму, открывавшуюся с балкона. Она была поистине хороша - лунный свет заливал покрытые снегом деревья, королевский двор, волосы Робина, и все казалось каким-то волшебным, нереальным, из зала доносилась спокойная музыка, небольшой морозный ветерок развевал волосы на его голове, а рядом стоял дивной красоты сероглазый мальчуган и с удивлением смотрел на него.
        - Я бы хотел получить нечто другое.
        - Что именно? - Робин тоже невольно окинул взглядом панораму, остановившись на посеребренных Луной волосах Найджа.
        - Разрешения поехать с тобой в твое королевство и поселиться там.
        -Э…- у Робина отвисла челюсть. - Я думаю, проблем не будет. Мы собирались с Эриком выехать на следующей неделе, в выходные. Но почему ты хочешь уехать отсюда?
        - Я хочу навсегда покинуть эту страну…Галария, ты отняла у меня всех родных людей. Я больше не хочу оставаться здесь… - Найдж сжал кулаки и горящим взором окинул снежный лес, которым несколько минут назад восхищался. Так они постояли еще, молча, ощущая только дыхание ветра и спокойную тишину ночи.
        - Найдж…
        - Робин, я буду ждать тебя на следующей неделе возле дворца. - Он повернулся и исчез в дверном проеме, Робин остался один гадая, а был ли он на самом деле или ему привиделся этот угрюмый человек. Через некоторое время Робин вернулся к гостям и Эрику, что сидел сейчас с насупленной мордашкой, на которой было заметно плохо скрываемое беспокойство.
        - Эрик, все в порядке. - Робин слегка улыбнулся, умиляясь переживаниям друга.
        - Почему ты бросил меня тут? Почему один пошел к чужаку?
        - Меня не нужно от него защищать, да я и сам справлюсь. Эрик фыркнул, пожалуй, громче, чем следовало, это привлекло внимание гостей, и он тут же сконфуженно схватил бокал и стал большими глотками пить вино, желая, что бы поскорей все отвернулись от него. Его желание исполнилось, веселье действительно завладело знатными гостями так, что некоторые даже забыли, почему собрались на пир. Робин танцевал в центре зала с дочерьми знатных вельмож, принцессами (а их было около пяти) и вообще весело проводил время, Эрик же, захмелев от того бокала вина, не мог подняться с места. Он рассеянно кивал какому-то соседу, рассказывающему разные политические новости и постоянно подливающему ему новые порции вина. Когда праздник закончился и гости стали расходиться, Эрик понял, что не только не может идти, но и встать ему никак не удается, он беспомощно озирался в поисках поддержки, голова кружилась, желудок горел и во рту был противный вкус. Слуги помогали другим захмелевшим гостям. Не ползти же на коленях - это окончательно повредит его репутации - он решил дождаться, когда вернуться слуги.
        - Эрик, ты что тут расселся, пойдем в покои? - сказал возникший из ниоткуда Робин. Эрик испуганно ойкнул - меньше всего сейчас он хотел, чтобы его видел Робин, да еще в таком состоянии.
        - Э…я хотел еще посидеть, ты иди… я приду позже, - заплетающимся языком пролепетал он.
        - А, по-моему, ты просто пьян.
        - Кто пьян?! Я ПЬЯН?! Да я трезв как стеклышко! Эрик попытался встать и ему почти удалось, но неуправляемые руки (да еще и неуправляемые ноги) помешали ему довершить начатое. Тело дало крен и решило резко приземлиться обратно, но тут его под плечо подхватил Робин и потащил из зала. Сначала Эрик отбивался и ругался, но когда это не помогло, просто сдался и позволил тащить себя. Он чувствовал себя ужасно - его лучший друг застукал его в таком состоянии и еще помогает дойти до комнаты - это уже совсем нехорошо. Их комната находилась в восточном крыле замка и обычно до нее можно из зала торжеств добраться минут за двадцать, но сейчас Эрику казалось, что они идут уже час, а комната все не приближается. Стыд, до этого мучающий его, превратился сейчас в чувство жалости к самому себе. Что, если Робин больше не захочет говорить с ним, куда деваться Эрику, как он сможет жить без Робина. Сам того не замечая, он всхлипнул и это услышал Робин.
        - Вот и дошли. Сейчас доберемся до кровати, и можешь отдыхать, - слова Робина звучали как из бочки.
        - Да я и сам мог дойти, зачем надо было тащить меня через весь замок у всех на виду? - тихо проворчал Эрик.
        - Ага, сам бы ты дошел, - ухмыльнулся Робин. - Кому ты сказки рассказываешь? Со мной уже было такое. Ты тогда болел и лежал в постели, а я от скуки заглянул к папе в погребок, стащил бутылку вина и распил ее в укромном уголке. Опомнился только утром… помню, голова болела страшно.
        - А я и не знал, - пролепетал Эрик.
        - Все, хватит разговоров, пора отдыхать, сегодня был тяжелый день.
        Робин уже довел друга до кровати и начал осторожно опускать, когда Эрик обвил его шею второй рукой. Так он и лег, держась за шею Робина.
        - Робин, ты меня не выгонишь оттого, что я напился так сильно? - в глазах Эрика стояли слезы.
        - С чего бы вдруг? - искренне удивился Робин.
        - Ну, мое поведение недостойно поведению верного оруженосца - я бросил тебя без охраны в зале, да еще и этот подозрительный тип… прости меня, Робин, - Эрик уткнулся в плечо принцу, рыдая.
        - Да что ты, успокойся, все нормально, - Робин пытался утешить друга.
        - Ты такой хороший, а я тебя так подвожу - я не достоин тебя, - Эрик продолжал рыдать. Робин попытался отстраниться, но Эрик продолжал крепко держать его за шею, как будто боялся, что он уйдет и никогда уже заговорит с ним.
        - Завтра все пройдет и будет опять все хорошо… Внезапно Эрик поднял полные слез глаза на Робина.
        - Ты меня не возненавидел?
        - Нет, что ты, глупый. Ты мой лучший друг. Я так тебя люблю, с чего мне ненавидеть тебя?
        - То есть ты меня прощаешь?
        - Да за что мне тебя прощать - ты ни в чем не виновен, - Робин устало улыбнулся. - Сколько уже можно тебе это говорить.
        - Ты самый замечательный, самый лучший, я тоже тебя люблю! - Эрик щенячьими глазами посмотрел на Робина. В порыве чувств он притянул Робина еще ближе и смачно поцеловал в щеку, счастливо засмеялся, обрадованный благосклонностью, и потянулся еще раз поцеловать, но Робин отстранился.
        - Давай уже спать, - сказал он как-то сухо и направился в смежную комнату, свою спальню.
        Эрик закусил губу, не понимая поведения Робина, но его состояние не позволило долго об этом размышлять, полностью отрубая сознание и погружая в глубокий сон.
        ***
        Утро разбудило Эрика завываниями вьюги за окном. Он потянулся, разминая затекшие мышцы, попытался встать, но беспомощно рухнул обратно с тяжелым «охх…». Голова кружилась, во рту пересохло, да еще и ноги с руками плохо слушались.
        - Это ж надо было так напиться, - сказал он сам себе. На его голос вышел Робин.
        - Может принести тебе чего-нибудь попить? - участливо спросил он.
        - Может, отрубишь мне голову, чтоб так не раскалывалась? - Эрик улыбнулся сухими губами, вызвав в себе новую порцию боли. Робин не улыбнулся даже, так же стоя рядом с суровым лицом.
        - Я прикажу сделать тебе горячую ванну, - сказал он и вышел, еще больше озадачив Эрика.
        - Какая муха тебя укусила? - тихо пробормотал Эрик в след уходящему другу. Большие белые хлопья за окном привлекли внимание Эрика. С трудом он поднялся с постели, надел мягкие тапочки и сделал с усилием первый шаг. Последующие шаги дались легче, и вскоре он оказался уже у окна. До этого занесенный снегом двор стал еще более занесенным, но и более красивым. Все здания с огромными белыми шапками казались огромными сладкими булками в большом слое сахарной пудры. Все вокруг выглядело каким-то волшебным, чистым, но и непроходимым. Сугробы намело по пояс, и Эрик с удивлением увидел, как маленькие фигурки людей возле ворот дворца пытаются прокопать дорогу до соседнего дома. Их труды были напрасны, потому как валившие хлопья все больше и больше засыпали двор, и в прокопанной траншее тут же набивалось много снега. Люди оставили свои попытки и забрались обратно в спасительное тепло здания.
        - С ванной небольшие проблемы, - голос из-за спины заставил Эрика вздрогнуть всем телом.
        - Какие именно? - Эрик повернулся к Робину лицом.
        - В связи с непогодой, до колодца добраться будет трудно, поэтому либо сейчас принимать общую ванну, либо через неделю, если снег подтает, уже принимать индивидуальную.
        Эрик задумался. Ничего, можно и в общей, чем неделю ходить грязным и вонючим.
        - Я согласен сейчас. Ты тоже будешь принимать?
        - Придется.
        - Ты какой-то странный, Робин. Ты что обиделся на меня за что-то?
        - Нет, все нормально, только настроение неважное. Больше ни о чем говорить они не стали. Ванные находились в подземелье замка. Комнаты с толстыми стенами, плотные деревянные двери, здесь никогда не было сквозняков. Сами ванны были большими деревянными бадьями, в зависимости от размера в которые могли поместиться от одного до десяти человек, разделены белыми материями-перегородками. Эрик пришел сюда один, и его пригласили в королевскую ванную. Сейчас в ней не было никого.
        Слуги помогли раздеться, и Эрик по ступенькам взобрался на край ванны. Худенькая фигурка перед бассейном воды. Он попробовал воду пальцем ноги - она оказалась довольно горячей. Осторожно он спустился на единственную ступень в ванну. Вода тут же обволокла его ноги приятным теплом. Эрик спустился на дно ванны, и вода поднялась почти до уровня талии, нежно гладя своими теплыми пальцами его ноги.
        - Как хорошо, - проговорил он, позволяя себе еще чуть-чуть постоять в теплой воде, прислушиваясь к своим ощущениям и водя руками по поверхности воды, тем, создавая теплые потоки, обвевающие его тело. В это время в ванную постучали. По голосу слуг, Эрик услышал, что гостя приглашают тоже в королевскую ванну. Занавесь из ткани отодвинулась, и к ванной подошел Робин.
        - Робин, давай быстрей сюда, здесь так хорошо! - крикнул Эрик. Робин кивнул, улыбаясь. Ему быстро помогли раздеться, и он тоже взобрался на край ванны. Эрик восхищенным взглядом окинул фигуру друга.
        - Когда ты успел так вымахать? - спросил он.
        - Да ты тоже не больно маленький, - Робин хмыкнул в ответ, медленно спускаясь в ванную. Когда Робин спустился на самый низ, он блаженно закрыл глаза.
        - Действительно хорошо!
        - Хм, - хмыкнул Эрик. - А я что тебе говорил. Он все еще стоял в ванне. Потихоньку Эрик приблизился к Робину, все еще стоящему с закрытыми глазами, набрал в руки воды и обрызгал его.
        - Что за… - только и успел сказать Робин. Тут же он кинулся брызгать в ответ, но Эрик уже плюхнулся в воду, создав большой водный взрыв, и еще раз сильно окатив Робина водой.
        - Ха ха. Робин выглядел, мягко говоря, недовольным. Он фыркнул и тоже опустился в воду. Несколько минут они просидели молча, наслаждаясь теплом и расслабляясь.
        - Как настроение. Уже лучше?
        - Да, стало лучше.
        - А помнишь, как в детстве мы плескались во дворе в большом бассейне?
        - Ага. Я тогда еще топил тебя.
        - Было весело. Давно мы дома не были, грустно как-то.
        - Я тоже уже давно скучаю по дому. Ничего, скоро назад поедем, родных увидим.
        - Мы так и не выполнили назначения - не нашли тебе принцессу.
        - Да, вместо нее я повезу домой Найджа, - невесело усмехнулся Робин.
        - Что? Кто такой Найдж? - Эрик приподнялся на локте и во все глаза уставился на принца.
        - Я не успел сказать тебе. Лендоред зовёт себя Найджем. Он попросил взять его в наше королевство и разрешить поселиться там.
        - Почему я узнаю об этом последним? - Эрик недовольно насупился. - Мое мнение ты вообще не собирался спрашивать? Мне он не очень понравился вчера. Такой скрытный. А может он шпион?
        - А может, ты просто ворчишь? Слуги принесли ароматные мыла и создали пену в большой ванне, сгладив возникшую паузу в разговоре. Двое из прислуги подошли с мочалками к юношам. Эрик поморщился.
        - Могу я сам себя помыть? Дайте мне мочалку.
        - Но, сэр. Наша обязанность мыть вас.
        - Отдайте мочалки. Мы сами о себе позаботимся, - сказал Робин тоже не обрадованный мыслью, что его тела будут касаться чужие руки.
        - Слушаемся, - слуги поклонились и вручили мочалки гостям. Эрик начал молча себя тереть, сохраняя все то же обиженное выражение лица. Робин посмотрел на него и вздохнул.
        - Эрик, ты обиделся?
        - Да, нет, сир, я всего лишь ваш слуга, мне не положено обижаться.
        - Эрик, прекрати.
        - Как скажете, сир.
        - Эрик, последний раз предупреждаю.
        - Да, сир. Робин отшвырнул мочалку и подошел к Эрику, схватил за запястье и притянул к себе. Эрик попытался вырваться, но его держали железные клещи, а не руки, проще было вырываться из цепей.
        - Отпусти, Робин. Ты делаешь мне больно.
        - Ты больше не будешь так себя вести? Серые глаза вперились в карие, находящиеся так близко и так широко распахнутые.
        - А то, что? - с вызовом бросил Эрик.
        - А то, - Робин замолчал и, резко подняв Эрика к себе, приник к его губам. Эрик растерянно хлопал глазами. Он даже не пытался вырваться, находясь в оцепенении. Робин оторвался от него, и как ни в чем не бывало, отошел к другому краю бассейна. Эрик продолжал растерянно сидеть, смотря на Робина вытаращенными глазами. Тут в ванную опять постучали и вскоре к королевской ванне подошли король Людвиг и несколько приближенных его советников.
        - Добрый день, король, - обратился Робин к вошедшим. - Советники. Король тоже поприветствовал юношей. Только Эрик никак не мог придти в себя, смотря в одну точку. Он рассеянно кивнул королю, но потом, словно стряхнув оцепенение, пришел в себя и тоже поздоровался по этикету.
        - Вы не позволили слугам помыть себя. Почему? - обратился Людвиг к Робину.
        - Мы привыкли сами обслуживать себя. К тому же Эрик может сделать это для меня. Эрик подойти сюда, потри мне спину. Эрик на ватных ногах подошел к принцу и дрожащими руками стал намыливать его мочалкой. Ему было противно прикасаться сейчас к коже принца, но это действительно была его обязанность, и он должен был делать это. Между тем завязался разговор на политические темы. Людвиг и его советники спрашивали мнение Робина, их в это время намыливали слуги. Эрик быстренько помыл себя и в короткую паузу обратился к Робину.
        - Сир, позвольте мне покинуть ванную. Робин недовольно нахмурил брови и посмотрел на Эрика. На короткий миг в его глазах проскочила тень страха, но Эрик решил, что ему показалось.
        - Иди, - сказал Робин, отвернувшись, и Эрик пулей выскочил из ванны. Его лицо горело. За перегородкой из материи слуги вылили ушат воды на помывшегося гостя и дали полотенце, чтобы вытереться. Как в бреду, Эрик вышел из ванной комнаты и направился к своим покоям. В голове его копошились разные мысли, большей частью была растерянность от поведения Робина. Почему Робин так поступил? Эрик все вспоминал горящие серые глаза, властные руки на своих запястьях и прикосновения бархата губ к своим губам. Что же будет дальше? Смогут ли они остаться друзьями или на этом их дружба закончится. В таких раздумьях он не заметил, как добрался до своих покоев, дошел до кровати и повалился на нее в чем был.
        - А ведь это был мой первый поцелуй… - прошептал Эрик и погрузился в сон.
        ***
        Через несколько часов Эрик очнулся. Он лежал накрытый одеялом, хотя, как он помнил, когда пришел из ванной не накрывал себя. «Неужели это сделал Робин?» - подумал Эрик. Он встал, заглянул в соседнюю комнату - там никого не оказалось. «Пойду, пройдусь» - решил он. Эрик вышел из комнаты и остановился, прикидывая куда направиться. Дворец был огромен, и в нем много было интересных мест. Давно он не навещал оранжерею, еще, когда Робин выздоравливал, они сидели там вместе и беседовали.
        - Ах, Робин, Робин, ты поломал ту дружбу, что была между нами, у нас с тобой ничего не осталось, кроме отчуждения, - бормотал он на ходу. Оранжерея была большой и в ней росли всевозможные цветы. Воздух был насыщен их ароматами. Мягкий свет лился из окон, таких больших, что доходили до потолка, и, освещая залу, расцвечивал оранжерею волшебными красками. Эрик уже несколько часов прогуливался по ее аллеям и наконец остановился возле фонтана, чтобы отдохнуть. Этот фонтан он никогда не видел, только слышал, когда они гуляли тут с Робином. Он был так искусно спрятан, что его мог найти только человек, обладающий терпением. Рядом с фонтаном стояла скамейка, так и тянущая на себя присесть. Она была очень уютной, и юноша не заметил, как задремал под мерный шум льющейся воды. Солнце уже зашло, когда Эрик открыл глаза. Вокруг было очень темно и первое, что пришло в голову:
        - Где это я? Никто не ответил, только рядом слышалось, что льется вода, и ее журчание что-то смутно напоминало.
        - А! Я же в оранжерее, заснул видать, - догадался Эрик. Он напряженно всматривался в темноту. Вдруг Луна вышла из-за туч и осветила огромную залу цветника.
        - До чего же красиво! На дальней стене горел факел, и Эрик поспешил к нему, пока еще дорога была освещена луной, а от него он уже доберется до своих с Робином покоев…
        - Робин, он наверно подумал, что я сбежал, может, ищет меня. Но хочу ли я возвращаться к нему? Тут еще некстати напомнил о себе пустой желудок. Нет, он определенно должен вернуться в комнату… назад к Робину. Когда Эрик, наконец, добрался до покоев, он увидел Робина, сидевшего, поджав ноги на его кровати и опустившего голову на свои руки. Несколько минут он молча рассматривал друга. Похоже, что ему сейчас тоже было плохо.
        - Робин… Робин поднял голову, и посмотрел на Эрика не веря своим глазам, что это действительно он, но через секунду уже вскочил с кровати и бросился к нему.
        - Эрик! Я думал ты опять убежал и уже никогда не вернешься. Прости меня… не знаю, что на меня тогда нашло… я не этого хотел, - он осторожно взял Эрика за руку. - Давай забудем об этом, и пусть все снова станет как прежде. Эрик отодвинулся от Робина.
        - Я ведь слуга, мне не нужно ничего испытывать. Что ты еще мне прикажешь?
        - Эрик, это не так! Мне пришлось заставить тебя помыть меня только из-за Людвига, и чтобы скрыть свою неловкость после….
        - …поцелуя. Это ты хотел сказать, Робин?
        - Извини, я действительно не знаю, что на меня нашло. Прости, пожалуйста.
        - Робин, я не хочу уходить от тебя, мы же друзья. Я постараюсь забыть об этом… недоразумении, - Эрик слабо улыбнулся. Робин счастливо улыбнулся в ответ, но тут же нахмурился.
        - Где же ты был? Я так переживал.
        - Я задремал в оранжерее и сейчас очень хотел бы поесть.
        - Тогда придется пойти на кухню, потому что я… - тут он покраснел… не мог ничего есть из-за переживаний за тебя и тоже сейчас очень голоден. Эрик не знал где кухня, но Робин как-то видел ее, и, взяв факел, повел друга по лабиринтам дворца. Они не разговаривали, и вообще между ними повисла неловкая тишина. Всю дорогу Робин шел впереди. Эрик смотрел на его широкие плечи, уверенную походку. Почему же произошло это «недоразумение»? Что Робин увидел в нем в тот момент или просто решил показать, что он сильнее и может все? Вскоре они нашли кухню. Это была просторная комната с огромным столом посередине и многочисленными мелкими столиками по краям комнаты. С потолка свисали разные продукты, в основном мясо в пленке из кишечника и овощи в плетеных сетках. Робин мастерски отрезал большой кусок колбасы, поделил пополам. Они начали с удовольствием уплетать, довольные, что наконец-то удовлетворят голод, но тут, опрокидывая баночки со специями, мимо них пронеслась темная тень. Эрик ойкнул и судорожно вцепился в Робина, тот выхватил меч. На свет факела вылезла на секунду большая крыса и тут же скрылась.
        - Это была всего лишь крыса, что это мы так испугались… - Робин осекся, заметив только сейчас, что Эрик стоит рядом пунцово красный, а он крепко прижимает его к себе, держа за талию.
        - Кхе, кхе, - Робин деланно закашлялся, быстро отпуская Эрика. - Крыса… такая большая… На шум вышла кухарка. Когда она увидела, кто забрел на кухню, то тут же всплеснула руками.
        - Боже, голодные гости! Сейчас, сейчас… - она удалилась, продолжая причитать. Юноши стояли молча, каждый смотрел в другую сторону. Они быстро поели то, что достала кухарка, поблагодарили ее и также молча дошли до своих покоев.
        ***
        Последующие дни ничем особо не отмечались - это были дни сборов. Им подарили множество подарков, столько, что они еле поместились в обоз принца. Подготовили лошадей. Оставшейся день Эрик и Робин провели гуляя по лабиринтам дворца, прощаясь со ставшими почти родными галереями, залами. Король Людвиг сожалел, что принц уезжает, ведь у него не было сына, только дочери и за этот месяц он очень привязался к мальчику. Вот настал день отъезда. Эрик проснулся еще затемно. Он очень волновался и поэтому плохо спал. Эрик лежал в темной комнате, смотря на окно и звезды за ним. В соседней комнате сопел Робин. Просто так от нечего делать он стал прислушиваться к звукам в комнате друга. Долгое время ничего не менялось, Робин сопел так же как и раньше, Эрик даже начал засыпать, убаюканный, но внезапно сопение сменилось всхлипом. Эрик прислушался - тишина. Он подождал чуть-чуть - ничего, и когда почти успокоился, всхлип раздался снова. Эрик встал с постели и крадучись подошел к двери в спальню Робина. Робин лежал, свернувшись калачиком, сжимая одеяло в руках. На его лице застыло страдательное выражение. Еще никогда
Эрик не видел своего друга таким беззащитным. Ему стало жаль его.
        - Робин, - тихо позвал Эрик. - Проснись, тебе снится плохой сон. Робин не прореагировал, тогда Эрик крадучись подошел к кровати. Сейчас Робин был красив более обычного - золотые локоны разметались по подушке, губы чувственно изогнуты. Эрик присел рядом и погладил Робина по голове.
        - Нет, не делай этого… - тихо проговорил Робин. - Нет, Найдж!
        - Найдж?! - Эрик подскочил и произнес это достаточно громко, не заметив. Робин открыл глаза.
        - Эрик? Что ты тут делаешь? Эрик стоял красный от злости и смятения.
        - Да, вот пришел разбудить тебя, а то своими всхлипами не даешь спать, - резко развернулся и пошел прочь.
        - Эрик! Извини. Я не знал, - это Робин кричал уже в спину Эрику.
        Проводы были торжественными. Говорилось много теплых слов. Робин пообещал Людвигу, что обязательно приедет еще раз, все расцеловались, и принц скомандовал отъезд. Эрик ехал где-то позади, он не разговаривал с Робином все утро. Кони шли бодро, и мороз был не большой, даже солнце светило из-за туч, Робин решил, что сегодня просто отличный день. При выезде из ворот дворца их встретил всадник на огромном рыже коне, в таких же рыжих мехах. Он смотрел на приближающийся эскорт холодными зелеными глазами сквозь черные кудри, упавшие на лицо.
        - Найдж! Привет! - Робин помахал всаднику, улыбаясь. Найдж улыбнулся в ответ и подъехал к принцу. Они ехали всю дорогу вместе. Иногда сзади пристраивался молчаливый Эрик, но он ни с кем не разговаривал, а в ночные остановки вообще пропадал куда-то. Уже много раз Робин пытался выяснить, в чем причина, но тот упорно отмалчивался или говорил, что все хорошо. Эрик все время поездки наблюдал за Робином с Найджем. У него появились нехорошие чувства по поводу них. Он испытывал сейчас что-то вроде ревности, ведь Найдж все время находится рядом с Робином, он постоянно разговаривает с ним, они чему-то радуются, а про Эрика и думать не думают, забыли. По ночам Эрик отходил от лагеря подальше и давал волю своим чувствам - со злостью пинал все, что попадалось под ноги, потом, угомонившись, он рыдал. Почему-то перед глазами застыла только одна картина - Робин, лежащий на постели во дворце Галарии, беззащитный и ранимый. Эрику очень не нравился этот черноволосый зеленоглазый демон, который сейчас крутился вокруг Робина, он чем-то околдовал принца, и теперь Робин забыл друга детства и развлекался с новым другом…
Вот долгая дорога подошла к концу. Вария встречала своих детей теплыми солнечными лучами, лужайками зелени и живописными картинами сельской жизни. Впереди высился замок, который Робин и Эрик оставили больше года назад. Кони сами поскакали быстрее, почуяв родные места и долгожданный отдых, и вот уже вся процессия мчится к замку на бешеной скорости во главе с принцем.
        - Отец, мама! Я вернулся! - Робин спрыгнул с коня у входа во дворец и со всех ног бросился внутрь. По дороге ему мало кто встречался. Когда он вбежал в кабинет отца, тот сидел там, подперев голову руками.
        - Отец?
        - Робин! Наконец-то ты вернулся! - воскликнул король Марк, вскакивая навстречу сыну. - Как же мы с мамой соскучились по тебе.
        - Отец мне столько нужно вам рассказать. А где мама?
        - Сынок, мне очень жаль, но она плохо себя чувствует. Сейчас лежит, отдыхает у себя в покоях. Куда же ты?
        - Я должен ее увидеть!
        - Подожди. Я еще не все сказал.
        - Да?
        - Она при смерти, Робин. Она умирает! - Марк разрыдался.
        - Нет… - прошептал побледневший Робин.
        - Нет… - сказал вошедший Эрик.
        Уже прошло полгода после смерти Эвелин, матери Робина. Замок как-то опустел поле ее ухода. Робин успел переговорить с матерью перед смертью и поклялся выполнить ее последнюю просьбу. После этого он исчез из дворца и так и не появился. Никто не знал, куда он делся. Марк разрешил Найджу жить в замке. Эрик ходил все время как в воду опущенный.
        - Моя глупая обида отделила от меня Робина. Он не смог довериться мне и оставил замок, - жаловался Эрик Найджу. Теперь они много времени проводили вместе.
        - Брось, Эрик, причина в чем-то другом.
        - Но я должен быть с ним всегда - это мой долг и я хочу быть с ним всегда.
        - Давай лучше проедемся на конях - это развеет твою грусть.
        - Ладно. Так и продолжалось постоянно. Найдж всегда был рядом с Эриком в последнее время, и они по-настоящему сдружились. Найдж рассказывал много интересных историй про свою жизнь, Эрик про свою, они неплохо проводили время вдвоем. Как-то Эрик навестил Жана с Жаком. У них все было по-прежнему, разве что они за прошедший год часто ругались, но потом все равно мирились. Выросли они прилично, но что в них осталось неизменным, так это непослушные рыжие кудри Жана и наивные голубые глаза, из-под русых волос, Жака.
        - Ты где пропадал? - спросил Жан.
        - Да, так, путешествовал…
        - Ого!
        - А где побывал? - поинтересовался Жак.
        - Да много где, расскажу вам как-нибудь. Во время беседы парни напротив Эрика сидели обнявшись, так что Эрику стало как-то не уютно, но потом он привык.
        - Не знаю, как это назвать, но во время поездки Робин был близок ко мне… - начал Эрик.
        - Ого, настолько? - оживился Жан.
        - Да, не так как вы могли подумать, - смутился и покраснел Эрик, уже жалея, что затеял этот разговор. - Он поцеловал меня и как-то прижимал к себе.
        - А ты?
        - А что я… я раньше всегда увлекался только девушками.
        - Ты его оттолкнул? - спросил Жак.
        - Похоже, что да… и дружнее мы не стали. А сейчас он вообще пропал.
        - Знаешь, Эрик, - произнес Жан, который всегда выглядел умнее своего дружка.
        - То, что он сделал, это не то же, что между мной и Жаком. Вас же видно насквозь - вы самые настоящие натуралы. Ему просто было одиноко и захотелось, что бы кто-то родной был рядом. Он, скорее всего сам перепугался своих поступков. Вряд ли бы это зашло дальше, чем несколько невинных поцелуев и обжиманок, - при этом он подмигнул.
        - А я не понял его… оттолкнул… мне сейчас так стыдно, - Эрик уткнулся в свои ладони, и из глаз его потекли слезы. Жан подошел к нему и крепко обнял.
        - Он вернется, вот увидишь. Но какие отношения между вами сложатся - это еще неизвестно.
        ***
        Жан был прав - Робин вернулся, но лучше бы все оставалось, как было. Эрик бы жил со светлой памятью о своем друге, но когда он вернулся, Эрик его совершенно не узнал.
        Робин приехал с невестой из соседней страны. Найдж рассказал потом Эрику, что это и была последняя просьба умирающей матери. Эту девушку звали Катика. Она была ничего и внешне и по уму, но все равно не понравилась Эрику. Сердце болезненно сжалось, когда Робин и Катика вместе пришли к нему в гости. Робин был бледноват, но постоянно улыбался своей невесте.
        - Эрик, мы так давно не виделись! - он бросился к другу и крепко обнял его, тут же отстранился. - Это Катика, моя невеста.
        - Добрый день, Эрик, - девушка присела в реверансе. - Мне Робин много рассказывал о вас.
        - Приветствую вас, Катика, - Эрик учтиво поклонился. Он во все глаза смотрел на Робина, а тот на него. Они провели около часа, вместе прогуливаясь по аллеям парка. Болтали о погоде, политике, всякой ерунде, так и разошлись, толком ни о чем не поговорив. Эрик задумчиво побрел к далекой беседке, в которой так давно провел день, скрываясь от Робина. Тут было также хорошо, как и раньше. Беседку оплетали вьющиеся цветы, рядом порхали веселые птахи, воздух был необыкновенно свеж. Но изменения коснулись и этого места. Эрик был просто в восторге от фонтана, струящегося рядом с беседкой.
        - Ах, я хочу остаться тут навсегда! - мечтательно произнес он.
        - Надеюсь, что это не так, - весело произнес внезапно вырисовавшийся из ниоткуда Найдж.
        - Найдж?
        - Тебе нравится? - Найдж кивнул в сторону фонтана.
        - Так это ты это построил? - Эрик восхищенно уставился на него.
        - Нет, что ты, - рассмеялся Найдж. - Но это я организовал его для вас с Робином.
        - Почему?
        - Это место из вашего прошлого. Мне Робин как-то рассказывал, что потерял тебя и очень волновался тогда, а когда заглянул в беседку, увидел тебя, и то, что ты весь окружен сиянием. Тогда он увидел тебя по-другому и восхитился тобой. Я думаю, что тогда ты понравился ему в «другом» смысле.
        - Чтооо?
        - Ой, мне кажется, что я сказал что-то лишнее, - Найдж проворно вскочил, подмигнул Эрику, растягиваясь в широкой ухмылке, и также стремительно исчез, как и появился.
        - Робин… я ему нравлюсь… почему сейчас это не вызывает у меня протеста? Он мне кажется таким… милым. Нет! Не думай об этом! - Эрик вскочил, и, обхватив голову руками, бросился из беседки. Это стало такой пыткой видеть Робина каждый день с Катикой, что Эрик не находил себе места. Он как тень ходил за ними, механически улыбался, что-то говорил, ел тоже еле-еле. Робин, казалось, замечал это, пытался расспросить Эрика, но так как Катика была рядом, он не спрашивал в открытую.
        В одно из солнечных утр Эрик узнал, что назначен день помолвки, а он так и не поговорил с Робином с глазу на глаз.
        - Он так отдалился от меня сейчас, - пожаловался Эрик Найджу.
        - Ему сейчас ни до кого - у него любовь.
        - Любовь? - Эрик слегка покраснел. - С чего ты взял? Я не верю, что он ее любит. Нет, он просто исполняет наказ матери.
        - Да тебе то что?
        - Он мой друг, я беспокоюсь за него, вот и все.
        - Хм… ну, я пошел. Кстати, завтра будет бал по поводу помолвки, тебе уже должно придти приглашение.
        - Бал?
        - Да. Приедет много родственников Катики. Девушек много будет…
        - Да навидался я на этих девушек, по мне так если бы Робин был девушкой, то лучшей девушки во всем мире не найти!
        - Как хочешь, а я пойду.
        Эрик целый день был сам не свой. Ходил мрачный и понурый. В коридоре он столкнулся нос к носу с Робином.
        - Робин…
        - Привет, Эрик.
        - Ты один? А где Катика?
        - Она решила отдохнуть перед завтрашним балом, так что я гуляю один. Давай пройдемся, поговорим?
        - Давай. Робин ты счастлив с ней?
        - Да, думаю, что да. Она очень хороший и умный человек, и она мне нравится.
        - Знаешь, я так и не извинился за свое поведение. Прости меня.
        - За что, Эрик?
        - Я вел себя как дурак. Мне не из-за чего было обижаться на тебя. Просто мне было стыдно…
        - Я не сержусь на тебя.
        - Кстати, ты не был в дальней беседке?
        - Нет, кроме того раза, когда ты сбежал от меня, больше не был.
        - Тогда пойдем, покажу.
        - Что покажешь?
        - Увидишь, - Эрик подмигнул. Они подошли к беседке.
        - Вот это да! - воскликнул Робин. - Такой красивый фонтан! Эрик взял друга за руку.
        - Это фонтан для нас с тобой.
        - Правда?
        - Да, его построил Найдж.
        - Ах, он хитрец! Он него всегда нужно ждать сюрпризов, - Робин счастливо рассмеялся.
        - Пойдем, посидим. Они зашли в беседку.
        - Тут так хорошо! - Робин уютно уселся на скамейку. Эрик положил голову на плечо Робину и рукой обвил талию. Тот удивленно посмотрел на друга и положил свою руку ему на плечо.
        - Я так скучал по тебе, Робин. Почему ты уехал, ничего не сказав?
        - Я хотел сказать, но ты тогда еще дулся на меня.
        - Ты вернулся, но все время находишься от меня так далеко. Мы даже поговорить толком не можем.
        - Эрик… - Робин запустил руку в волосы друга, перебирая локоны. - Я должен уделять все свое внимание Катике.
        - Но разве она против, того чтобы друзья детства общались?
        - Нет, она не против, это я так решил.
        - Но почему? - Эрик поднял голову и посмотрел прямо в серые глаза Робина.
        - Так будет лучше. Робин упрямо смотрел куда-то в сторону. Его серые глаза сейчас потемнели, на лице застыло серьезное выражение. Только руки продолжали механически гладить волосы Эрика.
        - Знаешь, я не забыл твой поцелуй. Он был первый в моей жизни. Робин покраснел и смущенно посмотрел в карие глаза Эрика.
        - Ты все еще обижаешься на меня за это?
        - Нет, сейчас я не жалею об этом. Но я совсем не умею целоваться, может, ты меня научишь? - Эрик приблизил лицо к Робину и полураскрыл губы. Робин побледнел, казалось, он перестал дышать. Эрик приблизился почти вплотную, и Робин потянулся к его губам, но тут же отстранился, закрыв глаза рукою.
        - Нет, Эрик, я не могу. Пусть тебя поучит кто-нибудь другой.
        - Почему, Робин?
        - Потому что… мне надо идти. Робин поднялся и, не глядя на Эрика, вышел из беседки. Эрик смотрел ему в след, ничего не понимая, не слыша, только солнечный зайчик прыгал по его лицу.
        Потом он подтянул колени к себе и обхватил их руками, опустив лицо. Он совсем не собирался приставать к Робину. Его даже больше, чем друга удивило свое поведение и эти чувства, что остались в груди. Эрик не знал, что на него вдруг нашло, почему он захотел поцеловать Робина.
        - Теперь я тебя понимаю, - прошептал он. - Когда там, в Галарии ты поцеловал меня, ты испытывал тоже самое - удивление своему поступку. Что ты прочитал тогда в моих глазах?
        ***
        Когда бал начался, Эрик еще сидел в своих покоях и раздумывал идти или не идти. После вчерашнего происшествия в беседке он только раз видел Робина. Тот прошел мимо с Катикой и коротко кивнул ему с равнодушным лицом.
        - Эти чувства… я не знал их раньше. Больно в груди, когда думаю о тебе, когда вижу тебя с ней. Что со мной? Неужели я влюбился в тебя? - Эрик разговаривал сам с собой. Он все-таки собрался на бал - надел элегантный черный костюм, так хорошо облегающий его стройную фигуру, белую рубашку, расчесал свои взъерошенные черные волосы, и еще раз скептически себя осмотрел.
        - Я иду туда только ради тебя, Робин, - решил он. Когда Эрик пришел в зал, бал уже был в полном разгаре. Гости кружились в медленном танце. Король наблюдал за ними с грустной улыбкой. Найдж уже нашел себе спутницу и увлеченно с ней беседовал во время танца. Робин находился в самом центре зала и танцевал с Катикой. Все взоры постоянно приковывались к их паре, и было от чего. Эрик аж ахнул, до чего был красив сейчас Робин. Белый костюм очень шел ему, золотые волосы аккуратно сложены и зачесаны назад, красивые серые глаза величественно сверкают. Он заметил Эрика и кивнул ему. Только друг заметил, как он побледнел немного.
        Многие дамы обращали внимание на Эрика, и он даже потанцевал с некоторыми, но все равно все его внимание занимал Робин, а тот, казалось, не замечал его больше и продолжал увлеченно танцевать. В небольшой антракт Робин с Катикой вышли на балкон. Эрик незаметно подошел туда и притаился, наблюдая. Луна серебрила стоящих в обнимку влюбленных. Сначала они о чем-то переговаривались, а потом Робин наклонился и поцеловал Катику в губы. У Эрика застыло перекошенное выражение на лице. Робин все целовал и целовал девушку. По лицу Эрика потекли слезы отчаянья, а в груди сильно сжалось сердце. Он согнулся, приседая на колени, обхватив себя за руки, обреченно опустив голову. Его движение привлекло внимание Робина, но ни Катика, ни Эрик не заметили этого. Эрик поднялся и с опустошенным взором побрел через зал к выходу. Его окликали некоторые гости, но он даже не посмотрел на них - ему было очень плохо. Когда Эрик вышел на свежий воздух парка, стало легче дышать. Он шел по дорожкам, сам не зная куда, по лицу все текли слезы. Теперь он понял, что всегда любил Робина, что не зря ему не нравилась ни одна принцесса,
и Найджа он невзлюбил вначале из-за ревности.
        - Неважно куда я пойду. Никто не заметит моего отсутствия. Никто не вспомнит мальчика по имени Эрик… Внезапно сильные руки обхватили сзади и прижали к себе.
        - Кто это? - Эрик испуганно рванулся. Но горячие губы уже нежно шептали ему в шею:
        - Не бойся, я не причиню тебе боли. Опять хочешь сбежать от меня?
        - Робин?
        - Да, - руки властно повернули Эрика лицом к Робину.
        Глаза принца лихорадочно блестели. Теперь они казались не спокойным небом как обычно, а грозовым, штормовым ураганом.
        - Но ты же там целовался с Катикой… ты ее любишь…
        - Нет, я люблю только тебя. Все эти дни я боролся с собой, потому что как увижу тебя, начинаю сходить с ума. Мне безумно хотелось поцеловать тебя в беседке, просто прикоснуться к тебе, обнять… ах, Эрик, я так хочу тебя…. Эрик сделался пунцово красным. Робин выглядел очень взволнованным.
        - Но я боялся подойти к тебе еще с Галарии, потому что ты мог просто оттолкнуть меня, уехать куда-нибудь, - продолжил Робин, гладя спину Эрика, от чего тот просто терял рассудок. - Я бы не вынес этого. А потом Найдж сказал, что ты изменился, и что я могу надеяться на твою любовь, но я не мог поверить и боялся… да и Катика не должна узнать о моих чувствах к тебе. К тому же я пытался бороться с этой любовью. Но когда я увидел, как ты обреченно смотришь на меня на балконе, я понял, что не могу без тебя. Ты все, что мне нужно. Эрик закрыл глаза, им овладело безумие, он вожделенно притянул Робина к себе и прикоснулся губами к его губам. Робин ответил на поцелуй, страстно лаская губы любимого. Их языки встретились и начали замысловатый танец. Эрик начал задыхаться от чувств, переполняющих грудь. От поцелуя стало жарко во всем теле, и руки Робина, ласкавшего Эрика, вызывали в нем теплые волны страсти. Эрик подумал, что просто сойдет с ума от счастья.
        - Робин… - Эрик смог, наконец, оторваться от его губ. - Мне никогда не было так хорошо, как сейчас. Я бесконечно счастлив. Ты не представляешь, что я чувствую. Но как же Катика?
        - Я ждал от тебя немного других слов, - Робин хитро улыбнулся.
        - Да, и каких?
        - Ну, а ты сам не догадываешься?
        - Может тех, что я люблю тебя больше жизни? Или, что я обожаю тебя и тоже хочу?
        - Может и этих, - Робин хихикнул.
        - Так знай, что я люблю тебя, Робин, и я буду постоянно тебе это говорить, - Эрик посмотрел на него серьезно. Робин поднял своего любимого на руки, придерживая одной рукой за талию, а другой за ноги, и понес в затерянную беседку, рядом с фонтаном. Эрик не хотел больше ни о чем спрашивать - он полностью доверился своему другу. В беседке Робин положил свою драгоценную ношу на скамейку и присел рядом, обхватив лицо Эрика обеими руками и покрывая его поцелуями. Глаза Робина горели вожделением, страстью и нежностью.
        - Ты такой красивый. Я до сих пор не верю в реальность происходящего. Они еще долго обнимались, целовались и ласкали друг друга. Эрик наслаждался происходящим и полностью отдавался страсти, но какой-то червячок сомнения все же копошился в его сознании.
        - Робин, я боюсь завтрашнего дня. Что будет с нами? Как отнесутся окружающие к нашей любви? Мы будем все скрывать? Или мы не будем продолжать наши отношения? - в карих глазах Эрика промелькнул ужас.
        - Эрик, я не смогу без тебя жить, но мне придется жениться на Катике - такова воля моей матушки, - Робин серьезно смотрел на мрачнеющего Эрика.
        - Если ты женишься, то ты будешь заниматься с ней любовью, а я буду ждать тебя и ревновать к ней. Сможешь ли ты любить нас обоих?
        - Эрик, не говори глупостей, я никогда не полюблю ее, потому что она не ты! Когда я женюсь, ей придется привыкнуть к тому, что я буду редко с ней - только ради потомства. Пусть заводит любовников - мне все равно. Наш с ней брак - политическая сделка, и она это понимает, так что не обращай внимания на мою женитьбу, но мы пока не сможем признаться в наших чувствах окружающим. Если ты готов потерпеть, то я сделаю тебя самым счастливым человеком в мире.
        - О, Робин, с тобой я готов терпеть вечность, - Эрик счастливо улыбнулся. - Но знаешь, мне хочется больше, чем просто целовать тебя.
        - Знаю, все у нас еще будет, - Робин улыбнулся в ответ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к